/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Элизабет Тейлор Много Раз Замужняя

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Элизабет Тейлор - Много раз замужняя

Федор Раззаков

Элизабет Тейлор: Много раз замужняя

Элизабет родилась 27 февраля 1932 года в семье английского торговца произведениями живописи и скульптуры, ее мать была провинциальной театральной актрисой. Уже в 10-летнем возрасте Элизабет впервые оказалась на съемочной площадке. Произошло это случайно. Мать ценой неимоверных усилий устроила ее в школу бальных танцев, которую посещали и многочисленные отпрыски боссов кинобизнеса. Однажды один из этих воротил пришел забирать туда свое чадо и увидел Элизабет, которая была на удивление хороша собой. Босс предложил девочке пройти кинопробу для фильма "Лесси, вернись домой" (1943), которую снимала кинокомпания "Метро-Голдвин-Майер". Проба оказалась удачной, и Элизабет утвердили на роль. Ее первый гонорар составил 100 долларов. После того как дебют девочки состоялся, руководство "МГМ" заключило с ней долгосрочный контракт с жалованьем 75 долларов в неделю.

Первый настоящий успех пришел к Тэйлор в 1944 году после выхода на экраны фильма "Нэшнл Велвет", где она сыграла роль английской девочки Велвет Браун, которая, переодевшись мальчиком, побеждает на общенациональных скачках. И хотя премию "Оскар" получили за этот фильм два других его участника, однако звездой картины без сомнения стала именно 12-летняя Элизабет Тейлор. Именно поэтому руководство студии приняло решение премировать ее сразу двумя подарками: ей выдали 15 000 долларов и подарили Короля Чарльза - лошадь, с которой она снималсь в "Велвете". С этого момента ее жалованье подскочило с 200 долларов в неделю до 750.

В ноябре 1946 года, когда Тейлор снималась в фильме "Жизнь с отцом", благополучие ее семьи было поставлено под угрозу. 50-летняя мать юной звезды Сара внезапно закрутила роман с режиссером картины Майклом Кертисом (он прославил свое имя, сняв фильм "Касабланка"), и отец Элизабет забрал младшего сына и укатил с ним в Висконсин к своему богатому дядюшке, мультимиллионеру Говарду Янгу. По словам самой Элизабет, этот разлад в семье она встретила спокойно, поскольку отец давно перестал заниматься ее воспитанием, передоверив это жене. Разлад продолжался около года, после чего Тейлор-старший все-таки вернулся в лоно семьи.

Уже в 14 лет Элизабет выглядела года на три-четыре старше, являя собой весьма привлекательную девушку с развитой не по годам грудью. Когда она входила в столовую "МГМ", головы многих мужчин оборачивались в ее сторону. Элизабет это нравилось, для чего она специально красила ногти на руках и ногах алым лаком, едва не ведрами обливала себя туалетной водой и надевала блузки с глубоким вырезом. Как ни странно, но мать поощряла эти выходки дочери, видимо, мечтая об одном: как бы поудачней выдать ее замуж за какую-нибудь звезду мужского пола. Сама Элизабет грезила о том же: на своих тогдашних любительских рисунках она всегда рисовала себя в объятиях мужчин.

К шестнадцати годам Тейлор считалась в глазах боссов "МГМ" ценным приобретением. За четыре года она умудрилась сняться в семи картинах: "Джейн Эйр", "Белые скалы Дувра" (1944), "Мужество Лэсси" (1946), "Синтия", "Жизнь с отцом" (1947), "Свидание с Джуди", "Джуди плохо себя ведет" (1948). Во время съемок "МГМ" удостоила свою юную звезду новых шикарных подарков: к ее 16-летию (оно выпадало на 27 февраля 1948 года) ей подарили весь роскошный гардероб, который она носила в фильме. Но сама Элизабет лучшим подарком считала даже не небесно-голубой "Кадиллак", подаренный ей родителями, а...мужчину, с которым ее специально свели боссы "МГМ" (была такая услуга в этой компании, предпочитавшей находить для своих звезд проверенных любовников).

В качестве кавалера для Элизабет был выбран игрок всеамериканской футбольной лиги, полузащитник команды "Лос-Анджелес Рэмс" 23-летний Гленн Дэвис. Их роман был вполне невинным: они проводили много времени вместе, целовались, но не спали. Возможно, это событие произошло бы чуть позже, если бы осенью 48-го Глена не призвали в армию - он отправился в Южную Корею. Элизабет пыталась "отмазать" любимого от призыва, даже обратилась за помощью к своему дяде-мультимиллионеру, который был на короткой ноге с генералом Эйзенхаузером (будущим президентом США). Но генерал в просьбе другу отказал, заявив, что Дэвис прежде всего армейский офицер (парень окончил военную академию в Вест-Пойнте) и лишь потом футболист.

Все пять месяцев, пока Гленн находился в армии, Элизабет верно ждала его в Америке, практически каждый день посылая ему по письму. За ней пытались ухаживать некоторые мужчины, но она отвергала их притязания и "изменяла" любимому только на съемочной площадке, когда вынуждена была целоваться со своими партнерами по фильмам. Например, той же осенью 48-го она снималась в Англии в фильме "Конспиратор", где ее партнером был Роберт Тейлор. По сюжету они несколько раз должны были целоваться и Элизабет стоически выносила эти эпизоды: она закрывала глаза, подставляла губы для поцелуя, мысленно представляя, что целуется со своим суженым Гленном.

1 марта 1949 года Гленн вернулся из армии и привез своей возлюбленной к дню рождения ожерелье из 69 искусственных жемчужин плюс кольцо с рубинами и бриллиантами. Элизабет встречала Глена в аэропорту Майами, и их страстные объятия, запечатленные фотографами, через день появились во многих изданиях Америки. Казалось, что до свадьбы рукой подать. Однако и до идиллии было также далеко. Оказывается, незадолго до приезда Гленна его любимая познакомилась с сыном мультимиллионера, посла США в Бразилии 28-летним Уильямом Д. Поли-младшим и не смогла устоять перед его богатством. Чтобы поразить воображение девушки, Поли устроил грандиозную вечеринку в день возвращения Гленна на родину. Нельзя сказать, что у возлюбленного Элизабет в то время не было ни гроша за душой - он получал 20 000 долларов за главную роль в фильме "Дух Вест-Пойнта", - однако тягаться с капиталами родителей Поли, естественно, не мог. Видимо, от отчаяния что-либо изменить, Гленн однажды заявился на официальный обед, который давал дядюшка Элизабет Говард Янг, в спортивной майке и армейских брюках. Для матери девушки это стало последней каплей, после чего она просто запретила Элизабет встречаться с Гленном. Парень покинул Флориду с разбитым сердцем, увозя с собой обручальное кольцо, но оставив на память своей бывшей возлюбленной золотой футбольный мячик и ожерелье из 69 искусственных жемчужин. Как признается позднее Гленн, первое время он сильно переживал по этому поводу, но спустя годы уже благодарил судьбу за то, что она разлучила его с Тейлор.

О том, какой в те годы была Элизабет, пишет биограф актрисы К. Келли: "Она была головокружительно хороша. Бархатистая кожа и черные соболиные брови оттеняли глаза такой бездонной синевы, что подчас они казались фиолетовыми. У нее был идеальной формы носик и пухлые чувственные губы, будившие юношеские фантазии даже у зрелых мужчин... На ее лице не было ни одного изъяна - единственной меткой на нем была лишь очаровательная родинка на правой щеке. При весе 110 фунтов (около 50 кг), она была счастливой обладательницей размеров в 37-19-36 дюймов и малость привирала насчет своего роста, утверждая, что он составляет пять футов и четыре дюйма, хотя на самом деле едва дотягивала до пяти и двух. На экране она смотрелась высокой и стройной, поэтому ее настоящий рост был не так уж и важен. Источая ауру физической притягательности, она действительно была той самой девушкой, о которой в душе мечтает каждый американский парень..."

Кстати, будучи чрезвычайно красивой, Элизабет в то же время была малообразована. Из-за частых отлучек на съемки она с горем попалам переходила из класса в класс средней школы и все ее образование сводилось к трем ежедневным урокам с учителями, которые проводились на съемочной площадке. В итоге она даже считала исключительно на пальцах, а об орфографии и говорить нечего - актриса писала с массой ошибок. Вот почему книги Элизабет не читала, предпочитая им иллюстрированные журналы.

Между тем, едва Поли узнал, что помолвка Элизабет и Гленна сорвана, как он тут же прислал ей пылкое письмо с предложением руки и сердца и приглашал ее вместе с матерью провести несколько недель в его роскошном особняке на острове Сансет. Во время этого отдыха между обеими сторонами была достигнута договоренность о планах на будущее. Поскольку Элизабет должна была закончить среднюю школу не раньше февраля следующего года, свадьба могла состояться только будущей весной. Обе стороны эта дата устроила. Кроме этого, Поли выразил желание, чтобы Элизабет, став его женой, навсегда распростилась с кинематографом, на что и девушка, и мать ответили согласием. Но уже спустя месяц они пожалели о своем последнем решении и пошли на попятную: заявили жениху, что Элизабет будет жить с будущим мужем в Майами и отлучаться в Голливуд строго на время съемок (Сара не хотела терять деньги, которые "МГМ" выплачивала ей за дочь). Поли сначала согласился с этим условием, но когда в декабре 49-го узнал, что Элизабет начала сниматься в фильме "Место под солнцем" и из-за этого их свадьба будет перенесена на более позднее время, взбрыкнул. Он позвонил матери невесты и потребовал, чтобы Элизабет отказалась от роли в фильме. Но Сара принялась горячо убеждать его, что это невозможно: дескать рядом с Элизабет будут сниматься такие звезды, как Монтгомери Клифт и Шелли Винтерс, что фильм грозит стать хитом и все такое прочее. Когда Поли понял, что его требование выполнено не будет, он заявил, что расторгает помолвку. На следующий день он огласил это решение перед журналистами.

Тем временем во время съемок "Места под солнцем" Элизабет подружилась с 29-летним актером Монтгомери Клифтом. Именно подружилась, поскольку никакой близости между ними быть не могло - Клифт был гомосексуалистом. Позднее Тейлор признается, что Клифт стал ей настолько близок, что она не боялась выбалтывать ему свои самые интимные тайны, которые не доверяла даже матери. Что касается любви, то была и она: именно тогда у Тейлор завязался роман с наследником знаменитых отелей 23-летним Ники Хилтоном. Кстати, Клифт предостерегал девушку от связи с этим прожженным ловеласом и грубияном, но Тейлор его не послушалась - к тому времени она уже успела влюбиться в Ники, что называется, по уши. Еще бы не влюбиться: Ники жил в трехэтажном 64-комнатном особняке своего богатого папаши, где каждая дверная ручка или кран были покрыты четырнадцатикаратным золотом!

Молодые начали встречаться поздней осенью 49-го, а уже в начале следующего года объявили о своей помолвке. Это событие ускорил отец жениха Конрад Хилтон, который был чрезвычайно заинтересован в том, чтобы его сын женился на всемирно известной актрисе, да еще такой красивой и юной. Сам он страсть как обожал молоденьких девиц (в то время он был женат на танцовщице Энн Миллер, которая по счету была его третьей женой) и, кто знает, может быть, рассчитывал, что и невестка в будущем может стать его очередной любовницей?

Свадьба Тейлор и Хилтона состоялась 6 мая 1950 года и стала событием номер один в светской истории Голливуда. Накануне студия "МГМ" преподнесла невесте роскошный подарок - свадебное платье стоимостью 3 500 долларов. Кроме этого, родной дядя Роберт Янг подарил племяннице кольцо с жемчугом за 65 тысяч долларов, а будущий тесть - сто акций своей корпорации и 17 сундуков с приданым. На свадьбу были приглашены все (!) работники "МГМ" (в том числе и звезды) и хилтоновской корпорации. Когда молодые приехали к церкви Доброго Пастыря в Беверли-Хиллз, их встречала толпа в 3 тысячи поклонников. Единственным человеком, кто не разделял в толпе добрых чувств к жениху и невесте, был бывший суженый Элизабет Уильям Поли, который специально приехал на церемонию бракосочетания, чтобы испортить невесте настроение. Час назад ему удалось пройти в дом Элизабет и напомнить девушке все ее прежние клятвы и обещания. Говорят, невеста разрыдалась. Видимо, Поли действительно любил Элизабет и их размолвка была досадным недоразумением. Во всяком случае сам Поли в первый раз женился только в 1974 году.

Однако в расстроенных чувствах Элизабет пребывала всего лишь несколько минут. Вскоре ее закрутил свадебный водоворот и она с удовольствием окунулась в его праздничную стихию. Например, когда священник объявил их мужем и женой, молодые слились в страстном поцелуе, который длился несколько минут. Священнику даже пришлось вмешаться и прервать это затянувшееся действо. Но когда молодые вышли на улицу, Элизабет вновь попросила своего жениха поцеловать ее, и тот с удовольствием подчинился, чем вызвал взрыв восторга у собравшейся возле церкви толпы. Брачную ночь молодожены провели в одной из многочисленных комнат хилтоновского особняка. На Элизабет была надета роскошная комбинация и трусики, подаренные ей накануне свадьбы ее киношной дублершей Марджи Диллон.

Медовый месяц, длившийся 14 недель, молодые провели в Европе, побывав в Монте-Карло, Канне, Антибе. И уже тогда между супругами стали происходить первые размолвки, причем достаточно серьезные. Инициатором их был Ники его бесило внимание, которое оказывали посторонние люди его жене. Толпы поклонников преследовали Тейлор повсюду, где бы она ни появилась, люди обступали звезду со всех сторон, а ее мужа отталкивали локтями или тумаками куда-нибудь в сторону. В итоге Ники это все надоело и он все вечера стал просиживать в казино, а когда там объявлялась его молодая супруга, гнал ее взашей, требуя, чтобы она ему не мешала. Элизабет в слезах убегала в гостиничный номер. Дело дошло до того, что последние несколько недель медового месяца они даже любовью не занимались. Тейлор это угнетало еще больше, поскольку секс с недавнего времени стал ее любимым занятием. Она могла заниматься им по нескольку часов подряд, не испытывая никакого стеснения и робости.

К концу поездки раздражение жениха по отношению к невесте достигло таких размеров, что это было невозможно скрыть от окружающих. Когда в ряде газет появились статьи на эту тему, Элизабет пришла в ужас: она представила себе реакцию матери, которая так надеялась, что сумела выгодно выдать дочь замуж. О тогдашнем состоянии Элизабет говорит хотя бы такой факт: когда в конце мая пароход "Куин Мери" приближался к Нью-Йорку, она потеряла сознание, опасаясь получить выволочку от матери. Последняя в самом деле прописала дочери по первое число, заявив, что ни о каком разводе не может быть и речи.

В июне Элизабет начала сниматься в очередном фильме - "Отец невесты" и обнаружила, что беременна. Однако из-за пережитых во время медового месяца волнений у нее случился выкидыш. Когда Ники об этом узнал, он сильно расстроился, но с больной женой оставаться отказался - укатил на два дня на рыбалку, оставив Элизабет на попечение подруги. Спустя месяц они предприняли еще одну попытку примириться - поехали в Нью-Йорк. По дороге их самолет едва не разбился, и в тот момент Элизабет дала мужу обещание, что, если они останутся живы, она обязательно родит ему ребенка. Но слово свое не сдержала. Буквально через неделю после воздушного происшествия Ники случайно застал жену за спринцеванием.

Финальная ссора между молодыми произошла ровно через 7 месяцев после их бракосочетания - 6 декабря 1950 года. В тот вечер Ники обзывал Элизабет "чертовой занудой" и предложил "убираться ко всем чертям". Элизабет так и сделала: села в машину и укатила... нет, не домой, поскольку мать всегда была на стороне Ники, а к своей подруге Марджори Диллон. И жила там три недели, причем тайно. Однако газетчики все равно разнюхали об этом, и в "Лос-Анджелес Икземинер" вскоре появилась заметка о размолвке. Родители Элизабет, прочитав газету, тут же бросились к дочери. Но Элизабет на этот раз была непреклонна и категорически отказалась возвращаться к мужу. Даже угрозы руководителей "МГМ" не возымели на нее никакого действия - так успела осточертеть ей жизнь с Ники. В отместку "МГМ" потребовала от Элизабет возвращения свадебного платья за 3,5 тысячи баксов. Та вернула мол, подавитесь - и легла на неделю в клинику под чужим именем, чтобы ее никто не достал. А после выписки подала на развод. Вся процедура заняла не меньше двадцати минут, при этом Ники даже не присутствовал, прислав своего адвоката.

Элизабет не долго горевала одна, и спустя несколько недель после развода сошлась с 27-летним режиссером Стенли Доненом, у которого она тогда снималась в фильме "Любовь - это самое лучшее". Сара попыталась образумить дочь - Донен был не разведен со своей прежней женой, к тому же нищ, - но Элизабет быстро поставила мать на место - она ее больше не боялась. Влюбленные сняли квартиру на бульваре Уилтшир, и Элизабет заявила, что ее родителям дорога туда закрыта. Кроме этого, она добилась от боссов "МГМ", чтобы Сару вообще перестали пускать на студию.

Несмотря на то, что Донен окружил свою возлюбленную заботой и вниманием, Элизабет его не любила. Ее сердце по-прежнему принадлежало Ники, и однажды, два месяца спустя после развода, они тайно встретились в Палм-Спрингс и провели бурную ночь любви в отеле "Сандерберд". Однако эта встреча так и не имела продолжения: через несколько месяцев Ники женился на 19-летней актрисе и немецкой графине Бетси фон Фюрстенберг. Как и Элизабет, она на момент свадьбы была девственницей.

Роман Элизабет с режиссером развивался по восходящей. Вскоре оба настолько осмелели, что начали появляться вместе на публике. Первый такой поход они совершили 5 апреля 1951 года, отправившись на вечерний киносеанс в кинотеатр "Иджипшен Тиэтр". Рядом, конечно, оказались вездесущие газетчики, которые уже на следующий день раструбили об этом событии на всю Америку. В "МГМ" это вызвало переполох. Боссы компании перепугались, что роман с неразведенным мужчиной может серьезно отразиться на репутации их звезды, и сделали все от них зависящее, чтобы влюбленные расстались. Для этого они специально отправили Элизабет подальше от Америки - в Англию, на съемки фильма "Айвенго". Элизабет поначалу отказывалась, придумав себе язву желудка, но, когда это не помогло, вынуждена была отправиться за океан. А там ее увлечение Доненом быстро улетучилось, едва она встретилась со звездой английского кино 39-летним Майклом Уайлдингом. Это была не первая их встреча, однако несколько лет назад, когда судьба свела их на съемочной площадке фильма "Конспиратор", Элизабет была влюблена в Гленна Дэвидсона. Теперь эти чувства были в прошлом и Тейлор решила приударить за Майклом. Да, именно приударить, поскольку инициатива принадлежала именно Тейлор. Каждый раз, когда она встречала Майкла в столовой, Элизабет специально вышагивала через весь зал за солью, игриво виляя бедрами. Но на Майкла это не производило должного впечатления, поскольку в то время он был всерьез увлечен другой женщиной - несравненной Марлен Дитрих.

Вернувшись в Америку летом 1951 года, Тейлор какое-то время жила одна, после чего как с цепи сорвалась. Практически каждую неделю ее стали видеть в обществе разных мужчин, правда, не все они удостоились чести стать ее любовниками. Среди тех, с кем была замечена тогда Тейлор, значились: молодой повеса Иван Моффат, наследник владельца сети кинотеатров Артур Лоу-младший, сын известного кинорежиссера Джордж Стивен-младший, комик Мерв Гриффин и даже сам миллиардер Говард Хьюз. Последний был настолько пленен прелестями Элизабет, что с ходу предложил ей миллион долларов, лишь бы она вышла за него замуж. Но для Элизабет он был слишком стар, к тому же крайне неопрятен: по ее словам, у него были вечно мятые брюки и рваные носки, из которых порой наружу торчали пальцы.

Однажды Элизабет оказалась в центре громкого скандала. Она тогда жила в роскошном номере отеля "Плаза" и почему-то считала, что ей как звезде мирового масштаба все услуги обходятся бесплатно. Но в один из дней она случайно узнает, что ее счет за проживание перевалил уже за 2,5 тысячи долларов. Возмущению актрисы не было предела. Она тут же позвонила своему закадычному другу (он заменял ей и лучшую подружку) Монтгомери Клифту и пожаловалась ему на происходящее. Вскоре тот вместе с приятелем, таким же геем, заявился в "Плазу", чтобы забрать оттуда Тейлор. Однако перед уходом они втроем решили пошутить, а заодно и отомстить отелю за его претензии к Тейлор. Они забросали весь номер актрисы сотнями лепестков и сломанными стеблями от хризантем, стащили несколько гостиничных полотенец и ковриков из ванной, перевернули вверх тормашками все картины, висевшие в коридорах отеля и т. д. и т. п. Короче, вели себя, как распоясавшиеся дети.

Между тем летом 1951 года в Америку приехал Майкл Уалдинг. Сами понимаете, Тейлор не могла упустить такой шанс охмурить английскую звезду на собственной территории. Она любой ценой решила женить на себе Майкла и ради достижения этой цели готова была на все. Например, отправилась к руководству "МГМ" и потребовала, чтобы те предложили Уйалдингу выгодный контракт, в противном случае грозя уехать вслед за ним в Англию. Ей пошли навстречу. А Майкл согласился "подумать" о женитьбе на Элизабет. В разгар этой охоты до актрисы дошла весть о том, что женился ее первый муж Ники Хилтон (его женой, как уже говорилось, стала немецкая графиня). Чтобы показать ему, что и она не плохо устроилась, Элизабет специально заявилась на один из приемов, где были Ники с женой, под ручку с Уайлдингом. Причем она специально целый час простояла с ним в вестибюле, чтобы продемонстрировать своему бывшему муженьку нового кавалера. Говорят, в этом была вся Тейлор. Спустя несколько месяцев после этого - 21 февраля 1952 года - Тейлор и Уайлдинг поженились.

В том же году истекал семилетний контракт Тейлор с "МГМ". Компания не желала отпускать от себя курицу, несущую золотые яйца, поэтому предложила ей новый, еще более выгодный контракт. По нему Тейлор должна была получать 5 тысяч доларов в неделю и иметь сорок недель гарантированной работы в год. Кроме этого, "МГМ" выделила ей кредит в размере 50 тысяч долларов на покупку нового дома с бассейном, садом и другими атрибутами голливудской роскоши. Покупка дома оказалась как нельзя кстати, поскольку в апреле Тейлор забеременела. 6 января 1953 года на свет появился первенец - Майкл Говард Уайлдинг.

После родов Тейлор здорово располнела, и ей пришлось отказаться сразу от нескольких новых ролей. Спустя несколько месяцев актриса наконец довела свой вес до нужной кондиции и получила новую роль - вместо угодившей в психушку звезды Вивьен Ли, она должна была сыграть главную героиню в фильме "Слоновья поступь". Во время работы над ним Тейлор едва не осталась без одного глаза. Случилось это во время съемок эпизода в джипе: Элизабет сидела в салоне, а мощный ветродуй гнал в сторону автомобиля воздух, имитируя ураганные порывы ветра. Внезапно в глаз актрисы попал крохотный заржавевший кусок металла. Врач вынул осколок, но, видимо, не весь - вскоре ранка стала нарывать. После этого другой врач сделал Элизабет операцию: зажав ее глову в специальных тисках, надрезал глаз и извлек инородное тело.

Львиную долю заработка семьи Уайлдингов составляли гонорары Тейлор. Майклу по контракту с "МГМ" причиталось 3 тысячи долларов в неделю, но он частенько и их не получал, то и дело отказываясь от предлагаемых ему ролей. Видимо, считал излишним корячиться на съемочной площадке, когда это с куда большим успехом делала жена. Любимым его времяпрепровождением было купаться в бассейне и заниматься живописью. У Элизабет на первом месте стояли наряды и бриллианты. Причем доходило до смешного: Майкл покупал жене шикарные брюлики, а все расходы на них оплачивала... сама Тейлор. На втором месте у Элизабет всегда стояли животные. В ее доме жили четыре собаки, пять кошек и две утки. Вся эта живность спокойно разгуливала не только по двору, но и по дому, из-за чего все обои и мебель там были изодраны, а на полу нередко лежали экскременты. Любимый пудель актрисы Джи-Джи жил в детской, что приводило няню в ужас - собачье дерьмо валялось даже возле колыбельки. Кстати, ситуация ничуть не изменилась даже после того, как 27 февраля 1955 года Элизабет родила второго ребенка.

В том же году Тейлор снялась в одном из лучших своих фильмов "Гиганте". Съемки в нем запомнились актрисе не с самой лучшей стороны: тогда дал трещину ее брак с Уалдингом и погиб ее партнер по съемкам, кумир американских подростков Джеймс Дин. Что касается роли, сыгранной Тейлор в фильме, она была оценена критиками по самому высшему баллу. Правда, дальше похвал в газетах дело не пошло: фильм был выдвинут на премию "Оскар" в 10 номинациях, однако фамилии Тейлор в том списке не было (режисер фильма Джордж Стивенс был удостоен единственной премии). В то время Элизабет Тейлор хотя и считалась звездой, но не самой "горячей". По популярности она уступала таким актерам, как Джон Уэйн, Гэри Купер, Джеймс Стюарт, Бинг Кросби, Марлон Брандо, Мэрилин Монро.

Неурядицы, начавшиеся в семье Тейлор во время съемок "Гиганта", в 56-м году привели к тому, что Элизабет почти в открытую начала изменять мужу. Одним из ее любовников стал репортер Фрэнк Фаррел. Однажды, во время приезда Тейлор в Нью-Йорк, он пришел к ней в гостиничный номер, думая, что она там одна. Каково же было его удивление, когда он обнаружил там мужа актрисы и двух его приятелей. При этом Тейлор как ни в чем не бывало собралась и ушла вместе с Фаррелом, а мужчины остались в номере. Как призналась сама Элизабет, после пяти лет совместной жизни они с мужем пришли к отношениям, которые больше для них подходят - к отношениям брата и сестры. В конце концов 19 июля 1956 года Тейлор и Уайлдинг развелись.

Вскоре после развода Тейлор оказалась в эпицентре очередного скандала. 17 сентября, во время съемок в фильме "Округ Рейнтри", она устроила у себя в номере грандиозную вечеринку с участием десятка коллег по съемочной площадке. При этом Элизабет заявила, что каждый из присутствующих должен напиться до потери сознания. Когда эта просьба была удовлетворена и все действительно упились до положения риз, началась вакханалия: гости обливали друг друга вином, кидались подушками, били посуду, сломали диван и даже занимались любовью (например, Тейлор якобы отдалась 52-летнему продюсеру и режиссеру Майку Тодду, фильм которого "Вокруг света за 80 дней" взял в том году "Оскара"). Поскольку номер, где все это происходило, оплачивался студией, та предъявила претензии к Элизабет и заставила ее возместить ущерб в размере 800 долларов. Для звезды, конечно, это были не деньги.

Осенью Тейлор в открытую стала заявлять газетчикам, что любит Тодда и намерена выйти за него замуж. До этого они в течение двух месяцев предавались любовным утехам в апартаментах продюсера на Парк-авеню. В награду за это Тодд вручил актрисе подарок - кольцо с жемчугом стоимостью 30 тысяч долларов. А чуть позже преподнес еще одно - с камнем величиной с куриное яйцо стоимостью 92 тысячи долларов. 17 октября они объявили о помолвке, и щедрость Тодда стала еще более экстравагантной: например, он возвел субботу - день, когда он впервые встретил Тейлор, - в ранг праздника и стал дарить своей возлюбленной в эти дни различные подарки. То рубиновое ожерелье, то изумруды, то сапфиры, то норковые шубы и т. д. Тейлор платила ему взаимностью, то бишь своим прекрасным телом. Однажды в их доме произошел забавный эпизод. К Тодду пришли журналисты, чтобы взять у него интервью, они расположились возле бассейна, как вдруг в разгар разговора на балкон вышла Элизабет в ночной сорочке и закричала: "Майк, иди ко мне!" Тодд в ответ пообещал прийти через несколько минут. На что Тейлор закричала еще сильнее: "Нет, иди сейчас же! Я хочу, чтобы ты трахнул меня немедленно!"

2 февраля 1957 года в мексиканском городе Акапулько Тейлор и Тодд поженились. Специально к этому дню щедрый жених заказал 15 тысяч белых гладиолусов и подарил невесте очередную дорогую побрякушку - бриллиантовый браслет за 80 тысяч долларов. Говорят, на свадьбе Тейлор так напилась, что еле держалась на ногах. Но это не помешало новоиспеченному мужу провести с ней бурную брачную ночь. Кстати, на тот момент Тейлор была на третьем месяце беременности. 6 августа, благодаря кесареву сечению, она разродилась третьим ребенком - девочкой, которой дали имя Элизабет Франсес.

Тейлор и Тодд являли собой весьма экстравагантную парочку. Иной раз на глазах у изумленной публики они взасос целовались, невзирая на тех, кто находился рядом с ними (однажды они проделали это на официальном завтраке в Новом Южном Уэльсе, на котором присутствовал премьер-министр Австралии), в другой раз орали друг на друга почти матом, доходило и до рукоприкладства. Сама Тейлор как-то заметила, что они с мужем получают такое удовольствие от ссор, какое иные люди не получают от занятий сексом. И еще оба беспрерывно сорили деньгами, скупая наряды, произведения живописи (однажды, будучи в Париже, Тодд купил три картины за 74 428 долларов), устраивая различные приемы, на которые приглашали иной раз до нескольких тысяч (!) гостей. Правда, денег Тодда не хватило, чтобы купить жене долгожданного "Оскара". Когда в 1958 году Тейлор номинировалась на премию за роль в фильме "Округ Рейнтри", Тодд буквально из кожи вон лез, рекламируя ленту во многих изданиях, но члены Академии вновь проигнорировали Тейлор. Впрочем, самому Тодду узнать об этом уже не придется - он уйдет из жизни буквально за несколько дней до церемонии награждения.

24 марта в нью-йоркском отеле "Уолдорф Астория" должен был состояться торжественный прием в честь Майка Тодда, провозглашенного лучшим шоуменом года. На это празднество виновник торжества вылетел накануне на собственном самолете, названном в честь жены и дочери "Лаки Лиз" ("Счастливая Лиз"). Причем его не остановило даже то, что погода в тот день была преотвратная: дождь со снегом, гром и молния. В результате по пути в Тулсу самолет угодил в грозовой фронт и упал на землю в Нью-Мексико. От взрыва погибли все находившиеся на борту пассажиры и пилот. От Майка Тодда осталось только золотое кольцо, которое было передано безутешной вдове (кстати, сама Тейлор только по счастливой случайности не оказалась на борту самолета: накануне полета она слегла с простудой).

Весть о гибели мужа потрясла актрису. Она искренне любила Майка и теперь грозилась наложить на себя руки, лишь бы быть с ним рядом. С трудом ее удалось успокоить, однако в день похорон (они состоялись на еврейском кладбище в Цюрихе, небольшом городке недалеко от Чикаго) Тейлор пришлось накачать транквилизаторами, чтобы она смогла продержаться всю церемонию. По ее настоянию, ей застолбили участок по соседству с могилой мужа. Пятимиллионное состояние Тодда, согласно его завещанию, разделили между вдовой и его сыном от первого брака.

Тейлор с трудом приходила в себя после смерти мужа. 12 мая к ней домой срочно был вызван врач, видимо, актриса предприняла попытку самоубийства, накачавшись транквилизаторами. Но постепенно боль утихала. Большую помощь в возвращении Тейлор к нормальной жизни оказали ее коллеги: Хелен Роуз, Джоан Вудворт, Пол Ньюман, которые поочередно приглашали ее к себе в гости. Еще одним утешителем стал для нее близкий друг Тодда 29-летний певец Эдди Фишер (он даже своего сына, родившегося за три недели до трагедии в Нью-Мексико, назвал Майком). Вскоре Тейлор и Фишер сблизились настолько, что стали любовниками. Это произошло в августе в номере одного из нью-йоркских отелей, где они четыре дня и четыре ночи только и делали, что занимались сексом. Вскоре после этого Фишер ушел из дома, оставив жену, известную актрису Дебби Рейнольдс, и двоих детей, одному из которых едва исполнилось пять месяцев. Последнее обстоятельство заставило сторонних наблюдателей встать на сторону брошенной. Тейлор, которой несколько месяцев назад сочувствовала вся Америка, теперь превратилась в коварную соблазнительницу и разрушительницу семьи. Кстати, этот скандал здорово помог "МГМ": в самый его разгар она выпустила на экраны очередной фильм с участием Тейлор "Кошка на раскаленной крыше", который побил все рекорды кассовых сборов и вошел в десятку самых знаменитых хитов студии. Но было и другое: из-за скандала Академия в который раз прокатила Тейлор с "Оскаром".

12 марта 1958 года в Лас-Вегасе, в еврейском храме Бет Шалом (кстати, незадолго до этого Тейлор перешла в иудаизм), состоялась церемония бракосочетания Тейлор и Фишера. Как и положено, звезда опоздала на церемонию (она отличалась крайней непунктуальностью), но выглядела прекрасно: на ней было роскошное шифоновое платье темно-зеленого цвета с высоким воротом и длинными рукавами. Поставив свою подпись в брачном контракте, Тейлор обернулась к гостям и сказала: "В моей жизни не было счастливее дня, чем этот".

Медовый месяц молодожены провели в Европе. Их распорядок дня выглядел так: днем прогулки по городу, ночью - секс. Когда однажды к ним в отель заглянул журналист Макс Лернер, Тейлор с восторгом поведала ему, как бурно провели они с мужем минувшую ночь: дескать, Эдди кончил три с половиной (!) раза. После медового месяца молодые осели в Лондоне, где Тейлор предстояло сняться в очередном фильме - "Неожиданно, прошлым летом" (по взаимной договоренности, они должны были сопровождать друг друга всюду). По словам очевидцев, супруги и здесь все свободное время посвящали сексу. Тейлор лишь иногда интересовалась: кто присматривает за ее детьми? Кстати, за восемь недель съемок Тейлор заработала 500 тысяч долларов, разом превратившись в самую высокооплачиваемую звезду в мире. Но для самой Тейлор эта сумма еще не была пределом: войдя во вкус, она известила боссов "МГМ", что согласна за 1 миллион долларов сыграть Клеопатру для студии "ХХ век-Фокс". Но прежде чем отпустить ее в этот проект, "МГМ" заставила ее сняться еще в одной ленте - "Баттерфилд-8". Тейлор снялась, честно признавшись репортерам, что этот фильм - "дерьмо, какого свет не видывал" (она в нем сыграла девушку по вызову).

По мере приближения съемок "Клеопатры", боссов "ХХ века-Фокс" все сильнее мучали опасения. Зная о капризном и непредсказуемом характере Тейлор (во время съемок в "Баттерфилде-8" она буквально изводила группу своими выходками), они боялись приглашать ее на главную роль да еще платить ей заоблачный гонорар в миллион баксов. Им легче было взять на роль Клеопатры кого-нибудь другого, типа Джоан Вудворд или Джоан Коллинз, у которых и характер был покладистый, и амбиций меньше. Но в итоге роль все равно досталась Тейлор.

Съемки фильма начались в августе 1960 года в Лондоне, где на студии "Пайнвуд" были выстроены огромные декорации древней Александрии. Работа началась, как и предсказывали пессимисты, с очередной выходки Тейлор: сославшись на то, что у нее болит горло, она осталась в отеле. Ей действительно нездоровилось, и она в течение трех дней провалялась в постели. А потом с ней случилась истерика из-за того, что Лондон по срочной творческой необходимости покинул ее муж Фишер. В итоге почти неделю группа находилась в простое по вине Тейлор (причем, денежки ей все равно капали, и денежки немалые - 50 тысяч долларов в неделю плюс 3 тысячи на карманные расходы). А в октябре у звезды случилась тяжелая простуда, которая свалила ее с ног почти на два месяца. Когда бухгалтеры студии подсчитали убытки от этих простоев, то прослезились: сумма перевалила за 2 миллиона долларов. Вот когда боссы "ХХ века" вспомнили все свои опасения по поводу приглашения Тейлор. Но было уже поздно.

С огромным скрипом, но съемки фильма продолжались, пока в начале марта 1961 года Тейлор не свалила новая хворь. На этот раз она подхватила грипп, причем такой сильный, что едва не умерла. 4 марта она начала синеть и задыхаться и, если бы не муж, сидевший рядом и вызвавший по телефону врача, неизвестно, чем бы дело закончилось. Хотя в первые минуты и врач перепугался до смерти, поскольку у Тейлор наступил коллапс. Не мешкая ни секунды, доктор воткнул в рот больной пластмассовую трубку и, прикрепив ее к баллону с кислородом, стал накачивать в легкие актрисы чистый кислород. Спустя несколько минут больная пришла в сознание. Затем Тейлор срочно доставили в больницу, где ей была проведена операция: врачи произвели чуть выше грудины разрез, куда вставили присоединенную к респиратору пластиковую трубку. У Тейлор обнаружили острую стафилококковую пневмонию, осложненную анемией. Прогнозы на выздоровление были неутешительными - фифти-фифти. Все те дни, пока врачи боролись за жизнь звезды, возле клиники стояли толпы людей, которые молились о ее выздоровлении. В течение четырех дней ситуация оставалась критической, после чего кризис наконец миновал. Возле актрисы непрерывно дежурил ее муж Фишер.

Пережитые Тейлор мучения сделали из нее объект всеобщего сочувствия. Вот почему месяц спустя после ее чудесного выздоровления - 17 апреля 1961 года - ей был присужден первый "Оскар" как лучшей актрисе года за роль в фильме "Баттерфилд-8", который сама Тейлор, как мы помним, считала дерьмовым. Когда она, хромая на одну ногу, вышла на сцену, зал разразился бурными аплодисментами.

Вскоре после выздоровления Тейлор внезапно возобновила свой роман с 59-летним журналистом Максом Лернером. Они познакомились весной 1958 года, и, по словам Лернера, уже тогда ему удалось пару раз переспать со Звездой. Затем роман прервался, а летом 61-го возобновился вновь. По словам журналиста, к тому времени Тейлор порядком подустала от мужа и захотела разнообразить свою жизнь какой-нибудь интрижкой. Любовники встречались в отеле "Беверли-Хиллз" практически на глазах у множества свидетелей, большинство из которых почему-то считало, что их связывают исключительно деловые отношения: мол, Лернер должен был написать биографию актрисы. Однако вскоре их встречи стали настолько частыми, что сомнений в их близких отношениях уже не осталось. В мечтах у Лернера было жениться на Тейлор, хотя сама она об этом не помышляла, вполне удовлетворенная адюльтером. Кстати, Лернер был женат, и Тейлор однажды специально приехала к нему домой, чтобы познакомиться с его супругой и таким образом закамуфлировать их роман. И жена журналиста действительно ни о чем не догадалась. А вот Фишер вскоре понял, какую биографию кропают в свободные часы его суженая и Лернер. Когда Тейлор вернулась в Калифорнию, он устроил ей грандиозный скандал и в порыве бешенства даже пригрозил убить жену. Актриса тут же позвонила Лернеру в Нью-Йорк и попросила забрать ее к себе. Но журналист проявил благоразумие, ответив отказом. К тому времени желание жениться на мировой звезде у него улетучилось. Он знал, что Тейлор три раза пыталась наложить на себя руки и перепробовала все наркотики. С того момента их роман прервался и благополучно перерос в крепкую дружбу.

Тейлор понимала, что после всего происшедшего у ее мужа были веские причины бросить ее. Чтобы этого не случилось, она предприняла решительные шаги. В частности, она заявила Фишеру, что готова завести с ним еще одного ребенка. Правда, из-за перевязанных труб зачать она уже не могла, поэтому предложила мужу взять ребенка из приюта. В итоге этим ребенком стала немецкая девочка, которую помогла им подыскать актриса Мария Шелл. В ее честь девочку назвали Марией.

Тем временем в конце сентября 61-го в Риме возобновились съемки "Клеопатры". К тому времени фильм уже принес компании "ХХ век-Фокс" убытков на сумму 5 миллионов долларов, однако сворачивать проект никто не собирался. Вместо этого был набран новый состав киногруппы: режиссер (место Рубена Мамуляна занял Джо Манкевич), оператор, художник по костюмам, актеры. Неизменной осталась лишь Тейлор, которая, по мнению боссов студии, могла вытянуть фильм из любой финансовой ямы.

Во время съемок в "Клеопатре" Тейлор внезапно влюбилась в своего партнера по работе Ричарда Бертона, игравшего роль Антония. Валлиец по национальности, Бертон слыл в актерской среде как сексуальный террорист, потому что затевал романы чуть ли не с каждой своей партнершей. В его постели побывали такие звезды, как Клэр Блум, Джин Симмонс, Сюзен Страссберг и так далее. Не мог Бертон оставить без своего внимания и такую шикарную женщину, как Элизабет Тейлор (хотя заочно он неоднократно называл ее "жалким талантом" и "мисс Молочные Железы"). По словам очевидцев, его тактика соблазнения по отношению к ней выглядела так. Зная о пристрастии Тейлор к алкоголю, Бертон на каждой вечеринке незаметно от ее мужа подливал ей в бокал вина, а потом зычным голосом цитировал Шекспира, предварительно упоминая, что посвящает эти вирши Тейлор. Причем его не останавливало даже то, что рядом неизменно была его жена Сибил, от которой у него были двое детей. Спросите, почему? Дело в том, что Сибил знала обо всех романах своего муженька и прощала их ему, поскольку после каждого из них он неизменно возвращался к ней. Видимо, она не сомневалась, что то же самое произойдет и в случае с Тейлор.

Согласно легенде, звезда отдалась Бертону в один из январских дней 1962 года прямо в гримерной, во время короткого перерыва между съемками. А спустя каких-нибудь две недели об их романе судачили все римские газеты. Больше всего этим шумом упивался Бертон, поскольку в мгновение ока он стал знаменит по обе стороны океана. Но когда его жена Сибил внезапно стала паковать вещи, чтобы немедленно уехать в Нью-Йорк, ему стало уже не до шуток. Он привык, что супруга стоически выдерживает его сексуальные подвиги на стороне. Поэтому Бертон во всеуслышание послал Тейлор ко всем чертям. У той в ответ случилась истерика, и она попыталась свести счеты с жизнью, наглотавшись снотворного. Благодаря тому, что поблизости оказались люди, актрису удалось спасти. Ее срочно положили в клинику, а в прессу выдали ложную информацию, что у Тейлор пищевое отравление. Однако съемки самого дорогостоящего фильма в мире вновь оказались под угрозой срыва.

Как ни странно, но Фишер не стал устраивать истерик по поводу случившегося, более того, он сделал все, чтобы Тейлор как можно скорее пришла в себя. Зная о ее любви к украшениям, он подарил ей очередную дорогую безделушку - изумрудное ожерелье, тянувшее на 250 тысяч долларов. А потом устроил шикарный прием в ее честь в римском ночном клубе "Хостария дель Орсо". Но, главное, он опять стал сопровождать свою жену на съемки и уезжал оттуда вместе с ней. Однако все эти меры имели непродолжительный успех. Вскоре Фишер стал замечать, что его жена вновь буквально пожирает глазами Бертона. А когда им выпадали совместные любовные сцены, они уже не сдерживали себя и терзали друг друга как заправские любовники. В конце концов Фишера это достало, он собрал вещи и укатил в Нью-Йорк. Учитывая, что и жена Бертона в те дни находилась в Лондоне, легко догадаться, чем занимались Тейлор и Бертон все то время, пока их семейные половины отсутствовали.

Весной 1962 года практически все западноевропейские газеты только и делали, что писали о романе Тейлор и Бертона. Даже такие темы, как берлинский кризис или ядерные испытания отошли на второй план перед этим адюльтером. Первым свое громкое возмущение происходящим выразил Ватикан, который назвал этот роман "бездумной прихотью двух взрослых детей", которые нанесли "оскорбление благородству человеческой души". Затем к этому возгласу возмущения присоединилась и американская пресса, а чуть позже и политики. Так, конгрессмен Айрис Блитч заявила, что Тейлор "подрывает престиж американской женщины за границей". Она потребовала, чтобы генпрокурор аннулировал паспорта обоих любовников, дабы не допустить их возвращения в страну. Короче, ситуация зеркально напоминала ту, что произошла в 1950 году с другой голливудской звездой - Ингмар Бергман (кстати, ее роман тоже происходил в Италии).

Тем временем в мае Тейлор совершила еще одну попытку самоубийства. Произошло это после того, как жена Бертона Сибил сообщила, что возвращается в Рим, и Ричард отправился ее встречать. Тейлор попыталась его удержать, но он послал ее к черту. И тогда Тейлор вновь наглоталась таблеток. Ее доставили в госпиталь, где промыли желудок и вновь вернули к жизни. А Бертон, под давлением жены, сделал публичное заявление, что разводиться с Сибил не собирается. Однако он был неискренен, поскольку возле Сибил его держало только чувство долга (одна из их дочерей родилась умственно отсталой), а к Тейлор влекла обыкновенная похоть. Поэтому, когда в июне съемки многострадальной "Клеопатры" были наконец завершены, любовники сделали все возможное, чтобы вскоре вновь встретиться на съемочной площадке другого фильма - "Особо важные персоны". Лента снималась в Лондоне, Тейлор и Бертон жили в одном отеле "Дорчестер", и это обстоятельство весьма облегчало им жизнь. Все ночи, а порой и дни напролет они проводили то в одном номере, то в другом. Как признается позднее сам Бертон, в огромной когорте его любовниц были только три по-настоящему страстные женщины, и в их числе - Тейлор.

После "Особо важных персон" скандальный роман плавно перетек на съемки другого их совместного фильма - "Бекет". В разгар работы над ним - в июне 1963 года - на широкий экран вышла "Клеопатра". Фильм, который съел 40 миллионов долларов, в прокате с треском провалился. Практически все статьи, посвященные ему, были критическими. Особенно сильно доставалось Клеопатре-Тейлор, которую как только не называли: "слишком толстой и слишком грудастой", "махоньким талантом", "животным с политическими амбициями", "пышнотелой матроной" и т. д. и т. п. Когда Тейлор прочитала все эти отзывы, у нее случился удар, который надолго уложил ее в постель в "Дорчестере".

Осенью Бертон отправился в Мексику, в город Пуэрте Валларта, на съемки очередного фильма - "Ночь Игуаны". Несмотря на то, что для Тейлор в этой ленте роли не нашлось, она все равно приехала туда, прихватив с собой двух детей и сразу 40 (!) купальных костюмов, которые она меняла ежедневно. Когда об этом узнала Сибил, она объявила, что подает на развод. Тейлор в ответ радостно заметила: "Это прекрасный подарок мне на Рождество!" - и тоже стала готовиться к разводу. Фишер не имел ничего против, но только на его условиях. Он разрешал Тейлор забрать себе сына Ричарда и приемную дочь Марию, а вот Лизу оставлял себе, мотивируя это тем, что девочка для него словно завещание его друга Майка Тодда. Тейлор эти условия возмутили. Она назвала Фишера "вонючим говнюком" и порвала с ним всяческие отношения. Еще она заявила, что никогда не любила его и вышла за него только потому, что он был лучшим другом ее горячо любимого мужа Майка Тодда. 6 марта 1964 года мексиканский суд развел Тейлор и Фишера, а спустя девять дней, уже в Монреале, Тейлор расписалась с Бертоном. Причем жених, страдающий алкоголизмом, пришел на церемонию бракосочетания изрядно подшофе. Пока он, поддерживаемый невестой и свидетелем, вращал осоловевшими глазами вокруг, священник-униат, которого с превеликим трудом удалось уговорить освятить этот союз (у Тейлор за 14 лет это был пятый брак), сделал все, что полагается.

Поскольку Тейлор и Бертон находились в постоянных разъездах (они то снимались, то играли в театре), дети Элизабет вынуждены были кочевать вместе с ними. По словам очевидцев, родители из обоих артистов были никудышные. Они неделями не видели детей, хотя и жили с ними в одной гостинице, только этажом выше. Когда наконец детям выпадало счастье увидеться со своей мамочкой, это действо обставлялось чуть ли не как официльный прием: детей наряжали, припудривали, объясняли, как надо себя вести, а как не надо. Когда одна из нянек, уставшая смотреть на это, попробовала объяснить Тейлор, что такое отношение к детям нельзя назвать нормальным, ее попросту уволили.

Все 60-е годы Тейлор и Бертон много снимались, причем в основном вместе. Инициатива исходила от Тейлор, которая прекрасно знала своего муженька: стоило ей зазеваться, как он непременно воспользовался бы случаем и трахнул какую-нибудь из своих партнерш. Например, в 1964 году Бертон снимался в фильме "Шпион, который пришел с холода", где его партнершей оказалась давняя любовница, с которой он крутил роман еще тринадцать лет назад, - Клэр Блюм. Вполне вероятно, былые чувства могли бы вспыхнуть между ними и вновь, если бы рядом с Бертоном не оказалась Тейлор. В результате все съемки Бертон и Блюм общались только на съемочной площадке под неусыпным контролем Элизабет.

Между тем "Шпион", в котором Бертон снимался без Тейлор, можно смело назвать исключением из правил, поскольку в других фильмах 60-х они предпочитали сниматься вместе. На их счету были следующие фильмы: "Кулик" (1964), "Укрощение строптивой", "Кто боится Вирджинии Вульф?" (самая дорогая черно-белая картина - 7,5 миллионов долларов, за роль в ней Тейлор была удостоена второй премии "Оскар") (1966), "Комедианты" (1967), "Бум!" (1968), "Анна тысячи дней" (1969). За каждый фильм Тейлор получала по 1 миллиону долларов, 10% с кассовых сборов, а также 4 тысячи долларов в неделю на карманные расходы. Гонорары Бертона были пожиже: 500 - 750 тысяч доларов за фильм и 2 тысячи в неделю на карманные расходы. К концу 60-х они были самой богатой в мире звездной парой, заработав на двоих порядка 50 миллионов долларов.

С 1968 года Тейлор вылетела из десятки самых популярных кинозвезд и как только не старалась туда вернуться, сделать это ей так и не удалось. Но она продолжала фигурировать на страницах прессы как героиня самых экстравагантных выходок. Например, любила выйти на публику в своем бриллиантовом облачении: надевала на пальцы бриллиантовые кольца, талию затягивала бриллиантовым поясом, в уши вставляла бриллиантовые серьги, на голову водружала бриллиантовую тиару, а глубокий вырез на платье украшала бриллиантом "Картье-Бертон". Со стороны все это выглядело крайне нелепо, но Тейлор это нисколечко не смущало. Она так и говорила: "Да, я вульгарна! Но неужели вы хотели бы, чтобы я была бы другой?" Кстати, от жены не отставал и муженек: пытаясь перещеголять покойного Майка Тодда, который купил своей жене бриллиант за 92 тысячи долларов, Бертон приобрел бриллиант стоимостью в 305 тысяч долларов.

Не меньше пересудов в прессе вызывали и скандалы, которые периодически закатывали друг другу Тейлор и Бертон. Инициатором их чаще выступала Тейлор, которая не могла простить мужу многочисленных измен. Например, с определенного времени Бертон стал страдать провалами в памяти (сказывалась многолетняя страсть к алкоголю) и частенько, представляя свою жену гостям, путал ее имя с именем своей очередной пассии. Звезда, естественно, не могла реагировать на это спокойно. Много раз Тейлор убегала из дома, когда туда заявлялся в стельку пьяный Бертон. В таком состоянии он становился чрезвычайно агрессивным и мог ненароком залепить своей женушке, которую за ее полноту называл Бочонок, в ухо или в глаз.

Мы помним, что Тейлор мало внимания уделяла своим детям, предпочитая вместо их воспитания заниматься творческой карьерой. Вскоре ей пришлось пожалеть об этом. Когда ее сыну Майклу Уайлдингу-младшему исполнилось 15 лет, его выгнали из самой дорогой подготовительной школы в Миллфилде, после чего он подался к хиппи. С трудом вытянув его оттуда, Тейлор отправила парня к своему брату на Гавайи. А там он влюбился в девятнадцатилетнюю девушку и в 70-м году женился на ней. В качестве свадебного подарка мать и отчим купили молодым особняк в Лондоне за 70 тысяч долларов. Вскоре жена Майкла родила на свет девочку, сделав, таким образом, Элизабет Тейлор бабушкой. Но радость звезды продолжалась недолго: вскоре, забрав жену и ребенка, Майкл сбежал из роскошного дома и подался в скалистые горы Западного Уэльса, чтобы основать там коммуну хиппи. Когда его спросили, почему он это делает, парень честно признался: "Я не хочу жить так, как живет моя мать. Мне просто по фигу все эти бриллианты и прочая дребедень..." Однако жена Майкла не сумела вынести тягот коммунальной жизни и, сбежав оттуда, подала на развод.

27 февраля 1972 года Тейлор с размахом отметила свое 40-летие. Торжество состоялось в Будапеште, где Бертон снимался в очередной картине "Синяя Борода". На празднование были приглашены многие звезды: экс-битл Ринго Старр, княгиня Грейс Келли, актеры Майкл Кейн, Дэвид Найвен, Сюзанна Йорк, семь дипломатов и многие другие. В качестве подарка Бертон преподнес своей суженой очередной "камешек" - бриллиант в виде сердца за 50 тысяч долларов. На камне было выгравировано обещание в вечной любви. Но эта надпись была неискренней. Едва начались съемки "Синей Бороды", как Бертон стал ухлестывать сразу за несколькими молоденькими актрисами, в том числе за бывшей женой Алена Делона Натали. Тейлор, естественно, делала все, чтобы как-то унять сексуальные аппетиты своего мужа. Однажды, когда Бертон снимался в любовной сцене с одной из актрис, и Тейлор показалось, что девица слишком страстно играет свою роль, она залепила ей звонкую оплеуху. А потом, уже в гостиничном номере, разбила тарелку о голову Бертона. Но того это не остановило. Тогда Тейлор изменила тактику. Она позвонила миллиардеру Аристотелю Онассису и назначила ему встречу в одном из римских ресторанов. Но тусовка была испорчена полицией, которая устроила шумную облаву на папарацци, как саранча слетевших к ресторану и желающих запечатлеть историческую встречу мировой звезды и мужа Жаклин Кеннеди. В тот момент, когда Тейлор и Онассис покидали ресторан, Бертон трахал в гостиничном номере свою партнершу по съемкам.

4 июля 1973 года Тейлор официально объявила о том, что они с Бертоном какое-то время будут жить раздельно. Дескать, эта вынужденная разлука должна помочь им разобраться в своих чувствах. Бертон воспринял заявление жены на удивление спокойно. Раздельное проживание длилось чуть больше двух недель. 20 июля в Риме Тейлор и Бертон вновь воссоединились, и свидетелями этого события стали несколько сот человек, собравшиеся в римском аэропорту, куда актриса прилетела из Америки (она должна была сниматься в фильме "Место водителя"). А спустя девять дней супруги снова поссорились и Тейлор позвонила в Америку своему адвокату, чтобы тот готовил бумаги к разводу. Одним словом, цирк!

Уже через неделю после расставания с Бертоном Тейлор нашла утешение в объятиях любовника. Причем им стал не какой-нибудь миллиардер или равная ей по званию звезда, а всего лишь 40-летний торговец подержанными автомобилями Генри Уинберг. Некоторое время назад, еще когда Тейлор была в Калифорнии, их свел приятель актрисы, и вот теперь она специально вызвала торговца к себе в Рим. Свою связь они не скрывали, смело гуляя в обнимку по городу и даже целуясь. Их роман продолжался около полугода. В начале 1974 года Тейлор в очередной раз угодила в больницу (там ей сделали операцию по удалению опухоли кисты) и Бертон примчался к ней, чтобы подбодрить ее. Едва он вошел в палату и видел подле жены Уинберга, то в грубой форме приказал ему немедленно убиратья. Торговец так и сделал. Затем Бертон потребовал поставить в палату дополнительную кровать и провел на ней ночь. А на следующий день он повез свою жену в Неаполь отдыхать. Между ними вновь наступило перемирие. Правда, довольно шаткое, поскольку стиль их жизни совершенно не изменился: Бертон как изменял жене раньше, так и продолжал в том духе. Например, по слухам, во время съемок фильма "Вояж" он сумел затащить к себе в постель саму Софи Лорен. Но это не помешало супругам вместе отпраздновать в Пуэрто-Валларта 42-й день рождения Тейлор. А спустя несколько недель Бертон уже крутил роман с 18-летней официанткой, которой он даже подарил кольцо с рубином и бриллиантами. В конце концов терпение Тейлор лопнуло и 26 июня 1974 года она развелась с Бертоном в горнолыжном курортном городке Заанен. Причем, самого Бертона на процессе не было, он был болен - видимо, опять пил.

Как вы думаете, кто стал новым любовником Тейлор после ее развода с мужем? Все тот же торговец подержанными тачками Генри Уинберг, которого Бертон так бесцеремонно выгнал из клиники, где лечилась его жена. Уинберг оказался мужчиной не гордым и, едва Тейлор позвала его обратно, прибежал как миленький. Они купили шикарную виллу в Голливуд-Хиллз с бассейном, внутренним двориком, полным тропических цветов и всеми другими положенными прибамбасами. Говорят, когда супруги вошли в спальню, чтобы осмотреть ее, Тейлор сходу предложила опробовать ее энергетику, то бишь трахнуться. Энергетика оказалась хорошей. Но настоящее счастье в этом доме так и не поселилось. Стоило Тейлор уехать надолго из Голливуда куда-нибудь на съемки, как ее новоиспеченный кавалер притаскивал на виллу сразу нескольких девиц. Оргии, которые он устраивал, были чем-то похожи на римские: Уинберг устраивал групповуху в бассейне, в гостиной, а также в более укромных уголках огромного дома. Причем соседи Тейлор прекрасно знали об этих оргиях, но не решались сообщить об этом хозяйке, опасаясь за ее психику.

Годы шли, но Тейлор продолжала оставаться в душе хулиганкой. Она нередко устраивала своим гостям различные розыгрыши. Например, однажды в ее доме должен был переночевать доктор, который лечил актрису от очередной хвори. Чтобы гостю не было скучно, Тейлор купила ему в секс-шопе надувную женщину и подложила в кровать. Когда доктор откинул одеяло и увидел эту суррогатную бабу с раздвинутыми в сторону ногами и призывно открытым ртом, его чуть удар не хватил. Он поблагодарил хозяйку дома за проявленное к нему внимание и вернул куклу Тейлор. Она унесла ее к себе в спальню, видимо, для Уинберга.

А Бертон в октябре 1974 года надумал жениться на югославской принцессе Елизавете. Та вроде бы дала согласие на этот брак, но только в том случае, если Бертон бросит пить. Но ему так и не удалось победить свой недуг. Помолвка сорвалась, чему была очень рада Тейлор, которая продолжала любить Бертона. В январе 1975 года она отправилась в Ленинград, где должна была принять участие в съемках совместного советско-американского фильма "Синяя птица". К тому времени ее вселенские запросы давно ушли в прошлое. Теперь Тейлор довольствовалась лишь процентами с проката (да и то лишь, если фильм не провалится в прокате). Ей уже не выделяли деньги на карманные расходы, не было собственной передвижной гримерной. Короче, не до жиру. Но окончание съемок - а они завершились в начале августа - запомнились Тейлор с самой лучшей стороны - они договорились с Бертоном о новом примирении. Уинбергу была дана отставка.

10 октября 1975 года Тейлор и Бертон поженились повторно. Инициатива этого бракосочетания целиком исходила от Тейлор, Бертон же долго кочевряжился, но в итоге вынужден был согласиться. Поженились они в Африке (видимо, чтобы над ними некому было посмеяться), причем Бертон, который в течение нескольких недель вообще не брал в рот спиртного, сразу после "штампа в паспорте" напился в стельку. А едва они вернулись в Европу, как между ними вновь начались скандалы, и Тейлор опять загремела на больничную койку. Мазохизм продолжался. В декабре, когда супруги отдыхали в Гштааде (Швейцария), Бертон положил глаз на красивую блондинку, 27-летнюю Сюзи Хант. На тот момент она была в ссоре со своим мужем - мотогонщиком Джеймсом Хантом, поэтому легко приняла ухаживания знаменитого актера. Тейлор пыталась помешать этому роману, но все усилия были напрасны - Бертон и Хант вылетели вдвоем в Женеву. В отместку Тейлор сошлась с 36-летним бизнесменом Питером Дарминином. Вечером они познакомились на танцах в диско-ресторане гштаадского отеля "Олден", а утром следующего дня Тейлор уже отдалась Питеру в его номере. Их роман продолжался недолго - семь недель, но они только и делали, что занимались сексом. Как признался сам Питер, спать в эти недели ему было особо некогда.

Когда Тейлор в конце февраля 1976 года вернулась в Америку, в Нью-Йорке ее встретил Бертон, который заявил, что ему нужен развод, для того чтобы жениться на Сюзи Хант. Тейлор ответила отказом и улетела в Калифорнию, сорвав празднование своего дня рождения. В Голливуде она ударилась в пьянство и пробыла в таком состояние несколько недель. А еще спустя пару месяцев согласилась дать Бертону развод. Затем актриса вновь сошлась с Генри Уинбергом, а чуть позже - с 48-летним иранским послом красавцем Ардеширом Захеди. Отношения с последним зашли так далеко, что они едва не поженились, но против этого выступил сам шах Ирана, который не мог позволить послу жениться на женщине неблагородного сословия да еще перешедшей в иудаизм. Видимо, испугавшись шаха, Захеди летом 1976 года прервал роман с Тейлор.

В начале июля Тейлор волею судьбы оказалась на обеде в британском посольстве и там познакомилась с 49-летним бывшим секретарем по делам флота Джоном Уорнером, который до этой встречи не видел ни одного (!) фильма с участием Тейлор. Однако это обстоятельство не помешало их быстрому сближению. Они провели восхитительную ночь любви на ферме Уорнера в Атоке, после чего в сердце Тейлор вспыхнула новая страсть. Как она всегда говорила: "Если я кого-нибудь люблю, то на все сто процентов". 10 октября они объявили о помолвке, а 4 декабря поженились. В жизни Тейлор это была первая скромная свадьба: без кучи гостей, толп журналистов, бриллиантов в качестве подарков. На этот раз жених подарил невесте голубую силосную башню, на которой он нарисовал сердце со словами: "Джон любит Элизабет".

После скромной свадьбы для Тейлор началась и скромная жизнь. Например, именно тогда она впервые прокатилась в обыкновенном рейсовом автобусе. Тейлор дала своему мужу, который баллотировался в сенаторы, обещание, что отныне не будет щеголять своими глубокими декольте и хвастаться перед публикой бриллиантами. Но Тейлор-скромница продержалась примерно год, после чего вернулась к своим прежним привычками. Она стала орать на журналистов, когда те досаждали ей вопросами, сквернословить на публике и даже несколько раз публично оскорбила своего мужа, когда тот попытался ее одернуть, посещать сомнительные вечерники, где напивалась и позволяла себе флиртовать с присутствующими мужчинами. Она не удержалась даже на праздновании собственного дня рождения в феврале 78-го - так преотвратно себя вела, что Уорнер оттуда попросту сбежал. Однако их брак, несмотря на это, продолжался. Тейлор горячо поддерживала мужа во время его избирательной компании, и во многом благодаря ее участию Уорнер стал сенатором в ноябре 1978 года. Видимо, поэтому в газетах его частенько называли "сенатор Элизабет Тейлор".

В 1980 году Тейлор пережила новый творческий триумф: сыграв главную роль в бродвейском спектакле "Лисички", она удостоилась самых восторженных отзывов как от критиков, так и от рядовых зрителей. Спектакль побил все рекорды кассовых сборов на Бродвее. Но в том же году начались нелады в семейной жизни актрисы. Скандалы следовали за скандалами. Например, Тейлор была возмущена тем, что муж не разрешает ей держать в гостиной четырех собак. Им пришлось жить на улице, и вскоре две из них погибли - одна под колесами трактора, другая утонула в пруду. К тому же Уорнер практически не посещал спектаклей и фильмов своей супруги, чем еще сильнее выводил ее из себя. Развязка наступила 28 декабря 1981 года, когда супруги сделали публичное заявление о раздельном проживании. А 27 февраля следующего года к Тейлор внезапно нагрянул Бертон, с которым она не виделась уже пять лет. В течение двух дней они были вместе, после чего вновь разбежались как в море корабли. В газетах тогда писали, что Бертон специально использовал Тейлор для того, чтобы привлечь к себе внимание публики. А то про него стали уже забывать.

На протяжении последующих десяти лет Тейлор не была обделена вниманием мужчин, но предпочитала гражданский брак официальному. Пока наконец в 1991 году в клинике, где она лечилась от алкоголизма, не встретила Ларри Фортенски, за которого вышла замуж. Голливуд был в шоке, поскольку новый муж Тейлор был всего-навсего строителем. В газетах так и писали: работяга женился на актрисе исключительно ради ее миллионов. Однако на все издевки по этому поводу Тейлор отвечала, что любовь выше всяких предрассудков. К сожалению, и этот брак актрисы просуществовал недолго - всего шесть лет. После развода с Тейлор ее мужу досталось состояние в 1,2 миллиона долларов, а также автомобиль "БМВ" и дорогущий мотоцикл "Харлей Дэвидсон".

Тейлор еще не была официально разведена с Фортенски, когда в феврале 1997 года встретила свою очередную любовь. Теперь ее избранником стал знаменитый английский актер Род Стайгер (роль Наполеона в фильме Сергея Бондарчука "Ватерлоо"), которому на момент встречи с Тейлор было 73 года (он был четырежды женат). Как утверждали очевидцы, встретив Стайгера, Тейлор заметно преобразилась: она похудела, сделала себе новую прическу, а осенью 1998 года даже легла в наркологическую клинику. Увы: все ее старания оказались напрасными - девятая свадьба в жизни актрисы так и не состоялась. Во всяком случае пока.