/ Language: Русский / Genre:sf_action

Воин Арены

Григорий Чекмурин

Действие происходит на Земле, на космической межпланетной базе и на планете Ритоки Главный герой — Денис Новиков — узнает, что он обладатель редчайшей мутации: в его геноме присутствует так называемый ген Арены. Организм обладателей такой мутации не отторгает бактерии Ролуолла, которые многократно усиливают физические возможности своего носителя. Денис попадает на базу вестиаров, где его наделяют этими бактериями. Позже он выбирает, или, скорее, его выбирают мечи, созданные из дерева Олун, способные передавать симбиота. Главная цель Арены — не только выявление сильнейшего, но и постоянное усиление участников, что делает бои на Арене непредсказуемыми. Встреча с Мэй, наставник-гуманоид на инопланетной базе, куратор-фээсбэшник на Земле, странные Вестиары. Что из этого поможет, а что помешает Денису участвовать на Арене, через какие испытания благодаря им он сможет пройти, и что ему будет в этом мешать. И зачем он нужен непобедимым Вестиарам?

Чекмурин Григорий

Воин Арены

— Расскажи мне сказку, папа.

— Хорошо, дочка. Но лучше я расскажу тебе быль.

— Быль, это когда уже было, да, папа?

— Да, дочка, было… или будет…

Глава 1

* * *

— Денис Александрович Новиков, родился 14 марта 1985 года, 28 полных лет, образование высшее, экономическое, не женат, детей нет, после института отслужил год в танковых войсках в звании рядового, особых заслуг не имеет. Все правильно?

— Так точно, — хмыкнул Денис, вспомнив "год в танковых войсках".

— Распишитесь и можете проследовать к анализатору.

В точности выполнив распоряжение, Денис собрался с духом и открыл дверь в смежный кабинет. Он очень хорошо помнил дубовый пошарпанный паркет, тяжелый стол, темные занавески, красно-коричневые плинтусы, но все это в прошлом. В здании, в котором ранее располагался военкомат, сделали ремонт, и новые обои, стеклопакет, жалюзи, плитка на полу и современный плинтус были непривычны для взгляда Дениса.

— Проходите, Денис Александрович, — человек взглянул поверх очков в компьютер и снова уставился на Дениса: — присаживайтесь в кресло и положите правую руку в подставку.

Сердце Дениса зашлось в стремительном ритме. Вот он, шанс — невероятный, фантастический, единственный… Но как мала вероятность. Лишь один шанс из миллиарда, что у него есть необходимый ген. Странная мутация никак себя не проявляет, но только у людей с этой мутацией есть ген, позволяющий участвовать в боях на Арене.

Арена, притягивала многих. Денис не был исключением. Он даже сохранил ту самую газету, в который было первое упоминание об Арене: " 27 февраля 2013. Свершилось. Вестиарцы, как и обещали, начали устанавливать анализаторы гена Арены в городах Земли. Напомним, что наши друзья по разуму обещают каждому обладателю такого гена возможность посетить разумные миры нескольких галактик. Также не стоит забывать про необычайные возможности "мутантов". Суперсила, сверхскорость, потрясающая быстрота реакции — это еще не все из перечисленных инопланетянами суперспособностей, которые могут развить в себе носители этого гена. По информации вестиарцев, абсолютно любой человек может пройти это тестирование. Уже несколько компаний мирового масштаба выразили желание работать с "мутантами". Мы возьмем интервью у представителя одной из таких корпораций…".

— Это недолго, — человек в сером костюме аккуратно закрепил руку Дениса в зажимах, — сейчас будет небольшой укол и буквально через несколько секунд ответ появится на табло индикатора.

Табло оказалось простым настолько, насколько это было возможно. В нем высвечивался только один из знаков: плюс или минус.

— Приготовьтесь, — "серый костюм", как тут же прозвал человека Денис, заменил иглу анализатора на стерильную, — готово.

Укола Денис почти не почувствовал и удивился, зачем нужно было так закреплять руку. Анализатор начал работу, внутри небольшого прибора что-то тихонько загудело, а "серый костюм" уже отстегивал зажимы, удерживающие руку Дениса.

— Вижу, вы удивлены: зачем понадобились зажимы, если укол такой безболезненный? — видимо, эту фразу "серый костюм" повторял раз за разом, уж слишком равнодушно он произнес ее. — Реакция у всех разная, можно и пораниться, если сильно дернуться.

— Да мне все равно, — так же равнодушно ответил Денис, стараясь не выдать своего напряженного ожидания.

Тут аппарат прекратил гудеть и издал звук, похожий на писк.

— Ну вот, все готово, ответ отрицательный, сожалею.

"Серый костюм" даже не смотрел на анализатор. Наверное, первую тысячу раз он все же сверялся с датчиком, но постоянные "минусы" превратили процедуру отбора в процедуру отказа.

Прибор, поставленный вестиарцами в каждый город, вдруг пискнул еще раз. И еще.

— Что?! — "серый костюм" вскочил. — Положительная реакция! Не может быть! Вы — носитель!

Но Денис этого не слышал, он уставился на "плюсик", горящий на табло индикатора.

* * *

Оставив контактные данные, Денис, как во сне, вернулся домой. Неужели его мечты сбудутся? То, о чем он мечтал долгими вечерами, грезил в метро, рискуя пропустить свою остановку, а порой и на работе — неужели это станет реальностью? События сегодняшнего дня произвели на Дениса такое впечатление, что он решил принять ледяной душ, но ему не дал этого сделать звонок в дверь. Сердце екнуло: "неужели так быстро?".

— Да?

Денис был несколько разочарован: неожиданный гость совсем не походил на вестиарца.

— Денис Александрович? — вежливым тоном поинтересовался незнакомец.

— Да, слушаю вас.

Из ЖЭУ? Сосед? Денис не знал этого человека.

— Еременко Александр Евгеньевич, подполковник ФСБ, — человек показал удостоверение. — Вы позволите войти?

— Да… прошу, — Денис в недоумении посторонился, — ботинки можно не снимать, проходите на кухню.

— Денис Александрович, вы понимаете, по какому поводу я пришел? — подполковник внимательно смотрел прямо в глаза Дениса.

— Кажется, начинаю понимать.

Медленно выговаривая эту фразу, Денис осматривал посетителя: назвать такого "серым костюмом" не получится, слишком много других, более сильных впечатлений, его можно было прозвать "пронзительный взгляд" или "волевое лицо", но все таки больше подходило по званию, именно подполковник и именно ФСБ. Фээсбэшник прекрасно понял, что Денис его оценивает, потому продолжил только когда понял, что процедура закончена.

— Отлично, перейдем к делу, — Александр Евгеньевич говорил без эмоций, уверенно, деловито, словно у себя в кабинете решал очередную задачу. — Денис Александрович, у вас выявлен так называемый "ген Арены", то есть вы — обладатель редчайшей мутации, а таких, как вы, ищут вестиарцы. Отсюда следует, что скоро за вами приедут. Как видите, времени у нас немного, так что сразу к главному.

— Александр Евгеньевич, — перебил Денис подполковника, — можете не напрягаться. Никаких военных секретов я инопланетянам не раскрою, хотя б потому, что не знаю их.

— Что? — Еременко даже приподнял от удивления бровь. — Денис Александрович, боюсь, вы меня не поняли, разговор пойдет о более приземленных вещах.

— Извините, — Денис слегка смутился.

— Ничего. Итак, к делу. Людьми с геном Арены интересуются несколько корпораций. Мы пока точно не установили границы их интересов, но предполагаем, что туда входит и погоня за технологиями пришельцев, и исследования человека со сверхспособностями.

— Вивисекторы? — ухмыльнулся Денис. — Благодарю покорно. Вы хотите, чтобы я примкнул к корпорации, курируемой вами?

— Мы хотим, — явно выделив слово "мы", фээсбэшник четко дал понять, кто это "мы", — чтобы вы не принимали ни одного предложения о сотрудничестве, от кого бы они ни поступили. Понимаю, вам нужны объяснения, но Денис Александрович, мы с вами оба знаем, что у нас нет на это времени. Просто доверьтесь мне, — почти дружески сказал подполковник. — Ни одного контракта, кто бы вам их не предлагал. До поры, до времени.

— И когда наступит нужное время?

— В данный момент подготавливается база исследований в Подмосковье, в Солнечногорском районе, на базе старого санатория. Но, во-первых, пока исследовать нечего, в данный момент вы не обладаете никакими суперспособностями, во-вторых, некогда, вот-вот вас заберут вестиарцы, в-третьих, будем откровенны, пока нечем и негде, — сожаление на лице фээсбэшника смотрелось фальшиво, казалось, этот человек не может о чем-то сожалеть, ибо он, этот человек, ошибок не допускает. — А вот когда вы вернетесь после подготовительного этапа, мы просим вас зайти к нам.

— Просите? — Денис картинно приподнял бровь.

— Конечно просим, разве мы можем иначе? — так же картинно развел руками подполковник.

— Ну раз просите, то зайду, надеюсь, день на отдых у меня будет? — спросил Денис, не собираясь конфликтовать с властными структурами, это было не в его характере.

— Конечно, — тут подполковник позволил себе улыбнуться, — у меня будет еще одна просьба к вам, Денис Александрович. Образец крови, вы позволите?

Не дожидаясь ответа, Александр Евгеньевич открыл небольшую, но объемистую папку и достал из нее блестящий черный футляр, откуда на свет появились одноразовый шприц и игла.

— Пожалуйста, — Денис закатал рукав свитера.

Подполковник мазнул проспиртованной ваткой, которую тоже достал из футляра, и точным движением ввел иглу в вену.

"Координация, однако!" — подумал Денис.

Заполнив шприц Александр Евгеньевич положил на место укола ту же ватку и согнул руку Дениса в локте.

— Спасибо, Денис Александрович, за сотрудничество, — Еременко пожал правую руку, — надеюсь, в будущем оно будет так же плодотворно.

— Ага, я тоже, — буркнул в ответ Денис.

— Ну что ж, еще раз спасибо и до свидания, Денис Александрович. — Подполковник повернул дверную ручку и плавным движением скользнул в коридор.

— Аривидерчи, — у Дениса почему-то вдруг испортилось настроение.

Молодой человек прошел на кухню, проверил место укола, убедился, что оно не кровоточит, и выкинул ватку. Отдавшись мыслям, на полном автомате нажал на кнопку чайника, достал кружку, не считая насыпал в нее сахар и положил чайный пакетик. Заварив чай, он сидел и смотрел в окно, и потому видел, как к его подъезду подъехал черный мерседес, из которого выбрался представительно одетый человек, сверился с бумажкой и вошел в подъезд. На этот раз Денис не удивился звонку в дверь.

— Здрасти, — поздоровался Денис, а сам подумал: "Да что ж такое! Третий серый костюм за сегодня. Мода что ли в Москве такая?"

— Денис Александрович Новиков? — спросил молодой человек.

— Он самый, — и почему он не удивился вопросу?

— Дмитрий Фарада, сотрудник посольства Вестиар, — человек протянул развернутое удостоверение.

— Проходите.

"Де жа вю прям какое-то", — подумал Денис.

— Благодарю. Я ненадолго. Скажите, вы сегодня были в вестиарском центре анализа днк? — молодой человек стоял в прихожей и выглядел в ней настолько органично, словно это и было его работой — стоять в прихожей.

— Да, был, и этот ваш прибор показал плюсик, — все еще рассматривая посла, сказал Денис.

— Тогда не соизволите ли вы проехать со мной? Вещи можете не брать, все необходимое вам выдадут. Насколько мне известно, прощаться вам не с кем? Но если вы хотите сделать какие-то звонки — прошу вас, потому что сюда вы вернетесь через несколько месяцев. Именно столько занимает первый этап Арены, — молодой человек говорил так, как будто он каждый день забирает людей на Арену. — Вы, конечно, можете при желании посещать Москву, это не запрещено.

— Да вы проходите пока на кухню. Может, чаю? — Денису нужно было время понять, что происходит. А происходило все как-то быстро и на удивление буднично.

— Нет, благодарю, — коротко отказался посол и остался стоять в прихожей.

— Как хотите, я пока друзьям позвоню, — сказал Денис и начал думать, перед кем похвастаться своими будущими способностями и кому же необходимо сообщить о своем отбытии.

— Конечно, звоните. Может быть, мне подождать в машине? — учтивость дипломата уничтожила остатки плохого настроения Дениса.

— Да нет, впрочем я могу позвонить и из машины, пойдемте, — тут Дениса осенило: — черт побери, работа! Совсем про нее забыл.

— О, не беспокойтесь, все формальности по вашему увольнению берет на себя посольство, — учтиво, но не заискивающе улыбнулся дипломат, — а так же вопросы с местной управляющей компанией, Энергосбытом, Водоканалом и прочие мелочи.

— Отлично, тогда в путь.

Легкость, с которой Денис прощался с прошлой жизнью, удивляла его самого.

Спустившись к машине, Денис разглядел новые детали, позволяющие понять, как до него добрались так быстро: мигалка и красные дипломатические номера. Благодаря этим нехитрым, но очень полезным деталям, до посольства они добрались меньше чем за час. За этот час Денис так и не сообразил кому-же ему нужно позвонить, чтобы сообщить про сбывшуюся мечту. Мысленно перебрав всех приятелей и знакомых, Денис подумал, что друзей, которых по-настоящему волнует его судьба, у него, собственно, и нет. Так что мобильный телефон остался в неприкосновенности.

Прислонив к кодовому замку электронный ключ, дипломат открыл калитку на территорию посольства. Ухоженный газон, ровно подстриженные кустарники, идеально подобранные камни — все создавало обстановку умиротворения.

— Дмитрий Евгеньевич, прошу, — охранник вроде мельком осмотрел Дениса, но за эти доли секунды убедился в отсутствии ненужных выпуклостей одежды.

Кивнув, дипломат прошествовал мимо охранника, правда, едва переступив порог, повернулся и выжидательно посмотрел на Дениса.

"Вот вроде одинаково смотрел, не сказал ни слова, но, черт побери, их что, учат кивать по-разному? Охранника будто не заметил, мне кивнул так, что я себя почувствовал ему обязанным, — переступая порог, думал Денис. — Ни за что не пошел бы работать в посольство. Лицемеры."

— Вас ждут, — взгляд Дмитрия был все так же учтив, но что-то выдавало, что он понял мысли гостя и играет с ним.

— Ага, спасибо, с дверью сам справлюсь, — пробормотал Денис.

Тут Денис замер: все таки за этой дверью его ждет новая жизнь. И дело даже не в том, что будет много всего нового, что начнется новая жизнь, дело в том, что старой жизни больше не будет. Казалось, откроешь дверь — шагнешь вперед, к новым мирам, возможностям, наконец, к своей мечте, но оставишь за спиной самого себя. И больше никогда не вернешь.

"Ну и выбор", — с запоздалым сомнением подумал Денис, но, встретив взгляд Дмитрия, решительно повернул ручку и открыл дверь в новый мир.

* * *

Внутри его встретил инопланетянин. Очень похож на человека, но спутать невозможно: выше Дениса на голову, длинные уши выбиваются из-под опускающихся на плечи волос коричневого цвета, руки длиннее человеческих и кисти, сильно вытянутые, с длинными тонкими пальцами, но, пожалуй, самым примечательным в этом гуманоиде были татуировки: на лице, на руках, то есть на всех видимых Денису частях тела.

"Эльф, татуированный эльф", — подумал Денис, впрочем, без какой-либо неприязни.

— Присаживайся, человек, — голос "эльфа" был приятен.

Денис молча сел в указанное кресло и огляделся. Комната была похожа на морг, каким его показывают в кино: синеватый свет освещал стол с компьютером, за которым сидел "эльф", стул, на котором сидел он сам и прибор в углу комнаты, напоминающий аппарат для МРТ, только вход побольше, как раз такой, чтобы, не нагибаясь, мог войти инопланетянин.

— Выложите из кармана мобильный телефон и выключите его, — "эльф" выставил на стол возле себя небольшую коробку, — также сюда положите все электронные предметы в выключенном виде.

Денис проделал эти нехитрые действия, тем более, что из электроники у него и был только мобильный телефон, часы он не носил уже давно, привык проверять время по мобильнику.

— Ваш вес: девяносто два килограмма, четыреста пятьдесят два грамма, — мелодичным голосом произнес "эльф", едва Денис снова сел в кресло.

— Да уж, спортзал не помешал бы, — тихо пробормотал Денис.

"Эльф", видимо, услышал произнесенную вполголоса фразу, потому что иронично глянул на человека, но промолчал.

— Подойдите к терминалу и положите руки на красные указатели, — инопланетянин нажал что-то на своем компьютере и аппарат в углу загорелся тусклым светом.

Денис и тут без возражений выполнил указания гуманоида, только на секунду замерев, перед тем как класть руки на красные указатели. Жутковато, черт побери. Но ничего не случилось. Аппарат не загудел, не мигнул, вообще ничего не произошло, а "эльф" удовлетворенно кивнул.

— Вы готовы к переброске на базу адаптации, как решитесь — войдите в аппарат… — тут татуированный гуманоид на секунду замялся, видимо пытаясь подобрать нужное слово, — перехода и кивните мне.

"Значит, все-таки телепорт, — подумал Денис."

Инопланетянин уставился на человека с видимым интересом: сколько тому понадобится времени на принятие решения? Но человек разочаровал его, нисколько не раздумывая встав в проем. Денис на секунду закрыл глаза, в очередной раз за сегодня послал все к черту и кивнул "эльфу".

Безо всяких видимых эмоций гуманоид нажал кнопку на клавиатуре, и свет для Дениса померк.

Глава 2

* * *

Очнулся Денис, как позже он узнал, ровно через четыре целых восемьдесят три сотых секунды, столько занимал любой переход через телепорт, назывался который аппаратом струнного туннеля, но для себя Денис решил называть его телепортом. Едва он вышел из него, как появился татуированный "эльф".

— Пойдем, я провожу тебя, — гуманоид тут явно ориентировался и уверенно направился куда-то по одному из коридоров.

Спокойная уверенность гуманоида распространилась и на человека, Денис огляделся: огромный зал, в который выходят десятка два коридоров, в самом зале стояло около десятка телепортов, все это освещалось слегка синеватым светом, несколько инопланетян не бегом, но не медля переходили из одного коридора в другой, все они были различных рас, но все как один — гуманоиды. Среди инопланетян он заметил двух так же татуированных, как и его "эльф", хотя они явно не были его соплеменниками. Осмотр места прибытия происходил при полной неподвижности Дениса, потому его личный "эльф" остановился у входа в коридор, и, повернувшись, молча уставился на человека, не мешая тому насладиться зрелищем. Впрочем, натолкнувшись на взгляд так и не представившегося ему гуманоида, Денис поспешил закончить осмотр достопримечательностей и последовал за "эльфом".

Пройдя несколько закрытых дверей, провожатый повернулся к точно такой же двери, мимо десятка каких они проходили, и открыл ее.

— Заходи, — махнул рукой гуманоид.

— Бегу и спотыкаюсь, — пробормотал Денис, но не задерживаясь вошел в комнату.

Это был санитарный блок — "санблок", как в своей манере его тут же окрестил Денис. В комнате над каким-то прозрачным саркофагом колдовали двое инопланетян, причем один из них был в татуировках, второй нет.

Нетатуированный инопланетянин был очень даже не гуманоидом, впрочем, если тело его еще было похоже на человеческое, то четыре щупальца, которыми он орудовал с ловкостью циркача, вряд ли можно было принять за руки. Морда лица, Денис не знал как еще назвать голову этого существа, напоминала лягушачью, за что негуманоид сразу стал "жабой". "Жаба" что-то проквакала на непонятном языке татуированному товарищу, на что тот утвердительно кивнул и уже на более напоминающем человеческий языке обратился к "эльфу". Непонятный диалог длился недолго, после чего "эльф" повернулся к Денису.

— Человек, все готово для твоего превращения в бойца Арены. Сейчас я расскажу тебе, что с тобой будет происходить, — может быть, Денис не успел научиться различать эмоции в голосе "эльфа", но ему показалось, что и сейчас голос не выражал никаких эмоций. — Сначала проведут полный анализ твоего организма, исходные данные у нас уже есть, ты не первый с вашей планеты здесь. Получив данные анализа, этот аппарат рассчитает все необходимые действия по улучшению твоего организма и введет в твое тело бактерии, которые выживут в нем, благодаря гену АР-3512, эти бактерии выведут тебя на новый уровень.

"Эльф" говорил медленно, подбирая слова, благодаря чему у Дениса была возможность рассмотреть саркофаг повнимательнее, но понять он все равно ничего не смог, так что бросил это бесполезное занятие и снова обратил взор на говорившего.

— Этот процесс будет длиться четырнадцать-пятнадцать дней, все это время ты будешь находиться в состоянии, близком к тому, что вы называете комой. За это время твой мозг получит знание всех языков, носители которых когда-либо уже проходили эту процедуру, так же в него поступит информация о новых способностях твоего тела. Как только ты очнешься, мы приступим к адаптации мозга к твоим новым возможностям. А сейчас раздевайся и ложись сюда, — с этими словами "эльф" указал на саркофаг.

Подчиняясь жесту "эльфа", "жаба" нажал что-то на крышке, и створки мгновенно раздвинулись, полностью спрятавшись в днище, превратив его в почти обыкновенную больничную койку.

Вот тут Дениса затрясло. Все это время он держался здорово, но, скорее, на силе воли и браваде, чем действительно не испытывал страха, в этот же момент все исчезло. Пропал кураж, куда-то подевалась сила воли, остался лишь страх, и появился какой-то кислый больничный привкус во рту. Колени затряслись, и, если бы он не оперся о стену, то сполз бы на пол. Вероятно, губы затряслись тоже, но Денис этого не почувствовал, он почувствовал лишь, что не может сделать ни шагу по направлению к этой койке-саркофагу, со всеми ее анализаторами и бактериями. Вот тут и проявилась эмоциональность "эльфа", он наконец улыбнулся, подошел к Денису и, обняв того за плечи, с легкостью отнес к саркофагу, куда и посадил.

— Не бойся. Это не страшно, — еще раз одобрительно улыбнувшись, "эльф" уложил Дениса и махнул рукой "жабе".

Створки саркофага съехались, Денис почувствовал укол и мгновенно уснул. Татуированный "эльф" постоял над еще прозрачным саркофагом, дождался, пока он помутнеет, скрывая Дениса от всех, и, улыбнувшись каким-то своим мыслям, повернулся и ушел, оставив человека на попечение инопланетян.

* * *

Америка, Нью Йорк. Небоскреб корпорации "Лизард".

55-й этаж, зал заседаний Совета директоров.

22 июня 2013 года. 9 часов 01 минута. Время местное.

— Рад приветствовать наш уважаемый Совет директоров, — так вежливо, что если бы еще чуть чуть, и было бы подобострастно, произнес мужчина с идеально уложенными волосами, в идеально выглаженненном и так же идеально сидящем костюме, — спешу вас обрадовать, проявился еще один носитель мутации. На этот раз в России. Мы уже собрали всю информацию о клиенте. Зашевелился русский аналог ФБР, так называемая ФСБ, но на этом вопросе остановимся подробнее чуть позже.

Четыре одинаково молчащих человека, в гораздо более дорогих и гораздо менее броских костюмах, внимательно смотрели на экран. Один из них кивнул говорящему, разрешая ему продолжать.

— Близких родственников не имеет, связь с девушкой разорвана, особых патриотических чувств нигде не высказывал. В досье ФСБ проходит как уравновешенный, не способный к экстремизму, в стрессовых ситуациях не теряется, склонен к иронии и самоиронии. Для нас — идеальный вариант. В данный момент прорабатываются его связи, ищутся точки подхода, но, согласно полученным данным, я склонен полагать, что сумма в 3 миллиона долларов будет достаточной для начала сотрудничества.

На экране сменялись фотографии Дениса из всевозможных досье, социальных сетей, появилось даже резюме, однажды выложенное на сайте.

— Возможные проблемы? — человек в светло-синем костюме в полоску произнес эту фразу с едва скрываемым презрением: не пристало члену Совета директоров напоминать докладчику о таких вещах.

— Есть информация, — осторожно начал человек с папкой в руках, — что ФСБ, которое курирует корпорацию "Пламя", тоже заинтересовалось им, возможны некоторые проблемы с этой стороны, потому прошу увеличить фонд непредвиденных расходов на два миллиона долларов. На переговоры предлагаю послать начальника аналитического отдела. Он доказал свою преданность, и, что немаловажно, он носитель языка. Так же "Гейко" получила информацию о присоединении Рапиджары Сухте к нашей корпорации.

— По первым пунктам согласен, — вступил в разговор сидящий во главе стола, человек в темно-синем костюме, сидящем на нем как вторая кожа, на волевом лице которого невозможно было прочесть его истинные чувства, — "Гейко", возможно, попытается уничтожить Сухте в отместку за попытку ликвидации их мутантов. Сосредоточить силы на защите наших подопечных, подготовить операцию по противодействию и уничтожению боевых групп "Гейко". Документы мне на подпись, при возникновении любых нештатных ситуаций сообщать лично мне. Остальные дела рассмотрите без меня.

После чего одним гибким движением встал из-за стола и уверенной походкой вышел из зала.

* * *

Пекин, Китай, здание корпорации "Гейко".

Зал заседаний Совета директоров, 5-й этаж.

22 июня 2013 года. 08 часов 01 минута. Время местное.

— Господа, приветствую вас, — невысокий китаец держал в руках папку с документами, руки, покрытые шрамами, выдавали его постоянные тренировки в боевых искусствах. — Вчера с базы подготовки вестиарцев вернулась Мэй Линь, она подтвердила преданность нашей организации и сразу появилась в исследовательском центре, где сейчас находятся все наши носители гена Арены. Исследования ведутся, но пока ничего нового ученые не могут нам сообщить. Вчера проявился еще один носитель мутации. Это русский, вокруг него сразу появились представители "Лизарда", в России нам намного сложнее действовать, — продолжил китаец, — это у нас мы отсекли все попытки переманить наших носителей, правительство России нам не помогает, но и не мешает, поэтому мы можем отслеживать лизардовцев, корректируя их деятельность по мере возможности.

— Это хорошие новости, господин Ли, но согласится ли русский сотрудничать с нами? И не рано ли вступать в открытую конфронтацию с "Лизардом"? — в разговор вступил такой же низкорослый китаец со сбитыми руками.

— Пока еще приходится признавать, — сверкнул глазами господин Ли, — что в мире наши позиции не так сильны, как у корпорации "Лизард", но к нашей корпорации присоединились четыре носителя гена Арены, все они принадлежат к нашей нации. До Пекина щупальцам "Лизарда" не дотянуться, а в России мы будем бороться с ними всеми возможными средствами, и если дело дойдет до открытой войны — никто не отступит.

Господин Ли обвел горящим взглядом фанатика всех присутствующих, никто не смог выдержать взгляд ставленника Комитета Партии, в одиночку правящего корпорацией "Гейко", и все согласно кивнули. Война так война, не привыкать.

— Господин Чу, — посмотрел на седого китайца Ли, — отдайте распоряжение всем оперативным группам быть предельно готовым к провокациям и ответному удару корпорации "Лизард".

Господин Чу, старый китаец, мастер школы кунг-фу, иногда тренирующий Совет Директоров "Гейко" и первых лиц Партии, кивнул. Его острый ум нисколько не соответствовал преклонному возрасту, поэтому внешне старый, а умом очень энергичный и осторожный Чу идеально подходил на роль координатора боевых групп корпорации.

— Господин Ли, — старик только в тренировочном зале позволял себе называть учеников на "ты", — вы не проясните нам ситуацию с индусом?

Конечно, как координатор, сенсей получил эту информацию, как всегда, первым, просто он хотел ввести в курс дела оставшихся троих китайцев: начальника аналитического корпуса, главу корпуса исследований и представителя партии.

— Рапиджара Сухте принял предложение корпорации "Лизард", отказавшись от сотрудничества с нами, предполагаю, что Лизард предложил больше денег. Предлагаю разработать план по его ликвидации, — Господин Ли был как всегда жесток и жёсток.

— После конфликта в России основные силы будут направлены туда, — неторопливо и негромко начал сенсей, но его слова привычно сопровождала полная тишина, — туда же будет направлено все внимание "Лизарда", именно там они будут ждать противоборства, — старик взял секундную паузу. — Но и мы на два фронта не сможем полноценно работать. Думаю, что в данный момент даже в связи с переброской сил Лизарда в Россию, нам не стоит распылять внимание и устраивать бои в Америке.

— Подключим "Триаду", — господин Ли считал господина Чу если не старшим товарищем, то никак не ниже себя самого, потому вполне спокойно принимал от него не только советы, но и критику.

— И лишимся главного козыря — внезапности, — покачал головой старик, — Лизард до сих пор до конца не поверил в то, что "Триада" действует самостоятельно и от нас не зависит. Оставим это на более важный случай. Сухте не столь важен для нас. Даже если… — старик надел очки и посмотрел в бумажку, но это была его обычная игра: зрение у старика было отличное. — Даже если Новиков примет предложение Лизарда, у нас будет одинаковое количество мутантов.

— Хорошо, — после минутного раздумья сказал господин Ли, — тогда Сухте оставляем, силы координируем здесь, но за Новиковым полетим лично. Голосуем.

После слов господина Ли началось голование, которое на самом деле было данью традиции, фикцией, перечить Ли и Чу не смел никто.

* * *

7 июля 2013 года. Межпланетная база вестиарцев N7. Комната Дениса. 07 часов 40 минут. Время местное.

Ощущения были непривычные. Еще вчера вечером, после пробуждения он решил принять душ, так чуть не погнул ручки, регулируя воду. Денис думал, что после двухнедельного сна он не уснет, но самым натуральным образом "вырубился" сразу после питательного ужина. Кормили, надо сказать, его какими-то непонятными батончиками, весьма и весьма питательными, но очень уж непохожими на обычную человеческую еду. Как сказал "эльф", в них содержится расчетное количество белков, аминокислот, жиров и всего прочего, необходимого организму в процессе адаптации. Сегодня, проснувшись из-за включившегося света — такого же синеватого как в коридоре, Денис принял душ, уже гораздо более осторожно прикасаясь к вещам. Переодевшись после душа в чистое белье, выданное ему "жабой", Денис остановился посреди комнаты, как бы решая чем заняться, но скучать ему не дал "эльф", без стука распахнувший дверь в комнату Дениса, который для себя так и не решил, комната это или каюта.

— Пошли, пора на тренировку, — хитро улыбнулся татуированный гуманоид.

— Не нравится мне твоя улыбка, — буркнул под нос Денис, пытаясь спрятать облегчение от появления знакомого гуманоида.

К вечеру, этого знакомого гуманоида он тихо ненавидел. Да, он стал сильнее и быстрее, к тому же быстрее восстанавливался после изнеможения, до которого его доводил проклятый "эльф" раз, наверное, двадцать. Перерыв на час, чтобы съесть два батончика, да перерывы по три минуты каждые восемьдесят минут, в которые можно сделать несколько глотков воды, точнее напитка, очень воду напоминающего, впрочем, жажду он утолял превосходно, так что Денис не заморачивался. Да и не получилось бы, все мысли были примерно такие: " вот чертов эльф, когда ж ты сам устанешь", "ну достал, пнуть бы тебя посильнее". В последние часы тренировок Дениса посещала всего одна, менее агрессивная мысль: "ну что тебе от меня надо, татуированное чудовище?". Прыжки под потолок, пробежки на бешеной скорости, подьем тяжестей, о которых раньше и подумать не мог, броски пятнадцатикилограммовых шаров в мишень с двадцати метров, и снова прыжки. И так по кругу, до самого вечера.

— На сегодня хватит, — посмотрев на настенные часы, сказал ничуть не запыхавшийся гуманоид.

— Неужели, — выдохнул Денис, усевшись прямо на пол, — слушай, как к тебе обращаться? А то все "эй" да "эй".

— Ты долго продержался, — эльф усмехнулся. — На моей родной планете, Ритоки, первым вопросом у любого встречного будет: "как твое имя?". Не обратиться по имени — значит нанести оскорбление, впрочем, на инопланетян это не распространяется. Мое имя, — гордо приосанился "эльф", — Корнашар Верелири, из великой династии воинов Верелири.

— Денис Новиков, потомственный лентяй.

Денису сначала стало грустно, что он не из "великой династии воинов", а потом он сообразил, что Корнашар назвал инопланетянином его, и немного развеселился.

— Денис, во время сегодняшней тренировки показания датчиков находились в верхних пределах нормы, теперь пойдем, посмотрим на твои результаты. Определим норму для тебя, узнаем, насколько ты сможешь работать сверх нормы, потому что, как говорят в нашей семье: "Найди свой максимум, и сделай больше, это сделает тебя сильнее."

— Что? — издаль жалобный вопль Денис. — Нагрузки будут еще больше? Корнашар, да я умру!

— Можешь называть меня Корн, — ухмыльнулся Корнашар. — Не умрешь, сегодня мы увеличили обычную нагрузку для первого дня на тридцать четыре процента. У тебя или очень сильный организм, или очень адаптивный: слишком быстро перестроился и принял бактерии Ролуолла.

— Угу, организм виноват, что ты меня так мучал, — сделал вывод Денис, а про себя подумал: " вот чертов эльф, убьет же меня".

— Денис, — Корнашар совершенно по-человечески удивленно приподнял бровь, — если хочешь, мы будем придерживаться общей нормы, только учти: она разработана для человеческого организма на основе данных шести особей. Одна из которых женского пола, вторая особь была на грани физического истощения в момент обнаружения гена, еще одна особь с большим избытком веса, только трое из шести человек, попавших сюда, были в нормальной физической форме. Да, еще помни, что чем больше нагрузка, тем быстрее организм освоится с бактериями Ролуолла и тем быстрее сможет развиваться и усиливать твои способности, пока не достигнешь максимального уровня развития своего организма. Есть еще трансформация, но это теория, на практике такого еще не было. Так что ты выберешь?

— Корн, давай по порядку, женщина — это китаянка Мэй или Линь, никогда не знал где у них фамилия, а где имя. Истощенный — это, видимо, индус, ну а с избыточным весом — это американцы. Так, вроде разобрался. Значит, одновременно со мной здесь тренируется шесть человек? И что, Корн, я могу развиться до своего максимума быстрее всех из этих людей?

— Не скажу, Денис, — покачал головой Корн, — не знаю. Но ты можешь прийти к началу обучающей Арены с лучшей своей подготовкой. Или с обычной — выбирай.

— Обучающая Арена? С этого момента поподробнее, как говорят у нас, на Земле, — Денис впервые за день расслабленно улыбнулся.

— Сейчас расскажу, снимай одежду и ложись пока сюда, — "эльф" указал на очередную больничную койку в жизни Дениса, куча присосок лежала рядом, на подставке, похожей на плевательницу у стоматолога.

Человек, расслабившись после многочасовой тренировки, за разговором даже не заметил, что они пришли в медицинский отсек (брат-близнец "санблока"), только вместо саркофага — эта койка с кучкой присосок. Денис лег на указанное место, Корн пришлепал на его тело датчики-присоски и присел рядом на стул, поглядывая на монитор с медицинскими показателями Дениса.

— Итак, расскажу все с самого начала. Сейчас ты проходишь процесс адаптации, необходимый для того, чтобы привести в соответствие твой мозг с твоим телом, на это уйдет двадцать два дня. Чему ты научишься за это время — зависит только от тебя. После адаптации ты примешь участие в обучающей Арене, проходить она будет в смоделированном компьютером мире, в которые скопируют все данные твоего тела, которым ты и будешь управлять, это поможет тебе понять, что такое Арена. Ты пройдешь один этап в этом мире. А дальше для тебя начнется самое интересное — начнется настоящая Арена. Арена новичков, или детская, состоит из пяти этапов, включая этап виртуальный, в каждом этапе вы будете драться друг с другом. Тридцать восемь новичков примут в нем участие. Начало нового круга Арены — это увлекательное событие, во всей галактике за этим наблюдают и делают ставки. Все, вставай. Основные моменты я буду тебе рассказывать по мере необходимости.

Корнашар снял присоски с тела Дениса и уставился на монитор.

— Я ошибся в оценке твоего организма, Денис. Он и сильный, и адаптивный. Я подготовлю для тебя программу тренировки на завтра. Иди отдыхай, — гуманоид говорил словно отрывками, выплевывая фразы, внимательно вчитываясь в написанное на экране.

— Не перенапрягайся, — пошутил Денис, одеваясь. — До завтра.

* * *

8 июля 2013 года. Межпланетная база вестиар N7. Комната Дениса. 07 часов 40 минут. Время местное.

Проснувшись от все того же резкого света, проникающего, казалось, сквозь веки, Денис пошел в душ, почувствовав по дороге легкую боль в мышцах, которая, впрочем, после контрастного душа прошла. Только съел на завтрак супербатончик инопланетян, как появился Корнашар.

— Доброе утро! Я составил для тебя программу тренировок, исходя из данных твоего организма и адаптивной возможности к бактериям Ролуолла, — "Эльф" говорил очень серьезно, без тени улыбки.

— Привет, Корн, спасибо, обрадовал, — кисло улыбнулся Денис.

До тренировочного зала шли молча, инопланетянин, видимо, снова прокручивал в голове какие-то нюансы тренировки, Денис же уделил время более тщательному изучению внутренности корабля.

"Корабля? Стоп, а кто мне сказал, что я на корабле?" — вдруг подумал Денис.

— Корн, — тут же решил уточнить этот вопрос у своего "эльфа" человек, — я знаю, что это адаптационная база, но где она находится? Это корабль… или что?

— База, межпланетная база. Сама по себе база двигаться не может, но находится в космосе. Возле одного из скоплений выходов из струнных туннелей.

— Почему она сама двигаться не может? Вроде не такая уж и большая, — Денис удивился, хотя что он мог знать о космических кораблях и базах?

— Ты не понял, адаптационная база, на которой ты сейчас находишься, — это всего лишь часть огромной межпланетной базы. Тут и тренировочные комплексы, и торговые площади, на которых заключается множество контрактов и встречаются множество предствителей различных рас, тут и ремонтные ангары, и стыковочные шлюзы, и многое другое, — перечислял Корн, пока Денис старательно крутил головой, пытаясь понять где скрывается все перечисленное "эльфом".

— Видишь вон тот коридор? — указал инопланетянин на один из коридоров. — Он ведет к центру базы, откуда можно попасть в любую ее часть, если есть допуск, разумеется. Ко всему, имеющему отношение к Арене, вестиарцы относятся очень серьезно, и получить допуск к тренировочной базе новичков, например, не так просто.

— То есть ты на особом счету? — улыбнулся Денис.

— Точно. Ну вот и пришли, — Корн открыл дверь в тренировочный зал.

Нацепив беспроводные датчики-присоски на тело Дениса, "эльф" несколько часов гонял человека на пределе его новых возможностей. Искуственно увеличивая гравитацию в несколько раз, заставлял Дениса проделывать уже знакомые трюки. Затем Корнашар надел на подопечного пояс, который весил, казалось, тонну, и снова до седьмого пота. Зато сегодня всего лишь несколько часов.

— Отлично! — гуманоид выполнял все упражнения вместе с Денисом, но, видимо, для него они не казались чем-то запредельным, потому он дышал легко, как после утренней пробежки. — Показатели отличные, теперь приступим к работе с клинком.

Вытащив заготовленные заранее мечи, чем-то смахивающие на японскую катану, но немного закругленные к окончанию клинка, гуманоид отдал один из них человеку, и, еще сильнее увеличив гравитацию, приступил к обучению.

— Корн, — жалобно простонал уже через тридцать минут Денис, — мне даже дышать тяжело, не то, что двигаться. И потом, я столько раз успел вспотеть, что у меня скоро наступит обезвоживание.

— Хм, — кинул взгляд на данные анализаторов Корнашар, — все у тебя в порядке, но мы можем прекратить тренировку, тогда на Арене у тебя быстро наступит обескровливание.

"Вот гад, еще и улыбается, припомню это тебе", — мстительно подумал Денис, и рубанул по гуманоиду своим учебным мечом, точнее, хотел рубануть, Корн в то же мгновение оказался за спиной человека и, понимающе улыбаясь, приложил рукоятью по спине.

Тренировка заняла все время до вечера, впрочем, Денис ориентировался только по часам, потому как стеклопакеты в тренировочном зале инопланетян предусмотрены не были, да и вряд ли в космосе он смог бы увидеть рассветы и закаты своей родной планеты. После тренировки, как и вчера, Корн отвел Дениса в "санблок", где снова проанализировал данные по адаптации Дениса к бактериям Ролуолла.

— Денис, у тебя удивительная способность к адаптации, твой организм принимает бактерии так, словно ты родился их носителем. Так называемая емкость организма, возможность принимать бактерии, обусловленная геном АР-3512, у тебя сильно завышена, пожалуй, через несколько дней буду просить ввести тебе еще порцию симбиота. Наверное, только у самих вестиарцев, на одной из планет которых и были обнаружены эти бактерии, адаптивная способность организма и активность гена такая высокая. Ты знаешь, во сколько раз я увеличил силу гравитации от уровня твоей планеты?

— Да с тебя станется, — расслабленно пробурчал Денис, — ты и в два раза увеличишь, садюга.

— В три, в три раза, Денис. Практически все внедренные в тебя бактерии симбиота уже приняты твоим организмом, и работают наравне с мышцами, связками, ну и всем остальным. Мозг и тело уже вовсю используют новые способности, потому ты и не заметил такой нагрузки. Я боюсь, что ты слишком быстро достигнешь предела емкости и перестанешь развиваться.

— То есть тренировки закончатся? — Денис даже привстал с медицинского ложа. — Ты меня хочешь этим испугать?

— Нет, тренировочный курс ты обязан пройти целиком, независимо от результатов. Как станешь участником Арены — там уже твое дело. Пока мы больше станем уделять внимания технике, чем силовым тренировкам, — принял решение Корнашар.

— Как скажешь, — махнул рукой Денис.

* * *

13 июля 2013 года. Межпланетная база вестиар N7. Комната Дениса. 07 часов, 40 минут. Время местное.

Все время от пробуждения и до засыпания у Дениса было занято тренировками. Он уже довольно неплохо обращался с мечом, организм привык к новым возможностям, которые так старательно развивал наставник Дениса, вынуждая тренироваться до полного изнеможения.

— Доброе утро!

Очередное утро начиналось с визита гуманоида, забирающего его в тренировочный зал.

— Привет, — Денис уже привык к этому, потому был полностью готов.

— Денис, — впервые "эльф" присел на кровать человека, а не сразу отправился в путь, — все бактерии-симбиоты полностью адаптировались в твоем организме, в силовых тренировках больше нет смысла. Вчера вечером я отправил твои данные куратору Арены и попросил его еще об одной партии бактерий Ролуолла для тебя. В течение дня я должен получить ответ. А сейчас мы можем выбрать для тебя оружие, это решение уже одобрено куратором.

— Оружие? — удивился Денис, он как-то не задумывался об этом.

— Да, пойдем, по пути все расскажу, — Корнашар подтолкнул Дениса вперед.

Они отправились как всегда к центру адаптационной базы, откуда можно было попасть не только в любую часть их тренировочного комплекса, но и выйти на основную межпланетную базу.

— Итак. На Арене используется только холодное оружие. Клинки из дерева Олун, с планеты Ролуолл. Да, с той же планеты, что и бактерии, — уточнил Корнашар, прервав попытку Дениса задать вопрос, — они вообще существуют только в симбиозе. Олун — это живое дерево, оно живет, благодаря как раз этим бактериям, которым, в свою очередь, необходимо находиться в живом существе, иначе они погибнут. Ролуолл — очень агрессивная планета, там даже деревьям необходима защита. Так вот, Олун может аккумулировать бактерии, небольшими дозами отдавая их своим защитникам, поэтому эти деревья никогда не остаются без защиты.

— У меня будет деревянный меч? — все-таки перебил наставника обескураженный Денис.

— Веками битв за выживание, — продолжил лекцию наставник, — Олун, благодаря действию бактерий, приобрел уникальные свойства. Даже по сравнению с металлами он гораздо более крепок. Изготавливают оружие Арены только вестиарцы, передающие секреты своего мастерства от поколения к поколению. Работа с Олуном чрезвычайно сложна, требует знаний и умений, накопленных династиями мастеров, ведь необходимо не только изготовить и заточить, но и оставить возможность впитывать и отдавать симбиота, никто кроме них этого не умеет.

— Уговорил, чертяка, — подшутил над инопланетянином человек.

Наконец они подошли к коридору, вход в который перекрывала массивная дверь. Впервые Денис увидел, что дверь перегораживает целый коридор.

— Это хранилище оружия Олуна, хотя все его называют оружием Арены, — уважительно сказал Корнашар, — побывать здесь — большая честь.

Корнашар подошел к двери, что-то сказал и дверь довольно быстро разъехалась, полностью уйдя в стены.

— Прям Сим-Сим, откройся, — улыбнулся Денис.

— Что? — на мгновение повернув голову, спросил "эльф".

— Да так, ничего. — не прекращал улыбаться Денис. — Это и вся ваша безопасность? Что-то сказал — и тебя пустили?

— Сканер считал излучение моих и твоих нанороботов, вживленных при инициации, — Корн даже приостановился, объясняя Денису казалось бы всем известные вещи. — Спектры наших излучений внесены в базу допуска, я же говорил, что куратор одобрил решение выбрать тебе оружие Олуна.

"У него напрочь отсутствует чувство юмора", — подумал Денис.

— А сказал я всего-лишь: "открыть дверь". Обычная команда управления, — Корнашар выполнял свое обещание объяснять Денису все непонятное.

— У нас сказка есть, так там дверь точно по такой же команде открывается. Может, кто-то залетал к нам уже лет этак тысячи две назад? — не оставлял попыток подшутить над инопланетянином Денис.

— Исключено! В реестр планет с имеющейся разумной формой жизни Земля внесена совсем недавно, — опять не понял шутки инопланетянин.

Наконец они подошли к еще одной большой двери, и Денис даже почувствовал торжественность момента, поняв, что перед ним откроется что-то необычное, возможно, уникальное, но Корнашар не знал о таких чувствах человека и просто открыл дверь. Все тот же синеватый свет давал возможность рассмотреть огромный зал, чем-то напоминавший библиотеку, только вместо стеллажей с книгами были стойки с оружием. Разглядывая его, Денис подумал: "Да это же настоящий музей, кладовая, сокровищница…" Здесь были короткие и длинные ножи, разнообразной формы мечи, алебарды, копья, глефы, совсем уже незнакомые разновидности, правда, знатоком оружия Денис себя не считал, так что ничего удивительного не было в том, что он не знал всех названий.

— Этот ваш свет меня уже раздражает, почему именно синий? — поморщился Денис, охватывая взглядом огромное пространство, уставленное оружием.

— Это наиболее оптимальный спектр света для зрения, видишь четче и дальше. Не отвлекайся! — сам потомственный воин с благоговением осматривал каждый экспонат этой необычайной выставки, не прикасаясь, впрочем, ни к одному из них. — Иди выбирай.

— Просто подойти и взять? — Денис легкомысленно постучал пальцем по темноватому изогнутому клинку.

— Нет конечно, — неодобрительно посмотрел на человека Корнашар, — просто иди и смотри на них, тот, кто позовет тебя, и будет твоим выбором.

— По имени позовет? — не изменил себе юморист, удивившись, что наставник говорил про оружие как про одушевленный предмет.

— Нет, — инопланетянин действительно не понимал шуток, — он же не знает, как твое имя. Но ты поймешь. Иди.

Корнашар своим мягким шагом ступил за угол и пропал из виду. Денису ничего не оставалось делать, как последовать его совету и отправиться в путь. Человек медленно шел, всматриваясь в многочисленное оружие Олуна. Клинки отличались не только формой, но и цветом: светлее, темнее, были совсем светлые, были почти черные, и все-таки во всех этих таких разных клинках было что-то общее: казалось, они были живыми, создавалось впечатление, что оружие дышит. Теперь Денис понял, почему Корнашар говорил о них как о живых. Каждый клинок был шедевром. Денис вытаскивал из стоек понравившиеся ему и рассматривал, поражаясь легкости и идеальности форм. Ничего лишнего, невозможно было ничего добавить или отнять, все так, как должно быть. Не считая себя ценителем холодного оружия, Денис поражался открывшемуся в нем "чувству прекрасного", как сказали бы поэты. С несвойственной ему жадностью выхватывая оружие из стоек, он взмахивал несколько раз, наслаждаясь ощущением, охватывающим его в момент, когда он брал в руки клинок. Затем убирал его обратно и шел к следующему, и снова, и снова.

Корнашар с понимающей улыбкой издалека наблюдал за человеком, впавшим в такое состояние, в котором пребывают все будущие воины, впервые ощутившие красоту и величие и самого дерева, и искусно сделанного оружия. Человек ходил от одного шедевра к другому, казалось он так и будет метаться по залу, размахивать клинками, слушать пение рассекаемого воздуха и улыбаться. Но выхватив два черных клинка, Денис застыл, пораженный силой захвативших его эмоций. Восхищение, азарт, радость, какое-то необыкновенное чувство единения с клинками, как будто только теперь он стал целым. Полноценным. Человеком. Воином. Воином Арены. Денис-человек радовался счастью обладания этими мечами, Денис-воин хотел сразиться с врагами. Но к этому примешивалось какое-то смутное, еще не осознанное до конца чувство.

— Я вижу, тебя выбрали, — "эльф" подошел как всегда абсолютно неслышно, и добавил, рассмотрев оружие: — великолепные клинки. Но будь осторожен, Денис, посмотри на их цвет, — наставник кивнул на мечи, даже не пытаясь прикоснуться к ним, — они черные. Это значит, что они созданы очень давно, из самых первых партий, когда клинки творили из старых Олунов, просуществовавших многие века, выживавших в эти века, впитавших агрессию к окружавшему их миру. Такие клинки могут сделать тебя своим рабом, рабом своей агрессии, желания убивать и становиться сильнее, чтобы выжить. Ведь именно так и выживало дерево Олун. Будь осторожен в своих желаниях, друг, — воин ничем не показал желание обладать такими клинками, но даже татуировки, казалось, побледнели от усилия быть невозмутимым, — я поздравляю тебя. Для воина это лучший выбор.

Дальнейшие события слабо отложились в памяти Дениса, он всецело отдался захлестнувшему его чувству, так что выбор ножен, дальнейший путь, который он проделал, не выпуская рукоятей мечей из рук, и трапезу, состоящую из пары батончиков, он запомнил плохо, но первый тренировочный бой на мечах Олуна, длившийся несколько часов подряд, человек запомнил в мельчайших подробностях.

* * *

Теперь тренировки Дениса протекали гораздо интенсивнее. Что этому способствовало, Денис не знал и сам, то ли мечи, созданные из древнего Олуна, то ли новая порция бактерий Ролуолла, введенная ему благодаря стараниям его наставника, но набирать форму человек стал быстрее. Каждое утро, принимая душ, Денис с удивлением и удовольствием рассматривал свое тело. Нет, мышцы у него были и раньше, но, как он сам говорил, "скрытые небольшим слоем жира", теперь же тело человека напоминало тело атлета с многолетним стажем.

— Да, бактерии с нанороботами отлично постарались, — еще раз окидывая взглядом свой торс, произнес Денис.

Через несколько минут, не изменяя традиции, за ним зашел Корнашар.

— Пошли, — коротко бросил инопланетянин, не любивший долгих разговоров.

— Пойдем, — вздохнул Денис, — разговорчивый ты мой.

После обретения клинков Денис полюбил тренировки с ними, полюбил держать свои клинки в руках, полюбил ощущение целостности, радости обладания ими, полюбил охватывающие его азарт и агрессию, когда он брал в руки творения вестиарцев. Так что утреннего посещения Корнашара теперь он ждал. Так и сегодня, тренировка началась как обычно. После очередного пируэта Корнашара, выскользнувшего из под рубящего удара Дениса, свет в тренировочном зале вдруг сменился с привычного синеватого на красный и коротко, но очень пронзительно прозвенел звуковой сигнал.

— Стоп! — мгновенно отреагировал инопланетянин. — Тревога! Этинуалы Вселенной.

— Кто? — Денис вытер пот со лба.

— Этинуал — это свирепый зверь с Ролуолла, у него в крови тоже присутствуют бактерии, и это, пожалуй, самый страшный зверь из существующих, но главная его черта — он никогда не сдается. Будет лежать с отрубленными крыльями и лапами, но не оставит попыток дотянуться до тебя. Вот группа мятежников и назвалась Этинуалами, они частенько нападают на базы Вестиар, охотятся за оружием Олуна и угоняют корабли. Среди них очень много прошедших Арену, они действительно опасные противники, но придерживаются тех же приоритетов, что и вестиарцы, в бою они используют холодное оружие, только благодаря этому они и выживают до сих пор. Никогда вестиарцы с их кодексом чести не будут использовать более мощное оружие, чем то, которое использует их враг.

Все это наставник объяснял своему подопечному на выходе из тренировочного зала.

— Будь за моей спиной, вперед не лезь, а еще лучше — закройся в тренировочном зале, — проговорил соредоточенный Корнашар.

— Ну уж нет, — в глазах Дениса плескался адреналин, появившийся в них, как только он взял в руки мечи, — русские своих на войне не бросают, — как-то очень кстати вспомнилась знаменитая фраза.

— Хорошо, — наставник одобрительно посмотрел на человека, — все равно вперед не лезь, нам необходимо продержаться до прихода стражи. Этинуалы действуют стремительно, нападают, захватывают необходимое и убегают, в этой тактике есть главный плюс: они не теряют воинов в ненужных схватках со стражниками.

— Стража, стражники, как-то это не очень сочетается с космическим кораблем. Охрана, наверное, — решил полезть в дебри русского языка Денис.

— А какая разница между охраной и стражей? — мельком взглянул на человека гуманоид. — Я разницы не вижу.

— Да, в принципе, никакой, — задумался Денис. — Пусть будет стража. Через сколько она прибудет?

— Хм, на месте Этинуалов я бы поступил так: отправил часть воинов отвлекать стражу, остальных разбил на отряды, они должы были бы забрать то, ради чего они здесь появились. Так что стража может быть связана атакующими и появится в любой момент, хотя этот любой момент может наступить не скоро.

Зато момент появления Этинуалов наступил очень даже скоро. Путь этого отряда к их цели — складу с оружием Олуна — лежал как раз через коридор, в котором находился тренировочный зал Дениса. Корнашар, как потомок великой династии воинов, посчитал бесчестным прятаться от врагов и встретил их в центре коридора. Денис же такими комплексами не страдал и спокойно притаился за поворотом. Четверо воинов с точно такими же татуировками, как у "эльфа", ни на секунду не замедлили свой бег, увидев спокойно стоящего в центре коридора противника.

Прыжок одного из них был единым целым со стремительным ударом меча, Денис просто не смог разглядеть мелькнувшее лезвие, показавшееся ему мгновенно растаявшей полосой. Но Корнашар не сплоховал, вовремя уйдя с линии атаки и атакуя сам. Его противник с невероятной скоростью извернулся и отбил удар, по инерции вылетая за пределы досягаемости "эльфа", который уже развернулся лицом к оставшимся противникам и отражал удары одного из них. В этот момент в схватку вступил Денис. Двое, еще не принимающих непосредственного участия в битве Этинуалов, решили обойти с боков Корнашара. Стремительным движением мощный гуманоид прыгнул вправо, проносясь мимо укрытия Дениса, который тут же нанес удар. Но то ли слишком рано, то ли реакция бандита превосходила реакцию человека, но Этинуал в воздухе развернулся и отразил нападение сильным ответным ударом полуторного клинка, человек по инерции отпрянул назад. Но за его спиной была стена и неосознанно движение получилось параллельным с направлением прыжка гуманоида. Благодаря подсознательному движению человека, Этинуал не успел уйти из его зоны атаки и Денис нанес удар вторым мечом. Гуманоид, каким бы быстрым он ни был, не смог в воздухе настолько изменить положение своего тела, чтобы меч человека не достиг своей цели. К тому же прошло слишком мало времени после первого удара Дениса, и клинок инопланетянина не успевал вернуться и отбить второй удар. Пытаясь в воздухе увернуться от удара Дениса, или хотя бы превратить его из колющего в режущий, Этинуал повернулся к Денису правым боком, в который и вошел клинок Олуна, направляемый рукой человека. Почувствовав, что удар прошел, потому что глаза еще не привыкли к такой скорости движений, к которой уже было способно его тело, Денис, вспомнив слова наставника о сильнейшей регенеративной способности опытных воинов Арены, совершил уже обдуманный прыжок прямо на гуманоида, прижимая собственным весом руку с клинком, воткнутым в гуманоида, к его телу, второй рукой блокируя меч бандита. У человека было слишком мало шансов победить Этинуала, прошедшего Арену, но, пробивший оба легких и сердце клинок из древнего Олуна, с жадностью и диким, многовековым голодом пил бактерии Ролуолла из крови жертвы, заставляя ее слабеть гораздо быстрее, и не давая возможности симбиоту регенерировать раны. Тут же в руку впились мельчайшие отростки псевдоживого меча, передавая впитанные бактерии, но в горячке боя Денис этого даже не почувствовал. Нанизанный на меч гуманоид повернулся к Денису, смотря на него полными удивления глазами, медленно покрывающимися пленкой умиротворения, вот попытки сопротивления утихли, и только через несколько секунд Денис понял, что прижимает к себе мертвое тело мятежника. Опомнившись, человек посмотрел на своего наставника, дела у того были не так хороши, как у Дениса. Хоть Корнашар и превосходил своих противников, но тех было трое, и на темном комбинезоне "эльфа" еще более темными пятнами выделялись места затягивающихся ран.

— Н-н-н-а-а, — с диким криком бросился человек на помощь наставнику, атакуя ближайшего соперника Корнашара.

Стремительно повернувшись, Этинуал отбил одним ударом оба клинка человека и бросил взгляд на лежащее тело своего соратника. Снова переведя взгляд на Дениса, Этинуол очень по-человечески удивленно вскинул брови, хоть у этого гуманоида их практически не было. Мгновенно отразив очередной удар Корнашара, Этинуал с яростью, сменившей удивление, повернулся к Денису и начал осыпать его ударами, сместившись так, чтобы человек находился между ним и Корнашаром и "эльф" не смог бы его достать своим быстрым мечом. Как бы хорошо Корн не готовил Дениса, но опыт и превосходство в силе и скорости, полученные на Арене, давали о себе знать, и даже два меча Дениса не смогли отразить все удары единственного клинка озверевшего гуманоида. Первая рана была совсем царапиной, но Денис тут же пропустил еще удар, намного глубже пропоровший ему так быстро выросшие мышцы живота. Если бы это не грозило немедленной смертью от меча Этинуала, то Денис бы скрючился на полу, прижимая руки к горящей огнем ране, но адреналина еще хватало, чтобы не только держаться на ногах, но и сосредоточиться и успешно отбивать немного успокоившегося после удачной атаки простивника.

И все же человека спас Корнашар. Оставшись один против двоих соперников, "эльф" не стал медлить и мгновенно поднырнул под удар одного из мятежников, перехватил кисть с зажатым в ней клинком и всадил свой меч в живот Этинуала. Не прекращая движения, Корн зашел за спину раненому противнику, разворачивая того с помощью воткнутого меча, тем самым избегая атаки оставшегося противника. Преодолевая сопротивление слабеющего врага, Корнашар с силой пропорол его тело, доведя клинок до сердца, окончательно заставляя того прекратить сопротивление. Покончив со вторым своим соперником несколькими быстрыми ударами, наставник бросился на помощь своему раненому ученику, мгновенной серией быстрых ударов, отрубив держащую меч руку Этинуалу, Денис же, видя удар наставника, рванулся вперед и пронзил обоими мечами своего соперника мощным ударом. Силы последнего удара хватило, чтобы поднять в воздух трепыхающееся тело.

На этот раз Денис все-таки почувствовал проникающие в ладони отростки мечей.

— Ай, — очень по-детски вскрикнул Денис, однако мечи не выпустил и уставился на свои руки, — что такое?

— Ты получаешь заработанного в бою симбиота, воткни мечи в поверженных противников, — проговорил Корнашар, складывая рядом поверженных врагов друг на друга.

— Не, не хочу, — Денис отчаянно замотал головой.

Тогда "эльф" взял человека за руки и проткнул зажатыми в них мечами лежащих друг на друге противников, убитых своим учеником, и сам поступил точно так же, протыкая два рядом лежащих тела. Денис сморщился и отвел взгляд, но противиться не стал, наставник лучше знает, да и рана болела так, что на сопротивление уже не было сил. Отведенный взгляд упал на окровавленную одежду, потом подсознательно метнулся к основному источнику этой крови — к трупам гуманоидов, и Дениса вырвало. Отпустив клинки, человек упал на колени и судорожно сжался, пытаясь сдержаться. "Эльф" на это смотрел снисходительно, он хоть и не испытал таких чувств от зрелища первых убитых врагов, но знал, что такое "похмелье адреналина", когда схлынет волна азарта, нечувствительности к боли и жажды крови.

Вытащив "сытые" клинки из тел врагов, успокоившийся Денис снова почувствовал уколы, передающие ему симбиота, и на этот раз отреагировал уже гораздо спокойнее. Тут подоспела стража, шестеро воинов в таких же, как у Корнашара, комбинезонах. Двое из воинов, кстати, были одной расы с "эльфом".

— Приветствую Корнашара Верелири из династии Верелири, — ритуально склонив голову, произнес один из них, судя по всему, старший в отряде стражи, — которому не нужна помощь в убийстве своих врагов.

— Приветствую Элоранира Эоналири, у которого прошу прощения за то, что убил его врагов, ставших моими, — так же церемонно произнес Корнашар.

— Пусть великий Корнашар простит меня за то, что я не успел убить своих врагов и они стали его врагами.

На этом церемонный обмен приветствиями-извинениями был окончен и начался нормальный разговор.

— Четверых? Неплохо, — вступил в разговор гуманоид, напоминающий Денису помесь жабы и акулы, на желтом лице огромный рот, полный острых, стоящих в несколько рядов зубов.

— Двоих, — уточнил Корн, — и двоих — мой ученик, Денис Новиков.

— Да я случайно, — словно красна девица зарделся молодой человек, — а второму вообще Корн руку с мечом отрубил.

— Достойный ученик великого воина, — без эмоций рассматривая Дениса, сказал Элоранир, — получение бактерий Ролуолла учеником зафиксировано и законно.

— Как обстановка?

Корнашар был уже готов к новому бою.

— Напали на одно из хранилищ оружия Арены, забрали около трех десятков единиц, захватили транспорт курпанов, в нем ждут оставшихся. Легкие транспорты, на которых они прибыли, уже ушли с базы. Сейчас уточню обстановку.

Денис знал, что средства связи им вживлялись во время операции по адаптации организма, у него и самого такой был, просто он им еще не пользовался, так что абсолютно не удивился, что "эльф" — стражник заговорил сам с собой.

— Этинуалы поздно себя обнаружили, потому операцию провели успешно, сейчас уточняется, что находилось на захваченном ими транспорте, но разгрузить его не успели, так что даже с учетом убитых вами четверых и нами троих можно считать эту вылазку для Этинуалов удачной. Сколько раз я отправлял просьбу увеличить количественный состав охраны на базе, — впервые у главного стражника прорезались эмоции в голосе, — но куратор твердит одно: "количество сотрудников отдела охраны соответствует разработанному Положению о сотрудниках".

— Я вызвал команду уборки, — влез в разговор "акуложаб".

— Хорошо, Торнаг, — Элоранир повернулся к Корнашару. — Пожалуй, вам стоит переодеться. Рад был встрече, Корнашар.

— Рад был встрече, Элоранир.

— Корн, — обратился к наставнику Денис, пока тот не отправился к себе. — Что он там зафиксировал?

— Пока ты ученик, получение бактерий для тебя на гораздо более строгом контроле, чем для воина, прошедшего Арену. Это делается, чтобы ученик не мог договориться с наставником и стать заранее сильнее любого новичка, — ответил наставник.

— Что, и потом будут проверять?

— Не так тщательно, но будут, во избежание убийств с целью получения симбиота.

— Ясно, — с понимающим видом кивнул Денис.

"Ну чем не вампир? Мечом кровь пью, сильнее от крови становлюсь, разве что солнца не боюсь, да серебра с чесноком, хотя если в меня серебрянными пулями стрелять начнут, то пожалуй сдохну, как заправский вампир, да и если постоянно на меня чесноком дышать будут — тоже долго не протяну. Так что вполне светоустойчивый вампир получаюсь", с юмором подумал Денис по дороге к медицинскому отсеку, куда его отправил Корнашар, чтобы регенерировать рану на животе.

Глава 3

* * *

— Вот и все, Денис, закончились твои мучения, — улыбнулся Корнашар.

"Что? "Эльф" пошутил?"

— Ты меня поражаешь, Корн, — улыбнулся в ответ Денис.

— Чтобы меня найти, смести глаза в правый нижний угол, там появится экран связи, управлять можно двумя способами. Первый — голосовой, просто говори, что хочешь делать, то есть давай команды, на языке вестиар, меню не мешает видеть, оно почти полностью прозрачно, но будет видно на любом фоне, второй способ — так же, движениями глаз переключайся между командами меню. Свяжись со мной, если захочешь продолжить тренировки, — наставник постоял, видимо, хотел добавить что-то еще, но передумал. — Старт нового круга Арены через месяц.

— Спасибо тебе за все, — от души пожал руку гуманоиду человек.

— Пожалуйста, сотрудники посольства уже предупреждены. Хорошего отдыха, — Корнашар поклонился Денису и вышел, ни разу не обернувшись.

Собрав вещи, коих было весьма немного, Денис отправился к телепорту, который удачно транспортировал его в посольство Вестиар. Оттуда на посольской машине Дениса быстро довезли до дома, где вежливо распрощались, напомнив связаться с ними в случае возникновения желания вернуться на базу. Войдя в квартиру, в которой не был целых два месяца, Денис первым делом решил вытереть пыль, накопившуюся за это время, проветрить квартиру, а потом принять ванну, каковой не было у инопланетян. Подумал было включить мобильный, но решил сделать это после долгожданного двухчасового отмокания в горячей воде.

"Ванночка-то теперь маловата" подумал Денис, втискиваясь в узкую для увеличившегося тела ванну. Но даже это неудобство не помешало получить удовольствие от столь желанного действия. Выйдя из ванной комнаты, завернувшись в махровый халат, Денис с удовольствием развалился на диване и включил телевизор. И тут же выключил и с неудовольствием пошел открывать дверь, в которую настойчиво звонили. За дверью оказался приятный молодой человек, на вид лет около тридцати-тридцати пяти, в джинсах и рубашке с коротким рукавом.

— Господин Новиков? Ээээ, извините за официоз, привычка, — приятно улыбнулся молодой человек, — Денис Александрович?

— Да, собственно, с кем имею честь? — вполне дружелюбно сказал Денис.

— Черешников Илья Николаевич, работаю в корпорации "Лизард". Вы позволите? — улыбчивый молодой человек кивнул внутрь квартиры.

— И вы меня простите. Конечно, проходите, — Денис посторонился, пропуская сотрудника "Лизарда" внутрь и пытаясь вспомнить, где же это он слышал это название, — вы знаете, я только что вернулся эээ… из командировки, так что дома ничего съестного еще нет, должен был остаться чай, кофе я не пил никогда, так что выбор невелик: чай или чай.

— С удовольствием выпью чаю, тем более что кофе я тоже не пью, — естественно, глава аналитического отдела корпорации "Лизард" был прекрасно осведомлен о вкусах Дениса и даже отрекся от второго любимого напитка после мартини, не говоря уже о том, что просчитал наиболее удачный психопортрет собеседника Дениса и выбрал для себя одежду и манеру разговора как можно более подходящие под этот портрет.

— Вот и отлично, — Денис и сам не понимал, почему он с такой легкостью принял этого человека, но он был ему приятен.

— Денис Александрович…

— Да просто Денис, — перебил его наливающий чай хозяин квартиры.

— Отлично, тогда тоже просто Илья, — снова улыбнулся Черешников. — Денис, давайте сразу к делу, не люблю ходить вокруг да около, — Денис кивнул в ответ на эту фразу, точно так же думал и он. — Я представляю корпорацию "Лизард". Это нефтедобывающие, нефтеперерабатывающие и нефтепродающие комплексы, это кибернетические разработки и продажа комплектующих и устройств, это, в конце концов, огромный научный центр, призванный сделать нашу жизнь легче, — не покривил душой Черешников, просто умолчал о том, чью нашу жизнь.

— Точно! Вспомнил, — Денис чуть не хлопнул себя по лбу рукой с зажатой в ней чашкой со свежезаваренным чаем, но вовремя спохватился.

— Отлично, вы о нас слышали. Денис, мы предлагаем вам сотрудничество, — сотрудник корпорации "Лизард" взял поданную чашку, отхлебнул, зажмурился, оценивая вкус, и с наслаждением проглотил напиток, — великолепный чай, вы ценитель?

— Да, люблю вкусный чай, — Денису импонировал молодой человек, но какой-то неприятный червячок скреб у него в душе, не позволяя полностью насладиться отличным чаем, хорошим настроением и приятным собеседником.

— Денис, с нами уже сотрудничают несколько человек, обладающих геном Арены, мы предлагаем подобное сотрудничество и вам. Сейчас я объясню, в чем оно будет заключаться, — молодой человек отставил чашку, пригладил и так идальную прическу и стал рассказывать.

— Наши ученые с помощью образцов вашей крови попытаются понять, что это за ген, дающий вам возможность жить с симбиотом в организме. Возможно, это спасет многие тысячи жизней, ведь если научиться прививать способность к регенерации даже в малых количествах, то мы сможем победить все известные болезни. Вспомните, сколько людей умирает от рака, от спида, я не говорю об оспе, малярии и других болезнях стран третьего мира, — молодой человек очень хорошо изучил Дениса и знал, на что необходимо давить, — сколько погибает младенцев еще в утробе матери. Сколько тысяч жизней можно спасти, благодаря вашему сотрудничеству! Естественно, не бесплатному сотрудничеству, — в очередной раз улыбнулся Черешников и обвел взглядом квартиру Дениса. — У вас отличная однокомнатная квартира, а как насчет трешки в центре? Трешки в центре Москвы и такой же в центре Нью-Йорка? Бэнтли? Или вам больше нравится Феррари? Хотя зачем выбирать? У вас будет и Бэнтли, и Феррари, у вас будет все, что вы захотите, Денис.

В этот момент Денис понял, что за червячок его глодал: Еременко. Фээсбэшник, приходивший к нему домой и "попросивший" его не принимать предложение к сотрудничеству ни от кого, кроме него самого. Но Илья ему нравился, говорил правильные с точки зрения Дениса вещи, и вообще, фээсбэшник же просил, никаких контрактов Денис не заключал. Черт побери! Свободный он человек или тварь дрожащая? Есть у него право выбора?

Илья Николаевич Черешников сидел и наблюдал за результатом работы своего аналитического отдела, разработавшего план вербовки объекта под кодовым именем "человеколюб" на свою сторону. Он видел, как точно острые умы и мощные компьютеры подобрали способы воздействия на этого человека. Теперь главное — додавить, но не показывая истинную причину их заинтересованности и не раскрывая всех деталей их сотрудничества. Всему свое время.

— Илья, слушай, ты все правильно говоришь! Что там ваши ученые, продвинулись хоть немного? — заинтересованно спросил объект "человеколюб".

— Да пока не очень, слишком мало уникальных образцов, твоя помощь нам очень пригодится, Денис. Не только нам, всему миру, в первую очередь больным всего мира. Подумай, ты же не органы нам отдаешь, а капельки крови. Неужели это слишком большая цена за жизнь миллионов людей? — слова текста, написанного для этого диалога, были выучены начальником аналитического отдела наизусть.

— Да нет, крови мне, конечно, не жалко, — Денис и сам не понимал, почему еще не принял предложение. — Мир, конечно я не спасу, но если моя кровь поможет больным, черт побери, — снова чертыхнулся Денис, — я, наверное, соглашусь.

Черешников ликовал: все шло как надо, объект обработан и ведет себя согласно выработанной психоматрице. Илья так радовался успеху не только из-за вознаграждения в миллион долларов, причитающегося ему в случае успешной вербовки. Конечно, деньги он любил, точнее, любил то, что можно было за них купить: дорогие машины, открытые двери на любые вечеринки, пыль в глаза бомонду, наконец, дорогих женщин, так что деньги у него не задерживались. Но и это было не главное. Пожалуй, больше денег и всего, что можно за них купить, Илья любил свою работу. Любил думать, любил анализировать, выискивать никому не доступные решения той или иной проблемы, любил побеждать. Теперь надо было оставить объект наедине с самим собой, и он примет нужное Черешникову решение.

— Денис, я вас оставлю, — Черешников встал, с сожалением посмотрев на чашку, — хоть и жаль такой вкусный чай. Вот моя визитка, звоните в любое время, я здесь буду еще трое суток.

Выходя из квартиры объекта "человеколюб", Черешников все же засомневался насчет срока. Может быть, не стоило давать на размышление столько времени? Хотя меньшее время могло вызвать подозрения. Все-таки наука есть наука, улыбнулся своим мыслям Черешников, лицом улыбаясь Денису.

— До встречи, Денис, надеюсь, до скорой, — намеренно крепко пожал руку аналитик.

— До встречи, Илья, — так же крепко ответил на рукопожатие поддавшийся влиянию точно рассчитанного обаяния Денис.

Вернувшись на диван, Денис не стал включать телевизор, впервые задумавшись не только о новых способностях. "Неужели я действительно так важен? Неужели моя кровь действительно может спасти такое количество жизней?" Да и такая куча денег не могла не добавлять желания сотрудничать с "Лизардом". Проведя около получаса в подобных размышлениях и однозначно решив принять предложение Ильи, Денис встряхнулся, скинул халат и понял, что ни в старые джинсы, ни в старую рубашку он больше не влезает. Пришлось снова натягивать защитный комбинезон, в котором он тренировался на адаптационной базе, и топать в магазин. Немного смущенный своим видом, все-таки облегающий комбинезон в Москве не самая удачная одежда для хорошо сложенного молодого человека. Правда, обошлось без эксцессов, если не считать таковыми насмешливые или оценивающие взгляды. Старая заначка была очень даже ничего, так что Денис без ощутимых потерь для кошелька купил приличные джинсы, пару футболок и спортивную сумку, в которую и положил комбинезон. Закончив с переодеванием, Денис решил перекусить и зашел в первую попавшуюся кафешку.

"Трактир", — подумал Денис, — раз у нас "стража" вместо охраны, то пусть будет "трактир" вместо кафе.

Только расслабившийся человек опустился на мягкое сиденье и начал разглядывать меню, как возле него остановился улыбающийся китаец, постоянно кланяющийся.

— Дениса Александровича Новикаф? — произнося это, китаец так и не перестал постоянно кланяться и улыбаться.

— Да вы за мной следите, что ли? — У не привыкшего к подобному вниманию Дениса начала кружиться голова. — Присаживайтесь и перестаньте, пожалуйста, кланяться.

— Здаствуйтеся, Дениса Александровича, гаспадина Ли просит васа присоединитася ка нему, — было даже видно, а не только слышно, что русская речь дается китайцу с трудом.

— Это кто и куда присоединиться? — с сожалением отложил меню Денис, понимая, что перекусить сейчас у него не получится.

— Гаспадина Ли мой насяльника, — вполне точно ответил китаец, — он ждета в машина внизу.

— Ну, пошли к вашему начальнику, — улыбнулся Денис над выдохнувшим от его согласия китайцем.

Спустившись вниз и выйдя из торгового комплекса, Денис увидел припаркованный прямо напротив входа Майбах.

— Садитеся, Дениса Александровича, — китаец указал рукой на Майбах, — гаспадина Ли ждет.

Заглянув в открытую услужливым китайцем дверь, Денис увидел седого китайца с хитрым взглядом, второго китайца, явно привыкшего отдавать приказы и человека славянской внешности, видимо, переводчика, странно, что они не учли того, что Денис знал китайский, ведь до него процесс адаптации уже прошло несколько представителей Поднебесной.

Отказавшись поехать с представителями "Гейко" в ресторан, Денис предпочел покататься по Москве на одной из самых дорогих в мире машин, попросив высадить его около дома после завершения переговоров. Сами переговоры были не такими яркими, как встреча с китайцем, вытащившим его из трактира. Господин Ли излишне напирал на то, что "русские и китайцы — братья навек" и Денис просто обязан принять предложение "Гейко". А объект "человеколюб" любил принимать собственные решения, хоть иногда это было только видимостью собственного мнения, как в случае с Черешниковым. Хотя был и один приятный момент: чтобы Денис лучше узнал о превосходстве корпорации "Гейко" над остальными — Мэй Линь, она прилетела в Москву вместе с делегацией и хочет встретиться с Денисом вечером. Забросив сумку домой, Денис подумал, куда сводить не говорящую по-русски китаянку, ведь Денис после нее попал на Арену, выходило, что общаться им предстояло на китайском. Остановившись на ресторане, Денис решил покончить с неопределенностью: раз и навсегда договориться с Еременко, поставить того перед фактом принятия Денисом приглашения в "Лизард".

Еременко оказался у Дениса ровно через сорок минут после звонка.

— Добрый день, Денис Александрович, — на лице фээсбэшника не было и намека на улыбку, — мы уже собирались сами вам звонить.

— Зря во мне сомневаетесь, — Денис чувствовал растущее напряжение — разговор предстоял нелегкий, — я всегда выполняю свои обещания.

— Денис Александрович, вы попросили меня приехать ведь не ради пустого разговора? Давайте к делу, — подполковник сел в кресло, стоящее у окна, тем самым вынуждая Дениса сесть напротив так, что ему в глаза светило солнце. — Мы в курсе, что вы встречались с представителями корпораций "Лизард" и "Гейко", так же мы приблизительно знаем, что они вам предложили.

— Александр Евгеньевич, — молодой человек заранее посмотрел на визитке имя подполковника, — я могу спасти миллионы жизней, моя кровь может стать панацеей.

— Значит, все-таки Лизард, — тут подполковник позволил себе усмехнуться, — Денис, ну ты же взрослый человек! — вдруг перешел на "ты" фээсбэшник. — Тебе лапши на уши навешали, а ты и рад обманываться. Как можно быть таким наивным в тридцать лет?

Денис хотел открыть рот, чтобы возразить, но подполковник поднял руку, успокаивая его.

— Давай я тебе объясню на пальцах, а потом ты снова подумаешь и уже тогда примешь окончательное решение, — Еременко даже поерзал, устраиваясь поудобнее. — Итак, начнем. Первое, Денис, даже если предположить, что все, что они говорили, правда… Но ведь атомную бомбу тоже создавали мирные ученые, и танки придумывались для того, чтобы защищать границы, а не нападать на соседей. А теперь представь, какие универсальные солдаты получатся с твоими способностями: быстрее, сильнее, выносливее обычных людей, да еще и раны сами затягиваются. Как ты думаешь, в первую очередь тебя захотят использовать как кого? Как подопытного кролика или как опытного солдата? Как убийцу или как донора, раз в неделю сдающего кровь на исследования? Но давай вернемся к честности. Ты думаешь, Лизард разрабатывает панацею, которую потом бесплатно раздаст всем больным? Этой корпорацией управляют люди, даже не знающие слова такого: "мораль". Даже если и будет разработана такая вакцина, она будет стоить бешеных денег.

Тут Александр Евгеньевич достал из своей неизменной папки несколько файлов с документами.

— На, почитай, — передал документы и откинулся в кресле подполковник.

— Что это? — осторожно, словно боясь, что все его представления о существующем мире будут разрушены, Денис взял документы.

— Ты читай, читай. Это данные о некоторых операциях корпорации Лизард. Например, о захвате алмазной шахты в Нигерии, где твои филантропы вырезали почти пятьдесят человек, а остальные в рабских условиях до сих пор вкалывают на шахте, наверное, зарабатывают на исследования по разработке бесплатной панацеи. Ты читай, — повторил Александр Евгеньевич, — очень познавательное чтиво, знаешь ли. И имей в виду, что полученную информацию ты не имеешь права ни с кем обсуждать и ни в каком виде ее распространять.

Почти полчаса понадобилось Денису, чтобы прочитать переданные фээсбэшником материалы. От хорошего настроения не осталось и следа.

— Ну, как впечатления? — обратился к нему Александр Евгеньевич, увидев, что Денис отложил документы.

— Нда… Во всех операциях принимали участие такие же, как я? И меня собирались использовать так же? — молодой человек мрачнел с каждой секундой.

— Молодец, Денис, тебе не идут розовые очки, — пошутил и тут же стал серьезным подполковник. — Подумай, может стоит помочь своей стране? — фээсбэшник выделил слово "своей", — Я не утверждаю, что мы не будем в случае необходимости просить тебя принять участие в той или иной операции, если в ней будут принимать участие такие, как ты. Но это будет добровольно, Денис. Тебе не предлагают снова стать военнослужащим, мы в курсе твоей неприязни к армии, мы лишь просим тебя сотрудничать с корпорацией "Пламя", все акции этой корпорации принадлежат государству, естественно, не напрямую. Так что, помогая в исследованиях… и не только, ты помогаешь своей стране.

— В ближайшее время что от меня требуется? — плохое настроение постепенно уходило, но неприятный осадок, конечно же, оставался.

— Да по большому счету ничего особенного, — Еременко аккуратно убрал документы в свою папку, — приехать на исследовательскую базу на два-три дня, после чего ты свободен. Ну и конечно, Денис, не забывай нас информировать о своем прибытии и отбытии, мы, естественно, будем знать и без этого, но правила есть правила, — улыбнулся фээсбэшник, — рапорт писать не надо, но позвонить и сообщить не забывай.

Еременко снова раскрыл свою папку, немного подержал в руках файлик, который не давал еще Денису, подумал и все-таки передал ему документ.

— Денис, может быть, немного рано, но предупрежден — значит, вооружен. Посмотри, это акции корпораций, направленные на уничтожение объектов "М", сотрудничающих с конкурентами. Будь осторожен! Как только Лизард прознает, что ты отказался с ними сотрудничать — они предпримут попытку тебя убрать. Мы, конечно, будем тебя защищать, но все же будь аккуратнее.

На Дениса снова накатила волна плохого настроения.

— Да что ж такое, — Денис почувствовал, что в нем закипает злость. — Значит, мне не дадут теперь спокойно жить?

Дождавшись отрицательного кивка фээсбэшника, молодой человек стукнул кулаком по подлокотнику кресла, в котором сидел.

— Я сегодня должен встретиться с китаянкой Мэй Линь, она специально прилетела меня уговорить вступить в "Гейко", — мрачно проговорил Денис. — Я, конечно в "Гейко" не вступлю, но пообщаться с человеком, тоже имеющим ген Арены, очень хочу.

— Прекрасно, Денис, языкового барьера, судя по всему, для вас не существует?

— Это не проблема, во время адаптации мы получаем знания языков всех участников Арены, — махнул рукой Денис.

— Тогда не буду тебя задерживать, — Александр Евгеньевич плавно поднялся из кресла, — отдыхай. Телефон мой, как вижу, не потерял, так что как будешь готов пару деньков отдохнуть от отдыха — звони, — подмигнул подполковник, — и постарайся не затягивать. Ну и по сложившейся традиции — капельку крови, не возражаешь?

— Да нет, пожалуйста, — пожал плечами Денис, протягивая руку.

— Вот еще что, — Еременко снова открыл свою папку, достал из нее тугую пачку купюр и положил на стол, — вот здесь аванс. Вопрос о нашем сотрудничестве мы можем считать решенным положительно? Аванс в случае отказа возвращать не надо. Это, если можно так выразиться, плата за донорство.

— Вы, по-крайне мере, были со мной честны, а я это очень ценю. Надеюсь, вы учтете это в будущем?

— Не сомневайся, учтем, — ответил на этот вопрос Еременко, а в уме сделал пометочку. — До свидания, Денис, рад был пообщаться.

— До свидания, Александр Евгеньевич.

Закрыв дверь за подполковником, Денис неторопливо подошел к журнальному столику, взял с него пачку денег и сел в кресло. Раздумывать, куда потратить неожиданно свалившиеся финансы, долго не пришлось: "Поеду куплю костюм, вечером же в ресторан с Мэй, или с Линь, черт побери, надо уточнить, где имя, а где фамилия". С этой мыслью Денис и покинул квартиру.

Быстро найдя приличный костюм, благо в Москве с этим проблем не было, Денис позвонил китаянке.

— Да, слушаю вас, — у Мэй Линь оказался очень нежный и приятный голос.

— Добрый вечер, это Денис Новиков, — почему-то резко смутившись, пробормотал Денис в трубку.

— Здравствуйте, Денис, я ждала вашего звонка.

— Это…ну, давайте встретимся, как насчет "Авроры"? Люблю воду, даже если это Москва-река, — нервно пошутил Денис и тут же зарекся это делать.

— Хорошо, Денис, я думаю, таксист знает, где это. Во сколько мне подъехать?

— Ммм, как насчет восьми часов?

— Да, Денис, хорошо. Столик заказан на ваше имя? Постараюсь не опоздать, — было понятно, что хозяйка голоса улыбнулась на прощание, — до встречи.

Денис внутри весь похолодел: как он мог забыть заказать столик? И уже пригласил туда девушку. Быстро уточнив в телефонной справочной службе номер "Авроры", Денис позвонил и, услышав вежливый ответ, обреченно опустил руки: свободных столиков нет. Казалось бы, что такого? Ну позвони девушке, объясни ситуацию, можно ведь посидеть в любом другом кафе, и наверняка найдется такое на берегу Москвы-реки. Но он не мог набрать номер и сказать девушке, что забыл заказать столик. Денис глянул на часы — половина седьмого, у него есть еще полтора часа, чтобы либо уладить дело с "Авророй", либо перенести встречу.

— Алло, Александр Евгеньевич, — Денис решил попробовать воспользоваться служебным положением.

— Да, Денис, что-то случилось? — спросил фээсбэшник.

— Ну, в общем да, мне нужна ваша помощь.

Быстро пересказав суть проблемы, Денис решил последовать короткому ответу: "Жди" и отправился искать такси. Еременко позвонил через двадцать семь минут.

— Столик на террасе, у самого бортика, как ты и хотел, заказан на твою фамилию. Удачи, Дон Жуан, — усмехнулся голос, и в трубке запищал сигнал отбоя.

Заехав по дороге за цветами, кавалер приехал на пару минут раньше назначенного свидания, как раз оставалось время сесть за столик и привести себя в надлежащий вид. Мэй Линь появилась спустя несколько минут, на секунду задержалась у зеркала, поправляя невидимую мужскому глазу выбившуюся прядь, и, следуя за администратором, пошла к столику Дениса.

Мэй выглядела просто неотразимо, длинное платье, с открытыми руками, красивая прическа, макияж, все это идеально сочеталось и дополняло друг друга, так могла сделать только женщина. Денис же просто купил стандартный черный костюм и причесался, чуть ли не поплевав на руки и пригладив ими волосы. Молодой человек встал, приветствуя красивую девушку.

— Здравствуйте, Мэй, вы великолепно выглядите, — на китайском сказал Денис, перед встречей планировавший поцеловать девушке руку, но на деле засмущавшийся и заменил поцелуй на протянутый букет.

— Здравствуйте, Денис, спасибо, — очень приятно улыбнулась китаянка, еще более обвораживая Дениса.

В ресторане они провели более трех часов, удивительно мало съев и много проговорив. Денис узнал, что у Мэй есть родной брат, который тоже является обладателем гена Арены, узнал, что боевыми искусствами она занимается почти так же давно, как ее брат, но делает успехи, как она сама считает, только благодаря симбиоту, хотя Денис посчитал это обычной скромностью. Мэй же, в свою очередь, узнала, что у Дениса два меча Олуна, что вызвало ее неподдельное удивление и уважение.

Расплатившись, молодые люди решили не торопиться с возвращением домой, тем более что последний июльский вечер выдался на зависть приятным: на небе ни облачка, легкий ветерок приятно холодит открытые участки тела. С удовольствием прогуливаясь по набережной, молодые люди продолжили беседу.

— Денис, кендо — очень сложная техника, может быть, ты захочешь посетить Китайскую Республику? Наш сенсей обязательно поможет тебе с тренировками, — Мэй настолько озаботилась этой проблемой, что даже шагнула вперед и, подняв голову, заглянула Денису в глаза.

Увидев так близко ее глаза, Денис словно в трансе взял соскользнувший шарф и накинул его на плечи девушки. Случайно прикоснувшись к ее оголенному плечу, Денис не смог устоять, и, наклонившись поцеловал девушку. Это не был ни страстный, ни умелый поцелуй, это был такой поцелуй, от которого сводит скулы. Но насладиться поцелуем им не дали.

— Слышь, парень, отойди, ща мы тебе покажем, как целоваться надо, — хамский тон лавиной ворвался в сознание Дениса и разрушил идиллию.

Мгновенно повернувшись, молодой человек инстинктивно заслонил девушку собой и осмотрелся. Пятеро парней, трое из которых поигрывают ножами, расположились полукругом, отрезая пути к бегству. Мэй спокойно вышла из-за спины Дениса. Прекрасно понимая, что происходит, она улыбнулась в ответ на заботливый взгляд Дениса, и тот расслабился, вспомнив, что находится у Мэй в крови.

— Оставляй бумажник, мобильник и вали отсюда, — медленно надвигаясь, сказал крупный парень, примерно одной комплекции с быстро возмужавшим Денисом.

Денис хотел поговорить, попробовать уладить дело миром.

— Денис, вряд ли они уйдут, не получив свое, — все еще с улыбкой обратилась к нему китаянка, увидев, что тот колеблется, — мы можем быстро их обезвредить.

— Мэй, не лезь вперед, я быстро с ними справлюсь, и мы продолжим прогулку, — все же беспокоясь за девушку, произнес Денис.

— Ух ты, настоящая китаянка, всегда ме….

Договорить у парня не получилось, ему помешал кулак Дениса, попавший в нижнюю челюсть. Вырубив ближайшего соперника с ножом, Денис молниеносно кинулся на второго, подныривая под руку и впечатывая правый локоть в ребра соперника, практически одновременно, так это выглядело со стороны, захвати руку третьего, он решил ее сломать, но передумал, всего лишь выбив нож из руки и, подняв нападавшего в воздух, отпустил его, наслаждаясь теорией свободного падения в действии. Оглянувшись, Денис увидел поправляющую прическу Мэй и двух лежащих на земле и стонущих хулиганов.

— Не повезло ребятам, — взяв девушку за руку и уводя от места происшествия, сказал Денис. — Куда дальше?

— Знаешь, Денис, пожалуй, я возьму машину, — виновато сказал Мэй.

— Пропало настроение? — удрученно спросил кавалер.

— Да, Денис, прости. Завтра увидимся, — Мэй успокаивающе погладила Дениса по руке.

— Все в порядке, уже и правда поздно.

Денис посадил девушку в такси, не забыв, конечно, перед этим не только еще раз крепко обнять и поцеловать ее, но и считать излучение ее идентификатора и добавить его в свой "нанофон", как он его называл. Немного побродив в одиночестве и успокоившись, Денис отправился домой.

* * *

Америка, штат Иллинойс, Нью Йорк. Небоскреб корпорации "Лизард".

55-й этаж, зал заседаний Совета директоров.

30 июля, 9 часов 01 минута. Время местное.

Человек в безупречно сидящем костюме стоял и терпеливо ждал, пока рассядутся члены Совета Директоров.

— Приветствую уважаемый Совет. Прошу прощения за экстренный созыв, но требуется одобрение боевой операции в связи с тем, что начальник аналитического отдела находится в России.

— Ближе к делу, — Джейсон Ройк, один из Совета Директоров, не любил управляющего за велеречивость, но терпел за его деловую хватку.

— В данный момент господин Ли и господин Чу из руководства корпорации "Гейко", а также госпожа Линь, мутант, работающий на "Гейко", находятся в Москве, столице Российской Федерации, с целью обеспечить вербовку объекта "человеколюб". Аналитическим отделом была разработана боевая операция по уничтожению высокопоставленных членов корпорации "Гейко". Там же, в Москве, находится и начальник нашего аналитического отдела, им уже были проведены подготовительные мероприятия, и он готов возглавить руководство операцией на месте ее проведения.

— План операции? — бросил мужчина, сидящий во главе стола.

— Устраиваем подготовленную диверсию с целью заставить руководство "Гейко" вернуться в Пекин. В Москве, где наши силы достаточны, по дороге в аэропорт уничтожаем машину корпорации "Гейко" с находящимися в ней Ли, Чу и Линь, обычно они едут в одной машине, — коротко изложил план управляющий.

— Согласен.

— Согласен.

— Согласен.

— Согласен.

— Утверждаю.

* * *

31 июля, квартира Новикова. 9 часов 07 минут. Время местное.

Утром, едва выйдя из душа, Денис услышал звук мобильного, одним пятиметровым прыжком преодолев расстояние от двери до дивана, на котором валялся мобильник, Денис увидел номер Мэй, и, заулыбавшись, ответил на звонок.

— Привет, Мэй, рад тебя слышать, — от уха до уха улыбался в трубку Денис.

— Здравствуй, Денис, я тоже рада тебя слышать, — голос с той стороны трубки был отнюдь не таким радостным как с этой, — но, к сожаленью, мне надо улетать обратно, в Пекин.

— Что-то случилось? — мгновенно стал серьезным Денис.

— Да, я не могу рассказать всего, но меня вызывают обратно. Срочно. Я уже собралась, самолет корпорации отправляется через три часа, так решил господин Ли.

— Я могу тебя проводить? — с надеждой увидеть девушку еще раз спросил молодой человек.

— Я буду рада тебя увидеть, самолет вылетает из Домодедово-2.

Денис с сожалением посмотрел на разом опустевшую без ее голоса трубку.

Так быстро Денис не собирался со времен срочной службы, уже через минуту он захлопнул за собой дверь и прыгал через целые пролеты лестницы, даже не озаботясь лифтом. Сразу поймав такси, он назвал адрес, и с удовольствием не услышал в ответ: "дорогу покажешь?"

— Пять тысяч, — видя, что человек торопится, обнаглел водитель.

— Десять, если доедешь быстро, — иногда Денис умел быть очень убедительным.

Деньги порой творят чудеса. Старый Гольф, жутко урчащий при нажатии акселератора, с разобранной передней панелью, с кучей инструментов, валявшихся прямо под пассажирским сиденьем, на котором расположился Денис, не остановился ни разу, ныряя на какие-то второстепенные улочки, проскакивая на "алый". Таксист творил чудеса. Но все же перед самим аэропортом они попали в пробку, как потом выяснилось, искусственно созданную боевой группой корпорации "Лизард". Денис сидел в такси, сам того не зная, что находится всего в нескольких машинах от Майбаха "Гейко", в которой была Мэй. Конечно, там были еще и господин Ли, и господин Чу, но до них Денису не было абсолютно никакого дела, все его мысли были заняты только очаровательной девушкой. Именно поэтому Денис не мог усидеть на месте, постоянно всматриваясь то в лобовое, то в боковое окно. Не обращая внимая на то, что видел, Денис тем не менее не прекращал смотреть. Но вот какая-то деталь выбилась из обычной картинки, выводя Дениса из транса.

Несколько человек, одетых в черное, с черными же масками на лицах, очень похожие на бойцов какой-то спецслужбы, только без опознавательных знаков на одежде, держа в руках до боли знакомые по армейским будням "Мухи", высыпали из стоящего в левом ряду микроавтобуса и рванули к обочине. Один из них уже остановился и прицелился из гранатомета в невидимую Денису цель, и только тогда он сообразил, что надо действовать. Резко рванув дверцу старенького Гольфа, Денис сорвал ее с креплений, что осознал уже выскочив из машины с зажатой в руке дверцей. Мельком глянув на водителя и на полном автомате отметив огромные глаза и открытый рот, Денис метнул отломанную дверцу в нападающих и бегом бросился к ним. Дверца, превратившись в грязно желтый свистящий круг, с хрустом врезалась в двух стоящих рядом человек с гранатометами, уже готовых нажать на спусковую скобу, и сбила на землю, ломая им позвоночники. Атакующие еще не успели упасть, как Денис уже был возле нападающих и нанес удар. Удар пришелся в бронежилет, но молодой человек не жалел силы, это не хулиганы с ножом, и кулак, вместе с бронежилетом, глубоко вошел в тело, вводя бойца в состояние болевого шока и заставляя того мешком рухнуть на землю. Тут и в Майбахе заметили заварушку, резко распахнулась дверь и оттуда буквально вылетела Мэй. Стремительным прыжком перепрыгнув через Лэнд Крузер, стоящий в правом ряду, девушка прыгнула на ближайшего соперника, но все-таки немного не успела.

Приказ есть приказ, и выполнение его — самая приоритетная задача, да и умом бывший военный понимал, что ему не справиться с противником, раз уж им оказались объекты "М", гребаные мутанты, ни за что получившие такие способности. Он многие годы потратил на спортивный зал, в котором совершенствовал свое тело и мастерство, переходя от тренажеров к боям сначала с инструктором по рукопашному бою, а потом и сам тренируя молодняк. Но все это ничего не значило по сравнению с тем, что получили эти выскочки. Поэтому Джейк Нолан, отставной военный, мастер спорта по рукопашному бою и старший одной из боевых групп корпорации "Лизард", ненавидел этих мутантов. Увидев выпрыгнувшувшую из Майбаха Мэй Линь, еще одного ненавистного мутанта, Джейк по старой привычке разозлился, адреналин помогал ему во многих боевых операциях. Не тратя времени на попытку попасть из громоздкой Мухи в стремительную китаянку, Джейк продолжил выполнение приказа и направил выстрел в Майбах, с сожалением отметив, что какая-то рука захлопнула дверцу за выскочившей девушкой, а какой был бы эффект, разорвись снаряд внутри машины. Для Джейка вновь ускорилось время, так вовремя замедлившееся на время гранатометного выстрела, но он уже этого не почувствовал: не ограниченный в силе удара кулак Дениса врезался тому в основание черепа и, сломав шейные позвонки, почти мгновенно убил бывшего офицера, в голове которого успела мелькнуть лишь одна мысль: "ну что же они медлят?"

Гранатометный выстрел попал в Майбах, и даже бронированный кузов не мог спасти от выпущенного с такого близкого расстояния кумулятивного снаряда. Тяжелая дверца была смята и пробита направленным взрывом, водитель, находившийся на основной траектории удара, был разорван пополам, членов Совета Директоров "Гейко" спасло лишь то, что старый Чу открыл дверцу с другой стороны автомобиля со стремлением опытного воина помочь Мэй отбить нападение. Если бы не это, взрывная волна в запертом пространстве просто разорвала бы внутренние органы высокопоставленных китайцев.

Денис увидел Мэй, только когда она вскользь ударив левой рукой по руке бойца с направленным на Дениса пистолетом, сломала тому руку и ударом ноги отправила далеко на обочину, наверняка переломав тому ребра. Воодушевление, казалось, еще прибавило Денису сил, и оставшегося в одиночестве, но не растерявшегося и попытавшегося расстрелять Дениса из пистолета бойца влюбленный молодой человек уложил одним ударом, стремительно сократив расстояние и коротко рубанув по шее. Повернувшись к Мэй, Денис не сдерживаясь и не стесняясь направленных на них десятков взглядов, схватил ее и поцеловал, правда, через несколько долгих секунд опомнился и акуратно поставил девушку на землю.

— Тебе не больно? — смущенным кивком указал на плечи, за которые ее поднял и держал в воздухе.

Китаянка улыбаясь отрицательно помотала головой и сама крепко прижалась к Денису, заставив его сердце совершить спринтерский рывок. Сразу отпрянув, Мэй побежала проверить Ли и Чу, а Денис, сам того не понимая, зачем-то побежал за ней.

На стремительный прыжок и удар коленом в голову, Мэй отреагировала и мягко увернулась, пропустив соперника мимо себя, однако удар второго непонятного воина, затянутого в черное, как и бойцы с гранатометами, правда без бронежилета, отразить не смогла и, вскрикнув, покатилась по земле. Денис скрипнул зубами так, что чуть их не покрошил, перепрыгнул девушку и отбил направленный ему в живот удар. Тут же ушел с линии атаки первого бойца, который не тратя время на развороты, прыгнул на Дениса спиной вперед и выкинул ногу пяткой вперед, надеясь, словно лошадь копытом, ударить и сбить с ног противника. Ударить промахнувшегося бойца Денис не успел, отражая атаку второго нападавшего.

"Хорошо, что их учили работать в паре, этот чертов "человеколюб" быстрее их", — думал Черешников, наблюдая за боем через затонированные стекла машины, совершенно случайно оказавшейся недалеко от места нападения на сотрудников "Гейко".

"Да кто же вы такие?", — думал Денис, уворачиваясь, отражая удары, но практически не контратакуя в ответ. Наверное, он без особого труда справился бы с каждым из них, но они прекрасно работали в паре и не давали возможности "человеколюбу" атаковать их по отдельности. Через несколько секунд боя, так и не выявившего победителя, пришла в себя Мэй. Девушка сразу оценила обстановку и бросилась на помощь Денису, отвлекая на себя одного противника, что сразу сказалось на картине боя. Спустя секунду противник Дениса захромал, а Мэй, показывая прекрасное владение айкидо, швырнула своего соперника на землю, едва не сломав тому руку. Они настолько увлеклись боем, что не заметили парня в клетчатой рубашке и черных очках, пробиравшегося к ним сквозь нагромождение автомобилей и сжимавшего в руке пистолет. Вот он уже находится на траектории выстрела, а увлеченная боем парочка все еще его не видит.

— Отбой, отбой, быстро уходим, — закричал в рацию Черешников, смотря на неизвестно как пробравшихся через врезавшиеся автомобили и уже появившихся здесь полицейских. "Черт, надо было подключать Сухте к операции, и плевать на то, что бы он подумал."

Дисциплина в "Лизарде" была на высшем уровне, мгновенно отскочив, бойцы в черном стремительно бросились через полосу встречного движения по заранее подготовленному пути отхода. Молодой человек в клетчатой рубашке быстро спрятал пистолет, развернулся и пошел к ожидающей его машине.

Пока они с Мэй вытаскивали оглушенных Ли и Чу, Денис спросил:

— Кто это был? Такие же быстрые, как мы, такие же сильные, — задавая вопрос, Денис сам почти понял ответ на него, но Мэй его опередила.

— Это "Лизард", Денис, — девушка прислонила старика Чу к левому боку Майбаха, рядом с постанывающим господином Ли, — вы в порядке? Ранены?

— Нет, — закричал, почти не слыша своего голоса господин Чу, — только оглушены. Повезло с дверью.

— Ну да, дверь бронированная, — с видом знатока громко произнес Денис, оглядывая повреждения.

Господин Чу бросил на него странный взгляд, но промолчал.

Выбежавшие из автомобилей полицейские сразу взяли под прицел Дениса, не ожидая от девушки никаких подвохов.

— Лицом на землю, руки за голову, — широко расставив ноги и уперев приклад автомата в плечо, прокричал сержант.

— Вы не поняли, вон нападающие, мы жертвы, — поднимаясь и направляясь к полицескому проговорил Денис.

— Лежать, — еще громче закричал сержант, передергивая затвор и посылая патрон в патронник, — на землю лицом вниз, руки за голову, в случае неповиновения стреляю.

— Денис, ложись на землю, — проговорила Мэй, внимательно следя за полицейскими.

— Я могу сделать телефонный звонок? — остановившись и разведя в стороны руки спросил Денис.

— Потом позвонишь, жертва, лицом на землю.

Подчинившись, Денис лег на землю.

"Отлично, сейчас еще и в участок заберут".

Забрали. Всех, вместе с невинно выглядящей Мэй и с оглушенными Ли и Чу. В участке Денису все-таки позволили позвонить.

— Алло, Александр Евгеньевич…. - начал Денис.

— Уже в курсе, — короткой фразой перебил его подполковник, — я почему-то так и подумал, что супергерой, положивший кучу вооруженных людей, именно ты. Где ты сейчас?

— В отделении полиции, сейчас спрошу адрес, — Денис вопросительно уставился на дежурного, оформлявшего протокол задержания.

— Не надо, передай трубку старшему по званию, — сказал фээсбэшник.

— Эээ, кто тут у вас старший по званию? Поговорите, — озираясь, пробормотал Денис.

После короткого разговора, во время которого полковник усиленно кивал трубке, полицейский задумчиво вернул мобильник Денису.

— Прошу прощения за действия моих сотрудников, — произнес полковник, обращаясь то ли к Денису, то ли ко всем остальным.

— Снимите наручники и проводите в мой кабинет, протокол порви, — это уже к дежурному обратился полковник, — и вызови "скорую", и чтоб мухой сюда прилетели.

Капитан проводил их до кабинета начальника РОВД, взял под козырек и ушел. Денис, держа за руку Мэй, все же хотел помочь китайцам, но ни один из них помощи не принял: не показывать своей слабости в любой ситуации — привычка сильных людей.

Добравшийся сюда в кратчайшие сроки Еременко опередил даже "скорую". Быстро уладив вопросы с полицией, Еременко поднялся в кабинет начальника.

— Добрый день, Александр Евгеньевич, спасибо за помощь, — радостно приветствовал фээсбэшника Денис.

— Привет, Денис, как гости столицы, в норме? — как всегда, по делу спросил подполковник.

— Мэй в порядке, эти оглушены, но вроде ничего. Когда нас отпустят? — вопросительно глядя на Еременко, спросил Денис.

— Свободны, потом тебя вызовут для дачи показаний в качестве свидетеля, — многозначительно взглянул на полковника Еременко, — гости столицы дадут показания у себя в участке, потом по нашей линии передадим их сюда. Переведи это.

— Переведу, — обрадовался Денис, — спасибо, товарищ подполковник, — вытянувшись по струнке и приложив руку к непокрытой голове, браво сказал Денис.

— Идите уже, — неодобрительно посмотрел на молодого человека Александр Евгеньевич, — и постарайся быть аккуратнее, я уже просил.

Мэй все-таки удалось уговорить упрямых членов Совета "Гейко" обследоваться в больнице, после чего у молодых людей был целый день, который они провели вместе, не захотев расстаться даже чтобы съездить переодеться по одному. На выделенной им Еременко машине, оставшемся в РОВД отдавать ЦУ, влюбленная парочка сначала съездила к Мэй в гостиницу, где та на удивление быстро привела себя в порядок, а затем к Денису, который тоже не стал терять даром время. Освежившиеся Мэй и Денис доехали до Красной площади, после чего отпустили машину и пошли гулять, наслаждаясь обществом друг друга. Может быть, благодаря ярко светившему в этот день солнышку, улыбка Мэй, не сходившая с ее лица, была настолько ослепительной, что Денису больно было на нее смотреть. Но он терпел эту боль в глазах и смотрел, с каждым мгновением влюбляясь все больше. Поздним вечером, провожая девушку в гостиницу, Денис, краснея, предложил Мэй поехать к нему, на что, потупив взгляд, девушка коротко кивнула.

1 августа, Москва.

С утра, проводив девушку в аэропорт и посадив на заказанный несгибаемыми китайцами самолет, Денис не захотел возвращаться в опустевшую без Мэй квартиру и позвонил Еременко.

— Александр Евгеньевич, доброе утро.

— Привет, Денис! Что с голосом, опять попал куда-то? — подначил старый вояка, прекрасно все понимающий.

— Да нет, просто настроение не очень. Вы говорили, что надо на базу вашу…эээ, нашу на два дня съездить, это можно сделать сейчас? — желая избавиться от свербящего чувства одиночества, спросил Денис.

— Ты где сейчас? — деловым тоном спросил Еременко. Услышав адрес, коротко бросил: — Жди, — и отключился.

За ним приехал новенький Форд, хотя Денис почему-то ожидал черную Волгу, и быстро довез его до Солнечногорска, в санаторий, на базе которого и был создан исследовательский центр корпорации "Пламя". В одиночестве его тут действительно не оставляли, заставляя бегать, прыгать, задерживать дыхание под водой, лежать в каких-то аппаратах, стоять в комнатах, и все это время у него брали кровь. До нагрузки и после, до еды и после, "еще бы пиявок нацепили, чтобы и во время тестов кровь брали" — как-то отстраненно думал подопытный, впрочем, никаких негативных эмоций по этому поводу не испытывавший.

"Два дня" на самом деле оказались тремя, но Денису торопиться было некуда, а природа в санатории была великолепной. Во время отдыха от тестов, Денис прогуливался по парку, как-то захотел искупаться в озере, но увидев, что оно цветет, передумал, вместо этого углубился в парк, дальние аллеи которого были вполне настоящим лесом. Наткнувшись однажды среди таких аллей на старую беседку, Денис стал приходить сюда и общаться по нанофону с Мэй, коря себя, что сразу не сообразил это сделать. После таких разговоров исследования ученых "Пламя" казались чуть ли не приятными. Но время шло, и вскоре пришла пора отправляться домой: все необходимые тесты были пройдены.

— Слушай, Денис, — своим обычным деловым тоном проговорил подполковник, — почему бы тебе не остаться на базе? Великолепная природа, отличный спортивный комплекс, ну озеро цветет, так это поправимо — купайся в бассейне. Отдохнешь, да и у нас на виду будешь, а то мало ли что, — не очень понятно закончил Еременко.

— Да я, в принципе, не против. Что вы там насчет бассейна говорили?

Руки, поврежденные о бронежилеты зажили уже к концу третьего дня, так что Дениса больше ничего не беспокоило, и он полностью отдался отдыху. Привыкнув к постоянным многочасовым тренировкам на базе Вестиар, Денис постоянно чувствовал себя не в своей тарелке, и, спустя два дня безделья, все же решил отправится обратно на базу продолжить занятия с Корнашаром. Сообщив об этом Еременко, получил одобрение и набрал номер посольства вестиарцев, которые пообещали в ближайшее время забрать его из санатория. Положив трубку, Денис по нанофону вызвал Мэй.

— Привет, радость моя, — довольный принятым решением, поздоровался Денис.

— Привет, — нанофон не передавал образы, но по голосу было абсолютно точно понятно, что девушка улыбается, — ты чего такой радостный?

— Мэй, я отправляюсь обратно на базу, а то тут скука смертная, — по китайски это звучало не совсем так, но Денис вкладывал именно такой смысл в свои слова.

— Молодец, Денис, тебе обязательно надо продолжать тренировки, — кивнула невидимому собеседнику Мэй.

— Ты когда собираешься туда?

— У нас все не так просто, милый, мы тренируемся с сенсеем, выбранным корпорацией, — объяснила девушка, — так что полетим перед началом Арены.

— Прилетишь — обязательно мне сообщи.

— Конечно, Денис, обязательно сообщу. Мне пора, ты же знаешь, я не могу надолго отвлекаться, хоть и на разговоры с тобой мне разрешают тратить время, ведь ты спас жизнь господину Ли, и господину Чу, и мне, — снова улыбнулась девушка.

— Я очень по тебе скучаю, Мэй.

— Я тоже, Денис, до встречи.

Времени до прибытия машины посольства оставалось немного, и Денис решил провести его с пользой — развалившись на кровати и мечтая о Мэй.

Глава 4

* * *

6 августа, межпланетная база вестиар N7. Комната Дениса. 13 часов 32 минуты. Время местное.

— Корнашар, привет, я вернулся на базу, чтобы ты меня дальше мучал, — как и обещал, сообщил по нанофону о своем прибытии Денис.

— Здравствуй, Денис, рад слышать, — Денис не видел этого, но знал, что сейчас "эльф" наклонил голову в церемонном поклоне, — иди в свою комнату, я сейчас подойду.

— Захвати мои мечи, — попросил человек.

— Денис, никто, кроме тебя, не может забрать их из хранилища.

Денис уже очень хорошо изучил своего наставника и знал, что тот сейчас недовольно нахмурился.

— Ладно, жду тебя, — сказал человек и отключился.

Сбросив джинсы и футболку, Денис с удовольствием натянул защитный тренировочный костюм и уселся на кровать в ожидании наставника.

— Привет, Корн, — едва дверь отъехала в сторону, вскочил на ноги Денис.

— Привет, — гуманоид тоже пребывал в хорошем расположении духа. — Пошли за твоими мечами и продолжим тренировки.

Денис сам не ожидал от себя той радости, с которой он последовал за татуированным гуманоидом.

— Корн, у меня такой вопрос, — спросил о мучавшем его Денис, — я когда домой приехал, ни в одну вещь не влез, я еще больше стану? Опять гардероб менять?

— Нет, — усмехнулся наставник, — благодаря усиленным нагрузкам и бактериям Ролуолла ты быстро увеличил мышечную массу, теперь симбиот будет располагаться в этом теле, больше скачков не будет.

— Вот и ладненько, а то никаких денег не хватит каждую неделю новые вещи покупать, — позанудствовал Денис.

Забрав из хранилища свои клинки, Денис не смог дотерпеть до тренировочного зала и с удовольствием вытащил их из ножен, в очередной раз наслаждаясь мгновенно вспыхнувшей радуге чувств. Отдавшись на волю адреналина, бурлившего в нем, Денис не заметил, как прошло несколько часов непрерывного боя и Корнашар остановил тренировку.

— Растешь, Денис. Твой организм усилен симбиотом, полученным от Этинуолов, и ты уже мало напоминаешь того юнца, который плакал во время тренировки, — с видимым удовольствием отметил рост своего ученика наставник.

— Ну так и времени прошло сколько, да и тогда у меня не было их, — кивнул человек на свои мечи и впервые подумал о том, что следует дать им имена.

— Корн, а у твоего меча есть имя? — выходя из зала спросил Денис.

— Конечно, — кивнул гуманоид. — Эоршалир.

— О, Самый быстрый? — мгновенно перевел Денис.

— Быстрейший, — слегка поправил его гуманоид.

— Ясно, надо и мне свои мечи назвать, — озадаченно посмотрел на них человек.

— Раз задумался — то надо, — снова кивнул Корнашар, — но не напрягайся, имена сами лягут тебе на язык.

С этими словами довольный Корнашар повернул в свой коридор, церемонно кивнув Денису на прощание. Человек же, задумавшись, побрел к себе, бормоча про себя придуманные имена.

"Братья? Не, ерунда. Тогда Рассекающие? Хм, пафосно-то как! Черт, ничего в голову не идет. Поговорю вечером с Мэй, может, она что посоветует." С этой мыслью Денис вошел к себе, аккуратно поставил клинки в стойку и отправился в душ.

После душа молодой человек резко скосил глаза вправо-вниз, вызывая полупрозрачное меню нанофона, такими же короткими движениями глаз быстро нашел идентификатор Мэй и вызвал ее. Девушка практически сразу ответила на замигавший значок вызова.

— Привет, не отвлекаю? — начал разговор Денис.

— Здравствуй, нет, только что закончились тренировки, сегодня до вечера я совсем свободна, — своим тихим голосом проговорила Мэй.

— Мэй, скажи, ты уже назвала свой меч? — сразу задал интересующий его вопрос Денис.

— Да, конечно.

— И как? — спросил нетерпеливый молодой человек.

— Сияющий во Тьме, — скромно ответила Мэй.

— Ого, красиво! Откуда такое имя? — удивился Денис.

— Тебе придется выслушать долгую историю, может быть при встрече?

— Нет, давай сейчас, — молодой человек сел на кровати, — внимательно тебя слушаю.

— Ну слушай, — Мэй тоже присела. — Наша семья живет в горах, почти на границе с Тибетом, в небольшом городке. Рядом с ним расположен древний храм. Храм древний, и традиции там древние, и очень сильная школа боевых искусств. В нашей стране это большая редкость, но этот монастырь основала женщина, она же основала школу. Древняя воительница позже пропала, имя ее стерлось из памяти, а может быть она сама не хотела его называть. Но имя меча, с которым женщина-основатель не расставалась, сохранилось. Меч звали Сияющий во Тьме. Его изображения сохранились на стенах монастыря. В честь его я и назвала свой меч.

— Вот и я хочу, но что-то в голову ничего не приходит, — озадаченно сказал Денис.

— Не торопись, не думай об этом, и оно само придет, — подсказала Мэй.

— Вот и Корнашар тоже самое говорит, наверное, и правда, само придет. — поставил точку в этом вопросе Денис.

Поболтав о том, о сем, влюбленные попрощались и Денис уснул, хотя в голову все равно пытались залезть имена, но ничего хорошего не прорвалось через блокаду засыпающего мозга.

* * *

12 августа, межпланетная база вестиар N7. Комната Дениса. 07 часов 40 минут. Время местное.

Проснувшись, как всегда, до прихода Корнашара, чтобы успеть принять душ, Денис быстро провел эту процедуру и, натянув тренировочный костюм, вопреки обыкновению вышел в коридор, чтобы встретить наставника там. Корнашар ничем не высказал свое удивление и как всегда поприветствовал Дениса церемонным поклоном.

— Здравствуй, ученик.

— Привет, Корн, сегодня я чувствую, что достану тебя, — уверенно, но с улыбкой сказал Денис.

— Я буду этому очень рад, — улыбнулся в ответ гуманоид.

Впрочем, до середины дня у Дениса так и не получилось осуществить задуманное, а дальше ему помешал маленький полупрозрачный значок вызова нанофона, возникший на самом краю зрения.

— Мэй, привет, очень рад твоему звонку, — поприветствовал девушку Денис, жестом прося у Корнашара передышку.

— Привет, Денис. Знаешь, я уговорила сенсея, что тренировки на базе, с инопланетянином, прошедшим арену, мне будут важнее, чем с человеком, и он согласился, — радостно сказала девушка.

— Здорово… и что? — спросил ничего не понимающий Денис.

— Я на базе, милый, — рассмеялась Мэй.

— А, понял, это же отличная новость, — коря себя за глупость, обрадовался Денис, — сейчас узнаю у наставника, как нам можно встретиться.

— Корн, тут такое дело, — не зная, как объяснить ситацию начал разговор Денис.

— Слушаю, — гуманоид убрал клинок в ножны и оперся на него, выжидательно смотря на человека.

— На базу вернулась Мэй, человек, она тоже тут тренируется, — с трудом подбирая слова, продолжил Денис, — вот… мне бы хотелось с ней увидеться, очень бы хотелось увидеться, каждый день увидеться. Это возможно?

— Понятно, — широко улыбнулся наставник, заставляя татуировки сложиться в совершенно непривычный рисунок, — можно. Я сейчас узнаю, где она находится, а наши тренировки сократим на час, чтобы вы смогли встречаться.

— Спасибо, наставник, огромное спасибо, — Денис взял руку инопланетянина и даже не пожал ее, а, скорее, потряс, — и еще вопрос: я могу хранить мечи в своей комнате? А то вечно таскаться в хранилище неохота, а вчера, после душа, вообще забыл их в стойке.

— Можешь, — кивнул Корнашар, — открыть твою дверь могут только те, кто тобой добавлен в список разрешенных лиц, — успокоил Дениса наставник и отправился куда-то по своим делам.

Какой там час! Сидя и держась за руки в комнате Мэй, влюбленные проводили вместе часы, легко находя темы для разговора. Режим, конечно, не соблюдался. И каждое утро Денис, невыспавшийся, но с горящими глазами встречал наставника, и они шли в тренировочный зал, и только там, вытащив клинки Олуна, Денис на некоторое время мог забыть о Мэй.

28 августа, межпланетная база вестиар N7. 08 часов 55 минут. Время местное.

Корнашар уже забрал Дениса из его комнаты, но из центра тренировочной базы они повернули не к спортивному залу, а направились в другой коридор.

— Наставник? — удивленно обратился к Корнашару Денис, посмотрев на коридор, в который они каждое утро заходили. — Куда это мы?

— Денис, завтра начинается ваша обучающая Арена, сегодня с вас будут снимать данные и копировать в виртуальное пространство, — серьезным тоном ответил гуманоид.

— О как, а я и забыл про это, — внутри Дениса родилось чувство сродни тому, что появлялось у него перед экзаменами в университете: вроде и уверен в себе, но что-то гложет. Неизвестность, наверное.

— Вот именно, забыл, — недовольно сказал гуманоид, — и режим соблюдать забыл.

— Корн, ну пойми меня, — смущенно сказал Денис, любивший подшутить над наставником, но очень дороживший его мнением, — и вообще, расскажи поподробнее: что меня ждет?

— Сейчас к тебе подключат датчики, которые скорректируют имеющуюся информацию о твоих способностях. эта информация считывается при каждом посещении медицинского блока.

— Да нет, что ждет на этой обучающей Арене, — перебил наставника Денис.

— Объясню. После процедуры, — кивнул гуманоид, открывая дверь, — заходи.

Перед человеком был очередной "санблок", точная копия того, в котором он побывал сразу как появился на базе. Вон и "саркофаг", вон и датчики-присоски, правда, "жабы" не было, вспомнил о причудливом создании Денис. Повинуясь указаниям наставника, Денис покорно лег в саркофаг и позволил нацепить на себя всю эту кучу датчиков. Спустя несколько мгновений, Дениса вытащили из аппарата и заставили немного побегать и попрыгать, не снимая с него датчики. Вся процедура заняла всего несколько минут, после чего Денис, снова надев свой комбинезон, вышел из "санблока" вслед за наставником.

— И все? — удивленно спросил Денис.

— Все, — спокойно ответил Корнашар. — Теперь я расскажу тебе про обучающую Арену.

Денис приготовился внимательно слушать.

— Обучающая Арена призвана научить вас не бояться убивать своего противника. На первом этапе, как еще называют обучающую Арену, это сделать в принципе невозможно, на Арене такие случаи бывают, но они крайне редки. Вот это первым делом вы и должны понять, ведь Арена — это не только выявление сильнейшего, это и зрелище, за которым наблюдает вся Вселенная.

— На Арене нельзя убить? — Денис сам не понял, какого чувства в нем больше: удовольствия или разочарования. Он никогда не желал убивать, но ведь теперь он стал обладателем клинков Олуна, а с ними и агрессии.

— Можно, я же сказал, что такие случаи бывают, — гуманоид опять неодобрительно посмотрел на человека: он не любил повторяться. — Арена сама по себе — огромный квантовый соединитель пространства. За вашим состоянием будет наблюдать специально созданный… компьютер, — подобрал человеческое слово гуманоид, — но это не совсем компьютер, в твоем понимании, это биосистема. Так вот Наблюдатель будет постоянно получать информацию о вашем состоянии от датчиков защитных костюмов и от нанороботов, вживленных в ваше тело в период адаптации. Как только появляется угроза для вашей жизни — Наблюдатель транспортирует вас в медицинский блок.

— А как же тогда можно убить, если этот ваш Наблюдатель сразу телепортирует моего противника? — сегодня для Дениса был удивительный день, он все время удивлялся.

— Наблюдатель быстр, но иногда и он не успевает, — терпеливо рассказывал Корнашар, — на последних этапах Арены ваша скорость способна так возрасти, что Наблюдатель может не успеть транспортировать участника, если тому отрубили голову. Спасти участника могут успеть, но вот симбиот в таком теле уже не живет. Если тело умерло хоть на секунду, хоть на долю секунды, бактерии Ролуолла погибнут.

— Ясно. Значит на Арене стараются не попасть в шею? — сделал выводы из услышанного человек.

— Наоборот, — ухмыльнулся Корнашар, — лишить противника головы — большая доблесть на Арене, и очень большая редкость.

— Хм, — Денис тут же подумал о Мэй, — а отказаться от участия можно?

— Можно, — нахмурив брови, ответил гуманоид, — но только один раз. Больше на Арену попасть будет нельзя.

— Ясно, — помотал головой Денис, надеясь, что от этого мысли сами разложатся по полочкам, — скажи, Корн: ты сказал квантовый соединитель пространства, а телепорт ты называл по-другому, это разные вещи?

— Телепорт? — удивился инопланетянин.

— Ну туннель, через который мы с базы домой ходим, — объяснил непонятное слово молодой человек.

— Нет, — понял о чем речь Корнашар, — это разные вещи. Участникам Арены позже будут объяснять принципы работы некоторых устройств, но я могу тебе сейчас рассказать, что сам помню.

— Ага, — вклинился в микропаузу в речи наставника Денис, — расскажи.

— Слушай, — Корнашар даже ухмыльнулся такой прыткости ученика. — Это изобретения народа Вестиар. Аппараты перехода, через которые мы переходим из одного места в другое, основаны на теории струн. Между двумя точками пространства образуется струнный туннель, время перехода между которыми равно константе, — Корнашар все-таки был воином, и научные изыскания не были его изюминкой. — Как я уже говорил, симбиот не живет в умершем хоть на секунду теле, поэтому четыре целых восемьдесят три сотых секунды, чему равна константа при струнном переходе, слишком долго для переноса участника в медицинский отсек. Поэтому на Арене же используется несколько другая система: квантовый соединитель пространства. Как понятно из названия, он просто соединяет две точки пространства и мгновенно переносит предмет между ними. Энергии нужно просто огромное количество на оба способа перехода, но у вестиарцев есть изобретение и на этот случай — что-то связанное с темной материей, — ритон даже почесал затылок, — но именно про это изобретение рассказывали мало, и я немногое понял. Но смысл такой: все вокруг нас — это энергия, даже мы с тобой являемся ее источниками, и вестиарцы придумали как такую энергию собирать и использовать.

— Ну вот, теперь все понятно, — сказал Денис, окончательно запутавшись, — я это… пойду, пожалуй.

— Куда это ты собрался? — чуть не рассмеялся Корнашар. — Бери мечи и выкинь все это из головы.

— Угу, — буркнул Денис, — проще сказать, чем сделать.

Но на самом деле, Денис забыл об этом уже меньше чем через минуту, включившись в бешеный темп разминки, заданный наставником.

* * *

29 августа, межпланетная база вестиар N7. 07 часов 40 минут. Время местное.

Денис проснулся еще до светового будильника и лежал в постели, размышляя, как бы ему угововорить Мэй отказаться от участия на Арене. Резко усилившийся синий свет, который каждое утро будил Дениса, заставил того встать и отправиться в душ. Зашедший Корнашар был, вопреки обыкновению, одет не в тренировочный комбинезон, а в точно такой же, но с какими-то знаками. "Видимо, парадный", — почему-то решил Денис.

— Здравствуй, Денис, — церемонно наклонив голову, поприветствовал ученика Корнашар.

— Доброе утро, ты чего вырядился? — легкомысленно сказал Денис.

— Сегодня начинается первый этап Арены, — торжественно произнес гуманоид.

— Ясно, — Денис потянулся. — Ну ладно, пошли.

Поплутав по коридорам, они вышли в ту часть межпланетной базы, в которой Денис еще не бывал. Свернув в очередной коридор, Денис изумленно остановился: никогда он еще не видел, чтобы вместо коридора с различными помещениями был один огромный зал, насчитывающий сотни "саркофагов".

— Что это? — все еще не двигаясь, спросил человек.

— Это зал первой ступени Арены. Пошли, — сказал Корнашар и мягко подтолкнул в спину Дениса.

Войдя в огромный зал, Денис наконец заметил других участников первой ступени, точно такими же парами — ученик и наставник — они пробирались к заранее выбранным "саркофагам".

— А зачем их так много? — кивнул Денис на соседний аппарат.

— Это, — на секунду замявшись, гуманоид поискал в человеческом языке подходящие слова, — Проводники. Они являются единой системой, которая и создает для вас мир первой ступени Арены. А сколько будет участников первого круга, не знает никто.

— Понятно, а чего мы ищем? Работающий? Работающего? — тут же поправился Денис.

— Они все работают, мы идем к тому Проводнику, на котором я прошел свою первую ступень, — улыбаясь своим воспоминаниям, ответил наставник.

Денис увидел Мэй и обрадованно махнул ей рукой, и тут же остановился, похолодев внутри. "Как же я раньше не подумал, мне придется сражаться с ней". Гуманоид, увидев замешательство человека, посчитал его страхом перед неизвестностью и поддерживающе похлопал того по плечу. Денис же в это время судорожно вызывал по нанофону Мэй.

— Привет, Денис, я знаю, о чем ты хотел поговорить, — мгновенно ответила девушка, — не думай ни о чем, это игра.

— Мэй, я не смогу поднять на тебя руку, — сказал Денис, но все же почувствовал, что его отпускает, это действительно очень походило на игру.

— Милый, если ты не сможешь меня победить, то как ты сможешь меня защищать? — улыбнулась Мэй, и Денис видел эту улыбку: они стояли напротив друг друга, пусть и разделенные несколькими десятками метров.

— Ну, значит, ты будешь меня защищать, — ответил улыбкой на улыбку Денис.

— Это Арена, Денис, и здесь свои правила, убей меня, если сможешь, — подначила молодого человека девушка и отключилась.

— Ты закончил? — спросил понявший все гуманоид.

— Да, — немного повеселевший Денис встряхнулся, — пошли.

Корнашар довел Дениса до нужного Проводника, нажал кнопку на крышке, и Проводник активировался, убрав стенки и освобождая слишком большое для человека ложе.

— Все, Денис, удачи. У тебя есть преимущество над остальными: ты уже убил настоящих противников, получил их симбиота, и у тебя два клинка. В будущем это не будет иметь особого значения, но на первой ступени — это преимущество, — повторил Корн, — воспользуйся им. Удачи тебе.

— Да хранит тебя Наблюдатель, — произнес наставник, нажал кнопку запуска и Проводник, мгновенно закрыв Дениса куполом, погрузил того в сон, отправляя его в виртуальную реальность.

29 августа, межпланетная база вестиар N7. 09 часов 00 минут. Первый этап Арены. Виртуальный мир. Время местное.

Денис осмотрелся. Все тот же синеватый свет, коридор, стены и пол. И больше ничего. Стена, перегораживающая коридор, четко указывала направление движения, так что Денис пожал плечми, вытащил клинки из ножен, укрепленных крест-накрест за спиной, и пошел по единственно возможному пути. Метров через сорок-пятьдесят — развилка: путь пересекали несколько более мелких коридоров. Подумав, что размер имеет значение, Денис продолжил путь по "своему" коридору.

"Неизвестность хуже всего", — пожал плечами Денис и перешел с шага на бег. Увидев впереди еще один перекресток, Денис на секунду замедлил бег, но все же решил не сворачивать. Через пару минут он выбежал в огромный круглый зал, в который выходили с десяток подобных коридоров. Денис аккуратно вышел на открытое пространство, внимательно осматриваясь. И правильно, потому что из соседнего коридора стремительно вылетел гуманоид и побежал к нему. Ниже человека на две головы, гуманоид был намного его шире, с гораздо более длинными трехпалыми руками. Усмехнувшись и подумав "коротышка", Денис поступил весьма опрометчиво, потому что трехпалые руки двигались на удивление быстро. Отбив клинок гуманоида в сторону, Денис не усмотрел за второй рукой, и получил жесткий удар по ногам, с легкостью сбивший его с ног. Перекатившись, тем самым спасая себя от рухнувшего меча, Денис вскочил гораздо более сосредоточенный и злой. Блокировав следующий удар клинка, человек резко взмахнул вторым мечом, пытаясь попасть по длинной руке, но гуманоид оказался хитрее и снова сбил на землю человека, на сей раз пытаясь не добить его одним ударом, а хотя бы зацепить ногу, ударил по ней.

"Мимо", с удовольствием успел подумать Денис и ринулся в контратаку. С максимально возможной для него скоростью Денис раз за разом отбивал в сторону клинок гуманоида и пытался нанести по тому удар, но слишком длинные руки держали на слишком большом для удачной атаки расстоянии. Краем глаза увидев вывалившегося из прохода еще одного гуманоида, на сей раз знакомой расы — это был "эльф", человек решил сменить тактику. В очередной раз отбив клинок противника, Денис рванулся вперед, имитируя такую же, как и десяток предыдущих, попытку достать тело соперника, но резко сменил направление и ударил по длинной трехпалой руке, сжимающей клинок. Меч Олуна, сжимаемый обрубком руки гуманоида, еще не успел упасть на землю, а Денис в стремительном прыжке прервал дикий крик противника, ударом меча рассекая ему горло.

— Осталось тридцать семь участников, — раздался в голове приятный голос, пол которого Денис определить не смог.

"Ух ты, считают", — подумал молодой человек.

Мгновенно повернувшись к замеченному "эльфу", с удовольствием отметил, что тот сражается с обладателем огромной пасти. "А, акуложаб, как же, помню-помню", — подумал Денис и на всякий случай огляделся. Тело его поверженного противника уже исчезло, зато благодаря тому, что повернулся, Денис успел среагировать на летящий ему в голову удар. Сместившись с линии атаки, Денис немного отскочил назад и посмотрел на противника: "человек!" Его атаковал соплеменник. Сказать что-нибудь Денис не успел, отражая удары оскалившегося в неприятной ухмылке человека.

"Ну что ж, да будет так", — с легкостью отбивая клинок в сторону и пытаясь достать ноги противника вторым мечом, подумал Денис. Человек явно не терял времени даром на тренировках, он легко подпрыгивал, пропуская клинок под собой. "Ага! Вот и сказочке конец", — весело подумал Денис, увидев еще одного человека, со спины набегавшего на его противника. Улыбнувшись, Денис снова атаковал противника, пытаясь отвлечь его и не дать повернуться, в надежде договориться с тем человеком, ну не хотелось ему драться с соплеменниками, пока можно было драться с гуманоидами.

Но Денис просчитался, и вот он уже дерется против двоих. "Вот, черт, — чуть ли не обиженно подумал Денис, — Бывает же". Но размышлять на отвлеченные темы было опасно, и Денис быстро переключился на бой.

— Осталось тридцать шесть участников.

Денис бросил короткий взгляд на "эльфа", но тот продолжал бой с "акуложабой". "Где-то в коридорах, наверное", — сама собой появилась мысль в голове Дениса.

Люди не были китайцами, соответственно это были объекты "М" корпорации "Лизард", и они прекрасно работали в паре, показывая Денису великолепно отработанные связки ударов и блоков. Удар — блок, блок- удар, клинки сталкивались с гулким стуком, выбивая своебразный ритм: стук-стук-стук-стук-стук, пауза, стук-стук-стук-стук-стук, пауза. "Пауза", Денис обратил внимание на то, что один из бойцов, нанеся два удара, на секунду замирает, возвращаясь в атакующую стойку. Стук-стук-стук-стук-стук, пауза, стук-стук-стук-стук-стук…

— Аааааа, — закричал боец, зажимая глубокую рану в правом боку.

— Ага, — почти так же громко закричал Денис.

Не давая возможности опомниться, ученик Корнашара прыгнул на раненного бойца, двумя быстрыми ударами заканчивая дело.

— Счет, пожалуйста, — вслух пошутил Денис, разворачиваясь к оставшемуся противнику и отбивая удар, направленный в спину.

— Осталось тридцать пять участников, — прозвучал все тот же приятный голос.

— Осталось тридцать четыре участника, — едва не наложилось начало новой фразы на окончание предыдущей.

Немного расслабившись, Денис едва не пропустил удар в бок, купившись на ложный замах здоровенного чернокожего бойца.

"Надо повнимательней быть, — сказал себе Денис и воткнул клинок в тело человека. — И тебе тоже".

— Осталось три…

— Осталось тридцать два участника.

Денис отметил про себя скорость, с которой убывали участники, и в очередной раз осмотрелся. Но в зале дралась все та же парочка, остальные, видимо, встретились в коридоре.

— Остался тридцать один участник, — вновь сообщил голос.

Голос еще не договорил, а "эльф" уже бежал к Денису.

"Ну что ж, велкам" — подумал Денис, принимая боевую стойку.

Бой с "эльфом" был очень похож на бой с Корнашаром, хоть этот инопланетянин и не был так быстр и силен. Гуманоид настолько хорошо владел мечом, что преимущество в скорости и силе, полученное Денисом благодаря симбиоту двух Этинуалов, практически свелось к нулю. Стремительные атаки, финты, ложные замахи, на самом деле в последний момент оказывающиеся вполне настоящими ударами. Человек работал своими двумя клинками на пределе возможностей. Резко сменив направление клинка левой руки, Денис атаковал выставленную вперед в боевой стойке ногу гуманоида. Хлестким ударом "эльф" отбил клинок и, завершая движение, попытался достать руку человека, но Денис на это и рассчитывал: специально расслабив руку с клинком, он позволил мечу совершить полукруг и уже сверху рубанул по плечу противника, рассекая мышцы плеча. Не дрогнувший гуманоид резко перекинул клинок в левую руку и продолжил атаковать. Но вместе с кровью выходила и сила. А рана была глубокая, так что внезапно ускорившийся человек достал противника, нанося еще одну рану. Колотая рана живота, видимо, не задела никаких жизненно важных органов, но заставила "эльфа" сбросить скорость, чем Денис и воспользовался, сильным ударом отбивая меч противника далеко в сторону и протыкая сердце гуманоида.

— Осталось двадцать шесть участников.

"Ого, я настолько увлекся боем, что не слышал счет?" — сам себе удивился Денис.

Оглянувшись и убедившись, что в зале нет противников, он нырнул в соседний проход, справедливо полагая, что встретит кого-нибудь там. Добежав до первого перекрестка, Денис свернул направо. Через несколько секунд он понял, что узкие коридоры связывают между собой более широкие. Денис пробежал еще один аппендикс и услышал стук ударяющихся мечей, куда тут же и побежал. Бой происходил на перекрестке, "акуложаб" уверенно теснил не виданного ранее Денисом гуманоида. Очень высокий и тонкий, с длинными под стать туловищу руками, гуманоид совсем не походил на воина, с трудом отбивая мощные удары коренастого "акуложаба", уворачиваться у высокого инопланетянина не получалось совсем, и оба понимали, что осталось совсем немного. Как только Денис выбежал на перекресток, бой прекратился, гуманоиды отпрянули друг от друга, ожидая, чью сторону выберет человек. Денис бросился на "акуложаба", стоящего слева от человека, спиной к стене. Гуманоид рубанул по Денису слева направо и сверху вниз, пытаясь одним сильным ударом решить все дело, в этот же момент высоченный гуманоид, выставив меч, начал подбираться к коротышке, но Денис нарушил планы обоих. Ударив по клинку "акуложаба", еще больше ускоряя его движение, Денис на бегу перехватил меч в левой руке обратным хватом, и стремительно приблизился к высоченному противнику. Тот не ожидал подвоха, но все-таки среагировал и ударил мечом бегущего человека. Денис правым клинком отбил влево меч инопланетянина и, разворачивась спиной к противнику, мгновенно всадил левый клинок тому в тело. Благодаря такому маневру, Денис оказался лицом к лицу с опешившим "акуложабом". Не давая себе передышки, человек выдернул из падающего тела клинок и стряхнул капли крови, метясь в лицо второго противника, хоть ни одна капля и не попала в глаза противнику, но тот инстинктивно уклонился. Этого мгновения человеку было достаточно для того, чтобы с хрустом перерубить левую руку противника и вбить клинок в тело, разрубая его до половины.

— Осталось восемнадцать участников, — мелодичный голос спокойно отсчитывал выбывших.

"Это лучшая игра, в которую я когда-либо играл", — промелькнула мысль в голове молодого человека, но, к сожаленью, не заставила его задуматься о кровожадности, охватившей его. Денис отдышался и попытался вызвать меню нанофона, чтобы узнать, как дела у Мэй, однако нанофон оказался недоступен. Денис скрипнул зубами и побежал дальше.

— Осталось семнадцать участников.

— Осталось шестнадцать участников.

— Осталось пятнадцать участников, — рапортовал голос, а Денис все бегал по коридорам в поисках противника.

— Чувствую, плей офф пройдет без меня, — с изрядной долей иронии пробубнил он себе под нос.

Наконец, устав от бессмысленной гонки, Денис выбежал в круг. Вот двое гуманоидов добивают длинного, собрата того, что он убил в коридоре. "Осталось четырнадцать участников". Вот дуэль человека и гуманоида. Денис не раздумывая бросился на помощь человеку.

"Китаец", — удовлетворенно отметил Денис, нападая на гуманоида. Инопланетянин постоянно смещался, пытаясь держать китайца между собой и Денисом, но долго такое длиться не могло. Наконец гуманоид ошибся: не вовремя посмотрел на второго соперника, подбиравшегося сбоку, и упустил из виду клинок китайца, тут же пропоровшего тому бедро. Прихрамываюший гуманоид оказался легкой добычей, помощь Дениса даже не понадобилась.

— Осталось одиннадцать участников.

— Благодарю, Денис, — китаец коротко поклонился, не сводя глаз с потенциального противника.

— Э…откуда ты знаешь мое имя? — удивился Денис, но бдительности не потерял, ухитряясь и поле боя осматривать, и не выпускать из вида китайца.

— Мое имя Фэн Линь, мою сестру зовут Мэй Линь, — коротко ответил парень.

— Понятно, привет, Фэн, — Денис протянул Фэну руку.

— Привет, Мэй о тебе рассказывала, — пожал протянутую руку китаец.

— Об этом потом. Давай в паре постараемся протянуть до конца, ну а там как получится, — предложил Денис.

— Согласен.

— Осталось десять участников.

Голос действительно приятно было слышать.

В круге, кроме людей, остались дерущиеся друг с другом "акуложабы" и двое "эльфов", они яростно отбивались от объединившихся, видимо, по такому же принципу, как и люди, троих инопланетян.

— Так, нас двое, там пятеро, еще двое, итого девять, где-то еще один. Надеюсь, это Мэй, — обеспокоенно произнес Денис.

Но это оказалась не Мэй, это был еще один гуманоид, медленно подбиравшийся к людям со спины. Шажок за шажком, тихо наступая, чтобы люди не услышали, инопланетянин добирался до своей цели. О его присутствии люди узнали только по высунувшемуся из груди Фэна острию клинка. Крутнувшись волчком, Денис одним размашистым ударом отрубил руку не успевшему вытащить клинок гуманоиду, не поднимая второго клинка, он снизу вверх ударил еще окровавленным мечом и пронзил шею гуманоида.

— "Осталось семь участников", — приветливо сообщил голос.

"Эх, не успел познакомиться с Фэном, ладно, после поболтаем. Стоп, семь?" Денис повернулся к центру круга. Один "акуложаб" уже убил другого и бегом направлялся к эльфам, которые все еще успешно сдерживали атаки трех гуманоидов.

"Как поступить? — думал Денис. — Кому помочь?" Но его сомнения прервал "акуложаб", с ревом напавший на "эльфов" со спины. Понимая, что на два фланга им бой не выдержать, два отважных гуманоида, не сговариваясь, кинулись в последнюю атаку. Проскользнув между клинками, один из ринувшихся в отчанную атаку гуманоидов достал трехпалого, но тут же был пронзен двумя клинками. Последний "эльф" кинулся на противников, надеясь поразить хотя бы одного из них, но "акуложаб" оказался быстрее: клинок этого гуманоида прервал атаку, высунувшись из тела "эльфа".

— Осталось четыре участника, — бесстрастный, но все равно приятный голос не забыл подсчитать потери.

"Акуложаб", наверное, надеялся, что сначала оставшая троица убьет человека, а потом они разберутся между собой, но "длинный" сразу атаковал бывшего союзника, и "акуложабу" пришлось отражать атаки двух противников. Денис, не задумываясь, стал на меньшую сторону, уравняв шансы. Достать "длинного" было делом нескольких секунд, хоть у того в руках и была длинная глефа, но он был слишком медлителен. Акуложаб, воодушевившись, тоже достал своего соперника.

— Осталось два участника.

— Ну, вот и финал. Нападай, — позвал Денис противника, принимая боевую стойку.

С каким-то свистящим выдохом противник напал. Коренастый гуманоид наносил быстрые и сильные удары, пытаясь пробить оборону человека. Главной задачей Дениса стало отбивать клинок врага. Удары были настолько сильны, что Денису приходилось вкладывать всю силу в блоки, чтобы увести клинок соперника в сторону и не дать ему проломить свою оборону. Как ни странно, за весь первый этап Денис ни разу не почувствовал усталости. Его противник, видимо, тоже, потому что удары не ослабевали, правда, и блоки Денис ставил все с той же силой.

"Так мы можем биться до бесконечности, надо что-то думать", — человеку наскучило однообразие. "А попробуем-ка вот так", — подумал Денис и резко сменил тактику. Не став подставлять свой клинок под удар инопланетянина, человек резко сместился вправо, уходя от удара, и быстро рубанул в ответ. Новая тактика сразу принесла свои плоды — первый же удар достиг цели, оставив неглубокую рану на правом предплечье противника. Но гуманоид не обратил на это внимания и со всей скоростью и силой, на которую был способен, нанес рубящий удар, который должен был разрубить Дениса на две половинки. Такое развитие событий не устраивало человека, и он сместился в этот раз влево, уходя с линии атаки, и, соединив шаг и удар, погрузил клинок в тело гуманоида.

— Объявлен победитель: Денис Новиков с планеты Земля, — подвел итог бесстрастный голос.

Проводник раскрыл свои объятья, выпуская человека обратно в зал.

* * *

29 августа, межпланетная база вестиар N7. 14 часов 12 минут. Время местное.

— Я даже не ожидал, что прошло больше четырех часов, — сказал Денис, откусывая от витаминного батончика.

— Так всегда бывает, — пояснил Корнашар. — Я наблюдал за твоим боем, ты все делал правильно, но на одной интуиции ты долго не продержишься. Так что отработаем некоторые приемы против разных рас, и еще тебе стоит выучить расположение внутренних органов у всех своих противников…

— Хорошо, Корн, — Денис улыбнулся, — ты отлично меня подготовил, мне понравилось.

— Да, Денис, но своей подготовкой ты обязан не мне, а своему организму, очень быстро усваивающему бактерии Ролуолла. Слишком быстро. Я боюсь, что ты скоро не сможешь принять симбиота. Слишком быстрое насыщение может снизить емкость организма. Но сегодня ты победил, а я выиграл немного туаров, — улыбнулся наставник, — я поставил на тебя.

— Тотализатор… — Денис и сам иногда делал ставки на тотализаторе, но со своим "великолепным" спортивным чутьем, ни разу не выиграл. — Здорово.

— За победу тебе полагается вознаграждение, — обрадовал Корнашар, — перечислено на твой счет.

— Ух ты, много? Что я могу на них купить? И вообще, где я могу их потратить? — завалил вопросами инопланетяина человек.

— Не очень много, за победу на следующих этапах Арены, получают больше. Теперь ты полноправный воин Арены и можешь выходить в общую часть базы.

Уточнив у инопланетянина, что и где находится, Денис поспешил на встречу с Мэй. Впервые они отправились за тренировочный комплекс. Выйдя в центр базы, они, следуя указаниям Корнашара, свернули в коридор, ведущий в бар. Ничего нового по дороге они не увидели против ожидания. Но бар им понравился.

— Денис, ты был великолепен, — улыбнулась Мэй.

— Ты видела? Ты сама-то как? Чего-то я тебя не встретил, — Денис отхлебнул напиток, рекомендованный Корнашаром. — Мм, действительно приятно. Попробуй.

Девушка сделала небольшой глоток и зажмурилась от приятного, но сильного вкуса.

— Да, здорово, — открыв глаза, улыбнулась Мэй. — Конечно видела. В зале был огромный экран, на котором показывали самые интересные бои, и в ложе Проводника встроены небольшие экраны для наставников, там можно следить за выбранным участником. Я следила за тобой, ты отлично дрался.

— Да нет, — Денис расправил плечи, — мне просто повезло, — выпятил грудь, — я еще многого не умею, — задрал подбородок.

Мэй звонко рассмеялась и чмокнула в щеку засмущавшегося Дениса.

— Ну ладно, — все еще смущаясь пробормотал молодой человек, — расскажи про себя.

— Я сразу встретила лонуна и выиграла у него, — девушка старалась избегать слова "убила".

— Кого?

— Лонун — невысокий инопланетянин, обладатель длинных рук с тремя пальцами, — объяснила Мэй.

— Ясно, продолжай.

— Потом на меня напал ритон…

— Кто? — перебил Денис.

— Ты не знаешь расу своего наставника? — удивилась девушка.

— Понятно, — Денису стало стыдно. Как он мог до сих пор не поинтересоваться!

— Пока мы дрались с ритоном, сзади напал курпан, это очень высокий гуманоид с длинными руками и голубоватой кожей, — без обиняков уточнила Мэй, — и я очнулась в Проводнике. Сразу включила экран, чтобы следить за тобой.

— Понятно, — в который раз сказал Денис.

Девушка улыбнулась и на несколько секунд прильнула к плечу молодого человека.

Когда пришло время расплачиваться, Денис приготовился впервые совершить этот процесс. Как рассказывал Корнашар, надо провести любой частью тела над терминалом, появится окошко, наподобие того, что вызывает нанофон, и движением глаз подтвердить оплату. Но сделать это ему не удалось.

— Победителю первого этапа сегодня подарок, — сказал инопланетянин уже знакомой Денису расы — курпан.

— Спасибо, — Денис помахал в ответ на поднятые посетителями в его сторону стаканы и бокалы со всяческими напитками.

— Когда следующий этап? — спросил Денис, провожая девушку в ее аппартаменты.

— Через три дня.

— Мэй, — Денис даже остановился, от внезапно сверкнувшей мысли, — а ты не хочешь со мной в Москву?

— Я думала, ты никогда не предложишь. Конечно, я хочу провести с тобой несколько дней.

— Ну а что же ты сама не предложила? — пытась выглядеть серьезным, спросил Денис, млеющий от взгляда девушки.

Укоризненный взгляд был ему ответом.

* * *

Америка, штат Иллинойс, Нью Йорк. Небоскреб корпорации "Лизард".

55-й этаж, зал заседаний Совета директоров.

22 августа 2013 года. 9 часов 13 минут. Время местное.

— Ну что ж. Не нахожу в действиях начальника аналитического отдела никаких изъянов, — произнес член Совета Директоров корпорации "Лизард", когда управляющий выключил экран после просмотра записи скрытой видеокамеры Черешникова.

— Результат не достигнут: Денис Новиков не принял нашего предложения. Считаю необходимым определить причины неудачи и наказать виновного, — другой член Совета Директоров был иного мнения об инциденте.

Виновник инцидента с последним выступающим был, видимо, не согласен. Держался Черешников уверенно и спокойно.

— Я вел себя согласно всем наработкам, объект уже почти согласился, но вмешался глава корпорации "Пламя" Еременко. Предлагаю провести боевые операции по уничтожению обоих, — Черешников встал и раздал всем присутствующим листки с планами операций. — Я и мой отдел уже разработали планы по устранению объектов. Жду вашего утверждения.

Члены Совета на несколько минут углубились в чтение, внимательно изучая предоставленные планы.

— Согласен, пусть молодой человек себя реабилитирует. Особенно меня порадует устранение Еременко, — поджарый человек хищно улыбнулся.

— Я тоже не против, — еще один член Совета принял сторону Черешникова, остальные выжидательно смотрели на мужчину, сидящего во главе стола.

— Акцию против Еременко я разрешаю, а вот насчет объекта "человеколюб" — я против. С этим повременим, — мужчина говорил неторопливо, но очень веско, будто поднимал и опускал штангу.

— Соотечественника пожалел, Сергей? — ухмыльнулся поджарый.

— Соотечественника? Я уже больше двадцати лет живу в этой стране, да и вообще, той страны, из которой я бежал, больше нет, — мужчина тяжелым взглядом уставился на поджарого. — Ты же знаешь, что интересы корпорации для меня превыше всего, и уж никак на мое решение не повлияет то, что объект родился в той же стране, что и я.

— Ну ладно, ладно — поднял руки ладонями к собеседнику поджарый, — пробуй его уговорить, но если и у тебя не получится, то надо устранять.

— Согласен, — мужчина во главе стола поднялся и обвел всех собеседников глазами.

— Согласен.

— Согласен.

— Согласен.

— Согласен.

— Утверждаю.

* * *

29 августа, Россия, Москва. Здание посольства народа Вестиар. 12 часов 03 минуты. Время местное.

Денис поймал в объятия вышедшую из телепорта Мэй и поцеловал ее.

— Ну что, пошли? — Денис указал на дверь. — Москва ждет нас.

— Пойдем, — кивнула Мэй.

Взявшись за руки, молодые люди вышли из комнаты прибытия. В зале круглосуточно дежуривший сотрудник встретил их и вызвавший машину.

— Куда? — спросил Денис, и тут же предложил, — давай ко мне, возьмем деньги и пойдем погуляем.

— Веди, Денис, — полностью положилась на любимого Мэй.

Зайдя в квартиру, Денис вспомнил о просьбе Еременко и, пока Мэй заваривала чай, позвонил ему.

— Александр Евгеньевич, добрый день.

— Привет, Денис, видел тебя в бою — впечатляет, — похвалил молодого человека подполковник. — Ты звонишь сообщить о прибытии, или с какой-то целью?

— Ну, вы же просили звонить, когда прибуду, — сказал ошарашенный молодой человек, слегка запинаясь. — А как вы видели? Вы были на базе у инопланетян?

— Нет, — рассмеялся глава корпорации "Пламя", — вестиарцы поставили несколько крупных экранов и транслируют туда изображение с Арены, и по кабельному можно посмотреть. Так что дерзай, мы все на тебя смотрим.

— Нда, я даже не знал, — потихоньку начал приходить в себя Денис.

— Денис, если хочешь — завтра можем встретиться, а сегодня погуляй по Москве, покажи девушке город, — спокойным тоном произнес подполковник ФСБ.

— Э…откуда…

— Денис, ты забыл, где я служу? — удивился его удивлению Еременко. — Деньги на расходы мы положили на твою карточку, не ударь в грязь лицом перед Мэй. Завтра позвоню и договоримся о встрече.

Денис уставился на трубку. "Есть что-то, чего ты не знаешь?" Александр Евгеньевич казался вездесущим, всевидящим и всезнающим. Но впереди был целый день с Мэй и отвлекаться на такие мысли не хотелось.

День прошел великолепно. Арендовав машину на сутки, благо сумма на карточке была действительно внушительная, Денис свозил Мэй за одеждой.

— Милая, тебе же надо во что-то переодеваться? — уговаривал он отнекивающуюся девушку, у которой тоже была неплохая сумма на счете, но чтобы перевести в рубли, пришлось бы ехать в банк, да и Денис хотел сделать любимой подарки.

Бросив пакеты в машину, молодые люди, взявшись за руки гуляли, получая удовольствие от каждой проведенной вместе минуты. Под вечер Денис спросил:

— Мэй, давай прогуляемся на место первого поцелуя? Заодно в "Авроре" перекусим.

— Поехали, — загадочно улыбаясь, рассмеялась девушка.

Доехав до ресторана, молодые люди действительно зашли перекусить, но сегодня сделали это быстро, желая поскорее попасть на заветное место. Теплый вечер благоволил прогулке влюбленных, и они незаметно дошли до памятного места. Сладкое чувство нежности захватило Дениса, тоже самое происходило и с Мэй. Влюбленные прильнули друг к другу, стараясь быть еще ближе. Странный шепот и стук убегающих ног заставил их повернуться, а потом и улыбнуться: они узнали силуэты улепетывающих хулиганов.

30 августа, Россия, Москва. Квартира Дениса Новикова. 9 часов 12 минут. Время местное.

Молодые люди уже заметили, что время на базе и в Москве отличается. Поэтому молодые люди, привыкнув к режиму инопланетной базы, проснулись уже давно, сразу вслед за вставшим солнышком и просто лежали и болтали. Наконец, пересилив себя, поднялись и по очереди сходили в душ. Позавтракав, молодые люди только собирались выработать маршрут, как позвонил Еременко.

— Доброе утро, Денис, передавай привет Мэй, — поздоровался фээсбэшник, — уже встали?

— Доброе утро, Александр Евгеньевич. Да, вот думаем, куда б пойти, куда б податься, — шутливым тоном сказал Денис.

— Как насчет поездки за город? Шашлыки с меня, хорошая компания с вас, — поддержал шутливый тон подполковник.

— Мм, сейчас, — немного опешил не ожидавший такого от серьезного фээсбэшника Денис. — Мэй, нас на шашлыки приглашают, ты как? — спросил у валявшейся, задрав ноги на стену, девушки, Денис.

Мэй приняла верное относительно земли положение и ответила: "К такому повороту событий я как-то не готова… и надо сказать, я не уверена, что…", но не договорила и, рассмеявшись, сказала: "Милый, я — как ты."

— Хорошо, Александр Евгеньевич, мы согласны. Где встретимся?

— Сидите дома, сейчас сам подъеду, вас заберу, — старый вояка любил все держать под личным контролем.

Минут через сорок Еременко позвонил и сказал, что подъехал. Молодые люди вышли на улицу, улыбаясь хорошей погоде. Перед подъездом стоял черный тонированный Геленваген. Приятно рыча пятилитровым двигателем, мерседес быстро доставил их в Солнечногорск, на базу "Пламя".

Расположившись на чистой, ровно подстриженной полянке, словно созданной для пикников, Еременко коротко бросил водителю: "Разжигай" и кивнул на установленный мангал. Водитель не мешкая достал из багажника все необходимое и отправился к мангалу заниматься делом. День был ясный и летний.

— Денис, — обратился подполковник, одетый в штатское, но все равно выглядевший словно в форме, в строю, — спроси у Мэй, не будет она возражать, если я возьму у нее немного крови на анализ.

— Александр Евгеньевич, — укоризненно обратился к смотрящему кристально честными глазами подполковнику Денис, — я думал, вы нас и правда шашлыков поесть позвали. Природой насладиться, тишиной…

— Совмещаем приятное с полезным, — поднял указательный палец Еременко.

После утвердительного кивка девушки Еременко взял у Мэй немного крови, отдал подбежавшему сотруднику и откинулся в шезлонге.

— Рабочие дела закончены, в свой законный выходной можно и отдохнуть.

Над поляной уже раздавался звук шипящего жира, капающего на раскаленные угли, а ноздри щекотал запах жарящегося мяса, как вдруг Еременко резко дернул шезлонг, на котором лежал, опрокидывая его вправо.

— В машину, она бронированная, — заорал подполковник, перекатываясь и выхватывая откуда-то из-под рубашки пистолет.

Водитель тоже не медлил, упав на траву возле мангала, выхватил пистолет и начал стрелять в нападавших. Только сейчас Денис, инстиктивно бросившийся закрывать собой любимую, увидел их. Бойцы в черном, в касках-черепахах, в бронежилетах, с какими-то непонятными автоматами в руках. Денис, схватив Мэй на руки, закинул ее в джип, затем резко захлопнул за ней дверь, оборачиваясь к месту действия. Водитель успел опрокинуть мангал ударом ноги, высыпав горящие угли на одного из нападавших, в данный момент корчившегося на земле, но был убит очередью другого бойца. Быстрыми перекатами Еременко, отстреливаясь, уже почти добрался до бронированного Геленвагена, но ему мешала раненая в первые секунды боя нога. Денис сориентировался и бросился на врага, пробежав до края поляны, с которого наступали атакующие, меньше чем за секунду.

Прямого указания устранить спутников Еременко нападавшие не получали, их задачей было уничтожение главы корпорации "Пламя", но водитель оказывал активное сопротивление, а этот парень уж слишком резво бросился в бой. Поэтому сотрудник корпорации "Лизард", стоя на колене для лучшего упора, послал очередь в стремительно бегущего парня. Но тот, увидев направленное на него дуло, прыгнул параллельно земле, максимально уменьшив зону поражения, и очередь прошла мимо. А резвый парень оказался слишком близко, перекатившись через голову и вынырнув прямо перед стрелком.

Денис увидел поворачивающееся дуло неизвестного автомата и прыгнул, мягко приземлившись на руки, и лицом к лицу очутился с пытавшимся навести на него автомат бойцом. Воин Арены ударил точно под забрало шлема, и автоматчик обмяк, падая на Дениса. Швырнув тяжелое тело в нападавших, Денис, не обращая внимания на крики Еременко "Куда? Уйди с линии огня!", сломал руку следующему бойцу, выдирая у того автомат.

Еременко лежал под бампером бронированного мерседеса и методично отстреливал атакующих, поменяв уже вторую обойму своего Глока. Рванувшийся вперед Денис практически перекрыл ему зону стрельбы, подполковник ФСБ перед каждым выстрелом тщательно прицеливался, что сильно уменьшило скорость стрельбы.

Мэй выскочила с другой стороны автомобиля и выглянула из-за него. Увидев Дениса в бою, не раздумывая, бросилась ему на помощь, еще больше мешая Еременко стрелять.

У Рината, работавшего на "Лизард" по найму, никаких посторонних мыслей не было. Раньше он служил в спецназе, поэтому действовал на инстинктах, выработанных многочисленными боями. Увидев рядом врага, он спокойно всадил ему в бок очередь из своего пистолета-пулемета "Кедр".

Мэй дико закричала, увидев падающего с распоротым боком Дениса, и, захватив голову бойца, подстрелившего ее любимого, в захват, резко перекрутила руки, ломая тому шейные позвонки.

Выкатившись из под машины, Еременко вскочил и, прихрамывая на раненую ногу, бросился к Мэй, беспорядочно стреляя в боевиков, заставляя тех залечь.

Наконеч подоспела помощь. Группа быстрого реагирования корпорации "Пламя" броском преодолела поляну, перекрестным огнем подавив последних выживших.

Денис лежал на земле, ему было невероятно хорошо. Тихо и спокойно, его даже не отвлекал слегка ноющий бок. Что-то кричала Мэй, стоя на коленях и держа его голову в руках, но он не слышал. Мэй быстро взяла себя в руки: сказывалось воспитание и впитанные многовековые традиции. Быстро вызвав по нанофону своего наставника, который улаживал какие-то свои дела в посольстве Вестиар в Пекине, Мэй рассказала ему о случившемся.

— Я сообщу в московское посольство. Вези его в туда, сразу к туннелю, струна приведет его прямо в медицинский отсек. Поторопитесь!

Мэй понимала, что сейчас вся надежда на подполковника ФСБ, но как объяснить ему все?! Русского она не знала, Денис перевести сейчас ничего не мог, а то, что подполковник может знать английский, ей и в голову не пришло. А зря.

Показав фээсбэшнику на автомобиль, потом на Дениса, Мэй резким движением выбросила руку вверх. Понимая, что шансов на то, что ее поймут, очень мало, Мэй подняла на руки Дениса, которому бойцы уже перевязали раны. Маленькой китаянке, несмотря на ее силу бойца Арены, было неудобно нести атлета, каким был сейчас Денис. Но надо было спешить, ранение оказалось серьезным, и Мэй, с Денисом на руках почти бежала к машине. Сильно прихрамывающий на правую ногу Еременко старался не отставать. Добежав до машины, непреклонная китаянка устроила любимого на заднем сидении и указала Еременко на водительское место. К счастью, подполковник оказался не только хорошим стрелком, но и умным человеком.

Глава корпорации "Пламя", понял все что хотела ему сказать Мэй, наверное, потому, что и сам думал о том же: единственная возможность спасти Дениса — отвезти его как можно быстрее к посольству Вестиар, откуда Денис мог добраться до инопланетян, гораздо более сильных в медицине чем люди. Поэтому, не тратя времени на объяснения, Еременко сел за руль. Рванув с места, превозмогая боль в ноге, Еременко повел машину к дороге. Переломав по пути все встреченные кусты, тяжелый Геленваген вылетел на трассу. Еременко включил сирену и стробоскопы и нажал на акселератор. Не убирая немеющую ногу с педали газа, фээсбэшник буквально долетел до Москвы, не обращая внимания на разметку, впрочем, в Москве он вел машину точно так же и долетел до посольства за каких-то полчаса. Все это время Мэй разговаривала с Денисом, не давая тому закрыть глаза, она покрыла его лицо несколькими слоями поцелуев. Когда Еременко, с трудом выбравшись из машины, хотел вытащить Дениса, Мэй оттолкнула подполковника, схватила Дениса на руки, словно ребенка, и бегом побежала в здание посольства. В посольстве их уже ждали, поэтому маленькая китаянка с мужчиной на руках, который истекал кровью и глупо улыбался, беспрепятственно пробежала к телепорту и ворвалась в него словно ураган.

— Клади, — указал курпан на "саркофаг".

Положив Дениса, окровавленная Мэй в изнеможении села рядом прямо на пол.

— Если дотянул до нас, значит, не умрет уже. Иди, отдохни. Я сообщу, когда он придет в себя, — успокоил девушку и гуманоид считал излучение ее идентификатора.

Телепортировавшись на тренировочную базу, Мэй приняла душ, выкинула окровавленную одежду и надела тренировочный костюм. Девушка не находила себе места. Умом она понимала, что успела, что Денису ничего не грозит, но сердце Мэй не могло успокоиться. Некоторое время она металась по комнате, но когда тревога стала невыносимой, девушка схватила Сияющего во Тьме и побежала в тренировочный зал, где ее уже ждал наставник.

* * *

31 августа. Межпланетная база вестиарцев N7, медицинский отсек. 12 часов 12 минут. Время местное.

Денис открыл глаза и увидел над собой крышку. "Да ладно, это не может быть гроб". Денис просто не успел испугаться, хотя сердце екнуло, но в этот момент крышка "саркофага" разъехалась, и Денис увидел улыбающееся лицо курпана.

— Кааак вы сеебяаа чуувствуетеее? — сильно растягивая гласные, спросил "доктор".

— Нормально, — Денис пожал плечами и сел. Он действительно чувствовал себя нормально.

— Оотлиично. Вааши пооказааателии в нооормее. Моожетеее идтиии, — сказав эту фразу, курпан указал человеку на дверь и отвернулся к монитору, изучая ему одному понятные графики.

Денис встал с ложа, в которое превратился саркофаг, убравший стенки, и отправился в указанную дверь, но перед тем, как человек сказал волшебное слово "откройся", "доктор" еще раз повернулся к нему и сказал:

— Учаастиее в слеедуующеем этааапе Аареены совееетуую оотменииить, — и тут же снова уткнулся в свой монитор.

"Да что произошло-то? Почему отменить участие на Арене?" Денис прислушался к своим ощущениям: все в порядке, ну, правда, слабость какая-то, но так бывает, когда не выспишься. Человек не успел сделать нескольких шагов, как замигал значок вызова нанофона.

— Привет, Мэй! — обрадовался Денис, и подумал, что вот сейчас все разъяснится. — Что произошло? Объясни толком.

Мэй объяснила, но сначала заставила Дениса десять раз повторить, что с ним все в порядке. От услышанного Денис чуть не впал в состояние, аналогичное тому, в котором он пребывал сразу после ранения. Через несколько минут он чуть не упал от налетевшей на него Мэй, заключившей его в такие объятия, что, казалось, трещат ребра.

— А с виду такая хрупкая, — протянул Денис, потирая бока.

— Я тебя еще и на руках несла, — счастливо засмеялась девушка.

— Вот радости привалило! Кто теперь из нас мужчина? — серьезность Дениса не смогла устоять под напором женской нежности и сдалась.

— Тебе придется завоевать это звание, — Мэй наконец отпустила Дениса, потом снова на мгновение прильнула к нему, чмокнула в щеку и уже окончательно отошла.

— Завоюю, — кивнул Денис, — надо Корнашару сообщить, переживает, наверное.

— Надо же, вспомнил обо мне, — неслышно подошедший наставник стоял, прислонившись к стене коридора.

— Корн, черт тебя побери, до инфаркта доведешь, — вздрогнул Денис, но тут же улыбнулся и крепко пожал руку инопланетянину.

— Ну что ж, вижу, что у тебя все в порядке. Завтра зайду за тобой как всегда, будь готов. Ты же не решил отказаться от участия в следующем этапе? — Корнашар уже был в курсе рекомендаций курпана.

— Да ни за что! Мне еще доказывать Мэй, что я мужчина, — подмигнул любимой Денис.

— Понятно… — ничего не понял Корнашар. — Доверяю твое хорошее самочувствие Мэй.

Гуманоид церемонно поклонился девушке, потом Денису и ушел, оставив молодых людей наедине. Денис тоже решил не терять зря времени.

— Мэй, может пойдем поедим? — Денис вдруг почувствовал, что страшно голоден.

— Конечно, — тут же согласилась девушка. Ей было все равно, куда идти, главное — с Денисом.

Благодаря призовым за победу в первом этапе, Денис не стеснялся в баре. Длиннорукий лонун принес заказ — запеченных утнашиков с Пиноат и коктейль Андромеда. Тот самый, который молодые люди пробовали в свое первое посещение бара.

— Денис, ты кушай, а я пока не хочу, — смутилась Мэй, увидев незнакомое лакомство.

— Ну да, немного на крыс похожи, но говорят же — вкусно. Я попробую, — и Денис решительно насадил на двузубую вилку утнашика, — мм, вкусно, — с набитым ртом проговорил Денис.

Глядя на урчащего от удовольствия Дениса, Мэй решилась все-таки отведать экзотическое блюдо. Попробовав, она поняла, почему Денис не кушает молча: такой вкуснятины на Земле она никогда не пробовала. Насытившись, молодые люди не спеша потягивали безалкогольный коктейль, более внимательно присматриваясь к окружению. Небольшая группа инопланетян, стоявшая у странной картины на дальней стене, поредела. Денис вдруг присмотрелся повнимательнее:

— Смотри, Мэй, а картина-то, кажется, и не совсем картина…

— Ты шутишь? А что это?

— Ты только не смейся, но мне кажется, что это окно. Пойдем посмотрим? — Денис встал и вопросительно посмотрел на Мэй.

Мэй, заинтересовавшись словами Дениса возражать не стала, и они направились к тому, что вначале приняли за картину.

В большой раме оказалось стекло. Но не обычное. На первый взгляд казалось, что на нем, а вернее, внутри него, в его толщине, просто абстрактные пятна, полосы и точки.

Лонун, оставшийся в одиночестве и почему-то согнувшийся, словно в поклоне, перед картиной, выпрямился и улыбаясь молодым людям, жестом указал на нижнюю часть рамы:

— Пожалуйста, подходите. Это очень красиво. Захватывающее зрелище!

Ничего не понимающие Денис и Мэй улыбнулись лонуну и, подойдя к "картине", увидели на довольно толстых трубках нечто, похожее на окуляры.

— Кто первый? — спросил Денис.

— Сначала ты, — уступила Мэй, видя его нетерпение.

Денис приник к окулярам и замер. Красноватая спираль, состоящая будто из окрашеного дыма или тумана, светилась множеством больших и малых лучистых точек пурпурного, желтого, розового цвета, и сам туман словно дышал, меняя окраску от размытого красного до сине-фиолетового.

— Ну, что же там? — не выдержала Мэй.

Денис оторвался от можного телескопа, совершенно непонятно как вмонтированного в стену, и завороженно произнес:

— Это, навреное, какая-то туманность где-нибудь на том краю света. Даже в этот телескоп смотришь на нее словно с огромного расстояния.

Мэй даже не пришлось наклоняться, чтобы посмотреть в окуляры. Оторваться девушка уже не смогла. Она вслух и про себя повторяла: "Как красиво! Какое чудо!"

— Денис, это потрясающе! А говорят, что в космосе мрак, все черное, а тут…

* * *

1 сентября. Межпланетная база вестиар N7, комната Дениса. 07 часов 22 минуты. Время местное.

— Все, лентяйка, пора вставать, — Денис решительно встал и потянулся, — скоро Корнашар зайдет.

— Ты иди в душ, а я как раз встану, — приоткрыв один глаз, хитро сказала Мэй.

— Хорошо, — Денис нырнул в душевую, где с наслаждением встал под тугие струи контрастного душа.

Вернувшись, Денис обнаружил невежливо повернувшуюся к нему спиной и мирно посапывающую девушку.

— Ну нет, так не пойдет, — с шутливым возмущением Денис стянул с Мэй одеяло, взял ее на руки и просто понес ее душ.

Мэй, еще полусонная, уютно лежа в сильных руках Дениса, посмотрела ему в глаза, вздохнула и печально констатировала:

— Изверг!

— Мы рискуем получить нагоняй от Корна, — ответил ей Денис, — а мне снова переодеваться, — намекнул он на намокший комбинезон.

Тем не менее они почти успели.

Когда Корнашар, как обычно, ровно в восемь появился у двери, то заметил только скользнувший за угол девичий силуэт, но ничего по этому поводу не сказал.

— Доброе утро, Денис, — церемонный поклон. Традиции, тут уж ничего не поделаешь.

— Привет, Корн, я готов, — Денис и правда уже вытащил клинки из стойки и жаждал отправиться на тренировку.

Не любивший долгих разговоров гуманоид только кивнул, развернулся и вышел из комнаты, не проверяя, пошел ли за ним Денис, он это не только знал, но и чувствовал своим безотказным чутьем воина.

После четырех часов непрерывного боя Корнашар сделал перерыв, чтобы перекусить.

— Денис, ты потерял много крови, а с ней и симбиота. Тебе искусственно увеличили скорость образования кровяных телец, но количество симбиота мы уже поднять не можем, теперь ты можешь сделать это только в бою. Это похоже на проигрыш на Арене, победитель ведь забирает бактерии Ролуолла побежденного. Завтра тебе будет намного тяжелее, чем на первом этапе. Былого превосходства не будет. Слишком много симбиота ты потерял. И последнее: имей в виду, что расслабляться нельзя. Второй этап — это уже настоящая Арена, не через Проводников, — раскрыл секрет гуманоид.

— Вот оно как! — сделал вид, что удивился Денис. — Спасибо за предупреждение.

Инопланетянин посмотрел тяжелым взглядом на человека и встал со скамьи.

— Давай отрабатывать приемы против представителей разных рас. Если у тебя нет сейчас превосходства в силе и скорости, пусть будет в мастерстве, — гуманоид сделал несколько быстрых ударов своим мечом.

— Нда, мне бы такую же скорость, как у тебя, и победитель был бы уже известен, — смахнув крошки, Денис решительно встал и выхватил клинки.

Тренировка сегодня затянулась. Корнашар гонял Дениса, заставляя доводить до автоматизма новые приемы. Под вечер Денис увидел вошедшую в тренировочный зал Мэй, улыбнулся ей и тут же получил удар по спине.

— Не отвлекайся, каждое мгновение ты должен знать, где находится оружие соперника, — Корнашар не был злым, просто он хотел, чтобы Дениса не убили в первом же бою.

После прихода Мэй прошло еще два часа, прежде чем Корнашар опустил меч.

— Достаточно, лучше уже не будет, сейчас иди отдыхай. Оба, — гуманоид посмотрел на девушку, — у вас завтра Арена. Вам надо выспаться и набраться сил.

— Спасибо за заботу, — Мэй склонилась в полупоклоне, что растопило инопланетное сердце.

— Ладно, пообщайтесь немного и спать, — но Корнашар все равно выглядел строгим.

— Хорошо, друг, спасибо, — усмехнулся Денис, отлично знавший наставника.

Молодые люди были слишком возбуждены мыслями о предстоящем втором этапе, чтобы сразу уснуть. Еще час они проболтали, и только потом Денис, изможденный сегодняшней тренировкой, провалился в сон. Мэй улыбнулась, посмотрев на не договорившего фразу молодого человека, чмокнула в щеку и тоже уснула.

2 сентября. Межпланетная база вестиар N7, комната Дениса. 08 часов 02 минуты. Время местное.

Корнашар зашел за Денисом в костюме с нашивками, точнее, нашивками они не были, но человеку привычнее было так называть знаки отличия на парадном комбинезоне гуманоида.

— Пойдем, Денис. Сегодня твой первый настоящий бой на Арене.

— Ага, пошли, — рассеянно сказал Денис, еще раз оглядываясь в надежде найти Мэй, когда он проснулся, рядом ее не было.

— Если есть возможность, сначала выбирай противников послабее. Курпаны на первых этапах плохие воины, но, преодолев некоторый рубеж, они становятся очень опасными. Ритоны опасны всегда, на нашей планете воинское искусство ребенок начинает постигать, едва сможет поднять меч. Лонуны, как и трагоны, особенно опасны на первых этапах. Про людей пока ничего сказать не могу, но будь осторожен. В прошлый раз тебе повезло, когда ты дрался против двоих своих соплеменников. Но на этот раз у тебя не будет преимущества, помни, что ты потерял много симбиота, — Корнашар был на удивление разговорчив, видимо, сказывалось волнение.

В этот раз они не пошли ни в один из известных Денису коридоров. Отлично ориентируясь, Корнанар провел своего подопечного сложным, но самым коротким путем, повторить который один бы Денис не смог. Вскоре они оказались перед дверью с небольшим красным треугольником и перекрещенными мечами в нем.

— Как будешь готов, скажи "откройся", — ободряюще похлопав по спине человека, сказал Корнашар.

— Да чего уж там! — Денис посмотрел на наставника, потом на дверь. — Откройся.

Дверь разделилась на две половинки, которые быстро ушли в стены, освобождая проход.

— Вон туннель перехода. Этот туннель ведет только на Арену. Раньше времени он все равно не сработает, но если опоздаешь — пропустишь этап. Как только свет станет красным — входи.

— Хорошо, Корн, не беспокойся, я помню все, чему ты меня учил, — и Денис решительно вошел в комнату.

— Да хранит тебя Наблюдатель, — тихо произнес в закрывающиеся створки традиционное напутствие инопланетянин.

Денис не стал заморачиваться насчет света и сразу встал в телепорт. Сколько времени он так простоял, Денис не считал, но в один момент свет стал красным и человек сразу собрался. Момент перехода осознать было невозможно: раз — и все, вроде моргнул, а ты уже в другом месте.

Очутившись на этот раз в узком аппендиксе, Денис быстро добежал до перекрестка, притаившись там в ожидании соперника. Долго ждать не пришлось, справа, из широкого коридора послышались шаги. Кто-то медленно шел, осторожно ставя ноги. Человек замер, ожидая, когда противник переступит черту, после чего можно будет напасть. Но этот "кто-то" уж слишком медленно двигался, и Денис, не выдержав, вышел навстречу сопернику сам.

— Курпан, какая удача! — обрадовался Денис.

Гуманоид, понимая, что еще не обрел необходимую форму и отступать ему некуда, бросился на человека, рассчитывая на неожиданность атаки, ведь Денис еще не вытащил клинки из-за спины. Но едва инопланетянин начал движение, человек одним плавным, но оттого не менее быстрым движением выхватил мечи, одновременно смещаясь влево, давая себе больше пространства для атаки.

"Раз это не самый опасный для меня противник, попробуем одну штуку", — подумал Денис, и приступил к реализации плана.

Отбивая атаки курпана, человек теснил того к стене. Курпан отступал, понимая, что ничего больше ему не остается, только броситься на мечи Дениса, но этот вариант он почему-то не рассматривал. Резким движением отбив клинок гуманоида далеко в сторону, Денис вонзил правый клинок тому во впадину под ключицей, затем вторым клинком сделал то же самое, лишив курпана возможности двигать руками. Мгновенные уколы клинков Олуна, передающих симбиота своему хозяину были ему ответом на мысли: "ранения не смертельные, Наблюдатель его не телепортирует, а я немного лишнего симбиота получу". Но так Денису только показалось, через пару секунд курпан в одно мгновение растворился в воздухе.

— Осталось тридцать семь участников, — сообщил приятный голос.

"Черт, почему Наблюдатель его телепортировал? Спрошу у наставника". Денис даже немного расстроился.

Получив новую порцию бактерий, Денис приободрился и снова бросился в аппендикс.

— Осталось тридцать шесть участников.

Голос только закончил говорить, а Денис уже наткнулся на победителя. Трагон, гуманоид с огромной пастью острых зубов, повернулся к человеку и осклабился. Улыбка это была или усмешка, Денис не понял, но видеть этого он больше не захотел: улыбка в сотню зубов как-то не добавляла оптимизма.

Помня наставления Корнашара, Денис начал обходить трагона по кругу, двигаясь против часовой стрелки. Почуяв неладное, гуманоид рыкнул и пошел в атаку, по обыкновению нанося сильные рубящие удары. Отбивать удары мощного инопланетянина у Дениса не было никакого желания, потому он быстрыми плавными движениями уходил с линии атаки, поджидая удачного момента для контратаки. Трагон, тоже понимая, что это не виртуальный мир, в котором не устаешь, решил форсировать события и, вложив всю силу, нанес стремительный удар. Этого Денис и ждал. Не без труда увернувшись от клинка гуманоида, человек перенес вес на одну ногу и крутанулся, поворачиваясь вокруг собственной оси, и, продолжая движение руки, воткнул меч в живот противника. Не остановившись, Денис стремительно сблизился с гуманоидом, лишая того преимущества в силе удара, и воткнул второй клинок в еще только поднимавшего меч трагона. Гуманоид начал разворачивать клинок острием вниз, чтобы проткнуть вплотную к нему стоявшего противника, как вдруг исчез.

"Наблюдатель не дремлет", — подумал довольный Денис.

— Осталось тридцать пять участников, — приятный голос был абсолютно бесстрастен.

— Знаю, знаю, — вслух пробормотал Денис и побежал к большому кругу, на который выводили все коридоры.

— Осталось тридцать четыре участника.

Убедившись, что нанофон работает, Денис вызвал Мэй.

— Мэй, ты как? — обеспокоенно спросил молодой человек.

— Все в порядке, одного победила, — девушка говорила очень тихо.

— Ты где? — благодаря ежедневным тренировкам, Денис даже не сбил дыхание, разговаривая на бегу.

— Выхожу на центральный круг.

— Отлично, жди меня, я бегу. — Денис немного ускорился.

— Хорошо, сейчас еще Фэн присоединится.

— Осталось тридцать три участника.

Выбежав в круг, Денис оценил обстановку: двое людей из Лизарда добивали ритона, яростно сопротивлявшегося, но уже всего в крови. Двое медлительных курпанов перехватили еще одного человека, спешившего к своим, и, оттеснив его к стене, пока что безуспешно пытались заколоть: противник вертелся, пытаясь дотянуть до помощи соплеменников.

— Осталось тридцать два участника.

Китаец, бежавший в круг, неосмотрительно быстро выскочил из коридора и стоявший за углом трагон вогнал тому клинок в спину.

— Остался тридцать один участник. — отсчитывал голос.

Двое лизардовцев добили ритона и спешили на помощь третьему.

— Осталось тридцать участников.

Соплеменники Дениса не успели, но не остановились и набросились на все-таки убивших человека гуманоидов. А вот и Мэй. Девушка стояла одна, внимательно всматриваясь в кучу-малу. Денис бросился к ней, тоже обратив внимание на это сборище. Непонятно по каким признакам объединившиеся гуманоиды сражались друг против друга. "Шесть на семь", — мгновенно подсчитал Денис.

— Осталось двадцать девять участников.

"Шесть на шесть", — поправился Денис.

— Милый, — улыбнулась Мэй.

— Здравствуй, любимая, ты куда делась сегодня утром? — спросил Денис.

— Денис, — Мэй укоризненно взглянула на него, — может быть, потом?

— Ну да, конечно, — Денис повернулся к полю боя, на котором появились новые участники.

— Осталось двадцать восемь участников.

— Это где-то в коридорах, — сказал Денис, увидев, что в круге ситуация пока не изменилась. Но трое лонунов, объединившись, выбежали из коридора и решительно бежали к людям, дерущимся с курпанами.

— Где Фэн? — задал вопрос Денис.

— Идет, — неопределенно ответила Мэй.

— Как насчет тех? — Денис кивнул на лизардовцев и спешащих к ним лонунов.

— Пошли.

Молодые люди побежали к бою, но не успели, ситуация там кардинально изменилась. Великолепно работавшие в паре сотрудники корпорации "Лизард", убили обоих курпанов и развернулись к подбегавшим лонунам.

— Помогать им нет никакого желания, но и лонуны не лучшие союзники, — Денис остановился в нескольких метрах от оглядывающихся лонунов.

— Подождем? — спросила Мэй.

— Да нет, время — деньги, а в нашем случае — сила, — Денис сохранил возможность шутить.

— Кому поможем? — девушка красиво раскрутила Сияющего во Тьме.

— Хочу тех сам убить. — с этими словами Денис напал на лонунов сбоку, не желая нападать со спины.

Тут же с другого боку присоединилась Мэй. Девушка оказалась удачливее, первым же финтом вогнав клинок в тело гуманоида. Лизардовец не хотел терять ни капли симбиота и рванулся хотя бы на мгновение воткнуть клинок в тело разом остановившегося лонуна. Но гуманоиды не дремали, и огромный, но не очень быстрый человек отскочил с неглубокой, но болезненной раной бедра.

— Осталось двадцать шесть участников, — провозгласил голос.

"Кого-то пропустил", — подумал Денис, пронзая одним мечом лонуна, вторым отбивая направленный в него клинок человека.

— Осталось двадцать пять участников.

Лонун, которого проткнул Денис, исчез, расчищая место для нападения на последнего из тройки гуманоида. Увидев атакующего его человека, Денис, разрывая дистанцию с лизардовцем, бросился к лонуну, подныривая под удар его клинка и точным ударом вбивая клинок в тело гуманоида. В это же самое мгновение из тела лонуна высунулся клинок Мэй, не терявшей времени даром. Противник мгновенно растворился в воздухе, а люди остались напротив друг друга.

— Осталось двадцать два участника.

Раненый лизардовец не мог перевязать рану, понимая, что в этот момент на него нападут, но Денис не стал ждать подходящего момента и напал на своего противника, оставив раненого Мэй. Лизардовцы, дерущиеся в паре, неплохо поработали, успев убить нескольких противников, благодаря чему, а точнее, допингу в виде полученной порции симбиота, успешно сопротивлялись атакам Дениса и Мэй. Но, увидев спешащего к ним китайца, сделали ошибку, поставив все на кон и бросившись на своих противников. Мэй красивым, текучим движением ушла в сторону и погрузила клинок в тело соперника, тут же разворачиваясь к Денису, не дожидаясь исчезновения противника, но не выдергивая из его тела меч. Денис тоже не сплоховал: показав, что тоже собирается уйти с линии атаки, заставил соперника немного изменить направление удара, но остался на месте, и ругнувшийся, но ничего не успевающий сделать соперник, сам напоролся на выставленные клинки.

— Осталось девятнадцать участников.

— Фэн! — обрадовалась брату Мэй.

Китаец быстро поклонился, не проронив не слова

— Привет, — коротко кивнул Денис, внимательно оглядываясь.

Куча-мала изрядно уменьшилась, теперь два ритона и курпан сражались против лонуна, трагона и двух пока неизвестных Денису гуманоидов. Трагон, подло убив выбежавшего китайца, объединился с неизвестным гуманоидом, и вместе они теснили двух ритонов, в основном, благодаря стараниям неизвестного гуманоида. Инопланетянин был вылитый человек, только кожа была синеватого цвета, да на голове пара шишек, очень напоминавших рога.

— Осталось восемнадцать участников, — отсчитал голос невидимую Денису потерю.

— Еще четверо в коридорах, — обратился Денис к брату с сестрой.

— Поможем ритонам? — спросил Фэн, горящий желанием поучаствовать в жаркой схватке.

— Я не против, — Денис посмотрел на Мэй, которая кивнула в ответ на его взгляд, — ну тогда вперед.

Троица побежала к месту схватки. Разбежавшись полукругом, центром которого был Денис, люди вступили в схватку, мгновенно наклонив чашу весов в пользу ритонов. Трагон тут же пал под ударами Мэй и Фэна, а Денису достался синекожий. Уставший и израненный ритон не мог сильно помочь Денису, но все же отвлекал гуманоида, потому схватка закончилась довольно быстро. Денис подловил отвлекшегося синекожего и, отрубив тому ногу, насадил на второй клинок, словно на вертел. Но, если бы не ритон, неизвестно, как бы закончилась схватка: синекожий был очень быстр. Наверное, быстрее Дениса, а в таких поединках все решала именно скорость, а отнюдь не сила.

— Осталось пятнадцать участников.

— Ага, в коридорах трое, — подсчитал Денис.

Остановившись напротив двоих вышедших живыми из схватки гуманоидов, люди переглянулись и напали.

— Осталось тринадцать участников.

Странно, но на клинках не оставалось ни капли крови, видимо, она телепортировалась вместе с проигравшим участником. Но Денис все равно взмахнул клинками, будто стряхивая капли крови.

— Ну что, кому поможем сейчас? — кивнул на дерущихся в центре гуманоидов Денис.

— Мне все равно, поможем меньшей команде, тогда нас трое на трое останется, — предложил Фэн.

Мэй кивнула, глядя на Дениса. Тогда Денис махнул рукой и побежал к сражавшейся группе. Синекожие, увидев, что приближаются новые соперники, переглянулись и слаженным тандемом атаковали курпана, справедливо посчитав его слабым звеном.

— Осталось двенадцать участников.

Тут же синекожие развернулись к оставшимся ритонам.

— Осталось десять участников.

— Осталось девять участников. — раздался снова бесстрастный голос.

Вполне по-человечески ухмыляясь, синекожие встали в боевые стойки.

— Четверо против троих, выдержим? — абсолютно спокойно и, наверное, риторически спросил Фэн, тоже принимая боевую стойку.

— Куда мы денемся! — уверенно сказал Денис, на самом деле такой уверенности не ощущавший: все же синекожие были сильными соперниками.

Израненный лонун, хромая, отошел за своих союзников, кровожадный трагон же, наоборот, вышел вперед. Оценив обстановку, Денис кинулся вперед, надеясь поразить трагона до того момента, как в бой вступят синекожие и отдыхающий лонун. Мэй и Фэн устремились в бой, поддерживая порыв Дениса. Синекожие рванулись на перехват китайцев, а лонун аккуратно сзади приблизился к трагону.

Денис увидел, что быстрая атака не пройдет и решил повторить фокус, показанный им на первом этапе. Не останавливаясь, Денис ударом клинка ускорил движение меча трагона и метнулся к ничего не подозревавшему лонуну. Уставший и израненый гуманоид настолько опешил, что попытался удрать вместо того, чтобы защититься, но Денис в прыжке догнал противника колющим ударом.

— Осталось восемь участников.

Не успел молодой человек порадоваться легкой победе, как был тут же атакован рычащим от гнева трагоном, но гнев плохой союзник, и человек в очередной раз увернувшись от размашистого удара отправил гуманоида в медицинский отсек. У Мэй и Фэн дела обстояли не так хорошо. Маленькие быстрые китайцы отлично двигались, не позволяя гуманоидам попасть по себе, но и сами не могли достать отлично подготовленных инопланетян. Денис бросился на помощь Мэй, нанося один за другим два удара и разворачиваясь, чтобы усилить их. При развороте, Денис чудом увернулся от колющего удара в спину, который нанес один из неизвестно откуда взявшихся за его спиной синекожих. Клинок прошел вплотную к телу, рассекая костюм и разрезая кожу, но правая рука Дениса, еще совершавшего разворот, находилась почти вплотную к руке гуманоида, слишком понадеявшегося на один удар. Упустить такой шанс было невозможно, и Денис просто продолжая движение клинка сильно ранил руку с мечом сопернику. Тут же прыгнув назад, Денис погрузил оба клинка в тело синекожего, как услышал женский крик и увидел исчезающее тело Мэй.

Да, гнев плохой союзник, но он приходит без спросу. Разъяренный молодой человек прыгнул на гуманоида, выключившего его любимую из участия в Арене. Удар взбешенного Дениса был настолько силен, что синекожий не смог отбить его клинок в сторону, и меч, который Денис держал в правой руке, преодолевая сопротивление гуманоида, прочертил на его груди глубокую рану, заставившую инопланетянина стиснуть зубы. Второй клинок, с такой же силой последовавший за первым, не встретив сопротивления, врезался под ключицу противника, погружаясь все дальше. Но Наблюдатель не пропустил такого страшного удара, и синекожий исчез, даже не погасив полностью движение клинка человека, который с силой ударил в пол.

— Осталось четыре участника.

Фэн, уже получивший несколько ран, перестал контратаковать, полностью все свое внимание уделив обороне. Маленький и верткий, он все же не был настолько быстр, чтобы уворачиваться от двоих мастерски подготовленных соперников.

Денис бросился на помощь брату Мэй, но не успел. Увидевший его рывок Фэн попытался достать переключившего внимание гуманоида, но его самого достал второй синекожий, сильным ударом меча по спине, отбрасывая его на своего соплеменника, в которого раненый китаец успел воткнуть клинок, прежде чем растворился в воздухе. Впрочем, особого вреда удар Фэна не причинил, воткнувшись в мягкие ткани чуть ниже спины.

— Осталось три участника, — подвел итог броска человека голос.

Зажав рукой рану, синекожий двинулся по часовой, обходя Дениса, второй пошел против движения часовой стрелки, пытаясь обойти человека со своей стороны. Денис медленно отступал, не давая гуманоидам выполнить задуманное, но пространства для маневра становилось все меньше, и как на зло, за спиной была стена, а не вход в спасительный коридор.

Человек, посчитав, что противники достаточно удалились друг от друга, резко бросился на раненого инопланетянина. Но тот жестко встал, распределив вес равномерно на обе ноги, не собираясь соревноваться с человеком в скорости перемещения, и вполне успешно отбил неожиданную атаку Дениса, тут же ему на подмогу подоспел второй, сведя на нет преимущество человека. Денис отскочил назад и бросился в коридор, надеясь разделить соперников. Те, видимо, общались по нанофону, потому что раненый остался стоять, а второй бросился за убегающим человеком. Приблизительно прикинув, что небольшое преимущество в скорости у него все же есть, Денис не раздумывая свернул в аппендикс, пробежал его и быстро минуя коридор выбежал в круг, броском преодолевая расстояние до раненого гуманоида. Синекожий ничуть не удивился появлению человека, наоборот, он оскалился в довольной усмешке, словно ожидая чего-то подобного. И действительно, не успел Денис добежать до раненого гуманоида, как в том же коридоре, из которого выбежал Денис, появился второй противник и с такой же усмешкой ринулся на врага.

Раненый противник был уверен, что выдержит атаки человека до появления своего напарника, так и случилось. Яростная атака человека не принесла, казалось, никаких плодов, но Денис оказался гораздо ближе к гуманоиду, чем тот намеревался его подпустить. Уворачиваясь от атаки второго синекожего, Денис одним клинком блокировал меч раненого, вторым пронзая его. Но слишком крепкий организм был у синекожих гуманоидов, и расчет Дениса не оправдался, слишком поздно инопланетянин растворился в воздухе, телепортируемый Наблюдателем в медицинский отсек. Слишком поздно клинки освободились из тела гуманоида, и Денису просто нечем было отразить нападение победно закричавшего гуманоида. Все, что мог сделать Денис, — это только повернуться так, чтобы хотя бы ослабить удар. Он изогнулся так, что меч сопернка вонзился рядом с целью атаки — сердцем, и у Дениса осталось время на последний удар. Человек воткнул оба освобожденных клинка в тело гуманоида и тут же очутился в камере медицинского отсека, а потому не слышал, кого же объявили победителем.

Глава 5

* * *

2 сентября. Межпланетная база вестиар N7, медицинский блок. 18 часов 25 минут. Время местное.

Крышка "саркофага" быстро разъехалась, спрятавшись в днище. Денис сел на ложе, пару секунд назад являвшемся "саркофагом". Прислушавшись к себе, с удовлетворением почувствовал, что все в порядке. После чего встал и подошел к курпану, то ли доктору, то ли обслуживающему персоналу "саркофагов", которым доктора и вовсе не нужны были.

— Здравствуйте, — вежливо сказал на языке, который считался всеобщим, — языке Вестиар.

— Добрый деень, — говоря на этом языке, курпан не так растягивал слова, — каак вы себяа чувствуетее?

— Да все нормально, — отмахнулся Денис, — скажите, а Мэй Линь к вам попадала? Человек, как и я, женского пола только.

— Ужее восстаноовлена, — сверился с записями курпан.

— Ясно, спасибо, тогда я пойду, можно? — поинтересовался своей свободой передвижений Денис.

— Даа, идитее, — и добавил, — и поздравляюуу.

— Спасибо, — бросил Денис, закрывая за собой дверь и вызывая по нанофону Мэй, даже не поинтересовавшись, с чем его поздравил доктор.

— Мэй, привет, ты как? — самочувствие девушки его интересовало больше всего.

— Привет, милый, я в порядке, ты как себя чувствуешь? — своим тихим голосом спросила девушка.

— Да все в порядке, залатали, — улыбнулся он.

— Поздравляю, милый, — радостно сказала девушка.

— Я все таки победил? — спросил с надеждой Денис.

— Не совсем. Наблюдатель посчитал ваши состояния одинаково близкими к смерти и объявил двух победителей. Тебя и Маженга.

— Синекожего так зовут? — подходя к телепорту спросил Денис.

— Да, — просто ответила Мэй.

— Мэй, я сейчас перехожу на базу, а в этом туннеле, — сказал Денис, — нанофон не работает, пойдем в бар, поедим. После лечения меня почему-то мучает голод.

— Хорошо, милый, — ответила девушка, тоже голодная, но терпеливо ждущая возвращения любимого, — там и встретимся.

Выбрав на телепорте точку назначения, Денис отдал приказ и через четыре целых восемьдесят три сотых секунды оказался недалеко от коридора, в котором находилась его комната. Забежал туда, чтобы оставить клинки, и пошел в бар, где его уже ждала Мэй, потягивающая коктейль "Андромеда".

— Привет, мой герой, — восторженно чмокнула Дениса девушка.

— Привет, моя радость, — ответил молодой человек.

Денис еще по пути в бар сообщил Корнашару, что восстал из саркофага, как он это назвал, на что наставник поздравил Дениса, и предложил начать тренировку завтра, понимая, что сейчас молодому человеку не до него. Так что влюбленным никто не мешал, и они долго сидели и болтали, делясь впечатлениями, прерываемые только инопланетянами, подходившими чтобы поздравить Дениса. Молодой человек, смущаясь, отказывался от предложений выпить не только из-за скромности и желания побыть наедине с Мэй, но и помня наставления Корнашара, что не все из предложенного пригодно для человека.

Вечером, когда молодые люди уже собирались уходить, Денис спроси:.

— Мэй, как насчет того, чтобы в Москву прыгнуть? Еще три дня у нас есть?

— Что-то не хочется, — не поддержала его идею девушка.

Но Денис, проводив девушку в комнату, быстро сбегал к аппарату перехода и прыгнул в Москву. Попросив у дежурного сотрудника посольства телефон, Денис позвонил Еременко.

— Александр Евгеньевич, добрый вечер, не разбудил?

— Какой вечер, два часа ночи, Денис, — голос фээсбэшника был абсолютно бодрым, — нет, все нормально. Как ты?

— Да все в порядке, подлатали, как вы? Мэй говорит, вас тоже ранили?

— Ерунда, ногу зацепило, я рад, что с тобой все в порядке. Ты надолго? Выслать за тобой машину?

— Нет, спасибо, я только позвонить прыгнул, узнать, как вы, — отказался Денис, — уже обратно прыгаю.

— Хорошо, но, Денис, будь любезен, — голос Еременко стал твердым, как сталь, — как только появишься, один или с Мэй, звони мне, я вышлю за тобой бронированную машину и группу охраны.

— Как скажете, — Денис усмехнулся, но обещание дал. — Мне пора, до свидания.

— Счастливо, Денис, — попрощался подполковник. — Да, и передай привет Мэй. Тебе с ней очень повезло.

— Спасибо, передам, — Денис улыбнулся и положил трубку.

* * *

3 сентября. Межпланетная база вестиар N7, тренировочный зал участника Арены Дениса Новикова. 12 часов 32 минуты. Время местное.

— Неплохо, Денис, — начал разговор Корнашар во время перерыва. — Ты восстановил количество симбиота, потерянного при ранении, но из-за потери ты сейчас не в первых рядах. До следующего этапа у нас шесть с половиной дней, надо провести их с пользой. Будем рассматривать каждого сильного участника в отдельности. У нас есть достаточно информации.

— Неделя? почему так много? — удивился Денис.

— Это подогревает интерес к Арене, не так часто она стартует, чтобы пройти за несколько дней.

Следующие несколько часов учитель и ученик провели за большим экраном, висящим в спортзале, анализируя бои, приемы и движения, особенности поведения и даже характера представителей разных планет.

— Корн, — вдруг спросил Денис, увидев на экране синекожего, — это кто такие?

— Это, — Корнашар замялся лишь на секунду, — рагулы.

Но этой секунды Денису хватило, чтобы понять, что дело нечисто.

— Рагулы? Корн, что тебя с ними связывает? Рассказывай.

— Помнишь, я тебе говорил, что я из великой династии воинов? Верелири — военные вожди нашего народа. Боевое умение у нас передается от отца к сыну, от деда к внуку, если дед доживает до внука. Ценить воинскую доблесть так, как это принято у нашего народа, может только постоянно воюющий народ. Народ, у которого война не только смысл жизни, но и ее главный защитник. Так вот, Денис, наш враг — рагулы, — история своего народа была для Корнашара настолько важной, что он изменил своей обычной немногословности. — На моей родной планете — Ритоки, всего один материк, но довольно большой. Примерно посередине пролегает огромный горный хребет, разделяя наши владения. По одну сторону живем мы, ритоны, по другую — рагулы. Перейти горы можно в трех местах, это места постоянных сражений. И постоянно там гибнут представители обоих племен. Только зимой войны утихают, перевалы заносит снегом так, что их невозможно перейти. Рагулы считают верхом доблести привести пленного врага, издеваясь над ним, мы же не берем пленных, милосердно добивая раненых на поле боя.

— А если в плен сдаются? — спросил помрачневший Денис.

— В плен? — удивленно переспросил Корнашар. — Ни один представитель наших народов не сдастся в плен врагу. Захватить можно только раненого, и то — если он не может добить себя сам.

— Как-то у вас очень жестко все. Но тогда почему ты здесь? Обладая такой силой и скоростью, можно перебить в одиночку кучу этих рагулов и положить конец войне.

— Нельзя. Денис, мы пестуем свою воинскую гордость с детства. Никогда наш старший соплеменник не обидит младшего, никогда более сильный не нападет на слабого. Даже в войне я не могу драться с простыми воинами-рагулами, пусть они и кровные враги для каждого ритона, я могу убивать только носителей симбиота. Рагулы не имеют такой доблести, потому иногда, когда у них появляется носитель мутации Арены, они отдают все силы, чтобы подготовить его воином еще до достижения им возраста, с которого разрешено участвовать в сражениях на Арене. Пройдя Арену чаще всего победителями, они возвращаются и нападают на обычных ритонов, но мы четко следим за ростом и передвижением рагулов — участников Арены, я именно поэтому не покидаю базу, слежу за ними. Как только рагулы уходят с базы, ритоны, носящие симбиот, тоже возвращаются на родину, чтобы противостоять несправедливости и подлости.

— Ого как! Ты тоже убивал рагулов? не на Арене? — оживился Денис.

— Да. Я убил много врагов, но ни одного слабейшего. Я не потерял своей доблести, — в голосе ритона чувствовалась гордость.

— Ясно. Сложно все там у вас, но мне они тоже не понравились, — Денис встал, намереваясь продолжить тренировку.

— Денис, — Корнашар тоже встал и взял ученика за плечо, — это моя война, моя ненависть и моя доблесть. Ты не должен ненавидеть рагулов, это будет значить, что я плохо учил тебя. Для ненависти вообще есть мало причин, и у тебя их нет. Ненависть и злоба очернят твое сердце. Ты станешь великим воином, я чувствую это, но не растеряй своей доблести.

Корнашар закончил, отпустил руку Дениса, вытащил клинок и движением меча предложил продолжить тренировку.

Каждый день Денис теперь узнавал что-то новое, новые приемы, финты, удары, скрутки и движения. Постоянные повторения доводили это до автоматизма. Корнашар растил непобедимого воина.

* * *

Пекин, Китай, здание корпорации "Гейко".

Зал заседаний Совета директоров, 5-й этаж.

31 августа 2013 года. 16 часов 21 минута. Время местное.

Господин Ли, глава Совета, обвел собравшихся тяжелым взглядом.

— На нас с господином Чу и Мэй Линь было совершено покушение, — жесткий китаец сразу перешел к главному, ради чего и было созвано экстренное собрание Совета. — Если бы не Новиков, ставший сотрудником корпорации "Пламя", скорее всего, нас уже не было бы в живых. Лизард развязал войну. Ваши предложения.

Все участники экстренного созыва прекрасно знали манеру ведения разговора господина Ли и понимали, что у того уже есть план.

— Пожалуй, начну я, — старый Чу еще не совсем оправился и говорил громко, плохо слыша собственный голос. — Если мы не ответим, то наше положение ухудшится, а Лизард почувствует себя более уверенно. Допустить этого нельзя.

Краткая речь Господина Чу вызвала одобрение господина Ли, выраженное кивком головы.

— Полностью согласен с господином Чу, надо готовить операцию возмездия, — еще один китаец вступил в разговор, сразу уловив направление мыслей Чу.

— Операция возмездия давно готова, необходимо провести только некоторые правки, — господин Чу, как всегда, имел несколько вариантов боевой операции. — Так как сразу после нас на главу корпорации "Пламя" тоже было совершено покушение, думаю, следует на время контракции объединить с ним силы. Мы все прекрасно знаем, что Еременко имеет практически неограниченный доступ к возможностям аппарата государственной безопасности России, а это огромная сила, и огромные возможности.

Все смотрели на господина Ли, задумавшегося и переваривавшего предложение. Не покажется ли объединение сил двух корпораций слабостью? Не повлияет ли на отношение к "Гейко"?

— Хорошо! — принял решение Ли. — Предлагайте Еременко сотрудничество. Пусть это будет разовая акция, но с условием, что мы одним ударом полностью уничтожим все группы Лизарда на территории Москвы. Больше мы с ними нигде не пересекаемся, остальное — дело самого Еременко.

В Совете Гейко все же было подобие демократии, но окончательное решение господина Ли оспаривать никто не смел. Да и пустое "согласен" было не нужно. Поэтому господин Ли встал, показывая, что решение принято и заседание окончено.

* * *

Москва, Россия. Здание корпорации "Пламя".

Зал заседаний. 2-й этаж.

1 сентября 2013 года. 09 часов 11 минут. Время местное.

Еременко посмотрел на созванных помощников. Каждый из них был отобран из сотен тысяч таких же, но оказавшихся чуточку слабее, немного медленнее думающих, совершивших абсолютно незначительные проступки. На него работали лучшие люди, попавшие в поле зрения ФСБ.

— Сразу к главному, — подполковник уже поздоровался с каждым, потому речь начал не с приветствия, — после покушения на меня, — Еременко не сомневался, что мишенью все-таки был он, а не Денис или Мэй, — со мной связался господин Ли, глава Гейко, и предложил разовую совместную акцию по уничтожению Лизарда в Москве. Как вы знаете, на господина Ли и господина Чу тоже было совершено нападение. И в том, и в другом случае успешному выполнению операции помешал Новиков, которому теперь необходима защита, но к этому мы вернемся. Гейко хочет отомстить. Но главная их задача, по-моему мнению, показать зубы. Не дать себя списать со счетов. Зная Ли, я удивлен, что он предложил сотрудничество, значит, они уж очень сильно заинтересованы в ответном ударе. Что думаете?

Слово взял заместитель по аналитической работе.

— Думаю, что подоплекой этого предложения господина Ли все-таки является его стремление уничтожить всех одним ударом. Зная, что мы располагаем информацией обо всех, — молодой человек посмотрел на Еременко и тут же исправился, — предположительно обо всех членах Лизарда, действующих на территории Москвы и Московской области, господин Ли и предложил сотрудничество. Тут можно использовать любимую поговорку самого господина Ли: чтобы не стрелять по воробьям из пушки. Объединив силы с Гейко, мы минимизируем потери, так как сможем диктовать условия боевых операций, в данном одноразовом тандеме мы займем лидирующую позицию, благодаря информации, которой мы владеем и которая так необходима китайцам.

— Дима, — Еременко кивнул заместителю по подготовке боевых операций.

— Согласен с Алексеем, мы сможем минимизировать потери. А у меня каждый боец на счету.

Дима прошел Афганистан, Чечню, Ингушетию, участвовал в огромном количестве спецопераций в составе действующих войск спецназа, теряя бойцов практически в каждой такой операции, и потому так болезненно относился к потерям среди личного состава.

— Егор, — кивок на следующего зама.

— Тоже "за"! Из плюсов: снижение затрат на операции. А заодно и увидим гейковцев в деле. У меня все.

— Хорошо. Я свяжусь с Ли, скажу, что мы согласны, и уточню количество его сотрудников, которых он собирается использовать. Свободны. Дима, останься.

Еременко проводил взглядом своих замов, после чего посмотрел на зама по боевому планированию.

— Дима, подготовишь план совместной операции, сейчас уточню у Ли, сколько он хочет задействовать людей. Жди.

* * *

6 сентября. Межпланетная база вестиар N7, комната участника Арены Дениса Новикова. 19 часов 18 минут. Время местное.

— Милый, мне надо уйти, — держа руку Дениса в своих, сказала Мэй.

— Конечно, ты куда? Тебя проводить? — молодой человек вскочил, готовый хоть на руках отнести любимую девушку, куда она скажет.

— Ты не понял, — мило улыбнулась Мэй, — мне надо в Пекин. Фэн прыгал туда и сказал, что нас вызывают.

— Зачем? — нахмурился Денис.

— Не знаю. Фэн думает, что готовится какая-то важная операция, где необходимо наше присутствие.

— Я не хочу тебя отпускать. Что там твои начальники придумали? — рассерженный молодой человек стал расхаживать по комнате.

— Милый, я должна, — тихо, но твердо сказала девушка.

— Хорошо, — через несколько долгих секунд произнес Денис. — Иди. Но как узнаешь, что вы там готовите, — сообщи мне. Сразу!

— Конечно, милый, я тебе сразу позвоню, — Мэй на мгновение прижалась к Денису, и быстрым шагом вышла из комнаты.

"Ну что за жизнь!" — подумал Денис, снова нервно расхаживая по комнате.

— Корн, — через несколько секунд вызвал по нанофону наставника, — я ненадолго прыгну домой. Мне надо.

— Надо — значит прыгай, — не стал возражать наставник, услышав в голосе Дениса непреклонность.

Денис подошел к дежурному и попросил телефон.

— А днем слабо появиться? — пробурчал дежурный, но телефонную трубку протянул не мешкая.

Денис набрал номер Еременко.

— Алло, Александр Евгеньевич, это Денис, нам надо поговорить.

— Доброй ночи, Денис, высылаю машину, — подполковник в любое время суток был готов действовать, — жди.

Ждать пришлось недолго, по ночной Москве бронированный Геленваген буквально долетел до посольства. Рядом с Геленвагеном припарковался его брат-близнец, откуда высыпал отряд охраны, мгновенно оценивший обстановку. Водитель первого джипа подошел к охраннику и попросил передать Денису, что его ждут. До офиса "Пламени" его домчали за двадцать одну минуту, Денис специально засек время на часах на панели.

— Вы что, и спите тут? — пожимая руку Еременко пошутил Денис.

— Иногда бывает, — ответил фээсбэшник, — рассказывай.

— Александр Евгеньевич, меня волнует ситуация с Мэй. Ее срочно вызвали в Пекин, значит, что-то важное. Можно мне как-то встретиться с Ли? Я же помню, он сказал, что я спас ему жизнь, и он мне благодарен. Я смогу его уговорить не использовать Мэй.

— Денис, — подполковник устроился поудобнее, понимая, что разговор предстоит долгий, — не путай! Благодарность благодарностью, но дела "Гейко" — это другое дело. Их корпорацию, как и нашу, курирует правительство страны. Их задачи — это государственные задачи. Даже если господин Ли захочет тебе в этом помочь, он не сможет. Но он и не захочет. Попроси у него дом в Пекине, двойное гражданство, денег наконец или все это вместе — получишь. Но он не променяет свою спасенную жизнь на успех его страны. От Мэй действительно может зависеть успешное выполнение той или иной задачи, и Ли никогда не откажется от ее участия. Он фанатик. Он фанатично предан своей стране и партии. И я не считаю, что это плохо. — подвел итог фээсбэшник.

Ошарашенный Денис не знал, что сказать. Переживания за Мэй перемешали все в голове и куда-то пропали, казалось, железные аргументы.

— Но сегодня тебе повезло, — не стал тянуть Еременко, — я знаю, куда и зачем вызывают Мэй.

— Куда? Зачем? — подпрыгнул в кресле Денис.

— Денис, не разломай мне тут мебель, — усмехнулся фээсбэшник, во-второй раз поражая Дениса своей способностью шутить. — Мэй вызывают на операцию по уничтожению действующих на нашей территории членов корпорации "Лизард". Мы с Гейко проводим совместную операцию. Так что ты можешь помочь своей девушке, если примешь участие в операции.

— Но… — Денис задумался.

— Я обещал не заставлять тебя и никак не склонять к участию в боевых операциях, так что принимай решение сам. Мэй даст свое согласие, уверен в этом на все сто процентов. Сейчас каждый из вас превосходит даже обученного бойца. Там, где вам не хватит умения, вы компенсируете скоростью и силой. Вспомни, скольких ты успел нейтрализовать, прежде чем получил ранение? И с каждым разом вы будете все более опытными, это не принимая в расчет твои рассказы об увеличении силы и скорости еще больше. Да, мне хочется, чтобы ты принял участие в операции, — Еременко был опытным психологом, — но мы справимся и без тебя. Думай, Денис. Но если тебя интересует мое мнение — либо становись профессионалом, либо оставайся всегда в стороне.

— Я не буду никого убивать, — Денис смотрел прямо в глаза Еременко.

— И не надо, для этого есть специально обученные люди. Твоя задача — страховать, вмешиваться только в случае крайней необходимости. И не лезть под пули, — подумав, добавил подполковник. — Да, чтобы не привлекать внимание Лизарда, пусть Мэй и Фэн попадут в Москву через посольство вестиарцев. Наблюдателей мы нейтрализуем.

— Хорошо. Но я не буду никого убивать, — упрямо повторил Денис.

Полковник посмотрел на Дениса, кивнул и взял в руки рацию.

— Группе сопровождения внимание. Объект выходит. Доставить обратно, — короткими фразами отдал распоряжения Еременко.

Попрощавшись, Денис покинул офис "Пламени" и сел в джип, по дороге в посольство задумавшись, во что же он ввязался.

— Через годик-другой будет незаменимый сотрудник, — сам себе задумчиво сказал Еременко, выключая свет в кабинете.

6 сентября. Межпланетная база вестиар N7, комната участника Арены Дениса Новикова. 22 часа 30 минут. Время местное.

— Мэй, ты будешь держаться возле меня, — все еще сердитый после разговора с Еременко сказал Денис.

— Как скажешь, милый, — игриво улыбнулась Мэй и зарылась головой в подушку.

— Да, как скажу — так и будет, — сразу оттаял Денис — он не мог злиться на любимую девушку.

— Конечно-конечно, — раздалось из под подушки.

— Вот вредина, ладно, спать пора, — как-то надо же было переместить голову Мэй из положения под подушкой, в положение на подушке. — Завтра разберемся.

7 сентября. Межпланетная база вестиар N7, комната участника Арены Дениса Новикова. 07 часов 40 минут. Время местное.

Проснувшись, молодые люди быстро приняли душ и позавтракали чудо-батончиками, после которых долго не хочется есть. Встретив Корнашара, Денис объяснил ему ситуацию.

— Денис, я понимаю, что по другому ты поступить не можешь. Ты воин, и никто тебе не указ. Но постарайся вернуться целым. До Арены осталось три дня.

— Да, Корн, я не могу поступить по-другому. Увидимся.

— Да хранит тебя Наблюдатель, — сказал Корнашар и наклонил голову в церемонном поклоне.

Встретив Фэна, молодые люди отправились к аппарату перехода и прыгнули в посольство, откуда их забрал ждавший их бронированный Геленваген. В Солнечногорск, на базу корпорации "Пламя", они прибыли спустя час, там их уже ждали. Мэй чмокнула в щеку Дениса и, взяв под руку брата, пошла к своим. Денис отправился искать Еременко.

— Александр Евеньевич, здравствуйте, — он пожал руку фээсбэшнику.

— Привет, Денис, вот, возьми это, наденешь перед операцией, — Еременко протянул Денису бронежилет.

— Ага, надену, — своеобразно поблагодарил подполковника Денис, — расскажите хоть, что и как.

— Все группы будут действовать одновременно, у нас семь объектов, вы с Мэй и Фэном определены в один отряд, — Еременко многозначительно посмотрел на Дениса. — Ты не представляешь, чего мне стоило уговорить Ли сделать из вас троих одну боевую группу. Вам предстоит отработать один объект. Иначе мне придется определить тебя к своему отряду, а Ли прикрепит Мэй к своему. Убивать там, — предупредил Еременко зарождающееся чувство протеста у Дениса, — никого не надо, достаточно будет вырубить. Предпочтительнее будет вырубить.

— Вырубить! Откуда такой жаргон, Александр Евгеньевич? — усмехнулся Денис.

— С кем поведешься. Вашим объектом, Денис, будет так называемая русская группа аналитического отдела Лизарда. Это подразделение разрабатывает операции, проводимые на территории РФ. Охраны там четыре автоматчика. Уж с ними как-нибудь разберетесь, план помещения сейчас получишь, — подполковник махнул рукой заму, — Дима, покажи план и объясни, что есть что. Денис, ваша задача: доставить живым вот этого человека, — зам Еременко тут же достал из папки фотографию, — остальное на ваше усмотрение. Оружие тоже получите у Димы. Связь со мной в случае возникновения любой внештатной ситуации, слышишь? Любой! После завершения операции тоже доложить мне лично. Все, удачи.

Отойдя на несколько шагов, Еременко подозвал к себе оперативника.

— Возьмешь двоих бойцов, прикроете аренников. Охрану ликвидировать, остальных по ситуации. Выполнять.

— Есть, — боец быстро развернулся и побежал выполнять распоряжения.

Старенькие жигули довольно резво доехали до нужного места, ни разу не заглохнув по дороге. Нужным местом оказался двухэтажный особнячок с красивым резным забором и такой же калиткой.

— Почему-то я ожидал увидеть чуть ли не дот, — сказал Денис, выходя из машины, остановившейся метрах в трехстах.

Взяв Мэй под ручку, Денис пошел по безлюдной дорожке мимо особнячка. Но не прошел мимо, как хотели бы лизардовцы, а прыжком перемахнул через забор. Денис бросился к стене, замерев там и ожидая, пока этот же маневр выполнит Мэй. Лето было жарким, а позиция Лизарда сильна, видимо, поэтому разгильдяи охранники оставили дверь открытой. Денис первым влетел в эту дверь, за которой был небольшой холл с двумя развалившимися охранниками. Резиновыми дубинками, которые молодые люди взяли в качестве оружия, они обезвредили охранников так быстро, что те не то что встать не успели, даже оружие не схватили. Мигом взбежав на второй этаж по лестнице, Денис отбил левой рукой в сторону автомат у выбежавшего на шум охранника, затем ударил по шее, отправляя в нокаут. Четвертый охранник успел среагировать на мелькнувшую тень и всадил очередь из автомата в стену, мимо которой только что пробежал Денис. Но реакции обычного человека было недостаточно, и Денис отправил последнего охранника в нокаут, как и всех предыдущих.

Правда, пришлось применить свои навыки и против своих: боец "Пламени" собирался выстрелить в лежащего без сознания охранника, но Денис выбил у того автомат.

— Нет, — коротко сказал молодой человек, грозно посмотрев на бойца.

Больше сопротивления никто не оказал. Аналитики попытались уничтожить информацию, но все произошло настолько быстро, что просто не успели. Мэй вихрем пролетела по комнате, отбрасывая кресла с сидящими в них людьми к центру комнаты, а там уже под присмотром бойцов аналитики не решались на активные действия.

Вечером Денис и Мэй встретились в офисе "Пламя" с Еременко.

— Вот, Денис, посмотри. — Еременко передал Денису какие-то распечатки, — подробнейший анализ твоей личности, психоматрицы твои и твоего собеседника. Неплохую работу Лизард проделал, чтобы заполучить тебя.

Денис пробежал глазами переданные листы.

— Да я уже понял, Александр Евгеньевич. Как операция?

— Все по плану, на территории Москвы и Московской области больше нет сотрудников Лизарда. Господин Ли передавал Мэй благодарность и уже отбыл в Пекин.

Денис перевел Мэй слова подполковника.

— Спасибо, — улыбнулась фээсбэшнику девушка.

— Да мне за что, — пожал плечами Еременко, но не улыбнуться в ответ не смог, — вы молодцы. Только больше не мешайте моим бойцам выполнять приказы.

— Вот об этом я и хотел поговорить, — перешел к делу Денис, — что это было? Вы мне обещали, что убивать никого не будут, и тут ваши бойцы собирались убить безоружного охранника.

— Я сказал, что тебе убивать никого не надо, насчет своих подчиненных я не говорил ничего. Ладно, проехали.

— Проехали, — буркнул Денис, — мы пойдем, на базу вернемся. Скоро следующий этап, надо тренироваться.

— Конечно, только последняя просьба: по капельке крови, — достал из своей неизменной папки два шприца подполковник.

Молодые люди легко расстались с несколькими каплями крови, после чего их отвезли в посольство, к переходу.

* * *

10 сентября. Межпланетная база вестиар N7, комната участника Арены Дениса Новикова. 08 часов 03 минуты. Время местное.

Корнашар уже не выглядел таким нервным, как перед первым и вторым этапом. Он поприветствовал Дениса своим неизменным кивком-полупоклоном, но, вопреки обыкновению, не отправился тут же в зал, а остановился и посмотрел на человека.

— Денис, у меня тревожные новости с моей родины, после Арены я ухожу домой, — спокойствие воина оказалось решительностью.

— Корн, что случилось? — встревоженный Денис перестал ерзать и встал спокойно.

— Пока точно не знаю. Через соплеменника, который тоже участвует в Арене, передали просьбу появиться.

— Корн, за это время ты стал мне другом, учителем, наставником, называй как хочешь… но без помощи я тебя не оставлю.

И ни при чем тут была благодарность, Денис действительно хотел помочь другу.

— Спасибо Денис! Я тоже к тебе привязался, но пока что я и сам ничего не знаю. И тебе забивать голову не советую. После Арены подумаем, тем более что Арена сегодня будет очень интересная. Поэтому сейчас сосредоточься на бое. Пошли.

Человек и инопланетянин вышли из комнаты и молча отправились к заветной двери, ведущей на Арену.

— Да хранит тебя Наблюдатель, — напутствовал друга Корнашар.

Когда погас красный свет и Денис телепортировался на Арену, он оказался стоящим под дождем среди каких-то странных деревьев, будто когда деревья были еще побегами, их гнули в разные стороны, заставляя стволы формироваться в причудливые формы.

— А, вот что значит "очень интересная Арена", а я подумал, что это из-за одновременной победы двух участников, — докопался до истины Денис. — Ну, с Богом.

Он попытался вызвать Мэй, но нанофон почему-то не работал. Вытащив мечи, человек неторопливо отправился в путь, совершенно случайно выбрав направление. Денис шел между деревьев, потому что под ними пройти он никак бы не смог, разве что проползти, ветки доставали чуть не до земли, но если посмотреть наверх, то над первым уровнем ветвей был второй, там, к удивлению Дениса, ветви были толстые и прямые. Но долго рассматривать странный лес было опасно, потому человек прекратил задирать голову и стал внимательнее смотреть по сторонам. А зря. Длиннорукий лонун, казалось, пребывал в родной стихии: цепляясь длинными руками за ветви второго яруса, он перепрыгивал с ветки на ветку и с дерева на дерево, но Денис этого не видел, он смотрел по сторонам.

Пытаться что-то услышать Денис перестал почти сразу, как попал на эту странную Арену, шум дождя, стучавшего по веткам был слишком силен. Но что-то в этом шуме изменилось. На мгновение, на долю секунды шум стал другим — и человек отреагировал. Денис прыжком ушел вперед и вправо, в ту зону, которая казалась ему безопасной, и развернулся, выставив клинки перед собой. Лонун, ругаясь про себя на своем лонунском языке, проклиная осторожность человека, с легкостью перепрыгнул на ветку, под которой стоял Денис.

— Тарзан, прям, — не изменяя себе усмехнулся Денис.

Тарзан — не Тарзан, но спрыгнул лонун весьма красиво, отпустив руку, он упал на первый ярус веток, на лету вытаскивая клинок. Тут же оттолкнувшись, гуманоид скатился с первого яруса веток, в последний момент изменив направление движения и встал на ноги точно перед Денисом, одновременно с этим сильно выбрасывая вперед длинную руку с мечом. Денис отбил удар и бросился на соперника, уже отработав тактику против длинноруких гуманоидов, но дождь смешал все карты, и Денис поскользнулся и ударил в грязь лицом, лицу это не понравилось. Мгновенно откатился и встал на ноги, стараясь ставить ноги более уверенно. В такой ситуации лонун показал свое превосходство. Длинные руки с двумя суставами, двигались очень быстро, так и норовя то ударить мечом, то зацепить за ногу и опрокинуть — любимый прием лонунов.

Осторожно, стараясь не привлечь внимания противника, Денис носком ботинка немного разрыл грязь, сделав себе упор под ногу. Уклонившись от следующего стремительного выпада, Денис, воспользовавшись самодельным упором, прыгнул. Инопланетянин вытянул руку, схватился за ветки где-то позади себя и подтянул тело к руке, проехав по грязи, словно на лыжах. Но упускать такой шанс Денис не стал. Разжав левую руку и отпустив меч, человек схватился за длинную руку гуманоида и дернул изо всех сил на себя. Кто к кому приехал, Денис не понял, но через мгновение после рывка клинок человека уже вошел в тело лонуна, а в руку человека впились десятки мельчайших отростков клинка Олуна, передавая хозяину отобранного симбиота.

— Осталось тридцать семь участников, — сообщил знакомый голос, которому не мешал ни дождь, ни поднимающийся ветер.

— Ага, — ответил в пустоту Денис и пошел за брошенным мечом.

Подобрав клинок, Денис вытер его о собственный костюм и огляделся. Куда теперь? "Прямо", — решил Денис и усмехнулся.

— Нет ориентиров — нет и направления… — размышлял вслух неторопливо вышагивающий Денис.

— Осталось тридцать шесть участников, — снова раздался голос.

Курпан спрятался довольно успешно. Он сложился, наверное, вчетверо и прижался к стволу дерева между первым и вторым ярусом ветвей, а свою глефу положил на ветки. Из-за того, что и клинки глефы, и длинная рукоять были из одного материала — из дерева, — она сливалась с ветками, Денис прошел мимо, не обратив на нее никакого внимания. Курпан был слишком высок для такого скрюченного положения, и только поэтому удар глефы не убил Дениса. Острие опасного оружия лишь слегка оцарапало отведенную назад правую руку. Денис мигом развернулся и встал в боевую позу. Курпан наконец освободился из добровольного плена и с удовольстием распрямился. Гуманоид вышел на тропу и раскрутил глефу, отрезав возможность Денису напасть.

— Оппа, такого мы с Корном не ожидали, — Денис бы с удовольствием почесал в затылке.

Курпан тем временем, увидев замешательство человека, сам перешел в наступление. Отбивать раскрученную глефу было себе дороже, уворачиваться от размашистых быстрых ударов тоже, потому Денис отступал, старясь не попасть под бешено крутящиеся лезвия.

— Так, нужен план, — Денис любил поговорить сам с собой, потому произнес это вслух, увидев за спиной приближающуюся сплошную стену деревьев.

План оказался великолепен, однако приступить к его выполнению Денис не успел. Курпан слишком поверил в свои силы и утратил бдительность, вследствие чего ноги высоченного гуманоида разъехались, а поскольку центр тяжести был слишком высоко, инопланетянин вынужден был воткнуть глефу в землю, чтобы удержать равновесие. Денис от неожиданности помешкал долю секунды, но инстинкты взяли свое, и он прыгнул вперед, с силой вонзая оба клинка в согнутую спину противника, так и не сумевшего обрести равновесие.

— Осталось тридцать два участника.

Молодой человек оглянулся.

— Так, если это стена, значит, напротив нее будет центр, — справедливо рассудил Денис и отправился в путь перпендикулярно стене из деревьев.

Шел он недолго, но за это время дождь прекратился. Выйдя из своеобразного коридора, Денис обнаружил себя в почти таком же круге как и раньше, только земля была обильно посыпана песком, а в центре круга стояли пять странных тотемов. Каждый тотем венчала чья-то голова, искусно вырезанная из дерева. Денис едва успел рассмотреть птичью голову, раскрывшую короткий, но мощный клюв в гневном крике, как на него напали два лонуна. Человек, в отличие от гуманоидов, все еще стоял в грязи, не успев перешагнуть черту, за которой был такой удобный песок. Денису ничего не оставалось делать, как медленно отступать, пытаясь выманить обоих соперников в коридор, уменьшая их преимущество.

— Остался тридцать один участник.

Ослепленные жаждой победы, гуманоиды были абсолютно уверены, что численное превосходство не позволит им проиграть, и купились на прием Дениса. Заведя противников немного вглубь коридора, Денис ринулся в атаку, оттолкнувшись воткнутой в грязь ногой и проехав словно на коньках. Гуманоиды не ожидали такого поворота событий и попытались медленно отступить, стараясь не поскользнуться, но в узком коридоре их длинные руки мешали друг другу, и Денис без особого труда пробился сквозь вялую оборону инопланетян и сильным ударом обеих рук погрузил клинки в их тела.

— Осталось двадцать шесть участников.

Решив больше не рисковать, Денис выбежал на песок и облегченно вздохнул. Первое, что он увидел, были трое рагулов, одновременно воткнувших мечи в худощавое тело курпана. Дальше трое ритонов, вставших спиной к спине между тотемами, образующими круг, и успешно отражающие атаки четверых гуманоидов, среди которых яростностью атак сильно выделялся синекожий рагул. Ни Мэй, ни Фэна нигде не было видно, поэтому Денис решил прийти на помощь ритонам, а там как получится.

Не любивший нападать со спины, Денис подбежал к трагону сбоку, чтобы тот его увидел. Трагон среагировал на мелькнувший на границе поля зрения силуэт и развернулся к новому сопернику. Поставив жесткий блок левой рукой, Денис остановил меч трагона, несколько раз крутнув клинок вокруг продольной оси, резко выбросил закрученный клинок в сторону, правой рукой тут же пробивая защитный комбинезон и пронзая сердце гуманоида.

— Осталось двадцать три участника.

Воспрявшие духом ритоны атаковали противников и с помощью Дениса быстро расправились с ними.

— Осталось восемнадцать участников, — бесстрастно комментировал голос.

Денис, остановившись, смотрел на ритонов, которые быстро перекинулись несколькими фразами и склонили головы в церемонном поклоне, затем один из них указал клинком на тройку рагулов, добивающих очередного противника:

— С этими мы сами справимся, надеюсь такой сильный и доблестный воин не падет в схватках, и мы еще встретимся в бою.

С этими словами гуманоиды повернулись и побежали к рагулам.

— Осталось семнадцать участников.

Тем временем рагулы покончили с противником и повернулись к извечным соперникам, ритонам.

— Ну, разбирайтесь, я пока Мэй поищу, — Денис не изменил своей привычке разговаривать с самим собой.

Пробежав мимо сражающихся, Денис только собрался повернуть в коридор, образованный необычными деревьями, как оттуда вылетел человек, с которым Денис еще не встречался, — Рапиджара Сухте. Мокрый, грязный, с горящими глазами, на него страшно было смотреть. Но смотреть на него было некогда, индус, не останавливаясь напал на Дениса, показав отличное владение мечом. Но превосходство Дениса в скорости не оставляло никаких шансов Сухте. Одним клинком блокировав меч индуса, Денис стремительно сблизился и сильным колющим ударом исключил соперника из числа участников.

— Осталось шестнадцать…

Денис оглянулся, ритоны все еще наседали на рагулов, но там все было без изменений.

"Ну раз из этого коридора выбежал Сухте, значит там никого нет, — подумал Денис, — пойдем в следующий".

Из следующего коридора тоже вылетел участник Арены, хотя уместнее будет употребить слово выбрался. Трагон медленно спешил. Аккуратно переставляя ноги, стараясь не поскользунться, гуманоид, постоянно оглядываясь, пытался выбраться на спасительный песок. За ним, так же медленно, увязая в грязи, шла Мэй, стараясь догнать трусливого инопланетянина. Изумление, смешанное с разочарованием, написанное на лице гуманоида, трудно было описать. Денис чуть было не рассмеялся, увидев это совершенно детское выражение, но в руках этого "ребенка" был меч, а за ним была Мэй, и Денис напал на соперника.

— Осталось пятнадцать участников.

— Ты жива! — Денис крепко обнял девушку.

— Я рада тебе! — ответила Мэй.

— Осталось четырнадцать участников.

— Пойдем в бой, или тебе отдохнуть надо? — спросил молодой человек, внимательно осматриваясь.

— Мне помыться надо, — сказала девушка, покрытая толстым слоем грязи.

— Да и мне не помешало бы… Ну, ты как? Отдохнуть хочешь? — переспросил Денис.

— Нет, я в порядке, — девушка уже восстановила дыхание.

— Тогда побежали, — сказал Денис и неторопливо, стараясь не напрягать Мэй, побежал к массовке.

— Осталось тринадцать участников.

Это только что растворился в воздухе ритон, но паритет был сохранен, так как тут же улетел в медицинский сектор и его убийца.

— Осталось двенадцать участников.

— Осталось одиннадцать участников, — раздалось буквально через несколько мгновений.

А кто это был, Денис не видел. Кроме боя, к которому они бежали, в поле зрения была только уже довольно долго длившаяся дуэль лонуна и тагора. Тагор мощными ударами пытался зарубить своего противника, но длиннорукий лонун отлично держал дистанцию, сам так же безуспешно атакуя. Но Денису стало не до дуэли, они добежали до боя.

— Осталось десять участников, — сообщал голос о потерях, происходящих вне поля зрения Дениса.

Мэй раскрутила Сияющего во Тьме, окружив себя непроницаемой защитой, о которую разбивались атаки дерущегося на два фланга синекожего рагула. Денис тоже не торопил события, понимая, что противник в конце концов раскроется и ждал этого момента. Но повезло не Денису, а ритону, Денис отбивал очередную атаку гуманоида, как ритон "выстрелил" правой рукой, всаживая меч в тело рагула, как в масло. Денис и победивший ритон остановились, помогать Мэй с союзником не было необходимости, да и благородство ритонов мешало вмешаться. Сияющий во Тьме со свистом рассекал воздух, выписывая замысловатые узоры в воздухе, но вот Мэй выбрала момент и вытянувшись в струну пробила реберный каркас рагула. Ритон, верный своим понятиям чести, не стал забирать симбиота у раненого союзником врага, он лишь заблокировал меч, позволяя Мэй не отвлекаться на защиту и получить максимум симбиота.

— Осталось восемь участников.

— Так, — обратился к ритонам Денис, — вон двое дерутся, где-то еще двое. Разделимся? А когда со всеми разберемся, встретимся тут же. Эти наши.

Ритоны молча поклонились и побежали искать соперников.

— Не хотел заставлять тебя снова по грязи бегать, — уставший Денис натянуто улыбнулся.

— Я поняла, милый, подождем, как бой закончится? — спросила девушка.

— Нет, ты на лонуна, я на курпана. Справишься?

— Конечно, милый.

— Отлично, вперед.

Через несколько минут голос объявил:

— Осталось шесть участников.

Молодые люди устало опустили мечи, подошли к тотемам и сели на песок, прислонившись к столбам. Денис сел под гневной птицей, девушка выбрала изображение крылатого этинуала.

— Ждем, — лениво оглядываясь, сказал Денис.

— Ждем, — шутливо ответила девушка, по-видимому, не так сильно уставшая.

— Осталось пять участников, — обрадовал их голос.

— О, минус один, ждем еще одного.

Но все же Денис был немного разочарован, бои в грязи отняли слишком много сил и восстановить он их не успел.

— Осталось четыре участника, — произнес ставший уже родным голос через несколько секунд.

— Ну все, пора, — сказал Денис, увидев возвращающихся ритонов. — Двое на двое?

— Да, — ответила девушка мягко вставая.

Церемонно поклонившись друг другу, противники заняли боевые позиции. Первое мгновение никто не решался нападать, но Денис прервал затянувшуюся паузу и, раскрутив, клинки пошел в атаку. До красоты движений Мэй, выделывающей Сияющим во Тьме невероятные финты и передвигавшейся словно тигр, мягко переступающий с лапы на лапу Денису было далеко, но и его два клинка рисовали перед ним красивые узоры. Это был, наверное, самый красивый бой за все этапы, в которых участвовал Денис. Никаких подлостей, никаких нападений со спины, просто люди и инопланетяне отдались бою целиком, покорились его красоте. Но у них в руках были все-таки клинки Олуна, кого-то больше, кого-то меньше, но все равно каждого наполнявшие какой-то долей агрессии и желанием победить.

Попробовав еще раз финт с закручиваением клинка противника, Денис выбил из руки ритона оружие, мгновенно отступив и указав тому на лежащий меч. Ритон поднял меч, снова поклонился, на этот раз более глубоко, чем в предыдущие и напал, намереваясь показать, на что он способен.

Мэй наслаждалась боем, зная, что в случае проигрыша это не грозит смертью ни одному из них. Девушка прыгала, крутилась, разворачивалась, при этом вытворяя мечом невообразимые вещи. Полностью отдавшись интуиции боя, девушка внезапно пронзила соперника, на самом деле не ожидая, что удар пройдет. Раненый ритон успел отвесить девушке полупоклон, но распрямиться уже не успел: Наблюдатель переместил его в медицинский отсек.

— Осталось три участника.

Денис отрицательно помахал головой в ответ на вопросительный взгляд девушки. И тут же под этим взглядом ускорился. Внимание любимой придало ему сил. Ритон был отлично подготовленным воином, но Денис был быстрее своего соперника и поразил того, проткнув насквозь.

— Осталось два участника.

— Нда, вот это ситуация, — почесал затылок Денис. — а можно нам не драться?

— Нет, милый, — улыбнулась Мэй, — дерись!

Звонко рассмеявшись, девушка стремительным росчерком Сияющего во Тьме отбила в сторону клинок Дениса, развернулась вокруг собственной оси, и выходя из пируэта напоролась на выставленный меч. Сквозь гримасу боли проступила улыбка, и девушка растаяла.

— Ну зач… — тут растаял и Денис, очнувшись на базе, в комнате с телепортом на Арену.

— Да что ты будешь делать! — Денис бросился прочь из комнаты.

Буквально долетел до медицинского отсека, закричал "откройся", на крик дверь не сработала, пришлось успокоиться и сказать уже тише. На второй раз дверь открылась.

— Мэй Линь, человек, с Земли, последняя с Арены, — выпалил не очень связную фразу Денис.

— Поздравляю с победой, — на этот раз доктором был лонун. — Рана небольшая, повреждения небольшие. Скоро восстановится. Вам сообщить?

— Да, будьте любезны, — повертевшись, чтобы лонун лучше считал идентификатор, Денис увидел взгляд доктора, все понял и быстро вышел из отсека.

Корнашар стоял за дверью и терпеливо ждал.

— Поздравляю, ты отличный воин. В каждом бою ты приобретаешь не только силу, но и доблесть, — Корнашар отвесил свой излюбленный церемонный полупоклон.

— Спасибо, Корн, мне надо помыться и переодеться, пошли, по дороге расскажешь, что у тебя случилось, — Денису очень хотелось обсудить свою победу, но проблемы друга были важнее.

— Я сам пока ничего не знаю. Я сейчас же перехожу домой, потом вернусь, и тогда все расскажу тебе. Но если не вернусь к вечеру — значит война. Тогда просто жди меня. Но на всякий случай я попрошу тебе выделить проводника по базе.

— Корн, оставь координаты, я дождусь Мэй, немного ее поругаю и прыгну к тебе сам.

— Хорошо, Денис. Перейдешь — вызывай меня. Еще раз поздравляю и с победой и с женщиной, — ритон сначала поклонился — по своей традиции, потом — по человеческой — пожал руку Денису и ушел.

— Ну да, не у каждого жена Марья… — пробормотал Денис, заходя в комнату и с наслаждением снимая грязный комбинезон.

Смыв грязь, отваливающуюся кусками, Денис надел чистый костюм и пошел обратно к медицинскому отсеку, где и провел следующий час в ожидании Мэй, решив не дожидаться сообщения доктора. Два раза Денис открывал рот в ответ на распахивающуюся дверь, но это была не Мэй. Из медицинского отсека выходили проигравшие. Денис встретил одного рагула, убитого им, тот стрельнул ненавидящим взглядом и прошел мимо, задев плечом победителя. Потом одновременно вышли два ритона. Оба склонили головы в поклоне, на вестиарском поздравили победителя и ушли к переходу.

— Наконец-то, — увидев девушку, произнес Денис. — Зачем ты это сделала?

— Не сердись, милый, ты должен побеждать, у тебя это получится, а у меня нет, — девушка использовала своё главное оружие — кротость, — ну прости, у тебя бы рука на меня не поднялась, у меня на тебя тоже, так и стояли бы.

— Мэй, никогда больше так не делай, — сердито проговорил Денис.

— Хорошо, милый, — девушка прижалась к нему, — не злись.

Какой мужчина устоит перед этим?

— Ладно, не злюсь, — с трудом пытаясь не улыбнуться, сказал молодой человек, обнимая Мэй.

Дождавшись, когда девушка примет душ, Денис рассказал ей о Корнашаре.

— Я с тобой, — тут же заявила она.

— Нет, — коротко ответил Денис, помотав головой, — ни в коем случае! Я иду туда один, и это не обсуждается. Да и пока еще неизвестно, может быть, и идти не понадобится. Дождемся вечера.

Но Корнашар не вернулся. Ни в пять, ни в шесть, ни в семь. Посчитав, что этого достаточно, Денис решительно встал и вытащил клинки из стойки.

— Мэй, я к Корну. Сама знаешь, на таком расстоянии нанофон не работает, вернусь как смогу. Кстати, сколько времени до Арены?

— Две недели, — девушка поцеловала Дениса, с трудом сдерживаясь, чтобы не заплакать. Но возражать не стала, воспитание давало о себе знать, — возвращайся скорее.

Денис дошел до комнаты с переходом, тряхнул головой, словно выбрасывая из нее все лишнее, и прыгнул на Ритоки, родную планету Корнашара.

* * *

Америка, штат Иллинойс, Нью Йорк. Небоскреб корпорации "Лизард".

55-й этаж, зал заседаний Совета директоров.

7 сентября 2013 года. 9 часов 13 минут. Время местное.

— Уничтожены семь групп, расположенных на территории Московской области, в том числе одна аналитическая группа. В руки Еременко попали записи по нескольким последним операциям, — управляющий говорил четко, словно читал прогноз погоды, а не сводку потерь.

— Почему информацию не уничтожили сразу? — перебил докладчика поджарый.

— Операция по объекту "Человеколюб" еще не завершена, одна боевая операция в стадии планирования, а информация по двум боевым операциям не уничтожена по халатности начальника отдела, — не стал отпираться управляющий.

— Информация не зашифрована? — не унимался поджарый.

— Зашифрована, но в руки "Пламени" попали живыми наши аналитики, — задумчиво вступил в разговор глава корпорации, — а недооценивать способности Еременко не стоит. Шифры будут у него к вечеру сегодняшнего дня, если не раньше. Чем мы в данный момент располагаем на территории Москвы?

— Три полноценные боевые группы, одна группа боевого планирования, законсервированная резервная база "Плацдарм" с арсеналом, рассчитанным на пять групп, и объект "Мрачный", — ответил управляющий.

— Что мы можем туда перебросить, не вызывая подозрений "Пламени"?

— Еременко усилил контроль на вокзалах и в аэропортах, это в его власти. Но проникнуть в город на автотранспорте возможно по одному. Две боевые группы в течение суток будут на "Плацдарме". Приказа по расконсервированию я не давал, возможно, за нашими группами ведется скрытое наблюдение. Никаких признаков этого не выявлено, но осторожность не помешает, — управляющий понемногу переходил к своей обычной манере разговора.

— Объект "Мрачный" владеет кодами расконсервирования базы? — спросил глава корпорации.

— Да, мы наделили его этой привилегией.

— Значит, так, — глава принял какое-то решение, — "Мрачный" расконсервирует "Плацдарм", берет необходимое ему снаряжение и ждет указаний. Боевые группы, проверяя возможное наблюдение за ними, идут на базу и ждут остальных. Сегодня же начинайте переброску еще двух боевых групп. Место сбора — "Плацдарм". Черешников, лично разработаете план по уничтожению объектом "Мрачный" Еременко и лично ответите за выполнение. Аналитический отдел разрабатывает операцию по адекватному ответу. Адекватным ответом я называю уничтожение базы "Пламя".

Глава "Лизарда" не стал дожидаться привычного голосования и вышел из кабинета.

* * *

11 сентября. Москва, офис корпорации "Пламя" 10 часов 15 минут. Время местное.

Еременко закрыл ежедневник, убрал его в папку и встал из-за стола. Все необходимые указания он уже отдал, теперь ему нужно было появиться на исследовательской базе, куда его срочно вызвали, но кое-какие вопросы с замом по боевому планированию он обсудить не успел, поэтому пригласил его проехать вместе с собой в Солнечногорск. После операции по уничтожению групп Лизарда" Еременко стал осторожнее, опасаясь акции возмездия, и потому не появлялся на улице без охраны. Вот и сейчас Александр Евгеньевич дождался, пока охрана осмотрит окрестности. В вестибюле к нему присоединился Дима и с ходу начал докладывать обстановку, но Еременко жестом остановил его:

— Потом, Дима, по дороге расскажешь, — Еременко открыл резную деревянную дверь и вышел на улицу. — Ты посмотри какая погода, ты когда в последний раз солнце видел?

Дима, как его называл только Еременко, бывший командир группы специального назначения, неоднократно сдававший нормативы в "Альфу", но не прошедший туда по причине неконтролируемых вспышек агрессии в ответ на возможное насилие, поднес ладонь ко лбу, защищая глаза от солнца, посмотрел на небо. Погода действительно стояла отличная, на небе ни облачка, а приятный легкий ветерок остужал жар солнечных лучей.

Дима, прошедший не одну горячую точку, еще только начал кричать "блик!", а тело само уже начало действовать. Заместитель Еременко не был таким большим, каким любят показывать бойцов спецназа в фильмах, но он с легкостью сбил с ног шефа, и пуля из двенадцатимиллиметровой винтовки, блик от оптики которой он и заметил, прошла над головой подполковника, сбивая на землю бойца охраны в бронежилете класса 3. Егоров открыл дверь бронированного Геленвагена, и прячась за ней, за руку втащил Еременко внутрь.

Рядом с офисом корпорации "Пламя" не было высотных жилых зданий, только старая нежилая трехподъездная пятиэтажка, где круглосуточно дежурила группа засады, как раз на такой случай. Трое бойцов охраны, качая маятник — раскачиваясь из стороны в сторону, чтобы сбить снайперу прицел, броском преодолели половину расстояния до пятиэтажного здания, откуда и велась стрельба. Но засевший в одной из пустующих квартир наемник и не собирался по ним стрелять, посылая пулю за пулей в машину, в которой прятался Еременко. Двенадцатимиллиметровая пуля со стальным сердечником пробивала бронированный Геленваген, словно картонный, а мерседес, вопреки всем инструкциям, все стоял под обстрелом.

Егоров, услышав автоматные выстрелы, призванные заставить снайпера залечь, захлопнул заднюю дверцу и прыгнул на переднее пассажирское место в джипе.

— Какого ты стоишь, — заорал Дима, но увидел опущенную на грудь голову водителя и замолчал.

Бойцу спецназа потребовалось всего лишь пять секунд, чтобы, извернувшись, нажать на педаль тормоза левой рукой, правой перещелкнуть рычаг коробки передач в положение "Д" и перекинуть руку с педали тормоза на педаль газа. Пятилитровый двигатель взревел, срывая машину с места. Егоров прекрасно помнил, как стоят машины, и не видя дороги, вывернул руль, заставляя машину вильнуть и объехать препятствие. Еще одна пуля прошила автомобиль, но прошла очень высоко, повредив лишь крышу и дверь багажника геленвагена. Дима сбросил руку с газа и прыгнул на водительское место, садясь прямо на тело водителя. Снова нажав акселератор, Егоров вывел машину из зоны обстрела снайпера, заехав за угол пятиэтажки.

Выстрелы прекратились, и Еременко, евда машина остановилась, выскочил из машины, выхватывая Глок. Егоров уже стоял за углом здания, осторожно выглядывая на противоположную от места нападения сторону. В офисе корпорации "Пламя" находилось всего десяток бойцов, из которых четверо являлись охраной Еременко. Остальные шестеро бойцов выбежали из офиса, тут же разбились на пары и побежали к пятиэтажке, ко всем трем подъездам.

Снайпер выстрелил еще два раза, двумя патронами поражая бегущих рядом бойцов "Пламени", и спустился по заранее продуманному пути отхода на второй этаж, аккуратно обходя тела троих бойцов засады. Оказавшись на втором этаже, "Мрачный" с удовольствием услышал взрыв поставленной растяжки, который вывел из строя трех бойцов личной охраны Еременко, первыми достигших здания, как он и предполагал, через ближайший к офису подъезд. Выпрыгнув со второго этажа, "Мрачный" отработанным движением перекатился через плечо и побежал к многочисленным складам, находящимся через дорогу, к своему мотоциклу, на котором уйти от погони не представляло никакого труда.

Егоров и Еременко увидели мужчину в темном, легко спрыгнувшего со второго этажа пятиэтажки и явно намеревающегося скрыться на территории складов. Егоров присел на колено и открыл стрельбу из отнятого у Еременко Глока, потому как по должности Дмитрию оружие носить было не положено: возможно, Еременко делал из него аналитика, а не бойца, ему нужен ум а не пистолет. За пару секунд выстрелив всю обойму, Егоров попал дважды, но с такого расстояния выстрелы из пистолета не пробили кевларовый жилет, прятавшийся под одеждой снайпера.

"Мрачный" услышал выстрелы одновременно с сильным ударом, сбившим его с ног и наверняка сломавшим ему ребро. Терпеть боль он умел с детства, вот и сейчас мгновенно вскочил и продолжил движение, успев одним коротким взглядом зафиксировать в уме положение Егорова, вставляющего новую обойму. Левой рукой вытащил МП-5 и послал в ту сторону длинную очередь, заставляя спецназовца спрятаться за угол. Отпуская автомат и позволяя тому повиснуть на ремне, "Мрачный" прыгнул на мусорный бак и тут же, схватившись обеими руками за забор, перелетел через него и удачно приземлился на территории складов. Поменяв ообойму у МП-5 и спрятав его под черную кожаную куртку, наемник завел припаркованный в заранее подготовленном месте отхода мотоцикл и выехал с противоположной стороны складов, скрываясь от глаз преследователей.

— Ушел, сволочь, — отдавая пистолет хозяину, сказал Егоров.

— Ушел, — подтвердил Еременко, оглядывая место, где наемник перепрыгнул через забор, — и крови нет.

Оставшиеся в живых бойцы охраны уже подогнали второй джип, в который сели Еременко с Егоровым.

— Собрать все, на чем мог остаться хоть какой-то след, и отправить на экспертизу ДНК. Посмотрите по базам, может кто знакомый, — сказал через открытое окно выбежавшим замам Еременко, и повернулся к водителю: — поехали.

— Куда, шеф? — спросил водитель джипа.

— Куда и планировал, в Солнечногорск. Да, Дима, — Александр Евгеньевич повернулся к заместителю, — сообщи на базу о нападении, пусть будут повнимательнее.

— Есть, — заместитель сразу стал набирать номер на мобильном.

Геленваген с включенными стробоскопами и мигалкой уже выехал в левую полосу и несся по дороге.

— Александр Евгеньевич, на них тоже напали, отбиваются, может, переждем, пока подкрепление не подъедет? — спросил оторвавшийся от телефона Дима.

— Нет, мухой туда, — взгляд Еременко потяжелел. — Кого оповестили?

— Спецназ ФСБ уже на подходе, если повезет, зажмут с двух сторон.

— Гони! — приказал водителю подполковник, обуреваемый смешанным чувством негодования, досады и тревоги.

11 сентября. Московская область, Солнечногорский район, база корпорации "Пламя". 10 часов 30 минут. Время местное.

База корпорации "Пламя" располагалась в нескольких зданиях. Исследовательский центр занимал практически все имеющиеся медицинсие корпуса бывшего санатория. Боевая же часть базы — с арсеналом, подземными убежищами, помещениями для бойцов, тренировочными залами, тирами и всем прочим — находилась в новых зданиях, возведенных в лесу, подальше от любопытных глаз и случайных прохожих. Увидеть базу можно было только сверху, поскольку окружал ее высокий забор с колючей проволокой, по всему периметру просто усыпанный видеокамерами охраны.

Бойцы Лизарда направленным взрывом обесточили три отдельно стоящих здания боевого комплекса "Пламя", на несколько секунд, пока не включился резервный генератор, выводя из строя камеры наблюдения. Этого времени трем боевым группам хватило, чтобы проникнуть на территорию базы. Группа боевого охранения мгновенно среагировала на отключение электроэнергии, занимая места согласно боевому расписанию. Тут же прозвучал сигнал тревоги, рушивший планы Лизарда проникнуть незамеченными на территорию, бесшумно уничтожив охрану. Тогда бойцы Лизарда приступили к реализации плана "Б", каковой всегда подготавливали сотрудники аналитического отдела. Три группы, проникшие на территорию базы, открыли огонь, привлекая внимание противника к себе, оставшиеся две группы лесом совершали обходной маневр, собираясь напасть с севера, чтобы перекрестным огнем подавить противника.

Бесшумные МП-5 выплевывали очередь за очередью в отряд охраны, вынуждая тех прятаться в укрытиях. Устроившийся на дереве снайпер с винторезом также не позволял высовываться. Внезапность, четкость и продуманность действий бойцов Лизарда делали положение весьма серьезным. Но разработчики боевого комплекса учли возможность нападения: находящиеся на базе бойцы в считаные секунды экипировались и бросились к разветвленному подземному ходу, подготовленному как раз на такой случай, чтобы зайти противникам в тыл.

Боевая группа, первой проникшая на охраняемую территорию, усилила огонь, чтобы следующая за ними группа смогла продвинуться к зданиям и установить взрывные устройства. Бойцы с ранцами за спиной короткими перебежками добрались до первого здания, потеряв лишь одного бойца, срезанного очередью пистолета-пулемета "Кедр", и принялись отработанными движениями устанавливать и активировать мины. Штурмовая группа из двух отрядов, выполнивших обходной маневр, ударила охранникам базы в спину и в считанные мгновения вывела из строя находящихся вне здания бойцов. Оставшиеся внутри охранники огрызались короткими очередями через бойницы, но саперы уже начали минировать второе здание.

Выскочившие из подземного хода бойцы охраны, вооруженные МП-5, быстро сняли снайпера, свалившегося с дерева после первой же очереди. Не ожидавшие нападения с этой стороны бойцы Лизарда не сразу отреагировали на появившихся за спиной бесшумных убийц. Третья группа прикрытия корпорации "Лизард" была полностью уничтожена дерзким противником, словно чертик из табакерки появившимся из леса. Как только первая группа нападавших развернулась к новому противнику, активизировались оставшиеся охранники, под прикрытием щитов вышедшие из здания. Первая группа не смогла долго продержаться под перекрестным огнем и была ликвидирована. Саперы находились с другой от охранников стороны здания и четко выполняли свою задачу, минируя последнее здание.

И нападавшие, и защищающиеся были одеты в черное, отличить их друг от друга можно было только по шеврону в виде языка пламени, заключенного в круг, на рукавах защитников. Четвертая и пятая группа отступали, устроив заградительный огонь, но непробиваемая стена щитов неумолимо приближалась, небезуспешно отстреливаясь. Поредевшая штурмовая группа наконец достигла спасительного здания, забежав за которое, соеденилась с закончившими свою работу саперами. Но расслабиться им не дали. С одной стороны здания уже показались щиты, с другой выскочила группа, броском обогнувшее корпус "Пламя". Плотным огнем с двух сторон бойцы "Пламени" уничтожили нападавших, не позволив им отойти на безопасное расстояние, чтобы подорвать установленные заряды.

Благодаря тому, что обе стороны использовали бесшумное оружие, бой, прошедший совсем недалеко от населенного пункта, остался в тайне от жителей. Никто ничего не услышал, кроме нескольких взрывов гранат, разметавших нападавших и не позволивших им взорвать базу корпорации.

Прибывший на место боя спецназ ФСБ был отправлен обратно, приехавшим сразу за ним Еременко.

11 сентября. Московская область, Солнечногорский район, база корпорации "Пламя". 12 часов 26 минут. Время местное.

— Убиты шестнадцать бойцов, — Еременко говорил так громко, что это было почти криком, но все-таки не криком, — вы лично, Дмитрий Олегович, — гневный взгляд, казалось, прожигал насквозь начальника службы безопасности базы, — уверяли меня, что базу взять штурмом невозможно.

— Александр Евгеньевич, — встал Дмитрий Олегович, — по неизвестной причине не сработали пулеметные турели, будем разбираться.

— Не сработали пулеметные турели? — уже гораздо тише переспросил Еременко. — Александр Евгеньевич, подыскивайте себе преемника. Кандидатуры предоставить мне в течение недели.

— Есть, — начальник службы безопасности сел.

Еременко еще час устраивал разнос своим подчиненным, нервничащюим еще и потому, что разбор полетов происходил в здании, которое в данный момент разминировалось. Закончив с этим, Еременко отправился в исследовательский центр.

— Что у вас? — обратился подполковник к главному научному сотруднику исследовательского центра.

— У нас получилось, — начал разговор ученый. — Правда, не совсем то, что мы планировали.

— Конкретнее, — потребовал Еременко.

— Препарат, который мы получили, при контакте с бактериями симбиота полностью нейтрализует их действие, но лишь на некоторое время, — гордо заявил главный научный сотрудник. — То есть человек станет абсолютно обычным, правда, ненадолго.

— Насколько ненадолго? И это касается только человека? — спросил заинтересовавшийся фээсбэшник.

— В зависимости от массы тела и количества симбиота, но три-пять минут обеспечены, на тестах меньше десяти минут не было, — ответил ученый, — а на гуманоидах мы еще не тестировали. Пока нет возможности, вы же знаете.

— Каким образом обеспечивается воздействие препарата? — судя по виду Еременко, тот уже что-то просчитывал и анализировал.

— К сожалению, только через кровь, но если вы дадите нам Новикова на несколько дней, мы что-нибудь придумаем, — у ученого загорелись глаза, только об одной мысли об этом.

— Новиков не подопытный кролик, — жестко ответил Еременко, — мне он еще пригодится. Побочные эффекты есть? Действие препарата может каким-то образом отразиться на дальнейшем функционировании симбиота?

— Данных пока маловато, — протянул несколько разочарованный человек в белом халате, — но бактерии функционируют в пределах нормы, после окончания действия нашего препарата. Кстати мы назвали его: "СМ-1".

— "СМ"? Что за аббревиатура? — задумчиво спросил Еременко.

— Смерть мутантам, — с какой-то плохо скрытой злостью ответил ученый. К злости в голосе добавилась зависть на его лице.

— Василий Игнатьевич, — с нажимом, выделяя каждое слово, сказал Еременко, — чтобы ни в каких документах под такой аббревиатурой препарат не проходил, это во-первых. Во-вторых, никому об этом не рассказывайте. И в-третьих, соберите всех, кто знает об этом препарате в зале совещаний, — Еременко на секунду задумался и повторил: — соберите всех.

Немного расстроенный, но все-таки гордый открытием, ученый чуть ли не побежал выполнять указания главы корпорации, а Еременко подозвал к себе Егорова.

— Дима, сейчас в зале совещаний соберутся ученые, со всех взять подписку о неразглашении, класс секретности "А". С базы пока никого не выпускать, связь с внешним миром запретить, родным сообщить, что объявлен карантин.

— Есть, разрешите выполнять? — Егоров был готов в огонь и воду за своим начальником.

— Погоди, ты тоже поищи спеца по обеспечению безопасности базы. Надо надо что-то изменить в системе охраны, в общем, проработай этот вопрос тоже. Надеюсь на тебя. Выполняй.

— Есть, — бравый спецназовец развернулся на сто восемьдесят градусов и пошел выполнять приказы.

Глава 6

* * *

10 сентября. Ритоки, местность недалеко от столицы ритонов. 32 часа 23 минуты. Время местное.

Выйдя из комнаты, Денис обнаружил себя во вполне обычном деревянном доме. Деревянный пол, деревянные стены; помещение светлое из-за больших окон на каждой стене. Кроме комнаты с аппаратом перехода, тут была всего лишь еще одна комната. Видимо, это небольшое здание создано специально для струнного туннеля. Выйдя на улицу, Денис увидел солнце, такое же как на Земле, только красное. Трава сочного зеленого цвета ковром покрывала поляну, на которой оказался Денис, вдалеке виднелись синие горы с белыми шапками, уходящие пиками в небо.

"Значит? тут еще день", — подумал Денис и вызвал Корнашара.

— Корн, привет, я тут.

— Спасибо, Денис, что пришел, сейчас тебя проводят ко мне, — сказал Корнашар и тут же отключился.

К Денису уже приближались двое вооруженных мечами ритонов, у одного из них было точно так же татуировано лицо, как у Корнашара.

"Что ж это за мода? Уже кучу инопланетян видел с татуировками на лицах". Перебросившись несколькими фразами с Денисом, татуированный ритон на секунду замолчал, потом поклонился Денису и снова того поприветствовал, на этот раз гораздо более уважительно и тепло.

— Друг нашего соплеменника — наш друг, гость всего племени, — сказал татуированный, — Корнашар Верелири просил проводить вас в Зал Совета.

— Вот-вот, а то развели тут таможенный досмотр, понимаешь, — почти неслышно проворчал Денис.

Залом Совета оказалось большое одноэтажное деревянное здание, представляющее из себя идеально ровный круг, в здание вели четыре входа. Дениса завели в ближайший вход и проводили к Корнашару.

— Здравствуй, Денис, — поклонился человеку гуманоид, а затем и все присутствующие ритоны, большая часть из которых была с татуировками на лицах.

— Привет, Корнашар, — Денис постеснялся при таком количестве ритонов называть друга сокращенным именем.

— Это мой ученик, Денис Новиков, — коротко представил человека собравшимся Корнашар.

Заседание прервалось, каждый из присутствующих подошел и пожал руку Денису, не преминув при этом поклониться. Среди подходивших Денис узнал двух ритонов, с которыми дрался в последнем этапе.

— Рагулы нанимают Этинуалов, чтобы уничтожить нас, — коротко ввел Дениса в курс дела Корнашар.

— Ясно, а вы тоже наймите кого-нибудь, — предложил, казалось бы, идеальный вариант Денис.

— Нет, Денис, если наш народ не может своими силами отстоять свои территории, то мы не в праве ими владеть! — ответил мрачный ритон, без татуировок на лице.

— Вот что вы за люди, ну то есть ритоны, — в сердцах спросил Денис.

— Нападение возможно только в трех местах, проходы между горами достаточно узкие, что позволит рагулам задавить нас числом, а значит, преимущество будет на стороне мастерства, а не количества, — еще один ритон вступил в переговоры, — кроме того, наши воины будут сражаться не за деньги, а за свои семьи, за жизни близких.

— Да это понятно, — отмахнулся нетатуированный ритон, — нам надо выбрать тактику боя. Одиночные поединки, в которых мы сильны, или строй, в котором мы не бились уже долгое время, со времен Разделяющей Войны.

— Я с детства любил историю, — Денис решил внести свою лепту, — особенно военную историю. Обороняющиеся всегда несли гораздо меньшие потери, чем атакующие, если грамотно организовать оборону. Конечно, строй будет надежнее, чем одиночные поединки, а за строем выставить лучников или метателей копий. Как у вас дело обстоит с огнестрельным оружием?

— С чем? — переспросил нетатуированный ритон.

— Ну, стреляющее пулями: автоматы, пистолеты?

Говорили на всеобщем языке, в нем были такие слова, но, видимо, ритоны не понимали, о чем речь.

— Нет, Денис, — Корнашар встал, — на нашей планете такого оружия нет, через переход его невозможно доставить: в каждый аппарат заложен уровень прогресса планеты и ничего сверх нормы не пронести.

— Ясно! Ну что ж, тогда и правда лучники и метатели копий, это у вас есть?

— Есть, но это охотники. Даже рагулы не будут в войне использовать луки.

— Нда, — Денис сел, уяснив, что дело не так просто, как кажется на первый взгляд, — ну. вы темные.

Наставник усмехнулся, находящиеся в зале ритоны сначала шутку не поняли, но увидев, что Корнашар улыбается, расслабились.

— Но насчет строя я не согласен. Наше превосходство в личном мастерстве, а для хорошего воина необходимо много места. Так мы только потеряем преимущество, — снова выступил нетатуированный ритон.

Заседание длилось еще долго, решали сколько кого и где будет находиться, сколько высылать разведчиков, которые могут сорваться с крутых гор. Под конец Денис чуть не заснул: на базе была уже глубокая ночь. Наконец военный совет закончился, каждый ритон счел своим долгом поклониться не только всем присутствующим ритонам, но и Денису, и Корнашар кивком указал человеку на дверь.

Когда они вышли из Зала Совета, красное солнце уже садилось, скрываясь за высокими пиками гор.

— Денис, завтра начнутся военные действия, тебе не стоит здесь оставаться. Это моя война, — твердо сказал Корнашар.

— Нет, Корн, и моя тоже, — Денис повернулся к другу, — я не для того пришел сюда, чтобы бежать с поля боя.

— Ты не понимаешь, это не Арена. Тут придется убивать по-настоящему, и велика вероятность погибнуть самому.

— Я понимаю, но я остаюсь, — не менее твердо, чем Корнашар, сказал Денис, и, усмехнувшись добавил: — Тем более, что рагулы мне самому уже как-то очень не нравятся.

— Спасибо. Но ты еще подумай. Сейчас хорошенько выспись, завтра решишь.

Корнашар проводил друга до маленького одноэтажного домика, стоявшего среди десятков таких же. Сначала Денис не понял, что его смущало, потом сообразил. Ни в одном доме не было окон. Ни одного. Но спросить не успел, Корнашар указал Денису на домик и ушел.

* * *

11 сентября. Ритоки, 08 часов 23 минуты. Время местное.

Денис проснулся по привычке рано. Повалявшись в постели несколько минут, проснулся окончательно. Вспомнив, где он находится, Денис вскочил, оделся и вышел на улицу. Красное солнце встало раньше его и уже вовсю освещало зеленую поляну.

"Хм, асфальт у них явно не в почете", — подумал Денис, двигаясь по вытоптанной тропе в сторону Зала Совета. Обнаружив, что в Зале никого нет, Денис вызвал Корнашара.

— Корн, ты где?

— Началось, Денис, рагулы напали на восточном проходе. Как мы думаем, это отвлекающий маневр. Мы направляемся к центральному проходу, самому широкому.

— Я с тобой, ты где? — повторил вопрос Денис.

— Иди по восточной тропе от Зала Совета, увидишь перекресток с тотемом войны, там повернешь на север. Догонишь, — Корнашар не стал отговаривать Дениса: воин принял решение, а значит, так тому и быть.

— Ага, а восточная тропа — это которая? — смущенно спросил Денис.

Получив новые объяснения относительно пути с использованием более привычных "право" и "лево", Денис побежал по хорошо утоптанной широкой тропе, довольно быстро достигая перекрестка. Свернув в нужную сторону, Денис побежал по широкой дороге, постепенно наращивая темп, чтобы побыстрее догнать отряд Корнашара.

— Чего же меня не разбудили? — спросил еще не отдышавшийся Денис у Корнашара, когда после двадцатиминутной гонки нагнал отряд.

— Ты гость, — просто ответил тот.

— Отлично! Поэтому надо заставить гостя побегать, — пробурчал себе под нос Денис. — Ладно, слушай, я тут вот что подумал: а если мы ночью нападем на рагулов? Найдем этих Этинуалов и уничтожим?

— Ночью? — переспосил Корнашар.

— Ну да, когда солнце сядет, — недоуменно ответил Денис.

В ответ наставник рассмеялся.

— Ты рано лег спать, Денис, потому не видел. У нас два солнца, и поэтому у нас не бывает ночи. А на спящих мы не нападаем.

— Два солнца? — еще более удивленно спосил Денис, разглядывая небо в поисках второго светила.

— Да, но одновременно на небе они почти не бывают, лишь раз в несколько тысяч лет они встречаются на небосклоне. Наверное, это красиво.

— Понятно. Тогда никакой тактики? Просто драться?

— Да! — Корнашар посмотрел на своего ученика. — Денис, мне надо объяснить тебе еще кое-что. Обычно это объясняют новичкам перед последним этапом Арены, но сказать заранее не запрещается. Не нападай на рагулов, на лицах которых ты увидишь такие татуировки, как у меня.

— Почему, что это за татуировки? — с интересом спросил Денис.

— Это отличительный знак воина, прошедшего Арену. По узору, можно понять, насколько удачно он прошел. Сколько боев проиграл и в скольких победил.

— А, понял. А я голову ломал! — Денис удивился, почему такое простое объяснение само не пришло к нему в голову.

— Денис, ты не получил еще татуировок после своей первой Арены, но уже близок к этому, и симбиота у тебя довольно много. Но воины прошедшие Арену, тебе еще не по зубам. Я бы не хотел объяснять Мэй, как тебя убили. Так что не лезь на рожон.

— Поговорки наши выучил, кланяется, все лишь бы мне помешать в настоящей войне поучаствовать, — под нос себе ворчал Денис.

Отряд из нескольких сотен ритонов, во главе которого вышагивал и Корнашар и около двух десятков его татуированных соплеменников, шел до перевала еще около четырех часов. Военный лагерь ритонов Денис увидел лишь подойдя почти вплотную. Небольшие строения сливались с окружающей растительностью и были практически незаметны, зато рев сотен глоток, приветствующий пополнение, был слышен на большом расстоянии.

Корнашар сразу пошел в нужный ему шатер, позвав с собой Дениса и еще двух ритонов.

— Приветствую тебя, Корнашар из рода Верелири.

— Приветствую тебя, Ролнолиг из рода Верелири.

"Оп-па, да они родственники", — подумал Денис и внимательнее всмотрелся в лицо родственника Корнашара, но ничего особого не рассмотрел. Тонкие упрямо сжатые губы, жестко смотрящие глаза, но так выглядели практически все ритоны, которых видел Денис, но самое главное — у этого ритона не было татуировок, и на Арене Денис его не встречал. Значит, обычный.

— Как мы и предполагали, — начал рассказывать Ролнолиг, как только все поприветствовали друг друга, — основные силы рагулов нападут здесь. Наши разведчики видели и Этинуалов, так что информация подтвердилась.

В ответ на эти слова Корнашар помрачнел, Денис не очень разбирался в скупых на проявление эмоций ритонах, но наставника своего знал достаточно хорошо, чтобы понять, насколько сильно встревожен Корн.

— Понятно, — а Корнашар достаточно долго общался с человеком, чтобы перенять у него это слово. — Когда планируется нападение?

— Мы предполагаем, что через четыре — четыре с половиной часа, сразу после смены караульных.

— Хорошо, пусть воины отдохнут, а я схожу на перевал, — с этими словами Корнашар встал.

Тут же все присутствующие последовали его примеру — наставник Дениса пользовался непререкаемым авторитетом. Не проронивший ни слова, кроме приветствия, Денис стал прощаться. "Ну и традиции у них, поздороваться и попрощаться — полчаса надо".

Поднявшись вместе с Корнашаром на перевал, Денис огляделся и понял, что он ожидал увидеть нечто другое. "Широкий" перевал оказался довольно узким перешейком, по которому в ряд прошло бы не больше пятнадцати человек. Но длина этого перешейка поражала: больше пятисот метров между отвесно стоящими горами, Дениса даже передернуло, когда в перевале загудел ветер. Несколько ритонов стояли словно вырезанные из дерева тотемы, не шелохнувшись ни разу, сколько на них смотрел человек.

Кивнув каким-то своим мыслям, Корнашар развернулся и пошел обратно, за ним двинулся и Денис, увидевший место предстоящих боев.

— Ну как тебе? — спросил человека инопланетянин.

— Да жутковато, — честно ответил Денис.

— В первый раз так у всех, — объяснил наставник, — потом привыкаешь.

— Ко всему привыкаешь, — решил пофилософствовать Денис.

— Сейчас нам надо отдохнуть, потом разминка. Иди отдыхай, — ритон кивнул на несколько домиков, — на разминку я тебя позову.

Денис дошел до дома, у которого, как и у всех прочих, не было окон, но света, проходящего через щели в двери было достаточно, чтобы ориентироваться внутри. Без проблем найдя кровать, Денис лег на нее, но сон не шел. Уснуть мешали мысли о Мэй, молодой человек корил себя, что не прыгнул к любимой, пока была возможность. Провалявшись полчаса, Денис понял, что не уснет и пошел бродить по лагерю. О предстоящей битве не говорило ничто, каждый занимался своим делом, кто кашеварил, кто точил оружие, кто просто сидел разговаривал. Корнашар тоже сидел в кругу своих соплеменников, как и у многих других, костра не было. Решив не отвлекать друга, Денис пошел еще раз посмотреть на перевал.

На этот раз узкий проход между горами действительно не наводил такой жути, Денис даже почувствовал прилив адреналина и прошел немного вглубь, слушая завывания ветра вверху. Подняв голову и посмотрев вверх, у Дениса слегка закружилась голова от такого зрелища, и он сразу ее опустил, успев заметить какие-то точки. Какая-то неосознанная тревога заставила Дениса еще раз поднять голову, чтобы разглядеть непонятные точки.

— Птицы, — облегченно вздохнул Денис.

Смотря на стремительно приближавшихся птиц, Денис вдруг понял, что они гораздо ближе, чем кажутся и, на самом деле, гораздо крупнее. Денису было стыдно показаться дураком, поэтому он не стал указывать страже на эти странные создания, подумав, раз те молчат, значит, все в порядке. Однако тут раздались крики. Видимо, тоже разглядев летающих созданий, стража закричала, привлекая внимание Дениса и подзывая его к себе.

В лагере услышали шум, и секунду назад спокойное вроде место превратилось в муравейник, из которого ручейками бежали к перевалу воины, на ходу выхватывающие оружие из ножен. Стража, возглавляемая Денисом, бежала им навстречу.

— Этинуалы, — кричал ритон, указывая на летающих созданий.

"Этинуалы?" Денис похолодел: Корнашар называл их самыми свирепыми и страшными существами во всей Вселенной.

Корнашар отвел небольшое войско назад, на равнину, видимо, зная, как сражаться с летающими тварями. Пока этинуалы снижались, Корн короткими приказами отправил небольшой отряд в проход на случай прорыва.

Денис подбежал к Корнашару и спросил.

— Корн, как с ними бороться?

— Сначала отрубить крылья, хотя бы одно, чтобы не могли улететь. Чтобы убить — попасть нужно в сердце, но броня на груди не позволит достать его прямым ударом, самое уязвимое место — под правой лапой. Еще шея, но шея слишком близко к голове, это опасно. Ты не лезь к ним, с ними будут драться те, у кого глефы или копья. Смотри и набирайся опыта.

Наставник хотел оградить своего ученика от опасности, понимая, что от Дениса в бою с этинуалами толку мало, тут нужны опытные охотники. Но Корнашар не учел характер и силу клинков Дениса, толкающих его в бой.

Этинуалы уже снизились и атаковали ритонов. Стремительные и кровожадные, летающие звери были действительно страшными соперниками, не обращая внимания на удары, сыпавшиеся по ним, звери хватали людей и разрывали их огромными когтями. Отталкиваясь сильными лапами от земли, они подпрыгивали, распарывая воздух кряжистыми крыльями и взлетали ввысь, чтобы через секунду упасть на нового врага.

Один из этинуалов посчитал Корнашара достойной добычей и ринулся на него, сбивая с ног Дениса ударом крыла. Корнашар внимательно следил за зверем, поэтому для него эта атака не стала неожиданностью. Быстро отпрыгнув в сторону, Корнашар ударом Быстрейшего отсек кусок крыла, хоть и не такой большой, как рассчитывал, этинуал тоже внимательно следил за врагом. Издав дикий крик, зверь встал на задние лапы, пытаясь передними достать Корнашара.

Денис упал, сбитый сильным ударом крыла, но тут же вскочил, подбираясь к этинуалу сзади. Увидев, что зверь встал на задние лапы и все его внимание приковано к Корнашару, Денис бросился на врага. Оттолкнувшись от земли, Денис прыгнул на спину мощному зверю, втыкая левый клинок тому в шею. Но на ногах не удержался и начал съезжать со спины, не выпуская из руки клинок и раздирая шею этинуалу. Кровь брызнула во все стороны, попав даже на рукоять, ставшую очень скользкой, и Денис упал со спины зверя, выпустив скользкую рукоять и потеряв последнюю точку опоры. Удар хвоста этинуала должен был переломать Денису все кости, но он уже соскользнул с его спины и зверь ударил сам себя. Корнашар видел удачные действия Дениса и старался отвлечь зверя, давая возможность человеку добить этинуала. Он даже умудрился подрубить зверю переднюю лапу, вызывая его гнев на себя. Денис ошеломленный стоял рядом со зверем, но крики Корнашара "бей!" заставили его опомниться и оценить ситуацию. Еще несколько мгновений — и подходящий момент был бы упущен, но человек взял двумя руками клинок и со всей силой кипящего в нем адреналина вонзил клинок точно под правую лапу.

Мгновенно остановившееся сердце зверя уже не гоняло мощными волнами кровь по венам, а Денис все не мог вытащить клинок. Денис, так вовремя упавший со спины зверя, замешкался. Опыта все же не хватило, и отойти от падающей туши Денис не успел: стараясь вызволить застрявший меч, он пропустил момент, когда огромная туша свалилась прямо на него, погребая его под собой. Зверь был тяжелый не настолько, чтобы раздавить человека, но вот задохнуться было вполне реально. Складки кожи полностью перекрыли Денису доступ воздуха. И даже такие привычные уколы клинка Олуна, с хлынувшими в кровь Дениса бактериями, не могли ему помочь.

Криком подозвав к себе несколько татуированных ритонов, Корнашар стал поднимать тяжеленную тушу, но руки соскальзывали, время уходило и Денис задыхался. К ним подбежало еще несколько ритонов с копьями, и вместе, уперевшись кто плечами, кто копьем в неподъемную тушу, они сдвинули ее с Дениса, тут же ставшего жадно хватать ртом воздух.

— Успели! — облегченно выдохнул Корн и похвалил ученика: — Ты молодец, Денис, правильно действовал. Но почему ты не отошел?

— Да меч застрял, и я что-то увлекся, — все еще лежа на земле, ответил Денис.

— Понятно. Будь внимательнее, — сказал Корнашар, — а сейчас держи оба клинка в руках и не вытаскивай их из ран, пока клинки будут тебе симбиота передавать. Я же говорил, что этинуал — с Ролуолла, он тоже носитель мутации.

— Хорошо, — Денис послушно встал и взялся за клинок.

— Второй меч вытащи и воткни возле первого, удобнее держать будет. Больше в бой не суйся, — сказал наставник и убежал.

Денис выполнил поручение Корнашара, вытащив первый меч из раны на шее зверя. За это время меч впитал такое количество симбиота, что уколы, раньше практически незаметные, сейчас показались Денису сотней раскаленных иголок, впившихся в руку. Но Денис все стоял и ждал, пока не закончится передача симбиота, иногда ловя понимающие взгляды пробегающих мимо ритонов. Наконец зудящее чувство в ладнонях исчезло, и человек вытащил клинки.

Бой с этинуалами уже заканчивался, ритоны были отличными воинами, и руководил ими отличный вождь. Но несмотря на это, звери нанесли серьезный урон. Десятки окровавленных тел лежали на земле. Тут Денис бросил взгляд на перевал — там тоже кипела битва. Этинуалы-звери, были отвлекающим маневром, расчищающим дорогу Этинуалам Вселенной.

Десятки татуированных бойцов, прошедших Арены, не отягощенных кодексом чести, просто вырезали отряд, охранявший проход. Но Корнашар не дремал, на перехват наемников уже бежал отряд татуированных ритонов, возглавляемый лично военным вождем. Денис не стал отсиживаться, ожидая исхода схватки и побежал к перевалу. Человек еще не добежал до схватки, а из прохода уже показали рагулы, в первых рядах которых не было ни одного с нетатуированным лицом.

Корнашар двигался словно тень, исчезая в одном месте, чтобы тут же появиться в другом. Удары его клинка и вовсе были почти неразличимы. Прошло всего несколько минут боя, а вокруг наставника Дениса уже образовался островок свободного пространства, куда не желал сунуться ни один противник, будь то Этинуал или кровный враг ритона — рагул. И вот Денису стало не до наставника, он сам вступил в бой. Этинуалы видели человека без татуировок, не считали его врагом и лишь походя наносили один удар, в уверенности, что тот не в состоянии его отбить. А зря.

Денис понимал, что шансы выжить у него невелики, поэтому старался использовать временное преимущество — отсутствие татуировок. Отбив или увернувшись от удара, он сам убивал не уделивших ему необходимого внимания наемников. И лишь когда третий Этинуал упал к его ногам, отдав Денису часть своего симбиота, татуированный курпан обратил на него внимание. Высоченный наемник раскрутил над головой глефу и прыгнул на Дениса, посылая вперед на длинной руке завершающее полукруг лезвие. Денис упал плашмя на землю, понимая, что отбить удар такой силы у него вряд ли получится. Но это получилось у подбежавшего ему на помощь ритона. Выставив меч, он принял на него всю силу удара крутящейся глефы, от которого его отбросило далеко влево от Дениса. Воспользовавшись своей глефой словно острогой, курпан начал с огромной скоростью втыкать ее в землю, пытаясь попасть по Денису, но двусторонняя глефа хороша именно тем, что можно использовать оба ее лезвия, а в данном случае она не давала никакого преимущества курпану. Как только длиннорукий курпан отвлекся, отражая удары подоспевшего ритона, Денис вскочил и принялся атаковать гуманоида, пытаясь действовать со всей возможной скоростью. Но курпан отбивал оба клинка Дениса и меч ритона, творя удивительные вещи. Он двумя руками крутил глефу, ударяя по клинкам Дениса именно в тот момент, когда одним ударом можно было отбить оба клинка, одновременно вторым лезвием отбивая клинок ритона, и тут же переходил в нападение.

Тогда Денис решил попробовать атаковать одновременно два "этажа", и ударил, направляя один клинок в голову, второй в ноги. Курпан отбил удар, направленный в голову, уклонился от удара ритона и подпрыгнул, пропуская клинок Дениса под собой. Прыжок заставил движение глефы, иногда напоминавшей циркулярную пилу, немного замедлиться, но опытному ритону этого хватило, быстрым ударом он рассек мышцы левой руки курпана. Наемник тут же перехватил глефу одной рукой и попытался, отбиваясь, отступить, но грозное оружие превратилось в тяжелое неудобное копье, и Денис, которому курпан уже не смог уделять достаточно внимания, рассек сильным ударом ногу противника и воткнул падающему Этинуалу клинок в бок, стукнувшись в уже сидевший там меч ритона. Подождав несколько секунд, ритон вытащил оружие, поклонился Денису и побежал в гущу схватки.

Денис вытер пот и огляделся. Ритоны держались. Этинуалы хотели взять количеством, но мастерство и ярость бьющихся за родную землю ритонов не оставляло наемникам шансов. Они гибли, но все же собирали кровавую жатву среди защитников. Денис побежал к стоящему намертво Корнашару. Наставник Дениса не отошел назад ни шагу, но какой ценой! Под его ногами лежало уже больше десятка поверженных врагов, однако и сам вождь не остался невредим: левая рука безжизненно повисла, рассеченная выше локтя, рана на бедре мешала ему двигаться, но он, похоже и не собирался: военный вождь словно врос в землю. Денис кинулся к наставнику, прикрыть, дать передышку, возможность перевязать раны. Однако его опередили трое ритонов, видимо, только что добежавших до перевала, свежие воины сразу встали перед вождем. Лицо одного из них, не покрытое татуировками, Денис узнал: это его недавний противник на Арене. Тут же к Корнашару подбежали нетатуированные воины и оттащили, не слушая никаких возражений.

— Корн, ты как? — напряженно спросил Денис, оглядывая раненого друга.

— В полном порядке, сейчас перевяжут и вернусь в бой.

Слова словами, но крови Корнашар потерял много.

— Ты бы отдохнул, — попытался уговорить наставника Денис, — все же крови много потерял, симбиота, опять же.

— Насчет симбиота не беспокойся, я его получил сегодня сполна, так что небольшая потеря не заметна. Отдохну, когда выгоним за перевал.

— Ладно, я пожалуй…

Договорить Денису помешало упавшее тело какого-то гуманоида попавшее прямо на него.

— Вот черт! — Денис стряхнул с себя тело. — Это еще кто?

— Кугалдин, — коротко ответил вставший Корнашар, — некогда рассиживаться.

Даже не хромая, Корнашар ринулся в глубь схватки, быстро расчищая пространство вокруг себя. Денис задержался только на мгновение, через оное возникнув слева от наставника. Денис бил, уворачивался, отбивал и снова бил, выдергивал меч из пораженного соперника и снова бил, уворачивался, отбивал. Они работали в паре, сложившейся стихийно. Его не ранили только благодаря Корнашару, успевавшему следить за учеником. Через два часа непрерывного махания мечами Денис действовал словно автомат, с трудом поднимая клинки, и все-таки не успел. Один из последних оставшихся в живых Этинуалов атаковал Корнашара, из последних сил прыгая и разворачиваясь в воздухе. Удар меча, направленный в него, Корнашар отбил и, продолжая движение Быстрейшего, перерубил шею противнику, но не успел отбить удар ноги. Уставший Денис пропустил этот удар ногой в грудь и упал. Подняться уже не смог, не хватило сил. Его тут же подхватили под руки и куда-то поволокли. Наконец его положили на показавшейся такой мягкой землю, и Денис уснул.

12 сентября. Ритоки. 03 часа 11 минут. Время местное.

— Денис, просыпайся, — Корнашар легонько толкнул ученика.

— А-а… Что? Проспал тренировку? Встаю-встаю, — человек с трудом разлепил один глаз, и тут все вспомнил и мгновенно проснулся. — Ты как?

— Нормально, — Корнашар даже не улыбнулся, — вставай, мы уходим.

— Что случилось? — Денис вскочил, сон и бактерии Ролуолла сделали свое дело, он был снова полон сил.

— Тут отбились, на восточном перевале прорыв, идем туда, — железный ритон встал и поправил клинок, ожидая своего ученика.

— Ты спал? — Денис надел перевязь с ножнами.

— Да, поспал немного, пошли.

Вокруг, освещенные оранжевым вторым солнцем Ритоки, вставали невыспавшиеся воины, спешно собирая пожитки. Выдвинулись минуты через три, многие жевали на ходу. Денис, прихвативший несколько батончиков с базы, достал себе и наставнику, поблагодарившему кивком, у него просто не осталось сил на разговоры.

Путь до восточного перевала занял больше времени, чем от Зала Совета до центрального прохода. За это время Денис увидел смену светил. Темно было чуть меньше минуты, и вот показалось красное солнце, снова освещая землю. Зрелище было захватывающее, особенно если видишь это в первый раз, но Денису было не до этого, все мысли были о предстоящем бое.

— Корн, слушай, — решил поделиться гложащими его мыслями Денис, — я смотрю, не так много осталось прошедших Арену, а ты говоришь там прорыв.

— Все прошедшие Арену участвовали в бое в центральном проходе, на восточном перевале прорыв обычных воинов.

— Понятно. У меня еще такой вопрос: я ведь Арену не прошел, татуировок нет, я могу драться против обычных рагулов?

— Да, конечно, кто тебе запретить может? Только после этого ты потеряешь свою доблесть, — Корнашар внимательно посмотрел на Дениса. — Денис, ты за сегодняшнюю битву получил столько бактерий Ролуолла, сколько бывает у воинов после последнего этапа первой Арены.

— Первой Арены? Их что, несколько? — Денис удивился, что раньше о будущем он как-то не задумывался.

— Конечно, пройдя первую Арену, ты становишься полноправным воином Арены и можешь принимать участие в Аренах, — усталый Корнашар пожал плечами, — правда, они не часто случаются, но все же.

— Век живи, век учись. А ты сколько Арен прошел?

— Три.

Ритон немного замедлил ход, внимательно вглядываясь в пологие холмы.

— Ого, и везде побеждал?

— Нет, в первых двух не смог. Был один лонун, которого не мог победить, и оба раза мы оставались с ним последними.

Тут Корнашар остановился и поднял руку, останавливая свой отряд, затем кивком подозвал нетатуированного ритона.

— Вон за тем холмом я видел силуэты, сейчас их нет. Рагулы готовят засаду. Бери своих и обходи их через вот эти холмы, — вождь указал на два высоких холма, — остальным отдыхать.

Оставшись на виду невидимых наблюдателей, если таковые имеются, уменьшившийся отряд остановился на привал. Уставшие, невыспавшиеся ритоны с удовольствием опускались на прогретую обоими солнцами землю. Выждав, сколько посчитал достаточным для обходного маневра, Корнашар скомандовал подъем, и отряд отправился в путь. Они двигались по тропе проходящей мимо холма, за которым прятались рагулы. На подходе к предпологаемому месту столкновения Корнашар по цепочке передал приказ быть наготове, но оружие не вынимать.

Корнашар был невозмутим до последнего момента, до момента нападения, ничем не выдавая свою осведомленность. Остальные ритоны были под стать своему вождю, шли как ни в чем не бывало, словно на прогулку вышли. Денис не мог похвастаться такой выдержкой и посматривал иногда в сторону холма, ловя после этого недовольные взгляды наставника. И вот дождались. Видимо, у ритонов угол бокового зрения был шире, чем у человека, потому что Корнашар, не поворачивая головы, увидел еще только поднимающиеся силуэты рагулов, но уже скомандовал атаку, первым рванувшись к врагам.

Но такого не ожидал никто из доблестных ритонов. Рагулов оказалось не так уж и мало, чуть более шести десятков, но Денис еще не понял, что за странное оружие у них в руках, а Корнашар уже зарычал.

— Вот как они перевал перешли! — и, уже криком обратился к противникам: — вы покрыли себя бесчестьем.

Наставник еще не закончил кричать гневную фразу, а в них уже полетели длинные стрелы, жужжа в полете словно шершни. Денис с легкостью, удивишей его самого, отбивал летящие в него стрелы, не говоря уже о Корнашаре, успевавшем сбивать стрелы в радиусе, наверное, нескольких метров вокруг него. Еще трое татуированных воинов тоже без труда справлялись с жужжащей смертью, но ритоны, не имеющие скорости реакции воинов Арены, гибли, пробиваемые насквозь. До рагулов с луками добежали только воины Арены и несколько ритонов, бегущих прямо за ними. Корнашар, словно отдыхавший целую неделю, врезался в строй лучников, круша их Быстрейшим, разрубая выставленные в нелепой попытке защититься луки. Ни один из его противников не успел ни уклониться, ни сменить оружие. Денис тоже долго не раздумывал и последовал примеру наставника, с лету атаковав рагулов, не имеющих татуировок. Буквально через минуту в рагулов врезался отряд, посланный Корнашаром в обход. Маневр удался, и в ближнем бою ритоны не потеряли никого, но слишком много тел лежало на склоне холма.

— Корнашар, — обратился к наставнику полным именем Денис, как всегда, когда их кто-то слышал, — но ты же говорил, что нельзя воинам Арены убивать обычных воинов.

— Противник без чести не может обесчестить тебя, — коротко ответил военный вождь, с болью смотря на усыпанный телами холм.

— Рилорили, останетесь и похороните павших, — Корнашар говорил отрывисто, сквозь гневно сжатые губы. — Потом идите к перевалу.

Корнашар медленно прошел мимо павших в бою товарищей, поклонившись каждому и тихо прошептав слова прощания. Каждый из шедших за ним повторил его действия. У Дениса перехватило дыхание, когда он проделывал эту процедуру, хотя они и не были для него даже знакомыми, но смотреть на лежащего на земле инопланетянина, несколькими минутами ранее идущего с тобой рядом, в любой момент готового защитить тебя, было тяжело.

Едва показался перевал, Корнашар ускорил темп и без того быстро идущих воинов. Восточный перевал был уже центрального, там в ряд проходило всего по три воина. Быстрым шагом, ряд за рядом, рагулы преодолевали перевал. Первые прошедшие перевал рагулы уже скрылись за холмами, направляясь в глубь территории ритонов.

Не имеющим щитов воинам Арены приходилось мечами отбивать град стрел, выпущенный рагулами. Если вбегая на холм, Денис отбивал десятки стрел, то тут, еще не добежав до противника, количество отбитых стрел уже можно было считать сотнями, настолько густо они летели. Рагулы, видимо, долго тренировались, готовя этот прорыв, слишком хорошо они стреляли: вот только стрела срывается с тетивы, следующая уже накладывалась на нее. С трудом прорвавшись сквозь плотную завесу стрел, воины Арены добежали до лучников, тут же отбежавших назад, а на их месте появились татуированные рагулы.

У семерых рагулов воинов Арены, задача была простая: блокировать воинов Арены ритонов, прикрывая проход основных сил рагулов. Именно поэтому синекожие гуманоиды, даже владея численным преимуществом, не форсировали события, связав боем четверых ритонов и Дениса, давая возможность войску продолжить движение в сторону городов ритонов.

То ли сильнейших мастеров рагулы направили в центральный проход, то ли организм Дениса принял большое количество симбиота, но человек без особого труда сдерживал татуированного рагула и даже умудрялся контратаковать. Корнашар, несмотря на ранения, успешно отбивался от двоих соперников, таким образом получился некий паритет, никто не лез на рожон, помня, что ошибка может стоить жизни. Лишь Денис, понимая, что выкладывается не на все сто процентов, решил ускорить движение своих клинков.

Закрутив клинок соперника понравившимся финтом, Денис смог на мгновение приблизиться к рагулу и ранить его, колющим ударом доставая выставленную вперед ногу врага. Тут же сместившись в сторону, Денис заставил соперника перенести вес на раненную ногу, выиграв время на атаку. Достав на этот раз бок соперника, Денис не смог больше развить успех. Увидевшие ранение своего соплеменника рагулы накинулись на защитников перевала со всех сторон. Такой темп человек не смог бы выдержать долго, отбиваясь от разъяренных рагулов, хоть и достаточно медленных для воина Арены, но давивших количеством. Денис с трудом успевал отбивать удары раненого рагула, потерявшего в подвижности, но не в скорости удара. Созревший в голове план был полным безумием, но выбора у человека не оставалось, ведь иногда, во время движения, он успевал краешком глаза заметить обстановку у ритонов — дела у них были не лучше.

Тогда Денис пошел на отчаянный шаг, требующий не только скорости и ловкости, но и просто недюжинной силы. Перестав отвлекаться на медлящих ритонов, он бросился на раненого воина Арены, внезапным броском заставив того интуитивно отшатнуться, и проскользнув в нескольких сантиметрах от падающего наискось удара, вонзил оба клинка в противника. Не остановив движение, Денис, пользуясь мечами как рычагами, развернул рагула, подставляя под удары соплеменников. Атака, направленная на Дениса, захлебнулась: обычные воины не обладали достаточной скоростью, чтобы остановиться и несколько клинков разом ударили в их татуированного соплеменника. Воспользовавшишь замешательством, вызванным тем, что рагулы сами добили своего воина, Денис выдернул клинки, заставляя обмякшее тело упасть на землю, и несколькими стремительными ударами освободил пространство вокруг себя. Кинувшись на застывших воинов с блестящими металлическими клинками, Денис вынудил их резко отступить. Тут же он развернулся и атаковал воина Арены из племени рагулов, отвлекая его на себя и позволяя ритону пронзить резким выпадом его сердце. Все же рагулам было хорошо известно, чем заканчиваются бои с воинами Арены, потому они отступили и побежали в глубь земли ритонов, понимая, что прорываться на свою территорию — гибель. Получив численный перевес, ритоны быстро добили оставшихся врагов, наделенных симбиотом.

— Элоранир, блокируйте проход, — развернувшись в сторону убегающих рагулов крикнул Корнашар, — Денис, со мной.

"Элоранир, знакомое имя", — мельком подумал Денис, пытаясь догнать наставника.

Покрывшие себя бесчестьем рагулы сами дали возможность Корнашару нападать. Ритон быстро догнал убегающий отряд. Услышав погоню, рагулы остановились, решив принять бой. Он был коротким и закончился полным поражением синекожих.

— Можешь идти? — обратился тяжело дышащий наставник к Денису.

— Идти да, бежать — нет, — тяжело выдохнул Денис, действительно оставивший все силы в бою.

— Тогда пошли.

Корнашар быстрым шагом пошел в известном ему направлении.

— Куда? — Денис решил не жаловаться на усталость несмотря ни на что.

— К городу. К столице. К Элории, — с каждым словом голос ритона становился все мягче. Видимо, он очень любил этот город.

— Далеко она?

— Три часа в походном темпе. Мы должны поторопиться: неизвестно когда случился прорыв. — Корнашар даже думать не хотел о том, что рагулы успели попасть в его любимый город.

— Будешь? — Денис протянул измятую, но целую упаковку белкового батончика.

Корнашар молча взял еду, кивком поблагодарил ученика и приступил к трапезе, лишь чуть замедлив движение.

Перейдя через холм, они наткнулись на еще одно место битвы. Отряд ритонов, который должен был похоронить убитых и встретить своего вождя у перевала, видимо, увидел врага и решил его атаковать, но ни один меч не был обагрен кровью. Доблестные воины просто не успели добежать до своих врагов, пав под острыми стрелами лучников.

Корнашар ничего не сказал, только зарычал. Взяв себя в руки, воин поклонился павшим до земли и побежал. Ярость прибавила сил, но все же до столицы перехватить отряд рагулов они не успели.

Элория возвышалась на огромном холме, почти на горе, с юга, востока и севера город огибала широкая река, делая возможным нападение только с одной стороны. Во время возведения столицы мощеную дорогу, ведущую на холм, перекрыли высокой стеной. Но века шли, а паритет сохранялся, никто не мог или не хотел форсировать события на перевалах, а широкие ворота были настолько массивны и тяжелы, что их перестали закрывать и убрали ранее обязательный караул.

В Элории не оставили воинов, каждый, прошедший Школу меча Элории, ушел на перевалы. Все пространство перед открытыми воротами было усеяно единственными защитниками столицы — учениками Школы меча, почти детьми, и стариками, обучавшими их, сменивших учебное оружие на боевое. Все они погибли плечом к плечу. Корнашар не кричал, когда бежал мимо лежавших бок о бок детей и стариков, все еще сжимавших оружие, он вообще не проронил ни слова, но крик его словно застыл на лице маской боли, да повлажневшие глаза сверкали яростным огнем. Никогда больше Денис не видел таких глаз. Ни у кого.

Широкая дорога, начинающаяся сразу за воротами, вела к точной копии Зала Совета, разве что немного побольше. И там еще продолжалась битва. В каждый из четырех входов пробивались рагулы, одни пытались вломиться в двери, другие стреляли из луков поверх их спин.

Корнашар, в ярости своей забывший о чести, о доблести, обо всем кроме мести, бесшумно добежал до обесчестившего себя дважды врага и со спины напал на воинов народа рагулов. Корнашар не наносил колющих ударов, гнев требовал выхода и гуманоид бил широкими рубящими ударами, зачастую повергая несколько противников одним ударом. Взбешенный ритон просто разрубал своих врагов, не давая им шанса защититься. Денис, видевший то же, что и его наставник, был в неменьшей ярости, но все же он еще немного соображал, жажда мести не поглотила его. Ярость лишь придала ясности мыслям, и человек наконец смог отплатить своему наставнику. Денис отбивал стрелы, летящие в них, и особо опасные попытки достать мечом воина-ритона. Рагулам некуда было бежать, Зал Совета был окружен домами, а перекресток, по которому можно было бы обогнуть разъяренного ритона лежал как раз позади него. Захватчики утроили усилия по штурму здания, но защищающиеся, увидев, кто пришел на помощь, открыли двери и сами атаковали рагулов.

Через несколько минут все было кончено. Кровь врагов стекала с клинка Корнашара, капая на камни мостовой. Женщины, впервые увиденные Денисом, открыли забаррикадированные двери и вышли к спасителям не проронив ни слова. Никто не мог говорить. Еще до заката сложили погребальный костер, куда отнесли тела не дрогнувших защитников, по традиции ритонов, положили в этот костер и оружие поверженных ими врагов. Таких было немало, маленькие защитники не опасались стрел, укрытые стеной, а в ближнем бою они дорого продавали свои жизни.

Вскоре подошло подкрепление. Усталые, мрачные ритоны не говоря ни слова брали тела врагов и уносили куда-то за пределы города. Денису и так было жутко после всего увиденного, но когда понял, что огромное количество народа не проронило за целый день ни слова, но понимало друг друга, ему стало еще хуже. Денис впервые понял, что такое война. Он и раньше видел убитых, убивал сам, как-то быстро к этому привыкнув, но даже сила древнейших мечей Олуна не могла погасить те чувства, которые он испытывал, складывая на погребальный костер тела детей, пусть инопланетян, гуманоидов, но детей.

Когда все было окончено, Денис сходил к реке, смыл с себя кровь и грязь, вылез из воды и сел на берегу.

— Спасибо тебе, Денис Новиков, что мои враги стали твоими. И прости меня, Денис, что ты увидел столько крови и жестокости.

Корнашару позавидовала бы любая кошка в бесшумности ходьбы.

— Да, — как-то невпопад ответил человек, смотрящий в воду, но видевший совсем не ее.

Наставник подошел и присел рядом, посмотрел на ритонов таскающих воду к Залу Совета, помолчал немного и снова заговорил. Говорили воины недолго, всего несколько минут, но после этого Денис встал, поклонился наставнику и ушел к телепорту.

* * *

12 сентября. межпланетная база вестиар N7. 22 часа 53 минуты. Время местное.

Денис вышел из комнаты с аппаратом перехода и тут же вызвал Мэй. Девушка не ругала его за то, что он так долго не выходил на связь, она просто примчалась к Денису в комнату, посмотрела на него, улыбнулась и обняла спящее тело.

13 сентября. межпланетная база вестиар N7, 9 часов 27 минут. Время местное.

— Знаешь, Мэй, что-то у меня сердце болит, — Денис сидел на кровати и рассказывал девушке о событиях на Ритоки.

— Я понимаю, это действительно страшно, — девушка сочувственно погладила Дениса по спине.

— Да нет, ну то есть оно у меня болит и так, но она правда болит, вся грудная клетка, — молодой человек поморщившись потер грудь.

— Тебя ранили? — Мэй стала серьезней и осмотрела беспокоящее Дениса место.

— Да нет, так, пнули только, ладно, не сильно болит, — решил успокоить любимую Денис.

— И давно? — не успокаивалась Мэй.

— После первого боя я уснул. Проснувшись, подумал, что отлежал, а потом не до этого было, ладно, после разберемся.

Но Мэй встала в позу. В первый раз Денис увидел ее такой непреклонной, и молодому человеку пришлось уступить и пообещать, что заглянет к врачу. После чего Денис поцеловал девушку на прощанье и снова ушел к телепорту: прыгнуть к Корнашару, узнать, как у него дела.

Корнашар сразу ответил на вызов Дениса и расказал, что выдвигается к центральному перевалу вместе с небольшим войском, собранным из отрядов, подошедших к столице за это время. Денис уже знал дорогу, потому сразу побежал на встречу к наставнику.

На перевале Денис появился уже после войска, уточнив у оставленной Корнашаром стражи, куда они направились, в ответ получил четкие указания: "на запад". Подумав, что запад — это налево от перевала, Денис поспешил туда. Быстрый бег мало утомлял человека, но постоянно беспокоила саднящая боль в груди. Пробежав довольно большое расстояние на "запад", Денис за каждым холмом ожидал увидеть Корнашара с отрядом, но надежды были тщетны. Денис снова вызвал Корнашара, который объяснил, какой запад "налево" и куда сейчас идти Денису. Засмущавшийся человек решил не бежать обратно к перевалу, а, чтобы сэкономить время, развернулся и попытался срезать, побежав напрямик туда, где, по-объяснению наставника находился отряд.

Денис тропился, поэтому бежал изо всех сил. Спустившись с очередного холма, он увидел вдалеке, левее намеченного пути, какой-то темный силуэт, резко контрастирующий со всем, что видел на Ритоки Денис. Отметив для себя эту странность, он запомнил место и побежал дальше.

Вскоре увидев удаляющееся войско, Денис прибавил и быстро его догнал. Пробегая мимо воинов к Корнашару, как всегда идущему в первых рядах, Денис пытался кланяться в ответ на каждый поклон, которым его награждали воины.

— Привет, — Денис пожал руку наставнику, — чего это мне все кланяются?

— Ты защитник Элории, ты помог уничтожить нашего врага, который стал твоим, — наставник все так же целеустремленно шагал к одному ему ведомой цели. — У нашего народа есть такая легенда.

— Ого, расскажи, — заинтересовался молодой человек.

— Полностью легенду, если захочешь, тебе расскажут женщины, хранительницы знаний, на празднике победы, когда мы вернемся. Смысл такой: с другой планеты прилетит защитник, наш враг станет его врагом, он поможет его уничтожить, потом он изменится, попадет в изгнание на родной планете и найдет приют у нас. Там есть еще упоминание, что он будет учеником нашего народа, что сын его родится тут, — Корнашар посмотрел на ученика. — Но это не ты. В наших легендах упоминается о том, что он сделает что-то, без чего бы мы не справились, а без тебя мы бы все равно победили.

— Ну и ладно, — Денис отвернулся.

— Денис, — удивительно мягко произнес наставник, — ты очень помог нам, мне, всему моему народу, без тебя потерь было бы намного больше. Мы все благодарны тебе и с радостью отдадим жизнь за тебя, если это понадобится. Но ты действительно не сделал ничего такого, что бы выходило за рамки возможного для ритона, а именно об этом говорит легенда.

— Да я понимаю, — оттаял Денис.

На привале, который был просто необходим воинам, не спавшим уже сутки, которые на Ритоки были длиннее земных. Денис подошел к одиноко сидящему на бревне наставнику и сел рядом. Человек настоял, чтобы устало выглядевший вождь пошел спать. Инопланетянин спорил недолго.

После отдыха отряд с новыми силами двинулся в путь. Наконец они дошли до первого города рагулов. Денис не знал, что они будут тут делать, но полностью полагался на наставника. Как и предполагал Денис, ничего жуткого Корнашар не совершил. Он выгнал всех жителей из города, а город сжег. Так продолжалось около недели, ритоны приходили в города, убивали сопротивляющихся, если таковые были, выгоняли жителей и сжигали города. Все оружие, найденное в городах, грузили на телеги, запряженные неким подобием коров, только не было рогов и вместо копыт — лапы, а так почти вылитые коровы, только побольше. Каждый вечер Мэй прыгала на Ритоки, по оставленным Денисом координатам, и разговаривала с любимым по нанофону. Она честно выполняла обещание, данное Денису: не выходить ни в коем случае из зала телепортации.

Наконец ритоны двинулись обратно. Нагруженные кучей оружия телеги еле двигались, и Корнашар пустил вперед небольшой отряд, чтобы сообщить о возвращении победителей.

— Корн, зачем мы города сжигаем? — на привале после первого сожженого города спросил Денис.

— А что ты предлагаешь? Убивать детей и женщин? Стать такими же, как рагулы? — лицо наставника исказила гримаса отвращения, когда он произнес название ненавистного племени.

— Нет конечно, но сжигать зачем? — не унимался Денис.

— Мы не просто сжигаем города и забираем оружие, мы отодвигаем время следующего нападения. Пока они восстановятся, пока подрастут новые воины. А кроме того надо лишить врагов оружия, ведь им понадобится немало времени, чтобы добыть ресурсы для ковки и еще потратить кучу времени, чтобы выковать его. Чем дольше мой народ проживет в мире и спокойствии — тем лучше.

— Но мы не разрушаем их здания с аппаратами перехода, может быть, лучше их уничтожить? Они не воспитают воинов Арены, и вы всегда будете побеждать, — недоумевал Денис.

— Их нельзя уничтожать, вестиарцы тут же об этом узнают и отомстят. Так что это верный способ покончить с целым народом — позволить уничтожить точку струнного туннеля. Ну и еще одно: энергия, освобождаемая при уничтожении струны, уничтожит не только храбреца, который решит взорвать туннель, но и город, в котором он расположен.

— Понятно, — успокоился Денис.

В Элории уже ничто не напоминало о прошедшей битве. Все же ритоны были народом воинов, так что в столице победителей встретили радостными криками сотни ритонов, прибывших из глубины страны. Праздник победы, по обыкновению, устроили не в городе, а в поле, заняв огромное пространство столами. Телеги с трофеями куда-то сразу увезли.

После обильной трапезы, сдобренной рантикой, приятным хмельным напитком, Денис увидел, что Корнашар, прихватив бочонок рантики, уходит с поляны, и отправился за ним. Ну не пить же наставнику в одиночестве. Сел возле Корнашара на бревно и взял протянутый кубок. Хмель долго не брал воинов Арены, бактерии Ролуолла считали алкоголь ядом и тут же его уничтожали, но Денис и Корнашар были упорны, а бочонок довольно вместительным.

Денис вдруг разговорился, он долго выспрашивал у наставника ответы на накопившиеся вопросы. Денис узнал, что Наблюдатель на Арене контролирует не только состояние участника, но и потерю симбиота, узнал, что на Арене получаешь намного меньше симбиота, чем в настоящем бою, потому что бактерии не живут в мертвом теле и стараются побыстрее покинуть убитого хозяина. Корнашар рассказал Денису о вестиарцах, о чемпионе Арены, которого никто не может победить, о том что этот чемпион — единственный вестиарец, которого он видел. Рассказал Корнашар и легенду о трансформации, из которой следует, что бактерии Ролуолла могут заставить твое тело трансформироваться в нечто более совершенное. Многое обсудили ученик и учитель за бочонком рантики, но вот в очередной раз на Ритоки пришла Мэй, и Денис, попрощавшись, побежал к переходу.

* * *

22 сентября. Ритоки, 12 часов 12 минут. Время местное.

Мэй прыгнула в Пекин по каким-то делам корпорации, Корнашар руководил восстановительными работами в Элории, Денису было скучно на базе, поэтому он прыгнул на Ритоки. Не став мешать Корнашару, Денис решил сбегать посмотреть, что же за объект он видел, когда догонял войско Корнашара.

Приблизительно помня ориентиры, Денис побежал к центральному перевалу, откуда собирался начать поиск. Подойдя вплотную к перевалу, Денис поклонился караульным ритонам и медленно пошел по узкому проходу. Человек специально смотрел вверх, пытаясь снова вызвать смешанное чувство страха и восхищения, и это у него получилось. Перейдя через перевал, Денис снова побежал, наслаждаясь мягкой, сочной травой, ковром стелившейся под ноги.

Поплутав немного, он все-таки увидел странный силуэт и побежал еще быстрее. Приблизившись, Денис с удивлением обнаружил огромный космический корабль инопланетян.

— Ого, — не удержавшись, вслух воскликнул Денис.

И действительно, впервые молодой человек так близко видел космический корабль. Он заглядывал в ангар на базе вестиарцев, но близко никогда не подходил.

— Идентификация завершена успешно. Наличие бактерий Ролуолла в крови подтверждено. Доступ разрешен, — раздался говорящий на доступном Денису вестиарском языке голос, и часть корпуса опустилась, становясь трапом.

— Да ладно, — глаза у Дениса загорелись, — зайду.

Он медленно прошел по трапу, вглядываясь внутрь корабля. Перед входом остановился, вздохнул и решительно шагнул вперед. Корабль освещался таким же синим светом, как и на базе.

— Приветствую вас на малом транспорте класса "Орион", — раздался голос, едва человек шагнул с трапа в корабль, — идентификационный номер считан и добавлен в список лиц, допущенных к управлению кораблем.

— Это с чего вдруг? — вслух удивился Денис, но корабль и не подумал отвечать. — Ничего себе малый. Так, надо поосторожней, не дай Бог нажать чего-нибудь, не закрыть бы люк, — оглядываясь по сторонам задумчиво произнес Денис.

— Закрыть люк, команда выполнена, — радостно сообщил голос и трап поднялся, становясь стеной корабля.

"Отлично! Сейчас еще улетим куда-нибудь…", — подумал Денис, не решаясь произнести вслух лишнего слова.

Куда дальше? Направо или налево? Денис пожал плечами и пошел направо, по уменьшенной копии коридора базы. У него было такое ощущение, что даже материал тот же самый, а впрочем, почему бы и нет? Может быть, поэтому обстановка не казалась Денису необычной, и он довольно спокойно дошел до какой-то двери.

"Если тут все устроено как на базе, то попробуем так", — подумал Денис.

— Откройся, — попробовал он претворить в жизнь свою догадку.

Дверь мягко уехала в стену, открывая взгляду небольшое помещение.

— Добро пожаловать в узел управления, — сообщил, куда он попал, корабль.

— А с кем это я разговариваю? — зачем-то поднял голову к потолку Денис.

— Искуственно-разумный интеллект, Ирин, — бодро ответил голос.

— Ирина, — переделал на свой лад Денис.

— Слушаю, — тут же ответила Ирина, — желаете куда-то отправиться?

— Да нет… а куда можно? — вопрос был задан чисто из любопытства.

— Подтверждение получено, подтверждение отменено, — Ирина не понимала особенностей русского языка, пусть и перенесенных на вестиарский, — запаса топлива хватит на двадцать восемь парсеков. Желаете посмотреть оставленные в памяти координаты?

— Да нет, — пожал плечами Денис и тут же поправился, — тьфу ты, нет.

— Блок управлениями полетом запрограммирован на возвращение в точку отбытия, желаете отправляться?

— Подожди минутку, — Денис сел в удобное кресло и задумался.

"А вдруг это корабль Этинуалов? На базу к ним, конечно, лететь не стоит. Может быть, координаты уточнить и Корнашару сообщить? О, черт, точно, надо Корнашару сказать", — обрадовался дельной мысли Денис и вызвал меню нанофона.

— Запускаю отложенный на одну минуту старт. Приятных снов, — радостно сказала Ирина.

— Какой старт, каких снов? — Денис хотел встать с кресла, но кресло откинулось, а в человека впилась маленькая игла, впрыскивая снотворное.

— Что такое? — Денис даже испугался.

— Снотворное, доза рассчитана согласно данным, указанным в вашем идентификаторе, — услужливая Ирина готова была ответить на все вопросы Дениса.

— Да какое снотворное… — Денис с трудом ворочал языком, мысли путались, а перед глазами все поплыло.

Через секунду, не услышав ответа Ирины, Денис уснул, а корабль медленно и тихо поднялся в воздух и скрылся с глаз внимательно наблюдавшей за ним птицы.

Глава 7

* * *

Денис медленно очнулся, открыл глаза, осмотрелся и рывком встал.

— Где мы? — задал вопрос в воздух Денис.

— Место назначения номер три, заданные координаты в блоке управления полетом. Сообщить координаты? — ответил услужливый голос Ирины.

— Нет, — понял бесполезность заданного вопроса человек, — что снаружи происходит?

— Вывести изображение на экраны?

— Да, — Денис снова сел в вернувшееся в обычное положение кресло.

Словно в окнах, Денис увидел, что происходило снаружи. В маленьком, по-сравнению с базой, ангаре, ютились еще три таких же малых транспорта и явно боевой корабль, слишком красив он был для транспорта. Хищная, но изящная форма носа и плавные линии корпуса приглашали восхищаться своей опасной красотой. Снаружи сновали туда-сюда гуманоиды всех мастей: тут были лонуны, курпаны, трагоны, абсолютно неизвестные Денису инопланетяне. Все что-то таскали, осматривали и общались друг с другом. Вот к транспорту, на котором прятался человек, подошел высокий курпан и что-то прокричал, звук экраны не передавали.

— Вот сдался я тебе! — уныло пробормотал Денис, снова посмотрел на потолок и обратился к Ирине: — Мы можем улететь обратно, в то место, откуда прилетели сюда?

— Да, конечно, — тут же откликнулся искуственный интеллект, — как только будет произведена процедура полной смены энергоносителей. Снаряженные полностью истощены.

— Великолепно, — еще более уныло протягнул Денис, — кто бы сказал, что делать?

Курпан, не дождавшись ответа, снова что-то прокричал и стукнул по корпусу корабля рукой, благо длина позволяла. У курпана не было татуировок, и в голове у Дениса родился гениальный план: взять языка.

— Откройся, — четко произнес Денис, приготовившись бежать.

Часть стены словно вывалилась вперед, быстро превращаясь в трап, по которому сбежал Денис и прыгнул к инопланетянину. Застывший от изумления гуманоид даже не рыпнулся, пока Денис бежал к нему реализовывать свой план. Прыгнув, чтобы достать до головы, Денис сильным ударом в челюсть отправил в нокаут курпана и подхватил его падающее тело. Но гениальный план сразу дал трещину. Инопланетян в ангаре было не много, но они были и сразу заметили маневр человека. Тут же закричали, замахали руками, но приближаться не стали, бросив свои дела и рассматривая Дениса, замершего с нокаутированным курпаном в руках.

— Ну вот как так? — задал сам себе вопрос Денис и, от нахлынувшего бессилия, взмахул руками, забыв, что в них был курпан, благодаря чему курпан грохнулся на пол. — Упс.

Никакой тревоги объявлено не было, но к Денису уже бежали татуированные гуманоиды, выхватывая оружие. Выбирая место для боя, первым делом Денис подумал о корабле, но когда развернулся, трап уже был поднят.

— Откройся, — обратился он к малому транспорту, но тот молчал, — ну пожалуйста, откройся.

Но корабль не реагировал на команды, словно погрузившись в сон. Тогда Денис встал спиной к космическому кораблю и вытащил клинки.

"Как в плохом кино, — отстраненно подумал человек, — так и напрашивается фраза: "он приготовился дорого продать свою жизнь", — невесело усмехнулся сам себе Денис и действительно приготовился показать все, на что способен.

Гуманоиды уже образовали полукруг вокруг Дениса, недоуменно осматривая нетатуированного наглеца. Вот вперед вышел наголо бритый рагул, которого он видел на Ритоки: по-настоящему злые глаза, перекошенный в презрительной гримасе рот и крепко держащая меч рука. Рагул не торопился и медленно обходил человека по кругу сначала в одну, потом в другую сторону, давая окончательно осознать, что это конец.

— Я узнал тебя, — прошипел рагул, — ученичок Корнашара. Ты выступил против моего народа в войне, которая не была твоей. Ты сделал свой выбор, — рагул шипел так, что Денис не удивился бы, если бы у того изо рта высунулся раздвоенный язык, — я убью тебя медленно.

Наконец, вдоволь насладившись зрелищем и произведенным впечатлением, рагул перешел в атаку. Резкими, быстрыми ударами разметал выставленные в обороне клинки Дениса и с силой пнул его ногой в живот. От удара человека бросило на корабль, потемнело в глазах и перехватило дыхание. Удара такой силы Денис не получал никогда, он не мог не то что поднять клинок, он судорожно и безуспешно пытался вздохнуть. Сейчас его можно было просто брать голыми руками, никакого сопротивления он бы не оказал, но рагул не собирался заканчивать бой так быстро и стоял в нескольких шагах, ожидая противника. Через несколько секунд Денис пересилил себя, встал и поднял клинки. Рагул осклабился и ситуация повторилась: быстрые, сильные удары раскидали клинки пытавшегося защититься человека и снова удар ногой в то же место, выбивающий остатки дыхания, но тут появился одно отличие от предыдущей атаки, рагул не ограничился ударом ноги и рубанул клинком по предплечью Дениса, заставляя левую руку повиснуть плетью. Отдышавшись, Денис поднялся на ноги, сжав до боли ребристую рукоять своего меча правой рукой, посмотрел на одиноко лежавший на полу второй клинок и пошел на рагула, понимая, что ничего не изменить, и жалея, что он не смог хотя бы ранить противника.

Как ни странно, все это происходило в полной тишине, никто не кричал, не поддерживал своего, все просто смотрели на это избиение, потому в полной тишине отчетливо был слышен удар рагула и стук падающего деревянного меча из раненой правой руки человека. Ощущение беспомощности было так велико у стоящего без оружия Дениса, без возможности даже пошевелить рукой, что ему просто хотелось расплакаться, но он стоял, гордо подняв голову и смотрел в глаза рагулу, отводящему руку для удара.

Это был не крик, просто громко сказанная короткая фраза. В небольшом ангаре не было эха, однако голос прозвучал словно отовсюду.

— Не убивать!

Денис вздрогнул от неожиданности и поежился от силы этого голоса.

Гуманоиды, все еще стоящие полукругом, раздвинулись и вперед вышел еще один инопланетянин. Выше Дениса на голову, шире в плечах и мощнее, гуманоид казался огромным из-за распирающей его изнутри силы. Такой же, как на Денисе, простой тренировочный комбинезон с оторванными рукавами не мог скрыть силу инопланетянина, огромные жгуты мышц не перевивали голые руки с коричневой кожей, но смотря на них, казалось, что металл они порвут, словно картон.

— Вложи его оружие ему в ножны, — гуманоид подошел почти вплотную к Денис, поэтому ему пришлось повернуться, чтобы посмотреть на рагула.

Рагул стиснул зубы и сжал губы так сильно, что синекожее лицо посветлело, но распоряжение выполнил.

— Иди за мной, — спаситель Дениса повернулся к нему спиной и спокойно пошел, не оглядываясь, уверенный в том, что Денис следует за ним. Видно было, что он привык приказывать и повелевать.

Как только инопланетянин повернулся к нему спиной, Денис увидел укрепленные крест-накрест два клинка, на которые раньше не обратил внимания. Не смотря на рагула, он прошел мимо него, в тот же миг почувствовал, что гуманоид развернулся и яростным шагом пошел прочь, сильным ударом снова отправляя в нокаут только что поднявшегося курпана, которого Денис безуспешно пытался взять в плен.

Лидер Этинуалов, а в том, что это был их лидер, не было никаких сомнений, довел Дениса до медицинского отсека.

— Через час чтобы был как новенький, — инопланетянин говорил вроде без угроз, но маленький трагон в белом халате сглотнул прежде чем кивнуть, — проводишь его ко мне.

Гуманоид еще раз посмотрел на человека, кивнул каким-то своим мыслям и молча ушел.

— Это кто был? — спросил Денис у трагона, который уже начал запускать саркофаг.

— Вестиар, — коротко и недоуменно глянул на него доктор: как можно такие вещи не знать? — Ложись.

— Помоги ножны снять, — ошарашенный Денис сел на ложе саркофага. — Это был вестиарец?

— Вестиар, — повторил низкорослый трагон, снимая ножны с человека.

Улечься на ложе без помощи было трудно, руки не слушались, удары рагула рассекли мышцы, а симбиот еще не успел регенерировать, поэтому Денис еще раз прибег к помощи доктора, скрипя зубами, терпел боль, каждый раз, когда трагон прикасался к его израненным рукам.

"Значит вот они какие, вестиары" — успел подумать Денис, прежде чем саркофаг погасил сознание человека.

* * *

Очнулся Денис свежим и абсолютно не чувствовавшим ран, как всегда после лечебного саркофага. Даже вечно ноющая грудь его не беспокоила. Он еще только вставал с ложа, а трагон уже протягивал ему ножны, нетерпеливо переступая с ноги на ногу.

— Иду, иду, — сказал Денис, надевая ножны.

Привычная обстановка медицинского отсека, саркофаг и поступок вестиара успокоили Дениса, и он чувствовал себя намного уверенней, понимая, что никто его убивать не будет. Не желая мучать маявшегося ожиданием доктора, Денис кивком указал на дверь и пошел вслед за своим проводником. Шли они по коридорам, точным копиям тех, которые были на базе, только, пожалуй, дверей поменьше. Наконец они дошли до нужного места. Здесь маленький трагон замешкался и как-то неуверенно произнес: "откройся". Дверь в точности выполнила инструкции и открылась, позволяя Денису увидеть, куда же его привели. Проводник посмотрел на вестиара и, не дожидаясь хотя бы кивка, побежал обратно, явно обрадованный выполненным без сбоев приказом.

— Проходи, — сказал на своем языке вестиар.

Денис аккуратно переступил порог и внимательно осмотрелся. Спартанской обстановку назвать было нельзя, но и особого шика тоже не было. Стол, несколько удобных кресел, на одном из которых и сидел лидер Этинуалов, довольно большой экран на стене, напротив него — некое подобие дивана, стоящего на одной ножке, и еще одна дверь за спиной хозяина помещения.

— Здравствуйте, — Денис вежливо поздоровался и сел в указанное кресло.

Вестиар все не начинал разговора, рассматривая Дениса, так что Денис тоже решил внимательнее изучить своего спасителя, тем более, что в его облике что-то изменилось. Через несколько секунд Денис понял, в чем дело: в ангаре он видел бойца, готового голыми руками разметать всех присутствующих, пыщущего силой и властью, а сейчас напротив него сидел уставший инопланетянин, без каких-либо чувств рассматривающий человека.

— Почему вы меня спасли? — все же решился начать разговор Денис.

— Ты еще слишком молод, ты даже не прошел свою первую детскую Арену, — спокойно ответил гуманоид.

— Понятно, "солдат ребенка не обидит", — и, увидев искру непонимания, объяснил: — так, поговорка на моей планете. Вы меня отпустите?

— Конечно, отпущу, зачем мне надо было тебя спасать тогда? — удивился вестиар.

— Спасибо, — искренне поблагодарил его Денис, вспомнив, что еще не говорил слов благодарности за свое спасение, — большое спасибо, вы спасли мне жизнь.

— Я знаю, — в глазах гуманоида снова появилась скука.

— Можно вопрос? — несмело спросил человек.

Вестиар внимательнее посмотрел на человека и утвердительно кивнул.

— Вестиары же создали Арену, вы чуть ли не правители Всеселенной, что вы тут делаете?

— Создали, — странно, но в голосе была горечь и чуть ли не сожаление, — но Арена превратилась в тотализатор, а ее участники готовы на любую подлость ради победы. Не того хотели создатели Арены. Не того.

— А чего они хотели? — Денис осмелел настолько, что позволил себе перебить вестиара.

— Воспитать воинов, благородных и сильных. Лучших! — инопланетянин не обратил внимания на бестактность человека. — Ну и конечно, нужны были соперники. Ты хочешь услышать историю народа Вестиар?

— Конечно, — Денис замер в предвкушении.

— История долгая, слушай. Я не буду рассказывать, как мы вышли к звездам, не буду рассказывать о расцвете моего народа, я расскажу о его падении.

Вестиар подобрался, голос стал заметно жестче, но в глазах все равно была тоска.

— Об этом мало кто знает, но народ вестиар родом с планеты Ролуолл. В каждом из нас с рождения присутствовал симбиот и это было вполне объяснимо, иначе выжить на нашей планете было нельзя. Что говорить о зверях, если у нас даже деревья умели убивать, чтобы выжить. Ролуолл слишком маленькая планета, чтобы вместить всех желающих жить, поэтому выживали только сильнейшие, — вестиар говорил короткими предложениями, после каждого делая глубокий вдох. — Опасность была повсюду и всегда, даже дети спали с оружием в руках, не говоря уже о взрослых. Звери убивали нас, получая наш симбиот, наше же племя не пило кровь и сильнее не становилось. Добывать металл становилось все сложнее, и однажды клинок был вырезан из дерева. У одного сильного и благородного воина сломался его клинок так, что часть осталась в теле зверя, тогда воин срезал ветку дерева, под которым хотел заночевать, и кинжалом вырубил из нее клинок. Так родился первый меч Олуна. Когда воин понял, что, убивая врагов, он становится сильнее, он сошел с ума. Начал убивать всех подряд, не видя разницы, кто перед ним: зверь, вестиар, ребенок или старик. В каждом существе планеты Ролуолл был симбиот, и он его получал. Вскоре о такой способности его клинка догадались и другие воины, и сделали себе оружие. Война длилась около двух лет, наших лет, а наш год намного больше твоего, земного. Война окончилась лишь потому, что убивать стало некого. Оставшиеся в живых звери прятались, этинуалы были почти полностью истреблены, из вестиар осталось лишь пятеро воинов, только теперь осознавших, что же они наделали. Тот, кто начал эту войну, первый узнавший о необычайных способностях Олуна, предложил дать клятву, что никогда они больше не будут убивать. Пятеро поклялись на своей крови, смешав ее в маленьком сосуде и закопав под святилищем нашего бога. Мы не могли находиться на своей планете, где все напоминало о погибших, и улетели к другим звездам. Но истинные воины не могли без боев, мы были еще слишком молоды, чтобы отложить оружие, но и клятву нашему богу нарушить не могли. Так родилась Арена.

— Но род вестиар же продолжился? Вы же здесь, — вставил фразу Денис.

— Нет, род вестиар не продолжился. Он умрет вместе с последним из нас пятерых. — горько сказал вестиар.

— Вы один из тех пятерых? — Денис чуть не вскочил с места.

Вестиар ничего не ответил, лишь убрал руку со стола и Денис увидел неглубокие вмятины от пальцев на металлическом столе.

— Но сколько же вам лет? — вдруг сообразил Денис. — Вестиары так долго живут?

— Много, я уже и считать устал. Наш обычный срок жизни давно истек, мы думаем, что это из-за трансформации. Во мне слишком много симбиота, мое тело не стареет. Вообще. Я сейчас точно такой же, каким был на своей планете.

— Трансформации? Я что-то слышал о ней, но думал это легенда.

— Нет, трансформация не легенда, каждый из нас подвергся ей. Мы не знаем почему, но в один прекрасный момент симбиот начинает перестраивать тело. Делая его еще быстрее, сильнее и защищеннее.

— Понятно, но зачем вы создали Этинуалов? Это же бандиты, они чуть не уничтожили народ ритонов? — Денис спросил и задумался, что было бы, если б вестиар принял участие в атаке Этинуалов, и тут же содрогнулся от этих мыслей.

— Это мой путь к свободе. Мы слишком долго живем и давно уже не встречали соперников, которые смогут нас победить и сменить. Я ищу своего соперника среди тех, кто не боится противопоставить себя системе.

— Вы хотите, чтобы вас убили? — Денис перестал понимать, что происходит.

— Мы пятеро — все разные, но все сходимся в одном: то, что мы сотворили, — ошибка. Мы выбрали не тот путь, и я боюсь, что Арена приведет к тому же. Поэтому я хочу найти достойного преемника, который не допустит повторения нашей ошибки.

— Как это вяжется с побоищем, которое вы устроили на Ритоки? — повторил вопрос человек, внимательно глядя на вестиара.

— Мы выбрали свой путь, каждый из нас. Я выбрал свободу, чего будут стоить мои убеждения, если я сам же начну их нарушать? Найм обсуждался, и мне это не понравилось, но я не могу заставить идущих за мной, поверивших в мои идеалы, не могу ограничить их свободу. Но и так немногие последовали за Роркатом, хоть он и один из нас.

— Роркат? Это рагул? Враг Корнашара?

— Ты смотришь на этот вопрос однобоко, — вестиар внимательнее посмотрел на Дениса, — каждый из нас кому-то друг, а кому-то враг. Ты помогал Корнашару, друзья Рорката помогали ему. Где ты видишь несправедливость?

Денис открыл рот, собираясь высказать все об убитых ритонах, о разгромленной Элории, но вспомнил сожженные города рагулов и их потери, закрыл рот и решил немного подумать, подобрать правильные аргументы.

— В чем-то вы, конечно, правы, но нельзя оправдать невмешательство в убийство тем, что вы не хотите ограничивать чью-то свободу. Этим вы разрешаете то, что могли бы запретить и уменьшить зло хоть на чуть-чуть.

— Уменьшить зло? Добро и зло всегда идут рядом друг с другом. Если бы я запретил Роркату брать с собой друзей, то для тебя это было бы добро, а для него зло. А справедливость… справедливость и так восторжествовала. Насколько я знаю, Роркат единственный оставшийся в живых рагул, наделенный симбиотом. Так что твой друг Корнашар победил.

— Все равно вы не правы. — Денис несмотря на все, казалось бы, убедительные аргументы мотал головой.

— Может быть, может быть, — инопланетянин встал, заканчивая разговор, — пойдем, тебе пора.

Вестиар открыл дверь за своей спиной. В комнате оказался аппарат струнного туннеля. Инопланетянин кивнул Денису и вернулся за стол.

— До свидания, — вежливо попрощался Денис.

Затем Денис быстро вошел в комнату, встал в телепорт и ввел координаты. Перед переходом он еще раз посмотрел на вестиара и удивился своим чувствам. Старый, уставший инопланетянин вызывал у него жалость, что было странно, ведь он был сильнее человека в разы, а сильные личности не вызывают жалости, но тут сработал туннель, и Денис очутился в знакомой комнате с точно таким же аппаратом перехода.

* * *

Еременко сидел в своем кабинете в здании корпорации "Пламя" в подмосковном Солнечногорске и размышлял: "Всю жизнь думал, что люблю город, его ритм, запах, силу и адреналин, а тут на тебе: любуюсь природой и счастлив", — тут же сам себе усмехнулся, но не оторвал взгляда от раскинувшегося за окном леса с мерно раскачивающимися на ветру верхушками деревьев. Его лирическое настроение прервал вызов с коммутатора.

— Да, — слегка раздраженно бросил в трубку Еременко.

— Александр Евгеньевич, — голос в трубке показался подполковнику сильно смущенным, — тут на проходной Черешников Илья Николаевич, просит вас встретиться с ним.

— Кто?! — обычное хладнокровие изменило фээсбэшнику. — Пропустить, немедленно. В комнату для особых гостей.

— Есть, — голос охранника уже успокоился: свою задачу он выполнил, теперь решения принимал не он, и это было хорошо.

— Дима, — подполковник тут же набрал своего заместителя, — встретишь Черешникова, устроишь ему обыск по полной. Обращай внимание на все, даже на пот, понял?

— Так точно, товарищ подполковник, — Дима был невозмутим, да и не впервой ему такие приказы выполнять: специфика службы.

— И устрой ему "рентген".

Рентгеном в "Пламени" называли небольшой коридор, через который должен был пройти объект. Коридор был оснащен кучей всякой аппаратуры, "просвечивающей" клиента до самых костей, впрочем, даже в костях он не смог бы пронести взрывчатку или что-то подобное, если кому-то такое могло прийти в голову. Хотя существуют же протезы, и в "Пламени" никогда об этом не забывали.

— Будет исполнено, — Дима подождал секунду, услышал привычное "выполняй" и положил трубку, тут же решительным, но неторопливым шагом отправился исполнять.

Черешников вел себя словно у себя дома, совершенно спокойно перенес процедуру обыска, без каких-либо возражений полностью разделся и ждал, пока оперативники исследуют одежду на наличие в ней различных примесей, по отдельности неопасных, но стоит соеденить — и получится взрывчатое вещество, или ядовитый газ, или какое-нибудь психотропное вещество. С таким же спокойствием отдал на исследование небольшую прозрачную папочку с несколькими листами бумаги, такую папку можно было купить в любом канцелярском магазине за двадцать рублей.

Успешно пройдя обыск, Черешников оделся и пошел вслед за Димой. Дима довел его "рентген"-коридора и жестом пригласил пройти первым. Черешников улыбнулся и спокойно вошел в коридор, но в коридоре все-таки не удержался, поднял руки и повернулся несколько раз, показывая свою осведомленность. Все это в камеры наблюдения прекрасно видел Еременко, привычным к аналитической работе умом прорабатывая причины прибытия Черешникова. Одним волевым приказом успокоив мозг, работающий в бешеном темпе, подполковник ФСБ встал из кресла и открыл дверь подошедшим Черешникову и своему заместителю.

— Добрый день, Александр Евгеньевич, — Черешников явно был доволен произведенным эффектом. Все-таки он был позер.

— Такой ли он добрый, раз вы тут, Илья Николаевич, — Еременко жестом указал начальнику аналитического отдела Лизарда на кресло, Дима в это время уже сел в свое обычное место, по правую руку от начальника.

— Добрый, еще какой добрый, — Черешников открыто улыбнулся, — но разговор предстоит конфиденциальный, и весьма конфиденциальный, — намекнул на присутствие заместителя аналитик.

— Никого лишнего здесь нет, — четко проговорил Еременко, прекращая разговор на эту тему.

— Ну что ж, как скажете, но еще я бы посоветовал выключить камеры, поверьте, — Черешников чуть нагнулся к Еременко, надеясь на свое умение в разговоре пользоваться психологическими приемами, вызывающими то чувство у собеседника, которое в данный момент необходимо Черешникову, — это стоит знать как можно меньшему количеству людей.

Еременко на секунду задумался, но встал и подошел к компьютеру. Подвигав мышкой, он выключил стационарные камеры наблюдения в кабинете, но направил на Черешникова подключенную только к его компьютеру небольшую камеру, которая использовалась для общения через интернет с семьей.

— Эта пусть пишет, — подполковник сел в свое кресло и посмотрел на Черешникова.

— Хорошо, — аналитик вздохул, словно собираясь с силами, и начал свою речь. — Вы еще не знаете, но меня уволили из "Лизарда", — в голосе Черешникова прорезались хорошо скрываемые, но все-таки заметные нотки злобы, — из-за провала с операциями по Новикову. Из-за ваших операций по уничтожению наших отрядов, из-за провала операции "Возмездие". Меня сделали "козлом отпущения". Но вас я не виню, наши… — Черешников замялся, по привычке назвав корпорацию "Лизард" своей, и поправился: — ваша и бывшая моя корпорации постоянно дрались между собой, по-другому и не было никогда. Вы просто делали свою работу, но Новиков, — вот тут у аналитика злоба просто через край полилась, — это он во всем виноват, из-за него я лишился работы. Любимой работы.

Аналитик замолчал, успокаиваясь, а Еременко, не веря ни единственному слову бышего или настоящего начальника аналитического отдела Лизарда, молчал. Еременко не повернул головы, чтобы обменяться взглядами с заместителем, не отвел взгляда, он вообще не двигался и не менял позу, он все так же смотрел на Черешникова.

— Я пришел сюда не просто так, не жаловаться на судьбу, да и я прекрасно понимаю, что вы мне не верите, — аналитик грустно усмехнулся. — Это не просто ваше право, это ваша обязанность. Я докажу свою лояльность, но об этом позже. Сначала я хочу объяснить причины своего появления здесь. Я хочу уничтожить Новикова. И не просто уничтожить, а лишить главного его козыря. Я хочу ему отомстить.

— И вы пришли с таким заявлением ко мне? — Еременко усмехнулся в ответ. — С просьбой помочь вам убить моего подчиненного?

— Не убить, нет, — тут Черешников улыбнулся так сладостно, словно встретил любимую девушку после долгой разлуки, — лишить его бактерий-мутагенов. И это не просьба, а предложение. У меня есть что предложить вам взамен.

— Предложить взамен? Секреты Лизарда? Информация? — Еременко отрицательно покачал головой. — Нет.

— Информация, — тоже покачал головой Черешников, но, в отличие от Еременко, утвердительно, — но какая информация!

Аналитик и психолог выдержал небольшую паузу, подогревая интерес к своим следующим словам.

— Я дам вам такую информацию, — Черешников протянул свои листочки, которые до сих пор не выпускал из рук, — которой нет даже в Лизарде. И теперь не будет, благодаря разгромленному вами аналитическому отделу. Здесь работал лично мой отдел, которому только я отдавал приказы и указывал, в каком направлении работать. Вы же не получили никакой информации, даже захватив компьютеры и моих людей?

— Продолжай, — Еременко не стал отвечать на вопрос, но в памяти всплыли лица ученых с пеной на губах, выступавшей как только к ним применялись любые способы получения информации: психотропные, болевые или любые другие. Мозг ученых мгновенно превращался в своеобразную кашу, а сами ученые в идиотов.

— Конечно не получили, — Черешников заулыбался, — это тоже мои разработки, психоблоки, реагирующие на любое внешнее воздействие. Это, конечно, несколько опасно, потому как они срабатывают, например, при автомобильной аварии, в любой момент наступления сильной боли, но такова цена.

— Так вот, — продолжил бывший аналитик Лизарда, — тут формула и описание одного препарата, который разработал мой отдел. Все, в том числе и вы, наверное, — аналитик выделил последнее слово, но Еременко мгновенно принял решение еще раз прошерстить всю корпорацию в поисках крота, — бросились исследовать эти самые бактерии-мутагены. Я же после очень недолго их изучения понял, что это слишком длинный путь, и направил свой отдел на исследование именно гена АР-3112, гена Арены. Но, как часто бывает, помог в успешных исследованиях мне все же случай.

Черешников откашлялся, взяв себе секундную паузу, посмотрел на Еременко, который так и не взглянул на распечатки, и продолжил.

— Этот препарат полностью копирует воздействие гена Арены на организм человека, — Черешников уставился прямо в глаза Еременко. — Вы понимаете, что это значит? Это значит, что любой из нас сможет стать таким же, как Новиков, как Джонс, как Сухте. Мы можем стать суперлюдьми, — Черешников с удовольствием отметил про себя первые изменения в мимике Еременко, — нам нужны всего лишь носители мутагена. И первым будет Новиков, все его бактерии-мутагены должны быть у него забраны. Это условие, по которому я передаю вам эту формулу.

Еременко молчал, переваривая услышанное. Он, конечно, втайне надеялся на то, что такое станет возможно, но был очень сильным человеком и не позволял себе даже думать об этом, зная, как это может повлиять не только на его работу, но и на отношение к Новикову и ему подобным. Такие надежды подсознательно заставляли ненавидеть более сильных, с ненавистью смотреть в спину начальнику, с преданностью в глазах глядя тому в лицо. Еременко был тщеславным, но настолько хорошо умел прятать свои эмоции, что штатные психологи ФСБ не смогли найти это качество, и такой поворот событий заставил всколыхнуться слишком многое, надежно, как полагал сам Еременко, укрытое под замками волевых приказов.

Еременко молча встал и подошел к компьютеру, выключил камеру и специальной программой удалил файл съемки, многократно перезаписав бессмысленную связь единичек и ноликов на место этой записи, чтобы даже лучшие специалисты отдела "К" не смогли восстановить эти данные. В этот момент Черешников мысленно поздравил себя с победой.

— Дима, — задумчиво сказал Еременко, мозг которого, в отличие от медлительности его хозяина, работал быстрее суперкомпьютера, — Алябьева и Вертихина отдели от основной группы и передай им это. Пусть воспроизведут формулу, остальным запрети использовать оставшуюся кровь с симбиотом, — Еременко намеренно не уточнил при Черешникове, что у них есть образец крови Мэй Линь, — допуск к лаборатории уровня "ноль". Ну и доведи до умников — так в "Пламени" между собой называли ученых — уровень секретности. Выполняй.

— Будет исполнено, — мягким движением заместитель встал и стремительно вышел из кабинета своей бесшумной походкой.

— Илья Николаевич, — обратился к Черешникову Еременко, — пока мои ученые будут воспроизводить вещество и проводить эксперименты, вы будете моим гостем, после чего мы продолжим разговор.

— Гостем? — усмехнулся Черешников, прекрасно понимая, что это значит.

— Гостем, — утвердительно кивнул Еременко, — именно гостем, о безопасности которого будут заботиться мои люди. Вы уверены, что о вашем визите ко мне не знает ваше руководство? Бывшее руководство, — поправился улыбнувшийся Еременко, показывая, что окончательно еще не поверил в слова Черешникова.

— Меры предосторожности я принимал такие, что отследить меня было невозможно, но против небольшой "охраны", возражать, конечно, не буду, — принял условия игры аналитик.

— Хорошо, тогда вы можете передвигаться по гостевому уровню здания в сопровождении двух моих людей. За территорию, уж извините, — картинно пожал плечами подполковник, все еще строя из себя радушного хозяина, заботящегося о безопасности гостя, — вы выйти пока не можете, мало ли что.

— Да, конечно. Меня проводят в отведенные мне аппартаменты? Я бы хотел принять душ, в самолете душно, да и вчера не было возможности ополоснуться, стряхнуть службу безопасности Лизарда все-таки не так просто.

Еременко взял трубку и нажал одну единственную клавишу на аппарате.

— Подготовь для нашего гостя двести третий номер, — выделив слово номер сказал Еременко, — и пусть Саша и Дима зайдут ко мне.

— По вашему приказанью… — громко начал рапортовать о прибытии вошедший боец, но Еременко жестом прервал его.

— Саша, ну мы же не в армии, — подполковник ФСБ улыбнулся гостю. — Проводите Илью Николаевича в двести третий, и впредь сопровождайте его везде. Но Илья Николаевич сильно устал с дороги и собирается отдохнуть, верно? — повернулся он с очень толстым намеком к Черешникову.

— Да-да, — аналитик встал, склонил голову в шутливом поклоне хозяину дома и вышел, вслед за одним охранником, предоставляя второму следовать за ним.

Следующим утром один из "умников" попросился на прием к Еременко.

— Александр Евгеньевич, мы в точности воссоздали вещество из переданных нам документов, но смесь летуча. Мы всю ночь экспериментировали, но не добились результата. Формула не полная, не хватает катализатора, — у ученого под глазами набухли мешки, подтверждая слова о бессонной ночи.

— Ясно, чего-то подобного я и ожидал, — тихо, практически по себя, пробормотал Еременко, вызывая своего заместителя.

— Дима, доставь сюда Черешникова, — сказал в трубку подполковник и по обыкновению сразу отключился.

Ученый встал, глазами указывая на дверь, спрашивая, уйти ли ему, но Еременко так же глазами указал ему на кресло. Через несколько минут в кабинет вошел выспавшийся и улыбающийся Черешников, с таким видом, словно он действительно отдыхает в каком-то пансионате.

— Повторите то, что вы мне сказали, — ответив кивком на приветствие аналитика, обратился к ученому глава корпорации "Пламя".

— Смесь летуча, не хватает катализатора, — лаконично сказал ученый.

— О, ну конечно, — сказал Черешников и замолчал.

Еременко прекрасно понял причину паузы бывшего лизардовца.

— Иван Алексеевич, подождите в приемной, и попросите ко мне Дмитрия, — своим обычным, не терпящим возражений тоном произнес подполковник.

Как только заместитель вошел, Черешников продолжил.

— Александр Евгеньевич, — разведя руки, произнес аналитик, — вы же не думали, что я сразу отдам вам всю формулу? Сначала мне хотелось бы гарантий, что мои условия будут выполнены. Вы ведь понимаете, что сведения из моей головы вам не получить, у меня стоит точно такой же психоблок, немного доработанный, правда. Так что либо я добровольно выдам вам всю информацию, либо вы не получите ее никогда.

— Так, — Еременко посмотрел на улыбающегося Черешникова, — ну давайте уточним, чего же вы хотите.

— Не так много, — Черешников не стал опускаться до фраз типа: " разговор не мальчика, но мужа", или " вот это говорит деловой человек", понимая, с кем разговаривает. — Новые документы у меня есть, деньги тоже, но они никогда лишними не бывают. Так что первое условие весьма банально — деньги. Я считаю, что пять миллионов долларов будет вполне адекватной суммой за такую информацию.

— Дальше, — Еременко никак не отреагировал на цифры, благодаря чему Черешников убедился, что все верно рассчитал.

— Дальше Новиков! — улыбка сползла с лица аналитика. — Новиков должен лишиться всех бактерий-мутагенов. Кому вы их передадите, меня не волнует: себе, своему заму… — Черешников кивнул на Диму. — Главное, чтобы Новиков стал обычным человеком.

— Хм, — единственное, чем ответил на второе условие Еременко.

— Я сам психолог, — успокоился Черешников, и даже слегка улыбнулся, — и свое состояние характеризовал бы как манию, но ничего поделать с этим не могу, — аналитик вновь развел руки, — и не хочу. Я хочу отомстить тому, из-за кого моя карьера полетела к чертям.

— Почему вы не предложили формулу своим? — внезапно задал вопрос не по теме Еременко.

— Потому что эмоциям подвластны все: и я, и даже Совет Лизарда, — невесело ухмыльнулся Черешников, — меня даже слушать не захотели, а вторую попытку пообщаться мне помешала сделать гордость. Пусть они и не знают, что теряют, но теряют они очень много, и если мы договоримся, то я буду доволен.

— Ну и каких гарантий вы хотите? Договор? — позволил себе пошутить Еременко.

— Бросьте, Александр Евгеньевич, мы слишком долго были противниками, чтобы не изучить друг друга как самих себя, — и Черешников отнюдь не льстил себе, он действительно был опасным противником, и Еременко знал о нем все. — Мне достаточно будет вашего слова. Вы его никогда не нарушите, но в какой форме дать мне обещание, я выберу сам…

Черешников знал о виртуозном умении Еременко находить слабые места в обещаниях, и, формально не нарушая их, обходить данное слово. Эта привычка выработалась как раз благодаря тому, что Еременко ни разу в своей жизни не нарушил данного слова, но и не давал его по пустякам.

— Это все условия? — уточнил фээсбэшник.

— Ну и последнее, пожалуй, самое безобидное: вы не охотитесь за мной, пока я не выступлю против вас, — аналитик без улыбки посмотрел на Еременко, — мне нужны гарантии моей безопасности.

— Я вас услышал, — Еременко по коммутатору вызвал охрану. — Отдыхайте, я вас вызову, когда приму решение.

Черешников встал и вышел уверенной походкой, заставив охранника посторониться, пропуская гостя вперед. Еременко, проводив взглядом своего "гостя" бросил в трубку: "Алябьев свободен", затем положил трубку и посмотрел на заместителя.

— Что думаешь? — Еременко принял позу, запечатленную Роденом.

— В порядке сложности: безопасность гарантировать можем, он нам не нужен будет после того, как передаст остаток формулы, да и вряд ли он укажет одним из пунктов то, чтобы мы не сообщали его местонахождение Лизарду. Думаю, достать всегда сможем, это не проблема, — Еременко кивнул, соглашаясь с доводами. — Насчет денег можно поторговаться, главный пункт в его плане все-таки Денис, — еще один кивок главы корпорации, — насчет Дениса. Насчет Дениса, — зам машинальным жестом погладил затылок, — если формула будет работать, то, по большому счету, какая разница, кого исследовать? А если преимущества этих бактерий получит наш человек, то будет совсем хорошо.

— Ну, примерно так же мыслю и я, — в третий раз кивнул Еременко. — Сначала убеждаемся в работоспособности формулы, потом выполняем условия Черешникова. И еще надо решить, что делать с лишенным бактерий Денисом, скандал нам не нужен.

— Я понимаю, — многозначительно посмотрел на начальника Дима, — думаю, вопрос решим.

— Хорошо, зови Черешникова, будем договариваться.

* * *

24 сентября. Четвертый этап Арены. 09 часов 01 минута. Время местное.

Джонс вышел из телепорта в большом коридоре, освещенном синим светом, который позволял видеть на большее расстояние, чем при обычном солнечном. Быстро вытащив клинок, он вызвал по нанофону Сухте и Стивенса одновременно, воспользовавшись способностью нанофона создавать нечто вроде конференц-связи. Не разрывая контакта, все трое побежали в круг, на арену, как они его называли.

По пути они не встретили никого из уменьшившегося числа соперников, ведь ни ритоны, ни рагулы, ни самый опасный для Джонса противник — Денис Новиков, участия в этом этапе Арены не принимали. Выбежав в круг, Джонс увидел Сухте, выходящего из соседнего коридора, и Стивенса, оказавшегося на противоположной стороне арены. Стратегия была давно уже обговорена и вдолблена им военными стратегами и инструкторами, и Стивенс, не раздумывая, бросился к своим по прямой, не обращая внимания на на что и ни на кого. Но люди, полностью принадлежавшие Лизарду, первыми появились в большом круге, и Стивенс благополучно добежал до своих товарищей, тут же почувствовав себя увереннее.

— Все как планировали, — Джонс отключил связь по нанофону, произнеся эти слова вслух, — убиваем всех появившихся как можно быстрее, не давая объединиться в группы.

Действительно, новый начальник аналитического отдела, бывший заместитель Черешникова, все отлично рассчитал. Пока нет основного соперника, Новикова, а рассчитывать на то, что Новиков пропал навсегда, Тодовски не стал, необходимо было победить как можно больше соперников, которых и так в этом этапе было не очень много, и забрать их симбиота, чтобы, если все же Новиков объявится, взрастить из Джонса достойного соперника.

Но размышлять над указаниями руководства Джонсу было некогда, да и не любил он это делать, и как только из коридора слева показался лонун, Джонс коротко скомандовал: "За мной", и стремительно побежал к первому сопернику.

Лонун оценил ситуацию и развернулся, чтобы исчезнуть в коридоре, из которого появился, понимая, что с тремя противниками ему не справиться, но сзади уже его настигал трагон, хищно скалясь своим огромным, полным страшных зубов ртом. Тогда лонун, его звали Коони, но это никого не интересовало, побежал влево, спасаясь от людей. Но Коони не повезло: трагон оказался ближе, чем люди, и связал его боем, не обращая внимания на крики лонуна, призывающего его встать плечом к плечу против нового соперника. Полагая, что его противник врет, надеясь приглушить бдительность, трагон, не различавший ничего за шумом быстро сталкивающихся его клинка и глефы лонуна, сильными ударами сбивал круговые движения глефы, лишая тем самым лонуна превосходства в скорости вращения клинка, а соответственно, в силе удара. Почуял неладное трагон лишь тогда, когда почувствовал движение за спиной. Быстрым перекатом он ушел от направленного в спину удара Джонса. Трагон хотел развернуться лицом к новому сопернику, взяв лонуна в союзники, но злопамятный лонун не дал ему такой возможности и не прекратил атаковать. Маленький трагон взвыл, понимая, что проигрывает первый же бой, и бросился на лонуна, надеясь пробить оборону и убежать от людей, а там будь что будет. Но Джонс не дал ему такой возможности и быстрым ударом клинка пронзил насквозь плотное тело инопланетянина, прерывая его прыжок.

Хитрый лонун крутил глефу, не давая подойти никому из соперников, но Сухте уже обежал его справа, отрезая путь к центру арены, Стивенс обошел слева, закрывая собой коридор, а Джонс, едва трагон растаял в воздухе, бдительным Наблюдателем перенесенный в медотсек, уверенным шагом победителя шел прямо на лонуна.

— Осталось двадцать три участника, — раздался приятный голос Наблюдателя.

— Счет открыт, — кровожадно ухмыльнулся Джонс, кивком головы отправив своих бойцов в атаку на обреченного лонуна.

Лонун закрутил глефу, двумя лезвиями успешно отбивая атаки ослабевших после передачи симбиота Сухте и Стивенса, но Джонс не собирался давать гуманоиду ни шанса на надежду. Несколько секунд помедлив, огромный боец уловил ритм движений инопланетянина и стремительным движением сблизился с ним, поймав на смене приемов, схватил руку Коони и сжал ее изо всех сил. Огромный чернокожий боец и до появления в его теле симбиота мог похвастаться недюженной силой. В спортзал он пошел не по собственному желанию, всего лишь потому, что туда пошел его друг, но, показав отличные результаты, втянулся и полюбил тяжелую атлетику. Услышав, как хрустнула кость инопланетянина, Джонс еще ближе придвинулся к гуманоиду, перехватил длинную руку ближе к телу и воткнул свой клинок прямо в сердце Коони. Наставник Джонса объяснил ему, что несмотря на то, что после удара в сердце Наблюдатель перенесет противника в безопасный медотсек гораздо быстрее, симбиота за такой удар получаешь больше. Организм впадает в состояние шока, рассылая команды каждой клеточке спасать сердце хозяина, уменьшая потребление крови, чтобы увеличить приток кровяных телец к самому сердцу. Эти же сигналы получают и бактерии Ролуолла, тут же оказываясь в месте ранения, то ли пытаясь спасти хозяина, регенерировав рану, то ли пытаясь сбежать из его тела, но клинок Олуна впитывает огромное количество симбиота, награждая своего хозяина за удачный удар.

— Осталось двадцать два участника, — снова раздался голос Наблюдателя, а лонун, с искривленным от боли лицом, растворился в воздухе.

Конечно, каждый из участников хотел заключить хотя бы временный союз, чтобы подольше продержаться, а то и выиграть, но везло не всем. Вот Мэй стремительным движением Сияющего во тьме отправила курпана заживлять раны в медицинском саркофаге…

— Остался двадцать один участник.

…вот Чунь, боец Гейко, не успел соединиться с Мэй и Фэном…

— Осталось двадцать участников.

…на этом быстрые победы закончились, оставшиеся — трое людей Лизарда, брат и сестра Мэй и Фэн из Гейко, курпаны, трагоны и лонуны — соединились в группы.

Пятеро курпанов отбивались от четверых длинноруких лонунов, практически не двигавшихся, но руки которых с удивительной скоростью мелькали то тут, то там, норовя либо ударить клинком, либо зацепить назащищенное мсто, с целью сбить равновесие. Вот к этому бою и приблизился огромный Джонс с соратниками. Быстро уравняв количество противников в группах нападением со спины, Джонс не дал опомниться и атаковал еще одного курпана. Бой на два фронта могли выдержать единицы, и этот курпан был не из таких, потому практически сразу Джонс всадил ему клинок в сердце.

— Осталось семнадцать участников, — известил голос Наблюдателя.

"Кого-то я пропустил", — с неудовольствием подумал Джонс.

Джонс хоть и не блистал интеллектуальными способностями, но понимал, что добив курпанов, они останутся втроем против четверых лонунов, а это было чревато проигрышем. Поэтому Джонс быстро сместился, имитируя атаку на курпана, но сам пробросил свое тело к ближайшему лонуну и сильным ударом сбоку пробил того насквозь.

— Осталось шестнадцать участников.

В ближнем бою слишком длинные руки лонунов больше мешали, чем помогали, и Джонс не раздумывая воспользовался этим: он ухватился за вытянутую конечность инопланетянина, одним сильным рывком подтянул к себе лонуна, насаживая его тело на меч. Теперь уже курпаны превосходили количеством лонунов, но люди не дали ситуации стабилизироваться и снова атаковали. Наконец повезло Стивенсу. Он сместился за спину одному из курпанов, дождался, пока тот отвлечется на контратаку, и, ударив снизу вверх, пробил худое тело инопланетянина.

— Осталось четырнадцать участников, — не забывал о своих обязанностях Наблюдатель.

Мэй и Фэн вышли из коридора и застали развязку боя Джонса с инопланетянами. Трое людей немного отошли, выжидая, но и двое курпанов не торопились убить оставшихся двоих лонунов. Вот пятерка трагонов, также по нанофону договорившись о встрече, вышла в круг.

Джонс, дав соратникам знак, зарычал и рванулся к лонунам, посчитав их наиболее сильными соперниками, оставив курпанов напоследок. Стивенс, Сухте, Джонс и двое курпанов не оставили длинноруким гуманоидам никаких шансов, за считанные мгновения растворив их в воздухе. Люди тут же повернулись к оставшимся противникам, торопясь их уничтожить до того, как пятеро трагонов добегут до них. Успели.

— Осталось десять участников, — подвел итог этого непростого боя голос.

Трагоны бежали небольшим полукругом, вогнутым внутрь, чтобы напасть сразу со всех сторон, но Джонс скомандовал отступление и люди убежали в коридор, заняв более выгодную с точки зрения обороны позицию. Джонс не понял, было ли это планом инопланетян, или они на ходу это придумали, среагировав на отступление людей, но пятерка резко развернулась и бросилась в сторону Мэй и Фэна, крыльями полукруга отрезая тем возможность попасть в коридор.

— К стене, — резко бросил Фэн.

— Да чего тянуть? С пятью нам не справиться, — резонно произнесла Мэй, мысли которой были заняты отсутствием Дениса, но к стене отошла.

— Попробуем хоть кого-нибудь достать, — Фэн покрутил мечом и сделал несколько глубоких выдохов, сбрасывая напряжение.

Трагоны приблизились на расстояние удара и, не мешкая, атаковали. Слишком близко расположившись друг к другу, нетерпеливые трагоны хотели побыстрее разобраться с легкой добычей в виде двух людей, и поэтому мешали друг другу. Мэй увидела столкнувшиеся в атаке руки невысоких инопланетян и рванулась вперед, быстрым движением Сияющего во тьме отбила два клинка, на какую-то долю секунды пересекших траекторию друг друга, и, перехватив клинок обратным хватом, с хрустом вонзила Сияющего во тьме в трагона. Мэй была невысокой и легкой, поэтому скоростью превосходила неуклюжих, но сильных трагонов. Выдернув меч из раны еще не растаявшего соперника, отбила удар трагона, но еще один удар отбить уже не успевала.

Фэн видел удачный рывок Мэй, видел тающего трагона, но на него наседали двое, поэтому в следующий раз он повернулся к сестре лишь после ее короткого вскрика. Увидев телепортацию Мэй и оскалившегося инопланетянина, Фэн бросился на него с желанием отомстить, затмившем здравый смысл, но противников было слишком много. Слишком много, чтобы упустить такой удачный момент, и сразу несколько клинков пронзили не успевшего дотянуться до врага Фэна.

— Осталось семь участников, — без всяких эмоций отсчитывал выбывших приятный голос Наблюдателя.

Джонс обрадовался потере одного из трагонов, что увеличивало его шансы на победу, но тем не менее он несколько растерялся. Мысли в его голове бродили разные.

"Может, убить этих двоих, — размышлял он, — помощники из них все равно никакие, хотя из них бактерии я и так получу, лучше одного из этих инопланетяшек завалить".

Для не очень сообразительного Джонса эти мысли были вершиной его интеллектуальных способностей. Именно из-за отсутствия привычки использовать мозг Джонс в те редкие моменты, когда о чем-то серьезно задумывался, останавливался, не умея делать два дела одновременно. Вот и сейчас, очнувшись после таких серьезных рассуждений, Джонс обнаружил четверку трагонов совсем близко. В отличие от мозга тренированное тело отреагировало мгновенно, приняв боевую стойку.

— Стоять, только попробуйте мне побежать, я вас, как клопов, передавлю, — не скрывая злобы, прорычал сквозь стиснутые зубы Джонс.

Стивенс привык к такой манере общения и сдался, полностью поддавшись влиянию Джонса и Аларии, Сухте же был более стрессоустойчив и горд, чтобы подчиняться "тупому животному" Джонсу, но эти мысли Сухте затаил до поры, полагая, что придет и его время.

Немного отойдя в коридор, так, чтобы трагоны при атаке тоже в него вошли, Джонс остановился со словами: "стоять насмерть". Тут же четверо инопланетян неторопливо вошли в коридор. Для четверых места тут было слишком мало, его как раз хватало, чтобы трое стоящих в ряд соперников не мешали друг другу. Не желая совершать ошибку, которая уже привела к потере одного из своих, гуманоиды, быстро посовещавшись, выделили одного, который резко развернулся и убежал, торопясь обежать через соседний коридор людей. Оставшаяся тройка не собиралась ждать, пока их товарищ покажется за спинами людей, и напала. Невысокие, но крепко сбитые трагоны использовали свой любимый прием, основанный на превосходстве в силе — мощные удары сверху вниз. Но для Джонса это была наиболее удобная тактика, силой двухметровый амбал превосходил даже мощных трагонов. Отбив несколько ударов инопланетянина, доставшегося ему, Джонс перешел в атаку. Вкладывая в удары всю силу, он, абсолютно не заботясь о том, попал он по своим бойцам или нет, размашистыми ударами теснил своего противника. Оттеснив противника на достаточное расстояние, Джонс аж зарычал от вкладываемой в удар силы и пробил оборону невысокого гуманоида, разрезав тому кончиком меча плечо. Тут же развернулся вправо и снизу вверх рубанул по противнику Стивенса, отсекая тому руку с мечом. Не желая отдавать даже небольшую каплю симбиота, Джонс прыгнул на обезоруженного противника и пронзил его мечом, даже не подумав о том, что оставляет Сухте одного против двоих трагонов. Но Сухте помог Стивенс. Понимающий, что тут ему ничего не светит, он быстро обогнул чернокожего громилу, впитывающего симбиот инопланетянина, и, успев до вмешательства раненого Джонсом трагона, рубанул противника Сухте в бок. Трагон скривился от боли и раскрылся под удар индуса, тут же покончившего с ним. Раненый трагон, оттесненный Джонсом далеко назад, не успел остановить разбег и дождаться товарища, который вот-вот должен был выскочить из коридора, и попал на двоих соперников, пусть слебее его, но все таки двоих. Продержаться хоть сколько-нибудь долго он не смог и пал под натиском воспрявших духом лизардовцев.

Витаро бежал изо всех сил, стремясь как можно быстрее помочь друзьям, и очень удивился, выбежав в коридор и увидев троих спокойно его ожидающих людей без каких-либо следов его соплеменников. Наблюдатель телепортировал в медотсек все связанное с проигравшим, будь то кровь, упавший клинок или оторванная часть комбинезона, поэтому ничто не напоминало о прошедшем бое, лишь затухающий в голове голос:

— Осталось четыре участника.

Распахнувший глаза трагон успел выставить клинок, чтобы отбить удар Джонса, но сил Витаро не хватило, а Джонс, с огромным количеством адреналина в крови, просто поднял одной рукой тело Витаро, нанизанное на меч.

— Осталось три участника.

— Ну, что будем делать? — подошел к Джонсу Стивенс, опуская клинок и вытирая пот.

— Умирать, — злобно рассмеялся Джонс и воткнул клинок в сердце напарнику.

Стивенс успел только скривиться от боли, как исчез, тут же появляясь в медицинском отсеке. Джонс развернулся к Сухте, который успел отреагировать и отбить в сторону направленный в него клинок, но Джонс уже был рядом и схватил тщедушного индуса за горло, одной рукой приподнимая его над полом, второй, на всякий случай, выбивая меч из руки. Джонс хотел показать "мелкой обезьяне", кто тут хозяин, но адреналин, приток симбиота и врожденная кровожадность не позволили ему этого сделать, и он машинально проткнул не имеющего возможности к сопротивлению Сухте.

Глава 8

* * *

30 сентября, межпланетная база вестиар N7. 19 часов 24 минуты, время местное.

Как только Денис вышел из комнаты с переходом, он вызвал Мэй в надежде, что она уже здесь. Так и получилось. Громкий крик, едва не оглушивший молодого человека, возвестил о том, что девушка находится на базе. Когда крик перешел во что-то более-менее понятное, Денис разобрал несколько слов Мэй.

— …Наконец-то… где был… иди к себе… буду, — захлебывающимся от эмоций голосом проговорила девушка.

— Ага, иду, — Денис улыбнулся, предвкушая радость встречи.

Через несколько минут он дошел до своей комнаты, сказал двери безотказное "откройся" и уселся на койку ждать Мэй. Ждать пришлось недолго. Первым делом девушка обняла любимого, крепко-крепко, сильно-сильно, потом отстранилась, вытерла слезы, и началось.

— Эгоист, как ты мог так долго молчать, — обычно нежный и тихий голос Мэй оказался на удивление сильным.

— Ну я не мог… — попытался вставить оправдание Денис, но тщетно.

— Не перебивай меня, я тут одна, никто не знает где ты, куда делся, Корнашар твой молчит, сам ничего не знает, говорит только про какой-то путь воина, и что женщина должна ждать своего мужчину молча, и думать только о возвращении, чтобы не накликать беду, я ему чуть волосы не вырвала, убежать успел, — тут Мэй выдохнула, чем не преминул воспользоваться Денис.

— Милая, ну я правда не мог, я сейчас тебе все расскажу, — аккуратно начал Денис.

— Не смей оправдываться, — девушка сверкнула глазами, — конечно расскажешь, в подробностях. Но сначала пообещаешь больше не оставлять нас так надолго.

— Ну конечно, я больше так не буду, — быстро пообещал Денис, — никогда не оставлю вас с Корнашаром.

— Да причем тут Корнашар?! — снова стала заводиться вроде остывшая девушка.

— Хорошо, хорошо, Корнашар тут ни при чем.

"Тогда кого "нас?" — подумал Денис.

— Ну, и где ты шлялся все это время, что пропустил предпоследний этап Арены? — Мэй ворчала уже скорее из вредности, радость от возвращения любимого все же была сильнее остальных эмоций.

— Ой, я и забыл про него! слушай, может быть, я позову Корнашара и расскажу вам обоим, чтобы два раза не рассказывать? — осторожно спросил Денис.

— Денис! — грозно посмотрела на него девушка. — Ничего, потрудишься. Рассказывай. Потом к своему наставнику сходишь.

И Денис начал рассказывать, долго, эмоционально, описывая свои ощущения, описывая ненавидящего его рагула, встречу с вестиаром и спасение им его жизни. Рассказал и историю народа вестиар, и долгий разговор с одним из пяти бессмертных. Денис закончил и выдохнул, глянув на часы. Рассказ длился больше тридцати минут. Мэй немного посидела, помолчала и через некоторое время сказала:

— Иди к своему наставнику, он тоже сильно за тебя волновался.

— Спасибо, любимая, — Денис улыбнулся девушке, — подожди меня здесь. Ладно?

— Ладно, — передразнила его Мэй, улыбаясь, — иди уже, но возвращайся скорее, мне тоже есть что тебе рассказать.

* * *

Выйдя из своей комнаты, улыбающийся Денис вызвал Корнашара по нанофону.

— Здравствуй, Денис, — тут же ответил наставник, — сейчас к тебе зайду.

— Не надо, Корн, — замялся Денис, — может, лучше в тренировочном зале?

— Хорошо, встретимся там, — нанофон не передавал изображение, но Денис был абсолютно уверен, что Корнашар улыбался.

Войдя в свой тренировочный зал, Денис увидел ожидавшего его Корнашара, который встал, поклонился Денису, а потом, вполне по-человечески, обнял ученика.

— Я рад, что с тобой все в порядке, где ты пропадал? — спросил инопланетянин, привязавшийся к человеку словно к сыну или к брату.

— Столько всего нужно тебе рассказать, — Денис кивком указал на пол, — давай присядем, это надолго.

Молодой человек повторил свой рассказ, добавив сюда слова вестиара о том, что больше Этинуалы не полетят на Ритоки.

— Значит, все-таки он решился им приказать… — задумчиво то ли спросил, то ли утвердительно сказал Корнашар.

— Да я сам не понял, но вроде они не мстят победителю, то есть если проиграли, то проиграли, — решил уточнить Денис.

— Ну что ж, спасибо тебе Денис. Ты в очередной раз помог мне и моему народу, — даже сидя военный правитель своего племени смог выполнить церемонный поклон без единой помарки.

— Не за что, — Денис вспомнил, что так говорить невежливо и тут же поправился: — в смысле, пожалуйста. Корн, скажи мне такую вещь: ты знал историю вестиаров?

— Нет, о вестиарах вообще информации всегда было мало, и я не понимаю, почему он тебе все это рассказал.

— Может, ему поговорить не с кем было? — Денис посмотрел на усмехающегося наставника. — Ну не знаю.

— Вот и я не знаю, но если он сказал правду, и ему столько лет, то вряд ли он будет что-либо делать без определенной причины. Значит, ему что-то от тебя нужно, или будет нужно, — Корнашар встал, — это все надо обдумать. Ты больше никому об этом не говори и попроси об этом же Мэй, ты ведь ей уже рассказал все?

— Ну да, — Денис протер носком ботинка пол в зале.

— Тебе повезло с женщиной, но объясни ей, что для ритонов волосы очень важны, особенно для вождей. Так что заодно попроси ее не пытаться мне их выдирать, — улыбающийся Корнашар поклонился и вышел из зала.

— Да-да, попрошу, — проговорил Денис в спину удаляющемуся инопланетянину.

Весь обратный путь он думал, зачем вестиар ему это рассказал, но в голову ничего не приходило, и Денис выбросил эту деталь из головы, едва вошел к себе в комнату.

* * *

1 октября, межпланетная база вестиар N7. 9 часов 18 минут, время местное.

Уставший Денис собирался еще поваляться, но Мэй сдернула с него одеяло и отправила в душ. После ежедневного утреннего омовения молодой человек взбодрился, от вчерашней усталости не осталось и следа, а особенностью молодого организма было то, что вчерашние события, еще вроде очень живые в памяти, казались хорошо запомнившимся сном.

— Корнашар опять к себе прыгнул, тренировок не будет, что делать будем? — с невинным видом спросил Денис, уже придумавший программу на этот день.

— Да вот, — девушка увидела хитрые искорки в глазах любимого и сразу разгадала причину их появления, — домой хотела сходить, родителей проведать, да и с господином Ли давно не разговаривала, — выглядела Мэй еще более невинно, чем Денис, и молодой человек купился на этот розыгрыш.

— Ну вот, а я хотел с тобой в Москву прыгнуть, — разочарованно проговорил неудавшийся гид.

Девушка звонко рассмеялась и обняла Дениса.

— Глупенький, я тебя разыграла, — девушка ткнулась носом в щеку молодого человека и выбежала из комнаты, — веди.

Попавшийся на ее удочку, но ничуть из-за этого не расстроившийся молодой человек, улыбаясь, отправился вслед за девушкой к комнате с аппаратом перехода. Но дойти до него не удалось, где-то на краю зрения Дениса замигал прозрачный, еле заметный значок вызова по нанофону, этот идентификатор был Денису незнаком.

— Слушаю, — жестом он попросил Мэй подождать.

— Денис Новиков, это говорит куратор Морры, зайдите ко мне. Кураторская находится в секторе "А", — и голос тут же отключился.

— Куратор Морры? — непонимающе спросил Денис уже у девушки.

— Наша база так называется, а что случилось? Зачем с тобой куратор связывался? — девушка еще надеялась, что их прогулка не будет отменена.

— Понятия не имею, вызвал к себе, — Денис пожал плечами, — ты знаешь, где сектор "А"?

— Знаю, пойдем, — Мэй ничем не показала, что расстроилась.

Сектор "А" оказался административным сектором, все такой же свет с синеватым оттенком, но меньше дверей и явно больше инопланетян, чем в тренировочных секторах. Курпаны о чем-то говорили с лонунами, тут же пробегали трагоны, ходили суровые ритоны, но никто не обратил внимания на двух людей, неторопливо идущих по коридору и читающих таблички, раз вошли — значит надо.

— Вот она, — Мэй остановилась перед не отличимой от других дверью с нужной табличкой.

— Ага, вижу. Ты меня здесь подождешь? — спросил молодой человек.

— Нет, вряд ли это закончится быстро, по пустякам к куратору вызывать не станут. Наверное, будут разбираться, почему ты пропустил этап Арены. Я тебя подожду в баре, — девушка улыбнулась, — поторопись, а то съем столько, что не смогу ходить и тебе придется носить меня на руках.

— С удовольствием.

Денис поцеловал девушку на прощанье и повернулся к двери:

— Откройся.

Дверь бесшумно разошлась, спрятавшись в стены и Денис вошел в кураторскую. Точнее, сначала Денис вошел в комнату, по-видимому, охраны, потому что четверо инопланетян каким-то огнестрельным оружием, с впервые увиденным Денисом, причем разным у каждого из четверых, быстро считали идентификатор человека, сверились с данными и только после этого разрешили Денису пройти. Дверь открылась после того, как один из охранников произнес "откройся". Видимо, доступ в эту дверь был весьма и весьма ограничен.

Пройдя комнату охраны, Денис попал в зал управления. Он выглядел именно так, как он себе и представлял. Огромное количество мониторов, панелей управления и множество инопланетян, следивших за всем этим. Большинство из обслуживающего персонала этого центра были лонуны. Длина рук полностью компенсировала трехпалость: длинные руки инопланетян в редкие моменты необходимого вмешательства летали над панелями управления на внушительном расстоянии. Задержаться и подробнее рассмотреть центр управления ему не дали, прошедший за ним охранник — курпан, вежливо, но непреклонно отвел его к следующей двери и открыл ее, имея доступ и сюда.

Следующая комната была намного меньше зала управления, но отличалась комфортом. Здесь было несколько больших экранов, один из которых, самый большой, был выполнен в виде иллюминатора и по нему действительно показывали завораживающие космические пейзажи. Еще тут были три дивана и больше десятка кресел, расставленных по стенам комнаты. В дальнем от входа конце комнаты стоял большой стол, за которым сидел коричневокожий вестиар, а перед ним в кресле сидел татуированный трагон, одетый в официальный комбинезон с кучей всяких непонятных Денису отличительных знаков. Как только дверь закрылась, оставляя за собой осторожно заглядывающего внутрь охранника, трагон поднялся, кивнул вестиару и вышел, по пути точно так же кивнув Денису.

— Садись, — вестиар кивнул на кресло, в котором только что сидел трагон, — куратор проследит, чтобы нам не мешали.

Денис молча сел, внимательно рассматривая собеседника. Это был брат-близнец лидера Этинуалов. Такой же большой и мощный, производящий такое же впечатление силы, что и его соплеменник, но у этого не было ни намека на скуку в глазах.

— Я объясню, зачем тебя вызвал, — сразу перешел к делу вестиар. — Ты встречался с моим братом. Мне бы очень хотелось послушать, что он рассказал тебе, — инопланетянин выделил последнее слово.

— Ну, он рассказал мне вашу историю, — ответил пока еще ничего не понимающий Денис.

— Вот именно ее я и хочу послушать, — вестиар задумался на несколько мгновений, ухмыльнулся каким-то своим мыслям и продолжил: — Мой братец никогда не станет что-то делать просто так, а уж тем более рассказывать нашу историю. Выкладывай, что он там тебе поведал. И не забудь ничего.

Денис вздохнул и принялся пересказывать свой разговор с вестиаром в третий раз. В общении с Мэй Денис расслабился, словно сбросил — хотя бы частично — груз удивительных новостей. Да и тревога за девушку и за друга исчезла. Поэтому Денис уже более спокойно и подробно поведал Корну эту историю, так что наставник получил более подробную версию. Вестиару же, он рассказал все до мельчайших деталей, не упустив ни одной подробности.

Вестиар неожиданно рассмеялся. Смеялся он долго и самозабвенно, гулкий смех, будто бултыхание, долго раздавался в кураторской. Наконец, успокоившись, вестиар не прекращая улыбаться посмотрел на человека.

— Ну братец, ну Ванг, ну дает.

"Если он сейчас еще хлопнет руками по коленям, я совсем не удивлюсь", — к Денису вернулась способность иронизировать.

— Он что-то не так рассказал? — спросил Денис, видя, что вестиар молчит. — Где-то обманул?

— Не так? — переспросил вестиар. — Нет, почти все, что он рассказал тебе, — это правда, но он рассказал тебе ее совсем не всю и совсем не так. Но я понимаю, что он хочет сделать. Он ведь разрешил тебе приходить в любой момент на базу? И дал свой идентификатор?

— Ну да, — удивился осведомленности вестиара Денис, — координаты дал для туннеля и дал идентификационный номер для связи по… — тут Денис замялся, он ведь не знал, как действительно называется средство связи, которое он называет нанофон, но выбора не было, — нанофону.

— Да не напрягайся ты, называй как хочешь, "переход", "прыжок", "струна" я даже слышал, что его "путь" называют. Нанофон? Ну пусть нанофон будет, — инопланетянин закончил свое лирическое отступление и снова вернулся к теме разговора, — ты не понял, для чего он тебе это разрешил?

— Ну, он говорил, что не так мало тех, кому выпадает два меча Олуна, и предложил немного потренировать меня, — Денис смущался все больше и больше.

— Потренировать, — гуманоид покрутил головой на мощной шее, — для чего, ты не спросил? Покажи мечи, — вдруг снова сменил тему вестиар.

Не привыкший к такой манере разговора Денис на секунду замешкался, потом вытащил клинки из-за спины и передал инопланетянину. Он понимал, что гуманоид вернет ему клинки, но отдавать не хотелось, казалось, приходилось расставаться с частью себя. Денис спокойно оставлял клинки в своей комнате на базе, но отдавал их в чужие руки впервые.

— Ого, — посмотрел на него вестиар, — да ты готов на меня с голыми руками броситься. Сейчас отдам, не нервничай, — инопланетянин еще раз посмотрел во вдруг ставшими бешеными глаза человека и снова принялся осматривать клинки. — Старые, очень старые. И злые. Ты назвал их?

— Нет, — Денис чувствовал себя не в своей тарелке, но сдерживался, и тон был вполне вежливый.

— Зря, дай им имена. Они же живые, не так, как ты, но все же.

— В голову ничего не приходит, только близнецы, но тогда как по-отдельности называть? Брат? Близнец? — Денис смог нормально размышлять как только вестиар вернул ему мечи.

— Нет, они разные, хоть и из одного дерева.

Гуманоид посмотрел на два странных клинка, стоящих в стойке. Не очень длинные, половину каждого клинка занимала рукоять, такие Денис видел первый раз.

— А эти как зовут? — человек кивнул на клинки.

— Эти? — удивленно переспросил вестиар. — Это она, глефа, просто так носить удобнее.

Инопланетянин встал и с видимым удовольствием взял в руки две части глефы, крутанув со свистом, соединил рукояти и слегка повернул. Абсолютно бесшумно клинки соединились и превратились в глефу с широкими и длинными клинками. Инопланетянин в одно мгновение раскрутил глефу до такой скорости, что в каюте стоял свист, а сама глефа превратилась в прозрачный круг, различить оружие в котором было просто невозможно. С удивительной легкостью для такого массивного тела, вестиар повернулся вокруг своей оси, еще более ускоряя движение оружия и внезапно остановил движение глефы. Смертельный прием был до того красив, что Денис с сожалением посмотрел на остановившегося гуманоида, быстрым движением разъединившего глефу на две части и убравшего их обратно в стойку.

— Мою глефу зовут Невидимая, — с этими словами инопланетянин сел за стол.

— Понятно, почему, — сказал Денис, ошеломленный мастерством владения оружием.

— Имена выберешь сам, а сейчас вернемся к тому, для чего я тебя вызвал, — инопланетянин опять повернул разговор в нужное ему русло. — Мой братец тебе многого не договорил. История нашего народа действительно такова, но кое в чем он слукавил. Он ведь не уточнил, кто именно был тем воином, что первым узнал об Олуне?

— Нет, — помотал головой Денис, — это вы?

— Я? — вестиар заулыбался. — Нет, это не я. Это как раз он, Ванг.

— Он? — Денис не верил своим ушам.

— Он, он, — вестиар с интересом наблюдал за чередой эмоций человека, отражавшихся на его лице, — это мы его останавливали. И это еще не вся правда. Как он сказал? Не буду рассказывать, как мы ушли к звездам, не буду рассказывать о величии моего народа? — теперь инопланетянин покачал головой. — Ну, давай я расскажу. Только потому, что он выбрал тебя в качестве своего очередного орудия.

— Орудия? Меня? Зачем? — Денис даже вскочил, но, словно натолкнувшись на жест вестиара, снова сел в кресло.

— Он рассказал тебе о клятве, так вот это правда, хоть и не совсем, — вестиар наклонился в сторону Дениса, нависая над столом мощным телом. — Мы поклялись не поднимать клинки друг против друга, а не вообще не убивать.

— И что? — Денис недоумевал.

— И то. Клятву, данную нашему богу, мы нарушить не можем, а значит, и убить друг друга тоже. Но Ванг все не успокоится и хочет остаться один, — похоже, вестиара это ничуть не беспокоило, — и он все не прекращает попыток воспитать воина, способного убить кого-то из нас.

— Да как вас можно убить? — Денис кивнул на глефу. — Быстрее вас я никого не видел, да еще он говорил про трансформацию, что после нее становишься еще сильнее и быстрее.

— Трансформация, в ней-то и дело! Ванг насыщает своих последователей собственным симбиотом. Каждый из нас уже давно достиг своей емкости, и сколько ни получай бактерий Ролуолла, на нас они уже не повлияют, поэтому он спокойно отдает часть симбиота своим, как он их называет, преемникам. Мы все пытались когда-то идти таким путем, но потом отказались, а Ванг нет.

— Но я не собираюсь убивать только потому, что этого кому-то захотелось, — медленно, удивляясь неожиданно охватившей его апатии к происходящему, произнес Денис.

— Ты уже убивал потому, что кому-то захотелось, — вестиар усмехнулся, — именно поэтому твоим наставником стал Корнашар. Ты не удивлялся, почему он тренирует чловека, а не ритона?

— Человека, — машинально поправил Денис. — Я думал, что это какая-то лотерея.

— Нет, никакой лотереи. Ванг ведь не только лидер этих запутавшихся в собственных желаниях детях, он еще и координатор Арены. Нас, вестиаров, слишком мало, чтобы мы обращали внимания на такие мелочи, так что мы делаем вид, что не знаем про его Этинуалов, а он делает вид, что этому верит, — инопланетянин сделал небольшую паузу, — конфликт с твоим участием и участием Этинуалов был им просчитан заранее. Именно для того, чтобы вы с ним встретились, — упредил вопрос Дениса инопланетянин. — Ванг не любит действовать прямо, только в крайних случаях.

— Значит, его разговоры о невмешательстве — это ложь? Но для чего понадобился этот конфликт, и почему он был уверен, что именно я найду этот корабль, а не кто-нибудь из ритонов? — спросил Денис.

— Да, он тебя немного обманул, но результат тоже был известен заранее, — по порядку стал отвечать на вопросы человека инопланетянин и, похоже, ему это нравилось, — конфликт нужен был не только для вашей встречи, но и для того, чтобы понять, можешь ты убивать вне Арены или придется тебя к этому приучать, — вестиар поднял руку, не давая только открывшему рот человеку задать вопрос, — были бы еще конфликты, нападения на тебя или на Мэй, так, кажется, зовут твою самку?

Денис покопался в языке вестиар, чтобы снова поправить гуманоида, но в их языке не было аналогов слова "женщина" или "девушка", только "самка".

— Угу, — лишь смог пробурчать в ответ Денис, вдруг почувствовавший себя так, словно он находится в тренировочном зале с усиленной в разы гравитацией.

— А корабль, — продолжил вестиар, — он был не один, и видеть корабли мог только ты. И ты не удивился, что там были заранее введены координаты, что ты смог им управлять?

— Некогда было удивляться, — попытался оправдаться пристыженный собственной невнимательностью Денис, — в корабле меня сразу усыпили, а на базе чуть не убили.

Инопланетянин не ответил, просто промолчал и выразительно посмотрел на Дениса.

— Но если вы знаете, что он против вас постоянно что-то замышляет, — недоумевал Денис, — почему не убьете его, или хотя бы с должности координатора Арены не уберете?

— Убить его никто из нас не может, не забывай про клятву. Координатором Арены сделать больше некого, — вестиар уставился на человека, ожидая от того вопросов.

— И вы с этим миритесь? — спросил Денис.

— Да, — коротко ответил гуманоид.

— Понятно, — вставил свое любимое словечко Денис, — значит, он придумал конфликт на Ритоки, чтобы я убил тебя? — вдруг перешел на "ты" Денис.

— Да, — повторил вестиар.

— И что мне делать? — от количества полученной информации у Дениса закипел мозг, категорически отказываясь найти правильный выход из ситуации.

— Прежде чем примешь решение, на чью сторону встать, послушай все-таки о том, как мы вышли к звездам, — инопланетянин замолчал, будто собираясь с силами и через минуту продолжил: — вестиарами нас стали называть совсем недавно, как только мы вошли в контакт с первой цивилизацией. Раньше наш народ назывался по-другому: лиари, — вестиар произнес это слово с ударением на первый слог. — Нас было несколько племен, и мы постоянно воевали с окружающим миром и между собой. Народ наш был немногочисленный, и не было никого, кто мог бы заниматься наукой, да и не было у нас никакой науки, мы думали только о выживании. Но, оказывается, на соседней планете тоже была жизнь и населяющие ее жители были очень похожи на нас, но к этому вернемся позже, — вестиар вздохнул, но вопреки обыкновению не перескочил на другую тему, — так вот вестиары, так они себя называли, прилетели к нам за генофондом, сами они вымирали. Тщедушные, — вестиар, или все-таки лиари, хмыкнул, — они до того стали полагаться на науку, что сами оказались на грани вымирания. Им нужна была новая кровь, а мы были их дальними потомками: когда-то они забросили несколько семей преступников, обреченных на пожизненное заключение, на соседнюю планету с агрессивной средой, хотели выяснить, какой путь будет оптимальным: наука или сила. Когда их наблюдательные посты сообщили, что мы перебили друг друга, они решили спасти оставшихся, но просчитались. Они хотели забрать нас насильно, боясь, что мы не прекратим борьбу и в конечном счете перебьем друг друга, но мы уже дали клятву. Они не учли того, что на насилие мы можем ответить только насилием, это у нас в крови. Мы перебили остатки вестиар за считанные дни, они даже не понимали, что происходит. Слишком медлительные, слишком доверчивые, слишком глупые умные вестиары не поняли ничего. Мы научились пользоваться струнными туннелями и появлялись на базах, которые мгновенно уничтожали. Вестиар было слишком мало, а баз слишком много, чтобы успевать следить даже за тем, что происходит у них прямо под носом. Так мы стали хозяевами множества баз и невероятных достижений науки. Единственное место, которое мы не смогли захватить, — это самая первая база, которая создавалсь еще до изобретения струнного туннеля и квантового соеденителя, тогда, когда вестиары не были столь доверчивы и защитили ее всеми возможными способами. К той базе не может никто даже приблизиться, автоматическ