/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Волгоградское Дело И Должностные Преступления

Федор Раззаков


Раззаков Федор

'Волгоградское дело' и должностные преступления

Федор Раззаков

"Волгоградское дело" и должностные преступления

Дело начальника Волгоградского УВД. Смерть Васи Бриллианта.

Между тем новый министр внутренних дел СССР Александр Власов начал энергичную кампанию против мрачного наследия "федорчукизма". За несколько первых месяцев 1986 года только одних жалоб на произвол бывшей администрации В. Федорчука от работников милиции пришло на имя А. Власова более 30 тысяч. Новому министру предоставилась счастливая возможность выступить в роли восстановителя справедливости и заметно поднять свой авторитет в среде сотрудников МВД.

Тем временем перестройка, затеянная командой энергичного Михаила Горбачева, с каждым днем набирала свои обороты. Гласность делала свои первые шаги, и первые жертвы новых революционных преобразований попали в жернова перестроечной мельницы.

27 мая 1986 года в городе Волгограде при выходе из своего дома был арестован начальник Волгоградского УВД (этот пост он занимал с 1970 года) генерал Константин Иванов. Ему предъявили обвинение во взяточничестве и хищениях в особо крупных размерах и после 23-дневного содержания в местном СИЗО отправили в Москву, в "Матросскую тишину".

Еще в сентябре 1985 года органы КГБ взялись за каналы хищения продукции на Волгоградском мясокомбинате и ликеро-водочном заводе. Арестовывая одного за другим расхитителей, чекисты вскоре вышли на начальника управления вневедомственной охраны полковника А. Шумилина и начальника ХОЗО Волгоградского УВД полковника А. Кириллова. Последний брал взятки с поступающих в Волгоградскую высшую следственную школу, и чекисты во время ареста обнаружили у него дома ценностей на сумму 72 тысячи рублей. Во время следствия оба арестованных не стали долго отпираться и рассказали, что для шумных застолий, на которых присутствовали многие высокопоставленные государственные и партийные чиновники брежневской поры, брали напитки и продукты у директоров мясокомбината, ликеро-водочного завода и кондитерской фабрики по личному указанию начальника УВД К. Иванова.

После этих показаний за Ивановым было установлено негласное наблюдение, в конце концов приведшее к его аресту в мае 1986 года. Этот арест санкционировался на самом "верху" и, безусловно, имел под собой не только уголовную, но и политическую подоплеку. К тому времени новое партийное руководство определилось в своем курсе на разоблачение ошибок и преступлений как давнего, так и близкого прошлого, и арест высокопоставленного генерала МВД, единственного начальника УВД в стране, имевшего звание лауреата премии Совета Министров СССР, должен был открыть серию арестов бывших выдвиженцев Брежнева.

В достопамятные времена Волгоградское управление внутренних дел приказом Н. Щелокова определялось как базовое для проведения всесоюзных семинаров и совещаний. С тех пор какие только руководители самых различных рангов и званий не наведывались в Волгоград. Всем им, без исключения, оказывался самый радушный прием, и молва о тех шумных застольях широко гуляла по стране. И вот теперь настала пора эти застолья публично развенчать. В обвинительном заключении по делу К. Иванова называлась даже конкретная сумма, потраченная на эти пиршества: 18 696 рублей. Перестроечная пропаганда затем вовсю отыгралась на этом деле.

2, 3 и 4 декабря 1987 года Центральное телевидение показало документальный фильм "Трясина", подготовленный творческой группой передачи "Человек и закон". Фильм демонстрировался сразу после того, как 1 декабря в Волгограде Верховный суд РСФСР вынес приговор всем обвиняемым по этому делу: К. Иванов получил 10 лет тюрьмы, А. Кириллов - 11, А. Шумилин - 5 и А. Тютюнов - 12. Следователь по особо важным делам Прокуратуры РСФСР Б. Исаенко в газете "Советская культура" заявил: "Это была самая настоящая преступная организация. Если хотите - мафия. Чем они занимались?

Начальник управления К. Иванов, его заместитель А. Тютюнов, курировавший службы БХСС и вневедомственной охраны, начальник управления вневедомственной охраны А. Шумилин и начальник хозяйственного отдела УВД А. Кириллов организовали регулярные хищения продукции с местного ликеро-водочного завода, городского молочного завода, мясокомбината, кондитерской фабрики. Кроме того, все они регулярно получали взятки как деньгами, так и ценными подарками.

Не могу не вспомнить рассказ одного из его подчиненных. Не буду называть фамилию этого человека - он был в этой истории не столько свидетелем, сколько пострадавшим.

В течение 15 лет он поднимался в 3 часа ночи. В 4 утра он был на местном стадионе "Динамо", выставляя там охрану из постовых милиционеров. Затем лично проверял беговую дорожку, убирал камешки. В 5 утра на стадион ступал сам Иванов.

После серии оздоровительных забегов генерал шел в подготовленную сауну. Путь от стадиона до парилки и бассейна устилался чистыми простынями. В бассейне дежурил другой сотрудник, в чьи функции входило постоянно поддерживать температуру воды для генеральского тела не выше и не ниже 24 градусов...

Когда Иванов ехал по городу, никто из других водителей не имел права его обгонять. Тот, кто рискнул это сделать, тут же останавливался, и Иванов своей генеральской рукой молча рвал его водительское удостоверение, после чего двигался дальше".

Подобные статьи в то время появлялись чуть ли не каждый день во всех центральных, республиканских и областных газетах. Тогда казалось, чем больше разоблаченных из среды сильных мира сего явится миру, тем светлее и чище станет наша жизнь в дальнейшем. К сожалению, сегодняшняя действительность доказала обратное. На смену одним "хозяевам жизни" пришли другие, не менее жадные в своих запросах и наглые в своих поступках. Жизнь вернулась на круги своя, и бывшие "золотые перья" перестроечной журналистики теперь хранят гробовое молчание относительно нынешних ивановых и тютюновых.

Возвращаясь к 1986 году, следует отметить, он стал самым урожайным за многие годы по количеству осужденных за должностные преступления. Новая власть лезла из кожи вон, лишь бы доказать своим согражданам, как она беспощадна к высокопоставленным хапугам и мздоимцам. Пощады порой не было никому. Когда осенью 1986 года в Ворошиловградской области был подвергнут незаконному аресту заведующий корреспондентским пунктом журнала "Советский шахтер" В. Берхин, это вызвало целую бурю возмущения и гнева на самом кремлевском верху. Тут же последовали карательные меры по отношению к зарвавшимся чиновникам. Со своих постов полетели прокурор области В. Шаталов, начальники местных УВД и УКГБ Г. Ветров и А. Диченко.

Но существовали примеры, правда о которых всплывала значительно позже: когда власть использовала МВД в своих мелкокорыстных интересах.

В 70-е годы в системе МВД существовали специальные подразделения по борьбе с преступным посягательством на антиквариат. В начале 80-х, при Ю. Андропове, эти подразделения упразднили. Но в 1986 году, уже при А. Власове, они вновь появились в структуре МВД. И заработали, что называется, в полную силу. В сентябре 1986 года МВД провело широкомасштабную операцию в Москве, Ленинграде, Одессе, Риге, Таллине, во время которой были изъяты филателистические коллекции у десятков коллекционеров, многие из них были с мировым именем. В Москве, например, обыску подвергся известный драматург Виктор Розов.

Через некоторое время все эти коллекции возвратили их законным владельцам, правда, с одним нюансом: часть марок так и исчезла в недрах МВД. Эти марки как конфискованные поступили в продажу через систему государственной комиссионной торговли. В подобной конфискации были заинтересованы прежде всего высокопоставленные филателисты со Старой площади, которые таким способом пополнили свои коллекции. Потом марки стали в большом количестве всплывать на Западе, где за них платили баснословные деньги.

В 1986 году специалисты из НИИ МВД впервые за долгие годы гробового молчания заговорили о создании в стране спецподразделений по борьбе с организованной преступностью. К тому времени наша отечественная мафия уже крепко стояла на ногах, и не замечать ее у себя под носом было бы верхом политического цинизма и разгильдяйства. Но и признавать за ней настоящую реальную силу тогда тоже никто из власть предержащих не собирался. Поэтому ограничились полумерами. При Управлении уголовного розыска МВД СССР создали всего лишь отделения по борьбе с организованной преступностью.

Не утруждая себя поисками чего-то нового, союзное МВД решило вновь использовать опыт далеких пятидесятых годов и организовать очередные гонения на воров в законе. Их стали искусственно компрометировать, применять к ним все меры силового давления и репрессии. Заработала во всю мощь тюрьма в Соликамске под названием "Белый лебедь", где "обламывали" самых строптивых. Знаменитый 70-летний вор в законе Владимир Бабушкин по кличке Вася Бриллиант, не сломленный в 50-е годы, намеревался собрать общий воровской сход, на котором хотел предложить коллегам обсудить складывающуюся тревожную ситуацию. Однако ему этого сделать не позволили. Его арестовали и поместили в камеру-одиночку в "Белом лебеде". В январе 1986 года в разговоре с сотрудниками КГБ, которые с трудом добились с ним встречи в Соликамской ИТК-6, Бриллиант объяснил свою изоляцию просто: власти боятся, что авторитет таких воров в законе, как он, не даст расколоть на мелкие части воровской мир России, стравить воров друг с другом. Такой раскол, по мнению Бриллианта, не принесет ничего, кроме вреда, ведь воры в законе - это цемент, на котором держится преступный мир России. Стоит только расшатать этот цемент - и страну захлестнут уголовный беспредел и насилие.

Но тогдашняя власть шла умышленно - или по неведению, что малоправдоподобно, - на раскол преступного мира. Вскоре, в том же 1986 году, Бриллиант был найден повешенным в своей одиночной камере. Дело списали на самоубийство.