/ / Language: Русский / Genre:child_det / Series: Детективный клуб

Тайна забытой гробницы

Фиона Келли

Наконец-то у Холли появился шанс написать для школьного журнала по-настоящему сенсационную статью. Ведь неподалеку от ее маленького городка ученые нашли древнюю золотую статуэтку! Но что это? Откуда в рюкзаке одного из археологов взялась точно такая же фигурка? Может быть, он похитил бесценную находку и подменил ее фальшивкой? Или же все «научное открытие» — грандиозный обман? Кому же он выгоден? Видно, придется Холли повременить со статьей и вместе с подругами по Детективному клубу заняться очередной тайной. Но уж это будет сенсация так сенсация…

Фиона Келли

Тайна забытой гробницы[1]

Глава I

ГДЕ НАЙТИ ТАЙНУ?

— Что? Что случилось?

Трейси Фостер вихрем ворвалась в класс, где сидели ее подруги по Детективному клубу — Холли Адамс и Белинда Хейес.

— Джейми сказал, я вам срочно нужна. Вот, бросила все и примчалась.

— Да не так уж это и срочно, — лениво протянула Холли, глядя на подругу. Трейси была одета в теннисный костюм, светлые волосы подвязаны белой лентой. Она едва переводила дыхание — похоже, бежала стремглав всю дорогу от теннисного корта до школы.

Белинда посмотрела на Холли сквозь стекла очков в тонкой металлической оправе и хихикнула:

— Я же говорила — сработает!

Гениальная идея послать на поиски Трейси младшего брата Холли — сорванца Джейми — принадлежала Белинде.

— Что сработает? — нахмурилась Трейси, направляясь к парте, за которой сидели подруги. — Лучше признавайтесь сразу. Я два сета выигрывала всухую.

Холли, высокая стройная девочка с коротко подстриженными каштановыми волосами, нацелилась ручкой в знаменитый красный блокнот Детективного клуба. Третья подруга, Белинда, полусонная и всклокоченная, как всегда, сидела на двух стульях сразу, задрав ноги на парту, и доедала шоколадный батончик.

— Мне нужна помощь, — снова улыбнулась Холли, поймав сердитый взгляд Трейси. — Не могу придумать, о чем мне написать в следующем номере школьного журнала, а Стефи хочет получить статью к началу будущей недели.

— Что? — завопила Трейси. — Я в двух сетах разбила Дженни Фэрбрайт наголову, а в финальном сете вела всухую в четырех геймах, и вы оторвали меня ради этого? Ради твоей заметки? — От гнева американский акцент Трейси зазвучал отчетливее. За три года, проведенных в небольшом йоркширском городке Виллоу-Дейл, ей почти удалось избавиться от него, но в минуты, когда она волновалась или злилась, акцент прорезался снова. — Жаль, я не захватила с собой ракетку, — бушевала она. — Отлупила бы вас обеих до полусмерти. Я думала, у вас что-то стряслось.

— Еще бы не стряслось, — ответила Холли. — Если я не поспею к сроку, то окажусь в дурацком положении, тем более что я обещала Стефи на этот раз сделать нечто особенное.

Если в школе Винифред Боуин-Дэвис у Холли и имелась соперница, ею была Стефи Смит, редактор школьного журнала «Винформация». Холли с семьей жила в Виллоу-Дейле всего несколько месяцев. Они переехали сюда из Лондона, когда миссис Адамс, мать Холли, получила повышение по службе, и девочка, стремясь побыстрее включиться в жизнь новой школы, с места в карьер подошла к Стефи Смит и сказала, что хочет писать заметки.

Первой работой Холли было рекламное объявление. Она приглашала читателей вступить в Детективный клуб, который сама придумала и организовала. Клуб для тех, кто любит читать детективные романы. Стефи оставила от объявления одну-единственную фразу, скучную и непривлекательную.

Несмотря на это, первое заседание Детективного клуба все же состоялось. На него пришли Трейси и Белинда. С тех пор три девочки стали неразлучными подругами.

Однако в эти минуты выражение лица Трейси наводило на мысль о том, что дружбе скоро придет конец.

— Но я же выигрывала! — возмущалась Трейси. — И у кого — у Дженни Фэрбрайт! У чемпионки школы!

— Ну и что? — зевнула Белинда. — Это всего лишь игра. Ничего серьезного. Кстати, — ухмыльнулась она, — я читала, что слишком много тренироваться вредно. Чересчур активные спортсмены умирают на месте от сердечного приступа.

— Уж тебе-то это не грозит! — огрызнулась Трейси. — Оставайся ленивой толстухой — доживешь лет до ста.

— Может, хоть ненадолго перестанете ругаться?! — возопила Холли. — Извини, что оторвала тебя от игры, — обратилась она к Трейси, — но дело и вправду серьезное. Ты не хуже меня знаешь Стефи. Ее хлебом не корми, дай ко мне прицепиться. Мне нужно придумать нечто гениальное.

— Это кто же гениальный? — раздался голос возле дверей. — Уж не я ли?

На пороге появился Курт.

— Не сказала бы, что слово «гениальный» ассоциируется у меня с Куртом Велфордом, — съязвила Белинда.

Парень усмехнулся. Он давно привык и к своеобразному чувству юмора Белинды, и к ее мнению о мальчишках вообще. Единственным звеном, которое связывало этого высокого белокурого спортсмена с Детективным клубом, была Трейси — Курт считался кем-то вроде ее верного рыцаря.

Увидев Трейси, он приветственно улыбнулся:

— Что стряслось? Я думал, ты всю большую перемену будешь играть в теннис.

— С этой парочкой разве поиграешь? — кивнула на подруг Трейси. — Можешь себе представить — они вытащили меня с корта только затем, чтобы я помогла им писать заметку для журнала!

— А о чем заметка? — поинтересовался Курт.

— Если бы я знала, я бы не сидела тут в муках над чистым листом бумаги, — нетерпеливо заявила Холли. — Чего бы мне хотелось, так это взять интервью у П. Дж. Бенсон. Вот это я понимаю! — П. Дж. Бенсон была любимой писательницей Холли. От детективов этой дамы ломились полки в книжном шкафу у девочки. Холли вздохнула: — Но вряд ли я решусь на такой подвиг.

— А если о крикете? — предложил Курт. — Я бы помог написать.

Белинда снова зевнула.

— Потрясающе, — хмыкнула она. — Это будут читать на ночь вместо снотворного.

— Ты бы предпочла о лошадях? — усмехнулся Курт.

— Это мысль, — оживилась Белинда. — Давайте возьмем интервью у Мелтдауна. — Мелтдауном звали любимого коня Белинды, которого ей подарили далеко не бедные родители.

— Ни за что, — отрезала Холли. — Да задумайтесь же вы, ради бога, неужели у нас нигде не происходит ничего интересного?

— На Ведьмином кургане начались раскопки, — вспомнил Курт. — Наверно, будет занятно. — Тут он одарил Белинду ледяной улыбкой. — Но вряд ли ты захочешь слушать.

— Что за раскопки? — заинтересовалась Холли. — Что ищут?

— Говорят, какие-то древние сокровища, — пожал плечами Курт.

— Не слушай его, — перебила Белинда. — Он нас надувает.

— С какой стати? — обиделся Курт. — Больно надо!

— Не обращай внимания на Белинду, — успокоила его Холли. — Ну же, Курт, расскажи, что там происходит.

— Из университета приехала бригада археологов. Они ведут раскопки на Ведьмином кургане, — пояснил мальчик. — Знаете это место?

— Слышала, — сказала Трейси. — К западу отсюда, верно?

— Правильно, — подтвердила Белинда. — Просто большой бугор посреди поля, поросший травой. Я там иногда катаюсь на Мелтдауне. Говорят, там водятся привидения?

— Да, тот самый холм, — кивнул мальчик. — Когда взглянешь на него, сразу можно догадаться, что он возник не сам по себе. — Курт обрисовал в воздухе очертания гладкого купола. — Торчит, как шишка, посреди плоских полей. Много веков о нем говорят, будто это кельтский могильный курган. Лет семьдесят или восемьдесят назад его исследовали, но ничего не нашли. Да и что в те времена была за техника — ковырнули тут и там лопатой, и все. Естественно, могли что-нибудь пропустить. Но теперь ученые опираются на компьютерную фотографию. Они наткнулись на свидетельства того, что в этой могиле мог быть похоронен кто-то очень важный. Какой-нибудь кельтский военачальник или вроде того. Вот университет и выделил средства на новые раскопки. — Курт улыбнулся и обвел взглядом заинтересованные лица девочек. — Раскопки начались сегодня утром.

«Ведьмин курган», — пометила в блокноте Холли.

— И все-таки не верится, — задумчиво проговорила она. — Откуда ты все это знаешь? В газетах ничего не было.

— Пока еще не было, — ухмыльнулся Курт. — Забыла, кто мой отец? Редактор «Экспресс». Он получает такие сведения раньше всех. И просил меня сходить туда днем, сделать несколько снимков.

«Экспресс» был местной газетой Виллоу-Дейла, и Курта часто посылали с фотоаппаратом туда, где происходило что-нибудь интересное. Он делал прекрасные фоторепортажи.

— Вот это была бы сенсация! — мечтательно вздохнула Холли. — Представляете заголовки: «Школьницы помогают найти древнее сокровище».

— То есть старые заплесневелые кости, — поправила Трейси. — Откуда там возьмется сокровище?

— Неужели не понимаешь? — удивилась Белинда. — В древности, когда хоронили важную персону, в могилу обязательно клали золото, драгоценности, всякие ценные вещи. Разве ты не слышала о Тутанхамоне и о том, какие сокровища нашли в его гробнице? — Она перевела взгляд на Курта. — Я права?

Мальчик кивнул.

— Вряд ли здесь найдут такие же фантастические богатства, как в Египте, — предположил он, — но что-нибудь интересное наверняка обнаружится.

Трейси покачала головой:

— Все равно не могу взять в толк, зачем это нужно. Для чего все это покойнику?

— Чтобы пользоваться в загробной жизни, — снисходительно пояснила Холли. — В древности верили, что дух мертвеца возьмет эти приношения с собой в загробный мир.

Трейси задумчиво посмотрела на Курта:

— И ученые всерьез считают, что через столько веков сокровища до сих пор лежат в гробнице?

— В том-то и дело, — подтвердил Курт. — Они полагают, что могила не разграблена. Если повезет, я сфотографирую потрясающие находки. Во всяком случае, надеюсь. Сегодня сразу после школы пойду туда.

Холли обвела подруг торжествующим взглядом.

— В таком случае, — объявила она, — мы идем с тобой. Стефи Смит лопнет от зависти, если мы напечатаем сенсацию века.

— Значит, договорились? — спросила Трейси. — И я могу вернуться к теннису? Давно мечтала разделать Дженни Фэрбрайт под орех. Или я вам срочно нужна для чего-нибудь еще?

— Ну, хотя бы… можешь заглянуть в столовую и принести мне пару сандвичей, — заявила Белинда, задумчиво глядя на фантик от шоколадки. — Умираю с голоду.

— Размечталась, — отрезала Трейси. — Сама топай за своими сандвичами — тебе давно не мешает размяться. Курт, идешь со мной на стадион?

Курт и Трейси направились к двери.

— Встретимся во дворе после уроков, — бросила им вслед Холли. — Не опаздывайте.

— Ну как? — вздохнула Белинда, оставшись вдвоем с Холли. — Теперь ты довольна? Вот тебе и тема для заметки. Можем мы наконец перейти к более важным вещам?

— Например? — спросила Холли.

— Например, до конца большой перемены успеть в кафе-мороженое, — предложила Белинда, грузно поднимаясь из-за парты.

Подруги направились к воротам школы. По дороге Холли уже начала сочинять первую фразу будущей статьи.

«Вблизи Виллоу-Дейла археологи сделали сенсационное открытие. Наш корреспондент Холли Адамс побывала на Ведьмином кургане и видела, как впервые за тысячу лет была вскрыта древняя гробница».

Вот так, подумала девочка. После этого Стефи Смит будет повержена раз и навсегда. Особенно если Курт прав, и курган в самом деле полон древних сокровищ.

Ей не терпелось поскорее добраться до раскопок.

День стоял солнечный, ветреный. Четверо друзей на велосипедах миновали последние домики Виллоу-Дейла и не торопясь катили по полям в сторону Ведьмина кургана. Дорога поднималась вверх, и ребятам пришлось замедлить ход.

Холли не удержалась и бросила взгляд через плечо на маленький городок, который успела полюбить всей душой. Ближе к окраине, вокруг зеленого пятачка рыночной площади, теснились современные здания, среди которых высились купола Дворца спорта и многоэкранного кинотеатра, за ними виднелся церковный шпиль и остроконечные крыши старинных домов в центре Виллоу-Дейла. Городок безмятежно нежился под ласковым солнцем. По синему небу, словно корабли под парусами, проплывали белоснежные облака.

В такие дни Холли казалось, что шумный людской муравейник Лондона, где она выросла, остался где-то далеко-далеко, в другом мире. Она по-прежнему переписывалась со старыми друзьями — Мирандой Хант и Питером Хэмильтоном и почти в каждом письме уверяла, что кажущаяся безмятежность Виллоу-Дейла обманчива. С того дня, как был основан Детективный клуб, Холли с подругами не раз доводилось оказываться в гуще самых настоящих приключений. Казалось, тайны и опасности сами собой притягиваются к трем девочкам, как железо к магниту.

Спустя милю подъем кончился, и дорога, петляя, побежала по полям. Друзья весело крутили педали.

Проехав немного, Курт остановился у травянистой обочины.

— Смотрите, — указал он вдаль. — Вот он, Ведьмин курган.

Позади живой изгороди, за широкими дощатыми воротами, тянулись зеленые луга. Метрах в двухстах от колючих кустов из травы поднимался невысокий продолговатый холм, похожий на огромную перевернутую ванну. Курт был прав: этот холм казался чужеродной деталью мирного пейзажа.

На полпути к холму, у ворот, стоял потрепанный коричневый «Фольксваген».

Ворота были открыты. Ребята спешились и, толкая велосипеды, вышли на поле. Сбоку от дороги стояли два «Лендровера», позади них виднелся угловатый серый фургон-автоприцеп.

На зеленом склоне холма, там, где археологи срезали кусочек травянистого дерна, темнела коричневая полоска обнаженной земли. Вокруг с лопатами и совками копошились трое или четверо студентов.

Едва ребята успели окинуть взглядом картину раскопок, как их внимание привлекли громкие голоса.

Дверь фургона распахнулась. На лестницу вышла женщина. Перед ней, сердито размахивая тростью, стоял седовласый старик. Что-то крича, он показывал руками в сторону холма. Женщина была на вид лет двадцати восьми, в джинсах и просторной клетчатой рубашке, черные волосы аккуратно зачесаны от лица и собраны в пышный хвост. На старике был потертый коричневый пиджак, длинная седая шевелюра нечесаной гривой разметалась по воротнику.

— Что-то случилось, — проговорила Белинда. — Этого старика не часто увидишь на людях.

— Кто он такой? — спросила Трейси. — Землевладелец?

Белинда покачала головой.

— Это профессор Ротвелл. Он живет на Черной мельнице. Знаешь, наверно. Над рекой Скелтер. — Она обернулась к подругам. — Разве вы не слышали о чокнутом профессоре? Живет в гордом одиночестве на большой водяной мельнице. Настоящий отшельник, никогда не выходит на люди.

— М-да, — процедила Трейси. — Похоже, он и в самом деле чокнутый. Вон как палкой размахивает. Того и гляди кого-нибудь зашибет.

— Профессор Ротвелл? — переспросил Курт. — Я слыхал о нем. Бывший профессор университета, если не ошибаюсь? Как вы думаете, что его сюда привело?

— Не будем гадать, — решительно заявила Холли, толкая велосипед по высокой траве. — Лучше пойдем посмотрим.

— Берегитесь его палки, — предупредила Белинда. — Моя мама говорит, он совершенно выжил из ума. — Мама Белинды была королевой виллоудейлского светского общества. Она знала абсолютно все обо всех в городе.

— Так ты его раньше видела? — спросила Трейси, шагая вслед за Холли к фургону.

— Я здесь часто катаюсь на Мелтдауне, — пояснила Белинда. — А до его мельницы отсюда всего ничего. Я его иногда встречаю. Бродит по дебрям, как леший. Но стараюсь не приближаться. С недавних пор он стал на меня как-то странно поглядывать.

— Вы совершаете кощунство! — звенел пронзительный голос старика. — Оставьте этот холм в покое!

Женщина старалась говорить успокаивающе, однако ее голос дрожал от гнева. Похоже, она не привыкла, чтобы ей возражали.

— Профессор Ротвелл, у меня есть письменное разрешение из университета и от городских властей, — говорила она. — Эти археологические раскопки совершенно законны. Мне некогда тут с вами препираться. Можете подать официальную жалобу.

Увесистая трость просвистела в воздухе, и женщина поспешно отступила к дверям фургона.

— Предупреждаю вас, Ферфакс! — кричал старик. — Если вы не прекратите святотатство, вам всем будет плохо!

Глаза женщины сверкнули.

— Вы мне угрожаете?

— Я вас предупреждаю, — гремел профессор. — Ради вашего же блага. Вы вмешиваетесь во власть древних сил.

Женщина устало провела рукой по лбу.

— Я долго терпела вас, профессор, — произнесла она. — Очень долго. Я ученый. Вы не забыли, что это значит? Я имею дело с фактами, а не с мифами. Меня не интересуют древние сказки. Я внимательно вас выслушала, а теперь послушайте вы меня. Уходите сейчас же! Уходите, пока не натворили глупостей.

Старик нечленораздельно вопил от ярости.

Краем глаза Холли заметила, что по траве к фургону кто-то бежит. На выручку женщине торопился высокий, крепко сбитый парень с темными волосами и загорелым лицом.

— Анна! — крикнул парень. — Этот тип вас не ушиб? — Увернувшись от трости, он схватил профессора за плечо.

— Руки прочь, варвар! — возопил старик.

Холли с подругами в ужасе увидели, как парень схватил трость и вырвал ее из крепко сжатого профессорского кулака.

— Кристофер! — вскрикнула женщина. — Пусти его. Я сама справлюсь.

Старый скандалист споткнулся и тяжело рухнул на траву.

— Боже мой! — ахнула Холли. Она бросила велосипед и помчалась между «Лендроверами» на выручку профессору. Трое друзей едва поспевали за ней.

Падение вышибло из старика весь боевой дух. Загорелый парень, разинув рот, испуганно глядел на него сверху вниз.

— Это не я, — пробормотал он. — Видит бог, я его пальцем не тронул…

Женщина сбежала вниз по ступенькам. С помощью Холли и Трейси ей удалось поставить старика на ноги. Выцветшие голубые глаза профессора на морщинистом, сухом, как пергамент, лице бешено сверкали.

Он выхватил у парня суковатую трость и, тряхнув всклокоченными, как птичье гнездо, волосами, гневно топнул ногой.

— Вы об этом пожалеете! — Старик одернул потертый пиджак. — Все до одного! Будете локти кусать!

— Мне очень жаль, что так вышло, — произнесла женщина. — Вы не ушиблись? Разрешите, я вас отвезу домой.

Старик отшатнулся от нее и расхохотался отрывистым, как воронье карканье, смехом.

— Мне ваша помощь не нужна, — заявил он. — Это вам понадобится помощь, если останетесь здесь. — Он метнул на женщину пылающий взгляд. — Кого вы боитесь — меня? — Он погрозил женщине дрожащим скрюченным пальцем. — Не меня бойтесь — Цернунноса! Горе тому, кто потревожит его покой!

Расталкивая всех, старик двинулся прочь.

Вдруг он остановился, впившись взглядом горящих глаз в Белинду, и протянул к ней руку. Девочка испуганно отшатнулась.

— Тебе здесь не место, Эпона, — сказал профессор. — Тебе ни в коем случае нельзя сюда приходить. Уходи скорее.

Белинда смущенно рассмеялась и спряталась у Курта за спиной.

Старик снова обвел толпу глазами.

— Идиоты! — прогремел он.

Не в силах шевельнуть пальцем, все смотрели, как старик на дрожащих ногах проковылял через поле и скрылся за воротами.

Холли протяжно присвистнула.

— Ну и ну, — проговорила она. — Что же все это значит?

Глава II

ЛЕГЕНДА О ВЕДЬМИНОМ КУРГАНЕ

Девочки стояли, озадаченно глядя вслед старику, и вдруг до них донесся сердитый рокот мотора. Холли поняла, что потрепанная коричневая машина в поле по ту сторону ограды принадлежит профессору Ротвеллу.

Незнакомка в клетчатой ковбойке со вздохом покачала головой.

— Ох и надоел же он мне, — с досадой произнесла она и обернулась к ребятам. — Спасибо, что помогли. Чем могу быть полезна? — хмуро поинтересовалась женщина.

— Меня зовут Курт Велфорд, — представился спутник девочек. — Отец собирался попросить вас, чтобы вы разрешили мне поснимать. Обещал, что договорится. — Курт показал фотоаппарат. — Для «Экспресс».

Черноволосая дама кивнула.

— Надеюсь, вы не станете сообщать в газете об этом неприятном инциденте, — нехотя процедила она. — Чем меньше об этом будут говорить, тем лучше.

— Но почему он так сердится? — недоуменно спросила Холли.

Женщина с удивлением взглянула на нее, точно впервые заметила.

— Ты кто?

Холли назвалась, представила подруг и объяснила, что хочет написать статью о раскопках для школьного журнала.

— Понятно, — проговорила женщина. — Значит, пресса уже слетается.

Холли польщенно улыбнулась, услышав, что ее назвали «прессой». Самой большой мечтой ее жизни было стать журналисткой.

— Меня зовут Анна Ферфакс, — представилась их новая знакомая. — Я руковожу этими раскопками. Можете погулять, посмотреть, только не путайтесь ни у кого под ногами.

— А не могли бы вы рассказать, почему раскопки ведутся именно здесь? — приступила к расспросам Холли, припомнив, что рассказывал ей Курт про предыдущие исследования. — И именно сейчас?

Анна Ферфакс улыбнулась.

— В этом районе недавно проводилась аэрофотосъемка, — пояснила она. — Мы обработали снимки на компьютере и заметили, что вокруг кургана видны странные следы. Они доказывают, что в древние времена этот курган был окружен кольцом вертикально стоящих камней. Это значит, что его воздвигли над могилой высокопоставленного лица. Правда, сами камни давно исчезли. — Женщина вгляделась в лица девочек — их глаза светились живым интересом. — За последние годы археология ушла далеко вперед. Мы пользуемся самой современной технологией, хотя под конец приходится хорошенько поработать лопатой. Никуда не денешься, — улыбнулась ученая.

Холли строчила в блокноте.

— А что вы надеетесь найти?

— Я бы не стала загадывать, — рассмеялась Анна Ферфакс. — Скажем так: здесь может таиться что-то очень важное. Послушайте, я с удовольствием дам вам интервью немного позже, но сейчас мне нужно срочно поработать с документами. Уверена, что Кристофер, — она перевела взгляд на загорелого парня, — все вам покажет. Выручишь, Кристофер? Будь добр, ответь за меня на вопросы ребят.

— Конечно, — улыбнулся молодой человек и вдруг с досадой наморщил лоб. — Очень сожалею о… сами знаете о чем.

— Не волнуйся, — махнула рукой Анна Ферфакс. — Надеюсь, больше мы его не увидим. — Она поднялась в вагончик и закрыла за собой дверь.

— Меня зовут Крис Ламберт, — представился парень. — Изучаю археологию в университете. Вон, видите, — он кивком указал туда, где на зеленом склоне холма темнела глубокая коричневая яма, а вокруг нее усердно трудились студенты. — Там наш разрез. А это мои товарищи. — Студенты, заметив гостей, подняли головы и смотрели на них. — Мы команда профессора Ферфакс.

— Так она профессор? — изумилась Холли.

Крис кивнул.

— Одна из самых молодых профессоров археологии в стране. — Он благоговейно поднял глаза на закрытую дверь вагончика. — И каких! Светило! Ну, так что вам показать?

— Все, — бодро отозвалась Трейси. — Но для начала объясните, пожалуйста, что вы не поделили с тем старичком. — Она обернулась к Белинде. — Не поняла, как он тебя назвал?

— Я не расслышала, — ответила Белинда. — Что-то вроде «пони». Наверно, мама права: у него крыша поехала.

— Он совсем чудной стал с тех пор, как отошел от дел, — пояснил студент. — Сейчас, глядя на него, и не поверишь, но в свое время он был главным авторитетом по кельтской археологии. — Крис размашисто зашагал к пологому склону холма, и все четверо друзей поспешили за ним. — Что вам известно о кельтах?

— Не так уж много, — честно призналась Трейси.

— Это очень увлекательно, — сказал Крис. — Представляете, цивилизация кельтов царила почти по всей Европе больше тысячи лет. — Он указал на курган. — Этот могильный холм датируется примерно двухсотым годом до нашей эры.

— Ух ты! — воскликнула Трейси. — Значит, ему больше двух тысяч лет. Ну и ну! Как вы его назвали?

— Могильный холм, — повторил Крис. — Такие сооружения воздвигали над могилами верховных вождей. Анна полагает, что здесь мы найдем нечто удивительное.

— А вы уверены, что этот курган не разграбили в прошлом? — спросила Холли, торопливо строча в блокноте. — За две тысячи лет всякое могло случиться. Может быть, все ценное давно растащили.

— Как раз здесь нам скорее всего повезет, — усмехнулся Крис. — Дело в том, что про этот курган ходит легенда. Говорят, тут встречаются привидения. Вот мы и надеемся, что в прошлые века страх удерживал людей на почтительном расстоянии от кургана. И кроме того, Анна уже, наверное, говорила вам, что до последнего времени никто на этот холм внимания не обращал. Уж больно неказист на вид.

Трейси вздрогнула.

— Но это ведь неправда? Я хочу сказать, насчет привидений?

— Я в них не верю, — рассмеялся Крис. — Если кто и бродит здесь по ночам, так только профессор Ротвелл.

— Расскажите о нем подробнее, — попросила Холли. — Кажется, все, что здесь происходит, ему здорово не нравится.

— Я не так уж много знаю о нем, — пожал плечами Крис. — Знаю только, что он отошел от дел лет десять назад. В университете поговаривали, что он день ото дня становился все более странным, и в конце концов его пришлось тихонько отправить на пенсию. Поначалу он был в общем-то в здравом уме, но… малость чудаковат, что ли. Слишком много размышлял над древними легендами и докатился до того, что сам начал верить в языческих богов, проклятия и прочую мифологическую ерунду. Когда до него дошли слухи о наших раскопках, он написал письмо в университет, требуя, чтобы никто к этому холму и близко не подходил. — Крис покачал головой. — А потом он ни с того ни с сего примчался сюда и принялся орать на Анну, как сумасшедший. Вот и все, что я знаю. — Студент пристально взглянул на Холли. — Не надо этого записывать, — попросил он. — Вы слышали, что сказала Анна. Меньше всего она хочет, чтобы ее имя связывали с бредом старого безумца.

Холли неохотно вычеркнула все, что успела записать о профессоре Ротвелле. Жалко, конечно, что не удастся включить в статью такую эффектную историю, но, с другой стороны, она понимала, что Анна Ферфакс по-своему права.

— Можно, я поброжу тут с фотоаппаратом? — попросил Курт.

— Конечно, — позволил Крис. — Снимай все, что хочешь.

Пока Курт щелкал камерой, Крис отвел девочек туда, где студенты из университета слой за слоем осторожно снимали землю со склона холма.

— Уже нашли что-нибудь? — поинтересовалась Белинда.

— Пока только расчищаем верхние слои, — объяснил Крис. — Смотрите, как они работают. — Каждый раз, копнув лопатой, студенты тщательно просматривали землю и только потом откидывали ее в сторону. Девочки сочувственно следили за их кропотливой работой.

Трейси окинула взглядом огромный холм, сумрачной кручей громоздившийся у них над головами на фоне яркого полуденного неба.

— А почему тут нет экскаваторов? — поинтересовалась она. — Быстрее получится.

— Быстрее-то быстрее, — рассмеялся Крис, — но так мы уничтожим все на свете. Археология, Трейси, дело неспешное, — улыбнулся он. — Даже со всей современной техникой приходится целыми днями копать и копать. Через день-другой, может быть, наткнемся на первые следы деревянных досок. Это и будет означать, что мы добрались до саркофага.

— А что вы надеетесь найти внутри? — не отставала Холли.

— Если это в самом деле могила вождя, то там должен быть, так сказать, погребальный багаж, — ответил Крис. — Оружие, драгоценности, украшения. Кельты твердо верили в загробную жизнь, — усмехнулся он. — Поэтому клали в могилу все, что понадобится покойному на долгом пути в потусторонний мир. Но я бы на вашем месте не радовался раньше времени, — добавил он, немного помолчав. — Может пройти не один день, прежде чем мы наткнемся на что-то подобное.

— Можно нам завтра прийти еще раз? — спросила Холли. — Пожалуйста!

— Спросите у Анны Ферфакс, — отозвался Крис. — Но почему бы и нет. Я не против. Может быть, в следующий раз у нас будет что вам показать.

Холли, Белинда и Трейси сидели кружком на траве в садике за домом Холли и обсуждали раскопки на Ведьмином кургане. Больше всего их занимало, какие сокровища отыщет профессор Ферфакс.

— Вы обратили внимание, что Крис все время называл профессора Ферфакс Анной? — сказала Белинда. — Мне казалось, им положено придерживаться более строгих правил в общении. В конце концов, он всего лишь студент, а она профессор.

— Ты что, не заметила, как он на нее смотрел? — ухмыльнулась Трейси. — Это неспроста.

Из мастерской, устроенной в гараже, доносился приглушенный гул токарного станка. Когда семья Адамсов переехала в Виллоу-Дейл, глава семейства оставил адвокатскую практику и почти все свободное время и силы отдавал любимому занятию — изготовлению мебели. Пока миссис Адамс заведовала отделением одного из местных банков, ее супруг от зари до зари пропадал в мастерской.

— Как вы думаете, профессор Ротвелл и впрямь рехнулся? — поинтересовалась Трейси.

Холли кивнула.

— Ты сама слышала, что сказал Крис, — вздохнула она. — И видела, что он сегодня вытворял.

— Мне кажется, он не сумасшедший, — робко возразила Белинда. — Просто странноватый. — Заслышав за спиной шорох, девочка обернулась и подскочила от неожиданности. — Джейми! — воскликнула она. — Ты что тут делаешь?

Увлекшись беседой, подруги даже не заметили, как из дома к ним подкрался младший братишка Холли.

— Ничего. — Мальчуган с невинным видом захлопал глазами.

— Тебе что, делать больше нечего? — разозлилась Холли. — Только и знаешь, что болтаться у нас под носом да действовать на нервы. Стоит мне чем-нибудь заняться, как ты тут как тут — вынюхиваешь, подслушиваешь.

— Ничего я не подслушивал, — обиделся Джейми. — Что за интерес в каких-то дурацких раскопках. Если только разве они найдут какие-нибудь древние останки. Например, кости динозавров.

— Не дождешься, — отрезала Холли. — Так что хватит навострять уши, иди валять дурака в другом месте.

Джейми показал ей язык и придвинулся ближе.

Холли смерила его подозрительным взглядом.

— Ты что-то замышляешь, — проговорила она. — Я тебя насквозь вижу. Что ты прячешь за спиной?

— Ничего, — торопливо откликнулся Джейми.

— А ну, покажи! — Холли вскочила и протянула руку. Джейми попятился, но сестра оказалась проворнее. Она схватила его за локоть и дернула.

— А это что такое? — Она выпростала у него из пальцев небольшую картонную коробочку.

— Отдай! — взвился на дыбы Джейми. — Это мое!

Холли сумела-таки вырвать у него коробочку.

— Чесоточный порошок! — прочитала она. — Ах ты, негодник! Наверно, для нас приготовил?

— Нет! Нет! — завопил Джейми, не зная, плакать ему или смеяться. — И совсем это не для вас. Я не собирался его на вас испробовать. Просто показать хотел.

Холли обернулась к подругам.

— Давайте его проучим, — мстительно предложила она.

Белинда вскочила и попыталась схватить Джейми за плечи. Но мальчишка умудрился за мгновение до того вырвать у Холли коробочку. Крышка отскочила, и на руку Белинде высыпался длинный шлейф серого порошка.

Джейми покатился от хохота, глядя, как Белинда кинулась яростно чесать ладонь.

— Ага, попалась! — завизжал он.

— Ну, погоди же! — Холли, изловчившись, выхватила коробочку и занесла у брата над головой, грозя высыпать ему на голову все ее содержимое. — Сейчас и ты мне попадешься!

Драка была в разгаре, как вдруг из дверей мастерской послышался строгий голос:

— Что здесь происходит?

На пороге стоял мистер Адамс. Драчуны застыли на месте, виновато моргая. Джейми обиженно всхлипывал.

— Что тут происходит? — сурово спросил отец. — Смертоубийство?

— Самое настоящее! — упрямо подтвердила Холли. — Я с ним разделаюсь! Он сам знает, за что!

Мистер Адамс утихомирил ребят.

Белинда отчаянно скребла руку ногтями. Чесоточный порошок оказался сильной штукой. Рука зудела так, словно ее искусал целый осиный рой.

Мистер Адамс сердито посмотрел на Джейми.

— Оставь в покое сестру и ее подруг, — приказал он. Потом взглянул на Белинду. — Иди в дом и вымой руки, — посоветовал он ей. — А ты, Джейми, прекрати озорничать.

— Можно мне начать раскопки в саду? — спросил Джейми. Слезы у него мгновенно высохли. — Я хочу найти кости динозавров.

— Можно, можно, — разрешил мистер Адамс. — Делай, что хочешь, только не балуйся. Можешь копать вон там. — Он указал на полоску травы в нижнем конце сада. — Когда докопаешься до Австралии, крикни.

Джейми умчался за лопатой, а мистер Адамс вернулся в мастерскую.

— Надеюсь, он и впрямь доберется до Австралии, — проворчала Холли. — А я охотно закопаю за ним яму. — Она сунула в карман коробочку с чесоточным порошком. Девочки хмуро побрели в дом, где Белинда поспешно сунула руку под кран.

— Кто помнит, о чем мы говорили перед тем, как явился этот бандит? — вопросила Холли.

— О чокнутом профессоре, — напомнила Трейси.

— Да, верно. Будь он неладен, этот мой братец. Знаете, чего бы мне хотелось? Узнать побольше о кельтах. Заложить научную основу моей будущей статьи.

— Поищи что-нибудь в школьной библиотеке, — посоветовала Белинда, с наслаждением ощущая, как прохладные струи освежают зудящую руку.

— Отличная мысль, — обрадовалась Холли. — Девчонки, помогите мне завтра, хорошо?

— А что нам еще остается? — подняла глаза на нее Белинда.

— Конечно же, ничего, — засмеялась Холли.

Белинда и Трейси слишком хорошо знали подругу. Если уж ей взбрела в голову какая-то мысль, то ничего не поделаешь: они молча покорялись.

На другой день во время большой перемены Белинда разыскала Трейси и Холли в школьной библиотеке.

— Нет, вы только посмотрите на мою руку! — обиженно воскликнула она.

На столе перед девочками громоздилась высокая стопка книг по истории, извлеченных с самых дальних полок. Подруги оторвались от чтения только тогда, когда Белинда сунула руку прямо им под нос. Там, куда накануне просыпался чесоточный порошок, краснели воспаленные пятна.

— Ну, попадись он мне, паршивец этакий! — прошипела Белинда. — Всю ночь не спала. И как только разрешают продавать такую гадость.

— Ладно, до него мы еще доберемся, — успокоила подругу Холли. — Успеем. Посмотри лучше, что мы с Трейси раскопали.

— Какое мне дело, что вы там раскопали, — продолжала бушевать Белинда. — Рука чешется так, что хоть на стенку лезь!

— Помажь чем-нибудь, — посоветовала Трейси. — И хватит ныть!

Белинда плюхнулась на стул возле подруг.

— За что я вас люблю, — проворчала она, — так это за бездну сочувствия.

— Погоди минутку, будет тебе бездна сочувствия. — Холли оторвалась от чтения и протянула одну из книжек Белинде. — Взгляни только, что мы нашли.

Не переставая ворчать себе под нос, Белинда заглянула в раскрытую книгу.

Но едва она прочитала первые строки, как все мысли о зудящей руке мигом вылетели у нее из головы.

— «Эпона», — прочитала она. — «Кельтская богиня — покровительница лошадей». — Белинда подняла глаза. — Эпона. Так меня вчера назвал наш чокнутый профессор.

— Правильно, — отозвалась Холли.

— Угадай, кто написал эту книгу.

Белинда посмотрела на обложку.

«Кельтская мифология. Исследование древних легенд», — значилось на ней. — «Лэнс Ротвелл, профессор европейской археологии».

— Вот именно, — подтвердила Трейси. — Издана двадцать пять лет назад. Понятно? Вот сколько времени он уже занимается кельтской мифологией.

Холли кивнула.

— Видишь? Он настолько ушел с головой в эту муру, что потерял всякую связь с реальностью. Белинда, прочитай-ка кусок про Эпону. По-моему, он объясняет, из-за чего разгорелся весь сыр-бор вокруг Ведьмина кургана.

Белинда послушно придвинула книгу и принялась читать вслух:

— «Говорят, что в древние времена богиня — покровительница лошадей Эпона хитростью заманила рогатого бога Цернунноса в волшебный курган и навеки заколдовала, чтобы не смог он выбраться наружу и вредить людям. Много столетий лежал Цернуннос непотревоженным, но если место его упокоения будет обнаружено, то он воскреснет, и нет ныне на земле силы, способной противостоять его ужасному мщению».

Белинда удивленно заморгала и взглянула на подруг.

— Вы думаете, чокнутый профессор и вправду во все это верит? — спросила она и покачала головой. — Не может быть. Ведь не настолько же он спятил, чтобы верить в сказки, правда?

— Ты уверена? — с сомнением спросила Трейси. — Ты же сама его видела. Как мы понимаем, профессор считает, что Ведьмин курган — это и есть то самое место, куда Эпона заключила Цернунноса. Вот почему он и взбесился, когда услышал, что там собираются копать. Вообразил, что какой-то драчливый древний бог выберется из-под земли и всех передушит.

— Ну и чушь, — простонала Белинда. — Пойдем-ка лучше пообедаем. — Она закрыла книгу и задумчиво взглянула на подруг. — Вот что я вам скажу, — вздохнула она. — Если я еще раз увижу этого старого психа, такого задам стрекача, что только пятки засверкают. Не нравится мне это, мурашки по коже бегают.

— По-моему, мы должны рассказать об этой легенде Анне Ферфакс, — решила Холли. — Прямо завтра, когда еще раз пойдем туда. А до тех пор посмотрим, удастся ли мне среди всей этой галиматьи вычитать что-нибудь стоящее о кельтах. — Она окинула взглядом солидную стопку книг. — Что-нибудь взаправдашнее, а не просто нагромождение легенд.

— Давай, — подбодрила подругу Белинда. — А я пока что схожу в медпункт и узнаю, есть ли у них какая-нибудь мазь от этой гадости. — Она встала и направилась к дверям. — А потом разберусь с Джейми. Он у меня получит! Ох получит!!

Белинда неторопливо брела из школы домой. Путь лежал вверх по склону холма. Она с родителями жила в просторном, похожем на швейцарское шале доме в самом роскошном квартале Виллоу-Дейла, хотя, судя по ее вечно потрепанному виду, никто не заподозрил бы, что она происходит из богатой семьи. Мать всегда горестно вздыхала, глядя на замарашку-дочку, и не могла понять, почему она зимой и летом щеголяет в старом зеленом свитере и застиранных джинсах, когда гардероб у нее ломится от самых шикарных нарядов. Но Белинда в него даже не заглядывала. Единственной привязанностью, о которой она давала себе труд позаботиться, был ее любимый конь, чистокровный гнедой жеребец по кличке Мелтдаун.

Скакун обитал в собственной конюшне в дальнем конце обширного сада Хейесов, и сейчас, карабкаясь вверх по склону, Белинда уже прикидывала, куда отправится вечером на традиционную верховую прогулку.

Она так увлеклась, продумывая маршрут, что даже не заметила, как у нее за спиной, ворчливо кашляя мотором, медленно проехал автомобиль.

Машина притормозила у обочины в нескольких футах впереди Белинды. Девочка подскочила от изумления. Сердце аж екнуло — она узнала эту машину. Она видела ее накануне на зеленой опушке возле Ведьминого кургана. Старенький коричневый «Фольксваген» принадлежал профессору Ротвеллу — «чокнутому профессору».

Белинда не была трусихой, но, когда старик выбрался из машины и очутился с ней лицом к лицу, у нее по спине пробежал холодок.

Что бишь она собиралась сделать, как только увидит «старого психа»? Задать стрекача? Но куда? Он перегораживал дорогу к дому.

Белинда застыла на месте и настороженно смотрела на старика, а он, опершись на палку, окинул ее пристальным взглядом.

Прямо ей в лицо нацелился костлявый палец.

— Я тебя знаю, — молвил профессор. Голос у него был спокойный, с лица исчезла безумная, дикая злоба. Сейчас это был просто усталый, несчастный старик.

— Не понимаю, откуда, — пробормотала Белинда, пытаясь сдержать дрожь в голосе.

— Видал тебя раньше. Вон там, — кивнул старик. — Ты каталась верхом у реки. Я знаю, кто ты. Кто ты на самом деле.

— Простите, — выдавила Белинда, — мне пора домой. — Она шагнула навстречу старику, стараясь прижиматься к стене так, чтобы держаться от него на самом почтительном расстоянии.

Профессор вопросительно вгляделся в ее лицо.

— Понимаю, — проговорил он. — Ты боишься. — Он покачал головой. — Правильно делаешь, что боишься, но я тебе помогу.

— Послушайте, — взмолилась Белинда. — Простите, но я не понимаю, о чем вы говорите. Можно пройти?

Старик тихо рассмеялся и вынул что-то из кармана.

— Возьми, — сказал он. — Это тебя защитит. Не бойся меня. Я хочу тебе помочь.

Он протянул руку. Белинда взглянула — на морщинистой ладони лежал плоский круглый камушек с дыркой посередине. В дырку был продет кожаный шнурок.

— Нет, спасибо, — поблагодарила Белинда. — Не надо. Я не увлекаюсь коллекционированием камней.

Старый профессор подался вперед, схватил Белинду за руку и вложил камень ей в ладонь.

— Возьми. — Он сжал ей пальцы. — И держись подальше от Ведьмина кургана. Они не ведают, что творят. Играют с огнем, как дети.

Белинда изумленно уставилась на старика.

— С каким огнем? Это что, опасно? — прошептала она. — Что им грозит? Объясните.

— Как только они вскроют могилу, Цернуннос вырвется на свободу, — торжественно объявил профессор. — И отомстит тебе.

— Мне? — еще больше изумилась Белинда. — Почему мне?

Лицо старика скривилось в колдовской ухмылке, и он стал похож на доброго гнома.

— Потому что ты Эпона, — замогильным голосом произнес профессор. — Та самая богиня — покровительница лошадей, которая заключила его в этот курган.

Белинда недоверчиво взглянула на старика, и он кивнул.

Под пристальным взглядом безумных глаз девочка задрожала.

— Мой камень защитит тебя, — пообещал профессор. — Носи его на шее и не снимай. Будь осторожна. Они постараются его отнять. Ни в коем случае не отдавай его никому.

Белинде почудилось, что все подозрения подруг оправдываются. Старик в самом деле свихнулся. Она вгляделась в его лицо и вздрогнула от ужаса, представив, что он может выкинуть мгновение спустя.

Глава III

БОЖЕСТВЕННЫЙ КАМЕНЬ

На следующее утро Холли и Трейси нетерпеливо ждали Белинду у школьных ворот. Накануне вечером Белинда позвонила им, чтобы рассказать о загадочной встрече с профессором Ротвеллом и о камне, который он вложил ей в ладонь. Девочки сгорали от любопытства.

К этому времени Белинда уже успела оправиться от испуга. Честно говоря, ей было даже немного жаль чудаковатого старика. В конце концов, он не сделал ей ничего плохого. Похоже, он всерьез тревожится за нее, хотя причина его тревоги далека от реальности. И он не стал задерживать «богиню»: вручив ей магический камень, старик тотчас же сел в машину и уехал.

Как только Белинда на велосипеде показалась в конце улицы, подруги бросились ей навстречу. Подбежав, они увидели, что загадочный камень висит на шнурке у нее на шее.

— Покажи, покажи скорее, — задыхаясь от нетерпения, выпалила Холли.

Белинда сняла с шеи шнурок.

Трейси взяла камень и повертела в руке. Он был светло-коричневый и совершенно гладкий, если не считать небольшого отверстия, в которое и был пропущен шнурок.

— Как ты думаешь, что это такое? — спросила Трейси.

— Откуда я знаю? — пожала плечами Белинда. — Профессор только сказал, что я должна все время его носить. Это сбережет меня, не знаю только, от чего. Не очень-то мне хотелось стоять там и расспрашивать его. У него не все дома, правда?

— Как ты думаешь, может быть, мы должны что-то предпринять? — спросила Трейси.

— Что именно? — нахмурилась Белинда.

— Ну, не знаю, — неуверенно протянула Трейси. — Например, рассказать полиции, что чокнутый профессор тебя преследует. Вдруг он начнет буйствовать.

Белинда решительно покачала головой.

— Нет. Не думаю, чтобы он замышлял что-нибудь плохое. Просто чудак. — Она искоса взглянула на Трейси. — Если бы я сообщала в полицию обо всех здешних чудаках, ты бы давно сидела за решеткой.

— Большое спасибо, — откликнулась Трейси. — Друзья познаются в беде.

Холли рассмеялась:

— Хватит ссориться, давайте после школы прогуляемся к Ведьмину кургану. Почем мы знаем, вдруг они уже нашли сокровище.

— Или Цернуннос выбрался из кургана и всех поубивал, — добавила Белинда.

— Ты, похоже, сама начала в него верить? — язвительно спросила Трейси.

— Нет, конечно, — засмеялась Белинда. — И все-таки Холли права, там, наверно, есть на что посмотреть!

Белинда покатила велосипед к стоянке, подруги побрели за ней.

— Надеюсь, чокнутый профессор больше не вернется, — натянуто усмехнулась Белинда. — Я сыта по горло всей этой ворожбой.

Когда ближе к вечеру подруги снова приехали к Ведьмину кургану, там на первый взгляд ничего не изменилось — разве что погода. Синее небо затянулось грозными черными тучами, начали падать первые капли дождя. Девочки оставили велосипеды у ворот и направились к раскопкам, где на глинистом склоне холма трудились студенты.

Среди них был и Крис. Он орудовал лопатой, закатав рукава, руки по локоть были испачканы в земле. На траве выросла горка влажной коричневой глины, яма стала заметно глубже. Дело продвигалось, хотя и не слишком быстро. Археологи сгребали землю в совки, тщательно перебирали пальцами и только потом, убедившись, что ничего не пропущено, отбрасывали в сторону.

Рядом с разрезом стоял складной столик. Склонившись над ним, Анна Ферфакс делала записи в блокноте.

— Здравствуйте, — окликнула ее Холли. — Можно, мы посмотрим?

— Конечно. — Крис улыбнулся и помахал рукой, потом показал на стол. — Мы тут кое-что нашли.

Глаза девочек расширились от изумления. Подруги торопливо подбежали к столу. На краю горкой лежали какие-то мелкие предметы в надписанных полиэтиленовых пакетиках. Анна Ферфакс писала очередную этикетку.

— Сокровища? — выдохнула Холли.

Ученая улыбнулась.

— Да, но только не такие, о которых вы подумали. — Она взяла в руки небольшой обломок коричневатой керамики. — Кельтского происхождения, — пояснила женщина. — Хороший признак. — Анна опустила осколок в пластиковый мешочек. — Это вроде головоломки, — добавила она. — Мы стараемся собрать из таких обломков целый горшок.

— Значит, они ценные? — поинтересовалась Трейси.

— Смотря для кого, — сказала Анна Ферфакс. — Для тех, кто занимается археологией, они бесценны. Благодаря таким осколкам мы можем узнать много нового. — Она улыбнулась. — А есть ведь и частные коллекционеры. Они готовы выложить за эти кусочки целое состояние. Но все наши находки попадут в музей.

Анна со вздохом выпрямилась.

— Эй, что это? — воскликнула она, заметив камень на шее у Белинды, и склонилась, чтобы рассмотреть повнимательнее. — Где ты это взяла?

— Профессор Ротвелл подарил, — ответила Белинда. — Сказал, это меня защитит. — Она смущенно улыбнулась, глядя на Анну Ферфакс. — Вы, случайно, не знаете, что это такое?

— Это амулет, — ответила ученая. — Кельты носили их, чтобы отпугнуть злых духов. Талисман на счастье. Когда он успел его тебе подарить?

Белинда рассказала о вчерашней встрече со стариком. Анна Ферфакс задумчиво покачала головой.

— Как мне его жаль, — проговорила она. — Это был такой блестящий ум.

Их перебил сердитый рев автомобильного мотора. Все четверо поспешно обернулись.

На мгновение Белинде стало не по себе — она подумала, что это снова приехал профессор. Однако машина была не его. В ворота, нахально поблескивая никелированными крыльями, въехал большой серебристый лимузин. Он остановился в траве у обочины. Дверца распахнулась, и из машины вышел высокий горбоносый мужчина с вытянутым лицом.

Сунув руки в карманы короткой куртки цвета хаки, незнакомец вальяжно приблизился к столу. Заметив, какой неприязнью вспыхнуло лицо Анны, Холли поняла, что та не только знакома с этим человеком, но и не любит его.

— Что вам нужно, Мэллори? — со злостью спросила ученая.

Мужчина улыбнулся.

— И это все, чем вы можете приветствовать собрата по интересам, сгорающего от любопытства? — осведомился он, нимало не смущаясь сердитым выражением на лице Анны. Потом окинул взглядом стол. — Нашли что-нибудь интересное?

— Вас никто не звал, — огрызнулась Анна. — Я вам уже сказала все, что хотела.

С ледяной улыбкой мужчина взял со стола глиняный обломок, который еще не успели упаковать, и повертел в руках.

— Предложение остается в силе, — заметил он. — Мои клиенты готовы заплатить за стоящие находки по высшему разряду. Вы же знаете, как медленно приходят деньги, если действовать по старинке. Я просто хочу помочь вам не терять зря время.

— И набить собственные карманы, — отрезала Анна Ферфакс. — Я вам уже ясно дала понять — все, что мы найдем, попадет в музеи. Поэтому вы с вашими частными коллекционерами поищите поживы в другом месте.

Незнакомец покачал головой.

— Просто позор, до чего бедны наши музеи, — деланно возмутился он. — Вспомните, как мало они платят. Только подумайте, чего бы вы могли добиться, будь у вас деньги, которые я предлагаю. — Прищурившись, он смерил Анну лукавым взглядом. — Вы могли бы даже финансировать раскопки в Бретани. Те самые, за которые университет не торопится платить.

— Откуда вы знаете? — изумленно спросила Анна Ферфакс.

Мэллори пожал плечами.

— У меня свои источники. — Покачавшись на каблуках, он обвел взглядом картину раскопок. — Ну как, близко подобрались к могиле?

— Мне нечего вам сказать, — повторила Анна и отобрала у Мэллори глиняный обломок. — Уходите сейчас же. Здесь для вас ничего нет.

— Как вам угодно. — Мэллори вытер пальцы о куртку. — Если передумаете, вам известно, где меня найти. — Он не торопясь зашагал к машине и на ходу обернулся. — Жду звонка, — бросил он через плечо.

Серебристый лимузин описал широкий круг на траве и с ревом выехал в ворота.

Холли с подругами молча стояли в стороне. Неожиданная стычка привела их в замешательство. Неприкрытый гнев на лице Анны Ферфакс не на шутку обеспокоил Холли.

— Кто это? — вполголоса спросила Трейси.

— Никто, — хмуро взглянула на нее Анна Ферфакс. — Никто, ничто и звать никак.

Холли улыбнулась, надеясь развеять тягостное впечатление от визита горбоносого мужчины.

— Можем мы вам здесь чем-нибудь помочь? — спросила она.

— Можете остаться и посмотреть, вдруг удастся найти еще такие же обломки. — Анна Ферфакс оглядела стол. — И мне нужно побольше полиэтиленовых мешочков. Они остались в фургоне. Пожалуйста, принесите их сюда.

— Я сбегаю, — вызвалась Холли.

— Может быть, заодно отнесешь в фургон и это? — Анна Ферфакс собрала со стола груду упакованных экспонатов и с величайшей осторожностью передала их Холли. — Просто положи на стол, хорошо?

— А мы пойдем посмотрим, не откопал ли Крис что-нибудь еще. Не возражаете? — воскликнула Белинда.

Холли направилась к фургону. Внутри он напоминал рабочий кабинет, по которому прошелся тайфун. Небольшой столик в углу был завален бумагами, у стен высились груды картонных папок, возле двери громоздились чемоданы, тут и там попадалась раскиданная одежда.

«Я же забыла спросить, где лежат пакетики», — ужаснулась Холли, пробираясь в глубь фургона. Она изо всех сил старалась не наступить на разбросанные повсюду инструменты. Вдруг она споткнулась и ничком рухнула на мягкий тюк с одеждой. Пакетики с образцами вывалились у нее из рук и рассыпались по полу.

Холли поднялась на колени, проклиная себя на чем свет стоит. Вдруг она повредила образцы! Сердито хмурясь, она наклонилась посмотреть, за что же зацепилась ее нога.

Это была лямка красно-белого рюкзака. От толчка рюкзак опрокинулся, его содержимое рассыпалось по полу.

— Корова неуклюжая! — обругала себя Холли. Потом огляделась и облегченно вздохнула. На первый взгляд она, кажется, ничего не разбила. Пакетики упали на груду толстых курток, которые смягчили удар.

— О боже! Джейми, я тебя убью! — Все пластиковые пакетики были присыпаны серой пудрой. Чесоточный порошок братца. Холли совсем забыла, что коробочка с этой гадостью все еще лежит у нее в кармане. Она спрятала ее, чтобы потихоньку выбросить туда, где Джейми ни за что не нашел бы ее. При падении коробочка выпала из кармана и раскрылась.

Холли осторожно взяла коробочку кончиками пальцев и постаралась стряхнуть в нее побольше порошка так, чтобы не коснуться его руками. Потом наклонилась и сдула остатки серой пудры с пакетиков, где лежали находки.

— Кажется, все, — шепнула себе Холли, поднимаясь на ноги. Кончиками пальцев она собрала пакеты и сложила их на краю стола. Вот ведь как бывает: чем больше стараешься помочь, тем хуже выходит.

Холли присела на корточки возле упавшего рюкзака. Из него выпал какой-то короткий продолговатый предмет, завернутый в тряпку. Она подняла его, удивившись, какой он тяжелый. С одного конца ткань соскользнула — внутри блеснуло золото.

Холли отчаянно боролась с природным любопытством. Что это за штука? Она чуть потянула за край материи. Ее взгляду предстала бородатая голова с выпученными глазами, увенчанная парой рогов. Золотая статуэтка.

Снаружи раздался крик. Холли боязливо взглянула на дверь, опасаясь, что кто-нибудь заметит ее и подумает, будто она сует нос не в свое дело.

Но крик доносился со стороны разреза.

Холли торопливо завернула статуэтку в ткань и сунула сверток обратно в рюкзак, а следом запихнула другие выпавшие вещи.

Оглядевшись, она заметила в углу, на ящиках с документами, стопку пустых пластиковых пакетиков, схватила их и побежала по лестнице.

Выскочив наружу, Холли увидела, что все без исключения столпились у разреза. Трейси от волнения подпрыгивала на месте.

Что-то нашли.

Холли помчалась к яме. Ей не терпелось посмотреть.

Анна Ферфакс держала в руках плоский серый камень. Он был квадратный, величиной с ладонь. Ученая разглядывала его, и ее лицо светилось искренним восторгом. Крис и его друзья стояли вокруг, сияя от радости.

— Это знак богини, — благоговейно произнесла Анна Ферфакс. В ее голосе не осталось и следа от недавнего гнева. Она осторожно смахнула пыль с камня. — Посмотрите, какие насечки. Значит, я была права. Здесь похоронена очень важная персона.

— Что это такое? — спросила Холли.

— Признак того, что мы на правильном пути, — ответила Анна Ферфакс. — Находка, о которой тебе непременно следует написать в статье. Кельты помещали такие камни у входа в гробницы.

Холли посмотрела на бороздки, испещрявшие плоскую поверхность камня. Ей они ничего не говорили.

— Профессор, что означают эти насечки? — спросил один из студентов.

Анна Ферфакс провела пальцем по отметинам.

— Тут изображена лошадь, — пояснила она. — А эти линии символизируют богиню Эпону — покровительницу лошадей. Эпона считалась одним из самых могущественных божеств. Камень этой богини кельты клали только в гробницы самых досточтимых военачальников. — Она прижала находку к груди.

Белинда толкнула Холли локтем.

— Слышишь, опять Эпона, — прошептала она.

— Я как можно скорее отвезу это в университет, — продолжала Анна Ферфакс. Потом подняла глаза и взглянула на сумрачное небо. — Похоже, будет сильный дождь, — заметила она. — Пока не поздно, сворачивайте работу и накройте разрез. — Она обвела взглядом всю свою команду. — Молодцы, ребята.

Анна Ферфакс уехала в одном из «Лендроверов». Студенты аккуратно упаковали инструменты и затянули разрез брезентом. Поглядывая через плечо на грозные иссиня-черные тучи, подруги побрели к велосипедам.

— Жаль, что они прекратили раскопки, — проговорила Трейси. — Вот было бы здорово увидеть настоящее сокровище. Все эти каменные обломки очень интересны, если ты археолог, но разве можно их сравнить с золотом или бриллиантами, правда?

— Нам надо поговорить, — объявила Холли. — Я видела нечто загадочное, но не могу понять, что бы это значило. — Она оглянулась и замолчала, увидев, что к ним направляется Крис.

— Что ты видела? — громко спросила Белинда.

— Тсс! — прошипела Холли. — Потом расскажу.

— Здорово, правда? — окликнул девочек Крис. — Удивительная находка. Если повезет, завтра доберемся и до саркофага.

— А вы не боитесь, что ночью кто-нибудь придет и вскроет его раньше вас? — спросила Холли.

— Кто-нибудь из нас всегда ночует в фургоне, — пояснил Крис. — Знаете что? Если у вас есть свободных полчаса, давайте я покажу вам окрестности. Тут найдется много интересного, если знать, куда смотреть.

— Сейчас дождь пойдет, — отказалась Белинда. — К тому же я полжизни катаюсь тут верхом. Пожалуй, я знаю здешние места получше вас.

— Дождь немного подождет, — усмехнулся Крис. — У нас еще есть время. Вы слушали про Кровавый источник?

Белинда, а вслед за ней и ее подруги разинули рты.

— Что-что?

Крис рассмеялся:

— Я так и думал. Я тщательно изучал эти места. Пойдемте, покажу. Оставьте велосипеды здесь. Это недалеко.

Он повел девочек через поле, туда, где в низинке зеленели деревья.

— А что это за человек приезжал только что в такой шикарной тачке? — спросила Холли. — Вы его знаете? Профессор Ферфакс, похоже, его недолюбливает.

— Джон Мэллори? — сказал Крис. — Да, я его знаю. Скупает археологические находки для частных коллекционеров. Толстосумов, которые запрут все самое интересное под замок, подальше от людских глаз. А этим находкам место в музеях. Хватает же у молодчика наглости появляться здесь. Знает ведь, какого Анна о нем мнения. Пора бы понять, что у нее он ничего не добьется. — Крис нахмурился. — С ним надо держать ухо востро. Спит и видит, как бы скомпрометировать Анну и добиться, чтобы ее отстранили от раскопок.

— Он говорил о каких-то раскопках в Бретани, — вступила в разговор Белинда. — Что это такое?

— Во Франции много кельтских захоронений, которые ждут своего исследователя, — ответил Крис. — Но раскопки за границей обходятся очень дорого. Вот одна из причин, почему Анна надеется, что в Ведьмином кургане удастся открыть что-то значительное. Если будут сделаны важные находки, университет скорее выделит деньги на раскопки в Бретани. Надеюсь, — улыбнулся он, — ей это удастся. Она… она удивительная… — Его голос дрогнул. — Блестящий ученый, — закончил он с глуповатой улыбкой.

За спиной у Криса Трейси подмигнула Холли и нарисовала в воздухе сердечко.

— Она вам нравится, правда?

Крис испуганно взглянул на нее.

— Что вы хотите сказать?

Трейси пожала плечами.

— Мне кажется, вы от нее в восторге, вот и все.

— Выдумали тоже… — пробормотал Крис.

— Да вы не обижайтесь, мы просто пошутили, — заверила его Трейси.

Девочки с трудом прокладывали себе дорогу сквозь густой подлесок.

— Надеюсь, мы страдаем не напрасно, — проговорила Белинда, раздвигая туго переплетенные ветви, — и в конце пути нас ждет что-то по-настоящему интересное. Мне не хотелось попасть под дождь. — Упрямая гибкая ветка хлестнула ее по голове. — Терпеть не могу бродить по бурелому.

— Мы почти пришли, — успокоил ее Крис. — Идите за мной.

Он вел девочек все глубже в лесистую ложбину. Наконец среди деревьев показалась россыпь темных голых камней.

— Вот мы и добрались, — сказал Крис. — Осторожнее, земля очень сырая. — Под ногами у девочек весело журчал прозрачный ручеек. Искрящийся поток выбивался из расселины прямо посреди гладкого склона скалы.

— И вы тащили нас в такую даль, чтобы показать водопад? — недовольно проворчала Белинда. — Если мне захочется посмотреть на воду, я открою дома водопроводный кран, вот и все.

— Такую воду ты не видала, — возразил Крис. — Она вытекает из подземной реки и впадает в реку Скелтер. После сильных дождей эта вода становится красной. Я надеялся, что удастся показать вам это. Вот почему это место называют Кровавым источником. В средние века это считали чудом. На самом деле причина в том, что где-то под землей река размывает пласты красной глины. — Он показал куда-то вдаль, сквозь деревья. — Видите вон те холмы? — Среди ветвей виднелись мрачные склоны, крутые, как спины китов.

— Эти горы изъедены пещерами, — продолжал Крис. — Устье одной из них находится в этой скале, немного выше источника. Надеюсь, вы не любительницы лазать по пещерам?

— Очень хотелось бы, — призналась Трейси. — Всегда мечтала попробовать.

— Я бы не советовал забираться глубоко без помощи опытного взрослого, — предостерег девочек Крис. — Это очень опасно. Нужен проводник и специальное снаряжение. Пещеры — как лабиринт. Можно заблудиться и не выбраться никогда.

— Я устала и хочу есть, — перебила Белинда. — Вы хотите показать нам еще какую-нибудь замечательную воду или можно идти домой?

Крис виновато усмехнулся.

— Простите, — проговорил он. — Я думал, вам будет интересно.

— Не обращайте на нее внимания, — заявила Холли. — Белинда всегда из-за чего-нибудь ноет. — Она посмотрела на часы. — Но нам в самом деле пора возвращаться.

Они пошли обратно через поле, туда, где одинокой громадой высился Ведьмин курган.

Велосипеды стояли возле изгороди, там же, где девочки их оставили, только велосипед Трейси упал на траву. Она подняла его и оседлала.

— До завтра, — крикнул им вслед Крис. — Приходите обязательно! Будет на что посмотреть.

Три девочки сидели кружком за кухонным столом в доме Холли. Основательница Детективного клуба рассказывала подругам о золотой статуэтке, которую видела в фургоне. Белинда и Трейси ловили каждое слово.

— Вряд ли это что-нибудь ценное, — заметила Белинда после минутного раздумья. — Иначе ее не держали бы просто так, в рюкзаке. Наверное, копия.

— Я тоже так думаю, — вздохнула Холли.

— Если уж вам хочется во всем найти тайну, — заявила Белинда, — подумайте вот о чем. Мне кажется гораздо более загадочным, что отовсюду упорно всплывает имя этой богини лошадей — Эпоны.

— Что, боишься? — поддела ее Трейси.

— Да нет… — медленно произнесла Белинда. — Не то чтобы боюсь… Но что-то не по себе.

— Белинда испугалась привидений! — рассмеялась Трейси. — Теперь я уже ничему не удивлюсь.

— Ничего я не испугалась, — возразила Белинда.

— Спорим, ты побоишься пойти на Ведьмин курган ночью, — не отставала от нее Трейси.

— Пойду, если будет за чем, — отбивалась Белинда. — А почему бы тебе самой не сходить, если тебе так хочется?

— Скажите лучше, что вы думаете о Крисе и Анне Ферфакс? — перебила спорщиц Холли. — Он к ней и впрямь неравнодушен?

— Еще бы, — фыркнула Трейси. — Он это дал понять яснее ясного.

— Надеюсь, ты не собираешься писать об этом в статье, — рассудительно произнесла Белинда. — Крис изо всех сил старается держать это в секрете, хотя врать он не умеет.

— Не собираюсь я никому ничего говорить, — успокоила подругу Холли. — Это не наше дело. В конце концов, он мне очень нравится, да и Анна Ферфакс тоже. — Холли помолчала. — Как бы то ни было, — усмехнулась она, — это будет моя лучшая статья. Они оба нам очень помогли, правда?

Подруги просидели на кухне весь вечер, болтая о раскопках и помогая Холли писать заметку.

Когда Трейси наконец поехала домой, уже сгустились сумерки. «Ну и трусиха эта Белинда, — посмеивалась девочка про себя. — Держу пари, она ни за какие коврижки не пойдет к Ведьмину кургану ночью!»

Надо бы зажечь фонарь, подумала Трейси и потянулась к рулю. Однако фонаря на месте не было! Ниже руля торчала пустая пластмассовая скоба.

Трейси озадаченно остановила велосипед.

— Но фонарь всегда был на месте, — сказала она себе. — О боже! Неужели я его потеряла! — Она перебрала в памяти все события дня, пытаясь понять, где же это могло произойти.

— Наверное, на раскопках! — воскликнула Трейси, вспомнив, как нашла велосипед упавшим в траву. — Скорее всего тогда он и свалился.

Она прикинула: поездка к полю за фонарем займет всего минут десять.

«Слава богу, я не верю в привидения, — думала Трейси, направляясь в полумраке к Ведьмину кургану. — Эти тени у обочины кого угодно напугают до полусмерти».

Она не могла не признать, что в быстро сгущающихся сумерках знакомые предметы приобретали таинственные очертания. Мертвенную тишину проселочной дороги нарушал лишь шелест шин ее велосипеда. Над кустами зловещей тушей нависала мрачная громада Ведьмина кургана.

Трейси подъехала к воротам. Поле тонуло в хитросплетении призрачных теней. Девочка вгляделась во мрак. Ведьмин курган пугал непроницаемой чернотой. Трейси слезла с велосипеда и крадучись пробралась в ворота. Искать пришлось недолго: в траве у изгороди она тотчас заметила белое пятнышко фонаря. Прикрепив его к держателю, Трейси вскочила в седло и собралась возвращаться.

Вдруг у девочки перехватило дыхание. У подножия Ведьмина кургана, среди непроглядной тьмы, кружились и плясали призрачные желтые огоньки!

Трейси окаменела от ужаса. Огоньки, дрожа и подпрыгивая, медленно двинулись ей навстречу. Издалека донесся хриплый, протяжный стон.

К горлу подступил комок. Трейси сглотнула. Ее глаза округлились от ужаса. Неужели это правда? Неужели на Ведьмином кургане и впрямь живут привидения?

По спине у Трейси поползли мурашки. Призрачные желтые огоньки все настойчивее стремились к ней.

Во мраке над полем прокатился громкий, леденящий душу смех.

Это было последней каплей. Трейси выбежала за ворота, вскочила на велосипед и что есть мочи помчалась к городу.

— Привидений не бывает. Привидений не бывает! — твердила она себе, бешено крутя педали. Ей пришлось на мгновение притормозить, чтобы вставить фонарь в гнездо под рулем и включить его. Желтый луч пробежал по кустам, и тени вдоль обочин показались еще чернее. Да, слабое утешение.

Обливаясь потом, Трейси пыталась унять дрожь во всем теле. Наконец вдали показались спасительные огни города. Через несколько минут она будет дома. Дома, в безопасности.

И она еще смеялась над Белиндой!

Глава IV

СОКРОВИЩЕ НАЙДЕНО!

Наутро, в холодном свете дня, Трейси смотрела на вещи по-иному. Она была готова отлупить сама себя за вчерашнее бегство! Перепугалась, как шестилетка! С какой стати она позволила буйному воображению взять над собой верх?

Девочка вышла на кухню и взяла ломтик поджаренного хлеба. Ее мама уже встала и собралась идти на работу в детский сад, когда на пороге появилась Трейси.

Миссис Фостер окинула дочь удивленным взглядом. Ни свет ни заря Трейси была уже в спортивном костюме и собиралась на утреннюю пробежку.

— Что-то ты рано поднялась, — заметила миссис Фостер. — Что случилось? Не спится? Или ты уже готовишься к марафонской дистанции? — Трейси всегда бегала по утрам, но никогда не вставала в такую рань.

— Я отлично выспалась, — ответила Трейси, слегка покривив душой. — Просто захотелось побегать подольше.

— Не переутомляйся, — с улыбкой предостерегла ее миссис Фостер. — Нет нужды каждый раз бить рекорд за рекордом.

— Ладно, не буду, — улыбнулась в ответ девочка. — Не волнуйся.

Трейси выскочила на улицу, но не свернула, как обычно, на боковые улочки, где пролегал ее привычный утренний маршрут, а размеренной трусцой направилась к Ведьмину кургану.

Над городом по-прежнему нависали грозовые тучи, однако за всю ночь из них пролились считанные капли. Прохладный утренний воздух был наполнен сыростью.

Трейси направлялась к Ведьмину кургану, желая собственными глазами убедиться, что там нет ничего загадочного или зловещего. Она не могла забыть, как вчера вечером мчалась на велосипеде сломя голову, и решила, что лучший способ развеять ночные страхи — увидеть то же самое место при свете дня.

Дорога петляла среди полей. Трейси легко одолела пологий подъем. Она дышала глубоко, медленно, наслаждаясь неторопливым бегом и радуясь утренней прохладе. У ворот она остановилась. На зеленой росистой траве виднелся знакомый серый кубик фургона. К раскопкам еще никто не приступил. Посреди поля как ни в чем не бывало высился Ведьмин курган.

— Видишь? — сказала себе Трейси. — Холм как холм. Чего тут бояться?

Вдруг дверь фургона открылась, и на лестницу, зевая и потягиваясь, вышел Крис Ламберт.

Заметив девочку, он помахал ей.

Она помахала в ответ и подождала, пока он спустится.

— Рановато ты поднялась, — с улыбкой приветствовал он Трейси. — Здесь никто не появится еще час, а то и больше. — Он заметил ее спортивный костюм. — Или ты просто пробегала мимо?

— Не совсем, — призналась Трейси. — Скажите, вы были здесь всю ночь?

Крис кивнул.

— Я же говорил, — напомнил он. — Кто-нибудь из нас обязательно ночует в фургоне. Сегодня моя очередь.

— А вчера вечером вы ничего не слышали… гм… странного? — осторожно спросила Трейси.

— Какого такого — странного? — удивился Крис.

— Не знаю, — пожала плечами Трейси и рассказала о том, как накануне вечером вернулась к Ведьмину кургану, о загадочных огнях и голосах.

— Ты, должно быть, наслушалась древних легенд, — рассмеялся Крис, — вот у тебя и разыгралось воображение. Похоже, ты и впрямь веришь, что видала призраков.

Трейси покачала головой.

— Я в привидения не верю.

— Значит, тебе померещилось.

— Нет, — упрямо повторила Трейси. — Там в самом деле кто-то был.

— Не может быть, — категорично заявил Крис. — Если бы здесь кто-нибудь был, я бы обязательно услышал. — Он пристально всмотрелся в лицо девочки. — Клянусь, здесь никого не было, кроме меня. И смею тебя заверить, я не бродил с фонарем у подножия холма.

— Тогда что же это было? — спросила Трейси.

Крис задумчиво пожал плечами.

— А что, если старик все-таки прав? — предположил он. — И у Ведьмина кургана действительно живут призраки? Легенды об огнях у подножия кургана уходят корнями в глубь веков.

— Но вы ведь сами в это не верите, правда? — возразила Трейси.

Крис снова пожал плечами.

— Не мне судить, — произнес он. — Это ты видела огни, а не я. И слышала… что это было — стоны?

— Стоны и злорадный смех, — подтвердила Трейси. — И они раздавались все ближе и ближе. Словно хотели отпугнуть.

Крис присвистнул.

— Вот это в самом деле странно, — признал он. — Я не могу этого объяснить.

— Я тоже, — тихо проговорила Трейси. Помолчав, она улыбнулась. — Может, мне и вправду померещилось. Мы с Белиндой пытались друг друга напугать историями о привидениях. Вот, наверно, у меня и разыгралось воображение. — Она обернулась и кинула взгляд в сторону города. — Мне пора домой, а то опоздаю в школу.

— Должно быть, ты слышала завывания ветра, — предположил Крис. — А свет скорее всего просто померещился. А если нет, — он в тревожном раздумье взглянул на девочку, — значит, здесь и впрямь дело нечисто.

— Ну вот, теперь я и вас напугала, — засмеялась Трейси.

— Я-то не испугался, — улыбнулся и Крис, — но, когда останусь здесь ночевать в следующий раз, буду глядеть в оба. На всякий случай.

Трейси попрощалась и побежала к городу. Вернувшись домой, она приняла душ, переоделась и выкатила велосипед.

Холли и Белинда уже были в классе.

Трейси рассказала подругам о том, что случилось накануне вечером, стараясь говорить как можно небрежнее, и ни словом не обмолвилась о своем паническом бегстве.

— Крис был там сегодня утром, — добавила она. — Он говорит, вчера вечером никто к кургану не приходил. Наверно, эти огоньки были каким-то отражением. А голоса… должно быть, ветер завывал.

— А тебе не кажется, что все это подстроил профессор Ротвелл? — предположила Холли. — Ему ведь не терпится прогнать ученых от кургана. Вот он и притворился привидением, чтобы все испугались и прекратили раскопки. — Вдруг у нее в глазах блеснула новая мысль. — А что, если он вовсе не псих, а притворяется? Если у него есть веская причина желать, чтобы к кургану никто не подходил?

— Ты думаешь, он хочет отпугнуть всех и откопать сокровища сам? — спросила Белинда и покачала головой. — Вряд ли. Мне кажется, он всерьез верит во все эти легенды.

— Не знаю, кто или что это было, — подвела черту Трейси, — но одно могу сказать наверняка: больше я туда ночью не пойду.

— Боишься, что тебя унесут злые духи? — язвительно ухмыльнулась Белинда. — Держу пари, у тебя душа в пятки ушла. Ну же, признайся, что испугалась.

— Ни капельки, — гордо заявила Трейси. — Кстати, если ты считаешь, что все это ерунда, то почему носишь на шее этот камень?

— Просто он мне нравится, — рассмеялась Белинда. — Ведь не для того же, чтобы защититься от привидений. Кроме того, мама этот амулет терпеть не может — вот еще одна веская причина, чтобы его носить.

— Ну что, пойдем после школы к Ведьмину кургану? — спросила Холли.

— Я-то точно пойду, — усмехнулась Белинда. — А вот Трейси может и сдрейфить. Вдруг ее похитят привидения.

— Для бестолковых повторяю! — стиснув зубы от едва сдерживаемого гнева, проговорила Трейси. — Я не верю в привидения. И ни капельки я не боялась.

— Мы тебе верим, — засмеялась Холли. — Кто бы другой не поверил, но мы-то верим. А теперь слушайте, куда бы мне хотелось пойти после школы. В музей! В одной из книг, которые я взяла в школьной библиотеке, упоминалось место под названием Эльфов Камень. Это в тридцати пяти километрах отсюда. Там тоже есть кельтское захоронение. Много лет назад там велись раскопки, нашли много всего. Все находки выставлены в музее. Интересно было бы посмотреть.

— А я думала, мы пойдем прямо к Ведьмину кургану… — разочарованно протянула Белинда.

— Успеем и туда и сюда, — решила Холли. — Но музей закрывается раньше, пойдем сначала посмотрим на древности. Если не хотите, можете не ходить.

— Мы пойдем с тобой, — ответила Белинда, — а потом заглянем на раскопки. Тогда и убедимся, что там за привидения.

Городской музей Виллоу-Дейла помещался в небольшом сером здании на центральной площади города, позади церкви, в старинном районе, не испорченном дыханием современности. Он состоял всего из трех или четырех залов средней величины, заполненных по большей части изделиями местного производства и стендами со сведениями о жизни города в былые времена.

Подруги пристегнули велосипеды к перилам музейного крыльца и по широкой лестнице поднялись в вестибюль. За столом, заваленным открытками и путеводителями, сидела пожилая женщина с вязанием в руках. Позади широкой арки открывалась череда залов, уставленных стеклянными витринами.

— Извините, — обратилась к смотрительнице Холли. — Не могли бы вы рассказать, где выставлены находки из Эльфова Камня?

Женщина оторвалась от вязания.

— Экспонаты из кельтской могилы? — переспросила она. — Какая жалость. Вы пришли специально, чтобы посмотреть их?

— А что, они исчезли? — нахмурилась Холли.

— Да нет, они здесь, — ответила смотрительница. — Но, к сожалению, сейчас их нельзя увидеть.

— Почему? С ними что-нибудь случилось? — спросила Трейси.

— Нет, нет. Ничего подобного, — засуетилась старушка. — Просто в эти дни они не выставляются. Студенты из университета забрали их, чтобы изучить. Они заперты в мастерской. — Женщина виновато улыбнулась. — Приходите на следующей неделе. К тому времени они наверняка будут выставлены.

Лица девочек разочарованно вытянулись. Старушка заметила это.

— Для вас это очень важно? — сочувственно спросила она.

— Я пишу заметку для школьного журнала, — пояснила Холли. — На следующей неделе будет слишком поздно.

Женщина покопалась в стопке путеводителей, вытащила цветной буклет и перелистала страницы.

— Здесь есть неплохие фотографии, — заметила она. — Надеюсь, вам это поможет. — Она развернула буклет перед подругами. Девочки склонились над столом.

Глаза Холли расширились от изумления. Среди бронзовых пряжек, браслетов и брошей ей бросилась в глаза одна фотография. Золотая статуэтка! Злобный карлик с окладистой бородой и выпученными глазами! И пара рогов на голове!

Фигурка на фотографии как две капли воды походила на золотую статуэтку, которую Холли видела в фургоне у подножия Ведьмина кургана.

— Как вы думаете, какого она размера? — спросила Холли у смотрительницы, указав на фотографию.

— О, небольшая, — ответила женщина. — Здесь, внизу, все подробно описано.

Холли прочитала подпись под фотографией:

«Золотая статуэтка рогатого бога Цернунноса. Кельтское происхождение. Около 200 г. до н. э. Высота 14 см. Найдена проф. Л. Ротвеллом в Эльфовом Камне, Йоркшир».

Холли изумленно раскрыла рот.

— Эту статуэтку нашел профессор Ротвелл? — спросила она. — Тот самый профессор Ротвелл, что живет неподалеку?

— Да, кажется, он живет в наших местах, — ответила женщина. — Значит, вы о нем слышали?

— Хорошо сказано — слышали! — прошептала Трейси. — Еще бы!

— Говорят, он большой нелюдим, — продолжала смотрительница. — А теперь и вовсе стал затворником. Раньше он время от времени приходил сюда, но я не видела его уже год или два.

— Вы совершенно уверены, что эта статуэтка находится здесь? — спросила Холли. — Она не могла пропасть?

Смотрительница озадаченно взглянула на девочку.

— Конечно, здесь, где же еще, — ответила она. — Я видела ее своими глазами сегодня утром. Она заперта в мастерской. А почему вы спрашиваете?

— Мне кажется, я видела вещь, похожую на нее, — осторожно ответила Холли. — Она одна такая или существуют копии?

— Похожая статуэтка хранится в музее в Эдинбурге, — ответила смотрительница, — и еще несколько на континенте. Но в наших краях больше ничего подобного не найдено.

— Спасибо, — поблагодарила Холли. — Большое спасибо. Пожалуй, нам пора идти. — Она подтолкнула Белинду и Трейси к лестнице.

— Это та же самая статуэтка, что я видела в фургоне Анны Ферфакс, — с жаром прошептала Холли. — Голову даю на отсечение.

Белинда пожала плечами.

— Ты же слышала, что сказала смотрительница. Настоящая статуэтка здесь, под замком. Ты, наверно, видела копию.

— Может быть, и копию, — нахмурилась Холли. — Но занятное дело: нашел ее на раскопках в Эльфовом Камне не кто-нибудь, а профессор Ротвелл. Может быть, и странности его начались после того, как он вытащил эти вещи из могилы. — Она обвела взглядом подруг, словно испугавшись собственных слов. — А вдруг с ним там что-то случилось?!

— Что, например? — насмешливо бросила Трейси. — Настигло древнее проклятие? Вернись на землю, Холли. У старичка крыша поехала, только и всего.

— Давайте лучше пойдем поскорее к Ведьмину холму, — перебила спорщиц Белинда. — А то, если будем стоять и препираться, пропустим самое интересное.

Девочки отцепили велосипеды от перил. Выводя их на мостовую, они услышали за спиной тяжелые шаги. Позади подруг остановился какой-то мужчина.

— Ну и ну! Вот так встреча! — Девочки испуганно обернулись.

У дверей музея стоял тот самый горбоносый мужчина, которого Анна Ферфакс накануне прогнала с раскопок, — Джон Мэллори, торговец древностями, снабжающий богатых клиентов.

Он улыбнулся:

— Не узнали?

— Не волнуйтесь, узнали, — успокоила его Трейси.

— Не были сегодня на Ведьмином кургане? — начал беседу Джон Мэллори, словно не замечая ледяных взглядов девочек. — Я слышал, наши друзья стоят на пороге великих открытий.

— Все равно я вам ничего не скажу, — предупредила Холли.

Джон Мэллори кивнул.

— Все ясно, — сказал он. — Вижу, профессор Ферфакс много обо мне наговорила. На вашем месте я бы не верил всему, что люди болтают.

— Мы непременно передадим ваши слова профессору Ферфакс, — запальчиво воскликнула Трейси. — Мы идем туда прямо сейчас. Они рассчитывали сегодня добраться до саркофага.

— Трейси! — прошипела Холли.

Торговец древностями приподнял брови.

— Вот как? — удивился он. — Я знал, что они близки к открытиям, но не думал, что настолько близки. Спасибо, что поставили в известность. — Мэллори одарил девочек лучезарной улыбкой. Вдруг он заметил камень на шее у Белинды и заинтересованно сверкнул глазами. Он подошел ближе. — Где ты это взяла?

— Это подарок, — раздраженно ответила Белинда.

— Неужели? — вкрадчиво произнес Мэллори. — А ты знаешь, что это такое?

— Да, знаю, — отрезала Белинда и обернулась к подругам. — Пошли?

— Я знаком с людьми, которые заплатили бы за этот камушек неплохую цену, — заметил Мэллори, не обращая внимания на вызывающий тон Белинды.

— Извините, — бросила через плечо Белинда. — Не продается.

Мэллори выпрямился.

— Как скажете. — Он кивнул на прощание и размашисто зашагал прочь.

Холли, кипя от злости, накинулась на Трейси.

— Дуреха! — воскликнула она. — Кто тебя за язык тянул? Зачем ты проболталась, что они рассчитывают добраться до погребения сегодня? Именно это он и хотел выяснить!

— Не кричи на меня! — отмахнулась Трейси. — Все равно он рано или поздно узнал бы, так какая разница?

— Если, когда мы придем на раскопки, он будет уже там, ясно кого благодарить, — присоединилась к подруге Белинда. — Наша скорая на язык Фостер опять отличилась.

— Ладно, проехали, — отрезала Трейси. — Главное, что он пытался отобрать у тебя камень.

— Ну и что? — пожала плечами Белинда. — Он торгует такими вещами. Велика важность!

— А помнишь, ты говорила, что сказал чокнутый профессор, когда подарил тебе этот камень? — напомнила Трейси. — Что кто-то попытается отобрать его у тебя. Вот Мэллори и пытается. По-моему, тут дело нечисто.

— Но он же не пытался отобрать его просто так, — возразила Белинда. — Он хотел купить. И не так уж сильно он на меня напирал. Скажете, нет? Трейси, это просто совпадение. Или ты начинаешь верить, что профессор Ротвелл способен предвидеть будущее?

— Ничего подобного я не говорила, — угрюмо заявила Трейси. — Странно это, вот и все.

— Ну, пойдем, наконец? — потеряла терпение Холли. — По дороге я хочу зайти домой и предупредить, что задержусь. — Она вскочила на велосипед. — Вперед, — воскликнула она, — за сокровищами!

Девочки остановили велосипеды возле парадной двери наполовину отремонтированного дома Холли. Боковая стена была закована в леса, на крыше двое рабочих возились с каминной трубой.

— Закончится это когда-нибудь? — риторически вопросила Трейси. Дом семейства Адамс находился в беспрерывном плену у строителей с того самого дня, как семья переехала в Виллоу-Дейл. Косметический ремонт растянулся на долгие месяцы.

— Я уже не спрашиваю, — вздохнула Холли. — Стоит мне заикнуться об этом, как мама зеленеет от тоски.

Едва они ступили на дорожку, ведущую к дому, как из-за парадной двери стремглав выскочил Джейми. Вопя от радости, он размахивал грязным осколком белой фарфоровой тарелки.

— Смотрите, что я нашел! — кричал мальчишка. — Я вел раскопки и нашел вот это! На глубине двух футов. На что спорим, она страшно древняя!

Сорванец махал фарфоровым обломком прямо под носом у Холли, и ей пришлось отшатнуться, чтобы братишка ненароком ее не зацепил.

— Спорим, она римская! — верещал Джейми. — Я продам эту тарелку в музей.

Холли выхватила осколок у него из рук.

— Римская! — фыркнула она, отряхивая с осколка пыль. — Да спустись же ты с небес на землю, братец! Смотри! — Она поднесла кусок фарфора к глазам мальчика. — Просто обломок старой тарелки. Видишь, написано: «Сделано в Бирмингеме».

Девочки расхохотались, и Джейми покраснел как рак.

— Ну и что? — решил он не отступать. — Может быть, римляне сделали ее в Бирмингеме. Что тут такого?

— Дело в том, что во времена римлян Бирмингема еще не было, — смеясь, пояснила Белинда. — А если и был, назывался как-нибудь по-другому.

— Ничего, в другой раз повезет, — успокоила Холли братишку. Тот ощетинился, выхватил у сестры осколок тарелки и в сердцах зашвырнул в кусты.

— Папа дома? — спросила Холли.

— Нет, — ответил братишка. — Пошел на почту получать какие-то штуки. А тебе полчаса назад звонили. Трейсин приятель.

— Курт? — подала голос Трейси. — Что он сказал?

— Просил передать, чтобы вы быстрее ехали на раскопки, — нехотя проворчал Джейми.

— Наверно, что-нибудь нашли, — предположила Трейси. — Поехали скорее!

Девочки налегли на педали и помчались к Ведьмину кургану посмотреть, что же извлекли из кельтской могилы профессор Ферфакс со студентами. Джейми, надув губы, стоял у калитки и с завистью смотрел им вслед.

Возле обочины, у ворот, стояло несколько машин. У подножия Ведьмина кургана собралась целая толпа.

Девочки помчались по полю, сгорая от нетерпения. Им хотелось поскорее узнать, что же происходит. Вокруг разреза топтались человек десять или пятнадцать. Кто-то громко задавал вопросы, другие щелкали фотоаппаратами.

Сквозь толпу Холли удалось разглядеть, что в центре внимания находится Анна Ферфакс. Она стояла в середине круга, высоко подняв какой-то предмет. На солнце сверкали золотые грани.

Холли остановилась как вкопанная, разинув рот от изумления. Трейси не успела притормозить и с разбега налетела на подругу.

— Что с тобой? — ахнула Трейси. — Что это?

— Золотая статуэтка, — проговорила Холли.

— Ух ты! — воскликнула Трейси. — Значит, они в самом деле нашли!

— Неужели не понимаете? — сердито прошептала Холли. — Она в точности такая же, как статуэтка, нарисованная в музейном путеводителе. И такая же, как та, что я видела в фургоне. — Холли повела подруг подальше от толпы.

— Не может быть, — ахнула Белинда. — Ты уверена, что не ошиблась?

— Абсолютно, — ответила Холли. — Теперь вы понимаете, что это значит? Это означает, что статуэтка поддельная!

Глава V

ПОДДЕЛКА!

Девочки стояли в стороне, хмуро поглядывая на толпу. Виновница торжества, окруженная кольцом улыбок, сияла, словно чемпион на пьедестале почета. Анна Ферфакс приподняла золотую статуэтку, точно почетный кубок, чтобы фотографам было удобнее снимать.

Заявление Холли было таким ошеломляющим, что подруги не знали, что и думать. Неужели это правда? И золотая фигурка, что сверкает на солнце в руках Анны Ферфакс, — подделка?

— Что будем делать? — шепнула Белинда.

— Не знаю, — вздохнула Холли и обвела подруг озадаченным взглядом. — Может быть, я и ошиблась, — призналась она.

— Но ты же сказала, что уверена, — возразила Трейси. — И она в самом деле похожа на статуэтку в путеводителе.

— Похожа-то похожа, — задумчиво проговорила Холли, — но откуда я знаю, что это та же самая фигурка, что была в рюкзаке? Не могу же я перед всем честным народом подойти и брякнуть, что Анна Ферфакс лгунья?

— Все равно, надо что-то делать, — решительно, заявила Трейси. — Если вся эта затея — обман, рано или поздно он раскроется. Пошли, — подтолкнула она Холли. — Скажи что-нибудь.

Холли неохотно шагнула вперед. Чтобы пробраться к могиле, пришлось проталкиваться через плотное кольцо зрителей. Подойдя ближе, она увидела Криса: он стоял возле Анны Ферфакс, пожирая ее восторженным взглядом. Его загорелое лицо расплылось в широченной улыбке. Курт уже был там: он вертелся вокруг, без устали щелкая затвором фотоаппарата.

Похоже, на кургане собрались репортеры из всех газет в стране. Весть о редкостной находке быстро облетела округу. Вопросы так и сыпались на Анну Ферфакс со всех сторон.

Холли протолкалась поближе.

— Профессор Ферфакс, — выкрикнула она, стараясь пробиться через многоголосый шум. — Скажите, это правда, что несколько лет назад неподалеку была найдена очень похожая статуэтка?

Услышав голос девочки, Анна Ферфакс обернулась.

— Совершенно верно, — ответила она. — Статуэтку нашел профессор Ротвелл в тридцати милях отсюда.

— Вам не кажется странным, что две почти одинаковые статуэтки были найдены так близко друг от друга? — не отставала Холли.

Улыбка Анны Ферфакс немного потускнела.

— Да, это в самом деле необычно, — признала ученая. — Но такие случаи бывали. Это захоронение относится к тому же периоду, что и Эльфов Камень. Вполне резонно, что погребальные дары, помещенные в могилы почти одновременно, сходны между собой. Различные кельтские племена поклонялись одним и тем же богам.

На противоположной стороне могилы толпа пришла в движение: кто-то решительно проталкивался к археологам.

У края раскопок вырос Джон Мэллори. Глубоко засунув руки в карманы, он иронически прищурился и окинул Анну Ферфакс внимательным, цепким взглядом.

— Если вопросов больше нет, — ученая посмотрела на многочисленных репортеров, — то, с вашего разрешения, эта бесценная находка будет передана в университет для тщательного исследования. Благодарю за внимание. Вы будете непременно поставлены в известность о наших дальнейших успехах.

— Одну минутку, — кашлянул Мэллори. — Если я правильно понял, вы сказали, что известны случаи, когда похожие статуэтки находили неподалеку друг от друга?

— Совершенно верно, — с досадой откликнулась Анна Ферфакс.

Губы Мэллори растянулись в сладчайшей улыбке.

— Но бывали и другие случаи. Например, когда археологи, желая улучшить свою репутацию, скажем так, неверно трактовали свои находки.

Анна Ферфакс бешено сверкнула глазами.

— Что вы хотите сказать?

Холли застыла от изумления. Кажется, Джон Мэллори вместе с ней сомневался в подлинности находки!

Все присутствующие разом обернулись к возмутителю спокойствия.

— Я хочу сказать вот что, — провозгласил горбоносый торговец древностями. — Бывает, что археолог, которому отчаянно нужны средства для раскопок в Бретани, может ради денег пойти на обман! Ваша находка — подделка!

По толпе прокатился ропот. Слова Джона Мэллори вызвали у репортеров бурю удивления.

— Как вы смеете! — заорала Анна Ферфакс, перекрывая взволнованный гомон собравшихся.

Холли заметила, что Крис поспешно подскочил к Джону Мэллори; лицо молодого археолога исказилось от ненависти.

— Кристофер! — вскрикнула Анна Ферфакс, хватая своего ученика за руку. — Не трогай его! Он просто хочет нам помешать.

— Профессор! — окликнул ее кто-то из репортеров. — Вы можете ответить на это обвинение?

— Я уже изложила все факты, — отрезала Анна Ферфакс. На щеках у нее вспыхнули красные пятна. — Статуэтка была найдена здесь, в этой могиле, сегодня днем. Ее обнаружил Кристофер Ламберт, один из моих студентов. Мы очистили ее от земли, сфотографировали, а теперь отправим на экспертизу в университет, где ее подлинность будет доказана. — Ученая размашисто шагнула к Джону Мэллори, подняв статуэтку к самому его лицу. — Посмотрите внимательно! — воскликнула она. — Разве это похоже на подделку?

Затаив дыхание, Холли глядела, как Джон Мэллори взял статуэтку из рук Анны Ферфакс и повертел в пальцах, тщательно осматривая со всех сторон.

Потом он снова смерил Анну долгим пристальным взглядом.

— Похожа на настоящую, — медленно процедил торговец древностями, возвращая фигурку. — С нетерпением буду ждать официальных сообщений. — Он повернулся на каблуках и, расталкивая толпу, направился к выходу.

— Сейчас же извинитесь! — заорал ему вслед Крис, но Мэллори был уже на полпути к воротам. — Извинитесь перед профессором!

— Пусть уходит, — бросила Анна Ферфакс. — Скатертью дорога! — Она стиснула статуэтку в ладонях и снова улыбнулась. — Собака лает — ветер носит!

Толпа начала рассеиваться. Репортеры и фотографы неторопливо разбрелись по своим машинам. Белинда толкнула Холли локтем в бок.

— Правильно сделала, что промолчала, — шепнула Белинда. — Наверное, ты все-таки ошиблась. Раз уж даже Мэллори признал, что статуэтка настоящая, значит, так оно и есть. Будь она подделкой, уж он-то кричал бы об этом громче всех.

Холли смотрела вслед Анне Ферфакс. Та села в «Лендровер», опустила окно, и Холли заметила, что Крис склонился и что-то шепчет ей. Девочка не расслышала его слов, однако заметила, что ученая выглянула из окна и горячо пожала Крису руку.

Анна Ферфакс подняла окно и выехала за ворота. Крис с грустью смотрел ей вслед.

Да, тут кроется какая-то загадка, подумала Холли. Вся эта история со статуэткой выглядела очень странно. Но девочка не спешила признавать свою ошибку, что бы ни говорил на прощание Джон Мэллори.

Подруги сидели кружком на кровати у Холли среди пустых пакетиков из-под арахиса и прочих сладостей — остатков раннего ужина. Холли упрямо отказывалась признать, что ошиблась, считая золотую статуэтку подделкой, и Трейси с Белиндой уже начинали злиться на нее за это.

На коленях у Холли лежала раскрытая тетрадь в красной кожаной обложке — знаменитый дневник Детективного клуба. Вверху страницы заглавными буквами было выведено имя Анны Ферфакс, рядом стоял жирный вопросительный знак.

— Ну почему, почему ты не хочешь признать, что просто обмишурилась? — вопрошала Белинда.

— Потому что это не так, — покачала головой Холли. — Думайте что хотите. Вы же не видели статуэтку в фургоне. А я-то видела. Та же самая.

— Не может быть, — раздраженно возразила Трейси. — Ты же слышала, что сказала профессор Ферфакс. Они откопали статуэтку сегодня днем. Даже этому проходимцу Мэллори пришлось признать, что она настоящая.

— Он выразился не так, — парировала Холли. — Он сказал: «Похожа на настоящую». Разумеется, она и должна быть похожа на настоящую. Профессор Ферфакс не такая дура, чтобы подсовывать людям откровенную подделку, которую можно распознать с первого взгляда.

— Но для чего ей подделывать? — не отставала Белинда.

— Это же яснее ясного, — удивилась ее наивности Холли. — Крис сам нам рассказал. Если она найдет на Ведьмином кургане что-нибудь стоящее, то университет выделит деньги на раскопки во Франции. И Мэллори сказал то же самое.

— Мэллори просто злится оттого, что она не продала ему ничего из своих находок, — воскликнула Трейси. — Ясно, как дважды два.

— Проверить, права ты или нет, можно только одним способом, — заявила Белинда. — Статуэтка не может находиться в двух местах одновременно, верно?

Холли озадаченно взглянула на подругу.

— Как ты не понимаешь? — продолжала Белинда. — Все, что от тебя требуется, это любым способом еще раз проникнуть в фургон и заглянуть в рюкзак. Если статуэтка все еще там, значит, ты ошиблась.

— А если ее нет? — взволнованно подхватила Холли. — Тогда вы мне поверите?

Трейси и Белинда переглянулись.

— Пожалуй, да, — сказала Трейси. — Но если ты даже и права, это не значит, что виновата обязательно Анна Ферфакс, правда? Статуэтку мог подбросить в могилу кто угодно из ее команды.

— Может, так, а может, и нет, — задумчиво проговорила Холли. — Она могла подбросить ее сама, когда никого поблизости не было. Например, вернулась к кургану вечером. Выкопала ямку, запихнула туда статуэтку и снова засыпала землей. На следующее утро студенты начинают копать — бац! Находка! Вот вам и сокровище. И никто ни о чем не догадывается.

— Огоньки! — вспомнила вдруг Трейси. — Вчера вечером я видела возле кургана свет! Может быть, кто-то как раз в ту минуту закапывал статуэтку. И они меня увидели. Вот и притворились призраками, чтобы отпугнуть меня.

— А ты уверена, что это легко — зарыть вещь так, чтобы все подумали, что она лежит там с незапамятных времен? — недоверчиво спросила Белинда.

— Конечно! — воскликнула Холли. — Не верите — докажу. — Она вскочила с кровати.

— Как ты докажешь? — пожала плечами Белинда, глядя, как подруга открыла ящик комода и начала там шарить.

— Вот! — Холли торжествующе продемонстрировала горстку иностранных монет. — Привезла прошлым летом из Германии. Мы там были на каникулах, — пояснила она. — Я закопаю их на дне Джейминой ямы. Вот увидите, что будет. Завтра он наверняка снова затеет раскопки. Держу пари — найдет монеты и подумает, что это древний клад.

— Ну, кого-кого, а Джейми-то одурачить нетрудно, — рассмеялась Белинда. — Он же не студент-археолог. Скорее специалист по мелким пакостям.

— Может быть, ты и права, — вздохнула Холли. — Но мне почему-то кажется, что все было именно так. Пожалуй, не стоит проверять мою теорию на Джейми.

— Но монеты зарыть все-таки надо, — язвительно усмехнулась Белинда. — В отместку за чесоточный порошок. Вот будет здорово, если он их найдет и примет за древний клад. С каким наслаждением я сообщу ему, что мы его одурачили.

— Давайте лучше подумаем вот о чем, — вмешалась Трейси. — Каким образом ты проберешься в фургон, чтобы еще раз заглянуть в рюкзак? Ведь там-то и спрятано настоящее доказательство.

— Завтра суббота, — прикинула Холли. — Значит, мы можем пойти на Ведьмин курган с утра. Опять предложим свою помощь. Один раз это уже сработало. Помните, как я попала в фургон в первый раз — меня попросили принести пакетики. Покрутимся вокруг, что-то поднесем, и при первом же удобном случае я проникну в фургон и загляну в рюкзак.

— А стоит ли? — засомневалась Белинда. — Не очень-то это порядочно.

— А пытаться обманом внушить людям, что ты нашла древнее сокровище — это порядочно? — с жаром спросила Холли. — Я же не собираюсь ничего воровать. — Она направилась к двери. — А теперь, — заявила она, — пока Джейми играет на компьютере, пошли в сад. Закопаем для него наше поддельное сокровище.

На следующее утро, когда подруги пришли к Ведьмину кургану, их ждал сюрприз. У обочины стоял незнакомый автомобиль, а ворота, ведущие на поле, были обмотаны цепью и заперты на большой висячий замок.

Девочки перегнулись через ворота. На поле никого не было. «Лендровер» исчез.

— Странно, — пробормотала Холли. — Пора бы им уже проснуться. — Она взглянула на закрытый фургон. — Как вы думаете, что тут случилось?

— Наверно, еще спят, — предположила Белинда. — Я и сама была бы не прочь сегодня как следует выспаться.

— Нет, непохоже, — с сомнением проговорила Холли. — В это время они обычно уже на ногах.

— Пошли посмотрим, — решительно заявила Холли и вскарабкалась на ворота. Усевшись на них верхом, она вопросительно взглянула на Белинду. — Почем нам знать, может быть, они не заперли фургон? Такой шанс не скоро представится.

Девочки торопливо зашагали к фургону. В высокой траве блестели капельки росы, от них на ботинках оставались мокрые полоски. Похоже, нынче утром работы на раскопках еще не начинались.

— Наверняка заперто, — пропыхтела Белинда, путаясь ногами в густой траве. Но, подобравшись поближе, подруги заметили, что дверь фургона чуть-чуть приоткрыта.

— Что я говорила? — довольно усмехнулась Трейси.

Белинда нервно оглянулась по сторонам.

— Не нравится мне это, — проворчала она. — Чувствую себя преступницей.

— Мы не преступники, — возразила ей Холли. — Мы члены Детективного клуба. — Она хотела ступить на лестницу, но в тот же миг дверь распахнулась от толчка изнутри.

Холли сдавленно ахнула. На пороге стоял незнакомый мужчина.

— Как вы сюда попали? — недовольно спросил он, глядя сверху вниз на трех испуганных девочек.

— Мы ищем профессора Ферфакс, — с трудом выдавила Холли, оправившись от неожиданности. — Хотели опять ей помочь.

— Не бойтесь, — добавила Трейси. — Она нас знает. Мы и раньше здесь помогали.

Незнакомец нахмурился.

— Вам не пришло в голову, что ворота заперли именно для того, чтобы сюда никто не входил? — осведомился он.

Холли заискивающе улыбнулась.

— Мы только хотели помочь, — повторила она.

— Сегодня тут делать нечего, — отрезал незнакомец.

— Но почему? — поинтересовалась Трейси. — Мне казалось, после вчерашней находки они должны копать с удвоенной силой.

— Здесь произошло ограбление, — пояснил мужчина. — Сегодня рано утром кто-то взломал дверь в фургон. Меня прислали из университета, чтобы покараулить до прихода полиции.

— Ограбление? — ахнула Холли. — Что-нибудь пропало?

— Взломщики унесли целую кучу пакетов с находками.

— А статуэтка? — воскликнула Трейси. — Она не пропала?

Незнакомец покачал головой:

— Она уже в университете.

— Но насколько я знаю, здесь всегда кто-нибудь ночует, — проговорила Холли. — Никого не ранили?

— Нет. Грабители хорошо рассчитали время. Сегодня здесь ночевал один из студентов, Крис Ламберт. Воры, наверно, караулили в кустах. Они дождались, пока он вышел, чтобы сбегать домой за чистой одеждой, и проникли внутрь. У них на все было только около часа. Когда Крис вернулся, их и след простыл. — Мужчина замолчал и скрестил руки на груди. — Нечего вам тут болтаться, — заявил он. — Я уже сказал, до приезда полиции никаких работ не будет. Студенты отправились по домам, а профессор Ферфакс уехала в университет.

Огорошенные страшной новостью, девочки побрели к воротам.

— Что вы об этом думаете? — осведомилась у подруг Трейси.

— По-моему, кто-то охотится за статуэткой, — предположила Белинда. — Об этой находке всему городу известно. Крису еще повезло, что воры дождались, пока он уйдет.

— Но что это дает нам? — спросила Холли. — Теперь, после всего этого, нам ни за что не удастся проникнуть в фургон и заглянуть в рюкзак.

— Придется найти другой способ установить, горазда ли наша профессор на художественные подделки, — хмыкнула Трейси.

— И какой же? — поинтересовалась Холли. — Не можем же мы просто подойти и спросить, что она прячет в рюкзаке.

— А что, если спросить у Криса? — предложила Белинда. — Может быть, ему известно о статуэтке в рюкзаке. Вот пусть и расскажет, что это за штука, и почему она там очутилась.

— Я-то знаю, почему она там очутилась, — горько вздохнула Холли. — Профессор ее прятала, чтобы в нужный момент подбросить в могилу и сделать вид, что нашла древний клад.

— Не обязательно, — возразила Белинда. — Может быть, та статуэтка, которую нашли, в самом деле настоящая, а в рюкзаке была просто копия.

— Тогда для чего ей копия? — спросила Трейси.

— Не знаю, — пожала плечами Белинда. — Именно это мы и должны выяснить, как вы считаете?

— Но Крис ни за что нам не расскажет ничего такого, что можно было бы поставить в вину Анне Ферфакс, — заметила Холли. — Даже если он и в курсе того, что происходит.

— А что, по-твоему, там происходит? — возразила ей Белинда. — Нам же ничего не известно наверняка. Все это только твои предположения. А мы должны найти доказательства. Я все-таки уверена, что всему найдется совершенно разумное объяснение. Мы же не знаем, что именно ты видела в фургоне.

— Я-то знаю, — огрызнулась Холли.

— Ладно, — примирительно сказала Белинда. — Ты всегда все знаешь. А я нет. Зато я хорошо знаю тебя и силу твоего воображения. И не поверю, что все это — грандиозная мистификация, пока мы не выясним досконально, что же было в том рюкзаке. А чтобы выяснить это, нужно поговорить с Крисом. Мы ни полусловом не обмолвимся о том, будто что-то заподозрили.

— А если он будет отрицать, что слышал о каких-то статуэтках, спрятанных в фургоне? — спросила Холли. — Что тогда?

— Тогда, — заявила Белинда, — тогда я поверю, что тут дело нечисто.

Холли кивнула. Белинда права. Если за статуэткой в рюкзаке ничего не кроется, то Крис наверняка должен о ней знать. И тогда он сумеет объяснить, как и зачем она оказалась в рюкзаке. Может быть, в этом и вправду нет никакого криминала.

— Подождите здесь. — Холли остановилась у ворот. — Пойду спрошу у этого человека, не знает ли он адрес Криса.

Трейси и Белинда остались ждать, а Холли побежала обратно к фургону.

Она вернулась через минуту, размахивая листком бумаги.

— Вот. — Она показала листок подругам. — Снимает квартиру на Бьюли-стрит.

— Я знаю, где это, — сказала Белинда. — Пошли, покажу.

Девочки перелезли через ворота и направились к велосипедам.

— Трейси! — встревоженно воскликнула Холли и строго посмотрела в глаза подруге. — Только не вздумай болтать при Крисе всякие глупости!

— Я? — вскинула брови Трейси. — Какие еще глупости?

— Ну, например, — понимающе ухмыльнулась Белинда, — не подойдешь к нему и не спросишь в лоб: «А правда, что профессорша мошенница?»

— Господи, — простонала Трейси, садясь на велосипед. — Сделайте милость, признайте, что у меня еще сохранилась капля разума.

— Охотно признаю, — хмыкнула Белинда. — Но только очень маленькая капелька.

Трейси вскинула голову с видом оскорбленного достоинства.

— Я не скажу ни слова, — высокомерно процедила она. — Даже рта не раскрою.

— Ну и ну! — улыбнулась Холли. — Дожили! Трейси Фостер нечего сказать. Эта новость достойна школьного журнала!

Бьюли-стрит находилась на северной окраине Виллоу-Дейла, в одном из самых старых районов города. В древних каменных зданиях ныне располагались жилые дома и лавки, хотя кое-где было заметно, что раньше эти величественные замшелые строения служили складами шерсти.

— Я чувствовала, что этот адрес мне знаком, но не могла вспомнить, откуда я его знаю, — сказала Белинда, останавливая велосипед у дверей гончарной лавки. На мостовой аккуратными рядами выстроились глиняные горшки и садовые вазы, в витринах красовались керамические кувшины и прочая кухонная утварь, расписанная узорами теплых коричневатых и кремовых тонов. — Здесь мама покупает шикарные горшки для комнатных цветов. Хозяйку зовут Тереза Рассел.

Колокольчик на двери приветливо звякнул. Девочки вошли в теплую, пахнущую глиной, уютную лавку. Из задней комнаты, вытирая руки влажной тряпкой, вышла невысокая женщина в рабочем комбинезоне, с жесткими курчавыми волосами. Сквозь приоткрытую дверь подруги увидели мастерскую. Там крутилось гончарное колесо, полки были уставлены неоконченной глиняной посудой.

— Чем могу служить? — приветствовала девочек миссис Рассел, смахивая со щеки комочек глины. — Если не ошибаюсь, ты дочка миссис Хейес?

— Совершенно верно, — подтвердила Белинда. — Но, извините, мы пришли не за покупками. Нам сказали, что у вас живет один студент, Кристофер Ламберт.

— А, так вы дружите с Крисом? — обрадовалась миссис Рассел. — Его комната на втором этаже, по той лестнице. Пройдите через заднюю дверь и поверните налево. Вам повезло, он как раз собрался съездить к родителям на пару дней. Вы его застали на пороге.

Белинда поблагодарила хозяйку, подруги прошли через мастерскую и поднялись по узенькой лестнице.

Белинда постучала в дверь.

— Минутку, — послышался голос Криса. — Это такси? Я почти готов. — Он распахнул дверь, очутился лицом к лицу с девочками и удивленно улыбнулся.

— Мы слышали о грабеже, — торопливо выпалила Холли. — Вас не ранили?

Улыбка исчезла с лица Криса.

— Не будем о грустном, — вздохнул он. — Мне и без того плохо. Не стоило мне уходить. Оставил раскопки ненадолго без охраны — и на тебе… Но как вы узнали, где меня найти?

— Нам рассказал человек из университета, который караулит раскопки, — пояснила Холли. — Он дал ваш адрес. Мы вам не помешали?

— Нет, что вы, — рассеянно молвил Крис. — Очень любезно с вашей стороны. Но со мной все в порядке. — Он снова улыбнулся. — Все не так плохо. Анна сказала, что до понедельника никаких работ не будет. Вот я и воспользовался случаем съездить в Йорк и навестить родителей. Такси до вокзала будет здесь с минуты на минуту.

— Ой, — воскликнула Холли, — какая жалость!

— Почему? — удивился Крис. — Что случилось?

— Ничего не случилось, — быстро проговорила Холли. — Просто я надеялась, что вы сможете побольше рассказать нам о профессоре Ферфакс для моей статьи в школьном журнале. Вот и все. — Коснувшись наконец дела, ради которого она пришла, Холли поняла, что не знает, как спросить про статуэтку, чтобы это не звучало обвинением.

— Что вы хотите узнать? — осведомился Крис. — Обо всем, что вас интересует, можете спросить у нее самой. Уверен, она вам не откажет.

— Нам не хотелось беспокоить ее, — пришла на выручку подруге Белинда. — Нам просто хочется побольше узнать о… гм… о статуэтке.

Крис улыбнулся.

— Чудесная находка, правда? — гордо промолвил он. — Теперь наши друзья в университете из кожи вон будут лезть, чтобы пробить для Анны финансирование раскопок во Франции.

— Да, я тоже так думаю, — осторожно согласилась Холли. — Но, понимаете ли, дело в том… — она запнулась.

— Крис! Такси приехало! — раздался снизу голос миссис Рассел.

Крис виновато улыбнулся девочкам.

— Простите, мне пора. — Он прошел обратно в комнату и закинул за плечо рюкзак. — Когда вернусь, поболтаем еще, если будет желание. Или, как я сказал, можете обо всем поговорить с самой Анной Ферфакс. Она очень общительный человек.

Но его слова едва доходили до сознания Холли. Ее взгляд упал на рюкзак, лежащий на полу. Пока Крис не приподнял его, она его даже не замечала.

Но теперь она не могла отвести глаз от этого рюкзака. Мысли вихрем проносились в голове. Рюкзак был белый, с красными полосками. Тот самый красно-белый рюкзак, о который она споткнулась в фургоне. Тот самый, из которого выпала таинственная золотая статуэтка!

Глава VI

НЕУЖЕЛИ ЭТО ЗАГОВОР?

— Холли! Что с тобой? — забеспокоился Крис, заметив, как испуганно блуждает взгляд девочки.

Холли с трудом отвела глаза от рюкзака и попыталась улыбнуться. Результат получился довольно жалким.

— Ничего… ничего, все хорошо, — с трудом проговорила она. — Просто… я давно мечтала о таком рюкзаке, — сумела выкрутиться Холли. — Где вы его достали?

— Не помню, — с улыбкой пожал плечами Крис. — Он у меня уже много лет. Да в нем нет ничего особенного. Таких везде полно. — Он посмотрел на двух других девочек. — Послушайте, вы уж не обессудьте, но мне в самом деле пора идти. Придете на Ведьмин курган в понедельник?

— Разумеется, — пообещала Трейси.

Крис начал спускаться по лестнице. У него за спиной Холли, поймав озадаченные взгляды подруг, отчаянными жестами указывала на рюкзак, свисавший с плеча юноши.

— Тот самый, — беззвучно шепнула она.

— Что? — так же неслышно переспросила Белинда.

— Рюкзак! — выдохнула Холли, показывая пальцем, и выразительно расширила глаза.

Трейси тоже поняла, в чем дело, и от удивления раскрыла рот:

— О-о!

Они на цыпочках пошли по лестнице вслед за Крисом.

— Да, эта золотая статуэтка — настоящая находка, правда? — вступила в разговор Трейси. — Держу пари, Крис, вы раньше ничего подобного не видели!

Крис уже спустился к подножию лестницы. Он обернулся с широкой улыбкой:

— В самом деле, никогда такого не видел. О таких находках можно только мечтать!

Трейси сделала вид, что очень удивилась.

— Разве вы не были в нашем музее? Там стоит очень похожая статуэтка. Точь-в-точь такая же, как ваша. Видали?

По лицу Криса мелькнула тень смущения.

— Да, они похожи, — нехотя выдавил он.

Белинда и Холли переглянулись. Ведь Трейси обещала молчать! Что она еще выпалит?

— Я бы сказала, совершенно одинаковы, — продолжала Трейси. — Как две капли воды.

Губы Криса упрямо сжались.

— Как прикажешь понимать?

Трейси одарила его невинной, сияющей улыбкой, на которые была мастерица.

— Никак, — радостно сообщила она. — А что? По-вашему, я что-то заподозрила? Насколько я знаю, с музейной статуэтки никто не снимал копий, верно?

Крис окинул ее суровым взглядом.

— Это не подделка, — горячо заявил он. — Тот, кто думает, будто Анна лжет, просто глупец!

— Вы имеете в виду Джона Мэллори? — спросила Холли.

— Да, — подтвердил Крис, еще сильнее нахмурившись. — Его и не только. Эта статуэтка — настоящая, и всякому, кто в этом усомнится, придется горько раскаяться! Она пройдет тщательную проверку в университете, и ее подлинность будет доказана. — Он еще раз сердито взглянул на девочек. — Простите, меня ждет такси.

Подруги молча вышли на улицу вслед за Крисом. Не сказав больше ни слова, он сел в такси и уехал.

— Насколько я помню, ты не собиралась произносить ни слова, — накинулась на Трейси Белинда.

— Но должна же я была что-то сказать, — принялась защищаться Трейси. — Вы обе молчали так, будто вам и не нужно ничего выведать. Ты уверена, что рюкзак — тот самый? — спросила она у Холли.

— О да, — без колебаний подтвердила та. — Тот самый, что был в фургоне. Знаете что, давайте пойдем куда-нибудь, где можно спокойно обсудить все это.

Бросив велосипеды на траву, девочки уселись под ветвями старого, кряжистого дуба. Вдалеке, над остроконечными крышами Виллоу-Дейла, нависали тяжелые тучи. Синоптики обещали ночью сильный ливень.

— Итак, — провозгласила Белинда, — заседание Детективного клуба объявляется открытым. Кто хочет выступить первым?

Холли раскрыла знаменитую красную тетрадь.

— Прежде всего, — начала она, — скажите вот что. Кто из вас наконец поверил, что статуэтка поддельная?

Трейси первая подняла руку. Подруги посмотрели на Белинду, но та сидела, упрямо сцепив руки на коленях.

— Ну, подумай же хорошенько, Белинда, — взывала к ней Холли. — Доказательства очевидны. Все ясно, как дважды два. Единственное, в чем я ошиблась, так это в том, что я полагала, будто рюкзак принадлежит профессору Ферфакс. А все остальное сходится.

— Кроме одного — статуэтку закопала не Анна Ферфакс, а Крис, — добавила Трейси. — Он сам признался, что был в тот вечер на кургане. Наверное, именно его я и видела. И он поднял шум, пытался шугануть меня подальше. Остается выяснить только одно — знала ли обо всем происходящем профессор Ферфакс.

— Я согласна, что во всей этой истории есть что-то неладное, — непреклонно заявила Белинда, — и не собираюсь отрицать, что статуэтка, которую археологи всем показывали вчера, была кем-то преднамеренно зарыта.

— Тогда что же тебя смущает? — спросила Холли.

— Какими фактами мы располагаем? — Белинда принялась загибать пальцы. — Во-первых, Холли видела золотую статуэтку, спрятанную у Криса в рюкзаке. Во-вторых, Крис минуту назад заявил, что никто никогда не снимал копий с музейной статуэтки. Но если Холли права, одна из таких копий лежала у него в рюкзаке на раскопках.

— Что значит — если я права? — обиженно вскинулась Холли. — Я же своими глазами видела эту статуэтку.

— Не перебивай, — отмахнулась Белинда. — Дай подумать. — Она загнула еще один палец. — В-третьих, мы знаем, что профессору Ферфакс нужно было найти что-то необычайное, чтобы заручиться поддержкой университета и выбить финансы для экспедиции во Францию.

— В-четвертых, — подхватила Трейси, — Крис тайно влюблен в профессора Ферфакс. Вот почему он решил закопать копию музейной статуэтки. Он рассчитывал, что она ее найдет, и это поможет ей получить деньги из университета. — Она выжидательно обвела взглядом подруг. — Вот она ее и нашла.

— К этому я и веду, — подхватила Белинда. — Мне кажется, вы обе упускаете из виду одно обстоятельство: профессор Ферфакс забрала статуэтку в университет, чтобы проверить ее подлинность. Как вы думаете, сколько времени понадобится для того, чтобы доказать, что это подделка? По-моему, не больше десяти секунд.

— Не знаю, не знаю… — протянула Холли. — Мэллори же обманулся.

— Вот именно, — подтвердила Белинда. — Неужели ты думаешь, что Крис сумел сварганить такую убедительную подделку? Не забывай, статуэтка должна не только выглядеть как настоящая, но и на ощупь быть такой же. Тяжелой, словно она вправду из золота. И пройти все положенные испытания в университете.

Холли покачала головой.

— Теперь ты меня окончательно запутала, — призналась она. — К чему ты ведешь?

— Все очень просто, — рассмеялась Белинда. — Помните, что говорила смотрительница в музее? Все кельтские экспонаты находятся под замком в мастерской, потому что с ними работают студенты. Если моя догадка верна, нам нужно пойти в музей и выяснить, был ли среди тех студентов Крис Ламберт.

— Ага, понятно! — воскликнула Холли. — Ты считаешь, что он похитил настоящую статуэтку. Спрятал в рюкзаке, а потом закопал на Ведьмином кургане!

— Элементарно, Холли, — усмехнулась Белинда. — Статуэтка, которую профессор Ферфакс повезла в университет, без сомнения, настоящая.

— Нет, поддельная! — возразила Трейси. — Поддельная, потому что смотрительница в музее сказала, что своими глазами видела ее в мастерской. Уже после того, как Холли видела статуэтку в рюкзаке Криса.

— Вот в этом-то и вся хитрость, — пояснила Белинда. — Если я права, то статуэтка в музее — точная копия. Крис мог слепить ее из глины в мастерской миссис Рассел. И покрасил золотой краской. Никто не станет второй раз проверять статуэтку, которая уже находится в музее. Идеально обдуманное преступление. И оно осталось бы нераскрытым, если бы Холли не заметила статуэтку в рюкзаке до того, как ее успели закопать.

Вдумавшись, девочки не могли не признать, что Белинда права.

— Как ты думаешь, Крис устроил все это по собственной инициативе? — задумчиво спросила Холли. — Или профессор Ферфакс тоже приложила к этому руку? В конце концов, если он на нее глаз положил, вполне может быть, что она сама все придумала и организовала. Что, если она просто использовала его?

— Может быть, и так, — согласилась Белинда. — Но начинать нужно не с этого. Прежде чем выяснять, кто прав, кто виноват, давайте поступим вот как: сходим в музей и узнаем, был ли Крис в числе студентов, допущенных к кельтским реликвиям. Когда получим ответ на этот вопрос, решим, что делать дальше.

— Правильно, — кивнула Холли. — Скорее в музей!

— Здравствуйте, — приветственно улыбнулась Холли, увидев за столом при входе в городской музей уже знакомую смотрительницу. — Помните нас?

— Конечно, помню, — кивнула старушка. — Вы те самые девочки, что пишете статью, верно? К сожалению, экспонаты, которые вас интересовали, еще не возвращены в витрины.

Трейси выступила вперед, излучая самую заискивающую улыбку.

— Но, может быть, вы нам все-таки разрешите хоть на минутку взглянуть на них? Ну пожалуйста! Хоть одним глазком!

— Рада бы помочь, — отозвалась женщина, — но, честное слово, ничего не могу поделать. Хранитель музея держит ключи в задней комнате, а он вернется минут за десять до закрытия. Попробуйте зайти попозже, если хотите.

Холли кивнула.

— Пожалуй, мы так и сделаем… — разочарованно протянула она. — Кстати, вы, случайно, не знаете, как зовут тех студентов, которые изучают кельтские экспонаты?

— Кажется, знаю, — ответила смотрительница. — Она выдвинула ящик стола и принялась рыться в бумагах. — Мы выдали им всем специальные пропуска, — пояснила она и виновато улыбнулась. — Нельзя же позволять первому встречному иметь дело с такими ценными вещами. Ага, вот он, этот список. Студентов было пятеро. Марк Бостон, Рут Андервуд, Джон Френч, Кристофер Ламберт и Джун…

— Спасибо, — перебила старушку Холли. — Большое спасибо. — Она с торжествующим видом обернулась к Трейси и Белинде.

Три подруги вприпрыжку сбежали по лестнице.

— Заходите попозже! — крикнула им вслед смотрительница, но девочки были уже на улице.

— Ага, вот он и попался! — воскликнула Белинда. — Я знала, что я права!

— Как вы думаете, стоит ли говорить смотрительнице, что у них — поддельная статуэтка? — задумалась Трейси. — Должны же мы кому-то рассказать.

— Правильно, — согласилась Холли. — Кому-то рассказать надо. Но если об этом узнают музейные служители, они тотчас же сообщат в полицию, и вся затея Криса разлетится в пух и прах.

— Ну и что? — удивилась Белинда. — Так и должно быть. Ведь он украл статуэтку!

— Но что, если я права, и он — всего лишь орудие в руках профессора Ферфакс? — возразила Холли. — Крис примет удар на себя, а ей все сойдет с рук. Я не хочу, чтобы так вышло, и если смогу, постараюсь этому помешать.

— Тогда каков будет наш план? — поинтересовалась Белинда. — Мы же не можем пойти к Крису и все выложить. Он уехал в Йорк.

— Да, но можно поговорить с профессором Ферфакс, — предложила Холли. — Рассказать ей, что мы выяснили.

— Притормозите, — посоветовала Трейси. — Вы уверены, что это удачная мысль?

— Все равно больше ничего не остается, — вздохнула Холли. — Расскажем профессору Ферфакс, что мы все знаем про нее и Криса и что сообщим о подмене статуэток в полицию. Когда она поймет, что мы ее раскусили, то, может быть, во всем признается. В противном случае дело будет выглядеть так, словно в нем повинен один Крис и больше никто.

— А если она и вправду не имеет к подмене никакого отношения? — предположила Белинда.

Холли покачала головой.

— Я не верю, что Крис мог продумать и осуществить такую затею в одиночку, — заявила она. — Наверняка здесь замешана профессор Ферфакс.

— Но если мы собираемся поговорить с профессором Ферфакс, — задала резонный вопрос Трейси, — как нам с ней увидеться?

— Попробуем разыскать ее в университете, — предложила Холли.

— До него тридцать пять километров, — заметила Белинда. — Если вы думаете, что я поеду на велосипеде туда и обратно, то ошибаетесь.

— Да нет же, мы разыщем ее по телефону, — пояснила Холли. — Номер можно узнать в телефонном справочнике. Позвоним, скажем, что нам нужно поговорить с профессором Ферфакс, и все ей выложим.

— А если ее там нет? — спросила Белинда.

— Тогда узнаем ее домашний телефон.

— А если тебе не дадут? — не сдавалась Белинда.

— Замолчи, ради бога! — воскликнула Холли. — Хватит изобретать трудности. Если мы все-таки не сумеем добраться до профессора Ферфакс, остается только одно: прийти сюда вечером и поговорить с хранителем музея. Рассказать ему о подмене. Ты довольна?

— Даже если после этого Крис попадет в беду? — ехидно спросила Белинда.

— Да, — раздраженно ответила Холли. — Но только если ничего другого не останется. Но сначала попробуем добраться до профессора Ферфакс.

— И нечего злиться, — примирительно пожала плечами Белинда. — Я всего лишь старалась помочь. — Она посмотрела на Холли. — Ну, пойдем искать телефон?

Холли повесила трубку на рычаг и вышла из телефонной будки.

— Ну? — нетерпеливо спросила Трейси. — Как там?

— Ее нет на месте, — вздохнула Холли. — Она только что ушла. Мне сказали, что я разминулась с ней буквально на пару минут. — Она сердито взглянула на Белинду. — Если бы ты не тратила столько времени на ненужные споры…

— Все правильно, — холодно заявила Белинда. — Я одна во всем виновата. Ты узнала ее домашний телефон?

— Нет, — ответила Холли. — Они сказали, что не дают телефонов сотрудников. Но послушайте, что мне удалось выяснить. Я сказала, что пишу статью о раскопках на Ведьмином кургане, и спросила, не знают ли они, была ли проверена подлинность статуэтки, найденной сегодня утром. Мне сказали, что были проведены все положенные испытания, и теперь с уверенностью на девяносто процентов можно утверждать, что находка представляет собой настоящую кельтскую реликвию.

— Вот видишь, они это подтвердили, — обрадовалась Белинда. — А я что говорила?

— Дашь ты мне закончить или нет? — накинулась на нее Холли. — Они сказали, что уверены в подлинности на девяносто процентов, но профессор Ферфакс все же решила для верности посоветоваться с другим экспертом. Вот к нему-то она и уехала. Я спросила, кто этот эксперт. И вы знаете, что мне сказали? Ни за что не догадаетесь! Она повезла статуэтку к профессору Ротвеллу.

— Не может быть! — воскликнула Трейси.

Холли покачала головой.

— Так мне сказали. — Она развела руками. — Я и сама ушам не поверила.

— Ничего удивительного. Он крупный специалист по таким вещам, — заметила Белинда. — Пусть даже у него шарики за ролики заехали. — Она помолчала, задумавшись. — Слушайте! Если Анна Ферфакс только что уехала, значит, она доберется до дома чокнутого профессора не раньше чем через полчаса. Давайте поедем прямо сейчас, и мы успеем туда первыми. Перехватим ее по дороге и поговорим.

— Можно подождать ее снаружи, возле мельницы, — подхватила Холли. — И даже если она нас опередит, мы дождемся, пока она поедет обратно. Такого удобного случая поговорить с ней может больше не представиться. Что скажете?

— Поехали, — решительно воскликнула Трейси.

Девочки побежали к велосипедам.

Трейси мчалась впереди, стремительно прокладывая путь по людным улицам города и дальше — по проселочным дорожкам. Подруги едва поспевали за ней.

Вскоре девочки выехали на узкую тропинку, петлявшую среди полей.

Неподалеку, за кустами, вздымалась горбатая спина Ведьмина кургана. Проезжая мимо, Холли привстала на педалях, стараясь заглянуть через ворота. На поле никого не было. Глубокую яму на склоне холма покрывал брезент.

Девочки поехали дальше, оставив Ведьмин курган позади, и через милю-полторы дорога привела их к жилищу профессора Ротвелла. Едва они обогнули поворот, как вдруг Трейси, громко вскрикнув, резко вильнула в сторону, чтобы избежать столкновения с автомобилем. Навстречу девочкам на бешеной скорости мчался серебристый лимузин.

Машина просвистела мимо и скрылась за поворотом.

Трейси нажала на тормоза, и девочки с разгону чуть не наехали на нее.

— Видели? — в смятении крикнула Трейси. — Это был Джон Мэллори!

— Что-то он очень спешит, — заметила Холли, оглядываясь через плечо. — На такой скорости недолго и задавить кого-нибудь.

— Далеко до мельницы? — спросила Трейси у Белинды.

— Почти приехали, — ответила Белинда. — Метров двести, не больше. Сразу за тем поворотом.

Трейси снова налегла на педали, и девочки поспешили дальше. Дорога, спускаясь по склону холма, описывала плавный полукруг. Вдоль обочин выстроились высокие деревья, и внезапно дорога погрузилась в загадочный полумрак.

В самой нижней точке спуска, справа, деревья немного расступались. Едва заметная тропинка уводила прочь от дороги и терялась среди густого леса.

— Вот она! — вскричала Белинда. — Это путь к Черной мельнице.

Вдруг девочки дружно ахнули. На тропинке, чуть в стороне от дороги, среди кустов виднелся капот «Лендровера».

Подруги соскочили с велосипедов.

Стояла полная тишина.

— Похоже, она добралась до мельницы первой, — предположила Трейси.

Холли нахмурилась. Что-то ее насторожило. Поравнявшись с машиной, она заметила, что дверь возле водительского сиденья слегка приоткрыта.

— Странно, — проговорила девочка. — Почему Анна Ферфакс не закрыла дверь?

Профессора Ферфакс нигде не было видно. Холли предположила, что, должно быть, она пешком направилась к Черной мельнице.

Белинда прислонила велосипед к капоту и обогнула машину, намереваясь закрыть дверцу.

Вдруг она испуганно вскрикнула. Верные подруги тотчас же оказались возле нее.

На траве лицом вниз лежал человек. Лежал не шевелясь, как мертвец.

Холли ахнула, потрясенно прижав ладони к губам.

— Профессор Ферфакс! — воскликнула она, глядя на неподвижное тело. — Это же профессор Ферфакс!

Глава VII

ЧОКНУТЫЙ ПРОФЕССОР

Подруги в безмолвном ужасе разглядывали неподвижное тело Анны Ферфакс.

— Она же не… — голос Белинды задрожал. Девочка не осмеливалась произнести вслух страшные слова, которые проносились в головах у всех троих.

Трейси опустилась на колени и коснулась плеча женщины.

— О господи, — прошептала она. — У нее в волосах кровь!

— Наверно, ударилась головой, выходя из машины, — предположила Холли.

Трейси подняла глаза на подругу.

— Не может быть! — возразила она. — Кровь на затылке. — Она провела пальцами по шее Анны Ферфакс, нащупывая пульс, и облегченно вздохнула. — Слава богу, жива! Профессор! — Трейси склонилась ниже. — Профессор Ферфакс! Вы меня слышите?

Ответа не было.

Трейси обвела подруг взглядом.

— Надо скорее добраться до телефона, — решительно распорядилась она. — Вызовите «Скорую». Я останусь с ней.

— Впереди есть дома, — вспомнила Белинда. — До них примерно миля. Попробуем спросить там.

— Погоди, — воскликнула Холли. — Давай лучше заглянем на мельницу, к профессору Ротвеллу. Все-таки до него ближе. Вдруг у него есть телефон?

— Не знаю, — пожала плечами Белинда.

— Идите скорей и найдите телефон, — приказала Трейси. — А я постараюсь помочь ей, как умею. — Она перевернула лежащую без сознания женщину набок и придала ей позу, какую предписывали правила первой помощи. Потом приблизила ухо к губам Анны Ферфакс. — Дышит ровно, — с облегчением заметила Трейси. — Да уберетесь вы или нет?

Холли вскочила на велосипед.

— Оставь, — крикнула ей Белинда. — Тут недалеко. — Бросив прощальный взгляд на белое как мел лицо Анны Ферфакс, она стремглав побежала по усыпанному гравием склону. Над узкой тропинкой сплелись шатром густые ветви деревьев.

Холли замешкалась на мгновение, потом последовала за подругой.

— Вызовите заодно полицию, — крикнула им вслед Трейси.

— Ладно, — отозвалась Холли.

Вскоре она поравнялась с Белиндой. Тропинка змеилась по крутому склону; через считанные минуты деревья расступились, и девочки выскочили на поляну. Перед ними возвышалась мрачная громада Черной мельницы. Изъеденные временем, осыпающиеся стены тонули в буйной траве и кустарнике, покатая крыша позеленела от мха, темные окна безжизненно смотрели по сторонам.

Девочки подбежали к парадной двери. Звонка не было. Холли приподняла тяжелый железный молоток и с силой ударила в дверь. Массивные створки протяжно загудели. Дверной молоток был сделан в виде злобной физиономии какого-то божка с выпученными глазами и разинутым ртом, из которого торчал длинный язык.

— Напрасно мы это затеяли, — сокрушенно покачала головой Белинда, прислушиваясь к гулкому стуку дверного молотка, эхом прокатившемуся по старинному зданию. — Неужели у такого отшельника, как он, может быть телефон?

— Попробуем еще раз, — не сдавалась Холли. — Она трижды опустила молоток на железную створку и прислушалась, но изнутри в ответ не донеслось ни звука. — Давай поищем черный ход, — предложила Холли и пустилась бежать вдоль мельничной стены.

— Холли! — крикнула вслед Белинда. — Не надо! Поищем телефон где-нибудь в другом месте.

Но Холли уже завернула за угол и пробиралась через высокую спутанную траву. Впереди тянулась полуразрушенная стена. В ней виднелся дверной проем, но сама дверь потонула в густой траве и зарослях ежевики.

Вдруг в лицо девочке пахнуло сыростью. Перед ней, журча и перекатываясь, бурлили глубокие мутные воды реки Скелтер. Быстрые коричневые струи, гремя и пенясь, вихрились водоворотами вокруг неподвижных, зеленых от лишайника лопаток громадного мельничного колеса. В давние времена стремительный поток вращал деревянные лопасти, приводя в движение сложную систему зубчатых колес, крутивших жернова. Но Холли казалось, что замшелое колесо давным-давно вросло в землю.

Чуть ниже по течению берега реки соединял ржавый железный мостик, хлипкий, узенький и чрезвычайно ненадежный на вид. Казалось, с минуты на минуту он свалится с прогнивших опор и будет смыт стремительным мутным потоком.

— Холли! — Белинда следом за подругой завернула за угол мельницы. Ее джинсы облепил колючий репейник.

— Смотри! — воскликнула Холли.

В задней стене мельницы виднелась крошечная открытая дверь. К ней вела узкая тропинка, тянувшаяся вдоль воды.

Холли подбежала к двери.

— Профессор Ротвелл! — окликнула она. — Эй! Есть тут кто-нибудь?

Пальцы подруги ухватили ее за локоть.

— Холли! — прошептала Белинда. — Пойдем отсюда. В доме никого нет.

— Давай посмотрим, — упрямо возразила Холли, переступая порог. — Эй! — крикнула она.

День был теплый, влажный, но в старой мельнице царил пронизывающий холод. Казалось, толстые каменные стены не хотят пропустить внутрь ни капли тепла.

Девочки вошли в помещение, служившее, по-видимому, кухней. Казалось, они перенеслись назад во времени. Так выглядят дома-музеи, специально оформленные под старину, чтобы показать, как жили люди в начале двадцатого века. Лишь отдельные предметы на полках и столе давали понять, что на дворе все-таки его конец.

Девочки вышли в темный коридор. Над ними угрожающе нависали грязновато-белые стены, потертый ковер почти не скрадывал звука шагов.

В конце коридора обнаружилась еще одна открытая дверь.

За ней находилась маленькая гостиная, уставленная темной деревянной мебелью. В углу громоздился старый кожаный диван. Стены были сплошь увешаны книжными полками, повсюду грудами лежали книги и газеты. Однако внимание девочек привлекло другое. Комната изобиловала диковинными украшениями. Со стен грозно разевали рты причудливые древние маски. В тенистых углах каменные звери и массивные грубоватые статуэтки угрюмо взирали на незваных гостей сквозь пыльную, заплесневелую мглу. Под потолком скрещивались тяжелые черные балки.

— Пойдем отсюда, — прошептала Белинда.

— Нет. Смотри! — На столике у стены стоял старомодный черный телефон.

— Не надо звонить, — попыталась остановить подругу Белинда. — Профессор может вот-вот вернуться.

— Дело срочное, — решительно заявила Холли, поднимая массивную телефонную трубку. — Он поймет.

— Ты так думаешь? — пробормотала Белинда, оглядываясь на злобные маски, взиравшие со стен.

Холли набрала номер «Скорой помощи», вкратце описала случившееся и попросила соединить ее с полицейским участком.

Повесив наконец трубку и выйдя из могильного холода под теплые солнечные лучи, Холли вздохнула с облегчением. Ей не меньше Белинды хотелось выбраться из зловещей берлоги.

Девочки помчались вверх по склону. Они тревожились за Анну Ферфакс и в то же время надеялись, что Трейси все сделает, как надо.

Добежав до развилки, подруги обнаружили, что все не так уж и скверно.

Анна Ферфакс сидела возле машины, опустив голову на согнутые колени, и прижимала к затылку свернутый бинт. Возле нее стояла Трейси.

— Вызвали «Скорую»? — торопливо спросила она.

— Да, — отозвалась Холли. — Вот-вот приедет. — Она склонилась над раненой женщиной. — Расскажите, что случилось.

Анна Ферфакс подняла затуманенные глаза.

— Не знаю, — ответила она. — Я хотела сесть в машину, и вдруг кто-то ударил меня по затылку.

— Мэллори! — воскликнула Белинда.

Анна Ферфакс повернула голову, чтобы посмотреть на нее, и поморщилась от боли.

— Прости, не расслышала. Что ты сказала?

— Мы видели, как Джон Мэллори на бешеной скорости уезжал отсюда, — пояснила Холли. — Всего несколько минут назад. Он был здесь?

Анна Ферфакс медленно покачала головой.

— Не знаю, — повторила она. — Я ничего не видела и не слышала. — Она глубоко вздохнула. — Я возвращалась от профессора Ротвелла. Подошла к машине, открыла дверь — и вдруг…

— Вы виделись с профессором Ротвеллом? — спросила Холли.

— Да. Внизу, на мельнице. Я пришла показать ему статуэтку. Хотела кое-что уточнить. Одну странную деталь… — Голос Анны Ферфакс задрожал. — Статуэтка! — вдруг вскрикнула она. — Где она? Я положила ее в портфель…

Девочки принялись шарить в траве. Белинда заглянула даже под капот «Лендровера». Портфеля нигде не было. Статуэтка исчезла.

— Вы понимаете, что это значит? — едва дыша, проговорила Холли. — Джон Мэллори ударил вас и похитил статуэтку.

— А мы видели, как он спасался бегством, — подхватила Трейси. — Надо известить полицию.

Белинда посмотрела на часы.

— Если они в конце концов сюда доберутся.

Однако ждать пришлось недолго. Через несколько минут приехала полиция, а вслед за ней — карета «Скорой помощи».

Анна Ферфакс и девочки рассказали полицейским все, что им было известно, не забыв упомянуть про серебристый автомобиль, промелькнувший на дороге навстречу, и про Джона Мэллори за рулем.

— Эта ваша статуэтка, — спросил один из полицейских, — она в самом деле пропала? Говорите, она очень ценная?

Врачи накинули Анне Ферфакс на плечи одеяло и осторожно повели ее к машине. Услышав вопрос полисмена, ученая обернулась.

— Статуэтка бесценна, — ответила она.

Полицейский сокрушенно покачал головой.

— Не хотелось бы растравлять вашу рану, профессор, но вы понятия не имеете о мерах безопасности при обращении с такими ценными предметами. Сначала грабители вломились в вашу штаб-квартиру на раскопках, теперь…

— Сержант! Смотрите-ка! — перебил его другой полицейский, который залез в «Лендровер», чтобы проверить, не закатился ли пропавший портфель куда-нибудь в щель. Перегнувшись через переднее сиденье, он отпер изнутри заднюю дверь и распахнул ее.

Сгорая от любопытства, девочки столпились вокруг. На полу машины, позади водительского сиденья, валялась груда камней и керамических осколков, запечатанных в пластиковые пакеты.

— Это же находки, похищенные из фургона! — ахнула Холли.

Анна Ферфакс побледнела как полотно.

— Не понимаю, — пробормотала она и окинула взглядом хмурые лица блюстителей закона. — Честное слово! — воскликнула она. — Я не знаю, как они здесь очутились. Прошу вас, поверьте.

— Надо полагать, это те самые предметы, что были похищены из автофургона на Ведьмином кургане? — жестко спросил полицейский с нашивками сержанта, не сводя пристального взгляда с Анны Ферфакс.

— Д… да, — пробормотала ученая. — Но я не знаю, как они очутились в моей машине.

Губы сержанта сурово сжались.

— Извините, профессор, нам надо поговорить.

Раскрыв рот, Холли глазела на груду пакетов, сваленных в проходе между сиденьями «Лендровера». У нее не осталось сомнений, что это были те самые мешочки, которые она несколько дней назад отнесла в фургон. Но каким же образом они очутились в машине Анны Ферфакс? Это было непостижимо.

Комната Холли выходила окнами в садик на заднем дворе. Кухня была переполнена луковицами неведомых растений и цветочными каталогами, однако сад пребывал в запустении и зарос сорной травой; чувствовалось, что у хозяев не скоро дойдут руки до его благоустройства. Единственным признаком жизни была яма, выкопанная Джейми в дальнем конце сада. За последнюю пару часов она заметно выросла, превратившись из узкой щели в целое скопление глубоких рытвин и земляных куч, и садик напоминал поле битвы после тяжелой артиллерийской подготовки.

Заняв удобный наблюдательный пункт на кровати у окна, Холли в окружении подруг внимательно следила, как ее младший брат с энтузиазмом орудует лопатой.

— Холли! — окликнула Белинда. — Ты меня слушаешь?

— Да. — Холли нехотя оторвалась от созерцания. — Ты сказала, что, по твоему мнению, Анна Ферфакс сама инсценировала ограбление. — Она отрицательно помотала головой. — Не понимаю, как тебе такое пришло в голову. Не могла же она сама себя ударить по затылку.

— Ничего ты не слушаешь, — упрекнула подругу Белинда. — Я имела в виду не это нападение, а тот грабеж, который произошел в фургоне. Анна Ферфакс сама взломала дверь и сгребла все пакетики. Увезла, чтобы выгодно продать. Помнишь, она говорила, что частные коллекционеры готовы выложить кучу денег за эти находки? Поверьте моему слову: за всем этим стоит Анна Ферфакс. Она одержима идеей любой ценой добыть денег на раскопки во Франции и готова ради этого пойти на все. Она же и подговорила Криса похитить из музея статуэтку. Ясно как божий день.

— Я рада, что ты хоть в этом наконец со мной согласилась, — язвительно усмехнулась Холли. — Я давно говорила, что за всем стоит Анна Ферфакс. Однако это не объясняет, почему мы нашли ее у мельницы без сознания. И тем более не объясняет, при чем здесь Джон Мэллори, и почему он сломя голову удирал с места происшествия.

— А что, если она сама подстроила встречу с Джоном Мэллори у мельницы? — предположила Трейси.

— Чего? — фыркнула Холли. — Еще скажи, что она подстроила, чтобы он наповал ударил ее по голове.

— Почему бы и нет? — парировала Трейси. — Ей нужны были видимые следы сопротивления. Если хочешь знать мое мнение, она все подстроила вместе с Мэллори. И втайне передала статуэтку ему. Он продаст ее частным образом, а деньги получит она.

— Неужели? — хмыкнула Белинда. — Тогда почему же он не взял и остальные находки? Если они работают вместе, зачем им оставлять свидетельства преступления под задним сиденьем машины?

Трейси смерила ее испепеляющим взглядом.

— Холли права, — заявила она. — Ты всегда придумываешь трудности.

— Не придумываю, — возразила Белинда, — а просто указываю на них. Если профессор Ферфакс вступила в сговор с Мэллори, то для чего он устроил вчера эту сцену на раскопках? Мне кажется более вероятным, что он следил за ней, выжидал удобного случая силой отнять статуэтку. И случай подвернулся, когда она поехала на встречу с чокнутым профессором. Мэллори крадучись следовал за ней, ударил по голове и отобрал статуэтку. Ему просто не повезло, что в тот самый миг мы оказались поблизости и видели, как он удирает. — Белинда с довольной улыбкой оглядела подруг. — Без сомнения, полиция скоро вычислит его. Но все равно только мы трое знаем, что же на самом деле стоит за всем этим. И нам предстоит решить, что делать с Крисом и Анной Ферфакс.

— Рассказать полиции, — предложила Трейси.

— Нет, — возразила Холли. — Рассказывать полиции нельзя до тех пор, пока мы не установим наверняка, что статуэтка в музее — поддельная. Это и будет последним кусочком мозаики.

Белинда бросила взгляд на часы.

— Музей закроется через полчаса, — сообщила она. — А это значит, что хранитель скоро вернется. Может быть, он откроет нам заднюю комнату и проверит.

— Тогда пошли в музей! — воскликнула Трейси.

Сбегая вниз по лестнице, девочки чуть не налетели на Джейми: он вихрем ворвался в кухню, визжа от радости во весь голос.

— Смотрите, что я нашел! — верещал он, крепко сжимая что-то в кулаке. — Настоящие древние монеты!

Вдруг он остановился как вкопанный и озадаченно замолчал, глядя, как девочки разразились хохотом.

— Видите? — обратилась Холли к подругам. — Что я говорила?

— Чего кудахчете? — обиженно спросил Джейми. — Над чем?

— Над тобой, голова садовая, — с трудом проговорила Белинда. — Холли закопала эти монеты не далее как вчера.

— Никакие они не старинные, — покатывалась со смеху Трейси. — Просто иностранные. Ну и простофиля!

Джейми взглянул на горстку грязных монеток в кулаке.

— Ах ты, дрянь! — завопил он. — Думаешь, смешно?

— Я бы подумала, будь у меня время, — отдышалась наконец Холли. — Но сейчас мне некогда, я спешу.

И подруги направились к выходу.

— Ну, погоди же, Холли Адамс, — крикнул вслед девочкам Джейми. — Я тебе отомщу.

— На твоем месте, — бросила через плечо Холли, — я бы задумалась о другом. Что скажут мама и папа, когда увидят, во что ты превратил сад? — Мистер и миссис Адамс уехали по делам на целый день. Вряд ли они оценят бурную деятельность, какую в их отсутствие развернул некий Джейми.

— Да ну вас! Проваливайте! — прокричал мальчуган, глядя, как девочки садятся на велосипеды. — И нисколько я не поверил, что монеты старинные. Просто притворялся.

— Дерзай, Джейми! — крикнула ему Холли, набирая скорость. — Будет и на твоей улице праздник!

И девочки поспешили в музей.

— Вы понимаете, что это ничем нам не поможет и только навлечет на Криса новые неприятности? — говорила Белинда подругам, поднимаясь по музейной лестнице.

— Понимаем, — горестно ответила Холли. — Но, может быть, когда они узнают, что за всем этим стоит Анна Ферфакс, они не будут к нему слишком суровы.

В залах музея их глазам предстало совершенно неожиданное зрелище.

Смотрительница, вставшая из-за конторки у входа, и какой-то не знакомый девочкам мужчина пытались утихомирить профессора Ротвелла. Старик стоял посреди первого выставочного зала, кричал и размахивал толстой тростью.

— Профессор Ротвелл! — ахнула Холли. — Что он здесь делает?

— С ума сходит, что же еще, — откликнулась Трейси. — Ты только посмотри на него.

Подруги вбежали в зал. Незнакомец — девочки догадались, что это и был музейный хранитель, — безуспешно пытался схватить старика за руку. Трость грозно просвистела в воздухе, и хранитель отскочил.

— Профессор, умоляю вас, — кричал хранитель, — успокойтесь!

— Я требую, чтобы мне немедленно показали экспонаты из Эльфова Камня! — вопил старик. Его длинные волосы воинственно развевались, морщинистое лицо побагровело от гнева. — Вы не имеете права прятать их от меня!

— Мы их не прятали! — восклицал хранитель. — Я их покажу, покажу, только погодите минуту! — У него над головой снова просвистела трость, и бедняга едва увернулся.

— Воры! — гремел профессор Ротвелл. — Воры и мошенники!

— Позвоните в полицию, — крикнул хранитель старушке.

Белинда выступила вперед, надеясь, что сумеет найти нужные слова и успокоить разбушевавшегося старика. В конце концов, он почему-то усматривает в ней некую связь с древними кельтами.

— Профессор… — осторожно начала она.

Заслышав ее голос, старик резко обернулся. Тяжелая трость случайно задела пустую витрину из-под кельтских экспонатов.

Раздался страшный треск, пронзительно завыла электронная сирена. Во все стороны брызнули голубоватые осколки стекла. Белинда выставила руки перед собой, чтобы защитить глаза.

Глава VIII

ОПАСНЫЕ СКАЧКИ

Все бросились врассыпную, прячась от летящих осколков разбитой витрины. С нежным звоном стекло посыпалось на кафельный пол, но этот тихий шелест потонул в оглушительном реве сирены.

Падая, Белинда инстинктивно зажмурилась; когда она снова открыла глаза, то увидела, что профессор Ротвелл с жалким видом стоит, сгорбившись, и прижимает к груди порезанную руку. Старческое лицо исказилось от боли. У ног ученого валялась трость.

Хранитель осторожно выглянул из-за разбитой витрины и увидел раненого старика.

— Боже милосердный! — простонал бедный служащий, едва не лишившись дара речи.

Холли подбежала к Белинде и обняла ее за плечи.

— Ты в порядке?

Белинда кивнула.

— Но профессор, кажется, ранен, — проговорила она и шагнула к старику. — Профессор! Вы порезались?

— Моя рука, — прошептал старик. Несчастье вышибло из него весь боевой задор.

Наконец хранитель пришел в себя.

— Миссис Крукшенк, — обратился он к смотрительнице. — Выключите сирену. И принесите аптечку. Поскорее, пожалуйста.

Трейси сбегала за стулом. Профессор тяжело опустился на сиденье. Все собрались вокруг раненого старика, и никто уже не думал вызывать полицию.

Ранка была небольшая, осколок стекла немного зацепил запястье. Девочки перевязали царапину и, как могли, успокоили старика. Тот поднял выцветшие глаза на хранителя музея. Сирена внезапно смолкла.

— Где экспонаты из Эльфова Камня? — Голос старика звучал спокойно. — Вы не имеете права прятать их от меня.

— Никто не прячет их от вас, сэр, — возразил хранитель.

— Тогда почему вы убрали их из витрины?

— Они в мастерской, — пояснил хранитель. — С ними работают студенты. Пишут курсовые.

— Принесите их, — распорядился профессор. — Если вы говорите правду, то покажите их немедленно.

Хранитель в раздумье взглянул на профессора.

— Сейчас принесу, — нерешительно сказал он. — Но только дайте мне слово, что будете вести себя хорошо.

Профессор кивнул.

— Мистер Вебер, я совершенно спокоен.

— Вот и отлично, — проговорил хранитель и вопросительно посмотрел на девочек. — Помогите мне, пожалуйста.

Холли пошла за ним.

— Вы вызовете полицию? — спросила она, шагая вслед за хранителем по гулким залам.

— Не хотелось бы, — ответил мистер Вебер. — Профессор Ротвелл был в свое время выдающимся ученым. — Он обернулся к девочке. — Понимаете, однажды у него был сильный нервный срыв. И вряд ли он от него когда-нибудь до конца оправится.

— Да, он заметно не в себе, — признала Холли и рассказала хранителю о своих предыдущих встречах со старым профессором.

Хранитель печально кивнул.

— Верно, старик стал чудаковат, — проговорил он. — Надеюсь, я не совершаю ошибку, показывая ему экспонаты из Эльфова Камня. Вы, наверно, слышали, он сам их нашел.

— Да, знаю, — ответила Холли. — Он не сказал, почему хочет их увидеть?

— Наверно, потому, что статуэтка, которую нашли на Ведьмином кургане, похожа на ту, что он выкопал на Эльфовом Камне. Профессор Ферфакс привозила ее, чтобы показать ему. — Хранитель покачал головой. — Напрасно она это затеяла. Разбередила в старике давние воспоминания. Грустная история.

Момент был совершенно неподходящим для того, чтобы высказывать подозрения, одолевавшие членов Детективного клуба. Надо хотя бы дождаться, пока профессор Ротвелл не уйдет из музея.

— Надеюсь, что, когда профессор увидит эти экспонаты, мы убедим его отправиться домой, — сказал хранитель. — Мне совсем не хочется вызывать полицию. Ущерб, нанесенный стариком, не так уж серьезен. Нет нужды впутывать в это дело посторонних. — Подходя к закрытой двери, хранитель достал из кармана связку ключей.

За дверью обнаружилась комната, похожая на лабораторию. Вдоль стен тянулись столы, уставленные весами и прочими измерительными приборами, на столах поменьше стояла разнообразная электроника и компьютер. На одной скамье высились два деревянных ящика, словно вытащенных из старинного комода. В них были тщательно уложены реликвии из Эльфова Камня: статуэтки, брошки, резные геммы. На видном месте, посреди матерчатой подушечки, красовалась золотая статуэтка.

— Надеюсь, я поступаю правильно, — заметил хранитель, немного помолчав.

— Конечно, вы правы, — подтвердила Холли, потом улыбнулась и с надеждой добавила: — Может быть, увидев эти экспонаты, профессор поймет, что… ошибался. Ну, насчет своих легенд и прочих суеверий. По крайней мере, я на это надеюсь.

Они подняли ящики и с трудом понесли к выходу.

Пока их не было, Трейси нашла метлу и смела стеклянные осколки в кучу. Профессор с перевязанной рукой тихонько стоял в стороне.

Вдруг он увидел Холли и хранителя, и глаза профессора загорелись лихорадочным огнем. Старик неуклюже заковылял им навстречу.

— Отдайте их мне! — закричал он. — Я должен вернуть их туда, где нашел. Их место глубоко в земле.

— Профессор Ротвелл! — Куратор, снова охваченный тревогой, попытался повернуться так, чтобы старик не смог выхватить ящик. — Вы дали мне слово!

— Безумец! — заорал профессор. — Эти вещи тебе не принадлежат. Я отнесу их в могилу, туда, где им место.

Цепкие старческие пальцы ухватили ящик, и руки куратора разжались. Раздался треск, ящик накренился, драгоценные броши и подвески рассыпались по полу. За ними покатилась и золотая статуэтка.

— Профессор Ротвелл! — закричала Белинда и бросилась наперерез старику. — Пожалуйста, остановитесь, вы не отдаете себе отчета.

Старик пристально всмотрелся в ее лицо.

— Он придет за тобой, — дрожащим голосом провозгласил он. — Придет и утащит вниз, во мрак. — Его глаза сверкнули, он обвел взглядом всех собравшихся. — Безумцы! — снова вскричал профессор, потом развернулся и размашисто зашагал к выходу. — Я сделал все, что мог, — донесся с порога старческий крик. — Да падет вина на ваши головы.

Старик проковылял вниз по лестнице и исчез за дверями. Белинда облегченно вздохнула.

— Вот сумасшедший, — пробормотала Трейси.

Но тут Холли изумленно ахнула — ее внимание привлекло нечто другое. Она нагнулась и подняла с пола упавшую золотую статуэтку.

— Смотрите, — тихо произнесла она. — Видите? — И тут все заметили, что статуэтка разбилась. Голова откатилась в сторону, на ее месте темнел свежий коричневый разлом.

Холли переглянулась с Белиндой.

— Ты была права, — прошептала Холли. — Статуэтка глиняная. Подделка!

В наступившей тишине хранитель выслушал все, что девочки рассказали ему об Анне Ферфакс, о своих находках и подозрениях. Значит, статуэтка, найденная в Ведьмином кургане, на самом деле — фальшивка! Разбитая фигурка была окончательным доказательством, таким, которому нельзя не поверить.

Хранитель отдал ключи миссис Крукшенк.

— Заприте за мной, — велел он. — И ничего не трогайте. Я схожу с девочками в полицию.

Оставив возле музея велосипеды, пристегнутые цепочками к перилам, девочки сели в машину мистера Вебера. По дороге Холли никак не могла избавиться от горькой жалости — ей было грустно сознавать, что именно их показания станут основой для обвинения, которое будет выдвинуто против Криса Ламберта. Особенно теперь, когда она убедилась, что корнем всех зол является все-таки Анна Ферфакс.

Но по дороге к полицейскому участку подруг ждал новый сюрприз. В дверях участка они столкнулись с Джоном Мэллори. Он выскочил им навстречу, застегивая на ходу куртку, и обжег девочек испепеляющим взглядом.

Холли мельком заметила, что руки у него какие-то необычные, но ей некогда было вдумываться, что же именно с ними не в порядке. Растолкав девочек, торговец древностями спустился на мостовую и стремительно зашагал прочь.

— Значит, они его отпустили, — прошептала Трейси. — Глазам не верю!

Однако размышлять было некогда: мистер Вебер уже входил в полицейский участок.

Ждать пришлось недолго: спустя несколько минут девочек провели в довольно неуютную боковую комнатку. Двое полицейских старательно записывали все показания подруг. Когда Холли рассказала о том, как увидела статуэтку в фургоне, блюстители закона понимающе переглянулись.

— Вы нам очень помогли, — сказал один из них и улыбнулся Холли. — Мисс, вы весьма наблюдательны, — заметил он. — Будь все такими, как вы, нам было бы гораздо легче работать.

— Но где же настоящая статуэтка? — выпалила, не удержавшись, Трейси. — Разве вы не обвинили Джона Мэллори в ее краже?

Полицейский покачал головой.

— Мистера Мэллори допросили и отпустили, не предъявив обвинения, — пояснил он и, помолчав, снова улыбнулся. — Теперь можете идти, — объявил он. — Не тревожьтесь, мы дадим вам знать о ходе следствия.

Девочки вышли на улицу и обменялись недоуменными взглядами.

— В голове не укладывается, — растерянно проговорила Холли. — Мы же сами видели, как Мэллори удирал с места преступления. Как же получилось, что его отпустили?

— Уж полиция знает, что делает, — уверил их мистер Вебер.

— Я в этом не сомневаюсь, — согласилась Белинда. — Просто мне хочется знать, что именно они делают.

Мистер Вебер отвез девочек обратно к музею, чтобы они забрали велосипеды.

По дороге домой Холли было грустно оттого, что все кончилось. Теперь, когда все их выводы переданы в полицию, Детективному клубу больше делать нечего. Холли не могла смириться с тем, что теперь ей с подругами остается только сидеть и ждать, когда же им сообщат о том, что происходит. Но что тут попишешь?

После того, как за дело взялась полиция, Холли и ее подругам нечего было надеяться на то, что их позовут на помощь.

Казалось, тайна золотой статуэтки окончательно разгадана и навсегда ушла в историю.

Стояло раннее воскресное утро. Всю ночь шел проливной дождь, но к утру облака рассеялись, и чистое, вымытое ливнем небо сияло ослепительной голубизной. Холли стояла на коленях в постели, облокотившись о подоконник, и задумчиво смотрела в окно. В дальнем конце сада Джейми, поднявшийся ни свет ни заря, уже принялся за свои раскопки. Интересно, почему родители даже не упрекнули его за то, что он натворил в саду, подумала Холли. Особенно теперь, когда все его ямы превратились в колодцы с жидкой грязью. Наверное, потому, что сегодня, в воскресенье, папа еще не успел войти в мастерскую, а вчера вечером никто из родителей не догадался выглянуть в заднее окно. Холли не сомневалась, что ее младшего братца ждет хорошая взбучка.

Мрачное настроение вчерашнего вечера рассеялось, как ночные облака. Холли до сих пор сожалела, что Крис попал в беду, но ничего поделать не могла. К тому же, как резонно заметила Белинда, каковы бы ни были его мотивы, статуэтку-то он все-таки украл. А такое не должно сходить с рук.

Но все-таки какая-то маленькая частица этой тайны еще оставалась неразгаданной. Она сидела где-то в самой глубине мозга, не давала покоя, свербела, как зудящий волдырь, который не можешь почесать.

Утреннюю тишину разорвал телефонный звонок. Холли вскочила с кровати и подняла трубку.

Звонил Курт.

— Слышала? — выпалил он, едва переводя дыхание. — Полиция арестовала Анну Ферфакс. Отцу только что сообщили.

У Курта имелось по крайней мере одно достоинство: его отец был редактором городской газеты, и шустрый мальчишка первым узнавал обо всем, что происходит в Виллоу-Дейле.

— Говорят, она призналась в том, что выкрала золотую статуэтку из музея, — продолжал Курт. — Ну, ту самую, которую она якобы нашла. И призналась, что сама организовала ограбление фургона. Но все-таки настаивает, будто бы кто-то ударил ее сзади по голове и похитил статуэтку. Ну и дела, правда?

— Я почти все это знаю, — устало ответила Холли. — Ведь это мы навели полицию на ее след. — Она рассказала Курту о том, как члены Детективного клуба посетили полицейский участок. — Но я не ожидала, что она признается в похищении статуэтки из музея. Мы думали, что в этом виновата не она, а Крис. Ты не знаешь, о Крисе вообще было что-нибудь сказано?

— А как же, — ответил Курт. — Конечно, было. Еще как. Профессор Ферфакс говорит, что он тут совершенно ни при чем, и что он даже ничего не знал.

— Хоть одна приятная новость, — произнесла Холли. — Мне всегда хотелось надеяться, что он не замешан.

— Ну и противные же вы все, — со смехом заявил Курт. — Почему мне ничего не рассказали? Такая сенсация — а я не знаю!

— Мы не были уверены, — ответила Холли, — до тех пор, пока профессор Ротвелл не разбил поддельную статуэтку. Но мы считали, что настоящую статуэтку похитил Джон Мэллори. Мы видели, как он на всех парах мчался оттуда.

— Да, — сказал Курт. — Я и об этом слышал. Полиция, очевидно, схватила его через считанные минуты после нападения на Анну Ферфакс. Он даже не успел выйти из машины. Статуэтки при нем не было, поэтому его пришлось отпустить. Решили, что у него не было времени ее спрятать.

— Ага, поняла, — откликнулась Холли. — Вот, оказывается, в чем дело.

— Но есть и еще новости, — добавил Курт. — У всех полицейских, которые трогали пакеты в машине Анны Ферфакс, на руках выступила какая-то жуткая сыпь. Никто не понимает, что стряслось.

Холли невольно раскрыла рот.

— Чесоточный порошок! — воскликнула она. — Значит, я не сумела как следует стряхнуть его.

— Что? Какой порошок? — не понял Курт.

— Чесоточный, — пояснила Холли. — Долгая история. Словом, я просыпала чесоточный порошок на пакеты, и… — Вдруг она замолчала, глаза широко распахнулись. Недостающий фрагмент мозаики у нее в мозгу встал на свое место. — Курт! Извини, мне пора бежать. Я сейчас кое-что поняла. Перезвоню позже. — Не успел Курт ответить, как Холли уже бросила трубку.

Чесоточный порошок попал на руки Белинде, и у нее тоже выступила сыпь. Теперь Холли поняла, что именно насторожило ее, — руки Джона Мэллори. Она обратила на них внимание, когда он, выходя вчера вечером из полицейского участка, застегивал куртку. Его руки были покрыты красными волдырями. Точно такими же, какие вспухли на руках Белинды.

Такую сыпь вызывает только чесоточный порошок. Значит, Мэллори трогал те пакеты. Другого объяснения нет.

Холли изо всех сил напрягла память. Была ли такая же сыпь на руках у Анны Ферфакс? Холли старалась до мелочей припомнить вчерашнюю встречу с Анной у Черной мельницы. Анна Ферфакс сидит у машины и прижимает к ране на голове свернутый бинт… Но была ли у нее на руках сыпь?

Не было! Холли не сомневалась в этом ни секунды. Руки Анны Ферфакс были нормального цвета. Выходит, она ни разу не трогала злосчастные пакеты.

А это значит, что она, несмотря на свое признание, никак не могла украсть эти пакеты из фургона. Это сделал кто-то другой. И у этого похитителя непременно должна выступить сыпь. А единственным человеком, у кого на руках Холли видела похожие волдыри, был Джон Мэллори.

«Что же происходит? — размышляла Холли. — Неужели профессор Ферфакс выгораживает Джона Мэллори? Но зачем ей это? Не вижу смысла».

С отчаянно бьющимся сердцем Холли набрала номер Белинды. С полминуты к телефону никто не подходил. Тогда Холли повесила трубку и перезвонила Трейси.

— Надо сообщить в полицию, — воскликнула Трейси, сразу сообразив, какое важное открытие сделала ее подруга. — Ты уже говорила с Белиндой?

— Звонила, но там никто не отвечает, — сказала Холли. — Знаешь, что? Я поеду к ее дому на велосипеде. Приезжай тоже, там и встретимся. Она, наверно, катается на Мелтдауне. Как только вернется, вместе отправимся в полицию.

Изо всех сил налегая на педали, Холли быстро катила к дому Белинды. Мысли одна за другой проносились в голове.

Для чего Анна Ферфакс призналась в краже пакетов из фургона? Ведь не для того же, чтобы выгородить Джона Мэллори? Тогда почему? Холли не находила ответа.

Однако Холли было известно нечто такое, чего не знал больше никто. Чесоточный порошок! Она знала, что Мэллори замешан в грабеже, и могла это доказать.

Как только Детективный клуб передаст эти сведения в полицию, все встанет на свои места. И останется только ждать, пока полиция точно установит, что во всем виноват Джон Мэллори, — это он напал на Анну Ферфакс и похитил статуэтку.

«И тогда, — думала Холли, — мы наконец выясним, что на самом деле за всем этим кроется и почему Анна Ферфакс призналась в преступлении, которого не совершала».

Белинда похлопала Мелтдауна по лоснящейся шее.

— Молодец, — ласково проговорила она. — Хороший мальчик. Здорово покатались, правда?

Она любила эти долгие воскресные прогулки по пустынным йоркширским холмам. Она и Мелтдаун, и больше никого на целые мили вокруг. Дождевые облака рассеялись, утреннее солнышко пригревало спину. Мягкий дерн упруго прогибался под тяжелыми конскими копытами.

Белинда пришпорила Мелтдауна, пустив его во весь опор по длинному гребню холма. Встречный ветер бил в лицо, развевал волосы и щипал за щеки, вскоре девочка разрумянилась.

Всласть насладившись быстрой ездой, Белинда натянула поводья и перевела дыхание. Только сейчас она поняла, куда занес ее лихой галоп.

От подножия холма, где она остановилась, влево уходили вдаль ровные поля, среди них, точно спина кашалота, возвышался Ведьмин курган. А там, где поля кончались, темной стеной вырастал дремучий лес. В его чащобе скрывались река Скелтер и Черная мельница, где жил профессор Ротвелл.

Пальцы Белинды сами собой потянулись к амулету на шее. Он был странно холодным. Почти такой же холод царил в загадочном старинном доме, где жил чудаковатый старик.

Белинда снова похлопала Мелтдауна по шее.

— Хорошо, хоть дождь кончился, — проговорила она. — Ну и ливень был ночью, правда, малыш?

Вдруг ей в голову пришла занятная мысль. На прошлой неделе, когда Крис водил их к Кровавому источнику, он говорил, что после сильных дождей поток окрашивается в красный цвет.

— Интересно, какого цвета сейчас вода в Кровавом источнике? — пробормотала Белинда. — Давай, малыш, съездим и посмотрим. Сегодня ночью как раз был сильный ливень. Никогда не видела, чтобы вода в реке становилась красной.

Белинда вгляделась в сумрачную лесную чащу.

— Правда, мне не очень-то хочется подъезжать слишком близко к Черной мельнице, — призналась она, но, поразмыслив с минуту, решительно пришпорила Мелтдауна.

— Мы же не верим в сказки профессора Ротвелла о привидениях, правда, малыш? — говорила она. — Ни капельки не верим. Так что поехали посмотрим на этот источник. Если там и вправду так интересно, как говорит Крис, то попозже мы приведем туда Трейси и Белинду, верно?

Мелтдаун неторопливо шагал к темной опушке.

— Этому старику нас не напугать, да, малыш? — продолжала разговор с конем Белинда. — Там совсем нечего бояться.

Нетрудно сохранять здравый смысл на залитых солнцем холмах, однако вскоре картина изменилась. Мелтдаун вошел в лес и осторожно пробирался между деревьями, переступая через корни. Густые ветви сплелись над головой, вокруг девочки сомкнулся зловещий полумрак. Белинде стало не по себе.

Она уже раскаивалась в своем любопытстве. Путь к Кровавому источнику проходил совсем рядом с Черной мельницей.

Девочка склонилась к шее Мелтдауна. Скрюченные ветви тянулись к ее волосам, как жадные пальцы.

Было в этой лесной тропинке что-то мрачное, сверхъестественное. Белинде казалось, что со всех сторон за ней следят чьи-то глаза. Что за кустами прячутся злобные эльфы.

В довершение всего Белинда вскоре поняла, что безнадежно заблудилась.

— Смотри-ка, куда мы забрались, — вслух произнесла она, чтобы нарушить зловещую тишину. Земля вокруг собиралась в складки и рытвины, словно плохо заправленная постель. Прямо перед всадницей на крутом склоне горы зияло черное устье пещеры, скрытое развесистыми папоротниками. — Крис рассказывал об этих пещерах, — проговорила Белинда и направила Мелтдауна влево, надеясь, что едва заметная тропка, бегущая по дну старого высохшего ручья, выведет их в более знакомые места.

Вдруг у нее из груди вырвался сдавленный крик. Из сумрачных зарослей, с треском ломая кусты, прямо под копыта Мелтдауна метнулась темная фигура.

Конь испуганно заржал и взвился на дыбы. Поводья выскочили из пальцев Белинды, перед глазами завертелся зеленый вихрь, и девочка кубарем покатилась с широкой конской спины на мягкую, устланную прошлогодней листвой землю.

Глава IX

В ЗАПАДНЕ

Холли остановила велосипед на широкой гравиевой дорожке, которая вела к роскошному дому семьи Хейес, гордо стоявшему на вершине холма. На лужайке перед домом, наполовину скрытая розовым кустом, трудилась миссис Хейес. До Холли донеслось размеренное пощелкивание садовых ножниц.

— Здравствуйте! — окликнула ее девочка, опуская велосипед на землю.

— Доброе утро, Холли. — Миссис Хейес была одета в безупречный костюм для работы в саду, идеально уложенные волосы прикрывала прозрачная косынка, на ногах красовались высокие зеленые сапоги. У миссис Хейес всегда имелся полный комплект одежды на все случаи жизни. — Чудесные розы, правда? Мистер Коннор прекрасно ухаживает за садом, — нехотя признала она. — Но иногда мне нравится поработать самой.

— Белинда дома? — спросила Холли, отпустив несколько вежливых комплиментов великолепным розам.

— Катается верхом, — ответила миссис Хейес и посмотрела на часы. — Выехала довольно давно. Наверное, скоро вернется.

По гравию захрустели колеса другого велосипеда. На дорожке показалась Трейси.

— Может быть, вы подождете Белинду возле конюшни? — предложила миссис Хейес. — Она будет с минуты на минуту.

Девочки зашагали по длинной тропинке через сад, ведя велосипеды рядом с собой. Добравшись до конюшни, они прислонили велосипеды к стене.

— Вот и доверяй после этого Белинде — вечно ее нет, когда она нужна, — обиженно проворчала Трейси.

— Минутой больше, минутой меньше — какая разница, — успокоила подругу Холли. — Она очень обидится, если мы пойдем в полицию без нее.

Они обогнули хозяйственные постройки, сгрудившиеся в нижней части обширного сада Хейесов, и облокотились на изгородь. Вниз по склону холма сбегала узкая верховая тропка, протоптанная конскими копытами. Вдалеке тропинка терялась среди полей.

— И все-таки мне кажется, что признание Анны Ферфакс выглядит подозрительно, — начала разговор Трейси. — Ладно, пусть подмену в музее совершила не она, а Крис, — это я еще могу понять. Но она наверняка не крала пакетиков из фургона. Мы твердо знаем, что это дело рук Мэллори.

— Может быть, она подбила Мэллори на грабеж? — предположила Холли. — Если все находки были украдены, то их можно тихонько сбыть с рук, и на нее никаких подозрений не падает. Что, если она с самого начала втайне сотрудничает с Мэллори?

— Но тогда почему он напал на нее и скрылся со статуэткой? — возразила Трейси.

— Жадность взыграла, — пожала плечами Холли. — Может быть, он хотел заполучить все деньги от продажи, не делясь с Анной Ферфакс. Как бы то ни было, я все-таки рада: ее признание доказывает, что Крис здесь совсем ни при чем. — Она с улыбкой посмотрела на Трейси. — Представляешь, чем бы для него все это обернулось, если бы Анна Ферфакс не призналась? Все доказательства, какие мы собрали, свидетельствуют против него.

— Верно, — подтвердила Трейси. — В том числе и то, что ты видела статуэтку в его рюкзаке. Наверно, это она тайком спрятала ее, так, чтобы он и не догадывался. Как ты думаешь?

— Наверное, да. — Холли вгляделась вдаль, туда, где по полям бежала извилистая тропинка. — Белинда, Белинда, — вздохнула она. — Где же ты?

Оглушенная падением, Белинда лежала на траве, хватая воздух ртом. Ее очки свалились с носа, все тело болело, но первым инстинктивным движением она попыталась нашарить поводья. Надо ухватить их покрепче, чтобы Мелтдаун не успел понести. Девочка села, застонав от боли. Поздно. Испуганный конь уже скрылся среди деревьев.

В пестрых бликах солнца, проникавших через листву, возникло черное пятно. Над Белиндой высился огромный темный силуэт. Она не успела произнести ни слова, как вдруг чьи-то руки помогли ей подняться.

— Вы не ушиблись? — послышался знакомый голос.

Белинда близоруко прищурилась и с трудом разглядела морщинистое лицо профессора Ротвелла.

— Извините, что так получилось. Я не хотел вас напугать. Надеюсь, все в порядке? — спросил профессор.

— Д… да, — неуверенно пробормотала девочка. — По-моему, кости целы. — Белинда терзалась скорее от злости, чем от боли. — Что вам взбрело в голову? — закричала она, приходя в себя после неожиданного падения. — Выскакиваете из-за кустов, как леший. Я чуть шею не сломала. — Она оглянулась в поисках Мелтдауна, но конь уже исчез из виду. — Превосходно! — в сердцах воскликнула Белинда. — Смотрите, что вы наделали. Мой конь, наверно, уже на полпути к дому. Где мои очки?

Пошарив в траве, профессор Ротвелл нашел очки Белинды. Девочка водрузила их на нос, радуясь хотя бы тому, что они целы.

Старик схватил ее за руку.

— Я хотел тебя предостеречь, — заговорил он, с тревогой вглядываясь в ее лицо. Этот настойчивый тон был хорошо знаком Белинде. — Я знал, что ты придешь, Эпона. Знал, что тебя потянет сюда. Ты не понимаешь, что тебе грозит опасность. Могила разверзлась. Теперь ничто не помешает Цернунносу совершить возмездие.

Белинда вслушивалась в безумную речь старика, и тревога начала брать верх над гневом.

— Меня никто сюда не тянул, — возразила девочка. — Пустите! — Она попыталась вырвать руку, но профессорская хватка оказалась на удивление цепкой.

— Послушайте, профессор, — успокаивающе сказала Белинда, едва сдерживая страх. — Отпустите мою руку, пожалуйста. Никакая я не Эпона. Меня зовут Белинда. Белинда Хейес. Я… я ничего из ваших слов не понимаю. Все это… выслушайте, выслушайте, прошу вас… все, во что вы верите — богини, волшебство, проклятие, — это же просто сказки. Сказки, вымысел, неправда. Неужели не видите? Я обыкновенная девочка.

Пальцы старика разжались, но глаза все еще горели безумным огнем.

Белинда попыталась изобразить на лице улыбку.

— Мне надо поймать лошадь, — сказала она. — Если Мелтдаун придет домой без меня, мама с ума сойдет от страха.

— Да, — пробормотал старик, выпуская ее руку. — Да, понимаю. — Он потер глаза, словно отгоняя наваждение. — Тебя зовут Белинда?

— Совершенно верно, — подтвердила девочка.

Старый профессор озадаченно взглянул на нее.

— Значит, я ошибся? — растерянно бормотал он, разговаривая скорее с самим собой, чем с Белиндой. — Значит, я все перепутал?

— Наверное. — Девочка ободряюще улыбнулась. — Мне кажется… у вас в голове все перепуталось, вот в чем дело.

— В голове? — переспросил профессор. — Да, наверно. Все перепуталось… — Он помолчал, потом заговорил окрепшим голосом: — Как ты поймаешь свою лошадь?

— Не знаю, — пожала плечами Белинда. — Но ничего, не волнуйтесь. Мелтдаун сам найдет дорогу домой. А я просто пойду за ним следом. — Она вздохнула. — Далековато, правда.

— Но ты сказала, что мама будет тревожиться, если конь вернется без тебя? — забеспокоился профессор. — Давай лучше позвоним ей. Скажем, что с тобой ничего не случилось. У меня есть телефон.

— Нет, не волнуйтесь. Не надо, — отказалась Белинда. Ей очень не хотелось возвращаться на Черную мельницу.

— Но ты же не хочешь, чтобы мама тревожилась, — настаивал старик. — Пойдем, я тебе помогу. Должен же я как-то загладить свою вину. Ведь это из-за меня ты упала. Позвони маме, а потом я отвезу тебя домой. Незачем идти в такую даль пешком.

Белинда с сомнением разглядывала старика.

— Наверное, вы правы, — произнесла она, — но все-таки не нужно меня подвозить. Мама приедет за мной и заберет. Так будет лучше всего. Ладно, — кивнула она, наконец решившись. — Я позвоню от вас.

Они пошли через лес к Черной мельнице. По дороге старик вел себя вполне нормально.

«Может быть, он все-таки поверил мне, — подумала Белинда. — Поверил, что я обыкновенная девочка, и выкинул из головы свои дурацкие сказки».

В леденящем воздухе Черной мельницы по спине у Белинды поползли мурашки. Профессор ввел ее в дом через заднюю дверь. Они миновали старомодную кухню и вошли в гостиную. Белинда хотела сказать, что уже однажды была здесь с Холли, когда им надо было срочно позвонить по телефону, но вдруг профессор изо всех сил толкнул ее.

Белинда перелетела через порог и услышала, как у нее за спиной с грохотом захлопнулась тяжелая дверь. Она вскочила и заколотила в дубовую створку кулаками.

— Профессор! — закричала она. — Выпустите меня!

— Ты должна остаться, — донесся снаружи торжествующий старческий голос. — Останешься, пока опасность не минует. Он зовет тебя, Эпона. Рогатый бог Цернуннос манит к себе. Я тебя спасу. Не бойся, я тебя спасу.

Белинда громко стучала в дверь.

— Профессор!

Но снаружи не слышалось ни звука. Горестно вздохнув, Белинда прислонилась спиной к двери и бессильно сползла на пол.

— Может, ты и защитишь меня от своего рогатого бога, — простонала она. — Но кто на свете защитит меня от тебя самого?

— Посмотри, сколько времени, — попросила подругу Трейси. — Если не ошибаюсь, ее мама сказала, что Белинда вот-вот придет?

Девочки ждали Белинду уже больше получаса. Холли сбегала в конюшню и принесла бинокль, хранившийся в кладовой. Взобравшись, на изгородь, она осматривала волнистые холмы, чтобы как можно раньше заметить подругу.

— Как это похоже на Белинду, — снова заговорила Трейси, возвращаясь к излюбленной теме. — Всегда куда-то пропадает, когда она нужна. Холли, ты меня слушаешь?

— Прости, нет, — рассеянно ответила Холли. Далеко на западе она заметила крохотное темное пятнышко, но никак не могла разглядеть, что это такое. Кто-то выскочил на луг из тенистой чащи леса. Холли с риском для жизни взобралась на изгородь обеими ногами и крутила колесико бинокля, пытаясь поймать пятнышко в фокус.

Холли изумленно ахнула. Трейси тотчас же вскочила на ноги и взобралась на изгородь рядом с подругой.

— Что там такое? — нетерпеливо спросила Трейси. — Дай посмотреть. Белинда возвращается?

— Нет, — ответила Холли. — По-моему, это Мелтдаун. Точно, это он. Но на нем никого нет. Посмотри сама.

Настроив бинокль, Трейси разглядела на фоне зеленой стены далекого леса крохотный темный силуэт скачущего коня.

— Ты права, — признала она. — Это в самом деле Мелтдаун. Неужели Белинда упала? Не может быть!

— Откуда я знаю? — Холли соскочила с изгороди. — Интересно, мы сумеем проехать в лесу на велосипедах? Земля там очень неровная, но бежать далековато.

— Как ты думаешь, может, лучше сходить в дом и сказать ее маме? — забеспокоилась Трейси.

— А что она может сделать? — возразила Холли. — На машине там не проедешь. Только зря испугается. Нет, давай лучше сначала сбегаем посмотрим, что произошло. Если дело серьезное, одна из нас вернется за помощью.

Ехать вниз по верховой тропинке было довольно легко, но, когда девочки выбрались на нехоженые поля, дорога стала тряской, велосипеды угрожающе задребезжали. Колеса подпрыгивали на буграх и кочках, но подруги со всей возможной быстротой упрямо пробирались туда, где проскакал конь Белинды.

Дорога то взбиралась на пригорки, то спускалась в ложбины, холмы загораживали обзор, и только через пару тревожных минут девочки снова заметили Мелтдауна. Он бежал им навстречу неторопливой рысью, спутанные поводья свободно болтались.

— Поймаем его? — предложила Трейси.

— Нет, не надо, — ответила Холли. — Он сам найдет дорогу домой. Лучше поищем Белинду.

Девочки направились в лес, в ту сторону, откуда только что вышел Мелтдаун. Они осторожно крутили педали, выбирая тропинки поровнее, и громко окликали Белинду.

Вскоре тропа стала такой ухабистой, что ехать на велосипедах было невозможно. Подруги прислонили их к дереву и вприпрыжку устремились в лесную чащу, крича изо всех сил.

Но поиски в таком густом лесу были безнадежны. Из-под ног в разные стороны разбегались тропинки, но каждая из них, попетляв, в конце концов терялась среди травы.

— Какая нелегкая ее сюда принесла? — задыхаясь, ворчала Трейси. — Нужно быть круглой дурой, чтобы скакать на лошади по такой чащобе.

— Не знаю, — в тон ей пропыхтела Холли. — Может быть, она кого-то увидела. Может, за кем-то следила. Откуда мне знать, что она… ой! — Деревья внезапно расступились, и девочки очутились на берегу широкого потока. Прямо у них под ногами неторопливо несла мутные бурые воды река Скелтер.

— Вот и все, — вздохнула Трейси. — Заблудились. Пора возвращаться.

— Нет, погоди. Смотри-ка! — остановила ее Холли. В сотне метров ниже по течению деревья отступали от реки, образуя небольшую поляну. Посреди нее, возле самой воды, высилась глухая задняя стена старинного каменного дома. Коричневатые струи лениво обтекали лопасти неподвижного мельничного колеса. Черная мельница!

— Это жилище профессора Ротвелла, — прошептала Холли. — Я и не думала, что мы забрели в такую даль.

— Так вот, значит, где живет чокнутый профессор, — проговорила Трейси. — Жутковатое место. Неудивительно, что у старикана крыша поехала.

— Интересно, — предположила Холли, — что, если Белинда тоже пришла этой дорогой? Вдруг она увидела профессора Ротвелла и отправилась за ним? Тогда становится понятно, зачем она пошла в лес.

— Но зачем ей идти за ним? — не поняла Трейси.

— Ты сама сказала, что ни один дурак не поскачет здесь на лошади, — напомнила Холли. — Ты права, не поскачет. Если у него нет на это веских причин. — Она указала на мрачноватое здание. — Вот тебе и причина. Давай зайдем и узнаем, что к чему. Есть предложения получше?

Трейси покачала головой и вслед за Холли побрела к заброшенной мельнице.

Подойдя поближе, девочки испуганно остановились.

Сквозь буйно разросшийся подлесок виднелся силуэт машины, стоявшей у парадного входа на мельницу. Это не был «Фольксваген» профессора Ротвелла. Серебристый лимузин! Слов не требовалось: обе подруги в тот же миг узнали машину.

Роскошный автомобиль принадлежал Джону Мэллори.

Не успели девочки обдумать, что бы это значило, как до них донесся непонятный шум. Позади мельницы что-то скрипело, трещало, бурлило.

— Что это? — испуганно шепнула Холли, оглядываясь на подругу. — Что там такое?

Осмотрев комнату как следует, Белинда готова была расхохотаться. Будь профессор Ротвелл хоть семи пядей во лбу, тюремщик из него никудышный.

Пол в каморке, куда он запер Белинду, устилали голые деревянные доски, скудную мебель покрывал слой пыли. Сквозь грязное, затянутое паутиной окно сочился тусклый свет. Окно было заперто, но Белинда пришла к выводу, что в нем заключался ее единственный путь к бегству.

Она поднялась на ноги и пошарила вокруг. Нужно найти что-нибудь тяжелое, чтобы разбить стекло в узкой створке, или же кочергу, чтобы выломать хлипкий на вид замок.

Однако позади старого шкафа Белинда обнаружила нечто такое, от чего у нее на лице мелькнула злорадная улыбка. В тени виднелся узкий дверной проем, наполовину скрытый задней стенкой шкафа. Профессор, очевидно, забыл о нем.

Белинда прислонилась спиной к шкафу, уперлась ногами в пол и налегла изо всех сил. Заскрежетали деревянные ножки, и гардероб медленно, дюйм за дюймом, отодвинулся от стены.

Белинда протиснулась в грязную щель. На двери не было ручки, но зато не было и замка. Пленница просунула палец в дырку, где когда-то была дверная ручка, и легко распахнула дверь.

В лицо девочке обрушились тучи пыли. Белинда вылезла через открывшийся проход и очутилась посреди мрачной, закрытой со всех сторон деревянной винтовой лестницы, наподобие тех, что вьются внутри башен в старинных замках. Белинда начала карабкаться вверх по скрипучим ступенькам. Из-под ног клубами вздымалась потревоженная пыль, в лицо лезли клочья паутины.

Наверху ее ждал низкий квадратный выход. Присев на корточки, Белинда вылезла наружу и очутилась в зале, все пространство которого занимала громадная деревянная машина. Повсюду громоздились, причудливо переплетаясь, зубчатые колеса, перекладины, огромные рычаги. Девочка стояла на узкой дощатой галерее, обегавшей зал со всех четырех сторон. А внизу располагался механизм, вращающий мельничные жернова. Сквозь щелястую стену Белинда разглядела мельничное колесо, а внизу, никем не убранные, до сих пор лежали громадные каменные жернова, которые некогда перемалывали зерно в муку.

Оставалась последняя, главная трудность — Белинда не знала, как спуститься. Далеко на полу лежала стремянка, но нечего было и думать добраться до нее. Едва девочка посмотрела вниз, как у нее закружилась голова.

Откуда-то снизу донеслись гулкие удары. Изнутри они звучали совсем не так, как снаружи, но тем не менее Белинда узнала их. Кто-то стучал тяжелым старинным молотком в парадную дверь мельницы.

Сердце у Белинды радостно подскочило. У профессора гости! Кто бы он ни был, вряд ли этот гость так же безумен, как хозяин. Стоит погромче закричать, и она спасена!

До ее слуха донеслись приглушенные сердитые голоса… Тихий голос — профессора и чей-то чужой, гораздо громче. Мужской голос… Мужчина кричит…

Белинда нахмурилась. Голос чужака был ей знаком. Она его где-то слышала, совсем недавно.

Голоса приблизились, и вдруг Белинду осенило. Она узнала этот голос. Он принадлежал Джону Мэллори.

Последние сомнения развеялись, когда дверь в нижнюю часть зала распахнулась; старый профессор, пошатываясь, ввалился внутрь и остановился прямо под галереей.

Белинда юркнула к стене и укрылась среди массивных деревянных рычагов. Затаив дыхание, она выглянула из-за огромного зубчатого колеса. На пороге вырос Джон Мэллори.

— Старый дурень! — взревел он. — Я пришел не для того, чтобы слушать твои бредни. Мне нужно знать, куда ты дел статуэтку.

— Она должна вернуться в землю, откуда вышла, — пробубнил старый профессор. — Рогатый бог проснулся. — Он погрозил Джону Мэллори трясущимся пальцем. — Его сила растет. Возмездие грозит всем.

Джон Мэллори презрительно прищурился.

— Ты сошел с ума! — воскликнул он. — Сросся с этой чепухой настолько, что не можешь отличить реальность от вымысла. — Торговец древностями шагнул в мельничный зал. — Это дело твоих рук, верно? Ты напал на Анну Ферфакс? Да, да, не отпирайся. Вышиб из нее мозги, взял статуэтку и был таков. Старый дурак! — Мэллори зашипел от злости. — Жаль, я вовремя тебя не раскусил. Подумать только, статуэтка была совсем рядом, а я и не догадывался. Надо было дождаться, пока она подойдет поближе к машине. — Мэллори сделал еще шаг к старику. — Ты ничего из моих слов не понял, верно? Ты же глуп как пробка, день от ночи не отличишь.

Профессор попятился.

— Я знаю, ты помогаешь рогатому богу, — забормотал старик. — На твоем лице печать зла.

Мэллори хрипло расхохотался.

— Да нету никакого рогатого бога, старый болван! — прохрипел он. — Я помогаю самому себе и больше никому. Если бы я только знал, что статуэтка вчера была при ней! А я-то, дурак, шел за ней по пятам и даже не догадывался. Знай я раньше, статуэтка ни за что не попала бы к тебе в лапы. Я бы сам ею завладел. Продал и был таков. И не пришлось бы огород городить, ее подставлять, прятать в ее машине похищенные пакеты. Будь божок у меня в руках, никого бы не интересовало, кто руководил раскопками. — Мэллори тяжело шагнул вперед. — Куда ты дел статуэтку?! — заорал он, хватая старика за плечи. — Куда ты ее спрятал?

— Я расскажу, — прохрипел профессор, корчась в железных объятиях Джона Мэллори. — Я отнес ее в пещеру. Но тебе нельзя туда ходить. Статуэтку нужно вернуть в курган. Ты не понимаешь, мы все в опасности. — Голос старика сорвался на визг. — Рогатый бог!

— В какую пещеру? — Глаза Джона Мэллори сверкнули алчным огнем. — Будь ты проклят со своими сказками! В какой пещере ты ее спрятал?

— Там, наверху… в лесу, — заплакал старик. Вдруг он резко дернулся и высвободился из железной хватки Джона Мэллори.

Но в ту же секунду Мэллори снова кинулся на него. Старик споткнулся. Его костлявые руки взметнулись в воздух, и, чтобы не упасть, он ухватился за какой-то длинный рычаг. Древнее дерево протестующе скрипнуло, и под тяжестью профессорского тела рычаг, подергиваясь, двинулся вниз.

Белинда выглянула из-за зубчатого колеса. Ее глазам предстало страшное зрелище: на полу лежал распростертый профессор, Джон Мэллори склонился над ним, точно собираясь избить беззащитного старика. Этого Белинда допустить не могла. Что бы с ней ни случилось, она не станет стоять в стороне и смотреть, как бьют пожилого человека.

Вдруг ей в уши ворвался страшный скрежет рассохшегося дерева. Мельничный механизм пришел в движение! Белинда отскочила назад. Ее сердце бешено колотилось, в голове помутилось от оглушительного грохота.

У нее за спиной блеснул лучик света. Она в ужасе обернулась. Все зубчатые колеса и массивные оси вокруг нее пришли в движение. Тяжелое мельничное колесо оживило застоявшийся механизм. Оцепенев от страха, девочка поняла, что деревянный рычаг, на который упал старый профессор, служил стопором мельничному колесу. А при падении старик его освободил.

Не помня себя от ужаса, Белинда принялась искать путь к спасению и вдруг почувствовала, что ее свитер туго натянулся. Она попыталась высвободиться, опустила глаза и увидела страшную картину: жадные зубцы громадного колеса с хрустом жевали прочную материю. Подол свитера накрепко застрял между острыми зубьями.

Ноги Белинды скользнули по полу, девочка пронзительно завизжала. Безжалостный механизм медленно втягивал ее в свои смертоносные объятия.

Глава X

БЕГСТВО ВО ТЬМУ

— Какая нелегкая принесла сюда Мэллори? — проворчала Трейси. Сквозь колючие заросли ежевики девочки разглядывали серебристый лимузин, стоящий у парадного входа на Черную мельницу. — Неужели он дружит с чокнутым профессором?

— Все может быть, — неопределенно протянула Холли. — Однако, мне кажется, профессор Ротвелл не похож на человека, у которого вообще бывают друзья. — Она обернулась к реке. — Следи за машиной, — попросила она Трейси. — Пойду посмотрю, что это за грохот.

Холли забежала за мельницу. Источник шума тотчас же обнаружился. Торопливые струи реки Скелтер, бурля, ударялись о лопасти огромного мельничного колеса, и те медленно поднимались из воды, взметая искристые каскады белой пены.

Но Холли занимал только один вопрос: почему водяное колесо ни с того ни с сего вдруг заработало. До этого ей казалось, что мельница не приходила в движение уже много десятилетий.

Девочка заметила узкое окошко, глубоко утопленное в толщу замшелой каменной стены. Она заглянула внутрь и невольно вздрогнула — до того напугала ее увиденная картина.

Глазам Холли предстал мельничный зал с серыми каменными стенами; они уходили далеко ввысь и терялись из виду где-то под крышей. Возле жерновов на полу лежал профессор Ротвелл, над ним, в бешенстве замахнувшись, стоял Джон Мэллори. Казалось, на беззащитного старика вот-вот посыплется град чудовищных ударов.

Не медля ни секунды, Холли схватила с земли увесистый камень и изо всех сил швырнула его в окно.

Одновременно со звоном разбитого стекла Холли услышала пронзительный крик. Однако этот высокий голос не принадлежал ни одному из мужчин. Кричала девочка.

Камень с грохотом рухнул на пол, за ним градом посыпались стеклянные осколки. Мэллори резко вскинул голову и, завидев опасность, мгновенно вскочил на ноги, настороженно ощерясь, как загнанная в угол крыса. В следующий миг его лицо исказилось от ужаса, и он бросился бежать к раскрытым дверям мельничного зала.

Пронзительный крик послышался снова. Он раздавался откуда-то сверху, из сумрачной глубины под крышей мельничного зала. Холли подобрала еще один камень и принялась вышибать острые обломки стекла, торчащие из рамы узкого оконца.

Профессор Ротвелл сел, в отчаянии прикрыв лицо ладонями. Холли взобралась коленями на наклонный каменный подоконник и увидела, как профессор, шатаясь, поднялся на ноги и посмотрел вверх. Обеими руками старик схватился за деревянный рычаг и изо всех сил потянул его вверх.

Холли пролезла в окно и неуклюже рухнула на четвереньки.

— Помогите! — крикнул профессор, налегая на рычаг. — Ваша подруга в опасности. Ее зацепил механизм.

— Холли!

Заслышав отчаянный зов Белинды, Холли подняла глаза. Высоко вверху, на деревянной балюстраде, Белинда беспомощно сражалась с огромным зубчатым колесом, но безжалостные челюсти с каждой секундой становились все ближе и ближе.

Еще мгновение — и мельничные колеса затянут ее, раздавят, сомнут. Раздумывать было некогда. Холли вскочила на ноги и изо всех сил навалилась на рычаг. Под оглушительный скрежет рассохшегося дерева рычаг медленно, словно нехотя приподнялся.

Вдруг наступила тишина. Машина остановилась. До ушей Холли донесся невнятный всхлип. Вырвавшись из лап смертельной опасности, Белинда рыдала от радости.

— Лестница! — закричал профессор. — Принесите лестницу, надо снять вашу подругу с галереи.

— Белинда! Ты жива? — окликнула подругу Холли. Из-за парапета дощатой галереи выглядывало бледное как полотно лицо.

— Снимите меня отсюда! — дрожащим голосом кричала Белинда. — Эта штука меня чуть не сожрала!

— Ты не ранена? — встревоженно спросила Холли.

— Нет. Но двигаться не могу, — крикнула сверху Белинда. — Мой свитер застрял накрепко.

Нелегко было поставить стоймя старинную тяжелую стремянку, однако, поднатужившись, Холли с профессором сумели упереть в землю один ее конец и наклонить лестницу так, что она с грохотом обрушилась на шаткий край деревянной галереи.

Профессор Ротвелл держал лестницу, а Холли вскарабкалась наверх.

Знаменитый свитер Белинды застрял в челюстях двух огромных зубчатых колес. Несчастная девочка не могла пошевелиться.

Холли смотрела на подругу, разинув рот от удивления.

— Не спрашивай, — мотнула головой Белинда. — Лучше помоги выбраться.

— С ней ничего не случилось? — обеспокоенно крикнул снизу профессор Ротвелл.

— Ничего, — откликнулась Холли. — Более или менее.

Поднатужившись, девочки ухитрились высвободить свитер из смертельной хватки мельничных колес. Незатейливый наряд превратился в грязную тряпку.

— Твое счастье, что ты любишь просторную одежду, — хихикнула Холли. — А теперь он стал еще просторнее. Мешок мешком.

— Хватит смеяться, — проворчала Белинда. По ее лицу пробежала дрожащая улыбка. — Мне не до шуток. Проклятый механизм меня чуть в котлету не изрубил. А тебя как сюда занесло?

— Хотела задать тебе тот же самый вопрос, — ответила Холли и торопливо объяснила, как они с Трейси заметили Мелтдауна, и как в конце концов поиски привели их к Черной мельнице.

— Но ты-то как здесь очутилась? — снова спросила Холли.

Белинда шагнула к краю помоста, крепко держась за подругу.

— Это все из-за него! — Она указала на профессора Ротвелла. — Заманил меня сюда, потом запер. — Белинда обернулась к Холли и, понизив голос, тревожным шепотом продолжила: — Знаешь, он и в самом деле рехнулся. Помешался на своих легендах. Понимаешь, Холли, он верит во все это, по-настоящему верит.

Снаружи послышались торопливые шаги, и в мельничный зал вихрем влетела Трейси.

Завидев старика, она остановилась, точно споткнувшись.

— Профессор Ротвелл, — пробормотала она, едва переводя дыхание, — простите, дверь была открыта, и я… мне показалось, моя подруга… — Трейси неловко смолкла.

— Мы здесь! — окликнула ее Холли.

Трейси изумленно подняла глаза.

— Мэллори ушел! — воскликнула она. — Я его только что видела. Убежал сломя голову. Что вы там делаете?

— Спускаемся, — отозвалась Белинда. Опираясь на руку Холли, она боязливо приблизилась к лестнице. — Терпеть не могу высоты, — проворчала она, осторожно нащупывая ногой каждую ступеньку.

Вслед за подругой спустилась Холли.

Белинда испепелила профессора яростным взглядом.

— Вы понимаете, что натворили? — вскричала она. — Я из-за вас чуть не погибла!

— Ох, извините, — еле слышно пробормотал старик и провел ладонью по лбу, словно сметая невидимую пелену. Вдруг он покачнулся, и девочки поспешно подхватили его.

— Пойдемте, профессор, — предложила Холли. — Вам нужно сесть.

Девочки под руки отвели профессора в гостиную. Старик шел покорно, без возражений. Войдя в полутемную комнату, он тяжело опустился в кресло и устало прикрыл глаза. Девочек поразил его изможденный вид. Вдруг старик приоткрыл глаза и удивленно взглянул на подруг.

— Что я наделал? — скрипучим голосом пробормотал он. — Что же я натворил?

— Не знаю, — озадаченно проговорила Холли. — А что вы натворили?

Старик устало откинул голову на спинку кресла.

— Знаете, кто напал на профессора Ферфакс? — спросила подруг Белинда. — Никакой не Мэллори. — Она кивком указала на старика. — Это сделал он!

— Тогда при чем тут Мэллори? — спросила Трейси. — Выскочил отсюда и пустился бежать как ошпаренный. Я думала, что он… я уж и не знала, что думать.

— Он пришел сюда, чтобы отобрать статуэтку у профессора Ротвелла, — пояснила Белинда. — Я слышала их разговор от первого до последнего слова. — Она пересказала подругам все, что произошло между Джоном Мэллори и профессором.

Внезапно старик снова забеспокоился.

— Его нужно остановить, — заговорил он. — Нельзя, чтобы он забрал статуэтку. — Он поднял глаза на девочек. — Мне уже лучше, — проговорил он. — Просто… у меня в голове все перепуталось.

— Вы это уже однажды говорили, — сердито откликнулась Белинда. — И в итоге я оказалась под замком.

Профессор виновато покачал головой.

— Нет, теперь я все понимаю. Речь не о призраках. Джон Мэллори плохой человек. Нельзя допустить, чтобы статуэтка попала к нему в руки. Надо позвонить в полицию. Я постараюсь им все объяснить…

— Трейси, — Холли решительно взглянула на подругу. — Куда пошел Мэллори? Ты заметила?

— Вот это как раз самое странное, — ответила Трейси. — Он не свернул к машине, а стремглав помчался куда-то вбок, за угол. Не отскочи я вовремя, сшиб бы меня с ног. Похоже, направлялся в ту сторону, откуда мы пришли. В лес.

— Он шел к пещере! — воскликнула Белинда. — Искать статуэтку. Профессор спрятал ее в пещере. — Она обернулась к старику. — Профессор, это та самая пещера, возле которой я свалилась? Там, в чаще леса?

— Да, — слабым голосом подтвердил профессор. — Статуэтка недалеко от входа. — Он протянул руку к Белинде. — Прости меня за то, что подверг тебя опасности, — проговорил он. — Я был не в здравом рассудке.

Белинда ласково улыбнулась. На лице старика не осталось ни следа безумия.

— Надеюсь, такого больше не повторится, — сказала она.

— О, никогда, — заверил ученый. — Нужно позвонить в полицию. Пора положить конец этому недоразумению. Бедная Анна Ферфакс. Это я напал на нее, ударил по голове и отнял статуэтку. И как мне такое в голову пришло?

— Звоните скорее в полицию, — перебила его Холли. — Белинда! Как, по-твоему, ты сумеешь найти дорогу в ту пещеру?

Белинда с готовностью кивнула.

— Без труда, — ответила она. — А если поспешим, то, может быть, поспеем туда раньше Мэллори. Он знает только то, что статуэтка спрятана в какой-то пещере в лесу. Но не знает, где именно находится та пещера. Верно, профессор?

Старик тряхнул головой и с трудом поднялся с кресла.

— Идите скорее, — поторопил он девочек. — Посмотрите, что можно сделать. Но не приближайтесь к Мэллори. Он очень опасен.

Подруги покинули Черную мельницу и побежали по берегу реки, направляясь к лесу.

Они добрались до опушки. Белинда шла впереди. Девочки обратились в слух, ловя малейший шорох, который дал бы понять, где находится Джон Мэллори. Они знали, что он где-то неподалеку, ищет устье пещеры. Через несколько минут подруги миновали прогалину, где Холли и Трейси впервые вышли к реке. Плавный поток широкими излучинами струился к северу, вдоль берегов вздымались холмы, поросшие лесом. Пробираясь сквозь густую листву, девочки углубились в лес. Вскоре берег реки остался позади.

Белинда, оглядевшись, тотчас же поняла, где находится.

— Туда, — уверенно заявила она, узнав лощину, по которой спускалась верхом на Мелтдауне за минуту до памятной встречи с профессором Ротвеллом.

Девочки на цыпочках двинулись дальше, внимательно вглядываясь в просветы между деревьями — не покажется ли вдалеке Джон Мэллори.

— Вот она, — шепнула Белинда. В двух шагах над ними чернело разверстое устье пещеры, наполовину скрытое зарослями ежевики.

Девочки вскарабкались по склону. Пещера зияла, как злая разинутая пасть; она была так глубока, что внутрь не проникал ни один лучик дневного света, и длинные запутанные ходы терялись в темноте.

— Без фонарика мы тут ничего не найдем, — прошептала Трейси. — Хоть глаз выколи.

— У нас на велосипедах есть фонарики, — вспомнила Холли. — Можем снять их. Белинда, побудь здесь. Спрячься и дожидайся Мэллори, но так, чтобы он тебя не увидел.

— Не волнуйся, — успокоила ее Белинда. — Он меня ни за что не заметит. Я уже видала, на что он способен.

Она нашла себе укромное местечко в паре метров от устья пещеры, позади густого колючего куста.

Крадучись и напрягая слух, чтобы вовремя услышать приближение Мэллори, Холли и Трейси спустились туда, где оставили велосипеды.

На обратном пути Трейси судорожно схватила Холли за руку.

— Тсс! — прошипела она. — Смотри!

Всего в двадцати метрах от них сквозь подлесок пробирался темный силуэт. Это был Джон Мэллори. Он двигался в противоположную сторону и ругался на чем свет стоит.

Холли тихонько рассмеялась.

— Ага, заблудился! — шепнула она Трейси. — Пошли. Мы успеем найти статуэтку и вернуться к профессору, а он даже не поймет, где пещера.

Заслышав шаги подруг, Белинда выглянула из-за куста.

— Не появлялся, — доложила она. — Наверно, мы его обставили.

— Мы его видели, — сообщила Трейси. — Он шел в другую сторону.

— Не будем терять время, — сказала Холли. — Он может вернуться в любую минуту.

В метре над ними чернело устье пещеры, похожее на пологий веер, окаймленный снизу щербатым каменным порогом.

— Ну и ну, — проговорила Холли, заглядывая внутрь. — Ужас какой. Ладно, пошли.

В тусклом свете фонариков по низкому сводчатому потолку пещеры плясали причудливые тени.

— Я подожду у входа, — вызвалась Белинда. — Надо же кому-то остаться караулить. Вдруг Мэллори появится.

Она посмотрела вслед подругам. Те, пригнувшись, забрались в пещеру; их силуэты зловеще чернели на фоне бликов, отбрасываемых фонариками.

— Видишь что-нибудь? — спросила Трейси. Ее голос, отраженный каменными стенами, звучал неестественно глухо.

— Какая-то дыра, — проговорила Холли. В конце туннеля зиял черный сводчатый проем. Лучи фонарика пробежали по ровному песчаному полу, усыпанному камнями, и затерялись вдали.

Протиснувшись в туннель, девочки очутились в пещере, по размерам не превышавшей обыкновенной комнаты. Луч фонарика выхватил из темноты огромные валуны. Казалось, с появлением девочек они грозно приподнялись, отбрасывая на стены непроницаемо черные тени. В дальней стене темнела узкая щель. Еще один туннель, подумала Холли. С наслаждением разогнув спину, она пробежалась лучом фонарика по выщербленным стенам.

— Смотри, чемодан Анны Ферфакс, — указала Трейси, направляя желтоватый лучик на какой-то предмет.

Девочки раскрыли чемодан. Там лежало множество бумаг и документов, но статуэтки не было.

— Куда же она подевалась? — задумчиво спросила Трейси.

Холли водила лучом фонарика по каменистому полу.

Вдруг она радостно вскрикнула:

— Смотри!

Среди камней блеснуло золото. Маленькая статуэтка лежала на плоском камне в дальнем углу пещеры.

— Трейси! Мы ее нашли!

— Здорово! — воскликнула Трейси. — Бери и пойдем отсюда скорее.

Холли подняла статуэтку. Она была холодна как лед.

Вдруг у них за спиной послышался шорох. Из темноты вынырнуло встревоженное лицо Белинды.

— Он здесь! — шепнула она. — Я сама виновата. Высунула нос на секунду, он меня и заметил. Идет сюда. Что будем делать?

— Можем прыгнуть на него, как только он войдет, — предложила Трейси. — Он же не знает, что нас трое.

— Я бы не рискнула, — возразила Белинда. — Он способен на все. Видели бы вы, как он орал на профессора.

Холли осветила фонариком щель в дальней стене пещеры.

— Пойдем туда. Может быть, сумеем спрятаться.

— Ты с ума сошла! — воскликнула Трейси. — Он же нас мигом найдет.

— Помните, что говорил Крис? — сказала рассудительная Белинда. — Здесь настоящий лабиринт. Попробуем спрятаться, а потом вернуться другим путем.

— Не знаю, — пожала плечами Трейси. — Звучит рискованно.

— Но оставаться здесь и ждать Мэллори еще рискованнее, — возразила Холли. В наступившей тишине девочки отчетливо услышали шаги. Кто-то шел по туннелю.

— Пошли! — решительно воскликнула Трейси.

Девочки метнулись в черную расселину и цепочкой пошли по тесному коридору — впереди Холли, за ней Трейси, позади Белинда. Потолка не было видно, коридор представлял собой узкую, смыкающуюся вверху щель между отвесными скалами.

Постепенно расширяясь, туннель углублялся все дальше в гору. Девочки пробирались по головокружительным поворотам. Вдруг они очутились в подземном зале, из которого, как спицы из оси колеса, разбегались в стороны многочисленные туннели.

— И что дальше? — спросила Белинда.

— Спрячемся, — предложила Холли, посветив фонариком в отверстие одного из узких коридоров.

Чтобы проникнуть в туннель, им пришлось опуститься на четвереньки. Девочки ползком поспешно забились в щель, подальше от входа.

— Выключите фонарики, — шепнула Холли. — Они нас выдают.

В воцарившейся темноте дыхание девочек звучало, точно громкие стоны. Казалось, непроницаемая мгла десятикратно усиливает малейший шорох.

Подруги прислушались, пытаясь понять, где же находится их преследователь.

Ближе всех к устью туннеля была Белинда. Она-то и заметила, что позади мерцает свет.

Она поджала ноги и забилась вглубь, поближе к Трейси.

Девочки затаили дыхание.

Сквозь приземистое отверстие туннеля они увидели, что пещеру залил неверный свет. Он не походил на луч фонарика. Свет мерцал, как бледное пламя.

По каменистому полу медленно захрустели тяжелые шаги.

«Наша выдумка никуда не годится, — подумала Холли. — Он непременно нас найдет».

Свет вспыхнул ярче. Крохотный язычок белого пламени заплясал прямо перед глазами Белинды. Она зажмурилась.

Вслед за пламенем она рассмотрела горящие злобой глаза Джона Мэллори. Присев на корточки, он заглянул в туннель и уставился прямо на нее. В вытянутой руке он держал зажигалку.

— Ага! — Его голос прозвучал хрипло, как собачий лай. Мэллори пригнулся, просунул руку в туннель и схватил Белинду за подол просторного свитера.

Девочка отчаянно вырывалась. Трейси и Холли схватили ее за руки и изо всех сил потянули назад. Раздался треск, пальцы Мэллори разжались, и подруги рывком втащили Белинду в спасительную глубину сужающегося туннеля.

— Дурехи, — прошипел Мэллори. — Никуда вы не денетесь.

— Неужели! — крикнула Трейси, стараясь вложить в голос побольше храбрости, которой она отнюдь не ощущала. — А ну-ка, найдите нас!

— Отдайте статуэтку! — Торговец древностями вполз в туннель, освещая зажигалкой мрачные серые стены.

Белинда лягнула ногой и ухитрилась попасть по кулаку Мэллори.

Он выронил зажигалку, и всех четверых окутала бесконечная, непроглядная мгла.

Холли схватила Трейси за руку и поползла дальше, надеясь, что в конце туннеля найдется путь к отступлению.

На ходу Холли шарила рукой по каменистому полу, и вдруг ладонь провалилась в пустоту. Путь обрывался.

Душа у Холли ушла в пятки, под ложечкой противно засосало. Чтобы сохранить равновесие, девочка попыталась ухватиться за щербинки на стенах, но пальцы не слушались, и она начала неудержимо скользить куда-то вниз.

Трейси услышала приглушенный вскрик Холли и поняла, что с подругой что-то неладно. Она принялась шарить рукой в темноте. В последнее мгновение Трейси успела схватить Холли за ногу, но в панике подползла слишком близко к предательски осыпающемуся краю пропасти.

Крепко уцепившись за Холли, Трейси почувствовала, что земля под коленями куда-то ползет. Побарахтавшись мгновение на шатком, уходящем из-под ног обрыве, девочки неудержимо заскользили в беспросветную черноту.

С отчаянными криками Холли и Трейси катились кувырком все дальше и дальше по бесконечному невидимому откосу; вслед за ними яростной лавиной посыпались потревоженные камни.

Глава XI

ЗАБЛУДИЛИСЬ!

Белинда съежилась клубочком в темноте и затаила дыхание, изо всех сил борясь с подступающим к горлу ужасом.

Ни Холли, ни Трейси не было слышно. Белинда пыталась понять, что же случилось с подругами. Только что они ползли впереди нее, спасаясь от цепких лап Джона Мэллори. Один раз Белинда второпях даже натолкнулась на Трейси. Потом послышался зловещий шорох, заклацали катящиеся камни, загремела лавина, подруги вскрикнули, но их голос быстро угас где-то вдалеке, и снова наступила мертвенная тишина. И в этой тишине Белинда вдруг с ужасом поняла, что осталась совершенно одна. Трейси и Холли исчезли.

Вдруг тоннель наполнился звуком хриплого, рвущегося из груди дыхания. Хлоп, хлоп — зашлепали по камням жадные ладони. Джон Мэллори шарил в темноте в поисках потерянной зажигалки.

Белинда не знала, что делать. Она не смела шевельнуться из страха упасть в ту же пропасть, куда только что свалились ее подруги. Ее словно охватил тягучий кошмар, какой бывает в дурных сновидениях. Кошмар, черный, как сама ночь, но проснуться и стряхнуть его нельзя.

Позади зияла черная пропасть, готовая поглотить ее, как только что поглотила Холли и Трейси. А спереди неотвратимо приближался Джон Мэллори. Если она останется на месте, то через считанные секунды Мэллори найдет зажигалку, пламя разорвет темноту и…

Несчастная девочка оцепенела от ужаса. Мысли путались. Она пыталась собраться с духом, но кровь громовыми раскатами шумела в ушах, не давая сосредоточиться. Дрожащие пальцы невольно ухватились за амулет, висящий на шее.

Древний кельтский камень призван был ее оберегать. Защищать именно от таких напастей!

Белинда пришла в себя от внезапной боли. В бок впилось что-то твердое и острое. Должно быть, камень. И этот камень способен послужить ей оружием. Если как следует бросить его, она получит несколько секунд на размышление.

Белинда приподнялась на локте и нащупала острый предмет. Это оказался не камень. Предмет был гладкий, с четкими прямыми углами. Велосипедный фонарь! Она плотно обхватила его пальцами и погладила — было так приятно среди враждебной черноты подземного мира вдруг почувствовать в ладони знакомую, обыденную вещь.

Однако не только это успокаивающее ощущение подбодрило дух Белинды. Есть фонарь — значит, будет свет. Больше всего на свете ей хотелось увидеть лучик света. Пусть даже Джон Мэллори обнаружит ее. Сейчас ее волновало другое — ей не терпелось узнать, что же случилось с подругами. В этой холодной, непроглядной мгле воображение рисовало всякие немыслимые ужасы.

Заранее готовясь к самому худшему, Белинда подняла фонарик, направила его вдаль по туннелю и нажала кнопку.

Внезапная вспышка яркого света ослепила Мэллори. Он вскрикнул и закрыл лицо руками.

Белинда осторожно взглянула через плечо. Теперь ей стало ясно, что же произошло. Она стояла почти в самом конце туннеля. У нее за спиной стены расходились, открывая еще одну пещеру, гораздо большую, чем предыдущая. С одной стороны пещеры неровная бугристая земля пологим склоном спускалась вниз наподобие длинного ската крыши.

Наверное, Холли и Трейси съехали вниз с этого откоса. У Белинды перехватило дыхание. Может быть, они лежат внизу, раненые, и не могут пошевелиться. Или еще хуже…

Белинда подползла к краю и посветила фонариком вниз. Метрах в четырех впереди щербатый свод пещеры опускался почти до пола, и длинный склон нырял под образующийся уступ. Дальше луч фонарика не проникал.

— Холли! — крикнула Белинда. — Трейси!

В считанных сантиметрах от нее на склоне блеснула яркая вспышка. За выступ скалы зацепилась золотая статуэтка. Белинда протянула руку и схватила оброненную драгоценность.

— Холли! — снова окликнула она.

Белинде почудилось, что она слышит слабый ответный стон из глубины. Впрочем, может быть, это было просто эхо ее собственных криков.

Но тут ее внимание привлек другой звук, гораздо более близкий. Белинда резко обернулась, но Джон Мэллори оказался проворнее. Он цепко схватил ее сзади за шею.

— Отдай фонарь! — злобно прохрипел он.

— Мои подруги… — еле выдавила полузадушенная Белинда, извиваясь в железных тисках его пальцев. — Они там, внизу. Может быть, ранены.

— Ага! — Глаза Мэллори хищно сверкнули: он заметил в руке у девочки золотую статуэтку.

— Помогите, — жалобно всхлипнула Белинда. — Надо их выручить.

— Отдай статуэтку! — рявкнул Мэллори.

— Ни за что! — Белинда взметнула руку над склоном. Золотая статуэтка ярко сверкала в лучах фонарика. — Пустите, а то я ее брошу. Правда, брошу!

Пальцы торговца древностями неохотно отпустили шею пленницы. В прищуренных глазах жадность мешалась с опаской.

Белинда на четвереньках отползла подальше и направила луч фонарика прямо Мэллори в лицо.

— Жалкая дуреха, — прошипел Мэллори, прикрывая рукой глаза. — Тебе отсюда не выбраться. Я у тебя на пути. Отдай статуэтку, и я тебя выпущу. — Его губы скривились в злорадной ухмылке. — Или хочешь, чтобы твои подруги остались там?

Белинда пристально всматривалась в противника, стараясь понять, что же он задумал. Мэллори был прав в одном: она не могла проползти через туннель. Он непременно схватил бы ее.

— Если… если я ее отдам… — Она запнулась. — Вы мне поможете?

— Ну конечно, — проворковал Мэллори, жадно протягивая руку.

Белинда ему не доверяла. Но что ей оставалось? Выбора не было. Она еще раз окинула взглядом крутой откос.

Она нехотя протянула статуэтку Джону Мэллори, и алчные пальцы сомкнулись на горле рогатого бога.

Холли казалось, что падение не кончится никогда. Со всех сторон грохотали тяжелые камни. Стремительная лавина колотила по всему телу, как жестокий град. Бедной девочке чудилось, что скалистый склон вот-вот оборвется, и она кубарем полетит в бездонную черную пропасть.

Вдруг она всем телом на что-то наткнулась. Падение прекратилось. От удара перехватило дыхание. Холли лежала, оглушенная, хватая воздух ртом и прикрывая голову руками от безжалостного камнепада.

Лавина закончилась. Холли осторожно приоткрыла глаза — ее окружала непроглядная тьма.

Ноги придавило чем-то тяжелым. Холли приподняла ноющие руки и пошарила вокруг, уверенная, что ноги крепко застряли среди огромных камней. Но пальцы нащупали ткань. На коленях лежали отнюдь не камни — это была Трейси, распростертая, оглушенная падением.

В горло лезла мелкая противная пыль. Трейси закашлялась.

— Трейси! — шепнула полузадушенная Холли, прочищая горло от забившегося песка.

— Да… — послышался слабый голос.

— Ты жива?

— Кажется. — Трейси с трудом приподнялась, и Холли облегченно согнула высвобожденные ноги. — О боже, — простонала Трейси. — Все тело болит. Что с нами стряслось?

— Земля подо мной вдруг куда-то подалась, — припомнила Холли. — Как ты думаешь, далеко мы улетели?

— Кто его знает, — пробормотала Трейси. Холли услышала, как зашуршали камни, — это Трейси с трудом поднялась на колени. — Тебе удалось удержать фонарик?

— Нет. Уронила, — призналась Холли. — А где Белинда?

— Ползла сзади меня, — ответила Трейси. — Наверно, осталась наверху. — Ее голос задрожал от отчаяния. — Холли! Что нам делать?

— Пошарить вокруг, — резонно рассудила Холли. — Может быть, найдем фонарик. Он где-то неподалеку. Помню, что, когда я падала, он еще был в руке.

Девочки принялись шарить в темноте. Вскоре Холли поняла, каким образом они ухитрились отделаться столь легкими ушибами. Землю под ними покрывал слой мелкого песка, скопившегося у подножия откоса. Песок был жестким и сухим, однако смягчил падение и уберег от серьезных увечий.

— Вот он! — через мгновение воскликнула Трейси. Она нащупала фонарик, однако он показался ей на удивление легким. — Вот наказание! — простонала она. — Разбился на куски. — В руке у нее был всего-навсего пластиковый корпус.

— Давай искать дальше, — подбодрила ее Холли, подползая поближе к подруге на голос.

Постепенно, осколок за осколком, они нашли батарейки и остальные детали фонарика. Он развалился всего лишь на три куска, однако собрать их на ощупь было невозможно.

— Да всунешься ты или нет? — ворчала Трейси, снова и снова пытаясь ввинтить крохотную лампочку в гнездо. — Слава богу, это всего лишь фонарик, а не атомная электростанция.

— Какой стороной вставляются батарейки? — спросила Холли.

— Не помню, — призналась Трейси. — Воткни как-нибудь, а потом посмотрим, что получится.

Откуда-то издалека донесся сдавленный вскрик.

— Тс-с! — шепнула Холли. — Слышишь?

— Это Белинда! — прошептала в ответ Трейси.

Холли набрала полную грудь воздуха.

— Мы живы! — что есть мочи крикнула она.

Девочки прислушались. Ответа не было.

В глаза Холли ударил луч фонарика.

— Ой! — вскрикнула она и прикрыла лицо руками.

— Получилось! — радостно вскричала Трейси. — Ох, прости. — Она отвела луч от лица Холли. — Получилось, Холли!

Подруги обменялись довольными улыбками.

— Ну и ну! — воскликнула Трейси. — Посмотри, в каком ты виде!

— А ты-то сама, — не осталась в долгу Холли. В спутанные волосы девочек забился песок, лица потемнели от грязи. Трейси отряхнула одежду, и в воздух взметнулись клубы белесой пыли.

Холли огляделась, пытаясь понять, куда же их занесло. Вокруг простиралась огромная пещера с низким потолком. Далекие стены терялись в темноте. Во все стороны волнами уходили бесчисленные груды песка вперемешку с мелкими камешками. Откос, по которому подруги скатились, зловеще темнел, как щель гигантского почтового ящика под угрюмо нависшей крышей.

Трейси поднялась — ее голова почти касалась низкого свода пещеры. Девочка посветила фонариком вверх по откосу.

— Нам туда не взобраться, — вздохнула она, смерив взглядом крутизну подъема. — Без веревок и альпинистского снаряжения и речи быть не может. — Она обернулась к Холли. — К нам наверняка придут на помощь, правда? — с надеждой проговорила она. — Ведь не такой же этот Мэллори подлец, чтобы бросить нас тут, как ты считаешь? Белинда сумеет с ним договориться?

Холли тоже посмотрела вверх. Над откосом, закрывая обзор, низко нависал иззубренный скалистый карниз. Вершина откоса терялась из виду.

— Давай покричим, — предложила Холли. — Хором. Они услышат и поймут, что мы живы.

Девочки встали рядом у подножия склона.

— Готова? — спросила Холли.

— Готова, — кивнула Трейси.

Они набрали побольше воздуха и закричали что было мочи. В темных уголках пещеры им откликнулось громкое эхо.

Белинда уже готова была отдать статуэтку Мэллори, как вдруг до ее ушей долетел громкий крик, многократно отраженный от стен пещеры.

Раскатистое эхо скрадывало слова, и Белинда услышала лишь неразборчивый вопль, однако, по крайней мере, ей стало ясно, что подруги живы. И это придало ей сил сражаться дальше.

Белинда проворно выхватила статуэтку из рук Мэллори.

— Вы ее не получите! — воскликнула она, направив луч фонарика прямо ему в глаза. — И сейчас же выпустите меня.

Губы Мэллори злобно скривились. Его лицо напряглось, и Белинда поняла, что он готов броситься на нее.

— Предупреждаю, — процедила она. — Только троньте меня, и вам не поздоровится. — Она радовалась, что сумела не выдать голосом страха. — Профессор Ротвелл уже позвонил в полицию, — продолжала девочка. — Они будут здесь с минуты на минуту. Даже если вы отберете статуэтку, вам с ней далеко не уйти.

Белинда встала, не сводя луча фонарика с глаз Мэллори.

Даже несмотря на то, что она ожидала нападения, внезапный бросок Мэллори застал ее врасплох. А злобный блеск в его глазах говорил, что, заполучив статуэтку, торговец древностями не успокоится. Похоже, он собирался сделать со своей противницей то, чего счастливо избежал старый профессор Ротвелл.

Пронзительно завизжав, Белинда метнулась прочь от предательского склона, по которому скатились ее подруги. Свет фонарика плясал по выщербленным стенам пещеры. Бежать было нелегко, ноги то и дело натыкались на выбоины и камни.

У нее за спиной раздался яростный крик, потом он внезапно стих, и она услышала глухой стук, словно от падения тяжелого тела. На бегу Белинда оглянулась через плечо. Оказывается, Мэллори споткнулся о большой камень и с разбегу рухнул на землю. Он тотчас же вскочил на ноги, но все-таки Белинда сумела выиграть несколько драгоценных секунд. Она заметила, что Мэллори движется неестественно тяжело; должно быть, он серьезно поранился.

Однако даже ранение не остановило его. Хромая, бандит пустился в погоню. Его лицо исказилось от боли и ярости.

Освещая себе путь фонариком, Белинда длинными прыжками неслась по усеянному булыжниками полу пещеры, перескакивая через торчащие валуны. Она обшаривала взглядом стены в поисках расщелины, куда можно было бы юркнуть. Крис говорил, что пещеры похожи на лабиринт. Может быть, ей удастся сбить Мэллори с пути и при этом не заблудиться самой?

Девочка взобралась на скользкий бугор и кубарем скатилась в трещину с высокими крутыми стенами. Дальше путь был выложен огромными плоскими плитами, похожими на ступени гигантской лестницы. Белинда принялась прыгать с плиты на плиту. Она не решалась обернуться, но знала, что Мэллори следует за ней по пятам.

Вдруг перед ней выросла отвесная стена. Неужели тупик? Нет! Слева в скале темнела едва заметная трещина. Путь к спасению?

Белинда протиснулась в трещину и очутилась в огромном зале. Он был больше всех, какие до сих пор встречались ей на пути. Целый подземный собор! Но, вглядевшись, девочка вздрогнула. Дальше пути не было: земля возле ее ног обрывалась. Белинда стояла на каменном уступе, за которым разверзалась пропасть.

Белинда повела лучом фонарика, ища путь к спасению из ловушки. За спиной вздымались отвесные стены, единственным просветом в них была щель, через которую девочка сюда попала.

Погоня закончилась. Ей оставалось только ждать, когда Мэллори придет и возьмет ее голыми руками.

Вот и он. Пыхтя, торговец древностями с трудом протиснулся в трещину. Он тяжело хромал, лицо перекосилось от боли. Видимо, при падении он разбился не на шутку. Глаза горели убийственным огнем.

Увидев, что Белинде некуда бежать, он хрипло расхохотался.

Она попятилась к самому краю скального уступа.

Мэллори схватил ее за руку и силой разжал ее пальцы.

— Вот ты и попалась! — прошипел он, вырывая статуэтку. — Знаешь, что я с тобой сделаю?

Белинда юркнула в сторону. Она была готова рыдать от отчаяния. Если ей не удастся проложить себе путь обратно к расселине, Мэллори просто свернет ей шею, как цыпленку. Тяжелый амулет, качнувшись на шнурке, коснулся ее груди. Вот что ей нужно!

Она торопливо сняла амулет с шеи и, отступив на шаг от Мэллори, принялась раскручивать над головой камень на кожаном шнурке.

— Не подходите! — крикнула она.

Мэллори сделал еще один шаг к ней. Белинда раскрутила камень изо всех сил и с треском ударила противника прямо в висок. Взвыв от боли, Мэллори рухнул на колени и выронил статуэтку. Рогатый рожок подкатился к самому краю обрыва и покачнулся. Белинда рванулась, чтобы подхватить его.

Но вдруг камни посыпались у нее под ногами. Какую-то долю секунды Белинда балансировала на краю, отчаянно молотя в воздухе руками, но затем скала обрушилась, и девочка покатилась вниз.

На ее счастье, падение было недолгим. Высота в этом месте едва достигала трех метров. Приземление получилось мягким, под ногами у Белинды с плеском взметнулись брызги ледяной воды.

Девочка поднялась на ноги и очутилась по колено в холодной как лед жидкой грязи. Луч велосипедного фонарика на мгновение выхватил из темноты черные струи подземного потока, и тут Белинда потеряла равновесие. Фонарик выскользнул из рук и с коротким всплеском исчез под водой.

Белинда высвободила руки из липкой грязи и принялась ощупью пробираться к твердой земле. О, как хотелось ей вырваться из этого черного кошмара!

Под ногами хлюпала вязкая глина, но руки нащупали твердый камень. Подтянувшись, девочка вскарабкалась на круглый валун и долго хватала воздух ртом, переводя дыхание. Она прислушалась — Мэллори не было слышно. Тишину нарушали лишь громкое биение ее сердца да мирный шепот подземной реки.

Сначала Белинда готова была разрыдаться от радости оттого, что сумела ускользнуть из лап Джона Мэллори, но вскоре этот первый всплеск угас, сменившись осознанием того, что ей по-прежнему грозит смертельная опасность. И к тому же статуэтка осталась у Мэллори. Стремительное падение не принесло ни малейшей выгоды; мало того, оно поставило под угрозу саму жизнь.

Белинда застонала. Ей оставалось только одно: любой ценой выбраться на поверхность. Только это могло ее спасти!

«Думай! — приказала она себе. — Не паниковать. Думай!»

Вдруг ее озарило. Река! Она стояла на берегу той самой подземной реки, о которой рассказывал Крис. Там, где река выходит на поверхность, образуется Кровавый источник. Здесь река течет влево. Если, пробираясь по берегу в непроглядной темноте, она сумеет найти дорогу вниз по течению, то, может быть, там, где поток выходит наружу, найдется выход и для нее. Крис говорил, что неподалеку от того места, где река выходит на поверхность, есть расселина. Путь на свободу. Только бы удалось найти ту расселину! Это была единственная надежда.

Собрав все свое мужество, девочка пустилась в решающий путь к свету.

«Ну, погоди, Холли, — думала Белинда. — Вот только выберусь отсюда, выскажу тебе все, что я думаю! Вечно втягиваешь меня в дурацкие истории!»

Громкий крик замер под сводами пещеры, но никакого ответа сверху не было.

— Как ты думаешь, они нас услышали? — спросила подругу Трейси. — Неужели с Белиндой что-то случилось?

— Мы должны суметь взобраться наверх, — сказала Холли. — Если бы Белинда нас услышала, то непременно ответила бы. У меня душа не на месте. Вдруг этот негодяй Мэллори добрался до Белинды! К тому же я потеряла статуэтку. Она, наверно, до сих пор валяется где-то наверху, на откосе. — Холли посмотрела на Трейси — у той в глазах мелькнула тревога. — Посвети вокруг, Трейси, — попросила Холли. — Попробуем найти путь наверх.

Однако низкие стены пещеры были неприступны.

— Нельзя сдаваться, — упрямо проговорила Холли. — Главное, у нас есть свет. А там что-нибудь придумаем.

— Пойдем-ка сюда, — предложила Трейси, направляясь вдоль одной из стен. — Должен же быть какой-то выход. — Она с тревогой взглянула на Холли. — Мы выберемся, — неуверенно произнесла она. — Правда, выберемся?

Холли не решилась высказать свои опасения вслух. Ей вспомнились слова Криса: в этих пещерах можно заблудиться навсегда. Крис сравнил пещеры с лабиринтом, упустив из виду одно существенное различие. Из лабиринта всегда существует выход, пещеры же могут петлять и извиваться на протяжении многих миль, и нет никакой гарантии, что рано или поздно они где-нибудь выйдут на поверхность.

Однако долгие бесплодные рассуждения были не в характере Холли. Они выберутся! Непременно выберутся! Вот на чем она сосредоточила свои мысли, шагая по пятам за Трейси. Они обязательно выберутся!

Подруги прошли метров пятьдесят по зыбкому песку, держась возле стены. Вдруг Трейси остановилась.

— Слышишь что-нибудь? — спросила она.

Девочки прислушались. Мертвенную тишину нарушал тихий, едва различимый плеск. Он доносился откуда-то спереди.

— Река журчит, — неуверенно проговорила Холли.

— Река! — ахнула Трейси. — Только этого не хватало. Небольшой заплыв, чтобы поднять бодрость духа. Жаль, оставила дома купальник.

— По крайней мере у нас будет вода для питья, — заметила Холли. — Нужно прополоскать горло от пыли. А то я до сих пор задыхаюсь.

Подруги взобрались на высокий песчаный холм, почти смыкавшийся со сводом пещеры. Позади него песок сменялся красноватой глиной. А между глинистых берегов клубился и журчал стремительный поток.

Но девочки заметили не только это. Желтоватый овал света от фонарика выхватил из темноты картину такую неожиданную, что они едва поверили своим глазам.

Глава XII

КРОВАВЫЙ ИСТОЧНИК

Холли и Трейси скатились по песчаному берегу и оказались лицом к лицу с подругой.

— Белинда!

Радостный крик Холли эхом прокатился под сводами огромной пещеры.

— Наконец-то вы меня нашли! — крикнула Белинда. — Осторожнее! Не подходите близко к воде. Глина вязкая, как трясина!

Холли и Трейси быстро убедились в правоте этих слов. Под ногами захлюпала липкая красноватая жижа. Белинда стояла в этой жиже по колено, и бурая корка облепила ее с головы до пят.

Жмурясь от света, Белинда протянула своим спасительницам руку, они подхватили подругу под мышки и, пятясь, вызволили из илистого плена на сухой песок.

Белинда со стоном обессиленно опустилась на землю.

— Холли! — жалобно проговорила она. — Помнишь, как мы организовали Детективный клуб?

— Конечно, помню, — ответила Холли. Она присела на корточки и принялась соскребать грязь с промокших джинсов Белинды.

— Помнишь, я спросила, много ли сил будет отнимать наша работа, и ты ответила, что от нас потребуется только одно — лежать на диване да книжки почитывать?

Холли едва заметно усмехнулась:

— Помню, конечно.

— Но ты никогда не говорила, что мне предстоит едва не погибнуть под мельничными колесами, — продолжала Белинда, глядя на подругу сквозь заляпанные грязью очки. — Или что я буду рыскать по пещерам, спасаясь от какого-то психа, жаждущего моей крови. И тем более не говорила, что в один прекрасный день я до полусмерти замерзну в грязном глинистом болоте.

— Но я же в этом не виновата, — возразила Холли. — Не я же все это подстроила.

— Тогда кто виноват? — воскликнула Белинда. — Почему-то до знакомства с тобой таких приключений со мной не бывало.

— Никто из нас не виноват, что тебе пришло в голову сунуть нос на Черную мельницу, — обвинила подругу Трейси.

— Это я-то сунула нос? — взвилась Белинда. — Да я заехала только затем, чтобы позвонить. Я же не знала, что чокнутый профессор запрет меня.

— Значит, сама виновата, — отрезала Трейси. — Меня бы так не провели. — Она усмехнулась. — Но, по крайней мере, у наших приключений будет хоть одно хорошее следствие.

— Неужели? — язвительно откликнулась Белинда. — Какое же?

Трейси кивком указала на рваный, грязный и мокрый свитер подруги.

— Ты наконец выкинешь эту старую тряпку.

Лицо Белинды расплылось в довольной ухмылке.

— Разумеется! — рассмеялась она. — У меня дома таких свитеров полный шкаф.

Трейси горестно покачала головой.

— Ты неисправима, — вздохнула она.

— Не хочется вас перебивать, — вмешалась Холли, — но, может быть, все-таки подумаем, как отсюда выбраться? — Она посмотрела на Белинду. — Что там наверху стряслось? Мы слышали твои крики, но потом все стихло. Где Мэллори?

Белинда вкратце рассказала о своем бегстве, о падении в реку и о потерянном фонарике.

— Видели бы вы, какое у него было лицо, — добавила она. — Он, пожалуй, в самом деле убил бы меня, лишь бы завладеть статуэткой.

— Статуэтка? — воскликнула Трейси. — А она куда подевалась?

— Не знаю, — вздохнула Белинда. — Он держал ее в руках, но уронил, когда я заехала ему амулетом в висок. — Она горестно покачала головой. — По правде говоря, меня мало волнует, что сталось со статуэткой, да и с самим Мэллори. Единственное, чего мне хочется, — это поскорее выбраться отсюда.

— А мы можем вернуться тем же путем, что ты пришла сюда? — спросила Холли.

— Вряд ли, — засомневалась Белинда. — Не забывай, я упала с обрыва. А внизу сплошная жидкая глина. — Она попыталась встать, но от слабости лишь бессильно взмахнула руками и опустилась обратно на землю. Подруги подхватили ее под руки и помогли подняться на ноги. — Я шла по течению реки. Помните, Крис рассказывал, что она выходит на поверхность у Кровавого источника? Он еще говорил, что неподалеку есть расселина. Я подумала, что сумею найти ее, если буду держаться реки.

— А откуда ты знаешь, что это та же самая река? — спросила Трейси, опуская луч фонарика к бегущей воде. В желтоватом свете блеснули темные, ржаво-красные струи.

— Наверняка та же самая, — уверенно ответила Белинда. — Иначе быть не может. Смотри, какая красная вода. Крис говорил, что после сильных дождей, когда уровень воды поднимается, река становится красной от глины. Я попыталась вычислить расстояние. От пещеры, через которую мы вошли, до Кровавого источника не больше километра. А мы сейчас находимся где-то между пещерой и источником, верно?

— Значит, надо идти и искать выход, — заключила Холли. — Трейси, свет вправду стал тускнеть, или мне это мерещится?

Яркое белое озерцо света от велосипедного фонарика на глазах у девочек вдруг поблекло, стало мутно-желтоватым.

— Мне не хотелось первой об этом заговаривать, — призналась Трейси. — Холли, это твой фонарик. Когда ты в последний раз меняла батарейки?

— Не помню, — наморщила лоб Холли. — Лет сто назад.

— Придется обойтись тем, что есть, — вздохнула Белинда. — Пойдемте, да поскорее. Я и так хлебнула горя, блуждая тут в темноте. Мне не улыбается снова остаться без света.

Делать было нечего — Белинда говорила разумно. Девочки пошли гуськом, Трейси освещала дорогу.

Холли старалась сохранять присутствие духа, но в голову лезли предательские мысли о том, как легко заблудиться в этой непроглядной мгле и потерять счет пройденному пути.

То тут, то там из песка начали вырастать острые камни. Идти стало труднее. Еще через десяток метров песок кончился, и девочкам пришлось карабкаться по голым валунам, чьи гладкие бока тускло поблескивали в желтоватом луче фонарика. Каменистые берега сжали реку, и в неумолчный шелест вплелась новая нота. Спереди доносился тихий плеск падающей воды.

Дорогу преградил скалистый гребень. Река исчезала в расселине, которую бурные струи прогрызли сквозь твердую каменную породу.

Белинда бессильно опустилась на колени.

— Я больше не могу, — простонала она. — Бесполезно. У меня нет сил карабкаться. Хватит. Я дальше не пойду.

— А я не сдаюсь! — горячо воскликнула Трейси. — Холли, подсади меня. Хочу посмотреть, что нас ждет впереди.

— Камни, — пробормотала Белинда. — Камни и снова камни.

Гребень оказался высотой всего по грудь. Холли помогла Трейси перебраться на другую сторону. Девочки глядели вслед подруге и видели, как тоненький лучик света сжимается до едва заметного тусклого пятнышка.

Подруг снова окутал мрак. Холли взяла Белинду за руку.

— Нельзя сдаваться, — с ласковой настойчивостью заговорила она. — Тем более сейчас. Мы почти у цели.

— Разве? — усталым голосом промолвила Белинда.

— Конечно, — заверила ее Холли. — Вот увидишь. — Она пожала руку Белинды. — И вообще, я не позволю тебе сдаваться и падать духом. Подумай сама, если ты навсегда останешься здесь, кто будет заботиться о Мелтдауне?

Через несколько минут вдалеке снова забрезжил луч света. Над гребнем появилось лицо Трейси.

— Там водопад, — сообщила она. — Только маленький. А за ним — небольшое озеро. Путь нетрудный.

После долгих уговоров Белинда наконец согласилась перебраться через гребень и ползком двинулась дальше. Потолок нависал низким сводом, девочкам пришлось встать на четвереньки.

Вскоре плеск воды стал оглушительным. Девочки осторожно спустились в еще одну просторную пещеру. Всю ее середину заполнял темный пенистый водоворот, но вдоль стен по берегу пролегала узкая тропинка. Посреди огромного сводчатого зала стало еще заметнее, как потускнел и без того хилый лучик фонарика.

Держась за руки, девочки обогнули озеро. Они слишком устали, чтобы говорить, и, поддерживая друг друга, молча двигались вперед.

Вдруг тусклый лучик в последний раз мигнул и погас.

— Ох, нет! — горестно воскликнула Трейси. — Только не теперь!

— Наша песенка спета, — без всякого выражения произнесла Белинда. Вокруг девочек сомкнулась непроницаемая тьма.

— Смотрите! — воскликнула Холли. — Смотрите!

В считанных метрах впереди среди камней забрезжил свет. Не желтоватый луч электрического фонаря, а совсем другой — самый что ни на есть живой.

— Вот он, выход! — радостно завопила Трейси. — Ура! Мы его нашли!

Ничто не могло воодушевить девочек сильнее, чем этот едва заметный отблеск солнечных лучей, проникавший через расселину. С новыми силами подруги двинулись вперед. Их глазам открылась вытянутая, сужающаяся кверху трещина в твердой скале. Задыхаясь от радостного смеха, девочки быстро преодолели последние несколько метров.

Трейси ощутила под пальцами травянистую почву. Подтянувшись, она протиснулась в щель и выбралась на склон холма, навстречу ослепительному сиянию дня.

— Солнце! — воскликнула Холли. — Белинда, мы выбрались! Ура!

Три подруги с наслаждением растянулись в высокой густой траве, каждой клеточкой впитывая живительное тепло солнечных лучей.

— Я всегда знала, что мы выберемся, — проговорила Белинда. — О, какое блаженство! Наконец-то я согрелась!

— Как это понимать — ты знала? — недоуменно спросила Трейси. — Ты же готова была поднять лапки кверху и остаться под землей навсегда.

— Это входило в мой хорошо продуманный план, — заявила Белинда. — Я понимала — если я сделаю вид, что сдаюсь, это подхлестнет вас и придаст новых сил.

— Тебе удалось меня провести, — негромко рассмеялась Холли.

У девочек не было сил пошевелиться, они лишь лежали и нежились в ласковых солнечных лучах.

Холли первая собралась с силами. Она села и огляделась, потом подползла к обрыву и заглянула вниз. Прямо под ними из трещины в скале с плеском вырывались мутно-красные коды Кровавого источника.

— Да, девчонки, ну и попали мы с вами в переделку, — рассмеялась Трейси, оглядев подруг с головы до ног. — Особенно ты, — обратилась она к Белинде. — У тебя такой вид, словно ты целый день принимала грязевую ванну.

— Да и ты не лучше, — парировала Белинда. — Пошли-ка домой.

Трейси кивнула.

— Вот доберусь до дому, целый день под душем простою, — мечтательно вздохнула она.

— Как вы думаете, полиция уже приехала? — поинтересовалась Холли. — Профессор Ротвелл должен был вызвать их давным-давно. Нам нужно рассказать о Мэллори. Интересно, сумел он найти обратный путь?

— Надеюсь, что нет, — отрезала Белинда. — Хоть бы он все еще блуждал по лабиринтам. Это пойдет ему на пользу.

Холли встала.

— Мы должны это выяснить, — решительно проговорила она. — Не забывайте, статуэтка осталась у него.

— Я хочу домой, — заныла Белинда. — Хватит с нас приключений на сегодня.

Холли потянула ее за руку и поставила на ноги.

— Я не уйду, пока не узнаю, чем все кончилось, — заявила Холли. — Полиция, наверно, уже в пещере. Профессор Ротвелл должен был рассказать им, куда мы направились. Пойдем, Белинда, это займет всего несколько минут. Узнаем, что случилось, и сразу домой. К тому же нам все равно придется возвращаться за велосипедами.

Подруги отправились в обратный путь через лесную чащу. Они представляли собой занятное зрелище. Трейси и Холли были покрыты толстым слоем пыли, а Белинда с головы до ног заляпана красноватой глиной.

После чудесного избавления у девочек было легко и радостно на душе. Держась за руки, они весело болтали, до сих пор не в силах поверить, что сумели выйти из такой переделки целыми и невредимыми.

Но возле устья пещеры не было ни следа полиции. Неужели профессор все-таки не позвонил, спросила себя Холли.

Вдруг девочки остановились, разговор оборвался на полуслове. У каменного порога лежало неподвижное тело.

Это был Джон Мэллори.

Его голова откинулась, руки неуклюже подпирали туловище, ноги бессильно вытянулись.

Подруги направились к нему.

— Осторожнее, — предупредила Белинда. — От него чего угодно можно ждать.

Глаза Джона Мэллори были закрыты, лицо застыло в болезненной гримасе. На виске, там, куда пришелся удар каменным амулетом, багровела глубокая ссадина. В руке мужчина сжимал золотую статуэтку.

Услышав голоса девочек, Мэллори приоткрыл глаза и поднял голову.

— Помогите, — еле слышно простонал он. — Я сломал ногу.

— Не верьте ему, — стояла на своем Белинда. — Он и вправду упал, когда гнался за мной, но, возможно, он нас дурачит. Не так уж серьезно он ранен.

— Не думаю, — откликнулась Трейси, опускаясь на колени возле Мэллори. — Посмотри, какая у него нога. — Лодыжка выше ботинка чудовищно распухла. Видно, Мэллори в самом деле сильно повредил ногу.

— Не волнуйтесь, — успокоила его Трейси. — Мы вам поможем.

Но Белинда смерила его испепеляющим взглядом.

— Вы не заслуживаете помощи, — сердито заявила она. — Разве вы нам помогли? Загнали нас в пещеры и хотели там бросить.

Мэллори покачал головой.

— Я бы непременно позвал на помощь, — слабым шепотом возразил он.

Холли взяла у него из пальцев статуэтку. Мэллори попытался покрепче ухватить ее, но поморщился от боли и бессильно уронил руку.

— Мы знаем, что это вы виновны в краже археологических находок из фургона, — сказала ему Холли. — И вы в этом должны признаться, иначе мы вас здесь оставим.

— Хорошо, хорошо, — пробормотал Мэллори. — Признаюсь, в чем хотите. Только позовите кого-нибудь на помощь.

— Если мы будем вас держать, сможете идти? — спросила Трейси.

— Пожалуй, да, — проговорил раненый.

Поднатужившись, девочки помогли Мэллори подняться на ноги. Холли и Трейси поддерживали его с обеих сторон.

Белинда шла позади, все еще пылая недоверием, и внимательно следила за каждым движением мужчины. Но тот еле-еле ковылял вперед. Похоже, рана на ноге в самом деле была серьезной. Если он и не сломал лодыжку, то по крайней мере сильно растянул связки.

Мэллори шел очень медленно, и путь через лес к поляне, на которой стояла Черная мельница, оказался довольно долгим.

Подойдя ближе, девочки увидели, что у дверей Черной мельницы стоит полицейская машина.

— Значит, он все-таки позвонил, — с облегчением воскликнула Белинда. — Молодец профессор! Интересно, почему они сразу не поехали к… — Она осеклась. Возле полицейской машины стояла карета «Скорой помощи».

У задних дверей «Скорой помощи» прохаживался молодой человек в форменном зеленом комбинезоне службы спасения.

— Помогите! — крикнула Холли.

Врач-спасатель удивленно взглянул на них, не веря своим глазам. Он торопливо подбежал и принял раненого Мэллори из рук изнеможенных девочек.

— Что случилось? — спросил врач.

— Долгая история, — махнула рукой Трейси. — Но для чего здесь «Скорая помощь»? Кому-то плохо?

— Старику профессору, — ответил врач. — Он позвонил в полицию, но, когда они приехали, он был в обмороке.

— Ох боже мой, — простонала Холли. — Его жизни ничего не грозит?

— Пока неясно, — ответил врач. — Мы сделали все, что в наших силах.

Подруги подбежали к машине «Скорой помощи». Внутри, накрытый одеялом, лежал профессор Ротвелл. Он был без сознания.

— Нечего крутиться вокруг старого идиота, — прорычал Джон Мэллори. — Я хочу сделать заявление полиции.

Подошел офицер.

— Я обвиняю эту девочку, — Мэллори указал на Белинду, — в нападении на меня.

Белинда изумленно раскрыла рот, не веря собственным ушам.

— Эти девочки замешаны в краже бесценной золотой статуэтки, — продолжал Мэллори, злобно сверкая глазами. — Их нужно отдать под суд за воровство и разбой!

«Скорая помощь» уехала, увозя профессора Ротвелла в больницу. Джон Мэллори восседал в профессорском кресле, положив распухшую ногу на журнальный столик. Холли с подругами потрясенно молчали, а двое полицейских не сводили с них внимательных глаз.

— Этих девчонок нужно посадить под замок, — разглагольствовал Джон Мэллори. — Вместе с воровкой Ферфакс. Они все замешаны в краже. Я все вам расскажу. С начала до конца.

— Не слушайте его, — перебила Трейси. — Наврет с три короба.

Один из полицейских сурово велел ей замолчать.

— Погодите минуту, мисс, вам будет предоставлено слово, — сказал он и снова обратился к Мэллори: — Слушаем вас, сэр.

— Я утверждаю, что эти три девочки вместе с профессором Ферфакс организовали кражу золотой статуэтки. — Он указал на фигурку божка в руке Холли. — Вы слышали о раскопках на Ведьмином кургане?

— Знаем, сэр, — ответил полицейский. — Там было совершено ограбление. Профессор Ферфакс находится в полицейском участке и помогает нам вести расследование. Так что же вы хотите сообщить о статуэтке?

— Ферфакс заявила, что статуэтку похитили, — продолжал Мэллори. — Так вот, это наглая ложь. Она сама ее спрятала и инсценировала нападение на себя. Ей удалось убедить этих дурочек, что во всем виноват я. — Он метнул на девочек яростный взгляд. — Вот почему они пришли вчера в полицейский участок. Чтобы возвести поклеп на меня! Не так ли, красавицы?

— Он лжет! — не вытерпела Белинда. — На профессора Ферфакс в самом деле напали. — Она обвела полицейских внимательным взглядом. — Это сделал профессор Ротвелл. Он ударил профессора Ферфакс по голове и забрал статуэтку. Спросите его самого!

— Боюсь, профессор Ротвелл не скоро сможет отвечать на вопросы, — заметил полицейский.

— Нечего верить всему, что наболтает чокнутый старик, — огрызнулся Мэллори. — У него тоже рыльце в пушку. Они сговорились с целью облыжно обвинить меня за то, что я отказался связываться с продажей статуэтки. Видите ли, — продолжал Мэллори. — Я слишком много знал обо всем, что происходит. Вчера Ферфакс попросила меня встретиться с ней здесь. Статуэтка была у нее с собой. Эта воровка пыталась уговорить меня продать статуэтку, а деньги поделить. Но я отказался и ушел. А потом полиция схватила меня и заявила, что на Ферфакс напали и ограбили. Это сделали они! — Мэллори указал пальцем на девочек. — Я вернулся поговорить со стариком, хотел убедить его отдать статуэтку властям. Он признался, что спрятал фигурку в пещере. Я пошел туда, но эти девчонки напали и на меня. Только посмотрите! Взгляните, что они со мной сделали.

— Значит, это мы вас так искалечили? — ахнула Белинда и обернулась к полицейским. — Он лжет! — возмущенно заявила она. — Он гнался за нами, и нам пришлось спасаться бегством в пещерах. Я защищалась.

Мэллори мрачно ухмыльнулся.

— Кому вы поверите, им или мне? — осведомился он. — Они подруги Ферфакс.

— В вашем рассказе, сэр, не все сходится, — вступил в разговор один из полицейских. — Видите ли, эти девочки вчера приходили в полицейский участок не для того, чтобы оговорить вас. Они сделали заявление по совсем другому поводу. По вопросу, касающемуся статуэтки. И их заявление не согласуется с вашим утверждением о том, что они в сговоре с профессором Ферфакс.

Джон Мэллори прищурился. Холли подумалось, что он похож на ядовитую гадюку. Она обратилась к полицейскому.

— После нашего разговора я узнала еще кое-что. Я могу доказать, что профессор Ферфакс не имеет отношения к краже находок из фургона. — Холли в упор посмотрела в перекошенное от злости лицо Мэллори. — И могу доказать, что это сделал он!

— Лгунья! — вскричал Мэллори.

— Я не лгу, — не сдавалась Холли. — Посмотрите на его руки. Видите, какая на них сыпь? Она вскочила из-за чесоточного порошка, который я нечаянно просыпала на пакеты. — Холли объяснила, что произошло в фургоне. — У того, кто трогал эти пакеты, возникает такая сыпь. — Полицейские переглянулись. — У профессора Ферфакс этой сыпи нет. Значит, она не прикасалась к украденным пакетам.

Полицейские внимательно осмотрели руки Джона Мэллори.

— Что вы можете сказать по этому поводу, сэр? — спросил один из них.

— Я не буду ничего говорить без моего адвоката, — рявкнул Мэллори. — И требую, чтобы меня отвезли в больницу. Мне нужна медицинская помощь. Эти девчонки изувечили меня.

— Сейчас мы отправимся в участок, — сказал полицейский. — Там вас и осмотрит врач. — Он обернулся к девочкам. — А вам, юные леди, не мешает привести себя в порядок. Тем временем мы пошлем за вашими родителями.

Холли встретилась с родителями в переговорной комнате полицейского участка. Мистер и миссис Адамс сидели по обе стороны от дочери, а женщина-инспектор записывала каждое слово Холли.

В точно таких же комнатах то же самое происходило с Трейси и Белиндой.

— Что случилось с Анной Ферфакс? — встревоженно спросила Холли.

Инспектор отложила записи.

— Если то, что ты рассказала, правда, то это снимает с профессора Ферфакс все обвинения в грабеже на раскопках, — ответила она. — Но, боюсь, у нее будет много неприятностей с похищением статуэтки из музея.

— Вы ее арестовали? — спросила Холли.

— Профессор Ферфакс сейчас находится здесь, — пояснила инспектор. — Ее допрашивают в связи с ее признаниями. Хотя с учетом того, что ты сейчас рассказала, нам придется рассмотреть некоторые из ее заявлений более внимательно.

— А Крис Ламберт? — поинтересовалась Холли.

— Возле его квартиры ждет машина, — сказала инспектор. — Его привезут сюда, как только он вернется. Мы хотим его допросить, хотя, по словам профессора Ферфакс, он ни в чем не виноват.

— Может Холли идти домой? — вмешался мистер Адамс. — Она уже рассказала все, что знала.

Инспектор улыбнулась.

— Пока что Холли и ее подруги нам больше не нужны. — Она встала и окинула взглядом рваную, испачканную одежду Холли. — Ты бы, наверное, не отказалась поскорее принять ванну, да?

Холли с готовностью кивнула.

Инспектор проводила ее и ее родителей к выходу.

— Давайте подождем Трейси и Белинду, — попросила Холли свою маму.

— Не возражаю, — согласилась миссис Адамс и покачала головой. — Холли, Холли, что же нам с тобой делать? Посмотри, на кого ты похожа.

Холли вздохнула и опустилась в кресло.

— Как страшно было в пещерах, — призналась она. — Мне казалось, нам никогда не выбраться.

Миссис Адамс обняла дочку за плечи.

— Наконец-то все кончилось, милая, — ласково проговорила она. — Скоро ты будешь дома.

В коридоре послышались шаги. Навстречу Адамсам шли миссис Хейес с Белиндой и миссис Фостер с Трейси.

— И как это вам троим удается без конца впутываться в такие передряги? Ума не приложу, — говорила дочери миссис Хейес.

— Я тоже, мама, — устало вздохнула Белинда.

— Слава богу, все живы и здоровы, — сказала миссис Фостер. — Это самое главное.

Холли встала и вслед за родителями направилась к дверям.

— Домой? — спросил мистер Адамс.

— Домой! — радостно воскликнула его дочь. Вдруг в дверях полицейского участка послышались голоса. Все дружно обернулись.

Глаза Холли широко распахнулись от удивления. Двое полицейских под руки ввели в участок Криса Ламберта.

Он встретился взглядом с Холли и рванулся к ней.

— Что ты им наболтала? — крикнул он. — Что ты наговорила о профессоре Ферфакс?

— Мне пришлось все рассказать, — развела руками Холли, с состраданием глядя на испуганного юношу. — О том, что вся затея со статуэткой была мошенничеством!

— Я это и сам знаю! — кричал студент. — Я все знаю. Но ты ничего не поняла! Ты ошибаешься! Анна тут совершенно ни при чем. Она ничего не знала. — Он попытался вырваться из цепких рук полисменов.

— Это сделал я! — воскликнул Крис. — Во всем виноват только я один!

Глава XIII

ТАЙНА РАСКРЫТА

— Кристофер! Не говори ничего!

Услышав этот голос, Холли поспешно обернулась. У раскрытой двери в конце коридора стояла Анна Ферфакс, а возле нее — полицейский.

— Но они думают, что статуэтку украла ты! — кричал юноша. — Я расскажу всю правду.

Из боковой комнаты появилась инспектор, которая допрашивала Холли.

— Что за шум? — спросила она и заметила Криса. — Вы мистер Ламберт?

— Да. Вам нужен я, а не она. Анна не имеет никакого отношения к краже статуэтки, — заявил Крис. — Не знаю, что вам наговорили, но только Анна здесь совершенно ни при чем. Она ничего не знала.

— Кристофер! — воскликнула Анна Ферфакс. — Не надо! Я уже во всем призналась. И в подмене статуэтки, и в краже из фургона.

Крис поднял на нее изумленные глаза.

— Зачем ты это сделала? — спросил он и перевел взгляд на инспектора. — Отпустите ее. Она просто пытается выгородить меня. Я все расскажу.

Инспектор нахмурилась.

— Так-то будет лучше, — заметила она. — Пожалуй, пора нам узнать правду.

Анна Ферфакс бегом бросилась по коридору к Крису. Девочки с родителями удивленно расступились. Ученая с жаром схватила юношу за руки.

— Зачем ты это сделал? — воскликнула она, глядя ему в глаза. — Почему не мог просто подождать? Рано или поздно мы вскрыли бы саркофаг и все нашли.

— Я боялся, что внутри ничего не окажется, — признался Крис. — Не хотел рисковать. Я знал, что тебе необходимо сделать важные находки. Я пошел на подлог ради тебя. Ради нас. Чтобы мы вместе поехали во Францию.

— Ох, Кристофер! — простонала Анна Ферфакс. — Не так уж это важно. Не настолько, чтобы ради этого еще и воровать находки из фургона. Думаешь, я не догадалась, что это сделал ты?

Крис удивленно выпучил глаза.

— Я не воровал, — медленно произнес он. — Да, я закопал статуэтку, но не грабил фургона.

Анна Ферфакс раскрыла рот.

— Но я думала, что находки взял ты. Потому и созналась. Как только я узнала правду о статуэтке, то решила, что все остальное тоже взял ты, чтобы продать и добыть денег для поездки.

— Лучше вам обоим пройти со мной, — вмешалась инспектор, переводя взгляд с Анны Ферфакс на Криса. — Полагаю, вам есть что рассказать.

Инспектор провела их к комнате для переговоров.

— Сюда, пожалуйста. Оба, — пригласила она.

Холли удивленно смотрела вслед Анне Ферфакс и Крису. Они рука об руку вошли в кабинет, и дверь за ними закрылась.

— Значит, статуэтку в самом деле подменил Крис, — прошептала Белинда. — А профессор Ферфакс просто его покрывала.

— Надеюсь, кто-нибудь объяснит мне, что все это значит, — сказала миссис Хейес и переглянулась с мамами других девочек. — Вы имеете представление, что здесь происходит?

— Крис и профессор Ферфакс любят друг друга, — пояснила Холли. — Вот почему профессор Ферфакс созналась в грабеже, которого не совершала. Чтобы защитить Криса. — Она подняла глаза на родителей. — Можно, мы останемся и узнаем, чем все кончится?

— Нет, — твердо возразила миссис Адамс. — Пора домой, Холли. Всему свое время. Когда будет нужно, полиция даст вам знать.

— А мне бы хотелось узнать, каким образом этим девочкам удается без конца впутываться в разные передряги, — заявила миссис Хейес.

Белинда виновато покосилась на мать.

— Долгая история, — с сожалением произнесла она.

— Еще одна долгая история, — вздохнула миссис Фостер. Она обняла свою дочь за плечи и переглянулась с другими родителями. — Ты мне все объяснишь, Трейси, но только дома. Не уверена, что сумею выслушать, стоя на ногах.

Девочки вышли и сели в поджидавшие у дверей машины.

Придется смириться с тем, что последние тайны золотой статуэтки раскроются не сейчас.

Когда Холли вернулась домой, у нее хватило сил только на то, чтобы принять ванну и в изнеможении забраться в постель.

Немного позже миссис Адамс принесла дочери чашку горячего шоколада и присела на край постели.

— Что ты, что Джейми, — вздохнула она. — С вами не соскучишься.

— А что натворил Джейми? — поинтересовалась Холли, присев на кровати и прихлебывая сладкий шоколад.

— Видела, во что он превратил сад?

— Вот оно что, — протянула Холли. — Давно жду — когда же вы заметите.

— Ну, так мы заметили, — подтвердила миссис Адамс. — Папа заставил его засыпать все ямы. Его счастье, что он не занимался раскопками еще пару недель, — улыбнулась миссис Адамс. — Надеюсь, во время своих приключений ты сумела собрать достаточно информации, чтобы закончить статью.

— Ах да, статья! — вспомнила Холли. — Совсем забыла. Ее нужно сдать не позже четверга. — Она поискала глазами красную тетрадь. Холли точно помнила, что оставила ее на туалетном столике возле кровати, но сейчас ее там не было. Девочка попыталась вылезти из постели.

— Нет, нет, — остановила ее миссис Адамс. — Сейчас — никаких статей. Это подождет до завтра. Ложись и спи.

Холли откинулась на подушки.

— Ладно, — устало промолвила она. — Но я не смогу уснуть, мне нужно столько всего передумать!

— Спокойной ночи, — миссис Адамс встала. — Думать будешь утром. — Она выключила свет и вышла из комнаты.

Как ни хотелось Холли «столько всего передумать», она заснула в тот же миг. Бесчисленные приключения этого безумного дня лишили девочку последних сил, и даже загадка пропавшей тетради не могла лишить ее сна.

— Холли Адамс!

Холли подняла глаза. Шел только первый урок. До начала занятий она успела вкратце поговорить с Трейси и Белиндой, но как следует обсудить случившееся времени не хватило. Разговор был отложен до конца занятий.

В дверях стояла секретарь директора школы.

— Мисс Хорсвелл ждет вас у себя в кабинете, — торжественно объявила она.

Удивленная тем, что ее так неожиданно сняли с урока, Холли направилась за секретарем в кабинет директора.

Белинда и Трейси были уже там. За столом сидела мисс Хорсвелл. Возле нее стояла инспектор полиции, которая накануне беседовала с Холли.

— Инспектор рассказала, что вы, девочки, помогли раскрыть серьезное преступление, — с улыбкой приветствовала подруг мисс Хорсвелл. — Она хочет поговорить с вами.

Инспектор кивнула.

— Думаю, вы заслуживаете того, чтобы услышать эти новости первыми, — начала она. — С профессора Ферфакс сняты все обвинения в краже статуэтки из музея. Кристофер Ламберт полностью признал свою вину.

— Я знала это с самого начала, — вставила Белинда. — Мы давно до этого додумались.

— Профессор Ферфакс призналась в преступлении, чтобы выгородить его, — продолжала инспектор. — Кристофер Ламберт впервые задумал закопать статуэтку, когда работал с кельтскими находками в музее. У него была возможность сделать точную копию из глины в мастерской, где он снимал квартиру. Но он знал, что копия не пройдет испытаний, которым ее подвергнут в университете. Вот почему он вернул копию в музей, а настоящую статуэтку закопал на Ведьмином кургане.

— А профессор Ферфакс и не догадывалась, что он затеял подлог? — спросила Холли.

— Очевидно, нет, — ответила инспектор. — Подозрения возникли у нее позже, когда статуэтку отправили в университет на экспертизу. Профессор поняла, что фигурка как две капли воды похожа на реликвию, которая была найдена в Эльфовом Камне. По ее словам, на статуэтке были точно такие же насечки, что и на фигурке из Эльфова Камня. Вот почему Ферфакс решила показать статуэтку человеку, который сам когда-то нашел ее.

— Профессору Ротвеллу! — воскликнула Белинда.

— Совершенно верно, — кивнула инспектор. — Она надеялась, что после разговора с ним сможет установить истину о происхождении статуэтки. А если ее подозрения подтвердятся, то она догадывалась, кто мог совершить подмену. Кристофер Ламберт. Никто другой не пошел бы на такой риск ради нее. Она надеялась, что сумеет спрятать концы в воду прежде, чем вся затея выйдет наружу, и юноша попадет в беду. Но, прибыв на Черную мельницу, она обнаружила, что профессор Ротвелл находится в помутнении рассудка. Он не смог ничего рассказать, поэтому Анна Ферфакс уехала от него, не подтвердив, но и не развеяв свои подозрения.

— А потом профессор Ротвелл ударил ее по голове и забрал статуэтку, — продолжила за инспектора Трейси. — А вам известно, что произошло на мельнице? Вы знаете, что задумал Джон Мэллори?

— Знаем, — ответила инспектор. — Роль Мэллори сводится к тому, что он хотел вынудить профессора Ферфакс прекратить раскопки. Он понимал, что она не отдаст ему на продажу ни одной из своих находок, и поэтому стремился поставить ее под удар. С этой целью он проник в фургон и похитил находки. Он намеревался подкинуть их профессору Ферфакс, а потом анонимно позвонить в полицию и навести нас на ложный след. По его замыслу, мы должны были обыскать машину профессора Ферфакс и найти похищенные реликвии. Он следовал за ней до мельницы, выжидая удобного случая, чтобы подбросить пакетики ей в машину.

— Так оно и было, — подтвердила Белинда. — Я слышала, как он говорил нечто подобное на мельнице. Он, должно быть, шел за ней по пятам и подбросил пакеты в машину, пока она была в гостях у профессора Ротвелла.

Инспектор кивнула.

— Мэллори признался в этом, — подтвердила она и улыбнулась Холли. — Едва ли ему удалось бы это отрицать после твоего рассказа о сыпи на его руках. Эта улика оказалась неопровержимой. Но когда мы задержали его в первый раз, мы искали только золотую статуэтку. Ее при нем не оказалось, и у нас не было доказательств его участия в похищении, поэтому пришлось его отпустить.

— А после этого он, наверное, догадался, что статуэтку взял профессор Ротвелл, — подхватила Холли.

— Мэллори знал, что кельтская реликвия бесценна, — продолжила инспектор. — Он понимал, что, как только статуэтка попадет ему в руки, он сумеет выгодно продать ее и исчезнет с деньгами. И если бы вы, девочки, не были начеку, ему бы и в самом деле это удалось.

— Мы его разоблачили, правда? — хвастливо спросила Холли.

— Правда, — ответила инспектор. — Хотя разумнее было бы не лезть самим в эту опасную игру, а сразу же сообщить нам.

Белинда горько усмехнулась.

— Мы же не знали, что заблудимся в пещерах, — с вызовом произнесла она. — Мы только хотели помешать Мэллори, не дать ему уйти со статуэткой. Профессор Ротвелл обещал вам позвонить. — Вдруг она встревоженно нахмурилась. — Кстати, как себя чувствует профессор Ротвелл?

— Он в больнице, — ответила инспектор. — Сильное нервное истощение. Врачи надеются, что он полностью поправится, но только после серьезного курса лечения. Профессор Ферфакс отказалась выдвигать против него обвинение в нападении, поэтому нам, вероятно, не потребуется с ним беседовать.

— А где статуэтка? — поинтересовалась Холли.

— В настоящее время мы храним ее как вещественное доказательство, — пояснила инспектор. — Но вскоре она вернется в музей.

— Значит, дело закрыто? — спросила Трейси. — С нашей помощью все загадки решены?

Инспектор кивнула.

— Большое спасибо вам, девочки, — сказала она. — Ваши показания помогли установить вину Джона Мэллори.

— А что Крис? Ему грозят серьезные неприятности?

— Боюсь, что да, — вздохнула инспектор. — Но, надеюсь, суд примет во внимание показания профессора Ферфакс относительно его мотивов.

— Отлично, — подвела итог мисс Хорсвелл. — Вижу, вы, девочки, оказали большую помощь полиции. — Она улыбнулась и встала. — Не стану долее задерживать вас, вам пора на уроки. — Она проводила девочек и инспектора до дверей.

— Полагаю, Холли, ты напишешь о случившемся в школьном журнале? — предложила мисс Хорсвелл после ухода инспектора.

— Я уже пишу статью, — воскликнула Холли. — Надо успеть закончить к сроку, который установила Стефи Смит.

Три подруги разошлись по классам. Холли мысленно набрасывала эффектный заголовок:

«Школьницы из Виллоу-Дейла помогли раскрыть подделку древней статуэтки. Детективный клуб снова одержал победу!»

В тот же вечер девочки снова собрались в спальне у Холли, чтобы закончить статью. Но работа не клеилась. Знаменитая красная тетрадь Детективного клуба бесследно исчезла.

— Знаешь, — проговорила Белинда, вместе с Трейси помогая Холли обшаривать комнату. Все-таки в словах профессора Ротвелла что-то есть.

— Что же именно? — хихикнула Трейси.

— Помнишь, он все время твердил, что талисман меня защитит? — напомнила Белинда. — Вот он и защитил. Если бы я не шарахнула Мэллори в висок, когда он загнал меня в угол, страшно подумать, что бы он со мной сделал. И еще, профессор говорил, что меня утянут во тьму. Я и очутилась в пещерах. — Она взглянула на подруг и смущенно улыбнулась. — Странно, правда?

— Я бы на твоем месте поменьше размышляла о таких вещах, — беспечно пожала плечами Трейси. — А то станешь такой же чокнутой, как профессор Ротвелл.

— Трейси права, — согласилась с подругой Холли. — Все это в самом деле странновато, но сейчас нужно думать о более серьезных вещах. Куда запропастилась эта проклятая тетрадь? — Она пошарила под кроватью. — Только вчера лежала на туалетном столике, я своими глазами видела. Наверное, кто-то ее взял.

— Да никуда она не денется, — бросила Белинда. — Кому она нужна?

Тут Холли осенило.

— Джейми! — воскликнула она. — Он собирался нам отомстить. Спорим, это он ее взял.

— За ним! — воинственно вскричала Трейси.

Им удалось захватить Джейми врасплох. Девочки втащили его в комнату и втроем прижали к полу, не давая вырваться.

— Что ты сделал с нашей тетрадью, негодник? — грозно вопросила Холли, усаживаясь на брата верхом. — Не спорь, я знаю, это ты ее взял.

Джейми отчаянно визжал и извивался.

— Я расскажу, все расскажу! — вопил он. — Я закопал ее в саду. Пустите, я покажу где.

— Ты ее закопал? — вскричала Холли. — Ну, теперь прощайся с жизнью.

— Я ее выкопаю, — всхлипнул Джейми. — Я просто пошутил!

Девочки поставили его на ноги.

— Если она испорчена, — предупредила Холли, — пеняй на себя.

— Я ее положил в пластиковый пакет, — вытирая слезы, пробормотал Джейми, потом злорадно расхохотался: — Вот вы и получили по заслугам! Это моя месть за то, что вы одурачили меня с монетами!

Три подруги подняли Джейми за руки и за ноги, пронесли по лестнице и потащили в сад.

Трейси сбегала за лопатой, и Холли сунула ее в руки брату.

— Копай! — приказала она. — И если на тетради останется хоть царапина, ты пожалеешь, что родился на свет.

— Верну в лучшем виде, — заверил сестру Джейми, втыкая лопату в мягкую землю. — И чего шум поднимать?

— Откопаешь — увидим, — сурово пригрозила Холли.

Едва Джейми отбросил пару лопат земли, как на свет показался пластиковый пакет с красной тетрадью Детективного клуба. Джейми поднял пакет и вручил сестре.

— Видишь? — гордо сказал он. — Ни единой царапинки.

Холли достала тетрадь из грязного пакета и стряхнула землю.

— Ну как? — спросил Джейми. — Что я говорил?

Похоже, тетрадь в самом деле не пострадала. Холли обернулась к Джейми. Ее улыбка не сулила ничего хорошего.

— А теперь посмотрим, как тебе понравится провести часок-другой под землей, — угрожающе проговорила она и взглянула на подруг. — Пойдите-ка сюда, — сказала она. — Давайте закопаем его по горло и оставим на съедение муравьям!

С отчаянным визгом Джейми увернулся от девочек и стремглав помчался к дому.

— За ним! — скомандовала Холли. — Не уйдешь!

В погоне за Джейми девочки взбежали по лестнице и вдруг услышали у дверей звонок.

Холли открыла дверь.

На пороге стоял Курт. У него за спиной виднелась отцовская машина.

— Что здесь происходит? — удивленно спросил он, заметив на лестнице Трейси и Белинду.

— Джейми считает, что он удачно пошутил — закопал в саду нашу тетрадь, — объяснила Холли. — Вот мы и хотим так же пошутить над ним — закопать его самого!

Курт рассмеялся.

— Шутите, если угодно, — отозвался он. — Но мы с папой хотим предложить вам дело поинтереснее. Мы только что услышали — профессор Ферфакс наконец нашла настоящий саркофаг Ведьмина кургана. Там наверняка обнаружат массу интересного. Поехали посмотрим.

Все мысли о мщении тотчас же вылетели у девочек из головы. Они поспешно уселись на заднее сиденье машины мистера Велфорда и покатили к раскопкам.

— Надеюсь, теперь без подделок? — поинтересовалась Трейси.

— О да, конечно, — откликнулся мистер Велфорд. — Все находки подлинные. Насколько я слышал, там настоящая сокровищница. Кстати, — добавил он. — Холли! Курт говорил, разгадка тайны во многом принадлежит тебе. Не хотела бы ты написать об этом для «Экспресс»?

— Я? — вскричала Холли. — Статью для «Экспресс»?! И вы еще спрашиваете!

— Одну минутку, — вмешалась Белинда. — В разгадке тайны участвовали мы все, втроем. Не понимаю, почему статью должна писать одна Холли?

— Потому что я пишу лучше вас всех, — отрезала Холли. — Вот почему.

— Задаешься ты больше всех, — осадила ее Трейси. — Я считаю, что статью для «Экспресс» мы должны писать все вместе!

— Правильно, — поддержала ее Белинда. — Впервые в жизни я согласна с Трейси!

— Ладно, ладно, — замахал руками мистер Велфорд. — Как хотите. Можете писать все втроем.

Белинда торжествующе ухмыльнулась.

— Так-то лучше, — подытожила она. — И не забудьте отметить, что разгадка тайны стоила мне любимого зеленого свитера.

— Шутишь? — воскликнула Трейси, оглядывая Белинду с головы до пят. — Да на тебе точно такой же! Зеленый, хлопчатобумажный.

— Ладно, — сдалась Белинда. — Можете написать, что я принесла в жертву один из любимых зеленых свитеров. Не возражаю. Но только при одном условии. Мое имя должно значиться первым!

Трейси и Холли с обеих сторон набросились на Белинду. Машина весело катила к сокровищам Ведьмина кургана.