/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Семья Найт

Надменный Лорд

Гэлен Фоули

«Он холоден как лед, у него нет сердца», — шептались и признанные красавицы лондонского света, мечтавшие о любовной интрижке с Дэмьеном Найтом, и богатые невесты, грезящие о замужестве… Ни одна женщина не решалась посягнуть на свободу лорда Найта… пока в жизни его не появилась невинная и озорная Миранда Фицхьюберт, дочь погибшего друга… Девочка, которую надо опекать и защищать?.. О нет — девушка, которая готова страстно любить — и требовать от возлюбленного такой же страсти!..

2002 ru en О. В. Казакова Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-10-21 OCR Angelbooks 14E0BDA0-C0BD-4849-83DF-FE9755548229 1.0 Надменный лорд АСТ, ВЗОИ Москва 2004 5-17-024543-2, 5-9602-0425-8 Gaelen Foley Lord of Ice Knight Family

Гэлен Фоули

Надменный лорд

Холодной горечью мое объято сердце.

Шекспир

Пролог

Лондон, 1814 год

— Посмотри на себя, ты опять напился. — Алджернон Шербрук, виконт Хьюберт, покосился на младшего брата. — До чего же у тебя жалкий вид!

Майор Джейсон Шербрук лишь расхохотался в ответ. Даже не взглянув на виконта, он откинулся на спинку ободранного кресла и снова отхлебнул из бутылки с вином, уже наполовину опорожненной.

Окинув взглядом захламленную комнату, лорд Хьюберт брезгливо поморщился, вытащил из кармана носовой платок с монограммой и, прикрыв нос, вполголоса проговорил:

— О Господи, какая вонь… А сколько пыли… У тебя здесь хоть когда-нибудь убирают?

— Можешь не сомневаться, я ведь ярый приверженец чистоты и порядка, — пробурчал Джейсон.

Алджернон тяжело вздохнул — причина столь плачевного состояния брата была ему понятна. Виконт скользнул взглядом по пустому рукаву изношенного красного мундира Джейсона. Майор потерял руку во время кавалерийской атаки противника в сражении под Альбуэрой. Однако ему посчастливилось остаться в живых.

Усевшись на грубо сколоченный стул, стоявший у камина, Алджернон пробормотал:

— Может, тебе лучше нанять служанку, чем так мучиться?

— Черт возьми, я пробовал. — Джейсон покачал головой. — Но она в конце концов сбежала от меня. Сбежала, даже не предупредив.

— Ничего удивительного. — Виконт снова вздохнул. — Ведь ты живешь черт знает где.

И действительно, дом, где снимал комнату Джейсон, мало чем отличался от жутких ист-эндских трущоб. Виконт, являвшийся владельцем многих домов в Ист-Энде, недавно повысил арендную плату, но, увы, затраты все равно не окупились и не принесли ожидаемой прибыли. Так что у Алджернона не было выбора — через две недели после Рождества уже ему пришлось выселить всех, кто не сумел вовремя заплатить за жилье.

— Почему ты забился в эту крысиную нору? — продолжал виконт. — Ты ведь заслуживаешь большего…

Джейсон, помрачнев, пробормотал:

— О чем ты?

— Есть у тебя хоть капля гордости?

— Какого черта, Алджи? Чего ты от меня хочешь? Сомневаюсь, что твой визит вызван внезапным пробуждением братских чувств, очень сомневаюсь. Ты явился просто для того, чтобы испортить мне настроение. Или, может быть, есть еще какая-то причина?

Алджернон внимательно посмотрел на брата. Что ж, ему следовало это предвидеть. Даже напившись, Джейсон не забывал говорить колкости, он был таким же язвительным и задиристым, как в то время, когда служил в армии.

— Возможно, я пришел, чтобы спасти тебя от пьянства и тем самым предотвратить преждевременную…

— Зря тратишь время, — перебил Джейсон. Он снова поднес к губам бутылку. Отхлебнув, проговорил: — К тому же я не верю, что именно это привело тебя ко мне.

Алджернон пожал плечами. Немного помолчав, сказал:

— Да, не только это.

— Прекрасно! — усмехнулся Джейсон. — В армии уважают тех, кто привык говорить начистоту.

— Что ж, поговорим начистоту. — Узкое лицо Алджернона сделалось непроницаемым, взгляд карих глаз — ледяным. — Так вот, я хочу получить приданое Миранды.

Джейсон в изумлении уставился на брата.

— Алджи, это невозможно, ведь Миранда…

— Прекрати. Это меня совершенно не касается.

— Но пойми…

— Джейсон, я не желаю ничего слушать. Пристально взглянув в глаза брату, майор проговорил:

— Эти деньги нам с тобой, Алджи, не принадлежат. Ричард оставил их своей дочери.

— Черт бы его побрал! Послушай, Джейсон, ведь она же…

— Тот факт, что она незаконнорожденная, ничего не меняет, — перебил майор. — Миранда — дочь нашего брата.

Ричард, самый старший из братьев, был виконтом Хьюбертом до того, как титул перешел к Алджернону. Человек беспечный и легкомысленный, Ричард так и не успел обвенчаться со своей любовницей, актрисой Фанни Блэр. Фанни с Ричардом погибли в один из летних дней, когда их лодка перевернулась на озере — рыбакам удалось спасти только восьмилетнюю Миранду.

— Как бы то ни было, она наша племянница, — добавил Джейсон.

— Незаконная, — возразил Алджернон.

— Это не меняет дела.

— Но мы ей ничего не должны. Пусть сама пробивает себе дорогу в жизни!

— О Господи, Алджи, что ты говоришь?! Впрочем, ты всегда был таким — бессердечным и расчетливым.

— Неужели ты можешь сочувствовать этой девчонке? Ведь ее мать была просто-напросто шлюхой.

— А может, мне нравятся шлюхи… — Джейсон с язвительной усмешкой взглянул на брата.

Не успел майор произнести последние слова, как уже пожалел о сказанном. Алджернон стремительно поднялся со стула и, спотыкаясь о валявшиеся на полу пустые бутылки и горы грязного белья, прошелся по комнате. Пнув носком ботинка книгу, попавшуюся ему на пути, он резко развернулся уже у самой стены и, сжав кулаки, пристально посмотрел на брата. Наконец, взяв себя в руки, проговорил:

— Если я разорюсь, всем придет конец. И тебе тоже.

Джейсон с улыбкой покачал головой:

— Нет, Алджи, ты не разоришься. Ведь ты хитер как лис и изворотлив как угорь. Я за тебя не беспокоюсь, ты всегда найдешь выход. Что же касается Миранды… Я больше не желаю слушать эти разговоры. Тебе придется смириться с тем, что девочка очень мне дорога.

— О Господи! — воскликнул Алджернон. — Скажи, когда ты последний раз навещал ее в пансионе? Год назад? Два года? Пять лет? — Немного помолчав, виконт добавил: — Думаю, еще до Альбуэры.

Глаза Джейсона вспыхнули.

— Миранда живет там в прекрасных условиях. И она будет находиться в пансионе до тех пор, пока не придет время вывезти ее в свет.

— В свет? — переспросил виконт. — Ведь она же ублюдок, так что даже не думай об этом.

— Да, в свет. И для этого ей понадобятся деньги.

— От меня она ничего не получит, — заявил Алджернон. — И запомни: ни к своей жене, ни к дочерям я ее не подпущу. И потом, ее время уже прошло. Миранде девятнадцать, и уж если ты так о ней заботишься, то тебе еще года два назад следовало подумать о том, чтобы представить ее в свете.

Джейсон отрицательно покачал головой:

— Ошибаешься, ей еще нет девятнадцати!

— О Господи, но разве в этом дело?! Проснись, Джейсон! Оставь свою бутылку и одумайся. Миранду никогда не примут в нашем кругу. Все будут против нее. И не жестоко ли это? Ты ведь заранее обрекаешь ее на поражение.

— Ты и на сей раз ошибаешься, Алджи. Миранда будет иметь успех. Ты просто не знаешь ее. Миранда очень смелая. К тому же она настоящая красавица, как и ее мать. А в нашем кругу красота для женщины — это все.

Стараясь держать себя в руках, Алджернон проговорил:

— Джейсон, послушай меня… Если это действительно хорошая школа, то Миранда сможет стать гувернанткой. Или найдет еще какое-нибудь приличное место, соответствующее ее общественному положению. Скажи, пожалуйста, почему мы должны заботиться об ублюдке Ричарда?

— Не мы, а я, Алджи. — Майор смерил брата неприязненным взглядом. — Ричард прекрасно знал: если она будет зависеть от тебя, ты будешь с ней дурно обращаться.

— Черт побери, где же твоя преданность семье?! — воскликнул виконт. — Я твой брат, и я — на грани разорения! В последний год прибыли резко сократились…

— Позволь напомнить, что ты недавно выплатил карточные долги своего Криспина.

Алджернон пожал плечами.

— Не забывай, Криспин — мой сын, мой наследник. Я что же, должен был отказать ему?

— Понятно, — кивнул Джейсон. — И теперь ты задумал отобрать у Миранды то, от чего зависит ее будущее. Только бы твой сынок не потерял свою репутацию в клубе. Нет, Алджи. И ты, и твой отпрыск… убирайтесь к дьяволу.

— Но, Джейсон…

— Алджи, это всего лишь пять тысяч фунтов. Криспин проиграет их за десять минут. А от этих денег зависит вся жизнь Миранды.

— Идиот… — проговорил Алджернон сквозь зубы. Он снова прошелся по комнате. Затем, опустившись в кресло рядом с братом, проговорил: — Послушай, может, ты, Джейсон, все-таки отставишь в сторону бутылку и обратишься к собственным счетам?

Джейсон беспокойно заерзал в кресле.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Перед тем как отправиться на войну, ты вложил часть ее наследства в небольшую сталелитейную компанию, помнишь?

— Да, конечно, помню. И что же? Виконт пристально посмотрел на брата.

— Так вот, Джейсон, эта компания так нажилась на войне, что теперь, по моим сведениям, на твоем счету тысяч пятьдесят.

Джейсон поставил на пол бутылку и, раскрыв рот, уставился на собеседника.

— Неужели пятьдесят тысяч фунтов?! — воскликнул он, даже не пытаясь скрыть изумление.

— Да-да, Джейсон, пятьдесят тысяч, — подтвердил Алджернон. — Ты действительно располагаешь такими средствами. Теперь понимаешь, на что ты способен, когда не отравляешь свой мозг спиртным?

— Черт побери, пятьдесят тысяч! — Джейсон запрокинул голову и громко расхохотался. Затем, подхватив бутылку, поднялся с кресла. — Миранда, девочка моя! Пятьдесят тысяч фунтов! Дитя мое, ты можешь купить себе титул герцогини! — Он в возбуждении прошелся по комнате. — Черт, какая удача! — Сбросив свой красный мундир, майор принялся заправлять под ремень рубашку.

— Что же ты теперь намерен делать? — осведомился виконт.

— Конечно же, отправлюсь в Уорикшир и заберу малышку из пансиона. Ведь ей уже девятнадцать. Или еще нет?.. — Джейсон взглянул на брата.

Проигнорировав вопрос, виконт сказал:

— Тебе никуда не нужно ехать. Майор насторожился.

— Адджи, о чем ты?..

— Джейсон, не будь идиотом. Мы не должны упускать такой шанс, неужели не понимаешь?

— Вот что, Алджи, советую тебе запомнить: Миранда Фицхьюберт — моя наследница. Тебе лучше запомнить это еще до того, как она станет герцогиней.

Алджернон медленно поднялся с кресла, и в его движениях было что-то угрожающее. Повернувшись к Джейсону, он сказал:

— Слушай меня внимательно, дорогой брат. Ты передашь мне право на эти деньги, а я не стану предавать огласке твое дурно пахнущее благородство по отношению к нашей незаконнорожденной племяннице. Тебе придется перевести счет на меня. Если я сумею поправить свои дела, то потом верну тебе эти деньги. Миранда же никогда о них не узнает.

— Ничего ты не получишь, Алджи, даже не надейся, — с усмешкой проговорил Джейсон.

В следующее мгновение в руке Алджернона появился пистолет. Направив дуло на брата, он процедил:

— Я вижу, ты не осознаешь всей серьезности ситуации. Мне необходимы эти деньги, Джейсон. И они будут моими. Принеси документы и переведи на меня счет, Немедленно.

Майор уставился на пистолет. Затем взглянул в лицо виконта.

— Алджи, ты что, спятил?

— Пойми, Джейсон, мы с тобой знатного рода, а она…

— Мерзавец, — прошептал Джейсон. — Так что же ты задумал?

Алджернон взвел курок.

— Делай то, что я говорю, пьянчуга… Ты все равно ничего не соображаешь. Ты не сможешь распоряжаться деньгами и быть опекуном девчонки. Эту обязанность, как глава семьи, возьму на себя я.

— Теперь понятно, что ты намерен сделать. Собираешься пристрелить меня, после того как я переведу на тебя деньги, верно, Алджи? Да-да, конечно! И теперь я уверен: это ты убил Ричарда! Убил, чтобы получить его титул, не так ли? Говори! Не знаю, как тебе это удалось, но именно ты повредил лодку Ричарда в тот день, когда произошло несчастье. Ты кладбищенский червь. Я всегда подозревал, что это твоих рук дело, а теперь нисколько не сомневаюсь.

Виконт поморщился.

— По-моему, ты уже допился до умопомрачения, Джейсон. Будь благоразумен, принеси мне бумаги.

— Убирайся к дьяволу! Думаешь, я испугался твоего пистолета? Ты ведь прекрасно знаешь, я не один день провел под французскими пулями. К тому же мне нечего терять.

— Не задерживай меня, Джейсон, — прошипел Алджернон. — Ты же действительно не сумеешь распорядиться этими деньгами. И тебе следует знать: если бы тебя убили на войне, то они все равно перешли бы ко мне.

— Ты снова ошибаешься, глупец. Полагаешь, я допустил бы, чтобы ты стал опекуном Миранды? Нет, братец, я обо всем позаботился перед тем, как отправиться на войну. Среди моих друзей было достаточно тех, кому я мог доверять. Признайся, Алджи, ведь это ты подстроил гибель Ричарда и Фанни? И наверное, надеялся, что и малышка Миранда утонет вместе с ними…

Алджернон пристально смотрел в глаза брата. Какое-то время он молчал, затем проговорил:

— Сделай то, что я тебе сказал.

Джейсон отрицательно покачал головой. В следующее мгновение прозвучал выстрел. Из горла майора вырвался хрип, и он, выронив бутылку, с простреленной грудью повалился на пол. Остановившимся взглядом Джейсон смотрел на начищенные до блеска ботинки виконта. Тот какое-то время стоял над смертельно раненным братом. Затем пересек комнату, подошел к бюро и, открыв дверцу, начал рыться в бумагах.

Чувствуя нестерпимую боль, все еще не веря в случившееся, Джейсон подумал: «Неужели пришел мой последний час? О Господи, что теперь будет с Мирандой?» Джейсону было поручено защищать интересы девочки.

После внезапной смерти Ричарда, отправляясь на войну, он перевел деньги на имя Миранды, но фактически остался опекуном и распорядителем. И теперь девушке грозила страшная опасность. Ведь если Алджернон выстрелил в родного брата, то ему ничего не стоило отделаться и от незаконнорожденной племянницы. А он, Джейсон, лежа на полу в луже крови, уже не в силах помешать ему…

— А вот они где… — пробормотал виконт. — Миранда Фицхьюберт. О Господи… Джейсон, что же ты натворил? Какое несчастье…

Майор заметил, что башмаки брата приблизились к нему, но теперь он едва мог расслышать его голос, словно голос этот доносился откуда-то издалека.

— Тебе не следовало класть деньги на ее имя, Джейсон, — продолжал виконт. — Как же мне теперь их получить? Видишь, что ты натворил? Теперь мне придется, устранить и нашу племянницу.

— Нет! — прохрипел майор, но Алджернон уже направился к столу.

Джейсон видел, как по полу растекается огромное кровавое пятно… Он прекрасно понимал, что его жизнь вот-вот оборвется, и единственным для него утешением была мысль о том, что он до самого последнего вздоха защищал Миранду, то есть вел себя как мужчина и воин.

Деймиен Найт, граф Уинтерли, позаботится о ней… Туман уже заволакивал его сознание, но Джейсон, сделав над собой усилие, обратился с мольбой к товарищу по оружию. Майор знал, что не ошибся в выборе, ведь Деймиен Найт был истинным героем.

Об этом человеке знали многие — знали не только о его подвигах на войне, но и о том, что он всегда готов вступиться за слабых, невинных, за тех, кто незаслуженно подвергается преследованиям. Да, Джейсон не ошибся в выборе, ибо Деймиен Найт, подобно рыцарям былых времен, был честен, бескорыстен и чист душою. Джейсон просил его позаботиться о Миранде, потому что знал: друг не подведет. И действительно, граф Уинтерли лучше любого другого подходил для роли ангела-хранителя…

Лужа крови на полу с каждым мгновением увеличивалась, и сознание Джейсона угасало. Да, ему оставалось уповать лишь на друга, ибо сам он уже ничем не мог помочь Миранде. Почувствовав, что тело его сковывает смертельный холод, майор закрыл глаза.

— Джейсон… — раздался голос брата. Алджернон еще что-то сказал, но Джейсон уже не слышал его.

«Берегись его, Найт, — думал умирающий. — Только трус по-настоящему опасен». В следующее мгновение майор Джейсон Шербрук погрузился во тьму. Война исковеркала его жизнь, изуродовала душу и тело, но теперь его мучения наконец-то закончились.

Он навсегда покинул этот мир.

Глава 1

Беркшир

Деймиен Найт прицелился, размахнулся и, обрушив топор на полено, разрубил его. И в тот же миг звук удара, короткий и резкий, словно выстрел, эхом прокатился над заснеженным полем, вспугнув ворон, дремавших на перекладине присыпанного снегом пугала. Размеренные и точные движения следовали одно за другим, и каждый удар топора с легкостью рассекал дерево. Время от времени Деймиен отбрасывал топор в сторону и аккуратно укладывал разрубленные поленья на вершину весьма внушительной пирамиды — этого запаса дров хватило бы на неделю для поддержания тепла в доме.

Установив на деревянной подставке очередное полено, Деймиен уже занес над головой топор, но тут внимание его привлек конь, метавшийся по краю поля, — единственное живое существо, разделявшее с ним одиночество в этой глуши. Явно нервничая, жеребец бил копытом, взметая снежную пыль, и грациозно вскидывал голову. Деймиен вонзил топор в подставку, снял перчатки и утер со лба пот тыльной стороной ладони. Затем, прищурившись от слепящей белизны снега, стал наблюдать за животным.

Конь с грозным ржанием поскакал к ограде; его белоснежный хвост развевался, точно боевое знамя. Деймиен невольно улыбнулся. Еще месяц назад Зевс ходил под седлом, но теперь и конь, и хозяин были свободны, и оба наслаждались чудесным ощущением свободы. Через несколько секунд граф понял, почему волнуется его конь; Деймиен увидел своего брата-близнеца лорда Люсьена Найта, приближавшегося к воротам на великолепном черном жеребце андалузской породы.

Зевс по-прежнему метался вдоль ограды, словно стремился воспрепятствовать вторжению чужака на свою территорию. К счастью, Люсьен был прекрасным наездником и не терялся даже в такой сложной ситуации. Деймиен в задумчивости покачивал головой. «Интересно, что привело его сюда?» — спрашивал он себя снова и снова.

Появление брата оказалось неожиданным, ведь Люсьен, недавно ставший членом парламента, теперь обязан был принимать участие во всех дебатах политиков и, следовательно, в данный момент должен был находиться в Лондоне. Жил Люсьен недалеко — через три месяца после свадьбы он и его жена Элис поселились в Гэмпшире, в двух часах езды от ветшающего дома Деймиена. Построенный сто с лишним лет назад, дом этот являлся имитацией греческого храма — во всяком случае, так казалось нынешнему хозяину. Особняк действительно заметно обветшал и давно уже нуждался в ремонте, однако у Деймиена не было ни денег, ни желания заниматься обустройством жилища; он привык к спартанским условиям и был абсолютно равнодушен к роскоши и комфорту.

Прибыв сюда в ноябре, после того как бурно отпраздновал расставание с боевыми друзьями, Деймиен разбил тут свой лагерь и устроил бивуак у камина, находившегося в гостиной. Его друзья — те, что остались в живых, — вернулись к своим семьям, только он один до сих пор носил мундир, который не снимал все то время, что находился в Португалии и Испании. Дом был неуютный и необжитой, но Деймиен чувствовал себя здесь весьма комфортно. Большую часть времени он проводил в гостиной, пользовался старой оловянной посудой, одеялом ему служило поношенное шерстяное пальто, а подушкой — походный ранец. Для поддержания сил Деймиену вполне хватало сыра, бисквитов и сигар.

Пожалуй, по-настоящему он нуждался только в вине и в женщинах, но и в этом отношении Деймиен проявлял редкий аскетизм. По женщинам он скучал даже больше, чем по спиртному, но все же не позволял себе нарушать обет воздержания. Люсьен призывал его жениться, но Деймиен вовсе не стремился заполучить в жены истинную леди — ему гораздо больше нравились женщины из простонародья.

Подобрав остатки дров и уложив их в общую пирамиду, Деймиен принялся наблюдать за братом. Когда тот приблизился, он пошел ему навстречу, однако не выражал особой радости по поводу этого визита.

Люсьен спешился и тут же провалился по колено в снег. Выбравшись из снега, он оправил свой костюм и внимательно посмотрел на брата — посмотрел, как показалось Деймиену, с некоторым удивлением. Затем с насмешливой улыбкой произнес:

— Бедный мой брат…

— Зачем пожаловал? — проворчал Деймиен. Люсьен снова улыбнулся.

— Как, должно быть, прелестна жизнь в глуши. С бородой ты выглядишь как настоящий лесной дикарь. Или скорее как Ланселот — после того как он удалился от суеты мирской.

Деймиен рассмеялся.

— Твоя жена отпустила птичку полетать на воле? Надолго ли?

Люсьен тоже засмеялся.

— Насколько бы ни отпустила, за время моего отсутствия Элис успеет вспомнить, как сильно она меня любит. И когда я вернусь, сразу же это почувствую.

Снова оправив свой элегантный серый костюм — он сидел на нем безупречно, — Люсьен шагнул к брату и протянул ему газету.

— Думаю, тебе полезно узнать, что происходит в мире.

— Наполеон до сих пор на Эльбе?

— Разумеется.

— Это все, что мне нужно знать.

— Что ж, если тебе этого достаточно, не стану подливать масла в огонь. Ведь ты готовишь аутодафе? — Люсьен покосился на пирамиду дров.

Деймиен криво усмехнулся и взял у брата номер лондонской «Таймс».

Люсьен внимательно посмотрел на него и спросил:

— Так как же тебе здесь живется?

Деймиен пожал плечами и, окинув взглядом свои владения, проговорил:

— Уверяю тебя, мне здесь нравится.

— Нравится? — переспросил Люсьен. Он ожидал более подробного рассказа, но Деймиен не отличался разговорчивостью.

— Правда, придется потрудиться. Надо восстановить ограду. Весной собираюсь посеять овес. — Деймиен указал в сторону поля. — Если, конечно, весна здесь когда-нибудь наступит.

Люсьен тяжело вздохнул.

— О Боже, не делай вид, что не понял меня, Деймиен. Я говорю не о хозяйстве. Я хочу знать, есть ли у тебя какие-нибудь планы относительно…

— Нет, — отрезал Деймиен и отвернулся.

Ему снова вспомнились взрывы и грохот пушек — кошмары войны до сих пор преследовали его. Вспоминая о войне, Деймиен терял чувство реальности, и ему казалось, что он по-прежнему находится в одном шаге от. смерти. Именно поэтому граф Уинтерли решил скрыться от людей в здешней глуши — ведь люди смотрели на него как на героя и спасителя Англии, и это лишний раз напоминало о войне. Деймиен не собирался показываться в обществе до тех пор, пока ему не удастся восстановить душевное равновесие.

Люсьен, внимательно наблюдавший за братом, прекрасно знал, о чем тот думает. Немного помедлив, он спросил:

— Тебя все еще мучают кошмары?

Деймиен промолчал. Граф не хотел говорить о том, что кровавые сцены битв видел во сне постоянно — как он ни старался, ему не удалось вытеснить воспоминания из сознания так быстро, как хотелось бы. «Впрочем, ничего удивительного, — думал Деймиен. — Шесть лет бесконечных сражений не могли не оставить след…»

— Тебе сейчас не следует оставаться в одиночестве, — продолжал Люсьен.

— Возможно. Тем не менее я остаюсь, и ты знаешь, почему я остаюсь, — проворчал Деймиен. Он по-прежнему старался не смотреть на брата.

— По крайней мере ты мог бы съездить в Лондон, чтобы провести там Рождество, — заметил Люсьен.

Граф отрицательно покачал головой.

— Нет, я останусь здесь, — заявил он.

У него действительно не было ни малейшего желания ехать в Лондон. И уж конечно, его совершенно не интересовали фейерверки, которые по случаю праздника приказал устроить принц-регент. Деймиен не собирался ради шумных развлечений жертвовать своим уединением в Бейли-Хаусе.

— Может, выпьешь чего-нибудь? — спросил он, внезапно вспомнив о законах гостеприимства.

— Нет, спасибо. — Люсьен сунул руки в карманы и осмотрелся; было очевидно, что его что-то беспокоит. — Видишь ли, Деймиен, есть еще одна причина… Я приехал сюда, потому что… Черт, даже не знаю, как тебе об этом сказать.

Граф пристально посмотрел на брата. Тот внезапно побледнел — казалось, он ужасно нервничал.

— О Господи, что такое? — Деймиен нахмурился. — Что случилось? Говори же, я тебя слушаю.

Люсьен пожал плечами.

— Дело в том, что я был в Лондоне на прошлой неделе. Вот и узнал эту новость… Мне очень жаль, Деймиен… — Люсьен снова умолк. Наконец, собравшись с духом, проговорил: — Шербрук умер. Он был убит в среду ночью.

— Убит?.. — Деймиен почувствовал, как у него защемило в груди. Не в силах произнести больше ни слова, он в оцепенении смотрел на брата.

— Возможно, произошло ограбление, — продолжал Люсьен. — Его нашли с простреленной грудью. Именно поэтому я поехал к тебе. Это ужасно, но я решил, что ты должен узнать…

Деймиен с трудом перевел дыхание.

— Говоришь, ограбление? — спросил он. Люсьен кивнул.

— Во всяком случае, не исключено.

— Только этого не хватало… — пробормотал Деймиен. Граф побледнел и отвернулся. Взъерошив ладонью волосы, он уставился куда-то в пространство.

Люсьен молча наблюдал за братом; он видел, что тот ошеломлен известием об убийстве.

Внезапно Деймиен рухнул на колени и в отчаянии воскликнул:

— О Боже, снова смерть! Война закончилась, но смерть по-прежнему неотвратима!

Немного помолчав, граф поднялся на ноги и вопросительно взглянул на брата.

— Известно, кто это сделал?

— Пока нет. На Боу-стрит подобное случается довольно часто. Подозревают нескольких грабителей из этого района. Я поручил моим людям заняться поисками убийцы.

— Спасибо, Люсьен.

Деймиен снова отвернулся; ему вдруг пришло в голову, что именно он виноват в смерти Джейсона — виноват, потому что предоставил друга самому себе, хотя тот наверняка нуждался в его поддержке.

Впрочем, не только Джейсон в нем нуждался. Очевидно, в нем нуждались все его люди, все его бывшие подчиненные — ведь именно он, их командир, обязан был помочь тем, кому предстояло приспособиться к мирной жизни.

«Какой же я эгоист, — думал Деймиен. — Да-да, конечно же, эгоист… Ведь я покинул своих друзей и уединился в Бейли-Хаусе, уполз сюда, чтобы залечивать собственные раны. А если бы остался в Лондоне, то сумел бы присмотреть за Шербруком, и, возможно, в этом случае трагедии не произошло бы».

Подавленный этой мыслью, граф вздохнул и склонил голову. Теперь он нисколько не сомневался в том, что, покинув Лондон, совершил ужасную ошибку.

Наконец Деймиен поднял голову и, взглянув на брата, проговорил:

— Я должен присутствовать на похоронах. Я обязан… Шербрук был одинок и с родственниками почти не общался.

Люсьен потупился и пробормотал:

— Деймиен, есть еще кое-что… — Он достал из кармана письмо и протянул его брату. — Адвокат Шербрука пытался с тобой связаться. Я обещал передать тебе его просьбу. Кажется, Джейсон назначил тебя не только своим душеприказчиком, но и опекуном своей племянницы.

— Черт, я совсем забыл… — Граф вскрыл конверт и сломал печать. Лишь сейчас он вспомнил об их с Джейсоном разговоре после битвы при Альбуэре — Шербрук был тяжело ранен и потерял руку. И именно тогда майор попросил его позаботиться о наследстве племянницы. Попросил на тот случай, если не выживет.

В Испании и в Португалии Джейсон часто покупал подарки для своей племянницы. Да-да, в каждом городе майор непременно покупал всевозможные ленты и бусы, цветные шарфики и атласные туфельки и отправлял покупки в Англию.

Но как же ее звали?..

Граф пробежал глазами первые строчки письма: «Школа „Ярдли“, Уорикшир».

Деймиен знал, что эта девочка — незаконнорожденная дочь виконта Хьюберта, старшего брата Шербрука, и его любовницы — кажется, та была актрисой. До сражения при Альбуэре Шербрук с удовольствием рассказывал о своей племяннице и часто читал офицерам ее наивные детские послания. Но затем, уже после ранения, майор пристрастился к спиртному и как будто забыл о ней.

«Ах да, ее зовут Миранда, — вспомнил Деймиен. — Имя — как у героини шекспировской „Бури“. Довольно странное для англичанки… Конечно же, только актриса могла так назвать своего ребенка. Должно быть, этой девочке сейчас лет четырнадцать — пятнадцать. Или побольше? Впрочем, какая разница?»

Дочитав письмо, граф сложил его и сунул в нагрудный карман. Он твердо решил, что выполнит свой долг. Разумеется, для этого ему придете покинуть Бейли-Хаус, но тем лучше. Деймиен был человеком действия, и вынужденное затворничество ужасно его угнетало. Теперь же ему предстояло стать опекуном. Кроме того, находясь в Лондоне, он сможет помочь своим боевым друзьям — тем из них, кто нуждался в помощи, в первую очередь следовало проститься с Джейсоном, а затем вместе с подчиненными Люсьена обыскать всю Боу-стрит и найти убийцу. И конечно же, нужно было навестить Миранду и сообщить ей о смерти дяди.

«Черт побери, вот что самое сложное, — подумал Деймиен. — Гораздо проще атаковать укрепления французов, нежели видеть женские слезы…»

Взглянув на брата, он спросил:

— Как бы ты сообщил несчастной девушке о смерти ее дяди — единственного близкого человека? Ведь я обязан сообщить ей об этом, не так ли?

Люсьен кивнул.

— Разумеется, обязан. Но ты должен сделать это очень осторожно.

— Боже мой, — прошептав Деймиен и, вздохнув, добавил: — Что ж, ради Шербрука я готов сделать все, что в моих силах. И я должен во что бы то ни стало найти убийцу.

Люсьен внимательно посмотрел на брата.

— Если хочешь, Деймиен, я могу поехать с тобой в Лондон.

— Спасибо, — кивнул граф. Он провел ладонью по подбородку и пробормотал: — Пожалуй, мне нужно побриться. Ведь теперь придется показать в обществе свое лицо…

Уорикшир, неделю спустя

— Нас здесь ужасно кормят. Ненавижу эту мисс Броклхерст. Никогда не думала, что буду работать… как раб на галере. Жаль, что я не умерла.

— О, Эми, потише. Я сегодня в три раза больше тебя сделала, а все же не жалуюсь. — Этот ответ донесся из холодного камина — причем виднелись лишь стройные ножки в черных чулках и изношенные ботинки.

— Но ты и должна работать больше, — возразила Эми. — Потому что ты самая старшая и самая сильная.

Миранда Фицхьюберт выбралась из камина и, отряхнув от копоти свою красную юбку, проговорила:

— А ты, Эми, самая ленивая. — Девушка подтолкнула свою двенадцатилетнюю подругу к тазу с водой. — Что же ты стоишь? Намочи свою тряпку. И ты тоже поторопись. — Миранда взглянула на худенькую миловидную девочку, похожую на куколку. — Мне надо из классной комнаты уйти в пять, и никто после меня не должен здесь оставаться, понятно?

— Да, Миранда. — Девочки кивнули и принялись за работу.

Близилось Рождество, и все ученицы разъехались на каникулы. Лишь Миранда, Салли, Эми и Джейн остались в «Ярдли», потому что им некуда было ехать. Увы, за право оставаться в школе во время каникул мисс Броклхерст требовала, чтобы они выполняли работу горничных.

— Как ты думаешь, что сейчас делают остальные? — спросила Салли, протиравшая плинтус.

— Ох, — вздохнула Джейн; она только что забралась на стул, чтобы протереть подсвечники. — Наверняка они сейчас едят пирожные со своими мамашами. Или покупают подарки для своих отцов.

Миранда нахмурилась и проговорила:

— Какое вам дело до того, чем они заняты? И почему вы такие завистливые? Вам что, без них тут плохо?

Девушка принялась отмывать каминную решетку, Взглянув на часы, тикавшие над ее головой, она снова нахмурилась. О Боже, уже четверть пятого, а в классной комнате еще столько работы…

Миранда вновь стала поторапливать младших подруг. В конце концов они все же закончили уборку — причем закончили вовремя — и, сложив в углу тряпки и щетки, вышли из комнаты. В коридоре Миранда строго взглянула на девочек и приложила к губам палец — в этот момент ученицы проходили мимо гостиной мисс Броклхерст, где та вместе с мистером Ридом, священником, основавшим школу «Ярдли», угощала чаем пожилых дам.

Миновав коридор, ученицы поднялись по лестнице и прошли в свою холодную спальню. За окном стемнело, и комната тонула в полумраке. Миранда направилась к своей кровати и вдруг замерла, глядя в заледеневшее окно. Ее внезапно охватило странное предчувствие — казалось, что очень скоро, в самом ближайшем будущем с ней произойдет нечто необычное, и это должно случиться в конце дня, когда за окнами стемнеет. Возможно, вот-вот случится, уже сегодня вечером…

— Откуда у тебя столько сил, Миранда? — пробормотала Джейн, повалившись на кровать. — Неужели ты совсем никогда не устаешь?

— Просто я стараюсь не думать об усталости, — ответила девушка.

Отвернувшись от окна, Миранда развела огонь в жаровне и наполнила котелок, в котором они грели воду для умывания. Затем зажгла несколько свечей, и в спальне стало немного светлее.

«Интересно, много ли сегодня будет зрителей?» — думала Миранда, умываясь. Она надеялась, что театр будет заполнен. Во всяком случае, солдаты из ближайших казарм почти всегда приходили на представления. Иногда приходили и путешественники, останавливавшиеся в местной гостинице. Быть может, среди зрителей окажется даже кто-нибудь из Лондона. И возможно, ему покажется, что она вполне могла бы подойти для театра «Друри-Лейн»!

Тщательно умывшись и отчистив ногти от сажи, Миранда принялась расчесывать свои длинные густые темные волосы. Девочки молча наблюдали за ней; они ждали, когда кухарка миссис Уоррен принесет им по стакану чая и по куску хлеба на ужин.

Внезапно Эми нарушила молчание.

— Миранда, я хочу пойти с тобой! — заявила она.

— Это невозможно.

— Почему?

— Детей туда не пускают.

— Но мне так хочется послушать, как ты поешь и танцуешь!

— Увы, это невозможно, — повторила Миранда. Присев на кровать, она сняла ботинки и черные чулки, затем поставила таз на пол и погрузила ноги в теплую воду.

— Тебе ужасно повезло, — продолжала Эми. — Я тоже мечтаю стать актрисой! Когда ты убежишь отсюда вместе с труппой мистера Чиппинга, я умру от тоски.

— Ради тебя, Эми, я останусь.

— Правда? — Девочка села рядом с Мирандой на кровать и крепко обняла ее.

Чуть отстранившись, девушка с улыбкой проговорила:

— Если я убегу, то как же тогда дядя Джейсон отыщет меня, когда приедет за мной? — «Если он вообще когда-нибудь приедет», — добавила она мысленно.

— А можно я попробую твои румяна? — спросила Эми.

— Нет.

— Почему?

— Потому что тебе только двенадцать лет.

— Румяниться дурно, — заявила Салли. Эми скорчила гримасу.

— Конечно, дурно. Именно поэтому Миранда так любит это делать. Миранда, когда ты станешь богатой и знаменитой актрисой, ты ведь заберешь меня отсюда?

Девушка снова улыбнулась.

— Если ты не станешь приставать ко мне каждый день.

— Обещаю не приставать. — Эми поднялась с кровати и подошла к столу, стоявшему у стены. — Мне так хочется носить прекрасные вечерние платья… Тогда сотни молодых джентльменов были бы от меня без ума.

Миранда молча взглянула на девочку. Вытащив ноги из таза, она принялась вытирать их. Тут снизу донесся какой-то шум, и Эми насторожилась. Потом вдруг отскочила от стола и закричала:

— О нет, о нет!

Миранда нахмурилась:

— В чем дело, Эми?

— О, я больше не буду…

— Эми, что случилось?

— Фицхьюберт! — раздался голос мисс Броклхерст. И тотчас же послышались ее тяжелые шаги — она поднималась по лестнице.

Девочки в страхе переглянулись. Миранда посмотрела на дверь спальни, затем снова повернулась к Эми.

— Так что же произошло?

— Я нечаянно разбила ее!

— О Господи, что ты разбила?

Голубые глаза Эми наполнились слезами.

— Ее проклятую фарфоровую собачонку!

Все девочки в ужасе замерли.

— О нет, — прошептала Миранда и снова покосилась на дверь.

Нравоучения мисс Броклхерст, как правило, были очень длинными. А это означало, что Миранда могла не успеть в театр к началу спектакля. Да, наверняка не успеет, если не выйдет из дома в ближайшие пятнадцать минут. На сей раз мистер Чиппинг дал ей роль главной героини в «Венецианском разбойнике», и если она опоздает, то скорее всего больше никогда не получит хорошую роль. Все предыдущие актрисы мистеру Чиппингу не подошли, и Миранда боялась, что и с ней случится то же самое.

— Эми, ты должна признаться…

— Но мистер. Рид меня высечет! А я ведь не виновата! Я вытирала ее, пока ты ходила за ведром с водой. Она упала и ударилась о каминную решетку.

— И ты поставила собачку обратно?

— Она не разбилась, только голова отвалилась. Я приделала ее и поставила собачку на место, рядом с зеркалом.

— Должно быть, ты слишком засмотрелась на свое отражение, — проворчала Миранда.

— Нет, клянусь. Я ни о чем таком не думала, это все случайно произошло. Я надеялась, что Броклхерст подумает, что она сама разбилась. Пожалуйста, Миранда, помоги мне. Она убьет меня! — вопила девочка. — Ну пожалуйста…

— Черт возьми, что же делать? — пробормотала Миранда.

В следующее мгновение дверь отворилась и на пороге со свечой в руке появилась мисс Броклхерст. Ее мужеподобное лицо пылало праведным гневом.

— Фицхьюберт! — Эта дама всегда делала особое ударение на первом слоге фамилии, дабы напомнить Миранде о том, что она — незаконнорожденная.

Мисс Броклхерст подняла повыше свечу и пристально посмотрела на девушку. В другой руке она держала отбитую голову фарфоровой собачки.

— Фицхьюберт, ты ужасная, гадкая девчонка! Я знаю, что ты меня ненавидишь, но на сей раз ты зашла слишком далеко!

Миранда поднялась с кровати и с невозмутимым видом проговорила:

— Я прошу меня извинить, но это была чистейшая случайность.

— Чистейшая случайность? — переспросила мисс Броклхерст. — Ты думаешь, что так легко отделаешься? — Она вошла в комнату и, прикрыв за собой дверь, поставила свечу на стол. — Какая гадкая, упрямая девчонка! Совершенно неисправимая! Я всегда пыталась воспитать тебя как следует, пыталась проявлять снисходительность, но ты этого не заслуживаешь.

Миранда вскинула подбородок; ее зеленые глаза сверкнули. О да, она всегда была такой — гадкой, неисправимой, упрямой. Ей нравилось быть именно такой, и она знала, что никому не удастся ее перевоспитать.

— Не смей так смотреть на меня, дерзкая девчонка! — воскликнула мисс Броклхерст, но Миранда смотрела на нее все так же, то есть с явным вызовом.

Мисс Броклхерст размахнулась и ударила девушку по щеке. Эми в ужасе вскрикнула и прижала к губам ладони. Миранда же как ни в чем не бывало подставила другую щеку — подставила с истинно христианским смирением, — и мисс Броклхерст хоть и была в бешенстве, второй раз ударить не решилась.

— Ты сегодня останешься без ужина! — заявила она. — И завтра — тоже. И послезавтра. А если умрешь от голода, то так тебе и надо!

Ни девочки, ни Миранда не проронили ни звука.

— Мисс Броклхерст, позвольте мне вмешаться, — раздался из-за неплотно прикрытой двери гнусавый мужской голос.

Миранда невольно вздрогнула и покосилась на дверь. В следующее мгновение в спальне появился преподобный Рид. Он усмехнулся и обвел взглядом комнату. Потом вдруг пристально посмотрел на Эми, — возможно, о чем-то догадывался. Пытаясь отвлечь внимание от девочки, Миранда громко проговорила:

— Уверяю вас, это была случайность. Просто так получилось.

Рид нахмурился и уставился на девушку.

— Что за дерзость, Фицхьюберт. Ведь вас ни о чем не спрашивали.

Миранда похолодела. Она прекрасно знала: преподобный Рид считал, что розги — лучший метод воспитания. И недели не проходило, чтобы он не высек кого-нибудь.

— Попытка скрыть свой проступок — великий грех, — изрек мистер Рид, подходя к девушке. У священника были жидкие волосы, нос, похожий на птичий клюв, и бегающие глазки. Высокий и тощий, он сильно сутулился. — Вы, я вижу, гордитесь своим проступком, не так ли, Фицхьюберт?

— Гордыня — вот ее грех, — заявила мисс Броклхерст.

— Хм… И тщеславие — тоже. Вам нравится, что мужчины считают вас привлекательной, не так ли? — Мистер Рид окинул взглядом стройную фигурку девушки. — Вы забыли, что гордыня — самый страшный из всех грехов. Именно из-за нее Люцифер был низвергнут с небес.

— Все эти годы я стремилась выбить из нее этот порок, — заметила мисс Броклхерст.

— Я тоже, — кивнул священник. — Но, увы, похоже, нас с вами постигла неудача. — Немного помедлив, мистер Рид продолжал: — Помимо того наказания, которое назначила вам мисс Броклхерст, вы, Фицхьюберт, получите свое и от меня. Завтра зайдете ко мне в одиннадцать часов, чтобы получить воздаяние за свой проступок.

Миранде почудилось, что сердце ее остановилось, но девушка, собравшись с духом, все же кивнула в ответ — она знала, что иначе наказание будет еще более суровым. Разумеется, ее в любом случае ждали розги, но утешало то, что на сей раз ей удалось избавить от них Эми. Да и наказание — не самое страшное. Было бы гораздо хуже, если бы она опоздала на сегодняшний спектакль.

Тут мистер Рид снова окинул взглядом комнату, а затем молча направился к двери. Мисс Броклхерст последовала за ним.

Эми осторожно приблизилась к девушке и обняла ее. Но Миранда нахмурилась и отстранилась — она вдруг вспомнила про своего дядю, отправившегося на войну. Ей казалось, что дядя Джейсон забыл о ней, и она никак не могла простить ему это.

«Действительно, что ему понадобилось в Испании? — думала Миранда. — Дядя отправился на поиски приключений, вот и забыл обо мне. Да, забыл о моем существовании, даже после окончания войны не вспомнил о своей незаконнорожденной племяннице».

Девушка надеялась, что дядя Джейсон наконец-то приедет и заберет ее, но дядя по-прежнему не появлялся. А мисс Броклхерст, казалось, все чаще напоминала ей о том, что она — незаконнорожденная, и эти напоминания были гораздо оскорбительнее любых наказаний.

Миранда попыталась вспомнить лица тех, кто восторгался ее игрой и с удовольствием слушал ее пение. Разумеется, она прекрасно понимала, что спектакли и представления в «Павильоне» едва ли могли считаться настоящими театральными постановками. Ее мать, известная актриса, побрезговала бы подобным заведением. Что ж, ничего удивительного, ведь здесь в зрительном зале сидели не лондонские аристократы, а рабочие с бирмингемских фабрик, мастерских и пивоваренных заводов, да еще солдаты из местного гарнизона. Да, Миранда знала, что «Павильон» — третьеразрядный театр, но ее это нисколько не смущало; когда зажигались огни рампы, ей казалось, что она попадает в волшебную сказку, и все вокруг тотчас же преображалось. Выходя на сцену, она заставляла людей плакать и смеяться; когда же зрители ей аплодировали и бросали цветы, она чувствовала себя по-настоящему счастливой.

И в такие моменты ей всегда вспоминалась прежняя жизнь, вспоминался чудесный и беззаботный мир, в котором она жила, когда была маленькой девочкой. В те годы отец был для нее образцом элегантности, а мать казалась воплощением красоты и жизнерадостности. И родители безумно ее любили. О, если бы только они обвенчались, она не осталась бы нишей. И если бы этой ночью она убежала с труппой актеров и никогда больше не вернулась бы в «Ярдли», то этому унизительному беспросветному существованию пришел бы конец.

Но она не могла бросить Эми, не могла оставить ее беззащитной в этом ужасном заведении. Миранда видела, как мистер Рид смотрел на хорошенькую девочку, и знала, что кроме нее никто не сможет защитить Эми. Девушка постоянно защищала Эми, и из-за этого ее часто подвергали всевозможным наказаниям. Но Миранда готова была терпеть — только бы не оставлять бедняжку в одиночестве.

Тут Эми вдруг заплакала и, всхлипывая, проговорила:

— Ты можешь съесть мой ужин, Миранда. Ведь это я виновата…

— Ох, Эми, замолчи, пожалуйста. Ужин значения не имеет. Я найду что поесть.

Миранда отвернулась, чтобы скрыть слезы. Снова усевшись на кровать, она отложила в сторону платье, которое собиралась надеть, и уткнулась лицом в колени. Представив, как будет хороша в своем чудесном наряде — платье было из настоящего муслина, бледно-лиловое, украшенное серебряными блестками, — Миранда вдруг почувствовала, что ей стало грустно от этой мысли. Девочки же тем временем, обступив старшую подругу, стали разглядывать ее наряд — им казалось, что такие платья носят сказочные феи и принцессы.

Наконец Миранда подняла голову и вновь принялась собираться. Сначала она сняла с себя красное платье, затем натянула старенькую облегающую рубашку — такие все танцовщицы и актрисы носили под костюмами, — а сверху надела свой театральный наряд. Одевшись, девушка сразу же почувствовала себя другой — уже не такой несчастной, как прежде.

Подбежав к зеркалу, Миранда подобрала волосы — девочки смотрели на нее с восхищением — и, заколов их, сделала высокую изящную прическу. Затем наложила на щеки румяна, подкрасила губы, и, вернувшись к кровати, вытащила из-под нее прелестные атласные туфельки. Однако надевать их не стала — ведь ей предстояла долгая дорога по снегу.

Надевая накидку, Миранда перехватила взгляд Эми и улыбнулась своей младшей подруге. Та тоже улыбнулась и открыла для девушки окно. А Джейн тем временем привязывала к оконному крючку веревочную лестницу, по которой Миранда всегда спускалась.

Перед тем как начать спускаться, девушка выглянула из окна и осмотрелась. Убедившись, что никто не помешает ее побегу, она забралась на подоконник и спустилась вниз так ловко, что и матросы адмирала Нельсона могли бы ей позавидовать.

Ступив на землю, Миранда тотчас же подала девочкам знак, чтобы те убрали лестницу. Когда Эми скинула ей атласные туфельки, девушка шепотом проговорила:

— Не забудь же спуститься на кухню и отпереть дверь.

Эми кивнула и прошептала:

— Беги быстрее.

Миранда послала ей воздушный поцелуй, подобрала свои туфли и побежала по заснеженной дорожке, залитой лунным светом. Миновав дорожку, девушка завернула за угол школы — это был самый обычный дом из серого камня, с белыми ставнями и покатой крышей — и, утопая в снегу, побежала по полю.

Был тихий декабрьский вечер, и Миранда, поглядывая на снег, мерцавший в лунном свете, мысленно улыбалась — она уже забыла обо всех своих несчастьях и думала сейчас лишь о представлении в «Павильоне» и своей новой роли.

Пробежав по полю, девушка наконец-то выбралась на дорогу, свернула налево и через несколько минут перешла мост через речку Коул. Миранда терпеть не могла этот мост и боялась рек и озер — это было связано с ужасными воспоминаниями о гибели родителей (она и сама едва не утонула в тот летний день).

Вдали уже мерцали огоньки, и Миранда старалась добраться до них как можно быстрее. Девушка прекрасно знала, что вокруг Бирмингема рыщут воры, грабители и головорезы. Говорили, что даже представители властей не решались наведываться в эти места, однако считалось, что гарнизона солдат — их было человек пятьдесят — вполне достаточно для поддержания хотя бы относительного порядка. Разумеется, Миранда очень рисковала, проходя по столь опасным местам, но, увы, другой дороги к Бирмингему не было.

Добравшись наконец до города, Миранда увидела огни «Павильона», и сердце ее забилось быстрее. Еще немного — и вот она уже у главного входа; здесь обычно стояли мужчины, они докуривали свои сигары, перед тем как занять места в зрительном зале. Не обращая на мужчин внимания — те, как всегда, глазели на нее и отпускали непристойные шуточки, — девушка подошла к черному ходу и на несколько секунд остановилась, чтобы отдышаться. Затем прошла по коридору и, сияя от счастья, переступила порог гримерной.

— Мисс Уайт! — радостно приветствовали ее артисты (боясь рассердить дядю, Миранда скрывала свое настоящее имя).

— Вы опаздываете! Уже хотели начинать без вас! — добавил клоун.

— О нет, дорогие мои, я никогда бы не подвела вас, — ответила Миранда. Легонько щелкнув клоуна по красному накладному носу, она сбросила пальто.

— Привет, красотка, — с улыбкой промурлыкал Стефано, один из членов труппы.

Молча кивнув, Миранда принялась надевать свои атласные туфельки. И тут в гримерную подобно урагану ворвался мистер Чиппинг, маленький толстячок, занимавший в труппе должность управляющего. Мистер Чиппинг утверждал, что Миранда, как дочь знаменитой Фанни Блэр, станет столь же знаменитой актрисой. «Слава вашей матери послужит вам прекрасной визитной карточкой», — говорил управляющий. И девушке очень хотелось верить, что она действительно станет такой же, как ее мать.

Увидев Миранду, мистер Чиппинг с радостной улыбкой воскликнул:

— Ах, вы здесь! Дорогая моя, дитя мое, мой бриллиант! Времени уже совсем не осталось, через десять минут вам нужно выходить на сцену.

— Можно мне немного подождать? — Миранда обняла своего покровителя — он был гораздо ниже ее ростом — и поцеловала его в сияющую лысину. — Я вас обожаю, мистер Чиппинг. Я так счастлива… Спасибо вам за то, что вы предоставили мне этот шанс.

Управляющий снова улыбнулся.

— Вас ждут, дорогая моя, и я уверен, что вы меня не разочаруете. — Повернувшись к актерам, мистер Чиппинг продолжал: — У людей тяжелая жизнь, и праздники — их единственное утешение. Так давайте же повеселим их как следует.

Управляющий обнял Миранду за талию, даже не подозревая, что девушка ненавидела праздники, а Рождество — в особенности. В этот день она страдала по-настоящему.

— Так вы готовы, дитя мое?

Заставив себя улыбнуться, Миранда ответила:

— Вполне.

Глава 2

Вздымая снежную пыль, конь Деймиена мчался галопом по залитой лунным светом дороге. В Бирмингем граф прибыл к семи часам утра и, выехав на Бредфорд-стрит, принялся разглядывать прохожих, уже появившихся на улицах города.

Заупокойная служба по Джейсону состоялась в Лондоне, и сразу после нее Деймиен хотел взяться за дело — произвести аресты на Боу-стрит. Но никаких улик и зацепок у них не было, и Люсьен убедил брата, что следует оставить расследование профессионалам и позаботиться о племяннице Шербрука. Именно это — предстоящая встреча с Мирандой — и тревожило Деймиена более всего. Действительно, как посмотреть в глаза девочке, как сообщить ей о том, что ее дядя убит?

Добравшись до Королевского отеля, находившегося на Темпл-роу, Деймиен сказал хозяину, что сначала намерен выспаться, обед же велел принести ему в комнату ближе к вечеру.

Проснувшись, Деймиен обнаружил, что за окном стемнело. Какое-то время граф стоял, в задумчивости глядя на сумрачный, плохо освещенный двор гостиницы. Оглянувшись на кровать, он вдруг подумал о том, что ему очень не хватает обычных плотских удовольствий — ведь прошло уже полгода с тех пор, как он в последний раз был с женщиной. Прямо напротив гостиницы находился бордель, но его это не смущало. Полковник Деймиен Найт, граф Уинтерли, ужасно устал от войны и от воспоминаний о ней, и ему нужна была женщина, чтобы провести эту ночь.

«Впрочем, нет, — сказал себе Деймиен, — я же поклялся соблюдать умеренность. Так что никаких женщин, никакого спиртного. По крайней мере в ближайшее время». Распахнув окно, граф стал расхаживать по комнате. Да, он не должен поддаваться искушению, это вывело бы его из равновесия, и он утратил бы контроль над собой, а ведь ему еще предстоит позаботиться о племяннице убитого друга…

Подумав о Джейсоне, граф тотчас же вспомнил о том, что их общий с майором друг, полковник Джордж Моррис, обосновался в Бирмингеме — во всяком случае, так он сказал на прощальной офицерской пирушке в Лондоне. Деймиен решил воспользоваться случаем и навестить старого друга.

Наскоро пообедав, Деймиен надел мундир — шпагу и пистолеты решил не брать — и, спустившись вниз, спросил у швейцара, как разыскать казармы местного гарнизона. Швейцар довольно подробно все объяснил, и Деймиен, миновав темный гостиничный двор, зашагал по Бельмонт-роу. На каждом углу он натыкался на проституток, предлагавших свои услуги, и каждая казалась привлекательнее предыдущей. Но граф твердо решил, что не нарушит свою клятву. Свернув на Даддстоун-стрит, он увидел казармы и с облегчением вздохнул — так, вероятно, вздохнул Одиссей, миновав все опасности острова сирен.

Увидев его, молодые офицеры, стоявшие на посту, почтительно поздоровались с ним; все прекрасно знали, что полковник Деймиен Найт — герой последней войны. Граф спросил, как найти Морриса, и один из офицеров сказал:

— Он отправился в «Павильон», чтобы посмотреть представление.

— В «Павильон»? — переспросил Деймиен.

— Это театр, — пояснил офицер. — Они приехали сюда на месяц и наделали много шуму.

— У них прелестные танцовщицы, — с усмешкой добавил другой офицер.

Деймиен внимательно посмотрел на него.

— Говорите, прелестные танцовщицы?

— Да, милорд. Если хотите, я могу послать кого-нибудь за полковником Моррисом.

— Нет-нет, я сам его разыщу, — сказал Деймиен. — Пожалуйста, не беспокойтесь. — Он направился к двери.

— Приятного вам вечера, полковник! — прокричали ему вслед офицеры и весело рассмеялись.

Спустя десять минут Деймиен толкнул крашеную деревянную дверь и вошел в ярко освещенный зал, заполненный зрителями. Он на несколько мгновений зажмурился — свет был слишком уж яркий, — затем осмотрелся и зашагал по проходу. Пол был необыкновенно грязный, и под ногами хлюпала снеговая жижа. Граф невольно усмехнулся, вспомнив, что почти так же выглядел пол у него в Бейли-Хаусе.

Остановившись в середине прохода, Деймиен повернулся спиной к сцене и снова осмотрелся. Он полагал, что сразу же узнает друга по его мундиру, но оказалось, что на представление пришли многие солдаты и офицеры из местного гарнизона, поэтому найти полковника Морриса было не так-то просто. Деймиен в растерянности озирался. Он совершенно не обращал внимания на главную героиню, уже появившуюся на сцене. Не обращал внимания до тех пор, пока не услышал ее голос.

Это был замечательный голос — не визгливое высокое сопрано, а удивительный женский альт с мягким бархатистым звучанием. Этот голос дурманил подобно вину и в то же время умиротворял, успокаивал…

Заинтригованный, граф подошел поближе к сцене и замер в изумлении. Перед ним была девушка необыкновенной красоты, высокая и стройная. «Черт возьми, до чего же хороша», — думал Деймиен, не в силах отвести от нее глаза. Темные густые волосы девушки волнами спадали ей на спину, а бледно-лиловое платье подчеркивало совершенные формы груди и бедер.

Деймиен подошел еще ближе и, наконец-то рассмотрев лицо девушки, почувствовал, что сердце его гулко забилось в груди. Да, она была удивительно хороша собой, эта незнакомка с лицом ангела и волшебным голосом. «Прекрасна, словно роза на снегу, — подумал Деймиен. — Необыкновенная красавица…»

Взяв у одного из зрителей программу, граф отыскал в ней имя актрисы, исполнявшей роль главной героини в «Венецианском разбойнике». Вернув листок, снова посмотрел на сцену. Мисс Уайт… Конечно же, это не настоящее имя. Актрисы всегда скрывают свои настоящие имена — Деймиен прекрасно это знал, потому что был знаком с некоторыми из них. Опустившись на свободный стул, забыв о цели своего прихода в театр, он наблюдал за исполнительницей главной роли. Оказалось, что эта девушка не только красавица, но и талантливая актриса. Глядя на нее, граф чувствовал, что им овладевает желание, причем желание его с каждой минутой усиливалось.

Наконец пьеса закончилась и девушка ушла со сцены, вместо нее появились акробаты. Однако акробаты графа не интересовали, и он лишь изредка на них поглядывал. Когда же и они исчезли за кулисами, Деймиен уже принял решение…

Она должна принадлежать ему — ведь он и так терпел слишком долго. Что же касается его обязательств, то он не собирается о них забывать. Так что было бы неразумно отказывать себе в удовольствии. Действительно, если он проведет эту ночь с женщиной, ничего страшного не случится. А завтра он в любом случае займется делами. Да, непременно займется…

Деймиен решил, что утром отправится в школу «Ярдли», к своей подопечной, а Морриса навестит попозже, уже после полудня. Что же касается сегодняшнего вечера… В этот вечер у него была только одна цель — привести красавицу к себе в номер и уложить ее в постель.

Возможно, заполучить эту красотку не так-то просто, ведь у нее, должно быть, немало обожателей, но он готов заплатить любую сумму — даже отказаться от своего титула, если это поможет ему овладеть ею.

Потом она снова появилась на сцене — на сей раз в танцевальных номерах. В них принимали участие двенадцать девушек, но Деймиен смотрел только на стройную темноволосую красавицу. Вглядываясь в лицо девушки, он представлял, как обнимет ее, как прикоснется губами к ее губам… У нее были чудесные зеленые глаза, а темные брови, казалось, придавали лицу красавицы немного строгое выражение, странно контрастировавшее с нежным румянцем на щеках. О да, в ней было что-то дьявольски привлекательное… Граф чувствовал, что не успокоится, пока не овладеет этой девушкой.

Наконец представление закончилось — это был последний номер программы, — и танцовщицы, поклонившись публике, покинули сцену. Зрители бурно аплодировали, и мисс Уайт снова вышла на сцену — сейчас она казалась еще прекраснее. Девушка грациозно откланялась, улыбнулась и, окинув взглядом зрительный зал, исчезла за кулисами.

Деймиен, не сводивший взгляда с прекрасной танцовщицы, видел, что в глазах ее заблестели слезы — то были слезы благодарности. Казалось, она жила ради этого момента и расцвела от аплодисментов восхищенной публики, точно роза под лучами солнца. Какое-то время Деймиен сидел затаив дыхание, он надеялся, что мисс Уайт вновь появится на сцене.

И она действительно появилась. Румянец на ее щеках пылал еще ярче, а зеленые глаза сияли. Снова поклонившись, девушка послала публике воздушный поцелуй и опять исчезла за кулисами — на сей раз исчезла окончательно, потому что в следующее мгновение занавес опустился.

Граф сидел, не в силах пошевелиться, сидел, глядя прямо перед собой. Заметив наконец, что зрители уже начали покидать зал, он тоже поднялся и стал продвигаться к выходу. Однако в середине прохода внезапно остановился и снова уставился на занавес — словно ожидал, что он вот-вот поднимется.

Люди, направлявшиеся к выходу, обходили Деймиена и с удивлением поглядывали на него. Глаза графа лихорадочно блестели, и он смотрел на сцену так, словно перед ним была вражеская крепость, которую ему предстояло взять штурмом. И он действительно готовился к штурму, он собирался завоевать то, чего страстно желал. Сообразив наконец, что слишком долго стоит в проходе, Деймиен направился к выходу.

Смертельно уставшая после шестичасового выступления, Миранда получила причитавшиеся ей три шиллинга и начала прощаться с мистером Чиппингом и его актерами. Дэйл, исполнявший в спектаклях роли главных злодеев, на деле был добрым малым, щедрым и преданным другом; он принес в гримерную корзинку с бутылкой бургундского и сандвичами, так что Миранда могла утолить голод, перед тем как возвратиться в холодный негостеприимный дом, где заправляла мисс Броклхерст. Снова надев свои старенькие черные ботинки, она закуталась в накидку и направилась к черному ходу, чтобы не столкнуться со зрителями, которые могли бы ее узнать. Ноги — так, впрочем, всегда бывало после выступления — ныли и болели, а ведь ей еще предстояла долгая дорога домой. Конечно, можно было бы нанять экипаж, но Миранда боялась, что таким образом разоблачит себя (очевидно, напрасно боялась — ведь никто из актеров не догадался бы, что она поехала в школу «Ярдли»).

Вспомнив о предстоящей встрече с мистером Ридом и его розгами, девушка приуныла, но почти тотчас же сказала себе: «Нет, не стоит об этом думать, ведь главное — мой сегодняшний успех».

Дожевывая сандвич, она спустилась по лесенке, открыла дверь и вышла в зимнюю ночь. На улице заметно похолодало, и вокруг фонаря, горевшего над выходом, кружил снег.

Миранда сделала несколько шагов — и вдруг остановилась в замешательстве. Перед ней возник незнакомец, которого она заметила еще в зале — во время ее выступлений он не сводил с нее глаз, смотрел на нее слишком уж пристально. И вот сейчас этот высокий статный офицер стоял прямо перед ней. Он был в красном мундире, а свой плотный плащ держал на сгибе локтя.

Они молча смотрели друг на друга. И Миранду, так же как и во время ее прощального выхода на сцену, вдруг охватила тревога, сменившаяся ледяным страхом. Этот незнакомец напоминал огромного волка, изготовившегося наброситься на овцу, чтобы растерзать ее. Его намерения были совершенно очевидны.

Миранде надо было спуститься еще по одной лестнице, и она заставила себя сделать несколько шагов. Потом снова остановилась. Сердце ее гулко колотилось в груди. Офицер смотрел на нее так же пристально, как в театре, и было ясно, что этот человек привык добиваться своего и никогда не останавливается перед преградами.

Девушка решила, что будет вести себя так же, как она всегда вела себя в подобных ситуациях — просто пройдет мимо, не обращая на незнакомца внимания. Конечно, приближаться к нему было рискованно, учитывая его поведение в театре, но иного выхода у нее не было.

Собравшись с духом, Миранда снова стала спускаться. Приблизившись к офицеру, сказала:

— Простите, пожалуйста, разрешите мне пройти.

Он посмотрел на нее с едва заметной улыбкой, однако по-прежнему стоял прямо перед ней, стоял, преграждая ей дорогу. «Что же теперь делать? — думала девушка. — Как заставить его посторониться?» Она внимательно посмотрела на незнакомца. На плечах его поблескивали золоченые эполеты, и он смотрел на нее все с той же улыбкой.

И тут Миранда вдруг поняла, что ей не следует бояться этого человека, поняла, что никакая опасность ей не угрожает. Она спустилась еще ниже и, вскинув брови, взглянула на офицера. Но тот по-прежнему стоял прямо перед ней и по-прежнему улыбался.

Пожав плечами, Миранда вытащила из корзинки бутылку и сделала глоток вина. Затем снова посмотрела на незнакомца. Теперь ей уже казалось, что в его облике нет ничего угрожающего. У него были темные волосы и правильные, правда, довольно резкие черты лица. Серые глаза со стальным блеском смотрели прямо и открыто. И еще у него были очень красивые губы.

— Здравствуйте, мисс Уайт, — произнес он низким завораживающим голосом.

Миранда сунула бутылку в корзинку и заткнула ее пробкой.

— Что вам угодно? — спросила она. Отвесив легкий поклон, незнакомец ответил:

— Я счастлив служить вам, мисс Уайт. И выполню любое ваше желание. Я ваш покорный раб.

— Раб?.. — переспросила Миранда, отступив на шаг. — Что вы имеете в виду? И потом… — Она взглянула ему в глаза. — Ведь вы мне даже не аплодировали.

— Неужели?

— Да-да, не аплодировали. Во всяком случае, я не заметила…

— Вероятно, это потому, что я был совершенно очарован вашей красотой, мисс Уайт. Глядя на вас, забыл обо всем на свете.

Миранда вдруг поняла, что ей нравится этот офицер. У него были прекрасные манеры, и по произношению чувствовалось, что он — выпускник Оксфорда. То есть он был настоящий джентльмен, а не какой-нибудь разбогатевший выскочка-эсквайр.

— Поверьте, я действительно был очарован, — продолжал незнакомец. — Тогда, в зале, я тщетно пытался найти слова, чтобы при встрече с вами описать вашу красоту.

— Вот как?.. — пробормотала Миранда. Она снова откупорила бутылку и поднесла ее к губам. — И что же, теперь вы нашли эти слова?

Офицер утвердительно кивнул.

— Я вас слушаю, — сказала девушка.

— Вы ангел, — произнес он с улыбкой. Миранда громко расхохоталась.

— Знаю, это звучит неучтиво. — Офицер тоже рассмеялся, и Миранда заметила, что он немного смутился. — Видите ли, я не слишком красноречив. Не умею выражать свое восхищение словами.

— А что же вы в таком случае умеете? Глядя ей в глаза, он прошептал:

— Едемте со мной в Королевский отель, и я покажу вам… Миранда прекрасно поняла, что имеется в виду. Покачав головой, она проговорила:

— Нет, мне нужно идти. Простите меня, сэр.

Граф снова улыбнулся.

— Лзве я похож на человека, который сразу же отступает?

Миранда попыталась проскользнуть мимо него, но ей это не удалось.

— Быть может, вас это и удивит, но я — порядочная женщина.

— О, вы очаровательная женщина, и только это имеет значение. Как же вас зовут, милое создание? То есть я хотел бы узнать вашу настоящую фамилию.

— Но вы же знаете… Уайт.

— Простите, не верю.

— Что ж, ваше дело.

— Так вы идете со мной? — спросил Деймиен.

— Пропустите меня, я очень спешу.

— Назовите хотя бы свое имя.

— Сноу.

— Неужели действительно Сноу Уайт?

— Прощайте. — Миранда снова попыталась проскользнуть мимо графа, но он удержал девушку и привлек к себе.

— Я восхищаюсь твоей неуступчивостью, милая моя, — проговорил Деймиен с усмешкой. — Но ты, конечно же, прекрасно все понимаешь. Я уверен, ты знаешь, как велико мое желание.

— Простите, сэр, но вы… — Договорить Миранда не успела — в следующее мгновение граф впился поцелуем в ее губы.

Было что-то пугающее и волнующее в его стремительных движениях, в его объятиях и в этом страстном поцелуе. Миранда растерялась перед столь неожиданным и бешеным напором, но все же попыталась высвободиться, попыталась оттолкнуть его. Однако усилия ее были напрасны — он лишь еще крепче прижимал ее к себе. И, как ни странно, в какой-то момент она вдруг поняла, что ей не так уж и хочется освободиться… В объятиях этого мужчины Миранда казалась себе необыкновенно хрупкой и слабой, и это было упоительное ощущение. И еще ей казалось, что в его объятиях было не только плотское желание, но какой-то отчаянный порыв, — возможно, душевный порыв человека, страдающего от своего бесконечного одиночества. Ей передавался жар его тела, и она чувствовала, что колени ее подгибаются. Пытаясь удержаться на ногах, Миранда положила руки ему на плечи, и он, глухо застонав, еще крепче обнял ее. «А ведь я даже не знаю, как его зовут», — неожиданно подумала девушка.

Тут он вдруг чуть отстранился и, склонившись к ее уху, прошептал:

— Согрей меня сегодня ночью, ведь ты можешь сделать это, не так ли? Ты нужна мне, очень нужна…

Миранда не знала, что ответить. Однако она чувствовала, что ее неудержимо влечет к этому мужчине. Совершенно потеряв голову от его прикосновений и его близости, она сама к нему прижалась, и губы их опять слились в поцелуе.

Она даже не пыталась высвободиться, когда его руки скользнули ей под накидку и он принялся поглаживать ее по бедрам, обтянутым муслином.

Внезапно незнакомец отстранился и, прерывисто дыша, прошептал:

— О Господи, девочка моя, ты слишком возбуждаешь меня. Я больше не в силах ждать.

Миранда смотрела на него широко раскрытыми глазами; она и на сей раз не знала, что сказать.

Он осмотрелся. Потом, взглянув на нее, проговорил:

— Внизу под лестницей темно.

— Нет! — в ужасе воскликнула девушка. Незнакомец улыбнулся, глядя ей прямо в глаза. Его влажные от поцелуев губы поблескивали в свете фонаря.

— Хорошо. Тогда едем в гостиницу. Сейчас я найму экипаж. — Снова поцеловав ее, он бросился к обочине дороги.

Немного помедлив, Миранда последовала за ним. Потом вдруг остановилась в нерешительности. «Что ты делаешь? — говорила она себе. — Быстрее беги от него!»

Собравшись с духом, девушка повернулась и быстро зашагала в сторону моста. «Как ты могла? — спрашивала она себя. — Как могла позволить такое совершенно незнакомому мужчине? Может быть, мисс Броклхерст права? Может, ты порочна от рождения? Или просто такая дура?»

Что же касается этого аристократа, то, конечно, он не привык церемониться с женщинами. И вообще у офицеров всегда лишь одно на уме.

Подумать только, он даже не стал спрашивать, хочет ли она идти с ним, — просто набросился на нее и заявил, что повезет ее в гостиницу. Вероятно, ей следует нанять экипаж. Да, надо нанять экипаж — она это заслужила.

— Мисс Уайт! — раздался его оклик. — Мисс Уайт!

Миранда шла не оборачиваясь.

— Мисс Уайт, куда же вы?! — Его голос звучал так, будто он был очень удивлен ее уходом. И это еще больше раздражало Миранду. — Милая моя, куда ты собралась?

Тут Миранда наконец-то обернулась.

— Домой, — заявила она.

— Но почему?.. — Он был так растерян, словно увидел перед собой не живую женщину, а привидение.

Девушка пожала плечами.

— Потому что я актриса, а не шлюха.

— А я полагал, что это одно и то же, — проговорил он с усмешкой.

Она смерила его презрительным взглядом и, не сказав ни слова, вновь зашагала в сторону моста.

Деймиен вздохнул и посмотрел вслед Миранде, однако не предпринимал попыток задержать ее. «Очевидно, я вел себя глупо, — думал граф. — Похоже, она действительно порядочная девушка. Выходит, я оскорбил ее… Полагал, что она отказывается лишь для того, чтобы потом потребовать побольше денег, но ей, оказывается, вовсе не нужны мои деньги. — Он снова вздохнул. — Да, решено: никаких женщин, никакого спиртного».

Окинув взглядом пустынную улицу, Деймиен решил, что пойдет в казармы и навестит Морриса. Но он по-прежнему думал о покинувшей его красавице. Наверняка она еще не успела уйти далеко. Интересно, куда она направляется? Неужели действительно домой? Неужели и впрямь порядочная? Да, судя по ее поведению, именно так.

Деймиен стал вглядываться в ночную тьму и разглядел вдали мост над речушкой Коул. А потом заметил и стройную фигурку, мелькнувшую за деревьями.

— Черт побери, куда же она идет? — пробормотал граф. — Порядочная женщина?..

А может, все гораздо проще? Может, у нее в эту ночь назначено свидание? Но почему же она в таком случае не сказала ему об этом прямо? Деймиен пожал плечами. Люсьен часто говорил: «Ты ничего не понимаешь в женщинах». Очевидно, брат был прав.

И тут он заметил, что за деревьями неподалеку от девушки мелькнула мужская фигура, а затем — еще одна.

Деймиен снова стал вглядываться в темноту. Что-то подозрительное было в этих людях, прятавшихся за деревьями. Кроме того, он заметил, что они держали под уздцы лошадей. Будучи человеком опытным, немало повидавшим на войне, граф сразу понял: эти люди представляют опасность. К тому же он и так прекрасно знал, что в окрестностях Бирмингема рыщут воры и грабители.

А между тем мисс Уайт бесстрашно шла все дальше. «Неужели не замечает опасности?» — подумал Деймиен. И вдруг он понял, что она не могла ничего заметить, потому что справа от нее находился невысокий холм. Тут он увидел, что на дорогу вышли трое мужчин и было очевидно, что у них отнюдь не добрые намерения.

Головорезы с большой дороги!

Бросив в снег свой плащ, Деймиен побежал в сторону моста. К сожалению, он не захватил с собой ни пистолет, ни шпагу, но это не имело особого значения — полковник Найт мог убить человека и голыми руками. На бегу он обдумывал тактику нападения и защиты, пытался просчитать все детали предстоящей схватки.

Девушка уже подходила к вершине холма, и Деймиен, боясь, что не успеет помочь ей, побежал еще быстрее. Мисс Уайт поднималась все выше — и вдруг остановилась. Деймиен понял, что она наконец-то увидела мужчин, преградивших ей дорогу. Несколько мгновений она стояла в нерешительности, потом бросилась обратно к театру.

Деймиен попытался бежать еще быстрее, но в следующее мгновение понял, что все равно не успеет: трое головорезов уже догоняли девушку, а четвертый — оказывается, их было четверо — вскочил на лошадь и, обогнав беглянку, преградил ей дорогу. Тут трое негодяев наконец-то догнали девушку и ухватились за ее длинные волосы. Она упала в снег, попыталась закричать, но один из троицы зажал ей рот ладонью.

Деймиен наконец-то подбежал к подножию холма, поэтому потерял из виду и Миранду, и мужчин. Когда же он поднялся к вершине, то увидел, что всадник спешился и держит лошадь под уздцы, а его дружки, связав руки девушки, собираются закинуть ее на спину лошади. Пленница принялась отбиваться ногами, и тогда один из головорезов вытащил нож и приставил лезвие к ее горлу.

Деймиена захлестнула ярость; в нем пробудился зверь, и этот зверь жаждал крови. Сделав отчаянный рывок, Деймиен бросился на головореза с ножом и с силой ударил его в челюсть. Тот не удержался на ногах и рухнул в снег. В следующее мгновение граф вырвал мисс Уайт из рук державших ее мужчин, но девушка, не узнав своего спасителя, впилась ногтями ему в лицо.

Тут один из нападавших, схватив Миранду за плечи, потащил ее к лошади, и Деймиену снова пришлось освобождать ее; на сей раз он попытался оттащить девушку в сторону, но она, поскользнувшись, упала в снег. Деймиен хотел поднять ее, но в этот момент на него бросился очередной противник. Граф встретил его мощным ударом кулака, и тот повалился на снег.

Деймиен вновь повернулся к девушке — она еще не успела подняться на ноги, — но вдруг заметил, что в руке одного из противников появился пистолет. В следующую секунду прогремел выстрел, и граф, почувствовав резкую боль, громко выругался и схватился за плечо. Миранда же пронзительно вскрикнула.

Стараясь не думать о боли, Деймиен помог девушке подняться и взглянул на стрелявшего, здоровенного лохматого верзилу. Тот опустил пистолет и начал перезаряжать его, а остальные трое, очевидно, оглушенные неожиданным выстрелом, не двигались с места.

Граф покосился на девушку, затем снова перевел взгляд на верзилу с пистолетом — тот уже зарядил его и теперь медленно поднимал дуло, видимо, стараясь получше прицелиться. Деймиен понял, что едва ли успеет помешать ему, и, повернувшись к девушке, крикнул:

— Беги! Беги быстрее! — Странно, но графу не хотелось, чтобы она увидела его смерть.

Теперь Миранда наконец-то узнала своего спасителя. Сероглазый незнакомец стоял перед человеком с пистолетом, и в его взгляде не было ни страха, ни замешательства, казалось, он даже не чувствовал боли, несмотря на ранение.

Миранда не знала, как поступить. Она прекрасно поняла, чего он от нее хотел — офицер крикнул: «Беги!» Вероятно, ей следовало подчиниться, но разве могла она бросить его на произвол судьбы? Ведь он был безоружен и ранен… К тому же это она была виновата, именно из-за нее все произошло… Впрочем, ничего удивительного, рано или поздно это все равно бы с ней случилось, потому что слишком опасно ходить по этим местам.

Но что потребовалось от нее этим негодяям, почему они пытались похитить ее? Миранда не могла ответить на этот вопрос, зато прекрасно знала: сероглазый незнакомец спас ее, возможно, спас от смерти. Но теперь он сам находился на волосок от смерти, потому что человек с пистолетом…

Все произошло так быстро, что Миранда в первые мгновения глазам своим не поверила. Мужественный офицер стремительно бросился на вооруженного противника — он все-таки успел! — и ударил его с такой силой, что тот выронил пистолет и рухнул в снег. Поверженный взывал о помощи, но его приятели в ужасе таращились на офицера и не двигались с места.

Теперь уже Миранда не медлила. Подобрав подол платья, она бросилась обратно к театру, туда, где над входом в «Павильон» горел свет. Несколько раз она падала, но тотчас же снова поднималась. Ей показалось, что офицер окликнул ее, но Миранда бежала не оглядываясь.

Внезапно она услышала топот копыт за спиной — кто-то преследовал ее! Конечно же, один из них!.. Один из напавших на нее негодяев!

Миранда побежала еще быстрее, но топот за спиной становился все громче, и в какой-то момент ей показалось, что она чувствует горячее дыхание лошади. Остановившись, Миранда закричала:

— Помогите!

В следующее мгновение она увидела всадника — он несся прямо на нее. Миранда крепко зажмурилась… и почувствовала, что лошадь пронеслась мимо. Открыв глаза, девушка увидела, что обогнавший ее всадник как-то странно покачнулся в седле, а потом вдруг упал в снег и замер… Из спины этого человека торчала рукоять ножа. Лошадь же громко заржала и, шарахнувшись в сторону, поскакала к ближайшей роще.

Обезумев от ужаса — она уже не понимала, что делает, — Миранда побежала в обратном направлении, в сторону моста и к дороге, ведущей к «Ярдли».

Через несколько минут, добежав до места схватки, она увидела офицера; он держал за горло одного из негодяев, и еще двое лежали у его ног без движения.

Девушка содрогнулась от отвращения и, прикрыв рот ладонью, отвернулась. Когда же она снова посмотрела на своего спасителя, схватка уже закончилась — у ног офицера лежали три бездыханных тела.

В этот момент из-за туч выплыла луна, и все вокруг озарилось ее ярким серебристым светом. Не в силах пошевелиться, девушка смотрела на отважного незнакомца как зачарованная. Словно легендарный воин из кельтских сказаний, он стоял над поверженными врагами в гордом одиночестве, и снег вокруг него был залит кровью; кровь была и на его лице, и на порванном мундире, и на сапогах — зрелище жуткое и величественное.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга, и Миранде казалось, что во взгляде незнакомца было что-то нечеловеческое. Он напоминал ей ангела смерти, прекрасного и чудовищного, ангела с холодными сияющими глазами.

— Почему ты так смотришь на меня? — спросил он неожиданно.

Миранда вздрогнула и, подобрав подол платья, вновь бросилась бежать. Она бежала по заснеженному полю в сторону «Ярдли», и все произошедшее казалось ей совершенно нереальным.

Глава 3

Утро было холодным и ветреным, и Деймиен, подъезжая к школе «Ярдли», то и дело поглядывал на пробегавшие по небу облака, похожие на мотки серой шерсти.

Подъехав к ограде, граф спешился и, привязав своего жеребца, направился к дому. Все тело его болело и ныло после вчерашней схватки на холме, но огнестрельное ранение нисколько не беспокоило — ощущение было привычным. К тому же ему повезло: оказалось, что пуля лишь задела плечо.

Деймиен подошел к парадному входу и дернул за шнурок звонка. Немного подождав, постучал в дверь кулаком, но и на сей раз никто не открыл. Граф понял, что надо набраться терпения. Снова постучав, он приготовился ждать. И почти тотчас же мысленно вернулся к событиям минувшей ночи.

…После того как девушка убежала от него, он отправился в казармы. К счастью, полковник Моррис уже вернулся, и Деймиен рассказал о том, что с ним произошло. Все офицеры восхищались его отвагой, ведь граф, безоружный, вступил в схватку с четверкой вооруженных головорезов. Хирург промыл его рану, а полковник Моррис отправил своих солдат отыскать тела этих четверых.

Однако осмотр трупов не дал результатов, никаких бумаг при убитых не оказалось. Правда, у одного из них они увидели на руке странную татуировку, и Моррис предположил, что прежде, до того как заняться разбойным промыслом, этот человек был моряком, но это уже не имело значения.

Потом все выпили за Шербрука; многие офицеры знали майора и очень сожалели о его кончине. Моррис приказал своим людям проводить Деймиена до гостиницы, чтобы он более не подвергался опасности.

— И передай этой красотке, — добавил полковник, — чтобы она не гуляла одна в такое время.

Но у Деймиена не было ни малейшего желания встречаться с этой красоткой. Даже если бы он знал, где найти таинственную мисс Уайт, то все равно не стал бы искать встречи с ней. Хорошо, что он не представился. Ей вовсе не нужно знать, что сумасшедший, накинувшийся на нее у театра, на самом деле герой войны. К тому же ему было неприятно, что она стала свидетельницей ужасной сцены — видела, как он расправлялся с напавшими на нее негодяями. Деймиен прекрасно помнил, какими глазами она смотрела на него. Должно быть, он показался ей чудовищем…

Тут дверь наконец-то отворилась, и перед ним появилась круглолицая служанка.

— Что вам угодно, сэр? — спросила она.

— Я хочу видеть мою подопечную, мисс Миранду Фицхьюберт.

Глаза женщины расширились; было очевидно, что ответ визитера очень ее удивил. Но уже в следующее мгновение она закивала и воскликнула:

— Да-да, сэр, конечно! Вы майор Шербрук, не так ли?

Эта ошибка озадачила Деймиена. Он в смущении пробормотал:

— Нет-нет, я друг майора. Лорд Уинтерли. Я опекун мисс Фицхьюберт.

— О Боже!.. — воскликнула служанка. — Входите же, милорд, входите. Мисс Фицхьюберт сейчас в церкви вместе с другими воспитанницами. Сходить за ней?

— Не нужно, — ответил граф. — У меня для нее не слишком хорошие новости. Пожалуй, я лучше подожду.

Он прошел в полутемный холл и сразу же ощутил холод, исходивший от стен этого дома. «В таком заведении недолго подхватить простуду, — подумал Деймиен. — Можно только надеяться, что у девочки достаточно крепкое здоровье…»

Граф взглянул на служанку.

— Скажите, могу ли я поговорить с преподавателем?

— Нет, милорд. Преподобный отец Рид не только наш преподаватель, но и священник, поэтому он сейчас в церкви на службе. А мисс Броклхерст, наша воспитательница, тоже там, вместе с девочками.

— Там ей и следует находиться. — Деймиен вежливо улыбнулся. — Простите, а вы кто?

— Миссис Уоррен, — представилась женщина. — Я здесь и кухарка, и горничная… в общем, все делаю. — Она открыла ближайшую дверь и, повернувшись к гостю, проговорила: — Не будете ли вы так любезны, милорд, подождать здесь? Они вот-вот вернутся.

Деймиен кивнул и направился к креслу. Внезапно остановившись, спросил:

— А девочки подойдут к главному входу? Я оставил там своего коня, весьма норовистого. Не опасно ли это?

— Нет-нет, сэр. Девочки входят через боковую калитку. К ней прямо от церкви проложена дорожка.

— Прекрасно, — кивнул Деймиен.

— Не желаете ли чаю, милорд? Граф снова кивнул:

— Благодарю вас, миссис Уоррен.

Кухарка церемонно поклонилась и вышла из комнаты. Деймиен снял куртку для верховой езды и, бросив ее на стоявший у двери стул, осмотрелся. Комната была темная и холодная, а угли в камине едва тлели.

«Какое жуткое место, — думал граф, рассматривая потертый ковер и ветхую мебель. — А ведь за учебу в этом заведении платят немало… Вероятно, все дело в плохом управлении хозяйством. В армии — то же самое. При всех дотациях правительства солдатам постоянно чего-нибудь не хватает. Но в армии крепкие мужчины, они могут многое стерпеть, а здесь — юные девицы…»

Несколько минут Деймиен в задумчивости расхаживал по комнате. Затем уселся на край дивана и попытался мысленно составить речь, которую собирался произнести перед своей подопечной. Он решил, что будет краток, откровенен, но при этом предельно деликатен — ведь следовало учесть возраст и тяжелое положение несчастной девушки.

Ждать пришлось недолго. Вскоре раздался колокольный звон, оповещавший о конце службы. Миссис Уоррен принесла чай и поставила поднос на стол. Граф заметил, что она с беспокойством покосилась на дверь, когда послышался какой-то шум.

— А вот и он, — вполголоса проговорила кухарка.

— Он? — переспросил Деймиен.

Миссис Уоррен пристально взглянула на него и сказала:

— Милорд, послушайте меня… Что бы вам ни сказали, знайте: мисс Миранда — хорошая девушка, очень хорошая. — Немного помолчав, кухарка шепотом добавила: — Честное слово, она просто ангел.

— Миссис Уоррен! О Боже, миссис Уоррен! — раздался мужской голос. — Проклятая старуха, да где же она?

Деймиен взглянул на дверь и нахмурился. Потом снова посмотрел на кухарку.

Та приложила к губам палец, давая понять, что ее слова должны остаться между ними. Затем, шагнув к двери, прокричала:

— Я здесь, ваше преподобие! У нас гость, лорд Уинтерли!

— Лорд?.. — Мужчина, появившийся у порога, замер в изумлении.

Деймиен поднялся на ноги и, как бы подтверждая слова миссис Уоррен, молча кивнул. В следующее мгновение со стороны лестницы донесся топот нескольких пар ног — вероятно, среди этих девушек была и Миранда. «Любопытно, как она теперь выглядит?» — подумал Деймиен.

Священник приблизился к гостю и с подобострастной улыбкой проговорил:

— Милорд, добро пожаловать в школу «Ярдли». Я — мистер Рид, основатель, попечитель и преподаватель этого заведения. Чем могу быть вам полезен, милорд?

Деймиен невольно поморщился; этот человек сразу же ему не понравился.

— Полковник лорд Уинтерли, — представился он, снова кивнув. Затем вынул из кармана письмо адвоката и показал его мистеру Риду. — К сожалению, майор Джейсон Шербрук был на прошлой неделе убит. Я должен увидеться с его племянницей мисс Мирандой Фицхьюберт.

— О, конечно… — пробормотал мистер Рид, с любопытством разглядывая письмо, которое Деймиен по-прежнему держал в руке. — Простите ради Бога, что задержал вас, милорд, но мои обязанности требовали, чтобы я позаботился о моих воспитанницах.

— Весьма достойное рвение.

Мистер Рид, казалось, был не очень доволен этим замечанием гостя.

— Не хотите ли пройти в мой кабинет, милорд? Мы пригласим туда мисс Фицхьюберт. А миссис Уоррен принесет нам чай.

Положив письмо в карман, Деймиен последовал за священником и вскоре оказался в другой комнате — там стояли шкафы с книгами и огромный письменный стол.

— Располагайтесь, милорд. — Мистер Рид указал гостю на кресло.

Но Деймиен, даже не взглянув на кресло, принялся расхаживать по комнате — в груди графа клокотал гнев. У этого святоши на стене висели розги! А ведь он уверял, что заботится о своих воспитанницах.

Как выпускник Итона, Деймиен прекрасно знал, что такое наказания и унижения, но Итон — школа для мальчиков, а этот субъект имел дело с девочками.

Граф наконец-то остановился и пристально посмотрел на священника.

— Мистер Рид, если выяснится, что вы бьете мою подопечную, вы прямиком из этого кабинета отправитесь в преисподнюю.

— Что вы, лорд Уинтерли!.. — Священник нервно рассмеялся. — Вы человек военный и, разумеется, так и должны были подумать. Но клянусь вам, розги висят на стене лишь для устрашения непослушных учениц, не более того. Розгами здесь никого не наказывают.

Миссис Уоррен, склонившаяся над чайным прибором, выразительно взглянула на Деймиена и сразу же отвела глаза.

— Благодарю вас, миссис Уоррен, — сказал Рид. — Вы свободны. Скажите мисс Броклхерст, чтобы она прислала ко мне мисс Фицхьюберт.

— Да, ваше преподобие. — Снова взглянув на гостя, миссис Уоррен повернулась и вышла из комнаты.

«Странное место, — подумал Деймиен. — Неужели священник лжет? Интересно, что скажет сама Миранда?»

— Что ж, поговорим о вашей подопечной? — Священник подошел к столу и вопросительно посмотрел на графа.

Тот кивнул:

— Поговорим. И у меня есть несколько вопросов.

— Да, конечно, милорд. Я с удовольствием отвечу на любые вопросы.

— Она здорова? — спросил Деймиен, усевшись в кожаное кресло.

— О да, здорова и бодра, милорд. Она почти никогда не болеет.

— А как учится?

— Не сомневайтесь, Миранда — способная девушка, но…

— Я вас слушаю, мистер Рид. Говорите же, сэр, я хочу знать всю правду.

— Видите ли, у нее есть некоторые недостатки… — пробормотал священник. — Мисс Фицхьюберт… Иногда она проявляет упрямство.

— Упрямство? — переспросил Деймиен.

Мистер Рид поднес к губам чашку, сделав глоток, вновь заговорил:

— Она очень умная девушка, поверьте. Но слишком мало работает над собой. Только поймите меня правильно, милорд. Я имею в виду дисциплину. Уверен, что вы, как человек военный, также придаете этому серьезное значение. Ведь дисциплина — едва ли не самое главное в воспитании.

Деймиен внимательно посмотрел на преподобного отца.

— Продолжайте, мистер Рид.

— Она не умеет обуздывать свой характер, милорд. И часто проявляет неуважение к старшим. Иногда даже лжет.

— Лжет? — Деймиен пожал плечами. — Никогда не встречал женщину, которая бы не лгала.

— О, я так не думаю. Вот, к примеру, вчера мисс Фицхьюберт сказала неправду нашей воспитательнице. Не желала сознаться, что разбила дорогую фарфоровую статуэтку. Таким образом она хотела избежать наказания.

«Господи, — подумал Деймиен, — мне придется нести ответственность за сущее исчадие ада, если верить его словам».

— Прошу вас, мистер Рид, пришлите мне счет, и я постараюсь компенсировать ущерб, причиненный вашей воспитательнице.

— Вы очень добры, милорд, но дело ведь не в этом, а в том, как вела себя Миранда. Впрочем, могу вас заверить: мы с мисс Броклхерст прилагаем все усилия к тому, чтобы исправить ее характер.

Деймиен взглянул на него недоверчиво. Исправить характер? Может, этот человек просто ничего не знает о судьбе девушки?

— Прошу извинить меня за то беспокойство, которое причиняет вам моя подопечная, мистер Рид. Я сам поговорю об этом с Мирандой. Однако в ее оправдание могу сказать, что жизнь девочки сложилась не самым лучшим образом. Ее родители погибли, а дядя недавно был убит. Боюсь, майор Шербрук слишком надолго оставил ее без своего внимания. По этой причине она и стала вести себя так недостойно.

— Да, возможно, — кивнул священник. — Но увы, все мои усилия пока что не возымели должного действия. У нас в школе тридцать воспитанниц, и мы не можем заниматься одной лишь Мирандой.

— Пусть так. Тогда я сам попробую объяснить Миранде все, что необходимо. Не сомневаюсь, она исправится.

Мистер Рид поднялся со стула и постучал по столу костяшками пальцев. Немного помедлив, проговорил:

— Боюсь, милорд, это ей уже не поможет.

— Почему?

— Слишком многое уже случилось.

— Что вы имеете в виду?

— О, я имею в виду ее поведение… Ваша подопечная уже столько раз нарушала правила, заведенные в нашей школе… При этом она на редкость упряма и совершенно не реагирует на замечания, которые ей делают. Я позволял вашей подопечной оставаться здесь лишь потому, что ей совсем некуда идти. Но теперь, когда вы наконец-то здесь… Я не вижу более причин удерживать ее в «Ярдли».

— Почему вы решили, что я приехал забрать ее? — удивился Деймиен.

— Видите ли, милорд… — Мистер Рид улыбнулся. — Я бы желал, чтобы это было именно так. Ваша подопечная дурно влияет на других наших воспитанниц, а я отвечаю за их духовное совершенство. — Священник опустился на стул и, выдвинув ящик стола, начал рыться в своих бумагах.

Деймиен поднялся с кресла и прошелся по комнате. Повернувшись к священнику, воскликнул:

— Вы не можете так поступить! Я понимаю, что вы заботитесь и о других ученицах, но вы отвечаете и за Миранду!

— Не я, сэр. — Мистер Рид снова поднялся из-за стола. — Не я, а вы, сэр.

Деймиен подошел к столу и пристально взглянул на священника.

— Поймите, мистер Рид, я приехал сюда лишь для того, чтобы сообщить ей о смерти дяди. Очень жаль, что она ведет себя столь недостойно, но даю вам слово, что положу этому конец. Я непременно поговорю с ней. Но забрать ее отсюда я не могу. Об этом и речи быть не может. Я должен отправиться в Лондон и провести праздники с моими родственниками.

— Если вы предпочитаете, чтобы я выгнал ее на улицу, то это уже не мое дело. Я передаю ее судьбу в ваши руки… — Священник поставил свою подпись на какой-то бумаге и вручил бумагу Деймиену. — Полагаю, милорд, майор Шербрук был бы очень вам признателен за столь великодушный поступок.

— Но это невозможно! Вы полагаете, что у меня есть опыт воспитания детей? Я понятия не имею, что мне с ней делать.

Мистер Рид с улыбкой взглянул на графа.

— Милорд, почему вы решили, что мисс Фицхьюберт — ребенок?

Деймиен в изумлении уставился на собеседника.

— А кто же она? Дьявол во плоти?

Священник подошел к двери и, приоткрыв ее, прокричал:

— Мисс Броклхерст, пришлите ко мне Миранду!

Минуту спустя на пороге появилась немолодая женщина с грубыми чертами лица. Взглянув на графа, она коротко кивнула ему вместо приветствия.

— Это мисс Броклхерст, — представил даму мистер Рид. Обернувшись, дама сказала:

— Входи.

В следующее мгновение в дверном проеме появилась Миранда.

— А это мисс Фицхьюберт, ваша подопечная, — с улыбкой проговорил мистер Рид.

Девушка вошла с высоко поднятой головой. Ее зеленые глаза сверкали.

Деймиен в растерянности уставился на свою подопечную. «Неужели это она? — спрашивал он себя. — Нет, невозможно… Вероятно, я ошибаюсь».

Но тут девушка наконец-то взглянула на него, и на ее лице отразилось такое изумление, что граф понял: нет, он не ошибся, это действительно она, красавица из «Павильона», загадочная Сноу Уайт. Да-да, ошибки быть не могло, он узнал бы ее среди сотен тысяч других…

Девушка вспыхнула и в замешательстве потупилась. Деймиен же смотрел на нее во все глаза. «Какая искусная притворщица, — думал он. — Какая замечательная актриса…» И действительно, только талантливая актриса могла бы так преобразиться. Сейчас на ней было скромное бежевое платье, пожалуй, даже слишком скромное; волосы же, вчера пышными волнами спадавшие ей на спину, теперь были заплетены в две косы с белыми лентами.

— Позвольте представить вам, милорд, мисс Миранду Фицхьюберт, — проговорил мистер Рид. — Мисс Фицхьюберт, это полковник Деймиен Найт, граф Уинтерли. Он ваш новый опекун.

— Кто?.. — Отвернувшись от священника, девушка в ужасе уставилась на графа.

Деймиен по-прежнему молчал — он не мог вымолвить ни слова. Мысли его путались, перед глазами возникали сцены минувшей ночи, и вспоминались слова: «Я порядочная девушка», — кажется, так она сказала. Что ж, ничего удивительного, ведь ее мать была актрисой. Да и мистер Рид говорил о ее характере… Школа же всего в миле от «Павильона». Деймиен представил, как Миранда идет во тьме по пустынным заснеженным полям.

«О Господи, ведь все это правда, — думал граф. — Дерзкое и прекрасное создание, которое я обнимал прошедшей ночью, действительно моя подопечная, Миранда Фицхьюберт, племянница моего друга. И я едва не совратил ее».

Деймиен, до этого пристально смотревший на девушку, невольно отвел глаза. Впервые в жизни он испытывал чувство стыда.

Тут Миранда вдруг нахмурилась и громко проговорила:

— Может быть, кто-нибудь объяснит мне, что, собственно, происходит?

Деймиен выразительно посмотрел на мистера Рида и сказал:

— Оставьте нас.

Миранда в волнении прошлась по комнате, она никак не могла успокоиться. Просто не верилось, что он здесь, этот ужасный субъект, преследовавший ее вчера вечером и так напугавший ее своей невероятной силой и яростью. К тому же он еще и граф! Какой ужас! Да, перед ней стоял не просто офицер, а граф, человек из высшего общества! Конечно же, он не привык считаться с простолюдинами. И разумеется, он богат. Богат настолько, что вполне мог бы оплатить благосклонность любой понравившейся ему женщины…

Миранда вздрогнула при этой мысли. У нее возникло ужасное подозрение… А что, если мистер Рид продал ее этому человеку? Действительно, почему бы и нет? Но должен же дядя Джейсон вступиться за нее. Непременно должен вступиться.

Мисс Броклхерст постояла еще несколько минут, а затем тоже вышла из комнаты. Миранда почувствовала некоторое облегчение. Ведь если бы воспитательница заметила, в каком она состоянии, то, наверное, догадалась бы, что они с графом как-то связаны и уже встречались — во всяком случае, что-нибудь заподозрила бы.

Как только дверь закрылась, они молча уставились друг на друга. И Миранда вдруг подумала, что сейчас, при дневном свете, этот мужчина кажется еще более привлекательным. Особенно поражал контраст светло-серых глаз и темных волос. В кристальной глубине его взора она до сих пор видела ту яростную одержимость, что вырвалась наружу вчера, но в целом же и выражение лица, и манеры графа никак не выдавали его чувств. Вчера его мундир был разорван и залит кровью, но сейчас он стоял перед ней в безупречном костюме для верховой езды: белый шелковый галстук идеально сочетался с элегантным серебристо-серым сюртуком; кроме того, на нем были черные бриджи и черные же сапоги.

— Значит, Миранда Фицхьюберт — это и есть ваше настоящее имя? — пробормотал граф. — Мы ведь встречались, не так ли?

Деймиен шагнул к девушке, но она, попятившись, проговорила:

— Не подходите ко мне. Как вы меня нашли? Что вам от меня нужно?

— Не бойтесь, я не причиню вам вреда. — Деймиен сделал еще один шаг.

— Не приближайтесь ко мне! — закричала Миранда, отступая еще дальше. — А если вы думаете, что я расскажу о том, что вчера случилось, то можете не беспокоиться, я вас не выдам.

— Я вовсе не для этого приехал.

— Я порядочная девушка! — заявила Миранда.

— Успокойтесь, я не собираюсь вас домогаться.

— Тогда почему же вы сказали мистеру Риду, что вы — мой опекун? Имейте в виду, у вас ничего не выйдет. Мой опекун — майор Шербрук из сто тридцать шестого полка. И если вы только прикоснетесь ко мне, то ответите за это!

Деймиен поморщился; он ужасно не любил женских истерик.

— Миранда, выслушайте меня, пожалуйста. Дело в том, что именно из-за вашего дяди Джейсона я и прибыл сюда.

Девушка с удивлением взглянула на графа.

— Откуда вы знаете его имя? — спросила она. — И я ведь не говорила вам, что майор Шербрук — мой дядя. Как вы узнали?..

— Может, вы все же сядете? Успокойтесь, пожалуйста.

Миранда молча кивнула. Она была в полной растерянности. Теперь ей вдруг стало ясно: этот человек не лжет. Но что же он собирался сообщить ей? Зачем приехал? Усевшись в кресло, девушка вопросительно взглянула на гостя. Когда же он подошел поближе, она заметила на его сюртуке какой-то значок — точно такой же был и на мундире у ее дяди.

Лорд Уинтерли обвел взглядом комнату и, заложив руки за спину, проговорил:

— Видите ли, мисс Фицхьюберт, дело в том, что я — командир сто тридцать шестого полка.

Глаза девушки расширились, а губы чуть приоткрылись. Граф же тем временем продолжал:

— Мы вместе с майором воевали, и, разумеется, я прекрасно его знал. Более того, мы были друзьями. Мы вместе прошли всю кампанию, и я был свидетелем… — Граф внезапно умолк и снова обвел взглядом комнату. Тяжко вздохнув, пробормотал: — К сожалению, ваш дядя был тяжело ранен в битве при Альбуэре и потерял руку. Я был с ним, когда его оперировал наш хирург.

Миранда не склонна была доверять этому человеку, но сейчас он говорил так, что нельзя было не поверить. «Похоже, он действительно хорошо знает дядю Джейсона, — думала девушка. — Но, черт побери, где же сам дядюшка?»

— Сразу после ранения ваш дядя обратился ко мне с просьбой позаботиться о вас, — продолжал граф. — И я дал слово, что сделаю это. Но он оправился после ранения. К сожалению, мы с тех пор не виделись. Вы ведь знаете, что он был ранен?

Миранда кивнула.

— Да, знаю. Но все же я не понимаю… Он что, прислал вас за мной? Значит, я скоро увижу его?

Граф молчал, и в этом молчании было что-то зловещее. Более того, Миранде вдруг показалось, что ему хочется отвести глаза. Она внимательно посмотрела на него — и тотчас же вспомнила заупокойную службу по своим родителям; у дяди Джейсона, стоявшего тогда в церкви рядом с ней, было точно такое же лицо, как сейчас у лорда Уинтерли. А все мужчины и женщины смотрели на нее и шептали: «Бедная девочка…»

Снова взглянув на графа, Миранда прошептала:

— Скажите, что произошло?

— Видите ли, мисс Фицхьюберт… Мне очень жаль, что я должен сообщить вам эту новость. Увы, майор Шербрук был убит в прошлую среду. Это случилось ночью, в его лондонской квартире. Вашего дядю застрелили.

Миранда почти не слышала последние слова графа — их заглушали неистовые удары ее сердца. А граф между тем продолжал:

— Мистер Рид сказал правду. Джейсон поручил мне стать вашим опекуном. Я очень сожалею, что так случилось.

Воцарилось тягостное молчание. Девушка смотрела на своего нового опекуна, но, казалось, не видела его. Внезапно она поднялась на ноги, сделала шаг-другой и покачнулась…

— Миранда! — Деймиен поспешил усадить ее в кресло. С беспокойством глядя на нее, он спросил: — С вами все в порядке? Может быть, позвать кого-нибудь? Вы очень бледны… Думаю, нужно попросить нюхательной соли.

— Не прикасайтесь ко мне, — с дрожью в голосе проговорила девушка. Она снова поднялась с кресла. — Это ложь! Это чудовищная ложь. Самая гнусная ложь, какую только можно измыслить.

— Но, Миранда, поверьте…

— Вы лжец! — закричала она сквозь слезы. — Думаете, я так глупа? Дядя Джейсон не мог умереть! Ведь он столько лет был на войне и остался жив. Вы думаете, его так легко убить?!

— Он был пьян, — пробормотал Деймиен.

— Вы лжете. Он приедет за мной. Непременно приедет. Скажите, что вам нужно на самом деле? Зачем вы сюда приехали?

Граф пристально взглянул на девушку. Ему было очень жаль ее, и в то же время его оскорбляло ее недоверие.

— Джейсон был моим другом, поверьте, Миранда. Я никогда не позволил бы себе солгать. И у меня нет никаких задних мыслей на ваш счет. Вчерашняя наша встреча — чистая случайность, уверяю вас. И не стоит об этом вспоминать. Теперь я ваш опекун. Если бы вы еще вчера сказали мне, кто вы, я бы ни за что к вам не прикоснулся.

— Я вам ничего не сказала, но вы ведь все равно нашли меня!

— Я не искал вас, Миранда, — возразил Деймиен. — У меня и без того было немало хлопот после вчерашних событий. — Он достал из кармана конверт и, вытащив из него листок, протянул девушке. — Прочтите, если вы мне не верите.

— Что это?

— Посмотрите сами.

Миранда дрожащими руками развернула бумагу. Строчки расплывались у нее перед глазами, и она едва смогла разобрать написанное. Это была копия завещания и последнего волеизъявления Джейсона, заверенная его адвокатом.

— Оно может быть подложным. — Девушка протянула бумагу Деймиену.

Тот молча пожал плечами и сунул завещание обратно в конверт.

Миранда же, казалось, о чем-то задумалась. Наконец, стараясь не смотреть на графа, проговорила:

— Если бы вы на самом деле были другом моего дяди, он бы упоминал о вас в письмах. Он писал мне обо всех своих друзьях. Но ни разу не написал про графа Уинтерли. Ни разу!

— Я только два месяца ношу этот титул. И если Джейсон когда-нибудь писал вам обо мне, то он называл меня Деймиен Найт.

Миранда в изумлении уставилась на графа.

— Деймиен… Найт? — пробормотала она.

— Похоже, вы все-таки вспомнили обо мне, — заметил он с удовлетворением.

— Деймиен… капитан гренадеров?

— Был когда-то. Сейчас мое звание — полковник.

— И у вас есть брат-близнец?

— Да, его зовут Люсьен.

Миранда была в полной растерянности. Ведь Деймиен Найт — кумир ее дяди. Он писал о нем в каждом письме и постоянно превозносил его, словно героя рыцарских романов. Деймиен, штурмовавший испанскую крепость, отважно сражавшийся с французами, истинный рыцарь, верный друг, человек чести — сейчас этот человек стоял перед ней!

— Вы можете расспросить меня о Джейсоне, если не верите мне. Я знаю вашего дядю не хуже, чем вы его знаете. Да и о вас я тоже немало слышал.

— Обо мне? — удивилась Миранда. — Что, например?

— Знаю о трагической гибели ваших родителей. Они утонули.

Миранда тяжко вздохнула.

— Как вы об этом узнали?

— Джейсон часто о вас рассказывал. Обычно он читал нам ваши письма по ночам, потому что все мы… чертовски скучали по мирной жизни. — Граф на несколько секунд умолк, потом вдруг спросил: — Помните ту куклу, которую он прислал вам из Лиссабона? Она была похожа на настоящую испанскую даму.

Девушка кивнула.

— Это я выбрал ее для вас.

— Вы?..

— Я и мой брат. Мы с Люсьеном искали подарок для нашей младшей сестры и вспомнили про вас. Дело в том, что мы заметили: после Альбуэры Шербрук стал не так внимателен.

«Да, он стал другим», — мысленно согласилась Миранда.

— Нет! — выкрикнула она и тут же прижала к губам ладонь. — О Боже, неужели это правда? Неужели дяди действительно больше нет?

Разрыдавшись, Миранда вновь опустилась в кресло. Граф пытался утешить ее, но она не слушала его, казалось, даже не замечала и лишь машинально взяла платок, который он ей протянул. Склонившись над ней, Деймиен говорил:

— Не плачьте, Миранда, успокойтесь. Миранда, я найду убийцу, клянусь, что найду.

Тут она наконец-то взглянула на него и воскликнула:

— Найдете?! И что дальше? Вы его тоже убьете? Вы хоть что-нибудь умеете, кроме этого?

Граф выпрямился и, нахмурившись, пробормотал:

— Поверьте, я ужасно устал… от всего этого. Настолько, что вы даже представить не можете. — И со вздохом добавил: — А теперь я лишился друга.

Внимательно взглянув на опекуна, Миранда всхлипнула последний раз и утерла слезы; она вдруг осознала, что этот человек тоже переживает боль утраты. Более того, она почувствовала, что лорд Уинтерли, отважный и беспощадный воин, на самом деле добросердечен и отзывчив. А в его пронзительном взгляде была неизбывная печаль — ведь за годы войны он, конечно же, потерял многих своих друзей. Теперь, уже в мирное время, лишился еще одного друга.

И тут Миранда наконец-то поняла, почему граф был так настойчив накануне вечером, когда просил ее поехать с ним.

Слезы снова хлынули из ее глаз, и он, пытаясь ее успокоить, вновь склонился над ней. Желая выразить ему сочувствие, Миранда подняла руку и провела кончиками пальцев по его виску. Деймиен же обнял ее за плечи.

В эти мгновения они понимали друг друга без слов. Между ними возникло такое же взаимопонимание, какое бывает у потерпевших кораблекрушение путешественников, выброшенных волнами на пустынный берег. Теперь Миранда прекрасно понимала: ее новый опекун — вовсе не хладнокровный убийца, а человек, спасший ей жизнь. Прижав его голову к своей груди, она прошептала:

— Деймиен Найт, мой дядя восхищался вами, я знаю…

Чуть отстранившись, он внимательно посмотрел на нее, однако промолчал. И тут Миранде вдруг показалось, что в его глазах промелькнуло какое-то странное выражение — нечто похожее на страх. Даже не задумываясь о том, что делает, она провела ладонью по его щеке, и Деймиен, смотревший в этот момент на губы девушки, тотчас же почувствовал, что ему хочется поцеловать ее. Но граф заставил себя отстраниться и, резко выпрямившись, принялся расхаживать по комнате. Миранда в тревоге наблюдала за ним. Внезапно он остановился и, пристально взглянув на девушку, проговорил:

— Нам следует забыть обо всем, что вчера случилось.

— Разве это возможно? — прошептала Миранда. Сделав вид, что не расслышал вопроса, граф продолжал:

— Я увезу вас в Лондон, и мы там проведем Рождество вместе с моими родственниками. Моя сестра вполне могла бы позаботиться о вас, если вы того пожелаете. Я знаю, все это слишком неожиданно для вас, но вы должны начать новую жизнь. Постарайтесь понять и смириться… Впрочем, вам не стоит беспокоиться, у вас будет все, в чем нуждается молодая дама, — платья, украшения… в общем, все, что положено. Вам придется со многими познакомиться в эти дни. Вы будете посещать приемы, концерты и балы. Я уверен, что мы довольно быстро сможем устроить ваше замужество.

— Замужество? — с удивлением переспросила девушка. Граф молча кивнул. Немного помедлив, вновь заговорил:

— Именно об этом думал Джейсон. И я дал ему слово, что устрою вашу жизнь. А теперь… Полагаю, вам пора собираться. До Лондона ехать два дня, так что возьмите все необходимое. Мы поедем в Найт-Хаус, это особняк моего старшего брата, герцога Хоксклиффа. И там же живет моя сестра, она ваша ровесница. Ее гувернантка позаботится и о вас.

Миранда в изумлении смотрела на опекуна; она не знала, как ей реагировать.

— Не беспокойтесь, Миранда, все будет хорошо, — продолжал Деймиен. — Собирайтесь к отъезду. Только, пожалуйста, поспешите, дорогая. Нам следует прибыть в Ковентри до темноты.

— Я вам очень благодарна, — в смущении пробормотала девушка. — Ведь вы вчера спасли меня… И вы были другом моего дяди. Но поверьте, я не хочу ехать в Лондон. Я останусь здесь, с моими подругами.

Сейчас Миранда уже не боялась этого человека; во всяком случае, она нисколько не сомневалась в том, что он готов о ней позаботиться. Но она прекрасно знала, что будет с Эми, если та останется в «Ярдли» без ее защиты. Ей захотелось рассказать опекуну о гнусных происках мистера Рида, но она не решалась. И в самом деле, как рассказать совершенно незнакомому человеку о тех унижениях, которые им приходилось выносить в этой школе?

Граф с беспокойством посмотрел на девушку.

— Но это невозможно, Миранда. Вы не можете здесь оставаться. Вы уже не в том возрасте, чтобы учиться в школе. Вам следует начать новую жизнь. И это заведение — совершенно неподходящее для вас место. Неужели вам здесь нравится? — Он на несколько секунд умолк, ожидая ответа, но девушка тоже молчала. — Полагаю, единственное, что вас здесь удерживает, это театр. Я прав?

Миранда по-прежнему молчала, и граф продолжал:

— Что ж, мы «поговорим об этом попозже, а сейчас надо ехать. Согласны? — Усевшись на край стола, Деймиен вопросительно посмотрел на девушку/ Не дождавшись ответа, он вновь заговорил: — Поймите, дорогая моя, ваша театральная карьера закончена. Считайте, что вчера вы выступали в последний раз. Раньше вы могли показываться на сцене полуобнаженной и улыбаться вашим поклонникам, сидящим в зале, но теперь я, ваш опекун, этого не потерплю.

Миранда нахмурилась, однако и на сей раз промолчала.

— Вам, конечно же, не по душе мои слова, не так ли? Прекрасно знаю, что вы упрямы, но поверьте, я в своем полку справлялся еще и не с такими упрямцами, так что с вами уж как-нибудь справлюсь. Если бы Джейсон увидел вас вчера на сцене, то немедленно отправил бы вас в монастырь. А я всего лишь требую, чтобы вы забыли о своем увлечении. У вас появился шанс начать новую жизнь. Вам предстоит стать леди, светской дамой. Вы будете приняты у моих родственников, а также в домах их знакомых. Разве вам этого не хочется?

— Нет.

— Но почему?

Его настойчивость раздражала ее.

— Вы, вероятно, не знаете, что мне уже девятнадцать, и я не нуждаюсь в опекуне.

— Ночью я убедился в обратном. Вы проявили необыкновенное легкомыслие. Вели себя крайне неразумно. Представляете, чем все это могло бы кончиться, если бы я не оказался рядом?

Миранда фыркнула и отвернулась.

— На меня никогда раньше не нападали.

Она слишком хорошо помнила все происходившее той ночью — помнила его ласки и объятия, помнила его поцелуи. И тогда он смотрел на нее совсем не так, как сейчас. Тогда в его серых глазах были страсть и желание…

— Те люди изнасиловали бы вас и убили, — продолжал граф, — для них это обычное дело. Поэтому я нисколько не сожалел о том, что отправил их на тот свет. И уж тем более не жалею теперь, когда узнал, кто вы такая. — Он осторожно прикоснулся пальцами к ее подбородку, и Миранда вдруг почувствовала, что сердце ее забилось быстрее. — Поверьте, но я дорогая, вам очень повезло. И знаете… Теперь я понял, что вам нужно.

— Неужели? — спросила она с вызовом в голосе. — Что же, по-вашему, мне нужно?

— Твердая рука в бархатной перчатке. Да-да, именно это заставит вас образумиться, — проговорил он, пристально глядя ей в глаза.

Миранда молчала. Взгляд этого человека завораживал. А в его прикосновениях была удивительная нежность. Тут он вдруг улыбнулся, и Миранда подумала: «Какая у него чудесная улыбка…»

Глядя на нее все так же пристально, граф продолжал:

— Так что собирайтесь, моя дорогая. Не стоит здесь задерживаться. — Он направился к двери, но почти тотчас же остановился и спросил: — Может, у вас есть ко мне какие-нибудь вопросы?

— Да, есть. Я могу отказаться ехать с вами? Вам требуется мое согласие?

— Ваше согласие желательно, но не более того.

— Но вы не можете увезти меня против моей воли. Вы не имеете права вмешиваться в мою жизнь.

— Напротив, я имею на это полное право. Я буду вашим опекуном до тех пор, пока вам не исполнится двадцать один год. Если вы, конечно, не выйдете до этого замуж.

— Я не позволю так со мной обращаться, — заявила Миранда. — Я с вами не поеду.

— Вам нельзя здесь оставаться, — возразил Деймиен. — Мистер Рид исключил вас из школы.

— Исключил?! — в негодовании воскликнула девушка. Она нисколько не сомневалась: священник сделал это специально — чтобы бедняжка Эми осталась без ее защиты.

Поднявшись с кресла, Миранда в волнении прошлась по комнате. Что ж, если мистер Рид выгнал ее, то она… Да, она знает, что делать! Они с Эми присоединятся к труппе мистера Чиппинга в Лестере, где вскоре должен остановиться театр. Они вместе убегут из школы, и она вполне сумеет позаботиться и о себе, и об Эми. Вот только как избавиться от дядиного друга, ставшего ее опекуном?

Сбежать от опекуна не так-то просто — Миранда прекрасно это понимала. Кроме того, она опасалась его гнева. Но чего, собственно, бояться? Актриса она или нет? Ведь можно изобразить послушание, а потом при первой же удобной возможности вернуться в «Ярдли» и забрать Эми. Вряд ли лорд Уинтерли станет разыскивать сбежавшую от него девушку, не пожелавшую стать светской дамой.

— Теперь вы понимаете, почему вам нельзя здесь оставаться? — проговорил граф. — Так что поторопитесь, пожалуйста, сейчас быстро начинает темнеть.

Молча кивнув, Миранда направилась к двери. В коридоре стояли мистер Рид и мисс Броклхерст; они о чем-то вполголоса переговаривались.

— Мы отправимся немедленно, — сообщил им лорд Уинтерли. — Отправимся, как только мисс Фицхыоберт соберет свои вещи.

— Я очень рад, сэр, — с улыбкой ответил мистер Рид. Было очевидно, что священник действительно испытывает огромное облегчение. — Мисс Броклхерст, будьте так любезны, помогите мисс Фицхыоберт собраться.

— С удовольствием, ваше преподобие.

Пристально следя за каждым движением девушки, воспитательница поднималась следом за ней по лестнице, ведущей в спальню. Миранда поняла: теперь ей придется лишь обменяться с Эми взглядами в присутствии этого цербера.

Увидев старшую подругу, девочки молча переглянулись. Миранда же, ни слова не говоря, достала свои вещи и начала укладывать их в саквояж из грубой телячьей кожи. Она не осмелилась вытащить из-под матраса свой театральный наряд и решила, что заберет его, когда вернется за Эми.

— Простите, пожалуйста, мисс Броклхерст, — пробормотала Эми. — Можно ли узнать, почему Миранда собирает свои вещи?

— Потому, Перкинс, что она сегодня покидает школу, — проговорила воспитательница с явным удовлетворением в голосе.

— Это из-за разбитой статуэтки?! — в ужасе воскликнула девочка.

— Нет, Перкинс, не из-за этого. Опекун Фицхьюберт приехал за ней.

Эми вопросительно посмотрела на Миранду.

— Твой дядя наконец-то приехал?

— Нет, он умер. Приехал другой человек, — ответила Миранда и тут же бросила на подругу многозначительный взгляд. — Но мы должны быть стойкими, Эми, мы без страха должны встречать все трудности.

— Умер? О, Миранда, но ведь ты не можешь покинуть меня!..

— Прекрати, Перкинс. — Воспитательница строго посмотрела на девочку.

— Простите, мисс Броклхерст, — прошептала Эми; она по-прежнему смотрела на Миранду.

— А теперь, — сказала воспитательница, — вы можете спуститься вниз и попрощаться с Фицхьюберт.

Девочки закивали и следом за Мирандой направились к лестнице.

Внизу Миранда погладила Эми по голове и, склонившись к ней, быстро прошептала:

— Я вернусь за тобой сегодня ночью. Не спи и не попадайся на глаза мистеру Риду. Ты меня поняла?

Эми молча кивнула.

— Я приду под окно, и ты должна будешь спуститься вниз, как я это делала.

— Куда же мы пойдем? — спросила девочка.

— Догоним мистера Чиппинга в Лестере. Мы присоединимся к его труппе.

Эми недоверчиво взглянула на подругу.

— И я тоже стану актрисой?

— Тихо. — Миранда обняла девочку за плечи. — Уверена, мистер Чиппинг что-нибудь для тебя придумает. Ты ведь сможешь сыграть какую-нибудь маленькую роль?

— Конечно! — воскликнула Эми. — Конечно, смогу. О, как мне хочется поскорее отсюда убежать! Ты самая лучшая моя подруга, Миранда!

— Тише, Эми. Я знаю, как ты волнуешься, но только не показывай это никому. Если Рид или наша ведьма это заметят, мы пропали. Когда я приду, не забудь мое платье и туфли. Я не могла достать их при Броклхерст.

Девочка кивнула. И вдруг заметила, что на них смотрит лорд Уинтерли.

— Это твой новый опекун? Ой, он такой красивый! Миранда выпрямилась и надела перчатки. Деймиен — он был уже в куртке — стоял чуть поодаль и терпеливо ждал. Когда Миранда наконец подошла к нему, он взял у нее саквояж и сказал:

— Я попрошу мистера Рида, чтобы он отправил остальные ваши вещи в Найт-Хаус. Кажется, я уже говорил вам, что именно там мы остановимся.

— Это все, что у меня есть, — ответила девушка. Граф с удивлением посмотрел на нее и пробормотал:

— Что ж, понятно… — Уже повернувшись к двери, он добавил: — К сожалению, нам придется ехать через Бирмингем, Заночевать же сможем в гостинице.

Миранда вышла следом за опекуном во двор, засыпанный снегом, и остановилась, в изумлении озираясь. Ни у парадного входа, ни у ограды не было экипажа; она видела только прекрасного белого коня, привязанного к ограде. Жеребец тотчас же увидел хозяина и рванулся ему навстречу.

Девушка вопросительно взглянула на графа, и тот пояснил:

— До Ковентри нам придется ехать верхом.

Тут во двор выбежала Эми. Осторожно ступая по снегу, она подкралась к подруге. Та склонилась к ее плечу и прошептала:

— Жди меня, я непременно приду.

— Нам нужно добраться туда как можно быстрее, — продолжал Деймиен. — Снимем номер в гостинице и переночуем. Утром я найму для вас экипаж, а сам поеду верхом. — Он отвязал коня и подвел его к Миранде. — Вы готовы?

Девушка в страхе уставилась на жеребца.

— Но я не умею ездить верхом.

— Не бойтесь, вы быстро привыкнете, — сказал Деймиен.

Эми заговорщически улыбнулась подруге, затем посмотрела на лорда Уинтерли и вежливо ему поклонилась. Тот; приподняв брови, покосился на Миранду, и девушка поспешно проговорила:

— Это мисс Перкинс, моя подруга.

Деймиен снова повернулся к девочке:

— Очень приятно, мисс Перкинс.

Эми улыбнулась графу и отошла в сторону.

— Садитесь в седло, Миранда, — распорядился Деймиен.

Девушка отрицательно покачала головой. Тогда опекун подхватил ее и усадил на Зевса. Затем и сам вскочил в седло.

— Главное — держитесь покрепче, — сказал он, поправляя поводья.

Миранда в страхе вцепилась в гриву коня. В следующее мгновение Деймиен обхватил ее за талию и прижал к себе. Конь тотчас же тихонько заржал и пустился вскачь. Миранда оглянулась и увидела подруг, стоявших у парадного входа; они махали руками и кричали: «Счастливого пути!» Девушка невольно прослезилась. Конечно, в школьной жизни было мало радости, но тут был ее дом, тут она выросла. А теперь ее жизнь неожиданно изменилась… Хотя, по словам опекуна, изменилась в лучшую сторону.

Миновав деревья, росшие вдоль ограды, они выехали к заснеженному полю, а затем — к дороге, ведущей в Ковентри. И в этот момент впервые за всю неделю выглянуло солнце.

Вдыхая морозный воздух, Миранда поглядывала то на землю, стремительно убегавшую из-под копыт коня, то на голубое небо, простиравшееся над заснеженными просторами. К счастью, ее опекун оказался искусным наездником. Поначалу Миранда боялась, что упадет, но потом привыкла и перестала беспокоиться: было очевидно, что лорд Уинтерли справится с любым конем, даже с самым норовистым. Он по-прежнему обнимал ее одной рукой, а в другой держал поводья. Девушка прислушивалась к мерному топоту копыт, и временами ей казалось, что они с графом летят над землей; в такие моменты у нее перехватывало дыхание, но вовсе не от страха, а от радости. Изредка она оборачивалась и видела улыбку на устах спутника, — вероятно, он испытывал точно такие же чувства. И еще ей казалось, что в кристальной глубине его глаз отражалось голубое небо.

— Сейчас держитесь покрепче, — пробормотал он, когда она в очередной раз обернулась.

В следующее мгновение Миранда увидела, что они несутся прямо на изгородь. Она тихонько вскрикнула и судорожно вцепилась в гриву коня, но тот, с силой оттолкнувшись от земли, с легкостью преодолел препятствие и даже не задел его.

Несколько минут спустя они оказались на широкой и прямой дороге — на дороге, ведущей в неведомое будущее.

Глава 4

Довольно долго они ехали в полном молчании, и лишь свист ветра в ушах нарушал тишину. Крепко сжимая поводья, Деймиен вспоминал о беседе с мистером Ридом и мысленно усмехался. Преподобный говорил об упрямстве своей воспитанницы и о ее плохом характере, но, судя по всему, его слова не имели ничего общего с действительностью. Скорее права была кухарка, назвавшая Миранду ангелом. Ведь девушка была довольно покладиста и послушна-во всяком случае, не очень упрямилась, когда он сказал ей, что придется ехать в Найт-Хаус.

Когда ему показалось, что Миранда замерзла, он стащил с себя куртку и, невзирая на протесты девушки, накинул куртку ей на плечи и застегнул. «Конечно же, ее накидка совсем не предназначена для столь долгого путешествия в зимний день, — думал Деймиен. Да и ботинки на ней старые и стоптанные. Как это дурно, Джейсон, как нехорошо… Тебе следовало позаботиться о том, чтобы она была лучше одета. В конце концов, твоя племянница — дочь виконта. Дочь виконта, а ходит в стоптанных ботинках…»

Деймиен вспоминал о бальных залах, где танцевали дамы и кавалеры в дорогих нарядах и изящных туфлях — к таким уже давно привыкла его семнадцатилетняя сестра. А бедняжка Миранда сложила все свои вещи в небольшой саквояж. «Да, из этой девушки получился бы прекрасный солдат…» — мысленно усмехнулся граф.

Стараясь защитить девушку от холода, он крепко прижимал ее к себе и думал о том, как бы побыстрее подобрать для нее более подходящую одежду. Внезапно Миранда снова обернулась и проговорила:

— Мне всегда казалось, что полковник должен быть намного старше, чем вы.

— Так и есть, — ответил граф с улыбкой. — Я действительно чувствую себя ужасно старым.

— Но вы ведь вовсе не старый.

— Вы правы. Для полковника я еще довольно молод. Я рад, что заслужил это звание и тем самым поддержал честь моей семьи. Но если бы я не был уверен в том, что действительно способен взять на себя командование полком, то ни за что бы не принял столь высокое звание. В армии нет ничего хуже, чем неопытный командир.

— Дядя Джейсон рассказывал мне в письмах, что вы были капитаном отряда гренадеров в сто тридцать шестом полку.

Деймиен кивнул.

— Большую часть службы я провел в Испании. А мой брат еще несколько лет назад оставил военную карьеру.

Вскоре после его ухода из армии я получил звание майора, а затем — полковника. Увы, многие мои друзья погибли. К сожалению, такова участь тех, кто выбирает военную службу, и офицеров это касается в первую очередь.

— Почему?

— Офицеры первыми идут под пули, ведь кто-то должен вести за собой солдат.

Миранда ухватила опекуна за руку.

— И зам не было страшно, когда в вас стреляли?

— Это не имело значения. — Деймиен усмехнулся. — Все равно нужно было идти в атаку. Но разумеется, я испытывал страх. — Впрочем, страх можно преодолеть. В конце концов его преодолеваешь потому, что знаешь: тебе больше ничего другого не остается.

— Я не думаю, что когда-нибудь смогла бы так сказать о себе. Я бы, наверное, убежала с поля боя.

Деймиен снова усмехнулся.

— Тогда мне пришлось бы расстрелять вас за дезертирство.

Миранда ненадолго задумалась, потом спросила:

— И вам действительно приходилось стрелять в своих солдат?

Деймиен молчал, и девушка в смущении пробормотала:

— Ох, простите… Я спросила не подумав.

— Таков закон, — сказал он со вздохом. Миранда тоже вздохнула.

— Вы очень сильный человек.

Это был весьма сомнительный комплимент, и Деймиен снова промолчал.

Решив сменить тему, Миранда спросила:

— А как ваше плечо?

— Не так уж плохо.

— Мне очень жаль, что так случилось.

— Пустяки.

— Но вас могли убить…

— Главное, что с вами все в порядке. Остальное не имеет значения.

Какое-то время они ехали молча. Наконец Миранда вновь заговорила:

— Деймиен… Ой, простите, я хотела сказать, лорд Уинтерли.

Граф с улыбкой ответил:

— Я вовсе не против того, чтобы вы называли меня по имени. Но только наедине. При посторонних нам следует соблюдать правила, принятые в обществе.

— Да, я понимаю. А как вы думаете, что это были за люди? Те, что на меня напали…

Деймиен нахмурился.

— Кто бы они ни были, они свое получили.

— Но они не отобрали у меня деньги. Я ведь получила плату за свое вчерашнее выступление.

— Они просто не успели, — проворчал граф. — Боюсь, дорогая моя, им нужны были вовсе не ваши деньги.

— И все-таки странно, — продолжала девушка. — Если они были грабителями, то почему сразу не отобрали у меня деньги? К тому же у них были лошади. На одну из них они и пытались меня забросить, вы ведь помните?

— Не сомневаюсь, что лошади были краденые. Скажите, вы когда-нибудь их до этого видели? Может быть, мельком где-нибудь?

— Нет, но знаете… — Миранда всматривалась в его серые глаза. — Они могли быть работорговцами. — Она понизила голос: — Теми, кто похищает женщин и продает их в публичные дома.

Деймиен рассмеялся.

— Миранда, у вас слишком богатое воображение.

— Что вы имеете в виду? — спросила она с обидой в голосе. — Мисс Броклхерст всегда говорила, что если я не буду ей подчиняться, то меня заберут работорговцы.

— И вы ей верили?

— Да.

Деймиен снова рассмеялся. Эта девушка была удивительно наивна для своего возраста.

— Не бойтесь их больше, моя дорогая. Если они появятся, я сумею вас защитить. Обещаю.

По-прежнему прижимая к себе Миранду, граф натянул поводья и погнал коня еще быстрее.

Было около четырех часов пополудни, но уже начинало смеркаться, и все вокруг подернулось синеватой мглой. Миранда то и дело поглядывала на черные ветви деревьев, обступавших дорогу, — за деревьями уже виднелись дома, в окнах которых загорались огоньки. Над трубами же поднимался дымок, и иногда порывы ветра приносили даже кухонные запахи. Зевс, почуяв близость жилья, шумно втягивал воздух своими широкими ноздрями.

Снова обернувшись, Миранда сказала:

— «Рыжая корова» — забавное название, правда? Видите вывеску над входом в гостиницу? Надеюсь, у них найдутся свободные комнаты.

— Не сомневаюсь. — Деймиен направил коня прямо в распахнутые ворота гостиничного двора.

Спешившись, граф потянулся к Миранде. Когда он подхватил ее, а она положила руки ему на плечи, его вновь захлестнуло страстное желание обладать ею. Но он с невозмутимым видом опустил ее на землю и повернулся к подошедшему слуге.

— Добрый вечер, сэр. — Тот поклонился. — Прикажете отвести коня в конюшню?

— Да, держите его подальше от других лошадей, если это возможно.

Слуга кивнул:

— Я постараюсь, сэр. Деймиен взглянул на Миранду.

— Если хотите, подождите в гостинице. Я скоро приду. Только загляну в конюшню.

— Я пойду с вами, — ответила девушка и последовала за слугой и графом.

Конюшня оказалась довольно чистой и просторной, и Деймиену это явно понравилось; покосившись на него, Миранда заметила, что он с удовлетворением кивнул. Грумы же — их было человек двадцать — старательно чистили лошадей, стоявших в стойлах. Они прошли вдоль перегородок, и один из грумов показал Деймиену место для его коня. Граф снова кивнул и прошел вместе с конюшим в загон. Он собственноручно расседлал Зевса и положил седло на перегородку.

— Неужели все лорды сами ухаживают за своими лошадьми? — с улыбкой спросила Миранда.

Деймиен тоже улыбнулся.

— Нет, не все. Но Зевс не любит чужих.

— А ко мне он отнесся довольно дружелюбно.

— Вы ему понравились. Он мне сказал об этом.

Девушка рассмеялась. Стоя за оградой, она с любопытством наблюдала за опекуном. Было очевидно, что он очень любил своего питомца и привык сам о нем заботиться.

Покрыв спину Зевса попоной, Деймиен повернулся к девушке и, перехватив ее взгляд, улыбнулся ей. В эти минуты он думал об их встрече у театра — вернее, о том, как грубо и бесцеремонно он набросился на Миранду. О той встрече следовало забыть, выбросить ее из памяти. Но увы, Деймиен до сих пор не был уверен, что его подопечная простила ему эту выходку.

— Вы о нем очень заботитесь.

Конь помотал головой, а затем наклонился к карману хозяина, требуя угощения.

— Зевс, хватит, довольно. — Деймиен осторожно оттолкнул от себя морду жеребца, и тот фыркнул, выражая неудовольствие. — Я верю, что однажды он станет знаменитостью.

— На скачках?

— Да.

— Он очень симпатичный, — заметила Миранда.

— Ты слышал, Зевс? Эта леди считает тебя привлекательным. — Деймиен потрепал коня по шее, затем погладил по спине, покрытой попоной. — Но он действительно красавец. Его предки арабских кровей. На такого коня незазорно сесть и шейху. И он, как и шейх, тоже нуждается в гареме. — Деймиен по-мальчишески весело рассмеялся своей шутке.

Миранда улыбнулась ему в ответ.

— Почему вы не служили в кавалерии, если так любите лошадей?

— Именно поэтому. Не хочу видеть смерть своего коня.

Миранда терпеливо дожидалась, когда Деймиен простится с Зевсом и выйдет из стойла. Наконец он подошел к ней и повел ее в гостиницу. Они пересекли двор и поднялись к двери, над которой висела вывеска. В зале было чисто, уютно и хорошо натоплено.

— Сэр, миледи, рад вас видеть! Добро пожаловать! — Навстречу им поспешил невысокий мужчина, хозяин заведения.

Деймиен снял перчатки и осмотрелся — в зале было темновато. Миранда тоже сняла перчатки и положила их на стол. Хозяин же раскрыл гостиничный журнал и с улыбкой сказал:

— Пожалуйста, сэр, распишитесь за себя и за вашу супругу.

— Молодая дама — моя подопечная, — пояснил граф. Окунув перо в чернильницу, он расписался в журнале. — Нам нужны две комнаты. И закажите, пожалуйста, экипаж до Лондона.

— Да-да, сэр, конечно. Простите мою ошибку, — в смущении пробормотал хозяин и покосился на девушку. — Итак, вам две комнаты и два места в экипаже до Лондона, не так ли, мистер… О Боже! — воскликнул хозяин, взглянув на подпись в журнале. — Полковник Уинтерли! Сэр, какая честь для нас!..

— Благодарю, — пробормотал Деймиен, поправляя галстук.

Услышав возгласы хозяина, несколько постояльцев, сидевших в зале, подняли головы. Миранда с удивлением посмотрела на своего спутника. Деймиен сначала нахмурился, но затем вежливо кивнул в ответ на поклоны слуг и постояльцев. «Начинается, — подумал он с досадой. — Именно этого я и опасался».

— Добрый вечер, — произнес граф, улыбнувшись всем присутствовавшим.

Хозяин наконец отнес журнал — он все еще смущался из-за своей ошибки — и, приблизившись к Деймиену, проговорил:

— Все будет сделано, милорд. Все будет сделано.

— Благодарю вас, — сказал граф.

Хозяин подал им ключи от комнат, и Деймиен протянул ему соверен. Но хозяин, невольно отступив на шаг, пробормотал:

— О нет, милорд, я не могу взять у вас такие деньги. Дело в том, что я предоставил вам не самые лучшие комнаты. Самые лучшие, к сожалению, сейчас заняты.

— Все равно возьмите. — Граф положил монету на стол. Хозяин отрицательно покачал головой:

— Не могу, милорд.

— Отлично, — рассмеялся Деймиен. — Тогда угостите на полсоверена всех присутствующих здесь.

— Хорошо, сэр, как пожелаете, — ответил хозяин. — Пожалуйста, сообщите, если вам что-нибудь понадобится. Экипаж будет завтра ровно в семь. Мы подадим завтрак в шесть тридцать, мисс.

Миранда молча кивнула.

— Вы проголодались? — спросил ее Деймиен, когда они поднимались по лестнице следом за двумя слугами, несшими их багаж.

— Просто умираю от голода.

— Сейчас мы закажем ужин.

Миранда, прислушивавшаяся к разговорам постояльцев внизу, то и дело слышала восклицания:

— Он ведь герой войны!

— Настоящий англичанин!

— Благородный джентльмен!

— Победитель Наполеона!

Покосившись на своего спутника, девушка прошептала:

— А вы мне не говорили, что воевали с Наполеоном. Деймиен пожал плечами.

— Я полагал, вы знали.

— Люди всегда оказывают вам такой прием?

— Нет.

— А я думаю, что всегда, — заявила Миранда. — Вы просто не признаетесь из скромности, — добавила она. — Скажите, почему вам так не нравится, что на вас обращают внимание? Вы ведь действительно герой войны.

— Не только я. Герои и все те, кто погиб. — Деймиен ужасно раздражался, оказываясь в центре внимания, но многие люди, казалось, не понимали этого.

— Но ведь никто не осуждает вас за то, что вы живы, — пробормотала Миранда. — Надо принимать заслуженное без стеснения.

— Постараюсь, мисс Фицхьюберт. Девушка улыбнулась, однако промолчала.

Они прошли по коридору, и хозяин, догнавший их в этот момент, показал им комнаты, находившиеся рядом. Слуги внесли их вещи, зажгли свечи и тотчас же удалились.

Когда Миранда выглянула в коридор, граф сказал:

— Я буду ждать вас внизу, в гостиничном трактире. Найдете?

— Да, конечно.

Он улыбнулся и добавил:

— Подумать только, мистер Рид называл вас упрямой! Она рассмеялась и закрыла дверь.

Миранда вышла на середину комнаты и осмотрелась. Комната ей понравилась — она была небольшая, но довольно уютная. Дубовая кровать, казалось, так и призывала лечь отдохнуть после утомительного путешествия; в камине же ярко пылало пламя, и было совсем не холодно. Миранда вздохнула — она даже не помнила, когда в последний раз ей удавалось как следует выспаться в натопленной комнате. Видимо, в то чудесное время, когда она жила в доме отца, где была замечательная спальня с мягкой постелью и голубым покрывалом, расшитым изображениями ярких экзотических птиц.

Миранда снова вздохнула, и ее плечи содрогнулись от рыданий, она расплакалась, вспомнила о смерти дяди. Это страшное событие изменило ее жизнь, и, как уверял лорд Уинтерли, изменило к лучшему. Опекун обещал свою помощь, сказал, что познакомит со своими родственниками и друзьями и сделает все возможное для того, чтобы она вошла в светское общество.

Немного успокоившись, Миранда попыталась представить свое будущее. Жизнь в Лондоне… Приемы, балы и рауты… Разве не этого она хотела, разве не об этом мечтала? В детстве она грезила о том, как будет блистать в волшебном мире богатых и знатных людей, и мать, как ей помнилось, постоянно уверяла ее, что мечта сбудется и она действительно станет настоящей леди. Ведь и сама Фанни Блэр была настоящей светской дамой, пусть и не являлась аристократкой по рождению.

Но теперь Миранда понимала: даже если граф представит ее всем своим лондонским знакомым, все равно ей не удастся стать своей в высшем обществе. Для того чтобы стать настоящей светской дамой, требовалось соответствующее воспитание и образование, а ее жизнь сложилась совсем иначе…

Миранда в волнении расхаживала по комнате. «Не думай об этом, — говорила она себе. — Забудь свои детские мечты о красивой жизни. Главное теперь — спасти Эми». Распахнув дверь, девушка вышла в коридор и поспешила к лестнице.

Спустившись на нижний этаж, Миранда без труда отыскала гостиничную таверну, находившуюся в одном из залов. В таверне царил полумрак, однако она сразу же увидела графа. Окруженный мужчинами, он сидел около камина, за большим круглым столом. Постояльцы то и дело наполняли свои кружки; разгоряченные патриотическими речами и спиртным, они уговаривали полковника рассказать о войне, но тот под разными предлогами отказывался.

Немного помедлив, Миранда направилась к опекуну. Некоторые из мужчин заметили ее и что-то шепнули графу. А белокурая служанка, разносившая пиво, склонилась над Деймиеном так низко, что ее пышный бюст оказался прямо перед его глазами.

Граф вдруг поднялся с места и, окинув взглядом собеседников, проговорил:

— Прошу прощения, но я должен отправиться на ужин с этой дамой.

Мужчины, окружавшие Деймиена, встретили его последние слова дружным вздохом разочарования. Приблизившись к опекуну, девушка прошептала:

— Может, мне не стоило спускаться?

— Все в порядке, моя дорогая. Конечно, юной леди не место в таком заведении, но мы после ужина сразу поднимемся наверх, а утром уедем.

Деймиен повел девушку к столику, находившемуся в противоположном конце зала. Заметив, с каким сожалением смотрит им вслед белокурая служанка, Миранда с улыбкой подумала: «Должно быть, она приняла меня за любовницу графа».

Миранда почти не сомневалась: ее спутник уже имел виды на белокурую красотку. «Впрочем, какое мне дело? — спрашивала себя девушка. — Это только облегчит мое бегство».

«Черт возьми, — думал Деймиен, — она наверняка заметила, как я смотрел на грудь служанки. Да-да, конечно, заметила. И теперь в ней проснется ревность — все женщины таковы». А ведь его стремление к чувственным удовольствиям — ее вина, именно ее близость так повлияла на него. Во время скачки ему пришлось обнимать Миранду, так как он должен был страховать ее.

Она вдруг посмотрела на него с лукавой улыбкой и проговорила:

— А может, мне лучше вернуться в комнату и поужинать там? Тогда бы вы могли остаться со своими друзьями…

— Нет-нет, моя дорогая, — поспешно возразил граф. — Мы поужинаем вместе.

Они уселись за столик, и к ним тотчас же подошел слуга. Деймиен заказал ужин на двоих и бутылку вина. Он понимал, что должен как-то объяснить свое поведение, но не знал, как начать разговор. Миранда же хмурилась и старалась не смотреть на своего спутника. Хотя она и решила, что его дела ее не интересуют, но все же полагала, что граф должен чувствовать себя виноватым. А он, судя по всему, считал, что ничего особенного не произошло.

Деймиен понял, что молчание затягивается, и пробормотал:

— Видите ли, Миранда…

— Что? — Она пристально посмотрела на него.

К ним подошел слуга, откупорил бутылку с вином, поставил ее на стол и удалился. Деймиен наполнил бокалы и едва заметно улыбнулся. Миранда взяла свой бокал, но тут же поставила его и вполголоса проговорила:

— Я полагаю, вы знаете о том, что эта женщина… В общем, вы должны знать: женщины, отдающиеся за деньги, могут заразить вас скверной болезнью.

— Но, Миранда… — прошептал граф, шокированный ее откровенностью. Он посмотрел по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не слышит. — Миранда, я не собираюсь обсуждать с вами эту тему.

— Почему же?

— Потому что вы — моя подопечная. Миранда усмехнулась.

— Ах вот как вы теперь заговорили… Вечером, у театра, вы говорили совсем иначе.

Граф посмотрел на нее прищурившись и покачал головой. «А может, священник прав? — подумал он. — Все-таки она дерзкая девчонка, эта мисс Фицхьюберт».

— Возможно, вы уже больны, — ничуть не смущаясь, продолжала девушка. — Ведь на войне мужчины не слишком разборчивы. А вы, кажется, и вовсе не склонны присматриваться…

— Прекратите, Миранда, — перебил Деймиен. — Нет у меня никакой болезни. Да будет вам известно, я осторожен.

Она снова усмехнулась:

— Осторожны? Что вы имеете в виду? Вы что, затаскиваете к себе в постель только девственниц? — Пригубив из своего бокала, Миранда добавила: — Я же девственница…

Деймиен нахмурился. Было очевидно, что эта девчонка над ним издевается.

В сущности, граф не был ханжой и не испытывал неловкости при обсуждении подобных вопросов. К тому же он прекрасно понимал: его интерес к другим женщинам уязвлял Миранду, вот она и говорила колкости. Но Деймиен был достаточно опытен и знал, что не стоит обращать внимание на истерические выходки молоденькой девушки. Да и мистер Рид предупреждая о том, что его воспитанница — девица с характером. И все же ее вспышка немного удивляла, поэтому Деймиен решил, что не следует выяснять причины этой вспышки.

— Я слушаю вас с большим удовольствием, мисс Фицхьюберт, — проговорил он с улыбкой.

— Ну… вообще-то был один очень красивый мужчина, который едва не склонил меня к тому, чтобы расстаться с невинностью. Он служил в кавалерии.

Деймиен внимательно посмотрел на девушку.

— И как же его звали?

— Трик.

— Довольно странное имя.

— Это уменьшительное от Патрика.

— А фамилия?..

— Я забыла. Трик носил синий мундир, и он был очень ему к лицу.

— Вы все это придумали, моя дорогая.

— Почему же? Почему вы так решили? Ведь кто-то должен был уделять мне внимание после того, как майор Шербрук совсем забыл о моем существовании.

Деймиен пожал плечами и пробормотал:

— Возможно, я ошибаюсь. И что же случилось с вашим кавалером?

— Я ему отказала, и он больше не появлялся, — сказала Миранда. — Мне тогда было шестнадцать, — добавила она потупившись.

Деймиен рассмеялся.

— Не повезло вашему поклоннику. Девушка тоже рассмеялась.

— Да, не повезло. Но он хорошо умел целоваться. Деймиен вздохнул и отвернулся. Потом строго посмотрел на свою подопечную и проговорил:

— Все, Миранда, довольно.

— Вы о чем, милорд?

— Вы ставите меня в неловкое положение. Она кивнула с невинной улыбкой.

— О, не принимайте это так близко к сердцу. Он целовался не так хорошо, как вы. Но я представляю, какой у вас богатый опыт.

— Я требую от вас уважения к старшим, — заявил Деймиен.

Миранда снова рассмеялась; ей нравилось дразнить опекуна. Медленно потягивая вино из бокала, девушка наблюдала за графом и вспоминала, как он смотрел на нес, когда она выходила на сцену в своем чудесном сиреневом платье. А как он целовал ее и обнимал уже после представления… Казалось, он сгорал от страсти.

Наконец появился слуга с заказанным ужином. Он принялся расставлять на столе тарелки, от которых исходили аппетитнейшие запахи, и Миранда тотчас почувствовала, что ужасно проголодалась. Но все же, прежде чем приступить к еде, она склонила голову и пробормотала молитву. Деймиен же в эти мгновения думал о белокурой девице с пышным бюстом. Он собирался после ужина проводить свою подопечную и снова спуститься в таверну. Но тут Миранда подняла голову и пристально взглянула на него. Граф невольно потупился. Он решил, что ему все-таки не следует возвращаться в таверну.

После ужина они сразу же поднялись наверх и, пожелав друг другу доброй ночи, разошлись по своим комнатам. Миранда почти не сомневалась, что граф вскоре снова спустится в таверну. «Слишком уж быстро он со мной расстался, — думала девушка. — Конечно же, торопится заполучить в свою постель эту белокурую шлюху».

Немного помедлив, Миранда прилегла на кровать и накрылась покрывалом. Она смертельно устала после путешествия верхом, и ей хотелось спать. Но мысль о том, что необходимо вызволить Эми, не позволяла сомкнуть глаза. Миранда решила, что минут двадцать отдохнет а потом постарается как-нибудь выскользнуть из гостиницы, чтобы отправиться обратно в школу.

Разумеется, она очень рисковала — теперь, после того как в окрестностях Бирмингема на нее напали четверо мужчин, Миранда прекрасно это понимала. Но выбора не было, следовало во что бы то ни стало забрать Эми из школы. У нее оставалось три шиллинга, полученные за последнее выступление в театре, и Миранда решила нанять лошадь. Ей казалось, что после трехчасового путешествия в седле она приобрела некоторый опыт и теперь сумеет управиться с лошадью. Но увы, от этого плана в конце концов пришлось отказаться. Ведь ее новый опекун привлекал всеобщее внимание, а значит, и за ней все будут наблюдать. И если она попытается нанять лошадь в гостиничной конюшне, то грум скорее всего сообщит об этом графу.

«Что ж, в таком случае придется вспомнить, что я актриса, — размышляла Миранда, закалывая перед зеркалом волосы. — Так или иначе, но мне удастся ускользнуть…»

Надев накидку, она приоткрыла дверь, выглянула в коридор и прислушалась. Затем вышла из комнаты и, пробравшись на цыпочках мимо двери Деймиена, устремилась к лестнице. Спустившись вниз, она осторожно заглянула в таверну и вздохнула с облегчением — Деймиена здесь не было. Надвинув на лицо капюшон, чтобы белокурая служанка ее не узнала, девушка вошла в зал. Никто не обратил на нее внимания, и она мысленно сказала Деймиену Найту до свидания.

К счастью, в таверне почти никого не было. Миранда приметила только двух юношей лет семнадцати и молодого мужчину с бородкой, — судя по всему, он был их наставником. Ни одного из них она прежде не видела.

«Прекрасно, — подумала Миранда. — Конечно же, эти люди только что прибыли в гостиницу и еще не знают, кто я такая. Если поговорить с ними, они непременно помогут мне раздобыть лошадь, и тогда я без труда доберусь до „Ярдли“».

Вспомнив о том, что сегодня она узнала о смерти дяди, Миранда изобразила на лице печаль, подошла к камину и уселась на стул. Юноши с любопытством посмотрели на нее.

К ней подошел слуга, и Миранда попросила его принести чашку чая и бисквит. Она делала вид, что совершенно не замечает молодых людей. А те, поглядывая в ее сторону, о чем-то шептались — шептались явно о ней.

Посидев несколько минут в полной неподвижности, девушка снова вздохнула — причем довольно громко — и на мгновение прикрыла ладонью глаза. Этого оказалось достаточно. Один из молодых людей, судя по всему, воспитанник Оксфорда, подошел к ее столу с любезной улыбкой и произнес:

— Простите, мисс…

Миранда знала правила этикета не хуже любой молодой леди. Этот юноша не имел права обращаться к ней, не будучи представленным. Но ведь она именно этого добивалась…

Миранда посмотрела на молодого человека и молча опустила глаза.

— Простите, пожалуйста, — краснея, пробормотал юноша, — я набрался смелости обратиться к вам, заметив, что вы чем-то очень опечалены. Может быть, мы можем вам чем-нибудь помочь?

Девушка по-прежнему молчала.

— Мисс, скажите, пожалуйста, чем мы можем вам помочь? — продолжал юноша.

Миранда подняла глаза и робко улыбнулась. Улыбка произвела именно то впечатление, на которое и рассчитывала актриса.

Сидевший за столом юноша взглянул на своего наставника и пробормотал:

— Бедняжка… Она такая милая…

— Да, очень милая, — кивнул наставник.

— У вас, вероятно, какие-то неприятности? — спросил стоявший перед Мирандой молодой человек.

— Ах, я даже не знаю, что мне делать, — проговорила девушка со слезами в голосе. — Я только что получила известие… Моя старая няня при смерти, и мне срочно надо ее увидеть. Я так люблю нянюшку… У нее больше никого нет на свете, кроме меня. Я должна ехать к ней, но мои родители мне запретили. Признаюсь, я сбежала от них, чтобы проститься с няней.

Наставник нахмурился.

— Очень сочувствую вам, мисс, но полагаю, что вы поступили неразумно. Не следует обманывать родителей.

Миранда чуть не рассмеялась вслух. Наставник был лишь на несколько лет старше ее.

— Но почему же родители запретили вам с ней увидеться? — спросил один из юношей.

Миранда всхлипнула:

— Они не отпускают меня, потому что сегодня вечером должна была состояться моя помолвка со старым ужасным полковником, за которого меня хотят выдать замуж.

Юноши переглянулись, они явно сочувствовали девушке. Но их наставник был настроен скептически.

— Они хотят выдать вас замуж против вашей воли?! — воскликнул один из юношей.

— Неудивительно, что вы решились убежать, — добавил другой.

Миранда снова всхлипнула:

— О, теперь все это не так важно… Ведь моя бедная няня умирает. Мне нужно срочно ехать в «Ярдли», чтобы застать ее в живых.

Отодвинув свою чашку, Миранда поднялась из-за стола.

— Простите меня, джентльмены, но я очень тороплюсь.

— Позвольте проводить вас к вашему экипажу, — сказал юноша, стоявший перед Мирандой.

— У меня нет экипажа.

— Ну… к вашей лошади.

— У меня ее нет, — пробормотала девушка. — Я боялась, что могу привлечь внимание родителей, и не стала шуметь.

Юноши снова переглянулись. Потом один из них сказал:

— Если вы позволите, мисс, мы доставим вас в «Ярдли» так быстро, как только сможем.

Миранда потупилась и проговорила:

— О, я даже» не могла рассчитывать на такое великодушие. Вы так добры ко мне…

Деймиен видел поле боя, усеянное трупами.

Орудия смолкли, и жители испанского города-крепости выглядывали из-за зубчатых стен. На деревьях же пронзительно каркали голодные вороны, а по полю боя бродили мародеры — они обыскивали убитых и стаскивали с них одежду.

И еще он видел солдат и офицеров, копавших могилы для своих друзей. Среди них был и Люсьен. Но Деймиен лежал слишком далеко от брата, и тот не мог найти его. Он был тяжело ранен и чувствовал, что умирает.

И тут он увидел склонившееся над ним лицо ангела с темными локонами и зелеными глазами. «Помоги мне», — мысленно обратился он к ангелу. Но ангел исчез так же внезапно, как и появился.

А потом он почувствовал, что с него стали стаскивать одежду. Он хотел прогнать мародеров, но не мог даже пошевелиться. Хотел закричать, но не сумел издать ни звука. «Оставьте меня, уберите от меня руки! Я не мертв, я все еще дышу, черт вас побери!» — мысленно кричал он раздевавшим его людям.

И проснулся. Обливаясь холодным потом, резко приподнялся и прислушался… Но услышал лишь биение собственного сердца.

Вокруг было темно, и несколько мгновений он не мог понять, где находится. Потом сознание прояснилось, и страх отступил.

Граф со вздохом поднялся с постели, подошел к столу и зажег свечу. Невольно поежившись, осмотрелся. В комнате было довольно холодно, поскольку огонь в камине давно погас.

«Ты хитрец, Джейсон, — в сердцах подумал Деймиен. — Да-да, тебе повезло».

Граф накинул на плечи куртку и прошелся по комнате. Затем взглянул на часы. До утра было еще очень далеко — всего половина девятого вечера.

«Миранда… — промелькнуло у него вдруг. — Ведь я в ответе за нее. Надо проверить, все ли с ней в порядке. Да и Зевса не мешало бы навестить».

Граф вышел из комнаты, подошел к двери Миранды и осторожно постучал. Девушка не ответила, и Деймиен, решив, что она спит, пошел дальше. Но у самой лестницы вдруг остановился — у него возникло предчувствие, что этой ночью непременно что-то должно случиться.

Вернувшись к двери, Деймиен снова постучал и крикнул;

— Миранда!

Ответа не последовало.

Немного подождав, он громко прокричал:

— С вами все в порядке?! По-прежнему молчание.

— Миранда, ответьте мне!

Толкнув дверь, Деймиен зашел в темную комнату и увидел, что постель Миранды пуста. Девушка исчезла.

Громко выругавшись, он бросился к себе, схватил шпагу И помчался к лестнице. Сбежав вниз, пронесся по залу, расталкивая постояльцев и слуг, распахнул входную дверь. В следующее мгновение Деймиен увидел экипаж, а в нем — Миранду, сидевшую рядом с какими-то юношами.

Крепко сжимая в руке шпагу, граф бросился к карете.

Глава 5

— Погодите, что-то тут не так! — воскликнул один из юношей.

— Кто это? — пробормотал наставник.

Миранда в ужасе смотрела на стоявшего перед ними высокого мужчину со шпагой в руке. Озаренный лунным светом, он напоминал сейчас грозного воина из древних сказаний. Казалось, он восстал из тьмы веков, чтобы преградить им путь.

— Стойте! — приказал граф.

— Остановитесь, пожалуйста, — пробормотала Миранда; она прекрасно помнила, как страшен этот человек в гневе.

— Вы его знаете? — удивился наставник молодых людей.

— Это… полковник, — прошептала девушка.

Не обращая внимания на кучера, Деймиен шагнул к лошадям и взял их под уздцы.

— Полковник?.. Вы же говорили, что он старый! Миранда потупилась.

— Господи, что он собирается делать?! — воскликнул один из юношей, глядя на шпагу в руке Деймиена.

— Лорд Уинтерли, не трогайте их, это я виновата! — закричала Миранда.

— Полковник… лорд Уинтерли? — переспросил наставник.

Деймиен пристально взглянул на девушку.

— Уберите оружие, — прошептала она.

Граф. медлил несколько секунд, потом опустил шпагу и с силой вонзил ее в землю. Затем, шагнув к экипажу, подхватил девушку на руки и взвалил ее на плечо. Миранда принялась колотить его кулаками по спине. Не обращая на нее внимания, Деймиен сказал:

— Давайте ее вещи.

Наставник передал полковнику саквояж и пробормотал:

— Прошу вас, простите моих воспитанников, милорд. Эта леди рассказала нам такую печальную историю…

— Представляю, — усмехнулся граф.

— Отпустите меня! — закричала Миранда.

Деймиен молча вытащил из земли шпагу и направился к парадному входу. Постояльцы смотрели на него в изумлении, но он, даже не взглянув на них, начал подниматься со своей ношей по лестнице. Миранда перестала сопротивляться, теперь она в ужасе думала о том, что ее ожидает.

Поднявшись наверх, граф занес девушку в комнату и опустил ее на постель. Не смея взглянуть на своего опекуна, она опустила глаза.

Повернувшись к ней спиной, Деймиен проговорил:

— Неблагодарная и бессовестная лгунья… Скажи, почему ты это сделала?

Миранда молчала. По-прежнему стоя к ней спиной, граф продолжал:

— Так почему же ты сбежала? Скажи, чем я тебя так обидел?

Собравшись с духом, Миранда заявила:

— Я хочу стать актрисой, и вы мне не сможете помешать!

Граф наконец-то повернулся и пристально посмотрел на нее.

— Думаешь, у меня нет других забот? Мне некогда нянчиться с тобой.

— Тогда отпустите меня!

— Я бы так и поступил, если бы не мои обязательства перед твоим дядей. Господи, куда ты собралась с совершенно чужими людьми?

— Это вы мне чужой! — с вызовом ответила девушка.

— Ты доверяешь им больше, чем мне? Ну конечно, ты мне не доверяешь, ведь так, Миранда? Я всего лишь спас тебе жизнь и полез под пулю из-за тебя. Значит, весь день сегодня ты лгала мне, притворялась… А как только представилась возможность, решила сбежать. И все из-за того, что боялась сказать мне правду в лицо?

Миранда вздохнула и молча пожала плечами.

— Так вот, хватит лгать мне, — продолжал граф. — Я прекрасно понимаю тебя. Понимаю лучше, чем ты думаешь. Ты на редкость тщеславна. Полагаешь, что все зрители восхищаются твоим талантом. Так я открою тебе истину. Всем мужчинам, которые смотрели на тебя, хотелось только одного — переспать с тобой. Поверь мне, мужчины не уважают таких женщин. И что ты станешь делать, когда твоя красота увянет? Ты знаешь, где заканчивается карьера актрисы? На улице, в нищете и забвении. Ты этого хочешь?

— Вы все равно не поймете, чего я хочу! — в гневе воскликнула девушка. Было очевидно, что слова графа очень ее задели.

Немного помолчав, он вновь заговорил:

— Аплодисменты — это не выражение искренней любви, пойми, Миранда.

— Мне это безразлично.

— Неправда. О Боже, до чего вы упрямы. Вам нужен человек, который бы остался с вами рядом, заботился бы о вас, защищал вас… Вам нужен муж, и вы должны поехать со мной в Лондон. Вам надо выйти замуж.

— Вы даже не поинтересовались, хочу я этого или нет, — сказала Миранда, вскакивая с постели. — Вам-то какое дело до меня? Мне не нужна ваша помощь. Я обойдусь и без вашей защиты. Оставьте меня в покое. Я освобождаю вас от необходимости заботиться обо мне…

— Вы не можете этого сделать. Вы несовершеннолетняя. Кроме того, я не стану вас слушать, потому что дал слово Джейсону.

— Ему уже все равно, он вас не услышит и не осудит, — с горечью в голосе проговорила девушка.

— Будьте осторожны, когда говорите о моих друзьях, — проворчал граф. — Обещание есть обещание. Я дал ему слово. Теперь отдайте мне ключ от вашей комнаты. Мне придется вас запереть до утра.

— Ни за что! — воскликнула Миранда. Она вынула ключ из ящика стола. Деймиен подошел к ней и протянул руку.

— Отдайте ключ.

Она спрятала руки за спиной.

— Вы его не получите. Я не позволю вам запирать меня.

— Перестаньте, Миранда. — Деймиен обхватил ее за талию и попытался отобрать ключ. — Черт, я не собираюсь играть с вами. Вы не станете актрисой, вы будете достойной женщиной. Такой, какой вас хотел видеть Джейсон.

Схватив девушку за руку, Деймиен наконец-то отобрал у нее ключ.

Глядя прямо ему в глаза, она выкрикнула:

— Я вас ненавижу!

— Это ваше дело. — Деймиен направился к двери. У порога обернулся и добавил: — Советую вам лечь спать. Завтра придется рано вставать.

Понимая, что опекун действительно собирается запереть ее на ключ, Миранда решила во что бы то ни стало воспрепятствовать этому. Шагнув к графу, она воскликнула:

— Лорд Уинтерли, не делайте этого!

— Я вам не доверяю. Вы меня сами вынудили… На глаза ее навернулись слезы.

— Подождите!..

Он посмотрел на нее с беспокойством.

— Чего вы хотите?

Она чувствовала, как кровь стучит у нее в висках.

— Я хотела убежать не потому, что собиралась стать актрисой.

— Вот именно, хотели убежать…

— Да, но у меня нет выбора.

— О чем вы?..

— Я ничего не имею против того, чтобы ехать в Лондон. Я хочу стать достойной женщиной. Но я не могу думать только о себе. Поэтому вынуждена… стать актрисой. Я должна вернуться в школу.

— Что?.. По-моему, вы говорите глупости.

— Нет, Деймиен. — Миранда покачала головой. — Вы просто многого не знаете и не понимаете.

— Тогда объясните, — сказал граф. — О чем идет речь, Миранда?

Девушка снова опустила глаза. Она понимала, что у нее нет выбора и придется сказать правду. Но поверит ли ей опекун? Ведь она должна была обвинить священника…

Собравшись с духом, Миранда подняла глаза и проговорила:

— Вы помните маленькую девочку со светлыми волосами? Она вышла проститься со мной во двор…

Граф кивнул:

— Да, помню. И что же?

— Ей угрожает опасность. Он усмехнулся:

— Это очередная ваша выдумка.

— Нет, Деймиен. Пожалуйста, выслушайте меня! Я должна помочь ей. Вы правы, я вас обманывала, я не сказала, что собиралась вернуться в «Ярдли». Я солгала и тем молодым людям в экипаже. Но сделала это потому, что должна спасти Эми.

— Спасти? — переспросил граф.

Она выдержала его пристальный взгляд.

— Да, От мистера Рида.

— Что это значит?

— Милорд, неужели не понимаете?

Деймиен отошел от двери и приблизился к девушке.

— Продолжайте, Миранда, я вас слушаю.

— Мистер Рид… Он очень плохой человек. Испорченный и извращенный. Никто не знает, что происходит с стенах школы. Мистер Рид бил нас. И некоторых пытался совратить. Этот человек… — Девушка умолкла и опустила глаза.

Когда она снова взглянула на графа, то увидела, что глаза его сверкают — в нем закипал гнев. Но он сдержанно кивнул и произнес:

— Я слушаю.

— Ему нравятся девочки такого возраста, как Эми, — продолжала Миранда. — Я уверена, что он потому только и открыл эту школу. Теперь он посматривает на Эми Перкинс. Но я должна ее спасти. Сегодня, когда мы уехали… — Она содрогнулась при мысли о том, что могло случиться. — О, Деймиен, прошу вас… Мы должны ей помочь. Рид дождется, когда все лягут спать, и… — Миранда всхлипнула.

— Я остановлю его. — Деймиен взял девушку за руку. — Вы говорите правду? Поймите, от этого зависит моя репутация. Моя честь поставлена на карту.

— Нет-нет, я не лгу. — Миранда снова заплакала. Он провел ладонью по ее щеке.

— Не плачьте. Вас никто больше не обидит. Теперь вы под моей защитой.

Она бросилась в объятия Деймиена и прижалась щекой к его плечу. Он погладил ее по голове, стараясь успокоить, и прошептал:

— Девочка моя, я знаю, вы меня боитесь из-за той ночи. Но забудьте о том, что случилось. Поверьте мне. Дайте мне возможность доказать, что я хочу вам помочь.

Она закрыла глаза и, тихонько вздохнув, проговорила:

— Я поеду с вами в школу. Мне нужно быть с Эми.

Он кивнул и осторожно отстранился.

— Деймиен, прошу вас, только не проливайте кровь. Я не вынесу этого.

— Нет-нет. Ни за что на свете не допущу, чтобы вы так переживали, Миранда. — Он взял ее за подбородок, словно собирался поцеловать. Потом вдруг отступил и направился к двери. — Собирайтесь, а я найму экипаж и сам буду править. Дорога займет у нас часа полтора.

Миранда молча кивнула. В следующее мгновение Деймиен вышел из комнаты.

Вскоре они уже мчались по дороге, ведущей в «Ярдли». Оказалось, что Деймиен правил не хуже возничих древней Эллады. Миранда, сидевшая в коляске рядом с опекуном, изредка поглядывала на него и видела, что глаза его сверкали — сверкали так же, как в те минуты, когда она рассказывала ему о мистере Риде. Было совершенно очевидно: встреча с графом не сулила преподобному ничего хорошего.

Наконец, свернув с дороги, они покатили в сторону школы, и Миранда увидела во тьме серый каменный дом. Все окна были темные, только в гостиной мисс Брокл-херст горел свет. Несколько минут спустя коляска остановилась, и граф, подбежав к парадному входу, принялся барабанить в дверь. Ехавший с ними грум выбрался из коляски и стал успокаивать лошадей.

Деймиен, немного подождав, снова начал колотить кулаками в массивную дубовую дверь. И тут Миранда заметила, что занавеска на окне гостиной отодвинулась. Увидев ненавистную воспитательницу, девушка решительно поднялась с сиденья и, ступив на подножку, спрыгнула на землю, Миранда подбежала к графу, и тут же из-за двери раздался голос мисс Броклхерст:

— Лорд Уинтерли, что вам нужно?..

— Где он?! — прорычал в ответ Деймиен.

— Он запирается в своем кабинете, — сказала Миранда.

Тут дверь наконец отворилась, и граф, отстранив мисс Броклхерст, ринулся в холл.

— Где Рид?! — прогремел он. — Где этот негодяй?!

— Что все это значит?! — в возмущении закричала Броклхерст.

— Вы сами все знаете! — бросила ей Миранда, взбегая следом за графом по лестнице. — Эми! Салли! Джейн! — в отчаянии звала девушка.

Деймиен постучал в дверь кабинета, и Миранда похолодела от ужаса, услышав пронзительный визг Эми. В следующее мгновение граф высадил дверь и с громкими проклятиями ворвался в кабинет мистера Рида. Миранда шагнула вслед за ним, но мисс Броклхерст преградила ей дорогу.

— Куда вы собрались? — спросила она. Миранда с силой оттолкнула воспитательницу:

— Прочь от меня! Эми, ты здесь?!

Девушка влетела в кабинет и тут же увидела Эми. Та спрыгнула с дивана и с истерическими воплями бросилась к подруге.

Миранда обняла девочку и крепко прижала к груди. Деймиен же приблизился к мистеру Риду. Тот в страхе попятился; рубашка его выбилась из-под ремня, волосы были всклокочены, а воротник наполовину оторван. Миранда и Эми в ужасе смотрели на графа. Он притиснул преподобного Рида к стене и принялся бить его по щекам — снова и снова.

Наконец Деймиен отпустил священника. Тот бросился к выходу, но споткнулся и, не удержавшись на ногах, растянулся на полу.

Стиснув зубы — он едва сдерживался, чтобы вновь не наброситься на Рида, — граф процедил:

— Миранда, найдите миссис Уоррен. Скажите ей, чтобы ехала в Бирмингем и привезла сюда констебля. Грум может доставить ее туда и обратно.

Девушка кивнула.

— Идем, дорогая, — прошептала она на ухо Эми.

Но девочка вдруг вырвалась и, подбежав к лежавшему на полу мистеру Риду, пнула его ботинком в бок.

— Вот тебе! — крикнула она.

Миранда в ужасе вскрикнула и бросилась к Эми. Обняв девочку за плечи, она повела ее с собой на кухню — разыскивать добрую фею «Ярдли», старую кухарку миссис Уоррен.

Девочки, стоявшие рядом с Мирандой в коридоре, в растерянности переглядывались, когда констебль уводил мистера Рида в наручниках. Мисс Броклхерст потребовались немалые усилия, чтобы сохранить самообладание, отвечая на вопросы воспитанниц. Миранда же со страхом думала о том, какая судьба их теперь ожидала.

Следующие несколько часов оказались на редкость беспокойными. Следом за констеблем и его помощниками в школу приехали две миловидные дамы из бирмингемского приюта для сирот. Дамы беседовали с Мирандой и Эми и сокрушенно вздыхали. Одна из этих женщин была женой судьи, другая — его сестрой. Жена судьи, шокированная рассказами воспитанниц мистера Рида, поначалу отказывалась им верить, но в конце концов поверить пришлось. Покровителем и защитником девушки оказался человек столь влиятельный, что никто не осмелился бы усомниться в его честности. Полковник Уинтерли был графом и героем войны — и если уж он утверждал, что видел все собственными глазами, то сомнений быть не могло.

Кроме того, констебль и его помощники конфисковали расходные книги мистера Рида. На этом настоял Деймиен, обративший внимание на то, в каких скверных условиях жили воспитанницы и как бедно они были одеты. Миссис Уоррен прилюдно подтвердила, что всем им приходилось вести полуголодное существование, хотя она и старалась кормить девочек получше.

Потом Деймиен в присутствии констебля и обеих дам начал расспрашивать Салли и Джейн, и девочки заявили: все, рассказанное Эми и Мирандой, — истинная правда, мистер Рид действительно постоянно преследовал их и лишь вмешательство старшей подруги хоть как-то им помогало.

Миранда же, молча наблюдавшая за происходящим, думала о том, сколь не похож был сейчас ее опекун на того безумца, который расправлялся с негодяями, напавшими на нее в окрестностях Бирмингема. Сейчас перед ней был сдержанный и обходительный джентльмен с прекрасными манерами, но при этом непреклонный и беспощадный по отношению к преступнику. Теперь уже Миранда нисколько не сомневалась: преподобному Риду не удастся избежать суда, он непременно будет разоблачен и понесет заслуженное наказание за все содеянное.

В конце концов все присутствующие единодушно признали: действия полковника были совершенно оправданы и продиктованы необходимостью защитить девочек от посягательств на их невинность. Кроме того, сестра судьи, бездетная вдова, решила, что Эми, Салли и Джейн проведут рождественские праздники в Бирмингеме, в ее доме. А жена судьи вызвалась найти новых учителей и сообщить родителям всех остальных воспитанниц о причинах отставки мисс Броклхерст и мистера Рида. Впервые за все время, проведенное в школе, Миранда почувствовала, что девочки наконец-то окажутся в безопасности, и она с радостью думала о том, что новая жизнь теперь начнется не только для нее, но и для ее подруг.

Миранда на прощание крепко обняла девочек и пообещала, что будет им писать. Когда же она вышла следом за Деймиеном к коляске, стоявшей у парадного входа, то вдруг почувствовала, что ужасно устала после всех треволнений. А ведь им еще предстояло добираться до Ковентри, а оттуда — до Лондона.

К счастью, ночь была тихая, безветренная. Задрав голову, девушка посмотрела на темно-синее небо, густо усыпанное звездами. Приятно было думать, что оттуда, свысока, на нее сейчас, возможно, смотрят ее родители и дядя Джейсон.

— Вы готовы?

Миранда кивнула, И Деймиен помог ей забраться в экипаж. При этом ей показалось, что он смотрит на нее как-то по особенному ласково. Она же испытывала к нему искреннюю благодарность, ведь он не только спас ее, когда вырвал из рук похитителей, но и заступился за девочек, отдал в руки правосудия преследовавшего их негодяя. Да, граф оказался смелым и достойным человеком, и Миранда была им совершенно очарована. Деймиен стал теперь самым близким для нее человеком, он знал все ее тайны и знал почти все о ее жизни в школе. Она понимала, что ей больше не следует бояться его, напротив, следует довериться ему не задумываясь. Ей, конечно же, приходила в голову мысль о том, что граф мог бы кое-что пожелать в обмен на все свои заботы и помощь, но никаких подозрений на сей счет у нее больше не оставалось, так как лорд Уинтерли доказал, что он — истинный джентльмен, человек благородный и сдержанный. Теперь Миранда понимала, что дядя Джейсон не ошибся при выборе опекуна. Конечно же, Деймиен Найт вовсе не собирался обманывать ее, он все делал лишь для того, чтобы обеспечить ее безопасность, защитить ее, и лучшего защитника трудно было бы найти.

— Возможно, теперь я могу рассчитывать на ваше доверие? — спросил он неожиданно.

Миранда не знала, что ответить. Несколько секунд она смотрела на опекуна в полной растерянности, смотрела, не произнося ни слова. Этот человек спас ей жизнь. Он спас также и ее подруг. Он не случайно считался героем. Но Миранда так много страдала в жизни, так мало верила в человеческую порядочность, что теперь, столкнувшись с бескорыстием и самоотверженностью, не знала, как реагировать, как благодарить своего спасителя.

Теперь ей стало ясно, что придется многое пересмотреть, переосмыслить… Прежде Миранда жила мечтой о театральной карьере; ради нее она готова была бороться и преодолевать любые препятствия, потому что только в этом видела смысл своей жизни. Но теперь все изменилось. Теперь рядом с ней был сильный и благородный человек, сумевший заслужить ее доверие и расположить к себе. «Впрочем, не исключено, что он пытается… приручить меня, вернее — изменить мой характер», — думала Миранда, и эта мысль вызывала некоторое беспокойство. Сейчас она не знала, что ждет ее в будущем, не знала даже, каким ей хотелось бы видеть свое будущее, однако она твердо решила, что не позволит опекуну распоряжаться ее судьбой по собственному усмотрению.

Лорд Хьюберт никак не мог заснуть; мысли о племяннице не давали покоя. Виконт пытался завладеть счетом Миранды, но потерпел неудачу, и ему пришлось подумать о том, как отделаться от девчонки. Эти бездельники, которых он нанял для того, чтобы разделаться со своей незаконнорожденной племянницей, кое на что все-таки сгодились. Он нашел их в одной из трущоб, и, согласно условиям их сделки, они должны были получить плату за свои услуги по возвращении, однако до сих пор не вернулись.

Алджернон сидел в своем кабинете, обшитом дубовыми панелями, и дожидался сына. Он даже специально оставил открытой дверь в большую гостиную. Но старые фамильные часы пробили уже два ночи, а Криспин все еще не появлялся, конечно же, засиделся в клубе, за игорным столом. При мысли о сыне Алджернон испытывал весьма противоречивые чувства; его очень раздражало поведение Криспина, и вместе с тем он питал к нему самую горячую родительскую привязанность. Виконт любил сына больше всех на свете — больше дочерей Дэйзи и Партинии — их он долгое время не умел распознавать, поскольку сестры были близнецами — и даже больше, чем легкомысленную свою жену. Если бы он только мог рассказать Криспину о том, что сделал ради него и что готов был сделать.

Алджернон покосился на слугу, возившегося в углу с собаками, затем сделал глоток виски со сливками — эта смесь обычно помогала ему заснуть, но теперь совершенно не действовала. Впрочем, ничего удивительного, ведь он получил от адвоката Джейсона ужасное известие, хуже не придумаешь… Оказывается, его брат назначил опекуном Миранды своего друга, полковника лорда Уинтерли. Разумеется, Алджернон тотчас же послал своих головорезов в Бирмингем, причем велел им поторопиться, чтобы опередить полковника. Но ему и в голову не приходило, что из этого ничего не выйдет. Скорее всего эти четверо, решили, что риск слишком велик, и повернули обратно. Или, столкнувшись с полковником, в страхе разбежались, не выполнив поручения. И если Уинтерли уже добрался до Миранды, то ему, Алджернону, следовало в кратчайшие сроки разработать новый план действий.

— Иганн, — позвал он слугу.

— Да, сэр, я слушаю. — Слуга подошел к креслу и, опустившись на колени, снял с хозяина ботинки.

— Иганн, я хочу, чтобы ты понаблюдал за домом Найтов, — процедил виконт сквозь зубы. — Если наши люди, отправившиеся в Бирмингем, потерпели неудачу, лорд Уинтерли уже должен был привезти к себе мою племянницу. Так вот, я хочу, чтобы ты узнал, где они. Если они уже приехали, сообщи мне немедленно. Но будь осторожен, смотри, чтобы тебя не заметили.

— Я понял, сэр. — Иганн поднялся и поклонился хозяину.

Алджернон почувствовал себя более уверенно после того, как ему наконец-то удалось принять хоть какое-то решение и слуга, получивший приказание, удалился. Теперь виконт не сомневался: располагая необходимой информацией, он вскоре сможет разработать новый план, с помощью которого ему удастся завладеть вожделенным наследством. И конечно же, не следовало беспокоиться по поводу полицейских с Боу-стрит, недавно пришедших к нему, чтобы задать несколько вопросов о его брате. Их интересовало, поддерживал ли он отношения с Джейсоном и как часто бывал у него. Алджернон отвечал на все вопросы довольно уверенно и с чувством собственного достоинства; он сказал, что они с братом уже давно не общались и отношения у них были весьма прохладные. Разумеется, как близкие родственники, они кое-что знали друг о друге, но не более того.

Туг виконт снова вспомнил ту ночь… Вспомнил, как выскользнул за дверь квартиры Джейсона и как крался мимо трущоб и дешевых борделей — оттуда доносились вопли пьяных клиентов. Он едва отыскал место, где оставил свою великолепную карету с фамильным гербом. Но к счастью, ему удалось добраться до дома без происшествий. И пусть теперь полиция занимается своими расследованиями — им все равно никогда не найти убийцу Джейсона. А правда о том, как погибли Фанни с Ричардом, уж тем более никогда не выплывет на свет Божий. В самом деле, убийство брата дало ему надежные гарантии: теперь можно было не сомневаться в том, что его предыдущее преступление сохранится в тайне. Виконт сделал еще один глоток виски и невольно усмехнулся. Да, конечно же, полицейские пойдут по ложному следу. В полиции наверняка сделают вывод: майор стал жертвой каких-нибудь отвратительных субъектов, населяющих трущобы. Что ж, Джейсон сам виноват. Напрасно он там поселился…

Тут хлопнула входная дверь, и это означало, что Криспин наконец-то вернулся из клуба. Собаки с радостным лаем бросились к красивому молодому человеку, вошедшему в гостиную. Алджернон внимательно посмотрел на сына и нахмурился: было очевидно, что тот слишком много выпил.

Криспии же, склонившись над собаками, поглаживал их и заплетающимся языком бормотал:

— А… здравствуй, малыш… И ты здравствуй, хороший мальчик…

«Слава Богу», — подумал отец. Хорошее настроение отпрыска означало, что Криспин на сей раз выиграл или же по крайней мере проиграл не слишком много.

— Криспин! — позвал Алджернон.

— Да, отец! Все замечательно! — Молодой человек выпрямился, прошел в кабинет отца и с самодовольной улыбкой выложил на стол горсть соверенов.

Алджернон с трудом подавил улыбку.

— Я тебя предупреждал: пора прекратить игру. Предупреждал ведь, не так ли?

Криспин подмигнул отцу и с ухмылкой ответил:

— Ты велел мне не проигрывать. Я и не проиграл. Спокойной ночи.

Алджернон сжал пальцами виски и пробормотал:

— Спокойной ночи.

Вот что действительно удручало его и беспокоило… Криспин слишком уж походил на Ричарда — замашки у него были такие же. Такой же блеск в глазах, такая же пьяная ухмылка… Да, он был слишком легкомысленным, слишком беззаботным. Виконт тяжело вздохнул. Мало того, что он вынужден был заниматься делами сына — тот совершенно ни о чем не думал, — так теперь еще ему приходилось следить за Мирандой и лордом Уинтерли. Вспомнив о Дэйзи и Партинии, виконт снова вздохнул. О Господи, сплошные заботы… Ведь следовало и о будущем дочерей подумать, и обо всех этих законах, которые принимались в парламенте, и о налогах… и даже о погоде. Вот Ричард, тот никогда ничем подобным не интересовался, жил в свое удовольствие…

Поднявшись с кресла, Алджернон задул свечу и направился в спальню. Он решил, что теперь-то ему наконец удастся заснуть.

Глава 6

На следующее утро солнце едва начало пробиваться сквозь серые облака, затянувшие небо, а на улицах уже царила предпраздничная суета — повсюду раздавались веселые голоса горожан. Людно было и у гостиницы «Рыжая корова». Во дворе, на посыпанной гравием площадке, толпились вновь прибывшие и собирались в дорогу те, кто уже покидал гостиницу, — до Рождества оставалось несколько дней, и все торопились домой, чтобы провести праздник в кругу семьи. Неподалеку от входа стоял черный лакированный экипаж, к крыше которого были крепко привязаны ремнями саквояжи, сумки и корзины — багаж всех отъезжавших. Красная с позолотой надпись на дверце извещала о том, что экипаж-экспресс направляется прямо в столицу, и четыре уже запряженные лошади то и дело фыркали, били копытами и нервно помахивали хвостами. Кучер учтиво приветствовал пассажиров, а его помощник помогал им подняться в экипаж и при этом следил за тем, чтобы никто не оставлял при себе багаж.

Миранда с самого утра чувствовала себя неважно, — возможно, из-за того, что ей так и не удалось как следует выспаться. Она вышла из гостиницы вместе с графом, и он сразу направился к своему коню, так как собирался продолжить путешествие в седле. Поднявшись по ступенькам, девушка забралась в экипаж и заняла место у окна — именно здесь она и хотела сидеть, ведь путешествие обещало так много интересного. Повернувшись к окну, Миранда тотчас же увидела Деймиена — тот готовил своего великолепного жеребца, только что приведенного из стойла.

К экипажу подошел грум и проверил напоследок, все ли в порядке со сбруей. Затем кучер, позвонив в колокольчик, известил всех об отправлении. В следующее мгновение экипаж тронулся с места и выехал со двора.

В то время как пассажиры рядом с Мирандой делились друг с другом своими предпраздничными планами, она молча любовалась красотами открывавшегося за окном ландшафта. К счастью, и туман, и облака вскоре рассеялись, и снег, лежавший на полях, заискрился в ярких лучах солнца. Миранда довольно долго смотрела на мелькавшие за окном дома и в какой-то момент вдруг почувствовала, что ее клонит в сон. Прислонившись головой к оконной раме, она задремала. Разбудил же ее голос кучера, объявившего первую из остановок — Рагби.

Когда экипаж остановился, Деймиен подъехал к окну и постучал в стекло. Миранда повернула голову и улыбнулась ему. Те пассажиры, для которых Рагбн был конечной целью пути, вышли из экипажа. Грумы впрягли новых лошадей в упряжку, затем кучер снова занял свое место, и вскоре путешествие продолжилось. Миранда послала Деймиену воздушный поцелуй, и он с улыбкой кивнул. Какое-то время граф ехал рядом с экипажем, потом отстал, но уже через несколько минут Миранда услышала топот копыт за окном и увидела своего опекуна. Взглянув на девушку, он снова ей улыбнулся. Миранда время от времени поглядывала на него и чувствовала, как гулко бьется ее сердце.

Когда они приблизились к следующей остановке, девушка снова посмотрела в окно. Оказалось, что граф уже спешился и теперь привязывал Зевса к ограде стоянки. Заметив, что Миранда смотрит на него, Деймиен помахал ей рукой — было очевидно, что он весьма доволен путешествием. Она весело рассмеялась, и тотчас же все пассажиры с удивлением взглянули на нее, а потом с любопытством посмотрели на Деймиена.

Выбравшись из экипажа, Миранда потянулась, стараясь размяться после нескольких часов, проведенных в неподвижности. Деймиен принес ей завтрак из придорожной гостиницы, и она съела его с величайшим удовольствием. Затем угостила сладостями Зевса, и тот тоже не отказался от завтрака. Когда перерыв был закончен, девушка вернулась в экипаж и приготовилась продолжить путешествие.

Вскоре Миранда утомилась трястись в экипаже — к тому же ей ужасно досаждали непрестанно болтавшие пассажиры — и упросила Деймиена взять ее к себе в седло. Они попросили кучера на минуту остановиться, и Миранда, спрыгнув с подножки экипажа, подбежала к Зевсу. Деймиен наклонился и, подхватив девушку, усадил ее в седло впереди себя. Она крепко схватилась за гриву коня и громко рассмеялась, радуясь свободе. Граф пустил Зевса галопом, и теперь яркое декабрьское солнце светило Миранде прямо в лицо, а легкий ветерок теребил ее волосы.

На следующей остановке девушка вернулась в экипаж, но теперь уже посвежевшая, с румянцем на щеках и с возбужденно горевшими глазами. Она заняла свое прежнее место и тотчас же заметила, что две пожилые дамы, шокированные ее экстравагантной выходкой, смотрят на нее с явным осуждением. Миранда едва заметно улыбнулась и подумала: «Наверняка они решили, что мы с Деймиеном связаны интимными узами».

Они проехали еще двенадцать миль и наконец-то остановились у гостиницы под названием «Веселый бродяга». Здесь царило еще большее оживление, чем в «Рыжей корове», — вероятно потому, что до Лондона было совсем близко. Во дворе гостиницы стояло великое множество колясок, повозок и всевозможных экипажей, и повсюду с озабоченными лицами сновали люди, — очевидно, все они ужасно устали и проголодались за время долгого путешествия и теперь стремились как можно быстрее устроиться и отдохнуть.

Деймиен, конечно же, в первую очередь решил позаботиться о Зевсе. В конце концов ему удалось пристроить коня в гостиничную конюшню, и лишь после этого они с Мирандой поднялись по ступеням парадного входа и вошли в холл гостиницы. Увы, им тотчас же сообщили, что свободных комнат нет. Более того, даже в таверне негде было присесть.

Миранда, стоявшая у стены рядом с багажом, в растерянности озиралась. А лорд Уинтерли тем временем вел переговоры с одним из коридорных. К счастью, переговоры эти завершились успехом: комната словно по волшебству отыскалась.

Граф подошел к Миранде и, подхватив багаж, повел девушку к лестнице. С облегчением вздохнув, она спросила:

— Неужели у них появилось что-нибудь специально для нас?

Деймиен покосился на нее и с усмешкой пробормотал:

— Да, кое-что появилось. Только для этого пришлось щедро им заплатить.

— О!.. — Миранда покачала головой. — Значит, все дело в деньгах?

Граф промолчал, а девушка воздержалась от вопросов; она прекрасно понимала: ее спутник знает, что делает.

Они поднимались по лестнице за слугой, державшим Bt руке канделябр с горящими свечами, и Миранда, то и дело оглядываясь, с сочувствием смотрела на толпившихся повсюду неудачников — этим несчастным так и не удалось найти комнаты, и, вероятно, им предстояло провести ночь в гостиничном холле, устроившись на своем багаже.

Они поднимались все выше, и шум, доносившийся снизу, постепенно затихал. Наконец они взобрались на самый верхний этаж и, пройдя по длинному коридору, остановились перед незапертой дверью. Слуга пригласил их войти, и Миранда переступила порог за своим спутником. Комната оказалась ненамного больше той, в которой ей пришлось ночевать накануне. Впрочем, Миранду это уже не интересовало, она мечтала только о том, чтобы повалиться на постель и наконец-то выспаться. Однако кровать была слишком уж узкой, и девушка, весьма озадаченная этим обстоятельством, покосилась на стоявшего рядом слугу.

Тот поклонился и проговорил:

— Милорд, миледи, горничная обо всем позаботится. Вы можете заказать ужин в номер, поскольку в таверне внизу свободных мест нет.

— Благодарю за совет, — сказал Деймиен, протягивая слуге монету.

Миранда в растерянности улыбнулась и закрыла за слугой дверь. Потом обернулась и посмотрела на опекуна. Тот уже поставил в угол багаж и теперь снимал куртку; при этом он явно нервничал. Сняв перчатки и развязав ленты своей шляпки, девушка с улыбкой проговорила:

— Вообще-то здесь довольно уютно. Деймиен нахмурился и проворчал.

— Полагаете, уютно? Да, я получу огромное удовольствие от того, что проведу эту ночь на полу. Терпеть не могу, когда мои планы нарушаются. Прошу простить меня за все неудобства. Я не предполагал, что обратно мы поедем вместе, иначе непременно позаботился бы о том, чтобы мы не оказались в таком идиотском положении.

Миранда невольно рассмеялась и повесила шляпку на столбик кровати. Бросив перчатки на столик у стены, она проговорила:

— Ничего страшного, мы все устроим… Это ведь только одна ночь, не так ли?

— Да, только одна. — Граф подошел к кровати и опустился на нее. Затем улегся на спину, закрыл глаза и снова вздохнул. Ложе оказалось для него слишком коротким, и он лежал, свесив ноги.

Миранда обошла вокруг кровати и легла с другой стороны, уткнувшись лбом в подушку. Заметив, что Деймиен открыл глаза и внимательно смотрит на нее, она убрала с его лба волосы и с улыбкой сказала:

— Вы будете спать на постели, а я — в кресле. Я могу спать сидя, как в экипаже…

— Нет. — Он снова закрыл глаза, но было заметно, что ее прикосновение к его волосам доставило ему удовольствие. — Я могу спать в конюшне, я привык.

— Но это же дикость. Граф, герой войны — в конюшне… Деймиен открыл глаза и с усмешкой посмотрел на нее. Она осторожно потянула прядь его волос, и он улыбнулся.

— Я уже вполне доверяю вам, милорд, и полагаю, что нет необходимости выставлять вас за дверь, — проговорила Миранда. — Нет-нет, вам нельзя ночевать в конюшне.

Деймиен опять закрыл глаза и пробормотал:

— Значит, вы доверяете мне? Девушка улыбнулась и ответила:

— Да, уже доверяю. — Немного помолчав, она добавила: — Вы побудете здесь, а я найду горничную и закажу ужин. Что бы вы хотели на ужин?

— Мне все равно. Лишь бы приготовили поскорее.

— Вот и хорошо.

Поднявшись с постели, Миранда внимательно посмотрела на Деймиена, а затем отправилась на поиски служанки.

Как только она вышла за дверь, граф снял жилет и рубашку, собираясь как можно быстрее поменять повязки на плече, которые сбились за время пути. Он устал и был ужасно голоден, но чувствовал себя неплохо. Налив в таз воды из кувшина, он достал из заплечного мешка чистые повязки, которые дал ему хирург, перевязывавший его в гарнизоне Морриса.

Морщась от боли, Деймиен отлепил от раны старые бинты и в спешке побеспокоил рану, уже начавшую заживать. Проклиная свою неосторожность, он отодрал оставшиеся бинты. Стараясь побыстрее закончить — он боялся, что Миранда, возвратившись, застанет его за этим занятием, — Деймиен промыл рану теплой водой. Затем принялся перевязывать плечо, но тут в дверь постучали. Граф невольно вздрогнул и замер.

В следующее мгновение дверь открылась, и на пороге появилась Миранда.

— Ваш ужин уже почти… О Господи! — воскликнула девушка, смотревшая на опекуна широко раскрытыми глазами — конечно же, она совершенно не ожидала увидеть его без рубашки.

Деймиен покраснел и в смущении пробормотал:

— Прошу вас… всего минута, мне нужно перевязать рану.

Ее взгляд скользнул по его обнаженному торсу. Склонив голову к плечу, она с лукавой улыбкой спросила:

— Неужели вы стесняетесь?

— Нет, не очень, — пробормотал граф сквозь зубы. — Черт побери, разматывается… — Он снова принялся перевязывать рану.

Миранда рассмеялась и подошла к нему.

— Можно я вам помогу?

— Мне не нужна помощь. — Он пристально посмотрел на нее и, отступив на шаг, добавил: — Лучше не раздражайте меня, Миранда.

— Нет-нет, не буду. Но я не позволю вам стоять здесь, истекая кровью. Эту рану вы получили из-за меня.

Девушка шагнула к графу, но он, снова отступив, промолвил:

— Уверяю, я и сам справлюсь.

— Ну-ка покажите свою рану, — сказала Миранда. — Это серьезно?

— Бывало и хуже.

Она улыбнулась и провела ладонью по его щеке.

— Вы должны были попросить меня, в этом нет ничего особенного…

— Нет. — Граф покачал головой и тоже улыбнулся. Ему казалось, что теперь, после прикосновения Миранды, он уже не чувствует боли.

— Я думаю, вам надо выпить вина, это немного заглушит боль. И конечно же, следует поужинать. Сейчас принесут жареную утку, ветчину и ростбиф с картофелем. Уверена, вы очень проголодались.

«Да, ужасно проголодался», — думал Деймиен, глядя на губы девушки. Тут она склонилась над его плечом и принялась перевязывать рану. Граф же, невольно залюбовавшись ее грудью, вновь подумал о том, что его подопечная — редкостная красавица. Несколько секунд спустя Деймиен все же заставил себя отвернуться. Однако он чувствовал, что сердце его бьется все быстрее…

Миранда изо всех сил старалась скрыть свои чувства. Переступив порог комнаты, она была ослеплена видом обнаженного и мускулистого мужского тела. «А кожа у него теплая и нежная, как бархат», — думала девушка, перебинтовывая рану Деймиена. Она старалась делать все как можно осторожнее, чтобы не причинить ему боль.

Накладывая ;повязки, Миранда проговорила:

— Подержите, пожалуйста, этот конец, если вам нетрудно.

Деймиен молча кивнул и пристально посмотрел ей в лицо. Девушка тут же опустила глаза; она очень надеялась, что граф не заметил ее волнения.

Да, она ужасно волновалась. Более того, Миранда чувствовала, что каждое прикосновение к обнаженному телу. Деймиена вызывает в. ней страстное желание. Перевязывая графа, она старалась смотреть лишь на его гладко выбритый подбородок. И все же время от времени, не в силах удержаться, опускала глаза, чтобы полюбоваться могучими плечами Деймиена.

Когда же она смотрела на его мускулистую грудь, ей хотелось прижаться к нему покрепче и прильнуть губами к крохотным соскам с темными кругами, хотелось доставить ему то удовольствие, о котором когда-то ей говорил Трик. Безумные фантазии кружили ей голову, и она чувствовала, что ее все больше влечет к этому мужчине — подобного влечения Миранда еще никогда не испытывала. Что же касается Трика, то это ее увлечение едва ли можно было назвать серьезным — теперь уже Миранда прекрасно все понимала… Понимала, что предавалась флирту с красивым молодым кавалеристом лишь по одной-единственной причине: ей хотелось удовлетворить свое тщеславие, хотелось нравиться. Но с Деймиеном все было иначе. Трик или льстил ей, или же обвинял в том, что она уделяет ему слишком мало внимания, и успокаивался только тогда, когда ему удавалось добиться от нее ласк. А вот Деймиен ничего подобного не делал, однако его присутствие волновало ее больше, чем все ласки и комплименты Трика. Внезапно граф взглянул на нее и проговорил:

— Кажется, уже все?..

— Да, почти. Еще немного потерпите. Можете отпустить конец бинта.

Деймиен кивнул и проворчал:

— По-моему, все это… в высшей степени неуместно. Миранда потупилась.

— А по-моему — вполне уместно.

Он поднял брови и посмотрел на нее с некоторым удивлением.

Она пожала плечами и проговорила:

— Здесь все и так уже подумали, что я ваша любовница.

— Да, подумали. Именно поэтому я старался не называть вас по имени.

— Не слишком туго? — спросила Миранда перед тем, как завязать концы бинта.

Взглянув на свою руку, граф пошевелил ею, проверяя, не мешает ли повязка. Миранда же с восхищением смотрела, как перекатываются его могучие бицепсы. Заметив, что Деймиен наблюдает за ней, она в смущении пробормотала:

— Простите…

Граф коротко рассмеялся, но по всему было видно, что ее замешательство доставило ему удовольствие.

— Нет, не туго. Все замечательно.

— Вот и хорошо, — кивнула Миранда.

Завязывая узел, она старалась не смотреть на Деймиена. Миранда ужасно нервничала, и ее руки дрожали. Граф же снова пошевелил плечом и пробормотал слова благодарности. Девушка молча кивнула и залилась краской. Затем отвернулась и отошла в сторону. Когда она снова взглянула на Деймиена, он был уже в рубахе, но пуговицы почему-то так и не застегнул. Миранда опять уставилась на его обнаженную грудь, но тотчас же одернула себя и, шагнув к тазу, принялась мыть руки.

Внезапно раздался стук в дверь, и девушка громко крикнула: «Войдите!» В следующую секунду дверь распахнулась, и на пороге появилась служанка с подносом в руках. Она прошла в комнату, поставила поднос на столик и молча удалилась.

В комнате имелось только одно кресло, стульев же вовсе не было, поэтому Деймиен пододвинул столик к кровати. Скинув ботинки, Миранда забралась с ногами на постель и принялась за ужин. Никогда еще она не ела с такой жадностью и никогда еще с таким удовольствием не пила вино. Деймиен от нее не отставал, и какое-то время оба молчали, даже почти не смотрели друг на друга. Наконец, насытившись, граф открыл вторую бутылку вина. Настроение $ Миранды к этому моменту уже значительно улучшилось, и ей захотелось пококетничать. Она вытащила из волос гребень слоновой кости, и темные пряди рассыпались по ее спине и по плечам. Девушка с улыбкой поглядывала на Деймиена, но он, казалось, не обращал на нее ни малейшего внимания. Тогда Миранда негромко рассмеялась и проговорила:

— Мой дорогой лорд Уинтерли, скажите, пожалуйста, есть ли у вас любовница?

— Видите ли, Миранда… — Граф поднес к губам бокал. — Полагаю, что это совершенно неуместный вопрос.

Девушка снова рассмеялась.

— Я спросила лишь потому, что здесь все решили, будто я — ваша любовница.

— И все-таки не задавайте мне подобных вопросов, — проворчал Деймиен.

— А может, вы женаты?! — воскликнула Миранда.

— Нет, я не женат, — отрезал Деймиен.

— Тогда почему я не могу задавать вам такие вопросы? Ведь я же вам рассказала о своем кавалеристе…

— У меня нет любовницы.

— Нет? Ни жены, ни любовницы? В таком случае вы, наверное, очень скучаете.

— Нет, не скучаю. Потому что в данный момент все мои силы уходят на то, чтобы укротить весьма строптивую девицу, опекуном которой я теперь являюсь.

Граф снова наполнил свой бокал и сделал глоток вина. Поставив бокал на стол, он потянулся к щиколотке девушки и легонько сжал ее кончиками пальцев.

— Значит, вы намерены продать меня? — с улыбкой проговорила Миранда. — И как дорого я стою на рынке невест? Вы, наверное, уже прикинули?

Деймиен тоже улыбнулся и вновь пригубил вина.

— Всего золота Мидаса не хватило бы, чтобы заплатить за вас, мисс Фицхьюберт.

— Что ж, все-таки это получше, чем три шиллинга за выступление, которые мне платили в «Павильоне», — заметила Миранда.

Граф погрозил ей вилкой.

— В Лондоне не смейте говорить со мной об этом. И не только со мной, но и со всеми остальными.

— И даже с моим будущим мужем?

— С ним — тем более.

— Но ведь брак строится на доверии…

— Глупости. Он строится на деньгах и на достижениях семей с обеих сторон.

— Ну, что касается моей семьи, то тут мне не повезло…

— К несчастью, вы правы. Но у вас все же есть кое-что.

— Кое-что? Что же именно?

— Красота, — ответил граф, немного помедлив. — Да, вы очень привлекательная девушка.

— Полагаете, этого достаточно?

— Полагаю, что да. Кроме того, у вас есть протекция моих родственников, а это не так уж мало. Мой старший брат — герцог Хоксклифф. Младший, Алек, — также весьма уважаемый человек. Но только вам следует помнить: вы не должны рассказывать моим родственникам о том, чем занималась мисс Уайт. Если же возникнет необходимость поведать об этом, то я сам им все объясню.

— Что ж, договорились, — кивнула Миранда. — Пусть это будет нашей тайной. Как, впрочем, и то, что вы так настойчиво мне предлагали, — добавила она с лукавой улыбкой.

Деймиен пожал плечами.

— Неужели вы полагаете, что мне нужно напоминать об этом?

Миранда рассмеялась; казалось, ее забавляла мысль о том, что она теперь может шантажировать графа.

— Нет-нет, не буду напоминать. Скажите, а что было бы, если бы я тогда сказала «да»? Ведь такое вполне могло бы случиться — вы были так настойчивы… О, не волнуйтесь, я шучу, — поспешно добавила Миранда, заметив, что граф смутился. — Вы просто восхитительны, лорд Уинтерли. Но почему же вы так покраснели?

— Я вовсе не краснею…

— Я же вижу, что краснеете. Но я для этого не давала вам никакого повода. И не воображайте, что вы первый бравый офицер, который потерпел неудачу в своих домогательствах. Во всяком случае, вы не последний.

— Миранда!

Она запустила в Деймиена подушкой.

— Я вас слушаю, милорд.

— Миранда, вы что, пьяны?

— Мне так не кажется. То есть я полагаю, что я не совсем пьяна. Вообще-то вина нам в «Ярдли» никогда не давали, но зато я чувствую себя ужасно счастливой.

— Счастливой?.. Даже если так — прекратите дурачиться.

— Вы слишком серьезны, милорд! — Она потянулась за второй подушкой. — Я буду колотить вас, пока вы не развеселитесь.

Граф усмехнулся и поднялся с кресла. Девушка снова запустила в него подушкой, но он поймал ее и положил на кровать. И тотчас же оба рассмеялись.

— Вы просто невыносимы, Миранда. — Деймиен прикоснулся кончиками пальцев к ее щеке.

— Со мной трудно, но все же не скучно, — сказала она, положив руки ему на плечи. — Все зависит от человека, который пытается меня укротить.

— Это звучит как поощрение… — пробормотал Деймиен.

— Возможно, и так, — прошептала она, откидывая с его лба темную прядь. — А вам хотелось бы этого?

Деймиен медлил с ответом.

— Не знаю, — проговорил он наконец.

— А вы подумайте хорошенько…

В следующее мгновение она привлекла Деймиена к себе, и губы их соприкоснулись. Миранда боялась, что граф отстранится, но он этого не сделал. Она закрыла глаза и затаила дыхание, наслаждаясь теплотой его губ. Сердце ее гулко билось в груди, и ноги подгибались. Охваченная страстью, опьяненная горячим дыханием Деймиена, Миранда старалась еще крепче к нему прижаться. Обвивая руками шею Деймиена, она ерошила его густые волосы и с готовностью отвечала па его поцелуи. Он же целовал ее с такой страстью, словно пытался утолить давно мучивший его голод. В эти мгновения Миранда была абсолютно уверена: если бы Деймиен сейчас захотел овладеть ею, она бы не задумываясь ответила «да».

Внезапно он крепко прижал ее к себе и глухо застонал. Теперь Деймиен прижимался к ней всем телом, и Миранда чувствовала, что он действительно желал ее, желал так же страстно, как в тот вечер у театра.

Он по-прежнему прижимал ее к себе и целовал, но Миранде уже было этого мало. Она вдруг чуть отстранилась, и тотчас же руки ее скользнули под рубашку Деймиена. Она погладила его по груди, затем по спине, а потом ладони ее прижались к его ягодицам.»

— Довольно же, Миранда, пора остановиться, — пробормотал он, тяжело дыша. — То, чего вы хотите… Это невозможно, подобное не может произойти.

— Но ведь это уже происходит, Деймиен, — прошептала Миранда. — Неужели вы не понимаете?

Деймиен решительно разъял объятия и, отступив на шаг, присел на край кровати. Немного помолчав, пробормотал:

— Вы сами не понимаете, что говорите, Миранда. Вы просто возбуждены сейчас. Все это из-за… — Деймиен от вернулся и принялся застегивать рубашку; было заметно, что он очень нервничает. — Все это Из-за вина. Мы оба слишком много выпили, но подобное больше не повторится.

Миранда со вздохом присела на постель. Она была ужасно разочарована. Конечно, она знала, что граф — человек довольно сдержанный и даже суровый. Но почему он вдруг остановился? Почему так внезапно охладел к ней? Ей казалось, что она еще никогда не была так обижена.

Деймиен с беспокойством посмотрел на нее и снова отвернулся. Миранда же опять вздохнула. Он был такой страстный и такой нежный, когда целовал ее. И он безумно желал ее, хотя и пытался скрыть это. Да-да, конечно же, он желал ее — она ведь это чувствовала, когда прижималась к нему. А сейчас он даже не хотел смотреть на нее…

— Почему вы остановились? — спросила она.

— Потому что я ваш опекун, Миранда. Она немного помолчала, потом сказала:

— Да, опекун. И что же?

Он наконец-то повернулся к ней и пристально посмотрел ей в глаза.

— Вы очень красивая девушка, Миранда. Но у вас должна быть возможность выбора. Если бы я не остановился, то тем самым погубил бы вас.

— Может, любой другой мой выбор принес бы мне еще больше страданий, — возразила Миранда.

— Вы недостаточно хорошо меня знаете, — проговорил Деймиен. — Узнай об этом ваш дядя, он бы меня убил.

Она рассмеялась, однако промолчала. Он улыбнулся и добавил:

— Пожалуй, мне пора идти.

— Куда?

— Я переночую в конюшне.

— Но, Деймиен…

Он поднялся с постели.

— Не беспокойтесь, у них наверняка есть сеновал, где я…

— Нет! — Она обхватила его руками. — Останьтесь! Я больше не буду так себя вести. Даю слово.

Он покачал головой и снова улыбнулся.

— Миранда, я не уверен…

— Вы очень устали, Деймиен. Вам нужно хотя бы сегодня выспаться и отдохнуть как следует. И потом… это все ужасно! Вы же граф! Останьтесь в этой комнате, вы будете спать на постели. А я устроюсь в кресле.

— Нет, это невозможно, — заявил Деймиен. — Я все-таки джентльмен.

— Подождите же! У меня появилась прекрасная идея. — Миранда вскочила с постели и подбежала к багажу в углу комнаты. Схватив свой саквояж, она водрузила его на середину кровати и пояснила: — Вы будете спать на этой половине, а я — на той. Так что теперь у нас есть перегородка.

Деймиен пожал плечами и с усмешкой проговорил:

— Вы полагаете, что это действительно прекрасная идея?

— Конечно, — кивнула Миранда. — А почему нет? Я вполне уверена в вашей порядочности. Прошу вас, Деймиен, не ходите ночевать в конюшню. Поймите, я и так чувствую себя виноватой из-за того, что уже доставила вам столько неприятностей. Вы займете вашу часть кровати, а я — свою. Спокойной ночи. — Откинув покрывало, она скользнула в постель и, устроившись поудобнее, закрыла глаза.

В течение следующих нескольких минут Миранда слышала, как граф расхаживал по комнате — словно не знал, на что решиться. «Удивительно, до чего нелепо он иногда ведет себя», — думала девушка, прислушиваясь к шагам опекуна. Наконец она приоткрыла один глаз и увидела, что Деймиен подошел к столу. Задув свечу, он направился к своей половине кровати. Улегся же на самом краю — так, чтобы ни в коем случае не прикоснуться к своей подопечной.

Какое-то время они лежали в полутьме — в окно заглядывала луна, — лежали под одним одеялом, но разделенные «перегородкой». Наконец Миранда не выдержала и принялась ворочаться с боку на бок; ей казалось, что кровать слишком уж неудобная. Деймиен несколько раз тяжело вздохнул, потом пробормотал:

— Перестаньте ворочаться. Не могу из-за вас заснуть.

— Ох, простите, — отозвалась Миранда и покосилась на него через плечо. — По-моему, вы даже не накрылись как следует, Деймиен.

— Это не важно, — проворчал он.

— Почему же? Я ведь знаю, что вам холодно.

— Не беспокойтесь, я прекрасно себя чувствую.

— А я говорю, что вы дрожите от холода. И вся кровать из-за вас трясется. Может, вы все еще боитесь, что я нарушу границу? — добавила она с иронией в голосе. И тут же, протянув руку над «перегородкой», осторожно прикоснулась к плечу Деймиена.

— Прекратите, Миранда! — Едва удерживаясь от смеха, граф повернулся на другой бок, спиной к девушке, — Спокойной ночи, — добавил он, немного помолчав.

Несколько минут спустя Миранда поняла, что Деймиен действительно уснул. Она слышала его спокойное глубокое дыхание и чувствовала, что и ее клонит в сон. Уже засыпая, она думала о том, что было бы очень приятно прижаться к Деймиену покрепче и согреться от его близости, заснуть в его объятиях холодной зимней ночью.

Миранда не заметила, как уснула, и не знала, сколько времени проспала. Проснувшись же, услышала невнятное бормотание графа. С минуту она прислушивалась, но ни слова не разобрала.

Приподнявшись, Миранда заглянула за «перегородку». Деймиен беспокойно метался во сне — так обычно бывает, когда снятся кошмары. «Но что с ним? — думала девушка. — Что же ему снится? Может, что-то из прошлого?

Да, скорее всего… Наверное, ему снится война — снятся сражения, в которых он принимал участие».

Собравшись с духом, Миранда протянула руку и осторожно прикоснулась к плечу графа, пытаясь успокоить его.

— Деймиен… — прошептала она.

В следующее мгновение он резко приподнялся и тотчас же навалился на нее всей своей тяжестью. Девушка попыталась высвободиться, но граф еще крепче придавил ее к матрасу, а затем вдруг схватил ее за горло. Миранда почувствовала, что вот-вот задохнется, и в ужасе закричала:

— Деймиен!..

Несколько секунд спустя пальцы, сжимавшие ее горло, разжались. Граф отстранился и, уставившись на нее в недоумении, пробормотал:

— Господи, что случилось?..

Он окинул взглядом комнату, залитую лунным светом, и снова посмотрел на девушку.

Миранда села на постели и прикоснулась к горлу — оно все еще болело.

Деймиен вскочил с кровати; лоб его покрылся испариной.

— Я сделал… что-нибудь не так? Миранда, ответьте. С вами все в порядке?

— Да, в порядке, но вы… Вы чуть меня не задушили. Граф в ужасе уставился на свою подопечную.

— Вы ко мне прикасались, да? Зачем вы это сделали? Я же мог убить вас.

На глаза девушки навернулись слезы.

— Я только хотела вас успокоить, — прошептала она. — Вам снились кошмары, и вы метались во сне.

Граф внимательно посмотрел на нее, однако промолчал. Затем, так же молча, подошел к креслу, взял свою куртку и, накинув ее на плечи, направился к двери. У порога он все же обернулся и сказал:

— Я иду спать в конюшню.

— Деймиен! — Миранда бросилась к двери, пытаясь остановить его. — Деймиен, не уходите. Объясните мне, что с вами происходит, я хочу помочь вам.

— Вы не сможете мне помочь. Никто не сможет.

Шагнув за порог, он захлопнул за собой дверь.

Глава 7

Небо прояснялось, и вскоре на горизонте появились туманные очертания Лондона. Миранда, сидевшая у окна экипажа, с облегчением вздохнула — путешествие подходило к концу, и теперь все ее прежние тревоги и печали уже не имели значения. И все-таки она ужасно волновалась, ведь ей предстояло познакомиться с совершенно новым и неведомым миром — ей предстояло начать новую жизнь. Конечно же, ее опекун прекрасно знал тех людей, с которыми собирался ее познакомить, однако Миранда очень опасалась, что эти люди при всем своем уважении к графу могут не принять незаконнорожденную дочь актрисы Фанни Блэр.

Миранда молча смотрела в окно, в то время как все остальные пассажиры то и дело восторженно вскрикивали и делились своими впечатлениями. Вдалеке уже сиял в лучах солнца собор Святого Павла и виднелись бесчисленные башни и шпили церквей. Это был город роскошных особняков, высоких башен и множества многолюдных улиц. Впрочем, Миранда сейчас думала вовсе не об этом — она думала о своем спутнике, о человеке, которому надо было довериться, вступая в совершенно незнакомый ей мир. Разумеется, она нисколько не сомневалась в том, что лорд Уинтерли — человек глубоко порядочный, то есть настоящий джентльмен, однако мысли о его странном поведении минувшей ночью никак не выходили у нее из головы. Он не пожелал ничего объяснять — этого она до сих пор не могла ему простить. Действительно, что с ним произошло? Почему он не захотел с ней поделиться?

Тут экипаж подъехал к Бордели-Грин, и пассажиры еще больше оживились. Но Миранда даже не взглянула в окно, она по-прежнему думала о своем опекуне и о том, что происходило с ним прошедшей ночью.

Утром, во время завтрака» она попыталась поговорить ним о случившемся, но он не захотел обсуждать эту тему, на каждой остановке происходило то же самое — Деймиен сразу мрачнел и отмалчивался. Или же заговаривал о чем-нибудь другом. И он старался не смотреть ей в глаза, когда общался с ней. Да, было совершенно ясно: Деймиен не желал ничего рассказывать, и ей не удастся вызвать его m откровенность, не удастся достучаться до него.

Миранде стало грустно. Она никогда не чувствовала себя такой одинокой.

Наконец они въехали в лондонские пригороды, и тетерь пассажиры высаживались на всех остановках, причем чем останавливался через каждые десять минут. Вскоре]ни оказались г самом центре огромного и многолюдного города, и их экипаж теперь катился гораздо медленнее, потому что улицы были запружены множеством других экипажей и всевозможными повозками и фургонами.

На время забыв о своих тревожных мыслях, Миранда повернулась к окну. Она с удивлением рассматривала огромные дома с вывесками магазинов — здесь, наверное, можно было приобрести все что угодно. На тротуарах же кое-где лежал покрытый копотью снег, еще не успевший растаять под ногами прохожих. Снег лежал и на крышах домов, и он был таким же грязным, как на тротуарах. В воздухе же витали запахи дыма и гари.

Тут экипаж с грохотом скатился по Хай-Холборн и выехал к рынку, где торговали мясом и овощами. А минуту спустя они пронеслись мимо мрачного фасада тюрьмы — Миранда лишь мельком взглянула на нес.

— Вот и река! — воскликнул кто-то из пассажиров. В следующее мгновение Миранда увидела серую воду Темзы, а затем экипаж свернул в сторону Ладгейт-Хилла и покатил по узенькой улице, к одному из горбатых мостов.

Она боялась, что у лошадей не хватит сил, чтобы втащить экипаж на мост, но ее опасения оказались напрасными — они переехали реку и покатили дальше, прямо к гостинице «Прекрасная дикарка», где находилась конечная остановка их экипажа.

Минуту спустя они остановились. Спрыгнув с подножки, Миранда в замешательстве смотрела по сторонам. Оказавшись в центре гостиничного двора, среди множества незнакомых людей, она чувствовала себя очень неуютно.

— Мисс Фицхьюберт, нам сюда! — раздался голос ее опекуна.

Обернувшись, девушка увидела Деймиена и вздохнула с облегчением. Он стоял чуть поодаль, держа за поводья Зевса. Подхватив свой саквояж, Миранда поспешила к Деймиену. Он тотчас взял у нее саквояж и указал на стоявшую неподалеку карету — оказалось, что граф уже успел нанять ее.

Деймиен помог Миранде забраться в экипаж, затем захлопнул дверцу, подошел к кучеру и сказал:

— Найт-Хаус на Грин-парк.

— Да, милорд, — ответил кучер.

Он хлестнул лошадей, и карета, выехав с гостиничного двора, покатила по улице.

Миранда невольно нахмурилась. Дорога уже порядком утомила ее, и ей казалось, что переездам не будет конца. Выглянув в окно, она увидела Деймиена. Граф вскочил в седло и направил Зевса следом за каретой. Конь явно нервничал; было очевидно, что несчастное животное не привыкло к шумным и многолюдным городским улицам. Но чем ближе подъезжали они к западной части Лондона, тем тише становилось вокруг, и вскоре закопченные дома сменились чистенькими особняками. Наконец карета свернула на Сент-Джеймс-стрит — даже Миранда знала, что этот район города считался самым аристократическим и что здесь находились самые дорогие магазины. Разумеется, и особняки здесь были самые шикарные; принадлежали же эти особняки только титулованным особам.

Глядя в окно, Миранда снова начала беспокоиться. «Господи, — думала она, — кто же они, эти люди, решившие взять меня к себе?» Дядя Джейсон писал ей, что близнецы Деймиен и Люсьен — сыновья герцога, но ничего, кроме этого, Миранда не знала. Так на какой же прием она могла здесь рассчитывать?

Внезапно карета остановилась, и Миранда увидела огромный особняк за высокими железными воротами. Несколько секунд спустя появился слуга в синей ливрее. Распахнув ворота, он отступил в сторону, пропуская Деймиена. Следом за всадником в ворота вкатилась карета. Проехав по безукоризненно чистой аллее, экипаж остановился у мраморной лестницы, украшенной скульптурами.

По-прежнему сидя у окна, Миранда в изумлении рассматривала высившийся перед ней роскошный особняк. Этот дом казался самым огромным и самым величественным из всех, что она видела.

Внезапно дверца кареты распахнулась, и слуга в белоснежном парике и в белых перчатках, встав на подножку, с поклоном проговорил:

— Могу ли я помочь вам, миледи?

Миранда смотрела на слугу и глазам своим не верила — ей казалось, что все это сон. Наконец, молча кивнув, она протянула слуге руку, и он помог ей выбраться из кареты. В этот же момент и Деймиен спрыгнул на землю.

— Вы позволите отнести ваш багаж, миледи? — Слуга снова поклонился.

— Нет, благодарю.

Миранда подхватила свой саквояж и, прижав его к груди, вновь принялась рассматривать чудесный особняк; его огромные окна были украшены лепниной, а по обеим сторонам мраморной лестницы, на равном расстоянии одна от другой стояли статуи в полный человеческий рост.

Деймиен передал поводья подбежавшему груму и с совершенно невозмутимым видом, словно для него не было ничего удивительного в этом величественном особняке, на правился к лестнице. Поднявшись на несколько ступеней, он обернулся и взглянул на девушку.

— Миранда, что же вы стоите?

Она почувствовала себя ужасно неловко — уж теперь-то ее провинциальное невежество и робость бросались в глаза. Молча кивнув, девушка взбежала по ступеням. Ей показалось, что слуга, открывший перед ними двери и поприветствовавший их, едва заметно усмехнулся, оглядев, ее. Высокий и худой, с узким лицом и седыми бакенбардами, он смотрел на нее с изумлением.

Миранда следом за графом прошла в холл и тотчас же услышала чудесную музыку. Она обожала музыку и не могла не поддаться ее очарованию даже теперь, когда нервы были напряжены до предела. Кто-то исполнял прелестную сонату Гайдна, и было очевидно, что пианист — настоящий профессионал.

Девушка подошла поближе к Деймиену и осмотрелась. Стены холла были облицованы мрамором, полы также были мраморные, и повсюду ярко пылали свечи в серебряных канделябрах; их пламя отражалось в гладко отполированном мраморе, и поэтому казалось, что свечей в холле — сотни и тысячи. В дальнем конце холла находилась широкая лестница, и сейчас по ней спускался пожилой слуга. Слуга был в ливрее, расшитой золотом и серебром столь густо, что казалось, он излучал сияние.

— Добрый день, мистер Уолш, — обратился к нему Деймиен. — Я слышу, мой брат дома.

— Совершенно верно, милорд. Его милость играет на фортепьяно.

— А герцогиня? — спросил граф, снимая дорожную куртку.

— В Желтой гостиной пьет чай, милорд. Доложить о вашем прибытии?

— Нет, не нужно.

— Хорошо, сэр. Ваша комната уже готова. Надеюсь, вам все там понравится.

— Благодарю вас, — кивнул Деймиен. — А готова ли комната для мисс Фицхьюберт? Она моя подопечная, недавно окончила учебу в пансионе…

Слушая этот разговор вполуха, Миранда продолжала разглядывать чудесный зал, в котором оказалась. Тут Деймиен взял у нее саквояж и, передав его слуге, проговорил:

— Миранда, это мистер Уолш. Обращайтесь к нему, если что-нибудь понадобится. Обращайтесь по любому поводу.

Слуга поклонился девушке.

— Мисс, разрешите помочь вам снять накидку?

— Да, благодарю вас.

Скинув свою шерстяную накидку, Миранда взглянула в настенное зеркало и, увидев свое отражение, невольно отвела взгляд. В своем стареньком платье, изрядно помятом за время двухдневного путешествия, она выглядела просто ужасно. Впервые в жизни Миранда почувствовала стыд и неловкость из-за того, что была так бедно одета. «Вероятно, все эти изысканные аристократы отшатнутся, увидев меня», — подумала девушка, и при мысли об этом ей стало страшно.

— Пойдемте, моя дорогая, — сказал Деймиен. — Вам пора познакомиться с нашей феей.

Граф взял девушку за руку и повел к лестнице. Сначала они поднимались по ступеням, затем прошли по коридору и, наконец, оказались перед двустворчатой дверью, у которой стояла на невысоком пьедестале мраморная статуя. Именно из-за этой двери и доносились волшебные звуки музыки, постепенно переходившие в крешендо. Внезапно музыка стихла, и Миранда, посмотрев на своего спутника, прошептала:

— Кто это играл?

— Мой старший брат Роберт, герцог Хоксклифф, — ответил Деймиен. Едва заметно улыбнувшись, он добавил: — Похоже, тори снова вывели его из себя. Обычно он садится за фортепьяно, потерпев неудачу в политике.

— А это его дом?

— Да. Но сначала вам предстоит познакомиться не с ним, а с Белиндой, его женой.

Граф снова взял девушку за руку и подвел к соседней двери. Чуть приоткрыв ее, он заглянул в комнату.

— Белинда, ты здесь?

— Уинтерли! — раздался женский голос.

— Наконец-то! — , воскликнула другая дама. — Входи же скорее, входи, мой дорогой!

Стоя за спиной Деймиена, Миранда не видела приветствовавших его женщин, однако она нисколько не сомневалась в том, что обе они искренне рады гостю.

— Элис, рад тебя видеть, — отозвался Деймиен, широко распахнув дверь. — Я привез к вам гостью и хочу вас с ней познакомить. Проходите, моя дорогая.

Миранда несколько секунд помедлила, затем, собравшись с духом, переступила порог гостиной. В центре комнаты сидели на диване две молодые дамы немного старше ее, и обе они в изумлении уставились на гостью.

— Подойдите поближе, Миранда, — сказал Деймиен. Сделав над собой усилие, девушка приблизилась к дивану.

— Бел, Элис, позвольте представить вам мою подопечную, племянницу майора Шербрука мисс Миранду Фицхьюберт. Миранда, это герцогиня Хоксклифф и леди Найт.

Девушка сделала реверанс и опустила глаза. От робости она не смела взглянуть на дам — ведь они были так красивы, так элегантно и нарядно одеты… Миранде очень хотелось понравиться им, но она понимала, что ей едва ли это удастся.

— Неужели это ваша подопечная?! — воскликнула герцогиня. Ей было лет двадцать пять, и под ее голубым шелковым платьем выделялся полный живот, так что Миранда сразу поняла, что герцогиня беременна.

Граф улыбнулся, однако промолчал. Миранда тоже молчала.

— Простите меня, мисс Фицхьюберт, — немного смутившись, проговорила герцогиня. — Просто мы ожидали, что Деймиен привезет к нам ребенка.

— И, как видите, ошиблись. Мы все ошиблись. — Граф снова улыбнулся. — Право, я даже не знаю, с чего начать… Со шляпок, с гардероба? Или со знакомств и визитов? Бел, Элис, что бы вы посоветовали?

Дамы весело рассмеялись.

— Какой у вас сейчас глупый вид, Уинтерли! — воскликнула герцогиня. — Ах, вы, наверное, очень устали и проголодались. Ничего, мы угостим вас чаем. Что же касается вашей подопечной, то полагаю, нам удастся что-нибудь придумать.

Миранда неуверенно взглянула на Деймиена, и тот, пододвинув к ней кресло, жестом предложил ей сесть. Девушка присела на самый край и сложила руки на коленях.

— Я очень сожалею о том, что случилось с вашим дядей, мисс Фицхьюберт, — проговорила леди Найт. — Я знала майора Шербрука, хотя и не слишком хорошо. Но он был другом моего брата. Примите мои искренние соболезнования.

— Благодарю вас, миледи, — вежливо кивнула девушка. Миранда уже догадалась, что леди Найт — жена Люсьена, брата-близнеца Деймиена. Она была такой же красавицей, как и герцогиня, но казалась более хрупкой и воздушной.

Склонившись над чайным столиком, стоявшим у дивана, Элис Найт налила в чашку чая и протянула ее Деймиену. Затем попросила графа рассказать, как он добрался до «Ярдли» и что увидел в школе. Деймиену не хотелось об этом говорить, поэтому он лишь в общих чертах описал свое путешествие и рассказал о знакомстве с подопечной. Разумеется, он ни словом не обмолвился о том, что произошло ночью в окрестностях Бирмингема, а также умолчал об аресте преподобного Рида и о том, как они с Мирандой провели ночь в гостинице. Леди Найт искренне посочувствовала девушке — ведь той пришлось совершить столь утомительное путешествие — и сказала, что уж теперь-то все в ее жизни изменится к лучшему.

— Как видите, мисс Фицхьюберт уже достигла брачного возраста, — продолжал Деймиен. — Я взял на себя обязанность позаботиться о ее судьбе, но, откровенно говоря, пока ума не приложу, с чего начать. Так что я, вне всяких, сомнений, нуждаюсь в вашей помощи, дорогие дамы. Доверяю вам во всем, что касается нарядов, украшений, аксессуаров и дамского этикета. Полагаю, что можно представить Миранду в свете накануне Крещения. Это было бы самым подходящим решением проблемы.

— Но к чему так спешить?

— Потому что именно в это время в Лондоне больше всего балов и приемов, — пояснил граф.

Дамы переглянулись, однако промолчали; было очевидно, что им нечего возразить. Миранда, конечно же, тоже молчала. Молчала, хотя вполне могла бы возразить. Жалость и сочувствие, которые выказывали ей эти женщины, казались невыносимо оскорбительными. Она чувствовала себя совершенно беззащитной. Только сейчас, именно в эти минуты Миранда в полной мере осознала, каково ее положение в обществе. Незаконнорожденная дочь актрисы не имела права голоса и не имела права на выбор. Да, она была уязвлена и не собиралась сдаваться, не собиралась мириться с подобным отношением к ней. «Но сейчас мне лучше помолчать, — думала девушка. — Только бы аудиенция побыстрее закончилась. Подвергаться такому унижению в присутствии Деймиена — это ужасно…»

— Понятно, — кивнула герцогиня. — Я знаю, что нужно делать. Я пришлю к вам гувернантку. — Она с улыбкой посмотрела на Миранду. — Но мне надо узнать ваше мнение, мисс Фицхьюберт. Вы согласны?

Девушка покосилась на своего опекуна и пробормотала:

— Я очень признательна вам, ваша светлость. Я сделаю так, как считает правильным лорд Уинтерли.

Герцогиня взглянула на леди Найт.

— Ну, что скажешь? Как тебе мое предложение?

— По-моему, очень удачное предложение, — сказала Элис. Она посмотрела на Миранду. — Уверена, вас ждет успех и Уинтерли еще придется отгонять от вас слишком настойчивых поклонников.

Миранда улыбнулась и снова покосилась на Деймиена. Тот молча пожал плечами — как бы давая понять, что полностью доверяет дамам. Граф пытался изобразить безразличие, однако ему это не удалось — Миранда заметила, что щеки его залились румянцем.

Во время обеда Миранда была представлена остальным членам семейства, а ближе к вечеру все перешли в гостиную. Деймиен, расположившийся в кресле у камина, с улыбкой поглядывал на Роберта — тот, укрывшись за развернутым номером «Тайме», судя по всему, даже сейчас думал о парламентских дебатах. Элис же с Люсьеном ласкали и целовали трехлетнего племянника Гарри; мальчик жил в их лондонском особняке на Аппер-Брук-стрит и был всеобщим любимцем. Порадовал родственников своим присутствием и самый младший из братьев, улыбчивый и белокурый Алек Найт. Алек, прибывший из своего роскошного особняка на Керзон-стрит, ради такого случая даже пожертвовал обществом клубных приятелей, и сейчас он играл в шарады с семнадцатилетней сестрой Джасиндой и ее компаньонкой Лиззи Карлайл. Джасинда то и дело пронзительно вскрикивала — ей казалось, что брат нарушает правила игры; Алек же лишь смеялся в ответ.

Миранда также принимала участие в игре. Она уже освоилась в незнакомой обстановке и была искренне признательна всем, кто так радушно принял ее в Найт-Хаусе. Время от времени девушка поглядывала на Деймиена и улыбалась ему. Граф кивал ей в ответ и тоже улыбался; сейчас он почти не сомневался: в дальнейшем все у его подопечной сложится удачно, и она будет вполне счастлива. Деймиен был очень доволен успехами Миранды — девушка уже без всякого стеснения общалась с его родственниками и, самое главное, сумела им понравиться.

Бел и Элис собирались отвезти Миранду в магазины на Бонд-стрит, и Деймиен уже был готов к предстоящим расходам. Впрочем, расходы графа нисколько не беспокоили. Его титул магически действовал на всех торговцев и хозяев магазинов, и они с удовольствием предоставляли ему любой кредит. Все знали, что лорд Уинтерли платит очень аккуратно. Можно было бы обратиться за ссудой и к Роберту, но Деймиен ужасно не любил перекладывать свои проблемы на чужие плечи.

Он сказал герцогине, что не следует приобретать для Миранды траурный наряд, если девушка сама этого не пожелает. Конечно, обычай требовал, чтобы она носила траур в течение трех месяцев, но Деймиен полагал, что будет лучше, если Миранда побыстрее избавится от горестных воспоминаний и не станет терзать себя понапрасну — ведь все равно уже ничего не изменишь. Бел придерживалась того же мнения. Она считала, что девушка, желающая выйти замуж, должна быть привлекательной и хорошо выглядеть, а отнюдь не демонстрировать окружающим скорбное лицо и траурные одеяния. «Было бы слишком жестоко облачать в траур столь юное и очаровательное создание, — думал Деймиен. — Сейчас она выглядит естественнее. А темные одежды… Они были бы не к лицу такой красавице».

За обедом граф то и дело посматривал на Миранду и любовался ею. Герцогиня одолжила ей одно из своих платьев — темно-голубое, — и это платье очень шло его подопечной; на голубом фоне ее зеленые глаза казались особенно выразительными. А густые темные волосы придавали девушке немного необычный вид — ведь все окружавшие ее женщины были светловолосые.

Играя в шарады, Миранда постоянно улыбалась, и Деймиен, глядя на нее, тоже улыбался. При этом он весь вечер старался держаться подальше от нее. Миранда несколько раз предпринимала попытки пообщаться с ним, даже присаживалась рядом, но граф под разными предлогами уклонялся от беседы. «О Господи, — думал он, — ведь я чуть не убил ее прошедшей ночью». При мысли об этом Деймиену становилось страшно. Его терзало чувство вины, и он горько сожалел о том, что проявил такое непростительное легкомыслие. Да, он поступил легкомысленно, — разумеется, ему не следовало ложиться с ней рядом.

«И, конечно же, ты не должен был ее целовать, — говорил себе Деймиен, — ведь в то время ты уже знал, что Миранда — твоя подопечная». Действительно, как он осмелился поцеловать ее? Почему он снова это сделал? В первый раз, во время встречи у театра, его настойчивость была понятна и вполне простительна, так как он принял ее за жрицу любви. Да и сама Миранда в каком-то смысле поощряла его — во всяком случае, так ему тогда казалось. Но в гостинице все было иначе. Прекрасно зная, кто она, он все же осмелился поцеловать ее, не сумел сдержаться, хотя и дал себе слово, что никогда больше к ней не прикоснется. Выходит, он нарушил слово, потому что искушение было сильнее его воли. Может, это означало, что он уже не способен себя контролировать?

Деймиен прикрыл глаза, предаваясь воспоминаниям о страстных объятиях Миранды. Она взяла его лицо в ладони, и их губы слились в поцелуе… А потом она обвила руками его шею и крепко прижалась к нему, прижалась всем телом… Она ужасно его возбуждала, но, к счастью, он сумел сдержаться, так как вовремя вспомнил, что несет ответственность за ее будущее. Он обещал Джейсону, что найдет Миранде достойного мужа, а сам вряд ли годился на эту роль. Так не все ли равно, какие чувства он испытывал к ней? Его обязанность — защищать ее и заботиться о ней. Что же касается чувств и эмоций, то обо всем этом следовало забыть раз и навсегда, он больше не должен совершать опрометчивых поступков. И конечно же, он не имел права любить Миранду, так как был бы совершенно неподходящим дня нее мужем. Смысл его жизни — война, и теперь, когда она закончилась, ему оставалось лишь смириться с опустошением и холодом, воцарившимися в его душе.

После своего постыдного поведения минувшей ночью Деймиен мечтал лишь об одном — чтобы Миранду доброжелательно приняли в Найт-Хаусе. Тогда он мог бы оставить ее у родственников и с чистой совестью вернуться в Бейли-Хаус, чтобы снова там уединиться. И все же ему становилось ужасно грустно при мысли о том, что придется расстаться с Мирандой. Кроме того, граф по-прежнему беспокоился за безопасность своей подопечной. Разумеется, он вполне доверял родственникам, однако опасался, что они не сумеют должным образом позаботиться о девушке. Увы, далеко не каждого в светском обществе можно было назвать порядочным человеком, и некоторые из молодых аристократов, узнав о происхождении Миранды, могли дурно поступить с ней, обмануть ее. У Деймиена имелись все основания для подобных опасений, ведь он прекрасно знал, что многие знакомые покойного Ричарда Хьюберта считали мать девушки женщиной легкомысленной и распущенной. Миранда же была слишком юной и неопытной, она вполне могла поверить лживым обещаниям и тем самым погубить себя.

Внезапно в гостиной появился дворецкий. Он подошел к Люсьену и что-то прошептал ему на ухо. Люсьен кивнул и, пересадив Гарри на колени к Элис, поднялся с кресла и в задумчивости прошелся по комнате. Затем направился к выходу, но у самой двери обернулся и многозначительно кивнул Деймиену. Тот понял, что брат зовет его, и тотчас же вскочил на ноги — очевидно, что у Люсь-ена какие-то важные известия.

Деймиен вышел в коридор и увидел одного из помощников Люсьена, молодого агента Марка Скиптона. Граф поздоровался с ним, и Люсьен, прикрыв за братом дверь гостиной, вопросительно посмотрел на молодого человека.

— Марк, что случилось?

— Кое-кого арестовали по делу Шербрука, — сообщил помощник. — В полиции считают, что это один из самых опасных преступников в том квартале. Сейчас он переправлен в тюрьму в здании суда, но боюсь, полицейские поспешили. Арестованный уверяет, что у него есть алиби, и, похоже, долго продержать его в тюрьме не удастся.

Деймиен покосился на брата — он прекрасно знал, что тот приложит все силы, чтобы найти убийцу Джейсона. Люсьен кивнул и проговорил:

— Поехали прямо сейчас. Не будем терять время. Вскоре все трое уже находились в здании суда на Боу-стрит. Они шагали следом за констеблем по длинным коридорам и переходам, и Люсьен, крепко держа брата за локоть, говорил:

— Постарайся держать себя в руках, Деймиен. И не вздумай набрасываться на него в ярости, — шепотом добавил Люсьен. — Его задержали, но обвинения ему еще не были предъявлены, помни об этом.

Граф покосился на брата и проговорил:

— Так пусть докажет свою невиновность…

Тут констебль наконец-то остановился и, повесив фонарь на крюк рядом с дверью, проговорил:

— Его зовут Майкл Бойнтон, милорд.

За массивной металлической решеткой Деймиен разглядел в неверном свете фонаря тощего и взлохмаченного арестанта. Лицо у него было очень бледное, но держался он с вызывающей дерзостью.

— Прозвище у него «Задира», — продолжал охранник. — А задержали его неподалеку от дома майора Шербрука. Мы уже неоднократно задерживали этого мерзавца за кражи и взломы. Теперь ему не избежать виселицы.

— Я никого не убивал! — прорычал заключенный. — Вы не имели права меня арестовывать!

— Мистер Бойнтон, где вы находились в среду ночью, двенадцатого декабря? — спросил Деймиен.

— А тебе от меня что нужно?!

Констебль ударил по решетке своей дубинкой.

— Придержи язык!

— Отвечайте на мой вопрос, — проговорил граф сквозь зубы.

Бойнтон насупился и проворчал:

— Я был у брата. Ужинал с ним и с его женой. Брат может поручиться, что я говорю правду. Он скоро будет здесь.

— Может поручиться? — переспросил Люсьен.

— А почему мы должны ему верить?! — в ярости закричал Деймиен. Взглянув на констебля, он сказал: — Разрешите мне войти к нему, офицер. Мне потребуется всего несколько минут.

— Не надо, уберите от меня этого сумасшедшего! — завопил заключенный, забившись в самый угол камеры.

Деймиен криво усмехнулся.

— Считай, что ты покойник, Бойнтон. Я обязательно приду посмотреть, как тебя повесят.

— Довольно, — пробормотал Люсьен, пытаясь оттащить брата от решетки. — Вот и его братец прибыл. Взгляни.

Деймиен повернулся и в изумлении уставился на молодого священника, быстро шагавшего по темному коридору.

— Майкл, где ты, Майкл? — пробормотал священник, приблизившись к двери.

— Эндрю, я здесь! — завопил арестант.

«Черт подери, его алиби неопровержимо», — в смятении подумал Деймиен.

Священник шагнул к решетке и спросил:

— Майкл, с тобой все в порядке?

— Эндрю, вытащи меня отсюда! Они хотят повесить меня за убийство, а ведь я был тогда у тебя! Скажи им, Эндрю! Скажи им!

Священник повернулся к констеблю:

— Это чистая правда. Мой брат не мог убить человека. Он был со мной, с моей женой и детьми. Я должен поговорить с судьей. Немедленно. Это же какая-то ужасная ошибка!

Тюремщик взглянул на Люсьена, потом сказал:

— Извольте, ваше преподобие. Только вам нужно обратиться к судье до того, как вашего брата перевезут на Олд-Бейли.

Деймиен почувствовал, как в груди у него просыпается вулкан. Он в ярости прокричал:

— Они не могут так просто отпустить этого мерзавца!

— Если его арестовали по ошибке, они вынуждены будут это сделать, — возразил молодой священник. — Я не допущу, чтобы моего брата обвинили в убийстве и казнили только потому, что полицейские не могут найти настоящего убийцу. Простите за любопытство, джентльмены, но что у вас за интерес к этому делу? — Священник вопросительно посмотрел на Деймиена, потом на Люсьена.

— Мой брат был близким другом убитого, — ответил Люсьен.

Священник снова посмотрел на графа.

— Мне очень жаль, сэр, но клянусь вам, мой брат не мог этого сделать. Майкл не самый благочестивый из сыновей Божьих, но в тот вечер он был в моем доме и сидел со мной за одним столом. А потом остался у меня ночевать. Я готов поручиться за него моим добрым именем.

— Черт бы вас побрал! — заорал Деймиен.

— Успокойтесь, сэр, — с укоризной в голосе проговорил священник.

— Позвольте мне войти к нему, офицер, я вам покажу, что такое справедливость! — заявил граф.

— Уберите его от меня! — снова завопил узник.

— Деймиен… — Люсьен схватил брата за руку и попытался отвести его в сторону, но граф крепко вцепился в решетку и не желал отходить. — Деймиен, успокойся, пожалуйста, он не замешай в убийстве, — продолжат Люсьен. — Ты ведь сам все прекрасно понимаешь. Этот человек не тот, кого мы ищем. У него действительно есть алиби.

Наконец Люсьену удалось оттащить брата от решетки, но тот тут же вырвался и, резко развернувшись, зашагал по тюремному коридору.

— Ты куда?! — прокричал Люсьен.

— Домой! — бросил Деймиен через плечо. Немного помедлив, Люсьен бросился следом за братом. Догнав его, он сказал:

— Наверное, следует нанять экипаж?

— Ты поезжай, а я пойду пешком, — проворчал граф.

Распахнув дверь, Деймиен вышел на улицу. Кровь все еще стучала у него в висках, и он, стараясь успокоиться, на несколько секунд остановился. Потом снова зашагал по улице.

Ночь была на редкость холодная и темная, однако Деймиена это не смущало. Граф надеялся, что ночная прогулка пойдет ему на пользу и поможет обрести душевное равновесие — он прекрасно понимал, что в тюрьме, увидев предполагаемого убийцу друга, не сумел с собой совладать и вел себя совершенно непозволительным образом.

Деймиен брел по полутемным, плохо освещенным улицам, ничего не замечая вокруг. Он по-прежнему думал лишь о том, что обязан найти убийцу Джейсона. Время от времени мимо него с грохотом проносились экипажи, но он не обращал на них внимания. На «Друри-Лейн» граф ненадолго остановился и осмотрелся. У театра стояло множество карет, — вероятно, там шел весьма удачный спектакль. «Надо будет обязательно привезти сюда Миранду», — подумал Деймиен и зашагал дальше.

Миновав Рассел-стрит, он вышел к рынку и пошел вдоль глухой кирпичной стены. Поравнявшись с игорным домом, граф вновь остановился, ему вдруг захотелось испытать судьбу. Но он тотчас же отбросил эту мысль и направился к площади. Уже переходя площадь, Деймиен наткнулся на группу проституток, — судя по всему, они каждую ночь тут стояли. Причем выбор удовлетворил бы любой вкус: здесь были и совсем юные девушки, едва ступившие на стезю порока, и дамы постарше, уже видавшие виды. Блондинки и брюнетки, маленькие и высокие, тоненькие и полные, ярко накрашенные и стыдливо улыбавшиеся — все они были словно экзотические цветы в дьявольском саду.

Граф невольно замедлил шаг; он шел мимо женщин, с интересом разглядывая их. Только сейчас он ощутил, как влияло на него слишком уж затянувшееся воздержание. В конце концов, он был обычным мужчиной. «Так зачем же мучить себя? — думал Деймиен. — К чему это бессмысленное самоистязание? Может, следует воспользоваться случаем?»

Деймиен остановился перед рыжеволосой девицей и пристально посмотрел на нее. Он ожидал, когда она сама подойдет к нему и заговорит; ему нужно было только одно — хоть на время избавиться от своего ужасающего, леденящего сердце одиночества. И девица действительно подошла.

— По-моему, вам нужна подружка, — промурлыкала она, приблизившись к Деймиену. — Не хотите ли пойти со мной?

Он молча кивнул.

— Вот сюда. — Она указала в сторону ближайшего дома.

Граф направился следом за девицей, но у входа в дом остановился в нерешительности. В этот момент она оглянулась и, внимательно посмотрев на него, проговорила:

— Вы такой красивый мужчина, но почему-то очень печальный. Что с вами?

Тут девица провела ладонью по его щеке, и граф вдруг понял, почему он остановился. Он отвернулся, затем сунул руку в карман и, протянув рыжеволосой несколько монет, пробормотал:

— Прости меня, я передумал.

— Я вам не нравлюсь? — спросила она, взглянул на деньги.

— Нет, ты очень мила, возьми это.

— Тогда отчего же вы не хотите подняться со мной? Думаю, что сумела бы доставить вам удовольствие.

Но Деймиен уже повернулся и зашагал прочь; он знал, что только одна-единственная женщина на свете могла бы доставить ему настоящее удовольствие и только ее он желал по-настоящему.

Еще целый час граф бродил по городу, стараясь не думать о Миранде, не вспоминать о ней. Наконец, немного успокоившись, он направился в Найт-Хаус. Но чем ближе он подходил к особняку брата, тем быстрее билось его сердце. «Очевидно, я не могу о ней не думать», — промелькнуло у него, когда он поднимался по ступеням.

Слуга, встретивший его у входа, сообщил, что все уже спят. И действительно, в доме было темно и тихо. Сбросив плащ, граф взял у слуги свечу и стал подниматься по лестнице. Он надеялся, что Миранда еще не ложилась — ему хотелось пожелать ей спокойной ночи. На третьем этаже, увидев дверь комнаты, в которой поселили Миранду, Деймиен остановился и прислушался. Затем, стараясь ступать как можно осторожнее, прошел по коридору и снова остановился. Теперь он видел полоску света, пробивавшуюся из-под закрытой двери.

Деймиен замер в нерешительности; он боялся, что может испугать девушку. Наконец, собравшись с духом, тихонько постучал.

Ответа не последовало, и граф отступил от двери. Он уже собрался уходить, но вдруг вспомнил о происшествии в гостинице. Тогда он так же постучал в дверь, а потом оказалось, что Миранды не было в комнате.

«Неужели она вновь решилась на побег?» — подумал Деймиен. Взявшись за ручку, он открыл дверь и переступил порог.

— Миранда… — прошептал граф.

В следующее мгновение он увидел ее. Она уснула, забыв погасить свечу, стоявшую на столике рядом с раскрытым на первых страницах «Этикетом юной леди». У Дей-миена перехватило дыхание. Несколько секунд граф стоял у порога, затем, прикрыв за собой дверь, осторожно приблизился к кровати.

— Проснись, — прошептал он одними губами.

Деймиен смотрел на безмятежно спавшую девушку и чувствовал, что у него от волнения сжимается горло. Он любовался ею и не в силах был отвести глаза. Блестящие темные волосы Миранды рассыпались по белой подушке, украшенной кружевами, и по тонкой шелковой рубашке, скрывавшей плечи девушки. Нежный румянец окрашивал ее щеки даже во сне, и, судя по тому, как ровно вздымалась грудь, она видела чудесные сны. Деймиен скользнул взглядом по тому месту, где сквозь шелк просвечивали темные соски, похожие на крошечные розовые бутоны. Ему страстно хотелось припасть к ним губами, хотелось поцеловать ее белоснежную шею, на которой билась едва заметная синяя жилка. О, как он был бы счастлив, если бы ее ладони снова прикоснулись к его лицу!

Деймиен с трудом перевел дыхание и приблизился к кровати еще на шаг. Какое-то время он любовался длинными черными ресницами Миранды, оттенявшими безупречную белизну ее кожи, и чуть приоткрытыми алыми губами, придававшими ее лицу удивительно милое, почти детское выражение. Ему хотелось склониться над ней и положить голову ей на грудь, но он боялся разбудить девушку и потому, опустившись на колени, обратился к Миранде голосом своего сердца. «Мне так одиноко, взгляни на меня, прошу тебя», — взывал он мысленно, вкладывая в это немое обращение всю свою тоску по теплу и любви. Что-то подсказывало ему: если Миранда проснется и увидит его у кровати, она не прогонит его и все поймет… И тогда, быть может, исчезнут препятствия, и он наконец-то добьется ее, единственной желанной из всех женщин.

Но Миранда не просыпалась.

Поднявшись на ноги, Деймиен вздохнул с облегчением. Он вдруг почувствовал, что демон, терзавший его душу, успокоился — теперь он уже не испытывал прежней боли…

Граф еще несколько минут постоял у кровати, затем задул свечу, тихо вышел из комнаты и осторожно затворил за собой дверь.

— Они только что приехали, милорд, — доложил Иганн, переступив порог кабинета. — Каковы будут ваши распоряжения?

Алджернон только что вернулся домой. Он вместе с женой и дочерьми был в «Друри-Лейн» на спектакле и провел в театре чудесный вечер. Да и слуга появился с хорошей новостью, так что все складывалось наилучшим образом.

Алджернон опустился в кресло и едва заметно улыбнулся. Настроение у виконта было приподнятое, и он возлагал на будущее большие надежды. К счастью, никто не догадывался о том, что он находился на грани финансовой катастрофы, даже жена ничего не знала. Да, ему удалось обмануть всех, и лишь одно вызывало беспокойство — он не знал, где находится его племянница. Но теперь-то наконец все прояснилось, теперь она в его руках. Разумеется, он прекрасно знал, что в Найт-Хаусе решетки на окнах и надежные запоры, а также верные слуги и сторожевые псы. Но ведь девица не сможет постоянно находиться в особняке. А опекун не станет сопровождать ее повсюду — такое даже трудно представить. Так что все будет в порядке, надо лишь набраться терпения.

— Возвращайся к Найт-Хаусу и жди, — приказал виконт слуге. — Мы не должны упустить подходящую возможность. — Он ненадолго задумался. — Ты ведь справишься, Иганн? Те идиоты, которых я послал в Бирмингем, ничего не смогли сделать как следует. Но на тебя я могу положиться, не так ли?

— Не сомневайтесь, милорд.

— Будь беспощаден, Иганн. Слуга ухмыльнулся.

— Вы знаете, что я справлюсь, милорд.

Алджернон кивнул. Он действительно знал, что на Иганна можно положиться.

— Теперь все в твоих руках, — продолжал виконт. Он внимательно посмотрел на слугу. — Мне нужно знать о ней все, так что следи за домом постоянно. Когда же представится шанс, не упусти его. Но помни, тебе не следует торопиться, все должно выглядеть как несчастный случай. Ты меня понял, Иганн?

Тот кивнул и снова ухмыльнулся.

Продолжая наставлять слугу, Алджернон говорил еще минут пять, и Иганн неизменно кивал и ухмылялся.

Наконец виконт отпустил слугу, и тот тотчас же покинул кабинет. Взглянув на закрывшуюся за Иганном дверь, Алджернон с облегчением вздохнул. Он почти не сомневался: вскоре ему удастся заполучить пятьдесят тысяч фунтов, и у него появится возможность вернуться к прежней жизни — виконт привык к роскоши и не собирался от нее отказываться. «А если Иганн все-таки не справится? — подумал он неожиданно. — Ведь с лордом Уинтерли шутки плохи… Впрочем, не стоит беспокоиться, Иганн слишком уж хитер».

Виконт криво усмехнулся и пробормотал:

— Да, не стоит беспокоиться. Все сложится удачно.

Глава 8

На следующее утро в Найт-Хаусе появился парикмахер герцогини, надменный маленький француз, державшийся так, словно он был родовитым аристократом. С мастерством истинного художника парикмахер немного подрезал длинные волосы Миранды, затем собрал основную их массу на затылке, а у щек оставил тонкие пряди, которые завил в виде спиралек. Пока француз занимался волосами девушки, служанка герцогини подстригала и полировала ее ногти, придавая им идеальную овальную форму. После этого намазала ее руки необыкновенно приятным ароматным кремом — чтобы удалить мозоли, появившиеся из-за того, что Миранде постоянно приходилось мыть полы и чистить котлы в школе.

Когда все было готово, герцогиня и леди Элис повезли девушку на Бонд-стрит; с ними поехали также юная леди Джасинда и необыкновенно вежливая мисс Карлайл. В роскошном магазине дамы обратились к модисткам и портнихам и сказали, что Миранду надо обеспечить всем необходимым — с ног до головы.

Миранде приходилось то и дело поворачиваться, наклоняться и поднимать руки, примеряя все новые и новые, платья. Женщины же, обступив ее со всех сторон, внимательно рассматривали наряды. В конце концов они заказали дюжину разных моделей — утренние платья, платья для прогулок, платья для послеполуденного отдыха и визитов, изящный костюм для верховой езды, легкие платья с декольте, платье для обеда, а также для посещения оперы. После этого дамы перешли к аксессуарам.

Наставляя Миранду, ее покровительницы посоветовали ей заказать перчатки разных моделей и оттенков; из обуви же следовало заказывать не только туфли, но и ботинки — на случай, если погода окажется сырой и прохладной. Кроме того, они заказали красивую мантилью, отделанную мехом горностая, плотную шерстяную накидку, шляпы и шпильки всех видов и размеров, чудесное тонкое белье и несколько пар белых шелковых чулок.

Но самым замечательным эпизодом этой поездки стало приобретение бальных платьев. Герцогиня заявила, что Миранде необходимо иметь как минимум два или три вечерних платья. Оказалось, что два вечерних платья из атласа и бархата стоили столько же, сколько они заплатили за все остальное, и Миранда очень опасалась, что тех денег, которые оставил ей дядя Джейсон, не хватит на оплату ее нового гардероба. Однако спросить о деньгах она не осмеливалась, так как полагала, что в этом незнакомом ей мире деньги — запретная тема; во всяком случае, ей казалось, что говорить с дамами о деньгах было бы неприлично. Герцогиня же и леди Элис вели себя так, словно все эти ужасно дорогие покупки совершенно ничего им не стоили.

Леди Джасинда уговаривала герцогиню помочь ей — девушка хотела выбрать себе новое платье. Почувствовав себя в этой ситуации неловко, Миранда попросила разрешения на время удалиться, чтобы зайти в магазин, где продавались зонтики. Проходя мимо, Миранда уже успела обратить внимание на прелестный зонтик в витрине магазина, и теперь ей очень хотелось купить его и отправить Эми в «Ярдли» в качестве подарка на Рождество. Деймиен предоставил ей возможность тратить по три гинеи в неделю на всякого рода мелкие покупки, и эта сумма казалась Миранде огромной, ведь у нее впервые появились такие деньги. Герцогиня не стала возражать против того, чтобы девушка ненадолго отлучилась, а мисс Карлайл, настаивавшая на том, чтобы ее называли просто Лиззи, согласилась составить ей компанию. Кроме того, их сопровождал слуга Хоксклиффов, готовый в любой момент прийти им на помощь, так что молодым дамам ничего не угрожало. Оставив своих спутниц обсуждать, какое платье больше подошло бы к золотистым волосам леди Джасинды, Миранда и Лиззи вышли из магазина.

Весьма начитанная, скромная и жизнерадостная, Лиззи Карлайл сразу же понравилась Миранде. Хотя темперамент у нее был едва ли не противоположный темпераменту Миранды, было у них и нечто общее: ни та, ни другая не могли похвастать аристократическим происхождением — во всяком случае, Лиззи. Они были почти одного возраста, и обе находились на попечении у своих покровителей.

Отец Лиззи был управляющим герцогского поместья, как и многие поколения его предков. Когда отец умер, Лиззи было пятнадцать лет, и герцог с герцогиней взяли ее к себе в Найт-Хаус. Она стала подругой и компаньонкой леди Джасинды, когда обе еще находились в самом юном возрасте.

Теперь Миранда и Лиззи также стали подругами, и мисс Карлайл взялась опекать гостью в этом загадочном для нее мире. Наедине с ней Миранда становилась более раскованной, поскольку пропадала необходимость следить за каждым своим движением и словом.

Непринужденно болтая, они шли по Бонд-стрит; слуга же, сопровождавший их, шел следом, держась на расстоянии двух шагов. Настроение у Миранды было чудесное, хотя ее немного беспокоило довольно странное ощущение: ей казалось, что кто-то постоянно наблюдает за ней.

Это неприятное ощущение не пропадало, и Миранда уже начинала нервничать. Внезапно она остановилась и оглянулась, однако ничего подозрительного ей заметить не удалось. По улице от магазина к магазину ходили люди, но никто не обращал на нее внимания. Мимо то и дело проезжали фаэтоны, кареты и прочие экипажи, но все они тотчас же исчезали.

Тут Миранда вдруг заметила молодых людей, которых Лиззи тотчас же назвала «бездельниками с Бонд-стрит». Они неспешно прогуливались по улице, курили, смеялись и с любопытством разглядывали проходивших мимо них дам. Поравнявшись с ними, Миранда покосилась в их сторону и невольно поморщилась. «Неужели об этих глупых и развратных юнцах говорил Деймиен, когда заявил, что у меня будет много поклонников? — подумала девушка. — Жаль, что графа сейчас нет с нами — тогда эти бездельники не посмели бы даже взглянуть в нашу сторону».

Она не видела Деймиена со вчерашнего ужина. Он выполнял свои обязанности по отношению к ней, но не искал встречи. Миранда надеялась увидеться с ним за завтраком, но за столом были все, кроме него. А может, он опасался, что она снова заговорит о том, что случилось в гостинице? Почти двое суток прошло после той ночи… Она тогда ужасно испугалась и хотела поговорить о том происшествии, а он по-прежнему избегал ее.

Правда, накануне, за ужином, они обменивались взглядами, но Деймиен весь вечер к ней не подходил, а если ему и приходилось к ней обращаться, то он держался с подчеркнутой любезностью, прямо-таки выводившей ее из себя. Она чувствовала себя несчастной и всеми забытой — даже теми, кому так доверяла. Его замкнутость и мрачное настроение очень ее беспокоили. Что-то отравляло его жизнь, что-то мучило и терзало этого человека. А ведь он спас и ее, и ее подруг… И привез сюда, в этот чудесный дом, где она, возможно, сумеет начать новую жизнь. Да, Деймиен спас ее, и теперь она обязана помочь ему. Но для этого необходимо пробить, разрушить ту невидимую стену, которую он воздвиг между ними в последние два дня. Ей надо достучаться до его сердца и вызвать его на откровенность. Вот только как это сделать? Вероятно, следует действовать так, чтобы не рассердить Деймиена и не показаться слишком уж навязчивой и бестактной.

Наконец они дошли до магазина зонтиков, и Миранда выбрала очаровательный подарок для Эми.

— Он ей понравится. Я бы так хотела увидеть ее, когда она получит его и раскроет! — воскликнула девушка, когда они снова вышли на улицу.

Лиззи с улыбкой посмотрела на нее и сказала:

— Вы не будете возражать, если мы зайдем в книжную лавку?

Миранда не стала возражать, и они вошли в полутемный магазин с длинными стеллажами, уставленными бесчисленными томами книг.

— Совсем ничего нет, — заметила Лиззи, шагая вдоль полок и осматривая этажерки с изданиями в разноцветных обложках.

Миранда утвердительно кивнула и пробормотала:

— Может быть, я все-таки смогу найти что-нибудь подходящее. Хочу сделать лорду Уинтерли подарок на Рождество. Он был так добр ко мне… — добавила она.

— Да, конечно, поищите, — сказала Лиззи. — Я тоже еще кое-что посмотрю. — Она снова улыбнулась и прошла в глубь магазина. Слуга же стоял у двери, внимательно наблюдая за молодыми дамами.

Повесив на запястье свою сумочку, Миранда погрузилась в изучение книг и альбомов, которые могли бы заинтересовать графа. По ее представлению, это были в основном издания, посвященные лошадям. Стоя у прилавка, девушка медленно листала книги и думала о Деймиене.

Убаюканная тишиной книжного магазина, все еще занятая своими мыслями, Миранда вышла на улицу и, дожидаясь свою спутницу, остановилась у самого края тротуара.

— Мисс Фицхьюберт, отойдите скорее! — неожиданно закричал слуга, стоявший у двери.

В следующее мгновение слуга ринулся к девушке и оттащил ее в сторону. И тотчас же мимо, в полуметре от Миранды, промчалась огромная черная карета.

— О Господи… — пробормотал побледневший слуга.

Все произошло так быстро, что Миранда не успела испугаться. Правда, она успела заметить безобразное сморщенное лицо кучера, правившего лошадьми, — они летели прямо на нее. Карета же, прогромыхав по мостовой, скрылась за ближайшим поворотом. И тут же раздались громкие голоса прохожих — все сочувствовали девушке и возмущались действиями кучера, некоторые высказывали предположение, что тот был пьян. Миранда же, наконец-то осознавшая, что лишь чудом избежала смерти, не в силах была вымолвить ни слова. Ошеломленная произошедшим, она молча смотрела на мостовую.

К ней подошли молодые люди, прогуливавшиеся по Бонд-стрит.

— Мисс, вы не пострадали? — спросил один из них.

— Вам не требуется помощь? — спросил другой.

К счастью, в этот момент из магазина выбежала Лиззи.

— Миранда, что случилось? — закричала она, обнимая девушку.

Миранда по-прежнему молчала, и один из молодых «джентльменов-бездельников» в возмущении воскликнул:

— Проклятый кучер! Чуть не сбил бедняжку!

— С вами все в порядке? — Лиззи с беспокойством вглядывалась в лицо подруги.

— Кажется, да, — кивнула Миранда; она все еще не могла прийти в себя и по-прежнему смотрела на мостовую.

— Кто-нибудь видел, что это был за негодяй?! — прокричал один из бездельников. — Кто-нибудь сумеет узнать его?

— Никто не видел, — отозвался белокурый молодой джентльмен. — Полагаю, он просто не справился с упряжкой. Если, конечно, тут не кроется ужасная тайна, мисс, — добавил молодой человек, с улыбкой взглянув на девушку. — Возможно, кто-то пытался убить вас… Скажите, у вас есть враги?

Молодой человек хотел развеселить Миранду, но ей было не до смеха — в этот момент она вдруг вспомнила о происшествии в окрестностях Бирмингема.

— Я… я так не думаю, — пробормотала она наконец.

— О, ради Бога, не говорите ей такие вещи, — вмешалась Лиззи. — Она же и так ужасно напугана, неужели не видите? И оставьте нас, пожалуйста, в покое. С моей подругой все в порядке, и помощь ей не требуется.

Зеваки начали расходиться, и Миранда с благодарностью кивнула Лиззи; ей было очень неловко за то, что она выставила себя на столичной улице такой неуклюжей провинциалкой, глупой и рассеянной. Очевидно, ей еще долго придется привыкать к городской жизни…

Немного помедлив, Миранда снова взглянула на подругу и спросила:

— А может, этот ужасный возница действительно пытался сбить меня, как вы думаете?

— О, не слушайте этих бездельников, моя дорогая, — ответила Лиззи. — Они просто глупы. В Лондоне почти все кучера такие… И вообще, это чистая случайность, не придавайте значения… Пойдемте быстрее к герцогине и узнаем, не собирается ли она домой. Нам пора выпить по чашке чая, не так ли?

Миранда кивнула и пробормотала:

— Только, пожалуйста, не рассказывайте о случившемся лорду Уинтерли. Мне бы не хотелось огорчать его. — Миранда очень опасалась, что Деймиен, узнав об этом происшествии, начнет обвинять всех без разбора или же, что еще хуже, заподозрит кого-нибудь в намерении убить.ее. Лиззи внимательно посмотрела на подругу и проговорила:

— Мне кажется, следовало бы сообщить ему об этом. Но если вы настаиваете, я не стану ничего рассказывать.

Миранда взглянула на слугу, и тот сказал:

— Я поступлю так же, мисс.

Тут Миранда вдруг сообразила, что и слуга заинтересован в том, чтобы лорд Уинтерли ничего не узнал о случившемся. Ведь гнев графа скорее всего обрушился бы именно на слугу — за то, что тот был недостаточно бдителен и не смог вовремя предотвратить опасность.

Лиззи наклонилась и подняла с тротуара зонтик, который Миранда выронила. Зонтик, к счастью, был цел, и девушка вздохнула с облегчением. Правда, немного пострадали книги, которые она тоже уронила. Поэтому им пришлось вернуться в книжный магазин, где торговец тотчас же снова их упаковал, причем он был ужасно возмущен действиями кучера и уверял, что ничего подобного рядом с его магазином еще не случалось.

Вскоре Миранда и Лиззи вернулись в магазин, где их дожидалась герцогиня. Оказалось, что дамы уже высказали модисткам все свои пожелания и даже успели выбрать платье для мисс Джасинды, так что теперь можно было ехать домой. Слуга тотчас отправился нанимать экипаж. Миранда же, молча стоя в сторонке, все еще думала о словах молодого человека, в шутку предположившего, что кто-то пытался убить ее. «Да-да, конечно же, он просто шутил, — думала девушка, — и все это чистейшая случайность». И все-таки Миранда очень жалела о том, что с ней рядом не было Деймиена.

На следующий день Миранда наконец-то приобрела свой первый опыт выхода в свет — вечером они отправились в театр на «Друри-Лейн». Зная о тайне Миранды и о ее мечтах, Деймиен с интересом наблюдал за ней весь вечер. Миранда, сидевшая между Элис и Бел, ничего вокруг не замечала, она видела лишь открывавшийся перед ней волшебный мир сцены. Впрочем, рождественский спектакль действительно имел успех, даже Роберт с Люсьеном не отказались посетить его. Правда, Роберт не очень-то внимательно следил за действием; стоя в ложе за спинами дам, он постоянно перешептывался со своими друзьями по партии вигов. Люсьен же неотрывно смотрел на сцену, но его интересовали в основном костюмы танцовщиц.

Деймиен, изредка поглядывавший на Люсьена, прекрасно его понимал — костюмы и впрямь поражали своей роскошью. Разумеется, и актеры были в высшей степени талантливы — на сей счет не могло быть ни малейших сомнений, и в другое время граф внимательнее следил бы за интригой. Однако сейчас Деймиену было не до спектакля; он все еще думал об убийце майора Шербрука — вернее, о том, что полиция до сих пор не нашла этого негодяя. Задира же был выпущен на свободу, так как его брат поручился за него. Что ж, значит, и на этот раз они ошиблись, арестовав не того. А может, истинного убийцу невозможно отыскать? Деймиен надеялся, что его все-таки найдут — во всяком случае, ему очень хотелось верить, что рано или поздно это произойдет.

Он снова взглянул на Миранду и невольно улыбнулся. Кто бы мог подумать, что этот спектакль произведет на нее такое впечатление? Она следила за действием с детским увлечением и непосредственностью, и все происходившее на сцене приводило ее в глубочайшее волнение — даже румянец на щеках появился. Ее реакция на происходящее казалась графу довольно забавной, и в то же время в нем пробуждались самые нежные чувства к этой прелестной девушке. «Возможно, ее восприимчивость объясняется бедностью впечатлений прежней жизни, — размышлял Деймиен. — В таком случае все это пройдет рано или поздно. Конечно же, Миранда — настоящее сокровище, но с ней следует долго и упорно заниматься, и остается только надеяться, что Элис и Бел сумеют справиться со своей задачей».

Сейчас она была в одном из вечерних платьев, заказанных для нее накануне. Бел, должно быть, изрядно переплатила модисткам за то, что они так быстро управились — даже трудно представить, как они успели сшить платье такого сложного фасона и с таким количеством украшений за столь короткий срок. Зато Миранда выглядела в нем замечательно. Темно-зеленый шелк идеально подходил к ее изумрудным глазам, а декольте просто притягивало взгляд… Бел надела на ее изящную шейку элегантный золотой крестик на цепочке, и он, поблескивая в ярком свете люстр, касался того места на груди, где начиналась глубокая ложбинка.

Деймиен заставил себя отвернуться и скрестил на груди руки. За спиной его послышался приглушенный смех, и он, оглянувшись, увидел Роберта в окружении друзей — они, конечно же, снова говорили о политике. Однако Деймиена нисколько не интересовали их политические взгляды, более того, они его раздражали. Эти джентльмены полагали, что Англии не следовало принимать участие в войне — пусть даже Наполеону удалось бы завоевать весь континент.

К несчастью, его брат поддался искушению и, покинув партию тори, перешел на сторону вигов. Но Роберта в идеях вигов привлекали прежде всего возможности либеральных реформ, к войне же он относился совсем иначе — во всяком случае, Деймиену хотелось так думать.

Вскоре объявили антракт, и к ним подошел весьма самоуверенный молодой человек, якобы жаждавший засвидетельствовать свое почтение герцогине и герцогу; на самом же деле он интересовался прекрасной юной незнакомкой в зеленом платье. Но Бел и Элис оказали молодому человеку весьма любезный прием, что крайне раздосадовало Деймиена.

Несколько минут спустя Миранда уже беседовала с ним и при этом очень мило улыбалась. Деймиен же стоял рядом и хмурился, он с трудом справлялся с охватившим его приступом ревности. Граф понимал, что ревнует, хотя прежде это чувство было ему неведомо. Кроме того, он впервые осознал: намерение устроить судьбу Миранды, выдав ее замуж, на самом деле не имеет ничего общего с его истинными желаниями и мечтами. Да, теперь он наконец-то понял, что мечтал совсем о другом…

А молодой наглец болтал всякий вздор и постоянно спрашивал:

— Почему же я не был знаком с вами раньше? Как такое могло случиться?

Деймиен наконец не выдержал и сообщил, что Миранда недавно окончила пансион. Граф также не преминул добавить, что является ее опекуном, а она — племянницей майора Шербрука. Но о прочих подробностях ее биографии он, конечно же, говорить не стал — это могло бы повредить ей и, возможно, отразилось бы и на его положении в обществе.

В этот момент в ложе появились еще несколько молодых людей, и один из них, приложившись губами к руке Миранды, с улыбкой проговорил:

— Рад познакомиться с вами, мисс Фицхьюберт. Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете. Неужели вы не узнаете нас?

— Разумеется, она нас не узнает, Олли, и было бы очень странно если б узнала, — сказал светловолосый молодой человек, бледный и стройный. — Ведь бедняжка ужасно испугалась, разве ты не понял?

Миранда хотела что-то сказать, но Олли опередил ее:

— Мы были вчера на Бонд-стрит, когда на вас чуть не наехала карета. Страшно подумать, как близко от вас она проскочила. Я надеюсь, вы уже оправились от потрясения?

— Да, все в порядке, благодарю вас, — пробормотала Миранда, покосившись на Деймиена.

Граф внимательно посмотрел на свою подопечную и спросил:

— Дорогая моя, о чем идет речь? О какой карете говорит этот джентльмен?

Миранда вспыхнула и, немного помедлив, проговорила:

— О… вчера произошла маленькая неприятность. Это случилось, когда мы отправились за покупками.

— Что же именно?

— Я сама была виновата, — уклончиво ответила девушка.

Деймиен недоверчиво покачал головой, но тут снова вмешался Олли.

— Это совсем не так! — воскликнул он. — Бездельник, сидевший на козлах, — вот кто виноват! — Олли взглянул на Деймиена и добавил: — Милорд, я надеюсь, что слуга был достаточно сурово наказан за то, что так невнимательно выполнял свои обязанности! Он должен был вовремя предупредить леди об опасности заранее. Я бы непременно задал ему за это хорошую трепку.

Деймиен нахмурился и проворчал:

— А откуда вам все это известно? И кто вы, собственно, такой?

— Оливер Куинн, милорд, к вашим услугам. Так вот, это была черная карета, и она неслась прямо на мисс Фицхьюберт, верно?

Олли взглянул на своего светловолосого приятеля, чтобы тот подтвердил его слова, но приятель, явно не столь словоохотливый, как Куинн, лишь молча кивнул и поклонился графу.

Деймиен еще больше помрачнел и произнес:

— Мне все понятно.

— Жаль, что со мной не было моего экипажа, — продолжал Олли. — Я бы непременно догнал этого мерзавца.

— Не сомневаюсь в вашей храбрости, мистер Куинн, — с улыбкой проговорила Миранда.

Тут раздался звонок, оповещавший публику о конце антракта, и молодым людям пришлось покинуть ложу.

— Так что же все-таки случилось? — Деймиен пристально посмотрел на свою подопечную.

— Ничего страшного, честное слово, — прошептала девушка. — Когда я вышла из магазина на Бонд-стрит, какая-то карета едва не задела меня, проскочив мимо. Не представляю, в каком состоянии находился кучер, если так управлял лошадьми.

— Миранда, поймите…

— Но ничего же не случилось, — перебила она.

— Могло бы случиться. Вы очень испугались, не так ли?

— Нет-нет, я даже испугаться не успела. Видите ли, я замечталась, вот и не заметила опасности.

— Вы не должны выходить из дома без присмотра, Миранда. Лондон — не окрестности «Ярдли», здесь может случиться все что угодно.

— Да, знаю. Конечно, я провинциалка, но я постараюсь привыкнуть и вести себя правильно. Прошу вас, не волнуйтесь.

Он молча кивнул и занял свое место. История с каретой ужасно ему не понравилась. Ведь Миранда подвергалась такой серьезной опасности, а его в это время не было с ней рядом, и он ничем не мог ей помочь. «Будь я проклят» если еще хоть раз допущу подобное», — думал Деймиен.

— Мне следовало сопровождать вас, — проворчал он сквозь зубы. — Имейте в виду, теперь я никуда вас одну не отпущу. Жаль, что в этот раз отпустил.

Миранда нервно теребила свой веер.

— Очень хорошо, что отпустили.

— Почему же? — спросил Деймиен.

Тут Миранда повернулась к нему и пристально посмотрела ему в глаза.

— Потому что я выбирала для вас подарок на Рождество. Если бы вы там были, то лишили бы меня такого удовольствия.

Этот ответ ошеломил графа. Ему вдруг стало неловко, и он отвернулся, опасаясь, что девушка заметит, как он смущен. «Может, это вовсе не забота о ее безопасности — вернее, не только она одна побуждала меня следить за каждым ее шагом?» — спрашивал себя Деймиен. Действительно, ведь это могла быть и ревность, овладевшая им с того момента, как он увидел Миранду. Так ли он был честен перед самим собой? И разве для него не оскорбительно, что его подопечная подвергалась опасности, а потом вынуждена была выслушивать слова сочувствия от какого-то болвана? И все только потому, что его, лорда Уинтерли, в ту минуту не было рядом с ней.

— Ваш ответ… для меня полная неожиданность, — пробормотал граф.

— О, я в этом нисколько не сомневаюсь, — с улыбкой прошептала Миранда. Она тотчас же снова повернулась к сцене и теперь полностью сосредоточилась на спектакле.

Простиравшийся за окнами Лондон, укрытый снегом, казался чистым и тихим, а дом тем временем уже наполнился восхитительными ароматами корицы и гвоздики — на кухне готовилось рождественское угощение. Миранда же, помогавшая герцогине, Лиззи и леди Джасинде украшать Найт-Хаус, с нетерпением дожидалась праздника, самого замечательного в году. Женщины убирали дом еловыми и сосновыми ветками с крупными шишками, перевязанными пышными позолоченными лентами; они развесили их повсюду — над полками, над каминами, над дверями комнат и даже окна украсили зелеными веточками.

Миранда украсила лентами и омелой также и большое знамя с изображением французского орла — его Деймиену удалось отбить в сражении, и теперь оно в качестве военного трофея хранилось в парадном зале Найт-Хауса. Герцогиня сделала из перевязи дворецкого бант, украсила им веточку омелы и повесила ее над пианино мужа, а Джасинда развешивала гирлянды в самом большом зале, где вся семья должна была собраться на праздничный ужин. Миранда с удовольствием помогала девушке и давала ей всевозможные советы.

Покончив со всеми этими хлопотами, леди Джасинда с Мирандой отправились убирать гостиную. Там было достаточно места для еловых веток — и на окнах, и на каминной полке, над которой висел большой женский портрет. Как сказали Миранде, это был портрет матери Дей-миена, покойной герцогини Хоксклифф. Миранда с интересом рассматривала его несколько минут. Дама была в высоком белокуром парике и в платье с кринолином. Чувствовалось, что эта женщина обладала необычайно сильной волей и властным характером, но вместе с тем в ее загадочно мерцавших синих глазах сквозила удивительная нежность; изящный же овал лица и чувственные губы свидетельствовали об артистичности натуры.

Неожиданно в гостиной появился мистер Уолш. Он доложил, что большая часть нового гардероба Миранды уже доставлена из магазина и сейчас слуги переносят коробки в комнату, где можно будет проверить, все ли в порядке.

Миранда тотчас же поднялась к себе в комнату, открыла одну из коробок и увидела чудесное платье, в котором собиралась появиться на рождественском ужине.

— А куда можно надевать вот это? — спросила Лиззи, сопровождавшая подругу.

— На прогулку, я думаю, — ответила Миранда.

Она открыла еще одну коробку и, вынув из нее платье, в восторге воскликнула:

— О, я так счастлива! Как будто уже получила все подарки к Рождеству!

— Откройте вот эту, — сказала Джасинда, только что появившаяся в комнате; она указала на коробку, лежавшую на кровати.

Миранда подняла крышку и вытащила еще один наряд.

— О, это же мой костюм для верховой езды!

— Полагаю, самое время начать ваш первый урок, — неожиданно раздался голос Деймиена.

Миранда вздрогнула и тотчас же почувствовала, что сердце ее забилось быстрее. В волнении прижимая к груди костюм, она повернулась и увидела графа, стоявшего у двери. Девушка залилась краской. В смущении потупившись, она пробормотала:

— Что вы имеете в виду? Деймиен улыбнулся и сказал:

— В вашем образовании есть один досадный пробел: вы не умеете ездить верхом.

Миранда тоже улыбнулась.

— Я с удовольствием возьму у вас урок, милорд. Если, конечно, вы хотите увидеть меня в новом костюме.

Теперь уже Деймиен смутился. Пожав плечами, он прошелся по комнате. Ему действительно очень хотелось взглянуть на Миранду в костюме для верховой езды. «Но неужели она об этом догадалась?» — думал граф. Чтобы не выдать своего волнения, он молча кивнул и вышел за дверь.

На следующий день они отправились в Грин-парк, и Деймиен занялся обучением Миранды. Она чудесно проводила время, и никогда еще ей не было так весело. Но больше всего ее радовало то, что граф опять стал ласков и внимателен к ней. Она очень переживала, что была так плохо воспитана и не умела ездить верхом, как пристало благородной даме. Но сейчас Миранду не заботило, что она могла упасть с лошади и свернуть себе шею — ведь в последние мгновения ее жизни Деймиен находился бы с ней рядом.

Впрочем, особая опасность ей не угрожала: граф выбрал для нее самую послушную и кроткую лошадку из конюшни герцога — темно-коричневого пони по кличке Джек-яблочко. Поскольку Миранда была довольно высокого роста, ее ноги, когда она села в седло, свесились почти до самой земли.

— Вы смеетесь надо мною, сэр?! — воскликнула она, заметив улыбку графа.

— Ни в коем случае, моя дорогая.

Но в голосе Деймиена звучали насмешливые нотки, и Миранду ужасно это возмутило — девушка вспыхнула в негодовании. Но при этом она прекрасно знала, что готова вынести даже насмешку — только бы побыть рядом с Деймиеном хоть немного.

Он держал Джека на длинном поводе, пока тот бодро скакал по кругу с Мирандой на спине. Стараясь не замечать насмешливую улыбку графа, девушка полностью сосредоточилась на том, чтобы правильно держаться в седле и вовремя натягивать и отпускать поводья. И все-таки Миранда постоянно чувствовала на себе взгляд Деймиена; он внимательно следил за ней, пока она делала круг за кругом.

Шел снег, и в парке было совсем тихо. Снежинки поблескивали в темных волосах графа и на его шерстяной накидке. Через какое-то время Миранда почувствовала, что уже успела кое-чему научиться, и ей очень хотелось, чтобы Деймиен по достоинству оценил ее искусство. Но еще больше ей хотелось, чтобы урок продолжался как можно дольше — находясь с Деймиеном наедине в пустынном заснеженном парке, она чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете.

Когда урок закончился, Миранда задержалась — теперь она просто болтала с Деймиеном. Но потом ей вдруг вспомнились слова мистера Чиппинга, часто поучавшего актеров своей труппы: «Всегда помните, что вы должны покинуть сцену как раз в тот момент, когда еще не успели надоесть зрителям». Поблагодарив графа за урок, Миранда выразила надежду, что на следующий день он не откажется продолжить занятия, а затем они вместе направились к дому. У парадного входа Миранда с улыбкой кивнула опекуну и пошла к лестнице. Деймиен же с удивлением смотрел ей вслед.

Весьма довольная собой — она прекрасно знала, что граф не спускает с нее глаз, — Миранда подошла к ступеням и вдруг заметила Люсьена, стоявшего у балюстрады на веранде. Увидев девушку, он улыбнулся и шагнул ей навстречу. Миранда поняла, что он поджидал ее здесь; более того, было совершенно очевидно, что лорд Люсьен уже какое-то время наблюдал за ней и за Деймиеном — возможно, довольно долго.

— Доброе утро, милорд, — поздоровалась девушка.

— Здравствуйте, мисс Фицхьюберт, — кивнул Люсьен.

— Вы, наверное, ожидаете Деймиена… То есть я хотела сказать, лорда Уинтерли, — в смущении добавила Миранда.

Люсьен снова улыбнулся и с удивлением взглянул на девушку:

— Деймиена? Вот как, оказывается, вы его называете… Миранда опустила глаза; она почувствовала, что краснеет.

— Простите, милорд, я оговорилась. С вашего разрешения, я бы хотела переодеться к обеду…

— Не торопитесь, моя дорогая. Прошу вас, уделите мне минуту вашего драгоценного времени. Все это меня очень даже заинтересовало. — Люсьен подошел к девушке почти вплотную и добавил: — Я в недоумении. Неужели между вами и моим братом действительно что-то происходит?

— Не представляю, о чем вы говорите, — пробормотала Миранда и тотчас же поняла, что снова покраснела.

Люсьен внимательно на нее посмотрел и проговорил:

— Дорогая моя, вы полагаете, я так же слеп, как и все, кто вас окружает?

— Но поверьте, я действительно…

— Уверен, что это не так, — перебил Люсьен. Выдержав паузу, он продолжал: — Не лгите мне, пожалуйста, это совершенно бесполезно. Поймите, меня невозможно обмануть, ведь я дипломат… И уж поверьте на слово, я могу заставить человека признаться даже в том, что он хотел бы скрыть. Таким образом, ваше притворство ни к чему не приведет, мисс Фицхьюберт.

Миранда молчала; она почувствовала себя так, словно ее поймали на месте преступления. Ей казалось, что никто ни о чем не догадывается, даже такой наблюдательный человек, как лорд Люсьен.

Не зная, что сказать, Миранда обвела взглядом парк — она пыталась собраться с мыслями. Собеседник же, внимательно следивший за ней, с удовлетворением отметил, что слова его произвели на девушку именно то впечатление, на какое он рассчитывал.

— Ему известно, что вы влюблены в него? — спросил наконец Люсьен.

Миранда пристально посмотрела на него и тотчас же опустила глаза.

— О, я не знаю, — пробормотала она. — Я ничего не знаю… Даже не знаю, действительно ли я влюблена в него. Пожалуйста, не сердитесь на меня, милорд. Я ничего не могу вам сказать. Вы ведь ничего не скажете ему, правда? Обещайте…

— Я ничего не могу обещать, пока не узнаю правду. Почему вы не хотите мне сказать, что происходит? Поймите, мне совершенно ясно, что вы неравнодушны к Деймиену.

— О, что вы говорите?! — воскликнула Миранда. Не в силах справиться с волнением, она прижала руки к груди. — Разве вы не понимаете, что я ему совсем не подхожу? Нет, милорд, у меня не может быть никаких видов на вашего брата. Вас ведь именно это беспокоит, не так ли? Разумеется, граф нравится мне, он ведь герой войны… Но как он может обращать внимание на незаконнорожденную дочь актрисы?

— Не говорите глупости, мисс Фицхьюберт. — Люсьен взял девушку под руку. — Давайте погуляем по галерее, и я постараюсь переубедить вас.

Миранда хотела отстраниться, но Люсьен настаивал на том, чтобы она выслушала его, и в конце концов ей пришлось уступить. Девушке вдруг пришло в голову, что в ее чувствах к опекуну, возможно, не было ничего постыдного. Оказалось, что лорд Люсьен, узнав ее секрет, вовсе не возмутился, хотя именно такой реакции она ожидала. Миранда послушно последовала за ним в галерею, где на стенах висели портреты рыцарственных предков Найтов — эти люди словно смотрели на нее из глубины веков.

Люсьен начал задавать ей вопросы, и Миранда, поначалу отмалчивавшаяся, все же призналась во всем. С удивлением глядя на собеседника, девушка спрашивала себя:. «Неужели этого человека не шокировали моя откровенность, моя наивность, моя глупость?» Люсьен же, казалось, читал ее мысли, так что Миранда не смогла бы его обмануть, даже если бы очень захотела. Более того, в какой-то момент она вдруг поняла: если на свете и существовал человек, способный объяснить ей, что происходит с Деймиеном, то этим человеком был именно Люсьен, его брат-близнец.

Собравшись с духом, Миранда рассказала обо всем — и о своей театральной карьере под псевдонимом мисс Уайт, и о том, как граф по ошибке принял ее за девицу легкого поведения, и о нападении четверых незнакомцев в окрестностях Бирмингема, и о том, как Деймиен расправился с ними, защищая ее. Она рассказала даже о происшествии с мистером Ридом и об ужасной ночи в гостинице.

— Вы ничего не преувеличиваете? — спросил Люсьен. — Я имею в виду ночь в гостинице…

— Преувеличиваю? О нет, он действительно чуть не задушил меня. И я до сих пор не понимаю, что с ним тогда случилось.

Люсьен внимательно посмотрел на девушку.

— Мисс Фицхьюберт, вы не должны сердиться на него.

— Нет-нет, я вовсе не сержусь на графа. Но я очень хочу помочь ему. Вы ведь наверняка знаете, что с ним происходит. — Миранда вздохнула и в задумчивости склонила голову. — Он будет ужасно недоволен, если узнает, что я рассказала вам все это.

— Видите ли, мисс Фицхьюберт, вы ведь почти ничего не знаете о моем брате. Идемте…

Люсьен взял девушку за руку и подвел к дивану, стоявшему в самом конце галереи. Усадив ее, он пристально посмотрел ей в глаза и вновь заговорил:

— Мой брат принимал участие во всех крупных сражениях прошедшей войны. И я заметил, что он очень изменился в последнее время. Что ж, ничего удивительного. Ведь ему приходилось быть свидетелем стольких трагедий… Поймите, даже такой сильный человек, как Деймиен, не мог не страдать при этом. Долгое время он находился в ситуации, которую и не всякий храбрец способен выдержать. Ему приходилось засыпать с мыслью о том, что завтрашний день, возможно, будет последним днем его жизни. Так было, например, в Испании — во время осады Бадахоса. Вы ведь и сами видели, на что он способен в гневе, так что можете себе представить, какова была его жизнь на войне. Возможно, вы слышали и о бунте, на который решилась часть наших солдат после взятия Бадахоса. Деймиен тогда был вынужден наказать всех тех, кто участвовал в разграблении города и в беспорядках. И я не стану скрывать от вас, что ему приходилось проявлять жестокость. Но его можно понять. Эти люди предали его, а он ведь нес ответственность за их действия. Увы, меры, предпринятые моим братом, вызвали недовольство некоторых офицеров — об этом тоже нельзя умолчать.

Миранда со вздохом кивнула:

— Да, я понимаю, это действительно ужасно…

— Именно поэтому я избавился от всех иллюзий, и теперь я прекрасно знаю, что такое война, — продолжал Люсьен. — Впрочем, речь не обо мне, — добавил он, немного помолчав. — Так вот, все пережитое не могло не отразиться на душевном состоянии моего брата. Ощущение безнадежности, чувство собственного бессилия… все это приводит к тому, что офицер, взявший на себя ответственность за жизнь своих солдат, очень скоро начинает понимать, что не может ни защитить их, ни оградить от смерти, он волен лишь распоряжаться чужими жизнями, посылая людей на смерть. Вот что производило такое тягостное впечатление на Деймиена. При его чувстве ответственности такое положение казалось невыносимым — ведь он заботился о своих солдатах. И подчиненные любили его, в этом не может быть сомнений. Возможно, иногда он казался слишком суровым и жестким человеком, но у него доброе сердце, поверьте мне, Миранда. Я видел, как он переживал, в каком глубочайшем отчаянии находился всякий раз, когда гибли его люди. Более того, Деймиен жалел даже врагов, даже таких головорезов, как гессенские наемники. Я старался вернуть его к нормальной жизни, приводил, казалось бы, разумные доводы, но, увы, брат, меня не слушал… — Люсьен сокрушенно покачал головой. — Деймиен привык к войне и после того, как она закончилась, не смог забыть ее. Обычная жизнь стала для него чуждой, и он даже не пытался интересоваться ею. И все же я рад за него. Рад уже хотя бы потому, что он остался жив и здоров. Вероятно, Деймиен родился под счастливой звездой.

— Да, наверное, — прошептала Миранда. Немного помолчав, Люсьен продолжал:

— Я не смог все это выдержать, поэтому после Бадахоса решил оставить военную службу и поступил в министерство иностранных дел. Я старался уговорить Деймиена последовать моему примеру, но он не слушал меня. Когда же я настаивал, он впадал в ярость и называл меня трусом, упрекал в малодушии. Но я покинул армию вовсе не по малодушию — просто рассудил, что на новой службе принесу гораздо больше пользы. Впрочем, не исключаю, что мне все-таки не следовало уходить из армии. Если бы я остался с Деймиеном, то, возможно, сумел бы хоть как-то поддержать его. И эта мысль до сих пор не дает мне покоя, — добавил Люсьен со вздохом.

Миранда кивнула.

— Да, я прекрасно понимаю вас, милорд.

— Какое-то время Деймиен даже не желал общаться со мной, — продолжал Люсьен. — Он и сейчас не очень-то разговорчив. Но я знаю, что брат нуждается в заботе и утешении, поэтому и решил обратиться к вам, Миранда. — Люсьен опустил руку в карман и, вытащив небольшой ключ, местами покрытый ржавчиной, протянул его девушке. — Воспользуйтесь им, моя дорогая. Но только в случае крайней необходимости.

Миранда с удивлением смотрела на собеседника.

— Что это за ключ? — спросила она. Проигнорировав ее вопрос, Люсьен с загадочной улыбкой сказал:

— Я сообщу вам напоследок самое важное. Вы первая женщина, которая привлекла его по-настоящему. Если бы я не был в этом уверен, то ни за что не заговорил бы с вами. Деймиен нуждается в вас, Миранда, он видит в вас свою последнюю надежду. А я всего лишь его брат, поэтому никогда не смогу стать для негр тем, чем можете стать вы.

— Что же я могу сделать? — проговорила Миранда с дрожью в голосе.

— Любите его, дорогая. Я благословляю вас. — С этими словами Люсьен наклонился и поцеловал ее в лоб.

— Спасибо вам, милорд, но я не представляю, как я смогу принять ваше благословение, — потупившись, пробормотала девушка. — Я ведь совсем не подхожу для него. Я не такая утонченная и образованная… И не такая красивая, как герцогиня или ваша супруга. Милорд, я не знаю, как мне поступить.

Люсьен принялся молча расхаживать вдоль дивана. При этом он по-прежнему как-то странно улыбался.

— Милорд, почему вы молчите? Скажите, как же я могу заставить его полюбить меня?

Люсьен внезапно остановился и пристально посмотрел на девушку.

— Миранда, я не могу ответить на этот вопрос. Вы должны сами найти ответ. Но уверяю вас, все сказанное мной — чистейшая правда.

— А если с ним произойдет то же самое, что произошло в гостинице? — пробормотала девушка. — Ведь он может убить меня.

— Поверьте ему, моя дорогая. — Люсьен вновь улыбнулся. — Наберитесь смелости и сразитесь с демонами, терзающими его душу. Вы должны решиться на это, Миранда. И вы сумеете победить, я понял это сразу же, едва увидел вас. Полагайтесь на свое сердце и забудьте о страхе, только ваша смелость может принести вам счастье.

Миранда в нерешительности пожала плечами.

— Скажите мне хотя бы, какую дверь можно открыть этим ключом.

Люсьен весело рассмеялся в ответ и направился к выходу из галереи.

— Если любовь ваша достаточно сильна, вы со временем найдете эту дверь! — бросил он через плечо.

Глава 9

Накануне Рождества Люсьен распорядился приготовить сани, чтобы покатать маленького Гарри и показать ему город в праздничных огнях. К нему присоединились герцог и герцогиня, собиравшиеся навестить Альфреда Гамильтона, престарелого и полуслепого отца Белинды. Все прочие обитатели Найт-Хауса также не отказались принять участие в прогулке. Сани были рассчитаны только на шестерых человек, но разместились в них восемь, причем каждый из мужчин не забыл прихватить фляжку с крепким вином — только так и можно было согреться в зимний холод.

Вечер был тихий, и звезды ярко сияли на синем бархате небес. Малыш Гарри сидел между Люсьеном и Элис, а леди Джасинда и Лиззи сели справа и слева от веселого и улыбчивого лорда Алека. Миранда же оказалась рядом с Деймиеном.

Когда они проезжали через Гайд-парк, Люсьен велел вознице ненадолго остановиться и попросил всех помолчать, В темном и пустынном парке царила торжественная тишина — такая же тишина наступает в церкви перед вступлением церковного хора, — и казалось, что только здесь можно было услышать небесный хор ангелов. Какое-то время все молчали, и даже Гарри сидел с широко раскрытыми глазами и внимательно прислушивался к рождественскому небесному хору. Миранде же вдруг вспомнились строчки из роли.

«Тихая ночь, святая ночь, все уснуло, и все сияет…» — мысленно декламировала она.

Ей вдруг захотелось, чтобы эти мгновения, наполненные удивительным ощущением причастности к вечности, никогда не заканчивались. Она взглянула на Деймиена и поняла, что тот наблюдал за ней.

Нащупав в темноте руку графа, Миранда крепко сжала ее и тотчас же почувствовала ответное пожатие, а его рука оказалась такой теплой, что она даже сквозь перчатку ощутила это тепло.

Тут Деймиен приказал вознице трогать, и они поехали дальше.

Джасинда с любопытством рассматривала морозные узоры на льду застывшего озера.

— Мы должны обязательно покататься по нему на коньках, — сказала она. — Только надо не забыть об этом, пока озеро не растаяло. Лиззи, Миранда, вы пойдете кататься в понедельник?

Миранда энергично покачала головой:

— Нет-нет, я не могу.

— Но почему?! — воскликнула Джасинда. — Это же так весело!

— И очень полезно для здоровья, — добавила Лиззи.

— Действительно, Миранда, почему бы вам не попробовать? — спросил Деймиен, по-прежнему сжимавший руку девушки.

Миранда пожала плечами.

— Поверьте, я не могу, — пробормотала она.

Она ужасно боялась воды и ни за что не решилась бы подойти к озеру — даже к замерзшему.

Вскоре они увидели огни Апсли-Хауса, расположенного неподалеку от Букингемского дворца, и Люсьен приказал кучеру разворачиваться и ехать обратно.

Возвратившись в Найт-Хаус, все напились глинтвейна, чтобы как следует согреться после прогулки. А потом мистер Уолш — его фрак в честь праздника украшала красная гвоздика — с необыкновенно торжественным видом объявил, что ужин готов. Герцог и герцогиня прошли в гостиную первыми, а следом за ними направились Люсьен и Элис. Пожилой сэр Гамильтон предложил леди Джасинде взять его под руку, Лиззи присоединилась к Алеку, замыкали же шествие Миранда и Деймиен.

В гостиной ярко пылали свечи, и вся комната была наполнена ароматом хвои. Миранде еще никогда не доводилось сидеть за праздничным столом, столь богато сервированным — тут были и чудесные тарелки из тончайшего фарфора, и серебряные подсвечники, и расписанные позолотой большие вазы для фруктов. А в огромных зеркалах, висевших на стенах гостиной, отражалось пламя свечей.

Перед тем как все сели за стол, герцог прочел благодарственную молитву Господу за тот великий дар, который был явлен людям в эту святую ночь. Не забыл он упомянуть и о победе в последней войне, а в заключение сказал, что искренне рад видеть всех, кто собрался в этот вечер за праздничным столом. Слушая, герцога, Миранда благодарила судьбу за то, что та подарила ей возможность познакомиться с такими добрыми и отзывчивыми людьми. Взглянув на графа, она опустила глаза и почувствовала, что он легонько пожал ее руку.

«Я благодарна Богу за то, что встретила своего опекуна, своего защитника, своего ангела-хранителя», — думала девушка.

— И чтобы был здоров наш ребенок, который скоро появится на свет, — сказала герцогиня, когда умолк ее муж.

— Аминь, — отозвался герцог и поцеловал жену в щеку.

— И пусть Господь благословит Джека, — добавила Джасинда и тут же тихонько вздохнула.

— Да, и Джека тоже, — закивали Люсьен и Элис. Роберт же с Деймиеном внезапно нахмурились. Герцогиня кивнула слугам, и они начали разносить блюда.

— Кто такой Джек? — прошептала Миранда, повернувшись к графу, но тот промолчал.

— Джек — это наш брат, — сказал Алек вполголоса. — Он старший после Роберта.

— Он не смог приехать сегодня?

— Он сейчас за пределами Англии, — прошептала Лиззи, покосившись на Миранду.

Миранда молча кивнула; она поняла, что в Найт-Хаусе неохотно говорят об этом отсутствующем родственнике, и поэтому не стала задавать вопросы.

Тут в центр стола поставили огромную серебряную супницу, а рядом с ней — блюда с индейкой, с рыбой и с ягненком в красном соусе. Затем принесли пирог с миндалем и цукатами и поросенка, а чуть позже — жареных цыплят. Миранда, впервые увидевшая такое изобилие, сначала даже не поверила собственным глазам.

— Я, наверное, так ужасно располнею от всего этого, что не смогу надеть ни одно из новых платьев, — проговорила она со смехом.

Деймиен тоже засмеялся.

— Ничего страшного. Мы закажем новые — еще лучше этих.

В этот момент принесли еще и куропатку с яблоками, причем она выглядела так, словно все еще была живой. Осетрина же оказалась такой необыкновенно вкусной, что с ней мог сравниться только заяц с грибами. Миранда, решившая отведать всего понемногу, взяла кусочек пирога с зеленью и мясом и в конце концов так наелась, что уже не могла проглотить ни кусочка. Несколько дней назад, присутствуя на семейном ужине, она думала, что это и был предел аристократической роскоши, но теперь наконец-то увидела настоящее праздничное изобилие — о таком ей прежде доводилось читать лишь в сказках, ведь в «Ярдли» она питалась в основном хлебом с маслом и чаем.

Какое-то время спустя слуги в ливреях снова засуетились вокруг стола — они убирали одни блюда и заменяли их другими, а также разливали вино в хрустальные бокалы. Миранда же, погрузившись в воспоминания, уже ничего вокруг не замечала, Правда, время от времени она поглядывала на людей, сидевших с ней рядом, и мысленно благодарила их за доброту и за этот чудесный праздник, а также за то., что они принимали ее как равную и ни разу не задели ее гордости и самолюбия.

Когда Миранда смотрела на Деймиена, она чувствовала, что сердце ее начинает бешено колотиться, ей казалось, что граф — самый красивый из всех братьев. Хотя все Найты были необыкновенно привлекательными мужчинами, ни один из них не мог сравниться с Деймиеном. Роберт же, которому было уже за тридцать, мог бы показаться даже надменным и высокомерным, если бы не его добродушная улыбка. Миранда видела, что он очень привязан к жене, да и остальных членов семьи он, конечно же, искренне любил. Выходит, она заблуждалась, когда полагала, что в высшем свете — одни лишь холодные эгоисты и гордецы, люди, не интересующиеся ничем, кроме власти и своего положения в обществе.

Миранда посмотрела на сидевшего напротив нее лорда Алека. Тот улыбнулся девушке, и она невольно рассмеялась. Она сразу же прониклась к нему глубочайшей симпатией, ей нравились его шутки и даже неожиданные и дерзкие выходки. Алек был самым младшим из братьев, и Деймиен считал его душой любой компании. Миранда не сомневалась, что так оно и было. Лорд Алек был неотразим и, конечно же, прекрасно знал об этом. Кроме того, он считался признанным арбитром в вопросах моды и вкуса, хотя сам одевался довольно эксцентрично — носил броские фраки и сюртуки, жилеты кричащих расцветок и длинные, до плеч, волосы. Было совершенно очевидно, что лорд Алек принадлежал к тому типу мужчин, к которому Миранда ошибочно причислила и Деймиена при первой их встрече. И все же она чувствовала: этот утонченный аристократ, постоянно всех высмеивающий, относится к ней с симпатией и даже с уважением. Когда лорд Алек стал знакомить Миранду со своими друзьями, дабы она могла присмотреться и выбрать себе подходящую партию, Деймиен заявил: «Ты занялся не своим делом». Но Алек лишь рассмеялся в ответ. Роберт же воспринимал шутки Алека снисходительно, но без восторга, очевидно, он полагал, что младший брат — слишком уж несерьезный человек.

Наконец Миранда взглянула на Люсьена и тотчас же подумала о внешнем сходстве близнецов. Сходство, конечно же, было поразительное — одни и те же черты лица, темные волосы и серые глаза, — однако Деймиена отличало от брата нечто неуловимое, во всяком случае, Миранде казалось, что он гораздо привлекательнее Люсьена.

Отодвинув от себя тарелку с фрикасе и блюдце со сладким соусом, Миранда выпила бокал вина, а затем не удержавшись съела несколько устриц. Промокнув губы салфеткой, она взглянула на графа и прошептала:

— Что это такое?

Он посмотрел на тарелку с устрицами и улыбнулся.

— Устрицы, моя дорогая. Ешьте, пожалуйста. Миранда съела еще одну устрицу и тут же поняла, что вскоре не сможет даже пошевелиться. Но у нее все же хватило сил, чтобы попробовать чудесные сочные груши и мандарины. А когда подали лимонный бисквит, то она взяла себе совсем крошечную порцию.

— Боюсь, мы все сегодня умрем от обжорства, — заметила Джасинда, отодвигая от себя тарелку.

— А вот это меня нисколько не пугает, — со смехом отозвался сэр Гамильтон.

Наконец все дамы поднялись и вышли в соседнюю комнату. Мужчины же остались допивать вино.

— Не задерживайтесь, — сказала герцогиня мужу. — Мы ждем вас, чтобы открыть подарки.

— Да, дорогая, — улыбнулся Роберт.

Последовав за Элис, Миранда оглянулась на Деймиена. Взгляды их на несколько мгновений встретились, и девушку поразили глаза графа — он смотрел на нее с нет обыкновенной нежностью. Почувствовав, что краснеет, Миранда вышла из комнаты.

И вот настал тот момент, которого Деймиен дожидался с величайшим нетерпением. Он знал, что теперь наконец-то сможет показать Миранде, как искренне любят ее в Найт-Хаусе. Пока все обменивались подарками, девушка скромно стояла в сторонке и ждала своей очереди. Сейчас она почувствовала себя чужой на этом чудесном празднике. «Да, я действительно совсем чужая в этом доме», — думала Миранда; ей казалось, что все просто-напросто забыли о ней. Но тут Деймиен подошел к ней, взял ее за руку и с улыбкой сказал:

— Пойдемте, у меня кое-что есть для вас. Она в смущении покраснела.

— О, Деймиен… простите, лорд Уинтерли. Милорд, я думаю, не стоит обо мне беспокоиться.

— Деймиен — именно так, — кивнул граф. — Да-да, Деймиен, вы не ошиблись.

Она посмотрела на него с отчаянием в глазах и села на диван. Граф положил ей на колени небольшую коробочку и проговорил:

— Во-первых, вот это. — Миранда неуверенно прикоснулась к коробочке. — Открывайте же, — сказал Деймиен.

Она откинула крышку и увидела медаль, врученную майору Шербруку за храбрость, проявленную в битве под Бусако.

Девушка взглянула на Деймиена, и глаза ее наполнились слезами.

— Спасибо, — прошептала она.

— Джейсон хотел, чтобы она была у вас. Хотел, чтобы вы всегда помнили о нем, Миранда.

Девушка кивнула, утирая слезы, поблескивавшие на ее длинных черных ресницах.

— А теперь еще несколько скромных подарков, — продолжал Деймиен.

Миранда посмотрела на него с удивлением, а он, загадочно улыбнувшись, окинул взглядом всех присутствовавших и сказал:

— Что ж, можно начинать.

Люсьен и Элис подарили Миранде письменный прибор с маленькой подставочкой для визитных карточек. Белинда вручила девушке жемчужные серьги, Лиззи — три платка с монограммой Миранды, Джасинда — веер из страусовых перьев, а Алек преподнес ей меховое манто, необыкновенно изысканное и дорогое. Такое же манто он подарил Джасинде. Даже сэр Гамильтон принес для Миранды подарок — книгу стихов Вальтера Скотта с автографом самого автора — тот часто бывал в Найт-Хаусе.

Когда же подошла очередь Деймиена, он протянул девушке три листа бумаги, скрепленные красной восковой печатью. Миранда взглянула на листы, а затем в изумлении посмотрела на графа.

— Неужели это мне? — прошептала она. Деймиен улыбнулся и кивнул.

— Что там написано? — спросила Джасинда.

— Лорд Уинтерли подарил мне лошадь! — воскликнула Миранда, вскакивая с дивана.

— С отличной родословной, — добавил граф. — Самых чистых кровей. Она очень послушная и быстрая как ветер. Ее приведут сразу же после Рождества. Я уверен, что вы уже готовы пересесть на нее. Думаю, Джек-яблочко не обидится.

— О, Деймиен, я просто не могу поверить! — Миранда снова залилась румянцем и приложила к щекам ладони. Сейчас все смотрели только на нее, и она в смущении пробормотала: — О, я даже не знаю, как вас благодарить. Я чувствую, что недостойна всех этих чудесных подарков. Но я ужасно рада, у меня никогда не было такого восхитительного Рождества. Мне никогда не отблагодарить вас за вашу доброту ко мне, за то, что вы согласились принять меня в этом доме и окружили такой заботой. — Миранда с трудом перевела дух и посмотрела на Деймиена. Он рассмеялся и заметил:

— Поверьте, моя дорогая, у нас у всех была только одна цель — сделать вас счастливой.

— О, я действительно счастлива! — воскликнула девушка. Слезы покатились по ее щекам, но она, повернувшись к герцогу, проговорила: — Милорд, могу ли я обратиться к вам с одной маленькой просьбой?

— Я слушаю вас, мисс Фицхьюберт, — кивнул Роберт. Она подошла к нему и что-то прошептала ему на ухо. Роберт улыбнулся и сказал:

— Прекрасная мысль, моя дорогая. Значит, вы готовы?

— Да, милорд.

Герцог окинул взглядом комнату и произнес:

— Я имею честь сообщить вам, что мисс Фицхьюберт хочет спеть для нас.

Все с улыбками закивали, и Роберт тут же подвел Миранду к своему фортепьяно.

— Я надеюсь, вам понравится эта песня, — сказала девушка. — Только так я могу отблагодарить вас.

Кивнув Миранде, Роберт взял первые аккорды, Деймиен же смотрел на девушку во все глаза — ему казалось, что сейчас она еще прекраснее, чем прежде, и он чувствовал, что ни одна из женщин не была так дорога ему, как Миранда. Граф вновь вспомнил ее выступление в «Павильоне», когда весь зал слушал Миранду затаив дыхание. А сейчас она пела старинный рождественский гимн «Что за прекрасное дитя…».

Гордый за нее, Деймиен вслушивался в волшебные звуки — точно так же он слушал ее и в тот памятный вечер в «Павильоне».

Когда певица умолкла, на несколько мгновений воцарилась полная тишина — все слушатели находились под впечатлением ее замечательного выступления. Деймиену же вспомнились слова, сказанные Мирандой у выхода из театра. «Вы даже не аплодировали мне», — кажется, так она сказала.

И тут наконец раздались аплодисменты, все благодарили Миранду за чудесную песню. Девушка еще больше покраснела — она даже не смела поднять глаза на Деймиена.

— Это великолепно! — воскликнула Элис.

— Да, чудесный голос, — согласилась герцогиня.

— Браво! — крикнул Алек; он был очарован пением Миранды.

— Спасибо вам, спасибо за вашу доброту. — Девушка поклонилась всем и вернулась к дивану. Но ей тут же пришлось выйти на середину комнаты и снова поклониться, так как все хотели, чтобы она спела еще что-нибудь.

Раздеваясь, чтобы лечь спать, Миранда чувствовала себя счастливейшей из смертных. Вынув из прически шпильки и гребни, она откинула за спину свои тяжелые густые волосы; горничная же тем временем расстегивала ее платье. Глядя в зеркало, Миранда стала расчесывать волосы. Ей до сих пор казалось, что ее появление в Найт-Хаусе — это настоящее рождественское чудо. И еще большим чудом казалось искреннее расположение к ней всех обитателей особняка. Никто ни разу даже не вспомнил о том, что она — всего лишь незаконнорожденная дочь актрисы. А ведь в школе ей постоянно напоминали об этом…

Горничная поклонилась и собралась уходить. Миранда поздравила ее с Рождеством и пожелала ей спокойной ночи. Оставшись одна, она опустилась на постель. Почувствовав, что грудь переполняется радостью, Миранда закрыла глаза и рассмеялась. «О Господи, он подарил мне лошадь», — подумала она.

Открыв глаза, Миранда взглянула на картину, висевшую на стене — на ней были изображены скачки, — и представила себя в седле, представила, как несется во весь опор. Ей тогда так хотелось обнять и поцеловать графа за его щедрость, но она не осмелилась сделать это при всех. А сейчас никак не могла решиться подняться в его комнату, хотя и говорила Деймиену, что приготовила для него подарок.

Миранда подбежала к туалетному столику и заглянула в ящик, где лежал ключ, который ей вчера вручил лорд Люсьен. Немного помедлив, девушка оделась и, прихватив с собой ключ, выскользнула в коридор. Она уже знала, где находилась комната опекуна, и сейчас направилась туда.

Спустившись по холодным мраморным ступеням, Миранда оказалась в полутемном коридоре — свечи горели лишь у самой дальней стены. Со свертком в одной руке и ключом в другой она подошла к двери графа и осторожно постучала, затем чуть приоткрыла дверь.

В комнате, озаренной лунным светом, не было ни души. Миранда переступила порог и осмотрелась. «Деймиен, где же ты?» — думала она.

Миранда снова взглянула на подушку, лежавшую на постели. Действительно, где же мог находиться граф? Она пересекла комнату, подошла к двери кабинета и попробовала открыть ее своим ключом.

Но ключ оказался слишком маленьким. Это был явно не тот ключ.

Миранда нахмурилась. «Что же им тогда можно открыть?» — подумала она. Девушка осмотрелась в поисках другой двери. Подошла к шкафу, решив, что ключ — от него. Но на сей раз ключ оказался слишком большим.

Она вдруг услышала веселый смех. Миранда замерла на несколько секунд.

«Кто же это здесь смеется в такое время? Или мне просто почудилось?»

Внезапно раздался смех, а затем — пронзительный крик и собачий лай.

«Что происходит?» — думала девушка. Она прислушалась и поняла, что смех, крики и лай доносятся со стороны окна.

Собравшись с духом, Миранда осторожно подошла к окну, отдернула занавеску — и глазам своим не поверила. Четверо братьев с увлечением играли в парке в снежки, Трое из них преследовали лорда Алека, который скорее всего и затеял эту веселую баталию. Братья веселились как дети. Перебегая от одного дерева к другому и прячась за стволами и пышными вечнозелеными ветвями елей, они обстреливали Алека снежками, а тот громко смеялся. А потом они вдруг разбежались в разные стороны, и теперь уже каждый из них был сам по себе. Все четверо бегали по парку, и за ними с веселым лаем носился огромный сторожевой пес, пытавшийся ловить снежки. Лорд Алек что-то выкрикивал — казалось, он подзадоривал Люсьена. Оба они упали в снег и начали бороться. Минуту спустя Роберт объявил, что победил Люсьен, уложивший брата на обе лопатки. Деймиен подошел, чтобы поздравить Люсьена, но тут герцог набросился на него сзади. Однако Деймиен вовремя увернулся, толкнул Роберта, и тот в результате оказался на снегу. И все четверо снова расхохотались.

Миранда решила, что пора возвращаться к себе в комнату, и отошла от окна. Она до сих пор была в шоке от увиденного. «Неужели это Рождество так повлияло на них? — думала девушка. — Ведь они словно с ума сошли…»

И все же Миранда радовалась, даже ликовала — теперь-то она не сомневалась: даже Деймиен временами мог забывать о прошлом и становился веселым и беззаботным, точно мальчишка. Она снова подошла к окну, взглянула на ночное небо и, обращаясь к рождественской звезде, загадала желание — ей хотелось всегда оставаться такой же желанной в Найт-Хаусе, как в этот вечер.

Задернув штору, девушка отошла от окна, вышла из комнаты и направилась к себе. В эти минуты ей казалось, что она всегда была счастливой…

Особняк Холланд-Хаус казался необыкновенно старым. И действительно, он был построен еще в эпоху короля Якова. Сейчас, по случаю праздника, Холланд-Хаус был ярко освещен свечами в массивных канделябрах и украшен гирляндами и еловыми ветвями. Издалека Миранде показалось, что особняк сияет как сказочный дворец. Ее алое атласное платье было закончено только час назад, перед тем как она села в карету Хоксклиффов, чтобы отправиться на свой первый в жизни бал. Как только экипаж покатил по улицам, Деймиен с герцогом затеяли спор — речь шла о политических взглядах хозяев бала. Супруги были сторонниками партии вигов, Деймиен же придерживался позиции тори. К несчастью, сторонники обеих партий отличались крайней нетерпимостью и ни за что не соглашались на примирение, хотя разумнее всего было бы заключить перемирие.

Наконец экипаж, освещенный тусклым дорожным фонарем, остановился у входа в Холланд-Хаус, и Миранда, взглянув на Деймиена, вдруг подумала: «Наверное, все женщины будут от него без ума, ведь он неотразим в своем красном мундире». Но она нисколько не ревновала, напротив, радовалась тому, что ее сопровождал на бал такой мужчина, как лорд Уинтерли. Он подал ей руку, помог выбраться из кареты, а затем повел ее по лестнице следом за герцогом и герцогиней.

Всякий раз, восставая против унижений, с которыми ей приходилось сталкиваться в «Ярдли», Миранда утешалась тем, что в своих тайных мечтах представляла себя танцующей на балу в роскошном особняке — представляла, как кружится под звуки музыки в залитом светом зале, и эти мечты помогали ей переносить все тяготы жизни в школе.

И вот теперь мечты ее сбылись: она действительно оказалась в роскошном особняке, в огромном бальном зале, где собрались самые знатные и богатые лондонские аристократы. Вновь прибывавшие приветствовали друг друга, затем раздевались и передавали шляпы и накидки расторопным и любезным слугам. Некоторые из дам усаживались на диваны, расставленные у стен холла, и переобувались, меняя теплые зимние ботинки на легкие и изящные бальные туфельки, украшенные жемчугом и расшитые золотом. Слуги же разносили кофе и горячий чай, чтобы гости побыстрее согрелись.

Миранда передала слуге свое меховое манто, затем, последовав примеру герцогини, выпила чашку горячего чая и только после этого принялась переобуваться. Развязывая шнурки, она ужасно нервничала и думала о том, что, возможно, не умеет танцевать так, как принято в Лондоне, и поэтому может показаться неуклюжей провинциалкой. Но вскоре зазвучала музыка, и девушка тотчас же забыла обо всех своих опасениях. Когда Деймиен взял ее под руку и повел в зал, она почувствовала, что это самый значительный момент в ее жизни, и никакие театральные успехи не могли бы с этим сравниться.

Огромный бальный зал был украшен еловыми ветвями и гирляндами, переливавшимися в пламени свечей — свет оказался настолько ярким, что Миранда зажмурилась, пока ее глаза не привыкли к этому ослепительному сиянию — сияли не только люстры и зеркала, но и хрустальные вазы с бокалами, стоявшие в дальнем конце зала, на покрытом белоснежной скатертью столе.

Деймиен повел Миранду к хозяйке дома, высокой даме с темными кудрями и веселыми проницательными глазами — было очевидно, что баронесса Холланд не только умна, но и обладает прекрасным чувством юмора. Хозяйка оказалась необыкновенно веселой дамой — нисколько не смущаясь, она рассказывала гостям о том, как они с мужем послали Наполеону на Эльбу сладкую настойку и целый ящик книг. Изумленная этим рассказом, Миранда вопросительно взглянула на Деймиена, но тот молча пожал плечами и едва заметно нахмурился.

Герцогиня наконец-то представила хозяйке Миранду. Девушка изящно поклонилась и поблагодарила баронессу за приглашение на бал. Леди Холланд внимательно посмотрела на Миранду, улыбнулась и кивнула. В этот момент к баронессе подошли Люсьен и Элис. Они также поблагодарили хозяйку за приглашение и обменялись с ней последними новостями. Несколько минут спустя Люсьена, Роберта и Деймиена окружили знакомые, уже успевшие разглядеть их среди присутствующих, а Элис направилась к дамам, стоявшим чуть поодаль. Миранда же в замешательстве поглядывала на Деймиена; она не знала, как вступить в беседу с людьми, с которыми ее только что познакомили, но еще больше девушку смущало странное поведение многих гостей — они вели себя совсем не так, как предписывалось в недавно прочитанной Мирандой книге об этикете. Покинутая своими покровителями, Миранда была в отчаянии, она не знала, что делать и как себя вести.

— Грифф! — неожиданно воскликнул Люсьен; он заметил подходившего к братьям высокого мужчину в черном фраке и ослепительно белой рубашке.

Высокий незнакомец пожал Люсьену руку и вдруг с искренним удивлением в голосе проговорил:

— Неужели и Деймиен тут? Вот уж не ожидал! Да я просто глазам своим не верю…

— Господи, Йен, неужели это ты?! — с таким же неподдельным изумлением воскликнул Деймиен; он шагнул к нему, и мужчины обменялись рукопожатиями.

— Деймиен, сколько лет прошло… Да, поздравляю тебя с титулом. Значит, ты теперь лорд Уинтерли?

Граф молча кивнул и улыбнулся. Друг братьев Найт тоже улыбнулся и, взглянув на Люсьена, продолжал:

— Извини, я не смог приехать на твою свадьбу, дружище. Я только что вернулся из Вены.

— Пересек Альпы в такое время года? Довольно опасное путешествие.

— Чертовски сильные морозы, не то что в Лондоне, — ответил Грифф. — Но ничего не поделаешь. Мой сын был болен.

— А Кэтрин не могла ничего сделать без тебя? — спросил Деймиен.

Люсьен подтолкнул брата и проговорил:

— Йен, не обращай на него внимания. Братец никогда ничего не помнит. Видишь ли, Деймиен, леди Гриффит умерла два года назад.

Миранда, слышавшая этот разговор, заметила, что друг Деймиена едва заметно нахмурился, но все же он прекрасно владел собой и не показывал своих чувств.

— О Боже, — в растерянности пробормотал Деймиен. — Грифф, я очень сожалею, я не знал…

— Конечно, ты этого не знал, — кивнул Гриффит. — Ведь ты тогда был на войне.

— А что же с ней случилось? — спросил граф. — Какая-то болезнь?..

— Нет, она умерла во время родов, — ответил Гриффит. Он взял с подноса проходившего мимо слуги бокал вина и окинул взглядом зал.

Какое-то время все молчали, потом Люсьен спросил:

— А как твой сын? Он выздоравливает? Гриффит усмехнулся.

— У него корь. Сейчас ему уже лучше. Но довольно говорить о неприятностях, теперь ваша очередь. Скажите, кто эта прелестная дама? — Он кивнул в сторону Элис.

— О… Это моя жена. — Люсьен с улыбкой взглянул на супругу, и та приблизилась к мужчинам. — Дорогая, позволь представить тебе нашего старого друга Йена Пре-скотта, лорда Гриффита. Наши семьи дружат уже несколько столетий.

Лорд Гриффит поклонился Элис:

— Миледи, я думаю, что мне нет смысла перечислять достоинства моего друга Люсьена, вы знаете его лучше, чем я. Могу только поздравить вас и пожелать вам счастья.

Элис улыбнулась и покосилась на мужа. Затем снова посмотрела на Гриффита.

— Милорд, я действительно счастлива. Гриффит с улыбкой повернулся к Деймиену.

— А что скажет граф Уинтерли? Это твоя невеста, Деймиен? — Он указал глазами на Миранду. — Почему я не получил приглашения на свадьбу?

— Нет-нет, это моя подопечная мисс Фицхьюберт. Она племянница одного моего друга, он недавно трагически погиб. — Граф кивнул девушке, и та приблизилась. — Мисс Фицхьюберт, разрешите представить вам лорда Гриффита. Мы с ним старые друзья и помним друг друга такими, какими были еще двадцать лет назад.

Лорд Гриффит поклонился Миранде и проговорил:

— Мисс Фицхьюберт, примите мои соболезнования по случаю вашей утраты.

— И я тоже выражаю вам сочувствие, милорд, — ответила Миранда. — Очень приятно познакомиться с вами.

В этот момент к ним подошли герцог и герцогиня, расставшиеся со своими знакомыми, и лорд Хоксклифф поприветствовал Гриффита с не меньшим восторгом, чем его младшие братья. Затем герцог познакомил друга со своей женой и еще двумя дамами.

— А теперь, джентльмены, можете предаться воспоминаниям о годах своей юности, а я хотела бы похитить Миранду, чтобы познакомить ее еще кое с кем, — объявила Элис, взяв девушку под руку.

— Удачи и успехов, — кивнул Люсьен.

— Будьте осторожнее, — предупредил Деймиен. Какое-то время Элис и Белинда объясняли Миранде, как следует держаться и вести беседу — даже на самые незначительные темы, — и вскоре девушка вошла в свою новую роль и почувствовала себя увереннее. Талант актрисы очень помог ей, но без помощи и наставлений своих покровительниц она все-таки не смогла бы обойтись — кто-нибудь постоянно должен был опекать ее и удерживать от возможных ошибок, и это вызывало ощущение неловкости. Впрочем, ничего удивительного — ведь она находилась среди совершенно незнакомых людей, среди столичных аристократов…

Кроме того, Миранда очень опасалась, что кто-нибудь из гостей барона и баронессы может вспомнить о том, что она — незаконнорожденная дочь актрисы. Но в конце концов девушка поняла, что в ее положении лучше всего сохранять спокойствие и держаться с достоинством, даже если кто-то и вспомнит о ее происхождении. При мысли об этом Миранда окончательно успокоилась и теперь держалась так, словно всю жизнь провела среди лондонских аристократов.

Когда же пришло время танцев, Миранда почувствовала, что сердце ее забилось быстрее — ей казалось, что Деймиен непременно пригласит ее на танец. И она не ошиблась, он действительно направился прямо к ней.

— Разрешите пригласить вас, — сказал граф с улыбкой; он легонько прикоснулся к ее плечу, и девушка вспыхнула.

— Вы хотите, чтобы я танцевала с вами? — проговорила она в волнении.

— Это всего лишь формальность, — Деймиен понизил голос, — никто не пригласит вас до тех пор, пока я первый не сделаю этого. — Снова улыбнувшись, он добавил: — Кроме того, леди Холланд уже настолько надоела рассказами о своем лучшем друге Бонапарте, что терпеть ее больше нет сил.

Взяв девушку под руку, Деймиен вывел ее на середину зала. Перед началом танца дамы и их партнеры стали друг против друга, и Миранда вдруг подумала: «Наверное, со стороны это выглядит так, словно две враждующие армии выстроились перед боем». Она улыбнулась Деймиену, и граф улыбнулся ей в ответ. В следующее мгновение он крепко сжал ее маленькую ручку, и они двинулись следом за парой, стоявшей перед ними. Меняясь партнерами, они продолжали следить друг за другом, а потом снова брались за руки и возвращались на прежнее место. Музыканты играли все быстрее, и движения танцующих ускорялись в соответствии с ритмом. Вскоре Деймиен с Мирандой снова оказывались рядом, но на сей раз — в паре с другими танцорами, иногда это были Люсьен и Элис. Миранда просияла от удовольствия, когда ритм наконец стал замедляться, и они с Деймиеном опять сошлись, взявшись за руки. Прикосновение его руки заставляло сердце девушки биться все быстрее… Когда музыка смолкла, граф вдруг наклонился и прижался к ее руке губами. Миранда же затаила дыхание; она почувствовала, что это был не просто поцелуй вежливости — Деймиен вложил в него гораздо больше интимности, чем полагалось по этикету. Затем снова зазвучала музыка, и они опять двинулись в танце, сменяя партнеров.

Потом Миранда танцевала с лордом Гриффитом, а также с лордом Алеком, галантным и остроумным, как всегда. Кроме того, она танцевала с несколькими молодыми офицерами, знавшими ее дядю. Она невольно улыбалась, замечая молодых людей, прогуливавшихся по Бонд-стрит, когда ее чуть не сбила карета. Молодые люди тоже узнавали Миранду и бросали на нее восхищенные взгляды; среди этих джентльменов были также Олли Куинн и Наиджел Стэнхоуп, его светловолосый приятель. Оба приглашали ее танцевать, и Миранда не решилась ответить отказом, так как это, по ее мнению, было бы дурным тоном. Танцуя с ней, Оливер Куинн не сводил взгляда с ее декольте, и это ужасно раздражало Миранду. Но еще больше ее раздражало то, что Деймиен танцевал с другими дамами. Разумеется, она не могла предъявлять ему какие-либо претензии — подобное поведение было бы вопиющей бестактностью, — но все же она досадовала на него и ревновала. Наконец ей удалось отделаться от мистера Куинна — лорд Алек снова пригласил ее на танец, а потом повел к столу с напитками и фруктами, где их уже дожидались лорд Гриффит и герцогиня, — очевидно, ей тоже надоело танцевать.

Последовав примеру герцогини, Миранда взяла несколько ломтиков ананаса — она пробовала его впервые в жизни. Кроме ананасов, тут были и другие экзотические плоды; все вазы были наполнены чудесными ароматными фруктами из жарких стран, и Миранда с удовольствием ими лакомилась. Лорд Гриффит, стоявший рядом, какое-то время молча наблюдал за ней, потом с улыбкой проговорил:

— Как же Деймиену удалось отыскать вас? Миранда весело рассмеялась.

— Ни за что не расскажу! — Она окинула взглядом стол, высматривая фрукты, которые еще не пробовала. Потом, покосившись на собеседника, спросила: — А вы почему не угощаетесь, милорд? Неужели вы можете устоять перед таким искушением?

Лорд Гриффит тоже рассмеялся:

— О, я могу устоять не только перед этим искушением.

Перехватив насмешливый взгляд лорда Алека, стоявшего чуть поодаль и наблюдавшего за ней, Миранда смутилась и покраснела, но тут же, решив, что не стоит лишать себя удовольствия, снова принялась лакомиться фруктами и пробовать разнообразные коктейли. Собираясь на бал, она ужасно волновалась и поэтому весь день почти ничего не ела, но теперь, освоившись, не могла не отдать должное стоявшим перед ней деликатесам. Чудесные рождественские пудинги, разноцветные пирожные, конфеты и пирожки, лимонные и апельсиновые муссы — все это привлекало ее гораздо больше, чем назойливые молодые люди с их банальными комплиментами.

Лорд Гриффит на время отвернулся от нее, чтобы побеседовать со знакомыми, и Миранда, воспользовавшись случаем, снова принялась осматривать стол. Заметив фруктовый коктейль, который еще не пробовала, она протянула к нему руку, но тут кто-то прикоснулся к ее плечу.

Вздрогнув от неожиданности, Миранда повернулась — и замерла, в изумлении глядя на стоявшего перед ней бледного светловолосого офицера в кавалерийском мундире. Молодой человек смотрел на нее с веселой улыбкой, и чувствовалось, что он искренне рад встрече. Взяв себя в руки, Миранда тоже улыбнулась.

— Неужели Трик?! — воскликнула она.

— Рад тебя видеть, кошечка, — ухмыльнулся Трик.

«Он сказал „кошечка“, — подумала Миранда. — Вот уж не ожидала, что встречу на этом балу мужчину, который учил меня целоваться и едва не стал моим любовником».

Теперь, присмотревшись, Миранда с удивлением отметила, что он сильно изменился за несколько лет; перед ней стоял совсем не тот молодой офицер, которого она знала когда-то. В волосах Трика появилась седина, а на лице — морщины. Он явно выпил лишнее и не очень уверенно держался на ногах.

— Боже, Миранда, я не верю своим глазам. Ты превратилась в настоящую богиню. Где ты так научилась танцевать? Черт меня побери, ты просто восхитительна… — бормотал Трик заплетающимся языком.

— А тебе не мешало бы побриться, — сказала Миранда. Трик засмеялся и провел ладонью по подбородку, заросшему щетиной.

— Видишь ли, дело в том, что я со вчерашнего дня не был дома. Приходится переезжать с одного праздника на другой. А ты что здесь делаешь? Неужели приехала из Бирмингема? — Он пристально взглянул на нее, и Миранде сделалось не по себе. — Ты ведь не забыла наши игры?

Она густо покраснела и отвернулась.

— Пожалуйста, не говори об этом.

— Не стесняйся, моя дорогая, тебе нечего стыдиться. Ты ведь достойно защищала свою честь. Чего я только не делал, но так и не добился своего — ты мне отказывала.

Миранда нахмурилась и вполголоса проговорила:

— Ты был ужасно навязчив. Даже обещал жениться.

— В то время я мог пообещать что угодно, лишь бы забраться тебе под юбку. Что и говорить, я был молодой и пылкий болван.

— Я тоже была не лучше, — пробормотала Миранда. Он посмотрел на нее с удивлением, потом вдруг покачнулся и, нисколько не смутившись, продолжал:

— Н-да… уверен, что ты рассчитывала на что-нибудь получше, чем я. Ведь ты знала, что я собираюсь на войну, не так ли? Но почему же все так сложилось? Мы могли бы прекрасно проводить время.

Собравшись с духом, Миранда проговорила:

— Что ж, Трик, всего доброго. Мы и так уже беседуем до неприличия долго.

— Господи, да ты стала настоящей светской дамой. — Он протянул руку, пытаясь удержать ее. — Уж не думаешь ли ты, что со мной и поговорить зазорно?

— Трик, ты пьян, и мне не о чем с тобой говорить. Оставь меня.

— Миранда, не уходи. Может, сейчас ты и впрямь настоящая леди, но я-то помню, что раньше ты была самой обычной провинциальной девицей. Ты тогда была ужасно забавной. Скажи-ка, а с другими у тебя вышло что-нибудь? Может, мы еще с тобой увидимся?

— Вряд ли. — Она холодно взглянула на него и поправила застежку на своей белой перчатке. — Тебе лучше уйти, Трик. Уверяю, ты и на сей раз ничего не добьешься.

Он пожал плечами и пробормотал:

— По-моему, у твоего дяди в последнее время были серьезные трудности с деньгами, но я могу ему помочь, если ты… — Трик внезапно умолк и пристально посмотрел ей в глаза.

Она отстранила его руку и отступила на шаг.

— Миранда, — раздался знакомый голос, — дорогая моя, не познакомишь ли ты меня со своим другом?

Она повернулась и вздохнула с облегчением. Конечно же, граф уже давно следил за ней, так что ей ничего не угрожало.

Деймиен с улыбкой приблизился к девушке; теперь он находился так близко от нее, что она почти физически ощущала исходившую от него силу. Опекун осторожно обнял ее за плечи, словно ограждая от опасности, и внимательно посмотрел на Трика, причем взгляд графа не сулил кавалерийскому офицеру ничего хорошего.

Миранда в смущении взглянула на старого знакомого, потом, покосившись на Деймиена, проговорила:

— Милорд, это капитан Патрик Слиделл из одиннадцатого драгунского полка. Кажется, Я вам о нем уже говорила.

— Да, я прекрасно помню, — кивнул Деймиен. — Так это и есть Трик?

Теперь на губах графа появилась усмешка; однако он смотрел на кавалерийского офицера все так же пристально — смотрел словно ученый, рассматривающий под микроскопом какое-нибудь мелкое насекомое.

Миранда снова взглянула на Патрика Слиделла.

— Трик, это мой опекун, полковник лорд Уинтерли. Ты наверняка о нем слышал.

Трик кивнул, заплетающимся языком пробормотал извинения и поспешил удалиться. Деймиен рассмеялся и еще крепче обнял девушку.

— Вы меня напугали, — проговорила она. — Я думала, вы собираетесь его убить.

— Если бы он обидел вас, я так бы и поступил, — сказал граф. — Ну а теперь, если позволите, я хотел бы снова пригласить вас на танец.

— С удовольствием потанцую с вами, милорд, — с улыбкой ответила Миранда.

Деймиен тоже улыбнулся. Миранда же вдруг подумала о том, что совершила бы самую большую в жизни глупость, если бы несколько лет назад поверила лживым обещаниям Трика.

Граф вновь вывел девушку на середину зала, и они заняли свое место среди других пар. Для Миранды эти минуты были наполнены радостью и блаженством, но временами она с грустью думала о том, что ничего подобного, возможно, больше не повторится. Ей вспомнились наставления гувернантки герцогини — та говорила, что молодой даме не положено постоянно танцевать с одним и тем же мужчиной. Именно поэтому Миранда упивалась каждым подаренным мгновением, и ей казалось, что сейчас она по-настоящему счастлива, потому что сбылась ее мечта: она танцевала в огромном зале среди женщин в роскошных бальных нарядах и мужчин в элегантных фраках и сверкающих офицерских мундирах. А Деймиен, ее партнер, держал ее за руку и улыбался ей…

И тут вдруг раздался громкий хлопок — кто-то у них за спиной откупорил бутылку шампанского. Причем хлопок оказался необыкновенно громким — словно прогремел пистолетный выстрел. Деймиен тотчас же остановился, не обращая внимания на танцующих, отстранился от Миранды и потянулся к бедру, где обычно висела шпага. К счастью, оружия у него при себе не было, и граф, окинув взглядом зал, тут же сообразил, где находится.

— Что же вы, лорд Уинтерли?! — окликнула его Миранда.

Деймиен молча кивнул, затем шагнул к своей партнерше, и они снова закружились в танце. Но теперь он уже не улыбался; граф был бледен как полотно, и на лице его застыла жуткая гримаса — точно такое же выражение было на лице Деймиена в ту ночь, когда он расправлялся в окрестностях Бирмингема с напавшими на нее негодяями. И точно так же он выглядел в гостинице, когда в приступе необъяснимого гнева едва не задушил ее.

Танец продолжался, но Миранда понимала: мысленно ее партнер находится вовсе не в бальном зале и теперь они танцуют машинально, танцуют без всякого удовольствия, совершенно не чувствуя друг друга. Девушка видела: с опекуном происходит что-то ужасное, — но чем она могла ему помочь? Гости же — и танцевавшие, и те, что стояли поодаль, — уже поглядывали на графа с некоторым удивлением.

И тут Миранду осенило. «Решайся же», — сказала она себе.

— О!.. — воскликнула она, потянувшись к шее. — О Боже, запуталась моя цепочка! Господи, какая я неловкая! — Все танцующие смотрели на нее с усмешками, но она, хотя прекрасно знала, что выглядит глупо, продолжала: — О, моя цепочка! Милорд, прошу вас, помогите…

— Да-да, конечно, — пробормотал Деймиен.

Ужасное выражение исчезло с лица графа, и он снова стал галантным кавалером и заботливым опекуном. Взяв девушку под руку и с беспокойством поглядывая на нее, Деймиен повел ее к ближайшему дивану, но она, покосившись на него, вполголоса проговорила:

— Нет-нет, милорд, давайте выйдем в холл.

Он молча кивнул, и они направились к выходу, причем Миранда старалась идти как можно быстрее. Разумеется, она понимала, что спектакль, который ей пришлось разыграть, выглядел верхом нелепости, но ее это нисколько не беспокоило — сейчас она думала лишь о том, чтобы поскорее увести Деймиена из зала, где на него с любопытством поглядывали многие из гостей.

Наконец они вышли в холл и подошли к мраморной статуе — мельком взглянув на нее, Миранда заметила, что кто-то украсил руку греческой богини веточкой омелы.

С минуту они стояли молча. Наконец Миранда спросила:

— С вами все в порядке?

— Со мной? — удивился Деймиен. — Дорогая, вам, кажется, нехорошо. Присядьте. — Он подвел девушку к дивану. — Что с вашей цепочкой? Нужно было просто сорвать ее. Может, принести воды?..

— Нет-нет, Деймиен, я притворялась, — проговорила Миранда.

Она отстранила его руку, когда он попытался снять с ее шеи украшение.

Граф отступил на шаг и уставился на нее в изумлении. Потом вдруг опустил голову и пробормотал:

— Спасибо, Миранда.

— Так с вами все в порядке? — Она взглянула на него с беспокойством. — Мне не хотелось, чтобы на вас глазели, вот я и разыграла этот спектакль.

— Я во всем виноват. — Деймиен сокрушенно покачал головой. — Это было какое-то наваждение. Вы, конечно, заметили?..

Миранда осторожно прикоснулась к его плечу.

— Но я не могла допустить, чтобы это заметили другие.

В следующее мгновение граф отстранил ее руку и прокричал:

— Прекратите, Миранда! Не прикасайтесь ко мне! Девушка отшатнулась, в ужасе глядя на опекуна. Он пристально посмотрел на нее и проговорил:

— Я бесконечно благодарен вам за то, что вы для меня сделали. Но ради Бога, приберегите вашу нежность для кого-нибудь другого. Для того, кто в ней будет нуждаться. Для вашего будущего мужа, например.

Она смотрела на него в полной растерянности.

— Но, Деймиен…

Он вдруг схватил ее за плечи и прошептал:

— Неужели вы не видите, что заставляете меня страдать? Что еще вам нужно? Я не нуждаюсь в вашем сострадании. Если же вам необходимо о ком-то заботиться, то вернитесь в зал и найдите себе подходящего мужа. Предоставьте мне мучиться без вашей поддержки.

— Но вы единственный, кто мне нужен! — неожиданно вырвалось у Миранды.

Задыхаясь от волнения, она взглянула в глаза Деймиена и поняла, что ее признание поразило его в самое сердце. Несколько секунд он смотрел на нее так, словно увидел впервые, и было очевидно, что ее слова ошеломили его. Потом его лицо вдруг снова стало непроницаемым, и он отчеканил:

— Не следует говорить об этом. И направился в зал.

— Счастливого Рождества, Деймиен, — прошептала Миранда, глядя ему вслед полными слез глазами.

Глава 10

На следующий день Деймиен принимал в гостиной Найт-Хауса мистера Оливера Куинна, нагловатого сына преуспевающего коммерсанта. Скрестив на груди руки, граф пристально посмотрел на гостя, и на одутловатом лице молодого человека выступили крупные капли пота — они катились по пухлым щекам Олли и стекали на галстук.

— Я уже говорил, милорд, что нахожу мисс Фицхью-берт восхитительной… прекрасной молодой дамой, — запинаясь бормотал Куинн. — Я совершенно не интересуюсь ее происхождением, и мой отец — тоже. Для нас это не имеет никакого значения, уверяю вас. — Олли нервно облизал пухлые губы. — Она будет пользоваться в нашем доме безграничным уважением и получит все, что только пожелает.

Деймиен нахмурился и проговорил:

— Неужели все, что только пожелает?

Куинн энергично закивал, но граф уже не смотрел на него, теперь его взгляд был прикован к окну — внизу, в парке, обучалась искусству верховой езды прелестная девушка. Два грума внимательно присматривали за ней, чтобы не произошло несчастья, но Деймиен все равно беспокоился, ведь его не было рядом с ней. Она была еще очень неопытной, поэтому не слишком уверенно держалась в седле.

Подарок Деймиена на Рождество, великолепная кобыла по кличке Кокетка, была доставлена в Найт-Хаус только сегодня утром. Граф мысленно улыбнулся, вспомнив, как изумилась его подопечная, когда увидела Кокетку. Это действительно была прекрасная лошадь — стройная и длинноногая, темно-коричневой масти. Они с Мирандой вместе наблюдали, как грум водил кобылу по парку. При этом оба все еще испытывали некоторую неловкость из-за происшествия на балу, но все же Деймиен утешался мыслью о том, что в присутствии слуг какие-либо объяснения по этому поводу были бы неуместными.

Он объяснил Миранде во всех подробностях, как следует управляться с лошадью и как определять по поведению животного, в каком настроении оно находится. Следовало иметь в виду, что к каждой лошади необходим сугубо индивидуальный подход, так как у каждой из них свой характер. Некоторые лошади имели склонность к неожиданным и совершенно непредсказуемым выходкам. Затем Деймиен научил девушку правильно держаться в седле — так, чтобы чувствовать каждое движение лошади.

Граф надеялся, что его подопечная быстро освоит искусство верховой езды. Правда, Кокетка была кобылой довольно задорного нрава, но это вполне соответствовало характеру Миранды — следовало лишь научиться обращаться с лошадью таким образом, чтобы она подчинялась хозяйке беспрекословно.

Глядя в окно, Деймиен любовался своей подопечной, изящно восседавшей на Кокетке, и лишь в глубине его сердца все еще кровоточила рана, оставшаяся после их ссоры под статуей, , украшенной веточкой омелы. Разумеется, он был сам во всем виноват, потому что позволил себе поведение, недостойное джентльмена, — выставил напоказ самые неприглядные и темные стороны своей натуры. А ведь эта женщина по-настоящему дорога ему, и он с радостью окружил бы ее любовью и заботой. Увы, он не сдержался и выпустил из самых мрачных закоулков своей души всех терзавших его демонов, жаждавших крови, хаоса и разрушений. Во время войны он привык к этим демонам, они стали его вторым «я», и теперь ему никак не удавалось от них избавиться. Разумеется, он допустил ошибку, ему сразу же следовало понять, что именно происходило с ним в тот вечер, следовало обратить внимание на первые тревожные признаки, и тогда ему, возможно, удалось бы удержаться от дикого приступа ярости, тогда он не огорчил бы Миранду, не испугал бы ее своей безумной вспышкой. Конечно, демоны не отступили бы и продолжали бы его терзать, но он не имел права причинять боль Миранде.

Сейчас он наконец-то осознал: причиной его гнева и раздражения был инцидент с Патриком Слиделлом — ведь тот посмел прикоснуться к Миранде и попытался удерживать ее, когда она хотела уйти. Вспоминая о том, что рассказывала ему Миранда о своих отношениях с этим человеком, Деймиен испытывал ревность. И в то же время он считал, что Трик вел себя непорядочно, так как пытался обмануть молоденькую неопытную девушку и давал ей обещания, которые заведомо не собирался выполнять. К счастью, Миранда все же не поверила соблазнителю, и это спасло ее.

Деймиен пытался подавить свой гнев, и каким-то образом получилось так, что его ярость обратилась против Миранды. Он сожалел, что вовремя не смог обуздать себя, что дал волю гневу и набросился на девушку как дикий зверь. Теперь, как следует обо всем поразмыслив, граф пришел к выводу, что сумеет оградить Миранду от своих безобразных выходок только одним-единственным способом — он решил, что должен выдать ее замуж за порядочного и заслуживающего доверия человека. Но он вовсе не считал, что таким человеком мог бы стать мистер Оливер Куинн.

А гость между тем продолжал:

— …Вот почему мой отец готов хоть сейчас выдать мне тысячу гиней на подарок для будущей невесты. — Олли откашлялся, утер пот со лба и добавил: — Ведь вы не можете не признать, что это немалая сумма для такой девушки, как мисс Фицхьюберт. Я имею в виду ее происхождение…

Деймиен молча смотрел на молодого человека. Ему ужасно хотелось схватить этого самодовольного наглеца за шиворот и дать ему пинка под зад. Однако граф сдержался и с невозмутимым видом проговорил:

— Мистер Куинн, я нахожу вашу поспешность неуместной.

— Почему же, сэр?

— Я сомневаюсь, что моя подопечная станет обсуждать эту тему. Более того, я почти уверен, что она вообще не захочет с вами говорить.

— Но мы ведь с ней танцевали…

— Мистер Куинн, мне следует вас предупредить. Если вы… Деймиен внезапно умолк, потом вдруг бросился к окну — и в ужасе замер на несколько мгновений. Оказалось, что лошадь каким-то образом вырвала из рук девушки поводья и теперь неслась по парку в сторону дальней ограды. Миранда же, обхватив обеими руками шею животного, с трудом удерживалась в седле.

— Куда же вы, милорд! — закричал Куинн, когда Деймиен стремительно бросился к двери.

Сбежав по лестнице, граф выскочил на парковую дорожку, и тут к нему подбежал один из грумов.

— Милорд, что-то случилось? — спросил грум; он, вероятно, не видел, что произошло.

— Лошадь вырвала из рук Миранды поводья! — бросил на бегу Деймиен.

Граф устремился к открытым воротам парка — он боялся, что животное может вырваться на улицу. Деймиен видел, как Миранда выронила поводья, и теперь в ужасе думал о том, что любое ее неверное движение может закончиться падением. К счастью, он говорил ей о том, как нужно вести себя в подобных случаях. И, судя по всему, Миранда запомнила его наставления — еще стоя у окна, он заметил, как она обхватила обеими руками шею лошади. Так что можно было надеяться, что девушка помнила и другие его наставления.

И Миранда действительно запомнила все советы опекуна. Когда лошадь уже повернула к воротам, девушка, изловчившись, подхватила повод и с силой рванула его на себя. Кокетка яростно замотала головой и взвилась на дыбы, стараясь освободиться. Но Миранда крепко держала повод, и лошадь, в конце концов успокоившись, поскакала в сторону дорожки, ведущей к конюшням.

Вскоре лошадь остановилась, и граф вздохнул с облегчением. Теперь он приближался к Кокетке медленно и осторожно, так как слишком резкое движение могло бы напугать животное.

Миранда же была бледна как полотно. Шляпка свалилась с ее головы, заколки выпали из прически, и волосы рассыпались по спине и по плечам.

— Спокойно, девочка, не бойся, — шептал Деймиен, протягивая руку к поводьям, теперь свисавшим с шеи Кокетки.

К лошади подошел грум, и Деймиен, передав ему поводья, помог Миранде спешиться. Она по-прежнему была бледна, и губы ее дрожали; казалось, девушка хотела что-то сказать, но не могла вымолвить ни слова.

Шагнув к Миранде, Деймиен взял ее лицо в ладони и заглянул ей в глаза. Потом вдруг привлек ее к себе и крепко обнял.

— С вами все в порядке? — прошептал он. Она молча кивнула.

— Но что же произошло?

— Я не знаю, не знаю… — пробормотала девушка. — Что-то на нее нашло…

Все еще обнимая Миранду, граф повернулся к груму и указал на лошадь:

— Уведите ее немедленно. Верните бывшему хозяину или пристрелите.

Миранда в ужасе посмотрела на опекуна, однако промолчала — она поняла, что он в ярости.

Минуту спустя они вернулись в дом, но даже не взглянули на мистера Куинна, стоявшего в холле.

В тот же день, ближе к вечеру, Миранда оделась потеплее и, выскользнув из дома, отправилась на поиски Деймиена. Она до сих пор немного сердилась на него — ведь он, возможно, вовсе не желая этого, очень обидел ее на балу прошлым вечером. Правда, сегодня, после неудачного урока верховой езды, он так страстно обнимал ее и был так нежен и внимателен… Да, сегодня к ней вернулась надежда, и она решила, что ей, возможно, все-таки удастся сломить его упрямство. Что бы Деймиен о ней ни думал, она не могла его бросить — пусть даже он сам этого требовал, когда они стояли у статуи, украшенной веточкой омелы.

Пробежав по дорожке, Миранда пересекла двор, освещенный фонарями, и направилась в ближайшую конюшню. Она увидела свет, выбивавшийся из-под приоткрытой двери, и решила, что Деймиен находится именно там.

Переступив порог, Миранда на мгновение замерла, пытаясь успокоиться. Какое-то чувство подсказывало ей, что она не ошиблась и Деймиен действительно здесь. Собравшись с духом, девушка сделала несколько шагов и осмотрелась. Графа она не увидела, но в конюшне горели фонари, так что кто-то наверняка тут находился. Дверь конюшни оставалась незапертой, хотя все слуги и грумы давно уже отправились на кухню ужинать, Миранда остановилась и прислушалась. «Похоже, где-то кошка точит когти о деревянную перегородку», — подумала она. Немного помедлив, девушка направилась к стойлу Кокетки — она предполагала, что Деймиен находится именно там.

И Миранда не ошиблась. Услышав ее шаги, граф повернулся и молча взглянул на нее. Глаза его блеснули, но тут же потухли. Он вежливо кивнул ей, однако по-прежнему не произносил ни слова.

Внезапно Деймиен снова повернулся к лошади. Что-то прошептав ей в ухо, он заставил Кокетку приподнять ногу. Внимательно изучив ее копыто, он о чем-то задумался. Кокетка же, опустив голову, принялась жевать сено.

— С ней все в порядке? — спросила Миранда. Деймиен утвердительно кивнул. Похлопав Кокетку по крупу, он повернулся к девушке и спросил:

— А с вами?

— Я прекрасно себя чувствую. Сначала все тело ныло и болело, но помогла горячая ванна. Я могу собой гордиться, ведь правда? — Она улыбнулась и добавила: — Я не только не свалилась, но даже остановила ее.

Деймиен тоже улыбнулся. Казалось, он хотел что-то сказать, но потом передумал.

— Неужели вы действительно хотите отослать Кокетку к бывшему хозяину? — спросила девушка. — Она ведь ничего плохого не сделала. Я уверена, что сама во всем виновата.

Правда, Миранда понятия не имела, в чем именно она виновата. Ей казалось, что она все делала правильно, и сначала все шло хорошо — они с Кокеткой прекрасно понимали друг друга. Но потом кобыла вдруг заметалась — словно что-то очень беспокоило ее.

Деймиен снова посмотрел на лошадь.

— Если вы находите ее подходящей для вас и если она вам нравится, то, думаю, можно простить ей эту глупую выходку.

— О да, она очень мне нравится, — с улыбкой ответила Миранда. Она разжала руку и протянула Кокетке на ладони кусочек сахара. Лошадь, шевеля губами, потянулась к руке девушки. — Видите, она просит прощения, обещает больше никогда так не делать. — Миранда снова улыбнулась. — Просто Кокетка еще не успела привыкнуть к своей новой жизни.

— Но вы не будете ее бояться? — Деймиен с беспокойством посмотрел на девушку.

— Конечно, нет. Разве я не могу с ней справиться? Мы с ней прекрасно понимаем друг друга. — Миранда рассмеялась и добавила: — Я знаю, вам очень неприятно — ведь это вы мне ее подарили. Но поверьте, Деймиен, вы тут совершенно ни при чем. Да-да, вы ни в чем не виноваты.

Деймиен потянулся к решетчатой двери, и Миранда решила, что он хочет выйти из стойла. Но граф еще плотнее прикрыл дверцу и теперь смотрел на девушку из-за решетки — словно узник из своей камеры. Миранда уставилась на него в изумлении. Немного помолчав, спросила:

— Что случилось, Деймиен? Он вздохнул.

— Оливер Куинн просит вашей руки. Вас это интересует?

— Нет, нисколько.

Деймиен усмехнулся.

— Не торопитесь, дорогая. Видите ли, я предупредил его, что ему потребуется очень много денег. Но не сомневайтесь, у него найдется любая сумма.

Миранда опустила голову, чтобы скрыть слезы, навернувшиеся на глаза.

— Милорд, вы знаете, кому принадлежит мое сердце.

— Но, Миранда, поймите…

— Я прекрасно все понимаю. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Я знаю, что вы ко мне неравнодушны. Но почему же вы меня все время отталкиваете?

Он пожал плечами и пробормотал:

— Вы думаете, что я вас отталкиваю? Почему вы так решили?

— Я думаю, что это связано с чем-то… Мне кажется, вас что-то угнетает, Деймиен. Что-то вывело вас из себя прошлым вечером. Полагаю, вас по ночам мучают кошмары. Помните ночь в гостинице? Вы тогда набросились на меня и чуть не задушили. А помните вечер в окрестностях Бирмингема? Когда вы расправлялись с этими негодяями, я заметила, что в вашем взгляде… Я видела… — Миранда внезапно умолкла — ей почудилось, что она переживает те страшные мгновения.

Деймиен пристально посмотрел на девушку.

— Так что же вы увидели?

— О, это было нечто ужасное… — Она со страхом взглянула на опекуна. — Это ведь наверняка связано с войной, да?

Деймиен неохотно кивнул.

— К сожалению, я слишком часто убивал. Я проливал кровь, и руки у меня в крови. Вот теперь и расплачиваюсь за содеянное.

— Но вы защищали Англию.

— Нет, я наслаждался войной, — проговорил граф вполголоса; при этом его глаза как-то странно заблестели, и на лице появилось то же выражение, что и накануне вечером. — Вы не знаете меня, Миранда, а если бы знали, то не доверяли бы мне.

— Я знаю, что вы порядочный человек, Деймиен. Какое-то время они пристально смотрели друг на друга Наконец Миранда проговорила:

— Поймите, Деймиен, я хочу помочь вам. Вы же когда-то помогли мне…

— Если вы хотите помочь мне, забудьте меня. Лорд Гриффит станет вам хорошим супругом. Думаю, вы и сами это понимаете. Он очень достойный человек.

Миранда в отчаянии воскликнула:

— Но мне не нужен лорд Гриффит! Неужели вы не понимаете, Деймиен? Ведь я люблю вас.

Граф поспешно отвернулся и пробормотал:

— Зачем вы это говорите? Предоставьте меня Господу и моей судьбе. Я опасен для вас, со мной вы будете несчастны.

Она прижалась лицом к решетке; щеки ее пылали.

— Почему вы так считаете? Чего вы боитесь? Скажите, Деймиен. Вы знаете обо мне все. И знаете, что и я была небезгрешна. Расскажите же, ответьте, почему мы не можем быть вместе?

Лицо графа исказилось страданием, и он на мгновение прикрыл глаза. Потом, не глядя на девушку, заговорил:

— Однажды ночью что-то случилось со мной, Миранда… Может быть, все дело в фейерверке — не могу это объяснить. Так вот, я забыл, где нахожусь. А находился я в Найт-Хаусе, с Элис и Гарри. Люсьена вызвали в министерство, и он попросил меня побыть с ними, пока не вернется. И что-то вдруг… Словно что-то взорвалось в моем сознании.

— Взорвалось?

— Да, я решил, что снова оказался на войне. Не спрашивайте, что это было, я все равно не смогу объяснить. Помню только одно: когда я пришел в себя, то держал в одной руке нож, а в другой пистолет. Но не помню, как схватил оружие. Миранда, неужели вы не понимаете? Ведь я могу убить в таком состоянии. Увы, я привык убивать. Я мог тогда убить Элис и даже Гарри, ребенка… — Граф умолк и печально вздохнул.

Миранда вдруг поняла, насколько несчастен и одинок этот человек. Ей хотелось обнять его, и она дернула решетку, пытаясь открыть ее. Но Деймиен, отцепив ее пальцы от железных прутьев, тихо проговорил:

— Возвращайтесь домой. Теперь вы знаете все. Уходите, Миранда.

— Нет, — ответила она. — Я хочу помочь вам.

— Мне не нужна ваша помощь. Вы ничем не сможете мне помочь.

— Я сумею вам помочь, если вы будете мне доверять. Милорд, я прошу только одного: позвольте мне поддержать вас.

— Оставьте меня, — прошептал он.

— Деймиен, не гоните меня! — в отчаянии воскликнула Миранда.

Граф криво усмехнулся:

— Неужели вы вообразили, что сможете стать моей нянькой? Вы собираетесь ухаживать за мной так, словно я подхватил простуду? Миранда, я увлеку вас следом за собой в этот ад. От моей болезни нет исцеления. Я знаю, я уже все перепробовал.

— Вы только старались заглушить в себе это, но никогда никого не любили. И вас никто не любил.

— Мне это не нужно. Я всегда жил без любви.

— Вы ужасно упрямы, — прошептала она в ярости. — Неужели вам действительно никто не нужен? Да вы просто глупец! Вы словно дикий зверь. Скалитесь на всех, кто протягивает вам руку, и набрасываетесь на каждого, кто к вам приближается.

— Я опасен, Миранда, — хоть это вы можете понять? И если я вырвусь из клетки, то перегрызу вам горло. Поймите, я не всегда могу себя контролировать.

— Вы меня не испугаете, лорд Уинтерли. Я тоже кое-что пережила в жизни, и я не оставлю вас. Не вы один смотрели в глаза смерти. Я видела моих мертвых родителей. Более того, я видела, как они умирали, но не могла спасти их, не могла им помочь. Но вас я не хочу потерять. Вы должны поверить мне, должны победить свое упрямство. Вам не следует оставаться одному. Вы ведь воевали и знаете: победить можно только вместе, а в одиночку — никогда.

— Война — мужское занятие, и правила у войны мужские. Женщине не следует брать на себя непосильное бремя.

— Почему вы так упрямы? Если бы мой дядя Джейсон считал вас опасным безумцем, то не назначил бы моим опекуном.

— Он не знал всей правды. Я многое скрывал от него, — признался Деймиен. — Я скрывал от него почти все. Только Люсьен знает, что со мной происходит. Возможно, и Элис кое о чем догадывается. Но только брат знает всю правду. Однако даже он не в состоянии мне помочь.

— Он — возможно. Но я смогу вам помочь.

— Господи, почему вы не хотите меня понять?! — воскликнул Деймиен — он закричал так громко, что лошадь в испуге шарахнулась от него. — Миранда, что вы вбили себе в голову? Я ведь рассказал вам о себе все. Я не смогу измениться, поверьте.

— Да, вы все рассказали. — Миранда кивнула. — Так вот, подыщите более серьезную причину для того, чтобы избавиться от меня.

— Более серьезную? — переспросил Деймиен.

— Вот именно. Потому что я не сомневаюсь, я смогла бы помочь вам, если вы позволите мне остаться с вами.

— Что ж, прекрасно. Тогда вот вам другая причина. Вы незаконнорожденная, вы недостойны меня, у вас нет ни денег, ни положения, а я — граф Уинтерли.

Деймиен понимал, что говорит чудовищные вещи, понимал, что ни при каких обстоятельствах не должен был говорить ничего подобного. Его поступок был низок, ведь именно он привез Миранду в дом, где она, незаконнорожденная дочь актрисы и аристократа, и без того чувствовала себя немного неловко. Но Деймиену в тот момент казалось, что это оскорбление, брошенное девушке в лицо, — единственная возможность заставить ее образумиться. Его не на шутку встревожила настойчивость, с которой она предлагала себя в жертву, и она так искренне верила в свои силы, что ничто не могло ее разубедить — только эти жесткие и совершенно недопустимые слова. Деймиен прекрасно понимал, что более оскорбительных слов не мог бы ей сказать, но он поклялся оберегать Миранду и решил идти до конца — чего бы это ни стоило.

Девушка замерла на несколько секунд. И не произносила ни слова. Она смотрела на Деймиена так, словно не верила, что он сказал ей эти ужасные слова. Потом вдруг отвернулась и, судорожно глотнув, проговорила:

— Вы правы, я совсем забыла об этом. Простите меня, лорд Уинтерли, я не стану вас больше беспокоить.

Она еще с минуту стояла у решетки и молча смотрела на него. Наконец повернулась и направилась к выходу.

Прижавшись лбом к железным прутьям, Деймиен смотрел ей вслед, и в глазах его было отчаяние. Он чувствовал, что готов броситься за ней, готов стать перед ней на колени и умолять, чтобы она забыла все его жестокие слова. Но вот Миранда уже открыла дверь и захлопнула ее за собой. А потом он услышал ее шаги — она быстро шла в сторону дома. Деймиен закрыл глаза и опустился на пол стойла. Кокетка в поисках лакомства уткнулась мордой в карман его куртки, но он не заметил этого.

— Болван, ничтожество, бездельник! — заорал Алджернон на слугу и влепил ему оплеуху.

Иганн, попятившись к двери, пробормотал:

— Простите меня, милорд, так уж получилось, но я всегда старался делать то, что вы мне…

— Я не говорил тебе, чтобы ты делал глупости, — перебил виконт. — Ты снова не выполнил мое распоряжение, и мне это уже надоело. Ты совершенно бесполезен. И вообще, лучше помолчи, не мешай мне думать.

Алджернон нервно расхаживал по комнате, и у него были все основания для беспокойства. Его замысел казался безупречным, вроде бы все было учтено — и вот, уже во второй раз, ничего не получается, этот идиот Иганн не смог разделаться с девицей Фицхьюберт.

Алджернон наконец-то увидел свою племянницу на балу у леди Холланд. Правда, виконт держался от нее на почтительном расстоянии и старался, чтобы ни она, ни братья Найт не заметили, что он за ними наблюдает. Странное чувство охватило его, когда он увидел эту красивую и изящную девушку, такую свежую и счастливую. Он охотился на нее как на дичь, решил убить ее во что бы то ни стало, хотя вынужден был признать, что никогда еще не встречал более привлекательное и прелестное создание. Она была прекрасна, как грация Боттичелли, — зеленоглазая, с чудесным цветом лица и точеными белыми плечами.

«Эта девица выглядит весьма здоровой, — неожиданно подумал виконт. — Она вполне могла бы стать матерью двоих, а то и троих детей, возможно — мальчиков. Судя по всему, она унаследовала жизнерадостность отца и артистичность матери. Да, забавно…»

Когда-то Алджернон Шербрук был влюблен в Фанни Блэр. В двадцать пять лет он пытался завоевать любовь известной актрисы, дамы его сердца. Алджернон мечтал о том, чтобы Фанни стала его любовницей. И ведь он был так заботлив, так внимателен, так обходителен с ней… Но эта женщина, порхающая по жизни словно экзотическая бабочка, все больше и больше попадала под обаяние его старшего брата Ричарда, остроумного и блестящего денди, удачливого и к тому же обладавшего титулом. Ричард, вырвавший из его рук добычу, навсегда стал для него врагом. Что ж, эта шлюха со временем получила свое.

Сначала братья частенько ссорились из-за Фанни и выясняли отношения, но потом Алджернон, человек сдержанный и терпеливый, решил, что лучше скрыть свои истинные чувства. Ему удалось ввести Ричарда в заблуждение и внушить старшему брату, что он очень рад его счастливой любви и желает ему только блага. Но рана в душе не заживала, и Алджернон твердо решил: когда-нибудь он поквитается за обиду, поквитается с обоими. Кроме того, из этой истории он вынес урок: любовь не стоит ни денег, ни титула.

Но сейчас, когда он увидел эту прелестную девушку, что-то шевельнулось в его душе, и он все чаще стал задумываться, он задавал себе вопрос: а нельзя ли решить проблему как-нибудь по-другому? Иными словами, виконт Хьюберт колебался, ему уже казалось, что он принял неверное решение, когда задумал избавиться от племянницы. «Действительно, стоит ли убивать ее? — размышлял Алджернон. — Будет ли убийство оправданным в подобной ситуации? Ведь можно поступить иначе… Неужели она стала бы отказывать нам? Мой Криспин — весьма привлекательный молодой человек…»

Виконт по-прежнему расхаживал по комнате, не обращая на слугу ни малейшего внимания.

— Милорд, — пробормотал наконец Иганн, — а может быть…

— Заткнись, болван.

Внезапно хлопнула парадная дверь, и собаки, до этого сидевшие в углу, с радостным визгом бросились к двери кабинета. Собаки виляли хвостами и царапали дверь, пытаясь открыть ее.

Виконт невольно усмехнулся. Столь бурная реакция собак могла означать лишь одно: в доме появился молодой хозяин. Но оказалось, что Криспин не собирался заходить в кабинет — несколько секунд спустя со стороны лестницы послышались его шаги.

В следующее мгновение Алджернон бросился к двери и, распахнув ее, прокричал:

— Криспин, мальчик мой, не очень-то ты почтителен! Молодой человек остановился и, сняв шляпу, повернулся к отцу.

— Ах, здравствуй, отец.

Алджернон внимательно посмотрел на сына — тот вернулся домой среди дня, и это вызывало удивление и настораживало.

— Ты сегодня ужинаешь дома? — спросил виконт. Криспин молча пожал плечами, и Алджернон тотчас же все понял.

— Черт побери, ты опять проигрался?! — закричал он срывающимся голосом. — Сколько?

— Но, отец…

— Сколько ты проиграл сегодня? — перебил виконт. — Ну, отвечай же!

Алджернон ожидал, что Криспин, как обычно, начнет изворачиваться, пуская в ход свое обаяние. Но на сей раз сын даже не пытался оправдываться. Отбросив в сторону свою шикарную шляпу, он сел на ступеньки лестницы и закрыл лицо ладонями — эта поза выражала беспредельное отчаяние.

— Негодяй… Мерзавец… — прошептал Алджернон. — Сколько?

— Прости, отец, — пробормотал Криспин. — Тысячу фунтов…

Алджернон в бешенстве подбежал к сыну и, схватив его за рукав, потащил в кабинет. В следующее мгновение дверь с грохотом захлопнулась.

Через некоторое время в дверь тихонько постучала жена виконта.

— Милорд, ваш сын с вами?

— Оставьте нас! — рявкнул Алджернон из-за двери. Дрожа от гнева, он толкнул сына в кресло, и собаки тотчас же принялись лизать и грызть ботинки Криспина.

Молодой человек вновь прикрыл лицо ладонями и прошептал:

— Я виноват, я ужасно виноват. Я все понимаю, отец. И теперь даже не представляю, что делать…

— Да, ты виноват, — кивнул виконт. — Ты поставил семью на грань разорения. Надеюсь, ты не взял деньги в долг, чтобы расплатиться. Я не смогу возвратить такую сумму. Пойми, Криспин, ты разорил меня. Ты разорил своего отца.

Криспин всхлипнул и пробормотал:

— Я понимаю, отец. Я буду думать об этом. Я найду работу…

— Работу?! — завопил виконт. — Да ты с ума сошел! Шербруки не из среднего класса. Нет-нет, на сей раз тебе придется сделать то, что я скажу…

Криспин выпрямился и с удивлением посмотрел на отца. Тот вдруг улыбнулся и, ткнув пальцем в грудь сына, проговорил:

— Да, я знаю, что ты должен сделать, мой мальчик. И если только ты откажешься, то так и знай: я выдам тебя твоим кредиторам, и пусть они делают с тобой все, что захотят. Даже если ты угодишь в тюрьму, я и пальцем не пошевелю.

— Что же я должен сделать? — прошептал Криспин. — О чем ты говоришь, отец?

— О девице. О богатой наследнице. Она — наш единственный шанс, Криспин. Правда, об этом пока еще никто не догадывается, но тем лучше…

Криспин вопросительно взглянул на отца.

— И во сколько же оценивается этот шанс?

«Наконец-то этот идиот задал хоть один раз умный вопрос», — подумал виконт. Расплывшись в улыбке, он проговорил:

— Пятьдесят тысяч фунтов тебе достаточно? Криспин в изумлении уставился на отца.

— Господь, к несчастью, не дал тебе разума, мой мальчик, — продолжал виконт, — но зато он одарил тебя привлекательной внешностью. С такими данными ты обольстишь любую девицу, и ты это сделаешь, Криспин, иначе нам конец. Ты меня понял? Конец всем нам — и мне, и твоей матери, и сестрам, и тебе тоже. Нас с тобой посадят в долговую тюрьму.

Молодой человек облизал губы и пробормотал:

— Конечно, я ее обольщу, отец. Если это единственное, что спасет нас…

— Но ее хорошо охраняют, — перебил виконт. — У нее много покровителей.

— Меня это не пугает. Даже если она сестра султана и живет во дворце из слоновой кости, под охраной войска янычаров. Клянусь, я смогу ее добиться. Знаю, я ужасно виноват перед тобой, отец. Но я сделаю все, что надо. Скажи мне, кто она, и она будет моей.

Алджернон снова улыбнулся.

— Это твоя молоденькая незаконнорожденная кузина, Криспин. Мисс Миранда Фицхьюберт. Только не говори, что родственные браки считаются старомодными. Только заикнись об этом, и я вышвырну тебя из дома. Родственные браки — древняя аристократическая традиция. Ты должен знать об этом.

Криспин ненадолго задумался, потом пробормотал:

— Я слышал о ней. Говорят, она красавица. Алджернон никак не отреагировал на это замечание.

— Кажется, ее опекун — полковник лорд Уинтерли, — продолжал Криспин. — Его брат, лорд Алек Найт, — мой добрый друг. Я могу познакомиться с ней через него…

— Нет. Ты сделаешь только так, как я скажу. Нельзя проявлять столь очевидную настойчивость. И я должен контролировать твои действия.

— Хорошо, отец, — кивнул Криспин.

Алджернон снова принялся расхаживать по кабинету. Наконец остановился и, наклонившись к сыну, проговорил:

— Пусть с ней сначала познакомится твоя мать. Возможно — и сестры. Лучше дать дорогу женщинам. Ты вызовешь подозрения, если сам придешь знакомиться с ней. А уже после этого мы сможем пригласить ее на обед. Обычная вежливость, не более. Мы ведь ее родственники, не так ли? Нам следует как-то засвидетельствовать свое родство, пусть даже она незаконнорожденная.

— Если уж ее принимают в семье Найтов, то и для нас это не зазорно.

— Правильно. Наконец-то ты начинаешь рассуждать разумно. А когда она пожалует к нам на обед, Криспин…

— Да-да, отец, я слушаю.

— Постарайся… ослепить ее. Ты знаешь, как себя показать.

Виконт пристально взглянул на сына и, кивнув ему, направился к двери; он хотел сразу же изложить свой план жене и отдать все необходимые распоряжения.

Когда шаги Миранды затихли на одной из дорожек, Деймиен заставил себя собраться с силами и оседлал самую спокойную из лошадей Роберта, ему казалось, что с любой другой он сейчас не сумел бы справиться. Выехав из парка, Деймиен направил лошадь в сторону Аппер-Брук-стрит — на этой улице находился лондонский особняк Люсьена. Граф старался не думать о последнем разговоре с Мирандой, но все же возвращался к этим мыслям снова и снова.

Что же касается Кокетки, то с ней все было в порядке; он внимательно выбирал лошадь и позаботился о том, чтобы у нее был спокойный нрав. Но сегодня кобыла металась по парку, и казалось, что ее что-то очень беспокоило. Он тщательнейшим образом осмотрел Кокетку, однако не нашел ни одной царапины, ни одной ссадины. Конечно, причиной мог быть и зимний холод, который подействовал на настроение животного.

Он опросил грумов, наблюдавших за Мирандой, но они сказали, что не заметили ничего подозрительного, и подтвердили: девушка все делала правильно и не могла своими действиями растревожить животное. В конце концов Деймиен пришел к выводу: подобных случайностей слишком уж много, и это не может не вызывать подозрений. Да, он начинал подозревать, что кто-то преследует Миранду. На нее напали в окрестностях Бирмингема, затем ее чуть не сбил экипаж прямо у дверей книжной лавки в центре города, и вот еще один странный случай — лошадь, которая вдруг заупрямилась без всякой видимой причины. Все это наводило на определенные мысли, и именно об этом Деймиен собирался поговорить с братом.

Люсьену по долгу службы не раз приходилось иметь дело с хитроумными интригами, если Миранду действительно преследовали, то только он мог распутать все нити этого заговора. Деймиен решил все обсудить с братом и довериться ему. Если же выяснится, что никакой опасности не существует и что все его переживания и страхи — всего лишь навязчивая идея, то тем лучше, возможно, тогда он успокоится.

Деймиен полагал, что только два человека могли желать Миранде зла. И эти двое — конечно же, мистер Рид и мисс Броклхерст из школы «Ярдли». Правда, Рид уже находился за решеткой и едва ли мог что-либо предпринять, а вот мисс Броклхерст… Эта дама из-за Миранды потеряла место в пансионе и лишилась возможности устроиться в другое подобное заведение, так что вполне могла… Впрочем, и она едва ли… Нападение в окрестностях Бирмингема произошло до того, как Миранда разоблачила эту парочку. Нападение было тщательно подготовлено, конечно же, кто-то подослал негодяев. И произошло оно… Да, это случилось почти сразу после гибели Джейсона, и следовательно… Деймиен похолодел от ужаса. Неужели человек, убивший майора, охотился теперь и за Мирандой? Нет, такого быть не может. Действительно, зачем это убийце? И хорошо, что он не рассказал о своих подозрениях Миранде. Не следует тревожить ее после всего случившегося. Он беспокоился из-за того, что оставил ее дома одну, но, может быть, напрасно беспокоился? Ведь в Найт-Хаусе железные ворота, особняк прекрасно охраняется, там сторожевые псы и три десятка верных слуг. К тому же Роберт был дома, так что, наверное, не следовало тревожиться.

Деймиен подъехал к изящному особняку с высокими воротами, украшенными коваными завитками. Аллея была ярко освещена, и на балконе верхнего этажа также горел свет.

Спешившись, граф подозвал слугу. Оставив ему лошадь, он вошел в дом и поздоровался с мистером Хаттерсли, прекрасно вышколенным дворецким. Тот помог Деймиену раздеться и сказал, что немедленно доложит о его прибытии лорду Люсьену. Деймиен поднялся по лестнице, вошел в гостиную и сразу же почувствовал себя как дома.

Однако прошло четверть часа, а Люсьен все не появлялся, и Деймиен уже начал нервничать. Неожиданно в гостиной появился мистер Хаттерсли. Краснея от смущения, дворецкий доложил:

— Милорд находится сейчас в спальне миледи. Он крикнул из-за двери, что скоро придет.

«Черт бы побрал этих молодоженов», — подумал Деймиен. Мистер Хаттерсли предложил гостю бренди, от которого тот не отказался. Просматривая «Тайме», граф старался не думать о Миранде, старался не вспоминать о том, как ее чудесные зеленые глаза наполнились слезами, после того как он разрушил надежду на примирение.

Наконец на пороге гостиной появился Люсьен. Он был в черных бриджах и ярко-оранжевой шелковой рубашке, расстегнутой на груди. Подобная языку пламени, она резко контрастировала с холодным блеском его серых глаз. Люсьен улыбнулся брату; судя по всему, он был весьма доволен собой и проведенным с Элис вечером.

Деймиен взглянул на счастливого брата и невольно нахмурился, подумав о своем одиночестве. Но он тут же заставил себя улыбнуться и проговорил:

— Ты не очень-то торопился.

Люсьен рассмеялся и налил себе бренди.

— Черт меня побери, если сегодня я не зачал сына. — Он сделал глоток бренди и внимательно посмотрел на Деймиена. — Что тебя привело в мою тихую супружескую гавань, братец?

— Мне нужно кое о чем посоветоваться.

— Что-то серьезное?

Деймиен отложил газету и молча кивнул. Люсьен сел рядом с ним на диван и спросил:

— Так в чем же дело?

— По-моему, кто-то пытается убить Миранду.

Люсьен нахмурился и с недоверием посмотрел на брата. Деймиен рассказал о происшествии с лошадью и изложил все известные ему факты, не умолчал и о нападении в Бирмингеме. Немного помедлив, он рассказал также про мистера Рида и мисс Броклхерст. Деймиен пришел к выводу, что этих двоих едва ли можно подозревать, однако решил, что брат должен знать все. Разумеется, он рассказал и об экипаже, чуть не сбившем девушку на Бонд-стрит.

Люсьен внимательно выслушал брата, потом сказал:

— Миранда рассказывала мне о том, что на нее напали около Бирмингема.

— Когда?! — изумился Деймиен.

— Несколько дней назад. Я хотел поговорить с ней кое о чем…

— О чем же именно? Люсьен улыбнулся.

— Не важно. Я хотел выяснить, подходит ли она тебе. Деймиен с беспокойством посмотрел на брата.

— Это было предварительное ознакомление, — продолжал Люсьен. — Не желаешь ли узнать, что я по этому поводу думаю?

— Нет.

Люсьен пожал плечами.

— Она говорила, что люди, которые напали на нее, были разбойниками, грабителями из провинции. Почему ты решил, что это не случайность?

— А ты полагаешь, что случайность? Вспомни, это произошло почти сразу же после убийства Джейсона. А ведь убийцу так и не нашли…

Люсьен застегнул рубашку и повязал галстук. Взглянув на брата, спросил:

— А может, Джейсон был замешан в какие-нибудь… темные дела? Ведь он много пил, а пьющий человек легко становится жертвой злоумышленников…

Деймиен покачал головой:

— Нет, Джейсон не стал бы знаться с мошенниками. Он иногда встречался со своими бывшими любовницами, женщинами легкого поведения, не более того.

— Ты знал этих женщин?

— На Боу-стрит их уже допрашивали. Я уверен, что они непричастны к его смерти.

— Я обратился к тебе после встречи с адвокатом Джейсона. Он говорил мне о том, что тебе следовало бы позаботиться о пяти тысячах фунтов, которые оставил для нее ее покойный отец.

— Я помню об этом, — кивнул Деймиен.

— Может, все это каким-то образом связано с деньгами?

— Понятия не имею. Джейсон жил в ужасной дыре, но у него не было пристрастия к игре. И он не тратил денег на женщин. Может, у него все же была любовница? Но что-то не похоже… В том районе нет шикарных куртизанок, одни уличные проститутки.

Люсьен поднялся с дивана и прошелся по комнате.

— Да, ты прав. Что-то тут не сходится. И все это выглядит очень странно, чертовски странно… Мне нужно знать абсолютно все факты, все, что тебе известно, даже самые незначительные подробности.

Деймиен кивнул и постарался вспомнить все события последних недель. Люсьен задавал ему вопросы, и он отвечал быстро и точно, не упуская ни одной мелочи. Правда, когда речь зашла о «Павильоне» в Бирмингеме, Деймиен почувствовал некоторую неловкость. Но в конце концов все же рассказал о том, как он поджидал Миранду у выхода из театра и как добивался от нее согласия стать на одну ночь его любовницей. Рассказал он и о Патрике Слиделле. О других же поклонниках Миранда ему ничего не говорила, наверняка их у нее и не было.

— А кто те люди, которых ты убил в Бирмингеме?

— Почему ты все время о них спрашиваешь?

— Потому что это очень важно. Значит, их было четверо?

— Да, — кивнул Деймиен. — Они были вооружены ножами. У одного из них имелся пистолет. И у всех были лошади. Тогда я нисколько не сомневался в том, что они — обычные грабители.

— Вполне логичный вывод. Полковник Моррис мог их опознать или хотя бы предположить, кто они?

— Нет.

— Как они выглядели? Деймиен пожал плечами.

— Понятно, — усмехнулся Люсьен. — Ты на них набросился не разглядывая. А ты не знаешь… — Глаза Люсьена сверкнули — казалось, в голову ему пришла неожиданная мысль. — Скажи, они что-нибудь говорили? Как звучала их речь?

— Как обычный кокни, я полагаю. Я в этом плохо разбираюсь.

— Хоть что-нибудь отличало их от обычных головорезов с большой дороги?

— Дай подумать. — Деймиен какое-то время молчал, потом пробормотал: — Кажется, у одного из них был золотой зуб. А у другого — это я точно помню — была татуировка в виде орла.

— Орла?

— Орла или ястреба. И по-моему, он что-то держал в когтях. Черт побери, что же это было?.. О, вспомнил! Это был кинжал. Да, точно кинжал. Птица держа