/ Language: Русский / Genre:sf_horror,

Карнозавр

Гарри Кнайд


Гарри Адам Кнайд. Динозавр ТОО «Берсерк» Санкт-Петербург 1994 5-86162-005-9 Harry Adam Knight Carnosaur

Гарри Адам Кнайд

Карнозавр

Глава 1

– Дез, проснись!

Дез Картрайт попытался игнорировать призыв, но жена продолжала его будить, настойчиво тряся за плечо. Ему безумно не хотелось просыпаться. Он видел великолепный сон.

– Оставь меня в покое! – проворчал он.

– Дез! Цыплята! Что-то их беспокоит!

– Их всегда что-то беспокоит, – пробормотал он, еще находясь под впечатлением сна. Он не мог припомнить, что ему приснилось. Осталось впечатление чего-то дразнящего. С досадой перевернувшись на спину, он прислушался. Джулия была права. Цыплята действительно страшно пищали.

– Что их могло так напугать? – удивился Дез. – Лиса или какая-нибудь бродячая собака? Но как они пробрались внутрь? – Пару дней назад он проверил ограждение.

Дез вздохнул, сел и включил лампу. Часы показывали четверть третьего. «Черт бы их побрал!» Он встал, накинул на себя плащ, Джулия забралась под одеяло, жмурясь от включенного света. Взглянув на нее, он почувствовал внезапную волну неприязни. «Жирная корова», – подумал он, тут же почувствовав себя виноватым. Это была не ее вина. Она болела последние два года и от этого набрала вес. «Я все еще ее люблю», – сказал он себе. Картрайт знал, что это вранье. Он не чувствовал к ней ничего, что хоть сколько-нибудь напоминало любовь, даже когда она была здорова. Проходя через кухню, он уже не думал о жене. Цыплята продолжали панически пищать. Такого страшного шума никогда раньше не возникало.

Послышался грохот, будто что-то тяжелое ударилось об пол. Войдя в сарай, Дез увидел перевернутую клетку. «Это не лиса, должно быть, большая собака, возможно, не одна».

Дез вернулся на кухню за ружьем двенадцатого калибра, который он хранил вместе с патронами в ящике комода. Затем вышел наружу. Была теплая августовская ночь. Пахло летом. Сколько раз он пересекал этот двор, идя к трем большим зданиям, построенным специально для цыплят. Неожиданно вернулось ощущение сна. В голове промелькнуло лицо девушки. Оно было очень женственным. Он не мог вспомнить ее имени. Возможно, это было воспоминание школьных дней, а может быть просто игра воображения. Каждый мужчина, часто подсознательно, хочет встретить женщину, которая заставила бы его трепетать. Как правило, она встречается только раз в молодости. А если она так и не появляется за всю жизнь, то игра разума может превратить потаенное желание соприкоснуться с женственностью в сон.

Шум доносился из центрального сарая. Дез открыл дверь и вошел внутрь. В длинном, узком здании находилось около сотни птиц, и каждая из них была в паническом состоянии. Картрайт остановился около двери напротив центрального ряда клеток. Свет был включен как обычно, и Картрайт мог отчетливо видеть весь ряд до конца, но он не заметил никаких следов. Держа наготове заряженное ружье, он медленно подошел к началу следующего ряда. Целая секция клеток была сброшена на пол. Такое впечатление, что их сломали, а пол вокруг был усеян перьями. Он направился к обломкам, удивленно обозревая погром и на ходу соображая, кто бы это мог сделать. Он не чувствовал страха. При помощи ружья он мог справиться с любой собакой, как бы велика она ни была, а судя по всему, она была огромной. Он попытался припомнить, у кого из соседей была большая собака, но на память никто не приходил.

Внезапно он почувствовал запах. Этот запах был настолько тошнотворным и не поддающимся никакому сравнению, что поверг его в состояние ужаса. Его начало трясти, он знал, что должен немедленно убраться отсюда... Быстро развернувшись, он побежал к двери, спина его взмокла. Напряжение переросло в панику. «Спокойно! Только бы выбраться наружу – и я спасен...»

Но вдруг что-то вышло из-за клеток, преграждая ему путь к выходу. Картрайт в шоке остановился. Он не мог поверить тому, что видел перед собой. Это было существо шести футов в высоту, цвета засохшей крови. Оно напоминало гигантскую ощипанную птицу, наподобие страуса. Но это был явно не страус. Он обладал головой рептилии. Открытый рот, обнажающий ряд кривых, острых зубов, холодно глядящие из-под сильно нависшего лба глаза были такие же, как у ящера. В глазах, во взгляде светилось какое-то коварство, даже разум. И это поразило Картрайта больше всего. Даже больше, чем когти, которые выглядели отвратительно. Их было по три на каждой «руке», и они были огромные; на ногах же они выглядели так, что только больной рассудком мог это придумать; ноготь среднего пальца загибался кверху на семь дюймов и был острый, как коса.

Мужчина и животное стояли на расстоянии десяти футов, уставившись друг на друга. Картрайт растерялся: сердце колотилось, ружье выскальзывало из вспотевших рук, он видел движение грудной клетки животного, быстро вдыхающего и выдыхающего со звуком кузнечного лемеха, чувствовал вонь его тела. К нему пришла уверенность, что ему придется умереть.

Они смотрели друг на друга не более тридцати секунд, но Картрайту эти секунды показались вечностью. Хвост животного, которым оно свободно размахивало из стороны в сторону, внезапно выпрямился и поднялся в воздух. Животное атаковало прежде, чем человек мог это заметить. Мгновенно преодолев расстояние в десять футов, оно схватило Деза и подняло в воздух. Затем с силой бросило его на пол, и до того, как он успел сообразить, что происходит, распороло своим острым когтем на ноге тело Картрайта от шеи до паха.

Дез лежал на полу и смотрел на лампочки под потолком. Ему было ужасно холодно. Он неясно осознавал, что выстрелил, но не имел ни малейшего представления, убил ли животное. Возможно, шум отпугнул его. Он удивился, что так больно ударился. Но ему не хотелось смотреть на рану...

Внезапно голова животного появилась в поле его зрения. Она наклонилась к нему, и он почувствовал горячее дыхание. Вонь была ужасная. Зубы приблизились к его шее, и больше Картрайт не узнал ничего.

* * *

...Вначале неестественный крик, а затем шум выстрела заставили Джулию вскочить с постели. Что за животное могло так кричать? Она очень испугалась за мужа. Забыв надеть на себя даже халат, она поспешила на помощь. Но, добежав до входной двери, она почувствовала себя плохо – с тех пор, как она набрала такой вес, малейшее напряжение заставляло ее задыхаться. Несмотря на это, Джулия побежала через двор к центральному сараю.

– Дез! Что это? С тобой все в порядке?!

Задыхаясь, она открыла дверь и застыла на пороге. Ее разум отказывался верить в то, что она видела.

В нескольких ярдах в центральном проходе лежало тело ее мужа. Оно напоминало тушу домашнего животного, которую распотрошили. Кровь хлестала из его растерзанной груди. Рядом с ним стояло что-то ужасное, напоминающее ночной кошмар. Оно было с отвратительными зубами и когтями, и оно ело ее мужа.

Джулия закрыла глаза и закричала. Затем она почувствовала острую боль в груди и упала. Отвратительный скрежет когтей послышался рядом с ее головой, но когда она открыла глаза, та увидела, что чудовище убегает прочь.

Женщина попыталась подняться, но не смогла. Давящая боль в груди заставила ее потерять сознание...

* * *

Пэт Хаузмен быстро пришла к выводу, что секс не самая замечательная вещь в мире. На самом деле, это была ее вторая попытка заняться настоящим сексом, но она получилась такой же неудачной, как и первая. Во-первых, это оказалось очень неудобно, особенно в этот раз. Они занимались этим на заднем сиденье отцовской машины, и несмотря на внушительные размеры автомобиля «Бентли», все равно там было недостаточно места для такого рода развлечений. Правая нога Пэт, которую она высунула в открытое окно, давно затекла, а левая, находящаяся на спинке сиденья водителя, ужасно вспотела под тяжестью Джереми.

«Господи! Собирается он когда-нибудь кончать?» Ей было противно смотреть на его громадный голый зад, у нее не хватало больше сил все это выносить. Казалось непонятно, почему он отказался заниматься любовью на траве, как она предложила. Это было гораздо удобнее, можно было бы снять одежду. Но Джереми испугался, что кто-нибудь их увидит. Глупо, машина стояла в лесу, далеко от дороги, и вряд ли кому-нибудь пришло бы в голову разгуливать в таком месте ночью. Наверное, Джереми боялся встречи с людьми, потому что Пэт была слишком молоденькой. Он чуть не съехал с дороги, когда она сказала, что ей только пятнадцать. Во всяком случае, ей было что рассказать завтра утром своим подружкам по работе. Они ушли с вечеринки в половине первого ночи, чтобы успеть на автобус. Пэт осталась, потому что Джереми обещал довезти ее домой в шикарной машине своего отца. Она согласилась ради приключения, хотя не находила Джереми привлекательным. У него было круглое, красное, всегда улыбающееся лицо, покрытое прыщами. Его можно было назвать даже толстым. Пэт не любила таких парней. Он уже начал терять волосы, несмотря на то, что ему исполнился только двадцать один год. Она согласилась прокатиться с ним только из-за «Бентли». Никогда раньше ее не подвозили на такой великолепной машине. К тому же его отец был очень богат. Пэт польстило, что она умудрилась подцепить парня из высших слоев общества. Но теперь, когда она смотрела на его зад, на котором было столько же прыщей, как и на лице, ее занимала только одна мысль: что бы такое сделать, чтобы он побыстрее кончил? Наверное, ей надо было побольше стонать, может, это бы ему помогло...

Вдруг Пэт увидела в открытое окно, будто что-то промелькнуло. Это произошло очень быстро, и она подумала, что ей показалось. Девушка подняла голову, чтобы приглядеться. Возможно, это всколыхнулись ветки дерева. Джереми, уткнувшись головой в ее плечо, продолжал свое занятие. Опять что-то коснулось ее голой ноги, высунутой в открытое окно. Что-то горячее и сухое. Что-то живое. Она закричала.

– Что? Что случилось? Что я сделал? – удивился Джереми.

– Там кто-то есть. Он коснулся моей ноги!

– Ты уверена? – спросил он, пытаясь подняться, – если там кто-то есть, то я сверну ему шею! – при этом он очень больно уперся коленкой ей в живот.

Пэт услышала его шепот: «О Господи!» – и увидела просунутую в окно огромную лапу с тремя страшными когтями, которая схватила Джереми за шею и медленно потащила его наружу. Он пытался сопротивляться, как рыба, которую подцепили на крючок, беспомощно дрыгая руками и ногами. Пэт попробовала подняться, но Джереми лягнул ее ногой, и она больно ударилась головой о крышу машины. «Господи, помоги мне!» – услышала она его стон, когда он исчез в темноте. Теперь она смогла сесть и выглянуть в окно. Она увидела большую ящерицу с руками, как у человека, тянущую по земле все еще сопротивляющегося Джереми. Оттащив его недалеко от машины, ящерица прижала тело Джереми к земле и откусила голову. Пэт в ужасе закрыла окно и быстро перебралась на место водителя. Она никогда не водила машину и смутно представляла, как это делается. Повернув ключ, она нажала на какую-то педаль. Машина рванулась с места с большой скоростью. Она не имела ни малейшего представления, что делать дальше. Вцепившись в руль, она уже ничего не соображала. Машина с силой врезалась в первое же дерево, и Пэт вылетела через лобовое стекло. Она была мертва.

Глава 2

Дэвид Паскаль припарковал свою машину напротив издательства местной газеты. Войдя внутрь, он увидел, что никого еще нет, кроме мисс Флеминг и секретаря.

Поздоровавшись с ними, он направился за ритуальной чашкой кофе, а потом к телексу взглянуть, что произошло за ночь. Наиболее интересные сообщения он отобрал, чтобы просмотреть их подробнее за кофе. Затем он взял у мисс Флеминг лондонские газеты и засел за работу.

– Так, середина дня, – сказал он себе утомленно. Он чувствовал себя напряженно, словно заболевал депрессией. Этим утром он проснулся с ощущением, будто что-то должно случиться, причем что-то экстраординарное. Но в Вончестере никогда ничего особенного не происходило. Если местная газета и публиковала какую-нибудь скандальную новость, то она исходила из Лондона. Местные же истории, происходящие на почве секса или ревности или в кругу мелкого бизнеса, были не того качества новостями, чтобы их стоило помещать в «Вончестерских новостях». Издатель этой газеты, босс Паскаля, был ультраконсерватором, и, желая, чтобы его газета носила деловой характер, всячески избегал публикаций, носящих скабрезный оттенок. Паскаль очень хотел уехать из этого маленького городка и получить работу в какой-нибудь крупной газете, но все его попытки оставались безуспешными, В двадцать шесть лет он чувствовал, что жизнь проходит мимо него и он должен торчать в этом Вончестере. Он боялся, что закончит, как Джонни Макгибон, который вел отдел спортивных новостей. Паскалю нравился Джонни – он обладал великолепным чувством юмора, работать и отдыхать с ним вместе было одно наслаждение. Но в пятьдесят три года он выглядел неудачником и приближался к тому, чтобы стать алкоголиком. Паскаля ужасала мысль, что через двадцать семь лет он будет таким же, как Макгибон, и он знал, что этот страх не оставит его, пока он не уедет из Вончестера.

Он направлялся к выходу из издательства, когда увидел Дженни Стемпер. Ей исполнилось двадцать три года. Она была высокой, стройной и, по представлению Паскаля, обладала уникальной красотой. Она не была хорошенькой в общепринятом смысле этого слова, черты ее лица не претендовали на классические: слишком маленький носик и немного искривленные передние зубы. Но сочетание зеленых глаз, чувственного рта, безупречной кожи и вьющихся черных волос производило неотразимое впечатление.

У Паскаля было сложное к ней отношение: вначале он увлекся ею, но потом то положение, которое она занимала в газете, стало задевать его самолюбие. Дженни работала вместе с ним в отделе местных новостей меньше года, хотя ему одному часто было там нечего делать. Ни для кого не оставалось секретом, что получила она эту работу только потому, что ее отец дружил с Бронлоу, владельцем газеты. Закончив факультет политики и экономики Кембриджского университета, она хотела быть журналистом на телевидении, но не смогла получить там места, и Бронлоу предложил ей работу в своей газете. Это воспринималось как временное явление, пока Дженни не начнет заниматься тем, что планировала. Но прошло уже одиннадцать месяцев, а она все еще была здесь. Работа в газете ей понравилась, телевидение ее больше не привлекало, и она стала добиваться того же, что и Паскаль – получить место в хорошей газете. Но у Дженни было больше шансов. Имея университетское образование, она писала гораздо лучше, чем Паскаль. В репортажах она тоже его обошла – она умела располагать к себе людей так, что они охотно открывали ей свои сердца. Ее статьи были слишком хороши для такой газетенки, и никто не сомневался, что она скоро получит то, что хочет. Паскаль ей завидовал, и ему пришло в голову, что он перенесет это легче, если они не будут любовниками. Он был уверен, что должен оставить Дженни. Паскаль не сомневался, что, когда наконец придет предложение из хорошей газеты, она уедет и бросит его, как бы далеко ни зашли их отношения. Поэтому он решил сделать это первым, по крайней мере, это не окажется так обидно. Поэтому месяц назад он сказал Дженни, что их роман был ошибкой. Она поразилась его словам, потому что была уверена в своей любви к нему и ни на минуту не сомневалась, что ее любовь взаимна. Женщины почти всегда знают, насколько искренне к ним относятся мужчины, даже если между ними еще ничего не произошло. И если для мужчины любовные истории в подавляющем большинстве начинаются с постели, то для женщины секс – это продолжение отношений и их подтверждение. Дженни была ошеломлена, она не могла понять истинной причины, почему они должны расставаться, а Паскаль наотрез отказался ей что-либо объяснять, лишь прозрачно намекнув, что сомневается в ее верности. После этого он стал к ней относиться подчеркнуто холодно, будто он увидел ее в постели другого мужчины. И Дженни очень от этого страдала. Несколько раз она пыталась выяснить, в чем дело, но безуспешно. Тогда она тоже стала делать вид, что ей все безразлично. Теперь их отношения напоминали детскую вражду.

Очень скоро Паскаль стал страшно сожалеть о происшедшем. Их близость была настолько удивительной и так много ему давала, что он не мог запросто выбросить это из головы, как делал с другими женщинами. Ему очень не хватало Дженни, после расставания он ощутил это особенно остро. Каждый раз, когда Паскаль утром встречал ее в редакции, его сердце замирало и он с трудом овладевал собой. Дженни была столь восхитительной и он так скучал по ней, что один взгляд на нее заставлял его трепетать. Теперь было очевидно, что он поступил глупо и бессмысленно. Борьба со своими чувствами отнимала у него слишком много сил. Независимо от того, хотел он этого или нет, все чаще и чаще в его памяти всплывали моменты их близости. Они занимались любовью прямо здесь, в редакции, на полу. Это было единственное место, где они могли уединиться, – Дженни жила с родителями, он тоже жил с матерью.

– Привет, Дэвид! – сказала она, садясь за свой стол, который стоял прямо напротив его стола. – Как твои дела?

– Нормально, – во рту у него моментально пересохло. Он увидел ее опять на полу, ощутил прикосновение к ее коже, которая, как ему всегда казалось, излучала мягкий свет... У нее было роскошное тело, он никогда не встречал ничего похожего. Рядом с ней он всегда находился в возбужденном состоянии и испытывал острое желание, как только начинал ее раздевать. Дженни Стемпер была близка к его сексуальному идеалу более, чем какая-либо другая женщина до нее, а теперь ему стало казаться, что и после...

– Ты выглядишь неважно, – сказала она ему, когда он помог ей снять пиджак и повесил его на спинку стула.

– Сердитый и уставший, как всегда!

– Что случилось на этот раз? – спросила она беззаботно.

– Я в порядке, – огрызнулся Паскаль, стараясь не смотреть на ее легкую блузку, под которой при каждом движении угадывалось великолепное тело.

– Если ничего не случилось, то проверь свое здоровье, а то твой вид не свидетельствует о том, что у тебя все в норме!

– Если Бронлоу понадобится, то я быстро приду в норму! – выпалил он в ответ.

– Навряд ли тебе это удастся, ты слишком много времени убиваешь в полицейском участке. Ты сделал бы карьеру полицейского, журналистика, судя по всему, дается тебе с трудом. Да и форма была бы более к лицу!

– Мне и сейчас еще не поздно поменять редакцию на участок, но у тебя исчезнет возможность интересоваться моими делами! – ответил он, направляясь к выходу.

Полицейский участок находился недалеко, всего лишь через три дома, и у Паскаля вошло в утренний ритуал забегать туда, чтобы узнать о происшествиях, которых, как правило, не случалось. Там работали три полицейских, которых он хорошо знал. Констебль Дискул был его школьным приятелем, с двумя другими он частенько пил на вечеринках.

– Какие новости? – этот вопрос Дэвид задавал всегда, входя к ним, что вызывало немало шуток.

– Новости? – спросил Дискул, со скучающим выражением отрываясь от газеты. – Каких новостей можно ждать в городке, в котором никогда ничего не происходит!

Но Дэвид почувствовал легкую наигранность ответа. Что-то наверняка случилось.

– Кого ты хочешь провести?

Дискул взглянул на своих товарищей, те посмотрели таинственно друг на друга, потом он повернулся к Паскалю и сказал:

– Извини, Дэвид, но это не для ушей журналиста, слишком пикантно.

– Брось, если это действительно пикантно, то вряд ли Бронлоу пропустит заметку в печать, так что выкладывай все побыстрей.

Дискул притворился, что серьезно обдумывает, говорить или нет, но Дэвид знал, что это всего лишь дурацкая игра и Дискул, конечно, все расскажет, но перед этим обязательно напустит на себя побольше важности. Наконец он сказал, что был звонок от Стэнли Пита. Его сын не пришел ночевать после дискотеки.

– Джереми? – удивился Дэвид, с трудом припоминая, как он выглядит. Однажды они встретились на вечеринке и даже о чем-то поговорили, после чего у Дэвида осталось впечатление, что Джереми был глупым снобом с кошельком, туго набитым папиными деньгами. Регби – это была единственная вещь, которой он интересовался.

– Пит волнуется, не влип ли его сынок в какую-нибудь историю, но мне кажется, что он больше всего волнуется за свою шикарную машину. Джереми взял на ночь отцовский «Бентли». Сыночек в прошлом году уже разбил две машины.

– А были какие-нибудь аварии?

– Никаких сообщений. Мы проверили все больницы. Мы даже позвонили в Триклвуд. Миссис Хаузмен заявила, что ее дочь, Пэт, тоже не пришла ночевать. Она отправилась на дискотеку со своими подружками и не вернулась домой.

Паскаль задумался:

– А не связано ли это с Питом?

– Тебе вечно во всем мерещится сенсация. Ее подружки сказали, что она собиралась вернуться с Питом. Но это еще ничего не значит.

– Картина ясна!

– Не совсем, – отозвался Дискул и усмехнулся: – Девчонке всего лишь пятнадцать лет. Интересно, знает ли об этом папаша Пит? Эти богачи ревностно охраняют свою мораль, им всегда важно, что о них подумают. А не кажется ли вам, что Джереми застрял где-то с этой девчонкой?

– Ты имеешь в виду, не сбежали ли они вместе? Это маловероятно. Скорее всего, они остановились где-нибудь по дороге. Сейчас проснутся, оклемаются и объявятся как ни в чем не бывало.

– Может быть, их кто-нибудь видел?

– Скорее всего, их уже нашли в лесу неподалеку от дороги.

Паскаль налил себе кофе из термоса. Он продолжал улыбаться. Итак, Джереми Пит вляпался в историю! Из этого кое-что можно извлечь! Слишком высокое положение занимал его отец. Дэв почувствовал себя взбодрившимся. Денек обещал быть интересным! Телефон зазвонил так внезапно, что журналист чуть не подпрыгнул. Дискул взял трубку, и то, что он услышал, заставило его опуститься на стул.

– О господи! – прошептал он. – Хорошо. Мы сейчас приедем. Оставайтесь там и ничего не трогайте!

Все уставились на него в ожидании.

– Звонил Том Гуч, работник одной из соседних ферм. Он пришел с утра на работу и нашел своего хозяина, Деза Картрайта, и его жену мертвыми. Похоже, что это убийство.

– Ого! – присвистнул один из полицейских. Паскаль не мог припомнить, чтобы когда-нибудь в Вончестере кого-то убили.

– Нигель, поедешь со мной. Терри, оставайся на телефоне. Дозвонись Сержу, он сегодня дежурит на машине, расскажи, что произошло.

– Я с вами, – сказал Дэвид.

– Как хочешь, – на ходу ответил Дискул.

* * *

Ферма находилась в четырех милях от города. Это была довольно безлюдная местность. Соседняя ферма располагалась на расстоянии полмили. Навстречу полицейской машине выскочил работник. Его худое лицо было очень бледным, глаза расширены; весь его вид говорил о том, что он смертельно испуган.

– Они мертвы! – закричал он в открытое окно полицейской машины. – Оба! Везде кровь!..

– Понятно. Успокойтесь. Сейчас посмотрим.

Дискул, констебль Кафрей и Паскаль последовали за работником. Паскаль почувствовал дрожь. Он боялся, что ему станет плохо. Дискул не спустит ему этого. Он видел мертвеца, но то был старик, замерзший прошлой зимой. Выглядел он вполне сносно. Тут было совсем другое дело, убийство, кровь...

Первой они увидели женщину. Она лежала на спине прямо у порога одного из сараев. Толстуха выглядела лет на пятьдесят. На ней была ночная сорочка, которая задралась почти до пояса, обнажая жирные и очень белые ноги. На левой ее ноге виднелась розовая домашняя туфля с выгоревшими помпонами, вторая валялась в стороне. Ее глаза были широко открыты, а на лице застыла гримаса ужаса и боли.

«Ну это еще ничего», – подумал Паскаль, глядя на труп. Но когда он заглянул внутрь сарая, то невольно зажмурил глаза. Дискул и Кафрей прошли внутрь, и ему не оставалось другого выхода, как последовать за ними. Его поразил ужасный запах.

– Животное! Это сделало животное! – Полицейские посмотрели на Дэвида, лица их были белыми. Паскаль почувствовал приступ тошноты. – Какой зверь мог такое сделать!

* * *

Сержант полиции Харри Монрой чувствовал себя не очень хорошо. Ничем этот день не отличался от любого другого, но потом началось сумасшествие. Убийство! Кому понадобилось убивать захудалого фермера и его жену?! И кто в Вончестере был способен на такое? Он должен побыстрее найти Джереми Пита. Стэнли Пит не принадлежал к тем, кто будет долго ждать. Чтобы жить спокойно, надо было доставить этого молодого идиота к папочке, не заставляя его долго переживать.

– Серж, мне кажется, я что-то вижу в лесу, – сказал Хезл, показывая направо. Монрой остановил машину, до ничего не смог разглядеть.

– Возможно, это разбитая бутылка, но нам лучше посмотреть.

Они свернули с дороги, вышли из машины. День будет довольно жаркий. Еще только пятнадцать минут десятого, а уже нечем дышать.

– Хороший денек, Серж, – сказал Хезл.

Несколькими минутами позже они натолкнулись на «Бентли». И на Пэт Хаузмен. Сразу было видно, что она мертва. Хезл сразу представил заголовок в газетах:

«Сын Стэнли Пита и пятнадцатилетняя девушка погибли в дорожной катастрофе из-за чрезмерной дозы спиртного». Он заглянул в машину, в надежде найти тело Джереми, но его там не оказалось. Положение тела девушки явно указывало, что она сидела за рулем, когда машина врезалась в дерево.

– Как ты думаешь, что произошло? – спросил Хезл, глядя на мертвую девушку как загипнотизированный.

– Не знаю, – ответил сержант, про себя прикидывая, что бы это могло быть на самом деле. Он открыл дверцу машины, проверил заднее сиденье и пол. Там валялись ее туфли, колготки и джинсы. Все выглядело так, будто Джереми зашел дальше, чем предполагала девчонка. Может, он хотел ее изнасиловать, может, даже он ее изнасиловал. Они боролись, каким-то образом она вытолкнула его из машины, попыталась уехать и врезалась в дерево?

Сержант захлопнул дверцу, посмотрел кругом.

– Куда ведут следы от машины?

– Логично, – прошептал Монрой, направляясь по следу. Может, девчонка убила Джереми, тогда они его сейчас найдут. В молчании они дошли до того места, где остановилась машина. Оно находилось совсем рядом с дорогой. Следов Пита нигде не было.

– Слушай, почему она попыталась уехать в лес на такой большой машине, а не свернула к дороге?

Монрой не обратил внимания на вопрос, он заметил довольно большое пятно крови, потом еще одно поменьше. Он пошел к кустам, Хезл за ним.

– Серж! Ты что-нибудь обнаружил?

– Пока ничего, – мрачно прошептал сержант.

Они вышли на поляну, где не было никаких следов, и остановились, не имея представления, где искать дальше.

– Смотри, – Хезл наклонился и поднял мужскую туфлю. Монрой взял ее. Она была новая и хорошо начищенная, но почему-то слишком тяжелая. Перевернув туфлю, он понял почему: из нее торчала человеческая нога.

– Господи... – Монрой услышал звук шагов. К ним кто-то приближался.

Глава 3

Паскаль хотел побыстрее убраться отсюда. Этот странный запах был невыносим. Но он стоял рядом с полицейскими и, глядя на свои ботинки, гадал, чувствуют ли они себя так же плохо, как и он. Дискул повторил вопрос, который он задал, когда они увидели тело:

– Какое животное могло так растерзать человека?

– Может, большая кошка, тигр или лев? – предположил Паскаль.

– Но не было никаких сообщений, что кто-то из зверей сбежал из зоопарка или цирка, – ответил Дискул.

– Может, они не спешили сообщить, в надежде поймать его?

– Может быть.

Кафрей заметил ружье, лежащее неподалеку.

– Интересно, он стрелял?

– Похоже, стрелял, но попал в курицу. Скорее всего, он сделал это слишком поздно, когда животное на него уже набросилось.

Казалось странным, что тело лежало в огромной луже крови, а вокруг не было никаких следов. Животное никак не могло не наступить в кровь. Кафрей сказал об этом Дискулу.

– Действительно, никаких отпечатков, – ответил он, поворачиваясь и выходя из сарая.

Паскаль с облегчением направился за ними. Свежий воздух был восхитительным. Дискул направился к Гучу, который нервно прохаживался взад и вперед по двору, стараясь держаться как можно дальше от мисс Картрайт.

– Том, ты здесь ничего не убирал? Не мыл?

– Мыл? Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду кровь на полу.

– Что вы такое говорите! Как только я увидел Деза, я чуть было не сбежал от страха.

– А больше никого здесь не было?

Гуч покачал головой:

– Нет, я не видел.

– Очень странно.

– Может быть, кто-то убил Картрайта, а потом сымитировал, будто это животное? – предположил Дэв.

– Возможно. – Дискул взглянул на тело женщины. Похоже, она умерла естественной смертью, на ней не было никаких следов.

– Почему же она умерла?

– Непонятно.

– У нее было больное сердце. Наверное, от испуга.

– Похоже на то. Она пришла, увидела, что случилось с мужем, и сердце не выдержало. Но почему же животное не сожрало ее, оно, наверное, было очень голодным.

– Ее появление могло его спугнуть, если это было животное.

– Надо дать сообщение в печати. Организовать общественность, поднять на ноги полицию, вертолеты... – Паскаль замер в предвкушении таких событий, он уже знал, о чем будет писать.

– Я осмотрел клетки. Все это непонятно. Такое впечатление, что это было какое-то чудовище, – сказал Кафрей.

– Надо объявить по городу об исчезновении тигра или льва. Нигель, оставайся здесь с мистером Гучем. Я пойду звонить, – отдал распоряжение Дискул и отправился к патрульной машине.

Паскаль пошел вместе с ним. Пока он связывался с участком и объяснял, что произошло, Дэвид услышал знакомый звук машины Дженни. У нее был «Эм-Джи».

– Быстро работаешь, – сказал он ей, – как ты сюда попала?

– Бронлоу хотел с тобой поговорить, – ответила она, улыбаясь. – Я позвонила в участок, и Терри сказал мне, что ты здесь. Что случилось? Терри что-то упомянул об убийстве.

– Еще ничего не известно, найдены два трупа. Возможно, они были убиты каким-то диким животным. Можешь на них взглянуть, они в центральном сарае. Тебе должно понравиться.

Дженни минуту колебалась, потом сказала:

– Я посмотрю. – Она вышла из своей красной спортивной машины и, взглянув на Дэва испытующе, направилась к сараю. Он сразу же почувствовал дурноту. Надо было ее остановить или предупредить, что за зрелище ее ждет, но он не сделал ни того ни другого. Его минутное колебание прервал Дискул. Он выругался и с силой захлопнул дверцу машины.

– Что случилось?

– Это дикое животное. Тревога уже поднята. Серж сделал это без моего распоряжения, когда к нему прибежал кто-то из служащих Пенворда. Они говорят, что этой ночью из зоопарка исчез огромный сибирский тигр.

У сэра Даррена Пенворда был личный зоопарк. Эксцентричный по натуре, старый аристократ собрал уникальную коллекцию хищников. Несколько лет назад, у него произошел конфликт с местными жителями, которым не нравилось присутствие диких животных поблизости от их домов. Но зоопарк отлично охранялся, и до сегодняшнего дня с ним не было проблем.

– Похоже на то, что Картрайты были не единственными, кто подвергся нападению. Серж и Хезл нашли останки Джереми Пита и мертвую девчонку в лесу, – продолжил Дискул.

Паскаль был шокирован. Час назад исчезновение Джереми с молоденькой девочкой было предметом шуток, сейчас это превратилось в трагедию.

– Кей! Можно, я воспользуюсь твоим телефоном?

– Я не знаю, если я...

– Послушай, если я буду первым журналистом, кто сообщит о происшедшем, то я могу реально рассчитывать на продвижение. Мне это очень поможет. Мне очень нужен телефон!!!

– Хорошо, Дэв, будь первым!

– Спасибо, Кей, я тебя отблагодарю, обещаю!

Первым делом Паскаль позвонил в свою газету, трубку подняла мисс Флеминг, она выслушала его и сказала, что мистер Бронлоу срочно хочет его видеть и ему лучше поторопиться в редакцию, а то шеф вне себя...

– Пошел он подальше, – промямлил Паскаль, бросая трубку. Затем он быстро набрал номер офиса «Эй-Пи», представился и сказал, что хочет сообщить очень важную вещь. Но секретарь прервал его на полуслове:

– Мы уже получили сообщение об этом. Извините.

– Как получили?! Местная полиция только что обнаружила трупы.

– Нам звонили из Пенворд-Холла. Я думаю, что все ведущие газеты получили информацию. Трехлетний сибирский тигр, по имени Поки, сбежал из зоопарка этой ночью. Как только пропажа была обнаружена, сэр Пенворд со своими служащими быстро разыскали его в ближайшем лесу, и сейчас он уже снова в клетке.

– Вы знаете о жертвах?

– Да. Семья Картрайтов, Джереми Пит и Патриция Хаузмен. Сэр Пенворд выразил искреннее сожаление и обещал полную компенсацию семьям.

Паскаль положил трубку, он был ошеломлен. Откуда сэр Пенворд так быстро узнал о жертвах? Возможно, он сразу поймал тигра, но как он узнал, кого тот сожрал?! Сообщение было сделано тридцать минут назад, значит, Пенворд узнал все быстрее полиции! Но каким образом? Следовательно, кто-то из людей Пенворда побывал здесь раньше всех, и именно поэтому не осталось никаких следов. Но зачем они их стерли, если это были следы тигра? Они пытаются что-то скрыть!

Дженни ждала Паскаля в своей машине. Он никогда не видел ее такой.

– Ну ты и козел! Мог бы предупредить, что меня ждет!

– Извини, – мысли его были заняты другим.

– Ты видел это?! Я сейчас еду туда, где нашли Джереми и девушку. Но тебя брать с собой не собираюсь, – сказала она с иронией, садясь за руль машины.

– Ты знаешь и об этом? – удивился Дэв.

– Да, Кей мне только что рассказал. Я потом передам тебе, что я там увидела.

– Подожди! Дженни, возьми меня с собой! Я должен сам посмотреть. Прошу тебя!

Она посмотрела на Паскаля, и в ее зеленых глазах он увидел намек на насмешку.

– Назови мне хотя бы одну серьезную причину, почему я должна тебе помогать после того, как ты себя так по-скотски повел?!

– Я тебе кое-что объясню по дороге.

После длинной паузы Дженни согласилась. Когда они выехали на дорогу, она сказала:

– Давай, я слушаю тебя очень внимательно!

Паскаль уже ненавидел себя, за то, что пообещал объясниться, но у него не было другого выхода, она ждала. После того, что он ей наговорил, она даже не повернулась.

– Дженни, но ведь ты бы уехала?! И не задумываясь заняла бы мое место!

– Нет, я бы не сделала этого. В этом и есть между нами разница!

– Хорошо, давай забудем о ссоре. Сейчас гораздо важнее разгадать игру, в которую играет Пенворд. Он или его люди побывали здесь раньше всех, нашли тела, но не сообщили в полицию. Еще они стерли следы тигра, зачем?

– Может, они хотели скрыть исчезновение тигра, пока его не поймают.

– Да, но Пенворд сообщил сперва в печать, а не в полицию. Что-то здесь не так. Они что-то скрывают.

– Дэвид, ты везде пытаешься найти сенсацию, даже в Вончестере. Всему этому можно найти очень простое объяснение. Сэр Пенворд все еще лорд и Вончестер с его полицией наверняка считает своей собственностью.

– Конечно, я не сомневаюсь, что он считает своей собственностью город, местную полицию и все, что находится поблизости. Но он в состоянии представить, что последует за тем, если сразу же не сообщит об исчезновении тигра, жертв станет меньше, если вовремя предупредить людей. Просто есть что-то такое, что Пенворд не хотел бы сообщать никому.

– Что ты имеешь в виду?

– Я не представляю, что бы это могло быть. Через пару часов город будет переполнен журналистами и телерепортерами. Наше присутствие не вызовет ни у кого интереса. Но если мы раскопаем то, что пытается скрыть Пенворд, то нас ждет удача.

– Ого, у тебя далеко идущие планы насчет нас двоих, – засмеялась Дженни в ответ.

– Если ты не хочешь работать со мной вместе, то могу я хотя бы рассчитывать на твою помощь и поддержку?

– Ты мечтаешь о многом.

– Но почему, Дженни? По-моему, ваши интересы совпадают.

– Я не убеждена, что Пенворду есть что скрывать.

Они быстро добрались до места происшествия и увидели там несколько машин. Две из них принадлежали полицейским, остальные, судя по знаку на капоте, были собственностью сэра Пенворда. Раздался звук приближающегося вертолета. Вначале Паскаль подумал, что это полицейский вертолет, но потом увидел, что он тоже принадлежит Пенворду. Несколько раз он наблюдал, как вертолет кружил над Вончестером. Похоже, все происшедшее больше касалось сэра Пенворда, чем полиции. Его служащие, в одинаковой белой форме, разговаривали с полицейскими. Паскаля всегда интриговали люди, которые служили у Пенворда в зоопарке. Местных среди них не было, им было чуть больше двадцати, все они были коротко подстрижены и имели спортивное телосложение. У Паскаля создалось впечатление, будто они представляют собой небольшую, хорошо обученную армию. Они всегда держались подальше от местных жителей, общались только между собой, даже когда проводили время в клубе. Клуб этот находился на территории, принадлежавшей Пенворду. Некоторые из них были женаты, но что делали их жены в сугубо мужской компании, Паскаль не имел представления. Еще у них была общая черта: они обожали сэра Пенворда. Это нисколько не напоминало отношения между начальником и подчиненными.

Вскоре Паскаль увидел самого сэра Пенворда. Он был шести футов ростом, широкоплечий и сильный, тоже с короткой стрижкой. Несмотря на смуглую кожу, он походил на скандинава. С ним разговаривал рыжеволосый человек, небольшого роста и с красным лицом. Это был инспектор Комбл, шеф местной городской полиции. Паскаль и Дженни подошли поближе и услышали их разговор.

– Но, сэр Пенворд, это дело полиции! Мы должны подождать, пока не прибудут представители властей нашего штата!

– Мы не можем ждать, инспектор! Мои служащие достаточно компетентны в такого рода делах. Они работают гораздо лучше, чем все ваши полицейские.

– Лучше?! – Комбл покраснел еще больше.

Паскаль подошел ближе и вежливо обратился к ним:

– Сэр Пенворд, это правда, будто вы первый обнаружили, что Картрайты были убиты вашим тигром? Почему вы сразу же не обратились в полицию?

Пенворд повернулся и посмотрел на него. Паскаль натолкнулся на холодный, жесткий взгляд серых глаз и почувствовал себя нашкодившим учеником, стоящим перед своим учителем.

– Вы кто? – холодно спросил сэр Пенворд.

– О, это Паскаль, – представил его Комбл. Он выглядел испуганным. – Он работает в газете Бронлоу, в отделе новостей.

Пенворд отвернулся и сказал инспектору:

– Скажите этому идиоту, чтобы он убирался.

Комбл вплотную подошел к Дэвиду и тихо сказал:

– Дэв, лучше уйди! Паскаль выдохнул и выпалил:

– И не подумаю, до тех пор, пока сэр Пенворд не ответит на мой вопрос!

– Слушай, если ты не отвалишь, я тебя арестую, и у тебя будут большие неприятности. Не лезь в дела полиции.

Дженни попыталась было представиться Пенворду, но он повернулся ко всем спиной и отошел.

Глава 4

Фиона Грейв, девятилетняя девочка, каталась на своем пони в лесу, недалеко от дома. Это была обычная прогулка, каждое утро летом она развлекалась таким образом. В это утро пони вел себя как-то странно. Он долго упирался, не хотел идти в лес, однако девочка сумела его заставить.

– Робби, что с тобой случилось? – спросила Фиона, когда лошадка опять остановилась. – Ну поехали, – она с силой пришпорила пони. Но тот продолжал упираться. Девочка собиралась еще раз с силой пнуть пони каблучками под ребра, но тут заметила, что кто-то пробирается сквозь кусты. Пони встал на дыбы, и девочка вмиг оказалась на земле. Пони отпрыгнул от нее и побежал к дому. Она подняла голову и увидела, как какое-то страшилище на двух ногах побежало вслед за ним.

Фиона услышала жалобное ржание пони, она села, оглянулась кругом и увидела, что чудовище схватило пони, прижало его своими ужасными ногами к земле и откусило кусок мяса от спины лошади. Фиона быстро вскочила на ноги и побежала на помощь своему любимому пони.

– Оставь Робби в покое! – закричала она чудовищу.

Животное отпустило пони, который, вскочив, бросился прочь, и прыгнуло к девочке. Она увидела его ужасные зубы и попятилась назад. Животное издало ужасный звук и направилось к ней. Оно схватило девочку и со всей силы сжало ее так, что когти пронзили насквозь ее тело. Она умерла сразу. Не почувствовав сопротивления, чудовище бросило мертвое тело и побежало за пони...

* * *

Тереза Грейв, мать Фионы, только что закончила чистить загон пони и вышла из сарая. Ей послышалось странное ржание. Она позвала восьмилетнего сына, играющего своими игрушками посредине двора.

– Саймон, ты слышал Робби или мне послышалось?

– Я слышал его ржание, мамочка, – ответил Саймон, не отрываясь от игрушек.

Она внимательно огляделась кругом. И вдруг увидела внезапно выбежавшего из лесу пони. Сердце у нее упало, когда она не заметила на нем Фионы. Проклятое животное сбросило ее дочку! Затем женщина заметила, что кто-то бежит за пони. Вначале ей показалось, что это огромный человек, одетый в странную одежду, но потом она увидела длинный хвост. Это было необыкновенное существо, оно выглядело нереально, такого в природе просто не могло существовать! Но она видела его, оно бежало за лошадью. А окровавленный Робби огромными скачками приближался к сараю.

– Саймон! – закричала Тереза в ужасе, – беги скорее сюда!!!

Но Саймон, ничуть не испугавшись, оставался среди своих игрушек. Он смотрел на забавно скачущего пони, который вбегал в ворота.

– Саймон! – закричала она опять, подбегая к нему. Женщина понимала, что у нее не хватит времени, чтобы добежать до ребенка и вернуться в дом или сарай. Он наконец поднялся, постоял, посмотрел на бегущее за Робби животное и побежал к матери. Робби был всего лишь в пяти ярдах от них, а неизвестное животное в десяти, когда она схватила сына на руки и побежала к сараю. Это был их единственный шанс, дом находился слишком далеко. Пони удалось их обогнать, и теперь между ними и чудовищем ничего было. Беглый взгляд через плечо позволил ей заметить, что это существо похоже на рептилию, оно быстро приближалось, его зубы казались ужасными...

Пони вбежал в сарай, где было его стойло. Когда Тереза несколькими секундами позже влетела вслед за ним, она увидела, что Робби, прижавшись к стене, истекает кровью. Она быстро опустила Саймона на землю, толкнула к стене и захлопнула дверь. Это произошло как раз вовремя. Животное со всего размаху врезалось в деревянные филенки. Робби, казалось, издал стон, а Саймон начал плакать. Некоторое время стояла тишина, и Тереза подумала, что животное убежало. Но вдруг послышался звук сильного удара, дверь затрещала и сломалась.

* * *

– Что-то там произошло, – сказал Паскаль. После того как Комбл так нелюбезно с ними поговорил, они ожидали, что их побыстрее выставят отсюда. Но, как ни странно, на них никто не обращал внимания. Один из служащих Пенворда подошел к нему и инспектору и что-то стал им встревоженно объяснять, потом они наклонились над картой, видимо пытаясь разыскать какое-то место. После коротких распоряжений Пенворда все направились по машинам.

– Что будем делать дальше? Поедем за ними? – спросила Дженни.

– Конечно, только дай им немножко уехать вперед.

Они последовали за ними на расстоянии ста ярдов, чтобы их не могли заметить. Машины ехали по лесной дороге, когда лес стал редеть, все свернули по проселочной дороге направо, где находились несколько домов, окруженных большими садами. Это местечко называлось Флагонлен. Когда они подъехали поближе, то увидели медленно взлетающий вертолет, который довольно низко над землей направился в сторону Пенворд-Холла.

– Смотри, они уже поймали тигра! Мы пропустили все самое захватывающее.

Через четверть мили эскорт машин свернул к одному из домов.

– О боже! Это же дом Грейвов! – воскликнула Дженни.

– Ты их знаешь?

– Это друзья моих родителей. Надеюсь, с ними ничего не произошло!

Дженни припарковала свои «Эм-Джи» позади машины Пенворда. Вокруг никого не было видно, но они слышали голоса, доносящиеся из-за дома. Дом выглядел очень уютно и комфортабельно. Его окружал хорошо ухоженный сад. Так, наверное, выглядели все дома старой Англии. Вокруг было так спокойно, что с трудом верилось, будто в таком месте появится тигр и станет угрожать чьей-то жизни. Но этот день не был похож на другие, и ждать можно было все что угодно.

Когда они обогнули дом, то увидели, что во дворе полно народу. Большая часть присутствующих столпилась около небольшого сарая, стоящего в глубине сада, неподалеку от дома.

– Это загон, где маленькая Фиона держала своего пони, – сказала Дженни.

– Давай попробуем подойти поближе, – предложил Паскаль.

Они почти подошли к загону, но их остановил полицейский:

– Извините, но туда нельзя.

– Джо, мы только глянем, что произошло.

Констебль Джон Нолан покачал головой. Он выглядел намного моложе Паскаля, и у него было очень приветливое лицо с удивительно голубыми глазами.

– Нет, Дэвид, я не могу тебя пропустить, несмотря на мое хорошее отношение к тебе. Комбл запретил пропускать посторонних.

– Но объясните, что там произошло? – воскликнула Дженни.

– Кажется, кровожадный тигр убил женщину...

– О нет! – Дженни закрыла лицо руками. Паскаль обнял ее за плечи и объяснил Джо, что она была знакома с этой семьей. – Дети, что с детьми? – тихо спросила Дженни.

– Они нашли мальчика в сарае. Он видел, как погибла его мать, скорее всего, это произошло у него на глазах. У них были еще дети?

– Да. Девочка Фиона, девяти лет.

– Из леса идет кровавый след. Наверное, тигр напал на них в лесу, но раненому пони удалось убежать, и он привел тигра к дому. Сейчас ведутся поиски.

Дженни посмотрела на Паскаля.

– Дэвид, это же ужасно. Неужели Фиона тоже погибла?!

– Слушай, Дженни, не могла бы ты помочь нам? Посиди с мальчиком, пока за ним не придет кто-нибудь из родни. Я думаю, что если он увидит знакомое лицо, это его успокоит.

Пит отвел его в дом, на кухню.

– Конечно, я побуду с ним.

Дженни повернулась и быстро пошла к дому. А Паскаль стал расспрашивать Джо, как поймали тигра.

– Никто точно не знает. Это сделали люди Пенворда, пока никого не было. Инспектор пытается выведать у него подробности, но, похоже, тот не спешит рассказать историю целиком. Шеф очень взволнован, выглядит как помешанный. С этими богачами трудно общаться, они делают то, что считают нужным, без всяких объяснений. – Джо снял фуражку и провел рукой по волосам. – Они спасли мальчика, но не успели помочь матери. Она выглядит ужасно, он растерзал ее прямо на глазах у ребенка!

– Да, люди Пенворда не теряют даром времени. Они побыстрее увезли отсюда своего тигра.

– Этот Пенворд, по-моему, очень волновался за животное. Они его всего лишь усыпили. Непонятно, зачем? Столько жертв, его следовало бы пристрелить на месте.

– Да, это очень странно. – Теперь Паскаль был уверен, что Пенворд что-то скрывает, но что?

– О Господи! – воскликнул Джо.

Паскаль обернулся и увидел, как двое мужчин в белой форме вышли из леса. Они несли девочку, судя по тому, как безжизненно свисали ее руки, она была мертва.

– Шестая жертва, – прошептал Паскаль. – Сэр Пенворд очень любит своих животных!

– После этого, надеюсь, они закроют свой зоопарк, – мрачно сказал Джо.

– Я пойду к Дженни, сообщу, что нашли девочку.

Направляясь к дому, Паскаль услышал сирену «скорой помощи», подъезжающей к дому в сопровождении полицейских машин. Что же скрывает Пенворд? Был ли это тигр, за несколько часов убивший шесть человек?!

Глава 5

Мальчик выглядел спокойным. Паскаль ожидал найти его в слезах, но тот сидел за столом и пил молоко. Дженни сидела рядом с ним, констебль Пит Давенпорт стоял поодаль и разглядывал свои ботинки.

– Ну как мальчик? – спросил Паскаль, входя в кухню.

– Мальчик в порядке, так ведь, Саймон? – спросила Дженни.

Ребенок охотно кивнул и спокойно посмотрел на Паскаля.

– Когда же вернется мама? – Он не поверил в то, что произошло в сарае. Его рассудок не мог еще вместить такое страшное понятие, как смерть.

– Скоро, – сказала Дженни. – Но папа вернется быстрее.

На папу малыш никак не отреагировал.

– А где Фиона?

Дженни вопросительно посмотрела на Дэвида. Он покачал головой. Дженни поняла и строго сказала:

– Фиона с мамой, ты их скоро увидишь.

Кто-то позвонил в дверь, Давенпорт пошел открывать, предполагая, что это «скорая». Дэвид быстро подошел к ребенку и задал ему вопрос, который, как он знал наверняка, очень огорчит Дженни.

– Саймон, ты видел тигра?

– Дэвид! – воскликнула Дженни, – не будь ужасным! Оставь ребенка в покое!

Но, Дженни, я его нисколько не расстроил, так ведь, Саймон?

Мальчик беззаботно покачал головой.

– Ну вот видишь! Кто это был? Кого ты видел?

– Дэвид! – Дженни почти кричала, – ни слова больше! Уходи отсюда сейчас же, или я с тобой никогда больше не заговорю! – Она так напряглась, что вся покраснела. Паскаль не мог ее такой припомнить. Но, несмотря на это, он не ушел.

– Саймон, ты видел тигра?

Дженни встала и направилась к нему. Она толкнула его изо всей силы:

– Заткнись!

Паскаль попятился. Послышались шаги и голоса людей, входящих в дом. Времени совсем не оставалось!

– Саймон, тигр... – Дженни продолжала его выталкивать за дверь.

Мальчик встал и очень ровным и спокойным голосом сказал:

– Это был не тигр. Это был динозавр.

* * *

– Ты ужасный! – сказала Дженни. – Как ты мог! – Это было часом позже, когда они возвращались в ее машине в город.

– Послушай, Дженни, не сердись, подумай сама, я его совсем не расстроил, ты же видела. Это было для него нереально, как сон, он не отнесся к этому серьезно. Ему это напоминало впечатление от просмотренной по телевизору передачи.

– Да, но, спрашивая об этом, ты мог заставить его задуматься серьезно, когда он еще не был к этому готов. Он бы вспомнил и испугался.

– Но ведь этого же не произошло, не правда ли?

– Ты не имел права рисковать, ведь он же ребенок. Пережить такое под силу не любому взрослому. Такие вещи надо побыстрее забыть.

– Я не уверен, – медленно ответил Паскаль.

Дженни посмотрела на него:

– Дэв, он сказал, что видел динозавра.

– Я слышал.

– Скорее всего, он это придумал. Все случилось неожиданно и ужасно, его фантазия нарисовала динозавра. Но этого не было.

– Возможно. Огромный тигр, разгуливающий по двору, в котором он до того видел только домашних животных, и показался ему нереальным, но почему он назвал его именно динозавром?..

– Может, он даже не представляет, как выглядят эти динозавры и кто они вообще такие! Может быть, он услышал это слово по радио, не зная, что оно значит.

– Не думаю. Мальчики помешаны на динозаврах. Я помню себя в его возрасте. У меня была большая коллекция пластмассовых динозавров, и я точно знал, как какой называется. Я не сомневаюсь, что Саймон знает о динозаврах больше, чем ты думаешь.

– Ты хочешь сказать, будто поверил, что он действительно видел динозавра?

– Нет. Но в этом нет случайности. Он уверен, что видел именно динозавра. Во всяком случае, это точно был не тигр, и сэр Пенворд врет.

– Но зачем? – удивилась Дженни.

– Это как раз то, что я горю желанием узнать!

– Бедный маленький Саймон, он не единственный в этом мире, кто готов поверить в сказки. Ты прямо бредишь, чтобы это оказалось что-нибудь фантастическое, – вздохнула Дженни.

– Но это не мои домыслы. Рабочие Пенворда тщательно стерли все следы, похоже на то, что они даже примяли землю вокруг дома. Ты не заметила? И почему они увезли тигра до прихода полиции? К чему такая спешка? Никто не видел этого тигра и его следов.

– Может быть, это и не тигр, но идея, что сэр Пенворд держит в своем зоопарке живого динозавра, выглядит абсурдной.

– Пенворд часто финансировал экспедиции в самые отдаленные уголки планеты. Может быть, ему привезли откуда-то что-нибудь необычное!

– Дэв, динозавры вымерли миллион лет назад, их не существует. Невероятно, чтобы кто-нибудь из них сумел выжить. И...

– Послушай! Я ведь не говорю, что у Пенворда есть именно динозавр. Может быть, это какое-то редкое животное, похожее на динозавра, огромная ящерица или что-то вроде этого.

– Но почему он пытается это скрыть?

– Не знаю. Не хочет привлекать внимание, а может быть, как настоящий коллекционер держит диковинку в секрете от всего мира. Представляешь, что бы произошло, если бы зоологи узнали, что найдено какое-то ископаемое?

– Ну, хорошо, у тебя нет ни единого доказательства, кроме твоих собственных домыслов и заявления бедного мальчика, который еще слишком мал, чтобы давать объективную оценку происходящему.

– Не волнуйся, я получу настоящие доказательства, даже если мне придется забраться в этот чертов зоопарк!

Глава 6

– Мне не верится, что ему так легко удалось отделаться от этой истории, – прошептал Паскаль.

– Ты получил хороший урок, Дэвид, – сказал Джонни Макгоби, плеснув себе немного воды в двойное виски. – В этом мире есть люди, которые очень легко отделываются от чего угодно. Сэр Пенворд один из них.

Они сидели в «Зеленом уголке», местном баре. Друзья часто заходили сюда ненадолго после работы, но на этот раз просидели почти что до закрытия. Прошло уже две недели после исчезновения тигра из зоопарка Пенворда. Армия журналистов и телерепортеров оккупировала Вончестер, и история с кровожадным хищником все еще вызывала интерес и не переставала обсуждаться в печати. Теперь у всех вызывало недоумение, что Стэнли Пит, собиравшийся подать в суд на Пенворда и открыто поклявшийся, что не успокоится, пока не закроет зоопарк, в котором содержатся такого рода монстры, до сих пор бездействует.

– Совершенно очевидно, что на него кто-то оказал влияние и он не собирается больше этим заниматься.

– Оказал влияние? – удивился Паскаль. – Но это же Стэнли Пит! Самый великий в мире консерватор. И если существует человек, который может повлиять на него, то это только он сам.

Джонни хмыкнул и одним глотком выпил свое виски.

– Ты так наивен, что не хочешь замечать реальных вещей.

– Например?

– Например, ты наивно полагаешь, что в этой стране сила на стороне политиков. Хоть мы и живем в восьмидесятые годы, но Англия совсем не изменилась. Власть сосредоточена в руках немногочисленных семей. Английская аристократия так же могущественна, как и во времена королевы Виктории. Это так же очевидно, как дважды два...

– Продолжай... – улыбнулся Паскаль.

– Ты можешь верить мне. Сэр Пенворд один из богатейших людей в Англии. Его семья имеет владения в Канаде, Австралии, Южной Африке и еще черт знает где.

– Но в нашей стране нельзя обойти закон, только потому, что ты очень богат.

Макгоби посмотрел на Дэвида снисходительно.

– Как много тебе еще предстоит открыть нового в этой жизни, мальчик! Ведь деньги – это еще не все, у него есть связи. У него очень могущественные друзья. Эти аристократы вечно покрывают друг друга. Когда у кого-нибудь из них неприятности, неважно, насколько они серьезны и опасны, они смыкают вокруг него свои ряды, и к ним уже никто не может подступиться.

Паскаль кивнул в ответ, но, казалось, его не удалось полностью убедить.

– Не понимаю, как могут его могущественные друзья повлиять на службу здоровья и безопасности? Эта служба отвечала за безопасность личных зоопарков в Англии. Сразу после известий о многочисленных жертвах она выразила протест против существования этого зоопарка, но когда их официальный представитель побывал у Пенворда, он вынес заключение, что зоопарк полностью соответствует стандартным нормам и нет оснований беспокоиться. Тот факт, что исчезнувший тигр сожрал столько человек, почему-то не привлек их внимания.

Макгоби усмехнулся:

– Может быть, не привлек, а может, и привлек. Но я слышал, что главный прокурор округа проявил личную заинтересованность в этом деле, а он школьный друг Пенворда...

– Это твои предположения?

– Я ничего не предполагаю, я только пытаюсь тебе показать, как Пенворд может повлиять на что угодно и на кого угодно.

– Ты думаешь, что он каким-то образом надавил на Пита, чтобы тот не стал настаивать на судебном разбирательстве?

– Не знаю. Я могу тебе сказать еще кое-что интересненькое. Помнишь, как Пенворд пообещал принять меры предосторожности, даже если не получит официального разрешения на это?

– Да, помню. Мы об этом писали. Он сказал, что собирается сделать двойное проволочное заграждение и пропустить по нему ток. И если какому-нибудь животному удастся еще раз убежать, оно не сумеет выйти за пределы огороженной территории.

– Правильно. Надеюсь, не надо объяснять, с какой из компаний он подписал договор?

– Не может быть! Неужели с компанией Пита? – удивился Паскаль.

– Вот именно!

– И Пит позволил себя купить, после того как погиб его сын?

– Пит прежде всего бизнесмен. Деньги для него всегда на первом месте.

Паскаль покачал головой:

– Пенворд предлагал денежную компенсацию семьям пострадавших, но все отказались, даже мистер Грейв.

– Он оттеснил на второй план инспектора Комбла. Полицейские в тот день выглядели полными дураками.

– Я знаю. Но почему Комбл послушался его?

Макгоби почесал свой красный нос и с ухмылкой сказал:

– Ему пришлось выбирать.

– Ты имеешь в виду, что Пенворд подкупил инспектора?

– Нет. Не совсем подкупил. Он дал ему понять, что его повышение по службе можно форсировать, если он кое-что побыстрее забудет. А если у него окажется очень хорошая память, то она ему пригодится на другой работе. Какие бы полномочия не имел инспектор, он все же зависимый человек и, судя по всему, дорожит своей службой.

– Откуда ты все это знаешь? – спросил Паскаль.

– Отовсюду, – беззаботно ответил Макгоби. – Люди мне много что рассказывают, они не воспринимают меня серьезно, особенно как журналиста.

– Послушай! Почему бы нам не написать об этом? Ты много знаешь, да и мне удалось кое-что увидеть. Мы сможем заставить Пенворда закрыть свой зоопарк. У него, конечно, много денег и большие связи, но всех же он не купит! Многие боятся, что в один прекрасный день какой-нибудь хищник снова убежит, несмотря ни на какие меры предосторожности.

Макгоби покачал головой:

– У меня ничего нет, и мне нечего терять, но я дорожу своей шкурой и хочу жить спокойно. Очень тебе советую присоединиться ко мне. Я не знаю, почему ты так заинтересован в этом деле, очень похоже на то, что у тебя личные счеты с Пенвордом, но ты напрасно теряешь время. У тебя не хватит сил, чтобы сражаться с ним, поверь мне.

– Посмотрим! – сказал Паскаль, понимая, что на Макгоби ему нечего рассчитывать.

Несмотря на все заверения Пенворда и те доказательства, которые он представил полиции и прессе, Паскаль так и не поверил, что животное, которое в тот день исчезло из зоопарка и убило за пару часов шесть человек, было тигром. Если бы он съел двоих человек и пони, это еще выглядело бы правдоподобным, но шестерых за одно утро... Как бы ни был велик тигр, его желудок не в состоянии вместить столько еды... Нигде не осталось следов тигра. Никто не обратил на это внимание. Паскаль хотел найти человека, который так же заинтересовался бы этим происшествием, или ему надо было раздобыть какие-нибудь дополнительные сведения. Но у него не было возможности попасть в зоопарк. Его даже не пригласили наряду с другими журналистами в Пенворд-Холл. Дэвид, конечно, попытался пройти вместе со всеми, но двое служащих остановили его и сказали, что «Вончестерские новости» не включены в список приглашенных. Он попытался объяснить, что репортер из местной газеты имеет преимущество перед другими журналистами, но напрасно...

На следующий день Паскаль позвонил личному секретарю сэра Пенворда и попросил разрешения взять у него интервью. Секретарь пообещал перезвонить позже. Через двадцать минут его вызвал Бронлоу и спросил, что за дурацкие штучки он придумал с сэром Пенвордом. Паскаль попытался объяснить, что жителям Вончестера будет небезынтересно узнать, что думает о трагедии владелец зоопарка. Но это оказалось бесполезно, с тем же успехом можно было что-то доказывать машине, которая варит кофе. Бронлоу покраснел от раздражения и под конец беседы выпалил:

– Что с тобой случилось, Паскаль? Почему ты беспокоишь сэра Пенворда в такое трудное для него время?

Паскаль собирался было возразить, что работа репортера и заключается в этом, но потом подумал и ответил:

– Возможно, это жара так на меня подействовала. Извините, сэр... – а потом повернулся и вышел.

У него не было возможности осмотреть зоопарк, его закрыли на неопределенное время, пока не улягутся страсти. Это могло продлиться довольно долго. Проникнуть в закрытый зоопарк представлялось трудным мероприятием. Еще неизвестно, какие меры предосторожности принимаются людьми Пенворда. Можно, конечно, еще раз попытаться расспросить сына Грейва, но отец увез его к родственникам в Девон. Да и навряд ли он позволит говорить с ребенком. Но все равно Паскаль не намерен был останавливаться, он должен был что-то придумать...

– Смотри, Дженни!

Макгоби вернул его к действительности. Дэвид осмотрелся кругом и увидел Дженни, входящую в бар. Она была с Тони Чилтоном, служащим одного из отделений банка. За последнее время они очень сблизились, к большому недовольству Паскаля. Дженни знала Тони шесть месяцев – они познакомились в теннисном клубе – и всегда представляла его только как друга. Сейчас казалось, что их дружба переросла в нечто большее. Дэвид знал, что не имеет права протестовать, но всякий раз, когда он видел их вместе, сердце его сжималось.

– Извини за мой вопрос, – сказал Макгоби. – Что у вас произошло? Вы ведь были близки и выглядели так счастливо.

– Это продолжалось недолго и было случайностью, между нами ничего серьезного не происходило.

– Рассказывай кому-нибудь другому. Такая девушка, как Дженни, встречается лишь один раз, да и то если повезет...

– Одного раза достаточно, – пробормотал Паскаль. Краешком глаза он видел, как Дженни стояла в дальнем уголке бара и смеялась над тем, что ей говорил Чилтон. Их отношения после происшествия стали еще холоднее. Она не могла забыть его поведение в доме Грейвов и не соглашалась с версией Паскаля, что это был не тигр.

– Ну ладно, мне пора, у меня еще есть небольшое дельце. Пока.

– До завтра, не забывай о моем совете...

Паскаль прошел мимо Дженни, сделав вид, что не заметил ее, в надежде, что она его окликнет. Но она не сделала этого. Постояв минуту на улице, он сел за руль своего «форда» и отправился в бар, где проводили время парни Пенворда.

Глава 7

Клуб, куда приехал Паскаль, назывался «Феникс». Он не любил это заведение, тут всегда собирались фермеры, которые настороженно относились к чужакам. Как только журналист вошел внутрь, он сразу же узнал парней Пенворда. Их легко было отличить от других, даже если они были без формы. Они стояли в стороне от всех и разговаривали между собой. Дэв заказал себе виски и подошел к ним.

– Извините, что прерываю вашу беседу, вы служите в зоопарке, не так ли?

Они перестали разговаривать и все разом уставились на Паскаля.

– Это ужасно, я имею в виду тигра. Но вы молодцы, вы его быстро поймали, а так неизвестно, сколько еще было бы жертв...

– Да, – сказал один из них. Остальные продолжали холодно на него смотреть.

– Я правильно понял, что сэр Пенворд сам убил зверя?

– Да, это сделал он.

– Наверное, это оказалось непросто для него. Я знаю, что он очень любит своих животных. Это был тигр редкой породы?

– Очень.

И опять после односложного ответа наступила холодная тишина. Было непросто вести беседу в таком стиле. Паскаль решил попробовать по-другому.

– Наверное, ваш хозяин платит вам большие деньги за такую опасную работу?

– Работать на сэра Пенворда – это привилегия.

Тут один из них прищурил глаза и сказал:

– Слушай, парень, я тебя узнал, ты работаешь в газете.

– Да, я помню, – подхватил другой, – он был с какой-то девушкой в доме Грейвов.

– Тогда что ты здесь разыгрываешь?

– Я ничего не разыгрываю, я просто хотел с вами поговорить. Мне хотелось написать что-нибудь о зоопарке.

– Тогда лучше поговори с сэром Пенвордом. Но не с нами. – Они быстро допили виски и собрались уходить.

– Подождите, мне бы хотелось вас угостить. – Но они поставили пустые стаканы на стойку бара и вышли, ничего не ответив Паскалю. Все посетители замолчали и уставились на него. Он почувствовал себя в дурацком положении. Приехать сюда оказалось не лучшей идеей. Он только потерял вечер.

– Ты знаешь здешние порядки? – Паскаль повернулся и увидел, что перед ним стоит толстый мужчина с красным лицом и огромными усами. По манере держаться Паскаль угадал в нем завсегдатая клуба.

– Извините, что вы сказали? – переспросил Паскаль.

– Я сказал, что если ты не будешь считаться со здешними порядками, то я не желаю тебя здесь больше видеть, ясно?!

Паскаль снова почувствовал себя дураком.

– Не волнуйтесь, – сказал он с сарказмом, на который был большой мастер. – Я уже ухожу и не собираюсь сюда возвращаться.

Дэв допил свое виски, поставил стакан и вышел, находясь в большом раздражении. Он не заметил, что его поджидают у машины, и поэтому первый удар очень его удивил. Он даже не сразу понял, что произошло. Потом он почувствовал, что лежит на земле и, судя по ощущению, получил удар в правое ухо. Он уперся руками и поднялся было на колени, но тут же получил удар с другой стороны и упал на спину. После секундной паузы Паскаль перевернулся на живот и попытался посмотреть, кто же его бьет. Но ему удалось только увидеть огромный грязный ботинок, которым его изо всей силы ударили чуть выше правого глаза. Он совсем не почувствовал боли, но этот удар на некоторое время отключил его сознание. Он лежал и бессмысленно смотрел в ночное небо, не в силах пошевелиться. Больше его не били. Послышались звуки удаляющихся шагов, захлопнулась дверца машины, и шум мотора показался Паскалю очень знакомым: это был «лендровер», мощная машина, на которой ездили парни Пенворда.

Паскаль медленно приподнялся и сел, все еще не чувствуя боли. Потрогав свое лицо, он обнаружил, что оно в крови, правый глаз опух так сильно, что его было не открыть. В голову пришла дурацкая мысль, что ему будет очень неудобно смотреть одним глазом, если он ослепнет. Он с трудом поднялся и хотел вернуться в клуб и попросить помощи, но потом передумал. Кое-как Дэв сел в машину. Левым глазом он видел дорогу, но с трудом представлял, как в таком состоянии вести машину. Все-таки выбора не оставалось, надо было рискнуть. Это оказалось не так уж сложно, он чувствовал себя спокойно, несмотря на то, что кровотечение продолжалось. Паскаль успокаивал себя тем, что они хотели только напугать его и поэтому не очень серьезно избили. Доехав до города, он не поехал сразу же домой, ему не хотелось расстраивать свою мать. Он решил заехать в редакцию, – было уже поздно, там наверняка никого нет, – чтобы посмотреть на свой вид, вымыться и если обнаружатся какие-нибудь серьезные повреждения, то обратиться в больницу, а уже оттуда позвонить домой.

В редакции Дэв не стал включать свет. Ему не хотелось привлекать внимание своих друзей из полицейского участка. Поэтому в темноте он направился к себе. Проходя по коридору, он заметил полоску света из-под двери кабинета Бронлоу. В такое время это показалось странным. Паскаль открыл дверь – и получил второй шок за сегодняшний вечер. Он увидел Дженни и Чилтона. Они занимались любовью прямо на столе шефа. Это потрясло Дэвида больше, чем то, что его избили. Он стоял на пороге как вкопанный и отказывался верить в то, что видел. Они так были увлечены друг другом, что долго не замечали Паскаля. Наконец, Чилтон открыл глаза, увидел его и застыл. Дженни подняла голову и закричала.

Паскаль был так удивлен, увидев Дженни и Чилтона вместе, да еще здесь, что забыл о себе. Когда Дженни перестала кричать, Дэвид вспомнил, что выглядит он не лучшим образом. Он быстро поднял руку и сказал:

– Ничего, ничего страшного, это просто синяки...

Но когда он это говорил, то внезапно почувствовал, что колени у него подкашиваются, и он медленно осел на пол. «Я испачкаю кровью ковер Бронлоу», – это была его последняя мысль, перед тем как он потерял сознание.

* * *

Когда Паскаль пришел в себя, то увидел, что лежит на диване все в том же кабинете. Дженни сидела рядом с ним, держа в руках мокрую тряпку, испачканную кровью. Чилтон стоял поодаль с очень недовольным видом. Оба уже были одеты.

Паскаль сел и застонал. Чувствовал он себя отвратительно. Голова была как чугунная, все тело болело.

– Дэвид, что с тобой произошло? – спросила Дженни. – Ты попал в аварию?

– Нет, меня избили, правда не очень сильно, двое парней. Ты, должно быть, их видела, они были у Грейвов в тот день. – Он попытался посмотреть, сколько времени, но не смог сфокусировать свой взгляд на часах. – Который час?

– Пятнадцать минут двенадцатого. Тебя избили? Кто?

– Мне бы тоже было интересно узнать.

– Его надо отвезти в больницу. По-моему, у него серьезная рана над бровью, – сказал Чилтон, стараясь придать своему голосу как можно больше авторитетности.

– А мне кажется, что тебе пора домой, ты очень устал сегодня вечером!

Чилтон посмотрел на Дэва угрюмо, но ничего не ответил.

– Он прав, Дэвид, мы отвезем тебя в больницу, ты выглядишь ужасно!

– Я доеду туда сам, – сказал он, поднимаясь с дивана. Комната поплыла перед глазами.

– Ты не в состоянии вести машину, скажи ему, Тони...

– Пускай Тони оставит свои советы при себе. Мне надо в душ, – оттолкнув Дженни, Паскаль вышел из комнаты.

Нельзя сказать, что ему очень понравилось свое отражение в зеркале. Узнать себя можно было с большим трудом. Он выглядел так, словно его пропустили через молотилку. Под обоими глазами были черные синяки, нос распух и покраснел. Над правым глазом было кровавое месиво, из которого продолжала сочиться кровь. Дэв расстегнул рубашку, на груди виднелась огромная кровавая ссадина. Он вздохнул – слишком большие потери для обыкновенного журналистского расследования. Когда он вернулся в комнату, Дженни и Чилтон о чем-то спорили вполголоса. Они замолчали, когда он вошел, и выжидающе посмотрели на него.

Дженни раскраснелась и выглядела, как всегда, притягательно. Чилтон напустил на себя официальный вид.

– Я отвезу тебя в больницу, – настойчиво сказала Дженни.

– Не стоит, я сам. Вам лучше остаться и продолжить то, чем вы занимались. Я, кажется, вам помешал?

Дженни вспыхнула. Чилтон наклонился к ней и спросил:

– Может, все-таки я отвезу тебя домой?

– Нет. Я в порядке. Иди домой без меня.

– Хорошо. Будь осторожна, – он поцеловал ее в щеку, – я позвоню утром.

– О, уж не забудь, пожалуйста! – сказал с иронией Паскаль.

Чилтон враждебно посмотрел на него, открыл рот, чтобы что-то ответить, но потом передумал и молча вышел.

Когда за ним закрылась дверь, Паскаль сказал Дженни:

– Мне повезло, что он был так добр ко мне и не убил на месте. Он стоящий мужчина. В хорошей форме. Ему, видимо, очень помогает теннис.

– Ты не понимаешь.

Он попытался засмеяться, но с таким лицом это было довольно трудно сделать.

– Я не понимаю... Боже мой! Может, я и ослеп на один глаз, но вторым я видел достаточно ясно, что вы тут делали... Мне даже бросилось в глаза, что тебе не очень мягко на столе!

– Пошли, и я очень прошу тебя заткнуться, иначе я сама тебя убью!

В больнице ему наложили швы на рану над бровью, перебинтовали голову, залепили лейкопластырем ссадину на ребрах. После длительного обследования доктор сказал, что серьезных повреждений нет, глаз в порядке, может быть только временное ухудшение зрения, но это ненадолго.

После этого Дженни отвезла его домой.

– Ты собираешься рассказать мне, что действительно с тобой произошло? – спросила она по дороге.

– Я уже сказал тебе, меня избили.

– Кто это был?

– Парни Пенворда.

– Ты не собираешься мне ничего рассказывать?

– Нет.

Они ехали в молчании. Подъезжая к дому, Дженни сказала:

– Послушай, насчет Тони и меня...

– Я знаю. Вы только друзья. Очень хорошие друзья. И, как видно, были ими с самого начала!

– Крысенок! С тобой бесполезно разговаривать как с нормальным человеком! – она всегда так ругала его, когда они были близки.

– Да бесполезно, лучше закрой рот.

Паскаль отвернулся и уставился в окно. У него было такое состояние, что впору расплакаться. Все свалилось в один вечер. Вначале его выставили из этого жлобского бара, потом избили без всякого предупреждения, а к концу вечера он увидел свою Дженни с другим, не раньше и не позже, как в самый кульминационный момент. Хотя Дэвид бросил ее, он всегда считал ее своей, ничего серьезнее в его жизни не было. Несмотря на то, что это была его идея, разрыв их отношений заставлял его страдать, особенно в последнее время. Дэв с удовольствием сломал бы шею этому Чилтону. Но он поставил себе цель: теперь ему надо было добраться до сэра Даррена Пенворда. Он еще не знал, каким образом, но он обязательно это сделает, даже если придется погибнуть.

Глава 8

Динозавры действительно вымерли. Паскаль пришел к такому выводу, когда прочитал все книги, которые удалось найти его матери в местной библиотеке, содержащие хоть малейшие сведения о динозаврах.

– Откуда такая заинтересованность палеонтологией? – спросила однажды утром мать Дэвида, когда они сидели вместе в саду за домом. Он взглянул на нее. Ей было за пятьдесят, но выглядела она хорошо. Она очень долго проработала школьной учительницей, пока не пришлось уйти из-за слабого здоровья. Теперь она просто сидела дома, и все ее внимание переключилось на сына. У нее всегда вызывали интерес темы, которыми он занимается.

– Мне хочется написать статью о динозаврах, может быть, это хоть немного отвлечет всех от последних событий.

– Это хорошая идея, тем более что место, где расположен наш город, связано с историей динозавров.

– Связано? – удивился Паскаль, – Но каким образом?

– Я думала, ты знаешь. Первые кости динозавров были обнаружены в Англии именно здесь, в семнадцатом столетии. Конечно, в то время еще не знали, что это кости динозавров, и выдвигалось много предположений. Предполагали даже, что здесь в древности жили гигантские люди... – она засмеялась. – На самом деле это были кости динозавра под названием «мегалозавр».

– Теперь мне многое известно о динозаврах, – в смущении сказал Паскаль.

– Раньше это тебя не интересовало. Я читала лекции в школе на эту тему. Самые многочисленные открытия произошли в двадцатом столетии, и наш город стал в то время очень знаменитым и вызывал огромный интерес. – Мать прочитала ему целую лекцию на эту тему.

– Динозавры вымерли миллионы лет назад, от них ничего не осталось, кроме этих костей.

– Может быть, и не совсем так, – ответила мать.

– Что ты имеешь в виду?

– Некоторые ученые считают, что птицы развились из определенной породы динозавров. Если это так, то динозавры еще с нами.

– А... – сказал Паскаль разочарованно.

Он посмотрел вокруг, мысль о том, что маленькие птички были динозаврами, выглядела абсурдно. И вообще, когда представляешь, что, пусть даже миллион лет назад, среди этого райского уголка, усаженного нежными розами, разгуливали динозавры, огромные, кровожадные чудовища, становилось не по себе. И Паскаль с облегчением подумал, как хорошо, что они вымерли.

– Когда здесь были обнаружены последние находки? – спросил Дэвид.

– Около четырех лет назад. Но это не было что-то существенное – мелкие кости, зубы... Последняя крупная находка датируется тысяча девятьсот двадцатым годом. Посчастливилось тогда сэру Освальду Пенворду, дедушке Пенворда. Он был известным палеонтологом и сумел собрать большую коллекцию скелетов динозавров. Я видела ее, когда была маленькой девочкой. Не знаю, что сейчас с этой коллекцией, может быть, она была отослана в национальный музей, может быть, находится здесь. Об этом ничего не известно точно.

– Забавно, – сказал Дэвид задумчиво.

– Между прочим, дорогой, ты не единственный в городе, кого заинтересовала палеонтология.

– Действительно? – Он даже привстал со стула, – Кого же еще это могло заинтересовать?

– Сегодня я встретилась в библиотеке с Дженни, она спрашивала книги о динозаврах. Я сказала, что они все у тебя. Она ничуть не удивилась.

Паскаля это очень разозлило.

– Она помогает писать мне статью о динозаврах. Я ей позвоню и скажу, что у меня уже достаточно материала.

– Она такая чудесная девушка.

– Кто?

– Дженни, конечно.

– Да... чудесная. – «Она же не поверила, или сделала такой вид, а теперь собирается что-то писать об этом!» – подумал Дэвид.

– Ты больше не приглашаешь ее в гости, не говоришь о ней. Вы больше не дружите?

Он улыбнулся тому, как его мать тщательно подбирала слова:

– Нет, мы больше не дружим.

– Но что случилось?

– Мы поссорились.

– Ты не хочешь мне рассказать?

– Да, мне не очень хотелось бы об этом говорить, надеюсь, тебя это не обидит.

Мать печально покачала головой.

– Ты мне не доверяешь, Дэвид. Мы больше не говорим с тобой, как раньше.

– Мама, не огорчайся, мне просто нечего тебе рассказать об этой истории. Я сейчас очень занят, у меня не очень-то много времени для девушек.

– Мне не очень хочется тебя расспрашивать, но ты так и не рассказал, кто тебя избил.

– Я же тебе говорил, что не знаю. Я не видел их лиц. Все случилось очень быстро.

– Зачем они это сделали?

– Не знаю.

– Ты меня очень беспокоишь. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь произошло. Ты – все, что у меня есть.

Дэвид знал, что это бесконечный разговор.

– Мама, со мной ничего не случится. Не волнуйся.

Его мысли переключились на Пенворда. Теперь он об этом думал почти каждую минуту. Ему необходимо узнать, что за животное исчезло из зоопарка. Единственный путь – это проникнуть в поместье Пенворда. Но как? Вчера он подъезжал к территории зоопарка. Все огорожено несколькими рядами проволоки. Через равные промежутки стоят вышки с кинокамерами, везде таблички «Опасно», «Под напряжением». Компания Стэнли Пита поработала на славу. Но все это говорило о том, что владелец больше обеспокоен, чтобы люди не смогли проникнуть на территорию зоопарка, чем опасается исчезновения животных.

Потом Дэв заехал на соседнюю ферму и увидел рабочего, поливающего грядки. Рабочий, крупный мужчина, всем своим видом показывал, что не очень любит думать. Он был очень недоволен тем, что ему помешали. Нет, у Пенворда он не видел ничего странного. Да, он слышал, как кричат животные, много раз, особенно когда ветер дует с той стороны, это заставляет волноваться его животных, да и запах, доносящийся из зоопарка, не из приятных. Когда Паскаль спросил, не слышал ли он каких-нибудь подозрительных звуков, рабочий уставился на него как на сумасшедшего.

– Что вы имеете в виду?

– Не слышали ли вы крика, который не принадлежал бы тигру или льву? – Дэвид перевел дыхание и с трудом выдавил из себя: – Крика, который мог бы издавать динозавр? – Но кто знает; как кричали динозавры? Может быть, они вообще были немыми. В книгах, которые он прочел, об этом не говорилось ни слова.

Рабочий молча на него уставился. Паскаль повернулся и пошел к машине, чувствуя себя дураком.

* * *

День был жаркий, страшно хотелось пить. Паскаль хотел побыстрее доехать до какой-нибудь забегаловки. Когда он приблизился к дорожному бару, то увидел, что там полно народу. Он узнал Генри Вотера, газетного фоторепортера. Паскаль не очень-то его любил. У этого типа было только две темы для разговора: секс и машины. Люди, которые слишком много говорят о сексе с кем попало и где попало, как правило, имеют большие проблемы в этой области. Как только Паскаль вышел из машины, Генри сразу же подошел к нему. В свойственной ему развязной манере, хлопнув Дэвида по плечу, он сказал:

– Дэвид, дружище, ты странно выглядишь. Что с тобой случилось? Ее муж вернулся слишком рано? Ничего. Ты видел меня две недели назад? Со мной случилось то же самое.

Действительно, у Вотера пару недель назад красовался огромный синяк под правым глазом.

– Расскажи, что у тебя приключилось? – попросил он Паскаля, доверительно понижая голос. – Ты можешь доверять старине Генри.

Паскаль безучастно повторил много раз рассказанную историю. Неизвестно почему, на него напали на стоянке автомашин двое неизвестных парней. Может, они были слишком пьяные или у них было плохое настроение и им хотелось на ком-нибудь отыграться, а может, и то и другое.

– И это все? – Вотер выглядел разочарованным.

– Да, ничего интересного. – Паскаль оглянулся кругом и спросил, почему здесь так много народу.

– Это место теперь стало пользоваться популярностью, здесь всегда толпится народ.

Паскаль пошел купить что-нибудь выпить. Когда он вернулся, Вотер описывал плюсы и минусы присутствующих здесь женщин, прибавляя интимные подробности, которые он якобы узнал из достоверных источников, или по собственному опыту. Паскаль пытался представить, сколько в этом разговоре вранья и есть ли хоть маленькая часть правды. Но постепенно его мысли опять переключились на Пенворда и его зоопарк. Он настолько задумался, что, когда Вотер стукнул его по плечу, испуганно вздрогнул.

– Ты заслушался меня? Поздравляю, сама леди Фанг положила на тебя глаз...

– Кто?

– Как кто! Леди Пенворд. Она здесь...

Паскаль посмотрел, куда указывал Вотер, и увидел леди Джулию Пенворд, стоящую рядом с женой Маджори. Она посмотрела прямо на него, но когда их глаза встретились, она отвела взгляд.

– Не говори ерунды. Может быть, она разглядывает мои синяки.

– Поверь мне, я никогда не ошибаюсь в таких вещах! На синяки смотрят не так.

Паскаль засмеялся.

– Дэв, не говори мне, что ты ничего не слышал о ней. Она кровожадная нимфа...

– Перестань верить тому, что ты читаешь на дверцах общественных туалетов.

– Но спроси кого хочешь...

Паскаль знал, что замужество леди Пенворд не было счастливым и она обладала множеством любовников. Но он считал, что это сплетни. Иногда он случайно встречал леди Пенворд в подобных забегаловках, но никогда с ней не говорил. Он посмотрел на нее внимательно. Она была довольно привлекательной. Стройная, хорошо одетая, она производила впечатление очень ухоженной женщины. Пока он ее разглядывал, она опять взглянула на него. Не оставалось сомнений, что она обратила на него внимание.

– Посмотри, я говорю тебе, – прошептал Вотер, – она смотрит на тебя!

– Это только игра твоего воображения. Зачем я ей нужен?

– Потому что ты симпатичный, молодой. Она любит молоденьких мальчиков, об этом столько говорят.

– Какой же я молоденький, мне двадцать шесть лет.

– Когда тебе будет, как ей, сорок, женщины в двадцать шесть покажутся тебе тоже молоденькими.

– Благодарю, ты меня сегодня обрадовал.

– Ну и что ты собираешься делать?

– Делать? Ты спятил! Я ничего не собираюсь делать. – Но тут Паскалю пришла в голову одна мысль. Он вновь посмотрел на леди Пенворд. Ее можно использовать. Она поможет ему проникнуть в зоопарк.

Глава 9

Динозавр находился в возбужденном состоянии, он бился всем телом о стенки клетки и издавал звук, похожий на вой сирены «скорой помощи». От этих ударов все здание вибрировало. Это был мегалозавр, одна из разновидностей карнозавра, которые в древности жили на территории Англии и Франции. Его кожа была ярко-зеленого цвета. Он стоял на огромных задних ногах, и его голова возвышалась над землей на десять футов. Это был молодой самец, примерно двух лет, и еще не до конца выросший. Причина его возбуждения заключалась в сексуальной неудовлетворенности, это делало его очень опасным. Его было невозможно успокоить, так как подобного ему экземпляра самки не существовало. Динозавр метался по клетке, не находя выхода своему раздражению.

– Господи, что с ним происходит? – удивился один из рабочих. – Может, он заболел, он даже не притронулся к еде.

– Может, у него болят зубы, – предположил другой рабочий, подходя поближе к клетке. Он вовремя успел отскочить. Динозавр стремительно подбежал к прутьям и просунул свою ужасную «руку» наружу.

Ужасные когти, напоминающие огромные бритвы, со свистом рассекли воздух.

– Господи, какая скорость! – испуганно произнес рабочий. – Надо пойти и рассказать хозяину.

* * *

В это время Паскаль выехал из Вончестера. Было семь вечера. Он направлялся в небольшой городок Трафам, который находился в восемнадцати милях от Вончестера. Дэвид размышлял о леди Джулии Пенворд. Он был удивлен тому, насколько быстро развивались события в тот вечер. Оставшись в баре, он пересилил волнение и подошел к леди Пенворд, несмотря на то, что она все еще разговаривала с женой Маджори. Во рту у него пересохло. Он представился и сказал, что хотел бы взять у нее небольшое интервью. Жена Маджори выразила явное недовольство, что их разговор был прерван, но леди Джулия приветливо улыбнулась и сказала, что она с удовольствием даст интервью для «Вончестерских новостей».

Паскаль задавал ничего не значащие вопросы, подруга Джулии смотрела на него со все возрастающей неприязнью, но сама Джулия выглядела очень воодушевленной и готова была продолжать обсуждение пустяков. Паскаль чувствовал, что запас вопросов уже иссякает, и не знал, что делать дальше. Он внезапно остановился и глупо замолчал. Тогда Джулия повернулась к своей подруге и попросила принести ей еще бокал шампанского. Как только та отошла, Джулия быстро спросила:

– Любите ли вы форель?

– Форель? – переспросил удивленно Паскаль, – Конечно, я очень люблю эту рыбу.

– Я знаю прелестную маленькую гостиницу, недалеко от Трафама. Там великолепно готовят форель, лучше, чем где-либо в Англии. Прошу вас быть моим гостем сегодня вечером, скажем, часов в восемь.

– Спасибо, я приму ваше предложение, у меня как раз свободный вечер и мне так не хочется идти домой.

– Отлично. – Когда жена Маджори вернулась с бокалом шампанского, Джулия сказала: – Ну что ж, я надеюсь, что удовлетворила ваш интерес, мистер Паскаль?

– О, извините, мне было очень интересно с вами побеседовать!..

– Я хотела бы заметить, что вы меня потрясли своим профессионализмом, в вас нет той назойливости, что отличает других журналистов. Вы взяли у меня интервью, а я даже не заметила, для меня это была просто приятная беседа. – Джулия улыбнулась и, попрощавшись с Дэвидом, вернулась к беседе со своей подругой.

Паскаль опаздывал. Несколько раз он вынужден был останавливаться и спрашивать правильную дорогу. До гостиницы он добрался на полчаса позже назначенного срока. Он подумал, что леди Джулии надоело ждать и она уже уехала, но обнаружил ее в гостиничном баре. Она сидела одна и была одета совсем по-другому. Утром на ней было элегантное, облегающее фигуру платье и шикарная шляпа. Сейчас она была одета очень просто: голубые джинсы, мужская сорочка и ботинки в военном стиле. Выглядела она моложе...

Джулия улыбнулась, когда он подошел к ней с извинениями. Он стал объяснять, почему опоздал, но она прервала его:

– Это совсем неважно, – главное, что вы здесь. – Она быстро допила содержимое бокала, встала и предложила подняться наверх.

«Она говорит о спальне», – подумал Паскаль, и ему стало плохо.

– Разве мы не будем есть форель?

Джулия остановилась и посмотрела на него, как будто он пошутил.

– Ты можешь поесть после, если голоден. – Она повернулась и направилась вверх по лестнице. Когда они проходили мимо консьержки, та улыбнулась и пожелала им доброй ночи. Паскаль понял, что Джулия здесь часто бывает и ее хорошо знают. Видимо, Генри Вотер говорил правду.

Паскаль поспешил за ней, на ходу соображая, как себя правильно вести. Если он разочарует ее, то их связь кончится, еще не начавшись, и ему не суждено будет ничего узнать о зоопарке и его хозяине. Они вошли в маленькую комнатку с низким потолком, большую часть которой занимала широкая кровать. Пустого места было очень мало, он только хотел заметить это Джулии, как, подняв глаза, увидел, что она уже успела раздеться. Ее тело, стройное и мускулистое, – тело человека, постоянно делающего гимнастику, – все же выдавало ее возраст. На ногах выступали вены, живот выглядел дряблым, а грудь была далека от совершенства. Но Паскаль от вида обнаженного тела почувствовал возбуждение, что придало ему уверенности, потому что он не очень любил заниматься любовью с женщинами, с которыми у него не было предварительно каких-нибудь отношений. Тем более, что она выглядела намного старше его, это могло бы повлиять на него отталкивающе. Джулия стояла около кровати и выжидающе на него смотрела. В ее позе не было ничего сексуального, она ждала, пока ее партнер начнет, как если бы она собиралась играть в теннис.

– Ну, и чего же ты ждешь?

Паскаль опешил:

– Извините. Я просто... это слишком быстро. Обычно я это делаю не так.

Она подняла брови:

– Да? Ну и как это делаешь ты?

– Я люблю раздевать женщин сам.

После того, как они вошли в комнату, она наконец впервые улыбнулась.

– Может быть, в следующий раз... – Смысл фразы был таков, что следующего раза может и не оказаться.

Чувствуя себя не в своей тарелке, Дэвид начал быстро раздеваться. Его возбуждение быстро нарастало, он даже боялся, что кончит до того, как разденется.

– У тебя красивое тело, – сказала она таким тоном, которым разговаривала, видимо, с каждым мальчиком, побывавшим в этой комнате.

Паскаль чувствовал себя отвратительно, ничего более унизительного он не переживал. Наконец он разделся. Они стояли друг против друга, пока у Паскаля опять не наступила эрекция.

Неожиданно леди Джулия сказала:

– Ты, наверное, знаешь, я делаю это не так, как все.

– То есть? – ему было трудно сдержать дрожь в голосе.

– О, я не то имею в виду, не бойся, – она рассмеялась. – Я хочу сказать, что никогда не приглашаю сюда мужчин из Вончестера. Ты – первый.

– Почему же вы нарушили правило?

– Ты такой хорошенький и молоденький, это, конечно, глупость. Будем надеяться, что я не раскаюсь... – и Джулия протянула к нему руки. Ему пришлось подойти и обнять ее. Она была одного с ним роста, он почувствовал силу в ее руках. Леди Пенворд толкнула его на кровать и легла рядом с ним. Вначале у него было ощущение, будто она с ним борется. Он не мог понять, что она ждет от него. Как же это было не похоже на то, что происходило между ним и Дженни. Она была такая нежная, ласкать ее тело казалось бесконечным удовольствием, он всегда это делал очень медленно и нежно. Но тут его волосы встали дыбом. Леди Джулия начала целовать его тело, медленно опускаясь вниз. Он почувствовал волну удовольствия, пробежавшую по телу. Мысль о Дженни пришла вовремя. Но скоро в его голове все смешалось, он уже был близок к тому, чтобы потерять всякий контроль, но знал, что после этого он не в состоянии будет ничего сделать, ему необходимо было сдерживаться, чтобы успеть удовлетворить Джулию. Однажды он придумал шутку для Дженни: «Женщинам легче себя сдерживать, они могут рассмеяться, я же всегда решаю сложные математические примеры».

Внезапно ему в голову пришла мысль о Дженни, лежащей на столе, и Чилтоне. Он представил, что это не леди Джулия, а Дженни, и ему захотелось показать, что он не хуже Чилтона...

После этого они долго лежали обессиленные.

– Хорошо, это было хорошо... – прошептал Паскаль. Он был доволен собой, он забыл о ее годах, об обстановке, в которой они находились. У него все получилось, для мужчины это всегда имеет большое значение. Он поднял голову и из чувства благодарности поцеловал леди Джулию. В нем бурлила гордость, словно у полководца, выигравшего решающее сражение, или как у мальчика, только что ставшего мужчиной.

– Зачем ты это сделал?

– Потому что мне захотелось, – ответил он. – Ты потрясающая женщина.

– Слушай, давай договоримся сразу: мы здесь встретились только для одного. Не надейся, что между нами завяжется что-то большее. Понимаешь?

– Да, я понимаю, но ты мне очень понравилась.

– Хорошо, я хочу только тебя предупредить, чтобы ты не питал никаких иллюзий по отношению ко мне. Мне не хочется, чтобы ты оказывал на меня какое-либо влияние. Для меня достаточно того, что я только что получила.

– Не волнуйся, – ответил Паскаль довольно холодно. Втайне он был разочарован, она даже не собиралась делать вид, что ей было хорошо с ним.

Некоторое время они пролежали молча. Потом леди Джулия начала опять все сначала. Это повторилось заново через небольшой промежуток и отняло у Дэвида столько сил, что он почти сразу заснул. Когда он проснулся, уже светало. Леди Джулия уже оделась. Она стояла у окна и смотрела на него.

Интересно, долго ли она так простояла? Когда она увидела, что он проснулся, она сказала:

– Мне нужно идти. Я оставила на столе карточку с номером телефона, по которому ты меня можешь найти. Позвони мне сегодня после пяти.

Не дождавшись ответа, она вышла.

Паскаль радостно улыбнулся. Кажется, получилось.

Глава 10

– Ты выглядишь изможденным еще больше, чем обычно. Ты не выспался?

Паскаль посмотрел на Дженни. Неужели ей известно о его связи с леди Пенворд? Но она выглядела безобидно.

– Очень жарко. Это все от погоды.

Она взглянула на него и вернулась к работе над какими-то бумагами. Но через несколько минут спросила:

– Почему ты не заходишь в бар?

– Я удивлен, что ты обратила на это внимание.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты, должно быть, очень занята с нашим общим другом Чилтоном.

Легкая краска залила ее щеки.

– Я же тебе говорила, что это не твое дело.

Паскаль хотел сказать что-нибудь обидное, но вместо этого спросил:

– Тебе он очень нравится?

– Да, мне он нравится. Он веселый. Он заставляет меня смеяться.

– Смеяться. – Он опять вспомнил Дженни на столе шефа, и его сердце опять упало. – Давай лучше не будем об этом.

– Давай. Лучше вернемся к тебе. Где тебя носило эти две недели?

Дэвид тщательно обдумал свой ответ.

– Я работал кое над чем. Персональный проект. Это будет книга.

– Книга? Как чудесно. О чем?

– О чем? – Трудно было сразу придумать.

– Надеюсь, не о динозаврах? – спросила она с улыбкой.

– Какого черта ты об этом говоришь!

– Ну, продолжай. А лучше брось врать. Никакой книги ты не пишешь. Я знаю, чем ты занимался!

– Чем же? – Паскаль замер.

– Ты продолжаешь вынашивать идею о Пенворде. Ты не переставал думать об этом с того ужасного дня, я знаю тебя достаточно хорошо и представляю, как устроены твои мозги. Ты наверняка уверен, что сбежавшее животное не было, тигром. Ты будешь лезть на рожон, пока не выяснишь, кто это был.

– Нет, ты ошибаешься, – ответил он облегченно. Она не знала о леди Пенворд.

– Я не верю тебе, – вымолвила Дженни с улыбкой. – Твоя мама сказала, что ты забрал из библиотеки все книги о динозаврах.

Дэвид устал с ней спорить. Он вздохнул и ответил:

– А ты сама? Зачем тебе понадобились эти книги? Дженни огляделась вокруг. Стояло раннее утро, в редакции еще никого не было кроме мисс Флеминг, но она находилась далеко и не могла слышать, о чем они говорят.

– Видишь ли, чем больше я думаю о том, что ты сказал, тем больше мне кажется, что в этом есть смысл. По-моему, очень странно, что Пенворд это все так быстро прокрутил.

Паскаль улыбнулся.

– Теперь ты веришь, что это был динозавр? – Он покачал головой. – Извини, Дженни, книги убедили меня, что это не так. Динозавры давно вымерли. Невозможно, чтобы какой-нибудь из них выжил.

Дженни открыла ящик своего рабочего стола и достала оттуда два ксерокса. Один из них был репортажем из газеты о том, что четыре года назад один палеонтолог, отправившись в одну из отдаленных частей Конго, наткнулся на неизвестное животное, очень напоминающее динозавра. Другая заметка из «Вончестерских новостей». В ней сообщалось, что сэр Пенворд направил экспедицию в Конго.

Паскаль прочитал их и сказал:

– Интересно.

– Это все, что ты можешь сказать? По-моему, это больше, чем интересно, может, он нашел то, что искал!

– Динозавра?

– Но ты же сам говорил, что это не обязательно динозавр, просто животное, его напоминающее.

– Возможно, что это Лох-Несское чудовище.

– Не иронизируй. Я знаю, что тебя это интересует больше, чем ты пытаешься показать. Расскажи, что тебе удалось разузнать новенького. Мы давно не виделись.

– Я же тебе говорю, я больше этим не занимаюсь, мне надоело.

– Я тебе не верю, Что ты делал все это время? – Дженни начинала сердиться.

– Писал книгу. Новеллу. О сексуальной жизни средних классов в Вончестере. Банковских служащих, журналисток и так далее. Сейчас я собираюсь выпить чашечку кофе. Увидимся позже... – Он быстро вышел из комнаты, чтобы она не успела ничего ответить.

Паскаль чувствовал себя очень уставшим, даже изможденным, будто последние две недели он бегал за грузовиком, С той самой ночи, проведенной в гостинице с леди Джулией, они занимались любовью ежедневно. Ее сексуальная жажда оказалась неутолима. В самом начале она заявила, что ей не нужно от него ничего, кроме секса. Но на третью ночь выяснилось, что это просто ее имидж. Она принадлежала к тем женщинам, которые умеют держать себя под контролем, но, как выяснилось, недолго. Леди Пенворд долго расспрашивала Дэвида, нет ли у него другой женщины, потом начала рассказывать о том, как она несчастна, какой скучной и однообразной является ее жизнь. В этом легко угадывался страх постареть. Ее занятия сексом напоминали агонию, они были так далеки от того, чем Паскаль занимался с Дженни. Она говорила, что хотела бы полюбить кого-нибудь, кто моложе ее. Это прозвучало с таким надрывом, что Дэвид понял: он первый кандидат на это место.

К концу второй недели Джулия наконец спросила:

– Ты бы смог меня полюбить?

Она приложила максимум усилий, чтобы произнести это спокойно, но Дэвид знал, что это был вопрос жизни или смерти. Чтобы она не заметила его вранья, он поспешил уверить ее:

– Думаю, что смог бы. Мне кажется, что я уже люблю тебя.

Он был готов к этому разговору, так как узнал эту женщину достаточно хорошо и понимал, что она ждет от него. К его изумлению, она начала плакать. Ему пришлось выслушать ее мольбы о том, чтобы они всегда были вместе и никогда не расставались.

Паскаль слушал ее молча. Ситуация становилась опасной. С одной стороны, ему было жаль Джулию, она просила о таких вещах, в которых любимая женщина уверена без всяких клятв со стороны мужчины. Ему не обязательно твердить ей о своем чувстве долга и ответственности за нее, потому что он просто ее любит. Сколько радости приносили минуты, проведенные с Дженни, и даже когда они расставались, она все равно оставалась с ним, это, наверное, и называется быть вместе всегда. Дженни знала о Паскале почти все, а то, что не знала, могла предчувствовать. Она предугадывала его порывы и давала то, что ему хотелось, чего он ждал от нее. Клятвы между ними были неуместны. Леди Джулия казалась увлеченной собой, своей увядающей молодостью. Она хотела тепла и заботы, как хочет и любая другая женщина. Но женщины делятся на искони несчастных и на предпочитающих прожить счастливую жизнь. Вроде бы хотят они одного и того же, но последние делают все, чтобы получить это счастье: они сами выбирают себе мужчин, и только тех, кого они смогут полюбить, и получают от них все сполна; они почти никогда не обманываются в любви, потому что делают это для удовольствия и радости. Другая же категория женщин требует от мужчин любви, но, по представлению Паскаля, если им дать эту любовь, то они могут умереть. Им нужны такие мужчины, которые делали бы их еще несчастнее. Они почти всегда бывают обманутыми. Леди Джулия относилась к последним. Если бы она оставалась такой, какой была вначале, она вполне могла быть любима, а роль беспомощной, одинокой, несчастной делала ее смешной. Паскаль даже почувствовал раздражение. Джулия была богата, независима, обладала всем, чтобы получать от жизни удовольствие, а она унижается перед никому не известным журналистом, хорошенько даже не разобравшись, с кем имеет дело. Поначалу он очень боялся, что она почувствует фальшь, но потом понял, что она слишком занята своим несчастьем. Он, конечно, рассчитывал но то, что она влюбится в него, но участвовать в мелодраме никак не входило в его планы.

– Мой муж душевнобольной.

Паскаль немедленно насторожился. Это было в ту ночь, когда она пытала его о других женщинах. Они, как всегда, остановились в маленькой гостинице. Леди Джулия лежала на животе поперек кроватей, которые они сдвинули.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Паскаль, стараясь не показывать своей заинтересованности. Первый раз она заговорила о муже.

– Он сумасшедший, ненормальный, – и она отвернулась к стене.

– Почему сумасшедший?

– Он помешан на своих проклятых животных. Ему они дороже всего на свете. Он не расстроится, если умрут все люди, только бы ничего не случилось с его животными...

Паскаль с трудом сдерживал свое возбуждение. Неужели она расскажет ему то, для чего он находился рядом с ней?

– Но он же убил того тигра.

– Да, это было единственный раз в его жизни. Но лучше бы он убил меня, для него это было бы менее болезненно. – Она повернулась к Дэвиду и посмотрела ему в глаза: – Зачем мне быть его женой?

Паскаль хотел продолжить разговор о животных, но игнорировать ее вопрос он не мог.

– Мне очень жаль, что ты так с ним несчастна. Но, собственно говоря, он же ни в чем тебя не ограничивает.

– Но мне не это нужно от мужа. Он не способен заниматься любовью, – ее лицо исказилось гримасой. – Он не может этим заниматься, как все люди.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Паскаль заинтриговано.

– Он обожает садизм и мазохизм. Предпочтение отдает мазохизму. Как ты думаешь, что его во мне привлекло? Он был уверен, что издеваться над ним в постели доставит мне максимум удовольствия. Он любил мне повторять, что женился на мне из-за моей мужской жесткости.

Он был прав, – чуть не вырвалось у Паскаля, но он вовремя сдержался.

– Ему не нужна жена, – продолжала леди Джулия. – Ему нужен кто-то, все равно, мужчина или женщина, чтобы истязать его.

Паскаль вспомнил первую ночь, ее глаза, выражение лица, то, как она стояла у кровати, как стала с ним бороться, судя по этим грубым ласкам, можно предположить, что ей нравилось заниматься садизмом, Скорее всего, мужу она умела доставлять удовольствие.

– Может, тебе это тоже нравится?

– Нет, я не люблю мучить людей и ненавижу, когда мучают меня.

– Он проделывал это с тобой? – поинтересовался Паскаль.

– Он часто на этом настаивал, мне приходилось сопротивляться. Он обожал, когда я его била хлыстом. По заднице, – сказала Джулия серьезно.

Паскаль чуть не рассмеялся. Он представил, как сэр Пенворд, этот изысканный аристократ, занимается подобными вещами со своей женой. Причем она так подходила для этой роли.

– Это все связано с его дурацким увлечением животными.

– Я не уверен, что дело в животных, – ответил Паскаль.

– Он любит все, что олицетворяет силу. Все его животные – это хищники; львы, тигры, пантеры, медведи, крокодилы... Это животные, которые способны убивать.

– Ты имеешь в виду, что он возбуждается, когда чувствует опасность?

– Не совсем так. Его возбуждение зависит от соприкосновения с силой. Я пыталась в этом разобраться, но устала.

– Почему ты не уйдешь от него?

– Я не могу этого сделать, он не отпустит меня.

– Не отпустит? Но как он сможет тебя остановить? – удивился Паскаль.

– У него есть способы настоять на своем.

– Но какая ему разница? Ты же говорила, что вы давно не спите вместе.

– Да, это действительно так. Мы живем каждый своей жизнью. Я пользуюсь свободой и делаю то, что хочу. Он знает о моих сексуальных увлечениях и не возражает. Его волнует, чтобы это не стало достоянием общественности. Он не даст мне развод, его фамильная честь не позволяет это сделать. Развод плохо отразится на его репутации. Ничто не должно разрушать его имидж. – Джулия скривила губы от отвращения. – Я хочу, чтобы он умер. Хоть бы эти проклятые животные взбесились и кто-нибудь из этих тварей откусил ему голову. Это единственный способ освободиться от него.

После этого Джулия долго рассуждала о том, как она несчастна и одинока, как никто в мире этого не понимает. Паскаль пытался вернуться к разговору о животных, но безуспешно. Впоследствии она часто рассказывала о своем муже, но о животных не заводила разговора. Паскаль боялся прямо заговорить о зоопарке. Она не должна была заподозрить об истинных причинах, почему он связался с ней. Он решил подождать. В течение двух недель ему не удалось больше ничего разузнать. Дэвид безумно устал, ему не нравилась женщина, постоянно жалующаяся на свое одиночество. Ее безумный секс отнимал так много сил, что он боялся, как бы после этого не начать шарахаться от женщин. Под конец ему стало казаться, что он умрет от сексуального истощения в одной из маленьких гостиниц пригорода, так и не узнав тайну сэра Пенворда.

Дженни не было в редакции, когда он вернулся из полицейского участка. Он быстро набрал номер леди Джулии.

– Привет, это я, Дэвид. Мне очень жаль, но мы сегодня не сможем увидеться. Я собираюсь задержаться на работе, и мне будет трудно вести машину куда-нибудь за город.

Леди Джулия не сразу ответила. Наконец она произнесла очень холодно:

– Это реальная причина, по которой мы не увидимся?

– Ну конечно. Мне необходимо поработать. Я очень устал. За город далеко ехать, мне хотелось сегодня лечь пораньше спать.

– Если ты любишь меня, тебя не должна утомлять дальняя дорога.

– Я люблю тебя! – поспешил он ответить, – мы увидимся завтра! Ладно?

– Когда ты закончишь свою работу?

«О Господи! От нее не отвязаться».

– Около десяти.

– Ты можешь прийти ко мне. Даррен сегодня в Лондоне.

Паскаль подпрыгнул от удивления:

– В Пенворд-Холл? Я не могу... – Спокойно. Это было то, что надо.

– Почему? Я тебе говорила, у нас разные апартаменты, с отдельным входом. Никто не узнает. Тебе нечего опасаться.

– Но у вас так много прислуги.

– Не волнуйся, тебя никто не увидит, я тебе обещаю.

– Я не знаю... Может быть, лучше завтра утром?

– Не понимаю, чего ты боишься.

– Ты сама говорила, твоему мужу это не понравится, если он узнает.

– Позволь мне беспокоиться о том, что понравится моему мужу, а что нет! – ответила она раздраженно. – Ты придешь?

Помолчав немного, Паскаль согласился.

– Хорошо. Я встречу тебя на стоянке машин в местном клубе.

Паскаль чуть не подпрыгнул. Она назвала тот клуб, где его избили.

– Да, но только в другом месте. У меня там были неприятности, мне лучше там не появляться.

Она назвала другой клуб и время встречи – половина одиннадцатого.

Наконец-то! Конечно, это было рискованно, даже опасно. Но это единственный шанс. И потом столько мучений в постели с леди Джулией...

Он пошел в комнату Генри Вотера. Тот читал какой-то журнальчик. Стол был уставлен чашками из-под кофе.

– Генри. Хочу тебя попросить об одном одолжении.

– О каком?

– Дай мне одну из своих камер, я заплачу.

– Зачем тебе?

– Я собираюсь поохотиться.

Глава 11

У Пенворд-Холла была длинная история. Замок был сооружен в тысяча сто седьмом году и реконструирован после пожара в тысяча четыреста тридцать восьмом. Построенный во времена средневековья, нравы которого были очень жестокими, он не радовал глаз, выглядел мрачно и неприступно. Замок вносил дисгармонию в мирный ландшафт этой тихой местности. Много лет назад Паскаль побывал здесь в зоопарке, вернее в той части, которая была открыта для просмотра. Он приходил сюда со своей девочкой, им было чуть больше десяти лет, ему и в голову никогда бы не могло прийти, что однажды он приедет сюда в машине леди Пенворд...

– Ну вот, нас никто не видел, а ты боялся.

Паскаль почувствовал от волнения слабость в ногах. Он сел на стул и огляделся кругом. Паскаль удивлялся, как быстро он приблизился к цели. И где он только набрался мужества добиваться намеченного? Он порядком струхнул, припоминая удар огромного ботинка по лицу. Это были опасные парни. Если они схватят его здесь, он не отделается так же легко, как в прошлый раз.

Вдруг раздался ужасный крик какого-то животного.

– Господи, кто это так кричит?

– Возможно, ягуар, я этим никогда не интересовалась.

Паскаль видел, что Джулия нервничает, вероятно, она жалела, что пригласила его сюда. У нее были современные апартаменты, что не очень вязалось с внешним видом замка.

– Здесь совсем не чувствуешь себя в Пенворд-Холле.

– Да, я специально так обставила свою квартиру. Даррен ее ненавидит. Ты бы видел комнаты, в которых живет он. Они полны оружия, портретов его ужасных родственников, там такая обстановка, в которой никогда не чувствуешь себя уютно, будто это музей, который существует не для того, чтобы там жили люди, а для каких-то других целей. Я почти не бываю у мужа, такая атмосфера страшно действует мне на нервы. Он коллекционирует шпаги, винтовки, пистолеты и другие смертоносные игрушки. Они повергают его в трепет. Он часами торчит у себя в кабинете, разглядывая что-нибудь, из чего можно убить.

– Видимо, он первоклассно фехтует и отлично стреляет, – мрачно ответил Паскаль.

– Да, он отличный стрелок, – сказала леди Джулия, глядя на него очень серьезно, – но, насколько я осведомлена о делах моего мужа, он никогда не брал в руки шпаги. Фехтование – это сейчас вряд ли может пригодиться, даже такому ненормальному, как мой муж.

– Послушай, ты уверена, что он уехал в Лондон? Мне бы не очень хотелось столкнуться нос к носу с разъяренным мужем, который так хорошо стреляет, – попытался сострить Паскаль, хотя его положение не очень располагало к веселью.

Приподняв бровь, Джулия посмотрела на него очень внимательно. У нее была манера выдерживать небольшую паузу, перед тем как ответить. В эти несколько секунд молчания ему казалось, что она понимает, почему он находится с ней, и не очень-то ему доверяет, когда он клянется ей в вечной любви и преданности. Но это была всего лишь манера общения, он уже к этому привык, хотя сейчас его опять передернуло. Посмотрев на него еще некоторое время, леди Джулия смягчилась и уже с улыбкой сказала:

– Не бойся, дорогой! Я сумею оградить тебя от разъяренного мужа. – Она встала и подошла к тумбочке, открыла ящик и достала оттуда пистолет. – Я тоже отличный стрелок, и он об этом знает.

Паскаль с трудом улыбнулся, это была не шутка.

В эту ночь у Паскаля ничего не выходило. Его слишком волновало то, ради чего он заварил всю эту кашу. Ему было никак не сосредоточиться. Наконец леди Джулия раздраженно спросила:

– Что сегодня с тобой происходит?

– Извини. Я тебе говорил по телефону, я сегодня смертельно устал. Мне необходимо выспаться. Утром я буду в порядке. Давай продолжим завтра...

Леди Джулия опять посмотрела на него выжидающе и, покачав головой, сказала:

– Хорошо, милый. Я сама сегодня порядком устала. – Леди Джулия повернулась, выключила свет и закрыла глаза.

Паскаль получил, наконец, возможность сосредоточиться на своих мыслях. Пролежав некоторое время неподвижно, он тихо позвал: «Джулия». Она не ответила. Ее дыхание было ровным и глубоким. Она спала. Очень аккуратно он убрал ее руку со своей груди и тихо выскользнул из постели. Если бы она проснулась, он бы сказал, что собирается в ванную. Но у леди Джулии был очень крепкий сон.

Он очень быстро оделся. Паскаль предусмотрительно выбрал темную одежду: черные брюки, темно-серый джемпер и темно-синюю рубашку. Из сумки он вытащил камеру, фонарь и небольшой лом. Повесил камеру на шею, положив лом в задний карман брюк, он включил фонарь и очень осторожно вышел через другую дверь. В холле он отыскал сумочку Джулии, вытащил оттуда ключи, проверил, подходят ли они к дверям, и вышел из квартиры, заперев дверь на замок. На улице он почувствовал еще большее волнение. Дорога, ведущая к дому, была хорошо освещена. Переведя дыхание и присмотревшись, он наклонился и быстро направился к зоопарку, стараясь находиться в тени кустарника, высаженного вдоль дороги.

Преодолев сеть заграждения, он наткнулся на ворота. Они были закрыты. Решив использовать лом только в крайнем случае, он перелез через них и оказался наконец на территории зоопарка. Пробежав некоторое расстояние, он попал в ту секцию, которая была открыта для публики. Первым делом он наткнулся на клетку с двумя огромными орлами, сидящими на самой верхушке дерева. Потом он увидел массивное ограждение, двенадцати футов высотой. Включив фонарик, он увидел тигра, который застыл посередине вольера, явно удивленный неожиданным посетителем. Направившись дальше, Паскаль увидел вольер со львами. Несмотря на то что был уже сентябрь, погода была очень теплая, и львы развалились прямо на улице. Они так же, как и тигр, очень спокойно реагировали на его появление. Добравшись до конца секции, он наткнулся на здания, у которых был очень непривлекательный вид. Это была граница, за которую посторонним входить не разрешалось. Постояв немного, Паскаль услышал приглушенный крик животного, совсем не похожий на рычание какой-нибудь дикой кошки. Он прислушался, его пульс участился, его слегка подташнивало. У него было огромное желание развернуться и побыстрее добежать до постели леди Джулии. Но вместо этого он стал карабкаться через ограждения, которые были намного выше тех, через которые он перелез. Наконец, с большим трудом, исцарапав руки и порвав брюки, он перебрался на другую сторону. Затем, не раздумывая, направился к ближайшему зданию. Обойдя вокруг, он обнаружил две двери. Как он и ожидал, их нелегко было открыть. Паскаль достал лом. Теперь он уже не мог повернуть назад. Если его схватят, он не сможет объяснить своего появления здесь в такое время. Двери были тяжелые, обитые снаружи железом. Ему пришлось повозиться, прежде чем он сумел их открыть. Ему казалось, что скрежет был слышен на весь зоопарк. Войдя внутрь, он включил фонарик. Он увидел, что оказался перед другими дверьми. Это означало, что стены здания были необыкновенно толстыми. Внутренние двери были не заперты. Осторожно их открыв, он шагнул в темноту.

Первое, что его поразило, было ощущение страшной жары. Он моментально вспотел до такой степени, что пот буквально лил с него ручьем. Затем он почувствовал запах, даже не запах, а вонь, причем какую-то особенную. Ее невозможно было ни с чем сравнить, и это его еще больше напугало.

Паскаль включил фонарик и направился на шум бегущей воды. Перед ним был барьер, сделанный из толстых железных прутьев, выходящих из бетонного пола и соединяющихся наверху, наподобие клетки для птиц, только другого масштаба. Он подошел вплотную к клетке и увидел, что внутри находится круглый бассейн, по всей видимости очень глубокий. Медленно двигаясь вдоль железных прутьев, он пытался представить, какое животное могло здесь содержаться. Рыба? Может быть, полярный медведь? Но для полярного медведя слишком жарко! Потом он припомнил, что леди Джулия говорила о крокодилах...

Послышался всплеск. Паскаль пытался направить в то место свет фонарика, но он был слишком слабым, Внезапно ограждение закончилось. Паскаль удивился, но не почувствовал себя в опасности. Вода была довольно далеко, навряд ли кто-нибудь смог бы до него добраться, прежде чем он среагирует на это. Он снова услышал всплеск, положил включенный фонарик на пол и снял с себя камеру. Когда он будет делать снимок, фотовспышка сработает, и он увидит, кто обитает в этом бассейне.

Паскаль ждал, камера была наготове. Опять послышался всплеск воды, теперь уже ближе и тише. Он инстинктивно нажал на кнопку. Это спасло ему жизнь. Прямо перед собой он увидел огромную голову на длинной, напоминающей змею, шее. Она приближалась к нему со скоростью экспресса. Все это произошло в считанные доли секунды. В темноте он отпрянул назад. Тут же буквально в метре от его лица послышалось щелканье зубов, он почувствовал дуновение воздуха от стремительного движения животного. Почти теряя рассудок от страха, он на четвереньках пытался отодвинуться как можно дальше от клетки. Он почувствовал, что животное опять пытается схватить его своей ужасной пастью, но вновь послышалось лязганье зубов, захвативших пустоту...

Паскаль уперся в стену, убегать было некуда. Он прижался к холодному бетону, коленки у него дрожали, он не в состоянии был даже пошевелиться. У него непроизвольно вырвался стон. После непродолжительного затишья послышалось бульканье воды. Далеко ли от клетки ему удалось отползти? Может ли еще животное до него добраться? В слабом свете фонарика невозможно было определить расстояние. Дрожа всем телом и стараясь держаться поближе к стене, Паскаль продвигался по направлению к выходу. Вдруг он понял, что в его руках нет камеры. О Господи! Больше всего на свете он мечтал поскорее убраться отсюда. Бросить эту чертову камеру. Но он должен был найти ее!

Невообразимым усилием воли он заставил себя медленно вернуться. Такого напряжения он не испытывал никогда в жизни. Снова послышался всплеск воды. Животное, должно быть, было огромным! Он поразился, какой же длины была у него шея, если расстояние от края клетки до стены достигало пятнадцати футов!!! Он был уверен, что это чудовище высунулось из воды, открыло свою пасть и ждет, когда он подойдет поближе. Он настолько реально видел эту картину, что уже не ощущал, где кончается игра его воображения.

Внезапно Паскаль наткнулся рукой на что-то твердое. Это была камера! Он тихонечко ее подобрал и, совсем обалдевший, ринулся к стене. Там он проверил, цела ли она. На первый взгляд камера не пострадала. Кое-как он добрался до двери, прислушиваясь к каждому звуку, доносящемуся из бассейна. Выйдя, он остановился между внутренними и наружными дверьми, чтобы собраться с мыслями. Переведя дыхание, Дэвид подумал, что ему делать дальше. У него был всего один снимок! А если он не получился? Или на нем нельзя ничего разобрать? Как он докажет то, что здесь видел? Ему вряд ли кто-нибудь поверит. Рисковать еще раз ему не очень-то хотелось. Он должен найти другое животное. Он был уверен, что такое существует, и, возможно, даже не одно. Во-первых, то, что он видел, обитало в воде и навряд ли могло свободно передвигаться по суше. А исчезнувшее в июле животное проделало довольно большое расстояние по суше, пожирая всех, кто попадался на его пути. И, кроме того, обитатель бассейна был слишком большим. Его вряд ли можно было транспортировать в вертолете. Интересно, что это за зверь, каким образом мистеру Пенворду удалось провести его в страну, и откуда он вообще его раздобыл?

Осторожно приоткрыв дверь, Паскаль выглянул наружу. Там никого не было. Выйдя, Паскаль прикрыл за собой дверь и направился к следующему зданию.

На этот раз ему потребовалось гораздо больше времени, чтобы открыть дверь. Он чувствовал усталость, руки у него дрожали. Он взглянул на часы: было два часа сорок минут. Надо побыстрее закругляться. Леди Джулия могла проснуться и обнаружить его отсутствие...

Внутри этого здания было так же жарко и тоже невыносимо воняло. От этого запаха у него мурашки ползли по телу. Остановившись у двери, Паскаль прислушался. Теперь у него не было фонарика.

Кто-то двигался внутри. Раздался звук, похожий на те, которые издают лошади в стойле. Не попал ли он в обыкновенную конюшню!? Хорош бы он был, если бы рискнул собой ради снимка простой лошади.

Надо включить свет. Если здесь нет окон, нечего волноваться, что свет могут увидеть снаружи. Он нащупал выключатель, который оказался на обычном для него месте, включил свет... и чуть не задохнулся от того, что увидел.

Паскаль находился в комнате сорок футов высотой и около тридцати в длину. Она была разделена железными прутьями. Прямо за решеткой стояло животное. Оно смотрело на Паскаля, склонив голову набок, как это делают птицы, когда пытаются что-то рассмотреть одним глазом. Внешне оно напоминало ощипанного страуса, мерзкого темно-красного цвета. Но его голова совсем не походила на птичью. Паскаль никогда не встречал в своей жизни ничего подобного, но он знал, что это такое. Это был настоящий, живой динозавр!

Неожиданно он открыл свою пасть и закричал. Это было невозможно описать. Крик динозавра оказался ужасен! Но несмотря на испуг, Паскаль поднял камеру... Страх смешался с опьяняющим предчувствием сенсации!

Сзади раздался хлопок, и Дэвид почувствовал удар в спину. Он упал на колени. Камера стукнулась о бетонный пол. «Господи, меня, кажется, застрелили!» – это была его последняя мысль.

Глава 12

Паскаль почувствовал, что его слегка похлопывают по щеке. Он открыл глаза. Его удивила мысль, что он жив. Он попытался что-нибудь сказать, но в горле так пересохло, что у него вырвался лишь хрип. В глаза ему светила яркая лампа, и он зажмурился. Его опять похлопали по щеке, на этот раз уже сильнее.

– Просыпайтесь, мистер Паскаль! – произнес мягкий, глубокий голос. Он узнал его, так же как узнал лицо, склонившееся над ним. Это был сэр Даррен Пенворд.

Паскаль попытался встать, но Пенворд ему не позволил, грубо толкнув его назад. Тогда он огляделся кругом. Он лежал на жесткой кровати, которая стояла посредине небольшой комнаты, лишенной каких-либо окон. Кроме этой кровати, в комнате не было другой мебели. По мере того, как он приходил в себя, он стал ощущать сильную боль в спине.

– Я ранен... – почти беззвучно простонал Паскаль.

– Это была легкая анестезия. Вы пробыли некоторое время в наркотическом сне, мистер Паскаль. Но это не опасно. Нечего волноваться.

Окончательно придя в себя, Дэвид вспомнил, что с ним произошло этой ночью. Он посмотрел на Пенворда, пытаясь угадать, как тот настроен. Но это было трудно сделать, лицо сэра Пенворда походило на непроницаемую маску.

– Они послали меня сюда. Они...

– Кто они? – переспросил сэр Пенворд холодно.

– Полиция. Они будут искать меня здесь.

– Не уверен. У них нет для этого повода. О вашей связи с моей женой не знал никто, – на тонких губах сэра Пенворда заиграла змеиная усмешка. – Никто, кроме меня. Джулия рассказала мне все. Типично тупой, провинциальный молодой человек, вы продемонстрировали ослиное упрямство. Использовать мою жену, чтобы проникнуть сюда... Неплохо придумано. Она всегда любила таких ослов, как вы.

Паскаль открыл было рот, чтобы возразить, но сэр Пенворд поднял руку и сказал:

– Не раздражайте меня своими возражениями, мне известно все. Я должен вас предупредить, Джулия будет очень огорчена, когда узнает, что вы ее использовали. Хотя я уверен, что она это не исключала. Глупая женщина моя жена! Она выглядит чистокровной леди, но где-то в ее роду была допущена генетическая ошибка, которая так дурно повлияла на ее наклонности. Мне жаль.

Воспользовавшись минутным молчанием, Паскаль спросил:

– Вы не возражаете, если я сяду? Мне не очень удобно разговаривать в таком положении.

– Конечно, не возражаю. Но не пытайтесь ничего предпринимать для побега. Сейчас вы не в лучшей форме для того, чтобы бороться со мной, и кроме того, дверь охраняется моими людьми.

– Можете не волноваться, – сказал Паскаль, – мне кажется, что я и шага не смогу ступить, не то что бежать. Я слишком обессилел от увиденного.

– Я удивлен, мистер Паскаль. На что вы рассчитывали?

– Почему я должен отвечать на ваши вопросы? Почему я вообще должен отчитываться перед вами? – спросил Дэвид, стараясь придать себе воинственный вид. Это было чрезвычайно трудно сделать. На самом Деле он был страшно напуган и лишен всяческих сил.

– Откровенно говоря, это в ваших интересах.

Если вы ответите на мои вопросы, я дам ответ на ваши. Я уверен, что вам есть о чем меня спросить.

– Тогда, конечно, я отвечу. Но откуда вы взяли этого... этого монстра? – Он не смог произнести слово «динозавр».

– Вначале объясните, что заставило вас сомневаться в официальной версии. Почему вы не поверили в тигра?

Паскаль рассказал о своих наблюдениях в тот роковой день и передал сэру Пенворду свой разговор с Саймоном Грейвом.

– Да, я так и думал, было ошибкой не избавиться от мальчишки. Одно из проявлений моей слабости. И в конечном итоге это привело к непредсказуемым результатам.

От этих слов у Паскаля все внутри похолодело. Так спокойно говорить об убийстве восьмилетнего ребенка...

– Но кажется, ситуация осталась под моим контролем. Никаких реальных версий никто не выдвинул. – Пенворд опять улыбнулся, как бы давая понять, что Паскаль в счет не идет. – Ну а теперь что вы хотите услышать о моем зоопарке?

– То, что я видел, было настоящим динозавром? – спросил Дэвид с наивностью, какая бывает у детей, когда они еще не могут что-то осознать.

– Да, тот, с кем вы встретились в первом здании, эта амфибия, палеозавр, но в клетке был настоящий динозавр.

– Где вы их нашли? В Африке?

– Африка? – удивился Пенворд, – у вас ограниченное воображение, как я и предполагал. Ничего, кроме истории из Конан-Дойля о потерянном мире, не могло прийти вам на ум. Вы оказались еще тупее, чем мне показалось вначале...

Смущенный Паскаль все же переспросил:

– Откуда же тогда они взялись? Не хотите ли вы меня убедить, что это типичное для здешних мест животное?

– Конечно хочу, – ответил Пенворд, явно довольный собой, – я их сделал!

– Сделал? – переспросил Дэвид, ожидая, что это не больше чем шутка. Но Пенворд был абсолютно серьезен.

– Ну, конечно, не я персонально, но идея была лично моя! Она стоила мне многого, почти что жизни!

– Вы имеете в виду, что они не живые? Что это роботы?

– Не раздражайте меня так часто своей глупостью. Даже ребенку совершенно ясно, что это не механические игрушки. Они живые организмы. Организмы, которые мы создали здесь, в Пенворд-Холле, из окаменелых останков. Вы слышали об останках, найденных в нашем городе?

– Да, слышал, то есть читал в газете.

– Это правда лишь наполовину. Действительно, большая часть костей динозавров окаменела. Под землей в них проникает вода, и минеральные соли, содержащиеся в ней, превращают их со временем в камень. Но не все кости подвержены окаменению. Иногда попадаются мумии этих животных. Несколько лет назад в Восточной Канаде было обнаружено два скелета динозавров из породы коротозавров, они оказались мумифицированы. Потом подобное было обнаружено в других местах. Вы понимаете важность таких открытий?

Паскаль подумал несколько секунд и честно ответил:

– Нет.

– Значение их в том, что из таких останков можно получить первоначальный клеточный набор, содержащий генетический информационный материал.

– Вы воссоздали их! Вы воссоздали их из давно умерших клеток! Как вы их вернули к жизни?

– Это было не просто воссоздание, – ответил Пенворд с гордостью. – Вы спрашиваете, что мы сделали для того, чтобы раскодировать информацию из умерших клеток динозавров и трансформировать их в клетки современных животных? Откровенно говоря, это бесконечно сложный и очень тонкий процесс. В каждой хромосоме миллионы генов.

– Вы трансформировали их, но как вам это удалось сделать? – спросил Паскаль.

– Вначале мы установили детальную структуру каждого гена в нуклидах, содержащихся в клетках динозавров. Для этого мы воспользовались передовой технологией и техникой Калифорнийского университета. Они используют радиоактивный след атома как зонд. При помощи электронного микроскопа мы определили химический состав каждого гена. Даже не состав, а скорее всего это можно назвать кодом. Он содержал в себе информацию о различных комбинациях четырех химических субстанций ДНК, из которых сделаны гены. Каждый ген – надеюсь, вам кое-что известно об этом, – ответственен за программирование в клетках протеина. Мы вводили в компьютер информацию о каждом гене и получили что-то вроде компьютерной карты, содержащей информацию на генетическом уровне о клетках динозавра. Ее можно было сравнить с такой же «картой» существующих сегодня животных, чьи клетки мы намеревались модифицировать так, чтобы из них можно было получить клетки динозавров.

– Ну и каких же животных вы в конце концов использовали?

– Все клетки, из которых появились наши динозавры, принадлежали цыплятам.

– Цыплята? – Это чуть ли не рассмешило Паскаля. – Но почему именно цыплята?! Они не очень-то смахивают на ваших монстров.

– Наш выбор был не столь абсурдным, как вам кажется. В принципе для этого подошли бы клетки любой птицы. Но с клетками цыплят микробиологи уже довольно много работали для сельского хозяйства, чтобы изменить генетическую структуру в целях улучшения породы. Это значительно облегчило нашу работу.

– Но почему вам пришло в голову использовать именно птиц? – спросил Паскаль.

– Потому что птицы произошли от динозавров, мистер Паскаль, – со вздохом ответил Пенворд, – от довольно своеобразного динозавра, принадлежащего породе Архиптерокс. И поэтому они являются частью общего генетического наследия. Между клетками птиц и клетками динозавров существуют некоторые совпадения, и в результате нам не пришлось изменять гены в каждой хромосоме. Это сэкономило уйму времени.

– Как вам удалось изменить клетки птиц до такой степени, чтобы они превратились в клетки динозавров?

– Используя стандартную генетическую технологию, комбинируя ДНК и так далее. Нам пришлось разбираться в системе, по которой строились гены динозавров, создавать бессчетное количество комбинаций, пока не получалось то, что нужно. Кропотливая работа, не правда ли? Затем, когда клетки цыпленка были полностью переделаны в искусственно созданной среде, мы получили яйцо. Похоже на то, как выращивают детей в пробирке. А уже из яйца в инкубаторе вывели первого детеныша.

– Невероятно! Динозавр из цыпленка.

– Генетика. Некоторые изменения в химическом коде хромосом и такая большая разница между крошечным цыпленком, динозавром и вами, мистер Паскаль. Базовый материал одинаков, все различие в том, как он комбинируется.

– Много ли животных вы получили?

– Мы вывели десять динозавров, даже одиннадцать, если считать палеонозавра, который хоть и похож на динозавра, но все же существенно отличается от него. Еще двенадцать яиц, которые помещены в инкубатор.

– Мистер Пенворд, зачем вам это надо? Ради чего вы всем этим занимаетесь, ведь вы же не ученый!

Пенворд крайне удивился этому вопросу. Но, подумав, принял какое-то решение.

– Как вы себя чувствуете? Можете ходить?

– Я думаю, что могу.

Тогда Пенворд встал, подошел к двери и три раза позвонил. Дверь немедленно открыл служащий. На нем была знакомая Паскалю белая форма, и два больших пистолета висели на поясе.

– Майлс, мы собираемся на небольшую экскурсию с нашим гостем. – Вы пойдете с нами. – Потом он подошел к Паскалю и холодно предупредил его: – Ведите себя хорошо. У моих служащих первоклассное оружие, оно никогда не дает осечки, а они не стреляют мимо цели. Попытаетесь бежать, Майлс прострелит вам обе ноги.

– Я все понял, – поспешил ответить Паскаль. Он встал на ноги и почувствовал боль в животе. Во рту у него страшно пересохло. Но пришлось постараться не обращать на это внимание.

– Тогда пошли.

Они прошли несколько дверей и оказались в узком коридоре. Паскаль был уверен, что он находится под землей. Когда они подошли к винтовой лестнице, Пенворд обернулся и объяснил:

– В прошлом тут была тюрьма, а я сделал здесь мою лабораторию.

По лестнице они поднялись в небольшую комнату. Пенворд нажал кнопку на стене, и она отодвинулась в сторону. Перед Паскалем предстала библиотека, очень мрачно выглядевшая и пахнущая плесенью. Они прошли через нее и попали в большой холл с высоким потолком. Это оказался музей. Здесь все было забито останками динозавров: целые скелеты, части, кости, определяющие вид животного, которому они принадлежали. Пенворд торжественно поднял вверх руку:

– Это все сделано моим дедушкой. Многие останки были найдены в нашей местности. Это самая замечательная коллекция во всем мире, находящаяся в частных руках. Большую часть времени в детстве я провел здесь. Посмотрите, если вам интересно. Я был очарован динозаврами. Я уверен, что более совершенного природа не создавала никогда, это был ее пик. Я испытал глубокое сожаление, что они вымерли. Исчезновение динозавров – невосполнимая потеря...

Я перенес свою влюбленность в динозавров на других, существующих сейчас животных, которые тоже обладают силой и безжалостностью. Тигры, львы, медведи, крокодилы – хищники. Я взял их под свое покровительство. В моем зоопарке они живут прекрасно. Но все же динозавры волновали меня больше всего на свете. И наконец у меня появилась надежда.

Шесть лет назад меня пригласили в Лондонский зоопарк. Там был званый обед. Его организовала какая-то ассоциация по защите природы, я забыл, как она называется. Мой сосед по столу оказался ученым-биологом. Он утверждал, будто последние достижения генетики позволяют надеяться, что скоро мы будем в состоянии восстановить любой исчезнувший вид животных или кого-либо еще на основе генофонда ныне существующих видов. Ученый своим рассказом хотел лишь оживить застольную беседу, но на меня его слова произвели потрясающее впечатление. С этого момента я думал лишь о том, что существует реальная возможность вернуть динозавров к жизни. В моей лаборатории работали лучшие ученые. Они будут молчать. Забавно, кого только нельзя купить за деньги. Это великая сила!!!

Пенворд усмехнулся, откашлялся и продолжил:

– После двух лет работы мы получили доказательства, что это реально. Конечный результат – живущие в моем зоопарке динозавры. Это неопровержимая действительность. Вы видели их сегодняшней ночью. Пойдемте, я покажу вам остальных животных.

Пока они выходили из подземелья, Паскаль размышлял о ситуации, в которой он находился. Она была довольно опасной и непредсказуемой. По мере того как Пенворд рассказывал свою историю, Паскаль, получая уникальную информацию, опасался за свою жизнь все больше и больше. Похоже на то, что Пенворд сообщил ему все это совершенно конфиденциально. На что же он рассчитывает? Собирается ли он держать его здесь в заключении или убить?

Глава 13

Выйдя на улицу, Паскаль очень удивился, что уже наступил день. Он посмотрел на часы: было одиннадцать часов утра. Он пролежал без памяти около семи часов.

Они пересекли двор и вошли в ту часть зоопарка, куда не пускали никого. Пока они шли, им повстречался только один служащий. Он нес окровавленную тушу барана. Интересно, где сейчас леди Джулия? Постарается ли она помочь своему незадачливому любовнику? Захочет ли она теперь сделать это? Скорее всего, нет. Это был его единственный шанс.

Пенворд привел Паскаля в здание, где он был схвачен этой ночью. Теперь часть потолка была раздвинута, и клетку заливал солнечный свет. Даже при дневном свете на это существо красного цвета было страшно смотреть. Динозавр в это время пожирал груду мяса. Огромные, острые, окровавленные зубы, мощный язык, невообразимой длины когти, напоминающие косы, – все это производило впечатление.

– Денонучас, – сказал Пенворд с гордостью. – Посмотрите, какие у него забавные когти, не так ли, мистер Паскаль?

– Очень забавные, – ответил Дэвид без всякого энтузиазма.

– Именно благодаря им этот динозавр получил такое имя. Денонучас обозначает «длинные когти».

Паскаль не отрываясь смотрел на шестифутового животного.

– Он уже окончательно вырос?

– Да, этот уже совсем взрослый. Но из костей ближайших родственников, которые были найдены в пустыне Гоби, получится огромный динозавр: его передние лапы будут семь футов длиной. Это будет потрясающий экземпляр.

– Надеюсь, что вы еще не дошли до его создания, – прошептал Паскаль. Пенворд засмеялся.

– Даже если бы у меня не было подходящих клеток, это бы меня не остановило. Но у меня сейчас есть более внушительный динозавр. Пошли...

Они прошли через двойные двери. Пока они шли по коридору, послышалось мычание, которое заставило Паскаля вздрогнуть. Пенворд повернулся и сказал:

– Должен вас предупредить, что мегалозавр в очень плохом настроении. Причиной тому является сексуальное неудовлетворение.

Когда они вошли, Паскаль увидел огромного динозавра с зеленой кожей. Он стоял у края клетки и изо всей силы тряс прутья. Пол под ногами вибрировал. Как и Денонучас, он стоял на двух ногах, но они у него оказались гораздо длиннее и мощнее. Он был более десяти футов высотой.

– Этот красавчик местный. Останки его предка обнаружил мой дедушка в наших краях. Впечатляюще, не так ли?

– Очень! – ответил Паскаль, стараясь представить, как эта громадина передвигается. Голливудские динозавры двигались очень тяжело и медленно либо прыгали сразу на большие расстояния. Интересно, как это происходит на самом деле. С какой скоростью можно бегать при таком росте и весе? – подумал Паскаль.

– Этот тоже еще не вырос? – спросил он у Пенворда.

– Нет, еще немножко подрастет. А теперь пошли дальше, хочу вам показать нашу гордость...

– Тиранозавр Рэкс! – вырвалось у Паскаля, когда они вошли в следующее помещение с клеткой. Он вспомнил свою пластмассовую игрушку, которой он играл в детстве.

– Вы близки к истине. Это Трубозавр, близкий родственник Тиранозавра. Внешне они очень похожи.

Перед ними стояло животное пятнадцати футов высотой, на огромных и очень мощных ногах. Но его верхние конечности были несоразмерно малы и кончались двумя короткими уродливыми когтями. Его удлиненная голова с пастью, полной острых, длинных зубов, казалась очень внушительной по своим размерам.

– Посмотрите, сейчас он будет обедать. Это должно произвести большое впечатление на человека неискушенного.

Служащий подвез на тележке теленка со связанными ногами. Он положил его в небольшой отсек, развязал ноги, закрыл дверцу и нажал на кнопку, расположенную на стене. Перегородка, отделяющая секцию от клетки Трубозавра, поднялась, и служащий длинной палкой, заостренной на конце, вытолкнул испуганного теленка в клетку с чудовищем.

Трубозавр наблюдал за всем этим совершенно безучастно, он стоял неподвижно на другом конце клетки и, склонив голову набок, смотрел не моргая. Но когда теленок очутился в его клетке, чудовище с невообразимо большой скоростью бросилось вперед, схватило его и прижало к полу клетки. Потом так же быстро нагнулось над все еще сопротивляющимся животным и отправило его себе в пасть, при этом был слышен хруст ломающихся костей.

– Они обязательно должны быть живыми? – спросил с отвращением Паскаль.

– Да, это им полезно. Для них это лучше, чем просто мясо, более натуральный продукт. Поддерживает их естественные инстинкты. Мне нравится за ними наблюдать, когда они едят. Это позволяет представить их на свободе, хотя и очень отдаленно.

Паскаль ничего не смог ответить, его тошнило.

– Вам не понравилось? Напрасно. Столько силы и мощи, такого вы не найдете в современном мире. Вы видели, с какой легкостью они передвигаются? У них молниеносная реакция. Это просто завораживает. В динамике они прекрасны. Какая сила на земле могла их уничтожить? – с горечью произнес Пенворд.

– Эта сила называется эволюцией. Может быть, они и бегали очень быстро, но они оказались неприспособленными для существования в изменяющихся обстоятельствах. На смену им пришли другие животные, которые смогли приноровиться к жизни в новых условиях. Они выжили и стали развиваться. Жизнь течет по определенным законам, и нарушение их всегда кончается очень плохо.

Сэр Пенворд повернулся к нему, его лицо перекосила злоба.

– Идиот! Ты действительно так думаешь?

– Но это на самом деле так, – ответил Паскаль и тут же испугался. Ему пришло в голову, что он может закончить свою жизнь в клетке у динозавра, если не будет осторожен.

– Это чушь! Динозавры – это наивысшая точка развития всей жизни! Они управляли миром более ста сорока миллионов лет. С ними не может сравниться ни одно живое существо! Вы, может быть, располагаете другими сведениями?

– Но мне кажется, что млекопитающие...

– Да, млекопитающие жили в то время. Но они не могли сравниться с динозаврами. Они были ничтожно мелкими. Если бы не какие-то необъяснимые обстоятельства, динозавры остались бы живы. И тогда неизвестно, где бы сейчас были ваши ничтожные млекопитающие. Динозавров насильственно вычеркнуло из истории какой-то неуправляемой силой. Может быть, метеор, может быть, астероид, или еще что-то в этом же духе.

Паскаль покачал головой, он где-то читал об этом. Но такая теория выглядела слишком абсурдно.

– Это всего лишь предположение, мистер Пенворд. Ведь нет же никаких реальных доказательств.

– Это не только предположение. В геологических пластах того времени был обнаружен иридиум, химический элемент, который не существует на нашей планете. Это доказывает, что в те времена произошел какой-то катаклизм. Именно это и помешало динозаврам развиваться дальше.

– Но несмотря на это, другие животные оставались жить, некоторые из рептилий существуют и сейчас. Как же они выжили, если произошла глобальная катастрофа?..

– Катастрофа уничтожила большую часть фауны на нашей планете, но не всю. Кое-кто умудрился выжить. Со временем с помощью фотосинтеза восстановилось все остальное. Млекопитающие остались жить потому, что они не нуждались в таком огромном количестве пищи, как динозавры. Динозавры вымерли от голода.

– Может быть, вы и правы. Но все это было так давно, и вообще дело науки – разбираться, что случилось миллиарды лет назад и почему ваши любимчики исчезли с лица земли. Конечно, это были очень впечатляющие животные. Возможно, ими можно восхищаться, но зачем надо их оживлять? Это может вызвать большие проблемы. Почему вы храните ваше открытие в секрете от всего мира? У вас какие-нибудь преступные цели? Вы бы могли иметь огромный успех как ученый, как владелец таких диковинных животных, и вообще...

– Я не нуждаюсь в успехе. Я воскрешал динозавров не для того, чтобы кто-нибудь их исследовал как подопытных крыс, и не для того, чтобы сюда набежали полчища журналистов и другого рода бездельников...

Сэр Пенворд повернулся и пригласил Паскаля последовать за ним. Когда они выходили из помещения, Дэвид оглянулся и еще раз взглянул на Трубозавра. Закончив с теленком, он опять стоял неподвижно посредине клетки и не моргая смотрел им вслед. Чем-то он напоминал птицу.

Когда они вышли на улицу, Паскаль подумал, что они собираются вернуться в комнату, где он лежал без сознания.

– Вы мне не покажете оставшихся динозавров?

– Мы посмотрели самых примечательных из них. Но у меня осталось еще кое-что интересное для вас.

Они опять вернулись в библиотеку, спустились вниз по лестнице и, пройдя немного по коридору, вошли в комнату, полную медицинского оборудования. Сквозь окна, расположенные на уровне головы, пробивался мягкий свет фиолетового оттенка.

– Это наш инкубатор, – объяснил Пенворд. – Посмотрите.

Паскаль заглянул внутрь и увидел на высоком столе с пластиковым покрытием четыре больших яйца. Они были старательно уложены в подобие коробок, обитых внутри чем-то мягким.

– Сейчас здесь всего лишь четыре яйца. Иногда только из одного яйца получается живой детеныш динозавра. Иногда все оказываются мертвыми. Но со временем, я уверен, мы добьемся стопроцентного успеха. На сегодняшний момент все четыре яйца живы, мы ожидаем, что максимум через пару суток из них появится потомство.

– Поздравляю, – с некоторым сарказмом прошептал Паскаль. То, что он увидел и узнал за сегодняшний день, с трудом укладывалось в его голове. Он видел своими глазами то, чего быть не могло.

– Надеюсь, из всех четырех яиц появятся четыре здоровеньких маленьких Трубозавра, – продолжал объяснять Пенворд, с таким выражением на лице, какое бывает у женщины, ожидающей ребенка. – Два самца и две самки. Когда они достигнут взрослого состояния, мы сможем получить потомство естественным путем.

– Динозавры будут размножаться у вас в зоопарке? Но динозавр – это не дикая кошка, он несколько превосходит ее в размерах. Где вы собираетесь их содержать? И как долго вам удастся сохранять это в секрете?

– Уверен, что довольно долго. Мы не станем содержать их здесь. Мы их транспортируем в Кению. У меня есть фермы в Африке. На этом материке много мест, куда я могу поместить своих питомцев. Все дело опять заключается в деньгах, мистер Паскаль, они решают все проблемы. Правительства многих африканских стран ждут от меня благодеяний.

– Но я не понимаю...

– Меня также интересуют Австралия, Канада, Новая Зеландия. Там есть обширные и уединенные территории. Они идеально подходят для того, что я хочу.

– Но что же вы хотите, мистер Пенворд? – спросил Паскаль, с ужасом предугадывая ответ.

– Я намереваюсь восстановить справедливость. Я выпущу динозавров на свободу в тех странах, которые я вам перечислил. И тогда все увидят, кто выживет: млекопитающие, человек или динозавры. Все это я собираюсь проделать в ближайшее время, и нет такой силы, которая меня остановит!

Паскаль уставился на него с ужасом.

– Вы собираетесь их отпустить? Вы сумасшедший!!!

– Будьте осторожны, мистер Паскаль. Не провоцируйте меня на поступки, о которых сами потом пожалеете.

– Но вы только представьте, что начнет твориться в мире! Погибнут люди! Трудно представить, сколько будет жертв! Женщины, дети! Это невозможно! Этого нельзя допустить.

– Не надо так волноваться. Вас это вряд ли коснется. Люди меня не интересуют, их слишком много на этой земле. Они могут послужить великолепной пищей для животных, особенно для таких, как динозавры. Власть человека кончится. В мире будут опять царить дикие животные.

У Паскаля от испуга пересохло во рту.

– Неужели вы предполагаете, что динозавры могут уничтожить людей, цивилизацию. Как они смогут противостоять оружию, созданному человечеством? Люди научились охранять свою жизнь и безопасность. У животных не может быть никаких шансов бороться с человеком. Это абсурд.

– Цивилизация таит в себе самоуничтожающую силу. Случись атомная война, и от этого мира ничего не останется. Это очевидно. Когда я выпущу динозавров, в благоприятных для них условиях они быстро адаптируются и будут успешно размножаться. Что сможет сделать человечество против них?!

– Из вашего зоопарка сбежал один динозавр, а вы убедили всех, что это был тигр...

Пенворд кивнул.

– Это был Денонучас, помните? Красный, с длинными, загнутыми когтями. Я все еще удивляюсь, как он умудрился выбраться из клетки. Может быть, по невнимательности кто-нибудь из служащих забыл как следует закрыть клетку. В это верится с трудом, у них очень большая зарплата. Они все предельно внимательны на службе. Но, я думаю, с вас довольно. Мне нужно работать. – Он повернулся к служащему и сказал: – Майлс, проводите мистера Паскаля...

– Подождите! – воскликнул Паскаль. – Что будет со мной? Долго вы собираетесь держать меня в заключении?

– Не очень, – ответил Пенворд, слегка улыбаясь, – совсем недолго. Мы подождем, пока ваш организм очистится от наркотика, которым нам пришлось вас усыпить. В вашем теле не должно быть обнаружено ничего подозрительного.

– В моем теле? – переспросил Дэвид, – вы собираетесь меня убить?

– Завтра утром вас обнаружат в одной из клеток с тиграми или львами. Вы можете сами выбрать, в какой именно. Все будет выглядеть очень натурально. Журналист в погоне за сенсацией ночью забрался в зоопарк. Но в темноте случайно забрался в клетку с дикими животными, и результат оказался фатальным. Это ни у кого не вызовет ни малейшего подозрения. Не волнуйтесь так, до утра еще далеко.

Паскаль в порыве отчаяния кинулся к Пенворду, намереваясь придушить его, но не успел он сделать и шага, как был сбит служащим, который приставил к его виску свой пистолет.

– Будьте осторожны, Майлс, – улыбаясь, произнес сэр Пенворд.

Глава 14

Работая с материалами для криминальной хроники, Паскалю всегда было интересно знать, как чувствует себя преступник, приговоренный к смертной казни. Теперь он знал.

Мысль о том, что через несколько часов он должен умереть, да еще таким образом, повергала его в состояние панического ужаса. Он дрожал всем телом. Его постоянно рвало. Он пытался сосредоточиться и сообразить, как отсюда выбраться, но чем больше он думал, тем отчетливее понимал, что это невозможно. Единственный выход из камеры – это дверь. Но нечего было и думать о том, чтобы сломать ее. Стены, пол, потолок были абсолютно голыми. Он ничего не мог использовать в качестве инструмента. Паскаль расхаживал по камере взад и вперед, пытаясь представить, сколько ему осталось жить и что он почувствует, когда его будет пожирать тигр. Вдруг ему показалось, будто кто-то подошел к двери.

– О Господи! Уже!

Дверь открылась, и Паскаль увидел леди Джулию! От волнения он почувствовал новый приступ рвоты, и ему ничего не оставалось делать, как подбежать побыстрее к раковине. Это было не слишком эстетическое зрелище, но сдержать себя в таком случае вряд ли кому-нибудь удавалось. Он вытер рот тыльной стороной ладони и с глупым выражением сказал:

– Я рад тебя видеть.

Она остановилась у двери. По обыкновению, некоторое время она смотрела на него молча, и было трудно определить ее эмоции. Ее глаза оставались непроницаемыми. Наконец она сказала:

– Даррен позволил мне увидеть тебя на несколько минут. Эта история позабавила его.

Паскаль заметил синяки у нее на шее и левой щеке.

– Он бил тебя?

– Я отказываюсь отвечать на твой вопрос.

– Джулия, ты права, твой муж сумасшедший, он маньяк! Он собирается выпустить этих ужасных тварей на свободу. В Австралии, в Африке. Он собирается уничтожить человечество при помощи своих динозавров. Ты знаешь об этом?

Леди Джулия кивнула:

– Я знаю, но я не могу ему препятствовать, я должна молчать, иначе он убьет меня.

– Представь, сколько людей погибнет! Это будет третья Мировая война. А впрочем, я уже этого не увижу. Твой муж предупредил, что мне осталось жить только до утра. Потом я получу большое удовольствие погибнуть как первобытный человек, лицом к лицу с тигром или львом. Он разрешил мне выбрать.

– Это правда? Он мне кое-что о тебе сказал.

– Он не предупредил тебя, что собирается меня убить?

– Не притворяйся идиотом! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду!

У Паскаля не было выбора и оставалось очень мало времени.

– Да, это правда. Я хотел проникнуть сюда. С самого начала мне показалось, что это был не тигр. Мне хотелось узнать, что скрывает твой муж. Ты же знаешь, что я репортер...

– Я понадобилась тебе только для этого? Только лишь как средство проникнуть сюда? – Ее лицо было каменным, глаза переполнены холодной ненавистью. Паскаль поразился, в эту минуту она очень походила на Пенворда, когда он говорил, что динозавры уничтожат человечество. Она являлась как бы женской версией своего мужа. Пенворд выбрал ее, случайно или преднамеренно, потому что она идеально ему подходила. Сейчас это было слишком очевидно. Эта женщина не знала пощады. Паскаль глубоко вздохнул. Его жизнь была в ее руках. Это был единственный шанс остаться в живых.

– Вначале да. Но лишь вначале. Я не обманывал, когда говорил, что люблю тебя. Я полюбил тебя, сам того не ожидая. Джулия, пожалуйста, поверь мне. Я действительно люблю тебя. Вспомни, я не хотел ехать в этот дом. Я хотел отказаться от первоначальной идеи. Я не хотел терять тебя. Я хотел быть с тобой рядом, и ничего больше.

Ее лицо смягчилось. Она подошла близко к нему. В ее глазах были слезы.

– Мне очень хотелось бы поверить тебе! Я бы отдала все на свете, если бы это была правда!

– Но это правда! – воскликнул Паскаль. – Если бы я мог только доказать тебе это!

– Ты можешь это сделать. Пообещай, что ты уедешь со мной. Мы уедем из этой страны. Мы будем жить в таком месте, где Даррен не сможет нас отыскать. У меня есть деньги. У меня есть счет, о котором он не знает. Ты обещаешь? Обещаешь остаться со мной навсегда? – Она говорила с таким чувством, что казалось, будто ее глаза горят в темноте, как у кошки.

– Я обещаю! – ответил Паскаль так быстро, как только смог, – я обещаю остаться с тобой навсегда. Я так тебя люблю!

– Я верю тебе. Кто знает, наверное, я совершаю ошибку... – она не смогла продолжить, Дэвид притянул ее к себе и поцеловал.

– У нас мало времени. Мне надо вытащить тебя отсюда.

– Ты не можешь позвонить в полицию?

– Нет, у меня нет возможности никуда позвонить.

Даррен принял все меры предосторожности. Я на правах заключенного, почти так же, как и ты.

– За исключением того, что тебя не включили в кошачье меню. Ты не знаешь, когда он собирается меня... меня... – Он не смог произнести слова «убить».

– Нет, я не знаю, но не думаю, что он собирается это сделать до наступления темноты. У нас еще есть несколько часов.

– Но что же мы будем делать?

– Мне кажется, надо отключить электричество. У нас собственная электростанция. Если мне удастся вывести ее из строя хоть на небольшой промежуток времени, мы успеем добраться до моей машины...

– Как же мне выйти отсюда?

– Я показывала тебе свой пистолет. Даррен ничего не знает о нем.

– Мы выедем через главные ворота?

Она пожала плечами:

– У нас же будет пистолет.

Паскаль задумался. Все это выглядело фантастически. Но других вариантов не было. Приходилось рассчитывать, что их планы не сорвутся.

– Все зависит от тебя, дорогая. Но нам надо поторопиться. Ты можешь прийти слишком поздно.

Дверь открылась без предупреждения. За ней стоял служащий и держал в руке пистолет.

– Извините, леди Джулия, время истекло, вы не можете здесь дольше оставаться.

– Спасибо, Фарсон. – Она повернулась к Паскалю, ободряюще улыбнулась ему. – Я поговорю с Дарреном, попытаюсь убедить его, что ты не представляешь никакой опасности и не собираешься писать о том, что здесь увидел, – сказала она на прощанье громким голосом, чтобы за дверью услышали, и вышла.

После визита леди Джулии Паскаль немного успокоился. У него появилась надежда. В ее плане было много слабых мест, оставалось надеяться только на везение. Пенворд и его люди могли прийти за ним раньше, чем она успеет что-либо предпринять. Эти мысли пугали его все больше и больше, по мере того как шло время. К одиннадцати часам вечера его нервы стали сдавать. Ему хотелось кричать, бить кулаками в закрытую дверь. Он с трудом сдерживался, чтобы не потерять над собой контроль.

В одиннадцать часов пятнадцать минут Дэвид услышал шум в коридоре. Затем последовала пауза, после которой кто-то стал открывать дверь ключом. Если бы сейчас на него вылили ведро ледяной воды, он бы ничего не почувствовал. От напряжения его рассудок отказывался реагировать на что-либо. Это могли быть леди Джулия или сэр Пенворд. Жизнь или смерть...

– О Господи! Это ты! – прошептал он, как только увидел ее. Она была одета в черный дорожный костюм и держала в руках пистолет.

– Нам надо торопиться! Моя машина стоит у дверей. Только бы нам удалось до нее добраться! Пошли...

Они вышли в коридор. Служащий лежал на полу, лицом вниз. Рядом с его виском скопилась большая лужа крови.

– Тебе удалось отключить электричество? – спросил Паскаль, когда они переступали через труп.

– Электричество отключилось без моей помощи. Я как раз шла, чтобы вывести генератор из строя, когда погасли огни.

Они поднялись наверх по винтовой лестнице и попали в уже знакомую библиотеку. Леди Джулия сделала знак, чтобы он отодвинул стену. Сама она прислонилась к стене справа, держа пистолет так, как это делают профессиональные убийцы в каком-нибудь боевике. Только он хотел нажать кнопку, как стена отодвинулась сама и в библиотеку вошел один из служащих с винтовкой в руках. Леди Джулия моментально среагировала, она быстро подступила к нему и, не раздумывая, выстрелила в затылок. Сколько хладнокровия было у этой женщины! Он явно ее недооценил. У самого Дэвида дрожали коленки, он не способен был сейчас ни на какие действия. Леди Джулия подобрала винтовку и протянула ему:

– Эй, очнись, возьми это. Ты знаешь, как ею пользоваться?

– Дай мне лучше пистолет, я хоть представляю, что это такое. Мне кажется, ты его убила.

– Ты спятил, как же ты еще рассчитываешь выбраться отсюда? Нечего о нем волноваться, у Даррена много служащих, он от этого не пострадает. Пошли.

Паскаль бежал за ней по темному коридору. В руке он держал пистолет. Журналист совсем не был уверен, что сможет им воспользоваться, даже если его жизни будет угрожать опасность. Он никогда в жизни не попадал в ситуации, в которых применяют оружие. Для этого необходимо было определенное мужество и опыт. Он стрелял только в тире, да и то в детстве.

Но они добежали до выхода, не встретив больше никого. У входа, как и сказала леди Джулия, стояла машина «Альфа-ромео», они вскочили в нее, и она включила зажигание. «Мы наполовину спасены! – подумал Паскаль. – Сейчас осталось пробраться через ворота...»

Он немножко расслабился, когда леди Джулия выехала на главную дорогу. Кругом было темно. Она не стала включать огни машины. Но это не мешало ей ориентироваться, она очень хорошо знала дорогу.

– Я медленно подъеду к воротам, ты незаметно выйдешь. Они меня остановят: Даррен приказал никого не выпускать. Я скажу, что он разрешил мне уехать, один из них пойдет звонить. Тем временем ты выскочишь и накроешь их всех из винтовки.

– И что сделаю? – нервно переспросил Паскаль.

– Начнешь убивать их. Они останутся вдвоем. Как только ты станешь стрелять, я воспользуюсь своим пистолетом. Потом мы откроем ворота. За ними свобода! Новая жизнь!

– Надеюсь, все так и случится, – ответил Паскаль. Он подумал, что, если бы на его месте оказался Пенворд, ему бы все это пришлось по душе. Леди Джулия наверняка делала то, что ему нравилось. Сейчас он был бы восхищен. А у него опять свело живот, и начало тошнить.

– Черт! – выругалась она и резко свернула с дороги. Машина мягко въехала в кювет.

– Что случилось? – испуганно прошептал Паскаль.

– Даррен возвращается, черт бы его побрал!

Паскаль увидел огни приближающейся машины.

– Они не увидят нас?

– Нет, но на всякий случай не высовывайся.

Машина была в тридцати метрах. Ее огни освещали кустарники, высаженные вдоль дороги. Они должны были скрыть их машину. Когда свет блеснул над ними, Паскаль все-таки выглянул в надежде, что машина уже проехала. Но она была прямо перед ними, и ему удалось увидеть лица, находящиеся внутри. Он узнал Дженни.

– Слава Богу, они нас не заметили. – Она стала заводить машину.

Паскаль взял ее за руку.

– Подожди, мы должны вернуться.

– Что?

– Мы должны вернуться! Я видел Дженни. Мы должны забрать ее с собой.

– Дженни – кто это? – спросила леди Джулия ледяным тоном.

– Девушка, с которой я работаю. Мы с ней друзья. Она знала, что я собираюсь проникнуть в зоопарк. Она догадалась, что меня можно здесь найти. Как нам вытащить ее отсюда?

– Ты никогда мне о ней не говорил. Насколько вы близки?

– Господи, она мой друг, и все! Какое сейчас это имеет значение? Ей угрожает опасность, и нам надо ей помочь, она приехала, чтобы вытащить меня отсюда.

– Она больше, чем друг, – прошипела леди Джулия. – Так бездумно кидаются спасать только тех женщин, с которыми спят! Ты спал с ней... ты ублюдок...

– Ради бога, давай обсудим это потом! Она может погибнуть! Ты собираешься мне помочь или нет? – почти закричал Паскаль.

– Скажи мне, кто она для тебя? – спросила леди Джулия, игнорируя его вопрос.

Его глаза уже успели привыкнуть к темноте, он отчетливо мог рассмотреть выражение ее лица. Вылитый сэр Пенворд. Вдруг он почувствовал, что больше не может ей врать, даже если ему придется погибнуть.

– Ты хочешь знать о Дженни. Хорошо, я тебе все расскажу. Я люблю ее! Я обожаю ее! И только ее! Ты слышишь? Я врал тебе все это время. Я соврал тебе сегодня утром. Я не люблю тебя! Ты мне даже не нравишься. Ты высокомерная, сумасшедшая, жестокая, влюбленная в себя женщина. Тебе нужен не любовник, а конная ферма. Я больше не могу видеть тебя. Слышать твои вымогательства любви, в которой ты не нуждаешься. Ты хочешь только помыкать мной, лишить меня свободы, своей жизни, своих мыслей...

Последние слова он почти прокричал. Когда он замолчал, леди Джулия сидела как каменное изваяние. Он молча ждал, что произойдет дальше. Вернее, не ждал, у него не было сил, чтобы пошевелиться. После долгого молчания леди Джулия пришла в себя, быстрым движением она попыталась схватить дорожную сумку, но Дэвид опередил ее. Там был пистолет. Винтовку он зажал между ног, прикладом уперев в пол, а ствол выставив наружу, через окно. Инстинктивно он приставил дуло к ее виску, хотя был уверен, что не сможет нажать курок. Он достал из сумки пистолет и забросил подальше от машины. Потом вышел и, не оглядываясь, побежал назад. В голове у него не было ни одной трезвой мысли. Когда он добежал до главного здания, он не знал, что делать дальше. Ему надо было проникнуть внутрь, отыскать Дженни, а потом...

Пробежав минут десять, он увидел огни машины и спрятался в кустах. Он был уверен, что это погоня. Их исчезновение было обнаружено, сейчас начнут искать его и леди Джулию. Он побежал быстрее. Главное здание виднелось совсем рядом, когда он услышал шум вертолета над головой. С вертолета упал луч прожектора, обшаривающий землю. Паскаль попытался бежать, но внезапно оказался в центре освещенного круга. Голос с неба приказал: «Выбросить оружие и стоять не двигаясь».

Паскаль хотел открыть огонь из винтовки по вертолету, который завис над головой, но вместо этого развернулся и зигзагом побежал в темноту. Но луч прожектора легко отыскал его снова, на этот раз его остановили автоматной очередью. Пули просвистели прямо над его ухом. Паскаль остановился, отбросил в сторону винтовку и поднял руки вверх. Он стоял неподвижно, пока вертолет не приземлился совсем рядом. Ослепленный прожектором, он не видел, что к нему подбежали, пока перед его лицом не появилось дуло автомата.

Глава 15

Паскаля грубо втолкнули в вертолет и доставили к главному зданию. Он опять оказался в библиотеке, Там находились Пенворд и Дженни. Когда девушка увидела Паскаля, она вскрикнула и бросилась ему навстречу. Но один из служащих остановил ее, грубо оттолкнув назад. Она была очень бледной, на правой щеке красовался синяк. Дэвид попытался вырваться, но двое служащих крепко держали его, заломив руки назад. Пенворд подступил к нему почти вплотную, его лицо исказила гримаса гнева.

– С возвращением, мистер Паскаль! Я восхищен вашей властью над моей женой! Кстати, где же она?!

– Я не знаю, – с трудом ответил Паскаль.

– Если вы все еще здесь, она должна быть где-то рядом. Я уверен, что она не покинула Пенворд-Холл. Через главные ворота она не пыталась проехать. Мне интересно знать, что привело сюда мисс Стемпер? – Он повернулся и посмотрел на Дженни. – Если я правильно понимаю, эта прекрасная молодая леди – ваша коллега. Я прав?

Паскаль кивнул. Он улыбнулся Дженни.

– Привет! С тобой все в порядке?

– Все нормально, спасибо.

– С ней все в порядке, мистер Паскаль, – прервал ее Пенворд, – хотя это удивительно. Она чуть было не замкнула собой электросеть на внутренней изгороди. Ей просто повезло, что она осталась в живых и вдобавок видит вас. Ведь она пыталась проникнуть сюда, чтобы спасти вас. Мне не терпится узнать, откуда ей известно, что вы у меня в гостях. Итак, мисс Стемпер, откуда?

Дженни вопросительно посмотрела на Паскаля, как бы решая, что можно рассказать Пенворду. Подумав, она сказала:

– Когда Дэвид не пришел сегодня утром на работу и не позвонил в офис, я связалась с его матерью. Она не знала, где ее сын, но не особенно волновалась, потому что он отсутствовал в течение двух недель...

– Да, я знаю об этом. Он был захвачен в плен моей дорогой супругой. Не так ли, мистер Паскаль?

Он ничего на это не ответил, избегая смотреть на Дженни.

– Продолжайте, мисс Стемпер.

– Хорошо. Я тоже не очень раздумывала, почему он не пришел на работу. Но во время ленча Генри, наш фотограф, спросил, не знаю ли я, зачем это Дэвиду понадобилась прошлой ночью камера. Он сказал Генри, что собирается на ночную охоту, но это выглядело очень неправдоподобно. Если человек ни разу не ходил на охоту, то вряд ли начнет заниматься этим именно ночью. Я знала, что Дэвид одержим идеей проникнуть сюда, и подумала, что ему больше негде находиться, кроме как в вашем зоопарке...

– И вы рискнули отправиться за ним? – прервал ее Пенворд.

– Да... но... – Она поняла свою ошибку, но уже было поздно. – Я кое-кому сказала, куда я собираюсь. – Правда? И кому же, например?

– Генри... и я сказала Мак Гобину. Он тоже репортер в нашей газете...

Пенворд покачал головой, было слишком очевидно, что это ложь.

– Нет, я не думаю, что вы это сделали. – Пенворд подошел к столу, взял в руки камеру и показал ее Паскалю. – Боюсь, что намерения мисс Стемпер не были столь альтруистскими. Она захватила эту штуковину с собой. Она здесь по той же самой причине, что и вы. Ей хотелось раздобыть сенсацию. В таких случаях любой журналист до последнего скрывает свои намерения. Я уверен, что она не сказала об этом не то что коллегам, а вообще никому. Я прав, мисс Стемпер?

– Вы ошибаетесь, я рассказала, куда собираюсь. Я не скрывала этого, потому что вряд ли кто-нибудь осмелится проникнуть в Пенворд-Холл, не боясь нажить себе неприятности. И если я не приду завтра на работу, они примутся искать меня здесь.

– Вы обманщица, мисс. Но это не очень существенно. В любом случае о том, что вы проникли сюда, все и так завтра узнают, но вас это уже не коснется.

– Что вы имеете в виду?

Пенворд не ответил, он задумался, а потом сказал одному из своих служащих:

– Мы воспользуемся нашим планом, несмотря на то, что их уже двое. Нам придется выдумать только новое объяснение, почему они оказались в клетке со львами. Извините, мистер Паскаль, ввиду вашего отсутствия, я сам выбрал для вас львов.

Дженни побелела:

– О чем вы говорите, мистер Пенворд?

Но Пенворд уже не интересовался его. Для него она была мертва.

– Это можно объяснить вполне реально. Вольер со львами находится в дальней части зоопарка. В темноте легко не заметить, что это клетка со львами. Мы приставим одну из лестниц, которые прихватила с собой мисс Стемпер, к изгороди. Это будет выглядеть так, будто два незадачливых молодых репортера решили пробраться к главному корпусу, но перелезли через не те ограждения...

Дженни стала теперь белее мела. Глаза ее были полны слез. Руки дрожали...

– Можно драматизировать сценарий. Сломаем девушке ногу. Будто бы она упала с изгороди, ее спутник пытался ее спасти, несмотря на смертельную опасность. Но у него ничего не вышло.

По мере того как Пенворд излагал свой план, Дженни словно сжималась. Теперь, в своей темно-голубой рубашке и джинсах, она выглядела совсем как подросток. Паскаль смотрел на нее с болью. Он должен ее спасти. Его больше не волновала его собственная жизнь. Сейчас для него существовала только эта женщина, которая была в смертельной опасности.

Дверь открылась, и в нее вошел служащий.

– Мы нашли машину леди Джулии. Она на обочине главной дороги, в кустах. Но никаких следов самой леди Джулии нам обнаружить не удалось.

– Продолжайте поиск, необходимо задержать ее как можно скорее.

Когда дверь за ним закрылась, другой служащий спросил:

– Нам что, сломать ее сейчас?

– Что? Что сломать? – переспросил Пенворд.

– Ее ногу, – совершенно спокойно ответил тот.

– Нет. Не здесь. На улице. Не будем откладывать. Унесите их.

У служащих ушло не много времени, чтобы схватить Паскаля и Дженни. Сопротивляться было бессмысленно.

Когда их выволокли на улицу, там творилось что-то необъяснимое. Из каждой клетки доносился рев хищников. Понять ничего было нельзя.

– Что случилось? Чем звери так напуганы? – встревоженно произнес Пенворд.

Они стояли посредине двора и озирались по сторонам. И вскоре получили ответ. Из-за угла ближайшего здания, где содержался динозавр, выбежал служащий. Он очень быстро бежал к ним и с ужасом что-то закричал. Его речь была настолько быстрой, что казалось, будто он говорит на итальянском языке. Но через несколько секунд отпала необходимость разобрать то, что он хочет сказать. Из-за того же угла вышел Трубозавр.

Шестнадцати футов высотой, весом более семи тонн, он выглядел гораздо массивнее, чем в клетке. Он остановился, ища добычу. Затем увидел бегущего мужчину и прыгнул за ним. Служащий несся через двор по направлению к Пенворду и тем, кто его окружал. Но не успел он проделать половину пути, как Трубозавр так же молниеносно, как он это сделал с теленком в клетке, одним прыжком преодолел расстояние, отделяющее его от бегущего человека, схватил его и прижал к земле. Служащий страшно закричал, но в следующую секунду динозавр отправил его в свою пасть. Как и в первый раз, когда Паскаль увидел этого монстра, он очень напомнил ему птицу, только в несколько увеличенном виде.

Дженни закричала. От ее крика все будто очнулись. Пенворд кинулся навстречу динозавру, но потом, опомнившись, повернул назад. Двое служащих, державших Паскаля, бросили его и кинулись вслед за хозяином. Один из них пытался на бегу снять с себя винтовку.

– Что нам делать, сэр? – пытался спросить он Пенворда, – стрелять?

– Конечно! Цельтесь в глаз! – прокричал тот, поворачивая назад.

Служащий остановился, встал на одно колено и прицелился.

Динозавр стоял посредине двора и спокойно выбирал себе следующую жертву. Он повернул голову и одним глазом, как это делают все птицы, внимательно смотрел на человека с винтовкой. Животное находилось не дальше, чем в десяти ярдах от служащего, и он не мог промахнуться. Но в этот момент во двор въехала машина, которую Пенворд отправил на поиски леди Джулии. Водитель, увидев динозавра, резко затормозил, и машину занесло в сторону. Динозавр повернул голову, заинтересовавшись новым объектом, винтовка выстрелила мимо намеченной цели. Пуля попала в шею животному, но, учитывая толщину шкуры, она не могла причинить ему никакого вреда. Несмотря на это, динозавр издал крик боли, его длинный массивный хвост пришел в движение и...

Пенворд и один из его служащих бросились по направлению к дому как раз вовремя. Служащий с винтовкой едва успел пробежать несколько футов, как от него не осталось и следа. Казалось, не успев проглотить человека, монстр направился к машине. Люди, находившиеся внутри, едва успели выскочить, как животное наступило на крышу. Под его тяжестью машина сплющилась, как игрушечная.

Все это происходило с такой скоростью, что люди, видевшие все это, не успели даже сообразить, что им угрожает смертельная опасность и надо поскорее уносить ноги. Только Паскаль не растерялся, он незаметно подошел к служащему, который держал Дженни, и со всей силы ударил его по шее ребром ладони. Он вложил столько силы в удар, что, почувствовав в ладони сильную боль, чуть не потерял сознание. Но зато служащий свалился без чувств. Паскаль схватил Дженни и потянул ее по направлению к дому. Ни Пенворд, ни кто другой из его людей не заметили их исчезновения, все были заняты динозавром...

Они добежали до здания, дверь оказалась открыта. Из холла вел длинный коридор. Паскаль не имел ни малейшего представления, куда им бежать, что делать. Если бы найти какой-нибудь телефон и позвонить! Но откуда? Сейчас в его голове вертелась единственная мысль, что ему удалось спасти Дженни от ужасной смерти.

Они добежали до двери, открыли ее и оказались в биллиардной.

– Давай немного отдохнем. Надо перевести дыхание, – попросила Дженни. – Мы можем себе позволить несколько минут отдыха, Пенворд и его люди будут заняты ближайшее время своими питомцами. Дэвид! Что это было? Откуда это чудовище взялось?

Паскаль посмотрел на нее. Он чувствовал страшное облегчение. Даже эйфорию. После напряжения, которое он пережил за эти сутки, он оказался на свободе, и рядом была Дженни, его Дженни!

– Мне меньше всего хочется говорить о чудовищах, после того как мне удалось спасти твою жизнь. Да и свою тоже...

– Скажи только, что это было? – настаивала Дженни.

– Динозавр, конечно. Здесь их полно. Непонятно, как этому удалось сбежать из клетки, – с иронией ответил Паскаль, будто речь шла о совершенно естественных вещах.

– Настоящий динозавр?! Откуда он взялся? Из Африки?

– Нет. Африка здесь совершенно ни при чем. Это длинная история, я тебе ее обязательно расскажу, но только после. Сейчас нам нужно каким-то образом выбраться отсюда.

Она закрыла лицо руками:

– Я не верю тому, что видела сама. Сначала сэр Пенворд хотел бросить нас на растерзание львам. Потом появляется настоящий динозавр и на наших глазах пожирает людей...

Паскаль подошел к Дженни, взял ее за руки и нежно поцеловал в губы.

– Это действительно было. Тебе ничего не приснилось. Здесь очень опасно. Но сейчас мы вместе. И нам необходимо торопиться. Кстати, спасибо за то, что пришла мне на помощь. Но напрасно ты пробралась сюда одна....

Она слегка смутилась.

– Честно говоря, я не была уверена, что у тебя неприятности. Когда ты не пришел на работу, я почувствовала, что это неспроста. Камера могла тебе понадобиться только для этого дела. Ты же просто был одержим идеей узнать, кого скрывает сэр Пенворд в своем зоопарке. Но я подумала, что тебя могли сюда пригласить совершенно официально...

– Пригласить официально? Ты с ума сошла! Кто я такой, чтобы меня пригласили официально в такое место, как Пенворд-Холл!

– Генри сказал мне не только то, что ты взял у него камеру. Он намекнул, что ты годишься для романа с леди Пенворд.

– Хороший парень этот Генри, – прошептал Паскаль.

– Вначале меня это рассмешило, он всегда все связывает с любовными историями. Ему кажется, что весь свет только и делает, что занимается любовью. Но потом я вспомнила, что тебя не было на работе около двух недель. Сэр Пенворд это подтвердил, ты и его жена... Паскаль вздохнул.

– Да, это правда, но...

– Ты любишь ее? – тихо спросила Дженни.

– Я ненавижу ее, – вскричал Паскаль. – Я люблю тебя!!!

– Ты в этом уверен?

– Да, теперь уверен. Этим утром, когда мне оставалось жить на свете всего лишь несколько часов, я подытоживал то, что мне уже не суждено сделать... я думал о том, что не увижу тебя, что не смогу сказать тебе, как я тебя люблю!!!

– О, Дэвид... – Дженни обняла его и уткнулась ему в плечо.

Паскаль обнял ее, и у него закружилась голова. Он так долго об этом мечтал. Почему он отказывал себе в такой радости – обнимать любимую женщину! И каким мелким ему показалось все то, что заполняло его жизнь до этого момента. Но расслабляться было нельзя. Они все еще находились в большой опасности.

Послышался треск, шум разбитого стекла. Кто-то закричал, потом все стихло. Дженни вскочила и с ужасом выпалила:

– Динозавр... Шум раздавался с разных сторон.

– Может быть, он не один?

– Ты имеешь в виду, что их здесь несколько?

Прежде чем Дэвид смог сказать «да», они опять услышали крик животного. Теперь он был уже совсем близко от них. Возможно, даже направлялся прямо к ним.

Глава 16

Трубозавр издал крик, подняв голову к небу, потом его внимание привлек новый объект. Во дворе появились трое служащих с винтовками и открыли огонь по огромному животному. Но динозавр от этого только взбесился.

– Из такого оружия его не убить, кожа слишком толстая, пуле ее не пробить. – Тут Пенворд вспомнил об автоматическом оружии, оставленном в вертолете.

– Майлс! – пронзительно закричал Пенворд. – Оружие! – Он показал на вертолет, стоявший в дальнем углу двора.

Майлс находился ближе всех от него. Он оглянулся и побежал к вертолету. Трубозавр тем временем почему-то переключил свое внимание не на бегущего человека, а на самого Пенворда. Тот понял это только тогда, когда динозавр прыгнул в его направлении. Сэр Пенворд лучше, чем кто-либо другой, мог оценить, с какой скоростью он преодолеет расстояние.

Пенворд повернулся и побежал к дому. Он успел вскочить в помещение и захлопнуть за собой дверь. Затем резко отскочил, не удержался на ногах и растянулся на полу. В тот же миг динозавр пробил своими мощными когтями большую дыру в двери. Пенворд, отползая, увернулся. Животное просовывало в дыру лапу и, скребя по полу когтями, пыталось достать человека. Но, видимо, вскоре ему это надоело, и оно направилось за более легкой добычей. Пенворд выглянул в дыру. Динозавр бросился к вертолету.

– Майлс, проклятый дурак, что ты делаешь? – закричал Пенворд. Тот включил внутренние огни, видимо, чтобы перезарядить оружие. Это привлекло внимание животного...

Динозавр достиг вертолета прежде, чем Майлс успел привести в действие тяжелый пулемет. С вертолетом произошло то же, что и с машиной. Сокрушительные удары мощной ноги превращали его в груду металла с удивительной легкостью. Раздался долгий человеческий крик. Майлсу не удалось вовремя выбраться из вертолета. Надеясь добраться до человека, динозавр продолжал громить вертолет, пока тот не загорелся. Это вспугнуло животное, оно отпрыгнуло и направилось к зоопарку.

Как только оно скрылось из виду, Пенворд выбрался из укрытия и крикнул другому служащему:

– Надо потушить огонь!

Он смотрел на высокий столб пламени и мысленно подводил итоги. Вертолет был уничтожен, двое или трое служащих погибли. Трубозавр оказался на воле. Его необходимо остановить до того, как о нем кто-либо узнает. Он не мог допустить, чтобы мечта всей его жизни сейчас, когда она была так близка к осуществлению, вдруг рухнула. Этого не должно произойти, чего бы это ни стоило!

– Пошли за мной, – скомандовал Пенворд служащему, который стоял рядом и смотрел на горевший вертолет. – Нам нельзя упускать его из виду.

Они увидели динозавра издалека. Он стоял у вольера со львами. Львы метались по клетке взад-вперед, обезумев от страха. Посмотрев некоторое время на бегающих животных, динозавр начал ломать решетку. Пенворд, наблюдая за ним из-за угла здания, выругался. Заметив на ремне у своего человека переговорное устройство, он сказал:

– Свяжитесь с секретной комнатой. Скажите им, чтобы они направили весь обслуживающий персонал сюда. У всех должно быть оружие.

Затем он посмотрел, что делается у львов. Ограждения не могли долго выдержать. Львы – их было пятеро, два самца и три самки, – обезумев оттого, что находились в западне и не имели возможности убежать или как-либо защитить себя, жались все в один угол.

– Там не отвечают! – прокричал служащий.

– Идиот! – прошипел Пенворд, вырывая из его рук радио.

Секретная комната – центр управления всеми системами в Пенворд-Холле, снабженный самым передовым оборудованием – должна работать круглосуточно. Пенворд нажал на кнопку вызова, но никакого ответа действительно не последовало.

Динозавру удалось наконец сломать прутья клетки и войти внутрь. Львы ощетинились, прижали уши к голове, прижались к земле, совсем как домашние кошки. Все, кроме одного. Это была львица. Преграждая путь динозавру, она переминалась на задних лапах, готовясь к атаке, как это делают все из семейства кошачьих. Одним прыжком она оказалась на спине у динозавра и вцепилась ему прямо в загривок. Закричав от боли, динозавр попытался сбросить ее. Но своими передними короткими лапами он не мог ее достать, ногами, которыми он крушил все на своем пути, ему тоже было ничего не сделать. Он мотал головой изо всей силы, но, поскольку обладал длинной шеей, амплитуда колебания его плеч была невелика, и львица продолжала на нем висеть.

Пенворду не удалось досмотреть поединок животных, которые принадлежали разным эрам, столь далеким друг от друга. По направлению к тому месту, где стоял он и его служащий, бежали смертельно испуганные львы. Они были ручные и хорошо знали хозяина, Пенворд мог спокойно войти к ним в клетку, но в том состоянии, в котором они находились сейчас, их поведение было непредсказуемо.

Он развернулся и побежал...

Его не волновало, что произойдет со служащим. Когда он добежал до аллеи, то обернулся и посмотрел через плечо. Погони не было. Он подумал, что оба льва погнались за его человеком. Пенворд перешел на шаг и нахмурился. Какой-то шум доносился из загонов, где содержалась скотина, шедшая на корм животным. Овцы и коровы находились на улице и были огорожены, как в деревне, лишь невысоким забором. В отдельных загонах помещались бараны и буйволы. Пенворд шел по узкой аллее, между двумя постройками, содержащими динозавров, и внимательно прислушивался к звукам, доносящимся со стороны скотного двора, стараясь понять, что там происходит. Может быть, разбежавшиеся львы попали туда? Но в испуганном состоянии даже хищники не думают о еде. Но тут он услышал крик, от которого вздрогнул. Это был крик Мегалозавра. Он тоже на свободе? Но как? Каким образом он вышел из клетки?!

Пенворд побежал к тому месту, откуда доносился шум. По дороге он вспомнил, что в руках у него было радио. Он попытался на ходу связаться с секретной комнатой, но опять безуспешно. Внезапно что-то из темноты бросилось прямо навстречу ему. Пенворд отпрыгнул в сторону, прежде чем узнал, что это такое. Навстречу ему бежал Брахиозавр. Он был не больше детеныша слона, с длинной шеей, тонкой, как у лебедя, и несоразмерно маленькой головкой. Это был еще детеныш. Если он подрастет, то достигнет высоты четырехэтажного здания и будет весить более восьмидесяти тонн. Когда он пробежал мимо, Пенворд понял ужасную вещь – кто-то выпустил всех динозавров. И он понял, кто это. Его лицо исказила ярость. Он опять попробовал нажать кнопку вызова. На этот раз ему ответили.

– Безопасность. Кто?..

– Это Пенворд. Какого черта вы покидаете свой пост?

– О, сэр Пенворд, у нас неприятности, каким-то образом Денонучас оказался на свободе...

– Кто-нибудь видел леди Джулию? – заорал он в радио.

– Леди Джулию?.. – переспросили удивленно. – Мы не видели ее. Но, сэр Пенворд, Денонучас – он не в клетке! Что нам делать?! Он представляет...

Пенворд не слышал конца предложения. Он с силой разбил радио о стену и побежал по направлению к дому. Необходимо было вооружиться, и как можно скорее. Эта сука! Она разрушила все!!!

Позади него раздался топот копыт. Но Пенворд обернулся слишком поздно. Большая, черная громадина врезалась в него и сбила с ног. Упав, он почувствовал резкую боль в паху и в левом бедре. Ему удалось сесть. Теперь он мог рассмотреть, что это было. Это оказался огромный черный бык, видимо сбежавший из загона...

Пенворд попытался осмотреть себя. Повреждения были серьезными, может быть, смертельными. Он чувствовал, как кровь струится по ногам и бедрам. Ирония судьбы. Все дикие животные зоопарка сейчас оказались на воле. Но погибнуть так примитивно, оттого что его подцепил на рога обыкновенный бык, сбежавший со скотного двора!..

Паскаль подошел к стенному шкафу и попытался выбрать себе оружие. Но все здесь было очень тяжелым – небольшой с виду топор он с трудом удержи вал в руках, сражаться им было бы трудно...

– Дэвид! – закричала Дженни.

Кто-то очень быстро приближался прямо к ним. Дверь распахнулась, и в бильярдную влетел человек. Он был одет в черную униформу. Это был один из служащих зоопарка. Лицо его исказила гримаса ужаса и боли. У него была только одна рука. Вместо второй торчал обрубок, из которого текла кровь. Он побежал к ним:

– Помогите мне, ради Бога! За мной... Паскаль и без его объяснений понял, что за ним гонится динозавр. Дженни кинулась на выручку служащему, но Дэвид схватил ее за руку и с силой потянул за собой:

– Что ты делаешь? Скорее! Сюда!

Они едва успели обежать бильярдный стол, как динозавр, появившийся в дверях, одним прыжком оказался рядом со своей жертвой, за которой он гнался. Человек в ужасе заорал и попытался увернуться. Но динозавр с молниеносной быстротой выбросил вперед свою ногу с когтями, напоминающими косы, и распорол лежащего перед ним человека от паха до шеи. Тело зацепилось за средний коготь, который был длиннее остальных, подлетело в воздух, перелетело через бильярдный стол и ударилось об пол в углу комнаты.

Динозавр даже не посмотрел в ту сторону, куда отлетел убитый. Теперь его внимание было обращено к Дэвиду и Дженни. Видимо, его уже не интересовала еда. Жажда крови двигала этим чудовищем.

Это был динозавр, которого Паскаль видел в клетке. По сравнению с другими, он казался небольшим, его тело было ржавого оттенка. На ногах у него были огромные когти, причем на среднем пальце коготь загибался кверху. На толстой шее сидела большая голова, и что самое удивительное, в его взгляде светился интеллект. Глядя в эти зеленые глаза, казалось, что ты имеешь дело с разумным существом. Он стоял по другую сторону стола и внимательно смотрел на людей.

– Дженни, за нами дверь. Надо успеть выскочить в нее. Иначе мы погибнем оба. Я попробую его удержать, чтобы у тебя было хоть сколько-нибудь времени убежать или спрятаться где-нибудь.

Паскаль выставил вперед топор, с трудом его удерживая и прекрасно при этом сознавая, что не успеет даже замахнуться, если динозавр прыгнет на него.

– Не будь дураком. Дэвид! – прошептала Дженни. – Я тебя не оставлю одного, не разыгрывай героя.

– Дженни... иди!

Динозавр начал огибать бильярдный стол. Паскаль попятился. Дженни, вцепившись ему в рукав, тихо двигалась за ним.

Животное остановилось, наклонило голову набок и внимательно посмотрело на них одним глазом, как будто размышляло, что же делать дальше. Краем глаза Паскаль заметил рядом с собой подставку с бильярдными киями. Ему показалось, что кий может быть лучшим оружием, чем тяжелый топор. Он быстро принял решение. Он кинул топор в динозавра и быстро схватил кий.

Топор попал динозавру в голову тупой стороной. Пронзительно закричав, динозавр, ростом в шесть футов, запрыгнул на стол...

Но прежде, чем он успел спрыгнуть на них сверху, Паскаль изо всей силы воткнул кий в живот монстра. Тот покачнулся от удара, зажмурился от боли и разодрал когтями зеленое сукно бильярдного стола, пытаясь удержать равновесие. Потом, издав рычанье, приготовился к прыжку. Но тут Паскаль увидел в руке у Дженни такой же кий, как у него. Она пыталась попасть динозавру в глаз, чем задержала прыжок.

– Черт возьми, убирайся отсюда! Быстрее!

– Без тебя не пойду! – прокричала Дженни, продолжая тыкать своим кием динозавру в морду.

Борьба продолжалась около тридцати секунд: Дженни старалась попасть динозавру в глаз, а Паскаль всей тяжестью своего тела налег на кий, торчавший из живота. Кий сломался. Дэвид посмотрел на сломанное дерево, и решение пришло инстинктивно. Он бросился к динозавру, рискуя быть распоротым когтями монстра, и изо всей силы воткнул кий сломанным концом ему в горло.

Динозавр страшно заревел от боли, упал на бильярдный стол и стал размахивать передними лапами, пытаясь вытащить острие из своего горла.

– Побежали! – Паскаль толкнул Дженни к двери с такой силой, что она чуть не упала. Обернувшись, он увидел через плечо, что динозавр, поднявшись на ноги, трясет головой из стороны в сторону. Потом, к своему ужасу, уже выбегая из комнаты, Паскаль успел заметить, как от мощных движений животного кий с силой вылетел и упал на пол.

– О черт! – прошептал Дэвид и захлопнул дверь.

– Куда сейчас? – спросила Дженни.

– Как можно дальше отсюда! – выпалил Дэвид.

Позади себя они услышали удар в дверь, потом треск ломающегося дерева...

Глава 17

Леди Джулия стояла около бассейна и с удовольствием смотрела, как уровень воды быстро поднимается. Скоро он будет достаточно высоким, чтобы палеозавр выбрался наружу. Она развернулась, чтобы выйти, но замерла на месте. Перед ней с фонарем в руках стоял ее муж.

– Я знал, что найду тебя здесь, – сказал он приветливо, что, впрочем, пугало ее всегда больше, чем его холодность. – Все остальные уже на свободе. Это был последний. Ты хорошо поработала этой ночью, не так ли, дорогая?

В такой же манере, с теплотой в голосе она ответила:

– Да, дорогой, это занятие меня довольно утомило.

– И никто из них не сожрал тебя. Тебе страшно повезло.

– Ну почему же. Один из них чуть не сделал это. Тот, с костлявыми плавниками по обе стороны головы. Не помню, как ты его называл.

– Дилофозарус.

– Да, это был именно он. Он чуть не прикончил меня. Но тебе, кажется, не так повезло, как мне, – Она заметила его окровавленные брюки. – Кто же из твоих любимчиков посмел так с тобой обойтись? Ты в них вложил столько заботы и любви!

– Это был не динозавр, а сбежавший бык. Леди Джулия запрокинула голову и рассмеялась.

– Почему ты смеешься? – голос Пенворда все еще оставался приветливым. – Ты находишь, что это очень смешно?

– Да, Даррен, нахожу, – ответила она. Послышались всплески воды. Еще немного, и палеозавр выберется из воды. Дверь из помещения была все еще открыта...

– Я предполагаю, что генератор вывела из строя тоже ты? – спросил Пенворд, понижая голос. – Двадцать минут назад все огни в зоопарке потухли.

– Да! – подтвердила она почти радостно. – Еще я разбила трубы, по которым подается горючее. Потом я проделала дырки в баках с топливом.

– Зачем?

– Затем, что я хотела все вывести из строя. Твои питомцы, надеюсь, оценили те преимущества, которые дала им темнота и весь этот бардак. Ведь им не нужно электрическое освещение, когда они на свободе. Ты так старательно поддерживал их естественные природные инстинкты. Теперь у них прекрасная возможность проявить себя в естественной жизни. Не понимаю, почему ты не радуешься!

– Я не собираюсь выслушивать твой бред. Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю! Для чего ты заварила всю эту кашу?! Теперь я понимаю, каким образом тогда Денонучас очутился на свободе и смог убежать в лес. Разумеется, ты ему посодействовала...

– Все очень просто, Даррен. С меня довольно. Я боролась за свою независимость. Я хотела освободиться от тебя! От всего, что нас связывало, от всего, чем ты меня связал. И теперь я это сделала.

– Ты хотела свободы! Это все, чего ты добивалась! Но у тебя она была. Разве ты не занималась, чем хотела? Ты спала со всеми мужчинами, да и с женщинами, кто моложе тридцати. Думаешь, я не знал о твоих приключениях? Я никогда не ограничивал тебя в этом!

– А ты никогда не задумывался, почему я этим занималась? Тебе никогда не приходило в голову спросить меня, зачем мне все это надо?

– Мне не было необходимости это делать. Все и так ясно. У тебя совершенно фантастические потребности в сексе. Я думаю, что один мужчина не в состоянии тебя удовлетворить. Наверное, это результат внутренней дисгармонии. Ты хотела утвердиться в этом мире, показать свою значимость и нужность. Но и дураку понятно, что это ненормально: если человек спит со всякой швалью, попадающейся ему на дороге, то у него какое-то душевное расстройство. Этим занимаются молоденькие мальчики и еще шлюхи. Может быть, ты просто шлюха!

Леди Джулия нервно засмеялась.

– Если я шлюха, так это благодаря тебе, Даррен. Если бы я вышла замуж за нормального мужчину, а не за того, кто не в состоянии заниматься любовью, пока его не унизят или не причинят боль, который не в состоянии удовлетворить женщину, как это делают все мужчины, может быть, тогда все сложилось бы по-другому.

– Мы можем обмениваться оскорблениями всю оставшуюся ночь, но ты видишь, что я не в форме. Все, что я хочу сейчас услышать от тебя, так это причину, из-за чего ты все это натворила. Ведь был же какой-то реальный повод, который толкнул тебя на эти действия.

– Я уже сказала тебе. Я хотела освободиться, хотела покончить со всем раз и навсегда.

– Это понятно. Но почему именно сегодня ночью? Что тебя толкнуло на это? Все дело в том молодом журналисте? Он отверг тебя? Или ты узнала, что у него есть девушка?

– Пошел к дьяволу! – прокричала леди Джулия. Пенворд покачал головой.

– Вот в чем дело. Только подумать! Все мои планы рухнули, работа всей моей жизни полетела к чертям – только потому, что стареющая, нелепая женщина приревновала молоденького мальчика, провинциального идиота. Неужели можно поверить тому, что он способен тебя полюбить?! Тебя! Это ирония... – Он поднял дуло пистолета, который был у него в руках.

– Ты собираешься убить меня? – безучастно спросила леди Джулия.

Сэр Пенворд оскалился.

– Нет. Я не собираюсь убивать тебя. – И он нажал курок.

Ее колени подкосились, и она упала лицом вниз. Это не был боевой пистолет, он стрелял патронами со снотворным. Некоторое время Пенворд стоял над своей женой, потом подхватил ее одной рукой и вынес из помещения. Со стороны могло показаться, что женщина ничего не весила. Сэр Пенворд был физически необыкновенно сильный человек, но, выходя, он почувствовал, что по его ногам опять начала течь кровь.

* * *

– Господи, куда мы попали? Что это за комната? – воскликнула Дженни, оглядываясь кругом.

– Частный зоологический музей Пенвордов, – объяснил ей Паскаль. – Здесь находятся скелеты, кости и прочие находки, связанные с динозаврами.

Они убежали от бильярдной как можно дальше. Если им повезет, Денонучас не доберется сюда. Им удалось сбежать до того, как он напал на их след. Может быть, он вообще не погнался за ними или ему попался на пути кто-то другой.

– Я не могу понять, как эти твари могли выбраться из клеток. Где весь обслуживающий персонал? – подумал вслух Паскаль.

– Мне кажется, их кто-то выпустил. Но он должен быть сумасшедшим! Нормальному человеку это не придет в голову.

– Сумасшедший, конечно сумасшедший... – проговорил Паскаль, бледнея от внезапной догадки. – О Господи! Я, кажется, знаю, кто это сделал. Это леди Джулия! Но тогда во всем виноват я...

– О чем ты говоришь?

– Я должен был это предвидеть. Она жестокий и неукротимый человек, то, что я ей сегодня сказал, толкнуло ее на отчаянный поступок. Она связывала со мной столько надежд! Я был для нее чем-то вроде последнего шанса. Я воспользовался запрещенным приемом...

Дженни покачала головой.

– Мне так не кажется. Ты слишком преувеличиваешь. Почему ты должен нести ответственность за то, что сделал кто-то?

– В том-то и дело, что должен. Если бы не я...

Он не закончил. Звук, донесшийся снаружи, заставил их обоих вздрогнуть. Кто-то кричал в страшной агонии.

Дженни испуганно посмотрела на Паскаля.

– Дэвид, я боюсь! Давай поскорее уйдем отсюда.

Он заботливо обнял девушку.

– Надо переждать здесь. Неизвестно, сколько этих динозавров разгуливает на воле. Вдруг у нее хватило времени выпустить их всех? Люди Пенворда должны что-нибудь с ними сделать. Сейчас у них хоть и заняты руки, но неизвестно, как они поступят, если увидят нас. Сэр Пенворд хотел покончить с нами, сейчас ему или его людям сделать это значительно проще...

– Я оставила свою машину в лесу, недалеко от дороги, если подъезжать к Пенворд-Холлу с севера. Это далеко от того места, где я пыталась перелезть через забор. Они наверняка не нашли ее. Я сказала, что приехала на такси. Если бы нам только удалось добраться до нее...

– Но как же нам перебраться через ограждения? Ты знаешь, они электрифицированы. Потом, у нас нет лестницы.

– О Господи... – выдохнула Дженни. Она смотрела поверх его головы с таким выражением, что у Паскаля опять свело судорогой живот. Он обернулся и увидел льва, несшегося прямо на них. Его огромная грива, казалось, стояла дыбом, судя по его виду, его не интересовала в данный момент еда. Лев явно от кого-то убегал.

Паскаль быстро огляделся вокруг, ища выхода или укрытия. Позади них было большое окно. По другой стене, прямо напротив него, поднималась двойная лестница, по которой можно было подняться на узкий балкончик, опоясывающий весь холл. Дэвид решил спастись там, но сообразил, что лев настигнет их прежде, чем они преодолеют половину пути.

– Не двигайся, – прошептал он Дженни. – Стой смирно и не показывай, что ты боишься.

– В какой книжке ты это прочитал? – поинтересовалась Дженни сквозь стиснутые зубы.

Пока лев приближался к ним, у Паскаля пронеслась в голове тысяча вопросов. Он голоден? Раздражен? Напуган? Или спасает свою шкуру?

Когда лев почти уже подбежал к ним, нервы у журналиста не выдержали. Паскаль прыгнул к стулу с высокой, массивной спинкой, вцепился в него и поднял его над головой. Стул был очень громоздкий и необыкновенно тяжелый. Но опасность придала ему силы. Он сделал несколько шагов ко льву, готовый к защите...

Лев, пробежав несколько шагов, вдруг остановился и прижал уши к голове. Потом присел на задние лапы, что, к ужасу Паскаля, говорило, что животное готовится к атаке. Но этого не произошло. Лев развернулся и убежал.

Паскаль с удивлением посмотрел на стул в своих руках.

– Черт! Сработало! – перевел он дыхание. Но тут Дженни, стоявшая позади него, страшно закричала. Послышался шум бьющегося стекла. И в этот же момент Паскаль ощутил сильный толчок в правое плечо и резкую боль. Он повернулся и увидел, как динозавр пролезает через пролом в окне.

Такого он еще не видел. Сэр Пенворд, видимо, находил его неинтересным экземпляром. Он напоминал Турбозавра, но был значительно меньше, около восьми футов высотой, с более мощными и развитыми «руками». Паскаль угадал, что этот еще не совсем вырос. Он как-то не очень уверенно действовал. Все это молниеносно пронеслось в голове Дэвида. Видимо, это было уже чисто профессиональное качество – все сразу классифицировать и отбирать информацию, с которой потом можно работать.

– Бежим! – закричал Паскаль, швыряя стул в динозавра. Но Дженни уже убегала. Он кинулся за ней...

Позади них послышались тяжелые шаги, от которых сотрясался пол. Они не успели добежать до двери. Паскаль схватил Дженни и толкнул ее в сторону между двух застекленных шкафов, в которых находились скелеты динозавров. Журналист думал, что они могут пробраться за шкафами к разбитому окну и выскочить через него. Но динозавр в два прыжка оказался рядом с тем шкафом, за который они спрятались, Он остановился на мгновение, а потом прыгнул на них. Но тут его постигла неудача, Поскольку шкафы были застеклены со всех сторон, как в музеях, динозавр не воспринял их как препятствие. Он с разгона врезался прямо в шкаф, тяжелые кости умершего тысячелетия назад динозавра посыпались на своего далекого родственника. На некоторое время животное от неожиданности растерялось. Пока оно опомнилось и стало выбираться из-под груды костей, Паскаль схватил Дженни, и они стремглав бросились к двери.

* * *

Сэр Даррен Пенворд добрался со своей бесчувственной женой до гаража. Там он довольно бесцеремонно опустил ее на пол позади своего темно-голубого «Бентли», порылся у себя в кармане, достал ключи, открыл заднюю дверь машины. Затем поднял леди Джулию и забросил ее на заднее сиденье.

Выходя из гаража, он встретил одного из своих служащих, его звали, кажется, Чарльз. Он кинулся навстречу хозяину и с облегчением сказал:

– Слава Богу! Сэр Пенворд, мы вас везде ищем! Все динозавры выпущены на свободу, многим из хищников тоже удалось покинуть свои клетки. Никто не знает, что делать! В зоопарке полнейший хаос! Сэр, какие будут распоряжения?

Пенворд посмотрел на него добродушно.

– Распоряжения? У меня нет абсолютно никаких распоряжений. Все кончено. Я предлагаю покинуть вам Пенворд-Холл, пока вы еще можете это сделать. Скажите всем остальным – если они еще живы, если вообще кто-то еще жив. – И он пошел дальше, оставив Чарльза с открытым от удивления ртом.

Пенворд вошел в дом через боковую дверь. Он направился прямо в библиотеку, спустился по винтовой лестнице в лабораторный комплекс. По дороге ему попался еще один служащий, одетый в белую форму.

– Сэр Пенворд, что нам делать? Как выбраться отсюда? Эти чертовы чудовища разгуливают по всей территории зоопарка! Я видел, как один из них сожрал Бокстера!

– Убирайтесь! – прорычал сэр Пенворд, отталкивая служащего со своего пути, – у меня слишком мало времени, чтобы объяснять каждому, как отсюда выбраться. Это ваша забота.

– Но, сэр Пенворд! Вы должны мне помочь! – вскричал служащий, преграждая дорогу своему хозяину.

Пенворд достал из кармана пистолет и дважды выстрелил ему в лицо. Затем, даже не посмотрев в сторону убитого им человека, он без промедления направился в комнату, где располагался инкубатор. Он зашел в камеру, очень аккуратно взял в руки два самых больших яйца и вышел...

Когда Пенворд поднимался по лестнице, он ощутил, что силы его постепенно покидают. На какую-то долю секунды ему показалось, что он теряет сознание. Но у него в руках была драгоценная ноша, и это заставило его удержаться на ногах. Большим усилием воли он пришел в себя. Он знал, что его сил должно хватить на то, что он задумал.

Когда он поднялся наверх, ему опять попался человек из секретной службы. Его лицо было все в крови, он бежал навстречу Пенворду в состоянии, близком к истерике. Но Пенворд прошел мимо него, будто ничего не видя.

Он дошел до гаража, очень бережно положил яйца на переднее сиденье своей машины, укрыл их своим пиджаком, сел за руль и выехал из гаража.

Навстречу машине бросился человек из секретной службы. Но Пенворд нажал на газ, и тот едва успел отскочить, чтобы не оказаться под колесами машины своего хозяина.

К своему счастью, он не встретил по пути ни одного динозавра. На обочине дороги сидел тигр. Пенворд его узнал. Это был сибирский тигр, брата которого пришлось застрелить, чтобы успокоить общественность и убедить всех в том, что никакой опасности зоопарк не представляет. И это все благодаря леди Джулии. Он с силой сжал руль: «Я заставлю эту суку заплатить!!!»

Когда Пенворд доехал до главных ворот, к его машине бросились два охранника, которые, судя по всему, все еще были не в курсе происходящего.

– Сэр Пенворд, что происходит в зоопарке? Оттуда доносятся такие звуки, что трудно даже предположить, что бы могло случиться! Мы пытаемся дозвониться, но ни один телефон не отвечает. Электричество отключено...

Пенворд почувствовал резкую боль, сиденье под ним все промокло от крови, но, собрав силы, он сказал:

– У меня сейчас нет времени все объяснять. У нас серьезные проблемы. Вы ничего не сможете сделать, Я советую побыстрее покинуть территорию и уехать как можно дальше. Сделайте это немедленно. Но не закрывайте ворота. Когда уйдете, оставьте их открытыми. Ясно?

И, не дождавшись ответа, он выехал из Пенворд-Холла. Он оставил это место навсегда.

* * *

– С тобой все в порядке? – спросил Паскаль, внимательно глядя на Дженни. На ее лице виднелось несколько царапин от осколков, которые полетели во все стороны, когда динозавр угодил в витрину. Но никаких серьезных повреждений у нее вроде бы не было.

– Я в порядке, а ты?

– У меня все нормально, – ответил Паскаль уже на ходу.

– Подожди, у тебя из плеча торчит огромный осколок стекла. Ты бегаешь с ним с тех пор, как динозавр влез в окно. – И Дженни показала ему окровавленный кусок стекла, довольно внушительных размеров. От боли он инстинктивно схватился за плечо, потом посмотрел на свои пальцы: вся ладонь была в крови. Дженни достала из кармана пакет с бинтами и кое-как завязала рану.

– Пока мы не добрались до доктора, это приостановит кровь.

Они добежали до небольшой комнаты, судя по обстановке, это была столовая. Она выглядела так, будто семья Пенвордов только что вышла из-за стола, а слуги едва успели расставить стулья. Они придвинули стул к двери и остановились, не имея ни малейшего представления, что делать дальше. Паскаль подошел к окну и выглянул наружу.

– Все огни потушены. Генератор выведен из строя либо отключен. Значит, мы можем спокойно перебраться через заграждения.

– Их вполне можно преодолеть и без лестницы.

– Перелезть-то мы можем через любые ограждения, лишь бы нам никто не помешал. – Звуки, доносившиеся с улицы, не вселяли никакой надежды. Казалось, будто сами черти покинули преисподнюю, окружили Пенворд-Холл и пытаются всех свести с ума.

– Но если мы будем сидеть здесь сложа руки, то единственное чего дождемся, так это того, что кто-нибудь рано или поздно сожрет тебя и меня. Я предпочитаю что-нибудь предпринять, чтобы выбраться отсюда, – воскликнула Дженни.

Паскаль вздохнул.

– Конечно, ты права. Я тоже люблю больше действовать, чем дожидаться. – Он открыл окно, повернулся к Дженни и посмотрел на нее вопросительно. Она одобряюще ему улыбнулась. И опять ему пришло в голову, как сильно он ею дорожит. Почему раньше ему не хотелось это признавать? Только после того, как они расстались, он понял, насколько ее любит. И сейчас, когда им угрожала смертельная опасность, Дэвид осознал, что готов спасти ее ценой своей жизни. Почему люди ничего не понимают, когда у них все хорошо? Это парадокс.

– Ну что ж, давай действовать. Пошли.

Глава 18

Артуру Николсу исполнилось пятьдесят пять лет, и он был браконьер. Сорок лет из пятидесяти пяти он был браконьером. Его не оставляла уверенность, что его жизнь именно от этого идет как надо.

В этот обыкновенный сентябрьский вечер Артур решил наловить форели на том участке реки, которая принадлежала Пенворду. Он очень осторожно пробирался через лес, потому что знал, что может натолкнуться в любой момент на людей Пенворда. Он чувствовал какую-то тревогу. Чем дальше он шел, тем больше убеждался, что этой ночью что-то происходит в Пенворд-Холле. Оттуда доносились такие крики, будто там устроили бойню. Николсу казалось, что он пробирается через африканские джунгли, а не крадется по частным владениям английского лорда.

Любопытство взяло верх. Он решил подойти поближе к ограждениям, хотя не был уверен, что удастся что-нибудь увидеть. Забор находился очень далеко от зоопарка. Но, кто знает, может быть, там пожар. Просто так животные не подняли бы такого шума.

Лес кончился, Артур подошел к двойному ряду заграждений. Как он и предполагал, ничего не было видно. Не было и зарева, как обычно бывает при пожаре. Он направился вдоль изгороди, намереваясь добраться до места, где река делает поворот и протекает недалеко от забора. Ему надо было пройти около ста ярдов. Но не успел он пройти и тридцати, как натолкнулся на нечто, что его крайне удивило. Заграждения оказались повреждены, будто их переехал каток. Он подошел поближе, надеясь определить по следам, кто это мог сделать. Но ничего не нашел. По характеру повреждений было видно, что выбирались с территории зоопарка, а не наоборот. Если это не машина, то какое животное могло проделать такое? Может быть, слон? Насколько Артуру было известно, сэр Пенворд не держал слонов в зоопарке. Да и потом, слон обязательно бы наследил. А тут, похоже, что-то тяжелое протащили по земле. А по обеим сторонам вмятины были какие-то отметины, но Артур не понял, кто их оставил...

Браконьер посмотрел в сторону леса. Глаза его давно привыкли к темноте, и он легко различил дорожку, оставленную неизвестным. Он направился по ней. Вскоре он вышел на берег реки. Следы уходили в реку. Интересно, что за животное это было? Может быть, это все-таки слон переправлялся через реку? Артур внимательно осмотрел темную гладь воды и стал всматриваться в противоположный берег. Но даже слон не смог бы перейти реку в этом месте. Здесь было довольно глубоко.

Николс присел и стал внимательно рассматривать почву. Нет, это был не слон. Такие следы не могло оставить ни одно животное, которое он знал. Все это привело его в недоумение.

Вдруг послышался всплеск воды. Подняв голову, он увидел что-то странное. К нему приближалось какое-то животное. В лунном свете он смог хорошо разглядеть огромную голову со сверкающими зубами на невероятно длинной шее...

Николс вскочил на ноги и бросился к лесу. Оставив все свое снаряжение на берегу, он бежал, не оглядываясь, не обращая внимания на ветки, которые стегали его по лицу, не глядя под ноги. Он бежал до тех пор, пока не свалился на землю, совершенно обессиленный. Его сердце билось так сильно, что, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Он испугался, что у него начнется сердечный приступ. Николс не помнил, как долго он бежал, где он сейчас находится. Первый раз за всю свою жизнь он пережил чувство ужаса.

Он поднял голову, когда услышал шум в ближайших кустах.

– О Господи! – прошептал он, когда увидел, что из кустов вышел тигр и направился прямо к нему. Он даже не попытался встать или откатиться в сторону, когда тигр с глухим рычанием прыгнул на него.

* * *

Бегство в темноте через территорию зоопарка напоминало сон с бесконечными кошмарами. Паскаль и Дженни очень скоро потеряли ориентиры, по которым собирались добраться до внешней ограды. Если им повезет, то они не будут бегать по кругу, а все-таки выйдут к забору и, может быть, даже не очень далеко от машины. С каждым шагом страх, что из темноты появится какой-нибудь динозавр, все больше возрастал...

Но, к своему облегчению, скоро они увидели перед собой двойной ряд ограждений.

– Слава Богу! – радостно прошептал Паскаль. По ту сторону забора был нормальный мир. Там жили нормальные люди с нормальной психикой. Там была свобода. Если они переберутся через этот проклятый забор, они будут спасены. Кошмары закончатся.

Паскаль осторожно дотронулся до проволоки, ожидая удара током, но его не последовало.

– Дженни, давай быстрее. Внимательно смотри, куда спрыгиваешь.

Дженни наполовину уже перелезла забор в двенадцать футов высотой, как Паскаль услышал позади себя звук приближающихся шагов. Он оглянулся, но сумел разглядеть лишь чьи-то смутные очертания.

– Быстрее! – заорал он Дженни, которая замерла на середине пути, пытаясь рассмотреть, кто бежит. Паскаль залез на изгородь и начал карабкаться вслед за Дженни.

Они почти уже добрались до самого верха, когда животное добежало до них. Увидев, кто это, они невольно рассмеялись. Это оказалась корова. Всего лишь обыкновенная корова.

Она постояла перед оградой, в ее глазах застыл страх, потом, помотав головой, ринулась обратно в темноту. Паскаль и Дженни посмотрели друг на друга в некоторой растерянности. Опасность, которой они подвергались сегодняшней ночью, уже осталась позади и стала казаться нереальной. Так по-дурацки испугаться домашней коровы!

Но через мгновение они поняли, что это еще не конец...

В темноте раздался другой звук: тяжелое «топ, топ», будто что-то очень большое бежало на двух ногах. Их внезапно осенило, почему корова была напугана. За ней гнались...

Еще секунда, и из темноты появился Трубозавр. Колючая проволока теперь показалась Паскалю и Дженни незначительным препятствием. Они мгновенно оказались наверху, потом стали сползать вниз. Забор был слишком высоким, чтобы сразу спрыгнуть на землю. Заметив новый объект, динозавр остановился, как бы решая, кто более заслуживает внимания, корова или люди. Он выбрал их.

– Прыгай! – закричала Дженни, как только увидела, что динозавр направляется к ним. Они оба оттолкнулись от проволоки и спрыгнули с шестифутовой высоты. Не успели они приземлиться, как животное с разгона врезалось в забор как раз в том месте, где они висели мгновение назад.

Внутренние и внешние заграждения разделяло расстояние десять ярдов. Паскаль и Дженни преодолели его в мгновение ока. До верхнего второго забора они добрались с легкостью цирковых акробатов. Наверху Паскаль рискнул обернуться. Он увидел, что Трубозавр проделал своими ужасными когтями дыру в заборе. Еще несколько ударов, и он сможет спокойно пролезть через проделанную брешь.

– Дэвид! – услышал он крик Дженни. Она зацепилась рукой за колючую проволоку и никак не могла выпутаться. С трудом придвинувшись поближе, он попытался ей помочь. Дженни вскрикнула от боли. Колючки от проволоки глубоко врезались ей в тыльную сторону ладони...

Паскаль услышал скрежет железа. Медлить было нельзя. Он с силой потянул Дженни за руку и дернул на себя, не обращая внимания на ее крик. Теперь ему удалось ее отцепить. И они стали карабкаться вниз. Динозавр уже находился между заборами. Десять футов он преодолел за секунду, пытаясь схватить добычу через проволоку. От сильного удара Дженни и Паскаль не удержались и полетели вниз с высоты девять футов. Паскаль приземлился на ноги, почувствовав резкую боль в правом колене. Когда он попытался подняться, то понял, что не может даже идти. Дженни упала на спину. Она села и стала в недоумении озираться по сторонам. Казалось, она не получила никаких повреждений. Паскаль, шатаясь, добрел до нее и, сцепив зубы от боли, помог ей подняться.

Совсем недалеко от них динозавр принялся ломать заграждение. Внешний ряд ограды был гораздо выше внутреннего, но более легкий по конструкции. Для того чтобы его преодолеть, Трубозавру потребуется гораздо меньше времени.

– Где твоя машина? Она далеко отсюда? – взволнованно спросил Паскаль. Дженни огляделась вокруг.

– Я не знаю, где мы находимся. Мне кажется, что она там, – сказала она, показывая в сторону дороги.

– Тогда пошли туда...

Они двигались убийственно медленно. Паскаль едва мог наступить на свою правую ногу. Он опирался на Дженни. Позади себя они слышали звуки ударов о железную изгородь...

Они прошли около пятидесяти ярдов, когда Дженни издала счастливый возглас:

– Смотри, деревья слева. Я узнала их.

– Отлично!

Он обернулся и посмотрел назад. Трубозавр уже сломал забор и пытался пролезть сквозь дыру.

– Дженни, ты должна бежать вперед. Найди машину. Я доберусь сам.

– Я не оставлю тебя одного! – запротестовала Дженни.

– Пожалуйста, Дженни, не надо сейчас спорить! Это наш единственный шанс. Вдвоем мы не добежим. Лучше вернешься за мной на машине. – Она колебалась некоторое время, потом сделала то, что он просил.

Как только она скрылась за деревьями, Паскаль снова посмотрел назад. Динозавр, постояв секунду, направился к нему. Журналист попытался бежать, но боль в ноге была невыносимой.

* * *

Это был конец вечеринки, время, когда даже самое лучшее шампанское вызывает отвращение и алкогольная эйфория перерастает в серую депрессию. С этого момента совершенно не важно, сколько вы будете пить, приподнятого настроения уже не вернуть никаким количеством алкоголя. С наступлением утра вам будет все хуже и хуже, пока вы не вернетесь домой и не отоспитесь.

– Одному Богу известно, как мне плохо! – произнес Энтони Кинг, пытаясь допить остатки красного вина из чьего-то стакана. Он дал себе клятву никогда не смешивать вино и виски – клятву, которую он давал каждый раз с похмелья. Это обещает себе каждый человек, который вечером перебрал.

Его девушка, Мелиса Форбиес, чувствовала себя значительно хуже. Она наклонилась через борт яхты и стонала, ее тошнило. Насколько ему удалось припомнить, ей было плохо уже давно. Она начала периодически наведываться на палубу еще ночью.

Яхта, на которой проходила вечеринка, была довольно большой и хорошо оборудованной. Она принадлежала отцу Дика Редфорда, который и устроил праздник. Дик пригласил двадцать своих товарищей, с которыми он учился, провести выходные на яхте его отца. Но эта идея уже надоела Энтони. Сейчас только начиналось воскресенье, но с него было вполне достаточно одной субботы. Провести еще два дня, пьянствуя на этой чертовой яхте, казалось немыслимо.

Мелиса все еще висела на перилах. Он подошел к ней и попытался взять у нее сумку. Он никогда не знал, что делать, когда людям становится плохо. Особенно девушкам. Должен ли он взять ее на руки или просто поддержать. Если она еще немного свесится, то может свалиться за борт. Энтони замер, не двигаясь. Он и сам почувствовал приступ тошноты. Спустя мгновение ему пришлось свеситься через перила рядом с ней.

– Тебе не легче? – спросил он через некоторое время.

– Отвали, – простонала она в ответ. – Я умираю...

Что произошло потом, было невероятно. Это случилось так быстро, что Энтони засомневался, что видел это в действительности.

Неожиданно перед яхтой из воды появилось какое-то огромное животное, смахивающее на рептилию. Оно сделало стремительный рывок и схватило Мелису лапой с огромными когтями. Через мгновение ее тело оказалось в отвратительной пасти у чудовища. Энтони успел лишь заметить ее ноги, подергивающиеся в конвульсиях, как животное скрылось под водой.

Энтони попятился назад с широко открытым от ужаса ртом. Его рассудок отказывался верить в то, чему он только что оказался свидетелем. Он предположил, что это очень искусная шутка, и обернулся, ожидая, что все стоят за его спиной и смеются. Но никого не увидел. Никто не видел происшедшего. Три парочки лежали на одеялах на крыше, остальные находились внизу, в кабине. Все, кто еще мог что-то соображать, были заняты выпивкой. Парочкам же ни до кого не было дела...

Все еще видя перед своими глазами ноги девушки, торчащие из пасти чудовища, Энтони позвал тех, кто расположился на крыше:

– Эй, вы видели, что произошло?

– А что мы должны были видеть? – переспросила девушка, которую звали Шарлота. Энтони махнул рукой в сторону кормы:

– Кто-то утащил Мелису. Какое-то морское чудовище. Оно сожрало ее. Только что! Неужели вы не видели?

– Ты пьян, – отмахнулась от него Шарлота.

– Она тебя просто послала подальше, – прибавил лежащий рядом с ней Джулиан.

Энтони посмотрел на них в отчаянии. Как он мог объяснить им то, что произошло, если он сам в это не верил? Но что-то все же произошло с Мелисой. Она несколько минут назад стояла рядом с ним. Она куда-то делась, это было очевидно...

Он подобрал ее сумочку и показал им, будто это было убедительное подтверждение, что он говорит правду.

– Я не шучу, – закричал он. – Мелиса пропала. Оно утащило ее в воду! Мы должны вернуться за ней!..

Все шестеро смотрели на него удивленно, прикидывая, морочит ли он им голову или просто напился до чертиков.

После некоторого молчания Шарлота мягко спросила:

– Тони, где Мелиса?

– Я же говорю вам, – выпалил он. – Что-то утащило ее за борт...

Он не закончил свои объяснения. Выражение их лиц внезапно изменилось. На них застыло выражение ужаса. Тони увидел, что они смотрят не на него, а на что-то за его спиной.

– Что? – начал он и вдруг почувствовал дуновение, как будто кто-то сзади него с силой захлопнул дверь. Тони не понял, что произошло, даже когда был поднят в воздух. Он стал размахивать руками, пытаясь найти точку опоры.

И только когда холодная вода сомкнулась над ним, до него дошло, что случилось. Он даже не почувствовал боли.

* * *

Вначале Паскаль услышал шум мотора, потом увидел огни машины. Он захотел закричать от счастья. Дженни нашла машину! Но он уже спиной чувствовал, что Трубозавр совсем рядом с ним.

Не обращая внимания на острую боль в колене, он прибавил скорость. Когда он достиг «Эм-Джи», то увидел, что дверь открыта. Он влетел в машину и захлопнул с силой дверь.

– Поехали! – заорал он. Но машина не трогалась с места. Колеса скользили по сухим иголкам, которыми была усыпана вся земля вокруг деревьев.

Но вдруг машина вздрогнула и подскочила вперед от удара сзади. Динозавр! Послышался скрежет железа, в одном месте они увидели кончик когтя, продырявивший крышу «Эм-Джи». Автомобиль, сдвинутый с места, где он забуксовал, медленно начал набирать ход. Им удалось вырулить на дорогу. Дженни со всей силой нажала на газ, и ее спортивная машина рванулась к Вончестеру.

В этот момент Паскаль знал без тени сомнения, что он любит Дженни больше всего на свете! Он мог бы дать на отсечение свою правую руку, что ни за что с ней не расстанется!

– Дженни, ты великолепна! – воскликнул Паскаль, придвинувшись к ней и целуя ее в щеку. – Нам повезло!

Она посмотрела на него очень серьезно.

– Слава Богу! Куда мы теперь направимся?

– В ближайший полицейский участок. Нам надо предупредить людей, пока эти чертовы динозавры не разбрелись по всей округе!

– Может, мы остановимся у первого же дома и воспользуемся их телефоном? Так будет гораздо быстрее.

Паскаль подумал и покачал головой:

– Представь себе, что мы позвоним и скажем, что из зоопарка Пенворда сбежали динозавры. Даже если мы все расскажем подробно, они решат, что я либо напился, либо спятил. Лучше мы сделаем это не по телефону.

– Ну, а они, конечно, поверят! Ты сам-то веришь, что все это было?

– Посмотрев на нас, они, по крайней мере, поймут, что произошло что-то серьезное. Этого будет достаточно. Они станут проверять. Поднимут тревогу. И все это обнаружится быстрее. – Паскаль обернулся и посмотрел на дорогу через заднее стекло машины. – О черт! – произнес он сквозь зубы.

– Что случилось?

– Он бежит за нами! Какого черта он преследует нас, хотел бы я знать! – воскликнул Паскаль.

Трубозавр находился в ста футах от них. Он бежал с невероятной скоростью, с каждым шагом преодолевая расстояние в пятнадцать футов. Это было впечатляющее зрелище. Сэр Пенворд порадовался бы от души, глядя на своего любимца! Паскаль повернулся и посмотрел на спидометр. Они ехали со скоростью сорок миль в час. В одной из книг, которые он читал о динозаврах, было написано, что эти твари покрывают тридцать пять миль в час. Он опять обернулся: расстояние не сокращалось.

– Может быть, этой гадине надоест гнаться за ними. Все-таки это не машина!

Дженни увеличила скорость, и расстояние между ними стало больше.

– Упорная тварь этот Трубозавр, – пробормотал Паскаль.

– Как ты думаешь, он будет нас преследовать до самого города? – спросила Дженни.

– Думаю, что нет. Он начал отставать. Как только он потеряет нас из виду, у него пропадет весь интерес. Да и должен же он устать!

Паскаль задумался. Отстав от них, неизвестно сколько народу успеет убить динозавр, пока его не найдут. Может быть, Дженни права и надо поднять тревогу по телефону? Он посмотрел на часы и решил, что если они будут ехать с такой скоростью, то доберутся до участка через десять минут.

Но через три минуты мотор стал захлебываться. Машина начала дергаться и остановилась.

У них кончился бензин.

Глава 19

Наконец собаки перестали лаять и Хаген второй раз за ночь покинул свою мягкую постель. В начале ночи, когда они начали надрываться, он спустился вниз, вышел во двор, но никого там не обнаружил. Он решил, что собаки волнуются, потому что из зоопарка Пенворда доносится странный шум. Его рабочий Берни тоже проснулся и вышел во двор. Он согласился с ним. Что-то происходило в зоопарке. Ферма Хагена граничила с территорией Пенворда. И из зоопарка часто доносились крики животных, особенно если ветер дул в сторону фермы, как сегодня.

Ни Хаген, ни его рабочий никогда не слышали ничего подобного. Раньше их тоже беспокоил звериный крик. Но на этот раз он был такой, будто над животными издевались. И еще их удивило, что они не могут различить, какое животное кричит.

– Интересно, кто может так орать?! – поинтересовался Хаген, когда они стояли на крыльце и прислушивались.

– Черт меня возьми, мистер Хаген, – сказал Берни, качая головой. – Я слышал, как кричат хищники. Но такие крики нельзя ни с чем сравнить.

Хаген решил позвонить в Пенворд-Холл и спросить, что у них происходит, но потом передумал. Пенворд мог воспринять это как жалобу, а ему не очень-то хотелось ссориться с таким могущественным соседом.

Когда он повернулся, чтобы войти в дом, Берни сказал:

– Недавно какой-то парень интересовался, не слышал ли я что-нибудь необычное...

Хаген вопросительно посмотрел на своего рабочего.

– Что? Кто спрашивал?

– Молодой парень из города, недели две назад. Он интересовался, не слышал ли я крики незнакомого животного. Как вы думаете, он это имел в виду?

У Хагена не было никаких объяснений происходящему, и он сказал:

– Давай вернемся в постель. С утра решим, что делать.

Но сейчас, тремя часами позже, он вспомнил слова Берни. С какой стати кто-то интересовался криками животных, Доносившимися из зоопарка Пенворда? И что это за крики, кому они, действительно, могли принадлежать?

Сейчас все стихло. Это его насторожило. Он подошел к окну. Из зоопарка не было ничего слышно. Собаки, которые буквально надрывались всю ночь, вдруг тоже замолчали. Выглянув в окно, он нахмурился. В домике у Берни горел свет. Он, должно быть, тоже встревожился из-за тишины. Хаген решил опять спуститься вниз и посмотреть, все ли в порядке. Второпях он накинул плащ прямо поверх пижамы и вышел.

Когда Хаген открыл дверь, то одна из кошек бросилась в дом и забралась под комод. Это очень его удивило. Он никогда не впускал кошек в дом, даже зимой. Они жили в сараях с животными. Чего она так испугалась? Он насторожился.

Выйдя, он никого не обнаружил во дворе. На ферме жили только он и Берни. Они оба не имели жен. Жена Хагена умерла четыре года назад. У Берни ее никогда не было, всякий интерес к женщинам у него начисто отсутствовал. Да и ни одна из них никогда не проявила ни малейшего интереса к нему. Впрочем, Берни от этого не страдал.

На второй сюрприз он наткнулся, когда наполовину пересек двор. Он увидел одну из своих собак, вернее то, что от нее осталось. Половина туловища была отгрызена.

Хаген вздрогнул от неожиданности. Он вспомнил о том, что произошло в июле. Из зоопарка сбежал тигр. Сегодня ночью произошло что-нибудь в этом роде. Из-за этого и поднялся такой шум.

Оглянувшись в страхе по сторонам, он поспешил к домику Берни. Дверь на кухню была открыта. У Берни была винтовка, и он считался хорошим стрелком.

Третий сюрприз ждал Хагена в доме. Войдя в кухню, он увидел Берни, лежащего на полу. Тот выглядел так, будто его пропустили через молотильную машину. Позади него стояло животное, которого Хаген не видел даже на картинке. Эта тварь грызла правое бедро Берни.

Хаген замер. Животное подняло голову и посмотрело на него. Но он уже не раздумывал. Повернувшись, он побежал к дому. Если он добежит до двери, то ему удастся спастись. Он сможет позвонить в полицию. «Проклятый Пенворд! Что это за чудовище?» – пришло ему в голову, пока он бежал через двор. Ему оставалось всего лишь несколько шагов до открытой двери, но он не успел их сделать! Денонучас настиг его раньше.

* * *

– Я не могу в это поверить! – воскликнул Паскаль, с досады стукнув рукой о машину. – Ты захватила с собой лестницы, чтобы перебраться через забор, но не догадалась проверить бензин! Как ты могла!

– Не будь таким ужасным, Дэвид! Я забыла! Я очень спешила, что я могу еще сказать, – произнесла она почти плача. – Мне очень жаль.

– Неужели действительно жаль! Какое прекрасное развлечение нас ждет впереди, если эта штуковина не перестала нас преследовать. Только женщина может взять все, кроме главного! Отправляясь за город на машине, ты не посмотрела на бензин!

– Я же сказала, мне очень жаль! – воскликнула Дженни, в отчаянии глядя на Паскаля. Он обернулся и посмотрел на дорогу. Динозавра не было видно.

– Ладно, давай что-нибудь делать. Я уверен, он нас не преследует. Мы оставили его слишком далеко, – он открыл дверь. – Пошли. Остаток пути мы можем пройти пешком.

– Подожди, – сказала Дженни, показывая вперед рукой. – Здесь недалеко местный клуб. Я захвачу канистру из багажника. Мы возьмем у них бензин...

Паскаль узнал клуб. Именно там его избили не так давно. Он не очень-то стремился попасть туда снова, но другого выхода не было.

– Ладно, пошли, только побыстрее, – мрачно согласился он.

Когда Паскаль вышел из машины и попытался пойти побыстрее, он почувствовал резкую боль в колене. Он уже успел забыть о своей травме. Кроме того, у него болело плечо и рана все еще кровоточила. Вся рубашка на спине промокла от крови.

Болезненно прихрамывая, Паскаль направился вслед за Дженни. Когда он подошел, она уже отливала бензин у припаркованного на стоянке клуба «ягуара».

– Выглядит так, будто ты не в первый раз занимаешься такого рода вещами, – прошептал он ей на ухо. Она улыбнулась в ответ. Паскаль замер, ожидая, пока она наполнит канистру. Он никогда не думал, что опять окажется в этом чертовом клубе. У него сохранились яркие воспоминания, как его здесь отделали несколько недель назад. Он помнил обещание никогда здесь не появляться, которое он дал местному громиле.

Чтобы отвлечь себя от этих мыслей, Паскаль заглянул внутрь машины, чтобы посмотреть салон.

– Дженни, – тихо позвал он ее, – ключи в машине. – Он попробовал открыть дверь. Она поддалась. – Мы можем взять эту машину. Это сэкономит кучу времени.

Дженни подошла к нему.

– Ты думаешь, это будет лучше? Я уже отлила бензин. – Она показала ему полную канистру. – Честно говоря, я не очень хочу оставлять свою машину прямо посредине дороги.

– Нет. За твоей машиной мы вернемся, когда вокруг не будут бегать динозавры. Сейчас мы воспользуемся этой, – сказал он настойчиво.

Но как только он открыл дверь, позади него раздался голос:

– Не двигаться! Руки за голову!

Паскаль обернулся. Перед ним стоял полицейский. Он его узнал даже в темноте по огромным усам. Тот держал пистолет, направленный прямо ему в живот. Позади него виднелись еще двое совсем молоденьких полицейских. Их он не видел раньше, а может быть, просто не узнал. В руках они держали полицейские дубинки.

– Я знал, что тебе покажется мало, – с сарказмом сказал полицейский. – И что ты вернешься. Мы очень тебя ждали, после того как ты украл машину на прошлой неделе.

– Послушайте, мы не собирались украсть эту... эту... машину. Мы только...

– Вы хотели ее только позаимствовать, да? Чтобы прокатиться?

– Мы хотели добраться до полицейского участка, – выпалила Дженни.

– Тогда вам нечего волноваться, мисс. Мы доставим вас туда быстрее, чем вы можете предположить. Но вначале мы вам дадим урок, который вы никогда не забудете. Так, мальчики? – Двое молодых полицейских с готовностью закивали. Их намерения были очень прозрачны.

– Подождите, – заорал Паскаль, – только не сейчас! Она говорит правду! Произошли невероятные вещи! Все мы в большой опасности! Поверьте!

Они все дружно засмеялись.

– Мы похожи на идиотов? Если кто здесь и в опасности, так это вы, голубчики.

Паскаль сделал шаг к полицейскому:

– Посмотрите! Вы должны меня вспомнить. Взгляните на мое лицо. Я был в вашем клубе, я пытался заговорить с парнями Пенворда. Я – репортер. Мое имя Дэвид Паскаль. Я работаю в «Вончестерских новостях». Она тоже. Ее имя Дженни Стемпер. Позвоните в полицию. Они подтвердят это!

– Да, я припоминаю вас, – сказал полицейский медленно. – Но мне неважно, где вы работаете, вы только что пытались угнать мою машину, это – факт.

– О Господи! Мне не нужна ваша идиотская машина! Я говорю вам о жизни и смерти! Мы только что из Пенворд-Холла. Из зоопарка опять убежали животные. Надеюсь, вам известно, какого рода животные содержатся в этом зоопарке? Многие из них уже покинули пределы территории. Мы хотели предупредить людей. Поэтому мы так торопимся в участок!

– Животные? Какие животные? – спросил полицейский выжидающе. – А что вы делали в зоопарке в это время? Сейчас ночь.

– Послушайте, у нас нет времени ничего объяснять! – закричала Дженни. – Позвоните в полицию, и все!

Полицейский долго раздумывал, что предпринять, наконец отдал распоряжение своим подчиненным.

– Надо позвонить в Пенворд-Холл. Может быть, эти двое сбежали оттуда неспроста. Сэр Пенворд должен быть в курсе. Посторожите их. Если они попытаются бежать, дайте им пару раз по голове. Вы делаете это превосходно.

– Не звоните сэру Пенворду! Позвоните в полицию! – взмолилась Дженни, когда полицейский повернулся и направился к зданию. Паскаль кинулся было за ним, чтобы остановить, но один из полицейских подскочил к нему и огрел его со всей силы своей дубинкой по правой руке. У Паскаля потемнело в глазах от боли. Он схватился за ушибленную руку и закричал. Полицейский хотел его ударить еще раз, но его отвлекло восклицание шефа:

– Господи! Кто это такой!

Это был Трубозавр. Он бежал по дороге, и его грудь вздымалась от быстрого бега. Но крик полицейского заставил его остановиться и посмотреть, что происходит на стоянке. Потом чудовище высотой в шестнадцать футов прыгнуло в направлении столпившихся полицейских, и его огромные когти блеснули в лунном свете...

– Отличный получится репортаж! Прямо с места происшествия. Вы, кажется, хотели позвонить в зоопарк. Теперь можете сообщить Пенворду, что его малышка у вас! – выпалил Паскаль.

Полицейские замерли от удивления, во все глаза пялясь на приближающееся чудовище. Паскаля и Дженни уже не интересовало, чем это закончится. Они не стали терять времени. Не обменявшись ни единым словом, они мгновенно поняли друг друга. Подбежав к машине, они открыли дверцы и запрыгнули внутрь: Паскаль – на место водителя, Дженни – рядом.

Трубозавр приблизился к людям. Полицейский открыл кобуру, чтобы вытащить свой пистолет, который он успел спрятать, пока разговаривал с Паскалем и Дженни. Но, имея дело с доисторическими животными, надо было действовать моментально. Полицейский, видимо, этого не знал. Когда Паскаль включил зажигание и машина тронулась, он увидел, как полицейского прижала к земле мощная лапа... Что будет дальше, он уже однажды наблюдал...

Трубозавр блокировал выезд. Паскаль стал объезжать его. Животное мгновенно среагировало на двигающийся предмет и выбросило мощную ногу с длинными когтями, которыми держала полицейского, вперед. Удар пришелся прямо по стеклу со стороны Дженни. Паскаль ждал этого и сумел вовремя повернуть руль. Потом он объехал Трубозавра сзади и на максимальной скорости выскочил на дорогу.

– С тобой все в порядке? – спросил Паскаль у Дженни, когда они ехали к городу.

– Как будто бы да, – все еще в шоке ответила Дженни.

Он посмотрел в зеркало, не преследует ли их животное. Оно продемонстрировало им редкое упорство. Но дорога была пуста. Видимо, монстр был занят двумя другими полицейскими. Паскаль представил их смерть, но это его не очень взволновало. Его голова была переполнена ужасами, происшедшими за последние двое суток.

– Мы не слишком продвинулись в спасении человечества. Пожалуй, труднее всего будет убедить их в том, что они в опасности! Но сейчас мы можем немножко расслабиться...

– Хочешь пари? – мрачно сказала Дженни.

* * *

Дик Редфорд был далек от того, чтобы называться привлекательным. «Бесцветный» – это слово очень подходило ему и полностью характеризовало его по всем параметрам: психическому, моральному и даже физическому. Он прекрасно знал об этом. И чтобы компенсировать свои недостатки, он тратил деньги очень щедро. И хотя деньги принадлежали не ему, а отцу, все же Дику это придавало некоторый вес. Он устраивал шикарные вечеринки и благодаря этому очень скоро прославился в университете. У него появился широкий круг друзей. Он, конечно, осознавал, что это купленные друзья. Но люди с привлекательной наружностью тоже покупают себе друзей своим обаянием. Как ему казалось, это одно и то же. И он не очень расстраивался по этому поводу. У его отца было достаточно денег.

В течение последнего часа круг дорогостоящих друзей Редфорда заметно уменьшился. Из двадцати пяти приглашенных на яхту осталось лишь шестнадцать. Остальные были унесены речным чудовищем...

Пытаясь в панике добраться до берега, они прочно сели на мель. Редфорд, как и многие другие, спрятался под столом. Пол был усеян осколками стекол от разбитых окон. Несколько раз чудовище умудрилось просунуть свою зубастую голову через окно и утащить людей прямо из кабины. Они выключили все огни и сидели не шелохнувшись, в надежде, что животное не сможет их найти и наконец уберется. Некоторое время снаружи не доносилось ни одного звука, даже всплеска. И Редфорд предположил, что оно уплыло.

В темноте кто-то из девушек всхлипнул. Редфорд чуть не подскочил.

– Заткнитесь! Неизвестно, где эта тварь. Мы должны соблюдать полнейшую тишину!

– Я не могу больше этого выносить! Я боюсь! – истерически закричала в ответ девушка. – Я хочу выбраться отсюда! Прямо сейчас!

– Не будь идиоткой! – прошептал Редфорд. – Ты можешь уйти отсюда, если желаешь отправиться за Мелисой, Тони, Изабеллой и другими.

– Но может быть, оно убралось. Я ничего не слышу за бортом. Как ты думаешь, Роджер? – спросил теперь уже мужской голос.

«Роджер» был Роджер Хормс. Он изучал зоологию. После того, как все воочию увидели чудовище, каждый обращался к нему за советом. Он сразу же сказал, что понятия не имеет, что это за зверь. Он не мог найти никакого объяснения, откуда оно взялось в Англии. Но все по-прежнему ждали от него какой-нибудь информации.

– Я бы не стал рисковать. По-моему, мы должны остаться и ждать помощи. Через час рассветет. Кто-нибудь обязательно наткнется на яхту, – взволнованно прошептал Роджер.

– Разумно, но ты уверен, что к этому времени мы останемся в живых? – спросила другая девушка. Роджер узнал голос Шарлоты Фостер. Ее друга, Джулиана, рептилия утащила одним из первых. Она сама чуть было не погибла. – Кому-нибудь надо попробовать добраться до берега, до того, как нас всех сожрут.

– Может быть, сама сплаваешь, Шарлота? – спросил Роджер. – Ты видела, что случилось с Марком?.. – Марк Фроуз был первым, кто захотел добраться до берега, который находился всего лишь в десяти ярдах. Но животное схватило его, когда он еще находился на борту яхты.

– Да, я пойду, если никто из вас, так называемых мужчин, не захочет этого сделать вместо меня, гневно выпалила Шарлота.

Редфорд вздохнул.

– Оставайся на месте, Шарлота. Я схожу и посмотрю, что делается снаружи. – Он чувствовал ответственность за происшедшее ночью. В конце концов, это была его идея, его яхта... Откуда только взялось это чудовище в Вончестере? Не иначе как из Лох-Несского озера...

Аккуратно, стараясь как можно меньше шуметь, Редфорд выбрался из-под стола и подошел к окну. Он выглянул наружу, не высовываясь. Уже начинало светать, и было все хорошо видно. Поверхность воды казалась абсолютно ровной. Видимо, ветра совсем не было.

– По-моему, все тихо.

– Я бы посоветовал тебе не рисковать, – сказал Хормс. – Эта гадина обладает невероятной ловкостью и скоростью.

– Я знаю, как мы проверим, тут ли оно. Кто-нибудь пойдет на корму и начнет бросать бутылки в воду. Животное, если оно еще не уплыло, отреагирует на шум воды. Ну, а если никто не высунется из воды, то мы можем спокойно добраться до берега.

В кабине наступила тишина. Потом Хормс вдруг отозвался:

– Ладно, я пойду кидать бутылки...

Шарлота не могла оставаться под столом, после того как настояла на действиях. Она встала и подошла к окну. Хормс уже вышел на палубу. Его было хорошо видно в предрассветном полумраке. В руках он держал несколько бутылок. Он прошел на корму и кинул бутылку. Послышался всплеск. Хормс повернулся, готовый бежать к кабине, но ничего не произошло. Он подождал тридцать секунд и бросил еще одну бутылку. Опять никакой реакции.

– Думаю, что оно убралось отсюда, – сказал он, повернувшись к кабине.

– Надеюсь, ты прав, – отозвался Редфорд. – Я пошел. Я вернусь как можно скорее с помощью. Мы вытащим вас отсюда...

Шарлота не собиралась оставаться здесь ни на минуту. Игнорируя предостережения друзей, она вышла наружу и подошла к трапу. Если Редфорду удастся добраться до берега, то она немедленно последует за ним.

Девушка видела, как он спрыгнул в воду и пошел к берегу. Она едва сдерживала свое дыхание от напряжения. Шесть футов, четыре... Он добрался! Она чуть не задохнулась от неожиданности, когда из воды появилась голова животного на длинной шее. Шарлота не успела опомниться, как чудовище схватило Редфорда за ногу и поволокло его с берега. Он страшно закричал, пытаясь руками зацепиться за какой-нибудь выступ. Но сделать это ему не удалось. Голова поднялась высоко над водой. Редфорд все еще орал. Через мгновение все стихло. Животное вместе с человеком исчезло под водой.

Шарлота, содрогаясь от ужаса, побежала обратно в кабину. После долгого молчания мужской голос, с нотками истерики, произнес:

– Тебе будет что рассказать отцу бедняги Редфорда!..

Глава 20

Стэнли Пит проснулся от непрерывно жужжащего звука. Когда он открыл глаза, то увидел на пульте позади кровати красный огонек вызова. Он быстро поднялся, включил свет и нажал на кнопку на дисплее. Там появилась карта его дома и прилегающей к нему территории. Светящаяся стрелка показывала на точку около восточной стены.

Он схватился за телефон и набрал два номера. На другом конце сразу же сняли трубку.

– Стив, к нам кто-то пробрался. Сейчас он у восточной стены. – Он продолжал внимательно смотреть на экран дисплея. – Он направляется в сад. Встретимся внизу. Сейчас мы ему кое-что покажем, чтобы неповадно было.

Пит торопливо оделся, взял со стены пистолет, снял его с предохранителя и вышел из комнаты. Дверь в холл открылась, и появилась его жена. Они спали в отдельных комнатах уже более четырех лет.

– Что там такое, Стэнли? – спросила она зевая.

– Ничего. Возвращайся в постель, – ответил он на ходу.

– Но ты взял пистолет.

– Я сказал тебе, ничего. Иди спать.

Стив уже ждал его внизу. Он держал в руках пистолет. Еще он прихватил мощный фонарь. Теоретически он был шофером Пита, но часто играл роль телохранителя. Стив в прошлом был моряк.

– Вы позвонили в полицию, мистер Пит? – спросил Стив, пока хозяин спускался по лестнице.

– Еще нет. Мы задержим его сами. Как ты считаешь?

Стив был плотного телосложения и в свои сорок лет обладал большой силой.

– Как скажете, сэр. Но чтобы не нарушать закон, нам следовало бы все-таки...

– Нет, Стив. Пошли вначале посмотрим, что там за птица. – Чуть ли не потирая от нетерпения руки, Пит побежал к входной двери, увлекая за собой своего служащего.

Стиву не очень хотелось самому ловить нарушителя, но он вынужден был отправиться за хозяином. Совсем недавно тот установил новую систему сигнализации в своем доме. В каждой комнате был пульт, главный пульт управления находился в спальне Пита. Иногда среди ночи ему приходила идея проверить связь, и он будил Стива.

– Сигнализация сработала только в саду, значит, он все еще там, – сказал Пит возбужденно. Он не мог скрыть своей радости, представлялся такой удачный случай поиграть в новую игрушку на самом деле. Он был хозяином компании, производящей такие штуки. Это была новая продукция фирмы – с портативным инфракрасным детектором.

Стив спросил:

– Будем мы включать освещение?

Вся территория была напичкана скрытыми лампами, и одного прикосновения к определенной кнопке на пульте было достаточно, чтобы во дворе стало светло как днем.

– Нет, пожалуй, не стоит. Это может его вспугнуть.

– Но так нам будет легче его задержать, – пробормотал Стив себе под нос, открывая дверь и выходя во двор. Его удивил лай собак, доносящийся сюда через двойную изоляцию. Пит состоял почетным членом Клуба охотничьего собаководства. Дома у него была псарня, где содержалось семнадцать охотничьих собак. И сейчас издалека слышался лай каждой из них. Это было очень странно. Собаки были очень породистые и хорошо выдрессированные. Они никогда не приносили никакого беспокойства.

– Послушай, – сказал Пит, – что-то там у собак. – Помещение, где они находились, как раз располагалось в саду. – Может, этот парень бродит рядом с ними, – предположил он.

– А может, он не один. Неизвестно, сколько их там, – ответил Став. Его явно не вдохновляла идея бороться с нарушителями в одиночку. Он не был трусом, но всегда гордился своей рассудительностью. Как ему подсказывал его собственный опыт, люди, которые без надобности рискуют, не всегда доживают до пенсии. А ему очень хотелось дотянуть до этой поры своей жизни. Он очень много запланировал сделать, после того как выйдет на пенсию.

Но Пит не собирался осторожничать. Он целеустремленно устремился к тому месту, где предполагал задержать нарушителя, и Стив был вынужден следовать за ним.

Когда они добежали до псарни, то увидели, что собаки находятся почти в невменяемом состоянии. Увидев это, Стив встревоженно глянул в сторону сада. Он ненавидел такие ситуации. Собаки не могли так взбеситься только оттого, что почуяли запах постороннего человека. Существовало еще что-то, что их сильно напугало. Стив принюхался. Ему очень хотелось определить, с кем им придется иметь дело.

Пит тем временем стоял у одного из детекторов и внимательно смотрел на экран.

– Ничего, – разочарованно произнес он. Пошли дальше.

Они быстро шли через сад. Стив встревоженно оглядывался по сторонам, а Пит был занят своим устройством. Пройдя немного, Пит встревоженно вскрикнул.

– Что, случилось? – спросил Стив, поднимая пистолет.

– Посвети мне под ноги, я куда-то наступил.

Стив посветил фонариком, это была вмятина огромных размеров.

– Это какое-то животное. Мистер Пит, я не хочу встречаться с животным, которое оставляет такие следы.

– Ты думаешь, животное? – задумчиво повторил Пит. – Но что это за зверь?

– Не могу ничего предположить. Я только уверен, что оно очень большое, просто огромное.

– Но вокруг Вончестера нет диких животных, – произнес Пит, как бы не желая расстаться с идеей, что это нарушитель, которого он собственноручно обезвредит.

Стив задумался, потом сказал:

– Не забывайте о зоопарке сэра Пенворда. – О зоопарке и обо всем, что было с ним связано, в доме у Питов не говорилось с того времени, как погиб сын Пита. На эту тему было наложено негласное табу.

– Если это случилось однажды, это может повториться вновь, – добавил Стив.

– Никогда, – раздраженно запротестовал Пит. – Моя собственная компания устанавливала ограждения. А это стопроцентная гарантия, что оттуда никто никогда не сможет снова сбежать!

Стив вздохнул.

– Ну хорошо, тогда, может быть, из цирка. Совершенно неважно, откуда исчезло это животное. Главное, что оно слишком огромное, для того чтобы с ним связываться. Нам нужно вернуться в дом, включить освещение и позвонить в полицию.

– Нет, – ответил Пит после минутного размышления. – Я знаю, что мы должны сделать. Мы выпустим собак. Пусть они займутся своим делом!

– Я не думаю, что это хорошая идея. Если это опять какой-нибудь хищник, то они не в состоянии его обезвредить или задержать...

– Это не хищник! Я повторяю тебе, ни один хищник никогда не сможет сбежать из зоопарка Пенворда. Я гарантирую это! Пошли...

У Стива с каждой минутой возрастало чувство страха. Он повернулся и отправился за Питом, оглядываясь через плечо назад.

Пит открыл дверь, освобождая собакам выход наружу. Они всей гурьбой кинулись к открытой двери, давя на ходу друг друга, и, оказавшись на свободе, кинулись в темноту, в противоположную сторону от сада.

Онемев от изумления, они стояли некоторое время в полной тишине, пока Пит не произнес:

– Я ничего не понимаю. Это лучшие собаки во всей стране.

– Теперь можно не сомневаться, что к нам забралась не лиса. Собаки чуют опасность в отличие от людей. Нам надо немедленно вернуться в дом.

– Подожди минутку... – Пит снова посмотрел на свой детектор. Внимательно рассматривая изображение, он воскликнул: – Вот оно! В том направлении! – он показал рукой на деревья справа от них.

Стив посмотрел туда, но ничего не увидел.

– Ого. Оно больше человека раз в восемь, – удивился Пит.

Теперь Стив был уверен, что это опять одна из диковинных огромных кошек сэра Пенворда, как и в прошлый раз.

Но он ошибался. Животное, вышедшее из темноты сада, оказалось не кошкой. Оно стояло на двух ногах и было около семи футов высотой. Оно поводило огромным хвостом, и два рыбьих плавника украшали голову, похожую на голову ящерицы, только в увеличенном размере. Оно склонило голову на один бок и внимательно их рассматривало.

Стив широко открыл рот. Пит еще не заметил монстра. Он все смотрел в свой детектор.

– Мистер Пит... – начал Стив дрожащим голосом. В ту же секунду он поднял автоматический пистолет восьмого калибра и не раздумывая всадил всю обойму в голову чудовищу. Оно страшно заорало от боли и замахало передними лапами. Одна из пуль угодила ему в глаз.

– Бежим! – закричал Стив, хватая Пита за плечо. Но вместо того чтобы бежать, тот медленно стал пятиться назад, уставившись на животное.

– Что это?! – прошептал он в удивлении.

– Какого черта, вам жить надоело? Бежим! – заорал Стив. К своему ужасу, он увидел, что животное перестало дергаться, взглянуло на них здоровым глазом и приготовилось к атаке...

– Господи! – выдохнул Стив. Он повернулся и побежал, не заботясь больше о Пите. Он знал, что до дома добежать не сможет, и мгновенно решил скрыться в собачьем питомнике, который был довольно прочной конструкции.

Он пробрался через открытые ворота и на животе пополз подальше от входа. К своему ужасу, он почувствовал что-то рядом со своей правой ногой. Он оглянулся, но это был всего лишь мистер Пит, он полз следом за ним.

– Эта тварь позади меня! – закричал он.

– Заткнитесь, – вполголоса проговорил Стив. Он обернулся и увидел, что животное просунуло в питомник свою огромную лапу с когтями невероятной величины и скребет ею пол. Стив рассчитывал, что наполовину слепое животное не сможет рассмотреть их в темноте. Может, это его остановит. Хоть это и не была птица, но чем-то этот монстр ее напоминал. Стив был уверен, что он смотрит на мир по-птичьи.

Потом все смолкло. Некоторое время служащий и его хозяин лежали на полу собачьего питомника и дрожали от ужаса. Стив с отвращением представил свое лицо в собачьем дерьме. К чувству страха за свою жизнь примешивалось досада. По своей воле он никогда не оказался бы в таком положении.

Краем глаза он рассмотрел, как животное поднялось на ноги. Не успел он обрадоваться, как вдруг по всей территории вспыхнул яркий свет.

– Проклятье! – прошептал Пит.

Стив знал, что произошло. Мисс Стив, удивляясь, почему так долго не возвращается муж, спустилась вниз и включила освещение. Как это вовремя!!!

Животное остановилось и стало оглядываться по сторонам. Теперь его можно было как следует рассмотреть. Без сомнения, это был динозавр. Самый настоящий, живой динозавр! Но откуда он взялся? В Англии, в конце двадцатого века. Невероятно.

Но разгадывать эту загадку не было времени.

– Оно заметило нас! – вскрикнул Пит.

– Вы идиот, мистер Пит! Зачем так орать?! – прошептал Стив, увидев, что животное повернулось на звук голоса и посмотрело на них. Потом оно начало возвращаться к питомнику. Рот его был открыт. Они могли хорошо рассмотреть невероятной величины острые зубы. – Скорее в конуру! – закричал Стив, забираясь в собачью будку. Пит пополз за ним. Они с трудом впихнулись в довольно небольшую собачью конуру. Внутри очень сильно воняло, но им было не до запахов. Каждый спасал свою шкуру.

Некоторое время ничего не происходило. Динозавр, а Стив теперь был полностью уверен, что это он, опять потерял к ним интерес. Только он подумал, что можно слегка расслабиться, как послышался треск дерева и морда рептилии просунулась к ним в будку.

Прежде чем Стив успел отреагировать, динозавр схватил своими когтями мистера Пита и выдернул его наружу. Тот заорал что есть мочи. Стив успел поймать дергающиеся ноги и повиснуть на них всей тяжестью своего тела. Ему удалось удержать своего хозяина. Через несколько секунд животное отпустило его, и он упал обратно в конуру прямо на голову Стиву.

– С вами все... – хотел было спросить Стив, но не закончил свой вопрос. Мистер Пит не смог бы ответить на него. У него не было головы.

* * *

– Динозавр? Живой динозавр в Вончестере? – переспросил констебль Дискул. Он посмотрел на них, и его брови поднялись от удивления. – Хорошо, я сдаюсь! Вы меня разыграли!

Паскаль в отчаянии взглянул на Дженни. Этого они и боялись! Ни Дискул, ни другой констебль не верили их словам. Он попытался объяснить снова.

– Послушай, Кей, это не шутка! Посмотри на нас! Мы еле выбрались почти что с того света. Я говорю правду. Я все видел своими глазами! Ты должен что-то предпринять, прежде чем появятся жертвы!

Молоденький полицейский не мог оторвать глаз от Дженни. Ее мужская рубашка в голубую мелкую полосочку была вся порвана. И он уставился на обнаженную грудь Дженни. Ни он, ни она не обратили на это внимание. Но, заметив пристальный взгляд полицейского, Дженни пыталась прикрыться, что у нее никак не выходило.

Дискул, который тоже с большим интересом поглядывал в сторону Дженни, проговорил:

– Я не знаю, где вы провели сегодняшнюю ночь, но выглядите вы просто растерзанными. Что с вами могло произойти в таком тихом городке, как наш Вончестер? Вы разбили свою машину? – Он подошел поближе к Паскалю и принюхался к его дыханию. – Может быть, вы напились и вам померещились динозавры? Такое иногда бывает.

Паскаль схватил своего старого школьного товарища за горло и стал трясти изо всей силы, пока тот не покраснел и не стал задыхаться. Очень медленно, с актерскими интонациями в голосе он произнес:

– Слушай меня внимательно. Как бы это невероятно ни звучало, но постарайся понять. Это очень большое и очень опасное животное. Оно гораздо выше двухэтажного автобуса и бегает невероятно быстро. Оно убежало из зоопарка Пенворда. Другие не менее опасные твари тоже могли выбраться на свободу. Я повторяю, это очень опасно!

– Ты имеешь в виду, что существует не один динозавр? – спросил Дискул.

– Сэру Пенворду удалось их искусственно вывести и скрыть ото всех. У него была целая лаборатория! Я не могу тебе объяснить всего сейчас. Это слишком невероятно. Но поверь мне. Он вывел их и собирался выпустить по всему миру. Он ненормальный, сумасшедший!..

– И к тому же он собирался убить нас сегодня ночью. Он собирался бросить нас в клетку со львами...

Дискул повернулся и посмотрел на Дженни.

– Сэр Пенворд? Бросить в клетку со львами? Но что случилось? Какого черта ему нужно было убивать вас столь невероятным способом?

– Я знаю, что все это похоже на сумасшествие, но это правда! – вскричала Дженни. – Каждое слово, которое вы услышали, – правда! Пошлите кого-нибудь, пусть проверят. Делайте же что-нибудь. Пока вы убедитесь в этом сами, эти чудовища разбредутся по всей округе и начнут убивать людей! Сам сэр Пенворд, вероятно, уже мертв.

– Ну и как же все эти животные, эти, как вы их называете, динозавры выбрались на свободу?

– Я думаю, что их выпустила леди Джулия, – мрачно ответил Паскаль.

– Леди Джулия? Жена сэра Пенворда? – удивился полицейский. – Но зачем ей это понадобилось?

– Сейчас слишком мало времени, чтобы объяснять это. Послушай, Кей, попробуй хоть на одну минуту сделать вид, что ты веришь нам. Позвони в Пенворд-Холл. Если мы все это придумали, то это очень быстро обнаружится, они тебе скажут, что у них все в порядке. Но увидишь, там никто не ответит, – предложил Паскаль.

Дискул посмотрел на свои часы.

– Сейчас четыре часа утра. Звонить в такое время в Пенворд-Холл может прийти в голову только таким ненормальным, как вы!

– О Господи! Ну почему полицейские лишаются рассудка именно в тот момент, когда они больше всего в нем нуждаются?! – в сердцах воскликнул Паскаль.

– Полегче, Дэв! Я не спускаю с рук такие шутки, даже тебе! Я достаточно долго слушал всякие небылицы. Теперь расскажите мне правду. Что с вами произошло на самом деле? – серьезно спросил Дискул.

– Черт тебя побери! С тобой разговаривать все равно что общаться с машиной для мытья посуды!

Тем временем второй полицейский, Хазлм, с сожалением отвел свой взгляд от Дженни, подошел к двери и выглянул наружу.

– Ой! Это же «ягуар» Перси!

– Перси – это полицейский из местного бара, который находится по дороге из Пенворд-Холла? – спросил Паскаль.

– Ну да! – ответил Хазлм, закрывая дверь и подходя поближе к Паскалю. – Почему вы приехали на машине полицейского? Откуда вы ее взяли?

– Мы ее украли, – как можно дружелюбнее ответил Паскаль. Он уже достиг той точки, за которой человеку все равно, что будет дальше. Он сделал все возможное, чтобы предупредить. Но у него ничего не вышло. Они ему не верили.

– Вы украли ее? – удивился Дискул. – Зачем?

У Паскаля уже не осталось сил, чтобы улыбнуться. Известие, что Вончестер через некоторое время заполнят дикие животные, не произвело на полицейского никакого впечатления. А вот украденная машина моментально повысила уровень адреналина в его крови.

– Зачем? Я тебе уже объяснял – на этой машине мы удрали от динозавра. Да к тому же, старине Перси уже не нужна эта штука. В последний раз, когда я его видел, он попался в лапы любимчику сэра Пенворда. Он тоже очень долго нам не верил! Мне жаль, что он не сможет уже поделиться с тобой своим опытом. Я не думаю, что даже при самом тщательном расследовании ты обнаружишь что-нибудь, что осталось от него.

Дискул посмотрел на Паскаля, подумал и показал на дверь. Тот поднялся и вышел наружу. Дискул спросил, глядя на него через стекло:

– Ты что-нибудь видишь, Дэв?

– Ничего.

Дискул подошел к двери и чуть-чуть ее приоткрыл.

– Слышишь что-нибудь?

– Нет.

– Хорошо. Если действительно из зоопарка исчезло животное величиной с двухэтажный автобус, то оно быстро даст о себе знать. Ведь это же не мышка! Оно ведь должно издавать громкие звуки, если оно такое огромное. Или кто-нибудь из жителей давно бы его заметил и позвонил нам. Но, по-моему, все тихо.

Паскаль ничего не ответил и отвернулся.

– Где же твой динозавр, Дэв? Мне никогда не приходилось их видеть! Я бы с удовольствием посмотрел, как они выглядят!

Глава 21

Если бы Дискул в тот момент мог спросить мать Паскаля о том же самом, то получил бы исчерпывающий ответ.

Она всегда плохо спала, но в эту ночь ей было вообще не уснуть. Она очень волновалась за своего сына. Несмотря на то, что за этот месяц ни разу не ночевал дома, все же последние двое суток он даже ей не звонил, Она лежала в кровати, то и дело поворачиваясь с боку на бок и старалась не думать о том, что может случиться с ее мальчиком. Она не могла предположить причину, почему так странно он ведет себя. Вначале она думала, что у него новый роман с какой-нибудь девушкой. Но почему он ей ничего не рассказал? Когда она попыталась его расспросить, то он ответил, что это связано с работой. Но она чувствовала, что это неправда. В местной газете не могло быть такого количества работы, которая отнимала бы круглые сутки. Паскалю всегда хватало рабочего дня. Что же все-таки он от нее скрывает?! От этих мыслей невозможно было избавиться. Скорее бы он позвонил. Иначе ей было не успокоиться.

Звук с улицы прервал ее невеселые мысли. Она прислушалась. Это было какое-то хрюканье или фырканье, издаваемое животным...

Она встала с постели и подошла к окну. Ее спальня находилась на втором этаже, и окна выходили во двор. Когда она увидела, кто издает эти звуки, то она онемела от удивления.

На ее глазах, очень аккуратно переступая через заборы в пять футов высотой, разделяющие маленькие садики, пробирался динозавр. В лунном свете она различала его фигуру отчетливо. Ей даже показалось, что она распознала в нем Тиранозавра Рэкса. Она ошиблась; это был, конечно же, Трубозавр.

Когда животное переступило забор и оказалось в ее садике, она почувствовала, как пол содрогнулся под ногами. Затем оно повернуло голову к ее окну. Ей показалось, что он смотрит ей прямо в глаза. Она была уверена, что еще секунда – и он просунет свою голову прямо к ней в комнату...

Но динозавр, постояв секунду, отправился дальше. Он аккуратно переступил через следующий забор, прямо в сад Бенфордов. Она смотрела на удаляющееся животное, пока оно совсем не скрылось из виду. Сначала она хотела открыть окно и взглянуть, куда оно пошло дальше, но потом передумала. Она стояла у окна, и ее охватывало состояние паники.

– Мне сорок девять лет, и я только что сошла с ума... О Господи! Почему? Почему это произошло именно со мной?! – сказала она вслух самой себе.

Она продолжала стоять у окна еще минут пять, собираясь с мыслями. Она не слышала, как в конце улицы разразились непрерывным лаем собаки, потом послышался визг, и опять все стихло.

Наконец она очнулась и, подойдя к столику, достала из ящика упаковку снотворного, взяла оттуда три таблетки и проглотила их, ничем не запивая. Затем медленно легла в кровать и закрыла глаза.

* * *

Водитель тридцатитонного грузовика взглянул на девушку, сидевшую рядом с ним. Она слишком хороша для проститутки, подумал он возбужденно. Но что она делала в это время ночи на дороге? Правда, она не смотрела на него и не пыталась заговорить, как это обычно делают девочки, садящиеся в кабину грузовиков, чтобы заработать немного денег, Кто их сейчас разберет, современная молодежь – это загадка даже для опытных психологов. Он слышал много историй о такого сорта девицах, такая остановила его впервые. Почему бы ему не воспользоваться подвернувшимся случаем!

Он снова посмотрел на девушку. Она сидела, откинувшись, положив руки на коленки, и смотрела в окно. Она была очень хорошенькой. Блондинка, очень молоденькая, не больше двадцати лет. На ней был короткий обтягивающий большую грудь свитер и джинсы светло-голубого цвета, тоже в обтяжку. Он почувствовал возбуждение...

– Ты живешь в Вончестере? – спросил водитель девушку, чтобы хоть как-то завязать разговор.

– Нет, – ответила она, даже не повернувшись. – У меня там друзья. – Уточнять она не собиралась.

– Ты студентка?

– Была, – сказала девушка, скривив при этом губы. Он взглянул на нее и заметил, что у нее слегка припухли глаза, как будто она плакала.

После некоторого молчания он опять спросил ее:

– Ты всегда так поздно останавливаешь машины?

– Иногда. – Она все еще продолжала смотреть в окно, так и не поворачиваясь к нему.

– Но это может быть опасно. Ты ведь не знаешь, кто подберет тебя на дороге.

– Кто меня еще может подобрать на дороге, кроме водителя?

Водитель положил руки сверху на руль. Он не ошибся! Ей надо именно это. Может быть, она поссорилась со своим парнем и решила поразвлечься на стороне, назло ему. Может быть, ей просто захотелось приключений. Она, конечно, не зарабатывала таким образом деньги, по ее внешнему виду и манере поведения это было очевидно. Но кто знает, что у нее случилось. В конце концов, это ее проблемы. Захочет, расскажет сама. Совсем недалеко отсюда он знал подходящее место. Там он мог свернуть с дороги и, отъехав совсем недалеко, поставить машину так, чтобы ее не было видно.

Он снова посмотрел на девушку. Потом положил левую руку на ее колено. Она медленно стала поворачивать к нему голову, но что-то в лобовом стекле отвлекло ее внимание. Ее глаза округлились, и она вскрикнула:

– Смотри!

Водитель взглянул на дорогу, но было уже поздно. В какую-то долю секунды он успел заметить в свете фар огромное животное с ужасными зубами и огромными когтями. Потом последовал удар.

Мегалозавр, наевшись разбежавшимися по всему зоопарку животными, начал метаться в поисках подруги, чтобы удовлетворить свой сексуальный аппетит. Но сто тридцать миллионов лет отделяло его от того времени, когда он мог это сделать.

Он выбежал на дорогу и попал прямо под колеса тридцатитонного грузовика. Причем как у животного, так и водителя в голове не было ничего, кроме сексуального желания...

Динозавр, пожирающий всех на своем пути и весивший более двух тонн, все-таки не мог устоять против тридцатитонного грузовика, несшегося по дороге со скоростью сорок миль в час. Врезавшись в животное на полном ходу, грузовик проехал еще сто ярдов, прежде чем затормозил.

– Господи! – прошептал водитель. Он ударился головой о ветровое стекло, и кровь начала капать из раны на его голове. С девушкой ничего не случилось. Она только сильно побледнела от испуга. Открыв дверь, она выпрыгнула из кабины. Сделав несколько глубоких вдохов, она обернулась и посмотрела назад. То, что они сбили, неподвижно лежало на обочине дороги.

Пока она пыталась разглядеть, что же это было, водитель пришел в себя и тоже вышел из машины. Обойдя ее спереди, он воскликнул:

– Черт подери, посмотри, что с моей машиной!

Девушка подошла к нему и увидела, что впереди на машине была огромная вмятина. От бампера остались лишь какие-то огрызки металла. На дорогу тонкой струйкой стекало масло. Будучи непосвященной в устройство средств передвижения, девушка все же поняла, что эта штуковина не способна ехать дальше.

– Проклятье! Что мне теперь делать? Я должен довезти этот груз в Потборф сегодня днем. Мой босс убьет меня, если я этого не сделаю! – вскричал водитель в отчаянии. Потом он посмотрел на девушку и с яростью в голосе сказал: – Это твоя вина!

– Моя? – крайне удивилась она. – Но в чем моя вина?

– Потому что это ты меня отвлекла. Ты преднамеренно отвлекла меня! Чертова сучка! Ты и такие, как ты. Вы ни на что не обращаете внимания, только бы получить свое!

Девушка уставилась на водителя в большом изумлении. Перед ней стоял высокий сорокалетний мужчина, с большим животом. Потом она холодно ему ответила:

– Мистер, я не понимаю, о чем вы говорите. Я знаю, что виновник аварии лежит позади на дороге. Это вы его сбили, потому что все время пялились на меня! При чем здесь я и ваш грузовик? Нам лучше надо пойти и посмотреть, кого вы убили.

Все еще бормоча что-то о помешанной на сексе молодежи и опасности, которую они представляют для женатых мужчин, подразумевая, видимо, себя, водитель полез в кабину, достал оттуда лом, и они пошли смотреть на животное...

– Черт меня побери, что это такое? – проговорил водитель, как только они подошли поближе.

– Это динозавр, – изумленно сказала девушка. – Вы переехали динозавра.

– Кого?

– ДИНОЗАВРА, – повторила она, выговаривая слово по буквам.

– Да, но я читал, что они жили много лет назад. Они – как это – вымерли, да, вымерли давным-давно.

– Видимо, здесь этого с ними не произошло, – мрачно ответила девушка.

– Но почему никто не позаботился о том, чтобы предупредить, что такие штуки бегают по местным дорогам? Они должны были повесить какой-нибудь знак или придумать еще что-нибудь.

– Вы имеете в виду знак типа «ОСТОРОЖНО! ДИНОЗАВРЫ!»? – серьезно предположила она. По ее тону было видно, что она близка к истерике.

– Да, именно, – ответил он, кивая головой. – Посмотри на его зубы! К нему в пасть может целиком поместиться человек. Это очень опасное животное! – Он подцепил носком своего ботинка когти динозавра. – Оно, наверное, весит несколько тонн.

Девушка нервно огляделась по сторонам.

– Надеюсь, что больше никто из его собратьев здесь не появится.

– Откуда он взялся?

– Я не знаю, что и подумать! Такое страшилище не имеет права существовать! Его не должно здесь быть! Я думаю, нам надо побыстрее вернуться в кабину вашего грузовика и подождать, пока не проедет какая-нибудь машина.

Они поспешили вернуться назад, надеясь, что увидят огни приближающегося транспорта, но дорога была пуста. Девушка быстро забралась в кабину. А водитель замешкался и, подумав некоторое время, сказал:

– Я пойду, выставлю знак на дороге, чтобы кто-нибудь не врезался в нас сзади...

Она видела, как он зашел подальше вперед и выставил специальные мигалки, потом пошел назад, чтобы сделать то же самое позади машины.

Пока девушка ждала водителя, она отчаянно желала, чтобы появилась какая-нибудь машина. Она боялась не только того, что появится еще животное, у нее могли возникнуть проблемы с мужчиной. Шок от аварии заставил его забыть свои сексуальные желания, но она была уверена, что, как только они опять окажутся в кабине, через некоторое время он вспомнит об этом.

Прошло больше десяти минут. Что могло его задержать? Девушка открыла окно и выглянула наружу. Но мигающие огни мешали ей что-либо рассмотреть.

– Эй, с вами все в порядке? – позвала она водителя. Но никто не ответил. Она открыла дверь и, не прыгая на землю, как можно дальше высунулась из кабины, пытаясь отыскать водителя. Она увидела его ботинки и ноги, лежащие на расстоянии десяти ярдов от машины. Потом они медленно исчезли из виду. Что-то утащило водителя...

Девушка быстро запрыгнула в кабину, захлопнула дверцу, подняла стекло. Она вся дрожала от страха. Наверное, это еще один монстр, и он убил водителя... В страшном волнении она озиралась по сторонам, не зная, что предпринять. Время текло невероятно медленно.

Она закричала.

Кто-то выпрыгнул на дорогу! Но это был не динозавр. Огромная черная красавица пантера посмотрела на девушку несколько секунд и приготовилась к прыжку. Девушка в ужасе прижалась к сиденью. Сможет ли пантера пробить стекло и добраться до нее? Но пантера спокойно уселась на капот и продолжала разглядывать ее с интересом. Она не спешила что-нибудь предпринимать, видимо, потому что только что съела водителя.

Сидя в кабине, ожидая либо смерти от какого-нибудь животного, либо помощи от проезжающей мимо машины, девушка старалась припомнить, кто из ее друзей любил повторять: «Вончестер – это Богом забытое место. Здесь никогда ничего не случается».

Видимо, в Вончестере произошли большие изменения. Теперь здесь происходит такое, что не происходит нигде в Англии. По крайней мере, она ничего не слышала об английских динозаврах.

* * *

– Знаешь, что я думаю? – спросил Дискул.

Паскаль посмотрел на него саркастически:

– Нет. О чем же ты думаешь?

– Я думаю, что у вас были неприятности сегодняшней ночью. Возможно, вы попали в аварию на своей машине. Или на вас кто-нибудь напоролся. Вы решили взять машину Перси, не зная чья она. А теперь сочинили эту сумасшедшую историю, чтобы скрыть то, что на самом деле произошло.

Паскаль посмотрел на Дженни.

– Дженни, где мы были сегодня ночью и что с нами случилось? Я что-то не припомню ничего из того, что произошло. Я и Дискула с трудом припоминаю...

Дженни сидела на стуле, прикрывая грудь руками. Она ничего не ответила.

Дискул продолжал в том же духе:

– Послушай, Дэв, я сделаю все, чтобы помочь тебе. Расскажи мне, что произошло на самом деле, до того как я позвоню Перси и скажу ему, кто у него украл машину.

– Тебе придется долго ждать, пока он ответит по телефону. А скорее всего, он не сможет вообще этого сделать. Насколько я мог заметить, когда мы сматывались оттуда, ему вряд ли удалось выжить, – ответил Паскаль холодно. Он посмотрел на часы. – Чем больше времени мы потеряем, тем больше животных сумеет выбраться с территории зоопарка. Не только дино... эти рептилии, но и другие хищники. Мы видели, как была сломана клетка со львами. Неизвестно, сколько хищников содержал сэр Пенворд. Они все могут разбежаться. Мы должны что-то предпринять. Кей, поверь мне!

Дискул печально покачал головой.

– Ты все-таки настаиваешь на своей истории! Паскаль уже несколько часов провел в знакомом ему участке. Рядом не было никаких динозавров, ни от кого не надо было спасаться. Ему уже самому стало казаться, что он что-то перепутал. Может, этого действительно не было. Может быть, он сходит с ума... У него появилось странное ощущение. То, что с ними произошло, было настолько невероятным, что ему самому не хотелось в это верить...

– Дэв, я попробую проверить твои слова и поставить тебя перед фактом. Если действительно животные из зоопарка сэра Пенворда разбежались по всей округе, то Кафрей и Нолан должны были увидеть хоть кого-нибудь. Они сегодня дежурят в патрульной машине. Попробую с ними связаться.

– Кто знает, вероятно, они что-то уже видели, но если они попались в лапы кому-нибудь? Тогда навряд ли они засвидетельствуют тебе...

– Ты опять за свое. Я сейчас позвоню Перси. – Только он протянул руку, чтобы снять телефонную трубку, как раздался звонок. Вздрогнув, Дискул ответил.

Паскаль внимательно смотрел на его лицо. Его не очень удивило, когда тот побелел как мел.

– Что?.. Что?.. Вы уверены? Хорошо, оставайтесь там, где вы сейчас находитесь, миссис Пит. Мы выезжаем. Да, да, я обещаю. Да, я захвачу с собой подкрепление и оружие. Не волнуйтесь. Не выходите наружу. Мы сейчас прибудем. До свидания...

Он положил трубку и уставился на Паскаля и Дженни так, будто они сами были динозаврами.

– Что случилось? – спросил встревоженно Хазлм.

– Это миссис Пит. Она в истерике. Она говорит, что у них во дворе разгуливает какое-то чудовище. Оно, вероятно, уже убило ее мужа...

– Ну вот, началось, – просто сказал Паскаль. Он смертельно устал.

Глава 22

– Ты только что видела удивительное зрелище, Дженни, – сказал Паскаль с подчеркнутым чувством раздражения. – Ты наблюдала, как полицейский складывал два и два и получил четыре, потратив на подсчеты целую вечность! – Он не обратил никакого внимания на то, понравились ли его слова Дискулу или нет. Он никогда не простит, что тот ему не поверил и не дал поднять тревогу.

Дискул связался по радио с патрульной машиной, отдавая им распоряжение направляться к дому миссис Пит. Когда он положил микрофон, он взволнованно вздохнул. Ему было не до пререканий с Паскалем.

– Они находятся в полумиле от ее дома. Через пару минут они будут у нее...

– Чем они вооружены, кроме пистолетов? – спросил Паскаль.

– Ничем.

– Тогда побыстрее дай отбой. Им нельзя туда екать безоружными. Если на территорию Питов пробрался Трубозавр, то пистолеты не помогут. Вам нужна как минимум базука. Ты даже не можешь себе представить, каких он размеров! – попытался объяснить Паскаль.

Дискул нервно поправил волосы.

– Послушай, я могу предположить, что твоя история о диких животных – это правда, но ничего больше слышать не хочу о динозаврах!

– Черт побери! – воскликнул Паскаль, пожимая плечами. – Как хочешь, можешь мне не верить, даже когда сам увидишь динозавра. Ждать осталось недолго. Но когда все это кончится и ты напишешь рапорт, можешь выкинуть его в помойное ведро, потому что твоя карьера полицейского подойдет к концу.

Дискул взял трубку телефона.

– Я позвоню в Пенворд-Холл и спрошу, что творится в зоопарке.

– Ты напрасно теряешь время, – устало сказал Паскаль. – Лучше позвони инспектору Комблу и скажи, что людям угрожает большая опасность. Количество предстоящих жертв зависит от тебя, от того, насколько быстро ты отреагируешь. Ты не должен ждать, пока начнется этот кошмар. Скажи ему, чтобы он задействовал службу безопасности, а еще лучше – армию. Чтобы справиться с этими животными, нужно серьезное оружие. Они очень опасны!

Но Дискул не слушал. Он не хотел ничего понимать, боясь оказаться в смешном положении. Он ждал ответа из Пенворд-Холла. Там, как и следовало ожидать, никто не подходил к телефону.

Тем временем зазвонил другой телефон. Хазлм поднял трубку. Разговор страшно взволновал его.

– Звонит водитель с заправочной станции. Он в телефонной будке рядом с местным клубом. Он говорит, что здание выглядит так, будто по нему проехал бульдозер, и утверждает, что там много мертвых людей. Некоторые из них выглядят так, будто бы их кто-то ел!..

Лицо Дискула приобрело серый оттенок. Он опять схватил телефон.

– Я звоню в клуб. Ты свяжись с Сержем. Предупреди, чтобы они не ехали к дому Питов. Объясни им, что произошло. Скажи, что это, возможно, тревога по коду «09».

– Ха, – хмыкнул Паскаль. – Наконец-то до тебя дошло!

Дженни поднялась и подошла к Дискулу.

– Мне нужно позвонить в два места. Могу я воспользоваться вашим телефоном?

– Кому вы собираетесь звонить?

– Сначала моим родителям. Наш дом находится на окраине города. Я хочу убедиться, что с ними ничего не произошло. Надо их предупредить, чтобы они не выходили наружу, если услышат какой-нибудь шум.

– Хорошая идея, – согласился Паскаль, тоже поднимаясь на ноги. Это причинило ему боль. Колено очень болело и к тому же сильно распухло. Он подумал, что тоже должен позвонить матери. Хотя он был уверен, что она в безопасности. Их дом находился в центре города.

Оба полицейских больше не обращали на них внимания, они теперь были очень заняты.

Выйдя на улицу и пройдя несколько шагов, Дженни остановилась и подняла руку.

– Слушай. Когда Кей открывал дверь и заставлял тебя прислушаться, в городе была тишина. Но сейчас...

Паскаль кивнул. Сейчас весь город был наполнен лаем собак.

После того как Дженни поговорила по телефону со своими родителями, она обратилась к Паскалю:

– Ну вот, когда мы тебя отмоем, мы отправимся на работу.

– На работу? – удивленно переспросил он.

– Да. Ты забыл, для чего мы заварили всю эту кашу? Ты хотел получить информацию, для того чтобы сделать репортаж века. Мне кажется, нам это удалось! Можешь представить, мы все это видели собственными глазами! Ты что, собрался отдыхать?!

Паскаль посмотрел на нее со смешанным чувством восхищения и удивления. Он совсем забыл, с чего все началось. У него даже вылетело из головы, что он журналист. Но Дженни, несмотря на кошмар, который им пришлось пережить, не забыла ни о чем. Он опять почувствовал легкий укол зависти. Теперь все это было в прошлом. Он готов с радостью признать любое из ее достоинств.

Она отвела его в ванную комнату, на ходу продолжая рассуждать.

– Первым делом нам надо позвонить в Пресс-агентство и сообщить им сведения для передовой статьи, пообещать им подробную информацию в деталях через пару часов... Черт, жаль, что у нас нет ни одного снимка!

– Может быть, позвонить Генри? – предложил Паскаль.

– Нет, не сейчас. Для него слишком опасно бродить здесь с камерой.

– Скорее всего, он нам даже не поверит. Подумай об этом. В агентстве с нами вряд ли захотят иметь дело. Вспомни Дискула.

– Ничего, скоро поверят. Сейчас вся полиция поднимется на ноги. Скоро все агентства только и будут ждать, что какой-нибудь информации.

В ванной Дженни отодрала порванную рубашку от раны на спине Паскаля. Он вскрикнул от боли.

– Потерпи, я продезинфицирую рану. Кровь больше не идет. Это хорошо.

Пока Дженни отмывала рану от засохшей крови и грязи, она попросила рассказать ей подробно, что Дэвид знает о Пенворде и его динозаврах. Он рассказал ей то, что слышал от Пенворда: как ему удалось имитировать генетический код клеток динозавра из их останков, которые не минерализовались, а потом при помощи генной инженерии поместить эту информацию в клетки современных птиц.

– Это были цыплята? – удивленно переспросила Дженни. – Ты хочешь сказать, что эти чудовищные животные были возвращены к жизни при помощи цыплят?!

– Да, звучит невероятно, я знаю, но Пенворд мне это долго и подробно объяснял. – Паскаль пересказал Дженни все, что знал. Потом он рассказал, что Пенворд был ненормальным и собирался выпустить своих динозавров на волю. Этот маньяк хотел, чтобы они опять царили на планете. Он мечтал вернуть время, когда на земле жили одни динозавры!

– Ужас! Но ты был прав, Дэвид, это сенсация века, и она в наших руках!!!

Паскаль улыбнулся. Его опять захватило чувство вины. Это все произошло благодаря ему. Интересно, выпустила бы леди Джулия этих тварей на свободу, если бы он не обошелся с ней тогда так резко? Она сделала это от отчаяния, не думая о том, сколько людей погибнет из-за ее поступка. И неизвестно, сколько еще будет жертв, пока этих динозавров не убьют или не обезвредят!

Как только Дженни обработала его раны, она сняла остатки своей рубашки и джинсы. Потом попросила его сделать то же самое с ее царапинами. У нее было повреждено лицо, на ногах и на правой руке запеклись большие ссадины, но по сравнению с Паскалем она легко отделалась.

Дэвид вспомнил, при каких обстоятельствах он видел ее последний раз раздетой. Это случилось в офисе, той ночью, когда он застал ее с Тони Чилтоном. Воспоминание было шокирующим, но несмотря на то, что он видел ее в объятиях другого мужчины, сейчас это подействовало на него возбуждающе...

Дженни сидела на закрытом унитазе, вытянув перед собой свои длинные ноги, чтобы Паскалю было удобнее обрабатывать йодом ее раны. Она была так близко от него, что он мог ощутить ее дыхание. Он мог поднять глаза и увидеть ее прекрасную грудь. Он встал на колени перед ней и серьезно посмотрел ей в глаза:

– Дженни, я потерял тебя? Я совсем потерял тебя?

Она улыбнулась ему счастливой улыбкой.

– Этот Тони Чилтон, ты собираешься встречаться с ним?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты знаешь, что я имею в виду.

Но она притворилась, что не понимает.

– Я не собираюсь прерывать с ним общение, только потому что мы этой ночью были снова вместе. Он всего лишь мой друг, я тебе уже говорила.

– Ты путаешь слова, не друг, а любовник. Я видел это собственными глазами. Не будешь же ты это отрицать?

– Нет, не буду. Но я была с ним не потому, что люблю его, а потому, что ты меня внезапно бросил. Ты прервал наши отношения и даже не захотел объяснять, почему это сделал! Я чувствовала себя несчастной и одинокой. Ты не можешь упрекать меня из-за Тони!

– Извини... – смущенно произнес Паскаль.

– Дэв, почему ты так обошелся со мной? Почему ты не хочешь мне ничего объяснить? Меня это так мучает!

Он покачал головой.

– Это так глупо сейчас выглядит! Я тебе позже обо всем расскажу. Это просто моя глупость. Потом я сам жалел. Для меня это было очень мучительно! Но ведь сейчас самое главное – что мы опять вместе! Вместе?!

Дженни приблизилась к нему и, посмотрев в глаза, сказала:

– Дэв, я тебя очень люблю.

Он поцеловал ее в губы, и его захлестнуло желание быть с нею немедленно. Прямо сейчас. Прямо здесь! На полу! Неважно где, только чтобы она была рядом. Ее прикосновение было так упоительно! Он обнял ее и прошептал:

– Дженни, я хочу тебя! Пожалуйста! Это так важно для меня!

Она соскользнула с унитаза к нему на пол, положила руки на его плечи и тихонько проговорила:

– Хорошо, хорошо... Только мы собирались поторопиться.

– Конечно, мы и будем торопиться! Иди скорее ко мне...

Дженни надела на себя жакет, который она хранила в офисе. Она позвонила в Пресс-агентство в Кембридж и описала им ситуацию в Вончестере. Полиция подняла тревогу после того, как из частного зоопарка убежали хищные животные, представляющие угрозу человеческой жизни. Не упоминая слово «динозавр», она рассказала, что среди сбежавших животных оказались чудовища, которых сэр Пенворд вывел искусственно в своей лаборатории. Теперь она обрисовала ситуацию в такой форме, чтобы люди могли сразу же в нее поверить.

Паскаль слушал ее лишь наполовину. Он был счастлив. Кроме того, он страшно устал и очень проголодался. Он не ел больше суток.

– Они купят это? – поинтересовался он, как только она закончила разговор.

– Да. Я сказала, что мы предоставим им полную картину с мельчайшими подробностями позже, в семь часов утра. – Дженни посмотрела на часы. – У нас не так уж много времени. Но скоро в Вончестер хлынут журналисты из всех агентств, и будет возможность поделиться с миром своими впечатлениями.

– Ты права. Мне надо наконец позвонить моей матери.

Она очень долго не подходила к телефону, а когда подняла трубку, то у нее был очень странный голос.

– Мам, ты в порядке? – встревоженно спросил Паскаль. – У тебя какой-то странный голос.

– Дэвид, где ты был? Приезжай скорее домой, прямо сейчас. Со мной что-то стряслось.

– Что произошло?

– Мне кажется, я начинаю сходить с ума. У меня были галлюцинации. Не так давно я видела из окна моей спальни животное. Это был... я не могу даже сказать... Это невероятно...

– Что ты видела? – Паскаль чуть ли не подскочил с места.

– Дэвид, я не могу тебе сказать. Этого не может быть...

– Ты видела динозавра. Я прав? – ответил он за нее.

– Но откуда ты знаешь, что я видела именно...

– Мама, постарайся припомнить, это очень важно, он выглядел как Трубозавр?

– Да, но...

– Почему он выбрал именно эту дорогу?!

– Выбрал? Он пошел в западном направлении. Да, потому что из нашего сада он пошел к Бенфордам...

– Проклятье! Слушай, мама. Я сейчас должен уходить и все объясню тебе попозже. Это была не галлюцинация. Это был настоящий динозавр. Я его тоже видел. Оставайся в доме, выключи везде свет и постарайся поменьше передвигаться. Ни в коем случае не выходи на улицу, что бы ты ни услышала. Даже если это будет крик о помощи. Не подходи к окну. Поняла? Сделай, что я тебе сказал, и с тобой ничего не случится. Жди меня дома.

– Хорошо, Дэв, но что?..

Но он уже положил трубку.

– Трубозавр уже в городе! Я позвоню Дискулу! – в волнении сказал он Дженни.

Выйдя из издательства на улицу, они сразу же услышали Трубозавра. Его крик они теперь безошибочно могли отличить от чего угодно! У Паскаля инстинктивно побежали по спине мурашки. Потом они услышали звук бьющегося стекла.

– Это около большого стеклянного магазина, совсем рядом, прямо в центре... – воскликнула Дженни.

Раздался вой сирены. Паскаль увидел Дискула и Хазлма.

– Эй, – окликнул он их. – Кей! Ты торопишься увидеть то, во что не веришь? Взглянуть на то, чего не бывает?

Дискул выглядел очень растерянным, напоминая человека, который внезапно обнаружил, что жизнь так сложна, что он уже не в состоянии ее понять. Он с надеждой в глазах посмотрел на Паскаля, почувствовав, как под ногами земля сотрясается от тяжелых ударов.

– Что это? Что произошло?

– Я тебе объяснял это несколько часов подряд. Это – динозавр. Пошли посмотрим. Дженни, оставайся здесь! – приказным тоном сказал Паскаль девушке.

Но когда они прибежали к магазину, он обнаружил ее рядом с собой. Он собирался было отправить ее обратно, но понял, что это бесполезно. Не сказав ей ни слова, он стал разглядывать то, что происходило в магазине. Через стеклянные двери было видно, как что-то большое двигалось в дальнем конце магазина. Точно ничего нельзя было рассмотреть, потому что внутри было темно.

– Это Трубозавр, – объяснил он Дискулу и Хазлму, которые прибежали вслед за ним. – А может быть, и другой динозавр, но такой же величины. Надо зайти ему в тыл...

– Я должен войти внутрь и убедиться собственными глазами, – решительно произнес Дискул.

– Не будь сумасшедшим! Твое ослиное упрямство тебя погубит. Ты даже не вооружен.

Он повернулся к Хазлму и приказал:

– Сбегай в участок и принеси оружие из комнаты инспектора.

Хазлм начал протестовать.

– Кей, оно под замком. У нас даже нет официального разрешения на применение этого оружия.

– Сделай то, о чем я тебя прошу. Взломай замок! Я всю ответственность возьму на себя!!! – почти заорал Дискул.

– Я кое-что придумала, – сказала Дженни Паскалю. – На минуточку сбегаю в офис и вернусь.

Прежде чем он смог что-нибудь ответить, она развернулась и побежала назад. Паскаль подумал, что чем дольше она будет отсутствовать, тем безопаснее для нее. Он продолжал наблюдать, что делает Дискул. Тому удалось открыть ворота железной ограды. Теперь он мог свободно подойти к входным дверям. Как только он открыл их, изнутри послышался звук сигнализации и донеслись звуки бьющихся стекол. Паскаль последовал за полицейским, решив про себя, что как только заметит динозавра, он выбежит оттуда со скоростью звука.

Войдя внутрь, Дискул стал ощупью искать выключатель. Наконец он нажал на клавишу. В новеньком, недавно открытом центре торговли лампочки начали вспыхивать одна за одной.

– Господи! – прошептал Дискул.

Трубозавр стоял в другом конце магазина. Вокруг него царил полнейший хаос. Перевернутые полки, разбитые витрины, на полу груды обломков.

Как только зажегся свет, стало понятно, что происходило внутри. Динозавр был занят тем, что доедал собаку. Паскаль увидел, что у него из рта торчит голова животного. На ночь в магазин для охраны выпускали трех австралийских овчарок. Забравшись внутрь, он стал гоняться за добычей по всему магазину, сметая все на своем пути.

– Это действительно динозавр! – воскликнул Дискул.

Паскаль протянул ему руку.

– Поздравляю! Я рад слышать, что ты наконец мне поверил. А теперь пошли поскорее отсюда.

Но как только они собрались выйти, динозавр их заметил, оставил собаку и направился к ним.

Только они успели захлопнуть за собой железную дверь, как динозавр уже оказался у стеклянных дверей. Когда они перебежали через дорогу, Паскаль обернулся. Динозавр стоял около железной ограды. Эта решетка предназначалась для того, чтобы преграждать путь динозаврам. Она могла выдержать не больше трех ударов.

Кто-то из-за спины Паскаля выбежал навстречу динозавру. Он с ужасом увидел, что это была Дженни! В руках у нее была камера. Она бегала за ней!

– Дженни! – заорал он, подбегая к ней. – Вернись! Ты ненормальная! Брось все это!

Глава 23

Дженни подбежала к динозавру и остановилась от него на расстоянии пяти ярдов. Она держала камеру наготове. Животное уже проделало дырку в решетке и пыталось просунуть туда голову.

– Ты что, ненормальная? – заорал Паскаль, бросившись за ней.

– Пока он на свету! Еще парочку снимков! – проговорила она на ходу.

– Через несколько секунд ты их сможешь сделать изнутри, – прокричал Паскаль, добежав до Дженни и пытаясь утащить ее подальше.

Динозавр просунул голову через дыру и всей тяжестью тела налег на решетку.

Тут к ним подбежали Дискул и Хазлм, направляя на чудовище оружие. Их пистолеты выглядели смехотворно маленькими. Но полицейские стали стрелять в голову. Закричав от боли, динозавр отступил на некоторое время от решетки. Дискул и Хазлм держали палец на курке до тех пор, пока у них не кончилась обойма. Тем временем Паскалю удалось схватить Дженни и увлечь за собой.

– Дура! Никогда больше этого не делай!

Но, не обращая внимания на его слова, она подняла камеру и сказала:

– Я собираюсь проявить это прямо сейчас. Это сделает нас знаменитыми!

Паскаль хотел сказать Дженни, что ему наплевать на славу, что ему вообще наплевать на все, ради чего она так рискует. Но ему помешал вой сирен пожарной команды, которая прибыла к месту происшествия. В тот же момент динозавр снова принялся атаковать железную решетку. Пожарники, увидев его, замерли от удивления. При других обстоятельствах Паскаль насладился бы выражением их лиц. Но сейчас для этого создалась слишком напряженная обстановка. Еще пару минут – и динозавр вырвется на свободу.

– Соединяйте шланги! Соединяйте шланги! – заорал кто-то. – Тогда мы сможем его остановить! Двигайтесь, черт побери! – Это надрывался Дискул. Он бегал вокруг пожарников и пытался вывести их из оцепенения. Паскаль сразу же догадался, чего хочет Дискул, К счастью, это понял и один из пожарников. Он подбежал к шлангам и начал их раскручивать. К нему присоединились его товарищи. Они успели присоединить их к водозаборному крану и включить воду как раз вовремя. Целая секция железной решетки отлетела на середину улицы. Пожарники открыли краны и направили на животное две мощные струи воды. Под сильным напором животное потеряло равновесие и упало на бок. От этого падения задрожала под ногами земля. Пытаясь подняться, Трубозавр барахтался, со свистом рассекая воздух своими ужасными когтями. – Надо еще! Давайте быстрее!!! – во все горло орал Дискул.

Наконец Трубозавру удалось подняться на ноги и приготовиться к атаке. Но один из пожарников направил струю воды прямо в морду животного. Это заставило его отступить назад.

– Надо загнать его обратно в магазин! Там его будет легче обезвредить. Машинами блокируем оба выхода...

Шаг за шагом динозавра заставили отступить. Пожарники направились за монстром внутрь магазина, не прекращая поливать его водой. От постоянно направленной водяной струи животное потеряло ориентацию и пришло в панику. Оно повернулось спиной к атакующим и попыталось убежать. Но вместо того чтобы броситься в противоположный конец магазина, Трубозавр отпрянул в сторону и со всего разгона врезался в колонну, которая поддерживала потолок. Взвыв от боли, он исчез под обломками. Часть потолка обрушилась прямо на динозавра. Большое облако пыли поднялось над этим местом, и наступила тишина.

Трубозавр был мертв.

* * *

Миссис Мария Гудвин проснулась от голоса своего десятилетнего сына. Сейчас, должно быть, очень рано. Что он может делать в саду в такое время? Она посмотрела на часы: было шесть часов утра. Только начинало светать. Мальчишка становится настоящим маленьким надоедой. Это отец виноват! Он вечно уезжает в свои командировки. Его месяцами не бывает дома. А когда он здесь, то даже не думает ругать сына.

Филипп возбужденно смеялся. Ну чему можно радоваться в такую рань?! Потом она услышала другой звук; нечто среднее между блеянием овцы и гоготом гусей. Встав с постели, она подошла к окну и увидела своего сына в пижаме. В руках он держал траву, которую протягивал какому-то странному животному. Вначале ей показалось, что это слоненок. Но потом она увидела, что ошибается. У него была слишком длинная шея и очень маленькая голова. Она открыла окно и позвала сына:

– Филипп, с кем ты там возишься? Кто это такой?

Оба – мальчик и животное – посмотрели на нее. Слоненок заблеял.

– Мамочка, это – динозавр, – восторженно ответил Филипп. – Можно, я его оставлю?

Мария Гудвин вздохнула:

– Не знаю. Надо спросить папу. Я не знаю, что едят твои динозавры.

* * *

Жители Вончестера были разбужены шумом, которого никогда не слышалось в их тихом городке в это время суток. Улицы патрулировались полицейскими машинами. Через громкоговорители жителей предупреждали, чтобы никто не выходил на улицу. Над городом очень низко летали патрульные и военные вертолеты. Вскоре в город ввели военные части. Было похоже на начало войны.

Местное радио сообщало, что из зоопарка сэра Пенворда сбежали хищные животные. До особого распоряжения никому не рекомендовалось покидать помещение. Но такое сообщение не удовлетворяло людей. Для поимки нескольких кошек не нужна целая армия.

Позже в последних новостях впервые было произнесено слово «динозавр».

Мало-помалу жители узнали, что произошло. Из зоопарка сэра Пенворда исчезли доисторические животные. Они достигли города и разбежались по всей округе. Каким бы невероятным это ни выглядело, но сэру Пенворду удалось при помощи генной инженерии вывести самых настоящих динозавров. Ему обещали предоставить слово для подробных объяснений. По прошествии некоторого времени все это перестало казаться таким уж невозможным. Когда люди удовлетворили первое любопытство, они начали осознавать опасность происходящего.

Некоторые жители Вончестера не только слышала по радио о динозаврах, но имели уже первый опыт общения с ними. Например, Сильвия Пит. Она провела несколько часов в доме, наблюдая через окно, как динозавр в считанные секунды разорвал двух полицейских.

Женщина пыталась предупредить их, подавая знаки из окна, но они или не видели, или не поняли. Как только они зашли во двор, животное одним скачком оказалось рядом с ними. Одного полицейского оно схватило сразу, другому удалось добежать до машины. Но он не успел открыть дверь, как оказался в лапах динозавра. Миссис Пит никогда не забудет, как он кричал.

Часом позже этого динозавра увидел рабочий, развозивший в тележке молоко. Динозавр безобидно шагал по дороге, рассматривая дома. Он находился в самом богатом районе города, и как будто его это заинтересовало. Увидев такую картину, рабочий бросил свою тележку и со всех ног бросился к дверям первого же дома. Там он нажимал на звонок до тех пор, пока ему не открыл дверь какой-то старик. Оттолкнув его, рабочий заскочил в дом. А когда хозяин бросил взгляд на дорогу, то сразу же захлопнул дверь. Они пытались дозвониться в участок, но там все время было занято. Многим в этот день так и не удалось связаться с полицией.

Один из фермеров, по имени Стен Девис, увидел, как какой-то монстр тащит через поле его корову. Он тоже пытался позвонить в полицию, но у него ничего не вышло. Тогда он взял винтовку и сам пошел разбираться с чудовищем, не обращая внимания на протесты своей жены. Домой он больше не вернулся никогда.

Поступил звонок в полицию от человека, назвавшего себя Винсент Хай. Он проезжал по дороге из Вончестера. Там он наткнулся сперва на огромную тушу животного, которое он не узнал, потом он увидел растерзанный труп мужчины и грузовик, в кабине которого сидела девушка. Вместо того чтобы остановиться, он прибавил скорость и затормозил только у ближайшего телефона.

Позвонил мотоциклист. Проезжая по дороге, он видел группу львов, спокойно идущих по полю, будто бы они на своей родине разгуливают в саванне.

Кошки вообще доставили гораздо больше хлопот, чем динозавры. Они были более приспособлены для жизни в современных условиях и легко могли спрятаться.

Для розыска животных была созвана целая группа охотников. Первого динозавра они обнаружили во дворе частной школы. Он продемонстрировал им, что такого рода животных не так-то легко уничтожить. Прицельный огонь из винтовок в голову не принес ему особого вреда. На тот свет его отправил только снаряд, выпущенный из пушки вовремя подоспевшего танка.

Следующий динозавр был убит примерно через час. Его заметили с вертолета. Он стоял посредине поля и расправлялся с коровой. Это был тот же динозавр, которого видел Стен Девис. Сам он лежал мертвый на соседнем поле среди своих коров. Вертолет опустился и открыл огонь из двадцати AMJ-621. Животное бросилось убегать. И даже когда ему разнесло голову, оно пробежало еще двадцать шагов, прежде чем упало. А потом в течение получаса его тело билось в конвульсиях.

Яхту, на которой сын Рэдфорда устроил вечеринку, нашли только в девять часов утра. В живых там осталось двенадцать человек, спрятавшихся в каюте.

С палеозавром хлопот было больше всего. Когда военным стало понятно, что этих животных трудно убить, они разработали свой план действий. В воду стали кидать ручные гранаты. Скоро вся поверхность воды покрылась дохлой рыбой, но рептилия не показывалась. На этом участке реки ее, видимо, уже не было. Возник вопрос, где ее искать – внизу или вверху по течению реки. Был вызван военный морской вертолет со специальным оборудованием. Моторные лодки курсировали по реке, бросая в воду гранаты через равные промежутки времени.

Первый след этого животного обнаружился, когда какая-то женщина в истерике позвонила в полицию и сказала, что ее муж, заядлый рыбак, не вернулся сегодня домой. Он пошел рыбачить около моста, который находился почти в центре города.

Моторные лодки сразу же поспешили туда. Жители города с удивлением прислушивались к взрывам, доносившимся из-под моста. В некоторых домах от взрывной волны повылетали стекла. Кинув в воду более двадцати гранат, военные расслабились, решив, что палеозавр уже уплыл. Но вдруг позади одной из лодок появилась ужасная голова на длинной шее. В шоке солдаты даже не успели отреагировать. Они все еще смотрели на голову, когда животное нанесло сильный удар прямо в центр лодки. Один из солдат умер от удара, другого животное утащило под воду. Остальных успели подобрать на другие лодки. Потом это место стали забрасывать гранатами.

Когда животное вынырнуло, солдаты увидели, что оно ранено. Но все равно они открыли по нему огонь, хотя это уже было бессмысленно. Когда палеозавр тихо перевернулся на спину, они увидели, что у него вспорото брюхо. Через секунду из воды донесся последний звук бульканья.

В одиннадцать часов тринадцать минут армия пересекла границы владений Пенворда. Не доезжая полумили до зоопарка, они увидели покрытого чешуей динозавра, занятого поеданием кустов около дороги. Всех поразил его хвост. Он был чрезвычайно длинный и заканчивался двумя большими шипами.

Танк свернул с дороги и подъехал к динозавру. Животное опустилось на четыре лапы и приняло оборонительную позицию. Внутри танка разгорелся спор, что делать с этим животным. Может быть, стоит подождать, пока приедут ученые? Пока они решали, животное приготовилось к атаке, издавая звук, напоминающий треск большой погремушки. Потом, прямо с места совершив прыжок, монстр врезался в танк, сразу же отскочив назад. Эффект был такой, как если бы в танк выпустили снаряд из девяностомиллиметровой пушки. От мощного удара и сотрясения танк взорвался.

С динозавром ничего не произошло, он не получил повреждений, если не считать легкого испуга от вспыхнувшего пламени. Все это произошло в считанные секунды. Причем сколарозавр, видимо, из-за того, что в его маленькой головке не могло поместиться достаточное количество мозгов, сразу же забыл об инциденте и продолжал мирно жевать кусты.

Придя в себя от шока, военные открыли огонь. Они продолжали стрелять, даже когда было уже очевидно, что животное мертво. Они стреляли до тех пор, пока от динозавра не осталось ничего, кроме бесформенных кусков мяса.

После этого они стреляли во все, что двигалось.

В двенадцать часов сорок пять минут операция в Пенворд-Холле была завершена. Всех динозавров уничтожили. Пострадал только один человек – солдат, который поднялся в верхние комнаты дома и наткнулся на Денонучаса. Пока он рассматривал его удивительные когти, тот успел продемонстрировать их в действии. Монстр схватил солдата до того, как по нему открыли огонь.

Вскоре все было кончено. Или только казалось, что кончено.

Глава 24

В Вончестере было только два человека, кто полностью знал всю историю, связанную с динозаврами. Это были Паскаль и Дженни. Их допрашивали бесконечное количество раз полицейские, военные, представители власти, ученые. Эти расспросы длились целый день. Когда стало понятно, что у Паскаля было больше информации, Дженни отпустили из участка, который теперь играл роль командного пункта. Паскаль был рад оказаться в центре внимания.

У Паскаля была небольшая передышка в больнице. Доктор внимательно его осмотрел и обработал лекарством рану на спине. Она оказалась очень глубокой. Колено не было сломано, просто сильный вывих. Доктор посоветовал Паскалю поменьше ходить. После больницы его опять привезли в участок.

Среди этой суеты у Паскаля опять возникло чувство вины. И чем больше он рассказывал о происшедшем, тем сильнее оно становилось. Он пытался утешить себя тем, что такая женщина, как леди Джулия, рано или поздно сделала бы это.

Ведь первый раз леди Джулия выпустила Денонучаса, когда еще даже не подозревала о его существовании. И если бы он не спровоцировал ее поступок, то Пенворд рано или поздно попытался бы выполнить свой план и расселить динозавров по всей земле. И тогда пострадало бы больше людей, чем сейчас. Но даже эти аргументы не спасли его от мук совести. Он не мог простить себе тот способ, с помощью которого он воспользовался этой женщиной, а потом так грубо ее предал. Это была искра, из-за которой разгорелся целый пожар. После продолжительного разговора с представителями науки Паскаля повезли в военном джипе в Пенворд-Холл, в надежде на то, что если он окажется на том месте, где все произошло, он, вероятно, вспомнит прочие подробности.

Уныние Паскаля возросло еще больше, когда они въехали во двор Пенворд-Холла, в котором лежал ряд мертвых тел, закрытых уже пластиковыми черными пакетами. Видимо, никто из служащих в зоопарке и в доме не смог спастись. Паскаля встретили военный офицер и ученый из Лондона. Они спустились в лабораторию.

– Постарайтесь точно припомнить, сколько всего динозавров удалось вывести сэру Пенворду? – Паскаль, которого об этом спрашивали не меньше, чем сто раз, громко вздохнул.

– Я совершенно точно помню, как он говорил, что их было десять.

– Хорошо, значит, мы обезопасили их всех. Четырех военные убили здесь. Если остальных уже прикончили, то вместе с детенышем Денонучаса их как раз будет десять.

– Вы убили Денонучаса, у него были такие жуткие когти!

– Я убил всех, – ответил офицер.

– Хорошо. – Маленький динозавр, красного цвета, поразил воображение Паскаля даже больше, чем гигантский Трубозавр. Его огромные когти, которые были похожи на лезвия газонокосилки в натуральную величину, он не сможет забыть никогда.

– Сейчас нам необходимо точно определить, сколько было яиц. Мы должны быть уверены, что ни одно из них не исчезло.

– Вы все еще не нашли самого Пенворда? – спросил Паскаль.

– Нет, – сказал офицер, – ни его, ни его жены. Но дело в том, что многие тела настолько изуродованы, что их трудно опознать. От некоторых не осталось вообще ничего. Пока все динозавры не окажутся в наших руках и мы не вспорем им желудки и не посмотрим их содержимое, мы не сможем определить количество жертв.

– А вы не подумали о том, что у сэра Пенворда была возможность сбежать?

– Да, это вполне вероятно. Отсюда выехали две машины – «лендровер» и «бентли». Ими мог воспользоваться и кто-нибудь из людей Пенворда. «Лендровер» был обнаружен в Кентлинде несколько часов назад. Но машину мог взять и сэр Пенворд. И нам бы хотелось выяснить, не захватил ли он с собой парочку яиц?

Паскаль заглянул в окно и увидел ряд яиц на столе. Их там было всего лишь шесть, и выглядели они значительно меньше, чем когда их показывал сэр Пенворд. Он повернулся и осмотрел лабораторию, качая головой.

– Я видел только один инкубатор. Думаю, что их несколько. В том, который мне показывал Пенворд, было всего четыре яйца, гораздо больше, чем эти.

– Они прошли в другую комнату, он заглянул в окно и увидел два больших яйца.

– Это похоже на то, о чем он говорил. Но здесь осталось только два яйца. Хотя я могу и ошибаться. Двое мужчин обменялись мрачными взглядами.

– Они все еще живы? Вы проверяли? – спросил у них Паскаль.

– Нет, когда наши люди добрались сюда, все было отключено. Похоже на то, что сэр Пенворд не смог доверить их чужим рукам.

– Они мертвы, – произнес Паскаль.

– Все динозавры убиты. Все, кроме детеныша Брахиозавра, – ответил ученый. – Мои коллеги из Национального Исторического Музея сказали, что он будет весить более восьмидесяти тонн, когда вырастет. Если его потом будут выставлять напоказ, то можно вообразить, какое количество туристов посетит нашу страну, чтобы посмотреть на этого красавчика.

– Видимо, кому-то представится такая возможность. Из исчезнувших отсюда яиц может вылупиться здоровое потомство.

* * *

Паскаль ехал обратно в город, после того как еще двое вновь прибывших представителей властей расспросили его снова. Потом его наконец отпустили. Было семь часов вечера. Первым делом он поехал в офис, надеясь найти там Дженни. Ее там не оказалось, но она оставила записку, где просила позвонить ей домой. На столе лежала копия статьи, которую она продала одной из ведущих центральных газет. Паскаль сразу же набрал ее номер, она сама подошла к телефону и рассказала, чем была занята, пока он отсутствовал.

Она отослала свою статью в Центральное Пресс-агентство, они продали ее за двадцать тысяч долларов «Воскресным новостям».

– Дэв, я сделала это от твоего имени. Я правильно поступила?

– Правильно, – промямлил он. Его удивила собственная реакция. Известие, что он разбогател на десять тысяч долларов, нисколько его не взволновало.

– Это не все, – интригующе произнесла Дженни. – Мне позвонили из агентства Лесли Фарсон и спросили, не напишем ли мы для них о своих впечатлениях. Это будет стоить пятьдесят тысяч. Я сказала, что перезвоню попозже, переговорив с тобой. Я думаю, что мы с этим быстро справимся. На это уйдет меньше месяца. Как ты полагаешь?

Паскаль постарался обдумать это предложение. Ему еще не приходила в голову мысль, что события последних сорока восьми часов, а особенно впечатления от происшедшего, можно изложить на бумаге.

– Я не знаю, Дженни, сомневаюсь, что за такое короткое время могу написать даже полкниги.

– Не волнуйся, я возьму большую часть работы на себя. Я ведь пишу очень быстро, Ты мне будешь диктовать свой материал.

– Ладно, если ты мне поможешь, я согласен, – сказал он вяло.

– Ты не рад? Что случилось? Паскаль вздохнул.

– Я устал. Для начала я бы хотел забыть об этих проклятых динозаврах, как можно скорее. Я больше не могу! Понимаешь, Дженни?!

Дженни помолчала некоторое время, а потом очень мягким голосом сказала:

– Дэв, я понимаю. Для тебя этот кошмар начался гораздо раньше, чем я... Слушай, почему бы тебе не прийти ко мне прямо сейчас? Я приглашаю тебя на ужин. Как ты к этому относишься? С родителями я договорюсь.

Он опять вздохнул. Теперь уже с улыбкой.

– Дженни! Ночь с тобой? Я был бы на небесах! Я тебя не видел целую вечность. Но сегодня мне лучше поехать домой, я хочу проверить, все ли в порядке с моей мамой. У меня вряд ли хватит сегодня энергии на что-нибудь еще. Я валюсь с ног.

Они договорились встретиться утром в офисе. Паскаль обещал туда зайти перед тем, как поехать в полицию.

Когда он подъехал к дому, то увидел толпу журналистов и репортеров около своего дома. Он еле пробился к калитке. Его мать сказала, что телефон надрывался целый день, все хотели взять у него интервью. Паскаль сразу же выдернул шнур из розетки.

За целый день, кроме двух бутербродов, он ничего не ел. Но дома он обнаружил, что совершенно не голоден. Он очень кратко рассказал матери о случившемся, избегая подробностей об опасности, которой подвергался в Пенворд-Холле, и отправился в кровать. Но несмотря на то, что он смертельно устал, уснуть ему не удавалось. В состоянии полузабытья он видел картинки того, что ему пришлось пережить: то это был динозавр, уже хватающий его, то тигр, набрасывающийся на него в клетке, – непрерывный хаос из кошмаров и ужасов. Когда он открывал глаза и приходил в себя, то не знал, что было страшнее – сорок восемь часов, проведенных в Пенворд-Холле, или этот сон. Ему также не давало покоя чувство вины, у него перед глазами стояло лицо леди Джулии, и еще ему казалось, что он что-то забыл или просмотрел.

В конце концов Паскаль понял, что ему не только не уснуть, но даже не привести мысли в порядок.

Он включил телефон и, позвонив Дженни, сказал ей, что она ему очень нужна и он сейчас приедет. Ему казалось, что только когда она будет рядом, этот кошмар отступит на второй план.

Несмотря на то что мать Паскаля категорически настаивала, чтобы он остался дома, он все-таки ушел. Около выхода его поджидали несколько репортеров. Он прошел мимо них, не ответив ни на один вопрос. «Проклятые репортеры!» – подумал он, садясь в машину.

Дом Дженни находился в фешенебельном, можно даже сказать, изысканном районе города. Она жила в очень красивом маленьком двухэтажном доме, построенном в конце девятнадцатого века. Вокруг дома располагался довольно большой ухоженный сад, гордость миссис Стемпер. Когда он подъехал к дому, мимо него в обратном направлении проехала полицейская машина. Пока он ехал к Дженни, он встретил довольно много военных и полицейских патрульных машин. Как сообщали по радио, опасность миновала. Но отбоя тревоги не было тоже. Жителям советовали пока не выходить из домов. Улицы и окрестности города патрулировались полицией и армией. Паскаля даже остановили на дороге. Военный офицер очень вежливо посоветовал ему вернуться домой и некоторое время оставаться там. Но Паскаль показал ему служебное удостоверение и сказал, что у него срочная работа. Он припарковал машину у входа и ожидал, что ему откроют дверь, прежде чем он успеет к ней подойти. Дженни его ждала и должна была слышать шум подъезжающей машины. Но дверь оказалась закрыта.

Паскаль позвонил и стал ждать. Последний раз он здесь был несколько месяцев назад. Это случилось в тот день, когда он оставил Дженни. Славу Богу, сейчас все изменилось. Его Дженни теперь с ним!

Паскаль опять позвонил. Дверь не открывали. Не было даже слышно шагов. В доме играло радио. Может быть, они сейчас на кухне. Но даже несмотря на то, что она располагалась в самом дальнем конце дома, они должны были слышать звонок. Он позвонил третий раз, теперь уже долго не отпуская кнопки. Но ему все еще не открывали. Вдруг он испугался. Он решил попробовать войти через заднюю дверь. Он поспешил туда, надеясь, что все в порядке, что это только игра воображения. Когда он обошел дом и увидел, что осталось от двери, он чуть не закричал.

– Дженни! – заорал он, вбегая в кухню. Дженни на кухне не было, но ее мать лежала на полу в луже крови, у нее был вспорот живот.

Он прошел мимо нее, взял стул, поднял его перед собой, ножками вперед, и осторожно зашел в комнату. Он ожидал увидеть тигра или льва. Но никто не появился. Паскаль продолжал идти дальше, произнося имя Дженни. Но ему никто не отвечал.

Он наткнулся на тело младшей сестры Дженни Жаннет. Она лежала около ванной комнаты и была раздета. Рядом с ней лежало окровавленное полотенце. Паскаль заглянул в ванну, она была наполнена водой. Она, видимо, принимала душ, когда... Он поднял полотенце и накрыл тело Жаннет.

Потом он увидел мистера Стемпера. Он лежал на лестнице, его голова была оторвана.

Паскаль, ожидая самого худшего, поднялся наверх, чтобы проверить все комнаты, но там не осталось следов ни Дженни, ни какого-либо животного.

Паскаль опять спустился вниз, стараясь не смотреть на мистера Стемпера. Ему вдруг показалось, что в доме пахнет... такой отвратительный и такой знакомый запах – запах динозавра! Но откуда?! Динозавры все мертвы! Кроме детеныша Брахиозавра. Но он вывезен за пределы штата. Даже если из яиц уже успели вывестись динозавры, то они были бы слишком маленькими, чтобы убить столько людей.

Он вернулся на кухню, посмотрел на улицу через проломленную дверь, опять позвал Дженни. Может быть, она успела выбежать и прячется где-нибудь? Но ответа не было. Что ему делать? Позвонить в полицию или самому поискать Дженни в саду? Он решил, что разумнее будет позвонить, и подошел к телефону, который висел на стене около холодильника.

Не успел он даже набрать номер телефона, как услышал, что кто-то бежит через сад прямо к дому.

Паскаль бросил трубку, он подумал, что это Дженни. Он бросился к выходу, но в дверях стояла не Дженни, это был динозавр. Это был Денонучас! С его ужасающе длинными и острыми когтями, напоминающими косы в натуральную величину.

Но офицер сказал, что сам убил его...

С ужасным воем монстр бросился на Паскаля, но поскользнулся, наступив в лужу крови, которая натекла из-под трупа миссис Стемпер. Со всего размаху он грохнулся на пол. Паскаль услышал, как его ногти со свистом рассекли воздух прямо рядом с ним. Когда он выбежал в сад, он вдруг вспомнил слова сэра Пенворда: «Мы вывели десять динозавров, если не считать палеозавра». Их было одиннадцать, а не десять. Вот что он все время старался припомнить. Значит, сэр Пенворд вывел двух одинаковых динозавров...

Он обернулся и увидел, что Денонучас уже в дверях. Паскаль ринулся к будке, в которой хранился садовый инвентарь. Он влетел внутрь, не успев даже захлопнуть дверь.

В углу стояли вилы. Он схватил их и выставил перед собой для защиты... Это было как раз вовремя. Динозавр уже стоял перед ним.

Потом, как ему показалось, несколько вещей произошло одновременно. Он почувствовал страшное сотрясение и пронзительное чувство холода, начиная от шеи и до низа живота. Его подбросило с огромной силой. Послышался шум разбитого стекла, потом страшный крик животного, и он почувствовал резкую боль в спине, когда приземлился на что-то жесткое. Когда он смог сесть, то увидел, что чудовище мертво... Денонучас с разбега напоролся на вилы, которые вошли ему глубоко в грудную клетку.

Паскаль посмотрел на свои ноги. Он был ранен. Кровь стекала из раны прямо на землю. Справа на груди у него была разорвана кожа. Рана была такая глубокая, что, наклоняясь, Паскаль мог увидеть свои ребра.

Шатаясь, он вышел наружу. Он должен найти Дженни... Он медленно брел по саду, около забора что-то белело. Он подошел поближе, сделал огромное усилие, чтобы наклониться, при этом придерживая рукой свою грудь, было так больно, что он подумал, будто у него сейчас вывалятся внутренности. Когда темнота в глазах прошла, он стал разглядывать то, что лежало на земле.

Он закричал. Это была рука Дженни. В нескольких ярдах он увидел то, что осталось от нее. Он упал на колени перед ней и заплакал. Он был уверен, что она мертва. Даже в темноте было понятно, что на ней не осталось живого места.

Но, прислушавшись, он почувствовал ее стон. Она все еще дышала!

Кое-как Паскаль умудрился ее поднять. Он сумел наполовину дойти до дома, как последние силы его покинули и он упал. Он не смог даже приподняться. Паскаль знал, что они умрут, прежде чем их кто-нибудь обнаружит.

Он обнял Дженни и закрыл глаза. Он не слышал, как кто-то подошел к ним. Но вдруг кто-то произнес:

– Господи!

Паскаль посмотрел наверх. Над ними склонился молодой мужчина. Он узнал в нем репортера, поджидавшего его около дома. Видимо, он направился за Паскалем, рассчитывая уговорить его дать интервью.

Паскаль улыбнулся. «Проклятые репортеры», – попытался он прошептать и потерял сознание.

Глава 25

Сэр Пенворд оставил «Бентли» под деревьями, накрыв его ветками. К дому подъехать было невозможно. Он приехал на заброшенную ферму. Здесь никто не жил уже четыре года. Насколько ему было известно, она даже никому не принадлежала. Все складывалось просто великолепно. Он был рад, что, когда его компания скупала все дешевые земли, он почему-то на нее не обратил внимания. Сейчас этот заброшенный уголок очень кстати.

Войдя в дом, он аккуратно положил яйца в безопасное место и, несмотря на слабость, развел огонь. Скоро в помещении стало очень жарко. Он положил яйца поближе к теплу. Пенворд знал, что ждать осталось совсем недолго. Единственное, что его очень тревожило, так это то, что он может умереть раньше, чем это произойдет.

Леди Джулия очнулась и почувствовала страшную ломоту во всем теле. Голова у нее раскалывалась, в горле пересохло, и она не могла двигаться. Вскоре она поняла причину своего неудобства. Она была связана. Руки и ноги были обмотаны цепью, а к шее была привязана веревка, другой конец которой оказался завязан вокруг батареи. Она лежала на спине в какой-то комнате с низким и грязным потолком. Она не могла сообразить, где находится. Поднявшись, насколько ей позволяли веревки, леди Джулия увидела мужа, сидевшего в кресле лицом к догорающему огню. Она позвала его, но ответа не последовало. Под креслом, где он сидел, скопилась огромная лужа крови. Пенворд был мертв.

Что-то зашуршало в углу комнаты. Леди Джулия подумала, что это были крысы. Помещение имело нежилой вид, видимо, долгое время здесь никто не появлялся...

Она стала оглядываться по сторонам. На пальто мужа, расстеленном на полу, лежала разбитая скорлупа. О, только не это...

Что-то пробежало за ее спиной. Она обернулась и увидела, что это было. Как она и боялась, это оказались не крысы. Это был детеныш Трубозавра Рэкса. Он был еще очень маленьким, но природа позаботилась о том, чтобы у него было побольше шансов выжить. Он обладал довольно большими когтями и острыми зубами. Детеныш подбежал к леди Джулии и откусил у нее кусочек икры. Потом появился другой и сделал то же самое... Она закричала от боли, но двигаться у нее не было никакой возможности. Все это продолжалось около двенадцати часов. Но никто не слышал ее криков...

* * *

Паскаля продержали в больнице целую неделю. Врачи советовали ему еще две недели оставаться дома, но на следующий же день он поехал к Дженни. Она находилась в госпитале на отделении микрохирургии.

К ней еще никого не впускали, но для него врачи сделали исключение. Когда он вошел в комнату, то ему пришлось приложить максимум усилий, чтобы на его лице ничего не отразилось. Она вся была в бинтах. Оттуда торчало множество трубочек: из носа, из руки, даже из груди. Подходя к кровати, он попытался улыбнуться.

– Дженни, – тихо позвал Паскаль. Она открыла глаза, и уголки ее губ дрогнули. Он сел рядом с ней на кровать, наклонился и поцеловал ее в щеку. Он посмотрел на ее правую руку, она вся была перемотана толстым слоем бинта. Дженни тихо прошептала:

– Ты выглядишь неважно. Тебе надо было оставаться в постели.

– Мне? Дженни, со мной все в порядке. Как ты? Выглядишь ты прекрасно. Я ожидал гораздо худшего, а ты...

– Не считай меня идиоткой. Я знаю, как я выгляжу.

– Ты выглядишь великолепно.

– Я останусь калекой, – в ее глазах появились слезы.

– Ерунда, врачи знают свое дело... Она покачала головой.

– Нет, я знаю, как я буду выглядеть. Моя рука... – ее голос дрогнул.

– Твоя рука на месте. Через пару месяцев ты снова будешь играть в теннис.

В действительности это было не так. Дженни перенесла восьмичасовую операцию. Хирурги пришили ее руку, но они предупредили, что результат будет ясен только через неделю. Если кровообращение не восстановится, то руку придется ампутировать. Даже если все закончится благополучно, она все равно не сможет полностью восстановить все функции руки.

– Все равно, я буду ужасная уродина, и ты опять оставишь меня.

– Не смеши меня, пожалуйста. У меня могут разойтись швы на груди. Все сто тринадцать. Слезы брызнули из ее глаз.

– Не оставляй меня, Дэв. Ты все, что у меня осталось. Родители, сестра – они все...

– Я никогда тебя не оставлю. Ни за что на свете! Перестань плакать. Подумай, если ты будешь тратить силы на огорчения, ты не сможешь написать книгу.

– Книгу?.. Ты собираешься писать книгу?

– Уже начал. И ты прекрасно знаешь, что я очень рассчитываю на твою помощь. Правда, я не представляю, какой у нее будет конец. Они все еще не нашли Пенворда и его жену.

Дженни посмотрела на него взволнованно.

– Дэвид, он взял с собой эти проклятые яйца. А вдруг он опять выведет этих чудовищ?! Если они появятся здесь?

– Не волнуйся. Полиция уверена, что он покинул страну. У него множество влиятельных друзей. Он сейчас где-нибудь в Африке. Будь уверена, ты никогда больше не увидишь живого динозавра.

Через некоторое время, когда Паскаль вышел из госпиталя, у него было ужасное чувство, что эта история еще не окончилась. Мир еще услышит о динозаврах Пенворда.