/ Language: Русский / Genre:sf,

Ночь Когда Он Заплакал

Фриц Лейбер


Лейбер Фриц

Ночь, когда он заплакал

Фриц Лейбер

Ночь, когда он заплакал

Перевод с англ. Р.Рыбкина

Я посмотрела украдкой вниз, на две белоснежные горки с рубиновыми вершинами, упрямо выпиравшие из моей блузки. Было ясно: такие просто не могут не подействовать. И когда его большая машина с откидным верхом медленно поплыла мимо уличного фонаря, у которого я стояла, я презрительно отвернулась.

Машина дала задний ход. Я улыбнулась: мои великолепные молочные железы, как я и рассчитывала, сработали.

- Привет, красотка!

С первого взгляда я поняла: это и есть мужчина, с которым я должна установить контакт. Лицо наемного убийцы, красивое. Рост - шесть футов с лишним. В общем, вид потрясающий.

Он протянул руку, чтобы открыть низкую дверцу, но я, не дожидаясь, перепрыгнула через нее и села с ним рядом. Машина понеслась вперед.

- Как тебя зовут, роскошный мужчина? - спросила я.

Он не счел нужным ответить, хотя раздел меня глазами. Но я не сомневалась, что мои молочные железы меня не подведут.

- Красавчик Миллейн, популярный писатель, так? - с наигранной непринужденностью спросила я.

- Возможно, - бесстрастно ответил он.

- Тогда чего мы ждем? - спросила я и задела его левой молочной железой.

- Послушай, красотка, - холодно сказал он мне, - сексом и правосудием здесь распоряжаюсь я.

Его правая рука обняла меня; я покорно к нему прижалась, по-прежнему задевая время от времени левой молочной железой. Машина ускорила ход. Небоскребы по сторонам дороги уступили место траве и деревьям. Машина остановилась. Обнимавшая меня рука начала исследовать мою прекрасную фигуру, и тогда я деликатно отодвинулась и сказала:

- Красавчик, дорогой, я из Галактического Центра...

- Это журнал? Ты редактор? - выдохнул он.

- ...и нас очень интересует, как сексом и правосудием распоряжаются на разных планетах, - продолжала я. - Судя по твоим романам, отношение к сексу у тебя не совсем правильное.

На лбу у него появились вертикальные морщинки в сантиметр глубиной.

- О чем это ты, красотка? - отдернув руки, злобно и подозрительно спросил он.

- В двух словах: ты, кажется, считаешь, что секс существует не для продолжения рода или взаимной радости двух существ. Ты, кажется...

Точь-в-точь, как герои его книг, он выхватил из перчаточного ящика огромный револьвер. Я мгновенно поднялась на свои нижние щупальца (сейчас у них был вид красивых женских ног). Он приставил дуло к моей диафрагме.

- Именно это я и имела в виду, Красавчик... - только и успела я сказать до того, как моя необычайной красоты диафрагма стала брызжущим красным месивом.

Я перекувыркнулась спиной через борт машины и распласталась на мостовой - привлекательный труп с задранной юбкой.

Победно фыркнув, машина тронулась с места, но я, для большего удобства вернув своей руке ее подлинный вид щупальца, крепко ухватилась за задний бампер. Миг - и я на него подтянулась и там, используя воздух и краску на багажнике как материалы, восстановила свою диафрагму, а потом сделала себе из хрома с бампера шикарное вечернее платье из серебристой парчи.

Машина остановилась у бара. Красавчик вылез из нее и вошел в бар. Я влезла в машину через сложенный верх и плюхнулась на сиденье.

Наконец двери бара распахнулись и тут же закрылись снова. Послышались шаги. Я удобно откинулась на сиденье; обтянутые серебристой тканью, мои молочные железы выглядели очень эффектно.

- Привет, Красавчик, - сказала я с нежностью (для того, чтобы ослабить по возможности шок).

Но шок все равно оказался очень сильным. Потом с наивностью, которая меня даже тронула, он спросил:

- Э-э... у тебя что, есть сестра-близнец?

- Возможно, - сказала я, пожимая плечами, отчего мои молочные железы восхитительно задвигались.

- И что ты делаешь в моей машине?

- Дожидаюсь тебя, Красавчик, - честно призналась я.

Не сводя с меня глаз, он сел за руль и спросил:

- Что ты придумала?

- Красавчик, просто я люблю тебя, вот и все.

Красавчик размахнулся и ударил меня по лицу так неожиданно, что я чуть было не забылась и не вернула своей голове ее настоящий вид моего верхнего щупальца.

- Авансы здесь, красотка, делаю я, - грубо заявил он.

И вдруг радостно улыбнулся.

- Ты только послушай, какая у меня идея для рассказа! Появляется девушка из Галактического Центра... то есть вроде как из центра Галактики, где все радиоактивно. И... один парень сходит по ней с ума. Она самая прекрасная девушка во Вселенной, но от нее идет честная радиация, и если дотронуться до девушки, то погибнешь.

- А потом?

- Все. Неужели непонятно?

Он остановил машину перед многоквартирным домом. Вылез, подошел к багажнику и окаменел: он увидел, что бампер серый, хромовое покрытие с него исчезло. Он перевел взгляд на меня: я стояла под фонарем, и серебристая парча на мне в свете фонаря ярко сверкала.

- Свихнуться можно, - нервно сказал он.

А потом нырнул в подъезд, явно чтобы от меня удрать. Но я тут же за ним последовала, и мы оказались оба в тесном лифте. И когда он открывал дверь в свою квартиру, то заметно ко мне потеплел и шлепком поощрил переступить порог.

Внутри все оказалось таким, как я себе представляла: тигровые шкуры, козлы с ружьями, распахнутая дверь в спальню, бар, книги в кожаных переплетах, написанные хозяином квартиры, огромный диван, застланный шкурой зебры...

...а на шкуре - красивая блондинка в прозрачном неглиже: лицо у блондинки было ледяное.

Я остановилась в дверях как вкопанная: он оттолкнул меня и прошел вперед.

Блондинка уже соскочила с дивана. Из ее ледяных глаз смотрела смерть.

- Подлец! - процедила она сквозь зубы.

Ее рука исчезла под неглиже. Рука красавчика - под левым бортом пиджака.

Даже не успев об этом подумать, я вернула своим рукам их настоящий вид - верхних спинных щупальцев, схватила одним красавчика, другим - девицу за локоть и резко дернула. Оба испуганно обернулись, но увидели только, что я стою спокойно в двадцати футах от них: я превратила щупальца снова в руки так быстро, что Красавчик с девицей ничего не заметили.

- Чтоб духу этой бродяжки здесь не было, - бросила я презрительно и направилась к бару.

- Осторожней на поворотах, красотка, - предостерёг он меня.

Я выпила залпом литр виски и, не поворачивая головы, спросила:

- Бродяжка все еще здесь?

- Осторожней на поворотах, красотка, - повторил он.

- Молодец, Красавчик! - воскликнула блондинка.

- Подлец! - парировала я и, будто за оружием, сунула руку себе под подол.

Пушка Красавчика издала звук, похожий на кашель, а я уже сдвинула голову на дюйм, чтобы пуля попала мне точно в правый глаз: заодно она превратила в кашу мой затылок. Я подмигнула Красавчику левым глазом и упала спиной в темноту спальни.

Лежа на полу, я за семнадцать секунд восстановила глаз и затылок. Потом встала, шагнула в комнату и спросила Красавчика:

- Сколько раз придется напоминать тебе насчет бродяжки?

Ледяная блондинка завизжала и пулей выскочила за дверь. Я сказала:

- Ближе к делу, Красавчик. Я действительно из Галактического Центра, и нам в Центре определенно не нравится твое отношение к любви. Нас не интересует, что его вызвало: ущербные гены, тяжелое детство или больное общество. Мы тебя любим и хотим, чтобы ты исправился.

И я потребовала:

- Сделай со мной то, что ты всегда делаешь с девушками, сперва их обязательно застрелив.

На губах у него выступила пена, он выхватил свой огромный револьвер и, стреляя в разные мои части, опорожнил весь барабан, но попал только в два из моих пяти мозгов, так что на мне его стрельба не отразилась. Обливаясь кровью, я повалилась в ванную. Раны я залечила мгновенно, но мое серебристое платье превратилось Бог знает во что. Поэтому я влезла в вечернее платье с открытыми плечами, обнаруженное мною в ванной. Оказалось, что оно мне впору и очень идет. Красавчик тихо рыдал в спальне и осторожно бился о спинку кровати головой.

- Так вот, - сказала я, неслышно войдя в спальню, - насчет любви...

Он подпрыгнул до потолка и, упав на ноги, кинулся в переднюю. Допустить, чтобы он убежал и поднял шум, я не могла - указания Центра на этот счет были вполне определенные. Не раздумывая, я выпустила пару щупальцев ему вслед.

- Не бойся, Красавчик! - успокоила я его, притянув к себе.

И только тут сообразила, что второпях использовала не пару, имевшую вид рук, а другую, ту, которую я скрывала в обличье своих прекрасных молочных желез.

Звуки, которые он издавал, вызвали у меня некоторый страх. Я отпустила его и попыталась восстановить свой безупречный человеческий облик, но в спешке превратила в молочную железу самое верхнее щупальце, замаскированное под человеческую голову. И тогда мне все это надоело и я вернула себе целиком (за исключением голосовых связок и легких) свой истинный вид. Я имела право немного расслабиться: ведь в конце концов я выполнила задание и отныне Красавчика будет трясти от одного вида бюстгалтера на витрине.

И, однако, мне было больно смотреть на его страдания, и я стала ласково гладить его щупальцами, снова и снова объясняя, что я обыкновенный осьминог и что меня на это задание Галактический Центр послал только потому, что мне очень удобно превращать свои семь конечностей в семь конечностей самки рода людей.

И снова и снова говорила о том, что люблю его.

Но мои слова почему-то не действовали. Он рыдал и рыдал.