/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Татьяна Самойлова

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Татьяна Самойлова

Федор Раззаков

Татьяна Самойлова

Татьяна Самойлова родилась 4 мая 1934 года в Ленинграде в наполовину актерской семье. Ее отец - замечательный актер театра и кино Евгений Самойлов, который в 30 - 40-е годы блистал на экране в таких фильмах, как: "Щорс" (1939), "Светлый путь" (1940), "В шесть часов вечера после войны" (1946) и др. Мама Татьяны Самойловой - Зинаида Ильинична - к искусству никакого отношения не имела: в 1934 году она закончила электромеханический институт в Ленинграде и работала инженером. Кроме Татьяны, в семье Самойловых был еще один ребенок: сын Алексей. В 1937 году вся семья переехала в Москву в дом на улице Щусева.

В школьные годы Самойлова занималась балетом - закончила балетную студию при Театре имени К. Станиславского и В. Немировича-Данченко. Сама М. Плисецкая звала талантливую девочку в балетную школу при Большом театре, однако Самойлова решила посвятить себя драматическому театру. В 1953 году она поступила в Театральное училище имени Щукина, которое благополучно окончила в 1956 году. Во время учебы, летом 1955 года, она была приглашена сниматься в фильме "Мексиканец". Съемки происходили в Одессе. Именно во время съемок этой картины состоялось торжественное событие - свадьба Самойловой и 21-летнего Василия Ланового, который был ее однокурсником по "щуке". К тому времени этот актер был уже известен публике как исполнитель главной роли в фильме "Аттестат зрелости" (1954). В 1956 году он сыграет роль Павла Корчагина в одноименном фильме А. Алова и В. Наумова. Как вспоминает сама Татьяна Самойлова: "Лановой еще в первые студенческие годы подошел ко мне в Щукинском училище: "Кто ты?" Я почему-то ответила: "Я дочь памы и мамы". И началась взаимная нежная, вдумчивая любовь Тани Самойловой и Васи Ланового. Долгий роман на ногах: мы встречались в метро, на бульварах, на старом Арбате.

Поженившись, мы с ним жили у нас дома на Песчаной улице, в моей 18-метровой комнате. Васины родители очень хотели познакомиться и породниться с моими родителями, но они тогда сильно болели и не могли выходить из дому, мать Ланового к тому же была матерью-героиней: четыре девочки и один мальчик. Я очень любила эту семью и со всеми дружила. Вообще, в тот период я жила совершенно безотчетно и беззаботно, под крылышком у мамы. Она нас с Васей кормила, поила и одевала...

Тем временем в 1956 году режиссер М. Калатозов готовился к съемкам фильма "Летят журавли" по пьесе В. Розова "Вечно живые". На главную роль Вероники - претендовала звезда тогдашнего советского кино Добронравова. Однако второй режиссер фильма Б. Фридман на учебном спектакле в "Щуке" внезапно приметил талантливую студентку. Звали ее - Татьяна Самойлова. К тому времени она уже снялась в "Мексиканце" и в связи с этим переживала не самые лучшие времена. Дело в том, что студентам театральных вузов было категорически запрещено сниматься в кино. Если же студенты нарушали этот запрет, то их кинематографические работы не принимались за дипломные. Так случилось и с Татьяной Самойловой, на которую осерчал сам ректор училища Борис Захава. В конце концов в 1956 году ей пришлось покинуть "щуку". И тут ей предложили роль в "Летят журавли". Она, естественно, согласилась.

Между тем сам автор пьесы (В. Розов) был категорически против этой кандидатуры. Видимо, он считал, что молоденькой студентке вряд ли удастся сравниться в таланте с признанной звездой - Добронравовой. Однако режиссер фильма считал иначе и мнения своего придерживался твердо. В конце концов его точка зрения победила и Самойлову срочной телеграммой вызвали в Москву из санатория, в котором она лечила легкие.

Прежде чем фильм "Летят журавли" вышел на широкий экран, его посмотрело тогдашнее советское руководство во главе с Н. Хрущевым. Картина им очень не понравилась (некоторые члены Политбюро иначе, чем "шлюха", героиню Самойловой Веронику не называли). Это и решило ее прокатную судьбу. Премьера фильма состоялась не в престижном "Ударнике", а в малогабаритном кинотеатре "Москва" на площади В. Маяковского. Однако массовый зритель принял картину на "ура": в прокате 1957 года она заняла 10-е место, собрав 28,3 млн. зрителей. Это был успех. Хотя кондовые советские критики восприняли его неоднозначно, а героиню Самойловой назвали "нетипичной".

Между прочим, даже несмотря на подобные отзывы в прессе, фильм весной 1958 года решено было отправить на 11-й Международный кинофестиваль в Канны. И там произошло чудо. Фильм был удостоен высшего приза "Золотая пальмовая ветвь", а Самойлова была награждена специальным дипломом за лучшую женскую роль и премией жюри "Апельсиновое дерево" как "самая скромная и очаровательная актриса фестиваля".

Это был звездный час всего советского кинематографа и лично Самойловой, которая первой из советских киноактрис прорвала "железный занавес" и появилась на широком международном экране. Например, во Франции в 1958 году этот фильм попал в лидеры проката: он занял 83-е место, собрав на своих сеансах 5,401 млн. зрителей. Кроме этого, в том же году он был отмечен призами на фестивалях: в Локарно, Ванкувере и Мехико. Западные журналисты тут же окрестили исполнительницу главной женской роли в этом фильме "советской Мерилин Монро и Брижит Бардо".

Сама Татьяна Самойлова так вспоминает о тех днях: "Пабло Пикассо тогда, в самую первую нашу встречу, мне сказал: "Вот сейчас мы с тобой идем, и ты - обыкновенная девочка из Москвы. Но очень скоро ты станешь звездой экрана, и подойти к тебе будет уже невозможно".

Так и случилось все, как он говорил. Мы показали картину, и меня окружил фестиваль, окружила пресса. Мы с Сергеем Павловичем Урусевским, оператором картины, еле успевали давать интервью. Картина наша получила "Гран-при", а я - множество премий сразу: за скромность, за красоту, "Гран-при" фестиваля, диплом с отличием, приз "Победа" - по итогам зрительского голосования. Во дворце президента выделили кусочек земли, на котором было высажено апельсиновое дерево в мою честь. И это было особенно приятно...

Мне тогда объяснили, почему их так заинтересовала наша картина. Французы восприняли искусство Урусевского как сюрреалистическое: как он сочетает цвет с лицом, фигурой, отдельно с руками, предметами. Я была рада, что тоже внесла в это свой вклад.

И тогда же, в Париже, мне предложили сделать Анну Каренину в Голливуде, вместе с Жераром Филиппом, по сценарию Михаила Ильича Ромма. Я сказала: "С удовольствием". Тут же наш глава делегации Радчук меня оборвал. "Ты, - говорит, - с удовольствием, а нам актрису одну нельзя отпускать, да так надолго. Нужно посылать с тобой много народа, а нам это невыгодно". Так Голливуд и замяли.

Урусевский мне тогда говорил: "Таня, ради Бога, если хочешь, оставайся здесь". А представители посольства набросились на мои чемоданы и прямо при мне стали их разрывать, перебирать туалеты - проверяли, не собралась ли я насовсем.

Нам разрешили общаться только с коммунистами, ходить в кварталы компартии, запрещали смотреть Францию, как таковую...

Как замечательно было общаться с французскими актрисами, с Джиной Лоллобриджидой, Даниэль Дарье и с этими великими старцами из академии.

С Пикассо я встречалась три раза... Но однажды он пригласил нас к себе. Но поехал только Урусевский, меня оставили дома. Посольские сказали: нельзя тебе к Пикассо. Боялись, что я с ним ближе познакомлюсь и он мне понравится...

Однако, как это ни удивительно, спустя три десятилетия после выхода фильма на экран Самойлова внезапно призналась в одном из интервью: "Я не люблю "Летят журавли". Категорически не люблю. Почему? Есть правда о войне хорошая. И есть правда, которая хуже любой лжи. "Летят журавли" - из этой серии. Помню, сценарий мне безумно понравился. А сейчас... Конечно, эта картина мне дорога.

Дорого мое лицо, фигура. Память о моих молодых годах. Но Вероника "от начала до конца придуманный образ".

Однако вернемся в конец 50-х годов. Возвратившись в Москву, Самойлова поступила на учебу в Государственный институт театрального искусства (ГИТИС) и была принята в Театр имени В. Маяковского (там с 1940 года работал и ее отец). Однако пробыла она в этом театре недолго, перешла в Театр имени Е. Вахтангова, но и там продержалась до 1960 года. Видимо, театральные подмостки привлекали ее куда меньше, чем съемочная площадка. Позднее сама актриса пожалеет об этом и скажет в одном из интервью: "Я жалею, что после "Летят журавли" пошла сниматься в следующий фильм. Мне надо было вернуться в институт, который я забросила, сделать еще один спектакль, сыграть еще одну роль. Я жалею, что так быстро ушла в кино".

Тогда же, в 1958 году, закончился и ее "звездный" брак с Василием Лановым. Как рассказывает сама актриса: "Васю послали в Китай с его фильмом "Павел Корчагин". После поездки мы и расстались. Он безумно много работал, и жить с ним было тяжело; его никогда не было дома. Вася сразу стал знаменитым.

Мы прожили вместе шесть лет. Моя мама мне советовала: "Хотите сохранить семью - поживите от нас отдельно". Мы попробовали, но было очень трудно: кастрюли, готовка...

В 1957 году мне сделали операцию на легком и повредили плевру. Села я в свои 23 на уколы пенициллина и побоялась, что окажусь инвалидом. Сказала Васе, что мне больше не хочется ничего. Я болела. И он ушел. Когда это произошло, мы оба так рыдали... Было очень обидно...

После этого предложений от поклонников было очень много, но я никому не верила. Почему-то вокруг меня было много иностранцев, все приезжали ко мне домой с "урожаем": корзины персиков, корзины цветов. Но я всем отказывала".

Однако затворничество Самойловой длилось недолго. В 1959 году она снялась в советско-французском фильме "Луис Гаррос ищет друга". Премьера картины состоялась в Париже, куда Самойлова отправилась со своим новым мужем - писателем Валерием Осиповым. Он родился в 1930 году, окончил МГУ, свою первую книгу выпустил в 1958-м (она называлась "Тайна сибирской платформы"). В том же году его приняли в Союз писателей СССР. По словам Татьяны Самойловой: "У меня была одна большая любовь на всю жизнь. Это Валерий Дмитриевич Осипов. Как красиво он за мной ухаживал! Он буквально бомбил меня телеграммами! Присылал их одну за другой: "Я дарю тебе Сибирь", "Я дарю тебе подснежники", "Я тебя обожаю", "Я тебя люблю", "Ты моя дорогая, единственная". Я получала в день по три-четыре телеграммы. И стихи он мне писал... Он умел ухаживать и был богат. Я была счастлива в любви...

Он был большой кошкой. Волосатый, здоровенный и чудный. Когда я приходила домой после съемок, он говорил: ну-ка, ложись, засыпай. На тебе кефир, колбасу, и спи ради Бога. Мы любили и очень дружили друг с другом. Он заботился обо мне, как о ребенке...

В том же (1959) году о Самойловой вновь вспомнил М. Калатозов: он пригласил ее в свой новый фильм "Неотправленное письмо". Как признается позднее сама актриса, этот фильм она считает одним из лучших в своей кинобиографии.

Фильм снимался в 200-х километрах от Кызыла, в тайге. Партнерами Самойловой были: не менее популярный в те годы Евгений Урбанский и только начинавшие свою карьеру в кино Иннокентий Смоктуновский и Василий Ливанов. Однако фильм оказался провальным. Сама актриса так объясняет его судьбу: "Публика ждала шедевра. Перед просмотром в Доме кино были выбиты окна темпераментной толпой жаждущих попасть в зал. После просмотра - тишина: режиссер, оператор, актеры не оправдали...

Отмечу, что спустя 35 лет - в 1995 году - знаменитый американский режиссер Френсис Форд Коппола профинансировал реставрацию и прокат "Неотправленного письма" в США.

Потерпев неудачу в новом фильме М. Калатозова, Самойлова внезапно нашла успех там, где найти его явно не ожидала, - в советско-венгерской картине о войне "Альба-Регия" (1961). Чтобы сняться в этом фильме актрисе пришлось некоторое время пожить в Венгрии, выучить язык (в течение двух лет, пока снимался фильм, рядом с ней находился муж - В. Осипов). Партнером Самойловой в картине был популярный венгерский актер Миклош Габор. По словам актрисы: "Альба-Регия" была очень удачной работой, фильм приобрели в 56 странах. Единственная картина, за которую я получила большие деньги: за все остальное - за участие в съемках, спектаклях, концертах - платили копейки (за концерт - 16 рублей). А после Венгрии я была роскошно одета, привезла в Москву автомобиль "Опель". После "Альбы" мне даже предлагали играть Марию Стюарт в Югославии. Но меня вызвали "куда надо" и запретили соглашаться".

В 1963 году сотрудничество Самойловой с зарубежными кинематографистами продолжилось: она приняла предложение итальянского режиссера Де Сантиса сняться в эпизоде в его фильме "Они шли на Восток". Сам режиссер так объяснил актрисе свой выбор: "Мы хотим, чтобы снимались вы, потому что вас знает Запад, и мы хотим еще раз показать ваше лицо".

Западный зритель действительно увидел прекрасное лицо Самойловой, чего не скажешь о зрителе советском - в течение следующих четырех лет актриса нигде не снималась. Видимо, чтобы не сидеть сложа руки и ждать "у моря погоды", актриса вновь вернулась на театральные подмостки: в 1965 году ее приняли в Театр киноактера. Там ей сразу достались две главные роли: в "Грозе" А. Островского и "Тане" А. Арбузова. Кроме этого, она ездила по стране с концертами, читала со сцены стихи, прозу. В том же году Татьяне Самойловой было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР.

Наконец в 1967 году в судьбе Самойловой наступил второй "звездный" час. Режиссер Александр Зархи пригласил ее на главную роль в фильме "Анна Каренина" (это была уже 16-я мировая экранизация романа Л. Толстого). Роль Вронского первоначально предназначалась Олегу Стриженову, однако в процессе подготовки к съемкам его кандидатура почему-то отпала. И тогда на горизонте появился бывший муж нашей героини актер Василий Лановой.

Фильм вышел на экраны страны в 1968 году (премьера состоялась чуть раньше - 6 ноября 1967 года) и был хорошо встречен публикой (в прокате он занял 9-е место, собрав 40,5 млн. зрителей). Татьяна Самойлова вспоминает: "На премьеру "Анны Карениной" собралось много народу. Картина всем безумно понравилась. Но у меня было жуткое состояние: я сидела с высокой температурой и терпела боль. Тогда же я должна была ехать в Японию, но меня забрали в Боткинскую больницу... Аппендицит...

После этого фильма о Самойловой вновь заговорили как о замечательной актрисе и, окрыленная успехом, она с надеждой ждала новых предложений от режиссеров. Однако месяц проходил за месяцем, а телефон в доме актрисы молчал.

В 1969 году Самойлова стала мамой: она родила мальчика, которого назвали Дмитрием. Ребенок родился крупным: вес - 4900, рост - 57 сантиметров. Отцом мальчика был Эдуард Машкович, с которым Самойлова работала в Театре-студии киноактера (он был младше ее на 9 лет). По образованию он был режиссер цирковых программ, а в театре работал администратором. Однако отношения с ним продлились недолго.

Творческая жизнь актрисы в те годы продолжала стоять на мертвой точке. Новых предложений сниматься не поступало. Сама Татьяна Самойлова так вспоминает о тех днях: "Каждый месяц я приходила на студию, в отдел кадров, и спрашивала: "Когда будет работа? Что в портфеле студии?" И каждый раз мне отвечали: "Будет, будет. Но пока для вас ничего нет". Наверное, они тогда про себя решили, что Самойлова уже сделала в кино достаточно, с нее хватит, надо дать дорогу другим...

А тут еще болезни. Через три года после родов Самойлова внезапно начала полнеть. Однако в 70-е годы о ней все-таки вспомнили, и ряд режиссеров пригласили ее в свои картины. Назову лишь некоторые из них: "Длинная дорога в короткий день" (1972), "Океан" (1974), "Бриллианты для диктатуры пролетариата" (1976). Всего же за 24 года работы в кино на счету Самойловой было 14 кинофильмов.

В 1975 году Самойлова предприняла попытку поступить в труппу Театра имени А. Пушкина, однако ее не приняли. Мотив был убийственным: надо дать дорогу молодежи. А Самойловой в то время не было еще и сорока.

В 1985 году скончался муж Татьяны Самойловой писатель Валерий Осипов. Его настиг рак мозга. Было ему всего 55 лет.

В начале 90-х годов в одном интервью актриса призналась: "Конечно, я глубоко несчастная женщина. У меня нет ничего - ни работы, ни мебели - сами видите, ни машины. Даже сына моего рядом нет, потому что мне кормить его нечем. Проблемы со всем - хлебом, сахаром, солью... И я в панике и растерянности. Время идет, а что мне делать - не знаю...

Однако сразу после выхода этого интервью в свет (март 1992 года, газета "Совершенно секретно") про Самойлову внезапно вспомнили. Ее пригласили на 43-й Каннский кинофестиваль в качестве почетной гостьи. Ее сыну помогли уехать на учебу в США (он по образованию врач-психиатр), где он вскоре женился на американской подданной Марте Янг. И вот уже в очередном интервью актриса заявила: "Я прожила интересную и счастливую жизнь. Меня до сих пор все узнают. И целуют безумно. Особенно старушки. Я их подкармливаю. Приношу им булки, помидоры. Они благодарят, плачут. И я вместе с ними".

Р. S. В 1997 году режиссер Артур Зариковский снял документальный фильм о Татьяне Самойловой под названием "Трагическая пауза, или Татьянин день".