/ / Language: Русский / Genre:child_det / Series: Детективный клуб

Тайна рыцарского меча

Фиона Келли

Холли, Трейси и Белинде представилась необыкновенная возможность – отдохнуть неделю в старинном замке на берегу моря. Но что за замок без тайн? Предания гласят, что в нем находится потайная комната, в которой спрятаны несметные сокровища. А вскоре члены Детективного клуба сталкиваются с еще одной загадкой: из родового склепа замка исчезает бесценная реликвия – древний меч с удивительным названием «Леди Ярость»…

Фиона Келли

Тайна рыцарского меча[1]

ГЛАВА I

Брошенные на произвол судьбы

– Ой! Помогите! – Холли Адамс передвинула фишку на один квадрат и тут же полетела в глубокую, мрачную шахту.

– Вот так-то, – с мрачным торжеством произнесла Белинда Хейес. – Не надо было смеяться надо мной, когда я попала в зыбучие пески!

– Теперь мой ход! – Трейси Фостер зажала кубик в ладонях и хорошенько встряхнула.

Холли повернулась к окну купе.

– Смотрите, море! – воскликнула она.

Подруги тоже выглянули в окно. Над морской гладью горел сказочно красивый закат, заливая все кругом ярким розовато-золотистым светом.

– Ух ты, как здорово! – всплеснула руками Трейси.

Прежде за окном проплывали бесконечные зеленые холмы и многочисленные поля графства Йоркшир. Теперь же их словно стерли губкой со школьной доски. Пейзаж полностью изменился. Слева от них было пурпурное небо и бескрайняя ласковая синева спокойного моря.

Белинда прижалась носом к стеклу и заглянула вниз. Железнодорожная колея шла по самому краю высокого утеса. Шагнешь с вагонной площадки и полетишь вниз, туда, где далеко внизу проходит невидимая из окна береговая линия.

– Мы почти приехали, – сказала она, опуская вниз окно и высовываясь наружу. Встречный ветер тут же разметал ее каштановые волосы и даже попытался сорвать с круглого смеющегося личика очки в тонкой проволочной оправе. – Римарш прямо под нами!

– Дай посмотреть, – сказала Трейси, и голова ее появилась рядом с Белиндой. Та отпрянула назад, потому что светлые волосы Трейси, подхваченные воздушным потоком, хлестнули ее прямо по лицу.

Медленной плавной дугой утес спускался прямо к небольшому городку, живописно раскинувшемуся на краю бухты.

– Холли, смотри! – Голос Трейси звенел от восхищения, выдавая ее американское происхождение. Это было особенно заметно на фоне сдержанных подруг-англичанок. – Просто неземная красота!

Холли обхватила Белинду за плечи и выглянула в окно.

– Это бухта Ярости, – сказала Белинда, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть за головами подруг. – Если бы у нас был бинокль, мы наверняка увидели бы Уайлд-хауз. Эй! Вы мне все окно загородили, неблагодарные! Можно мне хоть одним глазком посмотреть? Если бы не я, вы вообще бы никуда не поехали.

– Ты хочешь сказать, если бы не твои родители. – Трейси отошла от окна.

– Ну да! – ухмыльнулась Белинда и с шутливой торжественностью подняла вверх банку колы. – Если бы не их важная деловая поездка за границу.

Мистер Хейес, отец Белинды, часть уезжал по делам в другие страны, но эта недельная поездка на конференцию в Женеву была даже для него редкостью. Там ожидались торжественные обеды и балы, и для всех приглашенных и их родственников были заказаны номера в пятизвездочном отеле.

Белинда, не любившая пышных церемоний и предпочитавшая не расставаться со свитером и джинсами, заявила родителям, что скорее проведет неделю закопанной по шею в яме с компостом, чем будет расхаживать в дорогих тряпках и вести занудные светские беседы с незнакомыми людьми.

Неожиданно на помощь ей пришел деловой партнер отца – Джон Фэншоу. Он пригласил девочку погостить в своем домике на утесе, поднимавшем свои шершавые плечи над прибрежным городком под названием Римарш. Сам он собирался поехать туда с женой и дочерью. Белинде не составило труда уговорить его, чтобы приглашение распространилось и на ее лучших подруг, членов Детективного клуба – Холли Адамс и Трейси Фостер.

Холли закрыла окно, и подруги начали убирать хлам, накопившийся за время их долгого путешествия, – пакеты от печенья, пустые банки из-под напитков, яблочные огрызки. Настольную игру аккуратно сложили и засунули в сумку.

Эту игру подруги придумали сами. Нарисовали на большом листе бумаги игровое поле и наклеили ее на старую шахматную доску. Название игра получила такое: «Погоня за тайнами». Фишки игроков передвигались по квадратам доски при помощи кубика. Участники игры попадали в коварные ловушки, запертые комнаты – пока на кубике не выпадала шестерка – или, наоборот, стремительно продвигались вперед на десять квадратов при помощи вертолета.

На сей раз Холли фантастически везло, и она вот-вот уж должна была найти секретные документы, в то время как ее подруги все еще томились в глубоких шахтах или вязли в зыбучих песках. Поэтому Белинда и не проявила сочувствия, когда после очередного хода та неожиданно полетела в глубокую шахту.

Чтобы избежать споров, Трейси записала все последние ходы, и последние пять минут они нетерпеливо ждали прибытия на станцию Римарш. Сумки и чемоданы стояли наготове рядом с ними.

– Расскажи, что представляет собой семейство Фэншоу? – Холли вопросительно взглянула на Белинду. – Что за девица эта Люси?

Люси была восемнадцатилетней дочерью Джона и Сьюзан Фэншоу.

– Сьюзан и Джон всегда производили на меня приятное впечатление. Они частенько бывали у нас в гостях, а иногда мы приезжали к ним, – сказала Белинда. – Люси довольно редко появлялась вместе с ними, она учится в пансионе. Я сама видела ее всего несколько раз и поэтому почти ничего о ней не знаю. Она никогда не обращала на меня особого внимания. Мама говорит, что Люси немножко диковата.

– Диковата? – удивилась Трейси. – Что это значит?

– Ну, знаешь, – Белинда пожала плечами, – обычный избалованный ребенок богатых родителей, мне так кажется.

– То есть похожа на тебя? – спросила Трейси с усмешкой.

– Я никогда не была избалованной, – обиделась Белинда. – Разве я когда-нибудь давала вам повод думать так?

Холли взглянула на мешковатый зеленый свитер и потертые джинсы Белинды и рассмеялась:

– Да уж, в чем Белинду трудно обвинить, так это в том, что она ведет себя как богатенький отпрыск.

– Вот это правильно, – согласилась Белинда. – Что я могу поделать, если у моих родителей много денег? Сама-то я совершенно нормальная.

– Я знаю, – сказала Трейси. – Просто решила тебя немного подразнить. К тому же, если бы твои родители не были такими важными шишками, они не поехали бы в Женеву, а мы бы сейчас не подъезжал к Римаршу.

Три девочки стали закадычными друзьями с тех самых пор, как Трейси и Белинда откликнулись на заметку, помещенную Холли в школьной газете. Холли хотела создать клуб, где можно было бы обсуждать любимые детективы и обмениваться книгами. Тогда она и не предположить не могла, что ей и ее подругам придется отгадывать самые настоящие загадки! Но вскоре это произошло. Иногда девочке казалось, что она как магнит притягивает к себе всякие загадочные истории и приключения.

Поезд неторопливо спустился с головокружительной высоты и, сигналя о прибытии, медленно подошел к станции. Перед ними был тихий старинный городок Римарш.

Подруги подхватили сумки и вышли из вагона. Кроме них, на платформе больше никого не было.

– Как здесь тихо, – сказала Холли, когда они бодро зашагали к выходу.

Поезд ушел, и стало так безлюдно, что девочкам показалось, будто этот старинный городок давно покинут жителями, и они здесь одни.

– Как вы думаете, тут кто-нибудь живет? – испуганно спросила Трейси. – Что же это такое? Город-призрак, что ли?

Уже начали сгущаться сумерки, когда они вынесли свои вещи на пустынную автостоянку перед зданием вокзала. Холли глубоко вздохнула – в воздухе ощутимо чувствовался острый, манящий за свои вещи на пустынную автостоянку перед зданием вокзала. лями, и они здесь однипах моря.

– Сьюзан сказала, что будет встречать нас, – оглядываясь по сторонам, пробормотала Белинда, опуская на землю сумки. За металлической оградой виднелись жилые здания, карабкавшиеся вверх по крутому склону.

Мимо них прошло несколько человек, а тишина изредка нарушалась шумом проезжавших мимо машин. При звуке каждого приближавшегося автомобиля девочки с надеждой смотрели на ворота автостоянки, но ни одна машина не остановилась.

Белинда посмотрела на часы – они ждали уже пятнадцать минут.

– Хоть бы на этой станции был кто-нибудь из администрации, – пробормотала она. – Тогда можно было бы у кого-то спросить…

– Спросить о чем? – поинтересовалась Трейси.

– Ну, не знаю, – с легкой досадой ответила Белинда. – Как найти Уайлд-хауз, например. Ведь мы все равно рано или поздно отправимся туда.

В Уайлд-хаузе жила семья Фэншоу.

– Разве ты не знаешь дорогу? – удивилась Холли. – По-моему, ты говорила, что уже бывала здесь раньше.

– Да, бывала, но мы ехали на машине и совсем с другой стороны. Я помню, дорога шла по дамбе между рекой и морем прямо к мосту, а затем поднималась вверх по крутому холму к Уайлд-хаузу. Поскорее бы нас кто-нибудь отвез туда, я уже устала и проголодалась.

– Послушайте-ка, – предложила Холли. – Через дорогу есть какой-то магазинчик. Ждите здесь, а я сбегаю и принесу что-нибудь поесть. Заодно узнаю, нельзя ли нам не чем-нибудь добраться до Уайлд-хауза. Крикните мне, если приедет Сьюзан. – И она побежала через дорогу.

– Они всегда такие необязательные? – проворчала Трейси.

– Не спрашивай, – отмахнулась Белинда. – Мне никогда раньше не приходилось это проверять. – Она взглянула на часы. – Я была уверена, что Сьюзан встретит нас, мы заранее обсудили время прибытия поезда и вообще все детали.

– Может быть, у ее машины спустило колесо, – предположила Трейси и, взглянув на безлюдную дорогу, усмехнулась: – Или она попала в пробку.

Но Белинду не насмешила шутка подруги. Она думала о том, что будет делать, если Сьюзан все же не приедет за ними. Идти пешком с такими тяжелыми сумками было невыносимо.

Холли прибежала назад с полной пригоршней шоколадных конфет.

– Собирайтесь, – сказала она. – Я договорилась о том, чтобы нас подвезли. Муж хозяйки магазина работает с здешней службе такси. Она сказала, что здесь ехать всего десять минут.

– А что, если Сьюзан приедет, когда нас не будет? – засомневалась Трейси. – Может быть, мы оставим ей записку или что-нибудь в этом роде?

– Она наверняка догадается, – махнула рукой Белинда. – Поймет, что мы ее не дождались и решили добираться самостоятельно. Кроме того, мы можем встретить ее по пути. В Уайлд-хауз ведет только одна дорога.

– Я не представляю, как они могла нас бросить, – сказала Холли, пока они, взяв сумки, шли в сторону магазина. – Видимо, что-то помешало ей.

– Да, может быть, – мрачно ответила Белинда. – Но если мы приедем туда и увидим, что они всей семьей смотрят телевизор, развалившись в мягких креслах, я нисколечко не удивлюсь. Сегодня выходной, и скорее всего никто из них просто не захотел напрягаться.

Через полминуты к тротуару подъехала большая четырехместная машина, и из водительского окна выглянуло приветливое лицо.

– Команда из трех человек до Уайлд-хауза, да? – Мужчина средних лет вылез из автомобиля и помог им убрать вещи в багажник.

– Вы, наверное, знаете семейство Фэншоу? – спросила Белинда, забираясь на переднее сиденье.

– Я знаю младшую, Люси, – ответил водитель. – Иногда возил ее на увеселительные прогулки. – Он оглянулся через плечо на Трейси и Холли. – Верней, это было до тех пор, пока у нее не появилась собственная машина. Теперь вижу ее довольно редко, разве только когда она обгоняет меня на бешеной скорости на своей спортивной машине. – Он нажал на газ, и машина покатила по узким улочкам. – Вы подруги мисс Люси, ведь так?

– Не совсем, – уклончиво ответила Белинда. – У моего отца совместная фирма с Джоном Фэншоу. Мы просто приехали на неделю в гости, пока мои родители в отъезде.

– На неделю? – обрадовался шофер. – Значит, вы будете здесь и в субботу, во время детского маскарада?

– Детского маскарада? – переспросила Белинда. – Я ничего о нем не слышала.

– Миссис Фэншоу наверняка расскажет вам об этом, – сказал водитель. – Это самое грандиозное событие в нашем затерянном крае. Злые языки добавляют, что оно вообще единственное в наших местах, – засмеялся он. Машина сделала крутой поворот, и они выехали из города. – Обязательно расспросите миссис Фэншоу. Это связано с историей Уайлд-хауза, с легендой и потерянном сокровище сэра Брэндона и о Леди.

– Какой Леди? – нетерпеливо спросила Холли. Как только она услышала о пропавшем сокровище, в ее глазах сразу же загорелся огонек. Холли обожала всякие тайны. А что может быть таинственней истории и пропавших сокровищах?

– Леди Ярости, – ответил водитель и опять добавил: – Спросите миссис Фэншоу.

Машина преодолела небольшой подъем и вскоре въехала на узкую дамбу, о которой говорила Белинда. Справа от них, среди невысоких берегов, неторопливо текла по глинистому устью река Рат, что означает Ярость, с темной, квлюсь. соричневатой водой.

Слева, вдоль моря, тянулась узкая полоса песчаного пляжа. Последние лучи заходящего солнца освещали белые гребни волн, катившиеся к берегу. Недалеко от берега прямо из воды возвышалось какое-то огромное мрачное строение.

– Я помню, что это такое! – оглянулась на подруг Белинда. – Это разрушенная сторожевая башня. К ней можно подойти во время отлива, а во время прилива она находится на острове.

– Кто построил эту башню в море? – удивленно спросила Трейси, глядя на темную громадину с неровными стенами, омываемую волнами.

– Когда ее строили, на этом месте еще была суша, – объяснил водитель. – Это восточная башня бывшего замка. Со временем штормом подмыло утес, и море ворвалось сюда.

– Когда это было? – спросила Холли.

– Ох, давным-давно, – сказал водитель. – Замок обрушился в море еще в средние века. Эта башня – единственное, что уцелело с тех пор.

Машина переехала через небольшой горбатый мостик, перекрывший устье реки. Впереди начинался крутой подъем на холм.

– Дом стоит прямо наверху, – объяснила Белинда. – Мы почти приехали.

Пока автомобиль взбирался по дороге, Холли и Трейси с изумлением смотрели, как перед ними становились все более четкими очертания огромного здания.

– Ты называешь это домом? – выдохнула Трейси.

– Да это просто дворец! – восхищенно произнесла Холли.

Уайлд-хауз действительно выглядел впечатляюще, особенно на фоне пылающего вкак перед ними становились все более четкими очертаниечернего неба. Два длинных флигеля из красного кирпича примыкали с боков к основному зданию, украшенному каменными барельефами и стрельчатыми окнами. Высокие стены венчали мощные зубцы из серого камня, а между ними виднелась черепичная крыша, на которой возвышалась труба из того же красного кирпича.

– Ты не говорила нам, что дом такой огромный. – Трейси навалилась на плечо Белинды, чтобы лучше рассмотреть замок.

– Разве? – усмехнулась Белинда. – Я просто готовила для вас сюрприз. Отсюда еще не все видно. За домом есть часовня и сад с фонтанами и статуями. – Она улыбнулась подругам. – Помните, я обещала, что эта неделя будет незабываемая.

Водитель подъехал прямо к внушительной парадной двери и помог девочкам достать багаж. Белинда заплатила ему, и, подхватив сумки, девочки стали подниматься по лестнице.

– Теперь посмотрим, как они будут извиняться перед нами. – Белинда нажала на медную кнопку звонка.

Дверь открыла женщина с приятным лицом и красиво уложенными каштановыми волосами, одетая в неброский, но явно дорогой костюм. На вид ей было лет сорок.

– Белинда! Наконец-то. Я уже начала беспокоиться, что ты опоздала на поезд! – воскликнула Сьюзан Фэншоу с заметным облегчением. Она улыбнулась Холли и Трейси, а затем озадаченно спросила: – А где Люси?

– Люси? – удивилась Белинда. – Простите, я не понимаю.

Лицо Сьюзан Фэншоу вытянулось:

– Разве она не встретила вас на вокзале?

– Увы, нет, – покачала головой Белинда. – А она должна была это сделать?

– Разумеется, – кивнула Сьюзан. – Джон взял мою машину, потому что его собственная сейчас в ремонте, вот я и попросила Люси встретить вас на своей. – Холли заметила, что в голосе женщины звучала скорее досада, чем тревога за пропавшую дочь. – Ох уж эта Люси! – в сердцах сказала она.

– Все в порядке, – улыбнулась ей Холли. – Правда, все нормально. Мы добрались на такси.

– Да дело не в этом, – мрачно отмахнулась Сьюзан. – Люси ведь обещала мне, что встретит вас. Ох, уж и отругаю я ее, когда она вернется! – Лицо Сьюзан просветлело. – Простите, я виновата перед вами. Проходите скорее, и добро пожаловать в Уайлд-хауз. Я сожалею о таком неудачном начале ваших каникул. Давайте я покажу вам ваши комнаты, а пока вы будете переодеваться, я накрою на стол. Вы, наверное, сильно проголодались с дороги?

– Действительно, проголодались, – с улыбкой согласилась Белинда, уже забывшая о съеденной в такси шоколадке. Сьюзан Фэншоу впустил их и закрыла за ними дверь.

Холл поражал своей роскошью: дубовые панели, мраморные плиты, огромные картины, написанные маслом. Широкая лестница вела на галерею из темного дуба, вдоль которой тоже висели картины.

Холли и Трейси восхищенно оглядывались по сторонам. Все было даже роскошней, чем описывала Белинда. Она лишь сказала, что этот дом эпохи Тюдоров, но не говорила, насколько он красив и великолепен.

Пока они шли по коридору, обитому дубовыми панелями, к своим спальням, Холли не переставала думать о том, что же случилось с Люси Фэншоу. Могла ли она просто забыть про них, как считала ее мама, или были какие-то другие причины, помешавшие ей встретить гостей на вокзале.

ГЛАВА II

Домашняя ссора

Оказавшись в своей спальне, Холли не поверила своим глазам. Стены здесь тоже были обшиты дубом, а высокий потолок украшала изысканная лепнина цвета слоновой кости. Она поставила сумку и с радостным смехом бросилась на роскошную кровать под балдахином.

Девочка уставилась на узоры на потолке, а затем, соскочив с кровати, бросилась к стрельчатому окну и отдернула тяжелые бархатные занавеси. За окном вечерняя полутьма уже почти скрыла ухоженные газоны. Невдалеке темнело небольшое здание, вероятно, это была часовня, о которой говорила Белинда.

– Это место наверняка овеяно легендами и загадками, – выдохнула Холли, в восторге глядя в окно. – Мне не терпится приступить к их разгадке!

– Знаешь, это, наверное, первый симптом сумасшествия, – съязвила Белинда. Холли обернулась и увидела подругу, тихо и незаметно вошедшую в комнату.

– Что? – не поняла Холли.

– Ты говоришь сама с собой, – улыбнулась в ответ Белинда.

– Может быть, разговор с тобой признак того же самого? – попыталась отшутиться Холли. – Какое замечательное место, – она махнула рукой в сторону окна. – А что, вся эта земля тоже относится к дому?

– Да, все, что ты видишь, – кивнула Белинда. – Впрочем, в зависимости от того, в какую сторону смотреть. Конечно, семейству Фэншоу принадлежит все пространство между домом и морем.

– Эй, девчонки, вы только поглядите, какая у меня комната! – выпалила Трейси, вбегая в комнату с глазами, огромными, как блюдца. – Ой! У тебя точно такая же. Вот это здорово! А кровать такая шикарная, что так и ожидаешь увидеть табличку: «Елизавета I, королева Английская, изволила здесь почивать».

– А она действительно могла тут спать, – в дверях появилась Сьюзан Фэншоу. – Этот дом был построен при Генрихе Восьмом, а Елизавета была его дочерью, как вам известно.

– Точно, – кивнула Белинда. – Она была дочерью Анны Болейн. Той, которой отрубили голову.

– Королеве Елизавете отрубили голову? – удивилась Трейси. – Ты в этом уверена?

– Да нет же, глупая, – замахала руками Белинда. – Ее матери. А потом Генрих снова женился, на…

– Не начинай урок истории, Белинда, – прервала ее Сьюзан. – Я пришла сказать, что ужин уже ждет вас.

Глаза Белинды загорелись.

Прежде чем спуститься в столовую, Холли и Трейси позвонили родителям и сообщили, что благополучно добрались до Уайлд-хауза, с восторгом описав его великолепие.

В обширном зале, обставленном старинной мебелью и украшенном чудесными гобеленами, для них был накрыт большой деревянный стол.

– К сожалению, Джона сейчас нет дома, – сказала Сьюзан, передавая Белинде блюда с сервировочной тележки. – Он должен вернуться через час или два. Особенно жаль, что нет моей дочери Люси. Я просто не могу поверить в то, что она могла так легкомысленно поступить. Ведь она обещала встретить вас на вокзале.

– А вам не кажется, что с ней могло что-нибудь случиться? – осторожно спросила Холли.

– Уверена, что нет, – покачала головой Сьюзан. – Если бы у нее сломалась машина, она обязательно позвонила бы. А в случае аварии нам наверняка бы уже сообщили. Зная ее, я склонна думать, что она просто забыла о своем обещании. Ее голова слишком забита… – Сьюзан неожиданно замолчала, как будто не хотела выдавать какой-то секрет, но вовремя спохватилась.

На некоторое время воцарилось неловкое молчание, и Сьюзан Фэншоу сердито уставилась в свою тарелку.

Холли подумала о том, что ей не хотелось бы оказаться на месте Люси, когда та приедет домой.

– А что такое детский маскарад? – спросила Трейси, чтобы сменить тему. – Водитель что-то говорил нам об этом.

– Он сказал, что это будет в выходные, – вставила Белинда.

– Да, точно, – наконец улыбнулась Сьюзан. – Это такое местное развлечение, но его организация отнимает целую уйму времени. Будет небольшая ярмарка с аттракционами, концерт, фейерверк и факельное шествие к заливу, как бы в знак благодарности от жителей города. Все состоится здесь в эту субботу.

– В знак благодарности? – не поняла Холли.

– О, это долгая история, – не стала отвечать Сьюзан.

– Нам нравятся долгие истории, – возразила Холли.

– Ну хорошо, – начала женщина. – Вся эта история началась во времена Гражданской войны, когда армия Оливера Кромвеля воевала против короля Карла Первого. Армия короля была разбита неподалеку отсюда и беспорядочно отступала. Войска Кромвеля захватывали и грабили местные земли, и до обитателей дома дошли сведения, что большой отряд движется в эту сторону. Все понимали, что это значит: все сокровища дома будут разграблены, а сам дом – предан огню. В те времена домом владели сэр Брэндон Уайлд и его жена, леди Элеонор, стойкие приверженцы короля. Тогда большинство здешних мужчин вступили в королевскую армию, и у сэра Брэндона совершенно не было людей, чтобы защитить дом.

Сьюзан умолкла и после небольшой паузы продолжила:

– Пока армия Кромвеля приближалась, женщины и дети из Римарша прибежали к дому в поисках спасения. Сэр Брэндон понимал, что у него есть только один естественный союзник – дамба. В те дни она была очень узкой, и поместиться в ряд там могли только три человека, а значит, даже маленький отряд мог сдерживать многократно превосходящего противника. Добраться до дома с других сторон было невозможно, потому что с севера и востока он был окружен скалами, а с юга прямо под крутым склоном холма начиналось топкое болото.

Девочки затаив дыхание слушали рассказ Сьюзан.

– Пока леди Элеонор прятала серебро и золото, – продолжала Сьюзан, – сэр Брэндон приказал женщинам и детям из города надеть военные доспехи из оружейной комнаты и встать у окон так, чтобы издали казалось, что дом хорошо охраняется. Армия Кромвеля приблизилась поздно ночью. Под покровом темноты сэр Брэндон взял свой лучший меч и пошел к плотине вместе с группой старших детей, переодетых солдатами. Он встал с мечом на плотине, преграждая путь к дому.

– Вот это да! – воскликнула Трейси. – Он был очень смелым! Что же произошло потом?

– Солдаты Кромвеля пошли через плотину, – ответила Сьюзан. – Но сэр Брэндон не сдвинулся с места. Ему удалось убедить врагов, что Уайлд-хауз хорошо охраняется, и что всякий, кто попытается сунуться туда, не вернется домой живым.

– И они поверили ему? – восхитилась Белинда. – Это великолепно!

– Конечно, поверили, – улыбнулась Сьюзан. – Пламя факелов не позволило распознать, что перед ними не солдаты, а переодетые дети. И воины Кромвеля не стали тратить силы и брать штурмом Уайлд-хауз. Отряд вернулся к основным силам и стал преследовать отступающих сторонников короля. Так Уайлд-хауз был спасен.

– Но Кромвель ведь выиграл Гражданскую войну, не так ли? – взволнованно спросила Белинда. – Что же случилось с домом и его обитателями потом?

– Это самая грустная часть истории, – сказала Сьюзан. – Вскоре после этого разразилась страшная эпидемия чумы. Сэр Брэндон и леди Элеонор заразились и умерли.

– Это ужасно! – поразилась Холли. – Пережить такое, чтобы впоследствии умереть от банальной болезни! А что было потом? Наверное, солдаты Кромвеля вернулись и все-таки разграбили дом, ведь так?

– Да, именно так и случилось, – грустно вздохнула Сьюзан. – Но ходит легенда, будто леди Элеонор спрятала сокровища так хорошо, что ни одной золотой монеты и ни одного серебряного подсвечника по сей день никто не нашел.

– Простите, – встрепенулась Холли, почуяв очередную загадку. – Вы говорите, что сокровища так и не нашли до наших дней?

– Да, представь себе, – улыбнулась Сьюзан. – Легенда гласит, что где-то в доме есть каморка священника, и если кто-нибудь найдет ее, то он найдет и клад леди Элеонор. – Сьюзан покачала головой. – Но я не верю, что он существует. Мне кажется, что солдаты Кромвеля нашли все сокровища и унесли их с собой еще много столетий назад. Но это очень милая легенда.

– А что представляет собой каморка священника? – спросила Трейси. – Это что-то вроде норы в земле?

– Это потайная комната, – пояснила Сьюзан. – Во многих домах, построенных во времена Тюдоров, были потайные помещения, где могли прятаться священники. Вы ведь знаете, что Генрих Восьмой отделил англиканскую церковь от Рима, и всякий, кто противился этому, попадал в большую беду. А семьи, которые были не согласны с решением Генриха, прятали священников.

– А мы можем посмотреть на такое помещение? – спросила Трейси.

– Можете, но для этого его нужно сначала найти, – рассмеялась Сьюзан. – Если, конечно, оно вообще существует. Я живу в этом доме уже двадцать лет и никогда не встречала следов потайного хода.

– Вероятно, он очень хорошо спрятан, – сказала Холли с горящим взором. – А можно нам попытаться найти его?

– Пожалуйста, можете обшарить весь дом от пола до потолка, – разрешила Сьюзан. – Но вряд ли вы что-нибудь найдете. Уж если комнату священника не обнаружили за последние триста лет, вряд ли вы сумеете это сделать за несколько дней.

– И все же мы попытаемся, – в голосе Холли слышалась решимость. – Уверена, если в доме есть такая комната, мы ее обязательно найдем.

Сьюзан улыбнулась уверенности, прозвучавшей в словах Холли.

– Если уж Холли пришла в голову идея, она сделает все, чтобы достигнуть цели, – пояснила Белинда. – Если каморка священника существует, она найдет ее. Самого священника, кстати, она тоже может найти.

– Но, конечно, не сегодня, – зевнула Трейси. – Ой, извините, я действительно устала.

– Ты не можешь уйти, ведь Сьюзан не закончила историю, – напомнила подруге Белинда.

– Я рассказала все, что знала, – возразила Сьюзан. – После реставрации монархии домом стала владеть другая семья. Кстати, именно она положила начало традиции детских маскарадов. С тех пор они проводятся ежегодно в один из выходных. Как я уже говорила, там будет ярмарка, маскарад, фейерверк и факельное шествие детей в одеждах времен Тюдоров. А Джон возьмет на себя роль сэра Брэндона и понесет тот самый меч, которым защищался сам сэр Брэндон.

– А разве этот меч сохранился? – удивилась Холли.

– Да, сохранился, – ответила Сьюзан. – Сокровища леди Элеонор скорее всего просто сказка, но Леди Ярость действительно существует.

– Леди Ярость? – не поняла Белинда. – Кто она?

– Это не она, – пояснила Сьюзан. – Так называется меч, с которым сэр Брэндон выходил к солдатам Кромвеля. Пятьдесят одну неделю в году он хранится в местном музее, но перед детским маскарадом, по традиции, семь ночей меч лежит на надгробии сэра Брэндона. Там он и сейчас. Вы посмотрите на него завтра в часовне. Весьма впечатляющая вещь!

Холли хотела спросить, почему у меча такое странное имя, но послышался звук открывающейся двери. Сьюзан поднялась из-за стола:

– Джон? Люси? – крикнула она.

– Это я, Сьюзан, – раздался глубокий мужской бас, и Джон Фэншоу вошел в столовую. Это был высокий, красивый мужчина с зачесанными назад седеющими густыми волосами и пронзительными черными глазами.

Мужчина поприветствовал девочек, поздоровавшись за руку с каждой из них, и извинился за поздний приезд. Задержавшись возле Белинды, он задал ей несколько вежливых вопросов о родителях.

– Можно тебя на пару слов, Джон? – Сьюзан взяла мужа под руку и вывела в холл.

– По-моему, он очень приятный мужчина, – шепнула подругам Трейси.

В холле послышался оживленный шепот, в котором явственно слышались раздраженные нотки.

– Ого! – усмехнулась Белинда. – Кажется, Сьюзан рассказывает ему про Люси.

Разговор в холле продолжался.

– Ты здесь уже бывала, – обратилась к Белинде Холли. – У тебя есть какие-нибудь предположения о том, где может находиться комната священника?

– Не имею представления, – ответила Белинда. – Не забывай, я была здесь вместе с родителями. Сидела в уголочке, вела себя тихо, и у меня не было возможности обследовать дом.

– Именно этим я и хочу заняться завтра, – твердо заявила Холли. – Прямо утром. Или мы найдем потайную комнату ко времени отъезда, или я не Холли Адамс!

Трейси поднялась и, подойдя к окну, раздвинула мягкие плюшевые шторы, чтобы взглянуть на ночной парк.

– А я хочу обследовать сторожевую башню в море, – произнесла она. – И, конечно, скалы. Мы можем так здорово провести здесь время! Эй, отсюда видны какие-то огни. – Она прижала лицо к стеклу и, приглядевшись, различила свет фар автомобиля, поднимавшегося вверх по холму. Через несколько секунд машина подъехала к дому и остановилась.

– А что за марка автомобиля у Люси? – спросила Трейси, когда из машины вышла привлекательная девушка с длинными светло-пепельными волосами.

– Какая-то спортивная, – сказала Белинда.

– Похоже, это она, – продолжила свои наблюдения Трейси.

Подруги тоже подошли к окну. Девушка, одетая в белые джинсы и белую блузу, с таким же белым шелковым платком на шее, стремительно шла к двери.

– Сейчас грянет буря, – прокомментировала Белинда. – Нам лучше не показываться.

Они услышали звук открывающейся двери.

– Люси! – воскликнула Сьюзан. – Где ты пропадала все это время?

– Далеко, отсюда не видать! – Голос Люси звучал раздраженно, она явно была чем-то огорчена или рассержена.

– Не говори с матерью в таком тоне! – раздался голос Джона Фэншоу. – Ты же обещала встретить Белинду Хейес и ее подруг на вокзале. Им пришлось добираться на такси.

– У меня были другие дела, – огрызнулась Люси. – Зачем делать из этого проблему? Они ведь добрались и сами, верно? В конце концов, я не шофер!

– Какая она, однако! – пробормотала Трейси. – Теперь я даже рада, что мы обошлись без ее услуг.

– Я слышала, что она своенравная, – прошептала Белинда, – но никогда не могла предположить, до какой степени.

Подруги сидели тихо, как мышки.

– Как ты себя ведешь? – грозно предостерег Люси отец. – Это все влияние твоего дружка. Ты снова с ним встречалась, хоть я тебе и запретил?

– Да, я с ним виделась! – закричала Люси. – Но только тебе нечего беспокоиться, папа! Я никогда его больше не увижу, и все из-за тебя! Ведь это ты сказал его отцу, что мы не должны с ним встречаться?

– Я поступил так ради твоего блага, – заявил Джон. – Я попросил его отца, чтобы он спокойно поговорил с сыном.

– Что ж, он выполнил твою просьбу, можешь радоваться, папочка! – почти завизжала Люси. – Он отправил Колина из города. И все из-за тебя!

– Отправил из города? – переспросила Сьюзан. – Что ты имеешь в виду?

– Сегодня вечером Колин уехал в Манчестер, – объявила Люси. – Отец отправил его к матери, чтобы он жил у нее. Я только что с вокзала. Что ж, надеюсь, теперь вы оба удовлетворены. Наконец-то вам удалось разбить мне жизнь! – Послышался стук каблуков, взбегающих вверх по лестнице.

– Люси, вернись! – крикнул Джон.

– Нет!

Холли и ее подруги переглянулись.

– Ужас, – передернула плечами Белинда. – Как все это неловко!

– Оставь ее, Джон, – послышался голос Сьюзан. – Девочка расстроена. Давай отложим разговор на утро. – И, перейдя на шепот, предостерегающим тоном добавила: – Не забывай, что у нас в доме гости.

Супруги Фэншоу вернулись в столовую. Ставя столовый прибор для мужа, Сьюзан пробормотала что-то о том, что Люси расстроена, и ужин продолжился.

Трейси украдкой зевала, а вскоре усталость от насыщенного событиями дня стала сказываться и на Холли и Белинде. Подруги попрощались с Джоном и Сьюзан и отправились спать.

Ванная комната находилась в конце коридора, неподалеку от их спален. Холли последней вышла из ванной и едва не налетела на Люси Фэншоу.

– Ого! – воскликнула Люси. – Привет. Сейчас я угадаю, кто ты. Либо Трейси, либо Холли, правильно?

– Я Холли. – Девушка была не на шутку удивлена, глядя на веселое выражение лица Люси.

– Рада познакомиться, – приветливо произнесла молодая хозяйка дома. – Сожалею, что так неудачно получилось утром, но у меня было действительно очень важное дело.

– Все нормально, – заверила ее Холли. – Мы и сами благополучно добрались.

– Вот и прекрасно, – широко улыбнулась Люси. – Ванная свободна?

Холли кивнула, и Люси проскользнула мимо нее. Дверь захлопнулась, и Холли услышала, как Люси что-то напевает.

Холли еще с минуту смотрела на закрытую дверь, а потом зашлепала в свою комнату.

«Какая странная эта Люси, – размышляла она, укладываясь в постель. – Только что она кричала о своей разбитой жизни, а сейчас уже держится так, будто выиграла в лотерею».

Холли натянула на себя одеяло. Одно ей ясно: какой бы огорченной ни казалась Люси в разговоре с родителями, то, что на самом деле происходит между ней и парнем по имени Колин, очень сильно отличается от слов, которые подруги слышали в столовой.

ГЛАВА III

Леди Ярость

Холли не поняла, что разбудило ее среди ночи. Открыв глаза, минуту-другую она лежала, слушая свое собственное дыхание. Очертания предметов, проступавшие сквозь сумрак, казались ей незнакомыми. И кровать какая-то странная… Наконец она все же вспомнила: ее спальня осталась далеко, в маленьком городке Виллоу-Дейл графства Йоркшир, а она лежит на кровати с балдахином, которая стоит в обшитой дубовыми панелями спальне, которая находится в роскошном дворце эпохи Тюдоров, который стоит на высоких утесах над заливом Ярости…

Если бы не полнейшая ночная тишина, Холли ни за что не расслышала бы этот отдаленный стук, раздававшийся где-то за окном. Заинтригованная, она соскользнула с постели и, шлепая босыми ногами по полу, подбежала к окну. Приподняв край тяжелой шторы, она выглянула наружу. На черном небе горели звезды, а горизонт пересекала ровная цепь непонятных огней.

«Как странно», – подумала Холли, протирая глаза. Но тут же поняла, что это огни рыболовецких судов, вышедших в море. Холли содрогнулась при мысли о том, что сейчас, когда все люди спят в теплых постелях, кто-то плывет по холодному Северному морю, и не почувствовала ни малейшей зависти к рыбакам.

Она уже намеревалась вернуться в постель, когда ее глаза отметили какое-то движение недалеко от дома. Кто-то стоял в густой тени строения, которое, по ее предположению, было часовней. Прищурившись, она вглядывалась в темноту и вскоре смогла различить контуры плеч, головы и рук. Их можно было бы принять за статую стоящую у подножия часовни, если бы не едва уловимое движение. У Холли хватило здравого смысла сообразить, что никто из обитателей дома не стал бы стоять там в такой поздний час. Может, это вор?

Не успела Холли додумать эту мысль до конца, как ее глаза зафиксировали вспышку странного цвета. На стене часовни возникла разноцветная арка – окно. Свет горел внутри часовни, освещая витражное окно. Неожиданно свет пропал, но затем появился во втором окне. Кто-то двигался по часовне с фонарем или свечой в руках.

Стоявший возле часовни человек резко тронулся с места, и вскоре Холли увидела узкую полоску желтого света: дверь отворилась. Человек проскользнул в щель, и дверь снова закрылась. Однако даже за эти считанные секунды Холли удалось разглядеть копну пепельных волос и электрический фонарик, зажатый в чьей-то маленькой ручке.

Теперь у Холли не оставалось никаких сомнений относительно персонажей развернувшейся перед ней сцены. Во-первых, в часовне находилась Люси Фэншоу. Во-вторых, не нужно быть гением, чтобы догадаться, кого она впустила в часовню. Разумеется, парня по имени Колин.

Холли смотрела, как свет переходил из одного цветного витража в другой вдоль всей часовни, а затем внезапно погас. Затаив дыхание, девушка ждала минут пять или чуть больше, не произойдет ли в часовне что-либо еще.

«Что ж, – думала она, – неудивительно, что Люси не унывала после разговора с родителями. Ее парень не уехал в Манчестер. Он здесь».

Холли вернулась в постель. Теперь ее занимала другая проблема. Стоит ли рассказать Сьюзан об увиденном? Может, ей лучше не совать свой нос в чужие дела? Она получше укуталась в одеяло.

«Утром я расскажу обо всем Трейси и Белинде, – думала она, погружаясь в сон. – И уж тогда мы найдем наилучшее решение».

Через несколько минут Холли уже крепко спала.

Ранним утром, уже умытая и причесанная, Холли направилась в комнату Трейси. Подруга, как всегда, выполняла свой утренний комплекс упражнений.

– Я уже пробежалась по парку, – сообщила Трейси, лежа на спине и работая в воздухе ногами. – Просто блеск! – Она опустила ноги и прыжком вскочила с пола. Ее лицо просто сияло здоровьем. – Я подошла к самому краю утеса. При дневном свете руины башни просто роскошные. Сейчас отлив, и я могу поспорить, что мы доберемся туда еще до прилива. Что скажешь на это?

– Не сейчас, – отрезала Холли. – Пойдем будить Белинду. Мне нужно кое-что сообщить вам обеим.

Трейси постучала в дверь подруги.

– Эй, лежебока, поднимайся! – позвала она. – Я, между прочим, уже успела пробежаться по парку. Не сомневаюсь, что ты еще валяешься.

– Ох, как ты не права, – послышался сонный голос Белинда. – Я давным-давно встала, спустилась к заливу, переплыла его пару раз и уже вернулась обратно.

– Во сне! – заявила Трейси, распахивая дверь. В комнате Белинды стоял полумрак, а их подружка все еще нежилась в постели.

– Во сне? – переспросила Белинда, привстав и надевая очки. – Значит, мне приснился кошмарный сон. А что вам от меня нужно в такой ранний час? Я вам сразу заявляю, что вы никуда не вытащите меня до завтрака. И не рассчитывайте!

Холли раздвинула шторы и, повернувшись спиной к залитому ярким солнцем окну, торжественным тоном объявила:

– У меня появились новости!

Подруги присели на кровать, и Холли поведала им о событиях минувшей ночи.

– Ого! – воскликнула Трейси. – Свидание в полночной тишине. Как романтично!

– Отстань ты со своей романтикой, – отмахнулась Холли. – Люси впустила кого-то в часовню. Вероятно, того самого парня, из-за которого разгорелся весь этот сыр-бор. Меня больше всего волнует вопрос, нужно ли нам сообщить об увиденном Сьюзан и Джону.

– Хм-м, – задумчиво нахмурилась Белинда. – Тогда у Люси будут новые неприятности. Прямо и не знаю, что делать, Холли. По-моему, нам лучше сохранять нейтралитет. Если, конечно, ночные события не закончились чем-нибудь нехорошим, например, ограблением.

– Кажется, в доме все в порядке, – заметила Трейси. – Иначе я бы заметила. Ведь я уже спускалась вниз, когда выходила на улицу.

– К тому же, Люси встречалась с ним не в доме, – напомнила Белинда. – Ведь Холли сказала, что свидание происходило в часовне. А это отдельно стоящее здание.

– Так ли это? – усомнилась Холли. – Куда же они пошли, когда свет исчез?

– Быть может, они прошли в другое помещение часовни. Или просто погасили свет, чтобы не привлекать внимания, – предположила Белинда. – Слушай, Холли, у нас и так хватает занятий на эту неделю. Зачем нам совать нос в дела Люси и следить, когда они уходит и когда приходит?

– Возможно, ты права. Только мне не нравится, что Сьюзан и Джон не знают о происходящем. Как мы будем себя чувствовать, если… если эта парочка сбежала нынешней ночью?

Белинда вскочила с постели.

– Я вот что думаю, Холли, – решительно заявила она. – Если выяснится, что они сбежали, мы расскажем обо всем Сьюзан. А так, – Белинда изобразила, будто застегивает рот на «молнию», – будем помалкивать. Согласны?

На том и порешив, три подруги направились вниз на поиски чего-нибудь съестного.

В большой кухне, облицованной каменными плитками, они обнаружили Сьюзан.

– Доброе утро, – приветливо поздоровалась она. – Как спалось?

– Просто чудесно, – ответила за всех Белинда.

– Это благодаря морскому воздуху, – улыбнулась Сьюзан. – Девочки, в холодильнике полно провизии. Думаю, вы сами соорудите себе завтрак, без моего участия. А мне нужно сделать несколько звонков. Мы тоже примем участие в субботнем празднике, и я должна заказать кое-какие вещи, чтобы их успели изготовить и вовремя привезти в замок.

– А вам с Джоном что-нибудь приготовить?

– Спасибо, я уже поела, – отказалась Сьюзан. – А Джон уже, вероятно, подъезжает к Бирмингему. Он вернется теперь только вечером в пятницу. Я уже упрекнула его в шутку, что он нарочно придумал себе срочное дело, чтобы устраниться от приготовлений к празднику и взвалить все на мои плечи. Хотя, конечно же, я прекрасно знаю, что у него и самом деле неотложные дела, – добавила она со вздохом. – И все же, пока наши дела идут нормально, тьфу-тьфу, не сглазить. – Она постучала по столу. – А вы не скучайте, хорошо? Я бы могла попросить Люси, чтобы она показала вам окрестности, да боюсь, что после вчерашнего мы с ней опять поссоримся.

– Она показалась нам вчера немного расстроенной, – заметила Трейси.

– У нас сейчас сложные взаимоотношения, – снова вздохнула Сьюзан. – Люси совсем недавно познакомилась с этим мальчиком и теперь хочет бросить учебу, чтобы быть с ним. А ведь ей предлагают место в университете Эксетера. Джон, конечно, рубит с плеча. А я пыталась с ней говорить, убеждала, что три года – срок небольшой. Но Люси, уж если вобьет что-нибудь в голову, становится упрямой, как ослица. – Сьюзан устало улыбнулась. – До начала учебы – два месяца. Остается лишь надеяться, что к этому времени она образумится. Колин сейчас уехал к матери. Может, хоть после этого моя взбалмошная дочь немного остынет, и к ней вернется здравый смысл.

Холли почувствовала укол совести. Если ее догадки верны, и парень, которого пустили ночью в часовню, был Колин, то маловероятно, что Люси успокоится.

Белинда приготовила всем яичницу и жареный хлеб. Позавтракав и вымыв за собой посуду, девочки отправились на свою первую экскурсию. Уайлд-хауз и прилегающая к нему территория располагались на высоком холме, господствовавшем над окрестностями. Дом окружали зеленые лужайки и аккуратные клумбы, кое-где виднелись грядки с овощами, разбитые в форме геометрических фигур, а на склонах холма росли высокие деревья и густой подлесок. С северной и восточной стороны холм круто обрывался вниз. Там над морем поднимались высокие скалы.

– Бежим! – крикнула Трейси, пересекая лужайку. – Кто последний добежит до утеса, тот мокрая курица!

– Постой, – остановила ее Холли. – Я хочу сначала зайти в часовню.

Готическое здание часовни было сложено из серого камня. Его увенчивала зеленая свинцовая крыша, водостоки были украшены маленькими скульптурами, вырезанными из камня. Витражи в узких арочных окнах изображали различные библейские сцены. Холли подошла к тяжелой деревянной двери, схватилась за круглую железную петлю, служившую ручкой, и дернула за нее. Дверь не поддалась, видимо, она была заперта.

– Без ключа вы туда не попадете, – послышался за их спиной мужской голос.

Подруги обернулись. По дорожке, ведущей от дома к часовне, шел мужчина: высокий, средних лет, с обветренным лицом и шапкой седых волос. На нем была ветровка, забрызганная краской.

– Вероятно, вы те самые девочки, о которых говорила Сьюзан? – с приветливой улыбкой произнес он. – Меня зовут Том Кетчпол. Кстати, она дома?

– Сьюзан сказала, что ей нужно сделать несколько звонков, – ответила за всех Белинда.

– Ладно, – махнул рукой Том. – Пожалуй, я немного подожду. У меня все равно нет ничего срочного. Просто хотел обсудить с ней вопрос о субботнем фейерверке да еще узнать, сколько ей нужно древесины для каркасов.

– Сожалею, – пожала плечами Белинда. – Но ничем не могу вам помочь.

– А вы хотели взглянуть на часовню? – поинтересовался Том. – Я могу вам помочь. – Он извлек из кармана длинный черный ключ и усмехнулся. – Вероятно, вас удивляет, откуда у чумазого работяги ключ от личной часовни семейства Фэншоу? – спросил он, вставляя ключ в замочную скважину.

– Нет, что вы, мы ничего такого не думали, – стала оправдываться Холли с некоторым смущением.

Старинная дверь медленно отворилась, но не успели девочки пошевелиться, как воздух наполнился громким писком. Том шагнул через порог и набрал несколько цифр на маленькой панели, висевшей на стене у входа. Писк прекратился.

– Сигнализация, – пояснил он. – Пойдемте, теперь все в порядке. Джон велел мне установить систему на случай, если Леди Ярость вызовет у кого-нибудь нездоровый интерес.

– А-а, – догадалась Белинда. – Вы из охранной фирмы, верно?

– Не совсем так, – возразил Том. – Я мастер на все руки, вот кто я такой. И делаю для Фэншоу много самой разной работы. Иногда плотничаю. В другой раз ремонтирую что-либо в доме. Установил сигнализацию, как видите, а еще… – Тут он выдержал театральную паузу, пока девочки входили в прохладное помещение маленькой часовни, и торжественно объявил: – Я сделал вот это!

Он указал на большой деревянный крест, установленный в дальнем конце часовни над простым каменным алтарем. Позади алтаря висел блеклый от старости гобелен с изображением сцены, в которой Иисус благословляет большую группу детей. Перед алтарем находился ряд узких скамеек.

– Ого! – воскликнула Холли, проходя мимо скамеек, чтобы поближе разглядеть крест. – Просто потрясающе!

Двухметровый крест крепился на основании, выполненном из черного металла. Но сам крест был сделан из двух кусков дерева, а его лучи состояли из искусно соединенных между собой планок. Холли сразу же обратила на это внимание.

– Мой папа – плотник, – пояснила она, оглядываясь на Тома. – Так подобрать дерево действительно очень трудно, правда?

На лице Тома появилось скромное выражение.

– Мне понадобилось некоторое время, чтобы освоить технику, – признался он. – И мне хочется, чтобы у моего сына хватило терпения, и он тоже смог научиться этому ремеслу.

Белинде внезапно стало холодно в каменных стенах. Она оторвала взгляд от алтаря, и тут ее глаза расширились от удивления.

– Что это? Неужели могила мистера Брэндона? – У противоположной стены часовни она заметила плиту из белого камня, на которой возлежали вырезанные из камня фигуры закованного в латы рыцаря и спящей женщины.

– Верно, – подтвердил Том. – Это сэр Брэндон и леди Элеонор.

Все четверо подошли поближе к надгробию. Лежащие скульптурные изображения поразили девочек мастерством исполнения и подробностью деталей. Голову сэра Брэндона венчал круглый шлем. Худое лица, запавшие глаза, гордо поднятые усы и окладистая борода. На теле – кольчуга и нагрудник; руки подняты к груди; каменные пальцы держали рукоятку сияющего меча. Не каменного, а настоящего, металлического, с рукояткой, украшенной множеством драгоценных камней. Острие меча достигало ступней надгробия.

– Вот это и есть Леди Ярость! Тот самый меч! – торжественно произнес Том. – Вот почему часовня оснащена сигнализацией. Эти камушки потянут на несколько тысяч фунтов стерлингов, скажу я вам.

Холли не могла оторвать глаз от роскошного меча. От рубина, украшавшего рукоятку, до острия меч был всего лишь на несколько сантиметров короче, чем она сама, от макушки до пяток. К тому же, орнамент не ограничивался рукояткой: искусная резьба покрывала даже стальное лезвие.

Рядом с сэром Брэндоном лежала леди Элеонор: длинное платье, на голове – остроконечный головной убор, на плечах – волна волос, вырезанных из камня с изумительным мастерством. Ее руки тоже лежали на груди, сложенные словно в молитве.

– Надеюсь, ваша сигнализация сработает, – произнесла Трейси, не в силах оторвать глаз от меча. – Могу поклясться, найдется немало желающих добраться до ЭТОГО сокровища!

– Не волнуйся, – заметил Том. – Никто не войдет в эту дверь, не отключив сигнализацию. А ее код знают лишь три человека на свете. Я, Сьюзан и Джон.

«Как ты ошибаешься, дядя! – промелькнуло в голове у Холли. – Я могу назвать по крайней мере еще одного человека, знающего код».

– Как я полагаю, сигнализация включается каждую ночь? – поинтересовалась она у Тома.

– Весь день и всю ночь, пока Леди хранится здесь, – заявил Том. – Музей передал нам меч только на таких условиях.

– И прошлой ночью она тоже включалась? – спросила Белинда.

– Совершенно верно, – кивнул Том.

Подруги переглянулись. Если Том не ошибся, значит, Люси отключила сигнализацию, чтобы впустить внутрь своего приятеля. А это уже решительно все меняло и требовало нового подхода к проблеме.

– Вы уже слышали историю про Леди Ярость? – осведомился Том.

– Мы знаем, как сэр Брэндон отогнал от замка армию Кромвеля, – ответила Белинда. – Сьюзан вчера рассказала нам про это.

– Я не это имел в виду, – возразил Том. – Я говорю об истории самого меча.

– О! – воскликнула Трейси. – Так вы знает, почему он так странно называется?

– Когда вы услышите легенду, то поймете, что ничего странного тут нет, – заверил их Том. Повернувшись к девочкам, он начал свой рассказ, перейдя почти на шепот: – Этот меч сэр Брэндон нашел еще мальчиком. Ему было тогда десять лет. Как-то раз он играл возле реки, а его родители чем-то занимались дома. Вдруг их сын прибежал к порогу, волоча за собой огромный меч. – Том повернул голову и бросил взгляд на меч, лежащий на надгробии. – Вот этот самый меч!

– Где же он нашел его? – полюбопытствовала Холли.

– Вот тут начинается самая странная часть истории, – загадочно ответил Том. – Поскольку молодой Брэндон Уайлд рассказал, что меч ему передала леди в зеленом платье, с золотыми волосами. Якобы она поднялась из вод реки, которая, как вам уже, вероятно, известно, называется Ярость. Она вышла на берег и вложила в руки мальчику рукоять меча. «Береги этот меч, – велела она, – и он спасет тебя в годину великих лишений. А если кто-нибудь возьмет его из твоих рук против твоей воли, я верну его тебе». И затем, по словам мальчика, дева скользнула под воду и исчезла. – Том так громко захохотал, что девочки вздрогнули. – Теперь вы понимаете, почему он так высоко ценится? Не всякому достается оружие из рук речной нимфы.

– Но ведь не мог же меч на самом деле быть из реки? – воскликнула Трейси. – По-моему, это просто сказка!

– Кто его знает? – ухмыльнулся Том. – Одно я вам могу сказать наверняка. За последние три сотни лет этот меч все звали не иначе как Леди Ярость. – Он подмигнул Трейси. – Должно быть, у людей имелась причина так его называть, а?

Когда они вышли на улицу, под теплые солнечные лучи, Том нажал несколько кнопок на панели сигнализации. Снова раздался громкий писк, прекратившийся лишь тогда, когда дверь была закрыта и заперта на ключ.

– Вот так, – заявил он, убирая ключ в карман. – Все надежно и безопасно. А теперь пойду-ка я к Сьюзан, может, она уже поговорила по телефону.

Махнув девочкам на прощание рукой, он направился к дому.

– Вот это да! – изумилась Трейси. – Это место буквально кишит легендами и сказками. Не удивлюсь, если у них объявится еще и какое-нибудь привидение.

– А что, почему бы и нет, – поддержала ее Белинда. – Может, Холли видела ночью парочку таких вот призраков?

– Нет, – решительно заявила Холли. – Вы когда-нибудь слышали, чтобы привидения разгуливали с фонариками? Это точно были Люси и ее парень.

– А это означает, что она знает код, – добавила Белинда. – Интересно, знают ли об этом Сьюзан и Джон?

Холли кивнула.

– Я подумала о том же самом, – печально призналась она. – По-моему, пора поговорить с Люси Фэншоу. Пока она там встречается в часовне со своим парнем, туда может пробраться вор и украсть меч.

– А если она пошлет нас подальше? – возразила Трейси.

– Тогда пускай не рассчитывает, что мы будем хранить ее тайну, – ответила Холли. – Пошли ее искать!

– Ох, девочки, – Белинда покачала головой и, тяжело вздохнув, поплелась вслед за Холли и Трейси. – Судя по ее вчерашнему поведению, нам сейчас придется несладко.

ГЛАВА IV

Полуночная загадка

Холли пристально смотрела на Белинду.

– По-моему, с Люси должна поговорить ты. Ты ведь знаешь ее лучше, чем мы.

– А по-моему, у тебя это получится лучше, – возразила та. – Ведь это ты видела, как она впускала своего парня в часовню, вот и поговори с ней.

– Если это был ее парень, – задумчиво добавила Трейси.

Подруги отыскали Люси Фэншоу в южном крыле дома, в огромной продолговатой формы комнате на первом этаже. Девушка полулежала на роскошной антикварной кушетке, листала какой-то журнал и пила кофе. Члены Детективного клуба задержались в дверях, шепотом споря, как им поступить дальше. Люси сидела к ним спиной и не догадывалась об их присутствии.

– Конечно, это ее парень, – уверенно заявила Холли. – Может, это он навел на Люси злые чары? Поэтому она и ведет себя так скверно.

– Слушайте, почему бы нам не подойти и не спросить ее об этом? – поинтересовалась Трейси. – Нас ведь больше.

– Я ее не боюсь, – фыркнула Холли. – Просто мне хочется провести наш разговор как можно тактичнее. Не можем же мы просто ввалиться к ней и с ходу обвинить во всех смертных грехах?

– Тебе нужен такт? – переспросила Трейси. – Что ж, тогда почему бы не поступить следующим образом? – И она решительным шагом направилась в длинную комнату.

– Трейси! – зашипела Холли, но та только махнула в ответ рукой.

– Привет, Люси, – произнесла Трейси, опираясь на спинку кушетки. – Как поживаешь?

Белинда и Холли с опаской выглядывали из-за двери. По тактичности Трейси могла сравниться разве что со слоном, оказавшимся в посудной лавке.

– Спасибо, неплохо. – Люси подняла на Трейси слегка удивленные глаза. – Как вам здесь нравится?

– Пока что все очень интересно, – многозначительно ответила Трейси. – Нам даже показалось, будто мы видели привидение!

Люси усмехнулась и, недоверчиво покачав головой, заметила:

– Вам везет. Я живу тут всю жизнь и не встретила ни одного. – Она смерила Трейси снисходительным взглядом. – Ты ведь разыгрываешь меня, верно?

– Вовсе нет, – серьезно ответила Трейси. – Холли и в самом деле видела призраков прошлой ночью. Возле дома, перед окнами ее спальни. – Трейси пристально смотрела в красивые голубые глазки Люси. – Точнее, двух призраков: мужчину и женщину. Призрак-женщина впустила призрака-мужчину в часовню. Разве это не удивительно?

В глазах Люси появилась настороженность, а улыбка, казалось, застыла на лице.

– Как ты считаешь, Люси? Сьюзан будет интересно услышать про призраков? – невинным тоном поинтересовалась Трейси. – Холли не знает, нужно ли нам сообщить ей об этом. Я хочу сказать, что призраки вообще интересная публика, верно? Что скажешь?

– Некоторые призраки очень сердятся, когда их кто-то тревожит, – холодно заявила Люси. – На вашем месте я бы вела себя осторожней.

– Хм-м, возможно, – ухмыльнулась Трейси. – Но я думаю, что теперь мы будем ими интересоваться. – Она одарила Люси широкой улыбкой. – И если увидим их еще раз, то обязательно расскажем об этом Сьюзан. Что ж, приятно было пообщаться с тобой. Пока.

Холли и Белинда отпрянули, когда в дверях показалась Трейси.

Белинда положила руку на плечо подруги, когда они отошли подальше.

– Трейси! – с восхищением произнесла она. – Беру назад все, что я когда-либо говорила о тебе. Ты провела самую блестящую операцию, какую я когда-либо видела.

– Что ж, я действительно неплохо поговорила с Люси, – усмехнулась Трейси. – Теперь она знает, что нам все известно, и, возможно, больше не будет водить сюда по ночам своего дружка. – Она повернулась к Холли. – И весь прикол в том, что нам необязательно следить за ней; она и так будет уверена, что мы не спускаем с нее глаз. А это значит, что теперь мы свободны и можем заняться поисками сокровища. – Тут Трейси внезапно умолкла и подозрительно посмотрела на Белинду. – Что ты имела в виду, сказав, что берешь назад все, что когда-либо говорила обо мне?

– Ах, так, пустяки, – небрежно пожала плечами Белинда. – Забудь об этом.

– Остается лишь надеяться, что мы не приобрели в лице Люси врага, – вздохнула Холли.

– А если и так, что с того! – фыркнула Белинда. – Мы все равно ее редко видим. Ладно, теперь давайте подумаем над нашим планом. Где будем искать клад, в доме или на участке?

– В доме! – твердо сказала Холли. – Я хочу найти каморку священника.

– Но сейчас такая прекрасная погода, – запротестовала Трейси. – Мне совсем не хочется торчать дома в такой день.

– Давайте пошарим утром вокруг дома, а после ленча отправимся на прогулку вдоль утесов, – предложила Белинда.

– А может, мы пойдем на старую сторожевую башню и посмотрим там? – возразила Трейси.

– Ладно, – согласилась Холли. – Значит, решено. Проведем утро в доме, а потом пойдем на улицу. Идет? С чего начнем? Сверху или снизу?

Они решили приступить к осмотру дома с чердака и, поднявшись по длинной пыльной лестнице, обнаружили какую-то дверь, затянутую паутиной. Она оказалась запертой. После бесплодной борьбы с дверной ручкой им пришлось спуститься вниз.

– В любом случае потайная комната не может находиться на чердаке, – рассуждала Холли. – Там в первую очередь стали бы искать прячущегося человека.

– Пожалуй, ты права, – согласилась Белинда. – Если в доме и имеется потайной ход, он должен выглядеть совсем неприметно, чтобы ни у кого даже не появилось мысли искать именно в этом месте.

– Ладно, – решительно произнесла Трейси. – Давайте теперь подумаем, где бы мы стали искать в последнюю очередь, и поищем именно там!

– А ты уверена, что это правильное решение? – усомнилась Холли. – Скажем, мы определим то самое последнее место и обследуем его в первую очередь. Не станет ли оно после этого первым, а не последним?

– А это будет означать, – рассмеялась Белинда, – что первое место, которое мы стали бы смотреть, превратится в последнее. Так что нам нужно будет обследовать его прежде всего.

– Стойте, стойте! – закричала Трейси, поднимая вверх руки. – Повторите еще раз? Я не понимаю, где мы будем искать в первую очередь – в самом последнем месте или в самом первом?

– Давайте посмотрим, ладно? – предложила Холли. Они остановились в коридоре верхнего этажа, обшитом дубовыми панелями. – Если мне не изменяет память, то в одной из повестей про Джулиану Мун имелся потайной коридор. И она обнаружила его, простукивая стены и слушая звук.

Джулиана Мун, героиня нескольких повестей любимого автора Холли – П.Бенсона, ловко разгадывала самые запутанные тайны.

Почти все утро подруги бродили по дому, простукивая деревянные панели и штукатурку, пока у них не заболели костяшки пальцев.

– Честно говоря, мне уже это надоело, – заявила Белинда с болезненной гримасой, облизывая кровоточащую ссадину. Эту травму она получила в прямоугольной комнате, где стояло несколько рыцарей, закованных в латы, а на стенах висело много старинного оружия. – Скоро ленч, между прочим.

Холли посмотрела на наручные часы и удивилась: оказывается, прошло уже несколько часов. За это время они осмотрели каждый дюйм коридора и несколько открытых комнат. Они не решились вторгаться в комнаты хозяев, но зато простучали все стены, какие только могли, и покрутили буквально каждую резную фигурку – из дерева, камня или мрамора – в надежде, что сработает какая-нибудь спрятанная пружина, которая откроет им потайную дверь.

– Ах, вот вы где, – раздался неожиданно голос Сьюзан. – А я уж забеспокоилась, куда вы пропали. – По деревянному полу звонко застучали ее каблуки. Это оружейная комната. Впрочем, вы и сами, вероятно, догадались.

Она указала на стену цвета слоновой кости. В центре стены, повыше огромного камина, веером висели длинные черные мечи; их окружали мечи поменьше, а также щиты и ножи из темного железа. По обе стороны от них шли параллельные ряды копий и пик, а рядом красовались несколько древних на вид мушкетов.

– Среди этого оружия есть несколько экземпляров ХVм века, – с гордостью сказала Сьюзан. – В семействе, которое приобрело дом в восемнадцатом веке, было несколько заядлых коллекционеров старинного оружия. А вон те мушкеты на стене – ровесники Французской революции.

– У вас тут настоящий музей, – заметила Холли, с любопытством разглядывая коллекцию. – А вы не думаете открыть эту комнату для публики?

– Одно время мы хотели это сделать, – ответила Сьюзан. – Только нам не удалось получить разрешение от властей. К тому же, в этом случае пришлось бы потратить целое состояние на то, чтобы сделать наш дом безопасным для посещения туристов.

– А что, разве ваш дом сейчас не безопасен? Он что, может рухнуть? – занервничала Трейси, с опаской поднимая глаза на высокий потолок.

– Нет, что ты, – засмеялась хозяйка. – Однако правила для старинных построек, открывающихся для посещения туристов, очень строгие, и у нас просто нет таких денег. – Она грустно улыбнулась. – Мы, конечно, не бедные, но и лишних двухсот тысяч фунтов у нас, к сожалению, нет.

– Неужели это так дорого? – ахнула Белинда.

– Увы, это очень дорого, – вздохнула Сьюзан. – Итак, я сделала салат, а кроме того, в кухне еще есть ветчина и яичный пирог для тех, кто особенно проголодался. Ну как, идете?

Сьюзан не понадобилось повторять приглашение дважды. Девочек ждал полный стол угощений. За ленчем подруги рассказали хозяйке обо всем, что они уже успели увидеть.

– Мне кажется, сокровище должно быть спрятано намного хитроумней, – заметила Сьюзан. – Простукивающиеся стены давно бы выдали свои тайны прежним обитателям дома. Те наверняка не были глупы и не прозевали бы такую находку.

– Может, клад спрятан под полом? – предположила Холли.

– В верхних комнатах просто нет для этого места, – возразила Сьюзан, – а в подвале пол сложен из цемента.

– А кто-нибудь из вас считал количество окон в доме? – спросила Белинда. – Поделив это число на количество помещений, можно определить, есть ли в доме лишнее окно. И такое окно вполне может принадлежать потайной комнате.

– Занятная идея, – одобрила Сьюзан, – вот только боюсь, что в нашем доме вообще нет никаких таинственных окон. Насколько мне известно, количество комнат соответствует количеству окон, так что для потайной комнаты просто нет места. Впрочем, вы можете искать сколько угодно, если вам это интересно. Хотя я уверена на сто процентов, что в этом доме нет никакой потайной каморки.

– Может, на сегодня достаточно? – нерешительно предложила Холли.

– Хорошо, – радостно согласилась Трейси. – Ведь это означает, что мы можем отправиться на улицу, на свежий воздух?

Белинда посмотрела на Сьюзан:

– Мы хотели осмотреть сторожевую башню. К ней сейчас можно подойти? Это не опасно?

– Во время отлива абсолютно безопасно, – уверила Сьюзан. – Только нужно держаться песчаных отмелей. Но не пытайтесь брести по мелководью, там много мест с очень мелким песком, а они похожи на болото. Например, вы можете остаться без обуви – ее просто засосет песок.

После ленча подруги отправились на прогулку по угодьям замка и вскоре вышли к высоким утесам, где холм резко обрывался. Трейси бесстрашно подошла к самому краю, поросшему травой, и заглянула вниз. До каменистого подножия было метров двадцать. Прибойная полоса находилась немного дальше, а между морем, лизавшим берег пенистыми волнами, и утесами протянулась полоса бурого песка длиной в несколько сот метров. Слева торчал зазубренный обломок скалы, на которой стояла разрушенная башня; море в эти часы отступило, оставив лишь несколько озерков сверкающей на солнце воды. Именно о таких местах и предостерегала их Сьюзан – там находились зыбучие пески.

– Не подходи слишком близко к краю! – вскричала Белинда. – Я не хочу спускаться вниз и отскребать тебя с камней лопатой. Что мы скажем тогда твоей маме?

– Не говори глупости, – огрызнулась Трейси. – Я вовсе не собираюсь падать. Мне просто интересно, есть ли тут какая-нибудь тропинка, по которой мы можем спуститься на пляж.

– Вниз по утесу?! – ужаснулась Белинда. – Ни за что не пойду! Я тебе что, обезьяна?

Трейси засмеялась:

– Ты ждешь от меня ответа?

– Может, тут есть тропа? – поинтересовалась Холли, тоже осмелившаяся подойти к краю утеса. Она не боялась высоты, как Белинда, но все равно почувствовала легкое головокружение, после того как заглянула вниз.

– Нет тут ничего, – разочарованно ответила Трейси. – Никакого намека на тропу. Вероятно, нам придется вернуться к дому и спуститься вниз к дамбе. Похоже, что это единственный путь из Уайлд-хауза.

– Слушайте, – взмолилась Белинда, – сторожевая башня никуда не денется и завтра. Давайте сегодня побудем здесь! – Она посмотрела на море. – Отсюда такой замечательный вид.

– Ладно, – смилостивилась Трейси. – Пожалуй, можно посидеть тут, на солнышке. – Она смерила Белинду ехидным взглядом. – В особенности это касается тех, кто съел три порции пирога.

– Я сделала это исключительно из вежливости, – с достоинством возразила Белинда. – После всех хлопот, которые пришлось испытать Сьюзан, мне казалось неприличным выбрасывать пирог на помойку. – Она побрела по жесткой траве. – А если ты намекаешь на то, что я слишком много ем, тогда я могу сказать тебе только одно… Ой!.. – Она невольно вскрикнула, так как ее нога скользнула в какую-то невидимую дыру в земле. Взмахнув руками, она с трудом восстановила равновесие. – Что это за дыра? Я чуть не сломала себе ногу!

– А тут еще одна. – Холли присела на корточки. Скрытая под густой травой щель уходила в глубь холма. – Что это такое, как вы думаете?

– Кто его знает? – пожала плечами Трейси. – Возможно, оползень. Видимо, где-то утес начинает разрушаться.

– Ну спасибо! – взвыла Белинда. – Большое для меня утешение. Вы как хотите, а я отойду подальше от края.

В конце концов, они подыскали место, понравившееся Белинде, и остаток дня провели там, глядя на чаек и размышляя над тем, где может находиться потайная комната.

Как ни удивительно, но во второй вечер пребывания в Уайлд-хаузе девочки начали дружно зевать почти сразу же после ужина. Белинда со Сьюзан играли в триктрак, а Трейси и Холли разглядывали большой старинный атлас, который хозяйка дома принесла для них из библиотеки. Карты датировались семнадцатым и восемнадцатым столетиями, и девочки были потрясены ими.

Но даже это не развеяло у Холли сонливости, и где-то в середине вечера она уже начала мечтать о постели.

– Мне кажется, я готова проспать целые сутки, – призналась она подругам.

– Вот и замечательно, – обрадовалась Белинда. – Значит, ты завтра не вытащишь меня ни свет ни заря, как сегодня.

– Ни свет ни заря! – возмутилась Трейси. – Между прочим, мы разбудили тебя в девять часов утра.

– Для меня это все равно очень рано, когда я на каникулах, – усмехнулась Белинда. – Значит, я прощаюсь с вами до утра. До позднего утра!

Но Холли ошиблась: сутки она не проспала. Напротив, она вновь проснулась среди ночи, в полной темноте. Нащупав свои часы, она взглянула на светящийся циферблат. Половина первого. Она проспала только два часа!

Она попыталась вновь заснуть, но ей не удавалось. Мучительно не удавалось. Внезапно она поняла, что ее мучит жажда. Ближайший кран с водой находился в конце коридора, в ванной. Настолько ли она хочет пить, чтобы встать и пойти туда?

Проворочавшись минут десять, она все-таки решила прогуляться до ванной. Надев халат, она отворила дверь, которая громко заскрипела в тишине. Сквозь высокие узкие окна лился бледный лунный свет. Его оказалось достаточно, чтобы она не заблудилась в коридоре.

Внезапно Холли замерла на месте. Неподалеку ей почудился какой-то звук. Сердце бешено заколотилось где-то возле самого горла.

«Как хорошо, что я не верю в привидения, – сказала она себе. – Потому что они водятся именно в таких вот домах. Во всяком случае, на их месте я бы выбрала именно этот!»

До нее снова донесся тот же звук. Это было похоже на скрежет ключа в замке. Затем раздались шаги. Кто-то тоже не спал в эту ночь и направлялся куда-то по коридору. Туда, где находилась ванная.

Это не могли быть ни Трейси, ни Белинда. Двери их комнат она ясно видела. Скорее всего это Сьюзан или Люси. Если только… если только не чужой человек… Может, тот самый парень, которого Люси впустила в часовню? Может, сегодня она привела его в дом?

Затаив дыхание, Холли проскользнула вдоль коридора и, рискнув заглянуть за угол, увидела спину Люси Фэншоу. Девушка шла в сторону парадной лестницы; ее длинные волосы сияли в лунном свете. На ней был не халат, как можно было бы ожидать среди ночи, а черный свитер и черные джинсы. Люси скрылась из вида, и Холли на цыпочках последовала за ней, готовая в любой момент нырнуть в тень.

Так Холли добралась до конца коридора и заглянула вниз, где располагался главный холл. Люси спустилась по лестнице и скользнула в левую сторону – в северное крыло дома.

Как только она исчезла, Холли тоже направилась вниз по ступенькам; ей уже не терпелось узнать, что же замышляет Люси. Ситуация показалась ей очень странной. Выхода на улицу в северном крыле не было, если только Люси не собиралась вылезти в окно. Так зачем она туда пошла?

У подножия лестницы Холли замерла и прислушалась. Шаги Люси были особенно слышны в тишине. Холли направилась дальше. Ее босые ноги ступали почти бесшумно. Звук шагов Люси изменился, стал гулким. Холли поняла, почему – загадочная девушка вошла в полупустую оружейную комнату, где на полу не было ковра.

Холли подошла к двери этой комнаты. Перед юным детективом возникла нелегкая проблема. Другого выхода из комнаты не было. Как только Люси сделает то, за чем пришла, она выйдет и тут же наткнется на Холли.

Из оружейной комнаты донеслось тихое царапанье, а затем повисла тягостная тишина. Холли облизала пересохшие губы, жалея, что рядом с ней нет Белинды и Трейси.

Кровь пульсировала в ушах, и этот шум казался единственным в ночной тишине. Из оружейной больше не доносилось ни звука. Что бы Люси там ни делала, это происходило беззвучно.

Наконец Холли не выдержала. Выбравшись из своего укрытия, она заглянула в приоткрытую дверь. Оружейную комнату заливал серебристый лунный свет. На полу лежала причудливая тень от решетчатых оконных переплетов; блестело металлом висевшее на стенах оружие.

Челюсть у Холли отвисла, а глаза округлились и стали похожи на блюдца.

Оружейная комната была пуста. Люси исчезла!

ГЛАВА V

Кража!

– Это было невероятно. Но когда Холли окинула взглядом длинную, залитую лунным светом оружейную комнату, ей пришлось смириться с тем, что произошло невероятное. Люси Фэншоу вошла в эту комнату. Всего лишь пять минут назад и пропала. Растаяла в воздухе. Испарилась.

Холли дошла до середины комнаты. Мебели в ней почти не было. Пара старинных деревянных стульев, два маленьких сундучка, а в дальнем конце, под окнами, один очень большой черный сундук с металлическими планками. Он был настолько большим, что в него мог спрятаться взрослый человек, однако Холли не верилось, что Люси пришла в эту комнату, чтобы спрятаться в сундуке. Бред какой-то!

Холли зашлепала босыми ногами по комнате, отыскивая глазами открытое окно или что-нибудь, где могла бы скрыться Люси.

Девочка подошла к большому сундуку, попыталась приоткрыть крышку, но она была плотно закрыта. Неожиданно за ее спиной послышались голоса. Повинуясь инстинкту, Холли нырнула в узкую щель между сундуком и стенной панелью.

– Я умираю от голода. – Голос принадлежал мужчине, по-видимому, молодому.

– Тс-с! – прошипела Люси. Холли узнала ее. – Не так громко!

– Тут ведь никого нет, – ответил молодой человек. – Что ты так дергаешься?

– Из-за трех соплячек, которых пригласил мой предок, – фыркнула Люси. – Они видели нас прошлой ночью и сказали, что расскажут обо всем моей маме, если увидят еще раз.

– Они очень пожалеют, если сделают это, – пригрозил парень, вероятно, тот самый таинственный Колин. – Уж я как-нибудь справлюсь с этими нахальными куклами.

– Что ты имеешь в виду? – поинтересовалась Люси.

– Я заткну их глотки раз и навсегда, если они будут нам мешать, – прорычал парень.

– Зачем? Не нужно. – В голосе Люси послышалось легкое беспокойство, словно ее встревожили слова парня. – Просто мы должны быть более осторожны. Не разговаривай громко. Вчера ночью они, должно быть, видели свет фонаря. Вот почему я пришла сегодня без него. – Ее голос зазвучал с мольбой: – Когда мы приступим к делу?

– Не сейчас, – почти грубо ответил Колин. – По-моему, нужно подождать еще один день.

– Ладно, – вздохнула Люси. – Я могу подождать еще немного. А потом докажу своему папочке, что я уже не маленькая девочка.

Голоса зазвучали тише, видимо, «сладкая парочка» направилась к выходу.

– Ты захватила краску? – спросил Колин.

– Да, все готово, – прозвучал ответ. – Когда мы это спрячем, отец ничего не найдет без моей помощи.

Потом парень пожаловался на голод, и это было последнее, что расслышала Холли. Затем голоса стихли.

Холли подняла голову. У нее не осталось никаких сомнений. Все было ясно. Она подбежала к двери, проверила, ушли ли Люси и Колин, а затем бесшумно и быстро добралась до своего этажа, где находились спальни ее подруг.

Разбудить Трейси ей удалось почти сразу. Она положила руку ей на плечо, прошептала на ухо пару слов, после чего та моментально вскочила с постели, готовая к действиям. С Белиндой было сложнее, но даже она сумела стряхнуть с себя остатки сна, услышав рассказ Холли.

– Вероятно, Люси прошла через потайной ход, – предположила Холли. – И привела через него своего парня.

– Я и не думала, что у нас это когда-нибудь получится. – Белинда зевнула, потирая глаза.

– Потайной ход! – напомнила Холли. – Неужели тебе не ясно? Люси знает, где находится потайная комната!

– Холли, мы просто чудо! – воскликнула Трейси. – Так где же она находится? Ты видела, как из нее выходила Люси?

– Нет, я пряталась, – немного смутилась Холли. – Но знаю наверняка, что потайной ход расположен в оружейной комнате. Более того. По-моему, у «сладкой парочки» есть какой-то план. Они собираются что-то вернуть Джону.

– О чем ты говоришь? – не поняла Трейси. – Какой план?

– Я сама точно не знаю, – пожала плечами Холли и рассказала подругам о том, что слышала от Люси и Колина.

– Похоже, они собираются что-то украсть, – решила Белинда. – Или спрятать, чтобы напугать Джона.

– Вы хоть поняли, куда ведет потайной ход, а? – спросила Холли. – Теперь ясно, почему вчера ночью в часовне погас свет. Там нет другой комнаты, так что они спустились в коридор, ведущий из часовни в оружейную комнату.

– Эге-ге, – заметила Трейси. – Если они обнаружили каморку священника, то, возможно, они нашли и сокровище. Не о нем ли они говорили? Они, вероятно, хотят украсть сокровище.

– Но что же нам делать? – растерянно спросила Белинда. – Может, расскажем обо всем Сьюзан?

– Для начала мы должны все точно узнать, – решительно произнесла Холли. – Я слышала, как Колин сказал, что они подождут еще один день. Так что у нас есть время выяснить, что они затевают.

– А если мы не сможем? – не сдавалась Белинда.

– Тогда мы расскажем Сьюзан про все, что нам известно, – ответила Холли. – Мне не очень хочется ябедничать, но я не вижу другого выхода.

На следующее утро даже Белинда проснулась рано. Три подруги завтракали вместе со Сьюзан в столовой, когда туда вошла Люси.

– Привет, милая, – поздоровалась с дочерью Сьюзан. – Какие у тебя на сегодня планы?

– Никаких, – буркнула Люси. Она налила себе в чашку кофе и намазала на хлеб мармелад. За завтраком она не произнесла больше ни слова и вышла, даже не удостоив девочек взгляда.

– Не обращайте на нее внимания, – сказала Сьюзан с наигранной бодростью. – Она расстроена из-за отъезда приятеля.

«Как вы ошибаетесь», – подумала Холли.

После завтрака девочки собрались на залитой солнцем лужайке на очередное заседание Детективного клуба.

– Сегодня у нас очень много дел, – начала Холли и, взяв красную книгу Детективного клуба, начала что-то записывать. – Думаю, – заявила она, – что Люси и Колин собираются что-то спрятать, чтобы отомстить отцу за то, что он хотел отправить Колина в Манчестер. Такова моя версия.

– Извини, – заметила Трейси, – но если ты права, то получается, то Колин не уехал в Манчестер?

– Конечно, не уехал, – согласилась Холли. – Однако все, кроме Люси, уверены, что это так. Судя по всему, отец Колина отправил его к матери, как Люси и сказала. Но Колин не поехал. Он прячется тут с тех самых пор.

– Почему ты так думаешь? – поинтересовалась Трейси.

– Все очень просто, – ответила за подругу Белинда. – Колин, по его собственным словам, умирает с голода, а это значит, что он прячется где-то здесь, а Люси его кормит. Холли права. Отсюда и эти полуночные встречи. Главный вопрос в том, что именно они хотят украсть или спрятать?

– Я сказала тебе об этом еще прошлой ночью, – напомнила Трейси. – Речь наверняка идет о сокровище леди Элеонор.

Холли с сомнением покачала головой:

– Тут получается нестыковка, Трейси. Это не согласуется с их словами. Ведь они собирались спрятать сокровище, чтобы проучить Джона, верно? А Джон ничего не знает о существовании сокровища.

– Леди Ярость! – вдруг воскликнула Белинда. – Вот что они задумали. Они хотят украсть Леди Ярость!

– Скорее всего, ты права, – признала Холли, записывая это предположение в красную книгу. – Вероятно, они собираются спрятать его, а Люси не признается до тех пор, пока Джон не позволит ей встречаться с Колином. Могу побиться об заклад, что так оно и есть.

– Ну и ну! – покачала головой Трейси. – Представляю, что устроил бы мой отец, если бы я выкинула такой фокус. – Отец Трейси остался в Калифорнии после развода, когда три года назад девочка приехала в Виллоу-Дейл вместе с матерью.

– Мой тоже, – согласилась Холли. – Но Люси, по-видимому, совершенно избалована, раз так уверена, что отец ей уступит и все простит.

– Ладно, – произнесла Белинда. – Допустим, мы правы, и эта парочка действительно собирается украсть Леди Ярость. Значит, если меч пропадет, мы пойдем к Сьюзан и все ей расскажем? Или нам нужно попробовать предотвратить кражу?

– А как? – поинтересовалась Трейси. – Сообщить Люси, что мы ее выследили?

– Это мы оставим на крайний случай, – решительно заявила Белинда. – Допустим, мы сегодня найдем потайной ход? Теперь нам известно, в какой комнате он находится, и можем предпринять новую попытку. – Она усмехнулась. – А потом мы пойдем и расскажем про него Сьюзан. И когда все будут знать про потайной ход, Люси и ее парень уже не смогут им воспользоваться. Вот так! Профилактика – лучшее средство! Таким образом мы помешаем им украсть меч!

– Ну так пошли в оружейную комнату! – вскочила Трейси. – Обыщем там каждый закуток и найдем потайной ход.

– По-моему, кто-то из нас должен следить за Люси, – назидательно заметила Холли.

– А кто-то должен смотреть, не появится ли Колин, – добавила Белинда. – Нам нужно разделиться. По крайней мере, на несколько часов. Одна из нас будет следить за Люси, другая попытается выяснить, где прячется Колин, а третья обыщет оружейную комнату.

– Так кто из нас куда пойдет? – спросила Трейси.

Холли сорвала три травинки разной длины.

– Самая длинная травинка – оружейная комната, средняя – Колин, а короткая – Люси. – Она зажала травинки в кулаке, чтобы невозможно было увидеть их длину.

Белинде досталась оружейная комната, а Трейси вытащила самую короткую травинку – ей предстояло следить за Люси.

– Что ж, значит, мне придется побыть тут, – вздохнула Холли. – Встретимся попозже и поделимся впечатлениями. Но если обнаружится что-нибудь важное, тогда тот, кто это узнает, разыскивает остальных. О’кей?

– О’кей, – уныло вздохнула Трейси. – Конечно, все справедливо, хотя мне досталась самая неприятная задача. Белинде повезло больше всех. Разыскивать потайную комнату – интересное дело. У тебя, Холли, тоже ничего. А мне все утро придется следить за этой противной ломакой.

– Если тебе от этого легче, – заметила Белинда с ехидной улыбкой, – то обещаю, что постараюсь не слишком радоваться во время поисков комнаты.

Белинда и Трейси направились в сторону дома, а Холли засунула записную книжку в задний карман джинсов и огляделась по сторонам.

Сегодня с погодой им повезло. Второй день выдался без дождя. За дальним выступом утеса сверкало под золотым солнцем ласковое море.

Холли пристально изучала причудливый изгиб холма, размышляя, где там можно было бы спрятаться. Поблизости от дома ничего подходящего она не обнаружила. Возле него стояла только часовня. Подальше виднелись большие деревья. Вот это уже более похоже на укрытие, если учесть, что погода сегодня сухая и теплая. В кроне дерева вполне можно расположиться на ночлег.

Она вновь взглянула на часовню, и тут ее осенило. Если Люси нашла способ, как отключать систему сигнализации, зачем Колину прятаться где-либо еще? Особенно если там имеется подземный ход, ведущий в каморку священника. Там, скорее всего, Колин прячется весь день, а ночью выходит, чтобы встретиться с Люси.

Холли даже почувствовала легкое разочарование. Если ее теория верна, значит, в потайной каморке нет никакого сокровища. Ведь маловероятно, чтобы Люси отыскала комнату, набитую сокровищами, и никому не сказала об этом.

Холли подошла к часовне и, приподнявшись на цыпочках, заглянула в витражное окно. Она увидела ряды скамеек и каменный алтарь с высоким деревянным крестом. Изловчившись, Холли подтянулась и посмотрела на надгробие сэра Брэндона и леди Элеонор. Могучий меч Леди Ярость сверкал в разноцветных солнечных бликах. Что ж, он цел. Уже хорошо.

– Привет, – окликнул ее знакомый голос. – Везет нам с погодой! Просто сказка, а не погода, а? Хорошо бы она продержалась до субботы.

Холли оглянулась. Том Кетчпол шел по траве в сторону часовни.

– Здравствуйте, – отозвалась Холли. – Вы ищете Сьюзан?

– Не совсем, – улыбнулся Том. – Просто привез пиломатериал для каркасов. И решил проверить, работает ли сигнализация. – Он усмехнулся. Нельзя же допустить, чтобы Леди Ярость пропала. Верно?

Холли направилась вслед за Томом.

– Где же твои подружки? – поинтересовался он, вынимая из кармана ключ от часовни.

– Да где-то поблизости, – неопределенно ответила Холли. – Я их ищу. – Она не кривила душой, решив отыскать Белинду и поделиться с ней своей догадкой. Ее предположение о том, где мог прятаться Колин, делало бессмысленным ее задание. Лучше она поможет Белинде в поисках потайного хода.

Том открыл дверь и перешагнул через порог. Тут же раздался предостерегающий писк сигнализации.

– Пока, до встречи! – крикнула Холли, направляясь к дому.

– Порядок, – удовлетворенно хмыкнул Том, запирая дверь. Через секунду сигнализация смолкла.

«Интересно, что он скажет, когда узнает, что Люси умеет отключать сигнализацию? Вероятно, изнутри это сделать не так сложно, если знать код», – думала Холли.

Она уже собиралась войти в дом через черный ход, ведущий в кухню, как вдруг услышала крики. Резко обернувшись, она увидела, как из часовни выскочил Том. Его лица было искажено от ужаса.

Она бросилась ему навстречу.

– В чем дело? – испуганно затараторила она. – Что случилось?

– Я должен позвонить в полицию. – Задыхаясь от бега, Том открыл дверь дома. – Меч! Его нет на месте! Он украден!

Холли уставилась на него, открыв от изумления рот. Она не верила своим ушам. Просто немыслимо. Не прошло и пяти минут с тех пор, как она видела меч на надгробии сэра Брэндона.

Том скрылся в доме, а девочка бросилась в открытую дверь часовни. Внутри стоял холодный полумрак. Каменное изображение сэра Брэндона Уайлда лежало, как и прежде, на холодном надгробии со сложенными на груди руками. Пальцы сложены так, будто держат украшенную драгоценными камнями рукоятку старинного меча. Однако сам меч, еще несколько минут назад сверкавший разноцветными огнями в солнечных лучах, падавших на него сквозь стекла витража, теперь исчез.

Холли застонала от отчаяния. Как ни старались члены Детективного клуба предотвратить кражу, меч все-таки украли. Люси и Колин одержали верх в этом тайном поединке.

ГЛАВА VI

Противостояние

Белинда и Трейси расстались в главном вестибюле. Белинда направилась в оружейную комнату, а Трейси побрела по коридору в южное крыло дома, где они накануне встретили Люси. В первой комнате ее не было. Проблема состояла в том, что подруги не видели ее с самого завтрака, когда она явилась в скверном настроении. Трейси даже сомневалась, что Люси вообще сейчас дома. Она прошла в переднюю часть дома и выглянула в окно. Спортивная машина по-прежнему стояла у парадного входа.

«Хорошо, значит, Люси находится где-то неподалеку», – подумала девочка.

В одной из комнат за большим письменным столом, над грудой бумаг и квитанций сидела Сьюзан. Она с кем-то говорила по телефону, отдавая распоряжения насчет субботнего праздника.

Трейси потихоньку проскользнула мимо нее, стараясь не мешать, и поднялась наверх. Она представляла себе достаточно ясно, где расположена комната Люси. Пройдя мимо их собственных спален, она свернула за угол и оказалась в отрезке коридора, ведущем к ванной комнате. Из него выходили четыре двери, одна из которых вела в комнату Люси.

Трейси прижалась ухом к одной из дверей. Все тихо. Она шагнула к следующей и снова прижалась к ней ухом.

– Помощь не требуется?

Трейси чуть не сгорела со стыда. Прямо за ней стояла Люси, появившаяся словно из-под земли.

– Я ищу… хм… ванную комнату, – пробормотала Трейси.

На губах молодой хозяйки дома заиграла ядовитая усмешка.

– Ты с большим успехом поищешь ее вон там. – Она ткнула пальцем через плечо. – Ванная по-прежнему на своем месте, с утра никуда не делась. Мимо не пройдешь, потому что на двери привинчена эмалированная табличка с надписью «Ванная». Надеюсь, ты читать умеешь?

Трейси улыбнулась в ответ с самым невинным и обезоруживающим видом.

– Дом такой большой, что немудрено и заблудиться. – Она пожала плечами и пошла к ванной. Открыв дверь, она оглянулась. Люси стояла в коридоре и холодно смотрела ей вслед.

Трейси с облегчением скрылась за дверью. Щеки ее горели от стыда. Вероятно, Люси обо всем догадалась. Эх, как жаль, что не удалось найти более подходящего предлога. Она попалась как идиотка!

Постояв так минуты две, Трейси чуточку приоткрыла дверь и заглянула в щелку. Люси не ушла. Она все еще стояла в конце коридора, повернувшись спиной. Казалось, она погружена в раздумья. Затем она внезапно метнулась куда-то вправо.

Трейси пулей выскочила из ванной и бросилась вслед за Люси, стараясь двигаться как можно бесшумней. На углу она остановилась и осторожно выглянула. Люси шла куда-то быстрым шагом. Один раз она оглянулась, но Трейси моментально отпрянула за угол. Она была уверена, что на этот раз осталась незамеченной.

Как только Люси вновь повернула за угол, Трейси рванула вдогонку. Если Люси что-то замышляет, нужно обязательно это выяснить. Может, она спрятала своего парня где-то в доме и сейчас идет к нему?

Подстегиваемая своими размышлениями, Трейси продолжала двигаться по следу загадочной девушки. Внезапно ей стало ясно, куда та направляется. Члены Детективного клуба уже побывали там утром предыдущего дня. Этот коридор вел к длинной лестнице, поднимавшейся на чердак. Там вчера они обнаружили запертую дверь.

Трейси выглянула из-за последнего поворота. Люси нигде не было. Должно быть, она уже поднялась наверх. Дверь, ведущая на чердак, на этот раз была распахнута настежь.

Трейси закусила нижнюю губу, соображая, как ей лучше поступить. То ли бежать вниз и разыскивать Белинду и Холли, то ли продолжать слежку за Люси, чтобы выяснить, что та замышляет?

Раздумывать было некогда, и решение пришло само собой – нужно идти вперед.

Осторожно поднявшись по ступеням, она остановилась перед чердачной дверью и прислушалась. Чердак был погружен во мрак, но, когда глаза привыкли, Трейси различила очертания разного хлама, принесенного сюда за ненадобностью. Она с опаской перешагнула через порог. Вдруг за ее спиной послышалось движение, и дверь захлопнулась. Раздался скрежет поворачивающегося ключа, ехидный смех и звук спускающихся по лестнице шагов.

– Эй! – закричала Трейси и замолотила в дверь кулаками. – Эй! Выпустите меня отсюда!

«Итак, – подумала Белинда, остановившись в дверях оружейной комнаты. – Где же тут может быть потайной ход?»

Комната размещалась в угловой части дома; длинную стену напротив пересекали узкие высокие окна. Белинда начала обход. Конечно, наружные стены были мощными, но не настолько, чтобы в них мог уместиться потайной ход. Скорее всего, он находится в другой стене, той самой, с массивным камином и дымоходом. Верхнюю часть стены, где-то до уровня груди, покрывала штукатурка цвета слоновой кости, ниже шла деревянная обшивка.

Вместе с подругами Белинда уже простукивала эти панели накануне утром. Если бы там была пустота, они непременно услышали бы это. Девочка еще раз прошлась вдоль стены, проверяя обшивку и соседние участки. Внезапно ее осенило. Нагнувшись, Белинда засунула голову в темные недра огромного камина. Самая высокая точка каменной арки была где-то на уровне ее плеч, но дальше, за аркой, места было достаточно, чтобы там могли разместиться несколько человек. Кирпичные стены почернели от многолетней топки. Белинда присела на корточки и, вывернув шею, заглянула в дымоход. Приблизительно в метре над ее головой он закрывался закопченным металлическим листом, лежавшим поперек кирпичной кладки. По-видимому, камином не пользовались уже давно.

Девушка изо всех сил всматривалась в черные боковые стены, скрытые в глубине дымохода.

Вдруг Белинда наступила на что-то мягкое. Наклонившись, она подобрала с каменного пола несколько травинок и пару комочков земли. Они могли прилипнуть к подошве человека, проходившего по лужайке. Травинки были еще зеленые, а земля – чуть сырая.

– Ого! Вот и попались! – прошептала Белинда. Здесь явно кто-то побывал, причем совсем недавно. Трава и земля стряхнулись с подошвы обуви, принадлежащей либо Люси, либо ее приятелю. А значит, потайной ход найден.

Она встала во весь рост и вытерла руки о свитер. Теперь ей оставалось выяснить еще одну вещь. Совсем пустячок.

Ее глаза шарили по голой черной стене камина. Теперь нужно найти способ, как открыть потайную дверь.

«Трейси Фостер, ты самая тупая корова на всем белом свете, – думала девочка, с досадой глядя на запертую чердачную дверь. – Тебя обвели вокруг пальца, как последнюю дурочку. Люси перехитрила тебя и нарочно заманила сюда, чтобы запереть. А у тебя не хватило мозгов разгадать ее коварство!»

Трейси даже застонала от бессилия. Некоторое время она еще крутила ручку двери, скорее для собственной разрядки, чем в надежде ее открыть. Ее глаза уже привыкли к темноте и стали различать отдельные предметы. Чердак освещался низким фронтонным окном, пропускавшим немного солнечного света. Ее первое впечатление от чердака подтвердилось – он был битком набит разным хламом: от огромного гардероба и сломанных стульев до свернутого пыльного ковра и буфетов, тоже заполненных ненужными вещами.

Трейси с трудом пробралась к окну и протерла рукавом пыльное стекло. Внизу стали видны лужайки и клумбы Уайлд-хауза, простиравшиеся до самого леса. Справа сверкало море.

Она попробовала повернуть защелку оконного запора и с удивлением обнаружила, что окно без труда открылось. Она высунулась наружу. Всего лишь в метре от нее, чуть ниже, проходила ровная узкая площадка, огороженная низким кирпичным парапетом. Трейси покрутила головой и посмотрела по сторонам. Высотой парапет был примерно по колено. Он показался ей сравнительно безопасным для человека, не страдающего боязнью высоты.

Выбора не оставалось. Нужно выбраться через это окно и поискать другой вход в дом. Здесь она может кричать и колошматить в дверь сколько угодно в надежде, что кто-нибудь окажется неподалеку и услышит ее. В таком огромном доме могут пройти часы, прежде чем это случится. Похоже, это окно – единственное для нее спасение. А уж оказавшись внизу, она найдет, что сказать Люси Фэншоу!

Прохладный ветерок взъерошил волосы Трейси, когда она выбралась на крышу. Помимо чердачного окошка на крышу выходило еще несколько окон. Она уже подумывала, не позвать ли ей на помощь, когда заметила слуховое окно. Оно располагалось на скате шиферной кровли, приблизительно в двух метрах выше того места, где она находилась. Трейси старательно проверила ногой крепость шифера, не вполне уверенная, что он выдержит ее тяжесть. Но крыша оказалась достаточно прочной. Девочка полезла по ней и вскоре схватилась за раму окна. Заглянув внутрь, она увидела маленькую комнату со скошенными стенами. Возле одной из стен виднелась старая облупленная ванна и какой-то шкафчик.

Трейси попыталась подтянуться повыше, но рука вдруг соскользнула. Она едва успела удержаться, крепко вцепившись в оконную раму. Девочка вновь попыталась взобраться на край рамы, но ноги, казалось, не слушались ее. Она в отчаянии вскрикнула, почувствовав, что сползает вниз. От падения с огромной высоты ее мог уберечь только узкий кирпичный барьер. Выдержит ли он?

Когда ступни ног коснулись кирпичей, Трейси с тревогой почувствовала, как зашатался парапет; несколько кусков цемента посыпались вниз, однако барьер выдержал. С трудом переведя дыхание и успокоившись, Трейси снова полезла к слуховому окну.

Уперевшись как можно надежней в шифер, Трейси снова ухватилась за раму и попыталась поднять ее вверх. Раздался треск, и старая рама, послушавшись ее пальцев, со скрипом открылась. Но она оказалась тяжелей, чем ожидала девочка. Все силы ушли на то, чтобы приподнять ее настолько, чтобы просунуть ноги и тело в образовавшуюся щель. Перевернувшись на живот, Трейси пролезла внутрь и спрыгнула на голые доски пола. Рама с глухим стуком опустилась.

Дверь маленькой заброшенной ванной была открыта и вела в пустую комнату, из которой начиналась пыльная лестница, не покрытая ковром. Отряхивая одежду, Трейси побежала по лестнице вниз и, толкнув какую-то коричневую дверь, попала в основную часть дома.

«Ну погоди, Люси! – мстительно думала Трейси. – Когда я разыщу тебя, то выскажу все, что думаю о тебе».

Когда Холли выскочила из часовни, голова у нее шла кругом. Ее подозрения подтверждались: потайной ход вел из оружейной комнаты прямо в часовню. За те несколько минут, прошедшие между тем, как Холли видела меч через окно, и тем, как Том вошел в часовню, Люси и Колин воспользовались этим ходом и украли Леди Ярость.

Войдя в дом, Холли свернула направо и побежала по коридору в оружейную комнату. Она боялась, что Белинда окажется на пути у злоумышленников, когда те выйдут с мечом из потайного коридора. Похоже, подруге угрожает серьезная опасность. Однако оружейная комната оказалась пуста. Тяжело дыша, Холли остановилась посреди и огляделась.

– Где же она? – удивленно пробормотала она.

– У-у-у! Я призрак Элеонор Уайлд, пришла тебя пугать! У-у-у!

Холли узнала голос Белинды и резко обернулась.

– Ты где? – крикнула она.

Голова Белинды показалась из-под арки камина.

– Ку-ку!

– Меч украден!

– Что?! – ахнула Белинда. – Когда?!

– Примерно пять минут назад, – сообщила Холли. – Он был там, я сама видела, а потом исчез! Наверняка это сделали Люси и Колин; вероятно, они использовали для этого потайной ход, через который и проникли в часовню. Через входную дверь они бы не прошли.

– Отсюда они не могли попасть в часовню, – возразила Белинда. – Я была здесь все это время и точно знаю, куда ведет потайной ход. – Она поманила Холли пальцем. – Иди сюда, я тебе покажу.

Холли нырнула под арку камина, и Белинда показала подруге, где обнаружила травинки и комочки земли.

– О’кей, – твердо заявила Холли. – Значит, возможны два варианта. – Либо существует еще один выход из потайного коридора, либо они до сих пор прячутся там вместе с мечом.

– Мы должны рассказать обо всем Сьюзан! – воскликнула Белинда. – Больше нельзя молча смотреть на то, что вытворяет ее взбалмошная дочь.

– Я тоже так считаю, – согласилась Холли. – Знаешь что? Ты останешься тут на тот случай, если они вдруг выйдут. Если ты их увидишь, кричи что есть силы, и я прибегу. А я пойду разыщу Сьюзан.

Поиски оказались недолгими. Холли увидела хозяйку дома в кабинете. Когда девочка вбежала в комнату, Сьюзан уже закончила разговор с полицией и положила телефонную трубку. Рядом с женщиной стоял Том Кетчпол.

– Это моя вина, – сокрушенно вздыхал он. – Сьюзан, как мне теперь загладить свою вину? Я был уверен, что сигнализация абсолютно надежна, но кто-то, вероятно, нашел способ разомкнуть цепь. Должно быть, кража произошла прошлой ночью. Какая досада!

– Нет! – воскликнула Холли. – Вы ошибаетесь! Меч лежал там совсем недавно, минут пятнадцать назад. Я видела его собственными глазами! И я знаю, каким образом он украден. Из оружейной комнаты в часовню ведет потайной ход.

Сьюзан Фэншоу непонимающе посмотрела на нее.

– Холли? О чем ты говоришь? Что ты выдумываешь?

– Мы нашли потайной ход! – выпалила Холли. И тут же замолкла в нерешительности. Как рассказать Сьюзан про Люси и ее приятеля?

– Потайной ход? – раздался за спиной Холли знакомый голос. – Что еще за бред вы придумали?

Холли резко обернулась. В дверях стояла Люси.

Холли с изумлением уставилась на нее, но тут же быстро пришла в себя.

– По-моему, ты должна обо всем рассказать Сьюзан, – начала она.

Люси изумленно вскинула брови.

– О чем? Что тут вообще происходит?

– Украден меч. Леди Ярость! – сообщила Сьюзан.

Кровь отхлынула от щек девушки.

– Что?! – Казалось, она искренне ужаснулась, услышав слова матери.

– Не притворяйся, что ничего не знаешь об этом! – воскликнула Холли.

– Да замолчи же! – огрызнулась Люси. – Что тут происходит, мама?

Холли собиралась что-то возразить, когда в дверях появилась Трейси.

– Идиотка! – накинулась она на Люси. – Я могла весь день там просидеть!

– И поделом! В следующий раз не будешь шпионить за мной! – зашипела на нее Люси. – Как вы мне надоели, проклятые козявки! – Она обратилась к матери: – Они мстят мне за то, что я не встретила их на станции! Ведут себя, словно шестилетние соплячки!

– Господи! – воскликнула Сьюзан. – Ничего не понимаю! О чем вы все говорите?

– Люси заперла меня на чердаке, – заявила Трейси. – Посмотрите, в каком состоянии моя одежда! Мне пришлось ползти по крыше, чтобы выбраться оттуда.

– Люси, это правда? – строго спросила мать.

– Да, это так, – подтвердила девушка. – Я уже говорила тебе, мама, что они шпионят за мной. Мне это надоело. А еще они придумывают про меня всякие глупости. Я уже их слышала! Они собираются рассказать тебе, как будто видели меня с кем-то в часовне. И будто бы я знаю, где находится потайной ход. – Она скрестила руки на груди и сверкнула глазами на Холли. – Что ж, давай выкладывай всю вашу смехотворную чушь.

– Это не чушь, – спокойно, но решительно заявила Холли. – Я видела вас в часовне, тебя и Колина!

– Колин! – одновременно воскликнули Сьюзан и Том.

– Если уж ты плетешь про меня всякую ложь, – огрызнулась Люси, – по крайней мере постарайся, чтобы она выглядела убедительно.

– Холли, что ты знаешь про Колина? – спросила Сьюзан.

– Совсем немного, – смутилась Холли. – Я услышала про него в тот вечер, когда мы приехали сюда.

Сьюзан нахмурила брови.

– Тогда ты должна знать, что Колин уехал в Манчестер.

– Это не совсем так, – возразила девочка.

– Я ничего не понимаю, ни единого слова, – произнес Том, жестко глядя на Холли. – Но одно могу сказать наверняка: мой сын находится в Манчестере, у своей матери.

– Ваш сын?! – изумилась Трейси. – Колин ваш сын?!

– Точно так, – кивнул Том. – И сегодня утром я разговаривал с ним по телефону. Он у матери в Манчестере, я это гарантирую.

– Ну и как? – Люси ехидно посмотрела в помрачневшие глаза Холли. – Какую еще ложь про меня ты наплетешь?

Холли растерянно оглядела всех присутствующих. Голова ее шла кругом. Она встретилась взглядом с Трейси и увидела в глазах подруги смущение. Даже Трейси не слишком ей верила, а хуже всего было то, что ни она, ни Белинда в ту ночь ничего не видели, и обе полагались на слова Холли. Что же говорить про Сьюзан и Тома? Кому они поверят? Люси или совсем незнакомой им девчонке?

Холли вздохнула. Оставалась последняя надежда – потайной ход. Если она сумеет доказать существование подземного хода, тогда, быть может, ей поверят и в остальном. Иначе говорить что-то просто бесполезно. И Сьюзан, и Том Кетчпол конечно же поверят Люси, а не ей.

ГЛАВА VII

Безнадежное положение

Холли смотрела на лица окружавших ее людей. Сьюзан была бледна, а Том Кетчпол хмурился. Они ждали, что она скажет. Холли встретилась взглядом с Трейси и сразу же поняла, что подруга поддержит ее в любой ситуации. Потом Холли взглянула на Люси. Ее холодный взгляд ясно говорил о том, что своенравная дочка Сьюзан готова выдать любое количество лжи.

Итак, теперь все зависит от того, удастся ли им найти потайной коридор. А если они его не найдут? На помощь Люси рассчитывать не приходится. И что подумает Сьюзан, если члены Детективного клуба будут настаивать на своих обвинениях, но не смогут привести никаких доказательств?

Холли облизнула пересохшие губы и перевела взгляд на Сьюзан Фэншоу.

– Извините, – сказала она, и слова с трудом выходили из ее пересохшего горла. Нелегко просить прощения, особенно когда знаешь, что ни в чем не виновата. – Мне казалось, что я видела кое-кого в часовне, но, должно быть, я ошиблась.

– Холли, неужели? – поразилась Трейси.

Холли встретилась глазами с подругой и увидела ее смятение.

– Мне очень жаль, – повернувшись к Люси, выдавила она. – Все произошло поздно ночью, я только что проснулась. Вероятно, мне все почудилось. – Она повернулась к Сьюзан и растерянно улыбнулась. – Мои родители всегда говорят, чтобы я не давала волю своей фантазии, правда, Трейси?

– Да, конечно, но… – начала подруга.

– И мы вовсе не пытались доставить Люси неприятности. Честное слово, – поскорее заверила всех Холли, не дав Трейси договорить. – Так что будем считать случившееся недоразумением.

– Но ведь ты только что сказала, что вы нашли потайной ход, – напомнила ей Сьюзан.

Холли смущенно пожала плечами.

– Нам это скорее всего тоже показалось. Вероятно, мы ошиблись. Знаете, мне очень стыдно. Если хотите, я сейчас упакую чемодан и уеду домой ближайшим рейсом.

– Не нужно, Холли, – сухо заявила Сьюзан. – Но согласись, ты вела себя немного глупо. Постарайся впредь быть более аккуратной с фактами и не обвинять людей невесть в чем. Впрочем, в данном случае ты никому не причинила вреда. Так что давайте считать все это простым недоразумением и постараемся поскорей про все забыть.

– Согласен, – поддержал ее Том. – Тем более что у нас и без того достаточно проблем. Прежде всего с этой проклятой кражей.

– Скоро сюда прибудет полиция, – объявила Сьюзан. – Вероятно, всем из нас придется отвечать на их вопросы. – Она взглянула на Трейси и Холли. – Думаю, что вам обеим и Белинде лучше побыть дома. И ты, Люси, тоже никуда не уезжай, ясно?

– Но я все равно ничего не знаю про кражу, – сердито возразила дочь.

– Я и не сомневаюсь в этом, – ответила Сьюзан. – Но полиция непременно захочет с тобой побеседовать, так что останься дома. Договорились?

Не говоря ни слова, Холли повернулась и вышла из кабинета. Трейси последовала за ней и схватила за руку, как только они оказались в коридоре.

– Почему ты не рассказала им про то, что замышляла эта кривляка? – спросила Трейси, когда они отошли достаточно далеко. – Я бы тебя поддержала.

– Не сомневаюсь в этом, – улыбнулась Холли. – Не беспокойся, я не собираюсь сдаваться. Пошли искать Белинду.

Белинда стояла в дверях оружейной комнаты, нетерпеливо выглядывая в коридор. Ей не терпелось узнать, что происходит.

– Что вы так долго? – воскликнула она, увидев подруг.

– Ну как, узнала что-нибудь новенькое про потайной ход? – с надеждой спросила Холли.

– Нет, – вздохнула Белинда. – Я испробовала все, разве что не колола стенку дымохода пикой. А вы? Рассказали Сьюзан про Люси и Колина?

– Это был не Колин, – мрачно ответила Трейси.

– Не он? – удивилась Белинда. – Откуда вы знаете?

– Том Кетчпол – его отец, – ответила Холли. – И сегодня утром он звонил в Манчестер и разговаривал с Колином по телефону.

– Ничего себе! – удивилась Белинда. – Так с кем же была Люси?

– Неизвестно, – вздохнула Холли. – Люси все отрицает. Она заявила Сьюзан, будто мы специально пытаемся ее оклеветать.

– Все было ужасно, – вмешалась Трейси и рассказала Белинде, что случилось в кабинете Сьюзан.

– Но ведь ты же знаешь, что Люси замешана в этой краже, – возмущенно воскликнула Белинда. – Это же точно! И ты не сказала им, что видела меч за пару минут до того, как он исчез?

– Я говорила, но они решили, что во всем виновато мое разыгравшееся воображение. – Холли помрачнела. – Во всяком случае, я надеюсь, что они так подумали.

– Почему ты надеешься? – удивилась Трейси.

– Потому что все, включая Люси, считают нас маленькими глупыми девчонками, – пояснила она, – и никому не придет в голову, что мы будем продолжать наше расследование. Ведь Люси будет отрицать все, что бы мы ни сказали, верно? И доказать, что в краже замешана она и какой-то мужчина, мы сможем лишь в том случае, если выясним, где находится потайной ход.

– Я уже вам говорила, что перепробовала все на свете, – сокрушенно покачала головой Белинда. – Стучала по каждому кирпичу, толкала, крутила, чего только не делала. Мне кажется, мы никогда это не узнаем.

– Скорее всего, – согласилась Холли. – Поэтому нужно, чтобы его нам кто-нибудь открыл.

– Но ведь о том, как он открывается, знают лишь Люси и тот человек, – удивилась Трейси, и тут же ее лицо просветлело. – Ага, я поняла. Кто-нибудь из нас спрячется здесь и будет ждать, когда сюда придет Люси и воспользуется потайным ходом.

– Именно это мы и сделаем, – подтвердила Холли. – Я чуть не задохнулась от обиды, когда мне пришлось перед всеми извиняться. Вот выясним, как открывается потайной ход, и уж тогда расскажем обо всем Сьюзан, Тому и полиции. Посмотрим тогда, как Люси будет выкручиваться!

Остаток дня прошел в Уайлд-хаузе напряженно. Все нервничали. Холли чувствовала, что Сьюзан недовольна и сердится на нее, и это огорчало больше всего. Тем не менее ее не покидала решимость довести расследование до конца. Детективный клуб должен представить достаточно убедительный доказательства того, что Люси солгала.

Полиция пробыла в Уайлд-хаузе почти весь день. Несколько полицейских в штатском заняли кабинет Сьюзан, другие опечатали дверь часовни, заклеив ее желто-черной лентой, чтобы туда никто не мог войти.

Весь день три подруги провели в оружейной комнате. Им не терпелось увидеть, не проберется ли туда Люси, чтобы воспользоваться потайным ходом и попасть по нему в часовню. Холли надеялась, что таинственный парень все еще прячется там вместе с мечом. Ведь он не мог выйти через оружейную комнату незаметно. Она боялась лишь одного: а вдруг имеется еще один выход, и ему все-таки удалось исчезнуть вместе с украденной реликвией.

– На мой взгляд, этого не могло произойти, – уныло сказала Белинда, сидя на широком черном сундуке. – Вокруг дома слишком большая полоса свободного пространства. Ему пришлось бы долго бежать на виду у всех, если бы он выбрался на поверхность.

– Похоже, ты права, – согласилась с ней Трейси. – Да и меч этот в карман не спрячешь. Значит, и человек, и меч все еще там.

Полицейские по очереди вызывали девочек и долго с ними беседовали. Трейси и Белинда, ничуть не кривя душой, заявили, что ничего не видели и не знают, и даже Холли удалось убедить их в этом. «Ладно, – думала она, – нет смысла говорить полиции о своих подозрениях, пока их нельзя ничем подтвердить!»

Трейси встала коленями на сундуки и грустно смотрела на лужайки Уайлд-хауза, положив локти на подоконник. В лазурном небе сияло солнце, и порхали птицы. Справа от окна виднелась опечатанная полицией дверь часовни. Длительное пребывание в оружейной комнате начинало действовать на нервы. Холли и Белинда сидели на полу по-турецки и играли в придуманную ими «загадочную охоту».

– Опять ты выиграла, – вздохнула Белинда, когда фишка подруги добралась до центрального квадрата, и секретные документы благополучно попали в руки премьер-министра. Она оглянулась через плечо: – Трейси, будешь с нами играть?

– Нет, неохота, – пробурчала Трейси, отвернувшись от окна. – Люси не станет пользоваться потайным ходом при дневном свете, неужели не ясно? Давайте выйдем на улицу хотя бы ненадолго. Такая чудесная погода, а мы сидим тут, как…

– Я не собираюсь оставлять комнату без присмотра, – строго возразила Холли. – А ты можешь прогуляться, если тебе так хочется.

Трейси слезла с сундука и нехотя присоединилась к подругам.

– Пожалуй, я тоже с вами сыграю. Ладно уж, дайте мне фишку. Кто начинает?

Приблизительно через час в оружейную комнату вошла бледная и расстроенная Сьюзан. Однако девочки чувствовали, что хозяйку дома заботит вовсе не неприятное столкновение между Холли и Люси.

– Почему вы засели здесь так упорно? – поинтересовалась она. – Полиция уже уехала, и вы это знаете. Можете пойти прогуляться.

– Нет, спасибо, нам тут хорошо, – вежливо отказалась Холли.

Сьюзан бросила взгляд на игру.

– Вы сами это придумали? – воскликнула она. – Какие молодцы! Может, расскажите поподробнее?

Сьюзан присела на корточки, слушая объяснения подруг.

– А это что означает? – Она указала на квадрат с надписью «Игрок применил прием «Миранда» и был немедленно обнаружен. Пропускает ход».

– Миранда – моя подруга, – объяснила Холли. – Она любила всякий маскарад, а когда мы играли в прятки, то отыскивала укрытия, где ее немедленно обнаруживали.

Объяснение, казалось, удовлетворило хозяйку дома, и Холли не стала вдаваться в дальнейшие подробности. Миранда Хант и Питер Гамильтон были лондонскими друзьями Холли. В те годы они называли себя Юными детективами и пережили немало приключений задолго до того, как семья Холли переехала в Йоркшир, и Холли основала там Детективный клуб.

Сейчас не стоило рассказывать Сьюзан о своих увлечениях разными загадочными происшествиями. Лучше дождаться, когда они разгадают тайну оружейной комнаты, а после этого отыщут украденный меч.

– А что, у полиции появились какие-нибудь подозрения? – поинтересовалась Белинда.

– Они пришли к выводу, что кому-то удалось перехитрить сигнализацию, – вздохнула Сьюзан. – Полицейские очень долго беседовали со стариной Томом. Бедняга! – Она покачала головой. – Думаю, ему сейчас еще тяжелее, чем мне. Кража, по-видимому, случилась прошлой ночью. – Она поднялась. – Но полиция все-таки надеется отыскать меч.

Сьюзан, казалось, забыла о заявлении Холли о том, что она видела меч за пять минут до того, как Том обнаружил кражу.

– Так вы теперь отмените детский маскарад? – поинтересовалась Трейси.

– Нет, – покачала головой Сьюзан. – Конечно, это немного уменьшит нашу радость от его проведения, но я уже позвонила Джону, и он считает, что маскарад отменять не стоит. – Она грустно улыбнулась. – Правда, я пока еще не позвонила в музей. Один бог ведает, что они скажут, узнав о случившемся.

– Мы можем вам чем-нибудь помочь? – сочувственно спросила Холли.

– Едва ли. Впрочем, спасибо, что предложили, – вздохнула Сьюзан. – Постарайтесь только не задевать Люси. Я понимаю, почему вы с ней не поладили, но на самом деле она не такая уж и плохая. У нее добрая душа.

– Мне что-то не хочется рассказывать Сьюзан о проделках Люси, – вполголоса произнесла Холли, когда она вышла из комнаты.

– Тем не менее придется это сделать, – твердо заявила Белинда.

– Понимаю. – Холли грустно покачала головой.

Сьюзан вернулась минуты через три. В руках она несла маленький деревянный ящичек.

– Вы так любите разные игры и головоломки, – произнесла она. – Вот я и подумала, что эта вещь займет вас на некоторое время.

Она передала ящичек Белинде. Сантиметров тридцать в длину и десять в высоту и ширину, он был весь покрыт резьбой и инкрустациями.

– Какая прелесть! – воскликнула Белинда, с интересом рассматривая поделку. – Для чего он предназначен? – Она поискала замок, но не нашла. – А как он открывается?

– В этом и вся соль, – улыбнулась Сьюзан. – Это китайская шкатулка, и открыть ее можно лишь одним способом.

– Каким? – заглянула через плечо подруги Трейси.

– А вот этого я вам не скажу, – покачала головой Сьюзан. – Вы должны сами догадаться. Иначе будет неинтересно.

– Она и в самом деле из Китая? – наклонившись, спросила Холли, любуясь затейливым узором.

– Не совсем, – призналась Сьюзан. – Ее сделал Том. У него очень ловко получаются подобные вещи. Итак, вперед! Разгадывайте тайну шкатулки, а я пойду звонить в музей. Поставлю их в известность о случившемся.

Девочки долго и безуспешно возились со шкатулкой. Что бы на ни было, Том блестяще справился со своей задачей и надежно замаскировал замок. Приближалось время обеда, и девочки поняли, что им придется оставить оружейную комнату без присмотра. Холли опасалась, что, как только они уйдут в столовую, Люси явится сюда, чтобы выпустить своего сообщника, и тогда они спрячут меч где-нибудь в другом месте, где его никогда не смогут отыскать члены Детективного клуба.

– Постойте-ка! – воскликнула Белинда. – Мне кое-что пришло в голову.

Она выбежала из комнаты и через несколько минут вернулась с двумя полосками медицинского пластыря и с длинной ниткой.

– Мама всегда заставляет меня брать с собой пластырь. На всякий случай, – объяснила Белинда. – А еще следит, чтобы я никуда не уезжала без иголки с ниткой. А вдруг понадобится пришить оторвавшуюся пуговицу. – Она усмехнулась. – Вот они мне наконец-то пригодились.

– Зачем они тебе? – не поняла Трейси.

– Не понимаешь? – продолжала усмехаться Белинда. – Мы ведь не можем сидеть тут весь вечер. А так будем хотя бы знать, если тут кто-нибудь пройдет. – Она взглянула на подруг. – Все-таки это лучше, чем ничего. Верно?

Белинда нырнула в камин и укрепила нитку в самом низу боковой стенки так, чтобы пластыри были незаметны.

– Порядок, – удовлетворенно произнесла она. – Если кто-то войдет в потайной ход или выйдет из него, нитка окажется сорванной.

– Тогда мы будем по крайней мере знать точно, что вход расположен именно тут, – добавила Трейси.

– Но я это знаю наверняка, – возразила Белинда.

– Этого недостаточно, – заметила Холли. – Мы должны доказать это другим.

Установив свою «сигнализацию», девочки вышли из оружейной комнаты и отправились по своим комнатам, чтобы привести себя в порядок к обеду. Правда, членов Детективного клуба угнетала мысль о том, что хотя они и установили «сигнализацию», которая покажет им, пользовался ли кто-нибудь потайным ходом, однако они бессильны доказать, что Люси замешана в краже, а также проследить, куда злоумышленники спрячут украденную реликвию.

Люси нигде не было видно, но их тревога несколько утихла, когда Трейси заметила, что возле дома нет ее спортивного автомобиля. Вероятно, вздорная девица куда-то уехала.

– Ну что, сумели открыть шкатулку? – поинтересовалась за обедом Сьюзан.

– По-моему, это невозможно, – убежденно заявила Трейси.

– Нет, ты не права. Она открывается. – Сьюзан отложила в сторону нож и вилку. – Дайте-ка мне ее на минутку.

Белинда протянула ей шкатулку. После нескольких быстрых и незаметных манипуляций крышка откинулась сама собой.

Холли разинула от изумления рот.

– Как вам это удалось?

– На самом деле все очень просто, – улыбнулась Сьюзан, глядя на девочек, которые, вытянув шеи, как завороженные смотрели на ее руки. – Весь фокус в том, чтобы выполнить одновременно два различных движения. Поодиночке ни одно из них не сработает. Я же говорила, что Том у нас большой умелец. – Ее взгляд устремился куда-то вдаль. – Хотелось бы, чтобы его сын пошел в него. – Она тряхнула головой, словно отгоняя беспокойные мысли.

– Мне очень жаль, что у нас с Люси возник конфликт, – извиняющимся тоном произнесла Холли.

– Давайте не вспоминать об этом, – мягко сказала Сьюзан. – Со временем все забудется. Ты просто в чем-то ошиблась и с самого начала заморочила себе голову. Не стоит портить оставшиеся дни.

После обеда девочки помогли Сьюзан убрать посуду, а затем заглянули в оружейную комнату. «Сигнализация» осталась нетронутой.

– Если сегодня что-то случится, – твердо заявила Белинда, – это произойдет только ночью, когда все будут спать.

– А это значит, что мы не должны ложиться, – продолжила мысль Трейси. – Так что мы будем делать? Дежурить по очереди?

– Думаю, вы обе правы, – согласилась Холли. – Каждая из нас будет дежурить по три часа. Только мы не должны ловить Люси и того человека. Наша главная задача – узнать, как открывается потайной ход, и по возможности выяснить, что они собираются сделать с мечом.

Люси вернулась поздно вечером. Хлопнув дверью, она прямиком бросилась в свою комнату, не сказав матери и пару слов.

После этого подруги пожелали хозяйке дома спокойной ночи и отправились наверх. Бросив жребий, они определили очередность дежурств. Первое – до двух часов ночи – досталось Белинде, второе – до пяти утра – Трейси, а третье – до восьми – Холли.

Когда Белинда крадучись пробралась в темную оружейную комнату, она первым делом ощупала очаг в камине. Нитка была на месте. Затем девочка неслышно прошла к окну и спряталась в щель между черным сундуком и стеной. Устроившись поудобней, так, чтобы из-за сундука ей был виден камин, и подперев голову рукой, она приготовилась к долгому ожиданию.

Неожиданно Белинда проснулась, стукнувшись головой о край сундука. Она даже не поняла, как ухитрилась заснуть. Обозвав себя последней идиоткой, она взглянула на часы. Только что минула полночь. Она проспала почти час. Все было абсолютно тихо. Нетрудно представить, что сказали бы насчет этого Холли и особенно Трейси! Пока она спала, в камин могло бы войти стадо слонов, не разбудив ее. Она уже собиралась подползти к камину и проверить, цела ли нить, как вдруг услышала какой-то тихий звук. Она затаила дыхание и прислушалась. Звук повторился. Стараясь не шуметь, кто-то медленно шел по голым доскам пола.

Белинда осторожно выглянула из-за сундука. По оружейной комнате, на цыпочках, одетая во все черное, шла Люси Фэншоу. В лунном свете переливались ее длинные, как у русалки, волосы. Подойдя к камину, она нырнула под его низкий свод.

ГЛАВА VIII

Нелегкая ночь

Люси присела на корточки возле камина. Именно этой минуты с таким терпением и ждала Белинда. Минуты, которая даст ей долгожданную разгадку потайного хода.

Одной рукой Люси нажала на какой-то камень над каминным сводом, а другой одновременно схватилась за кирпич, находившийся где-то внутри очага, пытаясь его повернуть. Она даже застонала от усилия, продолжая надавливать на верхний камень. Из недр камина донесся негромкий скрежет.

«Тук-тук», – раздалось неожиданно прямо над головой Белинды. Кто-то барабанил пальцами по стеклу. Люси резко повернула голову и посмотрела в окно чуть выше того места, где пряталась Белинда. На лице Люси появилось понимающее выражение. Она уперлась в камин и, казалось, пробовала его толкнуть. Вероятно, камин закрывал вход в потайной коридор. Стук повторился вновь, и девушка, к ужасу Белинды, подбежала к окну.

«Замри и не шевелись, – внушала себе Белинда. – Не смей даже дышать. Иначе она обнаружит тебя».

– Встречаемся у входной двери, – медленно и отчетливо, как это делают люди, когда им нужно, чтобы их слова прочли по губам, произнесла Люси.

Тот, кто находился за окном, по-видимому, понял ее, потому что Люси тут же бросилась прочь из комнаты.

Белинда вылезла из-за сундука. Пролежав целый час на голых досках, она с трудом шевелилась, но растирать затекшие руки и ноги времени не оставалось. Ей требовалось узнать, что происходит. Однако, когда Белинда попыталась встать, одна нога подвернулась, и девочка с грохотом растянулась на полу. Она была уверена, что Люси сейчас вернется в оружейную комнату, чтобы выяснить причину такого шума. Однако Люси не появилась. Белинда села и принялась растирать затекшую ступню обеими руками. Наконец кровообращение восстановилось, и онемение сменилось невыносимо болезненным покалыванием.

Белинда осторожно поднялась. Из-за дурацкой ноги она потеряла драгоценные минуты и теперь не могла стоять и ждать, когда пройдет и покалывание. Хромая, девочка бросилась вперед. Она боялась, что Люси уже исчезла вместе с загадочным человеком, постучавшим в окно. До нее вдруг донеслись голоса. Белинда замедлила шаг и подкралась ко входу в главный вестибюль. Она прижалась к стене и напрягла слух.

– Что ты говоришь? Как это украден?! – Голос был мужской.

– Тише! – прошипела Люси. – Эти три соплячки нас подозревают. Мы не можем тут оставаться. Я думаю, одна из них может сейчас не спать и следить за мной. Встретимся через час в сторожевой башне и все обсудим без помех. Там уж они нас не подслушают.

– В сторожевой башне? – В голосе парня прозвучало удивление. – Но…

– Тс-с-с! – Люси прижала к губам палец и совсем тихо, так что Белинда не сумела ничего расслышать, что-то добавила.

– О’кей, – произнес парень. – Понял тебя. Через час приду.

Входная дверь тихо закрылась, и Белинда услышала, как Люси прошла через вестибюль и стала подниматься по лестнице.

Белинда выждала пару минут, чтобы Люси ушла подальше, и захромала на своей больной ноге к спальне Холли. Она разбудила подругу, и они вместе отправились к Трейси.

– Я видела, как открывается потайной ход! – вскричала Белинда. – Но вообще-то там происходило что-то странное. Начнем с того, что тот человек находился не за потайной дверью, а на улице. И мне показалось, что он испытал настоящий шок, когда услышал о пропаже меча.

– Может, Люси украла его сама, ничего не сказав ему, – предположила Холли.

– Вряд ли это она, – заметила Трейси. – В то самое время, когда меч был украден, Люси была занята: она запирала меня на чердаке. Она никак не могла спуститься в оружейную комнату и попасть в потайной ход.

– Она точно не могла это сделать, – добавила Белинда. – Не забывай, что там в то время сидела я. Если только, конечно, где-то в доме нет другого входа. Это единственно возможное объяснение. А теперь слушайте: Люси и тот человек договорились встретиться через час в сторожевой башне.

– Что?! – удивленно воскликнула Холли. – Почему в сторожевой башне, скажи на милость?

– Люси подозревала, что кто-то из нас может за ней следить, – объяснила Белинда. – Она захотела встретиться в таком месте, где мы не сможем подслушать их разговор. – Девочка многозначительно посмотрела на подруг. – Если мы хотим выяснить, что происходит, нам необходимо пробраться в эту башню.

– Подожди минутку, – остановила ее Холли. – А как же прилив? Что сейчас на море, прилив или отлив?

– Вероятно, время отлива, – предположила Трейси. – Как же еще Люси сможет встретиться с тем человеком? – Глаза ее сверкнули в свете ночника. – Эге, да в той башне очень удобно спрятать меч. Может быть, они идет туда именно ради этого?

– Но ведь парень не знал ничего про свершившуюся кражу, – настаивала Белинда.

– Я все поняла! – вдруг воскликнула Холли. – Все очень просто! Они собирались вдвоем украсть меч, верно? Но когда Люси почувствовала, что мы за ней следим, она, вероятно, опередила события. Она устранила Трейси, проникла в потайной коридор через другой вход и взяла меч сама, без помощи напарника. Могу поспорить на десять миллионов, что Люси спрятала меч где-то в доме. А встречу в сторожевой башне она назначила мужчине именно по той самой причине, о которой только что упомянула Трейси. В башне легче всего спрятать меч. – Она взглянула на подруг. – Ну как? Логично?

– Логика железная! – воскликнула Трейси, соскакивая с постели. – Чего же мы ждем? Нам нужно попасть в сторожевую башню до них!

Члены Детективного клуба с радостью обнаружили, что разгадка тайны где-то совсем рядом. Если предположения Холли верны, то все решится еще до рассвета, и им даже не потребуется ловить Люси и ее напарника с поличным. Достаточно лишь устроить засаду в сторожевой башне, посмотреть, куда они спрячут меч, а затем достать его, отнести Сьюзан и рассказать ей все, как было.

Когда подруги вышли из дома и направились вниз по склону холма в сторону моста, на небе сияли звезды. Ночь была такой тихой и спокойной, что они отчетливо слышали, как плещутся волны.

Девочки остановились в начале низкого каменного моста. Под ними громко шумела вода, и этот шум громким эхом отдавался под темной аркой. Полоса крупных валунов отмечала противоположный берег реки, видневшийся за мостом, и тянулась вдоль берега моря. Во время прилива у этих камней оставалась видна лишь верхушка, но сейчас они оголились, возвышаясь над озерками, поросшими морской травой и водорослями. Когда они направились к сторожевой башне, их ноздри наполнил острый, соленый запах моря. Берег то плавно вздымался, то опускался. В некоторых местах путь им преграждали длинные серебристые полоски воды, а иногда они наталкивались на мягкий, податливый песок, грозивший стащить с них обувь.

И все же они довольно быстро добрались до башни, прошли по гряде хрустящего под ногами мелкого ракушечника и взобрались на поросший травой склон маленького островка. Трава была длинной и жесткой, за нее было удобно хвататься, преодолевая крутые подъемы. Наконец они оказались возле полуразрушенной старинной постройки, которая возвышалась над скалами примерно на три метра. Массивные каменные стены покрылись трещинами и заросли мхом и лишайником. Сама башня была круглой формы, а внутри ее сохранились остатки спиральной каменной лестницы.

– Какое потрясающее место! – прошептала Трейси, первой входя внутрь дверной арки на усыпанную галькой внутреннюю площадку башни.

Холли огляделась. Вокруг высились неровные зубцы полуразрушенных стен, выделяясь черным силуэтом на фоне звездного неба.

Трейси начала подниматься по ступенькам, и вскоре ее голова показалась над самым высоким зубцом.

– Убери голову! – зашипела на нее Холли. – Ты слишком хорошо видна.

– Ой, верно! Прошу прощения, – спохватилась Трейси, быстро наклонившись. – На горизонте видно много огней, – сообщила она, вернувшись к Белинде и Холли.

– Вероятно, это рыбацкие суда, – предположила Холли. – Я видела их и раньше.

– Сейчас без четверти час. – Белинда взглянула на наручные часы. – Когда Люси назначила встречу, только что минула полночь. А это означает, что они могут прийти сюда в любую минуту. Нам нужно где-то спрятаться.

– Выбор у нас невелик, – сокрушенно произнесла Трейси, оглядываясь вокруг. – Разве что мы приподнимем скалу и залезем под нее.

– Давайте выйдем из башни и спрячемся где-нибудь со стороны моря, – предложила Холли. – По крайней мере, будем спокойны, что оттуда они не подойдут.

Девочки снова прошли через арку и, осторожно ступая по гальке и щебню, пробрались к дальнему крылу башни. Там им удалось отыскать сравнительно удобное место, где можно было спрятаться.

– Я все-таки никак не могу понять, кто же сообщник Люси, – произнесла Холли, когда они смотрели на мерцающую морскую рябь. – Если ее парень сейчас в Манчестере, кто же ей помогает?

– Если только он и вправду в Манчестере, – недоверчиво покачала головой Белинда.

– Он должен быть там, – возразила Холли. – Том ведь сказал, что разговаривал с ним по телефону этим утром. Колин не смог бы вернуться так быстро.

– А Том уточнил, кто из них кому позвонил? – спросила Белинда.

– Разве есть какая-то разница? – удивилась Трейси.

– Очень большая. Одно дело, если Том сам позвонил Колину, – принялась объяснять Белинда. – В противном случае Колин мог ему позвонить с соседней улицы и прикинуться, что он в Манчестере.

– Ого! – удивилась Холли. – Мне это и в голову не пришло.

– Не все же такие умные, – усмехнулась Белинда. Она снова взглянула на часы. – Десять минут второго. Что-то они опаздывают.

– Сейчас нам лучше затихнуть, – заметила Холли. – Мы не должны рисковать. Если они услышат наши голоса, то уйдут. – Она поежилась: несмотря на довольно теплую ночь, с моря подул прохладный ветерок.

Девочки прижались друг к другу, согреваясь.

– Может, я снова залезу наверх и посмотрю? – предложила Трейси через некоторое время.

– Ладно, – разрешила ей Холли, с трудом подавив зевок. От долгого ожидания ее начал одолевать сон, и только резкие порывы свежего бриза не давали заснуть. – Только пригибайся как можно ниже.

Трейси залезла на камни и высунула голову из-за стены.

– Не хочу никого пугать, – спокойно заметила Белинда, – но я уже долго наблюдаю за приливом. Вода прибывает.

Холли посмотрела на волны, мягко набегавшие на песок. Море заметно приблизилось к башне, но пока еще находилось приблизительно в пятидесяти метрах от маленького островка.

– А ведь сейчас почти два часа, – вновь посмотрела на часы Белинда. – Знаете, что мне пришло в голову? Что нас опять провели.

– Не понимаю, каким образом, – возразила Холли. – Ладно, Люси могла подозревать нас в том, что мы за ней следим. Но зачем ей понадобилось назначать здесь встречу, если она думала иначе?

Белинда повернула лицо к Холли. Вид у нее был самый разнесчастный.

– Вероятно, Люси слышала меня, – предположила она. – Я начинаю подозревать, что она догадывалась о моем присутствии. Она что-то прошептала мужчине, после того как назначила здесь встречу. Я готова поклясться, что она велела ему подыграть ей из-за того, что я подслушивала. – Белинда виновато взглянула на Холли. – Кстати, я забыла сказать, как я упала в оружейной комнате. Вероятно, тогда-то она меня и слышала.

– Ты упала?! – воскликнула Холли.

– Я не виновата, – стала оправдываться Белинда. – Просто у меня затекла нога.

– О-о! Замечательно! – язвительно прошипела Холли. – И она говорит нам об этом только сейчас! Трейси, забудь про Люси! Мы зря тратим время!

– Уф! По-моему, друзья мои, вам не мешает посмотреть на это, – донесся со стены голос Трейси. Сидя верхом на широком парапете, она смотрела в сторону берега.

Холли и Белинда поспешили к ней.

– О боже! – ахнула Холли, поднеся ладонь ко рту.

Широкая полоса воды покрыла песчаное пространство между сушей и островком.

– Как же это случилось? – спросила Белинда, глядя вниз.

– Какое это имеет значение? – проворчала Трейси. – Случилось, и все. Теперь весь вопрос в том, что нам делать дальше.

Они совсем забыли про особенности этих берегов. На той стороне, где они сидели, прилив подбирался незаметно, и они думали, что смогут добраться до берега. На самом же деле море уже обступило островок и заполнило все протоки, и сейчас над водой возвышались лишь несколько округлых песчаных холмиков. Наступающий прилив отрезал их от суши.

ГЛАВА IХ

Опасная дорога

– Интересно, тут глубоко? – задумчиво произнесла Холли. По серебристо-серой поверхности прибывавшей воды это невозможно было определить на глаз.

– По-моему, пока еще не очень, – заметила Трейси и махнула рукой в сторону берег: – Глядите, вон там, где мы шли, над поверхностью виднеется много песчаных отмелей.

– Да-а, – кисло согласилась Белинда. – Но скоро и они исчезнут.

– У нас два выхода, – сказала Холли. – Либо мы остаемся тут на всю ночь, либо пытаемся вброд добраться до берега. Но если идти, то немедленно, пока еще не слишком глубоко.

– Может, останемся? – побелевшими от страха губами спросила Белинда.

– Я не собираюсь торчать тут всю ночь, – упрямо заявила Трейси. – Пошли! Мы без труда вернемся назад, если не будем тратить время на разговоры.

И Трейси спустилась из сторожевой башни на узкую полоску ракушечника, еще не залитую прибывающей водой.

Холли вопросительно посмотрела на Белинду. Та ответила ей унылым и мрачным взглядом и, пожав плечами, стала спускаться вниз, следом за Трейси. Опершись на камень, девочка уже расшнуровывала кроссовки.

– Нет смысла их мочить, если можно снять, – назидательно произнесла она.

Через пару минут девочки уже стояли у кромки воды, закатав до колен джинсы и держа в руках обувь и носки.

– Нет ничего увлекательней, чем бродить по воде в два часа ночи, – жалобно простонала Белинда. – Я всю неделю только и мечтала об этом.

– А кто виноват, что мы очутились здесь? – грозно напомнила ей Холли. – Кто купился на хитрость Люси?

Белинда смущенно потупилась и вздохнула:

– Ладно, на этот раз я виновата. Мне нечего возразить. Обычно мы попадаем в разные истории из-за вас с Трейси. Теперь моя очередь.

– Не выдумывай, – пробурчала Трейси. – Наоборот, я вас всегда выручаю из беды.

– Выручи и сейчас, – жалобно всхлипнула Белинда. – Мне вовсе не хочется добираться до берега вплавь.

– О’кей, постараюсь, – бодро пообещала Трейси. – Берем правей. Я уверена на сто процентов, что запомнила сюда дорогу. Идите за мной. – И она храбро шагнула в бурлящую воду.

– Бр-р-р! Холодно! – Холли и Белинда последовали за ней, вздрагивая от холодного прикосновения.

Поначалу девочки брели по мелководью, и на песчаном дне лишь изредка попадались небольшие впадины, где вода доходила девочкам до середины голени.

– У меня застыли ноги! – стонала Белинда. – Пальцы так онемели, что сейчас отвалятся!

– Скоро станет мельче, – успокаивала ее Трейси. Они выбрались из воды на длинную отмель мягкого песка. – Ох, помогите!

Неожиданно Трейси обнаружила, что песок поплыл под ногами, и она провалилась в него почти по колено. Впрочем, почва под ногами оказалась достаточно твердой, и Трейси удалось быстро вырваться из песчаного плена.

Девочки неуклюже брели по отмели, оставляя за собой глубокие ямки следов.

– Пойдемте тут, – сказала Трейси, направляясь на мелководье с ребристым песчаным дном, твердым как железо.

– Ой-ой-ой! – запричитала Белинда. – Бедные мои ножки! Мне больно! Ты уверена, что это самая удачная дорога?

– Перестань ныть, – одернула ее Трейси. – Я делаю все, что в моих силах.

На их пути находилась длинная и низкая песчаная отмель, небольшой холмик и еще одна, уже последняя отмель, перед которой лежала полоска воды.

Трейси побрела к первой отмели. Беспокойный волны уже плескались вокруг ее коленей, заливая края джинсов. Но ее больше всего встревожило то, что вода как будто тянула за ноги.

– В этом месте проходит подводное течение, – крикнула она, оглядываясь на подруг. – Идите осторожней, чтобы оно не сбило вас с ног.

Вскоре стало помельче, и девочки наконец выбрались на отмель.

Трейси поискала глазами песчаный холм, который заметила еще недавно, однако он уже исчез. Его полностью проглотил прилив. Она обратила внимание, что последняя песчаная отмель стала намного меньше, чем была несколько минут назад.

– Теперь осталось немного! – подбодрила она подруг. – Еще метров пятьдесят, и мы дома!

Она вошла в воду, но неожиданно почувствовала, что морское дно резко уходит вниз. Вода уже бурлила у ее колен, а дно все не выравнивалось. Течение тут оказалось еще более сильным.

– Впереди сложный отрезок пути, – предупредила она. – Давайте возьмемся за руки. Боюсь, мы насквозь промокнем.

Белинда крепко схватила Трейси за руку; к ним присоединилась и Холли. Заходя все глубже и глубже в воду, девочки с испугом обнаружили, насколько сильным оказалось течение прилива. Не успели они сделать и нескольких шагов, как погрузились в воду по колено. С каждым шагом возрастала опасность быть сбитыми с ног.

Вокруг все шипело и шуршало. Казалось, будто само море предостерегает их человеческими голосами. Но еще более зловещим был сердитый шум волн, разбивающихся о прибрежные скалы. Он доносился от темной береговой линии. От страха у Холли перехватило дыхание.

Шедшей впереди Трейси вода уже дошла до середины бедра, когда она почувствовала, что попала ногой в мягкий зыбучий песок, который поплыл под ее пяткой, словно она наступила в вязкую манную кашу.

– Дно тут плохое! – крикнула она. – Придется возвращаться. Просто ужасное дно!

Девочки повернули назад, и Холли – она оказалась теперь первой – привела их снова на песчаную отмель. За это время береговая линия отступила еще дальше, а их теперешнее пристанище сократилось наполовину.

– Если у кого-то из вас имеются фантастические идеи, сейчас самое время поделиться ими с друзьями, – грустно пошутила Трейси.

– Может, попробуем добраться до берега вплавь? – предложила Холли.

– А ты представляешь, сколько весит промокшая одежда? – возразила Трейси. – К тому же тут невероятно сильное приливное течение. Оно утянет нас и выбросит на скалы.

– Меня немного пугает наше положение, – заметила Белинда. – Может, кому-нибудь из вас придет в голову более блестящий план? Ну пожалуйста, придумайте хоть что-нибудь!

Большая волна поднялась над песчаной отмелью, на которой стояли подруги, едва не окатив их с ног до головы.

– Пойдемте отсюда, – решительно заявила Холли, направляясь на другой конец отмели.

– Но ведь это в противоположном направлении, нам нужно совсем в другую сторону, – удивилась Трейси.

– Я знаю, – согласилась Холли. – Но дальше видны другие отмели. Может, нам удастся добраться до берега другим путем? Будем идти осторожно, пусть даже по зигзагу.

– Я согласна с Холли, – присоединилась к ней Белинда. – И вообще, нужно что-то делать!

Поначалу девочкам показалось, что все складывается удачно. Песчаная отмель тянулась в длину метров двадцать. Они перешли неглубокую протоку и оказались на другой отмели, которая, изгибаясь, подходила ближе к берегу. Холли была права и в другом: в этом направлении над водой возвышалось большое количество незатопленных приливом островков. Там, где песок был плотным, подруги могли идти достаточно быстро и даже бежать. Но всякий раз, когда им казалось, что они значительно приблизились к линии валунов, отмечавшей русло реки, их подстерегала либо глубокая коварная протока, либо похожий на манную кашу и не имевший твердого дна песок, неприятно обволакивающий лодыжки.

Медленно, но неуклонно девочки удалялись от реки. Зловещие утесы словно притягивали их к себе.

– Вы сошли с ума! – закричала Трейси, когда Холли и Белинда вошли в новую протоку с бешено мчавшейся водой. – Если и дальше пойдем в этом направлении, скоро окажемся в западне!

Она оглянулась назад, и ее сердце упало. Большинство темных бугорков, по которым они только что проходили, уже исчезли под жадной пеной прилива. Обратный путь был отрезан.

Трейси бросилась догонять подруг и крепко схватилась за протянутую руку Белинды. Вода доходила им почти до пояса. Девочки с большим трудом пробирались вперед, едва передвигая застывшие ноги, которые к тому же безжалостно тянуло подводное течение.

Над ними нависали скалы. В ночном мраке они казались белесыми призраками. Внезапно Холли почувствовала, что идти стало значительно легче, и издала возглас облегчения. Через десяток шагов члены Детективного клуба выбрались из воды и оказались на большом камне, высоко торчавшем над морем. Над их головами метров на двадцать вверх вздымались обрывистые утесы.

– По крайней мере… мы на… суше… – тяжело дыша, проговорила Холли, обессиленная длительной борьбой с приливом.

– Пока что… на суше, – поправила подругу Белинда. Она показала на ровную зеленую линию, тянувшуюся по утесам и отчетливо различимую даже в темноте. Она проходила приблизительно на уровне пояса. Вода поднималась. Стало ясно, что они спаслись от безжалостного моря лишь на какое-то время. Пока подруги пытались справиться с недавно пережитым страхом, на камень обрушилась огромная волна, обдав девочек холодными солеными брызгами.

– А что, если нам двинуться туда? – выплюнув морскую воду, Трейси указала на узкую тропинку вдоль утесов.

Тропинка вела в расщелину, еле различимую в темноте. Вглядевшись пристальнее, девочки увидели на поверхности утеса еще несколько таких же темных трещин.

– Это, наверное, пещера? Как вы думаете? – спросила Белинда.

Холли подобралась по скользкой скале поближе к трещине и заглянула в дыру. Она была высотой метров пять и достаточно широкой, чтобы в нее можно было пролезть. Но куда она вела, разглядеть не удалось. Почувствовав под ногой твердое основание, Холли осторожно шагнула в расщелину. Через пару шагов она очутилась в полной темноте. Двигаясь на ощупь, девочка вскоре обнаружила, что стенки расщелины не сужались, а ее основание довольно круто поднималось вверх.

Высунувшись из отверстия, она позвала к себе подруг.

– Вы помните те дыры наверху, куда мы едва не провалились? Я подозреваю, что это одна из них.

– Ты хочешь сказать, что мы можем залезть по этой трещине наверх? – спросила Трейси.

– Я не совсем уверена, – ответила Холли. – Однако попытаться не мешает. – В этот момент на скалы обрушилась еще одна большая волна и окатила девочек с головы до ног. Холли вытерла лицо мокрым рукавом: – Если хотите, можете меня подождать, а я пойду на разведку.

– Ну уж нет! – решительно заявила Белинда. – Я тут не останусь. Ждать, что меня сшибет с ног еще одна такая волна? – И, пыхтя как паровоз, Белинда начала карабкаться наверх.

Последней в отверстие влезла Трейси. Вдогонку свирепое море обдало ее спину пенными брызгами. Еще пара таких волн, и их бы в самом деле смыло с камня.

Пробираясь вперед в кромешной темноте, у Холли не было уверенности, что расщелина не закончится сплошной стеной. Ведь в этом случае им придется возвращаться назад. Все эти мысли заставляли ее нервничать. У нее появилось ощущение, будто она ползет вверх по огромной трубе, с той лишь разницей, что тут имелось множество выступов, за которые можно было ухватиться. Иногда из-под ее ноги срывался какой-нибудь камень и с грохотом катился вниз. После этого раздавался возмущенный возглас Белинды.

В какой-то момент стены расщелины угрожающе сблизились, и Холли испугалась, что подтверждаются ее самые худшие опасения. Ход настолько сузился, что, казалось, дальше не пройти. Однако девочка решила не сдаваться и, тяжело дыша от напряжения, с трудом протиснулась в почти невидимую щель. И тут же почувствовала на лице дуновение холодного ветерка.

Отставшие от нее Белинда и Трейси услышали приглушенный скалами крик подруги.

– Что она сказала? – не поняла Трейси.

– Я не разобрала, – ответила Белинда. – Эй! Холли! Что случилось? – Протянув руку, она нащупала пятку Холли, но через секунду ноги исчезла.

– Я выбралась! – услышали они наконец торжествующий крик подруги.

Узкий проход оказался последним препятствием, и Холли увидела над головой темный небосвод, усыпанный яркими звездами.

Вскоре все три девочки уже стояли на вершине утеса, обнимая друг друга за плечи. Теперь они в безопасности. Всего лишь в нескольких сотнях метров виднелись темные очертания Уайлд-хауза. Их опасное приключение подошло к концу.

Подруги слишком устали и даже не в силах были испытывать радость от своего спасения. Их одежда промокла насквозь. Даже мысль о том, что в эту опасную ситуацию они попали из-за Люси Фэншоу, не прибавляла им энергии. Не хотелось думать, что вздорная девица намеренно устроила им западню. Ведь Люси наверняка понимала, что они могут погибнуть. В то же время Холли была полна решимости не позволять больше этой хитрой бестии дурачить их. Теперь уже они будут начеку!

Девочки потихоньку пробрались в ванную комнату и, стащив с себя мокрую одежду, по очереди приняли горячий душ. Закутавшись в полотенца, уже из последних сил добрались до своих комнат.

– Не спите, – напоследок шепнула подругам Холли. – Утром мы должны исследовать этот проход.

Белинда застонала, закатив глаза к потолку.

– Разве тебе мало?! – жалобно заныла она. – Я хочу спать. А потом, когда высплюсь, перевернусь на другой бок и снова засну. И тогда я…

– Можешь не продолжать, нам все ясно, – с усталой усмешкой перебила ее Трейси. – Ладно, всем спокойной ночи.

Холли залезла под одеяло и моментально провалилась в глубокий, без сновидений, сон.

Утром Холли разбудил звук голосов, раздававшихся под окном ее спальни. Еще не очнувшись от сна, она добрела до окна и раздвинула шторы. В окружении нескольких человек на лужайке стояла Сьюзан. Поодаль какие-то люди возились с досками, столбами и рулонами материи. Повсюду виднелись ящики и большие упаковочные короба. По краям широкой зеленой лужайки стояло несколько автофургонов и легковых машин.

– Детский маскарад! – вспомнила Холли, протирая глаза и прогоняя остатки сна. – Ну конечно!

Сам праздник должен был начаться лишь на следующий день, но приготовлений к нему требовалось множество. Судя по лихорадочной активности, развернувшейся на территории Уайлд-хауза, дело продвигалось успешно.

Холли удивленно заморгала, увидев знакомую светловолосую девочку, которая несла большой рулон яркой ткани. Это была Трейси.

Послышался слабый стук в дверь, и в спальне Холли появился бледный призрак Белинды в пижаме.

– Ты видела такое чудо? – Холли указала на полную сил Трейси.

– Я видела, – отмахнулась Белинда. – Лучше не говори об этом. Просто не знаю, откуда эта особа берет энергию? – Она оглядела Холли с головы до ног. – Как самочувствие?

Холли осторожно пошевелила руками и ногами.

– Вроде ничего. А что с нашей одеждой? – Последнее, что она помнила, – это мокрую куртку на полу ванной комнаты.

– Трейси засунула ее в стиральную машину, – ответила Белинда.

– Хорошо, что я прихватила с собой запасные джинсы, – вздохнула Холли. – Надеюсь, ты наконец наденешь что-нибудь другое, а не тот ужасный зеленый свитер.

– Зря надеешься, – ухмыльнулась Белинда. – Не ты одна привезла с собой запасную одежду.

Белинда пошла переодеваться, и, когда девочки встретились в коридоре, на Белинде был знакомый зеленый свитер, точно такой же, как тот, который находился в стирке.

– Сколько же у тебя таких свитеров? – изумилась Холли, когда девочки спускались по лестнице, направляясь на кухню.

– Дома целый ящик комода ими забит, – хитро улыбаясь, ответила Белинда. – Мне они нравятся.

– Какой кошмар! – ужаснулась Холли.

Задняя дверь кухни была распахнута настежь, и когда девочки завтракали, они могли видеть и слышать все, что происходило на лужайке перед домом.

На пороге появилась Трейси, свежая и бодрая, как всегда.

– Наконец-то проснулись, лежебоки несчастные! – воскликнула она. – А я уж собиралась вытаскивать вас из постели.

– Не кричи так громко! – одернула ее Белинда.

– Разве я кричу? – обиделась Трейси.

– Ты так бодра и жизнерадостна, что просто противно смотреть! – язвительно заметила Белинда. – Ты когда-нибудь бываешь усталой?

– Конечно, бываю, – призналась Трейси. – Только не хнычу, как некоторые. – Она оглянулась на лужайку. – Сейчас я просто помогала готовиться к маскараду. По-моему, завтра все будет шикарно. Приходите тоже, это клево.

– А оружейная комната? – понизив голос, напомнила ей Холли. – Люси дома?

– Ее автомобиля нет на месте, – покачала головой Трейси. – Вероятно, куда-нибудь смылась, чтобы не помогать. А может, не хочет встречаться с нами, после того как подложила нам свинью нынешней ночью.

– Значит, самое время пойти в оружейную комнату и попробовать разобраться с потайным ходом, – решительно сказала Холли. – Сьюзан тоже нам не помешает – она хлопочет с приготовлениями к празднику.

Девочки отправились в оружейную комнату.

– Ты запомнила, как открывается потайной ход? – спросила Холли Белинду, когда та в задумчивости остановилась перед камином.

– Я как раз вспоминаю манипуляции, которые выполняла ночью Люси. – Белинда присела на корточки перед аркой. – Итак, если я правильно запомнила, она схватилась вот за это… – Девочка подняла руку и сжала выступающее основание свода. – Потом она сделала вот так… – Белинда положила другую руку на кирпич, торчавший в полу камина. Она попробовала повернуть кирпич, но ничего не произошло.

– Ну? – нетерпеливо подалась вперед Трейси.

Белинда толкнула верхний кирпич, но он и не думал шевелиться.

– Весь фокус в том, что оба движения нужно сделать одновременно, – пропыхтела Белинда. – Как с китайской шкатулкой Тома Кетчпола. – Теперь она одновременно толкнула один кирпич и повернула другой, чувствуя, как верхний кирпич немного сдвинулся с места, а нижний – внезапно повернулся. Раздался неприятный скрип.

– Готово! – ликующе воскликнула Белинда.

Трейси и Холли раскрыли рты от изумления: одна из стенок внутри камина выдвинулась вперед, открывая темную щель.

– Значит, потайной ход и вправду существует! – восторженно прошептала Холли и протиснулась мимо кирпичной кладки под каминный свод. – Нам понадобится фонарик, – вглядываясь в непроглядную темень узкого коридора, добавила она.

– Фонарик есть на моем брелоке, – успокоила ее Трейси. Она достала ключи и нажала на кнопку маленького фонарика-карандаша. Узкий лучик яркого света пронзил темноту туннеля. – Немного хиловат, – сокрушенно вздохнула она.

– Дай-ка его мне, – попросила Холли и, взяв у подруги брелок, пошарила лучом по затянутым паутиной стенам. Пол потайного хода был сложен из гладкого камня и составлял в ширину не более пятидесяти сантиметров. Девочке показалось, что метрах в пяти от нее туннель врезается в плоскую каменную стену.

Холли боком пролезла в потайной ход, за ней последовала Трейси.

– Белинда, – позвала Холли подругу. – Ты что, останешься тут и будешь караулить вход?

– Нет уж! – возмутилась Белинда. – Мне тоже хочется посмотреть, куда ведет этот туннель.

И они втроем медленно и осторожно пошли по узкому коридору. Длинная паутина щекотала лица и цеплялась за волосы. Они следовали за узким лучиком фонаря, а дневной свет за их спиной становился все более слабым.

Споткнувшись о торчавший из пола кусок металла, Холли едва не упала.

– Смотрите тут под ноги! – предупредила она подруг, и те успешно перешагнули через препятствие.

Пройдя еще некоторое расстояние, девочки обнаружили перед собой неровные каменные ступени, круто уходящие куда-то вниз.

– Вероятно, мы находимся сейчас за пределами дома, – заметила Холли, когда все трое спустились в какой-то подвал, где пахло сыростью и плесенью. – Я серьезно вам говорю: кто-то из нас должен вернуться и присматривать за входом. – Она посмотрела на Белинду.

– Я догадываюсь, кого ты имеешь в виду, – вздохнула подруга. – О’кей. Я вернусь и посмотрю, что там творится. Только при условии, что вы будете ждать меня на этом месте. Не хочу, чтобы вы обнаружили что-нибудь интересное без меня. Ладно?

– О’кей, – согласилась Холли. – Мы никуда без тебя не пойдем.

Белинда начала подниматься наверх по крутым каменным ступеням, ожидая каждую минуту увидеть дневной свет открытого входа, но впереди стояла полная темнота.

– Ого! – воскликнула она.

Пробираясь по темному туннелю, она едва не споткнулась об уже знакомый металлический крюк, торчавший из пола. Уж теперь-то она обязательно должна увидеть свет, проникающий в коридор из оружейной комнаты…

Но ее руки уперлись в глухую стену. Вход оказался закрытым. Белинда пошарила в поисках открывающего механизма, но ничего не нащупала, кроме шероховатых кирпичей и гладких боковых стенок тоннеля. Она толкнула кирпичи, но стена не поддалась ни на миллиметр.

Путь назад оказался отрезанным.

ГЛАВА Х

Каморка священника

Осторожно спустившись по ступеням, Белинда вернулась туда, где ее ждали подруги.

– Вам какую новость сообщить сначала, хорошую или плохую? – спросила она.

– Давай сначала плохую, – ответила Холли.

– Вход в коридор закрылся, и я не смогла его открыть, – уныло сказала Белинда.

– Великолепно! – воскликнула Трейси. – А что за хорошая новость?

– Я добралась до вас, не сломав себе шею, пока спускалась по ступенькам в полной темноте, – мрачно пошутила Белинда.

– Все не так плохо, – успокоила подруг Холли. – Может, нам удастся выбраться в противоположном конце коридора? И не забывайте о том, что тут должны быть и другие выходы.

– Что ж, тогда вперед! – скомандовала Белинда. – А то тут нечем дышать.

Она была права: воздух тут был спертым, как в заброшенном сыром подвале.

Холли кивнула и, освещая путь маленьким фонариком-карандашом, направилась дальше.

– Надеюсь, потолок на нас не рухнет, – пробормотала Трейси, с опаской глядя на неровные камни над их головами.

– Держи свои мысли при себе, пока мы не выберемся отсюда, ладно? – огрызнулась Белинда.

– Все, больше не услышите от меня ни слова, – обиделась Трейси.

Несколько минут они шли в полной тишине.

– Да и стены не кажутся мне надежными, – вновь заговорила Трейси.

– Замолчи?! – взвыли одновременно Белинда и Холли.

– Ах, простите! – спохватилась американка. – Как вы считаете, мы много прошли?

– Как ты думаешь, Холли? – спросила Белинда. – Мы уже добрались до часовни?

– По-моему, скоро будем там, – ответила Холли. Узкий лучик осветил еще одну каменную лестницу, которая вела наверх, к отверстию в потолке. – Должно быть, мы уже у цели.

Холли поднялась по ступенькам и оказалась в сооружении, напоминающем старую печную трубу. Ступенек было семь. Над головой у нее оказалась деревянная крышка приблизительно метр в диаметре.

– Что там? – крикнула Белинда, оставшаяся у подножия лестницы. – Ты нашла выход?

– Да. – Холли осветила фонариком края крышки и пространство вокруг нее. – Должна же она как-то открываться, – пробормотала она.

Из каменной стенки торчало металлическое кольцо, а к самой крышке был прикреплен засов, входивший в кольцо. Холли потянула за него, и он без труда открылся. Она толкнула крышку, но та не поддалась.

– В чем дело? – спросила Трейси. – Тебе помочь?

– Нет, – ответила Холли. – Сама справлюсь. Я открыла засов, но крышку, по-видимому, держит что-то еще.

– Может, она открывается в другую сторону? – предположила Белинда. – Ты не пробовала потянуть ее на себя?

Холли схватилась за засов и потянула дверцу на себя.

– Бесполезно, – крикнула она через минуту. – Тут что-то другое.

– Попробуй сдвинуть ее в сторону, – посоветовала Трейси.

– Другие предложения имеются? – спросила Холли, перепробовав все варианты. – Ага, все-таки получается. – Она нажала на крышку посильнее и почувствовала, что она подается. – Ура! Готово!

Подсунув под крышку пальцы, Холли снова толкнула ее вверх. Что-то звякнуло, и крышка открылась еще шире. Холли ожидала увидеть дневной свет, но в помещении, находившемся по другую сторону, оказалось совсем темно. Потайной ход тут сильно расширялся, образуя нечто вроде комнаты, лишенной окон. У девочки перехватило дыхание. Пещера священника!

Посветив вокруг себя фонариком, Холли обнаружила, что стена в помещении завешана какой-то толстой тканью. Она отодвинула занавесь в сторону, и ее глаза на мгновение ослепли от яркого света. Увы, это оказалась не пещера священника. Она попала в часовню и сейчас стояла за старым гобеленом, закрывавшим стену позади алтаря. Яркое солнце проникало сквозь разноцветные витражи окон, окрашивая стены часовни всеми цветами радуги. Прямо возле алтаря на металлическом постаменте возвышался деревянный крест, а в дальнем конце часовни возлежали сэр Брэндон и леди Элеонор: одна пара рук сложена в бесконечной молитве, другая – обхватывает рукоять отсутствующего меча.

– Это часовня, – сказала Холли, отодвигая плотный гобелен и помогая подругам выбраться из потайного хода.

– Ты была права, – удивленно протянула Трейси. – Правильно, что мы ничего не сказали Сьюзан. Ее дочка теперь получит все, что ей причитается!

Холли обернулась:

– Ты так считаешь?

– Конечно, – ответила Трейси. – А в чем проблема?

– Из потайного хода нет другого выхода, и мы в этом убедились, – вздохнула Белинда.

– Ну и что? – не поняла Трейси.

– Как же тогда вор вынес меч? – спросила Холли. – Ведь я его видела прямо перед кражей. Ты забыла? А через десять минут туда вошел Том и обнаружил пропажу. Все это время Белинда дежурила в оружейной комнате, а потом мы втроем сидели там до самого вечера. А когда пошли в столовую, то прикрепили в камине нить, и все время через камин никто не входил и не выходил.

– Должно быть, они вынесли меч через дверь часовни, – предположила Трейси.

– Исключено, – возразила Белинда. – Ее опечатала полиция. Если кто-нибудь сорвал ленту, это сразу было бы заметно.

– Тогда… тогда тот парень должен был находиться в потайном коридоре все время, – неуверенно сказала Трейси. – До тех пор, пока Люси не отправила нас на прогулку к сторожевой башне. – Она усмехнулась. – А уж тогда он и вылез.

– Трейси! – Белинда укоризненно покачала головой.

– Что?

– Тогда с кем же беседовала Люси и кому она назначила встречу через час в сторожевой башне?

– Хм! Э-э-э… Ладно! – воскликнула Трейси. – О’кей, я сдаюсь. Так как же все произошло на самом деле, Холли? Бьюсь об заклад, что ты уже все поняла и горишь желанием поделиться с нами своей версией.

– К сожалению, не имею ни малейшего представления, – уныло призналась Холли. – И считаю, что нам нужно немедленно выбираться отсюда и провести срочное заседание Детективного клуба.

– Ты хочешь сказать, что мы выйдем через запертую дверь? – усмехнулась Белинда. – А ты уверена, что нам так и нужно поступить? Не лучше ли сохранить это в секрете еще некоторое время, пока мы не выясним все до конца?

– Как же мы тогда выберемся? – спросила Холли. – Ты же сама сказала, что каминный вход закрылся.

– Да, но, может, нам как-нибудь удастся открыть его изнутри, – не сдавалась Белинда. – Во всяком случае, стоит попробовать.

– О’кей, – согласилась Холли. – Мы возвращаемся назад.

– На этот раз я пойду впереди, ладно? – попросила Белинда. – Дайте-ка мне фонарик.

Белинда пролезла через люк и начала спускаться вниз по крутым ступеням. Замыкавшая шествие Холли задержалась, чтобы поправить гобелен и закрыть крышку люка.

Они пробрались по нижней, затхлой части потайного хода и поднялись по ступенькам наверх.

– Мне нравится идти первой, – сказала Белинда, оглядываясь через плечо на Трейси.

– Смотри под ноги, – напомнила ей Трейси. – Ведь тут сейчас…

– Ой! – крикнула Белинда. Зацепившись за что-то ногой, она упала, лучик фонаря запрыгал по туннелю.

– …будет торчать кусок металла, – договорила Трейси. Она зажала ладонью рот, сдерживая рвущийся из груди смех.

С трудом поднявшись, Белинда злобно оглянулась на нее, и в этот момент фонарик осветил черную трещину в стене. Целая секция облицовки сдвинулась вбок примерно на сантиметр, образуя темную щель.

– Что тут происходит? – спросила Холли.

– Мы обнаружили еще один выход, – воскликнула Трейси. – Белинда споткнулась о ту металлическую штуку в полу, и после этого сдвинулся целый участок стены.

Трейси налегла плечом на каменный блок: посыпалась грязь, во все стороны полетела пыль, но стена больше не сдвинулась.

Белинда пришла на помощь и стала толкать стену вместе с подругой. Постепенно образовалось достаточно большое отверстие.

– Ты снова оказалась права, Холли, – заметила Трейси. – Вероятно, тут они и вышли!

– Нет, – возразила Белинда, поднимаясь на ноги и направляя в открывшееся отверстие лучик света. Пыль все еще летала в воздухе, а руки девочек были покрыты слоем грязи. – Видишь, этим ходом давно не пользовались. Очень давно, возможно, много лет и даже столетий.

Фонарь выхватил из темноты каменные ступени, круто уходящие вверх по спирали. Вертикальный туннель оказался таким узким, что по нему едва можно было идти.

– И мы полезем ТУДА? – с сомнением в голосе произнесла Белинда.

– Конечно! – твердо заявила Холли. – Ты можешь идти впереди, если хочешь.

– Так и думала, что ты это скажешь, – пробурчала Белинда. – О’кей, я не против. – И она направилась к лестнице. На ступеньках лежал толстый слой пыли, копившейся, вероятно, много лет. Было очевидно, что очень давно здесь не ступала нога человека.

Каменная лестница показалась девочкам бесконечно длинной. Она закручивалась по спирали, поднимая их все выше и выше. В конце концов Белинда оказалась перед деревянным люком. Девочка толкнула крышку и, выпустив облако пыли, она откинулась назад с громким стуком. Осветив пространство вокруг фонариком, Белинда даже присвистнула:

– Ну и ну! Просто чудеса!

Помещение оказалось совсем крошечным и к тому же неправильной треугольной формы. Стоять во весь рост можно было лишь в конце комнатки. Пол был сбит из грубых досок, а вдоль одной из стен стояло деревянное сооружение, в котором с трудом угадывалось его предназначение – это была очень узкая и неудобная кровать.

– Каморка священника! – воскликнула Холли, выбравшись из люка вслед за Белиндой и Трейси и присев вместе с ними на корточки.

– Однако никаких сокровищ тут нет, – разочарованно протянула Трейси. – Жаль.

Белинда осветила фонариком скошенную стену-потолок. Среди узких досок она заметила некое подобие грубо сколоченного щита.

– Интересно, что это такое? – воскликнула она.

Сидевшая на корточках Холли повернулась. Деревянный щит держался на двух поржавевших петлях. Едва девочка дотронулась до них, щит с грохотом упал на пол. Второй раз за это утро Холли ослепил солнечный свет. При ярком свете крошечная комнатка показалась еще более жалкой и унылой.

– Можете себе представить, каково тут было сидеть священнику? – произнесла Трейси. – Прятаться тут от всех, потому что тебя хотят убить? – Она покачала головой. – Да, в те дни священникам приходилось нелегко.

– Где мы сейчас находимся? – Белинда крутила головой в разные стороны.

Холли выбралась на узкую площадку, огражденную низкой кирпичной стенкой, напоминающей брустверы. Подняв голову, она присвистнула. Внизу простирались газоны Уайлд-хауза, где шли оживленные приготовления к празднику.

– Мы находимся на крыше! – воскликнула Холли. – Прямо на самом ее гребне!

Вслед за ней выбралась Трейси.

– Я тут уже во второй раз, – сказала она. – И я знаю, как вернуться в дом.

Придерживая люк, Холли помогла выбраться Белинде.

– Смотри, какой отсюда роскошный вид.

– Не нужен мне ваш роскошный вид, – проворчала Белинда. – Я хочу поскорей попасть домой.

– Сейчас мы это сделаем, – пообещала ей Трейси, окидывая взглядом скошенную крышу. – Идите сюда.

Подруги сидели в комнате Холли, забравшись с ногами на постель. На одеяле лежала открытая записная книжка Детективного клуба.

– Итак, – произнесла Холли. – Нам удалось доказать связь между оружейной комнатой и часовней. Еще мы выяснили, что Люси и ее сообщник знают о существовании потайного хода. Это означает, что они оба могли пробраться в часовню. К сожалению, мы также установили, что Люси и мужчина, с которым она разговаривала прошлой ночью, не могли воспользоваться потайным ходом, чтобы забрать меч, поскольку нам известно, что Люси в то время, когда был украден меч, морочила голову Трейси, а мужчина находился в тот день за пределами потайного хода и поэтому не мог бы выбраться незаметно. – Холли подняла голову и оглядела подруг. – Все верно?

– Эге! Я потрясена, – кивнула Трейси. – Стопроцентное попадание!

– У меня тоже нет возражений, – согласилась Белинда. Лежа на спине, она грызла плитку шоколада, припасенную из запасов, которые захватила с собой из дома. – Но что нам это дает? Меч украден в то самое время, когда Люси не могла это сделать; не мог его украсть и тот мужчина – кем бы он ни был. Меч не могли вынести через потайной ход, иначе мы бы об этом знали. Таким образом, как сказал бы Шерлок Холмс, нам следует отказаться от невозможного, а все, что останется, каким бы невероятным оно ни казалось, будет содержать в себе правду.

– Он в самом деле так говорил? – поинтересовалась Трейси.

– Я уверена, что он изрек бы нечто подобное, – твердо сказала Белинда.

– Вполне вероятно, – подтвердила Холли. – Но что нам в итоге остается?

– Ты точно видела меч в то утро? Ты не ошибаешься? – Белинда посмотрела на Холли.

– Точно, – кивнула Холли. – Я в этом совершенно уверена.

Белинда продолжала задумчиво грызть шоколад.

– Это значит, что мы можем предположить три варианта. Вариант номер один: меч украден через потайной ход. Вариант номер два: меч украден через главный вход в часовню. Вариант номер три: меч остался в часовне. – Она оглядела подруг внимательным взглядом. – Нам известно, что воспользоваться потайным ходом злоумышленники не могли. Значит, меч либо был вынесен из часовни через парадную дверь, либо остался в ней.

– Я бы заметила человека, бегущего из часовни с длинным мечам в руках, – убежденно заявила Холли.

– А что скажете насчет Тома?

– Думаю, я бы обратила внимание, если бы он спрятал меч под одеждой, – покачала головой Холли. – Вошел он туда с пустыми руками и выскочил через пару минут с криком тоже без меча.

– Через пару минут? – переспросила Белинда.

– Ну, может, через минуту, – уточнила Холли. – Достаточно скоро, это точно.

– И ты уверена, что он не мог спрятать меч под одеждой? – спросила Белинда.

– Не говори ерунду, – отмахнулась Холли. – Как он мог бы это сделать, по-твоему? Сложить меч пополам и спрятать в ботинок?

Белинда даже вскочила с постели, забыв про шоколадку. На ее лице играла торжествующая улыбка.

– Вот в этом и весь фокус. Загадка решается с помощью простого вычитания.

– Прошу прощения, – заморгала Трейси, не понимая, о чем речь. – Ты решила загадку, Белинда? Ничего не понимаю. Может, я заснула на минуту и пропустила что-то важное?

– Меч все еще находится в часовне, – твердо заявила Белинда. – Вообразите следующую картину. Том входит в часовню и проделывает эту штуку с сигнализацией. Затем он подкрадывается к надгробию сэра Брэндона, хватает меч, прячет его где-то и выбегает наружу с криком, что меч украден. Полиция предполагает, что меч украли ночью, и никому не приходит в голову обыскать часовню. Когда шум уляжется, Том проберется в часовню, схватит меч и благополучно смоется с ним куда-нибудь подальше. – Белинда взглянула на подруг. – Точный расчет. Все прошло бы гладко, если бы Холли не видела меч за несколько минут до того, как Том вошел в часовню.

– Постойте-ка минутку, – вмешалась Холли. – У меня создалось впечатление, будто Сьюзан знает Тома уже целую вечность и доверяет ему. Она поручила ему установить сигнализацию и все прочее. Неужели ты думаешь, что это он украл меч?

– Я уверена в этом на сто процентов, – заявила Белинда.

– А как же тогда Люси и ее дружок? – недоумевала Холли. – Ты предполагаешь, что он тоже в сговоре с ними?

– Я сильно сомневаюсь в этом, – покачала головой Белинда. – Это чистое совпадение. Разве не ясно? Я же говорила вам, что загадочный дружок Люси очень удивился, когда она сообщила ему, что меч украден. Понятно? Том их опередил! И Люси, и ее дружок остались ни с чем. – Белинда сверкнула глазами. – Как только я это просчитала, все остальное встало на свои места. Итак, Том Кетчпол и есть вор!

ГЛАВА XI

Вор разоблачен!

Девочки говорили одновременно: Белинда пыталась убедить подруг, что ее предположения насчет Тома Кетчпола верны, а Трейси настаивала на причастности Люси. Только Холли помалкивала: она пыталась осмыслить свои заметки, большая часть которых казалась ей теперь лишней и ненужной информацией.

– Тише вы! – прикрикнула она на расшумевшихся подруг. – Вы мешаете мне думать!

Споры ненадолго утихли.

– И все-таки это был Том! – пробормотала Белинда.

– Нет, Люси! – крикнула Трейси.

– А я говорю – Том! – заявила Белинда, сверкая глазами так, что казалось, они вот-вот прожгут стекла очков.

– Нет, Люси! – упорно повторяла Трейси.

– Ты всегда стараешься оставить за собой последнее слово! – возмущенно воскликнула Белинда.

– Неправда, я не стараюсь! – возразила Трейси. – К тому же люди, заявляющие о подобных вещах, сами так и поступают. Вот и ты тоже!

– Да замолчите вы наконец! – Холли со смехом глядела на разошедшихся подруг. – Я считаю, что нужно как следует обдумать предположение Белинды.

– А я все-таки утверждаю, что к краже причастна Люси, – снова повторила Трейси. – Может, загадочный незнакомец – это Том?

Холли покачала головой.

– Нет, это был молодой парень. В первую ночь я не разглядела его у часовни как следует, но точно могу сказать, что это был не Том.

– И вчера ночью я слышала голос не Тома, а совсем молодого парня, лет двадцати, – добавила Белинда.

– Давайте пока сосредоточимся на предположении Белинды, – предложила Холли. – Если она права, и Том спрятал меч в часовне, тогда, вероятно, он лежит там и сейчас. Полиция опечатала часовню, и он пока что не может туда пробраться.

– Если только он не воспользуется потайным ходом, – заметила Трейси.

– Я могу поклясться чем угодно, что он даже не подозревает о его существовании, – возразила Белинда. – Судите сами: если бы он знал про этот ход, зачем ему понадобилось прятать меч днем? Он пробрался бы туда ночью и взял его. Ведь так гораздо безопасней.

– Итак, это означает, что меч сейчас где-то в часовне, – задумчиво произнесла Холли. – И пока у него нет возможности его оттуда забрать.

– Хоть ты мне поверила! – обрадовалась Белинда.

– Пока что это лишь предположения, имеющие право на существование. Скажем так, – со значением произнесла Холли. – Но прежде чем идти к Сьюзан и выдвигать обвинения против Тома, мы должны все как следует обдумать и взвесить. Она и так считает нас большими фантазерками после той ссоры с Люси. А что она подумает, если мы явимся к ней и заявим, что меч украл Том?

– Давайте обыщем часовню, – предложила Белинда. – Прямо сейчас!

– Только на этот раз нужно что-то подложить под дверь, чтобы она не закрылась. Мне совсем не хочется снова выбираться оттуда через крышу.

– Это должно нам помочь, – сказала Холли.

Подруги находились в начале потайного хода. Холли залезла в камин последней. Она засунула щетку для волос между дверью и кирпичной стеной, чтобы проход не закрылся.

Сквозь окна оружейной комнаты девочки видели, что на лужайке вокруг дома продолжаются приготовления к празднику, но, к счастью, рабочие находились достаточно далеко от окон, поэтому никто не заметил, как три девочки бегом пересекли комнату и скрылись под сводом камина.

На этот раз впереди шла Трейси, освещая дорогу узким лучом карманного фонарика. Девочки не забыли перешагнуть через рычаг, когда проходили мимо открытого входа на спиральную лестницу, ведущую в каморку священника.

Они спустились по ступенькам, миновали нижний отрезок потайного хода и проникли через деревянный люк в часовню.

– Держитесь подальше от окон, – напомнила подругам Холли, когда они вышли из-за тяжелого гобелена под своды часовни. – Нельзя, чтобы нас кто-нибудь заметил.

Трейси окинула взглядом помещение.

– Интересно, где может прятаться Леди Ярость?

– Представим себе, – сказала Белинда, пройдя между скамьями и остановившись у белого каменного надгробия, – что Том вошел сюда и схватил меч. – Она сделала вид, будто поднимает меч с груди сэра Брэндона. – Теперь у него остается всего несколько секунд. Он не может спрятать его куда-нибудь далеко. – Она обошла вокруг надгробия. – Может, верхняя крышка как-то сдвигается?

– Ладно тебе! – испуганно воскликнула Трейси. – Бога ради, Белинда, там же скелеты! И так жутко сознавать, что они рядом, а ты еще хочешь сдвинуть крышку!

Белинда все-таки попробовала сдвинуть крышку, но безуспешно.

– Не пытайся. Она наверняка весит несколько тонн, – махнула рукой Холли. – Мы и втроем с ней не справимся.

– Может, ты и права, – согласилась Белинда. Сантиметр за сантиметром она обследовала каменный пол вокруг саркофага, надеясь увидеть какую-нибудь трещину или щель, в которой мог бы поместиться большой меч.

Холли в это время осматривала все скамьи и даже заглядывала под сиденья на случай, если меч был как-нибудь прикреплен к ним снизу.

Пока подруги занимались поисками, Трейси внимательно осмотрела алтарь и даже заглянула за гобелен. Стена была обшита деревянными панелями, но никакое простукивание и прослушивание результатов не принесло – тайника она не обнаружила.

Осматривая стены часовни, Белинда старалась держаться подальше от окон. Под белой краской, покрывавшей стены, она не обнаружила ничего похожего на трещину или потайной шкафчик. Через некоторое время Белинда бросила это занятие и уселась на передней скамье, подперев кулаками щеки и тупо уставившись в одну точку.

– Я была уверена, что он тут, – пробормотала она, когда рядом с ней уселась Холли. – Как же можно за несколько минут спрятать такой длинный предмет, да так надежно, что его никто не нашел?

– Не хочу повторяться, – не без ехидства заметила Трейси, – но ты все-таки не права со своей теорией насчет Тома.

– Нет, – решительно сказала Белинда. – Мы просто еще не нашли то самое место. Давайте-ка поразмышляем. Длина меча сто двадцать сантиметров, верно? Рукоятка около тридцати сантиметров. Подумайте, где можно спрятать предмет такой длины.

Трейси скрестила на груди руки и наклонила набок голову.

– Мы должны найти предмет, имеющий форму креста, так? – размышляла она вслух. – Эй, Холли, почему ты смотришь на меня так?

Однако Холли смотрела вовсе не на подругу, а на некий предмет, чуть выше ее плеча. Белинда проследила направление взгляда Холли. Как завороженная, та смотрела на деревянный крест, стоявший за алтарем. Крест, сделанный Томом. Он был укреплен на металлическом постаменте и поднимался почти на два метра в высоту, а его ширина составляла метр. Крест был составлен из искусно соединенных деревянных пластинок и внутри был полым. Словно коробка или ящик.

– Ого! – воскликнула Белинда. – Да он все время смотрел на нас и смеялся.

Трейси оглянулась и поняла, о чем говорят подруги.

– Том ведь сделал ту китайскую шкатулку, которую нам показала Сьюзан. Верно? – Холли встала со скамьи и медленно обошла вокруг алтаря. Она остановилась позади креста и стала снова внимательно разглядывать мастерски соединенные кусочки древесины. – И он сам нам сказал, что подарил крест часовне.

– Крест достаточно велик, чтобы внутри уместился меч, – согласилась Трейси. – Но сумеем ли мы вычислить, как он открывается? Ты помнишь, как Сьюзан открыла ларец?

– Не очень, – ответила Холли, проводя ладонью по гладкой древесине. Она ощупала весь крест, надеясь заметить какой-нибудь выступ, который подсказал бы, как он открывается.

– Ты что-нибудь нашла? – поинтересовалась через несколько минут Трейси.

– Не мешай! – Холли поняла, что говорит слишком раздраженно, и виновато улыбнулась Трейси: – Извини, я просто схожу с ума от собственного бессилия.

– Дай-ка мне попробовать, – попросила Белинда.

Минут десять девочки по очереди пытались открыть крест, но если он и открывался на самом деле, то его механизм никак не желал поддаваться их стараниям.

– Может, он откроется, если мы долбанем по нему кувалдой? – в шутку предложила Белинда, хотя была готова сделать это и всерьез.

– А если внутри пусто? – возразила Трейси. – Хотела бы я тогда послушать, как ты будешь оправдываться перед Сьюзан. А точнее, мне хотелось бы оказаться в поезде еще до того, как ты начнешь объяснять Сьюзан свои действия.

Неожиданный резкий звук заставил девочек замолкнуть. Звук раздался в другом конце часовни, возле двери: кто-то пытался войти внутрь.

Девочки в панике переглянулись.

– Должно быть, это полиция! – прошептала Холли. – Пойдемте скорей отсюда! Время для объяснений явно неподходящее. Да и наши незрелые теории насчет кражи меча представлять тоже пока рано.

Подруги бросились к потайному ходу. Холли залезла последней, старательно расправив за собой гобелен.

Белинда стояла в темноте у подножия лестницы, Трейси посредине, а Холли замерла на самом верху, внимательно вслушиваясь в происходящее внутри. Но голосов она не услышала. Лишь с легким скрипом открылась дверь часовни и с таким же скрипом закрылась. В наступившей тишине послышались медленные шаги, направлявшиеся по каменному полу в ее сторону. Кто-то остановился совсем близко от нее.

Послышалось тяжелое дыхание и глухой стук, словно человек, вошедший в часовню, уронил что-то тяжелое.

Холли не выдержала. Она выбралась из люка и очень осторожно выглянула из-за гобелена.

Спиной к ней, глядя на крест, стоял Том Кетчпол. На полу возле его ног лежал длинный рулон зеленой ткани.

Холли видела, как Том протянул к кресту руки, и не прошло и секунды, как при помощи мастерски спрятанной пружины приподнялась вся задняя стенка креста.

Тут Холли услышала, как Том ахнул. В его голосе звучал неподдельный ужас. Внутри деревянного креста лежал длинный полутораметровый меч. Но не тот сверкающий серебром меч, который носил имя Леди Ярость. Это был черный меч с изъеденным временем лезвием и простой железной рукояткой, лишенной всякой отделки. Ни блеска благородного металла, ни сверкающих камней на рукоятке. В китайской шкатулке, сделанной Томом Кетчполом в форме креста, лежал меч, да не тот. Не Леди Ярость.

И еще Холли стало ясно, что при виде черного меча Том Кетчпол был поражен в десять раз сильней, чем она сама.

Казалось, он окаменел от неожиданности, да так и застыл, придерживая одной рукой заднюю стенку креста и тяжело дыша. Затем Том отпустил стенку, и она встала на место. Его руки проделали какие-то невидимые Холли манипуляции, и он направился прочь от закрывшегося креста.

Холли не представляла, что будет дальше. Было ясно одно: Том ожидал увидеть Леди Ярость, но кто-то подменил драгоценную реликвию, подложив вместо нее один из мечей, висевших на стенах оружейной комнаты.

Том тяжело опустился на пол, скрестив ноги и подперев кулаком подбородок. Его взгляд был прикован к кресту.

Холли почувствовала, как в ее джинсы вцепились пальцы Трейси. Она отбросила любопытную руку, надеясь, что у подруги хватит ума сидеть тихо.

Казалось, прошла целая вечность. Наконец Том встал на ноги, поднял с пола рулон и тяжело зашагал к входной двери. Открыв ее, он бросил последний пристальный взгляд на алтарь. Холли испугалась, что мужчина заметит ее, однако он смотрел только на крест. На его лице застыло мрачное выражение и что-то еще, что Холли приняла за скрытую тревогу.

Когда Том закрыл за собой дверь, Холли смогла наконец перевести дыхание.

– Он ушел? – прошептала Трейси.

– Да, ушел, – ответила Холли.

– И забрал меч? – раздался от подножия лестницы голос Белинды. – Может, нам нужно броситься за ним вдогонку? Сообщить в полицию? Сказать Сьюзан? Нужно что-то предпринять!

– Вы не поверите, что я сейчас видела, – потрясенная, произнесла Холли. – Пойдемте лучше куда-нибудь в спокойное место, где нам никто не помешает!

– Так там что же, не оказалось меча? – не отставала Белинда, спускаясь вниз по ступенькам.

– Потерпите несколько минут, и я все вам расскажу, – пообещала Холли. – Давайте вернемся в мою комнату, где нас никто не услышит.

– Не тот меч? – потрясенно спросила Трейси. – Что ты имеешь в виду, Холли? Как это не тот? Ведь есть только один меч.

Девочки вернулись в спальню Холли и сидели, ошеломленные ее рассказом.

– Поверьте мне, – заверила их Холли. – Том показался мне не менее удивленным, чем сейчас вы. По-видимому, он явился туда, чтобы забрать Леди Ярость. Он принес рулон ткани: скорее всего собирался завернуть в нее меч и благополучно выйти с ним из часовни.

– Но разве часовня не опечатана? – спросила Белинда. – Как ему удалось войти?

– Не знаю, – ответила Холли. – Но главный вопрос не в этом, а в том, кто подменил меч?

– Тот, кто мог проникнуть в часовню не через опечатанную полицией дверь, – сказала Белинда.

– Люси! – почти завизжала от восторга Трейси. – Это могла сделать только она! Разве я не говорила вам? Разве не говорила, что Люси все равно замешана в этом так или иначе? А вы мне не верили! Вы обе думали: ах, эта Трейси, всегда говорит глупости, лучше ее не слушать. А я догадалась! Это Люси Фэншоу! Ха-ха!

– У нее была возможность сделать это прошлой ночью, – спокойно произнесла Холли.

– Если это была Люси, то она владеет большой информацией, касающейся дома, – задумчиво сказала Белинда.

– Что ты имеешь в виду?

– Во-первых, – начала Белинда, – она знает про то, как работает вход в потайной коридор, забытый на много поколений. Во-вторых, она знает, как отключается сигнализация, которую Том Кетчпол установил в часовне. А теперь, похоже, она сумела сообразить, как открыть крест, сооруженный Томом. Либо Люси Фэншоу настоящий гений, либо самый везучий человек в мире!

– Тут возможно и другое, – добавила Холли. – Она может получать информацию от кого-то и пользоваться ею. Ладно, вход в потайной коридор она могла обнаружить случайно, но про устройство сигнализации ей кто-то должен был рассказать.

– Абсолютно верно, – сказала Белинда. – И если ты спросишь меня об этом, я отвечу, что это был тот же человек, который рассказал ей, как открывается крест. – Она обвела взглядом подруг. – Догадайтесь с трех раз, кто это мог быть.

– Наверно, Том? – предположила Трейси, но тут же сама себя опровергла: – Но это же полнейший абсурд!

– Нет! Не Том! – замахала головой Белинда. – Это Колин! Он сумел раздобыть схему отключения сигнализации. Я уверена в этом. И он скорее всего знает устройство всех секретных механизмов, которые умеет делать его отец.

– Так ты считаешь, что сообщник Люси – Колин? – спросила Холли. – Значит, он не уехал в Манчестер?

– Я уверена, что он тут, – уверенно заявила Белинда. – Готова поспорить на что угодно, что это Колин звонил отцу, а не наоборот. И еще я не сомневаюсь, что этот парень прячется где-то поблизости.

– Постойте-ка, дайте мне подумать, – сказала Трейси. – Колин и Люси собирались выкрасть драгоценный меч, верно? Однако Том их опередил. А теперь Колин и Люси украли его у Тома? Так, что ли?

– Приблизительно так, – согласилась Белинда. – Колин, должно быть, догадывался, как отец это сделал. Вероятно, парень знал, что крест внутри полый. И после этого он произвел несложный арифметический подсчет, это как два плюс два. Прошлой ночью Люси и Колин пробрались в часовню и подменили Леди Ярость на старый железный меч.

– Так где сейчас может находиться Леди Ярость? – изумленно спросила Трейси. – И зачем Люси и Колин подменили меч в кресте?

– Не знаю, – пожала плечами Белинда. – Должно быть, ради какой-то странной шутки.

– Трейси, ты проснулась раньше нас, – обратилась к подруге Холли. – Ты видела автомобиль Люси возле дома?

– Что-то не припомню, – наморщила лоб Трейси. – Эге! Я понимаю, что ты имеешь в виду. Они забрали меч и, возможно, сбежали вместе с ним. – Трейси нахмурилась. – Теперь я точно помню: машины возле дома не было.

– Значит, эта парочка сбежала! – воскликнула Белинда. – И прихватила с собой меч. – Она поспешно вскочила с кровати. – Пожалуй, нам пора рассказать обо всем Сьюзан. Конечно, она сильно огорчится, но по крайней мере будет знать, что сообщить полиции.

– Я согласна с Белиндой, – решительно сказала Холли. – И если повезет, то Люси и Колина удастся задержать раньше, чем они избавятся от меча.

Подруги направились на лужайку Уайлд-хауза. Несмотря на полную уверенность в точности своих выводов, они не испытывали радости. Девочкам предстояла нелегкая задача – сообщить Сьюзан Фэншоу, что ее друг Том Кетчпол вор, а родная дочь вместе с сыном Тома похитили меч и в настоящий момент на полной скорости мчатся куда-нибудь подальше от дома.

В это утро вокруг дома повсюду кипела работа. Рабочие сооружали деревянные каркасы, обтягивали их парусиной, расставляли красочные щиты. В одном месте уже была смонтирована площадка с забавными аттракционами, где на возвышении в лодке-качалке сидели красные и синие скелеты.

Во время поисков девочки обнаружили, что с двери часовни исчезла желтая лента, которой она была опечатана.

– Вот и решена одна маленькая загадка, – тихо сказала Холли. – По-видимому, полиция еще утром открыла часовню. Вот почему Том смог туда войти. Это была для него первая возможность после кражи.

Тома нигде не было, зато девочки нашли Сьюзан. Хозяйка дома оживленно беседовала с тремя рабочими, на комбинезонах которых крупными буквами было написано название их фирмы.

– Вы только покажите нам место, леди, а все остальное мы сделаем сами, не беспокойтесь, – говорил один из рабочих.

– Никак не могу решить. – Сьюзан неуверенно рассматривала наспех начерченный план участка. – Может, в этом месте? Как вы считаете?

– Чудесно, – осклабился тот. – Если только вы не против того, что наш грузовик проедет прямо по вашим газонам.

– Я не обращаю внимания на подобные пустяки! – сердито ответила Сьюзан, и рабочие ушли.

Увидев девочек, Сьюзан устало улыбнулась.

– Я падаю с ног! – призналась она. – Каждый год говорю себе, что делаю это в последний раз, но потом быстро забываю, насколько все это утомительно. Вы пришли помочь? Очень любезно с вашей стороны. Если вы обратитесь вон к тому человеку, он наверняка найдет для вас подходящее дело. – И она указала на мужчину с папкой в руках, окруженного толпой людей, которые одновременно что-то ему говорили.

– К сожалению, мы пришли с плохими новостями, – нерешительно проговорила Белинда.

Сьюзан озадаченно посмотрела на девочек.

– В чем дело? Что ты хочешь этим сказать, моя милая? Какие плохие новости?

Белинда тяжело вздохнула. Она не знала, с чего начать.

– Про Люси, – пробормотала она.

Сьюзан нахмурилась.

– Сейчас я очень занята, Белинда, – сухо сказала она. – А вы достаточно взрослые для того, чтобы решить проблемы, которые возникли у вас с моей дочерью, не прибегая к моему посредничеству.

Холли почувствовала, как ее щеки заливает краска стыда. Сьюзан наверняка отнесется с недоверием ко всему, что они сейчас скажут, и, даже если девочки смогут доказать причастность Тома к краже, у них нет никаких реальных доказательств насчет Люси. Она оглянулась через плечо и, словно подчиняясь какой-то интуиции, произнесла:

– Сьюзан права. Нечего беспокоить ее сейчас такими вещами. – И потащила подруг прочь.

– Подожди! – запротестовала Белинда, вырывая руку. – Что ты делаешь?

– То, что нужно! – прошептала Холли, и громко добавила: – Трейси, пойдем, кажется, возле дома требуется помощь.

– Холли! – все еще сопротивлялась Белинда. – Ты расскажешь нам наконец, в чем дело?

Холли увела Белинду с Трейси подальше от Сьюзан, а потом многозначительно кивнула в сторону дома.

У парадной двери, среди небольшой группы людей, спокойная и невозмутимая, стояла Люси Фэншоу.

ГЛАВА ХII

Настороже

– Что она тут делает? – пробормотала Трейси, с изумлением уставившись на Люси.

У Холли и Белинды в голове промелькнула та же мысль. Их тщательно продуманная версия о том, что Люси и Колин сбежали с похищенным мечом, таяла на глазах.

– Если они и в самом деле взяли меч, почему она все еще здесь? – растерянно произнесла Белинда.

– Эта история становится все более и более запутанной, – сказала Холли. – Может, Колин забрал меч? Или Люси отвезла его куда-нибудь этим утром? Может, они намерены его продать.

– Сплошные «может» да «или», – проворчала Белинда. – А может, мы не имеем ни малейшего представления о том, что тут происходит на самом деле? Что, если Колин и вправду собирается продать меч? Что они станут делать с деньгами? Разделят и начнут потихоньку тратить? А ведь сумма просто огромная – тысячи и тысячи фунтов стерлингов.

– Может быть, они планируют сбежать с этими деньгами? – спросила Трейси.

– В этом есть смысл, – согласилась Холли. – Если Колин в отъезде и ищет покупателя, готового приобрести меч, тогда он должен вернуться за Люси, как только получить деньги.

– Вот тогда мы их и разоблачим! – твердо заявила Белинда. – Ладно, предлагаю следующий план. С этого момента мы никоим образом не должны упускать Люси из вида. Мы должны следить за ней сегодня каждую минуту.

– А как насчет Тома Кетчпола? – спросила Трейси. – За ним тоже нужно наблюдать? Ведь, в конце концов, это он украл меч первым.

– Знаете, Трейси права, – согласилась с подругой Холли. – Если уж мы вычислили, что Колин смог добраться до креста, то и Том мог вполне прийти к такому выводу. А если он подозревает Колина, ему нетрудно догадаться и о причастности Люси. Нам придется не упускать из вида обоих.

– Кажется, день обещает быть тяжелым, – вздохнула Белинда.

– Если нам повезет, мы сможем вернуть меч в часовню еще до начала праздника, – решительно произнесла Холли.

– Кажется, я припоминаю, что ты говорила нечто подобное как раз перед тем, как мы едва не утонули прошлой ночью, – проворчала Белинда. – В самом деле, если мне не изменяет память, некая особа, чье имя начинается на букву «Х», поспорила с нами на десять миллионов фунтов.

– Точно, – подтвердила Трейси, – ты должна нам десять миллионов, Холли.

– Я выплачу вам их тут же, как только они попадут мне в руки, – пообещала Холли. – Только не лопните от восторга.

Ближайшее будущее показало, что Холли ошибалась в своих надеждах, зато прогноз Белинды насчет беспокойного дня полностью оправдался. День и в самом деле выпал нелегким. Подруги старательно помогали в приготовлениях к празднику, так что им с трудом удавалось следить при этом за Люси. Их задачу облегчало то обстоятельство, что Люси весь день бродила возле дома, болтая с людьми и ничего полезного, по сути, не делая.

Том Кетчпол не появился в Уайлд-хаузе в течение всего долгого, жаркого и утомительного дня.

К вечеру стало ясно, что все необходимое для праздника уже сделано, и только в дальнем углу лужайки еще кипела работа. Там сооружали большой желто-красный замок с аттракционами. Его силуэт все выше поднимался на фоне вечернего неба.

В последний раз девочки видели Люси примерно около часа назад. Она поднималась вверх по лестнице, по-видимому, в свою спальню.

Подруги помогли Сьюзан приготовить ужин, постоянно прислушиваясь ко всем звукам в доме и ожидая, что Люси спустится вниз.

Примерно в восемь часов вечера рабочие в комбинезонах уехали, а еще через полчаса сигнал автомобильного клаксона возвестил о приезде хозяина дома Джона Фэншоу.

– Есть какие-нибудь новости насчет Леди? – спросил он у Сьюзан, бросив в кресло портфель и налив себе воды.

Холли догадалась, что он спрашивает про украденный меч.

– Пока ничего, – вздохнула Сьюзан. – Однако полиция не теряет надежды. Сотрудники музея в бешенстве, но я заверила их, что мы делаем все возможное. Том абсолютно раздавлен случившимся и во всем винит себя.

– Он не виноват, – бросил Джон.

Девочки молча переглянулись.

– А что вор может сделать с мечом? – поинтересовалась Белинда.

– В сущности, только две вещи, – ответил Джон. – Если меч украден человеком, знающим его подлинную ценность, то он может продать его частному коллекционеру за крупную сумму. Иначе существует опасность, что воры вытащат драгоценности из рукоятки, а сам меч выбросят.

– И это будет настоящая трагедия, – добавила Сьюзан.

– Ладно, что там говорить? Сейчас мы уже ничего не можем поделать, – сокрушенно произнес Джон, но все же заставил себя улыбнуться: – Полиция обязательно его отыщет, возможно, даже к завтрашнему вечернему шествию. Кстати, вы уже выбрали себе костюмы?

– Простите? – не поняла Холли. – Какие костюмы?

– Это моя вина, – всплеснула руками Сьюзан. – А я ведь считала само собой разумеющимся, что девочки примут участие в завтрашнем празднике. И совершенно забыла спросить их об этом. – Она взглянула на подруг: – Вы ведь примете участие в маскараде? У нас есть много запасных костюмов.

– А что нам нужно делать? – неуверенно спросила Белинда.

– С наступлением темноты вся молодежь собирается на вершине холма со свечами в руках, – объяснил Джон. – Потом прихожу я, одетый как сэр Брэндон, и веду детей вниз к дамбе. А там мы изображаем, будто сдерживаем армию Кромвеля.

– А потом все возвращаются в дом, где уже готово угощение – колбаса и печеная картошка, – добавила Сьюзан. – После чего мы все любуемся фейерверком. Все будет просто чудесно. – На ее лицо набежала тень: – Ах, жаль только, что нынешний праздник омрачен пропажей Леди.

– Но мы не позволим этому событию испортить наш праздник, – произнес Джон. – Ведь верно, девочки?

– Может, вы покажете нам, какие у вас есть костюмы! – воскликнула Трейси.

– С этим можно подождать и до утра, – отозвалась Сьюзан. – Вероятно, вы очень устали за сегодняшний день и сейчас мечтаете только о постели.

– Да, день выдался тяжелый, – призналась Холли. – Но все равно нам было очень интересно.

– О’кей, – заявила Холли, когда подруги направились в свои спальни. – Нам придется всю ночь следить за Люси. По той же схеме, что и накануне. Белинда до двух часов ночи, Трейси – с двух до пяти, а я – до утра. Люси должна встретиться с Колином. И, по моим расчетам, это произойдет нынешней ночью. В тот момент, когда это случится, дежурный разбудит всех остальных, и мы пойдем в спальню Сьюзан и расскажем ей обо всем, прежде чем Люси удастся сбежать. Только так мы сумеем убедить Сьюзан, что затеяли все не из-за нашей неприязни к Люси, а по более веской причине. Ее нужно поймать с поличным!

Ночь и вправду получилась очень длинная. Девочки решили, что правильнее всего будет спрятаться в маленьком арочном углублении возле главной лестницы. Оттуда хорошо видно всех, кто поднимается наверх или спускается вниз. Сам же наблюдатель остается при этом невидимым для проходящих.

Белинда ухитрилась просидеть все дежурство, ни разу не заснув, хотя иногда и клевала носом. В два часа она выбралась наружу и пошла будить Трейси.

– Что-нибудь видела? – шепотом спросила подруга.

Белинда отрицательно покачала головой и поплелась спать. Трейси тоже не повезло. В пять часов, когда забрезжил рассвет, она разбудила Холли, сообщив ей, что ничего особенного не произошло.

Дежурство Холли также прошло без всяких происшествий. В семи часов утра проснулись Сьюзан и Джон. Собравшись в комнате Белинды, девочки пришли к выводу, что Люси Фэншоу за всю ночь так и не появилась.

– Вероятно, она еще спит, – решила Белинда. – Ведь не могла же она вылезти через окно, верно?

– Я этого не учла, – Холли резко вскочила. – Пожалуй, нам не мешает проверить, у себя ли она.

Девочки осторожно подкрались к запертой двери, ведущей в комнату Люси. Холли прижалась ухом к деревянной панели, но внутри не раздавалось ни звука.

– Что будем делать? – прошептала Белинда.

– Предоставьте это мне, – сказала Трейси, и не успели подруги опомниться, как она повернула ручку и вошла в полутемную спальню. – Эй, Белинда, – закричала она, – пора вставать! Давай! Поднимайся! Ах! Люси! Извини. Я думала, что это комната Белинды. Дом такой большой, что я заблудилась. – Пятясь, она вышла из спальни и, закрыв за собой дверь, торжествующе посмотрела на подруг: – Она там, все в порядке. Кажется, я ее разбудила.

– Должно быть, она подумала, что ты сбежала из дурдома, – заметила Белинда, взглянув на Холли. – Каковы наши дальнейшие шаги, шеф?

– Мы можем сделать только одно, – твердо сказала Холли. – Мы продолжим следить за ней до тех пор, пока она не сделает свой ход.

Этим утром девочки позавтракали на кухне вместе с Джоном. Сьюзан хлопотала вовсю, отдавая распоряжения рабочим, занятым на аттракционах, и продавцам киосков, которые прибыли в Уайлд-хауз ни свет ни заря.

– Когда мы сможем выбрать себе маскарадные костюмы? – спросила Трейси.

– Я покажу вам, где они хранятся. – Джон поднялся. – Большинство гостей праздника уже выбрали себе костюмы, так что не стесняйтесь. – Он посмотрел на часы. – Хотелось бы мне знать, куда подевался Том. Он уже давно должен прийти, чтобы закончить приготовления к фейерверку. Дома его нет, я звонил ему уже несколько раз.

Джон привел девочек в одну из комнат второго этажа, где все шкафы были набиты старой одеждой.

– Здесь самые разные платья, – напоследок сказал хозяин дома, – и если вы хорошенько пороетесь, то обязательно найдете то, что вам понравится.

Джон оказался прав. Костюмов было великое множество и самых разных эпох: узкие, элегантные наряды девятнадцатого столетия, широкие и неуклюжие викторианские кринолины, все пахло лавандой и средствами от моли. К счастью, окна комнаты выходили на лужайку перед парадным входом, и автомобиль Люси был как на ладони.

– Попробую вот это, – сказала Холли, наряжаясь в длинное серебристо-голубое платье с пышными рукавами и высокой талией. – Буду ждать в нем своего рыцаря.

– Хмм. – Белинда критически осмотрела наряд Холли. – Такие платья не в моем вкусе. – Порывшись, она извлекла костюм, состоявший из зеленого камзола, узких панталон и шляпы с пером. – Робин Гуд! - воскликнула она. – Вот это по мне! А зеленый цвет мой самый любимый!

– Но ведь Робин Гуд был мужчиной, – заметила Трейси.

– Ну и что? В нашей школе есть девочка по имени Робин. И вообще, кому какое дело? Я буду тогда Белинда Гуд, а кто попробует что-нибудь возразить, получит стрелу в глаз!

– Какое красивое платье! – восхищенно воскликнула Трейси, доставая длинное, струящееся до пола зеленое платье с широкими рукавами и остроконечными манжетами, свисавшими почти до пола. Спинка была собрана широкими складками, а лиф вышит коричневым с желтым узором.

– Сейчас нарядимся или подождем вечера? – спросила Холли.

– Не знаю, как ты, – ответила Трейси, вылезая из джинсов, – но я уже переодеваюсь.

Через несколько минут девочки спустились в вестибюль: Холли - серебристо-голубом платье, Трейси – в зеленом, а Белинда – в костюме Робин Гуда. Втроем они направились через сад на лужайку, где шли последние приготовления к празднику.

– Вы чудесно выглядите, – улыбнулась Сьюзан, увидев девочек. – Скоро я тоже пойду переодеваться. Как жаль, что Люси не прониклась духом маскарада. Единственное, на что она согласилась, так это постоять по моей просьбе в лотерейном киоске. – Она кивком указала на ближайший киоск и тут же умчалась по своим делам.

Одетая в обычный черный свитер и джинсы, Люси молча стояла за прилавком.

– Нам повезло, – заметила Холли. – Нетрудно проследить за ней, если она будет стоять тут весь день.

Атмосфера праздника ощущалась во всем. Уже прибыли празднично одетые гости, из громкоговорителей лилась музыка, а из сооруженного накануне замка доносились радостные детские голоса. Малыши смеялись и визжали от восторга, катаясь на разных аттракционах.

Девочки быстро нашли себе дело. Белинду направили в замок присматривать за детьми, Трейси помогала на аттракционе, где нужно было кидаться кокосовыми орехами, а Холли пристроилась в ларек, где разыгрывались всякие безделушки. Это дало ей возможность держать Люси в поле зрения.

В середине дня Белинде удалось ненадолго сбежать от скачущих, орущих и толкающихся малышей, и вскоре все трое встретились у киоска Холли. Новостей не было – Люси нашла себе шезлонг, развалившись, загорала у киоска. Ничего подозрительного.

Однако одна вещь все же насторожила Холли – Том Кетчпол так и не появился. Подруги прекрасно знали причину его исчезновения, и им очень хотелось знать, чем он занят в настоящий момент.

Белинда и Трейси вернулись на свои места. День стоял жаркий, однако несмотря на это, большинство гостей уже переоделись в маскарадные костюмы самых разных эпох – от викингов и римлян до королевских гвардейцев. Холли заметила, что большинство детей и подростков наряжены в одежду той эпохи, в которой жил сэр Брэндон, – специально для вечернего маскарадного шествия.

Белинда выбилась из сил. Целый день она возилась с малышами, терла ушибленные коленки, разыскивала потерянную обувь, разнимала дерущихся забияк. Она нашла себе подмену и из последних сил поплелась, чтобы где-нибудь перекусить.

Она встала в очередь за хот-догами, но простояла в ней всего несколько секунд. Ее внимание привлек мужчина, быстро шагавший вдоль торгового ряда. Среди праздной толпы он выделялся угрюмым и полным решимости выражением лица. Этого человека девочки искали весь день. Том Кетчпол!

Белинда покинула очередь и направилась за Томом, держась на значительном расстоянии. Вскоре она поняла, что Том преследует молодого светловолосого парня, который только что скрылся за тентом, словно не хотел, чтобы его видели.

Белинда подошла к тенту и заглянула за угол.

Том Кетчпол настиг парня и схватил его за руку, повыше локтя.

– Ладно, Колин, – услышала Белинда голос Тома, – на этот раз ты зашел слишком далеко. Что ты и эта девка сделали с мечом?

Белинда затаила дыхание. Похоже, их расследование вступило в финальную стадию.

ГЛАВА ХIII

Обман

– Молодец! – похвалила Холли маленькую девочку, которая вытащила из барабана выигрышный билет. Она подняла малышку повыше и показала ей призы, из которых та могла выбрать себе самый желанный.

– Кволика! – смешно картавя, заявила девочка, показывая пухлым пальчиком на громадного голубого кролика, стоявшего на верхней полке.

– Что ж, кволика так кволика, – улыбнулась Холли и, сняв в полки кролика, с нежностью посмотрела на малышку: та прижимала к себе ушастую игрушку, едва ли уступавшую ей по величине.

Холли взглянула на киоск, где весь день проторчала Люси. Она отлучилась только один раз – около полудня ходила куда-то перекусить. Остальное время сидела, развалившись в кресле, и неохотно раздавала билетики желающим.

Неопределенность ситуации начинала действовать Холли на нервы. Где Колин? Когда они что-нибудь предпримут? Детективный клуб наконец-то выработал свою версию о пропаже меча, которая, казалось бы, учитывала все факты и представлялась вполне разумной. Так почему же ничего не происходит?

Холли прокручивала в мыслях разные варианты. Возможно, Том Кетчпол поймал Колина до того, как тот успел отделаться от меча. Возможно, Том и Колин действуют сообща и проделали операцию с кражей меча, обманув Люси. Нет, все это бессмыслица.

Поразмыслив, Холли пришла к выводу, что Люси и Колин попытаются ускользнуть из Уайлд-хауза под покровом ночи.

Холли вспомнила сюжет одного из рассказов своей любимой писательницы, мастера детективов. В нем ведущая расследование девочка сумела посеять панику среди преступников, представив им факты, которые знала, но не могла доказать, заставив их действовать, забыв про осторожность.

Холли подумала, что ей, возможно, удастся проделать с Люси подобный фокус. Может быть, это ускорит ход событий. Если Люси впадет в панику, она наверняка наделает кучу ошибок, и тогда Детективный клуб получит информацию, которая поможет доказать ее причастность к краже драгоценного меча.

Холли отошла от своего киоска и направилась к Люси. Та лежала в шезлонге, закрыв глаза и скрестив руки на груди. Холли присела возле нее на корточки.

– Люси!

Ясные голубые глаза чуть приоткрылись.

– Что?

Холли заметила нечто интересное: на руках Люси виднелись маленькие темные пятнышки, а под ногтями была чернота. Возможно, черная краска.

– Мы знаем обо всем, что произошло, – тихо сказала Холли. – Нам известно про меч и все остальное. Думаю, тебе лучше вернуть его назад. Сделай это, и я обещаю, что не скажу никому ни слова. А ты можешь сказать родителям, что нашла его случайно.

– О чем ты говоришь? Я ничего не понимаю. – Люси снова закрыла глаза. – Лучше ступай со своими подружками играть на утесы. Желательно поближе к краю!

– Том знает, что вы подменили меч, – продолжила Холли. – И ты думаешь, он отпустит вас подобру-поздорову?

Краска отхлынула от щек Люси, но она ничего не сказала. Холли наклонилась к ее уху.

– На твоем месте я бы сильно встревожилась, – прошептала она. – Что ты будешь делать, если Том уже нашел Колина?

Глаза Люси широко открылись и встретились с глазами Холли. По сомнениям и нерешительности, промелькнувшим в них, Холли поняла, что ее слова сильно подействовали на девушку.

Люси смотрела на нее так, словно не могла решить, как ей поступить дальше. Как ни в чем не бывало Холли поднялась и пошла к своему киоску.

Тут ожил громкоговоритель:

– Участников маскарадного шествия детей просим собраться перед домом.

Длинный праздничный день подходил к концу. Оранжевый шар солнца повис почти над самым горизонтом, а по лужайкам Уайлд-хауза протянулись длинные тени. Но жизнь по-прежнему бурлила. Маленькая ярмарка еще шумела, оживленные гости расхаживали между киосками, сидели на траве, с удовольствием поедая хот-доги и мороженое.

Черная краска. Холли не сомневалась, что пальцы Люси были испачканы именно ею. Девочка попыталась вспомнить, где она уже слышала упоминание о черной краске. Неожиданно она все вспомнила.

Это произошло в оружейной комнате, в тот раз, когда она слышала разговор между Люси и Колином. Кто-то из них говорил про черную краску, про то, что она готова. Но для чего? Вероятно, это как-то связано с кражей меча.

Холли даже вскрикнула, когда в ее голове внезапно сложились все кусочки этой головоломки.

– Понятно! – сказала она себе. – Ну, разумеется!

Итак, если она права, то ответ на все вопросы следует искать в Уайлд-хаузе.

Неудивительно, что они не видели никого с мечом. Ведь он еще там! И если подозрения Холли верны, она может точно сказать, где находится Леди Ярость.

Белинда высунулась из-за палатки и увидела, как Колин пытается освободить руку из крепкой хватки отцовских пальцев.

– Я ничего не делал, – произнес парень. – Меча у меня нет.

– Но ведь тебе известно, где он находится, верно? – настаивал Том. – Я должен был догадаться, что ты меня одурачил, когда мне позвонил. Когда это ты звонил просто так, а? Я должен был догадаться, что ты не в Манчестере.

– Ладно, ладно, я все тебе расскажу, – испуганно бормотал сын. – Все это затея Люси. Я только помогал ей. – Тон его голоса внезапно изменился. – Но ведь она нам и не нужна теперь, верно, папа? Оставим меч себе и забудем про нее.

– Ну, давай, продолжай, – ухмыльнулся Том, все еще не выпуская рукав сына.

– Она и не собиралась красть меч по-настоящему, – сказал Колин. – В этом-то и фокус. Она просто хотела проучить отца за то, что тот заставляет ее ехать в университет, хотя ей хочется остаться тут со мной. Вот у нее и возник этот план – инсценировать ограбление, а потом самой найти его. Понятно? Тогда бы ее отец понял, что она уже не ребенок, которым можно помыкать. Раз у нее хватило ума найти украденный меч, отец оставил бы ее в покое с университетом.

– И как вы должны были действовать? – спросил Том.

– Люси нашла потайной ход между оружейной комнатой и часовней, – ответил Колин. – Это случилось несколько лет назад, когда она была еще ребенком, но никому про это не сказала. Это был ее секрет. Люси пряталась там, когда хотела побыть одна. То есть она могла попадать в часовню, минуя твою сигнализацию. Когда Люси поделилась со мной своими планами относительно меча, я порылся в твоих бумагах и нашел код, при помощи которого можно было отключить сигнализацию. Таким образом она смогла впустить меня в часовню. Ей казалось более безопасным впустить меня в дом именно таким путем, через потайной ход. – Колин перевел дыхание, а Белинда прижалась к боковому полотнищу тента и, затаив дыхание, ловила каждое слово. – Мы собрались забрать меч за пару дней до праздника, – продолжал Колин. – План был таков: мы прячем его, а в самый последний момент, когда дети идут к реке, Люси его приносит и отдает отцу прямо на глазах у всего шествия. Но когда меч исчез, я сразу догадался, что без тебя тут не обошлось.

– Откуда ты это взял? – прорычал Том.

– Я видел, как ты делал этот крест, не забывай. – Колин внимательно смотрел на отца. – И знал, что он пустой внутри и каким образом его можно было открыть. Поэтому мне не понадобилось много времени, чтобы сообразить, что к чему.

– Так это ты взял его! – взревел Том. – И теперь эта дура собирается вернуть его Джону Фэншоу. – Он со злостью встряхнул сына. – Мне нужен этот меч, Колин! Я знаю человека, который заплатит за него кучу денег. А деньги мне нужны, чтобы не стать банкротом.

– Банкротом? – удивился Колин. – Я не знал, что у тебя проблемы.

– Теперь знаешь, – буркнул Том. – Так что неси мне меч. Где вы его спрятали с этой взбалмошной девчонкой?

– Ладно, ладно, – замахал руками Колин. – Я принесу его прямо сейчас. Отец, поверь, Люси Фэншоу никогда мне и не нравилась. Я всегда хотел взять этот меч и продать его. – В голосе Колина появились заискивающие нотки. – Но теперь мы можем поделить деньги между собой. Ты решишь свои проблемы, а я куплю билет до Америки. Мне всегда хотелось жить в Америке. Мне всегда хотелось пожить в Америке. Что ты скажешь, папа? Договорились?

– Где меч? – Том еще раз встряхнул сыночка.

– Недалеко, – ответил Колин. – Отпусти меня, и я тебе покажу.

Белинда не могла сказать точно, что произошло. Она услышала лишь шум борьбы и сердитый крик Тома. Потом из палатки выбежал парень и куда-то помчался. Том бросился за сыном, но споткнулся о веревку, протянутую от угла тента, и со всей силы налетел на Белинду. Не удержавшись на ногах, оба рухнули на землю.

Последнее, что видела Белинда, была спина Колина, растворившегося в толпе.

Том быстро вскочил на ноги. Он окинул Белинду испепеляющим взглядом, и девочка испугалась, что он ее ударит. Потом он перевел взгляд на толпу и, скрипнув зубами, побежал за ближайший киоск, в котором продавали хот-доги.

Белинда собралась с силами: после столкновения с Томом у нее болели ребра, а при падении она ударилась о землю плечом. Однако времени на такие пустяки у нее не оставалось. Нужно было как можно скорей известить обо всем Трейси и Холли.

Она нырнула в толпу и бросилась к Трейси. Не тратя времени на объяснения, она схватила подругу за руку и выдернула ее из киоска, как пробку из бутылки.

– Что случилось? – допытывалась Трейси, пока Белинда тащила ее сквозь толпу. – Что-нибудь с Холли?

– Нет, – тяжело дыша, проговорила Белинда. – Но я видела Тома. И Колина. И я знаю, что сейчас случится.

– Подожди! – попросила Трейси. – Я не могу бежать в этом платье! – Длинные полы хлестали по ногам, и она часто спотыкалась. Подобрав юбки, она бросилась вслед за Белиндой.

– Холли! – выпалила Белинда, добравшись до лотерейного киоска. – Том Кетчпол! Колин! Меч! – И взглянув через плечо Холли, спросила: – Где Люси?

Холли быстро обернулась. Шезлонг, на котором только что восседала Люси, опустел. Не было ее и поблизости.

– Она ушла только сейчас, – развела руками Холли. – Я говорила с ней несколько секунд назад.

Подбежала запыхавшаяся Трейси.

– Что случилось? – спросила она.

Белинда вкратце изложила подругам историю, которую услышала за тентом.

– Я потеряла Колина в толпе, – сказала она. – А Том побежал в сторону киосков. Я решила, что он разыскивает Люси.

– Люси ушла! – сказала Трейси. – Как вы думаете, это он ее увел?

– Кто-нибудь должен был это видеть, – сказала Холли. – Пошли скорей! Кажется, я знаю, куда она могла пойти. И знаю, где находится Леди Ярость!

Не оставляя времени для дискуссий, Холли побежала через сад к дому. Белинда и Трейси не отставали от нее.

Ярко-оранжевый диск солнца исчез за горизонтом, вечерние тени соединились, а небо над утесами потемнело. Холли провела подруг в дом через кухонную дверь. В доме было прохладно и спокойно.

– Куда мы идем? – спросила Трейси.

– В оружейную комнату, – ответила Холли. – Леди Ярость находится там.

– Как ты догадалась? – ахнула Белинда.

– Благодаря Люси. – Холли выбежала из кухни и свернула в коридор, который вел к оружейной комнате.

– Она сама сказала тебе? – недоверчиво спросила Трейси. – Что, прямо так и сообщила?

– Нет, не сама, – усмехнулась Холли. – А ее руки.

– Холли Адамс! – воскликнула Белинда. – Ты когда-нибудь научишься говорить по-человечески?

– Через несколько минут, – отмахнулась Холли. – Сейчас нам нужно поскорей добраться туда.

Холли остановилась в коридоре в нескольких метрах от распахнутой двери оружейной комнаты. Знаками она показала подругам, чтобы они замолчали, и стала тихо подкрадываться.

Трейси и Белинда молча глядели друг на друга, ничего не понимая, а Холли заглянула из-за дверного косяка в комнату.

– Все в порядке, – девочка облегченно вздохнула. – Я думала, что она уже явилась сюда, но ее пока нет.

Холли вошла в длинную, уже заполненную вечерним полумраком, комнату.

– Может, зажечь свет? – предложила Белинда.

– Ни в коем случае! – покачала головой Холли. – Белинда! Встань у двери. Скажешь, если кто-нибудь появится. Трейси! Помоги мне.

Белинда встала у двери, а Трейси и Холли подняли один из маленьких сундуков и по команде Холли перетащили к камину.

– Что мы делаем? – недоуменно спросила Трейси.

– Сейчас увидишь, – ответила Холли и пошла за другим сундуком. – Давай, этого будет достаточно, – сказала она.

Трейси недоверчиво взглянула на подругу, но, наклонившись, все же схватилась за ручку сундука.

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – проворчала она, когда они поставили второй сундучок на первый.

Холли влезла на сундуки и потянулась к высокой каминной полке.

Трейси снизу наблюдала, как Холли вглядывается в веер из черных мечей, висевших на камине.

– Готово! – воскликнула Холли. – Я его узнала! – Она схватила рукоятку одного меча и осторожно достала его из креплений. Он оказался на удивление тяжелым, и Холли едва не потеряла равновесие. – Дай мне руку! – крикнула она Трейси.

Вдвоем девочки благополучно опустили меч вниз, и Холли спрыгнула на пол.

– Это и есть Леди Ярость, – торжественно сказала она. – Люси и Колин покрасили его в черный цвет для маскировки.

Подошла Белинда и присела на корточках перед лежащим на полу мечом.

– Ого! – изумилась она. – Ты права! Вблизи его действительно не спутаешь.

Инкрустированная драгоценными камнями ручка была покрыта толстым слоем черной краски, как и некогда серебристое лезвие. Издалека краска делала меч неотличимым от остальных мечей, висящих на стене.

– Но как же ты обо всем догадалась? – потрясенно спросила Трейси.

– Люси упоминала что-то о краске в том первом разговоре с Колином, – объяснила Холли. – Я уже почти забыла про это, но сегодня днем я заметила, что руки Люси покрыты пятнышками черной краски. – Она взглянула на Трейси. – Помнишь, как ты удивлялась, что кому-то понадобилось заменить Леди Ярость на другой меч? Это была последняя подсказка. Если они намеревались спрятать Леди на стене среди других мечей, значит, им пришлось убрать отсюда лишний меч. – Глаза Холли сверкнули. – А где его удобней всего спрятать, как не в кресте? Люси и Колин проделали это, по-видимому, в ту ночь, когда отправили нас на сторожевую башню.

– Но ведь Колин сказал отцу, что Люси не хотела красть меч по-настоящему, – возразила Белинда. – Ее план состоял в том, чтобы отдать меч отцу и сделать вид, что она сама вычислила его местонахождение. Во всяком случае, так утверждает Колин.

Из темноты внезапно раздался голос:

– Люси говорила мне, что вы трое – в каждой бочке затычки и совершенно ее достали. Теперь я и сам это вижу!

Девочки обернулись и опешили от неожиданности: в оружейную комнату вошел Колин и закрыл за собой дверь. Он был в кожаных черных перчатках и что-то держал в руке.

– Где Люси? – спросила Холли.

– Не знаю, да мне и наплевать на нее, – заявил Колин. – Я пришел сюда за мечом. – Он холодно усмехнулся: – Спасибо, что сняли его со стены.

– Ты ведь и не собирался возвращать меч, верно? – заявила Белинда. – И никогда не хотел действовать так, как задумала Люси. Ты просто обманывал ее.

– Люси дура, – холодно усмехнулся Колин. – Красивая, но дура. С помощью этого меча я уеду далеко отсюда. Подальше и от Люси, и от моего папаши.

– Неужели ты думаешь, что мы будем стоять и смотреть, как ты уносишь меч? – сверкнула глазами Трейси.

– Именно так я и думаю, – кивнул Колин и что-то достал из кармана. Это оказалась длинная трубка для фейерверка. «Римская свеча». Зажав один ее конец рукой в перчатке, другой он направил на девочек. – Вы понимаете, что случится, если я зажгу сейчас эту трубку? – Он леденяще улыбнулся: – Вы когда-нибудь видели людей, лица которых обожжены фейерверком?

– Ты не посмеешь, – прошептала Трейси.

– Не посмею? – Колин чиркнул зажигалкой, и девочки с ужасом увидели бледно-желтое пламя.

– Ну, – произнес он, поднося пляшущий язычок пламени к трубке. – Прочь от меча, или я сейчас зажгу ее! Я не шучу! Если не отойдете от меча, будете всю жизнь жалеть об этом.

Холли сдалась. Судя по холодному, полному решимости взгляду, Колин был действительно способен выполнить свое чудовищное обещание.

– Пожалуй, нам лучше сделать то, что он требует, – как можно спокойнее сказала она.

Девочки медленно отошли от меча. Выбора у них не было.

ГЛАВА ХIV

Огонь и вода

Колин присел на корточки перед мечом, не сводя глаз с девочек. Он по-прежнему держал зажигалку у конца трубки. Холли облизнула пересохшие губы: чтобы поднять меч, Колин опустит либо трубку, либо зажигалку. Она пыталась сообразить, хватит ли у них времени, чтобы подбежать к нему за эти несколько секунд, пока исчезнет прямая угроза выстрела в лицо из трубки фейерверка.

В другом конце комнаты послышался шум. Колин обернулся. Открылась дверь, и в полутемную комнату вошла Люси. Ее глаза расширились от удивления, когда она увидела, что Колин сидит на корточках на полу, держа под прицелом трех девочек.

– Колин? – удивленно воскликнула она. – Что происходит?

– Все о’кей, – не растерялся Колин. – Иди сюда. Быстрей!

Люси подбежала.

– Бери меч, – приказал Колин.

– Что мы будем делать? – В голосе Люси звучало отчаяние. Она сверкнула глазами на девочек. – Я вас ненавижу! – злобно воскликнула она. – Вы все испортили!

– Он никогда не позволит тебе вернуть меч назад! – крикнула Белинда. – Он возьмет его себе, а тебя обманет.

– Заткнись! – рявкнула Люси. – Ты ничего не знаешь! – Она перевела взгляд на парня. – Процессия только что началась, – сказала она. – Я еще успею вернуть меч отцу. А если эти что-нибудь скажут, я заявлю, что они врут. Отец мне поверит, я точно знаю! – Она вопросительно взглянула на Колина. – Мой план сработает, я в этому уверена. – Ее голос становился все пронзительней. – Я могу даже сказать ему, что это они украли его!

– Бери меч, Люси! – еще раз скомандовал Колин. – Бери и ступай к двери.

Люси с трудом подняла длинный меч двумя руками.

– Идиотка! – вскричала Трейси. – Думаешь, он делает это ради вас двоих? Да он тут же предаст тебя и бросит! Люси!

– Я не верю тебе! – заявила та.

Колин, пятясь, отступал к двери, все еще держа зажигалку у трубки. Он и Люси уходили от Холли и ее подруг.

– У тебя есть ключ от этой двери? – спросил Колин Люси. – Ты можешь запереть их здесь?

Люси покачала головой.

– Ладно, – ухмыльнулся Колин. – Слушай меня, Люси, и делай в точности так, как я скажу. Где твоя машина?

– Стоит возле дома. – Люси кивнула на окно. – Но зачем? Нам ведь не…

– Заткнись и слушай! – разозлился Колин. – Бери меч, садись в машину и заводи ее, а я пойду за тобой.

Казалось, ярость, прозвучавшая в голосе парня, застала Люси врасплох. С минуту она колебалась, ее глаза забегали от него к трем девочкам.

– Нам не нужна машина, Колин, – нерешительно заявила она. – Ведь мы вернем меч моему отцу.

– Делай то, что я говорю, – в который раз приказал Колин и уже мягче добавил: – Доверься мне. Я объясню тебе все, как только разделаюсь с этими тремя соплячками. Ступай!

Люси бросила на Колина последний, встревоженный взгляд, а затем боком выскользнула в приоткрытую дверь.

– Когда ты собираешься сказать ей правду? – спросила Трейси.

Колин жестко ухмыльнулся.

– Надеюсь, она сама сообразит, когда я уеду отсюда. – Он холодно смотрел на девочек. – Пожалуй, вас стоит проучить, чтобы вы впредь не совали нос в чужие дела.

– Не учи рыбу плавать! – заявила Белинда. – Ты можешь напугать Люси, но не нас.

– Да, – подтвердила Трейси. – Мы и не таких видали! По сравнению с настоящими головорезами ты просто пушистый котенок!

– Ах так! – воскликнул Колин.

Не успели девочки понять, что происходит, как он поднес зажигалку к концу трубки. Раздалось шипение, и во все стороны полетели белые искры. Бросив в подруг «римскую свечу», Колин выскочил в коридор.

– Осторожно! – закричала Холли. Искрящийся фейерверк закрутился в воздухе, рисуя белые дуги огня.

Девочки бросились врассыпную. Свеча ударилась об пол. Если горящий факел прикоснется к пышным платьям Холли или Трейси, они вспыхнут как спички. Трубка оказалась возле Белинды, и та с криком отфутболила ее прочь. Крутясь и яростно шипя, фейерверк скользил по голым доскам пола, и из него била струя белого огня.

Вот он замер у стены, а затем, выплюнув облако дыма, вспыхнул ярко-красным пламенем.

– Шторы! – закричала Холли, и подруги на миг остолбенели от ужаса. Ослепительное пламя пылало в опасной близости от длинных занавесей. Еще несколько секунд, и они запылают.

– Все назад! – скомандовала Белинда. Она бросилась к фейерверку и ногой развернула трубку так, чтобы пламя было подальше от стены и штор. Свеча сдвинулась на середину комнаты и на мгновение замерла там, окутанная густым красным дымом. Белинда снова бросилась к свече и с силой наступила на нее ногой. Пламя затухло.

Девочки с облегчением переглянулись. Вокруг них все еще клубился едкий густой дым.

– Колин! – крикнула Холли. – Скорей!

Девочки стремглав выскочили из оружейной комнаты и галопом промчались по коридору. Через распахнутую входную дверь Холли первой выскочила на улицу.

Из громкоговорителей звучала мелодия времен сэра Брэндона. Длинная процессия, состоящая из детей, извиваясь, спускалась с холма. Каждый участник нес в руке горящую свечу, закрытую разрезанной пластиковой бутылкой, чтобы порывы ветра не загасили пламя. Передние огоньки уже приближались к мосту.

Однако внимание девочек было направлено не на процессию, а на заведенный спортивный автомобиль, принадлежащий Люси. Возле открытой дверцы водителя стоял Колин. Он наклонился и, выдернув Люси из салона, швырнул ее на гравий.

– Колин! Нет! Не надо! – пронзительно закричала она, когда ее коварный приятель уселся за руль и захлопнул дверцу.

Взревел мотор, и машина, хрустя гравием, рванулась вперед, а потом двинулась прямо по газону вниз.

Холли не видела меч, но была уверена, что он в машине. Она догадалась, что намеревался сделать Колин. По дороге двигалась процессия детей, поэтому автомобиль проехать там не мог. Парень надеялся обогнать маскарадное шествие и раньше его выскочить на мост, потому он и поехал вниз по холму без всякой дороги.

Люси стремительно вскочила на ноги и бросилась вслед за машиной, что-то крича. Спортивный автомобиль внезапно остановился, но не из-за криков девушки. Из-за дома, выплевывая гравий из-под колес, выскочил другой автомобиль.

Это был «Лендровер» с открытым верхом. Съехав с дороги, он запрыгал по неровному, поросшему травой склону, вдогонку за спортивной машиной. Холли увидела, что за рулем сидит Том Кетчпол. С искаженным от ярости лицом он бешено крутил руль. Преградив путь спортивной машине, «Лендровер» остановился.

Колин слишком поздно нажал на тормоза, и спортивная машина едва не врезалась в бок «Лендровера».

В мгновение ока Том выскочил из своего автомобиля и бросился к сыну. Скользя по траве, он подбежал к дверце водителя и резко распахнул ее.

Холли и все остальные застыли от неожиданности, глядя на завязавшуюся борьбу. Впрочем, длилась она недолго, и вскоре Том уже бежал к своей машине, держа обеими руками тяжелый меч.

– Остановите их! – закричала Люси. – Пожалуйста! Сделайте хоть что-нибудь!

– Вызывайте полицию! – вторила ей Белинда, не отставая ни на шаг от Люси. Холли и Трейси опережали их и уже подбегали к обеим машинам.

Однако опередить Тома им не удалось. Он бросил меч на переднее сиденье «Лендровера» и вскочил туда сам. Трейси прыгнула прямо с крутого склона, пытаясь ухватиться за ручку дверцы, но опоздала на секунду: Том уже нажал на акселератор, и машина рванула вниз с крутого холма. Но Трейси оказалась не из тех, кто легко сдается. Она вцепилась обеими руками в заднюю часть борта. Тут же ее сшибло с ног, но девочка упорно не разжимала рук и даже ухитрилась зацепиться за борт и одной ногой.

«Лендровер» подпрыгивал на ухабах и грозил стряхнуть Трейси на землю. С большим трудом она вскарабкалась на открытый кузов машины и оказалась на время в относительной безопасности. Автомобиль мчался вниз по крутому спуску, и девочка изо всех сил вцепилась в борт, чтобы не выпасть на очередном ухабе. К тому же ей приходилось уворачиваться от деревянных планок и шестов, которые Том перевозил в кузове, готовясь к празднику.

Холли с ужасом следила за подругой, беспомощно барахтающейся в мчавшемся «Лендровере». Она ничем не могла ей помочь, а машина тем временем одолела уже почти весь спуск и уверенно набирала скорость. Повернув голову, она заметила Колина. Высунувшись из спортивной машины Люси, парень как завороженный смотрел на удаляющийся «Лендровер», словно не в состоянии осмыслить происходящее.

– Белинда! Держи его! – крикнула Холли.

Обе девочки стремглав помчались к спортивному автомобилю. К счастью, Колин поздно их увидел. Он попытался захлопнуть дверцу, но не успел – Белинда сумела просунуть внутрь ногу. Распахнув дверцу, девочки буквально стащили парня с сиденья.

Колин упал на траву, а Белинда вскочила на его место и потянулась вперед, чтобы достать ключи из замка зажигания. В этот момент машина внезапно дернулась и покатилась вниз с холма. Подгоняемый весом девочки, автомобиль катился все быстрее.

В мгновение ока оценив, в каком опасном положении очутилась Белинда, Холли издала предостерегающий крик и, рванувшись вперед, прыгнула что есть мочи. Схватив подругу за камзол, ценой невероятных усилий, она буквально вытолкнула ее из машины.

Ошеломленные случившимся, Холли, Белинда и Колин лежали в траве, наблюдая за спортивным автомобилем, который, стремительно набирая скорость, мчался вниз по холму к узкой линии реки.

Несмотря на бешеную скорость, Трейси не теряла присутствия духа и даже с усмешкой подумала о том, что в такой ситуации мог оказаться далеко не каждый любитель приключений. Впрочем, ей действительно было не до шуток. Том все быстрее гнал машину с холма, и его нежеланной пассажирке ничего не оставалось, как покрепче ухватиться за металлический край кузова, чтобы не вылететь из машины вместе с планками и шестами, которыми был усеян весь спуск. Если она хоть немного ослабит хватку, ее выбросит из машины, словно тряпичную куклу. Трейси выглянула из кузова: сумерки сгустились, но ей все же удалось разглядеть, что начало маскарадной процессии находилось почти уже на мосту.

Том то и дело нажимал на клаксон, звуки музыки, лившиеся из динамиков, заглушали отчаянные гудки. Трейси видела, как стали оглядываться по сторонам дети, и даже заметила панику на их лицах. Автомобиль мчался прямо на них. Дрогнули передние ряды, и охваченные ужасом дети бросились врассыпную. И только высокий мужчина в сверкающих доспехах не пошевелился. Он стоял в конце узкого моста, вглядываясь в ночную тьму, словно легендарный рыцарь из древних преданий.

«Это Джон Фэншоу, – промелькнуло в голове Трейси. – Он одет в наряд сэра Брэндона Уайлда!»

Клаксон «Лендровера» теперь звучал, не умолкая. Испуганные дети уступали машине дорогу, но Джон Фэншоу не сдвинулся с места. Он стоял посредине моста, широко раскинув руки.

В какой-то момент Трейси не сомневалась, что Том просто переедет его, однако в самый последний миг машина резко рванулась вбок, едва не задев Джона.

Трейси еще крепче вцепилась в кузов. Мир закружился и поплыл перед глазами. Затем «Лендровер» как будто наклонился вперед и замер. Сила инерции швырнула девочку тоже вперед, и она ударилась коленями о кабину.

На Трейси обрушился каскад воды. «Лендровер» наклонился почти вертикально, как будто собирался сделать стойку на носу. Отфыркиваясь и окончательно потеряв ориентацию, Трейси пыталась подняться на ноги. «Лендровер» медленно сползал в реку и уже наполовину погрузился в ее темные воды.

Дверца водителя была распахнута настежь, и Том Кетчпол едва не выпал из нее во время падения с моста. Стоя по колено в воде, он ухватился за драгоценный меч и пытался вытащить его из кабины.

Трейси набрала в легкие побольше воздуха и завизжала что было сил. От неожиданности Том едва не выпрыгнул из реки. Его пальцы разжались, и Леди Ярость, выскользнув из его рук, исчезла в бурлящей воде.

Взбешенные от ярости глаза Тома остановились на Трейси. Он издал ужасающий рык и, вцепившись в борт автомобиля, начал пробираться ближе к девочке.

– Не прикасайтесь ко мне! – закричала Трейси и бросилась прочь от Тома.

Она повисла на миг на узком бортике, надеясь, что в ее ногах окажется достаточно сил, чтобы оттолкнуться и подальше прыгнуть в глубокую воду.

Однако, когда ноги уже оторвались от твердой поверхности, Том все же ухитрился схватить ее за подол платья. Трейси почувствовала, как он сильно потянул ее к себе. Поскользнувшись на мокром металле, она упала и покатилась с накрененной машины, словно мячик. У нее осталась лишь доля секунды, чтобы набрать в легкие воздух. Мгновение – и девочка погрузилась в холодную воду стремительной реки.

ГЛАВА ХV

Возвращение Леди

С вершины холма Холли наблюдала за всем, что происходило на равнине. Сердце ее бешено застучало, когда она увидела, что «Лендровер» направился прямо на детскую процессию. На ее глазах дети стали разбегаться в разные стороны, а на мосту осталась лишь крошечная фигура Джона Фэншоу.

Белинда судорожно вцепилась в руку Холли, неотрывно глядя, как «Лендровер» неумолимо катится к реке. На мгновение в кузове мелькнула светловолосая голова их подруги.

– Трейси, держись! – застонала Белинда.

«Лендровер» соскользнул с крутого берега в реку, и подруги увидели сноп пенных брызг.

– Бежим! – закричала Холли. – Нужно ей помочь!

Девочки бросились вниз по склону, скользя и падая на мокрой траве. Они знали лишь одно – нужно поскорей добраться до воды и выручить Трейси из беды.

Слева от них, подпрыгивая на ухабах, по склону катился спортивный автомобиль. Он мчался все быстрей и быстрей, пока наконец не оказался у реки. Там он описал в воздухе дугу и ударился о воду. Вероятно, его передняя часть сразу же завязла в густом иле, потому что машина не опрокинулась, а так и застыла с торчащими из воды задними колесами.

На глазах у подруг Трейси вывалилась из «Лендровера», и они услышали всплеск, когда девочка упала в воду.

Джон Фэншоу бежал по берегу реки. Он что-то кричал, но его слова тонули в общем шуме.

Том Кетчпол вскарабкался на задний бампер «Лендровера» и спрыгнул оттуда на берег.

– Держите его! – закричала Белинда. – Это он украл меч!

Поскользнувшись, Том упал. Он попытался встать, но не смог – одна нога его не слушалась.

Джон Фэншоу обрушился на бандита, словно лев на добычу, прижав его к траве и вывернув руку за спину, чтобы Том не смог убежать.

– Маньяк! – яростно закричал он. – Ты ведь мог задавить детей!

– Не отпускайте его! – с трудом переводя дыхание, крикнула Холли. – Он украл Леди Ярость.

– Трейси! – в панике визжала Белинда. – Где Трейси?

Они спустились в воду и, держась за борт опасно накренившегося «Лендровера», стали искать в реке пропавшую подругу. Однако вода была совершенно непрозрачной и темной. И нигде никаких признаков Трейси!

– Поищите выше по течению! – крикнул им Джон. – Сейчас начался прилив, вода прибывает. Ее могло снести приливом.

Вскоре Холли и Белинда оказались на маленьком мысе, заросшем травой. Между ними и бурлящими водами реки пролегла длинная полоса бурого ила.

– Трейси! – отчаянно звала Холли, пытаясь высмотреть в воде светлое пятно.

– Она потрясающе плавает, – напомнила ей Белинда. – С ней ничего не должно случиться.

– В таком-то платье? – возразила Холли. – И в таком иле? Я не вижу ее. Нигде не вижу!

– Гляди! – Голос Белинды сорвался и почти перешел на визг. Она показала куда-то вниз, прямо перед собой.

Под водой что-то зашевелилось, и вскоре над поверхностью показалась светловолосая голова Трейси. Девочка отфыркивалась, выплевывая изо рта речную воду.

– Со мной все о’кей! – крикнула она, тяжело дыша. – Я нашла! Все в порядке!

Трейси с усилием что-то тащила из реки, и через секунду из воды высунулось длинное черное лезвие драгоценного меча. Девочка крепко держала его обеими руками.

Опираясь на Леди Ярость, Трейси брела к берегу. Холли и Белинда протянули ей руки, и через несколько напряженных мгновений все три подруги уже обнимали друг друга, стоя на твердой земле.

– Боже милостивый! – ахнул Джон Фэншоу, глядя на Трейси. – Пророчество свершилось!

– Что? – переспросила американка, убирая с лица намокшие волосы.

– Точно, все подтверждается! – радостно воскликнула Холли. – Пророчество про Леди Ярость. Ведь речная дева сказала, что если меч когда-нибудь заберут из рук сэра Брэндона силой, то она поможет вернуть его.

– Да? Ну и что? – все еще не понимала Трейси.

– Неужели ты не помнишь, как ее описывает легенда? – Белинда с восхищением смотрела на подругу. – Золотые волосы и длинное зеленое платье. Трейси! Это же ты! Ты и есть речная дева!

На лице Трейси расплылась широкая улыбка.

– Ничего себе! – хмыкнула она. – Оказывается, я попала в легенду!

И в эту минуту, словно подтверждая ее слова, раздался гром, и высоко в небе расцвели яркие огненные цветы начавшегося фейерверка.

Полиция прибыла через несколько минут. Люси все же послушалась Белинду и побежала в дом позвонить в полицию.

Холли принялась подробно рассказывать приехавшим полицейским о том, что произошло, а Джон, Трейси и Белинда отправились собирать перепуганных ребятишек.

Полиция тотчас арестовала Тома и Колина.

– Пожалуй, вам тоже придется поехать с нами, мисс, – обратился к опустившей голову Люси один из полицейских.

– Папочка, я не собиралась его красть, – захныкала девица, умоляюще глядя в глаза отцу. – Я просто хотела доказать тебе, что уже достаточно взрослая и могу сама принимать решения. – Она бросила быстрый взгляд на сидевшего в полицейской машине Колина. – Какая же я оказалась дура! – воскликнула она в сердцах. – Папочка, ты простишь меня? Простишь? Да?

Отец печально посмотрел на дочь, обнял ее, а потом обратился к офицеру полиции:

– Я привезу к вам Люси завтра утром, и вы получите от нее все необходимые показания.

Холли и Белинда отвели в дом промокшую Трейси, где все трое переоделись в свою обычную одежду. Потом они вышли в сад и стали любоваться фейерверком вместе с остальными гостями. Шок от всего случившегося смягчался тем обстоятельством, что Леди Ярость вернулась в руки владельца. Детский маскарад, несмотря на все треволнения, закончился бурным весельем. А когда в темном небе зажглась длинная огненная фраза «До свидания, друзья», восторгу гостей не было предела.

Холли и ее подруги вместе с Люси, Джоном и Сьюзан наблюдали за происходящим с балкона. Люси казалась молчаливой и подавленной и неотрывно держалась за руки родителей. Она никак не могла примириться с открытием, что Колин попросту обманывал ее, чтобы завладеть мечом. Но когда праздник закончился, и зрители начали расходиться, Люси встала и направилась к девочкам.

– Я хочу извиниться перед вами за все, – пробормотала она, опустив глаза. – Я ужасно вела себя с первого дня вашего приезда. Я чувствую себя страшно виноватой! – Она оглянулась через плечо на родителей и добавила: – Но сегодня я, по крайней мере, приняла разумное решение. Я поеду в университет и буду там учиться.

– Тебе давно известно о потайном коридоре? – спросила Белинда.

– Уже много лет, – ответила Люси. – Я обнаружила его еще в детстве. Это была моя тайна. Кроме меня, об этом знал лишь Колин. Я думала, что могу ему доверять! – Она вздохнула. – Это доказывает, как плохо я все-таки разбираюсь в людях!

– А как насчет комнаты? – спросила Трейси.

Глаза Люси округлились от удивления.

– Какой еще комнаты? – не поняла она.

– Я же говорила вам, что они ничего о ней не знают, – сказала Белинда. – Вы ведь видели, что то место совершенно заброшенное, и там целую вечность не ступала нога человека. – Она повернула лицо к Люси. – В том коридоре есть потайная дверь, – пояснила она. – И ведет она в каморку священника. Мы там побывали.

– О чем вы говорите? – заинтересовался Джон. – Вы что, нашли потайную комнату?

– Все верно, – ответила Холли. – Только я боюсь, что там нет никаких сокровищ. Комнатка совсем маленькая, с голыми стенами.

Джон оглянулся на Сьюзан.

– Голые стены или нет, мне все равно. – Он обвел глазами трех подружек. – Я хочу посмотреть. Вы можете показать мне ее?

– Что?! – удивленно воскликнула Холли. – Прямо сейчас?

– Конечно, – серьезно ответил Джон. – Почему бы и нет?

Холли возглавила поход в комнату священника. Джон дал ей в руки большой электрический фонарь. И вот все шестеро – Холли, Трейси и Белинда, а также Сьюзан, Джон и Люси – с трудом уместились в крошечной комнатушке со скошенными стенами.

– Я спотыкалась о ту металлическую скобу сотни раз, – сказала Люси. – Но даже представить себе не могла, что там есть еще одна потайная дверца.

– Жаль только, что эта комната не набита сокровищами, – сокрушенно вздохнула Белинда. – По-видимому, армия Кромвеля все-таки забрала их. – Она сделала пару шагов в сторону и села на край длинного деревянного ящика, лежавшего у стены. – Правда, сегодня одна легенда подтвердилась, – сказала она. – Так что с нашей стороны было бы чистейшим нахальством требовать от судьбы еще и сокровища леди Элеонор. Ой! – Внезапно доски под ней с сухим треском подломились, и она очутилась на полу среди груды древесных обломков.

– Белинда! – завизжала Трейси.

– Извините, – виновато сказала Белинда. – Я нечаянно… Что? Почему вы все так смотрите… Ох! – Белинда взглянула вниз.

Среди щепок и обломков досок блестело золото. Все завороженно уставились на находку, а Холли поднесла поближе фонарь. На полу сверкали золотые монеты, высыпавшиеся из ящика.

– Сокровища! – ахнула Трейси. – Боже мой! Белинда нашла сокровища!

В ту ночь никому не спалось. Все шестеро целый час перетаскивали сокровища из каморки священника вниз, в потайной ход, а оттуда в оружейную комнату.

Старая деревянная кровать оказалась битком набита драгоценностями. Серебряные слитки, посуда, ножи, вилки, подсвечники, все из тяжелого серебра, почерневшего от времени и стоящего наверняка целое состояние. Потом они нашли сундук, наполненный драгоценными камнями, брошками и ожерельями, и несколько мешочков золотых монет, вроде тех, что просыпались, когда на них уселась Белинда.

Однако у Джона наибольший восторг вызвала маленькая шкатулка со старыми письмами, написанными рукой короля Карла I и адресованными сэру Брэндону.

– Пожалуй, они стоят больше, чем все остальное, – взволнованно произнес он, глядя на бурые листки пергамента. – Подобные письма стоят на лондонском аукционе безумно дорого! – Он обвел всех присутствующих торжествующим взглядом. – Нам очень крупно повезло, друзья мои!

– Ага! – воскликнула Трейси. – Это означает, что теперь вы можете себе позволить все те работы, которые требуются, чтобы открыть Уайлд-хауз для публики? Верно?

Сьюзан и Джон переглянулись.

– Что ж, а почему бы и нет? – улыбнулся Джон. – И вообще, трудно придумать лучшую возможность для применения сокровищ леди Элеанор. – Он обвел взглядом драгоценные экспонаты, разложенные на полу оружейной комнаты. Было заметно, что он все еще не может поверить в случившееся. – Просто невероятно! – сказал он. – Чудеса, да и только!

– Ничего, вы скоро привыкнете, – великодушно заверила Джона Фэншоу Белинда. – Когда за дело берется Детективный клуб, всегда случаются чудеса!