/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Бой С Тенью

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Бой с тенью

Федор Раззаков

Бой с тенью

Тем временем, придя в МВД СССР, новый министр Вадим Бакатин энергично взялся за дело. Тревожная обстановка на фронте борьбы с преступностью вынуждала его к принятию срочных мер. 2 января 1989 года В. Бакатин вызвал к себе специалиста по организованной преступности Александра Гурова и сообщил ему, что все документы по оргпреступности, которые Гуров и его коллеги по НИИ МВД собирали аж с 1985 года, в союзном МВД попросту потеряны. Поэтому требовалась новая детальная их отработка, для чего Бакатин и предложил Гурову работу в штабе МВД. Но Гуров, по его словам, Христом Богом попросил освободить его от работы клерком.

6 февраля в МВД СССР прошла расширенная коллегия, посвященная итогам работы в минувшем году.

Официальность и представительность коллегии отождествляли собой такие корифеи правоохранительной системы страны, как председатель КГБ В. Чебриков, генеральный прокурор А. Сухарев, председатель Верховного Суда СССР В. Теребилов. Выступивший на ней В. Бакатин с горечью отметил тот факт, что преступность в стране резко пошла вверх. Причем по отдельным видам - на десятки процентов, чего не наблюдалось вот уже два последних года. Людям стало страшно выходить на улицу, констатировал министр печальную реальность. Преступность тех дней возросла на 40%.

На коллегии было решено открыть статистику преступлений, закрытую для советских граждан с 1933 года. С февраля все чаще в столице стали звучать выстрелы. Полыхали киоски несговорчивых кооператоров. В конце февраля в Москве был сбит машиной во время массовой драки оперуполномоченный уголовного розыска по делам несовершеннолетних 57-го отделения милиции Николай Клюев. Отметим, что за весь 1988 год было совершено 336 преступлений в отношении работников милиции. 2 убийства, 2 телесных повреждения. 261 раз им оказывали сопротивление.

Одним из самых громких преступлений начала года было убийство 30 марта в Москве двух эстонских девушек - 17-летних Кристы Сароп и Эды Эйклы, трупы которых были обнаружены в лесном массиве Лосиного острова. Девушки приехали в Москву 29 марта и были убиты через несколько часов после приезда.

Тем временем, пока милицейские чиновники занимались анализом ситуации с преступностью в стране, бандиты делили сферы влияния между собой. В Москве, к примеру, продолжалась война славян с чеченцами. Между ними произошло около 15 вооруженных столкновений, в результате которых двое противников чеченцев были убиты и около 30 - ранены. Действия чеченцев уже тогда отличались слаженностью и организованностью. Их тактика ведения борьбы была проста и результативна. "Шестерки" из числа славянских боевиков, отколовшихся от родных группировок, разыскивали недавних "коллег" в престижных местах отдыха и, найдя их там, отзванивали своим новым хозяевам. Через несколько минут после этого чеченцы приезжали к месту обнаружения противника и без предупреждения, внезапно нападали на него. Потерпев несколько поражений от чеченцев, славяне ответили целой серией профилактических мер, таких, как поголовное избиение всех кавказцев в ресторане "Узбекистан" членами люберецкой команды.

Во всех подобных случаях милиция занимала роль стороннего наблюдателя, вмешиваясь в события лишь в самый последний момент. Хотя не чуралась и кое-каких активных действий, в результате которых только за январь 1989 года в Москве было арестовано 20 рэкетиров. И лишь с весны 1989 года, после того как руководство МВД определилось в своей наступательной стратегии, милиция перешла к активным действиям против бандитов.

В марте в Воронеже силами МВД и КГБ была разоблачена банда Запевалова и его двух товарищей. С декабря 1987 года эта троица собирала оружие с целью нелегального перехода госграницы. В декабре 1988 года Запевалов вместе с сестрой своего товарища убил в Москве с целью ограбления содержательницу притона и одну проститутку. Дело это приобрело громкую огласку благодаря пристальному вниманию к нему центральной прессы, которая получила указание свыше всеми мерами способствовать борьбе с преступностью. Между тем Запевалов и его подельники на самом деле были не самыми "крутыми" ребятами в Воронеже. Например, Вячеслав Брычев по кличке Брыч и его группировка еще с 1987 года активно занимались рэкетом. На эту группировку вышел следователь местной прокуратуры Владимир Лихачев, но дело, которое он завел на Брычева в суде, развалилось. Доказать, что Брычев сколотил банду, следователю так и не удалось, так как в понятии 77-й статьи УК бандой считается вооруженная группа. А у Брычева оружия не было. Во всяком случае, Лихачеву не удалось этого доказать. Поэтому Брычева и судили всего лишь за вымогательство и дали 3 года. А в феврале 1989 года в связи со смертью отца В. Брычева просто отпустили на свободу, взяв с него подписку о невыезде. Так Воронеж вновь заимел своего "крестного отца".

Несовершенство закона позволит в том же году легко отделаться от домогательства властей знаменитому преступному авторитету Петрику, лидеру группировки "Мазутка", по которой ударит МУР в 1989 году. "Мазутка" крепко держала в своих руках Рижский рынок, гостиницу "Космос", имела прочные связи в Зеленограде, Химках и даже Астрахани. На Петрика, например, работала команда Гурина по кличке Перкела из Зеленограда. Как и большинство лидеров группировок новой волны, Гурин был спортсменом, занимался карате. По малолетству сел в тюрьму за хулиганство и сорвался. После освобождения решил не возвращаться в родной Киров и осел в Зеленограде, где вскоре сколотил группировку из своих земляков, знакомых по спортклубу, и местных парней.

В 1989 году МУР провел широкомасштабную операцию по ликвидации преступных группировок, работавших под началом Петрика. Сквозь сито МУРа прошли около 200 бандитов, более 70 из них были арестованы. Самого Петрика удалось привлечь к уголовной ответственности почти случайно, из-за его собственной оплошности. Понравился ему "мерседес-бенц-250", и его ребята "наехали" на хозяина "мерса". Припугнули его, и тот отдал машину новому владельцу. Но МУР, как говорится, не дремал. Сыщики раскрутили хозяина машины на признание, и вот уже на Петрике висит статья за вымогательство. Так же как в истории с воронежским авторитетом В. Брычевым. Хоть такая, но победа МУРа над мафией. Известный нам журналист В. Белых по этому поводу писал: "Но даже если Петрика сегодня осудят, то не за создание преступной организации, не за подготовку и руководство всевозможными акциями, а все за тот же злополучный "мерседес". Увы, закон наш по-прежнему не позволяет эффективно бороться с руководителями доморощенной мафии. Война идет по преимуществу в нижнем и среднем "этажах"...

А до приговора Генералу (Петрику) остаются считанные дни. Но прореха, пробитая в созданной Петриком структуре, уже затягивается. На место временно отсутствующего командира заступил один из его помощников по кличке Прокоп. По-прежнему заправляют делами в "Космосе" подручные Петрика братья Малах и Алена, все так же в жестких тисках находится Рижский рынок..."

В Казани, например, решительные действия милиции привели к тому, что из 68 молодежных группировок криминального толка десятая часть была разгромлена. Свято место пусто не бывает. Подобную поговорку можно было отнести не только к Петрику. Когда в том же 1989 году МУР разгромил кунцевскую группировку, подвластные ей территории (Киевский вокзал, гостиница "Славянская", Кунцевский автотехцентр) взял под свою опеку Виктор Монетчик по кличке Деловой. Начинал он свою криминальную карьеру с самых низов, с наперсточника, после чего благодаря ловкости рук и, главное, нелености ума, дорос до лидера. Пользуясь дружбой с дагестанской группировкой, он подобрал себе накачанных боевиков и обложил данью таксистов на Киевском вокзале. Чужих сюда не пускали, наказывая беспощадно, прокалывая шины и разбивая лобовые стекла.

Рядом с вокзалом расположена только что отстроенная гостиница "Славянская", которую Деловой тоже не оставил без внимания. Работавшие возле нее таксисты и проститутки попали под его настойчивую опеку и "отстегивали" ему проценты со своего нелегального заработка.

В тот год от милицейских акций пострадала не только кунцевская группировка. Серьезные потери в своих рядах понесли такие бригады, как бауманская, люблинская, красногвардейская. Пристальное внимание к себе со стороны МВД ощутила и чеченская группировка. Чтобы застраховаться от возможных потерь, лидеры группировки решили разбить свою общину на несколько мелких объединений. В результате этого по совету старших молодые лидеры Хожа Нухаев и Мовлада Атлангериев передислоцировались из центра в кооперативный ресторан "Лазания", который и взяли под охрану. Отныне в криминальном мире Москвы их группировка будет фигурировать как лазанская.

Сферой влияния останкинской группировки продолжали оставаться мебельные магазины, цветочные и фруктовые рынки, кооперативы и гостиницы в Бабушкинском и Кировском районах. Основной источник ее дохода - оптовая спекуляция, прежде всего мебелью.

В Южном порту орудовала группировка Н. Сулейманова, состоявшая в основном из его близких и дальних родственников.

Но мозгом чеченской общины продолжала оставаться центральная группировка, выходящая на высоких должностных лиц государственных учреждений и предприятий. В стане чеченских соперников продолжали выделяться такие группировки, как долгопрудненская, солнцевская и люберецкая. И несмотря на всю мощь своего денежного капитала и высокое покровительство, именно наличие этих группировок и воров в законе, стоявших за ними, не позволяло чеченцам захватить Москву целиком.

К весне 1989 года кооперативное движение в стране крепко встало на ноги. И даже несмотря на то, что на самом кремлевском верху находились силы, готовые в любой момент обуздать "грабителей"-кооператоров, кооперативы продолжали расти. Первые советские кооператоры-миллионеры прикидывали в уме, куда теперь выгоднее всего им вложить свои деньги. Громкий скандал с Артемом Тарасовым, заплатившим партийные взносы с трех миллионов рублей своего заработка, буквально потряс страну до основания.

Между тем многим новоявленным миллионерам их несметные деньги буквально терзали душу. Их требовалось срочно вывезти за пределы СССР. И вот в апреле 1989 года свет увидели "Правила перевоза и продажи для вывоза за границу иностранной валюты за счет личных средств граждан". По ним выходило, что граждане СССР, выезжающие на постоянное место жительства (или имеющие вид на жительство) в Венгрию, Чехословакию или Польшу, могли переслать туда все свои сбережения. После этого лидеры отечественных преступных группировок стали переводить свои миллионы за границу именно по этому пути. Ведь грех было не воспользоваться положением, когда, для того чтобы перевести деньги за границу, требовались только справка о происхождении денег, приходный ордер о сдаче рублей во Внешэкономбанк и заявление владельца денег об их переводе. Так, с весны 1989 года началась первая волна легализации преступных капиталов, и эта волна накрыла не только нашу страну, но и наших соседей. Подобная активизация советских преступников не осталась незамеченной со стороны международной преступности. Русские бандиты выходили на мировую арену и уже в 1989 году заставили о себе говорить если не с уважением, то хотя бы с любопытством. На международной сходке европейской мафии в Варшаве уже присутствовали и представители советской преступной элиты, занимавшиеся кражами автомашин, антиквариата и компьютеров...

Дело в том, что в 1989 году СССР буквально охватил компьютерный бум. ЭВМ к нам в основном поступали из Польши. Туда же они попадали из Юго-Восточной Азии, из Сингапура в разобранном виде. На небольших предприятиях они собирались и переправлялись в СССР. Как правило, под видом внешнеторговых грузов в адрес совместных предприятий. Компьютеры были некачественные, в Европе их никто не брал, а мы, изголодавшиеся, готовы были проглотить это все разом.

В том же 1989 году наша отечественная мафия начала обживать и заграницу. Так называемые "челноки" - мелкие спекулянты, сновавшие между СССР и странами Европы, - попали в крепкие объятия отечественных мафиози. Не избежали этих объятий и наши проститутки, промышлявшие с середины 80-х в таких странах, как, например, Финляндия, Швеция. Их валютный заработок теперь надежно контролировался их русскоязычными соплеменниками. Наши мафиози нашли надежных союзников себе в лице нескольких местных фирм, которые по желанию преступников высылали нашим девушкам приглашения, после чего за несколько марок фиктивно устраивали каждую из них на работу в качестве уборщиц, посудомойщиц и т.д. Вслед за ними для контроля заработков приезжают из Союза и "боевики". В Финляндии их, например, называют "Игори".

Между тем ситуация с преступностью в СССР продолжает ухудшаться. В январе - апреле 1989 года от тех же кооператоров и государственных служащих в органы милиции поступило более полутора тысяч заявлений с жалобами на вымогательство. По этим жалобам было возбуждено 1107 уголовных дел и к ответственности привлечено 687 человек. Но проблемы рэкета это, конечно, не решало. На место одного осужденного рэкетира приходило чуть ли не пятеро новых, молодых и сильных людей, желающих за просто так сшибить с кооператоров легкую деньгу. Чуть ли не во всех крупных и провинциальных городах имеются уже свои бандитские группировки, занимающиеся рэкетом. Организационная структура подобных банд целиком зависит от густонаселенности района, где группировке приходится действовать. Столичные банды, естественно, серьезнее провинциальных. Преступные группировки в Риге, например, в 1989 году имели такую структуру: во главе стоит лидер, у которого в подчинении до пяти человек. Группа обслуживает определенные "точки", кооперативные отделы в магазинах, кооперативные кафе. Раз или два в месяц ребята получают деньги. Большую часть отдают лидеру, который немедленно передает награбленное так называемому "резиденту", в чьем подчинении находится несколько групп. Остальное делят между собой. Заработок рядового члена группировки зависит от количества "точек обслуживания" и размеров доходов кооператоров. Но не меньше двух тысяч в месяц. Рядовой милиционер в то время получал зарплату - 203 рубля, офицер 283 рубля. Резидента знает только лидер. Если группировка "горит", резидент обычно остается в стороне. Даже если о нем знают следственные работники, даже если на него укажет лидер группы, резиденту ничего не грозит.

Еще более засекреченной фигурой является в группировке казначей. Вся его работа заключается в том, чтобы "сидеть на деньгах и хранить их". Это "общаковые" деньги. Они идут на то, чтобы увести попавшихся от уголовной ответственности, а если это не удалось, облегчить их пребывание в колонии.

Значительная часть этих денег идет также на прикрытие, на разные подарки, подношения, короче - на подкуп должностных лиц.

Если большая часть группировки попадает в руки милиции, резидент находит толкового парня, который в короткий срок набирает новую команду. И так может продолжаться бесконечно. Как выразился один авторитетный преступник: "Это победить трудно. Почти невозможно. Это будет действовать до тех пор, пока будут существовать кооперативы, которые ведут свой бизнес нечестно. Ведь только честный бизнесмен может пожаловаться в милицию, что его обирают". Жажда наживы у мафиози настолько сильна, что, когда дело касается ее, в расчет не идут даже национальные и религиозные чувства. Когда в феврале 1988 года заполыхал Карабах, это сильно ударило по азербайджанским и армянским мафиози, до этого имевшим тесный контакт между собой. Удар был настолько ощутим для обеих сторон, что в середине 1989 года их представители собрались в Сухуми и решили жить между собой дружно.