/ Language: Русский / Genre:sf,

Картина В Доме

Говард Лавкрафт


Лвкрфт Говрд Филипс

Кртин в доме

Ховрд Филипс Лвкрфт

КАРТИНА В ДОМЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Отечественному читтелю предоствляется уникльня возможность познкомиться с творчеством клссиков мерикнской и мировой литертуры, рботвших в жнре, тк нзывемого "ужсного", "стршного", "сверхъестественного" рсскз. В многочисленных зрубежных издниях и публикциях н эту тему имен Ховрд Филипс Лвкрфт (1890 - 1937) и Август Уильям Дерлет (1909 - 1971) стоят рядом, хотя к тому времени, когд слбого, больного с детств Лвкрфт, дожившего лишь до сорок шести лет, безвременно свело в могилу неизлечимое зболевние почек, его друг и сортник по пистельскому труду еще только вступл в пору своего творческого рсцвет.

Август Дерлет первым дл возможность широкому читтелю познкомиться с творческим нследием своего покойного друг. Более того, он взял н себя труд звершения и последующего издния многих его неоконченных рбот, которые, кк знть, возможно, еще не один год пролежли бы неопубликовнными в рхивх Лвкрфт, кк это, к сожлению, было при его жизни - жизни до обидного короткой, в общем-то лишенной сколь-нибудь знчительных событий, преимущественно уединенной.

Лвкрфт родился в городе Провиденс, штт Род-Айленд. С рннего детств он отличлся слбым здоровьем и вел преимущественно зтворнический, иногд ночной обрз жизни. Оргнически не перенося холод, он чсто по нескольку месяцев не выходил из дом. Пристрстие к блуждниям по ночному городу однжды окончилось для него весьм плчевно - он переохлдился и в шоке свлился прямо н улице. Изредк выбирясь в Сент-Августин, Чрльстон, Нетч, Новый Орлен и другие стрые город Северной Америки, он с головой уходил в исследовние стринных здний и изделий нтикврит, нходясь в родном Провиденсе, суткми не выходил из библиотеки своего дед, где проглтывл одну книгу з другой. Облдя феноменльной пмятью, он нкопил з многие годы невероятное количество сведений из всех мыслимых облстей знния, включя нрвы и трдиции XVIII век - того смого период, в котором, кк он укзывл в своей обширной, нсчитыввшей более ст тысяч писем, переписке, ему смому всегд хотелось бы жить.

Известно лишь несколько фотогрфий Лвкрфт - н них он зпечтлен высоким, худым - почти тощим, - очень бледным, с живыми, яркими глзми, его крупный, выдющийся вперед подбородок никк не соответствовл мягкому, спокойному хрктеру. Словрный зпс Лвкрфт был поистине грндиозен, и во время ночных бесед, которые он обожл, проявлялось все необыкновенное богтство и изящество его устной речи. Еще будучи подростком, он вел в городской гзете Провиденс "Колонку строном". И в эти же годы нписл свои первые "стршные" рсскзы в трдициях произведений Эдгр По и Лорд Днсэни.

Жнр "сверхъестественного" был его излюбленным нпрвлением в литертуре. Менее, чем з дв десятилетия своей пистельской деятельности, он стл подлинным мстером "мрк и жути", рвных которому, пожлуй, не было во всей Америке. Многие критики сходятся во мнении, что он, в сущности, и стл родончльником жнр "ужсов" н северомерикнском континенте, Стивен Кинг дже нзвл его "Темным и причудливым королем рсскз ужсов XX век".

Первые произведения Лвкрфт н тему сверхъестественного были преимущественно чистой фнтстикой, но вскоре он стл все более привносить в них элементы космического и спиритульного ужс, что особенно зметно в тких его рсскзх, кк "Зов Цтулху", "Днвичский ужс" "Тень нд Иннсмутом" и других. Едв ли в литертурной Америке нчл нынешнего столетия появлялось произведение, нполненное ужсом в большей степени, чем "Крысы в стенх", про его "Чужк" пончлу вообще поговривли, что он предствляет собой неопубликовнный рсскз Эдгр По, и будь он нпечтн именно под ткой фмилией, никто бы не усомнился в этом.

Вскоре после того, кк его рботы стли появляться в дешевых популярных журнлх, Лвкрфт стл постепенно создвть цикл, мифов и легенд, получивших впоследствии нзвние "миф Цтулху" по нзвнию одного из рсскзов "Зов Цтулху". Примечтельно, что уже после смерти пистеля этот миф столь ктивно использовлся в творчестве других второв жнр, что ныне количество произведений н эту тему знчительно превышет то, что было создно смим Лвкрфтом.

Он писл о своем творчестве: "Несмотря н знчительное рзнообрзие моих рсскзов, все они имеют под собой одно фундментльное знние или веровние, суть которого сводится к следующему. Когд-то, в длеком прошлом, землю нселял рс тинственных существ - Стриков или Строжилов, которые впоследствии погрязли в творимых ими деяниях зл и порокх, з что были изгнны з пределы плнеты другими, еще более древними Стршими или Верховными богми. Последние, однко, несмотря н свое всемогущество, окзлись довольно мягкосердечными существми, в результте чего невежественные смертные, испорченные соблзнми зпретных знний, изложенных в тинственных книгх тип "Некрономикон" и других, позволили Стрикм вернуться н землю - либо создли обстновку, блгоприятствующую ткому возврщению, которое должно вскоре произойти". По мнению многих критиков, нетрудно зметить знчительное сходство днного миф с известными христинскими веровниями относительно изгнния с небес стны и восствших нгелов. Интересно и то, что в течение ряд лет после этого многие любознтельные читтели и серьезные исследовтели литертуры безуспешно пытлись отыскть подлинник "Некрономикон", что, естественно, окзлось невозможным. Однко рди удовлетворения их любопытств один мистификтор нписл и издл эту книгу, что вызвло нстоящий переполох среди читющей публики.

Несмотря н явно оригинльную кнву многих сюжетов, при жизни Лвкрфт был издн лишь одн книжк его рсскзов общим тиржом 150 (!) экземпляров. Кстти, см он считл недостойным пистеля творить "по зкзу" и з деньги; предпочитя получть средств для жизни преимущественно литертурным редктировнием и корректорской првкой чужих рукописей, д и те выполнял з мизерную плту.

После кончины Лвкрфт его друг и сподвижник А. Дерлет решил испрвить жестокую неспрведливость судьбы и опубликовть кк готовые произведения пистеля, тк и его незконченные рукописи, предврительно лично доведя их до состояния готовности. Столкнувшись с прохлдным отношением к этой идее со стороны крупных издтелей, он см в содружестве с Д. Уондреем, основл собственное издтельство "Эркхм хуз". Уже первые мссовые публикции рсскзов Лвкрфт вызвли огромный интерес к его творчеству со стороны многомиллионной публики, одно из последних переиздний избрнных его рбот было дтировно 1987 годом!

В ншем изднии, которое будет состоять из двух томов вы сможете познкомиться едв ли не со всеми лучшими произведениями кк смого X. Лвкрфт, тк и с теми, которые были дописны з него А. Дерлетом. А зтем вс ждет сборник произведений, созднных уже одним А. Дерлетом.

Общеизвестно, что в погоне з острыми ощущениями люди иногд посещют весьм экзотические и отдленные мест. Пожлуй, именно для них в стрину были создны кткомбы Птолемеев и спрятнные в глубине зморских стрн резные мвзолеи. Они взбирются н злитые лунным светом рзвлины бшен рейнских дворцов, и робко спускются по черным, зросшим лишйником ступеням под кменные руины двно збытых зитских городов. Зколдовнный лес и одинокя, пустыння гор - их святыни, потому они неустнно рыщут в поискх неведомых открытий вокруг зловещих монолитов необитемых островов. И все же подлинные ценители чего-то необычного, то и просто ужсного, для которых очередное потрясение при созерцнии неописуемо отвртительного зрелищ является неизбежным финлом, увенчивющим их долгие поиски, пожлуй, превыше всех этих древностей оценят смый обычный, одинокий фермерский дом, нходящийся где-то в провинцильной глуши Новой Англии, ибо только тм темные элементы потенной силы, гнетущего одиночеств, гротескной вычурности и дремучего невежеств соединяются воедино, чтобы создть изумительное творение подлинного кошмр.

Примечтельно, что смыми зловещими окзывются именно мленькие, обычно некршеные деревянные домики, стоящие поодль от проезжих дорог, обычно притулившиеся н влжном, поросшем трвой склоне, или прислонившиеся к ккому-нибудь гигнтскому обнжившемуся плсту кменной породы. Двести, то и более того лет нзд они у же стояли тм, покосившиеся и приземистые, и вьющиеся рстения ползли по их стенм, деревья вздымли и рскидывли нд их крышми свои ветви. Сейчс же они, пребывя под охрной темных пологов тени, почти невидимы з буйным, неукротимым покровом зелени; однко их окн с узенькими, облупившимися рмми по-прежнему тревожно поглядывют н вс, изредк словно подмигивя и мня к себе сквозь пелену вечного оцепенения, которое притупляет воспоминния о леденящих душу вещх и событиях, и тем смым зщищет рзум перед неизбежным помештельством.

Н протяжении поколений в тких домх жили стрнные люди, подобных которым еще никто и никогд не видывл. Окутнные тумном своей мрчной и фнтичной веры, зствившей их отдлиться от остльных людей, их предки искли именно смую дикую и зпущенную природу, желя обрести в ней долгожднную вольность. В тких местх потомки этой свободолюбивой рсы и в смом деле достигли некоего блженств, необремененные огрничениями и тяготми жизни остльного человечеств, однко робея и пресмыкясь в рбских оковх невежеств перед мрчными призркми их собственного рзум.

Отдлившяся от просвещенной цивилизции, сил этих пуритн текл по весьм стрнным кнлм и нходил подчс смые диковинные выходы, и в своей изоляции, в своем болезненном САМОогрничении, служившем интересм борьбы з жизнь с безжлостной природой, они подчс перенимли и впитывли в себя смые темные и згдочные черты, дошедшие до них из доисторических глубин их холодного северного прошлого. По необходимости прктичные, и по свойству дух строгие, эти люди отнюдь не были прекрсны в своих грехх. Ошибясь, кк и все смертные, они первым делом стремились нйти для себя тйное убежище, к чему их подтлкивл жесткий уклд жизни, потому со временем дже сми нчинли постепенно збывть, что именно столь стртельно и ревностно скрывли. Теперь же лишь молчливые, сонные, пугливо глзеющие окнми домики, сокрытые в темной глуши лесов, могли бы поведть случйному путнику, что именно было сокрыто в них с незпмятных дней длекого прошлого, они ведь обычно ткие нерзговорчивые, эти полурзвлившиеся хибрки, и тк не любят стряхивть с себя дремоту, которя лучше любого иного средств помогет збыть былое. Иногд дже нчинет кзться, что было бы горздо лучше и милосерднее вообще снести эти домики - ведь им тк чсто снятся тяжелые сны.

Именно в одном из тких сокрушенных временем строений я и окзлся в ноябре 1896 год, когд рзрзившийся во второй половине дня. проливной дождь зствил меня искть ккого угодно убежищ, лишь бы не оствться под его хлесткими струями. Я уже несколько дней путешествовл по Мисктонской долине в поискх кое-ккой генелогической информции, поскольку интересоввшие меня сведения чще всего носили весьм стродвний и рсплывчтый хрктер, то в целях экономии времени я вскоре ндумл обзвестись велосипедом, дже несмотря н столь неподходящее для ткого вид трнспорт время год.

Тким обрзом я окзлся н строй и, очевидно, зброшенной дороге, которую см же и выбрл, желя кртчйшим путем добрться до Эркхм, где меня зстигл гроз, полностью исключвшя любую возможность добрться до любого из близлежщих нселенных пунктов. В поискх возможного убежищ я нконец нткнулся неподлеку от основния кменистого холм н одно-единственное, с виду весьм древнее и к тому же довольно некзистое деревянное строение, которое едв поблескивло мутными окнми, выглядыввшими из-з двух громдных, уже сбросивших листву вязов. Дже несмотря н рзделявшее нс рсстояние, это строение произвело н меня весьм неприятное и, более того, гнетущее впечтление уже в тот смый момент, когд я только зметил его с дороги. Мне почему-то подумлось тогд, что порядочные и блгопристойные дом не смотрят н путешественник столь хитро, лукво и одновременно зворживюще, тем более, что в своих генелогических изыскниях я нередко встречл чуть ли не ветхозветные легенды, содержние которых неизбежно должно было отврщть меня от подобного род мест. Однко погодные условия были столь неблгоприятными, что я преодолел свой суеверный снобизм, и уже через несколько секунд крутил педли велосипед вдоль по зросшему трвой и кустрником склону в нпрвлении зпертой двери, один лишь потенный вид которой нводил н определенные рздумья.

С первого взгляд мне покзлось, что дом этот зброшен, однко, приближясь к нему, я уже стл сомневться в подобном мнении, поскольку хотя ведущя к нему тропинк действительно основтельно зросл трвой, он все же нводил н мысль о том, что ею изредк пользуются. Поэтому вместо того, чтобы срзу решительно потянуть н себя ручку двери, я осторожно постучлся, чувствуя в душе смутный трепет и волнение, объяснение которым едв ли мог тогд нйти.

Стоя в ожиднии возможного ответ н грубом, поросшем мхом кмне, служившем своего род приступком, я бросил взгляд н ближйшие ко мне окн, зтем посмотрел н рсполгвшееся нд дверью оконце, и обртил внимние н то, что несмотря н ветхость, грязь, стекл в них рзбиты не были. Из этого я зключил, что строение, при всей его явной зпущенности и общей некзистости, должно быть, все еще обитемо. Тем не менее, н мой стук тк никто и не ответил, потому я решил дернуть з зржвленную щеколду и обнружил, что дверь не зперт.

Срзу з порогом нходилсь мленькя прихожя, со стен которой обильно осыплсь штуктурк, из дверей доносился едв ощутимый, но определенно млоприятный зпх. Я вошел, придерживя велосипед рукой, и зкрыл з собой дверь. Прямо передо мной нчинлсь узкя лестниц, звершвшяся мленькой дверью, которя, очевидно, вел н чердк, тогд кк внизу спрв и слев от меня рсполглись двери, ведущие, скорее всего, в комнты.

Прислонив велосипед к стене, я открыл левую дверь и окзлся в небольшом помещении с низкими потолкми, мрчном от едв прониквшего сквозь зпыленные окн свет, и обствленном смым что ни н есть незмысловтым и дже примитивным обрзом. Похоже, это было чем-то вроде гостиной, поскольку тм стояли стол и несколько стульев, кроме того имелся громдный кмин, н котором стояли и определенно тикли стринные чсы. Книг или гзет было очень мло, нзвния их в тком мрке рзобрть было почти невозможно.

Больше всего мое внимние привлекл доминироввшя в доме тмосфер неимоверного рхизм, проступвшя буквльно в кждой его детли. В большинстве домов в этой местности я и рньше встречл мссу реликвий длекого прошлого, однко здесь эт порзительня древность кзлсь доведенной до своего пред ел, поскольку ни в одной из комнт мне не удлось обнружить ни единого предмет, который относился бы к послереволюционным временм. Не будь это местечко обствлено столь скромной и неприглядной мебелью, оно вполне могло бы стть подлинным рем для ккого-нибудь нтиквр.

Обследуя эти стромодные пртменты, я все более явно испытывл к ним чувство неподдельного отврщения, первончльно возникшее у меня при одном лишь взгляде н столь унылое строение. Ни что именно это было действительно неприязнь или, может, потенный стрх - я никк не мог определить, хотя отчетливо ощущл во всей тмосфере дом нечто ткое, что, кзлось, дышло темной, во многом порочной стриной, неопрятня грубость и зтенность которой, вроде бы, были двно збыты. Сдиться мне почему-то не хотелось и потому я продолжл блуждть по комнтм, осмтривя те или иные предметы, н которых изредк остнвливлся мой взгляд.

Одним из тких предметов, привлекшим мое внимние, был книг средних рзмеров, которя лежл н столе и имел нстолько допотопный вид, что я дже подумл, что ее извлекли из ккого-нибудь музея. Он был в кожном переплете, с метллическими уголкми, при этом, кк ни стрнно, превосходно сохрнилсь, и мне покзлось удивительным, что столь необычное издние нходится в подобном зтрпезном помещении.

Кк только я открыл ее н первой стрнице, мое изумление возросло многокртно, поскольку это было не чем иным кк редчйшими зпискми Пигфетты о путешествии по рйону Конго, нписнными н лтыни н основе воспоминний моряк Лопес и изднными во Фрнкфурте в 1598 году. Я довольно чсто слышл об этой книге, которя был снбжен крйне любопытными иллюстрциями, выполненными бртьями Де Брн, потому н ккое-то время совершенно збыл про досждвшую мне смутную тревогу, и очень зхотел познкомиться с книгой поближе. Грвюры в ней и в смом деле были весьм интересными, выполненными исключительно н основе собственных впечтлений втор, хотя и снбженными не вполне точными пояснениями, и изобржли стрнного вид туземцев с белой кожей и квкзскими чертми лиц.

Вероятно, я вскоре тк и зкрыл бы эту книгу, если бы не одно довольно стрнное, и одновременно вполне бнльное обстоятельство, почему-то здевшее мои устлые нервы и вновь оживившее ощущение непонятного беспокойств. Дело в том, что книг эт стрнным обрзом всякий рз словно бы см рскрывлсь н одном и том же месте, именно н иллюстрции XII, н которой был в омерзительных детлях изобржен лвк ккого-то мясник кннибл из древнего Анзик. Я невольно устыдился собственной восприимчивости ккой-то зурядной кртинки, однко иллюстрция эт почему-то еще больше меня встревожил, тем более, что к ней прилглсь своего род спрвк по гстрономическим пристрстиям этих смых нзикийцев.

Зтем я повернулся к соседней книжной полке и осмотрел ее скудное содержимое - Библию XVIII век; "Стрнствия пилигримов" примерно того же период, иллюстрировнные вычурными грвюрми и изднные соствителем льмнхов Исйей Томсом; основтельно подгнивший громдный том "Magnalia Christi Americana" и еще несколько книг примерно ткого же возрст, когд мое внимние привлек внезпно донесшийся сверху звук.

По-нчлу изумившись, зстыв н месте и вспомнив, что я уже в следующее мгновение решил, что передвигющийся человек, скорее всего, только что очнулся после долгого сн, и потому уже с меньшим удивлением прислушивлся к поскрипывнию ступеней. Поступь спусквшегося по лестнице человек был весьм тяжелой и одновременно кзлсь ккой-то нстороженной, что особенно мне не понрвилось с учетом его явно внушительных гбритов. Войдя в комнту, я инстинктивно зпер з собой дверь, и сейчс, после мгновения тишины, когд хозяин, очевидно, осмтривл мой оствленный в прихожей велосипед, услышл, кк кто-то здвигл щеколдой, после чего дверь в гостиную стл медленно открывться.

В дверном проеме покзлся человек столь необычной внешности, что я едв было не вскрикнул, но все же кким-то обрзом сдержлся. Это был явно хозяин дом - стрый, с белой бородой, имевший вид и телосложение, которые внушли, кк ни стрнно, некоторое увжение. Ростом он был где-то под метр восемьдесят и, несмотря н свой возрст и явную нищету, кзлся крепким и энергичным. Его лицо, почти полностью сокрытое длинной бородой, которя росл чуть ли не от смых глз, кзлось неестественно румяным и не столь морщинистым, кк того можно было бы ожидть. Н высокий лоб пдл прядь белых волос, првд, чуть поредевшя с годми. Его голубые глз с чуть крсновтыми векми ощупывли меня неожиднно пронзительным и дже пылющим взглядом. Если бы не его чудовищня неряшливость, стрик, пожлуй, мог бы покзться весьм внушительной и дже вжной персоной. Неудивительно, что именно эт неряшливость, несмотря н выржение лиц и фигуру, делл его внешность особенно оттлкивющей. Невозможно было определить, что предствлял собой его одежд, поскольку мне он покзлсь сплошной мссой кких-то лохмотьев, колыхвшихся нд прой высоких, тяжелых спог. Что же до его нечистоплотности, то он вообще не поддвлсь никкому описнию.

Смо появление этого человек, и тот инстинктивный стрх, который оно мне внушило, невольно зствили меня ожидть чего-то вроде врждебности, потому я почти вздрогнул от изумления и ощущения дикой несурзности, когд он укзл рукой в сторону стул и обртился, ко мне тонким, слбым голосом, преисполненным льстивым, дже слщвым увжением и чрующим гостеприимством. Речь его был довольно стрнной и предствлял собой ярко вырженную форму северомерикнского дилект, который, кк я полгл, уже двно вышел из повседневного обрщения. Я не сводил c него взгляд, пок он сдился нпротив меня, после чего мы нчли ншу беседу.

- Под дождь попли, д? - вместо приветствия проговорил он. - Рд, что вы окзлись неподлеку и догдлись зглянуть ко мне. См-то я, похоже, спл, инче бы услышл кк вы вошли. Годы уже не те, что рньше, теперь чстенько хочется вздремнуть дже днем. Вы, я вижу, путешествуете? С тех пор, кк отменили дилижнс н Эркхм, нечсто приходится встречть н этой дороге людей.

Я скзл, что действительно ехл в Эркхм, и извинился з непрошенное вторжение в его обитель, после чего он продолжл:

- Рд вс видеть, юнош. Редко в здешних местх удется повстречть нового человек, чтобы хоть немного поболтть c ним, рзвеяться. А вы, похоже, из Бостон, д? См я тм никогд не был, но срзу могу по виду определить городского жителя. В восемьдесят четвертом был у нс здесь один учитель, но потом он неожиднно куд-то уехл, и с тех пор никто о нем ничего не слышл...

При эти словх стрик неожиднно рссмеялся, но ничего не ответил н мой уточняющий вопрос об учителе. У меня сложилось впечтление, что он пребывл в довольно игривом рсположении дух и был не слишком подвержен тем чудчествм, которых можно было бы ожидть от человек его возрст и положения. После этого он еще некоторое время болтл ккой-то вздор, пребывя в состоянии почти лихордочного рдушия, пок мне н ум не пришло поинтересовться у него, кким обрзом ему удлось рздобыть столь редкую книгу кк "Regnum Congo" Пигфетты. Я все еще нходился под впечтлением от этой книги и испытывл некоторое колебние, прежде чем зговорить о ней, однко любопытство все же одолело смутные стрхи, которые постепенно нкпливлись во мне с тех смых пор, когд я впервые увидел этот дом. К моему облегчению, вопрос мой не покзлся ему неуместным, поскольку стрик свободно и легко проговорил:

- А, т смя книжк про Африку? В шестьдесят восьмом ее продл мне кпитн Эбенезер Холт - смого-то его потом в войну убило.

Что-то в упомянутом им имени Эбенезер Холт зствило меня резко взглянуть н стрик, поскольку я уже когд-то встречл его в некоторых генелогических документх, хотя все они относились исключительно к дореволюционным временм. Я подумл тогд, не сможет ли хозяин дом помочь мне в моих изыскниях, потому решил позже рсспросить его н этот счет. Между тем он и см продолжил рзговор н эту же тему:

- Эбенезер долгое время был слемским купцом, и в кждом порту скупл всякие збвные вещицы. Эту он привез, кжется, из Лондон - любил, знете, зхживть в рзные тм местные мгзины. Кк-то рз я был у него дом это н холме, он тм лошдьми торговл, - вот тм я и увидел эту книгу. Мне в ней кртинки понрвились, вот он и отдл ее мне в обмен н что-то. Довольно збвня книжонк - дйте-к мне очки ндеть...

Стрик покоплся в лохмотьях и извлек из них пру грязных и неимоверно древних очков с мленькими восьмиугольными стеклми в стльной опрве. Нцепив их н нос, он протянул руку к лежвшей н столе книге и стл ккуртно, почти любовно листть ее.

- Эбенезер немного читл по ихнему - по-лтыни, - я вот не нучился. Я просил двух или трех учителей почитть мне чуток, и еще Пэссон Клрк говорили, он потом утонул. А вы что-нибудь в этом понимете?

Я ответил утвердительно и перевел ему один из первых бзцев. Если я и ошибся, стрик в любом случе не мог бы подкорректировть меня, плюс ко всему он, похоже, и в смом деле был доволен, чуть ли не по-детски рдуясь моему првильному нглийскому.

Между тем, нходиться с ним рядом стновилось все более невыносимо, однко я никк не мог нйти подходящий предлог, чтобы уйти и при этом не обидеть стрик. Мне в общем-то был дже симптичн эт детскя увлеченность стрц кртинкми в книге, которую см он прочитть не мог; более того, я сильно сомневлся в том, что он мог прочитть дже те немногочисленные нглийские книги, которые укршли его более чем скромный быт. Эт демонстрция подчеркнутой простоты и незтейливой искренности отчсти сглдил то смутное опсение, которое я до сих пор испытывл, и потому я с улыбкой продолжл слушть болтовню хозяин дом.

- А стрнно все-тки, кк кртинки могут покзывть, что думет человеческое тело. Взять хотя бы вот эту, в смом нчле. Вм приходилось видеть ткие деревья - с большими листьями, которые кчются вверх-вниз, вверх-вниз? Или вот эти люди - это не могут быть негры, совсем не ткие они. Скорее индусы, дже если в Африке живут. А некоторые и вовсе н обезьян похожи, или нполовину обезьяны, нполовину люди. Я о тких никогд и не слышл.

В этом месте он ткнул пльцем в очередное порождение фнтзии художник, изобрзившего, кк мне покзлось, нечто вроде дркон с головой крокодил.

- А сейчс я покжу вм смую лучшую - вот здесь, ближе к середине... - Голос стрик ззвучл чуть ниже, глуше, в глзх появился чуть более яркий блеск. Его подргивющие пльцы, кзлось, стли еще более неуклюжими, но все же со своей здчей спрвились. Книг рсплсь почти см по себе, кк если бы ее особенно чсто открывли именно н этом месте - н той смой двендцтой иллюстрции, н которой был изобржен лвк мясник кнниблов-нзиков. Ко мне вновь вернулось прежнее состояние тревоги, хотя я и стрлся не покзть его. Особо нелепым кзлось то обстоятельство, что художник изобржл своих фрикнцев совсем кк белых людей, чсти тел, свисвшие со стен лвки, кзлись просто омерзительными, тогд кк фигур мясник с топором в руке смотрелсь зловеще. Однко хозяину дом эт иллюстрция, похоже, нрвилсь столь же явно, кк смому мне внушл отврщение.

- Ну, что вы думете по этому поводу? Нверное, никогд ни о чем подобном и не слышли, ? Когд я увидел это, то скзл Эбу Холту: "Прямо дрожь пробирет, когд смотришь н ткое, и чувствуешь, кк кровь по жилм бежит". Когд я в Библии читл про убийств людей - тм много об этом нписно, тк ведь? - ну тк вот, я тоже об этом думл вот только кртинок тм не было. А здесь все видно кк н лдони - грех, конечно, все это, но рзве все мы не родились в грехе, и не живем в нем?.. Этот прень, которого н куски рзрубили - я кк гляну н него, всякий рз вздргивю. Но мне ндо постоянно смотреть н это - видеть, кк мясник отрубет ему ногу. Вот н лвке его голов, рядом с ней - одн рук, другя уже н стене висит.

Пок стрик бормотл все это в своем шокирующем экстзе, выржение его волостого лиц в очкх стло неописуемо меняться, хотя голос его, кк ни стрнно, отнюдь не повышлся, дже скорее зтихл. Едв ли я был тогд в состоянии до конц осознть свои собственные чувств. Весь ужс, который я смутно испытывл до сих пор, вновь нхлынул с новой, живой силой, и я с особой ясностью почувствовл, что уже ненвижу это древнее и гнусное существо, которое сидит тк близко от меня. Его безумие, или по крйней мере, почти птологическя изврщенность, не вызывли у меня ни млейшего сомнения. Теперь он почти перешел н шепот и говорил с хрипотцой, которя был ужснее крик. Дрож всем телом, я все же продолжл слушть его.

- Вот я и говорю, стрнно все же, о чем эти кртинки зствляют тебя думть. А знете, молодой человек, ведь эт кртинк в смый рз про меня. После того кк я взял у Эб эту книжку, я помногу смотрел ее, особенно когд услышл, что Пэссон Клрк чсто выходит из дом в своем большом прике. И однжды я придумл кое-что смешное - только вы не бойтесь, молодой человек, потому кк все, что я сделл после того кк посмотрел н эту кртинку, тк это зрезл овцу, которую см же и отвез н рынок. Овцу лучше всего убивть после того кк посмотришь н ткое...

Голос стрик совсем зтих, тк что я едв рзличл произносимые им слов. Я слышл дождь, стук его кпель по змызгнным, мленьким оконным стеклм, и чувствовл приближение грозы, столь необычной в это время год. Вскоре ужсющей силы вспышк и оглушительный грохот сотрясли ветхий домишко вплоть до смого фундмент, однко мои ншептывющий собеседник, кзлось, ничего не зметил.

- Кк прирезл овцу, стло немного веселее, но знете, все рвно кк-то не было {удовлетворения}. Стрнно дже чувствовть, кк тебя охвтывет жжд чего-то ткого, особенного... Если вы, молодой человек, любите Господ ншего всемогущего, то никому не рсскзывйте об этом, но я скжу вм првду - я глядел н эту кртинку, и внутри у меня поднимлся голод по {ткой пище, которую я не мог ни купить, ни см вырстить...} Нет-нет, сидите спокойно, что с вми? - я же не сделл ничего ткого, только подумл, что же будет, если и в {смом деле} сделю... Чсто говорят, что вся нш плоть происходит от крови и мяс, что они дют нм новую жизнь, вот я и подумл, что человек будет жить долго-долго, если будет есть то же смое, {что и он см...}

Н этом его шепот прервлся, причем остновил его отнюдь не мой стрх, и не все более усиливвшяся гроз. Произошло это по смой что ни н есть простой, и в то же время неожиднной причине.

Между нми н столе лежл т смя рскрытя книг с ее обрщенной к потолку омерзительной иллюстрцией. Кк только стрик прошептл слов "что и он см", я услышл слбый звук, похожий н легкий шлепок, и н пожелтевшей стрнице появилось пятно. Я пончлу подумл о дожде и протекющей крыше, но ведь дождь не бывет крсным. Н изобржении лвки мясник нзикских кнниблов это мленькое крсное пятнышко поблескивло весьм живописно, придвя стринной грвюре особую силу и живость. Стрик тоже увидел пятно, и тут же змолчл, причем еще дже до того, кк выржение ужс н моем лице вынудило бы его сделть это. Он быстро поднял взгляд к потолку. Я проследил з его взглядом и увидел прямо нд нми, н отсливющейся штуктурке стринного потолк, большое, неровной формы, мокрое пунцовое пятно, которое, кк мне покзлось, рсширялось буквльно н глзх. Я не зкричл и не пошевелился, всего лишь плотно сомкнул веки. Мгновение спустя рздлся удр, может и несколько оглушительных удров гром, которые сокрушили этот проклятый дом со всеми его жуткими тйнми, и принесли мне збытье - то единственное, что еще могло спсти мой бедный рссудок.