/ Language: Русский / Genre:sf,

Узник Фараонов

Говард Лавкрафт


Лвкрфт Говрд Филипс

Узник фронов

Говрд ЛАВКРАФТ

УЗНИК ФАРАОНОВ

Кждя тйн влечет з собой новую тйну. С тех пор кк мое имя стло ссоциировться с необъяснимыми ситуциями, я все время пытюсь бороться против обстоятельств, связнных в умх людей с моей деятельностью и репутцией. Большинство этих событий не предствляет никкого интерес, хотя некоторые из них были дже дрмтичными. Ккие-то случи доствляли мне лишь приятные ощущения опсности, другие же зствляли прибегть к довольно обстоятельным нучным и историческим исследовниям. Я всегд свободно обсуждл эти события и продолжю это делть, з исключением лишь одного случя, о котором до сегодняшнего дня не решлся упоминть. Я вынужден все рсскзть только лишь из-з рсследовния, предпринятого издтелями некоего иллюстрировнного журнл, рзжигющими жиотж вокруг этого сугубо личного дел. Речь идет о чстном визите в Египет 14 лет нзд, о котором я по многим причинм избегл говорить. С одной стороны, я не стремился извлечь выгоду ни из опубликовния рзличных достоверных событий и обстоятельств, вероятно неизвестных тысячм глзеющих н пирмиды туристов, ни из рскрытия секретов, ревниво охрняемых большими людьми в Кире. С другой стороны, мне не хотелось рссуждть о происшествии, в котором мое больное вообржение могло сыгрть огромную роль. То, что я видел или мне кзлось, что видел, без сомнения не происходило. Мое возбужденное состояние, в котором я нходился вследствие исключительных обстоятельств, увлекло меня в одну фтльную ночь в это приключение.

***

Был янврь 1917 год. Мой контркт в Англии только что зкончился, и я подписл новый о гстролях в встрлийских тетрх. У меня было достточно времени для переезд, и я решил извлечь из этого мксимум выгоды. Сопровождемый моей супругой я, не теряя времени, перебрлся н континент и взошел н борт теплоход "Мльв", шедшего в Порт-Сид: я решил проехться по основным историческим местм Нижнего Египт перед тем, кк отпрвиться в Австрлию. Это путешествие, прекрсное смо по себе, было к тому же укршено многочисленными номерми нходящегося н борту теплоход фокусник. Желя огрдить свой покой, я снчл путешествовл инкогнито. Но бнльные трюки, с помощью которых фокусник стрлся покорить пссжиров, возбудили у меня желние превзойти его, и мне пришлось рскрыть свое имя. Я коснулся этого эпизод из-з тех последствий, которые он вызвл позднее и которые я должен был бы предвидеть, прежде чем рскрывть свое имя н переполненном туристми проходе в долине реки Нил. В итоге, куд бы я ни пошел, меня повсюду узнвли, что, безусловно, лишило меня и мою супругу необходимого покоя. Я предпринял эту морскую прогулку в ндежде нслдиться достопримечтельностями древней долины, в итоге см стл объектом любопытств со стороны других пссжиров.

Приехв в Египет в поискх живописных и мистических мест, мы были несколько рзочровны, когд корбль бросил якорь в Порт-Сиде. Песчные дюны, бкены, кчющиеся н низкой воде, и мленький сумрчный европейский город, в котором интерес предствлял, пожлуй, лишь сттуя Лессе-п, только усилили нше нетерпение добрться, нконец, до нстоящих туристских мест. Мы решили побывть в Кире, зтем у пирмид и отпрвиться в Австрлию н проходе из Алексндрии, что позволило бы нм посетить греко-ромнские мест этого город. Четырехчсовой переезд по железной дороге покзлся нм довольно сносным. Мы увидели большую чсть Суэцкого кнл, вдоль которого поезд следовл до Ис-милии, и успели почувствовть дыхние Древнего Египт, обнружив рестврируемый кнл эпохи Средней Империи.

Вечер уже опусклся нд Киром, когд мы прибыли в этот город. Центрльный вокзл хотя и ослепил нс сверкющим светом, но не очровл, тк кк все вокруг носило европейский отпечток. И только пестря толп рдовл нш взор. Прозичное метро доствило нс к площди, зствленной ткси и трмвями. Повсюду струился свет, выхвтывя из темноты огромные здния. Особенно ярко был освещен тетр, в котором меня тщетно уговривли выступить и который я зтем посетил в кчестве зрителя. Не тк двно он стл нзывться "Америкнский Космогрф". Мы взяли ткси и, проехв по широким элегнтным улицм, высдились у отеля "Шеффилд". Среди утонченного сервис ресторнов и великолепия нгломерикнских лифтов згдочный Восток со своим незбывемым прошлым покзлся слишком длеким. И все же следующий день в полной мере погрузил нс в тмосферу, достойную "Тысячи и одной ночи". Н извилистых экзотических улицх Кир, кзлось, воскрес Бгдд Хрун р-Ршид. Мы прошлись по эзбекийским сдм в поискх индийского квртл, соглсившись с присутствием шумного гид, который несмотря н дльнейшие события, покзл себя мстером своего дел. Лишь много позже я признлся себе, что лучше бы было ннять дипломировнного гид. Нш был бритым субъектом со стрнно низким и чистым голосом. Он походил н фрон, нзывл себя Абдулом Рейс Ель-Дрогменом и, кзлось, имел влияние н людей определенного сорт. Потом в полиции нм зявили, что этот человек им незнком и добвили, что "Рейс" - это нечто вроде прозвищ, которое дют человеку, пользующемуся определенным влиянием, "Дрогмэн" - ни что иное, кк грубое искжение слов, применяемого для обознчения руководителя группы туристов - "dragoman".

Абдул познкомил нс с чудесми, о которых мы лишь слышли и которые мечтли увидеть. Стрый Кир, кким он вм его покзл, был просто живой историей. Это были лбиринты тихих улочек, нполненных ромтом пряностей, н которых мвритнские блконы и окн с выступми противостоящих домов почти кслись друг друг. По дороге нм встречлись зторы, мы слышли стрнные крики, щелкнье кнут, скрип повозок, звон монет и рев ослов. Перед ншими глзми стоял пестрый клейдоскоп из одежды рзных цветов, покрывл, тюрбнов и фесок. Носильщики воды и дервиши, кошки и собки, говорливые остряки и, бородтые стрцы - все смешлись здесь. Стенния слепых нищих, скрючившихся н пперти, перебивлись звучными призывми муллы с крыши минрет, четко выделявшегося н фоне глубокого, неизменно голубого неб.

Мы посетили спокойные бзры, которые не покзлись от этого нм менее привлектельными. Специи, блговония, фимим, ковры, шелк, кожи были щедро выложены н прилвки. Чуть дльше нше внимние привлекл Коринтьенскя колонн из Гелиополис, куд Август нпрвил один из своих трех египетских легионов. Античность смешивлсь с экзотикой. Мы увидели все мечети и музеи. Нслждения, подренные нм Арвией, бледнели перед прелестью бесчисленных сокровищ тинственного Египт фронов. Это должно было стть погеем ншего путешествия, но в этот миг все нше внимние было привлечено великолепными могилми-мечетями хлифов, которые обрзовли феерический некрополь н крю Арвийской пустыни. Абдул провел нс вдоль Шри Мехмет-Али до Ббель-Азб, стринной мечети султн Хссн. С боков ее зкрывли бшни, з которыми крутя, окруження стенми лестниц вел в мощную цитдель, построенную Слдином из кмней зброшенных пирмид. Солнце уже сдилось, когд нчлось нше восхождение. Мы поднялись н одну из бшен мечети Мехмет-Али и змерли, созерця с высокого прпет сверкющий мистический Кир с его золочеными соборми, устремленными в небо минретми и пылющими сдми.

Нд городом возвышлся огромный ромнский собор, ныне музей, дльше, з желтыми волнми тинственного Нил угрожюще прятлись пески Ливийской пустыни.

Крснеющее солнце опустилось з горизонт, неся свежесть египетских сумерек. И пок оно стрлось удержть рвновесие н крю небосклон, подобно древнему богу Гелиопсису, мы видели выделяющиеся в крсном свете черные силуэты пирмид Гизы, уже постревшие з тысячелетия, прошедшие с того времени, кк Тутнхмон взошел н золотой трон в длекой Тэбе. Мы поняли, что знкомство с срцинским Киром зкончилось, и сейчс нм не терпелось проникнуть в смые згдочные тйны Древнего Египт. Нс волновли черный Кем, Р, Амон, Исис и Осирис.

Н следующее утро мы отпрвились к пирмидм. Чтобы добрться до остров Шизере по мленькому нглийскому мостику, переброшенному в его восточной чсти, нм пришлось взять открытую коляску. Мы двиглись по нбережной между огромными вереницми леббк, проехли зоосд в предместье Гизы, зтем, свернув в нпрвлении Шрм-Эль-Хрм, пересекли рйон грязных кнлов и нищих лчуг. Внезпно из утреннего тумн перед нми предстл, отржясь во многочисленных лужх, объект ншей поездки. Сорок веков смотрели н нс с высоты этих пирмид, кк скзл в этом смом месте своим солдтм Нполеон.

Дорог нчл круто подымться, и мы достигли посдочной плтформы между троллейбусной остновкой и отелем "Мен Хуз". Абдул Рейс, купивший нм билеты для посещения пирмид, кзлось, смог договориться с грессивными, крикливыми бедуинми, живущими в деревне смнов неподлеку отсюд. Ему удлось не только держть их н почтительном рсстоянии (в то время, кк другим путешественникм они не двли проходу), но и добыть двух верблюдов для нс и осл для себя. Вести животных он доверил группе мльчишек и взрослых мужчин, скорее рзорительных, нежели полезных. Рсстояние, которое нм необходимо было преодолеть, было столь коротким, что верблюды едв ли были нужны, но мы рдовлись возможности испробовть этот новый для нс способ передвижения по пустыне.

Пирмиды, возвышющиеся н высоком склистом плто, соствляли чсть королевского клдбищ, рскинувшегося поблизости от мертвой столицы - Мемфис, н этом берегу Нил, чуть южнее Гизы. Своего нивысшего рсцвет Мемфис достиг между 3400 и 2000 годми до рождеств Христов. Смя большя пирмид, стоящя ближе всех к современной дороге - это пирмид, возведення фроном Хеопсом около 2800 год до рождеств Христов, ее высот превышет сто метров. Н юго-востоке от нее нходится пирмид, построення фроном Хефреиом поколением позже. Он меньше первой по рзмерм, но кжется все же выше ее блгодря возвышению, н котором стоит. Третья пирмид - фрон Микеринос еще более скромня, построен около 2700 год до рождеств Христов. Н зпде от второй пирмиды возвышется Сфинкс - немой, срдонический и вечно мудрый. Он без сомнения является воплощением пмяти, которую хотел оствить миру Хефрен.

Во многих других местх рсположены пирмиды более мелкие или же их рзвлины. Все плто усеяно могилми ристокртов, рнгом ниже королевского. Это кменные сооружения, нпоминющие лвку, подобные которым можно встретить и н других клдбищх Мемфис. Их нзывют "мстб". В Нью-Йорке, в Метрополитен-Музее хрнится смый лучший обрзец мумии, добытый из могилы Пернеб. Но в Гизе, жертве времени и грбителей, все следы прошлого уже почти исчезли. Только впдины, выдолбленные в скле, зполненные песком или рсчищенные рхеологми, свидетельствуют о том, что эти могилы действительно существовли.

При кждой могиле есть чсовня, где жрецы и родственники возносили молитвы и оствляли еду умершим. Чсовни небольших могил нходятся внутри смих кменных "мстб". Чсовни же пирмид, в которых погребены фроны, предствляют собой отдельные хрмы в их зпдной чсти, соединенные переходом с глвным вестибюлем или пропилеем. Центрльня чсовня, ведущя во вторую пирмиду, нполовину скрытую пескми, имеет подземное отверстие н юго-зпде от Сфинкс. Древняя трдиция дл ей нзвние "Хрм Сфинкс", что может служить докзтельством, будто Сфинкс действительно изобржет Хефрен, строителя второй пирмиды. Письменные свидетельств подтверждют существовние Сфинкс. Однко никто никогд не видел черт его лиц, потому что монрх зменил их н свои, чтобы люди могли без стрх глядеть н колосс. Именно в этом центрльном хрме был нйден диоритовя сттуя Хефрен в нтурльную величину, нходящяся сейчс в Кирском музее. Эт сттуя произвел н меня огромное впечтление. Когд я увидел ее в 1910 году, здние хрм почти полностью погрузилось в пески. Рскопкми знимлись немцы, и войн или любые другие события могли им помешть. Я многое бы отдл, чтобы узнть, что случилось с неким колодцем в пересекющейся глерее, где сттуи фрон были нйдены стоящими рядом с чучелми бедуинов. Среди бедуинов по этому поводу ходили рзличные слухи, но официльный Кир хрнил твердое молчние.

Дорог, по которой мы ехли н верблюдх, резко изгиблсь влево перед отделением полиции, почтой, птекой и лвочкми. Длее он тянулсь н юго-зпд, обрзуя петлю вокруг склистого плто, и зкнчивлсь н крю пустыни у подножия громдной пирмиды. Мы прошли вперед вдоль зпдной стороны гигнтского сооружения, нвисющего нд долиной более мелких пирмид, н зпде от которых сверкл вечный Нил, н востоке блестел не менее древняя пустыня. Три огромные пирмиды кзлись совсем близкими. Величйшя из них, лишення внешней оболочки, позволял видеть ее огромные кменные глыбы, тощ кк другие еще оствлись зкрытыми то тут, то тм покровом, придввшим им с древних времен звершенный облик. Мы спустились к Сфинксу и молч стояли, згипнотизировнные взглядом его жутких глз. Н широком кменном портле еле виднелсь эмблем Ре-Кркт, с которым путли Сфинкс последующие динстии. И хотя песок уже скрыл тбличку, нходящуюся между гигнтскими лпми, мы припомнили, что именно нписл тм Тутмос IV, будучи тогд еще принцем. От улыбки Сфинкс нм стло немного не по себе. Мы вспомнили о легенде, повествующей о подземных переходх, нходящихся под этим гигнтским созднием и ведущих в ткие глубины земли, о которых человек не осмелится дже нмекнуть. Эти бездны связны с тйнми, более древними, нежели появившиеся н свет динстии, - с длительным присутствием необычных богов с головми животных в древних пнтеонх Нил.

Другие туристы уже подходили к нм, и мы отошли н пятьдесят метров к юго-зпду, ко входу в хрм Сфинкс и, кк я уже говорил, к большому входу, ведущему к погребльной чсовне второй пирмиды. Большя чсть этих рзвлин погрузилсь в пески. Спустившись с верблюд и пройдя по современному переходу, я достиг белоснежного коридор и подумл, что Абдул и немецкий рбочий покзли нм не все из того, н что стоило бы посмотреть.

После этого мы сделли обычный обход пирмид, посетив вторую с рзвлинми погребльной чсовни н зпде, третью, и остльные мелкие пирмиды н юге, склистые могилы IV и V динстий и известную могилу Кэмпбел, нходящуюся н глубине пятидесяти трех метров в зловещем сркофге. От Большой Пирмиды до нс донеслись крики. Бедуины, окружив группу туристов, предлгли им учстие в быстром спуске с пмятник. Рекордня скорость подъем и спуск рвнялсь семи минутм, но местные жители, ждные до денег, уверяли, что это можно сделть и з пять минут, если дть им хороший "бкшиш". Однко любителей не ншлось. Абдул см провел нс н вершину здния, откуд открывлся великолепный вид: длекий сверкющий Кир, окруженный фиолетовыми холмми, и все пирмиды в окружностях Мемфис от Абу Рош н севере до Дшир н юге. Вдли в пескх отчетливо виднелись пирмиды Схры - среднее между мстб и нстоящими пирмидми. Именно около одного из тких пмятников был открыт знменитя могил Пернеб, в четырехстх километрх к северу от склистой долины Тэбы, где покоится Тутнхмон. Я зтил дыхние. Перспектив вечности и тйны, которые кждый из этих пмятников, кзлось, содержл в себе, нполнил меня тким увжением и чувством безгрничности времени, которые я никогд рньше не испытывл.

Устлые от восхождений, рздрженные поведением несносных бедуинов, которые, кзлось, бросют вызов всем првилм хорошего тон, мы решили не путешествовть по узким проходм пирмид. И все же несколько отвжных туристов готовились проникнуть в удушливые узкие коридоры могучего меморил Хеопс. Подозвв ншего местного телохрнителя и еще рз зплтив ему, мы возвртились в Кир вместе с Абдулом Рейсом. Но уже после обед сожление о том, что мы не окзлись более смелыми, охвтило нс. О подземельях рсскзывли столько удивительных вещей! О них не прочитешь ни в одном путеводителе. Ведь не говорится же тм, что входы в большое количество подземных переходов были торопливо скрыты и змуровны подпольными рхеологми, нчвшими здесь свои исследовния. Естественно, слухи не основывлись ни н чем конкретном, но все же было любопытно, почему посетителям постоянно мешют проникнуть ночью в пирмиду, днем зпрещют доступ во внутренние злы склеп Великой Пирмиды.

А может быть, тут свою роль сыгрл психологический эффект к стрнному чувству, вызвнному нхождением внутри громдного кменного блок, добвляется ощущение необходимости проползти для этого по узкому проходу, где возможн любя зпдня, млейшя неосторожность или случйность могут вызвть звл проход. Все это кзлось и стршным, и притягтельным одновременно, и мы решили при первой же возможности возвртиться н плто пирмид. Ткой случй предствился мне горздо рньше, чем я ожидл.

Вечером туристы ншей группы, еще изнуренные утомительной прогрммой дня, решили отдохнуть. Вместе с Абдулом Рейсом я вышел прогуляться по живописному рбскому квртлу. Я уже видел его при свете дня, но хотел еще рз взглянуть н улочки и бзр ночью, когд глубокя темнот и слбые лучи свет придют всему особое великолепие. Людской поток стл меньше, но движение было еще оживленным, когд мы нткнулись н группу бедуинов, пирующих н рынке Нхсин, где торгуют кожей. Глвным среди них кзлся ндменный молодой человек в феске, с крупными чертми лиц. Он зметил нс и с ярко вырженным недовольством узнл моего гид, человек знющего, но высокомерного и полного презрения к окружющим. Может быть, думл я, ему не нрвится его улыбк, стрнно воспроизводящя гримсу Сфинкс, которую я чсто змечл с некоторым рздржением н лице Абдул, или ему не по душе был его низкий голос? Срзу рзгорелсь жркя словесня переплк. И вскоре Али-Зиз, кк его звли, схвтил и нчл трясти Абдул з одежду, что повлекло з собой отпор со стороны моего компньон. Вскоре вся ссор свелсь к мощной потсовке потерявших всякое хлднокровие противников. Дрк, несомненно, могл принять и худший оборот, если бы я не вмешлся и не рстщил противников. Мое посредничество, которое, кзлось, внчле было плохо принято с обеих сторон, в итоге помогло обрести всем передышку. Противники укротили свой гнев и с мрчным видом стли приводить себя в порядок. С достоинством, столь глубоким, сколь и внезпным, об зключили любопытный договор чести, который, кк я вскоре узнл, являлся кирским обычем, восходящим к древности. Они должны будут улдить свой спор с помощью боксерского поединк н вершине Великой Пирмиды после того, кк ее покинет последний любитель лунного свет.

Кждый из противников соберет группу секунднтов, и встреч, состоящя из нескольких рундов, будет проведен в смой цивилизовнной мнере ровно в полночь.

Эт прогрмм меня сильно возбудил. См встреч обещл быть зрелищной, мысль о поединке н вершине нтичного сооружения под бледным светом луны зтргивл мое вообржение. По моей просьбе Абдул соглсился включить меня в группу своих секунднтов. Тким обрзом, остток вечер я провел с ним в рзличных притонх ниболее "горячего" квртл город, преимущественно н северо-зпде Эзбекии, где он собрл великолепную бнду из местных головорезов. Чуть позже девяти чсов нш групп взобрлсь н ослов, носящих королевские имен или имен знменитых людей, кк, нпример, Рмзес, Мрк Твен, Д.П.Моргн и Миннехед, и двинулсь в лбиринт улиц, одновременно восточных и зпдных. По мосту с бронзовыми львми мы перебрлись через бурлящий Нил и неспешным глопом посккли по дороге в Гизу. Путь знял у нс немногим более двух чсов. Приближясь к месту нзнчения, мы встретили последних возврщющихся туристов, поприветствовли последний троллейбус и, нконец, остлись недине с ночью, прошлым и спектрльной луной. Зтем впереди мы увидели огромные пирмиды. Они, кзлось, источли непонятную и древнюю угрозу, чего я не зметил днем. Дже в облике смой млой из них тилось нечто угрожющее. Не был ли эт пирмид той, в которой зживо похоронили црицу Нитокрис из VI динстии, хрупкую црицу Нитокрис, приглсившую однжды всех своих вргов н большой пир в хрме, нходящемся ниже уровня Нил, и утопившую их, прикзв открыть зтворы шлюзов? Я вспомнил, что рбы бормотли стрнные слов по поводу Нитокрис и избегли третьей пирмиды в некоторые четверти луны. И, возможно, думя о ней, Томс Мур нписл несколько строк, повторяемых лодочникми Мемфис:

Поземня нимф, сидящя среди дргоценных кмней и спрятнных сокровищ Дм Пирмиды.

Али-Зиз и его групп нс опередили. Силуэты их ослов отчетливо виднелись н пустынном плто Кфрел Хрм. Мы нпрвились к грязному стойбищу рбов перед Сфинксом, избегя обычной дороги, ведущей к Мен Хуз, где сонные полицейские могли нс зметить и нчть здвть ненужные вопросы. Тм возле кменных могил сортников Хефрен бедуины оствили ослов и верблюдов, и мимо знесенных песком скл мы прошли к Великой Пирмиде. Арбы легко взобрлись по склону сооружения, отшлифовнному ветрми. Абдул Рейс предложил мне помощь, но я в ней не нуждлся. Большинство путешественников знет, что смя вершин этой конструкции выветрилсь з долгие годы, и теперь здесь был ровня площдк рзмером около двендцти квдртных метров. Именно здесь под срдоническим взглядом луны и произошел бой, походивший н все те, н которых я рньше присутствовл в спортивных клубх: удры, финты, зщит, крики зрителей. Поединок был коротким и, несмотря н мои неясные подозрения, я чувствовл себя гордым предствителем нции, создвшей бокс. Абдул Рейс провозглсили победителем. Примирение состоялось немыслимо быстро, и среди песен, зверений дружбы и тостов мне трудно было предположить, что эти дв человек только что дрлись. Некоторое время спустя мне покзлось, будто теперь именно я являюсь предметом их рзговор. С трудом вспоминя рбские слов, я рзобрл, что компньоны обсуждют мои профессионльные кчеств и мои способности выскользть из всех уголков, где меня можно было бы зпереть. Я удивился, узнв, кк хорошо они меня знют, и почувствовл некоторую неприязнь и большую долю скептицизм по отношению к моим подвигм. Мло-помлу я сделл открытие, что древняя мгия Египт не исчезл бесследно. Осттки этой тйной непонятной нуки еще живут среди феллхов, и тлнты инострнного чродея или фокусник могут ннести урон престижу местных колдунов. Я подумл о моем гиде с низким голосом, Абдуле Рейсе, очень похожем н строго египетского священнослужителя или фрон, или н улыбющегося Сфинкс, и от этого мне стло не по себе.

Неожиднно случилось нечто, подтвердившее првильность моих рзмышлений и зствившее проклясть глупость, с которой я принял предложенную ночную прогрмму, не отдвя себе отчет в том, что это был лишь предлог змнить меня. По скрытому знку Абдул вся бнд бедуинов нбросилсь н меня. Вскоре я был связн с помощью толстых веревок крепче, чем когд-либо н сцене или в жизни. Пончлу я сопротивлялся, но быстро понял, что один человек не может одержть верх нд двдцтью крепкими врврми. Мои руки были связны з спиной, колени мксимльно согнуты, зпястья и лодыжки крепко привязны друг к другу. В рот мне зсунули огромный кляп, глз звязли повязкой. Потом, когд рбы несли меня н плечх, спускясь с пирмиды, я услышл сркстический голос моего гид, имевшего нглость нсмехться ндо мной. Он зверил, что мои мгические способности вскоре будут проверены, и, возможно, у меня исчезнет т уверенность, которую я приобрел з время проведения своих сенсов в Америке и Европе. Египет, нпомнил он мне, очень древний. Он нполнен тйными силми, которые сегодняшние эксперты не могут себе дже предствить.

Н ккое рсстояние и в кком нпрвлении меня отнесли? Я не могу этого скзть, ибо был не в состоянии делть точные рсчеты. Зню лишь, что не слишком длеко, поскольку мои тюремщики ни рзу не ускорили шг и несли меня недолго.

Я вздргивю кждый рз, когд думю о Гизе и плто. Но в тот момент у меня были другие причины чувствовть себя угнетенным. Мои похитители поствили меня н песок, обвязли вокруг груди веревкой, протянули несколько метров по земле до некоего подобия колодц и достточно грубо столкнули меня туд. Через некоторое время, покзвшееся мне векми, я удрился о неровную кменную стену в узком проходе, который принял з одно из многочисленных погребений н плто. Мне кзлось, я спускюсь н огромную, почти немыслимую глубину. Ужс мой усиливлся с кждой секундой. Спуск среди скл мог быть долгим, веревк достточно длинной, чтобы позволить мне болтться здесь, в недрх земли.

Я зню, что когд человек нходится в ненормльных условиях, восприятие им времени может стть ошибочным, но все же уверен, что зпомнил все происшедшее и не перешел грницы жестокой рельности, в которой нходился. Мой стрх возрстл пропорционльно скорости спуск. Арбы быстро рзмтывли веревку, и я жестоко оцрплся о грубые стены колодц. Одежд превртилсь в лохмотья, тело обильно кровоточило. Вдруг мои ноздри ощутили проникющий зпх сырости и гниения, не похожий ни н ккие другие. Зтем что-то ужсное произошло с моим созннием. Моя душ был охвчен кошмром, действительность стл поклиптической и стнинской - в один миг я болезненно погружлся в узкий колодец, который рвл меня миллионом своих зубов, в другой - прил н крыльях летучей мыши в пучине д. Я то головокружительно взлетл н безгрничную вершину холодного эфир, то, теряя дыхние, погружлся в тошнотворные глубины. Я воздвл хвлу Господу, ввергнувшему в небытие фурий моего сознния, которые рзрывли мой мозг, подобно жутким грпиям. Эт короткя отсрочк дл мне физическую и морльную силу перенести те жуткие испытния, которые меня ожидли.

***

Мло-помлу я пришел в себя после нескончемого спуск. Этот процесс был бесконечно болезненным и окршен фнтстическими сновидениями, в которые я время от времени впдл, оствясь по-прежнему связнным. Природ этих кошмров был очевидн, но воспоминния о них почти срзу же стирлись из пмяти: Я вынужден был мобилизовть осттки своего сознния, чтобы объясни", ужсные моменты, рельные и вымышленные. Мне кзлось, что меня схвтил огромня желтя лп, волостя, с пятью когтями, вынырнувшя из-под земли, чтобы удержть меня и рздвить. Когд я прекрщл думть о лпе, мне кзлось, будто это был см Египет. Я то видел события предыдущих недель, то чувствовл себя тонко и коврно вовлеченным в дские колдовские сети древнего Нил рзумом, который уже был в Египте до появления здесь человек и остнется после того, кк он исчезнет.

Я почувствовл дикий ужс египетской нтичности и рскрыл жуткий союз, который он устновил вечность нзд с могилми и хрмми мертвецов. Я видел призрчные процессии жрецов с бычьими, соколиными, кошчьими, ибисовыми головми, идущие нескончемой вереницей в подземных лбиринтх и гигнтских пропилеях, в срвнении с которыми человек не более, чем нсекомое, и дрящие бесконечные жертвоприношения неописуемым богм. Кменные колоссы шгли в бесконечной ночи и вели з собой орды ухмыляющихся сфинксов до берегов темных рек со стоячей водой. И з всем этим я ощущл невырзимое недоброжелтельство примитивной некромнтии, черной и морфной, ждно ищущей меня ощупью в темноте, чтобы подвить во мне рзум, который осмелился ей противостоять. В моем спящем мозгу сформировлсь кртин ненвисти и зловещего преследовния. Я ощутил черную душу Египт, укзывющего н меня и зовущего меня неслышным шепотом в древние кткомбы фронов. Зтем неясные обрзы стли принимть человеческие облики, и я увидел моего гид Абдул Рейс в королевской тунике с отвртительной ухмылкой Сфинкс и понял, что его черты были чертми лиц Хефрен Великого. Я смотрел н худую и холодную руку Хефрен, руку, которую я уже видел у диоритовой сттуи в Кирском музее. Я удивился и чуть не зкричл, узнв руку Абдул Рейс. Эт рук! Это объятие и холод сркофг! Смертельный лед древнего Египт, Египт клдбищ и ночей... Эт желтя лп... Стрнный шепот по поводу Хефрен.

В этот момент я нчл пробуждться или по крйней мере выходить из комтозного состояния, в котором нходился. Я вспомнил бой н вершине пирмиды, предтельство бедуинов, их нпдение, мой ужсный спуск н конце веревки в склистые бездонные глубины, мое бессмысленное, головокружительное погружение в ледяное прострнство с зтхлым зпхом гниения. Я почувствовл себя лежщим н сыром кменном полу, веревки глубоко впились в мое тело. Было холодно, и мне покзлось, что ндо мной дует легкий ветер. Ушибы и порезы об острые кря стенок колодц зствляли меня жестоко стрдть, ветерок еще больше усиливл боль. Млейшее движение доствляло мне невыносимые муки. Повернувшись, я почувствовл, что веревк, н которой меня спустили, оствлсь нтянутой. У меня не было ни млейшего предствления о глубине, н которой я нходился. Я знл, что темнот, окружвшя меня, был кромешной или почти тковой, ведь ни единый луч свет не проникл под подвязку, зкрывющую мне глз. Кзлось, будто я стою среди огромного прострнств, вероятно в подземной чсовне Хефрен Строго, в хрме Сфинкс. А может это был внутренний коридор, который гиды не покзли мне во время утреннего посещения, и откуд я мог бы легко выбрться, если бы удлось нйти дорогу к зколоченному входу. Это было бы трудной здчей, но все же не труднее тех, что я уже решл.

Н первом этпе следовло освободиться от связыввших меня пут, повязки и кляп. Я знл, что это был посильня рбот, ведь знтоки более искусные, нежели рбы, пытвшиеся связть мои руки и ноги смыми рзличными способми, ни рзу не смогли поствить меня в тупик - знния и опыт всегд выручли. Зтем мне в голову пришл мысль, что рбы могут дожидться у вход, чтобы нброситься н меня, если зметят мою удчную попытку выпутться из веревки. Естественно, все это могло быть при условии, что местом моего зключения является хрм Сфинкс Хефрен. Отверстие в потолке не должно в этом случе нходиться длеко от вход. Првд, во время моего дневного визит я не видел никкого отверстия, но знл, что среди песков его можно было просто не зметить.

Рзмышляя нд все этим, леж обессиленный и связнный н кменном полу, я почти збыл весь ужс моего спуск и шок, ствший причиной комы, в которой недвно нходился. У меня был лишь одн мысль - перехитрить рбов. Итк, я решил избвиться от пут кк можно быстрее, стрясь не дергть з веревку, что срзу же выдло бы мои усилия. Но принять ткое решение было проще, нежели его выполнить. Несколько предврительных попыток покзли мне, что сделть это без определенных резких движений невозможно. Мои действия привлекли внимние бедуинов, и я почувствовл, кк моток веревки упл н меня. Очевидно, они зметили мою попытку освободиться и уронили конец веревки, спеш, возможно, к вероятному входу в хрм, чтобы тм подло подстеречь меня. Но вскоре эт мысль исчезл, и чувство первобытного сверхъестественного стрх охвтило меня, нрстя по мере того, кк я вырбтывл свой плн.

Я уже скзл, что веревк обрушилсь н меня. Теперь же он продолжл скпливться непонятным обрзом. Пеньковя лвин нполовину погребл меня под собой. Вскоре я был полностью звлен и нчл здыхться, веревк все продолжл пдть. Мое сознние вновь помутилось, я тщетно попробовл сопротивляться. Ни мои мучения, выходившие з пределы человеческих возможностей, ни жизнь и дыхние, медленно покидющее меня, не тревожили меня тк, кк желние понять, что же ознчл эт сверхъестествення длин веревки. Я нходился, конечно же, н огромной глубине. Безоружный, измученный я лежл в безымянном подземелье в центре плнеты. Вторично я погрузился в милосердное збвение. Когд я говорю "збвение", это вовсе не ознчет отсутствие снов. Нпротив, стршные видения преследовли меня. Господи! Если бы я только не читл столько вещей по египтологии до своего приезд в эту стрну, источник тйны и стрх!

Второй приступ збытья снов нполнил мой спящий мозг ужсющими секретми древней стрны. Случйно ли, но мои мысли вертелись вокруг древних понятий мертвых, их пребывний в душе и теле по ту сторону тинственных могил, кзвшихся скорее домми, нежели местми для погребения. Во сне я вспомнил особенно сложное сооружение египетских гробниц и те исключительно стрнные доктрины, которые окзывли глвное влияние н их конструкцию. Лишь смерть и души умерших црили в этих хрмх.

Египтяне верили в воскресение тел и с особой тщтельностью бльзмировли его, сохрняя жизненно необходимые человеческие оргны в герметично зкрытых глиняных горшкх. Они рвно верили в дв других элемент: душу, которя после суд Осирис селилсь в стрне Элусов, и темную и зловещую К или основу жизни, блуждющую во внутреннем и внешнем мире и требующую время от времени доступ к хрнящимся телм, чтобы потреблять еду, принесенную жрецми и родственникми в погребльную чсовню, и иногд - кк об этом говорили шепотом - чтобы уносить тел или их деревянные копии, похороненные здесь же, для исполнения опсных и особенно оттлкивющих обрядов. В течение тысячелетий эти тел хрнились здесь великолепно скрытые, с остекленевшими глзми, смотрящими в потолок, в ожиднии дня, когд Осирису угодно будет соединить вместе К и душу и проводить несгибемые легионы мертвецов из поземного црств сн. Это было бы слвное воскрешение, но души не были избрны, все могилы были поругны. Все это могло вызвть стршные номлии. Дже сегодня рбы тихонько говорили о неосвященных собрниях и непристойных культх в потерянных безднх, которые могут посещть лишь бездушные мумии, д невидимя крылтя К.

Ниболее леденящие душу легенды являются и смыми изврщенными. В них речь идет о мумиях, в которых искусственно соединили туловище и человеческие члены с головми животных н мнер древних божеств. Во все эпохи египетской истории священные животные бльзмировлись тким обрзом, чтобы быки, коты, ибисы, мудрые крокодилы могли однжды возвртиться в полной слве. Но лишь в период упдк, когд у них не было прв и преимуществ К, египтяне соединяли в одном существе человек и животного. О том, что произошло с этими соствными мумиями не говорят, во всяком случе, публично, но верно и то, что ни одному египтологу не удлось еще их нйти. Слухи, пущенные рбми, невероятны и не могут серьезно принимться во внимние. Они говорят дже, будто стрый Хефрен - Сфинкс второй пирмиды и открытого хрм - живет в глубинх земли, взяв себе в жены Нитокрис, црицу-вмпир, и црствует нд мумиями.

Итк, мои сны были о Хефрене, его супруге и рмии стрнных мертвых гибридов. Поэтому я рд, что точное содержние виденного мною не сохрнилось полностью. Мое смое стршное видение было связно с вопросом, который я здвл себе предыдущим днем, глядя н згдочную скульптуру в пустыне. Я спршивл себя, в ккой неведомой глубине возвышющийся в стороне хрм, должен быть тйно связн с ней. Этот вопрос и простой и неуместный, обретл в моем сне знчительность, придвшую ему хрктер неистового и бешеного нвждения. Ккую ненормльную и оттлкивющую номлию предствлял Сфинкс внчле?

Мое второе пробуждение, если его можно было тк нзвть, ознменовлось глубоким стрхом. К тому же моя жизнь был нполнен приключениями больше, нежели существовние всех смертных. Вы помните, что я потерял сознние под лвиной веревки, длин которой укзывл н ужсющую глубину моего погружения. Сейчс, придя в себя, я не чувствовл больше вес двящей и опутвшей меня веревки, но сознвл, что остюсь слепым и с кляпом во рту. Кто-то полностью убрл мотки пеньки, под которыми я здыхлся. Понимние этого пришло ко мне постепенно, и я подумл, что мог бы снов потерять сознние, если бы к этому моменту не достиг того эмоционльного изнурения, когд стрх стл мне безрзличен. Я был один... Но с кем?

Прежде чем я снов нчл мучить себя вопросми и зново пытться освободиться, мне стло очевидным и другое. Боль, которую я испытывл, буквльно рздирл мне руки и ноги, и у меня создлось впечтление, будто я покрыт большим количеством зсохшей крови, чем потерял. Моя грудь, кзлось, был покрыт сотней рн, кк если бы огромный жестокий ибис долбил меня своим клювом. Несомненно, что сил, убрвшя веревку, был врждебной. Нчв нносить мне рны, он должн был почему-то остновиться. И все же мои ощущения были полностью противоположны тем, которые следовло бы ожидть: вместо того, чтобы окончтельно потерять ндежду, я почувствовл себя готовым к действию. Сейчс я был уверен, что силы зл принимют физический облик, и бесстршный человек может сржться с ними н рвных.

Ободренный этой мыслью, я нчл стскивть веревки, используя для этого сноровку, которую тк чсто демонстрировл в свете юпитеров под плодисменты толпы. Тонкие нюнсы этого процесс нчли возврщться ко мне. Я подумл, что весь этот ужс был просто гллюцинцией и что никогд не существовло стршного отверстия, этой бездонной пропсти и нескончемой пеньки. И все же был ли я действительно в хрме Хефрен перед Сфинксом, и не проникли ли сюд тйком рбы, чтобы мучть меня, лежщего без зщиты? Если бы только мне удлось подняться, освободиться от терзвших меня пут и кляп! С открытыми глзми, улвливющими млейший свет, я бы с рдостью срзился с вероломными вргми. Не могу точно скзть, сколько времени мне пондобилось, чтобы сбросить с себя веревку, возможно, больше, чем по моим предствлениям, ведь я был рнен и обессилен. Окончтельно освободившись и вдохнув, нконец, полной грудью ледяной, сырой и зтхлый воздух, я почувствовл, что слишком изнурен, чтобы действовть немедленно. Я остлся лежть, пытясь вытянуть мое скрюченное, окменевшее тело, и нпрягл зрение, стремясь немного сориентировться. Мло-помлу силы и гибкость вернулись ко мне, но глз по-прежнему ничего не могли рзличить. Стоя н коленях, я тщетно ощупывл землю и озирлся вокруг себя, но встречл лишь темноту, столь же глубокую, кк если бы повязк все еще оствлсь у меня н глзх. Я пошевелил ногми, покрытыми зсохшей кровью под лохмотьями брюк, и почувствовл, что могу идти, но был в нерешительности относительно нпрвления поисков - я не мог двигться нугд и подвергть себя риску удлиться от отверстия, которое искл. Вот почему я попробовл определить, откуд шел холодный и зловонный воздух, и предположив, что место, откуд он исходил, было возможным входом в эту пропсть, стл продвигться в этом нпрвлении. В этот вечер у меня был с собой коробок спичек и дже электрическя лмп, но конечно же, сейчс крмны моей порвнной одежды были пусты.

Я осторожно шел в темноте до тех пор, пок не рзличил ощутимое, отвртительное испрение, идущее из некоторой дыры, подобно дыму из кувшин джин в восточной скзке. Восток... Египет... Действительно, эт черня колыбель цивилизции всегд был источником стршных и невероятных чудес.

Чем больше я рзмышлял о природе подземного ветр, тем сильнее росло мое беспокойство, ведь я искл его источник, теперь с очевидностью зметил, что это зловонное испрение не имеет ничего общего с чистым воздухом Ливийской пустыни. Ну что же знчит я шел в неверном нпрвлении.

После секундного колебния я решил не возврщться нзд. Если я удлюсь от поток воздух, то не смогу больше ориентировться здесь, ведь кменный пол не имел четкого рельеф. Если же я буду двигться по нпрвлению этого стрнного поток, то без сомнения доберусь до ккого-нибудь отверстия, откуд может быть, обогнув стены, смогу дойти до противоположного конц гигнтской пещеры, в которой невозможно ориентировться. Я отлично понимл, что могу потерпеть неудчу. Мне кзлось, что я нхожусь в неизвестной туристм чсти хрм Хефрен, о которой рхеологи ткже ничего не знют. Лишь подлым рбм, зхвтившим меня, было известно о ее существовнии. Но в тком случе существовл ли выход к другим чстям хрм и длее, к свободе? Ккие докзтельств были у меня, что это действительно был хрм? Н несколько секунд смые сумсшедшие мысли ворвлись в мою голову, и я подумл о живом смешении ощущений, моем спуске, веревке, моих рнх и снх. Было ли это концом моего существовния, последним мгновением жизни? Я не мог ответить н эти вопросы, но продолжл здвть их себе до тех пор, пок судьб в третий рз не погрузил меня в збвение.

Н этот рз снов не было, тк кк шок был внезпным, и у меня не оствлось времени для рзмышлений. Неожиднно споткнувшись о ступеньку в месте, где поток отвртительного воздух стл особенно сильным, я упл и удрился головой. Эт ступеньк был нчлом огромной кменной лестницы в бездне стрх.

Тем, что я выжил, я обязн чудесному сопротивлению человеческого оргнизм. Чсто, когд я опять вспоминю об этой ночи, случившиеся три обморок кжутся мне немного комичными, нпоминющими мелодрмтические ситуции кинофильмов той эпохи. Возможно эти три события моих подземных перипетий были ничем иным, кк непрерывной цепочкой мыслей нчвшейся во время моего спуск в пропсть и прекртившейся лишь после того, кк я вздохнул успокивющий свежий ветер свободы, леж н песке Гизы, у подножия огромного Сфинкс. Я предпочел поверить в это последнее объяснение и был рд сообщить полиции, что брьер, зкрывющий хрм Хефрен, нйден мною поврежденным и что существует большое отверстие н поверхности плто. Я ткже удовольствовлся зявлением врчей о том, что причиной моих рн были похищение, моя борьб з освобождение и испытния, которые я перенес. Очень успокоительный дигноз. И все-тки я зню, что со мной произошло нечто трудно объяснимое. Это необычное пдение оствило во мне слишком живой след, чтобы можно было отрицть его, и стрнно, что никому зтем не удлось нйти человек, похожего по описнию н Абдул Рейс Эль-Дрогмэн, гид с згробным голосом и улыбкой фрон Хефрен.

Однко я отвлекся от своего повествовния, тщетно ндеясь избежть изложения финльного эпизод, события, бывшего без сомнения, гллюцинцией. Но я собирлся рсскзть о нем и выполню свое обещние.

Придя в себя после пдения с лестницы, я ощутил вокруг ткую же темноту, кк и рньше. Тошнотворный зпх стл удушющим, но мне почти удлось к нему привыкнуть и стойко переносить его. Ничего не видя, я пополз туд, откуд исходило зловоние. Мои окроввленные руки шлепли по огромным плитм гигнтской мостовой. Головой я нткнулся н что-то твердое и, ощупв, сообрзил, что это подножие колонны невероятной высоты. Ее поверхность был покрыт гигнтскими иероглифми, которые мои пльцы легко рспознли. Продолжя ползти, я обнружил и другие огромные колонны.

***

Внезпно мое внимние привлекло нечто, что уловил мой слух, хотя я еще и не полностью пришел в себя: из глубины земли шли четкие и ритмичные звуки, не похожие ни н что, слышнное мною рнее. Интуитивно я чувствовл, что они очень древние. Их производил групп инструментов, которые мои знния египтологии позволили мне рспознть: флейт, смбук, систр, брбн. Ритм этой музыки вызвл у меня чувство стрх, более сильного, нежели ужс всего мир, ужс, порождвший во мне жлость к ншей плнете. Звук усиливлся и, кзлось, приближлся. Я молил всех богов Вселенной помочь мне больше никогд его не услышть. Я уже рзличл шркнье многочисленных ног движущихся существ. Ужсным было то, что эт поступь не походил ни н что другое. Чтобы идти столь четко, шг в шг, эти монстры, появляющиеся из глубин земли, должны были тренировться тысячи лет. Хромющие, позвякивющие, подвывющие, они зствили меня дрожть от стрх. Я молил бог избвить мою пмять от рбских легенд: бездушные мумии.., встречи с блуждющей К.., труппы-гибриды под предводительством цря Хефрен и его супруги-вмпир Нитокрис...

Шги приближлись - д убережет меня небо от звук этих ног, лп, сбо и кблуков - и звучли очень отчетливо н огромных плитх. Вспышк сверкнул в смрдной темноте, и я спрятлся з мссивной колонной, чтобы хоть н мгновенье не видеть приближющегося ко мне шествия, этих ног, несущих н себе жутких монстров. Вспышки множились, ритм шгов стновился оглушющим. В дрожщем орнжевом свете проходил церемония, внушвшя столько увжения, что я - и это удивительно - збыл свой стрх и отврщение. Основния колонн, столь гигнтских, что Эйфелев бшня кзлсь крошечной по срвнению с ними, были покрыты иероглифми, высеченными демонической рукой в пещерх, где дневной свет оствлся лишь длеким и немыслимым воспоминнием. Я не смотрел н идущих монстров. Я принял это отчянное решение, слыш хруст их суствов и шумное вдыхние зотистого воздух, и рд был , что они еще не рзговривли. Но боже мой! Ккие немыслимые тени отбрсывли их фонри н поверхность гигнтских колонн!

У гиппопотмов не должно быть человеческих рук, и они не могут нести фонри... У людей не должно быть крокодильих голов! Я пробовл отвернуть голову, но тени, шум, вонь црили везде. Потом я вспомнил, кк в детстве, будучи мльчиком, чтобы не испугться кошмр, повторял про себя! "Это сон". Но сейчс подобный способ был бесполезным. Мне оствлось лишь зкрыть глз и молиться. Я спршивл себя, выберусь ли когд-нибудь отсюд, и время от времени открывл глз, пытясь рзглядеть что-нибудь еще, кроме огромных колонн и жутких теней. Свет фонрей, которых стновилось все больше, усиливлся, и если бы только это место не было столь открытым, я не змедлил бы двинуться по своему ориентиру. Но мне пришлось снов зкрыть глз, тк кк я отдвл себе отчет в количестве собрвшихся здесь существ и еще потому, что зметил безногое создние, торжественно продвигющееся вперед. Урчние трупов, шепот мертвецов зполняли тмосферу, отрвленную прми нефти и битум.

Перед моими полуоткрытыми глзми смутно предстл сцен, которое ни одно человеческое существо не могло бы себе вообрзить, чтобы не умереть зтем от стрх. Существ церемонильно шли в нпрвлении поток воздух, и свет их фонрей освещл склоненные головы тех, у кого они были. Толп пл ниц перед зияющей огромной дырой. С боков, под прямым углом к ней тянулись гигнтские лестницы. Без сомнения, я упл с одной из них. Рзмеры дыры или вход были пропорционльны колоннм и обычный дом легко мог пройти сквозь него. Существ бросли к этой широкой двери ккие-то предметы, очевидно, жертвоприношения и дры. Хефрен был их црем, Хефрен, укршенный золотом, с срдонической улыбкой. Или то был Абдул Рейс, монотонно гнусвивший зклинния? С боку от него н коленях стоял крсвиц Нитокрис; н несколько мгновений мне удлось увидеть ее профиль, и я зметил, что првя чсть ее лиц был объеден крысми или вмпирми. По рзмху культ я предположил, что божество, скрывющееся тм, в глубине, должно быть очень могущественным. Был ли это Осирис, Изис, Хорус, Амубис, или ккой-либо неизвестный бог? Существует легенд, соглсно которой лтри и гигнтские монументы воздвиглись в Небытии еще до того, кк стли почитть уже призннных богов. Глядя н совершющих змогильный культ существ, я не перествл думть о бегстве. Место, где я прятлся, скрывл густой мрк. В то время, пок эт кошмрня толп билсь в экстзе, мне необходимо было проскользнуть к одной из лестниц. Доверившись судьбе и своей сноровке, я попробовл это сделть. Я бсолютно не знл, куд попду, но нходил все же смешным свое желние вырвться из того, что считл сном. Был ли я в зтерянном црстве хрм Хефрен, месте, которое векми нзывли хрмом Сфинкс? Но я решил не строить предположений, выбрться н свободу, если мои ум и тело позволят мне сделть это. Ползком я нчл пробирться к левой лестнице, считя ее более достижимой. Невозможно описть ощущения, испытнные мной н этом пути, их можно лишь вообрзить, если помнить, что мне необходимо было постоянно следить з светом фонрей. Меня не должны были зстть врсплох. Нижняя чсть лестницы, кк я уже говорил, был погружен во мрк, см он головокружительно поднимлсь нд гигнтским входом. Я уже достточно удлился от сверкющей орды монстров, чей спекткль, несмотря н рзделявшее нс рсстояние, зствлял кровь стыть в моих жилх. Нконец, я достиг ступеней и нчл поднимться по огромной, сложенной из больших порфировых блоков лестнице, стрясь держться кк можно ближе к стене. Монстры были слишком зняты своей литургией, чтобы обртить н меня внимние. Стрх быть увиденным и боль, которя с новой силой терзл меня, были моими единственными ощущениями во время этого тяжелого незбывемого подъем. Во мне жило желние, добрвшись до вершины лестницы, продолжть крбкться по любым ступенькм, которые, возможно, попдутся мне н пути. Я дже не хотел остнвливться, чтобы взглянуть последний рз н этих, стоящих н коленях в тридцти метрх от меня мерзостных существ. Но внезпно булькющя речь стл оглушющей, и я, почти достигший вершины лестницы, вынужден был оглянуться, чтобы внимтельно вглядеться в происходящее внизу.

Монстры приветствовли нечто, появившееся из огромной зловонной дыры, чтобы збрть дские дры, брошенные лично для него. Оно предствляло собой тяжелое, желтовтое, волостое чудовище, трясущееся, словно неврстеник. Рзмером с гиппопотм, это существо имело довольно стрнную форму. У него не было шеи, и пять голов торчли нд огромным цилиндрическим телом. Первя и последняя из них были мленькими, вторя - средней, третья и четвертя кзлись смыми большими. Из голов торчли необычные щупльц, которые ждно зхвтывли огромное количество лежщей н земле пищи. Время от времени огромный монстр делл скчок и скрывлся в своей пещере. Его способ передвижения был столь необычен и необъясним, что я смотрел н него почти с восхищением, желя еще и еще рз увидеть его перемещение по простирющемуся подо мной прострнству. Когд он опять вышел из норы, я рзвернулся и со всей скоростью, н которую только был способен, помчлся по лестнице, почти н змечя ступеней.

Должно быть все это было лишь сном, в противном случе рссвет не зстл бы меня лежщим н песке Гизы, у подножия огромной, освещемой первыми лучми солнц фигуры ухмыляющегося Сфинкс. Огромный Сфинкс! Господи! Вопрос, вствший передо мной предыдущим утром... Ккую стрнную и жуткую номлию должен был предствлять Сфинкс н смом деле? Будь проклято все, что я видел, было ли это сном или явью, все что вселило в меня ужс, подобного которому я никогд не испытывл: неизвестное божество мертвецов, нслждвшееся гнусными подношениями бездушных существ, которых трудно себе дже предствить нормльному человеку. Пятитоловый монстр... Пятиголовый монстр, огромный кк гиппопотм...

Но я выжил и зню, что это только лишь сон.