/ Language: Русский / Genre:child_det, / Series: Охотники за преступлениями

Тайна похищенных пленок

Г Стоун


Г. Х. Стоун

Тайна похищенных пленок

1. Фальшивая музыка

Боб Эндрюс пробирался сквозь оживленную толпу на торговой площади городка Роки-Бич. Школьный год только что закончился, и Боб был готов к решительным действиям.

В теплом июньском воздухе гремел рок. Ансамбль, вод названием «Хулахупс» разразился чем-то потрясающим, да так, что ноги сами начинали пританцовывать. Неудивительно, что «Хупсы» вышли в финал и должны были участвовать в следующую субботу в престижном Рок-н-ролл конкурсе Коккера. Сегодня же они давали платный концерт, развлекая толпу на торговой площади.

Боб переместил картонный ящик, который он нес, с левой стороны на правую и проделал несколько танцевальных па. Он направился к сцене на встречу со своим боссом. Саксом Сендлером. Они нравились Друг другу. Саксу принадлежала компания «Рок-Плюс Инкорпорейтед» агентство содействия талантам. Он представлял «Хулахупсов», а Боб был его главным помощником.

Боб миновал десяток прилавков. Чего только на них не продавалось — от молотков до ювелирных изделий и игрушек. Воздух наполнял запах жареной кукурузы. Очередная хорошенькая девушка, поймав на себе взгляд Боба, улыбалась ему. И Боб улыбался ей в ответ.

— Все дело в зубах, — раздался голос у него за плечом.

Боб обернулся.

— Это все чудеса стоматологии, — продолжал его друг Пит Креншоу. Он бежал вприпрыжку позади Боба, пытаясь догнать приятеля и конечно же не мог не заметить, сколько очаровательных мордашек обращало внимание на его друга. — Смирись с этим парень. Твоя улыбка сражает наповал.

В майке и белых джинсах семнадцатилетний Боб ничем не отличался от любого другого калифорнийского подростка. Он был почти шести футов роста загорелый блондин с голубыми глазами, он сражал всех своим обаянием, которое исходило от него, как жар от печки.

— Потрясающая улыбка для рекламы зубной пасты, — добавил Пит. — Ты будешь замечательно смотреться на рекламных щитах.

Пит тоже был в майке, а на пыльных джинсах пристроился плеер. Ростом чуть побольше шести футов, весом 190 фунтов, он находился в такой хорошей спортивной форме, что, пробежав четверть мили от парковочной стоянки, даже не запыхался. Пит так же, как и Боб, пребывал в отличном настроении. Ему удалось спихнуть экзамен по геометрии, и теперь летний отдых ему был обеспечен.

— Не приставай, а то я расскажу Келли, что ты посматривал на других девушек, — пригрозил Боб.

— Она тебе не поверит, — ответил Пит, отбрасывая волосы со лба. Келли Мадиган, подружка Пита, была заводилой на школьных тусовках. Как говорил их общий друг, Юпитер Джонс, она обвела большого Пита вокруг своего маленького мизинчика.

— Она знает, — продолжил Пит, — если ты рядом, у меня нет никаких шансов.

Боб засмеялся, и они принялись приплясывать под эту бешеную музыку уже вместе. Бобу надо был встретиться с Саксом, чтобы забрать рекламные листовки о выступлении «Хупсов» на конкурсе. Он обещал Питу познакомить его с «Хулахупсами», если Пит подбросит его домой.

— Слушай, не забудь, — напомнил ему Пит, — потом нам нужно будет заняться твоим «фольксвагеном». Что с ним такое?

— Ты не шутишь?

— Извини. — Пит улыбался.

В том, что касается девушек, Бобу просто цены не было, но в автомашинах он абсолютно ничего не понимал. Пит поглядел переполненный картонный ящик, который Боб держал в руках.

— У тебя что, есть товар на продажу?

— Так — кое-что ценное из моих вещей.

— Ты, наверное, сегодня почистил свой школьный шкаф?

— Занятия закончились, ты что, об этом не знаешь?

— Конечно знаю. Просто я все повыбрасывал, — Пит заглянул в ящик. — Тебе тоже не мешало бы. В коробке валялись смятые тетради, старые карандаши, какие-то бумажки, резинки, треснутая чашка и сочинение Боба из первого полугодия «Жизненный цикл дрозофилы». Сверху был брошен пустой рюкзак.

— Я не выбрасываю того, что стоит денег, — буркнул Боб. Неожиданно справа он увидел плакат, прикрепленный над прилавком. На плакате от руки было написано: «Дешевые музыкальные кассеты! 2 доллара каждая! Три штуки за 5 долларов!»

— Посмотри-ка! — воскликнул Боб.

Пит тяжело вздохнул.

— Пошли, — загорелся его приятель и решительно зашагал к прилавку. Сотни кассет с записями были разложены по цветам радуги. Боб поставил ящик у ног и принялся перебирать кассеты.

— А как же Сакс? — спросил Пит. — Ты уже про него забыл. А машина? И Юп нас ждет.

— У нас уйма времени. Юп занимается машинами, которые он обнаружил у дядюшки Титуса в последней партии металлолома. Так что он не скучает.

Опекуны Юпитера, дядюшка Титус и тетушка Матильда Джонс, владели складом подержанных вещей. Несколько лет назад, когда ребятам было еще по четырнадцать, этот склад стал штаб-квартирой созданного ими клуба «Три Сыщика». Сейчас, через четыре года, это было самое знаменитое и все еще самое молодое в Роки-Бич трио частных детективов.

— Нужна помощь?

Боб встретился взглядом с парой черных глаз. Они принадлежали азиатскому лицу с узким носом и квадратным подбородком. Пальцы парня барабанили по столу, но не в такт заразительному ритму «Хулахупсов». Парень явно нервничал.

— Нет, спасибо. Я немного посмотрю, — поблагодарил Боб. — У вас большой выбор.

— Покупай: за три — пять долларов, — предложил продавец. У него был необычный выговор, он словно немного растягивал слова. Впрочем, голос звучал как бы нарочито бесстрастно, хотя взгляд бродил по толпе, будто разыскивая кого-то.

— Боб, давай быстрее, — попросил Пит. — Я хочу познакомиться с «Хулахупсами»!

Боб выбрал кассету — старую песню Бушуэкеров, затем знаменитую запись с Карибским оркестром и, наконец, малоизвестную запись «Уотте Вандерфулсов».

— Держи. — Боб протянул продавцу пятидолларовую купюру, которую тот сразу же убрал.

— О'кей, — облегченно вздохнул Пит. — Догоняй! Звезды рока — я иду!

Боб подхватил свой ящик и помчался вслед за Питом.

— Понимаешь, — объяснил свое нетерпение Пит, когда они подбежали к сцене, — «Хулахупсы» действительно потрясающая команда!

— Так я же тебе говорил, — напомнил ему Боб. — Сакс думает, что они победят на конкурсе Джимми Коккера. А это десять тысяч долларов, шестинедельный рекламный тур и контракт на звукозапись. Контракт — это самое важное. С этого начинается слава.

— И когда все это произойдет?

— Через три дня. В субботу вечером в Лос-Анджелесе.

Наконец друзья добрались до самого центра торговой площади. Это был небольшой холм со сценой на вершине. Боб разглядел на площади внизу сотни прилавков. Люди смеялись, танцевали, ели сахарную вату и торговали — и все это под зажигательную музыку «Хулахупсов».

В поисках Сакса Боб и Пит подошли к задней стороне сцены. Здесь было потише и разговаривать было легче. Пит заправил майку в джинсы. Но потом, думав, что в майке навыпуск он будет выглядеть нее солидно, снова вытащил ее.

— А вот мой парень, — раздался чей-то голос. Сакс Сендлер появился из-за груды ящиков от усилителей. Ему было за сорок, одет он был в свою обычную разодранную футболку, черные брюки, на ногах — высокие ботинки со шнурками. В завязанных сзади волосах кое-где пробивалась седина. Боб был одновременно помощником, советником относительно вкусов подростков, а иногда и мальчиком на побегушках. Это была самая лучшая работа, которая когда-либо была Боба, и самая занятная.

— Что у тебя здесь? — спросил Сакс у Боба, его морщинистое лицо осветилось любопытством. До того, как он стал антрепренером, он был хиппи, и ему было все интересно.

— Школьное барахло, — сказал Пит.

— И кассеты, за которыми я охотился, — добавил Боб. — Я нашел их здесь. Блестящая сделка.

Он передал три кассеты Саксу.

— Когда-нибудь наши «Хупсы» сыграют это, — промолвил Сакс, с восхищением рассматривая кассеты.

Внезапно Боб наклонился вперед.

— Не может быть! — вскричал он.

— Что случилось? — спросил Пит.

— Имя Бушуэкеров написано неправильно!

— Ну да? — На кассете было написано «Бушэкеры» и Питу показалось, что все правильно.

— Не хватает второго «у», — волновался Боб.

— Послушай, а разве у фирм звукозаписи нет людей, которые проверяют написанное? — спросил Пит.

— Конечно, — вмешался Сакс, — законные компании не позволят, чтобы неправильное написание все испортило.

Они тщательно рассмотрели все три кассеты. Цвета были не столь яркими, как должны были быть — буквы расплывались по краям. Название на одной обложке было словно напечатано на плохой пишущей машинке. Две другие обложки были похожи на копии, сделанные на цветном ксероксе. Обложка «Бушуэкеров» выглядела так, как будто кто-то неумело нарисовал ее, сделав ошибку в написании, а затем изготовил цветные копии.

— Давайте лучше послушаем пленки, — мрачно предложил Пит и отстегнул с пояса свой плеер.

Он поставил одну из кассет, включил магнитофон и протянул наушники. Послышалось низкое гудение, которое вызывало зубную боль. Он поставил вторую кассету. Она звучала так, как будто ее проигрывали на слишком малой скорости, и напоминала скорее стон, чем музыку. На третьей кассете вместо слов была слышна какая-то тарабарщина.

— Меня ограбили! — в отчаянии вскрикнул Боб.

2. Бей их!

— Пираты! — вскричал Боб.

— Вполне возможно, малыш, — подтвердил Сакс. — Среди торговцев полно жуликов.

— Может быть, я снова прокручу? — предложил озадаченный Пит.

— Это пираты, — повторил Боб. — Они делают копии с пластинок или пленок, а затем продают их как оригиналы. Качество обычно дрянное. У меня давно уже руки чешутся.

— Что же ты собираешься делать? — спросил Сакс.

Боб посмотрел на Сакса, затем на Пита и вздернул подбородок.

— Я верну свои деньги!

— Послушай, — остановил его Пит, — ты же обещал познакомить меня с «Хулахупсами»!

— К тому времени, когда они закончат, мы уже вернемся. Пошли!

Подхватив свой ящик, бормоча ругательства, Боб решительно зашагал по проходу. Пит и Сакс последовали за ним.

— Посмотрим на эту вонючку, — весело сказал Сакс. Он обожал всякие скандалы.

— Вот пот прилавок, — показал Боб.

— Смотри! — воскликнул Пит. — Теперь здесь уже двое!

Второй парень также был азиат, но выше ростом. У него была такая же квадратная челюсть, неподвижное лицо, бледный шрам тянулся от левого глаза к подбородку. Это придавало лицу злое и отвратительное выражение. Когда они приблизились, Боб подумал, что, может быть, он и на самом деле быть злым и отвратительным.

Два пирата спешно упаковывались, они грузили вещи через открытую заднюю дверь в голубой фургон «доджа».

Боб, Пит и Сакс подошли к прилавку. Большая часть кассет была уже упакована. Боб огляделся. Никто из других продавцов уезжать не собирался.

— Я возвращаю мои кассеты, — вежливо произнес Боб. — И хотел бы получить деньги обратно. Кассеты явно поддельные. — Он протянул три кассеты. — Я заплатил вам пять долларов.

Двое парней работали так поспешно, что они даже не взглянули на подошедших к ним троих. Меньший продолжал проворно швырять кассеты в ящик. А тот, что со шрамом, погрузил ящик в фургон, схватил другой — пустой и побежал к прилавку за новыми кассетами. Они тихо переговаривались на языке, который Боб не мог определить, и постоянно наблюдали за толпой.

— Послушайте, парни! — Боб снова попытался обратить на себя внимание на этот раз погромче его руки сильнее сжали картонную коробку. — Эти кассеты — дрянь! Отдайте мои пять долларов! И сейчас же!

Ответа снова не последовало, словно Боб для них был пустым местом.

— Давайте поступим разумно, — доброжелательным взвешенным тоном вмешался Сакс. — Эти пленки украдены. Парень просит обратно свои денежки. Вы же не хотите иметь дело с полицейскими. Так что верните. Вам же будет лучше.

Здоровый парень с бледным шрамом остановился, поднял голову и выкрикнул на незнакомом языке какое-то ругательство. Угрожающе уставившись в глаза Бобу, он выхватил у него из рук три кассеты.

— Эй, — крикнул Боб, удерживая падающую коробку и пытаясь дотянуться до кассет.

Но было слишком поздно. Парень швырнул кассеты Боба в ящик, который он упаковывал, и быстро побросал туда других.

Пит рассвирепел от негодования. Довольно, он уже насмотрелся. Мышцы на шее окаменели, когда он пытался унять свой гнев. Он схватил жуликов за руки и поднял их вверх.

— Мой… друг… хочет… получить… обратно… свои… деньги, — процедил сквозь зубы Пит. — И сейчас же. Что-то случилось с лицами обоих парней. Казалось, они вот-вот потеряют сознание. Они прямо-таки позеленели от страха.

От удивления Пит на мгновение ослабил свою хватку.

А пираты только этого и ждали. Вырвавшись из рук Пита, они мгновенно сгребли оставшиеся кассеты, швырнули их в ящики и бросились к фургону.

Перепрыгнув через прилавок, Пит помчался за ними. Боб и Сакс, обогнув прилавок, устремились следом. Внезапно сзади послышались крики и раздался топот ног.

С отчаянием оба пирата швырнули ящики в открытую заднюю дверь. Испуганно посмотрев назад, тот, что со шрамом, побежал к месту водителя. Меньший пират захлопнул заднюю дверь.

В тот момент, когда Пит подбежал к фургону, перемахнув через прилавок, за пиратами бросились еще какие-то двое парней.

Один был блондин с густыми бровями на холодно непроницаемом лице. На ногах у него были огромные ботинки. Он отпихнул в сторону Сакса и Пита.

Второй был азиатом, как и эти двое пиратов. У него было такое же узкое лицо, в темных глазах сверила ярость.

Блондин вытащил маленького пирата из фургона и нанес ему сильный удар в челюсть. Когда тот упал, блондин подбежал к кабине водителя. Схватив пирата со шрамом за горло, он вышвырнул его из фургона, и оба они свалились на землю.

Тем временем маленький пират поднялся на ноги. Но получил новый удар от подоспевшего азиата который что-то спросил его на том же непонятном языке. Пират не ответил. Согнувшись от удара, он все же пытался улизнуть.

Пит, Боб и Сакс посмотрели друг на друга.

— Что происходит? — спросил Сакс.

— Понятия не имею, — ответил Пит.

— Очень странно, — согласился Боб. Если бы здесь был Юп, он бы сказал: вот случай для расследования.

Единственным ответом на все их вопросы было хрипение и удары дерущихся.

Два продавца-пирата против двух незнакомцев. Пит хотел помочь, но кому?

— Сакс, — начал было Пит.

— Ни в коем случае. — Сакс замахал в знак протеста руками. — Я не понимаю, в чем здесь дело.

Вокруг дерущихся начала собираться толпа. Драка складывалась не в пользу пиратов. Внезапно большой пират со шрамом сделал отчаянную попытку сбежать, оглядываясь на блондина, который гнался за ним по пятам.

Боб заметил приближающегося здоровенного пирата и хотел отойти в сторону, но не успел. Пират врезался в него и пронесся дальше. Блондин погнался; за ним снова.

Боб упал. Его картонная коробка ударилась о землю и отлетела прочь, а голова стукнулась обо что-то твердое. Перед глазами поплыли цветные круги. Боль полыхнула в глазах красным и синим.

3. Ошеломленные и потрясенные

— Боб! Эй, Боб!

Боб поднял голову. Он, как бы в тумане, увидел Пита и Сакса рядом с ним на коленях, а… далее… кто-то пытается украсть его картонную коробку со школьными вещами! Это был маленький пират. И казалось, что пират… парит в воздухе! Он и коробка парили в воздухе в футе от земли!

Это было слишком невероятно. Боб попытался встать. По руки и ноги словно весили десятки пудов. Каждая. Он снова закрыл глаза.

— Боб! — Пит наклонился совсем близко и снова позвал его.

— Ну как, парень? — спросил Сакс. — С тобой все в порядке?

Распластавшись, Боб лежал на земле. В нескольких дюймах от его головы находился металлический ящик для инструментов, упавший с прилавка, где продавались электрические приборы.

— О-о-о-ох, — простонал он, пытаясь подняться.

Пит предупредил его движение.

— Не стоит, — предостерег помощника Сакса, — начала приди в себя.

— Они все еще дерутся? — спросил Боб. Он открыл глаза и пощупал шишку на голове. — О-о-о-у! — Так удариться головой, что может быть глупее.

— Попробуй взглянуть на нас, — сказал Сакс.

Боб повернул голову.

— Я вижу, — с облегчением произнес он.

Круги и разноцветные вспышки исчезли. И никто уже не парил в воздухе. Он ясно видел большую толпу собравшуюся вокруг дерущихся. Все еще слышалось хрипение и глухие звуки ударов.

Внезапно пират со шрамом на лице выхватил из фургона большой гаечный ключ и ткнул его блондину в живот.

Застонав от боли, блондин согнулся пополам. Завершив свою победу немедленно последовавшим ударом в челюсть снизу вверх, пират побежал к фургону. Взревел мотор.

Другой пират, увидев свое спасение, в последний раз ударил ногой нападающего азиата и вырвался на свободу. Подбежав к фургону, он ввалился внутрь через дверь для пассажиров. Фургон мгновенно рванул вперед, выбрасывая за собой коричневое облако пыли.

Нападающий с азиатским лицом в последней отчаянной попытке рванулся вперед в надежде ухватиться за ручку задней двери, но было слишком поздно. Рука соскользнула, и он шлепнулся в грязь.

Блондин с трудом встал на ноги. Ни он, ни его компаньон были уже не в состоянии догнать фургон. Со злости он ударил ногой в прилавок, а фургон проскочил через расступившуюся толпу и стремительно унесся прочь.

Блондин схватил меньшего парня за плечо и начал что-то рычать ему в ухо. Тот съежился и замотал головой. Блондин снова зарычал, толкнул его в сторону и исчез в толпе.

— Плакали мои пять долларов, — вздохнул Боб.

— Вот это да, — протянул Пит. — Что же здесь происходило?

— Помнишь, когда я покупал пленки? — напомнил ему Боб. — Парень, который продал их мне, наблюдал за толпой, ожидая кого-то или чего-то.

— Ты думаешь, он знал, что те двое парней находились на торговой площади? — спросил Пит.

— Может быть, он опасался, как бы они не появились. Может быть, поэтому позже и появился второй пират, он тоже наблюдал, здесь ли они.

Пит медленно покачал головой:

— Точно!

Боб начал подниматься с земли, осторожно ощупывая шишку на затылке.

Сакс и Пит помогали ему.

— Не торопись, Рэмбо, — предостерегал Пит.

— Все равно сегодня я успел бы подраться только один раз, — ответил Боб. — У меня вечером свидание с Яной.

Пит в притворном ужасе вытаращил глаза, но он был просто рад, что его друг снова в порядке.

— Не забудь свои вещички, — сказал он, поднимая коробку и передавая ее Бобу.

— Спасибо, — ответил Боб.

Тем временем Сакс отряхивал пыль со своих брюк. Ему нравилось, когда его брюки были очень черными. Толпа сильно поредела. Лишь несколько зевак, стоя вокруг пустого прилавка, с жаром пересказывали друг другу обстоятельства драки. Для них это оказалось самым ярким впечатлением от посещения торговой площади.

— Может быть, эти двое парней налетели на пиратов, потому что их тоже ограбили, как и тебя? — высказал предположение Пит.

— Звучит весьма правдоподобно, — согласился Боб. — Ребята, как я хотел бы сам схватиться с этими пиратами!

— Остынь, — посоветовал Сакс. — Сначала — дело.

— Нам же нужно встретиться с «Хупсами»! — напомнил Пит.

Боб, Пит и Сакс снова направились к сцене, где «Хулахупсы» подпрыгивали, извивались, исполняя свой захватывающий дух рок-н-ролл. Шум на торговой площади был обычным. Она была такой большой, что драку заметили лишь немногие.

— Может быть, блондинчик и его приятель — разъяренные музыканты, — продолжал Сакс — Понимаете, у нас есть закон об авторских правах, защищающий от присвоения то, что сделано другими: не только песни, но и книги, кинофильмы и тому подобное. Например, собственные сочинения «Хупсов». Если кто-то запишет их песни, полагается им заплатить.

— Было бы здорово, если кто-нибудь записал их! — воскликнул Боб. — А еще лучше, если бы с ними заключили контракт на запись. У них ведь не так много денег.

— Уж я-то это знаю, — подтвердил Сакс. — Но будьте уверены, я бы тоже рассвирепел, если кто-нибудь своровал их музыку.

— А что, и такой вид пиратства существует? спросил Пит.

— К сожалению, да, — ответил Сакс. — Это проблема и здесь. Не так давно одного парня в Лос-Анджелесе посадили в тюрьму за продажу нелегально сделанных записей. В газетах писали, что он действовал с таким размахом, что фирмы звукозаписи понесли тридцать два миллиона долларов убытков.

— Это же куча денег! — присвистнул Пит.

— Да не считая к тому же того, что потеряли на гонорарах композиторы, певцы и музыканты, — добавил Сакс. — Когда подпольные записи превращаются в бизнес, это больно бьет по людям.

Боб и Пит кивнули в знак согласия.

Они приближались к эстраде. И здесь и там толпились зрители: одни танцевали, другие просто слушали. Пульсирующая рок-музыка никого не оставляла равнодушным: «Хулахупсы» как раз заканчивали очередную песню. Боб ради сохранности задвину свой ящик под дощатый пол эстрады.

— Когда «Хупсы» играют, делами занимать просто невозможно, — пожаловался Сакс. — Достану листовки, когда они начнут следующую песню. Ты еще не знаком с «Хупсами», Пит?

— Еще нет. — Пит надеялся, что никто не заметил, как он волнуется. Общаясь, скажем, с футболистами, он был, как всегда, уверен в себе, своем обаянии, но артисты — это совсем другое дело.

— Держу пари, ты будешь потрясен, — сказал, улыбаясь, Сакс.

Раздались мажорные финальные ноты. Последний взмах палочек ударника. Аудитория разразилась громкими аплодисментами и свистом. «Хупсы» низко поклонились, сняли свои инструменты и убежали со сцены.

Аплодисменты стремительно нарастали. Музыканты вновь показались перед зрителями, еще четыре раза поклонились и. размахивая руками, сошли со сцены по лесенке за эстрадой.

— Эй-эй, Сакс! — кричал высокий стройный юноша с длинными шелковистыми волосами цвета кукурузы и развевающейся бородой. Он хлопнул Сакса рукой по спине, в другой он держал пару барабанных палочек. — Ну, как мы сработали? Мы их завели, не так ли?

— У тебя это всегда получается, Тони, — Сакс добродушно снес фамильярное похлопывание, — и еще как. Это — Тони, — обернулся он к Питу. — Ударник. Дудочник с волшебными палочками. Ребята, послушайте все: это Пит Креншоу — друг Боба.

Пит в смущении кивнул.

Тони отстучал палочками замысловатый ритм по краю эстрады. Подол его белой рубашки болтался поверх разодранных джинсов.

— Слышали? Здорово, правда? — спросил он.

— Потрясающе! — сказал уважительно Сакс. — А это — Макси, — обратился он к Питу, одновременно улыбаясь маленькой девушке, стоящей рядом.

— Вокал, — пропела Макси. У нее было очень симпатичное личико в форме сердечка, длинные темные волосы. Она была одета в облегающий костюм из красной кожи, но без рукавов. Пит даже подумал, что были специально оторваны. Своими маленькими ручками она обхватила Сакса за талию и легонько сжала его.

— Замечательный вокал, — вскрикнул Сакс.

— Только замечательный? — выдохнула Макси, сжимая руки сильнее.

— Самый замечательный.

Макси улыбнулась и опустила руки.

— Это действительно так, — продолжал Сакс. — Диапазон в три октавы. Эта маленькая леди чертовски хорошо поет.

Макси мило улыбнулась. Она потрепала Боба по щеке. Боб расплылся в улыбке.

Неудивительно, что ему нравится здесь работать, подумал Пит. Ему платят за то, чтобы приятные девушки хорошо с ним обращались!

За Бобом и Макси наблюдал не только Пит.

— Романы — это дело прошлого, — объявил парень с бритой головой. — В наш ядерный век есть время только на мимолетные встречи.

— Это — Квилл, — представил его Сакс. — Синтезатор. Все звуки — от органа до стука дождя. Этот парень уже сам по себе целый оркестр.

Квилл церемонно поклонился Питу. Солнце отражалось от его бритой головы и небольшой золотой — колечком — серьги в правом ухе. Квилл носил старый смокинг с белой веревкой вместо пояса. На коленях брюк зияли дыры. По мнению Пита, он выглядел как пугало.

— Жизнь, в сущности, бессмысленна, — продолжал Квилл. — Мы становимся лишь протоплазмой для межгалактического синтезатора.

Пит не знал, что ответить. Ему еще не доводилось принимать участие в подобных разговорах. И ему очень захотелось поскорее рассказать обо всем Келли.

— Не обращай на Квилла внимания, — успокоила его Макси. — Никто его не понимает.

Макси толкнула вперед симпатичного парня в покрытом пятнами твидовом спортивном пиджаке, облегающих белых вельветовых штанах и ковбойских ботинках.

— Это — Марш, — сказала она Питу.

У Марша были взъерошенные каштановые волосы, высокий, умный лоб и тусклые серые глаза.

— Гитарист и композитор, — с гордостью произнес Сакс — Этот парень пишет почти всю музыку для «Хупсов». Нужно ли что-либо добавлять о нем?

— Я поражен, — признался Пит. — Уверен, ребята, что вы победите на конкурсе в субботу.

— В субботу вечером? — повторил Марш. Он удивленно поднял брови. Его тусклые глаза стали совсем бесцветными. — Что в субботу?

— Конкурс Джимми Коккера, — сказал довольно Сакс. Он пояснил Питу: — Марш иногда теряет ощущение реальности. У него в голове только одна музыка. Он пишет музыку. Правильно я говорю?

— Конечно, профессорская рассеянность, — поддакнула Макси.

— Не могу, — сказал Марш. Он выглядел смущенным.

— Не можешь — что? — спросил Сакс.

— Не могу играть в субботу вечером, — объяснил Марш. — Я женюсь в это время. Да, да. Мы решили вчера вечером. Кажется, в восемь часов. Думаю, нам придется отменить выступление.

4. Игра в свидания

Все в изумлении застыли.

— Что?! — закричала Макси.

— Все летит к черту! — завопил Тони.

О чем только думал этот Марш? На этом конкурсе имя «Хулахупсов» узнало бы столько народа. А если бы они победили, то получили бы концертный тур и контракт на звукозапись — счастливый билет в будущее!

Сакс и Боб пытались урезонить Марша. Тони поставил под сомнение его умственные способности. Квилл убеждал его в бессмысленности этого поступка. Макси надула губки и топала ногами. И несмотря на все это, Марш отказывался уступить. Это была его жизнь, и он не отменит свою свадьбу — хватит об этом говорить.

Внезапно Макси снова взорвалась.

— Идиот! — завизжала она и ударила Марша в грудь. — Самовлюбленный подонок! — И, дав выход своему возмущению пощечиной, она зашагала прочь.

Озадаченные взрывом ее ярости, парни персе тали спорить. Они смотрели, как она удалялась, гордо распрямив плечи.

— Я ухожу, — бросила она через плечо. — Найдите кого-нибудь еще, что закончил бы ваш концерт сегодня!

Это заявление охладило их. Им нужна была Макси так же, как нужен и Марш. Сейчас даже Марш успокоился.

— Подожди! — закричал Сакс, бросившись догонять Макси.

Он схватил ее за руку. Макси вырвалась, сделала назад, скрестив перед собой руки. Она ожидала продолжения. А ее злые глаза говорили всем: лучше со мной не связываться!

— Ты же профессионал, — строго сказал Сакс. — Тебе нужно отработать еще одну часть программы.

— Скажите пожалуйста, а разве к Маршу это не уносится? Тем не менее он преспокойно наплевал на наш шанс. Так что — пока!

— Макси, — закричал Боб, — подожди минутку!

Он подбежал к ней, наклонился к уху и что-то пошептал. Она яростно замотала головой. Затем кивнула раз. Затем два раза еще.

Сакс вернулся к Маршу и легко толкнул его в грудь.

Марш жалобно посмотрел на своего агента. Демарш Макси возымел свое действие.

— Как зовут твою невесту? — спросил Сакс.

— Кармен Валенсия.

— Кармен Валенсия? — вскричала Макси. — Ты хочешь на ней жениться?

— Успокойся. Я знаю Кармен, — сказал Сакс. — Я позвоню ей, и мы изменим дату свадьбы.

— Она жутко разозлится, — предупредил Марш, хотя вид у него был уже гораздо спокойнее. — У нее тяжелый характер.

— Характер, — фыркнула Макси. — Ничегошеньки в ней нет, дружок. Эта певчая птичка не может хорошо взять ни одной ноты.

Пит подавил улыбку. Сакс посмотрел на часы.

— Время, ребята. — Он был опять деловит. — Начинается следующее отделение. Пошли.

Марш виновник скандала — тяжело вздохнул. Он откинул волосы со лба.

— Что будем играть?

Музыканты отправились обратно на сцену, и Тони быстро перечислял им номера программы. Квилл устроился за клавиатурой.

— Паке вобискум, — произнес он по-латыни. — Мир с вами, — повторил он и подмигнул Саксу.

— Да, здесь больше страстей, чем во время спортивных соревнований, — сказал Пит.

— Пожалуй, что так, — согласился Боб.

— Женитьба затуманивает мозги, — согласился Сакс. — Но мы все это поправим.

— Марш выглядел таким… равнодушным, что ли. Я имею в виду, что он вел себя так, словно просто собирался пойти съесть пиццу.

Сакс пожал плечами.

— В этом весь Марш. Он был помолвлен наверно, десятки раз. И эта помолвка, вероятно кончится тем же.

— А что ты сказал Макси? — спросил Пит у Боба. — Как ты заставил ее пойти на мировую?

— Очень просто, — ответил Боб. — Марш был дважды помолвлен с Макси. И она оба раза разорвала помолвку. Но, если она не выходит за него замуж, это не значит, что она позволит ему жениться на ком-нибудь еще. Поэтому я сказал ей, что, возможно, он помолвлен потому, что нервничает из-за будущем концерта. А что, вероятно, он по-прежнему все еще любит только ее. И что ей нужно проявить терпения пока он сам не догадается об этом.

Прозвенел аккорд гитары Марша. Через мгновение к нему присоединились остальные, и зазвучали чудесные мелодии «Хулахупсов». «Неужели нужно быть немножко не в себе, чтобы стать таким потрясающим рок-музыкантом, — размышлял про себя Пит. — Впрочем, какая разница. Все равно музыка „Xyпсов“ — самая потрясающая!»

— Итак, к делу. — Сакс вернулся к своим обязанностям агента. — Что будем делать в субботу вечером? Мне нужно, чтобы сотни болельщиков из Роки-Бич поддержали выступление «Хупсов» на конкурсе. — Он передал Бобу пачку ярко-желтых листовок. — Когда жюри слышит, как толпа требует выступления какого-либо оркестра, это производит нужное впечатление. Так что расклей их по всему городу. Прямо сейчас.

— Как насчет нашего первого дела — утреннего? — спросил Боб. — Моя машина на приколе.

— Я починю ее сегодня же, — поклялся Пит.

— О'кей, — заключил Сакс. — Можете идти. Но самое важное — это завтра утром. — Он повернулся и посмотрел на сцену, где «Хупсы» играли и сами пританцовывали в такт своей музыке. — Эти детки иногда упрямы, но они замечательные музыканты. Они могут победить на конкурсе!

Части старого катушечного магнитофона валялись на столе перед Юпитером Джонсом. Машина размером с хлебницу была предком современных кассетных проигрывателей. Части лежали в том порядке, в котором Юн разобрал их. Он определил, что аппарат не был неисправен, он просто был стар, нуждался в чистке и регулировке. Когда Юп окончит свою работу, он получит великолепный магнитофон. Он будет воспроизводить звук с качеством студийной записи, таким, с которого можно будет даже записывать пластинки.

— Как ты собираешься все это использовать? — поинтересовался Пит.

Юп только отмахнулся от него, а Боба эта ситуация явно развлекала.

— Что-нибудь придет мне в голову, — наконец ответил, как всегда, самоуверенно Юп. — Может быть, мы с дядей Титусом просто продадим его аппарат.

Трое ребят собрались на складе подержанных вещей Джонса. Юп работал в своей электронной мастерской — хибарке рядом с трейлером, в котором разместился их штаб. Крышу венчала тарелка антенны, на полках и столе там и сям стояли современные электронные приборы или их части.

У другого конца трейлера находилась смотровая ям, где Пит и двоюродный брат Юпа Тай Кэсси (когда он бывал в городе) ремонтировали свои автомашины, а также машины друзей, а иногда — за плату — и посторонних заказчиков. Юпитер и Боб подошли к яме посмотреть, как Пит пыхтит над «фольксвагеном» Боба.

— Черт знает что! Я сейчас разберу ее на запчасти, — злобно сказал Пит. Он разогнулся, упер руки бока и уставился на мотор старенького красного «фольксвагена». Вчера мотор никак не заводился. К счастью, Боб припарковал машину прямо перед складом. С помощью Юпа он затолкал ее внутрь в ожидании помощи Пита.

— Не верю своим ушам! — вскричал Боб. — Наш супермеханик Пит Креншоу признает свое поражение?

— Отвали, — огрызнулся Пит. — Может, Тай знает, как ее починить. Когда он вернется, Юп?

— От него пока нет известий, — ответил Юп. — Обычно это означает, что он скоро появится.

Таю Кэсси было двадцать семь, это был первоклассный механик, но и ужасный непоседа. Сейчас, когда он обосновался на складе старья, ребята уже знали, что раз в месяц можно рассчитывать на его появление примерно на неделю. Его не было три недели, значит, каждый день можно было ожидать его появления.

— Ну, так что с моей машиной? — спросил Боб. — Я спрашиваю не потому, что завтра нужно расклеивать эти листовки. Я хочу сегодня еще вернуться на торговую площадку и постараться найти этих вонючих пиратов. Я не могу забыть про мои пять долларов. И сегодня вечером я иду с Яной в кино…

— Сначала узнай, есть ли у нее машина, — посоветовал Пит.

— Отстань!..

Боб полез в трейлер, а Юпитер снова вернулся в свою мастерскую.

— Краник дросселя работает, — бормотал Боб, копаясь в машине. — Автоматика работает, другие заслонки работают. Так в чем же дело?

— Юп, — позвал Боб, стоя с телефонной трубкой руке в дверях трейлера. — Яна говорит, что она сама будет за рулем, но с ней хочет поехать ее подруга. Ты против?

— Что значит, не буду ли я против? — отозвался Юп. — С каких это пор подругам Яны нужно на это мое разрешение?

— Не будь занудой, — поддразнил его Боб.

Юпитер хорошо знал, что имел в виду Боб. Но уж лучше встретить бандита с ножом в темной аллее, чем выдержать мучительное свидание с девушкой. Пит не мог удержаться, чтобы не поприсутствовать том, как Юп будет уклоняться от свидания. Он дошел к мастерской.

— Я очень занят, — объявил Юп, наклоняясь над им магнитофоном.

— Юп говорит, что он очень занят, — повторил Боб в телефонную трубку. — Что? О'кей, конечно. — Боб повернулся к Юпу. — Она сама хочет поговорить с тобой. Давай, Юп. Да расслабься же ты!

Юпитер проворчал себе под нос что-то вроде того, это Бобу нужно расслабиться. Он медленно отложил в сторону отвертку, буквально оторвал себя от стола, встал. Темноволосый, круглолицый и… как он любит говорить: узкая талия. Его ум, казалось, мог справиться со всем, но не с излишним весом и с робостью в общении с девушками.

Юп взял трубку параллельного телефона в своей мастерской и прокашлялся.

— Юпитер Джонс слушает. — Его невозмутимая физиономия начала краснеть. — Рад с вами познакомиться. — Он закрыл глаза и сглотнул. — Нет, я не отшельник… Сегодня вечером, к сожалению, у меня другие планы, которые нельзя изменить.

— Юп! Что ты несешь? — вскричали Пит и Боб.

Юпитер не обратил на них внимания.

— Весьма благодарен за то, что вы обо мне попали. — Он повесил трубку телефона и вытер пот со лба.

Изумленно посмотрев на Юпа, Боб вернулся к прерванному разговору.

— Хорошо, в семь часов. Я также хочу поскорее с тобой встретиться. Пока, Яна! — Боб повесил трубку и обернулся к друзьям.

— Я уже видел этот фильм, — оправдывался Юп. — К тому же книга гораздо лучше. — Он взял свою отвертку и вернулся к работе. — Кроме того, у меня новая программа питания. — Он решил, что слово «диета» имеет слишком отрицательный смысл. — Она называется «Хлеб и Масло»: за каждый прием пищи я должен съедать кусок хлеба с маслом. Если я пойду в кино, то все кончится тем, что я опять стану налегать на воздушную кукурузу, земляные орешки и сладкие батончики. Я не хочу, чтобы две недели моего самоограничения полетели ко всем чертям. — Он демонстративно подтянул свой ремень на брюках, но живот выпирал по-прежнему.

Боб и Пит посмотрели друг на друга, улыбнулись и пожали плечами — ничего не поделаешь. Если Юп принял решение, то легче сдвинуть гору, чем заставить его изменить это решение.

— И вот еще что, — продолжал Юп. — Мне нужно подумать о том, что случилось сегодня. Между прочим, Боб, почему ты выбросил столько денег за эти пленки?

— Потому что за пять долларов они отдавали три штуки, — ответил Боб. — Это была хорошая сделка.

— Ты хотел получить что-то за ничего, — фыркнул Юп. — А что ты получил? Ничего.

— Перестань, Юп. Ты тоже любишь поторговаться. Но так обжуливать людей нечестно. Я ведь тоже зарабатываю на жизнь.

— Как вы думаете, те два парня, что напали на торговцев, также были покупателями? — спросил Юп.

— А кто же еще? — спросил Пит в ответ.

— Ну, я не знаю, — ответил Юп. — Рассерженные покупатели обычно требуют обратно свои деньги. Разве они об этом просили?

— Один из них что-то орал, — припомнил Боб, — но на каком-то языке.

— Это нам ничего не дает, — промолвил Юп. — Кто-нибудь из вас заметил номер их «доджа»?

Пит промолчал, Боб взглянул виновато на Юпа.

— Нет, — признались оба.

Юпитер покачал головой, сожалея о такой грубой оплошности.

— Возможно, это и есть ключ к разгадке. А может, слово, действие или что-то еще, о чем вы забыли.

— Вот именно, — вскричал Пит. — Я не позвонил Келли. Она подумает, что я о ней забыл. — И он помчался в штаб к телефону.

— Ты действительно про нее забыл, — констатировал Юп ему вслед. Он тщательно протирал отвертку и размышлял о событиях на торговой площадке. Он чувствовал, что эта драка имела какой-то особый смысл. И проблема здесь была не только в том, чтобы получить обратно деньги Боба. Вырисовывалось дело для расследования.

Боб тоже думал об этом. О наглых пиратах. О том, как он был глуп и доверчив. Его переполняли отвращение и гнев. Внезапно перед его глазами вновь возникла драка, его сбивают с ног, и у Боба появляется смутное ощущение, что до разгадки рукой подать. Что было потом? Ему показалось, как что-то висит в воздухе. Что это было?

И вдруг его осенила мысль настолько простая и ясная, что он с силой хлопнул себя по лбу.

— Эй! — крикнул Юп. — Что с тобой?

Боб схватил трубку параллельного телефона в мастерской, приказал Питу прекратить разговор и спросил номер телефона конторы торговой площадки. В кармане нашлась ручка, но не было бумаги, поэтому он записал номер у себя на ладони. Боб быстро закрутил диск телефона.

— Шестой участок от эстрады, — сказал он в трубку, лицо его выражало чрезвычайное возбуждение. — Да, конечно, это то, что нужно! Прилавок с магнитофонными кассетами! — Он записал что-то на ладони. — Огромное спасибо! — Боб положил трубку. — Прилавок был зарегистрирован за Премом Манурасада, — взволнованно объявил он. — Его адрес; 434 Сан-Мартин-Драйв, в Роки-Бич!

Юп схватил телефонную книгу, перелистал страницы и пробежал пальцем по колонке имен.

— В справочнике нет Према Манурасада, — он позвонил в справочное бюро, но и там ничего не могли сообщить о Преме Манурасада.

— Как насчет адреса? — Боб все еще не хотел сдаваться.

— Давайте проверим по компьютеру, — предложил Юп. — У меня на дискете записана городская справочная книга.

Ребята поспешили к штабу, где Юп держал свой компьютер, потому что в трейлере был кондиционер.

— Но, Келли, — клялся вновь завладевший телефоном Пит, — я помню о тебе. Все время.

Оба сыщика переглянулись, и Юп включил компьютер. Его пальцы забегали по клавишам. На экране появлялись и исчезали строки.

Наконец Юп заговорил:

— Вот и ответ, но вряд ли он вам понравится. На Сан-Мартин-Драйв есть номера домов 432 и 436. Но нет дома под номером 434.

— Что это значит? — недоуменно спросил Боб.

— Это значит, что имеется пустой участок или же улица настолько переполнена, что не хватило места для дома с номером 434.

— Наша единственная зацепка! — застонал Боб. — И она оказалась пустышкой!

Юп кивнул, его глаза потухли.

— Меня это не остановит, — сказал решительно Боб. — Я найду этих жуликов, чего бы это ни стоило.

5. Таинственные катушки

На следующее утро Боб проснулся, словно от толчка. Через окно на кровать лился теплый солнечный свет. Ему же нужно было рано утром расклеить листовки о «Хулахупсах». Он совсем забыл об этом! Вчера вечером он прекрасно провел время в кино с Яной, и все вылетело у него из головы. Ну и идиот!

Он посмотрел на часы: 10.00. Боже мой, он же опаздывает! И у него до сих пор нет машины!

Нахмурившись, он поспешно одевался и… вот оно! Решение!

В доме Эндрюсов было тихо. Он взбежал наверх по лестнице. Отец и мать уже ушли на работу. Отец был репортером, а мать работала в фирме, занимавшейся недвижимостью.

Он поднял трубку телефона и набрал номер.

— Привет, Сакс, — сказал Боб и откашлялся. — Моя машина неисправна, может, вы помните. Пит так и не смог ее починить… и я вот думаю… не мог бы я одолжить… ваш «катафалк». — Боб затаил дыхание.

— Конечно, малыш, — ответил Сакс. Голос звучал немного раздраженно. — Это же машина фирмы. Ну-ка, тащи свои кости сюда. Нужно поговорить. — Сакс положил трубку.

Боб с облегчением вздохнул. Все-таки Сакс потрясающий босс. Он поспешно схватил листовки. Можно поехать к Саксу на велосипеде, а листовки положить в ранец.

Боб вытащил из-под кровати картонный ящик со школьными вещами. Пустой ранец лежал сверху. Боб принялся запихивать в него листовки и вдруг увидел нечто странное.

Под ранцем среди его вещей был засунут коричневый бумажный пакет. Это была не его вещь. Боб открыл пакет. Внутри находились две узких белых коробки с наклейкой «Ампекс, пленка ¼ дюйма». Боб вскрыл одну коробку: там была катушка с пленкой, диаметром примерно в десять дюймов.

Он быстро заглянул в другую коробку. Там лежала такая же катушка. На них кто-то жирно написал белым карандашом: «Катушка 1», «Катушка 2».

На момент он задумался, уставившись на катушки. Как они попали в коробку со школьными вещами? Что это такое?

«Ну-ка, тащи сюда быстро свои кости», — прозвучал в его голове голос Сакса.

Он быстро сунул оставшиеся листовки в ранец. И вскоре уже мчался на велосипеде, бумажный пакет с катушками был зажат у него под мышкой.

Он подрулил к складу подержанных вещей, вбежал в мастерскую Юпа, открыл пакет и высыпал катушки на стол.

— Что… — начал было Юп, и его рука с бутербродом застыла в воздухе.

— Эй, Юп, посмотри-ка, что это такое, о'кей? Мне нужно ехать. Они оказались в ящике с вещами, которые я принес вчера на торговую площадь. Может быть, это очень важно. У меня нет времени…

Глаза Юпитера заблестели.

— Не говори больше ничего. — Он запихнул кусок хлеба в рот, взял одну из коробок и внимательно осмотрел ее со всех сторон. Это был как раз тот вызов его способностям, о котором он мечтал. Юп открыл коробку.

Боб вскочил на велосипед и, яростно закрутив педалями, помчался к дому Сакса, который находился всего в одной миле. Дом служил также и офисом его фирмы «Рок-Плюс Инкорпорейтед». Мимо проносились деревья, прохожие и припаркованные машины.

И вдруг в квартале от дома Сакса рядом с Бобом появился большой голубой «додж»-фургон. Погруженный в свои мысли, Боб не сразу обратил на него внимание. Но, вглядевшись, он вдруг вспомнил, фургон был очень похож на тот, в котором вчера сбежали пираты.

Из кабины с правой пассажирской стороны выглянуло азиатское лицо. Это был как раз тот парень, который продал Бобу три кассеты! Что он здесь делает?

— Эй, ты! — закричал Боб. — Ты — турок! Верни мои пять долларов.

Человек вздрогнул от неожиданности и нырнул в глубь фургона.

— Прем! — крикнул он тому, кто сидел за рулем. Это был второй пират со шрамом на лице. Боб расслышал обрывки торопливого разговора на незнакомом ему языке. На этот раз он не будет таким простофилей. Боб безуспешно пытался взглянуть на номерной знак машины. Черт побери! Фургон двигался рядом с ним, и ничего, кроме боковой стенки, нельзя было увидеть.

Внезапно фургон резко рванулся вперед. Его задняя стенка замаячила перед глазами Боба. Внизу Боб увидел… ничего он не увидел. Номерной знак был покрыт грязью. А фургон завернул за угол и исчез.

Ругаясь про себя, Боб завертел педалями, приближаясь к дому Сакса. Но черт возьми, что же происходит?

Боб и Селеста Фейли устроились в шезлонгах офисе Сакса. Фотографии его артистов и групп с автографами висели по всем стенам. Сакс, подобно зверю в клетке, метался, схватившись за голову, позади письменного стола между старым пианино в одном углу и сложной стереоустановкой — в другом. Его обычно доброе лицо сейчас исказилось гримасой беспокойства.

— Вот такие дела, малыши, — продолжал он. — Мне придется на несколько дней вылететь в Омаху к матери. Я не беспокоюсь за операцию, но кому-то нужно быть там, чтобы убедиться, что за ней налажен уход. — Он остановился и перегнулся через стол, пытаясь улыбнуться. — Вам обоим придется управлять здесь всеми делами. Я уверен, что вы с ними блестяще справитесь.

— А как насчет «Хулахупсов»? — спросил Боб.

— Я вернусь в субботу утром. Пока последите за тем, чтобы они не убили друг друга или кто-нибудь еще не женился. О'кей?

— О'кей, — улыбнулся Боб.

— Я рассказал Селесте о том, что было вчера, — успокоил его Сакс.

— Макси и Марш — настоящие психи, — кивнула Селеста, высокая, хорошо сложенная и величественная блондинка. Она также была студенткой колледжа и на неполной ставке работала у Сакса секретарем. — Сойдутся они когда-нибудь?

— Не знаю, могут ли быть в мире такие сочетания, — ответил Сакс. — Это грозит вулканическим извержением.

Все трое рассмеялись, и в этот момент раздался звонок в дверь.

— Вы кого-нибудь ждете? — спросила Селеста у Сакса, направляясь к двери.

— Нет, и я уже уехал. — Сакс вытащил из-под стола пыльный портфель из тисненой кожи и начал засовывать бумаги. — Нужно еще оставить место для белья, — пробормотал он себе под нос.

Боб встал.

— Ах да! Катафалк. — Сакс бросил ключи через стол. — Когда докончишь, отдай ключи Селесте. Не беспокойся слишком о «Хупсах». Я надеюсь, ты со всем справишься, да и у ребят должно быть все в порядке. Им достаточно одной вспышки в неделю.

— Надеюсь, что так, — с готовностью согласился Боб.

Сакс обошел стол.

— Пока.

Дверь в комнату отворилась.

— Мистер Джон Генри Батлер хотел бы встретиться с вами, — сказала Селеста.

— Только одну секундочку, Сендлер, — раздался позади Селесты гнусавый голос. — Я знаю, что у вас нет времени. Не мог бы я втиснуться с моим малюсеньким делом в ваше перегруженное расписание. Не могли бы вы уделить мне капельку времени, чтобы договорить насчет этого вашего сенсационного ансамбля — как он зовется — да, «Хулахупс».

Селеста самоотверженно закрыла собой дверной проем. Она не собиралась впускать Батлера, пока не услышит согласия Сакса.

Сакс закатил глаза и шлепнул себя по лбу.

— Вот уж не ко времени, — пробормотал он.

Джон Генри Батлер был одним из наиболее влиятельных критиков в жанре поп-музыки в Южной Калифорнии. Его обзоры и статьи появлялись два раза в неделю в крупнейшей газете Лос-Анджелеса. Их читали все. Своим одним предложением он мог создать в Лос-Анджелесе славу для любой группы.

Сакс принял решение.

— Джек! — радостно воскликнул он, отстраняя Селесту. — Как прекрасно, что ты заскочил. Пожалуйста, входи. Селеста, кофе!

Боб посторонился, а Сакс провел низенького, лет пятидесяти, пухленького человека в кабинет.

— Мистер Батлер, я хотел бы представить вам моего сотрудника Боба Эндрюса.

— Очаровательно. Неужели я вижу перед собой стоящего хупса. — Батлер внимательно изучал Боба, осматривая его с ног до головы. У Джека были маленькие голубые глазки, пряди седых отросших волос закрывали уши, и от него исходил запах дорогого одеколона.

— Это мой помощник, — разочаровал Батлер Сакс.

Боб протянул руку.

— Сакс очень добр. Фактически я просто у него на побегушках.

— О-о-о! — Батлер почти отдернул свою руку позволив Бобу пожать только кончики пальцев. Затем быстро сунул руку в карман своего шелкового костюма.

Наверное, для дезинфекции, подумал Боб, но вежливо произнес:

— Рад видеть вас, сэр.

— Не сомневаюсь. — Батлер поглядел на Сакса и улыбнулся. — У меня появилась мысль объявить, что я ставлю на «Хулахупсов» и считаю, что они победят в конкурсе Коккера. Ну, как тебе это нравится?

У Сакса от удивления раскрылся рот. Но он быстро овладел собой.

— Отличный выбор, Джек. Ты очень проницателен.

Батлер осмотрел оба шезлонга, затем втиснул свою шикарно разодетую особу в один из них. Сакс, с порозовевшим от возбуждения морщинистым лицом, уселся за свой стол. Боб выскользнул в другую комнату, осторожно закрыв за собой дверь.

Стены в этой комнате были покрыты диаграммами и новыми фотографиями в рамках тех музыкальных групп, с которыми работал Сакс. Но Боб глядел только на Селесту. Та была в ярости: швырнула две фаянсовые чашки на свой стол и схватила кофейник, стоявший на шкафчике с деловыми бумагами.

Глаза Селесты сверкали.

— Он ущипнул меня! Ты можешь этому поверить? Когда этот вонючий старик стоял сзади меня у двери, он ущипнул меня! Он такой вульгарный. Если бы он не значил столько для бизнеса Сакса, я бы треснула его!

— Ты права, — поддержал ее Боб. — Он — подонок. — Боб обнял Селесту за плечи. — Но все-таки у него хороший вкус, коль скоро он для этого выбрал тебя.

— Большое спасибо. Он вообще не имеет никакого права щипать кого-либо! — Она бросила на поднос несколько пакетиков с сахаром и чайные ложки. — Пусть эта вонючка получит свой кофе. Ты понимаешь, он просто отвратителен. И выглядит как большая жирная белая жаба!

Боб расхохотался. Батлер действительно был похож на жирную разбухшую жабу. Селеста также рассмеялась.

Боб вел отполированный черный лимузин по Мейн-стрит. Где бы он ни проезжал, люди останавливались и глазели на длинный элегантный автомобиль. Эта модель «кадиллака» с корпусом «флитвуд» была создана в 1969 году. Сакс купил его на аукционе более десяти лет тому назад, добавил заднее сиденье и полностью отреставрировал его. Внутренняя обивка была, как и раньше, из мягкой кожи, а приборная доска — из блестящего черного орехового дерева. Это была личная машина Сакса, но иногда он на ней возил и актеров.

Боб медленно остановил машину у парковочного счетчика, вылез и вытащил свой ранец. На этой части Мейн-стрит располагались закусочные, возле которых всегда толпились подростки и студенты. Идеальное место, чтобы сообщить поклонникам «Хупсов» о том, что их любимый ансамбль принимает участие в престижном конкурсе.

Он переходил с одной стороны улицы на другую и, получив разрешение, прилеплял листовки на окна введений, пришпиливал их на доски, приклеивал на столбы для объявлений.

После часа работы Боб остановился у небольшого кафе, где жарили пончики. Он наклеил листовку и встал в очередь за пончиками — горячими, из печки.

Держа в одной руке ранец и недоеденный кусок пончика в другой, Боб направился к Гранд-авеню Там можно было расклеить листовки на книжных лавках и кофейнях. Он покончил с пончиком и облизал пальцы.

Пройдя шагов двадцать, он услышал странный шорох в темном подъезде заброшенного дома. Боб помедлил и хотел было обернуться, когда толстая черная материя накрыла его голову. Кто-то выхватил его ранец, а стальные руки прижали его локти к бокам. Он не мог ни видеть, ни двигаться!

6. Быстро вперед

Изумленный Боб беспомощно замер в удушливой темноте. Сквозь материю доносились приглушенные звуки. Но тот, кто держал его, молчал и больше не предпринимал никаких действий.

— Кто вы? — громко спросил Боб, заставляя себя говорить спокойно. В ответ был слышен только шорох. Неожиданно Боб сообразил, что его ноги свободны, а тот, кто держит его, находится сзади.

Точным отработанным движением Боб наклонился вперед, опираясь на держащие его руки, и нанес удар назад ногой; это был один из приемов каратэ — «усиро-кекоми».

Нога ткнулась в чье-то тело, и раздался ужасный стон.

Стальные руки сразу же отпустили его, и Боб упал вперед. Послышался топот ног, удалявшихся по аллее. Боб поблагодарил свою счастливую звезду, а заодно и секцию каратэ, которую они с Питом регулярно посещали.

Боб сорвал с головы черное покрывало. Аллея была пуста. Слышал ли он топот одной пары ног или двух?

Боб поднял свои ранец и увидел на земле кучу листовок. Тот, кто напал на него, раскрыл ранец и высыпал их специально. Боб сразу понял, что это не было случайностью, потому что он закрыл ранец на молнию, когда стоял в очереди за пончиками.

Кому же так понадобились его листовки? Или, может быть, искали что-то другое? Например, две катушки пленки, которые он нашел сегодня утром, среди своих школьных вещей!

В два тридцать Боб подъехал на своем велосипед к складу. Он оставил катафалк и убедился у Селесты что у «Хулахупсов» все было спокойно. Сейчас очень торопился поскорее рассказать Юпу о нападении на аллее и расспросить насчет пленок.

Когда он въезжал на велосипеде в ворота склада, то от неожиданности чуть не свалился. Прекрасные, чистые звуки записи рок-н-ролла лились из мастерской.

Он подрулил к Юпу и Питу, которые сидели внутри электронного сарая. Руки за головой, откинувшись назад на стульях, ноги на столе, они слушали звеневшую музыку. На столе стояла тарелка с крошками от еды.

— Это «Варвары»? — тихо спросил Боб.

— Тш-ш-ш! — зашипел на него Пит.

Юп вообще ничего не ответил. Он редко слушал рок — сейчас же, с закрытыми глазами, он полностью переместился в его мир. Это было не хуже хлеба с маслом!

Боб прислонил велосипед к своему «фольксвагену» и также уселся на стул. Музыка лилась из старого катушечного магнитофона, который вчера отремонтировал Юп. Боб наклонился, чтобы посмотреть на катушку, которая воспроизводила такие чудесные звуки. Если он не ослеп и не сошел с ума, то это была одна из двух катушек, которые он привез сегодня Юпу!

— Ребята… — начал он.

— Ш-ш-ш-ш! — уже вместе шикнули на него Пит и Юп.

Боб кивнул и также закрыл глаза. Они были правы. Он мог задать вопросы позднее. Все, что ему хотелось сейчас, это купаться в изумительно высококачественных звуках великой музыки.

После того как катушка закончилась, наступил момент подавленного молчания.

— Так вот как работает эта машина, — одобрительно сказал Боб Юпу.

Тот смущенно улыбнулся:

— Здорово, да? Это очень старый, высококачественный, с большой скоростью катушечный магнитофон. Конечно, имеются технические различия…

Пит прервал его:

— Позже объяснишь, Юп. — Ведь если позволить Юпу продолжать, им придется услышать двадцатиминутную лекцию. — Нам нужна сначала более важная информация. Где ты раздобыл эти катушки, Боб?

Боб рассказал, как он нашел бумажный пакет между школьными вещами в его картонной коробке.

— Кто мог положить их к тебе? — удивился Пит.

— Я и сам хотел бы это узнать, — ответил Боб. — А кого бы, вы думаете, я видел сегодня утром? — Боб рассказал о голубом «додже», который ехал рядом с ним, когда он направлялся к Саксу, и двух пиратах внутри него.

— Большой парень со шрамом — это, должно быть, Прем Манурасада, — закончил Боб. — Во всяком случае, меньший пират так называл его.

— А ты не… — начал Юп.

— Я знаю, о чем ты хочешь спросить, — прервал его Боб. — Номерной знак фургона был весь покрыт грязью, так что ничего нельзя было разобрать.

— Это противоречит закону штата, — сказал Юп.

— Когда ты уже украл пленки, украл у кого-то пять долларов и гаечным ключом чуть не проткнул кому-то кишки, что тебе еще терять? — спросил Пит.

— Но у меня, ребята, припасен для вас рассказ е об одном странном случае, — сказал Боб и описал, как на него напали сегодня в аллее.

Юп ухватился за подбородок, что служило признаком глубокого размышления.

— Странная цепь событий, на первый взгляд не связаны друг с другом.

— Драка на торговой площади, конечно, имеет к ним отношение, — предположил Юп.

— Стойте! — вскричал Боб. Он запустил пятеро в свои светлые волосы, о чем-то вспомнив… Он виде нечто, словно плавающее в воздухе, после того, как во время драки он упал и ударился головой. Он видел…

Юп и Пит внимательно наблюдали за Бобом.

— Я… я вспоминаю, как меньший пират… парит в воздухе… и сидит на корточках возле моего картонного ящика. Потом я подумал, что он пытается украсть его. А может быть, он что-то в него положил!

— Хм-м-м… — промычал Юп. Его круглое лицо внезапно озарилось. — Давайте выдвинем гипотезу, — предложил он, — что эти катушки связывают воедино все события. Попытаемся рассуждать. Четыре человека на торговой площади боролись из-за этих катушек. У одной пары были катушки, другая хотела их заполучить. Если ты, Боб, действительно видел пирата у твоего ящика, тогда можно предположить, что катушки были у пиратов, а двое других парней, которые на них напали, их искали.

— О'кей, — кивнул Боб. — Но как же так получилось, что фургон пиратов ехал рядом со мной сегодня утром?

— Возможно, они тебя выследили, — ответил Пит. — Ты говорил что-нибудь о Саксе или «Хулахупсах», когда покупал пленки?

— Может быть, и говорил, — задумался Боб. — Или это ты говорил.

— Хорошо, — продолжал Юп, вышагивая вокруг своего рабочего стола. — Допустим, меньший пират спрятал катушки, чтобы двое других парней не заполучили их. Возможно, в этот момент они явно проигрывали драку, и меньший пират считал, что твой картонный ящик принадлежит торговцам соседнего прилавка.

— Возможно, — согласился Боб.

— Поэтому пират потом вернулся, чтобы забрать катушки. Но ящик исчез, а люди за этим прилавком не понимали, о чем он толкует. Потом он вспомнил о тебе, Боб. Он вспомнил, как ты лежал у ящика, а затем и о том, что ты говорил о Саксе и «Хулахупсах». Поэтому в конторе он расспросил о Саксе, узнал адрес его офиса. Сегодня утром со своим приятелем он отправился в фургоне, чтобы выследить тебя.

— Когда — кто бы вы думали пронесся мимо них? — продолжал Пит. — Самый быстрый гонщик на двух колесах: Супер Боб!

Боб жалобно посмотрел на Пита.

— Они, вероятно, нашли офис Сакса, — продолжал Пит, — увидели, как ты выехал на «катафалке», и следовали за тобой до тех пор, пока не представился удобный случай порыться в твоем ранце.

— Поскольку ранец лежал поверх моих вещей в картонном ящике…

— Они рассудили, что ты вполне мог положить в него катушки, — закончил Юп. Он сел и удовлетворенно скрестил на груди руки. — Вот так. Так связываются логически воедино все события.

— Юп, я думаю, ты напал на след, — восхитился Боб.

— Может быть, ты даже и прав, — поддакнул Пит.

— Может Пит.

Юп фыркнул:

— Конечно, я прав.

Друзья посмотрели на две катушки.

— Тогда они представляют большую опасность, — предположил Боб. — Что мы знаем о них?

— Я бы сказал, что запись студийного качества, — быстро ответил Юп. — Моя катушечная машина работает на скорости пятнадцать двс, что означает дюймов 8 секунду. Любители используют магнитофоны со скоростью в два раза меньшей — семь с половиной двс. Катушки, которые ты нашел, явно записаны на пятнадцать двс.

— Какое значение имеет разница в скоростях? — поинтересовался Пит.

— Чем быстрее пленка движется вдоль звукозаписывающей головки, а затем и звуковоспроизводящей, тем более точно воспроизводятся звуки музыки сравнению с оригинальным исполнением. И, конечно, с большей чистотой, — пояснил Юп. — Это происходит потому, что при более высокой скорости прохождения пленки создается больше места для фиксирования самых высоких звуковых частот. Кроме того, эта пленка шире, чем в кассетах: четверть дюйма против одной восьмой.

— О'кей, они промышленного качества, — кивнул Боб. — Но почему эти подонки дрались из-за них?

Трое друзей посмотрели друг на друга.

— Я совершенно уверен, что группа, которую мы сейчас слушали, это «Варвары», — произнес Боб.

— Как называется альбом? — спросил Пит.

— Не знаю, — ответил Боб. — Я не понял, что это была за песня.

— Давайте послушаем другую катушку, — предположил Юп. — Мне кажется, что время звучания обеих как раз соответствует одной долгоиграющей пластинке.

— Вот здорово, — согласился Пит. — Я могу сутками слушать такие пленки.

— А как же Келли? — поддразнил его Юп. — Разве она не может предложить тебе что-нибудь лучшее?

— Келли сегодня ходит по магазинам со своей матерью, — ответил Пит. — На Острове Мод. Она вернется поздно. Она сказала, что я до тех пор ей не нужен.

Юп фыркнул, и Боб тоже рассмеялся.

— Нажми наконец нижнюю кнопку, — почти зарычал Пит.

Юп поспешно поставил другую катушку. Прослушав ее, ребята снова включили первую запись, так что Боб мог прослушать все полностью.

— Конечно, это «Варвары», — подтвердил он, — но я не узнаю ни одной песни. Они либо все очень старые, или совершенно новые.

— Я также их не знаю, — сказал Пит, — а ты, Юп?

Юпитер покачал головой.

Боб обратил внимание на свой бездыханный автомобиль.

— Тай не появлялся сегодня?

— Нет, — покачал головой Юп. — Извини.

Боб вздохнул и посмотрел на свой велосипед.

— Слушай, приятель. — Пит чувствовал себя виноватым из-за того, что не смог починить «фольксваген» Боба. — Не вешай носа. Я тебя подброшу домой.

— Самое лучшее предложение за сегодня, — ВЗДОХНУЛ Боб.

Пит погрузил велосипед Боба в багажник своего «шеви бель эйр» 1967 года, и они поехали домой к Бобу, оставив Юпа продумывать следующий шаг в расследовании.

— «Варвары» — это очень популярная группа, да? — спросил Пит, когда они ехали по тихой улице.

— Конечно. Их альбомы всегда высоко ценятся. Их песни очень популярны, и с музыкальной точки зрения группа сильна.

— Н-да. — Так же, как Боб ничего не смыслил в машинах, так и музыка была выше понимания Пита.

Они свернули к подъездной дорожке дома Боба.

— Пошли, — предложил Боб. — Перехватим чего-нибудь. Я сегодня съел только пончик. Умираю от голода!

Желудок Пита заурчал в унисон.

— Как раз вовремя!

Они устроились в солнечной кухне Эндрюсов за громадным с голом и принялись за толстые многослойное бутерброды. Боб встал налить чего-нибудь попить. Только он сел, а Пит начал жевать, наверху заскрипели половицы.

— Что, родители дома? — спросил Пит.

— На работе, — ответил Боб, раскрывая рот, чтобы откусить первый кусок. — У нас дом очень старый.

— Конечно, старые дома скрипят, — согласился Пит. — Смотри! — вдруг воскликнул он.

Боб обернулся к кухонному окну, на которое уставился Пит.

За окном были видны два больших ботинка, медленно скользящие по веревке. За ними последовали ноги и чье-то туловище.

Боб и Пит выскочили в огороженный задний дворик.

Жилистый блондин своими большими ботинками мягко приземлился на землю.

— Вы тот парень, который был на торговой площади! — узнал его Боб.

— Где они? — рявкнул блондин.

— Что? — спросил Боб.

— Пленки! — злобно ответил блондин. — Отдавайте их! И сейчас же!

7. Исчезновение

Юпитер сидел за рабочим столом молча, ничего не замечая вокруг и вперившись глазами в две катушки. Его интуиция подсказывала, что разгадка таинственной важности больших десятидюймовых пленок была рядом. Она просто пока еще не пришла ему на ум. Он снова проследил всю цепь событий, начиная с торговой площади и кончая нападением на Боба на аллее в центре города.

Он пришел к заключению, что этих типов в фургоне «додж» найти будет исключительно трудно. Адрес, который они зарегистрировали на торговой площади, оказался фальшивым. В районе Роки-Бич были сотни голубых фургонов «додж». Не зная номера машины, это все равно что искать черную кошку темной комнате. Могла бы что-то подсказать их национальность. Но понятие «азиатский» могло означать вес что угодно, — от вьетнамца до монгола.

Затем эти десятидюймовые кассеты. Правильно ли он рассуждает? С них ли все началось? Что известно о них? Только то, что, по мнению Боба, на них записана группа, называемая «Варвары», но Боб раньше никогда не слышал этих песен.

Юп улыбнулся, что-то вспомнив, и направился в трейлер. Отодвинув коробки из-под еды, он уселся перед компьютером и вызвал информационную службу, которой платил небольшую арендную плату за пользование.

Он набрал «Музыкальная отрасль». Подождал, пока она появилась на мониторе. Затем набрал «Варвары».

Вскоре яркие оранжевые буквы информации заполнили черный экран: имена и даты рождения членов оркестра, их инструменты, управляющие, гастроли, первый альбом с пластинками, записанный восемь лет назад, призы… и название компании, выпустившей их пластинки.

Юп был доволен. «Варвары» работали с большой уважаемой компанией звукозаписи «Галактик-Саунд Инкорпорейтед» в Лос-Анджелесе. Юп распечатал фамилию президента, адрес компании и номер телефона.

Он поднял трубку телефона и набрал номер.

Глаза блондина сузились. У него было лицо с холодным решительным выражением и светлые глаза, которые, казалось, не имели ресниц; он был одет в темный комбинезон, на руках перчатки. Он наклонился вперед, словно готовясь к нападению. Ноги в больших ботинках были широко расставлены.

— Почему ты так охотишься за этими пленками? — поинтересовался Пит.

— Так они находятся у вас? — заключил незнакомец.

— Это был теоретический вопрос, — ответил Боб.

— Слушай, милый мальчик, — взревел незваный гость, хватая Боба за руку, — не лезь в мои дела.

Пит также принял стойку, готовый к нападению.

— Убери свои лапы, — отрезал, освобождаясь Боб. Для него было достаточно утренней стычки. — У тебя что, нет глаз? Я вернул пленки этим дубинам в фургоне «доджа».

— Не пытайся перехитрить меня… — начал незнакомец и снова надвинулся на Боба.

Пит прыгнул вперед и нанес сильный вертикальный удар кулаком приемом «тате-зуки» в живот знакомца.

Незнакомец согнулся от боли и внезапно бросился бежать.

— Пит! — крикнул Боб, и ребята помчались за убегавшим.

Тот пронесся через задний дворик дома, схватился за верхушку шеста деревянного забора и перемахнул его.

Пит и Боб следовали за ним, перепрыгнув забор, они выскочили на улицу.

Блондин направился к красному «форду-пинто».

Расстояние между ними сокращалось. Но блондин уже успел вскочить в машину и завести мотор. «Пинто» с визгом оторвался от обочины.

Пробежав за ним еще какое-то время, Пит и Боб смогли разобрать три буквы на номерном знаке — «АБХ». Затем машина с ревом скрылась за угол.

— Черт побери! — вскрикнул Пит. — Как мы лопухнулись! Мы никогда не найдем машину, зная только буквы номерного знака.

— Он все равно не был расположен к разговору, — заключи Боб и хлопнул приятеля по плечу. — Но он и не узнал ничего от нас.

По дороге домой Пит что-то ворчал про себя. Одновременно одна и та же мысль пришла им в голову.

— Наверх! — закричал Пит.

Они помчались обратно к дому и затопали по лестнице. Боб распахнул дверь в свою комнату и остановился как вкопанный.

— О, не может быть! — Он больше не мог ничего сказать. Пит стоял позади него, и они оба застыли в изумлении от картины разгрома.

Плакаты были сорваны со стен. Ящики письменного стола опрокинуты на пол. Повсюду валялась одежда, бумаги, ручки, книги, сувениры. Блондин искал тщательно и остервенело.

Боб поднял наклейку: «Жизненный цикл…» Эта наклейка была среди вещей, которые он забрал на торговую площадь.

— Думаю, что он нашел картонный ящик.

— Но он не нашел то, что искал, — заметил Пит.

— Нет. Думаю, Юп был прав, ему очень нужны были эти пленки.

Ребята снова посмотрели друг на друга.

— Юп! — воскликнул Боб.

— Нужно сказать ему, чтобы он спрятал пленки!

Они набрали номер Юпа. После четырех гудков заработал автоответчик. Боб выслушал запись.

— Что, его нет дома? — спросил Пит.

Боб помотал головой. Когда умолк звук голоса Юпа, он сказал в трубку:

— Юп, это Боб. Спрячь эти кассеты! Один мужик ищет их. — Он сделал паузу. — И не высовывайся — мужик очень опасный. Мы сейчас едем к тебе.

— Вот незадача!

Они впрыгнули в «бель эйр» Пита.

— Что, если этот жулик похитил Юпа? — забеспокоился Пит. Он нажал на газ, и мотор взревел.

— Зачем ему делать такую глупость?

— Я не знаю… он может посчитать, что Юп знает слишком много или что-то в этом роде, а Юп не так уж силен в драке, даже со своим дзюдо.

Они быстро добрались до склада подержанных вещей и въехали в ворота. Пит остановил машину перед мастерской.

— Юп!

— Юп, где ты?

Боб и Пит быстро осмотрели трейлер.

— Юпа нет, — констатировал Боб. — И пленки пропали.

8. Перемотка

— Постой-ка, — облегченно вздохнул Боб. — Если мы так быстро домчались, то вряд ли блондин успел добраться сюда раньше и схватить пленки, а также Юпа.

— Тогда кто же? — задумался Пит.

— Два пирата, что были за прилавком, — решил Боб. — Маленький и большой со шрамом!

— Это плохо, — промолвил Пит. — Очень плохо.

— Пошли посмотрим, есть ли кто здесь.

Приятели прочесали склад, не обращая внимания на роющихся в старье посетителей.

— Ау!

— Кто-нибудь здесь есть?

Повсюду громоздились горы старья. Туловища кукол, отвертки, части автомашин, значки международных выставок, роликовые коньки, птичьи клетки — все демонстрировало страсть Титуса Джонса к коллекционированию. Для него каждая покупка была сокровищем. Всякий хлам мог принести прибыль.

Ребята услышали пение. Они обежали вокруг высокой горы досок и нашли его источник.

— Тетушка Матильда! — вскричали они одновременно.

Матильда Джонс, взглянув на них, улыбнулась. Это была крупная женщина с нежным лицом, добрым сердцем и нехитрой способностью находить ребятам занятие. Сейчас, когда ребятам было по семнадцать, а Юн заложил в компьютер гигантский перечень всего, что находилось на свалке, она махнула на них рукой. Это означало, что она командовала только дядюшкой Титусом, наемными рабочими, Гансом и Конрадом, и всем складом подержанного сырья.

— Не видели Юпа? — спросил Боб, пытаясь казаться спокойным.

Матильда Джонс выбирала луковицы из мешка с землей.

— Да, кажется, видела. — Отряхнув от земли одну из луковиц, она положила ее в корзину и взяла другую. — Вы что, снова идете по следам очередной подозрительной личности? Ох, ребята вы всегда влипаете во что-нибудь опасное! Ни одной спокойной минуты.

Пит улыбнулся, вспомнив прошлое. Но сейчас они действительно влипли во что-то серьезное!

— Вы не видели, куда делся Юп? — спросил он Матильду.

— Даже не представляю. Он просто сказал, что ему нужно что-то срочно доставить, взял один из грузовиков склада.

— Он был один? — спросил Боб.

— Совершенно один. — Она положила луковицу в корзину, подняла на ребят глаза и улыбнулась. — И вид у него был очень решительный.

Боб и Пит с облегчением вздохнули.

— Большое спасибо, тетушка Матильда, — поблагодарил ее Пит и вместе с Бобом вернулся в мастерскую.

— Ну ладно, что бы он ни задумал, — сказал Боб, — пленки у него, и он уехал по своей воле.

— Эй, приятели, — раздался радостный возглас. — Посмотрите-ка, кто вернулся!

В дверях мастерской стояла знакомая веселая личность — двоюродный брат Юпа Тай Кэсси.

— Тай! — воскликнул Пит. — Привет, дружив! Рады тебя видеть!

— Ох, как ты нам нужен! — сказал Боб, показывая на свой старенький «фольксваген».

Они пожали друг другу руки, затем последовал шутливый удар кулаком. Тай был худым, жилистым, всегда подтянутым. Он швырнул свой рюкзак на рабочий стол и подошел к смотровой яме.

— Кажется, мы получили себе на голову трудного ребенка, — покачал головой Тай. — Что, трудолюбий жучок, наглотался пыли?

— Не могу его завести, пояснил Боб.

— Ты посмотрел его, ас? — обратился Тай к Питу.

Не успел Пит приступить к перечислению неисправностей, которые он устранил, как Тай, мурлыкая, сунул голову под капот.

— Х-м-м-м, возможно, залило карбюратор, — пробормотал он. — Подай мне гаечный ключ и отвертку. Сейчас мы проделаем маленькую операцию.

Боб взгромоздился на край рабочего стола, а Пит подавал Таю инструменты.

Пит чувствовал себя дураком. Конечно же залило карбюратор! Почему-то не пришло ему в голову!

— Карбюратор — как трубка, — объяснил Тай Питу. — Эта штука смешивает горючее и воздух в нужной пропорции. Когда его заливает, этого не происходит.

— И моя машина не заводится, — добавил Боб.

— Правильно, — подтвердил Тай.

Вскоре Тай и Пит вынули карбюратор. Тай тщательно его вытер.

— Карбюратор — это не та штука, которую можно пытаться разбирать, если ты не уверен, как это делать, — инструктировал Тай. — Например, эта малышка должна быть чистой, абсолютно чистой, прежде чем ты сунешь внутрь свой нос.

Очень осторожно, почти как при хирургической операции. Тай разобрал карбюратор на части.

Наконец он вытащил игольчатый клапан и продул его.

— Слышишь? Он свистит. Это значит, что есть дырочка. А это значит, что все дело в этой малышке! Вот это да! — воскликнул Боб. — Спасибо!

— Мы пойдем и купим эту деталь, — предложи Пит.

— Не стоит, — возразил Тай. — Вы лучше поищите здесь. — Он показал рукой на свалку. — Здесь же много старых машин, и, по-моему, я видел и несколько «фольксвагенов».

Пит последовал совету Тая.

— Вы великий механик, — восхитился Боб.

— Самый лучший, — согласился Тай. — Ну а что вы затеваете сейчас, ребята?

Пока Пит отсутствовал, Боб начал посвящать Тая в события на торговой площади. Неожиданно он вспомнил о «Хулахупсах». Не случилось ли что-либо с ними? У них, должно быть, все в порядке, успокоил он себя. Если бы, что-то произошло, он сразу узнал бы обо всем от Селесты.

— Вот — карбюратор! — Неся его в поднятой руке, как олимпийский огонь, Пит подбежал к смотровой яме. — Похоже, исправный?

Тай осмотрел карбюратор.

— Ага, конечно. Это от мотора серии 1200. Должен подойти!

— Эй, Пит! — прозвенел мелодичный голос у входа на свалку.

Ребята обернулись. Во двор въехал видавший виды желтый «сандерберд» с откидным верхом.

— Вот это да! — воскликнул Пит.

— Вроде машина, — согласился Тай.

— Смотрите, — вскричал Боб, — это же Келли!

В машине стояла Келли Мадиган, ее темные волосы развевались. Впереди сидели еще две девушки. Вся троица приветливо махала руками.

Машина остановилась рядом со смотровой ямой, и девушки выпрыгнули из нее. Они были в шортах и топах.

— Я приехала за тобой, — сказала Келли Питу. — Это — Сьюзи и Сэнди. Девочки, это — Боб, Тай и мой собственный обожатель Пит.

— Привет, девочки, — поприветствовал гостей Тай и, кивнув им, снова принялся чистить найденный Питом карбюратор.

— Вы ходите в среднюю школу Роки-Бич? — спросил Боб.

Девушки двинулись к Бобу, его улыбка словно притягивала их.

— Мы обе пойдем, — ответила Сьюзи.

— Мы начнем ходить этой осенью, — добавила Сэнди.

— Они сестры, — вмешалась Келли. — Они только что поселились рядом со мной.

Боб уже стоял в окружении Сьюзи и Сэнди, а Келли потянула Пита к машине.

— Нам нужно ехать, — потребовала Келли.

Пит не сопротивлялся. Кто мог бы сопротивляться кому-либо с такой очаровательной улыбкой.

— Куда поедем?

— В библиотеку сдать книги, — начала перечислять Келли, загибая свои тонкие пальчики, — затем в химчистку, а потом, давай, поедем поедим мороженое.

Пит и Келли уселись в «бель эйр», Сьюзи и Сэнди нехотя взобрались в свой автомобиль и махнули Бобу на прощанье.

— В следующий раз, — пообещал Боб, и обе машины выехали со склада.

Боб повернулся к Таю.

— До конца дня о Пите можно забыть.

Тай поднял глаза и улыбнулся.

— Доскажи мне о пиратах. — Он положил карбюратор на чистую материю и начал его разбирать.

Боб рассказал о том, как развивались события, о теории Юна насчет связи между ними, и о том, что он таинственно исчез с пленками. Слушая Боба, Тай качал головой.

— Думаю, что с Юпом все в порядке, — сказал он. — У него появилась какая-то мысль, и он исчез, но скоро он появится. — Тай вдруг щелкнул пальца. — Идея! Я покручусь здесь и кое с кем поговорю. Может быть, узнаем, кто продает эти некачественные пленки. Кто-то зарабатывает на этом большие деньги.

— Спасибо, — обрадовался Боб. — Это бы здорово помогло.

— Но не забудь, — предупредил Тай. Его глаза сузились. — В пиратском бизнесе достаточно конкуренции и надувательства. Ни в коем случае не связывайтесь с иммигрантами. — Он помолчал и глянул прямо в глаза Бобу: — Так что не торопись и будь осторожен.

9. Необыкновенное преступление

— Как к вам попали эти пленки? — требовал ответа от Юпитера Эрнесто Лара.

Президент «Галактик-Саунд Инкорпорейтед» только что выключил гигантскую систему для проигрывания в своем роскошном офисе. Плотно сложенный, ростом в шесть футов мужчина разъяренно смотрел на Юпа и размахивал скверно пахнувшей сигарой. На стене за ним ряд за рядом висели золотые и платиновые диски, грамоты с наградами и фотографии с автографами. Все это свидетельствовало о постоянном успехе одного из гигантов промышленности граммофонных пластинок.

Юпитер поудобнее разместился в кресле для посетителей.

— Предположим, что пленки попали ко мне случайно.

Шара швырнул две катушки на стол и сел в высокое кожаное кресло. На нем были дорогой спортивный пиджак и серые брюки. Ворот рубашки был расстегнут явно для того, чтобы продемонстрировать три золотых цепочки.

— Это рабочие копии для новой долгоиграющей пластинки «Варваров» — «Очарование Калифорнии», — пробормотал он. Затем опять взорвался: — Меня обкрадывают слева и справа! А я не могу найти того, кто это делает!

— Извините, сэр, — вежливо произнес Юп и вручил Ларе визитную карточку «Трех Сыщиков». На ней было напечатано:

ТРИ СЫЩИКА

Расследуем любые дела

Юпитер Джонс

, основатель,

Пит Креншоу

, компаньон,

Боб Эндрюс,

компаньон

Лара посмотрел на карточку, затем на Юпа.

— Чтобы выследить воров, я плачу взрослым мужчинам тысячи долларов. Если они не могут установить, кто делает записи с наших рабочих копий, почему ты считаешь, что это смогут сделать подростки?

— Могу вас заверить, что у нас будут результаты в этом деле, — ответил Юп. — Просто потому, что мы не привлекаем к себе внимания. Взрослые никогда не подумают, что мы занимаемся расследованием. У нас за плечами, кстати говоря, не одно раскрытое преступление.

— Х-м-м-м, — промычал Лара, задумчиво пыхтя сигарой. Он снова посмотрел на визитную карточку. Юпитер прилагал все усилия, чтобы не морщиться от стоявшего в воздухе запаха. Он пытался вообразить, что вдыхает свежий горный воздух.

— Совершенно очевидно, что вы не хотите впутывать в это дело полицию, — продолжал Юп. — Иначе вы бы давно уже сделали это.

Лара поднял брови.

— А ты соображаешь. Я не пойду на полицейское расследование, пока не буду абсолютно уверен в том, что иного пути нет. Я никому, например, кроме собственной охраны, не сообщал о кражах. Творческие люди такие чувствительные… темпераментные. Если они увидят, как кругом вьется полиция, воображение заведет их бог знает куда. Но, если кражи буду продолжаться, я буду вынужден обратиться в полицию. Я теряю миллионы.

— Ваши служащие вряд ли обратят на нас внимание, — заверил его Юп.

— Считай, что я нанял вас. С чего вы начнете.

— С пары вопросов. Например, с какого времени у вас пропадают пленки?

Президент «Галактик-Саунд» закрыл глаза и выпустил еще порцию вонючего дыма.

— Уже два года. — Он посмотрел на Юпа. — В первый раз я столкнулся с этим, когда мой сын принес домой записи одной из наших групп. Качество было настолько высокое, что я посчитал, что это наше производство. Но обложка выглядела немного по-другому. Может быть, сработала интуиция. Я исследовал пленку. И оказался прав: кто-то другой изготовил эту запись.

— Запись была сделана с той катушки, которую называете рабочей копией?

— Судя по качеству, только с нее.

— А что такое рабочая копия?

— Сначала мы записываем на двадцать четыре дорожки обычно на пленку шириной два дюйма. Катушки такою же размера, как и те, что ты нашел, — десять дюймов в диаметре. Мы делаем необходимые электронные поправки, а затем переписываем на такие. — Он постучал по двум катушкам Юпа с пленкой в четверть дюйма.

— Значит, эти тонкие катушки — копии больших катушек?

— Правильно, а из таких рабочих копий с пленкой в четверть дюйма мы изготавливаем пластинки и кассеты, которые вы можете купить в магазине. Рабочие копии в процессе производства изнашиваются, поэтому мы делаем их около десятка.

— Вы уже начали изготавливать четвертьдюймовые пленки «Очарования Калифорнии»? — спросил Юп.

— Нет! И это меня ужасно волнует. Должно быть, кто-то делал копию с оригинальной двадцатичетырехдюймовой пленки. Только тот, кто работает на «Галактик-Саунд», мог заполучить их.

— Так что это касается только персонала, — кивнул Юп.

В этот момент запищал аппарат внутренней связи.

— Слушаю, — произнес Лара.

— К вам пришел мистер Джон Генри Батлер сэр, — произнес юношеский голос.

— Минуточку. — Лара выключил аппарат и обратился к Юпу: — Мне нужно встретиться с Батлером. Он отвратительный тип, но делает нам хорошую прессу. Я хочу, чтобы он начал рекламировать «Очарование Калифорнии».

— Это будет замечательная пластинка, — подтвердил Юп.

— Она станет «платиновой», — заверил его Лара и встал. — Могу гарантировать, что разойдется не меньше миллиона.

Эрнесто Лара положил сигару в пепельницу с золотистыми краями в форме гитары.

— Я хочу кое-что показать вам, ребята. Будьте все трое завтра здесь в девять утра.

— Непременно, — пообещал Юп, пожимая на прощанье руку президенту.

Они пошли к двери. Лара вынул свою визитную карточку и написал на обороте несколько цифр.

— Это мой домашний телефон — его нет в справочнике. Звоните мне в любое время.

Юп поблагодарил и спрятал визитку в карман.

— Я скажу моим людям, что вы на лето нанялись на подсобную работу. Представлю вас как друзей семьи, — решил Лара. — Тогда вам будут помогать. Ведь всегда выгодно оказать боссу услугу. — Он улыбнулся и открыл дверь. — Кроме того, наши основные покупатели — это такие же, как и вы, подростки. Может быть, вы поможете нам исследовать конъюнктуру рынка. Мне кажется, это самое умное, что я сделал за последнее время!

Они вышли в приемную. Там секретарь Лары, молодой человек, также увешанный золотыми цепочками, выслушивал низенького толстого пожилого человека в дорогом шелковом костюме. На безымянных пальцах обеих рук его красовались бриллианты в толстой золотой оправе. Подобно туману, его окружал слабый запах прекрасного одеколона.

— Ничего этого я брать у вас не буду, — говорил он секретарю. У визитера был высокий квакающий голос. — Ты дерзкий, маленький…

Лицо Лары сразу стало злым, когда он услышал, пак Батлер разговаривает с его секретарем.

Джон Генри Батлер повернул голову. Он увидел Президента «Галактик-Саунд», и выражение его лица мгновенно изменилось — став из надменного притворно восхищенным.

— Ах, Эрнесто! — воскликнул Батлер. Он двинулся вперед с протянутой рукой. — Какое это удовольствие видеть тебя снова! Какие же сокровища ты припас для меня?

Юпитеру было видно, как Лара заставил себя улыбнуться и пожать руку льстивому обозревателю.

— Входи, Джон, — вежливо произнес Лара. — «Варвары» ставят новый рекорд. Гарантирую — тянет на «платиновую» пластинку. Буду рад показать тебе запись.

Они оба вошли в кабинет и закрыли дверь.

— Ну и вонючка, — потряс головой секретарь. — Жаль, что у мистера Лары с ним дела!

Юпитер попрощался с секретарем и вышел из офиса, думая то же самое.

— Почему это Юп напускает на себя такую таинственность? — спросил Боб, когда вечером садился в машину Пита. Его «фольксваген» еще не был приведен в порядок, но Тай вовсю возился с ним.

— Зачем нам встречаться так поздно? — тоже удивлялся Пит. Он выехал на улицу. Свет фар «бель эйра» скользнул по тенистым пальмам и припаркованным машинам.

— Ты шутишь, — ответил Боб. — Сейчас только девять часов.

Пит ничего не ответил.

— Ага, у вас с Келли были свои планы, — догадался Боб.

Пит угрюмо уставился на дорогу.

— Послушай, парень, — поддразнивал его Боб, — представь все это по-другому. Чем независимее ты ведешь себя, тем больше Келли будет бегать за тобой…

Пит прервал его:

— Боб, я не хочу заставлять ее бегать за мной. Мне просто больше нравится проводить время с ней, чем с тобой или Юпом. Знаешь почему?

— Понятия не имею.

— Она намного приятнее.

Боб засмеялся:

— Я знаю, что ты имеешь в виду.

Они въехали на склад подержанных вещей.

— Где ты был, Юп? — закричал Боб, выпрыгивая из машины. — Тебе сегодня удалось нас одурачить: мы думали, что тот блондин похитил тебя. Почему, когда ты позвонил нам, ты не сказал, в чем дело?

Юп поджидал их у мастерской. Он выглядел довольным, как накормленный кот.

— Пустая трата времени дважды рассказывать одно и то же, — сказал Юп. — Раз вы оба здесь, мне придется рассказать только один раз. Затем мы все обсудим.

— Ну так выкладывай, — поторопил его Пит. — И быстро. Моя жизнь уже на волоске.

И Юп приступил к рассказу. Он описал встречу с президентом «Галактик-Саунд» и новое задание «Трем Сыщикам».

— Черт побери! — вскричал Боб. — Мне ужасно хочется пойти с вами завтра утром, но Сакс уехал. Я обещал быть в офисе вместе с Селестой.

Юп вздохнул.

— А ты как, Пит? — спросил он. — Можешь ты отвязаться от чего-нибудь из того, что спланировала Келли?

— Я не знаю, — задумался Пит. — Мы с Келли обсуждали, не пойти ли нам завтра в Лас-Вегасе в одну из церквей, где быстро венчают.

Юпитер раскрыл рот.

— Что, съели? — хлопнул в ладоши Пит. — Ох, если бы кто-нибудь видел ваши рожи! Конечно, я буду с тобой, болван. При всем параде. Я бы не пропустил этот случай даже ради прогулки с Келли!

Смеясь, трое друзей расстались.

Пит и Боб уехали на машине, Почти сразу Пит заметил в зеркале, как какая-то машина, включив фары, поехала за ним.

В этом не было ничего необычного. Но когда третья машина включила свет и последовала за второй, Пит начал беспокоиться. Особенно тогда, когда он обогнул второй квартал, а две пары фар по-прежнему светили сзади. Тут было не до шуток.

— Мы попали в переделку! — вздохнул он.

10. Тяжелая ночь

В темноте Пит на большой скорости сворачивал то за один угол, то за другой, но обе машины не отставали от него.

— Кто это? — вопрошал Пит. — Ты ничего не видишь?

Боб, обернувшись назад, почти лежал на спинке переднего сиденья и пытался разглядеть преследователей через заднее окно. С него было уже довольно неожиданностей: сначала драка на торговой площади, затем нападение на аллее, потом этот детина, который перевернул вверх дном его комнату, и вот сейчас эти!

— Две небольших машины, — докладывал Боб. — Может быть, я их разгляжу, когда ты будешь поворачивать.

Пит быстро сделал еще один поворот.

— Впереди белый «Датцун-Б210», — продолжал Боб. — На хвосте у него «хонда сивик». Цвет «хонды» в темноте не могу разобрать, может быть, желтый. Обе машины старые. Номера также разглядеть не могу.

— Больше ничего?

— Что же нам делать? — заволновался Боб.

— Не знаю, — с тревогой ответил Пит. С визгом машина сделала еще один поворот. Лицо его вдруг озарилось. — Слушай, вот это было бы здорово!

— Что?

— Может быть, нам сейчас удастся оторваться от этих типов, как в кино. К счастью, никого на дорог нет. Держись покрепче!

Боб повернулся, чтобы продолжать свои наблюдения через ветровое стекло. Они приближались к кольцевой развязке дорог. Четыре дороги отходили от кольца. В центре круглой лужайки стоял флагшток.

— Вот тут мы им и покажем! — воскликнул Пит.

Они помчались все быстрее и быстрее по кругу. Пит выжимал все, что мог, из своего «бель эйра» так, он рычал, подобно леопарду. Преследователи пытались также держать скорость.

— Вот, мы уже быстрее их! — радостно крикнул Боб.

Вскоре они уже были на полкруга впереди. Затем три четверти. Наконец очутились прямо за преследователями.

Внезапно водитель первой машины резко затормозил. Второй немедленно сделал то же самое. Слишком поздно! Вторая машина врезалась в хвост первой. Завизжал и заскрежетал металл.

Пит быстро рванул руль направо, машина чиркнул о задний бампер «хонды», полетели искры!

«Бель эйру» удалось пулей пролететь мимо «хонды» и «датцуна». К Бобу вернулось нормальное дыхание. Он повернулся, чтобы посмотреть, что делается сзади.

Передняя машина, «датцун», взревела и снова помчалась за «бель эйром».

«Хонда» следовала за «датцуном» и начала его гонять.

«Что будет дальше?» — подумал Пит.

— Вот это да! — вскрикнул он. — Что они делают?

«Хонда» стукнула «датцун» в бок. Явно специально. Посыпались искры, совсем как на фейерверке национальный день четвертого июля. «Хонда» и «датцун» мчались бок о бок по кругу. А затем отомстил «датцун». Он врезался в бок «Хонды». Заскрежетал металл.

— Прелестно! — восхитился ошеломленный Боб. — Они соревнуются, кто кого скорее разобьет!

— Черт побери! Глазам не верится! — удивился Пит.

— Сейчас они друг против друга вместо того, чтобы быть против нас!

— Давай-ка скорее отсюда, пока они о нас не вспомнили!

Они свернули на одну из боковых дорог. Сзади вновь прозвучал звук удара от сталкивающихся машин. Затем послышались четыре выстрела.

— Кто бы эти типы ни были, они весьма опасны! — заключил Боб, услышав выстрелы.

— Они к тому же какие-то сумасшедшие, — добавил Пит. — Начали погоню за нами, а закончили схваткой друг с другом! Почему они передумали?

— Может быть, они припасли эти пистолеты для нас? — помрачнел Боб. — Давай позвоним Юпу и предупредим его.

— Согласен, — ответил Пит, — ведь они теперь знают, где живешь и ты, и Юп.

Рано утром на следующий день Боб уже гонял на своем «фольксвагене». Когда он прибыл накануне вечером домой, он нашел машину на дорожке к дому в идеальном рабочем состоянии. Маленькая красная старушка бегала сейчас, как новый лимузин. Тай проделал гигантскую работу.

Крутясь утром в пятницу в конторе Сакса, Боб все время вспоминал детали погони предыдущего вечера. Не считают ли эти бандиты, что рабочие кассеты все еще у него? Он решил, что они думают именно так. Поэтому ему нужно следовать совету Тая быть осторожнее.

Селеста отвечала на телефонные звонки, писала деловые письма, слушала демонстрационные пленки, подбирала газетные вырезки. Боб работал над графиком выступлений, выстраивая его так, чтобы концерты не накладывались друг на друга.

Около половины двенадцатого подъехала Макси.

Она была вся в сером: серые туфли на низком каблуке, колготки, длинная мужская рубашка и шарф, замотанный вокруг блестящих черных волос. Серый цвет соответствовал ее настроению. Лицо измученное, со следами беспокойства. Тушь с ресниц расплылась, под глазами большие темные круги.

— Мне нужно поговорить, — шмыгнула она носом и мотнула головой в сторону кабинета Сакса, избегая встретиться взглядом с Селестой. Она не хотела, чтобы Селеста слышала. Ведь это было чисто личное. Боб провел ее в кабинет.

Макси вытащила серый в клетку носовой платок и высморкалась.

— Он пропал, — прошептала она.

— Кто?

— Марш! Кто же еще? Никто о нем ничего не знает со вчерашнего концерта на торговой лошади! — Она наклонилась и ткнулась лбом в грудь Боба. — О, Боб, ты должен найти его. Обязательно должен!

Боб похлопал ее по плечу. Он пытался сообразить, что же делать.

Немного спустя Макси выпрямилась и жалко улыбнулась.

— Ты позвонила его родителям? — спросил Боб.

— Его родители… не хотят… разговаривать со мной, — едва могла сказать Макси и вытерла глаза.

— Ну и ну, — промычал Боб и сел за стол в кресло Сакса. Шикарное кресло, он так хорошо себя чувствовал в нем. Боб полистал телефонный справочник, нашел телефон Марша и набрал номер. Двенадцать раз прозвучал гудок — и никакого ответа. Затем он нашел номер телефона родителей Марша и набрал его. Наконец кто-то взял трубку.

— Алло? — ответил голос, «алло» прозвучало настороженно.

— Миссис Лейнсон? Это — Боб Эндрюс из «Рок-Плюс». Можно поговорить с Маршем?

— Он живет в другом месте, — ответила женщина.

— Я звонил ему туда, но никто не отвечает.

— Попытайтесь позвонить его брату, — посоветовала она и положила трубку.

Боб нашел номер телефона Фрэнка Лейнсона и вновь набрал номер.

— Алло?

— Фрэнк? Это Боб Эндрюс из «Рок-Плюс». Можно поговорить с Маршем?

— Конечно. Если ты позвонишь в Главную больницу Роки-Бич.

— В больницу? — изумился Боб.

Макси резко выпрямилась в кресле.

— Он там со вчерашнего дня.

— Что случилось?

— Ты его лучше сам спроси, — ответил Фрэнк.

Потрясенный, Боб поблагодарил Фрэнка и положил трубку. Он уставился на Макси, она — на него.

— Пошли, — сказал он.

— Ой! — разрыдалась Макси. — Я знала — случилось что-то ужасное.

На пути в «Галактик-Саунд» Пит поведал Юпу о странных событиях на кольцевом перекрестке накануне вечером.

Юп задумался.

— Я начинаю подозревать, что мы оказались в центре бандитских разборок.

— Разборок? — переспросил Пит. — Но никто из этих болванов не носит кожаных курток.

— Это не уличные банды. Это шайки пиратов.

Пит что-то прикинул и согласился:

— Пожалуй, верно. Что нее нам делать?

— Как что? То, что мы делаем, — расследовать!

— И прикрывать наши тылы, — пробормотал Пит. — Мне вовсе не хочется быть продырявленные пулями!

— Правильно, — согласился Юп. — Нужно только, чтобы никто в «Галактик» не узнал об этом. Там любой может быть членом шайки.

«Галактик-Саунд» занимала внушительное семиэтажное здание из стали и стекла. Вершину венчала видимая за многие мили громадная золотая пластинка. Ребят встретил сотрудник компании Джонни Мактавиш. Он провел для них целую экскурсию, познакомив с отделами рекламы, кадров, маркетинга и распространения. Коридоры были покрыты толстыми ковровыми дорожками, деловито сновали служащие в фирменных одинаковых костюмах.

— У нас более трехсот работников, — объяснил Джонни, когда они спускались в бесшумном лифте в почтовое отделение, находившееся в подвальном помещении. Горы конвертов заполняли стол, на полу стоял открытый джутовый мешок. — Сюда поступает внутренняя и внешняя почта, — продолжал Джонни. Он был светловолос и веснушчат, а на его больших руках выделялись огромные суставы. — Включая письма фанатов. Видите? — Он показал на груды писем, адресованных Электрическим Котам и Джейку Болтону, популярному гитаристу группы «Гремучая смерть». Мы пересылаем письма адресатам.

— Я всегда ломал голову над тем, куда деваются письма поклонников, — заметил Пит.

— Отдел почты и будет твоим «штабом», Пит, — сказал Джонни. — Ты будешь курьером. Да, тебе придется побегать.

— Пит любит физические нагрузки, — пошутил Юп, не обращая внимания на тоскливый вид Пита.

— Мистер Лара хочет, чтобы ты, Юпитер, ознакомился работой инженеров и техников.

Когда Джонни отвернулся, чтобы поздороваться с одним из сотрудников, Пит прошептал Юпу:

— Как же так, мне придется бегать туда-сюда, а ты будешь наверху со «звездами»?

— Счастливый жребий, — также шепотом ответил Юп.

Затем все трое поднялись на второй этаж и оказались в зале, где вместо стен были зеркала от пола до потолка, на мраморном полу стояли кадки с зелеными пальмами, повсюду блестела медь.

— Вот здесь мы встречаем артистов, когда они приезжают на звукозапись, — объяснил Джонни.

— Вот это да! — восхитился Пит.

— Очень… великолепно! — только и мог проговорить потрясенный Юпитер.

Джонни ухмыльнулся:

— Так я и ожидал. Пошли. — Он повел их вниз в зал, где с одной стороны находились застекленные кабины, а с другой — офисы. Рекламные плакаты на стенах пестрели автографами.

— Здесь работают звукоинженеры и техники, — вновь начал объяснять Джонни. — На фирме мы почти все делаем сами: записываем, обрабатываем и размножаем.

— Смотри! — воскликнул Пит. — Это же лос-анджелесские «Фриуейс»! Они потрясающе звучат!

Ребята остановились понаблюдать за динамичным трио музыкантов, одетых в кожаные костюмы; они извивались и что-то выкрикивали в микрофоны по другую сторону стеклянной стены.

— Я ничего не слышу, — изумился Пит.

— Это звуконепроницаемая студия, — пояснил Юп, и Джонни кивнул в знак согласия. Они еще немного постояли, а затем Юп как бы невзначай сказал, обращаясь к Джонни: — Я слышал, что «Варвары» выпускают изумительную пластинку.

— Ты прав, — отозвался Джонни. — Над ней здесь работает Хенк Риверс.

Они вошли в небольшую комнату, через стеклянную стену которой была видна пустая студия звукозаписи. Дверь за ними с мягким шипением закрылась. Пит испуганно поглядел на нее. Циферблаты, тумблеры и светящиеся кнопки заполняли полукруглый пульт примерно двух футов высоты.

— Это Хенк Риверс, — представил Джонни улыбающегося лысого человека с большими ровными белыми зубами. — Один из наших лучших инженеров.

Хенк пожал руки Юпу и Питу и жестом указал на электронный пульт перед ним:

— Взгляните на это. Микшер окраски звука — самое дорогое оборудование в нашей студии. Стоит полмиллиона долларов. Вы можете с ним создавать все, что угодно, даже делать запись на сорока восьми дорожках. Можем имитировать гитару, голос, ударные — все, что оживляет запись.

Затем он похлопал по стоявшим друг на друге четырем катушкам для записи на двадцать четыре дорожки, которые, как и говорил мистер Лара, были два дюйма ширины и десять дюймов в диаметре.

— Наша новая блестящая новинка — «Очарование Калифорнии». Все записано на этих четырех катушках.

— Все? — переспросил Юп.

— Да. Копии мы делаем на вот этих катушках. — Он показал на горку белых коробок, подобных тем, которые пират вложил в картонный ящик Боба на торговой площади. Юп и Пит обменялись понимающими взглядами. — Там внутри катушки в четверть дюйма ширины для первого поколения копий, — продолжал Хенк. — Для записи на одной катушке в четверть дюйма ширины требуется две катушки с записью на двадцати четырех дорожках. Каждая рабочая копия в четверть дюйма ширины соответствует одной стороне долгоиграющей пластики, подобной «Очарование Калифорнии». Две катушки составят одну долгоиграющую пластинку или одну кассету, так как катушка с рабочей копией вращается со скоростью пятнадцать дюймов в секунду, а пластинка намного длиннее.

— Семь с половиной две, — вступил в разговор Юп. — Чем медленнее скорость, тем больше можно втиснуть звуков.

— Совершенно верно, — подтвердил Хенк.

— А вот на этих уже сделана запись? — спросил Юп, показывая на белые коробки с катушками.

— Еще нет. Мы держим пустые катушки под рукой. У нас в холле полные шкафы чистых пленок Ампекса.

— Но вы, должно быть, учитываете, сколько вы сделали рабочих копий, — сказал Пит.

— Вот здесь. — Хенк показал бланк. — Мы знаем также, где находится каждая рабочая копия.

— Их когда-нибудь воровали? — спросил Юп стараясь, чтобы выражение лица не выдало его.

— Нет. Мы думаем, что этого и не случится!

Пит удивленно поднял брови. Либо Хенк не знает об украденных пиратами из «Галактики» пленках, либо он лжет.

Юп и Пит трудились все утро не покладая рук. Пит доставлял и получал почту, пока не почувствовал, что пробежал дистанцию большую, чем марафонская. До прихода сюда он надеялся поразить Келли рассказами о любимых ими звездах рок-музыки и своей интересной работе, но, совершая свои рейсы, он так и не увидел ни одной знаменитой персоны.

Юп отвечал на телефонные звонки, был на побегушках, готовил кофе и пытался не прикасаться к сладостям. Его располневшее тело протестовало против такого напряжения. Раздражало и то, что никто даже не интересовался его техническими познаниями.

Ни один из сыщиков до обеда не напал на какой-нибудь след. К этому времени они уже вымотались и проголодались. Работа в «Галактике» была не более интересна, чем та, которой им обычно приходилось заниматься летом.

Юп завтракал вместе с Хенком в студии по своей «программе» — хлебом с маслом. Он решил, что чем больше он съест, тем лучше будет действовать на него диета. Поэтому он с удовольствием уплетал половину булки, густо намазанную маслом.

Пит покинул подвал и отправился на ленч на улицу. Он уселся за летний столик у парковочной стоянки с Джонни и его приятелями,

Ему было интересно слушать их рассказы о знаменитостях, бывавших в «Галактике». Теперь он может Пересказать эти истории Келли. Он одолел уже половину сандвича с ветчиной, когда увидел подъезжающий красный «форд пинто».

Внезапно его осенило. Может быть, это машина того блондина, который переворошил комнату Боба!

Пит вскочил из-за стола, не думая о том, что подумают его соседи.

— В чем дело, Пит? — изумился Джонни.

Как раз в этот момент водитель выглянул из «пинтo». Это был тот светловолосый вор! Он заметил Пита и нажал на акселератор. Красная машина помчалась к выезду. Она удирала!

11. Шоковая терапия

Пит во всю прыть мчался за красным «пинто».

— Пит! — кричал Джонни ему вслед. — Что случилось?

У Пита не было времени отвечать. Он также не видел, как один из служащих «Галактики» нес очень высокую горку металлических коробок для катушек и сейчас пересекал дорогу Питу. Горка была настолько высока, что и служащий из-за нее не мог видеть Пита.

— Осторожно! — завопил Джонни.

Было слишком поздно: с треском и грохотом Пит столкнулся со служащим. Они оба вместе с металлическими коробками разлетелись по сторонам.

Над площадкой раздался дружный смех, послышались насмешливые выкрики.

Пит поднял голову с асфальта и застонал. Болела каждая косточка. По его самолюбию также был нанесен чувствительный удар. Особенно если принять во внимание его подлинную деятельность, которую он должен был вести в глубокой тайне. Что еще хуже — исчез «пинто» с блондином.

— Ты ушибся? — спросил Джонни, опускаясь на колени возле Пита.

— Нет, просто упал, — вздохнул Пит.

— Иди работать в цирк, — усмехнулся Джонни. — Из тебя получится неплохой клоун.

Пит тоже нашел в себе силы улыбнуться.

— Интересно, что подумает моя девушка, когда увидит меня в таких грязных белых штанах! — Он легко поднялся с земли. Вместе с Джонни они подобрали разбросанные коробки, вновь нагрузили ими удивленного служащего и показали ему дорогу к ожидавшему фургону. Потом оба пошли к своему столику закончить завтрак.

— Что же все это значило? — с интересом спросил Джонни.

— Это был один болван, который должен мне деньги.

— Ты напомнил мне, что нужно всегда вовремя отдавать долги, — заметил Джонни, и они вместе рассмеялись.

Пит сразу же прикинул: делая вид, что он знает пария в красном «пинто», он упускает возможность опросить других, знаком ли им этот тип. Работает этот парень в «Галактике» или нет?

Все время, пока Боб вез Макси в Главную больницу Роки-Бич, он поглядывал в зеркало: что творится сзади. Иногда ему казалось, что он видит за собой побитый белый «Датцун-Б210». Но в этом районе были сотни, если не тысячи машин той же марки. Нет никаких причин волноваться. Если это, конечно, не был тот же «датцун» с вооруженными парнями внутри, которые преследовали его!

— Почему ты все время поглядываешь назад? — е выдержала в конце концов Макси.

— Глушитель на этой старушке меня беспокоит, — сообразил ответить Боб. Они подъехали к парковочной стоянке у больницы. — Вот мы и прибыли.

Макси выпрыгнула из машины и помчалась к входу. Боб не торопясь двинулся вслед, продолжая наблюдать, что творится за спиной. Белый «датцун» проехал мимо стоянки. Тот ли самый? Нет, сказал Боб себе, не может быть. И вошел в больницу.

Когда появился Боб, Макси благодарила приемную сестру. Она обернулась и увидела Боба:

— Пошли, он в палате 6144. — И направилась к лифту. Внутри она нажала кнопку шестого этажа. — Хорошо, что он не в психиатрическом отделении.

— Ты полагаешь, ему там самое место?

— Надеюсь, что нет. Своими выходками он добьется, что в это отделение поместят меня.

Когда они вошли в палату 6144, Марш сидел на кровати и ел мороженое — ванильное мороженое со взбитыми сливками, посыпанное толчеными земляными орешками.

Увидев гостей, он быстро положил стаканчик с мороженым на столик, рухнул назад на подушки, вздохнул и жалобно посмотрел на них.

Макси презрительно фыркнула. Для нее он не выглядел больным.

— Что с тобой, Марш? — спросил его Боб.

— Кто знает? Доктора ничего не говорят, а кто кроме них знает лучше?

Макси с отвращением отвернулась.

— Ты попал в аварию? — продолжал расспрашивать его Боб. — Ты ранен? Заболел?

Марш отрицательно покачал головой и уставился на свои руки. У него были длинные пальцы. Ногти на правой руке также были длинными; этой рукой он перебирал струны гитары.

— Как тебе сказать… Я сочинял новую песню о несчастном случае. Этот случай называется Жизнь. Ты меня понимаешь?

Боб посмотрел на Макси, та пожала плечами. Ей было безразлично, понимает она Марша или нет.

Боб начинал беспокоиться. Если Марш разыгрывал из себя больного, чтобы просто попасть в больницу, то он выбрал для этого самое неподходящее время. Ведь завтра вечером должен состояться конкурс Джимми Коккера!

— Если ты не ранен и не болен, то почему ты здесь? — настаивал Боб.

Марш что-то мурлыкал про себя и перебирая пальцами по белой простыне.

Макси разозлилась:

— Приди в себя, Марш! Обрати на нас внимание!

— Ну хорошо, надеюсь, вы поймете. У меня были все эти симптомы, поэтому доктора поместили меня сюда для того, чтобы провести полное обследование. У меня постоянные головные боли, боли в желудке, а пальцы рук просто сводят судороги. — Марш поднес глазам свои руки и принялся их рассматривать. Макси изучающе разглядывала его, долго и молча. Затем она утвердительно покачала головой. Она определила, в чем дело.

— Она тебя бросила. — Макси повернулась к Бобу, взяла его за рукав. — Кармен Валенсия вышвырнула его, — пояснила она Бобу и снова обратилась к Маршу: — Что бы она для тебя сделала? Купила бы костюм с жилеткой и нашла постоянную работу? Заставила бы навсегда бросить выступления? Марш, посмотри на меня! В ней нет и крупицы твоего таланта!

У Боба в голове вихрем проносились мысли. «Сакс убьет меня, — думал он, — если ведущий гитарист „Хупсов“ не появится завтра на эстраде. Мне нужно вытащить отсюда Марша. Но как?»

Боб посмотрел на Макси и. прокашлялся.

— Она удрала в Монтерей с синтезаторщиком из «Арк Уелдерс».

Макси засмеялась, а Марш содрогнулся.

«Вот это то, что надо, — подумал Боб. — Нужно, чтобы он прекратил жалеть себя».

Боб постарался скрыть улыбку.

— Может быть, для тебя даже лучше, что она исчезла.

Лицо Марша до самой шеи покраснело от гнева.

«Очень хорошо, — подумал Боб. — Он начинает сходить с ума».

Боб обнял Макси. Теперь самое время для шоковой терапии. Заставить Марша разозлиться так, чтобы он покинул больничную койку.

Макси подмигнула Бобу.

— Итак, Макси, — обольстительным голосом начал он. — Раз Марш вышел из строя, почему бы тебе не проехаться со мной сегодня вечером на пляж. Мы бы там…

— Ну-ка, подождите! — Марш прямо-таки подскочил на кровати.

— Я устала ждать, когда ты завершишь свое представление, Марш, — вздохнула Макси.

— Ты устала ждать меня! — воскликнул Марш.

— Устала от всех твоих девушек. Большинство из них никуда не годятся. Я имею в виду рок-бизнес. Ты бы подобрал кого-нибудь получше!

Боб услышал какой-то шум у двери и обернулся. В палату вошли Квилл и Тони. Лысая голова Квилла и жизнерадостная полнота Тони странно смотрелись в пустом больничном коридоре. Оба музыканта вопросительно посмотрели на Боба, который отрицательно помотал головой. Ребята замерли и, улыбаясь, принялись наблюдать, что будет дальше.

— Послушай, если бы я нашел кого-нибудь получше, что бы стало с тобой? — объявил Марш.

— Ушла бы от тебя. Это уж точно.

— Очень хорошо.

Макси подумала.

— Ведь ты не хочешь, чтобы я ушла? — спросила она тихим голосом и высвободилась от руки Боба.

Марш скорчил гримасу и закатил глаза. А потом кивнул в знак согласия.

«Великолепно, — подумал Боб. — Они снова соединятся, и Марш покинет больницу».

— Мир с Макси, — сказал Марш. — Мне нравится, когда ты такая — как твои очаровывающие песенки.

— Очаровывающие песенки? — повторила Макси, двигаясь к кровати.

— Ты — несравненная, — заливался соловьем Марш. — Я просто забыл об этом на минутку. Понимаешь? Временное умопомрачение. До тех пор, пока этот парень не положил тебе руку на плечо. — Он сверкнул глазами на Боба. — Ты лучше выглядишь, когда я тебя обнимаю. — Что он и сделал. Макси прильнула к его груди.

— Но… Марш, — забеспокоилась Макси. — Я все равно не хочу выходить за тебя замуж.

— Нет вопросов. Может быть, ты еще передумаешь. А до тех пор мы вместе будем сочинять великую музыку.

— Ура! Ура! Ура! — прокричал Тони.

Тони и Квилл подошли к Маршу и Макси. Длинные светлые волосы Тони спадали на свитер. Бритая голова Квилла сверкала под лучами флуоресцентных ламп.

— Итак, мы вместе, — воскликнул Тони.

Ребята ударили по рукам.

— Вместе перед лицом опасности, — сказал Квилл.

— Пошли отпразднуем, — предложил Тони.

— В кегельбан, — предложил Марш, — с гамбургерами.

— Сначала я должна переодеться, — заявила Макси.

— Я с тобой, крошка, — решил Марш. — Пошли отсюда.

— Самое постоянное в жизни — это перемены, — объявил Квилл.

Боб засмеялся:

— О'кей, ребята. Мне нужно идти. Мы с тобой встретимся, когда ты выпишешься, Марш. Помни — завтра очень важный вечер! — Боб пошел к выходу.

Они прокричали ему вслед «до свидания», а Боб, чувствуя громадное облегчение, направился к парковочной стоянке. Предотвращена еще одна назревавшая катастрофа. Как же он будет рад, когда вернется Сакс!

Он втиснулся в свой «фольксваген» и заметил на полу что-то блестящее. Он поднял предмет. Это был серебряный медальон с изображением важно восседающего Будды. Откуда, черт побери, он взялся? Должно быть, выпал из чьего-то кармана. Но не из его кармана или Макси.

Чей-то еще карман… Холодок пробежал по спине.

Он осмотрел салон автомобиля. Журналы, шорты для бега, носки, пустая коробка из-под пиццы и кроссовки были разбросаны внутри маленькой автомашины. Кто-то его обыскивал? Боб не понимал, что произошло.

Он посмотрел на парковочную стоянку. Там не было ни белого «датцуна», ни желтой «хонды», ни красного «пинто», ни голубого фургона «доджа». Он чувствовал себя так, будто был в списке Десяти Наиболее Опасных Разыскиваемых Преступников!

Боб включил зажигание, и машина, дымя шинами, рванулась вперед.

Чем скорее он уберется отсюда, тем лучше!

12. Мастер на все руки

Возвращаясь в свой офис, Боб внимательно наблюдал за транспортом. Сидя на работе, он постоянно выглядывал в окно. Когда ехал домой, позднее к Юпу, Боб продолжал вести тщательное наблюдение.

Ему казалось, что на него смотрит тысяча глаз, невидимых глаз, которые видят его, но он не может видеть их. Было от чего беспокоиться.

— Этот медальон был на полу моей машины, — разъяснял Боб вечером в мастерской Питу и Юпу. — Видите — дырочка, через которую, должно быть, была продета цепочка. — Он передал медальон Юпу. — Если тот парень, который обыскивал мою машину, следовал за мной по дороге в офис, то я его так и не смог вычислить.

— Это еще не значит, что он — или они — не где-то здесь, — заметил Пит.

— Я тоже думал об этом!

Боб и Пит помолчали, наблюдая за Юпом. Он разглядывал медальон через лупу, которой пользуются ювелиры.

— Действительно, опасное положение, — промолвил наконец Юп, продолжая изучать медальон величиной с монету. — Не видел ли ты от него цепочки?

— Не-а, — ответил Боб.

— Послушай-ка, в какое время ты был в больнице? — вмешался Пит.

— Как раз в обеденный перерыв. А что?

— Тогда вычеркни из своего списка блондина. Он не рылся в твоей машине. Он тогда мотался по парковочной стоянке у «Галактики». — Пит рассказал, как он пытался догнать машину блондина.

— Не забудь рассказать, что случилось дальше, — улыбнулся Юп.

Пит с невинным видом вопросительно поднял брови.

Юп усмехнулся. Впервые в истории Пит оказался в роли неуклюжего клоуна. Пит покраснел как рак.

Боб с удивлением посмотрел на Пита: у того были не только накачанные мускулы, но он был первым во всех видах спорта, опережая Боба и даже Юпа.

— Что же случилось? — поинтересовался Боб.

— Наш сверхатлетический сыщик врезался на бегу в ходячую пирамиду из жестянок для катушек, — выговорил Юп. — В результате Пит и жестянки разлетаются во все стороны, а этот тип получает прекрасную возможность смыться.

— Это был глупейший случай, — проворчал Пит. — Признаю. Но ведь не могу же я все время бегать, как олимпийский чемпион.

Все засмеялись, Юп бросил медальон Питу.

— На нем нет никаких надписей — ни современных, ни старинных, — промолвил Юп. — На одной стороне выгравированы узоры, на другой — изображение Будды. Поскольку многие азиаты — буддисты, то я бы сказал, что твой «фольксваген» обыскивал один из азиатских пиратов или сразу несколько.

— Согласен, — кивнул Боб. — Надеюсь, что меня больше не подозревают в хранении пленок, а то я уже устал.

В этот момент по свалке пробежал свет от фар. Три сыщика вскочили на ноги. Раскрылись ворота с электронным управлением. Как это могло случиться. Ведь контрольные пульты есть только у Джонсов?

К ним подъехала машина, ее фары ярко светили. Это был длинный, элегантный… «роллс-ройс».,

Пит задохнулся от удивления: «сильвер шедоу»! Старинная машина ручной сборки ценой более ста тысяч долларов. Что ей делать на свалке?

Ребята с почтением приблизились к машине. Низкий мурлыкающий звук мотора затих. Дверца водителя открылась. Оттуда выскочил… Тай!

— Привет, ребята! — весело сказал он. — Рад, что вы здесь. Кое-кто хочет с вами встретиться.

Сыщики в изумлении переглянулись. Как же удалось Таю заполучить такой автомобильный трофей?

Тай обежал машину перед блистающим радиатором и открыл переднюю дверцу с пассажирской стороны. Оттуда появился другой сюрприз — шикарная рыжеволосая женщина в облегающем блестящем платье и в туфлях на умопомрачительно высоких каблуках. Фотографии таких красавиц обычно помещают на глянцевых обложках журналов. И рядом с ней был Тай: взъерошенный, в своих потрепанных джинсах и майке с масляными пятнами.

— Бессмертие Таю обеспечено, — прошептал Пит, а Юп и Боб кивнули в знак согласия.

Рыжеволосая улыбалась Таю, губная помада блестела на ее губах.

— Это ваши друзья? — спросила она.

— Ага. Поздоровайтесь с Карлой, ребята, — подсказал Тай.

— Привет! — хором прозвучал ответ.

— Это — Юп, Пит и Боб, — продолжал Тай.

— Хэлло, — произнесла Карла, — рада вас видеть. Ваш друг только что оказал мне самую большую услугу. Подумать только: я нарядилась для вечеринки, а моя машина заглохла по дороге. Представляете себе?

Сыщики выдавили какие-то звуки, означающие понимание.

— И вот тут подъезжает Тай, — продолжала Карла, — и чинит мою машину. Более того, он оставляет Рою машину, чтобы отвезти меня обратно в Роки-Бич в случае, если с машиной еще что-нибудь произойдет. Ненавижу чувствовать свою беспомощность, но, к сожалению, ничегошеньки не понимаю в автомашинах.

— Да просто шланг лопнул, — скромно заметил Тай. — Я заменил его на мой собственный.

— Тысячу благодарностей, — прошептала Карла. — Я знаю, вам нужно поболтать со своими дружками, поэтому я подожду в машине. Чао, ребята. — Она сверкнула своей ослепительной улыбкой и скользнула на переднее сиденье.

Ребята окружили Тая, и они вместе направились в мастерскую.

— Ну и женщина! — восхищался Боб.

— Ну и машина! — воскликнул Пит.

— Подвалило счастье, а? — соглашался Тай. — Видите, как полезно оказывать услугу.

— Ты такой благородный, Тай, — вздохнул Юп.

— Это уж точно, — отвечал Тай. — Послушай, Боб. У меня есть для тебя информация. Насчет пиратов, о которых мы говорили.

— Что тебе стало известно? — спросил Боб.

— Не так уж много. Но кое-что. Во-первых, есть главарь, который контролирует большую часть этого бизнеса. Я не мог узнать его имени — этого парня слишком сильно охраняют. Я постарался собрать хоть какие-то слухи, но мне лишь попались трясущиеся от страха люди. Кто бы он ни был, у него большая власть и… бицепсы.

— Представляю себе, — кивнул Боб.

— Он действует за пределами Лос-Анджелеса и становится все мощнее. У него хватило наглости выпустить каталог того, что он продает, а там — более тысячи записей! Есть много мелких пиратов, но только у главаря самое высокое качество… и все новинки. Иногда новые записи появляются у него еще до того, как компания звукозаписи выпустит их в продажу!

— Значит, он явно пользуется рабочими копиями, — предположил Юп, — и, кроме того, внутренней информацией о том, каким песням предсказывается наибольшая популярность.

— Точно, — согласился Тай.

— Что же представляет собой пиратство более мелкое? — уточнил Боб.

— Обычно всякие грязные сделки, — объяснил Тай. — Примитивные самоделки с некачественными записями. Они продают их на улицах, у школ, на торговых площадях, блошиных рынках и тому подобных местах.

— Среди них есть азиаты? — поинтересовался Боб.

— Сейчас это в основном выходцы из Таиланда, — ответил Тай. — Я слышал, что Бангкок стал новым центром азиатских подделок.

— Они импортируют незаконно переписанные пленки прямо из Бангкока? — спросил Боб.

— Там все в тысячу раз дешевле, — подтвердил Таи. — Дешевле стоит сделать их там и провезти в США, чем изготовить здесь.

— Я сейчас вернусь, — таинственно произнес Юп и исчез в трейлере.

Тай невозмутимо продолжал, он привык к странным исчезновениям Юпа, когда тот одержим какой-нибудь идеей.

— Пиратирование записей длится уже много лет. В моего приятеля есть пленка со старыми записями «Битлов», которая была незаконно переписана в шестидесятых годах. Любопытно, что после того, как пираты добыли рабочую копию, «Битлы» изменили аранжировку. Они убрали некоторые духовые инструменты, добавили пиары и барабаны, не знаю, что еще они сделало. Когда вы слушаете пленку, купленную в магазине, и сравниваете ее с нелегально переписанной, вы ясно услышите все эти небольшие различия.

— Ужас какой-то, — помотал головой Пит.

— Слушайте, — объявил Юп, появляясь из трейлера с открытым международным альманахом в руках. «В Таиланде девяносто пять процентов населения буддисты», — прочитал он.

— Спасибо за лекцию, — заторопился Тай, — но мне нужно идти. У меня есть общественные дела! — И он побежал к серебряному «роллс-ройсу».

Ребята с завистью наблюдали, как он отъезжал.

— Не сходится, — сказал Юп.

— Не понял? — отозвался Пит.

— Тай — мировой парень, — объяснил Юп, — но я не понимаю, как подобная женщина может составить ему пару. Посмотрите на него: просто грязная обезьяна.

— Должно быть, животный магнетизм, — предположил Пит.

Они засмеялись и снова уселись в мастерской.

— Если сложить вместе все, что мы знаем, то те продавцы на торговой площадке, должно быть, таиландские импортеры, — размышлял Боб. — Этот парень со шрамом и его подручный.

— Должно быть, так, — согласился Юп. — Я думаю, наступило время составить план.

— Чтобы поймать пиратов? — спросил Боб.

— Именно так, — подтвердил Юп. — Рабочие копии, которые ты нашел, Боб, могут иметь какое-то отношение к королю пиратов, знаменитому высоким качеством продаваемых им пленок. Я не знаю, как в эту схему вписываются две пары жуликов, с которыми нам пришлось повстречаться на торговой площадке. Давайте предположим на время, что эти азиаты — таиландцы. С одной стороны, мы имеем блондина, который работает на какого-то таиландца, а с другой — два таиландца, продающих товар на торговой площадке.

— О'кей, — согласился Боб. — Мы также знаем, что две шайки воюют друг с другом.

— Я не понимаю, почему ты пришел к такому выводу, — сказал, поддразнивая, Пит. — Только потому, что они бьются машинами и стреляют друг в друга?

Юп не обратил на него внимания.

— По-видимому, обе шайки хотят завладеть одними и теми же рабочими копиями. Но между ними должны быть также и какие-то связи.

— Может быть, потому, что таиландцы являются таиландцами, — сострил Пит.

Боб толкнул его в плечо.

— Нет, серьезно: они могут быть и союзниками в каком-то общем деле.

— Возможно, — промолвил Юп. — В Лос-Анджелесе большая и преуспевающая колония таиландцев, группа по-настоящему энергично работающих иммигрантов. Может быть, эти пираты используют хорошую репутацию таиландцев как прикрытие в своих жульнических импортных операциях.

— Не исключено, что обе пары решили подыграть главарю пиратского бизнеса с пленками, чтобы с его помощью принять участие в большом деле, — предположил Боб.

Широкий лоб Юпа сморщился от напряжения.

— Вот что, я думаю, нам нужно делать. Мы знаем, что одна шайка, а может быть и обе, хотят заполучить «Очарование Калифорнии». Им не удалось забрать рабочие копии у нас. Я предполагаю, что наиболее логичным с их стороны было бы вновь украсть их в «Галактике». Они могут рассуждать следующим образом: если однажды им удалось достать рабочие копии в «Галактике», почему бы не сделать это снова. Завтра мы с Питом поедем в «Галактику».

Пит принялся чесать в затылке и вращать глазами.

— Я тоже поеду, — присоединился к ним Боб. — Я кончил свои дела в офисе. Селеста доделает остальное. «Хупсы» в норме. Сакс прилетает завтра и отведет их на конкурс.

— Отлично, — воскликнул Юп. — Мы все завтра направимся на работу в «Галактику». Они открыты утром по субботам, а звукозаписывающие студии работают и по воскресеньям, это для тех, кому взбредет в голову предложить что-нибудь интересное. Несколько подсобных рабочих будут для нас не лишними.

— И мы будем присматриваться, ожидая, когда кто-то попробует стащить рабочие копии «Очарование Калифорнии», — обрадовался Боб.

— Точно так, — кивнул Юп. — Мы будем находиться там столько, сколько будет необходимо, пока не схватим воров с поличным!

— Но на этот раз я хочу заниматься тем, для чего мы, собственно говоря, и проникли туда: расследованием, — пожаловался Пит, — а не носиться сломя голову и высунув язык с мелкими поручениями.

— Аминь. Все, договорились, — подытожил Юп. — Выезжаем пораньше, и не забудьте взять с собой рации.

— И смотрите, нет ли за вами хвоста, — напомнил Боб. На мгновение он снова вспомнил о машинах пиратов, которые преследовали его, ожидали и наблюдали. И он чувствовал на себе взгляд невидимых глаз…

13. Плохая компания

Даже ранним утром в субботу на автостраде было полно автомашин. Зато песенки группы «Серджинг Манки Препс» звучали из радиоприемника машины Пита, не прерываемые никакими помехами. «Бель эйр» подползал к съезду с автострады.

— Ну наконец-то! — воскликнул Пит, когда и спустились на улицу южной части Лос-Анджелеса. — Свобода!

— Сейчас мы можем двигаться, как и положено автомобилю, — согласился Боб.

Юп был более осторожен.

— Может быть, нам удастся делать до тридцати пяти миль в час.

Юп сидел рядом с Питом на переднем сиденье. Боб устроился сзади и, обернувшись, поглядывал в окошко. Он чувствовал себя вполне спокойно, пока не увидел то, чего он совсем не хотел видеть, — белый «датцун».

Сначала он ничего не сказал своим друзьям. Может быть, эта машина свернет куда-нибудь. Может быть, это чья-то другая машина с обыкновенными людьми.

Поэтому он просто наблюдал. «Датцун» был немного ржавым — в этом тоже не было ничего особенного. Внутри находились двое, но он не мог разглядеть их лица.

Пит свернул на правую полосу, где движение было потише. «Датцун» поравнялся с ними. Внезапно Боб увидел нечто такое, от чего волосы у него встали дыбом. У «датцуна» были три вмятины с правой стороны. Перед глазами Боба пронеслись картины беспорядочной гонки по кольцевой дороге у перекрестка. Там «датцун» получил несколько ударов в бок.

— Послушайте, ребята… — начал Боб срывающимся голосом. Почти сразу же «датцун» затормозил и тоже перешел на правую полосу, пристроившись позади машины с ребятами. — Кажется, у нас появилась компания — белый «датцун» с побитым боком. Сзади через три машины!

— Наконец-то! — Пит подогнал машину к парковочной стоянке «Галактик-Саунд», развернулся и резко подкатил к подъезду. — Ну-ка, подъезжайте и померяемся силами!

Три сыщика выскочили из машины. «Датцун» медленно проехал мимо, как бы проверяя — они ли это. Внутри сидели два пирата с торговой площади. На лицах застыло злобное выражение. Затем злость сменилась удивлением: они поняли, что их узнали.

Пираты принялись спорить между собой. Один показывал рукой на ребят, стоявших на тротуаре, другой отрицательно мотал головой.

— А ну-ка, идите сюда! — крикнул Пит, встав в боевую стойку. — Идите, мы вам сейчас покажем!

Двое в машине поглядели на Пита. Водитель помотал головой, и машина выскочила на улицу.

— Они уже не вернутся, — решил Боб.

— Им явно не понравилось, что мы их узнали, — заявил Юп.

— У меня сердце кровью обливается, — нахмурился Пит и сжал руки в кулаки. — Я бы превратил этих индюков в лепешку.

— Нет, лепешки из индюшки — это не то, о чем я мечтаю, — вздохнул Юп. — Я бы съел вкусную толстую пиццу, начиненную сыром и колбасой. Плюс перец и лук, а также…

— А ну тебя! — засмеялся Пит.

— Послушай, Юп. Я не помню пиццы в твое ди… в твоей программе. Кстати, тебе удалось сбросить хотя бы несколько фунтов? — спросил Боб.

Юп перестал улыбаться.

— Конечно, но не так уж много, чтобы было заметно на весах. Понимаете, усиление моей активности превращает жир в мышцы…

— Если мы проведем еще один день в «Галактике» так же, как и вчера, — прервал его Пит, — то ты целиком — от пяток до головы — превратишься в одну мышцу!

— Что, я этого не знаю, что ли? — буркнул Юп.

Болтая друг с другом, они вошли в семиэтажное здание компании. Пит зашел в почтовое отделение, отобрал почту для пятого этажа и направился ее разносить. Всю дорогу высматривал, нет ли блондина, таиландских пиратов или кого-нибудь еще подозрительного вида.

Юп показал Бобу студии на втором этаже. Затем они пересмотрели четвертьдюймовые рабочие копии «Очарования Калифорнии», которые к тому времени изготовил Хенк Риверс. Ребята насчитали четырнадцать катушек — семь комплектов. Сыщики выполняли различные поручения, но успевали следить за студией Хенка Риверса и катушками.

В обеденный перерыв Пит опять вышел на улицу к летним столикам. Боб закусил в подвале, пользуясь автоматами для еды. Юп, как и вчера, устроился с Хенком в студии. К обеденному перерыву на лавках у стены лежало уже восемнадцать рабочих копий «Очарования Калифорнии».

Юп вытащил французскую булочку с маслом. Хенк, который в это время разворачивал пакет с овощным салатом и шоколадным муссом, прямо-таки уставился на нее.

— Слушай, парень, какая чудесная булка! — Хенк пожирал глазами хлеб с маслом в руках Юпа.

Юп удивленно посмотрел на Хенка.

— Чудесная? — переспросил он с удивлением. — Вы имеете в виду мой завтрак?

Хенк кивнул и продолжал:

— Мне всегда кладут на мой шикарный завтрак то, что называют салатом-пастой. Когда я был мальчишкой, мы называли это макаронами! Шоколадный мусс? Для меня это шоколадный пудинг! Моя жена посещала творческие поварские курсы. Я бы расстроил ее, признавшись, что предпочитаю простую еду. А что может быть проще хлеба с маслом?

На мгновение Юп заколебался. Он вспомнил свой утренний разговор с Питом и Бобом. Но ведь он был намного активнее последние два дня. Ну что случится, если он поменяется один раз завтраками? Кроме того, он ведь работает над раскрытием преступления. И поэтому заслуживает чего-то большего.

— Давайте поменяемся, — предложил Юп. — Я не против. — Он поклялся сам себе, что с сегодняшнею вечера вернется снова к своей программе питания.

— А-а-х! — Хенк жадно впился в булочку.

— М-м-м! — Юп засунул в рот громадную ложку салата.

Они, как заговорщики, подмигивали друг другу. Когда с едой было покончено, Хенк предложил:

— Давай пройдемся. От этого сидения взаперти того и гляди заболеешь, да еще и окон нет.

— А мне вроде нормально, — заверил его Юп, которому было поручено следить за восемнадцатью катушками на полке. Он подобрал бумагу, в которую был завернут завтрак, и выбросил ее в мусорную корзину.

— Давай пойдем, — настаивал Хенк. Он вытащил ключ. — Иди вперед, а я запру дверь.

— А студии всегда запираются на ключ? — уточнил Юп.

— Конечно, если в них никого нет. Да не топчись на месте. Прошла только половина обеденного перерыва.

У Юпа не было выхода, не говорить же, почему он на самом деле очутился в «Галактик-Саунд». Он все еще не знал, можно ли доверять Хенку. Поэтому Юп изобразил улыбку и вышел вместе с Хенком, чтобы прогуляться по кварталу.

Когда через полчаса они вернулись, Юп немедленно пошел к стопке катушек. Она выглядела ниже. Он не поверил своим глазам.

Юп пересчитал катушки. Их было только шестнадцать!

— Хенк! — закричал Юп. — Не хватает двух катушек!

— Что? — переспросил Хенк. — Не может быть. — Он тоже посчитал их и покачал головой. — Ты прав. Здесь только шестнадцать. — Он посмотрел а карточку. — Никто не пометил, что взял катушки. Что здесь происходит?

— Как же можно сделать отметку в карточке, если вас здесь не было? — сказал Юп. — У вас ведь единственный ключ от двери.

— У нас многих есть ключи от разных отделов, — сказал Хенк. — Нам нужно входить в различные студии. Но кто же мог взять эти пленки, не отметив предварительно в карточке?

— Может быть, кто-то украл их? — предположил Юп.

— Нет, невероятно. — Хенк поскреб свою лысину. — У нас до сих пор никогда не было краж. Кто-то взял их на время, и все. Я пойду поспрашиваю, — он отправился в соседнюю студию.

Юп вытащил свою рацию:

— Боб! Пит!

— Да, Юп, — откликнулся Пит.

— В чем дело? — спросил Боб.

— Кто-то только что утащил две катушки «Очарования Калифорнии», — прошептал Юп. — Давайте встретимся на стоянке. Вор, наверное, попытается увезти катушки!

Через тридцать секунд сыщики были вместе. Ни одна машина не уезжала. Не было ни красного «пинто», ни желтой «хонды сивик», ни голубого фургона «додж», ни белого «датцуна».

— Скорее! — приказал Пит.

Они побежали вдоль здания к его фасаду.

— Вот он! — воскликнул Боб.

В тридцати ярдах от них человек со светлыми волосами и в больших ботинках садился в длинный зеленый «корвет». Подняв голову, он увидел трех парней, скользнул за руль, взревел мотор.

— Бежим! — закричал Пит.

Трое друзей обежали дом, вскочили в машину Пита и на огромной скорости выкатились на улицу.

14. Секреты досье

«Корвет» стремительно мчался по улице. «Бель эйр», с Питом за рулем и ребятами, плотно висел а хвосте.

Юп вскрикнул:

— Я вижу номер машины!

— Наконец-то. Так я и предполагал, — раздался спокойный голос Пита.

— Теперь мы сможем узнать его имя, адрес и номер телефона! — обрадовался Боб. — Здорово!

В машине все были в напряжении. Боб почти физически ощущал желание схватить этого типа — он был бы их первой настоящей уликой!

Пит осторожно вел автомобиль. Он проскочил замусоренной улице и влетел в район старых складов, где по субботам не работали и движения почти не было.

«Корвет» впереди прибавил скорости, и разрыв стал увеличиваться. Пит нажал на глаз, и «бель эйр» также рванулся вперед. Пит словно слился с машиной.

«Корвет» пролетал через пустые парковочные стоянки, улочки и проходы — «бель эйр», не отставая, следовал за ним.

«Корвет» помчался по улице с заброшенными домами, вдруг повернул направо и исчез.

«Бель эйр» также свернул направо. Автомобиль проехал через громадную арку, бывшие ворота гаража. Три сыщика въехали в полутемное, подобное большой пещере, помещение. Оно было давно заброшено и понемногу разваливалось. Повсюду возвышались горы мусора, но «корвета» видно не было.

— Черт побери! — разочарованно воскликнул Боб. — Что за невезенье!

В здании было три выезда: направо, налево и прямо.

— Куда же сейчас ехать? — озадаченно произнес Пит.

— Придется угадывать, — вздохнул Юп.

— О'кей, — решился Пит. Он повернул налево и покатил по разбитому стеклу, пока не выехал из здания в темный проход, который привел их обратно на улицу.

У Боба было ощущение, что «корвет» поехал не налево, а прямо или направо.

— Он оторвался от нас, — простонал Юп.

— Да, он, наверное, сейчас далеко, — согласился Пит.

— У меня есть идея, — предложил Боб. — Сейчас мы ни за что его не найдем. Давайте подумаем, что мы можем разузнать в отделе кадров «Галактики». Ты знаешь номер машины, Юп. А у них должен быть список сотрудников, имеющих разрешение парковать свои машины. Может быть, владелец «корвета» один из них.

— Отличная мысль, — одобрил Юп. — Мы также постараемся выяснить, кого недавно уволили или кто сам ушел из компании, — такой вполне может быть зол на фирму.

— Не забудь, что мы также знаем три первых буквы номерного знака «пинто», — напомнил Пит Бобу.

— А я наконец узнал сегодня номер «датцуна», когда утром ехал в «Галактику», — Боб показал клочок бумаги.

Они поехали обратно к «Галактике». У Боба вновь появилась надежда. Но он все также наблюдал, нет ли чего-либо сзади. По-прежнему вместо того, чтобы преследовать, сыщики сами были объектом преследования.

Юп, Боб и Пит вошли в помещение отдела кадров на втором этаже. Горел малый свет, в глубине было темно. Отдел работал сегодня только утром, а сейчас и был уже закрыт на уик-энд.

За столом в приемной сидела строгая бледная женщина с серебристыми волосами, туго стянутыми назад.

— Да, — промолвила она, даже не подняв глаз.

— Скажите, пожалуйста, имеется ли у компании список автомашин, которым разрешено парковаться на стоянке фирмы? — спросил вежливо Юп.

— Эти сведения только для внутреннего пользования, — безапелляционно произнесла она, и подняла глаза. — Мы не выдаем такой информации. Никому. — Она оглядела юношей с головы до ног и снова принялась за свою работу. Им больше нечего было здесь делать.

— Но, мадам, — произнес Боб, пытаясь воздействовать на нее самой обворожительной из своих улыбок, — нам действительно необходимо это знать в интересах компании…

— Молодой человек, — она снисходительно улыбалась, — давно ли вы работаете в «Галактике»?

— М-м-м, один день, — замялся Боб.

— Один день? И вы стоите здесь и объясняете мне, проработавшей здесь тридцать четыре года, что в интересах компании? — Она покачала головой. Ситуация одновременно раздражала и забавляла ее.

Пит и Юп еле сдержались, чтобы не расхохотаться, а Боб был неприятно удивлен. Он не привык таким быстрым и полным поражениям, особенно если победу одерживала женщина.

— Пошли, — ласково сказал Юп, обнимая за плечи Боба. — У меня родилась идея. — Они направились к телефону в другом конце комнаты.

Женщина сначала наблюдала за ними, затем вершась к своим делам за столом.

— Как же ее обойти? — задумался Боб.

— Очень просто, — ухмыльнулся Юп. — Через две минуты я приручу эту женщину. — Пит и Боб переглянулись: они сомневались.

Юпитер достал из бумажника визитную карточку, посмотрел на ее обратную сторону и набрал номер телефона.

— Это Юпитер Джонс, — сказал он в трубку. Юп объяснил ситуацию, то, что им нужно посмотреть досье персонала. — Да, спасибо. — Он нажал кнопку телефона.

Ребята вернулись к женщине за столом. Она посмотрела на них, ее глаза сузились.

— Итак, вы снова здесь?

— Мистер Эрнесто Лара хотел бы поговорить с вами. Третья линия, — сказал Юп.

— Не тратьте попусту время, — отрезала женщина.

Юп наклонился над столом, нажал кнопку третьей линии на телефоне и протянул женщине трубку:

— Мистер Лара на линии.

Она с сомнением посмотрела на Юпа, а затем взяла трубку:

— Мисс Хансен слушает… Это мистер Лара?! — Она вся обратилась во внимание. — Не хотите ли вы сказать… И вы берете на себя ответственность?.. Хорошо. — Она со стуком положила трубку и некоторое время внимательно рассматривала сыщиков. — Пожалуйста, сюда. — Женщина встала, включила свет в коридоре.

Ребята улыбнулись и последовали за ней.

Они вошли в большую комнату со справочными материалами. Женщина включила компьютер и набрала нужную команду. Скоро на экране появился список.

— Здесь автомашины, — сказала она, вставая. Указаны фамилии служащих и номерные знаки. Что еще вам нужно?

Боб сел за компьютер и начал просматривать список.

— Недавние увольнения, — ответил Юп, — и список служащих, ушедших по собственному желанию или не пришедших на работу по болезни на этой неделе.

Женщина включила другой компьютер, и вскоре на экране появилась нужная информация. Пит уселся у экрана и начал работать с ней.

— Что-нибудь еще? — поинтересовалась она.

— Личные дела сотрудников, — добавил Юп.

Женщина указала на стенку из шкафов с выдвижными ящиками:

— Эти три — дела работающих сотрудников, другие пять — с делами уже не работающих.

— Спасибо, — поблагодарил Юп. — Думаю, это о, что нам надо.

Она холодно кивнула и вернулась в зал своему столу. Боб работал со списком машин.

— Должен отдать тебе должное, Юп, ты все-таки умеешь обращаться с женщинами.

— Да-да, — пробормотал Пит, — с женщинами, которым за пятьдесят.

— Работайте, работайте, ребята. — Юп не обратил внимание на их подколки. Он стоял за Питом и помогал ему просматривать информацию на компьютере. — Здесь все, кого мы знаем.

— Хм-м-м… — Пальцы Боба бегали по клавиатуре. — Ничего нет про белый «датцун». — Он набрал еще одну команду. — Я нашел ее! — вскричал он.

— Что ты сказал? — заволновался Юп.

— Минуточку! — Боб снова прошелся по описям. — О'кей, вот она. «Корвет» принадлежит парню по имени Брик Кейлин.

Он прочел фамилию по буквам, и Пит подошел шкафу с личными делами.

— Ого! — Пит впился глазами в экран. — Брик Кейлин последние три дня находился в отпуске. Так то он вполне мог быть на торговой площади в среду!

— У меня есть кое-что еще! — прервал его Боб. — Красный «пинто» принадлежит некоему Порнтипу Таникулу. Может быть, это таиландская фамилия! — Он вскочил и начал разыскивать личное дело.

— Банзай! — закричал Пит. — Вот служащий, который был болен со среды, — Таном Таникул. Ого, минуточку! Это та же фамилия, может быть, здесь имеется какая-то связь?

По мере продвижения в исследовании возбуждение росло. «Наконец-то мы к чему-то приближаемся», — думал Боб.

— Эй, ребята, посмотрите-ка на это! — окликнул их Юп.

Боб и Пит подскочили к Юпу и взглянули на фотографию в личном деле Брика Кейлина.

— Это он! — с горящими глазами воскликнул Пит.

Боб присвистнул:

— Наш таинственный блондин!

— Вот еще что: он — инженер в «Галактике». Так что он имеет доступ ко всем студиям. И конечно, сам знает, как делать рабочие копии!

Боб повернулся к ящику с буквой «Т».

— Вот Порнтип Таникул, — сказал он. — Это женское имя. Она родилась в Бангкоке, но сейчас — гражданка США. Порнтип — аналитик рынка. Я ее не знаю, а вы?

Пит и Юп отрицательно помотали головами.

— Давайте посмотрим дело Танома Таникула. — Боб положил папку в ящик, вынул и развернул другую. — Хм-м. Также родился в Бангкоке, но еще не стал гражданином США. Он здесь уборщик. А вот гляньте на это.

Юп и Пит сгрудились вокруг него и уставились на маленькую фотографию Танома Таникула. Это был тот парень, который помогал Брику Кейлину драться с пиратами на торговой площади!

— Давайте посмотрим, где живут эти Таникулы, — предложил Юп. Боб переписал адреса. — Мы знаем, что Таном Таникул связан с Бриком Кейленом, — задумался Юп. — Ясно, что с ними связана и Порнтип Таникул.

Пит согласился:

— Я дважды видел Кейлина в ее машине «пинто».

— Давайте отыщем дом Кейлина. — решил Юп.

— Может быть, найдем и его самого, — сказал Пит.

— А также и рабочие копии, которые были украдены сегодня, — добавил Боб.

Они убрали личные дела и поспешили к выходу мимо суровой женщины за столиком. Ребята на прощанье весело помахали ей, она удостоила их легким жестом руки. Сыщики выбежали по коридору наружу парковочной площадке.

И замерли.

Четыре покрышки «бель эйра» Пита были порезаны.

Они никуда не могли поехать!

15. Легкомыслие

— Бандиты! — Пит пнул ногой шину. — Глазам не верится! — Он ткнул ногой другую. Обрывки резины разлетелись по асфальту.

— Сочувствую, — сказал Боб.

— Абсолютно новые шины! — бушевал Пит, ударяя ногой по остальным двум шинам. — И я не застраховал их!

Юп был мрачен.

— Тут дело серьезнее, чем порезанные шины. Это предупреждение: хотели, чтобы оно до нас дошло.

— До меня дошло, — гневно произнес Пит. Ему надоело оказываться в положении ограбленного, битого и преследуемого! — Если они думают, что им все это сойдет с рук, то сильно ошибаются. Мы должны разыскать этих жуликов!

Сжимая руки в кулаки, Пит подошел к друзьям — разгневанным и обескураженным.

В это время из дверей «Галактики» выглянул Джонни Мактавиш.

— Боб! Тебя к телефону! — прокричал он.

«Ну что же еще?» — подумал Боб и бросился к зданию.

Звонила Селеста.

— Ты не поверишь — «Хупсы» сели на мель!

Боб вздохнул:

— Ну давай, что случилось?

В голосе Селесты звучало раздражение.

— Я разрешила им взять лимузин Сакса, и они поехали в Лос-Анджелес. Они просто решили покататься, провести приятно время, понимаешь? Инструменты были с ними, но у них не оказалось денег! Страшное легкомыслие! И теперь у них нет ни капли бензина!

— И нет времени, — добавил Боб. — Сейчас уже четыре часа, а в семь им нужно зарегистрироваться на конкурсе! Хотя, минуточку… Ведь есть же Сакс, он позаботится о них!

Селеста хмыкнула:

— Ты что — не понимаешь? Сакс звонил. Он перезаказал авиабилет с сегодняшнего утра на вторую половину дня, чтобы подольше побыть с матерью. Но компьютер по ошибке стер его резервирование, и теперь он не может прибыть в Лос-Анджелес раньше полуночи!

Боб замер. Он уже знал, что сейчас скажет Селеста.

— Придется тебе доставить «Хупсов» на конкурс!

Как же он мог это сделать? Ребята сами сидели без машины, а у «Хупсов» была машина, но не было денег. Ужас какой-то! Боб попытался сосредоточиться.

— Где же они? — наконец спросил он. Селеста назвала адрес. — Хорошо, они могли бы быть и подальше. Подумаю, что я смогу сделать. — Боб подложил трубку, посмотрел в телефонную книгу и вызвал такси.

На парковочной стоянке Пит уже остыл. Он оживленно рассказывал Юпу, что он одолжит шины у отца и Тая. Затем он станет ремонтировать автомашины соседям и заработает деньги на новые шины.

— Ребята, у вас есть деньги? — спросил Боб.

Пит вздохнул.

— И ты это спрашиваешь у меня? — Но так же, как и Юп, полез в свои карманы. У всех троих набралось двадцать два доллара и тринадцать центов.

— Этого пока достаточно, — кивнул Боб. — Надо спешить.

До приезда такси Боб рассказал друзьям о том, что сообщила ему по телефону Селеста. К тому времени, когда они подъехали к лимузину, уютно приткнувшемуся у заправочной станции, у сыщиков уже был выработан план.

— Ура! — закричал Тони, увидев, как ребята выпрыгивают из такси. Его светлые волосы развевались по ветру. — Ужасное положение! — Он похлопал по карманам, как бы в поисках денег. Карманов на штанах у него было более чем достаточно — от пояса до щиколоток.

Квилл медленно крутил бритой головой.

— Я как томимый жаждой верблюд в оазисе, челюсти которого закручены проволокой.

— Привет, Боб! — Макси перегнулась через борт машины и поцеловала его в щеку, как только он кончил расплачиваться с шофером такси. — Привет, Пит! — Она чмокнула в щеку и его. — А тебя я не знаю. — Макси оглядела Юпа.

Покраснев как маков цвет, Юп почти что отпрыгнул от нее.

— Послушай, это же Юп, — объяснил ей Боб. — Знаменитый Юпитер Джонс.

— Юпитер Джонс! — обрадовалась Макси. — Боб рассказывал мне о тебе. Ты — мозг всей компании! — Она подскочила к Юпу и вытянула губы.

Схватив изумленного и ошеломленного Юпа за уши, Макси наклонила его голову и запечатлела звонкий поцелуй на его горячей щеке.

— Ты просто прелесть! — радостно заявила она.

Окружающие расхохотались.

А Юп, ошарашенный этим поступком, держался за щеку.

— Привет, парни, — произнес Марш, пожимая ребятам руки. Расставшись с больничной койкой, он снова обрел себя. — Большое спасибо за спасение и вообще за все.

Пит вставил заправочный шланг в бак лимузина, а Боб начал рассказывать «Хупсам» о том, что Сакс не приедет и ему, Бобу, придется доставить их на конкурс.

— Все в порядке! — Тони хлопнул по ладони Боба.

— Но Юпу, Питу и мне нужно сначала заехать в одно место, — предупредил их Боб. — Мы расследуем одно дело…

— Вот почему, когда мы ехали в больницу, ты все время смотрел в зеркало заднего обзора, — протянула Макси. — Я чувствовала: что-то здесь неладно!

— Ты догадалась правильно, — подтвердил Боб. Он и Юп рассказали «Хупсам» об украденных катушках и расследовании, которое ребята вели в «Галактике».

— Вот это да! — воскликнул Тони. — В «Галактик-Саунд»!

— Потрясающе! — подтвердил Марш.

— Вы не должны оставлять нас! — запротестовала Макси.

— Вам будет безопаснее ждать нас здесь, — сказал Юп. Он почти пришел в себя. Макси, конечно, вела себя необычно, но… это было почти приятно.

— Эти пираты жестоки, — настаивал Пит. — Посмотрели бы вы, что они сделали с моими шинами. — Он повесил заправочный шланг на крюк. — У них также есть оружие!

— Послушай-ка, вы помогли нам, — сказал Марш. — Теперь мы поможем вам.

— Мы будем на страже, пока вы будете внутри, — убеждала их Макси. — И кроме того, вам не придется возвращаться сюда, чтобы забрать нас.

— Я говорю — нет, — решительно ответил Пит и пошел платить за бензин.

— Ну, Боб, не покидайте нас! — взмолилась Макси.

— Кажется, намечается согласие, — объявил вилл и улыбнулся.

— Вы будете ждать нас в лимузине? — спросил Боб.

В ответ прозвучало дружное «да».

— Я думаю, что с ними будет все в порядке. — Боб обернулся к Юпу.

— Ну пожалуйста. — Макси тоже просительно улыбнулась Юпу.

— Хорошо, влезайте, — вздохнул, уступая, Юп.

Оживленно болтая, все разместились в машине. Вернувшийся Пит уселся на место водителя. Он вздохнул, увидев сзади скучившихся «Хупсов». Там же кучей были свалены и музыкальные инструменты.

— Это что — подкрепление? — спросил он Юпа. — Они придут на помощь, если с нами что-нибудь случиться?

— Не волнуйся так, — успокаивающе улыбнулся Юп.

Боб смеялся. Пит ворчал. Юп назвал адрес Кейлина, и они тронулись.

Когда ребята добрались до улицы, где жил Кейлин, было уже половина шестого. Дорога вилась по Голливудским холмам. По бокам росли высокие кипарисы, приземистый можжевельник и развесистый плющ. Тротуаров не было.

— Вот этот дом, — показал Пит, когда они проезжали мимо неряшливого дома на склоне холма ниже дороги.

— Останови машину повыше, — скомандовал Юп. Они припарковались через пару сотен ярдов.

Боб напомнил «Хупсам» об их обещании оставаться в машине.

— Если мы не вернемся обратно через полчаса — вызывайте полицию.

— Ничего не забудем, — заверил их Тони.

— Будьте осторожны, ребята! — попросила их Макси.

— Спасибо, — поблагодарил Боб.

Три сыщика внимательно оглядели улицу: она была пуста. Сердце у Боба колотилось от возбуждения и страха. Тот, кто хвастается, что ничего не боится, подумал Боб, либо дурак, либо врун. Каждому станет страшно в таком месте, как это. Но в любом случае нужно идти вперед. Боб волновался: наконец они приближались к развязке…

Они осторожно спустились по холму к дому Брика Кейлина. Дом был окружен высоким деревянным забором. Слышна была музыка, слабо доносившаяся с верхнего этажа.

— Это что — «Очарование Калифорнии»? — спросил Пит.

— Вроде бы да, — тихо ответил Боб.

— Тогда мы в нужном месте, — мрачно заметил Юп.

Пит осторожно открыл калитку, и они прошмыгнули внутрь. На подъездной дорожке стояли четыре машины. Это были «корвет», красный «форд пинто», побитая желтая «хонда сивик» и, наконец, «линкольн континентал».

Огибая дом, они двигались как тени по травянистому дворику. Над ними были открытые окна, и мягко звучало «Очарование Калифорнии».

Ясно, что Брик Кейлин стащил сегодня рабочую копию, подумал Боб. Является ли он тем самым королем пиратов, о котором говорил Тай?

Кто-то выключил музыку.

— Ты говорил о Порнтип? — донесся хриплый голос из окна прямо над головой сыщиков.

— Да, Брик.

Первый мужчина был Бриком Кейлином! Боб улыбнулся: им повезло. Может быть, сейчас они что-то узнают!

— Порнтип очень сожалеет, — продолжал второй человек. У него был певучий иностранный акцент. — Моя сестра Порнтип очень молодой. Она делать большой ошибка.

— Это брат Порнтип! — прошептал Боб.

Двое друзей согласно кивнули.

— Моя сестра, — продолжал мужчина, — не понимать, какой вред она принести. Прем ее дружок. Она любить Прем, делать все, что просить.

— Прем Манурасада? — прошептал Боб. Пират со шрамом? Так вот что соединяет ее и Брика Кейлина с пиратами на торговой площади!

— У нее слишком длинный язык, Таном! — сказал Брик. Его злой голос доносился из окна. — Она чуть не провалила все дело!

— Я сожалею. Снова не случится!

— Дружище, ты можешь, конечно, клясться. Ты можешь также не соглашаться с дикими идеями, которые она вбивает тебе в голову. Но ты обязан работать на меня до твоего последнего вздоха. Понял?

— О нет, Брик, сэр. Я хочу работать на тебя. Да, сэр. Очень хочу.

Голоса в комнате умолкли.

— Кажется, я слышал, как закрыли дверь, — сказал Пит. — Может быть, они перешли в другую комнату.

— Великолепно! — потирал руки Юп. — Теперь мы уже к чему-то подбираемся.

— Ш-ш-ш-ш, слушайте! — прошептал Пит. Он прильнул к стене дома.

Боб ничего не слышал, ни отдаленного шороха, ни треска ветки.

Пит подал знак следовать за ним. Он пополз бесшумно вперед, как большая кошка. Боб и Юп двигались сзади. Они остановились у края дома и выглянули из-за угла, притаившись за кустами.

Перед ними были два пирата с торговой площади!

— Вот это да! — выдохнул Пит. Какая удача, думал он.

Эти двое подслушивали у окон задней части дома. Их лица были напряжены и сосредоточены. На лице большого пирата, Према Манурасады, была написана злость. Шрам глубоко перерезал его лицо. Другой, поменьше ростом, был как раз тем, кто продал Бобу негодные пленки.

— Смотрите! — показал Боб.

Сквозь деревья была видна часть дороги. На ней стоял старый белый «Датцун-Б210» с продавленным багажником.

— Здесь вся шайка, — прокомментировал Юп.

Пит кивнул.

— Давайте преподнесем сюрприз этим дуракам. И прямо сейчас.

16. Хорошие, плохие и отвратительные

Трое сыщиков быстро выработали план захвата пиратов с торговой площади.

— Пошли, — тихо скомандовал Пит, и трое ребят быстро выскочили из-за кустов на задний двор. Они двигались быстро и бесшумно.

Пираты обернулись. Их глаза расширились от изумления. Мы застали их врасплох, подумал Боб, это замечательно.

Пит нанес резкий удар ногой в живот Прему Манурасаде, затем сразу же сильный удар в грудь приемом «нидан-гери».

Манурасада без сознания рухнул наземь. Использовав вместо кляпа носовой платок, Юп завязал парню рот.

Боб блокировал молниеносный удар меньшего пирата согнутой кистью — приемом каратэ «какуто-уке». Затем со всей силой нанес молотобойный удар кулаком — «кентсуи-учи» — в челюсть пирату.

Пират ударился о стену дома и сполз наземь с закрытыми глазами. Юп сделал второй кляп.

Боб ликовал. Часы, потраченные на занятия каратэ, оправдали себя!

— Прекрасная работа, — раздался позади них холодный саркастический голос.

Ребята вскочили. Теперь наступила их очередь удивляться. Боб сглотнул слюну. Каким же дураком нужно быть! Они совершили одну из самых главных ошибок — не следили за своим тылом!

— Руки вверх! — скомандовал Брик Кейлин. Его неподвижное лицо выражало торжество.

Руки трех ребят вздернулись вверх. На них смотрели дула двух укороченных полуавтоматических «узи». Искоса они печально взглянули друг на друга. Против оружия с такой огневой мощью…

— Мы заметили этих двух грабителей… — начал было Юп.

— Заткнись! — проревел Кейлин. — Или я сам заткну тебе рот.

Рядом с Кейлином стоял таиландец с пистолетом в руке и еще двое белых громил. Быстрым взглядом Юп оценил, что каждый был не менее шести футов четырех дюймов росту и весил более двухсот полновесных фунтов. Подручные смотрели на босса с вожделением. Им нравилась грязная работа.

— Я говорил тебе, Брик! — сказал таиландец. Это он помогал Кейлину во время драки на торговой площади. Его решительное лицо было продолговатым и узким. — Видишь? Я — большой помощь, — сказал он заискивающе. — Сегодня я резать шины, как ты и хотеть. Сейчас я слышу шум снаружи и говорю тебе. Большой улов!

— Конечно, Таном, — сказал Кейлин. — А сейчас еще поговорим о том, как избавиться от твоей сестры!

— Нет, Брик! — застонал Таном.

Кейлин подал знак громилам. Они подобрали двух, находящихся без сознания пиратов, перекинули их через плечо, как мешки с мукой, и направились к другой стороне дома.

— За ними, болваны! — приказал Брик Бобу, Юпу и Питу. — И быстро!

С поднятыми руками сыщики через боковую дверь вошли за громилами в дом. Сзади им угрожали смертельные «узи» в руках Кейлина и Танома.

У Боба гулко билось сердце. Здесь дело не шуточное. Он глянул на друзей: Пит и Юп также выглядели угрюмо.

Мимо закрытых дверей они прошли через хорошо обставленную гостиную и холл.

— Сейчас дела лучше, — продолжал Таном. Он пытался казаться беспечным, но Боб почувствовал, что тот в панике. — Мы добыли рабочие копии. У нас мальчишки. У нас также парни, которые украли рабочие копии! Правильно, Брик?

— Ты бы помолчал об «Очаровании Калифорнии», — зарычал Брик. Эти сопляки на торговой площади никогда не поумнеют! — Почем я знаю, что ты снова не испортишь все дело? У тебя, Таном, такой же длинный язык, как и у нее!

Двое громил остановились, открыли дверь и сбросили пиратов в стенной шкаф. Пираты застонали, что рассмешило громил. Один из них запер шкаф на ключ.

Между тем процессия с ребятами продолжала следовать по коридору, а затем спустилась вниз — на половину лестничного марша.

— Она говорить Прему по ошибке, — пытался продолжать Таном. — Она даже не понимать, что она говорит ему. Она не знать, он украл рабочий копии у меня, когда я взять их в «Галактике»! Почему Прем украсть? Он получать другие пленки от большой босс в Бангкоке. Много пленок!

Кейлин огрызнулся:

— Потому, что Прем хочет быть главарем. Он хочет показать своим боссам, как можно хорошенько нажиться, повысив качество пленок. Тогда, может быть, он и сам станет Большим боссом!

— Но вы заполучили новые рабочие копии. Сейчас вы удачник! Наш большой босс оценить вас высоко!

— Так дело не пойдет, Таном, — хмыкнул Кейлин. — Ее нельзя простить, а также и тебя!

Они вошли в тренажерный зал с деревянным полом. Окон не было. Вдоль стены стояли снаряды для упражнений и оборудование для поднятия тяжестей.

— Свяжите-ка их, — приказал Кейлин.

Двое громил вытащили из карманов нейлоновые веревки и направились к ребятам.

— Ты! — Кейлин направил «узи» на Пита. Кейлин держал автомат небрежно, но его решительный вид говорил о том, что при малейшем движении он может выстрелить. — Да-да, ты. Тебе деваться некуда. Как вы нашли меня?

— No comprendo, — ответил Пит по-испански. — Я не понимаю.

Один из подручных Брика завел руки Пита за спину и обвязал запястья веревкой. Черные волосы бандита были прилизаны и зачесаны назад, коричневые глаза слишком близко расположены друг к другу. Другой, с огромным носом и спутанными курчавыми волосами, начал возиться с руками Юпа.

— Не умничай, парень. — Кейлин обратился к Питу. — Тоже мне — лучший ученик, знаток испанского. Отвечай, как вы нашли меня?

Пит упрямо молчал.

Кейлин дал знак одному из громил. Краем глаза Боб видел, как тот закручивал и затягивал нейлоновую веревку. Она с силой врезалась в запястья Пита.

Пит застонал.

— Прекратите! — закричал Юп. — Я расскажу вам. Это было просто.

Бандит поглядел на Кейлина, ожидая приказа.

Кейлин покачал головой. Он хотел отомстить Питу за подрыв своего авторитета. Пот струился по лицу Пита, а веревка все сильнее врезалась в его кожу. Но он не дрогнул.

— Ну, давай рассказывай, — наконец согласился Кейлин.

— Мы нашли номерной знак вашей машины в личном деле, — быстро заговорил Юп. — Он помог установить ваш адрес. Отпустите его!

Теперь Кейлин кивнул. Бандит ослабил натяжение веревки. Лицо Пита стало мокрым от пота, но выражение оставалось безучастным. Он не собирался сдаваться. На запястьях Пита Боб заметил капельки крови.

— Ах вот что вы делали в «Галактике», — протянул Кейлин. — Вы посчитали, что у вас пленка с записью «Варваров», и поэтому принесли ее туда, чтобы получить вознаграждение.

— Ага, — солгал Юп. — И еще получить работу.

— А сейчас вы очутились здесь, чтобы шантажировать меня!

— По-видимому, это теперь не удастся, — уныло сказал Юп. Боб сообразил, что Юп продолжает свою игру. Скоро пройдет полчаса, и «Хупсы» вызовут полицию. Как удачно, что «Хупсы» настояли на своем и поехали вместе с ними!

Громила повалил Пита на пол, связал его щиколотки и направился к Бобу. Другой закончил связывать Юпа и встал за хозяином.

— Глупые мальчишки! — ругался Кейлин. — Суете свои носы, куда не надо! Кто-нибудь знает, что вы здесь? — Он уставился на Юпа.

— Очень многие, — ответил Юп. — Скоро обнаружат, что мы пропали!

Кейлин недоверчиво смотрел на Юпа.

Бандит закончил связывать запястья Боба за его спиной. Руки не затекали, но пошевелить ими не удавалось. Боба также швырнули на пол и туго связали ноги. Сейчас трое друзей сидели рядом, лишенные какой-либо возможности действовать.

— Ты врешь, — решил Кейлин. — Никто не знает, где вы. Вам же нет смысла посвящать кого-то в вашу затею. Если кто-нибудь и думает, что вы пропали, им не придет в голову искать вас здесь!

— Правильно, Брик, — поддакнул Таном. — Вы отличный мыслитель.

Брик не обратил на него никакого внимания.

— Эти мальчишки слишком много знают. — Он многозначительно посмотрел на своих подручных. — Вам придется покончить с ними.

Боб весь напрягся. Сидевший рядом Юп неожиданно втянул в себя воздух. С ними могло произойти самое худшее — их собирались убить. Он страстно молил Бога, чтобы «Хупсы» как можно скорее пришли на помощь.

— Но сначала нужно получить согласие Большого босса, — заметил Таном. — Ведь правда же Брик? Мы ничего не делаем, пока Большой босс не сказать о'кей. Он скоро здесь будет!

— Впервые ты оказался прав, — согласился Кейлин. — Но не рассчитывай, что он спасет их. Этот человек не позволит никому разрушить его бизнес. Уж очень большими деньгами здесь пахнет. — Кейлин направился к двери. — А твоей сестре также не поздоровится.

— О нет, нет! — взмолился Таном.

Кейлин, Таном и двое громил вышли из комнаты. Кто-то запер дверь. Умоляющий голос Танома и удаляющиеся шаги по коридору становились тише.

— Молодец, Пит, — сказал Юп.

Пит вопросительно посмотрел на Юпа. Не шутит ли он, но тот был серьезен.

— Как говорится — без труда не выловишь и рыбку из пруда, — промолвил Пит.

— Уж не собирался ли ты когда-нибудь стать разведчиком? Ты сражаешь всех наповал. Спортивные автомашины и девушки…

Пит внезапно подумал о девушке… о Келли. И о том, увидит ли он ее когда-нибудь снова. Ничего большего он сейчас не желал бы, как ехать с ней в автомашине. Но понравится ли ей рассказ о том, что с ним произошло? Он резко выпрямился.

А Юпу пришла в голову мысль, что он ничего не ел с утра. Перед ним возникла булочка, обильно намазанная сливочным маслом.

— Нам нужно потерпеть, пока «Хупсы» не приведут сюда полицию, — проговорил Боб.

— Кому нужна полиция, если есть «Хупсы», — иронизировал Пит. — Для них ведь ничего не значат четверо громил и два автомата!

— Может быть, Квилл заговорит их до полусмерти, — заметил Боб.

Ребята рассмеялись. Они были живы, а помощь была уже в пути!

— Кажется, мы нашли ответы на многие вопросы, — заговорил Юп. — Брик Кейлин, должно быть, изготовил собственные рабочие копии «Очарование Калифорнии». Он передал их Таному, чтобы тот незаметно вынес их из «Галактики». Ведь Таном — подсобный рабочий, он мог выполнить поручение, спрятав их в куче мусора. Это было для них обычным делом.

— Но Таном, — продолжил его рассказ Боб, — поделился со своей сестрой. Та передала все своему дружку Прему. Тогда Прем со своим приятелем решили повысить качество своих пиратских пленок. Они стащили высококачественные пленки прежде, чем Брик и Таном смогли передать их боссу Брика.

— Правильно, — согласился Пит. — Прем хотел послать пленки в Бангкок, чтобы вызвать расположение своего хозяина.

— Итак, мы пришли к выводу, что между двумя группировками пиратов ведется война, — заключил Юп. — Брик и Таном пытались на торговой площади вернуть свои рабочие копии, отобрав их у Према и его приятеля. Этот приятель спрятал пленки в ящике Боба. Затем обе группы выследили Боба.

— И вот почему мы все лежим здесь связанные, — закончил Пит.

— Брик, должно быть, находится в отчаянном положении, — заметил Юп. — Вместо того чтобы попытаться сделать еще одну копию для себя, он стащил у компании еще две рабочие копии «Очарования Калифорнии».

Пит задумался:

— А сестра Танома также пират?

— Думаю, что она оказалась между двух огней, — рассудил Боб. — Между своим братом и дружком. Мне кажется, она совершенно невиновна.

Ребята затихли, каждый обдумывал ситуацию. Юп перекатился на бок. Боб также сделал удачную попытку — так было удобнее лежать.

— Минутку! — вскричал Боб. Он подполз к плакатику, лежавшему на полу за спортивными снарядами, взял его в зубы, вернулся обратно и бросил перед ребятами.

— Вот это да! — воскликнул Пит.

На плакатике было написано:

Более 1000 названий!

Самые популярные новые хиты! Любимые старые мелодии!

По самым низким ценам!

Самая высокая по рейтингу:

«Очарование Калифорнии» в исполнении «Варваров»!

Ниже перечислялись солисты и группы многих компаний звукозаписи. В самом низу был указан адрес, по которому следовало обращаться за каталогами.

— Это, должно быть, делишки Большого короля пиратов! — восторженно сказал Юп.

— Но Кейлин слишком мелкая сошка для такого рода операций, — заметил Боб;

— Конечно, он не Большой босс, — сказал Пит. — Это кто-то другой. Вот будет здорово, если полиция сцапает его.

Ребята все еще обсуждали, как удачно складывается расследование, когда услышали что-то знакомое — голос Макси!

— Убери свои волосатые лапы, горилла! — кричала в коридоре Макси.

— Эй, ты, мужик, берегись! Это моя девушка, — орал Марш.

— А ну-ка, что здесь происходит? — возмущался Тони. — Это же чудовищно, что вы наставляете пистолеты на невинных малышей!

Когда открылась дверь, Квилл все еще продолжал философствовать:

— Если что-либо способно приносить неприятности, так это обязательно случится.

Трое ребят с изумлением наблюдали, как «Хупсов» одного за другим вбрасывали в комнату. Они попали в ловушку! Все до одного!

17. Напрасный труд

Брик Кейлин держал «Хупсов» на прицеле своего «узи», а его бандиты начали связывать им руки и ноги. Боб был в отчаянии. Не будет участия в конкурсе Коккера, все семеро погибнут.

— Это те типы, что украли пленки? — спросила его Макси.

— Успокойся, Макси, — ответил Боб.

— Забудь о ней, — холодно произнес Кейлин. — Для них все кончено. Они причиняют слишком много беспокойства и прибыли сюда что-то вынюхивать. Очень плохо. Но она хорошенькая миленькая леди.

— Эй, ты, Тарзан! А ты вроде ничего, — весело сказала Макси, хлопая своими большими ресницами. — Скажи, где здесь девушка может подкрасить губы?

Пит смотрел с изумлением. Что она, с ума сошла?

— Что? — спросил удивленно Кейлин.

— Уборная. Сортир. Ты же знаешь, что это такое.

Кейлин ухмыльнулся:

— Организуем это дело. Проводи ее, Таном.

Она улыбнулась неуклюжему бандиту, который был уже готов связать ее руки.

— Подожди минутку, кукленок.

Это был как раз тот бандит с курчавыми каштановыми волосами. Когда она вскочила с пола и направилась к двери, он подозрительно посмотрел на нее. Таном открыл дверь и вышел вместе с Макси.

— Послушай, парень, — неожиданно вспомнил Марш. — У нас же сегодня важный концерт в семь часов. Мы не можем его пропустить!

— Никаких концертов у вас уже не будет, — огрызнулся Кейлин. — Никогда.

— Ты лучше подумай, парень, — сказал Тони, тряся копной своих волос. — У меня самые быстрые барабанные палочки!

— Тебя уже остановили, парень, — отрезал Кейлин.

Боб наблюдал за Юпом, который выглядел неестественно спокойным. Глаза Юпа были полузакрыты, казалось, что он был в забытьи. Боб понимал, что Юп обдумывает положение. Пит также, казалось, бесстрастно наблюдал за происходящим. Но мышцы его плеч и рук будто подергивались. Пришло время поразмыслить и Бобу.

— Давайте говорить откровенно, — продолжал Тони. — Разве эти ребята воровали студийные рабочие копии?

Руки и ноги Тони и Квилла уже были связаны. Теперь громила с прилизанными назад волосами принялся за Марша. Парень с курчавыми волосами ждал возвращения Макси.

Боб решил оттянуть время.

— Как вы крали в других студиях, Кейлин? Мы ведь уже никогда не выйдем отсюда живыми, так что вы могли бы рассказать нам все.

Кейлин пожал плечами. Его пальцы беспокойно ощупывали «узи».

— У нас есть связи. Всегда можно найти техников, кто хотел бы заработать дополнительно несколько долларов.

— А как вы узнавали, что именно нужно доставать?

Кейлин ответил, и впервые в его голосе прозвучало почтение.

— Это дело босса. Он знает, что сейчас популярно или станет популярным. Но я был первым, кто услышал об «Очаровании Калифорнии». Он отвалил бы мне громадный куш за то, что я так быстро достал пленку.

— Но сестра Танома, Порнтип, испортила все дело?

— Эта глупая девчонка. Она все еще жива лишь потому, что она заставила Према проболтаться о вас: о том, как он вернулся на торговую площадь, чтобы вернуть пленки, а затем выследил, что пленки у вас. Это какая-то проповедница! Пытается убедить Танома покончить с нашим бизнесом. Но вместо этого они оба будут мертвы!

— Вы убьете и Танома? — спросил Юп.

Внезапно в комнате воцарилась тишина. Никто еще не осмелился произнести слово «убить».

— Это сделают Берни и Крейг, — с ледяной улыбкой ответил Кейлин.

Оба громилы скрестили свои толстые руки и, словно роботы, одновременно улыбнулись. Это были убийцы. Им нравилось мучить людей.

У Пита пробежал мороз по коже.

— А вот и я! — воскликнула Макси, появляясь в комнате, пританцовывая.

Она чокнутая, подумал Пит. Что веселого в том, в каком безвыходном положении они очутились. Курчавый громила начал ее связывать, а Макси между тем улыбалась и болтала без умолку.

— У вас есть только один час, — сказал Кейлин. — К этому времени босс прибудет сюда. Помолитесь напоследок. — Вместе со своими подручными он вышел из комнаты.

— Ну и ничтожество! — надула губы Макси и шлепнулась набок.

— Где же полицейские, Марш? — спросил Боб. — Кажется, вы должны были их вызвать?

Марш смутился:

— Понимаешь… Нам надоело ждать… и у нас не было денег, чтобы позвонить.

— Когда-нибудь слышал о бесплатном телефоне полиции номер 911? — возмутился Боб.

…и мы подумали, не посмотреть ли самим, что здесь делается? — закончила Макси. — Сколько времени? — Она изогнулась, чтобы посмотреть на ручные часы Марша. — Уже больше семи. Нам же нужно ехать. У нас ведь вечером концерт!

— Ты хоть что-нибудь соображаешь? — проворчал Тони.

— Послушайте, в ванной комнате есть окно, — возбужденно произнесла Макси. — Как раз наверху. Давайте убежим!

— Даже не думай об этом, — вздохнул Марш. Его красивое лицо выглядело изможденным.

— Нам всем крышка! — сказал Тони.

Квилл прокашлялся и процитировал:

— И могила не ее цель.

— Что это значит? — спросил Тони.

— Псалм Жизни, — ответил Юп, — Это — Лонгфелло. — Все повернулись к Юпу. — Квилл хочет сказать, что нам не следует отчаиваться. Цель в том, чтобы жить. Я согласен. Что с твоими веревками, Пит?

Потное лицо Пита выражало полную сосредоточенность. Плечи и руки по-прежнему были напряжены.

— Не очень-то хорошо, — выдавил он. — Когда они связывали меня, я вывернул руки ладонями наружу. Теперь я повернул их друг к другу. Обычно это немного освобождает натяжение веревки, и я мог бы освободиться.

— Дай-ка я посмотрю, — сказал Боб. Он подполз к Питу, посмотрел на его запястья. Они были покрыты кровью. — Брось ты это дело, Пит. Ты сам себя мучаешь!

Но Пит не сдавался.

— Кое-что получается.

— Отдохни, — посоветовал Боб. — Вряд ли у тебя что-нибудь выйдет.

Пит расслабился и перекатился на бок.

— Кто не так уж крепко связан и может освободиться?

Все хором ответили отрицательно.

— А что у тебя, Макси?

— О'кей, а что?

— У тебя самые маленькие руки. — Юп изогнулся так, что заглянул ей за спину. — Ну-ка, подвигай ими. Макси пошевелила руками. — У тебя веревки завязаны немножко свободнее. Должно быть, Берни понравилось, когда ты назвала его кукленком.

— Ты думаешь, я смогу освободиться? — Макси натянула нейлоновую веревку.

— Сложи ладони вместе, — предложил Пит.

Макси пыталась вертеть ладонями и растягивать узел.

— Юп, — сообразила она, — не можешь ли ты перекусить веревку и освободить меня? Понимаешь — перегрызть зубами.

— Не выдумывай, — ответил Юп. — Ничего не выйдет. Чтобы перерезать нейлоновую веревку, нужно что-то очень острое.

— Как перочинный ножик? — спросил Тони.

— А у тебя есть ножик? — заволновался Юп. — Где он?

— В кармане на коленке.

Ребята и «Хупсы» шумно выразили свою радость.

Дверь распахнулась. В ее проеме стоял Берни — курчавый детина с «узи» в руках.

Все сразу же замерли. Даже болтливая Макси не двигалась.

Детина ввалился в комнату. С высоты своего громадного роста он мрачно взирал на всех.

— Заткнитесь! — заорал он и медленно обвел своим «узи» всю компанию. — Дошло?

Глядя на смертельное дуло, они кивнули. Берни вышел и снова запер дверь.

— В кармане на коленке? — тихо переспросил Юп и вместе с Питом и Бобом подполз к Тони.

Работая по очереди, ребята достали перочинный ножик из закрытого на молнию кармана Тони. Боб вложил ножик в руки Тони, и с его помощью Тони удалось его раскрыть.

— Ура! — закричала Макси. — Т-с-с, — сразу же оборвала она себя.

Все рассмеялись, но потихоньку. Боб начал, следуя указаниям Юпа, перерезать его веревки.

— Эй, осторожнее, — воскликнул Юп. — Это уже моя рука!

— Перестань ныть, — сказал Боб. — Ведь Пит же терпел.

— Пит силен физически, а я — умственно, — с достоинством ответил Юп.

Наконец удалось освободить руки Юпа. Остальные быстро повернулись спинами, и Юп перерезал их веревки. Каждый сам распутал свои ноги. Все вскочили и начали совещаться.

— Приберегите свои веревки, они понадобятся нам для Берни, — приказал Юп.

— Ты что задумал? — спросил Боб.

— Макси завлечет его сюда, — пояснил Юп. — Нас здесь шестеро. Мы должны справиться с одним охранником. Затем мы быстро удираем — через окно в ванной комнате, о котором говорила Макси!

— Вперед, Рэмбо! — воскликнул Боб. Вперед выступил Марш.

— Послушай, у Берни большое преимущество.

— Ага — согласился Тони. — Это — большой, удобный автомат «узи».

— Пассивное сопротивление изменяет сердца и умы, — промолвил Квилл.

— О, конечно же, — обратился к ребятам Тони. — Я открою вам тайну: Квилл — пацифист. Он не будет драться.

— Все в порядке, — сказал, потягиваясь, Пит. Засохшая кровь окрасила рубцы на его запястьях. Он не жаловался на боль. Главное — поскорее убраться отсюда. Пит потянулся, достал руками до носков ног, присел и, улыбаясь, выпрямился. — Давай-ка сюда, Берни. Я хочу повеселиться.

Пит расставил ребят. Сам он встал рядом с дверью, собираясь сразиться первым. Место Боба было по другую сторону, немного подальше, чтобы дать двери открыться. Макси встала за дверью. Как только Берни войдет, она закроет ее: Брик и другие не должны слышать схватки.

Марш и Тони встали за Питом и Бобом. Они были хорошо физически развиты, поэтому считали себя достаточно сильными. Их задача состояла в том, чтобы схватиться с Берни, если Питу и Бобу сначала не удастся справиться с ним.

Юп был в середине комнаты. Его дело было последним. Если придется, он использует свои приемы дзюдо. А если и это не удастся, то придется как-то перехитрить Берни или бежать!

Квилл сел в углу на снаряд для тренировки рук и брюшного пресса, скрестил руки и наблюдал. Он мило улыбнулся и качал своей бритой головой.

— Ну, начали! — скомандовал Марш.

Ребята ударили по рукам, а Макси прижала лицо к двери.

— Берни! — завизжала она. — Берни! Быстрее сюда!

Ручка двери повернулась, дверь со стуком отворилась, и появился Берни.

Макси немедленно снова закрыла дверь, а Пит применил прием каратэ «уракен-учи» — удар кулаком в грудь бандита.

Берни выдержал удар и ворвался в комнату в поисках Макси.

Боб нанес идеальный «уширо-кекоми» в челюсть громилы.

Не растерявшись, Берни размахнулся своим «узи» и отшвырнул Боба к Питу. Теперь была очередь Марша и Тони. Марш нанес удар в грудь гиганта, а Тони схватил его за мощные, подобные стволам дерева ноги. Берни сбросил их с себя, как мух.

— Эй, ты, болван! — закричал Квилл на всю комнату. — Ты настолько уродлив, что не понятно, зачем тебя только мать родила!

Берни зарычал, как дизель, и рванулся к Квиллу.

Юп понял, что наступила его очередь. Когда этот кусок мяса проносился мимо него, Юп выставил ногу.

Берни споткнулся и грохнулся на пол лицом к Квиллу. С большой точностью Квилл успел опустить вниз рычаги своей машины. Челюсть Берни ударилась о них, он приземлился и стад, подобно киту, выброшенному на пляж, недвижим.

— Вот это приемчик! — восхитился Тони.

— Согласен, бицепсы Квилла одержали верх в этой схватке.

— Чем они больше, — проговорил Квилл, указывая на лежащего Берни, — тем сильнее они грохаются.

Сыщики действовали быстро. Они связали Берни, заткнули ему рот и спрятали «узи» в снарядах для тренировок. Затем все направились к двери.

— Веди нас, Макси, — сказал Боб.

— Где эта ванная комната? — спросил Юп.

Они быстро прошли через холл, поднялись по лестнице и вдруг услышали голоса по другую сторону раздвигающихся дверей.

Юп поднял руку. Один голос показался ему очень знакомым.

— Давайте быстрее отсюда! — скомандовал шепотом Пит.

Юп приложил ухо к двери.

— Кажется, это Большой босс… Я знаю, чей это голос!

18. Искушение

Боб присоединился к Юпу, затем к двери приблизились и все остальные.

Высокий гнусавый голос чем-то сильно возмущался.

— Я тоже знаю этого типа! — воскликнул Боб и принялся усиленно вспоминать.

— Вот что получается, когда я доверяю мою империю таким необразованным кретинам, как ты, — звучал противный голос. — На этот раз ты превзошел себя в глупости, Брик.

— Джон Генри Батлер, — прошептали одновременно Юп и Боб.

— Музыкальный критик, — вымолвил Пит. — Вот дела!

— Он — Большой босс! — удивился Юп.

— Он знает всех в звукозаписывающем бизнесе! — пояснил Боб. — И раньше всех узнает обо всех новых популярных произведениях!

Внезапно внизу в холле затрещала дверь в стенном шкафу.

— Пираты с торговой площади! — прошептал Пит. — Они очухались!

Теперь дверь в стенном шкафу уже трещала под ударами. Пираты били ее ногами. Сейчас выйдет Кейлин, чтобы выяснить, в чем дело!

— Бежим! — приказал Пит.

Они побежали по коридору к ванной комнате. Сзади них с треском раздвинулись двери. Боб обернулся и увидел, как выскочили Кейлин, Крейг и Таном. Они забыли взять «узи», но, наверно, скоро спохватятся. За ними был виден большой кабинет, в котором рядом с настольной лампой восседал Джон Генри Батлер со скрещенными на толстом брюхе руками. Он выглядел сильно раздраженным тем, что его прервали.

— За мной! — отчаянно закричал Пит. Он повернул обратно, нагнул голову и, как бык, помчался на Кейлина, Крейга и Танома.

Нужно атаковать, понял Боб, деваться некуда, иначе бандиты успеют схватить оружие и выстрелят в спину, прежде чем успеем выбежать отсюда. Мы должны атаковать их как можно быстрее!

— Мы с Питом возьмем на себя Крейга, — бросил он своим друзьям. — Вы займетесь остальными!

Боб заметил удивление на лице Крейга. Верзила поднял свои кулаки.

Боб и Пит налетели на него. Крейг не упал, но вес двух ребят и их скорость заставили его отшатнуться.

Юп схватил Кейлина за перед рубашки приемом дзюдо «осото-гари». Он толкнул блондина вправо и сделал надсечку. Юп провел прием так идеально, что даже сам удивился.

Марш и Тони напали на Танома. Но Таном сумел ускользнуть от них и вбежал в кабинет.

Когда Крейг потерял равновесие, Пит ударил его в бок приемом «йоко-гари». Боб немедленно нанес ему в подбородок прямой удар «маэ-гари». Крейг наконец-то закачался.

— Теперь моя очередь, — закричала Макси и, вскочив на спину верзилы, принялась дубасить его кулаками. Пит и Боб наносили удары до тех пор, пока он не рухнул.

Как только Кейлин поднялся с пола, Боб и Пит снова атаковали его. Они колотили его до тех пор, пока он также не свалился без сознания.

— Эй, ребята, — сказала Макси. — Мы опять в опасности.

Все оглянулись на дверь. Перед письменным столом стоял Таном с автоматом «узи», готовый открыть огонь. Он весь трясся. Нервное подергивание пальцами на спусковом крючке могло привести к кровавому концу тех, кто стоял перед ним.

Если не считать ударов, которые время от времени наносили в дверь стенного шкафа запертые пираты, в доме было тихо. Совершенно тихо. Напряжение нарастало. Если они побегут, размышлял Боб, Таном убьет их. Если они нападут на него, произойдет то же самое. Боб внутренне содрогнулся. И тут он посмотрел на Юпа.

— Таном, — спокойным голосом произнес Юп. — Порнтип была бы против того, чтобы ты нас застрелил.

— Я не идти в тюрьму. — Дрожание рук Танома усилилось.

— Я дам показания, что ты спас нас от Кейлина. — Юп сделал шаг вперед. — Он убил бы нас, но ты остановил его. Помнишь?

— Я помню.

— Ты и Порнтип против убийств, — продолжал Юп. Он сделал еще шаг вперед. Бобу было видно, что спина у Юпа была напряжена, но он заставлял себя говорить спокойно. Юп был в четырех футах от Танома. — Не так ли?

— Убивать очень плохо, — нахмурился Таном.

Юп снова шагнул вперед.

— То, что вы делали, незаконно. Вы продавали то, на что не имели права. Это плохо, но не так плохо, как убивать.

— Вы говорить полиция, я помогать вам?

— Мы все это сделаем, — пообещал Юп. Он медленно протянул руку к «узи». Рука дрожала. Он не притронулся к оружию. Боб затаил дыхание.

Взгляд Танома встретился с глазами Юпа. Он медленно кивнул и опустил автомат. Юп схватил «узи». Все вздохнули с облегчением.

— Вы делаете ужасную ошибку.

Ребята подскочили. Они забыли про надушенного музыкального критика. Он сидел, съежившись, за письменным столом.

— Вы не пожалеете, если вы меня отпустите, — продолжал, усевшись поудобней, Батлер. Его маленькие глазки перебегали от одного к другому. — У вас, ребята, держу пари — машины разбиты, и на них придется потратить все карманные деньги, которые вы заработаете летом. Я дам денег, чтобы вы не тратились. А вы, музыканты, разве не заслуживаете того, чтобы быть на первом месте. У меня есть связи, и я сделаю из вас звезд.

Наступила пауза. Каждый испытывал искушение. Юп думал о том, что наконец сможет иметь автомобиль. Питу виделись новые шины, бесчисленные кинофильмы и рок-концерты, на которые он будет ездить вместе с Келли. Боб мечтал о том, чтобы поменять свой «фольксваген» и купить пару новых костюмов. «Хулахупсам» представилось, как они будут слышать свои песни по каждой радиостанции, и им больше не придется выступать на торговой площади или в магазинах.

Затем неожиданно они посмотрели друг на друга. Они поняли, что никоим образом не могут согласиться с предложением Батлера.

— Извините, мистер Батлер, — произнес Юп. — Мы не заключаем сделок с преступниками.

Мясистое лицо босса стало красным от гнева. Украшенные бриллиантами пальцы вцепились в кресло, когда он пытался встать.

«Ну уж нет, — подумал Юп. — Он собирается удрать, а мне придется стрелять».

Квилл рванулся вперед и рухнул прямо на колени критика.

— Что за… — возмутился Батлер.

— Ненасилие — это образ поведения в будущем, — заметил Квилл. — Вы никуда не уйдете.

Все рассмеялись.

— Как было бы хорошо занять первое место, — мечтательно произнесла Макси. — Никаких тебе конкурсов…

— Черт возьми, — вскипел Тони. — Уже почти восемь тридцать! Мы пропустили концерт!

— Не может быть, — широко раскрыла глаза Макси.

— Сакс будет метать гром и молнии, — предчувствовал нечто ужасное Боб. — Я уже себе это представляю.

— То, что должно случиться, — случается, — заметил Квилл, восседая на мрачном критике.

Все затихли. Они добились успеха и в то же время проиграли.

— Послушайте, ребята, — торжественно заявил Марш. — Несмотря на все, мы своего добились. Ведь хорошо же, что мы остались живы!

Марш подбодрил всех. Они начали поздравлять друг друга. А Юп по телефону вызвал полицию.

— Вот так все и произошло, — закончил Боб.

Это было на следующий день. Он сидел рядом с мрачным Саксом на заднем сиденье «катафалка» Сакса. Юп был впереди рядом с Питом. Высокий сыщик вез их в Лос-Анджелес.

Сакс молчал. Он был настолько потрясен, что даже не понимал, куда везут его ребята.

— Как прошла операция у вашей матери? — спросил Юп.

— С мамой все в порядке, — ответил хмуро Сакс. — Хотел бы то же сказать про вас. Нам так был нужен тот концерт. Единственно, что утешает, так то, что поймали Джона Генри Батлера. Я никогда не понимал, как этот болван на жалованье газетчика может оплачивать такие дорогие костюмы. Вы бы видели «мерседес», в котором он разъезжает. Большой, черный и длиной с квартал.

— Сакс, — взмолился Боб, — я на самом деле очень сожалею о том, что произошло с этим конкурсом.

— Я понимаю, малыш. Нельзя было поступить иначе.

Некоторое время они ехали молча. Сакс уставился в окно. Затем два раза вздохнул. Они поворачивали на почти пустую парковочную площадку «Галактик-Саунд».

— Пит, ты знаешь, куда едешь?

Пит отшутился. Когда он припарковался, Боб обратился к Саксу:

— Не упрямьтесь, Сакс. Для нас же назначено время. Вы ведь знаете, как трудно договориться о встрече в воскресенье с Эрнестом Ларой.

Сакс больше не колебался.

— Ни за что не упущу такую возможность. — Он выпрыгнул из машины.

Президент компании звукозаписи ожидал их в роскошном офисе.

— Поздравлю вас, «Три Сыщика»! — сказал он с волнением и пожал всем руки. Он повернулся к Саксу. — Рад видеть вас, мистер Сендлер. Надеюсь, мы заключим сделку. — Лара предложил Саксу сигару. — У тебя с собой демонстрационная пленка? — спросил он Боба.

— Сделка? Демонстрационная пленка? — как эхо повторил Сакс.

Боб передал кассету Ларе.

— Песни «Хулахупсов», — объяснил он Саксу.

— Ох, — произнес Сакс, кладя сигару в карман, и сел.

Лара вставил кассету в систему и нажал кнопку. Слушая, он откинулся назад, сигара торчала изо рта как фабричная труба. Ребята также сели и наблюдали за Ларой. Вскоре все они были захвачены звенящей музыкой первого же номера.

Лара улыбался.

— Да, да. — Он кивал и постукивал в такт пальцами по столу. Зазвучала вторая песня. — Отлично! — Затем третья. — Хитов может быть два — и даже больше. — Наконец пленка окончилась. Лара вздохнул, как после изысканного обеда. Он широко улыбался. — Превосходно!

— Неужели это именно то, о чем я думаю? — вскочил Сакс.

Лара тоже встал и хлопнул Сакса по плечу.

— Мистер Сендлер, я был бы рад обсудить с вами контракт на запись. Конечно, если вы и ваши клиенты заинтересованы в этом.

— Заинтересованы ли? — Сакс шлепнул по спине Боба, затем Пита и Юпа. — Что же касается вас, молодые люди, — сказал Сакс сыщикам, — я по меньшей мере могу возместить вам стоимость порезанных шин.

— Прекрасно, — воскликнул Пит.

— Тогда давайте позавтракаем вместе, — сказал Лара. — Мой лимузин ждет внизу.

— Не можете ли вы подождать минутку? Я должен позвонить моей подружке, — сказал Пит. — Мне нужно сказать ей, что я буду попозже.

Сакс передал пятидолларовую бумажку Бобу:

— Вот мой должок.

— За что?

— За те три фальшивых пленки. Ты же разозлился на тех пиратов с торговой площади и раскрутил все дело.

— Спасибо, — поблагодарил Боб, пряча деньги в карман. — Мне они пригодятся.

— Что, у тебя много свиданий сегодня вечером? — поддразнил Юп. — Одна девушка или две?

— Плотный завтрак, — ответил Боб. — А как насчет твоей диеты?

Юпитер весело его поправил:

— Программа еды. Пошли, я умираю от голода!