/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Побег В Москве Побег В Якутии

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Побег в Москве - Побег в Якутии

Федор Раззаков

Побег в Москве. Побег в Якутии

В июне 1990 года на территории СССР были отмечены первые подделки банковских документов. Занималась этим преступная группа Владимира Финкеля и директора молодежного коммерческого центра "Зенит" Владимира Золы. Именно эта группа была одной из первых, кто подделал платежный документ - в данном случае на 102 миллиона рублей. Провернув эту аферу и переведя деньги за рубеж, Финкель и Зола благополучно выехали из страны, первый - в Австрию, второй - в Израиль.

Выступая на 2-м Съезде народных депутатов в декабре 1989 года, В. Бакатин сообщил, что за год в стране количество хищений боеприпасов и оружия возросло в полтора раза. В розыске в 1989 году находилось около 9 тысяч единиц нарезного оружия, в том числе 732 автомата и 180 пулеметов. В 1990 году эти цифры выросли чуть ли не вдвое-втрое. В мае того же года в Ижевске произошло преступление, имевшее широкий резонанс в стране. В Ижевском механическом институте средь бела дня были застрелены трое сотрудников и похищено десять пистолетов. Обстоятельства этого преступления выглядели следующим образом. Днем в подвале спортзала Ижевского механического института, где располагался тир, работал учебный мастер Соковник. С ним преступник расправился первым. Затем в подвал спустился сварщик Вахрушев и также был застрелен. Третьей жертвой стал подполковник Огольцов, который поспешил на выстрелы из одной из служебных комнат. После этого преступник похитил из тира восемь мелкокалиберных пистолетов, два револьвера и патроны.

В тот же день в МВД Удмуртской республики был создан штаб по руководству расследованием во главе с первым заместителем министра Н. Перевощиковым. Всего в ходе расследования было опрошено около 30 тысяч человек.

По плану "Сирена" были перекрыты все выезды из города, десятки местных сыщиков перешли на режим круглосуточной работы. Но все было безрезультатно. Тогда местные власти обратились по радио и телевидению к гражданам города с просьбой помочь в раскрытии этого преступления за вознаграждение в сто тысяч рублей. И вновь никакого результата. И только через полтора месяца сотрудники оперативно-розыскного бюро взяли преступника и изъяли у него часть похищенного оружия.

Им оказался 23-летний студент шестого курса того же Ижевского механического института. В преступлении своем он не раскаивался, после чего со смехом рассказывал, как у него в момент убийства кончились патроны. Он был из обеспеченной семьи, женат, ребенку исполнилось полгода.

Убийца рассказал, как сам изготовил глушитель по лично разработанным чертежам, как тщательно готовился к преступлению. Пистолет он пристреливал дома, когда жена с ребенком уходили на прогулку. Он ставил на балконе деревянный брус, ложился на пол и стрелял через открытую балконную дверь.

Между тем в Ижевске почти безнаказанно процветала торговля самым разнообразным оружием. Эмиссары со всего Союза приезжали в этот город и, толкаясь у стен заводов, обхаживали рабочих. За шесть пистолетов предлагали машину "жигули". Крупнокалиберный пулемет "Утес" стоил, естественно, несколько дороже. Сотрудники оперативно-розыскного бюро прекрасно владели всей это ситуацией, но пресечь торговлю были не в состоянии. Они с горечью признавались, что "полностью остановить утечку можно только путем закрытия самих заводов".

Тем временем большая часть оружия переправлялась на фронты межнациональных конфликтов. Другая часть заготавливалась преступным миром. В Ижевске им управлял один авторитет криминального мира, тридцати с небольшим лет, трезвенник, неплохой бизнесмен. Одним словом - представитель новой формации советских преступников, такой же, например, как Виктор Никифоров (Калина) в Москве.

В общении с подчиненными он всегда был корректен, справедлив, что придавало его облику еще большую привлекательность. Все местные пацаны могли не знать главу местной власти, но этого "авторитета" знали все.

12 июля 1990 года в 16 часов 30 минут в самом центре Москвы из автозака совершили дерзкий побег семеро преступников, пятеро из которых числились по разряду "особо опасных". На счету К. Кима, А. Смердова изнасилование, восемь разбойных нападений. Двое других беглецов - К. Павлюченков и И. Козловский - числились по разряду "рядовых" преступников и участием в "мокрых" делах себя не запятнали. И. Козловский через несколько часов явится с повинной в милицию, чем заслужит себе снисхождение. Остальных начнут искать. Между тем столь вызывающего преступления не помнили даже старожилы МВД. Ю. Чурбанов, например, в своих мемуарах писал: "Совсем недавно стало известно, что в Москве среди бела дня из служебного автомобиля, который перевозит особо опасных преступников, убежали семеро рецидивистов, а перед побегом эти рецидивисты неоднократно распивали вино вместе со своей охраной. Такое возможно? Да. Это такое сверх ЧП, что мне и сказать нечего... За все 70 - 80-е годы ничего подобного у нас не было и быть не могло. Я даже не знаю, как это все объяснить, то ли разложением солдат, то ли... преступники настолько обнаглели, что они просто диктуют свою волю охране, - только такие "сделки" сиюминутно не возникают, тут, конечно, зэки провели свою определенную работу. Неподготовленный читатель может и без меня догадаться, что спецавтомобиль, в котором перевозят уголовников, оборудован всеми надежными и необходимыми средствами. Он не имеет права отклоняться от маршрута. От тюрьмы до здания суда по всей трассе с автомобилем поддерживается непрерывная связь. Как этот автомобиль мог куда-то свернуть? Как он оказался в подворотне? Как могло случиться, что солдат с портфелем беспрепятственно - в форме! - вошел в магазин, и услужливая толпа тут же предложила ему без всякой очереди приобрести спиртное. В голове не укладывается".

Не уложилось это и в голове Президента СССР Михаила Горбачева, которому вечером того же дня доложили об этом происшествии. В те дни в Москве завершал свою работу XXVIII съезд КПСС, и за день до его окончания делегаты вдруг получили такой "подарок". Представить себе такое в былые годы, когда во время работы подобных съездов милиция переводилась на особый режим работы, просто невозможно. В этом Ю. Чурбанов был прав.

Тем временем преступники, вооруженные тремя пистолетами, по приказу своего главаря, К. Кима, разбежались в разные стороны. Ким и Донец, остановив на улице "жигули", поехали на квартиру одного из своих знакомых. Там они сменили одежду и отправились в Новогиреево по еще одному адресу, не известному милиции.

На Петровке, 38, тем временем вовсю работал оперативный штаб по поимке преступников. Там вычислялись все возможные пути, по которым могут пойти преступники. Материалы следствия, к примеру, подсказывали, что Ю. Денисов и В. Георгиев скорее всего могут скрываться в Москве, где у них были обширные связи. И вот в штаб поступило сообщение: по одному из адресов появился незнакомый человек, которого раньше в округе не видели. По приметам незнакомец смахивал на Георгиева. Оперативники тут же установили возле этой квартиры кинокамеру. Вскоре пленка зафиксировала небольшого роста, крепко сложенного мужчину. Сомнений быть не могло - это был Георгиев. Зная, что он вооружен, сыщики решили действовать наверняка. К делу подключили ОМОН.

Поздно вечером один из оперативников, вооружившись кувалдой, нанес мощный удар по входной двери Георгиева. Но дверь с первого удара не поддалась. Между тем преступник, сидевший в дальней комнате и смотревший телевизор, услышав удар, вскочил с кресла и бросился через коридор в другую комнату к пистолету. Но судьба явно отвернулась от него. После второго удара кувалдой входная дверь слетела с петель и упала на выскочившего в коридор Георгиева. Оперативникам осталось только извлечь его оттуда.

Как выяснилось позднее, за три часа до того как за квартирой Георгиева было установлено наблюдение, ее покинул еще один беглец - А. Смердов. Куда он направился, Георгиев не знал. Но оперативникам было прекрасно известно, что у Кима, Донца и Смердова все родственники проживают в Бишкеке. Поэтому во взаимодействии с киргизскими сыщиками московские розыскники взяли под контроль все бишкекские "малины".

Тем временем Ким и Донец на следующее утро после побега остановили первую попавшуюся машину на кольцевой автодороге и отправились во Владимир. Оттуда их путь лежал в Рязань.

А в Москве сыщики вышли на след Ю. Денисова, который скрывался на квартире одной проститутки. И опять, как у Георгиева, "внезапный штурм" и выбитая дверь. И Денисов так же, как и его подельник, пытался схватить пистолет, но и ему фортуна отказала в своей благосклонности. Между тем Ким и Донец, а за ними и Смердов благополучно добрались до Киргизии. Но их уже здесь давно ждали. Вопрос их ареста стал делом времени.

Первым в сети оперативников попался Донец, который с большой партией наркотиков собирался выехать из Чуйской долины. Взятый врасплох, он практически не оказал никакого сопротивления. Но выведать у него, где Ким, сыщикам так и не удалось. Пришлось делать засаду в доме Донца. Так как там у него хранилось 160 килограммов анаши на сумму более чем в миллион рублей, оперативники резонно решили, что рано или поздно, но Ким сюда заявится. Так оно и получилось. Но Ким оказался хитрее своих преследователей. Оставшись в машине в нескольких километрах от дома Донца, он послал туда Смердова. Его и взяли сыщики. А Ким скрылся на машине в неизвестном направлении.

Вскоре из поселка Чалдовар пришло сообщение, что там появился какой-то кореец. Сомнений не оставалось - это был Ким. Его взяли сонным в доме одного турка, у которого он временно поселился.

Так, одного за другим, милиция переловила пятерых беглецов. Шестого, К. Павлюченкова, поймать так и не удалось, хотя он находился под боком у преследователей. Выходец из люберецкой группировки, он в ней и скрывался, взятый под опеку одним из лидеров группировки по кличке Фандор.

К. Кима, Ю. Денисова, В. Георгиева и И. Донца суд приговорил к высшей мере наказания. Сбежать на этот раз из-под стражи им уже не удалось.

А вот в Якутии летом 1990 года произошел беспрецедентный побег 11 уголовников, которые захватили самолет Аэрофлота. Случилось это 20 августа. Преступники обезоружили охрану, захватили в аэропорту самолет с пассажирами и потребовали вылета за пределы СССР. Чтобы сохранить жизнь невинных людей и избежать кровопролития, угонщикам разрешили перелететь за границу. Самолет приземлился в городе Караги в Пакистане, где преступники отпустили заложников, а сами сдались местным властям.

Угонщики обратились к Пакистану с просьбой предоставить им политическое убежище, но получили отказ. Исламабад отказался также выдавать преступников нашей стране, приняв решение судить их по исламским законам. Они были приговорены к пожизненному заключению. Этот приговор поверг перебежчиков в шок. Один из них потом повесился в камере, еще трое пытались покончить жизнь самоубийством.

В сентябре 1993 года пакистанские власти решили сократить всем угонщикам срок до 10 лет.

Надо отметить, что 1990 год стал пиковым для ответвлений гражданской авиации, когда было совершено 33 акта так называемого незаконного вмешательства в ее деятельность. 9 угонов завершились посадками наших самолетов в зарубежных аэропортах. 24 попытки - приземлением самолетов на отечественных аэродромах.