/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Кларк Гейбл Первый Любовник Голливуда

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Кларк Гейбл - Первый любовник Голливуда

Федор Раззаков

Кларк Гейбл: Первый любовник Голливуда

По злой иронии судьбы, появление будущего кумира миллионов женщин убило его мать: она умерла при родах 1 февраля 1901 года. Кларка воспитывал отец - держатель собственной буровой вышки в штате Огайо. Сына он воспитывал в спартанском стиле, мечтая, что тот станет его преемником. Но тот думал о чем угодно, только не о нефтяной вышке. Его больше привлекали занятия в школьном драмкружке, где у него в 14 лет появилась зазноба рыжеволосая Тельма Льюис. Правда, дальше поцелуев и обжиманий их отношения не пошли.

В 1917 году, в возрасте 16 лет, Гейбл попал на спектакль "Райская птица" в передвижном театре и окончательно утвердился в желании стать актером. Это вызвало гнев его отца, который продолжал надеяться, что сын продолжит начатое им дело. Но Кларк поступил по-своему. Повкалывав какое-то время на буровой отца, на оливковых плантациях, на чулочной фабрике, кабельщиком в телефонной компании, курьером, он наконец понял, что такого рода деятельность - не его стезя и отправился искать счастье в искусстве. Прознав, что в Канзасе формируется новая театральная труппа, он подался в актеры. Однако режиссеру он поначалу не показался и тот взял его простым рабочим - Гейбл должен был возводить палатки во время гастролей. А парень-то мечтал стать актером! Гейбл вынашивал идею любым способом выйти на сцену в какой-нибудь, пусть самой завалящей, роли. Чтобы его мечта осуществилась, он закрутил роман с одной из актрис, причем у той не было одного глаза. Однако даже эта жертва не приблизила Гейбла к заветной мечте. В итоге, осерчав на режиссера, Гейбл покинул труппу.

Какое-то время Кларк не вспоминал о театре, предпочитая работать в других профессиях: он пилил доски на железнодорожной пилораме, продавал в универмаге галстуки. Но мечта о сцене не покидала его. В конце концов ему повезло: его взяли в труппу одного из театров, более того - едва не сразу выпустили на сцену. И хотя роль была не самая лучшая - негритянская кухарка - Гейбл был на седьмом небе от счастья. Кроме того, он впервые по-настоящему влюбился. Дамой его сердца стала 22-летняя красотка-актриса Франц Дорфлер. Только она работала в другом театре, попасть куда у Гейбла не было никакой возможности. Помогла случайность. Театр готовился к выезду на гастроли, как вдруг один из актеров заболел. Тут Франц и предложила режиссеру взять с собой Гейбла. Эти гастроли запомнились Гейблу на всю жизнь. Прежде всего тем, что именно тогда он расстался со своей девственностью, переспав-таки с Франц, которая тоже была еще девушкой. Что касается творческих успехов, то здесь Гейбла ждало полное фиаско - играл он отвратительно. Как говорил режиссер театра: "Все, что Гейбл умеет, так это покидать сцену".

Сразу после гастролей Гейбл сделал Франц предложение, которое она с удовольствием приняла. Они поселились в скромном коттедже в Сисайде, где жила еще одна семейная пара. Поскольку домик был слишком маленьким, его обитателям пришлось спать в нем по очереди: пока одни спали под его крышей, другие коротали ночь на ближайшем пляже. Но идиллия закончилась, едва про помолвку узнали родители Франц. Полунищий Гейбл им совсем не понравился, и они заставили дочь уехать подальше от него - в Портленд. Гейбл бросился вдогонку.

В Портленде Франц устроилась в труппу местного театра, а Гейбл подался в телефонисты, преследуя одну цель - заработать на свадьбу (в театре платили гроши). Однако когда Франц собралась уехать с театром на гастроли, Гейбл стал лихорадочно искать возможности уехать вместе с ней. Но в труппу его не брали даже подсобным рабочим. Тогда Франц посоветовала ему устроиться на курсы драматического искусства, которые вела некогда известная бродвейская актриса, а ныне педагог Джозефина Диллон: дескать, проучившись там, можно будет показаться в театре. Знала бы Франц, чем эта затея закончится, никогда бы не стала посылать туда своего возлюбленного.

Жозефина была "разведенка", к тому же на 12 лет старше Гейбла. У нее на курсах учились несколько молодых людей, но она почему-то "запала" именно на Гейбла. Он тоже постепенно стал проникаться к своему педагогу симпатией, которая, скорее всего, зиждилась на материальной основе: с ее помощью он мечтал сделать успешную карьеру в театре. Поэтому, когда с гастролей вернулась Франц, Гейбл встретил ее весьма прохладно, что, конечно, не укрылось от внимания девушки. Она задала возлюбленному прямой вопрос: у тебя кто-то есть? Гейбл ответил "да", имея в виду не только Жозефину, но и других девиц помоложе, с которыми он развлекался (кстати, Жозефина приветствовала связи Гейбла с более молодыми женщинами и даже с некоторыми сама его знакомила).

Выучившись на курсах, Гейбл какое-то время работал в труппе одного из портлендских театров, после чего Жозефина пригласила его к себе в Лос-Анджелес, прислав ему почтой 50 долларов на дорогу. Когда Гейбл примчался туда, женщина купила ему за 60 долларов автомобиль, чтобы тот имел возможность объезжать на нем агентов, могущих пристроить его в Голливуд. Но Гейбла не приглашали даже на эпизодические роли.

Тем временем 18 декабря 1924 года Гейбл и Жозефина поженились. Это позволило Гейблу переехать жить к своей жене в ее уютный домик, хотя сами они везде утверждали, что этот брак чисто формальный. Но в это мало кто верил, видя, как ревнует Жозефина своего мужа на светских вечеринках, куда она его специально выводила, чтобы дать толчок его кинокарьере. И старания Жозефины возымели успех: Гейбл наконец-то получил роль в немом фильме "Белый человек за пятнадцать долларов" (1925). Однако, несмотря на хорошие внешние данные - Гейбл был красавцем с ростом в 185 сантиметров, - режиссер определил его лишь на эпизодическую роль. Естественно, она так и осталась незамеченной.

Не лучшим образом складывались дела Гейбла и в театре, где он тоже играл исключительно в эпизодах. Зато имел возможность спать с первыми актрисами и режиссершами. Например, играя копьеносца в пьесе "Ромео и Джульетта", он оказался в постели 41-летней примы театра Джейн Коул. В другом театре Гейбл получил роль в пьесе "Сколько стоит слава?" благодаря сексу с режиссером Лилиан Маклун. Видимо, Гейбл вполне устраивал последнюю в постели, поскольку когда из труппы ушел ведущий актер, она пристроила на его место именно своего любовника. Еще одной любовницей Гейбла стала 44-летняя актриса Полин Фредерик. Из этой связи Гейбл тоже поимел свою выгоду: любовница оплатила ему услуги дантиста, который исправил Гейблу его плохие зубы.

Поговаривали, что Гейбл в осуществлении своих честолюбивых помыслов не чурался и гомосексуальных связей. В качестве его любовника чаще всего называли актера Билли Хейнза, который пристроил Гейбла на роли в фильмах "Лидер" и "Северная звезда". Кстати, самому Хейнзу его нетрадиционные наклонности дорого стоили. Женившись по требованию студии "МГМ" на известной актрисе Поле Негри, он так и не сумел перебороть свое естество: вскоре его застукали в постели с молодым моряком, и газеты раструбили об этом на всю Америку. Карьера Хейнза в кино на этом завершилась. Но вернемся к Кларку Гейблу.

В конце 20-х годов он снялся еще в ряде немых картин: "Мокасиновая змея", "Чикаго" и др. На гонорары от них Гейбл купил себе собственную квартиру (собственный дом будет чуть позже). Но затем приглашения сниматься вдруг прекратились. Гейбл обратился за помощью к Жозефине, и та опять помогла - устроила его в труппу техасского театра. Там Гейбл быстро выбился в ведущие актеры и получал недельное жалованье в размере 200 долларов. Однако, когда Жозефина попыталась переехать к мужу, тот эту просьбу тактично отклонил. Что вполне объяснимо: зачем ему нужна была под боком жена, если каждый вечер после спектакля его поджидали толпы юных поклонниц? И жена ему отомстила. Когда к ней в Лос-Анджелес пришло сообщение о том, что Гейбла собираются пригласить на главную роль в одну из картин, Жозефина, якобы от лица мужа, заявила, что тот занят в театре. Гейбла это взбесило и он подал на развод.

Расставшись с Жозефиной, Гейбл начал поиски новой выгодной для себя супружеской партии. Поклонницы поклонницами, но от них ничего, кроме секса, взять было нельзя, а Гейбла в первую очередь всегда заботила его карьера. Поиски увенчались успехом. Вскоре на любовном горизонте Гейбла появляется новая пассия - богатая вдова нефтяного магната Риа Лангхэм. И вновь она была намного старше своего возлюбленного - ей было 46 лет. Сам Гейбл свою любовь к зрелым женщинам позднее объяснял так: "Зрелая женщина больше видела, больше слышала и больше знает, чем юная девушка..."

Благодаря обширным связям и, главное, денежкам своей женушки, Гейбл проникает на Бродвей - он получает роль заключенного в пьесе "Последняя миля". Спектакль имеет шумный успех (жалованье Гейбла подскочило до 300 долларов), который достигает ушей кинематографистов. Вскоре Гейблу предлагают первую роль в кино - в ковбойском фильме "Нарисованная пустыня" (1930). Во время съемок в нем Гейблу определили жалованье в 750 долларов в неделю. Затем он намеревался сыграть гангстера в фильме "Маленький Цезарь" (1931), но актера подвели... его большие уши. Увидев их, режиссер замахал руками: "Забудьте про этого парня! Посмотрите на эти ужасные огромные уши!" Говорят, услышав об этом, Гейбл приклеил уши скотчем, но это не помогло гангстера сыграл другой артист. Это была единственная досадная неудача, поскольку в других случаях уши своего хозяина не подвели. Предложения сниматься посыпались на Гейбла со всех сторон, и он принял практически все. Достаточно сказать, что в одном 1931 году актер умудрился сняться в 11 (!) фильмах. В те годы его гонорар равнялся 650 долларам в неделю.

Тем временем, сделав ставку на Гейбла, студия "МГМ" была заинтересована в том, чтобы его внеэкранный имидж соответствовал тогдашним голливудским канонам. Например, то, что он был женат на безвестной женщине, да еще старше себя, "МГМ" не устраивало. Хорошо бы, рассуждали на студии, чтобы Гейбл женился на какой-нибудь звезде. Ему стали подбирать достойных кандидаток, но Гейбл с каждой из них поступал хитро: затаскивал в постель, но жениться категорически отказывался. Он даже проигнорировал свою первую девушку - Франц Дорфлер. Она приехала в Голливуд, мечтая сделать карьеру и воссоединиться с Гейблом, но тот удостоил ее всего лишь нескольких интимных встреч, после чего охладел к ней. А вот свою первую жену - Жозефину Гейблу "кинуть" не удалось. Она оказалась женщиной ушлой и, когда звезда ее бывшего муженька резко пошла вверх, дала ему знать, что расскажет газетчикам об интимных подробностях его биографии, если он не будет платить ей отступные. И Гейблу не оставалось ничего другого, как ежемесячно выплачивать бывшей жене по 200 долларов.

В 1931 году, на съемках фильма "Танцуйте, дураки, танцуйте", Гейбл закрутил любовь с актрисой Джоан Кроуфорд, которая была бисексуалкой (даже ее горничная запирала на ночь дверь на замок, опасаясь приставаний хозяйки). Джоан всегда отличалась тем, что резко проводила грань между любовью на съемочной площадке и в жизни, предпочитая не влюбляться в своих партнеров. Но в случае с Гейблом Кроуфорд не смогла устоять, хотя на тот момент была замужем за Дугласом Фербенксом-младшим (впрочем, наличие семьи никогда не служило препятствием для актеров и актрис, чтобы заводить романы на стороне). Их бурный роман продолжался практически весь съемочный период. Потом Гейбл переключился на другую звезду - Норму Ширер, с которой судьба свела его на съемках фильма "Свободная душа". Причем Гейбла не остановило даже то, что Норма была тогда женой одного из боссов "МГМ" Ирвина Талберга. Затем в его постель угодила известная сценаристка Адела Роджерс Сент-Джон, которая даже родила ребенка, и все полагали, что без участия Гейбла здесь не обошлось.

В 1932 году на съемках фильма "Одержимая" судьба вновь свела Гейбла с Кроуфорд. Страсть между ними вспыхнула с новой силой. Их чувства друг к другу были настолько сильными, что даже после команды "Снято!" они продолжали лобызать друг друга и обниматься, не обращая внимания на присутствующих людей. Можно представить себе, как они вели себя, когда уединялись в интимной обстановке. Хотя много лет спустя Кроуфорд призналась, что Гейбл в постели был не самым лучшим любовником, но его личное обаяние с лихвой перекрывало этот недостаток.

Между тем съемки "Одержимой" закончились, а Гейбл и не собирался расставаться с Кроуфорд. Дошло до того, что в один из дней он публично заявил, что собирается жениться на актрисе. Казалось бы, сбылась мечта боссов "МГМ": на свет родится новая звездная пара! Но особой радости никто не выказывал. Почему? Ответ содержится в словах босса киностудии Луиса Б. Майера, которые он сказал Гейблу: "Джоан годится только для одного. Я обожаю ее как актрису, но она - шлюха". Короче, "МГМ" было невыгодно, чтобы первый ловелас Голливуда женился на первой шлюхе. В таком случае лавины скандалов было просто не избежать. В итоге "МГМ" едва не в приказном порядке заставил любовников забыть о женитьбе, в противном случае грозя оставить их без работы. Первым сдался Гейбл, который тут же позвонил в Нью-Йорк своей жене и попросил ее вернуться обратно. Однако с Кроуфорд они все равно продолжали встречаться, но теперь уже в тайне.

Тем временем Гейбл продолжал "окучивать" практически всех своих очередных партнерш по фильмам. Так, снимаясь в ленте "Полли из цирка" (1932), он соблазнил белокурую красавицу Мэрион Дэвис, которая тогда была замужем за известным газетным магнатом Уильямом Херстом. Говорят, за особое старание Гейбла в постели Мэрион отблагодарила его уютным домиком в Палм-Спрингс. Затем настала очередь актрисы Джин Харлоу, которая тоже была замужем за продюсером "МГМ" Полом Берном. Но тот оказался полным импотентом (смотрите главу "Золотой век Голливуда"), чего нельзя было сказать о Гейбле. Во время съемок в фильме с выразительным названием "Держи своего мужчину" Гейбл и Харлоу крутили любовь на глазах у всей съемочной группы. Об этом узнала Кроуфорд и устроила Гейблу скандал: дескать, либо я, либо Харлоу. Гейбл ответил: "Конечно ты". Но соврал: с Харлоу он продолжал поддерживать тайную связь. Вообще ему приходилось трудно: мало того, что надо было хотя бы из приличия скрывать свои романы от жены, так вдобавок это же требовалось делать и по отношению к любовнице.

В 1932 году Гейбл снимался в фильме "Ни одного своего мужчины", где его партнершей стала Кэрол Ломбард. Совсем недавно она вышла замуж за актера Уильяма Пауэлла и совсем не собиралась ему изменять. Она так и заявила: "Я - единственная партнерша, которую Гейбл не соблазнит". И действительно - как Гейбл ни подкатывал к ней, какие только чары не использовал, она не уступила ему. Это произойдет чуть позже, о чем речь впереди.

В том же году на съемках фильма "Танцующая леди" партнершей Гейбла вновь стала Кроуфорд. К тому времени ее брак с Фебенксом-младшим уже дышал на ладан, поэтому она вновь завела старую пластинку: мол, женись на мне, ты же обещал. Но Гейбл колебался, опасаясь Риа: та могла оттяпать у него после развода все состояние. Перевести дух Гейблу помог аппендицит: он слег в больницу аж на два месяца, и все это время Кроуфорд его не донимала. А потом она и вовсе увлеклась другим мужчиной - Фрэншотом Тоуном.

В 1933 году Гейбл, в качестве наказания за свою строптивость, был отправлен на съемки комедии "Это случилось однажды ночью", которую снимал Фрэнк Капра. Там его партнершей стала Клодетт Кольбер, которая пошла по стопам Кэрол Ломбард и с первого же дня "отшила" Гейбла от себя. Актера это оскорбило, однако на его игре в фильме это практически не отразилось. Как результат этого - год спустя фильм был удостоен четырех "Оскаров", причем один достался Гейблу как лучшему актеру. Боссы "МГМ" кусали локти: ведь они сами пристроили проштрафившегося Гейбла в эту ленту. Теперь им волей-неволей пришлось поднять ему гонорар до 4 тысяч долларов в неделю.

Вскоре после вручения "Оскара" Гейбл оказался на съемочной площадке фильма "Люди в белом". Его партнершей была Мирна Лой, которую Гейбл, естественно, не мог оставить без своего внимания. Он, видимо, полагал, что после получения вожделенной статуэтки все девушки будут ложиться под него штабелями. Действительно многие ложились, но только не Мирна Лой. Эта актриса сразу заявила Гейблу, что он не в ее вкусе. Это признание его задело. И он продолжил свои атаки. Однажды подвез Мирну на своем автомобиле до ее дома и, видимо, решил, что настало время переходить к решительным действиям. В тот момент, когда актриса возилась в замке ключом, Гейбл подошел к ней сзади и впился, как вампир, в ее шею губами. Девушка поначалу опешила, а когда пришла в себя, так саданула насильника локтем, что тот отлетел на несколько шагов и рухнул на изгородь. После этого инцидента Лой перестала существовать для Гейбла вне съемочной площадки - он даже не здоровался с ней. А его любовницей стала другая партнерша по фильму Элизабет Аллан, игравшая студентку-сиделку. Тогда же Гейбл попытался охмурить Мэри Пикфорд и все ту же Кэрол Ломбард (она тогда разводилась с Уильямом Пауэллом), но обе женщины его отвергли. Зато девушки из заведения "Кошкин дом", которое открыл при "МГМ" Луис Майер (в нем состояли несостоявшиеся актрисы, которых регулярно проверяли на наличие венерических заболеваний), с удовольствием дарили свои ласки знаменитому актеру. То же самое можно было сказать и про юных актрисулек, которых Гейбл снимал прямо на съемочной площадке. Обычно он вез их в какой-нибудь отель, где пользовал едва не на полу. Случались и обломы. Однажды утром, когда Гейбл нежился в постели, к нему в номер заглянула горничная. Актер предложил ей прилечь рядом, но девушка спросила: "Сколько?" Гейбл удивился: "Нисколько. Переспать со мной - уже награда". - "Это вам так кажется", - сказала девица и ушла восвояси.

В том же 1934 году Гейбл вновь встретился с Джоан Кроуфорд - на этот раз на съемках фильма "Скованные цепью". Их вновь бросило в объятия друг к другу, о чем немедленно стало известно Риа. Теперь ее терпение лопнуло окончательно и она уехала в Хьюстон, заявив на прощание, что больше к Гейблу не вернется. Но Кроуфорд это сообщение мало обрадовало, поскольку она понимала, что выйти за Гейбла ей так и не удастся - их боссы по-прежнему были против этого. Им оставалось довольствоваться ролью любовников.

Во время съемок в картине "Зов предков" (1935) Гейбл соблазнил 19-летнюю Лоретту Янг. Некоторое время она спала с ним, после чего перекочевала в постель другого кумира - Спенсера Трейси, который из-за нее бросил свою жену актрису Луизу Тредвелл. Потом Трейси соблазнила Джоан Кроуфорд, а Лоретта охомутала другого актера - Фрэнка Тоуна. Вот такой круговорот любовников в Голливуде!

Но вернемся к Кларку Гейблу.

После "Зова предков" он перебрался на съемочную площадку фильма "Китайское море" (1935), где вновь встретился с Джин Харлоу. Она тогда разводилась со своим мужем оператором Гарольдом Россоном и ответила на ухаживания Гейбла со всей страстью бывшей любовницы. Но их связь длилась ровно столько, сколько длились съемки. Причем попутно Гейбл продолжал ухлестывать за Лореттой Янг, даже слетал с ней в Южную Америку, чтобы помочь ей подыскать приемную малышку. Ребенка они нашли, но злые языки поговаривали, что все разговоры о его удочерении блеф - мол, девочка явно от Гейбла.

В начале 1936 года Гейблу сдалась неприступная крепость - Кэрол Ломбард. Все произошло на вечеринке в модном клубе. Гейбл пригласил Кэрол на танец, а потом предложил прокатиться на его скоростном автомобиле "Дюзенберг". Та согласилась. Гейбл, как опытный ловелас, привез ее к отелю "Беверли Уилшер", в котором снимал номер, и стал наворачивать там круги. На пятом или шестом Кэрол не выдержала и спросила, чего он хочет? Гейбл был прям, как солдат на посту: "Чтобы мы поднялись ко мне в номер". Ломбард впервые не стала ломаться, поднялась в номер и отдалась Гейблу легко и просто. Видимо, решила, что за столько лет ухаживаний за ней он вполне заслужил этот подарок.

Их роман длился чуть больше месяца, когда 14 февраля, в День святого Валентина, Кэрол преподнесла своему возлюбленному подарок - купленный за 15 долларов старый "Форд-Т". Перекрасив его в белый цвет, Кэрол разрисовала его красными сердечками и написала на бампере фразу: "Ты сводишь меня с ума". Гейбл оценил юмор своей любовницы и ответил ей не менее достойной шуткой. Он пригласил ее на ужин в ресторан "Трокадеро", а когда она вышла на улицу в своем роскошном шиншилловом манто, он подогнал к порогу... тот самый "Форд"-развалюху.

Стоит отметить, что и Гейбл, и Ломбард для остроты ощущений периодически изменяли друг другу. Так, у Гейбла в тот период ходила в любовницах актриса Мерль Оберон (кроме Гейбла, она одновременно спала еще с двумя мужчинами - Лесли Говардом и Дэвидом Нивеном), а Ломбард забавлялась с драматургом Робертом Рискином. Оба знали о неверности друг друга, но совершенно на этом не зацикливались, исповедуя принцип свободной любви. В течение полутора лет они скрывали свой пылкий роман от окружающих, тайно встречаясь в мотелях и маленьких ресторанчиках. Иногда Гейбл, будучи заядлым охотником, брал свою любовницу на охоту. Позднее Ломбард будет вспоминать, как они с Гейблом занимались любовью во время охоты на уток. Называли влюбленные "голубки" друг друга не иначе, как "Папочка" и "Мамочка".

В 1937 году некая англичанка Вайолет Нортон объявила, что Гейбл является отцом ее дочери. На что актер парировал: "Да я сроду никогда не бывал в Англии. Ребенка ей, видно, ветром надуло". Суд встал на сторону Гейбла. В довершение всех бед в начале июня внезапно умерла любовница Гейбла Джин Харлоу - ей было всего 26 лет, она скончалась от отека мозга. По иронии судьбы, незадолго до смерти она собиралась выйти замуж за бывшего мужа Ломбард Уильяма Пауэлла, но...

В том же году Гейбл и Ломбард приняли решение жить вместе, не оформляя своих отношений официально. Они поселились в районе Бель-Эр и практически все свободное время проводили вместе. Зная о привычке Гейбла соблазнять всех своих киношных партнерш, Кэрол отныне старалась находиться с ним и на съемочной площадке. По Голливуду ходила легенда, что Кэрол даже сшила своему возлюбленному шерстяной чехол для его "дружка" - чтоб не мерз и всегда был готов осчастливить ее.

В те годы в Голливуде было несколько звездных пар, которые жили вместе без официальной регистрации: Гейбл и Ломбард, Роберт Тейлор и Барбара Стэнвик, Джордж Рафт и Вирджиния Райс и еще несколько человек. Какое-то время общественное мнение взирало на это распутство безучастно, но в 1938 году журналисты журнала "Фотоплей" первыми "подняли волну". Они опубликовали специальную статью, посвященную этой нездоровой, по их мнению, ситуации. Разразился большой скандал. Чтобы замять его, Гейбл начал переговоры с Риа по поводу возможного развода. Та злорадно заявила: "Этот мерзавец никогда не расплатится за то, что я для него сделала". И выдвинула такие условия, при выполнении которых Гейблу грозило полное разорение. Актера охватил ужас. И тут на помощь пришла его любовница, которая была не самой бедной актрисой (недельный гонорар - 3 тысячи долларов). Она преподнесла ему подарок в виде роскошного ранчо за 50 тысяч долларов. Свадьбу молодые сыграли в январе 1939 года, сразу после того, как Гейбл развелся с Риа. В том же году на экраны страны вышел фильм "Унесенные ветром", где Гейбл сыграл Ретта Батлера. Эта роль станет для актера этапной - отныне его слава, что называется, зашкалила.

Говорят, до свадьбы с Гейблом Ломбард была женщиной сумасбродной и острой на язык (порой ее юмор был просто непристойным). Однако выйдя замуж, она сильно изменилась и стала гораздо спокойней и сдержанней. Вопреки разгульным нравам голливудской тусовки, молодые проводили время, занимаясь огородом и катанием на лошадях. И еще значительное количество времени они посвящали сексу. Дело в том, что обоих сильно огорчало отсутствие детей, вот они и старались исправить это упущение. Но у них ничего не получалось, хотя они работали не покладая рук и других органов (Кэрол специально предупреждала своих друзей, чтобы те не приезжали к ним по выходным, поскольку они с Гейблом в эти дни "делают детей"). Как признается один из близких друзей пары: "Чтобы иметь детей, они занимались сексом во всех позициях, известных человечеству. Они бы делали это, высунувшись из окна, если бы кто-нибудь только сказал, что после этого Кэрол забеременеет".

Гейбл любил рассказывать Кэрол о своих прошлых похождениях, при этом посвящая ее в самые интимные детали. Однажды он стал рассказывать ей, как занимался сексом с одной красоткой в бассейне, и бросил такую фразу: "Это не так просто, мамочка". - "Кого ты учишь, папочка", - ответила Ломбард, чем вызвала бурю гнева у мужа. "Так ты тоже?.. Как ты могла?" - закричал он, покрываясь красными пятнами. "А как ты мог?" - парировала Ломбард. Ответить жене Гейблу было нечего.

Между тем если сердце Гейбла принадлежало Кэрол, то в отношении его детородного органа этого сказать было нельзя - тот продолжал дарить счастье многим женщинам. Среди них: пышногрудая Лана Тернер, с которой Гейбл познакомился на съемках фильма "Хонки-тонки" (1941), Джоан Кроуфорд и другие. Жена, естественно, догадывалась об этом и неоднократно закатывала мужу скандалы. Судя по всему, рано или поздно дело дошло бы до развода, если бы не вмешалась роковая случайность. В 1942 году правительство штата Индиана обратилось в Голливуд с просьбой прислать кого-нибудь из артистов, чтобы поддержать кампанию по продаже облигаций государственного займа. Гейбл сам предложил съездить туда своей жене. Кэрол уехала, а обратно не вернулась. Она честно отработала всю кампанию, после чего решила добраться до дома на самолете. Ее пытались отговорить от этого, предлагая ехать поездом. Но актрису душила ревность - Кэрол подозревала, что в ее отсутствие Кларк завел себе любовницу (предчувствие ее не обмануло - Гейбл спал с Кроуфорд). Друзья уговорили ее кинуть монетку, чтобы окончательно разрешить дилемму "поезд-самолет", Кэрол согласилась, и монета указала на воздушное судно. А оно в полете внезапно потеряло ориентировку и врезалось в гору. Все находившиеся на борту пассажиры погибли, причем от них мало что осталось. Например, от Кэрол - лишь клипсы с бриллиантами и рубинами, которые Гейбл подарил ей на Рождество.

Гибель жены подкосила Гейбла. Он бросил кино и закрылся на своем ранчо. В его жизни в те дни было только два занятия: охота и выпивка. За долгие месяцы затворничества Гейбл здорово изменился внешне, похудев на восемь килограммов. А когда депрессия прошла, он подался в армию - поступил в офицерскую школу. После ее окончания Гейбла направили в военно-воздушные силы США. Полк, в котором он служил, вскоре был переброшен в Европу. На своем бомбардировщике "В-2" Гейбл упорно искал смерти, но она всякий раз обходила его стороной. В июне 1944 года Гейбл уволился в запас в чине майора с двумя боевыми наградами на груди.

На гражданке Гейбл вновь вспомнил про кино. Он снялся в фильме "Приключение" (1945), однако сыгранная роль его не удовлетворила. Неудача выбила актера из колеи, он стал раздражительным, сторонился коллег. Единственной отдушиной был секс, которым он не переставал заниматься с разными женщинами. И кого только среди них не было: актрисы (в 1946 году на съемках фильма "Дельцы" Гейбл крутил роман с Авой Гарднер, затем сошелся с Вирджинией Грей, которая внешне была очень похожа на его погибшую жену Кэрол Ломбард, потом - с Кей Уильямс), дамы высшего общества, модели (Анита Колби) и даже проститутки. Да, да, Гейбл частенько пользовался услугами дорогих путан, вызывая их к себе по телефону. Когда у него однажды спросили, зачем он тратит на это деньги, если ему достаточно лишь свистнуть, и с ним пойдет любая женщина, он ответил: "Я это делаю потому, что могу ей заплатить, и она тут же уйдет. Другие женщины пытаются как-то задержаться, хотят какого-то большого романа, хотят, чтобы все было, как в кино. Я не желаю быть самым великим любовником в мире".

Среди любовниц Гейбла были не только первые красавицы, но и менее привлекательные женщины. Например, было известно, что Гейбл в течение 10 лет имеет роман с одной писательницей - известной, но очень некрасивой. Все друзья актера поражались этой связи, даже недоумевали: дескать, как ты можешь трахать такую уродину?! На что Гейбл неизменно отвечал: "Да бросьте вы, она вполне обычная женщина". У той же отношение к этому роману было совсем иным. Она-то прекрасно знала, какого красавца ей удалось заполучить в свои объятия. Однажды в разговоре со своей подругой беллетристка призналась: "Когда мы с Кларком занимались любовью, я не испытывала особого удовольствия до тех пор, пока не открывала глаза и не осознавала, что мужчина, который лежит на мне, - сам Кларк Гейбл! Вот тут-то я и начинала чувствовать страшное возбуждение".

В конце 40-х Гейбл стал посещать "мальчишники", которые устраивал в своем доме не менее известный актер и ловелас Эролл Флинн. Там устраивались такие оргии, что дым стоял коромыслом. Помимо тамошних девиц Гейбл заарканивал и других: например, Полетт Годдард, Ивонн де Карло, Шелли Винтерс или Нэнси Дэвис, которая чуть позже выйдет замуж за актера фильмов класса "В" Рональда Рейгана (в будущем - президент США).

На одной из своих тогдашних любовниц - вдове самого Дугласа Фэрбенкса Сильвии Эшли - Гейбл женился в 1949 году. Как он сам позднее признается, "женился спьяну". Они познакомились на вечеринке, которую закатил его бывший агент Минни Уоллис. Стали встречаться, причем у Гейбла не было никаких далеко идущих планов на счет их отношений, его интересовал лишь секс в чистом виде. Но в декабре на другой вечеринке Гейбл напился, а утром следующего дня, еще не протрезвев, официально заявил о том, что женится на Сильвии. Медовый месяц молодожены провели на Гавайях. Но уже тогда стало ясно, что этот брак всего лишь недоразумение - Гейбл весь месяц, что называется, не просыхал. Вернувшись в Америку, он позвонил своей бывшей любовнице Вирджинии Грей, чтобы возобновить с ней отношения, но та его отбрила, запретив даже звонить ей, тем более приезжать. В течение полутора лет Гейбл и Эшли изводили друг друга постоянными стычками и скандалами, после чего разбежались в разные стороны. На дворе стоял май 1951 года.

В 1952 году Гейбл снимался в фильме "Могамбо" и закрутил роман с актрисой Грейс Келли, которая была вдобавок и княгиней Монакской. К тому времени Гейбл вновь вошел в фавор и руководство "МГМ" платило ему гонорар 5000 долларов в неделю, в то время как Грейс довольствовалась всего лишь 750 долларами. Но не будем о деньгах, поговорим о любви. Несмотря на то, что Гейбл был старше Грейс на 28 лет и давно имел вставные зубы, однако быстро сумел охмурить женщину. Съемки фильма проходили осенью в Африке, и практически всю экспедицию любовники только и делали, что днем снимались, а вечером занимались сексом в палатке Гейбла (в пустыне был разбит городок на 300 палаток). В выходные дни они на стареньком джипе катались по саванне, купались голышом в озере Виктория или пили виски все в той же палатке.

Когда экспедиция закончилась и съемочная группа вернулась в Лондон, Гейбл и Грейс еще какое-то время были вместе. Они поселились в номере-люкс отеля "Савой", где им пришлось выдержать настоящую осаду журналистов, которые хотели выяснить, насколько серьезным можно считать этот роман. Развязка наступила вскоре. Грейс решила познакомить Гейбла со своей матерью, что было воспринято им как первый звонок к возможному браку. А женитьба на Келли совершенно не входила в его планы. В итоге сразу после уик-енда с мамашей он собрал свои нехитрые пожитки и улетел в Париж к своей тамошней любовнице 27-летней манекенщице Сьюзанн Дадолл. Грейс искренне переживала этот разрыв, но потом сумела успокоиться и все последующие годы поддерживала с Гейблом дружеские отношения.

И все же жениться Гейблу пришлось. Это произошло в июле 1955 года, когда фильм "Могамбо" уже вышел на широкий экран и принес его создателям оглушительный успех (Грейс Келли даже была удостоена "Оскара" за лучшую второстепенную роль). Пятой женой Гейбла стала бывшая актриса, а ныне манекенщица Кей Спрекелз, которая была моложе мужа на 10 лет. Зная о том, что Гейбл до сих пор хранит в сердце память о безвременно ушедшей третьей жене Кэрол Ломбард, Кей постаралась как можно ближе соответствовать ее образу. Гейбл это оценил и ни разу не дал повода своей новой супруге усомниться в себе. Они вели тихую и размеренную жизнь на ранчо актера. В середине 1960 года Кей забеременела, однако рождение ребенка Гейбл так и не застал. 16 ноября он умер от сердечного приступа, ровно за две недели до этого успев отсняться в своем очередном фильме - "Неприкаянные" с Мэрилин Монро. Кстати, вдова Гейбла именно Монро обвинила в смерти мужа: дескать, во время съемок "белокурая бестия" вела себя так безобразно, что Гейбл постоянно переживал за ее поведение. Сама Монро подтвердила это обвинение, признавшись во время сеанса у психоаналитика, что изводила Гейбла за то... что он напоминал ей ее непутевого отца.

Гейбл как-то признался, что не желает быть самым великим любовником в мире. Однако его бурная жизнь говорит о том, что он им все-таки был. За 30 лет жизни в Голливуде через его постель прошли практически все ведущие актрисы "фабрики грез" от Авы Гарднер до Джин Харлоу и Грейс Келли. Однажды, рассматривая рекламный снимок кинокорпорации "Эм Джи Эм", на котором были изображены все самые известные актрисы Голливуда, Гейбл восхищенно произнес: "Какие прекрасные женщины! Подумать только, ведь я был близок с каждой из них!"