/ / Language: Русский / Genre:child_det / Series: Юные детективы

Ярмарка отпетых мошенников

Фиона Келли

Как быть, если дома скопилась куча старых ненужных вещей, а выбросить их рука не поднимается? Да просто отнести их на ярмарку: на людей посмотреть, себя показать, да еще и неплохие денежки заработать. Так и поступают неразлучные друзья Холли, Пит и Миранда, и все бы хорошо, да вот беда: кто-то из покупателей расплатился фальшивой купюрой! Кто же он, этот загадочный злоумышленник? Странный тип в новехоньком костюмчике и почему-то в стоптанных башмаках? Или такая приличная на вид пожилая пара? Или… «Или пора заняться очередной тайной!» — говорит себе троица Юных детективов и азартно принимается за дело. Вооружившись фотоаппаратом, ребята отправляются выслеживать преступников — и глазам своим не верят…

Фиона Келли

Ярмарка отпетых мошенников

Глава I

Планы, планы

— Как ты думаешь, я сойду за опытного жулика? — спросила Холли Адамс, стараясь состроить зверскую физиономию.

— Ты? За жулика? Не смеши, — сказала Миранда Хант, ее лучшая подруга.

— Почему? — не поворачиваясь, спросила Холли. Она стояла перед зеркалом, поддерживала рукой падающие на лицо довольно длинные каштановые волосы и пробовала придать губам зловещее выражение. При этом она пыталась издавать то ли рычание, то ли сопение. Это рассмешило Миранду. А когда хохотала Миранда, было слышно не только в доме.

— Холли, не трать силы. У тебя взгляд честный, прямо до тошноты.

— А так? — Холли повернулась к Миранде, сузив глаза, оскалив зубы и приплюснув нос пальцем.

— А так ты просто вылитый боксер, — издевалась Миранда, — которого изрядно поколотили. — Потом покачала головой, когда Холли стала с хрустом заворачивать себе ухо. — Нет, не то. Уж если кому-то из нас и достанется роль воришки, так это, конечно, мне, а не тебе.

Миранда поднялась и встала у зеркала рядом с Холли.

— Смотри на меня, — сказала она, подхватила свои очень длинные светлые волосы, скрутила их жгутом и обвязала вокруг шеи. После этого она выпучила глаза и высунула язык из угла рта.

— Ну и кто ты? — спросила Холли.

— Не кто, а что, — подняла палец Миранда. — Опасный преступник! Убийца.

— Чушь! Разве убийцы такие?

— Да. После того, как их повесят.

— Миранда! — застонала Холли. — Зачем так пугать школьников?

— Обязательно надо пугать. Они только за этим и приходят на представления. — Миранда с размаху плюхнулась обратно в кресло. — Мы даже специально назовем себя как-нибудь типа: «парочка-пугалочка».

— Как раз то, что нужно, — засмеялась Холли. — Прямо вижу, как нас представляют публике. — Она поднесла к губам воображаемый микрофон. — «А теперь во втором отделении нашего конкурса юных талантов — детективная история с участием несравненной парочки-пугалочки!»

— Сомневаюсь, что мистеру Тэйлору это понравится, — послышался голос как из бочки.

Миранда наклонилась и похлопала по стенке сундучка, который стоял посреди комнаты.

— Пит, ты не повторишь, чего ты там пробубнил? — сказала она. — Как можно разговаривать с головой в сундуке!

Голова Пита Хамильтона вынырнула из глубины глухого деревянного ящика, обитого железом. Сам он выпрямился и откинул всей пятерней упавшие на глаза волосы.

— Я говорил, что, насколько я знаю мистера Тэйлора, ему не понравятся никакие страшилки, тем более дуэт под таким идиотским названием.

— Не понимаю почему, — фыркнула Миранда, — если он сам — настоящее пугало. Ты учишься в нашей школе недавно и не можешь знать, какое это страшилище. В прошлом году он оставил меня после уроков только за то, что я не вовремя рассмеялась.

— А разве не за то, что ты разбила окно? — уставился на нее Пит.

Миранда хотела бросить на него испепеляющий взгляд, но, увидев, что Холли смеется, показала ему язык.

Холли и Миранда дружили давно. У них было очень много общего. Но больше всего их сблизил интерес к детективной литературе. Они обе с жадностью читали о разных приключениях сыщиков и смотрели детективы по телевизору. Вот почему, когда Холли услышала о конкурсе юных талантов в их школе, она сразу же решила, что они с Мирандой будут участвовать. Разыграют какую-нибудь сценку с детективным сюжетом.

— Хорошо, хорошо, — согласилась Миранда. — Забудем о «парочке». Но что мы тогда представим на конкурс?

— Простите меня, пожалуйста, — начал Пит. — Но, по-моему, вы говорили, что придете помочь мне разобраться в этом сундуке?

Миранда сдвинула брови:

— Ты обещала это, Холли? Мне кажется, мы пришли, чтобы разобраться с Питом, а не с сундуком?

Холли улыбнулась во весь рот:

— Нет, Миранда, я помню, что мы обещали помочь.

— Кажется, я тоже припоминаю, — весело сказала Миранда. — Ты прав, Пит. Для чего же тогда существуют друзья?!

Холли и Миранда прожили в Лондоне все свои двенадцать лет, в одной и той же северной его части под названием Хайгейт. А Пит с отцом переехали сюда недавно. Ребята познакомились и подружились, когда выяснилось, что Пит тоже склонен к расследованиям и обожает детективные романы и фильмы. Так и основался союз «Юных детективов», который уже участвовал в раскрытии нескольких преступлений.

— Ну что ж, готовься, Пит, я буду тебе помогать! — И Миранда уселась на пол рядом с ним.

Холли села по другую сторону.

— Мы выбираем вещи, — сказала она, — которые завтра можно сбыть на распродаже. Так?

Весной во дворе общеобразовательной школы имени Томаса Петериджа, где все они учились, проводилась субботняя ярмарка вещей, которые уже не нужны одним, но могут еще послужить другим. Это событие собирало множество народу. Десятки машин привозили то, что хотели продать, и толпы людей приходили поискать, что можно выгодно купить. Холли, Миранда и Пит, например, часто находили там детективные романы за гроши, хотя в магазине за них пришлось бы заплатить немалые деньги.

— Да, так, — подтвердил Пит. — Когда папа мне объявил, что он хочет разобрать свои вещи и кое с чем расстаться, я подумал, что мне нужно сделать то же самое.

Хамильтоны, отец и сын, когда приехали в Хайгейт, жили сначала в небольшой квартире. Теперь они переехали в дом, и у них появилась возможность распаковать вещи, которые в маленькой квартире негде было разместить.

— Но беда в том, что я не вижу, с чем можно расстаться.

— Это заметно, — сказала Холли.

На кровати Пита лежали две большие карточки со словами: «оставить» и «продать». И каждая вещь, которую Пит вынимал из сундука, оказывалась на той стороне, где лежала карточка «оставить». И кучка была уже довольно большая.

— Так получается, — пожал плечами Пит, — что все, что здесь есть, мне нужно. А если не нужно сейчас, я боюсь, что будет нужно потом, и я пожалею, что продал.

Миранда подмигнула Холли:

— Узнаешь?

— Еще бы. С кем не бывает, — ответила Холли и придвинулась ближе к Питу. — Ну давай, Пит, решайся. Мы с Мирандой поможем тебе.

— Да, Пит, — сказала Миранда и придвинулась с другой стороны. — Посмотрим, какие сокровища хранятся в этом старинном сундуке. — Она запустила руку внутрь и извлекла плюшевого мишку с одним ухом. — Вот, пожалуйста! Ты смог бы получить за него несколько пенсов, если хватит сил расстаться с ним.

— Нет, — виновато улыбнулся Пит. Он протянул руку и взял мишку из рук Миранды. — Тарзан не продается.

— Тарзан?! — фыркнула Миранда. — Что за имя для медведя?

— А ты называла своего Грин-Грин, — напомнила ей Холли. — Откуда взялось это имя?

— Прекрасное имя для мишки. Но Тарзан! Вы меня извините.

Пит бережно положил Тарзана на сторону с карточкой «оставить».

— Ну так как? Вы собираетесь помогать? Мне нужно управиться с этим к утру. Я не хочу откладывать до следующей недели.

— Как насчет этого? — спросила Холли, вытащив из сундука старую биту для крикета.

— Это можно продать, — сказал с облегчением Пит, радуясь, что нашлось хоть что-то, что ему действительно не нужно. И он бросил биту в сторону, где была карточка «продать».

Миранда в раздумье посмотрела на биту.

— Сколько ты за нее хочешь? — вдруг спросила она.

Холли страшно удивилась:

— Биту для крикета? С каких это пор ты играешь в крикет, Миранда?

— Мне она нужна не для крикета. Она может нам пригодиться для нашего выступления на конкурсе.

— Для чего?

— Мы можем подготовить отрывок из «Оливера Твиста». — Миранда взяла биту и занесла ее над головой. — Помните сцену, когда Билл Сайкс нападает на Нэнси и ударяет ее…

— Нет, Миранда! — перебила ее Холли. — Ни за что!

— Разве на мне понадобится тупой предмет, который выглядит как оружие? — твердила свое Миранда. — В театре, по крайней мере, так всегда делают.

— Миранда, я не думаю, что у нас будут такие сцены.

— А что, по-твоему, мы собираемся играть?

— Ну, не знаю, — протянула Холли. — Что-нибудь более утонченное.

— Например?

— Наприме-ер, — Холли щелкнула пальцами, — сценку из сериала «Спайгласс». Как тебе?

От сериала «Спайгласс» юные детективы были без ума и никогда не пропускали очередную серию. Они любили сравнивать свои догадки о том, как будет дальше развиваться сюжет, и находить выход для своего любимого героя — секретного агента Джона Рейвена.

Холли подняла воротник на своей кофте и слегка прислонилась к дверце платяного шкафа.

— Я могла бы сыграть Джона Рейвена, — сказала она.

Миранда затрясла головой:

— Ну нет, Холли! Я так не думаю. Он гораздо раскованнее и свободнее внутренне.

— Что значит свободнее внутренне?

— Более независимый и непредсказуемый. Ну вот такой! — Миранда вскочила, небрежно свесила руки вниз и, ссутулясь, прошлась по комнате, пока не натолкнулась на стул Пита.

— Если вы забыли, то я вам напомню, что Джон Рейвен — мужчина. Наверное, эту роль лучше всего дать мне.

— Нет, спасибо, — сейчас же отступилась Миранда.

— Извини, Пит, — присоединилась к ней Холли.

— Не то чтобы мы считали тебя бездарным, или некрасивым, или… ну что там еще, Холли?!.

— Или недостаточно ярким и остроумным, — продолжила Холли. — Просто…

— Просто, если первую премию делить на двоих, получится больше, чем если поделить ее на троих, — заключил Пит со смешком. — Не волнуйтесь, я и не собирался. — Он посмотрел на часы. — Так, мы займемся наконец вещами? Распродажа начинается в девять. Хотелось бы вздремнуть часок перед ней.

Миранда и Холли опять сели на пол. Холли вытащила из ящика деревянный щит, весь покрытый спаянными электропроводами.

— Что делать с этим? — спросила она. — Я уверена, что кому-нибудь это нужно. Тому, кто сможет понять, что это.

— Это детекторный приемник. Первая вещь, которую я собрал вместе с папой. Вообще-то «собрал» — это громко сказано. Папа собирал, а я подносил детали. До сих пор помню мамино лицо, когда она услышала музыку по нему. Она не поверила своим ушам. — На мгновение Пит задумался.

Холли и Миранда знали почему. Мама у Пита умерла, когда он был еще маленьким. Холли аккуратно положила приемник в кучку «оставить».

— А как быть с этим, Пит? — спросила Миранда и сама же ответила: — Это наверняка на продажу. — Она держала в руках ярко-оранжевую коробку. По виду можно было сказать, что ею пользовались на все сто. Ручки были оторваны, а крышка захватана и вся в пятнах. Миранда сунула нос внутрь и отпрянула. — У-у-фф!

— Это моя химическая лаборатория! — закричал Пит. Он потянул коробку к себе. Внутри в пенопластовых ячейках стояли колбочки и пробирки. В некоторых были разноцветные жидкости, а в других порошки. Пит вынул одну. — Металлические опилки, — объявил он. — Знаете, что можно сделать с такой простой вещью, как металлические опилки?

— Не знаю, — ответила Холли.

— А я знаю, — сказала Миранда. — Прежде всего исправить орфографическую ошибку.

На пробирке было написано «металические опилки».

— С грамотностью у меня всегда было хуже, чем с химией, — усмехнулся Пит. — Подумаешь, в названии пропущена буква, зато в наборе ничего не потеряно, ничего не разбито. Даже бунзеновская горелка цела. — Он вынул ее из упаковки и остановился в раздумье. — Интересно, она еще работает? Я проверю.

— Так кто же из нас тратит время впустую? — съехидничала Миранда.

— Я вижу, что мы все, — справедливо заметила Холли. — Пошли, Миранда. Мы помогли Питу настолько, насколько у него хватило терпения вынести нашу помощь.

Когда Холли шла уже к двери, Миранда встала.

— Подожди минутку, Холли. У меня гениальная идея. — Она повернулась к Питу. — Это решит все твои проблемы, Пит.

— Говори!

— Сейчас, сейчас! Посмотрите! — Она подошла к кровати, взяла карточки: «оставить» в одну руку, «продать» — в другую. Повертела их и положила обратно, только поменяв местами. — Вот так! — заключила она.

— Спасибо, Миранда! Я даже не знаю, что бы я делал без вас.

Холли засмеялась:

— Пит, ты и не подозреваешь, как верно то, что ты сейчас сказал!

— Сказал правду, сам того не желая, — расхохоталась Миранда. — Ну что бы ты делал без нас? Кстати, может быть, нам прийти завтра утром, чтобы помочь вам все вынести?

У Пита, как по команде, обе руки взлетели в воздух.

— Ох, пожалуйста, не надо! Я сам справлюсь, спасибо!

Холли посмотрела на Миранду, потом на Пита.

— Юные детективы — это…

— Это команда, — подхватила Миранда.

— Значит, это наш долг, подруга.

— Значит, так, Холли.

Они засмеялись.

— До завтра, Пит! — крикнула Холли, когда они с Мирандой бежали уже по двору.

Глава II

Маскировка

Машина мистера Хамильтона была набита до отказа.

— Беру свои слова обратно, — сказала Миранда, когда они с Холли встретили машину у ворот школы. — Оказывается, ты все-таки умеешь избавляться от барахла.

— Это все твое? — удивилась Холли, показывая на кучу коробок на заднем сиденье.

— М-м-м… нет, не все, — высунулся в окно из-за коробок Пит.

Мистер Хамильтон выглянул из окошка водителя:

— Вы видите ту коробку сзади, за абажуром?

— Маленькую? — спросила Миранда.

— Да, — ответил мистер Хамильтон. — Вот это все, с чем он решил расстаться. Остальное — мое. Если бы не вы, он вообще ничего не отобрал бы. Так что спасибо вам.

Человек, стоявший у ворот, подошел к машине. Мистер Хамильтон вынул несколько монет и заплатил за въезд.

— Они с нами, — коротко объяснил мистер Хамильтон сторожу, показав на девочек.

На малой скорости мистер Хамильтон доехал до той площадки в школьном дворе, где уже стояло несколько машин с открытыми багажниками, и их хозяева выкладывали то, что привезли на продажу. У многих были складные столики, которые служили своеобразным прилавком.

Мистер Хамильтон тоже привез складной стол и вынул его из машины, как только сумел припарковаться.

— Пит, ты можешь занять этот конец стола, а я займу тот. Середина — уж как получится.

— Как может получиться, если у Пита всего ничего, — сказала Холли.

В отличие от сына отцу не составило труда решить, от чего необходимо избавиться. Вся его сторона, потом середина и, наконец, даже сторона Пита были заняты старыми абажурами, инструментами, стопками книг, аудиокассет и бесчисленными мелочами. Более крупные вещи: механическая газонокосилка, гравировальный набор в красивом сером чехле — лежали на листе пластика прямо на земле.

— Шерлок Холмс! — всплеснула руками Холли. Она не удержалась и быстро просмотрела стопки книг, выложенные на стол.

— Да, — сказал мистер Хамильтон, — полное собрание рассказов о великом сыщике в пятьсот семьдесят одну страницу за… — он подумал, — за двадцать пять пенсов.

— Я беру его. Я сделаю обзор для нашего «Том-Тама».

«Том-Там» было название журнала для младших школьников, который они основали вместе с Мирандой. Холли отвечала за детективную страничку, чаще всего давая обзор книжных новинок и телепрограмм этого жанра. А Миранда готовила страничку юмора.

— Так-так, — изобразил обиду Пит. — Оказывается, вы поддерживаете не меня, а моего конкурента.

— Когда начнут впускать покупателей? — спросила Миранда.

— В десять. Ждать недолго. Приготовьтесь к давке.

Все предметы вокруг, казалось, ожидали своих новых владельцев.

— А что, если нашу сценку сочинить о такой вот распродаже? — предложила Миранда. — Один из нас будет подозрительным продавцом.

— С краденым товаром? — встрепенулась Холли. — Можно попробовать. — Она посмотрела по сторонам и заметила пожилого человека перед столиком, на котором стояли одни только будильники. — Вроде этого, — показала на них Холли. — Это идея! Ты будешь шпионом и встанешь за прилавок с часами, в которых скрыта секретная информация. Или в механизме, или в точках на циферблате.

Миранда тут же согнулась пополам и закаркала хриплым голосом:

— Не проходите мимо! Вы все узнаете здесь.

— А я сыграла бы Джона Рейвена, — продолжила Холли. — Я тебя разоблачаю и арестовываю.

— Может быть, может быть… Ты скажешь мне: «Это настоящие часы?» Я кивну. А ты дальше спросишь: «А гарантийный срок у них есть? Иначе срок будет гарантирован вам!»

— Ты опять за свое, — махнула рукой Холли. Игра слов была коньком Миранды.

Пит закончил раскладывать то, что привез.

— Понятно! — заключила Миранда, окинув взглядом его сторону стола. — Тарзан остался дома.

— Знаешь, Миранда, если бы я тебя слушался, я должен был бы притащить сюда весь дом.

— Зато он принес свою химическую лабораторию, — заметила Холли. Она показала на оранжевую коробку, которую Пит поставил на видное место. — Набор в прекрасном состоянии, я уверена, что его купят.

— Папа очень надеется на это. Он вчера мне напомнил, как я прожег буфет, когда делал опыты.

— Народу много, ты легко избавишься от нее, — решила за него Миранда.

За оградой школы образовалась очередь из покупателей.

В десять часов, минута в минуту, ворота открыли, и толпа хлынула, распределяясь по разным направлениям, собираясь группами у разных машин. Люди подходили, рассматривали вещи, щупали их и, как правило, быстро расплачивались. Машина Хамильтонов стояла далеко от ворот, но и вокруг них быстро собрался народ.

— Сколько вы хотите за подставки под книги? — спросила элегантно одетая дама. Рядом с ней присел на складной стульчик седеющий джентльмен, словно приготовился к долгому ожиданию.

Отец Пита взял пару тяжелых деревянных подставок и протянул их с вопросом в глазах:

— За два фунта возьмете?

Дама засомневалась.

Обернувшись, она обратилась к джентльмену:

— Как ты думаешь, Хорэс?

— Тебе решать, Этель, — вяло промямлил Хорэс.

— Никакого проку от моего благоверного, — вздохнула жена и посмотрела еще раз на подставки в нерешительности.

— В придачу к ним я бесплатно отдам вам абажур, — воспользовался паузой мистер Хамильтон. — Согласны?

Женщина помолчала с секунду и кивнула.

— Беру, — решилась она, снова повернулась к мужу и протянула руку.

На глазах у девочек муж извлек из внутреннего кармана десятифунтовую бумажку. Мистер Хамильтон отсчитал сдачу, и парочка отошла.

— Твой папа неплохо начал, — заметила Холли.

— Я рад, что хоть один из нас стоит здесь не зря, — сказал Пит, когда группа людей проходила мимо его конца стола, даже не глядя.

— Ты должен как-то привлекать их внимание, — сказала Миранда. — Дать знать, что у тебя есть. Как делают на рынке.

— Выкрикивать?! — ужаснулся Пит.

— Именно выкрикивать. — Миранда зависла над столом. — Подходите, пожалуйста! Посмотрите, что мы предлагаем вам! Каждая покупка окажется предельно выгодной!

Какой-то подросток в ветровке с изображением тигра на спине остановился посмотреть на компьютерные игры, в которые Пит больше не играл.

— Сколько? — спросил он.

— Три фунта каждая.

Пока подросток осмысливал услышанное, Миранда протянула руку и похлопала по оранжевой коробке.

— Посмотри на этот комплект. Здесь полная химическая лаборатория. В ней чего только нет, даже металлические опилки. Купи две игры, и химический набор получишь почти даром. Специальное предложение!

— Идет, — сказал мальчик.

Пит положил руку на оранжевую коробку.

— Нет, не пойдет, — отрезал он.

— Я думала, ты хочешь отделаться от нее поскорее, — сказала Миранда, когда несостоявшийся покупатель отошел с пустыми руками.

— За деньги — да. Но не задаром, — проворчал Пит.

Холли взяла Миранду под руку и предложила:

— Не пройтись ли нам? Там могут быть интересные книжки.

— Не знаю, Холли, но, по-моему, Пит без меня не справится.

— Спасибо, Миранда, но я готов торговать один. А если надумаю все просто раздать, я обязательно позову тебя.

Холли и Миранда отошли. Картина на пришкольном участке заметно изменилась. Толпа стала непроходимой и все еще прибывала через главные ворота.

Две подруги протискивались в проходах между машинами с открытыми багажниками, в которых было все — от маленьких горшочков с цветами до крупных картин в рамах. Наконец Холли увидела большие стопки потрепанных томов.

Через минуту она погрузилась в поиски незнакомых книг, которые она не читала, или тех знакомых, которые хотя и читала, но хотела бы купить. Например, самый любимый детективный роман о разведчице Харриэт. Тогда желательно даже три экземпляра. Потому что и Миранда, и Пит тоже обожали этот роман, а их книжки были зачитаны до дыр.

— Нашла что-нибудь интересное? — обратилась она к Миранде, когда добралась до конца одного ряда разложенных книг. Но Миранды рядом не оказалось.

Холли отошла от стойки с книгами и едва протолкнулась сквозь толпу книголюбов, которые сгрудились позади нее. Бойкая торговля — ничего не скажешь. Народу — яблоку негде упасть.

Где же Миранда? Холли посмотрела на часы и поняла, что она простояла у книг довольно долго. Миранда, должно быть, потеряла терпение и отправилась обратно к Питу. И Холли стала двигаться в ту сторону.

Когда она оказалась там, она не увидела ни Миранды, ни Пита. А мистер Хамильтон разговаривал с человеком, который заинтересовался гравировальным набором в сером чехле.

— Отдадите за десять фунтов?

Мистер Хамильтон сомневался.

— За пятнадцать.

— А за двенадцать?

Отец Пита поколебался не больше секунды и кивнул.

Холли, вообразив себя Джоном Рейвеном на задании, внимательно изучала человека, который расплачивался. Он был одет с иголочки, в новый пиджак спортивного покроя и коричневые брюки, как будто прямо из-под утюга. Но башмаки его были настолько стоптаны и изношены, словно их купили сто лет назад.

На глазах у Холли покупатель вынул две хрустящие купюры и протянул их мистеру Хамильтону. Тот, в свою очередь, отсчитал сдачу — бумажку в пять фунтов и три монеты по фунту. В этот момент раздался возглас Пита.

— Вот ты где! А я уже хотел объявить по радио, что вы потерялись. — Пит вылезал из машины и держал в руках жестяную баночку, куда он бросал вырученные деньги.

— Ну и как? — Холли глазами показала на баночку.

— Неплохо, — ответил Пит с довольной улыбкой. Холли обратила внимание, что его конец стола стал почти пустым. Правда, старый химический набор все еще стоял там. Но массу всякого добра Пит благополучно распродал.

— Много выручил? — спросила Холли.

— Десять фунтов с мелочью. Гораздо больше, чем смог бы выручить с Мирандой рядом, — сказал Пит и огляделся. — А кстати, где она?

Холли сделала большие глаза:

— Ты ее тоже не видел?

— Нет, она не возвращалась с тех пор.

— Выходит, что потеряла ее я, — сказала Холли и покачала головой, когда лицо Пита расплылось в широкой улыбке. — И нечего улыбаться. Я ведь знаю, какой ты отходчивый, и что ты вовсе не хочешь, чтобы она потерялась.

Когда народу поубавилось, мистер Хамильтон сунулся в машину и достал газету, заткнутую за ветровое стекло. Он развернул ее на странице, где был кроссворд.

— По-моему, утренняя волна уже схлынула, — сказал он. — Еще с полчасика, Пит, и мы тронемся отсюда. У меня много дел, а большую часть вещей я продал.

— Ладно, — отозвался Пит. — Будем надеяться, что и Миранда объявится к тому моменту.

Мистер Хамильтон залез в карман куртки и вынул горстку монет.

— Не отказались бы от хот-догов?

Пита и Холли не надо было упрашивать дважды.

— И мне тоже купите, хорошо? — сказал мистер Хамильтон, отдавая деньги.

— И один для Миранды? — спросил Пит.

— Само собой.

— Может быть, она вернется на запах, — заметил не без ехидства Пит.

Мистер Хамильтон улыбнулся:

— Идите, а я пока присмотрю за вещами.

Пит и Холли пошли к главным воротам. Там у входа стояла небольшая крытая палатка, из трубы которой тянулся дым. К палатке тянулась довольно длинная очередь.

— Четыре штуки, пожалуйста, — сказал Пит.

— Двойную порцию кетчупа для Миранды, — попросила Холли.

— Я надеюсь, что мы ее еще увидим, — огляделся Пит, отходя от палатки.

— Холли-и-и! — крик прорезал воздух, как лазерный луч.

— Верно, значит, надеешься, — произнесла Холли и остановилась.

Миранда сидела на чемодане и вовсю размахивала руками.

— Это Миранда?! — обалдел Пит.

— А ты думал?

— Да нет, я вижу — длинные волосы, джинсы, свитер…

— Но на голове почему-то котелок, — вставила Холли.

— И темные очки с приделанным носом и усами. Да еще в зубах мундштук. Ну и ну! — развеселился Пит. — Но все-таки это она. Привет, Миранда!

Когда они подошли к ней, Миранда вынула изо рта мундштук и сняла очки с приделанным носом и усами.

— Ну! Что скажете? Клевый прикид?

— Да-а, — вполголоса процедила Холли.

— Все это я раздобыла там! — Миранда сделала неопределенный жест в сторону дальнего угла пришкольного участка. Там какой-то высокий мужчина в рубашке с длинными рукавами и толстым шнурком вместо галстука открывал задние дверцы обшарпанного синего пикапа.

— У него? — удивилась Холли, видя, как он засовывает в свой пикап какую-то оранжевую коробку.

— Нет, этот вообще ничего не продавал, — затараторила Миранда. — У женщины из машины рядом. Но ее, кажется, уже нет. Она мне все рассказала, как она работала в обществе любителей театрального искусства, как они ставили спектакли, и как она все это бросила. А сейчас решила освободить свой чердак и притащила все костюмы и реквизит на продажу.

— Чуть помедленнее, — с трудом вставила слово Холли, — и мы все поймем.

Миранда набрала воздуха.

— Словом, у меня ушла уйма времени, пока я уговорила ее продать то, что мне понравилось.

— Ты хочешь сказать, что есть еще что-то, кроме того, что на тебе?

— Здесь всего полно! — Миранда похлопала по чемодану, на котором сидела. Потом встала с него и щелкнула замком.

— Смотрите! — Чемодан был набит до отказа. Чего в нем только не было понапихано: шляпы вперемешку с шарфами и перчатками, сумочки, очки с разнообразными масками. — Тут есть даже плащ, который подошел бы Джону Рейвену! — восторгалась Миранда. Ее ликованию не было границ.

— Что же вы молчите? — продолжала в возбуждении Миранда, вытащила из чемодана какую-то допотопную сумочку и, повесив ее на руку, прошлась перед друзьями неестественной походкой. — И за все это только два фунта!

— Два фунта?! — Пит от изумления открыл рот.

— Представь себе, только два! Здорово?

Пит медленно качал головой.

— По-моему, заплатить тебе должна была она, — процедил он сквозь зубы. — И даже побольше.

— Что?! — вскипела Миранда.

Но Холли сочла, что Пит прав.

— Сама подумай, всего за два фунта она избавилась бы от целой горы хлама.

— Не она платила мне, а я ей. — Миранда вышла из себя и швырнула сумочкой в Холли. — Ты увидишь, Холли Адамс, что вещи эти будут нужны! Считаешь, что можешь играть на сцене, а не понимаешь того, что это реквизит для актеров. И никогда не знаешь наперед, что может пригодиться. Кроме того, мы можем следить за кем-нибудь переодетыми.

Эта перспектива совсем не увлекала Холли, но Миранда так искренне верила, что она сделала нужную и выгодную покупку, что ее подруга без лишних рассуждений просто помогла ей дотащить чемодан до машины мистера Хамильтона.

К тому времени отец Пита стал упаковывать все, что осталось нераспроданным.

— Я думал, что мы отсюда поедем налегке, но вижу, что ошибался, — сказал он, взглянув на огромный чемодан.

— О, спасибо вам, мистер Хамильтон, — просияла Миранда. — Неужели вы довезете меня с этим грузом?

— Ты продал что-нибудь еще за то время, что нас не было? — спросил Пит.

— Несколько вещиц, — ответил мистер Хамильтон, жадно надкусывая свой хот-дог. — Достаточно, чтобы освободить место для нашего новоявленного коммивояжера.

— Ничего из этого не пойдет в продажу, — возразила Миранда. — Теперь это собственность «юных детективов».

Пока Холли и Миранда помогали мистеру Хамильтону засунуть чемодан в машину, Пит вытряхнул всю вырученную мелочь и стал складывать монеты столбиками.

— Давай я возьму у тебя мелочь, а тебе дам бумажками, — предложил мистер Хамильтон. — А мне мелочь сгодится для автоматов у нас на работе.

— Давай, — коротко ответил Пит, который уже призадумался, что делать с таким количеством мелких монет.

Мистер Хамильтон сунул руку в карман, вытащил одну десятифунтовую бумажку, и вдруг из кармана выпала вся пачка денег, вырученных от продажи. Холли быстро нагнулась за ними, пока их не унесло ветром.

— Спасибо, Холли, — от души поблагодарил ее мистер Хамильтон, когда она отдавала ему деньги. Затем он протянул бумажку Питу и взял у него горсть мелочи.

— Ты прилично наторговал, — заметила Холли, когда Пит подсчитал выручку.

— Лучше, чем предполагал.

— Это еще и потому, — сказал мистер Хамильтон, — что я продал твою химическую лабораторию, пока вы ходили за едой. Хорошо, правда?

— Здорово, — ответил Пит.

Но Холли видела по нему, что он не в восторге от такой новости.

Глава III

Подделка

— Я придумала! — закричала Холли.

— Что конкретно? — спросила Миранда, садясь рядом с ней.

— Какую пьеску нам разыграть на конкурсе. Мне пришло в голову сегодня на уроке истории.

Был понедельник, и занятия уже окончились. Подруги сидели на лавочке в школьном дворе в ожидании Пита.

— Ну давай, излагай свою гениальную идею, — сказала Миранда.

— Зарисовки из жизни Шерлока Холмса, — начала с воодушевлением Холли. — Я читаю сейчас ту книгу, которую купила у Хамильтонов в субботу на распродаже. Так вот, в одном рассказе доктор Ватсон показывает Шерлоку Холмсу часы своего брата, а Холмс описывает жизнь этого брата, как будто читает по ним.

— Ясно, — нетерпеливо перебила ее Миранда. — Ты хочешь, чтобы наша сценка включала какой-нибудь момент, когда Холмс демонстрирует свой знаменитый дедуктивный метод?

— Да! — обрадовалась Холли, что ей не пришлось долго объяснять.

Миранда помолчала, переваривая идею.

— Неплохо, — согласилась она. — Совсем неплохо. Какой предмет мы выберем? Крикетную биту Пита?

— Он ее продал.

— Ну вот! Я же говорила, что для нашей сценки она пригодится как бутафорское оружие.

— Успокойся, — сказала Холли. — Она не подошла бы. И вообще я думаю немножко о другом. Что, если мы выберем кого-нибудь из зрительного зала и попросим его вывернуть карманы?

— Кла-асс! — одобрила Миранда. — Представляешь, если выбрать мистера Тэйлора? Ну ладно, продолжай. Что потом?

— А потом мы будем делать то, что стал бы делать Шерлок Холмс. Расскажем все об этом человеке по тем вещам, которые при нем.

— Блеск! — Миранда была в восторге. — Давай потренируемся, — живо сказала она и уставилась на входную дверь лабораторного корпуса школы. — По внешнему виду того юноши я заключаю, что его имя Питер Хамильтон, и что он опаздывает. Ну как? Вы довольны, Холмс?

— Элементарно, мой дорогой Ватсон, — оценила Холли, когда Пит с сумкой через плечо шел по направлению к ним. — Его расписание не совпадает с нашим. Сегодня понедельник, а по понедельникам у них два последних урока — физика и химия. Вероятно, он увлекся каким-нибудь опытом и забыл о времени.

— Опытом?! Ну если только он экспериментировал с живой природой, как наша незабвенная доктор Джекил[1]. Полюбуйтесь на его прическу, Холмс!

Волосы Пита были растрепаны и, как всегда, закрывали лоб, свисая до самых глаз.

Холли и Миранда продолжали пересмеиваться, пока Пит подходил к ним. Потом, когда они втроем шли уже к воротам школы, Холли посвятила его в идею будущей инсценировки.

— Нормально, — коротко бросил Пит.

— И это все, что ты можешь сказать?! — обиделась Миранда. — Разве это не суперклассная задумка?

— Да.

— Что значит «да»? Ты согласен, что это суперкласс, — пристала к нему Холли, — или это «да» — просто чтобы отделаться?

— И то и другое.

Они прошли несколько шагов молча.

Миранда не выдержала молчания.

— У меня созрела другая идея, — объявила она.

— Какая? — спросила Холли.

— Вещи, которые я купила на распродаже в субботу, могут нам очень даже сгодиться. Я смогла бы сыграть доктора Ватсона с накладным носом и усами, а ты, Холли, могла бы быть Шерлоком Холмсом в темных очках.

— Шерлок Холмс не носил темные очки, — пробурчал Пит. — Он носил с собой лупу.

— И ходил в котелке, — продолжала Миранда, — и с мундштуком.

Пит покачал головой:

— Во-первых, он носил кепи, а не котелок, а во-вторых, он курил трубку, чем и прославился.

Миранда взорвалась.

— А это будет сценка из его молодости, когда он еще не прославился! — выкрикнула Миранда. — Что с тобой сегодня, Пит?

— Ничего.

Холли посмотрела на их друга. Он и в самом деле был не в своей тарелке.

— Ты уверен, что ничего? — спросила она.

Пит остановился и вздохнул.

— Да так, кое-что есть. У нас сейчас было подряд два урока химии…

— Тогда мы тебе все прощаем, — не дала ему досказать Миранда. — Химия кого хочешь доконает.

— А я считала, что ты любишь химию, — удивилась Холли.

— В том-то и дело, что люблю. Сегодня мы все время проводили опыты, и было так интересно! Теперь я безумно жалею, что продал свой набор. Я просто мечтаю провести один опыт сам.

— Опыт по химии дома? Не для школы?! — Миранда покрутила пальцем у виска. — Ты в своем уме?

Вместе они вышли из школьных ворот. Повернув один раз, дошли до угла школы, потом повернули еще раз и теперь шли вдоль фасада школьного здания.

— А ты можешь купить другой набор на деньги, которые ты выручил? — спросила Холли.

— Нет. Они очень дорогие. Я столько не выручил. — Пит вздохнул. — Я собираюсь положить все свои деньги в банк, пока не накопится сумма для нового комплекта. Жаль…

— Чего именно?

— Сегодняшние опыты подсказали мне одно решение, которое я должен проверить, но…

Холли повернулась к нему:

— Зная тебя, я уверена, что ты прав.

Пит улыбнулся:

— Вот почему я не врубился сразу в ваши планы насчет Холмса и Ватсона. Это может произвести впечатление.

— Даже если Шерлок будет в котелке? — спросила Миранда.

— Да, даже. Разве ты не знаешь, что он сам любил маскироваться, прикидываться кем-нибудь?

— Прикидываться в чьем-нибудь прикиде, — сейчас же подхватила Миранда. — Представляете, если доктор Ватсон скажет в публику: «А ну-ка, прикинем, кто там прикидывается мистером Холмсом в его прикиде?»

Пит и Холли разом застонали. Мирандины каламбуры давно уже стояли у них поперек горла. Однако все развеселились и продолжали бодро шагать дальше.

Там, где здание школы уже заканчивалось, в ограде были еще одни ворота, ведущие на задний двор и прямо к кухне. Рядом по стенке стояло несколько мусорных баков. Ребята увидели, как Пауэл, школьный вахтер и уборщик, тащил к одному из них большой черный мешок.

— Холмс, — прошептала Миранда на ухо Холли, — вы видите того человека? Он грабитель! Он выкрал все школьные деньги.

— Нет, Ватсон, мешок для этого слишком велик.

— Кто же он тогда? — продолжала Миранда. — Уж, во всяком случае, не Санта-Клаус.

— Вы правы, Ватсон, сейчас не то время года.

Миранда задумчиво потерла подбородок.

— Может быть, он на летнем дежурстве.

Они оказались на самом близком расстоянии от баков, как раз когда Пауэл подошел со своим мешком.

— Распродажа, — ворчал он громко. — Называется, прямо из багажников машин, а мусору-то сколько! Ничего, кроме хлопот. Неизвестно еще, сколько это даст школе, а мне — работы по самое горло.

Продолжая ворчать, он откинул крышку ближайшего к нему бака. Бак был почти полон.

— Я не обязан делать это, — жаловался вслух Пауэл. — В старые добрые времена побирушки приходили и растаскивали за пару часов все по своим углам. А теперь? Ничего никому не нужно.

— Вам жаль, что им не нужно? — глядя ему в глаза, спросила Миранда.

Пауэл оторопело посмотрел на нее.

— Шутка! — улыбнулась она.

— Боюсь, он ее не понял, — сказал Пит, когда они отошли.

Пит оглянулся. Пауэл стоял на цыпочках, освобождая место в баке для своего мешка. И пока он это делал, на землю выпала коробка.

Пит замер.

Он видел, как Пауэл вытряхнул мусор из своего мешка в бак, потом втолкнул выпавшую коробку поверх всего, прижал крышку бака, насколько хватило силы, и засеменил обратно в здание.

— Расскажешь о своем опыте, который ты собираешься провести? — продолжая идти вперед, спросила Холли. — Пи-ит! Я к тебе…

Поняв, что Пит отстал, Холли и Миранда оглянулись. Они увидели, как он стремглав влетел в боковые ворота и бросился к мусорным бакам.

— Что ты делаешь?! — закричала Холли, когда Пит стал поднимать крышку одного из них.

— Не за номером ли каким-нибудь он полез? — сказала Миранда, намекая на хобби Пита собирать номерные знаки машин.

Холли должна была признать, что выглядело это именно так. Держа крышку одной рукой, Пит пытался вытащить что-то другой.

— Помогите мне! — выкрикнул он.

Холли с Мирандой бросились на зов.

— Что там?

— Быстро! Можете подержать эту крышку?

— Зачем?

— Затем, что, по-моему, я вижу…

Пит не сказал, что он видит, но двумя руками он ухватился за что-то и вынул из бака коробку, которую Пауэл только что забросил туда. Придавленная и покореженная, она была все же узнаваема.

— Как я ее разглядел! Я сразу понял, что это моя химлаборатория!

— Твоя лаборатория?! — изумилась Холли. — Как это может быть, если твой папа продал ее в субботу?

— Она, родимая! Ты посмотри!

Через продавленную крышку Холли увидела надпись, которая полностью подтверждала слова Пита.

— «Металические опилки» с одной буквой «л»! — воскликнула Холли.

— Теперь ты видишь? Это мой набор «Юный химик».

— Чудеса! — сказала Миранда. — Весь комплект здесь!

— Нет, не весь. Не хватает газовой горелки. Вот пустое отделение для нее. Зато остальное все на месте.

Холли задумалась:

— Вот загадка! Зачем кому-то понадобилось купить вещь и выкинуть ее?

— Этот кто-то быстро осознал, что зря выбросил деньги, и… — Миранда быстро подняла руки вверх, когда Пит окинул ее уничтожающим взглядом. — Шутка, Пит, честно. Сам подумай, тот, кто купил и передумал, мог бы вернуться и попросить деньги обратно.

— Вот мне и интересно, кто его купил, — задумчиво проговорил Пит.

— Разве теперь узнаешь? — сказала Миранда. — Но как бы там ни было у тебя сегодня счастливый день.

— Повезло, — кивнула Холли. — Причем вдвойне — сначала получил деньги за лабораторию, а теперь и саму лабораторию обратно.

— В следующую субботу ты сможешь ее снова толкнуть, — предложила Миранда.

Пит расхохотался:

— Не так скоро. Она мне пока позарез нужна. Но Холли права, деньги-то я получил. — Он запустил руку в карман и извлек десятифунтовую купюру. — Пончики за мной. Сейчас по дороге зайдем в супермаркет.

Когда они пришли в магазин, Миранда вытащила из ряда тележек одну и повезла ее к стеклянным дверям.

К сожалению, тележка им досталась какая-то кривая и двигалась совсем не так плавно, как входная дверь. Ее заносило то вправо, то влево.

— Помогите, — крикнула Миранда, — она как живая! Что это за колеса!

У Миранды в этом магазине был уже случай, когда она налетела со своей тележкой на высоченную пирамиду из баночек с бобами. Это случилось, когда они не были еще знакомы с Питом, а только шпионили за ним.

Холли подбежала, ухватила угол тележки, и так вдвоем они потащили ее мимо очереди, которая выстроилась, чтобы получить по своим кредитным карточкам наличные деньги в банкомате. Это автоматическое устройство было вмонтировано в стену у входа, и, когда они на кривых колесах дотащились до конца очереди, раздался раздраженный голос женщины, которая стояла первой у автомата.

Холли оглянулась, но не сразу поняла, в чем дело. Потом присмотрелась и увидела, как на зеленом экране банкомата высветилась надпись: «Временно не работает за отсутствием наличных».

— Надо же! Касса опустела, — с досадой обернулась дама к мужчине, который стоял позади нее. Она взяла свою карточку, которую машина вытолкнула обратно, и готова была сунуть ее назад в сумочку, как тот же самый мужчина остановил ее.

— Нам повезло, — сказал он. — Насколько я понимаю, привезли деньги.

Темно-зеленый пикап службы безопасности с решетками на окнах остановился перед входом в супермаркет. Водитель в форме такого же цвета вышел и открыл задние дверцы машины. Он вытащил из нее две продолговатые металлические коробки и взял по одной в каждую руку.

— Милости просим, — громко обратилась к нему женщина, стоявшая первой в очереди у банкомата. — Мы вас заждались. Посмотрите! — И она вывернула карманы своего легкого пальто, вероятно, чтобы продемонстрировать, как ей нужна наличность.

На охраннике был большой шлем с козырьком, надвинутым так низко, что Холли рассмотрела одну только бороду.

— Терпение, терпение, — бурчал он себе под нос, — я постараюсь побыстрее.

Двери торгового зала раздвинулись, ребята вошли и отчетливо слышали, как позвякивали ящики, когда работник службы безопасности нес их за ними следом.

Холли и Миранда продолжали бороться с непослушной тележкой, и, когда она оказалась на его пути, охранник просипел:

— С дороги, ребятня! С дороги!

— Да мы ничего, но…

С трудом Миранда прислонила кривобокую тележку к стене. Охранник приподнял козырек.

— Вот так-то лучше, — кисло добавил он.

Почти сразу же он остановился перед дверью с надписью «Вход воспрещен».

Там его ожидала женщина в накрахмаленной блузке и черной юбке. Администраторша, решила Холли, глядя на связку ключей у ее пояса. Из этой связки женщина выбрала один и отперла дверь. Она вошла, за ней следом вошел охранник и не удосужился прикрыть за собой дверь.

— Это, похоже, обратная сторона банкомата, — сказал Пит, заглядывая в приоткрытую дверь. Холли и Миранда тоже остановились поглазеть.

Администраторша выбрала еще один ключ из связки и вставила его в замочную скважину металлической створки, похожей на стенной шкаф или сейф. Охранник тоже отделил ключ от своей связки и поднес его к другой скважине на той же самой двери. Они повернули ключи одновременно, после чего охранник взялся за массивную ручку двери и потянул ее на себя. Внутри оказался какой-то непостижимо сложный механизм.

— В те ячейки закладывают деньги? — спросила Холли.

Охранник вытащил ящик из гнезда в центре механизма.

— Они называются загрузочными ящиками, или бункерами, — сказал Пит. — В банкомате их четыре: один для пятифунтовых бумажек, один для двадцатифунтовых и два для бумажек в десять фунтов. — Пит смотрел не отрываясь за движениями охранника, когда тот вставлял один ящик из тех, что привез, на место того, который он вынул. — Люди запрашивают суммы в каких-то определенных купюрах, и машина сама отбирает их. Умная машина! — заключил Пит с восхищением.

— Подумаешь! Что из того, что машина умеет считать? — сделала гримасу Миранда. — Я тоже умею считать!

— Мне они вообще не нравятся, — сказала Холли в тот момент, когда дверь с табличкой «Вход воспрещен» закрылась.

— Не понимаю почему, — улыбнулся Пит. — Ведь это все равно, что пользоваться банком, который всегда открыт. Нам скоро и банки станут не нужны.

— Может быть, поэтому я и не люблю эти банкоматы. Как тебе известно, мама моя работает в банке. Что она будет делать?

Тем временем Миранда обменяла капризную тележку на ручную корзинку.

— Ее нам будет достаточно для пончиков, — обратилась она к Питу, — если, конечно, ты не собрался потратить на нас все десять фунтов.

— Я собираюсь купить кое-что еще, но не из продуктов.

— Что-то задумал? — посмотрела на него Холли.

— Химия, — улыбнулся Пит.

Холли не стала приставать к нему с расспросами. Привычка Пита скрывать свои планы иногда бесила их с Мирандой, но потом всегда все кончалось чем-нибудь интересным.

— Почему вы не берете пончики? — спросил Пит.

— Потому что мы хотим сначала увидеть, на что нацелился ты, — объяснила Миранда. — А пончики мы возьмем по пути.

— Хорошо, — согласился Пит.

Он повел их сначала в овощной отдел, потом в чайный, после него в хлебный, где они взяли пончики, и закончили они в секции разных приправ.

— Холли, мы могли бы использовать обстановку супермаркета для нашей пьески, — предложила Миранда, когда они встали в очередь, чтобы расплатиться. Сама она сейчас же вошла в роль, сделала вид, что в руках у нее лупа, и она в нее рассматривает то, что на дне корзинки. — Так, — приговаривала она, — красная капуста, лук, лимон, пачка чаю и бутылочка уксуса. Холмс, что можно приготовить из такого странного сочетания продуктов? Не подозрительно ли?

Холли не заставила себя ждать:

— Должен сказать, Ватсон, что этот молодой человек собирает все компоненты, необходимые для создания пороха.

Миранда изобразила на лице ужас:

— Не намекаете ли вы на то, Холмс, что он замыслил взорвать школу, носящую имя Томаса Петериджа?

— Однозначно, Ватсон. Обратите внимание на пятна уксуса у него на свитере и следы красной капусты на обшлагах брюк.

Подошла очередь платить в кассу. Пит поставил корзинку и стал вынимать все, что в ней было, на движущуюся дорожку, а кассирша тем временем проносила каждую покупку мимо глазка.

— Три фунта двадцать четыре пенса, пожалуйста.

Пит протянул десятифунтовую бумажку. Кассирша на мгновение приложила ее к световому окошечку. Потом взглянула на Пита и снова посмотрела купюру на свет. После чего она слегка подалась вперед и нажала на кнопку звонка.

— Не исключено, что деньги были украдены, — шепнула Миранда и сунулась носом в купюру, будто рассматривая ее в лупу. — Что скажете, Холмс?

Холли не отвечала. Неужели деньги действительно ворованные? Она знала, что каждая купюра имеет свой собственный номер. Может быть, кассирша незаметно для них проверила номер банкноты по какому-то списку?

Появилась уже известная ребятам дамочка в накрахмаленной блузке и черной юбке. Кассирша дала ей десятку Пита и шепнула что-то, чего Холли не расслышала.

На сей раз купюру на свет проверила сама администратор и обратилась к Питу:

— Твои деньги?

— Да.

— Ты не скажешь, откуда они у тебя?

— Конечно, скажу! Мы их получили на распродаже старых вещей в субботу.

Администратор сдвинула брови:

— А ты не помнишь, как выглядел человек, который тебе их дал?

Пит усмехнулся:

— Как не помнить! Это мой отец.

— Твой отец?

— Да. А что, что-нибудь не так? Деньги были украдены?

— Нет.

— А что?

— Боюсь, что я должна вызвать полицию. Эта купюра поддельная.

Глава IV

Подозреваемые

— Итак, мистер Хамильтон, вы полностью подтверждаете, что дали своему сыну эту банкноту в десять фунтов? — спросил полицейский.

Отец Пита, еще тяжело дыша от спешки по пути из своего офиса в супермаркет, вторично посмотрел на бумажку, которую ему протягивал страж закона.

— Н-да, подтверждаю. Я действительно дал Питу десять фунтов бумажкой в обмен на мелочь. Если это та, которая была при нем, то я полностью подтверждаю, — сказал мистер Хамильтон и нервно передернул плечами. — По-моему, они все выглядят одинаково, как можно отличить?

Полицейский, прежде чем ответить, что-то записал у себя в блокноте.

— Вы правы, сэр, в том-то и беда, что эта банкнота выглядит совсем как настоящая. Высокий класс подделки.

— Но все-таки кассир ее обнаружила сразу, — вмешалась в разговор Холли.

— Мистер Хамильтон, — заговорила Миранда, — мы все ваши свидетели, вы можете положиться на нас.

Администратор едва сдержала улыбку.

— Действительно, отличить трудно, но наши кассиры специально подготовлены, чтобы не пропустить фальшивые деньги, — объяснила она. — Просто кассир знает, что нужно проверить и на что нужно посмотреть.

— И на что же? — не выдержала Холли. С ее стороны это было не только любопытство. В голове у нее уже складывался сюжет для детективной странички их журнала.

— В первую очередь на серебряную нить, — ответила администратор. Она взяла в руки настоящую десятифунтовую купюру и указала на серебряные штрихи, которые проходили по слову «Десять».

— Но разве на фальшивой бумажке нет таких же? — спросил Пит.

— Есть. Но есть и разница. — Администратор поднесла настоящую купюру к световому экрану. — Видите? Если не смотреть на свет, серебряная нить на банкнотах выглядит одинаково прерывистой, или штриховой. А посмотрите на свет.

— Сплошная линия! — воскликнула Холли.

— А теперь посмотрите на эту. — Администратор взяла из рук полицейского фальшивую бумажку и поднесла ее к свету.

— Она не сплошная, а прерывистая, — сказал Пит.

— А почему? — спросила Миранда.

— Потому что в настоящих деньгах серебряная нить проходит внутри, — ответил полицейский, — а в фальшивых ее пропечатывают поверху.

— Но есть и другое отличие, — продолжала администратор. И она снова поднесла настоящие деньги к свету. — Вы видите изображение королевы?

— Да, это водяной знак, — сказал Пит, потом поднял глаза на администратора и спросил: — Кажется, так называется? Они бывают не только на деньгах.

Администратор кивнула:

— Да. И их очень трудно подделать. — Теперь она поднесла к свету фальшивую десятку. — Посмотрите, как это изображение расплывчато. И если проверить то и другое, вы быстро распознаете фальшивку. Даже такую профессионально выполненную, как эта.

— Жаль, что мы не знали, — сказала Холли.

Полицейский обратился к отцу Пита:

— Мистер Хамильтон, когда точно вы дали сыну эти деньги?

— В субботу, ближе к полудню.

— А не можете вспомнить, кто дал ее вам?

— Н-нет, пожалуй, нет.

— Понятно. — Полисмен опять записал что-то в блокнот.

— Не думаете же вы, что мой отец замешан в этом?! — взорвался Пит. — Он не способен на мошенничество.

Мистер Хамильтон положил руку на плечо Пита.

— Успокойся, сынок, я уверен, что он так не думает.

Лицо полисмена осталось серьезным.

— Итак, вы полагаете, что купюра попала к вам с распродажи? — повторил он.

— Вероятно.

— Только вероятно?

— Да. Потому что я сходил в банк в пятницу во второй половине дня и взял двадцать фунтов.

У полисмена подскочили брови.

— Как? Вы думаете, что получили фальшивые деньги в банке?

— Нет, так я не думаю. Но я разменял двадцатку, когда купил газету в субботу утром по дороге на распродажу. И я хочу сказать, что у меня в кармане уже была одна десятифунтовая бумажка, когда я приехал на распродажу.

— И вы получили еще три на распродаже, — вмешалась Холли.

— Да? — искренне удивился мистер Хамильтон.

— Ты точно помнишь? — спросил полицейский, обращаясь к Холли.

— Абсолютно точно, — подтвердила она. — Запоминать подробности — это наша задача, правда, Миранда?

— Холли права, — быстро заговорила Миранда. — До того как я пошла поглазеть по сторонам, мистер Хамильтон получил бумажку в десять фунтов от пожилой дамы за подставки под книги. Она такая модная леди, и зовут ее Этель, а мужа зовут Хорэс. Он седой и носит с собой такую трость, которую можно сделать стулом.

— Складной стул, — поправил ее полицейский. Было видно, что рассказ произвел на него впечатление, и он сделал еще какие-то заметки в блокноте.

— А потом, мистер Хамильтон, еще один человек купил у вас гравировальный набор, — сказала Холли. — Он дал вам две бумажки по десять фунтов.

Отец Пита на несколько секунд закрыл глаза, пытаясь восстановить картину.

— Убейте меня, не помню. Была такая давка. Но я не сомневаюсь в правоте Холли.

А она продолжала рапортовать полицейскому:

— Он был очень опрятно одет, за исключением башмаков.

— Говори помедленнее, я не успеваю записывать.

— На нем были очень хорошо отглаженные брюки, со стрелками, коричневого цвета, но ботинки уж очень поношенные.

— Фу-у! — выдохнул полицейский, когда все записал. — Хотите что-нибудь добавить?

— Давайте подумаем, мистер Хамильтон, нам есть что добавить? — сосредоточилась Холли. — Я помню хорошо, что, когда вы давали десятку Питу, у вас их было всего пять. Вы их уронили, и я помогла подобрать их. Три мы насчитали, одна была при вас с самого начала, остается вспомнить еще про одну.

— Пять, ты говоришь? Извините, — мистер Хамильтон повернулся к полицейскому, — но я не помню.

— Хм-м, — промычал полисмен и захлопнул блокнот. — Ну ладно, вы можете быть свободным. Но если вы вспомните что-то, пожалуйста, позвоните нам в участок. Хорошо?

— Разумеется, — сказал мистер Хамильтон.

Полицейский взял фальшивую бумажку и сунул ее в пластиковый пакет со словами:

— Пока она никому не понадобится.

Когда все вышли из комнаты администратора и направилась к выходу, у Пита по-прежнему в руках была корзинка.

— Извините, — с мягкой улыбкой обратилась к нему администраторша, — вы не заплатили за эти покупки. А после всего, что произошло, еще не хватает, чтобы вас обвинили в воровстве.

У Пита волосы встали дыбом.

— Мне нечем заплатить!

— Сколько? — вздохнул мистер Хамильтон и достал бумажник.

Администратор назвала сумму.

— Мистер Хамильтон уже собрался открыть бумажник, но остановился, спрятал его обратно и полез в карман за мелочью.

— Береженого бог бережет, — сказал он.

Сразу после пятичасового чая Холли и Миранда пошли к Питу. Именно у него в доме был так называемый офис «Юных детективов»: комнатка, где они собирались, чтобы обсудить свои дела.

Они позвонили у двери. Через некоторое время дверь слегка приоткрылась, и в щель просунулась голова Пита.

— Э-э-о-о-э… Одну минуточку!

— Ну что там у тебя, Пит! — проворчала Миранда и сама открыла дверь. — У нас сложный вопрос, его надо решить. — Она остановилась и воскликнула: — Ну ты даешь! А что, тебе даже идет!

Пит был в фартуке и ярко-желтых резиновых перчатках. По нему было видно, что он слегка смущен.

— У меня опыт в самом разгаре, — объяснил он и повел девочек на кухню. Там они увидели знакомую оранжевую коробку. То была побывавшая в переделке химическая лаборатория Пита. А на маленьком огне на конфорке что-то булькало в металлической ванночке.

— Что ты делаешь? — спросила Холли.

— В данный момент кипячу красную капусту.

— Я знаю, что тебе не понравится мой вопрос, — подступилась Миранда, — и все-таки, если можешь, ответь, зачем?

— Затем, что я получаю незаменимый состав для своих опытов. Смотрите! — Он показал колбу с лиловой жидкостью и объявил, что это и есть тот самый состав, но приготовленный раньше. Затем он разлил лиловую жидкость из колбы на три блюдца. — Состав поможет нам определить, есть ли кислота в другой жидкости. Если есть, она превратит наш состав из лилового в красный.

— Кислота? — переспросила Холли. — А это не опасно?

— С насыщенным раствором, конечно, опасно, а с таким, как у меня, ничего не может случиться.

— Какая у тебя кислота? — слегка насторожилась Миранда.

— Три вида, — ответил Пит и показал в сторону кухонного стола, где лежали продукты, купленные в супермаркете. — Лимонная кислота, то есть попросту лимонный сок. — И он показал на баночку рядом с отжатым лимоном. — Дубильная кислота, — Пит показал на пузырек с коричневатой жидкостью, — обыкновенный холодный чай. — И третья — это уксусная кислота.

На глазах у девочек Пит накапал разной кислоты в три блюдца с лиловым составом. И в одно мгновение жидкость из лиловой превратилась в красную.

— Вот оно! — в восторге закричал Пит. — Что вы скажете?

— Впечатляет, — оценила Миранда и мечтательно закатила глаза. — Интересно, если капнуть клубничного варенья, что будет?

— Ты собирался проводить еще какой-то опыт? — Холли показала на три пробирки с темно-серым порошком на дне. — Это и есть знаменитые металлические опилки?

— Да, — улыбнулся Пит. — Но это вторая стадия эксперимента. — Он налил чуточку лимонного сока в одну из пробирок, немного холодного чая — в другую и уксуса — в третью, отошел на некоторое расстояние и стал смотреть, как содержимое оседает в пробирках.

Миранда зевнула.

— И что теперь? — спросила она без всякого видимого интереса.

— Мы оставим их здесь.

— На сколько времени?

— Ха! В этом и состоит опыт. Я не знаю, сколько времени нужно, чтобы сработало. Может, час, может, дольше.

— Сработало?! — испугалась Миранда. — В каком смысле? Оно не взорвется? В мои планы не входило взлететь на воздух!

— Не бойся. Взорваться оно не может ни при каком раскладе. Верняк.

— А как тогда оно должно сработать? — спросила Холли.

— Поживем — увидим, вернее, подождем и увидим, а пока поднимемся в свой офис. Идем?

— А до того, как мы поднимемся в офис, — предложила Миранда, — нельзя ли провести еще один опыт?

— Всегда рад! По химии?

— Не совсем. Я называю его молочно-шоколадным экспериментом при накаливании. Он всегда срабатывает. Нагреваешь молоко почти до кипения, насыпаешь шоколадного порошка, размешиваешь, размешиваешь, пока он не растворится, — и порядок!

Пит не смог удержаться от улыбки:

— Намек понял. Проведем шоколадный эксперимент. Досадно только, что придется нагревать на конфорке, а не на горелке. Жаль, что она пропала.

Крепко держа свои кружки с дымящимся шоколадом, юные детективы поднялись по лестнице в свой офис. Это была комнатка с маленьким окошком, но достаточно большая, чтоб там поместились стол, кресло и пара пуфиков. На стене висела огромная карта Лондона, и в одной ее части было воткнуто несколько цветных флажков.

Холли подошла к карте и воткнула красный флажок. Красный цвет означал неразгаданную тайну.

— Общеобразовательная школа имени Томаса Петериджа, — объявила она.

— Загадка фальшивых денег, — сказала Миранда. — Кажется, мы начинаем новое дело.

Холли достала из сумки ручку, вытащила свой блокнот. У каждого члена клуба «Юных детективов» был такой настоящий полицейский блокнот. Подарил их ребятам сержант полиции, когда они помогли поймать парочку воришек, промышлявших ювелирными изделиями.

— Начинаем расследование. Итак, что нам известно?

— Кто-то сбросил фальшивую купюру, — начал Пит, — на распродаже подержанных вещей.

— Мы точно все-таки не знаем, там ли это было, — засомневалась Холли.

— Но вероятность очень большая, — сказала Миранда.

Холли согласилась и записала: «Вероятнее всего, это произошло на территории школы имени Томаса Петериджа».

— Что мы знаем о людях, которые покупали вещи у нас?

— Была пожилая пара, — вспомнил Пит, — которую Миранда здорово описала полицейскому.

— Хорэс и Этель, — сказала Холли. — Но они не похожи на жуликов.

— А разве вы не слышали о прекрасной парочке, которая… — Миранда выставила указательные пальцы и прокричала: — Кх-х, бу-у! кх-х, бу-у! Они засыпали Америку трупами и залили ее кровью.

— Им было вроде бы по двадцать лет, — сказал Пит. — А этим, наверное, больше шестидесяти.

— Бывает запоздалое развитие. Такие милые, невинные старички. Ну кто их заподозрит?

— Ладно, я их все-таки запишу, — согласилась Холли. — А как насчет модника в отутюженных брючках? Того, кто купил гравировальный набор?

— Я его не видела, — вздохнула Миранда, — в то время я занималась своей покупкой.

— Десятки у него были новенькие, — продолжала Холли, — точно такие, как та, которую папа дал тебе, Пит. И одет он был с шиком, кроме ботинок.

— Какое отношение его вид имеет к делу? — удивилась Миранда.

— Не могу объяснить, — призналась Холли. — Но те, кто приходит на барахолку, не одеваются шикарно. А вдруг он хотел как-то спрятаться за хорошую одежду?

— Зачем? — спросил Пит.

Холли пожала плечами:

— Почему-то люди, одетые неряшливо, вызывают больше подозрений.

— Это верно, — согласилась Миранда.

— Спасибо за поддержку, — сказала Холли и повернулась к Питу: — А твой папа не вспомнил, кто дал ему четвертую десятку?

— Нет, — ответил Пит рассеянно. Он поднялся, подошел к двери и выглянул. — Вы не чувствуете запаха?

— Чувствуем, — улыбнулась Миранда. — Волшебный запах шоколада!

Пит вернулся на свое место.

— Так что мы обсуждаем?

— Составляем список подозреваемых. — Миранда вопросительно посмотрела на Холли: — Верно я говорю?

— Вполне, — сказала Холли. — И я вношу предложение пойти на распродажу в следующую субботу.

— Ты думаешь, там не будет уже работать полиция, после того, что мы рассказали? — засомневался Пит.

— Ну и что? Это не причина для нас бросить расследование, — стояла на своем Холли. — И если мы нападем на след, мы там же сможем сообщить полиции.

— Не так-то просто будет сделать это в такой толпе, — сказал Пит и снова покосился на дверь. — Вы уверены, что ничем не пахнет?

— Предположим, мы будем стоять у ворот, — продолжала Холли, не обратив внимания на вопрос Пита, — тогда мы сможем рассмотреть всю очередь. И если увидим их, пойдем за ними.

— Эх, чего нам не хватает, — вздохнула Миранда, — так это вертолета! Помните, какой был у Джона Рейвена в прошлой серии?

Холли, конечно же, помнила. На прошлой неделе в эпизоде из любимого сериала «Спайгласс» агент секретной службы преследовал подозреваемого на вертолете.

— Идея твоя, Миранда, мне очень нравится, — засмеялась она, — но еще больше мне понравится, если ты спустишься на землю и придумаешь, как нам изловить фальшивомонетчика здесь.

— Поискать по телефонному справочнику на букву «ф», — сострила Миранда.

— Мы обойдемся без вертолета, если найдем место для наблюдения где-нибудь наверху, — сказал Пит.

— Из нашей студии! — обрадовалась Холли. — В субботу утром мы сможем спокойненько наблюдать оттуда, что происходит на распродаже.

— Но нужно разрешение, — на секунду задумалась Миранда, но тут же нашлась: — Попросим, чтобы нам разрешили там порепетировать к конкурсу.

— Вот тогда-то мы и рассмотрим всех, кто там появится, — азартно потерла руки Холли.

На чистой странице она набросала план школы, пришпилила его рядом с картой и протянула от него полоску прямо к тому месту, где был воткнут флажок, отмечавший их школу на карте Лондона. На плане школы студия драматического искусства была отмечена жирным крестиком. От него стрелки расходились во все стороны.

— Нет местечка на всем школьном дворе, которое было бы не видно отсюда! — радовалась Холли. — Молодец, Пит!

Но все внимание Пита было поглощено тем, что творилось за дверью.

— Неужели вы не чувствуете запаха?

Миранда оторвалась от чашки с шоколадом и потянула носом. Затем она отпила глоток и снова принюхалась.

— Теперь, когда ты сказал, я точно чувствую, что чем-то пахнет.

— Я теперь тоже чувствую запах, и довольно противный, — призналась Холли.

Пит нахмурился:

— Так не должно быть!

— Что не должно быть? — спросила Холли.

— В моем опыте.

— Не должно быть, но вышло?! — закричала в панике Миранда. — Пустите меня!

Все бросились по ступенькам вниз.

Там, на кухне, рядом с непогашенной конфоркой булькали и дымились в пробирках опытные составы и издавали жуткое зловоние.

Пит, не раздумывая, схватил подставку с тремя пробирками и крикнул:

— Не подходите!

— С радостью, — прогундосила Миранда с зажатым носом.

Обе подруги выскочили во двор и принялись с жадностью вдыхать свежий воздух.

— Куда ты их отнес? — спросила Холли, когда Пит вернулся.

— На задворки.

— Не слишком-то далеко, — заметила Миранда.

— В сарай, — успокоил ее Пит.

— Не спасение, — сказала Миранда и обвязала носовым платком лицо, как бандит из вестерна. — Эта зверская вонь проникнет в щели.

— Я засунул их в металлическую коробку, которая у меня под седлом велика.

— Слава богу! Может, не задохнемся.

— А что случилось? — спросила Холли.

— Я забыл выключить конфорку после того, как заварил шоколад. А пробирки оказались очень близко к огню, и смеси нагрелись.

Миранда убрала платок от носа, чтобы только сказать:

— Какая беда!

Пит так не думал. Постепенно его лицо расплылось в улыбке.

— Беда?! О чем ты? Это суперклассный эксперимент. Я лишь предполагал, что так может быть, но не был уверен, сработает ли.

— Ты хочешь сказать, что опыт получился? — удивилась Холли.

— Стопроцентно! На уроке нам говорили, что эта смесь дает одуряющий запах, и я хотел проверить, с какой кислотой лучше сработает.

— Лучше, то есть будет худший запах? — уточнила Холли.

— Да, — захохотал Пит. — Но я не знал, что подогрев даст такой эффект.

Он еще продолжал подхихикивать, когда из дома донесся до них крик:

— Питер! Пит!

— Это папа. Он почему-то вернулся с работы.

Друзья бросились бегом на кухню. Мистер Хамильтон уже стоял там. Он открыл окна и запустил вентилятор на полную мощность.

— Я думал, что продал это чудовище, — возмущался он, показывая на оранжевую коробку на кухонном столе.

У Пита была сконфуженный вид.

— Мы нашли его в мусорном баке школы.

Мистер Хамильтон собрался было что-то сказать, но внезапно развернулся на каблуках и пошел в коридор.

— Что ты собираешься делать? — спросил Пит.

— Позвонить в полицию, — ответил отец, беря трубку.

— В полицию? — уставилась на него Холли.

— В полицию, а не в пожарную? — вытаращила глаза Миранда.

— Зачем? — спросил Пит. — Ничего ведь не случилось. Это был просто опыт по химии. Запах сейчас улетучится.

— Оправдываться будешь потом. А сейчас я звоню, потому что вспомнил, кто дал мне пятую бумажку.

— Кто?

— Человек, который купил у меня этот набор.

Глава V

Наблюдение

— Фу-у! — громко выдохнула Миранда. — Наконец-то добрались! Чего только не сделаешь ради клуба «Юных детективов».

Втиснувшись в дверь с чемоданом, она водрузила его на самую середину комнаты.

— А ты уверена, что надо было тащить сюда все это барахло? — сказала Холли, когда Миранда повалилась сама на чемодан, картинно изображая тяжелое дыхание. — Мы ведь не собираемся репетировать.

— А еще называешь себя юным детективом! — моментально придя в себя, вскочила Миранда. — Ты что, никогда не слышала таких слов, как «прикрытие» или «маскировка»? Каждый, кто мог бы заподозрить нас, что мы за кем-то следим, сразу отбросит все подозрения, когда увидит на нас эти костюмы.

— Надеть их на себя? — поразился Пит. — Ну уж это перебор!

— Да, надеть. — Миранда немедленно щелкнула замком чемодана, крышка подпрыгнула сама собой. — Выбирайте, кто что хочет надеть!

— Миранда, — попросила Холли, — мы можем хотя бы выглянуть в окно и посмотреть, что творится вокруг?

Холли и Пит выглянули в окно. Время подходило к десяти, и перед входом у ворот уже образовалась очередь. Запоздалая машина, пикап синего цвета, въехала в ворота и медленно прокладывала себе путь в дальний угол.

— Этот не спешит, — заметил Пит, глядя на часы. — Уже с минуты на минуту начнут впускать покупателей.

Миранда тоже подошла к окну.

— Итак, мы ищем Хорэса и Этель, — сказала она, — и мистера Модника в отглаженных брюках.

— И еще того неизвестного, который купил химическую лабораторию, — добавил Пит.

— Жаль, — сказала Холли, — что твой папа не запомнил, как он выглядел.

— Да. Папа вообще едва вспомнил, что это был мужчина, а не женщина.

Миранда смотрела на людей внизу и не находила знакомых лиц. Потом она взглянула на подругу, которая отвернулась от окна в каком-то раздумье.

— Холли! Холли! — стала она теребить подругу.

Холли очнулась как ото сна, но во взгляде ее была решимость.

— Нам не нужен никто, кроме человека, который купил химический набор, — сказала она.

— Почему ты так уверена? — спросил Пит.

Глаза Холли сверкали.

— Если бы вы, — начала она, — хотели сбыть с рук фальшивые деньги, что бы вы стали делать?

— Покупать на них что-нибудь ценное, — после короткой паузы сказал Пит. — Ведь ты приобретаешь вещи фактически бесплатно.

— А потом ты вынужден будешь их продать, чтоб получить деньги. И сколько ценных вещей можно купить на десятифунтовые купюры?

— Не много.

— Так не лучше ли поступить наоборот?

— То есть как?

— Покупать самые недорогие вещи.

— Понял! — воскликнул Пит. — Покупаешь что-то, что стоит два фунта, а даешь бумажку в десять фунтов.

— И получаешь восемь фунтов настоящих денег, — продолжила за него Холли. — Именно это он и делал.

— Согласен. Но что потом? Он будет завален ненужным барахлом.

— Вроде твоего химического набора, — вставила Миранда.

— Разве это барахло? — обиделся Пит.

— Я не о том, — спохватилась Миранда. — Если он купил химическую лабораторию только для того, чтобы получить сдачу, то на фига ему она сама.

— И я об этом же! — обрадовалась Холли, что все проясняется. — Вот почему он ее и выкинул.

— Холли, ты гений!

Холли повернулась к окну.

— Итак, мы забудем о Моднике, — сказала она, — об Этели и Хорэсе и будем искать того…

— О ком мы ничего не знаем, — мрачно перебил ее Пит. — И это будет нелегко.

Целых полчаса юные детективы впустую простояли у окна, и вдруг в коридоре хлопнула дверь.

— Что это? — удивилась Холли.

Они прислушались. Открылась еще одна дверь, потом закрылась. Послышались тяжелые шаги в ту сторону, где были они.

— Вернее было бы сказать не «что это», а «кто это», — заметила Миранда.

Было слышно, как открылась дверь совсем рядом, и медленные тяжелые шаги звучали уже за стеной.

— Пауэл, — догадалась Холли.

— Наш блюститель порядка, — согласился с ней Пит. — Небось ходит проверяет здание.

— Но мы должны быть у него в списке, — сказала Миранда. — Мы получили разрешение.

— Разрешение на репетицию, а не на слежку за фальшивомонетчиками, — возразила Холли.

— Замаскируемся, — шепнула Миранда и бросилась к чемодану. — Сейчас напялим все на себя. Пит, быстро натягивай плащ. Холли, держи котелок и мундштук. А я нацеплю очки с носом и усами.

Не успели они нарядиться, как в комнату медленно вошел Пауэл — в каком-то коричневом полупальто и с открытым блокнотом в руках.

— Ваши фамилии? — произнес он торжественно.

Холли вынула изо рта мундштук и отбарабанила скороговоркой:

— Холли Адамс, Миранда Хант и Питер Хамильтон.

— Мы репетируем, — сказал Пит.

— Сценки из пьесы, — прибавила Миранда, почесывая приставной нос.

— К конкурсу юных талантов, — заключила Холли. Она залезла в свою сумку и вытащила три билета, которые купила накануне для мамы, папы и брата Джейми.

Пауэл посмотрел на них, посопел и стал листать странички своего блокнота. Потом поставил галочку на одной из них.

Ребята дожидались, когда он уйдет, но вахтер уходить не собирался. Наоборот, он уселся поудобнее на край стола.

— Не обращайте на меня внимания, я люблю хорошие пьески.

— А-а-а, — сказала Холли. — Давай тогда, Миранда!

— Холли, ты что?! — прошипела Миранда. Потом повернулась к Питу, подзывая его.

— Что будем играть? — одними губами спросила Холли, когда они собрались в кучку.

— Я сейчас просто завизжу, — припугнула друзей Миранда.

— Почему бы вам не разыграть ваш детективный сюжет? — сказал Пит и оглянулся на вахтера, который в нетерпении постукивал пальцами по своему блокноту.

— Верно мыслишь, Пит. Давай, Холли, проверим сценку Холмса с Ватсоном на Пауэле.

— Это выход. Он тогда быстрее сбежит, — согласилась Холли.

— А Пит тем временем продолжит наблюдение.

— Ну, давайте же, начинайте! — не терпелось Пауэлу. — Если бы я был настоящим зрителем, я начал бы уже бросаться помидорами.

Холли сосредоточилась и отступила на шаг назад.

— Готов, Ватсон? — громко спросила она.

— Готов, Холмс! — ответила Миранда.

Пока Пит отступал обратно к окну, Холли и Миранда медленно направились к нетерпеливому и единственному зрителю и остановились, оглядывая его с ног до головы.

— Ватсон, — начала Холли.

— Да, Холмс? — Миранда поправила очки и разгладила усы.

— Перед нами проблема.

— Напомните, какая?

— Нет, нет! — Холли резко качнула головой, так что котелок пришлось поддержать. — Наша задача — определить методом дедукции причастность свидетеля, который сидит перед нами, к преступлению.

— Трудно, Холмс, трудно. Но если кто и справится с этим, то только вы.

Холли прикусила мундштук, склонила голову сперва на одну сторону, потом на другую, всматриваясь в вахтера.

— Для начала, Ватсон, обратите внимание на надрез на правом рукаве верхней одежды…

Глаза Пауэла сейчас же обратились к его правому рукаву.

Миранда потрогала себя за очки, и сразу шевельнулись усы и нос.

— Я вижу надрез, Холмс, но о чем он нам говорит?

— О том, Ватсон, что подозреваемый носит нож и вилку в странном месте.

Холли спиной отошла на пару шагов и снова приблизились к обескураженному зрителю. Она продолжала изучать его одежду.

— А что вы думаете, Ватсон, по поводу этого пятна?

Снова Пауэл в замешательстве оглядел левую сторону своего полупальто, где было непросохшее пятно.

— Кровь? Неужели кровь? — Миранда сделала большие глаза.

— Возможно, возможно, Ватсон…

Миранда оттянула нос на резинке вперед и отпустила его так, что он хлопнул ее по лицу.

— Я понял, Холмс! Он только что прикончил своего хозяина!

— Ножом, который он носит в рукаве! — вскричала Холли. — Все связалось!

— Что связалось? — проворчал Пауэл, переводя глаза с одной девочки на другую. — То, что я зацепился рукавом за дверную задвижку и пролил на себя чай? Это связалось?

Холли готова была рассмеяться, когда услышала позади себя голос Пита:

— Извините, мистер Холмс и доктор Ватсон, в этом месте явно происходит что-то неладное.

Холли резко развернулась к нему:

— Что вы сказали?

— Происходит что-то подозрительное, — проговорил Пит раздельно, показывая при этом глазами в сторону окна.

— А вы кто такой? — спросила Миранда басом.

— Я слежу здесь за порядком, — отчеканил Пит, — и вижу, что здесь не все в порядке.

— Понятно, — рассеянно ответила Холли. Но вдруг ей действительно стало понятно, на что намекает Пит. Скорее всего он заметил кого-то на распродаже, там, внизу. — Понятно! — повторила она уже совсем другим тоном.

Пит решительно направился к двери.

— Вы должны пойти туда прямо сейчас, мистер Холмс, следуйте за мной.

— Сию минуту, — ответила Холли и жестом позвала Миранду. — Идемте, Ватсон, мы займемся этим свидетелем потом.

— Как? — возмутилась Миранда, повернувшись к Холли и уперев руки в бока.

Но Холли была уже в дверях.

— Идемте, Ватсон, — повторила она настойчиво.

— Ясно, — прозрела наконец Миранда. — Бегу следом за вами.

Когда все они выбежали из комнаты, Пауэл покачал головой:

— Неразбериха какая-то.

Они мчались вниз по ступенькам, Пит остановился между этажами на лестничной клетке. Окно там выходило на площадку, где стояли машины.

— Ты кого-нибудь заметил? — спросила его Холли.

— Не уверен. Но посмотрите туда. Видите синий пикап, который въезжал одним из последних?

— Ну?!

— Он все еще стоит.

— И что? Он и в прошлую субботу торчал здесь, — не улавливала связи Миранда.

— Правда? — просиял Пит.

— Да, все то время, что мы болтали с тетенькой, которая продала мне костюмы. И внутри все время сидел человек с таким толстым шнурком на шее вместо галстука. Ты меня еще спросила, Холли, не у него ли я купила все барахло. Помнишь?

Холли кивнула.

— Но зачем платить за въезд сюда на машине, если ты ничего не продаешь? — пожал плечами Пит, глядя на девочек. — Дверца должна быть открыта, как во всех других машинах, и кто-то должен что-то предлагать. Разве это не подозрительно?

— Но ведь не все продают, — сказала Миранда, — есть и те, кто покупает.

— Тогда они без машин, — улыбнулась Холли, довольная тем, что она уловила его мысль. — Ты ведь об этом, Пит?

— Конечно! — ответил он. — Покупка станет им втридорога, если въехать за ней на машине. Какой дурак будет платить за место, когда ничего не продает!

Теперь они все втроем прилипли к окну на лестничной клетке. Синий фургон стоял себе на месте без всяких признаков жизни. И вдруг оттуда, не с водительского сиденья, появился высокий мужчина в рубашке с длинными рукавами и шнурком вместо галстука.

— Так, — сказала Холли, — он вышел.

Миранда посмотрела на Холли и Пита:

— Что будем делать? Проследим за ним?

— Заглянем в фургон, — решил Пит.

— Верно, пока его там нет, — согласилась Холли. — А потом, если найдем что-нибудь подозрительное, решим, стоит ли следить за ним.

Миранда и Пит не бросились вперед без оглядки, видимо, еще сомневаясь, но сверху послышались шаги Пауэла, и это подтолкнуло их.

— Согласна, — сказала Миранда.

Через несколько секунд они уже проскочили в двустворчатые двери, которые открывались в любую сторону, и оказались в толпе.

— Что, если он нас засечет? — тихо проговорил Пит.

— В такой-то давке? — скривила губы Миранда. — Никто ничего не заметит.

Они пробирались к синему пикапу. Даже издалека было видно, что это очень старая машина. Передняя дверца внизу была изрядно проржавевшая, так же как и обе задние дверцы. Единственное, что сияло новизной, — так это фирменный знак на одной стороне машины, изображавшей молнию.

Холли шла вперед всех.

— Нам нужно заглянуть с задней стороны, — говорила она, прокладывая путь в толчее метров за двадцать до машины. — Проверить, есть ли там вещи на продажу, и…

Она замолкла на середине фразы. Дверца пикапа открылась изнутри. У Холли забилось сердце.

— Этот со шнурком приехал не один.

— Выходит, его напарник все это время сидел в машине, — сказал Пит, останавливаясь рядом с Холли.

Стоя на очень близком расстоянии от пикапа, они увидели, как из машины вышел водитель. Он был невысокий, коренастый, с волосами, подстриженными ежиком. Засунув руки в карманы своих выгоревших джинсов, он стал смотреть по сторонам и вдруг уставился на них.

— Он вычислил нас, — забеспокоилась Миранда. — Видите, как он на нас смотрит.

— Еще бы! — рассмеялась Холли. — Не часто встретишь девочку с усами. Мы выскочили, в чем стояли.

— Тогда не будем проверять пикап сейчас, — сказал Пит.

Миранда не согласилась:

— Это почему еще?

— Потому, что он обратил на нас внимание, — ответила ей Холли. — И продолжает смотреть в нашу сторону.

— И что из этого? Он обратил внимание на наш вид, но он не знает, кто мы, и тем более не знает наших планов, верно?

— Точно, — согласился Пит.

— Так вот, нас трое. Если мы с тобой, Холли, отвлечем его внимание, Пит тем временем сможет заглянуть внутрь. Сможешь?

— Запросто.

— Но как мы отвлечем его внимание? — засомневалась Холли.

Миранда попросила ее вынуть билеты на конкурс юных талантов, подкрутила ус и скомандовала:

— Идем.

Они взяли друг друга под руку и пошли в сторону фургона.

Не шевеля губами, Холли спросила:

— Ты уверена, что это сработает?

— Нет, но сейчас поздно об этом думать. Он видит, что мы направляемся к нему.

Мужчина стоял, не спуская с них глаз, и не улыбался.

— Извините, сэр, — начала Миранда, когда они остановились перед ним.

— Чего вам надо? — сказал он грубо, а глаза его так и прыгали с Миранды на Холли и обратно.

Миранда показала на билеты в руке Холли.

— Надо заинтересовать вас настолько, — продолжала Миранда самым сладким голосом, на какой только была способна, — чтобы вы купили билетик. Будет смотр школьных талантов. Отобрано много хороших номеров, например, как наш. Ну как? Можно надеяться?

Незнакомец потряс головой.

— Нет, — отрезал он без лишних церемоний.

Уголком глаза Холли видела, как Пит пробирался к задней части машины.

Отвлечь внимание нужно было еще на несколько секунд.

— Не купите даже одного билета?! — подключилась Холли. — Он и стоит-то всего — навсего два фунта.

— А два билета пойдут за три фунта, — быстро сбавила цену Миранда. — Вы сможете повести вашу маму.

— Я сказал «нет» и все.

Считанные секунды оставались до того, как Пит заглянет внутрь.

— Вы отказываетесь наотрез, а не знаете, что эти деньги поступят в фонд школы, — попыталась зайти Холли с другой стороны.

— Для того, чтобы покупать нам, бедным школьникам, — подхватила Миранда, — самые необходимые вещи: тетради, карандаши… Вот посмотрите, я исписала свой последний.

С перекошенным лицом мужчина вытащил руку из кармана, и в ней оказалась свернутая пачка десятифунтовых бумажек.

У Холли перехватило дыхание. Неужели все они фальшивые?! Если бы заполучить одну бумажку и отнести ее в полицию. Вот это будет настоящая улика!..

Человек отделил от пачки одну бумажку.

— На, возьми! — протянул он ее Миранде.

Громкий окрик заставил Холли оглянуться. К ним мчался на всех парусах тот, у кого был галстук в виде шнурка.

— Эй! Что ты там копаешься?

Прежде чем Холли успела сообразить, что сказать, она услышала голос Пита. Оказывается, прибежавший орал на него, а не на них.

— Просто смотрю, — с безразличным видом ответил Пит, выходя из-за машины. — Я собираю номерные знаки — это мое хобби.

Незнакомец со шнурком на шее был не расположен пускаться в беседу.

— Чеши отсюда! — крикнул он Питу. Потом повернулся к своему коренастому приятелю: — А ты соображаешь, что делаешь? Или совсем котелок не варит? Спрячь это в карман.

Он широко распахнул боковую дверцу и впрыгнул в фургон. Другой в спешке засунул пачку денег обратно в карман и открыл дверцу кабины водителя.

Пару секунд спустя машина развернулась и принялась медленно прокладывать себе путь к выезду из ворот.

— Вы видели эту пачку денег? — присвистнула Миранда. — Вы думаете, они все фальшивые?

— Не знаю, — с досадой ответила Холли. — Ну почему нам не досталась ни одна?! Тогда мы были бы уверены.

— Лично я уверен, — сказал Пит и, пошарив в кармане своего огромного плаща, извлек бумажку с номером машины.

— Записал номер? А ты увидел что-нибудь внутри? — спросила Холли.

— Да, — твердо ответил Пит. — В задней части фургона.

— Что?

— Свою пропавшую горелку из химического набора. — Он посмотрел вслед синему пикапу, набиравшему скорость. — Один из этих двоих купил мой старый лабораторный комплект.

Глава VI

Тайная слежка

Втроем они вернулись к Питу, прихватив с собой по дороге апельсинового сока и печенья. Юные детективы забрались в свой офис и погрузились в раздумье.

— Ну и какой наш первый шаг? — нарушила молчание Холли.

— Идти в полицию, — сказала Миранда.

Пит медленно покачал головой:

— По — моему, у нас недостаточно доказательств.

— Мы расскажем про твой химический набор, и что деньги твоему отцу скорее всего дал тот, со шнурком на шее.

— Но мы ничего не можем доказать.

— А номер машины?

— Чем он поможет?

— Как это — чем? Ты ведь специалист по номерам. — Миранда махнула рукой в сторону полок, забитых папками. — Если мы скажем в полиции, что знаем номер их машины, разве они не смогут определить, кто эти люди?

Пит задумался. Когда он сказал человеку со шнурком на шее, что собирает номерные знаки машин, он не соврал. Коллекционирование номеров действительно было его хобби, и у него скопилось изрядное количество сведений о предмете. И хотя Миранда с Холли, бывало, и посмеивались над его увлечением, богатая картотека не раз послужила «юным детективам».

— Да, — сказал наконец Пит. — Они могут связаться с транспортной инспекцией. Но только если мы представим более веские доказательства. Тогда они смогут вычислить владельца. А мы на сегодня даже не знаем, владелец ли он. Этот пикап может быть не его. Вы помните фирменный знак молнии на одной из сторон? Машина может быть собственностью компании.

— А если она принадлежит компании, — подхватила Холли, — то какой?

— Электроники, — предположил Пит.

— А почему не ремонтной? — спросила Миранда. — В том смысле, что они могут делать ремонт молниеносно.

Раздумья Холли завел ее совсем в другую сторону.

— Меня смущает то, — сказала она, — что рядом с фирменным знаком нет названия компании. Обычно они вместе. И часто тут же бывает и телефон.

— Что-то вроде бесплатной рекламы, — согласился Пит. — Ты права.

— Может быть, они не хотят себя рекламировать, — сказала Миранда.

— Нелогично, — заметила Холли. — Если компания о себе молчит, какой уж тут бизнес. Чем должна заниматься компания, которая избегает деловых отношений? — Вдруг она остановилась, и глаза ее засияли. — Конечно! — ответила она сама себе. — Подставная компания, ложная.

Пит, кажется, тоже прозрел.

— Ложная компания, подложные документы, фальшивые деньги, — стал перечислять он. — Бизнес? С кем, зачем?

— Как это? — не вникла Миранда.

— А вот так, — ответил Пит. — Они не прокручивают деньги, не наращивают капитал, они его стряпают сами.

— А зачем тогда хлопотать о том, чтобы выглядеть фирмой?

— Именно выглядеть и не вызывать подозрений, — уверенно заявила Холли. — Кстати, про фирменный знак. Не показался ли он вам слишком новеньким для такой старой машины?

— Показался, — кивнул Пит. — Он гораздо новее самого пикапа. Первая буква на номерном знаке показывает, что этой тачке почти десять лет.

— И так видно, по ржавчине, — сказала Миранда.

— Тоже сходится. Несуществующая фирма не нуждается в новой машине, — старая незаметней.

— Звучит правдоподобно, — одновременно кивнули Пит и Миранда.

— И к чему мы пришли?! Что нам делать? — громко вздохнула Миранда.

— Проследить за этим фургоном.

— Что?! — Миранда подскочила к карте города и постучала по ней ладонью. — Если ты забыла, Холли, то я тебе напомню, что Лондон — это не деревушка и даже не какой-нибудь городок. Отыскивать машину в нем можно всю жизнь.

— Нужно подумать, как сузить район поиска, — заговорила Холли официальным языком.

— Каким образом? — запротестовала Миранда. — Мы не знаем названия компании, значит, не можем найти ее в справочнике. Все, что мы знаем, — это номер машины. А Пит говорит, что узнать можно больше, только если пойти в полицию.

— Тогда мы должны дождаться следующей субботы и понадеяться, что они снова приедут на распродажу, — сказала Холли. Она смотрела на полки Пита, которые ломились от папок собранной им картотеки. — Пит, а не может быть так, что ты уже когда-то видел эту машину и записал ее номер? Помогло бы это нам?

Пит поднял глаза на папки:

— Вообще-то я всегда записывал место, с которого я наблюдал.

— Холли, опомнись! — взвыла Миранда. — Ты видишь, сколько тут папок? Найти в них номер еще труднее, чем саму машину в Лондоне.

Пит поднялся со своего места. Он торжествовал.

— Вот здесь ты, Миранда, ошибаешься. Я могу проверить за минуту. Только надо спуститься. Пошли.

Холли и Миранда пошли за Питом вниз, в небольшую заднюю комнату, которую мистер Хамильтон использовал как кабинет.

— Компьютер? — спросила Холли, когда Пит подошел к письменному столу отца.

— Я закладывал в него всю информацию, — ответил Пит.

— Ты хочешь сказать… — начала ошеломленная Миранда.

— Что все номера занесены в компьютер?! Да, именно это я и хочу сказать.

Когда ожил экран, Пит набил на клавиатуре какую-то команду.

— Это мой файл, — объяснил он, когда изображение на экране поменялось.

— Объясняй проще, — пробурчала Миранда. — Ищи давай номер.

Пит нажал еще на несколько клавиш, и на экране высветилась надпись крупными буквами: «Наберите нужный номер». Без спешки, сосредоточенно, Пит набрал номерной знак пикапа.

Почти в тот же миг появился ответ: «Зарегистрирован 18 марта. Папка Ф-242».

— Выходит, ты видел ее раньше! Где? — сгорала от нетерпения Холли.

— А это мы узнаем уже не здесь, — сказал Пит, выходя из программы и выключая компьютер. — Для этого нужно вернуться к старому типу записи. Я не все вводил в компьютер. Это заняло бы слишком много времени. В нем только справочные номера, и он показывает, в какой папке нужно искать.

— Срабатывает система, — сказала Миранда, когда они шли за Питом по лестнице обратно в свой офис.

Там Пит дотянулся до полки, где стояла папка, помеченная буквой «Ф».

— Посмотрим, что там под номером 242, — пробормотал он.

Холли и Миранда следили, как Пит перелистывал страницы. Все они были разделены на четыре колонки: колонка для дат, вторая — для марки машины, третья — цвет и четвертая — место, где Пит ее видел.

— Вот она, родимая! — воскликнул Пит. «Понедельник, 18 марта, между пятью и шестью часами вечера».

— Где ты ее видел? — нетерпеливо перебила его Холли. — Далеко отсюда?

Пит вел указательный палец поперек страницы.

— Эх! Одна хорошая новость и одна плохая!

— Начинай с плохой! — выкрикнула Миранда.

— Плохо то, что отмечен только район. Я просто записал: «Хайгейт». Обычно я писал подробнее. Наверное, в тот день я спешил.

— Но Хайгейт — это все-таки не весь Лондон, — примирительно заметила Миранда.

— А хорошая в том смысле, что в Хайгейте у меня было только три места, три поста, откуда я наблюдал.

Холли подала сигнал и остановилась у края тротуара. За ней остановились Пит и Миранда.

— Когда в следующий раз мне захочется провести на велосипеде полвоскресенья, я лучше обращусь в «Тур де Франс», — сказала Миранда, тяжело дыша.

— Никогда не думала, что у нас в Хайгейте столько дорог, — поддержала ее подруга.

— И тем более подъемов, — застонала Миранда, опуская голову на ручки руля. — И что мы увидели? Миллион синих пикапов, и ни одного со знаком «молния» на боку. Такой значок я видела, но не на пикапе.

— А где? — спросил Пит.

— На столбе. Как предупреждение, чтобы люди на него не карабкались.

Они уже побывали на двух постах, где Пит записывал номера. Оба раза они проверяли с того места, где он сидел, все дороги вокруг, ища синий фургон.

С первого поста — совсем рядом с их школой — наблюдать оказалось трудно, потому что дорог там было немерено, хотя и коротких. Ушло много времени. Второй пост находился у подножия Хайгейтского холма. Здесь было гораздо меньше путей, но все шли в гору.

— Ну что ж, осталась только эта, — показал Пит на дорогу впереди. — Это мой последний пост, где я обычно записывал номера.

Сойдя с велосипеда, Холли прокрутила педали так, чтобы он устойчиво стоял у обочины. Она посмотрела в ту сторону, куда показывал Пит, потом на него, пытаясь разобраться. Как бы стал рассуждать Шерлок Холмс? В голове у нее сразу возник вопрос:

— Почему, Пит?

— Что — почему? — нахмурился он.

— Почему ты их записывал здесь? Не ближе, не дальше, а именно здесь? — допытывалась Холли.

— Почему, например, не у тебя за воротами, — съязвила Миранда, — где ты мог бы сидеть в шезлонге и потягивать прохладную водичку из баночки?

— Потому что здесь светофор, машины останавливаются, и есть время записать номера, — объяснил Пит.

— Таких мест со светофорами очень много, — не успокаивалась Холли. — Почему это?

— Потому что это — оживленный перекресток. Эта дорога идет из Хайгейта на север, та — к центру, на юг. — Он повернулся направо. — А эта ведет в главный торговый центр.

— Да, — сказала Холли, — здесь много машин.

— Конечно. У меня и была цель — собрать как можно больше номеров. Какой толк сидеть в тихом месте.

Холли опять задумалась. Они ни капельки не продвинулись вперед в своем расследовании. Есть ли что-нибудь, что они упустили? Что еще может им помочь?

— Время, Пит. Почему ты приходил сюда с пяти до шести?

— Я уже говорил. Хотел записать как можно больше номеров, а это час пик. Полно машин.

— Из центра Лондона?

— Да. И больше всего оттуда… — Он указал влево. — Там промышленный район.

— Промышленный район? — переспросила Холли.

— И деловой, — добавила Миранда.

— И там больше всего машин разных компаний, — сказала Холли. — Стоит попробовать.

Облик промышленного района мало чем отличался от жилого. Просто вместо домов шли рядами фабрики, мастерские и другие предприятия. Они различались по размеру — от очень крупных до маленьких, — но все были предельно невыразительные. Над входом красовались названия, иногда рядом был и фирменный знак.

Холли, Питер и Миранда ехали медленно, высматривая либо фургон, либо эмблему молнии на вывеске.

— Кажется, уже все, — вздохнул с облегчением Пит, когда они въехали на последнюю недлинную улицу.

— Ни-че-го! — сказала Миранда, притормаживая. — Ни молнии, ни грома.

— Я была уверена, что мы найдем хоть что-нибудь, — проговорила Холли, беспомощно озираясь.

По обеим сторонам дороги все предприятия были закрыты, как и положено в воскресенье. Только откуда-то доносилось ритмичное пощелкивание, как будто в доказательство того, что не все здесь вымерло.

Холли глубоко вздохнула. Перед ними был небольшой мебельный склад, за ним — конторы страховой компании. Дальше дорога переходила в пустырь, по сторонам которого росли деревья и густой кустарник. Было ясно, что они добрались до конца.

— Какая тишина, — сказала Миранда.

— Воскресенье, — пояснил Пит.

— Если бы не щелканье, можно было бы подумать, что это город-призрак, — сказала Холли.

Она прислушалась. Ей показалось, что мерный звук шел не издалека. Но не из тех зданий, которые были им видны.

Медленно и нерешительно нажимая на педали, она поехала мимо мебельного склада и страховых офисов. Задвинутое в угол, прямо выходящее на пустырь, стояло небольшое серое строение с вывеской над входом.

— Вот оно!

В углу вывески заметно выделялся знакомый фирменный знак молнии.

— «Скоростная печать, — прочитал вслух Пит. — Мы печатаем с быстротой молнии».

— Типография, — растерянно произнесла Миранда. — Ты была права, Холли. Они сами могли напечатать те фальшивые купюры.

— Печатный станок, — уверенно произнес Пит. — Этот звук идет от него. — Равномерное цоканье становилось громче по мере приближения. Оно доносилось из глубины серого здания.

— Классное прикрытие, — сказала Холли. — Ничего подозрительного, если работает печатный станок в типографии.

— А вообще-то печатная машина разве шумно работает? — спросила Миранда. — В нашей школьной копировальной — совсем бесшумно.

— Настоящая типографская печать вовсе не бесшумная, — сказал Пит.

Внезапно звук прекратился.

Холли приняла решение:

— Мы должны обойти здание и посмотреть, что там.

— Это еще зачем? — воспротивилась Миранда. — Не думаешь ли ты, что там стоят ящики с надписью «Деньги»?

— Я не знаю, Миранда, точно — зачем. Ну хотя бы начать с того, что там может оказаться синий пикап.

Все трое быстро зарулили в сторону деревьев.

— У меня с собой фотоаппарат, — напомнил Пит. — Сможем сделать интересные снимки.

Когда они сошли с велосипедов, Пит открыл крышку багажника под седлом.

Миранда насторожилась.

— Только не открой вон то, — показала она на металлическую коробку, в которую Пит засунул пробирки после своего опыта.

— Да уж, Пит, — поддержала ее Холли. — Нам нужно только заснять их, а не задушить газом.

Пит вынул фотокамеру и закрыл крышку багажника.

Он осмотрелся и, убедившись, что рядом никого нет, сфотографировал вход в здание и вывеску.

— Не так-то просто будет пробраться к задней стороне, — сказал он.

Подъезд к зданию располагался именно с задней стороны, но она вся просматривалась, и приблизиться к зданию незамеченным было невозможно.

— Посмотри, — сказала Холли, — мы можем зайти с этой стороны.

Фасад дома одним углом подходил вплотную к деревьям, и там между ними Холли разглядела узкий проход.

— А что, если я постою на стреме, пока вы будете фотографировать? — предложила Миранда.

— Уверена? — спросила Холли.

— Больше чем. Ты же знаешь мои отношения с техникой. Если я буду просто дышать рядом, камера сразу забарахлит.

Без промедления Холли и Пит побежали вдоль деревьев, потом шагнули в проход и торопливо стали пробираться вдоль строения. Через пару секунд они поняли, что их план провалился. От угла, до которого они добежали, шла высокая каменная стена, огораживавшая здание с обратной стороны.

— Как раз за этой глухой оградой и находится подъезд, где идет погрузка и разгрузка, — сказал Пит.

Они развернулись обратно, но остановились, чтобы прислушаться. Стук печатного станка не возобновлялся. Все было тихо.

— Не похоже, что внутри есть какая-то жизнь.

И, будто специально, чтобы опровергнуть слова Пита, за стеной послышался гул подъехавшей машины и скрежет тормозов. Потом — звуки открывающихся дверей и шум шагов.

Почти в ту же секунду они услышали, как Миранда догоняет их.

— Фургон, — задыхаясь, еле выговорила она. И повторила: — тот фургон! Он здесь. Он мчался, словно на гонках «Формулы-1».

— Кто за рулем? — спросил Пит.

Миранда отчаянно затрясла головой.

— Я не рассмотрела на такой скорости.

За стеной совершались какие-то действия. Какая-то возня, беготня. А мужской голос отчетливо и спокойно проговорил: «Пятнадцать секунд».

— Нам необходимо сделать несколько снимков, — сказала Холли. — Пит, быстрей подсади меня!

— Но ты не собираешься перепрыгнуть туда?

— Нет. — Холли показала на ветки над их головами. Ствол был за оградой. — Я спрячусь за деревом.

— Тридцать секунд, — произнес тот же бесстрастный голос.

Пит сложил две руки, Холли наступила на них, как на стремя, зацепилась руками за верхушку ограды и перемахнула через нее.

— А теперь меня, — сказала Миранда.

— Второму не обязательно.

— Как сказать. — Миранда показала пальцем на серый чехол, который Пит положил на землю, когда помогал Холли. — Получается, второму обязательно, если первый там без камеры.

Несколько секунд спустя Миранда тоже вскарабкалась на ограду и благополучно приземлилась на другой стороне.

— Как насчет этого? — прошептала она, отдавая Холли фотоаппарат.

Холли против ожидания не выразила восторга.

— Пустая затея. Отсюда ничего не снимешь.

Они оказались не только за необъятным стволом дерева, но и в непролазной гуще кустов, о существовании которых и не догадывались, когда стояли по ту сторону каменной стены.

Миранда огляделась.

— Но мы окружены стеной со всех сторон, кроме въезда. А туда нам сунуться нельзя. Значит, обратно перелезать тем же путем.

— Одна минута, — сказал уже знакомый им твердый голос.

— Я знаю, как заснять, — прошептала Холли, вытаскивая фотокамеру из чехла. — Держи меня двумя руками за пояс.

Миранда послушалась, но не поняла.

— Что ты задумала?

Холли уже ничего не объясняла, она стала наклоняться вперед. В руках она держала камеру.

— Но ты же ничего не видишь!

— Знаю. Вдруг камера что-нибудь увидит. — Холли вытягивалась все дальше, надеясь на то, что Миранда ее удержит, и в конце концов камера выглянула из-за кустов.

Холли нажала на кнопку. Щелк. Еще раз. Щелк.

По другую сторону кустарника послышалось какое-то движение. Топот ног туда — сюда. Потом звук мотора и опять резкий голос:

— Одна минута тридцать секунд!

Щелк. Щелк. Щелк. Щелк. Холли снимала с необычайной быстротой, не видя что, но как можно чаще.

— Две минуты! — отчеканил голос.

— У меня больше нет сил тебя держать, — простонала Миранда.

Вдруг хлопнула дверца машины, и тот же голос крикнул:

— Пошел!

Щелк.

Когда силы Миранды были на исходе, Холли как-то смогла выпрямиться, выбираясь из кустов. Они обе слышали, как машина с рычанием дернулась с места, и постепенно стало совсем тихо.

Дождавшись момента, когда они уже уверились, что у здания никого нет, они по стволу забрались на ограду и спрыгнули, кто как мог. Пит шел им навстречу.

— Фургон уехал. Я видел, как они завернули за угол.

Все втроем пошли к своим велосипедам.

— Я все-таки не поняла, — пожаловалась Миранда, — что они делали.

— Один из них отсчитывал секунды, — сказала Холли. — Было похоже, что они засекали время на какие-то действия. Но на какие действия, вот вопрос?

— Как? Вы ничего не видели?! — Пит был поражен. — И вы не сделали снимков?

— На два вопроса будет два ответа, — сказала Миранда, протягивая камеру Питу. — Ответ на первый вопрос — «нет». Мы ничего не видели. Там, за стеной, — джунгли.

— А на второй вопрос можно ответить «да», — сказала Холли. — Мы снимали. И если счастье нам улыбнется, мы сможем сказать, что там происходило.

— Неплохо, — улыбнулся Пит. Он открыл багажник и осторожно положил фотоаппарат на металлический контейнер, где все еще находились пробирки. — Представляете, как мы будем ждать того, что получилось на снимках.

— Если вообще что-нибудь получилось.

Глава VII

Знакомые лица

На следующее утро, когда занятий в школе не было по случаю Дня учителя, а конкурс юных талантов был уже на носу, Холли предложила провести репетицию у нее дома.

Однако к моменту, когда пришла Миранда, солнце стало здорово припекать.

— Холли, ты не передумала репетировать в такую жару? — спросила она. — Не лучше ли было бы полежать в шезлонге с каким-нибудь прохладительным напитком под рукой?

— Согласна, — сразу же сдалась Холли. — Порепетировать можно и вечером.

Миранда плюхнулась в шезлонг рядом с Холли.

— Фу, как жарко! — вяло пошевелила языком Миранда.

— Ах вот вы где! А я звоню у двери уже пять минут.

Холли подняла глаза и увидела, как Пит входил в боковую калитку.

— Извините, сэр, шезлонги заняты, — закрывая глаза, сказала Миранда. — Вам придется лечь на траву.

Но Пит вовсе не был расположен валяться на траве.

— Готовы! — раскачивал он пакет, держа его в одной руке.

Холли привстала:

— Ну и быстрота!

— Я отдал пленку сегодня утром срочным заказом. Всю ночь не мог уснуть, думал о том, что они там делали.

Он уселся на траве между двумя шезлонгами, открыл пакет и вытащил пачку глянцевых фотографий. Холли и Миранда с двух сторон смотрели на снимки в его руках.

— Вот эти вышли прекрасно, — сказала Миранда о первых двух снимках.

На первом была сама типография, на втором — ее название и эмблема крупным планом.

— Иначе и быть не могло. Их сделал я сам.

— Большое спасибо, — отозвалась Холли.

— Я совсем не хотел тебя обидеть. Я снимал то, что видел, а не наугад через кусты.

Холли протянула руку.

— А теперь посмотрим, что вышло у меня. О боже! Нет! — вскрикнула она.

Миранда покачала головой:

— Я думала, я одна могу так безнадежно испортить пленку.

На фотографии, которую они разглядывали, был прекрасный, четкий снимок неба.

— Я надеюсь, что они не все такие, — принялся успокаивать девочек Пит.

— Дальше должно быть лучше. Я поняла в какой-то момент, что нужно направить камеру книзу.

— О! Наш старый знакомый! — воскликнул Пит. — Галстук шнурком.

Попавший в самую середину объектива мужчина был с длинными светлыми волосами. Одет он был в пиджак или куртку. Холли удалось снять его только до пояса, но этого было достаточно, чтобы разглядеть у него на шее шнурок вместо галстука. Девочки тоже сразу его узнали. Это он наорал на своего напарника, когда тот был готов расстаться с десятифунтовой бумажкой.

Несколько следующих фотографий были повторами, но затем появилось еще одно лицо, с бородкой.

— Кто это? — спросила Миранда. — Мы раньше его не видели.

Опять оба мужчины попали в объектив лишь по пояс. Казалось, что они оба склонялись над чем-то. Позади них виднелся фургон.

— Что они делают?

— По-моему, передают что-то друг другу из рук в руки, — предположила Холли. — И что-то довольно тяжелое.

— Думаешь, ящик денег? — скривил физиономию Пит.

— Или тяжелый ящик, набитый монетами, — сказала Миранда.

Пит усмехнулся:

— Миранда, мы подозреваем их в том, что они печатают фальшивые деньги. Монеты ведь не печатают на бумаге, их чеканят.

— Четко мыслишь, — сдвинула брови Миранда. — А меня, как всегда, занесло. — Она поднялась с шезлонга. — Давайте смотреть дальше, нет ли там фото с ногами. Тогда мы сможем узнать, что они передавали друг другу.

— Надеюсь, — сказала Холли. — Я все время поворачивала камеру.

Они перебирали снимок за снимком. Каждый чем-то отличался от предыдущего, но того, что они хотели увидеть, так и не было. На некоторых были одни только облака, на других-только земля или головы и плечи уже знакомых мужчин.

И вот Холли взяла предпоследний снимок. На секунду она онемела. Потом вдруг воскликнула:

— Как это? Зачем?

Это была фотография, которую она так ждала. Наконец-то Холли увидела тех двоих в полный рост. Они стояли на фоне пикапа с открытыми задними дверцами. Руки обоих мужчин были протянуты, как и на других фотографиях. Камера сняла момент передачи от одного к другому пустоты.

— Ничего, — онемевшими губами проговорила Холли. — У них в руках ничего не было.

— А если это тот момент, когда они уже передали все, что хотели? — сказала Миранда.

— Не думаю, — отверг ее догадку Пит. — Заметь, что фургон тоже пустой. Это на снимке видно. Может быть, наоборот, они вынимали вещи из машины?

— Если так, то почему они застыли в такой позе, как будто держат что-то? — возразила Холли.

— Меня раздражает, что я не могу докопаться до смысла! — злилась Миранда. — Фургон умчался с такой быстротой, как будто завтра уже конец света. — Она протянула руку. — А что на том снимке, который остался?..

— Он, я думаю, вообще не получился. Я уже очень боялась, что упаду, и руки загнулись куда-то в сторону. На нем не может быть ни одного из них.

— Ты права, Холли, — медленно проговорила Миранда. — Ни одного из тех на ней нет. Но посмотрите, кто на ней есть!

Она протянула снимок Питу. На нем была часть задней стороны здания. Окно в облупившейся каменной стене, открытая дверь и стоящий рядом с дверью невысокий коренастый мужчина, стриженный ежиком.

— Тот, с пачкой денег, которому ты предлагала билеты! — выкрикнула Холли. — Он сидел за рулем фургона. Скорее всего он и отсчитывал секунды. Голос доносился будто из здания.

— А что он здесь делает? — Пит неотрывно смотрел на фотографию.

— Что-то у него в руке, видишь? — сказала Холли.

Все втроем стали всматриваться в снимок. Казалось, что человек смотрит на то, что у него на ладони, далеко отставив большой палец.

— Я поняла, — обрадовалась Миранда. — Он держит секундомер и засекает время.

Пит обернулся к ней:

— Но они ничего не делают.

— Ты не прав, Пит, — возразила Холли. — Я щелкала с перерывами. Они могли делать что-то до того.

— Что именно?

— Если бы я знала, Пит! — Холли поднялась с шезлонга. — Но есть способ узнать. Мы должны вернуться туда и проследить.

Миранда взвыла.

— Сегодня ожидается тропическая жара!

— Неважно, — улыбнулся Пит и потащил ее за руку из шезлонга. — Что замечательно в работе сыщика? И работу делаешь, и загораешь.

Глава VIII

А оказывается…

При ослепительном свете дневного солнца здания промышленного района выглядели еще более унылыми. Когда ребята остановились перед тем проездом, по которому подъехали к типографии в первый раз, Холли, заслонив глаза от солнца, стала всматриваться в уже знакомую им картину.

— Не представляю, — сказала она, — как мы увидим, что происходит там с обратной стороны.

— Подъедем прямо туда и попросим у них напиться, — предложила Миранда и сразу представила, как это нужно сделать, вывалив язык на сторону и тяжело дыша открытым ртом.

Но Пит не был расположен шутить.

— По-моему, нам не понадобятся никакие уловки.

— Ты так думаешь? — усомнилась Холли.

— Проезд, который ведет к задней части здания, — единственный путь к огороженной территории. Там наверняка должно быть зеркало.

— Зеркало? Зачем?

— Обычная дорожная безопасность. Водитель должен видеть, что его ожидает за зданием. Нет ли там ямы или, наоборот, не завалено ли все так, что не проедешь.

У Холли поднялось настроение.

— И нам не придется обходить и заглядывать за каменную стену! Мы сможем все увидеть в то зеркало!

— Да, — ответил Пит, но не так восторженно. — Плохо то, что нам самим придется торчать у этого проезда.

— На виду у всех… — на секунду огорчилась Миранда, но потом хитро улыбнулась. — Ну и ладно!

Холли умоляюще посмотрела на подругу:

— Миранда, только на этот раз без переодеваний.

— У меня и в мыслях этого не было. Догоняйте меня! — И Миранда покатила вдоль дороги. — Ты говорил про него? — показала она на зеркало и быстро спрыгнула с велосипеда.

— Про него, — ответил Пит, притормаживая.

Следом подкатила Холли.

— Верно, Пит, — сказала она, — в зеркале виден весь задний двор. Но и мы здесь видны как на ладони. — Она посмотрела на Миранду. — Как тут спрячешься?

— Элементарно! Мы с тобой помогаем Питу.

Пит уставился на Миранду:

— Мне? В чем?

Миранда нагнулась к велосипеду Пита.

— Кажется, у тебя прокололась шина, — сказала она на полном серьезе.

Прошел час.

— Стараясь залепить дырку, которой нет, — ворчал Пит, когда снимал покрышку в седьмой раз, — я думаю, что смогу это сделать даже с закрытыми глазами.

С того места, где они «чинили» велосипед, Холли поглядывала в зеркало. На заднем дворе типографии все было тихо. Она залезла в свой багажник и вытащила два снимка, которые захватила с собой. Тот, на котором двое передавали друг другу что-то тяжелое, а на самом деле были оба с пустыми руками, и тот, где человек в дверях стоял с секундомером.

— Если в этой типографии печатают фальшивые деньги, — говорила она, выкладывая на асфальт фотографии перед Мирандой, — тогда они оба — и Шнурок, и Секундомер, — сплавляют поддельные бумажки. Именно они были на распродаже вдвоем.

— А кто же тогда этот бородатый типчик? — вглядывалась Миранда в первый снимок, где человек со шнурком на шее передавал что-то другому, у которого была борода. — Видела я уже тебя, приятель, где-нибудь раньше или нет? — Миранда склоняла голову то влево, то вправо, рассматривая бородача.

— Я почти уверена, что раньше его не видела, — сказала Холли.

— По-моему, я тоже, — вздохнула Миранда, вытянула ноги и взяла карандаш.

Рядом Холли смотрела на Пита, который качал головой, притворяясь, будто взаправду обнаружил прокол в шине.

— Холли, ты можешь передать мне коробку с набором для проклейки? — громко, в сороковой раз, обратился к ней Пит.

На тротуаре для полной правдоподобности Пит разложил все, что было у него в багажнике. Части комплекта для починки лежали на виду. Он вынул даже металлический контейнер с пробирками, который так и оставался в багажнике с момента его «горького опыта».

— Этот контейнер выглядит как коробка с инструментами, — объяснил он Миранде, когда она заволновалась, увидев ее. — Все это вместе со стороны должно показаться убедительным. Люди поверят, что мы вынуждены были остановиться, так как попали в безвыходное положение.

— Вот я и боюсь, что мы запросто можем оказаться в безвыходном положении, если вдруг откроется та коробка, — ответила ему Миранда.

Холли по просьбе Пита потянулась за набором для проклейки шин и увидела Миранду с карандашом в руках.

— Ты что, Миранда?

Миранда вздрогнула:

— Ой, извини, Холли, я задумалась.

Перед ней лежали те две фотографии, но с некоторыми изменениями. У бородача на голове возникли большая круглая шляпа и огромные очки.

Холли молча взяла фотографии и сунула их обратно в свой багажник.

— Сидеть и ждать у моря погоды — это не по мне, — оправдывалась Миранда. — Я больше люблю действовать.

— А по-моему, ты мечтала провести день, лежа в шезлонге, — напомнила ей Холли.

— Может, тогда накачаешь шину? — предложил Пит.

— Я имела в виду совсем другие действия, например, что-нибудь…

Гул машины в конце дороги заставил Миранду замолчать. Из-за угла выскочил пикап и ехал прямо на них. Но не тот пикап, который они ожидали.

— Служба безопасности, — сказала Холли, когда фургон проскочил по проезду и остановился у задней дверь типографии. — Зачем он здесь?

— Непоня-атно, — протянул Пит. — Привезли деньги? Может быть, зарплату?

— Какая зарплата у подставной фирмы? — фыркнула Миранда.

— Сейчас мы что-нибудь узнаем, — прошептала Холли, не спуская глаз с зеркала.

Водитель выскочил из фургона. На нем были синяя униформа и защитный шлем. Козырек от шлема закрывал почти всю верхнюю часть лица. Водитель быстро открыл задние дверцы фургона и вынул продолговатый ящик.

В тот же момент дверь типографии открылась.

— Шнурок и Секундомер! — ошеломленно прошептала Миранда.

Оба типа, которых они видели на распродаже, выскочили из двери. В руках у Шнурка был точно такой же продолговатый ящик. Он понес его к водителю фургона, который ждал его в заметном нетерпении.

— Что они делают? — оторопело произнес Пит, когда Шнурок бегом вернулся к двери и взял второй ящик из рук Секундомера, который держал его наготове.

В страшной спешке Холли стала рыться в своем багажнике, чтобы достать фотографии.

В зеркале она видела, как Шнурок бежал со вторым ящиком к машине. Двое мужчин одновременно наклонились и обменялись ящиками во второй раз.

— Вот что они делают! Посмотрите, посмотрите на снимок!

— Но на фото у них в руках ничего нет, — прошептала Миранда.

— А делали они то же самое. Они репетировали! — убежденно сказала Холли. Она снова стала смотреть в зеркало и видела, как обмен произошел несколько раз. — Вот что они делали все это время. Они репетировали. В том числе репетировали, как всучать фальшивки, и прикидывали, как скоро обманутые люди спохватятся.

— А здесь-то что они репетировали? — не врубился Пит.

— Подмену ящиков. Привезти настоящие деньги, а увезти фальшивые.

— Тогда получается, что охрана с ними заодно? — Глаза у Пита готовы были выскочить из орбит.

— Да, да. Получается именно так! — воскликнула Миранда. — Взгляни сюда, ведь это бородач!

Миранда держала в руках фотографию и указывала на него. Пририсованная шляпа напоминала защитный шлем.

— Подумать только! Бородач оказался охранником из службы безопасности! — не могла успокоиться Миранда.

Холли переводила взгляд с фотографии на зеркало.

— Ты права, Миранда, это он.

— Но я голову даю на отсечение, что видела его где-то раньше. Не могу вспомнить где… — мучилась Миранда.

— Если охранник из службы безопасности с ними заодно, — стал рассуждать Пит, — тогда понятно, почему они отсчитывали секунды. У каждого инкассатора точный график. В случае задержки поднимается тревога. Они не просто репетировали, Холли, они засекали, сколько времени уйдет на подмену, так чтобы не возникло подозрений.

— Но что станет делать охранник с таким количеством фальшивых денег, ума не приложу, — сказала Холли.

— Повезет их обратно в банк, — брякнул Пит.

— В таком случае он будет первым, кого схватят.

Пит замотал головой.

— Конечно, вы правы, — быстро согласился Пит. — Но куда он их денет, я все-таки не знаю.

На задворках типографии погрузка закончилась. Охранник впрыгнул на водительское место и захлопнул дверцу.

Когда мотор заработал, Шнурок подскочил к машине. Водитель опустил стекло и приподнял козырек каски.

— Я знаю, куда он их везет! — осенило Миранду. — В супермаркет! Там мы его видели!

— Что?!

— Вспомните, на прошлой неделе он приезжал заполнять банкомат.

— И он снова туда едет! — ахнула Холли.

— А куда же еще? — быстро сообразил Пит. — Круто задумано! Никому и в голову не придет, что официальная служба безопасности подложит в банкомат фальшивые купюры.

Когда зеленый фургон с ревом помчался по дороге, Холли вскочила на ноги:

— Мы должны ехать за ним.

Миранда уже поднимала с земли свой велосипед.

— Я знаю, как сократить путь, — сказала она.

— Проклятье! — застонал Пит, глядя на свою специально спущенную шину.

— Что делать?

— Поезжайте вы! — закричал он. — Я постараюсь догнать.

Холли и Миранда неслись по дороге. Срезая углы, они изо всех сил жали на педали, не переводя дыхания.

— А вдруг мы ошибаемся? — крикнула, задыхаясь, Миранда, когда они вынуждены были остановиться у светофора. — Мы ведь просто предполагаем.

— Чем еще они, по-твоему, занимались? Служба безопасности или развозит деньги, или собирает их. Они не обмениваются ящиками с деньгами. Какой в этом смысл?

— Логично.

— Но это мало поможет нам, если мы туда опоздаем! — прокричала Холли в ответ. — Он небось уже на месте. Ты говорила, что знаешь путь короче.

— Сюда! — крикнула Миранда и повернула налево. Оказавшись за углом, они продолжали гонку по проезду, в конце которого две тумбы преграждали дорогу для транспорта. Девочки благополучно миновали их, свернули за угол еще раз и увидели перед собой парковочную площадку супермаркета.

Они подъехали к парковке с того конца, который был дальше всего от входа в супермаркет.

— Мы опоздали! — тяжело дыша, едва выговорила Миранда. — Посмотри! — Она указала на зеленый пикап, стоявший у самого входа. В ветровом стекле отражалось солнце, но было видно, что водителя нет.

— Он внутри. Заполняет банкомат! — крикнула Холли. — Бежим!

Они устремились вперед, протискиваясь в узких проходах между машинами.

При входе у банкомата стоял покупатель и смотрел на высвеченное на экране объявление: «Временно не работает за отсутствием наличности». Внезапно оно погасло прямо у него на глазах. И махнувший было рукой покупатель сунул внутрь свою кредитную карточку.

— Значит, Бородач сделал свое дело, — сказала Миранда, — и выйдет сию секунду.

Покупатель у банкомата стал набирать нужную ему сумму цифрами на панели.

Холли в отчаянии огляделась. Куда бежать? К кому? Как задержать «охранника»? Они еще должны доказать, что в машину попали фальшивые деньги.

И вдруг она увидела знакомую женщину, выходящую из супермаркета. Она узнала в ней администратора магазина.

— Извините, пожалуйста! — начала Холли на бегу. — На прошлой неделе мы были здесь с Питером, у него оказались фальшивые деньги, помните?

— Конечно, помню, — улыбнулась администратор.

— У меня нет времени объяснять, — задыхалась Холли, но… — она показала пальцем на банкомат, как раз когда он стал выдавать заказанную сумму, — та машина заполнена сейчас ненастоящими деньгами.

— Что?

— Холли! Охранник! Он уходит! — раздался голос Миранды.

Через стеклянные двери из внутреннего помещения довольно поспешно выходил Бородач в сопровождении помощника администратора, державшего в руке связку ключей.

— Вы должны нам поверить, — умоляла Холли. — Пожалуйста.

Как только человек у автомата получил деньги, Холли подбежала к нему:

— Извините, будьте так добры, покажите свои деньги этой даме!

— Не понял?

— Есть подозрение, что они фальшивые. Пожалуйста!

Человек был растерян, но, увидев значок на лацкане администратора, он протянул ей только что полученные деньги.

Администратор окинула Холли строгим взглядом, однако деньги из рук мужчины взяла, добавив при этом:

— Но если это шутка, тогда…

— Нет! — не дала договорить ей Холли. Бородач дошел до раздвигающихся входных дверей. — Пожалуйста, пока он не вышел!

— Он не сможет! — крикнула Миранда.

У входа стояла длинная цепочка тележек на колесах. Схватившись двумя руками за последнюю, Миранда толкнула весь ряд изо всей силы.

— Осторожней! Берегитесь! — закричала она, тогда как цепочка тележек прочно перегородила вход и выход.

— Уберите это с дороги, — клокоча от раздражения, приказал «охранник».

— Извините, — сказала Миранда, подтолкнув тележки еще дальше к проходу, — я здесь впервые и не знаю, как их нужно растащить.

Стоя рядом с Холли, администратор поднесла к свету первую купюру из пачки денег, которые мужчина получил в банкомате.

Холли вопросительно смотрела на женщину, а сердце ее стучало, как паровой молот.

— Вполне нормальная банкнота, — покачала головой администратор.

— Как?!

— Так, как я сказала. Полноценная банкнота.

У двери тем временем человек в форме работника службы безопасности преодолел заграждение и подходил к выходу.

— А как остальные? — в отчаянии пролепетала Холли.

Со вздохом администратор проверила еще одну бумажку.

— Настоящая пятифунтовая купюра.

Мозг Холли бешено работал. Не может быть! Ведь все сходилось! А если они фабриковали только десятифунтовые бумажки?

Перед ее мысленным взором мелькнула картина загрузки банкомата, когда они видели ее в приоткрытую дверь несколько дней назад. Тогда автомат загружали только десятифунтовыми купюрами.

— А как насчет десятифунтовой банкноты? — выдохнула Холли, указывая на пачку денег в руках мужчины.

С явным неудовольствием администраторша взяла у него десять фунтов одной бумажкой и просмотрела на свет.

Брови у нее моментально взлетели вверх. Она взглянула на Холли, потом на Бородача, который, проходя в дверь, тоже бросил взгляд в ее сторону и усиленно заспешил к машине.

— Это подделка, — сказала администратор.

Она взяла из рук ошеломленного клиента другую бумажку в десять фунтов.

— Это тоже, — деревянным голосом сказала она. — И это.

— Остановите его, кто-нибудь! — бросилась Холли вдогонку Бородачу.

Но «охранник» теперь почти бежал, и никто не шевельнулся, чтобы остановить его.

Вскочив в машину, Бородач захлопнул дверцу, и лишь в приспущенное стекло Холли и Миранда видели его нервные движения, когда он пытался завести мотор.

— Пит! — закричала Миранда. — Осторожно!

Следя за Бородачом, подруги не заметили, как Пит на велосипеде подъехал к супермаркету и остановился прямо против зеленого фургона.

Заведенный мотор взвыл, но водитель вынужден был дать сначала задний ход, чтобы объехать велосипед Пита, который лежал теперь перед самой машиной. Со скрежетом фургон развернулся и мог бы набирать скорость, но на пути стоял Пит. Водитель посигналил — мальчик не трогался с места. Когда колеса машины были в нескольких метрах от Пита, он отпрыгнул в сторону.

— Что он вытворяет? — схватилась за голову Миранда.

— У него что-то в руке! — крикнула Холли.

Что было у Пита в руке, девочки не разглядели, но именно это он забросил в приоткрытое окно, когда фургон с рычанием проезжал мимо него.

— Пит, ты как? — бросилась к нему Холли. — Я думала, он тебя собьет!

— И я тоже, не смей никогда больше так делать! — возмутилась Миранда. Она посмотрела в сторону выезда со стоянки. За фургоном уже бежала толпа, но было поздно. Пара секунд, и след будет потерян. — Тебя могли бы убить ни за понюшку табаку. И все равно он скрылся бы, как сейчас. Уходит у всех на глазах.

— Я в этом не уверен, — усмехнулся Пит. Потом он кивнула в сторону выезда, где фургон вдруг замедлил ход и… остановился.

— Что это?! Он выходит!

Все увидели, как дверца водителя открылась, и, то ли спрыгнув, то ли вывалившись со своего места, «охранник» очутился перед возбужденной толпой.

Холли и Миранда пораженно смотрели на Пита.

— Питер Хамильтон, какую чертовщину вы подбросили ему?

— Пробирки с твоей вонючей смесью? — хохотала Холли. — Понятно, почему он не выдержал.

— Единственное, что пришло мне на ум, причем еще тогда, когда я в спешке забрасывал вещи в багажник у типографии. Я помнил, что он приоткрыл окно, чтобы поговорить со Шнурком, да так и уехал. Я думал, что успею подбросить пробирки, пока он будет в супермаркете, но просчитался.

— Да, он уже отъезжал, когда ты добрался до стоянки.

— Поэтому я смог забросить только одну, вынув, конечно, затычку.

— Неудивительно, что он остановился, — сказала Холли.

Она посмотрела на администратора и полисмена, сидевшего рядом с ней. Оба выглядели обескураженными.

— Во время опытов химический состав у Пита оказался с очень резким запахом, — деликатно пояснила Холли.

— Я-то думала, что убийственный запах появляется только при нагреве, — сказала Миранда.

Пит глазами показал ей на окно, в которое пробивались огненные лучи солнца.

— После нескольких часов на таком пекле, пока мы изображали, что чиним мой велик, раствор мог даже закипеть.

Все засмеялись.

— Итак, тайна раскрыта, — сказал полицейский. — Мы успели схватить и ту парочку.

— Шнурка и Секундомера! — воскликнула Миранда.

— Если их так зовут, значит, их. Их захватили с поличным. С огромной суммой, которую они получили от охранника. Мы сделали обыск и навели справки. Конечно, предприятие было чистейшей фикцией.

— Как и денежки, которые они печатали.

— Они не выполняли никаких заказов. Для них это была просто крыша. И довольно надежная.

— Да? — удивился Пит.

— Еще бы! Этот охранник имел доступ ко многим банкоматам, в которые он завозил деньги.

— Да, да, — сказала администратор и улыбнулась какой-то особой, поощрительной улыбкой. — Здесь много банков и магазинов, которые должны поблагодарить вас.

— Должны? А как? — невольно сорвалось с языка Миранды.

— Миранда! — смутилась за подругу Холли.

Полисмен улыбнулся.

— Правильно, правильно, Миранда. Вы действительно заслуживаете награды, — сказал он.

— Понятно? Вот вам! — посмотрела Миранда победоносно на своих друзей. А потом спросила у полицейского: — Вы уже придумали награду?

— Только что, — ответил он с улыбкой, глядя из окна администраторской на витрину кондитерского отдела. И он полез в карман за деньгами. — С меня причитаются пончики.

— Нет, нет, — вступилась за свои права администратор. — Извините, вот этого я не могу допустить.

— Почему? — спросил полицейский.

— Потому что пончики как раз за мной, — засмеялась она.

— Не стоит об этом спорить, — сказала Холли, взяв за руки Миранду и Пита. — Мы справимся с двумя порциями.