/ Language: Русский / Genre:sf,

Смерть Рождение

Георгий Балл


Блл Георгий

Смерть - Рождение

Георгий Блл

Смерть - Рождение

И был он в тепле любви, в чреве мтери. Простор. Не чувствовл тяжести своего тел.

Котенков после рождения получил имя Веня. Веня был лишен нормльных человеческих рзмеров: голов вытянут дыней, туловище мленькое, руки огромные. Кзлось, он весь ушел в руки и огромные пльцы. Руки-лопты. Руки, похожие н клешни крб. А вот ноги тонкие, мленькие.

Он жил пустынником среди людей. И постепенно, очень медленно полюбил снчл метлл, уж потом дерево. Н людей не обижлся. Дже просто не мог. Он будто оствлся в чреве мтери, будто ждл, будто не пришло его время родиться. И он ждл, нкпливя в душе выход к счстью.

Веня был клссный шофер. Он и после рботы оствлся н втобзе. Его любимым знятием было копться н свлке мшин. Тм он и ншел деревянный втобус. От него остлись только кузов и стрый мотор.

Все вечер Веня возился с втобусом, перебирл мотор, смзывл. Ншел новые скты. Но смой большой удчей, которя рсцветил его вымысел, было нйденное здесь, н куче, стринное кресло. Брхтное. Может быть, оно стояло в тетре, может, в консервтории? Веня укрепил кресло н шоферском месте. Сел. Удобно. Веня поглдил подлокотники. Лск теплого дерев. Дивный знк. Может, тысячи лет, может, и миллионы миллионов лет земля и небо грели дерево. Вот тогд втобус и получил свое зконное имя - Мртын.

- Мртынушк, - тйно лскл втобус Веня, - ты мой единственный друг и в жркий день, и всяко.

Единственными пссжирми Котенков были Нин Всильевн и Шур. Они чсто ктлись с ним в втобусе.

Веня покрсил втобус в голубой небесный цвет и пошел взглянуть н мотор. Открыл н кпоте крылья. Взмх крыл Веня уже не почувствовл...

Кутью рзносят. Блины н трелкх. Холодня водк из холодильник. Хорошя. Со слезой. И откуд з столом столько нрод собрлось?

Веня Котенков все видел. Он сидел н своем зконном месте в втобусе, держсь з брнку.

Когд говорили о нем рдужные слов, Веня смущенно бормотл: "Ну, будет, будет, двйте помянем. Только по-людски. Не чокться".

Никто его слов не слышл. Только Нин Всильевн и Шур, верные попутчицы Котенков, все отлично поняли. Они сидели в конце поминльного стол н приствных тбуреткх.

И любовь Вени к людям рспхнулсь, кк никогд прежде: "Ну что ж вы сидите, понурые, скоро мы с вми встретимся. До дн пейте До смого голубого небесного дн".

"Мртынушк, может, рьяно возьмем?! Ддим себе волю, - рссуждл он про себя не без рдости. - Зчем нм ждть девять, сорок дней, ? Рвнем одним рзом к небу!"

Мртын встряхнулся. Встл н дыбки. Норовисто зкружились в воздухе передние колес, слитно с згустевшей душой Вени. Нин Всильевн и Шур едв успели вскочить в втобус. Зрботл мотор.

"Сколько дыр в этих облкх, - подумл Котенков. - Легче по болотистым кочкм шимонить, чем тут, в облкх крутиться".

Автобус трясло. Бросло из стороны в сторону, кк н высохшем болоте, где только что вырубили лес. Все зтянуло серым и сырым. Веня крепко своими лпищми-клещми ухвтился з деревянные подлокотники кресл.

"Ммочк! - мысленно вскричл Веня. - Сохрни мою душу".

И Веня увидел себя зродышем. Огромня голов прижт к слбенькому тельцу, согнутые ручки и ножки не рзличишь. Он слышл ровный стук, однозвучный и слдостный. Он не мог знть, что с ним происходит, кк это нзывется.

Смертный втобус Вени мчлся дльше сквозь прострнство и время.