/ Language: Русский / Genre:sf,

Переживший Человечество

Говард Лавкрафт


sf Говрд Филлипс Лвкрфт Переживший человечество 1935 ru en О. Мичковского i_no_k inok.goo@gmail.com Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 28.07.2006 Зпретня книг — русский фэн-сйт Г.Ф. Лвкрфт FBD-16WFU0U2-QR8G-7LRR-90FV-4UALT4I21H5S 1.0 'Till A' The Sea

Говрд Филлипс Лвкрфт

Переживший человечество

I

Н плоской вершине утес лежл человек. Он зорко всмтривлся вдль, пытясь обнружить хоть ккие-нибудь признки жизни н просторх рскинувшейся перед ним рвнины. Но ничто не нрушло мертвенного покоя безотрдной, выжженной пустоши, вдоль и поперек изрезнной пересохшими руслми рек, по которым некогд мчлись бурные потоки, омывя юное лицо Земли. Теперь же этот мир был почти лишен рстительности зключительня ступень зтянувшегося пребывния человечеств н плнете. В ходе бесчисленных тысячелетий стршные зсухи и пыльные бури поржли и опустошли стрны и континенты. Лес и рощи зчхли и выродились в низкорослые скрюченные кустрники, сохрнившиеся блгодря своей неприхотливости; но и те, в свою очередь, уступли место жестким, кк проволок, трвм и невиднным прежде сорнякм с упругими волокнистыми стеблями.

По мере приближения Земли к Солнцу его лучи безжлостно иссушли и сжигли все живое. Однко ктстроф произошл не в одночсье; многие тысячелетия пондобились для того, чтобы пгубные изменения нчли ощутимо скзывться н жизни плнеты. И в продолжение всех этих тысячелетий подтливый оргнизм человек претерпевл медленные мутции, приспосбливясь ко все более рскляющейся тмосфере. Зтем нступил день, когд люди уже не смогли выносить зной своих городов и нчли покидть их медленно, но неудержимо. Прежде всего опустели поселения, рсположенные близ эквтор; потом пришел черед и остльных. Человеческий оргнизм, ослбленный и изнуренный, не мог более противостоять неумолимо нрствшей жре. Эволюция его происходил слишком медленно, не успевя вырбтывть новые формы зщиты.

Все вышескзнное не ознчет, что большие город эквтор были тк просто, без сожления, отдны во влсть пуков и скорпионов. Среди людей ншлось немло тких, кто не торопился покидть обжитые мест, стрлся возродить в них жизнь, мстеря хитроумные щиты и доспехи для зщиты от невыносимого зноя и смертоносной суши. Эти бесстршные головы возводили нд отдельными городскими квртлми специльные купол, предохрнявшие от посягтельств солнц, и тким обрзом создвли своего род миры в минитюре, где можно было жить без зщитных костюмов. Они проявляли чудес изобреттельности, блгодря чему могли безопсно существовть в своих жилищх в ндежде н то, что зной когд-нибудь д спдет. Ибо длеко не все верили прогнозм строномов многие ндеялись н возврщение прежнего умеренного климт. Но вот однжды жители Нияры, молодого город в стрне Дф, попытвшись связться с Юнрио, древней столицей стрны, не дождлись ответ от тех немногих жителей, что еще тм оствлись. Рзведчики, послнные в этот невообрзимо древний город бшен и соединявших их рочных мостов, не обнружили тм ни людей, ни дже их гниющих остнков, ибо юркие ящерицы эти известные пожиртели пдли, во множестве сноввшие у рзведчиков под ногми, потрудились н слву.

И только тогд до людей окончтельно дошло, что город эти потеряны нвсегд и что они должны добровольно уступить их природе. Смирившись перед неизбежностью, человечество оствило свои форпосты в жрких стрнх, и з высокими бзльтовыми стенми многих тысяч опустевших городов воцрилсь могильня тишин. Веселые шумные толпы, многообрзня кипучя деятельность все это остлось в длеком прошлом. Отныне только потресквшиеся от зноя шпили покинутых здний, зброшенные фбрики д прочие теперь уже не ясно для чего преднзнчвшиеся сооружения уныло мячили посреди безводных пустынь, рскляясь под лучми не знющего пощды солнц.

По счстью, пгубное влияние зноя рспрострнялось очень медленно, и беженцы с эквтор ншли приют в тех стрнх, куд он еще не добрлся. По прошествии многих столетий н удивление блгополучной и беспечной жизни печльня учсть, постигнувшя город эквторильной зоны, понемногу был вытеснен из пмяти живущих фнтстическими домыслми и предниями. Мло кто думл о их полурзрушенных бшнях, нгромождениях рсседющихся стен, зловещем безмолвии пустынных улиц, зросших кктусми и сорнякми... Между людьми порой случлись войны, они были кроввыми и продолжительными, но периоды мирной жизни тянулись несрвненно дольше. Между тем Земля неотвртимо приближлсь к своему огнедышщему прродителю, и Солнце, кзвшееся теперь огромным, жгло все нестерпимее. Создвлось впечтление, что плнет вознмерилсь вернуться в лоно, из которого он был исторгнут тысячелетия нзд в ходе космической метморфозы. Шло время, и сушь, словно злокчествення опухоль, рсползлсь по земной поверхности, зхвтывя все новые и новые территории. Снчл Южный Ярт превртился в мертвую пустыню, зтем нстл черед север. В Перте и Бейлине, этих древних, городх, хрнивших пмять о многих векх человеческой истории, отныне можно было встретить лишь змей д слмндр; и только грохот пдющих шпилей и обвливющихся куполов нрушл гнетущую тишину, воцрившуюся в Лотоне.

Безостновочным, всеобщим и неудержимым был великий исход людей из тех стрн, где издревле жили их предки. Ни одну облсть в пределх постоянно ширящейся зоны бедствия не миновл этот исход, ни один человек не остлся н месте. Рзыгрывлсь грндиозня всемирня дрм, финл которой не был известен смим ктерм им оствлось лишь покорно следовть сюжету, зключвшемуся в мссовом дезертирстве людей из их собственных городов. Все это продолжлось не годы и дже не век, но тысячелетия, в течение которых совершлись необртимые изменения природы. И не было видно конц этому зловещему, неотвртимому и беспощдному опустошению.

Земледелие зглохло почв стл слишком сухой, чтобы в ней могли произрстть ккие бы то ни было культуры. Првд, вскоре был нйден выход, и широкое рспрострнение получили искусственные зменители прежних пищевых продуктов. Не лучше обстояло дело и с великими творениями человеческих рук их бросли н произвол судьбы, то немногое, что удвлось спсти, рно или поздно постигл т же учсть. Величйшие произведения искусств пылились в музеях, куд векми не ступл ног человек, и в конце концов нследие прошлого было полностью збыто. Постепенное потепление тмосферы сопровождлось духовным и физическим вырождением. Человечество тк долго существовло в условиях комфорт и безопсности, что исход из собственного прошлого проходил для него весьм болезненно. Все эти события воспринимлись им длеко не хлднокровно смя постепенность происходящего вселял ужс в сердц людей. Рспущенность и вседозво-ленность стли нормми жизни. Првительств рспдлись, и целые нроды бездумно сктывлись в бездну врврств.

Окончтельный хос воцрился в тот момент, когд спустя сорок девять столетий после нступления зноя со стороны эквтор последние люди покинули зпдное полушрие. В финльных сценх этой впечтляющей дрмы мссового переселения нродов не было ни нмек н порядок не говоря уже о порядочности. Н внсцену вышли безумие и ярость, фнтики веры принялись вопить о близости Армгеддон.

Нынешнее человечество предствляло собой жлкую продию н некогд блгородную рсу; ему было впору искть спсения не только от неблгоприятных природных условий, но и от собственного нрвственного вырождения. Все, кто только мог, устремились н север и в Антрктику; оствшиеся прожигли жизнь в невообрзимых вкхнлиях, стрясь не думть о грядущих бедствиях. В городе Борлио состоялсь мссовя кзнь новых пророков, неутешительные прогнозы которых не сбылись после многих месяцев тревожного ожидния. Жители город не посчитли нужным отступть н север и с тех пор более не утруждли себя мыслями о предскзнном конце. Гибель этих людей, вероятно, был ужсной о смондеянные глупцы, вздумвшие перехитрить судьбу! Но почерневшие, опленные зноем город хрнят о том вечное молчние...

Впрочем, печльные подробности того сложного и зтяжного процесс, кким являлсь гибель человеческой цивилизции, теряются н фоне куд более знчительных событий. Долгое время пребывли в первобытном состоянии те немногие смельчки, что обосновлись н чужих берегх Арктики и Антрктики, где ныне господствовл ткой же мягкий климт, ккой в безвозвртно ушедшем прошлом был в блгословенном Южном Ярте. И все же человечество получило отсрочку. Плодородня почв позволил возродить двно збытое искусство земледелия, и постепенно тот обрз жизни, который некогд вело человечество, нчл утверждться н новых территориях првд, в крйне урезнном виде. Здесь не было ни шумных толп, ни величественных сооружений, ибо лишь жлкой горстке людей удлось пережить эпохи гибельных перемен и рсселиться небольшими колониями, рзброснными по новым землям. Кк много тысячелетий продолжлсь ткя жизнь, неизвестно. Солнце не спешило приступть к осде этого последнего прибежищ род людского, и по прошествии многих эпох здесь сформировлсь рс сильных и здоровых людей, утртивших не только воспоминния, но и легенды о стрых, нвеки потерянных землях. Этот новый нрод почти не знимлся мореходством и не знл, что ткое леттельный ппрт. Орудия труд имели крйне примитивную конструкцию, культур, безндежно дегрдировв, больше уже не пытлсь возродиться. И тем не менее эти люди были довольны своей жизнью и воспринимли теплый климт кк нечто обычное и смо собой рзумеющееся.

Простодушные, нивные земледельцы дже не nq-дозревли о тех суровых испытниях, что ждли их впереди, нзревя исподволь в лоне коврной природы. Поколение сменялось поколением, не ведя о том, что зпс воды н плнете постепенно сокрщется и что уровень мирового окен пок еще безбрежного и бездонного понижется с кждым столетием. По-прежнему сверкли и пенились буруны, по-прежнему бурлили водовороты, но дмоклов меч неизбежного высыхния уже нвис нд окенской глдью. В рспоряжении людей не было нстолько точных приборов, чтобы с их помощью можно было регистрировть происходящие изменения, но дже если бы они обнружили, что рзмеры окен уменьшются, то и тогд вряд ли бы поднялся большой переполох ведь потери были ткими незнчительными, моря ткими безбрежными. Вод отступл всего н несколько дюймов з столетие... но столетия сменяли друг друг, и дюймы преврщлись в мили.

Нконец пришел тот день, когд окены исчезли с лиц Земли, и н плнете рскленных гор и опленных безжлостным солнцем рвнин вод стл величйшей редкостью. Человечество медленно рссредоточивлось по территориям Арктики и Антрктики, город н линии эквтор, рвно кк и позднейшие мест обитния, были тк прочно збыты, что о них не сохрнилось дже предний.

И вновь безмятежной жизни пришел конец, ибо зпсы воды н Земле остлись лишь в глубоких пещерх. Но поскольку и этих скудных источников не хвтло, люди отпрвлялись н поиски воды в дльние кря, и многие из них умирли в пути, зстигнутые жждой. Но эти гибельные перемены совершлись тк медленно, что кждое новое поколение с недоверием относилось к рсскзм своих отцов. Люди боялись взглянуть в лицо првде и признть, что в былые времен жр не был столь ужсной, зпсы воды ткими скудными, кк теперь. Никто не хотел верить предскзниям о нступлении худших времен, когд зсух и зной стнут непереносимыми. Тк было вплоть до смого конц, когд н Земле остлось всего несколько сот человек, здыхвшихся под плящим солнцем: кучк жлких, опустившихся создний, оствшяся от тех неисчислимых миллионов, что некогд нселяли обреченную плнету. Но и эти сотни постепенно сходили н нет, пок нконец количество людей не стло исчисляться десяткми десяткми несчстных, припвших к быстро скудеющей влге пещер и сознющих н этот рз, что конец близок и неотвртим. Столь крохотным было жизненное прострнство этих людей, что никто из них ни рзу не видел тех небольших пятен льд, что, по преднию, еще оствлись близ полюсов. Но дже если бы эти пятн существовли н смом деле и люди знли бы об этом нверняк, то и тогд никто бы не смог до них добрться по бездорожью бескрйних пустынь. С кждым годом и без того немногочисленное человеческое племя неумолимо сокрщлось. Т ужсня ктстроф, в результте которой обезлюдел земной шр, не поддется никкому описнию; рзмх ее слишком грндиозен, чтобы его можно было вырзить словми или хотя бы осмыслить. Из тех людей, что нселяли Землю в блгополучные эпохи миллирды лет нзд, лишь немногие мудрецы д безумцы могли бы предствить себе то, чему ндлежло случиться, и вызвть в своем вообржении кртины безлюдных мертвых пустошей и пересохших морей. Остльные бы просто не поверили кк не верили они первым признкм грядущих перемен и не желли змечть печти обреченности, лежвшей н человечестве. Ибо человеку всегд было свойственно считть себя бессмертным господином всего сущего...

II

Смерть строй женщины, последние минуты которой он облегчил, кк умел, нстолько потрясл Ул, что он дже не зметил, кк вышел из хижины и очутился среди рскленных песков. Женщин был стршн, кк смертный грех; кож ее был морщинист и сух, словно прошлогодние листья. Ее лицо имело цвет жухлой трвы, что шелестел под порывми знойного ветр. И, нконец, он был чудовищно стр.

Но в то же время он был другом с ней можно было поделиться своими смутными опсениями, потолковть о тех тревожных предчувствиях, что никк не уклдывлись в его созннии; ей можно было поверить свои робкие ндежды н помощь от жителей поселений, притившихся по ту сторону высоких гор. Ул не хотел смириться с мыслью о том, что никого не остлось; он был еще молод и не тк рзуверился в жизни, кк стрые люди.

Долгие годы он не видел ни единой живой души, кроме этой струхи по имени Млдн. Он появилсь в тот злосчстный день, когд все мужчины ушли н поиски пищи и не вернулись. В ту пору ему шел одинндцтый год. Мтери своей Ул не помнил, д и вообще, в их крошечном племени было всего три женщины. Когд стло ясно, что мужчины уже не вернутся, все трое, среди которых были две пожилые и одн совсем юня, рзрзились рыдниями и долго стенли и рвли н себе волосы. Молодя лишилсь рссудк и зколол себя остро отточенной плкой. Женщины понесли ее хоронить в специльно для этого вырытой собственными ногтями неглубокой яме, и Ул сидел совсем один, когд в деревне появилсь Млдн, уже тогд бывшя древней струхой.

Он брел, опирясь н толстую сучковтую трость бесценную пмять об исчезнувших лесх, потемневшую и лоснившуюся после долгих лет службы. Он не скзл, откуд пришл, , проковыляв в хижину, молч уселсь н скмью и сидел тм до приход двоих женщин, ушедших хоронить смоубийцу. Вернувшись, те приняли ее без лишних рсспросов.

Тк они прожили много недель, потом две местные женщины зхворли, и Млдн не смогл их выходить. Стрнно, что недуг порзил этих двух не молодых, но еще не очень стрых женщин, в то время кк Млдн, дряхля, немощня струх, продолжл жить. Млдн ухживл з ними много дней, но они все-тки умерли, и Ул остлся один н один с чужчкой. Он убивлся и рыдл всю ночь нпролет, и в конце концов его крики вывели Млдну из терпения. Он пригрозил ему, что если он не успокоится, он тоже умрет. Услышв эти слов, он срзу зтих, потому что вовсе не хотел оствться в одиночестве. С тех пор они жили вместе, питясь корнями.

Испорченные зубы Млдны были плохо приспособлены для грубой пищи, которую им приходилось собирть целые дни нпролет, но они скоро ншли способ измельчть корни до ткого состояния, что Млдн могл их рзжевть. Все детские годы Ул прошли в непрестнных поискх и поеднии пищи. Теперь он вырос и окреп; ему шел девятндцтый год, вот струхи не стло. Здерживться здесь было ни к чему, и Ул решил не мешкя отпрвиться н поиски легендрных поселений по ту сторону гор, чтобы жить вместе с другими людьми. Брть с собой в дорогу ему было нечего. Он зтворил дверь своей лчуги если бы его спросили, зчем, он и см бы не смог ответить, ведь животных в этих крях двно уже не было, оствив тело струхи внутри. Пугясь собственной смелости, Ул долгие чсы брел по сухой трвянистой рвнине и нконец добрлся до первого из предгорий. Перевлило з полдень; он крбклся нверх, пок не устл, после чего прилег отдохнуть.

Рстянувшись н трве, он лежл и думл о многих вещх. Он гдл о том, что ждет его по другую сторону хребт, и стрстно хотел отыскть то зветное, зтерянное в горх поселение. Потом он уснул.

Проснувшись, он увидел нд собой звезды и ощутил прилив новых сил. Теперь, когд солнце н время скрылось, он стрлся идти кк можно быстрее, не тртя времени н еду. Он нмеревлся достичь своей цели прежде, чем отсутствие воды сделет дльнейший путь невозможным. Воды у него с собой не было, тк кк последние предствители человеческого род никогд не покидли своих стоянок и, не имея тким обрзом нужды в переносе дргоценной влги с мест н место, не изготовляли никких сосудов для воды. Ул рссчитывл добрться до цели з один день в противном случе он бы умер от жжды. Поэтому, пок стоял ночь и в небе горели яркие звезды, он спешил что было сил, то переходя н бег, то труся рысцой.

Он шел до смой зри, но все никк не мог выйти из зоны предгорий. Три высоких пик по-прежнему мячили впереди. Он прилег отдохнуть в отбрсывемой ими тени, потом продолжил восхождение и к полудню одолел первую вершину. Тм он снов сделл привл и, улегшись н живот, принялся рзглядывть местность, лежвшую между ним и следующей грядой гор. Н плоской вершине утес лежл человек. Он зорко всмтривлся вдль, пытясь обнружить хоть ккие-нибудь признки жизни н просторх рскинувшейся перед ним рвнины. Но ничто не нрушло мертвенного покоя безотрдной, выжженной пустоши...

Вторя ночь пути зстигл Ул среди скл рвнин, которую он пересек, и то место, где он отдыхл, остлись длеко позди. Он почти уже преодолел второй хребет, но, несмотря н это, шел, не сбвляя шг. Нкнуне его одолел жжд, и он пожлел о той глупой прихоти, что толкнул его н это опсное путешествие. Но в то же время, рзве мог он оствться один н один с трупом в той мленькой, выжженной солнцем долине? Пытясь убедить себя в првильности своего решения, Ул спешил и спешил вперед, нпрягя последние силы.

И вот уже остлось всего несколько шгов до проход между склми, з которыми открывлся вид н земли, лежвшие по ту сторону гор. Ул устло крбклся вверх, то и дело срывясь и ушибясь о кмни. Он был совсем близко т стрн, где, по слухм, живут люди; стрн, о которой в пору его детств ходили легенды. Путь был долгим и многотрудным, но цель стоил того. Гигнтский влун згородил ему обзор; трепещ от волнения, он взобрлся н него и при свете зходящего солнц увидел стрну своей мечты; рдостно глядя н жлкую кучку домов, прилепившихся к подножию дльнего хребт, он вмиг позбыл и о жжде, и об устло ноющих мышцх.

Н этот рз Ул не стл делть передышку. То, что он увидел, дло ему сил кое-кк пробежть, проковылять, под конец и проползти оствшиеся полмили. Ему кзлось, будто он рзличет снующие среди хижин фигуры людей. Тем временем солнце ненвистное, смертоносное солнце, принесшее гибель человечеству почти зшло з цепь гор, и до смого последнего момент Ул не мог быть уверен в детлях той кртины, что стоял перед его взором. Но вот нконец и хижины.

Они были очень стрыми глиняные кирпичи векми сохрнялись в условиях сухой неподвижной тмосферы гибнущей плнеты. Вообще-то он, эт плнет, не тк уж сильно изменилсь, если только не считть нселявшей ее живности трв д этих жлких последних людей.

Рспхнутя нстежь дверь ближйшей хижины висел перед ним н грубо срботнных деревянных крючьях. Уже смерклось, когд Ул, до смерти устлый и рзбитый, переступил порог и, до боли нпря-. гя утомленные глз, принялся искть взглядом долгожднные лиц людей.

А спустя мгновение он повлился н пол и зрыдл, ибо з столом, откинувшись к стене, сидел в неестественной позе стрый, двным-двно высохший скелет.

Нконец он встл изнемогя от жжды, ощущя нестерпимую ломоту во всем теле и испытывя величйшее из рзочровний, когд-либо выпдвших н ,олю смертного. Итк, он был последним живым существом н плнете. Вся Земля перешл к нему в нследство все стрны и континенты, и все это было ему в рвной степени ни к чему. Стрясь не глядеть н белый силуэт, смутно вырисовыввшийся н роне злитой лунным светом стены, он зковылял к двери и вышел н открытый воздух. Он бродил по пустынной округе в поискх воды и с грустью в душе эзглядывл этот двно обезлюдевший поселок-призрк, сохрнившийся блгодря неизменности тмосферы. Вон в той лчуге кто-то жил, вот в этом лесте делли сосуды из глины теперь в этих сосудх был одн пыль. И нигде не было ни кпли воды, соторой он бы мог утолить свою жгучую жжду.

А потом, в смом центре этого небольшого селе-гоя, Ул увидел огржденный кмнями провл колодц. Он срзу догдлся о том, что это з штук; о тких сооружениях ему рсскзывл Млдн. Издв рдостный стон, Ул, штясь, добрел до колодц и оперся о прпет. Нконец-то он ншел то, что искл. Вод пусть мутня, пусть стоячя, пусть в млом количестве, но все же вод был перед ним.

Ул зрычл, кк рненый зверь, и потянулся з цепью, н которой висело ведро. И тут рук его соскользнул с глдкой поверхности прпет, и он повлился грудью н предтельски скользкий кмень. Лишь одно мгновение он оствлся в этом положении, потом бесшумно рухнул в зияющую дыру.

Рздлся легкий всплеск воды внизу почти не было, и он удрился о кмень, тысячелетия тому нзд свлившийся н дно колодц, оторввшись от его мссивной клдки. Потревоження вод постепенно зтихл.

И только теперь, с уходом последнего живого существ кким бы жлким и ничтожным оно ни было нступил окончтельня смерть Земли. Все бесчисленные поколения, все исторические эпохи, все империи и цивилизции сосредоточились в одной невзрчной скрюченной фигурке, невидящими глзми уствившейся в небо. Тк вот в чем зключлся истинный результт свершений человеческих кким же чудовищным и непрвдоподобным он должен был выглядеть в глзх презренных слбоумных мудрецов блгополучных времен! Никогд больше не рзнесется по плнете оглушительный топот миллионов ног не будет ни шорох ящериц, ни стрекот нсекомых, ибо и эти тври сгинули бесследно. Отныне нстл эр сухих стеблей и бескрйних рвнин, зросших жесткой, кк проволок, трвой. Земля, рвно кк и ее холодня невозмутимя спутниц Лун, нвеки отдны во влсть безмолвия и тьмы.

Но звезды мерцют, кк встрь, и небрежно соствленный плн творения будет осуществляться, сколько бы вечностей не потребовлось для этого. Бнльня концовк одного из многих эпизодов вселенской истории не возмутил спокойствия длеких гумнностей и рождющихся, пылющих и остывющих солнц. А что до род человеческого, тк его кк эудто никогд и не было. Слишком уж жлок он и преходящ, чтобы иметь истинные цели и преднзнчение. Длившийся тысячелетия и получивший нзвние эволюции фрс пришел к зкономерной рзвязке.