/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Трилогия специй

Ее тайные фантазии

Гэлен Фоули

Род Балфуров словно прокляли. Эта семья, некогда не только знатная, но и богатая, разорена. Остается только надеяться на выгодное замужество юной Лили, одной из самых очаровательных дебютанток сезона. Однако девушка внезапно влюбляется в недавно вернувшегося из Индии майора Дерека Найта, главное богатство которого — молодость, красота и обаяние. Лили старается бороться с охватившей ее страстью. Найт — неподходящая партия, и краткая ночь наслаждения с ним разрушит все надежды на успешный брак. Но как же трудно противостоять всесильной любви…

Гэлен Фоули

Ее тайные фантазии

Глава 1

— Бедняжки! Они обречены, верно? И что же теперь они будут делать? Несчастные леди!

— Продадут поместье, вместе со старым домом, полагаю, хотя, Бог видит, это сплошные развалины!

— Но это их единственное жилище! Куда теперь им идти!

— Тсс… вот они, последствия карт и пьянства!

— Да, но при чем тут леди Балфур? О, как это печально: видеть упадок некогда великого рода…

Шепоток раздавался с задних рядов церковных скамей. Медленно-медленно приглушенные пересуды проникли сквозь твердую скорлупу скорби и отвлекли внимание Лили Балфур от тянущей пустоты в сердце, непрерывной дроби дождя, бьющего в высокие прозрачные окна маленькой приходской церкви, и монотонного голоса уже не слишком молодого наследного лорда Балфура, совершенно чужого человека для этой ветви ее семьи.

Взгляд ее исполнился негодованием, поскольку сплетницы и не думали униматься.

Да что это такое?! Кто-то смеет злословить о ее семье прямо в церкви? Во время похорон дедушки?! Какая наглость!

Она попыталась припомнить имена окрестных дворян, которые могли сидеть на ближайших скамейках, но память отказывалась ей служить. Последние два дня прошли как в тумане. Она словно окаменела от печали.

Много-много лет ее дедушка, виконт Балфур, казался ей истинным исполином. И необходимость наблюдать, как он превращается в больного дряхлого старика, необходимость наблюдать, как он умирает… стала для нее непосильной ношей.

Но теперь он ушел навсегда и, как надеялась Лили, покоится с миром. А надгробная речь наследника все тянулась и тянулась, и снова соседи принялись рассуждать о судьбе ее семьи. На этот раз Лили слегка склонила голову набок и с раздражением прислушалась к пересудам.

— Может, новый лорд Балфур посочувствует их положению? Он кажется человеком добродушным, — участливо вздохнула одна из матрон, но вторая тихо фыркнула:

— Леди Кларисса никогда на это не согласится. Обе ветви семьи за много лет добрым словом не перемолвились. Это всем известно.

— Да, но не может же он смотреть, как они голодают. О, как это грустно, — негромко пожаловалась ее собеседница. — Сначала мастер Лэнгдон погиб в Индии, потом племянник — на этой кошмарной дуэли. Возможно, древнее проклятие Балфуров — не такие уж сказки.

— Вздор! Это им наказание за гордыню! И лекарство от их бед лежит на поверхности, если только они, по обыкновению, не задерут носы.

— Какое лекарство? О чем вы?!

Да, интересно, о чем она?

Лили нахмурилась.

— Одна из девочек все еще может сделать блестящую партию, — деловито объяснила первая леди. — Не старшая кузина, разумеется. Мисс Памеле уже около сорока, и она, что называется, женщина со странностями. Я говорю о младшей, Лили. Безупречное происхождение и унаследованная от матери красота. Думаю, богатый жених быстро исправит положение. Стоит только выставить Лили на брачном рынке.

При этих словах кровь отлила от ее лица. Тело напряглось, а пальцы судорожно сжали измятый носовой платочек. Нет!

— Но, дорогая, разве им по карману лондонский сезон? Не понимаю, как у них хватило денег на эти похороны!

— Хотите знать мое мнение? Сейчас или никогда! Девушке уже почти двадцать пять! К тому времени как траур по ее деду закончится, она будет считаться старой девой. Собственно говоря, никак не возьму в толк, почему она еще не замужем. У нее должно быть много поклонников.

Можно подумать, это их чертово дело! Лили скрипнула зубами.

— Возможно, леди Кларисса не находит ни одного поклонника дочери достойным древней крови Балфуров.

— Вне всякого сомнения. Но в таком возрасте Лили вряд ли нуждается в одобрении матери, не так ли? Не могу говорить за вас, дорогая, но на месте леди Клариссы я посчитала бы, что дурно выполняю свой материнский долг.

— О, вы жестоки!

— Нисколько. Кого она ждет? Принца? Рыцаря в сверкающих доспехах? В возрасте Лили у меня уже было трое детей!

Лили поморщилась, признавая, однако, справедливость упрека, и осмелилась покоситься в сторону матери.

В свои сорок четыре Кларисса Балфур еще не собиралась отказываться от титула одной из самых прекрасных женщин юга Англии. Многие также считали ее одной из самых жестоких.

Судя по прямой как палка спине, она тоже слышала наглые замечания. Но в отличие от более мягкой и застенчивой дочери леди Кларисса медленно повернула белокурую голову и пронзила сплетниц уничтожающим взглядом. Взглядом, который, должно быть, обдал их ледяным холодом северного ветра.

Лили услышала тихие сокрушенные возгласы и ничуть не удивилась. Она не раз испытывала на себе силу материнского взора и сейчас даже поежилась.

Лицо леди Клариссы Балфур напоминало мраморную маску: такое же белое и жесткое, по контрасту с черным кружевом высокого ворота се траурного платья. Заставив замолчать бесцеремонных соседок, она метнула на дочь косой, исполненный холодного удовлетворения взгляд.

Лили ответила едва заметным, беспомощным кивком и попыталась вслушаться в надгробную речь, но, говоря по правде, она почти не могла выносить банальностей, изрекаемых новым лордом Балфуром. Тот едва знал покойного, который был любим не только Лили, но и всей округой.

Почти всей. Если не считать ее матери. Она всегда была почтительной невесткой и слова поперек не сказала старому виконту, но даже в детстве Лили чувствовала, что они винят друг друга в смерти ее отца. И поэтому девочка вечно оказывалась между молотом и наковальней. Даже сейчас, до того как бесцеремонные соседки грубо прервали течение ее невеселых мыслей, она пыталась определить, чьи похороны были кошмарнее: отца или деда.

Хотя что тут сравнивать? Сегодня ее сердце было разбито, но эта скорбь не могла сравниться с ощущением ужасающей потери, которую она перенесла в девять лет. Да, она горячо любила деда и преданно ухаживала за ним до самой смерти, но все же с отцом они были несравненно более близки. Недаром няня называла их «две горошины из одного стручка»!

Кроме того, дед был стар и болен, и Лили сознавала, что его кончина не за горами. Много лет назад она, маленькая девочка, ничего не знавшая о смерти, была уверена, что ее чудесный папа отправился на поиски приключений в Индию, где катается на слонах и охотится с увешанными драгоценностями и золотом махараджами. Так по крайней мере он ей сказал. И обещал вернуться с мешком рубинов для матушки и еще одним, с алмазами, — для нее.

«Моя маленькая принцесса… Принцесса Лили! Когда-нибудь ты станешь первой красавицей во всей стране…» Красивый, обаятельный и неизлечимый романтик Лэнгдон Балфур всегда отличался склонностью к гиперболам, но в девять лет Лили верила каждому слову отца.

Примерно с год спустя пришла весть о его смерти от желтой лихорадки. И тогда добрый мир Лили разбился вдребезги.

Возможно, именно поэтому было так трудно слушать речь нового лорда Балфура. А ведь это отец должен был стоять здесь, восхваляя добродетели покойного! Это отец должен был унаследовать титул и занять законное место главы семьи. Пусть они разорились и стыдятся упадка своего рода, но по крайней мере они были бы вместе.

Но все, что у нее осталось от папы, — поблекшие воспоминания о сказках, которые тот рассказывал ей, и беседка в саду, которую он так и не достроил: не хватило денег и времени.

И теперь в доме остались одни женщины, чей доход отныне был ничтожно мал.

«Помоги нам Боже», — взмолилась Лили, медленно опуская глаза.

Эти сплетницы скорее всего правы: род Балфуров обречен.

И тут же угрызения совести стали терзать ее с новой силой.

«Не будь ты такой эгоисткой, могла бы все исправить, — твердила совесть. — Почему бы не выйти замуж, если это все решает? Только взгляни на бедную мать! Разве она недостаточно страдала? А ее гордость? Она не рождена для бедности. Ты можешь сделать это. Можешь всех спасти! И все бы получилось, если бы ты только забыла о прошлом и перестала бояться!»

Но она действительно боялась. Опыт показывал, что для выживания необходимо иметь здоровое недоверие к людям и миру. И если бы отец обладал хотя бы долей разумного страха, возможно, был бы жив и по сей день. Так что страх — необходимое качество.

Наконец похороны закончились. Убитые горем прихожане встали, чтобы проводить взглядом гробовщиков, несущих их любимого лорда к месту последнего упокоения.

Джентльмены толпились в церковном дворе, у свежевырытой могилы; дамы устремились в экипажи, чтобы ехать на скромные поминки в Балфур-Мэнор.

Мать величественно шествовала впереди, приподнимая подол черных юбок над грязными лужами. Один из преданных слуг, которому, увы, не платили вот уже несколько месяцев, спешил за ней, раскрыв над ее головой зонтик.

— Пойдем, Лили, — окликнула она. — Нужно готовиться к приему гостей.

Но дочь не шевельнулась:

— Я, пожалуй, пойду пешком. Мне нужно… — Она осеклась под раздраженным взглядом матери.

— Лили, идет дождь. Что за абсурдные выходки!

— У меня есть зонтик. И мне хотелось бы немного побыть одной, если не возражаешь, матушка.

Кларисса соизволила обернуться:

— Разумеется, возражаю. Тебе необходимо принимать прибывающих гостей. Я буду разливать чай в гостиной, а ты — стоять в холле.

— Тетя Дейзи согласилась меня подменить. Я задержусь совсем ненадолго.

Леди Кларисса с сомнением воззрилась на добросердечную, но совершенно бестолковую золовку.

— Да-да, я постою у двери, — вмешалась та.

Леди Кларисса закатила глаза к небу.

— Да оставь ты ее в покое, Кларисса! — взмолилась Дейзи. — Бедняжка хочет попрощаться с дедом.

Леди Кларисса усмехнулась и пожала плечами:

— Только недолго. Через двадцать минут в доме будет полно гостей и ты мне понадобишься.

— Да, мэм, — кивнула Лили, бросив благодарный взгляд на тетушку. Леди Кларисса и ее спутницы: суетливая и болтливая Дейзи и синий чулок Памела, протиравшая забрызганные дождевой водой очки — уселись в видавший виды черный экипаж и отправились в Балфур-Мэнор.

Глядя вслед процессии экипажей, Лили вдруг поняла, что так и не опомнилась от удивления. Поразительно, что дед обошел в своем завещании леди Клариссу и завещал дом, единственную не подлежащую отчуждению собственность, ей, Лили.

Наверное, дед хотел удостовериться, что если Лили действительно исполнит свой обет остаться незамужней девицей, а это вполне могло случиться, после того что с ней произошло, то по крайней мере будет всегда иметь где жить. Иметь дом, который могла бы назвать своим собственным.

И теперь даже мать не посмеет вышвырнуть ее вон, как пригрозила когда-то.

При воспоминании о надменных упреках матери Лили вздрогнула. Хотя это случилось почти десять лет назад, она все еще мучительно страдала из-за позора, который ненароком навлекла на свою гордую семью. Но тогда по строжайшему приказу деда члены семьи сомкнули ряды и ради фамильной чести защитили, не дав упасть на нее и тени скандала.

Было сделано все, чтобы никто ничего не узнал. Даже ее мать вот уже восемь лет как не упоминала об этой истории. Однако сознание совершенного греха никогда не покидало живущих в этом доме. Жизнь продолжалась, а Лили постоянно гадала, будет ли когда-нибудь прощена за свою роковую ошибку.

Так вот что ее терзает: не потеря деда, а неотвязная вина, которая ощущалась еще острее после пересудов соседок.

— Богатый жених быстро исправит положение… стоит лишь выставить Лили на брачном рынке…

И снова фамильная честь Балфуров оказалась под угрозой, на этот раз из-за почти полного разорения. Много лет назад, когда она едва не запятнала доброе имя семьи, родные встали на ее защиту. И теперь, когда они вновь находятся на грани бесчестья, разве не ее долг спасти их? Разве это не в ее силах?

Лили со слезами на глазах наблюдала, как гроб опускают в землю. Прижав пальцы к губам, она смотрела и смотрела, почти не вслушиваясь в шум дождя, барабанившего по зонтику.

Наконец она зашагала к дому.

Но что ей делать? Она не хочет выглядеть эгоисткой…

И потом, она не знает, откуда начать, как заплатить за содержание дома. О продаже не может быть и речи, но Лили понятия не имеет, откуда взять деньги на уплату налогов. Не говоря уже о том, как починить протекающую крышу.

Может, действительно стоит поискать мужа? Она не вынесет, если в довершение ко всему прочему потеряет еще и дом. Ее ветхий дом и эта сонная деревушка — единственные места на земле, где она чувствовала себя в безопасности. И еще причудливая беседка, так и не достроенная отцом и стоявшая в глубине запущенного сада. Если дом будет продан, новые владельцы скорее всего снесут ее, а для Лили это все равно что снова потерять отца.

С другой стороны, если не предпринять что-то как можно скорее, она уж точно потеряет дом.

— Одна из девочек все еще может сделать прекрасную партию…

В этот момент Лили услышала стук колес экипажа.

Из тумана выплыла четверка резвых белых коней, запряженных в розовую элегантную карету, при виде которой Лили улыбнулась, впервые за день. Ее крестная мать, миссис Клируэлл, проделала долгий путь от Лондона. Леди Кларисса пригласила свою старую подругу пожить у нее несколько дней. Немного эксцентричная дама всегда приходила на помощь в трудную минуту.

Едва кучер Джералд остановил лошадей, дождь, как по волшебству, прекратился.

— Добрый день, мисс Лили, — жизнерадостно приветствовал он, коснувшись пальцами полей шляпы.

Она кивнула. Крестная высунула в окошко седую голову:

— О Зевс, я опоздала! Лили, дорогая, как это ужасно с моей стороны. Неужели я пропустила всю службу? Садись, садись, малышка! Глупая ты гусыня, как можно разгуливать под дождем?

— Я люблю дождь, мэм, и, да, боюсь, вы пропустили службу. Но это не важно. Зато вы успели к чаю и булочкам.

— Слава небесам и за это!

Миссис Клируэлл выпорхнула из экипажа и нырнула под зонтик Лили.

Маленькая, пухлая, увешанная драгоценностями леди придержала Лили за плечи и окинула взглядом, исполненным искреннего сочувствия, после чего сжала в объятиях.

— Дорогая, дорогая девочка! Бедняжка моя. Тебе пришлось вынести всю тяжесть его болезни, — шмыгнула она носом. — Ты была у его постели, когда он уходил?

— Да. — Слезы снова хлынули из глаз Лили. Она так не привыкла к доброте. — Он не хотел принимать лекарства. Сказал, что встретит смерть в полном здравии.

— Вот как?.. Герой до самого конца.

Лили кивнула.

— Ему приходилось терпеть такую боль!

— Да, но теперь он на небесах, вместе с твоим папой. Ну-ну, милое дитя. Не нужно расстраиваться.

Лили вздохнула и вытерла глаза.

— Храбрая девочка. — Миссис Клируэлл погладила ее по щеке.

Она была кузиной матери и единственным человеком, умевшим ладить с леди Клариссой. Их дружба всегда озадачивала Лили. На свете не могло быть более разных женщин.

Матушка, например, никогда не вколола бы в волосы шпильки-звездочки, сверкавшие в прическе миссис Клируэлл. Особенно если речь шла о похоронах.

— О Лили! — с неожиданной яростью воскликнула крестная. — Лили, дитя мое, ты должна позволить мне увезти тебя из этого мрачного места. Я знаю, какая ты домоседка, но едем со мной в Лондон. Я настаиваю.

— Но согласно приличиям впереди у меня полгода траура, — слабо улыбнулась Лили.

— Приличия? Черта с два! — запротестовала крестная, сверкая глазами. — Ты с девяти лет ходишь в трауре. Ни секунды больше, говорю я тебе! Лорд Балфур не хотел бы видеть тебя несчастной, и я тоже.

— Ах, вы всегда были так ко мне добры!

— Потому что тебя ждет большое будущее, и я это вижу.

Лили недоверчиво покачала головой.

— Вот и прекрасно, — неожиданно заявила миссис Клируэлл. — Все улажено. Ты едешь со мной в город, и мы прекрасно проведем время. Столько концертов, обедов, балов и приемов…

— Честно говоря, мне нечего надеть, — устало перебила Лили, немного возмущенная тем, что крестная хочет ввести ее в общество так скоро после смерти деда.

— Вздор, мисс. Жизнь — для живых. Что же до одежды, пусть тебя это не заботит: мы в два счета раздобудем тебе новые наряды. И ни слова о расходах. Это такая безделица! Я твоя крестная и имею право тебя баловать, если хочу. И ты знаешь, что мой Норберт умер, оставив мне огромное состояние.

Лили нерешительно глянула на нее:

— Мне трудно принимать вашу благотворительность.

— Чепуха, девочка! Я столько лет не вывозила в свет молоденьких красавиц! Для меня это так волнующе! Не будь такой гордой, как твоя мама, и непреклонной, как его светлость. Ну же, Лили, я знаю: ты практичная молодая женщина, — я всегда была на твоей стороне.

Лили отвернулась, лихорадочно сморгнув слезы.

— Хорошо… я подумаю… только обещайте мне одну вещь…

— Какую именно?

— Надеюсь, вы не станете разыгрывать сваху?

Миссис Клируэлл просияла:

— Теперь, когда ты об этом упомянула, дорогая, в Лондоне может найтись пара-тройка приемлемых джентльменов, которые, по моему мнению, идеально тебе подойдут.

Лили застонала, но тут же, что-то сообразив, дерзко спросила:

— Они богаты?

— Лили, дорогая, — упрекнула миссис Клируэлл и, весело подмигнув, призналась: — Богаты как принцы. Иначе я не стала бы тратить твое время.

— Хм, — пробормотала Лили, оглядываясь на большой, холодный и мрачный Балфур-Мэнор. Крыша, возможно, уже протекла.

К концу этого мучительного дня Лили успела все обдумать. Когда разъехались все гости, кроме миссис Клируэлл, которая отдыхала в гостевой спальне наверху, Лили созвала своих родственниц:

— Я хочу кое-что вам сказать. Что-то очень важное.

— Что именно? — Мать гордо вскинула подбородок. Лили расправила плечи и глубоко вздохнула:

— Я решила принять предложение миссис Клируэлл ехать в Лондон. Протестовать нет смысла. Мы все понимаем: необходимо что-то предпринять.

Тетушка Дейзи нахмурилась и бросила встревоженный взгляд на леди Клариссу.

— Но твой траур, дорогая? — прошептала она.

— Думаю, в этом случае дедушка бы меня понял, — мягко ответила Лили и, поколебавшись, добавила: — Как новая владелица дома, я должна предпринять необходимые меры, чтобы сохранить крышу над нашей головой. Поэтому я отправлюсь в Лондон, найду обеспеченного мужчину и выйду за него замуж, после чего у нас больше не будет оснований для беспокойства.

Все потрясенно уставились на нее.

— Ты… намереваешься выйти замуж? — выдохнула незамужняя кузина.

— О, благослови тебя Господь, храбрая девочка! — прошептала тетушка Дейзи, промокая глаза платочком. — Я боялась, что нас ждет приют для бедных!

Лили глянула на мать, пытаясь понять ее реакцию. Ее сердце сильно билось.

Леди Кларисса долго молчала, а затем опустила на колени пяльцы с вышивкой.

— Уверена, что сможешь пойти до конца?

Лили набралась решимости, прежде чем пробормотать:

— Уверена.

Сапфировые глаза матери чуть сузились.

— Точно? Мужья обычно питают… определенные ожидания.

— Да, мэм. Я знаю. И буду готова.

— Но… мама! Тетя Кларисса! Вы не позволите ей сделать это! — вскричала кузина Памела, разразившись слезами.

Никто не ответил.

— Я знаю, что мы бедны, но зачем же Лили продавать себя как… как… низкой женщине? Это чудовищно!

— Чудовищно? — эхом откликнулась тетя Дейзи, хмуря брови.

— Должен найтись другой способ! — настаивала кузина Памела. И тут же просветлев, добавила: — Я продам один из своих романов.

— Нет! — в один голос воскликнули тетушка Дейзи и леди Кларисса.

— Боже мой, ты и твои готические ужасы способны лишить нас последних жалких остатков респектабельности, — выразительно передернулась леди Кларисса. — Не желаю больше слышать подобные разговоры! Леди не пишут романов!

— Я могла бы публиковать их под псевдонимом.

— Но мы все равно знали бы, что это ты, — пояснила леди Кларисса с видом мученицы. — Честь есть честь. Замужество по крайней мере респектабельное занятие для женщины. И ты могла бы сама убедиться в этом, если бы не растратила юность на бессмысленное бумагомарательство.

— Да, мэм, — пролепетала Памела, пристыженно опуская взгляд.

Лили мысленно вздохнула. Что поделаешь? Мать всегда права.

— Тебе незачем беспокоиться, Пэм, — заверила она, пытаясь ободрить некрасивую, заслуживавшую всяческой жалости кузину. — Может, это и кажется немного… э… чудовищным, но я не возражаю. Кроме того, наши матери верно говорят: такова жизнь. И таков наш мир.

— А вот меня этот мир никогда особенно не волновал.

Немного приободрившись, Памела встала, отложила книгу и подошла к кузине.

— Значит, ты действительно собираешься это сделать? — зачарованно пробормотала она. — Даже после того… что случилось? Хочешь спасти нас от разорения, выйдя за богатого мужчину?

Лили слегка приподняла подбородок.

— За очень богатого.

— В таком случае лучше, чтобы он был еще и глупым, — посоветовала Памела. — Глупого легче одурачить.

— Они все ужасно глупы, когда дело доходит до этого, дорогая, — лениво рассмеялась леди Кларисса.

Последняя реплика напомнила всем присутствующим, что леди Кларисса так и не простила мужа за его неудачный план уехать в Индию ради спасения семейного состояния. Его смерть означала, что она никогда не получит титула, ради которого и вышла замуж. Останься он жив — она возвысилась бы до виконтессы.

— Но, Лили, прислушайся к словам кузины, — сухо продолжила она. — Богатый и глупый. Именно такого рода мужчины нужны всем девушкам.

— Верно, — выдавила Лили, маскируя досаду. Она намерена подражать спокойному цинизму матери, если хочет добиться цели. Это единственный шанс искупить свою вину в глазах семьи.

Богатый и глупый.

Да и то сказать, какой умный мужчина захочет такую, как она?!

Глава 2

Лондон, два месяца спустя

Он оказался не таким, какого ожидал комитет.

Девять высокородных джентльменов из подкомитета финансирования восточной экспансии заняли места за длинным, стоявшим на возвышении столом в передней части пропахшей плесенью средневековой комнаты, и приготовились к комитетским слушаниям. Втайне каждый мечтал провести день за любимой игрой «слайс-энд-дайс», что в переводе означает «мясорубка». Что ни говори, а так приятно убивать время, муштруя, оскорбляя, унижая и выводя из себя несчастного офицера, посланного с фронта, чтобы доложить об обстановке им, гражданским властям.

В конце концов, именно в их руках был кошелек, из которого финансировалась армия. И им представлялась прекрасная возможность пустословить сколько влезет: непреодолимый соблазн для политиков.

При этом искушенные в подобных играх джентльмены прекрасно знали, какого рода трусливые молодые хорьки обычно посылаются с подобными поручениями. Очередной ничтожный щеголь, вне всякого сомнения, младший сын знатной семьи, который предпочел бы сидеть за игорным столом в «Уайтсе». Кто-то вроде скользкого фатоватого адъютанта, старающегося не вылезать из палатки генерала, когда вокруг свистят пули.

Но на этот раз полковник Монтроуз прислал им нечто совершенно иное. Этот человек явно находился в гуще событий последней грязной маленькой войны в Индии: той самой, о которой политики так старались забыть.

Председатель кивнул вооруженному бейлифу, давая понять, что они готовы начать игру. Сей достойный человек, в свою очередь, распахнул древнюю скрипучую дверь, словно намереваясь втащить на арену какого-то несчастного христианина, предназначенного на съедение львам.

Но по старым каменным плитам простучали уверенные шаги, и членов комитета охватило предчувствие того, что их ожидания могут быть… обмануты.

Едва он появился в дверях, как половина комитета в тревоге отшатнулась. Некоторые тихо ахнули. И все в растерянности уставились на незнакомца. Стоило лишь взглянуть на закаленного в боях воина, чтобы понять: этот обожженный солнцем дикарь-исполин не уйдет, пока не получит того, за чем пришел.

Майор Дерек Найт шагнул через порог, и члены комитета волей-неволей заметили его впечатляющий рост. Настоящий великан! И такой дерзкий! Он даже посмел взглянуть в глаза председателю, лорду Синклеру. И в этом взгляде стыло холодное предупреждение. Проигнорировав удивленное восклицание лорда Синклера, он прошел мимо. Каждое его движение было исполнено едва сдерживаемой силы и грации. Зловещей грации.

Дойдя до стола поменьше и пониже, поставленного напротив первого, он остановился, повернулся с истинно военной выправкой, но не отдал честь, а вытянулся по стойке «смирно», зажав под мышкой кавалерийский кивер с пером.

Несколько долгих моментов никто из джентльменов не знал, что сказать и с чего начать. Даже престарелый председатель немного растерялся. Все лишь в изумлении взирали на вошедшего, поражаясь тому, какие люди еще существуют на дальних полях сражений.

Синий мундир майора едва не лопался на широкой груди. На плечах сверкали эполеты. Черный шелковый кушак охватывал талию. Длинные концы касались мощных бедер, затянутых в кремовые бриджи. Черные сапоги до колен блестели подобно зеркалам. В серебристой парадной шпаге отражалось пламя свечей. Гладкие черные волосы были связаны в косу. Бронзовая кожа потемнела от солнца, но крошечные морщинки в углу светлых волчьих глаз придавали ему вид бедуина, привыкшего всматриваться в бескрайние просторы пустыни.

Гордый подбородок и неумолимо-каменный взгляд говорили о том, что врагам на поле брани приходится считаться с его силой.

И не только на поле брани.

Воин вежливо откашлялся, вернув джентльменов к действительности.

Председатель обвел взглядом присутствующих. Кое-кто неловко заерзал в кресле, припоминая, что все они подотчетны таким вот людям, поскольку распоряжаются деньгами, необходимыми для расквартированной в Индии армии, и, возможно… несколько запоздали с финансированием.

Дерек Найт, наблюдая за ними с бесконечным терпением, искренне надеялся, что им не по себе.

Сидевшие за столом и раздувшиеся от сознания собственной значимости слизняки не представляли, что это такое. «Не по себе» — это когда идешь в бой, зная, что в патронной сумке осталось всего несколько патронов и что после пары выстрелов приходится заряжать винтовку маленькими камешками и надеяться, что ее не разорвет.

«Что это с вами, дорогие джентльмены»? — думал он, пряча циничную усмешку при виде виновато потупленных глаз. Он почти слышал извинения, вертевшиеся в их жалких маленьких умишках. Разумеется, каждому трудно расстаться с тремя миллионами фунтов стерлингов. Что ни говори, а они всего лишь люди! И, вне всякого сомнения, настоятельные требования прислать денег очень легко игнорировать и даже забывать за очень важными и каждодневными делами, которыми так заняты эти высокопоставленные джентльмены.

Правда, время от времени они получали сведения о потерях английской армии, но и эти отчеты прятались под сукно. Кому интересно помнить о столь незначительных неприятностях, когда британские генералы шлют из Индии несметные сокровища и новые карты с отметками недавно завоеванных территорий. Вот эту честь джентльмены с готовностью приписывали себе. Мало того, победный марш английских солдат по Индии позволил им прийти к заключению, что задача покорения недружелюбных махараджей вовсе не так уж сложна! И значит, тем более нет нужды посылать армии золото и боеприпасы, униженные просьбы о которых продолжали поступать. Не так ли?

Но на этот раз кучка политиков, к несчастью, просчиталась: для людей вроде Дерека Найта данное слово кое-что значило. Он был послан сварливым полковником Монтроузом с поручением уведомить «этих чертовых скупердяев-бюрократов», что солдатам чем-то нужно набивать желудки, а следовательно, не мешало бы выплачивать жалованье вовремя.

Сам Дерек тоже был ужасно зол. Его мальчикам пообещали золото, но не дали и медного пенни.

Кто-то должен объяснить политикам, что обещания следует выполнять.

Дерек вежливо вскинул брови:

— Милорды. Сэры. Могу я начать?

— Э… мой мальчик… верно… да… пожалуйста.

Сегодня им, очевидно, не до любезностей. Какой стыд!

Дерек сухо усмехнулся. Похоже, он шокировал этих милых джентльменов. Со стороны стола вновь послышалось неловкое покашливание, особенно когда он отставил кивер и положил затянутую в белую перчатку руку на папки с делами конногвардейцев, которые привез с собой, в подкрепление своей аргументации. И принялся поджаривать джентльменов на медленном огне.

Те были бы от души рады обнаружить в нем полное отсутствие ораторского искусства. Каким было бы утешением хотя бы мысленно низвести уроженца колоний и грубого варвара до обычной машины для убийства, каким он и казался. Машины, способной лишь следовать приказам.

Но их надежды не сбылись. С расчетливостью и хитростью истинного стратега и заядлого шахматиста, он целых полчаса объяснял им природу врага, с которым приходилось сталкиваться англичанам: огромные силы княжества Маратха, отражавшего любые атаки британцев, гибельны для экспансии. Растолковывал, что в результате стоит на карте; как это отразится на империи, каковы будут последствия неудачи и какие блага получит Англия в случае успеха. И какое вообще значение имеет вся эта чертова затея.

— Джентльмены, — заявил он в заключение для тех, у кого закружились головы от обилия фактов, — княжество Маратха — хитрый и опасный враг. Оно было основано индийским раджей из касты воинов, а нынешний правитель Баджи Рао — истинный безумец. Он славится своей свирепостью. Убил нескольких своих родственников, чтобы захватить и удержать власть. Его собственные люди живут в страхе перед ним, и теперь он стремится объединить все силы, которые сможет собрать, чтобы изгнать британцев из Индии. Вот с чем мы столкнулись. Наши колонии под угрозой. Армия должна получить обещанные деньги и боеприпасы, чтобы защитить наших людей и нашу торговлю.

Он обвел присутствующих долгим, укоризненным взглядом.

— Меня уведомили, что генерал-губернатор лорд Гастингс направил первый запрос насчет выдачи жалованья почти год назад, но до сих пор в Калькутту не было послано ни шиллинга. Прошу комитет понять, что времени терять больше нельзя. Если мы немедленно не дадим бой Баджи Рао, значит, окончательно потеряем наше положение в Индии, а если это произойдет, наши соперники будут счастливы подхватить то, что уронили мы.

— Но, майор! — жалобно возразил второй по рангу член комитета. — Лорд Веллингтон покончил с угрозой со стороны Маратхи много лет назад! Если враги были побеждены тогда, почему же им было позволено вновь собраться в этом княжестве?

Достопочтенный джентльмен ждал, злобно глядя на Дерека, словно все происходящее было виной майора.

Дерек долго смотрел на него в полной уверенности, что уже несколько раз отвечал на подобные вопросы, но, будучи человеком терпеливым, вернее, святым, подавил почти неодолимый порыв шагнуть вперед и огреть джентльмена по лысеющей голове.

На новых рекрутах это прекрасно срабатывало. Может, стоит попробовать?

Но сейчас он не в индийской глуши. До чего же может раздражать цивилизация! Как было бы приятно рявкнуть командным голосом… но это дело принципа: Дерек не позволит втянуть себя в споры с людьми, чьи черепа в иных обстоятельствах мог бы раздавить голыми руками.

Это было бы не совсем справедливо.

В конце концов, они всего лишь штатские — цивилизованные слуги общества, которые не могут понять, почему он не умоляет и не пресмыкается.

Он изобразил самую дерзкую, самую надменную улыбку, ибо и сам был благородного происхождения, и еще раз терпеливо ответил на вопрос.

Видит Бог, он предпочел бы находиться подальше отсюда, предпочтительно со своими людьми, в гуще боя, но, увы, эта мерзкая миссия была его повинностью, его наказанием. Несколько месяцев назад он умудрился вывести из себя своего командира, полковника Монтроуза, и теперь расплачивался за свою «наглость».

Господи, подумать только: его мальчики сейчас там, воюют под командой других офицеров… нет, лучше не думать об этом!

«Раздобудь денег, и все, — советовала свирепая часть его души, та самая яростная часть, которая становилась все сильнее с каждым годом службы. И помогала ему выжить. — Скоро ты уберешься отсюда. И ты получишь шанс отплатить этим ублюдкам из Маратхи».

Ему приходилось переживать смерть каждого из своих однополчан, и в довершение всего в последней стычке с палачами Баджи Рао едва не убили его брата, а таких вещей Дерек не прощал.

И теперь он жаждал крови.

Чем скорее он заставит подкомитет расщедриться, тем скорее получит в командование свой эскадрон. И когда он вернется туда, где ему место, и встанет во главе своих людей, то сможет выследить негодяев из Маратхи и отомстить…

Несколько часов спустя, когда он входил в двери Олторпа, фешенебельного дома, где располагались их с братом холостяцкие квартиры, в ноздри ударил знакомый аромат пряностей, привезенных из Индии. Дерек блаженно улыбнулся. Какое утешение после тяжелого дня! Черный перец, тмин, кориандр — запахи, просачивавшиеся из кухни, свидетельствовали, что дорогая старая Пурнима готовит своего знаменитого цыпленка с карри.

Тихо вздохнув, он закрыл за собой дверь.

— Вернулся? Ну, чем все кончилось?

Приглядевшись, Дерек заметил старшего брата, полулежавшего на диване у камина с газетой «Таймс» в руках. Пока раненый воин медленно и осторожно устраивался в сидячем положении, Дерек подошел ближе и швырнул папки с делами конногвардейцев на стол, вырезанный полумесяцем.

— Помнишь, как мы заблудились в пустыне к западу от Лукнау?

— Да, а к чему это ты?

— Тогда я меньше страдал от жажды. Видит Бог, мне нужно выпить! Я сам возьму, — бросил он своему доверенному слуге Аади, который бесшумно вошел в комнату, как всегда, босиком.

— Да, сахиб.

Аади осторожно снял мундир хозяина и унес. Оставшись в сорочке и жилете, Дерек подошел к шкафчику с напитками.

— Тебе налить? — спросил он брата.

Гейбриел коротко качнул головой.

— Пурнима еще не разрешает мне пить спиртное. И даже заварила мне чайник чая.

— Тогда делай, как она велит. Пурниме лучше знать. А вот мне требуется кое-что покрепче.

С этими словами он опрокинул в рот рюмку лучшего французского бренди. Пусть ни один английский офицер не питает особой любви к этой нации, но такой прекрасный напиток вряд ли найдешь в какой иной стране. И Дерек намеревался наслаждаться прелестями европейской цивилизации, пока это возможно.

— Все так плохо? — допытывался Гейбриел.

— Собственно говоря, нет.

Дерек повернулся к нему и поднял бокал, за собственный успех.

— Чертовски неприятное дельце, но я счастлив доложить, что миссия выполнена.

— Как, уже?! — воскликнул брат. Дерек кивнул, расплывшись в улыбке.

— Голосование состоялось, и необходимое количество голосов набрано. Армия скоро получит все, что ей причитается.

Гейбриел изумленно уставился на него.

— Молодец! Хорошая работа, младший братец.

— Всех этих парней было необходимо убедить, — скромно заметил Дерек.

— Не могу поверить, что тебе все удалось за один день!

— А вот я не могу поверить, что во всем чертовом комитете есть только один член с чертовым военным опытом! — фыркнул Дерек. — Эдвард Ланди, набоб из Ост-Индской компании. Когда-то он был одним из полевых офицеров в войсках компании, но теперь работает за письменным столом. И, насколько я понял, занимает высокую должность.

— Значит, теперь они привлекли к работе людей из компании?

Дерек кивнул:

— Троих. В комитете всего девять членов: трое из палаты лордов, трое — из палаты общин, и трое из верхних эшелонов компании, как когда-то наш отец. Насколько я понял, заправляют всем лорды. Мне предложено через день-другой посетить председателя, лорда Синклера, чтобы узнать, когда деньги будут готовы к перевозке.

— В армии этому будут очень рады! Три миллиона фунтов стерлингов, говоришь? Должно быть, их просто убивает мысль о необходимости расстаться с такой суммой!

— Знаю, — ухмыльнулся Дерек. — Но, заметь, они не имеют никакого права удерживать наше жалованье! Парламент всего лишь поручил им отсылать золото армии. Им просто нравится сидеть на мешках с деньгами. Возможно, надеются, что все о них забудут.

— Будем надеяться, что промедление не привело к чересчур большим потерям, — пробормотал Гейбриел.

Братья обменялись мрачными взглядами.

— Для них как Индия, так и эта война не являются чем-то реальным, — кивнул Дерек и, тряхнув головой, добавил: — Проклятые штафирки!

— Точно, — согласился Гейбриел, и Дерек налил себе еще бренди, отсекая кошмарные воспоминания о последней битве и стреле, прошившей тело его брата.

В тот ужасный день, в пылу битвы, Дерек схватился сразу с тремя противниками и совершенно забыл о лучниках. Гейбриел вовремя заметил угрозу и заслонил брата собой.

Дерек так и не смог простить себя за то, что оказался недостаточно проворен и не увидел, что происходит. Гейбриел был не просто его братом и сослуживцем, но и лучшим другом, и чем-то вроде идола.

Дерек много дней ухаживал за ним, особенно после того, как в рану попала инфекция.

Но, слава Богу, за последние месяцы Гейбриел, обладавший железной волей, так и не выказал намерений пересечь реку Стикс, но перенесенное испытание породило немало опасных вопросов в уме Дерека. Стоит ли их солдатская профессия таких страданий? И чем все это кончится?

Но пока что он не смел искать ответы на эти вопросы, особенно теперь, когда все невзгоды остались позади.

И лучше обо всем забыть.

Отбросив сомнения, он снова приложился к бренди, после чего повернулся к брату:

— Как ты себя чувствуешь сегодня?

Гейбриел пожал плечами.

Дерек молча ждал.

— Так хорошо, как можно было ожидать при таких обстоятельствах. Особенно для человека, который давно уже должен был лежать в могиле, — ответил наконец Гейб и тут же сменил тему, словно не желая говорить о физической боли, которую приходится терпеть. Точно так же, как Дерек не хотел говорить о боли душевной.

— Итак, что теперь будет? — спросил Гейбриел.

Вполне справедливый вопрос.

— Морское министерство соберет флотилию, чтобы сопровождать все эти сокровища в Индию, где их так ждут.

— Но это означает, что скоро ты нас покинешь!

Дерек молча смотрел на брата.

— И ты планируешь быть на борту одного из судов, когда они отплывут в Индию?

Почему Гейб спрашивает? Он достаточно хорошо знает ответ. Одна школа, один полк. Они почти не разлучались. Неприятно обсуждать их неминуемое расставание.

— Знаешь, мы все хотим, чтобы ты остался, — пробормотал Гейбриел. — И отец, и Джорджиана, и я.

— Не могу.

— Это опасное дело, парень. Нам повезло выйти оттуда живыми.

Гейбриел поморщился и прижал руку к едва зажившей ране.

— Что с тобой? — поспешно спросил Дерек.

— Все в порядке, — отмахнулся брат. — Мне кажется, что нам дали второй шанс. Зачем рисковать?

Дерек присмотрелся к брату. Будь на месте Гейба другой человек, можно было бы заключить, что встреча со смертью лишила его необходимой отваги, но Гейбриел Найт не из таких.

— Нужно ли напоминать тебе, брат, что ты первенец? — ответил Дерек нарочито беспечным тоном. — Это ты унаследуешь состояние отца, а мне, как младшему сыну, приходится искать удачи и славы в битвах. Надеюсь, ты не желаешь обречь меня на неизвестность?

— Лучше быть обреченным на неизвестность, чем просто обреченным.

— Так ты растерял все свои амбиции?

— Я просто радуюсь, что выжил.

— Естественно, но давай не забывать, кто мы. Мы с тобой не рождены посредственностями, а что может предложить гражданская жизнь, кроме унылого бесцветного существования?

— Пропади пропадом все твои амбиции!

Гейбриел подался вперед. Призрак былой вспыльчивости омрачил и без того смуглое лицо.

— В жизни есть кое-что поважнее удачи и славы, Дерек.

— Прошу прошения?

— Ты всегда твердишь, что положение младшего брата вынуждает тебя служить в армии. Но мы оба знаем, что твоего доверительного фонда вполне хватит, чтобы вести иной образ жизни, если ты, конечно, этого захочешь.

— И какой именно образ жизни? — уточнил Дерек.

— Не знаю… ты мог бы купить землю. Ферму или что-то в этом роде.

Дерек недобро рассмеялся:

— Я? На коровьей ферме? Прости, приятель, ты не с тем говоришь. Господи милостивый, овес и ячмень! Меня вряд ли можно считать аграрием.

— Откуда тебе знать? Ты никогда ничем другим не занимался.

— Я не могу отвернуться от своих людей.

— Зато можешь отвернуться от семьи?

Дерек съежился.

— Сам знаешь, отец уже стар, — настаивал Гейбриел. — Он не вечен. И как насчет нашей сестры? Неужели тебе не хочется увидеть будущего племянника или племянницу? А как насчет малыша Гриффа — Мэтью? Он тебя обожает.

— Можно подумать, я никогда не вернусь!

— Можешь… и не вернуться, — медленно выговорил Гейбриел.

Дерек долго смотрел на него, прежде чем ответить:

— Мне нужно поквитаться кое с кем в Индии, брат. И я не успокоюсь, пока не сделаю этого.

— Если ради меня, то не стоит, — предупредил Гейбриел, покачивая головой. — Нет, черт возьми. Забудь.

— Забыть? — повторил Дерек, гневно вспыхнув.

— Это был честный бой. Ты жаждешь мести только потому, что винишь себя за случившееся со мной. Но вот я тебя не виню. Ты мой брат. И я, конечно, отдам за тебя жизнь.

— Ты так раздражающе благороден, — пробормотал Дерек, изучая потолок и стараясь не взорваться.

— Ты бы сделал то же самое для меня, — рассмеялся Гейбриел, с усталым видом откидываясь на спинку дивана. — Я спас твою задницу не для того, чтобы ты возвращался на поле боя и позволил себя убить. Но больше ни слова на эту тему. Я сказал все, что хотел. А ты делай все, что пожелаешь.

— Почта уже была? — спросил Дерек, решительно меняя тему.

— На столе.

И вправду, под папками, на серебряном подносе, лежали письма. Он вытащил кипу приглашений и счетов, а заодно с полдюжины записочек на бумаге пастельных тонов, благоухавших различными сортами дорогих духов.

Но Дерек продолжал хмуриться. Черт побери! Ни слова от полковника Монтроуза! Он хотел узнать о своих людях, но письма из Индии шли ужасно медленно. Похоже, следует набраться терпения. Ну а пока он найдет чем развлечься.

Оставив на блюде приглашения и счета, он взял разноцветные записки от новых лондонских приятельниц и развернул веером, как карты. Теперь, вдыхая соблазнительные ароматы, он немного повеселел.

— Что, опять проклятые любовные записки? — спросил Гейб, вскинув брови.

— Любовь? — рассмеялся Дерек, поднося письма брату. — Какое это имеет отношение к любви? Лучше выбери одну.

— Зачем?

— А как еще мне решить, с кем спать сегодня?

— Ты неисправим.

— Жизнь коротка, — философски заметил Дерек.

Гейбриел укоризненно покачал головой и, выбрав светло-зеленое письмецо, отдал брату.

— Превосходный выбор, — похвалил Дерек, прочитав имя. — Значит, леди Амхерст. Сойдет.

— А остальные?

— О, я осчастливлю и остальных. Уж поверь мне.

И он с широкой улыбкой небрежно отбросил письма. Они рассыпались подобно неяркому конфетти. А Дерек лениво опустился в кресло, распечатал короткое непристойное письмо от несравненной леди Амхерст и тихо рассмеялся, читая чересчур откровенные намеки.

— О черт! — воскликнул он наконец. — Я забыл о маскараде, на который мы обещали поехать. И это сегодня вечером!

— Мы?!

— Разве я не упомянул? Ты тоже едешь.

— Черта с два!

— Гейбриел, ты не можешь засесть в четырех стенах навечно. Кроме того, нужно отпраздновать мою победу над этими скрягами. И можешь не надевать костюм, если не хочешь. Уверен, что бал немного тебя развеселит!

— Наоборот, меня это будет чрезвычайно раздражать! Костюмированный бал? Нет уж, поезжай повеселись за нас обоих, — проворчал Гейбриел, кивнув в сторону отброшенных записочек.

— Не в этом дело. Скажи-ка, братец, ты знаешь, что несколько лет назад проводилась перепись? — спросил Дерек, весело блестя глазами. — Оказалось, что в Лондоне живет более миллиона людей.

Гейбриел с подозрением уставился на брата.

— И что?

— Представь, что половина из них — женщины, а половина женщин — такие, за которыми можно поухаживать. Представляешь, где-то нас ждут двести пятьдесят тысяч дам! Так что сейчас самое время начать.

Гейбриел снова покачал головой, не зная, смеяться или сердиться. Дерек хорошо знал это выражение лица.

— О, брось! — рассмеялся он. — Честно говоря, на твоем месте я бы захотел убедиться, что в организме все работает как надо, если понимаешь, о чем я.

Взгляд Гейбриела стал мрачным.

— А, не важно, — махнул рукой Дерек и, поднявшись, налил себе бренди. — Но я не позволю тебе сидеть здесь и покрываться плесенью. Знаешь, что я сделаю? Найму какую-нибудь роскошную шлюшку и прикажу позаботиться о тебе. Вот это будет забавно! Угодливая маленькая сиделка, призванная исполнять твой малейший каприз. Не считаешь, что я самый добрый и заботливый брат?

Гейбриел даже не улыбнулся. Дерек засмеялся.

— Зануда, — фыркнул он, приканчивая бренди.

— Дерек, я едва не погиб, — напомнил Гейбриел. — Вернее, погиб. Говорю тебе, на несколько минут я умер…

— Гейб, это невозможно. Сколько раз мы это проходили?

— Но армейский хирург сказал, что у меня не было пульса.

— Он мог ошибиться.

— Однако не ошибся. Ради Бога, я видел тебя, стоявшего над моим телом, а сам находился едва не под потолком…

— Ничего подобного. Это сон.

— Но я не спал.

— Что бы там ни было, я больше этого не вынесу. У меня мурашки по коже бегут! Мертвый — значит, мертвый.

— И кто это сказал?

— О, не знаю… закон природы? Ты никак не хочешь брать во внимание тот факт, что не умер. Ты выжил. Конечно, тебе предстоит долгая дорога к выздоровлению, и пройдет немало времени, прежде чем ты обретешь полную силу, но я хотел бы, чтобы ты вновь зажил полной жизнью.

— Знаю, Дерек, — вздохнул Гейбриел. — Но возвращение из мертвых заставляет человека мыслить немного иначе. Он обретает новый взгляд на жизнь.

Дерек опустил глаза, терзаемый тревогой не только за здоровье брата, но и за его рассудок. Не зная, что сказать, он пробормотал:

— Ты поправишься, Гейбриел, вот увидишь! Все будет хорошо.

— Конечно. И с тобой тоже.

— Со мной? — удивился Дерек. — Но ведь ранен ты!

— Верно, — кивнул Гейбриел, окинув брата проницательным взглядом.

Дерек снова опустил глаза, испытывая странную неловкость.

Глава 3

Два месяца, проведенных в Лондоне в поисках богатого мужа, похоже, оказались довольно успешными.

Благодаря миссис Клируэлл великое имя Балфуров заслужило признание во многих знатных домах Лондона, где в течение сезона — на балах, званых ужинах, концертах и приемах — Лили была представлена великому множеству завидных женихов, богатых, благородного происхождения. Она взяла за правило обращаться с каждым с ледяной сдержанностью, а исподтишка изучала, пытаясь обнаружить, соответствуют ли они ее двум основным критериям: богатству и глупости.

Впрочем, недостатка в подобных мужчинах не было, вроде тех безмозглых денди, проводивших время в «Уайтсе» и любовавшихся собой в каждом зеркале, мимо которого проходили.

К сожалению, Лили никак не могла заставить себя выйти замуж ни за одного из них. Воспользоваться добродушием очередного олуха с большим наследством казалось ей недостойным рода Балфуров. Дедушка вряд ли одобрил бы подобный поступок. И подло забрать у человека деньги, чтобы спасти себя и родных, но ничего не дать взамен.

Наверное, эти ленивые тщеславные глупцы заслуживали такого отношения, но с другой стороны, она не знала, хватит ли сил каждое утро, до конца дней своих, просыпаться и видеть рядом ненавистное лицо мужа!

— Возможно, — рассуждала она, — отсутствие мозгов можно поменять на какой-то более терпимый недостаток.

И кажется, она нашла идеальное решение.

— О, взгляни! — воскликнула миссис Клируэлл. — Это мистер Ланди!

Сначала Лили не увидела поклонника, вернее, не узнала его в этом костюме.

Бальный зал кишел фантастическими птицами и животными, скелетами и привидениями, ходячими аллегориями и классическими богами и богинями. Даже лакеев заставили переодеться в костюмы арлекинов из золотистого и фиолетового атласа, с шутовскими, украшенными бубенчиками головными уборами. Один из них поднес дамам конфеты, обсыпанные цветным сахаром.

— Ах как мило! — воскликнула миссис Клируэлл в костюме Геры и взяла с серебряного подноса маленькую марципановую грушу.

Лили выбрала крошечное яблоко и кивком поблагодарила слугу.

— Уверены, что это был именно Эдвард?

— Разумеется.

— Но где?!

— Ты его не видишь? — рассмеялась миссис Клируэлл.

— Нет, — растерялась Лили, выискивая взглядом в толпе своего поклонника.

— Смотри внимательнее, дорогая. Не хочу испортить сюрприз.

— Хм…

Лили снова оглядела зал, стараясь сохранить выражение жизнерадостного дружелюбия, хотя именно сегодня настроение было хуже некуда. Хорошо, что сегодня на ней розовая полумаска, которая помогает скрыть безразличие… ко всему и ко всем.

Должно быть, это тоска по дому, еще усилившаяся после того, как она увидела беседку в залитом лунным светом саду. Она еще никогда не расставалась так надолго с Балфур-Мэнором, и когда увидела беседку на берегу декоративного озера, одиночество и ностальгия нахлынули на нее с новой силой.

— Ну? — не отставала миссис Клируэлл. — Ты так и не увидела своего волшебного принца?

— Сейчас найду, — пообещала Лили.

Мимо прошли несколько монахов самого зловещего вида — должно быть, такие же любители готических ужасов, как и кузина Памела. Лили заметила сарацинского воина в тюрбане и целую команду пиратов — молодых людей, методично напивавшихся под звуки музыки, а потом ее взгляд натолкнулся на Эдварда Ланди, и она едва не подавилась марципаном.

— О, Господи милостивый, — пробормотала она, останавливаясь.

Миссис Клируэлл снова рассмеялась, поскольку они еще были довольно далеко от ее тяжеловесного поклонника.

— Что с тобой, дорогая? Не понравился костюм Эдварда?

— Боже, это чудовищно, — прошептала потрясенная Лили. — Но почему он сначала не спросил у меня совета? И кого он представляет?

— Очевидно, Минотавра.

— Фу! Но вы, кажется, правы.

Лили побледнела. Глотнув пунша, она заставила себя шагнуть навстречу поклоннику. Если они поженятся, придется немало потрудиться над воспитанием супруга!

Она поймала себя на том, что не может отвести глаз от Эдварда. Костюм мифического чудовища удивительно ему шел. Пожалуй, даже слишком.

Этот получеловек-полубык еще не заметил ее и, жадно припав к бокалу с шампанским, почти не сделал усилий, чтобы подавить громкую отрыжку. Лили изо всех сил старалась скрыть отвращение, а вот миссис Клируэлл это не удалось.

Эдвард поклонился дамам, пробормотал полагающиеся любезности, и Лили решила не отступать. Что из того, что он иногда бывает немного вульгарен? После гнетущей чопорности матери какая-то часть ее души наслаждалась полной невоспитанностью бывшего солдата. Кроме того, после свадьбы у нее еще будет время поработать над его манерами.

Можно с уверенностью сказать, что громоздкий, вечно угрюмый Эдвард никогда не будет достаточно хорош для ее матери, но прекрасно подходит для целей Лили. Начав с самых низов, в частных войсках Ост-Индской компании, много лет назад, под Бомбеем, он спас жизнь приехавшему в Индию с инспекцией лорду Фэллоу, когда на отряд напали бандиты племени пиндари. За свое спасение высокородный чиновник отплатил Эдварду тем, что помог сделать карьеру. За двадцать лет Эдвард возвысился до самых верхов руководства Ост-Индской компанией. Но несмотря на богатство мистера Ланди, лондонское общество все еще помнило о его низком происхождении.

Впрочем, лорд Фэллоу не желал видеть, как унижают его любимца. После своего ухода на покой граф добился назначения Эдварда в какой-то важный парламентский комитет, такой могущественный, что теперь все были вынуждены его принять.

Итак, у Эдварда есть деньги, у Лили — воспитание и происхождение. Он неглуп и очень богат, и как человек низкорожденный, но желающий подняться выше, нуждался в благородной невесте. Одним словом, вполне справедливый обмен. Благодаря этому Лили понимала, что может доверять ему куда больше, чем учтивым повесам-аристократам, наводнявшим бальные залы Лондона в поисках доверчивых девиц, которых так легко соблазнить туманными обещаниями!

У нее было достаточно опыта, чтобы презирать подобных мужчин. Пусть происхождение Эдварда нельзя назвать безупречным, но он обращался с Лили как с хрупкой фарфоровой фигуркой. Он держался на почтительном расстоянии, что вполне устраивало Лили. Он не дотрагивался до нее. А она не желала, чтобы до нее дотрагивались.

Пока он отпускал комплименты ее костюму, Лили заметила, что стоявшая поодаль компания бросает надменные взоры в их сторону.

Эдвард яростно на них посмотрел. Собравшиеся, поняв безмолвное предупреждение, поспешно отвернулись. Очень немногие осмеливались открыто встать на его пути. Все знали, что лучше держаться подальше, ибо этот бык не задумается нагнуть голову и броситься на врага.

И хотя Эдвард казался таким толстокожим, Лили знала, что пренебрежение общества глубоко его ранило. Он был исполнен свирепой решимости заставить этих людей уважать его, и женитьба на ней являлась частью его стратегии.

Когда поджавшие хвосты аристократы удалились, Эдвард виновато глянул на нее. Лили сухо улыбнулась в ответ.

Молчание становилось неловким. Эдвард опустил голову, отвел глаза и знаком подозвал лакея, который немедленно побежал за очередным бокалом шампанского. Лили не спрашивала, сколько он уже успел выпить до ее прихода, но отметила, что глаза его налиты кровью.

— Прекрасный бал, не так ли? — нерешительно пробормотала она.

— Совершенно верно… э… очень мило.

Пауза.

— Очень рад, что погода держится хорошая. Я думал, пойдет дождь.

— Возможно, завтра.

— Да.

Эдвард откашлялся. В ожидании лакея беседа окончательно замерла.

Эдвард хрустел суставами пальцев, оглядывая комнату, и Лили неожиданно пришло в голову, что он чем-то обеспокоен. Она вспомнила, что сегодня его комитет должен был собраться на очень важные слушания. Возможно, что-то пошло не так.

Преисполнившись любопытства, она искоса взглянула на него. Но очевидно, молодой леди неприлично выказывать интерес к делам постороннего человека.

Она слегка нахмурилась, не в силах придумать новой темы для разговора. Молчание становилось совсем уж нестерпимым, и Лили устремила умоляющий взгляд на миссис Клируэлл, жизнерадостную болтушку, которая не лезла в карман за словом. Но на этот раз крестная не спешила ее выручить.

Молчание затягивалось.

О, это невыносимо!

Она жаждала сбежать в темный покой сада. Хорошо бы прямо сейчас отправиться к беседке!

Конечно, ей в голову не пришло пригласить Эдварда прогуляться. Он, разумеется, не так ее поймет, а этого ей совсем не хочется.

Наконец лакей принес шампанское, и Эдвард немедленно к нему припал. Через несколько минут ему понадобится еще бокал. Лили с некоторым страхом наблюдала за ним. Похоже, что-то и в самом деле беспокоит его сегодня.

Но в этот момент, благодарение Богу, подошла мамаша Эдварда, полная чудаковатая особа.

— О, моя дорогая, дорогая мисс Балфур, вы сегодня просто ослепительны! Разве она не прелестна, Эдвард? О, вы так красивы! Господи Боже, будь я в молодости хотя бы вполовину такой хорошенькой, делала бы все, что в голову придет! Уж я бы всем показала! Господи, почему здесь так жарко? Миссис Клируэлл, думаю, на террасе гораздо прохладнее!

Грузная жизнерадостная миллионерша промокнула лицо и пухлую шею большим платком и расплылась в улыбке. Дама привлекала все взоры яркими бирюзовыми одеяниями и особенно головным убором — тюрбаном, украшенным искусственными фруктами: бананами, апельсинами и даже маленьким ананасом, красовавшимся на самой макушке. С ушей свисали длинные безвкусные серьги.

Ничуть не смущаясь молчанием остальных, она продолжала:

— Клянусь, никогда в жизни не видела дома элегантнее! Я просто в этом уверена! Совершенно уверена! Да, кстати! Не забудьте, вы приезжаете к нам завтра ровно в час, чтобы помочь мне в устройстве приема в саду.

— Да, разумеется, — пробормотала Лили.

— О, слава Богу! Значит, завтра в час? Прекрасно, прекрасно! В конце концов, все это и для вашего же блага, не так ли, дорогая? — добавила она и, подмигнув, толкнула Лили в бок с такой силой, что та едва не упала.

Выскочки Ланди устраивали свой первый прием, а помощь Лили и миссис Клируэлл означала, что общество рано или поздно свяжет имя Балфуров с Эдвардом.

— И тогда, мои дорогие леди, вы узрите собственными глазами всю элегантность моего приема! Все будет высшего, высшего качества! По последнему слову моды! Обещаю!

— Я в этом уверена, — усмехнулась миссис Клируэлл с едва скрытой иронией. Но Лили нахмурилась.

— Прощальный прием? Я думала, это прием в саду!

— О да… ну… это все вместе. И то и другое.

— Куда же вы едете? — удивилась Лили.

— На Ямайку!

Миссис Ланди выразительно показала на свой обремененный тропическими фруктами тюрбан и оглушительно расхохоталась:

— Неужели не угадали?

— Нет, — в один голос пролепетали женщины.

— Ну вот, теперь вы знаете! Говоря по правде, я и сама едва этому верю. Я в прекрасной Вест-Индии! Никогда там не бывала… то есть на Ямайке. Я вообще никогда нигде не бывала. Пусть меня повесят, если я выезжала куда-то дальше Миддлсекса, но мой доктор говорит, что для здоровья очень полезно провести зиму на островах. Хотя я уверена, что там будет невыносимо жарко!

— Океанские бризы, матушка.

— Да, Эдди, это ты так говоришь, но…

— Я понятия не имела, что вы нездоровы, — перебила Лили, сочувственно глядя на миссис Ланди. — Мы можем чем-то помочь?

— О, как вы добры, дорогая! Истинная леди! Нет-нет, это всего лишь подагра, — объяснила матрона громким шепотом. — Никаких причин волноваться.

— И слава Богу!

— Именно, — согласилась миссис Клируэлл.

— Доктор говорит, что, если мой дорогой Эдди может позволить себе отослать свою старую ма в тропики, чтобы избежать проклятой здешней зимы, почему бы нет?

— И действительно, почему бы нет! — смешливо взвизгнула высокая нескладная особа, врываясь в их круг.

— Бесс! — воскликнула миссис Ланди.

— Я еду на острова вместе с вами; нет, честно-честно! — завопила Бесс, обнимая миссис Ланди.

Эдвард устало вздохнул, прекрасно понимая, что это он является мишенью ее заигрываний.

Лили тоже знала это, и тихо скрипнула зубами.

Дочь богатого торговца, недавно купившего себе титул баронета, Бесс Кингсли не привыкла к отказам. К несчастью для нее, даже Эдвард был не настолько туп, чтобы находить привлекательной громкоголосую, избалованную и вульгарную девицу. К несчастью для него, чем больше он старался сбежать подальше, тем упорнее становилась охота.

Лили послала своей дуэнье насмешливый взгляд. В глазах миссис Клируэлл загорелись веселые искорки. «Ничего не скажешь, вот идеальная пара», — словно хотела сказать она.

Не чувствуя ни малейшего желания оставаться и бороться за внимание Эдварда, Лили извинилась и грациозно направилась к парадной лестнице, в душе тихо радуясь передышке.

Поднявшись наверх, она увидела, что в дамской комнате яблоку негде упасть. Кое-как подобравшись к зеркалу, Лили проверила, все ли в порядке, и осталась довольна своим причудливым костюмом с розовыми тюлевыми юбками, расшитыми серебряными бусинами. Правда, на королеву фей она мало походила, но костюм был красив и легок и очень ей нравился.

Лили осторожно проверила замочки на бриллиантовых сережках, одном из немногих фамильных украшений, которое еще не было заложено. Серьгам было много лет, и иногда застежки ослабевали. Она никогда не простит себе, если потеряет их.

Пробившись сквозь толпу дам, она вышла в галерею, начинавшуюся от самой лестницы, и отыскала глазами Эдварда. Очевидно, от Бесс так просто не отделаешься.

Ее взгляд скользнул кряду высоких стеклянных дверей, которые выходили на террасу. Возможно, сейчас самое время прокрасться к садовой беседке…

Спеша исследовать залитый луной сад, в приливе внезапной дерзости она решила рискнуть: приподняла сверкающие розовые юбки, сбежала вниз по широкой мраморной лестнице. Хоть бы никто из знакомых не заметил ее и не остановил!

Но как раз в этот момент по стайкам дам, оказавшимся на лестнице, пробежал возбужденный шепоток.

— Но это не может быть правдой! Он заставил ее рыдать от наслаждения.

— Я слышала, сверху неслись такие вопли, что ее слуги не могли решить, то ли оставить парочку в блаженном уединении, то ли позвать констебля.

— Вопли! Подумать только!

— Она лично мне призналась, что он сломал ее кровать.

— Какой… энергичный джентльмен!

— Теперь он может сломать мою, — промурлыкала другая, глядя вниз, на веселившихся в бальном зале гостей.

— Поберегитесь, не то муж услышит!

— Можно подумать, ему не все равно. Глупец, он все еще уверен, что я не знаю о его последней любовнице.

Потрясенная Лили на цыпочках прошла мимо, опасаясь, что они заметят, как она подслушивает абсолютно непристойный разговор.

Но кого, спрашивается, они имели в виду?

— Вы слышали о его тайном свидании с леди Кемпбелл?

— Что?! Быть не может!

— Расскажите!

— Бедняжка не могла даже поехать с нами на прогулку верхом в Гайд-парке, и все из-за этого восхитительного дикаря.

— То есть она…

— Именно! Не знаю, что он делал с ней, но она едва могла ходить, не говоря уже о том, чтобы сесть в седло!

— Господи милостивый!

Возмущенный хохоток.

— Поверьте, дорогая, она ничуть не жаловалась.

Пораженная столь вольными разговорами, Лили проследила за направлением взглядов дам, а когда увидела предмет их обсуждения, невольно остановилась.

— О…

— О Господи!

Прижав кончики пальцев к губам, Лили словно окаменела, завороженная внешностью незнакомца, словно излучавшего опасность. Остальные дамы как по команде уставились на него. Неудивительно, что все они обезумели.

Он был… прекрасен.

Загорелый и черноволосый, прекрасно сложенный и очень высокий, он носил свой блестящий мундир с такой гордостью, что сразу было понятно: это не маскарадный костюм. И выправка у него военная: прямая спина, грудь колесом, плечи отведены назад, квадратный подбородок высоко поднят. А походка! Он не шел, а скользил, как огромная хищная кошка. С первого взгляда видно истинного завоевателя!

— Кто это, Мэри? — спросила подругу какая-то женщина.

Спустившись словно в трансе еще на несколько ступенек, Лили подслушала обрывки разговора еще одной компании сплетниц.

— Ба, дорогая, разве не знаешь? Главный жеребец сезона!

Раздались звонкие девичьи смешки.

— Шш… хотите, чтобы вас услышал весь мир?

— Это майор Дерек Найт, — пояснила первая женщина. — Племянник герцога Хоксклифа. Только недавно прибыл из Индии.

Индия?

Лили снова навострила уши. То проклятое место, которое отняло у нее отца?

— Ну да, это же семья Найт!

— И все, как один, просто роскошны. Теперь, когда вы это сказали, я вижу сходство. По-моему, у него есть брат.

— Да, этот младше. Старший никогда не бывает в обществе. Я слышала, оба абсолютно бесстрашны. Бесчисленные битвы.

— В каком они полку?

— Не знаю. Но точно в кавалерийском.

Кавалерия? Лили едва не охнула. О, эти кавалеристы имеют репутацию людей буйных и неуправляемых. Многие из них были младшими сыновьями аристократических родов, хорошо образованные и рыцарственные, обожающие риск горячие головы, готовые ввязаться в бой из-за любого неосторожного слова, якобы замаравшего их честь. И хотя Англия славилась огромным количеством офицеров благородного происхождения, кавалерия была элитными войсками. Сливками сливок британской армии.

Майор Дерек Найт шел через зал, и казалось, все хотели познакомиться с ним. Мужчины энергично трясли его руку, женщины то и дело останавливали его, явно охотясь за комплиментами. Он был со всеми приветлив, но казался немного рассеянным.

Его взгляд постоянно скользил по толпе, словно у охотника, высматривавшего добычу.

И тут он неожиданно поднял глаза и увидел ее.

Лили вдруг поняла, что не может пошевелиться.

Не может дышать.

Но тут легкая тень дьявольской улыбки приподняла уголок его губ, и Лили ощутила, как ослабли колени.

Господи Боже!

Она застыла, ужаснувшись своей реакции. Сердце колотилось в бешеном ритме. Все это крайне озадачивало и казалось весьма неприятным.

Она сразу решила, что все это ей не нравится. Какое право он имеет улыбаться ей? Это неприлично!

Но он зашел непростительно далеко, отвесив ей поклон с другого конца комнаты.

Ее сердце подпрыгнуло, но лицо мгновенно окаменело: привычка, выработанная годами.

Какая дерзость! Мать была бы возмущена. Как, впрочем, и Лили.

По крайней мере она твердила себе именно это.

И сейчас вздернула подбородок, но не могла заставить себя отвести глаза.

Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди.

Ей это не нужно, твердила она себе. «Младший сын» означает «полное безденежье», а она приехала в Лондон за богатым мужем. Богатым и глупым. Не хватало только поддаться чарам красавца солдата, чья коварная улыбка ясно говорила о его не слишком благородных намерениях.

Он по-прежнему пристально на нее смотрел, хотя другая женщина, подойдя к нему, что-то шептала на ухо.

Его мускулистая рука легла на плечо незнакомки. Но он продолжал наблюдать за Лили терпеливым, задумчивым взглядом. Словно видел насквозь и ее, и старания следовать правилам приличия.

Словно у него было впереди полно времени, чтобы добраться до нее.

Окончательно выведенная из себя, она оторвала взгляд от майора и под прикрытием толпы гостей пробралась к ряду стеклянных дверей.

«Вот уж действительно некстати! Что за варвар! Даже Эдвард не ведет себя так!» — возмущалась она, стараясь найти недостатки в «жеребце сезона» и, следовательно, постараться его забыть.

А вот он продолжал отрешенно наблюдать за ней.

Ее грудь нервно вздымалась. Она жадно глотала холодный ночной воздух, радуясь, что избавилась от его взгляда.

Еще секунда — и она перебежала террасу и оказалась в саду, наслаждаясь темнотой и одиночеством.

«Что за маленькое забавное создание», — размышлял Дерек. Но прекрасная блондинка, к его недоумению, исчезла в толпе, зато леди Амхерст вцепилась него, требуя внимания.

— Добрый вечер, майор, — выдохнула она. — Выглядите таким… здоровым.

— Спасибо, дорогая. Я полон энергии, — пробормотал он, лукаво оглядывая ее весьма одаренную природой фигуру. Она хихикнула, и Дерек вежливо поцеловал ей руку. Она так и пожирала его глазами из-под золотистой полумаски. Эта особа буквально вешалась на него.

— Итак, кем ты сегодня оделась? — спросил он, отступая, чтобы оценить ее костюм: пенистая волна кружев и низкое декольте, привлекающее внимание к ее самому главному достоинству.

— Угадай! — воскликнула она, кивая в сторону крючковатого посоха, который держала в другой руке.

Дерек безразлично пожал плечами.

— Я пастушка, олух ты этакий.

— Не вижу овец.

— Я принесла с собой игрушечную, но мне надоело таскать ее по залу.

— Заодно можешь отложить и это.

Он отнял у нее посох и прислонил к ближайшей колонне, а сам нагнулся ниже и понизил голос:

— Сегодня сможешь поиграть с моим посохом.

Леди Амхерст так старалась не рассмеяться, что даже под слоем пудры было видно, как покраснело ее прелестное личико.

— Ты так порочен!

— Поэтому ты и любишь меня.

— Вы бессердечный повеса, майор.

— Потанцуй со мной, — велел он, беря ее за руки.

— Нет, подожди! У меня другая идея!

Чувственно улыбаясь, она поманила его пальцем. Дерека обуяло любопытство. Он снова наклонился к ней.

Она что-то прошептала.

— Ах да, прекрасная мысль, — пробормотал он.

— Я так и думала, что тебе понравится.

Она тронула его за плечо и снова зашептала, на этот раз облизывая кончиком языка мочку его уха.

— Когда? — дрожащим голосом спросил Дерек.

— Сейчас, глупый. Ты иди первым, — кокетливо улыбнулась она. — Я последую за тобой через несколько минут, и никто не заметит нашего исчезновения.

— Обязательно заметят, — заверил он, но она только головой тряхнула:

— Мне все равно! Пусть злословят!

Дерек улыбнулся, восхищенный такой смелостью.

— Иди! — напутствовала она, стремясь поскорее получить очередной урок искусства любви.

Не стоит заставлять графиню ждать.

Глава 4

Лили бежала мимо лабиринта, заросшего кустами жасмина, цветы которого одуряюще пахли. Ее ножки едва касались прохладной шелковистой травы. Отдаленные звуки музыки и взрывы смеха долетали в сад из зала, но она не оглядывалась.

Лили заметила силуэт садовой беседки и широко улыбнулась.

Настоящее волшебство! Беседка была сделана в виде ананаса!

Ну до чего же глупо!

Она зачарованно покачала головой и сделала еще шаг. Беседка разительно отличалась от той, в которой она играла в детстве, но пробуждала точно такие же чувства. Ее собственный маленький тайный мирок…

Время девических грез и невинности…

Опершись о перила, Лили поднялась на три низких ступеньки, вошла в беседку и закружилась в порыве чистой радости и вихре розовых юбок. И неожиданно рассмеялась, откинув голову. Провальсировала к перилам и загляделась на искусственное озеро. Вспомнила, как отец называл ее «принцесса Лили», и впервые не ощутила боли. Наоборот, прислонившись к одной из колонн, поддерживавших крышу ананаса, позволила себе просто наслаждаться этим украденным моментом, роскошными садами, сладостью летней ночи и безмятежным одиночеством.

Задумчиво улыбаясь, Лили облокотилась на перила.

Внезапно она замерла, почувствовав чье-то присутствие.

— Как это ты успела добраться сюда раньше меня? — прошептал мужской голос у самого уха. Лили от удивления открыла рот, когда теплые сильные руки обхватили ее талию.

Боже, ее обнимает мужчина. И этот мужчина уж точно не Эдвард!

Она беспомощно ловила губами воздух и, наконец вознегодовав, попыталась обернуться, но тут же замерла в страхе, что грезы рассеются. Потому что не знала, какими чудесными, какими поразительно надежными могут быть мужские объятия.

Сколько лет прошло с тех пор, как ее в последний раз обнимали?

— Ты же хотела подождать, девочка моя, — шутливо упрекнул он, чуть касаясь губами ее уха. — Но, полагаю, тебе не хватило терпения?

Лили на секунду потеряла дар речи. Сердце снова заколотилось, как раз над облаком бабочек, порхавших в животе.

О Господи!

И тут на нее снизошло. Должно быть, он имел в виду совершенно другую даму и еще не заметил своей ошибки.

Возможно, ей следовало возмутиться, но его прикосновение было таким… о, таким приятным!

Большие загорелые ладони медленно ласкали ее обнаженные руки. Чувственная ласка длилась и длилась. Дрожь предвкушения сотрясла Лили. Господи!

Она почти потеряла голову.

Боже милостивый, она одна, в темноте, с «жеребцом сезона»!

С майором Дереком Найтом.

— Так ты намереваешься поцеловать меня или нет? — прошептал он, и Лили буквально растаяла. Ее разгоряченная кровь и сердце пульсировали в безумном ритме. Да и как не пульсировать?!

Это безумие.

Не она назначила ему свидание, но сейчас он с ней, и, помоги Боже, ее все сильнее тянет к нему. О да. В этот момент Лили вполне сознательно решила позволить ему делать все, что он захочет. Какое бесстыдство! Какая чудесная романтическая греза: при лунном свете ее целует прекрасный незнакомец.

И ей не грозит разоблачение — под маской не видно лица, — а Эдварду совершенно не обязательно знать об этом. Да и сплетники ничего не пронюхают. Для чего еще устраиваются маскарады, как не для всякого рода любовных похождений? Она ведь никому не причиняет вреда! Просто будет наслаждаться своей тайной. Удовлетворит неотвязное любопытство, которое пробудил в ней вид этого человека, и бережно сохранит это воспоминание.

Хотя бы один раз…

Дерек чуть крепче сжал ее талию и стал поворачивать лицом к себе. Лили с радостью покорилась его власти. Пульс выбивал тревожное стаккато. Неужели это Дерек Найт стоит перед ней?

Теперь, когда они стояли так близко друг к другу, она смогла оценить, насколько он красив. Черты лица словно высечены резцом скульптора! Густые черные брови, четко очерченные губы — воплощение соблазна. Но поразительнее всего были эти магнетические глаза: пронизывающие, светло-голубые с серебряным отливом и исполненные тайны. Она смотрела в их сверкающие глубины и не уловила момент, когда Дерек Найт понял свою ошибку.

Нахмурившись, он слегка отодвинулся и ошеломленно уставился на нее.

— Вы?! — выдохнул он.

Лили лукаво улыбнулась, и его полные губы удивленно приоткрылись. В темноте блеснули белые зубы.

— Какая счастливая ошибка! — тихо засмеялся он.

— Не та, кого вы ожидали, майор? — поддразнила она, вскинув подбородок.

— Лучше, гораздо лучше.

Он жадно оглядел ее, но не спешил подступить ближе. Она почему-то нашла столь внезапную осторожность очень милой.

— Я видел вас на лестнице, — сообщил он.

— Знаю. Вы совершенно неучтиво глазели на меня.

Дерек с шутливой укоризной покачал головой:

— Вы сбежали от меня.

— Но сейчас я никуда не бегу, — спокойно ответила Лили, не отводя взгляда.

— Кто вы? — зачарованно прошептал он, не в силах оторвать от нее глаз. Она пожала изящными плечиками, слегка откинулась на перила и стала играть висевшим на запястье веером.

— В общем, никто.

— О, этому я не верю, — с откровенным восхищением прошептал Дерек, сгорая от желания поцеловать тонкую кисть. — У вас есть имя?

— Разумеется, — кокетливо улыбнулась она.

— Понятно. Но вы не хотите его назвать.

Лили покачала головой. Ее глаза за светлой полумаской весело блестели:

— Это ведь особого значения не имеет, верно?

— Почему вы так считаете?

— Ваша слава бежит впереди вас.

— Хм, — сардонически усмехнулся он, понимая, что это может означать все, что угодно. И все же Дерек был очарован ее отказом назвать свое имя. Всякого рода сопротивление женщины таит в себе прелесть новизны. Там, в бальном зале, незнакомка привлекла его внимание. Но теперь, когда они стояли лицом к лицу, его неодолимо притягивала ее спокойная уверенность в себе и аура холодной безмятежности.

Сложив руки на груди, он стал беззастенчиво изучать ее.

— Похоже, здесь у вас есть передо мной некое преимущество.

— Да. Майор Дерек Найт, недавно прибывший из Индии.

— Я скоро возвращаюсь туда, — кивнул он, откровенно намекая, что, если она хочет узнать его поближе, ей лучше поспешить и открыть свое имя.

— Почему? — осведомилась она.

— Золото и слава, любовь моя. Все те же побуждения, что у любого мужчины, мисс…

Она медленно покачала головой. Опять!

— Упрямица, — пробормотал он улыбаясь. — Ну хорошо. Храните свою тайну, сокровище мое.

Он еще может выманить у нее признание поцелуями, но пока что не помешает подыгрывать ее кокетливой мистификации. И вся эта ситуация льстила греховной стороне его натуры. До чего же забавно! Прийти на тайное свидание и обнаружить, что садовая беседка уже занята!

Должно быть, весьма популярное место!

Он осторожно оглянулся, но не увидел ни ревнивого поклонника, ни своей пылкой любовницы. И почему-то ему не захотелось видеть леди Амхерст.

Но как бы там ни было, она скоро появится. А пока Дерек решил, что не прочь отведать вкус губ этой прелестной плутовки, если ему это сойдет с рук: лакомый кусочек, изысканная закуска перед основным блюдом.

Он полагал, что она здесь по той же причине, что и он сам: явилась на тайное свидание. Значит, она либо вдова вроде леди Амхерст, либо исстрадавшаяся без любви молодая жена старого богатого мужа.

Так или иначе, она была легкая добыча.

Но какая красавица!

Он снова с нескрываемым удовольствием оглядел Лили. Лунный свет целовал ее белокурые волосы, окрашивая их в цвет белого золото. Высокая прическа — верх элегантности. Покрой платья подчеркивал тонкую талию и округлые бедра. Роскошное, исполненное чувственного обещания тело… Если он не ошибся, она увлечена им. Судя по зазывному изгибу тела, она хочет, чтобы он подошел ближе. И это несмотря на отказ назвать свое имя!

Что же, трудно осуждать ее за это. Вряд ли он произвел на нее приятное впечатление, когда принял за другую женщину! Конечно, из-за этой ошибки он чувствовал себя глупо, но она, похоже, не оскорбилась.

— Не соизволили даже подобрать костюм для маскарада, майор?

— Терпеть не могу изображать из себя то, чем не являюсь. Я то, что вы видите, и никакого обмана.

— А, честный человек? Подумать только.

— Беспощадно честный, если верить моей сестре. Почему я слышу в вашем голосе столь скептические интонации? Разве вам встречаются только нечестные люди, мисс…

— Нонсач[1], — продолжила она, вскинув подбородок, — Мэри Нонсач, к вашим услугам.

— Мэри Нонсач? — сухо переспросил он, покачивая головой, словно ему не слишком понравилась столь дерзкая шутка. — Прекрасно, мисс Нонсач. И поскольку вы стоите здесь и лжете мне с такой милой улыбкой, полагаю, собираетесь сказать, что все мужчины — лжецы?

— Не все, возможно, но некоторые.

— По крайней мере вы — справедливый идеал.

— Майор… — мягко начала она со странным придыханием в голосе.

Дерек насторожился:

— Что, прелестница?

— Вы намереваетесь поцеловать меня или нет? — прошептала она. — У меня не слишком много времени.

Он растерянно уставился на нее.

Конечно, он не знал ее имени. Но она ошибается, если воображает, что крохотная полумаска скрывает голодный блеск ее глаз. И заученный холодно-сдержанный вид тоже его не обманул.

Она хочет поцелуя? Он подарит ей поцелуй, которого она никогда не забудет.

Дерек жадно припал к ее губам.

Лили сама не заметила, как обхватила его за шею в порыве беспомощного желания и безумного облегчения. Его поцелуй стер границы между реальностью и фантазией, но если это всего лишь непристойный сон, почему она, впервые за много лет, чувствует себя окончательно проснувшейся?

Радость будоражила кровь. И все равно она не могла поверить, что отважилась на такое…

Он нежно прижал ее к себе. Его прикосновения, такие искусные и убаюкивающие, могли бы растопить оборону самой робкой девственницы. Он медленно ласкал ее губы. И, словно потеряв рассудок, она продолжала цепляться за него, ощущая грудью биение его мощного сердца.

Она хотела его так сильно, даже зная, что этого делать не следует. Их языки сплелись в чувственном танце, и мир закружился перед ее глазами. В этот момент Лили была пьяна, пьяна от желания и поразительно сильного наслаждения.

Тихий стон сорвался с ее губ. Почти теряя сознание, Лили выдохнула его имя. Ненасытные губы Дерека проложили влажную дорожку по ее шее к вырезу платья. Она гладила его грудь и плоский живот. О Боже, это заходит слишком далеко, но она не могла заставить себя положить этому конец.

Лили с наслаждением зарылась руками в его шелковистые черные волосы, пытаясь расплести аккуратную косичку, и он, похоже, не возражал.

— О Господи, — простонал он, почти не отнимая губ от ее груди.

Лили горела как в огне. Теперь ей не нужна была нежность. Только грубая страсть.

— Давай уйдем отсюда, — хрипло прошептал он. — У берега стоит лодка. Я могу взять тебя на озеро.

Глядя в горящие глаза Дерека, она всем сердцем желала согласиться. Но в любом случае она не посмеет отправиться с ним.

— Н-не думаю, что это хорошая идея.

— А по-моему, прекрасная, — слегка улыбнулся он, все еще задыхаясь. — Я буду грести, ты сядешь за руль.

О, как трудно противиться этой улыбке!

— Майор, у гондолы нет весел, — сообщила она, отчаянно стремясь сохранить ясность мысли, не броситься на шею этому великолепному дикарю и не осыпать его поцелуями. — Гондолу толкают вперед. Шестом.

— Верно. Я и забыл.

Все еще не в силах прийти в себя, Лили развернула веер и принялась обмахиваться в тщетной попытке охладить кровь.

— Мне кажется, что при этом еще полагается петь. По-итальянски.

— Пение? Боюсь, это за пределами моих возможностей.

— И вы не споете для меня?

— Но вы даже не хотите сказать мне свое имя. Как это жестоко! Кроме того, я не умею петь и не знаю ни одного итальянского слова — только немного латыни, a tempus fugit, дорогая, — настойчиво напомнил он. — Время летит…

— О, я и запамятовала, что у вас здесь свидание с другой, — мягко упрекнула она, стараясь задушить укол ревности.

— Поверьте, от этого свидания я всегда могу отделаться. Бежим, пока она не появилась. Поплывем на другой берег озера и будем купаться при лунном свете. Нагими, — подчеркнул он, обдавая ее горящим взглядом.

Она рассмеялась, услышав игривые нотки в его голосе, хотя, кажется, он был вполне серьезен.

— Вы совершеннейший повеса и распутник, верно, майор? — неожиданно воскликнула она, когда он подхватил ее на руки. — И немедленно поставьте меня!

К сожалению, говорила она без особой убежденности.

— Нет! Я беру вас с собой. Кто-то должен помочь вам сбежать!

— Сбежать? Но от чего?

— Это вы скажете сами. Мне понятно одно: я здесь, чтобы спасти вас.

— Что заставляет вас думать, будто я нуждаюсь в спасении?

Он только фыркнул. Неужели это так очевидно?

— Если вы здесь, значит, не слишком веселились на балу, — заметил он наконец.

— Тут вы правы. А теперь поставьте меня, — велела она смеясь. — Я вовсе не желаю купаться с вами при лунном свете. Как бы интригующе ни звучало ваше предложение, увы, не могу. Нужно возвращаться.

Дерек остановился и, все еще не отпуская ее, нахмурился.

— К кому?

Лили вздохнула.

— К мужу? Любовнику?

— Дерек! Дорогой! Где ты? — тихо окликнул женский голос, предупреждая, что скоро они будут не одни.

Лили ужаснулась, слишком поздно поняв, какая опасность грозит ее репутации.

— Дьявол, — пробормотал майор.

— Отпустите, — прошептала Лили.

Он послушался, но придержал ее за руку:

— Подождите.

— Дайте мне уйти, пока нас не заметили! Мне нужно вернуться в бальный зал.

— По крайней мере назовите свое имя, — тихо настаивал он. — Я хочу снова вас увидеть.

— Нет, — выдохнула Лили, побелев от ужаса. — Не могу.

— Но почему?

— Не могу, и все. — Она умоляюще уставилась на него. Взаимное притяжение было почти неодолимым, но когда он протянул руку и осторожно взялся за край атласной маски, пытаясь ее снять, Лили досадливо поморщилась и остановила его.

— Нет.

Маска необходима ей куда больше, чем он себе представляет.

— Значит, вы так и уйдете и я больше никогда вас не увижу? Вы не назвались. Если не позволите увидеть ваше лицо без этой глупой маски, значит, в будущем я могу пройти мимо вас и не узнать.

— Мне жаль, но это даже к лучшему.

Он вопросительно посмотрел на нее:

— Прекрасно. Как пожелаете.

— Дерек, дорогой, ты здесь?

Его дама еще не появилась на месте действия, но шаги уже были слышны.

Лили послала виноватый взгляд туда, откуда раздавался женский голос. Господи милостивый, если эта дама обнаружит ее наедине с «жеребцом сезона», несомненно, поползут сплетни, за которыми последует крах ее брачных планов. Провал. Как она объяснит все матери?!

Она в панике обернулась и обнаружила, что он вглядывается в нее так пристально, словно хочет запомнить каждую черту ее лица, не скрытую маской. Цвет ее волос. Фигуру.

— Нет, — с сожалением простонала она и, вырвав руку, исчезла в темноте.

Дерек нахмурился, глядя, как убегает прелестная таинственная королева фей. Его так тянуло последовать за ней, но он понимал, что только расстроит ее. Кроме того, он был больно уязвлен ее отказом. Никогда в жизни он не пресмыкался перед женщинами!

Она завернула за угол лабиринта.

Дерек был окончательно сбит с толку. Что за эксцентричная молодая леди!

Она, несомненно, несет одни неприятности. Ее упорное нежелание назвать свое имя — явный признак того, что перед ним интриганка, которой есть что скрывать.

Итак, она не желает иметь с ним ничего общего. И не важно! У него есть из кого выбирать!

Он и сам не понял, почему в последнюю минуту постарался запомнить ее лицо и точный оттенок пшеничных волос, грациозные линии шеи, форму сладких как мед губ и прелестную улыбку. Боже, как она прекрасна! Вряд ли он когда-нибудь ее забудет! И уж конечно, узнает при следующей встрече, как бы ни старалась спрятаться от него. А вот он… раздраженный тем, что его отвергли, понятия не имеет, как отреагирует: притворится, будто не знает, кто она, или даст ей понять, что они знакомы, и это даст ему повод немного ее помучить.

Последний вариант больше ему подходит.

— Дерек! О, дорогой!

Он тяжко вздохнул. Сейчас сюда явится леди Амхерст. Может, стоит сбежать, прежде чем она его отыщет?

И тут на полу что-то блеснуло.

Он нагнулся и поднял маленький металлический предмет.

Так-так, что тут у нас?

Бриллиантовая сережка! О да, Дерек узнал эту безделушку. Едва не проглотил ее, когда целовал нежное ушко.

Он неожиданно для себя вздрогнул при воспоминании об этой сладкой мочке, которую ласкал кончиком языка.

Она уже поняла, что потеряла сережку?

О, в какой она, должно быть, панике!

Дерек коварно улыбнулся, поняв, какая ему выпала удача! Рано или поздно незнакомка обнаружит потерю и начнет лихорадочно искать сережку. А это значит, что она непременно сюда вернется!

Она знала, кто он. На нем не было маски, и его легко найти.

Дерек тихо, сардонически рассмеялся. Если ей нужна сережка, значит, она придет и получит ее. Но для этого ей следует хорошенько его попросить.

— А, вот ты где! — воскликнула графиня.

Дерек едва успел спрятать сережку в карман.

— Дорогая! Наконец! — улыбнулся он.

— Дерек!

— Хм? — промычал он, обнаружив, что леди Амхерст пристально и с явным подозрением изучает его. Отстранившись, она склонила голову набок.

— Что-то не так? — с невинным видом осведомился он.

Леди Амхерст настороженно осмотрелась и высоко вскинула тонкую бровь.

— Дорогой, — спросила она, рассматривая его взъерошенные волосы и распухшие губы, — чем ты здесь занимался?

Глава 5

Лили почти всю ночь ворочалась и встала с тяжелой головой. Не успела она открыть глаза, как все тревоги и страхи, не дававшие уснуть, с новой силой нахлынули на нее. Первая мысль была о Дереке Найте, вторая — о пропавшей сережке.

Она была вне себя с той кошмарной минуты, как вернулась домой с маскарада и, раздеваясь, обнаружила, что сережки нет. Слугам миссис Клируэлл посреди ночи пришлось обыскивать экипаж и полы по всему пути ее следования: переднюю, лестницу, коридор, — но все усилия были напрасны, и Лили поняла, что потеряла сережку на маскараде. И больше всего она опасалась, что обронила ее в беседке. Это Божье наказание за тайное свидание с Дереком Найтом! О, если бы не потеря, она смогла бы заставить себя забыть его! К несчастью, теперь существовало свидетельство ее присутствия. Доказательство, что она повела себя непристойно, сбежала из бального зала и целовалась с человеком, с которым вообще не имела права оставаться наедине! Господи, как она могла быть настолько легкомысленной? Забыть о собственной репутации? Или она окончательно обезумела?!

Оставалось только молить Бога о том, чтобы нашедший сережку отдал ее хозяевам бала, мистеру и миссис Брукс.

Позже, в час, отведенный для визитов, она отправится к Бруксам и спросит, не нашел ли кто пропавшее украшение, но прежде необходимо съездить в дом Эдварда, чтобы помочь миссис Ланди с приемом. О Господи!

Лили вздохнула, глядя в потолок. Остается надеяться, что сегодня ей будет легче встретиться с Эдвардом. Вчера, когда она вернулась в зал после свидания с Найтом, казалось, что вина написана у нее на лице. К счастью, Эдвард ничего не заметил — отчасти потому, что к этому времени уже успел напиться и к тому же расстроился из-за слушаний в комитете.

А майор, видимо, все это время оставался в беседке вместе со своей дамой сердца, поскольку в бальном зале она его больше не видела.

Встав, она оглядела свою уютную спаленку с обоями в пастельных тонах и легкими занавесками из обивочного ситца, подошла к маленькому столику, налила воды в тазик и стала умываться.

Как странно, что едва она стала искать предлог отказаться от брака с Эдвардом, как тут же появился Дерек Найт.

Но Лили сразу выругала себя. Если майор погубит ее, ни о какой свадьбе не может быть и речи!

А это в ее планы не входило.

Она вытерла лицо и, взглянув в зеркало, нахмурилась: под глазами темнели круги. Ее до сих пор ужасала мысль о разоблачении. Что, если майор узнает ее имя?! Да что же на нее нашло прошлой ночью? Как она могла так рисковать?!

Лили содрогнулась. Какой дурой она была! Распутной дурой!

Целуясь с Дереком Найтом, она поставила на карту свое будущее, доброе имя и благосостояние семьи. И все же, как ни старалась, не жалела о вчерашнем.

Кошмарные сны о войне терзали его всю ночь.

Голова Дерека металась по подушке. Мышцы судорожно сжимались.

Проклятая повозка все время ломалась. Посреди поля битвы… он должен добраться до чего-то… до кого-то… То ли до боеприпасов, то ли до своих людей. Но испуганные лошади не слушались, а чертовы колеса то и дело слетали с осей.

Он может починить фургон для боеприпасов. Он может починить все. Он первый мастер на все руки в полку, но путешествие было бесконечным, а Дерек был вне себя, сознавая, что цель все так же далека.

И все это время пушки ревели так громко, что он не слышал собственных мыслей, а люди не слышали его команд, так что им придется действовать на свой страх и риск. Разве не он сам их обучал? Что, если без него они не уцелеют?

От проклятого дыма было невозможно дышать, а он торчит на месте, пытаясь поставить колесо в самой гуще боя! Почему никто ему не поможет?

Он пытался разглядеть что-то сквозь адские облака черного порохового дыма, позвать кого-то на помощь, но вместо этого увидел, как молодому рядовому оторвало ногу. Дерек подавился криком и бросился к парню, чтобы затащить его в фургон. До него доносились крики раненого, но он не смог его найти и неожиданно осознал, что остался без оружия.

Иисусе Христе, как он мог забыть шпагу в такое время?!

Он с криком проснулся и подскочил на кровати, машинально шаря по одеялу в поисках шпаги. Грудь его тяжело вздымалась, панический взгляд метался по комнате. Только теперь он понял, что находится не в своей палатке.

Лондон.

Все в порядке. Господи!

Он на секунду прикрыл глаза, устало вздохнул и тряхнул головой, словно избавляясь от кошмара. Это всего лишь сон. Постоянно повторяющийся чертов сон.

Рядом мирно спала леди Амхерст, безразличная к аду, в котором он только что побывал.

Дерек прислонился к изголовью и прикрыл простыней голые бедра. Лениво поскреб небритую щеку, но уродливые воспоминания никак не желали уходить. Чтобы немного отвлечься, он стал безразлично рассматривать лежавшую рядом женщину, невольно восхищаясь ее роскошным телом. Жаль, что она зарылась лицом в подушки. Ее мирный сон заставил его еще острее почувствовать одиночество.

Повсюду были видны следы бурно проведенной ночи. Разбросанная на полу одежда. Маленький флакончик экзотического душистого масла, которым они натирали друг друга. Пустые винные бутылки. Догоревшие до конца свечи, растекшиеся маленькими озерцами застывшего воска.

Она выполняла любой его каприз и старалась всячески удовлетворить, но если он насытился ею этой ночью, почему же снова ощущал пустоту в душе?

Дерек тихо вздохнул и беспокойно огляделся, пока не нашел глазами сброшенный жилет. Дотянулся до него и вытащил из карманчика сережку незнакомки. И отчего-то вид маленького сверкающего камешка заставил его улыбнуться.

Чертова плутовка! Кто же она, дьявол все побери? И что делала в беседке, если не ждала любовника?

Он подумал, что обязательно найдет ее, кем бы она ни была. У него не хватит терпения ждать, пока она сама придет к нему. Он даже не знал ее имени. Но чувствовал себя ближе к этой неуловимой женщине, чем к той, кто сейчас лежит в его постели.

До него донесся запах стряпни Пурнимы, и в желудке заурчало от голода. Дерек отбросил простыню и, стараясь не разбудить любовницу, поднялся, натянул широкие белые штаны. Завязывая тесемки, он с некоторым недоумением уставился на следы зубов леди Амхерст, испещрившие живот: синяк около пупка, еще один чуть повыше. Об этом он и забыл!

Цинично усмехнувшись, он накинул короткий халат темного шелка и бесшумно вышел.

После завтрака ему нужно навестить лорда Синклера, председателя комитета. Он надеялся, что напыщенный граф сможет сообщить ему, как скоро морской транспорт отправится в Индию, унося в трюмах золото для армии.

— Добрый день, сахиб.

Дерек поспешно прижал палец к губам и ткнул другой рукой в сторону закрытой двери. Ни к чему будить тигрицу.

— Доброе утро, Аади, завтрак уже готов?

— Да, майор. И ваша ванна — тоже. Мы… подумали, что сегодня утром вы захотите поскорее уехать.

— Совершенно верно, — кивнул Дерек. — Ты… это… позаботишься о леди, когда та проснется? Надеюсь, все ее желания будут исполнены?

— О да, сахиб. Как всегда, — поклонился слуга.

Дерек поднял бровь, но молча прошел мимо индийца: нос вел его на кухню.

— Майор, что сказать леди, если она спросит, куда вы девались? — осведомился Аади на бенгальском, кивая в сторону закрытой двери.

— О, не знаю. Скажи, что я отправился по делам армии, — ответил он на том же языке и, пожав плечами, добавил: — Придумай что-нибудь. И не подходи к ней слишком близко: это опасно. Учти, она кусается.

Дерек лукаво подмигнул и зашагал по коридору.

Наскоро позавтракав, умывшись и одевшись, он выехал на Пиккадилли и направился к роскошному городскому особняку лорда Синклера.

Остановившись на углу улицы, он проигнорировал разносчика газет и стал ждать, пока мимо пронесется битком набитый дилижанс. Но в этот момент заметил цветочную лавку и неожиданно для себя повернулся и ступил на порог. Заказал цветы для Бруксов — в знак благодарности за приглашение на маскарад, но, откровенно говоря, имел в виду иную цель. Пока мастерица собирала букет, Дерек оперся о прилавок и написал записку. Выразив благодарность и осыпав хозяев комплиментами, он на секунду задумался. Как затронуть вопрос о сережке?

Наконец он окунул перо в чернила и начертал:

«Полагаю, одна из приглашенных дам потеряла сережку в саду, ибо я нашел безделушку на аллее, когда гулял там вчера ночью. К сожалению, я забыл отдать украшение вам перед уходом. Надеюсь, вскоре законная владелица попытается навести у вас справки. Если вы будете так добры сообщить мне имя и адрес вышеуказанной дамы, я сделаю все, чтобы немедленно вернуть драгоценность.

Еще раз благодарю за вашу доброту к недавно прибывшему в Лондон солдату.

Искренне ваш Майор Дерек Найт».

Довольный своими дипломатическими способностями, он заплатил за цветы и продолжил путь. Как разозлится Мэри Нонсач, узнав, что ее перехитрили!

Всю дорогу он гадал, как ее зовут на самом деле, пока не оказался у величественного шестиэтажного здания с многочисленными окнами-фонарями. Дерек поднялся на крыльцо и взял в руки медный дверной молоток в виде львиной головы. На пороге возник высокий седовласый дворецкий. Дерек протянул ему визитную карточку.

— Прошу передать его сиятельству, что я пришел по делам комитета.

Дворецкий осмотрел карточку и перевел взгляд на Дерека.

— Сейчас, сэр. Вы явились на совещание?

— Совещание? — недоуменно повторил Дерек. — Нет.

— О, понимаю. Простите.

Дворецкий слегка побледнел и откашлялся:

— Умоляю простить мне ошибку, сэр.

— Не важно. Уверен, что граф в любом случае захочет увидеть меня. Я только вчера выступал на собрании комитета.

Он не привык объясняться с дворецкими, но тот проговорился, упомянув о некоем совещании, и Дерек мгновенно насторожился. Тут что-то не так. Лучше постараться завоевать доверие слуги. В конце концов, в его силах не дать ему увидеться с Синклером.

— Разумеется, майор. Входите. Я доложу о вас его сиятельству.

— Спасибо, — пробормотал Дерек, с подозрением глядя на дворецкого. Тот, казалось, все еще нервничал, но все же впустил майора. Дерек последовал за ним в элегантно обставленную приемную, где предстояло ждать.

Тут действительно происходит нечто странное: интуиция никогда его не обманывала. Знакомое покалывание в спине неизменно предупреждало о засаде.

Так комитет собрался здесь, в доме лорда Синклера? Как жаль, что его забыли пригласить!

С каждой секундой подозрение все больше возрастало.

Сверху доносился приглушенный говор. Дерек поднял голову к потолку, пытаясь разобрать отдельные слова. Похоже, там яростно спорили. Голоса раздавались из комнаты, расположенной прямо над ним.

— Отвечайте! — прогремел кто-то.

Когда шум стал почти нестерпимым, Дерек вскинул брови. Но тут, похоже, в комнате появился дворецкий, потому что беседа сразу же прекратилась.

Прошло несколько минут. Дерек настороженно оглядывал комнату, каждый миг ожидая появления дворецкого. Но порог переступил Синклер, дородный пожилой джентльмен с раскрасневшимся лицом. Дереку показалось, что он чем-то расстроен.

Майор учтиво поднялся. Граф подошел ближе, промокая залитое потом лицо.

— Майор, мальчик мой, что привело вас сюда? У меня не так много времени.

— Да, сэр. Спасибо, что согласились меня принять, — почтительно кивнул Дерек, продолжая исподтишка наблюдать за председателем. Интуиция подсказывала ему, что бесполезно спрашивать о происходящем наверху. — Я хотел спросить, не слышали ли вы о том, как скоро транспорт будет готов к отправке в Индию? — осторожно заговорил он.

— Не слишком ли вы торопитесь? — взвился старик, удивив Дерека ничем не обоснованной язвительностью. — Умерьте свои аппетиты, друг мой! Вам придется набраться терпения. Мне известно, что кавалеристам подобная добродетель незнакома. Но есть порядок выдачи денег, который следует соблюсти перед отправкой. На вашем месте я бы, откровенно говоря, приготовился к проволочкам.

— Проволочкам? — повторил Дерек, — Почему, сэр? Какая-то проблема?

— Я не волшебник, сэр, чтобы вытаскивать кроликов из шляпы. Разумеется, никаких проблем нет, но подобные действия требуют времени.

— Сколько?

— Недели! Месяцы! Трудно сказать.

— Месяцы?! — ахнул Дерек. — Понимаю…

Но, говоря по правде, он абсолютно ничего не понимал. Не понимал, по какой причине могут потребоваться месяцы на то, чтобы отослать столь необходимые армии деньги. Три миллиона фунтов были специально предназначены для военных операций в Индии и находились на счетах Банка Англии в ожидании того дня, когда понадобятся армии.

И неожиданно в желудке неприятно засосало, в горле пересохло.

— Сэр, — выпалил он, — люди рассчитывают на эти деньги!

— Да, майор, вы это ясно дали понять. Еще вчера.

— Сэр, что-то случилось с деньгами? — прямо спросил Дерек.

Председатель спокойно глянул ему в глаза.

— Я советовал бы вам помнить свое место… майор.

— Сэр?

— Понимаю, вам не терпится получить назад прежнюю должность. Да-да, я все знаю. Ваша ссора с полковником Монтроузом. Беспорядки в Джанпуре. Если хотите вернуть командование отрядом, занимайтесь своими делами и не лезьте в чужие.

Дерек, потрясенный незаслуженными оскорблениями, изумленно уставился на графа.

— Я сообщу, когда будут новости, — проворчал председатель и, отвернувшись, зашагал к двери.

— Милорд! — окликнул Дерек.

— Что еще? — рявкнул лорд Синклер, оборачиваясь и злобно глядя на него.

Майор замялся, застигнутый врасплох столь непредвиденным оборотом событий. Возможно, он оказался слишком наивен?

— Если я… чем-то могу помочь ускорить процесс, я к вашим услугам.

Его сдержанный тон и учтивые слова несколько умиротворили графа.

— Очень мудро, майор. Но пока ничего не требуется. — Граф откашлялся и заговорил уже более дружелюбно: — Как уже было сказано, я немедленно сообщу вам новости. А до тех пор можете считать, что вы в отпуске. Развлекайтесь, как подобает молодому человеку вашего возраста. Я слышал, что вы стали любимцем леди.

Дерек опустил глаза, словно это замечание больно укололо его.

По-видимому, этот человек не принимает его всерьез. Считает идиотом-солдафоном. Пушечным мясом, созданным лишь для того, чтобы выполнять приказы.

Прекрасно! Посмотрим, кто возьмет верх!

Приняв безмятежный вид, он поклонился с легкой издевкой:

— Да, сэр.

— Молодец, парень.

Граф захлопнул за собой дверь. Минутой спустя появился дворецкий и проводил Дерека к выходу.

Да что же тут творится?

Майор задумчиво побрел к Пиккадилли. Яснее ясного, что дела пошли наперекосяк, но что могло случиться с деньгами?!

Он размышлял об этом по пути к Олторпу, но когда приблизился к воротам, его окликнули. Хриплый мужской голос явно принадлежал какому-то кокни:

— Майор! Майор Дерек Найт?

Незнакомец говорил тихо, словно боясь привлечь внимание.

Дерек остановился и осторожно повернул голову:

— Что?

Голос принадлежал кучеру, приземистому мускулистому парню, стоявшему у элегантной черной коляски на другой стороне улицы. Похоже, его ждали.

Поняв, что его услышали, кучер медленно направился к Дереку. Тот отметил, что длинное черное пальто с многоярусными пелеринами могло скрывать как шпагу, так и пистолет… хотя, кажется, кучер всего лишь держит длинный кнут.

— Чем могу помочь?

— Меня зовут Бейтс, сэр. Меня прислал за вами мой хозяин.

— За мной? — удивился Дерек. Ад и проклятие! Какая из его последних любовниц забыла упомянуть о наличии мужа? — Кто твой хозяин, и какое у него ко мне дело? — осведомился он, вскинув подбородок.

— Я работаю на мистера Эдварда Ланди, человека компании, сэр. Он сказал, что вы захотите потолковать с ним об этом дельце с комитетом.

Дерек был необычайно заинтригован. С другой стороны, это может быть ловушка!

Головорез оглядел улицу, словно опасаясь слежки:

— У мистера Ланди может оказаться определенная информация, которая вас интересует.

— Что же, в таком случае не стоит медлить, — решительно кивнул Дерек.

Если у Ланди есть информация, которую он готов передать, майор будет рад выслушать. Все лучше, чем подчиниться приказу набраться терпения и развлекаться. Можно подумать, он отъявленный распутник!

Кровь Христова, идет война! Его мальчикам грозит опасность. Чертовски верно: он хочет получить ответы… если у Ланди они имеются.

Кучер со зловещим стуком захлопнул дверцу, и лошади тронули.

В многочисленные окна похожего на замок дома в неоготическом стиле, принадлежавшего Эдуарду, светило солнце.

С того места в большом зале, где сидела Лили, можно было видеть силуэты городских домов и башен с их остроконечными крышами.

А вот интерьер ее будущего дома производил гнетущее впечатление. Она не могла отделаться от мысли, что попала в клетку. Возможно, во всем виноваты узкие окна в мелких восьмиугольных переплетах. Комнаты тоже были темными и мрачными, с тяжелой массивной мебелью, повторяющей готические темы. Вот кузине Памеле такая обстановка наверняка бы понравилась! Коричневые панели доходили до сводчатых потолков, где на белой штукатурке сходились черные перекрытия. Три люстры из кованого железа выглядели так, словно их украли из тюремного подземелья.

Одетая в скромное бежевое платье с кружевной отделкой, предназначенное специально для визитов, Лили сидела рядом с крестной, пока жизнерадостная миссис Ланди излагала свои планы.

— У нас будут спортивные состязания: крикет для джентльменов, стрельба из лука для леди, теннис для тех и других и боулинг. Возможно, вам захочется просмотреть меню, миссис Клируэлл? Оно со мной.

— Позвольте… — Миссис Клируэлл грациозным жестом протянула руку.

Лили тем временем не могла отвести взгляда от большой, поразительно безвкусной, усыпанной драгоценными камнями броши, изображавшей петуха и приколотой на платье ее будущей свекрови. Похоже на сверкающее насекомое, ползущее по плечу женщины. И это уродство, возможно, стоит целое состояние!

— Если день выдастся слишком теплым, мороженое может растаять, — остерегла миссис Клируэлл. — А вот цыплята с миндалем — прекрасная мысль. И салат тоже.

— О, спасибо вам за доброту!

Миссис Ланди промокнула платком мокрый лоб.

— Я так хочу, чтобы все было идеально! Ради Эдди! Вы же знаете, как много он работает!

Он и сейчас работал, запершись в своем кабинете где-то в глубинах огромного дома, и просил его не беспокоить. Лили ничуть не обиделась. Она предпочитает не видеться с поклонником, пока не сумеет стереть из памяти Дерека Найта.

Миссис Клируэлл передала меню Лили. Миссис Ланди тем временем развернула листок с планом расстановки столов.

Пока матроны продолжали обсуждать каждую деталь приема в саду, Лили, ничего не видя перед собой, делала вид, будто изучает меню.

«Забудь его!»

Он с первого взгляда поняла, что Дерек Найт опасен. От него, кроме неприятностей, ничего не может быть. Единственный результат их тайных поцелуев — ее возрастающее нежелание выйти за Эдварда.

А долг?!

Дерек Найт не для нее. Ее любовь уже однажды предали, а эта глупая реакция на его чары ничего не означает. Богатый и глупый. Вот ее цель. Зачем терзаться тем, чего не может быть?

Если бы только она могла перестать думать о руках Дерека Найта! Об этих больших загорелых руках, гладивших ее волосы. Жестких, сильных и умелых… и нежных тоже. Она все еще ощущала магию его прикосновений, когда он сжал ладонями ее лицо и стал ласкать шею, руки, плечи… Казалось, ее фантазии относительно беседки приняли другой оборот и из детских грез превратились в потребности и желания женщины.

Боже!

Она заерзала на стуле и нервно обвела губы кончиком языка. Нет, так дальше невозможно! Неужели она настолько порочна?

— Каково ваше мнение, дорогая мисс Балфур?

Лили, вернувшись к действительности, виновато откашлялась:

— Прошу прощения…

— Ах, что это? — шутливо упрекнула миссис Ланди. — Неужели наша молодая леди погрузилась в романтические мечты?

— О… прошу прошения…

— Миссис Ланди спросила, не предпочитаешь ли ты духовой, а не струнный оркестр?

— Уверена, что вы сами решите, как будет лучше, мэм.

Лили выдавила беспомощную улыбку.

— Возможно, нам следует спросить мнения Эдварда.

— Так вот о чем вы мечтали! Вернее, о ком! — просияла миссис Ланди. — Кстати, где мальчик? Ему следовало прийти и встретиться с вами! Какая грубость с его стороны!

— О, я не хочу мешать ему…

— Вздор!

Миссис Ланди позвонила в серебряный колокольчик.

— Он скорее всего снова зарылся в свои счетные книги! Наверное, нужно напомнить ему, что вы здесь.

Вскоре на пороге появился дюжий лакей. Лили не могла понять, почему все слуги Эдварда имели вид головорезов. Но очевидно, миссис Ланди вовсе не пасовала перед грозным верзилой.

— Попросите моего сына прийти и поздороваться с леди! Не могут же они весь день ждать его ленивую задницу!

— Да, мэм, — буркнул лакей.

Миссис Клируэлл, потрясенная столь непристойным выражением из уст дамы, широко раскрыла глаза. Лили, спрятав лицо за ладошкой в белой перчатке, вежливо кашлянула.

— Ну вот; уверена, что мы скоро его увидим, — весело объявила миссис Ланди.

И тут в ворота, охраняемые свирепыми каменными львами, вкатился экипаж. Услышав стук колес, дамы подошли к окну. Кучер остановил лошадей у крыльца.

— Интересно, кто это? — пробормотала миссис Клируэлл. Послышались шаги возвращавшегося лакея.

— Хозяин просил сообщить, что сейчас у него деловая встреча, мэм. Он приносит свои извинения и обещает прийти при первой же возможности. Велел передать, что много времени это не займет, но он не хочет причинять дамам неудобства.

— Принесите напитки, — приказала миссис Ланди. — Чай, печенье. К счастью для моего сына, нам еще кое-что нужно обсудить насчет приема. Пусть поспешит. И приведет с собой коллегу. Выпьют с нами чаю. Если, разумеется, это человек респектабельный.

— Да, мэм.

Леди Клируэлл вскинула брови. Неужели Эдвард знаком с кем-то респектабельным, если не считать их обеих? Тем временем миссис Ланди припала к окну.

— О Боже! — восхищенно пробормотала она.

Лили вопросительно глянула на хозяйку, но миссис Клируэлл последовала примеру последней и тоже тихо ахнула.

— Господи, будь я на тридцать лет моложе!

— Клянусь, в жизни не видела такого красавчика, — согласилась миссис Ланди с похотливой улыбкой.

Пораженная такой реакцией, Лили потрясенно уставилась на женщин. Немного опомнившись, она, в свою очередь, выглянула в окно. И оцепенела, не в силах двигаться. Не в силах моргнуть глазом.

Дерек Найт!

О спаситель небесный, что он здесь делает?!

Десятки возможных объяснений вихрем пронеслись в голове, и одно мрачнее другого. Ее сердце колотилось. Лицо приняло пепельный оттенок.

Очевидно, ее разоблачили. Кто-то узнал о ее похождениях. Но как это возможно?

И словно его приезда было недостаточно, ее ужас превратился в кошмар наяву, когда она увидела, что гостя встречает Эдвард.

Они не улыбнулись друг другу. Не обменялись рукопожатиями.

Оставалось только надеяться, что дуэли не произойдет.

Они вместе направились к конюшням. Лица обоих были бесстрастными. Лили тщетно пыталась понять, что происходит. Должно быть, кто-то видел их прошлой ночью и рассказал Эдварду. Может, это та, другая леди, которой Дерек назначил свидание в беседке? Подсмотрела, как они целуются, и рассказала остальным?

Лили сидела окаменев, в напряженном молчании, совершенно не зная, что делать. Тем времени слуга Ланди вкатил сервировочный столик с напитками.

Но Лили словно ударило параличом. Все кончено. Она опозорена! И остается только ждать, чем это кончится.

Что теперь делать? Убежать? Но какой в этом смысл, если ее распутство обличено?

Скандальная правда все равно последует за ней!

Поэтому она все эти годы скрывалась в Балфур-Мэноре. Поэтому дед оставил ей Балфур-Мэнор: единственное безопасное место, где она может скрыться, когда мир в следующий раз обрушится на нее.

Она не ожидала, что этот день придет так скоро.

Сейчас она могла лишь пытаться обрести мужество. Ее сердце билось на удивление спокойно, пока миссис Ланди разливала чай.

Но стоило ей поднести чашку к губам, как рука задрожала, так что чай едва не пролился.

Глава 6

— Майор, — приветствовал Ланди, направляясь к нему. Под его сапогами надсадно скрипел гравий. — Вы правильно сделали, что пришли.

— Не знал, что у меня есть выбор.

Дерек захлопнул за собой дверцу экипажа и настороженно оглядел дом и двор.

Ланди кивком показал на конюшни:

— Давайте пройдемся.

Они медленно пошли по дорожке, и когда они приблизились к сараю, раздался злобный лай.

— Сторожевой пес?

— Чудовище, — проворчал Ланди. — Не волнуйтесь, он в клетке. Как прошел визит к председателю?

Он не поворачивал головы к собеседнику, упорно глядя на широко открытую дверь конюшни. Дерек удивленно повернул голову:

— Вы и об этом знаете?

— Конечно. Мне приказано подружиться с вами.

— В самом деле? Зачем?

Ланди бросил на него косой взгляд и цинично усмехнулся.

— Постойте. Я не слышу собственных мыслей! Магуайр! Заткни этого пса! — приказал он конюху.

Тот побледнел:

— Сэр, при всем моем к вам уважении, я не смею и близко подойти к этой твари!

— Неужели? — прогремел Ланди. — Считай, что повезло, если я не скормлю ему тебя. Но где же Питс?

Дерек перевел удивленный взгляд со съежившегося конюха на Ланди. Странно, что тот не возмутился, когда слуга отказался выполнять его приказ.

— Он в каретном сарае. Позвать его?

— Не стоит. Пес все равно слушается только меня. Магуайр, — весело потребовал Ланди, — покажи майору, что сделал Брут с твоей рукой.

Конюх переложил вилы в левую руку и поднял правую, на которой отсутствовали два пальца.

— Пойдем посмотрим на лошадей, — деловито предложил Ланди.

Шагая по центральному проходу просторной конюшни, Дерек втайне восхищался лошадьми, достойными самого короля. Тот, кто выбирал животных для Ланди, знал свое дело. Здесь находились не менее двух дюжин чистопородных коней: арабов, ирландских гунтеров, лошадей гановерской породы.

Зависть была абсолютно чужда натуре майора, но, как у всякого кавалериста, лошади были его страстью.

Вздохнув о том, чего пока не может иметь, Дерек последовал за хозяином в открытую дверь в дальнем конце конюшни.

— Брут! Заткнись! — заорал Ланди на большого черного пса, запертого в клетке.

В тени расселась четверка куривших и игравших в карты громил.

— А ну, бездельники, за работу! — прогремел хозяин. — Сколько раз я твердил, чтобы не курили рядом с моей чертовой конюшней!

— Простите, сэр! Простите…

Карты быстро исчезли в чьем-то кармане, сигары были утоплены в ближайшей поилке для лошадей.

— И нечего извиняться! Когда-нибудь вы устроите пожар, и я велю вас всех повесить.

Верзилы-наемники мигом разбежались, а Ланди хлопнул Дерека по спине:

— По-моему, нам нужно обсудить одно дельце.

— Верно, — настороженно пробормотал майор.

Они вернулись в конюшню. Эдвард продолжал хвастаться своими великолепными лошадьми, называя цену каждой. Кроме этого, он больше ничего о них не знал, но Дерек благоразумно помалкивал.

Очевидно, набоб всячески старался произвести на него впечатление или вызвать зависть. А ему были нужны ответы. Поэтому наилучшим выходом было угодить хозяину. И сделать вид, что действительно потрясен.

Это оказалось не трудно.

Лошади действительно были великолепны.

Они остановились у стойла серой в яблоках лошади. Кобыла обнюхивала карманы Дерека, выискивая морковь. Он гладил лоснящуюся шею животного, осторожно направляя беседу к интересующей его теме.

— Значит, вам приказали подружиться со мной. Кто?

— А вы как думаете?

— Лорд Синклер.

— В точку. Угадали.

— Я нанес ему визит до того, как ваш человек привез меня сюда. У него в доме было нечто вроде собрания.

— Я знаю. Сам там был, — кивнул Ланди.

— Так зачем ему понадобилась наша дружба?

— Чтобы убрать вас с дороги, отвлечь настолько, чтобы вы ничего не узнали о том неприятном положении, в которое попал комитет.

— Неприятном положении? — повторил Дерек.

— Они считают меня дураком, — ухмыльнулся Ланди. — Но на меня это не повесят. Я не имею ничего общего с их делишками. И мне плевать, что они говорят.

— Повесят? Но что именно?

Ланди всмотрелся в лицо собеседника и отвернулся:

— Синклер надеется, что вы удовольствуетесь разгульными забавами и в пьяном тумане забудете обо всем. Станете гоняться за юбками и кутить, как всякий кавалерийский офицер в отпуске.

— Вы тоже так считаете?

— Нет. Но лучше, чтобы Синклер думал именно так.

— Согласен, — кивнул Дерек, хотя еще не понял, к чему клонит Ланди.

Тот оперся мясистой рукой о стенку стойла.

— Видите ли, я не понаслышке знаком с верностью и преданностью в среде истинных солдат, майор. Эта преданность делу звучит в ваших страстных речах. Очень трогательно. Я сразу вспомнил свою армейскую службу. Людей своего полка… Я служил в Индии, в войсках компании.

В его глазах отражался отблеск старого соперничества между двумя армиями.

Гордые солдаты короны всегда были предметом зависти частных войск Ост-Индской компании. Последние были созданы для защиты торговых караванов в Индии. Когда стычки с туземцами перерастали в настоящую войну, на помощь призывались регулярные войска. Подразумевалось, что они сильнее и отважнее в бою. Регулярные войска считались элитой. И в битвах с участием обоих войск командные посты занимали офицеры короны. Конечно, они отличались более высокой дисциплиной. Но основная разница была в кастовом духе.

Для таких, как Дерек и Гейбриел, воинское призвание заключалось в девизе: «За Бога, короля и страну». Для солдат вроде Ланди это была всего лишь работа.

— Я знаю людей вашего сорта, — продолжал Эдвард. — В Индии человек робкий и не обладающий необходимой дерзостью долго не протянет. Либо он быстро соображает, либо ему конец, третьего не дано. Поэтому в ожидании известий от лорда Синклера вряд ли вы будете шататься по кабакам и публичным домам, хотя его светлость определенно на это надеется.

— Но почему? Что происходит?

Ланди улыбнулся, наслаждаясь его нетерпением.

— Скажите же!

— Ну-ну, майор, здесь не Индия. И вы не имеете права мне приказывать.

Дерек зловеще прищурился.

— В таком случае нечего тратить мое время. Возникла какая-то проблема с деньгами. Верно?

Ланди воровато оглянулся.

— После голосования вчерашним вечером комитет собрался, чтобы проверить книги и вычеркнуть сумму, которую необходимо переслать армии. И тут обнаружилось, что из фонда пропало триста тысяч фунтов.

Дерек от изумления потерял дар речи.

— Триста тысяч… — пролепетал он наконец.

— Верно. Кто-то из членов комитета слизнул сливки. И лорд Синклер не хочет, чтобы вы это узнали.

Майор едва не взорвался, но постарался взять себя в руки.

— Почему же вы мне сказали?

— Потому что вы поможете мне узнать имя вора.

— Я? Но почему?

— Потому что нам обоим небезразлично одно — люди. Потому что я знаю, какое место занимаю в комитете, — мрачно ответил Ланди. — Я самый новый член и чужак. К тому же никогда не был одним из них. Одним из аристократов. Я простолюдин, и они считают, что у меня нет права сидеть рядом с ними. Они ненавидят меня за то, чего я добился в жизни. Завидуют моему состоянию. О да, я прекрасно это сознаю. Тот, кто сделал это, попытается обвинить меня. Я это нюхом чую. Они с радостью сделают простолюдина козлом отпущения, если смогут защитить этим человека своего класса. Вы нужны мне, чтобы помочь обнаружить истину.

— И что же вы предлагаете?

— Расследование. Объединенными усилиями. Они все равно не доверяют до конца нам обоим. И одновременно заблуждаются относительно нас. Но если мы оставим их в неведении и начнем работать вместе, вполне возможно, доберемся до подоплеки всего этого дела и обнаружим, куда ушли деньги.

— Расследование?

— Да. Мне велено отвлекать вас, чтобы вы не вмешивались. Пусть считают, что этим я и занимаюсь. А я тем временем попытаюсь собрать всю информацию, какую сумею, и, разумеется, поделюсь с вами. Но не хочу, чтобы меня связывали с этим делом — это возбудит в них подозрения, а я, как член комитета, сумею сделать куда больше, если никто ни о чем не узнает.

— Верно, — пробормотал Дерек.

— Если мы добудем неопровержимые доказательства, значит, они не смогут несправедливо меня обвинить, а тот, кто украл деньги, будет вынужден их вернуть. Чем скорее мы их найдем, тем скорее солдаты получат свое жалованье.

— Вы чертовски правы в одном, — мрачно заключил Дерек. — Я, побери меня дьявол, не собираюсь оставаться в стороне.

— Я так и подумал. Но будьте осторожны, — предупредил Ланди. — Они вас не пощадят, если поймут, что мы работаем вместе, стараясь разоблачить настоящего расхитителя.

Дерек сложил руки на груди, споря с собой, стоит ли быть откровенным. Этот человек ему не нравился…

— Вы что-то притихли, майор. Неужели я ошибся в вас?

— Откуда мне знать, что не вы взяли деньги? — спросил он.

— Я позволю вам просмотреть мои личные счета. В любое время. Поговорите с моим банкиром, если пожелаете. Мне нечего скрывать. Посмотрим, смогут ли остальные сказать то же самое. — Ланди немного помолчал. — Я слышал, что бандиты из княжества Маратха едва не убили вашего брата.

Дерек удивленно посмотрел на него. Впрочем, эта история давно уже известна в обществе.

— Вы прекрасно знаете, что мы можем содрать шкуру с этих ублюдков, при условии, что наша армия будет иметь все необходимое для драки, — заметил Ланди. — Итак, хотите вы, чтобы мы побили их, или нет?

Глаза Дерека полыхнули яростью. Конечно, он хотел отомстить, но ему не нравились попытки манипулировать им.

— Э… сэр…

Оба уставились на вошедшего лакея.

— Что там еще? — буркнул Ланди.

— Сэр, миссис Ланди спрашивает, не соизволите ли вы и ваш гость прийти к чаю?

— Боже! — выдохнул Ланди, подняв глаза к небу.

— Не знал, что вы женаты, — заметил Дерек.

— Он говорит о моей матери.

— Миссис Ланди просила передать, что мисс Балфур и ее крестная должны ехать по делам и не могут остаться более чем на четверть часа. Если хотите видеть их, сэр, вам лучше поспешить.

— Хорошо, сейчас приду! — рявкнул Ланди и повернулся к Дереку с видом мученика: — Чаю, майор?

Дерек пожал плечами:

— Почему бы нет?

— Нам сюда.

Пока они шли по двору, Дерек продолжал размышлять о предложении Ланди.

— А кто эта мисс Балфур? — осведомился он, отгоняя невеселые мысли.

— Прелестное создание и мой близкий друг.

— Вот как?

— Собственно говоря, она моя будущая невеста, — признался Ланди со странной, почти таинственной улыбкой.

— Так вы помолвлены! — воскликнул Дерек.

— Я еще не делал предложения. Но скоро сделаю.

— Думаете, она согласится?

— Ей лучше сделать это, и как можно быстрее, — рассмеялся Ланди. — Видели моих лошадей? Погодите, вот увидите ее и не разочаруетесь. Даже эти ведьмы-патронессы считают ее бриллиантом чистой воды! Она абсолютно роскошна!

— В самом деле?

— Более чем. Леди до мозга костей. Благородный, старинный род. Такой же древний, как ваш. Высочайший класс.

— Так что же она нашла в вас? — протянул Дерек.

— Море обаяния, — ухмыльнулся Ланди. — А вы как думаете? Ее семья разорена.

— И вы сознательно женитесь на охотнице за состоянием?

— Как я уже сказал, это старинный род, — пожал плечами Ланди.

— Храбрый вы человек! — воскликнул Дерек.

— Бейтс! — окликнул Ланди кучера. — Приготовь экипаж! Отвезешь майора в Олторп, когда понадобится!

Он проводил Дерека в дом и провел в гостиную, где сидели леди.

Майора немедленно представили миссис Ланди и миссис Клируэлл. Под конец его подвели к элегантной молодой даме, сидевшей неподвижно, словно статуя.

— Это мисс Лили Балфур, — сообщил Ланди с нескрываемой гордостью и, подойдя к ее стулу, властно взял девушку за руку. — Мисс Балфур, это майор Дерек Найт, недавно прибывший из Индии. Он кузен герцога Хоксклифа.

Последнее он добавил, чтобы показать будущей невесте, какие влиятельные у него связи.

— Майор, — обронила она, не поднимая глаз.

Какое высокомерие!

Дереку не слишком понравился столь холодный прием. Неужели она считает для себя слишком низким потрудиться взглянуть на гостя? Майор едва не фыркнул. Не важно. Чертовы лондонские дебютантки! Он уже встречал таких. Эти охотницы за деньгами всегда старались поймать в сети старшего сына и не собирались тратить время на человека, у которого нет по крайней мере ста тысяч в банке.

Мисс Балфур продолжала игнорировать Дерека, изучая вместо этого пол. Лицо казалось застывшей маской.

Остальные дамы усадили Дерека между собой и засыпали вопросами.

— Что привело вас в Англию, майор?

— Меня прислали свидетельствовать перед комитетом о положении армии в Индии, мэм.

— Перед комитетом Эдди?

— Да, мэм.

— Вы женаты?

— Нет.

Дерек улыбнулся про себя. Похоже, миссис Клируэлл привыкла брать быка за рога.

— Но мы просто обязаны найти кого-то для вас, майор.

— Миссис Клируэлл, — пробормотала мисс Балфур, опустив голову.

— Вы совершенно правы, — вставила мать Ланди, чем немало развеселила Дерека. — Майор, вы непременно должны приехать на мой прием в саду. Там будет столько красавиц!

— В таком случае мне и в голову не придет его пропустить, — галантно ответил он. — Не возражаете, если я привезу брата?

Его невинный вопрос вызвал новую волну восторга.

— У вас есть брат? — хором вскричали обе дамы.

— Разумеется, он просто обязан быть у нас, — кивнула миссис Ланди.

— Он тоже холостяк? — осведомилась миссис Клируэлл.

— Боюсь, что так, леди. Мы оба не слишком счастливы в любви, — вздохнул Дерек, подавляя дьявольскую усмешку. Гейбриел просто убьет его за это! Но он вытащит брата из дома, чего бы это ему ни стоило. — Он был ранен в бою, перед нашим отплытием из Индии.

— О, как ужасно!

— Бедняжка!

— Я, разумеется, забочусь о нем, но ничто не может заменить нежного участия прелестных дам.

— Разумеется, нет, майор. Как это грустно!

— Ничего, мы позаботимся о том, чтобы с вашим братом обращались крайне осторожно.

— Вы очень добры.

Обе матроны продолжали щебетать. Дерек откровенно забавлялся. Он привык к такому обращению. Большинство дам либо хотели затащить его в постель, либо окружить материнской заботой.

А вот мисс Балфур продолжала игнорировать его.

Дерек тайком наблюдал за ней.

Она была возмутительно невежлива. Или у нее зубы болят?

Допив чай, мисс Балфур отставила чашку с блюдцем и снова сложила руки на коленях.

И почему-то этот чопорный жест его тронул.

Он отметил, что у нее гибкая стройная фигура, светлые, забранные наверх волосы.

Что же, очень мило. Кто бы мог подумать, что у такого грубияна, как Ланди, столь изысканный вкус? Поразительно!

В этот момент мисс Балфур, словно ощутив его взгляд, подняла голову и осторожно посмотрела на него.

Их взгляды встретились.

Скрестились.

Боже милостивый!

Его наконец озарило.

Она! Мэри Нонсач, его таинственная девушка из беседки!

Нет, он, конечно, ошибается.

Дерек не мог пошевелиться.

Пожилые леди продолжали щебетать, Ланди нервно кусал ногти. Лили Балфур все смотрела на Дерека, тоскливо, умоляюще, словно заклиная пощадить. Ее лицо было белее алебастра.

Он не верил глазам, потрясенно обводя взглядом нежную шейку, ту прелестную шейку, которую так хорошо запомнил прошлой ночью. Как и ее золотистые волосы и белоснежную кожу.

Так это она невеста Ланди?

Но как…

Неужели прошлая ночь была чем-то вроде ловушки? Кто-то поручил ей соблазнить его, чтобы отвлечь от истории с пропавшими деньгами?

Ланди уже упоминал, что ее семья разорена.

Он вспомнил, что в кармане лежит ее сережка. Что же, если она хочет вернуть украшение, придется ответить на несколько вопросов.

Дерек снова бросил настороженный взгляд в ее сторону. Она явно молила не выдавать ее. Так, значит, она не игнорировала его, а отчаянно старалась, чтобы ее не узнали.

Что же, теперь он по крайней мере знал, почему она не желала открыть свое имя. «Мэри Нонсач» поймала богатого набоба и рисковала своей репутацией, целуясь в беседке с Дереком!

Сознание этого обрадовало его, и от недоверия к ней не осталось и следа. Хотя… он не успокоится, пока самолично ее не допросит!

— Позвольте угостить вас, майор! Лили, не сможете ли вы…

— О… да… конечно.

— Не трудитесь, я сам все возьму, — заверил он, вместе с ней подходя к сервировочному столу. Похоже, это единственный шанс подобраться ближе к ней!

Между ними словно искры проскакивали, когда они стояли перед столом, спиной к остальным, обозревая крошечные сандвичи и пирожные.

— Все выглядит восхитительно, — протянул он, надеясь, что она расслышала в его словах вполне очевидный намек.

Лили слегка отодвинулась.

— Что бы вы рекомендовали, мисс Балфур?

Лили, надменно поджав губы, оглядела поднос:

— Думаю, вам здесь понравится почти все, майор. Вы, похоже, не слишком разборчивы. Эдвард, дорогой, что выбрать для вас?

— То же самое, что и майору, — буркнул тот.

Дерек выгнул бровь, ибо сильно сомневался, что она когда-либо давала Эдварду то, что подарила прошлой ночью ему.

— Мне лимонаду, пожалуйста, — произнес он вслух.

— Надеюсь, вы им подавитесь, — выдохнула она, с ангельской улыбкой подавая ему кувшин.

— Вам лучше быть со мной повежливее… мисс… Нонсач, — пригрозил он.

Лили прикрыла глаза, помедлила, словно все еще цепляясь за последнюю надежду остаться неузнанной.

— Положите мне побольше сахара, — потребовал ее поклонник. — Я люблю сладкий лимонад.

Дерек молча протянул ей ложку, но едва их пальцы соприкоснулись, Лили поспешно отдернула руку, и ложка со звоном упала на пол.

— О Боже! — ахнула она.

— Ничего страшного, — успокоил Дерек, но оба нагнулись одновременно, чтобы поднять ложку, и едва не столкнулись лбами.

Ланди громко захохотал над их неуклюжестью.

— У вас просто талант терять вещи, верно? — пробормотал Дерек себе под нос, поднимая ложку.

Она вопросительно уставилась на него. Он едва заметно улыбнулся, подтверждая, что нашел сережку.

— Гайд-парк через час.

Она слегка кивнула. Оба снова поднялись.

Пока он откладывал ложку в сторону, она взяла другую, бросила еще один кусочек сахара в лимонад и стала размешивать. Дерек тем временем положил себе на тарелочку печенье и сандвич с огурцом.

Они вернулись на свои места. Вскоре Дерек встал и распрощался. День оказался чрезвычайно насыщенным.

Пока хозяин провожал его во двор, где уже ждал кучер с экипажем, майору пришлось выслушать немало похвал в адрес Лили.

— Она — это что-то, верно? — хвастался Ланди, ухмыляясь во весь рот. — Красавица, как я и говорил, и при том истинная леди.

— Вы совершенно правы, — согласился Дерек, закрывая за собой дверцу экипажа.

«Ты и понятия не имеешь насколько…»

После отъезда майора леди еще немного посидели, а затем спустились вниз, к розовой коляске миссис Клируэлл.

Лили старательно загораживалась зонтиком от солнца, опасаясь загореть. Ей ни к чему портить внешность.

Миссис Клируэлл показала на маленькое озеро, мимо которого они проезжали, но хотя Лили кивала и даже изображала улыбку, сердце все еще тревожно колотилось при воспоминании о неожиданной встрече с Дереком Найтом.

Этому человеку снова удалось смутить ее!

О, это невыносимо. И неизвестность была настоящей пыткой! Она должна знать, намерен ли он сказать Эдварду об их тайном свидании или промолчит.

Что бы ни случилось, нельзя позволить ему разрушить ее свадебные планы. Она так и скажет при встрече в Гайд-парке!

Разумеется, существует опасность, что их увидят на людях. Она в обществе столь известного распутника и повесы.

— Что ты думаешь о майоре, дорогая? — с деланной небрежностью спросила миссис Клируэлл.

Лили побледнела и опустила глаза, пытаясь выглядеть совершенно невинной.

— Он… довольно приятный джентльмен.

— Приятный? Мне он показался абсолютно очаровательным. Честно говоря, не знаю, почему ты не желаешь найти себе такого же поклонника вместо Эдварда. Храбр, прекрасно воспитан и просто невероятно красив…

— Миссис Клируэлл, — перебила Лили, — разве вы не знаете о его ужасной репутации?

— И что с этого, дорогая? — усмехнулась крестная.

— Миссис Клируэлл, — ахнула Лили, — боюсь, вы подпали под обаяние этого развратника.

— Разве ты не слышала, девочка, что лучшие мужья — это остепенившиеся развратники? Это всем известный факт.

— Совершенно глупая банальность, — пробормотала Лили.

В ответ крестная только рассмеялась.

Когда экипаж остановился перед домом миссис Клируэлл, Лили немедленно поспешила к себе в спальню и, усевшись за туалетный столик, стала внимательно всматриваться в свое отражение. Ничего не поделать, ему удалось снять с нее маску.

Нет смысла отрицать, что ее тянет к нему.

Ей уже пора идти. Нужно поспешить, иначе она опоздает.

Пытаясь убедить себя, что ей просто хочется поскорее вернуть сережку, ставшую заложницей этого варвара, она пригладила волосы, ущипнула себя за щеки, чтобы на них вернулся румянец, и снова побежала вниз на подгибающихся ногах.

Миссис Клируэлл удивленно уставилась на нее:

— Куда ты, дорогая?

— Хочу немного прогуляться. Боюсь, я съела слишком много печенья. В желудке какая-то тяжесть.

— Ах, хорошо быть молодым и энергичным! Лично я хочу немного подремать. Эта миссис Ланди — славная особа, но заговорила меня до полусмерти.

Миссис Клируэлл подставила щеку для поцелуя.

— Не забудь взять с собой Элизу. Это не провинция, где можно гулять в одиночестве.

— Да, мэм.

Лили позвала свою веснушчатую горничную и вместе с ней направилась к Гайд-парку. Там уже было немало народу, хотя к пяти часам соберется еще больше!

Лили искала глазами Дерека и вскоре увидела его. Он выехал из-за поворота дорожки на холеном вороном жеребце.

— Боже, взгляните только на него! — ахнула горничная, когда всадник подъехал ближе. — Какой красавец!

— Да, — пробормотала Лили. — Боюсь, Элиза, он и есть та причина, по которой мы оказались здесь.

— То есть взглянуть на него?

— Более того, я должна поговорить с ним.

Элиза тихо ахнула.

— Но прилично ли это, мисс?

Лили расстроенно уставилась на нее.

Элиза поспешно закрыла рот. Никто и никогда не мог упрекнуть мисс Балфур в незнании приличий!

— Что же, — заключила она, — если вам нужно поговорить с джентльменом, значит, у вас для этого есть веская причина.

— Спасибо, Элиза, — тихо поблагодарила Лили. — Я недолго.

В этот момент она поняла, что Дерек заметил ее. В точности как тогда, в бальном зале, его внимательный взгляд выхватил ее из толпы.

Ее сердце забилось быстрее.

Послав ей хмурый взгляд, он помчался галопом по усыпанной гравием аллее, которая вела к Серпентайну.

Глава 7

— Так, мисс Лили Балфур, — приветствовал Дерек, словно наслаждаясь звуками ее имени. — Мы снова увиделись!

Даже не спешившись, он подался вперед и оценивающе оглядел ее.

— Смею ли я надеяться, что вы ожидаете еще одного поцелуя? — поддел он с настороженной улыбкой.

— Не стоит, — сухо ответила Лили и, остановившись в нескольких шагах, вскинула голову. — Я пришла за своей сережкой.

— Сначала мы немного поболтаем. — Майор спрыгнул на землю.

Лили недовольно свела брови.

— Пожалуйста, майор. Эти серьги принадлежали моей прапрабабке.

— Терпение, дорогая. Неужели вы мне не доверяете?

Она скептически усмехнулась:

— Откуда мне знать, что она действительно у вас?

Дерек вынул сережку из кармана.

— Приятно видеть, что это так, — чопорно обронила она.

Он сдержал улыбку:

— Пойдемте прогуляемся.

Он предложил ей руку, но Лили ее не приняла. И вообще старалась держаться поодаль.

— Я не могу долго гулять. Меня ждет горничная. Если я задержусь, она доложит обо всем крестной.

— О, не думаю, что миссис Клируэлл будет возражать, — заявил он с понимающей полуулыбкой.

Лили Балфур ответила гневным взглядом. Дерек рассмеялся.

— Вы слишком волнуетесь, — заметил он и, ведя в поводу лошадь, пошел по гравийной дорожке. — Итак, вы остановили свой выбор на этом мерзком грибе-поганке, мистере Ланди?

— Не называйте его так! — взорвалась она. — Я думала, что вы его друг.

Дерек ничего не ответил.

— Кроме того, мой выбор абсолютно вас не касается.

— Еще как касается. С самой прошлой ночи.

Она покаянно опустила голову. И между ними снова пролетели искры желания и знакомого притяжения.

— По крайней мере теперь я знаю, почему вы так усердно пытались скрыть свое имя, — заметил он.

— Вы считаете себя честным человеком, майор, так почему бы сразу прямо не сказать, чего вы хотите? — процедила она, останавливаясь и поворачиваясь к нему лицом.

Дерек пожал плечами:

— Я всего лишь пытаюсь понять.

— Что именно? — воскликнула она, нервно осматриваясь.

— Вас, мисс Балфур.

— Что такого во мне непонятного?

— Меня одолевает странное ощущение, что девушка, которую я видел сегодня в доме Ланди, совершенно иной человек. Чинная, чопорная и такая приличная… Прошлой ночью, хотя вы были в маске, я увидел ваше истинное лицо. Подозреваю, это редкая привилегия…

— Майор, я понятия не имею, о чем вы, — отрезала она.

— Думаю, что понимаете, — прошептал он с лукавой улыбкой. — Бессовестная маленькая лгунья!

Лили гордо вскинула голову.

— Вы позвали меня сюда, чтобы оскорблять? — прошипела она в праведном негодовании.

— Если кто-то здесь имеет право оскорбляться, так это я, — отпарировал он.

— Что?!

— Вы использовали меня, — упрекнул Дерек.

— Вы сами все начали. Я не просила вас подкрадываться и хватать меня!

— Верно. Но ведь вы сами просили меня о поцелуе.

Лили покраснела как свекла.

— Могу я получить свою сережку? Пожалуйста…

— Почему вы вознамерились выйти за Ланди?

— А почему вы возвращаетесь в Индию? — отпарировала она, презрительно кривя губы.

— Мое место там.

— А мое место рядом с Эдвардом.

— О, бросьте. Это вздор, и вы сами это понимаете.

— Послушайте, я не собираюсь обсуждать это с вами. Я всего лишь хочу знать правду: вы собираетесь сказать Эдварду о том, что произошло прошлой ночью, или нет?

— Думаете, я на это способен? — тихо спросил он, глядя ей в глаза. — Не доверяете всем мужчинам или только мне?

Увидев, как она побледнела, Дерек понял, что, должно быть, зашел слишком далеко.

— Вам нечего меня бояться, — пробормотал он. — Просто не хочу видеть, какую ужасную ошибку вы делаете.

— Ошибку? — насторожилась она. — О чем вы?

— О вашем выборе мужа. Девушка, которая вскружила мне голову прошлой ночью, не могла быть расчетливой охотницей за деньгами. Это ваша семья вынуждает вас на такое? Иначе я просто не в силах поверить, что вы способны на подобные грязные интриги.

— Грязные?!

— Мисс Балфур, я знаю, что ваша семья разорена. Сам Ланди сказал мне это сегодня утром. Полагаю, именно поэтому сережка так много для вас значит. Но вам лучше узнать, что он все прекрасно понимает. Вы ничуть его не одурачили. Он знает, что для вас важно только его золото, и, откровенно говоря, не слишком сочувствует вашим бедам. И использует вас в своих целях.

Несколько минут она молчала, глядя на озеро.

— Думаете, я этого не знаю? — обронила она наконец.

— Ясно. Но вы с этим миритесь, потому что тоже используете его.

— Вам совершенно не обязательно рассматривать все это в столь неприятном свете. Такова жизнь, не правда ли?

Заметив его циничный взгляд, Лили нахмурилась.

— К вашему сведению, мистер Ланди кажется мне очень… славным человеком, — выпалила она, все больше раздражаясь. — Он хороший! Надежный! И имеет все причины гордиться собой. Взгляните только, чего он уже успел добиться в жизни! А ведь ему едва исполнилось сорок! Эдвард умеет бороться и выживать, а это качества, которые я высоко ценю.

— Что же, это, возможно, правда, — согласился Дерек. — Но сомневаюсь, что вы целовали его так, как вчерашней ночью — меня.

— Почему вы меня мучаете?

— Хочу знать, что мы собираемся делать с этим.

— С чем именно?

— С этим, — повторил он, проводя пальцем по ее руке, отчего Лили задрожала и со страхом отпрянула.

— Вам безразличен Ланди, а Ланди безразличны вы, — заключил Дерек. — Девушка с вашим умом и очарованием не должна впутываться в подобную ситуацию. Сочувствую вашим семейным неурядицам, но неужели все так плохо, что вы должны продавать себя таким, как он?

— Прошу прощения? — с горечью выдавила она, чтобы поставить его на место, но это оказалось не так легко.

— Вы созданы для лучшей участи, Лили Балфур. Не продавайтесь за золото. Вам не идет роль охотницы за чужим состоянием.

— Да как вы смеете? — прошипела она, обдав его яростным взглядом. Похоже, его слова действительно ее потрясли. Ее лицо было белым как полотно. — Кем вы себя считаете, чтобы судить меня?! Вы, жалкий искатель приключений! Кто бы говорил! Может, я готова выйти замуж ради будущего своей семьи, но по крайней мере не зарабатываю себе на жизнь, убивая людей!

Контратака оказалась такой неожиданностью, что у Дерека от удивления открылся рот.

— Вы считаете себя выше меня? Лучше? — не унималась она. — Мне хорошо известно, почему люди отправляются воевать в Индию. Поверьте, в отличие от многих я знаю причину, так что не говорите мне о моральных принципах. Алчность — вот главная причина! Деньги и слава! Вы, конечно, уверяете, что сражаетесь за короля и страну, но истинная причина того, почему вы, глупые мужчины, рветесь туда, — желание заполучить золото индусов и разграбить очередную сокровищницу!

В его голосе зазвенели льдинки.

— Предпочитаете, чтобы разорилась не только ваша семья, но и вся Англия? Чтобы наша страна стала легкой добычей для хищников? Если смотреть шире, дорогая, я убиваю врагов ради Англии. И ради вас тоже.

— Я вам не верю.

— Вернее, не хотите верить, потому что тогда вся эта кровь будет на ваших руках. Не только на моих. Не только на руках моих людей. Ох уж эти штатские! — с отвращением бросил Дерек. — Его взгляд стал жестким. — Прежде чем вы посчитаете меня кем-то вроде наемника, вспомните, что именно богатство Индии помогло нашей стране выстоять в войне с Наполеоном. Наша нация имеет право делать все, чтобы выжить. Я бы даже сказал, что это ее долг.

— И мой тоже! — свирепо бросила она.

— Мисс Балфур, — сдавленно пробормотал он, едва сдерживая ярость, — повезло вам, что я джентльмен!

Она не успела опомниться, как он схватил ее за руку, сунул в ладонь сережку и без лишних слов вскочил на коня.

Лили с заколотившимся сердцем наблюдала, как он развернул жеребца и, прищелкнув языком, послал его в галоп. Майор даже не попрощался с ней!

«Что же, — думала она, вскидывая подбородок и усилием воли сдерживая предательские слезы, — значит, так тому и быть. Скатертью дорога».

По крайней мере она получила то, за чем пришла.

Его в жизни так не оскорбляли!

Кипя гневом, Дерек вошел к себе и захлопнул за собой дверь. Гейбриел удивленно уставился на него.

— Что это с тобой? — пропыхтел он, не прерывая гимнастических упражнений, которыми истязал себя, чтобы вернуть былую силу.

Дерек что-то неразборчиво пробурчал. Гейбриел отложил свои гантели, вытер с лица пот и в полном недоумении воззрился на брата, мерившего шагами пол.

— Будь она проклята! — неожиданно взорвался майор.

— Кого ты проклинаешь? — насмешливо осведомился Гейбриел.

Дерек уставился на него, походил еще немного и остановился у камина.

— Лили Балфур. Вот кого. Меня еще ни одна женщина не доводила до такого состояния!

— Но почему? Что она сделала?

— Она, — выдавил Дерек, — оскорбила мою честь.

— А, теперь понимаю. Собираешься вызвать ее на дуэль?

Дерек насупился и вышел из комнаты.

В спальне на подушке лежала прощальная записка леди Амхерст, но Дерек даже не позаботился ее развернуть.

Положив руки на туалетный столик, он свирепо уставился в зеркало. Одно дело, когда политики беззастенчиво расхищают деньги, предназначенные для армии, но этот удар куда больнее: она заставила его почувствовать себя полным ничтожеством. Словно он и его люди — всего лишь пушечное мясо. Словно все их жертвы бессмысленны.

Да… но какое ему дело до того, кто станет ее мужем? Ланди, возможно, будет ее бить, но ведь это не его проблема, верно? Нет, он не имел ни малейшего желания предлагать себя маленькой охотнице за деньгами. Впрочем, она и ей подобные никогда бы не приняли предложения младшего сына. А вот Гейбриел имел шанс завоевать заиндевевшую в своей спеси Лили Балфур. Ах, все та же старая история, древняя как мир… его положение младшего сына.

Он с детства узнал, как это бывает. Гейбриел мог отсиживать задницу сколько угодно. Делать карьеру ему необязательно — он первенец. Другое дело Дерек. Никто не собирался ему помогать, и поскольку у младшего сына всегда было меньше возможностей, он привык сомневаться в том, что сможет завоевать любовь женщины, если у той не будет веских причин выбрать его. Причин вроде славы или денег, способных возместить ему невысокий по праву рождения статус.

Говоря по правде, было время, когда он отважился бы на все ради любви. О да, Дерек мечтал когда-нибудь быть любимым. Именно эта мечта побудила его к военной карьере.

Если ему приходится рисковать жизнью, чтобы получить богатства, с помощью которых можно найти любовь, если ему приходится каждый день встречаться со смертью, чтобы заслужить звание героя, значит, оно того стоит.

Что же, теперь работа стала привычной, а что касается веры в истинную любовь… она уже давно поблекла. Таяла с каждой новой связью. Гибла с каждой замужней женщиной, которую он соблазнял.

Но прошлой ночью он встретил Мэри Нонсач и на несколько часов посмел надеяться, что она отличается от остальных. А теперь понял, что зря тешил себя глупыми мыслями. Она такая же, как все. Обычная интриганка с хорошеньким личиком. Да, ее поцелуи кружили голову, но ни одна молодая леди, целующаяся с незнакомцами в садовых беседках, не достойна стать его женой.

Впрочем, какая разница? Он уже давно не мечтал о женитьбе по любви. Не больше, чем Лили Балфур или ее вульгарный набоб Ланди. В нем ничего не осталось от романтичного мальчишки. Теперь он старше, закален жизнью и лучше понимает, что такое любовь.

Пусть женщина разделит с ним его бремя, пока он еще не богат. Пусть последует за ним на войну, как другие офицерские жены. Тогда это можно назвать любовью.

Пусть увидит своими глазами весь этот ад. Пусть поможет ему ухаживать за покалеченными солдатами. Пусть увидит, как он обезглавит в битве нескольких человек и располосует врага своей острой как бритва саблей. И тогда будет видно, хватит ли у леди храбрости быть женой запятнанного кровью убийцы… которым считала его Лили Балфур.

Нет, Дерек и не трудился искать такую любовь. Этого никогда не будет. Он просто не верил, что такая любовь существует.

Кроме того, он не попросил бы подобной жертвы ни у одной слабой женщины. И не позволит подвергнуть ее столь жестокому испытанию. Слишком хорошо знал, что война — это насилие над душой.

Одним словом, пусть лучше девушки восхищаются его мундиром и не пытаются достучаться до сердца.

Кроме того, он уже обдумал более реалистичный план своей будущей женитьбы. Когда он приобретет в Индии состояние, обязательно купит лучшую невесту, которую сможет себе позволить: самую гордую, самую высокородную, самую чистую.

А пока будет довольствоваться веселыми вдовушками и замужними распутницами, и если Лили Балфур это не нравится, пусть идет ко всем чертям!

К несчастью, их общее знакомство с Эдвардом неизбежно привело к тому, что вскоре им снова пришлось терпеть общество друг друга.

Ко времени музыкального вечера лорда и леди Фэллоу Лили почти сумела убедить себя, что совершенно забыла о майоре Дереке Найте. Немалая победа, если учесть, что теперь он постоянно приезжал к Эдварду, не говоря уже о том, что с губ крестной не сходило имя этого негодяя.

Эдвард то и дело упоминал о встречах с ним по делам комитета. Крестная, к ужасу Лили, постоянно твердила, что этот распутник, этот «жеребец сезона», и есть тот, которого она должна покорить, поймать в свои сети и повести к алтарю.

Ни за что! Только через ее труп!

Когда стало совсем невмоготу, Лили предложила миссис Клируэлл самой повести майора к алтарю. Похоже, ему по вкусу богатые вдовы!

Ее все еще жгли его слова, сказанные в тот день в Гайд-парке.

Легко ему свысока судить ее! У мужчин так много возможностей в жизни! Они могли учиться в школе, получить образование в университете, освоить достойное уважения ремесло. Но все это недоступно женщинам. Как говорила мать, для них существует лишь одно респектабельное занятие — выгодное замужество. Так пусть Дерек Найт издевается над ней, если у него хватает на это подлости! Он со своими бесчисленными приключениями, богатой семьей и влиятельными связями, своей профессией и своими талантами… весь мир у его ног. Деньги и слава, ничего не скажешь.

Но если он посмеет сказать ей хоть одно невежливое слово, она так его отчитает, что он еще долго будет ее помнить! И ей все равно, услышат ее или нет!

Поэтому она выбросила Дерека из головы и сосредоточила все усилия на Эдварде.

Сегодня ее поклонник вел себя идеально. К тому же хозяин вечера лорд Фэллоу был его вечным покровителем. И выглядел Ланди неотразимо. Лили еще никогда не видела его столь элегантным.

Они прошлись по украшенному статуями холлу. Стены мягкого серо-голубого цвета служили прекрасным фоном для темной бронзы, расставленной в центре зала, тогда как древние алебастровые бюсты греческих философов выглядывали из ниш.

Холл переходил в сад с большим квадратным двором, вокруг которого был выстроен дом. Здесь были разбиты роскошные цветочные клумбы, росли изысканно подстриженные кусты самых различных форм. Сумерки уже спустились, но изящные фонарики, развешанные по саду, освещали возвышение, где скоро предстояло играть пианисту с оркестром.

Пока что в холле со статуями играла арфистка, придавая безмятежное настроение вечеру.

Лили отвела Эдварда в сторону, чтобы как следует рассмотреть мозаичный столик. Прикрытая стеклом столешница была инкрустирована поблекшими, но все еще красочными фрагментами древней римской керамики. Лили ахнула, когда Эдвард попытался поставить на него бокал, но он тут же остановился и весело глянул на нее, желая показать, что всего лишь шутит.

— Не пугайте меня так! — прошептала она с укоризненой улыбкой, прижимая руку к сердцу.

Эдвард со смешком отвернулся.

— Наконец хоть один знакомый! — воскликнул он, щурясь и кивая в сторону бального зала.

Лили взглянула в ту сторону, но увидев, кого имел в виду Эдвард, невольно напряглась.

Дерек Найт… с очередной дамой. На этот раз он надел не мундир, а черный фрак. Она взирала на буйную гриву черных волос, не заплетенных сегодня в косу: странный контраст с вечерним костюмом. Элегантность и первобытность…

Длинные блестящие волосы доходили до широченных плеч. Майор выглядел абсолютным дикарем.

Эдвард со смехом окликнул красивого негодяя.

Лили с досадой уставилась на поклонника, но стоило ли возражать? Дерек Найт был одним из немногих членов благородных семей, тепло относившихся к Эдварду. Их взаимная приязнь, вероятно, основывалась на общих воспоминаниях о жизни в Индии.

Сама Лили могла лишь гадать, как отнесется к ней майор после ссоры в Гайд-парке. Взгляд ее упал на поразительно красивую женщину, которую он сопровождал сегодня вечером, — роскошную брюнетку в темно-фиолетовом атласе, отделанном черным кружевом. Значит, она в полутрауре. Очередная богатая вдова. Ну разумеется. Какая для него удача, что так много прелестных дам замужем за подагрическими стариками!

На ее груди сверкало изящное аметистовое колье. Она тоже распустила свои волосы цвета красного дерева, очевидно, решив присоединиться к майору в своеобразном бунте. Пара была на редкость гармоничной, и Лили отвела глаза, сожалея, что заметила красноречивый румянец на щеках женщины. Очевидно, они только что побывали в постели. Пфф!

Укол зависти был таким острым, что она едва не схватилась за сердце.

Дерек увидел, как Эдвард Ланди машет ему, и уже хотел подойти, но на мгновение замер, заметив мисс Балфур.

Даже за сокровища махарадж он не признался бы, что после нескольких дней разлуки вид мисс Балфур пробудил самые странные ощущения в области солнечного сплетения. Легкие почему-то сжались, а идиотское сердце заколотилось. К его величайшему раздражению.

Да что это такое? Она ведь даже не нравится ему. Маленькая потаскушка!

Конечно, для столь честного человека, каким он себя считал, это была наглая ложь, но он уже давно наловчился игнорировать факты, касавшиеся его собственных эмоций. И, по правде говоря, он невольно восхищался ее красотой.

Лили выглядела прекрасно.

Дерек неожиданно представил, что на мисс Балфур только бриллиантовые сережки… но тут же напомнил себе, что гарпия оскорбила его честь, а заодно и всю армию.

Подумать только, его обвинили в корысти!

Старательно скрывая желание снова сразиться с маленькой лгуньей в словесном поединке, Дерек послал своей новой любовнице фальшивую улыбку, прежде чем направиться к счастливой парочке.

Глава 8

Лили обмахивалась веером и старательно изучала потолочные медальоны, когда «жеребец сезона» подошел к ним под руку со своей последней игрушкой.

Встав перед ней, Дерек поклонился. Голубые со стальным отблеском глаза были холоднее льда. В их глубинах мерцала циничная усмешка.

— Мисс Балфур, — учтиво приветствовал он.

— Майор, — выдавила она.

Он представил свою даму, некую миссис Френсис Коутс.

Эдвард изо всех сил старался не глазеть на бесспорные достоинства прелестного создания. Лили тем временем заметила, как несколько женщин, включая блондинку патрицианского вида, что была с майором на маскараде, сверлят прибывшую злобными взглядами.

Бедняжка! Еще одна жертва, которую он завтра же бросит! Какое счастье, что у нее больше здравого смысла, чем у всех этих особ вместе взятых! Мать была права: выходить замуж следует только за богатых и глупых! А ее Эдвард — лучший представитель обоих миров.

Миссис Клируэлл тоже заметила появление своего любимчика и, прервав разговор с приятельницей, немедленно подлетела к ним:

— Дорогой мой мальчик! Как приятно снова увидеть вас!

— Миссис Клируэлл! — приветствовал он, целуя ей руку. — Вижу, ваш бокал уже опустел. Принести вина? Красного или белого?

— Пунш с шампанским, если уж вы так любезны!

Он также осведомился у своей спутницы, какой напиток та предпочитает, но когда захотел отойти, миссис Клируэлл последовала за ним.

Лили встревоженно смотрела вслед крестной, пока та не исчезла в толпе. О Господи! Одному небу известно, что она способна наговорить ему о крестнице!

Тем временем роскошная миссис Коутс оставалась с Эдвардом и Лили, провожая любовника жадным взглядом.

«Наслаждайся, пока можно, — злорадно подумала Лили. — Следующая в очереди уже ждет».

— Итак, — ослепительно улыбнулась элегантная вдова, — откуда вы знаете Дерека?

Лили слегка поморщилась, услышав плотоядные нотки в ее голосе, но Эдвард быстро объяснил, что их связывают важные комитетские дела. И конечно, не смог не добавить, что и он, подобно блестящему майору, служил в Индии.

— В самом деле? — откликнулась миссис Коутс, оглядывая его с живым интересом.

— Да, мэм, — торжественно поклялся он, по-видимому, польщенный вниманием столь неотразимой особы. Интереснее всего, что это скорее забавляло, чем раздражало Лили.

— Какая экзотика! — выдохнула миссис Коутс.

— Неприятнее всего, мэм, что там очень жарко, — отрубил Эдвард. — По крайней мере в той части, где я жил.

— Хм…

Миссис Коутс вопросительно вскинула брови.

— Знаете, я никогда не понимала, как все это получается. То есть каким образом наши храбрые парни умудряются вернуться из Индии с поистине королевскими состояниями.

— Что же, я могу объяснить, миссис Коутс, — рассмеялся Эдвард. — Точно таким же способом военно-морское министерство компенсирует своим людям непростительно маленькое жалованье.

— Вот как?

— Когда захвачено очередное вражеское судно, офицерам и матросам выделяется определенный процент от стоимости груза. Военная добыча. Точно так же и в Индии: при каждой победе между солдатами распределяется доля добычи.

— Совершенно верно, — согласился вернувшийся Дерек, вручая миссис Коутс бокал с пуншем.

Вдовушка просияла.

— Система вознаграждений привлекает талантливых людей и сохраняет моральные принципы, — пояснил майор, продолжая мысль Эдуарда.

— А мне кажется, что это побуждает людей к жестокости и служит причиной многих кровопролитий, — пробормотала Лили.

Остальные изумленно на нее уставились, а Дерек Найт неприятно улыбнулся:

— Не только, мисс Балфур.

Сообразив, что ее неосторожное замечание услышано, Лили пожала плечами и слегка покраснела, но не подумала отступить.

— Если взглянуть на это с точки зрения логики, система поощрения, которую вы описываете, ведет к насилию. Я всего лишь хотела заметить, что есть лучший способ заработать на жизнь.

— Совершенно верно, — вкрадчиво рассмеялся Дерек. — Конечно, я значительно облегчил бы себе жизнь, найдя богатую жену. Что вы на это скажете, дорогая Френсис? Согласны сочетаться со мной браком и вручить мне свое состояние?

— Ну уж нет! — усмехнулась она. — Не представляете, через что мне пришлось пройти, чтобы его заполучить!

Ее откровенный ответ несколько смягчил напряженную ситуацию. В довершение всех неприятностей на сцене появилась Бесс Кингсли:

— Эдди! Как вы сегодня красивы, дорогой! Где ваша матушка?

— Э… ее не пригласили.

Бесс громко ахнула:

— Вы смеетесь надо мной!

— Нет.

— А кто эта славная молодая леди? — поинтересовался майор, бросив насмешливый взгляд на шумную нескладную особу.

Эдвард поспешил познакомить майора с богатой наследницей, и Лили не знала, куда деваться от досады.

Впрочем, почему она посчитала слова Дерека шуткой? Если он действительно ищет богатую невесту, более подходящей кандидатуры ему не найти. Обаятельный негодяй с хорошо подвешенным языком может легко обвести вокруг пальца простушку вроде Бесс.

— Мы как раз говорили о том, как обстоят дела в Индии, — сообщил Эдвард.

— Нет! — объявила Бесс.

— Что?!

— Не можете же вы быть так жестоки, Эдвард, глупый олух!

— Простите?

— Как можно говорить о таких вещах в присутствии мисс Балфур? Это неприлично!

— Но почему? — удивился Дерек.

— Потому что там умер ее отец, — громко ответила Бесс. — Пытался восстановить фамильное состояние.

Лили задохнулась от унижения.

— Бедняжка, — добавила Бесс. Несмотря на сочувственную улыбку, ее глаза злобно блестели. — Все знают, что Лэнгдон Балфур умер нищим в этом Богом забытом месте. Ай-ай-ай, какая жалость! Эдди, вы ужасно бесчувственны!

Эдвард неловко пробормотал запоздалые и совершенно бесполезные извинения, но Дерек Найт молчал, не сводя глаз с Лили. Наконец он перевел взгляд на Бесс.

— Как предусмотрительно с вашей стороны обратить наше внимание на семейные обстоятельства мисс Балфур, — произнес он бархатным тоном, прозвучавшим, однако, более чем зловеще.

Лили попыталась найти предлог, чтобы сбежать, но ничего не получалось…

— Простите, мне нужно… — Она осеклась, но не попыталась хоть как-то объяснить свой уход.

— Лили! — тихо окликнула миссис Клируэлл, когда крестница уже отошла на несколько шагов.

—Я принесу бокал пунша, прежде чем… начнется концерт.

— Может, я… — забормотал Эдвард.

— Нет, — жизнерадостно перебила она. — Я сейчас вернусь.

Никто не заметил пронизывающего взгляда Дерека, устремленного на Лили. Никто, кроме нее. Не в силах вынести это, она снова повернулась и отошла.

Ее несчастья его не касаются. Гордость Балфуров не потерпит ни йоты жалости. Ни его, ни чьей-то еще. Она держалась прямо, расправив плечи, хотя к глазам подступали слезы.

Вскоре начался концерт. Но Дерек не находил себе места. Он пришел сюда, все еще злясь на Лили Балфур. Готовый оскорбиться любым сказанным ей словом.

Он не предвидел этого сердечного удара. Не думал, что едва не задохнется от жалости.

Конечно, он понятия не имел, что она потеряла отца в жаркой Индии.

Это не на него она обижена. На своего отца. Он уехал, покинул свою единственную дочь. Предоставил ей решать проблемы, которые сам решить не сумел.

Теперь, когда Дерек лучше понял ее положение, угрызения совести не давали ему покоя. Каким нужно быть бесчувственным болваном, чтобы упрекать ее за желание спасти семью! Ему по-прежнему не нравился ее план выйти замуж за Эдварда Ланди, но она права: он не имел права судить ее.

Весь концерт он почти не сводил с нее глаз. Сердце его ныло при виде нежных рук, сложенных на коленях. Бриллиант в нежном ушке сверкал, как звездочка в свете свечей, напоминая об их общей тайне. Помоги ему Боже, он хотел ее все сильнее.

Он все исправит, если только снова окажется наедине с ней. Будет мягче, добрее, потому что уже понял, как она беззащитна. И даже с Ланди была добрее, чем следовало бы.

Может, Ланди действительно ей небезразличен? Но она заслуживает лучшего. Видит Бог, заслуживает!

Когда прозвучали последние аккорды сонаты, Дерек присоединился к вежливым аплодисментам. Объявили антракт. Майор настороженно прищурился, когда Эдвард поднялся и направился к лорду Фэллоу. И поскольку мисс Балфур осталась на попечении своей милой дуэньи, Дерек обернулся к миссис Коутс:

— Вы извините меня, дорогая?

— Уже покидаете меня? — пробормотала она.

Он поцеловал ей руку.

— Наоборот. Но… боюсь, мои речи оскорбили мисс Балфур.

— В самом деле?

Он мрачно кивнул:

— Я бы не хотел с ней ссориться, поскольку нам с ее женихом приходится работать вместе. Пойду поговорю с ней и с миссис Клируэлл.

— Мне пойти с вами?

— Э… не стоит. В этом нет необходимости, — улыбнулся он. — Я сейчас вернусь. Еще раз прошу прощения.

— Ничего страшного, — понимающе кивнула она.

Дерек изящно поклонился и направился к тому месту, где сидела леди Балфур, но застал одну лишь миссис Клируэлл. Та показала ему на высокую белую решетку, увитую розовыми розами, которыми в этот момент и восхищалась мисс Балфур. Дерек поблагодарил ее и поспешно подошел к Лили.

— Лилия среди роз, — поддразнил он, шагнув ближе.

Лили повернула голову и нерешительно улыбнулась:

— Они прекрасны. Понюхайте.

Не сводя с нее взгляда, Дерек послушно вдохнул сладостный аромат и даже застонал от наслаждения. Но тут же выпрямился, не зная как начать. Боже, да он краснеет, как школьник!

Поразительно.

— Вижу, сегодня на вас обе сережки, — осторожно заметил он.

— Да, — кивнула она, быстро проверив, на месте ли они. — Я отнесла их ювелиру, и тот починил замочки. Не хотелось бы снова потерять… одну.

— Ну, в этом случае я помогу вам ее найти, — улыбнулся он. — Послушайте, я не слишком умею извиняться, но всегда готов признать свою неправоту. В тот день, в Гайд-парке, я был слишком поспешен в суждениях. И не имел права судить вас. Я не знал о вашем отце. Вы… вы примете мои извинения?

— Если вы примете мои, — тихо ответила она.

Он вопросительно уставился на нее.

Она нерешительно пожала плечами.

— Я вовсе не считаю вас корыстным наемником, майор. Ваша военная служба почетна, и вы сказали правду, утверждая, что действия наших войск в Индии помогли нам выиграть войну с Наполеоном. Полагаю, я рассердилась, представив, что вы, не дай Бог, кончите, как мой отец. И… и я была оскорблена. И хотела ответить ударом на удар.

— Значит, мир? — выговорил он наконец. — Мы больше не станем обмениваться оскорблениями? Или позвать моего зятя дипломата, чтобы тот составил мирный договор?

— Мир, — твердо ответила она, протягивая руку.

Дерек осторожно ее пожал.

В обычных обстоятельствах он поцеловал бы пальчики леди, но с Лили Балфур приемы обольщения казались банальными и никчемными.

— Может, пустимся в приключения? — спросил он, отнимая руку.

— Простите? — удивленно пролепетала она.

— Я имел в виду сад, — пояснил он. — Кто-то сказал мне, что тропинка спускается к реке.

— К Темзе? — переспросила она, нервно оглядываясь.

— Нет, к голубому Нилу, — сухо ответил он. — Больше я не собираюсь вас соблазнять. Я просто хочу полюбоваться клумбами и рабатками. Хотите присоединиться?

— О, разумеется, — кивнула она, — все это весьма приятно, но я не знаю, согласится ли миссис Клируэлл…

Одного взгляда на крестную было достаточно, чтобы понять ответ. Миссис Клируэлл беседовала с приятельницей, одновременно не выпуская из вида парочку. Заметив вопросительный взгляд подопечной, матрона жизнерадостно погрозила пальцем, но не выказала ни малейшего беспокойства за ее добродетель.

— Миссис Клируэлл… э… не возражает, — застенчиво пробормотала Лили. — Полагаю, несколько минут не играют роли.

— Разумеется.

Лили мгновенно успокоилась, и они зашагали по дорожке. Он было хотел предложить ей руку, но тут же передумал. Она так смущается, так не уверена в себе: он боялся испугать ее и снова вывести из равновесия. Он хотел, чтобы Лили знала: с ним она в безопасности.

Они прошли под каменной аркой и, покинув сад, очутились среди многочисленных скульптур. Здесь были и другие гости, ожидавшие продолжения концерта. Впереди вилась гравийная аллея, обсаженная высокими деревьями и спускавшаяся к серебристой в лунном свете реке.

— Миссис Коутс не рассердится на ваше отсутствие? — весело поинтересовалась она.

— Я сказал, что хочу поговорить с вами.

— Я польщена, — протянула она, но тут же добавила: — Она так прекрасна. Но ваши дамы всегда красивы, не так ли?

Дерек тихо, цинично рассмеялся и пожал плечами:

— А вашему мистеру Ланди понравилась соната?

— Боюсь, — сухо усмехнулась она, — мой мистер Ланди еще не стал большим ценителем искусства. Но мы над этим работаем. Я совершенно уверена, что ему до смерти все это наскучило. Я же очень люблю музыку.

— Вы правы, исполнение прекрасное.

Дерек откинул со лба прядь, обдумывая следующий ход.

— Я… простите, мисс Балфур, могу я задать вам очень личный вопрос?

— Можно подумать, я в силах остановить вас! — снова усмехнулась она. — Так и быть, майор. Можете спрашивать, хотя я не обещаю ответить.

— Почему он?

— Простите?

— Почему именно Ланди? И не повторяйте ту чушь насчет его прекрасных качеств. Немало благородных, порядочных людей весь вечер пожирали вас глазами. Вы, конечно, заметили.

Лили презрительно фыркнула:

— Почему не какой-нибудь богатый наследник вместо человека, который сам себя сделал?

Оба замолчали. Лили, казалось, искала подходящие слова.

— Да, я заметила тех мужчин, о которых вы упоминали. Фаты, щеголи, повесы, завсегдатаи игорных заведений. Откровенно говоря, майор, я нахожу их отвратительными.

— Отвратительными? — воскликнул он со смехом, сбитый с толку ее горячностью. — Но почему?

— Так уж получилось.

— Прекрасно. Так как насчет вас и Ланди? Вижу, он открыто за вами ухаживает. Но ведь вы еще не помолвлены?

— Это правда. А почему вы спрашиваете?

Дерек небрежно пожал плечами.

— Я только удивляюсь, почему он еще не сделал предложения.

— Сделает, когда будет готов, — заверила она.

— А вы? Готовы? — отпарировал он.

Лили привычно вздернула подбородок.

— Разумеется.

Он нахмурился и, не в силах сдержаться, коснулся пальцем ее щеки.

— Такая решимость. Я уже видел этот взгляд раньше. У молодых солдат, идущих в бой.

Лили нахмурилась, но он тут же опустил руку. Они пошли дальше.

— Когда вы потеряли отца? — спросил он.

— Пятнадцать лет назад.

— Вы были совсем ребенком.

— Да.

— Искренне вам сочувствую. Индия — суровая страна для европейцев.

— Вам лучше знать.

— Он пал в битве?

— Нет-нет, — вздохнула она. — Ничего столь славного. Он умер от желтой лихорадки.

Дерек искоса посмотрел на нее.

— Гибель в бою не всегда так славна, как вы могли слышать, — заметил он и, поколебавшись, добавил: — Все-таки странно, что мы осиротели по одной причине.

Она удивленно уставилась на него.

— Моя мать умерла от желтой лихорадки. Наводнения, лихорадка, они всегда идут рука об руку. После сезонных наводнений всегда наступает сезон лихорадки. В стоячей воде, оставшейся после того, как пройдут дожди, находятся личинки комаров. Комары разносят болезнь.

Лили вздрогнула.

— И это происходит каждый год?

— Как правило.

— Боже, как же это неприятно!

— Еще бы, — тихо рассмеялся он. — Насекомые размером с кролика. Тигры-людоеды. Махараджи, которые встречают нас орудийным огнем. Словом, непрерывные развлечения.

— Что же, должно быть, вы ищете смерти, майор, — сухо усмехнулась она, — потому что тогда, в Гайд-парке, мне показалось, что вам не терпится туда вернуться.

— Это дом. Кроме того, война продолжается. Мои люди нуждаются во мне.

— И блестящие возможности ждут вас, — весело напомнила она.

Но Дерек не обиделся.

— Думаю, вам понятны чужие амбиции, Лили Балфур. — Майор предложил ей руку, которую она смущенно приняла. — Полагаю, — продолжал он, довольный тем, что она смягчилась, — у нас с вами больше общего, чем каждый из нас готов признать.

— Вот как?

— Мы с вами в одной лодке. Пытаемся раздобыть деньги в Лондоне во имя благородного дела: вы стремитесь спасти семью, я — добиться отправки денег для армии. Все же это весьма утомительная обязанность, не так ли?

Она молча смотрела на него.

— Но довольно об этом, — продолжал он. — По крайней мере теперь, когда знаю о вашем отце, я могу понять, почему вы так ненавидите все связанное с Индией. Но уверяю: несмотря на множество опасностей, эта страна поразительно красива.

— Отчасти по этой причине мой отец был одержим Индией. Обещал привезти мешок рубинов для матери и еще один, с алмазами, — для меня.

— А, еще один из этих мечтателей. Теперь я понял. Если бы мне давали шиллинг за каждого нового рекрута, которого я заставлял снять розовые очки, когда развенчивал мифы о сокровищах Востока…

— Но, видите ли, папа имел очень мало общего с реальностью. В этом и была проблема. Он был мечтателем, и поэтому мои родные, мать и дед, не имели права отпускать его. Они оба должны были знать, что он не из тех людей, которые способны выжить в подобной обстановке. Папа… ничем не походил на вас. У него не было… вашего характера. Ваших качеств.

— Каких качеств? — требовательно спросил он.

— Не важно, — пробормотала Лили.

— Какие качества вы имеете в виду? — настаивал Дерек.

— Прежде всего безжалостность.

Вряд ли это можно принять за комплимент.

— Я? Безжалостен? — с деланной наивностью воскликнул он.

Оба снова засмеялись.

— Возможно, не полностью, но эта черта в вас имеется.

— Никогда!

— Не лгите! О, это видно, — заверила она. — Я, например, легко могу представить вас в бою.

— Лучше не пытаться.

— Вот папу я не могу представить военным. Забавно: я думала о нем в ту ночь, в беседке. До того как встретилась с вами. Он построил мне беседку, в которой я играла в детстве… вернее, выстроил наполовину. Папа не мог довести до конца ни одного дела.

Она вдруг замолчала… и в этот момент Дерек наклонился и поцеловал ее в макушку.

— Все будет хорошо, — прошептал он, сам не зная почему. Почти не веря сам себе. Но иногда эти простые слова имели поразительный эффект.

Она ответила странной, благодарной полуулыбкой и, отпустив его руку, остановилась.

— Жизнь, мисс Балфур, — произнес Дерек, — не для слабых сердец, верно?

— Нет, — прошептала она, смело встретив его серьезный взгляд.

Его светлые глаза словно смотрели ей в душу.

— Пойдемте, — пробормотала она, поворачиваясь к дому. Они медленно зашагали обратно. По дороге Дерек не произнес ни единого слова.

Зато Лили щебетала безмятежно, как канарейка, словно зная, что ее голос был единственной нитью, не дававшей ему заблудиться во мраке. Она отмечала красоту клумб и резных птичьих кормушек, гадала, какие закуски ждут их в доме. Он почти не обращал внимания на слова, но ее ободряющий тон возвращал его из диких пустынь, которые за много лет замели его душу тяжелым песком.

Когда они приблизились к каменной арке, служившей входом в сад, он наконец смог улыбнуться.

Ну вот, им предстоит вернуться к прежним партнерам…

Лили неожиданно остановилась и повернулась к нему. В ее глазах светились сочувствие и тревога. И это почему-то ранило Дерека. Он уже привык игнорировать свои чувства, но в ее присутствии делать это было куда труднее.

— Знаете, майор, — вдруг вспомнила она, — я так и не поблагодарила вас за спасение сережки. Спасибо.

Он поклонился, еще более очарованный, чем прежде.

— Если еще что-то будет нуждаться в спасении, мисс Балфур, дайте мне знать.

— Обязательно. И, майор…

Дерек вскинул брови. Она прикусила губу и улыбнулась:

— Думаю, теперь вы можете называть меня Лили.

— В самом деле? — удивился он.

— Да… только наедине, разумеется.

— Конечно… Лили, — отозвался он, наслаждаясь этим маленьким подарком.

Он не хотел ее покидать, но что поделаешь? Пришлось довольствоваться последним жадным взглядом.

— Передайте Эдварду мое совершеннейшее почтение, — насмешливо бросил он.

— Забав и наслаждений с миссис Коутс, — парировала она.

Он щелкнул пальцами:

— Верно! Я бы даже под страхом смерти не смог бы вспомнить ее имя! — Он кивнул и отошел.

Лили с тревожной нежностью наблюдала за ним.

Вскоре она уже снова была рядом с Эдвардом и миссис Клируэлл. Крестная умирала от любопытства.

После разговора с майором Лили стала лучше понимать, что движет им, и, как ни странно, увидела в его душе море боли. У нее болело сердце за Дерека.

Но от сознания этого было не легче наблюдать, как майор уходит в ночь с плотоядно улыбавшейся и висевшей на его руке миссис Коутс.

Лили сжалась, глядя вслед роскошной паре.

По дороге домой, несмотря на все усилия болтливой миссис Клируэлл, Лили почти не разговаривала.

По причинам, неизвестным ему самому, Дерек доставил неотразимую миссис Коутс до крыльца ее фешенебельного городского дома и отказался от нежного приглашения в постель. Его отказ шокировал вдовушку. Говоря по правде, он и сам был шокирован, но, черт побери, сегодня ночью ему не хотелось никого обслуживать. И что тут такого?

Он отказался признать, что неожиданное отвращение к самой мысли о перспективе провести разгульную ночь с Фанни Коутс имело какое-то отношение к Лили Балфур.

Вместо этого он упрямо старался думать о делах. У него полно работы.

Его одолевали мрачные думы, но он твердил себе, что его гнетет необходимость продолжить расследование. Сейчас, под покровом ночи, самое время подслушивать, подсматривать за членами комитета. Вряд ли кто-то увидит его в такой час.

Поэтому он вернулся домой, переоделся в черное и оседлал коня. Вскоре он уже мчался к северо-западной окраине Лондона, где жил высокопоставленный магнат Ост-Индской компании и член комитета.

По дороге Дерек не переставал размышлять о событиях сегодняшнего вечера. Ничего не скажешь, он выдался плодотворным, не говоря уже о примирении с Лили. На концерте он встретил лорда Синклера и подтвердил нелестное о себе мнение: достаточно оказалось простого присутствия знойной красавицы, которую он держал под руку. Сначала Дерека оскорбляло отношение графа к нему как к типичному недалекому кавалерийскому офицеру, но вскоре он перестал обращать на это внимание.

Черт, всегда неплохо, когда враг недооценивает тебя! Появление в свете с миссис Коутс или другой готовой на все особой помогало поддерживать полезную иллюзию. Если Синклер считает его полоумным дикарем, у которого в голове одна выпивка и женщины и кем, следовательно, легко манипулировать, значит, вскоре он потеряет всяческую осторожность и позволит Дереку выяснить, что случилось с тремястами тысячами фунтов.

Пока что ответы и деньги не находились.

Эту прошедшую неделю Ланди держал его в курсе всего, что происходило на заседаниях комитета за плотно закрытыми дверями. Если верить Эдварду, Синклер по-прежнему был полон решимости держать все случившееся в тайне и решить дело в узком кругу, без вмешательства министерства внутренних дел, которое, вне всякого сомнения, потребует официального расследования: процесс медленный и утомительный.

Ни у кого не было времени для этой бессмыслицы. Люди нуждались в деньгах. Прямо сейчас.

В любом случае Ланди сообщил, что у них состоялось еще одно закрытое собрание. Синклер выразил свое недовольство, требуя, чтобы виновный признался и немедленно возместил «позаимствованные» деньги.

Пока что они решили дать неизвестному расхитителю ровно одну неделю, чтобы собрать украденную сумму и вернуть в фонд. Тогда деньги выдадут немедленно и комитет не будет покрыт позором.

Приказ Синклера мог принести быстрые результаты, но Дерек решил заранее приготовиться к неудаче. Если похититель не будет найден, значит, его задача — начать расследование финансовых дел каждого члена комитета. Пока что он понятия не имел, как это сделать. Он не привык к закулисным интригам.

Все члены комитета казались богатыми, но внешнее впечатление может быть обманчивым. Ему придется найти способ сорвать маски и понять, кто из этих людей оказался в финансовой пропасти и похитил государственные деньги. Похоже, для начала надо будет бегло осмотреть дома и владения членов комитета: узнать, какое количество слуг находится в их распоряжении, не были ли недавно сделаны крупные покупки, нет ли каких-то долгов, вложений и так далее.

Последние несколько дней Ланди работал над списком имен тех, кто помогал управлять финансами членов комитета: поверенных, секретарей, земельных агентов, банкиров. Дерек намеревался при необходимости допросить каждого.

Заставить их говорить будет нелегко. Но если суметь довести до их сведения всю серьезность дела и вероятность их соучастия в преступлении, карающемся смертной казнью, они скорее всего смогут стать превосходными источниками информации.

О да, он намерен изучить каждого. Проверить всех, пока не сумеет исключить невиновных и сузить список подозреваемых.

Он все еще не понял, каково место Ланди в этом списке. Может ли он доверять предполагаемому союзнику? Эд, казалось, готов был помочь, но, с другой стороны, возможно, всего лишь намеревался сбить его со следа.

Пока что Дерек молился, чтобы Ланди оказался невиновным. Хотя бы ради Лили. Он боялся, что ей грозит опасность.

Его немного успокоила встреча с лордом Фэллоу. Недавно закончивший политическую карьеру стройный седовласый граф был известен своей порядочностью, и если такой человек, как Фэллоу, счел возможным оказывать Ланди покровительство, это уже само по себе прекрасная рекомендация… как и военная служба последнего.

Армейская жизнь научила его, что нельзя пускаться в подобные предприятия в одиночку.

Поэтому Дерек, хоть и не слишком охотно, поместил Ланди в конец списка.

Возможно, сегодня он найдет еще одного подозреваемого, которого сможет обвинить.

Он надеялся на это. Ради Лили.

Не может же он позволить ей выйти за расхитителя, которому грозит виселица! Ее доброе имя будет навеки запятнано позором, если разразится скандал и выяснится, что она каким-то образом связана с преступником. Ее репутация будет погублена.

Дерек не мог допустить, чтобы с ней случилось такое несчастье. Отныне он будет наблюдать за каждым ее шагом, хочет она этого или нет.

И если Ланди окажется виновным, Дереку придется последовать совету старшего брата и самому жениться на прелестной золотоискательнице.

Вскоре Дерек увидел вдалеке дорогой особняк. Заехав в гущу деревьев, он спешился и привязал коня. Проверил, на месте ли захваченное с собой оружие. Через несколько минут он уже ловко карабкался по ограде.

Глава 9

Дерек Найт становился проблемой.

Наутро, не успела Лили проснуться, как перед глазами встало его лицо. Тихо вздохнув, она уставилась в потолок.

Нет. Так не пойдет!

Она отказывается желать то, чего не может иметь!

Одевшись, она спустилась вниз, чтобы позавтракать вместе с крестной. За яичницей и тостами она удивила миссис Клируэлл, предложив проехаться по магазинам.

Путешествие по лавкам Бонд-стрит заставило ее одуматься и увидеть ситуацию в истинном свете. Когда-нибудь великий род Балфуров благодаря ее жертве вновь обретет богатство и собственное достоинство. Ее совесть наконец будет чиста, воспоминания о давнем позоре померкнут, и когда она выйдет за Эдварда, все модные безделушки, обременяющие полки магазинов, будут вполне ей доступны. И тогда она вновь возвысится в глазах матушки.

Лили позволила себе задержаться в лавках модисток, специализировавшихся на подвенечных нарядах.

Но Дерек прав. Чего ждет Эдвард? Почему не делает предложение?

Пощупав отрез роскошной ткани цвета слоновой кости, Лили отбросила сомнения и уселась за низкий столик посреди модной лавки, решив рассмотреть эскизы свадебных платьев.

Эдвард, несомненно, скоро попросит ее стать его женой. А пока она составит план: в конце концов, какая девушка не любит помечтать о дне своей свадьбы?

Нужно обдумать, какой будут фата и прическа, найти самые красивые атласные туфельки, белые шелковые чулки, кружевные подвязки, дорогой корсет и пышные нижние юбки.

Медленно переворачивая страницы альбома модистки, Лили вспоминала слова последнего увлечения Дерека, богатой красивой вдовушки, которая в ответ на его шутливое предложение выйти замуж ответила: «Дорогой, вы понятия не имеете, через что мне пришлось пройти».

Лили не хотелось думать о том, что пришлось вытерпеть миссис Коутс, чтобы стать наследницей покойного мужа.

Тем временем миссис Клируэлл уговорила модистку позволить им взглянуть на заказанные платья.

Глядя на элегантные туалеты, Лили видела лицо не Эдварда, а совсем другого человека, стоявшего рядом с ней у алтаря.

О, ради всего святого!

Она вообще недостойна носить белое в день свадьбы!

— На мой вкус, это немного аляповато, — пробормотала она крестной, когда модистка отошла, чтобы обслужить других леди.

Миссис Клируэлл не сводила глаз с роскошного розового платья.

— Рано или поздно мне нужно сделать выбор, — вздохнула Лили.

Крестная проницательно взглянула на нее.

— Совершенно верно, дорогая.

— Почему бы нам не отправиться в книжную лавку? Дамские журналы могут дать мне какие-то идеи относительно свадебного платья.

— Прекрасная мысль, дорогая. Вперед.

Они поблагодарили женщину и вышли из лавки. Лили взяла крестную под руку.

Выйти замуж за Дерека Найта? Господи, да как эта мысль пришла ей в голову? Самый надежный способ погубить свою жизнь!

Дверь книжной лавки была гостеприимно распахнута. Горстка зевак столпилась у витрины, смеясь над выставленными там последними карикатурами.

Лили с крестной вошли в лавку и стали искать дамские и модные журналы с последними моделями подвенечных платьев.

Внезапно Лили прикусила губу, пораженная еще одной причиной, по которой брак с Дереком Найтом был абсолютно неприемлем.

Весь смысл замужества с богатым глупцом был в том, чтобы получить доступ к состоянию мужа без необходимости объяснять прискорбную потерю девственности до свадьбы. Но Дерек далеко не глуп, а значит, непременно потребует объяснений.

Лили вздрогнула при мысли о том, что эта мерзкая история выползет на свет Божий. К горлу подступила тошнота.

И все же она не могла не гадать, как майор отреагирует на историю о наивной девушке, обманутой красивым, но бессовестным повесой. Наверное, слишком легко представить, как отреагирует такой дикарь, как майор. Скорее всего отыщет лорда Оуэна Мастерса и без дальнейших вопросов разорвет голыми руками.

Ну и ну! Оказывается, она находит некоторое удовлетворение при одной мысли об этом. Впрочем, Лили понимала, что это всего лишь мрачная, мимолетная фантазия.

— А вот и то, что ты искала, — обрадовалась миссис Клируэлл, беря с полки журнал «Ла бель ассамбле» и протягивая его Лили. — Их колонка «Зеркало моды» может напечатать что-то для тебя. А вот и еще кое-что. Новый «Ледиз мансли мьюзиэм». Ты не хочешь есть, дорогая? Я немного проголодалась. Мы как раз проходили мимо небольшой кофейни…

Неожиданно она осеклась и едва не упала, когда какой-то малыш врезался в нее и не оглядываясь помчался по узкому проходу между книжными полками.

— О Боже! — воскликнула миссис Клируэлл, когда Лили поспешно поддержала ее под руку.

Послышались чьи-то шаги.

— Мэтью! Немедленно вернись. Прошу прощения, леди. Мне очень жаль. Мой племянник немного неуправляем.

Все еще поддерживая миссис Клируэлл, Лили бросила на незнакомца негодующий взгляд, но тут же широко раскрыла глаза.

— Мисс Балфур! М-миссис Клируэлл, — ахнул Дерек и, поколебавшись, добавил: — Прошу прощения, мне нужно поймать племянника. Если он сбежит, сестра оторвет мне голову.

— Может, вам помочь? — предложила Лили, но майор уже исчез.

Миссис Клируэлл и крестница обменялись нерешительными улыбками.

— Ребенок его сестры? — прошептала Лили.

— Этот маленький озорник — будущий маркиз? — удивилась крестная.

Обе рассмеялись и пошли следом за Дереком. Вскоре они обнаружили дядю с племянником. На этот раз майор крепко держал пятилетнего мальчика за руку.

— Мэтью, — строго сказал он, — извинись перед дамами за то, что едва не сбил их с ног.

Мэтью поднял огромные карие глаза и умоляюще уставился на дядю. Тот неумолимо покачал головой.

— Прошу прощения, — тяжело вздохнув, пробормотал малыш.

Лили с самым серьезным видом кивнула. Но миссис Клируэлл не сдержала улыбки.

— Ничего страшного, мой юный сэр, но впредь смотри, куда бежишь. Можно упасть и разбить себе голову.

Лили и Дерек тоже обменялись улыбками, глядя друг другу в глаза чуть дольше, чем позволяли приличия.

Ее сердце выскакивало из груди. До чего же она рада видеть его! И кажется, сейчас краснеет.

Тем временем ее дуэнья старалась очаровать Мэтью.

— Ты, должно быть, очень умный мальчик, если попросил дядю привести тебя сюда, чтобы купить книги!

— Мы искали… э… более спокойных занятий, — вмешался Дерек. — Моя сестра неважно себя чувствует, и я решил увести его и дать ей возможность отдохнуть. Дома он от нее не отходит.

Лили уставилась на него, довольная его внимательностью к своей семье.

— Ты нашел что почитать, Мэтью? — спросила миссис Клируэлл.

— Нет, зато я могу взобраться на самую верхнюю полку! — деловито ответил мальчик.

— Мэтью! — воскликнул Дерек. — Я уже запретил тебе взбираться на полки! Видите ли, дамы, мы искали книгу о животных.

— Я тигр! Р-р!

— О Боже! — с деланным страхом воскликнула миссис Клируэлл.

Дерек покачал головой:

— Да, знаю, трудно представить, что в один прекрасный день он станет пэром!

— Мы все были когда-то маленькими, майор, — со смехом ответила Лили. — Говорите, он сын вашей сестры?

— Лорд Гриффит овдовел до того, как женился на моей сестре. Мать Мэтью была первой женой маркиза.

— Так бедное дитя — сирота? — сочувственно ахнула миссис Клируэлл.

— Уже нет. Теперь у него другая мать, и он ее обожает.

Мэтью расплылся в улыбке.

Лили с непонятной радостью наблюдала, как потеплел взгляд Дерека, когда тот говорил о своей семье. Очевидно, он очень любит родных.

Она повернулась к мальчику:

— А что ты будешь делать, когда станешь тигром, Мэтью?

— Буду отпугивать плохих людей от маленьких деток, мисс, — серьезно ответил он, но тут же, просветлев, добавил: — А потом я их съем!

— Ну и ну! — воскликнула миссис Клируэлл, прижимая руку к сердцу.

— Последнее время ему нелегко пришлось, — тихо пояснил Дерек. — Менее месяца назад его едва не похитили!

— Какой кошмар! — выдохнула Лили.

— Да, его отец нажил немало врагов на дипломатической службе. Но теперь все хорошо. Мы надеемся, Мэтью поймет, что сейчас он в безопасности и жизнь вновь стала прежней. Он наконец выходит из своей раковины, как вы, возможно, заметили.

— Уверена, что с вами он чувствует себя в безопасности. — Миссис Клируэлл просияла.

Дерек скромно улыбнулся, но при этом заметил пристальный взгляд Лили.

— Вижу, вы нашли подходящие книги, — произнес он, меняя тему.

Лили густо покраснела.

— Всего лишь дурацкие модные журналы, — пробормотала она, стараясь небрежно спрятать их за спину.

— С подвенечными платьями, — мило добавила миссис Клируэлл.

Лили поежилась.

— Вот как? — бросил Дерек.

— Как насчет вас, майор? — Спеша отвлечь его, Лили показала на маленький томик в дешевом переплете, который он засунул под мышку.

— Это? О, ничего особенного, — пробормотал он.

— «Замок Отранто»[2]? — прочла она, не веря глазам. — Вы, майор, подумать только, а я считала вас человеком рассудительным!

Миссис Клируэлл расхохоталась.

— А кто читает безмозглые модные журналы? — отпарировал он. — Может, это не образец литературы, но мне нравится… читать на ночь. Помогает заснуть.

— Заснуть? И вы способны спать после столь кровожадных историй? — поддела Лили. Очевидно, храбрый майор был совершенно уничтожен тем, что его уличили в любви к готическим романам! — Кузина Памела была бы очень довольна, — продолжала Лили, подтолкнув миссис Клируэлл.

— Еще бы! — отозвалась крестная.

— Кто такая кузина Памела? — осведомился Дерек.

— Мою двоюродную сестру зовут Памела. — Лили язвительно усмехнулась.

Он наклонил голову и послал ей предостерегающий взгляд.

— Она пишет готические романы, — добавила Лили сценическим шепотом, не упуская возможности поиздеваться над ним.

— В самом деле? — воскликнул Дерек с искренним интересом. — И ее книги публикуются?

— Господи милостивый! Конечно, нет, — иронически усмехнулась Лили. — Леди не пишут романы.

— Но вы только что сами сказали…

— Тем не менее.

Дерек вопросительно вскинул брови:

— Если бы ваша кузина продавала свои книги под псевдонимом, помогло бы это облегчить положение семьи?

Очевидно, теперь их отношения были настолько дружескими, что они даже могли шутить насчет роковых неудач Балфуров.

По какой-то странной причине Лили не оскорбилась.

— Дорогой майор, — беспечно ответила она, — когда все, что осталось у семьи, — фамильная честь, ее лучше всего охранять самым строжайшим образом.

— Да, но нельзя же лишать страждущих читателей достойного развлечения! Разве книги вашей кузины так уж плохи?

— Они ужасающи. Жуткие. Кошмарные.

— Превосходно!

— Во всяком случае, они лучше, чем эта, — улыбнулась Лили, испытывая гордость за свою чудаковатую кузину. — И если вам так уж нравятся кошмары, милый читатель, предлагаю выпить на ночь чашку теплого молока.

— Ерунда! — рассмеялся он с некоторой неловкостью, и Лили едва успела ее заметить.

— Э… Мэтью! — позвала миссис Клируэлл, стараясь привлечь внимание майора к его озорному племяннику.

Дерек поспешно снял мальчишку с полки и посадил себе на плечи, откуда тот не мог сбежать.

Лили, улыбаясь, смотрела на Мэтью. Когда-то отец вот так же носил ее на плечах…

— О, я умираю с голоду! — неожиданно воскликнула миссис Клируэлл. — Майор, вы уже были в знаменитом «Гантере»?

— Нет, только слышал о нем.

— Мэтью, тигры едят мороженое?

Будущий маркиз торжествующе выбросил кулак в воздух:

— «Гантер»! Ура-а!

Здесь, в самом сердце фешенебельного Мейфэра, сладкие запахи самого известного кафе-мороженого наполняли воздух на Беркли-сквер. Было совершенно невозможно пройти мимо.

У всех сразу потекли слюнки. Они вошли в переполненное кафе и вскоре опьянели от ароматов ванили и корицы. В кондитерском отделе были выставлены соблазнительные пирожные и торты, прилавок деликатесов у противоположной стены предлагал огромное разнообразие копченых мясных изделий и сыров. А как пахли кофе и чай! Они, не тратя времени, встали в очередь.

— Смотрите, мисс Балфур, у них есть и свадебные торты! Весьма соответствует предмету ваших сегодняшних поисков, — с дьявольской улыбкой заметил Дерек.

— О да. «Гантер» знаменит своими свадебными тортами! — сообщила миссис Клируэлл Лили.

Тут Мэтью неожиданно подскочил к стеклянной витрине, где был выставлен великолепный многоярусный свадебный торт.

— Вот это да! — в упоении воскликнул малыш, прижавшись носом к стеклу и поедая глазами остальные кондитерские изделия: сливовые пироги, бисквиты с великим разнообразием кремов и огромное количество сортов конфет.

— Долг призывает, — сухо объявил Дерек, направляясь к племяннику. Пока леди терпеливо ждали в очереди, майор устроил Мэтью короткую экскурсию по кафе. Лили полюбовалась еще одной стеклянной витриной, в которой была выставлена чаша с сырным фондю. Рядом лежали аккуратно нарезанные кусочки хлеба, которые следовало обмакивать в расплавленный сыр. Рядом с этой витриной была еще одна, где выставлялись специально упакованные обеды для пикников.

Мэтью засыпал дядю бесчисленными вопросами, пока продавцы суетились, раскладывая в коробки ломтики мяса, дичи и сыра, виноград и шампанское, чтобы отдать все это ожидавшим лакеям какого-то богатого покупателя.

Официанты бегали туда-сюда, чтобы принести мороженое сидевшим в парке людям. Другие собирали подносы, грязные ложки и пустые стеклянные креманки.

Дерек привел своего подопечного, как раз когда подошла их очередь.

— Только взгляни, какое изобилие сортов! — потрясенно пробормотал он, поднимая Мэтью повыше, чтобы тот увидел, как черпают мороженое из больших фарфоровых чаш. — Что мы возьмем?

— Я буду персиковый шербет, — объявила миссис Клируэлл.

— Мятное! — закричал Мэтью.

— А вы, мисс Балфур?

— Хм… я становлюсь настоящей авантюристкой. Белая смородина.

Пряча улыбку, Дерек обратился к официанту:

— Один шарик миндального и один фисташкового для меня.

— Ты берешь два? — позавидовал Мэтью.

— Только на случай, если мисс Балфур не понравится белая смородина. Кстати, как поживает Эдвард? — добавил он еле слышно.

Лили покачала головой, смеясь над таким внезапным коварством.

— Хорошенько подумав, я все-таки решила взять ванильное, — сказала она официанту.

— Ванильное? — фыркнул Дерек. — Какая проза!

— К вашему сведению, ванильное мороженое — самое вкусное.

— По-моему, миссис Клируэлл, она сама не знает, чего хочет, — пожаловался Дерек.

— Совершенно верно, майор, — хихикнула та.

— Если вы немного помолчите, может, мне удастся спокойно подумать, — раздраженно бросила Лили, пытаясь определить, какое мороженое предпочитает.

Все казалось таким соблазнительным!

— Ананас! — объявила она наконец.

— Ах, благородный ананас, — одобрительно кивнул Дерек.

— Символ гостеприимства, — подхватила миссис Клируэлл.

— И когда только вы уйметесь! — пожурила Лили.

— Сейчас принесем, — пообещал раздраженный официант, которому не терпелось избавиться от веселой компании.

Миссис Клируэлл потянулась за ридикюлем, но Дерек, хмурясь, остановил ее и заплатил за всех. Поблагодарив его, они вышли на улицу и уселись в открытой коляске миссис Клируэлл, которую кучер остановил в тени растущих на площади деревьев. Миссис Клируэлл уверяла, что только так едят мороженое истинные лондонцы.

Мэтью набросился на лакомство, съел несколько ложечек, но тут его внимание привлек ползущий по земле жук.

Он наклонился, чтобы лучше рассмотреть насекомое, и шарик мороженого, выкатившись из креманки, плюхнулся у его ног.

Мэтью в панике уставился на дядю, а жук тем временем мудро предпочел распустить крылья и улететь.

— О нет! — сочувственно воскликнула миссис Клируэлл. Нижняя губа малыша задрожала. Он явно собирался заплакать.

— О, Мэтью, можешь съесть мое мороженое, — немедленно предложила Лили, протягивая свою креманку. Но тут вмешался Дерек.

— Вздор! — заявил он и не колеблясь нагнулся, подхватил начавший таять шарик и сунул обратно в креманку Мэтью.

Тот в тревоге воззрился на него.

Лили тихо ахнула.

А Дерек просто вынул из кармана платок и вытер пальцы.

— И что? Его вполне можно есть, — сообщил он потрясенному племяннику. — Не веришь?

Мэтью, разинув рот, следил за каждым его движением.

— Ешь, — приказал майор. — Говорю тебе, на войне я ел и не такое.

— Вы уверены? — с сомнением пробормотала Лили, видя, что Мэтью, отбросив страхи, энергично принялся за мороженое. — Надеюсь, он не подхватит какую-нибудь болезнь.

— Не волнуйтесь, все обойдется. Немного грязи ему не повредит.

Ох уж эти мужчины!

— Мороженым, подобранным с лондонского тротуара, еще никто не отравился. Нельзя чересчур нянчиться с детьми — это портит любого уважающего себя мальчишку! Не так ли, Мэтт?

— Да, сэр, — кивнул малыш.

Лили с тайным удовольствием наблюдала за Дереком.

— Итак, у вас собственная теория воспитания детей?

Глаза майора весело сверкнули:

— Собственно говоря, она мало отличается от муштровки солдат. Цель — превращение беспечных, необученных юнцов в закаленных солдат. Именно этим я и занимаюсь, мисс Балфур. Конечно, Мэтью немного моложе тех, кого обычно мне присылают. Взгляните на него!

— Повезло ему, что вы у него есть, — тихо заметила Лили.

— Скоро мне придется отвезти его домой, — помолчав, вздохнул Дерек. — Собственно, я тут подумал… почему бы вам не поехать со мной? Я познакомил бы вас с Джорджианой.

— Но вы сказали, что ее светлость неважно себя чувствует.

— Ее светлость? — фыркнул Дерек. — Ах да, я и забыл. Еще не привык, что у нее появился титул. Дома, между своими, мы зовем ее просто Джорджи. Леди Гриффит? Очень пышно!

— Но я не хочу беспокоить вашу сестру, когда она больна.

— Она не больна, мисс Балфур, — заверил Дерек и, понизив голос, добавил: — Она ждет ребенка.

Лили залилась краской и тихо ахнула. Дерек довольно усмехнулся:

— В любом случае утро уже давно прошло, и теперь ей стало легче. Не так ли, миссис Клируэлл?

— Трудно сказать, — пожала плечами крестная. — Все женщины разные.

— Поедем со мной и узнаем, принимает ли сегодня ее светлость.

Лили растерянно взглянула на крестную.

— Для нас большая честь познакомиться с леди Гриффит, — объявила миссис Клируэлл. — Если, конечно, она достаточно здорова, чтобы принять нас.

— Превосходные новости! Мэтью, ты уже доел мороженое? Готов вернуться домой к маме?

Малыш радостно кивнул, сунул креманку и ложку в руки Дереку и забрался в экипаж.

— Кому-то необходимо выспаться, — констатировала миссис Клируэлл.

Когда Дерек наконец уселся напротив нее, сердце Лили тревожно забилось. Казалось, даже душа ее трепетала.

Боже, помоги ей!

По пути миссис Клируэлл занимала Мэтью веселым разговором. А вот Лили не поднимала глаз. Когда же осмелилась покоситься в сторону Дерека, обнаружила, что он наблюдает за ней.

И она остро ощутила силу, мощь и жар его взгляда.

Эдвард никогда так на нее не смотрел.

Она то краснела, то бледнела, не в силах с собой совладать. Попыталась отвести глаза, но не смогла.

Господи, почему он производит на нее такое воздействие? Ведь он даже ее не коснулся!

Глава 10

— Это мой дом! — вскричал Мэтью, показывая на высокое здание из светлого портлендского песчаника с темно-красными дверью и ставнями.

Лили с любопытством оглядела дом.

Малыш взбежал по ступенькам. Дверь открылась прежде, чем он успел постучать. На пороге стоял приземистый лысеющий дородный дворецкий, удивительно походивший на старого доброго эльфа.

— Мистер Тук! — завопил Мэтью, бросившись к нему.

— Добрый день, лорд Эйлсуорт, майор.

Мистер Тук распахнул дверь пошире. Дерек подвел дам к входу.

— Мы с Мэтью нашли по дороге двух бездомных, — с широкой улыбкой объявил он дворецкому. — Это мои друзья, миссис Клируэлл и мисс Балфур. Моя сестра принимает? Я бы хотел познакомить с ней дам.

— По-моему, принимает, сэр, хотя я не уверен. Леди, прошу вас.

Широко улыбаясь, он показал на выложенный мрамором холл.

Глаза Лили широко раскрылись. Сдержанная элегантность фасада не подготовила ее к роскоши интерьера. Да это настоящий дворец!

И среди всего этого великолепия маленький, измазанный мороженым мальчик весело бегал за пятнистым, бодро вилявшим хвостиком щенком. Радостные вопли малыша и лай щенка эхом отдавались от стен холла.

— Кто это поднял такой переполох? — донесся сверху низкий приятный голос.

Лили удивленно вскинула голову. Мэтью последовал ее примеру.

— Дедушка! — закричал мальчик.

По лестнице спускался высокий представительный джентльмен лет шестидесяти, седовласый, но стройный и красивый, с лучащимися весельем голубыми глазами.

— Иди-ка поздоровайся, маленький проказник!

Мэтью помчался к нему и утонул в крепких объятиях. Дерек подвел дам к джентльмену.

— Отец, — учтиво приветствовал он.

Джентльмен рассеянно глянул на Дерека, по-прежнему держа на руках Мэтью.

— Здравствуй, сын.

— Не ожидал, что вы все еще здесь.

— Я и сам не ожидал, но ты знаешь, как мы любим поговорить!

Лили не понимала, почему так удивлена, узнав, что этот впечатляющий джентльмен — отец Дерека. Но чего она ожидала?

Дерек немедленно представил их отцу, лорду Артуру Найту, младшему брату герцога Хоксклифа. Опустив Мэтью на пол, лорд Артур поклонился леди.

— Где мама? — спросил малыш, дергая деда за рукав сюртука.

— В Голубой гостиной.

— Как полагаете, Джорджиана примет нас? — спросил Дерек.

— Советую пойти и спросить, — улыбнулся отец.

— Я так и сделаю. Пойдем, Мэтт, повидаемся с твоей мамой. Я сейчас вернусь, леди.

— Прошу прощения, мисс Балфур, — начал лорд Артур, когда Дерек ушел, — вы, случайно, не родственница виконта Балфура? Он мой старый друг.

— Вы имеете в виду Ноа Балфура, милорд?

— Именно. Так вы его родственница?

— Он был моим дедом! — удивленно воскликнула она.

— Ваш дед?! Клянусь Юпитером, сколько лет мы не виделись? Добрый старый Балфи! Мы часто играли в карты в «Уайтсе», прежде чем я отплыл в Индию в поисках удачи.

Лили потрясенно воззрилась на него. Балфи?!

— Так как же поживает старый черт?

Лицо Лили омрачилось.

— О, лорд Артур! — Она едва сдерживала слезы. — Мне тяжело говорить, но два месяца назад он скончался.

— Не может быть! Мне очень жаль. Какая потеря!

Лили кивнула. Миссис Клируэлл погладила ее по плечу.

— Хорошие новости! — весело объявил Дерек, возвращаясь в холл. — Джорджи достаточно хорошо себя чувствует для короткого визита.

— Уверены, майор? Не хотелось бы беспокоить леди Гриффит…

— Нет, она действительно хочет познакомиться с вами! Поверьте, миссис Клируэлл, если бы моя сестра чувствовала себя плохо, она так и сказала бы.

— Совершенно верно, — вздохнул лорд Артур. — Моя дочь никогда не боялась высказывать все, что думает.

— Если не считать того случая, когда она влюбилась в Гриффа, — поправил Дерек. — Если бы не я, они никогда не были бы вместе.

— Это правда? — уточнила Лили, не понимая, шутит он или говорит серьезно.

— Разумеется, правда! — воскликнул он. — Я подал ему мысль жениться на ней.

— А вот это преувеличение, — покачал головой лорд Артур. — Не слишком доверяйте ему, леди.

— Погодите, отец, — рассмеялся Дерек, — мои способности свата еще пригодятся, когда я отыщу даму для вас.

Лили немного растерялась, заметив хитрый взгляд, брошенный на миссис Клируэлл. К величайшему изумлению, крестная густо покраснела.

Один лорд Артур ничего не заметил.

— Очень великодушно с твоей стороны, сын, — сардонически усмехнулся он. — Но сначала тебе придется найти славную молодую леди для себя! Хм…

Настала очередь Лили краснеть. Очевидно, лорд Артур не знал, что она почти помолвлена с другим.

Дерек, ничего не ответив, остановился у двери Голубой гостиной в ожидании, пока войдут остальные.

Выбор леди Гриффит говорил сам за себя: эта комната в отличие от остальных была просто и очень уютно обставлена. И сама хозяйка была поистине неотразима: черноволосая красавица с фарфоровой кожей. Когда они вошли, она держала на коленях Мэтью.

— Ты такой липкий, — пожурила она малыша.

Позади леди Гриффит стоял ее муж, опираясь о спинку стула.

Дерек представил всех присутствующих, но Лили невольно заметила устремленный на брата растерянный взгляд Джорджианы, когда тот назвал ее имя.

— Мы ненадолго, — объявила леди Клируэлл. — Всего лишь хотели сказать, что у вас чудесный сын. Мы были очень рады обществу лорда Эйлсуорта.

— Правда? — обрадовалась леди Гриффит, гладя Мэтью по головке. — Жаль, что я не смогла поехать с вами сегодня. Обычно я так не устаю… но… дело в том, что мы ждем… одного чудесного события.

Покраснев, она коснулась руки мужа.

Поздравляя счастливую пару, Лили заметила, как лорд Гриффит украдкой стиснул пальчики жены, и сердце ее сжалось.

Настоящий брак.

Не тот фарс, который будет у нее с Эдвардом.

— Вы трудно переносите свое состояние, миледи? — сочувственно спросила миссис Клируэлл.

— О, просто ужасно, — призналась Джорджиана. — Но мой врач клянется, что через несколько недель все пройдет.

Лили опустила голову, тоскуя о счастье, которого у нее никогда не будет.

— Дерек, — небрежным тоном окликнул лорд Гриффит, — ты уже подумал о новой должности? Той, о которой мы говорили на прошлой неделе?

— Грифф, мое решение принято! — отрезал Дерек. — Это хорошее предложение, но я не готов всаживать пулю в каждого полоумного политика. Вообще-то они и не стоят этого… учти, я не говорю о присутствующих.

— Мы всеми силами стараемся удержать моего брата в Англии, — жалобно пояснила Джорджиана. — Йен пытался соблазнить его завидным постом в министерстве иностранных дел. Он будет обеспечивать дипломатическую безопасность высоким лицам, приезжающим к Сент-Джеймсскому двору[3].

— Понятно, — кивнула миссис Клируэлл.

Дерек громко фыркнул:

— Они заставят меня бегать за ними по всему двору, как перекормленного пуделя! Ни за что.

— Возможно, вы поможете нам убедить его, мисс Балфур.

— Я готов дать ей такую возможность, — протянул с улыбкой майор.

— Дерек! — воскликнула сестра, прикрывая ладонями уши Мэтью. — Прекрати свои выходки! Здесь ребенок! Как не стыдно! Прошу прощения за брата, мисс Балфур! Он всегда воображает себя великим остроумцем! Может, Сент-Джеймсскому двору нужен новый шут?

— Это еще что такое? — нахмурился Дерек.

— Собственно говоря, миледи, думаю, что вы правы и майор будет прекрасно выглядеть в шапке с рожками и колокольчиками, — объявила она, многозначительно глядя на Дерека. Его отец и сестра весело рассмеялись.

— Видите, что мне приходится терпеть?! — с притворным негодованием воскликнул он. — И потом еще удивляются, почему я возвращаюсь в Индию!

Лили усмехнулась, выразительно покачивая головой.

— Спасибо за все, — вмешалась миссис Клируэлл, — но нам пора.

Лили кивнула, не желая утомлять хозяйку.

— Я тоже ухожу, — объявил Дерек. — Провожу вас, дамы.

Нагнувшись, он поцеловал сестру в щеку и повел женщин вниз. Они снова прошли через огромный холл и оказались на улице.

— Куда вы направляетесь, майор? — поинтересовалась миссис Клируэлл.

— Домой. Я живу в Олторпе.

— В таком случае вы должны позволить мне доставить вас до самого крыльца.

— Не хотелось бы навязываться…

— Вовсе нет… Пиккадилли, не так ли? Так я и думала. Это нам по пути.

— В таком случае я согласен, — широко улыбнулся Дерек, и все трое уселись в коляску.

По пути он показал на Найт-Хаус, фамильный дворец семьи Найт, по сравнению с которым дом Гриффитов казался почти скромным. Здесь жили несколько поколений герцогов Хоксклиф.

Прислушиваясь краем уха к его рассказу, Лили перебирала в памяти этот чудесный день и гадала, удастся ли когда-нибудь провести с ним еще немного времени.

Отметив, что лошади перешли с рыси на шаг, Лили вскинула глаза и увидела перекресток, запруженный стоящими экипажами. Кучер остановил коней.

— Вероятно, сломался какой-то экипаж, — пробормотал Дерек.

Лили встревоженно покачала головой:

— Надеюсь, это не несчастный случай.

— Что было бы неудивительно, если вспомнить, как лихо молодые сорвиголовы летят по мостовым, — неодобрительно заметила миссис Клируэлл. — Скачут как безумные. Кто-то из них, наверное, сбил беднягу пешехода.

Дерек помрачнел и внезапно встал.

— Пойду посмотрю, не нуждается ли кто-то в помощи.

И коляска, и остальные экипажи двинулись со скоростью улитки. Причина происходящего вскоре стала очевидной: перегруженный экипаж с горой багажа и вопящими пассажирами. Из каждого окна высовывались головы. Наиболее нетерпеливые кричали вознице:

— Давай двигайся!

— Подстегни свою клячу!

Лили широко раскрыла глаза, заметив Дерека, стоявшего рядом с одной из лошадей. Тощая, изможденная гнедая еле держалась на ногах. То ли больная, то ли раненая, она была не в силах тащить дилижанс. Только сбруя не давала ей упасть. Бедняжка дрожала, вращала обезумевшими от страха глазами и жалась к Дереку, словно почуяв единственную добрую душу, готовую прийти на помощь. Рыжая шкура потемнела от пота, спина была покрыта кровоточащими рубцами от ударов хлыстом.

— Проваливай! — вопил на Дерека дюжий кучер с козел.

Майор пронзил кучера гневным взглядом и ткнул в него пальцем:

— Если ты хотя бы раз ударишь несчастное животное, я покажу тебе, что такое настоящая трепка!

— Не смей мне угрожать! И убирайся прочь от моей лошади!

— Я сейчас ее распрягу. Лошадь не может идти дальше.

— Черта с два! Воображаешь, будто можешь украсть мою кобылу? Я позабочусь, чтобы тебя повесили за конокрадство!

Теперь к толпе присоединились зеваки, желавшие знать, чем кончится стычка. Джералд, кучер миссис Клируэлл, остановил коляску на противоположной стороне улицу, чтобы дать дорогу тем, кто тащился сзади.

— В таком случае я ее покупаю, — объявил Дерек таким зловещим тоном, что Лили невольно вздрогнула.

— Она не продается! Предупреждаю, мистер, убирайтесь к чертовой матери с дороги!

Кучер, не оборачиваясь, показал на вопящих пассажиров.

— У меня расписание!

— Значит, опоздаешь, — спокойно отрезал Дерек, принимаясь распрягать лошадь.

— Будь ты проклят! — прогремел кучер, и Лили громко ахнула, когда он замахнулся кнутом. Майор схватил его за руку и стащил с козел. Кучер рухнул на землю. Дерек шагнул к неподвижному громиле, но тут сверху спрыгнули форейтор и почтовый охранник и, сыпля проклятиями, помчались к майору.

Окружающие разразились криками, словно зрители на боксерском матче.

Охранник, пользуясь прикладом как дубинкой, замахнулся на Дерека. Но тот блокировал удар и сбил охранника с ног. Форейтор попытался ударить майора в коленку.

Дерек присел, схватил нападавшего за ногу и дернул. Форейтор с криком упал спиной на брусчатку, к великому веселью толпы.

Кучер медленно поднялся и нагнул голову с видом разъяренного быка.

— Давай вставай! — издевался Дерек. — На ноги! Быстрее!

Размахнувшись, он ударил кучера его же кнутом. Тот взвыл от боли.

— Что, не понравилось? — процедил Дерек. — Может, я что-то не так сделал?

Он нанес второй удар.

— Вставай, ничтожество! Посмотрим, как ты выстоишь против того, кто может дать сдачи!

— Дерек! — пронзительно крикнула Лили.

Возможно, он разглядел отраженное в ее глазах собственное бешенство, потому что в следующий миг взял себя в руки.

— Кучер это заслужил! — бросил он и, отойдя от перепуганного негодяя, выбросил кнут.

Дерек отряхнул руки, окинул кучера презрительным взглядом и спокойно принялся распрягать гнедую кобылу. Быстро справившись с делом, он осторожно положил ладонь на холку кобылы и принялся что-то тихо говорить. Лошадь мгновенно успокоилась. Тогда он взял под уздцы хромавшее животное.

Толпа словно по волшебству притихла. Все расступались, давая им пройти.

Через минуту людское море снова сомкнулось за ним. Герой-кавалерист и спасенная им дама в конском обличье скрылись из виду.

Только тогда появились сразу три констебля, и кучер, не теряя времени, направил их по следу Дерека.

— Остановите конокрада! Убийца! — вопил он, продолжая жаться к колесу дилижанса. — Он пошел туда! Какой-то безумец напал на нас и увел одну из моих лошадей. Здоровенный парень с длинными черными волосами! Чего вы ждете! Он уходит вместе с моей лошадью! Видите?!

Он показал на сброшенную сбрую.

— Это правда? — допытывался первый констебль.

— Да, сэр, — кивнул форейтор, который все еще валялся на земле. — Он бросил меня на землю, и я отшиб зад!

В нескольких футах от него лежал охранник и вытирал рукавом сочившуюся из носа кровь.

— Та-ак, — протянул полицейский с мгновенно ожесточившимся лицом. — Парни, вы знаете, что делать! За ним!

Боже, они собираются арестовать Дерека! Лили и миссис Клируэлл обменялись взглядами.

— Они его арестуют! — крикнул кто-то из толпы. С нее довольно!

Лили выпрыгнула из коляски, подобрала юбки и помчалась к констеблям.

— Офицер, остановитесь!

— Мисс? — удивился констебль. — В чем дело?

— Все претензии этого человека — вздор!

— Вот как? Но, судя по виду, кто-то напал на этих людей!

— Уверяю вас, они получили по заслугам! Особенно этот! — объявила Лили, показав на кучера.

Толпа подтвердила ее слова воплями.

— Тот, кого они обвиняют, — заслуженный кавалерийский офицер. И он вовсе не пытался украсть лошадь: совершенно смехотворное обвинение. И кучер это знает! Кому нужен несчастный жалкий мешок костей? Майор сделал это, чтобы спасти животное от жестокости этого негодяя!

— Моей жестокости? — рявкнул кучер. — Он пытался убить всех нас! Этот человек опасен! Его нужно посадить под замок!

— Глупец! Если бы он хотел прикончить тебя, ты давно бы уже был мертв!

— Человек, о котором идет речь, ваш муж, мэм?

— Н-нет, — растерялась она. — Он мой друг.

— Друг? Вот как? — фыркнул кучер. — Что же, моя славная птичка, вам лучше поискать себе нового друга, потому что ваш любовничек отправится в Ньюгейт, где ему самое место.

— Прошу прощения, констебль, я порядочная женщина. И моя компаньонка сидит вон в той коляске! Майор предложил этому человеку купить у него лошадь, но тот из чистого упрямства отказался взять деньги!

— Ха! — торжествующе вскричал кучер. — Значит, вы признаете, что он ушел с моей лошадью? Воровство есть воровство!

Констебль перевел взгляд на кучера:

— Вы предъявляете обвинение, сэр?

— Чертовски верно. Так оно и есть.

Она не позволит им заключить Дерека в тюрьму и, чего доброго, повесить.

— Прежде чем это зайдет далеко, могу я потолковать с вами с глазу на глаз, мистер?.. — заявила Лили, обращаясь к кучеру.

— Джонс. Ладно, только побыстрее!

Констебль кивком разрешил им отойти.

— Во сколько мне обойдется ваше согласие оставить эти глупости?

— Глупости? Имею полное право. Как уже сказано, воровство есть воровство.

— Будьте благоразумны! Вы сами знаете, что дурно обращались с лошадью.

— Я заслуживаю возмещения за все мои неприятности и потерю лошади или предъявляю обвинения.

Этот тип отвратителен! Но его признание ободрило Лили.

— Прекрасно! Вы получите возмещение! Я заплачу вам прямо сейчас, и покончим с этим! Ну сколько может стоить лошадь? Самое большее — несколько соверенов, учитывая, что она и так полумертвая. Вот! — Она сунула руку в ридикюль и вынула все деньги, которые дала ей крестная на булавки.

Кучер взглянул на жалкую кучку серебряных монет и засмеялся.

— Это все, чего стоит для тебя свобода твоего майора, куколка?

— Но это все, что у меня есть, — пролепетала Лили.

Громила прищурился:

— Как насчет сережек в ушах?

Глава 11

Обвинения так и не были предъявлены.

К тому времени как коляска свернула к дому миссис Клируэлл, Лили все еще не отошла от шока. И так и не поверила, что отдала свои серьги ради спасения Дерека Найта.

Но по крайней мере у нее все получилось.

Если честно, Лили не жалела о своем поступке. Невозможно представить этот неукротимый вольный дух заключенным в ужасную клетку в недрах Ньюгейта.

Сидевшая напротив миссис Клируэлл с удивлением взирала на Лили.

— Когда мы приедем домой, дорогая, я заварю чай, и мы с тобой немного поболтаем.

О Господи!

— Да, мэм, — промямлила Лили.

Впрочем, когда коляска остановилась перед крыльцом, оказалось, что неприятности Лили на сегодня не закончены.

У дома стоял экипаж Эдварда.

Боже, она провела целый день с Дереком, а потом это происшествие на перекрестке! Что, если он обо всем узнал? Но каким образом?

И что она должна ему сказать?

Лили едва не задохнулась от паники, ее одолевали ощущение обреченности и сознание собственной вины.

Знакомое чувство. Оно снова вернулось. Теперь Эдвард ее бросит, и что она скажет матери?

Когда Джералд открыл дверцу коляски и опустил металлическую ступеньку, Лили на секунду закрыла глаза, представляя, как будет смеяться свет, узнав, что спесивую девицу Балфур отверг мерзкий гриб-поганка вроде Эдварда Ланди.

Медленно спустившись вниз, Лили побрела к дому. Ничего не поделаешь, нужно взять себя в руки и с достоинством встретить приговор.

Дворецкий провел Эдварда в гостиную, где тот занял едва ли не весь атласный диванчик.

Подходя к нему, Лили вымученно улыбнулась.

— Мисс Балфур, — поклонился Эдвард.

— Мистер Ланди…

Она хотела протянуть руку, но вспомнила, что до сих пор сжимает стопку модных журналов. Тех, что с подвенечными платьями. Пришлось ограничиться вежливым кивком.

— Как поживаете? — осторожно осведомилась она, грациозно усаживаясь напротив.

Миссис Клируэлл остановилась на пороге, взглядом спрашивая Лили, стоит ли ей остаться и поддержать крестницу.

По правилам этикета молодых людей можно было оставлять вдвоем на четверть часа. Лили незаметно кивнула, прося ее уйти. Не стоит, чтобы славная женщина стала свидетельницей ее унижения.

— Пойду прикажу… э… чтобы подали чай, — нерешительно пробормотала миссис Клируэлл и ушла. Впрочем, дверь оставила открытой.

Эдвард откашлялся:

— Мисс Балфур, позвольте задать вам один важный вопрос. Поэтому я и приехал.

— Я слушаю, — серьезно ответила она, складывая руки на коленях. Ей было нечем дышать.

Эдвард потер губы.

— Вчера на концерте вы куда-то исчезали вместе с Дереком Найтом.

Из последних сил сохраняя самообладание, Лили ухитрилась кивнуть.

— Он боялся, что оскорбил меня, когда речь зашла о смерти моего отца в Индии. Майор хотел извиниться.

— Понятно, — пробурчал Эдвард.

— Вы беседовали с лордом Фэллоу. Поэтому я и решила прогуляться с майором к реке.

Не успели слова сорваться с ее губ, как она ощутила нечто совершенно неожиданное. То, что посещало ее не слишком часто. Гнев. Впервые за много-много лет Лили чувствовала себя женщиной, готовой защищать свою честь.

— На что вы намекаете, Эдвард? — спросила она ледяным тоном. — Хотите сказать, что ревнуете?

— Нет, — отмахнулся он, снова испугав ее. — Дело не в этом. Я знаю, вы слишком благоразумны, чтобы позволить нищему щеголю вроде него вскружить вам голову.

Его ответ сбил ее с толку.

Не понимая цели его расспросов, Лили молча ждала.

— Я хочу знать, расспрашивал ли он обо мне.

Лили склонила голову набок, решительно не понимая, куда он клонит.

— Мои дела, мои владения, — продолжал Эдвард. — Моя работа в комитете. Все такое. Мне нужно точно знать, что вы могли сказать ему обо мне.

— Майор Найт ни о чем подобном не спрашивал.

Скорее ад замерзнет, чем она скажет ему, что Дерек также интересовался, почему Эдвард еще не сделал предложение.

— Подумайте, Лили. Вы уверены?

Она сдержанно кивнула.

— Единственный раз он упомянул о вас, когда спросил, понравился ли вам концерт.

— Это правда?

— Я совершенно уверена, — ответила она и наконец позволила себе осторожно спросить: — А в чем дело?

— Я не доверяю ему! — прорычал Эдвард и, поднявшись, шагнул к камину.

Лили удивленно вскинула брови:

— Но… Эдвард! Я думала, он ваш друг.

— Может быть. А может, и нет. Это мы еще посмотрим. — Взгляд его стал мрачным. — Вы должны быть с ним начеку, мисс Балфур.

Беседа с каждой минутой становилась все более странной.

— Вы меня знаете. Я не привыкла ни с кем откровенничать, — сухо ответила она и с величайшей деликатностью осведомилась: — Могу я спросить, почему вы дали мне такой совет?

— Не хочу, чтобы он использовал вас, чтобы добраться до меня, — деловито объяснил он.

Сердце Лили сжалось. Дерек… использует ее? Кажется, ее сейчас стошнит.

— Добраться до вас? — сдавленно переспросила она. — О чем вы?

Нечто непонятное, мрачное и уклончивое блеснуло в глазах Эдварда.

— Ах, вы знаете этих младших сынков аристократических фамилий. Все они плуты и мошенники. Одна спесь и чванство, и ничего за душой. Особенно эти военные. Видели бы вы, как они павлинами расхаживают по Калькутте. Он, должно быть, и набивается мне в приятели, надеясь на то, что я дам ему денег, если он в очередной раз проиграется за карточным столом.

Нет. Это невозможно!

Побывав в роскошном доме его зятя и увидев герцогский дворец, Лили понимала, что все подозрения Эдварда на этот счет абсурдны.

Пытаясь успокоить его страхи, она ослепительно улыбнулась:

— Эдвард, я уверена, что, если бы майор проигрался, ему бы в голову не пришло беспокоить вас. Уж скорее бы он обратился к семье. Вы всегда считаете, что все окружающие пытаются вас одурачить! Бросьте! Я уверена, что он искренне вам симпатизирует. Да и почему бы нет? Вы оба солдаты. Оба служили в Индии…

— О, полагаю, он славный парень, — проворчал Эдвард, немного успокаиваясь. — Но я глаз с него не спускаю и предлагаю вам делать то же самое.

— Прекрасно, я…

— И если он начнет расспрашивать вас о том, велико ли мое состояние, обязательно расскажите мне.

— Не колеблясь, — успокоила она.

Эдвард глянул на дверь, словно желая увериться, что ее дуэнья все еще отсутствует, и уселся на диван рядом с Лили.

— Моя дорогая мисс Балфур, — начал он, дерзко взяв ее за руку, — все эти вопросы не единственная причина, по которой я здесь.

— Есть что-то еще? — пробормотала она.

— Разумеется! Я хотел видеть вас, но это и неудивительно, верно? Вы прекрасно понимаете, что стали моей любимой дамой?

— Разве?

— Ну конечно! Вторая после моей матери. Любимая и единственная.

— Не забудьте мисс Кингсли.

— Ее? — фыркнул Эдвард, слегка покраснев.

— А как насчет вашей новой знакомой мисс Коутс? — настаивала она, разыгрывая ревность. — Прошлой ночью вы были сражены ее красотой.

Эдвард смущенно рассмеялся.

— Но ни одна из них не привлекает меня так, как вы, дорогая Лили… — Он чуть крепче сжал ее руку. — Позвольте доказать мое искреннее восхищение. Могу я… — Недоговорив, он вдруг поцеловал ее.

Глаза Лили потрясенно распахнулись. Не в силах выносить его ласки, она оттолкнула Эдварда и заметила, что у него совсем пьяные глаза.

— Дорогая, — выдохнул он, — простите меня.

— Ничего страшного, — коротко ответила она, отворачиваясь и украдкой вытирая губы.

Услышав громкий кашель миссис Клируэлл у двери гостиной, Эдвард поднялся.

— До свидания, мисс Балфур, — нерешительно выдавил он.

Лили снова сложила руки на коленях.

— Доброго вам дня, мистер Ланди.

Он вышел из гостиной, учтиво попрощался с миссис Клируэлл и исчез.

Едва захлопнулась входная дверь, Лили рухнула на подушки и прижала руку к сердцу. Она испытала невероятное облегчение.

— Он ничего не сказал о серьгах… слава Богу.

— Я слышала, — строго ответила крестная.

— Слышали? — ахнула Лили.

— Я твоя опекунша, дорогая. И мое данное Богом право, нет, мой долг, подслушивать под дверями. Выпей чаю.

Она поставила перед Лили чашку с блюдцем.

— Ты позволила ему поцеловать тебя?

— Да, — нерешительно призналась Лили. — Это был сущий кошмар.

— Я рада! — воскликнула миссис Клируэлл. — Пей чай, дорогая. Ты бледна как простыня.

— Вы так быстро вернулись… — промямлила Лили, взяв чашку.

— Элиза прекрасно нас знает. Она заранее поставила чайник на огонь.

Первый же глоток сладкого чаю немного успокоил ее, что было весьма уместно, потому что Лили скоро понадобилось не только спокойствие, но и выдержка.

Миссис Клируэлл зловеще нахмурилась:

— Дорогая, в любой момент тебе придется принять главное в жизни решение. Сначала поцелуй, потом предложение. Ты должна быть уверена. Ты знаешь, я обожаю тебя, но нельзя выходить за одного мужчину, когда сердце отдано другому. Это неправильно.

Лили растерянно уставилась на нее.

— Мэм, простите, если опозорила вас своим поведением во время этих… уличных беспорядков.

— Ну, видишь ли, любовь заставляет человека творить глупости, — заметила миссис Клируэлл, вставая. — Я ужасно устала. Пойду подремлю.

— Но, миссис Клируэлл, он возвращается в Индию, — вырвалось у Лили.

— Вздор, дитя мое. Планы меняются, — заверила крестная и, обернувшись, подмигнула Лили. — Ни в коем случае не говорите ему о сережках. Его гордость будет задета.

После ее ухода Лили долго сидела на диване, все еще ошеломленная случившимся.

Она совершенно запуталась!

Рассерженно поморщившись, Лили закрыла глаза. Кажется, она попала в ловушку.

«Дерек… я хочу видеть Дерека… Да!»

И тут ее осенило!

Ей стоило бы поехать и узнать, как поживает бедная лошадка!

Спасенная лошадь стояла в конюшне Олторпа. Дерек надежно привязал ее ремнями, скрещенными на груди и не дававшими упасть. Поврежденная передняя нога стояла в ведре с теплой водой, в которой были растворены эпсомские соли. Дерек, в рубашке с подвернутыми рукавами, сидел на табурете, успокаивая кобылу и следя, чтобы та не опрокинула ведро.

Животное поставили в большое стойло в самом конце прохода, подальше от остальных лошадей, до тех пор пока не станет ясно, что кобыла ничем не больна. Прошло всего два часа, а животное уже было не узнать. Вымытая и сухая шкура блестела после обработки щеткой. Конюх осторожно смазал кровавые рубцы специальной мазью. Лошадь досыта накормили отборным ячменем, так что теперь она смотрелась настоящей красавицей.

Дерек, со своей стороны, уже знал, кто станет ее новым владельцем. Кобыла — прекрасный подарок для Лили. Имея собственную лошадь, она меньше будет зависеть от великодушия других: от своей крестной или поклонника. Он знал, как ранит ее гордость необходимость во всем полагаться на других.

Посчитав, что копыто достаточно распарено, Дерек заставил кобылку поднять ногу, отодвинул ведро и принялся растирать ее мягкими чистыми тряпками.

Потом он позволил кобыле поставить ногу на пол и снова погладил ее по холке.

— Как поживает ваша пациентка, майор? — услышал он женский голос.

— Лили! — удивленно воскликнул Дерек, оборачиваясь. — Что вы здесь делаете?

— Навещаю больных. Так делают все благородные леди. Я принесла подарки, — объявила она, вынув морковку из корзинки, висевшей на сгибе ее локтя. — Можно?

— Пожалуйста.

Не в силах оторвать от нее взгляда, Дерек показал на лошадь.

— Вы одна? — изумился он, не заметив ни миссис Клируэлл, ни горничной.

— Я ненадолго.

— Как дерзко с вашей стороны, мисс Балфур.

— Надеюсь, вы не возражаете.

— Ничуть, — искренне заверил он.

— Ну как она? — спросила Лили, всматриваясь в кобылу.

— Можно сказать, она была рада избавиться от этого.

Он показал маленький острый камешек, который, как оказалось, забился под правую переднюю подкову кобылы.

— Вот отчего она хромала.

— Боже, от этого и я бы захромала. Бедная девочка. Надеюсь, с ней все будет хорошо?

— Трудно сказать. Любая рана может оказаться серьезной. Но, надеюсь, мы поспели вовремя.

— Она выглядит воистину счастливой.

Дерек улыбнулся, очарованный румянцем, окрасившим ее щеки.

Лили отставила корзинку, развязала ленты шляпки и, отложив ее, стала угощать кобылку морковью и яблоками. Дерек тем временем жадно разглядывал ее.

Он и сам не понял, как засмотрелся на пряди золотистых волос, выбившиеся из небрежно собранного на затылке узла.

— Что? — пробормотала Лили, по-прежнему улыбаясь.

Дерек озадаченно покачал головой.

— Я просто удивлен, что вижу вас, вот и все. То есть, по-моему, вы рискуете своей репутацией.

— Я должна была прийти и узнать, как она. И как вы, — пробормотала Лили, подавая кобылке следующее яблоко. — Поверить невозможно, как она переменилась! Славное, милое создание. Уверены, что это та же самая лошадь?

— Уверен, — кивнул он, выплеснув в окно воду из ведра.

— Я благоговею перед вами, майор. Ветеринар, хирург, воспитатель, политик… воин.

— Да, кстати, о воине, — покаянно вздохнул он, отставляя ведро. — Мне очень жаль…

— Не стоит.

Лили с понимающим смешком коснулась его руки.

— Поэтому я и пришла. У меня такое чувство, будто вы считаете, что я сержусь.

— Вам и следует сердиться. — Дерек нахмурился. — Я вел себя как варвар.

— Может быть, но с моей стороны было бы лицемерием судить вас, тем более что сама я обиделась, когда вы посчитали меня охотницей за состоянием.

— Верно, — протянул майор.

— Так или иначе, когда мы вернулись сегодня домой, угадайте, кто меня ждал?

— Ланди? — выдохнул Дерек, немного подумав. У него вдруг перехватило горло. — Значит, он наконец сделал предложение?

— Нет. — Лили с сожалением покачала головой, продолжая гладить лошадь. — Он вел себя странно. Задавал вопросы. Нес что-то невразумительное.

— Что именно? — насторожился Дерек.

— Он узнал о нашей прогулке прошлой ночью.

— Уверены, что он узнал только об этом?

— Думаю, да. Он подчеркнул, что не ревнует. Да и зачем ему рисковать? — сухо осведомилась она. — Он знает мою ситуацию.

Дерек скрипнул зубами и уставился в землю:

— Так что ему было нужно?

— Он хотел знать, расспрашиваете ли вы меня о его владениях и финансах. По-моему, Ланди боится, что вы всего Лишь притворяетесь, будто дружите с ним, потому что он богат, а вы — младший сын. Полагаю, он привык к тому, что люди вечно пытаются использовать его в своих целях. Но мы с вами знаем, что вы на это просто не способны. — Она виновато посмотрела на него огромными голубыми глазами. — Вы не знаете других причин, по которым Эдвард может вам не доверять?

Ну конечно, он знал. Расследование. Хотя сказать правду не мог.

Итак, предполагаемый союзник Ланди все-таки ему не доверяет. Впрочем, как и Дерек — ему.

Но, черт возьми, впутывать в их игру мисс Балфур — это уж слишком.

— Он что-то еще сказал?

— Только попросил сообщить, если вы станете расспрашивать о нем. Я согласилась.

— Что ж, похоже, я предупрежден, — сухо заметил он.

— Я хотела сказать не это.

— Что же вы хотели сказать?

Он отвязал кобылу, и та отошла в дальний угол стойла. Щеки Лили ярко вспыхнули.

— Не знаю. В любом случае вам не о чем волноваться. Я сумела успокоить Эдварда.

— Я не волновался… И как вам это удалось?

Она проигнорировала ревность, ясно прозвучавшую в его голосе, и нетерпеливо дернула головой.

— Я просто хотела объяснить, что он не так искренен с вами, как, возможно, хочет показать.

— Ну, — философски заметил Дерек, — это взаимно, не так ли?

— О чем вы?

— Я стою в конюшне с его будущей женой и думаю только о том, как сильно хочу поцеловать ее. Он был бы последним глупцом, доверившись мне. — Дерек помолчал, наматывая на руку ремень. — И вы также.

Румянец на ее щеках стал ярче.

Дерек зажмурился, сгорая от неутолимой жажды.

— Вам следовало бы уйти, — хрипло выдавил он.

— Не хочу, — прошептала она, шагнув к нему. — Дерек… я совсем запуталась.

— Я тоже.

Он задыхался от желания уложить ее на сено. И вот теперь она стоит здесь, практически предлагая себя. Боже, он не знает, что делать.

— Лили, вы не захотите такого человека, как я! — резко бросил он, приглаживая волосы. — Я видел, как вы смотрели на меня тогда, на улице. Но вы понятия не имеете, каким я могу быть.

— Я не боюсь, — тихо заверила она, подходя еще ближе, — Дерек… я пытаюсь помочь вам.

— Помочь? — мгновенно насторожился он.

Ее негромкие слова воскресили оттенок отчаяния, так хорошо знакомый ему по кошмарам. Тот адский мир дыма и смерти, где он был так одинок.

— Прошлой ночью, когда мы стояли у реки, вы внезапно стали таким отчужденным, словно вас одолевали тревожные мысли. Сегодня я видела в ваших глазах то же выражение. Тот же свирепый яростный взгляд. Думаю, вас терзает какая-то боль.

Он почувствовал, что с него сорвали маску. Оставили обнаженным.

И теперь не знал, что ответить.

— Со мной все в порядке. Клянусь!

— Нет. Это не так. Вы считаете себя честным человеком, так докажите это. Признайтесь, что не так?

— Что вы хотите услышать? — воскликнул он, невольно отступая. — Очевидно, здесь я не в своей тарелке. И не на своем месте.

— Где именно?

— В этом городе, в этой стране, на этом континенте. Я рад, что встретил вас, но, честно говоря, никогда не хотел вернуться в Англию. Мне приказали. И моя семья желала этого.

— Вы тоскуете по дому? Это так? Поверьте, Дерек, мне знакомо это чувство.

— Нет, дело не в этом.

— А в чем же? — допытывалась она.

— Идет война! Почему никто этого не осознает? Я должен быть в Индии вместе со своими людьми! Я болен из-за постоянной тревоги за них! — Дерек покачал головой и, тихо зарычав, отвернулся. — Должен сказать, что поручение раздобыть деньги для армии — скорее наказание, чем повышение.

— В самом деле?

Дерек раздраженно кивнул.

— Эту миссию вроде бы обеспечили связи моей семьи, но истинная причина моего пребывания здесь — желание полковника непременно преподать мне достойный урок. Меня временно отстранили от командования эскадроном, передав его другому человеку. Я понятия не имею, насколько он предан своему делу, и единственный способ получить назад свою должность — доставить эти чертовы деньги.

— Почему? Что вы такое сделали?

— Что я сделал? — Он фыркнул и уставился на нее, понятия не имея, как она может отреагировать. — Убил нескольких дворцовых стражников в крепости махараджи.

Лили ахнула.

— У меня не было выбора. Их принц хотел завладеть моей сестрой. Нам пришлось защищать ее — мне и Гейбриелу. К сожалению, это было не слишком хорошо воспринято. Нашему полковнику едва не пришлось выдать нас махарадже. Тот хотел обезглавить нас за нарушение индусских законов.

Лили от удивления приоткрыла рот, и Дерек счел нужным объяснить:

— Вы знакомы с мужем моей сестры лордом Гриффитом. Он приехал в Индию с дипломатической миссией, чтобы заключить договор с махараджей Джанпура. Мне и Гейбриелу было поручено обеспечить ему охрану. Джорджи умудрилась увязаться с нами. А где она, там и хаос. Поэтому мы с Гейбриелом сделали то, что должны были сделать. Погибли люди. Принц пал от руки Гейбриела, его стражники — от моей. Их смерть стоила мне моей должности, а Гейбриел едва не потерял жизнь. Нас обоих сместили с постов, чтобы умилостивить махараджу. Если бы не вечное стремление Джорджи подслушивать и подсматривать, мы не узнали бы, что принц участвовал в заговоре против собственного отца, и мы с братом были бы давным-давно обезглавлены.

Лили поморщилась.

Дерек пожал плечами:

— Что еще мы могли сделать? Позволить этому царственному ублюдку обидеть нашу сестру? Ничего не поделаешь: либо он, либо мы.

— Господи! — выдохнула она. — И после всего этого ваш брат по-прежнему жаждет вернуться в Индию.

— Нет.

Дерек надолго замолчал.

— Его едва не убили. Он все еще не оправился после такого испытания. Пока что он не проявляет ни малейшего желания получить назад свой пост. Сказал, что встреча со смертью заставила его подумать о том, как он жил до сих пор.

— Понятно. Но на вас все случившееся нисколько не подействовало?

— Нет! — почти яростно ответил он, отказываясь признать, что те же самые сомнения преследовали его вот уже несколько месяцев.

— О… понимаю, — с сомнением пробормотала она.

— Война — все, что я знаю, Лили. Не хочу все начинать сначала. Я солдат. Больше я ни на что не гожусь. Это я и пытался вам сказать. Вы считаете, что сегодня я вел себя как варвар. Но, по правде говоря, то, что вы видели, — лишь бледная тень того, что я проделываю каждый день. Поэтому я рассердился тогда, в Гайд-парке, когда вы назвали меня убийцей. Потому что, к сожалению… — Он глубоко вздохнул. — В этом есть доля правды. Как я могу забыть все и в один миг превратиться в штатского? Не представляю, как это возможно.

— Разумеется, возможно, Дерек, — прошептала Лили. — Вы несете огромное тяжкое бремя. Как вы вообще можете жить со всем этим?

— Нужно стараться не думать, — признался майор.

— Не считаете, что с вас довольно? Может, ваши родные правы и вам не стоит возвращаться?

— Но мои люди все еще там. И им плохо приходится. Почему я должен избрать более легкий путь?

— Дерек…

— Здесь я чужак, Лили. И сегодняшний день это ясно доказал. Может, я слишком далеко зашел, чтобы вернуться к цивилизации. По крайней мере на поле боя я ничем не отличаюсь от… остальных дикарей.

— Дерек, настоящим дикарем был кучер, — решительно возразила она, показывая на гнедую. — И те, кто проезжал мимо, даже не подумав помочь. Им было все равно. Вы называете себя варваром, но при этом единственный заметили, какой ад приходится выносить несчастной лошади.

— И теперь вы увидели мой собственный ад, — спокойно ответил он, глядя ей в глаза.

Что же ему теперь делать?

Возвращение означало, что он вновь попадет в пекло. Остаться — значит, сойти с ума. Так или иначе, он проклят.

— Как я могу помочь вам? — прошептала она.

— У вас есть пистолет? — мрачно спросил он и, распахнув рубашку, показал на то место, где билось сердце.

— Это не смешно! — отрезала она, прижав к гладкой коже сначала ладонь, потом губы. Ее нежность потрясла его до глубины души. Дерек закрыл глаза. Ее губы ласкали его грудь, словно целуя разбитое сердце…

Он не помнил, как привлек ее к себе и завладел ртом в лихорадочном поцелуе.

Она оказалась в его объятиях и прижалась к нему всем телом. Вцепилась в плечи и стала гладить лицо, с безумной жаждой упиваясь поцелуем. Жаждой под стать его собственной.

Дерек сжимал ее талию. Она ласкала его грудь, пока он не задрожал.

И только тогда уложил ее на мягкую постель из сена.

Она продолжала неистово целовать его. Он упивался вкусом ее губ, сгорая от желания.

Его пальцы гладили ее стройную шею.

— О, Дерек…

— Я так тебя хочу, — вырвалось у него, прежде чем он успел сдержаться. И снова поцеловал ее.

— Может, ты захочешь остаться здесь? — прошептала она, глядя в его глаза. Ее прекрасное лицо было исполнено желания. — Остаться со мной?

— Может, ты согласишься поехать со мной в Индию? — в свою очередь, спросил он.

Огонь страсти в ее глазах мгновенно погас, сменившись тоской.

— Ты знаешь, я не могу.

— Не можешь или не желаешь?

Она печально покачала головой и едва выдавила одно слово:

— Нет.

Ее ответ привел Дерека в чувство. Опустив голову, он отвернулся.

— Мы слишком неосторожны. Нас могут увидеть. И вам уже пора.

Она явно смутилась.

— П-полагаю, вы правы.

Он молча предложил ей руку, помогая подняться. Но Лили не пошевелилась.

— Дерек, мне так жаль…

— Не важно. Это всего лишь мимолетная мысль.

Он старательно избегал ее взгляда, чувствуя себя так, словно получил удар в живот.

Почему он удивлен ее отказом? Его просьба была абсолютно неразумной.

Но часть его души, тайная, безумная, романтичная, готовая на все ради женщины, которую он полюбил с первого взгляда, не могла смириться с ее отказом.

Дерек знал, что она нуждается в деньгах, но если любовь настоящая, деньги значения не имеют.

— Вам нужно идти, — повторил он, не сумев скрыть обиду и иронию. — Не хватало еще, чтобы Эдвард вызвал меня на дуэль.

Она вскочила на ноги без его помощи и с достоинством проплыла мимо, стряхивая с платья соломинки. И только встав к нему спиной, поправила лиф, подняла шляпку и, оставив корзинку с лакомствами около лошади, направилась к двери. Но у самого порога оглянулась. В ее глазах стояли слезы.

— Прощайте, Дерек. Берегите себя… в Индии.

— Беречь? — усмехнулся он, кривя губы. — Этим славы не добудешь.

Лили сжалась при мысли о том, какая опасность ему грозит.

Заметив это, он немедленно пожалел о своих словах.

— Прощайте, Лили, — тихо ответил он. Возможно, он встретит ее еще не раз, но больше между ними не будет такой близости. Это их последняя дружеская встреча.

— Надеюсь, ваша семья оценит все, что вы для нее делаете. Потому что вы… — Он запнулся. — Самая очаровательная женщина, которую я когда-либо знал. И мне чертовски жаль, что я не слишком богат.

Она растерянно посмотрела на него, прежде чем уйти. Дерек зажмурился и выплюнул самое грязное индийское ругательство, которое только пришло ему в голову.

* * *

— Господи милостивый, кто умер? — ахнул Гейбриел, увидев лицо вернувшегося брата.

Дерек мельком взглянул на него.

— На следующей неделе ты едешь со мной к Ланди, на прием в саду, — сухо уведомил он.

— Я?!

Гейбриел подался вперед, с беспокойством уставившись на брата. Тот с каменным лицом прошел мимо.

— Будешь отвлекать Ланди, а я тем временем улизну, чтобы просмотреть его бумаги. Он держит их дома.

— Собираешься сделать это во время приема? Но зачем?

— Потому что лучшего шанса мне не представится, — процедил Дерек. — Будь я проклят, если позволю ей выйти за него замуж, не убедившись предварительно, что он не вор.

Если он не может получить Лили сам, то самое меньшее, что обязан сделать, — защитить ее.

Глава 12

Лили не хотела признаваться себе, но единственной причиной, по которой пришла в конюшню, было желание узнать, есть ли хоть маленький шанс им с Дереком быть вместе.

Что же, ответ она получила.

Поэтому Лили решила раз и навсегда забыть о Дереке Найте, вернуться к прежним намерениям и выйти за Эдварда.

Если только он об этом попросит!

Но какого дьявола он ждет?! Ей уже надоело жить в неопределенности!

Настал день приема в саду. Духовой оркестр играл в тени веселую музыку. Под большим полосатым тентом толпились люди. На столах возвышались огромные чаши с пуншем, были расставлены блюда с восхитительно вкусной едой.

Даже капризная английская погода на этот раз смилостивилась.

По всему саду шли состязания. Крикет и стрельба из лука, теннис и боулинг, гребля на маленьком озере. И разумеется, карточные игры, вместе с флиртом и занимательными разговорами. Даже те члены общества, которые явились сюда с таким видом, будто снизошли до посещения дома выскочки, постепенно оттаяли и развлекались вместе с остальными.

Лили радовалась за Ланди и за себя как за его будущую супругу. Молилась о том, чтобы ни Эдвард, ни его мать не опозорились, и пока что их первая попытка утвердиться в обществе казалась довольно успешной.

Сама она ужасно нервничала при мысли о новой встрече с Дереком. Прошла почти неделя, а рана, нанесенная его отказом остаться с ней в Англии, до сих пор была свежа.

И нестерпимо болела.

Но она не может поехать с ним в Индию! И он, разумеется, это понимает. Она даже не уверена, всерьез ли он это предложил. Может, это шокирующее требование всего лишь его способ избавляться от молодых леди, ставших чересчур навязчивыми. Этот повеса и не на такое способен!

Пока что она знала одно: пусть Дерек пока не уехал, но чувство такое, будто он покинул ее навсегда. В точности как когда-то отец: улыбнулся на прощание, и больше она никогда его не видела.

По крайней мере для Эдварда она что-то значит.

Лили одновременно жаждала и боялась появления майора. Серьги прапрабабки — самое малое из того, что она отдала бы за истинную любовь, но бравый кавалерист слишком ослеплен перспективами славы и богатства, чтобы претендовать на эту роль.

Конечно, теперь она отчаянно надеялась, что Дерек никогда не узнает о ее жертве. Лили со стыда сгорит, если он поймет, как безумно она им увлечена. Как позволила себе потерять голову…

В том проклятом стойле они оба сошли с ума в объятиях друг друга. Правда, в отличие от ее соблазнителя Дерек сумел взять себя в руки. А ведь Лили была готова на все…

И это до сих пор ее поражало.

Оуэн, моля ее о любви, уверял, что, если она не позволит ему утолить потребности его тела, он станет терзаться болью, степень которой не под силу представить ни одной женщине.

Пятнадцатилетняя, наивная и доверчивая, Лили безоговорочно ему поверила и не смогла допустить, чтобы возлюбленный страдал из-за нее, поэтому все вытерпела, хотя Оуэн причинил ей немалую боль.

А вот самообладание Дерека было удивительным.

Тут она заметила в саду майора. Сначала ей показалось, что с ним две женщины, но она тут же поняла, что это его брат.

Боже, как он похож на Дерека. Такой же высокий и темноволосый! Только коротко подстрижен.

Наконец-то состоялось долгожданное появление Гейбриела Найта в обществе!

Он держал под руку элегантную блондинку. Ту самую женщину, которая вспугнула их в ту ночь, в беседке. Похоже, Дерек передал ее брату. Сам же он снова был в обществе неотразимой миссис Коутс.

Лили уныло наблюдала, как улыбается Дерек своей беззаботной любовнице, и почти не слушала Эдварда. Появление этой великолепной четверки произвело фурор среди гостей. Дамы едва не давили друг друга, спеша первыми полюбоваться на братьев.

Сын и мать Ланди вместе с Лили и миссис Клируэлл, тоже считавшимися хозяйками приема, приветствовали гостей, стоя в тени старого дуба.

Лили не знала, куда девать глаза. Ей явно не хватало воздуха. Она боялась, что нервы ее не выдержат.

Дерек представил брата, и когда очередь дошла до Лили, та автоматически сделала реверанс.

— Мисс Балфур, я так много слышал о вас, — с поклоном заметил Гейбриел Найт.

Брат Дерека изучал ее с пристальным вниманием. Ей стало не по себе.

Лили невольно покраснела.

Вот она, стоит как ни в чем не бывало во всем своем великолепии, маленькая охотница за чужими состояниями. Что же, пусть будет так. Он умыл руки и отрекся от Лили Балфур.

По крайней мере именно так Дерек твердил себе всю неделю.

Однако увидев Лили — в светло-зеленом платье, с пунцовой розой в шелковистых светлых волосах, — он задохнулся от боли, словно его подвергали изощренной восточной пытке.

Дерек напомнил себе, что ночью его ждут другие развлечения. Он подмигнул Фанни и получил в ответ беспечную улыбку. Женщины, ей подобные, почти никогда не доставляют мужчинам неприятности. И к счастью, он слишком занят расследованием, чтобы уделять много внимания любовным играм!

За последние несколько дней он многого добился. Составил список владений каждого члена комитета. Решил также испытать удачу и побеседовать с теми четырьмя, которых посчитал невиновными в хищениях.

Трое были из палаты общин и один, не слишком знатного рода, — из палаты лордов. Оставалось пятеро: председатель, лорд Синклер, еще один отпрыск благородного рода и трое служащих Ост-Индской компании.

Ланди по-прежнему оставался в списке. И благодаря Лили Дерек теперь знал, что тот ему не доверяет.

Сегодня он намеревался получить кое-какие ответы, для чего было необходимо ускользнуть с приема и вломиться в кабинет Ланди. Для этого Гейбриел попросил хозяина показать свои великолепные конюшни. Дерек уже их видел и красочно описал нескрываемо злорадное удовольствие Эдварда, показывавшего гостям своих лошадей.

Майор уже заручился помощью специалистов. Теперь его расследование переходило в область, которая была абсолютно ему чужда и с которой он не имел никакого желания знакомиться.

Чертова бухгалтерия!..

Деталей он не знал, но наверняка есть какие-то способы, с помощью которых мошенники могут скрывать свои хищения за бесконечными столбцами цифр. Следующим шагом будет необходимость поискать несоответствия между списками владений и тем, что имеется в книгах.

Видит Бог, он истинный патриот и не остановится ни перед чем, лишь бы армия получила обещанные деньги. Но корпеть над старыми банковскими записями, отчетами, бланками, квитанциями, сертификатами акций, купчими и тому подобными бумажками… — любой человек действия способен потерять голову.

Поэтому он нанес визит в Найт-Хаус и попросил своих лондонских родственников порекомендовать хорошего бухгалтера.

Его познакомили с Чарлзом Бичемом, эсквайром, маленьким аккуратным поверенным и распорядителем финансов, пользовавшимся безграничным доверием клана Найтов.

В любом случае деловитый, лысеющий и скрупулезный Чарлз согласился содействовать Дереку и при этом проявил удивительную отвагу, противоречившую его тощей фигурке и одутловатому лицу.

Уверенный в порядочности этого человека, заметной с первых минут знакомства, майор посвятил его в тайну, взяв слово молчать.

Чарлз быстро осознал масштабы и последствия проблемы, после чего засучил рукава и нацепил очки с видом человека, готового идти в битву.

— Не бойтесь, майор: если здесь творятся темные дела, мы все обнаружим, — заверил он, полный решимости выяснить, какой подвох таят столбцы цифр.

Дерек, раскрыв рот, наблюдал за ним.

Все же удивительно, как этот маленький безвредный человечек, выглядевший так, словно последний водонос в расположении полка может сбить его с ног одной левой, не выказал ни малейшего страха, узнав, что ему предстоит встать на пути могущественных джентльменов.

Отвага такого рода до сих пор была не знакома Дереку. Он находил ее достаточно впечатляющей для штатского. Кто бы предположил такое? За невыразительным лицом и нескладной фигурой бухгалтера крылось сердце льва.

Последние несколько дней Чарлз вершил священную войну со счетными книгами. Он даже согласился немного отступить от правил и использовать полученное через покровителей влияние в служебных помещениях Банка Англии, с тем чтобы ему позволили просмотреть банковские счета находившихся под подозрением членов комитета.

Дерек сознавал, что за это нарушение закона им могут грозить огромные неприятности, но у него не было времени терпеть бесконечные проволочки ради получения всех нужных разрешений от прожженных лондонских бюрократов. Никого не интересовало, что на карту поставлено будущее нации.

В любом случае незаконное деяние помогло Дереку вычеркнуть из списка еще два имени.

И поскольку теперь все зависело от Чарлза, майор сгорал от нетерпения, понимая, что на этой стадии расследования от него мало толку. Вынужденное безделье совпало с приступом тоски, обуявшей его после ссоры с Лили. Пришлось в сотый раз чистить сбрую лошадей и перебирать вещи, которые он намеревался брать с собой. До сих пор он не получил от полковника Монтроуза ни единого письма и сильно волновался за своих парней, гадая, где они сейчас расквартированы и каково им приходится под командой нового майора, состоялось ли решающее сражение и многих ли они потеряли.

Ланди ничего не сообщал о том, что предпринимает лорд Синклер для того, чтобы найти расхитителя. Дерек, разумеется, ничего не сказал ему о Чарлзе. Сам он делал все, чтобы помочь поверенному. Так он проводил дни. А вот ночи — дело иное.

Ночами приходилось нелегко.

Он лежал без сна, думая о Лили, и даже во сне грезил о ней. Когда ему снились ужасы войны, он слышал ее голос сквозь артиллерийскую канонаду и черный дым. Они отчаянно пытались найти друг друга, чтобы сбежать из этого адского места и остаться в живых.

Именно эти кошмары, снившиеся ему, кошмары, воскресавшие былые сражения, заставили его передумать насчет приглашения Лили поехать с ним в Индию. Слава Богу, она ему отказала! Страшно подумать, что может ждать ее там! Нет, армейская жизнь не для нее!

Там смерть повсюду. Если она погибнет, он никогда не простит себе этого. Кроме того, всегда существовала опасность попасть в плен, что куда хуже для женщины. Златовласая англичанка будет завидным приобретением для гарема любого местного махараджи. Красота сделает ее мишенью для охоты, а это только увеличит опасность, и без того грозящую всему эскадрону.

Сам он должен считать себя счастливчиком лишь потому, что может сейчас стоять рядом с ней. Слышать ее нежный голос.

Войдя в сад, он попытался определить ее реакцию, но понял одно: она совсем не рада снова видеть его с Фанни.

Что же, прекрасно. Пусть попробует на вкус собственное лекарство.

Когда миссис Ланди снова стала распространяться о будущем путешествии на Ямайку, Дерек заметил, как лицо Лили исказилось мимолетной гримаской раздражения. Никто ничего не заметил. Кроме него. Она на мгновение воздела глаза к небу, словно моля Бога дать ей силу не закричать от тоски.

Дерек слегка усмехнулся.

Майор снова глянул на нее. Она рассматривала газон, и он заметил, что ее тонкое лицо ожесточилось. Она готовилась к битве, и Дерек тут же понял, почему: к ним направлялась Бесс Кингсли, то и дело путаясь в юбках.

О, только не она! Опять!

Бесс, как всегда, бросилась на шею миссис Ланди и принялась громко болтать, высказывая собственные мнения, критикуя еду, напитки, тент и музыкантов, словно кому-то были интересны ее откровения.

Гейбриел удивленно воззрился на девушку.

Лили тяжело вздохнула. Но тут она заметила сочувственную улыбку Дерека, и мягкий изгиб его губ успокоил ее душу настолько, что солнце снова показалось на небе.

Вдруг маленькая голубая птичка, сидевшая на ветке высокого дуба, взмахнула хвостом и уронила помет прямо в чашу с пуншем Лили.

Мисс Клируэлл ахнула. Птичка вспорхнула и улетела. Бесс разразилась визгливым хохотом.

— О, Эдди, смотрите! Вот оно, проклятие Балфуров! Снова поразило мисс Лили!

— До чего же меткое создание! — протянула Лили, поспешно отдавая чашу ближайшему слуге.

Тот протянул ей мокрое полотенце, которым она наскоро вытерла руки, к счастью, совершенно не испачканные.

— Вообще, говорят, это приносит удачу, — вмешалась миссис Клируэлл, с жалостью наблюдая за унижением питомицы.

— Я тоже это слышал, — поддержал Дерек.

Миссис Коутс поморщилась.

Дерек и Гейбриел, скрывая улыбки, одновременно выступили вперед и протянули платки.

— Все в порядке, майор, — сухо заверила Лили. — Маленькая негодница промахнулась.

— Но чуть не попала! — выпалила Бесси, лицо которой побагровело от смеха. — Говорила я вам, Эдвард, нужно держаться подальше от нее, иначе с вами случится что-то ужасное. Она приносит неудачу! Бедная мисс Балфур! Какое это несчастье — быть проклятой!

На этом терпение Лили лопнуло.

— Собственно говоря, мисс Кингсли, иметь собственное проклятие — это привилегия лучших семей. Может, ваш отец решит купить такое же и себе, когда закончит выплачивать деньги за свой новоприобретенный титул!

— Вот это да! — тихо пробормотал Дерек.

— Как грубо! — ахнула Бесс; ее нижняя губа затряслась. — Вы слышали, что она сейчас сказала?!

— Это действительно было очень грубо, — тихо согласился Эдвард.

Лили потрясенно уставилась на него.

— О нет, — снова вставил Дерек, широко улыбаясь. — Наша мисс Балфур просто научилась парировать удары. И давно пора, — добавил он себе под нос.

— Я всегда это умела, майор, — бросила Лили, — просто благородство у меня в крови.

— Раньше у вас никогда не хватало храбрости дать мне сдачи!

— Видите ли, мисс Кингсли, на языке людей порядочных это называется хорошим воспитанием.

— Ну да, этикет и все такое. Пойдемте, Эдди! Мой отец хочет поговорить с вами!

Бесс схватила Эдварда за рукав фрака.

— Эдвард!.. — бросила Лили, глядя ему в глаза.

— Я сейчас вернусь, — пробурчал он. — Мы с мистером Кингсли работаем над одной сделкой.

Бесс злорадно ухмыльнулась и потащила Эдварда за собой.

— Ну и ну, — пробормотал Гейбриел.

— Оревуар, мисс Кингсли, — грациозно помахала рукой мисс Коутс.

— Приходите навестить нас, — вторила леди Амхерст.

— О Господи, Господи, это же… — Что-то неразборчиво бормоча, миссис Ланди выждала добрых десять секунд и поспешила за парочкой.

— Дорогая, твоя мать гордилась бы тобой, — весело прошептала леди Клируэлл.

Лили ответила насмешливым взглядом.

Ее торжество оказалось недолгим, учитывая то, что она осталась одна, без поклонника, в компании Дерека и его любовницы. До чего же странно быть третьей лишней!

— Очаровательная особа, — заметила миссис Коутс, нарушая неловкое молчание.

— Простите меня, — извинилась Лили. — Мы не слишком хорошо ладим.

— Не понимаю, с чего бы это, — процедила леди Амхерст.

Лили вовсе не желала никакого сочувствия со стороны светских приятельниц майора, но по достоинству оценила их высказывания.

— Мисс Балфур, вы никогда не упоминали, что над вашей семьей висит проклятие. Как экзотично! — заметил Дерек, не понимая, что это весьма болезненная тема.

— Вы верите в проклятия, майор? — отпарировала Лили.

— Нет.

— Вот и я тоже. Единственное проклятие нашей семьи — бесшабашные мужчины, вечно принимавшие неверные решения, приводившие их к безвременной кончине.

— Понятно, — пробормотал он, но его проницательный взгляд подтвердил, что ее речь принята к сведению. — Но ваш дед скончался в преклонном возрасте, не так ли?

— Он как раз обладал здравым смыслом, — сообщила она.

«И это больше, чем я могу сказать о вас…»

— Э… майор… — Леди Клируэлл переводила встревоженный взгляд с Дерека на Лили. — Как поживает ваш милый племянник? И ваши родные?

— Прекрасно, мэм. С ними все в порядке. Мой отец просил передать вам привет.

— Правда? — ахнула она. — Как мило с его стороны!

Лили улыбнулась при виде сияющего лица крестной.

— Прошу вас, майор, передать лорду Артуру мое совершеннейшее почтение.

— Обязательно. А как поживают ваши родственники, мэм?

— О, у меня нет родных. Кроме Лили.

Миссис Клируэлл нежно погладила плечо крестницы.

Та ответила напряженной улыбкой, потому что с того места, где она стояла, был прекрасно виден Эдвард, беседовавший с Кингсли.

Они выглядели одной дружной семьей.

— О, я вспомнила, что вчера Лили получила письмо от кузины. Верно, дорогая? — Миссис Клируэлл ободряюще кивнула, пытаясь заставить ее говорить с Дереком.

— Кузина Памела? — весело уточнил он. — И как поживает семейный летописец?

— Лили, расскажи майору о письме. Памела пишет такие забавные письма.

— Они очень страшные?

— Скорее немного мрачные, — сообщила Лили с нерешительной улыбкой.

— Расскажите, прошу вас.

Остальные непонимающе уставились на парочку, не представляя, о чем они толкуют.

— Кузина пришла в экстаз из-за непрошеных гостей, поселившихся на чердаке северного крыла Балфур-Мэнора.

— Балфур-Мэнор?

— Мой дом.

— Ее дед, покойный лорд Балфур, оставил его Лили по завещанию, — похвасталась миссис Клируэлл.

— Вот как?

В глазах Дерека, устремленных на Лили, появилось странное выражение.

— Это дом, в котором я выросла. Повезло, что он не подлежал отчуждению. Но, так или иначе, мы сто лет не пользовались этим крылом, — пояснила Лили, едва заметив этот взгляд. — К несчастью, в крыше имеется несколько дыр, ибо наши гости влетают и вылетают совершенно свободно и после наступления ночи.

— Ласточки? — осведомилась миссис Коутс.

— Летучие мыши, — предположил Дерек, осведомленный о причудливом направлении ума Памелы.

— На вашем чердаке появилась колония летучих мышей, и ваша кузина счастлива по этому поводу? — удивился Гейбриел.

— Главное — атмосфера, — пожала плечами Лили. — Наша Пэм немного странная. Но мы ее любим. Проблема в том, что мы не знаем, что делать с этими мышами.

— Я знаю, — объявил Дерек.

Лили насмешливо выгнула бровь:

— Почему я не удивлена, майор? Впрочем, зная о ваших многочисленных скрытых талантах…

Миссис Коутс и леди Амхерст казались не слишком довольными столь дерзким заявлением. Лили поспешно прикусила губу.

— И каков же ваш метод, майор? — поинтересовалась миссис Клируэлл. — Выкурить их горящим торфом?

— Нет, все гораздо проще, — мрачно ответствовал Дерек.

Он выглядел расстроенным, и Лили не могла понять почему. Она думала, что история с мышами развеселит его, но напряженный прищур глаз и выдвинутый подбородок указывали на то, что он раздражен.

— Прежде всего, мадам, нужно заделать дыры в крыше, — вежливо ответил он.

— Легче сказать, чем сделать, — покачала головой Лили. — Последний кровельщик, который осматривал крышу, заявил, что нужно вообще заменить всю черепицу. Это почти целый акр, а дом построен во времена Тюдоров. Ремонт нужно проводить по всем правилам и в стиле того времени.

— Господи милостивый! — потрясение воскликнул Дерек. — На это понадобится целое состояние! Вы уже сказали Эдварду?

—Дерек! — упрекнул Гейбриел, возмущенный бесцеремонностью брата.

Но Лили привыкла и не к такому, поэтому не оскорбилась.

— Что-то стряслось? — тихо спросила она.

— Нет! — воскликнул он, хотя ей было ясно, что это ложь. — Я всего лишь удивлен. Впервые слышу о Балфур-Мэноре. Понятия не имел, мисс Балфур, что вы владелица огромного особняка времен Тюдоров!

— И что из того? — недоуменно спросила Лили.

— Не важно. Пойду играть в крикет.

Проходя мимо, туда, где стояли трое молодых людей с крикетными битами в руках, он окинул Лили ледяным, как декабрьская ночь, взглядом.

— Что? — воскликнула она.

— Вы могли бы продать чертову развалину! — прорычал он и удалился.

Лили озадаченно смотрела ему вслед.

— Майор, дорогой, я умираю от жажды, — объявила миссис Амхерст, умоляюще глядя на Гейбриела. — Мне срочно нужно выпить прохладительного!

— Я с вами, — подхватила миссис Коутс, которая, кажется, тоже пресытилась обществом Лили.

— Э… я очень рад, — кивнул Гейбриел. — Мисс Балфур, миссис Клируэлл, прошу нас извинить.

— Разумеется, майор, леди. Желаю приятно провести время, — учтиво ответила крестная.

Гейбриел неловко поклонился Лили, и его немедленно утащили две светские львицы.

Едва они отошли на достаточное расстояние, Лили больше не стала сдерживать досаду:

— Дерек буквально зарычал на меня!

— Да, я слышала.

— Что за дикарь! О, это невыносимо!

Крестная искоса глянула на нее:

— Тем более что он прав.

— Что?!

Миссис Клируэлл пожала плечами.

— Если ты продашь дом, деньги Эдварда не понадобятся, верно?

— Продать дом? Ты, должно быть, шутишь!

— Я никогда еще не была более серьезной. Пора тебе проснуться и вернуться в реальную жизнь.

— Но…

— Ну конечно! Фамильная гордость Балфуров! Только помни: когда постелешь постель, тебе, и только тебе, придется в ней лежать! — Небрежно взмахнув веером, миссис Клируэлл отошла к приятельницам.

Все ее бросили!

Переведя взгляд на газон, она заметила, что Эдвард по-прежнему беседует с Бесс Кингсли и ее кругленьким папашей.

Она неохотно глянула в сторону поля для крикета.

Дерек, положив на плечо биту, рассеянно подкидывал мяч и снова ловил в ожидании начала игры. Товарищи по команде сгрудились рядом, спрашивая у него советов: очевидно, он избран капитаном. Что же, вполне естественно.

Вскоре игра началась. Лили, защитив глаза от солнца, наблюдала, как вратарь-боулер сделал первый бросок. Мяч полетел по линии подачи и снова отскочил к вратарю, стоявшему с битой наготове.

Бац!

Красный мяч отскочил от биты и отлетел неожиданно далеко. Толпа зрителей восторженно взвыла.

Встав на линию подачи, Дерек размахнулся и послал мяч в неохраняемую, дальнюю часть поля.

Лили не сводила с него зачарованного взгляда. Сейчас, когда он держал биту, было так легко представить его скачущим с поднятой саблей навстречу врагу!

Она на секунду прикрыла глаза, но тут же вспомнила о его решимости вернуться в Индию. Но что, если он погибнет? Она не вынесет столь ужасного известия!

Обожающие поклонники осыпали Дерека поздравлениями. Тот раскланялся, помахал рукой дамам. И Лили решила, что ей необходимо тоже развлечься. В другом уголке сада.

Она отошла на площадку, где состязались лучницы.

Лакей вручил ей дамский лук, дал стрелу и вежливо показал на мишени. Лили слегка прищурилась, натянула тетиву… Стрела вонзилась у самого центра мишени. Ах какое удовольствие видеть, как она подрагивает во втором от «яблочка» круге!

Совсем не так плохо!

Лили опустила лук и взяла вторую стрелу, решив на время выбросить из головы не только Найта, но и всех остальных мужчин.

Истратив не менее дюжины стрел, она захотела отдохнуть и завела светскую беседу с приятельницами своей матери. Прошло около получаса, когда она краем глаза заметила, что игроки в крикет то ли ушли с поля, то ли вознамерились сделать перерыв. Пришлось украдкой взглянуть в сторону дуба. Оказалось, что Дерек идет к дому, а Гейбриел тем временем стоит вместе с Эдвардом у конюшни.

Ну разумеется! Эдвард так гордится своими чистокровными лошадьми! Он не устоит перед шансом показать их знатоку!

Но тут Эдвард попросил Гейбриела немного подождать и окликнул Лили.

— Кажется, мистер Ланди нуждается в моей помощи Прошу меня извинить, — сказала она дамам.

— Еще бы не нуждался, — пробормотала одна из них.

Лили сделала вид, будто не расслышала, и поспешила к Эдварду.

Дерек тем временем исчез в доме.

— Да, Эдвард? — прощебетала она. — Что-то не так?

Эдвард рассеянно кивнул ей, взял за локоть и наклонился ближе. От него сильно пахло спиртным.

— Не сможете ли сделать мне одолжение?

— Разумеется. Что от меня требуется?

— Идите в дом и проследите за Дереком Найтом. Для меня.

Лили от неожиданности задохнулась.

— Я не могу оставить гостей, — промямлил он, едва ворочая языком, — поэтому придется пойти вам. Глаз не спускайте с этого негодяя. Сделайте все, чтобы он не сунул носа куда не следует.

По спине пробежал озноб. Это какая-то ловушка?

Может, кто-то видел их вместе? И доложил ему?

Но это невозможно! Эдвард не стоял бы здесь, глядя ей в глаза, нетерпеливо ожидая ответа, знай он, как отчаянно она хочет Дерека Найта.

— Слуги ни о чем вас не спросят. Они знают, как я вам доверяю, — продолжал Эдвард. — Помните, о чем я говорил с вами тогда.

— Да, но, Эдвард, я уверена, что майор Найт не охотится за вашим золотом…

— Могу я рассчитывать на вас или нет? — перебил он. И тут Лили поняла, что он просит ее безоговорочно доказать свою преданность. Выполнить его требование.

Глубоко вздохнув, она постаралась взять себя в руки.

— Вне всяких сомнений. Эдвард довольно кивнул.

Лили, задыхаясь от волнения, отошла.

О, как ей не хочется это делать! Что, если Дерек увидит, как она следит за ним? Что подумает о ней?!

И тут ужасная мысль осенила ее. О Боже, она не хочет найти Дерека в объятиях очередной любовницы! Что, если он ускользнул на свидание со своей прелестной спутницей?

Но может, все к лучшему? Увидев, как он страстно ласкает миссис Коутс, она раз и навсегда выбросит майора из сердца! Кто знает? Может, Эдвард, заметив ее увлечение Дереком, просто вынуждает ее увидеть реальность?

Войдя в мрачный дом-замок Ланди, она поняла, что в этот прекрасный день почти все высыпали во двор. Только в большом холле несколько престарелых гостей, не терпевших жары, обсуждали пороки молодежи. Они не обратили внимания на Лили, которая пробежала мимо, заглядывая во все комнаты в поисках майора.

В столовой, Красной гостиной, библиотеке и музыкальной комнате никого не было. Наконец она прошла мимо комнаты для джентльменов и услышала плеск воды. Должно быть, Дерек зашел освежиться и причесаться после игры.

Когда плеск прекратился, Лили поняла, что сейчас он выйдет и увидит ее!

Она метнулась к гостиной на противоположной стороне коридора, забежала за дверь и выглянула в щель между медными петлями. Послышался короткий мелодичный свист.

Вышедший Дерек одернул сюртук и поправил манжеты. Его длинные волосы снова были аккуратно заплетены в косу. Пока что он был один.

Лили затаила дыхание.

Он с беспечным видом зашагал по центральному коридору. Дождавшись, пока он отойдет на почтительное расстояние, Лили выскользнула из-за двери и бесшумно последовала за ним.

Дерек направился к столовой, и именно там впервые стало ясно, что намерения у него по меньшей мере бесчестные.

Встав за колонну, Лили недоуменно наблюдала, как Дерек украдкой огляделся, очевидно, чтобы проверить, не следят ли за ним, осторожно вошел в столовую и уже через минуту вышел из другой двери.

Лили не верила глазам своим. Куда он идет? Неужели Эдвард прав?

Все выглядит так, словно Дерек задумал недоброе.

Лили на цыпочках двинулась следом. Она понятия не имела, что он собирается делать, но такая прогулка по чужому дому весьма неприлична и подозрительна.

Когда в коридоре появился лакей, майор поспешно исчез за дверью одной из комнат. Лили, не догадавшаяся сделать то же самое, притворилась, будто изучает висевшую на стене картину.

Узнав в ней будущую хозяйку дома, слуга почтительно поклонился и пошел дальше.

Едва он исчез, она спряталась в маленькой нише коридора. Что бы ни затеял Дерек, пусть не знает, что она шпионит за ним. Прижав руку к сильно бьющемуся сердцу, она ждала, когда покажется Дерек.

Дерек выскользнул из укрытия, снова огляделся и зашагал дальше.

Лили не знала, что он может так двигаться. Как призрак. Как привидение. Издали она увидела, что Дерек свернул за угол.

Она подошла ближе, склонив голову и прислушиваясь, но, ничего не услышав, тоже зашла за угол.

И тут же попала в засаду! Дерек прижал ее к стене и запечатал рукой рот, чтобы заглушить вопль. Другой рукой он стиснул ее запястья.

Все случилось так быстро, что она даже не подумала сопротивляться. Впрочем, у нее на это не хватило бы сил.

Лили подняла потрясенный взгляд. Глаза Дерека свирепо блеснули.

— Что я могу сделать для вас, мисс Балфур?

Глава 13

Она появилась чертовски не вовремя!

Он был уверен, что кабинет Ланди где-то близко, но Лили поставила под удар единственную возможность раздобыть нужную ему информацию.

Нужно избавиться от нее и действовать дальше.

Других слуг поблизости не оказалось, но Дерек на всякий случай затащил Лили в ближайшую, скрытую гардиной нишу.

Но что теперь делать?

Дерек не желал, чтобы она вмешивалась в его расследование, а кроме того, после ссоры на прошлой неделе не знал, поймет ли она его или немедленно побежит к своему драгоценному Эдварду с докладом. И значит, всякое расследование подождет, пока он не избавится от несносной особы.

Но он так ждал этой редкой возможности остаться с ней наедине!

И постарается не отпугнуть ее. Само ее присутствие было чудом.

— Я думал, мы больше не станем этим заниматься, — хрипло пробормотал он.

Когда из-под ладони пробилось два яростных вопля, он с сожалением улыбнулся. Ее ярость лишь забавляла его. Все равно она не сможет вырваться!

— Только не кусайся, — остерег Дерек, когда она схватила его зубами за палец.

Лили разжала зубы, вероятно вспомнив, что леди не кусаются. Даже в гневе.

— Так-то лучше, — прошептал он и, наслаждаясь осознанием, что она в его власти, крепче сжал ее запястья. — Итак, будем вести себя как цивилизованные люди или закончим тем, что сцепимся в схватке на полу? Лично я за последнее.

Она прищурилась с видом замышляющего убийство. Дерек осторожно разжал пальцы: в конце концов, он джентльмен.

— Наглое создание! — выдохнула она, отбрасывая его руку, зажимавшую ей рот. — Не льстите себе! Что бы вы там ни думали о цели моего прихода — это ошибка! Я здесь не за этим!

— В самом деле? Почему же вы преследовали меня?

— А почему вы бродите по дому Эдварда? — отпарировала она.

— Не знаю, — небрежно пожал он плечами, поскольку уже поднаторел в искусстве разговаривать с разъяренными дамами. — Просто захотелось взглянуть на вашу будущую клетку. Лили Ланди… неприятно звучит, не находите? Но, полагаю, это наименьшая из ваших тревог. Как-то трудно представить вас живущей здесь в супружеском блаженстве с нашим дорогим стариной Эдвардом. Вы действительно собираетесь стать хозяйкой этого уродства?

Она растерянно уставилась на него, но попалась на удочку и, кажется, поверила его измышлениям.

— Дом не так уж плох.

— Я бы предпочел жить в соседстве с летучими мышами.

— По-моему, никто не спрашивал вашего мнения.

Такая дерзость уязвила его.

Дерек покачал головой:

— Знаете, вы — нечто единственное в своем роде.

— Что?!

— Вы слишком досаждаете мне! Вы и ваш дом!

— Балфур-Мэнор?

— О, простите, особняк. Не просто дом. Как странно, что вы ни разу о нем не упомянули! Интересно почему?

— Что это с вами?

— Вы владеете настоящим дворцом тюдоровских времен, таким огромным, что у него есть даже крылья и одна крыша занимает пол-акра! И все же вы заявляете, что ваша семья оказалась в таких стесненных обстоятельствах, что придется выйти замуж за Ланди.

— И то и другое — правда.

— Лили! Подумайте, девочка! Подумайте головой!

— Прошу прощения?

— Продайте чертов дом, вместо того чтобы жертвовать собой ради золота Ланди!

— Не могу, — устало обронила она.

— Еще как можете.

— Я не войду в историю рода Балфуров как та, что продала поместье предков. Кроме того… — Она тяжко вздохнула. — Дом разрушается на глазах, и, говоря по правде, вряд ли кому-то придет в голову его купить.

— А вот этого вы не знаете. Кому-то он обязательно приглянется. А если нет, можете обратиться в архитектурную фирму, которая снесет его и использует материалы для новых зданий. Да и участок чего-то стоит. Вы и ваша семья сможете прекрасно жить на эти деньги.

— Каким это образом?

— Есть компании, которые сносят старые дома, используя кирпич или камень, разбирая камины, чтобы потом установить в новых зданиях. Они снимают панели, деревянные балки, оконные стекла, витражи и тому подобное. Все это годится для строительства. Они прекрасно заплатят и…

— О, какой кошмар! Прекратите, пожалуйста! Не нужно больше, — брезгливо отмахнулась она словно от назойливой мухи. — Балфур-Мэнор — мой дом! И находился во владении моей семьи триста лет! Я скорее отдам труп деда в медицинский колледж для препарирования, чем допущу, чтобы мой старый дом разобрали.

— Что же, теперь, когда вы все объяснили, вполне могу понять вашу точку зрения, — нахмурившись, пробормотал он. — Но мы говорим о вашем выживании в этом логове! И черт бы побрал ваших мертвых предков! Думайте о себе! Глупо разрушать собственную жизнь из-за каких-то призраков!

Лили энергично тряхнула головой:

— Слова истинного жителя колоний. Сжечь прошлое. Вперед, туда, где ждет будущее.

— Лучше сжечь прошлое, чем пытаться в нем жить!

— О, как мило! Ожидаете, что я брошу свою семью? Но сами не спешите расставаться с тем, что вам дорого! Может, вам стоит последовать собственному совету и забыть о ваших солдатах?

— Мои солдаты — люди. Ваш дом — неодушевленный предмет. Люди — это главное. Вы — это главное. Господи, почему вы так упрямы? Вам никогда не приходило в голову, что, если станете женой Ланди, все ваше имущество по закону перейдет к нему? Что помешает ему продать Балфур-Мэнор после свадьбы? Что, если он не захочет дать денег на ремонт крыши? Об этом вы подумали?

— Разумеется, подумала. Эдвард не продаст Балфур-Мэнор, потому что прекрасно знает: за все его золото не купить престиж древнего рода. Как по-вашему, почему он женится на мне?

Дерек обвел многозначительным взглядом ее соблазнительную фигуру:

— Трудно предположить.

— Он отчаянно стремится стать своим в обществе, — объяснила она, игнорируя его плотоядные взоры. — Кроме того, у него нет причин продавать Балфур-Мэнор. Он не нуждается в деньгах. И я попрошу поверенного составить документ, по которому Эдвард лишится прав продать мой дом, даже если захочет. На всякий случай.

— Вот оно! Видите? Вы не доверяете ему, так же как я. В этом вся проблема, Лили. Я не доверяю этому человеку. Простите, но это правда. Я не верю также, что он сделает вас счастливой, и это сводит меня с ума. Мне необходимо знать, что вам ничто не грозит!

— О, Дерек! — тихо воскликнула она и, похоже, сама себе удивилась. — Что мне с вами делать?

Она осторожно убрала с его лба непокорную прядь.

— Я мог бы кое-что придумать, — прошептал он, наслаждаясь се прикосновениями. Затем поймал ее руку и поцеловал. — Он уже сделал предложение? Вы помолвлены?

— Нет, — досадливо вздохнула она. — А вы? Получили письмо от командира?

— Не получил, — покачал головой Дерек, выпустив ее руку. — Похоже, оба наших судна попали в штиль и единственный способ вырваться — проложить новый курс. Поймать попутный ветер.

— И в какой новый порт влечет нас судьба? — едва заметно улыбнулась она.

— Одному Богу известно, куда понесет нас течение. — И тут его осенило. — Шторм в виде скандала — вот оно, решение. Вовремя пущенная сплетня может выдуть нас отсюда! Скандал с нами в качестве участников — то, что нам сейчас необходимо.

— Не смейте! — предупредила она.

— О, это будет так легко! — Он подвинулся ближе, лаская ее руки. — Я мог бы уничтожить вашу репутацию прямо здесь и сейчас. Спасти вас от вас самой. Удержать от безумия.

— О да, прекрасная мысль! — иронически бросила она. — Простите, майор, но, зная вашего брата, а особенно отца, я совершенно уверена, что, если это произойдет, они заставят вас жениться на мне и вы попадете в вырытую своими руками яму.

— А ведь это не такая уж плохая мысль! Так-так… Может, мне принудить вас выйти за меня?

— Дерек! — изумленно воскликнула она. — Вы действительно этого хотите?

— Нет! То есть не таким же образом! Я… я только хочу помочь вам…

Она с сомнением уставилась на него.

— Но это значит, что мы получим то, чего оба желаем, — неожиданно для себя заметил он.

— Верно, — подозрительно нахмурилась она. — Если вы женитесь на мне, значит, придется вернуться в Индию, где вам каждую минуту грозит гибель. Зато станете посылать добытое золото домой, мне, чтобы я смогла привести в порядок дом, и тогда, возможно, наконец-то заслужить одобрение матери.

Дерек на секунду замер:

— Так вот оно в чем дело!

Он впервые услышал о ее матери, но теперь, когда Лили упомянула о ней, многие детали головоломки неожиданно сложились.

Он был рад сменить тему. Теперь настала ее очередь смущаться!

Она отвернулась, стыдясь своего неожиданного признания. На щеках выступили красные пятна.

— Мне не стоило это говорить, — промямлила она. — Такое неуважение к матери!

— Не волнуйтесь! Вашей матушки здесь нет, и, даю слово, я ничего ей не скажу. Кроме того, моя мать была чем-то на нее похожа.

— Правда?! — ахнула Лили.

— Лили, — медленно выговорил он, гладя ее по щеке, — всякий, кто не полюбит вас, — глупец. Особенно ваша мать. И это касается Ланди тоже.

— Как насчет вас, майор? — спросила она едва слышно, смело глядя ему в глаза. — Это и к вам относится?

— Я не глупец, — выдохнул он.

Сладостное, мучительное желание, светившееся в этих голубых глубинах, словно отражало жгучее вожделение, пульсировавшее в нем.

Он стиснул ее плечи, на мгновение закрыл глаза, не в состоянии вынести еще одного отказа, и отчаянно признался:

— Боже, я… я не могу позволить вам сделать это! Скандальные новости о нашей связи потрясут общество до основания и освободят вас из проклятой тюрьмы, в которую вы сами себя заключили!

— Нет! Не смейте! — воскликнула она, упираясь ладошкой в его грудь. — Я не выйду за вас!

— Почему? — яростно бросил он.

— На что мы будем жить? Придется либо принять помощь вашей семьи, либо вернуться в Индию, где вы снова будете подвергать себя опасности. Я знаю, что у родных вы ничего не возьмете. Что же до Индии… я этого не вынесу, особенно теперь, когда вижу, как сильно военная служба искалечила ваше сердце!

— Я бы сделал это для вас, — нежно прошептал он.

Она сжала ладонями его лицо.

— Но я бы никогда вам не позволила.

Они смотрели друг на друга. Время, казалось, замерло и остановилось.

Он невольно улыбнулся:

— Значит, вы собираетесь меня защищать?

Эта хрупкая девушка — его защитница? Самая дурацкая, самая восхитительная мысль на свете! Она опустила руку:

— Послушайте, Дерек, не знаю, зачем вы пришли сюда, и, откровенно говоря, знать не хочу, но должна предупредить вас: я следила за вами по просьбе Эдварда.

— Что же… — пробормотал он, — это крайне глупо с его стороны.

Хотя у него упало сердце и мужское тщеславие было ранено тем фактом, что она пошла за ним не по собственной воле, из желания побыть наедине, все же он по достоинству оценил ее порядочность.

— Старине Эдварду совершенно все равно, что случится с его маленькой шпионкой, если ее поймают, — заметил он, проводя пальцем по ее груди.

Лили вздрогнула. Голубые глаза потемнели. На этот раз между ними проскочило что-то вроде молнии.

Тогда в конюшне они сумели ей воспротивиться, но сейчас взаимное притяжение оказалось слишком сильным. Он ощутил, как нарастает желание подобно катящемуся с горы камню: все быстрее и быстрее. Набирая силу. Мощь. Скорость.

Он прижался губами к ее шее.

Лили затрепетала от возбуждения.

— О Боже, пожалуйста, Дерек, не надо… Я так хочу вас! Не губите мою репутацию. Это все, что у меня есть.

Она сжала его плечо, но он не понял, пытается ли она притянуть его к себе или, наоборот, оттолкнуть.

— Я не переживу скандала. Не смогу, — лихорадочно твердила она.

— Шш, — прошептал он, потрясенный ее паникой. Видит Бог, он не хочет ее расстраивать. — Как хотите, Лили. Я никогда бы не причинил вам зла. Не стал бы игнорировать ваши чувства. Не пошел бы против вашей воли. Я не Эдвард.

— Не Эдвард, — с горечью откликнулась она. — И очень жаль.

— Что же, идите, — кивнул он в сторону коридора. — Возвращайтесь к нему. Я не стану вас задерживать.

Она послала ему взгляд раненой лани. Пульс Дерека выбивал барабанную дробь.

— Но если хотите остаться, — добавил он, — вы уже знаете, что я умею молчать. И если это все, что мы можем иметь, да будет так.

Ее глаза превратились в сгустки голубого пламени. Она вдруг подалась к нему, схватила за лацканы сюртука и с силой притянула к себе. Он пошел за ней, как раб за госпожой. Обхватив его шею, она с отчаянным вожделением припала к его губам. Ее поцелуи плавили и обжигали. Он ласкал ее с той же взрывной страстью.

Их языки сплелись, но они не могли насытиться друг другом. Дерек застонал, сжимая тонкую талию.

Бороться с этим было бесполезно. В этот миг у них не было ответов. Только взаимная потребность, желание, перевесившее все причины, по которым им надлежало держаться подальше друг от друга.

Ими завладела страсть.

Желание бушевало в них. Ее руки гладили его, и это было восхитительно.

Дерек сознавал, что это безумство. Ланди послал ее сюда и теперь ждет отчета. Ради всего святого, они в его доме!

Но она так сильно его возбуждала, что сейчас ему было все равно!

Выглянув из ниши, Дерек заметил, что дверь соседней комнаты находится всего лишь в паре ярдов от них. Не прерывая поцелуя, он повел туда Лили. За дверью оказалась полутемная гостиная, которую он уже успел обследовать, когда искал кабинет Эдварда.

Дерек втолкнул туда Лили. Она не сопротивлялась.

Оба очутились в комнате со сдвинутыми шторами.

Он запер дверь.

Натыкаясь на мебель, они рвали друг с друга одежду: любовники, запутавшиеся в паутине желания. Его плоть пульсировала, грозя вырваться на волю. Он не помнил, как уложил ее на широкую круглую оттоманку и сам встал рядом на колени.

И поколебался, потрясенный нежданной глубиной своего благоговения перед ней. Он почти дрожал, боясь коснуться Лили, но ее тихий стон снова подтвердил силу ее желания.

Одним движением он поднял ее юбки.

Она приподнялась на локтях, наблюдая, как он целует и кусает ее грудь сквозь тугой узкий лиф платья.

— Ты так прекрасна. Вся, с головы до ног, — шептал он, гладя ее обнаженные ноги и бедра. Лили самозабвенно откинула голову, наслаждаясь его ласками. Ее фарфоровая кожа порозовела, губы набухли и повлажнели от его поцелуев.

Потрясенно глядя на нее, он наклонился и припал ртом к ее колену. Тихий, задыхающийся смех слетел с ее губ, когда он стал медленно целовать ее ногу. И оставил след на мягкой плоти внутренней поверхности бедра, где только она увидит его. Конечно, через несколько дней синячок поблекнет. Всего лишь маленькое напоминание о нем. Коснулся повлажневшего естества кончиком пальца, осторожно раздвинул тонкие светлые завитки, скрывавшие средоточие ее женственности.

Она негромко вздохнула. Он придвинулся ближе, притягиваемый теплым мускусным запахом.

Обуреваемый сладострастным восторгом, он ласкал ртом и языком сладкую плоть и крошечный каменно-твердый бугорок. Осыпая его поцелуями. Гладя шелковистую кожу живота и ног. Наслаждаясь ее невинностью и забываясь в блаженстве познания этого нежного тела.

Ее вздохи и тихие стоны, каждое движение бедер подсказывали ему, как сильно она хочет продолжения.

Он жаждал обладать ею, сделать своей. Всю. От крошечных пальчиков на ногах до тонких пальцев рук. До шелковых волн ее светлых волос. Но сомнительно, что это будет ему позволено до свадьбы.

Дереку была невыносима мысль о том, что Лили будет принадлежать другому. Ее стоны стали громче. Она вцепилась в его плечи, как утопающая.

— О Дерек!

Волна за волной пробежала по ее телу, потом она растянулась на оттоманке и блаженно закрыла глаза. В комнате снова зазвенел колокольчик ее смеха.

И эта тихая музыка ее удовлетворения заставила его задохнуться от радости. Он наблюдал за ней, счастливо улыбаясь. И не вставая с колен, одернул и расправил ее юбки.

— О, Дерек, это было невероятно! Чудесно! Никогда не представляла, что на свете может быть такое!

— Все еще хочешь выйти за Эдварда?

Лили блаженно зажмурилась.

— Ты невозможен! — промурлыкала она.

— А ты прекрасна, — пробормотал он, гладя ее руку.

— Но мы не должны быть здесь, верно? Полагаю, мы оба очень нехорошие!

— Ты — никогда. Я — возможно. Но ведь никто не приковал тебя цепями. Ты пришла сюда, повинуясь своим чувствам.

Она снова приподнялась на локтях и послала ему негодующий взгляд, очевидно, рассердившись на непочтительный тон.

— Дверь вон там, — хитро улыбнулся он. — Мы оба знаем, что ты не хочешь ею воспользоваться.

Лили нахмурилась, села, лениво обняла его за шею и надула губки:

— А я-то думала, мы попрощались еще на прошлой неделе.

— Я тоже так думал. И все же мы почему-то снова вместе. Похоже, сопротивляться просто нет смысла.

— Нет.

Она стала гладить его грудь, не сознавая, как сильна все еще бушевавшая в нем похоть.

Дерек, жадно впитывая взглядом любимые черты, вдруг заметил отсутствие столь знакомой детали.

— Сегодня я что-то не вижу на вас бриллиантовых сережек, мисс Балфур, — прошептал он, нежно прикусывая ее мочку.

Лили хихикнула и с таинственной улыбкой отстранилась.

— Нет, мой майор. Не сегодня.

— Этим ты хотела дать понять, что я у тебя в немилости? — усмехнулся он, удивляясь тому обстоятельству, что маленькие бриллиантовые сережки так крепко их связали.

— Не совсем.

Она лукаво блеснула глазами:

— Боюсь, они не подходят к моему платью.

— А мне казалось, девушки считают, что бриллианты подходят к любому платью.

— Я скучала по тебе, — призналась она, меняя тему и гладя его волосы. — Мне кажется, что я живу как во сне в те дни, когда не вижу тебя.

Боже, как страстно он ее желает!

— Я постоянно думаю о тебе. И так старался держаться подальше от тебя.

Они долго молча смотрели друг на друга.

— Это не должно было случиться, верно? — вздохнул Дерек.

— Я рада, что случилось. Поцелуй меня! Поцелуй сейчас!

Она притянула его к себе, и он со счастливой улыбкой завладел ее губами.

Он снова должен подарить ей наслаждение, да. Есть еще время для одного быстрого…

— Мм… так лучше, — выдохнула Лили, прервав сладострастные мысли Дерека. — Кажется, прошли столетия с тех пор, как я видела тебя! Как поживаешь? И как поживает твоя пациентка?

— Лошадь?

— Разумеется, — фыркнула она.

— Намного-намного лучше. Она даже получила кличку.

— Неужели?!

Он щелкнул ее по носу.

— Я назвал ее Мэри Нонсач. В твою честь.

— Я так польщена!

— Думаю, ты будешь приятно удивлена, когда снова увидишь мисс Мэри. Мы с Гейбриелом водили ее под седлом на корде. Прекрасно двигается, и счастлив сказать, что очень скоро передам ее новой владелице.

— Ты продал ее? — негодующе воскликнула Лили.

— Нет, дорогая, я отдаю ее тебе.

— Мне?! — ахнула Лили с детским изумлением.

Дерек тихо рассмеялся:

— Да, я с самого начала так и хотел сделать. Надеюсь, ты примешь ее? Она нуждается в хорошем уходе. Я не могу рисковать, отдав ее кому-то, кто способен издеваться над ней в мое отсутствие.

При упоминании о его грядущем отъезде из Лондона выражение ее лица изменилось так же быстро, как меняется английская погода. Оно омрачилось. В глазах заплескалась безбрежная печаль.

— О, дорогая, не смотри так, — взмолился он.

— Не могу. Это несправедливо, — обронила она, отворачиваясь.

— Но почему?!

— Потому что ты решил гнаться за славой и золотом и даже не заботишься о том, что будет со мной!

— Ну конечно, мне не все равно!

Лили воздела руки к небу:

— Все это время ты презирал меня, считая охотницей за чужими деньгами, но, думаю, это чистое лицемерие, учитывая то обстоятельство, что, когда мы впервые встретились, ты подчеркнул, что возвращаешься в Индию за золотом и славой. И не стоит читать мне проповедей о погоне за деньгами, когда сам делаешь то же самое.

— Полагаю… я так и говорил. — Он настороженно уставился на нее. — Но мое положение очень отличается от твоего.

— Как же именно?

Он долго смотрел на нее, гадая, насколько может быть откровенным. Наконец со вздохом покачал головой.

— Когда я был мальчишкой, мать постоянно подталкивала меня все к новым высотам, требовала, чтобы я старался больше, трудился усерднее, достиг большего. Твердила, что худшей участью для человека в моей ситуации может быть только заурядность.

— В твоей ситуации?

— Я младший сын. Даже смерть предпочтительнее обычной серенькой жизни. Мать внушала мне героические идеалы. Она очень ясно дала понять, что если я не сделаю чего-то выдающегося, не удивлю мир, то кану в неизвестность и никто никогда не полюбит меня. Поэтому, рискуя жизнью ради «индийского сокровища», я всего лишь пытался быть достойным своей цели. Той, которой действительно добиваюсь.

— И что это? — прошептала она.

Их взгляды скрестились.

— Любовь.

— О Дерек! — воскликнула Лили, бросившись ему на шею.

Дерек прекрасно понимал, что Ланди ждет ее появления, да и остальные начнут гадать, куда они подевались. Нет, сейчас не место и не время, и он не ее мужчина.

Пока что дела обстояли именно так.

Чувствуя, что теряет самообладание, Дерек отстранил ее, положив конец поцелую.

— Что-то не так? — прошептала Лили, недоуменно глядя на него.

— Мы должны остановиться, — хрипло ответил он.

Какое героическое усилие! Какое благородство!

— Тебе пора.

— Вот как…

Он увидел, как она смутилась.

— Я вовсе не хочу торопить тебя. Но не хватало только, чтобы нас застал здесь один из лакеев Ланди.

— Ты, разумеется, прав. Но как же ты? — застенчиво спросила она. — Твои… э… нужды? Уверен, что некая часть твоего тела не пострадает?

— Нет. Если только ты не собираешься меня лягнуть, — заверил он, вскинув брови.

— Нет! Конечно, нет… — пробормотала она, покраснев как рак.

— Увечье… некоей части моей анатомии? Откуда ты взяла этот вздор?

Лили опустила глаза, скрывая девический стыд за длинными ресницами.

— Просто… где-то услышала.

— Нет, Лили, — улыбнулся он, найдя ее огорчение очаровательным. — Неудовлетворенность — часть жизни для нас, похотливых мужчин. И тебе ни к чему делать мне одолжения подобного рода.

Она ответила странным беспокойным взглядом и встала. Подошла к висевшему на стене зеркалу, одернула платье и пригладила волосы.

— На твоем месте я бы здесь не задерживалась. Эдвард следит за тобой, — сообщила она.

— И кроме того, Фанни Коутс, наверное, истосковалась в одиночестве, — резко ответил он. Но как только Лили с огорченным видом повернулась, Дерек пожалел о своей ревнивой реплике.

Лили нахмурилась, очевидно, пытаясь справиться с обидой и ревностью. Ничего не сказав, она нетерпеливо тряхнула головой и направилась к двери.

Все еще изнемогая от желания, Дерек проводил ее взглядом.

— Что ты скажешь Эдварду?

— Не знаю. Что-нибудь придумаю. — Она сжала дверную ручку и, поколебавшись, выдавила: — Полагаю, можно сказать, что ты был… с женщиной.

— Что же, это даже не ложь, — цинично усмехнулся он.

Непонятно, почему он не мог изгнать из голоса сварливые нотки, но ему было очень стыдно за себя. Конечно, он едва не терял рассудок от похоти. Но это не оправдание.

Дерек немного поежился под ее пронизывающим взглядом.

— Я ухожу. И снова прощай.

— Прощай. Конечно, теперь, когда ты получила все, за чем пришла, можно спокойно уйти.

— Дерек! — Она снова остановилась. — Что с тобой?

— Ничего. Совсем ничего.

«Только то, что я люблю тебя».

Озарение снизошло на него. И явилось потрясением.

Она смотрела на него с другого конца комнаты. Выражение ее лица потихоньку смягчалось. Кажется, она что-то поняла: его смущение, досаду, злость на себя. Его обожание.

— Дерек!

Он молча смотрел на нее.

— Насчет моих сережек, — мягко сообщила она. — Конечно, они пошли бы к моему платью. Просто их у меня больше нет.

— Почему? — вырвалось у Дерека.

Уголки ее губ приподнялись.

— Я отдала их кучеру, которого ты выпорол кнутом, чтобы он отказался от обвинений, а тебя не посадили в тюрьму.

— Что?! — ахнул Дерек, подавшись вперед, но Лили послала ему воздушный поцелуй, выскользнула за дверь и тихо прикрыла ее за собой.

Он остался сидеть, не в силах подняться. Он не знал, что и думать.

— Господи милостивый, — пробормотал он себе под нос, обуреваемый странной смесью ярости, похоти и восторга, которую могла пробудить в нем только она.

Ей не стоило этого делать.

Но ему хотелось громко смеяться, как только он услышал ее исповедь.

Его сердце подпрыгнуло до небес. В головокружительные высоты!

— Что же, — прошептал он в пустоту, — я должен немедленно вернуть ей серьги.

Он вскочил, привел себя в порядок и вернулся в сад с видом человека, владеющего самой замечательной тайной в мире.

— Уф! — выдохнул кучер Джонс, когда Дерек влепил его в стену кабачка, где отыскал только к вечеру. Очевидно, тот праздновал свою удачу.

Констебли сообщили Дереку имя человека, требовавшего его ареста. Как человек военный, он легко запомнил название и адрес транспортной компании, на которую работал Джонс, написанные крупными буквами на дверце дилижанса.

Покинув дом Ланди, Дерек направился на каретный двор компании и с дружеской улыбкой спросил, где может найти мистера Джонса.

Дальше дело пошло еще легче. Часов в одиннадцать вечера он нашел кучера, который напивался в своем любимом кабачке. Раскрасневшийся, с измазанными жиром щеками, Джонс был одет в новый костюм и угощал элем завсегдатаев.

Разгорелась драка, но Дерек был рад возможности поразмяться.

К тому времени, когда появился хозяин с заряженным ружьем и потребовал от Дерека немедленно покинуть его владения, тот уже добился от кучера имя и адрес лавки ростовщика, где были заложены серьги Лили.

Туда он и отправился.

Учитывая поздний час, лавка была закрыта, но владелец, живший на верхнем этаже, соизволил спуститься вниз, заслышав громовой стук в дверь, а также вопли клиента, требовавшего немедленных услуг.

Прохожие, верно, посчитали, что Дерек мертвецки пьян.

Им владела одна цель: вернуть серьги Лили. Даже когда он не думал о ней, все равно ощущал ее присутствие в своей душе.

Он просто не мог подвести ее и не получить серьги. Потому что прекрасно понимал, что означает ее жертва, и каждый раз, думая об этом, удивлялся снова и снова. И захлебывался от радости и счастья.

Стоя у двери лавки, он огляделся, дивясь красоте окружающего пейзажа. Сейчас, в колеблющемся лунном свете, весь мир казался новым и необыкновенным. Даже узкая грязная дорожка и пыльные окна лавок сверкали волшебным серебряным сиянием.

Сегодня на приеме Фанни Коутс оказалась единственной, кто заподозрил истинную причину его отсутствия. Она с понимающим смехом задала несколько насмешливых вопросов, а Дерек ни в чем не признался. И хотя не жалел о свидании с Лили и жарких ласках, все же свою миссию не выполнил. Не побывал в кабинете Ланди. И ему была по-прежнему нужна информация.

Дереку не слишком нравилось обманывать людей, но придется еще немного изображать дружбу, чтобы получить нужные сведения о грубоватом поклоннике Лили.

У него уже появилось несколько идей относительно того, как заставить Ланди сообщить правду о себе. Эдвард любил выпить и, если напоить его, мог проболтаться.

В витрине мелькнул отблеск света: очевидно, кто-то шел по лавке со свечой. Через минуту дверь открылась. Звякнул колокольчик.

— Мне очень неприятно нарушать ваш покой, сэр, — сказал Дерек владельцу, кругленькому взъерошенному коротышке, поспешно надевавшему очки, — но с моей знакомой дамой поступили жестоко и несправедливо, и я считаю своим долгом все это исправить.

— Очень рад такому заявлению сэр, — почтительно ответил сонный владелец, отметив дорогую одежду и гордую осанку позднего гостя. — Заходите, сэр.

Усадив Дерека, он стал приносить подносы с украшениями. Майор с огромным облегчением увидел на одном из них сережки Лили.

Выписывая хозяину чек, Дерек благодарил Бога за то, что никто не купил серьги, прежде чем он сумел их спасти.

— Что-то еще для вашей дамы, сэр? — соблазнял хозяин, показывая еще один поднос с браслетами, кольцами, колье, серьгами и шпильками для волос.

Дерек поколебался, но хозяин показал ему ряды колец, покоившихся в бархатных канавках.

— Я уже делал сегодня предложение, — отмахнулся он. — Она посмеялась надо мной.

Кроме того, если он будет покупать венчальное кольцо, вряд ли выберет подержанное. Хозяин с усмешкой кивнул:

— Может, что-то не столь определенное? Что-нибудь сверкающее…

Он протянул серебряный браслет тонкой работы, украшенный множеством бриллиантов и рубинов.

— Хм. Очень мило. Но, по правде говоря, не знаю, как она к этому отнесется.

В самом деле, не оскорбится ли она, если после сцены на оттоманке он подарит ей дорогое украшение? Он отложил браслет.

— Может, лучше действовать наверняка. Не хочу рисковать.

— Странно. Вы мне вовсе не показались человеком осторожным.

Дерек рассмеялся и взял усыпанную драгоценными камешками шпильку, решив, что это более традиционный подарок, но хозяин неодобрительно покачал головой.

— Неудачная идея?

— Будь здесь моя жена, наверняка нашла бы подарок пустяковым.

— Верно! — Дерек нахмурился, отложил шпильку и растерянно поскреб в затылке.

— У нас есть несколько прекрасных колье, любое из которых может понравиться вашей молодой леди…

— Погодите!

Оглядывая обтянутые бархатом подносы, Дерек неожиданно увидел самую большую, самую безвкусную, самую уродливую вещь в коллекции владельца лавки.

— Господи! — ахнул он, протягивая руку. — Можно?

Мужчина кивнул, с сомнением глядя на него.

— Я уже видел это!

Дерек с заколотившимся сердцем поднял брошь в виде золотого петуха.

Жуткая брошь миссис Ланди! Но этого не может быть! С другой стороны, вряд ли в городе может найтись несколько таких брошей. Черт возьми, как она оказалась здесь?

Он с подозрением уставился на владельца:

— Как она к вам попала?

— Принесли на позапрошлой неделе. Впечатляюще, верно? Единственная в своем роде. Вас она интересует, сэр?

— Собственно говоря, меня гораздо больше интересует имя человека, который принес ее вам.

— Прошу прощения, но я не могу его назвать. Наша политика…

— Понимаю. Но зная ту, которой принадлежала эта брошь и как много она для нее значила, боюсь, что ее украли. То есть…

— О, сэр, уверяю, я не скупщик краденого, — с тревогой заверил хозяин. — В этой лавке подобного рода вещи не принимают.

— Может, вы просто об этом не знали.

— О Господи!

— Меня удовлетворит простое «да» или «нет». Эту вещь принес вам человек по фамилии Ланди?

Он пристально всматривался в лицо хозяина.

Тот, нахмурившись, нерешительно пожал плечами, прежде чем поднять бархат и вынуть крошечный листок бумаги. Взглянув на него, мужчина покачал головой.

— Нет, — уверенно ответил он. — Некий мистер Бейтс.

— Бейтс… — ошеломленно прошептал Дерек.

Кучер Ланди.

Глава 14

— Собственно говоря, Эдвард, я понятия не имею, кто эта женщина.

Вот уже два дня Лили мучилась угрызениями совести из-за спектакля, который разыграла перед поклонником, когда вернулась в сад.

С другой стороны, она не солгала, потому что с трудом узнавала в раскинувшейся на оттоманке распутнице холодную и сдержанную дочь леди Клариссы Балфур. Разве это она извивалась и стонала под градом поцелуев Дерека Найта? Леди Кларисса выгнала бы ее из дома, узнай о столь бесстыдном поведении.

Ужасная правда заключалась в том, что она не отдалась Дереку по одной лишь причине: слишком стыдилась признаться, что она не девственница.

Она ему небезразлична.

Это было написано на его красивом лице. Но если он обнаружит, что она не так чиста, какой представлялась, вряд ли его чувства к ней останутся прежними. Она хотела его так сильно, что попала в безвыходную ситуацию.

А вот желание выйти за Эдварда испарялось как снежинка на солнце. Все ее планы рушились. Все вокруг казалось таким ненадежным. Наверное, Дерек прав: пора ставить другие паруса.

Может, стоит простить себя за прошлые грехи и не стремиться в одиночку спасать фамильную честь? Дерек знал о ней далеко не все, но после того как Лили много лет боролась с угрызениями совести и сгорала от стыда за свое падение, простая мысль о том, что кому-то она небезразлична, что такой чудесный человек может любить ее, заставила вспомнить самые лучшие свои качества. Больше она не станет обвинять себя во всех грехах!

И теперь она все яснее видела, что брак с Эдвардом Ланд и будет вершиной предательства собственной души.

А ведь именно это пытались ей объяснить Дерек и миссис Клируэлл.

Но прежде чем она посмеет отказаться от Эдварда, нужно поговорить с Дереком и выяснить, готов ли он… попытаться.

На следующий день после приема в саду Эдвард приехал в дом миссис Клируэлл, и Лили снова одолели угрызения совести. А вдруг он каким-то образом узнал о сцене на оттоманке. Или, чего доброго, приехал делать предложение!

Но он лишь сообщил, что его матушка отправилась на Ямайку, а сам на несколько дней уезжает из Лондона по делам. Сердце Лили бухало так же громко, как колокола собора Святого Павла.

Невозможно передать, как обрадовали ее эти новости. Теперь у нее появилась прекрасная возможность поговорить с Дереком на завтрашнем балу, и можно не волноваться, что Эдвард увидит их вместе и встанет на пути.

Будущее, деньги, строгие наставления матери… она выбросила из головы все тревожные мысли до разговора с Дереком.

Он предложил ей стать его женой, хотя не произнес именно этих слов.

Неуверенность в себе и в нем так подействовала на нервы, что Лили едва держала себя в руках. И не могла дождаться завтрашнего вечера. Она обязательно поговорит с ним.

И вот она уже шла по бальному залу рядом с крестной, выискивая глазами майора в нарядной блистательной толпе. Она то и дело кивала знакомым или подбирала юбки, чтобы не столкнуться с неуклюжими джентльменами. Едва избежав очередной неприятности подобного рода, Лили повернулась, прикрыла лицо веером и осторожно оглядела зал.

Гейбриел Найт стоял в одиночестве, погруженный в свои мысли, в самом центре зала. До чего же они разные, эти братья! Дерек обычно был душой любого общества, а Гейбриел лишь рассеянно хмурился и выглядел так, словно мечтает оказаться в другом месте.

Лили подтолкнула миссис Клируэлл и показала на старшего Найта. Крестная с сожалением улыбнулась:

— Может, нам с тобой попробовать его развеселить?

— Попытаться стоит, — усмехнулась Лили. Пока они направлялись к нему, на сердце у нее становилось все легче. Поскольку братья были очень близки, она не сомневалась, что Дерек где-то поблизости.

Поздоровавшись, они обменялись любезностями, после чего Лили не сдержалась и выпалила:

— Где сегодня ваш брат?

— Собственно говоря, его здесь нет.

— Вот как? — растерялась Лили. — Он приедет позже?

— О нет, он уехал из города на день-другой.

— Уехал?

Но именно это только вчера сказал ей Эдвард. Желудок неожиданно свело судорогой.

— Он, случайно, не сказал, куда едет?

— Мне ничего не известно. Я был у доктора, а он написал мне всего несколько слов. Вроде бы какие-то дела, связанные с армией. Что-то не так, мисс Балфур?

— Нет. Спасибо… — пробормотала Лили, тревога которой быстро сменялась дурным предчувствием. Конечно, это может быть совпадением. Но если Эдвард узнал об их свидании в гостиной…

— О, дорогая, вы белее простыни! — ахнул вдруг Гейбриел, беря ее под руку. — Вы не больны?

Лили пошатнулась, но, постаравшись прийти в себя, отвела его в сторону. Миссис Клируэлл, ничего не заметив, продолжала болтать с кем-то из приятельниц.

— Что случилось? — тихо спросил Гейбриел, вглядываясь в ее искаженное паникой лицо.

— Майор… думаю, вашему брату грозит серьезная опасность.

— О чем вы?

Лили, сгорая от стыда, все же вынудила себя продолжать:

— Мы… мы были вместе там… где не должны были… и если Эдвард узнал…

Сапфирово-синие глаза Гейбриела чуть сузились. Лили сглотнула твердый комок слез:

— Вчера ко мне приехал Эдвард и сказал, что тоже уезжает дня на два. Если он узнал обо мне и Дереке… вполне мог устроить ловушку.

Гейбриел спокойно кивнул. Его обветренное лицо было абсолютно серьезным.

— Постарайтесь не волноваться. Мой брат вполне способен позаботиться о себе.

— Вы не понимаете. Эдвард не всегда… дерется честно, — выдохнула она.

Гейбриел заговорщически улыбнулся:

— Как и Маратха. Подождите, я спрошу у его камердинера. Дерек наверняка уведомил Аади о своих планах. Он должен знать.

— Майор, нужно убедиться, что нам ничто не грозит!

— Мы так и сделаем. Вернее, я все сделаю. Оставайтесь здесь…

— Нет! Я еду с вами!

— Право, не знаю… — нахмурился он.

— Я сумею успокоить Эдварда.

Гейбриел долго изучал ее лицо, а потом спросил:

— Всего один вопрос. Мой брат знает, что вы его любите?

У Лили перехватило дыхание.

— Собственно говоря, я не имею права вмешиваться во все это. Пойдемте, — слегка улыбнулся Гейбриел.

Лили схватила крестную за рукав и оттащила от собеседниц.

— Что стряслось, дорогая? — воскликнула миссис Клируэлл.

— Расскажу по дороге, — мрачно бросила она.

* * *

In vino Veritas[4].

В вине. Это правда.

Поэтому Дерек обратился к напиткам из винограда и солода с ячменем, чтобы вытянуть из Эда Ланди правду о том, кто расхитил деньги армии.

Объяснив «другу», что ему необходимо передохнуть от тягот расследования и полюбоваться красотами провинции, Дерек предложил нечто вроде мальчишника, и Ланди согласился.

Но предприятие оказалось намного сложнее, чем он ожидал, в особенности еще и потому, что после двух дней непрерывных гулянок в одному Богу известно скольких деревенских пабах, кабачках и трактирах Дерек, к сожалению, попал в собственную ловушку.

Другими словами, майор Дерек Найт был пьян как сапожник.

Правда, Ланди вообще был почти в бессознательном состоянии и смеялся до слез, колотя по столу от восторга после очередной самоуничижительной фразы Дерека, излагавшего несколько гиперболизированную версию о своем ужасе при встрече с громилами Ланди. Тот просто впитывал в себя каждое слово, едва не падая при этом со стула прямо под стол, несмотря на усилия трактирных служанок удерживать его в шатком равновесии.

— Кости Господни, я думал, что меня здорово отделают! — продолжал Дерек. — Ничего себе, добро пожаловать в Лондон! Где, черт возьми, вы отыскали такую отборную шайку головорезов?

— О, большинство остались со мной еще с прежних дней. — Ланди вытер слезы смеха и снова глотнул эля. — Джонс, Магуайр…

— Дело во мне, или они просто никого терпеть не могут?

— Им, возможно, понравятся эти хорошенькие девушки, — ответил он, похотливо рассматривая пышногрудую рыжуху, сидевшую на столе. Девица пыталась обольстить его, медленно задирая юбку.

— Как насчет Бейтса? — спросил Дерек, не выдавая своих истинных намерений.

Ланди пьяно махнул рукой:

— Мы с Бейтсом росли на одной улице.

— Верный слуга?

— Он мне как брат.

Дерек кивнул, опуская покрасневшие глаза и стараясь не выдать своего торжества. Ценная информация!

Именно это он и хотел узнать.

Ланди, хотя был мертвецки пьян, все же держался настороже и сохранял достаточно здравого смысла, чтобы уклоняться от любого скользкого вопроса, касавшегося деятельности комитета. Но, как и надеялся Дерек, он не предполагал нападения именно с этой стороны и не понимал, что это означает, когда стал отвечать на вопросы о своих людях.

О своих наемниках.

— Ну как, мальчики, принести еще кувшин эля? — спросил знойный ангел распивочной, подбоченившись и подмигивая. Ее туго затянутый корсаж привлекал взоры всех мужчин.

— Принеси нам поесть! — велел Ланди. — Черт, как же мне нравится огромный круглый зад этой девки!

— Мне самому больше нравятся стройные ножки, — сухо обронил Дерек, хотя все его мысли были заняты одним: действительно ли Ланди причастен к расхищению денег?

Может, он проигрался? Или неудачно вложил триста тысяч? В любом случае теперь по требованию лорда Синклера и заручившись его обещанием не выдавать вора он стремится возместить позаимствованные деньги.

Дерек вдруг вспомнил, сколько раз наглая Бесс Кингсли оскорбляла Лили в присутствии Ланди. А тот случай на приеме в саду, когда Бесс нахально увела Эдварда? Что там сказал драгоценный Эдвард? Что ему нужно поговорить с отцом Бесс о совместной сделке?

И тут в его мозгу родилось крайней неприятное подозрение. Сделка? Вот как?

Если Ланди одолевают финансовые проблемы, может, он и не женится на Лили, потому что не хочет себя связывать, на случай если придется дать отставку Лили и жениться на богатой Бесс Кингсли.

Боже, что, если Бесс попросту запасной вариант Ланди?

Есть только один способ все выяснить.

— Я подумываю о том, чтобы остаться в Англии, — неожиданно и небрежно объявил он.

— В самом деле?

Дерек кивнул.

— Рассудил, что отдал армии достаточно крови и пота. Пора остепениться и жениться на богатой женщине.

— Ага! Вроде неотразимой Фанни Коутс?

— Она слишком умна, чтобы выйти за такого, как я, — фыркнул Дерек. — Нет, я подумываю о добыче полегче. Пожалуй, сделаю предложение… мисс Кингсли.

— Бесс? — воскликнул Ланди, подавшись вперед.

Дерек кивнул.

— Вы шутите!

— Вовсе нет. Я и не думал шутить! Конечно, она настоящий кошмар, но вспомните, Ланди: я младший сын! И далеко не так богат, как вы. Зачем проливать кровь за деньги, когда приятнее и легче разбогатеть, соблазняя богатеньких наследниц из высшего общества? Нужно быть практичным, а приданое у нее огромное. Кроме того, всегда можно запереть ее в деревне, а самому продолжать развлекаться в Лондоне. С Фанни Коутс, — заметил он, залихватски подмигнув.

Ланди потрясенно уставился на него.

— Но вы не хотите Бесс!

— Почему? У вас на нес свои планы? В конце концов, вы достигли понимания с Лили Балфур, разве не так?

— Да, но…

— Но что?

— Ничего.

— Знаете, это благородный и прекрасный поступок, Ланди. Прийти на помощь ее семье, со всеми их долгами и разваливающимся домом. Большинство мужчин передернуло бы при мысли о таком огромном финансовом бремени, которое они вынуждены принять на себя ради дамы. Понимаю, что вы хотите жениться на ней только ради того, чтобы повысить свой престиж в обществе, но даже если это и так, ей повезло получить вас.

— Ну, это не единственная причина.

— Не единственная? Бросьте, старина, и не говорите мне, что влюблены, — протянул он.

— Навряд ли. Я просто хотел отжарить ее, — засмеялся Ланди.

— Понятно, — холодно ответил Дерек.

— В самом деле понимаете? Между нами говоря, я всегда мечтал отделать настоящую леди. Быстро и жестко, пока она не станет вопить как кабацкая шлюха. Можете сказать, что это моя маленькая фантазия. Трудно найти кровь голубее, чем у моей спесивой леди Лили. И скажите честно: как еще я могу затащить в постель такую даму? Ее бедность — это мой шанс.

Дерек потрясенно уставился на Ланди. Первой его мыслью было убить негодяя. Он вспомнил деликатность, грацию и доверчивость Лили. Вспомнил благоговейное почтение, с которым касался ее тела.

Он был в бешенстве, но сообразил, что, если выдаст себя, Ланди все поймет, и тогда его дело проиграно.

И тут он заметил, каким холодным расчетом блеснули глаза Ланди. Может, таким способом набоб мстит ему за мнимые планы в отношении Бесс Кингсли?

Вознамерившись оставаться спокойным, Дерек спрятал ярость за понимающей ухмылкой.

— Может, вы и правы, старина, — мягко заметил он, — но у нас не принято говорить в таком тоне о будущей жене.

Ланди засмеялся.

— Я разыграю для тебя настоящую леди, Эд. Хочешь? — предложила расположившаяся на столе рыжая служанка.

— Сомневаюсь, уточка. Уж слишком похотливо сверкают твои глазки.

— Разве?

— Точно.

Ланди зацепил мясистым пальцем ее ленту-подвязку, чем заслужил взрыв пьяного смеха.

— Поцелуй меня, крошка!

Он притянул ее к себе и стал ощупывать, словно оценивая качество товара.

Вернувшаяся брюнетка неожиданно уселась на колени к Дереку.

— Привет! Меня зовут Полли.

— Привет, — без особого интереса ответил Дерек, не обращая внимания на то, что она принялась целовать его и перебирать не заплетенные в косу волосы.

— Вы так красивы, дорогой майор, — шептала она. — Не хотите подняться наверх и немного позабавиться?

Он никак не мог сбросить ее с колен, но вежливо извинился за свою рассеянность, потому что единственный вопрос по-прежнему терзал его: почему Ланди наговорил таких гадостей о Лили? Чтобы вывести его из себя или действительно намерен овладеть ею?

Он никак не мог знать наверняка, но вдруг понял, что никогда и ни за что на свете, ни за какие блага не позволит Ланди подойти к Лили ближе чем на десять миль. Ни при каких обстоятельствах не позволит этому неотесанному ублюдку прикоснуться к ней хотя бы пальцем.

Она не выйдет за Ланди. Точка.

Рыжая вскарабкалась на колени Эдварда. Парочка опрокинула стул и рухнула на пол, где и осталась лежать. Послышались вопли и пьяный хохот.

— Ад и проклятие! — негодующе воскликнула рыжая. — Олух напился до потери сознания!

Ответом ей послужил громкий храп.

Девицы взвыли от смеха. К ним присоединился хозяин и остальные посетители, но Эдвард Ланди ничего не слышал: распростертый под столом, он продолжал оглушительно храпеть.

Интересно, понравилось бы это зрелище остальным достопочтенным членам подкомитета?

Но в этот момент Полли стала более требовательной и, обхватив его рукой за шею, полезла ему в штаны.

— Любовь моя, я не возьму с тебя денег. Вижу, ты нуждаешься в женской ласке, Кроме того, думаю, твоему мальчику я нравлюсь.

Дерек едва оторвал ее бесцеремонные пальцы от ширинки.

— Э… у него на это свое мнение, моя дорогая мисс Полли… Пойди скажи хозяину, что я хочу снять комнату для своего спящего друга.

— Как насчет комнаты для нас? — прошептала она.

— Я так не думаю.

— Но почему?

— Потому что я женат, — солгал он.

— Ой-ой-ой, майор, — пробормотала Полли, кивая в сторону двери. — По-моему, ваша жена только что вошла.

В дверях стояла Лили, потрясенно взирая на открывшуюся ей сцену.

— Матерь Божья! — ахнул Гейбриел, но Лили даже не пошевелилась — только от лица отлила краска.

Она не верила своим глазам.

Эдвард лежат на полу храпящей грудой, а Дерек в это время забавлялся с раскрашенной шлюхой, сидевшей у него на коленях.

В этот момент герой-кавалерист был олицетворением разгульного пьяного повесы: одежда измята, рубашка распахнута. Черные волосы раскинулись по плечам: длинные, взъерошенные и растрепанные. На щеках темнела щетина. Серебристые глаза были налиты кровью. Веки распухли от пьянства, но во взгляде светилось искреннее раскаяние.

— Лили! — вскрикнул он и, сбросив на пол служанку, вскочил. Опрокинутый стул полетел на пол. — Что ты здесь делаешь?

Она покачала головой. Облегчение от того, что он жив, мешалось с ледяной яростью.

— Очевидно, трачу свое время. — С этими словами она повернулась и вышла на улицу, рассерженно распахнув дверь.

Оказавшись во дворе, Лили сжала ладонями виски. Что ей теперь делать?

Мысли ее были в беспорядке.

А сердце — разбито.

Миссис Клируэлл высунула голову из окна коляски.

— Лили! Он здесь? — встревоженно крикнула она.

— Он здесь. Они оба здесь, — процедила она. — И мертвецки пьяны.

— О, дорогая…

— Лили!

Она распознала этот низкий, хрипловатый от выпитого баритон, но не повернулась и направилась к экипажу.

— Лили, подождите! Выслушайте меня!

До нее донеслись быстрые тяжелые шаги. Ощутив, как его ладонь легонько сжала ей плечо, она развернулась и сбросила его руку.

— Не прикасайтесь ко мне!

— Я все объясню…

— В этом нет нужды! — отрезала она, стараясь изобразить безразличие. Но ничего не получилось, потому что она была вне себя. — Пожалуйста, не позволяйте мне мешать вашим увеселениям, майор!

— Но на деле все это не так, как кажется!

— Оставьте при себе ваши детские увертки! — ответила она уничтожающим тоном. — Я возвращаюсь в Лондон.

— Лили, подождите!

— Чего мне ждать, бессердечный развратник? Какой в этом смысл? — Глаза ее наполнились слезами. Гнев почти не давал говорить. — У меня есть глаза. Теперь я вижу: все, что вы говорили мне два дня назад, было для вас лишь игрой. Вы и ей делали предложение? Как каждой, кого встречаете на своем пути?

Дерек устало вздохнул и провел рукой по волосам.

— Сейчас я действительно не в лучшей форме, но, клянусь Богом, все вполовину не так плохо, как выглядит!

— Не трудитесь объяснять! — Лили покачала головой. — Немыслимо! Как я могла доверять вам! Прощайте, Дерек. Я слишком долго позволяла вам вмешиваться в мои планы, и, откровенно говоря, от вас больше неприятностей, чем вы того стоите.

Теперь гнев сверкал и в его серебристо-голубых глазах. Он выбросил вперед руку и безжалостно стиснул ее плечо.

— Выслушайте меня. Вашим «планам» пришел конец.

— У вас нет надо мной власти…

— Ланди — банкрот.

— Что?!

— Он разорен. Я вполне в этом уверен, и, думаю, он скоро бросит вас ради Бесс Кингсли — вернее, ее приданого.

— Это невозможно! Как мог Эдвард разориться?

— Не знаю, как именно. Вероятно, выбросил на ветер слишком много денег, пытаясь произвести впечатление на общество: дом, конюшни, лошади, драгоценности.

Он, хмурясь, всмотрелся в ее лицо и покачал головой.

— Вы хотели знать, что я позавчера делал в его доме. Я солгал вам: у меня не было выбора. Но тогда я пытался пробраться в его кабинет, чтобы заглянуть в бумаги и проверить, верны ли мои подозрения.

— И я должна вам поверить?

— Да! Лили, вы причина, по которой я все это делаю! — воскликнул он, показывая на паб. — Я пытался докопаться до истины, чтобы защитить вас. Привез сюда Ланди, чтобы напоить в надежде застичь врасплох и выведать, что, черт возьми, происходит.

— И получилось?

Дерек раздраженно пожал плечами:

— Вроде бы. Вы не выйдете за него, Лили. Не выйдете, и все.

— Вряд ли я нуждаюсь в вашем разрешении.

— Ради всего святого, женщина, выслушайте меня! Разве не банкротством объясняется то обстоятельство, что он еще не сделал предложение? Сегодня я понял, что он решил сменить курс и жениться на Бесс Кингсли.

Лили растерянно смотрела на него, пытаясь осознать сказанное.

— Учитывая то, как ревностно вы охраняете свою репутацию, — добавил Дерек, — предлагаю вам начать дистанцироваться от Ланди, как это только возможно. Особенно в обществе. Его неприятности еще не закончились. Наоборот. Только начинаются.

— И что это должно означать?

— Не могу вам сказать.

Лили красноречиво воздела глаза к небу. И Дерек тут же немного сдал позиции:

— Лили, это связано с комитетом, в котором он работает. Помните? Перед которым я делал отчет. Речь идет о деньгах для армии. Поверьте мне хотя бы в этом. Дело плохо. — Поколебавшись, он добавил: — Ладно, скажу. Думаю, он похитил деньги фонда.

Потрясение оказалось слишком велико. Лили обхватила себя руками и отвернулась, покачивая головой:

— Что же это, как не удача Балфуров?

— Милая…

Дерек потянулся к ней, но она отстранилась.

— Оставьте меня в покое.

— Я голову ломаю, пытаясь найти способ, чтобы не дать вам впутаться во все это!

— Как я могу быть уверена, что вы говорите правду и это не какая-то грязная игра?! — взвилась она.

Вся эта сцена слишком живо вызвала в памяти ту боль предательства, которую она ощутила, когда узнала, что ее «возлюбленный» Оуэн Мастерс не кто иной, как двуличный негодяй.

— Игра? — Щеки Дерека гневно вспыхнули. — Если я не найду эти деньги, то не получу обратно свою должность. О каких играх может идти речь, когда на карте стоит моя карьера?!

Лили снова замерла. Он еще раз подтвердил свое решение вернуться в Индию. Ее глупые надежды снова разлетелись в прах.

— Нет, Дерек, конечно, это не игра. Вы правы, — сухо согласилась она и снова направилась к экипажу. — Мне пора.

— Лили, подождите!

Она проигнорировала его.

— Пожалуйста, не говорите Эдварду, что мы были здесь. Он вряд ли что-то будет помнить наутро, но все это было крайне унизительно; уверена, что вы согласитесь с моим мнением. Майор, вы едете с нами? — процедила она, глядя на Гейбриела.

— Я останусь с братом, — также сухо ответил тот.

— Простите, что притащила вас сюда, — добавила Лили. — Похоже, мои страхи оказались необоснованными.

— Могу я нанести вам завтра визит? — настойчиво прошептал Дерек, взяв ее за руку, чтобы не дать уйти. — Послезавтра?

Взгляд Лили по-прежнему оставался неприветливым.

— Не знаю, — выговорила она наконец.

— Ладно, — вздохнул Дерек. — Я надеялся сделать это при более благоприятных обстоятельствах, но… вот.

Он сунул руку в карман.

— Дайте свою ладонь.

— Зачем это? — насторожилась Лили, но просьбу выполнила.

— Я держал это у себя на счастье. Но поскольку вы здесь… — Он уронил бриллиантовые серьги в ее ладошку.

Лили растерянно уставилась сначала на сережки, потом на Дерека.

— Как вам удалось…

— Все еще думаете, что я играю с вами? — перебил он.

Лили не знала, что ответить.

— Мне нужно подумать, — выдавила она, избегая его испытующего взгляда. — Я сообщу, когда буду готова увидеть вас.

Дерек открыл ей дверцу коляски и отошел в сторону. Лили села рядом с миссис Клируэлл. Та выглянула в окно и, посмотрев на Дерека, разочарованно покачала головой.

Он опустил глаза.

Лили постучала в потолок коляски, и кучер подстегнул лошадей. Дерек остался стоять во дворе.

— Черт бы все это побрал, — прошептал он. — Гейбриел, о чем ты только думал?!

— Не смей говорить со мной подобным тоном! Откуда я знал, что у тебя на уме?

— Какого дьявола ты привез ее сюда?

— Она тревожилась за тебя! Твердила, что ты в опасности, и когда объяснила все, я ей поверил.

— Пропади все пропадом! — Дерек потер затылок и снова шагнул к пабу.

— Знаешь, только идиот может мечтать об Индии, когда есть женщина, которая… — Гейбриел осекся и пренебрежительно фыркнул: — Не важно. Я не желаю ни во что вмешиваться. Возьми. — Он вынул из кармана письмо. — Аади просил отдать его, когда я сказал, что должен тебя найти. Оно пришло сегодня. Это не от полковника Монтроуза, но Аади считает, что ты должен получить его как можно скорее.

Дерек сдержанно поблагодарил и шагнул поближе к фонарю, горевшему над дверью паба.

На конверте не было имени отправителя, но, распечатав письмо, Дерек сразу увидел подпись Чарлза, своего поверенного.

«Майор, я кое-что нашел. Поиски привели меня к местному бездельнику и ничтожеству по имени Филипп Кейн. По возвращении навестите меня. Я все расскажу подробнее.

Ваш покорный слуга

Ч. Бичем, эск.».

— Золотой человек, — пробормотал Дерек. — Похоже, в крышку гроба старины Эдварда будет вбит еще один гвоздь.

Гейбриел вопросительно глянул на брата. Тот сложил записку и сунул в карман.

— Пойдем, — позвал он уже более спокойным тоном и, хлопнув брата по плечу, кивком показал на паб.

— Хочешь поставить мне пинту эля? — осведомился Гейбриел.

Дерек искоса глянул на него.

— После того как поможешь мне поднять Ланди с пола.

Глава 15

— Я пришла за гнедой кобылой, — сказала Лили, войдя в конюшню Олторпа на следующее утро после неудачной встречи с Дереком. — Майор Найт разрешил мне брать лошадь на прогулку когда захочу.

Конюхи, услышав властные нотки в ее голосе, бросились к стойлу.

— Я оседлаю вам лошадь, мисс, — вызвался один.

— Спасибо. Майор Найт дома?

Второй заглянул в пустое стойло вороного.

— Похоже, что нет, мисс.

Вот и прекрасно! Если Дерек еще не приезжал, значит, Эдвард, по всей вероятности, тоже не добрался до дома в столь ранний час.

После всех шокирующих откровений майора прошлой ночью Лили намеревалась воспользоваться представившейся ей крохотной возможностью самой узнать, что именно происходит. Всю ночь она ворочалась с боку на бок, не в силах заснуть. Но она не позволит себя одурачить.

К утру она поняла, что делать. Слова, клятв