/ Language: Русский / Genre:child_tale

Рыцарская сказка

Фёдор Кнорре


Фёдор Кнорре Рыцарская сказка

Некогда, в прошлые века и минувшие времена, славился один Менестрель. Искусство его так восхищало слушателей, что нам не сохранилось даже его имени, все называли его просто: Менестрель.

Ни у кого не было такого гибкого и горячего голоса, никто лучше его не мог сочинить и спеть игривую прелестную канцону или мрачную балладу… правда, из-за его легкомысленного характера получались они частенько очень уж невпопад.

То возьмет да и споет до слез трогательную старинную балладу о нежном цветке первой чистой любви и верности до гроба на свадебном пиру у свиномордого старого барона, который только что загнал в монастырь четвертую жену, чтоб поскорее жениться на пятой.

То вдруг, случайно подняв глаза на галерею, где колышется пестрая толпа знатных дам и горожанок в праздничных нарядах, позабудет заготовленный торжественный мадригал в честь белоглазой толстухи герцогини и вместо него вдруг вдохновенно споет что-нибудь насчет гибкого как веточка стана и черной ночи бархатных глаз!

А в другой раз, после долгого, раскаленного бессмысленной свирепостью дня сумасшедшего Большого турнира, когда на поле стихли крики длинных серебряных труб и тяжкие удары рухнувших на скаку боевых коней и в честь победителя закипал буйный, пир, наступал час труверов — жонглеров и менестрелей — восхвалять победителей, сравнивая их подвиги с Роландом, Артуром и Гераклом, а размякшие от удовольствия Гераклы покладисто ухмылялись, кивали, ничуть не возражая, и начинали пошвыривать певцам монеты, — в этот золотой час сбора урожая за сочиненные баллады и мадригалы Менестреля неизменно охватывала странная тоска.

Он выходил потихоньку из замка туда, где в тишине на сыром лугу, опустив голову, ковылял раненый конь, шарахаясь от испачканной кровью травы около одинокой палатки, откуда сбежали все оруженосцы и слуги, поближе к свету и винным бочкам.

По звуку тяжелого дыхания, такого хриплого и трудного, точно с каждым вдохом кто-то приподнимал и бессильно ронял непосильную тяжесть, он находил того, к кому тянула его тоска.

Острый, как наконечник копья, огонек масляного светильника отражался на черной стали валявшегося па земле пробитого нагрудного панциря.

Рядом на медвежьей шкуре, вытянувшись, лежал громадный рыцарь со стиснутыми кулаками и дышал, упрямо поднимая непомерную тяжесть своей пробитой копьем груди и роняя ее с каждым свистящим выдохом.

— Ударить бы всего на два пальца левей… Он был бы седьмой, из кого я вышиб дух…

Яростно стискивая могучие бессильные руки, он бормотал проклятия, и взгляд его не отрывался от черной, как бездонный колодец, дыры, пробитой в панцире.

— Да, седьмой… — покладисто соглашался Менестрель. — Всегда в конце концов не хватает всего-навсего двух пальцев и кто-то оказывается седьмым.

Рыцарь не сразу начинал понимать, что откуда-то вокруг него возникла музыка бегло вздрагивающих струн маленькой арфы вместе со странным потаенным напевом тихого голоса. Он слышал этот напев когда-то, вот так же в ночной тишине, и голос пел для него одного на всем свете, только для него, а он его почему-то забыл, а теперь ему необходимо было вспомнить. Он напряг все силы, и наконец глаза его оторвались от черного колодца, и он увидел ночных мотыльков, плясавших в свете узкого огонька, а песенка плыла, мерно, отрадно покачивала все вокруг. Из громадного тела рыцаря, сквозь пробитую грудь, как из сохнущего колодца, истекала медленно его мощь, вся беспощадная жажда жестокой славы — для себя одного, все честолюбивые надежды и сама жизнь…

Косые лучи утреннего солнца уже пробивали красную ткань праздничной палатки. Вернувшиеся с пира слуги переглядывались в недоумении и испуге, услышав, что кто-то, перебирая струны, дремотно, потихоньку напевает старую-престарую деревенскую колыбельную.

С опаской заглядывали они в палатку своего рыцаря. Он лежал уронив, как во сне, разжатую руку, и они не узнавали его грубо изрытого злыми шрамами лица, таким тихим и детски-виноватым оно им казалось.

Боясь переступить порог, робко спрашивали слуги:

— Что тут было?.. Что это с ним?

Тогда, опомнившись, Менестрель переставал играть. Внимательно вглядевшись в лицо рыцаря, он начинал тихонько улыбаться:

— Он вспомнил! — и устало поднимался со своего места у изголовья. Теперь он мог уходить.

Выйдя из палатки, он закидывал свою арфу на плечо и брел своей дорогой, с глазами красными от бессонницы, с пустым животом и пустым кошельком. Беспутный, легкомысленный человек!..

Так, год за годом, он странствовал по дорогам и тропинкам, переходя из одного королевства в другое.

Каждый раз, когда дороги, леса и поля начинали белеть от падавшего снега, он очень падал духом, со страхом думал о надвигающихся темных и долгих морозных ночах. Но каждый раз, как только начинал таять снег и наступала весна, он и думать забывал о зиме и, едва отогревшись, с легким сердцем шлепал своим путем дальше, разбрызгивая голубые весенние лужи, — до тех самых пор, пока однажды вдруг не заметил, что на собственных его волнистых кудрях — снег не растаял, оставив их белыми навсегда.

Он догадался наконец, что к концу подходит его долгий путь. И когда в голых полях закаркали вороны и в синих сумерках по оврагам завыли волки, старый Менестрель впервые стал мечтать о том, как хорошо человеку иметь крышу над головой.

Он все шел, пока не услышал вечернего звона колоколов и не увидел, что дорога уходит прямо в ворота большого города с зубчатыми толстыми стенами и башнями, над которыми развеваются флаги с изображением дракона.

Он вошел в город, потому что там не было волков и занесенных пустынных дорог и в узких переулках за замерзшими окошками жили летние цветы в глиняных горшках, и он остановился в городе.

Богатства у него было всего две тяжелые серебряные пряжки. Он отдал одну владельцу высокого дома — торговцу уксусом, дегтем и лампадным маслом, и тот пустил его жить — на самый верх своего дома, на чердак.

В тесной, извилистой улочке, втиснувшись среди других, стоял этот дом, очень узкий и очень высокий, похожий на долговязого человека, стиснутого в гуще толпы.

Вот теперь у Менестреля была наконец крыша над головой. Настоящая крыша, так что, лежа на своем соломенном тюфяке, он мог с изнанки пересчитывать все ее черепицы или любоваться другими крышами через единственное маленькое чердачное окошечко из двенадцати выпуклых стеклышек в свинцовом переплете.

Забавное это было окошечко. Сквозь каждое его отливающее радугой, пузатое стеклышко все выглядело совершенно по-разному: вытягивалось, перекашивалось, сплющивалось — так что старому Менестрелю нередко случалось через это окошко увидеть разом четыре вытянутые, похожие на дыни луны.

После этого он уже нисколько не удивлялся, когда, прохаживаясь по своему чердаку и поглядывая в окошко, замечал, что колокольня сгибается вдруг дугой, а черепичные крыши города волнообразно колышутся и на них приплясывают и кланяются друг другу длинные чумазые печные трубы.

Окошко никогда не открывалось, да в этом и надобности не было, на чердаке и без того было достаточно прохладно.

Скоро снег прикрыл крышу толстым пуховым одеялом, но все равно маленький очаг своим слабым огоньком напрасно старался согреть даже свои собственные кирпичи, из которых был сложен. Долгими и темными зимними ночами старый Менестрель, любуясь робкими языками огня, перебегавшими по поленьям, перебирал струны своей арфы, сочиняя строфу баллады, где воспевался буйный разгул пламени, пожирающего разбойничий замок побежденного злодея Великана, и — следом за тем восторженный гимн освобожденной Прекрасной Даме. Черными звездами сияли ее лучистые глаза. Он бросал ей под ноги пушистые заморские ковры. Зажигал целые аллеи ярких факелов, чтоб осветить ей путь! Под звуки волшебной музыки она поднималась по мраморным ступеням, усыпанным лепестками роз, — все выше, выше! Вот она уж на самом пороге его холодного чердака…

И только когда кончались дрова и очаг начинал неудержимо тускнеть и гаснуть, а арфа принималась потрескивать от мороза, он, продолжая радостно улыбаться, выпивал, торжественно прихлебывая, кубок разведенного теплого вина и поскорей ложился на шуршащий холодной соломой тюфяк, укладывал рядом с собой арфу и укрывал ее, как ребенка, своим старым меховым плащом…

В наступившей темноте он лежал с открытыми глазами. Трубы печей и очагов всего дома, пронизавшие все этажи, точно темные квадратные колонны стояли вокруг и всю долгую ночь гудели на разные голоса.

А когда всходила луна, Менестрель видел то, чего не видел ни один человек в городе: лунный свет сквозь снег, покрывавший все щели на крыше. Колдовской лунный свет сквозь чистый, играющий многоцветными звездочками снег!

Он долго, в радостном ожидании, смотрел на свет, готовый увидеть какое-нибудь чудо, и, хотя чудо не случалось, он засыпал счастливый своим вечным прекрасным ожиданием…

Много он в своей жизни сочинил гневных и воодушевляющих баллад и стихов, зовущих на бой со злыми великанами и драконами. И многие рыцари хватались за рукоятки мечей, слушая его пение, и давали кровавые клятвы совершить подвиг.

И вот теперь, взирая на прожитую жизнь с высоты своего чердака, он с печальным удивлением отметил, что, кажется, Свирепых Великанов и Трехголовых Драконов нисколько не стало меньше, несмотря на все его прекрасные героические баллады.

Даже тот самый город, где окончились его странствия, так и назывался: Драконвиль — в честь своего покровителя Дракона, который жил невдалеке в прибрежных скалах. Каждый раз, когда Дракон вылезал из своей пещеры и поднимал голодный рев, Магистрат избирал шестерых мужчин и шестерых женщин, кому надлежало прилично одеться, причесаться и, попрощавшись с родными и близкими, отправиться к Черным скалам. Там Дракон, громко урча, с хрустом съедал их всех по очереди, а в храме в это время епископ служил благодарственный молебен Дракону за то, что он милостиво сожрал всего шестерых, не тронув остальных.

Прислушиваясь к голодному рычанию Дракона, старый Менестрель вскакивал и, схватив арфу, слабым дребезжащим голосом запевал песню бесстрашного вызова на бой с Драконом, проклинал и высмеивал Дракона и пел ликующий торжественный гимн победителю Дракона, и у него очень хорошо получалось… Но потом он долго сидел в тоске, уронив голову, повторяя шепотом сочиненные смелые и гордые слова своих песен, и сердце ему терзала мысль, что никто никогда их не услышит. Он их любил горячо и жалел, как своих беспомощных ребятишек, которые еще не умеют ходить и потому им не суждено никогда выбраться с темного чердака на вольный свет.

Силы его уходили, их все меньше оставалось с каждым днем. Жизнь уходила от него все дальше, он уже знал, что больше никогда, никогда не увидеть ему дрогнувших в полуприкушенной улыбке свежих губ на женском прелестном лице, лунного света на листьях кувшинок среди ночной тихой реки, золотых соломинок, просвеченных солнцем, на старой деревенской крыше, первого инея на папоротнике, не услышать волнующего треска пестрых флагов над праздничной толпой в день турнира, ни звонкой песенки маленькой пчелы в июльский полдень над медовыми травами… И тогда он решил взяться за необыкновенное для Менестреля дело: купил у купца толстый свиток пергамента. Развернул его и долго сидел с пером в руке, не решаясь начать, прежде чем бережно, с любовью нарисовал первую большую букву первой строчки. А после долго любовался на чудо: целая строфа, размеренная, стройная, все ее слова, звуки и возгласы — лежали перед ним нарисованные на пергаменте.

Целыми днями он медленно вырисовывал буквы, и чем дальше уходила от старого Менестреля жизнь, тем свободнее вливалась она в размеренные строфы, и сами буквы ему казались не простыми черточками и кружочками: в них он вкладывал все кипение буйного своего сердца, точно было в них оправдание всей его бродячей, беспутной жизни.

Раскрашенные алой краской заглавные буквы вставали во главе каждой строфы, и казалось, что в их тоненьких жилках начинает пульсировать живая теплая кровь, как будто на пергаменте выстраивается невиданное войско букв, построенных в ряды строчек, в отряды строф и полки баллад и песен…

В один прекрасный день он опомнился, услышав пение скворцов.

Он поднял голову и увидел сквозь пузатые стеклышки окошка четыре сияющих солнца и просохшую черепицу на городских крышах.

Пришла весна! Кончилась зима, и на пергаменте не осталось места даже для того, чтобы подписать имя Менестреля. Теперь он мог бы снова пуститься в странствие, но силы его уже до последней буквы ушли в строчки, заполнив до нижнего края пергамент его жизни.

Старый Менестрель лег, вытянувшись на своем тюфяке, усталый, точно кузнец после долгого трудового дня, и уложил рядом с собой арфу. Он почувствовал, как воздух весны течет сквозь щели крыши, и глубоко вдохнул полной грудью его душистую прохладу. Маленькие лимонные луны в стеклышках окошка дрожали, все ярче брызгая лучами. Ему уже так трудно стало на них смотреть, что усталые глаза сами собой закрылись.

Когда на другое утро владелец дома, торговец уксусом, дегтем и лампадным маслом, отдуваясь взобрался по узкой крутой лестнице на чердак, то с великой досадой увидел, что его странный жилец ушел так далеко, что его не достанет никакой судебный пристав, чтоб взыскать квартирную плату.

Он пошарил вокруг, не осталось ли какой-нибудь ценной вещи, но не нашел ничего, кроме свитка исписанного пергамента.

Свиная кожа, даже испорченная писаниной, все-таки чего-нибудь да стоит, подумал купец и сунул ее под мышку.

Потом он заметил укрытую плащом арфу, взял ее и грубо чиркнул по струнам толстым пальцем.

Старая арфа не могла понять, чего от нее хотят, попыталась пробренчать что-то дегтярно-ускусно-лампадное, но тут же треснула, спустив ослабевшие струны.

Вернувшись к себе, он окунул губку в тазик с уксусом и начал тереть пергамент, смывая с него все, чем тот был испачкан, — все буквы и строчки, все имена, мысли и восклицания, призывы к оружию и мольбы о пощаде, трубные звуки и ржание боевых коней, все клятвы и подвиги, Прекрасных Дам, волшебные замки, драконов и рыцарей — все смыл начисто своей губкой, так что бедные строчки, размытые на отдельные буковки, с плеском стекали на пол, образуя лужицу.

Они до вечера лежали на полу, пока не просохли. Тогда они потихоньку зашевелились, стали отряхиваться и осматриваться.

Сваленные в кучу, они совсем перепутались и с большим трудом стали понемножку выбираться из свалки. Одна тянула ножку, зацепившуюся за чужую петельку, другая дергала собственный хвостик или завиток, прищемленный крупной заглавной буквой.

Похныкивая и покряхтывая, они копошились, помогая друг другу, припоминали, кто где стоял, отыскивали свои строчки, и радовались, узнавая соседей. Крупные заглавные буквы красного цвета окликали своих черных малышей, восклицательные знаки спешили занять свои места в конце строфы.

Так, еще не твердо ступая на тонкие ножки, они расправились и выстроились на полу, как были на пергаменте.

Купец успел завалиться спать и уже видел радостный сон — будто бы в лавке у соседа лопнуло и вытекло сто бочек с лампадным маслом и сам он раздумывает, на сколько теперь можно поднять цены… как вдруг ему послышался невнятный шорох в углу комнаты.

Он выглянул из-за занавески и увидел прямо на полу целую толпу каких-то букашек, выстраивавшихся правильными отрядами.

Купец не очень испугался, потому что букашки были маленькие.

— Киш!.. — шикнул он и махнул на них ночным колпаком. — Пошли отсюда, мураши! Откуда взялись такие?

— Мы — буквы… — так грустно прошелестело в ответ, что купец окончательно ободрился и грубо прикрикнул:

— Ишь ты… Нечего делать вам со своими закорючками в моем доме, киш, я вам сказал!

Буквы, нерешительно помолчав, стали смущенно перешептываться и вразброд прошуршали:

— Мы хотели… Мы думали, что мы можем пригодиться!

— Это буквы-то?

Мы не какие-нибудь бессмысленные простые буквы. Мы волшебные! — скромно, но с достоинством отчетливо пискнули буквы.

— А что вы можете? — на всякий случай осведомился купец, чтоб не упустить какого-нибудь выгодного дельца.

— Если в нас поверят — мы можем все!

— А если нет?

Тогда мы не можем ничего, — сознались буковки, и некоторые даже опустили головы.

— Ну так вот, я-то в вас ни капельки не верю! — торжествующе захохотал повелитель уксусных бочонков. — Так что забирайте свои хвосты и закорючки, росчерки и завитушки и выметайтесь, откуда пришли, а то я надену сапоги, вас потопчу и разотру, как муравьев!

Видно, буквы очень растерялись, огорчились и даже обиделись — так быстро они разом исчезли с пола.

Прошли годы с тех пор, как закончил свой длинный путь Менестрель, но многие еще вспоминали о нем, помнили его звонкий голос, его знаменитое имя и даже его печальные темные глаза и волнистые кудри.

А потом еще прошли годы, и уже никто не мог вспомнить имен тех людей, которые знали и слышали певца.

Его имя стерлось без следа, остались только некоторые его баллады, которые он пел, да смутное предание, что жил некогда знаменитый Менестрель.

Теперь другие менестрели, труверы и комедианты бродили вдоль и поперек по всем дорогам королевства, даже не подозревая, что идут по стершимся его следам.

Однажды по дороге среди полей шли трое. Были они музыканты, и комедианты, и жонглеры, смотря по тому, что требовалось. Много лет они бродили вместе, никогда не расставаясь, и до того были непохожи один на другого, что даже никогда не могли найти повода поссориться.

Впереди легкой походкой шагал Трувер. В мистериях и мираклях он всегда изображал Добрых Королей, Епископов, Святых Мучеников или Ангелов с бряцающей арфой в руках.

Второй — Жонглер искусно, как никто, играл на любой флейте, дудочке, сопелке, свирели, а в мираклях представлял Волшебников, Эфиопов и языческих Великанов.

Третий — маленький карлик — Ртутти отлично дубасил в барабан, пилил смычком по виоле и умел пронзительно хохотать на разные голоса (так что всем казалось, будто хохочет не он, а тот кто стоит с ним рядом) и так правдоподобно изображал мерзких чертенят, что восхищенные зрители каждый раз после представления порывались его благочестиво побить каменьями.

Бедняга Ртутти, у которого ножки были коротенькие, плелся все время позади своих длинноногих спутников, не переставая все время скулил и хныкал.

— Собачья жизнишка!.. Пылища, жарища! Мухи меня закусали!.. Я весь пересох! Хочу в прохладу! Лежать в тени и чтоб меня обмахивали веточкой с душистыми листиками и поили кисленьким…

Хотя карлик семенил изо всех сил, стараясь не отставать от своих товарищей, ему то и дело приходилось догонять их бегом, точно мальчишке, увязавшемуся на прогулку за взрослыми.

— Эй, господин Трувер!.. Эй!.. Не можете вы, что ли, шагать потише! — с плаксивой злобой кричал карлик, в сотый раз пускаясь рысцой и изо всех сил стараясь наступить спутнику на пятку. — У меня вот-вот последние мои портчонки лопнут по швам! Не могу я шагать с вами в ногу! Слыхал?

— Ты будешь вознагражден за все лишения… — рассеянно ответил Трувер. — Я прикажу выдать тебе новую прекрасную одежду!

Карлик всплеснул руками и изобразил один за другим два разных хохота: угрюмый ворон на верхушке придорожной ели вздрогнул и перевернулся на ветке — ему показалось, что он сам расхохотался хриплым, кашляющим смехом, и тут же лягушка с перепугу подскочила и шмякнулась в лужу, чтоб утопить тоненькое хихиканье, которое послышалось ей где-то у себя внутри!

Выразив таким фокусом свое насмешливое негодование, карлик дернул за рукав шагавшего рядом Жонглера:

— Слыхал? Он прикажет! Он вознаградит! А?.. Да он все еще не вылез из шкуры того окаянного Альдебаранского Герцога? Это для нас добром не кончится!

Карлик ожесточенно стал наступать на пятку Трувера, пока тот не обернулся, снисходительно улыбаясь:

— У тебя ко мне есть какая-нибудь просьба?

— Да! Просьба! Опомнись! Очухайся! Вылезай из герцогской шкуры! Стань опять самим собой!

— Как это… собой?

— Собой! Да, собой: Трувером, честным Трувером, а не каким-то паршивым Герцогом из миракля «О Сатане и Герцоге»! Не понимаешь?

— Миракль?.. — задумчиво хмурясь, пробормотал Трувер. — Помню. Миракль, где я был герцогом. Да, да, теперь я постараюсь помнить. Конечно, это прошло. Я теперь вовсе не герцог. Кстати, он мне самому надоел, да я как-то все не мог от него отделаться!..

Он говорил правду. Поистине удивительный у него был талант так представлять всяких Королей, Герцогов и Рыцарей, что зрители верили: перед ними самый настоящий Щедрый Герцог, или Рыцарь — Победитель Великанов… Но, к сожалению, на этом его талант воплощения не кончался: убедив других, он и сам начинал во все верить. А от этого ему самому и его товарищам не раз приходилось попадать в весьма неприятные истории.

Добравшись до полянки, они повалились отдохнуть на травку на берегу ручья.

Жонглер, задумчиво глядя в небо, вытащил дудочку и стал насвистывать на разные голоса и искоса наблюдал, как начали слетаться разные птицы, послушать. Скоро все ветки вокруг него запестрели от зеленых, красногрудых, пестрых, крапчатых певчих птичек. Они наклоняли головки то на одну, то на другую сторону, прислушиваясь к каждому переливу, и перепрыгивали все ближе, пока не стали садиться ему на плечи, а совсем маленькая пичуга уселась прямо на дудочку, чтоб заглянуть в дырочку, откуда выходят такие приятные звуки.

Жонглер щурился, усмехался одним уголком рта и, лежа на спине, посвистывал, а когда делал паузу, птички наперебой откликались, точно он их спрашивал о чем-то, а они спешили ответить. Это было его любимое занятие — собрать лесных музыкантов, сыграть им новую песенку и послушать, что они сумеют из нее перенять. Ртутти и Трувер лежали не шевелясь, забавляясь знакомой картиной. Отличным музыкантом был Жонглер!

Вдруг раздалось громкое: фрр! — все птицы разлетелись. На полянку выкатилась ватага лохматых людей свирепого, самого разбойничьего вида. Да и не удивительно: это и были разбойники!

— Кошелек или жизнь! — вопили лохматые, окружив со всех сторон музыкантов и угрожающе размахивая копьем и мечом, потому что у них на всех был один меч и одно копье — остальные могли угрожающе размахивать только разного рода дубинами.

— Вы предлагаете это нам на выбор? — лениво потянувшись, не вставая с земли, спросил Трувер.

— На выбор! Да выбирай поживее! Не тяни!

— Чего уж тянуть?.. Можете со спокойным сердцем идти дальше, ребята. — Трувер говорил добродушно, даже снисходительно. — Так и быть, не нужно нам ни вашей жизни, ни кошельков ваших!

Самый лохматый из лохматых — атаман заревел как бык и затопал ногами:

— Да ты что? Не понимаешь? Вы путники! Мы разбойники!

Мы вас грабим!

— Да брось ты. Мы не путники, да и вы не разбойники! — небрежно отмахнулся Трувер, сел, взял в руку арфу и пробежал пальцами по струнам.

Разбойники переглянулись, похлопали глазами, не зная, что делать, да так и замерли от удивления.

На лесной полянке сквозь тихое журчание ручья вдруг послышался стройный перебор струн, точно в воздухе забегали, обгоняя друг друга, тоненькие и звонкие разноцветные огоньки нежных и чистых звуков.

Певуче печально засвистела флейта Жонглера, и, мелодично тоскуя, запела маленькая виола Ртутти.

Совсем растерявшиеся разбойники один за другим, стараясь не шуметь, расселись на, земле вокруг музыкантов, в обнимку со своими дубинами.

Трувер запел старую балладу. В ней было все, что трогает сердце каждого человека — будь то рыцарь, мужик или разбойник. Было тут и горькое расставание украдкой при луне под старым дубом, и девушка, что долгие годы напрасно все плачет и ждет, глядя на дорогу, того, кому никогда не вернуться; был и бедный странник, после долгих, долгих лет возвратившийся в дом родной, не узнанный никем, кроме старого ослепшего пса во дворе, и еще многое всякое такое. И одного разбойника задевало одно, другому опрокидывало сердце другое, третьему растравляло душу третье, так что, когда певец замолк, снова стало слышно журчание и плеск ручейка в каменистом ложе, все разбойники, еле сдерживая рыдания, хлюпали носами, шлепали губами, всхлипывали и терли мокрые щеки.

Только атаман еще крепился. Угрюмо насупившись, он хрипло сказал:

— Ладно уж, не станем мы вас убивать, раз такое дело… а все-таки нужно бы нам хоть что-нибудь у вас ограбить. По правде говоря, позарез нужно… Жрать-то нам совершенно нечего. А разбойники мы еще и верно неопытные. Поневоле пришлось за дело приняться, ведь нашу деревню Драконовы слуги обложили данью в третий раз подряд…

— Бедные вы люди! — с горячим сочувствием произнес Трувер. — С вашим-то умением разве вы заработаете себе на приличную жизнь разбоем?.. Небось в деревне ребята остались?

Разбойники застонали и безнадежно махнули рукой. Трувер встал и величаво выпрямился. Голос его зазвучал властно и вместе с тем благостно.

— Несправедливо поступают с вами Драконовы слуги, о несчастные подданные жестокосердных повелителей! Возьмите эту малость и ждите лучшего!

Безгранично щедрым движением он вынул из-за пояса кошелек, довольно тощий кошелек, но второго у всех троих музыкантов не было, — значит, движение было действительно щедрое, — и подал его атаману.

— Батюшки: Герцог!.. — горестно простонал Жонглер. — Как есть Герцог!..

— Весь наш кошелек!.. — беззвучно зарыдал Ртутти. — Опять в нем проснулся «великодушный и щедрый Герцог Альдебаранский».

А Трувер, глядя вслед удаляющимся разбойникам, ободряюще-покровительственно помахал им на прощание рукой, потом вздохнул и, опоминаясь, виновато заморгал, стараясь не глядеть на товарищей, горюющих по исчезнувшему кошельку, вместе с которым исчезли все кружки пива, ломти ветчины, похлебки и ячменные хлебцы, все их обеды и ужины: завтрашние, сегодняшние и послезавтрашние…

Весь день шли и шли они по печальной, пустынной, разоренной Драконом земле, и негде им было остановиться отдохнуть, все шли и шли, пока не наступила ночь, и наконец вдалеке па горке увидели освещенный луной замок и. приободрившись, прибавили шагу.

— Ни одного огонька в замке не видно! — сказал Ртутти, быстро семеня рядом с Трувером и придерживаясь в темноте за его штанину. — Все спать полегли! Небось и ворота на запоре!

— Запоры откроются, если мы заиграем. Еще обрадуются, когда их разбудит музыка.

Но, подойдя поближе к высокому замку, облитому лунным светом, они увидели, что ворота распахнуты настежь.

Шаги гулко отдавались в пустынном дворе замка, вымощенном каменными плитами. Черные провалы окон безжизненно и немо смотрели из глубокой тени на залитый голубым лунным светом двор. Ни стражи, ни огонька, ни живого звука, ни движения. Замок был пуст, заброшен, мертв.

Колодец забит досками и запечатан свинцовой печатью с изображением Дракона.

— И тут этот окаянный Дракон! — горестно сказал Трувер. — Бедный, брошенный, осужденный замок, мы так надеялись для тебя спеть!

— Да… И закусить у тебя! — грустно вздохнул Ртутти.

— И отдохнуть, — вздохнул Жонглер.

— А ведь здесь кипела жизнь… — задумчиво и нараспев продолжал Трувер. — Какой веселый смех звенел тут во дворе! Как заливисто ржали кони поутру! Как весело трещал огонь в очагах! Где теперь нежные румяные личики, что выглядывали из этих окон? Или вас тоже сожрал Дракон после того, как убил храбрых рыцарей, вас защищавших?..

— Ах, мы им все равно не поможем. Уйдем из этого заброшенного, запечатанного грустного замка! — предложил Жонглер.

— Это было бы неблагородно, клянусь! — горячо воскликнул Трувер. — Разве мы сами не бедняки, бездомные бродяги и наше сердце всегда не на стороне обиженных и потерпевших поражение на турнире с самым подлым и несправедливым в мире рыцарем — Удачей?

— Что тут могут поделать наши сердца? Они даже нас самих накормить не могут, — уныло прохныкал карлик.

Трувер сорвал с головы шляпу и, учтиво взмахнув ею, низко поклонился перед темными рядами пустых и черных окон:

— Мы всего лишь бродячие музыканты. Мы можем только сыграть для вас в память и в честь всех, чьи жизни проходили и прошли среди этих стен.

Он ударил по струнам арфы и запел самую лучшую и длинную балладу, какую знал.

— Сумасшедший… — прохныкал Ртутти и покорно взялся за смычок. А флейта Жонглера уже свистела и щебетала, наполняя двор птичьими голосами.

Трое музыкантов играли и пели так, точно перед ними был королевский дворцовый зал, полный прекрасных дам и знаменитых рыцарей.

Поющий голос и звуки флейты проникали в пустынные темные залы, пробегали по запутанным каменным ходам и лестницам и будили эхо в угрюмых, опутанных паутиной сторожевых башнях, стороживших теперь только пустоту и тишину.

Быстрые дымчатые облака бегущими тенями, волна за волной, накрывали крыши и стены замка, так что начинало казаться — сам замок, то ярко освещаясь, то ныряя в тьму, начинает покачиваться, откликаясь на медленный, размеренный строй старинной баллады…

Припев повторился в последний раз — баллада окончилась, и музыканты, опустив инструменты, переглянулись, сами удивленные тем, что так старались изо всех сил, стоя посреди безлюдного двора заброшенного замка.

А тут еще вдобавок им стал слышаться какой-то смутный, еле слышный гул — точно плеск морских воли — откуда-то очень издалека.

— Вот что, братцы, — опасливо проговорил карлик Ртутти. — Давайте-ка убираться подобру-поздорову! Поиграли, да и хватит! Тут что-то не так!

— Еще! — откуда-то коротко пискнул тонкий голосок, негромкий, но очень отчетливый и требовательный. И со всех сторон еще сильней заплескались звуки, похожие на слабый отзвук очень далекого морского прибоя.

— Пожалуйста!.. — неуверенно оглядываясь, поклонился Трувер, напрасно стараясь понять, откуда пискнул голосок. — Если вам это доставляет удовольствие? Пожалуйста!

И они сыграли и спели подряд три трогательные песни, а когда остановились, голосок повелительно пискнул опять:

— Еще!

И так повторялось много раз, пока они не спели все до одной веселые и грустные, нежные и насмешливые, и шуточные песни и баллады, какие только знали.

Но даже когда музыка смолкла, тишина не наступила. Решительно никого не было видно, но воздух вокруг примолкших музыкантов наполнился каким-то торопливым лепетом, в котором можно было разобрать тихие восклицания невнятным шелестом перебивающихся голосов — то тонких, чистых и внятных, то хриплых, медленно, тяжело повторявших все одно и то же.

Карлик спрятался за спину Труверу, а тот, громко откашлявшись, вежливо спросил:

— Простите… Тут кто-нибудь есть?

— Нас разбудило пение, — ответило наперебой сразу несколько шелестящих голосков, — Мы здесь живем… пока…

— А-а, живете?.. Так мы сразу и подумали… А, извините… кто вы?

— Мы очень разные, — ответил тонкий голосок. — Хотя все мы, собственно, буквы, но совсем разные. Одни из нас буквы «стертых надписей», другие — «разорванных грамот», «непрочитанных писем», «сожженных клятв и обещаний», «надписей, высеченных на каменных таблицах» и «позабытых стихов»… Вот слушайте!

Музыканты теперь уже могли расслышать медленные торжественные слова клятв, записанных на мраморе, граните и папирусе, умоляющие жалобные голоски никогда не прочитанных писем, чьи-то оборванные на полуслове беглые споры, угасающие древние голоса рун и неразборчивых клинописных знаков…

— Люди не желают нас понимать, и мы молчим… Но мы надеемся… Нам очень хочется найти людей, которые сумеют нас услышать. Так печально жить непрочитанными.

Голосок был дружелюбный и грустный, и Трувер спросил:

— А мы не годимся для вас? Голосок тихонько засмеялся:

— Вы кое-кому тут пригодитесь. Вы разбудили нас ночью и очень хорошо пели для нас. Пожалуй, кое-кому они годятся, а?

И на все голоса вокруг зажурчало, заплескалось, захрипело одобрительно.

— Что же нам делать?

— Идите, куда идете. Мы будем там!.. Идите… Вы нам понравились!

И музыканты, сняв шляпы, поблагодарили, вежливо раскланялись перед пустым двором и попятились к воротам.

На другой день они дошли под утихающим дождем до светлой реки и легли отдохнуть на песчаном берегу.

Все устали, промокли и были голодны, но, как всегда, хныкал и причитал только карлик Ртутти.

— Я промок, как водяная русалка! Замерз, как брошенный щенок в сугробе! Голоден, как семь тигров! Сил моих нет слышать бурчанье в моем несчастном животе от кислых ягод! Не желаю я больше ничего кислого! Пускай меня положат в тепленькое, укроют мягеньким, пушистеньким! Хочу жирной колбасы! С чесноком!.. Вот я сейчас кого-нибудь укушу!..

От усталости язык у него стал заплетаться — он пощелкал зубами и в изнеможении замолчал.

Трувер, лежа на животе, задумчиво разглаживал песок лезвием своего кинжала и вдруг заметил на гладкой поверхности белого прибрежного песка букашек. Они быстро наползали, выравнивая ряды, и скоро им стало не хватать гладкого места. Трувер понял, что это буквы и строчки строфы, и выгладил кинжалом для них еще площадку на песке, так что всем хватило места выстроиться, точно маленькому войску на плацу для парада.

Тогда Трувер медленно, нараспев стал читать вслух своим товарищам, то, что говорили буквы.

Это была насмешливая шуточная баллада о трехголовом Драконе, одна из тех, что так старательно вырисовывал на пергаменте давно забытый старый Менестрель в последнюю зиму своей жизни.

Все горькие и забавные мысли, все несбыточные мечты, весь гнев и сострадание, все битвы, замки, предательства, подвиги, рыцари и драконы — всё, некогда заколдованное старым Менестрелем в ровные ряды букв и строчек, теперь возвращалось, расколдовывалось, снова обращаясь в мысли, мечты, гнев и сострадание того, кто их читал!

Очень странная была эта первая баллада. До того странная, что слушатели замерли от удивления.

По крайней мере в тысяче древних легенд драконы представлялись всегда такими ужасными, устрашающе непобедимыми, что у слушателей в глазах темнело и леденело сердце и самые бесстрашные рыцари скрипели зубами и в унижении опускали головы.

Но в этой развеселой балладе с Драконом без стеснения разделывались, как с обыкновенным крокодилом крупного размера.

Жадная скотина трехголовый Дракон! До чего это глупо жить с тремя головами! Зачешется хвост — он не знает, какая голова должна обернуться его почесать? А если у одной заболит зуб, она двум другим ни минуты не дает ночью заснуть! А когда они увидят жареного поросенка, то обязательно кинутся на него все три разом — треснутся лбами и передерутся!..

Тут так и слышалось залихватское бренчание струн, насмешливое посвистывание дудки и треск камушков в шутовской погремушке из свиного пузыря!

Ртутти хохотал, в восторге шлепая себя по ляжкам, Жонглер, раскачиваясь в такт строю баллады, подбирал на дудочке шутовской припев, а буквы на песке тем временем делались все яснее, четче, точно наливались жизнью.

— Что это с вами? — воскликнул Трувер, дочитав нараспев до конца.

— Мы просто оживаем! — блаженно наперебой запищали окрепшими голосенками на разные лады буквы. — Оживаем! Ожили!

— Наконец-то нас прочли!

— Теперь вы будете петь эту балладу. Завтра! В городе. Трувер, опомнившись, вдруг тревожно спросил:

— В каком городе? В Драконвиле?.. Ну нет! Там за такие песенки нас палками поколотят! А то и похуже что сотворят. Ведь Дракон-то покровитель их города! Не будем мы этого петь!

— Будете! Очень скоро! — задорно долбили свое буквы и радостно пересмеивались.

— Нас в темницу за это посадят! — закричал Ртутти. — Не станем мы петь! Ишь какие! — Он подскочил и, разровняв песок, смахнул с него буквы.

Но те не перестали пищать и смеяться, кувыркаясь где-то рядом, среди леса травинок.

— Поздно, поздно! — с тихим торжеством пели буковки. — От нас не избавиться! Вы нас уже запомнили!

— А вот возьмем и позабудем! — ожесточенно вопил вспыльчивый, как все малыши, Ртутти. — До последней буквишки все выбросим из головы!

Только тихий смешок ответил из травы.

Они продолжали свой путь, примолкшие и озабоченные, а в ушах у них неотвязно звенели слова чудной баллады, возникшей на гладком песке…

На закате солнца они вошли через высокие железные ворота в город и долго шли среди высоких домов, наугад сворачивая в переулки, извилистые, как лесной ручеек, как вдруг услышали отчаянный звон множества маленьких колокольчиков и бубенчиков. Перед ними широко распахнулась дверь таверны, и в ней появился громадный в вышину и ширину чернобородый рыцарь. В руках он, как двух щенков, держал за шиворот, высоко подняв над землей, двух шутов, в загнутых колпаках с бубенчиками, и нещадно тряс их, как собака, поймавшая крысу.

Бубенчики неистово звенели, шуты дрожали, а рыцарь яростно ругался и сыпал проклятиями, называя их свиньями, ослами, собаками и жабами.

Потом он швырнул шутов прямо из двери на самую середину переулка, увидел Трувера с товарищами и прорычал:

— А-а! Вы тоже хотите попробовать?.. Заходите!

И хотя им вовсе не хотелось пробовать того, что попробовали шуты, в эту минуту удиравшие, прихрамывая, по переулку, рыцарь втолкнул их в таверну, и дверь за ними захлопнулась.

В таверне пылал камин, какие-то люди, сидя на винных бочонках, прихлебывали из оловянных кружек, а посредине помещения стояла большая бочка, на которую уселся рыцарь.

— Условия знаете? Я слушаю три ваши песни. Если мне понравится — вы мои друзья навек. Если не очень понравится, я вас только выброшу за шиворот на мостовую. Если совсем не понравится, я вас изобью, и, скорее всего, еще и головы оторву. Можете начинать.

— Мы усталые путники, — осторожно сказал Трувер. — И у нас пересохло горло!

— Хозяин! — тявкнул рыцарь. — Прополоскать глотку! Музыкантам поднесли кружки, они выпили, стараясь подольше протянуть время, и потом Ртутти вкрадчиво спросил у рыцаря, какие песни ему больше всего по душе.

— А вот этого я вам и не скажу! — отрезал рыцарь. — Начинайте.

Бедняги переглянулись, пожали плечами. Они заиграли, и Трувер спел трогательную балладу о матросах, грузивших бочки в лодку перед отплытием, и о девушке, которая их провожала, стоя на берегу, и плакала, одна только зная, что они не вернутся назад.

Рыцарь, не дослушав, рявкнул:

— Телятина! Кошатина! Слюнтяйство! Как вы смеете распевать у меня под носом, негодяи, такое, точно старой бабе за прялкой? Скорей давайте другую, и тогда я переломаю вам руки-ноги!

— Трогательные ему не по вкусу, — шепнул Жонглер. — Надо попробовать что-нибудь героическое!

И Трувер прекрасно спел балладу о богатырских поединках на королевском турнире.

Все слушатели в таверне пришли в восторг, но рыцарь на них грозно цыкнул.

— Вторая еще паршивее первой! — объявил он и с отвращением плюнул: — Турнир! Тьфу!.. Забава для щеголишек, утыканных индюшиными перьями! Они трусят подраться по-настоящему! Я их столько повышибал из седла, этих придворных рыцаришек, что меня уже больше на турниры не пускают, и черт с ними… Давайте последнюю! Вы мне уже надоели!

— Пропали мы! — потихоньку сказал Ртуттп, посасывая вино. — Этот мясник отхватит нам головы!.. — И вдруг ожесточенно стал отмахиваться рукой, точно отгоняя прилипчивую муху.

Жонглер понимающе глянул на него:

— Ты их тоже слышишь?

— Киш отсюда! Пошли! — шипел Ртутти. — Так и зудят в ухо, как комарье!

— Это опять те буковки окаянные, да? Я тоже их слышу. Все до последнего слова! — тревожно сказал Трувер.

— Конечно, они. Ясно, это они нас сюда и заманили! И не отстают! Так и зудят в уши!

— Скоро вы там? — гаркнул рыцарь. — А то я!..

— Сейчас!.. Что ж, видимо, судьба! — махнул рукой Трувер, рванул струны и, неожиданно даже для самого себя, отчаянно смело запел чудную балладу — издевку над трехголовым Драконом.

Все слушатели замерли от удивления и в испуге ждали, что сделает рыцарь, — ведь Дракон считался высоким, священным покровителем города Драконвиля! Конечно, он пожирал некоторых его граждан, но ведь все-таки не всех! И это считалось большой милостью с его стороны. И потому сказать о нем хоть одно непочтительное слово считалось ужасным преступлением.

Рыцарь выпучил глаза и начал багроветь, глядя прямо в рот Труверу, а тот стал бледнеть от страха, но пел отчаянно-звонко. Чем дальше, тем больше багровел рыцарь, впиваясь взглядом в лицо Трувера, а тот все больше белел в ожидании конца и пел все звонче.

Пропев последнее слово, он пошатнулся и чуть не упал — вся смелость улетела от него в то мгновение, как кончилась песня.

— Хвост? Зачесался?.. У старого вонючего дракона? А?.. Вы слыхали?.. А… Ах! Ха-ха! — взревел рыцарь, задыхаясь от хохота, застонал и в восторге так треснул кулаком по столу, что расколол пополам его дубовую доску. — Мой друг! — рявкнул он и так ткнул пальцем в грудь Труверу, что едва не опрокинул его на спину. — Все слышали? Это мой друг! Хозяин! Кормить их самым лучшим, пока пояса у них не лопнут! Поить, пока из ушей не польется!.,

Аххха-ха-ха! Вот это баллада так баллада. Лучше в жизни не слыхал! О-ххо-хо!.. Так и вижу, как все три башки кидаются чесать единственный хвост и трескаются друг об друга дурацкими лбами! Хха!

По углам таверны на бочках сидело немало разных музыкантов и менестрелей. По приказу рыцаря их загнали сюда, и они в тоске ждали своей очереди пропеть и быть выброшенными на мостовую, а то и чего-нибудь похуже. Теперь, когда рыцарь, продолжая хохотать, стал всех угощать, они ужасно обрадовались — свирепому испытанию пришел конец — и все принялись весело закусывать и постукивать кружками по бочкам, чтоб хозяин наливал еще…

— Здорово, малыш! Садись-ка со мной, клопик! Не будь я знаменитый Шарль, если дам тебя кому-нибудь в обиду, коротышка! — Кто-то покровительственно хлопал Ртутти по плечу. Он обернулся и, к удивлению, увидел такого же карлика, как он сам, разве только на полпальца повыше ростом.

Они уселись рядом, и карлик Шарль стал подкладывать Ртутти жирные куски мяса на толстых ломтях хлеба и подставлять полные кружки пива. И Ртутти ел и пил, как великан, а Шарль хихикал и сиял от удовольствия. Дело в том, что он всегда считался самым маленьким человеком в городе и теперь просто весь раздулся от гордости и самодовольства, когда увидел Ртутти — тот ведь был на полпальца меньше его!

Сдуру ему это ужасно льстило, и он все время обещал Ртутти свое покровительство, защиту и помощь, ободрял и уговаривал не робеть и не бояться ничего на свете, пока он с ним рядом! С каждой новой кружкой пива Шарль воодушевлялся все больше, петушился и хвастался напропалую.

Он вскочил на бочку, чтоб показать, как красиво он одет. Атласные штаны с буфами — одна штанина желтая, другая красная! — их подарил ему сам Магистр, правитель города; остроносые башмачки с отворотами! — подарок самой герцогини в награду за то, что Шарля запекли в сладкую бабку с изюмом, из которой он должен был выскочить, когда его подадут гостям на стол. Пришлось здорово попотеть, зато уж изюму он наелся, сидя внутри!

— Но самая главная работка у меня — секретная!.. Не спрашивай какая, все равно не скажу! Не могу! — весь надувшись от гордости, шипел Шарль на ухо Ртутти.

Да, пожалуй, он и вправду не мог — язык у него стал заплетаться. Он сунул нос в большую кружку — посмотреть, сколько там осталось пива, но, видимо, никак не мог хорошенько рассмотреть, потому что так и заснул — до самого утра носом в кружке.

Наутро трое музыкантов проснулись в совершенно незнакомом месте и с изумлением стали осматриваться, припоминая, как они сюда попали.

— Похоже, братцы, что мы на чердаке! — сказал Жонглер.

— И на очень высоком! Одни крыши вокруг! — удивился Ртутти. — И как это нас сюда занесло!

— Какое удивительное окошечко. Смотрите — двенадцать пузатых стеклышек и каждое все показывает по-своему! — Трувер с любопытством заглядывал в окошко то с одного, то с другого бока. — Я вспомнил!.. Это опять они! Это буковки нас сюда завели!

— Верно!.. Они все время так и командовали мне в ухо: поверните сюда! Не останавливайтесь! Входите сюда! И вот мы оказались на этом чердаке! Чего они от нас хотят?

— Они и сейчас где-нибудь тут, я уверен! — Трувер огляделся, откашлялся и мягко спросил: — Почтенные господа буковки, будьте добры подать голос, если вы тут присутствуете!

— Мы все тут! — тоненько, но отчетливо пискнуло разом изо всех углов чердака. — Мы дома! Мы тут родились!

— С добрым утром! — как можно вежливее сказал Трувер. — Вам чего-нибудь еще от нас нужно?..

— Постелите что-нибудь беленькое, вам виднее будет, — приказали буквы.

Едва им постелили большой белый платок, как он весь покрылся узором — сотни разных букв тесно заполнили его, засуетились, забегали и быстро выстроились в ряды строчек, в отряды отдельных строф и в целый полк какой-то поэмы, или баллады, или еще чего-то, чему и места не хватило на платке, так что множество букв, как букашки, столпилось и сновало еще прямо на полу, вокруг платка.

— Ну! — повелительно пискнула значительная большая красная буква. — Начинай расколдовывать все, что в нас вложил и заколдовал старый Менестрель!

— Как… расколдовать? То есть читать?

— Ну да, вы, люди, это так называете. Начинай!

Ртутти и Жонглер, незнакомые с искусством чтения, уставились на Трувера, и тот начал медленно, нараспев читать вслух то, что было «заколдовано» в буквах.

На первый взгляд это был тот самый старый миракль, который они должны были разыгрывать на городской площади в праздник дня святого Пуллинария. Только кое-где вставлены были совсем новые стишки и реплики, а потом целая ядовитая, издевательская баллада, которая так понравилась вчерашнему рыцарю. А уж конец представления! Там было такое, что и прочесть было страшновато.

— Все равно, чудесные стихи! Звенят, как колокол! — с восхищением воскликнул Трувер.

— Свободные, как птичье пение! — воскликнул Жонглер.

А карлик Ртутти, чуть не плача, схватился за волосы и завопил:

— Да! Да! Как птичье пение! Мы и сами будем как птички — в хорошей клеточке с толстой решеточкой, если будем настолько сумасшедшими, чтоб спеть такие песенки на городском празднике! Вы что, с ума посходили?

— Я ведь ничего про это не сказал… — смущенно пробормотал Трувер. — Просто я вижу, что стихи уж очень хороши.

Жонглер сказал:

— Это какие-то странные стихи. Я, кажется, их запомнил до последней буквы. Разве это может быть?

— Ой… Я тоже! — в испуге воскликнул Ртутти. — Ну ладно, когда мы уйдем отсюда подальше месяца на три пути, мы как-нибудь это сыграем, но не на этой неделе и не в этом городе, где…

— В этом городе. И на этой неделе! Вы должны! — удивительно властно и даже не очень пискливо проговорили знакомые голоса.

Ртутти в отчаянии рванул себя за волосы, но вдруг хитро улыбнулся и покладисто ответил:

— Можно, можно, отчего же! Тем более раз люди… то есть вот эти уважаемые наши приятели просят… Отчего не попеть! — Он подмигнул товарищам, и они надели шляпы, отправились на улицу, и, когда завернули за угол, Ртутти, опасливо оглянувшись, шепотом сказал:

— С этими рукописными чертенятами лучше не спорить. Мы их надуем: сделаем вид, что согласились, а когда дойдет до представления на площади — мы все сыграем и споем по-старому, как всегда. Магистрат нам хорошо заплатит, и мы поскорей уйдем, пока эти пискливые закорючки, петельки и хвостики не подвели нас под пеньковую петельку между двух столбов на площади… За такие стишки заработать себе местечко на магистратских качелях — это раз плюнуть!

Трувер вздохнул и кивнул, соглашаясь. Стихи ему очень, очень нравились, а вот виселица — ни капельки!

Посреди главной соборной площади плотники уже сколотили высокий помост для представления «Действа о Драконе».

Портные сшили костюмы чертей, рыцарей и святого Пуллинария, маляры подкрасили свежими красками громадную и ужасную голову Дракона, а бочары натянули на множество ободьев от винных бочек длинную холщовую кишку — туловище Дракона, который должен был, к ужасу зрителей, появиться в самый страшный момент представления.

Комедианты и музыканты выучили свои роли так, что они им снились по ночам, а исполнитель роли святого Пуллинария — Трувер — совсем разучился говорить по-человечески, а все только стихами. Даже за обедом, вместо того чтоб сказать «отрежь мне хлеба», он торжественно вещал: «Благословляю тебя отрезать мне ломтик этого дара божьего!» — так что Ртутти до судорог доходил, стараясь удержаться, чтоб не захохотать ему в лицо. Мешать ему было никак нельзя — ведь у него была самая важная (если не считать Дракона) роль в представлении.

В финале, когда Дракон грозился разрушить за грехи весь город, святой Пуллинарий укрощал его ярость пением и игрой на арфе. Растроганный до глубины души Дракон обещал взять под свое покровительство город, а святой Пуллинарий взамен давал торжественное обещание каждый год поставлять на съедение Дракону двенадцать самых худших, грешных и строптивых жителей города.

Заключив этот договор, Дракон милостиво уползал с помоста, Пуллинарий озарялся розовыми огнями и вкладывал меч в ножны, а народный хор возносил хвалу небесам за чудесное спасение города, и тем представление заканчивалось.

Таким образом город постоянно очищался от дурных граждан и Дракон был сыт.

Отбор питательных грешников для Дракона некогда производил сам святой Пуллинарий, а после его кончины его прекрасная статуя, выставленная на площади перед собором.

И вот накануне дня святого Пуллинария Ртутти, как всегда, сидел в таверне за одной бочкой с карликом Шарлем и почтительно слушал его болтовню, в душе обзывая того ослом, болтливой сорокой, трещоткой, но нисколько не отказываясь от угощения.

— Я человек небольшого роста. Верно?

— Верно! — кивал Ртутти, нажимая на говядину и горячие лепешки. — Уж никто не скажет, что большого.

— Вот в этом-то и разница между нами, — самодовольно надувался Шарль. — А ты кто? Ты, бедняга, ведь самый настоящий карлик! Чувствуешь?

— Пока я голодный, я мало чего чувствую. А как поем — чувствую! — присасывался к пивной кружке Ртутти.

— А я вот сижу с тобой, разговариваю, будто мы с тобой ровня. А? Верно?

— Разговариваешь!.. — кивал Ртутти и тянул к себе с блюда гусиную ногу.

Но Шарлю всего было мало — так ему хотелось похвастаться и повеличаться, просто до смерти хотелось!

— Знаешь, какой я человек? — все приставал он к Ртутти.

— Знаю: просто небольшого роста!

— Нет, не знаешь! — Он втыкался носом в самое ухо Ртутти и шипел: — Я тайный! Секретный человек! Ага! Удивился?

— Уй-ой-ой!.. — От удивления Ртутти запихнул себе в рот громадный кусок паштета.

— Это еще что!.. — Шарль снова ткнулся с размаху носом прямо в ухо Ртутти. — Я предсказывать могу. Будущее! Не веришь?

— Я верю. Только этого не может быть.

— Не может? А хочешь, я тебе что-нибудь предскажу? Например, что завтра будет.

— А это и так известно: праздник святого Пуллинария и мы будем представлять действо «О Драконе».

— А потом?

— Потом Магистр нам заплатит за работу.

— А еще?

— Еще?.. Ну святой Пуллинарий через свою статую будет объявлять, кого из жителей надо отправлять на кушанье Дракону. Только нас это не касается — мы не жители.

— Ага! Так вот я такой человек, что могу предсказать, кого завтра Пуллинарий отправит Дракону на обед!

— Мы тут чужие, нам все равно, мы тут никого не знаем. Шарль злорадно потер свои маленькие холодные ручки, похожие на лапки большой лягушки.

— Одного ты знаешь: это знаешь кто? Это Бертран, Рыцарь Зевающей Собаки! Вот кто! Тот самый, который собирался отрубить вам головы, если ему не понравится пение… Ты рад?

— Я бы не сказал! — Ртутти перестал жевать и начал внимательно вслушиваться. — Чего мне радоваться — головы у нас остались на месте.

— Ну все-таки он хотел! Ты должен радоваться: его посадили в темницу за долги и отняли всё: коня, шпоры, копье, меч, наколенники, налокотники, панцирь, шлем, всё, всё. Его изгнали из трех королевств и одиннадцати герцогств за своеволие и непочтительность! Он стащил за ногу с трона Великого Герцога и поколотил четырех его рыцарей! Кроткого епископа, который хотел убедить его уйти в монастырь, он сунул вниз головой в бочку со сладким ликером. Это самый что ни на есть бешеный драчун, непочтительный грешник во всем христианском мире. Ну, да теперь святой приготовил ему славный жребий!..

Ртутти слушал все внимательней.

— Да ведь, может быть, добрый святой Пуллинарий его простит?

— Как бы не так! Ведь Рыцарь оскорбил самого Магистра Драконвиля! Простит? Завтра увидишь, как он его простит!

— Но ты-то откуда это можешь знать? — лукаво сомневался Ртутти. — Может, тебе явилось видение святого?

— Я сам — видение! — хвастливо стукнул себя кулачонком в грудь Шарль и упал носом в кружку, но не заснул, а продолжал бормотать.

Ртутти приложил ухо к краю громадной кружки, откуда, точно из колодца, отдавалось эхом бормотанье карлика, и очень внимательно начал слушать.

Все, что рассказывал про Рыцаря карлик Шарль, было истинной правдой, но это далеко не было всей правдой.

Пока шли войны с неверными, всякими язычниками и маврами — короли и герцоги наперебой зазывали Рыцаря Бертрана в свое войско, потому что он первым очертя голову бросался в схватку и рубил, колол, опрокидывал, сбивал с коней, поднимал над головой и отшвыривал врагов из-за своей удивительной силы и слепой храбрости.

Потом, когда сражения пошли уже между «верными», то есть между христианскими королями и герцогами, он тоже был желанным гостем при любом войске.

Но вот когда он остался без дела из-за наступившего затишья в междоусобиях — он заскучал, стал азартно играть в кости и проиграл половину своего имущества. Увлекся петушиными боями и проиграл вторую половину.

Третью половину он прокутил и прогулял и роздал всем, кто у него просил: разным бедным, несчастным или просто бессовестным людям.

А так как этой третьей половины у него не было и ему пришлось ее брать в долг — перед праздником святого Пуллинария он оказался окончательно без гроша, без коня, оружия и доспехов и вдобавок за очень толстой решеткой в городской башне в ожидании суда.

Там он, в первый раз в жизни призадумавшись, сидел и смотрел через решетку на городскую площадь, где плотники вколачивали последние гвозди в готовый помост для представления миракля.

И так как тут не с кем было драться и не было пи петухов, ни игорных костей, он впервые стал думать и размышлять, и прожитая жизнь вдруг показалась ему какой-то глупой и уж очень что-то бессмысленной.

Как хорошо было бы сидеть тут хоть не одному, а с каким-нибудь рыцарем. С кем?.. Он перебирал в памяти и вспомнил веселого, щедрого, доброго пылкого и храброго Аль-Мансура! Вот с кем бы он не соскучился, даже сидя в башне! Но тут же с горечью вспомнил, что ведь это он сам убил Аль-Мансура в поединке после того, как они бились с ним от полудня до темноты. И ему стало смутно на душе — он понял, что любил этого «неверного» рыцаря Аль-Мансура больше всех «верных», и очень загрустил о том, что его нет сейчас с ним.

Он вспомнил, что среди сарацинских рыцарей было немало благородных воинов, на чье слово можно было положиться, и они сражались честно и храбро, и у него не было к ним ни капли вражды в сердце.

Вспомнил, что неверные рыцари выказывали ему всегда уважение и восхищались его смелостью и силой. И вдруг ему показалось удивительным и странным: он сам рубил врагов во имя кроткого и милосердного христианского бога. А мусульмане — во имя своего, тоже благого и милостивого. И почему нужно было из-за них немилосердно драться, если подумать, как-то не очень понятно. Так он вспоминал и размышлял, не замечая, что на городской площади перед башней собирается все больше людей. И вдруг услышал, как громко затрубили трубы, и увидел, что площадь битком набита народом, из окон выглядывают роскошно одетые богатые дамы и даже на крышах черно от зрителей.

Праздничный миракль «О Драконе» начался.

Появился ангел в белом балахончике и, бряцая на арфе, спел вступление, в котором, по обычаю, заранее рассказывалось публике обо всем, что должно произойти в представлении. О том, как жители города заслужили своим непокорством и небрежением к делам веры жестокую кару и Диавол устроил совещание у тебя в аду и придумал вызвать из дальних стран Дракона, который по пути опустошил целые страны, царства и королевства и наконец подошел к стенам города.

Тогда ангелы тоже устроили совещание у себя на небесах и послали святого Пуллинария (который, впрочем, тогда еще не был святым) — спасти город.

Пуллинарий вышел на Дракона и стал его успокаивать и умиротворять сладостным пением. Ярость чудовища чудесным образом утихла, и, заключив уже известный мирный договор, Дракон уползал в черные скалы…

Стихи для пения были старые, хорошие, и Трувер отлично их спел и ушел плавной походкой.

Следом за ним выскочил Ртутти — очень маленький чертенок с рожками — и стал хохотать так, что казалось, звуки идут то снизу, то сверху, и, кривляясь и хрюкая, объявил, что он собирается подставить ножку святому Пуллинарию и клянется адским пламенем, что погубит его!

В публике многие стали креститься и с отвращением отплевываться от черта.

Все шло хорошо и гладко, как полагалось, как шло уже десятки раз на ежегодных праздниках: черти напустили Дракона на людей, он опустошил разные страны, и ангел явился к Пуллинарию, и тот уже взялся за арфу, чтоб идти навстречу чудищу, как вдруг произошла какая-то заминка.

Никто из зрителей не мог понять, почему среди мертвой тишины Трувер — Пуллинарий открывает рот и снова его закрывает, точно ему что-то мешает запеть благодарственную песню ангелу, принесшему ему благой совет, как укротить Дракона.

А ему и в самом деле мешали. В голове у него, помимо воли, крепко засели прекрасные стихи, написанные как раз для этого момента миракля старым Менестрелем. Они звучали у него в ушах, рвались на волю, и перед глазами вставали и все разрастались буквы и строчки, так что ему просто некуда было от них отвернуться!

— Не желаю… Не буду!.. Боюсь! — стискивая зубы, говорил себе Трувер, а в нем самом что-то пело и звало его:

— Пой! Ничего не бойся! Ты рыцарь! Подвиг перед тобой!

И тут Трувер, сколько ни боролся, в самом деле вдруг почувствовал себя рыцарем, как прежде ему случалось чувствовать себя Герцогом или Волшебником!

Он увидел трехголового Дракона, позабыл, что внутри длинной кишки спрятаны мальчишки, а ребра сделаны из обручей для бочек. Он поверил, что он настоящий рыцарь и перед ним настоящий Дракон! И вместо медовой, умиленной мелодии для укрощения ярости — он, буйно рванув струны, запел боевую пест старого Менестреля — вызов всем чертям и драконам!

Правители города Магистр и Епископ, взиравшие на народное представление с высоты украшенного коврами помоста, онемев от удивления, переглянулись. А глупый простой народ, теснившийся плечо к плечу по всей площади, — все эти толпы каменщиков, бочаров, оружейников, шорников, плотников и кузнецов сперва все разом по привычке сдернули шапки с голов, как было положено по закону при каждом упоминании о покровителе города Драконе, а потом, один за другим, стали напяливать их обратно на лохматые головы.

Ртутти, одетый в эту минуту шутом, стоял на подмостках рядом с Трувером. Он должен был трястись от страха и малодушно уговаривать Пуллинария убежать от Дракона. Он и в самом деле трясся, но не от страха перед Драконом. Слушая безумную песню Трувера, он трясся совсем от другого страха:

— Пропали мы… пропали… Повесят нас сегодня же! — И в то же время в ушах у него оглушительно звенели слова озорной баллады, стучали барабанами, звучали во весь голос, рвались наружу… Он даже почти не удивился, когда Жонглер, закрыв от страха глаза, вдруг засвистел на флейте мелодию этой самой баллады. «Все пропало, — сказал себе Ртутти. — Пропала моя головушка с колпачком и с кисточкой!» — и своим гнусавым, пронзительным голоском напропалую стал подтягивать припев подсказанной этими окаянными буковками баллады про трехголового Дракона, у которого зачесался хвост!

В тишине бодро высвистывала флейта, зычный голосок карлика с каким-то отчаянием выговаривал каждую букву, каждое слово, разносившееся до самых дальних концов площади. И тут в мертвой недоуменной, точно предгрозовой тишине вдруг заливисто, радостно расхохотался в толпе какой-то совсем маленький мальчонка, сидя на плече у отца. И точно по сигналу, прорвавшись на волю, над площадью зазвенели десятки… сотни радостных детских голосов: они простодушно потешались и над тем, что у Дракона, оказывается, хвост, как у ящерицы, да еще три глупые башки, которые стукаются друг о друга!

Потом еще один, вовсе уже не детский, гулкий, басистый раскатистый хохот разнесся по площади точно рев быка — это хохотал Рыцарь Зевающей Собаки, схватившись за решетку окошка башни.

Тем временем Ртутти допел свою балладу и, содрогаясь от страха, мгновенно нырнув за драконью тушу, исчез с помоста.

Дракон пускал клубы зловонного дыма, мотал всеми тремя головами, ожидая сладкоголосой песни Трувера, чтоб смягчиться сердцем и милостиво заключить жестокий договор. Но в голове Трувера уже все окончательно перевернулось. Теперь жаждал он подвига! В нем бушевала и рвалась в бой душа старого Менестреля. Как боевые трубы, пели слова его песни, в которую тот влил кровь своего сердца.

Он выхватил меч, бросился на Дракона и, одну за другой, отрубил ему все три оскаленные, пышущие серным дымом головы. У всех на глазах Дракон окутался облаком и, дохлый, распластался на помосте, а Трувер поставил ногу на его голову и спел песню Победителя Драконов, конца которой уже не было слышно, потому что все вокруг смешалось: глупый народ вопил от восторга в тысячу глоток, как будто перед ними издох, освободив их от гнета постоянного страха, настоящий Дракон.

Магистр сидел не шевелясь, с лицом белым как известь, а бледное лицо Епископа от злости позеленело.

Но они ничем не выдали своих чувств и не произнесли ни слова. Они ждали своего часа. И вот наконец ударил большой колокол в соборе святого Пуллинария — оповещал, что пора собираться на церемонию отбора по жребию тех несчастных, кого сегодня отправят на кушанье Дракону — настоящему, а не холщовому!

Сразу многие в толпе низко опустили головы, припоминая, не провинились ли чем-нибудь перед Магистром или Епископом. И многих мороз подирал по коже, пока они покорно плелись к собору, где святой Пуллинарий — через посредство своей чудотворной бронзовой статуи — сам должен был объявить имена грешников, избранных в жертву Дракону.

А тут еще, как на грех, издалека донесся знакомый скрежет и вой. Это живой и очень голодный Дракон ревел, требуя мяса, и в ярости царапал когтями Черные скалы вокруг своего логова!

— Эге-гей! — закричал в ответ Рыцарь Зевающей Собаки и затряс свою решетку. — Пустите меня! Слышишь ты, магистр? Пустите меня! К чертям ваши жребии! Я сам иду драться с Драконом!.. Эй вы, трусы! Пустите меня выйти на Дракона, я его выпотрошу!..

— Ты его скоро увидишь… Скоро! — прошептали тонкие губы Епископа, а Магистр, шествовавший с ним рядом во главе процессии под одним балдахином, улыбнулся одним уголком рта — тем, который не был виден толпе.

Напрасно вопил, требовал, тряс решетку и проклинал запертый в башне Рыцарь — площадь опустела, все столпились у собора вокруг статуи святого.

Кончился молебен, замолкли колокола, затаив дыхание все ждали, не отрывая глаз от бронзовой статуи, вокруг которой медленно клубился голубоватый дымок ладана.

— Блаженный, святой наш заступник Пуллинарий! — громко пропел, низко кланяясь, Епископ. — Угодно ли тебе подарить нам сегодня свои спасительные указания?

Бронзовая статуя святого возвышалась над толпой. Это была прекрасная статуя человека с лирой в руках. Лицо его было сурово, но рот приоткрыт в благостной улыбке. И из этого рта очень явственно донесся резкий голос:

— Спрашивай! — И вся толпа рухнула на колени. Епископ снова поклонился и громко вопросил:

— Мы умоляем тебя назвать имена тех, на кого пал твой жребий сегодня искупить свои грехи. Кто сегодня осужден в жертву Дракону?

Многие, многие в этот момент дрожали, ожидая приговора. Многие жены и матери кузнецов, мужиков и каменщиков, цепляясь за своих мужей и сыновей, зажмурясь от страха, молились в душе, чтоб святой Пуллинарий их помиловал. Многие скрипели зубами, в отчаянии припоминали какое-нибудь одно неосторожно вырвавшееся досадливое слово. Давно уже было замечено, что проявившие в чем-нибудь малейшее непокорство Магистру или Епископу ремесленники, мужики и даже рыцари неизменно первыми припоминались святому Пуллинарию, когда приходилось выбирать кого-нибудь в жертву чудовищу!

И вот статуя святого заговорила, и хотя от нее ждали любого чуда, но такого никто не ждал! Святой Пуллинарий громко, так, что вся площадь слышала, назвал имя дочери самого Магистра, а вслед за тем — одного за другим — пошел выкликать имена как на подбор самых богатых, почтенных, черствых и непреклонных правителей города — членов Магистрата!

Епископ с великим изумлением таращил глаза на статую святого, точно желая убедиться, не свихнулся ли блаженный Пуллинарий. Магистр не смотрел на статую, он повернулся и впился взглядом в Епископа. Вид у него был такой, что он вот-вот вцепится ему в глотку, да и придушит тут же на месте при всем честном народе.

Может быть, так бы оно и случилось, да тут святая статуя назвала последнее имя — любимой тетки самого Епископа, знаменитой на весь город презлющей старой ведьмы-ростовщицы, от которой на улице не то что люди — лошади, собаки и кошки шарахались в сторону!

Вздох облегчения и удивления всей толпы ветром пронесся по площади — впервые Пуллинарий взялся за знатных богачей и не тронул простых горожан и окрестных мужиков!

Наконец статуя замолчала. Четверо слуг, поддерживавших бархатный балдахин с кисточками, еле поспели повернуться и чуть не бегом бросились за своими господами, спешившими покинуть площадь. Но тут случилось еще одно непонятное происшествие: почтенный и высокочтимый Магистр вдруг услышал, что он сам смеется… нет, хохочет грубым, непристойным, идиотским, кабацким хохотом, хотя зубы у него стиснуты, рот плотно сжат и лицо неподвижно. И все-таки и он сам, и все вокруг слышали его неприличный хохот!

— А-а-а! Ты радуешься, что и моя тетя попала туда же, — взвизгнул Епископ и вдруг сам… захохотал! Он зажал себе рот обеими руками, надул живот, весь напрягся — ничего не помогало, он хохотал мерзким, ядовитым, ехидным, подлым смешком, едва услышав который Магистр побагровел:

— Тебя, мерзкий поп, радует, что ты подстроил все, чтоб погубить мою дочку! И ты хихикаешь! А? — И толстый, здоровенный Магистр набросился на Епископа с кулаками, а жилистый Епископ подставил ему ножку, и оба рухнули на землю, а тут носильщики, ослабев от удивления, уронили на них балдахин.

Из-под беснующегося бархатного покрывала неслось рычанье, ругань и хохот, как будто там дубасили друг друга полдюжины буянов, да так, что оторванные перья и кисточки летели во все стороны.

С большим трудом монахам и пажам удалось привести все в порядок. Епископ с распухшим ухом и Магистр с исцарапанным носом величественно продолжали шествие под сенью балдахина. Все произошло так быстро, что в народе почти никто не успел заметить, а кто заметил, не поверил глазам.

По-прежнему слышно было, как Рыцарь Зевающей Собаки продолжает вопить, требуя, чтоб его выпустили на бой с Драконом.

Магистр с Епископом переглянулись, перешепнулись и согласно кивнули головами, и тотчас начальник городской стражи побежал выполнять приказ правителей — отпустить на свободу Рыцаря, раз уж он сам вызвался идти к Дракону…

Расчет у них был простой: пускай Дракон пока что закусит Рыцарем, а тем временем можно будет сообразить, как выгородить собственных теток и дочек.

А что Дракона нужно поскорее задобрить — это понимал в городе каждый ребенок. Страшный рев Дракона, все нетерпеливее, все свирепее несся от Черных скал, и из множества дворов и домов ему отвечал горький женский плач, и многие уже надевали траурные одежды, готовясь идти провожать осужденных, на коленях молились вдовы тех, кого Дракон сожрал в прошлые годы, и молодые матери в тоске прижимали к груди своих розовых крошек, беззубо пускавших пузыри, — с отчаянием думая, что они ведь тоже подрастут и придет день, когда, может статься, придется и их провожать в черном траурном платье до городских ворот.

В то время как таким образом весь город был охвачен печалью и смятением, три человека в суматохе выбрались из ворот и уже во всю прыть шагали по пустынной дороге.

Впереди всех вприпрыжку мчался маленький карлик.

— Эй, Ртутти, куда ты так несешься! Тебя сегодня не догнать! — сам шагая во весь мах, окликнул Жонглер.

— Я только того и хочу, чтоб меня не догнали! — Ртутти пустился еще быстрее. — Куда годятся ваши длинные ноги, если они не поспевают за моими коротенькими… Ох и натворили мы дел! И все начал ты!

— Да, — быстро шагая, сказал Трувер, — я начал, это верно. Я просто не мог опять мямлить те старые стишонки, сладкие, как сироп, к которому прилипают мухи, когда у меня в ушах пели и рвались на волю мужественные, крепкие, как кованый клинок, строфы, которым нас выучили отчаянные малыши буковки! Промолчать в ту минуту мне казалось предательством. Все равно что их убить! Я не мог… Да и сам я жаждал убить Дракона! И ничего не боялся…

— Он начал! А сам ты какую песенку спел? — усмехнулся Жонглер.

— А кто мне начал подсвистывать на флейте, так что мне невмоготу стало уже удерживаться? — огрызнулся Ртутти. — Он, натворили мы дел! Уйти бы только нам подальше, да поскорей!

— А как тебе удалось пробраться в статую святого Пуллинария?

Ртутти самодовольно хихикнул.

— Туда совсем не надо пробираться. Там медная трубка из ниши в подвале проведена к его рту, но ниша такая маленькая, что втиснуться туда может только карлик. Этой мерзкой свинье Шарлю Епископ давал записочку, и он всякий раз вещал в трубку — кого надо выдать Дракону! Гад паршивый! За каждого несчастного он получал золотую монету и еще мне расхвастался обо всем, когда наклюкался пива!

— Я узнал твой голос, только когда ты стал хохотать, это уж было лишнее! Ведь те двое передрались из-за тебя!

— Скажете, я не молодец?

— Молодец, да еще какой. Но как у тебя все это получилось? Куда ты девал карлика Шарля?

— Он сам наклюкался, но этого мало. Я его немножко стукнул по башке дубинкой и привязал к бочке так, что, когда очухается, он сможет пить сколько угодно, а вылезти из погреба не сможет… Думаю, что до будущего вторника в тот погреб никто не заглянет! В общем, я славно об нем позаботился, он должен быть доволен. В особенности если Епископ его не повесит, когда все узнает.

— Ты самый пронырливый, хитроумный, ловкий и справедливый человек из всех карликов. И великанов тоже! — сказал Трувер. — Но что будет теперь с нашим бедным Рыцарем Зевающей Собаки? Его выпустили из башни и теперь его съест Дракон?

— Ну, я сделал, что мог! — вздохнул Ртутти. — Ведь его имя все равно стояло первым на записочке. Тогда-то я и придумал тетку Епископа и других — пускай теперь выкручиваются!

— Откуда только у него такое странное прозвище?

— Это-то известно, — сказал Ртутти. — Он ведь очень бедный рыцарь, у него не было денег на серебро для ювелира. Простой кузнец, как умел, выковал из железа его герб на щите: лев с разинутой пастью. Вот лев и получился больше похож на зевающего пса… Только теперь у него и щита-то нет — все отобрали!.. Да шагайте же вы поживее!

А в это самое время Рыцарь дубасил кулаками в железные ворота старой ведьмы-ростовщицы — любимой тетеньки Епископа — и орал:

— Эй, открывайте, пока я ворота не выломал!

Старая ведьма высовывала из окна самый кончик крючка своего носа и визжала в ответ:

— Сперва отдай деньги, тогда получишь свой меч!

А Рыцарь снова бухал кулаками так, что вмятины оставались на железе:

— На что тебе деньги, ведь тебя сегодня же разорвет Дракон? Отдай мне, чертовка, меч — ведь я же иду драться с этим самым Драконом!

— Пускай! — долбила тетя. — Пускай разорвет, а денежки все равно останутся у меня в сундуке!

Весь город уже знал, что беспутный Рыцарь вздумал идти сражаться с Драконом, а у него нет даже кинжала! Все заложено, проиграно на петушиных боях, прокучено!..

И вот высокая, совсем седая женщина с молодым прекрасным лицом, молчаливая женщина, не снимавшая черного платья с тех пор, как пять лет назад Дракону бросили ее мужа и маленького сына, вышла из своего дома, сорвала с себя серебряные серьги, швырнула их в медный котелок и, держа котелок перед собой на вытянутых руках, медленно пошла по улице.

— Женщины! — говорила она. — Неужели мы дадим ему погибнуть безоружным?

И женщины срывали с рук кольца и браслеты и бросали в котелок, пока он не наполнился…

Тогда ростовщица загребла серьги, браслеты и кольца и отдала Рыцарю его меч. И, глядя на это, мужчин охватил стыд.

Богатый цех оружейников собрался и выкупил панцирь и шлеи Рыцаря. Гончары собрали в шапку серебра только на длинные железные перчатки. Бочары откупили его щит, другие цехи добыли седло и уздечку, копье и поножи и все прочее, и даже цех городских воришек украл и скромно преподнес для него отличные шпоры.

Рыцарь молча кивал, принимая эти дары, и, только увидев знаменитую Зевающую Собаку на своем щите, улыбнулся:

— Ага! Вот и моя собачка со мной!

Целая толпа шла за ним по улицам — самых невообразимых оруженосцев: закопченных кузнецов, шорников в кожаных фартуках, измазанных в глине гончаров.

Каждый торжественно, с гордостью тащил какую-нибудь часть рыцарского боевого снаряжения, так что было похоже, будто за живым Рыцарем несут разобранного на составные части железного рыцаря.

По всему пути вокруг него теснились женщины, выкрикивая пожелания удачи, и старухи старались поцеловать ему руку, трактирщики выносили жбаны своего лучшего вина, и Рыцарь стыдливо отмахивался от женщин, а от трактирщиков не отмахивался.

Так они дошли почти до городских ворот, около которых помещались большие конюшни Магистра города. Рыцарь Зевающей Собаки взял за ворот двух воинов, загородивших ему дорогу, и стукнул их лбами друг о друга, и пока они, сидя на земле, припоминали, кто они, где они и вообще почему они тут сидят? — он отворил ворота длинной конюшни, где стояло сто двадцать коней, и крикнул.

Его конь сейчас же оборвал повод и выскочил к нему навстречу.

Десятки неопытных, но старательных рук помогли Рыцарю надеть доспехи, застегнуть все пряжки, затянуть ремни и сесть на коня.

Снова раскатился по окрестным полям мерзкий истошный голодный вой Дракона. Рыцарь в последний раз оглянулся на город и помахал рукой в железной перчатке.

Толпа, высыпавшая за ним следом на луг из ворот, закричала, заплакала и замахала вслед Рыцарю.

Он пришпорил коня и направил его прямо к Черным скалам.

Музыканты тоже услышали рев Дракона, да так близко, что все трое за головы схватились, затыкая уши, и присели от страха! Удирая из города, они впопыхах не подумали о дороге и, оказывается, все время шли напрямик к проклятым Черным скалам! Уже слышно было, как морские волны бьются об их подножие, А кругом ни ямки, ни холмика, ни дереза, ни кустика, за которым можно было бы спрятаться. Только кое-где разбросаны черные камни посреди голого пустыря.

Музыканты поскорее бросились на землю и прижались друг к другу, укрывшись за черным камнем. Они надеялись, что так их не будет видно со стороны Черных скал.

Весь трясясь от страха, Ртутти канючил и хныкал:

— Все равно он нас носом унюхает и сожрет! И меня первым! Еще бы! За такую песенку! Если б ты, негодяй, мне не подсвистывал на флейте, я бы ее не пел!

— Не убивайся так! — грустно улыбнулся Жонглер. — Ты вечно все видишь в черном свете. Дракон понятия не имеет, какие ты песенки пел! Он тебя просто сожрет, а вовсе не за твое пение!

— Да-а, не имеет! — Ртутти со злости ущипнул Жонглера. — Очень даже имеет. Он ведь, черт, волшебный, а не какой-нибудь!

— А может быть, легенда говорит правду — Дракона можно растрогать музыкой? Я попробую ему спеть?.. Ах, нет, нет! В моей песне… в той, что нас заставили петь эти отчаянные буковки. Там до того хорошо высмеяны ослы, которые верят в кающихся драконов!..

— Ну! Где тут Дракон? — вдруг услышали они зычный окрик и увидели самого Рыцаря Зевающей Собаки на коне и в полном вооружении. Он подъехал и дружески помахал музыкантам. — Не видали тут Дракона?

— Не видали! И дай бог не увидеть! — плаксиво пискнул Ртутти. — Только и надеемся, что он нас тоже не увидит.

Рыцарь улыбнулся, оглядывая троих струхнувших товарищей.

— Снаряжение у вас, друзья, не подходящее, верно, да и не ваше это дело — поединки. Но все равно — я вам очень благодарен. Я у вас в долгу. Всю жизнь я колотил кого попало и как-то не задумывался над драконами. Я думал — они волшебные, и с ними ничего не поделаешь, а когда ты высмеял Дракона, а ты отрубил ему головы — я вдруг поверил, что ведь и верно его можно убить. И теперь я его убью!

— Или он тебя! — простонал Ртутти.

— Уж это как водится на поединках! — согласился Рыцарь.

— О, Рыцарь! — со стыдом сказал Трувер. — Ты говоришь, я убил Дракона. Но ведь он был холщовый, с обручами от винных бочек. Ты будешь нас проклинать, когда встретишься с живым ужасным Драконом.

— Не беда! Я уже поверил, этого мне достаточно. Я буду вас вспоминать, когда встречусь с Драконом. И даже буду все время бормотать про себя твою песню «Победитель Дракона», — петь мне лучше не стоит — голос-то у меня не годится для тонких звуков!

— Ты ее, значит, запомнил? — удивился Трувер.

— Никогда не мог удержать в голове даже двух строчек Библии подряд!.. Запомнил? Не знаю. Она у меня как будто сидит под шлемом… Точно туда набилось полным-полно… каких-то голосков, что ли?.. Ну, словом, они поют у меня под шлемом… а мне это чертовски нравится.

— Это они! — шепнул Ртутти, и Трувер кивнул в ответ:

— Конечно, они… Я сам испытал.

Снова раздался клекочущий драконий рев, так близко, что конь шарахнулся и заплясал под Рыцарем, и тут все увидели Дракона. Он вылез из теснины Черных скал, оставляя за собой осклизлый след, и стоял теперь на, краю вытоптанного и исцарапанного когтями поля, с шумом втягивая ноздрями воздух, задрав кверху зубастые зеленые морды, приподнимаясь на кривых передних лапах.

Обомлевшие от страха музыканты с изумлением увидели, каким торжеством просияло грубое, загорелое лицо Рыцаря, окаймленное лохматой, всклокоченной бородой.

Он наклонился и ласково похлопал рукой в железной перчатке рослого, толстоногого, широкоспинного коня:

— Маленького ослика напугали? Чего это ты? Да ведь это же всего-навсего Дракон!

Звякнуло опускаемое решетчатое забрало, и медленно наклонилось вперед длинное копье.

— Ну, вперед! Посмотри сюда, чертова ящерица! — Рыцарь Зевающей Собаки толкнул длинными шпорами копя, взвилась поднятая копытами пыль… а когда она рассеялась, все увидели, что Дракон исчез!

Черные скалы с рваными острыми краями поднимались по-прежнему в небо, морские волны мерно шумели, ударяясь о берег. Рыцарь, придерживая коня среди поля, в бешенстве осматривался по сторонам, музыканты растерянно моргали, разинув рты. Все было пусто и мирно вокруг. Каркали вороны на сухих кустах в расщелине скалы. Мирно вертелись крылья мельницы на пригорке.

— Он с ума сошел! — вдруг горестно вскрикнул Трувер. — Остановитесь, Рыцарь! Ведь это простая ветряная мельница!

Но Рыцарь очертя голову, шпоря коня, мчался прямо на мельницу.

Напрасно ему кричали вслед, умоляя остановиться и повернуть назад. У него под шлемом звучала совсем другая песня: «…не поворачивай назад, Рыцарь: дракон всегда дракон, какие бы обличия он ни принимал!»

И безрассудный Рыцарь налетел на мельницу и с неистовой силой ударил мечом! Перерубленное крыло… второе с хрустом рухнуло на землю… раздался неистовый клекочущий рёв, и мельница мгновенно исчезла, и на ее месте оказался Дракон с оскаленной пастью и отрубленными двумя головами, из которых лилась холодная, зеленая драконья кровь.

Рыцарь толкнул в последний раз коня вперед и вонзил толстое копье в раскрытую пасть самой большой третьей головы. Копье было длинное, но туловище Дракона было еще гораздо длиннее, и, хотя копье уходило все глубже в драконье нутро, оно никак не могло достать до сердца.

Напрасно и Дракон старался перекусить копье, — древко было железное — спасибо догадливым оружейникам! Дракон лязгал зубами и лез вперед, стараясь достать до Рыцаря, а Рыцарь бесстрашно напирал на копье даже тогда, когда его рука по самый локоть… потом по плечо оказалась в пасти. Драконьи зубы мяли, жевали, сдавливали железный налокотник. Рыцарь знал, что его рука еще не откушена, только по тому, как твердо держалось копье.

Наконец Дракон медленно повалился на бок, и Рыцарь, не отпуская его, упал вместе с ним, они лежали, в упор глядя с ненавистью друг другу в глаза, и Дракон когтями рвал и царапал Рыцаря, а тот молча только давил на копье, оно уже придвинулось острием к самому сердцу чудовища, но никак не могло протолкнуться еще на три пальца вперед.

Оба обессилели от борьбы и долго лежали не двигаясь, и Дракон своими волшебными, ядовитыми гадючьими глазами впивался в глаза Рыцаря, внушая ему страх, и ждал момента, когда тот опустит наконец глаза. Но маленькие серые глазки Рыцаря, всегда так дерзко и весело выглядывавшие на свет из складок толстых крепких щек, никак не хотели опускаться. Кровь струйками текла из углов рта на растрепанную бороду Рыцаря, и ему казалось, что он уже целый год лежит на боку и смотрит не отрываясь в ненавистную болотную зелень глаз чешуйчатого людоеда. Никто не знает, как это произошло. Может быть, под шлемом Рыцаря тоненькие голоса уж очень бодро пели свою боевую песню?.. Неизвестно. Но Рыцарь вдруг с презрением плюнул в зубастую морду и так насмешливо, бесстрашно усмехнулся, что даже Дракон не выдержал — рванулся со всей силы вперед, и тут-то наконец острие копья достало и распороло драконье зеленое сердце.

В покои Епископа с воплем ворвался и грохнулся на колени обезумевший от волнения толстый монах.

— Великое чудо!.. Все погибло! О-о-о! Наш добрый покровитель!..

— Заткнись, дурак! — хватая его за шиворот, прикрикнул Епископ. — Докладывай толком. Дракон уже скушал нечестивого рыцаря?

— Ужасное чудо, он его не скушал! Он сам… скончался! Что с нами теперь будет!

— Где это ты услышал, негодяй! И как смеешь повторять вслух?!

Трясясь всем телом, монах всхлипывал от страха и невнятно выкликал:

— Пастух… Весь народ… Ворота берут!.. Народ прискакал!.. Пастушонки взбесились!

Все было правдой в его словах, только слегка перепутанной: действительно, в город прискакал на неоседланном коне пастушок. Без шапки, с развевающимися волосами, он промчался по улицам, вопя: «Дракона убили! Сдох! Сдох! Сдох!»

Пастушонка еле поймали и стащили на землю на главной площади и стали окунать головой в фонтан. Но каждый раз, когда его вытаскивали из воды, он продолжал, как безумный, кричать: «Сдох! Сдох! Сдох!..»

Тут кто-то узнал пастушонка — он стерег табуны в лугах невдалеке от Черных скал.

И тогда народ вдруг поверил и действительно вроде как обезумел: выбил ворота, которые стража напрасно пыталась запереть, и толпами повалил, хлынув в открытое поле. Молодые и здоровые мчались во весь дух впереди, дряхлые старики и старушки хромали и ковыляли сзади, прямо к Черным скалам, взглянуть на Дракона.

Пожалуй, если бы Дракон был жив, увидев такую кучу народа, он давно поджал бы свой длинный хвост и убрался куда-нибудь в более спокойное место!

Но Дракон был мертв. Мертв, как раздавленный колесом червяк. Как обыкновенная дохлая ящерица. Как сорок тысяч дохлых драконов, перед которыми люди посмели не опустить в страхе глаза…

Пастухи и крестьяне из ближней деревни, сбежавшиеся на соседние холмы, видели конец сражения. Когда все утихло, они, шаг за шагом, робко стали подходить все ближе и видели, как два странствующих комедианта и карлик оттащили тяжелое, израненное, изорванное тело Рыцаря в сторонку от зеленой лужи драконьей крови. Они подняли ему забрало, отстегнули шлем, упали вокруг него на колени и заплакали, видя, что гаснет дыхание его жизни. Трувер поднес ему к губам фляжку:

— Это хорошее вино. Хочешь глотнуть?

— В первый раз… в жизни… нет, — медленно проговорил Рыцарь, пробуя усмехнуться.

— Ты хочешь что-нибудь сказать? Людям?.. Как говорят перед смертью великие герои? — дрожащим голосом спрашивал Трувер. — Мы будем всю жизнь об этом петь и рассказывать!

Рыцарь долго молчал, собирался с дыханием.

— Только поверить… что можешь его убить… Это не самое трудное… Самое трудное узнать Дракона… ведь он здорово умеет прикидываться…

— Ах! — воскликнул Ртутти, в отчаянии ломая маленькие ручонки. — Бедный Рыцарь, ты умираешь, и нет около тебя никого, кроме нас, жалких комедиантов, жонглеров… Тебе ведь нужно исповедаться в своих грехах, а священника-то и нету!

— Вспомнить мои грехи?.. Это заняло бы слишком много времени, ребята… — усмехнувшись, Рыцарь последним дыханием выдохнул: — Зато окаянного дьявола мы с вами все-таки!.. — он повел глазами в ту сторону, где громоздилась распростертая на земле туша Дракона, и веки его медленно сомкнулись.

Музыканты, услышав гул накатывающейся из города громадной толпы, поднялись с колен и, утирая слезы, поспешили убраться подальше. Долгие годы они шли опять извилистым путем странствующих труверов, комедиантов и менестрелей — из одного королевства в другое, — пели баллады и представляли святых и чертей, волшебников и рыцарей, мерзли в зимнюю стужу и изнывали от жары знойным летом, пока не заметили однажды, что, совершив полный круг, снова очутились в окрестностях Драконвиля, услышали шум морского прибоя и увидели острые пики пустынных Черных скал.

Среди зеленых полей возвышался богатый и великолепный храм.

Они расспросили встречных богомольцев и с радостью услышали, что это храм «Святого победителя Дракона». Глубоко растроганные, они решили обязательно войти.

Конечно, храм вовсе не место для комедиантов, которых святая церковь и хоронить-то на христианском кладбище не позволяет! Поэтому Ртутти уселся за кустами — сторожить сумки, а Трувер и Жонглер, сложив на землю арфу и дудочки, следом за другими богомольцами вошли в ограду.

— Вы всё увидите, идите за мной, — сказал монах, встретивший их у входа. — Наш храм воздвигнут в память великого Чуда — вот на этом месте святой поразил ужасного Дракона и избавил страну от неслыханных бедствий!

Трувер и Жонглер, обрадованные до глубины души, переглянулись и потихоньку пошептали друг другу:

— Да… Место то самое.

— Вот тут это и было…

— Если вам хочется пожертвовать святому в память его подвига — вот кружка!

— Да, хочется! — сказали Трувер и Жонглер и поспешили опустить в кружку все монетки, какие у них были — большие и маленькие, очень стыдясь, что все они медные и серебряные и ни одной нет золотой.

— Теперь следуйте за мной дальше, — сказал монах богомольцам. Они прошли под низкими сводами и вышли в помещение, где в сумраке жарко теплились огоньки восковых свечей.

Все упали на колени перед прекрасной иконой, написанной золотом и яркими красками.

— Это изображение прославленного победителя дракона, святого Георга, свершающего свой чудесный подвиг!

Трувер и Жонглер молча рассматривали картину, где изображен был худенький и томный юноша с кроткой улыбкой и девичьими нежными руками. Сидя на белом коне, он вонзал тоненькую тростнику копьеца в глотку похожему на большого зеленого червя дракону, покорно подставившему разинутую пасть.

Прекрасна была эта картина, написанная самым лучшим художником, который хотя и не видел ни рыцаря, ни дракона, но зато хорошо знал, каким должен быть святой.

Монах, указывая пальцем, объяснял картинки, написанные прямо на стене:

— Это вот житие святого Георга. Тут он с негодованием и отвращением отвергает от себя все соблазны: буйные игры, питие вина и игру в кости…

А тут вы видите, как сам Епископ благословляет святого Георга на подвиг!.. Пойдемте к выходу, братья, вы всё видели, меня ждут другие…

Трувер и Жонглер с опущенными головами, со свинцовыми сердцами плелись последними.

У выхода они все-таки набрались смелости и спросили тихонько:

— А в ваших местах, святой брат, не слышал ли кто-нибудь о рыцаре… о храбром воине по прозванию Рыцарь Зевающей Собаки? Хотя настоящее его имя было Бертран?

С равнодушным удивлением пожал плечами монах:

— Бертран? Он был чем-нибудь знаменит?.. Нет, здесь никто не слыхал ни о Бертране, ни тем более о… Как вы его еще назвали?.. Я уверен, ни у одного христианского рыцаря не может быть такой непристойной языческой клички!