/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Молодежные Банды Стервятники На Дорогах

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Молодежные банды - Стервятники на дорогах

Федор Раззаков

Молодежные банды. Стервятники на дорогах

"Казанский феномен". Банда Османова. Банда братьев Самойленко.

Но если в Москве в те годы было относительно спокойно, то в некоторых других городах необъятного Союза уже начала бродить "тень беспокойства". И одним из лидеров в этой "области" была столица Татарии город Казань. Молодежь этого города в конце 70-х годов подарила нашей правоохранительной системе так называемый "казанский феномен", то есть крупные преступные группировки молодежи, объединенные по территориальному принципу.

Если посмотреть на данную проблему в историческом разрезе, то мы увидим: молодежные банды были известны в нашей стране еще с 20-х годов. Тогда их возникновение непосредственно связывалось с последствиями гражданской войны, профессиональной и организованной преступностью, беспризорностью подростков и безработицей. В 30-е годы трудовой энтузиазм "великой стройки социализма" и власть НКВД свели молодежные бандитские группировки практически к нулю. После войны эта проблема вновь дала о себе знать (вспомним подростковую банду "Черная кошка" в Москве). Однако настоящий взрыв молодежной преступности произошел в нашей стране в 70-х годах, и связан он был с усилением ориентации преступного мира на подростков. Во многих городах Союза стали появляться молодежные банды, за спиной которых стояли уголовные авторитеты.

Доводилось и автору этих строк в середине 70-х годов под зычные возгласы "махьяна" "скрещивать" кулаки с ребятами с соседней территории (нашими считались владения по улице Казакова, Гороховскому и Токмакову переулкам вплоть до улицы Карла Маркса, ныне - Старая Басманная). Соседи и союзники наши - ребята с Бауманской и Почтовой улиц ("бауманцы"), а противники - пацаны, жившие в переулках вокруг Сада имени Баумана. Правда, противниками мы были не всегда, порой, когда надо было дать отпор ребятам с тех же Чистых прудов, наши команды объединялись, и тогда на прудах происходили сражения, в которых порой участвовало до сотни человек. Все это было в середине 70-х, тогда по всему Советскому Союзу, как по команде, стали появляться молодежные группировки, делившие города на зоны своего влияния. Наибольшую известность, как отмечалось выше, на этом поприще снискала себе Казань, где с 1974 года процесс образования молодежных группировок приобрел интенсивный характер. Специалисты, изучавшие эту проблему, позднее объяснят, что криминализация казанской молодежи (впрочем, как и всей остальной) происходила по причине отставания социальной инфраструктуры, рассчитанной на обслуживание подростков, когда в микрорайоне города, где проживает около 150 тысяч человек, работает всего лишь один кинотеатр, да и тот на 200 посадочных мест. Эти же специалисты отмечали, что Татарская АССР на рубеже 70-х - 80-х годов стала регионом с невиданными ранее масштабами возведения крупнейших промышленных объектов ("Атоммаш", "КамАЗ", "Химмаш" и т. д.), и поэтому централизованное субсидирование и средства республиканского бюджета направлялись главным образом для решения социальных проблем именно новых городов. Казань же из этого списка выпадала и оставалась на "голодном пайке". И тогда молодежь города ответила на это резким ростом криминала.

В 1978 году в районе завода "Теплоконтроль" в Казани образовалась крупная группировка (до 200 человек в возрасте от 15 до 25 лет) под названием "Тяп-Ляп". Однако, несмотря на свое аляповатое название, эта группировка представляла собой серьезную силу и отличалась от других строгой дисциплиной и дерзостью. В ней имелась своя "касса", созданная за счет ежемесячных сборов со всех членов (деньги вносились в зависимости от возраста и категории совершаемых преступлений), и члены группы были вооружены не только ремнями, цепями и кастетами, но и огнестрельным оружием. Расширяя и укрепляя свой авторитет среди молодежи, "Тяп-Ляп" начала осуществлять регулярные набеги на близлежащие и дальние районы города. Вскоре появились и первые жертвы этих налетов: убитые, изнасилованные, искалеченные. В ответ на это в других районах стали формироваться собственные "охранные отряды", которые вскоре сменили оборонительную тактику на наступательную. Крупные драки между группировками теперь носили систематический характер, в них принимали участие до 200 человек с каждой стороны. Во время этих побоищ широко применялось как холодное, так и огнестрельное оружие.

Первое время милиция Казани находилась буквально в шоке от такого разгула страстей. За это в 1978 году со своего поста был снят министр внутренних дел Татарстана генерал С. Япеев, который бессменно возглавлял министерство в течение последних 24 лет. С начала 80-х ситуация стала постепенно выправляться: после того как большинство членов группировки "Тяп-Ляп" осудили (нескольких лидеров суд приговорил к смертной казни), она прекратила свое существование. Пошла заметно на спад и деятельность других группировок.

В конце 70-х по части криминала не отставал от Татарстана и юг Российской Федерации, а именно - Ставропольский и Краснодарский края, а также Ростовская область, где почти в одно и то же время действовали три опасные банды убийц и грабителей.

Первая, из Ростовской области, состояла из трех человек, двое из которых были родными братьями: Петр и Владимир Билыки, а третьим участником был их приятель Афанасий Ставничий. Чем же они "прославились"?

Решив продолжить дело братьев Толстопятовых, Петр Билык и Афанасий Ставничий решили ограбить инкассаторов в Куйбышеве. Однако двоим идти было несподручно, и Петр привлек к этому делу своего младшего брата. Они раздобыли автомат (Петр украл его в поезде у неких солдат-срочников), а машиной должны были разжиться в ночь накануне преступления. Поначалу все шло по плану. 13 октября 1977 года на дороге они поймали попутку, упросили водителя отвезти их за город, в станицу Медведовскую, и там его зарезали (это сделал Петр, сначала оглушив водителя металлической болванкой, а потом три раза ударив его ножом в грудь). Однако на ночной дороге путь им внезапно преградила патрульная машина ГАИ, в которой находились двое милиционеров - Богатиков и Вернигоров. Причина остановки банальна: у автомобиля преступников не работали фары освещения. Но норвы бандитов не выдержали и они пустили в ход оружие. Первыми же выстрелами был сражен Богатиков (на какое-то время он потерял сознание), Вернигоров пытался убежать, но Ставничий на бегу разрядил в него чуть ли не половину рожка "калашникова". Через несколько минут преступники скрылись с места происшествия на гаишном "жигуленке".

Когда Богатиков очнулся, бандитов поблизости уже не было. На удачу в это же время мимо проезжал туристический автобус, который заметил голосующего раненого милиционера и взял его с собой. К сожалению, по дороге Богатиков скончался, но информация о растреле гаишников в ту же ночь стала известна в областном УВД. Тут же был создан оперативный штаб по раскрытию дерзкого преступления.

Благодаря профессиональной работе сыщиков и экспертов удалось установить где именно и кто украл автомат, из которого были произведены смертельные для двух гаишников выстрелы. Этим человеком был Петр Билык. Однако когда сыщики собирались навестить его выяснилось, что тот вместе со всей семьей (мать, сестры, брат) переехал со всем домашним скарбом в неизвестное место. Но куда именно не знали даже их соседи. Пришлось искать по своим каналам. Так как вещей у Билыков было много (значит, вещи могли отправлять по железной дороге в контейнере) надо было обследовать все железнодорожные станции в ближайших областях. Начали с Челябинской и не ошиблись: на станции Троицкая была найдена квитанция, по которой Билыки отправили контейнер в Краснодар, Красная улица, 63. Однако когда сыщики прибыли туда, оказалось, что дома с таким номером на этой улице нет. Что делать? Стали обследовать ближайшие окрестности и вскоре обнаружили то, что искали - Билыки обосновались в тихой кубанской станице. В тот же день - 8 декабря 1977 года - их решили брать. Взяли братьев после недолгой погони, при этом они всем своим видом показывали, что считают свое задержание недоразумением. Однако Ставничего рядом с ними не было. На его след сыщики выйдут два дня спустя, но взять живым не сумеют - тот попытается вырваться из засады и его убьют выстрелами из пистолета.

На суде, который состоялся через несколько месяцев, Петр Билык избрал, по его мнению, беспроигрышную тактику. Случайно узнав, что Ставничий убит он стал валить все на него, а себе и брату определил роли невольных соучастников преступления. При этом поступил по-своему благородно - назвал младшего брата случайным свидетелем преступления. Однако он не рассчитал одного - Владимир оказался совестливее его и рассказал все, как было. В итоге старшего брата приговорили к расстрелу, младшего - к 15 годам тюрьмы. Спустя пять лет режиссер Константин Ершов на основе этих событий снимет фильм "Грачи" с Леонидом Филатовым (Петр), Ярославом Гаврилюком (Владимир) и Виталием Шаповаловым (Ставничий) в главных ролях.

В конце 70-х по части криминала не отставал от Татарстана и юг Российской Федерации, а именно - Ставропольский и Краснодарский края, где почти в одно и то же время действовали две опасные банды убийц и грабителей.

Первая (позднее известная как банда Османова) появилась в конце 1975 года, и создателями ее стали некие 25-летний Гегиров (главарь), Шогенов, Кяров, Бицуев и Гедогушев. До весны 1976 года ею было совершено несколько опасных преступлений на территории Ставропольского края, Кабардино-Балкарской и Северо-Осетинской республик. В частности, налеты на Лескенское потребобщество (при этом был убит сторож), на кафе "Весна" в Нальчике и универмаг в североосетинском городе Дигоре. После этого банда решила сменить "профиль" и в селении Кызбурун-3 попыталась ограбить один из частных домов, однако хозяин дома оказал налетчикам отчаянное сопротивление, и бандиты, напуганные шумом, ушли из селения без добычи. Но память о себе они оставили: покалечили жену хозяина, и тот по закону "кровной мести" поклялся покарать обидчиков. Будучи кавказцами, бандиты прекрасно понимали, что означает подобная клятва, и поэтому решили на время "залечь на дно". По совету Гегирова они задумали сесть в тюрьму за какое-нибудь мелкое преступление. Украв трех колхозных лошадей и угодив в руки милиции, все вскоре отправились в места, весьма отдаленные от их постоянного места проживания.

В сентябре 1979 года вышедшие на свободу Гегиров и Губачиков встретили на своем жизненном пути неоднократно судимого Хабалу Османова. Парень настолько им понравился, что они привлекли его в свою компанию. Вместе они вскоре решили совершить налет на оружейную комнату следственного изолятора в Нальчике, где в должности старшего контролера работал старый приятель Гегирова. Этот приятель и вызвался сделать для своего дружка слепки ключей от входной двери арсенала. Пока же бандиты, маясь от скуки, решили немного размяться. Под Нальчиком ночью они напали на одну из машин и убили ее хозяев - мужа и жену из Армении. То же самое произошло через несколько дней и с владельцами "жигулей", остановленными на той же дороге. Однако, когда молва о ночных убийствах на дороге стала вовсю гулять в народе и милиция усилила бдительность, Османов, ставший к тому времени главарем банды, решил "сменить профиль". Теперь начались налеты на колхозные кассы.

Наконец, вдоволь размявшись, бандиты решили ехать в Нальчик - "брать" оружейку. Причем Османов на правах главаря послал на это дело только двоих: Гегирова и Губачикова. Осенней ночью 1979 года Гегиров и Губачиков с помощью старшего контролера СИЗО Гажева проникли на территорию изолятора, связали часового, однако на большее их не хватило. Страх перед вооруженной охраной заставил отступить от задуманного плана, и они ушли восвояси, унеся с собой лишь автомат, отобранный у одного из часовых.

И все же через некоторое время Гегиров выполнил обещание вооружить своих друзей. Так в банде появились два пистолета Макарова, два автомата Калашникова и пистолет-пулемет Судаева. Весь этот арсенал решено было опробовать на ночной дороге Ростов - Баку. Однажды ночью, заметив на обочине дороги машину "жигули", бандиты напали на спящих хозяев: молодого человека, старика и старуху. Всех троих ждала ужасная смерть.

После этой "пристрелки" Османов решил пойти на "настоящее дело" и совершить налет на ресторан "София", расположенный на территории Северной Осетии, между селением Эльхотово и железнодорожной станцией Змейской. Так как Губачиков во время последнего налета пострадал (прострелил себе ногу), решено было вместо него взять проверенного в одном из дел Кярова.

Трое вооруженных бандитов напали на ресторан средь бела дня, когда там вовсю справляли чей-то день рождения. Убив швейцара, бандиты ворвались в банкетный зал и, вскинув автоматы, стали хладнокровно поливать свинцовым огнем ни в чем не повинных людей. Раненых добивали одиночными выстрелами в голову. И все же, торопясь обчистить кассу, уничтожить всех не сумели: двое тяжелораненых выжили в этом смертоносном аду.

Это было последнее преступление банды Османова. На след ее вышли, можно сказать, случайно. Однажды отчаявшаяся жена главаря прибежала в местное РУВД и сообщила, что ее муж вооружен. Трое милиционеров пришли в дом к Османову, но тот встретил их шквальным огнем из автомата. Воспользовавшись замешательством милиционеров, Хабала Османов выскочил из дома и скрылся. На ноги подняли всю местную милицию и даже солдат ближайшей воинской части. К месту, где был обнаружен вскоре бандит, прибыли бронетранспортеры. Устоять против такой силы, измученный погоней, он, естественно, не мог. Его взяли без единого выстрела. В течение нескольких следующих дней были арестованы и остальные участники банды.

Когда через год следствие было завершено, судебные власти РСФСР встали перед серьезной проблемой: ни один российский город не хотел проводить у себя судебные заседания из-за страха перед дружками подсудимых. А по этому делу проходило ни много ни мало 17 человек. И лишь по истечении нескольких месяцев выбор в конце концов остановили на Владимире. Здесь нашли здание, стены которого могли бы выдержать любой штурм вооруженных друзей Османова. Помимо этого, оно было окружено бронетранспортерами, и количество солдат, рассредоточенных поблизости, исчислялось несколькими сотнями. Вот в такой обстановке начался суд, который приговорил Хабалу Османова, Аслана Гегирова, Руслана Губачикова и Сафраила Кярова к исключительной мере наказания - смертной казни.

Одновременно с Османовым почти в тех же местах действовала еще одна вооруженная банда, промышлявшая грабежами и убийствами на автомобильных дорогах. В нее входили три брата Самойленко: Дмитрий, Юрий и Валерий. Старшим в семье и в банде был 40-летний Дмитрий, неоднократно судимый за грабежи. По своему характеру волевой и жесткий, его авторитет в любом коллективе был непререкаем. За спиной у него было несколько побегов из мест заключения и семь пулевых ранений.

Так же, как и старший брат, несколько судимостей имел средний брат Юрий. И лишь Валерий, самый младший в семье, был к тому времени чист перед законом.

В январе 1979 года Дмитрий Самойленко, твердо решивший встать на путь вооруженных грабежей, приехал в Ставрополь, где проживал его брат Юрий. Он назначил встречу своим братьям с целью уговорить их создать вместе с ним вооруженную банду. К его удивлению и радости, братья быстро согласились с его предложением. Более того, сразу после встречи Юрий принес мелкокалиберную винтовку с патронами. А еще через некоторое время они обзавелись пистолетом системы "наган" и угнали в Майкопе автомашину "жигули". Теперь у них было не только оружие, но и собственный транспорт. С июля 1979 года начался кровавый путь братьев Самойленко, каждый месяц вплоть до марта 1980 года они лишали жизни по нескольку человек, уничтожая их хладнокровно, как бы походя, довольствуясь порой самым малым, за что и убивать казалось бессмысленным. Но главарь банды Дмитрий Самойленко сразу предупредил своих младших братьев, что в живых они никого оставлять не будут, чтобы не "сгореть" по пустяку.

6 июля 1979 года банда выехала из Майкопа в Ставропольский край и возле города Невинномысска совершила нападение на автомашину "ВАЗ-2103", в которой находились трое мужчин. Всех троих в упор расстреляли, отвезли к Армавиру и там зарыли в землю. Одним из убитых оказался инспектор ГАИ, и его форма была взята бандитами для совершения последующих преступлений. И они не заставили себя долго ждать.

29 июня того же года братья Самойленко напали на детский сад в Ставрополе, убили сторожа и похитили предметов (пишущая машинка, ковры) на сумму 2800 рублей. На эти деньги у некоего Лупенникова, приятеля Юрия, братья приобрели два пистолета системы "беретта". Дальше преступления пошли как по маслу. 19 августа на трассе Ростов - Краснодар бандиты подстерегли автомашину "ВАЗ-2106", убили еe владельца и взяли автомобиль, магнитофон и другие вещи. Через 11 дней - новое, еще более страшное преступление. На той же трассе Ростов - Краснодар братья расправились с семьей Ивановых - отцом, матерью и их одиннадцатилетней дочкой. Улов, за который лишили жизни целую семью, был небогат: посуда, одеяло, бусы, надувные матрасы, столик и три складных стула. А Дмитрий, пользуясь пассатижами, извлек у отца семейства золотые коронки изо рта.

12 сентября на трассе Ростов - Баку братья Самойленко (Дмитрий, как всегда, был в форме инспектора ГАИ) остановили очередную машину и хладнокровно застрелили ее хозяина. И у этого несчастного Дмитрий вырвал золотые коронки.

15 сентября в районе Большого Ставропольского оросительного канала они совершили налет на автомашину, в которой находились два жителя города Ташкента. Пассажиры были убиты и закопаны в ближайшей лесополосе.

11 октября на трассе Ростов - Баку братья остановили "жигули", которыми управлял житель города Харькова Айрапетян. Его постигла та же участь, что и всех остальных. Однако во время этого нападения пострадал и Дмитрий: смертельно раненный Айрапетян рванул свою машину вперед и сбил старшего из братьев с ног. В результате тот повредил себе лицо. Пришлось в спешке покидать место преступления и в Майкопе положить Дмитрия в больницу. Находился он в ней около десяти дней под фамилией Карпенко. Пока главарь банды лечился, младшие братья отдыхали от убийств в своих семьях. Дома их ломились от награбленного добра, и жены на все это смотрели сквозь пальцы. Ни одна из них так и не поинтересовалась, откуда взялись у них все эти предметы.

Как только раны на лице Дмитрия затянулись, бандиты вновь вышли на большую дорогу. Теперь они намеревались напасть на инкассатора колхоза имени Ворошилова, который 13 ноября 1979 года должен был получить крупную сумму денег в банке. Для осуществления этого преступления братьям требовалась машина, которую решено было получить старым испытанным способом.

12 ноября на трассе Ростов - Баку братья напали на автомобиль "жигули" и застрелили ее хозяина. Однако дальше случилась незадача: оставленная на ночь у гостиницы "Кубань" в Невинномысске машина была разграблена и искорежена местными грабителями. Но Самойленко не сильно горевали. 13 ноября они выехали на свою привычную трассу и через несколько минут застрелили еще одного владельца "жигулей". Теперь у братьев была машина для ограбления инкассатора. Однако через несколько минут после ее захвата выяснилось, что это не самое лучшее техническое обеспечение банды. Проезжая через Ставрополь, бандиты увидели впереди себя двигавшийся в сторону Изобильного многотонный грузовик "урал-377". Дмитрий сразу смекнул, что таким "танком" можно легко протаранить колхозный "газик" с кассиром и охраной. Поэтому, обогнав грузовик, бандиты остановили его на безлюдном шоссе и спокойно расстреляли двух сидевших в кабине мужчин. Пересев в грузовик, братья тронулись в дальнейший путь. Но удача покинула их. В тот день колхозный "газик" с деньгами оказался намного расторопнее многотонного грузовика и, обогнав его на скорости, скрылся из вида. Налет не состоялся.

Неудача с колхозным кассиром подстегивала их на все новые и новые преступления. До конца года они лишили жизни еще более десяти ни в чем не повинных людей. В частности, 20 декабря в Ставрополе убили владельца новенькой "нивы", а 30 декабря там же лишили жизни парня, который на вещевом рынке продал им ковер "Русская красавица", после чего сел к братьям в машину, чтобы привезти их к себе домой за вторым ковром.

В начале 1980 года братья по совету Дмитрия решили несколько "перепрофилироваться" и заняться квартирными кражами. 4 января они ограбили квартиру в Ставрополе, но "навар" составил около двух тысяч рублей. Однако эта неудача не очень обескуражила братьев, и 15 января они влезли в еще одну квартиру (теперь уже по наводке старого приятеля Лупенникова. Фамилия изменена) и унесли добра намного больше, чем из первой. Все это они увезли в Майкоп и поделили между собой.

В промежутке между этими двумя ограблениями 7 января братья вновь вышли на "тропу" дорожного бандитизма на трассе Краснодар - Ростов. Там на участке между Выселками и Тихорецком они напали на машину некоего Арзамасцева, который поздно ночью из аэропорта в Краснодаре подвозил пассажира в село Белая Глина. Позднего пассажира Самойленко убили, а вот с хозяином машины произошла осечка: раненный в ногу Арзамасцев сумел скрыться от бандитов. Именно этот человек и станет для милиции единственной ниточкой, которая протянется к братьям. Уголовное дело по этому нападению затребуется сначала в Краснодар, а затем в Ставрополь. А через несколько дней выяснится, что это нападение не единственное в послужном списке банды. При спуске воды из Невинномысского оросительного канала на его дне было найдено шесть автомашин марки "жигули", в которых были обнаружены точно такие же гильзы, что и в случае с Арзамасцевым. Перед следствием впервые начала приоткрываться страшная личина неуловимых убийц.

А братья Самойленко продолжали свое преступное ремесло. 30 января они наведались в Краснодар, в квартиру ювелира Демченко. Обнаружив в доме 80-летнюю старушку и ее внучку-школьницу, бандиты впервые решили обойтись без крови и заперли обеих в ванной. После этого быстро ограбили квартиру.

6 февраля 1980 года братья Самойленко вместе с Лупенниковым приехали в Новороссийск к знакомому Лупенникова. По его словам, тот был достаточно богат, для того чтобы без особых хлопот "отстегнуть" братьям 10 тысяч наличными. Надо только его хорошенько припугнуть.

Фамилия знакомого Лупенникова была Юматов, и жил он на улице Цедрика. В восемь часов утра, когда Юматов вышел из дома, Дмитрий Самойленко, как всегда одетый в милицейскую форму, подошел к нему и потребовал пройти с ним в его машину. Юматов подчинился и вскоре был заключен в наручники и вывезен на окраину города, где ему предложили выбирать: жизнь или деньги. Юматов, сразу осознав, с кем имеет дело, согласился отдать бандитам все свои сбережения. Машина вновь повернула к улице Цедрика.

Возле дома Юматова, когда тот в сопровождении бандитов заходил в подъезд, его заметил младший брат, проживавший в доме напротив. Почуяв неладное, он позвонил по телефону своему другу-милиционеру, и они вдвоем решили наведаться к старшему Юматову. К этому времени бандиты уже вытрясли из него все деньги и даже сняли со стен дорогие ковры. И тут в квартиру позвонили. Все, что происходило дальше, было похоже на кадры из детективного фильма. Вошедший в квартиру милиционер потребовал у братьев документы. Юрий Самойленко, представившийся как сотрудник ОБХСС, сунул руку в карман, где лежал пистолет. Но Юматов-старший опередил его и с криком: "Он вооружен!" увлек своего брата в соседнюю комнату. А милиционер бросился на Юрия, не зная, что на кухне сидят еще двое преступников. Один из них, подкравшись сзади, выстрелил милиционеру в голову. После этого братья бросились из квартиры на улицу, где их должен был ждать в машине Лупенников. Однако того давно и след простыл. Пришлось братьям возвращаться в Краснодар на электричке.

Перепугавшийся не на шутку Лупенников отправился на автовокзал и там, сняв с машины номерные знаки, оставил ее на платной автостоянке. Но впопыхах он, оформляя квитанцию, назвал диспетчеру свою настоящую фамилию. Эта роковая случайность и решила исход дела. Уже ночью того же дня сотрудники новороссийской милиции, следуя по горячим следам происшествия на улице Цедрика, вышли на белые "жигули" бандитов, оставленные Лупенниковым на автостоянке. В багажнике машины обнаружили оружие, патроны, документы убитых людей, милицейскую форму. Но взять бандитов сразу не удалось. В результате Дмитрий Самойленко вместе со своей любовницей совершил еще одно убийство - таксиста, который согласился подвезти их в Крымск. После этого преступления сотрудники угрозыска, тайно следившие за Лупенниковым, решили его арестовать. Через несколько дней тот во всем признался. И хотя он не смог назвать точное местонахождение главаря банды Дмитрия, но адреса Юрия и Валерия Самойленко назвал точно. Обоих братьев задержали без лишнего шума: одного прямо у него на квартире, другого - на улице. А арест старшего брата задержался на несколько дней, пока сыщики не вычислили его точное местонахождение. Это оказалась станица Двинская. Ранним утром на квартире своей любовницы Дмитрий Самойленко был арестован в теплой постели, он так и не успел применить свою "беретту", лежавшую у него под подушкой.

Два года длилось следствие по этому делу. Оно включало в себя 64 тома. Тридцать два убитых человека и двое раненых числились на совести этой банды. Но даже несмотря на это, младшие братья просили снисхождения. В письме следователю по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Юрий Самойленко писал: "Со слезами на глазах прошу пощады у правосудия, у семей загубленных нами людей. Мне стыдно смотреть людям в глаза. Стыдно за себя, Валерия, Дмитрия.

Основной причиной, которая толкнула меня перешагнуть через черту человеческих норм и понятий, был старший брат Дмитрий, который медленно, но верно помог мне упасть, опуститься до звериной жажды к наживе..."

В отличие от своих младших братьев старший, Дмитрий, никакого снисхождения к себе не просил. Он прекрасно понимал, что надеяться ему не на что. В одном из писем в Верховный суд он писал: "Морального права на какое-то снисхождение и человечность я не имею. Согласен с тем, что меня и расстрелять, и казнить мало".

Но дожить до суда Самойленко-старшему так и не удалось. Организм 43-летнего мужчины, подорванный предыдущими тюремными "ходками", не выдержал. Дмитрий Самойленко умер в следственном изоляторе города Армавира за несколько дней до суда и был похоронен на городском кладбище. А вот могилы его братьев так и остались безвестными. 16 апреля 1982 года Юрия и Валерия Самойленко приговорили к смертной казни. Их подельник Сергей Лупенников получил 15 лет тюремного заключения.