/ Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Счастливая любовь

Аметистовый взгляд

Фейрин Престон

За стенами горной хижины свирепствовала буря, а хозяину дома Брэди Маккалоку было тепло и уютно у камина. Он не предполагал, что все в его жизни изменится, когда в дверь постучала женщина, заблудившаяся в горах, чье очарование не портили ни ссадины, ни царапины. Они оказались отрезанными непогодой от остального мира, казалось, сама судьба соединила их…

1989 ruen О.Кутуминаedd62eec-2a80-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 love_contemporary Fayrene Preston Amethyst Myst en Roland FB Editor v2.0 06 November 2009 OCR Тия 068ad073-1c1a-102d-ae6e-05a52be70666 1.0 Аметистовый взгляд ЭКСМО-Пресс Москва 1997 5-04-000352-8

Фейрин Престон

Аметистовый взгляд

Глава I

Эти окрестности давно не видели подобного разгула стихии. Ветер, поднявшийся на закате, стремительно превратился в бурю, которая, неуклонно усиливаясь, угрожала обернуться ураганом. Немногочисленные обитатели этих мест, с детства привычные к капризам здешней природы, предусмотрительно попрятались по домам.

Застигнув в горном лесу невинную жертву, природа, казалось, обрадовалась этой добыче и решила на ней как следует отыграться. Коварная стихия обрушила всю свою ярость на одинокую, молодую, явно нездешнюю женщину, неведомо как оказавшуюся в этих суровых краях.

Она брела, не разбирая пути, по горному склону, то и дело спотыкаясь о торчащие из земли корни старых буков. Холодные струи дождя смешивались на ее щеках с теплыми слезами.

Женщина не знала, где она находится, не пыталась определиться на местности или найти хоть подобие тропинки. В ее сознании жила лишь одна мысль: замедлять шаг – нельзя. Остановка приведет ее к неминуемой гибели.

Пусть она заблудилась. Пусть среди этой глуши ей не от кого ожидать помощи. Но она не поддастся, не станет покорной пленницей кромешной тьмы, безлюдья, ливня, порывистого ветра, как будто нарочно сговорившихся погубить ее!

Женщина, разумеется, не замечала, что в последние полчаса в воздухе накапливалось какое-то адское напряжение. Дойдя до предела и став невыносимым для самой природы, оно наконец разрешилось молнией, пропоровшей небосвод и протащившей за собой широкий шлейф громовых раскатов.

Ольховая ветка хлестко обожгла несчастной лицо. Женщина отпрянула, даже не успев сообразить, что глаза – слава Богу – остались целы, поскользнулась и неловко упала в грязь, больно подвернув ногу.

Страх не отпускал ее. Неуклюже поднявшись, она продолжала путь, не замечая, что побрела в противоположную сторону.

Свет, спокойно лившийся из окон одиноко стоявшей хижины, забрезжил впереди лишь, когда она подошла к строению почти вплотную.

Брэди Маккалок лениво поднялся, собираясь подбросить в уютно потрескивающий камин пару смолистых поленьев. Его нимало не тревожила стихия, разбушевавшаяся за стенами хижины.

Удобно расположившись со сборником мемуаров, Брэди не торопился возвращаться к чтению и, небрежно бросив раскрытую книгу вверх обложкой на пол, у изголовья кушетки, взял с низенького столика чашку ароматного кофе. Неотрывно глядя в огонь, Брэди с удовольствием прислушивался к умиротворяющему потрескиванию дров.

Яростные выпады, иногда предпринимаемые природой, неизменно доставляли Брэди странное наслаждение. Он остро чувствовал зловещую красоту, таящуюся в разрушительной силе неумолимой стихии. В его представлении буря являлась лучшим олицетворением жизни.

Гром бесконечно долго разъезжал по небесам тяжелой колесницей, и Брэди как будто начал свыкаться с его могучими раскатами. Вдруг раздался особо яростный удар, дождь дал по окнам залп из мириада дождевых капель, но горная хижина равнодушно терпела наскоки природы. Оставался спокойным и ее хозяин, прошедший хорошую жизненную школу и закаленный в трудностях. Как под натиском стихии, так и под ударами беспощадной судьбы он давно приучился сохранять самообладание, граничившее с безучастностью.

Вытянув ноги к огню, Брэди поднял книгу и принялся ее перелистывать, находя ее не слишком занимательной. Очередной раскат грома привлек его внимание. Если верить синоптикам, буря еще долго будет таскаться по этим краям.

«Очень кстати», – с удовлетворением отметил он, подумав о своей работе.

По его убеждению, в грозовом воздухе, напоенном озоном и заряженном электричеством, рождались особо вдохновенные образы.

Вдруг Роден, ирландский сеттер, который только что мирно посапывал у ног обожаемого повелителя, резко вскинул голову, обратив к двери настороженный взгляд.

– Что там такое, парень?

Пес на секунду замер в напряженной позе, а потом заспешил ко входной двери.

Брэди хмыкнул.

– Надеешься, что к нам нагрянут гости? Не хочу тебя огорчать, мой общительный друг, но все в округе знают, что твой хозяин ведет жизнь отшельника.

Явно игнорируя замечание хозяина, Роден принялся методично обнюхивать порог, время от времени тревожно посматривая на массивную дверную ручку.

– Уверяю тебя, сегодня у нас не будет гостей, – настаивал Брэди. – Погода не располагает к нанесению визитов.

Но пес, шумно дыша, неуверенно завилял хвостом, то и дело оглядываясь на хозяина, и продолжал топтаться возле двери, нетерпеливо повизгивая.

– Ладно уж, давай посмотрим, кого ты там почуял, – смягчился Брэди.

Пес наверняка ошибался, но, чтобы убедить его в этом, надо было отворить двери.

Скупой на выражение чувств, Брэди редко ласкал Родена, но в душе глубоко ценил его преданность и бескорыстие, столь редко встречающиеся меж людьми.

Откинув щеколду, Брэди слегка приоткрыл дверь, стараясь не напустить в дом сырость и холод.

В этот самый момент в огромную лиственницу, высившуюся напротив калитки, ударила молния, расщепившая лесную красавицу пополам.

– Вот видишь, никого…

Не успел Брэди закончить фразу, как перед ним из тьмы и стены дождя выросла какая-то фигура. В следующее мгновение незваный гость рухнул в его объятия.

– Какого дьявола! – ни к месту вырвалось у Брэди, когда мягкая женская грудь коснулась его руки.

Моментально опомнившись, он сразу принялся за дело: втащил женщину в хижину, уложил на пол и поспешно запер дверь. Теперь настало время осмотреть нежданную гостью.

Само собой, она промокла насквозь. Над левой бровью незнакомки набух огромный кровоподтек, на глазах приобретавший пурпурный оттенок. Все лицо покрывали ссадины, губы были разбиты, черные волосы свисали спутанными мокрыми космами.

Роден, гордый собой, мельтешил под ногами Брэди, крутился около необычной посетительницы, приветствуя бедняжку радостным поскуливанием.

– Сидеть, – приказал Брэди.

Опустившись на колени, он нащупал пульс незнакомки. Сердцебиение было сильным, хотя и несколько неровным.

Машинально поблагодарив Бога за это обнадеживающее обстоятельство, Брэди приподнял женщину за плечи и осторожно снял с нее плащ. Совершенно мокрые льняные брюки и кремовая шелковая блузка, прилипшие к телу, как нельзя выразительнее подчеркивали хрупкую грацию ее фигуры. Уложив женщину поудобнее, Брэди осторожно провел кончиками пальцев по ее рукам и ногам. Не сомневаясь, что имеет дело с жертвой какого-то несчастного случая, он согласно правилам оказания первой помощи должен был проверить конечности на предмет выявления переломов и вывихов. Судя по тому, что незнакомка ни разу не застонала, переломов не оказалось. Очевидно, женщине удалось избежать серьезных травм.

«Доктор пока не нужен, – решил Брэди. – Ей необходимо высохнуть и согреться. А там посмотрим».

Брэди легко подхватил беспомощную женщину и отнес к себе в спальню. Уложив ее на кровать, он принялся осторожно снимать мокрую одежду. Несколько помедлив, решая, как ему поступить с нижним бельем, он все же стащил и его, стараясь не дотрагиваться до пострадавшей.

Кожа женщины поражала свежестью и белизной. Под впечатлением ее матовой прозрачности, Брэди задумался, не стоит ли ему поработать с алебастром. Но художественные ассоциации не помешали Брэди заметить, как холодна эта алебастровая кожа, и он поспешил покрыть незнакомку парой пледов из верблюжьей шерсти.

Она чувствовала прикосновение пальцев Брэди, когда тот снимал с нее одежду. Уверенные движения и сила, угадывавшаяся в них, не вызвали у женщины ни малейшей тревоги. Когда исцарапанное и побитое тело было избавлено от последней мокрой тряпки – иначе она не могла воспринимать эти предметы, прежде казавшиеся элегантными вещами, – женщина испытала блаженное облегчение.

Она слышала шум непогоды, но гневные завывания бури больше не пугали ее. Боль по-прежнему сверлила ее лоб, но и эта неприятность отошла на задний план. Он здесь!

Через силу приоткрыв глаза, она сквозь туман непросохших слез, а может быть, капель дождя, разглядывала его мужественное, несколько высокомерное лицо. Оно было словно высечено из бронзы талантливым мастером, не допускавшим в своих произведениях ничего случайного, приторного, лишнего. А когда этот мужчина посмотрел на нее, она поняла, что Творец дал ему глаза из холодной серой стали.

Такой мужчина не даст ее в обиду, сдержать бурю ему – нипочем!

Взгляд незнакомки застал Брэди врасплох. У нее были огромные, сейчас чуть подернутые дымкой усталости глаза, редкостного цвета, напоминавшего Брэди глубокие лиловые аметисты. Но не изысканная форма, угадывавшаяся несмотря на припухлость, не этот фантастический оттенок поразили его больше всего. Брэди был потрясен застывшим во взгляде женщины выражением безграничного доверия.

– Слава Богу, я тебя нашла! – прошептала незнакомка.

Брэди почувствовал, как в глубине его порядком очерствевшей души шевельнулась нежность, о существовании которой он даже не подозревал. Присев на краешек кровати подле женщины, он бережно поправил плед.

– Вы меня искали? – с изумлением спросил Брэди, хотя знал, что в таком состоянии ее лучше не тревожить.

– О да!

Его мысли приняли несколько неприятный ход, нежность мгновенно исчезла, и он настороженно сказал:

– О'кей, вы меня нашли. Что же дальше?

Она слабо улыбнулась и ничего не ответила.

Эта наивная улыбка вызвала у Брэди безотчетное раздражение. Давненько никто не отваживался вот так запросто, без приглашения, явиться к нему в дом, нарушая привычный ход его жизни.

– И как же вам удалось меня разыскать? – холодно осведомился он.

Женщина смутилась. Как объяснить это странное стечение обстоятельств?

– Впрочем, это неважно, – пожал плечами Брэди. – Надо же, столько усилий – и все напрасно.

– Усилий? – Эти удивительные глаза были чисты и доверчивы. – Вы что, полагаете, что я пришла сюда ради вас?

– А то как же! Однако вам придется покинуть мой дом при первой же возможности, – твердо заявил он.

– Да, конечно, – произнесла женщина безжизненным тоном.

– А что же все-таки с вами произошло? – равнодушно, словно полицейский, заполняющий протокол, спросил Брэди. – Наверное, ехали на большой скорости и не справились с управлением? Очевидно, вы переоценили свои возможности. Вам следовало бы где-нибудь переждать эту бурю.

– Бурю, – машинально повторила женщина.

Ее веки отяжелели, глаза закрывались, как ни силилась она понять его слова.

«Черт возьми, какая она хрупкая, – выругался про себя Брэди. – Интересно, она серьезно пострадала или больше притворяется, как это заведено у подобных дамочек». Он тут же мысленно поклялся себе не поддаваться на хитроумные козни странной особы, так бесцеремонно вторгшейся в его дом. Пусть уж потешится день-другой, поприкидывается слабой и больной, все равно рано или поздно ей придется убраться отсюда. Чем раньше, тем лучше. А чем скорее она поймет, что рассчитывать на его помощь у нее нет оснований, тем быстрее отчалит.

Брэди встал. Скрип матраса моментально вырвал женщину из дремы. Резко сев на кровати, она вытянула руку и проворно вцепилась в его рукав.

– Вы же не оставите меня здесь одну… – жалобно протянула она, словно капризный ребенок.

Детская беспомощность, отразившаяся в этой просительной фразе, задела в его душе какую-то давно забытую струну. Брэди почувствовал, как его враждебность отступила под натиском всепоглощающей жалости к ночной гостье.

Мимолетным движением погладив ее мокрые волосы, он заверил:

– Я никуда не ухожу. Я лишь хотел принести вам кое-какие вещи.

– Вещи?

– Полотенца, – должны же вы вытереться насухо, – ну и какую-нибудь одежду.

Как только она поняла, что ее ненадолго оставят в одиночестве, веки женщины снова начали смыкаться.

– Как у меня болит голова! – доверчиво пожаловалась она.

– Не сомневаюсь, – кивнул Брэди. – Сейчас я принесу пузырь со льдом, приложите его ко лбу. Припухлость должна сойти, да и боль станет терпимее. Мне кажется, вам не понадобятся болеутоляющие средства.

Она послушно кивнула и сразу же сморщилась от боли.

– Как считаете нужным.

Прежде чем ее прелестные глаза, которые произвели такое впечатление на Брэди, скрылись под густыми пушистыми ресницами, она чуть слышно пробормотала:

– Вы ведь скоро вернетесь?

– Конечно, скоро, – мягко пообещал Брэди.

Однако он не слишком торопился выполнять свое обещание. Он застыл, будто прирос к месту, и пристально вглядывался в черты своей нежданной посетительницы. Дьявол! Ее присутствие наполняло и дом, и его душу неизъяснимой тревогой!

Что, черт возьми, происходит? Пятнадцать лет он прожил в почти полной изоляции своего добровольного заточения. Ему удалось избавиться от любых проблем, не поддающихся разумному разрешению.

И уж, конечно, за эти полтора десятилетия не было случая, чтобы в его объятия, или точнее на его шею, упала, откуда ни возьмись, совершенно чужая женщина. Женщина с глазами цвета темного аметиста…

Впрочем, зачем пускаться в воспоминания и делать далеко идущие выводы? Все очень просто. Из-за случайного стечения обстоятельств в его доме оказалась посторонняя особа, пострадавшая в какой-то аварии и нуждающаяся в медицинской помощи. Как только она ее получит, этот инцидент, ненадолго выбивший его из колеи, будет исчерпан. Лишь бы у нее не было никаких серьезных повреждений и можно было бы обойтись самыми элементарными мерами помощи!

Если б не эта треклятая буря, он без малейших колебаний усадил дамочку в машину и доставил ее в местную больницу, для чего было бы достаточно съехать с горы. Однако для этого требовалось переправиться через реку, естественно, по мосту. Мост в этих краях был, естественно, один, и, естественно, пришел в полную негодность, да и дорогу наверняка размыло. Даже мощный джип с приводом на все колеса, не раз выручавший Брэди в затруднительных ситуациях, не справился бы с ролью амфибии, а следовательно, был бесполезен. Ведь на этот раз стихия превзошла в жестокости саму себя. Кстати, не на здешнем ли мосту попала в аварию эта незадачливая особа?

При всей своей неприязни к авантюрного склада дамам, пускающимся в рискованные путешествия в расчете разделить сопряженные с ними последствия с каким-нибудь подвернувшимся под руку доброхотом, Брэди не мог отказать незнакомке в редкостной красоте. Изысканный облик женщины поразил Брэди вопреки его воле. Стоит убрать эти уродливые царапины, и ее кожа станет безукоризненной. А когда пройдет бледность, вызванная перипетиями недавних злоключений, ее лицо приобретет сияющий молочно-белый оттенок, столь редкий у представительниц слабого пола, в большинстве готовых на любые ухищрения, чтобы взять от солнца как можно больше бодрого загара, составляющего, по их мнению, главную изюминку во внешности современной, спортивной, не скованной предрассудками, далекой от старомодной романтики современной женщины.

А эти удивительные глаза! Брэди не сразу стал отшельником. В прошлом ему не раз случалось смотреть в глаза красивых женщин, но ему в жизни не встречался столь чистый и глубокий аметистовый оттенок.

Теперь его мысли повернули в иное русло. Можно ли верить ее словам, что она искала его? Но зачем?

Некогда его дом осаждали многочисленные друзья и знакомые, надеявшиеся приятно провести время и при случае заручиться его поддержкой. Люди старались не без пользы для себя поддерживать с ним контакты, но Брэди эти отношения стали обременительны. Постепенно поток гостей заметно поредел, а впоследствии и вовсе иссяк. Чем же может быть вызван этот странный визит? И почему эта загадочная особа выбрала своей целью именно его дом? Что ей здесь могло понадобиться? Он не видел в ее появлении никакого смысла. Однако если она не стремилась разыскать именно его, что значили вырвавшиеся у нее слова: «Слава Богу, я тебя нашла!»

Внезапный громкий стон его гостьи вырвал Брэди из круга бесплодных раздумий и заставил поспешить наверх.

Его отсутствие продлилось не более десяти минут. Тем не менее, вернувшись, Брэди застал ее бодрствующей. Выразительные глаза горели лихорадочной тревогой, изящные пальцы нервно перебирали край пледа. Она не отводила взгляда от своего добровольного спасителя, а точнее от подноса, который тот осторожно опустил на столик подле кровати.

– Как я счастлива, что вы наконец вернулись! – непритворно обрадовалась она.

– Правда? – переспросил Брэди, не столько от удивления, сколько по обязанности воспитанного джентльмена, стараясь поддерживать разговор.

В подтверждение своих слов она утомленно прикрыла глаза, а потом энергично закивала головой.

– Не делайте резких движений, – остановил он. – И старайтесь по возможности не шевелиться. Если вам что-то понадобится, только скажите, и я подам.

Намочив тонкую льняную салфетку теплой водой, – и когда только он успел ее подогреть? – Брэди отжал ткань и нежно коснулся щеки своей пациентки.

– Я постараюсь действовать как можно осторожнее, – пообещал он. – Придется немного потерпеть.

Тем не менее изнеженная особа не удержалась от мученического стона, который, по мнению Брэди, вовсе не соответствовал такой простой процедуре в столь щадящем исполнении.

– Мне очень жаль, но я вынужден обмыть ваше лицо, – жестко сказал он.

– Я понимаю, – безропотно прошептала пациентка.

– Можете не трудиться изображать чудеса терпения, – иронично заметил Брэди, стесняясь острого сострадания, которым отозвалась в его душе боль посторонней женщины.

Его замечание показалось ей более болезненным, нежели сама процедура. Резкие слова вызвали физическую боль, отдались в барабанных перепонках и неприятно царапнули виски.

Самым мягким полотенцем, из имевшихся в его холостяцком доме, Брэди принялся вытирать спутанные черные волосы, с которых все еще стекала дождевая вода.

«Черный бархат, – рассеянно подумал он, но тут же одернул себя. – Что-то ты брат настроился на поэтическую волну».

При виде гримасы боли на лице женщины, он снова испытал прилив сострадания.

Смягчившись, Брэди пояснил:

– Вас необходимо как следует вытереть. Иначе вам не миновать затяжной простуды, а то и воспаления легких. В наше время эта болезнь, конечно, не смертельна, но приятной ее тоже не назовешь. Так что уж, пожалуйста, потерпите. Вы должны как можно скорее подняться на ноги. Мост наверняка на днях исправят, и вы благополучно уедете отсюда.

– А что, разве здесь есть какой-то мост? – с легким удивлением спросила женщина.

– Тот старый деревянный мост, который вы не смогли проскочить, направляясь сюда. Всякий раз в бурю водные потоки сносят его и его приходится восстанавливать. Одному Богу известно, когда наши доблестные власти сподобятся построить новый.

Отложив полотенце, Брэди направился в гардеробную, чтобы найти там фланелевую рубашку помягче.

– Разве не так вы попали в переделку? Этот мост попортил автомобилистам немало крови.

Отыскав клетчатую рубашку, которая была ему маловата, он повернулся к своей подопечной, но та успела погрузиться в сон.

– Если с вами это произошло, вы родились в сорочке, – продолжая по инерции разговаривать сам с собой, произнес Брэди. – Не знаю, какого Бога вы должны благодарить, что остались в живых. Попасть в ураган, разбиться на машине и выжить – необычайное везение, к сожалению, почти неведомое на здешних перевалах.

Очнувшись, незнакомка обнаружила, что ее новый знакомый, то враждебный, то необыкновенно предупредительный, успел-таки натянуть на нее свою рубашку и даже кое-как застегнуть ее, правда, петли не совсем соответствовали вдетым в них пуговицам.

Он как раз пытался исправить свою ошибку, но под немигающим взглядом аметистовых глаз его пальцы утратили былую расторопность, руки мелко задрожали и ребром ладони спаситель неловко коснулся ее груди.

Не выказывая раздражения, женщина терпеливо ждала, когда ее добросовестный, хоть и не слишком ловкий помощник одолеет коварную застежку.

А он с необъяснимым неудовольствием заметил, что дама весьма равнодушно позволила ему раздеть себя и облачить в чужое белье. Впрочем, – быстро нашелся Брэди, – у нее ведь не было другого выбора.

– Сколько у вас собак? – неожиданно поинтересовалась незнакомка.

Брэди через плечо бросил взгляд на своего питомца. Вальяжно растянувшись в теплом углу у камина, ирландец с интересом наблюдал за нетипичной для этого дома сценкой, разворачивавшейся на его глазах.

Он выбрал чрезвычайно удачное место, обеспечивавшее полный обзор захватывающих событий.

– А скольких вы видите? – ответил Брэди вопросом на вопрос.

Стоит сочувственно отнестись к пострадавшему, как он, или точнее она, начинает кокетничать, выдумывая бессмысленные фразочки.

– Одну, вернее полторы, – туманно ответила женщина.

– Эффект двойного зрения от удара, – предположил Брэди, укоряя себя за гнусные домыслы.

– Но вас-то я вижу одного, – возразила женщина. – Впрочем, это объяснимо, – продолжала она. – У вас очень резкие черты лица, и весь силуэт очень четкий, вот он и не расплывается.

– Удивительно, что у вас после такой аварии еще сохранилась способность делать какие-то умозаключения, – заметил Брэди. – С такой шишкой на лбу это должен быть просто подвиг! Вам ведь очень больно?

– Очень, – жалобно призналась женщина. – А этот пес, как его зовут? – незнакомка словно боялась молчания.

– Роден. – Брэди осторожно опустил пузырь со льдом на лоб своей подопечной.

– Итак, мы с вами поговорим завтра, – мягко продолжал он. – А пока мне надо проследить, чтобы вы благополучно пережили эту ночь! Я постараюсь вам помочь.

– У вас это получится, – улыбнулась незнакомка, неожиданно сжав его запястье. – Слава Богу, я тебя нашла!

– Да, вы уже говорили мне это, – с непонятным раздражением заметил Брэди.

Он встал. Ее глаза тут же распахнулись, сверкнув тревогой. Пальцы на запястье Брэди сомкнулись с неожиданной силой.

– Можно задать вам один вопрос?

Брэди сдержанно кивнул. Он не любил личных вопросов, особенно если не знал, как собеседник воспользуется информацией.

– Кто я?

Глава II

Брэди в недоумении посмотрел на незнакомку.

– Что вы сказали?

– Кто я?

– А вы разве не знаете?

– Не знаю.

– Случай амнезии? – предположил Брэди недоверчивым тоном. – Вы серьезно? Или насмотрелись сериалов и разыгрываете меня?

Но глаза женщины были полны такого ужаса и смятения, что он пожалел о последней фразе.

– Странно, весьма странно, – задумчиво пробормотал он.

– Мне очень жаль, не сердитесь на меня, – беспомощно попросила она, отпуская его запястье.

– Что ж вы раньше не сказали? – миролюбиво упрекнул Брэди.

– Я… я сама только сейчас сообразила…

– А вам хотя бы известно, где вы находитесь?

– Нет, – смущенно призналась она.

– В Азарксе, штат Арканзас, в сорока милях от Самсонвилла.

– Вот как…

– Теперь припоминаете?

– Нет.

Она нервно перебирала краешек пледа исцарапанными пальцами с обломанными ногтями. Казалось, руки жили своей отдельной жизнью. Мыслями она была где-то далеко.

– А вы помните, как произошла авария? Какие-нибудь детали?

– Нет… Я совершенно ничего не помню.

Задумчиво покачав головой, она зачем-то повторила:

– Мне очень жаль, не сердитесь на меня!

Глядя на ее бледное в ссадинах и царапинах лицо, Брэди мысленно прикинул, сколько пришлось пережить этой красивой женщине, чтобы добраться до его дома. Он рассеянно перебирал спутавшиеся, еще влажные пряди ее черных волос, в беспорядке рассыпавшиеся по подушке.

– Волноваться нет оснований! Я слышал, что травмы головы вызывают кратковременную потерю памяти. Пара дней – и она налаживается. – Брэди постарался придать своему голосу убежденность, хотя в душе сомневался в справедливости собственных слов.

– Правда? – с надеждой спросила женщина.

Она, должно быть, прониклась таким доверием к этому чужому мужчине, которого считала своим спасителем, что столь неопределенное объяснение вполне удовлетворило ее. Во всяком случае, напряжение, сковывавшее ее секунду назад, отступило, а аметистовые глаза стали спокойнее.

Она смотрела на Брэди, словно перед ней был всемогущий супермен из крутого боевика. Не в силах выдержать ее полный восхищения взгляд, Брэди отвернулся к столику и принялся бесцельно переставлять посуду на подносе.

– Ну конечно. К утру память скорее всего вернется.

– Вот и чудесно, – отозвалась незнакомка.

Погрузившись в размышления, она молчала так долго, что Брэди наконец обернулся и вопросительно посмотрел на нее.

– Вас еще что-то тревожит?

– Да. Эта совершенная пустота в сознании. Мне страшно.

Теперь настала его очередь задуматься. Его душа, казалось, была готова разорваться на куски под натиском противоречивых чувств. С одной стороны, ему хотелось быть тем замечательным героем, каким он представлялся незнакомке, помочь ей во всем и оправдать ее надежды. В то же время он прекрасно сознавал, что эффектные поступки ради дамы, пусть даже прекрасной, – а именно такой была его гостья, – совершенно не в его характере. Подавив в себе неожиданно проснувшееся желание совершить подвиг, Брэди хладнокровно произнес:

– Мне понятен ваш страх. Но и в этой ситуации, если подумать, можно найти утешение. Только подумайте: миллионы людей с радостью стерли бы из памяти события своего прошлого.

– В том числе и вы? – В ее тоне чувствовалось только любопытство.

Брэди широко улыбнулся. Прошлое послужило ему хорошим уроком, и он вовсе не хотел его забывать.

– Нет.

Женщина, должно быть, сразу пожалела о своей бестактности.

– Простите, я сморозила глупость. Вы не из тех, кто закрывает глаза на трудности. Такие, как вы, способны пережить любые испытания.

– Вы всегда делаете такие скоропалительные заключения о людях? – поинтересовался Брэди.

Непосредственность незнакомки смущала его. Он давно привык относиться к людям с недоверием, распознавая за показной искренностью желание что-то утаить. А перед этой женщиной он чувствовал себя безоружным.

– Да. Пожалуй. Впрочем, не знаю. Я опять сказала не то.

Брэди мимолетно улыбнулся, инстинктивно стараясь подбодрить вконец растерявшуюся гостью.

– Очень емкий ответ.

Повисла пауза. Поправляя грелку со льдом, Брэди заботливо спросил:

– От холодного вам лучше?

– Не знаю. Наверное. Только мне все равно больно, – беспомощно сказала женщина.

– Во всяком случае, к ушибам всегда прикладывают лед, – заметил Брэди. – Уверен, что он поможет. Вам следует закрыть глаза. – Про себя он добавил: «Глаза, перед которыми не устоял бы и мертвец».

– Хорошо. Я постараюсь заснуть, – послушно согласилась незнакомка. – Вы же никуда не уйдете?

– Я буду поблизости, – пообещал Брэди. Он почему-то мало надеялся, что сможет заснуть в эту ночь. – Если вам что-то потребуется, позовите меня.

Незнакомка взмахнула ресницами, кончики которых почти легли на бледные щеки. – А как?

– Как позвать? – не понял Брэди.

– Я же не знаю вашего имени…

– Меня зовут Брэди. Брэди Маккалок, – добавил он для большей официальности.

Женщина слабо улыбнулась, отчего сделалась еще привлекательнее.

– Брэди, – мечтательно прошептала она, закрывая глаза.

Присев на корточки перед камином, Брэди разжег дрова. Аккуратно развернув экран так, чтобы свет от бойко разгоревшихся поленьев не мешал задремавшей гостье, он отправился вниз.

Роден умильно поглядывал на хозяина, но, не получив разрешения забраться на диван, с явной неохотой расположился на полу.

Не обращая внимания на собаку, Брэди поднял с пола насквозь промокший плащ, небрежно брошенный им у входной двери. В одном из карманов он нашел кредитную карточку на бензин на имя Мариссы Берриман. Должно быть, женщина заправлялась на какой-то бензоколонке и забыла убрать ее в сумочку.

– Марисса…

Склонив голову набок, Брэди посмотрел наверх, и милый образ незнакомки живо возник у него перед глазами. Чересчур живо.

Издали донеслись раскаты грома. Буря все не унималась.

«Какая ужасная ночь!» – подумал он, направляясь в соседнюю комнату, где у него была рация.

Устроившись поудобнее, он вызвал начальника местного полицейского участка.

– Том, это Брэди Маккалок. Выходи на связь. Прием.

В ответ послышался добродушный голос Тома Харриса.

– Эй, Брэди, привет! Как там дела на горных вершинах? Прием.

Брэди отрегулировал громкость.

– Здесь очень мокро. Прием.

– Здесь тоже. А синоптики обещают настоящий потоп. Пожалуй, нам не придется завтра встретиться за покером. Жаль. Я очень рассчитывал выиграть у тебя кругленькую сумму. Прием.

Брэди рассмеялся.

– Помечтать никогда не вредно. Прием.

– Мне тоже так кажется. Будем считать, что я сэкономил твои денежки. Так что одну услугу ты от меня уже получил. Но мне кажется, тебе этого мало. Ты, по-моему, еще чего-то хотел, старик? Прием.

– Ты, как всегда, прав, Том. Буря послала мне незваную гостью. Перед тем, как доползти до моей берлоги, дамочка побывала в какой-то переделке, в которой получила удар по голове. Теперь она не помнит, кто она и что с ней произошло. Прием.

Том присвистнул.

– Проклятье! В такую погоду мы не можем послать за ней вертолет, чтобы перевезти в больницу. Тебе остается одно: связаться с докторами и проконсультироваться у них. Прием.

– Я и сам собираюсь это сделать. Кое-какую помощь я ей оказал. Сейчас она спит. Но мне будет спокойнее, если я посоветуюсь с врачом.

Помедлив, – сам не зная почему, Брэди не хотел называть полицейскому имя своей гостьи, – он все-таки сказал:

– У нее в кармане я нашел кредитку на бензин на имя Мариссы Берриман. Ты не можешь навести справки? Прием.

– Попробую. Кредитные компании вообще-то не обязаны сотрудничать с полицией. Иногда они идут навстречу, а иногда требуют постановления суда. Это – на кого попадешь. Если они пожелают получить официальный запрос, придется подождать. Судья Райзер как раз повез свою хозяйку в отпуск. Но имей в виду: даже если они проявят любезность, мы получим только адрес, по которому клиенту присылают счет. Прием.

– Понял. Прием.

– Хорошо. Диктуй. Прием.

Брэди сообщил все имевшиеся у него данные: прочитал имя и фамилию женщины, название компании, номер кредитной карточки.

– Когда ты можешь связаться со мной? Прием.

– Сегодня у нас пятница. Значит, самое раннее – в понедельник утром. А сейчас я тебя соединю с больницей, Брэди.

Брэди сидел перед камином, размышляя о случившемся. Передохнув сама и дав людям провести час в относительном затишье, буря разыгралась с новой силой.

Вдруг сверху донесся полный ужаса женский крик. Перепрыгивая через две ступеньки, Брэди бросился на второй этаж.

Женщина рыдала, не разжимая век. По ее щекам катились крупные слезы, сочившиеся из-под ресниц. Роден, опередивший хозяина, стоял напротив кровати, не сводя с незнакомки тревожного взгляда.

Брэди присел на краешек кровати и взял женщину за обе руки.

– Что случилось?

В ответ она лишь громко всхлипнула.

– Эй, послушайте! Откройте глаза и посмотрите на меня, – приказал Брэди. – Как вы себя чувствуете. Вам хуже?

Женщина открыла глаза. Ее взгляд был полон смущения.

– Брэди, это вы? Слава Богу!

Она сделала резкое движение, пытаясь приподняться, но, застонав от боли, схватилась за голову и в изнеможении рухнула на подушку.

– Осторожнее, – вскрикнул Брэди, рывком привлекая женщину к себе. Ему хотелось долго прижимать незнакомку к груди, словно так он мог передать ей свою силу.

Странно! Он в жизни никого не утешал и понятия не имел, как это делается. Откуда вдруг могла возникнуть такая потребность?

Покорно прильнув к его широкой груди, женщина с облегчением вздохнула. От прикосновения этого сильного мужчины ее страхи отступили. По всему телу разлилось приятное тепло. Как спокойно, как хорошо!

Он не то погладил, не то слегка помассировал ее спину.

– Что это вас так испугало?

– Я просто хотела, чтобы вы прижали меня к себе, – призналась женщина.

– В следующий раз так и скажите, хорошо? – предложил Брэди, весьма смущенный ее прямотой. – Не стоит делать таких резких движений.

Он положил руку ей на затылок, расправляя пальцами все еще влажные волосы.

– Больно?

– Очень.

Брэди весь напрягся. Он сердился на себя, на свою беспомощность.

– У меня здесь есть аспирин. Вам, наверное, нужно более эффективное средство, но врач говорит, что лучше пока воздержаться от сильнодействующих лекарств.

– Врач?

– Да, я разговаривал по рации с дежурным врачом из местной больницы.

Осторожно отпустив незнакомку, Брэди встал.

– Я пошел за таблетками, сейчас вернусь.

– Не оставляйте меня! – вскрикнула женщина, мгновенно впадая в панику.

– Да не волнуйтесь вы так! – усмехнулся Брэди. – Врач говорит, что главное для вас – спокойствие.

– Не буду, не буду волноваться, честное слово! – по-детски пообещала незнакомка. – Только вы не уходите! Не нужны мне никакие лекарства. Лучше посидите рядом и подержите меня. Мне и станет легче! Ну пожалуйста, что вам стоит?

– Ну хорошо, если вам действительно от этого легче, – смягчился Брэди.

Держать ее в объятиях было удивительно приятно. Он посмотрел сверху вниз на мокрую макушку.

– Так что с вами опять стряслось? Почему вы подняли такой крик? – шутливо спросил он.

– Мне приснился кошмар. Как будто я снова одна там, в чаще. Внутри…

– Ш-ш… – перебил ее Брэди. – Не надо вспоминать плохие сны. Буря, конечно, ужасная, но в доме тепло, сухо. Я построил его своими руками и уверен: он выдержит любую бурю. И наконец, вы же здесь не одни!

– Я знала, что вы меня защитите.

В голосе женщины прозвучало явное облегчение. Она так крепко прижималась к груди своего спасителя, что тот кожей чувствовал, как шевелятся ее губы, и ему было от этого немного щекотно.

Брэди снова показалось, что он имеет дело с несчастным, насмерть перепуганным ребенком. Беда в том, что он чувствовал в незнакомке чертовски привлекательную женщину и с готовностью среагировал бы на нее как мужчина. Он приподнял ей голову за подбородок, чтобы рассмотреть лицо. И сразу же пожалел об этом поступке. Даже громадный кровоподтек на лбу не мог обезобразить ее манящую красоту.

– А у меня есть для вас хорошая новость, – объявил он, стараясь придать своему голосу спокойный, даже отеческий оттенок.

– Какая? – тихо спросила женщина.

– Я узнал ваше имя. Марисса Берриман.

Ему показалось, что от этих слов у незнакомки на миг пресеклось дыхание.

– А откуда вы это узнали?

– Нашел у вас в кармане кредитку на бензин.

– А вы думаете, она моя?

– Скорее всего. Люди редко носят при себе чужие кредитки. Имя кажется вам знакомым?

Ее огромные глаза стали наполняться хрустальными слезами.

– Нет. Оно звучит совершенно чужим. Как же так? Неужели…

– Не расстраивайтесь. Я уже говорил вам, вы обязательно все вспомните. И так оно и будет. Я вам обещаю.

Погладив женщину по щеке, Брэди снова привлек ее к себе. Он физически почувствовал, как ее оставляет мгновенно возникшее напряжение. Марисса, – если ее действительно так звали, – молчала так долго, что Брэди наконец встревожился.

– Марисса? – неуверенно окликнул он.

Она прислушалась к звуку своего предполагаемого имени. «Красивое имя, – подумала она. – Как должна выглядеть женщина, которой оно принадлежит?» Но думать мешала головная боль, и она без труда отогнала от себя все мысли, с наслаждением погружаясь в полудрему, в которой помнила одно – пока этот сильный мужчина рядом, она, – Марисса? – в полной безопасности.

– Марисса? – снова негромко окликнул Брэди. Женщина глубоко вздохнула.

– А вы не можете… если вам нетрудно… побыть со мной до утра?

– Хорошо-хорошо, – поспешно согласился Брэди. – Я буду сидеть вон там, перед камином. Вы спите, а мы с Роденом вас покараулим!

Он осторожно, бережно помог ей лечь. Но незнакомка с неожиданной силой сжала ворот его рубашки.

– Нет, не уходите, останьтесь здесь, на кровати! – попросила она.

– Но Марисса!

– Пожалуйста! Я не буду вас тревожить! Честное слово!

Брэди хотел возразить, но, заметив в ее глазах отчаяние, прикусил язык. Он мягко разжал пальцы, стискивавшие ворот его рубашки. «Испуганный, больной ребенок», – напомнил он себе.

– Пожалуй, – согласился он. – По крайней мере мне не надо будет бороться со сном, и мы оба сможем передохнуть, – заметил он.

Ее взгляд был полон бесконечной доверчивости. Осунувшееся, исцарапанное лицо было так блистательно красиво, что Брэди усомнился в разумности своего решения. Едва ли ему понадобится отгонять сон, если он будет сжимать в объятиях это очаровательное создание! Но заметив, как ей больно говорить, он тут же ощутил прилив нежности и сострадания к этой беспомощной, мятущейся в тревоге хрупкой женщине.

– Я сейчас приду.

– Нет, подождите еще минуточку! – испугалась незнакомка. – Куда вы?

– В соседнюю комнату, – пояснил он, кивком указывая на дверь ванной. – Там у меня аптечка. Я только возьму аспирин и сразу же вернусь.

Это заверение не успокоило женщину, но Брэди решительно направился за лекарством.

Вернувшись, он дал ей таблетку, подбросил в огонь дрова и прилег на краешек кровати подле своей гостьи, которая сразу же прижалась к нему всем телом.

Глава III

Весь следующий день Брэди не находил себе места. Он совершенно подпал под обаяние Мариссы, испытывая завораживающее действие ее хрипловатого чувственного голоса, милой доверчивости улыбок. Что скрывать, ему льстило немое восхищение, сквозившее во взгляде аметистовых глаз. Брэди казалось, что Марисса заполнила собой все его жилище; ее присутствие ощущалось в каждом уголке просторного дома, что было тем более странно, так как она почти не вставала со своей кушетки.

Марисса пленила этого лесного затворника.

Она обожествляла Брэди, а он начинал боготворить ее. Марисса с готовностью отдавала ему всю себя, ничего не требуя взамен, но Брэди вдруг заметил, что ради нее он и сам был рад пожертвовать чем угодно. Это было ново, и непривычно, и… страшно. Привязанность порождает ответственность, а ответственность – несвободу. Так настойчиво твердил его рассудок. И весь этот бесконечный день Брэди заставлял себя прислушиваться к доводам разума, голос которого стремительно угасал под натиском неумолимо нарастающей страсти.

Беспокойство и неловкость такого рода были Брэди внове. К концу дня он стал подумывать о благотворном действии семимильной пробежки по мокрому лесу. Он уж собрался надеть кроссовки, но вдруг, неожиданно для самого себя, предложил Мариссе принять душ.

Теперь, регулируя напор и температуру воды, он на чем свет стоит ругал себя за свою чудовищную неосмотрительность. Когда вода показалась Брэди подходящей, он обернулся к двери.

– Вы уверены, что у вас уже хватит сил помыться? – с отеческой заботой спросил он.

– Думаю, что да, – ответила Марисса, оглядывая ванную.

Стены были отделаны панелями из древесины кедра, сложенными в геометрический орнамент. Душевую кабину, в которой хватило бы места и на двоих, отделяла от комнаты золотисто-зеленая стенка из толстого полупрозрачного стекла. Убранство этой комнаты, как и все в этом доме, несло на себе отпечаток личности хозяина, мужественного, сильного, таинственно одинокого…

Брэди нахмурился.

– Жаль, что у меня нет ванны. По-моему, вы едва держитесь на ногах.

– Уверена, что все будет отлично, – через силу улыбнулась Марисса.

– Ну хорошо. Вот вам полотенца. – Он указал на стопку цвета сосновой хвои, сложенную на стеклянной полке. – Все, что вам понадобится, вы найдете в шкафчике.

– И шампунь?

– И шампунь. Он, конечно, не самый изысканный, для такой дамы, как вы, может быть, и простоват, но волосы все-таки будут чистыми.

Марисса поморщилась.

– Сейчас они у меня как пакля.

– Да что вы, они чудесные! – не удержался Брэди.

Он давно перестал замечать кровоподтек на лбу своей гостьи, спутанные неаккуратные пряди, болезненную бледность лица. Зарождавшееся в нем чувство затеняло все эти временные недостатки с ловкостью опытного ретушера.

– Чудесные, – в растерянности чуть слышно повторил Брэди и тут же, опомнившись, прикусил язык.

Зачем он это говорит? Еще пара дней – и эта странная женщина навсегда уйдет из этого дома, из его жизни. Надо проявить выдержку, и время сотрет это происшествие из его памяти. Почти…

«Нет, эта женщина едва ли так просто даст себя забыть!» – тут же поправился он.

Взяв себя в руки, Брэди деловито сказал:

– Так что мойтесь. Если почувствуете себя дурно, имейте в виду, я буду стоять за дверью.

Она улыбнулась.

– Спасибо! Я доставляю вам столько хлопот…

Брэди приказал себе выйти из комнаты, но непослушное тело подалось к Мариссе. К счастью, возникшее замешательство продлилось не более секунды. Овладев собой, он вышел, оставив дверь приоткрытой.

Сбросив рубашку, пожертвованную ей заботливым хозяином, и шелковые трусики, Марисса ступила под струи божественно теплой, успокаивающе шуршащей воды, и из ее груди вырвался глубокий вздох удовольствия. Давление воды было переключено на «слабое». «Какой он заботливый», – машинально, в который уже раз подумала Марисса.

Смятение чувств и разнообразные переживания последних суток не заслонили от Мариссы одной странной особенности Брэди: он явно сердился, когда слышал от нее что-либо приятное в свой адрес. Однако и на этот раз он проявил столь редкую у мужчин предупредительность. «Какой он необыкновенный, какой бескорыстный, какой внимательный!» – размышляла она, наслаждаясь долгожданной свежестью.

Увлеченная этими мыслями, Марисса не заметила, как у нее потемнело в глазах, как ослабли ее ноги. Внезапно она почувствовала приступ дурноты.

– Брэди! – пискнула она слабым голосом и неловко ухватилась за выступ стены, чтобы сохранить равновесие.

Дверь ванной немедленно распахнулась.

– Что с вами? – тревожно воскликнул Брэди.

– Оказывается, я еще слишком слаба, – смущенно объяснила Марисса.

– Вот видите, я же предупреждал… – начал Брэди, но понял, что сейчас не надо упреков.

Он, не раздумывая, ринулся ей на помощь с такой поспешностью, что опомнился, лишь отворив дверь в душевую кабину. Разумеется, он должен ей помочь! Но как бы сделать это поделикатнее? Все-таки он имеет дело с женщиной, да еще с такой обольстительной женщиной. Он замер в нерешительности, стараясь избегать праздных взглядов в направлении обнаженного тела.

– Собираетесь выходить? – бодро спросил он.

– Что вы, я еще и не начинала мыться, – возразила Марисса.

– Тогда мне лучше подождать здесь поблизости, – сказал Брэди. – Не дай Бог, упадете! – Он отступил на шаг. – Я постою здесь, в углу.

Улыбаясь каким-то своим мыслям, Марисса взяла мыло. Ей было достаточно услышать голос Брэди, чтобы почувствовать себя в безопасности. Мариссе снова так захотелось сказать ему об этом, но она не посмела.

Сегодня, когда боль притупилась и силы стали постепенно возвращаться, она задумалась о своей прошлой жизни. Мариссу также не миновала внутренняя борьба. Оказалось, что ей вовсе не хотелось вспоминать свою прошлую жизнь, и она противилась естественному в ее положении ходу мысли. Ей хотелось думать только о Брэди, о его доброте, заботливости, силе.

Она решительно не помнила никакого моста. Должно быть, каким-то чудом ей удалось перебраться через реку и вскарабкаться на гору, где стояла его хижина. А теперь у нее появилось устойчивое впечатление, что прошлое осталось где-то там, за мостом, и отделено от нее бурным потоком. Потоком воды, потоком событий минувшей ночи.

Если бы выбор был предоставлен ей, Мариссе, она предпочла бы остаться по эту сторону моста. Но Брэди уверял, что память должна к ней вернуться. И к этому надо быть готовой. Что принесут ей воспоминания? Радость? А может быть, боль прозрения? Последнее почему-то казалось ей более вероятным. Все размышления над прошлым и будущим неизменно подводили Мариссу к одному выводу: раз у нее на пальце нет обручального кольца, ничто в этом мире не помешало бы ей остаться с Брэди. Если он этого захочет. Если…

Прислонившись к краю раковины, Брэди, не мигая, вглядывался в полупрозрачную стенку кабины. Сквозь нее просвечивало стройное тело молодой женщины, ставшей столь желанной.

Брэди жадно следил за движениями ее руки, проводившей мылом то вверх, то вниз. Вот Марисса повернулась к нему боком, и его глазам предстал обворожительный абрис ее высокой груди. Марисса невольно соблазняла его, действуя успешнее искушенных в обольщении женщин, в немалом количестве попадавшихся в прошлом на жизненном пути Брэди.

Он весь напрягся, затвердел, запылал. Вырывавшиеся из душа клубы пара обволакивали его мягкой и теплой мглой. Но Брэди прекрасно понимал, что не этот жар вызывает у него испарину.

– Какое блаженство стоять вот так под душем! – без тени смущения произнесла Марисса. – Только отчего у меня так болят плечи?

– Вероятно, вы очень крепко сжимали руль во время аварии, – машинально сказал Брэди, почти не улавливая смысл ни в ее словах, ни в своем относительно разумном ответе.

– Наверное, вы правы, – туманно заметила Марисса, которой, судя по всему, было неприятно упоминание о происшествии.

Брэди отер со лба капельки пота.

– По-моему, вам пора выходить. Вы ведь в первый раз как следует встали на ноги.

Марисса отложила мыло.

– Хорошо, – тут же согласилась она, – я только помою голову…

Марисса повернулась, встала под душ, поднесла руки к голове и невольно вскрикнула от боли..

Брэди шагнул на середину комнаты, готовый к действию.

– Чем вам помочь? – заботливо спросил он. – Что случилось?

– Ничего страшного, просто от боли я не могу поднять руки. Выходит, мне сегодня не суждено вымыть голову, – добавила она с таким огорчением, что Брэди, не раздумывая, вызвался ей помочь.

– Я сам помою вам волосы.

– Правда? – простодушно обрадовалась Марисса.

Брэди с силой зажмурил глаза. Проклятье! И что его дернуло за язык? Но отступать было некуда.

– Конечно. Выходите из душа, вытирайтесь, отдохните, а я приготовлю воду на кухне.

Он услышал, как Марисса выключает душ.

– Что-нибудь еще? – на всякий случай спросил он.

– Подайте, пожалуйста, полотенце, – попросила женщина.

Приоткрыв створку кабины, она протянула руку, невольно открывая его жадному взору кусочек нежной белой груди, венчаемой плотным розовым соском. Бросив ей полотенце, Брэди, давясь проклятьями, выскочил из комнаты.

Он продолжал бормотать ругательства и несколько минут спустя, сидя на кухне и безуспешно стараясь успокоиться. Какая идиотская ситуация! Этот дом стоит здесь, на горе, уже пятнадцать лет. И здесь не однажды бывали женщины, и он весьма приятно проводил с ними время. А с Мариссой он чувствовал себя словно у подножия действующего вулкана.

Без малейших усилий она вязала из него узлы. Боже милостивый, а что с ним будет, если она вздумает приложить усилия?

«Не надо спешить, – напомнил себе Брэди. – Пока что никаких козней она не строит. Я должен сделать для нее все, что в моих силах, проявлять терпение, пока к ней не вернется память, а потом выпроводить ее домой как можно скорее».

Итак, план действий был намечен. Оставалось лишь его осуществить.

Как только Марисса показалась на кухне, Брэди в сердцах швырнул через комнату подвернувшееся под руку кухонное полотенце. Он даже не попытался объяснить свою дурацкую выходку. Впрочем, Марисса, кажется, ее и не заметила.

– Надеюсь, вам не составит труда наклониться над раковиной, – как можно вежливее и равнодушнее сказал Брэди.

Марисса сразу почувствовала, что он чем-то раздражен. Она постаралась прокрутить в памяти минувшие полчаса, но не нашла в них ничего примечательного.

Но раздражение Брэди, чем бы оно ни было вызвано, лишь усиливало его мужскую притягательность, так что у Мариссы в буквальном смысле подкосились колени. Наученная горьким опытом, она умолчала о производимом им впечатлении.

Она лишь переспросила:

– Вы хотите, чтобы я наклонилась над раковиной?

Он коротко кивнул.

– Это не займет много времени.

– Хорошо, как скажете, – согласилась Марисса.

Подойдя к раковине, она стала расстегивать рубашку, в которую переоделась после душа.

– Что вы делаете? – всполошился Брэди.

Марисса застыла в испуге.

– Извините, я без разрешения взяла чистую рубашку, – пробормотала она. – Надеюсь, вы не рассердитесь, просто мне в ней так удобно…

– Я не о том, – грубовато перебил Брэди. – Зачем вы расстегиваете пуговицы?

– Чтобы вы не забрызгали ворот шампунем, – просто ответила она.

Расстегнув рубашку на треть, она с гримаской боли повела плечами, спуская ее и обнажая часть спины.

Брэди чуть не сломал пальцы, поворачивая кран.

– Это не займет много времени, – промямлил он и тут же заметил, что повторяется.

Марисса наклонилась над раковиной, облокотившись на край. Поскольку волосы у нее уже были мокрые, Брэди наскоро налил в ладонь шампуня и стал торопливо втирать его в распущенные пряди. Но чтобы намылить всю голову, ему пришлось встать к Мариссе вплотную, и близость трепетных округлостей ее тела вовсе не способствовала сохранению его душевного покоя.

– Брэди, я уже не могу терпеть! Полегче, – взмолилась Марисса.

Пальцы Брэди замерли, и он понял, с какой силой натирал ей голову.

– Черт возьми, в следующий раз сразу же скажите, если я причиню вам боль.

– Вот я и сказала.

Как показалось Брэди, эти слова прозвучали непривычно сухо, что еще более испортило его настроение. Теперь он массировал голову Мариссы мягкими прикосновениями. По ее шее и спине потекли струйки шампуня, искушая пальцы Брэди последовать за ними. Но Брэди мужественно перебирал пряди волос. И если временами кончики пальцев задевали шею или плечи Мариссы, это была чистая случайность.

Ритмичные прикосновения грубоватых пальцев Брэди наполняли тело Мариссы неизъяснимым блаженством. Она остро чувствовала его близость, волнующую и возбуждающую. Где-то глубоко внутри у нее зародился и стал стремительно нарастать нестерпимый жар, весьма недвусмысленно связанный с этим импровизированным массажем. Кровь властно застучала в висках. Возбуждение вызвало ощущение пустоты в животе, какое бывает у пассажиров легкого самолета, падающего в воздушную яму.

Когда, вылив на ее голову последнюю порцию воды и смыв шампунь, Брэди завернул кран, Марисса почувствовала острое сожаление, что восхитительным ощущениям пришел конец.

Замотав голову Мариссы полотенцем, Брэди помог ей выпрямиться.

– Ну, как вы себя чувствуете? Хотите присесть?

У нее действительно кружилась голова. Правда, Марисса не была уверена, что, опустившись на стул, почувствует себя лучше.

– Да, пожалуй, – согласилась она.

Проводив ее в гостиную, Брэди помог ей устроиться на ковре у камина.

– Раз вы не в состоянии поднять руки, я, пожалуй, помогу вам и причесаться.

– Сколько у вас из-за меня хлопот, – мягко заметила Марисса.

Подойдя к ней сзади, Брэди уселся так, что Марисса на мгновение случайно прижалась к самому чувствительному, мгновенно отреагировавшему на ее близость органу его напрягшегося тела. И он снова упрекнул себя за неосторожность.

Брэди подумал, что, запретив себе и мечтать о близости с Мариссой, он бессознательно стремится урвать хоть каплю наслаждения от близости с этой изумительной женщиной. И это лишь увеличивало в нем желание, не находившее выхода.

Он неторопливо проводил расческой по сверкающим чистотой прядям, временами разбирая пальцами спутавшиеся волосы.

– Не беспокойтесь. – Его грубый, хрипловатый голос странно не соответствовал ласковым движениям.

– Как же мне не беспокоиться? Я же вторглась в вашу жизнь, облачилась в ваш гардероб…

– Помимо фланелевых рубашек, у меня есть и другая одежда…

Она только что вышла из-под душа и не пользовалась духами. Почему же всякий раз, наклоняясь над ней, он ощущал едва уловимый упоительный аромат женственности и соблазна?

– Видите ли… Я только хотела спросить. Я заметила, что моя благодарность вас смущает… Не понимаю почему?

– В ней нет никакой необходимости.

Он и раньше в порыве страсти запускал пальцы в волосы женщин. Но ему в жизни не приходилось мыть голову своим партнершам или даже причесывать какую-нибудь из них. Брэди пережил момент особой близости, о существовании которой даже не подозревал. И эта таинственная близость, более духовная нежели физическая, ошеломила его больше, чем обычное плотское возбуждение.

Он подумал, что и внешне, и на ощупь ее волосы напоминают мокрый шелк.

– Тем не менее, как только мне станет лучше, я буду помогать вам по дому, – решительно заявила Марисса.

– У меня раз в неделю дом убирает приходящая прислуга, – возразил Брэди.

Марисса попыталась обернуться и посмотреть на него через плечо, но он остановил ее, сжав ей виски руками.

– Сидите смирно, или я случайно сделаю вам больно.

Она не придала значения внезапному изменению его голоса.

– Значит, я должна отблагодарить вас чем-то другим, – настаивала она.

– Должны, – подтвердил Брэди. – Вы должны поправиться.

Марисса задумалась, в рассеянности облизывая нижнюю губу.

– А вы ляжете сегодня со мной? – Марисса почувствовала, как напряглось его тело. – То есть я хочу сказать, вы будете рядом со мной, как вчера?

Расческа застыла в его руке.

– Не думаю.

– А мне бы от этого стало лучше, – продолжала Марисса.

– Видите ли, прошлой ночью мне приходилось время от времени будить вас. Я должен был следить, что вы спите, а не находитесь без сознания. А сегодня это уже излишне.

Но Марисса была не согласна, она так нуждалась в нем! И хотя пока не могла разобраться в своих чувствах, они не делались от этого слабее.

– Где вы будете спать? – спросила она.

– Здесь, на кушетке, – ответил Брэди. – Мне здесь вполне удобно, не беспокойтесь.

Марисса медленно раскачивалась в кресле-качалке из соснового дерева и с мечтательной улыбкой поглаживала бархатистую поверхность подлокотника. Вчера она поняла, что Брэди для нее не только спаситель. Это был мужчина, к которому ее неудержимо влекло. А сегодня она открыла для себя его дом, который поверг ее в неподдельный восторг.

В этом простом строении из бревен и камня не было ничего претенциозного, ничего лишнего. Теплые и светлые комнаты дышали уютом, среди которого не находилось места модным диванам причудливых форм и многочисленным совершенно никчемным подушечкам, рекламируемым современными дизайнерами. Никаких дорогих безделушек, ковров – словом, ничего из тех предметов, которые традиционно используются для украшения жилища!

Но зато здесь был душевный комфорт. Этот дом благоприятствовал творчеству и покою. И какие бы бури ни бушевали за его стенами, внутри всегда было тепло и безопасно.

Куда бы ни обращался взор, Марисса всюду подмечала приятные детали. Часть дощатого пола покрывал большой ковер без ворса, расцвеченный бесформенными пятнами рыжевато-коричневого, золотистого и кофейного оттенка. Поодаль лежали несколько ковриков поменьше. Своей безыскусной простотой и теплым колоритом они прекрасно гармонировали с некрашеным деревом стен.

Два дивана и один стул были закрыты чехлами из голубого твида. На камине стояла корзинка с сосновыми шишками и сухими соцветьями каких-то местных растений. Внимание Мариссы привлекли две деревянные фигурки, также стоявшие на каминной доске: очаровательная задумчивая сова и домовитая, грубовато вырезанная утка. Все эти нехитрые украшения создавали ощущение безмятежного спокойствия, какое может сохраняться только в таком месте, далеком и от бешеного ритма шумных городов, и от мелочной повседневной суеты полусонной глубинки. Ей хотелось остаться здесь навсегда, уютно закутаться в надежный кокон, который будет оберегать ее от боли и одиночества.

От боли? Марисса нахмурилась. Значит, в том, далеком, внешнем мире, оставшемся за мостом, была какая-то боль? Может быть, она стала такой нестерпимой, что милостивый Бог даровал ей забвение? Но Марисса была не готова к тревожным мыслям и, без труда отогнав мучительный вопрос, с наслаждением вновь погрузилась в свое умиротворенное состояние.

Вернулся Брэди, который на пару часов выходил из дома.

– Ну как, дождь прошел? – спросила Марисса.

Небрежно сбросив джинсовую куртку, Брэди повесил ее на деревянную самодельную вешалку.

– Не совсем. Все еще накрапывает. Знаете, такой мелкий дождичек, какой может зарядить на несколько дней кряду.

Брэди заметил, что теперь на Мариссе надета клетчатая, пурпурная рубашка. И по тому, как ткань прилегала к округлостям ее тела, можно было с уверенностью сказать, что, кроме этой рубашки и трусиков, на ней ничего не было. Очевидно, она решила не стеснять себя условностями во время своего выздоровления, и он был не вправе предъявлять ей за это претензии. Не ее вина, что он не может отвести от нее глаз!

Брэди скользнул взглядом по нежно-розовой полоске ее шеи, видневшейся из-под расстегнутого ворота, по длинным, стройным ногам и, наконец, по голым ступням, почему-то показавшимся ему особенно чувственными.

– Но буря еще вернется. Уж поверьте, я не ошибаюсь.

– Откуда вы знаете?

Он провел ладонью по мокрым взъерошенным волосам и подошел к огню.

– Я ведь живу здесь, в горах, не первый год. Бури так просто не отступают. Они бродят по округе, набираясь сил, чтобы снова обрушиться на этот лес.

Марисса невольно вздрогнула.

– Я ненавижу бури! – воскликнула она.

Брэди внимательно взглянул на нее. «Интересно, о какой буре она сейчас подумала? О той, недавней, когда оказалась на пороге этого дома, или о какой-нибудь другой?»

– Не бойтесь, – постарался он успокоить свою гостью. – Даже если она вернется, вы будете в безопасности.

– Знаю. – Марисса тряхнула головой. Распущенные волосы мягко хлестнули Брэди по лицу. – Мне действительно очень повезло.

– Повезло? – Брэди недоверчиво усмехнулся. – Вы пережили аварию, оказались в чужом месте, потеряли память – и после этого говорите о везении?

– Но за то я нашла вас!

Брэди бросило в жар. Чтобы вернуть хладнокровие, он рывком встал на ноги, подошел к камину и стал разгребать кочергой вяло тлеющие поленья.

– Кстати, не пора ли вам вздремнуть? – напомнил он. – Я за сегодняшний день спала уже три раза, как грудной ребенок.

– Отдых – это лучшее лекарство, какое я могу вам предложить.

– А знаете, я сегодня бродила по дому и пришла к выводу, что вы очень любите прикосновения.

– Как это понимать? Какие прикосновения? – насторожился он.

– Вы любите, чтобы рядом с вами были вещи, к которым приятно прикасаться.

«Я хотел бы, чтобы рядом были вы», – Брэди чуть не сказал этого вслух.

– Да, я действительно люблю прикосновения.

Брэди решил отвлечься от опасных мыслей и попытался оценить ее состояние, как это сделал бы врач. Но это оказалось невозможно. Несомненно, ее физическое самочувствие улучшалось, и относиться к ней как к больному ребенку уже не было оснований. Однако Брэди решил, что здоровье в данном случае будет самой благодатной темой разговора.

– Как вы себя чувствуете?

– Головная боль почти прошла, а сознание – как небо за окнами – все во мгле.

Марисса вглядывалась в огонь. Ей вдруг припомнилось старинное поверье: если долго смотреть на пламя, то увидишь в его отблесках свое будущее. «Лучше бы мне показали мое прошлое», – с горечью подумала она.

На смену недавней безмятежности пришла тревога, от умиротворенного настроения не осталось и следа. Марисса зябко съежилась, закрыла лицо руками. Эта ее поза выражала глубокое смятение.

Заметив перемену, произошедшую в ней, Брэди поспешил заговорить на другую тему. Опустившись на кушетку, он, немного помедлив, сказал:

– А знаете, Роден успел к вам привязаться!

Как и рассчитывал Брэди, упоминание о его симпатичном ирландском сеттере вызвало у Мариссы улыбку.

– Он замечательный пес. Как я вам завидую! У меня никогда не было собаки.

Брэди весь превратился во внимание. Марисса говорила небрежно, очевидно, не замечая, что она что-то вспомнила.

– Не было? – на всякий случай переспросил он.

Марисса покачала головой.

– Нет, никогда.

– В детстве у меня была пара собак, но потом я перестал держать животных. А года два назад я заехал к другу, который живет внизу, в городе. Незадолго до того его сука как раз преподнесла ему в подарок целый выводок щенков. Когда я шел к дому, корзина с малышами была выставлена на заднее крыльцо. Роден был из них самым неказистым. Маленький, тщедушный, он и ходить-то как следует не умел. А его братья и сестры уже твердо стояли на лапах. Одного уже даже забрали покупатели. И вообразите, как только я подошел, этот заморыш выбрался из корзины и поковылял за мной.

Пока я был в гостях, он ни на минуту не отставал от меня, правда, то и дело засыпал у меня на ногах. Когда пришло время уезжать, стало ясно, что мне с ним не расстаться. Убежден, что если бы я его не забрал, он самостоятельно прибрел бы сюда, вскарабкался на эту гору и поселился здесь. Кстати, друг рассказывал, что при появлении покупателей Роден вообще не шевелился, притворяясь полуживым. Очевидно, хотел представиться совершенно бесперспективным приобретением. Забавно, правда?

– А по-моему, это вполне естественно. Он просто ждал вас.

Эта фраза была сказана с такой теплотой, что Брэди сделалось не по себе.

– Вы говорите, что в детстве держали собак. А вы что, росли где-то поблизости? – спросила Марисса.

– Да, совсем рядом.

– А ваши родители? Они живы?

Мариссе было интересно все, что касалось этого мужчины, завладевшего ее мыслями… и сердцем.

– Мать с отцом по-прежнему живут в нашем старом доме на северной окраине городка.

– Мне представится случай с ними познакомиться?

Этот вопрос озадачил Брэди. Поколебавшись, он ответил:

– Не думаю.

Марисса постаралась скрыть горечь, вызванную упоминанием о чьем-то семейном доме, о нормальной, понятной жизни, к которой ей не позволено прикоснуться.

– Как бы мне хотелось знать, есть ли у меня родители или кто-то из близких!

Брэди почувствовал, что их разговор снова зашел в тупик.

– Марисса, я только хотел сказать, что вы вот-вот все вспомните и захотите уехать домой. Вас там ждет ваша жизнь, ваши друзья, и вы вряд ли будете возвращаться в памяти к этим местам…

Она прикрыла глаза, тени от ресниц легли на щеки.

– Да, наверное.

Последовало неловкое молчание.

Брэди с болью наблюдал, как Марисса все глубже погружается в отчаяние. Ах, как бы он хотел ей помочь!

Мысль о скорой разлуке неотвязно преследовала его. Он старался запомнить милый образ этой женщины. Изысканные черты лица, грациозный изгиб шеи, будто точеные линии тела. Господи, вот бы воплотить это совершенство в скульптуре, заглянуть за эту безукоризненно элегантную оболочку!

Какие тайны открылись бы перед ним? Какие мысли, какие мечты?

Кто населяет ее жизнь в обычном мире: какие друзья, родные, любовники…

Он бы многое отдал, чтобы, воплотив в материале образ этой женщины, проникнуть в ее тайны. Но Брэди не обольщался: при всем своем мастерстве он был не в силах выполнить эту задачу. Самое большее, что у него получится, – точная копия модели. Никто не смог бы воссоздать подобную красоту.

Брэди сидел молча, не решаясь расстроить Мариссу очередным неуместным замечанием.

Наконец Роден бесцеремонно вывел ее из глубокой задумчивости. Уткнувшись мордой ей в колено, он постарался подсунуть голову под ее ладонь, в надежде, что уж тогда его точно погладят. Марисса не удержалась от улыбки:

– Какой ты хороший, умный пес!

Роден с готовностью завилял хвостом в знак совершенного согласия.

Марисса перевела взгляд на Брэди.

– А куда вы ходили, пока я спала?

– Надо было кое-что поделать в мастерской.

– Я отрываю вас от работы.

Она сказала это с таким искренним смущением, что Брэди поспешил ее успокоить:

– Не волнуйтесь, когда я захвачен работой, меня не может отвлечь никто и ничто. Просто сейчас мне важнее быть рядом с вами.

– Вы так добры ко мне, Брэди. Просто не знаю, как мне вас отблагодарить.

Брэди сдвинул брови.

– Марисса, – начал он серьезно. – Знайте, что вы мне совершенно ничем не обязаны. Когда к вам вернется память, – а я уверен, что этот момент не за горами, – вы не должны забывать эти слова.

Почему-то от этих слов Мариссе стало не по себе. Но она не обиделась на резковатый тон, каким они были произнесены. У нее было такое ощущение, что она знакома с Брэди всю жизнь. И в каком-то смысле она была недалека от истины. Ведь ее теперешняя жизнь, во всяком случае, по сути, началась в тот момент, когда она перешагнула порог его дома.

– Я хотела бы посмотреть вашу мастерскую, – сказала Марисса.

Он пожал плечами.

– Пожалуйста, только вначале вам нужно немного окрепнуть.

– Хорошо, – как обычно согласилась Марисса. – Мне кажется, вы сказали, что сами построили этот дом? Или это плод моего воображения?

– Действительно построил, и действительно сказал. Помните, вы боялись грозы, а я убеждал вас, что здесь вполне безопасно?

– А как вам это удалось?

– Каменную кладку делали настоящие строители, в этом я не специалист. Но я сам валил деревья, обстругивал бревна. Я даже научился проводить электричество и прокладывать водопроводные трубы. И так, шаг за шагом – получился дом. До этого у меня была еще пара домов, в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, но потом… Впрочем, это долго объяснять. В общем, я решил вернуться поближе к родным местам. И вот я живу здесь уже пятнадцать лет.

Марисса едва заметно улыбнулась, почувствовав в его голосе гордость и удовлетворение.

– Я в жизни так тяжело не работал, – продолжал Брэди, – но я ни одной минуты не жалел об этой затее. Этот труд был мне нужен, как воздух.

– Почему?

Брэди помедлил с ответом.

– Иногда перестаешь отличать важное от ничтожного. Возвращение в горы и строительство этого дома вернули меня в реальный мир.

– Реальный мир, – едва слышно повторила Марисса. А вслух добавила: – Мне нравится ваш реальный мир. И мне нравится отделка дома. Это тоже – дело ваших рук?

Брэди рассмеялся.

– В этом доме нет никакой особой отделки.

Мариссе показалось, что Брэди не понравилось слово «отделка».

– Я хотела спросить, это вы покупали мебель и всякие вещи?

– Да. Я выбирал то, что мне удобно. И я своими руками сделал это кресло-качалку, вон тот стол и еще несколько предметов попроще. Кое-что из обстановки я заказывал местным мастерам: ковры, вазу, каминную решетку.

Марисса в задумчивости погладила подлокотник качалки.

– Я всегда любила раскачиваться в кресле перед камином, а вы?

– Я тоже.

Брэди снова насторожился. Уже во второй раз Марисса говорит о прошлом, похоже обретая память. Он в напряжении ожидал, что произойдет дальше.

– Когда я была еще совсем маленькой девочкой, у меня было красное креслице-качалка.

Вдруг Марисса напряженно застыла, потом поднесла руку к виску, прикрыла глаза и взволнованно заговорила:

– Что со мной? Только что что-то мелькнуло в мозгу. И вдруг опять провал, совершенная тьма!

– Не торопите события, Марисса. Все придет своим чередом, – резонно посоветовал Брэди, отмечая, что он как будто не очень рад симптомам приближающегося возвращения памяти.

– Но я же что-то вспоминала! У меня в голове всплыла какая-то картина… Красное детское креслице. Но теперь она исчезла, и я не знаю, что хотела рассказать.

Брэди опустился перед Мариссой на колени и взял ее за обе руки.

– Все хорошо, – заговорил он терпеливо, как с ребенком. – Пока что не думайте об этом. Переключитесь на что-нибудь другое. Поиграйте с Роденом, пройдитесь по дому. Займите себя мыслями о погоде. Наполните свое сознание чем-то другим.

Марисса прерывисто вздохнула. Его близость успокаивала ее смятение.

Легонько погладив Брэди по щеке, она сказала:

– Мои мысли заполнены вами.

Он чуть не застонал. Ее прямота доводила его до отчаяния. Что ж, Брэди сам виноват, он же говорил, что для размышлений подойдет любой предмет. Вслух он возразил:

– Вы не должны так говорить.

– Почему? – Марисса пытливо уставилась на него.

– Потому что вы сейчас – не вы. Без воспоминаний человек становится совсем другим.

– А если бы память вернулась ко мне, и я снова повторила бы те же слова? Что бы вы тогда сделали?

Брэди стиснул зубы и стал мерными движениями потирать ее напряженные плечи.

– Ответ зависел бы от очень многих обстоятельств, – уклончиво ответил он. – Мне было бы не так просто решиться.

Она не отводила от него затуманенного взора.

– Вы что, полагаете, что после аварии я пришла сюда, разыскивая вас?

– Вначале я подумал именно так… Ведь вы с порога сказали: «Слава Богу, я тебя нашла!»

– Неужели?

– Более того, вы дважды повторили эту фразу, Марисса. Вы сами знаете, что имели в виду?

– Понятия не имею. Я даже не помню, что говорила это.

– Ладно, неважно, – отмахнулся Брэди. – Это не имеет значения.

Но у него создалось впечатление, что слова были сказаны неспроста. Он посмотрел на ее рот.

Марисса по своей привычке облизывала нижнюю губу.

– А здесь поблизости кто-нибудь живет? Может быть, я ехала сюда к кому-то в гости? – предположила она.

Брэди снял руки с ее плеч, но оставался сидеть на коленях прямо перед ней.

– Нет. За мостом начинается моя земля. А я в тот вечер не был расположен принимать компании. Но это ничего не значит. Может быть, вы заблудились, свернули не туда и заехали в незнакомое место?

А Мариссе так хотелось надеяться, что их что-то связывает!

– Может быть, я все-таки зачем-то искала вас… – неуверенно предположила она.

– Не думаю, Марисса. Помните ту кредитку на бензин? Наш начальник полиции пытается по ней отыскать ваш след. Не исключено, что завтра у него будет какая-нибудь информация.

На ее лицо легла тень.

Брэди догадался, что она чувствовала: он и сам не желал, чтобы Том выяснил, откуда взялась эта женщина. Ему хотелось, чтобы она принадлежала только ему. Какой он после этого негодяй! И как естественно такое желание для нормального мужчины!

Сколько сил ему потребуется, чтобы удержать при себе свои желания, свои эмоции, свои мысли…

– А что случится, если ему удастся выяснить, откуда эта карточка?

– Том свяжется с полицейским участком, расположенным ближе всего к вашему дому, и выяснит, поступали ли заявления о пропаже человека.

– А если меня кто-то ищет?

– Вашим близким сообщат, что вы нашлись, и они скорее всего приедут за вами сюда, – Брэди при этом подумал, что ему только не хватает прибытия родственников Мариссы в свой дом.

Марисса нахмурилась.

– Но ведь им придется подождать, пока починят мост, правда? – В ее голосе прозвучала надежда.

«Надежда на промедление», – предположил Брэди.

– Да, без моста сюда не добраться.

– Тогда я хочу, чтобы его восстанавливали целую вечность, – простодушно призналась она.

Втайне обрадовавшись ее словам, Брэди постарался призвать на помощь доводы рассудка.

– Вы говорите так потому, что не можете вспомнить своих родных. Пока единственный человек, которого вы знаете, это – я.

– И вы единственный, кого я хочу знать, Брэди! – с жаром воскликнула Марисса. Вдруг в каком-то неожиданном для самой себя порыве она выдохнула: – Я люблю вас, Брэди!

Он оторопел, не зная, как реагировать на это неожиданное признание.

– Вы не понимаете, что говорите, Марисса.

– Нет, понимаю, – возразила она спокойно и уверенно, как говорит человек, высказывающий давно созревшую мысль. – Я только сейчас это поняла, – продолжала Марисса, – но это не умаляет правдивости моих слов. Я люблю вас.

– Господи! Но вы же увидели меня всего два дня назад! Это слишком короткий срок для серьезного чувства! Вы же совсем меня не знаете!

– Нет, знаю. Я знаю, что вы добрый, и заботливый, и нежный…

– Добрый? – грубо перебил Брэди. – Я бываю всяким, но доброта – мне вовсе не свойственна. О моей нежности говорить тоже не приходится. Черт побери, я не дам вам делать из меня героя, которым я отнюдь не являюсь, а то потом вы станете обвинять меня за то, что я не оправдал ваших ожиданий.

– Вы никогда не разочаруете меня!

Брэди подавил вырывающийся у него из груди глухой стон. Какой мужчина в здравом уме оттолкнет от себя такую красивую женщину? Более того, женщину, убежденную, что ее избранник, если это понадобится, способен повернуть реки вспять? Брэди понимал, что это глупо но, в то же время чувствовал, что своим восхищением Марисса была способна удесятерить его силы, его творческие возможности.

– Послушайте, что я вам скажу, Марисса. – Он постарался говорить внушительно. – Когда утенок вылупляется из яйца, он устремляется за первым движущимся предметом, попавшимся ему на глаза. Это как раз тот случай. Вы потеряли память, открыли глаза, очутились в новом мире и увидели меня. Вы были до смерти напуганы и вцепились в меня, решив, что надежнее человека не найти. Но я мог бы назвать вам десяток женщин, оставивших меня в убеждении, что связь со мной вовсе не так безопасна. Но и это не важно. Ваша амнезия вскоре пройдет, и нам надо узнать, кто вы.

– Зачем?

Этот наивный вопрос задел его за живое.

– Рано или поздно выяснится, что я не единственный мужчина в этом мире. Ради своего спокойствия я предпочел бы, чтобы это произошло как можно скорее. – Просунув руку в ворот фланелевой рубашки, он дотронулся до обнаженной шеи Мариссы.

От его прикосновения у нее перехватило дыхание. И ей очень хотелось верить, что Брэди испытывает то же.

– А что, если в моей жизни действительно есть мужчина? – в смятении проговорила она.

– Тогда, голубка, я постараюсь держаться от вас как можно дальше.

Марисса с трудом глотнула воздух. Ее взгляд был полон мольбы.

– И вам бы это удалось? – Я бы скорее умер, но не отступился от задуманного.

– Похоже, это далось бы вам нелегко, – полунасмешливо заметила Марисса.

– Оставим этот разговор, – попросил Брэди. – До добра он нас не доведет.

– Я хочу тебя, Брэди, – хрипло прошептала Марисса.

Его пальцы сжались у нее на шее. Челюсти напряглись. И он резко сказал:

– Ты бы не поняла, кто ты, даже если бы я тебе об этом рассказал. И ты знать не знаешь, что такое желание.

– Но я чувствую жар и тяжесть, нежность и огонь. Ведь именно это и называют желанием?

– Прекрати.

– Я хочу тебя…

Он впился в ее губы с той жаждой, которую так долго старался подавить. Забывшись всего на момент, Брэди дал волю обуревавшим его чувствам. Порывы страсти сотрясали его сильное тело. Марисса льнула к нему с покорностью плюща, с цепкостью этого странного растения. Она была полна такой готовности отдавать себя, какой Брэди не встречал ни у одной женщины.

По сути она предоставляла ему карт-бланш, разрешая поступать по его усмотрению. Она позволит ему все. Если это продлится еще хоть секунду, рассудок окончательно отступит под напором всепоглощаюшего чувства, и он утратит представления о добре и зле. Так он дойдет до безумия. До безумства! Безумства любви!

Почувствовав нежное прикосновение шероховатых пальцев к атласу своей груди, Марисса радостно вскрикнула. Кто в прошлой жизни целовал, кто ласкал ее, кто доводил ее до полуобморока любовной горячки, делая с ней то, что так хотелось Брэди?

А может быть, еще важнее то, какой она станет, когда вновь обретет память?

Выпуская ее из своих объятий, Брэди ощутил тупую пульсирующую боль во всем теле. Теперь он искренне желал, чтобы она как можно скорее все вспомнила. От этого будет зависеть его, а возможно, и их общая судьба…

Чтобы их страсть нашла свое естественное завершение, они должны стоять на равных.

Ему нужно, чтобы она все вспомнила.

Потому что, пока этого не произойдет, его жизнь будет оставаться тем томительным кошмаром неудовлетворенных желаний, который неумолимо нарастал в минувшие часы.

Глава IV

– В конце концов компания, выдавшая кредитную карточку, оказала любезность, – рассказывал Том. – Они сообщили адрес для корреспонденции. К счастью, дали имя и название улицы, а не номер почтового ящика. Кстати, это Даллас. Я тут же связался с ближайшим полицейским участком, эту особу они узнали сразу же. Говорят, она частенько фигурирует на страницах местной светской хроники, но о ее исчезновении никто не заявлял. Я попросил их съездить по тому адресу и предупредить ее домашних, что она в целости-сохранности. Прием.

Не замечая, как крепко он сжимает микрофон, Брэди спросил:

– Не знаешь, они кого-нибудь застали по этому адресу? Прием.

– Пока не знаю. Они еще не перезванивали. Но как только они откликнутся, я тебе сообщу. Кстати, как она себя чувствует? Прием.

– Лучше. Я хочу, чтобы она показалась врачу, как только восстановят мост. Пока кажется, что она выздоравливает. Вот только память к ней все еще не вернулась.

Почувствовав, что слишком увлекся, Брэди прервался на полуслове.

– Большое спасибо, Том. Держи меня в курсе. Пока. Конец связи.

Откинувшись на спинку стула, Брэди потер глаза. Сейчас Мариссе вроде бы все равно, кого или что она оставила в прошлом. Но это временное состояние, она просто напугана. Он, Брэди, хочет, чтобы она все вспомнила.

В мозгу Брэди снова и снова прокручивались странные слова, произнесенные Мариссой, лишь только она очнулась. Итак, она открыла глаза и сказала: «Слава Богу, я тебя нашла!» Судя по тому, что все ее воспоминания оказались полностью стерты амнезией, эта фраза вышла из глубины подсознания.

Брэди нахмурился. Черт возьми, ну конечно, он все осложняет. Она в одиночку продиралась сквозь лес и, конечно, обрадовалась, что наткнулась на какого-то человека. Иначе ее было бы некому спасти и она скорее всего погибла бы на этой горе. Вот и все. Не надо вдаваться в психологические тонкости.

Но если все действительно так просто, то почему Марисса так цепляется за него, словно до сих пор боится утонуть? Похоже, что она продолжает считать его своим единственным защитником. Но зачем ей теперь защита? Она и так в безопасности.

Или опасность все-таки есть?

Брэди взволнованно ходил взад и вперед по комнате, как будто это монотонное движение могло подсказать ответы на многочисленные вопросы. Возможно ли, что над этой женщиной тяготеет какая-то неведомая угроза? Ведь жизнь полна самых разнообразных опасностей! Нечто повергло Мариссу в такой ужас, что она лишилась памяти. Возможно, таким образом, ее сознание огородило себя от непосильного бремени. Во всяком случае, в полиции не имели на Мариссу никаких данных. Иначе далласские коллеги обязательно уведомили бы Тома. Так от чего, от кого ей хочется укрыться?

Встав посреди комнаты, Брэди заставил себя сделать три глубоких вдоха, чтобы успокоиться. Его творчество требовало терпения и усидчивости, которые давались ему без труда. Ему постоянно приходилось методично, час за часом обрабатывать кусок дерева: вырезать, долбить, зачищать поверхность, добиваясь желаемого эффекта. Это весьма монотонное занятие никогда не раздражало его.

Но как только дело касалось Мариссы, терпение изменяло ему, падая ниже нулевой отметки. Его волновали ее обаяние, ее страх, ее загадочно утраченная память, ее прошлое. Брэди лихорадочно ожидал, когда прекратится действие шока, понимая, что лишь после этого странная женщина обретет свое подлинное «я».

Брэди связывал со своей незваной гостьей целый букет желаний. Он хотел, чтобы она как можно скорее полностью поправилась. Он рассчитывал, что, вопреки теперешним страхам, она будет в безопасности, что никакая реальная угроза не нависает над ней. Он мечтал, что после этого Марисса навсегда уберется из его жизни. Он с облегчением вздохнул, когда смог сформулировать эти свои желания, хотя сердце его говорило совсем другое.

Развернувшись на пятках, Брэди отправился ее искать.

Марисса оказалась на кухне. Она испуганно разглядывала старинную, чуть ли не антикварную вафельницу, с шипением расплевывающую по всему столу жидкое тесто.

– Что вы тут делаете?

Марисса повернула голову и кисло улыбнулась.

– Я сделала про себя одно открытие. Оказывается, я совсем не умею готовить. Во всяком случае, я не знаю, как печь вафли.

Брэди подошел к столу и выключил вафельницу.

– А как вас вообще сюда занесло? Если вы проголодались, надо было сказать мне. Я бы вас накормил.

– Мне не хотелось вас тревожить, – оправдывалась Марисса, как нашкодившая девчонка. – И потом я выздоравливаю, так что мне надо больше двигаться.

Марисса подцепила пальцем капельку разбрызганного по столу теста и с удовольствием слизнула ее. – Я заглянула на кухню, нашла пачку смеси для вафель и эту вафельницу. Прочитала инструкции, они показались мне достаточно простыми. Тесто получилось прекрасное. Не понимаю, что я сделала не так.

Она собрала со стола еще одну порцию загубленного теста и, поднеся руку к губам Брэди, предложила ему попробовать.

– Смотрите, как вкусно!

– Нет, спасибо, – сухо отказался он.

Брать в рот ее пальцы – не самая подходящая затея, принимая во внимание выбранную им линию поведения. Он завороженно следил за движениями Мариссы, которая, недоуменно пожав плечами, принялась слизывать отвергнутое Брэди лакомство.

Едва оторвав от нее взгляд, Брэди открыл вафельницу.

– Мне кажется, что вы вылили сюда сразу всю массу. Надо же загружать по полчашки, в крайнем случае по три четверти чашки.

– Вот как, – вздохнула Марисса. – Интересно, я и раньше не умела готовить, или просто сказывается моя амнезия? Как, по-вашему?

Она в задумчивости покусывала нижнюю губу, ожидая его ответа.

– Не знаю.

Брэди потянулся через ее плечо за тряпкой, собираясь стереть остатки теста, и нечаянно коснулся ее упругой груди. Подождав, пока утихнет мгновенно вспыхнувший жар, он осведомился:

– А что, для вас это действительно важно?

– Во всяком случае, это кажется мне интересным.

Вытерев с вафельницы излишки теста, Брэди напомнил:

– Вчера вы говорили, что не хотите ничего знать о своем прошлом.

Марисса ответила ему растерянным взглядом.

– Но ведь вы, наверное, надеялись, то есть я хочу сказать, думали, что я умею готовить. Ведь это умеет любая женщина. А я не справилась.

– Ну, во-первых, готовят в наше время все-таки не все. Многие только разогревают купленные полуфабрикаты или ходят в ресторан. А потом, может быть, вы просто нечасто этим занимаетесь?

– Но почему? – в задумчивости произнесла Марисса. Она озабоченно нахмурила лоб. – Вы думаете, я всегда питалась вне дома?

Брэди наклонил голову, чтобы смотреть ей прямо в глаза.

– Марисса, несколько минут назад я разговаривал с Томом.

– С Томом? – переспросила Марисса, явно не понимая, о ком идет речь.

– Да, с Томом Харрисом, шефом местной полиции. По номеру кредитной карточки он установил ваш адрес.

Внезапная бледность, прямо на глазах заливавшая лицо Мариссы, заставила Брэди замолчать.

– Что с вами? – озабоченно спросил он.

– Я ничего не хочу слышать, – решительно заявила она.

– Пока вы не расстроились еще сильнее, хочу вас предупредить. До сих пор не удалось установить ничего определенного. Известно только одно: вы из Далласа. В местном полицейском участке Тому обещали направить машину к вам на дом, чтобы навести справки.

– Я же сказала, что ничего не хочу знать. – В голосе Мариссы зазвучали истерические нотки.

Брэди нежно привлек ее к себе:

– Боже, Марисса! Ну почему вы не хотите признаться, чего вы боитесь? Я же чувствую, что вы это прекрасно помните.

Голос Мариссы звучал глухо, чуть слышно, потому что она уткнулась лицом в грудь Брэди.

– Меня просто не интересует, что было там, в прошлой жизни. Ну почему вы не хотите мне поверить? Я люблю вас.

Он ощущал волнующий трепет ее женственного тела. И его отклик не поддавался контролю. Марисса нежно обвила руками его шею, но Брэди решительно высвободился из ее объятий и отступил назад.

– Не надо. Это было бы несправедливо по отношению к нам обоим, – не слишком уверенно сказал он.

– Ну почему? По отношению ко мне это было бы вполне справедливо. Я хочу этого.

– В момент аварии вы пережили шок и лишились всех защитных механизмов, данных вам природой и приобретенных в течение жизни. И я не могу пользоваться вашей беспомощностью. Постарайтесь это понять.

Марисса подняла на него глаза и принялась внимательно рассматривать его лицо. Она почувствовала, что Брэди тяжело дается холодная рассудочность.

– Я понимаю: вы очень благородный человек, – серьезно сказала она.

– Я человек. И этого достаточно. Не надо давать мне какие-то характеристики. – Она серьезно слушала, и эта ее серьезность тронула его, но он тут же постарался переключиться на другое.

– Я далек от героизма, – взволнованно продолжил Брэди. – Я поступил так, как и любой другой мужчина, случись ему оказаться на моем месте. Вы нуждались в помощи, и я попытался ее оказать. Я пустил вас в дом и сделал что мог. Вот и все. Здесь больше не о чем говорить.

– Может быть, и не о чем. Но на этом наша история не кончилась. Я полюбила вас. Это произошло быстро, но не сразу. Вы подобрали меня совершенно беспомощную. Вы заботились обо мне. Вы провели со мной ночь, утешая и оберегая меня, вы давали мне лекарства, кормили меня, мыли мне голову. Вы целовали меня, и я поняла, что встретила человека, которому могу доверить себя, свою жизнь, свое будущее. Я почувствовала, что полюбила вас.

За окном слышалось монотонное шуршание дождя. Брэди не знал, что делать дальше. Настойчивость Мариссы стала для него тяжелым испытанием. Он молчал, стараясь не смотреть на Мариссу. Но и закрыв глаза, он не мог не замечать ее слез: в голосе женщины отчетливо слышалось рыдание.

– Я проявил обычное сострадание. Оно недорого мне стоило. К тому же мне пришлось ухаживать за вами всего двое суток. Это весьма зыбкое основание для любви.

– Может быть, оно и не так надежно, – согласилась Марисса. – Но я убеждена, далеко не всем удается испытать ту нежность и любовь, которые окружали меня здесь, в вашем прекрасном доме.

– Нежность и любовь, это иллюзия, Марисса, я же предупреждал вас, – решительно перебил ее Брэди.

– Знаю, знаю, – отозвалась Марисса упавшим голосом. – Вы уже говорили, что лишены и нежности, и доброты. Но может быть, вы такой для других. Сейчас же речь идет о вас и обо мне. И хотя это почему-то раздражает вас, я все-таки скажу… Пусть я сейчас не помню своего прошлого. Тем не менее я уверена: никто, никогда не был так добр ко мне, как вы. Я понимаю, что вторглась в ваш мир, нарушила привычный ход вашей жизни и причиняю вам одно беспокойство. Пожалуйста, если вам этого так хочется, могу вам обещать: я уеду отсюда в тот самый день, когда будет восстановлен этот треклятый мост.

Пылкий монолог Мариссы прервался безудержными рыданиями.

Брэди втайне всегда гордился своей решительностью и сдержанностью. Но он не мог безучастно смотреть, как из волшебных аметистовых глаз катятся горькие слезы. Он мягко привлек Мариссу к себе.

– Разве ты не понимаешь, что делаешь со мной? – прерывающимся от волнения шепотом спросил он. – Разве не знаешь, что я не могу приблизиться к тебе, не желая одного…

Марисса приподнялась на цыпочки и прижалась губами к губам Брэди. Он не мог не откликнуться на этот поцелуй. Почувствовав его язык у себя во рту, она содрогнулась всем телом. Откуда-то в Мариссе жила необъяснимая уверенность: в далеком прошлом кто-то назначил им быть вместе. Именно поэтому ей не надо было приспосабливать к нему свое тело. Едва Брэди прикоснулся к ней, ее кости словно размягчились, расплавились в огне его страсти. И при первом же поцелуе ее кровь превратилась в огонь.

Марисса не питала заблуждений: сейчас Брэди еще не любит ее. Но если они созданы друг для друга, то однажды в нем вспыхнет ответная любовь. Это неизбежно. И мост, восстановят его или нет, здесь совершенно ни при чем.

Брэди забыл о голосе рассудка и отдался во власть своих инстинктов. Он просунул руку в ворот ее рубашки. Вот его пальцы нежно сжали вздымающуюся грудь. Марисса затрепетала, впитывая всем телом близость его сильного тела, жар его жаждущей близости плоти. Брэди почувствовал, как слабеет, становится еще нежнее ее податливое тело. Он знал, что должен остановиться. Но вместо того он лишь теснее, до боли сомкнул пальцы на твердеющем соске.

– Ты сводишь меня с ума, – прошептал он прерывистым голосом, покрывая поцелуями ее лицо, шею, обнажившуюся грудь.

– Ты хочешь, чтобы мы были вместе? – с жаром прошептала Марисса.

– Господи, ну конечно!

– Так что же в этом плохого? – убеждала она, хотя в уговорах Брэди нуждался менее всего.

– Нет, Марисса. Это…

Он хотел оттолкнуть ее, но вдруг на него волной накатила слабость. В тот же момент тело Мариссы напряглось с неожиданной силой. А может быть, он и не пытался отталкивать ее? Во всяком случае, он бы за это не поручился.

У Брэди путались мысли. Холодный рассудок полностью оставил его.

За окнами раздавались первые раскаты грома. Дождевые капли стучали по стеклам все громче и настойчивее, а в висках Брэди, во всем его теле им вторил взволнованно-неровными ударами его горячечный пульс.

Марисса тихонько застонала. Тяжелое дыхание Брэди казалось им обоим громче рокота приближающейся грозы. Брэди почувствовал, как у него зашумело в ушах и сквозь этот шум до него донесся новый слабый возглас Мариссы. Непонятно, что это было: приглушенный вопль страха или стон страсти.

При мысли о страхах, донимавших Мариссу, к Брэди вернулось самообладание, которого он в себе даже не подозревал. Он решительно отстранился, бережно высвобождаясь из ее объятий, и прикрыл ладонью глаза.

Лишившись опоры, Марисса крепко обхватила себя руками. В этом жесте читался вызов, стремление загородиться от неведомой боли, подстерегавшей ее от опасности, неумолимо преследовавшей ее.

Брэди бессильно уронил руки, понимая, что, может быть, единственный благоприятный шанс упущен.

Перед ним была новая Марисса. Ее взгляд был полон настороженности, которой он прежде в ней не замечал. И как ни странно, эта настороженность была обращена против него. В Мариссе свершилась мгновенная перемена. То ли отступничество Брэди, то ли, напротив, его близость разрушили тот безмятежный прозрачный мир, в котором она нежилась последние двое суток, как Ева в Эдемском саду. Брэди смотрел на нее, и ему казалось, словно на его глазах сияющее совершенством лицо прорезал безобразный шрам.

– Попытайся понять, Марисса…

Дрожащей рукой она отвела назад растрепавшиеся волосы.

– Вы уже не раз повторили эту фразу, Брэди. Она даже успела мне надоесть. Сделайте одолжение, избавьте меня от нее.

Брэди протянул руку, но небрежно опустил ее, не прикоснувшись к Мариссе.

– Простите. Мне, правда, очень жаль. Но иначе поступить я не могу. Я делаю это для вашего же блага.

В ее глазах на мгновение вспыхнул и погас странный огонек.

– Мне кажется, эту последнюю фразу я часто слышала в детстве от матери. И тогда она не вызывала у меня особого удовольствия. Всего хорошего, я пошла наверх.

Гроза рыскала по горам весь вечер. Она то подкрадывалась к самому дому, внезапно разражаясь неукротимой злобой, то вдруг равнодушно отступала, чтобы пройтись по окрестностям и, отдохнув, с новой силой наброситься на многострадальный лес, совершенно промокший.

Все это время Марисса просидела в спальне, где ее одиночество скрашивал только добродушный Роден. Как ни странно, переживания Мариссы развивались наперекор приливам и отливам стихии. Когда громыхание почти сливалось с заревом молнии, свидетельствуя об опасной близости грозы, на душе у Мариссы становилось спокойнее, может быть, от того, что все эмоции меркли в страхе перед бурей. Зато в минуты затишья чувства Мариссы начинали бушевать с такой силой, что за ними едва могла угнаться природа, обуреваемая этим своим жалким гневом.

Неоднократно обо всем передумав, все заново пережив, Марисса в изнеможении опустилась на низенькую табуреточку, придвинув ее к огню, и устремила немигающий взор на лениво теплившееся пламя догорающих поленьев.

Она отдавала себе отчет в том, что своим слишком откровенным поведением породила неловкость, отдалившую ее от Брэди. Проявив вообще-то несвойственную ей смелость, Марисса шокировала Брэди и поплатилась за это: между ними выросла стена. Нежные, доверительные отношения ушли в прошлое. Неужели навсегда?

Около восьми часов, постучав, в комнату вошел Брэди.

– Я принес вам ужин, – объявил он.

Это известие заинтересовало только простодушного Родена. Марисса, совсем забывшая про еду, равнодушно посмотрела на поднос.

– Вам не следовало беспокоиться. Я не голодна.

Брэди поставил поднос на край кровати.

– Вам надо хорошо питаться, – поучительно заметил он.

Засунув руки глубоко в карманы джинсов, он обвел спальню взглядом. Ему хотелось что-то сказать этой женщине. Точнее, он должен был что-нибудь ей сказать. Но обычные дежурные фразы совершенно вылетели у него из головы. А серьезные слова лишь запутали их и так сложные отношения.

В конце концов Брэди остановил свой выбор на незатейливом вопросе:

– У вас все в порядке? Я хочу сказать, может быть, вам что-то нужно? – добавил он, заметив, что вступительная фраза прозвучала невыносимо банально.

– У меня все прекрасно и мне ничего не нужно, – безжизненным тоном говорящей куклы произнесла Марисса.

Он был неприятно поражен ее холодностью. Руки в карманах сами сжались в кулаки.

– Я буду у себя в мастерской, – добавил Брэди. – Если вам что-нибудь понадобится, откройте дверь и пошлите за мной Родена.

Постояв у кровати, он вышел, не дождавшись ответа.

Марисса не могла заставить себя прикоснуться к еде.

Через час она спустилась на кухню и поставила на стойку поднос с нетронутым ужином.

Марисса подошла к окну. В некотором отдалении она заметила освещенные окна пристройки. Наверное, это и была мастерская Брэди. Обведя равнодушным взглядом окрестности, она направилась к лестнице и стала тяжело подниматься в спальню.

Вокруг свирепствовала буря. Громовые раскаты угрожали разорвать барабанные перепонки, молнии сверкали в небе одна за другой, ярче, чем днем, освещая окрестности. Боже, а она совсем одна! Но ведь раньше с ней кто-то был! Какой-то мужчина… Где же он? Почему он ей не помогает?

Она свернулась калачиком, прижимая руки к животу. Какая жуткая, нечеловеческая боль! В невыразимом ужасе она стала звать на помощь. Она понимала, что ждать спасения неоткуда. Но в ней говорило, вернее кричало, отчаяние безысходности. Она обливалась слезами. Ветер бил по металлической крыше. Сверкали огни. Завывали сирены. Ну почему он бросил ее здесь одну?

А теперь она в ловушке. В ловушке…

Кто-то тряс ее за плечо.

– Очнитесь, Марисса! Очнитесь! Вам приснился плохой сон.

Голос Брэди пробился к ее сознанию через шум дождя и грозовые раскаты.

Открыв глаза и увидев, как над ней склоняется Брэди, Марисса сквозь слезы улыбнулась от счастья.

– Слава Богу, вы пришли!

От его сильного, обнаженного по пояс тела веяло теплом. Марисса инстинктивно потянулась и прильнула к нему. Он поцеловал ее в макушку.

– Все прошло. Вы в безопасности. Это был лишь сон.

Марисса замерла, уткнувшись лицом в его крепкую шею, как это делают дети. Она тревожно прислушивалась к отдаленным раскатам грома.

– Значит, гроза была… – прошептала она.

– Да. Час бушевала прямо над нашей головой, а потом скатилась в долину. По-моему, в ближайшие дни она не вернется.

Марисса отодвинулась, вытирая рукавом рубашки испуганные, заплаканные глаза.

– Вы не поняли: в моем сне тоже была гроза.

Брэди ласково провел ладонью по ее щекам, стирая остатки слез.

– Это вполне естественно. Оказавшись в плену у темного леса, продираясь в одиночку между деревьями, вы натерпелись такого страха! Помните, вы никак не могли попасть внутрь, в тепло…

Марисса судорожно схватила его за широкое запястье, словно Брэди мог удержать ее от погружения в новую волну кошмара.

– Да нет же! Все было как раз наоборот. Я была зажата внутри… И чувствовала себя в западне.

Брэди в удивлении приподнял бровь.

– О чем вы говорите?

– Мне приснилась какая-то другая буря, другая гроза. Я была зажата со всех сторон и не могла вырваться на свободу… не знаю, как вам описать этот кошмар… Я не стремилась ни в какой дом. Мне надо было вырваться на шоссе.

Брэди медленно опустил руку, но Марисса не разжимала пальцы. Это прикосновение и сильный ровный, разве что несколько учащенный пульс успокаивали ее. Брэди был крепок и непоколебим, как скала. Только он мог служить ей опорой в этом шатком, неверном мире.

– Марисса, вы что-нибудь вспомнили? – с надеждой спросил Брэди.

Она упрямо, неистово затрясла головой.

– Нет, нет и нет! Память ко мне не возвращается, и она мне не нужна. Но я знаю одно: это была другая буря. И я не понимаю, что это означает.

– Хорошо-хорошо, не надо так волноваться, – мягко сказал Брэди. – Постарайтесь успокоиться. Не стоит придавать слишком большое значение снам. Знаете, ведь на самом деле они никогда не сбываются. Сновидение похоже на неправильно составленную картинку-головоломку. Мелкие фрагменты узнаваемы, но если соединить их неправильно, получается чепуха. И не надо стараться найти в ней скрытый смысл.

– Но…

– Ложитесь, ложитесь.

Взяв женщину за плечи, он бережно опустил ее на подушку.

Но Марисса разволновалась еще сильнее. У нее на лбу выступили капельки холодного пота, она, казалось, съежилась от страха.

– Не бросайте меня! Я вас очень прошу.

Сердце Брэди наполнилось состраданием. Он сжал руками ее виски и вложил в голос всю свою решительность:

– Марисса, я не могу находиться здесь с вами. Но я буду внизу. Позовете меня – и я вас услышу.

– Я здесь без вас не останусь, – упрямо заявила Марисса. Невыплаканные слезы комом сжимали ее горло. – Если вы пойдете вниз, я спущусь вместе с вами. Я не хочу, чтобы этот сон повторился вновь. А пока вы со мной, он мне не приснится. Ну пожалуйста, обнимите меня и посидите со мной, как в первую ночь!

Брэди тяжело вздохнул.

– Эти объятия никак не связаны с вашими сновидениями. Какая от них польза?

– Может быть, вы и правы. Однако мне кажется, что я не ошибаюсь. В любом случае, неужели я прошу от вас слишком большой жертвы?

«Да, – подумал Брэди. – Ты хочешь получить утешение, а я – секс». Он вздохнул. У него не было выбора.

– Ладно, что с вами делать, – махнул рукой Брэди.

Он поднялся, погасил свет и, вернувшись на постель, вытянулся поверх одеяла, заключив ее в объятия.

Мариссу не сразу отпустило напряжение. Она еще некоторое время лежала вся закаменевшая. Сон ясно отпечатался в ее памяти, и она мысленно прокручивала его, как видеофильм. Она то и дело вздрагивала, не находя себе места и стесняясь потревожить Брэди. В конце концов тот стал осторожно гладить ее по волосам, словно причесывая их пальцами. Ужас недавнего кошмара стал постепенно отступать. Марисса постаралась подстроиться к ритму дыхания Брэди, прислушиваясь к биению его сердца, такого близкого, такого успокаивающего, и не заметила, как заснула.

Но тревога не пропала совсем, она лишь затихла, затаившись темным зловещим клубочком в каком-то дальнем закоулке сознания, готовая в любой момент властно и беспощадно заполонить ее мысли. Погружаясь в забытье, Марисса опять увидела какой-то неясный эпизод знакомого сновидения и сонно пробормотала:

– Там был какой-то мужчина, Брэди… но не вы…

Пальцы Брэди застыли у нее в волосах.

Марисса долго не просыпалась после тревожной ночи, а когда открыла глаза, Брэди рядом не было. Она повернулась на постели, посмотрела в окно. Небо было пасмурное, но ничто не предвещало повторения грозы.

Марисса встала, приняла душ и, непонятно почему, надела свои вещи. Эта одежда связывала ее с прошлым, которое она хотела похоронить. Тем не менее ей казалось, что сегодня она должна быть одета именно так.

У нее накопилась масса вопросов – и не находилось ни одного ответа. Но ее сознание, накануне напоминавшее своим безмятежным спокойствием зеркальную гладь пруда в безветренную погоду, теперь то и дело колыхалось под натиском тревог и сомнений.

Сегодня Марисса более, чем раньше, желала, чтобы мост никогда не починили. Но ей почему-то казалось, что память вот-вот вернется к ней и никак не могла воспрепятствовать ей в этом.

Проходив несколько дней в свободных фланелевых рубашках, она испытывала странное ощущение, похожее на скованность, от своей шелковой блузки и льняных слаксов. Но, посмотревшись в зеркало, Марисса подумала, что в таком костюме начинает себя узнавать. Она даже с удовлетворением отметила, что припухлость сошла, а кровоподтек побледнел. Через несколько дней от них не останется и следа.

Ее появление в «цивилизованном» наряде повергло Брэди в состояние легкого шока. Он привык к ее безыскусной сексуальности лесной нимфы, к изящной фигурке, небрежно прикрытой свободной рубахой, и волнующему звуку босых ног, шлепавших по деревянному полу.

Теперь перед ним была элегантная дама в модной и явно дорогой одежде, придававшей ее облику новое измерение стильной изысканности. Волосы ниспадали на плечи ухоженными локонами, и трудно было поверить, что лишь недавно это были растрепанные мокрые пряди, которые он сам приводил в порядок. Брэди постарался, как мог, не выдать своих новых впечатлений.

– Я только что снова разговаривал с Томом Харрисом, – сказал он.

Марисса насторожилась, замерла, как олень, почуявший опасность.

– Вчерашняя гроза принесла больше шума, нежели дождя. Вода в реке сошла, и мост можно в ближайшее время восстановить.

– Сколько времени продлятся работы?

– Завтра по нему уже можно будет ездить. Кстати, полиция нашла вашу машину в миле ниже по течению. Вне сомнения, если бы вам не удалось вылезти, вы бы погибли.

Она ждала, когда к ней вернется ужас. Но ничего подобного не произошло.

– Кроме того, далласская полиция побывала по вашему адресу. В доме никого не было. Но они поговорили с семьей, которая живет во флигеле на территории вашего имения.

– С какой семьей? – Марисса безуспешно рылась в памяти.

– Не знаю, муж и жена, белые. Говорят, что работают на вас уже несколько лет. По их словам, вы уехали в пятницу вечером и направлялись в какой-то коттедж, который арендовали где-то в этих местах. Ваши слуги рассказывают, что вы часто уезжали одна на несколько дней. Так что у них не было оснований волноваться из-за вашего отсутствия.

Грудь Мариссы вздымалась от волнения.

– Что еще они рассказали? – решилась спросить она.

Брэди безошибочно понял, что подразумевает этот вопрос..

– Вы не замужем. Они не могут сказать, есть ли в вашей жизни человек, который имеет для вас особое значение.

– Мужчина?

– Да, – натянуто улыбаясь, кивнул Брэди. – Во всяком случае, на разные светские мероприятия вы чаще всего являлись без кавалера.

– Веселая история, – сказала Марисса, тоном выражая противоположное впечатление от услышанного.

– Приятное обстоятельство состоит в том, что у вас, судя по всему, куча денег. Вообще я не вижу ни одного грустного момента в полученной информации.

Марисса потерла лоб, пытаясь сосредоточиться.

– Вы правы. По крайней мере теперь, после того, как починят мост, мне будет, куда вернуться.

– Что касается этого моста… – начал Брэди.

Марисса насторожилась.

– Что еще?

– Я хотел бы проводить вас к нему сегодня же. Мне кажется, взглянув на него, вы начнете вспоминать.

– Вы просто ждете не дождетесь, когда я отсюда выметусь, правда? – с вызовом заметила Марисса.

– Вовсе нет. Просто, обретя память, вы увидите все в совершенно ином свете. А пока…

– Я к вам несправедлива, – закончила за него Марисса.

Брэди нетерпеливо мотнул головой.

– Я хотел сказать совсем не то. Вы можете поступать несправедливо по отношению к самой себе.

Марисса почувствовала тупую безысходность. У нее не оставалось ни доводов, ни шансов.

– Ладно, пойдемте на этот ваш мост, – сказала она.

Глава V

– Вы не замерзнете? – спросил Брэди, осторожно объезжая выступ скалы на своем мощном джипе. Не хватало, чтобы Марисса перепугалась извилистого съезда с горы. – Если хотите, можно закрыть окно, – продолжал он.

– Нет, оттуда веет свежестью. И потом я закуталась, как куколка насекомого.

Искоса посмотрев на Мариссу, Брэди заметил, что ее лицо закаменело в напряженном ожидании. Жаль, что он не знает, как смягчить ей предстоящие впечатления!

Он не мог облегчить и свое положение. Если бы он принял ее любовь, которую она так бесхитростно навязывала ему, их души, каждая по-своему, нашли бы временное успокоение. Долго ли продлилась бы эта идиллия? Вряд ли. Но как жестоко было бы прозрение, как горько последующее похмелье! Нет, такой ход исключался. Уступив Мариссе, он впоследствии потерял бы свой покой, терзаясь угрызениями совести.

Ее душа была распахнута навстречу всему миру, от которого так давно отгородился Брэди. Марисса была вся как на ладони, а он – слишком замкнут. В конце концов к ней вернется память и она уедет. А он останется здесь со своей болью наедине. И не смеет надеяться на наступление спасительной амнезии!

Он снова посмотрел на свою притихшую спутницу. Брэди заставил ее надеть поверх шелковой блузки фланелевую рубашку и джинсовую куртку. Такой неуклюжий наряд изуродовал бы любую женщину, но только не Мариссу Берриман! На ней эти разномастные вещи складывались в своеобразный стильный наряд…

– Могу со всей уверенностью сказать о вас одно, Марисса Берриман. Вы умеете одеваться. Вам неважно, сколько на вас одежек и какого они сорта.

Эта немудреная похвала застала Мариссу врасплох и разбила ее скованность. Ей вдруг стало тепло и спокойно. Что бы ни ожидало ее у того моста, с ней будет Брэди, а пока он рядом – она под защитой.

По сути, Марисса знала о Брэди не больше, чем о себе самой, но ее вполне удовлетворяла эта скудная информация. Ей было известно, что этот мрачноватый сильный мужчина до крайности замкнут, что он живет один в своем почти неприступном доме на вершине горы. Однако, когда ей потребовалась помощь, он бросил все свои дела и готов был вывернуться наизнанку, чтобы спасти ее, совершенно чужую, безвестную женщину. Кроме того, Марисса не сомневалась, что рядом с ним она находится в полной безопасности.

Прошлой ночью он ушел спать в свою мастерскую, но перед тем принес ей ужин. Сегодня он готовился выбросить ее из своей жизни. Тем не менее он не забыл одеть ее потеплее, да и ехал сейчас наверняка осторожнее, чем всегда, оберегая ее.

События последних двух дней убедили ее, что Брэди не разделял ее любви. Но ее чувства оставались прежними. Она верила Брэди, любила и желала его.

В доме на горе царила непривычная атмосфера глубокой безмятежности. Марисса с радостью провела бы здесь в обществе Брэди остаток жизни, не сожалея об утраченной памяти. Они с Брэди довольствовались бы новыми, общими воспоминаниями. Но, очевидно, ей не было места в этом суровом раю. Марисса в сотый, в тысячный раз убеждала себя смириться с этой горькой правдой.

Тучи, накрывшие горную вершину, постепенно рассеивались. Между их поредевшими серыми клубами проглядывали мазки холодной голубизны. Лес пестрел осенними красками всех оттенков золота, охры, бронзы, перемежавшимися тусклыми коричневыми заплатами еще не опавшей листвы, и над этим буйством красок доминировала вечная зелень сосновой хвои. Совсем недавно Марисса чуть не сложила здесь голову. Но теперь, чувствуя себя в полной безопасности под крылом у Брэди Маккалока, она смогла по достоинству оценить суровую красоту местной природы.

Марисса оглянулась на Родена, привставшего на заднем сиденье и высунувшего голову в окно. Млея от удовольствия, пес жадно принюхивался к острым лесным запахам, столь дорогим его сердцу прирожденного охотника.

– Он сейчас на седьмом собачьем небе! – не удержалась от улыбки Марисса.

Брэди кивнул головой.

– Роден любит кататься на джипе. Кроме того, он рассчитывает провести на природе несколько часов. Ведь в последние дни из-за непогоды ему не удавалось вволю набегаться.

Марисса с удивлением спросила:

– Вы что, разрешите ему гулять без поводка? Он же может заблудиться!

– Марисса! – Брэди снисходительно улыбнулся. – Роден провел на этой горе всю жизнь и знает ее как свои пять, то есть как свои двадцать пальцев на всех четырех лапах. Устроит себе славную прогулку по окрестностям, а когда проголодается, благополучно вернется к ужину.

Брэди сбавил скорость и предупредил: мост и река находятся как раз за этим поворотом.

Марисса напряглась, приготовившись к худшему. Но открывшийся ее взору обычный деревянный мостик вызвал у нее лишь легкое любопытство. Брэди припарковал джип на обочине и выключил двигатель. Как только автомобиль остановился, Роден выпрыгнул в окно, явно не в первый раз покидая экипаж столь нетривиальным путем. Марисса проводила взглядом пса, который вскоре пропал из виду, затерявшись в зарослях боярышника.

Брэди взял Мариссу под руку.

– Как вы себя чувствуете?

– Пока отлично, – с улыбкой ответила она.

– Готовы выйти из машины и осмотреть окрестности?

– Само собой. Мы ведь затем и приехали, не правда ли?

Напускная бодрость ее ответов и нарочитая беспечность поведения Мариссы заронили в душу Брэди сомнения. А что, если он поступил неразумно, втянув ее в эту экспедицию? Какое он имел право форсировать события, навязывать ей свою волю?

– Марисса, никто не заставляет вас это делать, – предупредил он. – Подумайте, достаточно ли вы окрепли для этого испытания.

В ответ она окинула его странным взглядом.

– А мне казалось, вы говорили…

– Мало ли что я говорил. Если этот эксперимент слишком мучителен для вас, давайте уедем и забудем обо всем раз и навсегда.

Заботливый тон смягчил ее.

– Спасибо за заботу, Брэди. Я очень ценю вашу предупредительность, но я действительно чувствую себя отлично!

«Дьявол! – выругался он про себя. – Дошло до того, что теперь она меня утешает. Этого еще не хватало! Я совсем раскис».

– Хорошо, так пойдемте же! – сказал он вслух.

Они вылезли из джипа. Молча обойдя машину, Марисса нагнала Брэди на тропе. Он махнул рукой, приветствуя мужчин, работавших на мосту, а потом, к удивлению Мариссы, взял ее за руку.

– Пойдемте вниз по реке, – предложил он.

– Мы направляемся туда, где была обнаружена моя машина?

Брэди кивнул. С живостью воображения, свойственного художнику, он представлял, что ей пришлось пережить в ту ночь.

– Я уверен, что из-за бури видимость на трассе была ограниченной. К тому же вы не знаете здешних дорог. Не сознавая опасности, вы въехали на мост и, перемахнув через ограждение, сползли в воду. То, что вам удалось выбраться, – настоящее чудо.

По спине Мариссы пробежал холодок.

– Пожалуй.

– Кроме того, вы, должно быть, отличная пловчиха. Когда вода прибывает, течение здесь бешеное.

– Может быть, отчаяние прибавило мне сил.

Брэди незаметно для себя крепче сжал руку Мариссы. Он ужаснулся, вообразив трагический исход подобного происшествия.

– Какого черта вы не остановились переждать бурю в каком-нибудь окрестном мотеле? – с неожиданным гневом обрушился он на нее. – Она ведь не сразу разразилась с такой бешеной силой. У вас оставалось время найти безопасное местечко. Их здесь предостаточно! Зачем было очертя голову кидаться в опасность?

Марисса выслушала эту пылкую тираду с завидным хладнокровием.

– Я уверена, что никогда прежде не бывала в этих горах, тем более в бурю. Откуда я могла знать, насколько это рискованно? А когда стихия разошлась вовсю, мне показалось, что ехать по прямой автостраде надежнее, чем пробираться узкими проселочными дорогами. Вот я и погнала по этому шоссе. Я, наверное, торопилась проскочить опасный участок. Ведь, как известно, подобные бури обычно локальны, так что от грозы можно «убежать».

– Вы избрали самый нелогичный и рискованный образ действий.

– Но я ведь этого не сознавала, да и раздумывать было некогда! Или у вас другое мнение?

– Вы правы, – неохотно согласился Брэди.

Погрузившись в молчание, они шли рука об руку вдоль реки, делавшей поворот как раз в этом месте. Следуя вдоль берега, они оказались там, где мост уже скрылся из вида. Водный поток несся со злобным рокотом. А Брэди с Мариссой медленно шагали, не обращая внимания на нетерпеливое бурление горной реки. Думая каждый о своем, они, пробираясь среди жидкой грязи раскисшей тропинки, машинально выбирали более проходимую дорогу.

Стоило Мариссе на момент ослабить внимание, как она наступила на камень, который зашатался под ее ногой, словно нарочно залег, подстерегая неосторожного пешехода, в надежде спустить растяпу с горы.

Брэди успел подхватить Мариссу, крепко прижав ее к себе; и коварный камень разочарованно покатился вниз, не добившись человеческой жертвы.

– Берегите себя! – пробормотал Брэди, с жадностью вглядываясь в лицо своей спутницы.

Царапины и ушибы почти совсем прошли, и сейчас, без всякой косметики, ее кожа сияла чистотой и здоровьем.

Он нехотя выпустил Мариссу из объятий.

Они молча, плечо к плечу, продолжали путь. Брэди вдруг почему-то вспомнил фланелевые рубашки, столь полюбившиеся его гостье. Что с ними делать после ее отъезда? Оставить висеть в шкафу? Или, чтобы отогнать от себя болезненные воспоминания, продолжать носить их как ни в чем не бывало? Как он почувствует себя, надев рубашку, сохраняющую ее запах, нежность ее прикосновения?

Постепенно замедлив шаг, она наконец остановилась.

– Это не та река и не тот мост, – решительно заявила Марисса.

Брэди очнулся от праздных размышлений. До него не сразу дошел смысл сказанных ею слов.

– О чем это вы?

– Эта река и этот мост не вызывают у меня никаких ассоциаций. Они не способны всколыхнуть мою дремлющую память.

– Тогда, наверное, все дело в буре. Сквозь сон вы услышали звуки грозы, и вам приснилась какая-то другая буря.

Молча смерив Брэди долгим внимательным взглядом, Марисса медленно сосредоточенно заговорила:

– Я еще перед сном испытывала какое-то странное беспокойство, Брэди. Мне кажется, буря здесь ни при чем.

Брэди припомнил, что он тоже испытал странное беспокойство. Сон не шел к нему, и он ночь напролет проработал в своей мастерской. Но прикосновение к дереву, его любимому материалу, не приносило ему обычной радости и душевного покоя. Он думал о Мариссе, как ни старался переключиться на другое, о ее прошлом, о своем будущем…

Он взял ее за плечи и притянул к себе.

– Я знаю, что обидел вас вчера, и прошу меня извинить. Еще я хочу сказать, на случай, если у вас есть какие-то сомнения. Я тоже очень хотел вас, Марисса. Вам не понять силы этого желания. Но ваш сон подтвердил мою правоту. Вовремя оторвавшись от вас, я поступил именно так, как требовалось.

– Мой сон? – в недоумении переспросила она.

– В том сне присутствовал какой-то другой мужчина.

Ей хотелось закричать от отчаяния. Ну почему, почему этот человек, к которому ее неудержимо влечет, так одержим ее прошлым?

– Тот мужчина из кошмара, очевидно, много для вас значил. Иначе вы не вспомнили бы о нем после пробуждения.

Марисса проницательно посмотрела на Брэди.

– Я не понимаю, чего вы так боитесь. Может быть, меня?

Он крепко сжал ее локти, но тут же отпустил руки, как будто в ее словах была доля истины.

– Я знаю, какая вы сейчас, Марисса. Вы нежная и ласковая, доверчивая и простосердечная. Вы самая женственная и изящная из всех, кого мне доводилось видеть. В этой ипостаси вы просто сводите меня с ума.

В ее взгляде вспыхнула надежда.

– Так что же…

Взмахнув рукой, Брэди прервал ее на середине фразы.

– Я не знаю, какой вы станете, обретя память. Не исключено, что рядом со мной окажется совершенно иная женщина.

– Выходит, вы и впрямь боитесь меня?

– Я вас не боюсь. Я просто… не уверен…

– Неужели вы так осторожны? Так печетесь о своем спокойствии?

– Этому меня научила жизнь.

– Но, может быть, в этом нет особой необходимости? – спросила Марисса, словно ее появление уже сделало его другим.

– Вы рассуждаете, как ребенок. Каждый человек должен заботиться о своей безопасности. Кроме того, в настоящий момент я несу ответственность и за вас, так как сами вы на это пока не способны. При этом я должен оберегать и собственное благополучие, свое личное спокойствие.

– Господи, зачем вам это? – воскликнула Марисса. – Мне не верится, что вы такой бездушный человек…

– Возможно, это идет вразрез с вашими теперешними представлениями, но я должен думать о своем будущем, в котором мне снова придется жить здесь вдвоем с Роденом.

– И вас это так волнует, что вы спешите огородить свое одиночество высоким забором?

Марисса решила не отступать. Пусть ей будет больно, но она должна знать, как он относится к ней. Она начисто забыла свою решимость не навязывать Брэди свои чувства и заговорила, глядя прямо ему в глаза:

– Разве вы все еще не поняли? Я очень хочу здесь остаться. И не надо сейчас загадывать слишком далеко вперед. Может быть, мое пребывание здесь действительно окажется кратковременным. А может, мы будем жить здесь долго и счастливо и умрем в один день. Но чтобы понять, как это будет, надо попробовать – только и всего… А я… Я так хочу остаться здесь… С вами…

– Но подумайте о будущем, Марисса. Как станут развиваться события? У вас в Далласе огромный дом. Техасская полиция сообщила, что ваше имя часто появляется в газетах вашего штата, в разделах светской хроники. Это значит, что вы ведете светскую жизнь, часто бываете на людях, вас окружают знакомые, может быть, любовники.

– Любовники? Вы употребляете это существительное во множественном числе. Как вы можете, Брэди, так легко судить обо мне? Нет, я уверена, это совсем на меня не похоже.

Марисса протестующе тряхнула влажной блестящей гривой черных волос.

Брэди смущенно заморгал и поспешил поправиться:

– Простите, Марисса, это как-то нечаянно вырвалось у меня, я не хотел вас обидеть. Я случайно сказал лишнее. Но в целом идея – верная. Вы привыкли к определенному образу жизни и, обретя память, захотите к нему вернуться. Сейчас вам, может быть, кажется экзотикой моя одинокая хижина в горах, но боюсь, что вскоре вы зачахнете здесь от скуки и наши отношения безнадежно охладеют.

– Я потеряла память, но не разум. Я прекрасно понимаю, чего вы опасаетесь. Брэди, уж очень вы самоуверенны! А вам не приходило в голову, что вы можете и заблуждаться?

Брэди расправил плечи, словно хотел сбросить напряжение, сковавшее его плечи.

– Нет. Но должен признаться, я много раз думал о том, что хотел бы ошибиться. И вообще, хотел… всего… И безудержно хочу сейчас.

Марисса, как будто только и ожидая этого, тотчас бросилась к Брэди.

– Так давай же, решайся! Чего ты ждешь?

Брэди вяло сопротивлялся, понимая, что его выдержки хватит ненадолго.

– Марисса! – предостерегающе произнес он, но ему самому недоставало твердости.

– Нет! Не надо больше никаких слов.

Она обвила руками его шею и жадно впилась в его губы.

В тот же миг тело Брэди охватило пламя. Стон желания исторгся из его груди. Господи, сколько же можно терпеть? Он желал ее с того первого момента, когда она обратила на него свой аметистовый взгляд. Ему никогда не встречалась женщина, моментально распалявшаяся от его прикосновений, с такой готовностью предлагавшая ему себя, так легко воспламеняющаяся от его поцелуев.

«Но, Боже, помоги мне, это нельзя допускать!» – мысленно взмолился он.

Марисса прижималась к нему всем телом, примериваясь своей хрупкой фигуркой к его могучему телу, засунув замерзшие пальцы под его свитер, она с наслаждением обследовала стальные мускулы его спины.

– Только скажи «да»! Скажи мне «да»… – словно в забытьи шептала она.

Он отшатнулся назад, отрывая от себя цепкое тело Мариссы.

Она мгновение смотрела на него с недоумением, потом его сменило выражение боли. Марисса поднесла руку ко рту, подавляя горестное рыдание, резко отвернулась и побрела к джипу. Ее сгорбившиеся плечи и поникшая голова заставили сердце Брэди сжаться от жалости. Ее огромные глаза были полны слез досады. Марисса, словно желая поскорее отделаться от него, почти бегом бросилась к джипу.

Всю энергию Брэди израсходовал на то, чтобы устоять перед натиском желанной женщины. Когда Марисса побежала прочь, он остался стоять в полном изнеможении. Так продолжалось несколько секунд. Казалось, он превратился в одну из своих скульптур, он даже не нашел в себе сил окликнуть ее по имени.

Вдруг Марисса поскользнулась и упала. Брэди инстинктивно кинулся ей на помощь, но она поднялась и устремилась к машине с новой силой. Добежав до джипа, она забилась в самый дальний угол сиденья.

Брэди перешел на размеренный шаг, желая успокоиться накануне новой встречи с Мариссой. Но несколько глотков свежего осеннего воздуха и десяток ярдов прогулки в медленном темпе оказались недостаточным лекарством от волнения, внушаемого этой фантастической женщиной. По правде говоря, Брэди не знал, какое средство помогло бы ему сейчас нормализовать пульс и охладить кровь.

Устроившись на сиденье, он посмотрел на свою пассажирку.

– Как вы себя чувствуете?

Она коротко нервно рассмеялась.

– Вам пора бы перестать задавать мне этот вопрос. Вы не доктор, а я не ваша пациентка, – резко ответила она.

– Вы не ушиблись, когда упали? – не успокаивался Брэди.

– Нет! – Она демонстративно резко отодвинулась. – Оставьте меня в покое. Отвезите как можно скорее домой.

В данный момент он больше всего желал как раз «оставить ее в покое». Но даже сейчас, когда надо было завести джип, он с каким-то извращенным удовольствием медлил, поворачивая ключ зажигания.

– Одну минуту.

В ее глазах мелькнула ирония, а когда она заговорила, голос ее был полон сарказма:

– Господи! Чего вам еще от меня надо? Я только что буквально набросилась на вас. Меня сжигало желание, и мне было безразлично, где мы находимся. Я бы испытала любовный экстаз и посередине лужи.

Марисса сделала паузу, будто ожидая от него ответной реплики.

– Знаете, Брэди, теперь, когда я начинаю оценивать свое поведение, мне кажется, что вы совершенно правильно представляете себе мою прошлую жизнь. Если я так кидаюсь на вас, то дома, в Далласе, у меня, наверное, были десятки любовников!

Брэди до боли стиснул зубы.

– Не говорите так! – сердито одернул он.

– А почему бы и нет? Это же скорее всего правда! Клянусь, мой органайзер вдоль и поперек пестрит датами любовных свиданий.

– Марисса! – Он вдруг испытал желание закрыть ей ладонью рот, лишь бы она замолчала.

Она в задумчивости провела пальцами по лбу.

– Разве мне не хватит унижений на сегодняшний день? Отвезите меня назад, или я выйду из машины и отправлюсь пешком.

Из-под прокручивающихся колес джипа, начинающего восхождение по злосчастной горе, вырывался гравий.

Брэди управлялся с машиной не самым лучшим образом: под натиском сумбурных мыслей о Мариссе, переживаний и сознания неопределенности их положения он превратился в новичка за рулем и с трудом добрался до хижины.

Перед домом Марисса выпрыгнула из машины, едва та успела затормозить, и вбежала внутрь, не дожидаясь хозяина. С приглушенными проклятьями Брэди последовал за ней.

Он настиг ее в гостиной, где она яростно сражалась с непослушными пуговицами фланелевой рубашки. Джинсовая куртка, которую Брэди навязал ей для тепла накануне поездки, уже валялась на полу, куда за ней, судя по всему, должна была вскоре последовать и рубашка.

Черные пряди свисали на глаза Мариссы, мешая ей видеть. Она торопилась избавиться от ставших ненужными вещей, принадлежавших Брэди, от него самого, от этого кошмарного, к счастью, кратковременного эпизода своей жизни.

Услышав шаги хозяина дома, она со слезами запричитала:

– Не знаю, почему не поддаются эти чертовы пуговицы. На куртке они были крупнее, и то…

Ее неподдельное отчаяние больно резануло сердце Брэди и без того полное страдания.

– Дайте, я вам помогу, – спокойно сказал он.

– Никак, ну никак не выходит… – бормотала свое Марисса.

– Позвольте мне, – еще раз предложил Брэди и начал процедуру с верхней пуговицы.

Своей близостью Брэди вдребезги разбил жалкие остатки самообладания, которые Марисса собирала по капле и так бережно лелеяла в последние полчаса. Она задыхалась, ее грудь бурно вздымалась и опускалась.

«Он меня не хочет! Он меня не хочет!» – билось у нее в мозгу.

Повторяя эти слова, Марисса старалась из последних сил сохранить скреплявшую их ниточку, опасаясь, что стоит ей, этой ниточке, оборваться или выскользнуть из рук, и она навеки погрузится в состояние, по сравнению с которым полная пожизненная амнезия покажется легчайшим недомоганием. Как бы там ни было, она должнa избавиться от этого безумия страсти, как излечилась от лихорадки, как вырвалась из лап грозы, бушевавшей над лесом. «Он меня не хочет»…

Неожиданная слабость подкосила колени, она покачнулась в его сторону, теряя равновесие, и машинально уперлась руками в его грудь.

Брэди с трудом справлялся с пуговицами. Пальцы стали вдруг совсем непослушными. Он успел расстегнуть лишь две пуговицы. И уж лучше бы ей стоять неподвижно: соблазнительная полнота ее женственных округлостей, угадывавшихся под его пальцами, не способствовала быстрому завершению процесса. Брэди начал опасаться, что ее тело все же одержит верх над его хваленой волей, над всеми его благонамеренными принципами.

Его голос звучал напряженно от с трудом сдерживаемого желания.

– Еще минута – и я почти готов, – выдавил Брэди.

И вдруг, словно действуя вопреки воле хозяина, его пальцы сомкнулись на ее выпирающем из-под ткани соске.

Марисса с шумом втянула воздух и замерла, наслаждаясь волнами тепла, прокатившимися по ее истомившемуся телу. Что это было? Случайный жест? Или таким иезуитским способом он пытался наказать ее за любовь к нему?

– Поторопитесь, – сказала она, глотая рыдания, чувствуя обжигающие прикосновения его пальцев к своей груди.

– Я стараюсь, но здесь пуговица запуталась в нитке. Вот пытаюсь ее отцепить, – пустился в бессмысленные объяснения Брэди.

«Что я разволновался, как юнец, – думал он. – Нас разделяет фланель рубашки и шелк ее блузки»…

Но Брэди вспомнил, как и через эти слои он почувствовал эротическую притягательность ее соска. Ему хотелось вновь испытать это удовольствие, и он коснулся ее пальцами, пока снова под его рукой не встрепенулась заветная вершинка.

Марисса тихонько вскрикнула и, оттолкнув его руки, подняла на него взгляд, полный недоумения.

– Что ты пытаешься со мной сделать, Брэди! Ты ведь знаешь, как я отношусь к тебе и как сильно хочу тебя. Тебе достаточно… Боже, но ведь я повторяла это тебе столько раз! Ты хочешь, чтобы я тебя умоляла?

Брэди, охваченный жаром, прошептал:

– Нет, нет! Я только…

– Я готова. Ты знаешь, я уже перепробовала все, не так ли? В конце концов, что такое для меня еще одно унижение?

Ухватившись за края рубашки, Марисса рванула их так, что оставшиеся пуговицы разлетелись по всей комнате. Она повторила тот же прием со своей кремовой шелковой блузкой.

Теперь Брэди уже не требовалось напрягать свое воображение. Совершенная красота ее груди открылась ему во всей полноте – молочно-белая кожа, розовые бутоны, венчавшие это великолепие. Все это он мог беспрепятственно рассматривать. Но она ждала от него другого.

– О'кей, – прошептала Марисса. – Вот я перед тобой. Прикоснись ко мне, люби меня. Ради Бога, пожалуйста!

Брэди охватила дрожь, похожая на лихорадку.

– Марисса!

– Ты хочешь, чтобы я встала на колени? Хочешь? – В ее голосе слышались угроза и отчаяние.

Брэди содрогнулся.

– Нет, дорогая, нет… – На лбу у него высыпали холодные бусинки пота. Она была так ему нужна, что слова застряли в горле.

– Ты – дьявол! Марисса, вне себя от гнева, метнулась вверх по лестнице.

– Марисса…

Она услышала, каким молящим шепотом было произнесено ее имя. Но ей было уже все равно. Доведенная до отчаяния, она была уже не в силах сносить отпор. Вбежав в свою комнату, Марисса велела себе выбросить само имя Брэди из головы и полностью сосредоточилась на освобождении от остальных предметов одежды.

Зайдя в ванную, она включила душ и пустила воду на полную мощность. Ей хотелось хотя бы с помощью ледяной воды охладить свое пылающее тело.

Брэди медленно взобрался по лестнице, ему мешала пульсирующая боль в нижней части живота. Эта боль отдавалась при каждом его шаге, но плоть Мариссы неумолимо манила его наверх. В нем произошел какой-то переворот. Здравый смысл мгновенно замолк, словно кто-то выключил его, выдернув вилку из сети. Теперь весь он был во власти жгучей страсти, доводящей его до муки.

На лестничной площадке Брэди сбросил с себя свитер, скинул башмаки. Он проследовал по тропинке из разбросанных предметов ее гардероба и оказался в ванной.

Принимая душ, струи которого были так сильны и холодны, что едва не сдирали кожу, Марисса испытывала такое ощущение, словно наложила на себя епитимью. Она ежилась от жжения в каждом своем нерве, и чувствительность ее кожи обострилась до немыслимого предела. Итак, все пропало. Она сама пропала…

Дверь душевой отворилась, и в кабину вошел Брэди, на нем были одни джинсы. Он подошел к ней вплотную, взял ее за плечи и подтолкнул к противоположной стенке. Наваливаясь на нее всем телом, он услышал слабый возглас, приглушенный жарким поцелуем.

«Вот, чего я так долго жаждал! Вот, в чем я так нуждался!» – лихорадочно думал он. В центре всех его помыслов была эта женщина. Она. Марисса!

Прижав ее тело к стене, так что каждым дюймом ее кожа чувствовала холодок кафельной плитки, Брэди взял в руки ее груди и слегка сжал пальцами, как ему давно хотелось сделать. Вода хлестала на его широкую спину, джинсы сразу же промокли насквозь, но он чувствовал лишь бархат ее кожи, лишь бурление своей крови.

Впечатывая раз за разом в ее рот требовательные поцелуи, он, опуская голову, провел жадными губами по шее Мариссы, по груди, до самой ее вершины, где его прикосновения с трепетом ожидал набухший, подобно весеннему бутону сосок. Брэди впился в сосок, словно там таилась влага, способная насытить его пересохшие губы.

Марисса судорожно прижималась к нему всем телом. Она не могла поверить, что он пришел к ней, что он – рядом, что это его губы дарят ей наслаждение. Она захватила его голову руками и вернула его рот к своим губам. В то же время она возбужденно терлась нижней частью тела о грубую ткань его джинсов. Она нуждалась в утешении. Ей требовалось, чтобы ее боль в конце концов нашла выход и отступила.

Брэди перешагнул ту границу, когда мог прислушиваться к голосу разума. Теперь он точно знал, чего хочет, и руководствовался лишь этим знанием.

Он настойчиво проник пальцами между ее ног, и она раскрылась навстречу ему, как цветок.

Марисса, которая так долго ждала этого момента, в наслаждении извивалась под его ласками.

Своей безудержной реакцией она раздувала в нем огонь. Он расстегнул «молнию» на джинсах, скинул их нетерпеливым движением, приподнял ее ногу, обвел вокруг своих бедер. И вошел в нее страстно и безоглядно. Порывистые толчки его тела становились все настойчивее, он проникал все глубже, все безудержнее, пока не оказался глубоко внутри, но и после этого продолжал свои ритмичные движения. Восторг, казавшийся безграничным, разливался по его телу снова и снова.

Он ощущал бурю, занимавшуюся у нее внутри, но был еще так далек от завершения. Длительное ожидание породило в нем могучую страсть, готовую биться в погоне за насыщением бесконечно долго.

Наконец по всему телу Мариссы пробежала дрожь удовлетворения. Она конвульсивно вцепилась в него, лишь обострив в нем желание. Брэди рывком поднял ее на руки и опустил на коврик на полу ванной. И снова погрузился в лоно своей восхитительной Мариссы.

Их тела, переплетенные в любовном порыве, были окружены клубами пара. Мощное движение его бедер снова вознесло Мариссу на вершину блаженства. И снова… И еще раз… Наконец и Брэди достиг своего пика.

Недавно часы, стоявшие на камине, отбили полночь. Марисса лежала рядом со спящим Брэди, который легонько обнимал ее за плечи. Что-то беспокоило ее, что-то словно грызло края ее замутненного сознания. Не в силах заснуть, она предоставила своим мыслям парить в свободном полете. Она была слишком утомлена и удовлетворена, чтобы держать их в узде.

«Так что же меня беспокоит?» – полусонно спрашивала она себя.

Страсть, соединившая их с Брэди в минувшие часы, оправдала ее самые неистовые желания. По правде говоря, о таком она не могла и мечтать. Для совершенного счастья в эти часы ей не хватало одного: признания Брэди в любви. Но теперь он по крайней мере не станет настаивать на ее отъезде. Он разрешит ей остаться, и со временем, она не сомневалась, он полюбит ее не меньше, чем она – его.

Ее веки отяжелели, темные густые ресницы опустились, отбрасывая тени на щеки, и она погрузилась в забытье на грани сна и бодрствования, сознательного и подсознательного. Марисса сквозь дрему слышала, что начинается дождь, как тяжелые капли стучат по оконному стеклу.

От дождя дорога скоро сделается скользкой. Надо быть осторожнее… Прогремел гром, вскоре молния осветила комнату… Нет, не комнату, а автомобиль. Она нахмурилась.

Дождь колотил по крыше машины. Слышались резкие, зловещие звуки – звон бьющегося стекла, испуганные вопли. Живот пронзила нестерпимая боль. Она не могла двигаться. Она была в западне.

И тогда она увидела его. Он уходил прочь…

Вдруг вспышки огней заслонили его и весь мир…

Когда она вновь обрела способность видеть, то различила лица каких-то чужих людей, склонившихся над ней.

Марисса резко села в постели, широко открыв глаза.

Ее кожу покрывали мелкие капельки пота, руки и ноги мелко противно дрожали. Она посмотрела в окно. Никакой грозы не было. Ни дождя, ни молнии, ни грома. Но этот образ отпечатался в ее сознании с ясностью фильма, и она знала: он будет вечно преследовать ее!

И тогда она поняла. Это не было сном!

Этo память возвращается к ней.

В ее сознании распахнулась дверь, и сквозь нее хлынуло все ее прошлое.

Осторожно, чтобы не разбудить Брэди, Марисса выскользнула из постели и на цыпочках спустилась вниз. Не замечая времени, она несколько часов недвижно просидела у камина. Поставив ноги на бок Родена, услужливо растянувшегося перед креслом, она прокручивала в голове события последних дней и сравнивала их со всей своей минувшей жизнью. Из всех этих размышлений с неумолимой ясностью вырастал один неоспоримый вывод: она не может любить Брэди!

Проснувшись на рассвете и удивившись отсутствию Мариссы, он торопливо сошел вниз и застал ее перед камином, погруженной в мысли. Лицо ее было таким печальным, что предчувствие надвигающейся беды охватило его.

– Марисса, что ты тут делаешь в такой час?

– Я не могла заснуть и не хотела потревожить тебя.

– Ты уже должна знать, что никогда не можешь потревожить меня.

Брэди устремил на Мариссу пристальный, полный тревоги взгляд, от которого не ускользала ни одна деталь. Она была бледнее обычного, тело сковывало напряжение, должно быть, на Мариссу навалилось какое-то угнетающее чувство.

– Огонь погас, – неуверенно заметил Брэди, в душе которого росла тревога. – Тебе, наверное, холодно.

– Нет, – безучастно отозвалась Марисса.

Брэди подбросил несколько поленьев, разворошил кочергой угли, и в камине опять затеплилась жизнь.

Он опустился на подлокотник кресла рядом с ней.

– Что-то случилось? – неуверенно заметил он. – Ведь так?

Она кивнула, избегая встречаться с ним глазами.

– Я вспомнила, вспомнила… все.

Всеми силами помогая ей вернуть память, он оказался не готов к этому. Кровь прилила к лицу Брэди, африканскими барабанами застучала в висках. Он так этого хотел, но теперь, когда она что-то вспомнила, мечтал лишь о том, чтобы новые воспоминания не разрушили свершившегося между ними, чтобы все в их отношениях оставалось по-прежнему.

Марисса, пряча глаза, наклонилась и рассеянно похлопала Родена по спине. Потом легонько оттолкнула собаку, проигнорировав ее обиженный взгляд.

– Я собираюсь сегодня вернуться домой. Надеюсь, в Саммерсвилле найдется пункт проката автомобилей?

– Ты собираешься арендовать машину и поехать домой?

Марисса молча кивнула.

– Мне придется заплатить за прокат вашей кредитной карточкой, но я погашу задолженность сразу же, как вернусь, – деловито сказала она.

– Черт с ней, с задолженностью. А как же наша прошлая ночь?

Она ничего не ответила, не подняла на него глаз. Молчание показалось Брэди оглушительным.

– Посмотри на меня, Марисса!

Он повернул ее за плечи так, чтобы встретиться с ней глазами, и был поражен непривычной холодностью взгляда.

– Прошлой ночью все было чудесно, Брэди. Но это все позади. Теперь я могу вернуться в свою прошлую жизнь, а ты – заняться своей работой.

Ему показалось, что он получил удар в солнечное сплетение. Теперь настала его очередь замолчать.

– Ты должен быть вполне удовлетворен сознанием, что твои прогнозы целиком оправдались.

Он с трудом пытался понять, о чем она говорит.

– Оправдались?

– Ты ведь предсказывал, что как только ко мне вернется память, я буду рваться назад. Что тут возразишь? Так оно и вышло.

Брэди пытался бороться с абсурдной ситуацией, в которой против него использовались его собственные доводы.

– Марисса, но ведь ты говорила, что любишь меня! – с надеждой воскликнул он.

Проклятье! Его слова были так похожи на мольбу. Собрав воедино все свои силы, он призвал к себе в помощники гордость и гнев.

Марисса резко поднялась, перешагнула через Родена и отошла на несколько футов, словно находила близость к нему опасной.

– Я сожалею о случившемся. Вероятно, это было для тебя очень обременительно.

– Ну что ты, Марисса, о чем речь? – заметил Брэди, оправляясь от удара. – Надеюсь, я не разочаровал тебя?

Пропустив его колкость мимо ушей, она спокойно произнесла:

– Мою благодарность невозможно выразить словами. Ты спас мне жизнь. Я перед тобой в неоплатном долгу.

Услышав дежурные слова о долге, Брэди небрежно махнул рукой.

– Я хочу попросить только об одном. Это неважно, но меня просто мучает любопытство.

Она напряглась в ожидании, от души желая, чтобы мужество не изменило ей в ближайшие минуты.

– Там, дома, тебя ждет мужчина?

Марисса подняла голову и ответила ему непроницаемым взглядом.

– Нет, – спокойно сказала она.

– Так почему же ты уезжаешь?

– Потому что так надо. Это лучший выход для нас обоих. Теперь, прошу меня извинить, я должна собрать наверху свои вещи.

И с высоко поднятой головой она зашагала вверх по лестнице.

Глава VI

«Здесь все по-прежнему», – размышляла Марисса.

Она неторопливо прихлебывала кофе, удобно расположившись на диване в гостиной своего далласского дома. «Как будто я никуда не уезжала».

Она лениво перебирала корреспонденцию, скопившуюся за время ее отсутствия. Помимо счетов, здесь было множество приглашений на всевозможные благотворительные мероприятия, а также писем с просьбами о пожертвованиях и приглашений войти в совет учредителей новых организаций милосердия. Одним своим видом они вызывали у Мариссы невыразимую скуку, а точнее – тоскливое сознание суетности всех этих комитетов и кружков. Странно, ведь еще так недавно она воспринимала подобную деятельность как свою общественную обязанность и выполняла все, что от нее требовалось, почти автоматически.

Она напомнила себе, что лишь несколько дней назад ей пришлось оказаться на грани смерти – и выжить. Неудивительно, что теперь ее восприятие мира несколько изменилось. Пожалуй, прежде она действительно несколько разбрасывалась. Вероятно, ей следует выбрать одно поле деятельности и заняться благотворительностью всерьез.

А пока… Она оглядела комнату, как поступала всегда, желая отогнать роящиеся в голове тревожные мысли. Холодноватая элегантность этого ухоженного дома всегда действовала на Мариссу успокаивающе.

Каждый предмет нес на себе отпечаток ее усилий. Не жалея средств, она старалась достичь задуманного эффекта. Ковер, стены, мебель служили одной цели – созданию безукоризненно белого фона. Далее, используя детали холодных тонов, она создавала интерьер, как это рекомендовалось во многих журналах для богатых дам.

Но на этот раз созерцание этого безукоризненно гармоничного в своей прохладной красоте помещения не доставило ей обычного удовольствия. Марисса перевела взгляд на задрапированные шелком огромные окна. За ними простиралась идеально гладкая лужайка. Мариссе впервые пришло в голову, что она напоминает искусственное ковровое покрытие. Вдали виднелся не менее благоустроенный сад, к уходу за которым Марисса не прилагала ни малейших усилий – это была обязанность садовников. Она вообще редко туда заглядывала.

Но глядя на этот такой элегантный образец дизайнерского искусства, Марисса видела мысленным взором гору, поросшую диким лесом, поражавшим буйством осенних красок, и пристроившийся подле вершины ладно скроенный и крепко сшитый дом из бревен и камня. Дом, который построил Брэди, и собаку, которая была ему единственным другом.

– Марисса, милочка, я просто не могла поверить, что ты так скоро вернулась, – воскликнула Сиси Конвери, стремительно входя в комнату, которую мгновенно заполнила своей неиссякаемой энергией.

Сиси была не просто давней подругой Мариссы. Она была едва ли не самым милым и бесхитростным существом во всем ее окружении. Марисса сразу почувствовала, что ей не хватало именно Сиси.

– Городские сплетники работают сверхурочно?

– Смеешься? О твоих злоключениях написали в местной газете. Они показались репортеру занятным материалом. Какие события! С ума сойти можно! – простонала Сиси, то ли с завистью, то ли с состраданием.

Не утруждая себя заботой о грациозности движений, Сиси плюхнулась на диван рядом с подругой.

– Не волнуйся. Бедняге не удалось раскопать никаких подробностей. Как это ни прискорбно, ему пришлось довольствоваться изложением голых фактов. Дескать, находясь на отдыхе в Арканзасе, ты попала в грозу, твоя машина упала с моста, но тебе удалось выбраться из нее и выжить. Вот и все.

Сиси подалась вперед и положила руку на плечо подруги.

– Только подумать, что тебе пришлось пережить! Так как ты себя чувствуешь?

Марисса небрежно отмахнулась.

– Как видишь, чудесно. Хочешь кофе?

– Нет, спасибо. Господи, какая чудовищная ссадина! Очень больно?

– Теперь уже нет.

– А ногти-то, ногти! – с ужасом продолжала осмотр Сиси. – Тебе надо немедленно вызвать маникюршу и сходить к врачу!

– Я обязательно так и сделаю – в свое время, – заверила Марисса. – Если не возражаешь, давай поговорим о чем-нибудь другом. Теперь я, слава Богу, дома и хочу забыть весь этот эпизод, как кошмарный сон.

– Тебе пришлось много выстрадать, – сочувственно протянула Сиси.

– И да и нет, – поколебавшись, призналась Марисса.

Как только она нашла Брэди, все стало чудесно. Отогнав непрошеное воспоминание, Марисса решительно улыбнулась, памятуя, что, намеренно придавая своему лицу радостное выражение, человек может вызвать у себя хорошее настроение.

– Лучше расскажи, что здесь произошло в мое отсутствие.

– Ничего примечательного, – небрежно сказала Сесили.

Ее явно разочаровала сдержанность подруги.

– Тебя же не было в Далласе чуть больше недели, что могло произойти за это время?

– Все равно, – настаивала Марисса. – Наверняка что-то да случалось!

– Ну, Робертсы устраивали свой ежегодный благотворительный прием в пользу бездомных. Да ты это и без меня знаешь. Они же рассылали приглашения заранее. Нам тебя очень недоставало. Никто не мог взять в толк, почему ты вдруг куда-то отправилась в одиночку. Я и сама не могла объяснить такой экстравагантный поступок.

– А Пол и Кэтти там были?

– Разумеется. Кстати, Кэтти Гарт вся так и сияет. Живота еще незаметно, но за милю видно, что она беременна.

– А все, конечно, лопаются от ревности, правильно?

– Правильно. Кстати, Трейси Уэлз выбрали председателем комитета помощи неимущим инвалидам.

– Отлично. Она наверняка справится.

– Возможно. Но ей придется вкалывать изо всех сил, чтобы достичь результатов, которых комитет добился два года назад при тебе.

Сесили резко взмахнула рукой с длинными алыми ногтями.

– Честное слово, больше и вспомнить нечего! Я просто умираю от любопытства. Что же приключилось с тобой?

Марисса вздохнула.

– Газетчики не соврали. Я действительно попала в бурю, сбилась с дороги и свалилась с моста.

– Счастье, что не утонула! Как же ты спаслась?

– Мне каким-то чудом удалось выбраться из машины и доплыть до берега. Потом я нашла… дом, где были люди. Они меня приютили.

Сесили причмокнула языком.

– Тебе повезло! – воскликнула она. – А что это были за люди?

Марисса так и знала: Сесили не удовлетворится столь скупым изложением событий.

– Один мужчина, – неохотно призналась она.

Она не разрешала себе думать о Брэди, тем более вслух произносить его имя.

– Очень любезный, – добавила она с деланным равнодушием.

Сесили задохнулась от любопытства.

– Марисса, не томи, а то я мучаюсь хуже, чем на приеме у своего дантиста! Кто был этот очень любезный мужчина?

– Некий Брэди Маккалок.

– Брэди Маккалок… – задумчиво повторила Сесили.

Вдруг она подскочила, словно ее ударило током.

– Не тот ли это самый Брэди Маккалок, знаменитый скульптор?

Марисса смотрела на подругу в немом изумлении. Ну конечно, тот самый Брэди Маккалок! Он ведь рассказывал ей, что сам сделал кресло-качалку и некоторые другие предметы мебели. Она вспомнила примыкающую к дому мастерскую, куда так и не удосужилась заглянуть. Может быть, в глубине души она догадывалась, с кем имеет дело, но не придавала этому значения.

Брэди как человек, как мужчина был ей куда интереснее, чем Брэди Маккалок скульптор, прославившийся на весь мир.

– Конечно, это он! Он ведь живет в Озарксе, – продолжала Сесили. – И переселился туда несколько лет назад, когда ему вдруг вздумалось удалиться от мирской суеты.

Марисса не проронила ни слова.

Сесили, терпение которой окончательно истощилось, потянула подругу за рукав.

– Так это правда был Брэди Маккалок? – повторила она свой вопрос на иной лад.

– Очевидно, да, – рассеянно отозвалась Марисса.

Брэди с силой швырнул резец, так что тот, едва не угодив в кусок бука, стоявший на дальнем верстаке, проскочил мимо и упал в угол. Выдав целую очередь ругательств, Брэди повернулся к Родену, свернувшемуся калачиком в углу, на безопасном расстоянии от взбешенного хозяина.

– Что ты на меня так уставился! – в раздражении воскликнул Брэди.

Пес молча укоризненно смотрел на него.

– Ее нет уже неделю. Все кончено, – сказал Брэди спокойнее, словно произнесенные вслух, эти слова лучше убеждали в непреложности совершившегося факта.

Нагнувшись за резцом, Брэди внимательно посмотрел на необработанный кусок бука. Каждое полено, каждое бревно имеет свой, неповторимый характер. Правда, иногда его удается угадать сразу, а иногда понимание приходит через долгие месяцы. Этот кусок пролежал в мастерской несколько лет, мастер выжидал, когда он откроет ему свою тайную природу. Он лежал в окружении других кусков древесины разных пород, также остававшихся загадкой для человека, которому предстояло рано или поздно понять, что в них скрывается, и определить их судьбу.

Привлекший внимание Брэди кусок бука всегда вызывал у него особый интерес своим причудливым изгибом. Обойдя верстак, Брэди сосредоточенно осмотрел обрубок со всех сторон, во всех возможных ракурсах. В его голове зародился образ женщины, которая, повернув голову, смотрится в зеркало.

Брэди в раздражении отошел на середину мастерской.

– Она изменилась, – пробормотал он. – Я так и знал. Стоило ей заново обрести память, и она стала совсем другой. Черт возьми, насколько же я был прав!

Он вернулся к большой заготовке из липы, над которой как раз начинал работать. Замысел скульптуры полностью сформировался и оставался у него в голове.

Брэди почему-то взялся за рашпиль. Зачем? Сейчас этот инструмент был ему совершенно не нужен. Черт возьми, надо быть поосторожнее! От всех этих дурацких мыслей он стал таким рассеянным. Того и гляди запорет прекрасную заготовку!

– Она c такой готовностью отдавала всю себя, – продолжал бормотать Брэди. – Такая нежная, такая невинная! А потом замкнулась в свою скорлупу, – закончил он в полный голос, в отчаянии глядя на Родена, словно обращаясь к нему за поддержкой.

Он снова подошел к куску бука. А может быть, просто голова женщины? Женская головка, склоненная набок, взгляд, устремленный в никуда. Женщина, ушедшая в себя. Кусок дерева имел своеобразный ритм. Брэди сможет придать ему безукоризненно-шелковистую поверхность. Чувственность. Совершенство.

«Люди замыкаются в свои скорлупки, остерегаясь боли, – подумал Брэди, разглядывая кусок дерева. – Я чувствовал, что она сопротивляется возвращению памяти. Очевидно, в прошлом ей довелось пережить нечто ужасное».

– Так чем же мне заняться? – спросил себя Брэди.

Сделав пару шагов в направлении начатой скульптуры из липы, в которой его взгляд художника уже безошибочно угадывал неукротимый порыв, он решительно повернул к не тронутому резцом буку, таившему образ женщины, способной своей совершенной холодноватой красотой свести мужчину с ума.

Стоя перед входом в галерею Уитмира, Марисса пыталась навести порядок в своих мыслях. Она пришла сюда исключительно из любопытства. Это единственная причина. А откуда вдруг взялось это любопытство? Это вполне объяснимо. В конце концов она провела несколько дней один на один с этим мужчиной, в его доме. Она влюбилась в дом, построенный им… и в него самого. Или, по крайней мере, так ей показалось. Во всяком случае, интерес к его творчеству более, чем оправдан. Даже не зная Брэди Маккалока лично, она с удовольствием посмотрела бы его работы. Они были у всех на устах. Продолжая рассуждать таким образом, Марисса отворила дверь и решительно шагнула внутрь.

– Я могу вам чем-нибудь помочь? – учтиво обратился к ней седовласый мужчина лет пятидесяти пяти, в безукоризненном темно-синем костюме.

– Да. Я предварительно звонила. Меня интересуют работы Брэди Маккалока.

– Знаю. Вы разговаривали по телефону со мной. Меня зовут Лоренс Уитмир, а вы – Марисса Берриман?

Мужчина с явным удовольствием объявил:

– Мы горды тем, что в нашей коллекции имеются три произведения Брэди Маккалока. Видите ли, в отличие от большинства художников, он не работает на заказ. Бывает, что за целый год он не выставляет ни одной готовой скульптуры. Когда мы узнали, что есть возможность заполучить эти три работы, мы загорелись желанием приобрести их. Пришлось побороться, но мы выиграли. И гордимся этим.

– А можно их посмотреть?

– Сделайте одолжение. Следуйте за мной!

По пути он продолжал свой рассказ.

– Вы увидите их одной из первых. Мы пока даже не собирались их экспонировать. Полагаю, вы согласитесь с моим мнением: они – замечательны. Одна скульптура – бронзовая. Она сделана лет тринадцать назад. Две более поздние работы – из дерева.

Они вошли в просторный, хорошо освещенный зал. Три скульптуры сразу же поразили Мариссу тем, что все они были полны движения.

В центре комнаты возвышалась композиция, изображавшая трех оленей в стремительном беге. Автор на редкость удачно передал ощущение природной силы и удивительного изящества этих животных.

Марисса в задумчивости обошла скульптурную группу, легонько прикоснулась к бронзовой шерсти одного из оленей, полюбовалась их мускулистыми телами и выступающими напряженными в беге сухожилиями. Эта троица дышала радостью и свободой. Если бы они с Роденом пошли в лес, им наверняка попались бы на пути именно такие олени.

– Это произведение очень заинтересовало музей Метрополитен в Нью-Йорке, – не преминул похвастаться Уитмир. – Но досталось оно нашей галерее.

Вежливо кивнув, Марисса перешла к следующему экспонату.

– Скульптура выполнена из бакаута, или гваякового дерева. По-видимому, это любимый материал автора, – сообщил Уитмир.

Не вдумываясь в пояснения, Марисса завороженно смотрела на изысканно грациозную фигуру матери, склонившейся над спящим младенцем. Брэди каким-то чудом удалось вдохнуть жизнь и нежность в простой кусок дерева. Фигура была столь прекрасна, что Марисса не смела даже прикоснуться к ней, словно своим движением могла разбудить малыша. Напоследок окинув ее взглядом, она двинулась дальше.

– Вы знаете, все были просто ошеломлены, когда Брэди перебрался в такую глушь, – не умолкал радушный хозяин галереи. Он явно старался занимать свою гостью светской беседой.

– А известно, почему он так поступил? – поинтересовалась Марисса, уже несколько дней ломавшая голову над этим вопросом.

– Пожалуй, нет. Он принадлежал к числу наиболее знаменитых молодых американцев. Его творчество как раз приобретало мировую славу. И вдруг…

Не докончив свой рассказ, Уитмир недоуменно пожал плечами.

– Тогда он буквально поверг в шок всю культурную общественность. А теперь знатоки сходятся во мнении, что свои лучшие произведения он создал именно в пятнадцатилетний период своего отшельничества.

Последняя из скульптур была самой маленькой. Она изображала старичка, сидящего на крыльце и вырезающего что-то перочинным ножичком из куска дерева. Лицо мастера светилось радостью и лукавством.

Марисса припомнила, что Брэди родился в Озарксе, в краю лесов. Может быть, в детстве он не раз наблюдал за работой какого-нибудь умельца, выстругивающего миниатюрного оленя или кабана. Может быть, именно это впечатление породило в нем увлечение скульптурой, любовь к дереву.

Марисса восприняла эту работу как дань юношеским воспоминаниям художника к взрастившей его почве. Долго простояв перед последней скульптуркой, Марисса в конце концов пришла к выводу, что ей безразличны соображения, которыми руководствовался Брэди, работая над своим произведением. Для нее эта миниатюрная скульптура – лишь напоминание о днях, проведенных в уединенной хижине на вершине горы, бок о бок с человеком, просто сказавшим, что он работает с деревом.

И он действительно работал с деревом – как никто другой!

– Эту скульптуру я хотела бы купить.

Уитмир нахмурился.

– Но я же говорил вам, мисс Берриман, мы еще даже не назначали стартовую цену.

– Назначьте, и я заплачу втрое больше.

– Хм-м…

Он в нерешительности смотрел на свою элегантную собеседницу. Эта молодая особа пользовалась большим влиянием в далласском обществе. Любезность, оказанная такой даме, может в будущем благоприятно отразиться на его деловой репутации.

Уитмир галантно улыбнулся.

– Только вам, мисс Берриман, мы готовы сделать это исключение.

На ленче, куда Марисса отправилась сразу из галереи, ей предложили выступить с приветственной речью. Она согласилась, хотя не помнила, чему посвящается торжество. Отделавшись парой десятков дежурных фраз и равнодушно поковыряв вилкой салат, Марисса постаралась как можно скорее улизнуть домой.

Собираясь прямиком отправиться к себе, она и сама удивилась, обнаружив, что паркует свой «БМВ-750» напротив салона «Кэттиз крафтс энд декорейшнз».

Переступив порог магазинчика, Мариса сразу увидела его хозяйку, молодую даму в джинсах для будущих мам и просторной футболке с портретом какой-то рок-звезды. Тряхнув гривой золотисто-рыжих кудрей, Кэтти, – это была именно она, – поспешила навстречу посетительнице.

– Марисса, как чудесно, что ты наконец вернулась! – с неподдельной радостью воскликнула молодая женщина.

– Привет, Кэтти, – весело отозвалась Марисса. – Хорошо, что я тебя застала!

Марисса двинулась между полками с разноцветной пряжей и искусственными цветами всевозможных форм и оттенков в глубь салона, где обычно в отсутствие посетителей сидела ее подруга.

Выразительно похлопав себя по еще почти плоскому животу, Кэтти сообщила:

– Пол разрешает мне проводить здесь не более двух-трех часов в день. Но я не жалуюсь. Я вполне могу доверять своим помощницам, и потом у меня сейчас масса других дел. Надо же приготовить достойное жилище для Пола Гарта-младшего! Я занята с утра до ночи. – Изумрудные глаза Кэтти светились восторгом.

– У вас будет мальчик? Это уже известно? – живо заинтересовалась Марисса.

– Я проходила тест. Все в порядке. Теперь я знаю, какого цвета должна быть наша детская.

– Я очень рада за вас с Полом.

– Мы сами рады, – небрежно заметила Кэтти.

Судя по ее сияющей улыбке, это скупое замечание не передавало и малой толики ее восторга.

Марисса почувствовала укол зависти.

– Я должна позвонить Полу, – неуверенно выдавила она.

– Безусловно, – кивнула Кэтти. Теперь в ее тоне звучала обеспокоенность, связанная с недавними печальными обстоятельствами в жизни подруги. – Когда Пол узнал, что ты попала в аварию, он извел полицию, добиваясь информации. Если бы ты не застряла в таком недоступном месте в такую ужасную погоду, он тут же помчался бы на выручку! В конце концов копам удалось его убедить, что ты не слишком пострадала. Это действительно так?

Марисса прикоснулась ко лбу.

– Под слоем пудры синяк уже почти незаметен, – шутливо сказала она.

– Могло быть гораздо хуже. Можно считать, что ты счастливо отделалась, – с облегчением заметила Кэтти.

Марисса не хотела ни с кем обсуждать случившееся. И это нежелание беспокоило ее. Словно те несколько дней, проведенных с Брэди, были слишком горькими… слишком великолепными… чтобы рассказывать о них посторонним.

– Слушай, Кэтти. Я ведь заехала по делу, – сменила тему Марисса. – Хотела пригласить вас с Полом назавтра к себе на ужин.

– А ты уверена, что уже достаточно поправилась? Гости тебя не утомят?

– Я в этом убеждена.

– Мы с удовольствием придем. Ходя подожди… Завтра же будет благотворительный вечер в пользу нуждающихся студентов.

– Да, ты права, – кивнула Марисса, с удовлетворением подумав, что назавтра обеспечена хоть каким-то занятием. – А послезавтра?

– Пожалуй, можно, – сказала Кэтти. – Я удостоверюсь, что Пол будет свободен, и позвоню тебе.

Кэтти наметанным взглядом в несколько секунд по достоинству оценила наряд Мариссы: черное шелковое платье прямого силуэта и кашемировый жакет цвета травы. Плотные черные колготки и матовые черные туфли на высоких каблуках дополняли ансамбль.

– Ты выглядишь еще лучше, чем прежде, – вынесла приговор Кэтти. Она была искренне рада за подругу.

– Я же тебе говорила, – рассеянно кивнула Марисса, – это благодаря макияжу.

– Мне виднее, – настаивала Кэтти. – Мне никогда с тобой не сравниться, даже когда я снова похудею. Твой стиль всегда вызывал у меня восхищение.

– Вынуждена напомнить, что Пол выбрал в жены тебя, а не меня, – шутливо заметила Марисса.

На лице Кэтти просияла широкая улыбка.

– Слава Богу, это так! Как бы там ни было, я рада, что ты вернулась!

Марисса улыбнулась в ответ.

– Я сама этому рада!

Спустя несколько минут, подъезжая к дому, купленному после развода с Кеннетом Райтманом, она старалась себя уверить в справедливости своих слов.

Здесь ее дом. В Далласе у нее масса знакомых и множество друзей. Это большой город, где всегда происходит что-нибудь интересное.

Поставив машину перед домом, она вдруг заметила мужчину, присевшего на столбик возле ограды, вытянув длинные ноги в голубых джинсах.

Глава VII

Неторопливо поднявшись, Брэди подошел к роскошному автомобилю, двигатель которого на холостом ходу не столько рокотал, сколько мурлыкал. Распахнув дверь, он наклонился и выключил зажигание. Он помог женщине выйти из машины, крепко взяв за руку.

– Привет, Марисса. Неплохая машина, купила взамен той, что ушла под воду?

Она смотрела на него разинув рот, не в силах вымолвить ни слова.

Брэди широко улыбнулся.

– При твоем умении водить автомобиль, лучше было бы приобрести игрушку попроще и помаломощнее. Это было бы куда безопаснее!

– Что ты здесь делаешь, Брэди?

– Спасибо, Марисса. Я тоже рад тебя видеть, – пропустив ее вопрос мимо ушей, сказал он.

Брэди легонько прикоснулся пальцем к успевшему поблекнуть синяку у нее на лбу.

– Как твои дела? Кстати, у меня все прекрасно. Твоя Лилиан не сразу поняла, почему я отказался подождать тебя в гостиной, но когда я растолковал ей, как нам с тобой полезен свежий воздух, она ушла, оставив меня здесь.

Легкий ветерок играл его темно-каштановыми волосами. Стальные глаза, обращенные к Мариссе, оказывали на нее загадочное магнетическое воздействие. Вконец сбитая с толку, она все-таки додумалась оглядеться по сторонам и увидела его джип, припаркованный у обочины. И как она его сразу не приметила?

– А что ты… что ты здесь делаешь, Брэди?

– Как что? Вот приехал проведать тебя, разве не ясно?

Взяв Мариссу под руку, он повел к дому.

– Уверен, что ты меня приглашаешь, ведь техасцы так славятся своим гостеприимством.

Марисса явственно ощутила, как к ее волнению добавилась немалая доля испуга. Мысли и чувства путались. Она только начала входить в прежнюю колею: визиты к друзьям, участие в деятельности многочисленных клубов и благотворительных организаций, ленчи, деловые, неделовые встречи, планируемые на пару недель вперед. Это ее жизнь, ее привычная жизнь.

Брэди в нее совершенно не вписывался.

В минуту слабости она купила его скульптуру. Мысль о том, что в ее доме появится вещь, которая будет постоянно напоминать своим присутствием о Брэди Маккалоке, тревожила ее совсем чуть-чуть. Ведь это лишь скульптура, неодушевленный предмет, можно сказать, поделка из дерева.

А теперь рядом с ней появился живой мужчина из плоти и крови. Он дышит, движется и излучает мужскую силу и притягательность. Более того, совсем недавно она самозабвенно дарила ему свою близость, свою любовь!

Отпирая дверь, Марисса, воспользовавшись моментом, наклонилась над замком, чтобы скрыть румянец, окрасивший ее щеки.

«Это все в прошлом, – мысленно убеждала она себя, усилием воли подавляя дрожь, вдруг охватившую ее. – А это – настоящее. Память вернулась ко мне, и отныне все пойдет своим чередом».

Чуть позднее, провожая взглядом Брэди, направлявшегося через парадный холл к гостиной, Марисса почувствовала себя так, как если бы запустила в рафинированную обстановку своего элегантного дома какую-то необузданную силу. Она, то есть он, Брэди, принесет сюда неминуемое разрушение. «Чепуха, – одернула себя Марисса, – я не потеряю самообладания. В конце концов это ведь я его бросила».

Сунув руки в карманы джинсов, Брэди с интересом оглядывал комнату, поражавшую любого посетителя дорогим великолепием.

– А у тебя здесь неплохо, Марисса. И совсем не тесно. Я даже не представляю, на что тебе столько комнат.

Пока внимание Брэди было сосредоточено на вещах, Марисса пристально разглядывала его, стараясь припомнить, почему так недавно этот мужчина с холодными серыми глазами внушал ей безграничное доверие. Даже в этом огромном помещении он казался слишком громоздким. Мариссе пришло в голову, что она в жизни не сталкивалась с более опасным человеком. А когда они были вместе…

Вдруг Брэди резко обернулся к ней.

– А где Роден? – поспешно спросила она, досадуя, что ее застали врасплох.

– Поехал проведать свою матушку. Думаю, ему там неплохо.

Хотя в голосе Брэди не было и тени упрека, она, окинув взглядом свой безукоризненно обставленный, идеально чистый дом, поняла, что имелось в виду: радостному, услужливому, иногда неуклюжему Родену не нашлось бы места среди этой роскоши.

Марисса с необъяснимой грустью подумала о тех часах, которые Роден просидел рядом, подбадривая и утешая ее своим бессловесным участием.

Шагнув к столу, Брэди взял изящную вазу из китайского фарфора, напоминавшую экзотический полураспустившийся цветок. Подержав вещицу в одной руке, он неторопливо перебросил ее в другую, будто хотел прикинуть, какова она на вес.

Если бы кто-то другой поступил с этой роскошной вещью столь небрежно, Марисса переволновалась бы за ее сохранность. Но у Брэди были могучие, надежные руки творца. Кроме того, еще совсем недавно Марисса доверяла им нечто куда более ценное – собственное тело.

Чтобы унять внезапно охватившую ее дрожь, Марисса крепко охватила себя за талию, сжав ладонями локти.

– Меня осенило, кто ты, лишь после того, как я вернулась в Даллас, – прервала она затянувшуюся многозначительную паузу.

Аккуратно поставив вазу на стол, Брэди одарил Мариссу насмешливым взглядом.

– А мне казалось, ты знала обо мне достаточно – раз отдалась мне. Хотя я и говорил во множественном числе о твоих партнерах, в глубине души я знал, что ты не из тех, кто легко меняет мужчин. В твоем облике угадывается утонченная разборчивость. Теперь, оказавшись в твоем доме, я понял, что не ошибался в своих предположениях.

Усилием воли контролируя вскипающее возбуждение, Марисса уточнила:

– Я хотела сказать, что не догадалась, что передо мной – прославленный скульптор с мировым именем.

– В первые два дня ты не ориентировалась в обстановке. А потом?

Марисса расправила плечи.

– Не все ведь знают о Брэди Маккалоке.

Он подступил к ней почти вплотную.

– Разумеется. Но ты-то должна была знать обо мне! Ведь искусству отводилось важное место в твоем образовании и повседневной жизни. А поскольку ты не подумала о моей известности в этой области, можно сделать вывод, что в то время это не играло для тебя никакой роли. Тогда ты была свободна от всех второстепенных деталей. А ведь это прекрасно, не правда ли?

Он не делал попытки прикоснуться к ней, но Марисса слегка отодвинулась.

– Зачем ты здесь, Брэди?

– Я сосчитал: ты уже в третий раз спрашиваешь меня об этом.

– Так ответь же наконец!

Брэди помрачнел, его лицо застыло безжизненной маской.

– Ну, допустим, мне хотелось посмотреть, что ты здесь такое оставила, что так торопилась вернуться. Поскольку, как я понял, о мужчине речь не идет, то, очевидно, все дело в этом доме. Кстати, он похож на тебя, такую, какая ты сейчас.

Она ответила на эту тираду ледяным взглядом и с расстановкой произнесла:

– А что тебе здесь нужно?

Слегка наклонив голову набок, он спокойно разглядывал ее, словно не мог поверить, что она и впрямь задала столь бессмысленный вопрос.

– Мне казалось, я только что это объяснил.

– Не совсем. Наверняка тебя привело сюда нечто совсем другое.

Брэди прищелкнул языком.

– Как грустно, что ты стала такой недоверчивой!

– Брэди, ты мне не ответил.

– Марисса, ты задала очень смелый вопрос. Ты уверена, что готова услышать ответ?

– Тебе придется покинуть…

– Ну а для этого большой смелости от тебя не требуется. Однако должен тебя разочаровать. Можешь не расходовать понапрасну слова. Я никуда не ухожу.

– Тогда, черт возьми, отвечай на мой вопрос! – воскликнула Марисса, потеряв над собой контроль.

Судя по промелькнувшей улыбке, Брэди обрадовался этому взрыву чувств.

– Все очень просто, – сообщил он с обезоруживающей искренностью. – У меня есть задняя мысль.

Марисса растерялась.

– Какая задняя мысль?

– Я помог тебе уйти из моей жизни, Марисса. Я отвез тебя в Саммерсвилл, помог взять напрокат автомобиль и проводил его взглядом. После этого меня хватило всего на неделю. – Помедлив, он продолжал: – А поскольку я не вижу у твоей двери упакованных чемоданов, приготовленных к путешествию в Арканзас, я могу сделать вывод, что ты без трудностей и душевных мук приспособилась к жизни без меня.

– Ты хочешь сказать, что…

– Я хочу сказать, что без достаточных оснований я не стал бы отправлять Родена к мамаше и разыскивать тебя.

Брэди провел ладонью по волосам, и по этому его жесту Марисса поняла, что он взволнован.

– Нас свела судьба, Марисса. Чувство заполнило собой все мое сознание, все мысли. А потом ты взяла и уехала. Мне кажется, что у нас не было времени посмотреть, что могло из всего этого получиться.

Марисса словно вросла в землю, ощущая приближение опасности. Она молча покачала головой.

Не успела она предвосхитить намерений Брэди, как тот притянул ее к себе.

– Между нами еще ничего не кончено. Кто знает? Может быть, это не кончится никогда. А может быть, у нас и нет никакого общего будущего. Как бы там ни было, я должен это понять.

Она глубоко вздохнула и неожиданно почувствовала боль в груди. Когда Марисса попробовала заговорить, голос ее сошел на шепот.

– То, что произошло, – моя вина. И я принимаю на себя ответственность, Брэди. Я вторглась в твою жизнь и сознаю это.

– Да, ты вторглась. Но мне кажется, Бог не обидел меня ни ростом, ни силой, и я смог бы без труда отразить вторжение… если бы захотел. Но я не хотел, Марисса.

«Боже милостивый! – подумала она. – Помоги мне сохранить мои представления о добре и зле, когда он так близко!»

Она то и дело обращала взгляд на его губы, и где-то в недрах ее тела зашевелилось особое тепло. Надо срочно заставить его уйти! Она облизала нижнюю губу.

– Мне жаль, но…

Он сжал ее еще крепче.

– Прекрати. Если уж на то пошло, извиняться следовало бы мне, ведь это я воспользовался твоей беспомощностью. Но никакие извинения не могут погасить тот огонь, который пылает в наших сердцах, в наших телах. Грешно было бы пытаться потушить его!

Вырываясь из его объятий, Марисса перешла почти на крик.

– Это все физические ощущения – и ничего более. Но случившееся вполне объяснимо. Я была слаба. Я пережила аварию. Ты же сам это говорил! И наконец, я плохо ориентировалась в ситуации.

– Только в первые два дня, – возразил Брэди. – Потом ты, как мне кажется, прекрасно отдавала себе отчет в своих действиях.

– Черт побери, Брэди! Я ведь даже не помнила, кто я такая.

Он, прищурившись, смотрел на Мариссу. Та раскраснелась, ее дыхание сделалось неровным.

Брэди воспользовался паузой.

– То есть ты хочешь сказать, что теперь, обретя память, не находишь меня привлекательным. Я правильно понял?

– Именно так.

– Я тебя не виню.

Шагнув к Мариссе, Брэди снова прижал ее к груди и стал целовать ее, словно они не расставались.

Полностью обретя память, Марисса сознавала, какая опасность таится в этих поцелуях. Они заставляли ее содрогаться всем телом, и она чувствовала свою беспомощность под напором их общей страсти.

Помимо своей воли, Марисса обвила руками его шею. Поцелуи стали глубже и продолжительнее. Брэди запустил сильные пальцы в ее волосы и принялся торопливо вынимать и бросать на пол шпильки и заколки, нарушая элегантное творение дорогого парикмахера. Другой рукой он подхватил ее за ягодицы, слегка приподнял так, чтобы она ощутила телом нараставшее в нем возбуждение. Слабость и жар парализовали Мариссу. Она прильнула к нему, не в силах рассуждать, куда это их заведет.

Как остра была в ней память тела! Как полны воспоминаниями о Брэди ее мысли! Когда он отстранился, Марисса почувствовала странную пустоту и не сразу заметила, что очень рискованно балансирует на своих высоких каблуках, не прикасаясь к полу носками туфель и опираясь на одну руку Брэди.

Его хриплый смех неприятно резанул слух. Постепенно, болезненно к ней возвращался здравый смысл.

– Итак, мы убедились, что тебя по-прежнему влечет ко мне. Возникает вопрос, как ты должна поступить?

Она прижала пальцы к виску, то ли в раздумьи, то ли в усилии успокоить галопом несущийся пульс.

– Никак. Я не собираюсь совершать каких-либо поступков.

Сквозь слой зеленого кашемира он настойчиво потирал большим пальцем руку Мариссы повыше локтя.

– Марисса, я готов целовать тебя до тех пор, пока ты дашь мне правильный ответ.

– По-твоему правильный.

Она высвободилась из его рук, словно убеждая саму себя, что еще сохранила волю.

– А что вообще тебе от меня надо?

Присев на валик дивана, он скрестил руки на груди. Эта поза выражала непринужденность, но его слова прозвучали очень взвешенно.

– Ответ прост и ясен. Мне нужно твое время. Я не знаю, способно ли то, что нас наполняет, выйти за пределы замкнутого мирка, в котором ту неделю мы находились вместе. Но мне кажется, мы просто обязаны дать себе шанс. А для этого, Марисса, мы должны некоторое время побыть вместе.

Она покачала головой.

– Нет. Если между нами что-то произойдет…

Он презрительно рассмеялся.

– Если? Может быть, мне стоит поцеловать тебя еще раз, чтобы ты не употребляла это слово?

Марисса заслонилась рукой, словно хотела защититься от него.

– Ну хорошо, допустим, что между нами что-то есть. Но это лишь физическая привязанность. Если мы не будем видеться, она умрет естественной смертью.

– А если нет?

Хотя на Мариссе был теплый жакет, ее вдруг зазнобило.

– Тогда наше взаимное влечение просуществует какое-то время, а в итоге мы вернемся к тому, с чего начинали: ты уйдешь на свою гору, а я – сюда. Так что не стоит попусту тратить силы и время.

– Попусту! Большинство людей с радостью отдали бы несколько лет своей жизни за то, чтобы испытать хотя бы долю того блаженства, которое мы пережили в наш последний вечер.

Она покраснела.

– Я уже принесла свои извинения… – Марисса сама сознавала свою беспомощность.

– Чего ты так боишься?

Брэди стремительно приблизился к ней.

Марисса сжала руку в кулак с такой силой, что ногти больно вонзились в ладони.

– Я ничего не боюсь, – решительно заявила она.

– Я тебе совсем не верю. На первый взгляд, твоя жизнь кажется великолепной, но в глубине должно скрываться нечто ужасное.

– Ты сам не знаешь, что говоришь!

– Сколько раз ты говорила мне, что не желаешь ничего вспоминать? – настойчиво продолжал Брэди. – Сколько раз уверяла, что хочешь остаться со мной? Милая, в твоих мыслях таится то, от чего ты бежала без оглядки. Ты бросилась ко мне, словно я мог тебя от чего-то спасти. Я хочу знать, что это было?

– Зачем, зачем ты это делаешь? – с мукой воскликнула Марисса. – Почему ты не оставишь меня в покое? – Потому что не могу забыть, как ты открыла глаза и сказала: «Слава Богу, я тебя нашла!»

Не сводя с него глаз, Марисса чувствовала, что балансирует на острие ножа.

– Марисса, ты где? – жизнерадостный голос Сиси ворвался в комнату прежде его обладательницы. – Лилиан сказала, что ты здесь. Я прогулялась по магазинам и хочу показать, какое нашла платье.

Она вбежала в комнату легко и беспечно, не почувствовав того, что атмосфера в гостиной накалена до предела. При виде Брэди ее глаза удивленно округлились.

– Привет! – бросила Сиси.

Он улыбнулся, усилием воли придавая лицу непроницаемое, немного рассеянное выражение.

– Привет, привет!

– Марисса, я не знала, что ты не одна, – многозначительно сказала Сиси. Обращая слова к Мариссе, она не сводила взгляда с Брэди.

Марисса разжала затекшие от напряжения руки.

– Ничего страшного. Ты вовсе не помешала.

Она ожидала, что Брэди не понравится это замечание, но на его губах продолжала играть та же дружелюбная улыбка.

Марисса вздохнула.

– Сиси, познакомься. Это Брэди Маккалок. Брэди, это Сиси Конвери.

Сиси уронила на пол пакет из дорогого магазина.

– Тот самый Брэди Маккалок?! – только воспитание не позволило ей вытаращить глаза и разинуть рот.

Брэди нагнулся, поднял пакет и положил на диван.

– Не знаю, может быть, и тот самый.

– Так, значит, это вы спасли Мариссу?

Он искоса взглянул на Мариссу, затем вновь перевел взгляд на Сиси.

– Это весьма спорное утверждение, – туманно заметил Брэди.

– Но ведь это великая честь, Марисса! Почему же ты не предупредила меня о его приезде? – укоризненно спросила она.

– Для меня он был тоже полной неожиданностью.

Сиси наконец взглянула на подругу.

– Марисса, ты знаешь, что у тебя растрепалась прическа?

Смешавшись, Марисса поспешно пригладила волосы, вообразив, какой у нее должен быть вид. Заметив на полу несколько шпилек, она нагнулась и стала их подбирать.

– А вы остановились здесь? – осведомилась Сиси, вновь обращаясь к Брэди.

Позабыв про прическу, Марисса затаила дыхание в ожидании того, что скажет Брэди.

– Я снял номер в «Мэншионе».

Брэди назвал лучший далласский отель, где роскошь и забота о клиентах были доведены до недосягаемого совершенства.

Сиси хлопнула себя ладонью по лбу.

– Ну конечно! Мне следовало догадаться, что вы выберете именно этот отель. Как чудесно! А сколько вы собираетесь у нас пробыть?

Брэди бросил взгляд на Мариссу.

– Пока не знаю, – ответил он. – Еще не решил.

– В любом случае мы должны устроить прием в вашу честь. Правильно, Марисса?

Марисса тут же отметила, что Сиси уже считает Брэди и своим гостем. «Что это? Укол ревности?» – одернула она себя.

Марисса приложила ладонь ко лбу. У нее вдруг разболелась голова. Интересно, как она не замечала все эти годы, что ее подруга так болтлива.

– Я не большой любитель светских развлечений, – заметил, будто себе в оправдание, Брэди, снова бросая взгляд на Мариссу.

На хорошеньком личике Сиси появилась гримаска разочарования.

– Но вы просто обязаны посетить завтрашний благотворительный вечер.

– По-моему, это совершенно ни к чему, – возразил Брэди.

– Что вы! Это будет здорово! – упорствовала Сиси. – Обед и аукцион в пользу художественно одаренных студентов, не имеющих средств на обучение. А потом, должен же кто-то сопровождать Мариссу!

Марисса почувствовала, что настало время вмешаться.

– Сиси, – решительно заявила она. – Брэди ведь уже сказал, что не любит приемы и вечеринки. Мы должны уважать его привычки.

– Но…

– Кроме того, мне кажется, мы задерживаем мистера Маккалока. Перед твоим появлением он как раз собирался уходить.

– Ох, извините, – смутилась Сиси.

С обворожительной улыбкой Брэди взял девушку за руку.

– Не беспокойтесь. Но Марисса права, мне пора.

Марисса была неприятно удивлена, что Брэди так легко поддержал ее ложь. Однако в следующую секунду, отпустив руку Сиси, он сжал пальцы Мариссы.

– Значит, встречаемся в восемь?

– В восемь? – растерянно переспросила Марисса, ничего не понимая.

– А куда вы собрались? – оживилась Сиси, не умевшая долго огорчаться.

– На ужин, – объявил Брэди.

– Мне кажется, не стоит… – начала Марисса, но эта фраза оказалась прервана поцелуем.

– В восемь, – прошептал Брэди, с неохотой отрываясь от ее губ.

– Брэди… – Не надо меня провожать, – приветливо улыбнулся Брэди обеим дамам. – Сиси, рад был с вами познакомиться. Уверен, что мы еще встретимся. До свидания.

Марисса молча проследила за ним взглядом. Ее душа была полна самых противоречивых чувств.

Подобные проблемы были неведомы Сиси. Она с завистью присвистнула.

– А ты мне не говорила, что он так хорош собой! По правде говоря, мне кажется, что ты о многом умолчала.

Марисса внутренне собралась, поняв, что самообладание готово вот-вот ей изменить.

– Это потому, что рассказывать было не о чем. А теперь эта тема тем более исчерпана.

– У меня создалось иное впечатление, – возразила Сиси. – Во-первых, он тебя поцеловал. Во-вторых, пригласил на ужин. И потом, ты ведь не станешь отрицать, что он приехал в Даллас ради тебя. Что я еще могу сказать?

– Желательно ничего, договорились? Это совсем не то, что ты думаешь. И еще: пожалуйста, никому не рассказывай, что встретила его у меня, а лучше вообще не упоминай о его приезде. Можешь мне это пообещать?

– Но в чем дело?

– Он очень дорожит своей частной жизнью, и я уверена, ему будет неприятно стать предметом внимания и нашего общества, и прессы.

На лице Сиси отразилась внутренняя борьба. Она встретила великого скульптора, которого никто не видел много лет, и не должна никому об этом рассказывать. Это было выше ее сил!

– Но Марисса… – жалобно протянула она.

Марисса была непреклонна:

– Сиси, как подруга…

– Ладно, – сдалась Сиси. – Но он хотя бы может сопровождать тебя на завтрашний вечер?

– Убеждена, что его уже не будет в городе, – твердо сказала Марисса. – Не удивлюсь, если он отменит нашу сегодняшнюю встречу. Ты ведь знаешь, какими непредсказуемыми бывают эти художники!

Сиси явно растерялась.

А Марисса снова всполошилась. Она вспомнила, каким восхитительным, каким привлекательным мог быть Брэди. Конечно, она об этом и не забывала. В состоянии амнезии она до безумия желала его. А теперь, когда к ней вернулась память, желание не ослабло.

Она рассчитывала отгородиться от него временем и расстоянием, но он без труда смел эти зыбкие преграды.

Если сегодня Брэди зайдет за ней, Марисса не готова поручиться, что сможет устоять.

Ей оставалось одно. Как только удастся выпроводить Сиси, она позвонит в «Мэншион» и предупредит Брэди, что имеет на этот вечер иные планы. А потом придумает и осуществит их.

Марисса прижала руку к щеке. Почему ей так жарко? Она распахнула дверь спальни, выходившую на террасу. Спальня располагалась на первом этаже, и выход на террасу через французское окно был едва ли не главным преимуществом такого нетипичного расположения. Она упрямо отказывалась перебраться на пустующий второй этаж.

Марисса взглянула на часы. Семь пятнадцать. Самое подходящее время. Она решила в одиночку отправиться в кино.

Проведя ладонью по комбинации из шелка и кружев цвета луны, она с явным удовольствием натянула тончайшие шелковые чулки со швом и светло-серые замшевые туфли на высоком каблуке. Повернувшись к кровати, Марисса придирчиво оглядела верхнюю одежду, которую приготовила себе на этот вечер. Фиолетовая блузка с драпировкой на груди, острым вырезом и одной потайной пуговкой, свободная, фиолетовая с голубыми разводами юбка, которую Марисса особенно любила за грациозно ниспадающие складки, замшевый пояс в тон туфлям. Возможно, этот наряд был чересчур помпезен для кино, но стильная одежда всегда придает женщине уверенность в себе и силы, а их-то Мариссе как раз так недоставало в предстоящий вечер, который она твердо решила провести в одиночестве!

Быстро одевшись, Марисса присела перед туалетным столиком и, собрав длинные волосы, стала укладывать их узлом на затылке.

– Не надо закалывать, мне больше нравится, когда они распущены!

От неожиданности Марисса разжала пальцы, и волосы рассыпались по плечам шелковой волной.

– Что ты здесь делаешь?

– Лилиан оставила меня в гостиной, а мне не хотелось ждать там. Уверен, она меня поймет. Она ко мне уже привыкла.

– Я думала, она уже ушла.

– Этот дом такой большой! Неудивительно, что тебе трудно уследить, кто пришел, а кто уходит.

Марисса с подозрением посмотрела на него.

– А тебе разве не передали мое сообщение?

– Нет. А что мне должны были передать? Кстати, прошу прощения за то, что явился рановато.

Окинув ее быстрым взглядом, Брэди оценил стильность наряда, подчеркивавшего природную красоту Мариссы.

– Костюм замечательный, но ты мне больше нравилась, когда разгуливала босиком в моих фланелевых рубашках.

Марисса не могла отвести от него глаз. Брэди, одетый в рубашку с расстегнутым воротником и джинсовый костюм, был воплощением мужской привлекательности. Присутствие мужчины в спальне породило в Мариссе сексуальное напряжение, и она не была уверена, что сможет его преодолеть.

Теперь Марисса с ужасом заметила, что за предмет принес Брэди – это была его скульптура, купленная ею сегодня утром в галерее Уитмира.

Брэди проследил за направлением ее взгляда.

– Лилиан сказала, что эту вещицу только что доставили из галереи. Если тебе хотелось иметь какую-нибудь мою работу, надо было просто попросить, я бы подарил тебе любую.

Дружеская теплота, окрасившая его голос, привела Мариссу в смятение. Слова застряли у нее в горле.

– Лилиан поставила ее в гостиной. Но мне показалось, что она там не на месте. Я подумал, что в спальне ей будет лучше.

Он оглядел комнату, выдержанную в сочетании белого и светло-сиреневого цветов.

– Правда, я еще не видел этой комнаты.

Марисса поднялась. Ей казалось, что стоя ей будет легче выдержать предстоящий натиск.

– Мне жаль, что тебе не нравится мой дом, а я всегда чувствую себя здесь вполне уютно.

Он вскинул брови, словно удивившись ее словам.

– Странно, почему же ты в таком случае не хотела уезжать из моей берлоги?

– И все же я уехала, не так ли?

Его лицо осветила белозубая улыбка.

– Не сразу.

Марисса старалась говорить медленно и уверенно.

– Поставь скульптуру на стол. Я потом решу, где она будет лучше смотреться.

Он так и сделал. Одну-две минуты Брэди в задумчивости рассматривал свою работу. Наконец он спросил:

– Ты купила ее в галерее Уитмирa?

Марисса молча кивнула.

– Вероятно, она обошлась тебе в кругленькую сумму?

Марисса скрестила руки на груди.

– Говорят, что иметь работу Брэди Маккалока выгоднее, чем держать деньги в банке.

Оставив без внимания это замечание, он продолжал:

– А почему именно ее, Марисса? Почему «Резчика»?

– Он… Он мне понравился.

– Я думал, женщине ближе «Мать со спящим младенцем». Эта фигура – грубее. И потом она мельче, не такая эффектная.

Марисса невольно посмотрела на скульптуру и подошла к ней почти вплотную. Она прикоснулась кончиками пальцев к склоненной голове мастера и ей показалось, что под ее пальцами пошевелились его волосы.

– Глядя на нее, я воображала, как ты рос у себя в Озарксе, наблюдал за мастерами, вырезавшими поделки из дерева, я решила, что они, наверное, оказали на тебя большое влияние. Еще я думала о грядущих поколениях, на которых окажет влияние твое творчество.

Он приподнял ее лицо за подбородок.

– А может быть, ты совсем не изменилась, – задумчиво сказал он.

Теплота его тона, его взгляда на минуту сделала Мариссу совсем беззащитной. Но опомнившись, она поспешно отпрянула.

– Пойдем, столик в ресторане ждет нас, – сказал он. – Нам надо о многом поговорить.

Глава VIII

– Можешь заказывать все, что пожелаешь, от индейки до вафель, – объявил Брэди, усаживаясь рядом с ней за стол так, чтобы незаметно, но ловко оттеснить ее в угол ресторанной кабины, куда их проводил метрдотель. – Когда я сказал, где меня интересуют хорошая кухня и уединение, администратор в «Мэншионе» рекомендовал мне это заведение. Ты здесь когда-нибудь была?

– Никогда, – ответила Марисса, обводя глазами приятный, утопающий в полумраке зал.

Она взяла меню. Марисса собиралась быстро сделать заказ, но в меню оказалось столько различных блюд, что пришлось изучать его дольше, чем она рассчитывала. Наконец она остановила свой выбор на жарком из цыпленка. Отложив меню, она заметила, что Брэди неотрывно смотрит ей в глаза.

– Что ты будешь заказывать? – принужденно спросила она, нарушая неловкую паузу.

– Баранину под белым соусом. Скажи, а ты умеешь печь вафли?

Марисса, на мгновение растерявшись, призналась:

– Пожалуй, нет. Никогда не пробовала.

– Тебе готовит Лилиан?

Она кивнула.

– А до нее у нас сменилось много слуг-мужчин и женщин. Мой отец нашел нефть в ранней молодости. Деньги потекли рекой, а вместе с ними на него посыпались все блага, причитающиеся нефтяному магнату. Мама стала дамой, проводящей все свое время в досуге и развлечениях, словно была рождена именно для этого. А я родилась, когда вся эта роскошь уже была. Более того, я была единственным ребенком в семье, так что мне никогда ничего не приходилось делать самостоятельно. – Марисса произнесла все это равнодушным тоном, словно говорила не о себе, а о постороннем человеке.

– Могу себе представить. Тебя избаловали.

Марисса поправила его.

– Меня баловали по-хорошему, я была окружена любовью.

Брэди легонько прикоснулся к ее руке.

– Почему ты говоришь так, будто отражаешь нападение? Я тебя вовсе не критикую.

– А я и не обороняюсь.

– Значит, я ошибся, извини. А твои родители? Они живы?

– Нет. Они, по-моему, никогда не были особенно близки, и когда я подросла, они развелись. Мне было тогда тринадцать лет. По иронии судьбы, грустной иронии, они умерли почти одновременно: мать пережила отца всего на шесть дней.

– Когда это произошло?

– Десять лет назад. Мне было девятнадцать.

Он присвистнул.

– Тебе, наверное, пришлось нелегко.

«Да, совсем нелегко», – подумала Марисса.

– Но тогда, – вслух продолжила она, – рядом был Кеннет, и он помог мне с этим справиться. А потом благополучно справился с немалой долей моих денег, – горько улыбнулась Марисса.

К счастью, именно в этот момент подошел официант, прервав ход ее невеселых размышлений.

Брэди постарался тактично переменить тему.

– Ты обращалась к врачу, когда приехала домой? Не осталось никаких последствий аварии?

Марисса слегка нахмурилась.

– Я не видела в этом особой необходимости, но все-таки сходила к врачу.

– И что?

– Меня обследовали. Анализы показали, что я практически здорова и состояние у меня нормальное.

– Прекрасно.

Он посмотрел в сторону, а потом вновь повернулся к ней и заговорил немного неуверенно.

– Я хотел бы задать тебе еще один вопрос, но мне трудно решиться.

Марисса с любопытством спросила:

– О чем? – Она еще никогда не видела, чтобы Брэди колебался.

– О мужчинах в твоей жизни.

– Но я же уже говорила. – В голосе Мариссы явственно послышалось раздражение.

– Ты сказала, что тебе не к кому возвращаться. Ладно. Но у тебя же кто-то был в прошлом. Был какой-нибудь серьезный роман или брак?

Марисса напряглась.

– А какое это имеет значение?

– Выходит, у тебя есть своя история, – сказал Брэди, пристально наблюдая за ее реакцией, хотя в этом нет ничего удивительного. – Так что же произошло?

Марисса положила ладони на стол, стараясь сохранить сдержанность.

– История самая обыкновенная – болезнь роста. Я была замужем, Брэди. Мы встретились, когда я училась на первом курсе колледжа. Мои родители познакомились с Кеннетом и были им очарованы. Когда они умерли, он стал мне опорой. Через несколько месяцев мы поженились.

– Сколько продолжался ваш брак?

– Три года. Потом, как я сказала, я выросла и поняла, что не нуждаюсь в опоре.

Брэди кивнул официанту, поставившему перед ним шотландское виски, а перед Мариссой – белое вино.

– История немудреная…

– Действительно, – кивнула Марисса.

– Но я тебе не верю, – закончил свою мысль Брэди.

Поднося вино к губам, Марисса вздрогнула и пролила немного вина на руку. Она осторожно поставила бокал на стол.

– Брэди, я решила поужинать с тобой, потому что ты чужой в этом городе и заслуживаешь благодарности за гостеприимство, которое ты мне оказал. Но это не значит…

– Нет, Марисса, – Брэди взял ее за руку и нежно коснулся языком того места, куда пролилось вино.

По ее позвоночнику пробежала теплая волна.

– И твоя благодарность еще даже не начиналась. Насколько я помню, я разрешил тебе спать в своей постели.

– Брэди…

– Но мы ведь говорили не об этом, не правда ли? – спокойно сказал он, не выпуская ее руки. – Видишь ли, Марисса, дело в том, что я совершенно заворожен тобой. Там, в Озарксе, ты была такой удивительно милой, такой абсолютно женственной, готовой отдать себя без остатка, что я просто обезумел от восторга и выбросил из головы убеждения, накопленные мной за мою долгую и нелегкую жизнь.

Марисса облизнула нижнюю губу, как всегда делала в минуты волнения.

– По-моему, нам не следует больше касаться этой темы.

– Марисса, ты ведь понимаешь, что мужчине может быть тяжело забыть встречу с такой женщиной, как ты. И вот я решил последовать за ней, то есть за тобой. И кого же я здесь встречаю? Чопорную, будто оправленную в ледяной футляр особу, которая превыше всего ценит свое стерильное существование в огромном доме, где совершенно отсутствуют тепло и фактура, которые так понравились тебе у меня. Ведь в твоем особняке почти нет каких-либо твоих личных черт. Я бы и тебя не узнал, если бы не твои глаза, моя милая. – Слово «милая» было произнесено отчасти с любовью, отчасти с сарказмом.

Марисса вырвала руку.

– Это несправедливо. Ты слишком мало обо мне знаешь, чтобы судить так категорично.

– Тогда просвети меня об обстоятельствах, которые мне неизвестны, – тихо попросил Брэди.

– Нет.

Дрожащий огонек свечи отбрасывал золотой отсвет на ее побледневшее лицо. Откинувшись на мягкое кресло, Брэди прихлебывал виски.

– И я, все же я по-прежнему твой пленник.

Марисса почувствовала, как взволнованно бьется ее сердце, и не могла припомнить, когда в этот день оно в последний раз работало в нормальном ритме.

– Брэди, ты меня удивляешь. Ты умный человек, но не можешь понять одной простой вещи. Здесь нет никакой тайны. У меня была амнезия, а потом она кончилась. И я снова такая, какой была раньше.

– Правда? В таком случае у себя на горе я видел тебя такой, какой тебя никто не знает. Выходит, мне очень повезло.

Марисса пригубила вина.

– Я увидел тебя без защитной скорлупы. Но жизнь, как я предполагаю, в лице какого-то человека нанесла тебе ужасный удар. Много лет ты провела под маской недоступной и искушенной светской дамы. И как только к тебе вернулась память, ты по привычке снова спрятала за ней свое истинное лицо. Я прав?

Официант снова пришел на помощь Мариссе, выбрав именно этот момент, чтобы принести горячие блюда. Она вздохнула с явным облегчением.

Брэди заметил, что Марисса рассеянно смотрит на свою тарелку, пытаясь припомнить, что же она заказывала.

– Что случилось? Тебе не нравится цыпленок?

– Так это цыпленок!

Взяв нож и вилку, она рассеянно начала есть. Брэди отрезал кусочек барашка. Цыпленок застрял у Мариссы в горле. Закашлявшись, она выпила почти половину стакана воды.

Брэди, проглотив свой кусок, отодвинул тарелку.

– Странно. С тех пор, как ты уехала из Арканзаса, у меня совершенно пропал интерес к еде. А у тебя?

– У меня прекрасный аппетит.

– Рад за тебя.

Он наклонился, посмотрел ей в глаза и легонько провел пальцем по вырезу ее блузки.

– Я хочу, чтобы ты была здорова и счастлива. Но я и себе желаю здоровья и счастья. Неужели мы не можем быть счастливы вместе?

– Не можем, Брэди, – грустно сказала Марисса. Она удивилась, услышав, как дрогнул ее голос, и после паузы продолжила: – Это не твоя вина. И не моя. Просто так сложилась жизнь.

Он прижал палец к ее губам.

– Я не отступлюсь, пока не пойму, почему ты спряталась в свою скорлупу.

Марисса собрала всю свою злость, чтобы погасить пламенеющее в ней желание.

– Прекрати. Мне двадцать девять лет. В этом возрасте у человека вырастает хоть пара ребер жесткости.

– Я не заметил ни одного, когда держал тебя в своих объятиях.

Она мужественно поборола прихлынувший к лицу жар и вскинула на него глаза.

– А ты сам, Брэди Маккалок? Ты говоришь про мою скорлупу, но сам-то ты отгородился от людей бетонной стеной.

– Ты совершенно права, – спокойно кивнул Брэди. – Но тебе удалось через нее пробиться.

Он перешел в наступление, но Марисса лишь покачала головой.

– Когда ты ворвалась в мою жизнь, Марисса, ты была совершенно беспомощна. Оказалось, что, помогая другому, человек бывает вынужден ему открыться, показать свои уязвимые места. А когда эта ранимая и оберегаемая часть души обнажается, ее бывает очень трудно спрятать заново. Потому я и здесь. Я думаю, что эта дверца в моей душе либо распахнется перед тобой еще шире, либо закроется навсегда. Все зависит от тебя.

Господи! Ну почему вдруг ее глаза увлажнились?

– Не могу поверить, чтобы у тебя в душе было какое-нибудь уязвимое место, Брэди.

– Как тебя в этом убедить?

Она задумчиво разглядывала его.

– Всякий раз, когда упоминается твое имя, говорят о том, что пятнадцать лет назад ты бросил все, закрывшись в своем доме в Озарксе. Какое ужасное событие могло заставить тебя решиться на этот шаг? Почему ты отказался от своей прежней жизни? Ты можешь об этом рассказать?

Что она делает? Она ведь не хочет, чтобы между ними установилась та особая близость, которая возникает между людьми, связанными общей тайной. Надо сразу же отказаться от своих слов, заявить, что это ее не интересует. Но ведь ей на самом деле интересно!

Неожиданно для самого себя, так же, как и для Мариссы, Брэди начал свою исповедь.

– Я прославился рано… Покинув родной город, я переехал в Нью-Йорк, когда мне только исполнился двадцать один год. Я никогда не видел такого огромного города, с таким мощным зарядом энергии. И я попал в этом мегаполисе в самое пекло. Я шел нарасхват. Дамы наперебой зазывали меня на свои вечеринки. Репортеры дрались за мои интервью. Критики называли меня гением. Прекрасные женщины находили меня сексуальным и рвались ко мне в постель. Мои работы раскупались моментально. Каждому было что-то от меня нужно. Я стремительно богател и становился знаменитым. Такая жизнь легко могла вскружить голову парню из Озаркса.

Но я почувствовал, что задыхаюсь, хотя и не понимал, почему. Я старался проводить больше времени в своей студии, но едва ли можно было надеяться создать шедевр, проспав накануне ночью всего четыре часа и очнувшись с перепоя. Итак я откладывал работу назавтра и отправлялся в свет.

– С очередной красоткой? – Марисса опять ощутила укол ревности.

– Женщины были доступны, а я – молод, – просто ответил он.

– Ну разумеется, – сказала Марисса с напускным равнодушием.

Брэди вернулся к своему рассказу:

– Однажды утром я проснулся, посмотрел на свои работы и увидел, что все – не то. И тогда я понял, что вместо скульптора стал профессиональным тусовщиком. Людей интересовали не мои произведения, а я сам. Мне было тогда всего двадцать четыре года, но до меня-таки дошло: продолжая растрачивать себя по пустякам, я лишусь таланта, дарованного мне Богом. Так что я собрал вещи и вернулся домой.

– К себе на гору, – насмешливо вставила Марисса.

– Да, на гору, – проигнорировав ее иронию, согласился Брэди. – И с тех пор я не дал ни одного интервью, не посетил ни одной вечеринки. Но зато мне чертовски хорошо работалось.

– Это очень слабая похвала для твоих произведений, – не удержалась Марисса.

– Спасибо, – с признательностью сказал Брэди. – Я хочу, чтобы ты знала кое-что еще: я никогда не страдал от одиночества у себя на горе. Я почувствовал его только после твоего отъезда. И это было так мучительно, что я помчался за тобой.

Время остановилось. Они оба смотрели на пламя свечи и чувствовали, как тают остатки их настороженности, страхов, сомнений.

Марисса хотела вырваться из этого крошечного зачарованного царства, но силы совсем оставили ее, и она поддалась обаянию этого странного вечера.

Приход официанта положил конец этим неизъяснимо волшебным мгновениям.

– Надеюсь, наша кухня вам понравилась, – сказал официант, с сомнением посмотрев на почти нетронутую еду.

– Не знаю, – рассеянно ответил Брэди, доставая из кармана бумажник. – Мы не ели.

– Я буду рад принести вам другие наши блюда, – с готовностью предложил официант, стараясь услужить привередливым гостям.

– В другой раз.

Отсчитав по счету наличные, Брэди добавил щедрые чаевые.

Официант, не без легкого смущения, взял деньги и, попрощавшись, удалился. Выйдя из кабинки, Брэди протянул Мариссе руку, помогая спуститься по ступенькам.

Когда она оказалась рядом, он спросил:

– Теперь ты веришь, что я могу быть ранимым? Ты суровая женщина, Марисса Берриман. Возможно, это ты заставила меня усомниться в разумности моего визита в Даллас.

– И не без оснований, – подхватила Марисса. – Ты поступил нелепо и чем раньше поймешь это, тем лучше будет для нас обоих.

Он мимолетно поцеловал ее в щеку.

– Я уверен, что тобой движут самые лучшие намерения.

На обратном пути Марисса упорно хранила молчание. Что она могла сказать? Самое главное, она не должна доверяться Брэди. Он вызвал у нее слишком бурное смятение чувств, слишком острые реакции. Может быть, он и прав, ее жизнь слишком пресна, но зато вполне безопасна.

Ее переполняло желание прильнуть к груди Брэди и рассказать ему обо всех своих горестях и напастях. А потом броситься в его объятия и самой попросить его о близости, как это было в их последнюю ночь, в том волшебном доме на горе.

Но она влюбилась в Брэди прежде, чем вспомнила, почему ей нельзя кого-либо любить.

А теперь она должна собрать все силы и положить конец переполняющему ее чувству. Если она выкажет доверие Брэди, сделает ставку на его любовь, это будет не что иное, как акт саморазрушения. Ей просто не хватит смелости на такой безоглядный поступок.

Подъехав к воротам, Брэди выключил мотор. Не успел он что-либо сказать, как Марисса поспешно выскользнула из машины и, захлопнув за собой дверцу, наклонилась над окном. Она только хотела попрощаться, но почувствовала, что рука Брэди легла ей на плечо.

– Ищете меня, мадам? – шутливо спросил Брэди.

– Лишь для того, чтобы пожелать спокойной ночи, – ответила Марисса.

Она резко повернулась и застучала острыми каблучками по каменной дорожке. Брэди настиг ее у двери и схватил за локоть.

– Мне почему-то кажется, что ты не собираешься пригласить меня войти, – заметил он.

Марисса подняла глаза. Рядом с ней – известный человек, блестящий скульптор, чьи творения трогают ценителей своей изысканной красотой. В то же время это мужчина, настолько полный сексуальной притягательности, что она сама просила его о любви. А когда он удовлетворил ее желание, то сделал это незабываемо.

По временам ей казалось, что бороться с ним так же невозможно, как забраться на неприступную гору. «Но ведь с горой я как раз справилась», – снова и снова напоминала себе Марисса. Она справится и с этим искушением, вырвется из этого оцепенения страсти.

– По-моему, это было бы лишено смысла.

Его глаза зажглись решимостью. Он обхватил рукой ее голову, привлекая к себе.

– Это кажется тебе, а я был бы счастлив услышать приглашение.

– Нет, Брэди, – прошептала Марисса. – Нет…

– После твоего отъезда я терпел адские муки, – признался Брэди, лишь на мгновение оторвавшись от ее губ. – Ты разожгла во мне огонь и сбежала. Этот огонь с тех пор не угасает – и не угаснет. Помоги мне, Марисса! Помоги мне!

Ее губы пылали от страстного поцелуя. Собравшись с силами, она упрямо прошептала:

– Это только физическое влечение, и ничего более!

Она говорила то, во что сама не верила.

– А может быть, нам и этого достаточно? – пробормотал Брэди.

Его пальцы гладили ее, доводя кожу до невероятной чувствительности. Марисса, только что пытавшаяся оттолкнуть Брэди, схватила его за полу пиджака.

– Нет, не надо.

– Я возьму тебя прямо сейчас, – со стоном выдохнул Брэди. – Здесь. Я должен это сделать.

– Нет.

– Я бы мог овладеть тобой прежде, чем ты еще раз вздохнешь, Марисса. Но я хочу услышать, как ты скажешь мне «да».

Он почувствовал, как она, вся напрягшись, приподняла колено, упираясь каблуком в колонну у себя за спиной. Понимая, что в ней сейчас говорит одно плотское желание, Брэди приподнял ее юбку и принялся ритмично и нежно поглаживать ее плоть, скрытую под шелковыми трусиками.

– Помнишь, раньше ты согласилась бы заняться любовью посреди лужи? Ты ведь не забыла, как нам было хорошо в моем доме на горе? – вкрадчиво шептал он. – Как ты меня тогда хотела! Ты хочешь меня и сейчас. Внутренне ты почти не изменилась. Я понял это, когда ты смотрела на мою скульптуру. Теперь ты стоишь на распутье, Марисса. С одной стороны – твой заученный образ бесчувственной и холодной женщины, а с другой – доверчивость и искренность, с какими ты пришла в мой дом. Вернись ко мне! Мы могли бы соединиться здесь, возле этой колонны. Представляешь, как это заманчиво?

На Мариссу волной накатил жар, и она инстинктивно схватила Брэди за плечи. Когда ощущение притупилось, она попыталась отстраниться – лишь на секунду.

– Отпусти меня! – воскликнула она. В этот момент слова утратили для нее всякое значение, потому что на нее обрушился новый шквал неописуемого блаженства. Его пальцы продолжали ритмичные движения.

– Я могу вызывать это в тебе снова и снова… всю ночь… Но и этого нам будет мало. Ты ведь хочешь меня, Марисса. Надо лишь это признать.

По ее щекам покатились слезы.

– Нет… Нет! – воскликнула она, предвосхищая новую волну наслаждения.

Но она еще не дошла до пика экстаза, когда Брэди резко убрал руку и отстранился. У него вырвался глухой стон. Он отвернулся, чтобы спрятать лицо, выражавшее муку, которая терзала и Мариссу.

В первый момент ей показалось, что она не сможет устоять на ногах. Но когда ее набухшие груди прикоснулись к тяжело вздымающейся груди Брэди, глаза закрылись, и она замерла. Марисса едва держалась на ногах, ее пронзала боль, пульсировавшая у нее внутри.

– Марисса, – произнес он таким тоном, словно от нее, Мариссы, зависело спасение человека, обреченного на гибель.

Она покачала головой.

– Нет… Нет!

Марисса повернулась к входной двери. Руки дрожали так сильно, что ключ никак не попадал в замочную скважину. Наконец с третьей попытки ей удалось отпереть дом. И все это время она чувствовала, что он стоит сзади, опаляя ее жаром своего желания.

Перешагнув порог, она тут же затворила за собой дверь, не решаясь посмотреть на него в последний раз. Теперь она сосредоточилась на том, чтобы не упасть в обморок, осторожно ступать сначала одной, а потом другой ногой и так дойти до спальни, которая теперь для Брэди… и для нее превратилась в настоящее святилище.

Войдя в спальню, Марисса включила свет и прошла на середину комнаты. Ее мышцы непроизвольно сокращались и расслаблялись, по телу пробегали судороги неудовлетворенной страсти. Воздух был заряжен напряжением, обжигавшим ее кожу. Мариссе казалось, что непреодолимая сила раздирает ее изнутри, и она не надеялась, что сможет долго противиться искушению.

Медленно повернув голову, она посмотрела сквозь французское окно.

Он стоял там, на террасе.

Он просто смотрел на нее. Смотрел – и все. Но накал его страсти был таков, что она обжигала и через стекло, не ведая препятствий.

У Мариссы не было выбора. Она стала медленно раздеваться под его взглядом.

Она расстегнула латунную пряжку на своем замшевом поясе и сняла его. Полоска серой замши колечком свернулась на полу у ее ног.

Брэди не шелохнулся.

Она выскользнула из юбки, с шелестом порхнувшей на пол и окружившей ее ступни лиловым облачком. Марисса переступила через юбку.

Он не сводил с нее глаз.

Марисса расстегнула потайную пуговку фиолетовой блузки и небрежно повела плечами, предоставив ей свободно упасть.

Двери террасы были закрыты, стояла осень. Но Мариссу вдруг обдало жаром.

Она сняла через голову комбинацию цвета луны и кинула ее в угол.

И наконец она осталась только в шелковых трусиках, кружевном поясе для чулок, чулках бледно-серого цвета и туфлях на высоких каблуках. В теле билось, рвалось наружу неукротимое желание.

Она шагнула к французскому окну, рывком открыла обе задвижки и бросилась навстречу Брэди.

– Да, – прошептала она.

Он и тогда не сдвинулся с места.

Прохладный ночной воздух обдувал ее разгоряченное тело. Она дрожала и пылала огнем страсти. Брэди притягивал ее, как магнит. Она припала к нему. Им не суждено было быть вместе, она не могла его любить, но должна была принадлежать ему во что бы то ни стало.

Она расстегивала пуговицы на его рубашке, пока наконец сумела просунуть ладони внутрь и ощутить на его груди черные завитки волос, чувственно обвившие ее пальцы. Его била дрожь, что-то тяжелое все сильнее давило ей на грудь. Если он не овладеет ею прямо сейчас, она, пожалуй, умрет.

Привстав на цыпочки, она запечатлела первый поцелуй в уголке его рта.

– Да, – повторила она. – Да, Брэди, пожалуйста!

Молниеносным движением, от которого у нее закружилась голова, он поднял Мариссу на руки и понес в дом, на кровать.

В несколько мгновений они освободились от его одежды и того, что оставалось от ее наряда, и Брэди навис над ней, опираясь на локти. Каждая его мышца трепетала в предвкушении наслаждения. Внутри нарастала пульсирующая боль.

– Никогда больше не говори мне «нет»… Во всяком случае, в эту ночь!

Ее веки опустились под тяжестью желания. Она едва могла его видеть.

– Да! – простонала Марисса.

Он вложил в проникновение все свое желание и мощь. В движении его бедер угадывался извечный примитивный любовный ритм. По телу Мариссы разлилось блаженство.

Сквозь стекла террасы взошедший месяц проливал свой серебряный свет на пару влюбленных, которой не было в ту ночь ни минуты покоя. И Марисса ни разу не сказала ему «нет» за всю эту ночь.

Глава IX

Открыв глаза, Марисса взглянула на часы, мирно тикавшие на стене напротив кровати. Половина двенадцатого. Комната была залита щедрым светом осеннего солнца. Марисса равнодушно отметила про себя, что проспала почти до полудня.

Ее губы сами раздвинулись в улыбке. Какая это была ночь! Истома обволакивала все ее тело, удовлетворение упоительно отзывалось в каждом нерве, в каждой клеточке! Огонь их страсти не затухал до рассвета. Они боролись со сном, предаваясь наслаждениям, казавшимся бесконечными.

В конце концов они заснули в полном изнеможении, так и не разомкнув жарких объятий.

Лениво потягиваясь, Марисса почувствовала, как в ней вновь шевельнулось желание.

– Брэди, – позвала она, поворачиваясь к нему. Но его уже там не было.

Она в недоумении села на постели и огляделась. Брэди, как и его одежды, нигде не было видно. Солнечные лучи, проникающие в комнату через французские окна, со всей очевидностью высветили тот факт, что Марисса осталась у себя в спальне в одиночестве. Сощурившись, она смотрела против света.

Роскошествовавшим в пресыщении сознанию и телу была нанесена жестокая рана внезапного разочарования. Неумолимая действительность вырвала ее из сладких грез. Тряхнув волосами, Марисса откинулась на подушки и вытянулась во весь рост. Она с горечью подумала, что сейчас было бы в пору рассмеяться над нелепостью ситуации, только уж очень хотелось расплакаться.

Почему Брэди выскользнул из ее кровати тайком, не сочтя нужным попрощаться? Впрочем, конкретное объяснение этого обстоятельства не имело особого значения. Просто между ними была мимолетная вспышка плотского желания, и ей наступил конец. Марисса и сама не рассчитывала развивать их отношения!

Прошлую ночь она поддалась страсти, но при свете дня осознала совершенную ошибку. И вина за эту ошибку лежит исключительно на ней. Ей не за что осуждать Брэди. Он был настойчив и упорен в своих уговорах и ухаживаниях, однако ей надлежало проявить большую непреклонность. В конце концов, ей ли не знать цену любви, затмевающей здравый смысл. Однажды эта цена оказалась для нее непосильно высока.

Зазвонил телефон. В изнеможении, которое не имело никакого отношения к бессоннице минувшей ночи, Марисса вяло ответила:

– Алло!

– Похоже, ты только сейчас проснулась?

Ей никогда еще не приходилось разговаривать с Брэди по телефону. Но его глубокий, рокочущий баритон невозможно было с кем-то спутать. У Мариссы тревожно забилось сердце. Она тут же поклялась себе, что с этого момента будет держаться с предельным самообладанием.

– Доброе утро, Брэди.

– Извини, что мне пришлось рано уйти. Но если это немного утешит тебя, должен признаться: оставить твою постель было совсем не просто. Я хотел попрощаться, но ты так сладко спала, что я не стал тебя будить.

Марисса пережила краткий миг борьбы с собственной совестью, но любопытство одержало в ней верх.

– А куда ты уехал?

– На сегодняшнее утро у меня было назначено свидание с моей агентшей. Мы встретились за завтраком в «Мэншионе».

– А твоя агентша живет в Далласе?

– Нет, она из Нью-Йорка и завзятая горожанка. А поскольку я почти никогда не выезжаю из Арканзаса, а она ненавидит «глухомань», как она называет мою гору, то ей приходится нелегко. Поэтому она так ухватилась за возможность встретиться со мной в цивилизованном месте. Я понимаю, что представлять мои интересы дело не из легких, и решил, что просто обязан пойти ей навстречу и устроил этот завтрак.

Его тон внезапно изменился, голос зазвучал нежно, интимно.

– Правда, я пошел на это с неохотой. Ты умудряешься оставаться желанной даже во сне.

Марисса не могла больше слушать его.

– Брэди, я хотела сказать про эту прошлую ночь…

– Что это была за ночь!

– Я хочу, чтобы ты знал: я целиком виню за нее только себя.

– О какой вине ты говоришь?

– Это не должно больше повторяться!

– Черт возьми, тебя невозможно оставить на час, ты сразу же принимаешься молоть чепуху!

Марисса должна была сказать это, хотя ей очень не хотелось.

– Послушай, Брэди. Хорошо, что ты не вернулся, а просто позвонил. Новая встреча принесла бы боль нам обоим и была бы излишней. Теперь мы можем считать себя в расчете. И никакого продолжения наши отношения иметь не должны.

Его длительное молчание причиняло Мариссе боль.

– Ты хочешь сказать, что все кончилось, не успев начаться. Как это аккуратно, как стерильно, Марисса! Быстро и почти бескровно, как современная хирургия!

Она закрыла глаза.

– Я знаю, что тебе это непонятно, и сожалею, что не могу объясниться с тобой совершенно откровенно. Но поверь мне на слово: так будет лучше всего. Возвращайся к себе на гору. Создавай там свои шедевры. И забудь меня. Время облегчит эту задачу. Вот увидишь!

– Я люблю, когда что-то дается мне легко. Но знаешь, милая, в том, что касается нас с тобой, почему-то не получается никакой легкости. И не думаю, что нас ожидает легкое будущее.

– Прощай, Брэди, – сказала Марисса, поспешно, чтобы не передумать, вешая трубку. Потом она спряталась с головой под одеяло, целиком отдавшись захлестнувшим ее эмоциям.

У нее возникло ощущение, будто она цепляется ногтями за отвесный утес, а вместе с этим – за жизнь. Ее поддерживала лишь уверенность в собственной правоте. Но и непоколебимая правота не могла смягчить мучительную боль, угрожавшую разорвать ее настрадавшееся сердце.

В конце концов Марисса заставила себя встать и пойти под душ. Она откинула воспоминания о том, другом душе в его доме и пустила ледяную воду. Через несколько минут закаленная в своей решимости, твердая и непреклонная, Марисса закуталась в махровый халат и вернулась в спальню.

Она ничуть не удивилась, застав там Сиси у французского окна, которая вольготно устроилась с ногами в кресле, прихлебывая мелкими глоточками ароматный кофе. Они вот так запросто ходили друг к дружке с тех пор, как были девчонками.

– Добрый день, – сказала Сиси. – У тебя, я смотрю, сегодня поздний старт. Ты хорошо себя чувствуешь?

Марисса подошла к кофейному столику и наполнила вторую тоненькую чашечку бодрящей жидкостью. После первого глотка восхитительно-душистого напитка она решила поощрить кулинарное мастерство Лилиан прибавкой к жалованью.

– Сегодня утром мне почему-то хотелось вволю понежиться. А ты где летала?

– Мне пришлось немного перешить платье, в котором я пойду на сегодняшний вечер, и я ездила его забирать.

Глаза Сиси сверкали.

– Как бы мне хотелось, чтобы ты на него посмотрела!

Марисса улыбнулась.

– А разве мы не вместе его покупали?

Марисса была даже заинтригована. Она не могла вообразить, чтобы Сиси что-нибудь приобрела без ее совета. Они всегда вместе ездили за покупками и сообща занимались разными другими делами.

– Я купила его, пока ты гостила в Арканзасе.

– Ах вот как…

– Мы же тогда не рассчитывали, что ты так быстро вернешься, помнишь?

Марисса присела на пуфик напротив Сиси.

– Да, наверное.

Она сделала большой глоток кофе, надеясь, что от этого ее мозг заработает интенсивнее. Та жизнь, которую она вела до своего рокового путешествия, ее светские обязанности и те усилия, которые она прилагала, чтобы поддерживать безукоризненную внешность, стали уделом далекого прошлого, хотя ее отделяло от них не более двух недель.

– А с кем ты будешь сегодня вечером? – заговорщическим тоном спросила Сиси.

Марисса знала, куда клонит подруга, и не торопилась с ответом. В этот момент перед ее мысленным взором промелькнула вся ее жизнь последних лет. Череда обедов, ужинов, вечеринок, заседаний комитетов и клубов. Марисса позавидовала воодушевлению и бесхитростности, с которыми Сиси относилась ко всем этим, как у них говорилось, «событиям».

– Я буду одна, – пожала плечами Марисса. – С тех пор, как я вернулась, я еще мало кого видела. Так что можешь мне порекомендовать кого-нибудь в спутники на сегодня.

– Да что ты! – Сиси в волнении поставила чашку, расплескав кофе по фарфоровому блюдечку. – А как же Брэди Маккалок? Я была уверена, что вы придете вместе.

– Нет. – Марисса пожала плечами, постаравшись вложить в этот жест максимальную небрежность. – Он вернулся в Арканзас.

– Вот это да… – разочарованно протянула Сиси. – Но, Марисса, вокруг столько мужчин, которые с радостью составили бы тебе компанию. Только свистни, в смысле, конечно, достаточно набрать номер!

– Я еще не уверена, что пойду!

– Но ты должна появиться! Не пойти, потому что тебя нет в городе, это – одно. Но ты в городе. Так что ты обязана присутствовать.

Марисса собралась что-то возразить, чтобы опровергнуть странную логику Сиси, но решила, что не стоит тратить на это силы. Подруга все равно осталась бы при своем мнении.

– А ты с кем идешь? – спросила она, чтобы переменить тему.

– С Эдвардом Маккарти. Правда, Джейн больна, так что я должна явиться пораньше. Надо проверить, чтобы все лоты были готовы. Я сказала ему, что поеду на своей машине, и мы встретимся уже на аукционе.

Сиси улыбнулась своим мыслям.

– А почему бы мне не заехать по пути за тобой! Ты бы нам очень помогла, Марисса!

– Не стоит, Сиси.

– Но ты ведь придешь, правда? Знаешь, такая женщина, как ты, может явиться и одна, – великодушно заметила Сиси.

– Знаю. Хорошо, я подумаю, – сдалась Марисса.

Сиси рассматривала ее в задумчивости.

– Ты сильно изменилась после возвращения. Но я не могу сказать, в чем именно.

Марисса покачала головой.

– А по-моему, я такая же, как была. Правда, иногда я жалею, что перемен не произошло. А теперь скажи, что ты там еще напланировала на сегодняшний вечер?

– Я должна сходить в парикмахерскую сделать прическу.

При этих словах Сиси посмотрела на часы и подскочила, как ужаленная.

– Ого! Мне пора бежать!

У двери она остановилась и оглянулась на подругу.

– Марисса, ты ведь знаешь, что если у тебя какая-то проблема, я всегда готова помочь. О'кей?

– Знаю-знаю, дорогая, – растроганно пробормотала Марисса. – Спасибо тебе!

Для Мариссы этот день тянулся бесконечно долго. Заняться было нечем, никакие обычные дела не привлекали ее. Может быть, отправиться по магазинам? Но она не могла придумать, что бы ей вдруг могло потребоваться, а бродить бесцельно Марисса не любила.

Брэди не давал о себе знать.

Марисса около часа просидела за письменным столом, досконально изучая свой календарь на последующие месяцы, а потом тщательно просмотрела папки с материалами о деятельности различных благотворительных обществ, в которых она состояла действительным или почетным членом, а то и учредителем. Все встречи были расписаны, все документы были в идеальном порядке.

А Брэди по-прежнему не объявлялся.

Может быть, поехать в косметический салон, сделать прическу и маникюр? Но Марисса отвергла и эту идею: ей не хотелось выбираться на люди. В конце концов она вымыла голову, сама привела в порядок ногти и пришла к выводу, что ей очень одиноко.

Какая радость, что Брэди, вняв ее совету, убрался восвояси!

Постепенно идея вечернего аукциона стала набирать в ее глазах привлекательность, особенно по сравнению с альтернативной возможностью – провести вечер дома в тоске и многократном пережевывании назойливых мыслей.

Марисса решила, вопреки мрачному настроению, надеть что-либо яркое. Какой-нибудь туалет, способный рафинированным совершенством убить наповал всех ее недругов, которых, впрочем, у Мариссы, пожалуй, не было. Да, она оденется так, чтобы вернуться в свою прежнюю ипостась. Учинив подробный досмотр своим запасам, Марисса откопала как раз такой, как теперь выражались в обществе, «прикид».

Это было алое платье из сжатого шелка с глубоким декольте и рукавами, начинавшимися ниже плеч. До колен платье сильно обтягивало фигуру, а ниже заканчивалось пышнейшей юбкой длиной до щиколотки. Но больше всего в этом платье Мариссе нравилась спина: шлейф, ниспадавший каскадом от лопаток и тянувшийся по полу фута на полтора. Это платье, безусловно, оправдывало и заплаченную за него немалую сумму, и сегодняшнюю особую цель – создания приподнято-радостного настроения.

Марисса гладко причесала волосы и разделила их у основания шеи на две ровные пряди, свернув их элегантным узлом, напоминавшим строгие куафюры, популярные у женщин Древней Греции. Она вставила в уши серьги с крупными треугольными рубинами, надела алые атласные туфельки на невероятно высоких шпильках и решила, что выходит в общество в лучшем виде. Дополнив туалет любимыми приторными духами, Марисса погасила свет в спальне и легкой, грациозной походкой, которую элегантный наряд придает любой женщине, направилась к входной двери.

Удостоверившись, что в крошечной вечерней сумочке лежат ключи от машины, она стала запирать дом и вдруг в испуге отпрянула назад.

В паре шагов от нее, опершись локтем на капот своего джипа, стоял Брэди.

Брэди окинул ее восхищенным взглядом с головы до ног.

– Помнится, я уже говорил, что ты умеешь носить одежду, любую и в любых количествах.

Решительным шагом Брэди направился к ней, каждое его движение излучало скрытую силу.

– Вообще-то, что бы ты ни надела, при тебе у меня перехватывает дыхание. Но это платье… оно… слишком открытое. Почему бы не накинуть пальто или там какой-нибудь плащ?

– Я… – Марисса в растерянности осмотрела свой наряд. – Я как-то не подумала об этом. Сейчас пойду и наброшу что-нибудь сверху. Брэди, а я думала, что ты поехал домой…

– С какой стати? – Он наклонился и легонько прикоснулся сзади губами к ее шее. – Хм-м. Как хорошо от тебя пахнет! Как называются эти духи?

Сердце Мариссы забилось в том же ритме, который всегда появлялся при приближении Брэди.

– Это неважно. Извини, Брэди, я сейчас уезжаю.

– Я знаю. У вас там какое-то благотворительное сборище. Я как раз завернул за тобой, чтобы составить тебе компанию.

– Ехать вместе? Но это невозможно!

– А почему бы и нет? Ведь твоя подруга Сиси меня пригласила. Она еще говорила, что тебе нужен кавалер.

Марисса сердито сжала зубы.

– Она ошиблась, Брэди. Сегодня в разговоре по телефону я постаралась объяснить все как можно яснее.

Он взял ее за обе руки и притянул с такой силой, что у нее моментально перехватило дыхание.

– Выброси эти дурацкие мысли из своей хорошенькой головки! Да, ты все объяснила как нельзя яснее. Но я не согласен с твоим решением, во всяком случае, пока не согласен.

Брэди не дал ей возможности что-либо возразить, а продолжал твердым, не допускающим возражений тоном:

– Я на все лады ругаю себя за глупость. Какая-то моя часть подсказывает, что я должен что есть духу мчаться назад в свою берлогу и забыть, что когда-то подобрал у себя на пороге женщину, которая чуть не утонула в грозу. А другая половина говорит: «Эй, парень, подожди. Постарайся в ней разобраться!»

Он еще крепче сжал ее в своих объятиях.

– Эта часть говорит, что ни одна женщина в мире не заставила меня пережить то, что я испытал с тобой. И эта часть тоже ругает меня за глупость. Пока они спорят между собой, я решил ненадолго остаться. Тебе придется смириться, Марисса, потому что, если ты не обратишься за подкреплением в полицию, тебе от меня не избавиться. Так как насчет полиции, милая?

Если бы кто-то ударил сейчас Мариссу по голове, она не была бы ошеломлена более.

– Но я… – машинально начала Марисса.

– Хорошо, – Брэди выпустил ее из своих объятий, стряхнул с себя джинсовую куртку и накинул ей на плечи. – Вот так. Так ты положишь начало новому направлению в моде и при этом у тебя не будет надобности возвращаться домой.

Он сам захлопнул входную дверь и потянул за ручку, проверяя, что она заперлась.

– Так куда же мы едем?

Брэди уже подвел Мариссу к джипу, когда она наконец пришла в чувство.

– Подожди.

Ее светские навыки давали себя знать. Брэди был одет в свой обычный наряд, состоявший из джинсов, голубой рубахи с открытым воротом и тяжелых башмаков. В таком наряде он был, несомненно, привлекателен своей особой грубоватой мужской красотой – невероятно сексуальный мужчина, при виде которого у женщин подкашивались коленки. И Марисса была уверена, что в такой оценке с ней согласилась бы любая женщина. Но для сегодняшнего вечера его наряд был явно неуместен.

– Ты не можешь появиться там в таком виде. Это вечер для смокинга.

В глазах Брэди зажегся озорной огонек.

– Ты думаешь, меня не пустят, если я заявлюсь без бабочки?

– Но просто… просто это будет неуместно.

– Ты боишься, меня попросят уйти?

– Они… – Прикрыв глаза, Марисса покачала головой.

Боже милостивый, о чем она думает! Она улыбнулась, осознав степень своей глупости. Разве можно вообразить хозяев в любой точке мира, которые не будут счастливы приветствовать на своей вечеринке Брэди Маккалока, в каком бы виде он не явился?

– Забудь, что я сказала. Хорошо? – миролюбиво попросила Марисса.

Он ответил ей широкой улыбкой.

– Уже забыл.

Постепенно собравшаяся вокруг Брэди толпа совсем оттеснила Мариссу. В конце концов Брэди решительно протянул руку и привлек ее к себе, раздвигая ряды поклонников.

– Для нас большая честь принимать вас сегодня в Далласе, мистер Маккалок! – сказала одна почтенная матрона. Мысль о престиже, сообщаемом мероприятию присутствием прославленного скульптора, вдохновляла ее.

– Пожалуйста, называйте меня Брэди, – обворожительно улыбнулся он.

– Это я пригласила его, – не преминула похвастаться Сиси, сияющая от радости и необыкновенно хорошенькая в маленьком черном платье.

– Если бы мы знали заранее, мы бы устроили вам чествование, – продолжала дама.

– Уверяю вас, я предпочитаю быть просто гостем, – возразил Брэди.

Сквозь толпу, активно помогая себе локтями, продиралась репортерша светской хроники из местной газеты.

– Мистер Маккалок, – затараторила она, едва представившись, – в обществе забыли, когда вы последний раз появлялись на публике. Ваше сегодняшнее участие в этом вечере вызвано какими-то особыми причинами?

– Разумеется! – без колебаний ответил Брэди.

При этих словах внутри у Мариссы от испуга все сжалось. Но Брэди ободряюще пожал ей руку.

– Я считаю помощь одаренным, но малообеспеченным учащимся достаточно важным поводом для своего участия в этом мероприятии, – заявил он.

У Мариссы отлегло от сердца.

Вокруг раздались одобрительные возгласы. У репортерши зарделись щеки в предчувствии настоящей сенсации, которую она имела шансы доставить в этот вечер в свою редакцию.

– А как вы объясняете свое пятнадцатилетнее затворничество? – спросила она, от волнения стискивая диктофон что есть сил. – Это очень интересует моих читателей!

Похоже, этот вопрос слегка позабавил Брэди.

– Я уверен, что ваши читатели слишком умны и деликатны, чтобы так сильно интересоваться личными делами посторонних им людей, – отрезал Брэди.

Репортерша немного растерялась.

– Тогда, может быть, вы поделитесь своими творческими планами? – без особой надежды спросила она. – Или расскажете, над чем вы сейчас работаете?

Брэди снисходительно усмехнулся.

– Девушка, я никогда не делюсь планами и не рассказываю про работы, которые еще не закончил.

– Спасибо, – едва выдавила разочарованная репортерша упавшим голосом. – Я думаю, вы ведь все равно не скажете, если и собираетесь обосноваться в Далласе, – попыталась она забросить последнюю удочку.

– Даллас – прекрасный город. Каждый с радостью поселился бы здесь, – уклончиво ответил Брэди.

Раздвигая толпу, к центру зала шагал высокий широкоплечий мужчина.

– Извините меня. Извините. Пора занимать места. Простите, но всех просят занять места за своими столиками. Спасибо… Спасибо…

Когда этот человек добрался до Брэди с Мариссой, толпа, окружавшая их, начинала рассеиваться.

– Я Пол Гарт, друг Мариссы. Рад с вами познакомиться, – представился мужчина.

– Я рад познакомиться с другом Мариссы, – сказал Брэди, пожимая протянутую ему руку.

– Привет, Марисса, – сказал Пол.

– Привет.

– Приведя к нам Брэди, ты вызвала в обществе фурор.

– Вообще-то это он привел меня сюда, – заметила Марисса.

– Ах вот как! Очевидно, я должен поблагодарить вас за то, что вы спасли Мариссе жизнь, – продолжал Пол.

Брэди замешкался с ответом. Марисса напрямик спросила Пола:

– Ты знал, Пол?

– Я догадался лишь, когда увидел вас здесь вместе. Дело в том, что мне обычно удается делать кое-какие выводы на основе очевидных фактов.

– Держи свои догадки при себе! – пробормотала Марисса.

Пол широко улыбнулся Брэди.

– Прекрасно! Появился материал для шантажа. А вы не хотите подсесть сегодня к нашему столику? Кэтти будет рада познакомиться с вами.

– Кэтти – жена Пола, – пояснила Марисса, вытягивая шею и оглядывая просторный бальный зал.

Она с улыбкой посмотрела на обоих мужчин.

– А где же Сиси? Я уверена, она рассчитывает, что мы будем сидеть за ее столиком. Она убеждена, что присутствием Брэди мы обязаны ей. И чем больше Сиси рассказывает, как она пригласила Брэди, тем увлекательнее становится ее история. Не удивлюсь, если к концу вечера выяснится, что она лично предприняла путешествие в Арканзас, силой запихнула его в свою машину и притащила в Техас.

Пол и Брэди дружно расхохотались.

– Такова уж Сиси, – отсмеявшись, сказал Пол. – А сейчас она, по-моему, утешает расстроенную репортершу. Вы не подарок для газетчиков, Брэди.

– А по-моему, он отвечал просто идеально, – заметила Марисса.

Брэди искоса посмотрел на нее, но промолчал.

Пол откашлялся.

– Так вы уже решили, где будете сидеть? – спросил он. – Если уж на то пошло, Сиси и ее спутнику тоже хватит места за нашим столиком.

Брэди предоставил решать этот вопрос Мариссе.

– Пол, мы с радостью сядем вместе с вами. Спасибо за приглашение!

Марисса заметила в толпе гостей хозяина художественной галереи.

– Смотри, Брэди, вон идет Уитмир. Мне кажется, он хочет с тобой поговорить, – предупредила Марисса.

Брэди проследил за ее взглядом.

– Тот самый Уитмир, хозяин галереи?

Марисса кивнула.

– Тогда пойдем скорее к нему! Пол, мы присоединимся к вам через минуту, – сказал Брэди.

Они направились к Уитмиру, который буквально пританцовывал от нетерпения. Мужчины представились друг другу.

– Мисс Берриман, вы не сказали мне, что лично знакомы с Брэди Маккалоком, – заметил Уитмир. – Какая честь для меня, мистер Маккалок, я просто не нахожу слов, чтобы выразить свое восхищение. Не знаю, известно ли вам, но в нашей галерее есть две ваши работы. У нас было три, но я с огромным удовольствием продал одно из ваших произведений, «Резчика», мисс Берриман. А какой интерес вызвало ваше творчество среди нашей публики! А теперь вы посетили нас лично и мы имеем счастье…

Брэди прервал его на полуслове.

– У вас ведь остались «Три оленя» и «Мать со спящим младенцем», не правда ли?

Мистер Уитмир кивнул.

– Прекрасные, удивительно выразительные произведения! – Он в восторге прищурил глаза. – Вы поистине великий…

– Мистер Уитмир, – снова перебил Брэди. – Я хочу предложить вам сделку. Если вы сейчас пошлете за «Матерью со спящим младенцем» и доставите скульптуру до начала аукциона, я потом дам вам взамен две свои работы.

Уитмир раскрыл рот от изумления.

– Вы хотите, чтобы я?..

– Я хочу сделать пожертвование для сегодняшнего аукциона.

– А вы знаете, сколько стоит ваша скульптура? – недоверчиво осведомился Уитмир.

Брэди насмешливо улыбнулся.

– Уж я-то знаю ей цену, не сомневайтесь!

– Хм-м… – заколебался владелец галереи. – Уж и не знаю, как быть. Вы говорите, что дадите нам взамен две свои работы?

– Да, и уверяю вас, что каждая из них будет по крайней мере равноценна той, которую я у вас прошу. И разумеется, вы окажете мне огромное личное одолжение. Я теперь буду перед вами в долгу.

Мистер Уитмир моментально решился.

– Я сейчас же пошлю за скульптурой. Господи, я просто не могу поверить, что сегодня с аукциона пойдет подлинный Брэди Маккалок!

Повернувшись, он пошел прочь, бормоча себе под нос:

– Стоит присутствующим узнать об этом, здесь такое начнется!

Марисса повернулась к Брэди.

– Вы уверены, что стоит это делать?

Брэди широко улыбнулся.

– Неужели и вы сомневаетесь?

Марисса обнаружила особую прелесть в серых глазах Брэди, когда их освещала улыбка. Она вздохнула. Стоит ей чуть расслабиться, и он так легко покорит ее! Марисса постаралась отгородиться от него стеной официальности.

– Ваш взнос существенно увеличит стипендиальный фонд. Благодарю вас!

Брэди поднял ее руку и поцеловал тыльную часть ладони.

– Спасибо, что ты разрешила мне тебя сопровождать, – ответил он с изысканной вежливостью.

Марисса сжала губы.

– Ах вот как? Значит, я разрешила. В таком случае я, возможно, чего-то не понимаю.

Не отвечая на ее колкость, Брэди мечтательно улыбнулся.

– Я мог бы простоять так весь вечер, любуясь тобой. Ты безумно, божественно хороша..

Она повернула голову, оглядывая собравшихся.

– Сейчас, наверное, начнут подавать закуски. Пойдем к Гартам.

– Как вам будет угодно, мисс Берриман, – учтиво склонил он голову.

– Брэди…

В последние несколько минут он стал свидетелем эмоциональной борьбы, отражавшейся на ее лице. Теперь Марисса казалась встревоженной.

– Что, дорогая? – мягко спросил он.

– Я считаю, что ты провел интервью блестяще, но ведь эта болтовня была тебе отвратительна, правда?

– Да, каждое дурацкое слово, произнесенное мною.

– Ты ведь сознаешь, что эта дамочка – репортер светской хроники. Если ты останешься в городе, набегут другие ее коллеги, избавиться от которых будет гораздо сложнее.

– Я с этим справлюсь. За пятнадцать лет я стал совсем другим человеком. Я теперь более уравновешен, и чувствую, что твердо стою на ногах.

– Ты сказал Сиси, что не любишь вечеринок.

– Не люблю, особенно таких больших приемов, как этот. И еще я ненавижу паблисити, и терпеть не могу, когда меня фотографируют. Я понимаю, почему дикарям кажется, что фотокамера отбирает у них душу. Но при этом сознаю, что иногда с подобными вещами приходится мириться.

– Ты держался великолепно, – признала Марисса.

– Знаешь, ничего другого я от себя не ожидал. Когда вокруг меня стала собираться толпа зевак, мне показалось, что я – это не я. И мне вдруг стало очень неуютно.

– Но ты не показал виду.

Положив руку на обнаженное плечо Мариссы, он нежно погладил ее шелковистую кожу.

– Я так хотел быть здесь рядом с тобой, что решил вынести все и все преодолеть, – глухо сказал он.

Марисса напряглась, почувствовав, что он старается перевести разговор в нежелательное для нее русло.

– Но оказалось, что все обошлось, – бодро закончила она. – Ты отлично справился.

– Это потому, что я хотел навеки отмежеваться от своего прошлого. Ты тоже сможешь это сделать, Марисса. Каким бы оно ни было.

– Ты поступил нечестно, – прошептала Марисса.

– Да я еще не начинал совершать поступки.

Глава X

За ужином Брэди находился в центре всеобщего внимания, никто не мог устоять перед его неотразимым обаянием, которым он буквально обволакивал присутствующих.

Марисса наблюдала за ним с нескрываемым интересом. Она уже испытала на себе его доброту и предупредительность, познала силу и неотразимость его мужской привлекательности, а теперь он открылся перед ней с новой стороны. Она поражалась щедрости и яркости его артистической натуры.

Аукцион начался с объявления, что в фонд поступил новый лот – скульптура Маккалока «Мать со спящим младенцем». По рядам волной пронесся взволнованный шепот. В публике поднимался ажиотаж.

Брэди наклонился к самому уху Мариссы и сказал тихо, чтобы слышала только она:

– Когда выставят то, что тебе понравится, не забудь мне сказать. Я хочу сделать тебе подарок.

Марисса взглянула на шубу, которую только что вынесли на сцену.

– Мне не нужен подарок.

– Что тебе не нравится: эта шуба или идея подарка вообще?

– И то и другое.

Брэди с интересом оглядел зал. Здесь было немало людей, которые, при желании, не моргнув глазом, могли купить десяток таких шуб. Однако все на удивление азартно торговались, понемногу накидывая цену.

– Но ведь деньги за подарок пойдут на доброе дело, разве ты не хочешь в нем участвовать, Марисса?

– Я просто пошлю им чек. Необязательно что-нибудь покупать.

– Ох, какое холодное решение! Недаром тебя прозвали снежной королевой далласского общества. Когда тебе этого хочется, ты ухитряешься окружить себя непробиваемой скорлупой, покрепче кокосового ореха. Сейчас ее и топором не разобьешь!

Брэди почувствовал на себе ее ледяной взгляд.

– Значит, и не пытайся!

– А как насчет фейс-лифтинга?

Марисса удивленно подняла брови.

– Фейс-лифтинг, операция по подтяжке морщин на лице. Шуба ушла к той паре за двадцать пятым столиком, а следующий лот – фейс-лифтинг. Кто знает, может быть, через пару десятков лет ты будешь локти кусать, что не купила себе эту процедуру…

В любых других обстоятельствах подобное предложение позабавило бы Мариссу. Но сейчас, намеренно или неумышленно, Брэди раздражал ее каждым своим словом.

Отхлебнув из своего бокала, Марисса холодно сказала:

– Я как-нибудь с этим справлюсь.

Аукцион шел бойко. Все лоты находили своих покупателей к обоюдному удовольствию публики и стипендиального комитета.

Брэди продолжал остроумно комментировать происходящее, а Марисса собрала в кулак все свои силы, чтобы не попасться на забрасываемую им наживку. Ведь ясно: если бы она рассмеялась, холод, который она нагоняла в их отношения, исчез бы навсегда.

Вдруг Брэди многозначительно присвистнул. На этот раз Мариссе изменила ее сдержанность.

– Что такое? – едва не подпрыгнула она.

– Сейчас выставили ожерелье, которое очень подойдет к твоему платью, – пояснил Брэди, в глазах которого вспыхнул азартный огонек.

Ожерелье состояло из литых золотых шариков с единственным овальным рубином в центре. Хотя Марисса давала себе слово сохранять невозмутимость, эта вещь явно заинтересовала ее.

– Какое необычное!

– Необычное, – передразнил Брэди. – Оно потрясающее! И обязательно должно принадлежать тебе.

Он вскинул руку, вклиниваясь в толпу конкурентов, пока еще неуверенно предлагающих ставки.

– Что ты делаешь? – недовольным свистящим шепотом произнесла Марисса.

Брэди наклонился к ее уху и ответил вполголоса:

– Я же сказал, что хочу купить тебе это ожерелье, но вовсе не потому, что оно дополнит этот наряд.

Присутствие духа, которое Марисса так мужественно пыталась сохранить весь этот вечер, с того момента, как она увидела Брэди, прислонившегося к своему джипу, в один момент изменило ей. Со смешанным чувством радостного волнения и страха она ожидала, что он скажет.

– Это ожерелье напоминает мне украшения, которые носили женщины древнего Крита. Климат там был жаркий, и они предпочитали облегающие платья из тонких тканей, начинавшиеся от талии.

Рассказывая, он следил за торгом, в нужные моменты поднимая руку. Но его внимание не отвлекалось от Мариссы более, чем на секунду.

– Так вот, на Крите грудь почиталась символом женской красоты. Критянки подкрашивали соски соком ягод и умащивали их ароматическими маслами.

Брэди прервал рассказ, спокойно обозначая жестом, что готов поднять цену, и продолжал:

– Мне всегда было интересно, для чего они пользовались соком: только как краской или чтобы привлечь вкусом фруктовой мякоти своего любовника. Как по-твоему?

Нет, этот жар поднялся в груди Мариссы против ее воли. И она не хотела попасть в расставленную им ловушку.

Брэди еще раз махнул аукционеру. У Мариссы закружилась голова, и ей показалось, что она чересчур много выпила.

Цена ожерелья вздымалась вверх, круг претендентов на него сузился до двух человек – Брэди и еще одного мужчины. А Брэди продолжал нашептывать на ушко Мариссе:

– Ты, конечно, сводишь меня с ума и без всяких ухищрений. Вчера вечером, когда ты шла ко мне в одних туфлях, трусиках и чулках с поясом, твои груди так соблазнительно покачивались, а соски выделялись так отчетливо…

Он снова вскинул руку.

– Я выиграл. Ожерелье твое, Марисса…

– Поздравляю, Брэди! – Пол потянулся через стол, чтобы пожать ему руку.

– Марисса, как тебе повезло, – воскликнула сияющая Сиси.

– Сиси, – с укором посмотрела на нее Марисса.

– Ой, извини. Вполне естественно было предположить…

– Ваши предположения верны, – вмешался в разговор Брэди. – Ожерелье будет прекрасно смотреться на Мариссе. По правде говоря, мне не терпится устроить примерку в сугубо приватной обстановке.

Кэтти переводила взгляд с Мариссы на Брэди, улавливая в этих словах скрытый подтекст, какие-то подводные течения в отношениях этих людей. Ей хотелось как-то сгладить ситуацию.

– Марисса, ожерелье чудесно гармонирует с твоим платьем, – заявила она.

– Я никогда не считала, что это платье требует каких-либо украшений, – заметила Марисса.

– А может быть, это и справедливо, – сказал Брэди, в задумчивости глядя на нее. – Тогда придумаем, подо что его носить. Извините, мне надо расплатиться.

Марисса с облегчением отметила, что вечер близится к концу. Она надела на лицо заученную улыбку и поклялась себе сохранить ее до конца.

Брэди вернулся с черным кожаным футляром для драгоценностей, в котором было ожерелье. Пока все соседи по столу рассматривали его приобретение, Брэди наклонился к Мариссе.

– Мне собирались доставить его завтра, но я хотел заполучить его на сегодняшнюю ночь.

Весь этот вечер Марисса старалась быть сильной, но Брэди непрестанно воздействовал на нее, словно брал пример с той достопамятной бури и ее неукротимого натиска. И Марисса уже не знала, сколько ей удастся выдерживать такой напор. Шум человеческих голосов в зале слился в настоящую какофонию. Гости обменивались впечатлениями, аукцион явно удался.

– Брэди, дальше – твоя скульптура, – объявила Сиси.

Марисса заметила, как Кэтти повернулась к Полу.

– Как бы мне ее хотелось! – прошептала молодая женщина. – Как по-твоему, цена подскочит очень высоко?

Нежно глядя на свою юную жену, Пол произнес:

– Цена будет астрономическая. Но вы с младенцем получите от меня этот подарок.

Кэтти слегка зарделась, посмотрев на Пола с обожанием.

Марисса сосредоточила взгляд на Поле с Кэтти и скульптуре, стоявшей у них за спиной. Она вдруг почувствовала нестерпимую боль, такую внутреннюю пустоту, которую трудно было скрыть под самой искусной улыбкой.

«Но почему теперь мне так больно?» – спрашивала она себя. Ведь она наблюдала за ореолом счастья, окружавшим Кэтти не первый месяц. Она видела, как боготворил жену Пол, находясь вне себя от радости в ожидании скорого отцовства. И эта скульптура, олицетворяющая нежность и любовь, тоже была для нее не нова.

Но теперь вид этой скульптуры рядом с этой счастливой парой почему-то сделался для Мариссы невыносим.

Она почувствовала, как Брэди коснулся ее руки.

– Что с тобой, дорогая?

– Ничего.

Само это слово показалось ей горьким на вкус. Именно ничего, ничего нет в ее жизни. Ничего не ждет ее впереди. Ни с чем оставил ее Кеннет.

– Ты так побледнела… Может быть, тебе душно?

В голове у Мариссы все-таки остались капли здравого смысла. Она почувствовала мощный прилив спасительного адреналина. Силы сразу же прибавились, и она снова приготовилась держать круговую оборону. Сработал длительный опыт утаивания своих чувств, и самообладание вернулось к ней относительно легко. Но внутри, под безмятежно-холодной маской светской красавицы, продолжалась, стремясь вырваться наружу, страстная борьба.

– Я чувствую себя прекрасно.

Брэди внимательно присматривался к ней, он был растерян и обеспокоен. Но ясно было одно: Марисса на несколько минут расслабилась, отчего на ее лице проступило необъяснимое страдание, однако теперь она снова овладела собой. И теперь никакими клещами из нее невозможно было вытянуть признания.

Но Брэди был как никогда убежден: ее точит изнутри какая-то тайная трагедия. И Марисса старается справиться с ней самостоятельно. Именно поэтому она обрекает себя на одиночество и напускает на себя эту отталкивающую, неестественную роль снежной королевы.

Марисса сцепила пальцы и до боли сжала руки. Она впервые со всей остротой поняла, насколько обделила ее судьба. Глядя невидящими глазами на сцену, на которой возвышалась скульптура, олицетворяющая простое человеческое счастье в его высшем, божественном проявлении, Марисса с горечью думала о своей бесплодной, хоть и роскошной жизни. Среди блеска бального зала, сверкания драгоценностей, оживленного гула голосов ей хотелось найти темный угол и забиться туда, чтобы отдаться боли, не утруждая себя фальшивой демонстрацией дежурного счастья богатой дамы.

Но вокруг были люди, рядом находился Брэди, которым знать ее душевные тайны незачем. Так что страдание надо было сохранять в себе.

В прошедшие месяцы она не позволяла себе отчаиваться. Она справилась со случившимся, проявляя чудеса самообладания. Марисса настолько привыкла держать себя в руках, что даже не подозревала о подспудном существовании мучительной горечи. И сейчас она была поражена ее силой. Теперь боль билась в сердце, рвалась наружу, как долго сдерживаемый крик.

С болью соперничала холодная злость. Проклятый Кеннет! Сколько она потеряла в жизни из-за этого выродка!

Марисса почувствовала, что губы сами шевелятся, произнося проклятия, под неотрывным взглядом Брэди. У нее уже не нашлось сил показать ему, что с ней все в порядке. Брэди смотрел на нее внимательно, как человек, который привык к подчинению всякого, кто попадал в поле его влияния. Этот требовательный взгляд неожиданно вызвал в ней бурю раздражения.

Прошлое было непоправимо, Кеннет – далеко, а он, настойчивый Брэди, – рядом. И именно на него можно было теперь выплеснуть вспыхнувший гнев. Марисса намеренно подстегивала это чувство в надежде, что оно вытеснит из ее души подлинную муку. От напряжения ей показалось, что в зале притушили огни. Нет, это у нее померкло в глазах от ярости!

Марисса уже приготовилась выкрикнуть что-то ужасное, впервые в жизни нарушив свой холодновато-рафинированный стиль поведения, но до нее словно через слой ваты донесся радостный возглас Брэди:

– Поздравляю вас, Кэтти и Пол! Вы выиграли! Я надеюсь, эта скульптура доставит вам радость!

– Будьте уверены, мы создадим для нее уютный дом, – пошутил Пол.

– Мы и наши дети будем любить и беречь ее всю жизнь, – заверила растроганная Кэтти.

– Значит, моя работа попала в хорошие руки, – весело заметил Брэди. – Я очень рад.

Он еще раз внимательно посмотрел на Мариссу.

– А теперь прошу нас извинить. Нам с Мариссой пора уезжать.

Марисса почувствовала, как Брэди подхватил ее под локоть и осторожно повел, чуть ли не понес по проходу.

– До свидания, Марисса, до свидания, Брэди! Приезжайте еще! – слышалось со всех сторон.

– Спасибо… спасибо… до свидания… до свидания… – бормотала Марисса, нетвердо шагая по узкому проходу.

– Позвони мне завтра, – на прощание попросила Сиси.

– Завтра… – словно эхо отозвалась Марисса.

Брэди осторожно вел ее между столиками. Хотя в зале было жарко, кожу Мариссы покрывала холодная испарина.

«Что же с ней происходит? – в который раз спрашивал себя Брэди. – Может быть, я все-таки перебрал через край со своими знаками внимания?»

Каждому хотелось переброситься с ним парой слов. Ему приходилось временами на секунду останавливаться. Но Брэди упрямо продвигался к выходу по лабиринту этого бесконечного зала.

Пока в гардеробе он ожидал свою куртку, Брэди горел от нетерпения. Он заплатил служащему тройную цену, чтобы тот срочно пригнал его джип к отелю.

Весь обратный путь Брэди присматривался к Мариссе. Ее тело было напряжено, взгляд казался отсутствующим. И он никогда в жизни ни у кого не видел такой мертвенно-бледной кожи. Казалось, в ее теле не осталось ни капли крови.

У дома он вынул из ее безжизненных пальцев ключи от входной двери. Марисса поднялась по крыльцу походкой робота, на ходу скидывая бальные туфельки. Брэди торопливо шел за ней.

Бросив футляр с ожерельем на столик в холле, он нагнал Мариссу в гостиной.

Инстинктивно подавшись вперед, желая успокоить эту странную женщину, он прижал ее к груди.

– Марисса! Милая, что с тобой? Не молчи! Расскажи мне все-все. Вот увидишь, тебе сразу же станет легче! Там, во время аукциона, что-то произошло? – неуверенно предположил он.

Марисса находилась на грани нервного срыва. «И этот тоже хочет заманить меня в ловушку», – со злостью подумала она.

Она стала яростно отбиваться, вырываясь из рук Брэди.

– Отпусти! Не трогай меня!

Но Брэди лишь теснее прижимал ее к своей широкой груди, окружая кольцом своих надежных рук.

В Мариссе как будто произошел какой-то внутренний перелом.

– Стой спокойно, – сказал Брэди, на всякий случай сурово, как это полагается делать, чтобы предупредить приступ истерики. – Даже не говори, что с тобой, просто скажи, чем я могу тебе помочь.

Из глаз Мариссы хлынули потоки слез. Она продолжала вырываться, боролась с Брэди, беспорядочно била его кулаками по широкой груди.

Брэди, опасавшийся, что Марисса сделает себе больно, выпустил ее из объятий. Но оставался стоять поблизости.

– Марисса, ты должна успокоиться! Истерика может тебе повредить!

– Повредить? – взорвалась Марисса. – Да что ты об этом можешь знать?

– Расскажи – и буду знать.

Она вытерла слезы, отчаянно пытаясь найти слова, которые были бы ему понятны.

– Я говорила, как ты можешь мне помочь. Но ты не слушал. Ты просто должен оставить меня. Разве я тебе не говорила этого сто раз?

– Говорила, – согласился Брэди.

– Так чего же ты ждешь?

Брэди приблизился вплотную к Мариссе, но не пытался прикоснуться к ней.

– Марисса, когда ты пришла ко мне, ты была в беде. Я постарался тебе помочь, чем мог, но привязался к тебе так, как и сам не ожидал. Меня поразило, как ты переменилась, вновь обретя память. Но теперь я все понял. В твоей душе была какая-то скрытая рана, и она разрывает тебя изнутри. Может быть, я мог бы залечить и эту рану?

– Тебе это не по силам.

– Но попробовать-то можно?

– Нет! – В этом возгласе послышался отчетливый отзвук истерики. – Самое лучшее, что ты можешь для меня сделать, – это убраться отсюда! Ну как мне тебя в этом убедить?

Он задумчиво вздохнул.

– Если бы я верил тебе, может быть, я так бы и сделал. Но и в этом я не уверен. Знаешь, если уж на то пошло, я становлюсь уж очень твердолобым, когда речь идет о тебе. Разве ты еще не поняла?

– Не поняла что? – в раздражении спросила Марисса.

– Что я тебя люблю?

Брэди выругался про себя. Он совсем не собирался делать этого признания. Но сейчас страсти достигли такого накала, что эта фраза оказалась единственно уместной. Теперь оставалось лишь ждать, какие чувства вызовет она у Мариссы.

Марисса застыла как вкопанная, она словно готовилась отразить эту новую форму нападения.

– Нет, – воскликнула она, как безумная. – Я не разрешаю тебе любить меня! Я не доверяю… тебе… любить меня!

Брэди смотрел на нее с удивлением.

– Может быть, ты потрудишься объяснить, что означают твои слова?

– С тобой невозможно бороться, – с яростью воскликнула Марисса, в душе которой перепутались все чувства. Казалось, что она вступила в рукопашную схватку и бьет, куда попало, не пытаясь различать кто свой, кто – чужой.

– Ну хорошо, – начала Марисса тоном, не предвещавшим ничего хорошего. – Я расскажу тебе все. И тогда ты поймешь, насколько ты здесь неуместен и навсегда оставишь меня в покое.

Она не смотрела на Брэди, не следила за тем, какое впечатление производят на него эти слова.

– Помнишь, я говорила, что была замужем?

Заметив боль, скрываемую злостью, Брэди сам рассердился.

– Уж не думаешь ли ты, что я способен забыть о другом мужчине в твоей жизни, пусть даже в далеком прошлом?

Она кивнула, но гневный жар, наполнявший последнюю фразу Брэди, нисколько не коснулся ее.

– Его звали Кеннет Райтман. Он был привлекателен, даже очень. Он был обаятелен, умел рассмешить меня, умел слушать. В моих глазах он был воплощением всех моих идеалов, и я без памяти влюбилась в него.

Марисса взволнованно зашагала по комнате. Гостиная наполнилась сухим шелестом ее шелкового шлейфа.

– Я, кажется, уже говорила, что он понравился моим родителям?

Брэди, следивший глазами за каждым шагом, каждым жестом Мариссы, напрягся, как натянутая струна.

– Да, говорила.

Она расхохоталась, и в ее голосе послышались недобрые нотки.

– Это показалось мне дополнительным очком в его пользу. Но я упустила из вида одно обстоятельство: мой отец год за годом изменял моей матери. И я знала многие признаки супружеской неверности. Но я оказалась слепа…

– Ты хочешь сказать, что твой муж встречался с другими женщинами?

Этот вопрос внес диссонанс в ее лихорадочные воспоминания.

– Я знала, какие признаки следовало искать, но я их не замечала, – повторила Марисса, не слушая Брэди. Было очевидно, что, забыв о собеседнике, она разговаривает теперь сама с собой. – Вот она – ирония судьбы. Кеннет начал пить. Он устраивался то на одну, то на другую работу, но у него нигде ничего не получалось. Люди стали мне намекать, что встречали его с другими женщинами. Деньги утекали, как вода. Я перепробовала все, но не могла дать ему счастья. В конце концов я стала думать о разводе.

Марисса нервно сжимала и разжимала пальцы. Она сделала паузу, чтобы собраться с духом.

– Но оказалось, что я беременна.

Брэди как будто передался холод, охвативший Мариссу. Он почувствовал озноб.

– Ребенок внес бы новый смысл в мою жизнь. Мне казалось, что он скрепит наш распадающийся брак и мы заживем по-другому. К сожалению, Кеннет был другого мнения. Однажды мы ехали на машине, я не помню, куда и зачем. Я поняла, что Кеннет пьян, лишь после того, как машина набрала большую скорость. Я попросила его передать мне руль. Он стал возражать. Разгорелся спор. И вдруг произошла эта жуткая авария…

Горячие слезы вновь заструились по ее ледяным щекам.

– Я умоляла его о помощи… Он легко выбрался из машины, а меня зажало искореженным железом, дверь с моей стороны заклинило. Кеннет просто ушел. А я потеряла своего ребенка…

У Мариссы иссякли силы, и она рухнула в ближайшее кресло.

Брэди тихо выругался.

– Я надеюсь, с подонка спустили шкуру?

Откинув голову на спинку кресла, Марисса посмотрела на Брэди.

– Оказалось, авария произошла не по его вине. Водитель другой машины проехал на красный свет. Но за дело взялись мои адвокаты, и я больше ни разу в жизни не видела экс-супруга.

Теперь Брэди наконец понял, с чем имеет дело, и впервые в жизни почувствовал, что его скорее всего ожидает поражение. Он подошел к Мариссе.

– То, что ты пережила, не поддается описанию, – в волнении произнес Брэди. – Вполне понятно, что ты так боишься новой любви. Но поверь мне, я ничуть не похож на твоего бывшего супруга.

Даже сам Брэди почувствовал беспомощность этого довода.

– Я хотел сказать…

– Оставь свои попытки, – слабо возразила Марисса. – Они ни к чему не приведут. Я слишком многого лишилась в ту ночь.

Она устало покачала головой.

– Но с тех пор прошло несколько лет, – мягко сказал Брэди. – Время лечит любые сердечные раны.

– Оно и залечило. Мое сердце так зарубцевалось, что до него теперь никому не добраться!

– Оно не залечилось, оно закрылось. Вот поэтому ты и сражаешься с таким отчаянием. Но ты же влюбилась в меня там, в Арканзасе!

– А когда я вспомнила, почему не могу доверять своим суждениям, всю любовь как рукой сняло.

Брэди склонился над Мариссой, упираясь руками в подлокотники ее кресла.

– Ты совершила ошибку и заплатила за нее самой дорогой ценой. И теперь ты не разрешаешь себе поверить, что я не обижу тебя. Это… смешно!

Она оттолкнула его с неожиданной силой и вскочила на ноги.

– Ты упрощаешь дело. Я думала, ты все-таки меня понял!

– Я действительно понял.

Марисса в театральном жесте воздела руки к небу и заговорила дрожащим голосом. При всей неуместности этой позы, ее слова пронизывала искренняя, неизбывная боль.

– Прислушайся ко мне ради своего же блага! Любящих людей связывает взаимное доверие. Я прочитала его сегодня во взглядах Пола и Кэтти. У меня есть все основания полагать, что ты очень хороший человек, но однажды, не сумев разглядеть подлеца, я жестоко поплатилась. И Брэди, уж извини, но я не могу больше доверять собственным суждениям…

– А в Арканзасе могла, – настаивал Брэди. – Это говорит о том, что в тебе осталось доверие. Надо лишь покончить с печальными воспоминаниями, сбросить их со своего пути, оставить прошедшее в прошлом.

– Выходит, ты все-таки ничего не понимаешь. Как раз этого я и не хочу допустить. Я не желаю новых экспериментов.

Брэди горестно ссутулился.

– Значит, все мои усилия совершенно напрасны.

Ему так хотелось, чтобы Марисса возразила. Но она молчала.

– Выходит, я потерял тебя навсегда?

Сердце Мариссы наполнила давящая, пульсирующая боль.

– На самом деле я никогда не была твоей, Брэди.

Брэди безнадежно покачал головой и отступил на несколько шагов. Как он надеялся изменить ее! А теперь он испытал душевное опустошение, словно из него вытекла вся жизненная сила.

Марисса неотрывно смотрела на него, сознавая, что поступила правильно, только почему каждое биение ее сердца приносило ей новую, усиливающуюся боль?

Зазвонил телефон. Марисса сообразила, что должна взять трубку только после четвертого гудка.

– Алло? – устало произнесла Марисса.

– Сержант Билл Роббинс из полицейского управления Далласа. Я хотел бы поговорить с Мариссой Берриман.

– Это я.

– Мэм, Сесили Конвери попала в аварию и отправлена в больницу. Мы нашли ваше имя и номер телефона в ее записной книжке. Вы ее родственница?

Марисса окаменела.

– Сиси? Что с ней?

– Она без сознания, мэм. В больнице вам смогут сказать все подробно. У нее есть близкие родственники, с которыми я мог бы связаться?

Марисса в волнении прижала руку ко лбу, стараясь отогнать подступившее головокружение. Каким-то дальним уголком сознания она отметила, что Брэди приблизился и в нерешительности стоит за ее спиной.

– Ее родители в Европе, но я сейчас приеду.

Марисса бросила трубку.

– Мне срочно надо в больницу!

– Я слышал! Я тебя отвезу.

– Я сама умею водить, – машинально возразила она.

– Я знаю, что можешь, но в этом нет необходимости, раз я здесь, – твердо сказал Брэди.

Глава XI

Кошмарное чувство, нагнетавшееся в душе Мариссы в течение всего этого вечера, усиливалось безликостью больничных помещений. Все кругом было стерильное, антисептическое, вся обстановка обеспечивала оптимальную чистоту и гигиеничность. Цвет в этих белоснежных комнатах присутствовал лишь на зачитанных чуть не до дыр некогда ярких страницах популярных журналов, которые были разбросаны в беспорядке по низеньким металлическим столикам, установленным в оконных проемах по торцам коридоров. Марисса машинально отметила сходство казенных интерьеров с лучшими комнатами своего роскошного дома.

– Марисса? – тихонько окликнул Брэди.

– Что?

– Сестра задала тебе вопрос.

– Ах, извините.

Марисса постаралась сосредоточиться на происходящем.

Сестра улыбнулась, выражая понимание.

– Я спросила, не можете ли вы сказать, какие болезни перенесла, начиная с детства, мисс Конвери.

– Боюсь, что я знаю далеко не все, – ответила Марисса.

Она потерла лоб, стараясь получше припомнить.

– Когда нам было по шесть лет, мы вместе переболели краснухой. В семь лет я заразила ее свинкой. Уверена, что с тех пор она не болела ничем серьезным. У нее было завидное здоровье. И сегодня она рассталась со мной в превосходном самочувствии. Она…

Марисса вдруг почувствовала, что вот-вот упадет в обморок, но на ее плечо вовремя легла рука Брэди.

– А вам неизвестно, нет ли у нее аллергии на какие-либо лекарственные препараты? – продолжала допытываться сестра.

– Нет, в этом я абсолютно уверена. Она всегда была совершенно здорова.

Не в силах долее терпеть неизвестность, Марисса жалобно воскликнула:

– Сестра! Как она?

– Пока ничего сказать не могу, – профессионально уклончиво ответила медсестра. – Но врач выйдет к вам с минуты на минуту и ответит на любые ваши вопросы.

Брэди стиснул локоть Мариссы.

– Мы будем в приемной, – сказал он сестре. – Пожалуйста, пусть доктор выйдет к нам.

Усадив Мариссу на коричневый диван, Брэди опустился рядом.

– Ничего не понимаю, – бормотала Марисса. – Как это могло приключиться с Сиси? Она же никому в жизни не сделала зла!

– С ней все будет хорошо. Ты должна себя в этом убеждать, – постарался успокоить ее Брэди.

– Но что же с ней могло произойти? Мы же видели ее всего час назад. На вечере она не выпила и бокала вина. И потом она всегда водила машину очень осторожно!

– Не все зависит только от нас, об этом необходимо помнить, – заметил Брэди.

К ним подошел доктор в белом халате. У него были темные, усталые глаза.

– Мисс Берриман?

Марисса вскочила на ноги.

– Да. Как состояние Сиси? Как себя чувствует Сесили Конвери? – поправила она себя.

– В данный момент она без сознания. Но рентген показывает, что череп не поврежден. Сейчас она проходит лечение от шока. Ее хирург еще не освободился, от него можно будет получить сведения позднее.

Марисса покачнулась, но сзади стоял Брэди, который вовремя поддержал ее.

– Хирург? Зачем ей хирург? – в панике воскликнула Марисса.

– Мисс Берриман, ваша подруга в критическом состоянии. У нее обширное внутреннее кровотечение.

– Но ее же прооперируют? И кровотечение можно остановить? И Сиси поправится? – спрашивала Марисса с суеверной, детской надеждой.

Врач медлил с ответом.

– У нее есть семья, мисс Берриман?

– Я уже говорила вашей медсестре, что ее родители в Европе.

– А вы знаете, как с ними можно связаться?

– Если нужно, я позвоню их горничной. Она должна знать.

– Тогда я попросил бы вас сделать это безотлагательно.

Марисса в ужасе смотрела на врача. Брэди взял ее за руку.

– Боже, неужели дела настолько плохи? – почти шепотом выдохнула Марисса.

Врач мрачно молчал.

– По-моему, ее родным необходимо как можно скорее приехать. А теперь, прошу меня извинить, я должен идти.

Брэди на минуту задержал доктора.

– Я надеюсь, когда появятся новые сведения, вы нам сообщите?

Врач кивнул и вышел из комнаты.

Марисса смотрела прямо перед собой, онемев от ужаса.

– Где же мой кошелек? Я должна позвонить Конвери.

– Ты не брала с собой кошелька. У меня есть немного мелочи, а для международного звонка ты можешь воспользоваться моей кредитной карточкой.

Последующие несколько часов промелькнули словно в тумане. Марисса дозвонилась до парижского отеля, где остановились родители подруги, и оставила для них сообщение. Она не сомневалась, что, получив его, родители Сиси вернутся первым же рейсом. Они поспешат. Ведь они такие заботливые и обязательные, как и их дочь.

Неловко присев на краешек жесткой кушетки, вся скрючившись, стискивая от волнения пальцы, Марисса представляла подругу лежащей на операционном столе, на грани жизни и смерти.

– Как она любила жизнь! – со слезами бормотала Марисса. – У нее в саду был шалаш. Мы всегда там играли. Иногда мы брали с собой кучу сладостей. И наедались, пока нам не становилось плохо. И все время хохотали до упаду.

Брэди поднес к губам Мариссы пластмассовый стаканчик с кофе.

– Выпей глоток, – приказал он.

Пригубив сладкого до приторности кофе, Марисса задумчиво, жалобно протянула:

– А она там сейчас лежит одна, бедная!

– Нет, не одна. Ты же здесь, с ней, – возразил Брэди.

– Но она-то этого не знает! Как ужасно быть одной! – Про себя Марисса подумала, что сама она – одинока навеки.

– Съешь это печенье, – попросил Брэди.

Марисса послушно откусила протянутое ей печенье, совсем не ощущая его вкуса, и уселась поглубже на кушетку. Брэди придвинулся поближе.

– Я, кажется, не рассказывала тебе, что Сиси просила меня поехать вместе с ней, чтобы помочь в организации вечера. Она хотела заранее все приготовить к аукциону. А я была настолько занята своими проблемами, что отказалась. Может быть, если бы мы были вместе…

– Ты лежала бы сейчас на столе в соседней операционной, вот и все, – спокойно сказал Брэди. – Ей от этого было бы ничуть не лучше.

– А вдруг…

– Не зацикливайся на этих «вдруг»… Старайся думать о хорошем, тогда оно и совершится…

Брэди осторожно обнял Мариссу.

– Расскажи мне еще о вашем детстве.

– Сейчас?

Марисса закрыла глаза и положила голову ему на плечо. Она вспомнила, как они вместе приходили на свидание с двумя парнями, уверяя кавалеров, что они сестры-близняшки. Это было весело. И Марисса пыталась вспомнить, в чем же заключалось веселье. Просто тогда они были другие – юные и беспечные.

Она задремала у него на плече, слабо улыбаясь далеким воспоминаниям.

А когда проснулась, сквозь оконное стекло пробивался серый призрачный свет утренней зари. Марисса осторожно повернула голову, чтобы посмотреть в лицо Брэди. Его глаза были закрыты, а дыхание было глубоким и ровным. Марисса подумала, что у него, должно быть, затекли руки, но он продолжал обнимать ее уже несколько часов подряд.

Марисса пребывала в забытьи почти всю ночь. Большую часть времени она даже не сознавала, что Брэди рядом. Он едва ли что-то говорил. Марисса вспомнила, что она, если не спала, болтала без умолку. Он кормил ее печеньем и поил кофе. Он был участлив, добр, он показал ей на деле свою любовь.

Благодаря ему ей не было одиноко.

Марисса закрыла глаза, размышляя над некоторыми истинами, которые стали ей открываться. Она вспомнила двух мужчин и две бури. Один мужчина бросил ее, а другой – спас.

– Мисс Берриман?

Марисса открыла глаза и резко вскочила.

– Слушаю вас, доктор!

Она машинально протянула руку к Брэди. Тот, как всегда, оказался рядом.

– Судя по всему, Сесили Конвери перенесла операцию удовлетворительно. У нас есть основания для некоторого оптимизма.

Марисса с облегчением вздохнула.

– Слава Богу! – с жаром воскликнула она.

– Предлагаю вам поехать домой и отдохнуть. Возвращайтесь вечером, когда Сесили отойдет от наркоза.

Слезы облегчения непроизвольно покатились из глаз Мариссы. Она и не пыталась их сдержать.

– Спасибо вам, доктор. Огромное спасибо!

Марисса повернулась к мужчине, который поддерживал ее все это время.

– Брэди, пожалуйста, отвези меня поскорее домой.

Стоя в холле своего дома, все еще в длинном вечернем платье, Марисса пристально вглядывалась в лицо Брэди. Он испытывал очевидную неловкость. Припомнив, на какой стадии находились их отношения, когда раздался звонок полицейского сержанта, Марисса вполне понимала напряженное состояние, вернувшееся к нему теперь, когда кризис миновал.

Пожалуй, он надеялся как можно скорее уйти из этого дома, заехать к себе в отель за вещами и вернуться в Арканзас.

«Неужели мне все-таки удалось разрушить его любовь?» Теперь она молила Бога, чтобы это было не так!

Не зная, как теперь вести себя, она смущенно посмотрела куда-то в сторону и нерешительно сказала:

– Брэди, я хочу поблагодарить тебя за то, что ты был со мной в эту ночь.

– Я рад, что Сиси вне опасности, – заметил Брэди.

Марисса прикусила нижнюю губу. Брэди казался теперь таким далеким, как будто уже вернулся к себе в Арканзас.

– Ты голоден? – с надеждой спросила Марисса. – Я могла бы разбудить Лилиан, чтобы она приготовила нам завтрак.

Он покачал головой.

У Мариссы опустилось сердце, но она не сдавалась.

– Знаешь, у меня идея. Может быть, мне стоит сделать вторую попытку испечь вафли? Если ты будешь сидеть рядом и давать советы, я уверена, что справлюсь.

Брэди с удивлением воспринял ее предложение. Он вспомнил ее первую попытку, предпринятую в горной хижине. Тогда их связывали совсем другие отношения.

Прошлая ночь стала худшей в его жизни. Как он ни старался пробить ледяную скорлупу равнодушия, ему это не удалось. А потом произошел несчастный случай с Сиси, и он потащился за Мариссой в больницу, сознавая при этом, что она, вероятно, предпочла бы находиться там одна. Он оставался рядом, понимая, что половину времени она даже не замечала его присутствия. Марисса, словно улитка, укрылась в своем домике, из которого ее было невозможно извлечь. И в данный момент Брэди уже не знал, следует ли пытаться это сделать.

Сейчас он чувствовал, что ему пора взять тайм-аут: уехать в Арканзас, не торопясь все обдумать, может быть, даже взяться за работу… А там – время покажет.

Но почему вдруг она так настойчиво приглашает его на завтрак? Очевидно, из простой любезности. Или из благодарности, что он был рядом в трудную минуту… Вдруг он почувствовал, что его нервы – на пределе, и взорвался!

– Прибереги любезности для своих светских друзей, – выпалил он. – Не трудись разыгрывать передо мной гостеприимную хозяйку из чувства долга. Между нами слишком много произошло!

– Но я действительно хочу, чтобы ты остался, – сказала Марисса, огорчившись, что ее намерения оказались неправильно истолкованы.

Его рот скривила циничная усмешка.

– Нет уж, спасибо, чем скорее я отсюда уеду, тем лучше. – Он горько усмехнулся. – А то Роден может меня и не узнать. Я ведь прогостил здесь так долго!

Ее сердце тревожно сжалось. Она должна срочно выдумать какой-нибудь предлог, чтобы задержать его здесь.

– Брэди, подожди. Мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал.

– Что? – осторожно спросил он.

Мысли Мариссы путались. На этот раз ей придется чем-то поступиться, но ее это не волновало. Она чувствовала, что ниточка, связывающая их, стала такой тонкой, что может в любой миг порваться. Она очень боялась сказать или сделать что-нибудь не то.

– Мне нужно, чтобы ты расстегнул мне платье. И чтобы потом ты подарил мне свою близость.

Брэди будто окаменел. Но он чувствовал, как его сердце в нетерпении бьется, задевая ребра.

– Нет, Марисса, не делай этого, – спокойно сказал Брэди.

Марисса смотрела на него несколько мгновений, в то время как у нее в душе зрело сознание поражения.

Теперь мгла, застилавшая ее глаза, рассеялась, и ей не терпелось показать Брэди то, что открылось ее прояснившемуся взору. А она знала лишь один способ убедить его, не оставлявший и доли сомнений.

Подойдя к нему вплотную, она положила трепетные руки к нему на грудь.

– Я знаю, я прошу слишком многого, – продолжала она.

– В этом ты права, – заметил Брэди. На его лице застыло грубоватое, непроницаемое выражение, но глаза были полны муки. – Почему ты теперь просишь об этом?

– Ты узнаешь, если мы займемся любовью.

– Мне не нужна твоя проклятая жалость, Марисса. Я не нуждаюсь в подаяниях.

Она привстала на цыпочки и прижалась губами к его рту, прильнула к нему всем телом, так что ее желание стало физически ощутимым.

– Разве это похоже на жалость?

Брэди не желал давать волю ощущениям и хотел силой оторвать от себя Мариссу, но она ловко оплела руками его шею.

– Черт побери, Марисса. Ты только что чуть не потеряла свою лучшую подругу. Это для кого угодно станет потрясением. Сейчас ты лишь переживаешь естественную реакцию на случившееся. В прошлую ночь ты была вынуждена думать о смерти. А сейчас тебе хочется глотнуть жизни. Но сеанс успокаивающей терапии, который ты от меня надеешься получить, мне уже не по нервам. Тебе лучше лечь спать, а мне – собираться в путь.

– Я знаю, что мне лучше остаться с тобой, – упрямо возразила Марисса.

Она снова поцеловала Брэди, изловчившись протолкнуть язык между его сжатыми зубами, в глубину рта. Марисса не могла поверить в собственную смелость, но сейчас на карту было поставлено все ее будущее и она была готова на все. Оставалось лишь молиться, чтобы ее настойчивость принесла плоды.

Теперь она безошибочно почувствовала отклик в его теле. Желание овладело им, как только она прижалась к нему, но Брэди старался не терять контроля над собой.

– Прекрати, – глухо и грубо сказал он. – Иначе нам не остановиться.

– При каждом нашем поцелуе мне кажется, что великолепнее быть не может, но потом ты целуешь меня снова, и я чувствую себя еще лучше.

С каждым ее поцелуем до него доходила порция исходившего от нее тепла, разливавшаяся по всему его телу и нагнетавшая напряжение, требовавшее скорого выхода. Самая восхитительная женщина мира прижималась к нему и говорила, что желает его, а он из последних сил сопротивлялся ее чарам.

Брэди застонал, почувствовав, что вот-вот готов сдаться, хотя понимал, что это не пошло бы на пользу ни одному из них.

– Доверься мне, – с жаром шептала Марисса. – Вот увидишь, ты никогда об этом не пожалеешь!

Закрыв глаза, он весь отдался сильным эмоциям, раздиравшим его душу. Он не мог устоять перед соблазном в последний раз испытать сладость ее любви. Брэди решил, что позднее осмыслит все происшедшее, а пока его рассудок полностью отключился.

Подхватив Мариссу на руки, он понес ее в спальню. Там, освободив ее тело от чарующе нежной шелковой оболочки бального наряда, он обнаружил под ней нечто еще более восхитительное: шелковистую кожу, приглашавшую к бесконечным ласкам, манящие вогнутости, очаровательные округлые выпуклости.

Но он спешил, он бесконечно стосковался по ее телу. Он хотел полностью насытиться в последний раз наслаждением, чтобы вспоминать его долгими одинокими вечерами в арканзасской глуши.

Она дала ему знак не торопиться. Медленно, одну за другой Марисса расстегнула на нем пуговицы рубашки. Потом она положила на его грудь свои нежные пальцы и на одну минуту завороженно ласкала его соски, поглаживала упругие мышцы. Высвободившись из его объятий, она стала неторопливо прокладывать поцелуями путь по его поросшей волнистым пушком груди к основанию шеи.

– Что ты делаешь, Марисса? – Его голос превратился в глухой стон. – Ты изобрела новую пытку?

– Не знаю, – беспечно ответила она, на секунду оторвавшись от его губ и одновременно расстегивая ему джинсы. – Тебе нравится?

Из его легких вырвался тяжелый вздох.

– Да! Да!

– Значит, это не пытка.

Рука Мариссы скользнула ему в джинсы. Казалось, Брэди в жизни не испытывал столь восхитительного прикосновения. Марисса воплощала в себе нежность и страсть, бурю чувств и умиротворение, обещание и загадку…

Кровь, подобно лаве просыпающегося вулкана, наполняла тяжестью его тело, продвигаясь к неминуемому извержению. Марисса оказалась способной ученицей, она усвоила все уроки любви, пройденные ею в горной хижине.

– Я больше не могу терпеть, – пробормотал Брэди, поспешно скидывая остатки одежды.

Марисса села и стала неторопливо, по одной, вынимать шпильки из своей сложной прически, пока наконец волосы не рассыпались черной вуалью по ее плечам. Когда Брэди, обнаженный, вытянулся на спине, Марисса легла сверху.

– В наших отношениях всегда было что-то первобытное, – заметила она, скользя своим бархатистым телом по нему, то сгибаясь, то разгибаясь. – Я даже не знала, что способна на такие ощущения.

Она прижалась к нему грудью, трение нежной кожи о его тело высекло новую искру страсти, разжигая огонь, с которым Брэди был не в силах совладать. Острая жажда болью захватила все его тело, его сопротивление было сломлено. Он обхватил ее своими сильными руками, вкладывая в это объятие весь свой жар.

Марисса поднялась и опустилась на него, выдыхая со стоном:

– Я принадлежу тебе…

Он потянул ее на себя, проникая как можно глубже.

Марисса отвечала так, словно читала его самые потаенные мысли, словно ей были ведомы все его желания. Каждым движением она предвосхищала его потребности. Из ее горла вырывались слабые стоны, приводившие его в экстаз, а действия ее губ приносили ему еще большее наслаждение. Наконец затрепетав всем телом, она обвила его, пока ему не показалось, что он взрывается. Она была всем, чего он только мог желать, и она излучала бесконечный восторг любви. И лишь теперь он понял, что в этом раунде ведет она, и охотно сдался на милость победительницы.

Они долго лежали в полном изнеможении. Брэди еще никогда не испытывал столь всеобъемлющего физического удовлетворения. Но теперь к нему возвращалась способность размышлять, и в душу вновь закрадывалось сомнение в подлинности ее любви. После того, что они только что пережили, Брэди едва ли снес бы отказ.

– Марисса, ты любишь меня? – решился спросить он, не в силах терпеть неопределенность.

Кровь застучала у него в висках, пока он ждал ее ответа.

– А ты сомневаешься? – спросила она. – Я надеялась, что ты догадаешься сам. – Казалось, она была разочарована.

– Ты сейчас делала со мной невероятные вещи. Но…

Она тихонько рассмеялась и приподнялась на локте, заглядывая в его лицо, такое строгое, такое любимое.

– Это ты меня вдохновил.

Брэди посмотрел на нее сверху вниз. Ему казалось, что он бы мог прочитать так много в глубине этих загадочных аметистовых глаз. Но она подавила искорку надежды, не дав ей разгореться жарким огнем.

– Что произошло? – спокойно спросил Брэди.

Она положила руку ему на грудь, нежно провела по черной поросли волос, задержала ладонь против его сердца.

– Между нами все складывалось так сложно, но в конце концов все свелось к очень простым объяснениям. Ты хотел, чтобы я разделила твою будущность, а я не могла покончить со своим прошлым. Вчера ночью мы зашли в тупик, прижав друг друга к стенке. Но то, что мы вместе пережили в больнице, разрубило этот гордиев узел. Ты был там ради меня, а я в конце концов убедилась, что ты мне нужен.

– Так ты хочешь сказать, что поверила в меня? – с недоверием посмотрел на нее Брэди.

Неопределенность, продолжавшая мучить его, уколола Мариссу. Она нежно погладила Брэди по плечу.

– Моя первая реакция, когда я открыла глаза и увидела тебя там, в Арканзасе, была совершенно верной. В тот момент я почувствовала, что могу безгранично положиться на тебя. Я верю тебе, верю в тебя. Извини, что мне пришлось так долго мучить тебя. Имея опыт жизни с Кеннетом, я боялась снова пережить подобный кошмар, поверив мужчине снова. Но теперь я чувствую к тебе полное доверие. Ты ни разу не подвел меня и никогда не предашь. И я буду очень стараться отплатить тебе той же монетой.

Марисса склонилась над ним и стала нежно гладить по щекам.

– Ты даже не можешь вообразить, как мне хочется, чтобы ты всю жизнь был рядом со мной, – мечтательно сказала она.

Брэди рассмеялся, и Марисса почувствовала, как его радость отдается у нее в душе.

– Я люблю тебя всем своим существом, – с нежностью сказал Брэди.

– И я тоже бесконечно люблю тебя, – вторила ему Марисса.

Ее удивительные глаза светились счастьем.

– Странно, как мы полюбили друг друга. Я влюбилась в тебя, потому что забыла, почему не должна этого делать.

Брэди блаженно улыбался.

– А я полюбил тебя, потому что ты была совершенно беспомощна, и чтобы помочь тебе, мне пришлось чуть приоткрыть свою душу. А когда я распахнул перед тобой свое сердце, оказалось, что уже не могу вернуться к прежнему затворничеству. Да и не хочу этого делать. Ты перевернула всю мою жизнь.

– Ты меня спас…

По ее хрупкому телу пробежала сладостная дрожь, и их губы слились в долгом, упоительном поцелуе. Теперь они наслаждались покоем, близостью друг друга, надеждой на общее счастье.

– Я хочу обвенчаться с тобой на рассвете, на вершине твоей горы.

– Мы так и сделаем. А теперь нам пора домой. Роден заждался нас.

На ресницах Мариссы сверкали слезы счастья.

– Слава Богу! Я все-таки нашла тебя, Брэди Маккалок!