/ Language: Русский / Genre:child_tale, child_sf

Сказки

Георгий Почепцов


Георгий Георгиевич Почепцов

Сказки

Самый круглый «отличник» в мире

ТЯЖЕЛЫЙ ДЕНЬ

Володя сладко потянулся в постели. Вставать не хотелось. Вчера он спешно нырнул под одеяло, чтобы отец не успел спросить его об успехах в школе. Да и сейчас за завтраком он может попросить дневник, а там у Володи красуется замечание по поведению.

И случилось как раз то, чего больше всего опасался Володя.

- Здравствуй, здравствуй, ученик, - иронически ответил отец на приветствие, преграждая Володе путь в ванную.

- Я не умывался еще, - промямлил Володя.

- Ничего, и с неумытым можно поговорить.

И Володя внезапно увидел на столе среди утренних газет свой дневник.

- Несправедливая это запись, папа, - начал оправдываться Володя. - Я совсем не виноват, просто физик придрался.

- Ну что ж, значит, пора в школу сходить.

- Не надо, па. Зачем тебе?..

- Давно не был, да и «справедливость» надо восстановить.

Наспех проглотив завтрак, Володя поскорее выскочил из дому. Однако в школу идти тоже не хотелось. Он медленно брел, рассматривая витрины, изучая афиши и объявления. «Выставка служебных собак» - это хорошо. А что в кино?

И вдруг он словно споткнулся. Что это за объявление там на углу?

Ошибся, наверное. «Ремонтируем неудачные дни. Быстро, выгодно, удобно».

Не может такого быть! Неправильно прочел, наверное. Володя вернулся, чтобы снова перечесть это объявление. Нет, все действительно так и есть. Нарисовано улыбающееся лицо и рядом этот текст, еще и телефон: «Ателье по ремонту дней с гарантией. Телефон 163-78-82».

Как это? Что это? Володя зажмурил глаза. Открыл их снова. Объявление никуда не исчезло.

А что если позвонить? Можно попробовать. Очень не хочется, чтобы отец в школу ходил. Володя решительно распахнул двери будки телефона-автомата.

- Ждите. Выезжаем, - ответил ему металлический голос.

Вскоре на улице около Володи затормозил маленький синий автобус. Вдоль всего борта шли крупные буквы: «Передвижная лаборатория АПРДСГ». Окна были плотно зашторены.

Из автобуса вышел пожилой человек в синем комбинезоне. На груди у него была нашита цифра один.

- Ты вызывал? - спросил он, шевеля усами.

- Я, - переступил с ноги на ногу Володя.

- Заходи.

Внутри автобуса оказалась настоящая лаборатория. Щелкали датчики, бежала лента самописца, гудели таинственные приборы, помигивал разноцветными лампочками. А надо всем возвышался аппарат, похожий на рентгеновский.

К нему и подвел Володю усач.

- Третий, включай, - скомандовал он.

- Стойте, стойте, - закричал Володя. - Это что - рентген? Нам в школе уже делали месяц назад. А рентген можно делать только раз в год.

- Не бойся, мальчик, это не рентген.

- А что же это? И что написано на вашем автобусе, как понять АПРДСГ?

- Хе, что-то ты очень волнуешься. Это же все просто - Ателье по ремонту дней с гарантией. Третий, ты включишь наконец?

- А может, он не хочет чинить свой день? - послышался откуда-то из-за приборов скрипучий голос третьего.

И Володя покорно стал в аппарат.

- А сколько это будет стоить? - вдруг спохватился он.

- Не бойся, - ответил первый, - Как-нибудь сочтемся. Потом.

И он занялся аппаратом.

- Смотри-ка, этот день сместился на целых пять даммов.

- Придется его здесь ужать. Помоги-ка мне.

Они напряженно дышали, отрывисто переговаривались, щёлкали выключателями. Володе стало страшно, так как он ничего не понимал из их разговоров. Что за даммы? И как это можно ужать день?

Он с нетерпением ждал конца их работы. Уж очень долго они исправляли его день. Неужели он так испорчен? А тут еще лампочки мигали, как ненормальные. И нарастал ноющий гул, словно день взывал о помощи. Володя почувствовал, как вязкий туман обволакивает его с головы до ног.

Наконец все заработало спокойно.

- Готово, выходи, - услышал он голос первого. Володя вышел и огляделся. Устрашающее мигание в лаборатории исчезло.

Усач осмотрел его с головы до ног, как бы запоминая.

- Сейчас отправишься назад, и день твой будет другим, - сказал он. Видно, усач был главным в этом автобусе.

Он вывел Володю на улицу, сунул ему в карман кусочек картона и...

И тут Володя с удивлением почувствовал, что ноги понесли его не вперед, а назад. Не только он, а все люди ускоренно, словно в немом кино, задвигались обратно.

«Ой, похоже, что время возвращается вспять!» - испугался Володя.

Двигаясь спиной, он успел заметить, что синий автобус, единственный из всех машин, рванулся вперед.

Володя быстро вернулся к своему подъезду. Дверь открылась, впустила его, и он побежал по лестнице, перепрыгивая сразу через несколько ступенек. «Вот если бы кто-нибудь увидел, как я назад прыгаю», - пронеслось у него в голове.

Володя влетел в открытую дверь квартиры, разделся и прыгнул в постель.

Зазвенел звонок будильника.

- Наконец-то ты встал, - подошел к его кровати взволнованный папа. Причем он явно держал что-то за спиной.

«Не вышло, не вышло, - заволновался Володя. - Наверняка это дневник».

Но папа достал из-за спины новенький футбольный мяч.

- Ну как? Да ты не рад! Мы же с мамой давно тебе обещали. Купил на день рождения, а сегодня не удержался и достал. День какой-то очень уж хороший. Получай! - И мяч полетел в Володю.

С радостным лицом Володя помчался в ванную умываться. Он ни на секунду не хотел расставаться с мячом, поэтому взял его с собой даже в ванную. Вот это да! Вот это настоящий ремонт дня! А он не верил.

Стоп, а что это усатый положил в карман? Володя бросился к стулу с брюками. В кармане была карточка:

АПРДСГ

НАШ НОВЫЙ ТЕЛЕФОН: 167-58-72

- Пригодится, - решил Володя и бережно спрятал карточку в портфель.

«А дневник? Может, они и дневник исправили?» - вспомнил он.

Нет, к сожалению, запись оказалась на месте. Видно, они могли исправлять только сегодняшний, самый свежий день. Но и это неплохо. Можно идти в школу, не боясь, что следом за тобой отправится отец. А если что телефончик всегда выручит.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

Володя шел в школу, насвистывая песенку. Теперь настроение было совсем другое.

- Привет, - догнал его Витек. - Чего такой веселый?

Володя и Витек были друзьями. Сидели на одной парте с первого класса и постепенно даже стали чуть-чуть похожими друг на друга. Если одному из них в руки попадалась интересная книжка, то она автоматически перекочевывала ко второму. Если один рассказывал, захлебываясь от восхищения, какой-нибудь фильм, то второй либо уже видел его, либо собирался посмотреть завтра. Только внешнего сходства им не хватало. Тут уж они ничего не могли поделать: Володя был повыше, а Витек хоть и маленький, но покрепче.

Ребята вошли в класс и прямо с порога запустили портфели на свою парту. Портфели пролетели над головой у Остапущенко, который даже не заметил такого блестящего броска. И куда это он уткнулся?

- Смотри, к чему-то готовится! - Володя толкнул в бок Витю.

- Ты чего, Остап, заснул, что ли? - грохнул изо всех сил книжкой по его парте Витя.

- Не мешай. Контрольная через пять минут, - отмахнулся Остапущенко.

- Контрольная? - захлопал глазами Володя. - А я забыл!

Он бросился к учебнику и тетрадям. Все сидели смирно за своими партами, словно урок уже начался.

Прозвенел звонок, и час контрольной настал. Торжественный физик ходил между рядами. Золотые очки победно поблескивали у него на переносице.

Все сосредоточенно писали. И лишь одна голова вертелась то влево, то вправо. Она то наклонялась вперед, то оборачивалась назад. Это была голова Володи.

- Что ты делаешь? Он же тебя выгонит! - толкнул Володю в бок Витек. Но Володе именно это и нужно было. А физик упорно его не замечал. Тогда Володя схватился за живот.

- Можно выйти? - прошептал он дрожащими губами.

- Ты сам дойдешь или кого-то дать тебе в помощь, чтобы до медпункта довел? - участливо спросил физик.

- Я сам...

Лишь только за Володей закрылась дверь класса, он сразу выпрямился. Затем достал учебник, который припрятал за пазухой, и принялся усиленно зубрить ответы своего варианта контрольной.

Но учеба давалась нелегко.

- Все законы физики и не запомнишь. Да мне и не нужно, перепишу-ка я их на листочек. Вот и готов ответ. Теперь можно звонить, - И он достал бумажку с телефоном.

Синий автобус ждал его прямо у школьных дверей. Усач с номером один опять начал колдовать над своим аппаратом. Володя услышал, что они называют его ремднем. Выходит, есть не только рентген, но и ремдень.

- А как же с оплатой? - заволновался Володя, испугавшись, что ему нечем будет расплатиться.

- Разве я не говорил тебе? - строго спросил усач.

Володя замер. Вот оно...

- Ничего не говорили, честное слово.

- Не бойся, - глянул на него ремонтник. - Все это пока эксперимент. Ты страдаешь для науки. Это мы должны тебе платить.

- Ура! - даже подпрыгнул Володя. - Мне можете не платить. Я согласен пострадать бесплатно.

Дальше все пошло как положено. Школьные часы внезапно дрогнули и пошли назад. А Володя, пятясь, отправился в свой класс к началу контрольной. Теперь уже он не вертелся, а быстренько переписал ответ из своего листочка.

- У меня все, Николай Федорович, - смело протянул он тетрадь физику.

- Уже? - удивился учитель и стал наскоро просматривать его ответы.

Володя, посмеиваясь, смотрел на склоненные головы ребят.

- Без ошибок? - удивился физик. - Ладно, не будем придираться и поставим тебе честно заработанные пять баллов.

«Хе, неплохо получается, - про себя подумал Володя. - Что там у нас на очереди? География? Жаль, что не контрольная».

Начался новый урок. Учительница географии важно восседала перед доской. А рядом маялась Веснушкина, которая, хотя и знала урок, но очень боялась отвечать.

- Садись. Я-то знаю, что ты знаешь. Но отвечать надо внятно. По-другому. Кто пойдет к доске и покажет, как надо отвечать?

Володя поспешно засунул за пазуху учебник и бумажку с телефоном.

- Смелее, смелее.

- Я, - вскочил на ноги Володя, словно его подбросило пружиной.

- Что ж, попробуй. Может, сегодня ты выучил.

Володя решительно вышел к доске. Но услышав вопрос, он судорожно глотнул воздух и зашатался.

- Плохо мне, Ангелина Игнатьевна. Можно, я выйду?

- Можно-то можно, голубчик! Что же ты к доске просился, если болен? Сидоренко, помоги-ка своему другу, доведи его до медпункта.

- Не надо, Ангелина Игнатьевна, - перепугался Володя. - Я сам. Сам дойду.

- Отведи, отведи, и справку мне от врача принесите.

Что же теперь будет? Идти в медпункт или открыться другу?

Они шли пустыми школьными коридорами. Из-за дверей доносились приглушенные голоса учителей и учеников. Коридоры казались широченными, ведь, кроме них, никого там не было.

- Тебе плохо? - обеспокоенно спрашивал Витя, потому что Володино лицо покрывалось красными пятнами.

- Плохо... Воды...

- Где же ее взять? И стакана нет.

- Беги... в столовку...

Витины ботинки гулко застучали по коридору.

И только он скрылся за углом, как Володя ринулся в противоположную сторону.

На улице он подбежал к ближайшему телефону-автомату.

- Алло, спасите, помогите! - просил Володя. - Скорее!

- Выезжаем, - с невозмутимым спокойствием отвечали ему на другом конце провода.

Володя спрятался за углом школы, лихорадочно листая учебник. Глаза его метались по строчкам. От таких волнений действительно заболеть можно. Еще как бы Витек не появился.

Наконец заскрипели тормоза синего автобуса. Володя вскочил в него.

- Я для науки всегда готов, - выпалил он.

И ремдень заработал. Снова усач завозился у аппарата. Опять туман плотно обволакивал Володину голову. И вот свершилось.

Школьные часы заспешили назад. Двинулся и Володя. Он проворно запрыгал по лестницам. Вот поворот. Здесь они расстались с Витей. Значит, он должен сейчас появиться. Как же произойдет эта встреча? Неужели даже так, рядышком, тот ничего не заметит?

Послышались торопливые Витины шаги. Он также проворно бежал спиной вперед. Вот он бережно взял Володю за руку, и они открыли дверь класса. Володя сел за парту - тут же вскочил, готовый отвечать. Уверенной походкой он отправился за своей второй пятеркой.

Хорошо быть отличником!

БРЕМЯ СЛАВЫ

Володе начинали завидовать. Он впервые стал получать пятерки гроздьями.

- Слушай, Володька! Как это ты? - не выдержал наконец Витя. - Хоть другу ты можешь открыться?

Другу открыться нужно было, но что ему скажешь?

- Нет, ты мне не друг, - обиделся Витек. - Ведь это же надо! Был раньше человек как человек...

- Да что я - двоечником был когда-то?

- Но двойки ведь случались! А теперь их нет. И, что самое удивительное, - четверок тоже нет. И троек нет. Одни пятерки. Как это у тебя получается?

Пришлось Володе выкручиваться на ходу:

- Магнитофон у меня, понимаешь? Ночью включаю и учу. Сквозь сон. А днем, пока уроки готовлю, не себе под нос бубню, а прямо на магнитофон записываю. За ночь оно все повторится, переварится. Ложишься двоечником, а встаешь отличником.

- Вот здорово! - засверкали глаза у Вити. - Надо бы и моих родителей подбить на магнитофон. А то хорошие оценки они требуют, а помочь как следует не хотят. Я приду к тебе завтра, а? Покажешь?

Дома Володя срочно бросился читать на магнитофон главы из учебника истории.

- Ты что это, за уроки засел? - удивилась мама. - Молодец, давно пора за ум браться.

- Мама, посмотри в дневник: ведь у меня там один пятерочки.

- Пятерки пятерками, а учить все равно надо. И чего это у вас в школе стали пятерки налево и направо раздавать? Ничего не учишь, а пятерки получаешь.

Обиженный Володя опять забубнил в магнитофон:

«В одна тысяча восемьсот...»

На следующий день из школы они вернулись вдвоем с Витей. Володя с видом великого ученого лег на кровать проводить эксперимент.

Магнитофон проникновенным голосом заговорил о девятнадцатом веке. Володя закрыл глаза, но одновременно наморщил лоб: надо показать, что он не просто спит, а слушает.

- Шикарно! Вот техника дает! - восхищенно повторял Витя. - Вот мне бы так. Только мои не могут пока магнитофон купить. Как я ни просил. Пальто, говорят, нужнее. А зачем мне пальто, если тут такое дело разворачивается? Стоп, а теперь давай я тебя проверю.

- Как проверю? - испуганно сел на кровати Володя.

- Как ты выучил. Давай говори, а я по учебнику буду смотреть, хорошо ли получилось.

- Я... Я так сразу не могу.

- Давай-давай. Не стесняйся.

- Не буду я, чего пристал. То покажи, то проверю.

- Не волнуйся, мы сейчас спокойненько тебя послушаем.

Что же делать?

Ведь Володя даже не вслушивался, что там бормотал магнитофон.

- Знаешь, если честно, то дневное время самое плохое для учебы. Это и есть мое настоящее открытие, - тут он перешел на шепот. - Я тебе не говорил, а теперь откроюсь. УЧИТЬСЯ НУЖНО НОЧЬЮ. Все учатся днем и получают двойки. Почему? Днем ты туда посмотрел, сюда отвернулся, там машина новая проехала, тут по телевизору мультики показывают. Глаза разбегаются, и внимание... А ночью? Перед тобой только один учебник. И никуда от него не денешься, а учишь, учишь, учишь. Никто не отвлекает, ничего не шумит.

- А магнитофон?

- Магнитофон не обязателен. Это я так, для маскировки, его приплел. А теперь вижу, что не могу промолчать, не могу тебе всей правды не рассказать. Днем учи не учи, все равно без толку. А ночью - другое дело. Все великие люди работали только ночью. Писали романы, придумывали новые машины, решали теоремы. Может, тогда вторая половина мозга включается. Чик - и готово. Есть дневная половина, а есть ночная. Простые люди, вроде нас с тобой, пользуются только дневной, а великие - и той, и другой. У них в два раза больше мозгов работает. Улавливаешь?

- Честно? В два раза?

- Возьми любую книжку из серии «Жизнь замечательных людей». И где-нибудь там обязательно проскользнет, что этот человек работал ночью. В начале или в конце - но все равно будет. Тот оперу сочинил, этот роман. И все - НОЧЬЮ.

- А днем что же они делали?

- Как что? Спали, конечно. Написал оперу - и спать. Ты думаешь, после оперы спать не хочется?

- Хочется, еще как хочется, - покорно согласился Витя, вспомнив, как он ходил в оперный театр. - А нам же нельзя спать, нам же днем в школу...

- Вот в этом и вся трудность. Не могу поэтому в полную силу развернуться. Они-то могли отсыпаться днем и ночью были снова свеженькими. А тут - прочтешь три страницы, и глаза слипаются. Иногда за столом засыпаю. Поэтому надо поскорее стать великим. Представляешь?

И Витек представил. Вот стрелка подбирается к двенадцати часам ночи. Все великие, которые до этого мирно посапывали в постелях, вскочили и засуетились вокруг своих письменных столов - готовятся к работе. Тот карандаши чинит, этот бумагу достает, тот телескоп разворачивает. Астрономы вообще только ночью работают и не скрывают этого. Вот пробили куранты полночь. Великие, разгладив бороды, принялись за работу. По бумаге забегали карандаши и ручки. Рождаются романы и симфонии. Вот хитрецы! Пользуются ночной половиной мозга, а прикидываются, что такие же, как все. Ну ничего! Володька их выведет на чистую воду.

С этого дня Витина жизнь тоже переменилась. Правда, сначала он решил проверить эту гипотезу. Обложившись телефонными справочниками, Витя стал звонить известным писателям и академикам: хотел узнать, действительно ли они днем спят.

- Анатолия Георгиевича можно? - нахально спрашивал он.

- Его нет.

Приблизительно так ему отвечали по всем телефонам.

Витек радовался каждый раз, получая такой ответ. Конечно, никто ведь не скажет: спит, позвоните попозже. Следовательно, работают ночью. Ведь должны же они когда-то работать!

Для чистоты эксперимента следовало еще позвонить в двенадцать часов ночи. Но Витя не решился на такой звонок. Да и зачем? И так все было ясно.

Пора было приступать к ночной учебе и самому. Конечно, ему не хватало идеальных Володиных условий. Витины родители сразу воспротивились эксперименту.

- Не надо, Витенька, - просила мать.

- Увижу... Ты меня знаешь! - многозначительно произнес отец.

И все равно Витя ухитрялся хотя бы немного посидеть ночью за учебником. Чаще всего он запирался в ванной и читал, читал, читал

Утром его приходилось чуть ли не за ноги стаскивать с кровати. В школу он приходил с красными глазами. Долго и протяжно зевал. Иногда прямо на уроке засыпал. Но при всем этом учиться он стал заметно лучше. Не так, как Володя, но все равно лучше.

«Это я немного ночью поучил, и то уже есть результаты. А если...» - думалось ему. И это «если» будоражило душу.

САМЫЙ КРУГЛЫЙ «ОТЛИЧНИК» В МИРЕ

А Володя в это время получал пятерку за пятеркой. Слава его росла и росла. Если слава простого ученика не выше его парты, у известного школьника-спортсмена она достигает потолка класса, то Володина слава взвилась над крышей школы. Когда Володя шел по коридору, вслед ему летело одно только слово - ОН. И всем все становилось ясно.

После уроков девочки из других классов топтались на крыльце школы, выжидая, когда ОН пойдет домой. С замиранием сердца они следили за каждым его движением.

Вите было приятно ходить с Володей, так как все видели, что он лично знаком с таким человеком.

- Ты нас не подведи, - напутствовала Володю по утрам председатель совета отряда Ковнацкая. - Ведь ты наша гордость. Ты самый круглый отличник в мире. Есть, правда, еще один в Леонии, - добавила она однажды. - Но ты лучше...

- Бей леонийцев! - подхватил стоящий рядом Остапущенко. - Наши отличники - самые отличные отличники в мире!

Володя подошел к стене и нашел на карте Леонию. Неужели и там действует ремдень? Хотя нет, слишком это далеко. Он представил себе черного курчавого мальчугана в очках среди груды учебников. Даже жаркое леонийское солнце почему-то не мешало ему.

И сердце Володи наполнилось гордостью за самого себя. Сейчас Володя и не думал, что его пятерки не совсем настоящие. Ерунда. Он - самый круглый отличник в мире!

Ковнацкая срочно организовала выпуск специального номера стенной газеты. В ее нижнем правом углу многозначительно прикрепили карту Леонии. В левом верхнем углу с фотографии улыбался Володя. Сразу было видно, что никакая Леония не выдержит конкуренции. Под фотографией была прорезь, чтобы вставлять бумажку с постоянно меняющимся числом пятерок. В феврале их количество подходило к тремстам семидесяти пяти.

Постепенно в школе появилась мода на все леонийское. Особенно ценились марки с изображением детей.

А вдруг среди них есть тот - отличник?

- Могли бы и с твоим изображением марку выпустить! - сетовал Витя. И Володя радостно улыбался в ответ. На уроках он рисовал в тетради зубчики марок, заполняя их буквами «ПОЧТА СССР». Изобразить себя на марке он еще не решался.

На переменке Ковнацкая подошла к их парте и набросилась на Витю:

- Посмотри, что у тебя на парте делается! Какие-то царапины, буквы. Ты что, забыл, что эта парта в музей пойдет?

Она старалась не замечать, что точно такой же вид имела и Володина половина парты.

Когда зазвенел звонок с последнего урока, Ковнацкая загородила дверь.

- Володя, стой! Ребята, останьтесь! Сегодня мы должны провести сбор: «Берем пример с нашего круглого отличника», - объявила она. - Володя поделится своим опытом.

Володя замахал руками:

- Какой сбор?! Какой опыт?!

Но Ковнацкая была неумолима. Если она решила провести какое-то мероприятие, то всех и себя замучает, но проведет.

Володя покорно уселся на свое место. А когда смирился он, то и весь класс вынужден был остаться.

Ковнацкая начала издалека. Она принялась рассуждать о роли пятерки в жизни великих людей.

Остапущенко попытался уткнуться в книжку, но сразу навлек на себя гнев Ковнацкой:

- Тебя тоже касаются наши отрядные дела!

Володя втянул голову в плечи, надеясь, что Ковнацкая, увлеченная своим собственным красноречием, о нем забудет. Но надежды его были напрасны. Ведь под ее руководством в классе вырос отличник, да не простой, а выдающийся. Даже газета, висевшая на стене, кричала крупными буквами:

САМЫЙ КРУГЛЫЙ ОТЛИЧНИК В МИРЕ - НАШ УЧЕНИК!

Когда Ковнацкая выговорилась, она обратила свой взор на Володю:

- Володенька, выходи сюда и расскажи нам о себе.

- И дай автограф! - пронзительно закричал Остапущенко. Но взгляд Ковнацкой быстро привел его в чувство.

Володя поднялся. Каждый шаг давался ему с трудом. Он остановился возле стола, стараясь не смотреть на ребят.

- Володя, что же ты? - подбодрила его Ковнацкая. - Давай! Твой метод учебы нужен нашим школьникам.

Володя молчал, понурив голову. Ребята зашушукались, зашумели. Лишь Витя, знающий тайну ночной учебы, пытался их утихомирить.

- Нет у него никакого метода, - вдруг выкрикнул Остапущенко. - Ему учителя теперь просто так оценки ставят, раз он великий отличник.

Все замерли.

- У меня есть для вас новость. - Ковнацкая решила разрядить атмосферу. Она достала из портфеля конверт, сплошь украшенный яркими иностранными марками. - Володин соперник из Леонии недавно получил плохую отметку. И даже не четверку, а тройку. Ура, ребята! Да здравствует Володя!

Ковнацкая рассказала, что стала переписываться с одной леонийской школьницей, чтобы без промедления узнавать о всех новостях. Так она и узнала о леонийской тройке. Володя окончательно и бесповоротно выходил вперед.

- А теперь слово Володе. Я понимаю, не стоит выдавать свою тайну леонийцам, но нам ты ведь можешь сказать? Представляете, если у нас будет целый класс таких отличников!

- И председателем совета отряда в нем будет Ковнацкая! Мадам, дайте автограф! - плаксиво обратился к Ковнацкой Остапущенко.

Она властно хлопнула ладонью об стол, как это делал директор школы:

- Остапущенко, если тебя не интересуют отрядные дела, ты можешь выйти.

- Я ничего, мне интересно, - осекся Остапущенко и сел, изображая на лице неподдельный интерес ко всем дальнейшим событиям.

- Володя, давай поскорее, мы все тебя ждем, - подгоняла Ковнацкая. - Ты стесняешься, что ли?

- Точно, - ухватился за эту соломинку Володя.

- Это ничего, - кивнула Ковнацкая, а мысленно решила добавить в стенгазету статью о скромности. И фото: отличник стесняется.

- Так, может, разойдемся? - неуверенно предложил Остапущенко.

Все одобрительно загалдели. Ковнацкая взмахнула рукой и навела порядок. Если сбор начат, он должен быть закончен.

Взгляд Ковнацкой забегал по классу и остановился на Вите. Витек при этом успел вспомнить многое, особенно испорченную будущую музейную парту.

Лицо Володи засветилось надеждой. Витек понял это как сигнал к действию. Он спасет друга и вернет ему славу!

- Ребята, Володя сделал выдающееся открытие. Он просто гений!

Ковнацкая про себя добавила еще одну статью в стенгазету. Кстати, пора уже ее вынести за пределы класса и вывесить в коридоре.

Все повскакивали на парты, услышав, что среди них появился не только самый круглый отличник, но еще и гений. Громче всех кричал Остапущенко:

- Ура нашему классному гению! Ура Ковнацкой, надежде всех талантов на земле!

И тут же под строгим взглядом Ковнацкой опять повалился на парту и притворился, что внимательно слушает.

- Ты что имеешь в виду? - недоверчиво переспросила Витю Ковнацкая.

- Понимаете, я не знаю, можно ли говорить?

Все повернулись к Володе. Он кивнул.

- Володя открыл, что есть два мозга, - гордо произнес Витек.

- Один в пятке, - прошептал Остапущенко, но никто не обратил на него внимания, так все были увлечены необычайным открытием.

- Дневной мозг и ночной. Мы все пользуемся дневным, а великие - ученые там, изобретатели, композиторы - они все работают ночью. И, пожалуйста, опера готова. Я тоже...

- Оперу написал? - переспросил Остапущенко, но на него возмущенно зашипели.

- Пытаюсь ночью учиться. И уже исправил половину своих четверок на пятерки.

Витя действительно вроде стал лучше учиться. Все удивились и задумались. Может, ночной мозг даже больше дневного? А может, вторая половинка меньше устает? Да что там говорить, леонийца побили - значит, все это правда.

НОЧНАЯ УЧЕБА

После этого сбора в классе разразилась эпидемия. Не пугайтесь, никто не заболел. И в школу все приходили, но в каком виде...

Заспанные, словно после трех ночных дежурств сразу. Красноглазые, точно кролики. Обессиленные, как будто после тяжелой болезни.

В классе все зевали. Вы можете себе это представить -- целый класс открытых ртов? Мечта зубного врача!

Первое время учителя пытались бороться.

- Борковский, закрой рот! Ковнацкая, вызову родителей. Да перестаньте же зевать! Эй, растолкайте там Бабинца, он снова заснул. Кто это храпит? Кто храпит, я спрашиваю? Ага, вас тут сразу двое на парте заснуло.

Учителя не знали, что делать. С другой стороны, учиться ребята стали лучше. Этим и оправдывалась перед директором Ковнацкая, стараясь хоть у него в кабинете не зевать. Так что учителям пришлось смириться с зевающим классом. Никто не стал круглым отличником, как Володя, но все равно каждый хоть чуточку стал учиться лучше. А знания превыше всего.

В школе ребята еще держались из последних сил, но дома они засыпали в любом месте: и за письменным столом, и перед телевизором, и за тарелкой, и в ванной. В кино и театре тоже было удобно поспать: полумрак, приглушенные голоса, никто не вызывает к доске. А вот в городском транспорте случались неприятности. Ежедневно человек десять из класса будили на конечных остановках метро, автобуса или трамвая: спящие ребята пропускали свою остановку. Пассажиры догадывались растормошить их только на конечной. И зря, поскольку теперь надо было ехать в обратную сторону. И они опять погружались в сон.

Самые заядлые сони (то есть самые усердные ученики: ведь именно они больше других сидели ночью за уроками и потому совершенно не высыпались), усаживаясь в трамваях или троллейбусах, вешали перед собой заранее заготовленную табличку: «Разбудить на Садовой». Эти ученики никогда не опаздывали.

Наступил триумф Ковнацкой. Весь класс жил и спал, как один организм. Днем спали, ночью работали. И ни в коем случае не наоборот. Ковнацкая разрывалась на части: ведь именно она была организатором нового метода обучения.

В полночь она обзванивала всех учеников по телефону:

- Не спать, не спать. Учебник открыт? За работу!

И набирала номер следующего. Ровно в час ночи проходил второй рейд проверки:

- Почему долго не подходишь? Спишь небось. А леонийцев кто побьет? Голос почему какой-то сонный? Смотри у меня,

И ставила в списке против каждой фамилии плюсик.

Все были охвачены энтузиазмом. Точнее, почти все. Потому что, как всегда, вызывал сомнение Остапущенко. К нему часто нельзя было дозвониться среди ночи.

- Как стемнеет, так аппарат почему-то отключается. Несовершенство техники, - говорил в свое оправдание Остапущенко. - Или влажность меняется, или давление, или температура падает. Не работает - и все! - И, как бы подтверждая свою преданность общему делу, тер красные глаза. Мол, я тоже горю по ночам.

В списке против фамилии Остапущенко не мог стоять плюс. Но не мог стоять и минус. Поэтому там красовался подозрительный знак вопроса. Если бы Ковнацкая не боялась ходить по улицам ночью, она пришла бы к нему с проверкой и раз и навсегда разрешила свои сомнения.

Почему же у Остапущенко были красные глаза? Трижды в неделю по утрам, как раз перед школой, он ходил в бассейн. Поэтому краснота глаз была натуральной. В остальные дни он набирал воды в ванну и, опустив туда голову с широко раскрытыми глазами, изучал пробку на дне ванны до тех пор, пока хватало дыхания. Повторив такую процедуру несколько раз, Остапущенко получал глаза нужного цвета.

- Что это он делает? - недоумевала его мама.

- Наверное, йогой занимается, - успокаивал ее папа.

Его родители волновались меньше, чем остальные: ведь ночью он все же спал. Ну, подержит пару минут голову под водой - велика важность! А вот другие... Засыпают на ходу, глаза слипаются, сами зеленые ходят.

- И что за учеба такая? Да бросьте вы эту Леонию, здоровье свое совсем загубите в этом соревновании! - уговаривали ребят папы и мамы.

Чтобы убедить родителей, Ковнацкая стала ходить по квартирам, потрясая вырезками из газет и журналов, где говорилось, что есть люди-«жаворонки», которые работают по утрам, но есть и «совы», главная жизнь которых проходит ночью.

- Мы именно СОВЫ, - говорила Ковнацкая, делая круглые глаза. Казалось, еще немного - и она заухает, забьет крыльями. Эти ее слова до слез пугали бабушек, которые со страхом смотрели то на Ковнацкую, то на своего внука или внучку, как бы пытаясь определить, кто из них больше похож на сову.

И только в семье у Володи все было спокойно. За время своей отличной учебы он даже поправился. Ведь раньше он тратил какие-то силы на приготовление уроков, а теперь не делал ничего. Родителей уже не волновало, что он почти не занимается: они тоже понемногу привыкли к мысли о его гениальности. Да и как им было не проникнуться сознанием исключительности сына, если Ковнацкая постоянно твердила об этом? А она - правая рука классной руководительницы. А классная руководительница - правая рука директора. А директор...

Лишь одного не могла понять Володина мама: зачем ее сыну столько двухкопеечных монет?

- Это лучше, чем он собирал бы металлические рубли. Дешевле, успокаивал ее папа. Но мама все равно удивлялась.

- Для коллекции, - объяснял ей Володя. - У меня такое хобби. Кто собирает марки, а я - монеты. И именно двухкопеечные. Сейчас их многие собирают. Видишь, повсюду просят. И никто не дает, потому что нет. Все хранятся в коллекциях.

Володя давно устал отвечать маме, надоело ему повсюду искать эти двушки. Он больше не мог таиться и обманывать. Почему этот ремдень так старается? Для науки ли? И почему они каждый раз дают бумажку с новым телефоном? Но отказаться от услуг ремдня он уже не мог. Как самому лишить себя такой славы? Тем более, он был уверен, что Ковнацкая ни за что этого не разрешит. Нет, с ней лучше не связываться. Придется тянуть лямку отличника дальше. Пятерки оказались столь же тяжелой ношей, как и двойки.

Володю мучила совесть, что ребята всерьез приняли его идею ночного мозга и теперь ходили измученные, сонные. А он приходил в школу розовый и свежий. Чтобы не выделяться среди ребят, он тоже стал читать по ночам. Но, конечно, не учебники, а Жюля Верна и Майн Рида, Ефремова и Стругацких.

Необычайные приключения волновали его. Что-то родное и близкое улавливал он в том, как герои одолевали препятствия, одерживали победы. Ведь он тоже победил леонийца. И не важно, как. Победителей не судят. Герои летали на другие планеты и возвращались обратно. Он тоже летел назад в класс под мерный стук часов обратного времени. Нет, приключения интереснее учебников. Их можно читать всю ночь, тем более, если не бояться за завтрашний день. Можно все сдать на «отлично», если не забыть положить за пазуху учебник и бумажку с новым номером телефона.

ГДЕ?

К сожалению, жизнь не может приносить одни только радости. Приходят и огорчения.

Как-то на уроке Володя почувствовал, что Ковнацкая забеспокоилась. Она сидела теперь как раз позади Володи, словно его тренер. Следила, чтобы он не простудился и не заболел, проводила без очереди в буфет.

- Закройте окно! - кричала она на весь класс. - Здесь, кажется, дует, он простудится.

- Пропустите, пропустите! - расталкивала она очередь в буфете. - Я не для себя, я для школы.

Эта опека раздражала Володю, но он понимал, что теперь уже не принадлежит себе.

Итак, Ковнацкая волновалась. Значит, пора получать очередную пятерку. Теперь учителя не вызывали Володю сами, пятерок у него всегда хватало, чтобы выставить не только четвертные, но и годовые оценки. Только когда Володя сам поднимал руку, они приглашали его к доске.

Ковнацкая строго следила за числом пятерок, чтобы не дать леонийцу возможности обогнать Володю. Эта Леония так далека и так загадочна! Она теперь даже вырезала из газет самые разные сообщения оттуда.

Особенно ее радовали вести о смерчах и ураганах, которые проносились над Леонией. Ковнацкая надеялась, что в такой день леонийский отличник не пойдет в школу, а наш получит очередную пятерку и станет для соперника недосягаем.

Вот уже третий день гулял над Леонией ураган Аннабела. Наверняка леониец третий день не ходит в школу. Значит... Ковнацкая принялась усиленно подталкивать Володю в спину.

- Ты программу «Время» смотрел? Аннабелу видел?

- Да хватит уже! Не хочу я, - сопротивлялся Володя. - И Аннабела мимо прошла.

- Вот и не мимо, по радио передавали, что не мимо. Самое время...

- Надоело мне.

- Ты что же - хочешь проиграть этому леонийцу? Пожалуйста, - тут Ковнацкая сделала трагическую паузу. - Но мы, класс, тебе этого не позволим. Засунь за пазуху учебник, пожалуйста, и давай.

Ковнацкая уже усвоила, что для храбрости Володя во время ответа всегда держал за пазухой учебник. Ничего странного она в этом не находила. У знаменитостей должны быть свои причуды. Не животом же читает он учебник!

- Пора, - решительно сказала Ковнацкая, толкая Володю в спину. И он покорно поднял руку.

Дальше произошло все, как обычно. И никто не удивился, что Володя опять занемог. Ведь для ребят это было впервые, прочие разы они начисто забыли. Всякий раз обратный ход времени возвращал Володю на место, а из их памяти исчезали ненужные подробности. Володя, как ни в чем не бывало, выходил к доске, отвечал и получал очередную пятерку.

За дверью Володя вздохнул спокойно. Обошлось. Ковнацкая вызвалась проводить его в медпункт, но учительница ее не пустила. Зажав в кулаке двушку, он побрел к автомату.

За углом Володя нехотя достал учебник и стал листать его. Как все это надоело! Стоп! А где же бумажка с новым телефоном? Володя еще раз перелистал учебник от корки до корки. Пропала! Ведь он точно клал бумажку в учебник. Потом Ковнацкая стала его торопить, толкуя про свою Аннабелу. Искать! Скорее искать!

Володя быстро вернулся обратно к двери класса, внимательно просматривая каждый метр своего пути. Кажется, он шел именно так и никуда не сворачивал. Но нигде бумажки не было.

Он топтался возле двери своего класса. Очень хотелось открыть ее и поискать бумажку под партой. Но...

В класс возвращаться нельзя: вдруг учительница опять вызовет его и задаст совершенно другой вопрос. Без ремдня он не сможет ничего ответить. Ужас!..

Володя побежал по лестнице наверх: там был темный уголок у входа на чердак. Он спрятался, ожидая конца урока. Проверил все карманы, надеясь, что злополучная бумажка найдется, но тщетно. Может, он потерял телефон в классе?

Прозвенел звонок, и сразу раздался топот, закричали сотни голосов. Казалось, что учителя не просто идут в учительскую, а отступают на заранее подготовленные позиции, чтобы как следует там забаррикадироваться. Шум был такой, будто в школе разразился бешеный ураган или началось землетрясение. На самом деле это просто была переменка.

Володя осторожно двинулся сквозь эти ребячьи бурлящие потоки. Скорее в класс! Лицо его покрылось красными пятнами. Что теперь будет? Бумажки с телефоном не было нигде...

Ребята обступили его, не зная, чем помочь.

- Что с тобой? - волновалась Ковнацкая. - Ты заболел? Да ты же весь горишь! Опять этот Остапущенко со своими проветриваниями. Ты добился своего, ты простудил нашу гордость! Отправляйся домой. Володенька, попей чаю с малиной. Все пройдет. Должно пройти.

Володя быстро собрался, оделся и двинулся домой. По дороге он прочитывал снизу доверху каждую доску объявлений, надеясь снова найти ниточку, которая опять связала бы его с ремднем. Безуспешно!

Надо срочно переводиться в другую школу, в другой район, где никто не знает, что он отличник. Но как объяснить это родителям? А табель? Ведь по нему все будет видно, куда бы он ни пришел. Все пропало.

Дома он забился в угол и в оцепенении просидел там несколько часов, даже не раздеваясь. Ничего не хотелось. Так хорошо начавшаяся новая жизнь внезапно оборвалась. Зря он понадеялся на этот ремдень.

Вдруг раздался звонок в дверь. Володя не шевельнулся. Звонок зазвонил энергичнее. Володя молчал. Заколотили ногами. Кто-то определенно знал, что он дома. Пришлось подняться и открыть.

- Он жив! - облегченно воскликнула Ковнацкая. - А мы уже думали...

- Проведать пришли, - будто извиняясь за настойчивость, сказал Витя.

- Общественность волнуется, - объяснила Ковнацкая.

Ребята разделись и прошли в комнату. Ковнацкая взглядом профессионала осмотрела квартиру, прикидывая, что отсюда можно будет забрать для школьного музея. Она была убеждена, что такой музей обязательно создадут после окончательной победы над леонийцем.

- Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался Витя.

- Да так, - неопределенно развел руками Володя. - Сижу вот.

- Как?! Мы не лечимся?! - возмутилась Ковнацкая и снова принялась руководить. Она стремительно забегала по квартире. Закрыла форточку, поставила на плиту чайник. - Когда родители вернутся с работы, ты должен быть уже здоров. Общественность тебя спасет.

На столе появилась банка с малиной, и все втроем уселись пить чай.

Напившись чаю, ребята стали прощаться. Уже в дверях Витя хлопнул себя по лбу:

- Да, чуть не забыл, - он расстегнул портфель. - У меня почему-то твой учебник. А моего нет.

Володя обмер. Действительно, ведь они могли запросто обменяться учебниками. На месте ли телефон? Он выхватил у Вити учебник и стал лихорадочно листать его. Вот телефон!

- Что ты так волнуешься? - удивилась Ковнацкая. - Нет, ты определенно болен. Я, пожалуй, останусь, чтобы предупредить твоих родителей о щадящем режиме. Покой, покой и только покой. Чем скорее ты выздоровеешь, тем дальше мы оторвемся от леонийца. Когда родители с работы приходят?

- Я им сам скажу, - буркнул Володя. Глаза его лихорадочно блестели. Он хотел поскорее всех выпроводить, чтобы еще раз взглянуть на бумажку с номером.

Наконец дверь закрылась. Упирающуюся Ковнацкую за руку вытащил Витек. Молодец, настоящий друг! Володя достал бумажку с телефоном и закружился по комнате в каком-то сумасшедшем танце. Бумажка порхала над ним, словно белая птица.

Жизнь начиналась сызнова. Погоди, леониец! Ты рано начал радоваться. Да здравствует ремдень!

ЛАВИНА ОТЛИЧНИКОВ

Теперь Володя решил немного перестроить свою жизнь. Чего это он должен каждый день получать пятерки? Вот возьмет и целую неделю не будет поднимать руки. Пусть привыкают, не обязан он каждый день надрываться из-за этого леонийца. И ремдню надо дать отдых, а то он им, наверное, надоел.

Больше всего Володя страшился Ковнацкой. Как она воспримет его пассивность? Но, к его удивлению, смирилась. Видно, решила дать своему отличнику передохнуть. Правда, по утрам она многозначительно сообщала своей соседке по парте, что в Леонии сегодня стоит прекрасная погода, и... Говорила она достаточно громко, чтобы Володя мог прочувствовать всю серьёзность положения и вовремя одуматься. Но Володя держался стойко и за всю неделю не получил ни единой пятерки.

Володя постепенно успокоился, чего нельзя было сказать о Ковнацкой.

Особенно ее выводило из себя, что в начале каждого урока Володя все равно прятал за пазуху учебник. А что ему оставалось делать? Ведь полной уверенности в том, что его не вызовут, не было.

Итак, Володя (а с ним и ремдень) целую неделю бездействовали, а Ковнацкая страдала. И именно эта неделя безмятежной жизни привела к тревожным событиям.

Внезапно слава всемирного отличника пошла на убыль. В школе вдруг стали появляться и другие круглые отличники. Учителя не могли нарадоваться.

- У меня уже трое новых круглых отличников, - говорил один классный руководитель.

- А у меня пятеро, - сообщал другой.

- И все бывшие двоечники и лентяи, вот что отрадно, дорогие коллеги, - подводил итоги завуч.

Ковнацкая была в растерянности. Одно дело, когда феномен учится только в твоем классе, совсем другое - если такой же появляется у твоих соперников. Она уже не вспоминала Леонию и то и дело бегала в соседние классы, чтобы узнать, сколько еще новых отличников появилось. Даже вырисовывалась закономерность: сколько было двоечников, столько появлялось круглых отличников.

Новые пятерочники ходили с гордо поднятыми головами и избегали смотреть друг другу в глаза. Особенно их пугало, когда кто-то обращался за помощью. Едва услышав: «Помоги разобраться», они убегали в коридор по каким-то неотложным делам. В класс они заходили только после звонка на урок и стремительно исчезали после уроков.

Володины успехи постепенно померкли. Стенгазету свернули и засунули за шкаф. Никто уже восхищенно не шептался у него за спиной.

Володина голова прояснилась, и он начал размышлять. Тут что-то не так. Почему вдруг отличники полезли, как грибы после дождя, именно тогда, когда он целую неделю бездействовал? Неужели ремдень в его отсутствие стал набирать новых участников эксперимента? Судите сами: все были двоечниками и вдруг стали отличниками. Уж очень все это напоминало его собственные молниеносные успехи. Даже в Володином классе появились новые отличники Суворин и Николаев. Оба они сидели за последней партой, причем второй год в этом классе. И на тебе - отличники.

Володя решил выяснить, что происходит. Он стал присматриваться к последней парте. Вот Суворин поднимает руку - хочет отвечать. И вдруг, не успев открыть рот, хватается за бок. Учитель его, конечно, отпускает, и Суворин уходит.

- Николай Федорович, можно мне выйти? - поднял руку Володя. - Мне надо домой позвонить, а то я утюг забыл выключить. Как бы чего не вышло.

- Скорее, скорее беги, - заторопил его учитель.

Володя выбежал из школы и спрятался за углом. И вдруг за деревом он заметил Суворина с раскрытым учебником. Значит, так и есть. Все эти отличники такие же липовые, как и он! Подойти? Сказать ему? Нет, а вдруг Володя ошибается. Мало ли что может быть.

Но вот приехал знакомый синий автобус. Суворин юркнул в середину. Володя мигом бросился ближе к автобусу. Послышалось мерное жужжание аппарата.

«Если я останусь вдалеке, когда время пойдёт вспять, я все забуду, лихорадочно соображал Володя. - Надо держаться поближе к машине, чтобы ничего не забыть».

Володя вспомнил, что единственная машина, которая после сеанса не отправлялась назад, - это синий автобус. Значит, рядом с ним безопасно.

Секунды тянулись, словно часы. Володя прижался сзади к автобусу, все время выглядывая.

Вскоре сияющий Суворин отправился в обратном направлении. Усач из автобуса помахал ему на прощание рукой.

- Звони, дорогой, еще! - крикнул он громко, а потом добавил тихо внутрь автобуса: - Это у нас будет двести пятидесятый, который не знает закона Архимеда.

- И не узнает, - хихикнул кто-то в автобусе. - Сейчас выпалит ответ и сразу забудет. Того, что он сейчас вычитал, хватит ровно на пять минут, потом всё выветрится. Свою пятерочку он получит, это мы ему гарантируем.

Усач удовлетворенно хмыкнул.

- Сейчас подсчитаем, - продолжался разговор в автобусе. - Законы Ньютона скрыты от трехсот восьмидесяти трех, закон Архимеда - от двухсот пятидесяти. Слышь, теперь и малышня пошла косяком - таблицу умножения не будут знать. Ты смотри, их уже семьдесят набралось. Когда эти неучи подрастут, они будут в наших руках. Мы завладеем миром, так как у них не хватит знаний выстоять против нас. Вот тогда они и поработают. Колдунам очень нужны послушные рабочие руки.

Хлопнула дверца автобуса, и он плавно отъехал. Володя, взволнованный и встревоженный, заспешил обратно в класс.

«Так вот зачем существует ремдень, - стучало у него в висках. - Они нас обманывают. Они не помогают нам, а наоборот, стараются, чтобы мы поменьше знали, хотят сделать из нас незнаек, чтобы поработить. Против взрослых, которые учились как следует, они уже бессильны. А мы... Мы ничему не научимся, и они легко превратят нас в рабов».

Володя тихо вошел в класс и плюхнулся на свою парту. Суворин бойко отвечал у доски. Мел скрипел и крошился от его усердия.

«Стойте, - хотелось крикнуть Володе. - Остановитесь, пока не поздно!» Но кто ему поверит? Он же сам такой отличник. Нет, надо сначала поговорить с ребятами.

Суворин, получив пятерку, небрежно швырнул дневник на парту. Мол, пятерками меня не удивишь.

- Вот видите, ребята, Суворин подготовился, и, пожалуйста, пятерка, - поучающе сказал учитель.

Суворин удовлетворенно кивнул головой.

Прозвенел звонок.

- Идите сюда, - позвал двух новоиспеченных отличников Володя.

- Тебе чего? - насупились оба. - У нас дела. Нам урок надо повторить.

Но Володя силком потащил их в дальний угол коридора.

- Вы думаете, я не знаю, кто пятерочки вам делает? Ремднем балуетесь?

Лица ребят не выразили удивления: видно, они давно знали о происхождении Володиных пятерок.

- А сам! Тебе можно, а нам нельзя? Катись отсюда, а то получишь. Они могут день и по-другому исправить. Вот позвоним куда следует, и тебе на голову кирпич упадет. Хочешь?

БОРЬБА ЕЩЕ НЕ ОКОНЧЕНА

Над Володиной жизнью нависла опасность. Если он выступит против ремдня, неизвестно, что они с ним сделают. Могут бросить под трамвай, устроить дома пожар. Они могут заставить его забыть отца и мать, все, чему научился в школе. Поэтому надо поскорее рассказать о проделках ремдня ребятам. Пока он помнит. Когда прозвенел последний звонок, Володя выбежал к столу:

- Ребята, оставайтесь на своих местах. Я открою вам тайну моих пятерок. И не только моих.

Все, как завороженные, застыли на местах.

Суворин и Николаев словно приросли к своей парте.

И Володя начал рассказывать. В доказательство своих слов он высыпал на стол горсть двухкопеечных монет. Это убеждало. Потом объяснил, как получил сегодня пятерку Суворин.

- Это дело рук злых колдунов, которые хотят, чтобы мы ничего не знали. Тогда они нас легко победят, когда мы вырастем, и превратят в своих слуг. Тут Володины глаза расширились от удивления. - Стойте, куда девался Суворин?

Место Суворина пустовало, хотя минуту назад он был здесь. Володя разволновался:

- Если мы его не найдем, ремдень повернет время вспять и вы забудете все, что я вам рассказал.

Исчезновение Суворина взволновало ребят. Обгоняя друг друга, они выбежали на улицу.

Володя внимательно осмотрелся. Далеко Суворин не мог убежать. Он возле какого-то телефона-автомата.

- Там! Вон! Николаев к нему побежал, - завопил Витек.

В конце улицы ребята заметили фигурку Суворина, который прятался за телефонами-автоматами. К нему уже приближался Николаев.

Мальчишки бросились туда. За ними неслись девчонки.

И тут, обгоняя ребят, к Суворину и Николаеву плавно подъехал синий автобус. Опоздали!

Все приостановились. Но только на секунду. Вскоре они гурьбой окружили автобус.

Суворин, размахивая руками, докладывал усачу, что произошло.

- Это он... он все наделал! - И ткнул пальцем в Володю.

Усач после секундного размышления обвел толпу ребят глазами. Потом быстро схватил Суворина за руку и потащил за собой в автобус. Суворин испугался, не понимая, чего хочет усач, и стал изо всех сил упираться. Держите Суворина, держите, а то они сейчас его день будут исправлять и нас заставят бежать обратно! - Володя вцепился в Суворина, так как понимал, что, если тот войдет в автобус, ребята все забудут. Понял это и Суворин и начал отбиваться от Володиных рук.

Но тут уже все ребята крепко вцепились в Суворина и усача.

«Ремонтник» зло зашипел. Бросил Суворина и, расталкивая ребят, полез в автобус.

- Окружайте машину! - кричал Володя. - Скорее, чтобы они не уехали. А то они кого-нибудь другого засунут в свой ремдень и пустят время вспять. Тогда все пропало!

Ребята быстро цепочкой окружили автобус. Стали останавливаться одинокие прохожие.

Суворин бросался на ребят, пытаясь разорвать цепочку, чтобы дать автобусу проехать. Автобус громко сигналил.

Взрослые, не понимая, что происходит в действительности, укоризненно качали головами: «Что за хулиганство!»

Но ребята в цепочке не отпускали рук. Сосед прижимался к соседу.

- Они там ссорятся, кажется, - прислушался Остапущенко.

В автобусе раздавались сердитые металлические голоса:

- Они выиграли. Раз дело раскрыто, надо сматываться. И побыстрее.

- Ничего, мы когда-нибудь попытаемся еще раз!

Над площадью вдруг раздался тонкий свист. Автобус начал таять и исчезать на глазах. Ребята оцепенели. Они в недоумении смотрели друг на друга.

- Извините меня. И простите, - сказала Ковнацкая. - Получается, что из-за меня мы связались с этими колдунами. Из-за этой Леонии.

Остапущенко насмешливо посмотрел на одноклассников: уж он-то с леонийцем не соревновался и ночью спал по-человечески!

Двойник приходит на помощь

Глава первая,

в которой появляется Неизвестный

Ремдень не остался единственной встречей Володи с волшебниками. Потому что не прошло и полугода, как разыгрались новые события.

Однажды Володя сидел за письменным столом. Задачка попалась какая-то замысловатая, и он никак не мог покончить с уроками.

Собрался было позвонить Вите, как вдруг за его спиной послышался жалобный детский крик. Володя обернулся и обомлел: на его кровати лежал неизвестно откуда взявшийся малыш. Рядом валялась соска.

Володя подошел к ребенку и вставил соску ему в рот. Малыш успокоился и зачмокал. А Володя потряс головой, стараясь понять — наяву это или только снится.

Малыш потянулся, удивленно захлопал глазами, потом достал изо рта соску и решительным жестом отбросил ее в сторону. Соска тут же растворилась в воздухе. А малыш еще раз потянулся, подрос при этом и стал одного возраста с Володей.

— Привет, — сказал он совершенно отчетливо, осматриваясь широко раскрытыми глазами. — Где я?

— В двадцать третьей квартире, — не нашел иного ответа Володя.

— Вот как? — удивился мальчуган. — Давай знакомиться. Меня зовут Дин, — наклонил он голову. — Почему я оказался тут, у вас, я еще не знаю. Ой, а это что? — Он движением руки как бы поманил к себе зеркало, висевшее на стене. Зеркало поднатужилось и нехотя слетело с петель. Дин принялся вертеть его в руках, пытливо изучая. — Ага, там я. Смотри, и ты тоже!

Полюбовавшись, он отправил зеркало на место.

Потом Дин встал на ноги и прошелся по кровати. Хоть он и повзрослел, но ростом оставался маленький. Затем завертел головой во все стороны, как будто делал зарядку, и вещи в комнате закружились, повинуясь его взгляду. Когда Дин снова присел на подушку, они послушно вернулись на свои места. Только люстра еще возмущенно покачивалась.

Напуганный Володя наконец обрел дар речи:

— Ты что?! Разобьешь! Знаешь, что нам мама сделает!

Но Дин его успокоил:

— Ничего не случится! Я просто проверял, что я умею.

Взгляд его теперь остановился на календаре, висевшем над кроватью. Там на картинке сказочный царь с крыльца грозил кулаком своим боярам.

Дин схватил Володю за руку, тот сразу стал уменьшаться, а затем они оба, завертевшись, ринулись прямо в стенку, как будто хотели проломить ее.

«Сейчас разобьемся, и все, — успел только подумать Володя, закрыв глаза. — Бедная моя мамочка!»

Но они благополучно приземлились внутри рисунка — на площадке перед царским крыльцом. Сказочный царь, громовым голосом распекавший бояр, от неожиданности замолк и удивленно уставился на двух незнакомцев. Однако быстро пришел в себя:

— А эти откуда? Кто пропустил?! Палача ко мне!

В ответ затопали десятки ног.

«Без суда и голову отрубят», — промелькнуло у Володи, и он попятился назад. Но и Дин не дремал: быстро подпрыгнул и вынес Володю обратно в его комнату. Здесь, отпустив Володину руку, вернул ему прежний рост.

— Ну и ну! — только и успел вымолвить Володя. Ему стало ясно, почему у царя такой недоуменный вид на картинке. Он же их ищет!

Володя быстро снял календарь и забросил его на шкаф. Спать под ним теперь было не очень весело: мало ли что…

Итак, без всяких сомнений можно было утверждать, что в двадцать третьей квартире поселился самый настоящий волшебник. Возможно, он еще многого не умел, потому что был мал. Не знал, например, ни откуда он пришел, ни когда его заберут обратно. Но в одном можно было не сомневаться — с ним не соскучишься.

Как вы понимаете, квартира была не совсем Володина, не будем забывать о родителях. Подумав, Володя решил пока ничего им не говорить и не показывать Дина. Они не поверят, а новому другу придется несладко.

Глава вторая,

в которой Володя налетает на Верзилу, а мама видит удивительное зеркало

Вечером Володя выбежал за хлебом. Он пошел без Дина, потому что тот спал, удобно устроившись на книжной полке. Там среди множества книг никто бы не заметил появления еще одной, поскольку Дин во время сна превращался в книжку.

Володя, размахивая авоськой с батоном, уже возвращался домой, как вдруг столкнулся с Верзилой из их класса.

— Стой! — Верзила цепко схватил его за пальто. — Деньги есть?

— Пусти, я все на хлеб потратил, — вырывался Володя, но Верзила не зря получил такое прозвище.

— Завтра принесешь, понял? — он поднес к Володиному лицу кулак, чтобы ему легче думалось.

— Еще чего захотел! — Володя попытался вырваться, но безуспешно.

— Ишь ты, малявка, еще сопротивляется. Тогда получай. — И Верзила умелой рукой нанес удар.

Володя сначала растерялся, а потом рассвирепел. Авоськой с батоном он принялся молотить Верзилу.

— Ты что! Кончай! — растерялся Верзила. Он не выдержал этой атаки и, увертываясь от ударов, отступил в ближайшую подворотню. Потом оттуда показалась его голова: — В школу завтра можешь не приходить — вздую!

Подходя к дому, Володя глянул на свое отражение в витринном стекле и увидел, что под глазом расплылся синяк. Лучше его скрыть, но как?

Володя занес хлеб на кухню и тихонечко проскользнул в свою комнату. Но Дин проснулся, соскочил с полки и заинтересованно стал рассматривать Володино лицо.

— Это что?

— Ничего, — буркнул Володя и повернулся к зеркалу. Но, как ни странно, синяк на Володином лице исчез. Он радостно бросился в коридор, но с большого зеркала в прихожей на него смотрело его удивленное лицо с подбитым глазом. Володя снова вернулся в комнату. В своем зеркале никакого синяка он не увидел. Как же так? Володя пощупал свое лицо: есть синяк или его нет? Он обернулся и увидел сзади смеющегося Дина.

— Я забыл тебя предупредить, — сказал Дин, — что твое зеркало теперь показывает не как кто выглядит, а кто как хочет выглядеть. Так, по-моему, интереснее. Да ты не волнуйся, сейчас и у тебя все будет в порядке.

И сразу же с Володиного лица исчез синяк.

Обрадовавшись, Володя бросился к зеркалу в коридоре. И вернулся оттуда, сияя от счастья. Потом посмотрел в свое зеркало. И так как в эту минуту ему вспомнился Верзила, обижающий маленьких, то в зеркале Володины мускулы вздулись, грудь расширилась — и на Володю глянул могучий силач, а где-то там вдали, улепетывая, мелькнул Верзила.

— Ага, это он! — заметив Верзилу, рассердился Дин и потряс кулаком. — Ну, я ему сейчас устрою!

— Кому? Не спеши, пожалуйста, — заволновался Володя, испугавшись, что Дин может такого натворить, что потом и не расхлебаешь.

Но Дин, не слушая Володю, молча смотрел вдаль, скрестив руки на груди. На секунду вечернюю тьму пронзила маленькая голубая молния, как бы метнувшаяся из его глаз.

После этого Дин успокоился и отправился на полку отдыхать.

Володя разложил на столе учебники и тетрадки. Надо было во что бы то ни стало решить трудную задачку. Если он получит двойку накануне сбора отряда, Ковнацкая ему этого не простит.

Формулы громоздились на формулы, а задачка не решалась. К тому же все время приходилось прислушиваться, чтобы ненароком не зашли родители и не увидели Дина.

— У тебя что-то еще случилось? — забеспокоился Дин и спустился с полки.

— Да нет, ничего страшного…

— Володя! — внезапно зашла в комнату мама. Видно, увлекшись разговором с Дином, Володя не услышал, как она его звала. — Тебе что на ужин приготовить?

Дин вовремя спрятался за стопку книг.

— Мама, я сыт, я совсем не голоден. Я занимаюсь, — скороговоркой выпалил Володя, оттесняя маму к двери.

— Что это с тобой? — удивилась мама. — Ну, учи, учи, Не буду мешать. Но лучше бы ты сначала подкрепился, тогда и учить будет легче, а?

— Да приду я, приду, — отмахнулся Володя.

Мама уже выходила, но по дороге машинально поправила у зеркала прическу. И застыла. Она будто онемела. Володя испуганно заглянул в зеркало. Оттуда смотрела красавица-киноактриса. Она чем-то неуловимо напоминала маму.

Мама поправила прическу, и актриса в зеркале тоже поправила волосы.

— Иван! Скорей! — позвала она отца, но, поскольку он не спешил, сама за ним побежала.

— Дин, сейчас же преврати зеркало в нормальное! — приказал Володя.

Дин, недовольно бурча, махнул на зеркало рукой. Так что папе, к сожалению, уже не пришлось полюбоваться ни собой, ни мамой в необычайном зеркале. Володя мог бы попросить Дина, чтобы он наяву сделал их такими, как в зеркале, но тогда родителей не узнали бы на работе, не признали бы родственники. Они стали бы всем чужие. Да и сам он любил их такими, какие они есть. Так что красавцы-родители вряд ли кому-то пришлись бы по душе.

Глава третья,

в которой резко меняется жизнь Верзилы

С вечера Верзила почувствовал себя как-то непривычно. Словно он заболел.

— Ты чего слоняешься без дела? — крикнула ему из кухни мать. — Взялся бы за уроки.

— Плохо мне, — буркнул Верзила, но за книжкой потянулся. Зевая, раскрыл учебник истории, протер глаза, прогоняя сон, и стал читать.

С каждой строчкой глаза его раскрывались все шире. «Что такое делается!» — стояло в них немое возмущение. Он взъерошил волосы, ударил кулаком по столу и… заплакал от собственного бессилия. Плечи заходили ходуном, на стол капали слезы.

Испуганная мама вбежала в комнату.

— Что с тобой? — прижала она к себе рыдающего сына.

— Вот… Там… — Верзила тыкал пальцем в раскрытый учебник.

— Что вот? Что там?

— Как они с ней… — и Верзила затрясся от рыданий.

— Да с кем же, кто?

— С Жанной.

— Это с какой? Из параллельного класса, что ли?

— С Жанной д'Арк! — И он ткнул пальцем в рисунок.

Мама захлопнула учебник и начала успокаивать сына. Но это оказалось не так легко. Ведь мама не могла знать, что после голубой молнии Дина любая несправедливость вызывала у Верзилы страдания. Дин лишь хотел, чтобы этот грубиян не обижал слабых, но доза волшебства оказалась сильнее, чем следовало. Теперь Верзила не мог обидеть не то что малыша, но даже на мотылька взирал с благоговением, а учебник истории средних веков в его руках становился мокрым от слез.

На следующий день мама пошла с ним в школу разбираться. Она повела своего упирающегося сына прямиком в учительскую.

— Полюбуйтесь, что с ребенком сделала ваша учеба.

Разговоры смолкли, учителя смотрели на нее выжидающе.

— А что случилось?

Верзила всхлипывал, утираясь рукавом пальто.

— Что с тобой? Будь мужчиной, — требовательно сказал учитель физкультуры.

— Жанну д'Арк ему жалко, видите ли, — охваченная справедливым гневом, сообщила мама.

— Да не может быть! — удивились две студентки-практикантки. Потрясая косичками, они бросились утешать Верзилу, сами готовые расплакаться из-за такого чувствительного мальчика.

Но мама их отстранила.

— Кто здесь у вас историю преподает?

Историчка, гордо подняв голову, двинулась вслед за мамой в кабинет директора.

А Верзила плакал, размазывая по лицу слезы.

— Выпей воды, успокойся, — протянула ему стакан старая учительница химии. Она прекрасно знала, что все в мире проходит, даже горе.

Слух о странном поведении Верзилы вскоре докатился до класса, и Володя зашептал в портфель, где удобно расположился Дин:

— Твоя работа?

— Нет, — упрямо замотал головой Дин.

Вскоре директор за руку привел Верзилу в класс, бережно усадил за парту, а сам на цыпочках вышел.

Верзила был освобожден от уроков истории, как некоторых освобождают от физкультуры. «Раз он так глубоко чувствует несправедливость, — решил директор, — ему нужно временно историю не посещать».

Спокойно Верзила воспринимал только химию, физику и математику. Зато на русской литературе он зарыдал еще сильнее, чем на истории. Плачущего Верзилу учительница поручила Володе отвести домой.

Всю дорогу Верзила не мог успокоиться, вспоминая о тяжелой судьбе русских писателей.

— Не берегли классиков раньше. Не спасли Александра Сергеевича, ой, не спасли!

И тут Володя глянул на свой портфель. Если Дин действительно волшебник, то…

Глава четвертая,

в которой Володя очень хочет помочь Александру Сергеевичу

— Дин, — спросил Володя, придя домой. — А мы не могли бы с тобой попутешествовать?

— Конечно! Хоть сейчас.

— Нет-нет, не просто попутешествовать. Я хотел бы отправиться в… в прошлое.

Дин задумался, приподняв голову от корешков книг. Он выбирал себе очередную книжку для сна. Дин теперь научился читать во сне. Рядом с какой книгой он засыпал, ту к утру и дочитывал. Так как книг на полке стояло очень много, то часто у Дина разные герои путались в голове. Незнайка мог попасть в одну компанию с Тимуром, а Баранкин мог стать родным братом маленькой бабы-яги. Но все равно Дин любил такие интересные сны.

Подумав, он решительно сказал:

— Можно. Только зачем? Все это в книжках и без того есть. Все написано, все записано. Кто когда родился, когда умер…

— А нельзя ли цифры эти поменять?

— Как? Заставить кого-то родиться раньше?

— Просто не дать умереть.

Дин снова помолчал, потом неуверенно заговорил:

— Наверное, нельзя. Даже если туда отправиться, изменить ничего нельзя. Тебе что — тоже Пушкина жаль?

— Конечно, — кивнул Володя. — Ведь он же мог еще писать и писать.

— Это он про дядю Степу написал? Неплохо!

— Да это совсем другой писатель! Вечно ты все путаешь. Давай отправимся в прошлое!

— Вряд ли из этого что-то получится.

— А если попробовать? Миленький Дин, мы ведь можем попробовать.

Дин спустился на стол. Взгляд его стал сосредоточенным.

— Готов?

Володя вскочил и замахал руками:

— Подожди. А одежда?

— Там будет. Готовься!

И тут все завертелось-замелькало у Володи перед глазами. Казалось, мир раскололся на сотни осколков, и все они закружились в бешеном темпе.

Когда он открыл глаза, холодный ветер бил в лицо. И что это вокруг? Лошади? На нем какая-то шинель. Неужели правда?

— Дин, где ты? — прошептал Володя и услышал откуда-то издалека:

— Я смог отправить только тебя одного. Это очень трудно. У тебя есть всего один час… — Голос едва долетал и вскоре вовсе потонул в каких-то завываниях и потрескиваниях.

Связь с Дином оборвалась.

Володя огляделся. Ему надо было спешить — это несомненно. Но куда?

Тут он словно очнулся. Как же так? Ведь он забыл все, ради чего сюда стремился. Что-то важное, связанное с Пушкиным, должно произойти именно сегодня… А может, завтра? Но он не знал, что именно.

Вот почему, оказывается, ничего нельзя изменить в истории! Все, что должно произойти, начисто исчезло из его памяти. О себе, о Дине, о своем времени он знал и помнил все, а здесь завтрашний день оставался для него такой же загадкой, как и для всех остальных.

Время шло, а Володя никак не мог вспомнить, что же он должен сделать. Он решил предпринять последнюю попытку. Навстречу ему спешил важный господин.

— Вы не скажете, как мне найти Пушкина?

— Пушкина?.. — переспросил прохожий. — Это какого Пушкина?

— Поэта! Вы что — не знаете?.. У него еще Арина Родионовна, няня такая была, — смутился Володя, понимая, что говорит не то.

— Сочинителями и нянями их не интересуюсь, — строго ответил господин, отбив у Володи охоту спрашивать еще.

Володя смотрел на проезжающих в каретах нарядных господ. Все они спешили, и он никак не мог вмешаться в их жизнь, потому что и сам не знал, что должно случиться. Он был здесь гостем и не мог никому помочь.

Пришлось возвращаться ни с чем.

Глава пятая,

в которой удивительные события обрушиваются на городской зоопарк

Прочтя в книге о слонах, Дин очень ими заинтересовался.

— Давай махнем в эту Африку, к слонам, — уговаривал он Володю.

— Зачем так далеко? Можем просто в зоопарк сходить.

— И там есть слоны? Игрушечные или настоящие?

— Самые настоящие, — успокоил его Володя.

Когда они подошли к зоопарку, Володя почувствовал, как его кто-то взял за руку. Он обернулся к глазам своим не поверил: перед ним стоял… второй Володя! Только волосы были светлее, только «он» широко улыбался, а сам Володя смотрел на него хмуро.

— Как? Похож? — спросил двойник. Голос его сразу же Володе кого-то напомнил.

— Это ты? Дин? — изумился Володя. Дин рассмеялся:

— Я решил стать как все. А раз ты мне нравишься больше других, то невольно у меня получился ты. Можно?

Володя посмотрел по сторонам, вздохнул и согласился.

Они шагали по аллеям зоопарка, как вдруг из-за угла на них налетела Ковнацкая.

— Ой, Володя! А кто это с тобой?

— Брат. Двоюродный. — И Володя потащил Дина прочь.

— Похож, — крикнула им вслед Ковнацкая. «Только гораздо симпатичнее», — добавила она про себя.

Ребята подошли к вольерам и клеткам. Володя восхищался животными, а Дин мрачнел все больше и больше.

— Лучше бы мы отправились в Африку.

— Почему?

— Там звери не сидят за решеткой.

— Что ты! — пытался разубедить его Володя. — Им здесь очень хорошо. Вон на табличке указано, сколько тигр за день съедает. Здесь ему гораздо лучше, чем в джунглях.

— Конечно, лучше! — поддержал Володю дяденька с вишневым портфелем.

— А вы откуда можете знать, что кому лучше? — недоверчиво посмотрел на него Дин.

— Я, молодой человек, к вашему сведению, заместитель директора. Все тут через мои руки проходит. И скажу вам честно, сам бы не прочь пожить в таких райских, хе-хе, условиях.

— Не прочь? — переспросил Дин.

Что-то в его словах сразу насторожило Володю, он хотел отвлечь Дина, но не успел.

Голубые молнии засверкали над зоопарком.

Володя в испуге закрыл глаза. Когда он приоткрыл их, многое в зоопарке изменилось.

Теперь посетители стояли перед клетками, на которых висели таблички: «Директор», «Заместитель директора», «Бухгалтерия»…

— Ты что?! — испугался Володя.

Они подошли к клетке с надписью: «Директор».

Пожилой мужчина писал что-то за столом, время от времени приподнимая голову. Посетители зоопарка настороженно следили за его движениями.

— Смотрите! Он и писать умеет! — раздался восторженный детский голос.

Директор задумчиво почесал ручкой кончик носа. И вдруг взгляд его уткнулся в решетку. Постепенно глаза у него округлились. Он протер очки и подошел к прутьям клетки. Удивленно потрогал их пальцем, но, видимо, решив, что все это ему снится, вернулся в свое кресло.

— Немедленно прекрати это! — потребовал Володя у Дина.

Сквозь толпу перед клеткой «Бухгалтерия» пробирался мужчина с папкой. Бухгалтеры, столпившись у прутьев, что-то хором ему кричали. А он стал оправдываться, обращаясь к бородатому мужчине в углу клетки:

— Иван Афанасьевич, как к вам попасть? Я только на секунду отлучился, а вас уже нет. Где у вас вход?

— Вот он! Держи его! — кричал из своей клетки заместитель директора, все еще прижимая к груди свой вишневый портфель. Володя попытался заслонить Дина, тогда сразу попало и ему. — Это они во всем виноваты! Я слышал, они говорили, что им жалко зверей.

Посетители участливо кивали головами, а сами пристально изучали по таблице, чем кормят этого с портфелем, что он за зверь. И делали вывод, что при такой кормежке можно научиться и по-человечески разговаривать.

Володя потащил Дина к выходу. Еще не хватало, чтобы их задержали. В толпе мелькнула голова Ковнацкой и тут же скрылась за спинами.

Как только ребята вышли из зоопарка, решетки вокруг его сотрудников исчезли. Но поступок Дина не прошел бесследно, потому что со следующего дня в зоопарке развернулось строительство новых просторных вольеров для всех птиц и зверей.

Глава шестая,

в которой Ковнацкая хочет познакомиться с «братом»

На следующий день Ковнацкая остановила Володю в коридоре.

— Слушай, познакомь меня со своим братом, — кокетливо попросила она.

Володя оторопело уставился на нее, не зная, как выпутаться.

— Он очень занят. Понимаешь, он только на один день прилетел из этого… Свердловска и уже улетел. Да, да, улетел!

— Правда? Но я могла бы с ним переписываться, — мечтательно произнесла Ковнацкая. Володя не выдержал:

— Очень ему это нужно! Да он переписывается, если хочешь знать, с… с ансамблем «АББА».

Ковнацкая надула губки и отошла. Никто бы не подумал, что она затаила обиду. Прошло два дня. После уроков Ковнацкая решительным жестом велела всем остаться на местах.

— Мы молчим, а что делается!

— Что? — всполошились ребята.

— Володька наш хулиганом стал, хуже Верзилы.

— Что ты такое говоришь?

— Да, а вы не знаете разве, что в зоопарке было? Это он и братец его устроили.

— Какой брат? Ну, Ковнацкая, ты даешь! Не было у него никогда никакого брата! — выкрикнул Витек в защиту товарища.

— Не было? Нет, был. Да вы сами у него спросите…

Все повернулись к Володе.

— Есть у меня брат, но двоюродный, точнее, даже троюродный, — добавил Володя. — Ну и что из этого?

— Вот видите! Сознался! — торжествовала Ковнацкая.

— В чем сознался? — возмутился Витек. — Ну есть у человека троюродный брат. А у меня есть родной и два двоюродных. И еще сестра двоюродная в Одессе. Ну и что из этого?

— Дело в том, что брата у него никакого нет! — Ковнацкая гордо оглядела класс.

— Ты-то откуда знаешь?

Ковнацкая продолжала своим прокурорским тоном:

— Я лично его маму встретила и спросила. Мне его брата по делу найти нужно. А она и говорит, что нет у Володи никакого брата. Как же все это понимать?

Володя онемел. Он напряженно молчал, не зная, что предпринять.

— Беру все на себя, — вдруг послышалось из портфеля.

Мелькнула голубая молния.

Володин рот открылся сам по себе и произнес:

— Мой брат занят на совершенно секретной работе. Он военный! И еще академик! Поэтому о нем никто не должен знать.

Ребята засмеялись, услышав такую беспардонную ложь.

Но тут на улице послышался пронзительный визг тормозов. Все бросились к окнам и увидели, как из шикарной черной «Чайки» вышел мальчик, очень похожий на Володю. Мальчик был в генеральской форме с огромными лампасами на брюках.

— Вот, кстати, он за мной заехал, — сказал Володя и быстро выбежал из класса.

Ковнацкая широко раскрыла рот.

Глава седьмая,

в которой строятся воздушные замки

Как только «Чайка» завернула за угол, она сразу же растаяла в воздухе и Володя с Дином оказались просто на мостовой.

Впервые в этом году по-настоящему пригревало солнышко, искрился снег, чирикали воробьи.

Но Дин почему-то заинтересовался невзрачным старичком, который одиноко сидел на скамейке. Дин не мог оторвать от старичка взгляда и восхищенно цокал языком.

— Как он это делает?

— Что? — не понял Володя.

— Разве ты не видишь? Он же воздушные замки строит!

Володя внимательно стал присматриваться к старичку, но ничего особенного не заметил. Правда, старик напряженно вглядывался в небо, беззвучно шевеля губами. И все.

Наконец он приложил ладошку ко лбу и удовлетворенно кивнул. Потом внезапно вскочил, заметив какую-то опасность. И засиял — пронесло.

Володя ничего не мог понять. А Дин быстро подошел к старику:

— Как это у вас получается?

Старичок ничуть не удивился вопросу, скорее даже обрадовался.

— Ты тоже видишь? Молодец!

Наконец Дин сжалился над Володей и показал ему, что происходит. Оказывается, своим взглядом старичок вырезал куски небес, укладывал их, как кирпичи, в стены, возводил роскошные лестницы, которые вели к порталам постепенно выраставшего воздушного замка.

Вдруг старичок опять вскочил на ноги. Теперь и Володя понял почему: на замок надвигалась туча. Ветер быстро гнал ее. Туча задела замок только краем, но этого оказалось достаточно, чтобы он зашатался и рухнул. Стены валились друг на дружку, дробились, и сотни снежинок посыпались с небес, как будто они падали из этой самой тучи. А ребятишки радостно протягивали навстречу им руки, не подозревая даже, каким прекрасным замком они были только что.

Старичок чуть не заплакал от такой неудачи.

— А вы не пробовали смазывать стены? — спросил его Дин. — Тогда, наверное, замок выстоит.

— Получится ли? — засомневался старичок. — Сейчас проверим.

Он почесал затылок, размышляя, а затем снова начал складывать из отрезанных кусочков неба стены, но теперь уже смазывая их голубым раствором.

Через десять минут новый замок был готов. Старичок радостно улыбался. Они сидели на лавочке втроем и с нетерпением ждали новой тучи. Наконец она появилась. И не одна. Целое полчище туч окружило замок.

— Давайте туда, — предложил Дин.

— А не боитесь? — с сомнением посмотрел на него старичок.

Они вдвоем легко взлетели вверх, но вскоре вернулись и, подхватив за руки Володю, понеслись к замку все вместе.

Старичок стал бродить по залам, придирчиво проверяя крепость стен. Дин из окон посматривал на тучи.

Наконец они набежали на замок и ударили в него, как волны.

Замок задрожал, загудел, но выстоял.

— Прекрасно! — радовался старичок. — Наконец я построил что-то вечное. Эдак он и до настоящей весны простоит. Как вы думаете? — уважительно спросил он у Дина.

— Конечно, — уверил его Дин.

От непрерывных ударов туч замок сдвинулся с места и поплыл. Внизу замелькали бульвары и улицы. Дин смеялся от души. А Володя со страхом смотрел, как внизу проплывает его родной город.

И вдруг на одной из улиц Володя заметил знакомые косички.

— Эгей! — не выдержал он. — Ковнацкая, ау!

И тут же спрятался за стенку. Ковнацкая моментально взглянула на небо, но не успела разглядеть мелькнувшее между туч лицо. Однако голос, чей же это голос? И внезапно она вспомнила. Сложив ладошки рупором, Ковнацкая грозно закричала в небеса:

— Володя! Не прячься! Я тебя видела. Немедленно вниз!

Тут уж не выдержал Дин и, высунувшись из другого окна, показал Ковнацкой язык. Ковнацкая оторопело смотрела, как он проплывал среди туч, и терла глаза. Потом она решительно топнула ногой и закричала:

— Все равно я не верю! Этого не может быть! Вы меня не разыграете!

И от ее громкого крика замок задрожал и посыпался на землю. С неба посыпались тучи снега.

Володя, Дин и старичок-строитель торчали в сугробах, а Ковнацкая бегала вокруг них, приговаривая:

— Ага! Я всем расскажу! Разве школьникам можно на тучи забираться!?

Дин ругал Володю и себя заодно:

— Не надо было ее звать, а мне язык показывать. Летели бы сейчас и горя не знали.

Старичок выбрался из сугроба, стряхнул с пальто снежную пыль и грустно сказал:

— Стоит одному кому-то засомневаться в моем искусстве, не поверить в воздушный замок, как у меня сразу все рушится. Такое это тонкое дело строительство воздушных замков. Как мечта.

— А вы кто такой? — удивилась Ковнацкая, заметив старичка.

— Заслуженный строитель. На пенсии, — широко улыбаясь, протянул ей руку старичок.

Но Ковнацкая посмотрела на него с опаской:

— А вы что — тоже оттуда?

Старичок посмотрел на небо и вздохнул:

— Нет, я местный.

Он ушел, и за ним долго еще вились снежинки. Ребята нашли в сугробе Володин портфель и тоже ушли.

Одна Ковнацкая долго еще стояла на этом месте и прикидывала: если они все же летели, то почему не разбились, когда упали?

А снег падал, падал, падал… Видно, где-то наверху рушились новые воздушные замки. Но пока на земле не перевелись еще строители воздушных замков, не стоит об этом горевать…

Глава восьмая,

в которой день приносит новые чудеса

После этого случая Ковнацкая долго приглядывалась к Володе, шушукалась с девочками. Володя заметил, что в классе то одна, то другая украдкой его рассматривают. Вот повернулась в его сторону Сидоркина. Вот просит резинку Майорова, внимательно изучая Володю. Как они надоели, эти девчонки, вечно что-то придумают!

На перемене Витек отозвал Володю в сторонку:

— Ты знаешь, Ковнацкая всем говорит, что ты — это не ты…

— Как? А кто же?

— Он. Тот. Твой двоюродный брат.

— Троюродный, — поправил его Володя.

— Ну, троюродный. Вроде он вместо тебя в школу ходит и оценки за тебя получает. Академику, мол, это легко…

Володя побежал к Ковнацкой:

— Ты что это слухи всякие распускаешь?

— Какие-такие слухи? — воинственно затрясла косичками Ковнацкая.

— Что я — это вовсе не я, а академик.

Ковнацкая изучающе на него уставилась. Володя демонстративно повернулся в профиль.

— Может, тебе так удобней? — угрожающе произнес он.

Но Ковнацкая не обиделась, а обрадовалась.

— Точно, девочки, это не он, — закричала она. — У нашего Володьки нос картошкой, а у этого прямой, благородный. Это — тот!

— Я тебе покажу картошкой! — бросился на нее с кулаками Володя.

Ковнацкая завизжала и спряталась за спины девочек.

— А как ты докажешь, что ты — это ты? — крикнула она, очутившись в безопасности.

Володя опешил. Действительно, доказать, что ты — это ты, было трудно, даже невозможно.

— Ага! Ага! — торжествующе запрыгала Ковнацкая. — Вот и не можешь!

Но Володя смог. Он растолкал девчонок и добрался до Ковнацкой, цепко схватив ее за косичку.

— Теперь веришь, что я — это я? Академики за косы никого не таскают.

— Верю, — сквозь слезы прошептала Ковнацкая, и Володя ее отпустил.

— Раз ты так, то и я всем расскажу! — крикнула она, отбежав подальше.

— Что? Что? — взбудоражился класс.

— Они с одним стариком на тучу залезли, но свалились! — Ковнацкая захихикала.

— Куда? На какую кучу? — недоумевали ребята.

— Не кучу, а тучу. Сама видела. Еще языки мне оттуда показывали…

— Да не показывал я…

— Ага, видите, сознался, что лазил! Да разве школьник имеет право на тучу забираться? Лучше бы макулатуру собирал — вот польза. Кстати, раз вас теперь с братом двое, то вы должны и макулатуры больше принести.

— Еще чего — больше! — возмутился Володя. Но за сбор макулатуры отвечала Ковнацкая, и потому спорить с ней особенно не стоило.

— А не принесешь, я твоей маме все расскажу — и про старичков подозрительных, и про братьев троюродных…

— Ладно, не пугай. Тебя никто не боится. Я и сам хотел больше принести, так и быть, — пообещал Володя и пошел на свое место. Не хватало еще, чтобы всей этой историей заинтересовалась мама.

Глава девятая,

в которой главным действующим лицом становится макулатура

— А что это за макулатура такая? — спросил Дин, когда они шли домой.

— О, смотри, машина новой марки, — попытался отвлечь его Володя. Но Дина не так легко было сбить с толку: он упрямо ждал ответа.

— Это ненужная бумага, — пришлось разъяснить ему.

— Так зачем же она?

— Из нее потом сделают нужную.

— А из нужной — снова ненужную? — засмеялся Дин.

— Чем смеяться, лучше бы придумал, где нам ее набрать, — рассердился Володя.

Дин замолчал. А с утра началось что-то невероятное. К школе потянулись один за другим дяденьки — высокие и низкие, толстые и худые — и все тащили с собой связки бумаг. Отдышавшись, они спрашивали, где найти Ковнацкую. Потом доверительно шептали ей: «Я от Володи», ссыпали бумагу в школьный подвал, вытирали пот со лба и уходили.

Вначале Ковнацкая радовалась. Но когда подвал переполнился, она забила тревогу. Отыскала в школе Володю и устроила ему сцену. Володя, подхватив портфель с Дином, выскочил на улицу. Возле подвала выстроилась очередь.

— Мы от Володи. Почему у нас не принимают?

— Хватит, миленький Дин! — взмолился Володя.

— Сейчас, сейчас.

Дин спрыгнул на землю, став сразу Володиного роста, и хлопнул в ладоши. Очередь молча сложила связки возле двери подвала и разошлась. Двор быстро опустел.

Глава десятая,

в которой детям до шестнадцати очень хочется попасть в кино

Если оставалось время до звонка, ребята собирались в группки и говорили, говорили, говорили, как будто расстались не вчера, а год тому назад.

Володя тоже мог поддержать разговор. На этой неделе он водил Дина в кино на «Марию-Мирабеллу», а по телевизору они смотрели «Транссибирский экспресс».

— А как он того дверью, а? — вставил свое слово Володя.

Все ахали и ухали, обсуждая драку. И почему это из фильма запоминаются именно драчливые сцены?

— Ага, ага, — поддакивали в ответ смотревшие, а не смотревшие с завистью шмыгали носами.

— А он сиганул через окно и по вагонам! А тот лежит, вот умора! — рассказывал, что посмешнее, Володя. И все дружно смеялись вместе с ним.

В таком разговоре можно было даже обходиться без слов, а только намекнуть: ребята и так легко догадывались, о чем идет речь. Кто не посмотрел новый фильм — сразу выпадал из коллектива. Не о чем с ним было беседовать. Да и невозможно. Ведь он ничего не понимал в самых простых разговорах. Вроде такого:

— А он его…

— Ага, а потом как бабахнет.

— А тот…

— Угу!

Кто видел один фильм, кто — другой, но только Остапущенко смотрел все фильмы подряд. Он мог пересказать даже такой фильм, который никому увидеть не удавалось, куда дети до шестнадцати, к сожалению, не допускаются. Потому что Остапущенко повезло: у него дядя — киномеханик! А это расценивалось даже повыше, чем дядя — генерал. Остапущенко мог снисходительно слушать все эти детские разговоры и одной своей фразой осадить любого:

— Это все ерунда, а вот я видел…

Да что там говорить! Ведь он мог смотреть любой фильм столько раз, сколько хотел. Поэтому последнее слово всегда оставалось за ним.

После уроков, идя домой, Володя и Дин замедлили шаги возле киноафиши. На ней из перевернутой машины выпрыгивал человек с пистолетом. Вот это да! А ниже: «Дети до шестнадцати не допускаются». Володя вспомнил Остапущенко и вздохнул. Потом вопросительно поглядел на Дина.

Дин понимающе кивнул, и вскоре к кассе подошли двое старичков, удивительно похожих друг на друга. Только бороды у них были разные: у одного — рыжая, у другого — черная. Старики-близнецы купили билеты и двинулись к контролеру. Тут один из них немного струсил. Он затряс бородой и решил спрятаться за другого, чтобы пройти незаметно: а вдруг контролер что-то заподозрит, увидев его школьный портфель? Этот страх передался и другому старику. Так, прячась друг за друга, они прошмыгнули в фойе. Все, к счастью, обошлось благополучно.

Старики походили в ожидании, съели удивительное для их почтенного возраста количество мороженого и наконец направились в зал.

Не спеша, с преувеличенным кряхтением поднимались они по лестнице. Вошли в зал и… остолбенели. В ближайшем к двери кресле сидел… физик Николай Федорович и рассеянно рассматривал входящих.

Старики разом круто повернули и побежали вниз, сбивая с ног поднимавшихся в зал зрителей. Они даже забыли о том, что старикам положено и бегать спокойно. Но о чем тут говорить, если раз в жизни собрались на такой фильм и так не повезло!

На лестнице им попался Остапущенко. Надо было спасать товарища.

— Назад! Назад! — прошептал ему старик с рыжей бородой. — Там ОН!

Остапущенко оторопело смотрел на стариков. Он никак не мог понять, чего же от него хотят. Тогда старики, не сговариваясь, подхватили его под руки и понесли из кинотеатра.

Как Остапущенко ни вырывался, старики вынесли его на улицу, подмигнули друг другу и потащили к афише.

— Тебе сколько лет? — строго спросил старик с рыжей бородой. Остапущенко втянул голову в плечи.

— Читать умеешь? Тут написано: «Не допускаются». Из какой, говоришь, школы?

— Я не буду больше, — затряслись у Остапущенко плечи. — Честное слово, дедушки, не буду.

— Ладно, ладно, — погладил его по голове старик с черной бородой, — расти большим, внучек, хи-хи.

И оба громко захохотали. Они уже отошли далеко, а Остапущенко все не мог оторвать взгляда от школьного портфеля одного из стариков. Где-то он его видел!

Глава одиннадцатая,

в которой звездам не сидится на месте

— Давай пройдемся, — предложил Дин, когда стемнело, и Володя с радостью согласился.

— Сегодня, мне кажется, я должен встретить Звездочета, — задумчиво сказал Дин, когда они вышли на улицу.

— Какого Звездочета? И откуда ты знаешь?

— Я чувствую, что сегодня. А сказал мне о нем Строитель воздушных замков. Помнишь, когда мы в первый раз взлетели без тебя.

Вдруг невдалеке от ребят что-то шлепнулось, заклубилось паром и пробуравило в земле небольшую ямку.

Володя и Дин подбежали и заглянули в нее: на дне мерцало что-то золотистое.

— Эх, выронил… — услышали они над собой голос. Подняли головы, но ничего не увидели.

— А ну-ка, отойдите, — кто-то невидимый бесцеремонно отодвинул ребят в сторону. — Вот где она прячется!..

Неизвестно откуда появилась рука, нырнула в ямку и вытащила оттуда самую настоящую звездочку, мерцающую и искрящуюся, словно бенгальский огонь.

Володя и Дин оглянулись: перед ними стоял высокий худой человек с колпаком в руке. Лицо его светилось радостью.

— Каждая звезда должна знать свое место, — объяснил он ребятам. — Карту звездного неба видели? Ну вот. А они все норовят куда-то сбежать, стоит только отвернуться. Вот и приходится ловить этих беглянок и на место доставлять. Видите, в каком колпаке-невидимке я вынужден ходить, это чтобы они меня не заметили и не спрятались. Теперь эту звезду на место прикрепить надо.

— А какая разница: там она или тут, — пожал плечами Володя.

— Звезды на небе — все равно что светофоры на земле. Где можно повернуть, где нельзя, где можно остановиться, где запрещено. Сам понимаешь — знаки всегда в полном порядке должны быть.

— Тогда конечно, — откликнулся Дин. Звездочет — а это был несомненно он — обрадовался, что его понимают, и продолжал:

— Звезда — как птица. Словить ее трудно, а подманить можно. Одна Полярная звезда смирная, а другие — куда там. За ночь так набегаешься, что ног под собой не чуешь. Ну чего ты, чего, — стал он успокаивать пойманную звезду. — Сейчас домой пойдем.

— Интересно живете, — вздохнул Володя. — Среди звезд.

— А ты, Дин, тоже так считаешь? — спросил Звездочет.

— Я еще не знаю. Я подумаю.

— Думай-думай. Учись. Мы тут со Строителем за тобой понемножку присматриваем.

— Зачем?

— Ну как же? Ведь ты не отсюда, как бы тебя тут не обидели.

— Его никто не обидит, — пообещал Володя. — Я всегда с ним.

— Ну тогда все в порядке, — засмеялся Звездочет. Натянул свой колпак, украшенный серебряными звездами, и исчез.

Глава двенадцатая,

в которой начинают сгущаться тучи

Утром Володя почувствовал на сердце непонятную тревогу. Почему так темно? Он выглянул в окно и очень удивился: вся улица была залита солнцем, и только их дом был погружен в тень. Казалось, что со всего неба сюда устремились тучи и, наткнувшись на невидимую преграду, собрались именно над их домом. Серо-черная громадина нависла в небе, почти касаясь крыши. Время от времени в глубине туч сверкало что-то и тут же исчезало.

— Дин! Смотри! Это что такое?

— Ерунда, — потягиваясь, ответил Дин. Ему сегодня не хотелось идти в школу, и он решил немного поспать. — Ну тучи, что ж такого? Возьми вентилятор, и я помогу тебе их разогнать.

Володя поднес вентилятор к форточке и включил его на полную силу.

Тучи задрожали, а потом начали быстро-быстро рассеиваться. Среди последних туч (а может, это только показалось Володе?) в небесах он увидел трех незнакомцев в черных котелках. Они раскачивались в креслах-качалках и в бинокли смотрели вниз прямо на него. И тут же исчезли вслед за последним убегающим облачком.

Володя, в недоумении качая головой, стал собирать портфель. Попрощавшись с Дином, он выбежал из дома.

Заскочив на ходу в троллейбус, Володя обмер. Точно такие же трое незнакомцев в котелках сидели на заднем сидении. Заметив Володино удивление, они дружно прикрылись газетами. Но Володя заметил, что и сквозь развернутые газеты они его сосредоточенно изучают. Вернее, газетные фотографии в их руках как бы ожили. С одной на Володю пристально смотрел рабочий у станка, со второй сверлил глазами памятник, а с третьей его разглядывала застывшая в танце балерина.

Володя быстро стал пробираться вперед. Он пропустил всех выходящих, искоса поглядывая на заднюю площадку, и только в самый последний момент выскочил сам. Двери с шипением закрылись, троллейбус покатил дальше. И хотя Володя вышел последним, трое в котелках уже невозмутимо стояли на остановке, словно выросли из-под земли.

Они, держась на расстоянии, проводили его до школы, и когда Володя выглянул в окно с третьего этажа, то увидел, что трое незнакомцев не уходят, а оживленно что-то обсуждают внизу.

Володя быстро побежал в класс.

Урок шел своим чередом, а он никак не мог сосредоточиться. Вот не повезло: Дин, как назло, остался дома, а тут творится что-то непонятное.

Володя взглянул в окно и обомлел: в нем, на уровне третьего этажа, появилось усатое лицо в котелке. Глаза незнакомца бегали по классу, пока не нашли Володю.

«Мне это кажется», — протер глаза Володя.

Решив убедиться, что он не ошибается, Володя пнул ногой Витю и кивнул на окно — мол, видишь?

— Что? — поднял глаза Витек. — Этот шарик? Чем он тебе мешает?

«Шарик? Для него это просто шарик!» Волосы зашевелились у Володи на голове. Он тихонько поднял глаза, и тут же голова в котелке превратилась в мирно раскачивающийся на ветру шарик, на котором были нарисованы глаза и усы. Но тут к окну подошел учитель — посмотреть, что заинтересовало ребят, и шарик сразу же оторвался от ветки и взлетел в небо.

Володя облегченно вздохнул, вытер лоб и расслабленно откинулся на парте.

Но тут дверь распахнулась. В класс вошел директор. За ним шествовали три незнакомца.

— Дорогие дети, к нам прибыла делегация учителей с островов Зеленых Листьев. Поприветствуем их.

Дети захлопали, а хорошо знакомые Володе гости, одетые теперь во все зеленое, — даже котелки, и те позеленели, — начали раскланиваться. Володя вцепился руками в парту.

— Они хотят поближе познакомиться с кем-нибудь из учеников. Ну, хотя бы с…

Директор переводил глаза с парты на парту,

— А где же? — И он пристально посмотрел на Володине место. Хорошо, что Володя уже тихо сполз вниз и калачиком пристроился на полу. Директору пришлось отправить к доске Витю. Но с Витей гостям, видимо, неинтересно было беседовать, и они его сразу же отпустили.

— Ты чего там делаешь? — Витек наклонился к Володе.

— Скажешь, когда уйдут.

— Они не уходят, а рассаживаются на свободные места.

В испуге, раздвигая локтями чужие ноги, Володя пополз вдоль своего ряда вперед.

Он полз, и по ряду словно проходила волна. То один, то другой ученик вздрагивал, вскрикивал, заглядывал под свою парту и смущенно замолкал. Это Володя по-пластунски пробирался к самому безопасному месту — к первой парте.

Внезапно он остолбенел: учитель назвал его фамилию.

Володе пришлось вынырнуть наружу… только возле третьей парты.

— Ты тут? Почему?

К счастью, зазвенел звонок. Володя выбежал из класса, даже не захватив портфель. Он во весь дух помчался домой.

— Дин, где ты? — отчаянно закричал Володя, захлопнув за собой дверь и заперев ее на все запоры. Но ответа не было.

— Дин! Дин!!

Володя зашарил повсюду, во всех укромных уголках, но никого не нашел.

В растерянности он уселся на краешек стула.

Глава тринадцатая,

в которой проясняется одно исчезновение, но происходит другое

И вдруг Володя заметил приколотую над кроватью записку. От Дина? Конечно. Разве мог он уйти, не сообщив куда? Володя схватил ее и с жадностью стал читать:

СТРОИТЕЛЬ И ЗВЕЗДОЧЕТ ОКАЗАЛИСЬ МОИМИ ВОСПИТАТЕЛЯМИ.

Я С НИМИ ВСТРЕЧУСЬ И СКОРО ВЕРНУСЬ.

ДИН

По мере того как Володя читал, каждое прочитанное слово падало ему в руку и превращалось в дольку апельсина. А как только он кончил читать, в руке у него оказался целый апельсин. Вот придумщик этот Дин! Даже обыкновенную записку просто так не мажет оставить. Володя радостно засмеялся.

Но смех его тут же смолк, потому что двери шкафа внезапно открылись и оттуда вышли трое незнакомцев. Они тяжело дышали, — видимо, подняться на восьмой этаж было не так легко.

— Дин? — спросил первый.

— Несомненно, — присмотрелся к Володе второй.

— Он! — уверенно произнес третий. И они стали приближаться к Володе, на ходу доставая что-то из своих портфелей.

— Нет, нет, нет! — в ужасе закричал Володя. — Вы ошибаетесь.

— А кто тучи разогнал, а?

— Не я.

— Мы все видели, нас не обманешь.

— Не я, — упрямо твердил Володя.

— Да что там с ним разговаривать! Хватит притворяться. Кто сейчас из бумаги апельсин сделал?

Тут Володя ничего не ответил, так как уже смекнул, что наоборот, надо со всем соглашаться. Может быть, надо спасти друга! Он напряженно молчал, наблюдая за манипуляциями незнакомцев.

А те достали по куску черного покрывала, сплошь украшенного серебряными блестками, проворно подкинули каждый свой кусок в воздух, и три кусочка слились в один большой. Покрывало завертелось в воздухе и внезапно упало на Володю, окутав его с головы до ног.

Громкие голоса незнакомцев куда-то исчезли.

Потом ему показалось, что он летит.

Больше он ничего не помнил.

Глава четырнадцатая,

в которой Володя попадает в совершенно неизвестный ему мир

Володя открыл глаза и увидел необычные стрельчатые окна, массивные двери, покрытые резьбой. Все было большое-пребольшое, а потолок вообще уходил так далеко ввысь, словно его и не было вовсе.

— Где это я?

Володя вскочил на ноги и тоже взлетел. Пол был мягкий и пружинисто подбросил его вверх. Вот почему потолок здесь так далеко! Подпрыгивая на таком полу, можно расшибить себе голову о низкий потолок.

В другое время Володя весело попрыгал бы, но теперь…

Дверь отворилась, и вошли те же незнакомцы, что следили за ним и притащили его сюда. Только теперь они были в ливреях слуг.

За ними влетел важный господин с хищными глазами и крючковатым носом.

— Мой дорогой племянничек! — протянул он к Володе руки. — Как я рад, что наконец тебя отыскал!

Руки его вытягивались, словно змеи, пока не дотянулись до Володи. Володя вздрогнул от страха и отвращения. Глаза господина при этом хищно блеснули, так что его сладкому голосочку Володя ни капельки не поверил.

Он отступал и отступал, пока не уперся в стену.

— Что с тобой? Разве голос крови не подсказывает тебе, что я — это ты, а ты — это я?

Володя молчал.

— Ты, наверное, поверил всем этим слухам, что я… Не верь, никогда не верь ничему и никому. Кроме меня, конечно. Твоя мать, моя сестра, умирая, завещала мне позаботиться о ее сыне, пока ты не станешь взрослым и не сможешь сам управлять нашим островом Волшебников. Но потом случилось непредвиденное. Видно, разум ее помутился, и она почему-то забросила тебя в мир людей. Как раз к тому мальчишке, который когда-то разоблачил мой ремдень. Но я нашел тебя, мой мальчик. Я решил, что тебя нельзя оставлять без правильного воспитания.

Он хлопнул в ладоши и исчез, лишь только ветер ударил Володе в лицо.

Володя почесал затылок. Значит, ремдень — это его изобретение. Это он хотел оглупить всех ребят. А мать Дина послала мальчика именно к Володе неспроста: ведь он уже не поддастся на такой обман. Ничего, надо осмотреться здесь, а там Дин обязательно найдет его и выручит. Конечно, найдет.

— Я хочу посмотреть город, — требовательно сказал Володя.

Слуги переглянулись. Лица их выражали готовность, но он т колебались. Тогда где-то вверху раздался голос «дяди».

— Можно, — разрешил он.

Слуги обрадованно закивали и тут же преобразились. Теперь это были трое шоферов, так как лица их закрывали огромные мотоциклетные очки, а вместо котелков на головах появились шлемы.

Дверь распахнулась, и они спустились вниз к огромной открытой машине. Позади нее стояли два мотоцикла.

Машина заурчала и мягко покатила по дороге. Время от времени она въезжала на пригорки, и тогда Володя видел раскинувшиеся вдали леса. Но нигде он не заметил ни единой живой души.

— А где же люди? — запинаясь, спросил у шофера Володя,

Шофер повернул к нему усатое лицо и неопределенно пожал плечами. В ту же минуту из приемника послышался бас:

— В городе действует несколько времен, которые не пересекаются. Ты едешь в королевском, а все остальные живут в другом.

— А мне туда можно? — стараясь не выдать свою заинтересованность, спросил Володя.

— Тебе еще рано. Ты должен многому научиться, — сказал бас, и приемник отключился.

Через некоторое время из приемника послышались хлопки. Повинуясь им, машина и мотоциклисты поднялись в воздух и полетели обратно. Они плавно сели возле дворца, как будто всюду и везде машины только для того и созданы, чтобы летать.

Наверху на лестнице их ждал улыбающийся «дядя».

Он был украшен лентами, орденами и призывно манил пальцем «племянника». Володя поднялся к нему наверх.

— Красиво? Правда? — «Дядя» выпятил грудь колесом, ордена зазвенели, как колокольчики. — У тебя тоже все это будет, только хорошо себя веди. А сейчас мы должны вместе отправиться на прием. Знаешь, там будут самые разные волшебники, и тебе следует произвести на них хорошее впечатление. От этого многое зависит в твоей будущей жизни, — он многозначительно посмотрел на мальчика. — Даже очень многое…

«Дядя» хлопнул в ладоши, и на Володе появилась новая, шитая золотом, одежда.

— Побольше улыбайся, и все будет в порядке. Помни об этом.

Володя не мог заставить себя улыбаться по заказу. Но «дядя» пристально глянул на него, и на Володином лице сама по себе расплылась улыбка, хотя он этого вовсе не хотел. Улыбка словно сковала его лицо, и никак нельзя было от нее избавиться.

Они двинулись в зал.

Глава пятнадцатая,

из которой становится ясно, что бал удался на славу

Кругом танцевали, порхали и даже кувыркались самые разные волшебники. В некоторых из них сразу можно было заметить что-то необычное. Вот старичок с длиннющей бородой, которая вилась за ним, словно дрессированный удав. От этой бороды хотелось держаться подальше. Другие ничем не отличались от самых обыкновенных людей, хотя тоже могли взлетать легко и просто до самого потолка и бродить там среди лепных украшений. По залу туда-сюда плавали кувшины с лимонадом, летали, словно птицы, персики, ананасы, апельсины. Стоило только захотеть что-нибудь съесть, как фрукты устремлялись к гостю и висели над ним надоедливой тучкой, пока он не съедал что-нибудь вкусное.

Володе широкая улыбка мешала жевать: ведь он не мог закрыть рот. «Дядя» наконец заметил это и щелчком пальцев убрал улыбку с Володиного лица. Она радостно вспорхнула, присела сначала на грушу, и та начала смеяться, потом улыбка нашла себе укромное местечко на картине. Угрюмое, печальное лицо какого-то страдальца моментально преобразилось и засияло весельем и радостью.

Володя теперь мог перевести дух. После широкой улыбки занемели челюсти, и Володя стал растирать их пальцами.

«Дядя» представлял его то одной, то другой группе гостей. Он всем восхищался, как будто это не он устроил бал, а сам был на нем случайным гостем.

Вскоре к приглашенным стали подлетать бокалы особого лимонада, пузырьки которого были наполнены смехом. К счастью, Володя догадался, что пить его не следует. Потому что, выпив хотя бы глоток, некоторые гости начинали так оглушительно хохотать, что лопались на мельчайшие смеющиеся пузырьки.

Зал наполнился смехом, а Володя получил возможность побродить в поисках укромного уголка. Внезапно он почувствовал, как будто его зовут. Володя незаметно выскользнул на балкон и вздрогнул: прямо перед ним стоял старичок Строитель, когда-то возводивший воздушные замки.

Володя хотел радостно вскрикнуть, но старичок предостерегающе поднес палец к губам:

— Тсс!

И вдруг испуганно растаял в ночном воздухе.

Володя удивился, но через секунду все понял: за спиной у него выросла фигура «дяди».

— Вот ты где? Один? А мне показалось… Ну да ладно! Я считаю, что бал удался.

— Я тоже, — радостно подтвердил Володя, и счастье его было совершенно искренним. Теперь у него не оставалось сомнений, что Дин обязательно придет ему на помощь.

Володя поднял глаза к небу, надеясь увидеть там хоть какую-нибудь подсказку. Но ночное небо было темным. «Дядя» вопросительно проследовал за его взглядом.

— Что за бал без фейерверка? — нашелся Володя.

— Чувствую королевскую кровь! — обрадовался «дядя», и небо тотчас осветилось калейдоскопом разноцветных огней. Они кружились, собираясь в замысловатые фигуры, падали водопадом вниз, взлетали сотнями искр. И вдруг среди этих огней, где-то вдали, покачивая башнями, быстро проплыл такой знакомый воздушный замок. Ура! Впервые Володя запрыгал и закричал вместе со всеми. Бал действительно удался: он не один, друзья идут ему на помощь.

Глава шестнадцатая,

в которой происходит одно весьма важное превращение

После бала Володя получил некоторую свободу. То ли «дядя» ему поверил, то ли Володя действительно понравился другим волшебникам. Как бы там ни было, но теперь вместо трех слуг-шпионов Володе дали одного железного робота.

Робот был довольно прост, он понимал лишь десять самых простых команд. Чтобы никто не забыл точные слова, с которыми к нему следовало обращаться, они были выбиты у него на груди и на спине.

— Ко мне, — говорил Володя, и робот покорно приближался.

— Хочу есть, — эти слова вынуждали робота принести обед из кухни.

Показав Володе, как с ним обращаться, слуги исчезли.

Для начала Володя запинающимся голосом попросил есть.

Робот послушно вкатил столик. Но есть не хотелось. Куда же все это теперь деть?

— Убрать, — прочел он на груди робота очередной приказ. Но так как разговаривать приказами Володя не привык, то добавил еще одно слово: — Пожалуйста.

И тут произошла заминка — робот замигал лампочками и надрывно загудел.

— Еще сломаю, — испугался Володя и решил впредь действовать поосторожнее.

Но мигание лампочек и гудение возникали часто. Володя то и дело обращался к роботу, как к живому человеку. «Спасибо» и «пожалуйста» продолжали мелькать в его речи, и с каждым разом робот действовал все замедленнее и замедленнее.

И наконец случилось непоправимое. Володя устал от одиночества. «Дядя» и слуги больше к нему не приходили, а сам Володя не очень искал их общества.

— Милый робот, — сказал Володя однажды. — Почему ты не можешь со мной поговорить? Ну, пожалуйста!

И робот задымился в ответ. Его окутал такой клуб дыма, что Володя бросился искать огнетушитель. Хотя какие же огнетушители могут быть в волшебном замке?

Когда дым рассеялся, перед Володей стоял не просто робот, а робот с лицом самого настоящего живого мальчишки. Только говорил он как замороженный.

— Твои «пожалуйста» и «спасибо», которые не должны были проникать в мои уши, сделали меня снова человеком. Ведь если бы со мной говорили только командами, я бы навсегда остался железным. Ты спас меня!

Оказывается, «дядя», пользуясь услугами так печально знакомого Володе ремдня, набирал мальчишек якобы для учебы в волшебной школе, а сам потихоньку превращал их в роботов. Поэтому в домах острова Волшебников почти совсем не осталось детей.

— Вот что задумал старик, — возмутился Володя. — Он боится потерять свой престол.

Внезапно лампочки опять замигали.

— Извини меня, я должен снова превратиться в робота. Мне очень трудно стать человеком снова, — мальчик поклонился и застыл железным истуканом.

Глава семнадцатая,

в которой Володя находит друзей

«Дин, как мне нужен сейчас Дин», — волновался Володя. Он то и дело смотрел на небо, надеясь среди туч разглядеть воздушный замок.

Разговаривал он только с роботом, и так ласково, так по-человечески, что тот чаще стал превращаться в мальчика.

И вот наконец в воздухе зазвенела приятная мелодия. Володя выглянул в окно и увидел то, о чем мечтал все это время: по лестнице вниз от воздушного замка, появившегося над балконом, к нему бежал Дин!

Они бросились друг другу в объятия…

Потом Дин уселся на стол и заболтал ногами:

— Пока дядя следил за тобой, нам нельзя было видеться. А сейчас он слишком занят своими темными делами. Хорошо, что Строитель и Звездочет нашли меня раньше дяди. Поэтому его слуги сбились со следа. А ты молодец! Ловко его провел, ведь дядя до сих пор ни о чем не догадывается. Теперь настало время разобраться, что здесь происходит. Остров Волшебников должен стать опять свободным.

Ребята решительно направились к выходу.

— Стой, — остановил Дина Володя. Он вернулся к роботу. — Я здесь не один. Помоги ему снова стать человеком.

Дин приблизился к роботу, протер рукавом его металлическую грудь, и робот протяжно вздохнул, раз, другой — и наконец перед ними стоял живой мальчик. Он сделал несколько шагов заученными движениями робота.

Мальчик почтительно поклонился Дину. Он слышал весь их разговор.

— Пойдешь с нами? — спросил его Дин.

— Погодите, — остановил их мальчуган. — Если мне можно высказать свое мнение… Лучше выступить в двенадцать часов ночи, когда ваш дядя собирает всех своих слуг и роботов. В толпе легче будет затеряться. Извините, если я не прав.

— Что ж, тогда мы задержимся, — согласился с ним Дин. — А ты пока скажи, много таких мальчишек забрал он к себе?

В ответ робот-мальчик печально вздохнул.

Глава восемнадцатая,

в которой Добро встречается со Злом

И вот настала полночь. Остров Волшебников окутался тьмой, и удары часов гулко разносились по дворцу. Трое ребят двинулись к двери.

— Мы все должны стать роботами. Притвориться, — предложил мальчик Володе и Дину.

Дин превратил всех троих в роботов, и они бесшумно заскользили по коридорам дворца.

Они шли не одни. То и дело из комнат выходили другие роботы и слуги. Все они молча направлялись в главный зал.

Сердце Володи бешено заколотилось, когда ребята приблизились к залу. Там раздавался громкий голос дяди. Одних он распекал, других благодарил. И можно было догадаться, что доброе слово заслуживали у него отнюдь не те, кто совершал хорошие поступки.

Постепенно зал наполнился до отказа. Роботы стояли в полутьме. Пламя свечей блестело на их металлических туловищах. В этой толпе легко затерялся Дин со своими друзьями.

Наконец дядя поднял руку и обвел зал глазами. Под его взглядом все затрепетали и опустили головы. Володя дернул Дина за руку, чтобы он тоже опустил голову.

Дядя сиял. Его радовал вид этой толпы, склонившейся перед ним. Это были его слуги, железные и живые, готовые по одному взмаху руки броситься хоть на край света и там утвердить его власть.

— Сегодня у меня праздник, — радостно сообщил дядя. — Все готово для последнего удара. У меня достаточно сил и слуг, чтобы совершить задуманное. С сегодняшнего дня мы сможем управлять желаниями всех людей на земле. Если до этого мы выбирали только тех, кто сам к нам приходил, то теперь желания всех людей будут моими. Что мы захотим, то люди и будут делать.

Дядя улыбался, он не мог скрыть свою безумную радость.

— Сегодня у всех у вас одно задание: вы разойдетесь к волшебным аппаратам и будете внушать людям только одну мысль: воюйте, деритесь, ссорьтесь! Одному обещайте, что он разбогатеет, продавая оружие. Другому что станет властелином, убивая из этого оружия. Тогда они перебьют друг друга и планета станет наша. Моя! А мы им поможем. Инженерам и конструкторам подсунем во сне чертежи самых страшных бомб и ракет. Пускай радуются, что они такие умненькие. Ха-ха-ха!

Тут кто-то из слуг почтительно спросил:

— А мальчишка? Если он…

— Ха-ха, — рассмеялся дядя. — Мальчишка уже не опасен. Нет в нем больше волшебной королевской силы. Теперь он обыкновенный человек. Все эти дни мы достаточно попотчевали его яствами, которые убивают способность к волшебству. И теперь он ничем не сможет нам помешать. Он приползет сюда на коленях… Ха-ха-ха!

И вслед за дядей подобострастно захохотали все слуги. Грохот злого хохота сотрясал зал. От такого количества зла поникли и завяли все цветы вокруг дворца.

Тогда Дин не выдержал и сбросил личину робота. В своем гневе он вырос до самого потолка и теперь возвышался над толпой. Смех сразу же умолк. Под взглядом Дина дядя съежился и словно окаменел.

— Как? Ты? — шевельнулись его губы.

Дин пустил в зал голубой лучик, который, перебегая поочередно от робота к роботу, превращал их в мальчишек.

Теперь зал, в котором вспыхнул яркий свет, разделился на две половины: в одной столпились дядя и слуги, в другой — шумели ребята. Две толпы стояли друг против друга, словно два войска перед сражением.

— Мне одному не справиться! — крикнул ребятам Дин. — Я могу только держать их в бездействии. А если мы попытаемся избавиться от них все вместе, это должно получиться. Помогите мне, ведь вы, как-никак, маленькие волшебники.

И после этих слов десятки голубых молний засверкали в зале. Дядю и его слуг окутали клубы голубого тумана, который кипел, переливался, взрывался. Когда же он рассеялся, в зале уже не было ни дяди, ни его слуг. Дин облегченно вздохнул и снова стал таким же, как все мальчики.

А маленькие волшебники загалдели, забегали, запрыгали. Так что, глядя на них, никто бы не догадался что это волшебный замок, а не школьная переменка в обыкновенной школе. Но и любого из них тоже можно понять: побыв некоторое время роботом, они не могли сдержать радости, что снова стали мальчишками.

— Дин, Дин, Дин, — твердили ребята, окружив своего юного освободителя. — Спасибо тебе! Спасибо! Спасибо!

— Неужели вы думали, что никто не придет к вам на помощь? Мы о вас все время помнили. И Строитель, и Звездочет, которые теперь станут моими первыми министрами. А чего вы хотите сейчас?

И тогда вперед вышел мальчик, который недавно был роботом у Володи. Он потоптался на месте и сказал:

— Если можно, конечно… Мы хотели бы учиться, чтобы стать такими же, как ты. Ведь нас забирали во дворец на учебу…

— Учиться! Учиться! — запрыгали все.

— Вот видишь, — Дин повернулся к Володе. — Получается, что я не смогу вернуться в твой город. У меня здесь слишком много дел.

У Володи на глаза навернулись слезы.

— Не плачь! Что ты?.. Мы же будем встречаться. Обязательно. Ведь люди и волшебники тоже могут быть настоящими друзьями.

Баклуша

ГЛАВНЫЙ БЕЗДЕЛЬНИК РАЙОНА

— Э-хе-хе! — маленький человечек по имени Баклуша потянулся, очнувшись после сна. Правое ухо, на котором он спал, было втрое больше левого, борода свисала до низу, как маленький веник.

Баклуша еще раз всласть потянулся и встал с земли.

Пиджак на нем был непростым. Высокий воротник напоминал большую подушку, сзади была спинка из матраса, а впереди Баклушу закрывал кусок одеяла.

Человечек подбежал к луже, умылся, вытерся бородой и снова потянулся. Затем достал из кармана осколок зеркала, посмотрелся в него и удовлетворенно хмыкнул:

— Вот теперь я, кажется, выспался. Но как похудел!

И сокрушенно покачал головой.

— Скорее за завтраком, — постучал он по своему впалому животу и неслышными шажками двинулся из парка, где он спал, на проспект.

Мимо проносились машины. Рабочие в ярко-оранжевых жилетах укладывали асфальт.

— Фи, — поморщился Баклуша и презрительно отвернул нос. — Мне это не подойдет.

Он забежал в ближайший двор и скрылся в кустах, поминутно цепляясь бородой за веточки.

Внезапно вся его физиономия преобразилась, потому что за трансформаторной будкой Баклуша заметил двух школьников. Портфели их лежали под стенкой, а ребята увлеченно играли в крестики-нолики.

— Может, пойдем, а? — спросил один из них, который проигрывал.

— Еще чего! Ты играй давай. Первый урок сегодня чепуховый.

Баклуша радостно похлопал себя по животику. Он подполз ближе, изо всех сил потянул носом, как пылесос, только совершенно бесшумно. Он втягивал воздух и толстел на глазах. Вскоре он заметно округлился, глазки его стали маслянистыми и довольными.

— Вот и позавтракал, — едва-едва шевельнул он губами, когда ребята наконец побежали в школу. — Школьное безделье — самое вкусное. Когда ребенок бьет баклуши, они такие аппетитные. Как отбивные.

Он свернулся клубочком тут же в кустах, лег на свое лопуховое ухо и захрапел.

Спал он долго, и за это время очень изменился. Костюм снова стал ему велик, щеки ввалились, только правое ухо осталось таким же большим.

Баклуша уменьшался прямо на глазах. Казалось, еще немного — и от него останется одно только ухо.

— Ой, — протер он глаза своими маленькими ручками. — Так можно и с голоду умереть. Завтракать, обедать и ужинать всегда надо вовремя. Где бы мне еще поесть?

Он выглянул из кустов и принюхался. От натуги даже покраснел. На другом конце двора он почуял дворника, который, вместо того чтобы подметать, в задумчивости развалился на лавочке.

Человечек потянул носом, проглотил кусочек этого безделья и едва не поперхнулся.

— Нет-нет, взрослое безделье, взрослые баклуши жестковаты для меня. То ли дело — молоденькое, школьненькое, нежненькое… Вот прелесть! Надо пойти поискать. — И он затрусил в сторону школы.

Путаясь в своем нескладном костюме, Баклуша проскользнул в дверь. В школе стояла тишина. Из-за дверей классов доносились редкие голоса. «Катетом называется…» — слышался уверенный учительский бас. «Расстояние составит, составит расстояние… Расстояние будет равняться…» — мямлил за другой дверью робкий ученический голос.

Было так спокойно, что даже солнечные зайчики не прыгали, а тихо лежали на полу. Портреты классиков в коридоре провожали крадущегося маленького человечка укоризненными взглядами.

«Караул!» — хмурил брови Эйнштейн.

«Держи его!» — готов был крикнуть Ломоносов.

Но их крепко-накрепко удерживали рамы.

Баклуша, как собака на охоте, поводил носом то туда, то сюда. Нос его дрожал я раздувался. Сразу было видно, что он напал на след,

Баклуша шел туда, где пахнет повкуснее. Перед одной дверью он упал прямо на пол: ведь здесь шла контрольная, а безделье на любой контрольной это такая редкость, такое лакомство!

За дверью толстый мальчишка, развалившись на парте, рисовал моря и океаны, собак и верблюдов. Вот он поковырял в носу и уставился на воробья, который прыгал на ветке за окном.

Маленький человечек вовсю работал своим носом-пылесосом, пытаясь не упустить ни кусочка его безделья. Но тут соседка толкнула мальчишку локтем в бок, и он вернулся к задаче.

Баклуша недовольно зашипел. Пришлось идти дальше. Но он все время оглядывался на эту дверь, вспоминая восхитительные баклуши.

Возле следующей двери тоже клубились соблазнительные запахи. Человечек обрадовался, устроился побезопаснее не перед дверью, как раньше, а за батареей и засопел носом.

В классе человек десять усердно притворялись, что работают, но мысли их были далеко-далеко. Трое вспоминали вчерашний футбол. Еще трое сами собирались сыграть после уроков, поэтому мысленно расставляли свою команду и противников на поле. Двое дремали, пересмотрев за вчерашний вечер все телепрограммы подряд. А две девочки увлеченно выбирали для себя фасоны платьев, причем независимо друг от друга остановились на одной и той же модели.

Человечек толстел и толстел от такой благодати.

— О-о-о! — ему даже плохо стало. — Очень уж сытное безделье попалось. По-моему, мне уже хватит. Надо поскорее отсюда выбираться.

Он напоследок глотнул еще кусочек и…

— Оп! Оп! — попытался он выбраться из-за батареи, но это было не так-то просто. Ведь за батарею он залез тоненьким, а теперь стал толстым.

Баклуша испугался. А ветерок приносил все новые и новые порции безделья.

— О, — затряс Баклуша головой, попав в такое несчастье. Он растолстел уже так сильно, что костюм его трещал по швам. — Что же теперь будет? Вот бездельники так бездельники! Сначала лопнет костюм, а за ним и я.

Но его спас звонок.

Школа зашумела, затопала сотнями ног, зазвенела десятками голосов. И постепенно стихла. Уроки кончились, и все куда-то умчались. Энергия школьников могла снести мосты и дома, перевернуть машины и корабли. Этот ураган вынес из школы сотни портфелей и постепенно растекся по дворам и квартирам.

Баклуша успокоился и уснул за батареей. Теперь ему ничего не грозило. Ведь за время сна он быстро худел. И когда Баклуша проснулся, то свободно выскользнул из-за батареи.

Придирчиво осмотрев свой костюмчик, он выбежал на улицу. Теперь надо было искать ужин.

— Вечером я всегда наловлю себе баклуш, — бормотал он. — Можно остаться без обеда, но без ужина никогда, сам приплывет тебе в нос.

Баклуша вбежал в подъезд высотного дома. Кошка метнулась от него под лестницу, а потом долго смотрела ему вслед, не понимая, кто же ей встретился.

А Баклуша своим огромным ухом прилипал к каждой двери и расцветал в улыбке, слушая громкие телеголоса. В квартирах бурлила телевизионная жизнь. В кого-то стреляли, кого-то спасали, а здесь монотонным голосом кого-то обучали…

Телезрители делали сразу несколько дел: жевали и смотрели, читали и смотрели, а некоторые даже дремали при работающем телевизоре. Телеужинают медленно, телечитают тоже не спеша, только за чашкой чаю на кухню бегут быстро-быстро: а вдруг что-то произойдет на экране в их отсутствие!

Баклуша вдыхал бездельный аромат одной квартиры и перебегал к другой, потом к третьей. Двери квартир были для него словно страницы книги о вкусной и здоровой пище. И возле каждой он становился все толще и толще.

Наконец Баклуша насытился, скатился по ступенькам вниз и зашагал в темноту. Надо было поискать местечко для сна. Зимой уютно за батареей, а летом нет ничего приятнее зеленой лужайки. Тем более в таком костюмчике, который сшит из одеяла и матраса.

Баклуша прямиком прошел к цветочной клумбе и рухнул на фиалки. Здесь он сладко зевнул и пополз в середину клумбы. Полусонный, он двигался еле-еле. Зевнул еще раз и заснул посреди клумбы, как цукат на торте.

НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

Раннее солнышко ласково будило цветы, щекотало в носу. Но над ухом Баклуши раздавался неистовый лай.

Спросонья он едва раскрыл глаза, однако, увидев над собой свирепую собачью морду, быстро полез в заросли. Собака не отставала, заливаясь все громче. Она ухитрилась даже схватить его за полосатые штаны, но Баклуша лягнул ее как следует по носу.

Тогда собака, рассвирепев окончательно, схватила его за бороду.

— Отдай, негодная! — застонал человечек, отбиваясь.

Собаке это только придало злости, и она принялась трепать его еще яростнее.

— Альбертина, ко мне! Неси сюда, что ты там нашла, — послышался скрипучий старушечий голос. Баклуша от испуга даже перестал барахтаться, решив прикинуться неживым.

А довольная собака приволокла хозяйке свою добычу.

— Молодец, Альбертина, — потрепала старушка кривоногую любимицу. — Всегда делай свои дела только на клумбе. Назло всем жильцам.

Собака громко залаяла, чтоб услышали вес этажи дома.

— Что-нибудь случилось? — спросил проходивший мимо городской милиционер Иван Михайлович.

— Что вы? — пожала плечами старушка, пряча в сумку собачью добычу. — Ничего. Абсолютно ничего. Утро прекрасное… Вот собачка и радуется: поет, как птичка.

Иван Михайлович пошел на работу, а старушка с собакой заспешили домой, унося с собой человечка. Дома она вытащила Баклушу за бороду из сумки и засунула в птичью клетку. Там было грязно и противно.

Старушка осмотрела клетку со всех сторон и нахмурилась. Лишь привесив к дверце клетки большой амбарный замок, она успокоилась.

— Вот теперь поговорим, голубчик!

— Поговорим, — грозно добавила собака, оскалив клыки.

Не удивляйтесь тому, что собака говорила человеческим голосом. Ведь это была собака Гризеллы, бывшей злой колдуньи. Правда, колдовать Гризелла уже совсем разучилась, но злость у нее осталась. Куда же ее девать?

— Отвечай быстро, кто такой? — изо всех сил затрясла колдунья клетку.

— Ой! Больно! — завопил Баклуша. — Я все скажу, только не трясите меня больше.

— Говори! — Гризелла поставила клетку перед собой.

— Я — Баклуша, — покорно сознался человечек, и слеза потекла по его щеке.

— Какой-такой Баклуша? — раскрыла глаза от удивления Гризелла.

— Я люблю есть баклуши, которые бьют некоторые люди. Я главный бездельник нашего района, — добавил он с гордостью в голосе.

— Не хвастайся! — грозно прошипела Гризелла, наклонившись к клетке.

Баклуша забился в дальний угол и затрясся мелкой дрожью.

— Что с тебя взять? — с презрением рассматривала его колдунья.

— Нечего, — честно признался Баклуша и вывернул карманы.

— А ты что думаешь, Альбертина? — обратилась Гризелла к своей кривоногой компаньонке.

Но Альбертина вела себя совершенно непонятно. Она бродила по комнате, словно лунатик, шатаясь и натыкаясь на стулья. В конце концов собака упала под столом, не имея сил двинуться дальше, заснула. И даже зачмокала во сне, чем окончательно вывела из себя Гризеллу.

— Нахалка! — возмущенно закричала колдунья и пнула Альбертину ногой. Но и это не помогло. Альбертина спала как убитая.

— Что это с ней? — Гризелла взяла Альбертину за загривок и поднесла к своему носу. Та принялась перебирать лапками: ей, видно, снилось, что она летит.

И вот удивленная Гризелла услышала смех. Она огляделась. Это явно посмеивался сидящий в клетке Баклуша. Гризелла грозно направилась к нему.

— Я… Я все расскажу, — завопил объятый ужасом Баклуша. — Она, наверное, проглотила мой волосок. А там очень сильная концентрация безделья. Теперь собака может проспать целый год. Люди называют это летаргическим сном, думая, что они в этом разбираются.

Гризелла остановилась в изумлении. Затем она просунула в клетку пальцы. Баклуша испуганно задрожал. А Гризелла внезапно схватила его за бороду и выдернула из нее пару волосинок.

— Ой-ой-ой! — закричал Баклуша и стал запихивать свою бороду под пиджак. Но Гризелла уже отвернулась от него. Она рассматривала волосок.

— Это надо проверить, — решила бывшая колдунья. — А с тобой что делать? — пристально посмотрела она на Баклушу, который под ее взглядом весь сжался. И отнесла клетку в ванную.

Вскоре на кухне Гризелла принялась толочь волоски. Стол дрожал, как под ударами отбойного молотка. Гризелла осторожно высыпала едва видимый порошок на кусочек бумаги и собиралась было понюхать его, но вовремя спохватилась.

Зажав в руке пакетик с порошком, она вышла из дому и направилась в столовую. Гризелла собралась произвести эксперимент.

Лопасти вентилятора лениво вертелись под потолком. Очередь, словно гигантская змея, извивалась между колоннами.

Гризелла осмотрелась по сторонам, затем подошла под вентилятор, развернула свой пакетик и тихонько подбросила его вверх. А сама тут же, зажав нос, выскочила на улицу, чтобы из-за стеклянной витрины понаблюдать за тем, что произойдет в столовой. Здесь, на свежем ветерке, она была в безопасности.

Вентилятор разбрасывал мельчайшие пылинки безделья по залу. Они попадали в супы, летели на котлеты, крутились и садились в компот.

Вот толстяк, рьяно расправлявшийся с отбивной, замер, похлопал глазами и сладко захрапел: видно, ему досталась слишком большая порция баклуш. Вот женщина с ребенком, очевидно, глотнули баклуш из воздуха: они застыли и плавно, как в замедленной съемке, опускали стаканы с компотом на стол.

Еще пять минут назад в столовой было шумно: стучали вилки, ложки, звякали в мойке стаканы, работницы громко переговаривались друг с другом. Теперь столовую постепенно обволакивала тишина.

Посетители лениво подкосили ложки ко рту и долго раздумывали, стоит ли глотать пищу. Раздатчицы уже ничего не раздавали, но и очередь ничего не требовала.

Гризелла смотрела на это сонное царство сквозь витрину, подпрыгивая от возбуждения. Эксперимент удался. Потом она тихонько побежала домой. Тихонько для окружающих, но внутри у нее все пело и играло, будто она несла в себе целый духовой оркестр.

Дома колдунья вытащила клетку из ванной и водрузила на стол, На Баклуше уже лица не было, так он похудел.

— Болезненный ты какой-то, — брезгливо сказала Гризелла.

— На свободу мне надо, тут я погибну, — едва слышно прошептал Баклуша.

— Еще чего, — со злостью буркнула колдунья. — Тут моя Альбертина бездельничает, вот и питайся ее баклушами. — И она поставила клетку возле спящего клубочка, а сама яростно зашарила среди иголок и ниток. И наконец нашла…

— Ножницы! — заорал в ужасе Баклуша, прикрывая голову руками. В панике он заметался по клетке, стараясь раздвинуть ее железные прутья. Но безуспешно.

Гризелла легко вытащила его за шиворот, деловито повертела в воздухе, как бы примеряясь, взмахнула ножницами и… отрезала бороду. Затем Баклуша кубарем полетел обратно в клетку.

На кухне она спрятала бороду в полиэтиленовый мешок и засунула в холодильник.

Минуту она спокойно размышляла, потом схватила клочок бумаги и принялась делить, умножать и складывать. Она никак не могла высчитать, на какое количество жителей города ей хватит этой бороды.

Взяв для начала десять волосинок, она принялась толочь их в ступке. Она так яростно стучала, что случайно вдохнула порошок сама.

С трудом превозмогая нахлынувшую на нее лень, зевая, она пошла в комнату. Ничего не хотелось делать. Она обвела комнату взглядом, ища подушку, но увидела клетку, спящую Альбертину и все вспомнила.

— И я попалась…

Чтоб уберечь себя от сна, она, держась за стены, побрела в ванную. Там пустила струю холодной воды и засунула под нее голову. Ледяная вода ее спасла, лень постепенно уходила.

ФАБРИКА БЕЗДЕЛЬЯ

Чтоб ни один волосок не смог попасть ей в легкие, Гризелла решила во что бы то ни стало раздобыть акваланг и работать в маске.

Она отправилась на пляж, захватив с собой в качестве оружия один-единственный Баклушин волосок. В длинном черном платье, увязая в песке, она брела по пляжу в поисках спасателей.

Кругом лежали люди. Кто подставлял солнцу спину, кто — живот. Шум и гам пляжа перекрикивал лишь громкоговоритель, который учил купающихся, как вести себя на воде. В каждом его совете обязательно имелось хоть одно «не»: не заплывать, не нырять, не находиться…

Он призывал к этому так настойчиво, как будто здесь собрались одни только ужасные нарушители, которые только и ждут, чтобы громкоговоритель замолк, и тогда они бросятся заплывать, нырять и находиться. Поэтому советы не прекращались ни на минуту.

Возле радиорубки, словно мемориальная доска, был прибит план с указанием, где и что расположено. Минуя буфет и раздевалку, милицию и приемный пункт стеклотары, Гризелла бросилась к спасательной станции.

Спасатель сидел один. Это был хилый паренек в морской тельняшке, загорелый до черноты. Джинсы его украшали иностранные надписи, но если как следует присмотреться, то видно было, что это все-таки свой, а не иноземный спасатель, потому что на пальцах его руки было вытатуировано простыми родными буквами: «Коля».

Время от времени спасатель лениво подносил к глазам бинокль, проверяя, далеко ли от него вода.

При виде решительно шагающей к нему старушки спасатель развернул бурную деятельность. Он прямо-таки врос в свой бинокль, надеясь, что его не посмеют оторвать от важного дела.

Решив, что Гризелла уже прошла мимо, спасатель тихонько повернул бинокль в ее сторону. И вскочил от страха: ведь в бинокле перед ним стояла увеличенная Гризелла-великанша. Чтобы успокоиться, он перевернул бинокль и уже спокойнее рассмотрел просительницу, которая стала теперь не больше мышки.

— Чего тебе, мамаша? Ходишь, людей пугаешь. Я при исполнении!

— Исполняй, касатик, — мирно сказала Гризелла и тут же схватила несчастного спасателя за нос.

Второй рукой она закрыла спасателю рот. А потом открыла нос и поднесла заветный волосок. Спасатель вдохнул, рухнул и захрапел.

Довольная Гризелла, подхватив баллоны и маску, тут же исчезла.

Тяжело дыша, она потащила свое снаряжение через весь город.

Теперь кухня колдуньи походила на подводное царство. Нахлобучив маску, она усердно толкла в ступе волшебную бороду. Ни один волосок больше не мог ей повредить.

Гризелла трудилась в поте лица. Порошок она аккуратными щепотками ссыпала в стеклянные банки, стоящие на подоконнике. Банку с очередной порцией порошка она быстро закручивала металлической крышкой.

Наконец Гризелла перетолкла всю бороду.

— Город станет моим, — мечтала она. — Люди станут как сонные мухи. Они не смогут мне сопротивляться. Все станет моим: сберкассы, гастрономы, универмаги.

Она мечтала остаться одной, как на необитаемом острове, присвоив себе все, что сделали люди.

— Я все это увижу. Какая я счастливая! — улыбка блуждала на ее устах.

А пока надо было привести в чувство Альбертину. Гризелла начала усиленно сгибать-разгибать ее кривые ножки, время от времени награждая компаньонку хорошим тумаком, так как собака никак не хотела просыпаться.

Наконец Альбертина зевнула и широко открыла глаза.

— Ты, дурочка, все проспала, — не удержалась, чтобы не похвастаться, Гризелла. — Я теперь королева этого города.

— Всего города? — удивленно раскрыла рот Альбертина.

ЭПИДЕМИЯ

На город обрушилась непонятная эпидемия. Странная болезнь стала проникать повсюду: то вышел из строя детский сад, где все — и дети, и воспитательницы, и даже поварихи — погрузились в сон. Это был уже не тихий час, а может, даже тихий месяц. Ведь никто не знал, когда они проснутся. То засыпал в школе целый класс.

Пока болезнь была в основном детская, но кто знал, что будет дальше? Ведь первых взрослых (в основном это были взрослые, работающие с детьми) уже тоже надо было лечить.

Многие дети были заражены бездельем. Видно, их организм вообще очень предрасположен к баклушам. Их нельзя было утром поднять с постели, а о том, чтобы отправить в школу, не могло быть и речи. Некоторые спали так сильно и долго, что их приходилось кормить через трубочки.

По телевизору каждый день показывали передачу «Как накормить спящего ребенка». Даже подросткам, которые спали, родители покупали молочные смеси для малышей. Ведь не пропустишь через трубочку куриную ножку!

Доктора разводили руками. Они, если честно, и сами в последнее время чувствовали в себе странную потребность поваляться. И если раньше взрослые обменивались рассказами, кто какую книжку прочел или фильм посмотрел, то теперь все обсуждали, какие подушки на свете самые мягкие — из гагачьего пуха или из кроличьего.

Город всполошился не на шутку. Многие замечали в себе эту склонность к безделью. Вроде раньше не было, а теперь есть.

Поскольку доктора оказались бессильны, за дело взялся главный городской милиционер Иван Михайлович. Его сын Сережа пока не заболел, но ведь он уже в десятом классе, а дети остальных сотрудников, кто помладше, болели, и родители их тревожились. Вот эта тревога и заставила Ивана Михайловича заняться странным делом.

— Удивительно, — размышлял Иван Михайлович, когда вплотную занялся всеобщей сонливостью. — Почему эпидемия распространилась в определенных районах? Вот двое наших сотрудников живут в отдаленном районе, и никто из их детей не болен. А в ближних районах — почти все. Ведь болезнь должна была охватить всех без исключения.

Он снял трубку и позвонил в детскую поликлинику дальнего района. И там действительно заболеваний не было.

Тогда Иван Михайлович взялся за работу серьезно. К вечеру карта города была вся покрыта цифрами: когда и какие районы, школы, детские сады оказались в зоне этой странной эпидемии.

Болезнь начиналась всегда со школ. Оттуда приносили ее ученики и передавали своим младшим братикам и сестричкам, мамам и папам.

Сотрудники Ивана Михайловича разъехались по школам, но ничего интересного не нашли. Если эпидемия уже захватила школу, то там никого не было, кроме отдельных учителей. А если она еще не начиналась там, то тоже ничего нельзя было обнаружить. Как болезни удавалось вдруг в течение нескольких часов завладеть очередной школой — оставалось загадкой.

Из-за того, что школы, уже заболевшие, оказывались неинтересными, Иван Михайлович отправился в «здоровые» школы. Он ходил и смотрел, смотрел и сравнивал.

Так он пришел в одну из школ, откуда еще не поступало сообщений об эпидемии.

Было утро. Солнце играло на замках портфелей школьников, бодро спешивших на уроки. Ведь с утра человек всегда весел. И останется таким, если ему никто не испортит настроения. Все было как в любой школе. Только одно… Только одно привлекло внимание Ивана Михайловича: почти каждый школьник нес в руках трубочку для пускания мыльных пузырей. Знаете, те, что продаются в универмагах и игрушечных магазинах.

«Это у них мода такая, наверное», — подумал Иван Михайлович и решил понаблюдать дальше.

Вот остановились трое ребят. Решили, видно, пустить свои мыльные пузырьки по свежему ветерку. И пузыри полетели, светясь всеми цветами радуги. Школьники провожали их радостным смехом.

Иван Михайлович пошел дальше. Но что-то вдруг заставило его остановиться и оглянуться на ребят.

Несколько пузырей лопнули у них над головами, не улетев далеко. И ребята сразу же изменились. Они стали зевать, потягиваться, через силу открывая глаза. О школе они уже забыли.

То и дело останавливались целые группки таких зевающих. И неизменно кто-то из них держал в руках мыльную трубочку. Некоторые бросали свои портфели на землю и укладывались спать прямо на тротуар. Кое-кто брел к ближайшей скамейке.

Иван Михайлович выхватил мыльную трубочку из рук уснувшего малыша и побежал за угол школы, откуда эти трубочки несли школьники. Но за углом никого не было.

Иван Михайлович бросился в лабораторию. Вскоре ему выдали результаты анализа.

— В вашей трубочке, полковник, — сказал ему доктор, — почему-то сконцентрирован этот вирус безделья, против которого мы безуспешно боремся. Нам давно не удавалось выделить так много этой гадости. Может быть, теперь мы его одолеем.

— Наверняка, — с уверенностью сказал Иван Михайлович, но сам тоже не стал сидеть сложа руки.

«Трубки, — решил он. — Значит, все зло именно в них. Надо их немедленно изъять из продажи, если они такие опасные».

Иван Михайлович отправился в универмаг и купил двадцать трубочек для проверки. Но, к его удивлению, в них вируса безделья не нашли. Когда Иван Михайлович пришел покупать трубочки вторично, продавщицы посмеялись над ним.

— Вы что это? — улыбались они, отсчитывая Ивану Михайловичу еще двадцать штук. — Конкурируете с этой старушкой?

— С какой старушкой? — неподдельно заинтересовался он.

— А вы не знаете? Она у нас каждый вечер закупает сто — двести штук.

— И завтра купит?

— Уверены.

— Подождите, и сегодня вечером тоже придет?

— Как часы. Не успеваем свои запасы пополнять.

Вечером, когда на город стала опускаться темнота, Гризелла, перебегая от дерева к дереву, шмыгнула в универмаг. Она покрутилась по этажу, наблюдая, нет ли подозрительных лиц возле отдела игрушек. Тихонько выбила в кассе нужную сумму. И…

Возле прилавка Гризеллу подхватили с двух сторон под руки и бережно отвели в милицейский «газик». Ее так крепко держали, что Гризелле не удалось кинуть в них щепотку своего порошка.

Иван Михайлович поставил перед собой два мощных вентилятора и направил оба на Гризеллу. Грозным голосом он сказал:

— Говорите всю правду!

Гризелла дернулась на стуле.

— Меня вы не сможете усыпить. Все ваши вирусы вернутся к вам с ветерком моих вентиляторов.

Гризелла вся обмякла, тем более, что Иван Михайлович выглядел очень внушительно между двумя крутящимися вентиляторами. Он словно сидел в кабине летящего самолета. И Гризелла вынуждена была все рассказать: и как она покупала трубки, и как наполняла их бездельем, и как раздавала ребятишкам возле школ и садиков.

— Я не виновата, я пошутила. Это безделье не пристает к тем, кто делает все быстро и энергично. При чем же здесь я? — Но, увидев нахмуренные брови Ивана Михайловича, призналась: — Виновата я, виновата. Но вы запишите: я добровольно и чистосердечно рассказываю, как вылечиться от этого безделья. Рецепт один — двигаться! Я только так свою Альбертину на ноги подняла. А этого бездельника Баклушу выбросила на помойку.

И Гризеллу увели в комнату, где замок запирается только с одной стороны. Там она теперь и будет жить.

А всех заболевших ребятишек вывезли на центральный стадион. Директор его выкинул на поле сто мячей и заставил ребятишек бегать. И чем больше они бегали за мячами, тем интереснее для них становилась игра. Ведь они постепенно выздоравливали. Безделье испарилось, словно его и не было.

А Иван Михайлович очень огорчался, что при первой встрече с Гризеллой возле клумбы тем ранним утром он не догадался о ее злых намерениях.

Подарок вороны

Алеша весело шагал через парк из школы домой. И портфель казался ему легким, и солнышко светило ласково. Не то что утром, когда надо было мчаться во весь дух, чтобы не опоздать.

Алеша взмахнул портфелем, чтобы спугнуть стайку голубей, клевавших что-то на дорожке. Голуби взлетели, но тут же в пяти шагах снова сели неподалеку от вороны, беспокойно глядевшей по сторонам. Алеша даже подпрыгнул, чтобы заставить их всех снова подняться на крыло.

— Эгей! — закричал он, размахивая руками, будто сам собрался полететь с ними. Голуби испуганно взвыли вверх, а ворона почему-то осталась сидеть.

Алеша изо всех сил топнул на нее ногой.

Ворона не испугалась, а лишь нахально посмотрела в его сторону.

Тогда Алеша, размахивая портфелем, бросился в атаку.

Ворона взлетела на сосну и очень удивленно посмотрела вниз.

— Ну ты! — замахнулся кулаком Алеша.

— А птиц обижать нельзя, — услышал он совершенно явственно вороний голос.

— А вот и можно! — Алеша опять топнул ногой. — Все нельзя да нельзя. Детям до шестнадцати в кино — нельзя. Мороженое зимой — лучше не надо. А я хочу, чтобы всем и все было можно. Вот!

— Ты в самом деле этого хочешь? — Алеше показалось, что ворона даже загадочно усмехнулась при этом. Только теперь до него дошло: да ведь она разговаривает! В первую минуту он даже как-то не заметил этой странности.

— А твое какое дело? — решил он поставить на место нахальную птицу.

— Какой ты невежливый…

Алеша опять замахнулся портфелем. Ворона спокойно прикрылась крылом и продолжала:

— А ведь я могу тебе даже пользу принести.

— Ты?

— Конечно. Раз в сто лет любое воронье желание исполняется. Сегодня как раз мой сотый день рождения.

— Так я тебе и поверил — чтобы ты мне такой подарок отдала! Ведь день рождения твой.

— Да у нас же все наоборот. В свой день рождения вороны сами делают подарки. И, к сожалению, тому, кто первый обратит на ворону внимание. Тут выбора нет.

— Неужели первый я? Тогда давай скорей! Если это, конечно, правда. А не то… — Хотя Алеша уже не размахивал портфелем, однако последние его слова были не очень ласковые.

— Мы никогда не врем, — гордо сказала ворона. — А подарочек я тебе сделаю на славу.

Ворона взлетела с ветки и завертелась вокруг его головы. Алеша с опаской следил за полетом, пока голова не закружилась. Когда он открыл глаза, никакой вороны поблизости не было.

«Вот обманщица!» — Алеша поискал ее глазами, не нашел нигде и, раздосадованный, побрел домой.

Внезапно он замер на месте. Закрыл глаза, открыл их и удивленно потряс головой. Прямо перед ним, вместо привычной таблички: «По газонам ходить воспрещается», висела на столбике совершенно иная: «По газонам ходить разрешается».

— Неужели? — не поверил своим глазам Алеша, а потом обрадовался по-настоящему: — Ура! Повезло!

Он еще раз перечитал табличку и смело ступил на траву. А затем, расхрабрившись, прошелся по клумбе с цветами.

Сначала, честно говоря, он ежеминутно оглядывался: не схватит ли его садовник или милиционер за руку. Но, видно, табличка была самая настоящая: никто Алешу не остановил.

Алеша решил проверить воронье обещание до конца: если действительно все можно, то наверняка можно и цветы рвать.

Он наклонился и потянул к себе пышный красный цветок. Никто из прохожих не сказал ему ни слова. Тогда Алеша рванул цветок изо всех сил. Снова огляделся и… сорвал.

Кажется, ворона была права. Кругом шли люди, но поступок Алеши никого не удивил.

Алеша сорвал еще один цветок, теперь уже желтый. Потом — белый. И остановился. Если цветы можно рвать, то это уже не так интересно. Алеша вздохнул, взял в одну руку букет, а в другую портфель и побрел домой.

И сразу же раздалась трель милицейского свистка.

Алеша задрожал, как осиновый листок: вот влип! Ворона-то в ловушку заманила. Ничего себе подарочек!

Рядом с Алешей вырос милиционер.

Алеша виновато втянул голову в плечи. Разве же милиционер поверит, что это ворона подбила его на шалости? Где ее теперь найдешь?

Но милиционер, вместо того чтобы сделать замечание Алеше, протянул ему еще один цветок — голубой. Такого, как он заметил, не было в букете. И, приложив руку к козырьку, ушел.

— Ура! Все правда! — запрыгал Алеша от счастья. — Стоп, стоп, кажется, есть еще одно местечко, где не мешает проверить вороний подарок.

Размахивая букетом и портфелем, Алеша бросился за угол к кинотеатру «Ровесник». Посмотрим, как там у них, есть ли еще фильмы, на которые нельзя ходить детям.

Алеша подошел ко входу, и широкая улыбка озарила его лицо. Над кинотеатром алел транспарант:

НА ВСЕ ФИЛЬМЫ ДЕТЯМ ВХОД РАЗРЕШЕН

Алеша побежал к кассе, но тут же передумал: и так ясно, что пустят, Надо сделать что-нибудь такое, чего раньше нельзя было. И побыстрее. Он с сожалением посмотрел на вооруженного двумя пистолетами злодея, который украшал афишу, вздохнул и вышел из кинотеатра.

Что же еще сделать? Алеша шагнул с тротуара на шумный проспект. Машины завизжали тормозами, едва не сталкиваясь друг с другом, но никто из водителей не сделал ему замечания. Но раз и это можно, то что здесь интересного?

Алеша помчался домой, чтобы забросить портфель, а потом бежать дальше: ведь началась новая жизнь.

Первым делом он решил показать папе свой дневник с двойкой по математике. Алеша получил ее еще вчера и тщательно скрывал, потому что за двойку могло попасть. Теперь же он ничего не боялся.

— Па, а я двойку получил, — с порога крикнул Алеша.

Отец встал из-за стола и вышел ему навстречу.

«Ой, а может, на пап подарок не распространяется, особенно на моего?» — испугался Алеша и попятился к двери.

Отец подходил, а сын втиснулся в стену и ждал, что же будет. Но отец подошел вплотную и крепко обнял сына:

— Молодчина! Так держать! — И потрепал его по голове.

Алеша заулыбался: «Вот это жизнь!»

Потом задумался: может, попросить что-нибудь? Может, за двойку теперь награда полагается? Велосипед, например.

Алеша увидел совсем близко папины новые электронные часы и глотнул слюну:

— Па, а можно, я твои часы поношу? Немножко. Честно.

— Конечно, родной! — Папа великодушно отщелкнул браслет и протянул сыну часы.

— Па, а на мороженое…

— Забыл, извини! — Папа полез в карман и достал кошелек. По привычке хотел отсчитать несколько монет, но тут же спохватился и протянул сыну весь кошелек.

Алеша рванулся за мороженым. К сожалению, на его глазах оно кончилось. Каждый, конечно, брал сколько хотел, вот бесплатного мороженого и не хватило.

Алеша бросился в гастроном. Здесь он принялся стакан за стаканом пить молочный коктейль. Раз все мороженое съели, то он никому не оставит коктейлей. Алеша мстительно глотал холодную сладость, а очередь безропотно ждала, когда же он наконец напьется.

Когда продавщица поставила перед ним пятнадцатый стакан, Алешины глаза замутились. Больше он не мог осилить. Коктейли пузырились в нем, словно живые, в горле першило, в боку стреляло. А продавщица уже наливала следующий стакан.

— Хватит, — хотел сказать Алеша, но не смог вымолвить ни звука. Простуженное горло только сипело.

Алеша выбежал на улицу: как же теперь он будет разговаривать? Из горла вырывалось лишь непонятное шипенье.

Рядом с гастрономом был магазин игрушек. На минуту забыв о своем несчастье, Алеша завернул туда. Что же взять? Вот его мечта — железная дорога. Какие вагоны, какой тепловоз!

Алеша запрыгал перед прилавком, пытаясь привлечь к себе внимание, но продавщица задумчиво смотрела по сторонам. Алеша застучал по стеклу витрины. Не глядя на него, продавщица стала подавать на прилавок одну игрушку за другой: и мяч, и пистолет, и конструктор — все, кроме железной дороги.

Алеша рассердился, замахал руками, затопал ногами, но продавщица не обратила на это никакого внимания. Алеша снова выбежал на улицу.

Ничего, скоро он вернется и устроит ей скандал. И пусть она попробует тогда не дать ему железную дорогу.

К врачу! Немедленно к врачу!! Горло лечить!!!

Алеша вскочил в подошедший трамвай, даже не подумав о талонах. Какие могут быть талоны, когда все можно? Ха-ха! Можно даже места не уступать. Вот это жизнь! Без билета едешь, на любом месте сидишь. Ой, надо было вообще на такси сесть. Эх, не догадался.

Трамвай мчался на бешеной скорости, словно поезд метро. Поликлиника была недалеко, но трамвай почему-то проехал нужную остановку.

— Эй! — начал стучаться к водителю Алеша. Но тот понял его стук как одобрение и решил показать высший класс. И, конечно, был прав: ведь и ему все можно, а не только Алеше…

Трамвай, как автомобиль у каскадера, стал скользить то на левых, то на правых колесах. Алешу бросало от кресла к креслу, пока трамвай внезапно не затормозил, завизжав на всю улицу: водитель заметил автомат с газированной водой.

Пока водитель пил, Алеша выскочил из трамвая. На ближайшей скамейке он наконец отдышался, утер тот со лба и пешком двинулся обратно к поликлинике. О том, чтобы сесть в трамвай или в такси, страшно было даже подумать. Вдруг опять попадется такой же лихач?

В поликлинике он решил не записываться на прием (раз все можно!), а бросился прямо на второй этаж. Нашел кабинет своего участкового врача. Как ни странно, но перед дверью никакой очереди не было. Алеша откашлялся (а вдруг уже прошло?), потом широко распахнул дверь.

Врач Сергей Петрович стоял возле включенного радиоприемника. Транслировали самый обычный футбольный матч, но Сергей Петрович волновался так, как будто это был матч века. Он вздрагивал, вздыхал, хватался за голову, крепко стучал кулаком по стене, откликаясь на каждый ловкий пас или удачный удар.

Напрасно Алеша ерзал на своем стуле, кашлял и вздыхал. Сергей Петрович лишь отмахивался от него, как от назойливой мухи. Теперь стало понятно, почему перед кабинетом никого не было: больные разошлись, не дождавшись конца матча.

Алеша решил пойти в другой кабинет. Он толкнул соседнюю дверь, врач, приветливо улыбаясь, пригласил Алешу садиться. Алеша осмотрелся и только сейчас увидел, что ворвался прямиком в зубоврачебный кабинет! Он подпрыгнул как ужаленный и бросился прочь.

Зубной врач погнался за ним, и лишь через пять минут Алеше удалось от него отделаться: он спрятался за огромной кадкой с фикусом.

Когда зубной врач исчез за углом, Алеша отправился искать другой кабинет.

И вот он в очередном кабинете. Врач сосредоточенно читала книгу, улегшись на кушетке для больных.

Алеша потоптался на месте, но врач, посмеиваясь, листала страницы: видно, книга попалась веселая.

Алеша, как рыба, беззвучно раскрывал рот и ничего не мог допроситься.

«Ах так?! На работе надо работать, а не читать!» — решил он и включил на полную громкость радио.

Врач укоризненно посмотрела на него сквозь очки, вздохнула и вставила в уши трубочки аппарата для прослушивания больных.

Алеша в отчаянии топнул ногой и выбежал на улицу. Как-нибудь горло и само пройдет!

Спустя всего лишь несколько часов после вороньего подарка город преобразился: летали обрывки газет, улицы были замусорены, на мостовой в беспорядке стояли брошенные машины. Вот кому-то не довезли хлеб, сиротливо стояла на тротуаре «скорая помощь».

«Хорошо еще, что пожара не случилось», — подумал Алеша, заметив красную пожарную машину, оставленную просто на перекрестке.

Алеша поморщился. Но с другой стороны, разве он виноват, что все такие недисциплинированные? Он же хотел как лучше.

Держась за горло. Алеша двинулся по улице дальше. Внезапно сзади его обожгло струей горячего воздуха. Алеша обернулся и подпрыгнул от испуга: его чуть не сбили «Жигули», водитель которых решил покататься именно по тротуару.

— Уже можно ехать? — Водитель церемонно приподнял кепку и рванул с места. Редкие прохожие запрыгали во все стороны, как кузнечики. За «Жигулями» на тротуар потянулись и другие машины. Алеша теперь двигался перебежками, чтобы не угодить под колеса. Так он добрался до своей школы. Новая идея пришла ему в голову.

«Зайду-ка я туда и потихоньку исправлю все свои тройки на пятерки, — решил он. — Кто его знает, может, эта неразбериха когда-нибудь кончится, вот мои пятерочки и пригодятся».

Он вбежал в пустую школу и по лестнице поднялся в учительскую.

Здесь дорогу ему преградил учитель физкультуры Петр Николаевич.

— Чего тут прохлаждаешься? — грозно спросил он, играя мускулами. — Марш в зал! У нас сейчас секция!

— Ой, мне нельзя, — захрипел Алеша, хватаясь за горло. Он хотел рассказать многое: и что горло болит, и что у него вообще от физкультуры освобождение, не говоря уже о секции. Но даже если бы он и смог что-нибудь рассказать, у Петра Николаевича все равно был один ответ:

— Можно!

Учитель физкультуры решительно погнал Алешу бегом перед собой.

Помучившись на брусьях, Алеша улучил момент, прокрался к двери и выскочил в коридор. Он бежал, и ему повсюду слышался грохот шагов физкультурника, даже на улице. Исправлять тройки на пятерки уже перехотелось.

Он шел и поглядывал на небо: попалась бы ему теперь эта ворона со своим подарком! Он бы ей показал, как неизвестно что предлагать.

Алеша уселся на скамейке прямо перед зоопарком. Идти никуда не хотелось. Он тяжело дышал, осмотрительно поглядывая по сторонам: теперь всего можно было ожидать. Кто его знает, что и кому взбредет в голову. Но все-таки недоглядел.

Внезапно целый рой стрел с противным свистом пронесся у него над головой.

— Йо-хо-хо! — кричали незнакомые ребята, воинственно размахивая своими луками.

Алеша тихо сполз со скамейки на землю. Стрелы еще немного посвистели, и все стихло. Алеша увидел, как веселая компания двинулась в зоопарк.

Алеша уже пошел было за ребятами, но тут до него понесся из зоопарка грозный рев. Алеша так и застыл на месте.

Тигры, львы, волки в воображении Алеши покинули свои клетки и прыжками двинулись на волю. Алеша закрыл в испуге глаза и сжался в комок. И тут — о, ужас! — кто-то мохнатый и теплый прикоснулся к его руке.

— Спасите! — Алеша вскочил на скамейку, а с нее одним прыжком перемахнул на дерево. Только оттуда он посмотрел вниз: под деревом стояла маленькая лохматая собачонка.

— Довольно! — завопил Алеша и вдруг на ветке рядом с собой заметил ворону.

Ворона, повернув голову, внимательно смотрела на мальчика. Она или не она? Ворона завертелась на ветке, собираясь взлететь.

— Стой! — закричал не своим голосом Алеша. — Не нужен мне твой подарок. Это ты или не ты?

Ворона кивнула головой.

— Тогда забирай свой подарок обратно: пусть остается «можно», но и «нельзя» тоже пусть будет.

Ворона вздохнула и почесала крылом голову. Потом потопталась на ветке и решительно взмахнула крылом: будь по-твоему!

Алеша спрыгнул на землю и угрожающе посмотрел на тигра, который пытался просунуть свою голову между прутьями ограды. Тигр тяжело вздохнул и попятился обратно.

Это мы не проходили

СТРАННЫЕ ЗЕВКИ

Саша бежал, подпрыгивая, за спиной трепыхался ранец. Правда, хорошее настроение чуть не испортилось. Когда школа была уже совсем рядом, за углом, он почти растянулся на асфальте: развязался шнурок, и, конечно, он сам на него наступил.

Саша поискал глазами, где бы присесть, и увидел скамейку. Сел на нее и лихорадочно стал завязывать шнурок. Вдруг кто-то протяжно зевнул рядышком. Ну прямо под носом… Саша огляделся — никого. Как это может быть? Он потряс головой. И шнурок почему-то все не завязывался и не завязывался, Саша снова склонился над ним. А кто-то поблизости опять зевнул… Саша вскочил на неги и с опаской заглянул под лавку. Но и там никого!

В испуге он быстро стал завязывать шнурок. Саша осторожно повернул голову и увидел, что рядом сидит, подставляя лицо и седую бороду солнцу, старичок. Да еще непрестанно зевает. Но откуда он взялся? Не с неба же свалился! Чтобы удостовериться в этом, Саша посмотрел наверх.

— Хорошо как… — протяжно сказал старик и широко зевнул опять.

— Да-да, — кивнул в ответ Саша и решился тихонько посмотреть в его сторону. Старик был одет в какую-то непонятную одежду. Приезжий, что ли? Видно, что издалека.

— А ты кто будешь? — взглянул на него старик.

— Я? Как кто? Ученик пятого класса.

Но реакция старика на это простое сообщение была очень странной.

— Ты?! Пятого класса ученик! Да как это может быть? — старик стал задыхаться и даже покраснел от удивления.

Саша немного перепугался.

— А что тут такого удивительного? Почему вы думаете, что я не могу быть учеником пятого класса? Что я, маленький такой? Так я на полгода раньше пошел. Я, честно, в пятом классе.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся старик, словно услышал достойную шутку.

Саша в ответ смутился и стал носом туфли выводить какую-то замысловатую линию на асфальте. Он уже подумывал о том, как бы потихоньку уйти отсюда.

— Пятого класса ученик, да кто тебе поверит!

Саша не выдержал, он поставил на колени ранец и яростно стал его расстегивать.

— Вот мой дневник. Смотрите!

Старик с опаской взял дневник и, вытаращив от изумления глаза, прочитал:

— Ученик пятого «В» класса. Да как же это может быть, — вскочил он на ноги. — Ты… и в пятом классе!

Он взял Сашу за руку и стал его рассматривать.

— Не верю, — тряс он бородой.

— Да почему?

— Почему-почему? Потому что я сам в пятом классе.

Теперь настал черед удивляться Саше.

— Хе, — засмеялся Саша. — Как же это вы можете быть в пятом классе?

— Как это я не могу! — обиделся старик. — Что же это я — глупее тебя? Ты можешь быть в пятом классе, а я не могу?!

— Но вы же, ну сами понимаете… — запнулся Саша на полуслове.

— Ты меня не проведешь, — обиделся старик. — Ты что же думаешь, я не знаю, что ученики в волшебном классе начинают с десятого, а кончают первым классом? Первый класс — выпускной, а в десятый принимают новичков. Выходишь из школы первоклассным волшебником!

— Да какой же волшебный класс! Что вы говорите?

— Да у тебя же самого написано в дневнике — пятый «В». Значит, пятый волшебный. Что я — в школе не учился? Проучился уже с десятого до пятого… А Кирьякий еще преподает?

— Какой Кирьякий?.. У нас Мария Михайловна.

— Как? Женщина! В школе? В пятом «В»! Не может быть, — старик схватился за бороду. Саша улыбнулся.

— Правду говоришь? — старик подозрительно посмотрел на него.

— Честно. Моя учительница…

Но старик гневно остановил его:

— Как ты можешь так говорить? Что за «учительница»? Даже если так случилось, все равно это учитель. Запомни, надо говорить — моя учитель Мария Михайловна.

Саша захохотал. Старик недоуменно на него посмотрел. Мальчик смущенно отвернулся, но тут взгляд его упал на часы.

— Ой, опаздываю! — Саша вскочил на ноги и застегнул ранец.

— Почему ты опаздываешь? Мы опаздываем! Я ведь тоже из пятого «В». Только меня Кирьякий усыпил на тысячу лет за мою проделку. Я ему, хи-хи, наколдовал рыцаря, который все парты мечом исколошматил. Смешно было… — Тут старик посерьезнел: — Только за эту шалость тысячу лет спать пришлось, — и он снова зевнул. — То ты спешишь, то нет, не пойму. Пошли, говори куда.

Саша в растерянности плюхнулся опять на скамейку.

— Вы это серьезно, дедушка?

— А, тебя борода моя смущает? Понял. Я мигом. — Старик закрутился волчком, а когда он остановился, перед изумленным Сашей стоял такой же, как он, мальчишка. — Раз ты такой молодой, и я таким буду. Побежали.

ВОТ ЭТО УРОК

Они вдвоем заспешили в школу.

— А как вас зовут? — решил познакомиться Саша.

— Евсей XVIII.

— А почему восемнадцатый? — спрашивал Саша на бегу.

— Потому что у меня весь род волшебники. Отец мой — Евсей XVII, дед Евсей XVI. Прадед…

— Евсей пятнадцатый, — продолжил вместо него Саша. — Я все понял.

Мальчик-старик заулыбался.

— А тебя как?

— Саша.

— И все?

— Иванченко Саша. Александр Петрович.

Старик потянул носом: ему явно не понравилось такое неволшебное имя. Но он решил промолчать. Кто его знает, что произошло в мире за те тысячу лет, пока его не было. Может, теперь это вполне достойное имя.

Не успели они сесть за парту, как прозвенел звонок. В дверях появилась Мария Михайловна с огромной указкой. На первом уроке сегодня география.

— Здравствуйте, дети, садитесь.

Класс шумно рассаживался на свои места.

— А это у нас кто? Новенький? Как же тебя зовут?

И Саша в испуге закрыл уши. Сейчас как скажет о восемнадцатом, так смеху не оберешься.

— Евсей XVIII, — степенно произнес мальчик.

— Хорошо. Какая странная у тебя фамилия, Евсей. Восемнадцатый. Ну ничего, так и запишем, и не такое бывает.

Евсей все порывался сказать учительнице, что это не фамилия, но Саша силой усадил его на место.

Он только пробурчал недовольно:

— Не понимает. Странный у вас учитель…

А Мария Михайловна стала с указкой перед доской:

— Сегодня дети, мы с вами будем изучать, откуда берутся ветры, вихри, ураганы. Это интересный и сложный вопрос.

Евсей презрительно хмыкнул, да еще так громко, что весь класс обернулся к нему. Учительница, пытаясь казаться невозмутимой, продолжала:

— Ветры и ураганы — это сложные явления природы. Сегодня вы, конечно, не знаете, как они образуются…

Евсей снова хмыкнул, махнул рукой и откинулся на спинку парты. В классе зашушукались. Тут уже учительница не выдержала.

— Что ты хочешь этим сказать, новенький? Если ты все знаешь…

Как ни пытался Саша его удержать, Евсей сказал свое веское слово:

— Мой предыдущий учитель Кирьякий уже все рассказал мне о ветрах…

— Ну-ну, пожалуйста, — учительница положила указку на стол. — Если ты все так хорошо знаешь, расскажи нам, а мы послушаем.

— Чтобы вызвать ветер, надо сказать заклинание «ахры-мухры» ровно три раза. Если сказать большее число раз, то будет вихрь, потом ураган!

Учительница рассмеялась. За ней грохнул весь класс.

— Хороший же у тебя был учитель. А почему твои «мухры» надо говорить три раза? По-моему, достаточно и одного.

— Как это — одного?! — возмутился Евсей. — Что ж вы самые простые вопросы мне задаете? Думаете, что я совсем плохо учился? Один раз нельзя, тогда этому заклинанию никак нельзя было бы научиться. Сказал бы учитель только «ахры-мухры» — и тотчас поднялся бы ветер. Какая же это учеба? Один раз скажешь — тогда это учебные слова. А три раза скажешь — все исполнится.

— Ну ладно, хватит. Как там тебя? — учительница посмотрела в журнал. — Евсей. Давай будем урок продолжать. Мы тебя в другой раз послушаем.

Класс сначала захихикал, а потом и вовсе загоготал. Саше стало жалко Евсея.

— Так вы мне не верите? — вскочил из-за парты Евсей.

— Прекрати, ты нам мешаешь! Посмеялись — и хватит. Не думаешь ли ты, что мы тебе поверили?

— Ах, так! — Евсей нахмурил брови. — Смотрите. Ахры-мухры! Ахры-мухры!! Ахры-мухры!!!

С последними словами Евсея в класс ворвался самый настоящий вихрь. К потолку взмыли тетрадки и книжки. А указка, словно стрела, просвистела и застряла в шкафу. Мгновенно ветер сорвал стенгазету и стал гонять ее по классу.

— А вы говорили! — сквозь вой стихии кричал Евсей победным голосом. Все в испуге вцепились в свои парты.

— Кончай, Евсей, — просил его Саша. — Ну, я тебя очень прошу, ради нашей дружбы.

— Сейчас стихнет, — небрежно бросил ему в ответ Евсей. — Это заклинание ненадолго.

И ровно через минуту ветра не стало. Класс со смехом стал разбирать тетради и учебники.

— Отдай, это моя тетрадка!

— Нет, моя!

— Кто наступил на мой учебник?!

— Мария Михайловна, а Витька дерется!

— Видишь, Евсей, что ты натворил, — прошептал ему Саша.

— Но она же не верила! — смотрел на него ясными глазами Евсей.

Мария Михайловна словно оцепенела, не зная, что сказать.

— Дети! Дети, успокойтесь! Вы, конечно, поняли, что это случайное совпадение. Никакие «ахры-мухры» тут ни при чем. Просто получился сквозняк. Кто-то наверняка забыл закрыть окно в коридоре. Вот и все. Мы окончим нашу тему в следующий раз. А сейчас вы меня простите, у меня что-то разболелась голова.

Она выбежала из класса.

А белобрысый Вовка тут же залез на парту и закричал громовым голосом:

— А я тоже так хочу. Ахры-мухры! — повторил он три раза. Но никакого ветра почему-то не последовало.

— Глупый ты, Вовка, — засмеялись девочки. — Всему веришь. Слезай сейчас же с парты.

Саша наклонился к Евсею:

— А почему же у него не получилось, а?

— Плохо вас учительница учит, без розг, — пожал плечами Евсей. — Наш учитель Кирьякий говорит, что все заклинания надо очень внимательно слушать. Я разве так говорил, как он? Я сначала говорил тихо, а потом все громче и громче. Давай покажу!

— Нет-нет, спасибо, — с опаской отодвинулся от него Саша.

Но тут, к счастью, прозвенел звонок.

ВО ВСЕ ГЛАЗА

На переменке школа, как обычно, бурлила водоворотами.

Евсей ходил с широко раскрытыми глазами, глядя по сторонам.

— Ну и школища у вас! — наконец выдавил он из себя, хоть ему было тяжело такое признать. — Окна — во! Коридоры — во! Это Мария Михайловна построила?

— Как Мария Михайловна?.. — замер Саша. — То есть да-да. Она. Она и не такое может.

— А у нас Кирьякий такую не построил. Хотя мог, конечно… — задумчиво произнес Евсей.

— Это еще что, — гордо продолжал Саша. — У нас еще и бассейн есть. А вот завтра на математику пойдем, так у нас в кабинете машинки счетные есть. Микрокомпьютеры.

— Микро… чего?

— Микрокомпьютеры… Считают, в общем. Сам увидишь.

Евсей не переставал удивляться.

— Да, — в конце концов признался он. — Наша школа была поменьше. Зато учили нас лучше, вот! — внезапно нашел выход Евсей. — Ветра даже вызвать не можете.

Саша успокоился. Его новоиспеченный приятель входил в норму. Теперь, кажется, дело пойдет на лад. И со спокойной душой Саша подошел к окну, откуда его окликнули, оставив Евсея на пару минут одного.

На беду Евсей в это время случайно натолкнулся на грозу школы старшеклассника Хмыря. Тот шел вразвалочку, засунув руки в карманы.

Они сближались, неотрывно глядя друг на друга.

— Ты че? — процедил сквозь зубы Хмырь.

Евсей задумался над непонятным словом.

— Ты че? — повторил он раздраженно.

— Ой, Евсей, давай уходи, — подлетел к нему Саша. Потом добавил шепотом: — Это Хмырь. Он из десятого! Уходи скорей!

— Еще чего! — засмеялся Евсей. — Да чтоб я какого-то десятиклашку испугался!

Хмырь опешил и изумленно поглядел по сторонам, призывая всех в свидетели.

— Да я тебе! — и он со всей силы влепил Евсею затрещину. — В другой раз не будешь перед десятиклассником истуканом стоять, будешь дорожку уступать.

— Пятиклассник перед десятиклашкой! — Евсей затряс головой. — Получай! — Он подпрыгнул и завис в воздухе напротив лба противника. Зависнув, словно вертолет, он отпустил Хмырю свой щелчок в ответ. И плавно опустился на пол.

Хмырь взвыл от позора и обиды.

— Ну, ты сейчас получишь! Я тебе сейчас задам. Смотри, как это делается.

Он занес руку, чтобы ударить по-настоящему, предвкушая, как сейчас он разделается с этой малявкой. Но маленький мальчик что-то пробормотал себе под нос, нисколечко не пытаясь защищаться. И тут произошло нечто удивительное.

Хмырь, как ни старался, не мог опустить руку вниз.

И тут он закричал:

— Что со мной? Только хотел этого шкета проучить! Да что такое?! Мне теперь всю жизнь с поднятой рукой ходить?

Хмырь продолжал дергаться, но рука все равно не опускалась, а торчала в воздухе, как будто он держался за невидимый поручень.

— Ах ты, малый! Это точно твои проделки. Да я тебя сейчас другой рукой… Ой, не смотри на меня так, я тебя почему-то боюсь…

Взглянув в глаза Евсею, он почувствовал безотчетный страх, развернулся и побежал прочь, разгоняя всех своим воем и торчащей, словно мачта корабля, рукой.

— Ну ты даешь! — произнес Саша.

Все уважительно смотрели на новенького. Что там ветер? Его и по науке вызвать можно. А вот Хмыря укротить не удавалось пока никому.

— Это из какого класса? Новенький, да? Саша, познакомь нас, — понеслось отовсюду.

— Я новенькому школу показываю, — гордо сказал Саша. — Не мешайте.

И они пошли дальше. Подойдя к лестнице, Саша протянул руку вперед:

— Там у нас вход на чердак: среди поломанных парт всегда спрятаться можно.

Но его дальнейшие пояснения остановил Евсей:

— Что-то пить хочется, нет ли у вас студененькой?

Саша хлопнул себя по лбу.

— Сейчас, — заулыбался он. — Хочешь — будет сладкая вода, хочешь простая.

— А студененькая? — переспросил Евсей.

— Конечно!

И Саша быстро повел его к школьной гордости — собственному автомату с газированной водой. Порывшись в кармане, он показал Евсею трехкопеечную монету.

— Смотри! Я, понимаешь, заклинание сейчас скажу — и все будет выполнено. Нас тоже не зря учат.

— Не пойму я, где же колодец? — оглядывался вокруг Евсей.

— Вода тут будет. Берем в правую руку монетку в три копейки, говорим заклинание: «Налей, автомат, сладкой», — и бросаем…

Словно фокусник, Саша закатал рукава и опустил монету в автомат. Тот зарычал в ответ, словно бенгальский тигр на охоте. Затем в стакан полилась вода с сиропом.

Евсей жадно выпил ее, не переставая удивленно качать головой.

— Ну как?

— Студененькая! Мне бы еще…

— Пей! Только теперь чистая будет, у меня больше по три копейки нет.

Саша забрал у Евсея стакан, и туда снова полилась вода.

Евсей онемело смотрел по сторонам. Обошел автомат, погладил его по металлическим бокам, приставил к нему ухо. Потом решил продемонстрировать и свое умение.

— А ну дай-ка и мне. Я сейчас… — Он подмигнул и, взяв копейку из Сашиной ладони, сказал: — Я похитрей тебя буду, за маленькую деньгу сладкой выпью.

— Налей сладкой! — грозно приказал Евсей, бросая монетку.

Автомат заурчал. Теперь Евсей его не боялся, а только снисходительно посмеивался. Кончилось урчание, и из автомата полилась вода.

Евсей заулыбался и отпил полстакана. Но тут же поставил стакан обратно:

— Не сладкая!

Саша захохотал.

— Это и есть ваша счетная машинка, — убежденно сказал он. — Считает здорово. Никак ее не проведешь!

ЖИЗНЬ ИДЕТ СВОИМ ЧЕРЕДОМ

После уроков все гурьбой высыпали на улицу. Одноклассники наперебой болтали с Евсеем, оттеснив Сашу, который плелся позади. Всем хотелось дружить с человеком, который отважился проучить Хмыря. Хотя рука у Хмыря и опустилась сама через пять минут, сегодня он жался к стенке, завидя любого малыша, и даже не думал о мести.

Но вскоре ребята начали прощаться и расходиться. Саша и Евсей остались вдвоем.

— Ну пока, я домой, — говорили, прощаясь, ребята. Саша увидел, что Евсей грустнел, слыша эти слова. Но, выйдя на широкую городскую площадь, Евсей вдруг повеселел, сказав при этом совершенно загадочные слова:

— Это мне подойдет.

Сначала Саша не придал этим словам значения, а потом забеспокоился. Потому что Евсей явно принялся производить в уме какие-то подсчеты.

— Как подойдет? Ты что, Евсей, собрался делать?

— Подожди, не мешай, — отмахнулся от него Евсей.

— Евсей, ты мне скажи, — заволновался Саша. — Ты что тут прикидываешь? Что считаешь? Я же вижу!

— Да вот буду себе дворец строить. Смотрю, хватит ли места. А большей площади у вас нет?

— Ты что, Евсей, это наша центральная площадь, а ты — дворец. Какой дворец?

— Конструкции ДВ-4.

— Чего?

— Дворец для волшебника четырехэтажный — ДВ-4, неужели непонятно?

— Да понятно. Только зачем?

— Мне жить где-то надо? Я, что ни говори, а уже волшебник пятого класса. Мы уже дворец проходили, Только на домашнее задание его не задают — сложно очень. Но я попытаюсь. Вот только не пойму, какое там расстояние до следующего дома?

— Евсей, да ты что! — забегал вокруг него Саша. — Как же ты здесь дворец будешь строить?

— А что? — прищурил Евсей глаз. — Место хорошее, солнечное. Как раз для дворца.

— Да я не про это. Место-то хорошее, да ведь занято уже.

— Кем? Оно же пустое?

— А машины?

— Объедут.

— Как объедут? А если не захотят?

— Я черту проведу, волшебную. Если кто ближе, чем положено, посмеет приблизиться, так сразу и окаменеет.

— А…

— Подожди, не мешай. Надо проверить, как с ветрами тут. Сквозняков не будет?

И отстранив Сашу, Евсей принялся готовиться к постройке. Площадь ему явно пришлась по душе.

И Саша решился на смелый поступок. Не страшась гнева мамы, он предложил:

— Евсей, а может, ты у меня поживешь? Пока.

— Зачем мне у тебя жить? — не оборачиваясь, отвечал Евсей.

— Ну как? Познакомишься с нашей жизнью. Все ведь изменилось. Ты думаешь, тысяча лет — это шутка? Кое-что надо и тебе посмотреть, подучиться, чтоб впросак не попасть.

— Ну ладно, — махнув рукой, согласился Евсей. — Сейчас дворец поставим и к тебе пойдем.

И тут Саша в страхе увидел, что поток машин, остановленный в центре площади невидимой рукой, двинулся назад.

— Ой, Евсей, не надо дворца. Ну совершенно нет времени. Вон видишь, наш троллейбус подходит. Бежать надо. Ой, Евсей, миленький, пошли домой.

Наконец-то они сели в троллейбус.

— Борода все время чешется, — бормотал Евсей, сидя на сидении.

— Да у тебя же ее нет, — удивлялся Саша.

— Это для тебя нет, а раз она у меня была, значит, и осталась, только никому не видна. А вообще тут хорошо. Удобные креслица, мягкие. И едет тихо. Никакого тебе цоканья копыт. Мне нравится. Как называется?

— Троллейбус, — радовался Саша, что еще раз удалось удивить Евсея.

Тут в троллейбус вошла грузная тетенька. Хозяйским оком окинув салон, она остановилась возле ребят.

Саша сразу вскочил, уступая ей место. Но тетеньке больше понравилось место Евсея, и она закричала на весь салон:

— Вот молодежь! Старикам даже места не уступают.

— Да вот же место, — бормотал Саша. А Евсей — тот даже оглянулся, не понимая, о ком идет речь.

— Это о тебе, о тебе я говорю, — возмутилась тетенька, потрясая в его сторону пальцем.

— Обо мне? — поднял брови Евсей.

— Ишь ты какой, молокосос!

— Обо мне? — снова переспросил Евсей. — Да мне, если хочешь знать, больше тысячи лет, а вот сколько тебе?

— Хулиганье! — заорала тетенька. — Обзывают!

— Никто вас не обзывает, — вступился Саша.

— Да тут их целая банда. Милиция!

Хорошо, что они как раз подъехали к остановке, и Саша, схватив за руку Евсея, вытащил его на улицу.

ДОМА

Евсей долго еще смотрел вслед отъехавшему троллейбусу.

— А вот мой дом! — попытался вывести его из раздумий Саша.

— Сам наколдовал? — задумчиво спросил Евсей, считая уважительно этажи.

— Что? А, да, сам. Было такое домашнее задание. В прошлой четверти. Типовой шестнадцатиэтажный. Я и построил себе.

Дорогой Саша принялся втолковывать Евсею, что у них не принято показывать гостя родителям, особенно мамам. И Евсей, став совсем маленьким, кряхтя забрался в Сашин ранец.

Уже в подъезде Саша постучал по ранцу:

— Евсей, жалко, ты лифт не видишь. Тоже хорошая штука, пришлось повозиться, пока придумывал. Но ничего — работает, между этажами ездит. Приехали. Теперь, Евсей, тихо.

Наскоро поев, Саша решил показать Евсею все достижения цивилизации.

— Смотри, Евсей, подлинное волшебство. По-нашему, телевизор называется. Что хочу, то вызываю. Сейчас в газетке только гляну, что идет. Ага, «Клуб путешественников». Прекрасно. Ахры-мухры!

И экран телевизора засветился таинственными красками, а оттуда еще вдобавок полился голос: «Дорогие друзья, сейчас мы с вами отправимся в Индию, чтобы воочию увидеть великий храм Тадж-Махал».

Евсей ошарашенно молчал, глядя на индийские достопримечательности.

— Ты великий волшебник, Саша, даже Кирьякий такого не может.

— Учимся понемногу, — скромно потупив глаза, отвечал Саша.

— А теперь реку хочу, — перебил его триумф Евсей.

— Реку?.. Понимаешь… Сейчас посмотрим. — Саша защелкал переключателем. — Вот тут — мультик. Ура! Это, Евсей, лучше реки.

Евсей увлеченно уставился на экран, пока Саша бегал к маме на кухню. Но стоило Саше вернуться, как Евсей тут же запросил:

— Я снова мультик хочу!

— Нельзя, Евсей, нельзя.

— Почему?

— Устали волк с зайцем бегать, понимаешь.

Неизвестно, как бы удалось выкрутиться Саше на этот раз, но тут послышался мамин голос:

— Ты делаешь уроки, Саша?

— Уже давно, мама.

— А с кем это ты разговариваешь?

— Это… телевизор это.

— Телевизор выключи. Что за уроки перед телевизором.

— Вот видишь, — обрадовано выдохнул Саша и пробормотал: — Ахры-мухры, диктор пропади. Все!

Евсей откинулся в кресле:

— А я-то думал, ты слабый волшебник. Плохо вас учат. А теперь вижу, хорошо вас Мария Михайловна учит. Мультик — это здорово. А сейчас что делаешь?

— Задачки, то есть заклинания пишу. Задали нам три заклинания решить.

— Как это, решить?

— Ну, выучить.

— Выучить — это хорошо. Я тебе мешать не буду.

Весь вечер Саша учил уроки, а Евсей, чмокая от удовольствия крутил ручку радиоприемника. В комнату врывались разные голоса, звучала музыка. Найдя хорошую мелодию, Евсей, мурлыча себе что-то под нос, зависал над приемником в воздухе.

— Ух ты! — в конце концов не выдержал Саша. — Я тоже так хочу.

— У тебя какой вес? — деловито осведомился Евсей.

— Сорок восемь, — смущаясь, ответил Саша. — А зачем это?

— Как же подниматься, веса не зная? Говори «опеньки-мопеньки» пять раз. Если бы ты был тяжелее, значит больше пришлось бы говорить.

Вот чудо — Саша мгновенно завис в воздухе. Блаженство разливалось по всему его телу.

— А плавать можно?

— Попробуй!

— Евсей, ты чего за шкаф уплыл?

— Чтоб ты попробовал меня догнать.

— Сейчас. Ой, не могу, щекотно плавать в воздухе. Ой, не могу!

Но тут дверь открылась и в комнату заглянула мама.

— Сашенька! Что с тобой? — бросилась она к сыну. Краем глаза Саша успел заметить, что Евсей быстренько уплыл за шкаф, а сам он так и остался висеть в воздухе посреди комнаты.

— Я… — забормотал Саша. — Это… Зарядку делаю… Для космонавтов такая придумана. Вроде бы невесомость.

— Петр! — пронзительно позвала мать отца. Тот появился с газетой в руках.

— Что тут опять случилось? — обвел он глазами комнату и не заметил ничего странного, так как Саша висел наверху.

— Сын. Наш сын! — показывала мама.

— Даже вечером мне нет покоя. Что с тобой?

— Мама, перестань, — успокаивал ее Саша.

— Он же не может спуститься, — волновалась мама. — Наверное, в школе съел что-то не то. Саша, чем тебя кормили в столовой?

Мама изо всех сил тащила Сашу вниз. Но ничего не получалось. Он словно приклеился.

— Перестань, мать, — отец отложил газету в сторону.

— Как же перестань. Помоги мне. Я его тяну и ничего не выходит…

— Дай-ка я, — вышел на середину комнаты отец. — О-о! — изо всех сил схватился он. — Да не может быть! А ну еще разик!

— Я же тебе говорила, Петя, — всхлипывала мама. — Надо вызвать «скорую помощь». И немедленно.

— Ничего не понимаю, — тер лоб отец. — Это же грандиозное открытие — левитация, плавание предметов в воздухе.

— Это не предмет, а твой сын, — возмутилась мама. — Я иду вызывать «скорую помощь».

Тут с высоты чуть не зарыдал уже Саша:

— Мама, не надо. Папа, я тебя прошу.

— Действительно, подожди, мать. Сейчас мы сами. Я накину на него полотенце. Вот так. А ты тащи за ноги. Раз-два!

И они принялись тащить сына вниз. Оба покраснели от усилий, но Саша упорно висел под потолком.

— Пустите меня. Мне хорошо. Ну, пожалуйста, — просил Саша.

Но они, набросив на него два махровых полотенца, изо всех сил тянули книзу.

— Что вы делаете? Я прекрасно могу спуститься сам, — прокричал Саша сквозь треск рвущегося полотенца.

— Ну, пожалуйста, спустись, если ты нас любишь, — мама молитвенно сложила руки. — Родной, мы так за тебя беспокоимся.

— Сейчас, сейчас, — пыжился Саша, но, повторив заветные слова, он лишь поднялся еще выше.

Мама зарыдала. Папа побежал за валидолом, крикнув в сторону Саши:

— А тебе я принесу ремень, если ты сейчас же не спустишься. До чего мать довел…

— Евсей! — тихонько позвал Саша, испуганно поглядывая в сторону мамы, положившей голову на руки, когда за папой закрылась дверь.

Евсей шепотом стал руководить издалека:

— Говори теперь наоборот: мопеньки-опеньки. Пять раз и еще два, так как ты два раза еще добавил.

И когда папа пришел с валидолом, Саша уже начал постепенно снижаться.

— Он опускается! — вскочила на ноги мама, отводя руку с валидолом.

— Попробовал бы он не спуститься! — пробормотал папа, выразительно поглаживая свой ремень.

— Как это тебе удалось, сынок? — бросилась к нему мама, когда Саша приземлился на стул.

— Я и сам не знаю. Ух! — вытер он пот со лба. — Налетался!

— Как это ты делаешь? — не мог успокоиться папа.

— Петр, дай и ему валидол, видишь, на мальчике лица нет, а ты со своими расспросами.

— Мне ничего не надо. Я спать хочу, — сказал Саша, поглядывая на часы.

— Действительно, ребенку завтра в школу. Потом разберемся.

Увидев, что уже двенадцатый час, родители согласились оставить его одного.

Саша улегся и быстро заснул. Евсей же захрапел. Каждый час к ним в комнату заглядывала испуганная мама, но, услышав победный храп Евсея, она успокаивалась. Мальчик спит, значит, все в порядке. И чего это он у них стал храпеть, как старик?

ВПЕРЕД, В ШКОЛУ

Утром, проглотив завтрак с удивительной скоростью, Саша выбежал на улицу. Из квартиры он выходил один, заботливо неся впереди свой ранец.

Оказавшись на улице, Евсей радостно щурился навстречу солнцу.

— А что это ты вчера целый вечер читал-писал?

— Уроки учил. А что, у вас не так было?

Евсей почесал затылок.

— Нет, мы все по памяти отвечали, — потом добавил.

На остановке троллейбуса, поглядывая на часы, толпился народ. С каждой минутой толпа увеличивалась, а троллейбуса все не было.

Наконец он подкатил к тротуару. Как Саша и Евсей ни старались, но сесть в него им не удалось. Оттесненные в сторону взрослыми, они уныло провожали троллейбус взглядом.

Безуспешно попытались они сесть и во второй троллейбус.

Саша начал нервничать:

— Что-то надо делать! Опоздаем!

— Чего ты волнуешься? — заулыбался Евсей. — Сейчас все будет в порядке. Неужели вы этого еще не проходили? Повтор вещей, по-моему, в шестом учат.

— Да я же не учился в шестом… — начал было Саша, но осекся.

Евсей что-то шептал, выразительно поглядывая на Сашу.

И вдруг из глубины улицы прямо к ним подкатил троллейбус. И какой! Был он весь целиком из серебра и ярко блестел на солнце. Двери и окна украшены сапфирами и изумрудами, а номер «11» выложен рубинами.

— Каково! — горели глаза у Евсея. — Я кое-что даже улучшил. Камешки-то драгоценные…

Серебряный троллейбус приветливо открыл перед ними двери. Но Саша неуверенно топтался на месте, глядя на рубины и сапфиры.

— Давай, пошли, — подтолкнул Сашу Евсей.

Но не тут-то было. Толпа, тоже в первую минуту застывшая от изумления, рьяно рванула в троллейбус, не обращая внимания на его украшения. А чего там думать, если номер на нем родной, одиннадцатый!

И ребятам опять не удалось сесть.

— Ишь ты какие! — заволновался Евсей. — Троллейбус серебряный, ясно видно, что не для них. А лезут.

— Понимаешь, Евсей, — принялся втолковывать ему Саша. — У нас — как бы тебе это сказать… Видят, что это одиннадцатый маршрут — вот и лезут, А на твои сапфиры никто и внимания не обращает. Давай садиться, вон следующий идет.

— Никогда, — нахмурил брови Евсей. — Я сейчас еще сделаю. Не беспокойся. Не буду я там толкаться. Я в своем поеду, — поглядев на огорченное лицо Саши, Евсей добавил: — Сейчас я все устрою, ты не беспокойся. Сейчас никто не посмеет нам помешать.

И вот к остановке, приятно шурша шинами, подошел не серебряный, а золотой троллейбус. На нем рубинами было выложено «Только для Саши и Евсея». И никакого номера не было.

— Это не скромно, Евсей, — сказал порозовевший Саша.

— Зато приятно.

— Какой это номер? — спрашивали в толпе. — Водитель, эй, водитель, вы куда едете? Но водитель загадочно молчал.

— Пошли, — Евсей взял Сашу за руку.

Толпа в растерянности обозревала троллейбус, пока ребята двигались к двери. Но тут кто-то крикнул:

— Доедем до площади, а там пересядем на двенадцатый. Айда!

И толпа задвигалась, обгоняя друг друга.

Когда золотой троллейбус отошел, на остановке стояли только два человека: Саша и Евсей.

Евсей слабо пробовал кричать:

— Куда вы?

Но ему дружелюбно отвечали из окон:

— Да не бойся, до площади доедем. Садись!

Евсей, тяжко вздыхая, провожал глазами свой золотой троллейбус.

— Я не могу больше, — бормотал он. — У меня запас драгоценностей кончился. На троллейбус больше не хватит.

— Да ты не волнуйся, другой подойдет, — успокаивал его Саша, лихорадочно вглядываясь вдаль.

— Нет, — решительно сказал Евсей. — Эти ваши троллейбусы ни на что не годятся. Надо ездить как положено. На…

Он зашептал какие-то слова, и через минуту к остановке подкатила карета, запряженная четверкой лошадей.

Три-четыре человека, подошедших за это время на остановку, с интересом смотрели на карету.

— Опять? — возмущенно удивился Евсей и со злостью распахнул дверцу. Прошу вас, лезьте, не стесняйтесь. Мы подождем!

Но люди пожимали плечами и отодвигались подальше.

Тогда Евсей забрался сам, бурча, и потащил за собой Сашу.

И вот лошади зацокали копытами по асфальту. Усатый кучер весело свистел кнутом.

Евсей победно выглядывал в окно, а Саша вжимался внутрь. Все же непривычно так ехать. Увидят тебя, потом разговоров не оберешься.

На повороте, взглянув на висящие часы, Саша ужаснулся:

— Евсей! Опаздываем! Нельзя ли скорее?

— Сейчас будет сделано, — кивнул головой Евсей. — Как-никак — в пятом волшебном учимся!

И лошади задвигали ногами как заведенные. Стук копыт слился в единый гул. Карета мчалась, словно гоночный автомобиль. Водители провожали ее изумленными взглядами.

И тут их победное движение нарушила трель свистка. Лошади замерли.

— Что такое? Как посмели? — заволновался Евсей. — Сейчас я ему покажу.

Увидев приближающегося милиционера, Саша похолодел. Он лихорадочно взмолился:

— Евсей, миленький, зачем нам все это. Мы же опаздываем. Давай перенесемся тихонько в школу, а карета пускай себе растает в воздухе.

Евсей вздохнул и согласился:

— И куда вы все спешите… Ну, да ладно…

Милиционер недоуменно смотрел на место, где только что стояло невиданное средство передвижения — карета, запряженная четверкой. Она исчезла так же внезапно, как и появилась.

В ШКОЛЕ

Поднявшись по ступенькам школы, Евсей первым делом побежал выпить воды с сиропом. Теперь он уже не пытался обмануть автомат, поняв, что это не так просто.

На уроках Мария Михайловна даже не смотрела в его сторону, припоминая его вихрь и «ахры-мухры». И Евсей тоже не рад был урокам. Он весь вжался в парту от испуга, когда слышал, как вокруг него пятиклассники начинали тараторить старательно выученные уроки. Лавина слов и цифр совершенно его потрясла. Все они вокруг знали так много, как почти первоклассные волшебники.

Саша старательно писал в своей тетрадке, как вдруг почувствовал, что ему не хватает места на парте. Он посмотрел вбок и обомлел — рядом с ним, как ни в чем не бывало, сидел Евсей с длинной седой бородой. Таким стариком он и увидел его впервые.

— Евсей, — зашептал Саша, толкая его в бок. — Ты что!..

— А что? — удивился Евсей, но потом, взглянув на свою бороду, зашептал волшебные слова. И через секунду за партой снова сидел мальчик. Саша облегченно сдвинулся на свое место.

— Прости, это я от страха, что вызовут, — прошептал ему в ответ Евсей. — Отключился и контроль над собой потерял.

Хорошо, что превращение Евсея прошло незамеченным.

На математике, к великой радости Саши, их повели в специальный класс.

— Здравствуйте, дети, — сказал учитель. — Сегодня мы продолжим учиться считать на микрокомпьютерах. Сейчас Лена покажет нам, как им пользоваться.

Маленькая девчушка бойко забегала пальцами по клавиатуре компьютера.

Евсей прямо вытянулся весь от любопытства:

— Считает. Само. О! До чего же волшебство шагнуло! У нас такого не было.

— Да не волшебство это, — не сдержался Саша.

— Что ты говоришь?.. Я даже у Кирьякия такого не видел.

— А теперь, — учитель взглянул в список, — решит эту задачку… Вова Остапущенко.

И тут Саша увидел, что у Евсея вовсю опять начала расти седая борода.

— Посмотри на себя, ты же снова превращаешься.

— Я боюсь, как бы меня не вызвали. Я уже назад превратился. Никто ничего не заметил.

— А теперь переходим к новому материалу, — послышалось от доски.

Саша потрепал друга по плечу:

— Вот видишь, Евсей, а ты боялся…

И вдруг до них донеслось:

— А что скажет нам новенький? Где тут он у нас в журнале?.. Восемнадцатый Евсей. Имя какое старинное…

— Ой! — вырвалось у Евсея, и ноги его заходили ходуном. — Я не хочу. Я боюсь…

Учитель поднял глаза и недоуменно затряс головой:

— Гражданин! А вы что здесь делаете?

Ведь рядом с учеником пятого «В» класса Сашей сидел неизвестный дед с бородой. И когда это он успел зайти в класс?

— Евсей, что ты натворил? — шептал ему Саша. — Он же тебя заметил.

— Я не виноват. Я перепугался, — бормотал в бороду старик. — Сейчас я обратно превращусь.

— Да ты что! Все же тебя видят. Говори, что ты его дедушка.

Учитель подошел ближе:

— Товарищ! Простите, но кто вы?

— Я? Я дедушка Евсея, — запинаясь ответил старик. — Вот пришел посмотреть, как внук учится. В наше время таких счетных машинок не было.

— Кто же так приходит! И прямо на урок! — возмущался учитель.

Евсей-старик виновато поднял плечи.

— Я вынужден просить вас уйти. У нас занятия!

— Я? Уйти? — обрадовался Евсей. — Конечно. С превеликим удовольствием.

— А где же ваш внук?

— Я его в коридоре оставил.

— Так давайте его в класс.

— Сейчас. Сейчас. — И дед, потрясая седой бородой, вышел в коридор.

— Евсей, превратись и возвращайся, — напоследок успел шепнуть ему Саша.

— Как бы не так, — мурлыкал себе в бороду радостный Евсей.

В коридоре он прислонился к холодной стене и вытер пот со лба. Но глаза его все равно весело блестели — ему удалось удрать с уроков!

— Вам, дедушка, плохо? Что с вами? — спросила проводившая мимо ученица с картой в руках.

— Мне плохо? — ответил ей удивительный дед. — Да мне прекрасно! Меня с уроков выгнали! Ура! Ура!

И запрыгал по коридору на одной ноге.

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

— Сейчас, Евсей, будет очень трудный урок, — наставлял его на переменке Саша. — Английский язык.

— Почему трудный?

— Все говорят не по-русски. И ничегошеньки не понимают.

— Так уж ничегошеньки? — удивлялся Евсей.

— Ну совершенно.

— А хоть кто-то понимает?

— Ну, учительница наша, Марина Владимировна.

— Опять женщина?

— Опять.

— А еще кто?

— Не знаю, Шекспир, наверное. Был когда-то такой писатель. Только давно умер. Сам понимаешь, говорить на таком языке — не сахар.

— Умер и все, и не с кем больше вашей учительнице поговорить?

— Точно, Евсей.

— Ну и ну. Что за науки у вас?

Вскоре урок начался.

— Гуд морнинг!

— Что это она? — удивился Евсей.

— Здоровается.

— А, так бы и сказала. Здрасьте! — громко и от души поприветствовал он учительницу. В классе засмеялись.

— Ты что, Евсей, — стал пригибать его к парте Саша, но было уже поздно.

— А это у нас кто? Новенький? Ты что, английский язык не изучал?

— Говори: изучал, но призабыл.

— Подзабыл немного, — понурив голову, отвечал Евсей.

— Ничего, нам сосед твой поможет, — сказала Марина Владимировна. Давай, Саша, давай. Как домашнее задание?

— Я? Марина Владимировна, я не могу. Я не успел. Я готовился, готовился и… забыл…

— Постарайся, дорогой, вспомнить, — настаивала учительница.

— Сейчас… Сейчас… — тер лоб Саша. Евсей не мог смотреть на эти мучения.

— Шекспир, говоришь, знает, — прошептали его губы. — Сейчас мы его сюда.

И вдруг Саша заговорил. Если раньше англичанка отказывалась понимать его слова, то теперь…

— Ту би ор нот ту би… Ой, что это со мной. Вроде я говорю что-то… Зет из зе квесчен…

— Ах! — всплеснула руками Марина Владимировна. — Саша, теперь я понимаю, почему ты все время молчал. Ты, оказывается, изучаешь Шекспира. Слушайте, дети, это язык Шекспира. Еще, пожалуйста, еще…

И учительница принялась благоговейно внимать вылетавшим из Саши звукам.

Шекспир бранился и ругался, зачем его потревожили, а весь класс, замерев, пытался понять, что же хочет им сказать Саша.

— Вот это монолог! — бормотала Марина Владимировна. — Вот так молодчина.

Наконец Саша замолк, героически продержавшись пять минут.

— Еще, еще…

— Не могу больше, устал. — Он сел, а весь класс во главе с учительницей вскочил на ноги и зааплодировал.

Марина Владимировна никак не могла прийти в себя:

— Саша, тебе надо и в театральный кружок записаться. У тебя так хорошо получился этот монолог! Не говоря уже о том, какой ты блестящий лингвист. Язык Шекспира — что может быть лучше? Сит даун, плиз. Экселлент.

Саша, потупив голову, скромно молчал. Больше на английском он не мог вымолвить ни слова, так как Евсей ему не помогал уже.

— Спасибо, — шепнул он другу.

— Да чего там, — довольно откинулся на парте Евсей. — А что ты ей такое сказал, что она так обрадовалась?

— Что? — зачесал Саша затылок. — Я и сам не знаю.

ВНЕЗАПНОЕ РАССТАВАНИЕ

На следующее утро, когда Евсей и Саша спешили в школу, перед ними возник огромный человек с копной черных развевающихся волос. Он так грозно посмотрел на них, что у Саши сразу душа ушла в пятки. А Евсей — тот и вовсе задрожал.

Ребята затоптались на месте, потому что незнакомец перекрывал им дорогу, не давая пройти.

Заметив испуг Евсея, Саша решил взять инициативу на себя.

— Позвольте, гражданин, вы мешаете нам пройти, сказал Саша, пугаясь своего запинающегося голоса.

Но, бесцеремонно отодвинув его в сторону, мужчина принялся браниться:

— Ах ты, прогульщик! Ах ты, негодник! Ты почему не в школе?

— Да мы как раз в школу идем! — пытался возразить Саша.

— Я тебя спрашиваю! — гремел голос.

— Я… Я… — дрожащим голосом ничего путного не мог ответить Евсей.

— А что ты в школе натворил! Мне все рассказал Кирьякий! — продолжал возмущаться черноволосый человек. — Ты опять напроказничал!

— Па, — только и вымолвил, всхлипывая, Евсей.

Саше все стало ясно.

Сейчас перед черноволосым человеком стоял и плакал седобородый старик. Евсея XVIII разыскал Евсей XVII.

— Товарищ Евсей семнадцатый… — хотел вступиться Саша, но не тут-то было.

— Меня вызывают в школу, и что я узнаю?! Ты прогульщик!

— Я заснул на тысячу лет, я не прогульщик, — плакал Евсей.

— Заснул… Кто это тебе разрешил?

— Да ведь учитель сам наказал…

— Учитель был в гневе, и гнев его справедлив. Он мог сказать даже больше: чтоб мои глаза тебя больше не видели. Но это не значит, что ты смог бы всю жизнь не ходить в школу.

— Прости, папа, я больше не буду. — Евсей, утираясь бородой, не сводил с отца извиняющегося взгляда.

— Ты у меня еще получишь трепки, а сейчас нам пора.

И через минуту Евсей XVII и плачущий Евсей XVIII исчезли из нашего времени.

Саша протяжно вздохнул, постепенно приходя в себя.

Эх, нет жизни! Даже у волшебников родителей в школу вызывают!

Дверь в волшебную страну

МАЛЕНЬКАЯ ФЕЯ

Аня очень любила читать книжки. Она читала их утром и вечером, на прогулке и в троллейбусе, за обедом и ужином и потому часто не успевала сделать самое необходимое. Маме то и дело приходилось то застилать ее постель, то мыть после нее посуду, то гладить ее платье.

Вот и сейчас. Услышав, что кто-то открывает дверь, Аня мгновенно захлопнула книгу. Конечно, это мама, и она скажет, что в комнате не прибрано. Но ведь и книжку надо срочно дочитать. К вечеру Катя велела ее вернуть. Что же делать?

Аня встала и на цыпочках подошла к двери кухни. Мама выкладывала на стол продукты. Эх, была не была…

Через минуту Аня выбежала из подъезда, прижимая к груди книгу. Она сначала дочитает, а потом займется делами. Если бы мама знала, какая это замечательная книга! На ее страницах много фей, королей, принцев и принцесс.

Аня никак не могла оторваться от книги и читала на ходу. Пока она шла к скамейке, волшебные приключения закончились. Все завершилось благополучно, как и должно быть в сказке. Правда, самая последняя строчка… Книга кончалась словами: «С тех пор вход в волшебную страну был потерян навсегда». Как жаль!

Аня обиделась и резко захлопнула книгу, так что закладка, словно живая, взвилась в воздух. И тут случилось что-то непонятное.

— Ой! Ой, что ты натворила? — послышался тоненький голосок.

Аня испуганно огляделась по сторонам. Никого. Только в песочнице возились малыши.

— Я? Натворила? — удивилась Аня.

— Ты, ты! Ты разбила мою хрустальную туфельку, — прозвучал у самого уха тот же голосок.

Аня завертела головой во все стороны, но опять никого не увидела.

Невидимый голос тем временем продолжал чуть не плача:

— В чем же я полечу на бал?

— Кто вы? — спросила Аня. — Почему я вас не вижу?

— Я маленькая фея. А не видишь ты меня потому, что с той самой поры, как вход в волшебную страну затерялся, мы стали невидимыми.

— Совсем-совсем?

— Да, — сквозь слезы подтвердила маленькая фея. — А теперь еще и туфельки нет… Ее ведь нигде не достать. Разве можно так хлопать книгой, когда на странице у тебя сидит фея? Ведь книжки про фей нас влекут, как пчел цветы. Ах, моя туфелька! Как же я без нее полечу на бал?

— Вас же совершенно не видно, — пыталась утешить ее Аня. — Кто заметит, что на вас нет туфельки?

— А танцы! — всхлипнула фея. — Ты забываешь, что бал — это же танцы. И менуэт, и ригодон. Ведь нужно отбивать такт. Вот все сразу и услышат, что у меня нет одной туфельки.

— А может, ее склеить? ПВА — такой прекрасный клей. Знаете, мой папа даже вазу им склеил.

— Ваза не хрустальная туфелька, в которой нужно прыгать. О, я пропала! — разрыдалась фея, совсем как обыкновенная девчонка. — Ведь я должна была открывать сегодня танцы. А такой чести феи удостаиваются только раз в жизни.

— Но ведь они откуда-то берутся — эти туфельки? Разве нельзя купить новую? — предложила Аня, чувствуя свою вину.

— Нет-нет, они не продаются. Они из волшебной страны!

— А как туда попасть, никто теперь не знает, я читала, — вспомнила Аня последнюю строчку книги. Решив утешить фею, она протянула руку: — Присядьте сюда, если Вы такая маленькая!

И тотчас она почувствовала, как на ладошку опустилось что-то легкое, воздушное. А потом на руку закапали горячие, но все равно невидимые слезки.

Аня попыталась тронуть пальчиком маленькую фею, затем поднесла руку прямо к глазам, надеясь хоть немного разглядеть ее.

— Ой! — вдруг вскрикнула фея.

— Опять я что-то натворила? — испугалась Аня.

— Нет-нет! Прошу тебя, сделай то, что написано на последней странице твоей книги.

— Так ведь там же написано, что вход в волшебную страну утерян навсегда!

— Извини, я забыла, что ты не умеешь читать.

— Это я не умею читать?!

— Не просто читать, а по-волшебному. Если прочесть эту строчку с конца до начала семь раз за семь секунд, тогда ты прочтешь и другие слова: «Найти вход в волшебную страну может только девочка с голубыми глазами».

— Но почему именно с голубыми?

— Только девочка с голубыми глазами может разглядеть его в синем небе. А у тебя голубые глаза, теперь я вижу. У нас, фей, глаза, к сожалению, изумрудные, и мы не можем попасть обратно в волшебную страну.

— А разве вам плохо у нас? Зачем вам возвращаться?

— Из-за того, что мы не бываем дома, наша волшебная сила понемногу слабеет, и теперь в мире стало меньше добрых волшебников. Мы будем слабеть, пока не превратимся в простых людей, и тогда мир захватят злые волшебники. Ведь ты не откажешься нам помочь? Это важнее, чем найти туфельку.

— Конечно. А вы? Вы пойдете со мной?

— Не беспокойся, я буду лететь все время рядышком.

— Это далеко?

— Надо подняться повыше, к небу.

— На чердак?

— На крышу!

Аня вздохнула. Сколько раз дворник гонял мальчишек с чердака, а теперь еще и на крышу надо лезть. Но помочь надо, что поделаешь.

— Пошли скорей! — Аня поднялась и заспешила к двери подъезда, даже книгу на скамейке оставила.

— Только будь очень осторожна, — шептала ей на ухо летящая рядом фея.

— Почему?

— Я забыла тебя предупредить: с этой минуты твой родной дом будет полон опасностей и препятствий. Злые волшебники постараются помешать тебе найти эту дверь: ведь тогда добрые волшебники станут сильнее. Будь осторожна!

Аня недоверчиво хмыкнула. Уж свой-то подъезд она знает. Какие там опасности!.. Какие там препятствия!..

В ПРЕРИЯХ ПЕРВОГО ЭТАЖА

Аня широко раскрыла дверь и тут же замерла на месте. Весь первый этаж дома зарос кустарниками и деревьями. Под ногами зеленела трава. Что здесь произошло?

Аня хотела спросить об этом у феи, но не успела: из-за дерева показалась чья-то голова и тут же бесшумно скрылась.

— Будь осторожна, — зашептала фея. — Сейчас же спрячься!

Но Аня, не слушая ее, с интересом рассматривала человека в синей майке и зеленых пижамных штанах, который появился из-за деревьев. На голове у него был индейский головной убор из перьев, а в руке — топорик-томагавк.

Несмотря на его свирепый вид, Аня нисколько не испугалась этого индейца.

Внезапно сверху донеслись воинственные крики. Аня подняла голову и увидела в ветвях еще двух маленьких индейцев.

Когда индеец приблизился, Ане стало немного страшно.

— Здравствуйте, — запинаясь, произнесла она.

От этих простых слов индеец совсем рассвирепел и запрыгал в бешеном танце, а сверху с веток заулюлюкали индейцы поменьше.

Танцуя, индеец вдруг запустил в Аню томагавком. Хорошо, что Аня успела пригнуться. Томагавк просвистел в воздухе и врезался в стенку. Посыпалась штукатурка.

— Вот расскажу дворнику, и вам попадет, — мстительно выкрикнула Аня.

Индеец свирепо закусил губы и оглянулся, ища, чем еще запустить в Аню. Воспользовавшись заминкой противника, Аня быстро скрылась в зарослях. Ей стало ясно, что с индейцем не договориться.

Наконец она вышла на полянку и присела отдышаться, прислонившись к дереву.

— Это что за индейцы такие? — прошептала Аня, надеясь, что фея ее услышит. Фея тут же ответила:

— Это работа злых волшебников, о которых я тебе говорила. Подожди меня здесь, я слетаю послушаю, что они собираются делать дальше.

Оставшись одна, Аня все время вздрагивала, ожидая, что сейчас в воздухе засвистят индейские стрелы. Но вскоре возле ее уха послышался голосок феи.

— Ужасно, — опять плакала фея. Аня удивилась: эти феи — невозможные плаксы. Чуть что не так — сразу в слезы. — Мы никогда не сможем подняться на второй этаж. Никогда, никогда!

— Но почему? Что случилось?

— Это племя индейцев, очень свирепых и настойчивых. Их поставили сторожить лестницу, и уж они-то наверх не пропустят.

— Вы же фея, сделайте что-нибудь.

— Я так мало теперь могу, что не знаю, как нам быть.

Дверь подъезда хлопнула. Аня высунула из зарослей голову и прыснула: в парадное вошла соседка с третьего этажа и остановилась, в испуге прижимая к себе авоську с батоном и какими-то свертками. Женщина никак не могла понять, куда же она попала. Заросли… Деревья…

Но тут из-за деревьев с дикими воплями выскочили индейцы, размахивая томагавками. Соседка в ужасе выронила авоську и бросилась вон из подъезда. Индейцы, покричав, достали из чужой авоськи батон и колбасу и скрылись в кустах.

Аня вскочила на ноги.

— Я, кажется, придумала. Если эти индейцы такие настойчивые, тогда… Ты можешь и мне достать индейские перья?

— Конечно, но зачем?

— Давай доставай скорей. И топорик, только индейский — томагавк. Нужны перья вождя, — я читала, что есть такие.

У Ани в руках сразу же оказались перья и топорик: на такое волшебство у феи еще хватило сил. Аня тотчас побежала в заросли, куда скрылись индейцы.

Очень долго из кустов ничего не было слышно. Фея всхлипывала: она уже начинала жалеть, что отпустила девочку одну. Было очень тихо, и фея приготовилась мчаться на помощь. Однако вскоре из кустов послышался равномерный стук нескольких топоров. Фея взлетела повыше и увидела, что четверо индейцев рубят деревья.

Самый старший из них, в пижамных штанах, то и дело вытирал пот со лба. Видно, ему было не очень легко управляться с этим топориком. Вдруг один из индейцев перестал рубить и огляделся. Фея насторожилась. Потом тот же индеец, постукивая топориком по деревьям, стал потихоньку двигаться в сторону видневшейся в зарослях лестницы. Убедившись, что за ним не следят, он быстро бросился по ступенькам вверх.

Фея все поняла и полетела следом. Трое оставшихся индейцев трудились, ничего не замечая. Когда кто-нибудь из них пытался передохнуть, двое других угрожающе на него смотрели. Этого было достаточно, чтобы уставший индеец хватал свой топор и вновь принимался за работу.

Аня быстро поднялась на второй этаж. Здесь она сняла индейские перья и снова стала прежней девочкой.

— Как тебе удалось их отвлечь? — услышала она феин голос.

— Раз они такие настойчивые, я решила, что нам удастся пройти, если мы придумаем им новую работу. Теперь они будут рубить деревья, пока все не вырубят. Слово вождя — закон. — И обе они радостно засмеялись, не заметив, как по лестнице метнулась наверх чья-то черная тень.

Когда Аня и фея оказались на площадке второго этажа, лес внизу стал уменьшаться и уменьшаться, пока не исчез совсем.

ПЛЫВИ СКОРЕЙ

Фея очень обрадовалась, что им удалось ускользнуть от индейцев. Но Аня остановилась и прислушалась: до нее донеслись странные звуки.

— Тут какая-то ловушка, — насторожилась и фея. — Быстро забирайся на подоконник.

Едва Аня успела это сделать, как задрожала от страха: прямо на нее катилась огромная морская волна. Обдав Аню с ног до головы брызгами, она всей тяжестью ударилась в стенку, — даже дом зашатался.

— Спасайся, кто может! — послышались крики из длинного коридора, и тут, плывя на диване, как в лодке, показался моряк.

— Соленая! Морская! — радовался он, пробуя воду. Моряк был в бескозырке и тельняшке, как и полагается, и даже в полосатых носках. Заметив Аню, он подплыл к ней.

— Давай руку, девочка! — Моряк быстро пересадил Аню на свой диван.

— Будь осторожна! — прозвенел над Аниным ухом голос феи. Но Аня только плечиком передернула: человек ее спасает, можно ли ему не верить?

— Людям нужно доверять, правда? — спросила Аня, как бы обращаясь к моряку, но заодно отвечая к фее.

— Конечно, девочка, — бодро ответил моряк. — Я служил коком на корабле, я знаю людей.

Вместо весла он загребал своей широкой ладонью, направляя диван прямиком к двери одной из квартир.

— Ой, мне не туда, мне наверх надо, — забеспокоилась Аня. Но моряк не обращал никакого внимания на ее слова. Очевидно, ему очень нравилось быть спасателем.

«Ну и ладно, — подумала Аня. — Все равно надо переждать, пока спадет вода».

Легко и уверенно они вплыли в квартиру.

Моряк пересадил Аню на большой обеденный стол, а сам, надев огромные болотные сапоги, принялся бродить по комнате, собирая с полок чашки, тарелки, банки: он хотел угостить свою гостью.

Аня с удивлением увидела, что здесь кухня с огромной двадцатиконфорочной плитой заняла почти всю квартиру.

— Ты удивлена, детка, но кухня — это моя жизнь. Посмотри, сколько тут маринадов, консервов, приправ. Разве все это могло поместиться в обычной кухне! — он обвел рукой полки, тесно заставленные стеклянными банками. — Ты, наверное, любишь лимонад? Сейчас я тебе налью самый большой бокал.

И Аня, несмотря на предостерегающий шепот феи, кивнула головой.

Пенистый напиток сладко щипал в горле. Ане сразу стало легко и приятно. Все заботы исчезли: она забыла про фею, про то, что им следует торопиться на крышу. Все мысли куда-то испарились, как пузырьки лимонада, остались только бездумные радость и веселье.

Аня смеялась, восхищаясь каждой шуткой бывшего кока.

Когда же Аня пришла в себя, то почувствовала, что не может шевельнуть ни рукой, ни ногой. Ей показалось, будто она сидит в стеклянной банке. Да так оно и было. Аня пыталась кричать, но звуки ее голоса глушили прозрачные стенки.

Вода постепенно спала. Кок опустился в кресло и начал стягивать сапоги. Потом он потянулся за бутылкой лимонада, но вовремя остановился и с опаской отставил ее в сторону. Отыскал в буфете другую бутылку, налил в бокал, но вдруг в кухню заглянул кто-то серый. Кок поспешно вышел к нему.

И тут Аня от удивления заморгала. Как только кок вышел, бокал с лимонадом почему-то поднялся в воздух, и содержимое его оказалось на полу в одной из луж. А потом из первой бутылки в бокал кока полился лимонад. Что такое? Да это же маленькая фея! Это она, невидимая, теперь наливала ту страшную жидкость, которую перед этим выпила Аня.

Кок вернулся и уселся в свое кресло. Увидев полный бокал, он жадно облизнулся и поднес его к губам. На секунду почему-то остановился, а у бедной Ани громко забилось сердце. Она даже испугалась, что его стук спугнет кока и он обнаружит подвох. Но кок выпил все. И сразу же он начал беспричинно хохотать, потом голова его упала и кок вовсю захрапел.

Аня зашевелилась в своей банке: где же фея? Вдруг над ней заскрипела крышка: фее нелегко было открыть банку. Наконец Аня снова стала свободной!

— Видишь, к чему приводит твоя неосторожность. Если мы будем так долго задерживаться на этажах, нам никогда не дойти до чердака.

— Дойдем, — уверенно сказала Аня. — У нас и этажей-то всего четыре. Значит, половину мы уже прошли. Извини меня, пожалуйста, — добавила она.

И они заспешили к лестнице.

В самую последнюю минуту Ане опять показалось, что впереди них что-то промелькнуло.

«СПАСИТЕ МЕНЯ!»

Дальше Аня поднималась с опаской: теперь она знала, что впереди их может ожидать любая неприятность.

Наверху она остановилась, не решаясь сойти с последней ступеньки. Вдруг пол под ней разверзнется и она скатится в подземелье, из которого не будет выхода? Или…

Нужно быть осторожной, но если бы знать, чего бояться!

Даже фея приумолкла.

— Спасите меня! — внезапно закричал кто-то.

Прямо из-под ног выскочило маленькое черное лохматое существо и метнулось к ближайшему окну.

Аня отпрянула и прикрыла глаза руками. И как раз вовремя! С головы до ног ее осыпали стеклянные осколки.

Стали открываться двери соседних квартир.

— Что случилось? — с тревогой спрашивали жильцы.

Тут Аня увидела, что в осколках оконного стекла билась самая настоящая ворона. Что-то в ней показалось необычным, но на раздумья не было времени: птица могла сильно пораниться среди осколков. И Аня не задумываясь протянула к ней руки, раздвигая, словно ветки, острые зубцы разбитого оконного стекла.

И только теперь Аня поняла, что ее так удивило. Глаза у вороны были не птичьи, а скорее кошачьи, а может, даже человечьи. Но все это Аня поняла потом, а сейчас она попыталась взять в руки черную птицу, чтобы ее успокоить.

Однако ворона вывернулась и укусила Аню за руку. Да, именно укусила, а не клюнула, потому что на руке остались следы зубов. Не успела Аня опомниться, как птица бросилась наутек вверх по лестнице. Но теперь это была уже не ворона, а опять черное лохматое существо.

На Аниной руке выступили капельки крови.

Соседки, высунув из дверей головы, продолжали недоумевать, что случилось.

— Что ты наделала! — с трудом долетел сквозь их разговор феин голосок. — Поранилась!

— Но я хотела спасти ее! — прошептала Аня, все еще ничего не понимая.

— Кого? Ты хоть знаешь кого?

— Я просто бросилась к ней. Я и теперь не знаю, что это была за птица.

— Ладно, сейчас не время выяснять. Надо срочно остановить кровь, а то ты быстро ослабеешь. Попроси у соседок бинт или пластырь.

Аня подняла голову. Соседки разговаривали, ничего не замечая вокруг себя.

Аня подошла к ним поближе.

— Пожалуйста, помогите мне, — она показала им свою руку.

Но соседки, не глядя в ее сторону, говорили и говорили, и самое удивительное было в том, что их слова, как белая пена, застывали в воздухе, превращаясь в белые шары. Слова-шары летали, сталкиваясь друг с другом, падали и снова поднимались.

Весь этаж постепенно заполнялся этими белыми шарами.

Аня хотела еще раз обратиться к соседкам, но фея ее остановила.

— Все ясно. Они заколдованы, — крикнула она сквозь белую метель слов.

Аня растерялась: как же быть? Кровь текла все сильнее. Надо бы потуже завязать рану платком, но сама Аня с этим не справится, даже при помощи феи.

У Ани помутилось в голове, она стала двигаться медленнее и медленнее.

— Мы тут погибнем! — закричала в отчаянии фея. — Найди в себе силы! Идем дальше! Быстрее!

Но Аня совершенно не могла пробраться сквозь эту белую метель. Она закрыла глаза и куда-то провалилась, в какой-то страшный сон.

— Очнись! Приди в себя! — через некоторое время долетел до нее голос феи.

Аня открыла глаза и удивленно осмотрелась. Где она? Что с ней? С трудом попыталась встать: пока она лежала, белая гора успела накрыть ее. Шарики-слова поскакали по ступенькам вниз.

Тут Аня все вспомнила! А рана, как же она? Аня взглянула на свою руку. Но что такое? Рана была прикрыта маленькими крылышками.

— Да, — прошептала фея. — Мне пришлось снять их, чтобы наложить повязку. Они сразу стали видимыми.

— А как же ты? — Аня со страхом представила фею, лишенную таких прекрасных крылышек.

— Ничего. Обойдусь. Только теперь я не летаю. Но ведь ты сможешь носить меня в кармане, правда? И мы пойдем дальше!

Аня поднялась и прижала невидимую фею к груди. Идти было тяжело, слов навалило столько, что этаж стал похож на заснеженную равнину.

Но не это было самое страшное. Слова оказались далеко не безобидными. Некоторые были колючие и норовили побольнее ранить. Вот, словно кактусы, выставили свои колючки слова: «А ты какая? Сама такая!» Их нужно было обходить поосторожнее.

Другие слова липли к Ане, словно смазанные клеем. Она с трудом отрывала их от ног, но они тут же прилипали к рукам. Это были, казалось бы, самые безобидные слова: «наверное», «быть может», «когда-нибудь». Они обволакивали Аню, словно туман, и она поневоле погружалась в них. От этих слов трудно было избавиться.

— Я должна идти! — твердила про себя Аня. «Возможно», — возникало откуда-то слово, липло к ней и мешало двигаться.

— Вперед! Только вперед! — послышался из кармана голосок феи.

Аня пришла в себя, сбросила десяток налипших слов и пошла вверх по лестнице.

Двигаться нужно было с опаской, так как некоторые слова могли и укусить. Но Аня не успевала прочесть, что это были за слова, потому что они, оскалив зубы, заставляли ее бежать без оглядки.

— Ух! — Аня вытерла пот со лба, выбравшись из словесных сугробов. А соседки продолжали говорить и говорить, и десятки новых слов падали и падали на лестницу.

КАРУСЕЛЬ, КАРУСЕЛЬ!

Наконец Аня поднялась на свой родной четвертый этаж. Вот на потолке — след от прошлогодней елки, которая никак не хотела входить в их дверь. Вот след от старого почтового ящика… Здесь все такое родное, она наверняка выйдет победительницей, как бы ей ни мешали.

Да и соседи тут все знакомые: там живет тетя Маша, здесь Дмитрий Сергеевич со своей мамой. Может, домой заскочить на минутку?

И только Аня об этом подумала, как дверь ее квартиры распахнулась и оттуда выкатилось круглое и разноцветное колесо. Оно сразу же стало быстро расти. Аня присматривалась, не понимая, что же это такое.

— Да ведь это моя карусель! — наконец догадалась она, узнав знакомых лошадок, которые на ее глазах стали большими лошадьми.

— Прокатиться, что ли? Только разочек! — размечталась Аня. — Когда еще я покатаюсь на своей собственной игрушечной карусели?

Она сразу забыла обо всех опасностях и о том, что ей надо спешить на чердак.

— Конечно, прокатись! Прокатись, моя хорошая! — послышался в ушах шепот.

— Ну вот, даже фея согласна. Постой-ка, ведь фея в кармашке, как же она может шептать мне на ухо?

Аня огляделась и увидела все ту же серо-черную тень, испуганно метнувшуюся под потолок.

— Погоди! Ни в коем случае не садись! — услышала она наконец голос из кармашка. Видно, фея давно уже кричала, но ее голос заглушал шепот черной тени.

— Нет, я не сяду, — убежденно сказала Аня. Но чем больше она это твердила, тем сильнее ей хотелось прокатиться на карусели. Желание было такое сильное, как будто перед ней стояла последняя в ее жизни карусель.

— Хоть разочек! Разочек ведь можно? — навязчиво взывал скрипучий шепот. Он, словно эхо, повторял одно и то же. Аня уже не могла не согласиться, потому что назойливые призывы звенели и в ней самой, не отпуская от карусели.

Самая красивая лошадка, ее любимица, нетерпеливо била копытом и поглядывала на девочку ласковыми глазами.

«Погладить ее, что ли?» — подумала Аня.

Рука ее сама потянулась к лошадке.

— Не смей! — крикнула ей фея.

— Я только поглажу, — отмахнулась от нее Аня.

Едва она коснулась лошади, как та радостно заржала в ответ. Аня погладила ее еще раз. И вдруг с удивлением обнаружила, что с ее рукой происходит что-то непонятное. Аня хотела убрать руку, но та уже не слушалась своей хозяйки и накрепко вцепилась в гриву коня. Аня подвигала плечом, надеясь как-то освободиться, но рука стала совсем чужой… Что случилось?

Аня попробовала оторвать ее при помощи второй руки, но как только коснулась гривы, карусель завертелась и понеслась.

Один круг, другой…

Карусель кружилась все быстрее. Мелькали двери квартир.

— Смотри! — вдруг увидела Аня белый провод, ведущий от ее квартиры к карусели.

— Где? Что? — не поняла фея.

— Там! — Аня с трудом переводила дух от быстрой езды. — Постарайся выдернуть вилку из розетки в комнате. Я не смогу, я словно прилипла к гриве.

И фея бесстрашно прыгнула вниз.

Через минуту карусель судорожно заскрипела. И остановилась. Она тотчас стала уменьшаться до нормальных размеров. Вскоре Аня уже стояла на полу.

Фея поднялась по Аниной руке обратно в кармашек, и каждый шаг ее был целебным, потому что рука снова стала послушной.

НА ЧЕРДАКЕ

Завизжали петли чердачной двери, и Аня вступила в густой полумрак. Ничего не было видно, но отовсюду так и веяло враждебностью.

Ане стало страшно.

— Иди сюда, не трусь, — приказал ей кто-то из темноты.

«А я и не боюсь!» — хотела ответить Аня, но слова почему-то застряли у нее в горле.

Голос звал ее в самый темный угол чердака. С замиранием сердца Аня направилась туда.

На старом перевернутом сундуке, словно судьи, сидели черные тени. На головах у них были парики из поролоновых полосок. Тени о чем-то важно перешептывались. Чуть поодаль Аня увидела и серые тени, худые, вытянутые. Они без конца переминались с ноги на ногу как будто им трудно было устоять на одном месте.

— Мы твои злые поступки. Видишь, сколько нас набралось? Все пришли, чтобы помешать тебе, — сказала самая большая черная тень.

— Помешать, помешать! — как эхо откликнулись серые тени.

В страхе Аня вспомнила про фею. Почему она молчит? Неужели тоже боится теней? Значит, надо рассчитывать только на себя.

Серые тени тем временем принялись носиться над ее головой, заставляя Аню пригнуться. Она стала увертываться от них.

— Нет, ты от нас так просто не уйдешь, потому что ты наша, — засмеялись черные тени. — Ведь мы черные поступки и серые мечты людей.

— Я не ваша!

— Ха! Ха! Ха! — злорадствовали тени. — Все равно наша! Смотри!

И перед изумленным Аниным взором одна за другой поплыли серые тени. Словно в танце, стали они кружиться по чердаку. И в них, как на экране телевизора, Аня увидела кусочки из своей жизни.

Вот она убегает от мамы с книжкой в руках.

А тут — отказывается идти за хлебом, делая вид, что очень занята.

А сколько раз она не хотела мыть посуду, и маме приходилось мыть самой!

Черные тени хихикали, глядя на эти картинки.

И вдруг появилась еще одна…

— Этого же не было! — закричала Аня.

— Было! Ты же этого хотела, — наставительно произнесла большая тень. И Аня замолчала.

Серые тени показывали, как она хочет забрать обратно подарок, который принесла на день рождения своей подружке Лене.

— Вот видишь! — прогремели черные тени, сотрясая своды чердака. — От нас ничего не скроешь! Если ты сделаешь хоть один шаг без нашего разрешения, все это сейчас выйдет наружу и станет известно всем твоим знакомым.

Аня закрыла лицо руками. Что делать? Почему молчит фея? Неужели все кончено? Но нет!

Аня решила не сдаваться.

Тени угрюмо смотрели на нее. Они привстали, будто готовясь к прыжку.

— Я не боюсь вас! Что бы вы ни делали, я все равно найду дверь в волшебную страну.

Аня принялась отступать к свету, стараясь не поворачиваться к теням спиной. Что-то противное, мягкое ударило ее по голове, какие-то твари стали хватать за платье, не давая ступить ни шагу.

Но Аня упорно продвигалась, пятясь к чердачному окошку, почему-то уверенная, что именно там ее спасение.

И чем ближе продвигалась она к свету, тем становилось легче. И вот наконец в солнечных лучах она смогла немного перевести дух.

Здесь вдруг ожила и фея. Она зашевелилась в Анином кармашке, словно пробуждаясь ото сна.

— Я все слышала, но ничем не могла тебе помочь. Прости, — вымолвила она. — Но так уж устроено, что за свои поступки люди должны отвечать сами. Как и феи за свои.

Грозные голоса все еще пытались помешать ей говорить.

— Не бойся, — ласково сказала фея. — Теперь они тебе не страшны. Ты их победила, перешагнув через свои беды ради помощи другим. Быстрей открывай окно, надо выбираться на крышу.

Аня решительно повернулась спиной к горящим в темноте глазам. Из всех углов послышался жуткий жалобный вой.

Она широко распахнула окно.

ДВЕРЬ В ВОЛШЕБНУЮ СТРАНУ

Аня стояла на крыше, всматриваясь в голубое небо. Но двери нигде не было видно.

— Я, кажется, догадываюсь, в чем дело, — послышался голос феи. — Против нас объединились злые волшебники: уж очень им не хочется, чтобы мы нашли вход в волшебную страну! Они ведь тогда станут видимыми, а плохие дела лучше делать незаметно! Осторожно, Аня! Смотри! Смотри же!

Аня подняла голову и увидела, что на них грозно пикирует стая черных ворон.

И тут на ее защиту вдруг взметнулся белый голубь: это в него превратилась фея.

Черное сцепилось в небе с белоснежным. Захлопали в смертельной схватке крылья. В воздухе закружились перья.

Аня до боли в глазах всматривалась в небо, но не могла найти дверь. А в воздухе продолжалась битва. Сначала побеждало воронье, но голубь сражался так яростно, что вороны стали отступать.

— Берегись! — закричала фея сверху. Аня вздрогнула от неожиданности.

Отыскивая в небе дверь, она не заметила, что ее окружают.

Телевизионные антенны, точно закованные в латы средневековые рыцари, тянулись к Ане со всех сторон, обступая ее плотным кольцом. Аня пятилась от них, но вскоре остановилась. Дальше идти было некуда: антенны оттеснили ее на самый край крыши!

— Фея, прощай! — крикнула Аня. Было очень обидно: ведь она так и не нашла в небе заветную дверь. Аня глянула под ноги: там, далеко внизу, серел асфальт, голова сразу закружилась.

А грозные антенны приближались и приближались.

Аня в последний раз обвела глазами небо. Но его заволокли черные тучи. Видно, все это было проделками злых волшебников.

Тощие, страшные антенны тянули к Ане свои скрюченные пальцы, заставляя ее отступать к краю крыши.

— Нет! Не боюсь я вас! — в отчаянии крикнула Аня.

И тут же она отчетливо увидела спасительную волшебную дверь. Прямо перед нею уходила в небо прозрачная стена с дверью.

Все вокруг мгновенно замерло. Остановились антенны. Застыли в воздухе вороны и голубь. Весь мир словно затих в предчувствии чего-то необычного и удивительного.

Аня шагнула вперед и взялась за ручку. Ведь двери для того и существуют, чтобы их раскрывать, даже самые что ни есть волшебные. И Аня распахнула ее.

ЗА ДВЕРЬЮ

Чудеса начались с первых же шагов. Влетевшая следом голубка в тот же миг превратилась в маленькую фею с изумрудными глазками. У нее в родной волшебной стране сразу отросли крылышки.

Фея взметнулась вверх, увлекая за собой Аню. И Аня тоже полетела! Даже без крыльев! Вот что значит волшебная страна! Здесь все получалось легко и просто, стоило только захотеть.

Они полетели к одиноко стоящему дереву, и вскоре Аня поняла зачем. Дерево было увешано гирляндами хрустальных туфелек, и фея быстро нашла себе подходящие.

Она радостно закружилась в воздухе, и Аня порхала вместе с нею.

Перекувырнувшись несколько раз, фея сказала:

— Ты можешь теперь жить здесь. Ты заслужила. Видишь, как хорошо в волшебной стране.

Но Аня возразила:

— А как же мама? И школа? Ведь я же… — Она вспомнила, как сбежала из дому, увидев маму, и ей стало очень стыдно.

— Что ты?

— Понимаешь… Я… — и Аня опустила голову.

— Кажется, догадываюсь, — сказала фея. — Да, конечно, тебе нужно домой.

— Волшебная страна — очень хорошая, — благодарно улыбнулась Аня. — Но только для фей. А для меня нет ничего лучше моего двора, моей комнаты, моей мамы!

Они еще немного полетали, купаясь в теплом ветре.

«Очень жаль, что никто не видит, как я летаю», — думала Аня.

Она поднималась все выше и выше, пока не увидела дверь, ведущую домой, обратно, в ее родную страну.

Бюро добрых услуг рассеянного волшебника

Глава первая

ДРУЗЬЯ

Высокий седой человек спускался по лестнице. Он спускался и спускался. Но просто так идти было неинтересно, а бежать стремглав несолидно. Да и девятый этаж — не первый, долгий путь нужно пройти. Поэтому он потрогал каблуки своих ботинок и… плавно полетел вниз, чуть-чуть выше лестничных ступенек. Не удивляйтесь — ведь это был волшебник. Волшебник может себе позволить иметь ботинки на воздушной подушке.

Волшебник так бесшумно летел между этажами, что чуть не сбил возле двери лифта маленького котенка. Ведь если бы кто-то спускался, как обычно, стуча каблуками, котенок успел бы спрятаться под лестничкой клеткой. Кто его знает, что тебя ждет: пинок или кусочек колбаски. Жизнь научила котенка прятаться. Это вернее.

Они чуть не столкнулись. Волшебник круто повернул, подпрыгнул и едва не пробил потолок. Котенок от удивления не знал куда бежать. Он еще многого не знал, поэтому решил, что люди, если захотят, могут летать совершенно тихо, прямо как птицы. Котенок немножко позавидовал и жалобно мяукнул: «Не трогай меня, человек-птица, я еще маленький».

— Так не годится, — посмотрел на него волшебник. — Такой маленький и уже такой напуганный. Ты чей?

Но котенок ничего не ответил.

Он был сам по себе.

— Значит, ничей. Тогда можно тебя погладить?

И волшебник начал мягкой ладошкой гладить котенка. Тот заурчал от радости. Как это было приятно обоим! А волшебник задумался: может, котенок урчит от голода. И, кстати сказать, тут он оказался прав.

— Ты такой голодный, — забеспокоился волшебник. — Идем чего-нибудь поедим. Я, кажется, и сам забыл позавтракать.

И он развернулся, подхватил котенка на руки и полетел по лестнице наверх.

Он зашел к себе в квартиру и первым делом открыл холодильник. Холодильник был совершенно пуст, только одна книга лежала одиноко на его полке. Это была толстая книга, которая называлась очень и очень ароматно и питательно — «Книга о вкусной и здоровой пище».

Волшебник полистал страницы и нашел там картинку поинтересней. Ткнул пальцем, положил закладку и снова закрыл книгу в холодильнике. Холодильник радостно заработал — и отключился. Волшебник распахнул его и причмокнул от удовольствия. На одной из полок стояло блюдо из барашка.

— Ну как, тебе нравится? — спросил волшебник, поставив блюдо перед котенком. Но котенок только испуганно жался к его ноге. Он никогда еще не пробовал барашков, а все новое — страшно.

— Так-так, — расстроился волшебник. — Ты ничего не хочешь. Я даю тебе вкусную еду, которую и самому не часто приходится есть. А ты крутишь хвостом, то есть носом. Что? Понимаешь?

«Мяу», — ответил котенок и посмотрел своими зелеными непонимающими глазами.

— Ага, тебе нужно что-то попроще. Например, например… — тут волшебник обрадовался, потому что наконец вспомнил, что любят котята. Молоко. Молоко!

И запрыгал от радости по комнате. Он прыгал до тех пор, пока не устал и не свалился на диван. Тогда он снова схватил свою любимую книгу и зашелестел с границами.

— Сейчас найдем, еще бы не найти. Значит, напитки. Чай цейлонский. Чай цейлонский? Нет, чай нам не подойдет. Пиво жигулевские. Рановато. Молоко… Где же молоко? Я не могу найти молока. Жаль, — волшебник совсем расстроился. — Ну ничего, посиди, а я сбегаю в магазин. Хорошо?

И волшебник, схватив бидон, полетел вниз. «Тук-тук-тук», — стучал бидон на пролетах лестницы, — вот какая это была скорость. Ведь волшебник очень спешил.

Вскоре он вернулся и налил перед гостем блюдечко ряженки, блюдечко кефира, блюдечко сливок, а сам отправился кипятить молоко. Но когда он заглянул в комнату, то уже не было ни блюдечка ряженки, ни блюдечка кефира, ни блюдечка сливок. Они все были слизаны. Конечно, блюдца остались, но еды в них не было ни капельки. Казалось, что они даже стали чище, чем были: таким голодным был котенок.

— Ты очень спешишь, — забеспокоился волшебник. — Я хотел, чтобы ты выбрал что-то одно, а ты увлекаешься сразу всем. Ведь у тебя в животе они могут не ужиться. А?

Гость урчал и урчал в ответ. Его живот стал толстый-претолстый, как будто, пока волшебник ходил на кухню, котенок успел проглотить резиновый мячик. Волшебник радостно погладил этот животик, а гость перевернулся на спину и играл всеми четырьмя лапками с рукой волшебника.

— Какой ты глупенький, — улыбнулся волшебник. И маленький. А я хоть большой и умный, — тут волшебник погрустнел, — но мне скучно одному, такому умному. Хочешь со мною жить?

Так в доме у волшебника поселился котенок. И не простой, а красивый и умный. Ведь волшебник начал его воспитывать с самого детства, то есть котенства. А если тебя так рано начинают учить всему хорошему, то ты обязательно вырастешь самым-самым. Как наш котенок.

Первым делом волшебник решил дать ему имя.

— Меня зовут Мокулай, а тебя как? — на всякий случай поинтересовался волшебник. А вдруг у котенка уже есть имя?

— Как? — снова спросил волшебник, наклонившись к самой мордочке.

Котенок упорно молчал. И поняв, что у котенка еще нет имени, он назвал его Василаем. Люди называют котов Васьками. Но это был кот волшебника, поэтому он не мог быть просто Васькой.

Потом он обучил Василая кошачьему языку. Ведь у котенка не было мамы. А родной язык, даже если это кошачий, всегда нужно знать. Для этого волшебник взял с полки кошачье-русский словарь и сам стал усиленно заниматься,

— Ррр, — говорил волшебник, что значило: «А ну-ка, убирайся!»

— Ррр, — повторял котенок, стараясь изо всех сил.

— Мяу-мяу, — произносил волшебник, что означает: «А что у нас сегодня на обед?»

— Мяу-мяу, — тянул за ним и котенок.

Теперь волшебнику жить стало веселее. Когда ты один, тебе и скучно, и грустно. А когда вас хотя бы двое, то скучать просто нет времени. А чтобы жить втроем с мамой и папой, как ты, о таком волшебник и не мечтал.

А кроме того, была и польза. Раньше он очень страдал от своей рассеянности. Ведь он мог забыть все на свете: какой сегодня день, в котором часу по телевизору мультик, чемодан на вокзале, выстиранные желтые носки на балконе, зонтик в троллейбусе.

Такому рассеянному все приходилось записывать, чтобы не забыть. А возле двери он даже вывесил такую табличку:

ВОЛШЕБНИК,

НЕ ЗАБУДЬ ВСЕХ ОЖИВИТЬ

ПОСЛЕ ПЕРЕХОДА УЛИЦЫ

Некоторые волшебники (и наш в том числе) никак не могли привыкнуть к машинам. И поэтому, переходя улицу, просто «выключали» и светофоры, и машины, и людей. И шли себе дальше… Разве это хорошо? Подъезжали новые машины. Начиналась пробка. Поэтому, чтобы бороться с забывчивыми волшебниками, в городе даже начали строить подземные переходы. И милиционеры всегда штрафуют того, кто переходит улицу не по правилам. А вдруг это волшебник? Надо отучить его «выключать» движение.

Теперь же все изменилось. Теперь друг Василай всегда напомнит, всегда подскажет. Если ты включил дождь, надо его выключить после прогулки. Ведь не все любят гулять под дождем, как волшебники. Раньше дождь мог идти над городом неделями. Но теперь стоило Василаю высунуть нос на улицу и заметить дождь, как он сразу спрашивал волшебника:

— Опять дождик. Это твой?

— Нет-нет, я ничего не делал, я целый день сижу читаю, честное слово.

— Э, ты, наверное, забыл, — все равно не верится Василаю.

И волшебнику приходилось соглашаться. А вдруг этот дождь действительно его? Он шел в ванную и закручивал как следует кран, на котором были нарисованы тучка и дождик. Кроме «гор.» и «хол.», что значит горячая и холодная вода, у него еще был один секретный кран, спрятанный среди мыла и зубной пасты, — кран дождя. Зимой, конечно, он работал как снежный. Ведь это очень экономно — иметь один кран вместо двух. Если волшебнику зимой очень уж хотелось походить на лыжах, а снега, как назло, не было, тогда волшебник откручивал свой кран. Тут, конечно, есть свои тонкости. Если ты собираешься идти на лыжах в субботу, то ничего не получится, если ты в субботу и начнешь заниматься снегом. Снег надо было включить по крайней мере с четверга. Тогда его навалит вполне достаточно. И главное, не забыть закрутить кран потом. Ведь снег может идти и идти до тех пор, пока волшебник случайно не выглянет в окошко.

Вместе с Василаем жить волшебнику стало спокойно. Прогулялся под дождиком, помыл все листья и травинки в парке, — Василай встречает и ведет его в ванную: «Погулял — выключи кран!» Почему он так заботится? Потому что любит. Любит волшебника. Когда Василай подрос, они стали не хозяином и котом, как вы могли бы подумать, они стали друзьями. Поэтому жилось им не так уж и плохо, а даже очень и очень хорошо.

Начиная с самого утра, каждый старался все сделать первым: прибрать комнату, застелить постель свою и друга, приготовить завтрак. Чтобы из-за этого не ссориться, приходилось вывешивать график — по нему все сразу видно.

— Чья сегодня очередь идти за молоком? — спрашивал утром волшебник.

— Моя, — кричал кот.

— Нет, моя, — настаивал волшебник.

И оба бросались на кухню. Думаете, к графику? Нет, за бидоном. Ведь когда бидон уже в твоих руках, тут никакой график не поможет.

— Опять ты обогнал меня, — сердился волшебник, увидев кота с бидоном. — Ничего, зато я вынесу мусор, понял?

— Это нечестно, нечестно это, — фыркал носом Василай. — Ведро выносить тоже моя очередь.

— Нет, нет, — пугался волшебник и бежал за ведром. Так они и мирились.

— Преврати меня в кого-нибудь, чтобы можно было идти по улице с бидоном, — попросил как-то кот. — Только в настоящего дяденьку, а не в бегемота, как в прошлый раз. Тогда я не смог сделать и пяти шагов от дома, как собрался народ поглазеть на бегемота в штанах и с бидоном. Когда ты уже станешь внимательнее?

— Хорошо-хорошо, — успокоил его волшебник и превратил кота в дяденьку. С усами, конечно. Ведь и сам Василай был с усами. И кот, то есть теперь уже дяденька, размахивая бидоном, выбежал на улицу.

«Хорошо быть дяденькой. Но котом быть еще лучше», — подумал Василай по дороге в магазин. И по старой привычке испуганно шарахался от собак. А при виде огромного дога, которого вела совсем-совсем маленькая девочка, чуть не залез на дерево. Только вовремя вспомнил, что он сейчас не кот.

«Я понимаю, что сейчас я дяденька, но лучше все-таки спрячусь», — подумал Василай и закрылся в телефонной будке, делая вид, что старательно набирает номер.

Когда дог прошел мимо, дяденька вышел из будки, отряхнулся, как кот, и гордо пошел дальше. Всем своим видом он показывал, что ему бояться некого и нечего.

Он пришел в магазин, протянул бидон и самым вежливым голосом сказал:

— Мяу.

— А? — удивилась продавщица, но подумала, что ей это послышалось. Наливать, что ли?

«Ой, — испугался кот. — Превратить-то он меня превратил, а забыл, что говорю я только по-кошачьи».

— Мяу, — пробормотал еще раз дяденька с усами и лихорадочно закивал головой. Мол, наливайте, наливайте. А что он мог еще сказать, если знал только «ррр» и «мяу». Не «ррр» же говорить тетеньке, которая во много раз его старше.

Продавщица наливала и наливала и никак не могла наполнить бидон. Ведь он тоже был волшебным. В него входило ровно в десять раз больше молока, чем в простой бидон, хотя на вид он был маленький.

Испуганная продавщица наливала литр за литром и не сводила глаз с бидона. Она даже проверила, не протекает ли он.

— Уже хватит? — недоверчиво спросила она у самого бидона, когда молоко наконец стало переливаться через край.

— Мяу, — услышала она в ответ от странного дяденьки с непонятным бидоном и дрожащими руками взяла деньги. Взяла с опаской: вдруг они тоже какие-то не такие… Очередь почтительно расступилась.

Дома они вскипятили молоко и выпили по чашечке кофе.

Но этого им показалось мало, и они сварили немножечко манной каши на десерт. Кастрюли четыре, не больше. Волшебник умел варить такую кашу, что тот, кто хоть один раз съел ложечку (а были и такие счастливчики), не мог забыть ее вкуса до самой смерти.

Даже седым стариком он долгими вечерами сидел и вспоминал вкус этой каши.

Поев, они обычно принимались за свои дела: волшебник — за волшебные, а кот — за кошачьи. А иногда и путали: волшебник начинал ловить мышей, а кот рассматривал картинки в журнале «Волшебство — сила».

А в тот день, поев, они ничего не захотели делать. Все дела казались неинтересными и скучными.

Каждое могло потерпеть до завтра, а некоторые даже до послезавтра. Поэтому они подошли к окну и стали смотреть вниз.

Во дворе моросил дождик.

На ветках деревьев сидели, нахохлившись, озябшие, голодные птицы. Под скамейкой в сквере жалась бездомная собачонка.

Василай вздохнул.

«Хорошо людям — у них есть все: и дома, и еда, и мамы, и папы. А где же моя мама? Почему она погибла? Мой папа Мокулай. Хорошо, что он меня спас. А другие дети — птицы и звери? Кто поможет им? Кто накормит и обогреет? Кто скажет доброе словечко?»

Посмотрел Мокулай на Василая, посмотрел Василай на Мокулая, и они оба одновременно подумали, что надо помочь птицам и зверушкам.

— Может, пошлем к ним машину «скорой помощи»? — предложил волшебник. — Скорой-прескорой.

— Лучше было бы построить дом, где все могли бы спрятаться во время плохой погоды, — подумав, решил Василай. — Ведь машина такая маленькая… Не просто дом, а целое бюро добрых услуг, а? Ведь у людей есть все, а у птиц и зверей ничего. А нужно, чтобы было поровну…

Глава вторая

БАШНЯ

Раз решили, то надо делать. Ведь много хороших событий не случается потому, что о них только мечтают, но ничего не делают. Но не такими были наши друзья. Они всегда доводили свои дела до конца.

Волшебник заточил свой самый длинный карандаш и стал рисовать разные дома, будки, павильоны. Сначала карандаш был у него длиной с локоть. Вскоре он стал поменьше — как ладошка. Кот волновался и ходил рядом, поглядывая своим зеленым глазом, что же у волшебника получается. Вскоре карандаш стал не длиннее пальца. Наконец волшебник откинулся в кресле и стал изучать свой чертеж № 777. Там была нарисована высокая-превысокая башня, выше любого дома. В ней он прорезал, как в свирели, двадцать пять окошек. Какого бы ты роста ни был — ты всегда найдешь окошко именно по себе. А чтобы можно было ходить от первого окошка до двадцать пятого, внутри была винтовая лестница. А это кто? Это же Василай стоит рядом с башней и приглашает всех в гости.

— Вот хорошо, вот прекрасно, — запрыгал Василай, помахивая хвостом. — Это очень хороший чертеж, потому что в нем есть я.

Кот ходил по комнате, рассматривая чертеж, и радовался. Волшебник расцветал улыбками. Кот закрыл один глаз, потом открыл его и закрыл второй — он высматривал себя на рисунке. Вскоре он задумался и почесал за ушком.

— Знаешь… Не смог бы ты кое-что добавить? — спросил он.

— Что? — обрадовался волшебник, потому что, если ты что-то придумал, ты всегда готов добавить туда еще две сотни небольших усовершенствований.

— Напиши на кошачьем, собачьем и птичьем языках всего лишь три слова: «Бюро добрых услуг».

— И на мышином, и на мышином, — пропищали из норки мыши. — Самое первое окошко пусть будет наше.

— Да, правильно! Чтобы никто не толпился, нарисуй возле каждого окошка мордочку, — добавил Василай. — Подходи и смотри, где чье окошко: к первому — мышка, ко второму — кошка, к третьему — свинка, к четвертому собака, к пятому — лошадь… к двадцатому — жираф. Выше жирафа я, пожалуй, никого не знаю. А оставшиеся пять, самые высотные, будут птичьи.

— Ах, какая приятная получается башня, — радовался волшебник. Он готов был придумывать такие башни все время. Сразу видно, что это не просто развлечение, а очень нужная вещь. Надо же помочь птицам и зверям.

И вот чертеж был готов. А когда у тебя есть чертеж, то можно сделать все, что хочешь. И космическую ракету, и подводную лодку. Если же ты сам не можешь ничего придумать, то и никакие волшебные силы тебе не помогут. Итак, пора приступать к строительству. Ведь птицы и звери ждут. Им тоже нужен советчик, помощник, защитник, а главное — друг. Не волшебный, а простой. Друг нужен самый простой и самый настоящий. Ведь волшебство спасает далеко не всегда. Зато настоящая дружба — всюду и везде.

Волшебник свернул чертеж, сунул под мышку и выбежал на улицу. За ним, подняв хвост трубой, бежал его верный кот. Они искали, где бы поставить башню.

В садике среди трав и ветвей они отыскали укромный уголок. Сразу было видно, что это самое хорошее место. Кустарники и ветви деревьев скрывали звериные тропинки, и все могли незаметно приходить сюда. Ведь есть у человека дела, которые не хочется сообщать сразу всем. Наверное, есть такие дела и у птиц и зверей.

Найдя место, волшебник принялся за строительство. Он не вызывал кран, не привозил бетонных панелей. У него был свой метод.

Волшебник Мокулай откашлялся и четыре раза притопнул левой ногой, потом три — правой. Не забывайте о порядке, когда будете себе что-нибудь строить, — сначала левой, потом правой. Возможно, в этом что-то есть. При этом он бормотал разные волшебные слова. Но они были такие странные и ни на что не похожие, что сразу же вылетели из моей головы. Может, в этом главная сложность волшебства: просто обыкновенный человек не может запомнить этих слов, они специально такие незапоминающиеся.

Но два слова я знал и так, поэтому могу их вам повторить. Может, они и вам знакомы. Это ВИРА и МАЙНА. Ими всегда пользуются строители. Но если к ВИРА и МАЙНА добавить еще несколько волшебных слов, — я думаю, что совсем немного, важно знать какие, — то дом сам полезет из земли, как гриб.

Так по своему волшебному методу волшебник бормотал, а башня росла и росла. Она становилась выше и выше. Волшебник, как зачарованный, никак не мог оторвать от нее глаз. Вскоре вершина ее скрылась в тучах. Она все росла, а волшебник только весело насвистывал песенку. Она росла бы и дальше, если бы Василай не закричал:

— Стой! Что ты! Ведь так мы и Луну собьем.

Волшебник посмотрел на небо. Луны действительно не было видно. Неужели? Тогда волшебник принялся уменьшать башню. Василай и Мокулай напряженно смотрели, не покажется ли на ее конце проткнутая Луна. Но там ничего не было, и оба облегченно вздохнули. Значит, Луна цела.

Волшебник еще немного укоротил башню. Василай забегал вокруг в поисках двери. Но про дверь волшебник как раз и забыл.

— Если можно, сделай железную, — попросил Василай, — чтобы скрипела. Мне очень хочется, чтобы дверь скрипела.

И волшебник приделал к башне дверь.

Василай ласково потрогал ее лапками, открыл и закрыл, открыл и снова закрыл, чтобы проверить, как она скрипит. И скрип этот ему понравился. Тогда он сразу помчался на двадцать пятый этаж. Через минуту в окошке показалась его мордочка.

— Ну как? — прокричал волшебник, сложив руки рупором, чтобы лучше было слышно.

Но Василай в ответ только показал язык. Не думайте, что он был такой невоспитанный. Просто он так устал после пробежки по лестнице, что не смог ничего сказать. Устал даже язык, не хотел его слушаться. Волшебник это понял и не обиделся.

— Слезай, — закричал волшебник в ответ. Волшебник ждал и ждал, а Василай все не появлялся.

Так еле-еле он спускался целых десять минут.

— Хорошенькое дело. За одну минуту поднялся, а за десять спустился. Вот что значит не делать по утрам физкультуры, — с укоризной сказал ему волшебник. И Василай покорно согласился. А может, у него просто не было сил отвечать?

Они отправились домой. Мокулай был бодр и весел. И Василай понемногу отходил. Через минуту он уже мог разговаривать, а через пять минут бегать.

— Ух, — сказал волшебник. — Я устал.

Ведь он так много сегодня придумал и построил. Поэтому он с полным правом лег спать.

Глава третья

ПОМОГИТЕ!

Бюро добрых услуг для птиц и зверей заработало вовсю. Птицы, возвратившись после перелетов, искали своих знакомых, собаки — зарытые в прошлом году кости (они оказались зарытыми так надежно, что даже сами хозяева уже больше не могли их разыскать), мыши узнавали про новые сорта сыра, которые готовил для них и для всех остальных молокозавод № 2, а кошки искали чистоплотных хозяек. Ведь больше всего на свете кошки любят чистоту и уют.

Откуда все это знал Василай? Действительно, всего он не знал. Волшебник выдал ему, на время, конечно, «Книгу всех секретов, которые есть в мире». Том первый и семнадцатый. Почему именно первый и семнадцатый? Где же остальные? Так и спросил Василай своего волшебника.

— Но ведь это же книга секретов, значит и она должна иметь свой секрет, про который можно узнать в какой-то другой книге секретов, — строго сказал волшебник, потому что не всегда любил раскрывать свои волшебные тайны.

Василай теперь радовался и расцветал. Он стал нужен всем. Он стал помогать всем. А это было совсем неплохо.

С первого дня больше всего башню полюбили за обеденный перерыв.

Как только Василай вывешивал табличку «Обеденный перерыв», отовсюду сбегались-слетались разные зверушки и птицы. В это время на кормушки вокруг башни сыпались семечки, корки, кости, сыр и орехи. А кому что, это уж разбирайтесь сами. И они разбирались и никогда не ссорились. Ведь белка не начнет грызть кость, а бросится за орешком. А собаке подавай только кости.

В это время вокруг башни стоял шум и гам.

— Обеденный перерыв должен быть для всех, — решили кот и волшебник и очень старались. Книга из волшебного холодильника очень им помогала.

Кушать хочется всем, а если тебе есть чем поделиться, то сделать это нужно обязательно. И синица, и снегирь, и даже воробей всегда прокричат в ответ «спасибо», только по-птичьи. Но «спасибо» понятно на всех языках и на всех языках одинаково приятно.

Однако обедами и разговорами дело не ограничивалось. Башня была не только поваром и советчиком, но и помощником и защитником. И добрые слова о ней были слышны повсюду.

Рано поутру в один из дней перед окошком появилась мышка.

— Ой, — испугалась она, увидев Василая. — Вы, оказывается, кот! Тогда это не бюро добрых услуг, а завтракающее бюро.

— Нет-нет, — успокоил ее Василай. — Я — ученый кот и не ем мышей.

— Знаете, волшебник, — сказала мышка, так как приняла Василая за самого волшебника, — я пришла к вам ради моей бабушки. Она старенькая и живет на нашем чердаке на улице Сундуков, дом пять. Это очень-очень старый чердак. Там очень хорошие и просторные квартиры…

— Честно? — заинтересовался Василай.

— Для мышек, конечно, — разочаровала его мышка. И продолжала: — Но теперь там всегда собираются коты. Простите, но… это правда. И на новой улице Чемоданов — тоже. Они бренчат на гитарах и не дают никому спать. Они никого не слушаются и издеваются над всеми, — расплакалась мышка.

— Что вы? Что вы? — принялся утешать ее Василай. — А когда они начинают… эти свои концерты?

— В девять, — пропищала мышка. — Помогите чем-нибудь.

— Все будет в порядке. Я буду там ровно в девять, — успокоил мышку Василай и заспешил к волшебнику. Ведь тут уже книга секретов не поможет.

— Коты-коты-котики? — переспросил Мокулай, читая газету «Волшебные известия». — Хорошо-хорошо.

Не отрываясь от газеты, он подул на стол, и там появилась коробка для торта.

— Можешь взять. Я думаю, это подойдет. — И волшебник снова уткнулся в газету.

Василай открыл коробку и увидел, что она полна пирожных, как лукошко грибов.

«К чему бы это?» — растерялся он и посмотрел на волшебника. Но Мокулай читал в газете волшебный фельетон и только посмеивался. Неудобно было его переспрашивать.

«Ага, это, наверное, военная хитрость, — догадался кот. — Вперед, мы им покажем».

И ровно в девять ноль-ноль мышка, вооруженная зонтиком, появилась на чердаке. С другой стороны выступал Василай с коробкой пирожных в лапах.

— А-я-яяя, — пели молодые коты и били лапами по своим гитарам и животам.

— Пожалуйста, прекратите, — пропищала мышка и спряталась под зонтик.

— Немедленно прекратите! — закричал Василай и поднял хвост трубой.

— А-я-яяяяя, — пели коты, не обращая на них никакого внимания, что было очень обидно для Василая,

— Хорошо же, — рассердился Василай и запустил в котов коробкой с пирожными. Коты подняли хвосты трубой, собираясь броситься в драку, но увидели пирожные и решили сначала заняться ими. Они ели и облизывались, облизывались и ели, но… с ними почему-то ничего не случилось. Опять волшебник что-то напутал.

— Спасибо, красавец с большими усами, — запели коты, поев. И, зажав в лапах гитары, как булавы, стали окружать Василая.

Мышка, спрятавшись под зонтиком, юркнула к бабушке. А Василай, почесав затылок, стрелой помчался домой.

— Ну, как день рождения? — спросил волшебник, раскачиваясь в кресле-качалке и читая журнал «Волшебство — сила». Он уже получил двенадцатый номер.

— Какой день рождения? Чей еще день рождения? — простонал Василай в страшном удивлении.

— Я думал, ты пошел к каким-то котам на день рождения. А что? Разве я дал тебе плохие пирожные?

Мордочка Василая вытянулась: рассеянный Мокулай опять все перепутал.

— Помоги поскорее, — попросил он волшебника.

Тогда волшебник отложил наконец журнал, открыл форточку, дунул и послал на кошачий чердак новые пирожные — волшебные, но все равно вкусные.

И вот снова знакомый чердак. Коты уже успели полакомиться, волшебные пирожные раздувались в животах, как воздушные шары, и тащили котов наверх. Коты цеплялись за стенки когтями изо всех сил, но все равно поднимались выше и выше. Они плавали в воздухе и кричали не своими голосами. Василай открыл окно, и они поплыли между домами, цепляясь за фонари.

«У нас появились не только летучие мыши, но и летучие коты?» — получили на следующий день триста двадцать семь запросов Зоологический музей, городская газета и студия телевидения.

На что они просто и прямо ответили:

«Да, появились, но раз наука их объяснить не может, то они скоро исчезнут».

А мышка с бабушкой поклонились Василаю, как фигуристки, когда им вручают цветы.

— Садитесь с нами пить чай, — предложила мышка-бабушка.

И Василай согласился. Ведь нельзя же все время работать, надо когда-то и отдыхать. Он улыбнулся как можно приветливее, но зубки его при этом очень не понравились маленькой мышке. Поэтому за стол она села на всякий случай с зонтиком, готовая в любую минуту нажать кнопку, чтобы зонтик раскрылся и спрятал ее от этого волшебника. Ведь он такой странный, такой рассеянный.

Бабушка надела белый передник и внесла целое блюдо пирожных. У Василая заныло в животе. Он со страхом подумал: а вдруг все пирожные на этом чердаке заколдованные? Поэтому он сразу же отказался от них. А чтобы не огорчать бабушку, выпил пятнадцать чашек чая — ведь они были совсем маленькие, не кошачьи, а мышиные.

Радостный Василай отправился домой.

— На этот раз все хорошо? Или опять что-то не так? — спросил волшебник, которого мучила совесть.

— Теперь день рождения получился что надо, — обрадовал его довольный Василай.

Вот так приходилось Василаю работать почти каждый день.

Как-то в обеденный перерыв среди черных и коричневых, лохматых и причесанных собак он заметил совсем-совсем маленькую с печальными глазами. Она сидела, поджав хвост, и ничего не ела. Только смотрела вокруг, и печаль не уходила из ее глаз и с ее черного носика.

— Как тебя зовут? — остановился рядом Василай. Ведь странно, когда во время обеда кто-то один сидит и вздыхает.

— Альмка.

— А чего же ты не ешь? — обиделся за свое бюро добрых услуг и его обеденный перерыв Василай.

— Не хочется.

— Ты сыта? — пытался найти хоть какой-то ответ Василай. — Тогда понятно.

— Нет, — тряхнула головой Альмка. — Я давно уже не ела, но все равно не хочется. Совсем.

И на Василая повеяло печалью и горестью. Видно, у Альмки что-то случилось.

Так и оказалось. В городе Альмка искала своих хозяев. Летом на даче вместе с ребятами ей было очень весело.

Она была самой главной игрушкой, ее вкусно кормили, особенно за обедом. А теперь хозяева уехали и оставили ее среди опавших листьев и гигантских лопухов. А Альмка так привыкла к хозяевам. И даже готова была простить им, что они бросили ее одну.

— Мы не дадим тебя в обиду, — решил Василай. — Мы тебя пристроим. Не к ним. К ним мы тебя не вернем. Ты попадешь в настоящие дружеские руки.

Василай подумал и подошел к огромной черной собаке. И хотя ему было страшно, потому что собака эта была не меньше велосипеда, он ее о чем-то попросил. Собака согласилась, и они втроем отправились к трубе, которая лежала поблизости. Траншею для нее вырыли, а трубу еще не положили.

Черная собака покорно залезла в трубу.

— Ты умеешь лаять по-детски? — спросил ее Василай. — Так давай. Только жалобней. — И они с Альмкой спрятались в кустах поблизости.

Черная собака принялась жаловаться на свою собачью жизнь. Ее плачущий голосок, усиленный трубой, как громкоговорителем, разносился по всему переулку. Казалось, услышь его — и ты сам заплачешь. Так, во всяком случае, думал Василай. Он готов был сам смахнуть слезу, хотя и знал, что собака эта пока только притворяется.

Но люди не знали этого. Они не останавливались, а проходили мимо. Все очень спешили и не хотели терять времени. Пусть собаки сами разбираются в своих делах, — наверное, думали они. Но ведь человек должен быть человеком и по отношению к собаке.

— Смотри, — вдруг толкнул Альмку Василай после получасового ожидания. — Вот идут двое. Нравятся они тебе?

Действительно, из толпы вынырнули два мальчика и заторопились к трубе. Только шли они очень странно, время от времени оглядывались по сторонам да еще воровато подбирали с земли камешки.

— Сейчас ты узнаешь, что такое настоящая меткость, — сказал один другому.

— Вытаскивай мишень, — обрадовался другой. Мальчик схватил палку и зашарил ею в трубе. Собака перестала тявкать, рассердилась и перекусила палку.

— Сломалась? — удивились мальчики. — Сейчас мы тебя выкурим. Неси хворост.

Они быстро принялись готовить костер. В карманах нашлись и спички. Но тут прозвучал условный сигнал Василая.

Черная собака величиной с велосипед вылезла из трубы и потянулась, обнажив грозные клыки. Она облизнулась и двинулась на озорников.

— Мамочка! — закричали герои и, спасая штаны и жизнь, ринулись прочь. А черная собака, довольная собой и разминкой, забралась обратно в трубу. Она прочистила горло громким лаем и снова принялась жалобно, по-щенячьи скулить.

Вскоре к трубе направилась девочка с пакетом под мышкой. Теперь уже Василай ничего не спросил у Альмки. Кто его знает, что последует дальше. Хоть это и девочка, но как знать, что у нее в пакете. Может, немного динамита?

Но девочка просто присела на корточки и принялась звать собаку.

— Эта ничего, эта подойдет. Ты как считаешь? — спросил Василай Альмку.

Но Альмка ничего не ответила. На всех своих четырех лапах она неслась к девочке в синем платьице.

— Как это ты здесь? — удивилась девочка, увидев Альмку. — Ты, наверное, с другой стороны трубы вышла?

Она достала гребешок и принялась расчесывать Альмку. Черная собака, сидя в трубе, тяжело вздохнула, увидев такое блаженство.

Схватив в одну руку свой кулек, а в другую Альмку, девочка ушла, а черная собака заскулила им вслед.

— Ты перестань, перестань сейчас же, ты уже большая, — посочувствовал ей Василай. — Пошли поскорее…

Он старался ее развеселить.

— Нет, ты иди, а я останусь. Может, и я кому-то нужна? — решила черная собака величиной с велосипед и села ждать своего счастья.

А Василай заспешил к бюро добрых услуг. Кто его знает, что еще может случиться. Он всегда должен быть на своем посту. Очень нравилась ему его новая работа. Такой важный стал. Такой нужный стал. Ни минуты покоя.

На этот раз Василай очень вовремя прибежал, потому что над бюро добрых услуг летали беспокойные птицы — птица-мама и птица-папа. Они были очень напуганы.

— Скорее! Скорее!

— Что случилось? — забеспокоился и Василай.

— Там мальчишка трясет наш дом — наше деревце. Вот-вот выпадет наш сыночек. Он только три дня тому назад вылупился и совсем не умеет летать.

Кот по дороге забежал к волшебнику, заторопил его, а сам пока бросился за птицами с сачком в руке. Вперед! На помощь!

Летят впереди птицы: то вниз бросаются, то вверх взмывают. Бежит по их воздушным следам Василай, развевается, как парус, в его лапах сачок. Не далеко, а совсем близко, оказывается, плохое дело делается.

— Раз-два, раз-два, — командует сам себе мальчишка. Он даже язык высунул от усердия. Все наверх смотрит. Но никак не выпадает противный птенец.

Пригнул и отпустил деревце мальчишка. Пулей вылетел птенец. Вот-вот случится беда.

Но успела скорая волшебная помощь. Успел словить его Василай прямо в сачок.

Удивился мальчишка. Кот, а ему мешает.

— Эй, ты, — воинственно закричал мальчишка. — А ну отдай мою добычу!

Спрятал Василай сачок за спину. Подходи, герой! Сейчас с тобой будет говорить Мокулай.

Зашелестела листва вокруг, заклубился воздух, как над ящиком мороженщицы. Только не эскимо на палочке появилось вдруг — это появился волшебник. Он был в домашних тапочках и совсем не рад, что его подняли с любимого кресла. Ничего не сказал Мокулай, только посмотрел на птенца и мальчишку.

— А если тебя так? — нахмурился Мокулай. А если Мокулай хмурится, то что-то будет.

И действительно, завертелось-закружилось все вокруг. Вихрь поднял мальчишку и понес его домой. И все? Радуется мальчишка. Стоит себе на своем восьмом этаже и гогочет. Еще бы. Ну и волшебник! Почаще так наказывай. Вот потеха!

Только рано он начал смеяться. Только рано он начал радоваться. Не такой волшебник, чтобы маленького не защитить да и большого тоже, если и с ним что-то несправедливое делается.

Идет по городу громадный мальчишка в коротких штанах. Близнец первому. Только больше, чем дом. Затряс он девятиэтажный дом. Ведь близнец, значит, и ведет себя точно так же. Держится первый мальчишка за перила балкона: не рад, что такую беду на себя накликал. Где уж там смеяться, только ужас на его лице. Боится упасть с такой высоты. Что человек, что птенец — одинаково страшно.

— Не буду, больше не буду, — кричит. — Спасите-помогите, — плачет. А когда птицы над тобой кричали, ты их слушал?

Поэтому и не дождался он помощи. Упал со своего восьмого этажа и полетел к земле. Тоже летать еще не научился, хоть и не три дня назад родился, а целых тринадцать лет. Но поймал его возле земли волшебник.

— Ну как? — спросил волшебник. Неинтересно ему это, но спросить нужно. Полезно даже.

— Простите, — опустил виновато глаза мальчишка.

— Не меня просить надо, — вздохнул волшебник.

— Простите, — поднял мальчишка глаза к кружащимся птицам.

И они, успокоившись, уселись рядышком.

— Ну и хорошо, — вздохнул волшебник, которому трудно не быть добрым. Но ведь только добрым быть нельзя, со злом надо быть злым. — А сейчас отправляйтесь все по домам. — Он дунул и мысленно произнес все нужные слова.

Поднялся вихрь и подхватил всех. А сам волшебник зашагал домой просто пешком. Ведь для волшебника это гораздо приятнее. И здоровье укрепляет. Думаете, это очень хорошо для здоровья возникать из ничего? Наоборот, очень даже вредно. Поэтому очень вредная у них профессия. Все превращаться и превращаться — тяжело для организма. В двести лет уже можно на пенсию уходить. Но никто не уходит. Некем заменить. Вот и приходится тянуть и до трехсот, и даже поболее.

Только что же у волшебника получилось? Сидит птенец в квартире на краю кровати. Нахохлился: «Где я? Ничего не пойму. Как тут неуютно. Как страшно».

Мальчишка заливается плачем на ветке. Страшно и ему. Раскачивается ветка от его плача. Вот-вот треснет.

Бросился кот с сачком догонять волшебника. Повезло ему, что тот пешком пошел:

— Мокулай, Мокулай!

Остановился волшебник. Что там еще? Сердится. Хоть туфли дайте надеть, не ходить же все время по улице в домашних тапочках.

— Во-первых, Мокулай, возьми обратно сачок. А во-вторых, ты же все перепутал. Мальчик должен быть с мамой и папой, а ты что сделал?

— Конечно, — согласился волшебник. И исчез.

Бросился кот Василай к дереву. А там сидят на ветках мама и папа… Мама с авоськой, а папа с портфелем. Вытащил их Мокулай с работы и магазина. И даже бабушка с дымящимся чайником, наверное, прямо из кухни прилетела.

Вот что значит рассеянный волшебник! Что бы он делал, если бы не Василай?

Прибежал кот с лестницей и всех поснимал.

Принес мальчишка птенца бережно в руках и положил обратно в гнездо.

— Простите, птицы.

Будет теперь он строить новые домики и смотреть открыто в птичьи глаза:

— Прилетайте, птицы.

Повесил кот табличку:

ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ

И сразу закружились вокруг птицы, забегали зверушки.

Приятно о ком-то заботиться. Помнить и о птицах, и о зверях, и о зеленой травке, и о серебристой рыбке. Ведь наш дом — это не только квартира. Он больше, выше, шире. Его стены — высокие деревья и горы. Его потолок — синее небо. Его пол — густая зеленая трава. Наш дом — поля и луга, озера и речки.

А в таком большом доме приятно жить не одному. Поэтому надо обязательно с кем-нибудь подружиться. Друг не один, друзей всегда двое.

Глава четвертая

НАПАДЕНИЕ

Так они жили и радовались. И добрые слова о наших друзьях раздавались в разных уголках города. Но добрые слова приятны для добрых людей, а злых раздражают. Поэтому не все радовались их успехам, кое-кто и злился.

И пока он злился в своих четырех стенах, никто об этом не знал. Но…

О том, что их любят далеко не все, Мокулай и Василай узнали одним ранним утром. Солнце светило, как всегда. Пели птицы, как всегда. Ну все-все было таким хорошим!

Как всегда, Василай побежал к своему бюро добрых услуг. Но что такое? Все окошки заколочены крест-накрест, все двадцать пять, а на железной двери безвольно повисло белое полотнище — видно, кусок простыни. Василай схватил его и удивился: на нем гладью было вышито целое письмо. Пожалуй, даже не письмо, а ультиматум. Ультиматум голубыми нитками. Вот он:

ЗАКРЫВАЙТЕ СВОЮ СТОЛОВКУ СЕЙЧАС ЖЕ, А НЕ ТО

Ф

Василай приоткрыл дверцу и задумался. И задумался очень вовремя, потому что, сделай он еще хоть шаг, весь бы оказался под холодным душем. С грохотом скатилось железное ведро. Целую ночь эта нехитрая ловушка ждала своего часа, но Василай на секунду задержался и выкупался только в брызгах. Но все равно ему было неприятно: ведь коты очень не любят купаться.

«Кто это набезобразничал?» — раздумывал Василай, вытираясь ультиматумом вместо полотенца.

— Хорошо, хоть ультиматум под рукой оказался, — сказал он и повесил ультиматум сушиться на солнышке. А сам отправился за волшебником: ведь такое случилось с ним впервые.

С волшебником тоже такого еще не было. Он никак не хотел этому верить, пока не увидел мокрый ультиматум. Они разложили его на траве и сели рядышком думать.

— Ф? Что за Ф? Не Фантомас ли? — размышлял волшебник. — Был когда-то такой киногерой, а мальчишки потом начали везде оставлять его автографы. Как будто за все время учебы они выучили одно только слово.

— Нет, — закрутил головой Василай. — Я хоть не знаю Фантомаса, но я знаю мальчишек. Стал бы мальчишка вышивать, да еще гладью, да еще голубыми нитками? Нет, тут пахнет чем-то другим.

— Чем? — заволновался волшебник. — Чем же?

— А вот чем: это не он. Это наверняка какая-то она. Ф — это она. Голубыми нитками может вышивать только она.

— Как это она? — не сразу понял Мокулай. — Не пойму я тебя. И при чем тут голубые нитки? Лично я бы, конечно, предпочел черные. Но мог бы и голубыми, хотя черными написать — а не вышить — такой ультиматум гораздо приятнее.

— Вот именно! — Кот поднял кверху свой хвост и прошелся победителем. — Именно черными. Но для кое-кого другого лучше всего голубые.

— Для кого же? — вскочил на ноги волшебник. — Ну говори же скорей. Для кого?

— Для кошки, то есть девочки, то есть женщины, то есть бабушки — ну, в общем, для всех-всех, которые не мальчики и никогда ими не были. Это она!

— Да, теперь и я понял, что это она. Но все равно мы не знаем кто, вздохнул волшебник. — Она — это так мало.

— Ну, не так уж и мало, — стал защищать свою догадку Василай. — Разве это мало, если мы ровно вдвое уменьшаем число наших… возможных врагов.

Обрадовавшись, что врагов стало так мало, они принялись сбивать доски с окошечек башни. Так они трудились до обеда: ведь окошечек было двадцать пять. Они работали и думали, откуда мог взяться у них враг. Ко всем они относились хорошо, и, пожалуй, все их любили. Тут что-то было не так, что-то было совсем непонятным.

Во время обеденного перерыва, разложив по кормушкам еду, они сели тут же среди мелькающих хвостов и щелкающих клювов. Сели и думали все об одном и том же.

«Кто? Кто?» — только это их интересовало.

Мокулай снова развернул послание таинственного или таинственной Ф и долго на него смотрел. Он изо всех сил напрягал свои волшебные мозги, чтобы разгадать, кто это вышивал. Но ничего не получалось. И как раз это его настораживало. Если бы вышивал просто человек, то Мокулай легко бы его увидел перед собой. Значит, это работа какого-то волшебника или колдуна, волшебницы или колдуньи. Тем более, что молчала и книга секретов. Только колдовские следы могут остаться невидимыми для другого волшебника.

Всех волшебников в городе Мокулай знал, но ни одно имя не начиналось на Ф. И волшебниц тоже. Может, она уже на пенсии? Тогда это действительно скорее всего волшебница-колдунья. Именно они пораньше уходят на пенсию, чтобы лучше выглядеть. Ведь волшебницкая работа вредная, на ней быстро стареют от многочисленных превращений. А пенсионером быть неплохо: нельзя только заниматься сильным колдовством, мелким тоже нельзя, но кто за пенсионером уследит?

«Так что навредить она нам сможет и на пенсии», — думал волшебник, вспоминая все, что он знал.

Василай же не думал всякими волшебными способами, он был просто котом, хотя и говорящим. Поэтому он думал просто так. И видите, без волшебства тоже многого можно достичь: ведь он первый догадался, что скорее всего это она. Но, к сожалению, больше ничего умного в голову не приходило. Василай поводил усами, побил хвостом. И все равно ничего.

Тут он посмотрел вокруг и увидел, что все перестали есть, заметив их печальные лица. Коты и собаки принюхивались, пытаясь им помочь, еще не зная чем. Птицы поднимались повыше, чтобы разглядеть какие-нибудь следы. Ведь все видели сегодня заколоченные окна. Но носы не могли найти запаха, а глаза — следов. Поэтому они снова внимательными мордочками уставились на двух друзей. Когда же они наконец скажут, что случилось?

«Конечно, конечно, — думал Василай. — Если я не знаю сам, то спрошу у своих друзей. Ведь друзья всегда помогают в беде. А теперь и беда у нас общая. В общей радости мы были вместе, так неужели расстанемся в общей беде?»

Василай забрался повыше и развернул белое полотнище над головой. Но звери и птицы только в недоумении раскрыли глаза. Ведь ультиматум был написан на человеческом языке. Тогда Василай перевел все это на мышиный, кошачий, собачий и птичий языки. Он единственный мог быть переводчиком на этом собрании птиц и зверей. Кроме волшебника, конечно.

Все задумались.

— Кто это мог сделать? — спросил Василай. — Кто?

Василай переводил взгляд с одного на другого, но все виновато опускали глаза.

Забили крыльями птицы и зачирикали: «Нет, не знаем».

Зарычали от усердия собаки, закрутили непонимающе большими головами, заморгали умными глазами.

Замолчали, вздыхая, коты: уж они-то помогли бы Василаю, если бы знали.

Спрятали глаза мышки и виновато поджали свои хвостики.

— Никто не знает, — вздохнул Василай. И вместе с ним вздохнули все как один. Этот горький вздох поднялся к небу черной тучкой, и я уверен, что если бы из этой тучки полил дождь, он был бы не пресным, а соленым. Как слезы.

Но тут к Василаю подбежала знакомая мышка с зонтиком и запищала прямо в ушко:

— Я знаю, я знаю…

— Кто? — вскочили на ноги Василай и Мокулай.

— Кто? — вскочили на лапы собаки и кошки.

— Кто? — подлетели и уселись вокруг птицы.

А все мышки гордо посмотрели вокруг. Вот мы какие! Самые маленькие, но зато самые знающие.

Мышка раскрыла рот, но ее голосок утонул в шуме и грохоте, которые раздались внезапно. Казалось, рокотали реактивные двигатели. Гул шел откуда-то сверху и все приближался. Все в испуге задрали головы: на них пикировала черная ворона. Шум забивал уши и был такой силы, что становилось больно только от него одного. Все согнулись и прикрыли головы лапами. Черные крылья, черный хвост и черная голова неотвратимо приближались, и столько злости исходило от них, что трудно было не содрогнуться. Все сердечки стали биться в десять раз чаще.

Ворона, казалось, врежется в толпу, но она в последний момент сбросила вымпел с посланием и взмыла в небо. Нет, она не улетала, она выжидала и готовилась ко второму заходу.

Все в оцепенении ждали, пока Василай разворачивал новое послание. И снова голубой гладью было вышито:

НЕМЕДЛЕН

Ф

При Ф еще торчала иголка с ниткой. Так торопился кто-то, что даже не успел вытащить иголку. Иголку с голубой ниткой.

Все посмотрели на волшебника. Как он? Что он? Волшебник распрямился и расправил плечи.

— НИ-КОГ-ДА! — грозно прокричал он.

Ворона несомненно услышала этот голос, потому что она развернулась на месте, кувыркнулась и устремилась на них во второй раз. Снова вокруг задрожали листья и ветви деревьев. Но теперь уже меньше дрожали сердечки птиц и зверей, потому что все они собрались вместе и закрывали друг друга своими телами и крыльями. Каждый был хоть капельку прикрыт. А над всеми возвышалась фигура Мокулая, который, сложив руки на груди, презрительно наблюдал за военными маневрами вороны.

Ворона снова приблизилась с грохотом, и с ее крыльев посыпались десятки бомбочек. Вероятно, они должны были поразить птиц и зверей, но волшебник прикрыл всех, и бомбочки усыпали землю вокруг них. Падая, они не взрывались, а раскрывались, превращаясь в железных ежей. Теперь вся площадь перед бюро добрых услуг была усыпана железными кактусами. Точнее, шарами, похожими на кактус, потому что колючки у них были гораздо длиннее. Нельзя было даже свободно повернуться: кругом шипы и колючки. Всюду торчали острия, которые так и подрагивали от нетерпения.

— Волшебник, что же ты? — закричал Василай, потирая расцарапанный бок. Он боялся, что эти железячки начнут расти и проткнут их всех.

Волшебник все еще думал, что предпринять. Но крик Василая заставил его очнуться. Он посмотрел на грозные железные колючки, на своих мохнатых друзей, которые изо всех сил прижимались друг к другу.

Но волшебник оставался волшебником, и никакие колючки не могли лишить его этого дара. Он посмотрел на колючки изо всех сил, пытаясь уничтожить их. Колючки задрожали, заизгибались, но выдержали этот взгляд. Волшебник понял, что тут действуют волшебные силы. Колючки не хотели исчезать, потому что уже были заколдованы один раз.

Звери и птицы испугались. Пролетел вздох разочарования. А с неба раздался гадостный хохот. Получается, что волшебник не такой и волшебный. Ведь зверя и птицы не знали, что волшебные силы могут быть равны друг другу и тогда приходится волшебникам сражаться своим умением.

Волшебник улыбнулся и рассмеялся. И этот смех успокоил зверей и птиц. Ворона наверху даже притормозила от удивления.

А волшебник превратил все железные колючки в розы. Колючки были, и их не было. Ведь на розах всегда есть шипы, — значит, они были. Но главное в розах не шипы, а цветы, — значит, их не было.

Вся площадь перед бюро добрых услуг стала похожей на клумбу. Желтые и красные розы тянулись к солнцу. Аромат от тысяч лепестков щекотал в носу, так что хотелось приятно чихнуть. А когда ты чихнешь, то тебе уже не страшно. Ты снова бодр и весел.

Увидев это, ворона чуть не грохнулась с неба. Она забарахталась в воздухе, как дети плавают по-собачьи в воде. И так по-собачьи еле-еле полетела дальше. Она загребала вовсю, дергала крыльями, но летела медленно-медленно. Видно, вся ее сила ушла в злость. Напоследок она повернула голову и зашипела, бессильная что-нибудь сказать: так ее поразила цветущая клумба. Вскоре она скрылась за крышами домов.

Волшебник вызвал к себе садовые ножницы и, весело насвистывая, пошел среди роз. Он наклонялся то налево, то направо, вдыхая их аромат. Вскоре в руках у него заполыхал большущий букет, а к башне теперь вела тропинка. Букет был таким большим и воздушным, что казалось, вот-вот он поднимет волшебника и понесет за собой, как связка воздушных шаров. И, чтобы этого не случилось, волшебник вручил каждой птичке по розе. Они поднимались все выше и выше, держа в клювах разноцветные цветы: целая гирлянда роз протянулась в воздухе.

Покачивались бутоны от ветерка. И теперь он становился не просто приятным, но и нежным, так как весь пропитался ароматом роз. Вдохнув такого воздуха, хотелось петь и смеяться. Что и делали прохожие, сами не понимая почему. Усатый милиционер принялся насвистывать на своем свистке. А девочки с косичками, казалось, взлетали время от времени в воздух, так легко они бежали. Даже, наверное, взлетали по-настоящему. Потому что если такого воздуха набрать побольше, то непременно полетишь, как воздушный шарик. А ведь девочки такие легкие…

Все разбежались-разлетелись, и только одна мышка с зонтиком стояла одиноко. Неужели все забыли, кого искали и что хотели узнать? Тогда это опасные цветы. Мышка прижимала к себе зонтик и не решалась снова заговорить. Но, увидев, что волшебник опять читает вышивку, побежала к нему.

— Ф — это Феонила, — изо всех сил пропищала она, но все равно волшебник ничего не расслышал.

Мышка подпрыгнула повыше и пропищала снова. Тогда волшебник присел и прислушался. Такое внимание даже испугало мышку. Она заволновалась.

— Я не знаю точно, но мне так кажется, — запинаясь, пролепетала мышка с зонтиком.

— Говори скорее, — торопил ее Василай. — Мы все видели, но не знаем, кто это. Я уже подумал, что, может, у нее с грамотой слабовато. Вот она и расписывается как Форона.

— Нет-нет, это не Форона, а Феонила. Мы, мышки, живем не только на чердаке, где вы нам помогли, но и… и везде…

— Да, я это знаю, — закивал головой кот, но тут же испугался, как бы мышка не приняла его за охотника на мышей: ведь он вырос только на молоке.

— Мы такие маленькие, — продолжала мышка, не заметив его душевных переживаний, — что везде-везде можем побывать: и в седьмой квартире, и в двадцать седьмой, и на чердаке, и в подвале. И кое-где кое-что можем услышать. И рассказать это друг дружке. Точнее, подруга подружке. Ведь поделиться с подружкой можно не только корочкой хлеба, но и кусочком новостей. А эта Феонила подсылает свою кривоногую собачку Ирэн, чтобы та узнавала все наши разговоры и доносила ей. Все-все. Самые тайные-претайные.

— Ну, допустим, уж самые-пресамые ей не услышать. Собаке, даже маленькой, никак не забраться к вам в норку. Разве что слуховую трубку туда запустить, как доктору…

— А вот и да, а вот и да! Она делает ее маленькой, как мышку, чтобы та могла залезать в наши самые тайные норки и там все вынюхивать и все выслушивать, А мы ее боимся, потому что она хоть и маленькая, но все равно не мышка, а собака. Вот почему я думаю, что Ф — это ФЕОНИЛА. А Феонила — это плохо.

Мышка с зонтиком так много сказала, что даже сама испугалась. Она молча подхватила зонтик и юркнула в норку.

— Мы все узнали и ничего не знаем, — вздохнул волшебник, проводив ее взглядом.

— Почему же? Мы знаем теперь точно, кто такая Ф. И это самое главное. Ведь, зная кто, мы знаем нашего врага, — успокоил его Василай.

— Так-то так, но почему он, то есть она, вдруг стала нашим врагом? снова вздохнул волшебник. — Почему?

Глава пятая

ПОЧЕМУ

Феонила действительно была колдуньей. Когда-то. Сейчас она уже ушла на пенсию. Вообще-то пенсионерам нельзя заниматься волшебством. Поэтому перед уходом на пенсию совет волшебников все колдовские знания изымал из их памяти, а заполнял ее простыми вещами: сколько стоит буханка хлеба и бутылка молока, например. Но Феонила была хитрой и перед уходом на пенсию некоторые заклинания записала в свою маленькую сафьяновую книжечку. Теперь она сама вроде действительно ничего не знала, что было вполне по правилам, зато за нее все секреты хранила маленькая книжечка: как самой превратиться в ворону или как Ирэн сделать совсем маленькой. Все-все, что поместилось на страницах записной книжечки, стало ее силой. Она писала туда таким мелким почерком, что ей пришлось теперь носить очки, чтобы прочесть все заклинания. Зато мелким почерком поместилось куда больше, чем крупным.

Вот так Феонила и делала свои маленькие гадости. Собственно, ради этого она и жила. Конечно, гадости были небольшими, неприметными, чтобы совет волшебников не заметил, что она нарушает правила. Поэтому через некоторое время волшебники о ней совсем забыли. И Мокулай тоже. Он ведь долго искал кого-то на Ф, но никак не мог найти. И никогда бы не узнал, если бы не мышка с зонтиком. Такой колдуньи уже давно не было. Но на самом деле она была.

Соседи и подавно не считали ее колдуньей. Кто сейчас поверит в колдовство? Они просто считали ее злой и сварливой старушкой. Подумаешь, разговаривает со своей кривоногой собакой — старый человек, да и только. Ведь им и в голову не приходило, что собака тоже не молчит в ответ. А если бы они и заметили эти беседы с Ирэн, им бы подумалось, что все это просто показалось.

Феонила занималась своими делами, ссорилась с соседями и дворничихой и думать не думала о бюро добрых услуг. Но вот однажды эта новость докатилась и до нее. Как всегда, она сидела у стены и читала письма. Почему у стены? Дело все в том, что жила она на первом этаже, а снаружи на стене дома висел синий почтовый ящик. Феонила пробила свою стену, сделала в ящике отверстие, и все письма теперь из почтового ящика падали прямо к ней на стол.

А когда машина приезжала за письмами, то шофер удивлялся, какой странный район: здесь никто не пишет писем. И никому невдомек было, что письма попадали в руки Феонилы. Ведь в письмах так много интересного, вот Феониле и не терпелось их почитать. А то, что она читала чужие письма и что это очень некрасиво, было для нее вдвойне приятным.

Больше всего на свете она любила читать печальные письма, чтобы посмеяться и порадоваться. Ведь у злого человека все наоборот: он радуется, когда услышит что-то печальное, и начинает грустить, если видит, что у кого-то все хорошо. Тогда ему самому становится ой как плохо. Такие люди делают гадости, чтобы чувствовать себя лучше.

Зимой по ночам Феонила поливала горку перед своим окном водой и, вдоволь насмотревшись на падающих людей, приходила в хорошее настроение. Его могла испортить только дворничиха, если успевала посыпать ледок песком. Летом Феонила сидела и изо всех сил разогревала асфальт, чтобы в нем за день застряло с десяток каблучков.

— Хе-хе! — смеялась она. — И зимой и летом найдется работа для неутомимых рук.

Так что, если Феонила, читая письмо, встречала там «Ах, как мне тяжело», то ей становилось радостно и легко. Такие письма она собирала, переплетала и ставила на полку. Вместо книг у нее стояли переплетенные письма. Некоторые даже пожелтели, но все равно лучшего чтения для нее не было. А если бы ей попалось письмо Ваньки Жукова, то она бы его вывесила на радостях в рамочке. Но таких настоящих жалостных писем попадалось очень мало. Все писали, как им хорошо, и огорчали Феонилу. Такие радостные и веселые письма она, расстроенная, рвала на мелкие кусочки, чтобы их больше не видеть. И когда письмо распадалось на мелкие кусочки, ей снова становилось приятно: ведь письмо не шло к адресату, и, значит, это была гадость, хоть и маленькая.

Однажды, когда Феонила читала свежую почту из своего ящика-ловушки, в комнату кубарем влетела Ирэн.

— Преврати меня обратно, — запищала Ирэн мышиным голоском. Она как раз была маленькой, как мышка, и только что вылезла из мышиной норки.

Феонила поправила очки на носу, прочла по сафьяновой книжке заклинание и сделала из Ирэн маленькую собачку.

— Ну что там нового? Рассказывай! — приготовилась Феонила слушать все нехорошие известия. Ведь не все пишут в письмах, кое-что и рассказывают. И это тоже при помощи Ирэн попадало в сети к Феониле. Но сегодня Ирэн ничего жалостного не принесла с собой. Она надеялась рассказать, как коты-гитаристы избили Василая, но получилось как раз наоборот.

— Все хвалят бюро добрых услуг волшебника. Этих Василая и Мокулая. Они, видите ли, избавили этих мерзких мышей от разбойников котов.

Феонила в волнении зашагала по комнате. А Ирэн продолжала:

— Эти писклявые поднимают лапки кверху в восхищении от волшебства Мокулая и доброты Василая.

— Какая неблагодарность! — возмутилась Феонила. — Мое волшебство они не оценили. Разве они не видят, как легко я превращаю тебя в совсем маленькую? Или как в одну секунду покрываю улицу льдом? Или как я могу из любого стройного дерева сделать совсем горбатое? Ха-ха. Вот что такое настоящее искусство. А что это за Василай? Не тот ли писклявый котенок, маму которого я унесла и кинула в реку? Почему он не погиб без матери? Ну, Мокулай, ты позволяешь себе вмешиваться в мои дела, даром тебе это не пройдет!

Она еще долго не могла успокоиться. Даже чтение самых печальных писем не могло ее порадовать. Целый вечер она бурчала себе под нос. Ирэн даже испугалась, что она заболеет. Но, может быть, утром все пройдет? Однако утром положение даже ухудшилось. Дело в том, что близились праздники и весь ее столик оказался вскоре завален праздничными открытками.

— Как я ненавижу эти праздники, — сердилась Феонила, так как рвать открытки куда труднее, чем письма. — Пишут и пишут одни только поздравления. Ну хоть бы кто пожаловался, поплакался бы, как ему плохо. А то желаю и желаю… Желать надо только плохое. «Чтобы ты ногу поломала» — какое приятное поздравление. Или: «Желаю от души, чтобы у тебя, моя родная, выросла огромная бородавка». А то желают всякую чепуху.

Феонила злилась и ничего не могла придумать, чтобы улучшить свое настроение. Ведь улучшить его могло что-то плохое-преплохое. Но что?

«Противное бюро добрых услуг! Негодяи Мокулай и Василай! Как я вас ненавижу. Строите из себя добрячков, а сами заботитесь только о своей славе. Конечно, никто ничего даром не делает. Если они это делают даром, значит, у них на уме слава. А как же иначе?»

Феониле немного полегчало, когда она так легко «раскусила» своего противника.

Но просто так уничтожить бюро добрых услуг ей было не под силу: ведь оно было тоже построено волшебными руками. Поэтому она решила их как следует сначала напугать, чтобы увидеть, с кем имеет дело. И с радостным лицом принялась вышивать свое пугающее послание.

Ирэн ходила вокруг да около и никак не могла понять, что же такое готовятся. Но Феонила была так увлечена своей работой, что не обращала на Ирэн внимания. Просто не было времени. Думаете, легко вышивать гладью такое длинное письмо? Но зато как красиво, как романтично! Голубыми нитками…

Феонила прижала свое послание к груди и готова была разрыдаться от умиления.

Ночью Феонила приказала Ирэн коротко и ясно:

— Собирайся!

Ирэн на радостях запрыгала. Так радуются охотничьи собаки, когда видят, что их хозяин берет в руки ружье. А Ирэн, если разобраться, тоже была охотничьей, только охотилась не за дичью, а за гадостями. И пока Феонила одевалась потеплее, Ирэн в зубах притащила сумку, в которой всегда путешествовала. Кстати, точно как охотничья собака, которая в этом случае тащит в зубах свой поводок. Лишь бы поскорее.

Феонила аккуратно уложила Ирэн и сафьяновую книжечку в сумку, заперла покрепче дверь и вышла во двор. Кругом было тихо и совсем темно. Кончились телевизионные передачи, так что в квартирах не светились даже телевизоры. Ведь сначала гаснут люстры, потом гаснут телевизоры, и лишь потом люди засыпают. Было так темно, что она не увидела даже звезд. Вот какая безрадостная погода стояла на дворе.

— Это хорошо, — потерла руки Феонила. — Темнота — моя подружка.

Поколдовав, Феонила стала медленно подниматься в воздух. Такой темной ночью ее никто не увидит в вышине, так что незачем превращаться в ворону, тем более, если это укорачивает жизнь. А Ирэн с замиранием сердца выглядывала из сумки, потому что никак не могла привыкнуть к ночным полетам.

Феонила поднялась над крышами и стала высматривать, где же ненавистная башня. Она полетела вдоль проспекта, где горели уличные фонари. Подол ее платья шелестел позади. Внизу мелькали улицы, площади, дома. Феонила все увеличивала скорость, а Ирэн недовольно ворчала:

— Ведь уронит! Вдруг наклонится и уронит. Надо взять в зубы сафьяновую книжицу. Если не за мной, то за книжицей она обязательно бросится.

Вскоре Феонила увидела скверик с башней и осторожно спустилась, чтобы не попасть на электрические провода. Она заспешила к башне, на ходу прикидывая предстоящую работенку.

— Понастроили… Сейчас все равно мы тебя уничтожим! Сейчас хоть двадцать пять, хоть триста двадцать пять, — зашарила она рукой в сумке. Забью все их окошки — это раз. Два — поставлю ловушку с ведром и холодной водичкой. Пускай котик покупается! А три, три — это мое устрашающее письмо! Ну как?

Феонила раскрыла записную книжку, торжественным жестом поправила очки, как мотогонщик перед стартом, но ничего не смогла прочесть. Ведь было так темно… А глаза ее хоть и светились в темноте, но не настолько, чтобы прочесть бисерный почерк.

Она затопала ногами от возмущения, но потом, поискав глазами далеко стоящий фонарь, поспешила к свету.

Теперь записную книжку было видно, но не было видно этой проклятой башни. А для хорошего колдовства видеть башню нужно было обязательно. Пришлось наколдовать фонарик.

Протерев очки от ночной росы, Феонила принялась за работу. Сначала наколдовала ведро с холодной водой для утреннего купания Василая. Потом принялась забивать окна. После каждого обработанного окошка Феонила довольно кряхтела. В конце она достала еще ультиматум, приладила его и залюбовалась своей работой. Довольная, она обошла башню вокруг.

Дело было сделано.

Феонила улыбнулась. Теперь ей было хорошо и радостно. Она сделала свое гадкое дело и тем самым сразу исправила свое настроение. «Твое настроение — в твоих руках», — любила говорить она холодными зимними вечерами, когда летать уже холодно и приходится жить воспоминаниями о старых летних пакостях. Теперь, радостная, она подхватила Ирэн, спросила, не жестко ли ей, и они понеслись домой. Феонила время от времени оборачивалась, думая увидеть заколоченное бюро добрых услуг. Ей даже казалось, что она его видела, и потому она удовлетворенно хмыкала. Ночь прожита не зря. А днем лучше спать, чем работать.

Дома обе они уютно улеглись в постельку и захрапели, словно духовой оркестр. Феонила выводила самые низкие звуки, а Ирэн самые тонкие. В такт их дыханию качались занавески на окнах, так что можно было подумать, что они в каюте океанского теплохода. Под носом у Феонилы подергивались маленькие черные усики, оставшиеся ей от былых превращений в усатых мужчин. Подрагивали ножки Ирэн.

Глава шестая

ПО-ХОРОШЕМУ

Вот какова история Феонилы, вот почему она так «заинтересовалась» бюро добрых услуг.

Итак, враг № 1 определился. Был, конечно, еще и враг № 2 с обрубком хвоста, но он полностью слушался своей хозяйки. А что делают с врагами?

Но наш волшебник был очень добрый и вовсе не любил драться, даже с волшебниками. А тут тем более перед ним оказался враг женского пола. Правила вежливости обязывали его относиться почтительно к такому врагу.

— Давай заколем ее копьями, забросаем стрелами и вообще сотрем с лица земли самым большим бульдозером, — предложил Василай, который не думал о правилах вежливости.

Волшебник вздохнул, хотя нарисованная Василаем картина тоже пришлась ему по душе:

— Нет-нет, мы же не такие, как она. Мы — настоящие волшебники…

Василаю, конечно, понравилось, что и его зачислили в волшебники, поэтому он заранее был уже готов согласиться с любым предложением друга. Наконец волшебник сказал свое самое главное слово:

— Надо как-то сказать ей. По-хорошему. Чтобы оставила нас в покое.

Вот так мягко он сказал. Ведь добрый человек всегда думает, что все можно решить по-хорошему. Что плохой человек, видно, не понимает, что он творит, а вот если ему рассказать по-доброму… Так думал волшебник, потому что хороший человек и о плохом думает хорошо.

И они с Василаем отправились домой писать письмо-ответ.

— А как вообще пишут письма? — задумался волшебник, так как совершенно забыл, как это делается. Но ему простительно, ведь все мы помним, что был он немножко рассеянным. Он посмотрел на Василая, но Василай только смущенно покачал головой. Он еще никогда в жизни не писал писем.

Тогда волшебник покряхтел и вышел на лестничную площадку, чтобы все же спросить у кого-то знающего, как все это делается.

Первым мимо него прошел товарищ управдом, которого волшебник побоялся спрашивать о таких несерьезных вещах.

Второй прошла соседка, которая, если спросить о письме, расскажет обо всем сразу: и о письмах, и о том, кого следует отправлять в космос, и о том, какие яйца называются диетическими… Поэтому при виде ее Мокулай принялся усиленно завязывать шнурки.

А третьим бежал второклассник Виталик Грицак. Вот кого Мокулай решился порасспросить.

— Виталик, а как пишутся письма?

Виталик с подозрением посмотрел на волшебника, но все же ответил:

— Письма пишутся очень просто. Сначала надо написать: «Дорогая бабушка». А в конце: «Целую. Виталик». А между ними очень трудно придумать что-нибудь. Если бы я знал, что написать между ними, я бы писал бабушке часто-часто. А такое маленькое письмо отправлять стыдно.

— Ага, — обрадовался Мокулай и прокричал «спасибо» Виталику, который уже бежал этажом ниже.

Волшебник разложил тетрадный листок, взял в руку ручку и… «Дорогая Феонила», — хотел начать он, но потом задумался.

— Как-то неудобно писать «дорогая», она ведь нам не очень дорогая!

— Пиши тогда просто Феонила, без «дорогая», — предложил Василай.

— Феонила, Феонила. Нет-нет, это получается очень грубо, — задумался волшебник. — А, вычеркнем, обойдемся без этой первой строчки. Она по надписи на конверте увидит, что это ей. Зачем дважды писать?

И он снова взял бумагу и посмотрел в ее чистые воды, не решаясь прыгнуть туда своим чернильным пером.

— Прошу вас, нет, просим вас, — начал он. И на этот раз действительно вывел эти первые два слова: «Просим вас». И взглянул на Василая, чьи ушки вздрагивали от нетерпения.

— Это ничего, — поддержал его Василай. — И строго, и вежливо сразу. Так надо писать все письмо. А в конце нарисовать череп и кости.

— Это еще почему? — удивился волшебник.

— Череп — это наш ум. А ее — это кости…

— Нет-нет, — снова не согласился волшебник. — Все должно быть вежливо и красиво. А ты прямо какое-то бандитское послание хочешь сделать.

Василай немножко обиделся и отвернулся. Волшебник улыбнулся и погладил его кончиком ручки. Тогда Василай вздохнул и вернулся к письму. И в конце концов они написали:

ПРОСИМ ВАС

ОСТАВИТЬ В ПОКОЕ НАШЕ

БЮРО ДОБРЫХ УСЛУГ

ПО-ХОРОШЕМУ

— А как же подписаться? — занервничал волшебник. Он представил подпись: «Целуем. Мокулай и Василай» — и покраснел.

— А может, и тут обойдемся? Что она — не знает о нас? Прекрасно знает.

— Действительно, не писать же «целуем», — повторил волшебник и снова покраснел.

— Нарисуй что-то обидное-преобидное: топор и рядом с ним голову.

— А это еще зачем?

— Мы умные, как голова, а она вроде топора.

— Нет, что ты, она может испугаться и решить, что мы хотим отрубить ей голову.

— Что она — такая непонятливая? Будет же ясно нарисовано. Топор и голова.

Но волшебник все равно не согласился с Василаем.

Наконец все было готово и письмо улетело.

Но как же среагирует на него Феонила?

Волшебник включил телевизор. Самый обыкновенный телевизор. Даже не цветной. Но ведь в телевизоре двенадцать каналов, а передачи ведутся только по двум-трем-четырем. А для чего остальные, вы никогда не задумывались? Остальные — для волшебников. Именно совет волшебников потихоньку сделал так, чтобы в телевизоре было куда больше каналов, чем передач. Ведь волшебники не могут держать в квартире еще один свой волшебный телевизор. Зачем занимать лишнее место.

Но если мы начнем щелкать переключателем, мы не увидим ничего интересного на этих каналах. И сразу же переключимся на мультипликат. Или на концерт духовых инструментов, потому что там очень громкие и большие трубы. А волшебник мог заставить телевизор показывать то, что ему нужно.

Волшебник уселся перед телевизором, включил одиннадцатый канал и пристально посмотрел на экран. И по мере того как он смотрел то в одну, то в другую его точки, там зажигались уголки комнаты Феонилы. А она крепко спала.

Но даже такая прекрасная вещь, как сон, не может длиться вечно. Первой спрыгнула на пол Ирэн и потянулась всеми своими четырьмя лапками.

И очень ей захотелось кушать. Сама Ирэн не могла открыть холодильник и вытащить оттуда связку сосисок, одну за другой, как канат. Поэтому она посмотрела на Феонилу. Но та как будто и не собиралась просыпаться. Все так же мерно колыхались занавески на окнах от ее дыхания. Тогда Ирэн отправилась на кухню сама: может, там что-то осталось от вчерашней еды. И застучала крышками и кастрюлями.

Шум на кухне разбудил Феонилу. Недовольная, она поднялась, схватила в руки туфлю и принялась красться на кухню тихо-тихо, чтобы как следует проучить эту Ирэн. Губы ее шептали:

— Эта тощая шавка опять лазит по кастрюлям. Когда уже она наестся?

Она сделала шаг на цыпочках, но тут ее взгляд упал на столик, и она увидела письмо. По непонятной причине она почувствовала необычность этого письма.

Это письмо манило и притягивало, как никогда.

Феонила переложила туфлю в левую руку и так же на цыпочках — потому что чуточку боялась письма — подошла к столику. На конверте, как ни странно, она прочла свое имя. Ой!

Это было первое письмо со времени изобретения почты, направленное лично Феониле. Поэтому сначала на ее лице появилось удивление. Потом она обрадовалась, как дитя, и обнюхала это письмо со всех сторон, все еще не решаясь его открыть. Она так старательно его нюхала, что, казалось, нос ее удлинился до размеров морковки. Потом удивление и радость сменились страхом. Кто и зачем мог отправить такое письмо? Так как Феонила ничего хорошего за всю свою жизнь никому не сделала, она и не ждала ничего хорошего ни от людей, ни от волшебников. «Тут опасность», — было написано теперь на ее лице. Она даже приложила конверт сначала к одному своему уху, потом ко второму: не тикает ли там внутри какая-нибудь бомба? И не бьется ли сердце какой-нибудь мини-гадюки? Ухо ее вытянулось до размеров конверта, но ничего не услышало.

Феонила беспокойно заходила по комнате. Открывать или не открывать? Открывать опасно, а не открывать просто невозможно. Ведь так хочется знать все.

Однако тут вошла Ирэн и удивленно посмотрела на конверт.

Теперь Феониле деваться было некуда, и она скрепя сердце разорвала конверт.

Она читала и не знала, как вести себя. И решила посмеяться, чтобы унизить противника. Она засмеялась, как теленок и поросенок, вместе взятые.

Она похохатывала, как маленький клоун на большой цирковой арене.

Она надрывалась, как двести зрителей сразу на сеансе кинокомедии.

— Что там? Что там такое? — бегала вокруг Ирэн, пытаясь хоть краешком глаза увидеть письмо.

Ирэн скрежетала зубами, не в силах дождаться конца смеха повелительницы.

Но дождалась.

— Они… ха… мне… хи… по-хорошему. Дураки! — подвела итог Феонила. А потом все же забеспокоилась: — А ну-ка посмотрим, что там они готовят?

Феонила зашлепала к своему телевизору и включила его, бережно тронув за ручки.

Она защелкала каналами, но все равно никак не могла настроить изображение. Что-то виднелось, но очень плохо.

Какие-то незнакомые тени то исчезали, то появлялись. И гробовая тишина пугающе неслась из телевизора.

— Что там у них делается? — заволновалась Феонила. Поэтому пришлось послать на разведку Ирэн.

Глава седьмая

РАЗВЕДКА

Краткое содержание

Противник ничего не делал. Он дремал после шахматной партии, которую волшебник всегда играл сам с собой. Он пока еще не нашел равного себе игрока.

А второй противник докармливал своих хвостатых друзей. Обед шел к концу, и Ирэн, отхватив две порции мяса, отправилась к повелительнице.

Глава восьмая

НОЧНЫЕ СТРАСТИ

— Ага, и в ус не дуют, — обрадовалась Феонила, выслушав сообщение своего агента. — Тогда сегодня ночью вы получите. Всю вашу башню изрежу на мелкие кусочки. Или закопаю поглубже. Или… Или…

И так, повторяя все «или» да «или», Феонила до самого вечера ходила из угла в угол. Картины мести будоражили ее и не давали успокоиться. Казалось, что наступил последний час Мокулая и Василая.

Вечером Феонила снова стала паковать Ирэн и сафьяновую книжицу в сумку. Теперь Феонила не забыла и о фонаре. Она даже взяла не фонарик, а большой фонарь, словно снятый с уличного столба, но на батарейках. Большое дело, большие планы требовали большого фонаря. Тут фонариком не обойдешься. И когда она зажигала его в воздухе, то казалось, что над городом летит ракета.

Вскоре она спланировала к скверику и башне. Подошла поближе, все напряженно вынюхивая и прислушиваясь, так как ожидала подвоха со стороны волшебника. Но кругом было тихо.

Она села на скамейку и притаилась, поглаживая Ирэн. Ни одна ветка вокруг не шелохнулась, не слышалось ни одного вздоха. Феонила немного повеселела. Она была один на один с башней.

Усевшись на лужайке, она зажгла фонарь, чтобы почитать заклинания из своей сафьяновой книжицы. Феонила мечтала, как ласково-преласково будет читать свой приговор бюро добрых услуг. И как при ее словах начнет он рушиться и исчезать. Было очень приятно.

Феонила еще раз щелкнула выключателем. Что такое? Фонарь почему-то не зажигался. Она затрясла его изо всех сил, как маленький ребенок копилку. Внутренности фонаря перемешались, но он все равно не горел. Что случилось? Забеспокоилась и Ирэн, которая всего и всегда боялась больше Феонилы.

Феонила схватила сумку с Ирэн, бросила фонарь и побежала к свету, чтобы наколдовать себе другой.

— Фонарь, какой-то фонарь мне мешает. Я наколдую себе пять фонарей, тогда посмотрим.

Она раскрыла книжку и торопливо забегала глазами по строчкам. И появилось ровно пять фонарей, один другого больше и краше. Феонила поочередно зажигала их и облегченно вздыхала. Загорелся первый, второй и наконец пятый.

Феонила с трудом захватила все фонари и потащила к башне. Но как только она к ней приблизилась, фонари, как по команде, потухли. Она защелкала выключателями, затопала по ним ногами, но бесполезно. Тогда Феонила отнесла один фонарь в сторону, и вдалеке от башни он снова исправно замигал. Возле башни фонарь столь же внезапно потух. Можно было нащупать невидимую черту, за которой фонарь отказывался работать.

И Феонила все поняла. Это волшебник провел тайную границу, за которой фонари не светились. Он окружил этой чертой свое бюро добрых услуг и теперь спокойно смотрел сны, так как знал, что без фонаря Феонила уже не колдунья, а просто злая старушка.

Феонила затопала ногами от возмущения. Ее провели, ее старательно разработанные планы рушились, так и не успев воплотиться в жизнь. Так она бы топала и мучила себя до утра, если бы ей на ум не пришла спасительная мысль.

— Если я не могу ничего сделать колдовством, я разворочу тут все сама. Я сама поработаю!

И она потрясла сразу двумя кулаками вместе.

— Ирэн! — приказала она. — Пойдем рушить башню.

Феонила поприседала, чтобы проверить крепость ног, подоткнула юбку и побежала на таран.

Вуух! По башне пробежала волна ее гнева. Но башня устояла. Тогда Феонила попыталась обхватить ее руками и затрясти, как грушу. Но башня устояла и против этого маленького землетрясения.

Волшебная башня не поддавалась усилиям рук и ног злой старушки. И Феонила вскоре это поняла, получив несколько шишек на память.

— Я лучше сделаю себе какой-нибудь инструмент. Поострее, — обрадовалась Феонила новой спасительной мысли и побежала обратно к свету.

Там она наколдовала себе лопату. Лопата вышла такой большой, что из нее можно было сделать складной гараж для «Жигулей». Поэтому она Феониле очень понравилась. Феонила, кряхтя, попыталась потащить эту лопатку к башне. Но чуть не погибла под ней.

Отдышавшись и прийдя в себя, Феонила наколдовала себе лопату поменьше, но все равно больше обычной. И потащилась с ней в темноту.

Сначала Феонила хотела выкопать башню вовсе, как кактус, чтобы пересадить ее в другое место. Но потом, вспомнив, что против волшебной вещи ей своими силами не совладать, она в корне поменяла лопатоплан.

— Я сделаю ловушку, как для тигров или этих, с хоботом — слонов, бормотала она. — Вырою яму и прикрою этими — лианами. Или теми бананами. Они бац туда — и все кости переломают. А я буду сидеть на краю и болтать ногами…

Ирэн слушала про эти банановые лианы и боялась подать голос против. Действительно, ведь бананы у нас не растут, а только продаются. Кто поверит такой ловушке? Но разве Феониле, которая наконец нашла применение своим силам, можно такое сказать? Поэтому Ирэн предпочитала молчать.

Феонила не слышала голоса разума и упрямо копала. Нога соскальзывала с лопаты. Она роняла лопату, падала сама в грязь и вставала снова. Она соскальзывала в свою же яму, но вылезала, хватаясь за липкую землю. Потому что пошел дождь: он тоже защищал доброго волшебника.

Феонила рыла и рыла и все удивлялась, почему ей никак не удается углубиться больше, чем на длину колена. Ведь целый час она уже роет и падает, падает и снова роет. А глубина временами становилась даже меньше, а потом снова больше, потом меньше.

Ничего не понять. Неужели волшебник заколдовал и землю?

Под утро, так и не увидев конца своим трудам, вся исцарапанная о колючки роз, Феонила улетела, проклиная все на свете. По земле за ней тянулась дорожка из грязи.

Грязные следы вели по подъезду к ее квартире. Так что предстоял еще и разговор с дворничихой. Но хуже всего было то, что дома ей пришлось на два часа залезть в ванну, чтобы смыть грязь. Не раздеваясь, она два часа простояла под душем, чтобы не стирать одежды. А потом отправилась сушиться. Но на душе было все равно грязно.

И вот наступил новый день. Новый год мы встречаем, а новый день забываем. А это так же приятно. Сначала солнце позолотило самые-самые верхушки, выше которых ничего не было в городе. Телевизионную башню и подъемные краны, высотные дома и деревья, которые по высоте могут обогнать и дома. Все они первыми грелись на солнышке. И среди них башня. Ведь в ней были все двадцать пять этажей.

Солнце поднималось все выше и постепенно будило всех. Первыми открывали глаза птицы. Они спешили раньше всех поздороваться с солнцем, так как могли подняться выше всех. И оттуда своими песнями поднимали зверей.

Раз солнце встало, то пора вставать и всем остальным. И даже волшебникам, не говоря уже о котах. Мокулай и Василай принялись делать зарядку. Мокулай мог нагнуться ниже всех на свете, даже ниже кота. А Василай мог подпрыгнуть выше всех, даже выше волшебника. Они побрызгали друг на друга водой, сбегали за молоком и вышли на работу.

Они весело шли к бюро добрых услуг, здороваясь налево и направо. Вильнула хвостом собака, белка выглянула из дупла, над головой кружились птицы. А полевые мышки лишь провожали их бусинками глаз, так как трусили сказать: «Доброе утро».

Они подошли к башне и изумленно остановились. Перед ними была странная картина. Вся земля перед башней была изрыта непонятными каналами. А может, это траншеи маленьких солдат, которые почему-то не выросли выше колена?

Непонятно было, кто и зачем мог выкопать такую кривулю. Очевидно, Феонила, падая в свою собственную яму, продолжала ее рыть уже в другую сторону. И так без конца она рыла и сама того не замечала, что все время уходит куда-то, кружит вокруг да около. Поэтому и траншея была у нее не глубже колена.

Василай и Мокулай помрачнели, увидев все это. И хотя Мокулай легким движением руки возвратил лужайке прежний цветущий вид, он рассердился:

— Опять поработала наша старая знакомая. Не хочет нас слушать по-хорошему. Что ж, придется сделать по-другому. — А потом, не выдержав столь строгого тона, он добавил: — Но все же напишем ей еще раз. Самый последний.

И они тут же на лавочке сели писать свое второе письмо.

— Только посердитее, — попросил Василай, подглядывая из-за плеча.

Теперь даже не возникало мысли о «дорогая» или «целуем». Они писали просто и прямо:

ФЕОНИЛА!

ЕСЛИ СУНЕШЬСЯ ЕЩЕ РАЗ,

ТО БУДЕТ УЖЕ ПО-ПЛОХОМУ.

МОКУЛАЙ И ВАСИЛАЙ.

И письмо ласточкой взлетело в воздух. Если кто и замечал его, то думал, что ветер поднял с асфальта какую-то бумажку. Полетает и упадет. И тут бы он не ошибся, потому что, полетав пятнадцать минут, бумажка упала на стол Феонилы. Форточка была открыта, и бумажка, как дрессированная, влетела и улеглась на столик.

Она улеглась в ожидании своего часа. Но Феонила и не посмотрела в ее сторону. Она сидела посреди комнаты и сушилась. Вокруг нее вовсю краснели сорок пять электрических каминов, а один раскачивался даже наверху, вместо люстры. Комнату застилал пар, как в бане. Поэтому Феонила вовсе не заметила письма в клубах пара.

— Не пожар ли? — волновались прохожие, заметив клубящийся пар. Но вскоре толпа успокоилась, так как Феонила высохла после дождя и купания. Исчезли и сорок пять каминов, унося за собой пар.

— А сейчас бы поспать, — размечталась Феонила. И тут она наконец заметила письмо. Феонила жадно развернула его. И пока читала, ни один мускул на лице не выдал ее волнения.

— Нахалы! — только пробурчала она себе под нос.

И задумалась. Так в задумчивости она принялась рвать письмо на самые мелкие кусочки, на которые только могла. Она делала их такими микроскопическими, что вскоре из одного листика ей удалось нарвать целую кучу бумажек, которые забелели горкой посреди комнаты.

За это время ее лицо успело и погоревать, и посмеяться. Самые разные мысли и планы пробежали по нему, как волны по морю.

Вскоре наступил штиль — Феонила приняла свое самое главное решение. Оно было важным, и потому Феонила побоялась сказать его вслух Ирэн. А по лицу его не прочтешь. Только мысли витали вокруг ее головы.

Глава девятая

ПО-ПЛОХОМУ

Тикали часы. Феонила сидела в кресле, как памятник. Наступила ночь. Но и тут каменным оставалось ее лицо.

Ирэн бегала вокруг, стараясь поймать взгляд хозяйки. Что же происходит? Почему мы не выступаем, ведь уже ночь? Почему? Не заснула ли Феонила?

Феонила не спала. В ее голове роились планы, время которых еще не наступило. Ночь все темнее обволакивала город, а Феонила только ухмылялась. Пусть ждут…

Она встала и подошла к окну. Ирэн вскочила с дивана и, как верный пес, заспешила за ней, боясь, что ее оставят дома. Но Феонила только изучала темноту.

— Вы ждете меня сейчас, а не дождетесь, — колотилось ее сердце в такт этим мыслям. Феонила со злостью захлопнула окно и снова отправилась в кресло. Спать было нельзя — она ждала своего часа.

Так без движения они просидели и два часа, и три часа, и четыре часа. Ничего не двигалось в этой комнате, кроме стрелок часов. Время от времени Феонила поглядывала на них, но от этого они не шли быстрее.

Где-то около пяти часов она внезапно вскочила, начала собираться. Нервно забросила в сумку Ирэн и свой сафьян. Прикрыла дверь квартиры.

Феонила безмолвно и тихо полетела. Ничто ее не интересовало внизу и ничто не могло отвлечь ее от главной цели. Ей даже было не до подглядываний в окна домов, что бы там ни делалось. Она все увеличивала скорость. Воздух мягкой преградой сопротивлялся изо всех своих прозрачных сил. Но Феонилины силы были сильнее, и она разрезала его со свистом, как самолет, как метеорит. Ирэн закрыла глаза от страха, но ни словом не возражала. Феонила была в таком настроении, что запросто могла бы выбросить Ирэн из сумки на асфальт.

Еще заранее она начала понемногу снижаться, потихоньку сбрасывала скорость. Вскоре они полетели над проспектом на уровне крыш, стали спускаться, равняясь на этажи. Девятый, восьмой, седьмой… первый.

Она вошла в скверик и заспешила к башне.

До восхода солнца оставались секунды. День выгонял остатки ночи из разных уголков, где они успели спрятаться. Но и самые укромные уголки видны дню. Для дня нет тайн. Он может заглянуть повсюду. Сделать светлым темный сарай. Заглянуть под лопухи. Если тени и остаются на улице, то только потому, что день добрый и не прогоняет ночь отовсюду.

Только в эти последние секунды ночи Феонила решила посвятить Ирэн в свои планы. Ведь теперь уже никто не мог их подслушать и помешать. Оставались секунды. А за секунды можно только услышать, а не помешать.

— Все их игры с фонариками рассчитаны на ночь. И ждут меня только ночью. Я же обману всех и все сделаю сейчас, когда взойдет солнце. Я смогу легко прочесть любое заклинание и так же легко уничтожу эту ненавистную башню.

Секунды темноты убегали. Потом с каждым мгновением мир начал становиться все больше и больше. Ведь когда темно, он кажется тесным, потому что кругом стена темноты. А теперь, куда ни бросишь взгляд, всюду был он. И не черный, ночной, а зеленый и красный, желтый и синий всякий-всякий. Без конца и без края. Могли глаза устать смотреть, а мир бы еще не кончился.

Солнце не только раскрашивало мир в разные цвета, оно рождало и новые звуки. Первыми, как всегда, защебетали птицы. Этих звуков испугалась Феонила и ринулась в атаку. Ей нужно было ночное безмолвие, когда ни один глаз, ни один свидетель не мог ее увидеть, когда ничья рука не могла ее остановить. Ее мечтой был мертвый мир. Мир без движения и без звука. Только она имела бы право в нем жить.

И по мере того как солнце освещало перед ней лужайку, ее удивлению не было предела. Вы думаете, исчезло бюро добрых услуг? Нет, оно было на месте. К удивлению Феонилы, перед башней стояло несколько небольших башенок. Точно таких же, только маленьких. Не больше человеческого роста. Но на каждой снова было двадцать пять окошек. Теперь бюро добрых услуг было не одно.

— Они и новые еще строят! Одного мало… — возмутилась Феонила, задохнувшись от злобы. Она крушила эти маленькие башенки налево и направо, как лесоруб-передовик. Башни кренились-кренились и ломались пополам.

Феонила радостно осмотрела результаты атаки и двинулась к своей главной цели. Но ее остановил какой-то новый звук.

Феонила повернула голову и обомлела.

У-у-у-у! — гудели растревоженные маленькие башни, и из них в воздух поднимался странный дым. Этот дым почему-то гудел, сгущался и строился в целые полки.

— Кто? Что? Пчелы?! — узнала Феонила, когда над ней закружился рой.

Феонила изо всех сил размахивала сумкой, пытаясь отогнать пчел.

Одним махом сумки она откидывала наступающие эскадрильи. Но лавина была сильнее, и десятки маленьких шпаг вонзились в нее со всех сторон. Отведав Феонилы, они падали замертво.

— Ага, вот вам, — радовалась Феонила, глядя на их барахтанье в пыли. Но и ее волдыри мешали ей действовать и даже смотреть.

А с неба заходила новая эскадрилья. Целый рой эскадрилий. Феонила прицелилась и, не подумав, «выстрелила» в них сумкой с Ирэн. Сумка разбила вражеский строй и рухнула в зеленую траву с визгом.

Но новый летающий враг заходил и слева, и справа. Бормоча проклятия, Феонила огляделась вокруг в поисках спасения. И бросилась к фонтану. Она нырнула в бассейн к золотым рыбкам, которые недовольно бросились в разные стороны, путаясь в ее юбке.

Под водой Феонила радостно хмыкнула. Она хотела что-то прокричать своим врагам, но забыла, где находится, и чуть не захлебнулась.

Но ничего, сейчас она придет в себя и им покажет. Всем. Она под водой подплыла к другому бортику и высунула голову. Оглянулась, набрала полные легкие воздуха и снова спряталась под воду, унося с собой десяток храбрецов, которые успели вцепиться в ее нос.

— Книжка… Где моя книжка? — волновалась Феонила.

Она поплавала-поплавала, чтобы запутать преследователей, и вынырнула посреди фонтана, как статуя. Статуя, не успев хоть немного подсохнуть, закричала во все стороны:

— Ирэн! Книжку!! Скорее!!

И тут же нырнула, унося за собой шлейф пузырьков.

Ирэн вздрогнула.

Она думала отсидеться в сумке, но приходилось повиноваться. Она схватила в зубы книжку и высунула голову.

Жужжание слышалось от фонтана. Из водной глади то тут, то там выныривала Феонилина голова и с душераздирающим криком звала Ирэн. Других слов она не успевала произнести, так как сразу туча пчел облепляла ее лицо. Феонила ахала, ныряла и плыла под водой, пытаясь запутать противника и хоть частично его утопить, унося с собой под воду.

Ирэн содрогнулась. Но идти нужно. И она, пригибаясь, начала красться. В одно из своих выныриваний Феонила заметила крадущуюся Ирэн и очень обрадовалась. Ядовитые пчелиные раны уже не жгли так больно. Сейчас она покажет всем пчелам мира, всем волшебникам и всем золотым рыбкам, которые нахально мешали ей нырять и плавать.

И Ирэн оправдала ее надежды.

Выждав момент, она вспрыгнула на бортик и стала ждать.

Сейчас появится голова Феонилы. Сейчас…