/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic

Твари - 1962-1965

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Твари - 1962-1965

Федор Раззаков

Твари. 1962 - 1965

В мировой истории криминалистики не много найдется примеров, когда семейные пары превращались в хладнокровных маньяков. Великобритания же "подарила" миру сразу несколько подобных примеров, один из которых имел место в начале 60-х годов.

Главный герой этой жуткой истории - Иэн Брейди - родился в 1934 году в Шотландии. Отца своего он не знал: тот не стал связывать себя семейными узами и исчез еще до того, как мальчик появился на свет. Не повезло Иэну и с матерью: оставшись одна с ребенком на руках, она приехала в Глазго и там вскоре отдала мальчика на воспитание неким Слоунам. И хотя последние постарались сделать все, чтобы Иэну было хорошо в новой семье, дурная наследственность мальчика сводила все их старания на нет. Иэн был ребенком "себе на уме", никаких авторитетов не признавал и своих новых воспитателей практически в грош не ставил. В результате еще несовершеннолетним, он совершил кражу со взломом, быстро попался и угодил в тюрьму.

Преступление, совершенное Иэном, тянуло на минимальный срок, и английское правосудие снисходительно отнеслось к подростку: вскоре он вышел на свободу. Слоуны его не приняли, и он отправился в Манчестер, где теперь проживала с мужем-ирландцем его мать. Появление блудного сына было встречено прохладно - она и раньше не испытывала к нему теплых чувств, а теперь, когда у нее появилась новая семья, он стал ей и вовсе в тягость. Для отчима Иэн оказался просто чужим человеком, да еще со сложным характером. И все же какое-то время они были вынуждены жить под одной крышей. В 1960 году произошел желанный для всех разъезд: Иэн снял отдельную квартиру в доме № 16 по Уорлд Брук-авеню.

Стоит отметить, что одинокая жизнь Иэна не отличалась разнообразием: случайные женщины, алкоголь и чтение нацистской литературы - вот все, на что он был способен. Из-за пристрастия к выпивке его несколько раз выгоняли с работы, и до начала 1961 года он так и не сумел закрепиться ни на одном рабочем месте. Но в январе 1961 года ему повезло: одна из химических компаний в Манчестере взяла его на службу в качестве младшего клерка.

Тот январь круто изменил и личную жизнь Иэна. 16 января он познакомился с 22-летней работницей той же химической компании, где работал сам, Майрой Хиндли. Майра была обыкновенной провинциальной девушкой, доверчивой настолько, что Иэну не составило особого труда вскружить ей голову и подчинить себе полностью. Уже через месяц после их знакомства девушка писала в своем дневнике: "Не уверена в том, что я ему нравлюсь... Я люблю его все больше. У него простуда, и я бы хотела ухаживать за ним".

Вполне вероятно, что если бы этой девушке попался совсем другой человек, то ее судьба могла сложиться совсем иначе. Как и тысячи ей подобных английских девушек, встретив свою любовь вышла бы замуж, родила детей и была бы вполне добропорядочной женой. Однако Майре Хиндли была уготована иная участь: человек, которого она полюбила, был сексуальным извращенцем, и его фантазия на этот счет не знала границ. Постепенно втянув Майру в свои сексуальные игры, Иэн вскоре завел специальный альбом, в котором он хранил порнографические снимки собственных сексуальных оргий. Эти фотографии могли бы составить конкуренцию самым разнузданным порноизданиям, которые Иэн тоже коллекционировал и с удовольствием читал наряду с нацистской литературой. Заставляя это делать и Майру, которая вскоре пристрастилась к подобного рода изданиям не менее, чем он. В своих любовных забавах они, наверно, испробовали все, о чем могла только пожелать их развращенная натура: от традиционного секса до садомазохизма. Однако Иэну и этого было мало, и он бредил новыми острыми ощущениями. Его кумирами были знаменитые американские бандиты начала 30-х годов Бонни и Клайд, сексуальная ненормальность которых восхищала его даже больше, чем их подвиги на ниве банковских грабежей. Давнишняя мечта перещеголять их и толкнула Иэна на путь сексуальных преступлений: он предложил Майре заманивать в их дом подростков и подвергать их изощренным пыткам. К тому времени девушка была уже всецело в его руках, поэтому ни малейшей попытки воспротивиться с ее стороны не последовало.

Первой их жертвой стала 16-летняя Полина Рид, которая прекрасно знала Майру и ее любовника. Поэтому, когда Майра перед их походом на танцы предложила Полине зайти к ним, девушка не заподозрила в этом ничего подозрительного. В доме она сразу попала во властные руки Иэна. Девушку сначала напоили вином, а затем жестоко изнасиловали. После нескольких часов изощренных издевательств Иэн задушил несчастную, а под покровом темноты ее тело отвезли к заброшенному болоту и там закопали.

Пропавшую Полину Рид полиция искала несколько недель, но безрезультатно. Все это время убийцы внимательно следили за ходом поисков и делали соответствующие выводы на будущее. Видимо, напуганные размахом поисков, они какое-то время остерегались выходить на свою кровавую охоту, хотя искушение повторить однажды испытанное было велико. Терпения маньяков хватило на три месяца.

23 ноября 1962 года Майра Хиндли пришла в одну из компаний по аренде автомобилей и взяла напрокат легковой автомобиль. Через несколько часов Майра, Иэн и 12-летний Джон Килбрайд, с которым они познакомились на улице, отправились в автомобильную прогулку за город. Их путь лежал на заброшенные болота в Сэддлуортской пустоши, туда, где нашла свое последнее пристанище 16-летняя Полина Рид.

Доверчивого подростка ждала ужасная участь: его изнасиловал Иэн, затем он достался не менее ненасытной Майре. Издевательства длились несколько часов и завершились к вечеру, когда парочка испробовала все, что желала их извращенная натура. После этого мальчика хладнокровно задушили и закопали там же, на болотах.

И вновь полиции не удалось выйти на след преступников. Они были настолько осторожны, что старались похищать свои жертвы без свидетелей, и если возникало хоть малейшее подозрение вне успехе задуманного, то на преступление они не шли. Например, их одолевало огромное искушение расправиться с 12-летней дочерью соседки Иэна, которая иногда ездила с ними на болота погулять, однако боязнь разоблачения не позволила им совершить это.

Их третьей жертвой стала 12-летняя Кейт Беннет, а следом за ней в декабре 1964 года 10-летняя Лесли Дауни. В тот роковой день она шла по дороге и ее увидели убийцы. На предложение "доброй тети" прокатиться на машине девочка согласилась, и ее увезли на болота, где она и приняла мученическую смерть. И вновь не оказалось ни одного свидетеля.

Цепь жутких преступлений Иэна и Майры тянулась два с половиной года, и все это время полиция даже близко не приблизилась к убийцам. Тела детей не были найдены, и поэтому все они приходили по категории без вести пропавших. А преступники, упиваясь безнаказанностью, продолжали изощряться в придумывании все новых и новых пыток. Например, Иэн предложил Майре записывать все на магнитофонную ленту и даже делать фотографии. Предложение тут же было опробовано на 11-летней девочке, которую убийцы заманили к себе в дом.

Кроме этого, Иэн и Майра практиковали выезды на болота и там занимались любовью возле могил своих жертв. Иногда они друг друга фотографировали, и эти снимки украшали их альбом. Одна из фотографий выглядела так: Майра сидит на траве и глядит на небольшой холмик, под которым покоится тело одной из несчастных.

Между тем развязка этой истории неумолимо приближалась. Возмездие должно было свершиться, и оно свершилось.

За два года чудовищных преступлений Иэн и Майра так и не насытились кровью и мучениями своих жертв и более того - убийства стали для них смыслом жизни. Постоянная жажда крови, нацеленность на все новые и новые убийства привели к тому, что в какой-то момент они утратили привычную осторожность и совершили роковую ошибку.

В октябре 1965 года они решили привлечь к себе в компанию еще одного участника. Иэн забраковал всех своих приятелей, и тогда Майра предложила мужа своей родной сестры Морин - Дэвида Смита. Этот молодой симпатичный парень давно нравился Майре, и она не прочь была заняться с ним групповым сексом. Иэн согласился.

Дэвид Смит был известен местной полиции как мелкий правонарушитель. Знавший об этом, Иэн частенько подтрунивал над Смитом, заявляя следующее: "Ты, Дэвид, никогда не станешь настоящим мужчиной и будешь вечно носить ярлык мелкого хулигана. Тебе самому не хочется совершить что-нибудь настоящее? Например, грабани кого-нибудь по-крупному, чтобы и полицейские умылись и ты взял бы кучу денег. Если хочешь знать, я богаче тебя во много раз. Только это нечто большее, чем деньги. Это власть, Дэвид. Полная власть над человеком. Если хочешь, я могу тебе это продемонстрировать. Приходи ко мне домой и я приобщу тебя к этому делу".

Так или примерно так говорил Иэн Смиту, и он в конце концов решился зайти в дом на Уорлд Брук-авеню. И то, что он увидел, заставило его содрогнуться.

Когда он пришел Иэн, Майра и некий 17-летний Эдвард Эванс, успев принять изрядную долю спиртного, были навеселе. Приход Смита они встретили восторженно и тут же предложили ему выпить. Тот не отказался. Когда вино было выпито, Иэн внезапно поднялся из-за стола и удалился в соседнюю комнату. Когда же он появился вновь, в руках у него был маленький топорик.

- Твоя жизнь сейчас в моих руках. Как захочу, так и будет, обратился он к Эдварду.

В комнате повисла гробовая тишина. Эдвард вскочил и бросился бежать. Он уже был у входной двери, когда Иэн настиг его. Не дав парню опомниться, он со всей силы обрушил топорик ему на голову. Обливаясь кровью, тот рухнул и затих.

Смит сидел уже абсолютно трезвый и испуганно взирал то на Иэна, то на Майру. Лицо его побледнело, и холодная испарина явственно проступила на лбу. Видя это, Майра внезапно рассмеялась и подсела к Смиту:

- Имей в виду, что с этой минуты ты наш соучастник. Не будешь перечить, и все будет в порядке.

Смит не смог отвести глаз от топора, с острия которого капала кровь.

- Возьми полиэтиленовый мешок и заверни в него этого дохляка. И приберись в прихожей, - с угрозой приказал Иэн.

Смит наконец очнулся и бросился выполнять приказание, но через несколько секунд влетел в комнату с перекошенным лицом. Иэн и Майра уже успели заняться любовью: пролитая кровь возбудила их.

Увидев Смита, Иэн понял, что произошло нечто непредвиденное. Даже не надев брюки, он вышел в прихожую. Эдвард лежал с полуоткрытыми глазами и стонал. Иэн грязно выругался. И отправился на кухню. Оттуда он вернулся с обрывком электрического шнура, который через несколько секунд захлестнулся на шее Эдварда.

Несколько дней Дэвид Смит не выходил из дома. Он лежал на кровати в доме с наглухо закрытыми дверями и окнами и дрожал от страха. То ему казалось, что вот-вот войдет Иэн и заставит следовать за ним, то ему мерещилось, что за ним пришла полиция. Через несколько дней Смит, вконец измученный кошмарами, принял окончательное решение. Рано утром он вышел из дома и из ближайшего телефона-автомата позвонил в полицию.

Дежурный полицейский знал Смита как мелкого дебошира и, грешным делом, подумал, что он просто изрядно выпил и таким образом хочет подставить своего дружка. Однако в ответ на шутливую реплику полицейского Смит заорал таким голосом, что полицейский едва не упал со стула. В результате сообщение он принял и тут же доложил своему начальству.

Через некоторое время к дому Иэна Брейди подошел мужчина в белой форме хлебопека с несколькими буханками хлеба в руках. Это был полицейский Боб Тэлбот. На его звонок в дверях вскоре появилась полуодетая Майра. Увидев "хлебопека", она успела произнести только одну фразу: "Хлеб у нас уже есть!", но тот отстранил ее и прошел в квартиру.

Иэн лежал на кровати и сосредоточенно писал объяснительную, почему он не может выйти на работу. Увидев незнакомого мужчину, он спросил:

- Чем обязан?

- Я - полицейский Тэлбот, - ответил гость, - и собираюсь осмотреть вашу квартиру. Что у вас в соседней комнате? Дайте мне ключ.

Лежавший все это время Иэн поднялся на ноги.

- Вы пришли по совету Дэвида Смита? - спросил он.

- Вы совершенно правы, мистер Брейди, - ответил Тэлбот.

Услышав это, Иэн тяжело вздохнул и, повернувшись к Майре, отчетливо произнес:

- Все кончено, дорогая. Отдай ему ключ.

В соседней комнате все еще лежало завернутое в полиэтиленовый мешок тело Эдварда Эванса.

В первые часы Брейди держался, на удивление, невозмутимо и сразу сознался в убийстве Эванса. Однако в его интерпретации это выглядело иначе, чем говорил Дэвид Смит. Он заявил, что с Эвансом познакомился в пивной, после чего они отправились догуливать вечер на квартиру Иэна. Там между ними вспыхнула ссора и Брэйди в пьяном угаре убил своего собутыльника. Вот и вся история. Однако следователь Артур Бенфилд имел все основания не верить ни единому слову Брейди. И вот почему.

После ареста Иэна и Майры в квартире на Уорлд Брук-авеню была найдена ученическая тетрадь, в которой обнаружился странный список имен. Вторым номером в нем стояло имя 12-летнего Джона Килбрайда - мальчика, который бесследно пропал еще два года назад. На вопрос следователя Брейди невозмутимо ответил: "Он был моим добрым приятелем".

Между тем полицейские выяснили, что 23 ноября 1962 года, в день, когда пропал Килбрайд, Иэн и Майра брали на прокат автомобиль и выезжали на болота. Но в какое именно место? Задержанные отвечали, что это было давно, что они уже об этом забыли. И тут на помощь пришла 12-летняя дочь соседки Брейди, которая часто ездила с убийцами в эти места. Она и привезла полицейских на островок среди болот. Именно там в результате тщательных поисков вскоре были найдены останки убитых подростков.

Еще одна серьезная улика была обнаружена в переплете молитвинника Майры - квитанция от камеры хранения. В одной из ее ячеек полицейские нашли два чемодана, полные порнографических журналов, орудия садомазохизма и, самое главное, фотографию одной из жертв. На снимке была запечатлена маленькая девочка, связанная по рукам и ногам, с кляпом во рту.

Там же находилась и магнитофонная кассета, на которую маньяки записывали голоса истязаемых жертв. Когда полицейские поставили эту кассету на магнитофон, у всех кровь застыла в жилах. Журналист Эмлинс Уильямс, освещавший судебный процесс, писал в одной из лондонских газет: "Эта лента была самым жутким вещественным доказательством, когда-либо лежавшем на столе судьи во время процесса. Она зазвучала, и это длилось семнадцать невыносимых минут. Слушать ее было вдвойне ужасно по самой природе изобретения, сделавшего возможным слышать предсмертные голоса жертв".

Несмотря на то, что ни Иэн Брейди, ни Майра Хиндли так и не признали себя виновными Брейди был обвинен в убийстве трех человек (Д. Килбрайда, Л. Дауни и Э. Эванса), а Хиндли в убийстве двух и в соучастии в одном из убийств. По всем статьям им грозила смертная казнь, однако за год до этого она была в Англии отменена. Поэтому 6 мая 1966 года суд приговорил их к пожизненному заключению. Их развезли в разные тюрьмы и больше они друг друга не видели.

Первое время они буквально забрасывали друг друга любовными письмами, однако постепенно поток этих посланий стал редеть, а затем и вовсе прекратился. Как выяснилось, Майра Хиндли завела себе в тюрьме любовницу надзирательницу Патрицию Карис. Именно она развила бурную деятельность, с тем чтобы добиться освобождения Хиндли из тюрьмы. Однако прознавший об этом из газет Брейди, в декабре 1986 года официально заявил, что Майра Хиндли участвовала в убийстве Полины Рид и Кейт Беннет. После этого заявления полицейские "надавили" на Майру и заставили ее вспомнить места захоронения жертв. Та вспомнила только одну могилу, и в июне 1987 года останки Полины Рид были обнаружены все на тех же островах в болотах под Манчестером. Ни о каком освобождении Майры Хиндли после этого речи уже не заходило.