/ / Language: Русский / Genre:child_det

Средство от привидений

Геннадий Филимонов

Греция… Страна мифов и теплых южных морей. Кто же откажется провести там недельку перед самым началом учебного года? Конечно, никто! И уж тем более не Сашка, Тоник и их верные друзья. Но перед тем как поехать в Грецию, ребятам необходимо провести одно небольшое расследование. Дело в том, что в интернате, где живет Сашка, появились привидения, которые пугают по ночам малышей. Но верные друзья не боятся привидений, ведь у них в запасе есть одно надежное средство…

Геннадий Филимонов

Средство от привидений

Часть первая

Глава I

Сашка бежал по каменистому склону вниз, не обращая внимания на отпрыгивающих в разные стороны ящериц. Он знал, что должен успеть добраться до кустарника раньше, чем преследователи появятся на вершине горы. Оставалось уже немного. Лишь бы не упасть. На огромной скорости он промчался через редкие заросли и вдруг обнаружил, что в двух шагах перед ним гора обрывается и он, не сумев остановиться, уже летит в пропасть. Земля далеко внизу казалась мягкой зеленой лужайкой, и, раскинув руки как крылья, он стал планировать. Воздух плотной ватной подушкой поддерживал его снизу, но земля неумолимо приближалась. Сашка, испугавшись, закувыркался в потоке, но, вспомнив, что внизу среди зелени синело маленькое зеркальце воды, раскинул вновь руки и устремился туда, где его ждало спасение.

Небольшая лужица росла в размерах и превратилась в огромное голубое озеро. Уже подлетая к блистающей на солнце поверхности воды, он вместо страха ощутил восторг, который возникал где-то в солнечном сплетении и волнами расходился по всему телу. Он зажмурился, чтобы продлить это чувство, грозящее пропасть при столкновении с водой, но удара все не было. Приоткрыв немного глаза, он обнаружил, что скользит над самой поверхностью озера и, делая внутреннее усилие, может даже подниматься еще выше.

Берег был уже рядом. Оставалось только красиво приземлиться рядом с огромной скалой, как вдруг воздух разорвала очередь из крупнокалиберного пулемета. «Та-та-та-та-та-та-та», — било где-то совсем рядом. Сашка замахал руками, пытаясь удержаться в воздухе и… проснулся. Левой рукой он заехал по стене, а правой ухватился за простыню. «Та-та-та», — неслось из открытого окна. Во дворе работал отбойный молоток.

Все стихло. Сашка сладко потянулся. По потолку перемещались зыбкие очертания растущих на балконе цветов. По стенам комнаты разбежались вьющиеся растения, выползающие, казалось, из двух больших аквариумов. Вокруг было чисто и спокойно. Если б так каждый день! Везет же Профи.

Сашка вдруг вспомнил сразу все события вчерашнего дня. Начиная с того момента, как он пел в электричке и встретил там Тоника. Как они вдвоем смогли победить четверых и потом ночью пробирались на чужую дачу. Как встретили волка и бандитов. Как из квартиры Профи он перелез на балкон Тоника и попал в лапы к бандитам. Как его отвезли в «Мерседесе» на дачу, где уже прятали мать Тоника. Как они оттуда сбежали и оторвались от погони на водных мотоциклах. Как они все на острове спасали Тоника и потом на «Мерседесе» возвращались домой, оставив бандитов с носом. Как ели огромный торт и пылающее мороженое. Да, денек был что надо![1]

Скрипнула дверь, и на пороге появился улыбающийся Профи.

— Вставайте, сэр, — торжественно провозгласил он, — нас ждут великие дела.

— Дела? — позевывая, удивился Сашка. — А я думал, что мы вчера все переделали.

— Чтобы все переделать и десятка жизней не хватит, — засмеялся Профи. — Но мы с тобой начнем с зарядки.

— Вот ты и начинай, а я посмотрю, — заявил Сашка, усаживаясь в кровати.

— Какой ты хитренький, — удивился Профи. — Ну что ж, тогда ты останешься без завтрака.

— А что у нас на завтрак? — заинтересовался Сашка.

— Мюсли с молоком, — интригующим голосом произнес Профи.

— Бр-р, — поморщился Сашка. — Это что-то скользкое и противное?

— Совсем наоборот. Это хрустящее и очень вкусное. С орешками, изюмом и шоколадом. Да что я тебя уговариваю, не хочешь, ну и не надо. Один все съем.

— Ну ладно, ладно, — заторопился Сашка, слезая с кровати, — от зарядки еще никто не умирал.

— Он подскочил к шторам и стал жалить их ударами, как его учил Тоник.

— Что ты делаешь? — схватился за голову Профи.

— Зарядку, — остановился в недоумении Сашка.

— Кто же с утра так резко двигается?

— Кто, кто, — передразнил его Сашка. — Дед Пыхто.

— Смотри на меня, — серьезным голосом сказал Профи, выходя на середину комнаты, — и делай то же самое.

Он поднял руки вверх, потянулся всем телом и широко зевнул. Сашка не смог удержаться от смеха.

— А чего ты так рот широко открываешь?

— Потому что каждое упражнение нужно делать на зевке. Потянулся как следует вверх и зевнул. Потянулся вперед и зевнул. Потянулся влево и зевнул. Ну и так далее.

— Только смотри челюсть не выверни.

Сашка старательно проделал вслед за Профи весь цикл потягиваний с зевками, пока тот не остановился.

— И все? — спросил Сашка.

— А тебя охватило чувство небывалого подъема, заставляющее вибрировать и радоваться жизни каждую клеточку твоего организма? — процитировал Профи неведомого автора.

— Охватило. Как только я проснулся, — сказал Сашка и побежал в ванную.

Когда он вернулся в комнату, то застал Профи посреди дверного проема. Тот, пыхтя, пытался раздвинуть его руками.

— С тобой все нормально? — спросил Сашка, осторожно заглядывая ему в лицо.

— Ты можешь проделать то же самое, если тебе мало просто зарядки и ты хочешь нарастить мышечную массу. Не нужно спортивных снарядов, достаточно стены или дверного косяка. Ровно одну секунду ты должен изо всех сил пытаться сдвинуть его с места. В разных направлениях, понятно?

— Сам, что ли, придумал?

— Один человек сидел в тюрьме и придумал. Его забрали щуплым и невзрачным доходягой, а через год из одиночной камеры вышел мощный атлет.

— Тоже бандит какой-то?

— Нет, политический.

— Ну, когда это было. А ты что-то не очень похож на мощного атлета, — скептически оглядел он Профи.

— Ладно, пойдем завтракать, — махнул тот рукой.

Он насыпал в тарелки хрустящие хлопья и, заливая их молоком, сказал:

— Понимаешь, знать — это одно, а делать — совсем другое. У меня это не всегда сходится.

— А откуда ты все это знаешь? — не удержался от вопроса Сашка.

— Книжки надо читать, — снисходительно сказал Профи.

— А где твой отец?

— А он еще утром на работу ушел.

— Везет тебе, мама на гастролях, папа на работе, делаешь, что хочешь.

— А ты в интернате разве делаешь не что хочешь?

— Сравнил, — едва не обиделся Сашка. — Там расписание. Всякой ерундой приходится заниматься. Как все, так и ты. Скучища. Нет, я уж лучше буду петь по электричкам.

— А не боишься встретить своих бывших «хозяев»?

— Кто? Я?! — возмутился Сашка. — Да я уже начал кунг-фу заниматься. Мне Тоник приемы показал. А пока я и в метро петь могу. Встану где-нибудь в переходе, часа два попою, мне на неделю денег хватит.

— А жить где будешь?

— А, — махнул рукой Сашка, — найду что-нибудь.

— Вам звонят, — послышался от двери мелодичный электронный женский голос.

— Пойду открою, — вылез из-за стола Профи и побежал к двери.

— Ну, здравствуй, герой, здравствуй, — послышался через минуту бодрый голос Василия Петровича, — а где же у нас самый главный борец с бандитизмом?

Он остановился на пороге кухни, улыбаясь, а сбоку выглянули Тоник с Алисой.

— Привет из солнечной Греции, — хором сказали они.

— Дядя Вася, Тоник, Алиса! — радостно завопил Сашка. — А я уже успел по вас соскучиться.

— А в Грецию ехать отказался, — с досадой сказал Профи.

— Кто отказался? Я? — опять возмутился Сашка.

— А кто же? Сам сказал, что не хочешь возвращаться в интернат.

— Ну и что?

— А то, что у тебя все документы в интернате. А без них тебя никто в Грецию не пустит.

— Это правда, дядя Вася? Он не врет?

— Правда, — со вздохом сказал Василий Петрович, усаживаясь на стул. — Сам посуди, кто же тебя через границу пропустит, если неизвестно, кто ты такой. А вдруг ты опаснейший террорист и тебя давно разыскивает ИНТЕРПОЛ.

— Вот это да, — присвистнул Тоник, и все рассмеялись, представив Сашку, увешанного с ног до головы оружием.

— Не поеду я в детдом, — решительно сказал Сашка, — пусть они мне так документы дадут.

— Не дадут, — Петрович встал со стула и подошел к окну, — в том-то и вся штука. Их же оформлять нужно будет не один день, а если ты не вернешься, то они вообще откажутся тобой заниматься.

Сашка молчал, сосредоточенно гоняя ложкой по тарелке последнюю изюминку. Тогда решил попробовать его уговорить Тоник, ведь они же вчера побратались.

— Слушай, ты мне брат или портянка? — попытался пошутить он, но Сашка взглянул на него такими глазами, что Тоник поперхнулся.

Алиса, спасая положение, подошла к Сашке и, положив ему руки на плечи, нежно замурлыкала:

— Мой дорогой Базилио, не обижайся на этого Буратино, его же из деревяшки сделали. Подумай лучше о своей Алисе, ведь я же без тебя в Греции пропаду, — и она прижалась к нему на мгновение щекой.

Сашка неожиданно улыбнулся и, грубовато отстраняя Алису, встал.

— Ладно, ладно, поехали. Только быстрее, пока я не передумал.

— А чай? — спохватился Профи. — Я же его только что заварил, с травами.

— Я куплю всем мороженое, — обрадовался Петрович, — и у меня в машине есть чудесный свежий квас.

Они мчались в «СААБе» Петровича, стараясь веселыми шутками поддерживать у Сашки хорошее настроение, но он то смеялся невпопад, то внезапно погружался в мрачное раздумье.

— Прощайтесь, — сказал Петрович, остановив машину у пятиэтажного кирпичного здания дореволюционной постройки.

— А зачем нам прощаться, — возразила Алиса, — мы же будем к нему каждый день в гости приезжать, правда, мальчики?

— Конечно, — подтвердил Тоник, а Профи протянул ему маленький фонарик, замаскированный под авторучку.

— Вот, возьми от меня в подарок, пригодится.

— Спасибо, — вздохнул Сашка. — Пока.

Он пожал друзьям руки и независимо пошел ко входу в интернат вместе с Петровичем. Из окон второго этажа за ними во все глаза наблюдали девчонки. Они целыми днями смотрели в окна, чтобы первыми знать, кто к кому приехал, на трамвае или на маршрутке, как гости одеты, сколько у них в руках сумок. Самым высшим шиком считалось догадаться по внешнему виду о цели приезда гостей.

Сейчас они все были озадачены — на таких красивых машинах в детдом давно никто не приезжал. Тем более летом, когда большинство воспитанников разбирали по домам, а здесь оставались либо круглые сироты, либо те, у кого мать и отца лишили родительских прав. Два верхних этажа в это время обычно пустовало, а всех воспитанников делили на две группы — старшую и младшую. Девочки спали в левом крыле, а мальчики в правом.

В каждой группе оставалось по два воспитателя; в младшей Нина Васильевна, по прозвищу Нинель, и Елена Николаевна, по прозвищу Стрекоза. Хотя так их звали за глаза только в старших группах, а в младших их звали мамочками. Нину Васильевну мамой большой, а Елену Николаевну мамой маленькой. Их обоих любили, хоть они отличались друг от друга не только ростом, цветом волос, но и характером. А объединяло их одно — они могли часами петь вместе. Но чаще им приходилось этим заниматься по отдельности, убаюкивая своих воспитанников перед сном. Именно у них Сашка и научился петь.

А старшей группе не повезло. У девочек руководила Маргарита Викторовна, прозванная Кровавой Мэри за ее пристрастие пользоваться губной помадой и лаком для ногтей густого темно-красного цвета. В младших группах ее просто боялись и рассказывали про нее всякие страшные истории, а в старших у нее редкий день не проходил без конфликта с девочками.

Со старшими ребятами занимался в основном Терентий Федорович, по прозвищу Шерхебель. Он его получил на занятиях по трудовому воспитанию, когда так назвал напильник с крупными насечками. Встречи с ним больше всего и боялся Сашка. Он и сбежал из интерната только потому, что сломал сверлильный станок.

Провожаемый восхищенными взглядами девчонок, Сашка вместе с Петровичем гордо прошествовал в кабинет директора. Яков Назарыч — толстенький невысокий человек с добродушной улыбкой и живыми глазками, выскочил из-за стола к ним навстречу.

— Прокофьев! Попался! — взмахнул он полными ручками. — Я же говорил, что сколько веревочка ни вейся… что он натворил, гражданин… не знаю, как вас звать-величать.

— Василий Петрович, — солидным голосом заговорил Петрович. — Вы только не напрягайтесь, ради Бога. Он решил к вам вернуться сам, а я его доставил на место. Правда, кое-какие вопросы мне бы хотелось обсудить с вами наедине.

— Прокофьев! Свободен, — строго сказал директор. — Иди в старшую группу.

Сашка огорченно вздохнул и вышел из кабинета. Ему больше нравилось возиться с малышами, быть у них кем-то вроде вожака, чем находиться на побегушках у старших ребят.

Малыши его тоже любили. Особенно старался всегда быть рядом с Сашкой восьмилетний Стасик. Его даже называли ординарцем. Он и сейчас первым бросился к Сашке.

— У тебя папка нашелся или тебя усыновляют? Это его машина внизу стоит? — засыпал он Сашку вопросами.

Остальные малыши молча стояли рядом, обступив их плотным кольцом, а около стены собрались девчонки.

— Он хочет меня усыновить, — небрежно сказал Сашка, — да я еще пока не решил.

Подойдя к окну, он помахал рукой ребятам, стоящим около машины, и они весело замахали ему в ответ.

— А это твоя сестра? — ревниво спросили девчонки, во все глаза разглядывая Алису.

— Нет, так, знакомая, — ответил Сашка. — А вот тот, что повыше, — мой брат.

— Везет же, — пронесся по толпе малышей завистливый вздох; почти каждый из них мечтал о старшем брате, не говоря уже о папе или о маме, и каждый верил, что у него семья найдется или, в крайнем случае, обязательно возьмут к себе хорошие люди.

— Прокофьев, Саша, нашелся! Надолго ли? — раздался рядом звонкий голосок Елены Николаевны.

— Мамочка, мамочка, — бросились к ней со всех сторон малыши.

— Месяц, наверное, продержусь, — нехотя сказал Сашка. — Только меня в старшую группу определили.

— Еленочка Николаевна, — обхватил ее правую ногу Стасик, — пусть он в нашей группе останется. Ну, пожалуйста.

— Ну, пожалуйста, — хором повторили малыши, которые до сих пор помнили все истории, рассказанные им Сашкой на ночь.

— Ну что с вами сделаешь, — заулыбалась Елена Николаевна, — придется идти к Якову Назарычу. Но при одном условии, если ты мне будешь помогать приглядывать за ребятами.

— Согласен, — сказал Сашка, не раздумывая.

— Ур-ра, — бросились обнимать его малыши.

Елена Николаевна постучалась и осторожно вошла в кабинет директора. Все замолчали. По интернату из года в год ходила одна и та же история-страшилка о том, что напротив директорского стола есть люк в полу, который открывается нажатием кнопки, и что самых непослушных воспитанников директор отправляет через люк в подвал, где стоит огромная мясорубка и там же пекутся пирожки. Всегда находились очевидцы, утверждавшие, что лично знали мальчика или девочку, которые в пирожке с ливером находили ноготь своего пропавшего товарища. По-настоящему, конечно, никто не верил в эти истории, но все равно самым страшным наказанием оставался вызов в кабинет директора, а вечерами у всех сладко замирало сердце от ужаса, когда рядом кто-то сдавленным голосом пересказывал очередные подробности ночных кошмаров.

Елена Николаевна вышла из кабинета вместе с Василием Петровичем.

— Остаешься с нами, — взъерошила она Сашке волосы.

— Ур-ра! — закричали малыши, прыгая от восторга, а Василий Петрович протянул ему широкую ладонь.

— Держи пять! Недели две тебе придется здесь отсидеться, а потом я тебя заберу. Прощаться с ребятами будешь?

— Нет, — твердо сказал Сашка, — все равно они завтра приедут.

— Ну, тогда до скорого.

И Петрович направился к выходу.

Сашка проводил его взглядом, но уже через минуту забыл обо всем на свете, окруженный толпой восхищенных слушателей. А рассказать ему было что. До обеда он успел повторить историю своих приключений не меньшее пяти раз, причем с каждым последующим рассказом он вспоминал все новые и новые захватывающие подробности схваток с бандитами. И, конечно, во всех перипетиях борьбы он играл самую заметную роль.

В столовую он шел вместе со своими почитателями, охотно купаясь в неожиданно пролившихся на него потоках славы. Ребята из старшей группы обедали за соседними столами. Сашка заметил, что несколько мест оставалось незанятыми. Он повернулся к Стасику, но в этот момент все стихли. В столовую вошли опоздавшие ребята. У них были бледные и слегка помятые лица, как будто они только что выбрались из постели, и они прошли к своему столу, ни на кого не обращая внимания. Сашке это показалось странным, а Стасик, увидев его недоумевающий взгляд, прошептал ему в самое ухо:

— На них по ночам черти воду возят.

— Какие еще черти?

— Самые настоящие, с рогами и копытами.

— А ты откуда знаешь? — иронически улыбаясь, спросил Сашка.

— Это все знают, — сделал большие глаза Стасик. — Я тебе вечером все расскажу.

Глава II

Ближе к вечеру они встретились в потайном месте, о котором знали немногие избранные и уборщица тетя Даша. Она там иногда протирала пыль. Это место было в самом конце коридора, около окна, за шкафами. Два старых шкафа стояли у самого окна, вплотную, и у одного из них не было стенок. Поэтому можно было залезть на подоконник и по нему пробраться в шкаф. Единственным недостатком этого места было то, что все разговоры легко прослушивались снаружи, поэтому Стасик рассказывал почти шепотом.

— Они приходят такими на обед уже больше месяца, почти сразу после того как закончились школьные занятия. Никому ничего не говорят, но по ночам их кровати пустые. Почти всегда. Нам рассказывали. Мы их пробовали выследить, но это бесполезно. Сережка Коновалов себе чуть пол-языка не откусил, когда за ними крался. К нему сзади подобрался кто-то весь черный, лохматый и давай щекотать. Сережка побежал, закричал и споткнулся. Ему в больнице язык пришивали. Девчонки потом видели по ночам на лестнице красные рты и красные ногти, черную перчатку.

— И ты веришь в такие сказки? — насмешливо спросил Сашка.

Стасик замолчал, насупившись. Сашка, поняв, что перегнул палку, решил действовать по-другому.

— Спорим, я вам всем докажу, что никаких чертей в интернате нет?

Стасик недоверчиво смотрел на него, не зная, что ответить, а Сашка стал деловито загибать пальцы.

— Нужна нитка, полтора метра — раз, карандаш новый — два, кусок мела — три. Достанешь?

— Карандаш у меня есть, почти новый, один раз только починенный, нитку у Еленочки отмотаю, а мел сейчас разве где найдешь?

— Ладно, мел я беру на себя.

Сашка задумчиво отковырнул из-под окна кусок штукатурки и задумчиво растер его между пальцами.

— Годится. Когда стемнеет, выйдешь, как будто в сортир, а сам приходи в общую комнату, я тебя там буду ждать, понял?

Стасик согласно кивнул головой, но было заметно, как он изо всех сил пытается скрыть охвативший его страх.

— Не трусь, — ободряюще похлопал его по плечу Сашка. — Прорвемся.

От такой перспективы у Стасика едва слезы не брызнули из глаз, но, к счастью, Сашка уже полез на подоконник и ничего не заметил.

— Выйдешь через пять минут, — строго сказал он Стасику напоследок. — Для конспирации. И никому ни слова!

Елена Николаевна попросила Сашку уложить малышей спать, а сама вместе с Ниной Васильевной весело болтала в комнате отдыха воспитателей.

Пришлось до одиннадцати часов рассказывать ребятам сказки, а когда наконец со всех сторон стало доноситься сонное сопение, он осторожно выскользнул за дверь.

Пробравшись по коридору мимо комнаты воспитателей, он оказался в общей комнате, которая располагалась напротив лестничной клетки. Стеклянная дверь на ночь всегда запиралась. Так было и на этот раз. Сашка осторожно вытянул два гвоздика, державшие самое нижнее стекло, и отставил его в сторону, за деревянную кадку с огромным тропическим растением, и прислушался.

Стасика еще не было. Девчонки тоже не спали. Кто-то приглушенным голосом рассказывал очередную мрачную историю. Сашка подкрался поближе к их палате и услышал самый конец:

— И тогда черная перчатка схватила ее за горло и сказала: «Отдай мое сердце».

С этими словами рассказчица, видимо, схватила кого-то из слушательниц, потому что они с визгом разбежались по своим кроватям и стихли.

Сашка поскреб пальцами по стеклу и негромко завыл. Затем, вполне удовлетворенный произведенным впечатлением, вернулся обратно в общую комнату и залез с ногами в глубокое воспитательское кресло. Со стороны коридора его совершенно не было видно. А если кто и заметит, то можно сказать, что ходил в туалет. Остальные малыши боялись ночью выходить из палаты и для них там ставили ведро. Только сейчас Сашка оценил подвиг Стасика, который в это время, дрожа от страха, крался по коридору.

— Стасик, — тихо позвал его Сашка, — иди сюда.

— Ты где? — громким шепотом ободряя себя, спросил Стае.

Сашка выбрался из кресла и подошел к нему.

— Давай нитку и карандаш.

Стасик протянул ему два карандаша и целый моток ниток, но Сашка, взяв, сколько ему было нужно, остальное вернул Стасу.

— Жди меня здесь, — приказал он и, подойдя к двери, ведущей на лестницу, пролез через нижнее окно.

Стасик, открыв рот, смотрел, как его старший друг проходит через застекленную дверь. Затем мгновенно забрался в кресло и, затаившись, стал ждать. С лестницы не доносилось ни звука. Но вот по стене метнулся тонкий луч фонарика и через минуту появился Сашка.

— Порядок, — удовлетворенно сказал он, стряхивая с рук известковую пыль.

— Ну что, видел чертей? — не удержался от вопроса Стасик.

— Никого там нет, — пренебрежительно сплюнул Сашка. — Я ловушки для них поставил.

— Ловушки?! — изумился его смелости Стасик.

— Да нет, не совсем. Нитку я к перилам привязал, а другой конец к карандашу и поставил его к стене. Если кто-нибудь пройдет по лестнице, то нитку заденет и карандаш упадет. А известкой пол засыпал — завтра можно будет даже размер ботинок определить.

— У чертей? — опять испугался Стасик. Никаких чертей на свете не бывает, заруби себе на носу, — сердито сказал Сашка, и в это время настенные часы стали зловеще отбивать двенадцать часов ночи.

Стасик съежился в кресле. Больше всего на свете ему сейчас хотелось очутиться в своей кровати, под одеялом, потому что он твердо знал, что именно в это время и появляется всякая нечисть, но Сашка опять проскользнул к дверям и поманил его за собой.

Они спрятались за деревянной кадкой и затаились. Ждать им пришлось недолго. Откуда-то сверху донесся протяжный скрип двери, и Стасик похолодел. Сашка крепко сжал ему руку. Прошло еще несколько невыносимо длинных минут.

У Сашки затекла левая нога, и он решил переменить позу. Устроившись поудобнее, он услышал короткий всхлип Стасика и поднял голову. Над лестницей прямо на них плыли три горящих зубастых рта. От неожиданности он выпустил руку Стасика и тут же услышал, как быстро-быстро зашлепали по полу босые ноги по направлению к палате. Теперь Сашка остался наедине с призраками. Ноги у него стали как ватные, и он при всем желании не смог бы сдвинуться с места и только тупо смотрел на приближающихся к нему привидений.

И в этот момент случилось непредвиденное: одно из привидений качнулось в воздухе и исчезло, вслед за чем раздался вскрик и негромкое ругательство.

К Сашке сразу вернулась способность соображать. Он понял, что привидение наткнулось на его нитку, а значит, никакое оно не привидение. Теперь он уже ясно различал четыре тени, две из которых старательно пыхали тлеющими во рту угольками. И тут он вспомнил, как сам в темноте пугал девчонок, зажав между зубами тлеющий кусок скорлупы от грецкого ореха. Попался на такой прием! Разоблаченные и уже не страшные привидения медленно прошли почти рядом с ним и растворились во мраке нижнего этажа.

Куда же они направлялись? Сашка решительно полез через окно, но в это время до него донесся сверху звук тяжелых размеренных шагов.

Ему опять стало не по себе, и, вспомнив про насмерть перепуганного Стасика, он решил сначала вернуться в палату и успокоить малыша, а потом продолжить свое расследование.

Стасик, конечно, еще не спал. Он сидел на кровати, укрывшись одеялом, и широко открытыми глазами смотрел на Сашку, как на пришельца с того света.

Сашка решил его сразу успокоить веселой шуткой.

— Ты чего здесь сидишь? А меня за тобой послали.

— Кто? — шепотом спросил Стасик.

— Ну, эти, с хвостами, как их там? Нам говорят, как раз еще одного водовоза не хватает.

— Я не пойду.

И Стасик залез с головой под одеяло.

— Да ладно, вылезай, шучу я, — спохватился Сашка. — Не было там никаких чертей.

— Да, не было, — высунул нос из-под одеяла Стасик, — я их своими глазами видел.

— А хочешь, я тебе сейчас точно такое же привидение сооружу, не отличишь от тех?

— Нет, — решительно сказал Стае и опять скрылся под одеялом.

— Дурачок, это же были ребята из старшей группы. Они горящую скорлупу от грецкого ореха в зубах держали. Хочешь, сам так попробуешь?

— Нет, — сказал Стасик из-под одеяла.

— Ну ладно, — согласился Сашка, — тогда я пошел спать. А завтра следы смотреть будем. Нам только нужно встать раньше тети Даши.

— Подожди, — поймал его за рукав Стасик. — Посиди со мной, пожалуйста.

Сашка тяжело вздохнул, но делать было нечего, сам же напугал малыша. Ему уже тоже хотелось спать. Но Стасик уснул на удивление быстро, свернувшись под одеялом калачиком. Сашка вернулся к лестнице, вставил на место стекло и закрепил его гвоздиками.

И в этот момент в коридор вышла Нина Васильевна. Прятаться уже было поздно, и Сашка обреченно пошел к ней навстречу.

— Так вот кто у нас девочек по ночам пугает, — остановилась Нинель, с интересом разглядывая Сашку. — Пора тебя в старшую группу переводить.

— Да нет, да я… я сам услышал, как кто-то воет, и решил посмотреть, — неловко соврал Сашка и покраснел. Хорошо, что в тем ноте этого не было видно.

— Ладно, иди спать, — смягчилась Нина Васильевна, — завтра разберемся.

Через минуту Сашка уже лежал в постели. Взбудораженный событиями прошедшего вечера, он долго не мог уснуть, перебирая в памяти эпизоды нового приключения. А оно уже началось, в этом он не сомневался. «Эх, Тоника бы сюда и Профи, — подумал он, засыпая, — тогда бы мы им всем показали…»

Глава III

— Сашка проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо. — Прокофьев! Саша! Вставай, все давно уже умываются.

Приоткрыв один глаз, он увидел склонившуюся над ним Еленочку.

— Ах ты симулянт, — рассердилась она. — Ну-ка, вставай немедленно.

Сашка вдруг вспомнил, что он собирался пробраться на лестницу раньше уборщицы. Проспал! В одно мгновение он выскочил из кровати и прямо в трусах помчался на лестницу.

Застекленная дверь уже была открыта. С нижнего этажа поднималась с ведром в руках тетя Даша.

— Куда бежишь, — остановила она Сашку, — только полы вымыла, мокрые еще. Позатоптали все ступеньки, оглоеды несчастные, известку растащили по всей лестнице. На вот карандаш, если ты не из этих, — и она сердито кивнула головой наверх.

Сашка не знал, кто такие оглоеды несчастные, но карандаш взял и вернулся в палату. Еленочка посмотрела на него как на сумасшедшего и сказала, что он вышел у нее из доверия и вечером она будет сидеть с ребятами сама.

Что ж, до вечера еще далеко. Сашка быстро натянул штаны и отправился искать Стасика. Скоро он показывал ему оставшуюся на перилах нитку и объяснял, как пользоваться скорлупой грецкого ореха. Днем уже ничего не могло напугать ребят и они весело смеялись над вчерашними страхами.

Но тайна все равно оставалась нераскрытой. Они спустились по лестнице до самого подвала, и там их встретила крепко запертая железная дверь.

Если известку на лестнице смыла уборщица, то на ботинках она все равно должна остаться, — поделился Сашка своей новой идеей со Стасиком.

— А как же мы сможем проверить все ботинки? — засомневался тот.

— Все не надо. Мы и так знаем этих ребят в лицо. Нужно проверить ботинки у того, кто шел последним. Шаги у него были тяжелые.

На третьем этаже из взрослых есть только Терентий Федорович и Маргарита Викторовна.

— Тихо! — остановил вдруг Стасика Сашка. — Шерхебель идет.

По лестнице как раз спускался Терентий Федорович. Через шею у него было перекинуто банное полотенце. Напевая себе под нос какую-то мелодию, он спустился на первый этаж и свернул за угол.

— В душевую пошел, — догадался Стасик.

— Отлично.

Сашка поднялся по лестнице, осторожно выглянул в коридор и увидел, что Шерхебель действительно зашел в душевую.

— Стасик, — позвал он. — Я сейчас спрячусь в коридоре за старыми стульями, а ты кричи, как будто тебя режут. Он из душевой выскочит, а я в это время там под кушеткой спрячусь. Скажешь, что ногу подвернул, понял?

— Понял, — вздохнул Стас.

Сашка, пробегая мимо душевой, изо всех сил стукнул кулаком по двери и спрятался за стульями. Почти сразу же начал тоненько визжать на одной ноте Стас. Терентий Федорович выглянул из-за двери, покрутил головой во все стороны и побежал к лестнице. Сашка вбежал в душевую, юркнул под кушетку и затаился.

Довольно быстро вернулся Терентий Федорович и начал, недовольно бурча, раздеваться. Туфли он поставил почти что Сашке под нос. Но нужно было выждать, пока он встанет под душ и намылится. Сашка не торопился. Времени до вечера было много.

Но вот зашумела вода в душевой кабине, и Сашка осторожно подтянул один туфель к себе. На подошве явно просматривались белые частички извести. Он взял второй туфель — и там то же самое. Сомнений больше не оставалось. Ночью на лестнице был он!

Сашка, стараясь не шуметь, вылез из-под кушетки и увидел, как Шерхебель намыливает себе голову. Это был самый подходящий момент. Сначала Сашка открыл дверь в коридор для отступления, а затем одним движением перекрыл кран с горячей водой и выскочил за дверь.

Он бежал по коридору, а вслед ему несся дикий вопль первобытного человека, впервые в жизни севшего на ежа.

Стасика уже на лестнице не было. Во время обеда они сели за разные столики, чтобы не вызвать подозрений, но все равно Шерхебель мрачно смотрел на Сашку и иногда зловеще улыбался. Видимо, он сильно жалел, что Сашка не в старшей группе.

К вечеру Сашка подготовился основательно. Он взял у Стасика моток ниток, фонарик, который ему подарил Профи, и два куска хлеба, которые он на всякий случай стащил в столовой.

Стасика он решил с собой не брать, хотя как тот его только ни уговаривал. Ему он поручил задачу отвлечения Еленочки, на случай, если она в самом деле долго у них засидится. Действовать они решили по той же схеме.

В постель он лег уже одетым и сразу притворился спящим, чтобы на него не обращали внимания. Еленочка в самом деле собралась сидеть с ребятами допоздна. Уже часы пробили двенадцать, а она все не уходила. Тогда Сашка начал реализовывать свой план.

Он осторожно сполз с кровати, соорудив из подушки и запасного одеяла некое подобие человеческой фигуры, и пополз к выходу. Пролезая под кроватью Стасика, он толкнул сетку рукой, чтобы тот проснулся. Стасик перевернулся на другой бок, как они и договаривались. Значит, можно ползти дальше.

Еленочка сидела на стуле около последней кровати. Сашка пробрался к ней поближе и затаился, ожидая, когда Стасик начнет «свою игру». Сейчас он боялся только того, чтобы не чихнуть от скопившейся под кроватями пыли.

Через некоторое время Стасик еле слышно застонал и Еленочка подняла голову. Стасик застонал сильнее. Он начал метаться по кровати, как в жару, и звать маму.

Еленочка схватила пластиковую бутылку с фантой и побежала к нему, а Сашка тем временем спокойно пробрался на четвереньках к двери и выскочил в коридор. «А все-таки хорошо, — подумал он, — что у меня есть такой друг, как Стасик, а то я сам отсюда никогда бы не выбрался».

Уже привычно он снял стекло и вылез на лестницу. Скорее всего ребята прошли вниз, а дверь в подвал оставили открытой. Сашка уже не сомневался, что нечто таинственное происходит именно там.

Так оно и оказалось. Дверь была незаперта, и Сашка без колебаний стал спускаться в глубину подземелья. Оттуда пахнуло сыростью и мышами. А может быть, и крысами, но об этом он старался не думать.

Освещенная тусклой лампочкой бетонная лестница скоро кончилась, и Сашка очутился в полной темноте. Он включил фонарик и увидел, что дальше коридор разветвляется и можно идти не только прямо, а еще и налево или направо. Можно было обследовать все маршруты по очереди. Он привязал к полуразвалившейся двери нитку и пошел, разматывая клубок, в левый проход. Кроме этого, чтобы не заблудиться, он решил все время сворачивать влево, а когда он потом пойдет обратно, то будет сворачивать вправо и спокойно придет к выходу.

Сашке было, конечно, жутковато, но азарт первооткрывателя уже захватил его. Ведь наверняка где-то здесь под ногами зарыты клады с несметными сокровищами, а за поворотом в стене может специальным приспособлением открыться потайная дверь в какие-нибудь царские чертоги. Ведь Сашке не раз рассказывали старшие ребята, что где-то в этих местах был подземный ход через Москву-реку, ведущий прямо в Кремль.

Вдруг он услышал, как кто-то, глухо кашляя, спускается по лестнице. Сашка остановился и выключил фонарик. Кто бы это мог быть? И тут он услышал голос Шерхебеля:

— Вот так номер. Кто это здесь шерстяную нитку привязал? Эй, работнички! — крикнул он в глубину подвала. Оттуда послышался ржавый скрип открываемой двери и быстрый топот нескольких пар ног.

— Что это такое? — грозно вопрошал Шерхебель, показывая нитку.

— Вчера такая же на лестнице была привязана, — послышался неуверенный, ломающийся, мальчишеский басок.

— Значит, что же, он сюда уже пробрался! — разозлился Шерхебель. — Тем хуже для него. Дверь на замке, отсюда ему не выбраться. Ищите!

Сашка не стал дожидаться, пока они по нитке выйдут к нему и, не зажигая фонаря, пошел вдоль стены на ощупь. Нужно было оторваться от преследователей. Но скоро по голосам, которые уже звучали впереди него, он понял, что подвал имеет замкнутую круговую структуру и он может сам выйти к ним навстречу.

В это время он увидел впереди огонек от спички. Значит, его уже окружили. Он перешел к противоположной стене подвала, надеясь отыскать выступ, за который можно спрятаться, и тут его руки погрузились в пустоту. Перед ним был лаз, уходящий в сторону, и Сашка, не раздумывая, полез туда.

Однако очень скоро он уткнулся в стенку. Лаз заканчивался тупиком. Разочарованный, Сашка уселся на землю, привалившись спиной к стене и слегка запрокинув голову.

Сверху двумя тоненькими лучиками проникал призрачный, мерцающий свет. Сашка вскочил и нащупал руками над головой холодный металлический круг. «Это колодец», — догадался он и изо всех сил нажал на него снизу. Люк сдвинулся. Сашка в одно мгновение выскочил наружу и оказался в интернатовском дворе.

Стараясь не шуметь, он осторожно задвинул люк на место. Пусть они его поищут. У них еще вся ночь впереди. Правда, ему тоже было некуда деться. Двери в интернат закрыты до утра. Если же он будет стучаться, то Шерхебель точно узнает, что в подвале был он, и тогда о Греции нельзя будет и мечтать.

Нет, в интернат возвращаться нельзя. Днем еще можно проскочить незаметно, но сейчас ночь. Куда бы спрятаться хотя бы до утра?

За забором послышался лязг колес заходящего на круг трамвая. Сашка быстро перелез через забор и спрятался за деревом. Трамвай развернулся и, не открывая дверей, поехал обратно. Скорость он еще не успел набрать, и Сашка легко вскочил на железную лестницу, прикрепленную сзади к вагону.

Наверное, это был последний трамвай, потому что пассажиров уже не осталось, и он провез Сашку без остановок почти до самого центра. Отсюда уже легко добраться до Арбата, и Сашка отправился туда пешком. Там ведь и ночью не прекращается жизнь, гуляют люди, так что не соскучишься.

В переходе около кинотеатра «Художественный» он действительно обнаружил довольно большую группу людей. Сначала он не понял, для чего они там собрались, но тут услышал гитарный перебор и совершенно необычный голос.

Протиснувшись сквозь толпу, Сашка увидел внешне ничем не примечательного человека. Рост ниже среднего, темные волосы, без конца падавшие ему на чуть раскосые глаза, которые выдавали его восточное происхождение.

Но не внешность его была главным. Голос — вот что прямо-таки завораживало слушателей. Необычайно широкого диапазона, он то взлетал вверх, то падал в самые низы, и во всем этом не было ни капли фальши. Он был словно насыщен какой-то яростной энергией до предела.

— Я не ведал огней, я сидел на цепи,
Только ветер коней разгонял по степи, —

пел он, и сразу возникало полное ощущение терпкой южной ночи, степного простора и дрожащей земли под копытами бесчисленных конских табунов.

По монгольской степи в Новгородский предел
Хохот старой цепи злой стрелой пролетел.

Человек пел, глядя в какие-то ему одному известные дали, и вкладывал в каждое слово столько внутренней силы, что у Сашки просто мурашки побежали по коже. Он простоял, не сходя с места, до самого конца песни.

— А Мурку можешь? — раздался поверх голов чей-то пьяный голос.

— Могу, Петька, могу, — улыбнулся человек и провел пальцами по струнам.

Сашка тоже знал Мурку. Он встал поближе к гитаре, развернулся лицом к слушателям и с первым же аккордом запел.

Толпа от неожиданности захохотала, но Сашка нисколько не стушевался, а, наоборот, запел еще громче.

Припев они пели уже вдвоем, а потом, отдав гитару, пошли вместе по Суворовскому бульвару. Оказывается, в переходе обычно играет совсем другой человек, а Толян, так, оказывается, звали нового знакомого Сашки, просто попросил у него гитару на пять минут.

Толян рассказал Сашке, что приехал в Москву из Владивостока, где работал в театре актером и переиграл кучу главных ролей.

А сейчас он пробует устроиться в театр здесь, а пока работает дворником, подметает улицы.

— Да ты в переходе себе сколько хочешь денег можешь заработать, — не удержался Сашка. — Вон тебе сколько за одну песню набросали.

— А у меня гитары своей нет, — вздохнул Толян. — И я не за деньги работаю, а за крышу над головой.

Они уже сворачивали на Малую Бронную. Толян внимательно посмотрел на Сашку и спросил:

— А ты сам-то где живешь? Метро уже не работает.

— Рядом, — беспечно махнул рукой Сашка. — Мне метро и не нужно.

— А родители?

— Спят давно. А я всегда гуляю перед сном.

Толян остановился и протянул Сашке руку.

— Тогда счастливо гулять дальше. А я уже дома.

Сашка растерялся.

— Как уже дома? Мы же на перекрестке стоим.

— Дойду сам. Мне с болтунами не по пути.

— А почему это я болтун? — решил на всякий случай обидеться Сашка.

— Что ты мне врешь — это видно сразу. А почему врешь — этого я не знаю, да и не очень хочу знать. Пока.

Толян хлопнул Сашку по плечу и быстро зашагал в глубь квартала.

— Стой! — закричал Сашка. — Подожди.

Он догнал Толяна и схватил его за рукав рубашки.

— Да, соврал я, соврал! Я сбежал из детдома и мне негде ночевать. Вот ты и услышал свою правду, если она тебе нужна. Испугался, что я к тебе ночевать буду проситься? Да нужно мне очень. Я в любом подъезде переночую. Я просто песни люблю!

И он резко повернулся, чтобы уйти, но Толян положил ему руку на плечо.

— Стой. Ладно, не обижайся. Прости меня, я же не со зла. Просто решил сдуру тебя повоспитывать. Пойдем, переночуешь у меня, а завтра что-нибудь придумаем.

— А как ты догадался, что я вру? — немного успокоившись, спросил Сашка.

— По глазам. Я же сам такой недавно был. Глаза у тебя какие-то бездомные.

— Бездонные? — не расслышал Сашка.

— Это ты хорошо сказал, — засмеялся Толян. — Бездонные, бескрышные, бесстенные, в общем, не ограниченные замкнутым пространством, а вмещающие в себя весь мир. Хорошо я сказал?

— Хорошо, — согласился Сашка. — А песню ты про кого пел?

— Про Чингисхана. Он ведь тоже был бесстенный и бескрышный, дитя степей. Кстати, мой дальний родственник. Правда, о-очень дальний, — протянул Толян, а затем сказал официальным голосом: — Песня основана на реальных фактах его биографии, — и строго посмотрел на Сашку.

— Сам сочинил? — улыбнулся тот.

— Сам, — ответил Толян, и они, довольные друг другом, захохотали.

Неподалеку от Палашевского рынка они свернули во двор и остановились перед старым трехэтажным домом, имеющим явно нежилой вид. На окнах не было ни штор, ни занавесок, а через второй этаж проходила широкая трещина.

— Вот здесь я и живу, — показал Толян на второй этаж. — В любой момент эти стены могут обрушиться, поэтому каждый день, который я живу на свете, я считаю подаренным судьбой. А для чего подаренным — пытаюсь разгадать. Ну, а как ты — будешь испытывать судьбу?

— Тоже мне испытание, — усмехнулся Сашка и вошел в подъезд.

Дверь в квартиру Толяна была обита жестью и казалась наглухо заколоченной. Но Толян спокойно вытащил пальцами два огромных гвоздя и дверь легко открылась.

— Прошу, — пригласил он Сашку. — Только не споткнись.

Весь пол был засыпан книгами, альбомами, справочниками, тетрадками.

— Здесь раньше художник жил, — объяснил Толян. — Уехал на Запад, а все это хозяйство бросил. Так что сегодня ты будешь спать на книгах.

На книгах, так на книгах.

Сашка вдруг почувствовал, что он страшно хочет спать. Он огляделся. В правом углу огромной комнаты, у окна, на подставках из книг стояла половинка дивана, на которой, вероятно, и спал Толян. Рядом располагался низенький стол, сооруженный из боковой стенки шкафа, положенной на деревянный ящик. На столе лежала недочитанная книга, чайник и открытая пачка печенья.

— Чай будешь? — спросил Толян.

— Нет, — категорически отказался Сашка. — Лучше завтра. Спать охота — сил никаких нет.

Толян расчистил противоположный угол комнаты от книг, сложил в четыре стопочки чье-то собрание сочинений в черных обложках и положил на них стенку от шкафа. Затем бросил на нее пару телогреек и жестом предложил Сашке ложиться спать.

— Постель готова, сударь. Отрубаемся.

Сашка лег на одну телогрейку, укрылся другой и почти сразу провалился в глубокий сон.

Свет они не зажигали. В комнате было светло от уличных фонарей. Толян, стараясь не шуметь, вскипятил чайник, выкурил сигарету, глядя в окно, и только потом лег спать. Завтрашний день обещал принести что-то новое…

Глава IV

В тот день начался для Тоника странно. Необычным было уже само пробуждение. Он проснулся внезапно, в один момент, от чувства беспричинной радости. Щенячий восторг — иронизируя, назвал бы он свое состояние раньше, но сегодня к нему примешивалось что-то еще. У него было чувство, что он как будто на сцене или на фотографии в рамочке. И словно кто-то этой фотографией любуется. Наверное, так себя чувствовал по утрам Аполлон.

Тоник вскочил с кровати и подбежал к зеркалу. Нет, до Аполлона ему еще далеко. Нужно подкачать бицепсы, а особенно трицепсы, пресс еще слабоват. Но зато у него сильная спина и резкий удар левой.

Тоник провел молниеносную серию ударов, а затем повернулся к зеркалу спиной, разглядывая уже хорошо сформировавшиеся крылышки — так они с отцом называли широчайшие мышцы спины. И удар у него что надо. А это самое главное для каратеки, ведь искусство ухода от нападений, так называемый танец юного Шивы, он освоил с помощью отца еще в далеком детстве.

А становиться качком с дутыми мышцами ему никогда не хотелось, потому что у качков сила никогда не соответствует мышечной массе, а реакция нулевая. К тому же в уличной драке всегда стараются первым выключить самого мощного на вид противника, да еще каким-нибудь подлым ударом сзади по голове.

И все-таки хорошо, если ты можешь защитить свою девчонку. Хотя такая, как Алиса, и одна не пропадет. Тоник вспомнил, как она два дня назад в Серебряном бору, не задумываясь, пустила в ход баллончик со слезоточивым газом.

— Послушайте, о чем вы говорите? — вмешалась Алиса. — Это же понятно, почему он сбежал. Мы обещали приходить в гости каждый день, а вчера о нем забыли. А ему там не сладко. Он обиделся и сбежал. И, конечно, ни за что теперь не позвонит.

— И куда же он, по-твоему, пойдет? — спросил Профи.

— Когда человек обижается, — стала развивать свою теорию Алиса, — то он старается поступать всем назло. Чем для себя хуже — тем лучше. Поэтому я думаю, что он вернулся на Белорусский вокзал к своим старым хозяевам. Искать его надо там.

— Логично, — сказал Профи. В его устах это было лучшей похвалой.

— Тогда поехали, — встал со скамейки Тоник. — Не будем терять времени.

Все они были на роликовых коньках и уже прекрасно обходились без налокотников и наколенников, не говоря уже о шлеме. В такую жару все это только бы мешало. Один за одним друзья стремительно пронеслись по асфальтированным дорожкам и вскоре выбрались на Пресненский вал. Здесь им пришлось сбавить скорость, чтобы не сбить с ног зазевавшегося прохожего, но тем не менее через пятнадцать минут они подъезжали к метро «Белорусская».

— Сашка говорил, что они в этом дворе живут, — показал Профи на дом, где находилась пиццерия.

— Они туда только ночевать приходили, — возразил Тоник, — а сейчас нужно на самом вокзале поискать. Может, он еще не уехал, а может, уже заработал себе денег и в буфете фанту пьет. Давайте и начнем с зала ожидания.

Но самые тщательные поиски в течение двух часов ничего не дали. Сашки не было нигде. Усталые и расстроенные ребята остановились около площади Белорусского вокзала. Здесь обычно дежурили таксисты, ожидая выгодных пассажиров. А сейчас вместо такси к стоянке подъехала шестая модель «Жигулей», с железным багажником на крыше.

За рулем сидел коротко стриженный парень крепкого телосложения, а на заднем сиденье располагались еще двое. Они обратили внимание на Алису, когда она всматривалась в толпу, пытаясь первой разглядеть Сашку. Тоник с Профи в это время стояли в стороне и обсуждали дальнейшие действия.

Переглянувшись, ребята в «Жигулях» сказали несколько фраз водителю, и тот, развернувшись, стал медленно подавать машину назад. Один из парней открыл заднюю дверцу и, когда машина поравнялась с Алисой, схватил ее за руку и одним рывком втащил в машину. Если бы она была не на роликах, то ему проделать этот трюк было бы гораздо труднее. А сейчас она сразу потеряла равновесие и не успела даже крикнуть.

К счастью, Тоник в это время обернулся и успел увидеть, как Алиса мгновенно оказалась в машине. Ему повезло, что водитель на несколько секунд замешкался, пока не закрылась задняя дверь. За это время он успел рвануться к машине и в последний момент прыгнуть на багажник, схватившись руками за металлические прутья, закрепленные на крыше.

Взревел двигатель, и автомобиль помчался к перекрестку. Тоник подтянулся и смог встать на ноги. Теперь главное не упасть, поэтому он держался за багажник изо всех сил. Со стороны он был похож на всадника, оседлавшего бегемота. Вся площадь замерла, пораженная невиданным зрелищем, и только Профи бежал за машиной с громким криком: «Пожар, пожар!»

Водитель резко ударил по тормозам, и Тоник завалился на багажник, но удержался. Машина снова рванулась вперед и перед перекрестком затормозила. Дальше ехать с пассажиром на крыше, да еще на красный свет, было опасно. Двое парней выскочили из кабины, но Тоник мгновенно перебрался в кузов стоявшего рядом грузовика.

— Я буду прыгать на вашу машину сверху, — кричал он. — Вы только сядьте в нее, только сядьте.

Ему нужно было протянуть время, чтобы они не успели отсюда уехать. Около метро он видел двоих милиционеров и теперь ждал, что они успеют прийти на помощь.

Один из парней полез на грузовик, но в это время хлопнула дверца машины и все увидели целую и невредимую Алису. Она стремительно проехала на роликах вперед и, выбравшись на тротуар, остановилась около милиционеров. Тоник слез с другой стороны кузова грузовика и подъехал к ней. Профи уже стоял рядом, закрывая собой Алису от дороги.

Парни плюнули, сели в машину и, как только загорелся зеленый свет, вместе со всем потоком исчезли за поворотом.

— Ну все, — сказал Тоник и взял Алису за руку, — больше мы от тебя ни на шаг. Успокойся, Антон, — мягко отвела его руку Алиса, — если попались нам эти два урода, так теперь нужно всего бояться? Тем более что я одному из них так врезала, что запомнит он меня надолго.

Ребята недоверчиво на нее посмотрели, но Алиса подняла правую руку и, раскрыв ладонь, сказала:

— Вот этой самой рукой. Что — не верите? А помнишь, Тоник, ты ведь сам меня вчера научил этому удару — ребром ладони под горло. Только я попала не ребром ладони, а кончиками пальцев. Боже, как ему было плохо. Я даже сама перепугалась. Он чуть не задохнулся. Ты страшный человек, Антон. Я теперь это поняла.

— Я же не бандит, чтобы меня бояться, — засмеялся Тоник. — Просто ты очень способная ученица. Слушай, Профи, а что, ты там про пожар кричал? — перевел он разговор в другое русло.

— Психологи установили, что люди быстрее всего отреагируют на просьбу о помощи, если будут бояться, что с ними случится такая же беда. А пожаров как раз боятся все, — спокойно объяснил Профи.

— Ладно, давайте думать, где теперь искать Сашку, — сказала Алиса.

— Хватит нам на сегодня приключений, — решительно заявил Тоник. — Поехали домой.

— Может быть, он уже ждет нас там. Сидит и пьет чай, пока мы здесь бегаем, — добавил Профи.

— Что-то я в это не очень верю, — вздохнула Алиса, но ничего другого предложить не смогла.

И друзья отправились к своему дому.

А Сашка в это время сидел на лавочке около Патриарших прудов. Он проснулся сегодня поздно, когда Толяна уже не было. На полу лежала записка: «Я на Патриках. Завтрак на подоконнике. Гвоздь найдешь под дверью. Толян».

На подоконнике лежала вчерашняя пачка печенья и стоял стакан с остывшим чаем. Вот и весь завтрак.

Сашка грыз печенье, запивая чаем, и смотрел в окно. Толяна нигде не было видно. Значит, Патрики — это не улица за окном. Как же его найти? Придется спрашивать дорогу у прохожих.

Он плотно закрыл за собой дверь, вставил гвоздь на старое место и вышел во двор. Неподалеку старушка выгуливала такую же старую собаку неопределенной породы. Они даже были в чем-то похожи.

— Бабушка, а где тут у вас Патрики? — вежливо обратился к ней Сашка.

Старушка затрясла головой, как будто пыталась навести там порядок.

— Не знаю, милок, я таких не знаю. Все уже переехали. Одна я тут осталась, да моя Дуся.

Дуся сидела у ее ног и с недоумением смотрела на Сашку.

— Хорошая у вас собака, — не нашелся он больше что сказать и, осторожно погладив ее, отправился дальше.

На углу в черном костюме и белой рубашке стоял парень с букетом в руках. Он явно кого-то ждал.

— Скажите, а где Патрики? — начал Сашка.

— Там, — показал он Сашке в конец улицы и отвернулся.

Сашка пожал плечами и двинулся в указанном направлении.

— Там Малая Бронная, повернешь направо и выйдешь на Патриаршие пруды, — крикнул ему вслед парень, увидев его неуверенную походку.

Это было уже совсем другое дело. По крайней мере стало ясно, что нужно искать. Пруды-то найти можно. Их сразу видно. Сашка сразу приободрился.

И действительно, очень скоро он вышел к пруду. Но ни одного человека с метлой вокруг не было видно. Может быть, Толян сейчас на другом пруду, ведь парень ясно сказал «пруды», а не «пруд».

— Дядь, а где тут второй пруд? — спросил он у пожилого мужчины, сидящего неподалеку от памятника Крылову.

— Да вот сколько живу здесь, а второй никак не могу найти, — улыбнулся тот. — А тебе он зачем понадобился?

— Человека одного ищу. Сказал, что будет на Патриках.

— Тогда он должен быть здесь. Ты обойди пруд и где-нибудь его непременно встретишь. Может быть, он в кафе сидит.

— Спасибо, — сказал Сашка и отправился на поиски Толяна.

Кафе находилось на другой стороне пруда и выбегало ступеньками из высокого одноэтажного каменного павильона прямо в воду. Под тентами с иностранными надписями стояли деревянные столы и лавки. Толяна отсюда не было видно. Может быть, он сидит где-нибудь неподалеку за деревом.

Весь пруд был окружен большими старыми тополями. На скамейках сидели мамаши с маленькими детьми, пенсионеры и иногда попадались влюбленные парочки. Их время еще не пришло. А пока на тех скамейках, что стояли ближе к воде, располагались живописные группы необычно одетых ребят и девчонок. Некоторые из них были в черном, другие, напротив, выделялись яркой стиль-? ной одеждой и свободной, раскрепощенной манерой общения.

Сашка не спеша шел по аллее, с любопытством глазея по сторонам. Было бы странно, если бы Толян сидел среди них. Но это было бы интересно. Однако его и на этой стороне пруда обнаружить не удалось.

Подойдя к кафе, Сашка наклонился к воде и удивился ее чистоте. Только водорослей было много. Хотя они как раз довершали картину причудливого подводного царства.

К нему уже спешили на всех парах местные коричневые утки. А дать им было нечего. Сашка вздохнул и огляделся. И почти сразу увидел Толяна. Тот сидел на второй скамейке со стороны входа и похоже было, что крепко спал. На голове у него красовалась соломенная шляпа с широкими полями, прикрывающая лицо, но Сашка обладал хорошей зрительной памятью, поэтому сразу узнал своего вчерашнего друга. Сашка осторожно подобрался к Толяну и сел рядом, решив его не будить.

Так он и просидел, не двигаясь, почти полчаса. Из кафе доносилась негромкая музыка, рядом прогуливались самые разные люди, которых объединяло только одно — желание найти в центре города тихий уголок и отдохнуть от своих надоевших проблем. Атмосфера здесь для этого была самая подходящая. Сашка тоже вспомнил всех своих новых друзей, с которыми еще недавно собирался поехать в Грецию. Теперь из этого, конечно, ничего не получится. Да и раньше, честно говоря, он слушал все их рассказы о Греции только как красивую сказку. В конце концов, у них своя жизнь, а у него своя. А вдруг и правда что-нибудь выйдет? Но от этой мысли у него на душе стало еще противнее.

— Давай, — охотно согласился Сашка. — А кто эти ребята на другой стороне?

— Кого здесь только нет. И толкиенисты заходят, и булгаковцы. Здесь же рядом нехорошая квартира.

— Какая?

— Ты что, не читал «Мастера и Маргариту» Булгакова?

— Нет.

— А «Властелина колец» Толкиена?

— Не читал.

— Какой же ты счастливый, — совершенно неожиданно рассмеялся Толян. — Такие интересные книжки тебе еще предстоит прочитать. А в «нехорошей квартире» жил Воланд, повелитель тьмы, со своими приближенными. Здесь тоже всякая нечисть водится.

— В пруду? — не понял Сашка.

— Если бы. Ты попробуй сюда прийти после двенадцати ночи. Или зубов недосчитаешься, или чего похуже.

В это время мимо них прошел человек в безрукавке и в шортах. Все обнаженные места на руках и ногах у него были густо покрыты татуировкой.

— Видишь, какие здесь экземпляры водятся, — кивнул на него Толян. — Я один раз на этой скамейке засиделся допоздна. Смотрю, мимо этих ребят идет мужичок пьяненький. То ли он им сказал что-то, то ли так просто, но они все вместе начали его бить. Его ветром качало — ткни пальцем и свалится, а они окружили всей толпой, кто-то сзади ударил ему под затылок, а когда он упал, то все вместе стали бить ногами. А ты знаешь, что под затылок удар смертельный, так же, как и в переносицу — чуть сильней ударят и все, кровоизлияние в мозг?

— Я знаю, — сказал Сашка. — Мне Тоник рассказывал. А что дальше-то было?

— А дальше я закричал «милиция», они и разбежались. Притащил его к себе. Хороший мужик оказался. Он тогда отмечал с друзьями какую-то премию, вышел прогуляться, а они его чуть на тот свет не отправили. Их все равно бы жизнь за него наказала, да только мужика жалко. Да ладно, что мы все о грустном да о грустном. Пойдем лучше в зоопарк сходим.

— А как же девушка?

— Она обычно с утра здесь кофе пьет. После обеда жарко, а вечером противно из-за всякой нечисти.

— И ты здесь каждый день сидишь?

— Сижу. Понимаешь, я должен ее хоть раз в день увидеть, иначе мне просто плохо.

— А сегодня? Ты же ее не видел?

— А сегодня, может быть, ты меня отвлечешь от грустных мыслей. Давай сходим куда-нибудь.

— Давай. А гитара тебя отвлекает?

— Отвлекает.

Они шли по аллее и разговаривали о жизни, как старые, давно не видевшиеся друзья. По крайней мере, так казалось со стороны. И разницы в возрасте Сашка не чувствовал. Да и какая может быть разница между людьми, одинаково много повидавшими в этой жизни, которая их к тому же и не слишком баловала.

Глава V

На следующий день в одиннадцать часов утра Тоник с Алисой уже стояли под дверью квартиры Профи. Вчера при расставании Павел сказал им, что у него есть интересная идея, и просил зайти утром. «Будет потрясающий сюрприз», — предупредил он.

После долгого звонка в дверь они услышали приближающийся стук деревяшек, а затем на пороге показался одноногий инвалид с внешностью опустившегося бомжа.

— Боже, кто это? — спряталась за спину Тоника Алиса.

— Заходите, — хриплым натужным голосом проговорил инвалид, и сразу стало ясно, что это Профи. Ведь подделать голос гораздо труднее, чем просто изменить внешность.

— Что с тобой, Павлик? — ахнула Алиса.

Тоник удивленно рассматривал преобразившегося друга.

— Проходите, сейчас я с вами сделаю тоже самое, — пообещал Профи.

Тоник с Алисой переглянулись и вошли в квартиру. Профи, конечно, всегда был мастером на выдумки, но сейчас он просто превзошел себя.

— Я вспомнил, — не теряя времени, сразу стал объяснять Профи, — что Сашка собирался петь в метро вместо того, чтобы жить в детдоме. Значит, там его и нужно искать.

— Правильно, как я сам не догадался, — обрадовался Тоник. — Но обойти все станции метро мы сможем недели за две, не раньше. И Сашка тогда не сможет поехать с нами в Грецию.

— Вот именно, — поднял кверху указательный палец Профи. — Поэтому я предлагаю другой путь. Мы сами пойдем петь в метро, и на нас выйдет мафия, которая контролирует всех подземных музыкантов. А от их мы узнаем про Сашку.

— Гениальная идея, — сказала Алиса. — не нравится.

— Только кто из нас петь будет? — слегка засомневался Тоник. — По-моему, нам всем в этом смысле до Сашки далеко.

— Это неважно, — разгорячился Профи. — Главное — продержаться день. Петь будете вы, потому что я вчера перетренировался и сорвал голос, а я буду ходить на костылях с шапкой по кругу.

— Неужели, глядя на нас, можно подумать, что мы беженцы или цыгане? — обиженно надув губы, спросила Алиса.

— Так я сделаю из вас хоть беженцев, хоть цыган. Вот специальный клей, можно избороздить все лицо шрамами. А этими на кладками да красочками я тебе такой синячище вылеплю — закачаешься.

— Спасибо, Павлик, — сказала Алиса. — Ты настоящий друг.

Тоник улыбнулся, представив Алису с синяком под глазом, но она сделала протестующий жест рукой.

— Это не смешно, Антон. Это грустно. Над нами же все обревутся. А кому это нужно? Давайте лучше устроим праздник. Пусть всем будет весело. Вот, смотрите. Ты, Павлик, отдай один костыль Тонику. Пусть он тоже сделает себе полноги. Вы будете стоять как в зеркальном отражении — у каждого по ноге и по одному костылю.

— Что же тут веселого? — усмехнулся Тоник.

— А сзади вас будет висеть плакат с нарисованным солнцем, — как ни в чем не бывало продолжала Алиса. — И вы будете вместе петь песню «Пусть всегда будет солнце», так она, кажется, называется?

— Мы ее во втором классе учили, — уничтожающим тоном сказал Профи.

— Ага, значит, слова знаешь, — обрадовалась Алиса. — Для пожертвований положим шляпу твоего папы, в которой он на рыбалку ездит. Она очень колоритная.

— Он ее на голову надевает, а ты хочешь на пол, — не согласился Профи.

— Да ладно, не жадничай, это же для искусства, — пристыдила его Алиса. — Вы будете петь и, оборачиваясь, показывать пальцем на картину. Кстати, я напомню вам слова:

Солнечный круг, небо вокруг
— Это рисунок мальчишки.
Нарисовал он на листке
И подписал в уголке:
«Пусть всегда будет солнце,
Пусть всегда будет небо,
Пусть всегда будет мама,
Пусть всегда буду я».

— А когда вы споете до конца припева, появится очень красивая девочка.

— Это, конечно, ты, — вставил Профи.

— Конечно, — охотно согласилась Алиса. — Итак, появляется очень красивая девочка, поднимает шляпу и обходит толпу благодарных слушателей.

— А ты думаешь, будет толпа? — поежился, представив себе всю эту картину, Тоник.

— Разумеется, будет. Ну, может быть, не сразу. Вы только не останавливайтесь, так и пойте дальше. А когда песня кончится, начинайте сначала.

— А праздник-то где? — не унимался Тоник.

— Это и будет праздник, — с азартом заявила Алиса. — Главное — чтобы было понятно, что вы все это делаете понарошку, что вы разыгрываете всех, дурачитесь. Что у вас есть и ноги, и руки. Привяжите ногу как-нибудь так, чтобы было видно, что она согнута, а вообще-то есть. Вот у тебя, Павлик, слишком сильно привязана, можно в самом деле подумать, что ноги нет.

— Ага, нет. Знаешь, как затекла, — пожаловался Профи и начал возвращать свою ногу в нормальное положение.

— Вот видишь, — подытожила Алиса. — Ну что, согласны?

Ребята переглянулись, а потом одновременно кивнули головой. Отступать уже было поздно. Тоник попросил Алису подождать немного и через минуту вернулся с двумя парами черных очков.

— Примерь, — бросил одни он Профи. — По-моему, так еще лучше.

— Угу, — сказал Профи, надевая очки, — так нас можно принять еще и за слепых.

После бурного обсуждения решили начать свое выступление со станции «Краснопресненская». Во-первых, это близко от дома, во-вторых — удобная площадка для выступления на переходе к «Баррикадной», а в третьих — там всегда много народу.

Сборы заняли совсем немного времени. Пока мальчики гримировались, Алиса на листе ватмана нарисовала большое желтое солнце с расходящимися в разные стороны стрелками-лучиками. А под ним она изобразила двух человечков, взявшихся за руки. Получилось очень неплохо. Такая яркая и живая картинка.

Окончательно переодевались они уже на месте. Отыскав свободный пятачок, они первым делом прикрепили на стене Алисину картину, а потом быстренько преобразились в инвалидов.

Алиса в это время стояла в стороне, рассматривая лежащие на лотке журналы. А когда ребята наконец запели, то тут же подошла к ним и встала среди других слушателей. А их сразу же собралось немало, несмотря на осипший голос Профи, который мог только декламировать слова песни, и на срывающийся от волнения голос Тоника, для которого это было первое публичное выступление.

Алиса все угадала верно, всем было интересно поглазеть на такую странную пару, которая к тому же еще и пытается петь.

Шляпа лежала перед ними совершенно пустая. Алиса пожалела, что они не догадались положить туда хоть какую-нибудь мелочь, и, порывшись в карманах, насобирала несколько мелких бумажных купюр.

Демонстративно подойдя к шляпе, она опустила туда свои деньги и красноречиво посмотрела на окружающих. Все почему-то заулыбались, а одна старушка спросила:

— Ребятки, а вы на что деньги собираете, на лечение какое или на что еще?

— У нас акция, — солидно сказал Профи охрипшим голосом, и они с Тоником, как автоматы, показывая пальцем на картину, продолжили свое пение.

Алиса вновь выбралась из толпы и, мило улыбаясь, пошла со шляпой по кругу. И тут, действительно, всех как прорвало — за одну минуту набросали полную шляпу денег. Алиса даже растерялась, возвращая шляпу на место, но Профи, уверенно опустошив ее, тут же вернулся на свое место. Дело в том, что они обсуждали этот вопрос еще по дороге — брать деньги или нет, и решили, что брать. Потому что иначе ими никакая мафия не заинтересуется. А как тогда узнать про Сашку?

Через полчаса в кармане у Профи уже собралось вполне приличная сумма, правда, в основном в мелких купюрах. Замысел Алисы сработал на все сто процентов. Только никто из мафии пока к ним не подходил, но уже подбегали шустрые мальчишки, наблюдали минут по пятнадцать и исчезали в толпе. Профи сказал, что в первый день обычно бандиты не подходят, а только присматриваются, но Тоник чувствовал, что второй день будет гораздо труднее первого. Хоть они уже освоились в новой роли и пели уже не стесняясь, так, как получается, все равно встретить кого-нибудь из своих знакомых было бы не очень приятно. И что делать с собранными деньгами?

Но очень скоро все разрешилось само собой. На них неожиданно наткнулся Сашка. Он разругался с Толяном и отправился куда глаза глядят. Дело в том, что все утро он уговаривал Толяна купить гитару и петь в метро или хотя бы на Патриках. Ему как раз выдали зарплату, и на простенькую гитару денег вполне хватало. Но Толян, несмотря на все Сашкины уговоры, купил две бутылки очень дорогого джина и быстро напился. Сашке он пить не предлагал, но разговаривать с ним о жизни пытался. А денег на гитару уже не оставалось, и Сашка, обидевшись на Толяна, поругался с ним и убежал из дома.

И вот теперь он стоял напротив поющих ребят и во все глаза разглядывал их в новом для него облике. Они же даже не смотрели на окружающую их толпу и продолжали петь, как запрограммированные роботы.

А еще через минуту Алиса, проходя со шляпой по кругу, остановилась перед ним и ахнула:

— Сашка! — воскликнула она. — Нашелся!

И, схватив его за руку, потащила к ребятам.

Что тут началось… В одно мгновение мизансцена переменилась — шляпа упала, костыли полетели в сторону, а в центре круга обнимались друзья. Не удержавшись на ногах, они с дружным хохотом повалились на землю. Алиса радостно хлопала в ладоши. Толпа не расходилась, а, наоборот, становилась еще больше. Задние спрашивали, что происходит, и пытались пролезть вперед. А те, кто стоял впереди, и сами ничего не понимали. На их глазах ребята превращались из инвалидов в обычных школьников, сбежавших с урока. Именно так они и выглядели, запыхавшиеся, раскрасневшиеся, но страшно довольные друг другом.

Профи поставил костыли под плакат, когда они собрались уходить, но Сашка схватил их и потащил с собой.

— Брось, оставь их здесь, — остановил его Профи. — Нам они больше не понадобятся.

— А вдруг понадобятся? — не желал расставаться с костылями Сашка.

— А что ты с ними собираешься делать? — заинтересовалась Алиса.

— Продам, — независимо ответил Сашка. — Вы их все равно выбрасываете, а мне деньги нужны.

— Ой, да у нас же этих денег полно, — Профи вытащил из кармана пачку смятых купюр. — Сколько тебе нужно?

— Мне нужно купить гитару для одного хорошего человека, — сказал Сашка. — А то он совсем пропадет.

— Хороший человек? — переспросил Тоник.

— Хороший, — подтвердил Сашка.

Тогда поехали на Театральную площадь. Там рядом с ЦУМом есть магазин музыкальных инструментов и гитары там обычно бывают.

— Но костыли я не оставлю, вдруг нам не хватит.

— Хватит, — успокоил его Тоник. — Не на лучшую, но хватит.

— Тогда добавим до лучшей, — упорствовал Сашка.

— Да пусть несет, успокойтесь, — вмешалась Алиса. — Только вы шрамы свои уберите.

Для этого много времени не понадобилось. Тоник помог снять клей на лице у Профи, а тот помог ему. К магазину они подъезжали уже ничем не напоминая недавних персонажей с церковной паперти. К тому же они успели рассказать друг другу о своих приключениях. Решили сначала отвезти гитару Толяну, а потом думать, что делать с Сашкиным интернатом.

Гитару удалось купить сразу возле магазина. Там слонялся небритый гражданин с тоской во взгляде, но с хорошей гитарой в руках. Немного поторговавшись для виду, он отдал гитару почти за бесценок и поспешил в магазин напротив. От Сашкиного предложения взять костыли он с легким испугом отказался.

— Ну вот, — сказал Тоник, — и гитару хорошую купили, и костыли не понадобились. Вообще-то она стоит не меньше ста долларов, а он продал нам ее в пять раз дешевле.

— Все равно у нас больше не было, — успокоил его Профи. — А ему она уже не нужна. По походке видно.

Сашка поставил костыли около телефонной будки и задумался над тем, как бы уговорить ребят пойти к Толяну в другой раз. Ведь сейчас он наверняка еще пьян. Но желание привезти ему гитару как можно скорее все-таки победило. Хотя он попытался отговорить ребят от этого визита.

— А давайте я отвезу гитару один, — нерешительно предложил он, — ведь вы же, наверное, устали.

— Нет, нет, — заверили его ребята. — Поехали вместе.

Им стало интересно посмотреть на человека, за которого так хлопочет Сашка.

Делать было нечего, и ему пришлось с ними согласиться. В конце концов, главным было привезти гитару Толяну, а все остальное ерунда. Тем более что Профи обещал взять его пожить к себе и, возможно, они с Толяном больше не увидятся.

Они вышли из метро на станции «Пушкинская» и пошли мимо магазина «Академкнига», а потом дворами. В Палашевском переулке две пожарные машины поливали из брандспойтов невысокий, покрашенный когда-то желтой охрой, дом. Сашка, ничего не говоря, бросился бежать. Ребята старались не отставать. Он заскочил с разгону во двор и чуть не столкнулся с машиной «скорой помощи», медленно выезжающей на улицу.

— Куда! — закричал пожарник, увидев, что Сашка, не сбавляя скорости, вбежал в заполненный дымом подъезд. Но почти сразу его, брыкающегося изо всех сил, вынес под мышкой другой пожарный. Тоник и Профи отскочили в сторону.

— Там же человек, — кричал Сашка. — На втором этаже человек спит.

— А ты куда лезешь, пацан, я бы его уже вынес, а приходится тобой заниматься, — заругался пожарный, передавая Сашку своему напарнику. — Где он, в какой квартире?

— Второй этаж, за железной дверью, — машинально сказал Сашка, с ужасом глядя на черные клубы дыма, рвущиеся из окон второго этажа.

Пожарник молча надвинул на голову защитный шлем и вновь зашел в подъезд. Через долгие несколько минут он появился в дверном проеме один.

— Толян! — отчаянно закричал Сашка и забился в руках у второго пожарного.

— Там никого нет, — сказал пожарный, сняв шлем. — А может быть, это тот, кого «скорая» увезла. Он у тебя пьяный был?

— Пьяный, — сказал Сашка с надеждой.

— Так это тогда он. Наверное, он и пожар устроил. А потом выскочил из окна и сломал ногу. Хорошо еще, что не голову. Я бы ему точно голову оторвал.

— А куда его повезли? — не обращая внимания на его тон, спросил Сашка.

— А кто ж его знает. Позвонит сам, скажет. Теперь сидите дома, ждите, — сказал пожарный и отошел к машине.

— Да пусти же ты меня, — наконец вырвался Сашка из рук второго пожарного и подошел к ребятам, стоявшим неподалеку.

— Это его увезли на «скорой», — сказал он Тонику, — он ногу сломал. И у него нет в Москве ни одного родного человека.

— Надо будет его навестить в больнице, чтобы он не очень скучал, — сказала Алиса.

— Надо-то надо, — озабоченно сказал Сашка, — только как мы его теперь найдем?

— В Москве больниц этих — миллион.

— А дядя Вася? — вспомнил Тоник. — Он же раньше в милиции работал. Он все что хочешь узнает. Поехали ко мне, позвоним. Мне мама как раз его телефон дала.

— Нет, нужно звонить от меня, — возразил Профи. — Зачем твоей маме знать о каком-то Толяне.

— Он тебе не какой-то. Он мой друг, — насупился Сашка.

— Конечно, у тебя через одного — то брат, то друг, — поддел его Профи.

— Ладно, мальчишки, прекратите немедленно. А то я с вами не поеду. — вмешалась Алиса.

Как ни странно, ее угроза подействовала. Хотя, казалось, чем может помочь девчонка в подобной ситуации. Но в Алисе было что-то, придающее особый интерес любому приключению, в котором она участвовала. Без нее было бы намного скучнее, потому что просто смелый поступок в ее глазах тут же превращался в подвиг, на который способны немногие. А кому не хочется хоть ненадолго побыть героем.

Глава VI

Решили, что дяде Васе будет звонить Тоник, раз уж ему мама дала телефонный номер. Сашка только попросил, чтобы пока о нем ни слова. Он боялся, как бы его опять не упекли в интернат. А то с Толяном больше не получится встретиться. А когда еще такого человека встретишь? Он и поет здорово, и не похож на остальных людей. Все ведь люди как, лишь бы не выделяться. А он выделиться не боялся, он вообще об этом не думал. Он думал только о своей любви. Все-таки в этом было что-то настоящее.

А Тоник сидел у аппарата и не мог заставить себя набрать номер. Он не любил врать. После вранья у него на душе обычно было гадко, как будто там кошки неделю жили. Мама говорила, что у него хорошо развито воображение. Стоило ему только представить, как его обман разоблачают, так сразу хотелось куда-нибудь на необитаемый остров. А врать иногда все равно приходилось, например, в школе, чтобы не стать предателем или стукачом, что еще хуже. А тут нужно соврать за просто так, да еще другу своего папы. Но в этот раз ему помогла Алиса.

— Тоник, — сказала она, — а тебе же совсем не обязательно его обманывать. Ты просто ничего не говори про Сашку, а спроси про одного человека, у которого в доме случился пожар и из всего добра осталась только гитара. Что ты хочешь его найти и отдать гитару. Это же ведь все правда, не так ли?

— Правда, — сказал Тоник со вздохом и набрал номер.

К счастью, дядя Вася ни о чем его не расспрашивал. Он записал только, в каком районе был пожар и сколько лет Толяну. Пообещал связаться с ними через пятнадцать минут. За это время ребята успели выпить по стакану чая и Алиса позвонила домой. Хорошо, что ее мама не знала, в какую историю попала Алиса с ребятами всего несколько дней назад. Иначе она ее никуда бы не отпустила.

Дядя Вася позвонил вовремя. Он коротко сказал номер больницы, в которую привезли Толяна, и поинтересовался, не звонил ли Сашка.

— Не звонил, — честно сказал Тоник и, попрощавшись, положил трубку.

Больница Толяна была недалеко от метро «Новослободская», хотя нашли ее ребята не сразу. Большой корпус серого цвета прятался от посторонних глаз за высокие деревья и железную ограду. Подойдя ближе, ребята с удивлением прочитали на фасаде здания, что первые годы своей жизни великий писатель Достоевский прожил именно здесь. Его отец работал здесь лекарем, а семья жила в квартире при больнице.

Но это место показалось ребятам довольно мрачным. Хотя люди здесь работали веселые и приветливые. В справочной рассказали не только, в какой палате лежит вновь прибывший, но и где располагаются окна. Вот тут-то ребята и пожалели, что оставили костыли около магазина. Сейчас они могли бы пригодиться. По крайней мере с их помощью легко было бы пройти в палату. Но и тут им повезло, гитара послужила для них пропуском. Молоденькая сестричка выдала им всем халаты и проводила к больному. Врача как раз в отделении не было, и она рискнула, да и то только потому, что сама любила играть на гитаре.

Толян лежал в кровати и смотрел в потолок. Правая нога у него была уже в гипсе.

— К вам гости, — сказала сестра, открывая дверь и пропуская мимо себя ребят с гитарой.

Толян не пошевельнулся. Гостей он, конечно, не ждал и подумал, что это ошибка или студенты на практику пришли. Но тут к нему подошел Сашка и положил гитару на кровать.

— Толян, сыграй нам, пожалуйста, — попросил он.

— Ты что, Саша, человек еще в себя не пришел, а ты с песнями — попыталась одернуть его Алиса.

Но Толян, с удивлением оглядев гостей и кивнув Сашке, взял гитару и провел по струнам.

— Хорошая гитара, — сказал он. — «Риссоната». Немецкая, — после чего положил ее снова на кровать. — Извини, Сашок, что-то я сегодня не в духе.

— Да, конечно, ты что, думаешь, я привел ребят, чтобы ты им песни пел. Мы просто так зашли к тебе, узнать, как ты после пожара.

— А что там, все сгорело?

— Все.

— Значит, меня уволят. Месяц здесь отваляюсь и все…

— И ничего не все. Не зря же мы тебе гитару принесли.

— А чья гитара?

— Твоя.

— Как это моя?

— Ну, так. Мы тебе ее подарили. Знаешь, как Хулио Иглесиасу в больницу гитару принесли и он за два года превратился в звезду.

— Спасибо, ребята. Подарок царский. Но я здесь два года никак не продержусь. А гитару вам верну через месяц.

— Ладно, забыли. Давай пять.

И Сашка хлопнул ладошкой по раскрытой ладони Толяна.

— До скорого!

— Ребята, а вы завтра приходите, — спохватился Толян, — может быть, я смогу на улицу выбраться, поиграем, споем. А сегодня у меня действительно с головой не все в порядке.

— До свидания, — вежливо попрощалась Алиса, и они все вышли из палаты.

— Ну как он вам? — не удержался от вопроса Сашка.

— Нормально, — ответил за всех Тоник. — Нужно помочь человеку.

— Вы еще не слышали, как он поет. А помочь ему как-то надо. Он сейчас из-за нее страдает.

— Из-за кого это? — заинтересовалась Алиса.

— Любовь у него несчастная. Он ее каждый день на Патриках караулит. Она там в кафе обычно кофе пьет. Вот бы ее найти и их помирить.

— А что, это идея! — загорелся Тоник.

— Нереально, — попытался охладить его пыл Профи. — Если они сами не помирились, то что же мы сможем?

— Она же не знает, что он так из-за нее мучается. И потом, он же сейчас в больнице, — привел свои аргументы Сашка.

— А ты знаешь, как ее найти? — перешел к делу Тоник.

— Я знаю это кафе, знаю столик, за которым она сидит, и знаю, что она какая-то не обыкновенная.

Алиса, слегка улыбнувшись, отвернулась. Ей эта затея не очень нравилась. Но Тоник очень хотел что-нибудь сделать для своего названого брата.

— Поехали туда прямо сейчас, — предложил он.

— Поехали, — обрадовался Сашка.

Остальные встретили это предложение без особого энтузиазма, но спорить не стали. Вместе, так вместе.

На Патриках их встретила тишина и спокойствие. По аллеям чинно прогуливались парочки преклонного возраста и мамаши с детьми. Из кафе негромко доносилась музыка. За крайним столиком сидели две молодые девушки и что-то пили.

— Вот этот столик, — показал на них Сашка. — Она обычно там сидит.

— Не вижу в них ничего необыкновенного, — заявил Профи.

— Все равно нужно проверить, — сказал Тоник и отправился к ним.

Было хорошо видно, как он подошел и спросил о чем-то девушек. Они засмеялись и стали охотно разговаривать с ним. Алиса отвернулась и села на лавочку, но через несколько минут Тоник вернулся.

— Никакого Толяна они не знают, — сказал он. — Но хотели бы познакомиться, когда он выйдет из больницы.

— Нужны они ему, — презрительно отозвался Сашка, глядя по сторонам в поисках единственной и неповторимой. — Вспомнил! — вдруг стукнул он себя по лбу. — Толян же говорил, что она приходит сюда до обеда, а сейчас уже часов пять. Как же я мог забыть?

— Тогда придем сюда завтра, — решил завсех Тоник.

— Но это уж, пожалуйста, без меня, — сказала Алиса и, встав с лавочки, направилась в сторону метро.

Друзья переглянулись и, пожав плечами, отправились за ней.

В эту ночь Сашка переночевал у Профи. Весь вечер он рассказывал ему и Тонику о странных происшествиях в детском доме, и они решили в ближайшую ночь пробраться в подземелье. Но перед этим Сашка все-таки хотел попробовать отыскать возлюбленную Толяна, и на следующее утро они опять приехали на Патрики. Алиса сослалась на какие-то срочные дела и осталась дома.

Крайний столик был пока свободен. Ребята уселись на лавочку, откуда хорошо просматривалось кафе, и стали ждать, обсуждая случившееся с Сашкой в детском доме. Решили после двенадцати часов ночи пробраться в подвал через канализационный люк и, не привлекая к себе внимания, все расследовать.

Увлекшись разговором, они не заметили, что крайний столик оказался занят и девушка, сидящая там, уже допивает кофе. Только, когда она встала, Сашка бросил взгляд в ее сторону и подскочил как ужаленный.

— Уходит! — вскрикнул он. — Нужно ее догнать.

И они быстрым шагом отправились за ней.

— А это точно она? — на всякий случай спросил Тоник.

— Конечно, — уверенно ответил Сашка. — Кофе пила? Пила.

— За тем столиком?

— За тем. Да ты посмотри, какие длинные волосы, Толян ее иногда Афродитой называл, и вообще, она необыкновенная.

Девушка действительно никак бы не могла затеряться в толпе. Длинные черные волосы, схваченные на лбу узкой полоской яркой ткани, и слегка раскосые глаза делали ее похожей на дочь вождя воинственного племени индейцев.

Сашка догнал ее и, заглянув в глаза, сказал тоном заговорщика:

— Вам привет от Толяна.

От кого? — остановилась Девушка.

— От Анатолия, — поправился Сашка. — Он без вас жить не может, каждый день вот здесь на лавочке сидел, чтобы вас встретить.

— Без меня многие жить не могут, — засмеялась девушка, оглядывая подошедших Тоника и Профи.

— Он не многий, он один. Он из-за вас хотел в окно выброситься и сломал ногу. Он теперь в больнице лежит, — приврал Сашка для большей красоты.

Но на девушку это произвело обратное впечатление. Она поморщилась и сказала:

— Вот чего уж я терпеть не могу, так это больницы и больных поклонников. Мужчина всегда должен быть на коне. А на роль утешительницы я не гожусь.

Сашка сразу остановился и только бросил ей вслед одну фразу:

— Эх ты! А он про тебя такие песни сочиняет!

— Какие песни? — сразу остановилась она. — Что, сам сочиняет?

— Конечно, сам. Я таких песен не слышал никогда. И поет он здорово, заслушаешься просто, — воодушевился Сашка.

— Хорошо, — сказала девушка. — Может быть, вы мне и не случайно здесь встретились. Поехали к нему.

— Еще бы не случайно, — чуть не прыгал от радости Сашка. — Мы со вчерашнего дня тебя искали.

Он незаметно для себя стал обращаться к девушке на «ты», и она не возражала. Подойдя к небольшой элегантной машине обтекаемой формы, она отключила сигнализацию и, открыв дверцу, пригласила ребят вовнутрь.

Повторять приглашение ей не пришлось, все с большим удовольствием разместились на мягких сиденьях и под красивую музыку помчались в больницу. Девушка Толяна ребятам понравилась, потому что она ни капельки не задавалась. Другая на ее месте задрала бы нос вверх и никого бы вокруг не замечала. А с этой было легко и приятно. Она сказала, что ее зовут Ника.

Около больницы их ждал сюрприз. Как только они вышли из машины, до них донеслись звуки гитары и слегка хрипловатый голос Толяна. Он сидел на крыльце перед входом в больницу, окруженный толпой больных вперемешку с медсестрами. А кто не мог спуститься вниз, выглядывали из окон.

Тоник с Профи впервые услышали, как поет Толян, и были приятно удивлены, а Ника, взявшись за железные прутья ограды, дослушала песню до конца и только потом подошла поближе.

Сашка искренне радовался произведенному впечатлению, хоть и удивился тому, что Ника слышит пение Толяна впервые. Это было заметно по ее реакции. Теперь самым интересным становился момент их встречи. Он с ребятами специально встал так, чтобы Толян первой увидел свою любимую, а они бы подошли потом или бы вообще уехали домой, чтобы не помешать встрече. Но все сложилось иначе.

Толян, когда поет — не смотрит ни на кого. Он весь в песне и только потом, в промежутке перед следующей, может осмотреться вокруг себя. Так было и сейчас. Он посмотрел на Нику на секунду дольше, чем на других, задержал на ней взгляд и продолжил пение.

Сашка смотрел в этот момент на его лицо, но ничего особенного не заметил. Он забеспокоился и подошел к Толяну ближе. Тот же, увидев Сашку, сразу отложил гитару в сторону и встал, опираясь на костыли.

— Поиграйте пока, ребята, сами, а ко мне гости пришли, — сказал он и стал выбираться из толпы. Вместе с Тоником и Профи к нему подошла Ника. Сашка был готов провалиться сквозь землю, увидев, что они знакомятся. Значит, они привели к нему совсем не ту!

— Красивые у вас девушки, — сказал Толян, обращаясь к ребятам. — И где вы таких только находите?

— Спасибо за комплимент, — ответила за растерявшихся ребят Ника, — но это к делу не относится. А у меня к вам серьезный разговор.

— Да, да, пожалуйста, — радушно развел руками Толян. — Мы можем даже отойти.

— Не нужно, — кратко сказала она. — Я хочу снять с вами видеоклип.

— Со мной? Здесь? — не понял Толян. — Простите, а вы кто?

— Неважно. Мой муж музыкальный продюсер. Он дает мне деньги на мой первый проект. Вы им и будете. Завтра к вам приедет от меня человек, обсудите с ним финансовую сторону и сразу переберетесь к нам. У нас в коттедже неплохая студия. Поработаем. А потом, когда с ногой будет получше, поедем на море снимать клип.

— А как же лечение, гипс? — растерялся Толян.

— У нас свой неплохой врач. В крайнем случае вас отвезут сюда на перевязку. Да вы не беспокойтесь, все эти вопросы есть кому решать. Лучше скажите, в принципе вы согласны?

— Толян, соглашайся, соглашайся, — задергали его ребята, обрадованные неожиданным поворотом событий.

— Толян! — улыбнулась Ника. — А что, это может быть вашим сценическим именем. Звучит красиво.

— Море я люблю, — сказал Толян, выросший во Владивостоке. — Только море, оно тоже разное бывает. Смотря куда ехать.

— А это куда вы пожелаете. Мне все равно. Лишь бы для работы польза была.

— В Грецию, Толян, в Грецию, — захлебывался от восторга Сашка.

— Можно и в Грецию, — согласилась Ника. — Тем более, что в песне, которую вы пели, как раз слова об Афродите. Кстати, это ваша песня?

— Моя, — отрешенно сказал Толян. Он уже не выглядел ни удивленным, ни обрадованным. Наверное, ему нужно было время, чтобы осмыслить происходящее.

— Вот и отлично. Тогда до завтра. Ника взглянула на часы и, помахав ребятам рукой, отправилась к машине.

— Где вы ее взяли? — спросил у Сашки Толян.

— Места надо знать, — гордо ответил тот. — Ты представляешь, у тебя через месяц срастется кость и ты поедешь в Грецию. А мы как раз через месяц тоже будем там.

— Кто-то будет, а кто-то, может быть, и нет, — сказал Профи. — Ты же сбежал из интерната.

— Да ладно, разберемся, — вмешался Тоник. — Сегодня же все и выясним.

— Если только нас самих в этом подвале не запрут, — язвительно ответил Профи.

— Боишься, не ходи. Сами справимся.

— Кто, я боюсь?! — вскочил перед ним Профи. — А ну-ка повтори.

— Стоп, петухи, — остановил их Толян, — какой еще подвал, почему я о нем ничего не знаю?

— Да это у нас, в интернате, — неохотно сказал Сашка. — Там что-то происходит не то. А мы сегодня ночью хотим все разузнать. Да это ерунда, никому не интересно. А вот тебе повезло так повезло.

— А вот это тоже еще неизвестно, — сказал осторожный Толян. — Пойду-ка я в палату, нужно обдумать все как следует. Счастливо, ребята. Не скучайте.

— Постараемся, — ответил за всех Тоник, и они направились к выходу.

— За гитару спасибо, — крикнул вслед им Толян.

Глава VII

Для того чтобы пробраться в подвал интерната ночью, нужно сначала суметь незамеченным выбраться из дома. Этот момент был важен только для Тоника, потому что отец Профи еще два дня будет в командировке, а мать на гастролях. И Сашка мог спокойно переночевать у него еще раз. Другое дело родители Тоника. После недавних событий они вообще старались никуда не ходить, а сына загоняли домой уже в десять часов вечера. А о том, чтобы отпроситься на ночь, нельзя и заикнуться. Нужно было что-то придумать.

Сашка предлагал каким-нибудь хитрым способом выманить родителей Тоника из дома, а потом спокойненько уйти и ему, но этот вариант отвергли как слишком рискованный. В конце концов решили действовать по старинке. Все-таки не зря же их балконы расположены совсем рядом.

В десять часов вечера Тоник спокойно принял душ, пожелал родителям спокойной ночи и отправился спать в свою комнату. А в половине двенадцатого он, одетый в спортивный костюм защитного цвета, перебирался через балкон Профи. На своей кровати, под одеялом, он оставил сооруженную из старых свитеров вполне похожую на него куклу. По крайней мере в темноте можно было подумать, что это спит он. Но, зная своих родителей, он на всякий случай положил под одеяло записку. «Мама и папа! Ушел по срочному делу. Не волнуйтесь. Буду утром. Антон».

Настроение у него было не блестящим. За весь день он ни разу не увидел Алису. Он, конечно, мог бы ей позвонить, но она-то ему не звонила. А с другой стороны, Тоник далее был рад, что она не знает о сегодняшней операции, иначе непременно захотела бы пойти с ними. И тогда проблем было бы больше.

Профи и Сашка поджидали его на балконе в полной экипировке. На них были тоже темные тренировочные костюмы, в руках фонарики, самодельное переговорное устройство типа уоки-токи, перочинный ножик и большой клубок черных ниток.

— Нитки-то зачем? — спросил Тоник.

— Чтобы не заблудиться, если нельзя будет включать фонарик, — объяснил Сашка. — Так делают все исследователи пещер и подземных копей.

— Это Профи тебе рассказал? — усмехнулся Тоник.

Сашка ничего не ответил, проходя через комнату к выходу. В правом углу тихо мерцал синий глаз монитора.

— Компьютер-то не выключили, — назидательно сказал Тоник.

— Слушай, если у тебя плохое настроение, не порть его нам, — попросил Профи. — И не думай, что ты здесь самый умный. У нас тоже в голове кое-что имеется.

— Да вы что, — остановился Тоник, — шуток не понимаете?

— Потом будем смеяться, — стал вдруг еще серьезнее Профи. — А компьютер я настроил на режим автодозвона в девять часов утра. Если мы не вернемся, то всем нашим семьям будет передано сообщение, куда мы отправились, понял?

— Я все понял, успокойся, пожалуйста, — попытался сгладить свою неловкость Тоник. Спорить им сейчас было совершенно ни к чему.

До интерната они добрались без приключений. Сначала на метро, потом на трамвае. Перелезли через забор и уселись на землю среди высокой травы. Во всем здании светились только два окна — в кабинете директора и в комнате отдыха воспитателей на третьем этаже. Часы у Тоника показывали половину первого ночи.

Сашка пошарил рукой около забора и достал короткий железный прут.

— Пора идти, — сказал он. — Все привидения давно в подвале.

От этой фразы повеяло холодком. Ребята поежились. Все-таки самое плохое — это неизвестность. Если бы знать заранее, что их может ждать под землей. Но о том, чтобы позвать на помощь взрослых, никто даже и не подумал. Во-первых, их могли поднять на смех, если бы оказалось, что в подвале ничего особенного не происходит, а во-вторых, всегда интереснее во всем разобраться самим.

Сашка встал первым и, пригибаясь, быстрыми шагами перебежал к дому. Около стены их нельзя было заметить из окон, если даже кто-то и не спал. Ребята по одному перебежали за ним. Сашка уже шарил руками по земле, пытаясь в темноте нащупать канализационный люк.

— Тоник, — осторожно позвал он. — Нашел.

Тихо звякнул железный прут, приподнимая крышку люка. Четыре руки тут же подхватили ее и оттащили в сторону.

— Далеко не уносите, — прошипел: Сашка. — Надо будет закрыть люк, когда залезем, а то кто-нибудь нам на голову свалится.

Он спрыгнул в люк и подождал ребят, пока они не слезли за ним и не задвинули на место крышку. После этого они привязали к ней конец шерстяной нитки и пробрались в подвал.

Их встретила непроницаемая мгла и полная тишина. Всем даже стало казаться, что у них звенит в ушах.

— Куда пойдем? — прошептал Сашка. — Если направо, то там вход из интерната в подвал, а если налево, то я не знаю.

— Может, посветим фонариком? — предложил Профи.

— Ты что, с ума сошел? — остановил его Тоник. — Пойдем налево и как можно тише. Если хоть что-нибудь услышите, сразу останавливайтесь. Нам нельзя выдавать себя.

— Сами знаем, — отозвался Профи. — Иди тогда первым, а мы за тобой по цепочке.

Тоник осторожно двинулся вдоль стены налево, ощупывая правой рукой пространство перед собой. Ощущение у него было не из приятных — все время казалось, что еще шаг и полетишь в яму. Сашка шел последним, разматывая нитку. Профи держал наготове фонарик, чтобы в случае опасности сразу его включить.

В темноте терялось ощущение пространства и времени, казалось, что они идут очень долго, хотя на самом деле еще не прошло и пяти минут. Тонику очень хотелось посветить фонариком, но ведь он сам говорил ребятам, что этого делать нельзя.

Неожиданно где-то совсем рядом пронзительно заскрипела дверь. Ребята замерли, но больше до них не донеслось ни звука. Тоник молча потянул Профи за собой и стал продвигаться дальше. Они прошли еще немного, и справа забрезжил слабый свет. Глаза начали привыкать к темноте и различать окружающие предметы. Хотя, собственно говоря, никаких предметов вокруг не было. Одни только голые обшарпанные стены уходящих в глубь подвала коридоров.

Свет струился из-за полуоткрытой массивной двери. Тоник на цыпочках подкрался к ней и заглянул в соседнее помещение. Это была небольшая комната, переходящая в новый коридор. Тусклая лампочка в пыльном стеклянном плафоне свисала с потолка почти у самой двери.

— Что там? — шепотом спросил из-за его спины Сашка.

— Пока не знаю, — так же тихо ответил Тоник. — Нужно идти дальше.

Они быстро прошли через комнату и попали в большое помещение, с несколькими комнатами, расположенными в противоположном конце. Судя по всему, здесь когда-то было бомбоубежище. Выкрашенные черной краской стены и железные двери наводили на ребят уныние.

Из-за двери, расположенной в левом дальнем углу, выбивался свет электрической лампочки и доносились неясные голоса.

— Оставайтесь здесь, — сказал Тоник, — а я подберусь поближе и посмотрю, что там происходит.

В это время они услышали, как кто-то, тяжело топая, спускается в подвал. Ребята метнулись от входа направо, чтобы спрятаться за противопожарный ящик с песком, но Профи зацепил ногой пустое ведро, и оно с грохотом полетело в сторону.

Сашка от испуга присел, и Тоник с разбегу перелетел через него. Уже совсем рядом заскрипела открываемая дверь. Ребята едва успели откатиться от входа в сторону. Они надеялись, что в темноте их не заметят.

Большой человек прошагал совсем рядом и скрылся за освещенной дверью. Ребята вскочили и бегом бросились обратно. Теперь уже можно было включать фонарики, и при свете они примчались к своему люку за несколько секунд. Однако здесь они быстро пришли в себя. Выбраться наверх теперь для них не составляло особого труда, и недавний страх сразу улетучился.

— Ты что это ведрами распинался? — едва отдышавшись, спросил Тоник.

— Все испортил, — добавил Сашка. — Теперь туда уже не попадешь. Сейчас, наверное, ходят, нас ищут.

— А я что, видел это ведро? — стал оправдываться Профи. — Да он и не расслышал ничего или подумал, что это из комнаты шум. Сейчас подождем немного и пойдем обратно. Метро все равно уже не работает.

— А если они нас там ждут? — спросил Тоник.

— Да если они нас сразу не найдут, то подумают, что показалось, а я пока подежурю у входа в нашу дыру, — сказал Профи и перебрался ближе к подвалу.

Тоник на всякий случай сдвинул крышку в сторону, чтобы в случае опасности моментально выскочить во двор интерната. Сашка сидел на корточках, призадумавшись.

— Тоник? — позвал он своего названого брата.

— Что, Сашок? — отозвался тот.

— А почему вы мне помогаете? Ну, ты мне брат, а Профи? Алиса?

— Они тоже хотят, чтобы ты поехал с нами в Грецию. Ты на Профи не обижайся, он иногда скажет что-нибудь не то, а потом сам переживает. Он наш человек.

Тоник старался говорить тихо, чтобы Профи их не расслышал, хотя тот и так стоял от них довольно далеко, около самого лаза в подвал.

— Да не поеду я ни в какую Грецию, — раздраженно сказал Сашка. — У нас в интернате такого еще не было. Я просто малышам помочь хочу, чтобы не тряслись от страха каждую ночь. Они ведь даже в туалет ночью боятся из палаты выйти.

— Ну вот, сам другим помогаешь, а что тебе помогают — удивляешься. Мой папа всегда говорит: что людям дашь, то к тебе и вернется. И совсем необязательно именно от этого человека, которому ты что-то сделал хорошее или плохое, чаще даже от совсем других людей, но всегда вернется. Об этом даже думать не нужно…

— А я и не думаю.

— Вот поэтому тебе все и помогают. А еще потому, что хорошему человеку помогать приятно.

— А я хороший человек? — оживился Сашка.

— Нормальный, — засмеялся Тоник, но в этот момент к ним подобрался Профи.

— Ну все, кажется, они успокоились. Побегали немного и все. Если бы они подумали, что здесь кто-то был, то весь бы подвал обыскали, а так, значит, решили, что это была крыса.

— Да ну, разве такие крысы бывают? — не поверил Сашка.

— А что, ты разве не знаешь, что в метро находили экземпляров длиной в метр? Без хвоста, — безжалостно подчеркнул Профи.

— Да сказки все это, — насмешливо сказал Тоник, увидев, как напрягся Сашка. — Один дурак придумал, а все повторяют. Давайте лучше думать, что дальше делать.

— Нужно составить план, — сел на своего конька Профи. — Взвесить все за и против. Продумать порядок действий и последовательность шагов.

— Давай проще, — остановил его Тоник. — Скажи, пожалуйста, если люди по ночам в подвале что-то делают, то, значит, они боятся, что кто-то узнает, чем они занимаются?

— Значит, боятся.

— Следовательно, они делают что-то незаконное. Может быть, вообще, что-то страшное.

— Людей едят, — вставил Сашка.

— Это нам и нужно выяснить. Я предлагаю подобраться к ним поближе, спрятаться где-нибудь около комнаты, куда они входят, и ждать. А когда дверь откроется, мы увидим, что там происходит, или догадаемся из их разговоров.

— Всем сразу идти нельзя, — возразил Профи. — Я пойду первым, а вам оставлю переговорник. Если что — знаете, где меня искать.

— А почему это ты пойдешь первым? — вмешался Сашка. — Это мой интернат, я тут все знаю.

— Хватит спорить, идем все вместе, — не выдержал Тоник. — Все равно, если ты попадешься, то ничего не успеешь сказать в свой переговорник. А вместе, если что, и отбиться можно.

— Да, от нашего Шерхебеля отобьешься, — сказал Сашка, но вопрос был уже решен.

Они по одному пролезли через дыру в подвал и теперь гораздо увереннее двинулись вперед. Перед железной дверью Тоник остановил ребят и велел подождать его, а потом, проскочив через освещенное место и осмотревшись, позвал их за собой.

Спрятаться в подвале было негде. Ребят окружали со всех сторон голые стены. Но в одном углу что-то темнело. Оказалось, это веники и лопаты для уборки снега. Пришлось зарываться в веники и прикрываться лопатами. Конечно, это могло показаться излишней предосторожностью, в темноте их и так не разглядишь, но вдруг кто-нибудь посветит фонариком. Тогда все пропало.

Из-за двери по-прежнему доносились голоса ребят и иногда можно было расслышать негромкий низкий голос взрослого мужчины. Скорее всего это и был воспитатель старшей группы по кличке Шерхебель.

Лежать на жестких вениках было неудобно. К тому же какой-то неприятный запах пропитывал здесь все. В первый раз ребята просто не обратили на это внимания. Тогда было не до того. А теперь им придется сидеть в этом гадюшнике неизвестно сколько…

Глава VIII

Кому из мальчишек не хочется оказаться в роли отважного сыщика, от одного имени которого трепещет весь преступный мир. Распутывать хитрые аферы изобретательных мошенников и выходить один на один в смертельном поединке с гангстерами. Но лежать в пыльном подвале на старых вениках почти без движения и ждать неизвестности оказалось сложнее всего.

Первым не выдержал Сашка. Он предложил подойти к двери и подслушать. Но Тоник с ним не согласился. Это было бы слишком просто, да к тому же и рискованно, потому что если кто-нибудь выйдет из комнаты, то непременно заметит Сашку, ведь он не успеет спрятаться. До ближайшего укрытия бежать слишком далеко.

Потом начал предлагать свои варианты Профи. Он хотел просто запереть комнату на задвижку, которая как раз хорошо просматривалась снаружи, и идти спать. А утром вместе с милицией выпустить пленников из подвала. Или просто распахнуть дверь и крикнуть «милиция, всем на пол», а пока они придут в себя, рассмотреть все, что там есть, и убежать.

Пока шло обсуждение, в комнате распахнулась дверь и появился Шерхебель. Он включил фонарик и, посвечивая им по сторонам, пошел к выходу. За его массивной фигурой ничего не удалось рассмотреть. Но все-таки хорошо, что он уходит, в случае чего с остальными легче было бы справиться.

Но Шерхебель остановился перед выходом и стал внимательно рассматривать бетонированный пол. Потом закрыл дверь своим ключом и крикнул:

— Сережа, заводи дизель!

В ту же минуту из-за двери донесся рокот мотора и под потолком, немного помигав, плавно загорелись несколько лампочек. Вокруг сразу стало светло как днем. Вся маскировка в вениках оказалась никуда не годной, «сыщики» стали видны как на ладони. А из комнаты уже выходили пятеро интернатовских ребят.

— Принимайте гостей, — показал им на кучу веников Шерхебель. А оттуда уже поднимались наши герои. — Не зря я перед дверью песочек посыпал.

Сашка схватил лопату, всем своим видом показывая, что так просто его не возьмешь. Тоник скрестил руки на груди, как настоящий боец кунг-фу, а Профи выхватил из кармана фонарик, похожий на стреляющую авторучку. Но в этот раз она уже не сработала.

Их молча обходили со всех сторон, заставляя отступать в угол, а потом двое бросились сразу под ноги Тонику и Профи. Тоник подпрыгнул, но отступать больше было некуда, а парень вцепился руками в спортивный костюм, не давая ему свободы действий. В этот момент на Тоника и навалился Шерхебель, выкручивая руки назад. Он определил совершенно точно, кто опаснее всех. А с Профи и Сашкой легко справились остальные ребята.

Связав им всем за спиной руки, они оттащили друзей в комнату, расположенную в правом углу, а Шерхебель начал допрос.

— Вынюхиваете! — грозно спрашивал он, расхаживая перед ребятами. — Сыщики малолетние! А чего вынюхиваете? Этого я знаю, это наш, — показал он на Сашку, — а вам что здесь нужно?

— А он наш друг, — вызывающе сказал Профи.

— Вот и отлично. Утром сдадим вас в милицию за групповое незаконное проникновение в государственное учреждение с целью ограбления.

— Какого ограбления? — возмутился Сашка. — Да здесь и брать-то нечего, кроме веников.

— Вот за эти самые веники и поедете все в колонию для малолетних преступников.

— А как вы объясните следователю, чем занимались здесь со своими воспитанниками глубокой ночью? — спросил Тоник.

— Объясню! Я им все объясню, — разъярился Шерхебель. — А вы пока посидите здесь да подумайте как следует.

— Он вышел из комнаты, хлопнув дверью, и с грохотом задвинул засов.

— Зря ты его разозлил, — сказал Профи. — В нашем положении лучше всего молчать.

— Что он нам сделает? — отмахнулся Тоник.

— Одно из двух: или выпустит, или убьет.

— Да не будет он убивать — свидетелей-то сколько.

— Если ты про интернатовских, то еще неизвестно, кем они будут, свидетелями или соучастниками, — мрачным голосом изрек Профи.

— Ну, ты даешь! — изумился Сашка. — Да чтобы наши убивали — никогда!

— Все равно надо отсюда как-то выбираться.

Они едва успели осмотреться, как свет погас. Видимо, Сережа выключил дизель. В темноте желание выбраться отсюда стало превращаться в навязчивую идею. Но у всех троих руки были связаны за спиной.

— Сашок, развяжи-ка мне руки, — попросил Тоник.

— Как? У меня у самого связаны.

— А ты попробуй, — и он подвинулся к нему поближе.

Сашка повернулся к нему спиной и стал наугад пытаться распутать сложный узел. К его удивлению, это оказалось довольно просто, уже через несколько минут руки Тоника были свободны и он тут же стал развязывать остальных.

— Странно, что они тебя так плохо связали, — заметил Профи.

— Они меня связали не хуже тебя. Просто я в этот момент напряг все мышцы, а потом расслабился. Ты мог сделать то же самое.

— А ему напрягать нечего, — засмеялся Сашка.

— Да?! Ты попробуй мой бицепс, — сунул Профи свою освободившуюся руку под нос Сашке.

— Ничего, — уважительно сказал Сашка, — крепкий. Как у быка… уши, — и отскочил от разгневанного Профи в темноту.

— Хватит вам ерундой заниматься.

Тоник зажег фонарь и стал рассматривать помещение. Из мебели он обнаружил только одну небольшую деревянную скамейку, на которой можно было спать по очереди.

Профи начал обследовать дверь, а Сашка углы. Ему и повезло первому. Рядом с дверью проходили по стене какие-то трубы и между ними можно было просунуть руку. Но не больше, поэтому Сашка стал изо всех сил стараться их раздвинуть. Скоро к нему присоединились ребята, но и втроем у них ничего не получалось. Хотя, если бы удалось увеличить пространство между трубами, то можно было попробовать пролезть в подвал.

Провозившись с трубами некоторое время, ребята устали и решили отдохнуть. Они уселись на деревянную лавочку, и Тоник от нечего делать посветил фонариком себе под ноги.

— Подъем, — тихо скомандовал он.

Ребята с недоумением поднялись, а Тоник, перевернув лавку, резким ударом ноги выбил одну из стоек. Она заканчивалась треугольным вырезом, и он, установив ее между трубами, стал стучать по верхнему концу, чтобы, встав вертикально, она раздвинула бы трубы. Профи, догадавшись, в чем дело, бросился ему помогать. Сашка стоял рядом. Он уже примеривался к отверстию, которое получилось. Кроме него, никто бы туда не пролез.

— Ну, что, Саш, попробуешь? — подошел к нему Тоник.

— Попробую, — вздохнул тот и, распластавшись по трубе, пополз в основное помещение подвала.

Почти сразу звякнула щеколда и дверь открылась. Тоник и Профи выскочили к Сашке, обняли его и, ликуя, помчались к соседней комнате.

Перед самой дверью Тоник остановился и, обернувшись, прижал палец к губам. Как можно осторожнее он задвинул щеколду и только потом заглянул в замочную скважину. Было видно, как по комнате расхаживал Шерхебель, а в дальнем углу ребята возились с какими-то ведрами, бутылками. В нос ударил резкий запах спирта. И тут Тоник все понял. Они разливали разбавленный спирт в бутылки из-под водки.

— Дай посмотреть, — подтолкнул его сзади Сашка.

— А что там смотреть, — повернулся к нему Тоник. — Они водку делают. Профи, будь другом, проверь, входная дверь все еще заперта?

Профи умчался в темноту, посвечивая на бегу фонариком, а Сашка приник к замочной скважине. Тоник решил осмотреть последний неисследованный участок, который находился между двумя этими комнатами. Он был заасфальтирован и плавно уходил вверх. Там, при свете фонарика, Тоник увидел еще одну дверь. Она была тоже заперта на засов. Тоник отодвинул его, но дверь только качнулась, пропустив бледный отсвет раннего утра.

— Там снаружи замок висит, — сказал подошедший Сашка. — Это въезд для машин, но я никогда не видел, чтобы они заезжали в подвал.

— Все закрыто, — выпалил Профи. — А здесь что, еще один выход?

— В это время внизу громко бухнула дверь. Затем раздалось еще два удара.

— Держите дверь, — крикнул Профи и побежал к куче веников. Выдернув деревянную палку от лопаты, он вернулся к ребятам. Они с трудом сдерживали натиск превосходящего по силе противника. Профи подсунул палку под дверь насколько хватило силы. Теперь, чем больше она будет открываться, тем сильнее заклинится. С противоположной стороны это тоже поняли и ослабили силу ударов.

— Ребятки, — грозно-ласковым тоном заговорил Шерхебель, — а вы зачем нас заперли? Ключ-то от двери все равно у меня. Вы без нас отсюда никуда не выберетесь.

— Выберемся, — сказал Тоник. — Как рассветет, начнем колотить в дверь, которая выходит на улицу. Кто-нибудь нас и услышит.

— А если не услышит? Будем вместе здесь сидеть, пока с голоду не помрем? У нас хоть вода есть.

— Сашка! — закричали ребята из старшей группы. — Что же ты, гад, своих ловишь. Смотри, потом тебя тоже поймаем.

— Вы что, он же вас здесь по ночам работать заставляет, как будто вы рабы какие-нибудь. Я из-за них жизнью рискую, а они… — и Сашка презрительно сплюнул.

— Кто рабы? Он нам деньги платит. А как шестнадцать исполнится, то к выпуску у каждого свой счет в банке будет. Ты тоже с нами заработать можешь. Открой дверь.

— Да, вам откроешь, а вы нас опять свяжете.

— Мы вас все равно бы утром отпустили.

— Еще неизвестно, — не поверил Сашка. — Лучше дайте ключ от подвала, ребята уйдут, а я вас потом выпущу.

— Нет, уйдем мы вместе, — возразил Тоник.

— Вы нам бы сначала открыли, — добреньким голосом подключился Шерхебель.

— Пошли посовещаемся, — отозвал в сторонку своих друзей Тоник.

Они подошли к воротам, выходящим на улицу, и начали обсуждать создавшееся положение. С одной стороны, задерживаться здесь слишком долго опасно, родители могут хватиться Тоника и поднять шум. А с другой стороны, выпускать Шерхебеля тоже нельзя, доверия к нему ни у кого не было.

Со стороны улицы донеслось гудение подъезжающей машины. Затем хлопнула дверца и кто-то, подойдя к двери, стал отпирать замок. Ребята в одно мгновение отбежали назад и спрятались за поворотом.

Ворота распахнулись, и в подвал задом стала съезжать машина. Значит, еще один человек был за рулем.

Первый человек шел перед машиной, поэтому ребята на всякий случай скрылись в комнате, где их держали незадолго перед этим. У них была единственная возможность выскочить из подвала, когда машина остановилась, а Шерхебеля еще не выпустили. Но от неожиданности они не успели сообразить, что делать, и теперь расклад сил снова сложился не в их пользу.

Дверь открыли и через минуту освобожденный Шерхебель с его воспитанниками вместе с двумя крепкими коротко стриженными парнями уже рыскали по всему подвалу, пытаясь найти ребят.

— Они здесь! — закричал один из детдомовцев, заглянув в приоткрытую дверь.

Увы, спрятаться там ребятам было негде.

Грозно насупившийся Шерхебель вошел к ним в комнату, покачал головой, увидев доску, торчащую между трубами, одним ударом выбил ее и выбросил в подвал вместе с остатками скамейки. Затем вышел и задвинул засов в двери.

— Федор Терентьевич! — закричал ему вслед Сашка. — Вы же обещали нас выпустить.

— А вы что-то не торопились меня выпускать. Теперь и я торопиться не буду. Посидите там, подумайте, стоит ли спорить со старшими и лезть не в свои дела. Пошли, ребята, — обратился он к своим, — пора машину грузить.

Они выстроились в цепочку и, передавая друг другу пластиковые ящики с водкой, стали быстро загружать машину.

Дизель снова работал, и во всех помещениях было светло. Тоник смотрел на своих слегка приунывших друзей. После того, как они несколько дней назад победили настоящих бандитов, сегодняшний поединок казался им уже проигранным. Но главным было не терять присутствия духа, ведь тогда из каждого трудного положения можно найти выход. «Время работает на нас, если мы работаем на время», — любил повторять отец Тоника. Но сейчас им оставалось только ждать.

За дверью что-то переменилось. Вместо грохота укладываемых ящиков снова слышались голоса. Сашка подошел к дырке между трубами и прислушался.

— Всем встать лицом к стене! — командовал резкий голос. — Ноги расставить. Шире.

— Да брось ты ящик!

По последней фразе Сашка узнал голос Василия Петровича и изо всех сил застучал по двери.

— Кто там стучит? А ну-ка открой, — послал Петрович одного из детдомовцев.

Тот подбежал к двери и выпустил слегка смущенных ребят. Уж кого-кого, а Василия Петровича они никак не ожидали здесь увидеть. Тем более в милицейской форме и с пистолетом в руках.

— Идите на улицу и садитесь в мою машину, — строго сказал он, казалось, ничуть не удивившись их появлению.

Ребята молча, с виноватым видом, прошли мимо.

— Антон, задержись, — остановил Тоника Петрович. — А вы, граждане подследственные, пройдите в помещение, откуда таскали ящики.

Шерхебель зашел туда первым, а за ним потянулись остальные.

— Антон, принеси мне фотоаппарат из машины. Только быстро, — подмигнул Петрович Тонику.

Тоник мгновенно слетал туда и обратно и теперь стоял, вооруженный автоматическим японским фотоаппаратом.

— Снимай машину с бутылками, снимай этих бизнесменов, снимай бутыли со спиртом, снимай все, что видишь, — сказал Петрович, держа на мушке Шерхебеля и его помощников.

Тоник делал снимок за снимком, и в этот момент снова погас свет.

— Уходим, — потянул его за собой Петрович, и они побежали к выходу.

На улице Петрович успел закрыть створки дверей, ведущих в подвал, и накинуть на петли дужку замка. Теперь можно было не торопиться. Они спокойно подошли к машине, уселись, завели мотор и не спеша выехали со двора интерната.

— Василий Петрович, а как вы узнали, что мы здесь? — сразу же спросил его Сашка.

— Я к вашему Толяну ездил. Он мне и рассказал, что вы в какой-то подвал собирались. Оставалось только дождаться вас здесь, но вы, появившись, потом совершенно неожиданно пропали. Я уже не знал, что делать, да, к счастью, машина пришла. Я за ней в подвал, а там вы. Нам крупно повезло, ребята, теперь у нас есть на них компромат и они сделают все, что нам нужно. Сашок, можешь теперь считать, что ты одной ногой в Греции.

— Я хочу, чтобы он ребят не заставлял по ночам работать, — как будто и не очень обрадовался Сашка.

— А это само собой. Я бы его сдал в органы, да нужно, чтобы от тебя отвязались. Теперь я думаю, ты сможешь у меня пожить, пока я все документы оформлю.

— Дядя Вася, — обратился к нему Тоник, — а вы моему отцу не расскажете про нас?

— А это как вы сами хотите.

— Если он обо всем узнает, то не повезет нас в Грецию. Это абсолютно точно.

— Понял. Нет проблем. Не волнуйся, старичок.

Тонику польстило такое обращение к нему. Он почувствовал себя с дядей Васей на равных.

— Остановите здесь. На секундочку, — попросил он.

Петрович без слов затормозил, а Тоник, выскочив к клумбе, сорвал одну крупную пунцовую розу и вернулся обратно.

— Подарю маме, — объяснил он, — если она заметила, что меня нет.

Улицы были еще пусты. Изредка проносились мимо одинокие машины. Степенно разливали воду на асфальт пузатые поливочные машины. Не спеша набирал обороты новый день. Главная суматоха еще впереди. А сейчас все еще располагало ко сну. Не зря ведь говорят, что утренний сон сладок. Ребята задремали и почувствовали на себе эту затягивающую сладость. Хорошо, что ехать нужно было недолго.

Машина остановилась перед самым подъездом. Сашка вылез вместе со всеми и извиняющимся тоном сказал Петровичу:

— Дядя Вася, а можно я эти два дня у Профи поживу? Пока у него отец из командировки не вернется.

Петрович сокрушенно развел руками, но спорить не стал, а попрощался и, пообещав забрать его через два дня, уехал.

Тоник сел на скамейку перед подъездом и сказал Профи, что он сейчас поднимется, а ждать его не нужно. И как только ребята вошли в дверь подъезда, он подошел к балкону первого этажа и по нему мгновенно взобрался на второй. Здесь жила Алиса. Окно ее комнаты было распахнуто настежь. Тоник, едва дотянувшись до окна с балкона, положил на подоконник розу и тем же путем вернулся обратно.

Профи заметил, что он пришел без розы, но ничего не сказал. Сашка уже улегся спать. Перебравшись к себе через балкон, Тоник в одно мгновение сбросил одежду и залез в кровать. Убрать старые свитера, из которых он соорудил куклу, уже не было сил. Почти сразу он погрузился в сон.

Он лежал на высокой кирпичной стене. Светило яркое солнце, но не обжигало, а только ласково касалось лица. А над ним летали люди со стрекозьими крыльями. Они брали что-то крохотное с земли с озабоченными лицами и носили на стену. И стена росла, росла, становилась все выше и выше, а они хлопотали, ни на секунду не прекращая своего непонятного труда. Легкого, но в чем-то для них упоительного. И невозможно было оторваться взглядом от…

— Антон, Антон, — окружили его роем люди-стрекозы и стали тащить его прочь со стены. — Антон, — кричали они встревожено с мамиными интонациями в голосе. — Антон!

Он попытался сбросить с себя цепкие ручки, повернулся на бок и сразу понял, что спал. Рядом стояла перепуганная мама.

— Антон, что это значит? — Она держала в руках его вчерашнюю записку. — Буду утром, как это понимать? А ты знаешь, что уже двенадцать часов дня, тебе два раза звонила Алиса. Я захожу тебя будить, а в твоей кровати еще кто-то. — Она брезгливо вытянула из-под одеяла старые свитера. — Со мной чуть инфаркт не случился. Что все это значит?

Тоник сел на кровати, лихорадочно соображая, что ей ответить, но в это время снова зазвонил телефон.

Светлана Васильевна со вздохом подошла к телефону и, сняв трубку, строгим голосом сказала:

— Встал. Сейчас подойдет.

Она снова заглянула в комнату Антона и кивнула ему на телефон.

— Тебя.

Тоник выпрыгнул из кровати и подбежал к телефону.

— Алиса! — крикнул он задыхающимся голосом. — Алиса, а ты пойдешь сегодня на Поклонку?.. Ночью? Нет, не я… Я не знаю кто… Я же не люблю розы — они колючие… Откуда знаю, что роза…

Светлана Васильевна тихо улыбнулась и прошла на кухню, плотно прикрыв за собой дверь. У ее сына начиналась иная жизнь, в которую лучше всего не вмешиваться. Она присела на стул, не вытирая невольно выступивших слез. Она улыбалась и в уголки ее губ сбегали прозрачные солоноватые капли. Ах, если бы все недоразумения в жизни ее сына разрешались так легко и просто.

Из-за двери доносился голос Тоника с новыми, звенящими интонациями. За распахнутым окном шумел детскими голосами обычный московский двор. Казалось, что-то легкое и радостное витало в воздухе. Не вспугнуть бы…

Часть вторая

Глава I

Самое замечательное в жизни — это когда мечты начинают сбываться. Не уже сбылись, а только еще начинают. И тогда каждый миг бывает наполнен радостным ожиданием, которое превращает серые будни в яркий праздничный карнавал.

Томительное ожидание, бесконечные сборы, оформление документов, которое, правда, касалось в основном взрослых, прощание с друзьями и родителями — все это было уже позади, за невидимой чертой таможенного барьера, а впереди наших друзей звала к себе новая жизнь и новые приключения.

Конечно, на все это у них была только неделя, но зато какая! А еще приятно было то, что они вернутся назад через три дня после начала занятий в школе. Алиса представляла себе, как она войдет в класс, лучше во время урока, овеянная теплыми морскими ветрами, покрытая нежным южным загаром, вся из какой-то другой, загадочной жизни. Это было бы восхитительно.

Тоник и Профи всю дорогу до аэропорта о чем-то спорили, а Сашка недоверчиво поглядывал по сторонам, как будто ждал, что его высадят из автобуса и увезут в другую сторону. И даже сейчас, сидя в мягком кресле самолета, он до конца не расслабился, а выглядел непривычно серьезным и озабоченным.

Алиса непринужденно болтала со Светланой Васильевной, ей всегда нравилась эта женщина, умеющая себя вести со всеми на равных, не подчеркивая своего преимущества в возрасте. А может быть, она вовсе не считала его преимуществом?

Виктор Степанович откинул назад спинку кресла и попытался заснуть. Ему пришлось приостанавливать или заканчивать все свои дела до отъезда, и он почти неделю не мог как следует выспаться.

Профи обнаружил на кресле наушники и теперь щелкал переключателем, стараясь успеть послушать все, что было на каждом канале. А Тоник настроил свои наушники на трансляцию фильма, который в это время можно было увидеть на дисплее перед креслами. Чтобы не задирать голову вверх, он тоже, как и отец, откинулся в кресле.

Фильм шел на английском языке, но все было понятно и так. Главный герой, обиженный бандитами, проникает в их логово и методично уничтожает всех, кто попадается ему на пути, потом улетает на спортивном самолете, чтобы вырваться из радиуса поражения взрывом, который он остановить не в силах.

Тоник не снимал наушники только потому, что хотел послушать правильную английскую речь. В школе он неплохо разговаривал на английском, но теперь осознал, что нормальную живую речь он понять не может, все слова сливались в один поток непонятных звуков. Впереди как раз разогретые вином мужчины заговорили на английском, причем так, что их стало слышно, несмотря на наушники.

Как ни странно, Тоник их понял. Они громко ругались и говорили о женщинах. Один из них встал с цифровой видеокамерой в руках и стал снимать всех окружающих, покачиваясь от выпитого. На запястье у него болтался массивный золотой браслет, а на шее висела такая же цепочка. Другой ожесточенно лупил по клавиатуре ноутбука, играя в обыкновенный тетрис. По всему было видно, что разбогатели они недавно. Почему-то Тонику стало стыдно за своих соотечественников, и он стал стараться не обращать на них внимания.

— Сашка, — потянулся через него в это время Профи, — отгадай загадку. В поезде стоп-кран какого цвета?

— Красного, — не задумываясь, сказал Сашка.

— А в самолете?

Сашка оглянулся, поискал глазами стоп-кран и неуверенно сказал:

— Синего.

— А что будет, если в самолете стоп-кран дернуть? — еле сдерживаясь, чтобы не засмеяться, спросил Профи.

Теперь расхохотались они все вместе. Алиса с недоумением посмотрела на них и отвернулась к Светлане Васильевне, чтобы продолжить светскую беседу.

Стюардессы уже развозили напитки. Профи выбрал себе спрайт, а ребятам взял фанту и кока-колу. Запотевшие граненые бутылочки приятно холодили ладонь. Но еще приятнее было пить бурлящую пузырьками воду маленькими глоточками и смотреть по сторонам. Сашка, например, не отрывался от иллюминатора. Он не зря уселся к самому окошку. Правда, крыло самолета перекрывало ему добрую половину всего обзора, но зато было видно, как открываются и закрываются подкрылки. Тем более, что земли уже давно не видно, внизу белой арктической пустыней расстилались облака.

Внезапно самолет как будто провалился в воздухе на полметра, а потом затрясся, словно это ехала разбитая телега по бездорожью. Сашке показалось, что еще чуть-чуть и у самолета отвалятся крылья. Он торопливо сунул руку под кресло, ища парашют, но ничего там не обнаружил. Тоник и Профи с интересом смотрели на его суету. Самолет затрясло еще сильнее.

— Мы падаем? — спросил побледневший Сашка.

— Это воздушные ямы, — пояснил ему Тоник. — Обычное дело.

— Ничего себе обычное! Посмотри в окно — сейчас же крылья отвалятся.

— Бывает, что и отваливаются, — с хитрой улыбкой подключился Профи. — Мы сейчас проходим зону турбулентности. Это когда смешиваются восходящие и нисходящие потоки воздуха.

— А почему не раздают парашюты?

— Не принято, — снисходительно объяснял Профи. — Во-первых, лишний вес для самолета, во-вторых, если что, то все равно не успеешь ни надеть его, ни вылезти из самолета. Даже у экипажа нет парашютов, чтобы в случае чего тянули самолет до конца, а не выпрыгивали первыми.

Сашка представил себе, как экипаж самолета вылезает в окошко, а оставшиеся в самолете пассажиры одни летят навстречу своей гибели, и ему стало совсем плохо.

— Что же нам без парашютов, погибать, что ли? — обреченно спросил он, боясь даже посмотреть в сторону окна. Вдруг крылья у самолета уже отвалились.

— Совсем не обязательно, — успокоил его Профи. — Бывали случаи, что люди падали с высоты семь тысяч метров и не разбивались. Ты, главное, пристегнись получше. Если лететь креслом вниз, то можно упасть на деревья, а потом в глубокий снег, скорость и погасится.

— А вдруг внизу нет никаких деревьев? Снега-то там точно нет.

— Слушай, Профи, что ты его пугаешь? — вмешался Тоник. — Никто падать не собирается. Самолет же рассчитан на такие перегрузки. Сейчас нам обед принесут. Вот только из этой полосы выйдем.

Самолет действительно перестало трясти, и в проходах между креслами появились стюардессы с обедом. Ребята быстренько открыли откидные столики и приняли подносы с едой.

Очень быстро от салата, курочки с зеленым горошком и сладкого десерта ничего не осталось. Профи собрал у всех пакетики с перцем и положил себе в карман.

— Пригодится, — сказал он в ответ на недоумевающие взгляды. — Он хорошо у собак нюх отбивает.

В конце послеобеденного отдыха самолет начал снижаться. Теперь все завидовали Сашке, у которого перед глазами открывалась грандиозная панорама Афин, омываемых теплым морем.

В аэропорту на первый взгляд было все почти как в Москве, только встречалось очень много загорелых людей. Виктор Степанович менял деньги и оформлял документы, а все остальные стояли кружком вокруг рюкзаков и сумок. Один Сашка приехал налегке, у него не было ни роликов, ни запасной одежды. Зато поэтому он охотно помогал нести вещи Алисе.

Все выглядели уставшими после трехчасового перелета, но никто не жаловался, даже Алиса. Она, напротив, всех веселила, рассказывая смешные истории о своем детстве. Она уже тогда была оригинальным ребенком.

В самый разгар веселья подбежал Виктор Степанович и схватил два огромных чемодана.

— Поспешим, ребята. Наш автобус сейчас отходит. Придется нам день-два прожить в гостинице в Афинах. Зато посмотрим Акрополь. Когда еще будет такая возможность.

Все обрадовались, зашумели, подхватили свою поклажу и бросились за ним. И только выйдя из аэропорта на улицу, они почувствовали, что приехали к южному морю. В помещении благодаря кондиционерам жара не ощущалась, а здесь их сразу охватил влажный разгоряченный воздух. «Как в парилке», — подумалось всем.

В их автобус уже грузились те самые «новые русские», которые летели с ребятами в одном самолете. Точнее будет сказать, что их грузили, настолько они были пьяны. Но вокруг было много интересного, и на них никто и не смотрел.

Первое впечатление от Афин ребята получили из окон автобуса, и, надо сказать, они были несколько разочарованы. Обычные дома, обычные улицы, обычные люди, а где же колыбель цивилизации, где неповторимая архитектура, где скульптуры, образцы которых можно найти в любой книге по искусству.

Только потом они поняли, что так и должно быть. Произведениям искусства надлежит быть в музеях и на выставках, а не разрушаться под дождем и ветром, они принадлежат вечности, а улицы города предназначены для сегодняшней, сиюминутной жизни.

Хотя, конечно, догадаться, что они все-таки в Греции, было несложно. Время от времени на глаза попадались здания с элементами образцов античного искусства, а гостиница, в которой они остановились, называлась «Архимедос». В какой еще стране могут так назвать гостиницу?

Разместились все в трех двухместных номерах. Алиса со Светланой Васильевной, Тоник с папой, а Профи с Сашкой. Полчаса ушло на распаковку чемоданов, душ, переодевание, а потом все вместе отправились обедать на второй этаж. Подавала на стол всего одна женщина, но еда была вкусной, похожей на нашу, только с непривычно острыми приправами.

— Я предлагаю, — сказал Виктор Степанович, оглядывая всю компанию, — сейчас на боковую, а вечером прогуляться по городу.

— Ты что, пап, нам совсем спать не хочется, — возразил Тоник.

— А что же ты за других решаешь, — сказала Светлана Васильевна. — Летели издалека, все устали, нужно отдохнуть.

— Что вы, Светлана Васильевна, — встала на сторону Тоника Алиса. — Да мы разве сейчас уснем? Так хотели сюда приехать и вдруг спать. Мы же можем пропустить самое главное.

— А что для вас самое главное?

— Да мы и сами еще не знаем. А вдруг, пока мы спим, оно и случится.

— По вашей логике, можно и совсем не спать, — усмехнулся Виктор Степанович.

— Да ладно, пап, мы просто хотим на роликах покататься рядом с гостиницей. А устанем, сами придем отдохнуть.

Тоник смотрел на отца такими глазами, что тот понял: если он сейчас их не отпустит, то станет в глазах друзей своего сына неисправимым занудой и весь отдых будет испорчен.

— Идите, — сказал он. — Только катайтесь все вместе и от гостиницы ни на шаг.

— Ура, ура, — захлопала в ладоши Алиса. — Встречаемся в фойе.

В суматохе все забыли, что у Сашки нет роликовых коньков. Расстроенный, он пришел в свой номер и плюхнулся на кровать. Профи в это время зашнуровывал ботинки.

— А ты что валяешься? — удивился он. — Пошли с нами, я тебе свои коньки прокатиться дам. Только сам сначала покатаюсь.

А что такое дать покататься? Это совсем не то. Нужно кататься на своих коньках. Сашка сначала даже не хотел подниматься, но потом подумал, что лежать в кровати еще глупее, и вышел вместе с Профи на улицу.

Тоник с Алисой уже были здесь. Они тоже не усидели в фойе. Увидев Профи, они махнули ему рукой и свернули за угол. Этот переулок был намного свободнее от людей и от машин, но асфальт на нем был неровный и с выбоинами, поэтому ребятам там быстро надоело.

— Поехали к морю, — предложила Алиса.

Тоник остановился.

— Я же обещал отцу, что мы здесь будем кататься.

А мы вернемся раньше, чем он проснется. Это же недалеко. На роликах мы мигом туда домчимся. Поехали. Так хочется по смотреть на море. Мы, конечно, можем и вдвоем с Павликом.

Этот аргумент сразил Тоника окончательно. Он молча поехал первым, а Профи, на ходу доставая карту Афин, пристроился за Алисой. Второй раз забытый Сашка сначала побежал вслед за ними, но очень скоро они выбрались на широкую улицу и поехали быстрее. Он замедлил шаг и остановился. Ему вдруг захотелось потеряться в толпе, и пусть его ищут. Он представил, как все бегают по всему городу и не могут его найти, а вечером сидят за столом и боятся смотреть друг другу в глаза. Кто-то же в этом будет виноват.

Рядом, перед площадью, сохранился нетронутый островок зелени. Одно дерево было пострижено так, что казалось изумрудным человеком, застывшем в прыжке вверх. Около других деревьев прямо на траве сидели люди, не обращая внимания на прохожих. Они отдыхали. Сашка тоже сел, прислонившись к стволу дерева и вытянув ноги. Он представил, что уже потерялся и вторую неделю сидит под деревом. Не ест, не пьет, а все на него показывают пальцами и удивляются, кто он, откуда, зачем здесь сидит.

Вдруг он почувствовал себя очень неуютно. Такое с ним уже было в Москве, когда бандиты взяли его заложником вместе со Светланой Васильевной. До этого момента он бездумно смотрел на другую сторону улицы, а теперь пригляделся к прохожим внимательнее и замер. Над толпой торчала длинная тощая фигура Рафа, а рядом вырисовывался наподобие памятника мощный торс Слона.

Сашка, пораженный, перебрался за ствол дерева, не понимая, как они могли оказаться здесь, на этих же улицах, под этим солнцем. Ему казалось, что после неудавшегося похищения они должны были бы насовсем пропасть из их жизни. И вдруг он встречает их всего через месяц в Греции. Это не могло быть случайностью.

Осторожно выглядывая из-за дерева, он увидел, как Раф показал Слону на какого-то человека. Слон, поправив кепку с длинным козырьком, подошел к нему и сказал несколько слов. Человек отшатнулся от Слона и тут же исчез в толпе. Было видно, как Раф долго ругался и что-то объяснял Слону, а затем сам направился к двоим туристам, глазеющим по сторонам.

Он склонился перед ними в полупоклоне, проговорил несколько фраз, гостеприимно приглашая их жестом за собой. Люди переглянулись и пошли с Рафом. Следом за ними, в десяти шагах двигался Слон. А за Слоном уже крался Сашка. Он понимал, что становится свидетелем новой аферы хорошо знакомых ему преступников, и старался остаться незамеченным.

Они прошли в глубь квартала, пересекли два небольших переулка и выбрались на другую оживленную улицу. Здесь Раф провел людей в подъезд жилого дома, подмигнув Слону. Сашка спрятался за колонной дома напротив и ждал.

Раф вернулся назад минут через десять. Довольный собой, он подошел к Слону и, радостно хлопнув его по спине, увлек за собой в поток пешеходов. Иностранцы из дома не вышли. Что там с ними сейчас делали — грабили, убивали, — Сашка узнать не мог. Ему нужно было сейчас не упустить из виду бандитов. Хорошо бы попался по дороге полицейский, но ведь ему же ничего не объяснишь, он по-русски не понимает.

На мгновение Сашка потерял бандитов из виду. Пришлось прибавить шагу, но почти сразу он увидел, как Раф со Слоном идет к нему навстречу. Убегать было уже поздно. Сашка присел на корточки, низко опустив голову, и стал перевязывать шнурки кроссовок. Он почти физически чувствовал, как они проходили мимо, слышал их голоса. Они замолчали, проходя над ним, и Сашка замер, боясь разоблачения. А когда он решился посмотреть по сторонам, то их уже нигде не было.

Сашка пробежал всю улицу до перекрестка, вернулся обратно, зашел в подъезд, куда завели легкомысленных жертв, пробежал всю лестницу до четвертого этажа, но ничего подозрительного не обнаружил.

Постояв с полчаса перед этим домом, он побежал в гостиницу. Не хватало еще, чтобы начали искать его самого. Однако перед площадью ему на глаза попалась полицейская машина. Сашка открыл дверцу и стал показывать руками назад, делать страшные глаза, изображая человека, которого душат.

Полицейский с интересом посмотрел на него и показал на место рядом с собой. Сашка с облегчением уселся, и машина тронулась. Но поехали они совсем в другую сторону. Сашка запротестовал, стал показывать в обратную сторону, но полицейский погрозил ему пальцем и, не останавливаясь, привел машину в участок.

Там он оставил Сашку у дежурного, а сам куда-то исчез. Комната была просторной, светлой, а за спиной дежурного висела карта Афин. Площадь, на которой Сашка встретил Слона с Рафом, была неправильной формы и легко угадывалась среди пересечений линий и прямоугольников.

Найдя дом, куда бандиты водили людей, Сашка ткнул туда пальцем и, снова сделав страшные глаза, зарычал. Дежурный с опаской отодвинулся и протянул руку к телефону. Как раз в этот момент вернулся первый полицейский. Он привел с собой человека, который на разных языках стал задавать Сашке вопросы. Где-то с пятой попытки он вышел на ломаный русский язык, но знал он на нем только несколько фраз. Как тебя зовут, где ты живешь и как ты себя чувствуешь?

Сашка сказал, что хорошо, чем только озадачил переводчика. Тогда Сашка, уже понимая, что все его слова понимают превратно, сказал единственное греческое слово, которое он знал — «Архимедос». Этим он привел всех греков в неописуемый восторг. Они засуетились, забегали, повторяя с разными интонациями название гостиницы, потом показали ему место на карте, где она располагалась, и после его утвердительного кивка сразу успокоились. Дежурный вновь уселся за стол заполнять какие-то бланки, а другой полицейский взял Сашку за руку и отвел в машину.

Через пять минут они подъезжали к гостинице. Перед входом стояли Тоник и Профи и о чем-то спорили. Алиса, отойдя в сторону, озабоченно смотрела вдоль улицы.

Машина резко затормозила, и оттуда не спеша выбрался Сашка. Он с достоинством захлопнул дверь машины и обернулся к ребятам. Они уже неслись к нему со всех сторон, как к центрфорварду, забившему решающий гол.

Полицейский с улыбкой смотрел на их веселую возню, затем помахал рукой, сел в машину и уехал.

— Ну как вам море, понравилось? — спросил Сашка у ребят, поднимаясь вместе с ними к себе в номер.

— Да мы заблудились, — ответил Тоник, — ехали по карте и уперлись в какую-то стройку, хотели объехать, попали на рынок. Да и времени уже не было. А как ты оказался в полиции?

— Сашка, ты представляешь, как мы испугались, когда увидели, что тебя нет в гостинице, — вмешалась Алиса. — Мы же с Антоном не знали, что ты тоже вышел на улицу, это нам Павлик потом сказал. Мы сразу поехали назад.

Профи виновато пожал плечами.

— Я сам позабыл, что обещал тебе ролики дать покататься. Как-то все вылетело из головы в один момент. Ты уж не обижайся.

— Я и не очень-то хотел, — сказал Сашка. — Я пошел прогуляться и знаете кого встретил?

— Кого? — хором спросили ребята.

Сашка сначала провел ребят к себе в номер, плотно закрыл дверь и только потом вполголоса сказал:

— Наших старых знакомых, которые меня на «Мерседесе» катали. Толстого и длинного.

— Не может быть! — ахнула Алиса.

— Я сам сначала не поверил себе, но их же ни с кем не перепутаешь. Они здесь проворачивают дела еще почище, чем в Москве. Заводят людей в дом и все. Больше их никто не видит. У них, наверное, там целая банда.

— А ты знаешь этот дом? — спросил Тоник.

— Конечно, я же их выследил. Один раз они на меня чуть-чуть не натолкнулись. Я тогда сделал вид, что шнурки завязываю. А они в этот момент куда-то свернули.

— А в полицию ты как попал? — повторил свой вопрос Тоник.

— Я хотел, чтобы они тех людей спасли, которых бандиты в дом завели. А полицейские дикие у них, по-русски ни бум-бум.

— А ты не дикий? — засмеялась Алиса. — Ты ведь тоже по-гречески ни бум-бум. А они еще английский или немецкий знают и не задаются при этом.

— Полиция здесь ни при чем, — решительно сказал Профи. — Мы должны во всем разобраться сами. В конце концов, это наши бандиты или нет?

— Хочешь сказать, что если один раз мы с ними справились, то и теперь нам все нипочем? — с легкой иронией спросил Тоник.

— Нет, просто мы одни знаем, что они опасны, и должны их остановить. Ты что-то имеешь против?

— Нет, конечно, но мы же ничего толком не знаем.

— Вот и нужно все выяснить. Нужен план.

— Да какой там план. И так все ясно. Мы знаем, где их можно встретить, и у нас есть единственное время для этого — завтрашний тихий час. Если, конечно, ничего не изменится.

— Вот ты сам и рассказал нам план, — удовлетворенный, сказал Профи. — Значит, завтра.

В дверь постучали. Алиса распахнула дверь и отступила, пропуская Светлану Васильевну.

— Так вот вы где сидите, а мы вас на улице ищем. Пойдемте перекусим и гулять, — и она с веселой улыбкой оглядела ребят.

Все уже успели проголодаться, поэтому охотно отправились на полдник. Впереди у них еще была прогулка по Афинам.

А вечером в Афинах начинается настоящая жизнь. Днем, особенно во время обеда, почти никто не работает, потому что жарко, а когда становится немного прохладнее, то все выбираются на улицу. Чаще всего сидят в каком-нибудь кафе, но иногда и просто гуляют.

Вечером город выглядит иначе. Все яркие краски днем притушевываются, отовсюду начинают струиться тонкие изысканные ароматы греческой кухни, приветливо перемигиваются разноцветные огоньки, складывающиеся в причудливые картинки или незнакомые слова.

Войти хочется в каждую гостеприимно распахнутую дверь, попробовать каждое необычное блюдо или просто посидеть с коктейлем в руках, потягивая через соломинку терпкие греческие напитки. Хорошо поболтать в это время со старыми добрыми друзьями или смотреть, как прогуливаются незнакомые люди.

На нашу компанию обращали внимание все. Слишком красивы были Алиса и Светлана Васильевна, а греки, как никто, умеют ценить красоту. Мужественная фигура и волевое лицо Виктора Степановича тоже не оставались незамеченными, да и остальные ребята прекрасно дополняли этот ансамбль.

Когда они проходили мимо площади с зеленым деревом-человеком, то Сашка подтолкнул своих друзей и сделал большие глаза, показывая ими на противоположную сторону улицы. Все, как по команде, повернули головы направо и стали всматриваться в толпу.

Ни Слона, ни Рафа нигде не было видно. Может быть, они сидели где-нибудь в баре и пили пиво, но ребята все равно не теряли бдительности и усердно вертели головами по сторонам. Даже Виктор Степанович это заметил, а он и не предполагал раньше у ребят такого интереса к греческой архитектуре.

Они прошли всю улицу под названием Афины и выбрались к подножию Акрополя. Вечером он выглядел особенно величественно. Парфенон в лучах прожекторов, казалось, улетал в бездонную черноту неба. А они, стоя у подножия этого огромного холма, ощущали, как древняя история приоткрывает перед ними свои самые загадочные страницы.

Потом были прогулки по магазинам, затейливой лентой опоясывающим подножие холма. Светлана Васильевна купила себе элегантную шляпку, а Алиса поясок из лайковой кожи и короткое летнее платье, сделанное как будто из множества крупных золотых рыбьих чешуек.

У Сашки тоже были деньги, ему их дал Василий Петрович, но он решил в первый день ничего не покупать, а сначала присмотреться, сколько что стоит.

Тоник и Профи искали что-то необычное, чего в московских магазинах нет. Но они не унывали, им нравилось помогать выбирать покупки для своих женщин.

А в самом конце вечера зашли поужинать в маленький ресторанчик. Алиса заказала себе улиток, Тоник и Профи авокадо с креветками, а остальные очень вкусную белую рыбу.

Сашка старался не смотреть, как Алиса с аппетитом уплетает улиток, иначе он не смог бы съесть и свою замечательную рыбу. А она быстренько все съела и еще попросила у Тоника кусочек авокадо. Этот плод был разрезан пополам, а в середине лежали креветки в нежнейшем соусе. Есть нужно было маленькой ложечкой, и Тоник просто отдал ей все, что у него осталось.

Виктор со Светланой переглянулись и сделали вид, что ничего не заметили. Они-то знали, как Тоник любил креветки и чего стоила ему эта жертва.

День пролетел незаметно, и как только ребята вернулись в гостиницу, то сразу легли спать. Им нужно было еще набраться сил к завтрашней схватке с бандитами.

Глава II

Сашка проснулся от капли воды, шлепнувшейся ему на лоб. Это был шок. Он сразу подпрыгнул и выскочил из кровати. Рядом стоял со стаканом воды улыбающийся Профи.

— Ты что, — закричал Сашка, — я же дурачком из-за тебя стану! Садист несчастный.

В дверь заглянула уже умытая и причесанная Алиса.

— Что за шум и почему без драки?

— Он меня водой поливает, как будто я ему пальма, — спрятавшись в простыню, пожаловался Сашка.

— А что такого, — удивился Профи, — меня мама так всегда по утрам будила. Зато потом я сразу вскакивал, даже если она просто побулькает водой рядом.

— Я вот тебе завтра побулькаю, — пригрозил Сашка. — Вылью на тебя ведро холодной воды, и плавай, как в бассейне.

— Так ты же никак не просыпался, я тебя по-всякому пробовал будить. Смотри, все уже давно встали, — оправдывался Профи.

В дверях уже действительно собрались почти все. Только Виктор Степанович договаривался в фойе насчет завтрашнего автобуса в Лутраки. А Сашка еще даже не умывался.

Он моментально впрыгнул в штаны, одел маечку, плеснул в лицо холодной воды и уже через пять минут присоединился ко всей группе.

Поехали к Акрополю на автобусе, чтобы сэкономить силы на осмотр самого холма. Сашка пытался разглядеть в толпе Рафа или Слона, но в этот раз никого из них не заметил. Профи рассказывал Тонику об Акрополе хорошо поставленным голосом, так, чтобы его могла слышать и Алиса.

— Акрополь построили в пятом веке до нашей эры, почти за двадцать лет, — говорил он таким тоном, как будто сам принимал участие в строительстве. — Самое значительное сооружение на нем — Парфенон, создали Иктин и Калликрат.

— Вдвоем? — как будто бы не поверил словам Профи Тоник.

— Они только руководили, а имена тех, кто носил на себе эти камни, увы, утеряны.

— Это, что-ли, твой Парфенон? — спросил Сашка, показывая пальцем на открывающееся из окна автобуса здание на вершине холма.

— Это Пропилеи — главные ворота, — снисходительно объяснил Профи.

К воротам вели мраморные ступени от самого подножия холма. Виктор купил всем билеты и повел наверх. А навстречу спускались люди из самых разных стран мира. Это можно было увидеть и по одежде, и по языку. Сашка представлял, что сейчас он увидит такое…

Хотя общеизвестно, что чем больше ожиданий, тем больше разочарований. Так оно и оказалось. Все здания были страшно разрушены варварами и временем. Немногое уцелевшее от двух главных храмов на неискушенного человека особого впечатления произвести не могло. Как Профи ни пытался заинтересовать всех своими рассказами о тектонике, архаике, о легких неправильностях, оживляющих мертвый камень, ничего не получалось. Все старательно избегали его подробных рассказов об архитектуре и предпочитали сами рассматривать то, что считали нужным.

То, что «безусловно» заинтересовало всех — это смотровые площадки. Вид отсюда открывался потрясающий — с одной стороны Эгейское море, с другой — горные хребты, уходящие вдаль, а между ними черепичные крыши невысоких домов. Здесь словно сливалось высокое и земное, тайное и явное, жизнь богов и жалкое существование простых людей.

— Отсюда, — сказал Профи, показав на соседний высокий холм, — святой Павел отправился проповедовать христианство.

— Откуда ты знаешь? — не удержался от вопроса Сашка.

— Он же мне тезка, — решил пошутить Профи. — Рассказывал.

Возвращались с Акрополя пешком. Решили по дороге в гостиницу зайти на блошиный рынок. Виктор сказал, что там иногда попадаются совершенно неожиданные вещи.

Сашка давно хотел купить себе диктофон, как у Профи, но никому об этом не говорил. Он решил показать его уже после того, как купит. Но приходить сюда отдельно ему не хотелось, поэтому он немного отстал от всех, увидев мальчугана, обложенного со всех сторон плейерами, диктофонами и приемниками.

Выбрав подходящий диктофон, он протянул цыганенку, судя по его внешности, шесть тысяч драхм и показал на облюбованную модель. Цыганенок протянул ему диктофон, Сашка стал щелкать клавишами, проверяя его работу, но в это время мальчишка грубо выхватил у него диктофон, всовывая деньги назад в Сашкину руку.

Сашка давал ему пять тысяч и одну, а теперь у него в руке лежало пятьсот драхм и одна тысяча, то есть полторы вместо шести тысяч. Цыганенок так возмущенно размахивал руками, что Сашка сначала подумал, что в самом деле ошибся. Больше у него с собой денег не было, и он побежал догонять остальных.

Только в гостинице, пересчитав свои деньги, он понял, что попался на элементарную уловку, ему просто подменили пять тысяч драхм на пятьсот. Купюры были очень похожи, поэтому он тогда и засомневался. Хотя все равно не смог бы ничего доказать. Теперь тем более с этим ничего уже не сделаешь.

После обеда Виктор со Светланой решили прогуляться по своим делам, а ребят оставили отдыхать в гостинице. Им это только и было нужно. Решили ролики с собой не брать, чтобы не слишком бросаться в глаза, и как только остались одни, сразу отправились на поиски бандитов.

Маскировку сделали минимальной — у каждого на голове была кепка с длинным козырьком и темные очки. Им казалось, что изменились они неузнаваемо. По крайней мере, никто не ожидает их здесь встретить, поэтому и приглядываться особенно не будет. Они на это и надеялись.

Но Слона с Рафом на прежнем месте не оказалось. Ребята прождали их, усевшись на травку, минут двадцать. От жаркого солнца не спасала даже тень от деревьев. Еще немного, и все бы растеклись по раскаленной земле. Тоник искоса поглядывал на Алису. Она уже давно догадалась об отношении к ней Профи, но ничем этого не показывала и даже Тоника просила при всех вести себя как обычно. А это было не просто. Так хотелось сказать ей что-нибудь особенное, и тем сильнее, потому что нельзя.

Алиса лежала на животе, болтая в воздухе загорелыми ногами, и смотрела в траву на маленькую букашку. Потом она словно почувствовала взгляд Тоника и оглянулась.

— Ребята, пойдемте куда-нибудь, а то я расплавлюсь, — жалобно сказала она.

— Можно ждать около дома, куда они людей водят, — поднимаясь с земли, решительно сказал Сашка. — Но там опасно, нас могут заметить раньше, чем мы их.

— А мы разобьемся по парам, — сказал Тоник и посмотрел на Алису.

— Отличная идея, — похвалила она и взяла Сашку за руку. — Мы пойдем впереди, а вы идите по другой стороне улицы.

Сашка заулыбался и чуть было не побежал вприпрыжку рядом с Алисой. Он сразу начал рассказывать ей что-то забавное, а Тоник и Профи, идя следом, только смотрели, как они хохочут.

Им лучше было бы смотреть по сторонам, потому что еще по дороге их обогнал Раф. Он настолько был увлечен беседой со своими очередными жертвами, что не обратил внимания на мальчишек, болтающихся под ногами.

Тоник узнал его сразу. Он крепко сжал руку Профи, показывая глазами на долговязую фигуру Рафа. Нужно было еще как-то подать сигнал Алисе с Сашкой, чтобы они немного поотстали, пропустив бандитов вперед. К счастью, она как раз обернулась, и он махнул ей рукой, показав при этом на Рафа.

Алиса сразу повернулась к застекленной витрине, разглядывая в плывущих отражениях направление движения Рафа. Тоник оглядывался по сторонам, пытаясь отыскать Слона. Он тоже должен быть где-то неподалеку.

Раф подобострастно подскочил к подъезду, распахивая перед клиентами дверь, и, оглянувшись по сторонам, просочился вслед за ними.

Тоник и Профи подбежали к Алисе. Сашка возбужденно ей что-то доказывал.

— Это они, — повернулся он к ребятам. — Это те самые «новые русские», которые летели с нами в самолете. Они живут в нашей гостинице. Мы должны остановить бандитов.

— А где второй? — спросил Профи.

— Он их там поджидает. Я уверен, — рвался Сашка в бой.

— Хорошо. — Тоник взял руководство на себя. — Алиса, ты оставайся здесь. Если что случится, ты будешь единственная, кто знает, где нас искать. Тогда сразу к отцу, ясно?

— Вы там все-таки поосторожнее.

— Конечно.

Ребята бросились к подъезду, в котором исчез Раф, а Алиса перешла на другую сторону улицы и, встав за колонной, стала наблюдать за улицей.

Тоник, заскочив в подъезд первым, услышал, как на втором этаже хлопнула дверь.

— Туда, — воскликнул он, подняв палец, и побежал вверх по лестнице.

Обитая черным дерматином дверь была не заперта. Она даже была не до конца прикрыта. Через небольшую щель доносилась громкая русская речь. Тоник приоткрыл дверь побольше и, недолго думая, юркнул в образовавшийся проем. Сразу около двери стояла длинная вешалка с шубами. Пока никто не оглянулся, он успел пролезть в самую гущу меховых завалов. Когда он соображал, откуда здесь среди лета столько шуб, к нему пробрались Сашка и Профи.

— Ты чего-нибудь понимаешь? — спросил его Профи громким шепотом.

Тоник молча помотал головой. Он прислушивался. Высокий женский голос расхваливал на все лады норковые шубы. Неужели это обычный магазин мехов? Тогда что же здесь делает Раф?

В это время продавщица подошла к вешалке, за которой прятались ребята, и вынула оттуда одну шубу. В образовавшей дыре метнулся в сторону Профи. Продавщица бросила в него шубу и изо всех сил завизжала, видимо решив, что это большая крыса.

Ребята рванулись к выходу, но, запутавшись в шубах, повалили стойки с мехами на пол. Одна шуба наплывала на другую, и около входной двери сразу образовался затор из мягкого пушистого меха. Спотыкаясь и падая, ребята на глазах изумленных посетителей по скользким шубам пробирались к двери.

Уже рванув ручку на себя, Тоник оглянулся и встретился взглядом с Рафом. У того сразу выражение удивления всем этим бардаком сменилось на озабоченную гримасу. Но пробираться к двери по шубам он не решился, а начал разбирать образовавшийся завал. Этой отсрочки ребятам хватило, чтобы выбраться на улицу и пулей промчаться мимо стоявшей за столбом Алисы.

Она решила не выдавать себя и, когда все стихнет, спокойно уйти. Из дверей уже выскочил Раф. Он покрутил головой во все стороны и побежал направо. Алиса с облегчением вздохнула и пошла в противоположном направлении вслед за ребятами.

Она не заметила, что за ней уже давно наблюдает из окна дешевого кафе Слон. Как только она вышла из-за колонны и отправилась за ребятами, он двинулся на солидном расстоянии следом за ней. Ее яркая красная бейсболка была слишком хорошо заметна в толпе.

Слон проводил ее до самой гостиницы и увидел, как она встретилась с ребятами и зашла в здание. Теперь они с Рафом уже знали, где искать своих заклятых противников.

— Алиса, ты пришла? — бросился к ней Тоник. — А мы уже хотели идти тебя искать.

— Я подождала, пока все стихло, и поехала. А этот длинный побежал в другую сторону.

— Ну мы и вляпались, — покрутил головой Профи. — Они, оказывается, просто приводят в магазин покупателей, а Сашка-то наговорил — грабят, убивают.

— А я откуда знал, что они за дверью делают? — оправдывался Сашка.

— Где же твой нюх? — не успокаивался Профи.

— Это все ерунда, — сказал Тоник. — Плохо то, что они меня узнали. Они же теперь могут попытаться нам здесь навредить.

— Ой, нас еще найти надо сначала, — небрежно сказала Алиса. — А мы все равно уже завтра уезжаем.

— А если мы порвали у них шубы, тогда что? — наседал на Сашку Профи. — Они могут искать нас с полицией.

Сашка молча отправился к себе в номер и завалился спать. Остальные ребята тоже последовали его примеру, и когда Светлана с Виктором вернулись, они застали настоящее сонное царство.

Недолго думая, они тоже улеглись отдыхать и проспали так все вместе до самого вечера. Идти куда-нибудь было уже поздно, да и завтра с утра нужно рано вставать к автобусу. Решили просто посидеть за столиками перед входом в гостиницу.

Здесь обычно любили сидеть эмигранты из бывшего СССР. В основном они приехали в Грецию из южных республик. Виктор взял для ребят молочные коктейли, а сам сел со Светланой за отдельный столик.

К нему тут же подсели эмигранты и завели бесконечный разговор о Москве, о погоде, о ценах и о всякой всячине, связанной с их прошлой жизнью.

Никто не догадывался, что из-за угла за ними наблюдал Раф. Он не удивился, увидев Виктора, а только обрадовался. Он был уверен, что если в прошлый раз остался в дураках, то теперь-то уж свое возьмет и за все поквитается. Тем более, что здесь ему приходилось заниматься унизительным заманиванием клиентов в меховой магазин. Другого дела пока не нашлось, да и нужно было осмотреться, разобраться в окружающей жизни. А тут еще приехал Слон. Он даже для этой работы оказался непригоден, люди от него просто шарахались. Его внешность подходила преимущественно для устрашения, а найти работу телохранителя в Греции оказалось довольно сложно, чаще всего они брали только своих.

Теперь появился какой-то шанс. Какой, Раф и сам еще не знал, но чувствовал, что если Виктор появился здесь, то это наверняка связано с большими деньгами. А каким образом — это еще предстояло выяснить.

Он подозвал к себе знакомого паренька, дал ему пять долларов и велел разузнать все о Викторе и его семье. Мальчишка прошел мимо их столика два раза, заглядываясь на Алису, а потом спросил у нее на английском:

— Ду ю спик инглиш?

Произношение у него было с грузинским акцентом, и Алиса сразу поняла, что он из России.

— Йес, аи ду, — ответила она, а затем спросила сама. — Хау а ю филлин?

— Филин? — не понял парень. — А что это такое?

Все расхохотались, а парень взял свободный стульчик и подсел к ним.

— А я слышу, на русском разговаривают. Вы из Москвы?

— Да, а что, заметно? — слегка кокетничая, спросила Алиса.

— По ребятам сразу не скажешь, а вот ты точно москвичка.

— Разве мы на «ты»? — холодно сказала Алиса, словно обидевшись за ребят.

Парень смутился, поняв, что допустил стратегическую ошибку.

— Меня Шота зовут. Я думал, земляков встретил, по душам поговорить хотел. Не ожидал, что вы такие формалисты.

И он неловко поднялся из-за стола.

— Посиди, дорогой, — остановил его Тоник. — Меня Антоном зовут, его Пашей, а этого Сашей.

Парень уселся вновь за стол, вопросительно глядя на Алису. Тоник тоже замолчал, не зная, говорить ли ее имя.

— Если девушка не хочет, — печально сказал Шота, — то я пойду домой. Не буду мешать вашей хорошей компании.

Алиса улыбнулась и протянула ему руку.

— Алиса.

Парень вскочил со стула и осторожно пожал ее тоненькую кисть двумя руками.

— А ты здесь давно живешь? — спросил его Тоник.

— Два года. Надоело все — вот так! — и он выразительно провел ладонью по горлу. — Гражданство не дают, нужно на гречанке жениться, а они с нами не знакомятся. А без гражданства я даже квартиру снять не могу, только в гостинице жить можно. Хорошо, у меня друзья есть.

— А на что ты живешь?

— Подрабатываю время от времени. Сейчас вот поеду корабли очищать. Работа тяжелая, конечно. За один день сто долларов платят.

— А что там нужно делать? — заинтересовался Сашка.

— Когда корабль приходит в порт, на нем нарастают всякие ракушки, водоросли. Берешь с собой скребки, ведро и туда лезешь. Десять дней поработал — два месяца отдыхать можно.

— Здорово. Нам бы так дня три поработать.

— А что, приходите завтра в порт, я вас устрою. Скажите, Шота прислал.

— Спасибо, но мы завтра утром уезжаем, — сказал Профи.

— В Москву? Счастливые… а я в Москве ни разу не был.

— Да нет, пока мы едем отдыхать, в Лутраки.

— В Лутраки? Обычно все на острова едут.

— У нас там апартаменты, — солидно сказал Сашка.

— Тогда другое дело. Там тоже хорошо, море рядом. Можно взять яхту напрокат.

— Нас там своя яхта ждет. «Афродита», слышал про такую? — гордо сказал Сашка.

— Нет, не слышал.

— На ней кино снимают.

— Да не кино вовсе, а видеоклип, — вмешался Тоник. — Может быть, уже сняли. Они уже неделю как в море болтаются.

— Везет вам, — позавидовал Шота. — Хорошо, когда денег много.

Алиса фыркнула и отвернулась.

— Откуда у нас деньги? — сказал Тоник. — Это у него друг миллионер. — И похлопал Сашку по плечу.

— Кто, Толян, что-ли? — запротестовал Сашка. — Какой он миллионер, у него даже на гитару денег не было.

— Зато теперь его на яхте катают. А нас-то он прокатит или зазнался уже?

— Прокатит. Можешь не сомневаться. — Сашка даже встал из-за стола, засунув руки в карманы.

— Ребята, а к вам туда можно подъехать в гости? Здесь такая тоска, а я пока все равно без работы.

— Приезжай, конечно, — радушно пригласил Тоник.

— А где вы там будете?

— Сейчас.

Тоник встал, подошел к отцу и спросил у него название гостиницы, в которой они собираются жить в Лутраках. Виктор посмотрел на Шота и что-то негромко сказал Тонику. Тот нетерпеливо бросил ему короткую фразу. Виктор махнул рукой и отвернулся к Светлане.

— Там по-гречески как-то, — сказал Тоник, возвращаясь обратно. — Что-то вроде Вайна.

— Я знаю, — обрадовался парень. — Это рядом с морем. Спасибо за приглашение. Мне пора идти. Очень приятно было познакомиться с такими замечательными людьми и с такой прекрасной девушкой.

Он церемонно раскланялся и быстрым шагом удалился.

— Зря ты его пригласил, — сказала Алиса, — что-то он мне не нравится.

— И мне, — сказал Профи, — какой-то подозрительный тип. Слишком вежливый.

— Грузины все вежливые, — возразил Тоник, — это у них национальная черта.

— Он не от души вежливый, я ему не верю, — категорично сказал Профи.

— Да какая нам разница, мы все равно здесь всего неделю. Да и не приедет он к нам. Он же видел, что вы не обрадовались, когда он напросился к нам в гости. Расслабьтесь, отдыхайте, посмотрите, как хорошо вокруг, — провел рукой Тоник.

Рядом действительно в вечернем освещении улица казалось тихим двориком уютного дома. Каменные, отполированные векам плиты создавали ощущение надежности и уверенности в завтрашнем дне. Не спеша идущие по ним прохожие были похожи на долгожданных гостей, которым все рады. Время как будто сбавило обороты, ослабило напряжение, и все потекло, покатилось само собой. И хотелось, чтобы так было всегда. Но уже завтра нужно было вставать ни свет ни заря и ехать на автобусе к новым и, может быть, еще более замечательным впечатлениям…

Глава III

— Подъем, мальчишки! Пора вставать. — Это Алиса стучала в дверь к самым неорганизованным членам экипажа. Сашка и Профи — единственные из ребят — жили без взрослых, поэтому Светлана послала Алису разбудить их пораньше.

— А что случилось? — недовольно спросил Профи.

— Как это что? Вы разве остаетесь здесь и не едете с нами?

— Так еще же рано.

— Собирайте вещи, умывайтесь. Чтобы вас не пришлось всем ждать.

— Да мы еще вчера все уложили.

Профи удрученно сел на кровати. Сон все равно пропал. А Сашка продолжал так же безмятежно дрыхнуть. Счастливый!

— Эй, соня, вставай, — толкнул он Сашку в плечо.

Тот пробормотал что-то неразборчивое и перевернулся на другой бок. Вот засоня. Профи встал и подошел к окну. Оно выходило во внутренний дворик, такой же древний, как и сами греки. По растрескавшимся стенам расползался во все стороны неимоверно разросшийся плющ. Одинокое корявое дерево, торчавшее посреди двора, разбрасывало во все стороны листья, которые, похоже, никто никогда не убирал. Только кусочек ярко-синего неба, напоминающий о море и соленом ветре, внушал некоторый оптимизм. Профи открыл окно и вздохнул полной грудью. С добрым утром, страна! Нужно было идти умываться, пока Сашка не встал, все равно вдвоем в ванной комнате тесновато.

Когда все выбрались на улицу к автобусу, оказалось, что, кроме них» едет еще целая туристическая группа. Пока они загружали вещи в багажное отделение, ребята успели занять в автобусе самые задние места. Здесь они сидели все вместе и хорошо видели остальных.

Автобус наконец заполнился пассажирами и поехал по еще пустым афинским улицам. Город понемногу начинал просыпаться, продавцы овощей и фруктов расставляли свои прилавки, дворники с завидным усердием подметали улицы.

Незаметно почти все ребята задремали. Алиса положила голову на плечо Тонику и тоже заснула. Один Профи смотрел в окно, ожидая встречи с местами, давно знакомыми по книгам.

Город довольно быстро закончился, и они покатили вдоль невысоких раскидистых оливковых рощ. Водитель включил кассету с записями известного греческого певца. Полились ласкающие слух и убаюкивающие звуки, и они удивительно хорошо гармонировали с окружающей природой.

Почти все в автобусе спали, ехать еще нужно было не меньше часа. И вдруг в паузе между песнями раздался радостный крик Сашки:

— Море! Смотрите, море!

С левой стороны автобуса действительно открывалась необъятная водная гладь. Водитель сначала даже притормозил, пока переводчица не сказала ему, в чем дело. Но остальные пассажиры прореагировали на это сообщение довольно вяло. Море, оно и есть море. А если мальчик увидел его в первый раз, то тогда конечно.

Тем более что дорога теперь так и шла вдоль побережья. Все опять потихонечку заснули, пока сам водитель не посчитал нужным остановиться. Автобус стоял на огромном мосту, а под ним была настоящая пропасть.

— Коринфский канал, — сказала переводчица. — Восемь километров длиной, он пробит в скалах и соединяет два моря, Ионическое и Эгейское.

Тут уже все приникли к окнам. Это зрелище стоило того. Внизу пропасти действительно была видна вода и по ней плыли казавшиеся сверху маленькими кораблики. Но долго стоять на мосту было нельзя, и автобус тронулся дальше. Никто больше не спал, потому что автобус уже въезжал на окраину города Лутраки.

Хотя правильнее было назвать его городком. Он растянулся вдоль побережья на пять километров, но состоял в основном из невысоких частных домов, если не считать главной улицы, почти сплошь застроенной гостиницами. В самом конце этой улицы и остановился автобус.

Всем не терпелось быстрее распаковать вещи и побежать к морю, но пришлось ждать, пока Виктор оформит все необходимые документы. В фойе было не жарко, работал телевизор, продавались прохладительные напитки.

— Здесь очень мило, — сказала Алиса.

Все молча согласились с ней. Действительно, гостиница не была шикарной, но в то же время сохраняла уют домашней атмосферы. Все стены и лестницы в ней были сделаны из мрамора, но это был теплый мрамор розоватого оттенка.

Номер оказался на третьем этаже. Он состоял из двух комнат с самой необходимой мебелью и небольшой кухоньки с плитой и холодильником. Ребята сразу выскочили на балкон и тут же увидели море. Оно плескалось совсем рядом, в каких-то сорока метрах, через дорогу от гостиницы.

— Так, все переодеваемся и идем купаться, — скомандовал Виктор, и комната потонула в радостных восклицаниях и веселой суете.

Потом все бежали наперегонки по мраморной лестнице вниз, торопливо раздевались, побросав одежду на раскаленные камни, и бросались с разбегу в освежающие пенистые волны.

Вода оказалась на удивление чистой и к тому же очень соленой. На спинке можно было лежать, не шевеля ногами, и при этом не тонуть. Как будто вода сама выталкивала тело на поверхность.

Виктор уплыл далеко в море, а ребята плескались у берега вместе с Алисой и Светланой Васильевной.

— Павлик, а ты обещал меня научить плавать по-своему, — попросила Алиса. — Без рук.

— А я тебя могу научить без рук и без ног, — вмешался Сашка. — Топориком, знаешь такой стиль?

— Сам плавай топориком, а я хочу пароходиком. Научи, Профи.

— Техника простая, смотрите.

В прозрачной воде было видно, как обе ноги вращались наподобие пропеллера, а руки он поднял вверх.

— Плыть, правда, приходится спиной вперед, зато руки свободны. Здесь все дело в тренировке. У тебя сразу все равно не получится.

Тоник отплыл поглубже и стал крутиться в воде всем телом, изгибаясь, как дельфин, и поднимая кучу брызг.

— Тоник, а твой способ как называется? — крикнула Алиса.

— Дельфинчиком, — отозвался тот и нырнул под воду.

Прошла минута, пошла вторая, а его нигде не было видно. Алиса обеспокоенно всматривалась в воду, но Тоник не появлялся. Как вдруг рядом с ней вместе с фонтаном брызг метнулось из воды стройное загорелое тело.

— А-а-а, — закричала Алиса, убегая на берег.

Она, не останавливаясь, взяла полотенце и пошла к гостинице. Тоник бросился за ней.

— Алиса, ты куда? Я же пошутил.

— Ты меня напугал, понимаешь ты или нет, придурок несчастный? Отойди от меня.

— Ну прости, Алисочка, я же не хотел. Прости, пожалуйста. Давай вот здесь посидим, я тебе хочу что-то сказать.

Перед дорогой валялись огромные каменные глыбы. Они присели на краешек одной из них. Алиса отвернувшись, а Тоник сел рядом и долго ей что-то говорил. Ребята в это время загорали, валяясь на покрывале, предусмотрительно взятом Светланой. А она уплыла в море к Виктору.

Алиса поежилась; испаряясь, морская соль сильно стягивала кожу.

— Пойдем еще искупаемся, — сказала она.

Значит, мир. Обрадованный, Тоник взял ее за руку, и они пошли в воду. Профи отвернулся и сделал вид, что спит. Сашка уже барахтался у самого берега. «Надо бы его научить плавать», — подумал Тоник.

Очень скоро горячее солнце прогнало их всех с берега. Тем более, что уже пора обедать. Все побежали в первую очередь в душ, потому что белая соль даже выступала на коже, если немного посидеть на солнце.

А в кафе на первом этаже им подавал на стол сам хозяин гостиницы и его дочь. Это не было особой привилегией, просто они старались в своей гостинице все делать сами. Тем более, что гостей было немного и они вполне справлялись со своими нехитрыми обязанностями.

Идти после обеда на пляж было бы похоже на самосожжение, поэтому все отправились спать. На огромной софе уместились все мужчины, а Алиса со Светланой устроились в другой комнате на диванчике поменьше.

Тоник подумал, что насколько невозможно было заставить их спать после обеда в летнем лагере отдыха и как легко спалось здесь. А еще он подумал об Алисе. И почти сразу заснул…

Пробуждение у всех оказалось легким, приятным. Балкон был открыт и по комнате бродил свежий ветерок, пахнущий морем.

После легкого полдника вновь отправились на море. Теперь решили идти на центральный пляж, мимо которого проезжали на автобусе. Пешком дошли минут за пятнадцать, двадцать. Пляж был песчаным. Идти по золотистому песочку было приятно, и все сразу разулись. А потом купаться.

Тоник учил Алису и Сашку плавать. Способ Профи был пока для них недостижим. А Тоник начинал с малого. Сначала на спинке. Здесь важно было научиться не бояться воды. Он сначала их поддерживал снизу, а потом отпускал руку. И получилось. Уже к концу дня они вполне сносно держались на воде. Главное, они поняли, что вода тяжелее их и для того, чтобы утонуть, нужно прилагать дополнительные усилия, а если просто лежать на спине и слегка подгребать руками, то можно продержаться на воде сколько угодно.

На этом пляже всем очень понравилось. А самым замечательным оказалось то, что здесь через каждые тридцать метров прямо на пляже стояли открытые душевые кабинки. Можно было, искупавшись в море, тут же смыть всю соль и спокойненько загорать дальше. Вода была прохладной, но это приятно взбадривало, а Сашка ее даже попробовал пить. На вкус она показалась ему вкусней московской.

Яхты Толяна пока нигде не было видно. Но ребята не теряли надежды встретить его здесь. Им очень хотелось покататься по морю под настоящим парусом.

Виктор со Светланой старались не мешать ребятам и отдыхали неподалеку, в зоне видимости, а когда пришло время ужина, зашли за ними.

Никто не хотел уходить с пляжа, но можно было здорово обгореть на солнце, несмотря на то, что почти у всех был неплохой московский загар. Решили сюда вернуться попозже и просто погулять среди пальм и цветов.

А попозже получилось почти к восьми часам вечера, когда окончательно начала спадать жара. Алиса одела свое новое золотистое платье и выглядела как редкий экзотический цветок, занесенный ветром в пустыню. Светлана в своем легком белом платье с черной оторочкой походила на диковинную бабочку. Кортеж сопровождения из мужчин выглядел не менее достойно. Мужественные загорелые лица на фоне мощной рельефной мускулатуры. По крайней мере такими они себе казались сами.

В парке, напротив центрального пляжа, собралась большая толпа людей, а когда ребята подошли ближе, то услышали музыку. Оказалось, что как раз выступал танцевальный ансамбль. Гречанки от двенадцати до пятнадцати лет в коротких красных юбочках, расшитых золотом жилетках и высоких шляпках с развевающимся пером почти летали по площадке в веселых и зажигательных танцах.

Те из зрителей, кто не смог попасть в первые ряды и не хотел лишать себя такого зрелища, забрались на деревья и смотрели за концертом оттуда. Сашка с Профи, недолго думая, тоже влезли на дерево, а Тоник остался с Алисой и родителями. Но видно через толпу было неважно.

Тоник положил свои руки Алисе на плечи, стоя сзади, но ей это не понравилось — слишком жарко. Дернув плечиком, она подошла к дереву и протянула наверх руки.

— Павлик, помоги мне, пожалуйста.

Профи подал ей одну руку, другой ухватившись за ствол, а Тоник подставил сложенные в замок руки. Алиса, не размышляя, одной ногой встала на «замок», другой на ветку и оказалась на дереве. Теперь добрая половина зрителей смотрела не только на концерт, но и на Алису, которая на фоне начинающего чернеть неба была похожа на золотую статую.

Алисе это понравилось, она всегда любила находиться в центре внимания, но стоять на дереве было тяжело. К счастью, концерт скоро закончился и толпа стала растекаться по аллеям, по лавочкам, по маленьким кафе, разбросанным вдоль набережной.

Сашка, стоя на дереве, ждал, пока спустятся Алиса с Профи, и в этот момент из-за газетного киоска высунулась длинная физиономия Рафа. Через мгновение там уже ничего не было. Сашка мог бы подумать, что ему показалось, если бы не встретил их так же неожиданно в Афинах.

Сначала он хотел сказать об этом ребятам, но, вспомнив их обвинения в прошлый раз, решил промолчать. А вдруг они здесь действительно случайно. Или это был совсем не Раф. Но на душе у него стало беспокойно.

Алиса предложила прогуляться вдоль моря по набережной. Все согласились, все равно больше делать нечего. А ночью море выглядит особенно загадочно. Темные волны с легким шуршанием набегают на песок и уносятся вновь назад в свою тайну.

Некоторые смельчаки ночью купаются. Тоник бы тоже с удовольствием искупался, если бы не родители. И Алиса смотрела на купальщиков с завистью. И Профи. И даже Светлана с Виктором. Только Сашка смотрел не на море, а по сторонам. Он один знал об опасности, которая, возможно, уже подстерегала их всех.

Дойдя почти до самого конца городка, где уже хорошо были видны огни Коринфского канала, они повернули обратно. Стрекотание цикад придавало особый колорит наступающей ночи. Тьма сгустилась, и купающихся людей стало гораздо меньше. Зато намного больше появилось звезд. На южном небе звезды крупные и в хорошую погоду кажется, что они висят над головой.

Над Москвой небо другое. И звезды расположены иначе. А здесь две звезды особенно поражали размерами. Они были крупнее любой из видимых планет и не вписывались ни в одно из известных созвездий. За это Профи мог ручаться головой. Он специально перед поездкой изучал карту звездного мира.

В это время они обогнали пожилую супружескую пару, которые как раз смотрели на эти звезды. Мужчина что-то рассказывал ей на чистом русском языке, и Профи невольно прислушался.

— В этом монастыре, который ниже, — говорил мужчина, — живут жены погибших моряков. А на вершине горы, где горит огонек, тоже женский монастырь, но я туда так и не добрался.

— Так это женские монастыри, — сказала Алиса, когда они прошли дальше. — Как интересно! Но как же они так высоко забираются? Альпинистки они, что-ли? Вот бы побывать там тоже.

— Давайте сходим туда завтра, — предложил Виктор. — Не лежать же все время на пляже.

— Давайте, давайте, — поддержала его Светлана. — У нас ведь гостиница как раз напротив этой горы.

— А когда мы туда пойдем? — спросил Профи. Он любил сразу решать все вопросы.

— Давайте завтра с утра искупаемся и сразу после завтрака пойдем, пока солнце еще не так печет, — предложил Тоник.

— Отличная идея, — поддержала его Алиса. — Только я предлагаю наоборот. Позавтракаем, потом искупаемся и сразу в горы.

— Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал, — пропел Сашка строчку из песни Высоцкого.

Все приятно оживились, ощутив себя почти что альпинистами. В самом деле, чем просто так валяться на пляже, лучше еще куда-нибудь сходить, что-нибудь увидеть. А приобрести южный загар можно было бы и в Крыму, там тоже море и солнце светит, хоть и не так яростно, как здесь.

В гостинице Виктор назвал три цифры и получил ключи от номера. Он не обратил внимания на человека, который сидел неподалеку и читал газету. Но Сашка насторожился. Человек смотрел на одну точку в газете. Глаза у него не двигались, как обычно бывает при чтении. Значит, он только делал вид, что читает. На всякий случай Сашка стал подниматься по лестнице последним и, посмотрев вниз, увидел, что после их ухода человек сложил газету и вышел из гостиницы. Все уже хотели спать и без особых уговоров разбрелись по диванам. Вот так и закончилась первая встреча с Ионическим морем.

Глава IV

Тоник встал пораньше вместе с отцом и побежал на море. Ждать завтрака у него не было сил. Да и не хотелось терять времени.

Утреннее море понравилось ему еще больше. Чистое, спокойное, вокруг ни души, если не считать нескольких, таких же, как и он, фанатиков.

Гора оказалось совсем не такой огромной, как они подумали ночью. В темноте огни сияли высоко в небе, а сейчас монастыри выглядели вполне доступно. По крайней мере, до первого из них можно добраться по обычной тропе, петляющей между камнями.

Тоник наметил примерный маршрут сегодняшнего путешествия и нырнул в воду. Он любил плавать в одиночку и обычно заплывать далеко от берега. А здесь можно было еще долго плыть под водой, не боясь попасть под моторную лодку. Это только в Москве-реке на них можно наткнуться где угодно. Тоник плыл с открытыми глазами, любуясь удивительным подводным миром, раскрывающимся перед ним во всей своей причудливой красоте. По самому дну между камнями стелились мохнатые бурые и ярко-зеленые водоросли. А между ними стремглав носились маленькие юркие полосатые рыбки. «Весело у них сегодня», — подумал Тоник и поднялся на поверхность воды.

— Анто-он, Тони-и-к, — неслись крики с берега.

Он оглянулся и увидел всех своих друзей, уже стоящих в воде. По взмаху руки Виктора они с криками бросились в набегающую волну.

— Что-то вы рано встали, — спросил Тоник, подплывая к Алисе. — А кто-то хотел после завтрака искупаться.

— А, — махнула рукой Алиса, — после завтрака будет уже жарко. Да и душевых здесь нет, а опять в гостиницу заходить не хочется. Смотри, как я уже плаваю.

Она перевернулась на спину и свободно легла на воду, раскинув руки. Волна качала ее, как в колыбели, и Тоника снова поразило выражение ее лица, эта немного отрешенная и легкая улыбка.

Рядом плюхнулся в воду Сашка, подняв тучу брызг. Алиса, перевернувшись, набросилась на него с тумаками, весело хохоча. Профи разбежался с берега и, высоко подпрыгнув, шлепнулся животом на воду, так, что волной окатило всех. Ему ответили тем же, хлопая ладошками по воде. Тоник присоединился к Профи, и еще минут пять все веселились под струями сверкающей на солнце морской воды.

После такой разминки и завтрак был проглочен в одно мгновение. Тем более что давали еще арбуз, и все встали из-за стола полные сил и желания совершить пешую прогулку.

Самое время было лезть в гору. Выйдя из гостиницы, Тоник повел всех туда, где начиналась тропка. Они прошли несколько жилых домов и поднялись на пригорок. Здесь располагалась православная церковь. На площадке перед входом в храм оказалось довольно много празднично одетых людей. Они все улыбались, поздравляя друг друга с каким-то праздником.

Одна из женщин, одетая во все черное, подошла с улыбкой к ребятам и угостила сладостями, похожими на мармелад. Она очень обрадовалась, когда узнала, что они из России и сейчас идут в монастырь.

Дальше тропинка резко пошла в гору. Здесь можно было сделать крюк, но ребята не привыкли отступать перед трудностями. Кое-как добравшись до маленького запертого домика, похожего на трансформаторную будку, они передохнули и пошли по травянистой дорожке с постоянным уклоном вверх.

Растительность на горе не отличалась разнообразием: обычная трава, местами пожелтевшая на солнце, высокие колючки, цепляющиеся за одежду, да вдалеке виднелись оливковые деревья.

Скоро показалась красная монастырская стена. Пришлось ее обходить в поисках входа и только на противоположной стороне обнаружились большие ворота.

После звонка в окошечко выглянула пожилая сухонькая монахиня и, расспросив их о цели визита, открыла дверь.

Они прошли по внутреннему дворику до флигелька, пристроенного к главному зданию, и, натянув на ноги специальные мешки с завязками, гуськом проследовали за монахиней.

Она привела их сначала в маленький магазинчик, где подарила каждому изображение Богоматери из мельхиора на серебряной цепочке. Виктор купил для своей мамы икону, чем несказанно растрогал монахиню. Она даже показала им комнату для молений, где у них располагались самые главные чудотворные иконы.

Но больше всего ребятам понравилось в трапезной. Это была просторная светлая комната под самой крышей. В центре стоял большой деревянный стол, окруженный такими же массивными стульями. А со всех трех сторон, выходящих на море, были сделаны окна с разноцветными витражами.

Все, конечно, сразу бросились к окнам. Отсюда хорошо просматривался городок, была видна гостиница, часть моря. Только Сашка смотрел не на море, а на тропинку, по которой они сюда поднимались. Двое человек с хорошо знакомыми фигурами стояли около бетонного домика и смотрели наверх. На них никто больше не обратил внимания, да и сам Сашка разглядел их только потому, что ожидал их увидеть. А если Раф и Слон, а это были, без сомнения, они, с оружием? Наткнуться на них в таком пустынном месте было бы неосторожно.

Выйдя из ворот, Сашка первым делом стал уговаривать всех забраться еще выше, к следующему монастырю. Дорога туда шла серпантином, опоясывая гору, но если лезть напрямую, то могло получиться гораздо ближе. Всем эта идея понравилась, и только Виктор спросил:

— А вы посреди горы не захнычете? Тут уже нет никаких тропинок, придется хвататься за камни руками.

Все с веселым недоумением переглянулись, и Виктор, засмеявшись, первым направился к верхнему монастырю.

Сначала они прошли через небольшую оливковую рощу, которую, вероятно, посадили монахини, а потом полезли в гору.

Подъем действительно оказался нелегким. Гора манила их и не хотела выпускать. Добравшись только до середины, ребята почувствовали, что устали, но спускаться назад было бы так же трудно, как и продолжать подъем. К тому же еще и глупо.

Немного передохнув, полезли дальше. Виктор с Тоником шли последними, подстраховывая остальных. Сашка уже боялся оглядываться назад, чтобы от высоты не закружилась голова, и смотрел только на камни, на которые ступала его нога. Алиса тоже держалась изо всех сил, а они у нее были на исходе. Наверное, монахини из нижнего монастыря смотрели на них как на идиотов.

Самыми трудными были последние метры. Если бы ребята предварительно выбрали себе маршрут, то взяли бы левее или правее, а так им пришлось подниматься по мусорным завалам. Именно сюда монахини корзинами стаскивали из монастыря самый разнообразный хлам. Возвращаться назад и обходить этот завал уже не было сил.

Выбирались наверх все по очереди на глазах у изумленных туристов, приехавших сюда на машинах. Но ребят это нисколько не смутило. Со смехом отряхнувшись, они взялись за руки и пошли на экскурсию.

Посреди аккуратного монастырского дворика бил фонтанчик с холодной водой, словно дожидаясь ребят. Напившись, они присоединились к туристической группе и поднялись вместе с ней в пещеру. Оказывается, здесь жили первые христиане. Жизнь у них была не сахар, раз приходилось прятаться в горах.

Потом все вышли на смотровую площадку.

— Смотрите! — показал Профи рукой через горы на голубую полоску воды. — Отсюда видно Эгейское море.

— Это мы сейчас видим два моря одновременно? — захлопала в ладоши Алиса. — Вот здорово!

А Сашка смотрел, как Раф со Слоном шли от нижнего монастыря к оливковой роще. Потом он взглянул на море и чуть не закричал от восторга — он ясно видел сейчас яхту с разноцветными парусами и российским флагом.

— Толян в море, — показал он на яхту. — Пойдемте вниз.

В первый момент он даже забыл о бандитах, сидящих в оливковой роще, но все решилось само собой. Группа туристов, приехавшая на автобусе, взяла их с собой в Лутраки, и через двадцать минут они уже были в гостинице.

Ребятам стоило больших трудов убедить Сашку не бежать на причал прямо сейчас, а сначала пообедать и поспать. Он думал, что, как только Толян увидит его на берегу, так сразу прекратит съемки и заберет его к себе. Наивный. Там же целая съемочная бригада. У них план. Пока его не выполнят, на берег не вернутся.

Сашка сделал вид, что поддался их уговорам, после обеда лег спать, но как только все заснули, потихоньку оделся и побежал к причалу. Толяна там, конечно, не было, и он уселся на скамейку под пальму и стал ждать.

Ребята, когда проснулись, сразу все поняли. Одев ролики, они помчались к центральному пляжу искать Сашку. Он их увидел первый.

— Тоник! — крикнул он.

Ребята на ходу лихо перестроились и подкатили к нему. Рядом с Сашкой сидела небольшая рыжая дворняжка.

— Это мой дружок, — сказал он. — Очень умная собака. Все понимает, почти как наша.

Собачка, словно догадываясь, что речь идет о ней, выгнула спинку, потянулась и зевнула. Потом лизнула Сашку в ухо.

— Очень симпатичный двортерьер, — сказала Алиса. — А как его зовут?

— Не сознается, — развел руками Сашка, — я его и так и эдак спрашиваю, а он мне только ухо лижет.

— А, может быть, он тебе имя на ухо хочет сказать?

— Я все равно по-гречески не понимаю.

— А вдруг он по-английски лаять может?

— Тоже мимо. Я знаю только хай и бай-бай.

— Тогда Дружком его и зови. А где яхта?

— Жду. Пока не подплывала.

— Я пойду узнаю, — сказал Тоник и заковылял по песку к пирсу.

Там как раз причалила другая яхта. Тоник подъехал к ним по бетонному пирсу и, на ходу вспоминая английские слова, спросил их о яхте «Афродита». Было видно, как высокий седой мужчина показал рукой в сторону Коринфского канала. Тоник сразу вернулся к ребятам.

— Они в Коринфе, — сказал он. — Может быть, смотаемся туда, пока мы на роликах. Какая разница, где кататься. А Сашка пока их здесь покараулит.

— Саша, ты посидишь здесь, не обидишься? — спросила напрямую Алиса.

Сашка взглянул на море и чуть не закричал от восторга — он ясно видел сейчас яхту с разноцветными парусами и российским флагом.

— Толян в море, — показал он на яхту. — Пойдемте вниз.

— Еще чего не хватало, — проворчал Сашка. — Мне и с Дружком не скучно.

Профи вытащил из кармана скомканную карту, расправил ее на коленке и ткнул пальцем в кружок по другую сторону канала.

— Едем по прямой вдоль моря, а после канала сворачиваем вправо. Здесь не больше восьми километров.

— Тридцать минут туда, сорок обратно, — сказал Тоник, внимательно глядя на Алису.

Она нетерпеливо встала со скамейки.

— Тогда поехали, чего же мы ждем?

Миновав аллеи парка, они выбрались на дорогу, идущую вдоль моря, и смогли развить настоящую скорость. Прохожих здесь не было, а машины проезжали мимо не часто. Не прошло и десяти минут, как они оставили позади город и выехали на шоссе.

В этом месте дорога раздваивалась. Можно было продолжать ехать прямо, а можно свернуть налево. Тоник вспомнил, что мост через Коринфский канал проходил в стороне от моря, и решил сократить путь.

— Поехали наперерез, — предложил он. — Быстрее доберемся.

Это была обычная проселочная дорога, с хорошо набитой колеей. Скоро они въехали по ней в оливковую рощу. Здесь дорога стала петлять, взбегать на пригорки и уходить вниз. На роликах было интересно скатываться с небольших уклонов и взбираться наверх, поэтому ребята и не заметили, как оказались среди садов. Ни моря, ни канала отсюда не было видно. Какое-то время ребята ехали вперед, но все больше становилось понятно, что попали они куда-то не туда.

Уже появлялись среди садов небольшие домики. Это могло бы быть похоже на наши дачные участки, только поражало полное отсутствие заборов. Но они не видели около Коринфского канала никаких дач.

Ребята остановились. Нужно было решать, возвращаться обратно или же попробовать проехать дальше. Хотя даже по времени они уже должны бы быть около канала.

Из-за поворота выехал легковой автомобиль. Человек, сидящий за рулем, видимо, принял ребят за голосующих и остановился. Он открыл дверцу и спросил у ребят на английском языке, куда им нужно.

— Коринф, — сказала Алиса и показала рукой туда, где полагалось быть мосту через канал.

Человек жестом пригласил ребят в машину. Они переглянулись. На бандита или мошенника он нисколько не был похож, поэтому все с облегчением уселись на мягкие сиденья. Ногам пора было дать передохнуть.

Машина тронулась и поехала вперед.

— Эй, нам туда, — показал Тоник рукой направо.

Человек одобрительно закивал головой, сказал несколько фраз на английском языке и прибавил скорость. Тоник забеспокоился, машина все дальше углублялась в дебри. По этой дороге уже не могла бы проехать ни грузовая машина, ни автобус, слишком резко они то ныряли вниз, то выскакивали на пригорки.

Впереди показался еще один дом. Никаких признаков жизни в нем тоже не было заметно. Но, как только автомобиль въехал во двор, к нему бросились две огромные мохнатые собаки. Водитель заглушил мотор и выбрался к ним. Собаки его узнали и, лизнув ему руку, подбежали к машине. На крыльцо вышел еще один большой пузатый человек.

Нужно было что-то делать. Тоник не столько испугался за себя, сколько за Алису. А она беспечно щебетала на заднем сиденье с Профи. Увидев его побледневшее лицо, она засмеялась:

— Антошка, ты что так переживаешь?

— Это местный электрик, он снимает на этих участках показания счетчика.

— Откуда ты знаешь?

— Он сам сказал. Смотри, он как раз записывает.

— Человек действительно стоял у столба с записной книжкой и смотрел на небольшой прибор, спрятанный в деревянный ящичек.

Попрощавшись с хозяином, он вернулся в машину и заехал еще на несколько таких же участков. Тоник уже успокоился, все-таки Алиса в самом деле знает английский лучше его.

Алиса попыталась выяснить, как зовут водителя. Он сказал что-то типа Ханс, но больше ничего от него узнать не удалось. Видимо, на этих нескольких фразах его знание английского закончилось.

Тем не менее он все время говорил что-то на греческом, не особенно заботясь о том, понимают его или нет. Хотя многое действительно было понятно и так. Например, когда он на мосту показал из окна машины на Коринфский канал, а потом сделал рукой в воздухе крюк. Все догадались, что он хочет подъехать к нему с другой стороны.

Так оно и произошло. Даже еще лучше. Ханс привез их в кафе, которое располагалось прямо над каналом. Он взял всем мороженое, а себе рюмочку «Метаксы». Пока он делал заказ, ребята подошли к самому краю площадки, где находились столики, и посмотрели вниз. На самом дне глубокого скалистого ущелья медленно продвигался небольшой транспортный катер.

Мороженое произвело на всех неизгладимое впечатление. Его подали в блестящих металлических вазочках, украсив и без того красивые нежные шарики разноцветными мармеладными и шоколадными вкраплениями, а в самую макушку воткнув красный флажок.

Алиса даже пожалела, что у них не оказалось с собой фотоаппарата. Пришлось разрушать такую красоту. Но на вкус мороженое оказалось еще замечательнее.

Пока все ели, Тоник незаметно посмотрел на часы. В Коринф уже ехать поздно. Можно было бы, конечно, попросить Ханса подбросить их туда, но неудобно, он и так на них потратил и время, и деньги. Наверное, он подумал, что они хотят посмотреть канал, поэтому и привез сюда.

Ханс, видя, как ребятам понравилось мороженое, обрадовался еще больше. Он купил бутерброды с сыром и ветчиной и, попросив уложить их в пакет, пригласил ребят в машину.

Тоник подумал, что он все же отвезет их в Коринф, но Ханс повернул в другую сторону. Переехав по другом мосту через канал, он провел машину мимо жилых кварталов к морю.

— Ура, купаться! — обрадовалась Алиса.

Пляж здесь был бы не хуже, чем в Лутраках, если бы не две огромные нефтяные цистерны какого-то завода, видневшиеся на горизонте. Берег был усыпан мелким песочком вперемешку с ракушками. Профи тут же начал собирать красивые камешки для своих аквариумов. Остальные побежали купаться. Потом загорали, болтали с помощью жестов и рисунков на песке с Хансом, ели бутерброды. Оказалось, что это то самое Эгейское море, которое они видели с горы. Ребята жалели только о том, что Сашки не было с ними. Пора было уже возвращаться. На обратном пути в гостиницу Тоник похвалил греческие песни, которые Ханс крутил на своем магнитофоне, а он, недолго думая, подарил ему несколько кассет.

Алиса теперь сидела рядом с Тоником и, наклонившись к его уху, зашептала, что нужно договориться о завтрашней встрече и подарить что-нибудь Хансу на память.

Тот согласно кивнул головой, готовый вечно слушать ее завораживающий шепот, но машина уже подъезжала к центральному пляжу. Ребята попросили их высадить здесь, чтобы встретиться с Сашкой.

Ханс пообещал завтра вечером после работы подъехать к гостинице. Ребята его благодарили как могли, а что-нибудь подарить на память надеялись завтра.

Яхты все еще не было видно. А Сашка спал на скамейке вместе с собакой. Она забралась ему на колени, он ее гладил, гладил и незаметно задремал. Если бы не тень от деревьев, от него бы остались только джинсы и маечка, а так он умудрился выспаться вместо пропущенного послеобеденного отдыха.

Алиса осторожно подобралась к нему сзади и сняла у него с головы бейсболку. Сашка не просыпался. Тогда она положила бейсболку на асфальт под Сашкиными ногами, нашла у себя в кармане несколько мелких монет и бросила их туда для начала. Потом они спрятались за большим розовым кустом и стали ждать.

Мимо Сашки проходили люди, некоторые и в самом деле бросали какие-то деньги, а он все не просыпался. Тогда Тоник подобрал небольшую шишку и уже замахнулся, чтобы бросить ее в Сашку, как вдруг замер. По аллее мимо Сашки устало брели два перепачканных в земле и глине человека. Это были Раф и Слон!

Тоник присел за куст, потянув за собой друзей, потом осторожно выглянул. Слон стоял перед Сашкой, удивленно вытаращив на него глаза. Раф, торопливо бросив Сашке монетку, потащил Слона дальше.

— Видели? — возбужденно спросил Тоник. — Откуда они здесь?

— Может быть, они отдыхать сюда приехали? — предположил Профи. — Видел, как они удивились, что Сашка здесь? Они же думают, что мы в Афинах.

— Очень уж странное совпадение, — задумался Тоник. — Надо за ними проследить, выяснить, где они остановились.

— Ты что, Антон, успокойся, — мягко возразила Алиса, — они же не стали цепляться к Саше, так давай и мы не будем их трогать. Смотри, они встретили Сашу здесь одного, у него лежит кепка для милостыни. Что они подумали? Что Сашка от нас сбежал или потерялся. А если мы на роликах поедем за ними, то они сразу нас заметят. Пусть лучше уходят и не стараются нас разыскать.

— Конечно, — поддержал ее Профи. — Все равно нам через несколько дней уезжать. Лучше не осложнять ситуацию. И давайте Сашке ничего не скажем, а то он начнет снова в сыщика играть.

— Да, пусть лучше мальчик спокойно отдыхает. Поехали его разбудим, — сказала Алиса. — Так ты согласен с нами, Антон?

— Я сегодня оказался в меньшинстве, — развел руками Тоник. — И бандитов все равно уже не догонишь.

Он посмотрел на Сашку. Тот как раз проснулся и с недоумением разглядывал свою бейсболку с деньгами. В следующий момент к нему подъехали друзья.

— Так вот ты чем занимаешься, пока нас нет, — воскликнула Алиса. Глаза у нее озорно блестели.

Сашка торопливо схватил бейсболку и, вытряхнув деньги, натянул ее на голову.

— Подумаешь, — независимо сказал он. — Я заснул, и она упала.

— А денег-то тебе накидали! — присвистнул Тоник. — Смотри, даже наш рубль кинули.

— Ничего удивительного, — торопливо сказал Профи. — Наших туристов сейчас где только нет.

— Сашка, прощайся с собачкой, и мы уходим, — сказала Алиса, — а то нас там родители Антона, наверное, заждались.

— Ага.

— Он выпустил собаку на землю и, почесав ей за ухом, отошел на несколько шагов. Собачка побежала за ним.

— Теперь она не отстанет, — сказал Профи.

— Пусть бежит за нами, если хочет, — сказал Тоник. — Главное, ты сам от нас не отставай. Поехали.

Они не спеша покатились по гладкому асфальту. Сашка, идя быстрым шагом, вполне успевал за ними. Труднее всего приходилось собачке. Она бежала, бежала, а потом начала останавливаться. Как только Сашка оглянется, она бежала опять. А потом так и осталась сидеть на асфальте.

— До завтра, — помахал ей рукой Сашка.

Около гостиницы их встретил встревоженный Виктор.

— Где вы пропадали? — строго спросил он Тоника.

— Катались на роликах, а что случилось? — ответил вопросом на вопрос Тоник.

— В следующий раз предупреждайте, куда поедете. Мы с твоей матерью встали — и никого. Что бы ты подумал на моем месте?

— Что мы катаемся.

— А где вы катаетесь? Я весь город обежал три раза за это время.

— Да, кстати, если тебе это интересно, то завтра мы собираемся съездить на роликах в Коринф.

— Отменяется. Так далеко на роликах я вас не отпущу.

— Пап, нам туда очень нужно. Там древний город и остатки храма Афродиты.

— Если нужно, то поедем вместе. На автобусе. Нам тоже интересно посмотреть исторические места.

— Поехали, — вяло согласился Тоник. Он вдруг почувствовал, что устал и хочет под душ.

— Антошка, — сжала его локоть Алиса, — давай вечером сходим куда-нибудь потанцевать.

— Вдвоем? — сразу оживился Тоник.

— Почему? У тебя очень милые родители, мне хочется и с твоим папой потанцевать, и с Павликом, и с Сашей. Виктор Степанович, вы как, не против?

— Я с удовольствием, мы как раз со Светланой об этом говорили. После ужина погуляем и зайдем в одно место. Мне Василий Петрович его рекомендовал.

— Чудесно, я пошла готовиться. А Светлана Васильевна в номере?

— В номере, отдыхает.

После ужина никто гулять не пошел. Мужчины выбрались на балкон и вели ленивую, неспешную беседу. А женщины в это время примеряли разные платья и юбки, пробовали соответствующую косметику, хотя обычно Алиса почти никогда не подкрашивалась.

Тоник смотрел на гостиницу напротив. Она называлась «Голден Палас» и в самом деле была похожа на золотой дворец. Перед входом на тротуаре около всей гостиницы были постелены ковры, строгий швейцар открывал зеркально-кружевные двери, а о красоте внутреннего убранства уже можно было судить по многочисленным переливающимся огням люстры. Но Тоника привлекало в этой гостинице другое. Ему нравилось то, что противоположной стороной гостиница выходила прямо в море. Там можно было нырять в воду сразу с балкона, не выходя из номера.

Наконец женщины были готовы. Они позвали ребят в комнату и замерли, ожидая комплиментов. Восхищенные взгляды оказались красноречивее слов. А вместо слов вырывались одни восклицания.

Алиса была вполне удовлетворена произведенным впечатлением. Светлана тоже. Они спустились на улицу и, окруженные стайкой поклонников, прогулочным шагом двинулись в направлении центра города. Все было чудесно.

Надо сказать, что сам данс-клуб понравился им меньше. Наверное, потому, что там был полумрак и несколько небольших танцевальных залов вместо одного большого. Ожидаемого фурора не произошло. К тому же все танцы были быстрыми, и потанцевать с Алисой наедине ни Тонику, ни Профи не удалось. Да и пробыли они там часа полтора, не больше. Зато все это время оттанцевали без перерыва.

Нужно было идти отдыхать. Завтра их ждет Коринф и что-то еще, манящее своей непредсказуемостью. Все-таки хорошо, когда каждый новый день радует по-своему.

Глава V

— Вставайте быстрее! В школу опоздаете! — резанула слух Тонику хорошо знакомая, надоевшая до чертиков фраза.

Он перевернулся на другой бок, заехав локтем во что-то мягкое.

— Ай! — раздался рядом пронзительный вопль.

Пришлось просыпаться. Рядом сидел на кровати, держась за глаз, Профи. К нему уже бежала Алиса, смочив тряпку в холодной воде.

— Антошка, ты медведь, — укоризненно сказала она.

— Не надо меня пугать с утра школой, — ответил он. — Это у меня еще спокойная реакция, а бывает и похуже.

— Ничего себе, — сказал, просыпаясь, Сашка.

— Странная у тебя реакция. Сегодня же первое сентября. Я, например, по школе соскучилась.

— Я тоже в конце августа по школе скучаю. Только это у меня через пару дней почему-то проходит.

— Дайте кто-нибудь медную монету, — попросил Профи. — Примочками тут не поможешь. А то придется в школу с синяком идти.

— Держи, — протянул ему монету Сашка.

— Откуда она у тебя? Это же остров Крит.

— Ну и что?

— Ничего. Только там пресной воды нет. А так — хороший остров.

— Как же они без воды живут? — заинтересовалась Алиса.

— Им с материка привозят. С Антарктиды. От айсберга отломят кусок и буксируют ого прямо до острова. Один раз, правда, сильно жарко было, айсберг и растаял. А подо льдом мамонт оказался. Вот напугал местных жителей. До сих пор поймать не могут.

— Сильно же тебя Тоник стукнул, — притворно пожалела его Алиса, и все расхохотались.

— А кого поймать не могут, мамонта или жителей? — продолжал веселиться Сашка.

— Ну что, орлы, проснулись? — заглянул в комнату Виктор. — Бегом купаться и на завтрак. Автобус нас ждать не будет.

— А я вас поздравляю с началом учебного года, — добавила из-за его спины Светлана.

— Спа-си-бо! — ответил ей дружный хор ликующих голосов, и все помчались купаться.

Автобус оказался обычным, рейсовым. Среди пассажиров выделялись своей черной одеждой три монашки, которые с интересом наблюдали за ребятами. Наверное, они смотрели из окон монастыря, как ребята покоряли мусорную вершину.

Перед каналом Тоник постарался запомнить дорогу, по которой им вчера нужно было ехать. Хотя навряд ли она им еще понадобится. Вероятнее всего, они осмотрят Коринф за один день.

— Смотрите, — показал Сашка на море.

Там хорошо просматривалась яхта, на поиски которой они и ехали в Коринф. — Как нарочно, мы туда, а они обратно, — он чуть не плакал от огорчения.

— Успокойся, Саша, — взяла его за руку Алиса. — Никуда они теперь не денутся, зато мы побываем в Коринфе.

— Да нужен мне этот Коринф.

— Ты что, — возмутился Профи, — совсем дикий стал. Это же один из самых знаменитых древнегреческих городов. Там можно побродить между домами, где жили философы, скульпторы, тираны, о которых спорят и сейчас.

— Еще мне не хватало о тиранах спорить.

— Нет, я не знаю, как с ним говорить! — обескуражено пожал плечами Профи. — Перед тобой сама история распахивает свои страницы, а ты!

— Ему просто очень хочется скорее на яхту, и я его понимаю, — обняла Сашку Алиса.

— И я понимаю, так пусть и он поймет нас. Что же нам, из-за него все бросить и сразу ехать назад? Одного его никто не пустит.

— Да я что, я ничего, — стушевался Сашка.

— Вот и чудненько, смотрите лучше, какие горы! — показала Алиса.

С левой стороны перед ними открывалась высокая крутая гора, похожая на потухший вулкан, только по всему периметру проходила высокая стена, созданная не природой, а людьми.

— Вот бы туда залезть, — высказал общую мысль Тоник.

Автобус уже останавливался на небольшой площади перед церковью. Рядом продавали билеты в музей.

Виктор первым выбрался из автобуса и теперь выворачивал свои карманы.

— Светлана, — озабоченно позвал он жену, — я тебе кошелек не отдавал?

— Нет, у меня только десять долларов.

— Странно, может быть, у меня он в автобусе выпал? Эй, стой, — крикнул он вслед отъезжающему автобусу, но водитель не обратил на него внимания и уехал.

— Что случилось, дядь Вить? — спросил Профи.

— Да я, раззява, куда-то деньги засунул и найти не могу.

— А сколько нужно?

— Четыре доллара за вход. Нас шестеро.

— Ребята, у кого с собой деньги есть?

— Нужно двадцать четыре доллара.

— Четырнадцать, — уточнила Светлана. — Хотя нет, нам же нужно еще на обратную дорогу.

Нашли еще шесть долларов, но этого все равно было мало. Коринф лежал у их ног, за высокой металлической сеткой, такой близкий и в то же время недоступный.

— А что нам там делать, — сказал Сашка, — все и отсюда прекрасно видно. Давайте лучше посмотрим на эту гору, может быть, туда забраться можно.

Все двинулись вдоль забора в обход древнего Коринфа, который состоял почти из одних развалин. Сохранились улицы, фундаменты домов, отдельные части стен. Через сетку все это прекрасно было видно, но все же насколько могло быть интересней пройти по этим улицам самим.

У основания горы паслись овцы, но никакой хоть сколько-нибудь подходящей дороги наверх не было видно. Подъем мог бы занять полдня и все равно на вершине будет ждать стена. Отсюда не понять, есть ли в ней хоть какая-нибудь лазейка.

— По-моему, как раз на этой горе и был построен храм Афродиты, — сказал Профи.

В это время Сашка тронул его за плечо. Профи обернулся и увидел, что Тоник перелезает через забор в Коринф. В этом месте были сделаны ворота для въезда машин и он преодолел их в одно мгновение. Сашка прижал палец к губам и потянул Профи за собой.

Виктор как раз разговаривал с Алисой и Светланой, показывая им на вершину горы, и Профи вместе с Сашкой успели тоже перемахнуть через забор.

— Пап, — крикнул Тоник, — идите за билетами. На троих вам хватит.

Виктор в первый момент чуть не перепрыгнул через забор вслед за ними, если бы не Светлана. Она схватила его за руку и не отпускала, пока он не одумался.

Ребят могли увидеть из окон служебных построек, расположенных напротив ворот. Но на них могли просто закрыть глаза, что и случилось, а взрослому человеку этого бы не простили.

Как бы то ни было, скоро они все вместе бродили по запутанным улочкам, на которых произошло столько великих событий. Профи сказал, что золотой осел, описанный Апулеем, закончил свои приключения в Коринфе, и что Диоген жил в своей бочке где-то неподалеку. Тогда комнатки в домах были маленькими, а бочки из под вина огромными, и неизвестно было, где лучше.

А во время осмотра греческого театра, расположенного перед Коринфом, Тонику села на плечо настоящая цикада. Их музыка была слышна непрерывно, а вот увидеть этих насекомых никак не удавалось. Оказалось, что она похожа на очень большую муху, только с жесткими крыльями. Тоник замер, чтобы не вспугнуть ее, и попросил его сфотографировать.

Алиса сказала, что его отметили боги, чем Тоник был несказанно горд. Надо же, в первый раз приехал в Грецию, и сразу его кто-то отметил. Да и не просто кто-то, а те самые боги, жившие когда-то на Олимпе. Тоник из разговоров с Профи вынес твердое убеждение, что вся древнегреческая мифология родилась из реальности. Что все это было на самом деле. Люди были бессмертными и обладали техникой еще более совершенной, чем сейчас, но потом постепенно теряли секреты, доставшиеся от своих предшественников, стали жить по семьсот-восемьсот лет, потом еще меньше, стали называться полубогами, титанами, затем им на смену пришли герои, а потом обычные люди поглотили, растворили их в своей массе.

— Главное, доказать, что это не так, — невозможно. Как, впрочем, и обратное. А допускать можно все. Кому что больше нравится. Хотя Профи раньше пытался подвести под эту базу теорию катастроф и цикличности возникновения цивилизации на земле, а в последнее время все чаще говорил об инопланетянах.

Через полчаса пришел тот же самый автобус, на котором они приехали в Коринф, и водитель отдал Виктору кошелек. Он нашел его во время уборки салона. А еще говорят, что чудес на свете нет. Ошибаются люди.

В Лутраках Сашка потащил всех к причалу. Там собрался почти весь пляж, все-таки не каждый день рядом с вами снимается кино. Но до яхты даже докричаться было бы невозможно. Вокруг нее сновали моторные лодки с операторами, которые снимали Толяна с разных точек. А он, то в белом костюме, то в разодранной тельняшке, позировал им на фоне моря.

Сашку едва удалось уговорить пойти пообедать. А от послеобеденного отдыха он отказался наотрез. Пришлось на пляж идти всем вместе и прятаться от жары в сквере под пальмами.

Яхта Толяна даже на обед не приближалась к берегу. Все движение вокруг нее прекратилось, а экипаж, видимо, прилег поспать в каюте. Оставалось надеяться, что хотя бы к вечеру они вернутся к причалу.

Сашка чувствовал себя виноватым, что не дал ребятам отдохнуть. Но с другой стороны, он же их сюда не звал, сами пришли. Он мог бы здесь пока и один подежурить. Хотя, конечно, одному было бы скучнее.

Чтобы скоротать время, он предложил Профи сыграть в крестики-нолики, рисуя квадратики на земле. Тоник все равно сидел с Алисой на другом конце скамейки и о чем-то тихо разговаривал.

Профи оказался большим специалистом в этой игре. Он либо выигрывал, либо сводил к ничьей, если ходил не первым. Но через два часа и Сашка играл не хуже. Солнце уже перестало беспощадно жечь землю, и можно было пойти на пляж.

Так они и сделали. За купанием время летит быстрее. Тоник стал учить Алису плавать по-морскому. Отталкиваться от воды ногами по-лягушачьи она умела, но, пока делала гребок руками, либо успевала уйти под воду, либо очень быстро уставала.

Тоник научил ее делать такой тихий гребок, чтобы только поддерживать себя на поверхности, а плыть вперед можно было за счет толчка ногами. А еще он велел ей не высовывать изо всех сил голову вверх, как черепаха, а опустить ее так, чтобы вода подступала к глазам или хотя бы к носу, потому что вдохнуть воздух можно было успеть во время гребка руками.

Алиса оказалась способной ученицей, уже к концу второго часа занятий она поплыла самостоятельно, правда, все же пока только несколько метров, но теперь остальное было делом тренировки.

А Сашка хотел научиться плавать кролем, но у него никак не получалось согласовывать движения ног и рук. К тому же лицо нужно было все время опускать в воду, а это неинтересно, ведь вокруг в это время столько происходит разных событий. В общем, он брызгался, как пропеллер, если его засунуть в воду, а толку никакого не было. Самому ему казалось, что еще немного, и он поплывет, но увы, он даже на шаг вперед не продвигался.

Когда он увидел, что Алиса за это же время научилась вполне сносно держаться на поверхности, то сначала даже обиделся, но Тоник пообещал попозже научить и его.

Пока они барахтались в воде, к берегу подошла яхта. Сашка прямо в плавках побежал к причалу, а за ним подошли остальные.

— Толян! — закричал Сашка, прыгая на яхту.

Толян обернулся и раскрыл руки для объятий.

— Сашок, дружище!

К ним уже спускались Тоник и Профи, подходила Алиса.

— А я думала, что у вас огромная яхта, — сказала она, — а здесь не очень-то и разгуляешься.

— Это даже не яхта, а шлюп, — сказал Толян. — Но человек десять здесь спокойно могут жить.

— И где же они спят?

— Я вам сейчас все покажу, как только ребята закончат с парусами.

Остальные члены экипажа — сухощавый улыбчивый человек в шортах и огромный плотный бородач, как раз сворачивали паруса. Первый, самый большой, красного цвета, быстренько втянули в специальное отделение, два других, синий и зеленый, намотали на поперечные мачты.

— Толюнь, ты побудешь здесь, пока мы перекусим? — спросил бородач, выбираясь на причал. — К тебе все равно гости пришли.

— Идите, конечно, о чем разговор. Эй, гости, забирайтесь на корабль.

— Подайте же мне кто-нибудь руку, — попросила Алиса.

Тоник и Профи, увлеченно разглядывая яхту, совсем позабыли про нее. Сашка подбежал первым, чтобы помочь ей, но Алиса, обиженно надув губы, уже перебиралась на палубу.

— Тоже мне корабль, — сказала она. — Как же на такой скорлупке приплыли из самой Москвы и не потонули?

— Значит, не такая уж это и скорлупка, — засмеялся Толян. — Ты знаешь, что в ней невозможно перевернуться?

— Почему?

— Конструкция такая. По принципу неваляшки или Ваньки-встаньки. Кстати, у меня есть песня с таким названием. Хотите, спою вам сегодня?

— Теперь ваши песни, наверное, дорого стоят?

— А почему на «вы»? Я для вас Толян и только Толян. Ничего не изменилось. Пусть они меня раскручивают для толпы, а для друзей я всегда прежний. И хватит об этом, пошли лучше в каюту, чайком побалуемся.

— А мы вчера в Коринф ездили, думали, что там встретимся, — говорил Сашка, спускаясь по лестнице вниз.

— Нет, мы на берег даже не выходили.

— По сценарию в кадре должна быть гора, на которой стоял храм Афродиты. Песня ведь моя называется «В поисках Афродиты».

— Я же говорил, что это та самая гора, — обрадовался Профи. Он с восторгом разглядывал внутреннее устройство яхты. — А этот стол на ночь раскладывается?

Посреди каюты был вмонтирован деревянный стол, а по бокам стояли лавки в виде диванчиков, обтянутых дерматином. На каждой лавке могло уместиться не меньше пяти человек, а если стол разложить, то он вместе с лавками превращался в довольно вместительное ложе.

Тоник прошел в следующее отделение. Направо, в шкафчике, можно было повесить свою одежду, а налево, в кабинке, располагался вполне цивилизованный туалет с умывальником. Все было чистенько, аккуратно, как будто здесь жила не толпа бородатых мужчин, а невесомые феи.

Пройдя дальше, он увидел последнее отделение, где можно было спать и днем, если только поджать ноги. Для детей оно было бы как раз. Сверху падал свет из небольшого иллюминатора. Такой же иллюминатор был еще в основной каюте над столом. В случае опасности через них можно было выбраться наверх.

— Это парусная яхта? — спросил Профи, не обнаружив нигде ничего похожего на двигатель.

— Не только. У нас и мотор есть. Толян откинул ступеньки, по которым они спускались в каюту, а под ними оказался пульт управления двигателем. Стрелки приборов, маленькие лампочки, переключатели — во всем этом можно было разобраться только специалисту.

— А двигатель на чем работает, на бензине или на солярке? — спросил Профи, разглядывая металлические трубочки и шланги, уходящие вниз.

— Я сам здесь всего неделю плаваю и в основном за гитару держусь, — смутился Толян. — Ты лучше у нашего Федорыча спроси, он у нас за капитана.

— У бородатого?

— Нет, это Сержик, он за матроса, а Николай Федорович тот, что поменьше. Он тебе все тонкости рассказать может.

— А где же ваш чай? — спросила Алиса, усаживаясь на скамейку.

— Сейчас сделаем.

Толян опустил ступеньки на место и включил плиту, затем сполоснул в умывальнике стаканы из крепкого пластика.

— Чаек у нас уникальный, из ароматнейшей травки, ее Федорыч своими руками на Волге собирал.

— А кофе у вас есть? — опять спросила Алиса.

— Да вы не захотите никакого кофе после нашего чая. Подставляйте стаканы.

Он разлил по стаканам заварку и сел напротив, сложив руки в замок и глядя прямо в глаза своим гостям.

— Сейчас будет кипяток.

Тоник понюхал, как пахнет из стакана, и зажмурился:

— Хорошо, правда.

— Это душица. Она растет в лесу на песчаных полянках в средней полосе России, — задумчиво сказал Толян.

Сашка, который до сих пор бегал по всем помещениям и во все углы совал нос, наконец тоже уселся и спросил:

— А песня будет?

— Будет, Петька, будет, — улыбнулся Толян и достал из раздевалки гитару, которую ему подарили ребята.

— А можно послушать электронный вариант? — спросила Алиса. — Вы ведь для клипа уже записали музыку.

— Конечно, я просто давно гитару в руки не брал. У меня есть запись для домашнего пользования.

Толян достал магнитофон и стал искать кассету.

— А я бы лучше гитару послушал, — сказал Сашка.

— Да я нашел уже.

Толян включил магнитофон и уселся на лавку, внимательно наблюдая за реакцией ребят.

Сначала шел проигрыш, а потом вступил голос Толяна. У него была непривычная тембровая окраска, которая придавала песне особый колорит.

Я брожу, я ищу, я пытаюсь найти Афродиту,
Почему до сих пор ты приходишь ко мне лишь во сне.
Мои двери и окна давно уже настежь раскрыты,
Но лишь ветер и дождик холодный заходят ко мне.

Глаза закрою и вижу другое,
Нас только двое в волне прибоя.
А песня льется, и голос рвется,
Пускай смеется, играя, солнце.
Прощай-прости, мне пора идти,
Другого пути к тебе не найти.

— Послушай, Толян, это же попса в чистом виде. А в больнице ты нам совсем другое пел, — прервал песню Профи.

— Тут уже не я решаю, — вздохнул Толян и выключил магнитофон. — Они меня раскручивают, они в меня деньги вкладывают, они и решают, какой быть песне.

— А мне понравилось, — сказала Алиса, — только что-то очень грустно. Он так и не встретит в жизни свою Афродиту?

— Да это и неважно, встретит или нет, — сказал Толян. — Песня о поисках, о надежде, о смысле жизни, наконец.

Алиса прищурилась.

— Значит, смысл жизни в любви?

— Скорее, в ее поисках. Хотя опять же, для кого как. Для кого-то смысл жизни в творчестве, для кого-то в работе, для кого-то в семье. Но я думаю, это все и есть любовь.

— А который сейчас час? — осмотрелась вокруг в поисках часов Алиса. — Не пора ли нам на ужин?

— А после ужина нам можно прийти? — с надеждой спросил Сашка.

— Конечно, приходите. Федорыч прокатит вас по вечернему морю. Хотя нет, сегодня не получится. У нас завтра последний съемочный день, Федорыч с Сержиком будут двигателю профилактику делать. Знаете что, давайте лучше завтра. У нас будет банкет на всю ночь, а вечером мне все равно скучать. Приходите — поплаваем.

— Да, поплаваем. А как же мои родители? — спросил Тоник. — Они нас вечером одних не отпустят.

— Подожди, твой отец ведь знает моего продюсера. Помнишь, он говорил, что фамилия знакомая. А я своего спрашивал — он действительно его хорошо знал. Мы их пригласим на завтрашний банкет, а как только они уйдут, вы ко мне на яхту. Идет?

— Может быть, все-таки лучше отпроситься? — нерешительно сказал Тоник.

— А если не пустят? — с вызовом проговорила Алиса. — У нас ведь завтра будет последняя ночь в Греции, и просидеть ее в гостинице! Вы как хотите, но это не для меня.

— Ну, ладно, попробуем, — согласился Тоник. — Только откуда они узнают, что их приглашают в гости?

— А я сейчас к своему шефу пойду, переговорю с ним, а потом к вам. Вы где остановились?

— Отель «Вайна», это в самом конце этой улицы, — показал он рукой, — триста семнадцатый номер.

— Тогда ждите, часов в восемь зайду.

В это время яхта качнулась от того, что на нее спрыгнул человек довольно солидной комплекции, и в каюту спустился бородатый Эдик.

— Толюня, я тебя готов заменить. Иди заправляйся макаронами по-флотски.

Выбравшись с яхты, они все вместе прошли через пляж к скверу, и тут Сашка обратил внимание на двоих арабов, неподвижно сидящих в шезлонгах и любующихся морским пейзажем. Что-то в них было не то. Может быть, неестественно напряженные позы, или слишком теплые для такой погоды одеяния, или черные очки. А может быть, то, как они старались не смотреть на ребят.

Сашка пригляделся к ним внимательнее. Конечно же, это были Слон и Раф. Судя по всему, они сидят здесь уже давно. А сидят почти напротив яхты. Это тоже не случайно. Нужно предупредить Толяна, когда ребят не будет, а то опять засмеют. Что же им здесь нужно?

Сашка решил завтра попробовать как-нибудь оторваться от всех и последить за бандитами. Одному замаскироваться легче. Нужно выяснить, какие у них планы.

Толян свернул к себе в гостиницу, махнув на прощание рукой.

— Пока, до вечера.

А вечер был уже не за горами. Жара шла на убыль. Цикады начинали стрекотать громче и пронзительней. Люди выбирались на улицы. Начиналась настоящая жизнь.

Глава VI

Сашка проснулся, как ему показалось, раньше всех. Но Тоника с его отцом в номере уже не было. Быстро одевшись, Сашка спустился вниз и вышел на улицу. На голове у него красовалась соломенная шляпа с широкими полями, купленная вчера вечером.

— Эй, ковбой, ты куда? — услышал он оклик сзади.

Со стороны моря шел Тоник с полотенцем на шее.

— Я к Толяну, — неохотно пояснил Сашка. — Он меня обещал на яхту взять покататься.

— Когда это ты успел договориться?

— Вечером, когда он к нам приходил, — соврал Сашка.

— А завтракать?

— Обойдусь, он меня чаем с душицей напоит. А то они в море выйдут, и все. Не будет же меня вся команда ждать.

— Так ты и на обед не придешь?

— Пока не знаю. Если только они меня накормят.

— А мы сегодня под горой вдоль моря прогуляемся. Город на скале посмотрим, по пещерам полазаем.

Сашка мысленно позавидовал ребятам, но у него было дело первостепенной важности. И он, перейдя на другую сторону улицы, отправился к пляжу.

Асфальт около отеля «Голден Палас» был прикрыт ковровыми дорожками малинового цвета. Идти по ним было приятно. У нас эти ковры, если бы не растащили через два дня, то обязательно бы испачкали. А здесь как будто и грязи не бывает. Еще Сашке нравилось, как за границей пахнет. Никаких неприятных запахов несвежего, вчерашнего, заплесневелого, а напротив, всегда воздух наполнен ароматами чего-то вкусного, привлекательного, поднимающего настроение.

Особенно это заметно по утрам, когда еще не настолько припекают солнечные, лучи и все живое бодро вышагивает, весело ползет, беззаботно летает. И Сашка шагал по чистеньким, аккуратным улицам так же беззаботно и весело, как будто впереди у него не опасная слежка за бандитами, а прогулка в Диснейленд.

Пляж уже был полон людьми. Сашка осмотрелся — ни Слона, ни Рафа еще не было, но шезлонги уже стояли так же, как вчера. Отлично. Именно это ему и нужно.

Он бросил быстрый взгляд на море. Яхта стояла у причала, одиноко покачиваясь на волне. Вероятно, Толян со своей командой еще не проснулся.

Сашка подошел к шезлонгам, быстро разделся, уложив шорты с майкой в пластиковый пакет. Затем он разрыл песок на длину своего роста, уложил пакет с одеждой под голову и стал засыпать ноги песком. Туловище он засыпал уже лежа, потом положил на лицо шляпу и, спрятав руки в песок, стал ждать.

Он рассчитывал, что бандиты не обратят на него внимания и разговорятся. Но сначала их нужно еще дождаться.

В песке лежалось так уютно, так спокойно, что Сашка незаметно для себя уснул. Сколько он спал, что ему снилось, он и не успел осознать, настолько внезапным было пробуждение. Кто-то прошел по его ногам.

Первым его побуждением было вскочить, но он дернулся под тяжестью песка и, придя в себя, проснулся. Рядом шумно усаживались в шезлонги бандиты.

— Смотри, кто-то шляпу оставил, — сказал Раф.

— Надо взять, — ответил Слон.

Сашка замер, стараясь не дышать.

— Я тебе возьму, — выругался Раф. — Не забывай, что мы богатые нефтяные магнаты. И запомни, что арабы в соломенных шляпах не ходят.

Сашка немного успокоился и теперь старался не пропустить ни одного слова. Бандиты даже не пытались скрывать от окружающих, что они говорят на русском, видимо полагая, что для греков оба языка одинаково плохо понятны.

Как он и предполагал, наблюдали они именно за яхтой.

— Давай не будем вдвоем пялиться, я отворачиваюсь, а ты мне рассказывай, что там происходит, — сказал Раф.

— Возятся чего-то. Поднимают якорь, отвязываются, отходят, — лаконично комментировал Слон.

— Как идут, под парусом?

— Нет, с мотором.

— Отлично. А ты сможешь его завести, если что?

— Да кто его знает. Я больше по «Мерседесам».

— Ладно, и так пригоним. Веревки перережем, нам якорь их не нужен и сразу погоним к хозяину на остров. Ты будешь кормовым веслом управлять.

— Сколько он нам даст за яхту? — решил сменить тему Слон.

— Не бойся, мало не покажется. Сделаем яхту, возьмет к себе, будем на него работать.

— Надо сначала ее пригнать. Там же все время кто-нибудь сидит.

— Этих я беру на себя. Клофелинчик еще остался. Потом я подойду на моторке со стороны моря, а ты привяжешь к ней яхту.

— Может, подождать еще день?

— У них сегодня последний день. Ночью будет пьянка. Я думаю, что на яхте никого не останется.

— Может, они, наоборот, сюда пить придут.

— Поэтому нам придется торопиться.

— А там у них билеты на самолет, все уедут.

— Наши «друзья» тоже завтра уезжают.

— А как ты узнал?

Человек мой посидел в холле, подслушал номер комнаты, когда они ключи брали, а на другой день я прихожу. Хочу, говорю, в этом номере жить. Мне другой предлагают.

— Нет, говорю, у меня романтические воспоминания. Они говорят, тогда после третьего.

— Будешь там жить после третьего?

Раф внимательно посмотрел на Слона.

— Перегрелся уже? Быстро. Пошли отсюда, хватит глаза мозолить.

Сашка замер, боясь, как бы ему опять не наступили на ноги, но в этот раз обошлось. Голос Рафа затерялся, слившись с разноголосицей многоязыкой пляжной суеты отдыхающих.

Теперь можно было бы выбираться. Сашка выждал еще немного и только пошевельнул рукой, как у него с головы сняли шляпу. Перед ним стоял черноволосый мальчишка, ошарашено глядя на торчащую из земли голову. Потом он резко повернулся и, быстро перебирая ногами, помчался через пляж.

Сашка вскочил на ноги и бросился за ним. Пришлось припрыгивать через загорающих людей, щедро осыпая их песком. Вслед ему неслись недовольные реплики, ругательства, но останавливаться тем более смысла не было.

Мальчишка выскочил на дорогу и побежал в сторону гостиницы, в которой жил Сашка. Обрадовавшись, тот прибавил скорость и несколько сократил разрыв, хотя это было не просто. Но в это время он увидел, что навстречу идут Тоник с Алисой и Профи. Тоник, увидев, что Сашка гонится за мальчишкой, выскочил на дорогу, расставив руки, но в этот момент из-за деревьев вышла компания местных ребят. Мальчишка бросился к ним и начал что-то торопливо рассказывать, показывая то на Сашку, то на шляпу.

Тоник показал на Сашку и сказал: — Итс хиз хэт.

Один из местных, видимо самый авторитетный, сделал несколько шагов к Тонику и сделал ложный выпад рукой. Тоник мягко сместился корпусом в сторону и замер в выжидательной стойке.

Парень повел плечом, переходя из слегка обозначенной левосторонней стойки в правостороннюю, и Тоник, как в зеркальном отражении, повторил его микродвижение.

Парень раскрыл ладонь, выводя вперед ребром другую, и Тоник плавно перетек в другое положение.

Их безмолвный танец продолжался не более десяти секунд, после чего парень и Тоник почти одновременно поклонились друг другу, приложив ладони рук над коленками. Потом местные ребята как-то одновременно повернулись и исчезли в кустах, а шляпа осталась висеть на ветке дерева.

Сашка схватил ее и, напялив на голову, спросил:

— Куда это они убежали?

— Они не убежали, — ответил Тоник. — Они просто ушли. У нас с ним одна школа.

— Антошка, ты молодец, — сказала Алиса. — Я даже испугаться не успела. А ты меня научишь делать такие движения?

— Дело не в том, какие я делал движения. Они у меня рождались сами, в ответ на его движения. То есть у нас сейчас в самом деле состоялся поединок.

— А кто победил? — спросил Сашка. — Ты?

— Победила дружба. Одна из заповедей нашей школы гласит, что тот бой, которого ты смог избежать, считается выигранным.

— Кто же все-таки выиграл?

— Оба, — ответил Тоник. — Пойдемте лучше купаться. Завтра мы уже будем в Москве. Нужно успеть всего побольше. За мной! — закричал он и побежал к морю.

Они примчались дружной стайкой на пляж и, сбросив в одно мгновение одежду, побежали в море, разбивая волны загорелыми ногами. Не хотелось думать о завтрашнем расставании с Грецией, и они веселились в воде, как могли.

Сашка устал первым и вспомнил о бандитах. Теперь, когда их намерения стали ясны, можно рассказать обо всем ребятам.

— Тоник, — крикнул он, — зови всех на берег. Мне нужно сказать что-то важное.

Они сели в кружок вокруг одежды, и Сашка рассказал им все о бандитах, начиная с того момента, когда он увидел их в Лутраках.

— Мы же тоже видели их, — сказал Тоник. — Помнишь, ты заснул на скамейке.

— Они тебе тогда русский рубль в бейсболку кинули. Теперь понятно, почему они были такие ободранные. Наверное, они с горы свалились, когда за нами к верхнему монастырю лезли.

— А зачем им яхта? — спросил Профи.

— Продать хотят какому-то хозяину на остров.

— Сашка, а ты не придумал все это? — на всякий случай спросила Алиса. — Ты же такой фантазер.

— Да я собственными ушами их разговор слышал, — обиделся Сашка. — Не верите — не надо, я и один с ними справлюсь.

— Еще чего не хватало! — вскочил на ноги Тоник. — Нам здесь осталось один день прожить и все, больше мы их не увидим. Надо просто предупредить Толяна.

Он посмотрел в сторону причала. Яхта виднелась далеко в море.

— Придется дежурить здесь весь день.

— Сколько они там будут болтаться?

— Они будут работать до упора. Толян говорил, что им нужно сегодня все закончить.

— Все равно. Вдруг они раньше закончат или на обед подойдут к берегу.

— Не подойдут. У них там полный запас воды и продуктов.

— Ребята, — всплеснула руками Алиса. — А вдруг они нападут на них в море.

— Тоже мне, нашла пиратов, — засмеялся Профи. — Они могут только исподтишка, когда никто не видит.

— Значит, нужно ждать нападения ночью, — решил Тоник. — Они как раз все гулять на банкете будут.

— Толян сказал, что он нас покатает, значит, он на начало банкета не пойдет, а потом его кто-нибудь сменит, — сказал Профи.

— Короче, давайте пока дежурить, а там — по обстановке, — подытожил Тоник.

Они вновь побежали купаться. Такое дежурство всем нравилось. Если бы еще мороженое прямо на пляж приносили.

К ужину они все неплохо загорели. Яхта виднелась так же далеко в море, и они решили сбегать в гостиницу, справедливо рассчитав, что, если яхта пойдет к берегу и встанет на якорь, они успеют за это время перекусить и вернуться обратно.

Виктор со Светланой сидели за своим столиком и ужинали. Они только покачали головой, глядя на загорелые тела ребят.

— Последний день на море, — оправдываясь, сказал Тоник. — Хочется так загореть, чтобы уж надолго. Мы после ужина опять купаться пойдем, ладно?

Виктор посмотрел на Светлану и согласно кивнул головой. Ему и так было жалко увозить ребят в Москву в самом начале бархатного сезона.

— Антон, какие у тебя замечательные родители, — говорила Алиса по дороге на пляж. — Меня бы мама одну ни за что бы не выпустила.

— Ты же не одна, ты с нами.

— Они считают, что если я без них, то, значит, одна. Как они меня еще в Грецию отпустили?

— А я своим поставил условие, чтобы не мешать. Чем меньше их будет видно и слышно, тем лучше.

— Как ты жесток, Тоник, к своим родителям, — нарочито серьезно сказала Алиса. — А вдруг им иногда с нами хочется.

— Ничего, недельку потерпят. Я же терплю. Мне с ними, например, тоже интересно.

— И мне, — сказала Алиса.

— И мне, и мне, — подтвердили Сашка и Профи.

— Что же вы раньше не сказали? — притворно возмутился Тоник. — А я их держу в ежовых рукавицах. Тогда завтра весь день до отъезда будем с ними.

— Завтра нам останется только утро, — печально сказала Алиса, и все почувствовали, что никому отсюда не хочется уезжать.

— Смотрите, — показал на море Сашка, — яхта возвращается.

Но на самом деле она только переместилась ближе к берегу, а по-настоящему причалила только через два часа.

— Нам нужно было сняться на фоне заката, — объяснил свою задержку Толян. — Устали как собаки, но зато теперь все. Точка.

— А как же кататься? — разочарованно спросил Сашка.

— Будем, — улыбнулся Толян. — Вот только ребятам помогу оборудование разгрузить.

— Нам нужно поговорить, — серьезно сказал Сашка.

— Обязательно поговорим, но попозже. А вы, вот что, идите-ка в гостиницу и ложитесь спать, а то вас никуда не пустят.

— Нам нужно сейчас поговорить.

— Позже, ребята, позже.

Толян подхватил ящик с реквизитом и потащил его к микроавтобусу.

— Что будем делать? — подошел Сашка к Тонику.

— Надо возвращаться в гостиницу.

— Конечно, — поддержал его Профи. — Они сейчас и не сунутся, народу много.

— А нам нужно пораньше лечь спать, чтобы твои родители спокойно шли на банкет.

На том и остановились. Через полчаса они уже занимали очередь в душ и укладывались спать, чем чрезвычайно поразили Виктора и Светлану.

— Что-то мы перегрелись сегодня на солнце, — объяснял свое состояние Тоник. — Кожа горит, и спать хочется.

Светлана подошла к сыну и положила ладонь ему на, лоб.

— Виктор, может быть, мы тогда никуда не пойдем?

— Что? — чуть не выскочил из кровати Тоник. — Вы из-за меня не пойдете отдыхать? Я не маленький мальчик!

— Ох, ты как разошелся, — улыбнулся Виктор. — Конечно, ты у нас уже мужчина, и тебе можно доверять. Мы можем сегодня отдыхать спокойно?

— Отдыхайте, как хотите, лично я уже сплю, — отвернулся к стенке Тоник.

К нему уже готовы были присоединиться Сашка и Профи, а Алиса еще не ложилась, чтобы помочь Светлане Васильевне выбрать вечернее платье.

Ребята мысленно торопили их как могли, но женщины быстро собираться не умеют — это известно всем.

А в это время на причале Толян провожал взглядом отъезжающий микроавтобус. Он сам напросился посидеть на яхте, пока кто-нибудь не придет его заменить. Скоро обещал появиться Федорыч, он собирался выкроить полчаса для прогулки на яхте по вечернему морю.

Оставалось еще дождаться ребят. Толян понимал, что только благодаря им он оказался под этим усыпанным крупными звездами небом. Теперь вся его судьба может сложиться совершенно иначе, чем если бы он не встретил на Арбате Сашку. Да и уже складывается.

Задумавшись, он не обратил внимания на высокого худощавого человека, сидящего на причале, свесив ноги вниз. Когда этот человек здесь появился, он даже не заметил.

Человек вытащил из кармана сигарету и направился к Толяну. Он показал ему на сигарету и сделал жест руками, как будто чиркает спичкой о коробок.

— Прикурить, что ли? — спросил Толян, доставая зажигалку.

Человек вздрогнул, выронив сигарету, и раскрыл руки для объятий.

— Земляк! Земеля! Откуда ты, родной?

— Из Москвы, — ответил Толян, неловко высвобождаясь из объятий.

— Как из Москвы? Не может быть! А в каком ты жил районе?

— В Краснопресненском.

— Тебя мне точно Бог послал. Я же тоже парень с Пресни. Я жил рядом с Ваганьковским рынком, а ты где?

— На Патриках.

— Ну, знаю, как же. Тихий центр. Счастливчик. А здесь ты как, давно живешь? Я тебя раньше не видел.

— Я не живу здесь. Завтра лечу в Москву. Дела уже все сделали.

— Счастливчик. А я застрял здесь… Сейчас вот шел, думаю, разбежаться бы и головой о причал, так все обрыдло.

— Здесь же такая красота. И народ хороший.

— Знаю, все знаю. А душа болит. И чего ей, болячке такой, не хватает?

— Ностальгия, что ли, замучила?

— Вот, вот, она самая. Раньше смеялся, плевался в ту сторону, а сейчас прижало… Сосет и сосет, хоть ложись помирай.

— А вернуться?

— Не-ет, мосты сожжены, концы оборваны. «Как говорится, инцидент исчерпан, любовная лодка разбилась о быт», — процитировал он Маяковского. Слушай, давай выпьем, здесь же ни одна собака не поймет твою душу, никому мы здесь не нужны.

— Если чуть-чуть, символически.

— А как же. Я, например, всегда пью символически.

Он достал из сумки бутылку с виски, два стакана и налил по половине в каждый.

— На, персиком закуси.

— За встречу!

Они чокнулись и выпили до дна.

— Ты мой спаситель. Давай еще выпьем.

— Нет, спасибо. А хочешь чайку с душицей?

— Ты меня еще спрашиваешь?! А далеко идти?

— Да здесь, на яхте у меня чай.

— У тебя своя яхта? Так ты богатый человек.

— Яхта не моя, а чай мой. Пей сколько хочешь.

Они спустились в каюту. Раф, а это был он, уселся на скамью, внимательно наблюдая за реакцией Толяна.

— Как же мне повезло, встретил земляка с Пресни. Расскажи, как там дела, что нового? Магазин на Трехпрудном не закрыли еще?

— Работает.

Толян налил чаю, сел за стол и, ощутив тяжесть в голове, привалился к перегородке. Мысли стали вязкими и через несколько мгновений провалились разом в черную зияющую дыру.

Раф спокойно встал, взял Толяна за подбородок, заглянул в глаз, отогнув веко. Увидев белок в красных прожилках, перетащил Толяна в последний отсек и прикрыл там дверь.

Достав из сумки веревку, он поднялся наверх и привязал один конец за кольцо на носу яхты, потом выбрался на причал, отнес второй конец веревки на самый край причала, закрепил его там. Вернувшись на пляж, он огляделся и подошел к стоявшему в кустах Слону.

— Все нормально. Лежит трупом. Через десять минут перекусишь все веревки и заберешься в каюту. Как только почувствуешь, что ты на буксире, берись за кормовое весло и держи его все время прямо, понял?

— Понял.

— Повтори.

— Все оторвать, весло прямо.

— Ну смотри, если что-нибудь перепутаешь, брошу тебя, живи как знаешь.

— Чего тут путать-то? — хмыкнул Слон.

Раф недоверчиво посмотрел на него и отправился к соседнему причалу за моторной лодкой, арендованной еще вчера.

Слон тяжело топтался в кустах, время от времени шумно вздыхая. На некоторое время он подошел к дереву по личной надобности и не заметил, как к яхте подошли и спустились в каюту ребята во главе с Тоником.

Он поднял с земли пакет с большими ножницами для резки металла и не спеша двинулся к яхте.

В каюте тем временем ребята уселись за стол, ожидая, что Толян сейчас появится. По всему было видно, что он только что отошел. Чай был еще горячий. Свет в каюте горел.

Сашка, как всегда, не смог усидеть на месте и заглянул во все помещения.

— Тоник, сюда, скорее, — взволнованно позвал он.

— Что с ним? — ужаснулась Алиса, увидев неподвижно лежащего Толяна.

— Кажется, он пьян, — принюхался Тоник. — Толян, ты меня слышишь? — потряс он его за грудки.

Толян на вопросы не реагировал, голова вяло перекатывалась из стороны в сторону.

— Хорошо мы покатались, — сказал Профи.

— Да ладно тебе, нужно человеку помочь, — деловито сказала Алиса. — Принеси лучше воды, будем приводить его в чувство.

Сашка бросился к выходу первым, но в это время яхта содрогнулась от тяжести шагнувшего на нее Слона.

Сашка замер и очень скоро увидел на ступеньках две массивные, толстые ноги. Сомнений больше не оставалось — это был Слон.

Быстро вернувшись к ребятам и прикрыв за собой дверь, он прижал палец к губам и выдохнул:

— Слон!

Ребята переглянулись, неужели уже началось? Им казалось, что бандиты не решатся угонять яхту, если они будут на борту. Но как бы то ни было, а наверху с чем-то возился Слон, а Толян лежал без сознания.

Внезапно яхту повело в сторону, на корме выругался Слон, раздался стук обшивки яхты о причал, потом все выровнялось, и ребята поняли, что яхту уводят в открытое море.

Глава VII

По пустынному пляжу медленно бредет спотыкающаяся нелепая фигура. Остановившись у причала, человек долго смотрит в море, покачиваясь в ритме набегающих волн.

— Не вижу яхты, — говорит он себе. — Надо еще добавить.

Повернувшись к морю спиной, он раскидывает в стороны руки и, балансируя, с песней продвигается к ему одному известной цели. «Самолет поднимается выше и выше, и над ними протяжно моторы ревут».

— Куда тебя занесло, Федорыч? — надрывно кричит он в черноту южной ночи. Ответа нет. Громко икая, он растворяется во мраке.

Мерно стучит двигатель моторной лодки. Волны бьются о борта яхты. И только звезды неподвижно застыли на небосводе, равнодушные к тому, что творится у них под ногами.

Через иллюминатор, расположенный над Толяном, выбирается на палубу Тоник, вслед за ним лезет Профи, а потом Алиса. Не вставая, они все прячутся от Слона за переборкой каюты и ждут. Дальше все зависит от Сашки.

Атаковать Слона напрямую было невозможно. Такую махину ничем не прошибешь. Тут даже коричневый пояс Тоника был бесполезен. Хотя бы из-за того, что в случае осечки каждый из них мог быть выброшен за борт в открытое море в считанные секунды. Цена риска была слишком велика. И Сашка предложил свой план.

Иллюминатор в самом маленьком отделении оказался не заперт. Сашка предложил всем выбраться по нему на палубу, а потом, когда он заманит Слона в каюту, запереть за ним главную дверь. Сам же он, по его замыслу, должен был успеть вылезти в иллюминатор вслед за ребятами и запереть его. После чего оставалось отрезать веревку, чтобы Раф ехал дальше один, и под парусом вернуться в Лутраки.

Алисе дали нож, чтобы потом с его помощью перерезать веревку, а Тоник с Профи распределились по разным бортам, чтобы с двух сторон бежать запирать главную дверь. Профи видел, что замок болтался на двери и достаточно вдеть его в дужки, чтобы изнутри уже нельзя было выбраться.

На Сашке лежала самая ответственная часть плана, и он размышлял сейчас, каким образом лучше всего заманить Слона в каюту. Хотя ответ ему подсказала сама поза Слона — он стоял, широко расставив ноги, лицом к каюте.

Отодвинув бесчувственного Толяна в сторону, чтобы можно было быстрее выбраться в иллюминатор, Сашка подошел ко входу в каюту. Слон как раз смотрел в небо, задрав голову вверх, и Сашка, взобравшись на верхнюю ступеньку, нанес Слону прицельный удар между ног.

Надо было видеть перекосившееся от ужаса лицо Слона. Наверное, он подумал, что в каюту пробралась мурена, но, увидев убегающего Сашку, он в такой же степени, как испугался, рассвирепел и, бросив кормовое весло, полез в каюту.

Дальше было все в точности по плану. Сашка, убегая, захлопнул за собой дверь, на чем выиграл еще несколько секунд, и, пока Слон добрался до носового отделения, успел вылезти на палубу и задраить люк.

— Давай нож, — крикнул он побледневшей Алисе и принялся резать веревку.

Тоник в это время уже запер дверь даже на ключ, который торчал в замке. Слон, поняв, что его обманули, метался по каюте, как зверь в клетке. Сначала он попытался высадить дверь плечом, но скоро понял, что вместе с дверью может развалиться вся яхта, и оставил свои попытки, надеясь на помощь Рафа.

Тоник теперь держал кормовое весло, а Сашка резал веревку. Туго натянутые пряди лопались одна за одной и, наконец, с легким свистом улетела вперед последняя. Тоник сразу стал разворачивать яхту к берегу, но она, пройдя по инерции несколько метров, остановилась.

Раф сразу почувствовал, что его моторка резво скакнула вперед, и оглянулся. Темный силуэт яхты, развернувшейся на девяносто градусов, уже готов был пропасть в темноте. Ругнувшись, он по большой полуокружности стал выходить навстречу яхте.

Тоник понял по приближающемуся шуму моторки, что Рафа провести не удалось, но с ним одним он надеялся легко справиться. Однако на всякий случай, спрятавшись от Рафа на корме, он разделся и засунул одежду в боковой отсек.

Эта предосторожность оказалась не лишней. У Рафа в руках был пистолет. Он подогнал моторку к самому борту яхты, выстрелил в воздух для устрашения, увидев ребят, и взобрался туда сам.

Тоник, не дожидаясь появления Рафа, опустился в воду с противоположной стороны яхты. Передвигась вдоль борта, он переплыл на другую сторону к моторке.

— Стоять, — кричал в это время Раф, размахивая пистолетом, — Всех на дно отправлю, будете рыб кормить. Отпирайте каюту, живо!

Тоник нырнул и под водой подплыл к моторной лодке. Нужно было любым путем вывести двигатель из строя. Забравшись в лодку, он снял кожух с мотора, нащупал провода и дернул на себя изо всех сил. Затем поставил кожух на место и услышал хлопок выстрела.

Пуля пролетела рядом с его головой и ушла в воду.

— Не стреляйте, — услышал он крик Алисы. — Он знает, где ключ от каюты.

— А ну-ка, лезь сюда, — скомандовал Раф, и Тоник подчинился.

Он мог бы сейчас прыгнуть за борт и спокойно доплыть до берега, огни городка были хорошо видны. Но что тогда будет с Алисой и со всеми его друзьями?

— Доставай ключи, — скомандовал Раф.

Тоник вынул ключ из кармана своих брюк и протянул Рафу, но тот и не подумал подойти к нему.

— Открывай.

Пришлось самому выпускать Слона. Тот вылез из заточения весь багровый от пережитого унижения и первым делом запихнул Тоника на свое место, потом Алису, Сашку и Профи.

Раф молча смотрел, как Слон запирает замок на двери, а потом спросил:

— И что ты с ними собираешься делать?

— Продам в рабство, — рявкнул Слон. — Пацаны пусть на плантациях вкалывают, а за эту девчонку нам заплатят не меньше, чем за яхту.

— Интересная идея, — сказал Раф. — А тебе полезно проветривать мозги. Так ты их специально прихватил?

— А ты как думал, — неожиданно для себя выдал Слон.

— Интересно только, как они тебя в трюм засунули? Ладно, вставай к веслу.

Раф сунул пистолет в карман и стал доставать перерезанную веревку.

Алиса села на диванчик и закрыла лицо руками.

— Что теперь с нами будет?

— Все будет хорошо, Алиса, — успокаивал ее Тоник. — Они не смогут нас увезти, я им двигатель испортил. Нам нужно протянуть время, а к утру нас хватятся и догонят.

— Конечно, — подхватил Профи, — они нам не посмеют здесь ничего сделать, ведь их же сразу поймают.

— А ты видел, он же стрелял в Антона из пистолета? — чуть не плача, проговорила Алиса.

— Это у него пугач, хлопушка, — сказал Сашка. — Я по звуку холостой патрон определяю. Ты думаешь, он не попал бы в Тоника на таком близком расстоянии?

Последний аргумент немного успокоил Алису. Тем более, что снаружи действительно до сих пор не могли завести моторку.

— А почему они не хотят завести двигатель у яхты? — недоумевал Профи. — Тогда бы никакой моторки не понадобилось.

— Наверное, не умеют, — предположил Сашка. — А давайте мы заведем двигатель. Профи, ты у нас специалист по всем системам.

— Если бы они оба в лодке сидели, тогда бы можно. А так Слон все равно веслом развернет яхту куда ему нужно.

— А ты дерни порезче, — настаивал Сашка. — Может, он в море шлепнется.

— Порезче, — задумался Профи.

Он подошел, снял ступеньки, прикрывающие двигатель, и посмотрел на палубу. Слон как раз, пыхтя, привязывал веревку для буксира. Момент был удачный. Профи что-то подкрутил, чем-то щелкнул, двигатель взревел, и яхта рванулась вперед.

Не ожидающий этого, Слон только успел оглянуться на звук двигателя и спиной полетел в воду.

— Ура, сработало! — заорал Сашка.

— Жми, Профи, — кричал Тоник. — Прибавь скорость.

— У меня и так на максимуме.

Яхту тормозила лодка, привязанная веревкой, и за эту же веревку ухватился Слон. Он сначала попытался по ней подтянуться к яхте, но слишком сильна была встречная волна. Тогда он бросил веревку и едва успел поймать руками борт несущейся мимо лодки.

— Не переверни лодку, — закричал на него Раф.

Слон тяжело перевалился через борт и несколько минут приходил в себя.

— Помогай, скотина, — пнул его ногой Раф.

Сам он пытался за веревку подтянуться к яхте. Слон уселся на дне лодки и тоже начал ему помогать. Вдвоем у них стало получаться лучше.

Ребята в яхте пока этого не видели.

— Куда мы плывем? — спросила Алиса.

Увы, на этот вопрос ей никто не мог дать хоть сколько-нибудь вразумительный ответ.

Яхта без конца меняла направление, рыская по волнам. Нужно было как-то выбраться на палубу, чтобы плыть к берегу, а не в открытое море.

Тоник попробовал выбить ногами иллюминатор, накрепко закрытый сверху, но ничего не получалось. Строилась яхта на совесть.

Алиса смотрела в боковые иллюминаторы, пытаясь определить, насколько они приблизились к берегу или, наоборот, ушли в море. Она и увидела, что лодка с бандитами уже близко.

— Профи! — закричала она. — Они сейчас залезут на яхту.

Но Профи ничего изменить не мог. Он только пытался заставлять яхту передвигаться рывками, чтобы им труднее было перебраться через борт.

Они почувствовали, что бандиты уже на яхте, по установившемуся направлению движения. Они вновь плыли от берега.

Профи, недолго думая, заглушил двигатель и, вынув из него какую-то штучку белого цвета, спрятал ее под диванчик.

— Пускай теперь сами едут.

Наверху забеспокоились, затопали по палубе. Звякнул замок, и в каюту спустился Слон, позади него шел Раф.

— Кто тут у нас механик-самоучка? — спросил он.

— Я, — сказал Профи.

— Заводи машину.

— Не работает.

— Почему?

— Не знаю, может, бензин кончился.

— Заводи, посмотрим.

Профи пожал плечами, подошел к двигателю и сделал несколько попыток завести. Ничего не получалось.

— Отойди, — толкнул его Слон.

Он тоже попытался добиться хоть какого-нибудь отклика от молчащего двигателя, но безуспешно.

— Ладно, — сказал Раф, — брось это дело. Ветерок поднимается. Нужно ставить парус. Пойдешь с нами, — схватил он костлявыми пальцами Профи за шею.

Тоник утвердительно кивнул Профи головой, чтобы тот не сопротивлялся. Если кто-нибудь из своих будет наверху, то шансы на избавление увеличатся многократно.

Профи покорно отправился с Рафом на палубу. Там они кое-как расправили один из парусов и стали ловить в него ветер. К счастью для Рафа, ветер дул как раз туда, куда нужно. А если бы встречный или хотя бы боковой? Никто на яхте толком не знал, как управляться с парусами.

Слон, как всегда, держал кормовое весло. Он стоял напротив каюты, а Раф возился с парусами. Он размышлял над тем, как бы открыть еще один, тогда бы скорость была выше. Профи дали держать веревку, к которой была привязана поперечная мачта. Когда ветер менял направление, то и она разворачивалась в ту же сторону.

Если бы Раф стоял в зоне ее перемещения, то его вполне можно было бы слегка подтолкнуть с помощью этой мачты, но на яхте оставался еще Слон. Если бы Тоник смог бы как-нибудь с ним справиться.

А Тоник думал об этом же. Сдвинуть Слона с места очень сложно, пробить почти невозможно, особенно, когда к нему нельзя близко подойти. Достать бы его на расстоянии, но чем?

И тут его взгляд упал на швабру, скромно стоящую в углу. Тоник почти подбежал к ней, проверил длину ручки. Подходит. Нужно сковырнуть Слона, а потом наброситься на Рафа. Пока он свой пистолет достанет, уже будет поздно. Может быть, Профи поможет.

Тоник подошел к открытой двери каюты. Слон стоял, напряженно вглядываясь вперед, видимо, Раф показал ему там какой-то ориентир.

Не медля ни секунды, Тоник уперся шваброй под горло Слону и стал выталкивать его с яхты. Нападение было слишком внезапным, Слон не успел ничего сообразить, как оказался за бортом.

На шум падающего тела оглянулся Раф, но в этот момент Профи изо всех сил дернул его за ногу. Мягко прокатившись по крыше каюты, Раф также тихо выкатился за борт. Но едва оказавшись в воде, он стал лихорадочно грести руками, чтобы успеть схватиться за борт, пока яхта не прошла мимо.

— Профи, заводи мотор! — закричал Тоник, отталкивая шваброй Рафа.

Но Профи уже сам знал, что делать. Достав из-под диванчика свечу зажигания, он поставил ее на место и стал заводить двигатель.

Раф в это время, не сумев подплыть к яхте, уже залезал на моторную лодку. Слон успел забраться туда чуть раньше и опять тянул на себя веревку, чтобы приблизиться к яхте.

Мотор заработал, но лодка с бандитами неумолимо приближалась. Сашка, выскочив из каюты с огромным разделочным ножом, стукнул им по веревке со всего маху. То ли нож оказался хорошо заточенным, то ли ударил Сашка хорошо, но веревка, как и в прошлый раз лопнула, а бандиты, отчаянно выкрикивая проклятия, сразу же безнадежно отстали.

Теперь можно было и подумать о возвращении. Тоник увел весло вправо, и яхта, послушно развернувшись, легла на новый курс.

Бандиты, оставшись посреди моря в лодке без весел, громко ругались между собой, уже не обращая внимания на уплывающую яхту.

— Ур-ра! — закричали ребята, ликуя.

— Ура! — присоединилась к ним Алиса, выбравшись наконец из каюты.

— Как же они теперь до берега доберутся? — спросила она у Тоника.

— Жить захотят, доберутся, — жестко ответил он. — Руками грести будут.

Небо уже высветлилось, расстилая дорожку для появления солнца.

Глава VIII

Начиналось утро нового дня. Свежий ветерок дул с моря, наполняя парус. Так плыть было еще веселее. Друзья стояли на яхте, обнявшись, и уверенно смотрели вперед. Раф со Слоном им были уже неинтересны.

— Смотрите, солнце встает, — сказала Алиса. — Первый раз вижу восход солнца на море.

Из-за горизонта, над морем, показался краешек багрово-красного светила. А перед самым его появлением сначала выскочили ослепительные, золотистые, переливающиеся лучики и разбежались по всему небу, разгоняя остатки ночного мрака.

Все ужасы, пережитые ночью, растворились в радостном танце пробуждающейся ото сна природы. Вокруг стало так ясно и чисто, что даже стих ветерок, словно тоже заглядевшийся на царственное явление небесного лика.

Только мотор стучал неутомимо, торопясь вовремя доставить ребят обратно к дому. Сквозь легкую утреннюю дымку уже хорошо просматривался просыпающийся городок.

Спать никому не хотелось. Тоник посмотрел на своих друзей и понял, что готов с ними идти куда угодно. Все молча улыбались, осознавая всю значительность момента. Наверное, так же себя чувствовал Одиссей, возвращаясь домой после многолетних странствий.

На подходе Профи выключил двигатель, и яхта по инерции мягко подошла к причалу. Тоник привязал ее остатком веревки к стойке и протянул руку Алисе.

— Спасибо, Тоник, — сказала она и прыгнула на причал.

Не рассчитав силы прыжка, она могла упасть, если бы Тоник не подхватил ее двумя руками. На одно мгновение она оказалась в его объятиях.

— Ой, — вырвалось у нее. — Как же я все-таки устала. Тоник, дай мне руку, пожалуйста.

Профи тоже взял ее за руку, и они втроем пошли по пустому пляжу.

Сашка в это время приводил в чувство Толяна. Он налил в кружку холодной воды и стал ее по капле лить ему на голову.

Толян встрепенулся, открыл глаза и долго смотрел на Сашку, пытаясь понять, где он и что с ним происходит.

— Проснулся, — обрадовался Сашка. — Ну, пока, а то я от своих отстану. Днем увидимся. Надо отоспаться. Пока.

И он бросился догонять своих друзей.

В гостинице портье, ничуть не удивившись их позднему появлению, выдал ключ от номера. Значит, Светлана с Виктором еще не вернулись.

Войдя в номер, уже почти не разговаривая, все сразу улеглись спать. А через полчаса появились родители Тоника.

Осторожно, стараясь не шуметь, они тоже легли в постель и сразу заснули. Все-таки бессонная ночь давала о себе знать.

А в это время далеко в море под палящими лучами солнца сидели в лодке два незадачливых мошенника. Немного передохнув, они вновь начинали грести ладонями воду. Впереди у них был еще день.

А наши герои безмятежно спали до двенадцати часов дня. Первой встала Светлана Васильевна и, взглянув на часы, ахнула.

— А ну-ка, вставайте, засони несчастные. На самолет опоздаем.

— Ну и пусть, — буркнул из-под простыни Тоник. — Нам здесь нравится.

— Ах вот вы как! Ладно.

Она набрала в рот воды и, одним движением стащив все простыни на пол, прыснула на них холодными мелкими брызгами.

Собрались все на удивление быстро и уже через двадцать минут усаживались на улице в такси.

— Пока, Лутраки, — сказал Сашка, помахивая в окно рукой. — А к Толяну мы не заедем?

— Некогда, — сказал Виктор. — Да вы уже скоро в Москве увидитесь.

Обратная дорога вдоль моря и оливковых рощ была наполнена грустью и лирическими воспоминаниями. Как в первый раз купались в море, как карабкались по горным кручам в монастырь, как гуляли по набережной и смотрели в небо. Хотя, конечно, каждый запомнил гостеприимную Грецию по-своему.

Уже в самолете Виктор вдруг увидел ребят другими глазами.

— Ты посмотри, Светлана, — сказал он. — Как на них действует южное солнце. Прошла неделя, а мне кажется, что они повзрослели на год.

Ребята переглянулись. Они-то знали, что обо всем взрослым говорить не стоит. Даже, если это твои горячо любимые родители. Хотя им тоже когда-то было по пятнадцать лет.

— Пока, Греция, — помахал рукой в иллюминатор Сашка.

Он верил, что если не прощаться насовсем, то обязательно вернешься. Хотя бы еще на одну неделю…