/ / Language: Русский / Genre:prose_counter

Фальшивые друзья

Ганс-Гюнтер Хайден

В романе показана современная обстановка в бундесвере: возрождение дикого шовинизма, атмосфера человеконенавистничества, тупая муштра, воспитание ненависти к СССР и другим социалистическим странам, создание неонацистских террористических организаций. В конце повествования главный герой Петер Крайес, пережив личную трагедию, принимает решение выступить против возрождающегося фашизма.

ГАНС-ГЮНТЕР ХАЙДЕН

Фальшивые друзья

роман

Предисловие

Гюнтер Хайден принадлежит к молодым западногерманским писателям, придерживающимся прогрессивных взглядов. Но за спиной у него уже довольно солидный жизненный опыт: учеба в гимназии, служба в бундесвере, непродолжительная работа учителем в Западном Берлине, затем снова учеба и работа.

Роман «Фальшивые друзья» — третья книга Г. Хайдена. Как и предыдущие две, она посвящена разоблачению неонацистов и их влияния на солдат и офицеров бундесвера, обличению порядков, царящих в западногерманской армии. «Фальшивые друзья» в значительной степени автобиографическое произведение, поскольку сам автор, как и его герой Петер Крайес, проходил службу в саперном трубопроводном батальоне. Отсюда та достоверность, с которой изображена изнанка жизни в бундесверовских казармах, показаны отношения между офицерами, унтер-офицерами и рядовыми.

Автор создает широкую картину политической жизни ФРГ, не скрывая, а, наоборот, подчеркивая многосложную противоречивость того, что происходит в этой стране. Тут и все еще непреодоленное прошлое, проявляющееся в идеях периода нацизма, которые родители навязывают детям, а офицеры бундесвера — рядовым солдатам. Тут и нарастающее антивоенное движение, которое не оставляет безучастной некоторую часть солдат западногерманской армии. Тут и расистские выходки неонацистских молодчиков, в результате которых порой гибнут иностранные рабочие, приехавшие в ФРГ, тут и матерый реваншизм. Словом, автор далек от того, чтобы характеризовать политическую ситуацию однозначно. В ней особенно сложно ориентироваться молодому человеку. Отсюда и метания молодежи ФРГ: как найти свое место в непрекращающемся противоборстве различных сил, кто прав, а кто нет?

Многие события и мотивы поступков своих героев Г. Хайден не раскрывает, а лишь обозначает как бы вскользь, исходя из того, что граждане ФРГ хорошо информированы о происходящем, знают и о Крефельдском воззвании, и о драконовской практике «запретов на профессии» (форма гонения на людей прогрессивных взглядов), и о многом другом.

Опираясь на собственный опыт многолетней журналистской работы в Бонне, позволю себе привести некоторые факты. Они, на мой взгляд, поясняют или, вернее, проясняют события, на фойе которых разворачивается действие романа «Фальшивые друзья».

Итак, что же такое неонацизм сегодня? Кем он взращивается? Каков он, неонацизм, в широком смысле этого слова?

Весь неонацистский потенциал, каким бы разномастным он ни казался, объединяет одна общая платформа — антикоммунизм. Все его приверженцы люто ненавидят рабочее движение и пытаются вредить ему, как только можно. Неспроста реакционные круги Запада поддерживают неонацистов, чьи подрывающие мир акции создают атмосферу страха, неуверенности и напряженности, в которой все больше ущемляются права трудящихся. В таких условиях рабочих легче заставить смириться с лишениями, которые порождает капиталистическая система. В крайних случаях руками неофашистов удобно расправляться с активистами рабочего движения, и особенно с коммунистами как самыми последовательными защитниками интересов людей труда. Неонацистские молодчики неоднократно нападали на городские бюро Германской компартии. Как это похоже на методы и почерк гитлеровских погромщиков!

Для неонацистской активности, и это замечено давно, нужен совершенно определенный политический климат. Уместно напомнить, например, что неофашистские партии в большинстве стран Западной Европы возникли в период «холодной войны». В тогдашней обстановке империализм видел в неофашистах образцовых милитаристов, наиболее ревностных сторонников новейших агрессивных доктрин Вашингтона. Разве есть примеры того, чтобы эти партии и группировки высказывались когда-либо против таких доктрин? Нет и не может быть. Они всегда поддерживали и оправдывали агрессивные планы военщины США и НАТО.

Было бы, однако, неверно утверждать, что правоэкстремистские организации пользуются широкой поддержкой населения ФРГ. Это не так. Питательной средой неонацизма является крупный капитал, военно-промышленный комплекс. Прогрессивная печать ФРГ неоднократно называла «доноров» неонацистских организаций. Среди них фигурировали такие концерны, как «Дойче шелл», «Флик», «Квандт», а также банки.

А как некоторые западногерманские органы печати оценивают активность неонацистов в стране, в чем они видят ее причины? Приведу мнение социал-демократического еженедельника «Форвертс»: «Мы еще далеко не перешагнули нацистский период, который, как полагал кое-кто, якобы уже преодолен. Этот период снова и снова напоминает о себе: союзы бывших служащих СС успешно проводят свои встречи. Во многих деревнях и городах им говорят «добро пожаловать» (и не только потому, что они пополняют кассы местных ресторанов). Спрос на ордена и другие награды, форму одежды и оружие нацистских времен настолько велик, что с успехом производятся и сбываются копии… По телевидению и в кинотеатрах показываются фильмы нацистского периода». Кое-кто может подумать, что «Форвертс» сгущает краски. Однако то, что происходит в ФРГ, убеждает в том, что еженедельник прав.

Из почти 85 тысяч военных преступников, против которых в Западной Германии возбуждались судебные дела, понесли наказание лишь 6 тысяч, то есть менее 8 процентов. На свободе остались тысячи и тысячи убийц. Стоит ли удивляться: центральное ведомство в Людвигсбурге, которое должно было выявлять нацистских преступников, долгое время возглавлял… нацист, военный преступник Эрвин Шуле. Всеми неправдами он спасал от возмездия своих единомышленников.

Мне довелось присутствовать на судебном процессе по делу палачей бывшего нацистского лагеря смерти Майданек. Местом процесса в течение нескольких лет был город Дюссельдорф.

На скамье подсудимых оказались бывшие эсэсовцы, орудовавшие в Майданеке, который в годы второй мировой войны находился на территории оккупированной фашистами Польши. В этом концлагере были уничтожены многие сотни тысяч ни в чем не повинных людей из разных стран.

Процесс готовился очень долго, почти 30 лет. В послевоенное время в Западной Германии были обнаружены 1500 эсэсовцев, творивших злодеяния в Майданеке. В конце 60-х годов против 350 из них было выдвинуто обвинение. В зал дюссельдорфского суда, как на работу, приходили 14 еще ненаказанных палачей, находившихся на свободе. И все обвиняемые в итоге были оправданы.

Вопрос об ответственности нацистских преступников, как видим, не утратил своей актуальности. И сегодня в мире скрываются от правосудия тысячи и тысячи гитлеровских выкормышей. Они не бездействуют, они «передают опыт». В США, например, существует партия, открыто именующая себя национал-социалистской. А ведь в документах Ялтинской конференции руководителей трех союзных держав под словами: «Мы полны решимости стереть с лица земли нацистскую партию, нацистские законы, организации и учреждения» — стоит подпись и президента США.

Неофашистские партии и организации, как известно, действуют не только в ФРГ. Они есть в Италии, Англии, других странах Запада. Неофашисты нагнетают националистический и антикоммунистический угар, создают свои военизированные отряды и склады оружия. От взрывов, устраиваемых неофашистами, гибнут или становятся калеками люди. Звериная сущность фашизма не изменилась.

Неонацизм — главная сила, возбуждающая реваншистские настроения, которые охватывают даже высокопоставленых политических деятелей Запада, и прежде всего ФРГ. Справедливое возмущение демократической общественности вызывают заявления, раздающиеся из Бонна, в которых ставятся под сомнение территориально-политические реальности и неизменность границ в Европе.

Неонацисты и реваншисты могут безнаказанно действовать в такой политической и идеологической атмосфере, где процветают антикоммунизм, националистическое высокомерие, милитаристские амбиции.

И главное — неонацизм произрастает на почве нацизма. А ведь нацисты стремились затопить кровью весь мир, Европа была покрыта густой сетью «фабрик смерти», концентрационных лагерей. Отлаженно работала жуткая индустрия истребления самого ценного, что есть на нашей планете, — людей. Германский фашизм был преисполнен лютой злобы ко всему, что носило печать свободы, демократии, человеческого достоинства.

Проходят годы, вырастают новые поколения. Однако человечество не имеет права забывать о том, что принес с собой фашизм. Забыть значит простить, дать возможность повториться страшному.

Советский народ ничего не забыл. Да это и невозможно — слишком много испытаний выпало на его долю, слишком велики были жертвы, принесенные им. Он знает, за что ненавидит фашизм.

Ведь фашизм — это война. А война, как подчеркивалось в приговоре Нюрнбергского международного трибунала, — по самому своему существу — зло. Ее последствия не ограничены одними только воюющими странами, они затрагивают весь мир. Поэтому развязывание агрессивной войны есть не просто преступление международного характера, оно — тягчайшее международное преступление, которое отличается от других военных преступлений только тем, что содержит в себе в сконцентрированном виде зло, содержащееся в каждом из остальных.

Разве об этом не следовало бы помнить кое-кому на Западе и в наши дни? И особенно тем, кто молитвенно скрещивает руки над могилами эсэсовских головорезов, как это было в мае 1985 года в городе Битбурге. Ведь это кощунство над памятью тех, кто погиб в борьбе с нацизмом, не единичный случай. Битбург стал примером для подражания. Осенью того же года полсотни бывших чинов 70-й пехотной дивизии США сочли уместным провести в ФРГ встречу с еще живыми головорезами из бывшей эсэсовской дивизии «Норд».

Известно, что все виды и составные части организации СС (включая войска СС) были объявлены в Нюрнберге преступными. Тем не менее сразу же после войны в Западной Германии началась усиленная кампания, имевшая цель реабилитировать войска СС. В сентябре 1951 года возникла организация ХИАГ («Общество взаимной помощи бывших военнослужащих войск СС»), которую возглавили военные преступники. Надо сказать, что она появилась не на пустом месте. Предшественниками этого объединения были организации бывших эсэсовцев, созданные сразу же после войны, — ОДЕССА, «Шпинне», «Союз товарищеской помощи» и другие. Все они действовали под прямым контролем оккупационных властей и спецслужб США.

Видимо, следует напомнить также, что в конце войны насчитывалось свыше 40 дивизий СС с общим количеством солдат и офицеров в 950 тысяч (в эти дивизии влились и охранники концлагерей). Эсэсовцы отличались крайней жестокостью, невиданными злодеяниями. Всему миру известны их зверства в Орадуре, Лидице, Хатыни и в других населенных пунктах.

Организация ХИАГ всегда проявляла и проявляет большую активность. По ее настоянию бывшим эсэсовцам разрешено служить в бундесвере, им начисляют пенсии. В августе 1983 года официальный Бонн принял решение, которое вызвало возмущение всех честных людей: ХИАГ вычеркнули из списка правоэкстремистских организаций, которые фигурируют в официальном отчете Ведомства по охране конституции (политической разведки ФРГ). Союз антифашистов — объединение лиц, преследовавшихся при нацизме, — назвал этот шаг Бонна «неслыханным политическим скандалом и попыткой полной реабилитации СС».

Однако это мало волнует закоренелых гитлеровцев. Их беспокоит другое: как подготовить себе смену из числа неонацистских молодчиков. Осенью 1985 года в гессенском городке Обераула проводили свой очередной шабаш головорезы из бывшей 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова». Некий Фриц Бахман, бывший штурмбанфюрер, открыто предложил организовать передачу «опыта» СС активистам неонацистской организации типа «Боруссенфронт».

Одной из своих главных задач неонацистские и правоэкстремистские организации ФРГ считают идеологическую обработку молодежи, в первую очередь студентов и школьников, искусственно разжигая при этом интерес к нацистскому прошлому. Придерживающиеся неонацистской ориентации журналы и газеты для молодежи растут в Федеративной Республике, как грибы. В стране издается свыше 100 неонацистских газет и журналов с еженедельным тиражом более 240 тысяч экземпляров. Нужно учесть, что сюда добавляется еще лавина книг и брошюр, в которых предпринимается попытка представить в идеальном свете вермахт, ошельмовать русских, а войну, развязанную Гитлером, изобразить «как борьбу германского народа против коммунистического террора». Вместе с брошюрами, в которых «воспоминаниями» о войне делятся гитлеровские солдаты, ежегодный тираж изданий, агитирующих в фашистском духе, составляет несколько миллионов. Фальсификация истории и ложь неонацистов представляет особую опасность для школьной молодежи, «которая не имеет подлинных сведений о том, что происходило в Германии в период с 1933 по 1945 гг.» — констатирует бюллетень «Парламент».

В последние годы неонацисты, стремясь завербовать сторонников среди безработных молодых людей, ареной своих расистских выступлений сделали и футбольные стадионы ФРГ. Так, для упоминавшейся уже неонацистской организации «Боруссенфронт» футбол служит лишь предлогом для кровопролитных дебошей, устраиваемых ими как на стадионах, так и на улицах западногерманских городов. Цели этой организации изложены в гимне «Боруссенфронта»: «Мы любим «бритоголовых» и СА, мы бьем турок (имеются в виду турки, работающие по найму в ФРГ. — А. У.), и тут все ясно».

Неонацистские группировки ФРГ, действующие на стадионах, поддерживают контакты с английскими неофашистами и даже подражают им. Одна такая группировка в городе Билефельде, именующая себя «националистическим фронтом», создала местные организации в Мюнхене и Аугсбурге. Через журнал, издаваемый этим «фронтом», рекламируются и продаются эмблемы и нашивки, которые могут использовать болельщики: «Я горжусь тем, что я немец!», «Иностранцы — вон!».

Своим символом «националистический фронт» избрал так называемый кельтский крест на черном фоне. Члены «национального фронта» Англии также используют этот фашистский символ. На стадионе в Брюсселе летом 1985 года, где во время массового побоища, инспирированного британскими неонацистами, погибли люди, флаг с этим символом висел на одной из оград.

Франкфурт-на-Майне. Май 1982 года. Неонацистские бандиты нападают на участников демонстрации трудящихся, проводившейся на центральной площади города Ремер. Под вопли «Хайль Гитлер!», «Иностранцы — вон!», «Дави красных!» неофашисты избивают всех собравшихся кастетами и цепями, пускают в людей осветительные ракеты. Они не щадят ни женщин, ни детей, рвут флаги, ломают транспаранты, разбивают фото — и киноаппаратуру журналистов.

И снова Франкфурт-на-Майне. Октябрь 1985 года. Этот город вновь избран местом шабаша коричневых — неонацистская национал-демократическая партия проводит съезд земельной организации Гессена. Должны быть обсуждены вопросы, связанные с подготовкой к выборам в бундестаг, которые состоятся в 1987 году. Власти города любезно предоставили в распоряжение гитлеровских последышей зал, выделили для их охраны большое количество полицейских, соответственно проинструктировав их.

«Стражи порядка» были стянуты сюда не случайно. Против сходки неонацистов давно выступали демократически настроенные граждане Франкфурта и других городов. Сотни демонстрантов — представителей различных партий и организаций — заполняли улицы города. «Нацисты, вон из Франкфурта! — дружно скандировали они. — Запретить НДП!»

Полиция бросила против манифестантов технику. Людей сбивали с ног мощными струями водометов. Среди упавших оказался 36-летний слесарь Гюнтер Заре. По нему, не сбавив скорости, проехал полицейский броневик. Группа демонстрантов, среди которых были и студенты-медики, пыталась прорваться к раненому, чтобы помочь ему. Дорогу им преградили полицейские. Они не очень-то спешили вызывать «скорую помощь». Когда санитарная машина все же прибыла, было уже поздно — Заре умер, не приходя в сознание.

Г. Хайден образно рисует порядки, царящие в казармах бундесвера, показывает бессмысленную муштру, жестокость на военных учениях, где гибнут рядовые солдаты, которых офицер бундесвера заставляет плыть в ледяной воде.

У главного героя романа Петера Крайеса есть возможность сопоставлять то, что он видит в неонацистской группе лейтенанта Винтерфельда, с положением в самом бундесвере. Сопоставление, прямо скажем, не в пользу западногерманской армии. Не случайно, видимо, автор вложил в уста Винтерфельда слова: «Нам надо сломить человека, чтобы сделать из него солдата бундесвера». А неонацисты? Разве нужны им человеческие качества? Нет. Главарям неонацистских группировок нужны бессловесные исполнители их воли, их приказов. Возьмем, к примеру, пресловутого «фюрера» неонацистской группы К. Г. Хофмана. От своих подопечных этот бывший наемник требовал беспрекословного повиновения. Как это достигалось? «Людей, неугодных Хофману, — пишет журнал «Шпигель», — били палками по пяткам. Их заставляли забираться в собачью конуру, есть из таза, лаять, ложками глотать соль, приковывали наручниками к кроватям или отопительным батареям». И что же получалось в итоге такого «воспитания», соединенного с военной муштрой, умением владеть оружием, соответствующей психологической обработкой?

«Для шефа я сделаю все, — заявил журналисту один из подчиненных Хофмана, некий Хайнц. — То, что он прикажет, будет тотчас же исполнено».

«И ты даже можешь убить по его приказу?»

«Да. Шеф знает, что делает. Если он отдаст такой приказ, я не стану размышлять, а буду действовать».

И они, как мы знаем, действуют. Действуют и по сей день. Среди неонацистов много молодежи: 84 процентам из них нет и 30 лет. В Баварии был проведен опрос среди учащихся нескольких школ. Почти половина ребят хотели бы видеть у власти диктатора, и 60 процентов высказались за «сильную национальную партию», иными словами, за националистическую силу. А ведь ныне в ФРГ действуют около 200 неонацистских группировок. Судя по официальным данным, их численность превышает 20 тысяч человек. Они, разумеется, не сидят сложа руки.

Структура организации Хофмана была похожа на гитлеровскую СС. Введены были даже воинские звания, имевшиеся у эсэсовцев. Хофман не скрывал, что готовит свое воинство для применения в «кризисных ситуациях» — против бастующих рабочих и коммунистов. Когда после запрета организации в 1980 году полиция проверила принадлежащий ей склад оружия, то оказалось, что его там больше, чем было у штурмовиков СА в 1933 году.

Действительно ли организация Хофмана перестала существовать? На сей счет существуют очень большие сомнения. После объявленного запрета были раскрыты три неонацистские группы, которые по своей структуре напоминали «военно-спортивную группу» Хофмана. В местечке Нейбург, на Дунае, еще недавно действовал, например, филиал группы Хофмана, насчитывавший 60 человек. Затем появился так называемый «Клуб друзей бундесвера». Его члены занимаются той же военной подготовкой, что и филиал группы Хофмана. В январе 1982 года в земле Нижняя Саксония зарегистрированы четыре «военно-спортивные группы». В их арсенале оружия были даже пулеметы.

Автор убедительно показывает, как неофашисты обманным путем втягивают в свою преступную деятельность политически незрелую молодежь, одетую в бундесверовские мундиры. Полуподпольные и подпольные неонацистские ячейки стремятся связать своих членов кровавыми преступными акциями, которые проводятся втайне и которые даже по законам буржуазного общества в ФРГ являются наказуемыми. Участники подобных акций и в западногерманских условиях могли бы попасть на скамью подсудимых. Именно с учетом этого обстоятельства строят свою «кадровую» политику главари неонацистских групп и ячеек. Они создают атмосферу круговой поруки, как это принято в уголовном мире, превращая своих Подопечных в марионеток, послушных исполнителей своей воли.

Шовинизм, антисемитизм и откровенный расизм, не говоря уже о пещерном антикоммунизме, — вот что характерно для представителей неонацистских группировок. Эти черты мы видим у неофашиста Йорга Мантлера, которого Крайес знает с детства. Отношения между членами неонацистской ячейки, в которой состоит Йорг и куда он втягивает и своего приятеля детства, строятся на обмане, запугивании, шантаже. Все клятвенные заверения Йорга в дружбе, честности и верности оказываются на поверку ложью, которая маскирует далеко идущие цели — привлечь Крайеса в ряды неонацистов, заставить его служить их «делу».

Но именно это «дело» губит и самого Йорга. Неонацисты не могут выпустить из своих лап того, кто хорошо осведомлен об их преступных акциях, и зверски расправляются с ним.

Картина этой расправы не выдумка автора. Она взята из реальной жизни.

Мне вспоминается сообщение в печати о том, как молодчики из «фронта действий национал-социалистов», который возглавлял бывший лейтенант бундесвера М. Кюнен, расправились с одним из своих сподвижников. В лесу под Гамбургом члену этой неонацистской организации, которого сочли предателем, было нанесено 19 ножевых ран. Буквально за несколько дней до этого преступления к Кюнену, находившемуся в то время в тюрьме, приходил один из будущих убийц и долго беседовал с ним.

Советским читателям, которые хорошо информированы о происках неонацистов на Западе, видимо, нет необходимости напоминать о том, что власть имущие в той же ФРГ попустительствуют этим крайне реакционным силам, стремятся представить их деятельность безобидным занятием. Неонацисты, мол, не оказывают никакого влияния на положение дел в стране, а тем более на бундесвер. В этом плане типичным является лаконичное сообщение западногерманского радио, которое автор приводит в книге наряду с другими сообщениями:

«Бонн. На конгрессе, проведенном под девизом «Солдат и общество», министр обороны ФРГ… заявил, что правый экстремизм не оказывает влияния на рядовой состав бундесвера. Слухи об активизации неонацистских настроений среди военнослужащих распространяются людьми, которые хотели бы внести смуту в ряды бундесвера».

Такое утверждение официального лица далеко от истины. Подобные заявления я также не раз слышал и читал в ФРГ. Действительность, к сожалению, выглядит иначе.

…В одной из казарм бундесвера в Баварии новобранцам на учебных занятиях были показаны обыкновенные клещи и при этом дано следующее пояснение: «Это очень удобный инструмент для выдергивания золотых зубов у мертвых русских». Об этом стало известно за пределами казармы. Общественность возмутилась. Министерство обороны ФРГ вынуждено было оправдываться. Появилось официальное заявление, в котором утверждалось, что это, мол, лишь «отдельная выходка».

Однако такие «отдельные выходки» принимают все более массовый характер. Телевидение ФРГ показало как-то стрельбы курсантов одной унтер-офицерской школы. Они целились в мишени, изображавшие… советских солдат. «Каждый выстрел — в русского» — такой призыв начертан на таблицах с результатами стрельб в некоторых казармах бундесвера. 40 курсантов мюнхенского высшего военного училища устроили символическое «сожжение евреев», использовав для этой дикой выходки картонное чучело.

Выпускники военного училища в Гамбурге вместе с группой неонацистов создали «штурмовую группу СА», призывая «уничтожать коммунистов».

«Бундесвер все больше и больше дрейфует вправо… Предпринимавшиеся через силу попытки оградить его от гибельных традиций бывшего германского вермахта провалились…» — констатировал еще несколько лет назад журнал «Штерн». С этим трудно не согласиться. Как показал опрос, проведенный группой социологов в высшем училище бундесвера в Гамбурге, каждый десятый курсант стоит на крайне правых политических позициях, открыто говорит о необходимости диктатуры и прихода к власти «сильного человека».

Может, это не типично? Может, мы опять имеем дело с «отдельными лицами», стоящими на крайне правом фланге? Увы, нет. Те, кто создавал бундесвер, закладывали и духовный фундамент западногерманской армии. Ее «крестным отцом» был гитлеровский вермахт. Ведь в создании бундесвера участвовали около 10 тысяч фашистских офицеров. В первые годы в его рядах были 44 нацистских генерала и адмирала. Можно ли было ожидать от этих старых вояк, спрашивал тот же «Штерн», что они станут рассказывать правду о войне молодым солдатам, которым, кстати, в школе не было сказано ни единого слова о позорном прошлом вермахта?

Ни единого слова… Более того, 1 июля 1965 года министр обороны ФРГ К.У. фон Хассель подписал приказ «Бундесвер и традиции», который остается в силе и по сей день. Составлен он витиевато. Расчет сделан на то, чтобы угодить всем: и консерваторам, и сторонникам реформ, и воякам, которых мучит тоска по прошлому, и тем, кто озабочен возрождением нацистского духа. Но нет в этом приказе самого главного: честного и принципиального отмежевания от прошлого.

И это не случайно. Фон Хассель открыто заявлял в то время, что «борьба с коммунизмом… обусловлена историческим развитием и потому является одной из задач командования бундесвера».

Западногерманская армия пестует «традиции». В городе Мюнстере открыт танковый музей, в который группами водят солдат и офицеров. Там демонстрируются фашистские танки «тигры» и «пантеры», самоходные орудия «фердинанд». На встрече бывших нацистских летчиков-истребителей в Мюнхене говорилось, что самая важная задача участников второй мировой войны — добиваться того, чтобы «идеология военнослужащих гитлеровского люфтваффе была унаследована молодыми летчиками бундесвера».

И эта идеология усваивается. Усваивается не только летчиками. Всем бундесвером. Западногерманскую армию заражают дурманом реваншизма. Это делается, в частности, на встречах представителей реваншистских землячеств с солдатами и офицерами бундесвера. В местечке Хессиш-Лихтенау (земля Гессен) в казармах бундесвера прошла, например, встреча с руководителями землячества «немцев из Силезии». А в городе Берзенбрюке (Нижняя Саксония) представители землячества «немцев из Померании» посетили дивизрюн полевой артиллерии. Командир дивизиона подполковник Брюггеман получил от них в подарок «карту родины», на которой к Померании были отнесены территории, принадлежащие ГДР и Польше. Брюггеман заверил представителей, что карта займет почетное место в казарме.

Мы слышим сегодня и голос людей честной Западной Германии, которую олицетворяют коммунисты, антифашисты, участники антивоенного движения.

Одной из форм деятельности участников антивоенного движения в ФРГ стал, например, сбор подписей под Крефельдским воззванием. Его инициаторами выступили такие видные представители общественности ФРГ, как бывший командир танковой дивизии бундесвера генерал Г. Бастиан (он был уволен в отставку за критику «ракетного решения» НАТО), а также один из президентов Всемирного совета церквей М. Нимёллер, член директората Немецкого союза мира И. Вебер (оба недавно скончались). «Становится все более очевидным, — говорится в этом документе, — что решение о довооружении, принятое НАТО 12 декабря 1979 года, было чудовищной ошибкой». «Мы призываем федеральное правительство взять назад согласие на размещение в Европе ракет «Першинг-2» и крылатых ракет, а также занять в союзе (НАТО. — А.У.) такую позицию, которая впредь избавила бы нашу страну от подозрений, что она хочет быть пионером нового этапа гонки вооружений, наносящей ущерб прежде всего самим европейцам», — отмечается в нем.

Это воззвание впервые было обнародовано в городе Крефельде в ноябре 1980 года. Таких мероприятий, как крефельдский форум, в ФРГ раньше не проводилось. Печать писала о необычной для Федеративной Республики коалиции рабочих и офицеров, парламентариев и ученых, христиан и марксистов. В первом форуме, проходившем под лозунгом: «Атомная смерть угрожает всем нам — никаких ядерных ракет в Европе!», участвовала тысяча человек — люди всех возрастов и профессий, разного вероисповедания.

Реакционные силы ФРГ встретили Крефельдское воззвание в штыки. Однако опорочить его им не удалось. Этот документ стимулировал борьбу за мир. Под воззванием стоит более 5 миллионов подписей западногерманских граждан. Сбор подписей продолжается. Мероприятия, связанные с Крефельдским воззванием, способствовали развертыванию в ФРГ широкой дискуссии по жизненно важным проблемам войны и мира, и особенно вокруг решения НАТО о размещении на территории некоторых западноевропейских стран, в том числе ФРГ, новых американских ракетно-ядерных средств средней дальности.

Г. Хайден затрагивает в романе чрезвычайно актуальную для ФРГ и других западноевропейских стран тему — отношение местного населения к иностранным рабочим. Эта категория трудящихся находится в западноевропейских странах, называющих себя высокоцивилизованными, практически на положении рабов XX века. Общеизвестно, что в ФРГ в настоящее время насчитывается свыше 4 миллионов турок, португальцев, греков, испанцев, прибывших в поисках работы. Сейчас же, когда экономический кризис серьезно поразил и ФРГ, в стране имеется более 2 миллионов своих безработных. На этом и спекулируют неонацисты, стремясь разжечь ненависть к рабочим-иммигрантам, которые, мол, «отнимают работу у немцев». Власти ФРГ под разными предлогами вытесняют иностранных трудящихся, что подогревает расистские настроения, которые неонацисты реализуют в кровавые дела.

К сожалению, автор лишь схематично показывает в романе роль демократически настроенных солдат бундесвера. Возможно, в этом и нет большой вины писателя. Дело в том, что таких солдат в западногерманской армии действительно не так уж много. Их акции всячески замалчиваются или преподносятся как выходки смутьянов, людей, которых буржуазная пропаганда обычно именует «агентами Москвы». Но без этих прогрессивно настроенных солдат не было бы и таких людей, каким становится главный герой в конце книги. Крайес проходит сложный путь: от аполитичного солдата бундесвера до человека, поднимающегося на борьбу против неофашизма и милитаризма. И в этом серьезная заслуга тех немногочисленных солдат с прогрессивными взглядами, с которыми ему посчастливилось соприкоснуться.

Борьба за души западногерманской молодежи, борьба с неонацизмом, реваншизмом и милитаризмом не закончена. Она продолжается. Ведь это борьба и за спокойное, мирное будущее. С учетом уроков истории она ведется по двум направлениям: непосредственно против фашизма и против сил, расчищающих путь для него. В одной схватке неофашизм не одолеть. Нужна последовательная и постоянная борьба против него, его покровителей, союзников. Ее ведут коммунисты, демократы, антифашисты — все те, кому дороги мир, человеческое достоинство и жизнь.

Ал. Урбан

Фальшивые друзья

Мать была в булочной, когда за мной пришли. Отец принимал ванну, и открыть дверь мне пришлось самому.

— Вы — Петер Крайес, дата рождения — 1 апреля 1961 года, место рождения — Аахен, служили в 540-м саперном трубопроводном батальоне?..

— Хм… положим.

— Прошу вас собрать личные вещи. — Представитель военной полиции порылся в нагрудном кармане. — Вот ордер на арест.

— Кого это принесло? — донесся из ванной комнаты голос отца.

Я подошел поближе к двери в ванную:

— Полиция. Кажется, меня решили арестовать.

* * *

И вот я уже четыре дня в каталажке. Мне пришивают ни много ни мало соучастие в убийстве. Что за бред? И надо же, в убийстве не кого-нибудь, а Йорга! Какие у них доказательства? На календаре Йорга, видите ли, была записана моя фамилия! Подчеркнута жирными линиями, а в конце восклицательный знак. «6 февраля — Петер!» В прошлую пятницу.

— Как вы все это объясните, господин Крайес? — спросил меня следователь.

— Очень просто. В пятницу Йорг и я решили смыться с очередного сбора. Поэтому он и сделал такую пометку в календаре.

Но следователю всего этого не растолкуешь, он прислушивается только к мнению Винтерфельда.

— Должен предупредить вас, — прервал он меня, — что ваш командир взвода, господин лейтенант Винтерфельд, в своих показаниях подчеркнул, что в последнее время между Йоргом Мантлером и вами были довольно натянутые отношения.

«Кажется, ты был бы рад стереть меня в порошок, Винтерфельд, — думаю я. — Не удивлюсь, если ты принял активное участие во всей этой истории. Да, с Йоргом вы расправились. Пять ударов ножом в грудь и спину, как сообщил следователь. Однако со мной так не выйдет!»

Восемь шагов вперед, четыре в сторону. Справа от меня чудовищно узкое сооружение, которое служит кроватью. Впереди, у стены, стоят шаткий стол и стул из железных трубок. Сначала у меня в камере был деревянный табурет. Я разворотил его, пытаясь разбить глазок в двери. Чего же вы еще хотите из меня выжать? Разве мало того, что я засунут в эту каталажку? Что ж, входите, сволочи, я и этот железный стул сломаю о ваши головы!

Но до чего же здесь паскудно! Хуже всего то, что у меня теперь так много свободного времени. Времени для раздумий. Я здесь уже четыре дня. А сколько вообще дней меня продержат взаперти? Пожалуй, не избежать и очной ставки. Все зависит от того, как поведут себя лейтенант Винтерфельд и его адвокат Фенкляйн.

Фенкляйн вчера кое на что намекнул. Перед допросом. Я сидел в коридоре и ждал своей очереди.

— Надо бы облегчиться, — сказал я полицейскому, сидевшему рядом со мной.

Тот молча указал на дверь наискосок и на всякий случай пробурчал:

— Мы на четвертом этаже. К тому же окна зарешечены. Так что не пытайся… — И усмехнулся.

— Мне бы действительно только облегчиться, — ответил я и скрылся за дверью.

Не успел пристроиться, как дверь распахнулась и передо мной предстал коренастый мужчина в черном костюме. Лицо его пылало, а торчащие в стороны уши буквально касались моего лица.

— Немного необычная обстановка для знакомства, — прошипел он. — Я Фенкляйн, адвокат вашего командира взвода господина лейтенанта Винтерфельда. Мне хотелось бы вам помочь.

Кажется, от неожиданности у меня все внутри замерло.

— Господин Крайес, на вашем лице такое недоверие… Вы что, не доверяете мне? Однако послушайте, что я вам скажу: вы ведь не хотите оставаться здесь? Или я ошибаюсь? Кратчайший путь к свободе — молчание. Никаних имен. Поняли? Хороший защитник — а я таких знаю, — и вы вскоре распрощаетесь с этим казематом. А уж потом, когда вас освободят, мы возьмем вас под свою опеку. Усвоили? Если нет, мы можем поступить и иначе. Но тогда не ждите снисхождения.

Фенкляйн привел в порядок одежду, спустил воду.

— Побудьте здесь еще пару минут, пока я не скроюсь, — сказал он. — Не хотелось бы, чтобы нас видели вместе.

Ах вот оно что! Винтерфельд, отъявленный подлец! Ты намерен положить меня на лопатки? Это на тебя похоже. Начни я мекать, как теленок, и ты меня прикончишь. Но, как говорится, не на того напал…

А теперь повернись. Восемь шагов назад. Поворот направо. Отдохни… Отдохните, саперы. Мы гордость армии. Мы строим мосты. Раз-два. Пересекаем озера. Раз-два. И нам не страшны никакие глубины, никакие стремнины. Мы саперы… Что за паскудная песня! Гордость армии? Как раз наоборот. «Лучший сапер тот, у которого самая заскорузлая фантазия», — говаривал один из стариков преподавателей. Но это было давно, в пору учебы.

* * *

Вчетвером мы сидели в стареньком «опеле» Калле Аренса и любовались Вупперталем. В кармане у каждого была повестка. Все молчали. Калле, Йорг, Вилли и я.

Саперный трубопроводный батальон… Чем же там придется заниматься? Чем занимаются саперы, это мне понятно. Но трубы и армия?

— Слушай, малыш, — заговорил наконец Калле, отвалившись от баранки. — Ты что, струсил? Все время молчишь.

— Ах, брось! Я думаю, что из нас намереваются слепить? Саперы-трубопроводчики… Интересно, что будут перегонять по этим трубам — газ, питьевую воду или что-нибудь другое?

— Ну да, — пробурчал Йорг с переднего сиденья. — Питьевую воду! Смех! Нет, Петер, вода у тебя будет вместо мозгов, а возить тебе придется горючее и смазочные материалы. Горючее для самолетов, танков, мотоциклов, офицерских машин. Называют это службой тыла. ВВС противника обычно проявляют к ней особый интерес, я имею в виду атаки с воздуха.

Рассуждения Йорга как-то не тронули меня. Бензин… Подвоз… Авиационные налеты… Какие еще налеты? Ведь на планете царит мир. Но если он взорвется? И именно в то время, пока я буду служить в бундесвере? Воображение рисует ситуацию: я лежу рядом с трубопроводом. В руках у меня автомат. И вот они приближаются, солдаты противника… Ах, что за чепуха! Кто они сегодня? Да, но вот вплотную ко мне подходит какая-то бронемашина. Из ее бойниц вырываются пулеметные очереди. Как гром с неба. Я пристраиваю свой автомат. Но он почему-то в одно мгновение превращается в игрушечный, сделанный из пластмассы. И я напрасно нажимаю на спусковой крючок. А бронемашина уже рядом, из ее чрева вылетает что-то оглушающее и всеуничтожающее. Так что же, я, сапер Крайес, обречен? Погиб. Погиб сапер Петер Крайес, защищая важные коммуникации горючего для бундесвера. По сему случаю он награждается посмертно Боевым крестом, дабы родственники и близкие хранили награду, с гордостью вспоминая погибшего.

— Осталось примерно десять километров, — пробормотал Калле.

Честно говоря, эти последние километры показались мне бесконечными. Хотелось поскорее в Вупперталь, в казарму, чтобы наконец узнать, что же нас ожидает.

— Ну-ка прибавь!

— Не терпится, старик? — вмешался Вилли, который удобно развалился рядом со мной на заднем сиденье.

— Ладно, малыш, посмотрим, что еще можно сделать с этой старой керосинкой, — ответил Калле. — Если я выжму из нее сто двадцать, ты ставишь бутылку.

— Он согласен, — ответил за меня Йорг. — Как жарко в машине! Дышать нечем.

— Потребуется, поставлю и две. Только прошу: поскорее доведи эту развалину до ворот казармы!

Калле нажал на акселератор. Вскоре стрелка спидометра запрыгала на цифре 115. И тут Калле неожиданно схватил себя правой рукой за горло. Его голос зазвучал как-то неестественно, надтреснуто, словно в гортани у него что-то сломалось.

— Дышать нечем, воздух стал невероятно сухим. Мне кажется, я задыхаюсь! Йорг, возьми баранку! — Он снял со штурвала и левую руку.

«Что за шутки?» — едва не сорвалось у меня с языка, но я вовремя сдержался.

Калле и Йорг переглянулись, кривые ухмылки пробежали по их лицам.

— Наверное, испугался парень…

Еще дома, до отъезда к месту службы, я поставил себе цель многому научиться за годы службы в бундесвере. Во время учебы в гимназии я почему-то не особенно стремился приобретать знания. За исключением последнего года, когда я представил реферат для внеклассных занятий. В нем шла речь о соотношении сил между НАТО и Варшавским Договором. Цифровых выкладок я уже не помню, но и теперь мне кажется, что тогда данные по русским танкам были ошеломляющими.

Мой реферат не убедил только двоих в классе. Эти мальчишки болтали всякий вздор о стремлении НАТО к военному превосходству. Они защищали русских! Возможно, именно эти двое инспирировали наши споры по поводу того, протестовать против призыва в бундесвер или не протестовать. На последней, предвыпускной неделе была организована открытая дискуссия. Выступать должны были Дирекс от имени учащихся и какой-то молодой офицер. Во всяком случае, так планировалось поначалу. Позже в число ораторов включили и одного из этих двоих противников службы в бундесвере.

Бундесвер представлял настоящий парень, немногим старше меня, но уже лейтенант.

— Что касается меня, — заявил он, — то я немедленно расформировал бы весь бундесвер. Оставил бы, пожалуй, лишь пограничные войска, чтобы было кому осуществлять визовый контроль и взимать въездную пошлину. Но и эти функции в рамках «Общего рынка» уже отмирают. Однако существуют исторические реалии, которые принуждают нас иметь мощные вооруженные силы.

Затем выступил и противник службы в бундесвере. Этот показался мне очень уж наивным. Он призывал к сотрудничеству с русскими на принципах добрососедства. А как же тогда быть с русскими танками, чудовищное число которых называют в газетах?

Я отключился от его аргументов. Подобные речи не интересовали меня. Мои мысли витали над стадионом. В кармане лежал билет. Играла первая команда футбольного клуба. Мать всякий раз начинала бурчать, если я собирался на тренировку. Именно там я познакомился с Петрой.

* * *

— Выиграла!

Повернув голову, я увидел тонкое лицо, частично закрытое резиновой шапочкой. На нем играла улыбка.

— Что?

— Я выиграла! Победила. Это ведь ты был на двухсотметровке?

— Ну и что?

Я сполз со стенки бассейна в воду и поплыл. Она — за мной.

— Подожди! Я все время плыла за тобой. Хотела узнать, кто из нас быстрее.

— Теперь-то ясно, — процедил я между двумя вдохами. — Сознайся, как тебе это удалось, ведь у меня приличная скорость.

— Согласна. Однако учти, я член секции любителей плавания.

Она сняла шапочку: темные волосы, карие глаза, вздернутый носик. Добрых две дюжины веснушек украшали это милое существо.

— Если не возражаешь, можем вместе что-нибудь выпить, — предложила она и выбралась из воды.

Я хотел получше разглядеть ее, но она проворно исчезла. «Надеюсь, в этой толпе удастся узнать ее в следующий раз», — подумалось мне.

Когда я вошел в молочный бар, она тут же поманила меня. Сознаться, тогда я еще не знал ее имени и решил поинтересоваться, но тут она первая спросила, как меня зовут. Я сказал и задал ответный вопрос, однако она мгновенно отреагировала незначительной репликой, и сразу же посыпались другие. В общем, говорить пришлось только мне: в основном о моих спортивных разрядах, наградах и о том, как я пришел в плавание, в котором еще ничем не отличился.

Я рассказал о себе почти все, остались только какие-то мелочи, но в этот момент она вскочила со стула:

— Как, уже шесть часов? Жаль, мне пора! Привет, Петер!

«Черт возьми, — подумал я. — Не знаю ни ее имени, ни адреса, ни номера телефона. К тому же чего я только ей не наболтал. Вот чудак!»

Но по дороге домой у меня родилась идея. Она член секции любителей плавания. Стоит только познакомиться с тренером — и нет вопросов!

Очередная тренировка состоялась двумя днями позже. Помню, я стоял у самой воды и наблюдал, как восемь девушек плыли кролем.

— Взгляните наконец на небо! — закричал я им. Никакой реакции. Тогда я обратился к толстяку, который сидел рядом и внимательно смотрел на секундомер: — Простите, я разыскиваю одну пловчиху. Точнее сказать, женщину…

— Пардон, но здесь не брачная контора, — пробурчал в ответ толстяк, не отрывая глаз от секундомера.

«Не теряй надежды», — сказал я себе и предпринял новую попытку:

— Господин тренер, для меня это очень важно. Я ищу женщину с темными волосами и вздернутым носиком…

Тут толстяк наконец-то повернулся в мою сторону:

— Уж не Петру ли? Но учти, у нее есть дружок. Так что ты опоздал, красавчик. Советую, ступай в дискотеку, выуди какую-нибудь другую и не мешай тренировке. Понял?

Толстяк ошеломил меня. У Петры есть дружок? Вот почему она в прошлый раз так поспешно ушла! Пожалуй, мне лучше смотать удочки. Я направился было к выходу, но в этот момент меня обдало фонтаном воды из бассейна. «Что за хамство?» — подумал я.

— Алло, Петер! Рада, что ты пришел за мной. Закажи мне молочный коктейль. Скоро приду.

Да, это была она. Та самая, у которой, как я теперь знал, есть друг. Почему же она со мной любезничает? И что же делать — уйти или остаться?

Я остался. Остался, потому что женщину, подобную ей, встречаешь не каждый день.

— Что надулся, как мышь на крупу? — спросила она уже за столиком. — Скис оттого, что я в прошлый раз так внезапно ушла? Мне самой было жаль, но надо было кое-что купить для матери. К тому же теперь ты знаешь мое имя. Так что, сдаешься?

— Так-то оно так, — буркнул я в ответ. — Но почему ты не сказала о своем дружке?

— О моем дружке? Кто тебе о нем наврал?

— Толстяк.

— А, Паук? И ты веришь ему? Да, у меня был знакомый. Но месяц назад мы расстались. К тому же это только мое дело, с кем я иду в бассейн или молочный бар. Я не терплю никакого подчинения, у меня не может быть хозяина. Ты мне понравился, захотелось познакомиться. Вот и все. Но если ты уже сейчас начинаешь ревновать, то лучше допьем свой коктейль и мирно разойдемся по домам.

— Второй взвод, смирно!..

Тридцать пар ног в разномастных брюках меряли плац во всех направлениях. Мы пока что находились в учебном взводе, и форму нам еще не выдали.

— Направо!.. Шагом — марш!

Меня поставили за долговязым Янзеном, правофланговым взвода. Я пытался держать шаг. Когда Янзен выбрасывал левую ногу вперед, я едва не касался его правой подошвы носком своего ботинка. Даже самый низкорослый Пиль в последней шеренге старался не отставать от нас. Мне все это представлялось небезопасным занятием, но унтер-офицер Линский держал нас в строгости.

— Левой, раз, два, три! Левой, раз, два, три!

Ноги сами собой подчинялись команде. И казалось просто чудом, что наши подошвы почти одновременно ударяли о цементное покрытие плаца. Но вот я услышал что-то новое. При каждом сбое шага Линский лающим голосом, от которого мороз подирал по коже, отдавал команду: «Разойдись!» Это означало, что надо разбежаться как можно дальше друг от друга.

— Внимание! — Команду едва было слышно, потому что некоторые из нас успели между тем добежать почти до склада труб. — Внимание! — Это значило остановиться, сделать поворот кругом, принять стойку «смирно» и ждать очередной команды.

Когда мы рассыпались по плацу не знаю уж в который раз, я сообразил, что бегущим медленнее легче вернуться в строй. «Если Линский решил тренировать нас на дальнюю дистанцию, то со мной это не пройдет», — подумал я. При очередном «Разойдись!» я больше изображал бег, чем бежал, и ехидно улыбался.

— Сапер Крайес, стой! Взвод, стой!

«Проклятие, кажется, унтер заметил!» С нехорошими предчувствиями я смотрел на Линского и ждал.

— Ложись! — Еле слышно процедил он сквозь зубы.

Я не понял команду.

— Ложись! Сапер Крайес, я приказал вам! Вы что, отказываетесь выполнять команду?

— Что значит — ложись?

— Ах да, вы еще не знаете, что это такое! Сейчас узнаете. Вы бросаетесь плашмя на землю, опираетесь на руки, высоко держите голову, прижимаете каблуки к земле. Усвоили?

Я кивнул.

— Итак, сапер Крайес, ложись!

Послушно распластавшись на холодном цементе, я задрал голову и впился глазами в Линского. Он прошелся вокруг меня.

— Ой! — Кто-то наступил мне на ступни.

— Я сказал, сапер Крайес: прижать каблуки к земле. Сейчас вам немного больно, но в бою вам в пятки могут попасть пули.

Унтер-офицер отошел метров на двадцать в сторону. Тем временем я огляделся и убедился, что взвод не без удовольствия наблюдает за этим дополнительным персональным занятием.

— А теперь — ко мне!

Ничего не понимая, я посмотрел на Линского. А он пояснил:

— На нашем языке это значит переползать на получетвереньках. Тонкости вы освоите в полевых условиях. Позже. А теперь — вперед!

Ах, паскуда! Не хватало еще, чтобы я вылизал плац! Переполненный бешенством, я полз по цементу в тонком спортивном костюме. Все еще слышалось хихиканье остальных, но уже без прежнего веселья. Наверное, все поняли, что завтра могут сами оказаться лежащими на цементе.

Ну, наконец-то!

Я так близко подполз к Линскому, что мой нос оказался возле его сапог.

— Я был уверен, — проговорил унтер, — что из вас получится бравый солдат, Крайес, что вы способны быстро бегать. Но, кажется, я ошибся, вы показали себя с другой стороны. Или вы больны? Так как — ошибся я или нет?

— Не ошиблись, — процедил я сквозь зубы так, чтобы не слышал взвод.

— Хорошо, поживем — увидим.

Должен признаться, сапер Крайес в дальнейшем постоянно проявлял заячью прыть.

* * *

Был еще один неудачный день. В столовую на обед нас водили строем, а в казарму мы возвращались каждый сам по себе. Практически дело сводилось к тренировке в отдании чести, когда поднимаешь кисть правой руки, а кончики пальцев прикладываешь к козырьку.

Однажды после обеда мне удалось благополучно миновать двух унтеров и одного майора. Но тут я засек, что впереди маячит очередной начальник: унтер или фельдфебель? Дабы исключить риск, я уже за пятнадцать, а не за пять шагов перешел на строевой шаг, прижал кончики пальцев к виску, начал поедать начальство глазами, но, черт возьми, передо мной оказался Вилли Бартельс, мой старый приятель!

Я сбросил напряжение, расслабился, но было уже поздно.

— Хо-хо, мне отдает честь сапер Крайес. Вот это да! Чем обязан? — не без иронии прозвучал вопрос Вилли.

— Хотел только посмотреть, как ты отреагируешь, — попытался я отшутиться.

— Ну и как? Доволен?

— Нет, ты отвечаешь на приветствие непрофессионально. Почти не поднимаешь руку.

— Старина, заказывай напитки покрепче, — дружелюбно ответил Вилли, — и тогда будешь отдавать честь даже пожарным кранам. Ставлю бутылку. Согласен?

Со зрением у меня не все в порядке. Это мое слабое место. Вилли узнал об этом, когда мы проходили медицинское обследование.

— Позволю себе представиться, — сказал он тогда. — Вилли Бартельс, двадцати пяти лет, женат, двое детей, электрик…

* * *

На очередное воскресенье я попросился в увольнение. Дома был последний раз на пасху, тогда-то обо всем и договорился со своим тренером Тони.

И вот настал воскресный день. Утром, после завтрака, можно было ехать. При этом варианте я мог быть к восьми часам уже дома. Игра начиналась в одиннадцать. Так что на часок успел бы и прикорнуть.

Дома отлично позавтракал. Хорошо было бы получать такой завтрак каждый день в части! Тем временем мать приготовила мне постель.

— Ох, вот это набрался! И шагу не сделать! — Я повалился на кровать.

Проснулся оттого, что кто-то щекотал мне пальцы ног.

— Что за шутки! — возмутился я и поджал ноги. Щекотка не прекратилась.

— Черт возьми, Бонгартц, перестань, а то врежу! — пригрозил я, однако моя угроза не возымела действия.

В бешенстве выпрыгнул я из кровати, готовый наброситься на Бонгартца. Но передо мной стояла Петра.

— Откуда ты? — удивился я.

— Привет. Даже не предполагала, что ты можешь быть таким сердитым. — Петра поцеловала меня в губы.

— Чему только не научишься в армии, — попробовал я отшутиться.

— Надеюсь, научишься и обнимать при свидании свою подружку!

— Ах, прости. Совсем забыл! — Я крепко обнял Петру и поцеловал ее в затылок.

— Чудесно, что ты решил сводить меня на матч.

— Дело долга — тебе предстоит сегодня подбадривать левого среднего Крайеса.

— Команда из Аахена возглавляет таблицу, говоришь?

— Пока. Она ведет с основными соперниками 32:8, 31:9, 30:10. Но теперь соотношение 29:11. Если нашим удастся обыграть аахенцев со счетом 4:0, а «Ренания» на своем поле выиграет, то мы почти победили. Шесть игр сыграно. Есть шанс на чемпионское место.

— Согласна, — промурлыкала Петра. — Представляю, Дерваль со своей скамейки следит за твоей игрой, а через неделю тебя включают в национальную сборную.

— Естественно, — подыграл я ей. — И пусть Штилике упаковывает чемоданы и убирается к чертовой матери.

Я поднял Петру на руки и принялся целовать.

— Настоящие члены национальной сборной должны перед игрой подкрепляться.

— Но не так, — ухмыльнулась Петра. — Для настоящих членов национальной сборной существует абсолютный запрет на любовные игры перед спортивной игрой. Прости, уже половина одиннадцатого. Нам пора.

— Как, уже? — пытался я протестовать, рассовывая по карманам сигареты, зажигалку и прочую мелочь.

На мое счастье, на матче не было Дерваля, ибо двигался я как вареная курица. Естественно: почти никаких тренировок, сокращенный сон, излишне сытная армейская пища.

Час спустя после начала матча тренер снял меня с игры:

— Не пей так много, пока ты в бундесвере. А то совсем перестанешь передвигать ноги. Мне не нужна в центре поля пивная бочка!

Сказать по чести, другие были не лучше меня. Проиграв со счетом 1:5, мы направились в душевые. А потом засели в кабачке «Под мостом», нашем фирменном, где языки развязались.

— Как сыграла «Ренания»?

— Выиграла, — трагическим голосом оповестил Тони. — Все решил одиннадцатиметровый на последней минуте.

— Проклятие! А как с таблицей?

— Мы скатились на пятое место, — проинформировал Тони. — Отстали на пять очков от аахенцев. О первом месте нечего и думать.

— Главное, нам не придется пить за первенство, — пробурчал вратарь. — Петер, твое здоровье, недоносок. Из-за тебя наше первое место в сортире. Тони не следовало выпускать тебя на поле. Какие дурацкие пасы ты делал…

— Что? Проиграли из-за меня? Ты что, рехнулся? А кто пропустил пять штук? Я бы их снял одной левой. К тому же я ушел с поля, когда было 2:1.

— Мне кажется, вас перекармливают в бундесвере, — поддержал вратаря Мартин. — «Встать! Шагом — марш!» и прочее — это все пустячки, мелочь. Чем ты займешься после службы? Дискотекой?

— Заткнись! Вскоре и тебя призовут. Сам узнаешь, что это такое. Болтаешь чушь!

— Не нервничай, — попыталась успокоить меня Петра, сидевшая рядом. — Они проиграли, настроение, естественно, кислое. Вот и ищут виноватого…

— Ничего, я еще себя покажу, — выдавил я.

— Уж не собираешься ли ты стать генералом бундесвера? — с издевкой спросил Эрих.

Вот подлюги! Человек делает все, чтобы помочь команде завоевать первенство, а они еще недовольны. Друзья называется!

— Утру вам носы, дорогие мои, — сказал я. — В нашем роду, роду Крайесов, все мужчины становились офицерами. Мой брат был лейтенантом. Могу спорить, я тоже стану лейтенантом.

— Совсем рехнулся! — отреагировала Петра. — Болтаешь вздор. Я хочу, чтобы у меня был ухажер, а не лейтенант-живодер!

— При чем тут лейтенант-живодер? Что плохого, если мужчина становится офицером? Офицер может приказывать, командовать людьми, имея на то все основания… Алло, старина! Дай-ка мне еще пива!

— Не пей так много, — сказала Петра. — Я надеялась, что у нас с тобой что-нибудь получится. Сейчас только три часа, а ты уже выпил четыре бутылки.

— Ну и что? Настоящий солдат должен быть всегда гладко выбрит и слегка пьян. Но если ты думаешь иначе, я завязываю. Пусть выпьет Тони, у него жажда! — И я подсунул тренеру свою кружку. — Итак, орлы, — сказал я вставая, — запомните: пока что я простой сапер, но это ненадолго. Петра, за мной!

* * *

— Битте-дритте — чудный день! — Янзен одним духом осушил кружку. — Такой день рождения мне нравится.

— Особенно, если платишь не ты, — съязвил Вилли.

— Каждому когда-то приходится платить. А если еще к тому же есть подходящая причина, так просто прекрасно! Как считаешь, Петер?

— Согласен. К чему пить без повода? Если бы у Вилли сегодня не был день рождения, можно было бы отпраздновать окончание учений. Три дня на природе!

— Приветствую обоих моих друзей, которые нашли время, чтобы притащиться сюда. Ваше здоровье! — ответил Вилли.

— Предлагаю выпить за наши маленькие костерки у палаток, и чтобы мы еще многие годы варили на них наш утренний кофе! Да здравствуют костры! Пей, Янзен! Вилли, а теперь из сапога![1]

Дело не ограничилось одним сапогом.

— Что, Крайес, — спросил меня дневальный, когда я добрался до своего этажа, — опять небольшой праздник?

— Заткнись. Мне бы сейчас в койку. Кстати, на каком этаже моя комната и когда утренний обход? Черт возьми, мне же еще надо вычистить мусорное ведро.

— Смотри не наделай в это ведро. Я зайду к тебе через четверть часа.

Скажем прямо, мне повезло, что дневальным был Штуфц Мельцер. Этот добряк относился к нам по-отечески. Служить ему оставалось самую малость, на гражданке он уже обеспечил себе место преподавателя автовождения. Будь сегодня дневальным любой другой, не миновать бы мне гауптвахты.

На следующий день по плану была чистка оружия. В голове у меня творилось бог знает что после вчерашнего. Я с трудом разобрал карабин. Отделив приклад, мучительно стал припоминать, куда задевался ежик. Затвор свалился на пол, и в этот момент открылась дверь.

— Смирно! — подал команду дневальный.

В комнату вошел командир отделения Липский:

— Дневальный Бонгартц, вы никак не усвоите, что во время чистки оружия команда «Смирно!» не подается. Следует просто отдать рапорт. Ну!

— Смирно! То есть… Отставить! Ух!.. Третье отделение в количестве десяти человек занимается чисткой оружия!

— Вот теперь лучше. Но вам следует потренироваться. Отработать. Понятно?

— Понятно.

— Что-о?

— Слушаюсь, господин унтер-офицер!

— Так-то! Продолжать!

Линский обошел вокруг стола. Он поднимал стволы, просматривал их, направив на свет.

— Янзен, да у вас здесь целые завалы. Пройдитесь-ка еще.

Янзен, у которого всегда, на любой случай жизни, был ответ, покраснел как девица. Дело в том, что незадолго до прихода Линского он побожился: «Спорю, что сегодня толстяк не сможет придраться к моему карабину».

— Давайте-ка ваш, Крайес! Ну, невезение, черт возьми!

Унтер-офицер внимательно проверил выступы-втулки и неожиданно похвалил:

— Порядок!

Это было сверх моего понимания. Собственно, я еще и не начинал чистить карабин, и эта штуковина имела вид залежавшейся на складе железки. За что же похвала унтера?..

— Кстати, Крайес, у меня к вам вопрос. Вы ведь окончили гимназию?

— Так точно.

— А не думали ли вы о том, чтобы стать профессиональным военным? Офицером? У вас есть способности. Вы окончите офицерскую школу, кстати, там можно продолжить заниматься педагогикой. Так что вы думаете?

Мне вспомнился недавний разговор в пивной. Тогда я готов был поспорить, что стану лейтенантом. И вот теперь подходящее предложение.

Линский по-своему истолковал мое молчание.

— Нечего раздумывать, — сказал он. — У вас будет жалованье курсанта. Ну, во время летних каникул придется немного потопать. Зато после сдачи экзаменов — теплое местечко в роте.

Звучало это увлекательно.

Но чего это ради унтер мне напевает? Когда и где он почувствовал у меня слабинку? Ведь должен же быть повод для подобного разговора?

Отделение давно перестало чистить оружие. Все прислушивались. Я чувствовал, что ребята ждут моего ответа.

— Господин унтер-офицер, — нерешительно начал я. — Собственно, я думал уже, думал о таком варианте. Но ваше предложение столь неожиданно!

— Не волнуйтесь. Я вовсе не жду от вас немедленного ответа. Обратитесь непосредственно к капитану Радайну, он будет доволен… Ну что ж! — повернулся Линский к отделению. — Продолжайте чистку оружия! — И он вышел из комнаты.

Вечером, уже в постели, я вспомнил о нашем разговоре, и вся эта ситуация представилась мне комичной. Но потом я призадумался.

Что же делать? И кто скажет, получу ли я работу, став преподавателем. Всюду есть свои плюсы-минусы. Надо бы посоветоваться. Пожалуй, Петра во всем этом разберется. Двенадцать лет службы в армии — срок немалый. Можно было бы и перевестись в Аахен.

Клаус тоже был офицером, лейтенантом. Отец был бесконечно счастлив, он гордился сыном. Сколько же лет мне было тогда? Одиннадцать? Примерно. Помню, Клаус впервые пришел в форме. Ах, красота! И это мой брат! Однажды он разрешил мне надеть его форму лейтенанта. Фуражка съехала мне на нос; что касается сапог, то я был, видимо, похож на Чарли Чаплина; мундир болтался на мне, как ночная рубашка. Но меня переполняла гордость. Временно я был лейтенантом и мог даже Клаусу приказать: «А ну-ка вычисти ковер! Быстро! Вынеси половичок на балкон! Быстро! На кухню!» Клаус послушно выполнял все мои команды, а я упивался ощущением власти.

Почему же Линский меня похвалил? При всем при том, что в моем стволе грязи было больше, чем у Янзена… Ладно, все это чепуха. Главное, я стану офицером. Капитаном. Послушайте, дурачки, как это звучит — капитан Крайес…

* * *

— Для встречи капитана Крайеса!.. Равнение направо! Господин капитан! Вторая рота по вашему приказанию построена!

— Благодарю, обер-фельдфебель Фёрстер! — Откашлявшись, я делаю поворот в сторону оливково-зеленого строя, который вытянулся в одну замечательно ровную шеренгу. — Доброе утро, рота!

— Доброе утро, господин капитан!

О! Это моя рота, вымуштрованная что надо.

— Равняйсь! Смирно! Вольно!

Постукивание солдатских каблуков о плац эхом отдается от стен казармы.

— Солдаты! — начинаю я. — Условия предстоящих учений чрезвычайно сложны. Противник значительно нарастил свои силы на Европейском континенте. В северной части состоялись стычки при попытках противника форсировать Эльбу. Одновременно противник направил в наш тыл террористические группы для совершения диверсий на промышленных предприятиях Рурской области, в том числе и на атомных установках. Задача нашей роты состоит в том, чтобы, взаимодействуя с другими подразделениями батальона, обеспечить подвоз горючего для передовых частей и тем самым гарантировать успех дела!

Из-под стальных шлемов на меня напряженно смотрят глаза солдат, кстати, до предела нагруженных полной боевой выкладкой.

Короткий инструктаж с командирами взводов, четкие указания, после чего я делаю энергичный поворот кругом, столь же энергично направляюсь твердым шагом к выходу из казармы, чтобы проследовать в свой кабинет. С сей минуты все зависит от меня и от выучки моих солдат. От того, насколько я готов служить примером, показать образец мужества и самопожертвования.

— Ефрейтор Мауэр, моя полевая форма в порядке? Рота в заданном районе, командиры взводов проинструктированы. Караулы расставлены, отданы приказы о восстановлении в течение следующего дня склада горючего, разрушенного диверсантами.

Еще раз придирчиво проверяю караулы.

А это еще что такое? Прикладываю к глазам бинокль, справа, на опушке леса, в расположении роты оборудован передовой блиндаж. Голоса часовых доносятся как из приемника:

— Алло, Пауль, пойду-ка я перекурю…

— Валяй. Только не очень долго. Если что-либо произойдет, не оберешься греха…

— Чудак ты, Пауль. Ночь прошла спокойно, что может случиться утром? К тому же я хорошо знаю характер командира.

Солдат опирается спиной о стену укрытия и, прикрыв ладошкой огонь, прикуривает сигарету.

Почти в тот же момент земля рядом с ним прямо-таки взрывается, доносятся оглушающие пулеметные очереди.

— Ну и заварил ты кашу! Давай ответный огонь!

Стрельба вспыхивает и на соседних постах.

Пора вмешаться в ход событий.

— Какой тупица, какой идиот недосмотрел? — кричу я во все горло. Почему именно на участке моей роты должна произойти вся эта кутерьма? Что ж, я покажу этому солдату, сопляку, какие права имеет офицер! Я выхватываю из кобуры пистолет, досылаю патрон в патронник и отдаю приказ: — За мной!

Бросаюсь в сторону взрывов и выстрелов. Стреляю в том направлении, откуда противник, как мне кажется, наносит удар. Время от времени бросаюсь на землю в поисках укрытия. Затем снова вскакиваю и продолжаю атаку, пока не ощущаю тупой удар в грудь, который опрокидывает меня. В полубессознательном состоянии слышу позади себя голос:

— Не лежать, господин капитан! Встаньте! Встаньте!

Что? Встать? Но я же тяжело ранен. Зачем вставать? Скоро должен начаться обход. Удалось ли роте удержать участок?

— Тихо! В лазарете должна быть тишина, — требую я. — Я капитан Крайес! А что делают в палате все эти бездельники?..

— Закрой рот, Крайес, и вставай! — услышал я голос Бонгартца. — Какой еще лазарет? Опять вчера перепил?

Я с трудом открыл глаза и попытался сориентироваться. Да, передо мной стоял Бонгартц. Значит, я не капитан Крайес, а все еще простой сапер. Сапер Крайес… Одним движением я выпрыгнул из кровати.

Кофе! И завтракать!

* * *

— Правильно сделали, что пришли, — одобрил командир роты капитан Радайн, когда я явился к нему незадолго до окончания занятий. — Унтер-офицер Линский доложил мне о вас. Вы один из немногих в роте, кто продолжает учебу. Армия поможет вам стать человеком. Вы действительно хотите стать преподавателем физкультуры?.. Думаю, у вас это не получится.

— Почему же, господин капитан?

— Видите ли, Крайес, вы пока военнообязанный, и останетесь таковым. При продолжении учебы в качестве курсанта вы будете должны отслужить в бундесвере не менее двенадцати лет. Большой срок. Сейчас лучшие шансы сделать карьеру имеют люди с техническим образованием. Только не подумайте, ради бога, что я хочу отбить у вас охоту к сверхсрочной службе. Наоборот. Учтите и еще одно обстоятельство: по завершении общей подготовки вас запланировано перевести в писари майора Хайнзе в казарму Остмарк, то есть в штаб.

Как же так? Вместо капитанского чина всего лишь должность писаря-ефрейтора? И даже если дела пойдут хорошо, выше старшего писаря не выслужишься. Этакая штабная крыса. Да и выслужишься ли вообще? Заманчивую идею с капитанским званием внушил мне Линский!

— Советую вам, сапер Крайес, — продолжал между тем командир, — дождаться перевода в казарму Остмарк. Если там вам не придется по душе, можете подать рапорт о переводе в другую часть. Успеете и на осенние курсы унтер-офицеров. По логике воинской службы станете кандидатом в офицеры. Если повезет да приложите старание, завершите службу в бундесвере фенрихом.[2] Не исключено, что к тому времени могут быть изменены условия приема в офицерские школы и академии. Вам ясно?

Что же мне было делать — смеяться или плакать? Я уже видел себя капитаном, а тут вдруг разговор о звании обер-ефрейтора.

Не сон ли все это, Крайес? Ты пока еще даже и не ефрейтор, а уже злишься, что можешь, если сравнивать с уровнем твоей мечты, опуститься на несколько служебных ступенек вниз, вместо того чтобы подняться вверх. Стать фенрихом! Командир роты посулил мне эту перспективу, явно желая утешить меня.

Я спросил разрешения удалиться и прямиком направился в буфет…

Поздним вечером дневальному с великим трудом удалось поднять по лестнице на этаж и завести в спальню сапера Крайеса, который до этого добрый час бродил вокруг казармы и время от времени подавал команду: «Рота, смирно!»

* * *

Резко взвизгивают тормоза, легковой автомобиль останавливается. Открывается дверца, и из машины не без позерства выбирается молодой элегантный мужчина.

Его белокурую, по-военному коротко стриженную голову покрывает слегка сдвинутая к переносице пилотка. Форма цвета спелой маслины отменно пригнана, черные как смоль сапоги надраены, бляха поясного ремня задорно поблескивает.

Над опущенным стеклом дверцы появляется головка прелестной блондинки. Прощальный затяжной поцелуй.

— Ну хватит, хватит, бэби, а то другим женщинам ничего не останется, — небрежно бросает молодой человек, отрываясь от жадных ярко накрашенных губ блондинки. Он поворачивается в сторону белокаменного особняка, поросшего вечнозеленым плющом. Его фигура и походка — сама меланхолия. И ни одного взгляда назад, на медленно отъезжающий автомобиль…

Ладно, ладно. Довольно! А может быть, еще позволить себе помечтать самую малость? Да, здорово было бы явиться домой именно так. Наша общая подготовка завершена. Недельный отпуск. Самый подходящий случай показать себя. Но действительности соответствует лишь то, что я приехал на машине, а не на поезде, как обычно, да еще впервые в форме. Вот это финт! Видели бы меня парни из моего отделения, почесали бы языки…

Пришлось воспользоваться машиной Калле, чтобы переодеться. Очень уж хотелось приехать домой в форме. С Калле я расстался у дома, где жила Петра. Правда, мы договорились встретиться вечером, но мне хотелось, чтобы и она увидела меня в форме. Естественно, дело не сводилось только к этому. Петре я хотел дать почувствовать, какие бравые парни у нас в казарме: в шесть завтрак, в полдень прыжки через лужи — идет дождь, а мы преодолеваем препятствия на открытой местности, вечером — буфет. Поэтому-то я и решил надеть форму, хотя это при уходе в увольнительную запрещалось. Но у каптерки дежурил свой человек, приятель из второго взвода, и все обошлось самым лучшим образом.

Засунув большие пальцы за поясной ремень, я старался как можно солиднее прохаживаться перед домом Петры. Звонил ей уже неоднократно, но никто не откликался, дверь ее квартиры оставалась запертой. Сколько же придется еще ждать? Возможно, Петра отправилась в магазин за покупками? Я присел на ступеньку лестницы, достал сигарету из нагрудного кармана. Что ж, устроим перекур.

В этот момент дверь отворилась. Петра?

Нет, передо мною стояли Клаус и Карин, подростки из соседнего дома.

— Почему на тебе такие зеленые кальсоны? — задал неожиданный вопрос Клаус.

— Что? Зеленые кальсоны? У кого?

— Да у тебя, — с деланной серьезностью в голосе подключилась Карин. — Попевье, моряк, тоже носит такие кальсоны. Ты читаешь журнал «Моряк Попевье»?

— Нет, не читаю, — пробурчал я в ответ на колкость этой поганки. — И то, что вы имеете в виду, — это не зеленые кальсоны, а военная форма.

— Что же, все выглядят в этой форме как Попевье?

— Заткнись ты со своим Попевье, а то получишь!

— Настоящая форма совсем другая, — забубнил Клаус. — Я смотрел вчера одну телепередачу. В ней показывали пеструю форму, с пуговицами, а головной убор был украшен пером. Да и брюки были куда симпатичнее.

— Ты заткнешься наконец? И что вам вообще надо? А ну-ка исчезните!

— Как это — исчезните? Здесь наш дом! — заявила Карин. — Ты пришел к своей любовнице?

Ух, черт! Эти коротышки мне порядком надоели.

— Я действительно пришел к своей девушке. А теперь исчезните, и как можно скорее!

Сделав угрожающую гримасу, я двинулся на них. Коротышки поспешно отступили, но, судя по всему, не испугались.

— Попробуй только тронь! — заявила Карин.

— Дрожащие ножонки, паршивые брючонки… — пропел вдруг Клаус.

— Эх вы, дурачки! Ничего другого придумать не можете? — Настроение у меня совсем испортилось.

— Влюбленные глазенки, паршивые брючонки! — в два голоса пропели Клаус и Карин и убежали.

Что делать? Ждать или уйти? Какая-то чушь получается. Вся моя задумка лопнула. И соседские детишки здесь ни при чем. Они правы. С каптенармусом у нас уже было несколько стычек из-за моей формы. Он утверждал, что брюки мне в самый раз. Я же, наоборот, доказывал, что мне выдали какой-то кусок плащ-палатки. Немного успокоился, правда, когда унтер-офицер заверил меня, что после двух-трех стирок в горячей воде проблема решится сама собою. С тех пор я простирал брюки минимум тридцать раз, но ожидаемого эффекта не добился. Более того, после каждой стирки они, как мне казалось, становились все просторнее.

Правда, такое развитие событий меня не обескураживало. Но так было до тех пор, пока я не приехал в Вупперталь. В казарме мы все были, как говорится, на одно лицо. Однако теперь, после сцены с коротышками, моей уверенности поубавилось.

Чем, собственно, я гордился? Прочным оливково-зеленым сукном, черными сапогами, которые кто-то носил до меня, поясным ремнем с отделанной под бронзу бляхой и каким-то сооружением на талоне, которое мы высокопарно именовали «лодочкой»? Вот и все. 19-летнего студента вырядили как какого-то болвана, и он стал рядовым саперного трубопроводного батальона со штаб-квартирой в Вуппертале. Я встал, поднял свой замызганный вещевой мешок. Решение созрело: явлюсь к Петре вечером, как договорились, напялив свои старенькие джинсы.

* * *

«Белград. На пост президента Югославии 15 мая вступает Лазар Колишевский, являвшийся до этого вице-президентом. Новый президент в соответствии с конституцией Югославии 15 мая будет приведен к присяге на исполнение этой должности в течение одного года.

Афины. После двух безрезультатных туров голосования парламент Греции избрал президентом Караманлиса, занимавшего до этого пост премьер-министра. За Караманлиса было подано 183 голоса, на три больше, чем предусмотрено условиями избрания.

Бонн. На конгрессе, проведенном под девизом «Солдат и общество», министр обороны ФРГ Ганс Апель заявил, что правый экстремизм не оказывает влияния на рядовой состав бундесвера. Слухи об активизации неонацистских настроений среди военнослужащих распространяются людьми, которые хотели бы внести смуту в ряды бундесвера.

Брюссель…»

— Петер!

— Да.

— Сегодня вечером ты останешься дома или уйдешь?

— Мамочка, я пойду к Петре. Можно выключить радио?

— Передай ей от меня привет. Когда ты собираешься снова привести ее к нам?

— Совсем скоро, возможно, завтра. Давай поедим. К семи мне надо быть у Петры.

Мать вздохнула, присаживаясь к кухонному столу.

— «Святой Иисус, будь гостем нашим и открой, что ты принес нам в дар…» Хотя бы руки сложил, Петер, раз уж не желаешь произнести молитву!

У меня не было никакого желания возобновлять с матерью наш затянувшийся спор о божественном начале. Я намазал два куска ржаного хлеба толстым слоем маргарина, сверху положил сыр, сделал двойной бутерброд. Пожелал матери приятного аппетита, но она не ответила, помешивая ложечкой в своей чайной чашке.

Около семи отправился к Петре, рисуя себе такую картину: она открывает дверь, мы входим в ее комнату. Я достаю из кармана листок со стихотворением, которое сочинил в порыве вдохновения, даю ей, она читает. Глаза Петры загораются, сияют. Уверен, она бросится мне на грудь.

И у ее стариков хватит ума оставить нас одних. Пора бы! В самый неподходящий момент кто-то из них обычно стучится в дверь…

Последний поворот, и я оказался у порога, который ни с каким другим не спутаю. «Дрожащие ножонки, паршивые брючонки!..» Малышей, надеюсь, уже уложили. Желания встретиться с ними снова у меня, естественно, не было.

Только я подумал, что все складывается наилучшим образом, как в следующее мгновение ноги приросли к земле: под окном Петры красовался мопед Марко.

Проклятие! Значит, днем, когда я приходил, она встречалась с Марко!

Не наваждение ли это? Закрыл глаза, открыл, прищурился — все напрасно: задняя красная подсветка мопеда продолжала издевательски сигналить мне. Что ж, поделом! Поздно являетесь, сапер!

Резко повернулся кругом. Одолевали только два желания — навсегда забыть Петру и выпить тройку кружек пива в кабачке Норберта.

* * *

— Йорг! Старина! Вот так встреча! Каким ветром?

— Должны же мы были когда-то снова встретиться! Я сегодня решил порезвиться, так что угощаю.

Судя по всему, Мантлер уже принял свою дозу, но держался в порядке.

— А у тебя что за повод?

— Права отняли. Ты же знаешь, мне перед призывом удалось занять на ралли первое место. Решил на следующих автогонках показать еще более высокий класс. А тут повестка, песенка спета… Но сегодня, надеюсь, мы будем на высоте в застольных гонках?

— На этом и сорвался?

— Вначале пришлось чокнуться с ребятами за мою победу, а когда разъезжались с пирушки, угодил прямо в лапы дорожной полиции. И права, конечно, тю-тю. Ну, будь здоров! А у тебя что за причина?

— Так, небольшой бзик, — попытался я уйти от ответа.

— Не скрытничай, старина. Твой кислый вид выдает тебя. Не хочешь, не делись. Но, судя по всему, у тебя кое-что не в порядке с твоей подружкой?

— Похоже, — сознался я. — Понимаешь, подхожу к дому Петры, а у подъезда стоит мопед Марко, ее старого приятеля. Повстречался бы он мне в темном переулке!

— Итальянец?

— Из… хм… из Аахена! Продавец овощного магазина. Сделал Петре глазки во время покупки. Я надеялся, что между ними все кончено, но чего только не может случиться, пока ты в казарме?!

— В самую точку, старина! Таковы эти торгаши. Даже у семейных мужчин они отбивают женщин. Ты, чистокровный немец, проиграл итальяшке. Не удалось ли тебе ему врезать?

— Пока нет. Петра меня уверяла, что с ним больше дел не имеет. Но мне действительно следовало бы однажды набить ему морду.

— Ты прав, старина. Подобные люди не понимают иного языка. Разве ты не замечал, как эти любители макаронов распоясались и творят черт знает что? Алло, Пауло, старый пройдоха, принеси-ка нам еще по кружке, но полные! Понял?

— Сию минуту, — откликнулся Пауло.

— Вот как надо с ними разговаривать. Тогда будет толк. По мне, выгнать бы их всех взашей, — пробурчал Йорг. — Будь здоров, старик!

— А вдруг они не захотят?

— Что значит не захотят? Они должны научиться понимать, кто здесь приказывает. В конце концов, это наша страна. Здесь мы хозяева! И если им будет сказано «Убирайтесь восвояси!», они должны убраться. Понял? Или ты другого мнения? Если бы Марко смылся, у тебя появились бы шансы на Петру. Не так ли?

— Возможно. Не знаю, — промямлил я.

— Что с тобой, дружище? Нет, надо тобой заняться. Давай в ближайшее время снова посидим где-нибудь, поговорим. Так сказать, по-родственному, как соседские дети. Согласен?

* * *

Собственно, Йорга я знал уже немало лет. Мы познакомились, когда мне было года четыре. Мы стояли у садового заборчика, с любопытством и неприязненно разглядывая друг друга.

— День добрый, фрау Мантлер. Мы Крайесы, — представилась моя мать. — Это наш Петер. А тебя как зовут? — обратилась она к соседскому мальчику.

Вместо ответа тот поднял с земли яблоко и запустил им в нас.

— Йорг, прекрати немедленно! Безобразник! Проси прощения у фрау Крайес!

Но Йорг задал стрекача.

— Извините, фрау Крайес! Уж и не знаю, какая муха его укусила. Позвольте поинтересоваться: вы закупили уже все необходимое по дому? Если нет, то заходите в мой магазин. Можно и после закрытия.

— Очень любезно с вашей стороны, фрау Мантлер, но я уже побывала в кооперативном магазине.

— Ах, этот кооператив! Он разорит меня, хотя в нем не всегда найдешь то, что нужно, особенно в воскресный день. По воскресеньям у меня вы тоже могли бы делать покупки, фрау Крайес. Вдруг кончится мука или яйца. Пошлите тогда Петера.

Перспектива ходить за покупками меня не увлекала. Кто знает, что выкинет этот поганец, бросающийся яблоками?

Но спустя несколько дней я открыл соседскую калитку, когда мама впервые решила воспользоваться услугами фрау Мантлер. Колени мои стали какими-то ватными. К тому же у Мантлеров оказалась собака. Правда, она, кажется, спала, но до конца я не был в этом уверен.

Тридцать метров по садовой дорожке показались мне вечностью. Меня трясло; я оглядывался, ожидая в любое мгновение нападения. Но все обошлось. Набравшись мужества, постучал. Открыл мне Йорг.

— Входи скорее! — затащил он меня в комнату. — Смотри, что у меня есть! Железная дорога! Давай покатаемся!

Что это ему взбрело? Поди, готовит злую шутку. Я неторопливо опустился на колени, ожидая, что Йорг взберется мне на спину. Но все обошлось. Мы так заигрались, что часом позже мама пришла забрать меня и молоко, которое она напрасно ждала.

Но вскоре Йорг вновь принялся за свои фокусы. Не прошло и недели наших мирных игр, как он затеял драку да еще натравил на меня их старую беззубую собаку Асту. Укусить она уже была не в состоянии, зато громко лаяла и царапалась.

Откуда все это у Йорга? Я не находил объяснения. И мать ничего не могла сказать толком, когда я ее об этом спросил.

— Имей терпение, все образуется, — ответила она и оказалась права.

Но в наших отношениях с Йоргом было что-то необычное и даже комичное. С ним все время надо было быть начеку. Если у него было хорошее настроение, мы играли в ковбоев и индейцев. Йорг был индейцем, я белым. Мы оставались братьями по крови. Наши тропы пролегли по садам округи. Иногда объектами охоты становились цветочные клумбы соседей. Застукали нас только однажды, зато основательно.

Дело происходило в саду старика Росбройха, где мы разбили свой лагерь и выкуривали трубку мира. Боевая кампания завершилась успешно, погибших мы похоронили в земляничной грядке.

Тут-то и возник у нас за спиной старый Росбройх, с лопатой в руках.

— Кто это сделал? Боже мой, какие были всходы! Все загублено! Кто это сделал? Ты или ты? Или оба вместе? Просто так вам это не сойдет, дружочки. Я сведу вас в полицию. А там вам всыплют так, что родители не возрадуются.

Я был порядком ошарашен и уж совсем опешил, когда услышал ответ Йорга:

— Только не говорите родителям! Это не я сделал, а он, Крайес.

Йорг отвернулся от меня!

— Это правда, парень? — с угрозой спросил старый Росбройх.

Я удивленно выпучил глаза на Йорга, моего брата по крови, который меня предал; потом уставился на Росбройха, помахивавшего лопатой.

— Так это правда, паршивец? — прорычал старик и угрожающе поднял руку.

— Правда… — выдохнул я, хотя набедокурили мы оба. А что оставалось еще сказать?

В мгновение Росбройх ухватил меня за шиворот:

— Пойдем-ка, дружок, в полицию! А ты, Мантлер, марш домой, и чтобы ноги твоей здесь никогда не было!

Мои родители были ужасно огорчены. А когда я рассказал им о трусливом поступке Йорга, то получил дополнительную неделю «домашнего ареста». В назидание, чтобы впредь не ябедничал и не водился с такими друзьями.

* * *

На следующее утро после застольных гонок с Йоргом я чувствовал себя ужасно. Будь они неладны, эти субботние выпивки! Пересилив себя, я подсел к столу, сунул в рот кусок белого хлеба, начал жевать. Подумал о Йорге. Может, действительно следовало бы чаще встречаться? Вчера неплохо нровели время.

— Сынок, ты все еще спишь, — услышал я голос матери. — Чем вчера занимался? Долго гуляли с Петрой?

Эти вечные расспросы! Буркнув в ответ: «Встретил товарища», — я направился в ванную комнату. Что, без четверти десять? Пауло, наверное, уже открывает заведение.

Я заторопился, боясь упустить возможность выпить бесплатно пару кружек, пока не спустится в зал сам хозяин, Норберт. Пауло сделает, ведь он играл в сборной «Роте-вайе».

Все сошло самым лучшим образом. Когда появился Иорберт, передо мной на столе уже стояли пять кружек.

— Привет, Петер, как служится? — весело спросил Норберт.

— Так себе, — ответил я и погрузил губы в пену.

— Сколько же времени ты в бундесвере? — задал очередной вопрос Норберт.

В этот момент в разговор вмешался парикмахер, отец Калле:

— Нравится тебе в армии? Наш Калле очень доволен. Он подстригает даже, офицеров и получает хорошие чаевые. А ты?

Собственно, что ему ответить? Нравилось мне или нет? Может быть, рассказать о предложении Линского? О строевой подготовке? Об изучении оружия? О своих планах? Или о том, как это скверно, иметь возможность видеть Петру только раз в неделю и рисковать тем, что она достанется другому?

Я выдавил из себя:

— Все отлично. Возможно, вскоре буду принят на курсы унтер-офицеров. — Мне не хотелось пасовать перед отцом Калле, делавшего такие успехи.

— Прекрасно, — откликнулся парикмахер. — Скоро у нас будет собственный офицер за утренней кружкой.

— Унтер-офицер, — поправил я не слишком настойчиво, поскольку слово «офицер» ласкало мой слух. Но, с другой стороны, одна мысль о курсах вызывала тоску. А если я провалюсь? Что скажет тогда капитан Радайн? «И это человек, который мечтал стать офицером?» — Дай-ка еще кружку, — допросил я Норберта и забыл о грустных мыслях.

* * *

— Подложи себе еще жаркого, сынок, — предложил отец. — Вас не очень-то балуют в казарме. Конечно, сейчас лучше, чем в мои времена, но солдат всегда хочет есть.

— Не совсем так, отец, — возразил я. — С едой у нас порядок. Много жиров, углеводов, хватает горячих блюд. Смотри, как я разъелся.

— А вот мы не полнели, — вздохнул отец. — Худели — это да. Я был тогда в твоих годах. Но дай вам бог пережить то, что мы пережили. Если бы мы знали, как далеко это зайдет! Но господин Гитлер держал все в тайне. О его планах мало кто знал. «Гитлер — этот все сделает, — говаривал мой отец, твой дед. — Он поднимет Германию». Возможно, все повернулось бы иначе, не проиграй мы войну. Поход против России был ошибкой. Будь я на месте тогдашних правителей, никогда бы на подобное не решился. Они, конечно, были уверены, что мы, если бы нам удалось победить Россию, стали бы самой мощной державой. Даже мощнее Америки… Я, правда, слабо разбираюсь в политике…

— Вот и оставь ее, пожалуйста, папа. Неужели за столом не о чем поговорить, кроме этой самой политики?

— Да, политика — грязная вещь. Не касайся ее, Петер, а лучше заканчивай свой спортивный институт, — посоветовал отец.

— Вот-вот, — буркнул я в ответ.

— Лучше всего жизненные шансы видны из моего магазина, — продолжал он, подкладывая в свою тарелку еще несколько картофелин. — Соус у нас есть, мать?

— На кухне, сейчас подам.

— В магазин приходят самые разные люди. Поверь мне. Вот кого я нахожу образцом, так это…

— Мартина Штенцеля, — подхватил я.

— Откуда ты знаешь?

— Ты постоянно приводишь его в пример.

— Я? Разве? А не рассказывал ли я тебе, что Штенцель собирался купить у меня в свой последний заход?

— Нет, не рассказывал.

— Так вот, он зашел на неделе… спасибо, достаточно соуса… зашел на неделе и хотел купить кольцо с бриллиантом. Представляешь, кольцо с бриллиантом! Мне до этого, конечно, нет никакого дела, но ты же помнишь, с чего он начинал. С банщика! А потом представлял социал-демократов в общинном совете. Вскоре продал свою развалину и приобрел отличный «опель». Купил для всей семьи ювелирные украшения. Затем сменил «опель» на «мерседес» и тогда же купил у меня золотую цепочку. А теперь он депутат ландтага и заказывает мне бриллиантовые кольца. Но при всем при том скажу тебе, мой мальчик, что честным путем подобного не добьешься. У политиков всегда рыльце в пуху. Они пекутся только о себе. А Ференбах от ХСС? Заседает по воскресеньям в правлении и строит из себя святошу. Но что он сделал для рабочих угольной фабрики, которых пачками увольняют? Они приходят ко мне и предлагают кто часы, кто иные вещи. Нет, политики хотят иметь теплое местечко наверху и стричь купоны. А мы для них простофили. Ах, все они — одинаковое дерьмо!

— Такие выражения за едой! — вмешалась мать.

— Слушай, мать, дай нам поговорить. Сын теперь так редко бывает дома. Надо же когда-то обстоятельно обменяться мыслями. Не так ли, Петер?

— Так, так.

— А твой контракт на службу в армии, о котором ты говорил, что будет с ним?

— Пока положение дерьмовое.

— Петер, мы же за столом!

— Прости, мамочка. Я хотел сказать, что с контрактом пока ничего не выходит, потому что сейчас набирают ребят с техническими навыками, им нужны техники. Возможно, позже…

— А специализированная рота спортсменов-инструкторов в Варендорфе? Может, попробуешь там? Занялся бы по-настоящему спортом. Поездки на соревнования…

— Ох, отец, не выйдет. Надо быть асом или входить в национальную сборную, тогда, возможно, взяли бы, а студент спортинститута, думающий стать преподавателем, их не интересует.

— Но ведь ты же играл за команду «Роте-вайе» в молодежной лиге «А».

— Что это за команда!

— Ну, если не хочешь, оставайся в саперах. Ничего позорного в этом нет. Наоборот, саперы принадлежат к армейской элите. Совсем как подрывники в мои времена. Вот это были парни! Всегда впереди… Как они взрывали мосты! Нет, дело свое они знали крепко. Конечно, разрушали, а куда денешься, раз приказ! Тебя же учат подрывному делу?

— Пока нет. Я ремонтирую трубопроводы. И мы почти обходимся без взрывчатки.

— Никогда не думал, что мой сын станет трубопроводчиком. Твой брат Клаус был радистом. «Пи-пипи-пи»! Чертовски здорово! В годы войны я тоже был радистом.

Когда Клаус приходил домой, мы общались с помощью азбуки Морзе. Мать едва не сошла с ума. Помнишь, мамуля? Сколько времени с тех пор утекло.

— Клаус служил в радиовойсках в 1972-м, — вздохнула мать.

— Да, служил. А ты трубопроводчик. Быть артиллеристом или в мотопехоте — дело привычное, но строить трубопроводы? Впрочем, снабжение всегда остается перворазрядной задачей. Если на передовую не доставят бензин, то и лучший танкист ничего не сделает. Вспоминаю, как из-за нехватки бензина мы приостановили наступление. Я и еще один ефрейтор пошли в ближайшую деревню, чтобы раздобыть спирту…

— Вы не могли бы минутку помолчать? ~ — прервала отца мать. — Давайте помолимся. «Тебя, бога, славим, за хлеб насущный, что дал нам днесь. Да пребудем с миром. Аминь…»

Как давно я не молился после застолья! А что значит молиться? Стандартные фразы, которые говорят и после шоколадного пудинга, и после ванильного соуса. «Ты дал нам сейчас и дашь в будущем хлеб и воду… Аминь». Так я понимал молитву и не один год так молился. В таком контексте молитва обретала какой-то смысл. Но почему «тебя, бога, славим»? Готовила-то мать, вот ее и надо было бы благодарить.

— Поможешь вытирать посуду, Петер?

— Естественно, мамочка.

Прежде чем подать десерт, мать включила колонку, Пока я прикончил свой пудинг, вода нагрелась.

Отец закурил сигару и принялся за приложение к аахенской «Фольксцайтунг».

— Кое о чем хотела тебя спросить, сынок… — Мать сделала паузу.

— О чем именно?

— Как у тебя складывается с Петрой? Надеюсь, вы ладите? Получится что-то путное?

— Не знаю. Мы ведь не так давно знакомы…

О Марко я решил ей не рассказывать. Молча мы управлялись с посудой.

— Мое мнение ты знаешь, — снова заговорила мать, когда очередь дошла до кастрюль. — Если нет полной уверенности, что это серьезно, тогда не следует, ну, ты понимаешь, чего не следует делать. Это просто неприлично. Если нет желания жениться на девушке, тогда…

— Опять за свое? Ведь мы все обсудили в прошлый раз.

— Но без результата, — упорствовала мать.

— Что значит «без результата»? Ты знаешь теперь мое мнение, я — твое. И ты не можешь меня переубедить.

— А если вдруг ребенок…

— Ох, мамочка, это уж слишком смешно. Коли тебя так интересует, сообщу, что сейчас любая девушка может пользоваться противозачаточными таблетками.

Мать помолчала, а потом заявила:

— Все вы хотите удовольствия, чтобы не нести никакой ответственности.

— С чего ты это вдруг взяла?

— Близость позволительна, когда мужчина и женщина уверены, что любят друг друга и хотят ребенка.

— Все это пустое!

— Мне кажется, ты намеренно не хочешь меня понять, — упрекнула мать.

Настроение опять испортилось. Уж что я действительно ненавижу, так это морализирование.

Почему они не могут оставить отпускника в покое? Отец пристает со своим Штенцелем; мать хотела бы все контролировать. В конце концов, я уже давно не ребенок. В бундесвере мне выдали карабин, и, случись что, самому придется решать — убивать или нет. А дома? Ну просто смех: дают предписания, как жить.

Я швырнул полотенце в тазик и оделся.

— Куда направляешься? — спросил из своего кресла отец.

— На стадион, — буркнул я в ответ. — А позже загляну в пивнушку.

* * *

В конце следующей недели состоялось наше примирение с Петрой. Оставалось еще надавать разок-другой Марко, но у меня рука не поднялась.

Петра позвонила и спросила, почему я не пришел тогда. Я опешил: она развлекалась с Марко и при этом еще задает вопрос, почему я не пришел!

Это был длинный телефонный разговор. Петра уверяла, что никакого Марко не было, что она с нетерпением ждала меня.

Поначалу я не верил ни единому ее слову. Одних заверений для меня было недостаточно. Но позже заколебался, поддался, наверное, стремлению к близости. Две недели я не видел Петру, все казарма да казарма. А воскресенье оставалось моим последним шансом, так как вечером нужно было возвращаться в Вупперталь…

Родители мои только что ушли к мессе, мы быстро поднялись в мою комнату, бросились на кровать и первые десять минут целовались. Когда же я начал действовать смелее, Петра вдруг сказала:

— Знаешь, и в этих подштанниках ты все же далеко не Джон Травольта.

— А я и не хочу на него походить, — отшутился я, но про себя решил, что хотя бы небольшое сходство с этим артистом мне не помешало бы.

— С чего это ты напялил форму? — продолжала выспрашивать Петра. — Если надеешься поразить меня этими тряпками, то ошибаешься. Как и тем, что собираешься подписать с бундесвером контракт на двенадцать лет. Если не хочешь меня потерять, подумай, стоит ли делать это.

— Иди ко мне и не будем говорить об этом…

— А кто начал? — возмущенно спросила Петра, и следующие пять драгоценных минут ушли на то, чтобы успокоить ее. Я поставил пластинку с записями Гарри Белафонте, и комнату наполнил его голос. «Моя зазноба из Венесуэлы…» — пел он.

— Моя зазноба, — прошептал я Петре на ухо, но этот прием особого успеха не возымел. Проклятие, чего я, собственно, малодушничаю?

Я провел рукой по ее груди, почувствовал, как крепнет возбуждение. Меня бросило в жар. Добрался до бюстгальтера, попытался расстегнуть его. Черт возьми, зачем она напялила эту тряпку? Пришлось пустить в ход вторую руку. Петра скорчила гримасу, коротко бросила:

— Не надо, я сама!

Это было обидно слышать. А кстати, сколько уже времени?

«У красавицы Марии появился маленький мальчик, и она дала ему имя Христос», — пел Белафонте.

Нет, никаких мальчиков, никаких девочек. Так далеко мы не зайдем… Черт возьми, все время что-то отвлекает. А месса уже идет к концу.

Еще осталось четверть часа! Я поглаживал тело Петры, она отвечала зовущим движением.

Неожиданно что-то грохнуло.

Это с треском упал рычаг автоматического проигрывателя.

Я пришел в остервенение.

— Ну, иди, иди ко мне, — зашептала Петра.

Но мое возбуждение вдруг исчезло.

— Проклятие! — Я смущенно закашлял.

Часы на соборной башне пробили один раз — все, четверть восьмого, месса окончена.

— Пусти меня, ничего я не хочу! — в сердцах проговорила Петра. Она села на край кровати и начала одеваться. Совсем упав духом, я перевернулся на спину, взял с тумбочки сигарету.

Полное поражение! А что дальше? Ужин, вокзал, Вупперталь. И снова унылая казарма. Разве что завалиться куда-нибудь с Йоргом…

— Кончай мечтать и одевайся. Поторапливайся, — нервничала Петра. — Сейчас вернутся родители.

— Ах так, ты еще давишь мне на психику! Как и весь вечер. Это ты виновата.

— Кто? Я? Как это так?

— А кто все время шипел? Этим ты и вывела меня из себя. А хотелось покоя, уединения. Марко, возможно, порасторопнее меня, вот с ним и займись!

Я отдавал себе отчет в том, какие грубые оскорбления наношу Петре, но сдержаться не мог — просто как с цепи сорвался. Сорвалась и Петра.

— Совсем уже разум потерял, наверное, из-за пива и шнапса! — съязвила она. — Хватит валяться и выдумывать всякие гадости! У меня нет никакого желания пререкаться с тобой, а затем еще вдобавок слушать лекцию твоих родителей о недопустимости добрачных отношений!..

После ужина мать одарила меня пятьюдесятью марками, и мы отправились с Петрой на вокзал. Собственно, она имела полное право не провожать меня после того, что я ей наговорил.

— О чем думаешь? — прервала она молчание по дороге.

— О чем? Естественно, о бункере, в который вернусь через пару часов.

— А о чем-нибудь другом ты не можешь поразмышлять? Бундесвер никуда от тебя не денется всю следующую неделю.

— Но я должен настроиться, понимаешь? Впрочем, тебе этого не понять.

— Ладно, раз мне не понять, — резко бросила Петра, — то будет лучше, если остаток пути ты проделаешь в гордом одиночестве. Сам себя и утешай. Не могу никак сообразить, что я нашла в тебе — в таком ядовитом карлике?

Она развернулась и пошла прочь.

— Сама ты ядовитый карлик, — буркнул я под нос.

Итак, окончательный разрыв? Кажется, я должен был поторапливаться, чтобы успеть к поезду.

Уже в купе я подсчитал, сколько выпил пива: получалось много. Но я был удивительно трезв, во всяком случае, так мне казалось. При пересадке в Кёльне у меня хватило времени, чтобы купить еще три банки и постараться забыть неприятности.

Около 23 часов я был уже в Эльберфельде. Увольнительная — до утра. Отправляться в казарму было еще рано. Я зашел в привокзальный пивной бар. Там застал кое-кого из своей роты. Ребята тоже решили подкрепиться перед сном грядущим. Начали мы с пол-литровых кружек; это показалось более экономичным, да и для владельца бара удобнее, поскольку ему приходилось меньше бегать. В баре кое-где виднелись группки пассажиров обычного гражданского вида, зато заметно прибавилось число коротко стриженных парней с вещевыми мешками. Бернд из третьего взвода, за которым в роте закрепилась кличка Лошак — его подбородок действительно походил на нижнюю челюсть трехгодовалого жеребца, — первым дошел до нормы. Он вызвал на спор владельца бара, утверждая, что может двумя пальцами поднять за ножку стул и держать его над головой. Мы уже знали этот трюк, но хозяин — нет, и бедолаге пришлось выставить за проигранное пари по кружке пива каждому присутствующему военному.

Несколько позже Бернд продемонстрировал еще один трюк для остававшихся в зале пассажиров: он заглотнул цепочку от своего личного знака. Через некоторое время вытащил, обратив внимание зевак на то, что цепочка с одной стороны почернела.

— От воздействия желудочного сока, — сообщил доверительно Лошак, вызвав немалое удивление присутствующих.

С этого началась новая «круговая».

В половине третьего ночи мы сошлись на том, что трех часов сна будет вполне достаточно, и отправились в казарму. Пока ехали в такси, я снова прикинул, сколько за воскресный день выпито пива. Но подсчитать не смог — клонило ко сну.

Утром меня все еще пошатывало, глаза были красными, в желудке урчало. Во время утреннего осмотра выяснилось, что Альфред, владелец БМВ, не вернулся из увольнения. К полудню стадо известно: по дороге в казарму Альфред врезался в дерево. Экспертиза установила, что он выпил вдвое больше допустимой нормы. Фельдфебель поинтересовался, кто был близок с Альфредом и мог бы передать его жене несколько цветочков «от боевых товарищей».

Маршируя на обед, мы, как обычно, пели бравые песни. Но песни не могли отвлечь меня от невеселых мыслей.

Неужели то, что случилось со мной, когда я был с Петрой, произошло от выпивки? Ах, теперь все равно!

Альфред! Какая жалость! Только что женился, правда, из-за денег, которых жена зарабатывала больше, чем он. Как же у них, интересно, строились интимные отношения?

Затем я подумал о том, что тоже мог погибнуть: сошел бы поезд с рельсов или произошла авария такси в Вуппертале.

Газеты сообщили бы: «Тяжелая автокатастрофа произошла в центре Вупперталя. На стоявшее по всем правилам у светофора такси, в котором находились пять человек, вчера ночью наскочил грузовик с прицепом. Погибли водитель такси, а также четверо солдат бундесвера, возвращавшихся в казарму. Среди них и сапер Петер Крайес…»

Вот когда раскаялась бы Петра! Вот когда она вспомнила бы «ядовитого карлика»! Но поздно. Раньше надо было думать, а не снюхиваться с этим Марко. Теперь вот плати по счетам. Эх, попасть бы, что ли, на самом деле в аварию!..

Но только чтобы никаких смертей. Пусть будут ранения, при виде которых Петра возьмет свои слова назад, начнет регулярно приходить ко мне в госпиталь и клясться в вечной верности.

Ах, Крайес, старина, ты размечтался и словно бредишь!

* * *

Вскоре мне пришлось в качестве писаря перекочевать в Остмарк.

Но я хотел бы продолжить учебу, поэтому через несколько дней после перевода написал рапорт об отказе от сверхсрочной службы и получил разрешение вернуться в свою прежнюю часть. Мне показалось, что я попал домой.

Домой ли, старина? Неужели это старое, затхлое здание ротной казармы может стать твоим родным домом? Человек ко всему, конечно, привыкает. Даже к режиму бундесвера.

Пришло время приступить к полной программе обучения саперов-трубопроводчиков. Заправка, насосные станции, трубопроводы. Теперь я чаще навещал Йорга. Мы решили не упускать возможности видеться. Время от времени он предлагал мне книги из своей библиотечки. Я брал, но почти не заглядывал в них. Скука зеленая — международная политика. Куда больше мне импонировала болтовня с Йоргом, просто слушай его, когда он, развалившись на кровати, произносит свои монологи.

— Петер, наш федеральный канцлер производит впечатление способного политика. У него непререкаемый в Европе авторитет знатока экономических проблем. Но у него есть один крупный недостаток: он не умеет увлечь людей. Вспомни дискуссию в программе телевидения. Этот нескончаемый поток слов, который ничего никому не дает, как сотрясение воздуха. К чему я веду? Мы должны стать тесно сплоченным народом, старина. Нам прожужжали уши: старшее поколение сделало невозможное, создало все условия для жизни. Для жизни? Не тут-то было! Немцы отдают пыльную работу иностранным рабочим, а те в большинстве своем просто недоноски. С такими в одном государстве я жить не хочу. Избави бог! Знаешь, что надо сделать? Вначале вышвырнуть их из страны, а затем добиться настоящего сплочения нашего народа. Известно ли тебе, сколько турок умудряются уместиться в одной легковой машине?

— Ну, положим, пять.

Йорг присвистнул:

— Заблуждение. Двадцать девять! Двое впереди, трое сзади и двадцать четыре в багажнике. Сила, не так ли?.. Впрочем, на чем я остановился? Ах да, вспомнил! Со временем и нашим безработным-ночлежникам придется пойти работать. Когда я вижу из окна, как этот сброд толпится у входа в ведомство социальной помощи, меня охватывает гнев. Они выходят с очередной подачкой в кармане, усаживаются на первой попавшейся скамейке в парке и начинают накачиваться спиртным. Нет, они должны работать и только тогда станут людьми.

А иначе это потерянный в борьбе за существование человеческий материал. С этим будет покончено. Наш холмистый социальный ландшафт в один прекрасный день станет идеально гладким. Это я тебе, Петер, обещаю…

— Где ты всего этого набрался? — прервал я Йорга.

— Сам дошел, — последовал ответ.

— Ну, брось, обычно ты распространяешься не так складно.

— Возможно, я это где-то вычитал, — сдался Йорг, — Но здесь имеются и мои мысли. Правда! Тех. кто не способен приноровиться к нашей культуре, необходимо ссылать в негритянские гетто. В Африку, в пустыню. Вот тогда спецслужбам прибавится работки. А если объявится кто-то, кто заноет у нас о правах человека или о чем-нибудь подобном, с таким разговор должен быть коротким — убрать. Ни более ни менее. Усвоил?

Крепко закручено, Йорг. И прямо целая программа. Не то что болтовня иных политиканов, пустая и занудная. Что ж, разберемся. Анекдот о турках? Кто только сегодня не рассказывает анекдоты! А вот что касается конституционных прав, то тут я не соглашусь. Кишка тонка у Йорга изменить эти права. Хотя он все время говорит «мы». Кто это «мы»?

И правда, где он всего этого поднабрался? Раньше я как-то не замечал, что политика занимает его. Возможно, потому, что после общеобразовательной школы мы почти не встречались. Я поступил в гимназию. Теперь Йорг получал другие домашние задания и уже не списывал из моих тетрадей. В гимназию я ездил на велосипеде, Йорг же отправлялся пешком. Когда ему исполнилось 16 лет, он обзавелся мопедом, а я по-прежнему крутил педали. Иногда я заходил в гараж, где Йорг колдовал над своим скороходом. Он сумел выпросить у старого Арнольда вакантное место ученика при заправочной колонке фирмы «Шелл».

Наши встречи возобновились после того, как стало известно, что служить нам предстоит в одной части. Я тут же отправился к Йоргу, и мы от души поболтали. Я не чувствовал разницы между нами, в том числе из-за гимназии. Скорее наоборот. Йорг, пожалуй, даже вызывал у меня восхищение, так как теперь водил тяжелый БМВ и до сих пор не имел ни одного прокола. В бундесвер мы оба шли с охотой. Еще на гражданке четко составили свои планы: Йорг будет служить водителем, разъезжать по всей округе и меня не забудет прихватить при случае, а наша привлекательная форма не оставит равнодушными местных дам. Что же до унтер-офицеров, так ничего они нам не сделают. Будем крепко держаться с Йоргом друг за друга, даже поселимся в одной комнате.

Однажды по дороге в Вупперталь Йорг опять разошелся по моему адресу.

— У тебя пустота в голове! Ты должен многому научиться за время службы в бундесвере! — поучал он.

Его понесло. И с этим идиотом я собирался жить в одной комнате? Ну, нет!

Но вот произошла наша непредвиденная встреча в кабачке Норберта, потом разлад с Петрой, и я снова прилип к Йоргу. Перебрался в его комнату, как планировал с самого начала. Решил: поживем — увидим. Если у нас с Йоргом все пойдет гладко, получится исключительный тандем. Лежа на кровати, я размечтался. Скоро меня сделают новоиспеченным ефрейтором. Уже неплохо. Возможно, на курсах нас обучат и подрывному делу. Голубая мечта Линского. Вот бы устроить фейерверк, рванув заряд тринитротолуола! А потом поднять на воздух самый настоящий мост… Танки противника стремительно приближаются, они уже грохочут по мосту, а тут — бамс! И кончено.

— О чем размечтался, будущий унтер? — иронически прозвучал с соседней койки голос Пауля. — Поди, уже представляешь, как помучаешь нас, как только доберешься до власти? «Ложись!», «Приготовиться к броску!», «Вперед!», «Быстрей! Быстрей!» А я, признаться, надеялся, что ты останешься порядочным человеком.

— Ладно, заткнись! — озлился я. — Ни о какой муштре не может быть и речи. Я стану лучшим командиром отделения в роте. У меня никто не загремит на гауптвахту, потому что я сам знаю, как это случается.

— Надеешься обвести вокруг пальца командира роты, если он кого-то прижмет?

— А почему бы и нет?

— Чуда«, ты и представления не имеешь, что будет, если командир узнает о том, что ты даешь кому-то поблажку. Попадешь в дерьмовую ситуацию. Взыскания так и посыплются.

— Но можно избрать золотую середину! — Я отлично понимал, что имел в виду Пауль, но очень не хотелось, чтобы он меня совсем доконал.

— Какую еще золотую середину? Или на полную катушку, или совсем ничего. Или ты поймешь, или тебя поймут — вот в чем суть, — парировал Пауль.

— Ну, это уж слишком! Сейчас опять пробивает себе дорогу классическая система военной подготовки и обучения.

— В отличие от тебя мне она помогает понять, что за музыку здесь разыгрывают. Старина, ведь заканчивается четвертое полугодие! Выражаясь гражданским языком, четвертый семестр.

— Ты злишься оттого, что не сдал вступительные экзамены на унтер-офицерские курсы! — бросил я ему. — И поплатился. Ведь унтер получает целую сотню марок прибавки! Что ж, оставайся ефрейтором. Ефрейторы тоже нужны.

— Только что ты болтал о том, что никого не обидишь, а у самого высокомерия хоть отбавляй. Так со всеми случается после присвоения званий. И ты не лучше других.

— Ладно, выговорись… О, Вилли! Привет-привет! Зашел на огонек?

— Привет, черти! В нашей будке одиннадцать коек, а у тебя вскоре будет собственное прибежище, — обратился он ко мне. — Правда, без горячей и даже без холодной воды. Кстати, как чувствует себя будущий унтер накануне производства? Что-то мы давно с тобою не грешили. Не пора ли? Или теперь у тебя голубая кровь?

— Просто окончились визитки, которыми я обычно приглашаю друзей на встречи, — парировал я. — Пока типография выполняет мой новый большой заказ, можем посетить одно прелестное местечко.

— Не торопись, старина, сначала скажи: в твоем саперном трубопроводном тайнике достаточно средств, чтобы доставить капралам приятный послеобеденный отдых?

— Моя перегонная станция всегда готова, но вот денежная цистерна несколько опустела. Придется добавить. Ладно, старики, в путь. Ты идешь, Пауль?

— Нет. У меня свидание с Марией.

— Тогда — приятного времяпрепровождения! Пошли, Вилли.

— И не забудь, — бросил вдогонку Пауль, — когда будешь начальником, никакого панибратства со старшими и младшими по званию! Тогда не возникнет конфликтных ситуаций.

В автобусе, который вез нас в Эльберфельд, мы планировали, как проведем этот вечер. Вилли предложил пойти в кинотеатр, но на это у меня не было никакой охоты, ибо я настроился на приключения.

— Слушай, в «Копне» мы можем подцепить пару «мартышек». Они там никогда не переводятся, — предложил я.

— Как хочешь. В «Копну» так в «Копну». Повеселимся на сеновале.

К моему разочарованию, в «Копне» оказалось безлюдно. Мы сидели у зеркальной стены и чертовски скучали.

— Где же твои «мартышки»? — спросил Вилли.

— Ума не приложу. Возможно, увидели тебя и разбежались.

— Понятно, — улыбнулся Вилли. — Что им взять с отца семейства? Вот ты для них — в самый раз. Может, мне исчезнуть, чтобы твои акции повысились?

— Да ты что? Ни в коем случае! Мне может понадобиться солидный стареющий господин.

— О ком это ты?

— Да о тебе, старина. Если к нашему столику подсядет юная «мартышка», она наверняка подумает: вот сидят двое — отец и сын. Тогда я и смогу приступить к делу.

— Не такой уж я старый, — с деланной обидой проворчал Вилли.

— А я этого и не утверждаю. Но и то, что ты из нас двоих выглядишь старше, тоже, как видишь, нам ничего не дает.

— Зато, надеюсь, это послужит мне на пользу при аттестации. И я добьюсь своего.

— А почему, Вилли, ты не хочешь стать унтер-офицером? Ведь у тебя и профессиональное образование, и годы еще позволяют?

— Как тебе сказать? Это не входит в мои планы. И унтер остается человеком, который выполняет приказы взводного, ротного фельдфебеля, командира роты и так далее. Мне это не нравится.

— А ведь ты получил бы заметную прибавку в содержании. Разве это плохо? Мог бы, к примеру, больше покупать игрушек для своих малышей или на неделе ездить поездом домой.

— Оставь детей в покое, — озлился Вилли. — Блевать хочется от этой службы. Раз в две недели вижу малышей, и они уже едва узнают меня. Я ужасно люблю своих детей, но, когда младшенькая видит меня, она начинает реветь. Она действительно не узнает своего отца. Можешь себе это представить?

— Дело дрянь, Вилли. У меня примерно то же самое. Я не о детях, а о Петре, с которой все пошло вкривь и вкось. К тому же…

Стоп, парень, не собираешься ли ты рассказать Вилли о том, как опозорился при последней встрече с ней?

— Что к тому же? — спросил Вилли.

— К тому же, — выдавил я из себя, — весь последний вечер мы глупо проволынили и не сказали друг другу ни одного стоящего слова, разве только «приятного аппетита» да «передай, пожалуйста, соус». Мы были в итальянском ресторанчике, я заказал себе грибы и пару кружек пива. Стоило ли из-за этого ездить домой?.. Фред, повтори!

Мы молчали, пока Фред не принес новые стаканы.

— Будь здоров, Петер! Подзаправим наши цистерны.

— Мне кажется, что мои дела на гражданке не так уж плохи, — сказал Вилли. — На прошлой неделе я встретился со старыми приятелями по работе. Был конец смены, когда я пришел на стройку, и вечер мы провели вместе за кружкой. Как много перемен на заводе за полгода! Когда ходишь на работу каждый день, не замечаешь этого.

Слова Вилли вызвали у меня зависть.

— Тебе хорошо! — буркнул я.

— А у тебя разве не остались знакомые по гимназии, с которыми ты мог бы поболтать? Не сошелся же свет клином на Петре!

— Конечно, остались. Несколько человек. Не с каждым поддерживаю контакт, но вот с Мантлером, его зовут Йорг, мы сблизились. Помнишь, он ехал с нами в машине? Теперь он, как и я, во втором взводе.

— Да, знаю.

— Его спальня рядом с нашей. Когда-то мы играли с ним в ковбоев и индейцев.

— А теперь?

— Может быть, и сварим кашу. Посмотрим.

— Но это же здорово! Спальни рядом, служите в одном взводе — в таком случае нужно держаться друг за друга.

— Ты нас будто сватаешь, — улыбнулся я в ответ.

— Что-то я тебя не пойму, старина, хотя совсем не знаю Мантлера. То ты жалуешься, что не с кем словом переброситься, то дуешься, когда тебе пытаются что-то посоветовать.

— Предпочитаю сам находить себе друзей. Понятно?

— Как тебе будет угодно.

— Знаешь что, Вилли? Не хотел бы выглядеть глупцом, но все же скажу…

— Что, старина?

Я раздумывал, как бы признаться Вилли в том, что общение с ним мне приятно.

— Впрочем, это неважно, — отрезал я. — Забудь.

— Как хочешь. А теперь давай выпьем за дружбу, Еще два стакана! — крикнул Вилли официанту.

— Отлично. И знаешь что? У меня идея.

— Выкладывай, а то скоро ночь.

— Ночь! Вот оно, нужное слово. За ночных красавиц! Мы отправляемся к ним…

Я и сам не знал, почему мне пришла эта идея. Быть может, пиво ударило в голову? Предложение не вызвало особого восторга у Вилли, но он все же решил составить мне компанию. До сих пор мне не доводилось посещать дома ночных фей, но теперь, как казалось, я для этого созрел.

И вот мы оказались в предбаннике, похожем на глубокий гараж. У дверей стояли девицы, полуобнаженные, почти все с сигаретами.

Если вон той блондинке я суну пятьдесят монет, она откроет дверь. А через несколько минут — следующему. И наверняка у нее уже кто-то только что побывал.

Блондинка, видимо, заметила, что я уставился на нее, и сделала шаг в мою сторону. Мне стало не по себе. Я потащил Вилли за рукав:

— Смываемся! Быстрее!

— И это все? — спросил Вилли, когда мы выскочили на улицу. — Может, у тебя пустой кошелек? Могу одолжить.

— Не говори глупости, просто нет желания. В любом случае это не по мне. Не могу же я оставить в этом заведении все свое денежное довольствие!

Хмель как рукой сняло.

— Пошли, Вилли, в «Лисью нору». Успеем еще выпить по стаканчику.

Естественно, одним стаканчиком не обошлось. Уже светало, когда мы, пошатываясь, направились в казарму. Ко мне вернулось хорошее настроение.

— О, пре-прекрасный Ве-Ве-Ве-Вестервальд, эвкалиптовый рай, над твоими вершинами свистит холодный ветер, и все же в сердце, глубоко-глубоко, проникает маленький луч солнца! — заорал я дурным голосом на всю улицу.

— Прекратите! Безобразие! — Одно из окон над нашими головами раскрылось, и в нем показалось перекошенное гневом лицо мужчины. — Марш в постель, и быстро!

— Сам убирайся в постель! — закричал я ему в ответ. — Стоять «смирно», когда я с тобой беседую! Усвоил?

— Убирайтесь, или вызову полицию!

— Пошли, Петер, пошли! Пустое затеял, — наступал на меня Вилли.

— Что, в штаны наделал? — оттолкнул я его. — Я — нет! Буду петь где и когда захочу. И сейчас! Смирно! Запевай!

— Петер, не нарывайся на скандал! Этот наверняка вызовет полицию.

— Болтаешь тут! Он трус, как и ты. Все вы трусы, а если нет, то подпевай. Итак:

Все камерады во время войны
Дружбе солдатской честно верны.
В огне и дыму, в жестоком бою
Хранят они ей верность свою!

Вилли нахмурил лоб, сверля меня глазами, а я продолжал орать во всю глотку. Окно между тем закрылось.

После боя марширует полк в соседнюю деревню,
Чтобы там почистить ружья, закусить
И между делом средь красоток пошустрить!

Словно из-под земли возле нас выросла патрульная машина.

— Ну, у кого из вас такой приятный голос? — задал вопрос один из полицейских.

Я молчал, словно воды в рот набрал.

— У меня голос, — нетвердо проговорил Вилли, покачнулся и едва не свалился на тротуар. — Исполнить тебе серенаду, золотце мое? А? Не обижайтесь, господа полицейские. Сегодня вечером мне сообщили, что я впервые стал отцом. Мальчик! Надо же было отпраздновать это. Прекра-асен мир! — тихо затянул Вилли, подходя к водителю машины и пытаясь обнять его.

— Проваливай, только без шума! — отстранил его тот. — Коли такое событие, мы закроем на твои безобразия глаза, но в следующий раз заберем. Понятно?

— Понятно, золотце, — промямлил Вилли и, делая зигзаги, вернулся ко мне.

— А ты, — ткнул в меня пальцем первый полицейский, — получше присматривай в следующий раз за своим дружком. У тебя вроде бы побольше соображения.

— Конечно-конечно, — промямлил теперь я, дал Вилли взять меня под руку, и мы исчезли за ближайшим углом.

— Фу, едва не влипли! — простонал Вилли, когда мы отошли подальше. — Надо взять такси.

— Ну, старина, ты классик! Надо же: «Впервые стал отцом»! Нет, сейчас лопну от смеха!

— Единственное, что во всей этой истории было правдой, так это то, что вечером, когда родился мой первый малыш, я куролесил, как ты сегодня. Что скажешь на утреннем осмотре?

— Моя забота.

* * *

— А ну, любители спагетти, повертите своими животами! Начинай! И раз! И раз! И раз! Эй вы, с бородой папуаса! Команду «Отставить!» я не давал!

Новый лейтенант был строг. Невысокий, подтянутый, короткая стрижка под морского пехотинца. Тонкие губы буквально выплевывали команды. Подобные типы мне встречались раньше только в кинокомиксах. Винтерфельд гонял нас по спортплацу зычными командами:

— Крайес, Янзен и Шредер! На старт стометровки! Давай-давай! Должны пробежать за 13,4. Если будете плестись, как погонщики верблюдов, мы с вами не поладим.

— Господин лейтенант, почему мне снова бежать? Ведь в прошлый забег у меня было 13,3, — осмелился я спросить Винтерфельда.

— Именно потому. Поможете этим клячам показать нужное время. Что, Крайес, устали? А мне командир вашего отделения унтер-офицер Линский представил вас как выдающегося спортсмена.

— Что ж, побегу в четвертый раз, — сдался я. В этот забег я умышленно показал 14,0.

— Вы не на пятикилометровке, Крайес! — отчитал меня Винтерфельд. — Вы должны были потянуть за собой этих двоих, а не разыгрывать на дистанции умирающего лебедя.

«Хорошо, что он заговорил о пятикилометровке», — подумал я. Именно сегодня мне хотелось пробежать ее. Мысленно я уже был на дистанции.

— И знаете что, Крайес? Я пойду на пять километров вместе с вами. Время прохронометрирует кто-нибудь другой. А то и пятикилометровку вы превратите в приятную прогулку.

— Разрешите спросить, господин лейтенант, какой вы показываете результат?

— Лучшее мое время — 17,58, — с гордостью произнес тот в ответ.

Ну и влип! Знать бы об этом раньше! Ведь до сих пор я ни разу не прошел меньше чем за 18 минут. К тому же сегодня я уже пробежал четыре стометровки. Не исключаю, что Винтерфелъд еще раньше принял решение бежать со мной и потому умышленно довел меня до изнеможения.

— Итак, забег через полчаса.

Я использовал это время, чтобы в медленном темпе пройти дистанцию. 12,5 круга соперничества с Винтерфельдом. Тот, конечно, решил меня доконать. Но лейтенант не знает пока, что мой результат — 18 минут. Нас с ним разделяют только 2 секунды. Если поднапрягусь, а Винтерфельд будет не в лучшей форме, то не все потеряно. Надо попытаться. Бег превратится в покер. К тому же ребята поняли, что за итогом забега что-то стоит. Офицер против рядовых, командир против подчиненных, муштрующий против муштруемых. Вот шанс взять верх!..

Первые два круга Винтерфельд дал мне вести бег. Видимо, рассчитывал взвинтить мои нервы. Я сбавил темп, но он не обходил меня, шел буквально в затылок. «С таким темпом, — подумалось мне, — не уложиться и в 18 минут». Но дело было не во времени. Третий и четвертый круг я прошел в еще меньшем темпе. Хотелось увидеть его реакцию. Кроме того, следовало поберечь силы. Винтерфельд пока держался. Но в начале пятого круга нервы его сдали. Ему, видимо, показалось, что я выдохся.

— Что, уже нет дыхания, Крайес? — с самодовольной гримасой на лице бросил он и плавно обошел меня. Попытался оторваться, но я сел ему на пятки. И так весь круг. Он часто оборачивался, в его глазах было недоумение. Я улыбался, потому что чувствовал себя все увереннее. Он взвинтил темп, чтобы окончательно уйти в отрыв. После седьмого круга Винтерфельд, думаю, понял, что недооценил меня. Мы как бы заключили молчаливый союз, что каждый новый круг ведущий меняется. Оба мы готовились к рывку на финише. Вопрос был в том, что считать финишем: весь последний круг или последние сто метров?

Пока я раздумывал, Винтерфельд решился: за 500 метров до финиша он сделал рывок. Ясно, лейтенант не хотел победы на последних метрах, а решил закончить дистанцию с убедительным преимуществом. Неожиданность рывка позволила ему оторваться метров на десять.

Прозевал, черт возьми! Я наддал и тут же вдвое сократил разрыв. Винтерфельд оглянулся снова, разрыв не увеличился. Я заметил, что лейтенант сдает. Видимо, он не рассчитал свои силы и начал финишировать слишком рано.

Последние сто метров. Самочувствие мое было отличным. Если бы мы не ползли на первых кругах, можно было бы пройти меньше чем за 18 минут. Три метра отделяют меня от Винтерфельда, два, один… и вот мы идем, как говорится, ноздря в ноздрю.

Так продолжается примерно десять метров, но эти метры кажутся мне вечностью. Винтерфельд выкладывается, в последний раз пытается уйти вперед. Но мой финиш лучше, с разрывом в два метра.

Все присутствующие кричали. 18,5. Новое лучшее персональное время. Винтерфельд был убит. Он сразу же повел себя по-дружески.

— Ведь я говорил, что вы — выдающийся бегун, Крайес, и потому проиграл без чувства горечи. Спорт есть спорт, и он — не самое главное в жизни. Не так ли?

Мое двоеборство с Винтерфельдом на многие дни стало главной темой разговоров в казарме. Говорили обо мне, Петере Крайесе! «Провел лейтенанта как мальчишку!», «Поставил нашему Лолли клизму!». Таковы были комментарии.

Но возбуждение со временем улеглось, тем более что мы почувствовали, как усилилась муштра. Одна за другой пошли проверки, были отменены увольнения по «дням НАТО», учебные тревоги и занятия в противогазах стали обычным делом. Все было направлено на то, чтобы восстановить дистанцию между командиром и подчиненными. И я уже всерьез подумывал о том, не лучше ли было проиграть?

Сделал я и другой вывод: необходимо перешагнуть восемнадцатиминутную границу. Я решил больше тренироваться и каждый день после занятий не опешить в пивнушку, а делать пробежку по лесу.

* * *

В спортивном костюме я направился к выходу из казармы. Погода была отвратительной, но все же хотелось пробежать в тот день добрых пятнадцать километров. Вначале по дороге, затем, после казармы Гинденбург, свернуть в сторону Гельпеталя. Дорога была самым неприятным участком. Машины проносились, едва не задевая меня.

Я как раз собирался перейти на шаг, и тут возле меня остановился четвертьтонный автомобиль повышенной проходимости. Дверца отворилась, и на сиденье водителя я увидел Винтерфельда.

— В каком направлении, сапер Крайес, держите путь и зачем?

— Зачем, господин лейтенант? Тренируюсь, чтобы улучшить личное время. Не хотите ли составить компанию до Гельпеталя? — Со времени нашего поединка я чувствовал себя перед Винтерфелъдом намного увереннее.

— Дела не позволяют, Крайес, к сожалению, не могу. Я еду в казарму Гинденбург. Могу вас немного подвезти, до леса.

Это было приглашение. Я забрался в машину.

— Помимо того, — продолжал Винтерфельд, — и на мне лежит ответственность за здоровье подчиненных. Я не могу допустить, чтобы вы во время тренировки схватили воспаление легких. Между прочим, не дадите ли мне возможность реванша? Скоро межбатальонные соревнования. Так как насчет сатисфакции?

— Конечно, ваше величество, — дозволил я себе в ответ шутку. — Мой адъютант с удовольствием сообщит вам время и место дуэли. — Тогда я еще полагал, что Винтерфельд, в сущности, хороший боевой товарищ, хотя и носит лейтенантские погоны.

— Вам не приходилось, Крайес, принимать участие в марафоне? Это моя мечта.

— В марафоне? Нет. Кишка тонка. Половину дистанции осилю и сойду.

— Приехали, Крайес. Если хотите, можете подождать здесь. Мне надо кое-что забрать, а потом я подбросил бы вас дальше.

Мне доставляло удовольствие то, что Винтерфельд возит меня, словно кучер.

— О'кэй, подожду. — Сразу же за ближайшим светофором мы должны были свернуть на подъездную дорогу к казарме. Через боковое стекло я смотрел в сторону Гельпеталя. И вдруг едва не врезался в ветровое стекло, так резко нажал на тормоза лейтенант.

— Что случилось?

— Посмотрите, — процедил он. — Коммунисты! Они уже и здесь!

Я увидел кучку людей, раздававших листовки.

— Хотел бы я знать, кто из офицеров сегодня дежурит? — снова процедил Винтерфельд. — Как можно допускать, чтобы этот сброд собирался у ворот казармы и вел агитацию?! Минутку, Крайес, сейчас разберемся! — Он выпрыгнул из машины, прошел мимо людей, раздававших листовки, и скрылся в дежурном помещении.

Я тоже вышел из машины. Хотелось посмотреть на этих типов.

«Бойко раздают листовки, — подумал я. — Не взять ли и мне одну?» Я едва успел сделать это и прочитать: «1 сентября — день всеобщего протеста против войны! Размещение новых ракет — еще один шаг к самоуничтожению!», как из дежурки выскочили трое солдат с карабинами на изготовку. За ними Винтерфельд и дежурный офицер, лицо которого было красным, как панцирь вареного рака. Я юркнул в машину. Что делать, если начнется стрельба? Распространители листовок, кажется, тоже перепугались. На моих глазах толпа увеличивалась. И вдруг я увидел Вилли. Он повернулся в сторону машины и что-то показывал.

Вилли! Уж не коммунист ли он?

Вскоре толпа рассеялась. Солдаты из дежурки вернулись в помещение, карабины мирно висели на плече. Винтерфельд держал стопку листовок и делал мне знаки подойти. Я снова вылез из машины. Хотелось побеседовать с Вилли, который был окружен другими распространителями листовок. Они горячо спорили.

— Мы не должны были отдавать листовки, — заявил один из них.

— А если бы кто-то из солдат не сдержался и нажал на спусковой крючок? — возразил Вилли. — Винтерфельд так их взвинтил, что всякое могло случиться.

— Но мы имели право распространять листовки у ворот! — твердо заявил другой.

— Право! Право! Надо работать так, чтобы нас не могли обвинить в противозаконных действиях, — бросил кто-то.

— Вот-вот, — поддержал его Вилли. — Если бы здесь что-то произошло, все грехи повесили бы на нас. Общественности объяснили бы: «Солдаты в обстановке крайне острой необходимости самозащиты применили оружие». Так бы и повернули дело. А о происшествии мы выпустим новую листовку. Примерно такую: «Офицер, обезумевший от злости, угрожает оружием мирным распространителям листовок».

Большинство согласилось с ним.

— Давайте расходиться! — предложил кто-то.

— Эй, Вилли! У тебя найдется минутка? — окликнул я.

— А, старина! Что ты здесь делаешь? К тому же в таком наряде?

— Не до болтовни, Вилли! Ты что, с красными?

— Естественно, — засмеялся Вилли. — А ты против?

— Еще бы! Мне с ними не по пути! — Я повернулся и пошел к машине.

— Петер, побольше думай, желательно головой! — донесся голос Вилли.

Во мне закипела злость.

Вот так приятель этот Вилли! А я еще пил с ним за дружбу.

— Вы его знаете? — Винтерфельд успел вернуться, и я даже не слышал когда.

— О ком вы?

— Знаете вон того типа? Вы ведь стояли рядом с одним из «братьев».

Голос лейтенанта звучал, как во время допроса. Что ему надо от меня?

— Выразил ему свое отношение, — ответил я, сделав паузу. — Но знать — не знаю. Наверняка из казармы Остмарк.

— Ладно, Крайес, поехали. Надо же вам продолжить пробежку по лесу.

Я лежал на койке и, борясь с дремотой, снова и снова вспоминал разговор с Вилли. Разговор? Не было разговора, перебросились фразами, причем я нападал на него. Из-за чего? Из-за каких-то листовок, содержание которых мне неизвестно. В конце концов до сих пор он был мне настоящим товарищем. Я-то помню историю с полицейскими… Чего же ради все должно вдруг пойти прахом в наших отношениях с Вилли?

Неожиданно рядом возник Йорг.

— Как дела, Петер? — спросил он.

— Как всегда. А у тебя?

— Осталось служить триста тринадцать суток и половину сегодняшнего дня, — устало махнул он рукой. — Ты прочитал книжки, которые я дал тебе на прошлой неделе?

— Мельком пробежал глазами…

— Ну и как? — не отставал Йорг.

— Хм… интересно, — соврал я, чтобы не портить ему настроение, поскольку успел лишь пролистать их. — Действительно интересно, особенно первая. Принес новые?

— Нет, чертяка. Сегодня день активных действий. Ведь это наша давнишняя мечта, старина. Помнишь? Разве мы не собирались прокатиться по округе? Докладываю: водитель Мантлер к выезду готов!

— Ничего не понимаю. Что за активные действия?

— Предстоит хорошенькое дельце. Давай быстро поднимайся!

Его болтовня привела меня в чувство. Надо действительно чем-то заняться, иначе подохнешь от скуки.

— Согласен, старина. Значит, едем в Эльберфельд? — Мне было все равно, я не знал, чем себя занять. Я поднялся, направился к шкафу, чтобы переодеться, но Йорг остановил меня:

— Оставайся в чем есть. Прихвати только каску и маскировочную сеть. Что будем делать, объясню в машине.

В сером «опеле» уже сидели четверо. Никого из них я не знал. Все были в форме.

— Нам предстоит игра на местности, — заявил Йорг.

— Что? Игра? Мало нам игр по программе обучения! — сморщил я нос.

— Подожди. Если бы я сказал — учения на местности, вы тоже запротестовали бы. Право, то, что нам предстоит, больше похоже на настоящую игру и доставит удовольствие. Трогай, Клаус!

Тяжелый «опель» тронулся. Йорг продолжал вводить нас в курс дела.

— Мы едем в Шарпенакен. Сегодня там взвод новобранцев отрабатывает наблюдение за противником и подготовку донесений. Если говорить точно о месте, то у двух старых танков на опушке лесочка. Вы знаете, где его. Справа от леса, точно в центре между двух берез, мы кое-что припрятали. Вам предстоит это «кое-что» найти. Для усложнения задачи предполагается снять пост внешнего наблюдения. Ясно?

— А что мы должны найти? — спросил я. — Пару старых ботинок? — Все сказанное до сих пор Йоргом казалось мне какой-то абракадаброй.

— Небольшой ящик, в котором будет план. Из него узнаете остальное. Когда я говорю «вы», то имею в виду Вернера и тебя, Петер. Познакомьтесь.

Сидевший рядом с водителем Вернер обернулся, разулыбался.

— Остальные — проверяющие. На все отведено ровно два часа.

Мы проехали дорожный указатель, показывавший направление к учебному полю. «Опель» въехал на просеку. Вернер и я вышли из машины, начали подготовку к «операции». Первым делом намазали лицо кремом, придающим коже темный оттенок, затем набросили на каски маскировочные сети, а их в свою очередь обсыпали мохом и листьями. Все это время остальные наши попутчики оставались в машине. Йорг вылез из автомобиля:

— Вот вам по саперной лопатке, чтобы все было как надо. — Он расстегнул нагрудный карман, вытащил несколько офицерских погон. — Какие звания мы вам присвоим? Ладно, будьте оба лейтенантами. А теперь — вперед!

Обнаружить ящик нам представлялось плевым делом.

Подходы к лесочку мы знали как дважды два по многочисленным маршам и учениям. Перед опушкой тянулась живая изгородь из кустарника, за которой мы могли добраться незамеченными почти до леса. Единственным опасным местом был открытый со всех сторон луг шириной с полсотни метров. Пост внешнего наблюдения всегда сосредоточивал внимание на нем, но нам повезло. Солдаты охраны так увлеклись игрой в покер, что мимо них можно было хоть на танке проехать.

Мы применили хитрый прием: Вернер представился штабным офицером-контролером, намылил солдатам как следует головы за то, что не вели наблюдение по всем правилам. Я же изображал помощника проверяющего, который фиксирует нарушения порядка в журнале.

— Дело можно поправить, — продолжал Вернер. — Мы не сообщим о вашем проступке. Но вам, соблюдая все требования разведки, придется отправиться на противоположную опушку леса. Если по пути заметите других офицеров-контролеров, запомните, где они расположились, потом доложите об этом майору Клинчке. Наблюдение мы берем на себя. Вопросы есть?

Спектакль, да и только: не было никаких офицеров-контролеров, как и майора Клинчке, но ошалевшие солдаты верили каждому слову Вернера.

— Есть, господин лейтенант! — И они исчезли.

Мы обменялись улыбками и принялись копать. Через десять минут ящик был в наших руках. Достали план, был там и компас. Приказ гласил: по заданному азимуту ровно в 21.45 достичь места назначения и передать лицу, которое будет нас ждать, компас. Затем последуют новые указания.

Вторая часть игры на местности тоже далась нам легко. Я вошел во вкус. Кто же поджидает нас?

В 21.30 мы вышли к забору, поверх которого была колючая проволока.

— Прямо как вокруг нашей казармы, — прошептал Вернер.

В 21.44 достигли цели. Перед нами высилась ограда с надписью: «Армия США». И что-то еще было написано на щите. Видимо, здесь находился склад.

— Не сбились ли с маршрута? — спросил я Вернера. — Чепуха какая-то. Может, компас врет?

— 21.45. Что будем делать?

В этот момент мы увидели часового.

— Смываемся! — прошипел я Вернеру. — Чего доброго, еще арестуют.

— Не пори горячку! А если это наш связной?

— Связной? В форме? Часовой?

— Что особенного? Мы тоже в форме. Давай попробуем еще раз, как на лугу, — предложил Вернер. — Мы, мол, здесь по служебным делам. А там посмотрим.

Вернер уверенно направился к часовому, я за ним, но в ногах моих была легкая дрожь. Вот и влипли.

Вернер вдруг захохотал:

— Иди сюда, Петер! Мы вышли в самую точку. Это один из нашей пятерки. Есть и новый приказ.

Связной передал Вернеру карту.

— Дай взглянуть. Что на сей раз нам надлежит сделать?

— Финишная прямая. Мы должны выйти к какой-то ограде, опять что-то там найти и принести к нашему «опелю».

Карта была настолько подробной, что мы без труда нашли это «что-то», напоминающее гробик или корытце с приколоченной крышкой. Предмет наших поисков был спрятан под стволом упавшего дерева. Тяжелый груз, черт побери! К счастью, мы оказались поблизости от «опеля», так как шли по кольцеобразному маршруту. Мы уложились в два часа и не скрывали удовлетворения, когда, все в поту, прислонили проклятое корытце к колесу машины.

— Ну как? — встретил нас Йорг. — Нелегко было?

— Работа, прямо скажем, мужская. А что в корытце?

— Наверное, ты не отказался бы, чтобы тебя вдруг с головы до ног обдали брызги шампанского? — В голосе Йорга звучали интригующие нотки.

— Тогда за чем дело стало? Сорвем крышку, и пусть льется шипучка! — воодушевился я.

— Нет, — ответил Йорг. — Потерпим до командного пункта.

— Вот прохиндей! — со злостью бросил Вернер.

* * *

Когда мы прибыли на командный пункт, а он располагался в обветшалом доме, стоявшем в стороне от дороги, Вернер и я хотели втащить корытце в дом, но Йорг снова воспротивился:

— Оставьте! И без того намучились. Другие сделают. На верхнем этаже душевая. Приведите себя в порядок. Не собираетесь же вы пить благородное шампанское в таком замызганном виде!

Мы бросились под струи воды, но даже сквозь их шум до нас доносилось из соседнего помещения какое-то постукивание, словно кто-то ударял отрезком железной трубы по батарее. Потом последовал залп вылетающих из бутылок пробок. Дождались!

Когда мы вошли, из динамика проигрывателя неслось: «Германия, Германия превыше всего…» Человек десять в военной форме, высоко подняв стаканы с вином, горланили во всю мочь. Кто-то подал нам стаканы, кто-то налил шампанского.

«…От Мааса до Мемеля, от Эча до Бельта — Германия, Германия превыше всего, превыше всего в мире!»

— За здоровье всех присутствующих! — предложил с последним звуком песня какой-то лейтенант. Был ли он на самом деле лейтенантом? Ведь и у Вернера, и у меня были такие же знаки различия.

Но ведь это… Провозгласивший здравицу повернулся, и передо мной предстал сам лейтенант Винтерфельд. Собственной персоной. Вот так встреча! Винтерфельд поднял свой бокал и начал тост в нашу честь:

— Я приветствую новых боевых друзей из рядов бундесвера, нашедших к нам дорогу. Камерадов, которые ныне проходят срочную службу. Камерадов, насытившихся по самое горло бестолковщиной и теперь готовых идти к цели, исполненной глубокого смысла. Я приветствую мужественных борцов и соотечественников Вернера Шнайдера и Петера Крайеса от имени членов восточной группы «Вупперталь» Ассоциации национальных солдат!.. Друзья, — продолжал он, — жизнь — это борьба. А наша жизнь — это борьба за окончательную реабилитацию германского солдата, против осквернения немецкой чести, против увековечивания раскола Германии. Друзья, тот, кто отрицает подвиги и страдания старшего поколения, прошедшего через окопы, или тем более презирает это поколение, тот берет на душу грех перед памятью павших, оскверняет человеческое достоинство оставшихся в живых и лишает молодых солдат бундесвера убежденности в их предназначении. А посему — покончим с клеветой на солдата Германии! Мы требуем: «Свободу Рудольфу Гвесу!»

Винтерфельд закончил свою речь. У меня перед глазами плыл туман. Пока остальные пили за наше здоровье, я осторожно огляделся. На стене висел плакат с надписью: «Военный заем поможет нам победить!» На нем был нарисован солдат времен первой мировой войны. Над дверью был прибит щит со словами: «Здесь приветствуют друг друга настоящим немецким приветствием». Висел плакат со свастикой и призывом: «Голосуйте за Гитлера, не ошибетесь!» Справа от меня красовалось объявление Германского народного союза, извещавшее о том, что на устраиваемом вечере выступил Рудель. Рудель? Это имя мне ничего не говорило. В серванте слева была целая выставка орденов и медалей со свастикой, знаки СС.

Чем больше деталей я видел, тем сильнее меня охватывало волнение. Вот так Йорг: все началось с игр на местности, а закончилось приемом у нацистов! Но, быть может, они вовсе не нацисты? Просто безобидный солдатский кружок, который в очередной раз провел свои игры на местности, и теперь его члены дурачатся, произнося длинные тосты? Чудаковатые ребята. Нечего переживать. Я почти убедил себя в незначительности происходящего, но на глаза попалось корытце со склада американской армии. Разве оно могло быть таким тяжелым, если бы в нем были бутылки с шампанским? А что в нем было? Я решительно подошел к Йоргу, дернул его за рукав кителя и процедил ему в самое ухо:

— Пойдем в душевую, надо поговорить.

Йорг с готовностью согласился.

— Нравится тебе здесь? — первым спросил он.

— Как сказать. Слишком много пустой болтовни. Игра на местности — вот это да! Йорг, между нами только — в корытце действительно было шампанское? Только честно.

Йорг улыбнулся:

— Уж если тебя так разжигает любопытство, то нет, не шампанское.

— А что же?

— Двадцать винтовок, десять пистолетов и несколько шашек ВВ. Армия США любезно предоставила их в наше распоряжение на некоторое время.

Меня прошиб пот.

— Что? Предоставила на некоторое время?

— Она, правда, об этом не знает, но получит все в целости и сохранности, — засмеялся Йорг. — Только в несколько измененном виде.

Я был потрясен: вот в какую историю втянул меня Йорг! Кто мне поверит, если придется доказывать, что я ничего не знал? Какой же я идиот!

— Слушай, ты, нацистская свинья! — понесло меня. — Я не хочу участвовать в подобных затеях. Я ухожу!

— Момент! Во-первых, мы не нацисты, — оскалил зубы Йорг, — а социалисты немарксистского толка. Во-вторых, тебя никто не принуждал, ты сам так решил. Обо всем этом ты узнал из книг, которые я тебе предлагал. И они тебе понравились. В-третьих, наконец, ты никуда не уйдешь, ибо участвовал в краже оружия. По крайней мере, суд — если дойти до суда — вынесет, именно такое определение. А ты ведь хочешь продолжить встречи с Петрой, не так ли? Вот подлец! Что же делать?

— Послушай, — с нотками примирения в голосе продолжал Йорг, — если наши акции с оружием представляются тебе архиопасными, я мог бы предложить тебе нечто другое. Но все строго между нами. Так сказать, между соседскими ребятишками. Нам необходим своего рода корреспондент в казарме, который все подмечал бы и время от времени писал донесения. Надеюсь, с бумагой ты научился обращаться?

— Эй! Что это вы застряли в душевой? — раздался голос по ту сторону двери. — Не ласкаете ли друг друга? Знаете, что делают с такими подонками?

Судя по всему, подобные шутки были известны Йоргу давно. Мы вернулись к Винтерфельду и компании.

— С сапером Крайесом, — сказал Йорг, — мы провели короткое секретное совещание. Мне хотелось бы рекомендовать его в качестве нашего корреспондента в казарме вместо выбывшего из строя камерада. Я знаю Крайеса еще по гражданке, а сам он выразил согласие. Он настоящий товарищ, и голова у него не гудит от пустоты.

Винтерфельд кивнул:

— О'кэй, Крайес. Я знаю, что вы вскоре отправитесь на курсы офицеров. Прекрасно. Вырисовывается перспектива, что со временем вы сможете стать моим заместителем. У всех других, причем у каждого по-своему, чего-то не хватает для такой перспективы. Ну а теперь покончим с обращением на «вы». Меня зовут Лутц. Ты — Петер… — Он протянул мне руку. — Но запомни, всюду «ты», кроме казармы, где я для тебя — только лейтенант Винтерфельд.

Пришлось пожать протянутую руку. И тут же блеснули вспышки блица: оказывается, нас фотографировали. Это еще зачем?

* * *

— Подожди-ка, старина!

Йорг остановился, оглянулся.

— Ты уже домой?

— Точно.

— Останься. На кружку пива. У меня к тебе пара вопросов…

Я обязательно должен был получить на них ответ. К счастью, он согласился.

— О'кэй, уговорил. Кружка пива не повредит. Давай выкладывай, что у тебя там?..

Непросто было подобрать слова, ведь я ощущал жгучую потребность спросить Йорга о том, какие пути-дороги привели его к неонацистам. Мы росли рядом друг с другом. Как же я мог просмотреть?

— Видишь ли, Йорг, мы знакомы не первый год. Не так ли?

— Твоя правда, — кивнул он.

— Хочу спросить тебя, как ты оказался в этой солдатской организации? Мне кажется, как старый твой друг я могу позволить себе такой вопрос. Не скрою, мне это интересно.

— Интересно? Хочешь побольше узнать о наших целях, ведь отныне ты пришит к нам крепкой ниткой. Что ж, как говорят, аппетит приходит во время еды.

Я не возражал, потому что почувствовал, что Йорг заводится. А мне только этого и надо было.

— Угадал точно. Меня раздирает любопытство, — подстегнул я его.

— Многого ты не знаешь. Когда это случилось, ты еще ходил в гимназию.

— Разве дело только в том, что наши пути тогда разошлись?

— Конечно, нет. Но если бы не гимназия, быть может, и с тобой случилось бы нечто подобное. Ладно, оставим. Лучше расскажу… — Йорг поставил свой стакан на круглую картонную подставку. — Все началось, если не ошибаюсь, в седьмом классе. Подошла очередь темы о сопротивлении и повиновении в условиях «третьего рейха». Теперь я и не помню, как это точно формулировалось. Поначалу все было понятно. Безработица, приход Гитлера к власти. Но потом начались осложнения, вернее, восторжествовали крайности. Наш очкарик-преподаватель вовсю расхваливал социал-демократов и коммунистов, а всех остальных относил к разряду подлецов, которые шли за Гитлером. Этому молокососу было около тридцати лет. Как-то я набрался храбрости и спросил, на каком основании он делает такие выводы? Он что, лично участвовал в событиях? Оказалось, не участвовал, но так ему в свое время объясняли в школе… Вернувшись домой после уроков, я рассказал обо всем отцу. Естественно, старик очень удавился. «Вот тебе на! — сказал он. — Я не был членом ни социал-демократической, ни коммунистической партии, так что же, я — предатель? Предатель только потому, что состоял в партии национал-социалистов? А разве мало мы сделали справедливого, разумного? Почему вам в школе вдалбливают подобный бред?» Мне пришлось самому решать, кто меня обманывает: отец или учитель? Через год тема в школьной программе повторилась. «Да они в своем уме? — подумалось мне тогда. — Зачем терзать наши души?» Какое-то время я слушал, но потом прервал нашего краснобая и спросил, он что, намерен довести нас до белого каления? Ведь мы знаем и кое-что другое о «третьем рейхе». Учитель вспыхнул как девица, оставил мой вопрос без ответа. А в девятом классе он опять принялся за старое, но в этот раз я потребовал, чтобы он немедленно заткнулся. Тех двух случае? для меня было достаточно, тем более что каждый раз многие наши сограждане характеризовались как преступники, в том числе и мой отец. Этакие живоглоты. У меня с отцом состоялся новый разговор, и я тогда понял, что в школе нас обрабатывали в духе пропаганды союзников и что коммунисты и социал-демократы проталкивали свою версию истории. Тебе никогда до сих пор не приходило это на ум?

— Не знаю, — промямлил я. — А как ты попал во взвод Винтерфельда? До этого, видимо, успел оказать немало услуг подобным людям?

— Видишь ли, мы не испытываем недостатка в информации, — ответил Йорг. — Неужели ты думаешь, что в бундесвер я пришел без наших явок?

— Явки? У кого? И что это за информация? — Я понимал, что Йорг пока рассказал мне далеко не все.

— Ты действительно настолько туп или прикидываешься? Мы называем явками тех людей в бундесвере, которые симпатизируют нам или входят в союз. Впрочем, с какой стати ты меня расспрашиваешь?

— Просто интересно…

— Ах, интересуешься… — Йорг одним глотком допил пиво. — А меня интересует, успею ли я еще на поезд. Будь! — Йорг схватил сумку и исчез.

В мозгу у меня сверлило: зачем им винтовки, которые мы стащили? По словам Йорга, американцы их получат назад, но в другом виде. В другом виде — что это значит?

Но ведь есть такое простое объяснение! Взрывается, предположим, граната, и от ее прежней формы ничего не остается. Неужели эти парни так далеко зашли в своик планах? Не верю… Ведь подобные действия могут привести к жертвам. Нет, нет, на такое они не решатся. Об этом позаботится и Винтерфельд. Лейтенант разумный человек…

Прочь, унылые мысли! Лучше взять еще пива и спокойно прочитать наконец письмо Петры, которое я протаскал в кармане целую вечность.

Дорогой Петер,

я пишу все еще «дорогой Петер», хотя уверена: то, что я тебе изложу, на твой взгляд, не будет соответствовать форме моего обращения. Возможно, у тебя уже после этих первых строк возникли подобные мысли. Не исключено.

Внутренний голос подсказывает мне, что какое-то время мы не должны встречаться. Как долго? Не знаю. По крайней мере, думаю, не менее года. Впрочем, и знакомство наше тоже не продолжается и года. Помнишь февраль, канун великого поста? Ты тогда скорчил до удивления комическую гримасу, когда я спросила, не хотел ли бы ты прогуляться со мной. Но мне не пришлось долго ждать твоей реакции: «А потом, фрейлейн». Ну а сегодня я пишу тебе: то, что было между нами, кончено. Мы были близки только два месяца, потом тебя призвали, и вот почти полгода мы живем «субботней» жизнью. В дни увольнений ты, возбужденный, взвинченный до предела, являешься ко мне, мысли твои не идут дальше постели, а затем отправляешься в пивную. Когда же я противлюсь, ты повторяешь одно и то же: «Кто такой Петер? Гость конца недели. Чего с ним считаться?..» Если бы ты, мой дорогой, умел понять и почувствовать, как я старалась уловить твое настроение! Но ты ничего не замечал.

А сколько раз бывало так, что мне хотелось пойти с тобой к Кристи, когда ты приходил ко мне, и начинался скандал! Отчего ты не понимаешь, что общение с людьми мне тоже необходимо? Правда, на эту тему мы с тобой ни разу не говорили. Мое упущение. Последняя наша встреча подвела меня к выводу: так не может продолжаться. Поэтому я предлагаю тебе, нет, не предлагаю, а просто сообщаю о нашем разрыве. Когда у тебя будет очередное увольнение и если ты захочешь меня видеть после этого письма, мы можем еще раз встретиться.

Но не думай, что я буду ждать тебя. Мне хочется жить своей жизнью, а это не исключает, что я влюблюсь в кого-то вновь. Сейчас, по мужскому скудоумию — прости мне эти грубые слова, — ты подумаешь: она завела нового парня. Это не так. Я хотела бы остаться сама собой, а не просто подлаживаться под чей-либо постельный ритм.

Дорогой Петер, надеюсь, ты понял все. И не пытайся переубедить меня.

Желаю тебе всего хорошего.

Петра.

О господи, еще и это! Все под откос!

В первый момент меня охватило не смятение, нет, я бы даже сказал, страх. Но на смену этому чувству пришла ярость. Пропади ты пропадом со своим Марко или другим, не знаю, как его зовут! И будь счастлива! Обойдусь как-нибудь! Мне не нужны ни Петра, пусть валяется в постели с другими парнями, ни Вилли, который якшается с коммунистами! Но Йорг! Как быть с ним? Он нацист? Нужен ли он мне? Скорее, я нужен им. Так подождите, я всем вам еще покажу!

* * *

Занятый своими мыслями, я сидел верхом на шестиметровой трубе и обрабатывал ее край металлической щеткой, готовя к сварке. Конечно, с большим удовольствием я расчесывал бы волосы Петры. Я водил бы головной щеткой осторожно, нежно. Ты чего, Петра? Я ведь не делаю тебе больно. Это ты причинила мне боль, а не я тебе. Как хотелось бы, чтобы ты хотя бы чуть-чуть меня любила. «Немножко опоздал, — ответила она. — Раньше надо было думать».

В бешенстве я ударил щеткой по трубе. «За что ты меня лупишь, Петер? — спросил Вилли. — Все, что произошло и происходит, ты заслужил». — «Ты не друг, выродок!» «Как ты сказал?» — спросил Вилли. «Да, ты выродок!» — жестко бросил я ему в лицо. «Так, так, старик! Врежь ему, — подначивал меня Йорг, который откуда-то вынырнул. — Вперед, на коммунистов!» «Пошел к черту, ты и сам хорош, хотя бы потому, что затеял всю эту историю с шампанским в корытце!» «А что ты хочешь, у нас свои особые методы». Подожди же, Йорг, ты еще получишь от меня сполна!.. Погруженный в свои безумные мысли, я зачищал для сварки край трубы.

— Когда протрешь трубу насквозь, доложи, Крайес, — прервал мой бред унтер Шонау.

— Что случилось?

— Ничего. Просто ты целую вечность сидишь на трубе и все зачищаешь и зачищаешь. Может быть, решил сделать дырку?..

— Оставь меня в покое!

Я поднялся и толкнул трубу ногой. Она медленно покатилась по крутому откосу к складу, где мои коллеги укладывали трубы в штабеля. Этот прием родился сам собой, хотя подобные действия противоречили инструкциям. По установленному порядку, трубы следовало сносить на руках. Но новый метод был более прогрессивным. Конечно, он имел следствием то, что на трубах появлялись кое-какие дефекты, но нас это мало волновало. В самом деле, за каким чертом зачищать все эти обрезы, складывать в ровные штабеля все эти трубы, если завтра придут новобранцы и начнут, по тем же приказам, разбирать их? Когда подкатилась для зачистки очередная труба, я просто столкнул ее под откос.

Гори все огнем! Нет никакой мочи!

«Смотреть в оба, — приказал Йорг. — Информировать о настроениях в казарме…» О чем, собственно, я должен информировать? О том, как Бонес насаживает соединительные кольца или Майер смазывает золотники? С большим удовольствием я написал бы репортаж о нашем гигантском «матраце» — складывающемся резервуаре для воды. Пятеро солдат прочистили его щетками и промыли, и он лежал под солнечными лучами, подсыхая.

— Смотрите, чтобы в нем ни капли воды не осталось, прежде чем начнете скатывать, — предупредил Шонау. — Иначе вода сразу же протухнет…

Матцерат аккуратно протирал огромные резиновые квадраты и посыпал их тальком. Потом мы впятером принялись закручивать «матрац» в рулон.

Работа была уже наполовину сделана, как вдруг Энкерс из команды технического обслуживания, только что закончивший мыть грузовики, забросил на плечо шланг, и на «матрац», так заботливо нами просушенный, выплеснулось целое ведро воды.

Мы только обменялись взглядами, ни слова не сказали друг другу и продолжали скручивать «матрац», как будто ничего не произошло.

Но донесения по подобным сюжетам тебя, конечно, не интересуют, Йорг? Тогда чего же ты ждешь от меня?

Неделей позже я подучил письмо от Винтерфельда. Не сразу разобрался, что писал именно он, так как адрес на конверте не был указан. Но я догадался.

«По прочтении немедленно уничтожить», — так начиналось письмо вместо обычного обращения. Меня освобождали от обязанностей казарменного корреспондента, рекомендовали сосредоточиться на учебном процессе, чтобы лучше подготовиться к выполнению более ответственных задач. В остальном я должен был ожидать последующих приказов для участия в намечаемых акциях, которые состоятся на следующей неделе.

Приказ я получил через ефрейтора первой роты, когда мы возвращались из пивной. Он сунул мне в руки сложенный листок.

«Пункт сбора в 23.00 в пивной «Тальбрюкке» в Ронсдорфе. Одежда гражданская. По прочтении немедленно уничтожить».

Что они еще придумали? Новую кражу оружия или что-то другое? А если не пойти? Тогда они вытащат меня в следующий раз. Лучше пойти теперь. По крайней мере, буду знать, что они замышляют.

Я пытался внушить себе, что предстоящее ночное предприятие будет совершенно безобидным. Но мне это не удавалось, и поэтому во время занятий на курсах внимание мое отключалось от лекций. Не лучше ли отправиться в полицию и рассказать обо всем, пока дело не приняло более крутого оборота? Но может получиться и так, что во время операции нас не застукают. А по окончании службы в бундесвере я вообще не буду встречаться с этой падалью. Но Йорг! Он же живет по соседству. Значит, и на гражданке продолжится вся эта кутерьма? Проклятие!

Вечером я отправился на встречу. Почему? Возможно, потому, что в послании недвусмысленно говорилось: «Не может быть никаких уважительных причин для неявки». Слушаюсь, господин командир! Слушаюсь, лейтенант Винтерфельд!

* * *

— Собирай игрушки, Петер. Пора накрывать на стол.

— Как, мама, уже?

— Да, почти половина седьмого.

— Но я не хочу есть. И домик не построил.

— Достроишь потом. В половине седьмого все должны быть за столом. Ты же знаешь.

— Я не хочу!

— Что значит «не хочу»? Придет отец, он тебя проучит… «Не хочу»…

Когда пришел отец, я действительно получил две оплеухи, справа и слева.

— За стол! И чтобы я никогда больше о подобном не слышал! Если тебе говорит что-то мать, ты должен неукоснительно повиноваться. Понятно?

— Но я пока не хочу.

— Никаких «но»! За стол! А нет — в постель!

Моя первая попытка продлить время игр за счет сидения за столом закончилась полным крахом. Оплеухи надолго запомнились.

Но я предпринял еще одну попытку. Помнится, сооружал башню из кубиков и не ощущал голода, как и тогда, когда мне попало. Другими словами, не было необходимости садиться за стол. Однако эта попытка закончилась еще более печально, чем первая. Меня выпороли и отправили спать. Выплакавшись, я почувствовал зверский голод, но, естественно, никто и не думал меня кормить.

Тут-то я и решил изменить стратегию: если моим родителям нравится, когда я ем, тогда буду есть. — Мама, есть хочу, так хочу…

— Есть? Но ведь до половины седьмого еще целый час!

— А я так проголодался…

— Потерпи немножко, скоро отец придет из магазина.

— Но я хотел бы сейчас что-нибудь проглотить! — И я не врал, потому что действительно испытывал голод.

— Перестань ныть. Скоро сядем за стол. Клаус придет к половине седьмого.

— Не хочу «скоро»! Дай сейчас!

И я снова получил две оплеухи, на сей раз от матери. Когда же пришел отец, то досталось по затылку и от него. Нет, я решительно, не понимал взрослых. Получалось так: если я не чувствовал голод, то должен был есть, а когда у меня от голода подводило желудок, есть мне не давали.

Что же делать? Долго я размышлял над этой проблемой, и вот в один прекрасный день решение пришло само собой. Едва мать начинала накрывать на стол, я собирал все свои игрушки, усаживался на свое место, поджидал остальных, а с их появлением громко объявлял:

— Я так проголодался!

Чаще всего это не соответствовало действительности. Но отец и мать, я это видел, были довольны.

— Чудесно, Петер, приятного тебе аппетита. Что тебе положить?

Немало было вечеров, когда меня после ужина рвало, поскольку я переедал. Но я утешал себя тем, что такое развитие событий приведет меня в конце концов к желаемому эффекту.

«Что, наш зайчик опять проголодался?» Зайчик! Для них я был зайчиком, который должен делать то, что они хотят. Независимо от моих желаний. В противном случае — порка. И я хорошо усвоил этот их принцип.

Бывали, конечно, и исключения из правила, но в целом этот принцип срабатывал безупречно. Настолько безупречно, что, когда мне исполнилось 15, а затем 16 лет, в половине седьмого я неизменно сидел за столом. Однокашники нередко подсмеивались надо мной и уговаривали:

— Останься. Жареной картошкой и здесь можно перекусить.

— Нет, я должен пойти домой. Но я сразу же вернусь.

* * *

В пивной в Ронсдорфе события развивались стремительно. Группа собралась в полном составе.

— Оставим черномазым наши визитки на память, — злорадствовал Вернер.

Всей группой мы направились в Фовинкель. Около полуночи остановились у длинного деревянного барака.

— Черт возьми, окна не занавешены. Значит, никого нет дома. — В голосе Вернера звучало разочарование.

Винтерфельд до сих пор молчал. Так же молча он подошел к багажнику машины, достал бутылки, запасную канистру.

— Ну-ка, держи! — Он начал наполнять бутылки бензином. — Каждому по бутылке! — приказал Винтерфельд. — Я поджигаю, выбирайте окно и швыряйте в него эту штуковину. Ясно?

Винтерфельд чиркнул своей зажигалкой — и сразу же десять бутылок, наполненных бензином, полетели с зажженными фитилями в окна барака. Один я продолжал держать свою бутылку в руке. Все уставились на меня, а Клаус прорычал:

— Бросай же! Или струсил?

Винтерфельд взглянул на часы, как-то безучастно сказал:

— Через три минуты здесь появится пожарная команда. Хочешь ей помочь?

Но я все еще раздумывал.

— Поглядите-ка на этого подонка! — выпалил Франк. — При первой же боевой проверке спасовал!

И тут я бросил свою бутылку, но придал ей такое направление, что она упала у самой стены.

— Пустой номер, — буркнул Франк.

Не включая фар, мы рванули по той же дороге назад. За спиной поднималось огненное зарево.

— Эх ты, слабак, — подначивал меня Франк. — С десяти метров не можешь попасть в окно.

Винтерфельд при этом улыбнулся.

Когда у пивной я вышел из машины, он сухо бросил:

— Сделаем небольшой перерыв. Учись прилежно, чтобы стать настоящим командиром взвода. Мы сами дадим о себе знать…

Выпив в тот вечер полбутылки водки, я все же не мог уснуть. Перед глазами снова и снова возникали сполохи взрывов, я слышал, как бутылки разбивают оконные стекла, и представлял себе людей, оказавшихся в море огня и мечущихся в поисках выхода. Мне рисовались пожарники, выносящие обгоревшие трупы. Да, я не бросил свою бутылку в окно, но разве это оправдывает меня?

Вот так безобидный солдатский союз, вот так хорошие ребята…

Кого судьба обрекла быть в ту ночь в бараке? Надеюсь, они спаслись. Трудно представить, что там творилось. А может быть, барак был безлюден? Скорее всего. Иначе эти свиньи не осмелились бы бросать свои зажигалки.

Утром по радио передали информацию: двое вьетнамцев погибли в огне в результате поджога общежития в Фовинкеле.

Я подал рапорт о болезни. У меня действительно была повышенная температура. Неделю я провалялся в лазарете. Все и вся опостылели мне. Солдатский союз, Петра, Йорг, Винтерфельд, мои родители, я сам. Я ничего не ел, пил только чай. Больше ничего не хотелось. При воспоминании о летящих бутылках с бензином мое тело начинала бить лихорадка, я пытался представить лица сгоревших, которых никогда не видел. Санработники не знали, что со мной делать, они считали, что у меня нервный шок, и были откровенно рады, когда, провалявшись неделю, я встал и заявил, что хочу вернуться в роту.

— Сапер Крайес!

— Я, господин капитан!

— Ко мне! Быстро!

Я рванул к Радайну, от которого меня отделяли метров тридцать.

— Сапер Крайес по вашему приказанию явился!

— Хорошо. Повторите задание на следующее занятие.

— Слушаюсь! Я беру с собою 200-граммовую шашку тринитротолуола, запал, шнур и спички, выдвигаюсь к объекту и…

— Достаточно. Не надо о том, куда вы выдвигаетесь. Как вы подожжете шнур?

— Ах, шнур… — Внутренне я напрягся. В руках почувствовал дрожь, поскольку мне опять вспомнился барак в Фовинкеле. — Я беру в левую руку большим и указательным пальцем спичку и прикладываю ее к сердцевине шнура. Затем резко провожу головку спички по покрытой серой поверхности коробки, температура вспышки вызывает зажигание черного пороха в шнуре, что приводит затем к взрыву шашки. За это время я занимаю место в укрытии… — Все вызубренное теоретически я, кажется, повторил без единой ошибки.

— Проверим на практике, — сказал капитан. — Начинайте!

Я старался действовать по всем правилам, но руки мои дрожали. Все же удалось осторожно протолкнуть шнур в зажим взрывателя, уложить взрывпакет в подготовленное углубление. С третьей попытки мне удалось поджечь шнур.

Тут-то все и произошло: видимо, от волнения я уронил коробку спичек. Попытался ее поднять, но услышал голос капитана:

— В укрытие!

— Надо забрать коробку, — строптиво ответил я. Рывком высвободился из его рук, удерживавших меня, схватил коробку, бросился за земляной вал и упал на землю. В этот момент раздался оглушительный взрыв.

— Что за представления вы устраиваете, сапер Крайес? — Первое, что я смог воспринять после взрыва, был голос капитана Радайна. При этом он комично растягивал буквы «и» и «о». — Не собираетесь ли попасть в число героев?

— Так точно… Никак нет, господин капитан! — Я понимал, что офицер прав, но не мог объяснить ему, почему у меня задрожали руки. А что касается коробки спичек, моего безумного рывка, то ничего этого я не смог бы объяснить в тот момент самому себе.

— Зарубите на носу, Крайес! — продолжал орать офицер. — Команды, которые я отдаю, должны исполняться немедленно и точно! Если я приказываю «В укрытие!», вы должны быть в укрытии! И никаких размышлений при этом! Никаких! В бундесвере не размышляют! А если и размышляют, то только в таком порядке: вначале думаю и принимаю решения я, а потом вы. Понятно?

Я настолько хорошо понял его, что в тот вечер добровольно, без всякого приказания вычистил его сапоги и выгладил обмундирование.

Всю неделю шел снег. Задул сильный ветер. Даже человек с хорошим зрением ничего не увидел бы за метелью, а что же тогда сказать обо мне? После занятий подрывным делом начались учения по сооружению складских помещений.

Привести в готовность емкость — разобрать емкость! Это означало закрутить семь тысяч гаек и раскрутить семь тысяч гаек. А ключей-автоматов не хватало, приходилось работать вручную. Получалось так, что по очереди каждый из нас принимал на себя роль отделенного, отдавал команды, подстегивал работу, руководил. Наконец в этой роли пришлось выступить и мне. Я командовал отделением, пока мы не направились к ротной казарме. Все насквозь пропитались потом и мечтали только о горячем душе и теплой постели.

У здания казармы мои подчиненные остановились, и я негромко скомандовал:

— Можно разойтись…

Парни хотели разойтись, как вдруг раздался голос капитана Радайна.

— Сапер Крайес! — Он прямо захлебывался от злости. — Что вы себе позволяете?! Не знаете, как распустить строй? Тогда я вас научу! — Быстрым шагом он подошел к нам. — Первое, что вы должны сделать, когда отделение подходит к казарме, это выстроить людей в шеренгу! Поняли?

Я промолчал.

— Вы поняли? — заорал он на меня.

— Так точно, господин капитан!

— Тогда продолжим. Смирно! — скомандовал он отделению, которое не очень-то разобралось в том, ругает он меня одного или всех нас. — Равняясь! — Радайн выждал лишь мгновение, чтобы его приказ был исполнен. — Смирно! Вольно! — Он снова обернулся ко мне: — Вот теперь люди стоят, как положено по уставу, скажите им, как они исполнили сегодня задание — хорошо или не очень.

— Об этом я мог бы сказать завтра утром. Люди устали, они хотят спать. Если мы простоим здесь, на сквозняке, многие заболеют, — попытался я возразить ему.

Глаза Радайна настолько округлились, что, казалось, готовы были выскочить из орбит.

— Кончайте с вашими гуманными бреднями! Знаете что, Крайес? Вы совершенно не военный тип человека. Вы хотите стать унтер-офицером, а затем, как я слышал, капитаном. Какой из вас, к черту, вояка, если вы бросаетесь за коробкой спичек, рискуя жизнью, а здесь разыгрываете роль медсестры?! Ищите свое счастье в службе «Скорой помощи» по телефону, а не в бундесвере! Смирно! — вновь скомандовал он моей группе. — Разойтись по комнатам!

Он сделал четверть оборота на своих изящных каблуках. Небрежно, но четко. И направился к себе, не удостоив меня даже взглядом.

Я смотрел ему вслед тупо, бездумно. «Вы совершенно не военный тип», «гуманные бредни» — эти слова все еще звучали в моих ушах. Я пытался понять, что же произошло? И какие будут последствия? Меня исключат из числа курсантов? Это был бы лучший исход. Вернуться в роту? Не начав занятий на курсах?

Не отдавая отчета в своих действиях, я поднялся по лестнице и был очень рад, что никто не повстречался мне по дороге.

Милый сын!

Как твои дела, хватает ли тебе еды? Известно ли, когда начнется судебный процесс, или тебя выпустят на свободу, не дожидаясь его начала? У нас в деревне только и разговоров, что о процессе. В газете об этом писали, Из редакции приехал какой-то тип и хотел заполучить твои фотографии. Папа его сразу же выгнал. Не знаю, правильно ли он поступил. Они собираются написать в газете и о папе.

Кое-кто из соседей ведет себя непонятно. Зашла я в лавку к мяснику, так все покупатели уставились на меня, когда я покупала эскалопы. Правда, никто слова не сказал. Все от меня шарахаются, как от чумной. Отошли в сторонку, а когда я выходила, даже расступились. Как в старые времена, когда кого-то прогоняли сквозь строй. Папа пошел к парикмахеру, ты знаешь его, это отец Калле. Вернулся, говорит: «Чего только не наслушаешься в наше время». А молочник высказывался в твою защиту. «Что за порядки? — возмутился он. — Молодых немецких солдат, готовых защищать отечество, сажают в тюрьму. А проклятые итальяшки, ворующие в лавках товары, ходят на свободе». Молочник дал мне бесплатно двести граммов голландского сыра. «Для вашего Петера, — сказал он. — Я знаю, что он любит сыр».

Хотела бы еще спросить тебя: что у тебя было с Йоргом на самом деле? Из того, что написано в газетной заметке, ничего не понять. Правда, что Йорг нацист? И ты тоже? Почему же тогда он убит? И убит своими же? Что ты тут ни при чем, я уверена. Но почему же они арестовали тебя? Мой мальчик, что с тобой происходит? Сынок, что будет с твоей работой? Учителем тебя теперь наверняка не возьмут. Чего же ради мы все эти годы экономили каждый пфенниг? И знаешь ли ты, какое горе причинил своим близким? Нам придется съезжать с квартиры, потому что только о нас все вокруг и судачат.

Петер, как могло случиться все это?

Будь здоров, твоя мама.

Папа просил передать, что на пятницу он нашел человека, который поторгует вместо него в лавке. Стало быть, в пятницу мы приедем навестить тебя.

«И знаешь ли ты, какое горе причинил своим близким?» — пишет мама. С ума сойти! Я сам еще не знаю, почему доставил им такие неприятности. Но они думают только о себе и о том, что о них говорят в деревне. Разве я сидел бы сейчас за решеткой, если бы заранее предвидел, как и чем все это может обернуться? Только сейчас я начинаю понимать, что к чему.

Передо мною словно возникла огромная мозаичная картина, которую надо сложить из отдельных камешков. А как это сделать? Горсть камней бросает мне под ноги Йорг, другую Вилли, о Петере я уж и не говорю. И пару грузовиков с мозаичными камнями шлет родное федеративное государство. Итак, рядовой саперных войск Крайес, извольте сложить из всего этого картину. И только-только я начинаю что-то складывать, как является некто и разрушает мое творение. Радайн ведь тогда сказал: «Вы совершенно не военный тип человека!» Вот так! Мечта моя об офицерской карьере оказалась блефом. Но хотел ли я на самом деле стать настоящим военным? И какие качества нужны для этого?

Предмостные укрепления, ловушки, заряды двухсотграммовых шашек взрывчатки, дымовые завесы, мосты, балки, осколочные противопехотные мины натяжного действия, колючая проволока, устав, право жаловаться, мостовые конструкции, переброска нефтепроводов, подсоединение к взрывчатке, противопехотные мины нажимного действия, противотанковые мины, автозаправочные станции, станции проверки давления в баллонах, обозначение минных полей…

Продолжаю вспоминать всю эту галиматью: походные песни, строевые занятия, учебные карты, стрельба из ПТР по танкам, переливание и перекусывание проволоки, обезвреживание ежей, мотков колючей проволоки, упражнения по метанию гранат…

Потом начальство заводит речь о беспрекословном подчинении, о том, что командир знает все лучше всех, о дезертирстве и подъеме по тревоге и о многом другом. Затем начинается разборка станкового пулемета, проверка готовности номер один, проверка обмундирования, строевые занятия. И — наряды, наказания, дисциплинарные взыскания, отправка на гауптвахту, бритье наголо, проверка, вычищена ли обувь, подъем для проверки и приведения в порядок своих личных вещей… И — разговоры о дисциплине, дисциплине, дисциплине…

Зачем все это? На случай войны? Но как и когда это произойдет? Или нас готовят к тому, чтобы убивать людей? А в чем же тогда разница между бундесвером и нацистской группой Винтерфельда?

Ну ладно, я знаю, что теперь мне придется получить срок, потому что в школе я не сумел понять, в чем смысл нашей демократической армии — бундесвера. Вот почему я сравниваю ее сейчас с бандой поджигателей, совершающей налет на общежитие иностранцев. Ну ладно, люди, я понял. Но скажите мне: какое отношение имеет к демократии все, чему нас учат здесь, в бундесвере? А на стрельбах?! В кого мне прикажете стрелять — в деревянные мишени? Чего ради? А приказы! Какие они нам отдают приказы! Начиная от приказа чистить утром зубы до приказа отказать в увольнительной, если унтер-офицер заметил на рубашке пятнышко у кого-нибудь из тех, кто построен в пятницу для отправки домой на субботу и воскресенье.

Почему я вообще пошел служить в бундесвер добровольцем? Некоторые из моих сверстников не захотели выбрать такой путь. А я пошел, когда меня призвали, прямо из института и больше не думал о своем решении. Не думал я и тогда, когда Йорг начал рассказывать мне о своих националистических штучках. Я просто делал все, что мне говорили. Кто бы ни говорил…

Это началось, когда они послали меня в гимназию. В один прекрасный вечер к нам домой явился преподаватель Мертенс. Посидел, поболтал в гостиной с родителями, а потом позвали меня. Мертенс предложил мне решить несколько задач по арифметике. Что-то про орехи, которые надо было умножить на энное число. Ответами он был доволен. Опросил, собираюсь ли я в гимназию. Я увидел серьезные лица родителей и почувствовал, что для них это важный момент в жизни. Иметь в семье человека с образованием? Это, безусловно, было бы еще одной победой в семье Крайесов. Один дед — шорник, другой — мельник. Отец — часовщик. А сын со временем получит институтский диплом.

Мне институтская карьера была не по душе. В школе остались все мои друзья. Только несколько человек из нашей деревни Альсвайлер пошли в гимназию — сыновья врача и аптекаря. Я их терпеть не мог. Словом, я задумался и повесил голову.

— Ну-ну, видите, он согласен! — заявил учитель Мертенс. — Вы видели, он кивнул! До свидания, фрау Крайес. Спасибо, господин Крайес. До завтра, Петер!

Так я стал гимназистом. Отметки у меня были не блестящие. И переход в старшие классы гимназии давался мне с трудом. Но аттестат есть аттестат. Его у меня никто не отнимет.

«Знаешь ли ты, какое горе причинил своим близким?» Я знаю, я хотел оправдать их ожидания. Я был послушным сыном. Я послушно играл по воскресеньям в футбол за первую команду, одетую в красно-белые футболки.

Никаких проблем у них со мной не было. Я был послушным сыном, послушным солдатом. Таким, каким меня хотел видеть капитан Радайн. Я оправдывал до поры до времени все ожидания. И мои начальники чувствовали мое послушание, когда проявляли свою власть. Всякое доброе дело должно быть вознаграждено. Почему же у меня ничего не получилось?

— У вас аттестат об окончании гимназии, Крайес, — заявил мне во время перекура Радайн. — Вы должны знать многое, что происходит за воротами нашей казармы. Проведите-ка у нас следующее занятие по текущей политике. Какие сейчас самые актуальные события? Ну вот, например: «Значение директивы 59 в рамках НАТО». Когда вы сообщите фактические данные, я выступлю с комментариями — раскрою международный характер этого документа и расскажу о попытках Москвы противостоять нашей стратегии.

Черт возьми! Чтобы я выступил с докладом на политическую тему? Сделать реферат еще куда ни шло, но рассуждать о политике? Политика всегда была моим слабым местом. С горем пополам состряпал я информацию на тему о внешнем соотношении сил. Но выступить с докладом по конкретной политической теме? Нет. Может быть, Радайн хочет устроить мне проверку — все ли я правильно скажу? Или он решил дать мне шанс для продвижения по службе? Нет уж, увольте!.. Постепенно я пришел к мысли о том, что надо подготовить реферат, а не доклад.

Итак, Радайн, я подготовлю реферат, но ты еще удивишься, когда услышишь, что говорит сапер Крайес!

* * *

— Как дела, Петер, готов твой доклад? — поинтересовался Маттиас, которому предстояло сделать сообщение о противопехотной осколочной мине. — Понимаешь, у меня ничего не получается. Не мог бы ты мне помочь? Ты ведь способный.

Еще один уверовал в мои способности!

— Ну, давай посмотрим, что там у тебя? — снисходительно ответил я. — Что ты затрудняешься изложить?

— Да уж очень гнусная штука эта осколочная мина. Ты бежишь по местности, не видишь тросика-взрывателя. Но вот ты задел его ногой, мина приподнимается примерно на метр от поверхности земли и взрывается. Она разбрасывает осколки и в радиусе ста метров поражает насмерть. Убежать некуда; даже если бросишься на землю, конец один.

— Ну и что? — спросил я Маттиаса. — У тебя-то в чем загвоздка, что не получается?

— Я никак не найду подходящего сравнения, чтобы показать, как действует эта мина. Как опрыскиватель белья или как дождевальная установка?

— Нет, такое сравнение не пойдет. Мина — это не опрыскиватель белья.

— Надоел мне этот проклятый Радайн с его вечными докладами и сообщениями, — простонал Маттиас. — Скоро мое терпение лопнет, не могу больше слушать его. В самом деле, неужели нет ничего важнее для военной подготовки?.. Попрошу внимания, господа, — передразнил он Радайна. — Когда я проходил военное обучение, мне дали однажды тему в самый последний момент, времени на подготовку не оставалось. В тот вечер мы все вместе сидели за пивом. И вот заходит наш инструктор и говорит: «Сидите, сидите спокойно, ребята, не буду вам мешать. Кстати, ефрейтор Радайн, чуть не забыл сказать вам: завтра на первом уроке вы сделаете сообщение о принципах действия базуки». Вот и пришлось мне корпеть всю ночь, готовить доклад. Так бывало в наше время, господа…

Эту байку мы слышали от Радайна сто раз. Подражая Маттиасу, я тоже попытался передразнить Радайна.

— Господа, — начал я радайновским голосом. — Сейчас перед вами выступит известный новатор, автор новых методов обучения в бундесвере сапер Крайес. Он прочитает вам один из своих широко известных докладов. Сегодня тема его доклада — саперный гвоздь, сокращенно — сапергвоздь. Прошу, господин Крайес… — Я откашлялся: — Итак, сапергвоздь. Он состоит из трех частей: а — шляпка, бэ — стержень, вэ — острие. Все три части взаимосоединены в вышеназванной последовательности, так что спутать их трудно, да и вообще такое случается редко. Материал, из которого сделан сапергвоздь, — качественная крупповская сталь, закаленная, пожалуй, сильнее даже, чем вы, мои господа! Ха-ха-ха, простите за маленькую шутку… Итак, переходим к использованию сапергвоздя. Большинство поступает неправильно, забивая гвоздь просто так, не по науке. Прежде чем приставить сапергвоздь к тому месту, куда вы хотите его забить, поверните гвоздь острием вверх, — видите, как важно знать расположение всех трех основных частей гвоздя! — поставьте шляпкой на твердый предмет и несильно ударьте 300-граммовым молотком по острию. Только после этой процедуры верните гвоздь в исходное положение и короткими, но энергичными ударами забивайте его в дерево. Вышеописанный метод позволит избежать растрескивания дерева в месте забивки сапергвоздя… Надеюсь, господа, все вы точно зафиксировали основные данные о гвозде, поскольку завтра мы будем писать сочинение на эту тему. Благодарю за внимание…

Маттиас заржал от восторга:

— Ну ты силен говорить, старик! Если бы мне такой талант, я бы подал документы на конкурс по замещению вакантной должности доцента в академии бундесвера. Сапергвоздь! Это надо же додуматься! — Маттиас долго не мог прийти в себя от восхищения.

Сначала я хохотал вместе с ним, потом призадумался над его словами. А может, и вправду это идея? Раз уж не очень получается у меня изучение практической работы сапера, может быть, попросить перевода туда, где требуется в основном применять умственные способности?..

Дежурный сержант прервал размышления командой:

— Рота, на построение — выходи!

* * *

О сапергвозде рассуждать было легко, это была тема, далекая от политики. А вот директива 59 — орешек покрепче. Целый день я листал газеты и не нашел о ней ни слова. Спросить, что ли, у Вилли? Тот здорово разбирается в политике.

Впрочем, какой же я дурак! Да разве можно обращаться за советом к Вилли? Ведь он коммунист, я чуть не забыл об этом. И как мне только в голову пришло такое — просить совета у Вилли?! Нет, к Вилли я не пойду. Нетрудно представить себе, что получится из моего реферата, если материал для него мне даст такой человек, как Вилли.

Но где же мне взять исходные данные по теме? Придется зайти в библиотеку. Недавно я видел там пару новинок — что-то вроде информации для солдат. Или подойти к обер-фельдфебелю Фёрстеру, у которого хранятся все уставы, наглядные пособия, описания оружия и прочие материалы, используемые на уроках в казарме?

Незадолго до окончания рабочего дня я заглянул к Фёрстеру. Оказалось, и у него ничего нет. Вот незадача!

Я уже хотел отправляться восвояси, когда в комнату заглянул лейтенант Винтерфельд, чтобы взять у обер-фельдфебеля настенную карту для занятий. При его появлении я инстинктивно отступил на шаг.

— Что, господин будущий лейтенант? — с видом заговорщика непринужденно обратился он ко мне. — И у вас проблемы с теоретической подготовкой? Небось не нашел для вас подходящей книжки этот старый жеребец Форстер?

Обер-фельдфебель фыркнул:

— Ох уж этот Винтерфельд! Ни шагу без шутки-прибаутки.

Винтерфельд кивнул в сторону Фёрстера, словно хотел сказать: «Ну, вот видите, правильно я окрестил его старым жеребцом».

Я рассказал Винтерфельду о предмете моих поисков.

— Только-то и всего! — засмеялся он. — У меня как раз есть вырезка об этом из газеты «Франкфуртер альгемайне цайтунг». Автор — Вайнштайн. Я собираю его выступления, потому что он здорово разбирается в политических тонкостях. Если обещаете вернуть статью, могу дать вам ее на время, сапер Крайес.

Слава богу, материал найден! Это было как раз то, что надо для доклада. Я сел за столик в буфете, заказал стакан пива и посмотрел на вырезку. Заголовок гласил: «Становится ли угроза войны снова вероятной?» Статья была подписана довольно необычным именем — Адельберт Вайнштайн. Но автор, кажется, знает толк в своем деле. Вот это место: «Выборочный атомный удар». Это то, что мне надо. «Директива 59 усиливает устрашающее действие на противника». Видимо, это подойдет как заголовок для моего реферата. Я не понял только, почему в конце статьи Вайнштайн заговорил о коммунистах. Ведь статья посвящена новой западной стратегии, если я правильно разобрался. Наверное, новая стратегия есть и у русских? Да, но почему тогда директива 59? Я бы понял, если бы была директива 80, поскольку сейчас 1980 год. Меня об этом наверняка спросят, когда подготовлю реферат. Может, добавить к пиву стопочку шнапса для просветления мозгов?

Я как раз собирался встать и подойти к стойке, как вдруг перед моим столиком очутился Вилли.

— Привет, старик. Извини, что я, разговаривая с тобой, прикрываю рот платком. Это чтобы не заразить тебя.

— А что; ты заболел?

Я совершенно забыл о своем намерении впредь не обмениваться с Вилли ни единым словом.

— Да нет, не заболел. Но ты же знаешь, какая зараза исходит от нас, коммунистов. Еще заразишься, а потом будешь обвинять меня в том, что я своевременно не предупредил тебя об опасности инфекции.

Я едва удержался, чтобы не расхохотаться.

— Чего ты, собственно говоря, боишься?

— Я? Ничего не боюсь. Чего я должен бояться?

— Последнее время ты избегаешь меня. Перед всей казармой заявил вслух, что не желаешь иметь со мной никаких дел. А почему? Не знаешь! О пре-е-красный Вестервальд, эвкалиптовая роща! — пропел Вилли. — И все же скажи, чего ты боишься?

Я подумал: «Не знаю». Я действительно этого не знал. Перед самим Вилли я никакого страха не испытывал. Пожалуй, я просто побаивался коммунистов вообще.

— Может быть, ты боишься коммунистов? — Его вопрос попал в самую точку. Однако я ответил:

— Не выдумывай. Я уже сказал тебе, что вообще никого не боюсь. Ни тебя, ни кого-либо другого. Понял?

— Ну хорошо, значит, я ошибся. А скажи, что это ты читаешь?

— Мне надо подготовить реферат.

— О чем? — Вилли заглянул в статью. — Ну и ну, Вайнштайн! Значит, у этого господина ты набираешься ума-разума?! При Гитлере он служил в генштабе, а у нас в Федеративной Республике он полковник в отставке. Взглядов своих не меняет. Если уж возьмется описывать ту или иную проблему в «Франкфуртер альгемайне» или другой газете, обязательно выскажется до конца. Этот тип еще в пятидесятые годы требовал вооружения бундесвера стратегическим атомным оружием. Спустя пару лет вместе с генеральным инспектором бундесвера Треттнером он добивался, чтобы на границе с ГДР был заложен минный атомный пояс. А сейчас какие идеи высказывает господин Вайнштайн? «Надо выбить наступательное оружие из рук противника», — процитировал Вилли, заглянув в статью. — А это означает не что иное, как нашу готовность к наступлению. Интересно, кто дал тебе эту вырезку?

— Лейтенант Винтерфельд, — тихо сказал я.

— Ах вот оно что! Господин лейтенант, стало быть, тоже из этого гнезда. А тебе известно, что неонацистская партия выставляет Винтерфельда кандидатом на выборы в бундестаг? Вероятно, знаешь ты и о том, что он хочет создать из солдат бундесвера военизированную организацию. И раз уж Вайнштайн к тебе подбирается, то, стало быть…

Мне сделалось не по себе, когда Вилли сказал это, но я постарался не показать виду. Только откуда ему все это известно?

— Готов спорить, что к нападению на общежитие эмигрантов в Фовинкеле приложил свою лапу Винтерфельд. Разговоры о том, что этот акт организовали одиночки-террористы, только для дураков. Тут замешаны неофашисты, эти свиньи.

Голос мой дрожал от волнения, когда я попытался переключить внимание Вилли на статью.

— Оставим это происшествие в покое. Хотелось бы знать, что ты думаешь о содержании статьи. По-моему, все тут изложено правильно. Ведь если вести войну с выборочными целями, убитых будет меньше, а это уже кое-что! Разве не так?

— Ну вот видишь, — ответил Вилли. — Тут уже речь идет не о двух убитых, как было в деле с поджогом общежития, а об ограниченной атомной войне. Ничего себе прогресс, а? И каким количеством убитых ты собираешься ограничиться? Десять миллионов? Или на миллион больше?

* * *

…А теперь, уважаемые дамы и господа, слушайте репортаж о финальном бое боксеров сверхтяжелого веса. Вилли Бартельс, как вы знаете, вызвал на поединок чемпиона Лутца Винтерфельда. Судит матч всемирно известный рефери Петер Крайес. Вы, наверное, знаете, дорогие слушатели, что Винтерфельд — уже давно звезда первой величины среди боксеров своего класса, а его соперник пока еще не очень известен широкой спортивной общественности…

Итак, первый раунд начинается. Претендент стремительно наступает. Винтерфельду с трудом удается отбивать град ударов. Брэк! Господин судья, почему вы не разводите противников? Вам следовало бы развести их. Но посмотрим, что будет дальше…

Теперь наступает Винтерфельд. Его правая добирается до подбородка Бартельса. Что? Запрещенный прием? Помилуйте, откуда вы это взяли, господин судья?

Уважаемые зрители, дамы и господа, мне кажется, судья Крайес допускает совершенно непонятные ошибки. И почему-то каждый раз в пользу претендента. Это тем более непонятно, что Крайес до сих пор считался одним из самых уравновешенных, я бы сказал, даже сдержанных в своих оценках судей.

Но вот Вилли Бартельс опять переходит в наступление. Он делает прямой выпад левой. Нокдаун! Стоп, господин судья! Почему вы ведете счет так быстро? Семь, восемь… Гонг!..

У меня складывается впечатление, дамы и господа, что мы с вами станем свидетелями грандиозного спортивного скандала. Неважно, как кончится эта встреча. Я думаю, международная федерация бокса наверняка опротестует результат и назначит новый матч. За годы работы спортивным комментатором я повидал многое, но такого, как этот первый раунд, еще не приходилось…

А вот и второй раунд… Как быстро летит время… Крайес дает сигнал к началу пятнадцатого раунда. Зрители свистят, деревянный пол сотрясается от топота ног. Оба противника яростно бросаются в схватку. Нет, это уже не бокс, это скорее похоже на американский «кэтч». А судья на ринге? Что же он делает? Он нейтрально устроился в углу и наблюдает за безобразной сценой. Да, мои дамы и господа, сказать мне больше нечего. Судья аплодирует! Он подбадривает претендента! Он подыгрывает ему. Теперь Вилли Бартельс бьет своего противника мощными направленными ударами, рассчитанными с точностью часового механизма. Винтерфельд едва-едва защищается. Да и что ему остается делать при таком необъективном судействе? Встреча для него проиграна. Вот он снова падает, а судья Крайес повисает на плечах претендента, топчущего ногами поверженного противника.

Публика неистовствует. Люди вскакивают со своих мест и бросаются с кулаками на судью, который все еще не отпускает Бартельса. Судья между тем начинает подавать резкие пронзительные сигналы своим свистком…

* * *

Раздался свисток дежурного унтер-офицера.

— Приготовиться к инспекционному обходу помещений! Приготовиться к обходу!

Ах, эта проклятая вчерашняя выпивка! Надо же, какой кошмар приснился! А ведь мне еще готовить материал для реферата. Критические замечания Билля не выходили у меня из головы. Итак, старый нацист ратует за новую войну. Наверное, тема реферата будет мне сейчас все-таки не по плечу. Может быть, Радайн даст отсрочку на полмесяца?

* * *

К моему удивлению, Радайн спокойно воспринял просьбу отложить реферат.

— Хорошо, Крайес, спасибо, что вы предупредили меня, — только и сказал он, когда я на следующее утро обратился к нему.

А я-то ожидал, что будет разнос почище светопреставления. Однако все обошлось.

— Придется обсудить пока другую тему, — сказал Радайн. — Да и времени на подготовку у вас действительно было мало. Может быть, отсрочка даже и к лучшему, потому что я смогу еще раз затронуть эту тему в рамках боевой и политической подготовки по программе маневров НАТО «Винтекс». Заметьте-ка это себе.

— Слушаюсь, господин капитан, — ответил я заплетающимся языком и поспешил покинуть помещение.

Интересно, почему он не устроил мне выволочку? Может, Радайн вообще махнул на меня рукой или предвидел заранее, что я не сумею подготовиться? Или просто хотел испытать мои способности? Чем дольше я раздумывал над этим, тем лучше понимал, что для Радайна я теперь последний человек и что теперь он не даст мне ходу. На практических занятиях я отстающий, по теории тоже не смог вовремя выполнить поручение. Значит, гуд бай, учеба на курсах! Лучше бы мне не соваться совсем. Опять мое новое начинание провалилось.

* * *

Настроение после конца рабочего дня было у меня довольно паршивое. Вечером я снова поил пивом свой внутренний голос, нашептывавший мне: «Парень, ты профукал свои унтер-офицерские курсы». Вот почему в этот вечер я вместе с друзьями поехал к Марии, что делая редко: обычно такие поездки кончались пьяной оргией. Но сейчас мне и хотелось чего-нибудь такого. Мне все было безразлично, и я решил выкинуть какой-нибудь фортель, но пока еще не знал, что это будет: свалюсь ли я спьяну на утренней поверке, сорвусь ли на пару дней в самоволку, разломаю ли сосисочный киоск или отведу душу у Марии. Для первых двух вариантов я был слабак, духу не хватило бы. Для третьего силенок было маловато. Оставался последний вариант — Мария. Коли мне не повезет, решил я, пусть не повезет. Скоро мне придется сменить в гарнизоне нашу комнату на двоих и перебраться в казарменное помещение на десятерых, опять стать рядовым сапером и копать вместе с Йоргом и Вилли траншеи для кабеля.

Мария была хозяйкой маленькой закусочной: несколько столиков, стойка, высокие табуреты, бильярд, игральные автоматы. Сосиски с соусом керри и жаренным в растительном масле картофелем, бутылочное пиво, рюмочка крепкого. Закусочная была расположена минутах в десяти езды от гарнизонных ворот в сторону Эльберфельда.

Ребята из нашей роты были там постоянными посетителями. Почти каждый вечер мы навещали Марию. Если приходилось нести караульную службу или объявлялось состояние боевой готовности, кто-нибудь, свободный от службы, ехал туда и делал заказ на то время, когда будет подана команда: «Вольно, разойдись. Можете отдыхать». Если же дежурный офицер был строг и не давал никому увольнительной, случалось, мы просто звонили Марии по телефону, и она сама доставляла все необходимое прямо в указанное место поблизости от расположения гарнизона. Фамилии хозяйки заведения никто не знал, все звали ее просто Марией. Ей было лет 40 или 50, особой красотой она не отличалась, хотя ходили слухи, что она оказывала солдатам услуги не только гастрономического характера. Пауль, мой сосед по комнате, был в это время фаворитом Марии. Он имел привилегию входить за стойку и бесплатно брать булочки, но сейчас Пауль как раз находился в отпуске.

Итак, я начал прощупывать почву, весь вечер заигрывал с Марией и опрокидывал рюмку за рюмкой. Потом, незадолго до полуночи, провел опыт: попытался украсть булочку. Хотел посмотреть, как Мария прореагирует на это. Опыт удался. Хозяйка лишь поощрительно подмигнула мне, когда я довольно демонстративно засунул руку в ящик с булками.

«Ого, Крайес, — сказал я себе, — все идет не так уж плохо». С этого момента я прекратил заказывать спиртное и даже попросил у Марии чашечку кофе.

— Что, не лезет больше в глотку? — засмеялся один из завсегдатаев.

Я только кивнул, отхлебывая глоточками горячий кофе.

— Я всегда говорил, — продолжал язвить этот зловредный тип, — что саперы все умеют, не умеют только пить. За твое здоровье!

Заказав одну за другой три чашки кофе, я понемножку пришел в себя. Мария готовилась закрывать лавочку.

— Еще полчаса можете сидеть, — разрешила она остававшимся в закусочной парням в оливково-зеленой форме. — Ну а ты, — позвала она меня, — вроде бы более или менее трезвый. Поможешь мне отнести в погреб пустые картонные коробки.

Значит, до закрытия остается полчаса. Так сказала хозяйка. Всего-то работы — оттащить картонки в подвал и убрать помещение. Думаю, пяток минут удастся выкроить, чтобы нам с Марией побыть наедине.

* * *

Я выдержал испытания по подготовительному учебному курсу. Не меньше моего удивился и Цандер из Кельна, который тоже сдал экзамены, хотя отличался нерадивым отношением к учебе, регулярно опаздывал на службу и всегда был подшофе.

— Может, все дело в том, что у них нехватка кандидатов в унтер-офицеры из саперов? — ворчал он. — Думаю, они просто не дали мне провалиться, иначе со временем остались бы вообще без унтер-офицеров.

Может, так оно и было. Думаю, и меня приняли по тем же соображениям. Но ведь на должность командира отделения моя кандидатура была запланирована твердо. Почему же они отпустили нас на учебу и чему еще нам предстояло обучиться?

Дорогая мамуля!

Спасибо за твое письмо. Конечно, нелегко было тебе услышать о моем аресте и наверняка еще тяжелее узнать, за что меня посадили. Соучастие в убийстве! В убийстве Йорга! Да ведь это же форменная бессмыслица! Не мне убеждать тебя в этом. Ты и сама это понимаешь.

Не придавай болтовне большого значения, пусть в деревне говорят, что хотят. В конце концов дело прояснится. Я пока что и сам не знаю, как все произошло. Поэтому всякие упреки беспочвенны.

Сейчас, когда я пишу это письмо, я подумал, что мне нелегко было бы объяснить тебе случившееся. Сначала надо самому переварить события.

Не сердись, что так мало написал.

Еды у меня тут хватает, честное слово.

С наилучшими пожеланиями

Петер.

Р. S. Видишь ли ты хоть изредка фрау Мантлер? Как ее дела?

— Ты слышал о взрыве бомбы на октябрьском празднике в Мюнхене? — спросил Йорг, сидевший на краешке моей кровати. — Это просто невозможно понять.

— Слышал, что же тут непонятного?

— Ну как же, жертвами взрыва оказались ни в чем не повинные немцы, — продолжал Йорг, не торопясь ответить на мой вопрос. — Почему же организаторы пошли на такую акцию, почему? Открою тебе один секрет, Петер, но это должно остаться между нами. В Майнбуллау находится законсервированная ракетная база американцев, а при ней склад оружия. Там работает один из наших друзей. Это вожак антибольшевистского фронта.

Вскоре после взрыва бомбы в Мюнхене его, к сожалению, уволили, но он еще раньше позаботился достать ключи от одного из оружейных складов. Петер, дружище, чего только не натащили мы оттуда! Можно вооружить целую дивизию. Иногда попадались даже осколочные ручные гранаты. Но для чего все это оружие? Понимаешь, Петер, я хочу, чтобы оно использовалось в честном бою. Против всех этих разложившихся дерьмовых партий, против наплыва в страну иностранцев, против наших собственных государственных бонз и против всей еврейско-большевистской нечисти.

«Ты действительно считаешь, что со всем этим надо бороться?» — хотел спросить я его, но Йорг был слишком возбужден, чтобы понять мой вопрос.

— А теперь этот инцидент на октябрьском празднике, — продолжал он. — Ты знаешь, кто едва не оказался среди жертв взрыва? Мои родители! Ты удивлен, да? Незадолго до взрыва, всего за двадцать минут, они сидели на том самом месте, где взорвалась бомба. Они давно мечтали хоть разок побывать на этом празднике. И в этом году их мечта наконец сбылась. Представь себе, что этим свиньям удалось бы сделать моих стариков покойниками! Разве для этого мы добывали оружие? Винтерфельд поддерживает тесные связи с Гофманом и его военно-спортивной группой. А если бы меня послали проводить мюнхенскую операцию? Я бы стал убийцей собственных родителей. Нет, Петер, это не что иное, как предательство интересов национального движения.

— Я все еще не совсем понимаю тебя, — ответил я, потому что действительно не мог до конца понять, что он за человек.

* * *

9 октября я был назначен КУ — кандидатом на унтер-офицерское звание. Винтерфельд заявил, что мне следует прилежно учиться, чтобы стать впоследствии его заместителем и хорошим командиром отделения. Если бы я хотел остаться независимым, мне надо было отказаться от КУ. Но тогда мне был бы заказан доступ к ефрейторским лычкам. А ведь звание ефрейтора для меня, Петера Крайеса, было бы шагом вверх по лестнице жизни.

Мне не очень импонировало то обстоятельство, что с новым положением оказались связаны и новые обязанности. В казарме постоянно должны были находиться заместители дежурного. Только что назначенные КУ отлично подходили для этой роли. Во второй роте в четверг сразу шестеро стали КУ, среди них был и я, ефрейтор Крайес. Мне пришлось в конце следующей недели, когда другие развлекались, взять под свое командование второй наряд из десяти солдат, разводить их по постам, раздавать оружие (конечно, заряженное), устраивать поверку личного состава, выставлять дежурных у гарнизонных ворот, дожидаться, когда дежурный офицер приведет смену мне самому. Словом, целые сутки я был задействован сполна, а это, согласитесь, очень нервирует.

14.00 — постановка задач караулам. Дело довольно рутинное: напомнить об обязанностях, о запрещении принимать алкоголь и о многом другом. Но у меня даже в груди заболело, когда офицер начал перечислять мои собственные обязанности. Коллега унтер-офицер из третьей роты воспринял всю эту «молитву» спокойно, значит, и мне беспокоиться особенно не о чем. Слава богу!

16.00 — проверка готовности перед сменой караулов. Пароль на следующие сутки: «Дикая утка». Ничего себе! Звучит. Я получил, и это наполнило меня новыми ощущениями, серебряный аксельбант и заряженный пистолет. Когда у тебя на боку пистолет, чувствуешь себя увереннее и смелее. Сначала я проверил магазин, пересчитал, все ли патроны на месте. Тем временем унтер-офицер назначил патрули, определил их маршруты. Дальше все пошло довольно спокойно. Часовые у ворот стояли на своем посту, патруль отправился обходить окрестности, остальные засели в караулке дремать или играть в карты. Сам я занял место за столом дежурного. Что-то будет дальше? Но ничего не было. В этот субботний вечер никто не являлся в расположение гарнизона, никто не собирался уходить.

Дежурный унтер-офицер пошарил в ящике стола под книгой дежурств, вытащил стопку журналов с непристойными картинками. Недовольный, принялся чертыхаться:

— Что за дрянь! Все то же самое, что и прошлый месяц. Хоть бы что-нибудь свеженькое добавили! — Поразмышляв некоторое время, он принял решение. — Слушай, Крайес, — заявил он мне, — съезжу-ка я в Эльберфельд, может, привезу оттуда что-нибудь новенькое.

Я от удивления выпучил глаза, но он только ухмыльнулся:

— Не бойся, ничего не случится. В этом нашем бедламе вообще ничего никогда не случается. Караулы разведены, патрули назначены. Если явится дежурный офицер, отдашь рапорт и скажешь, что я пошел проверять патрульных. О'кей? — Уходя, он снял повязку дежурного и пистолет, запер их в шкафу. — Ну, пока.

Мне стало немного не по себе.

Но происшествий и в самом деле никаких не было. Спустя три часа он явился в отличном настроении, как видно, приняв несколько рюмок.

— Понимаешь, встретил одного приятеля, — сообщил он мне. — Ты, конечно, на меня не в обиде? Ну, всякое бывает. Вот, любуйся, принес для пополнения запасов. — Он икнул и бросил на стол дежурного пачку «веселеньких» журналов. — Знаешь, Крайес, я, пожалуй, часок посплю, — заявил он. — В таком состоянии, в каком я сейчас, на службе от меня толку мало. Если что случится, разбудишь…

Конечно, ничего не случилось, будить его не пришлось. Так унтер-офицер и проспал всю ночь. Ну а я все равно в свое первое дежурство не смог закрыть глаза — даже на минутку.

К утренней шестичасовой поверке я разбудил его. Он посмотрел на часы с некоторым удивлением и заявил:

— Похвальное усердие с вашей стороны, Крайес. А теперь ложитесь-ка отдохнуть. — И со спокойной совестью занялся поверкой.

Завтракать не хотелось, и я завалился спать на гауптвахте, где было тихо и спокойно. Смешное дело, конечно, сон в кутузке, но дверь там закрывалась и изнутри, так что проблем не было.

Я и часа, вероятно, не поспал, как дежурный унтер-офицер разбудил меня, тряся за плечо.

— Ты свое отсидел, старик, — сказал он. — Тут тебе замена появилась.

— Что еще за замена? Откуда?

— Давай, давай, освобождай кроватку — настоящий арестант ждет.

Я быстро натянул сапоги. Арестант? Да еще настоящий? На такое стоило посмотреть.

Выбравшись из арестантской в дежурку, я был разочарован. Перед унтер-офицером стоял бородатый ефрейтор, среднего роста, без поясного ремня, без сапог. Как раз составлялся протокол об изъятых у него ценных вещах. «Парень вовсе не выглядит как злодей-нарушитель, — подумал я. — Скорее его можно назвать симпатягой. Что же он натворил?» Но спросить было неудобно.

Только после того как ефрейтора Хонштайна отвели в камеру, я поинтересовался, не сдержав любопытства:

— В чем его вина и на сколько парня посадили?

— Он из другого гарнизона, — равнодушно пояснил унтер-офицер. — У них там не хватает места на гауптвахте, вот и отправили его сюда. Этот гусь из левых. Участвует, не снимая военной формы, в политических демонстрациях, собирает подписи. Его уже один раз предупреждали, но он не понял. А раз не понял, должен испытать на собственной шкуре. У нас он просидит 18 дней. Так что пожелаем ему приятного времяпрепровождения.

— Как, его посадили всего-навсего за это?

— Что значит «всего-навсего за это»? Ты считаешь, что он действовал правильно? Тогда можешь попроситься к нему в арестантскую, будете вместе валяться на одних нарах. По закону о воинской службе военнослужащим запрещено участвовать в политических мероприятиях, если они одеты в форму бундесвера. Сказано ясно, и на том конец. Хонштайну все это было отлично известно. Ведь одээсовцы всегда все знают. Но он своими действиями хотел спровоцировать других, сыграть роль мученика. Теперь у него для этой роли времени будет предостаточно.

«Стало быть, парень из ОДС — Объединения демократически настроенных солдат, — размышлял я. — А теперь оказался в кутузке. С Вилли может произойти то же самое. Но почему такое строгое наказание?»

Я осторожно заглянул в глазок камеры. Хонштайн стоял у окна, повернувшись к двери спиной.

* * *

— Я еще раз все обдумал, — заявил Йорг, — и окончательно решил: «Выхожу из игры».

Мы снова сидели с ним в нашей комнате.

— Как? Хочешь дезертировать? Ты же сам убеждал меня, что это не так просто. Доказывал, что после истории с похищением оружия я завяз по уши. А сам ты гораздо больше, чем я, участвовал во всех этих делах.

— Ах, Петер, оба мы теперь на крючке. Но кто нас сейчас может сцапать? А тогда я хотел просто попугать тебя, чтобы ты заблаговременно не увильнул от участия в операции.

— Ну а если нас все же прихватят — конечно, при условии, что я буду продолжать участвовать в этих делах?

— Если, предположим, нас засадят в кутузку, нам следует выгораживать друг друга. Ты скажешь, что я пытался отговаривать тебя. Я скажу, что мы заранее не поставили тебя в известность обо всем, чем мы занимаемся. У нас обоих будут тогда смягчающие обстоятельства. Но все это действительно только теоретические рассуждения. Надо срываться за границу — там можно будет организовать группу патриотически настроенных ребят, такую, чтобы это была настоящая организация, а не та, в которую мы попали.

Уж очень просто получалось все у Йорга на словах.

— В Швейцарию или Австрию, там ведь тоже говорят по-немецки…

— Да ты что? Не пройдет и часа, как Интерпол разыщет и схватит нас, — возразил я. — Уж тогда надо ехать в Южную Америку, хотя и там теперь трудно рассчитывать на безопасность.

— А зачем нас искать? Ведь грехов за нами не числится, — сказал Йорг. — Пока нас хватятся, пока объявят розыск, мы давно будем сидеть в какой-нибудь альпийской деревне. Так как же? Пойдешь со мной или нет?

— Да-а, проблема… Не знаю, мне надо подумать.

— Итак, если ничего не случится, встречаемся здесь же через неделю. Как видишь, старина, у нас с тобой уже есть и постоянное место для конспиративных встреч.

* * *

Наша рота сидела в холодном учебном классе. Радайн не преминул воспользоваться возможностью выступить. «Самостийное движение за мир» — так назывался его доклад.

— В последнее время, — начал Радайн, — появляется все больше признаков того, что публичная дискуссия о довооружении НАТО набирает силу. В демократической стране дискуссия есть необходимый атрибут жизни. Дискутировать необходимо. И это очень хорошо. Хорошо и то, что дискуссия не обходит стороной солдат. Нас радует, что вы интересуетесь политическими вопросами, но, конечно, ни о какой радости не может быть и речи, когда группировки, находящиеся на обочинах, определяют характер дебатов по вопросам политики безопасности среди общественности и правящих коалиций. Эти группировки пытаются торпедировать двойное решение НАТО, фальсифицируя его содержание.

Германская коммунистическая партия дирижирует этими группировками, которые распространяют упомянутые фальсификации даже в рядах бундесвера. Для этого они прибегают к услугам групп ОДС-так называемого Объединения демократически настроенных солдат. Что демократического в этом объединении, знают, наверное, только сами его члены. Если, например, они подстрекают своих товарищей к наказуемым действиям — разве это демократично? Согласно параграфу 15 закона о воинской службе Федеративной Республики Германии солдат, участвующий в политических мероприятиях, не имеет права быть в военной форме. ОДС много раз нарушало это положение и нагло призывало других военнослужащих следовать своему примеру.

Бонзак поднял руку:

— Позвольте дополнительный вопрос, господин капитан?

— Прошу вас, ефрейтор Бонзак.

— Вы только что сказали, что солдат не имеет права надевать военную форму, если участвует в политическом мероприятии. Можно ли сделать отсюда вывод, что война в таком случае является мероприятием, совершенно не имеющим отношения к политике?

Рота захихикала, командир закашлял, скрывая смущение.

— Вы отклоняетесь от темы, ефрейтор Бонзак, — наконец ответил он. — Мы говорим о мирных временах, а не о военных действиях… Итак, продолжаю. Того, кто последует призыву подстрекателей, ждет арест.

Еще одной инициативой так называемых борцов за мир, которые действуют у нас по указке Москвы, является Крефельдское воззвание. Оно отличается политической односторонностью, потому что направлено против довооружения НАТО ракетами среднего радиуса действия, необходимого как противовес превосходству Советского Союза в ядерных вооружениях. И еще одно скажу вам ясно и определенно: не поддавайтесь уговорам всяких самозванных деятелей, не слушайте их. Помните всегда: единственным эффективным средством борьбы за мир у нас является бундесвер… Вы что-то хотите сказать? Прошу, ефрейтор Бартельс.

— Я хотел бы кое-что уточнить, господин капитан.

Радайн окинул его нервным взглядом, но ничего не сказал.

— Во-первых, — начал Вилли, — так называемое довооружение — это обман общественности. Авторитетные военные специалисты на Западе считают, что военный паритет между блоками давно установлен и размещение новых американских ракет в Западной Европе односторонне изменит чашу весов в пользу США, а это сделает угрозу ядерной войны в Европе более вероятной. Во-вторых, как вы относитесь к высказываниям вашего и нашего бывшего сослуживца, а ныне генерал-майора в отставке Герта Бастиана, который выступает против размещения в Европе новых ракет среднего радиуса действия и является к тому же одним из инициаторов Крефельдского воззвания, вызывающего такие резко отрицательные, можно сказать, уничтожающие высказывания с вашей стороны? Прошу вас ответить на мой вопрос.

По мере того как Вилли говорил, на лице нашего командира все сильнее проявлялось беспокойство. Он почувствовал, что инициатива ускользает от него и занятие по вопросам актуальной информации идет не так, как он планировал.

— Примите к сведению, ефрейтор Бартельс: я не собираюсь отвечать на ваши выпады, — заявил он. — Именно вас я отношу к тому сорту людей, о которых говорил выше. Думаю, тем самым вы получили исчерпывающий ответ. А теперь позвольте продолжить обсуждение нашей темы…

* * *

Йорг выставил на стол бутылку мартини.

— Отметим, старичок, одно событие.

— Какое событие?

— Да твое присоединение к нашему движению. Поднимем бокалы за наших единомышленников по всей стране. Ведь немецкий народ ждет не дождется, когда над ним не будет тяготеть власть держав-победительниц!

— Не пой, пташечка, раньше времени хвалебные песни в мой адрес! Ведь сегодня мы только собирались поговорить о том, по пути ли мне с вашими ребятами. И я еще не сказал, что согласен.

— Петер, старина, экий ты нерасторопный тугодум! Ведь мы же всегда были друзьями, правда? Так неужели сейчас, в такой ответственной ситуации, ты не поддержишь меня? — продолжал уговаривать Йорг на манер вербовщика. — Пойми, винтерфельдовские ребята с самого начала не отвечали на все сто процентов моим представлениям о настоящих националистах, но лучшего варианта просто не подвернулось. А теперь пора расставаться с ними.

— Да, но если дело у группы пойдет не так, как намечается, несмотря на все расчеты, и я вдруг окажусь в лапах полицейских собак? Тогда с карьерой учителя мне придется распрощаться раз и навсегда. Думаешь, удастся хоть где-нибудь устроиться на работу?

— Садись, старик, успокойся. Конечно, удастся. Ведь указ о радикалах направлен только против левых. — Ты думаешь?

— Уверен. Я лично знаю одного из Аахена. Состоит в неонацистской национал-демократической партии Германии и работает учителем. Выступает с пропагандой взглядов НДПГ совершенно открыто.

— Но ведь он никого не пришил, не так ли?

— Представления не имею. Однако, если нам и придется отвечать по мокрому делу, ты выступишь на процессе как главный свидетель, не больше, пойми ты это наконец. Скажешь, что, связываясь с нами, представления не имел, чем такие дела могут кончиться. А я под присягой дам подтверждение твоим показаниям. Тут даже никакие винтерфельдовские хитрости не понадобятся. Сыграешь роль раскаивающегося грешника. Это производит впечатление на присяжных и публику. Давай так и сделаем, Петер. Это для тебя самый лучший вариант.

— В первую очередь, сознайся, для тебя самого! Но неужели ты всерьез полагаешь, что все так просто? — спросил я, чувствуя, что доводы Йорга меня поколебали.

— Честное слово, тебе не придется отказываться от националистических идей, — ответил Йорг. — А теперь слушай. Я уже тебе рассказывал о том, как стал участником нашего движения. Но тогда я сказал тебе не все. У себя дома я сколотил собственную группу. Слышал ты когда-нибудь о мотоциклетном клубе «Несгибаемый дуб»? Его членами были мои ребята, и я здорово обозлился, когда после одних прекрасных гонок у меня отобрали права.

— «Несгибаемый дуб»? Нет, никогда о таком не слышал, — ответил я с улыбкой: название показалось мне довольно комичным.

— Ну, ясно, конечно, ты не слышал. Только нечего скалить зубы, мы провертывали славные делишки. И я был у них шефом. «Шеф, чем мы займемся сегодня?» — спрашивали они меня. Конечно, нас было немного. Всего трое, со мной — четверо. Но все боевые ребята. Правда, времени у нас не хватило, чтобы всерьез заявить о себе. Но сейчас, когда мы порвем с винтерфельдовской командой и уедем за границу, можно будет развернуться как следует. Ты будешь у меня ведать охраной и одновременно станешь моим заместителем.

«Так-так, — подумал я. — Еще один прочит меня в свои заместители».

— Дадим объявление в газеты, — продолжал Йорг. — Вот, смотри, я уже и текст составил. — Он вытащил бумажник, достал из него сложенную вчетверо записку. — «Участники мотоциклетного клуба «Несгибаемый дуб» приглашают новых членов. Наш лозунг — рокеры против коммунизма. Качества, которые мы ценим в наших членах, — дух товарищества, мужество и смелость, верность отечеству. В наших рядах не место левым и фантазерам, маменькиным сынкам, наркоманам». Как по-твоему, неплохой текст?

— Ты это всерьез?

— Что значит — всерьез?

— Да кто же напечатает подобное объявление?

— Таких газет у нас полно, например «Национальцайтунг» или «Дойче штимме». Могу тебе показать, они часто публикуют материалы в этом роде.

— Думаешь, кто-нибудь откликнется на наше объявление?

Текст, сочиненный Йоргом, производил какое-то странное, даже смешное впечатление.

— Уверен, что откликнутся. Если мы наберем хотя бы пяток сторонников, у нас будет приличная команда.

— Не торопись, приятель. Ты все время исходишь из того, что я уже согласился. А ведь я толком не знаю, что ты задумал. Может, опять подведешь меня под монастырь, как тогда, с кражей ящика, в котором якобы было шампанское.

— Могу тебя проинформировать. Будем осуществлять, как мы делали когда-то, смелые операции. К тому же заметные и вполне эффективные. Однажды, послушай, мы забрались на еврейское кладбище. Открыли парочку склепов. А тут идет какой-то тип, из дома по соседству. «Эй, — кричит он нам, — вы что тут делаете? Это же кладбище! Здесь мои родители похоронены». «Ну и отлично, — отвечаю я ему, — они-то нам как раз и нужны. Где они лежат?» «Первый ряд, могила слева, — говорит этот тип, видно не сообразив сразу, что к чему. — А зачем вам, — спрашивает он, — понадобилось знать, где их захоронение?» «Затем, — отвечаем мы ему, — что хотим вытащить черепа твоих предков, чтобы сделать из них лампы-ночники для спальни». Каково придумано, а? — Йорг посмотрел на меня с вызовом. — После этого мы сделали вид, что уходим, иначе этот недочеловек еще привел бы, пожалуй, полицию.

Или другая наша операция: несколько раз мы навещали с погромом «Старую гостиницу» — хозяином этого заведения был настоящий негр! Слушай, Петер, присоединяйся к нам. Быть начальником охраны не так уж сложно, я тебе растолкую, что ты должен делать. По сути дела, ты будешь стоять на стреме, а это не так опасно. А какой дух товарищества будет в наших рядах! Друг за друга встанем горой.

— Нет, твоя шайка мотоциклистов не для меня, Йорг, — отказался я.

— Что значит — не для тебя? Ты слишком хорошо воспитан, чтобы иметь дело с такими парнями, как мы? Как же, как же, понимаю. Господин Крайес занимается только чистым спортом. Так вот что я тебе скажу. Ференбах, а он как-никак сын председателя партийной организации христианско-демократического союза, не гнушается действовать с нами. А ты ведешь себя как дитя благородных родителей. Может, потому, что ты целый семестр проучился на преподавателя физкультуры, или еще почему-нибудь? Ведь ты сам говорил, что тебе не нравится засилье иностранцев в нашей стране. Или это не твои слова?

— Так-то оно так, Йорг. Но почему-то мне все это кажется довольно глупым. Да и особой разницы с делами Винтерфельда я не вижу. И тут, и там насильственные акции. Что хорошего в том, чтобы мордовать людей до полусмерти, а то и до смерти?

— Пожалуй, ты просто не понимаешь, что к чему, а я ведь тебе уже разъяснял. Винтерфельда я хочу послать к чертям, потому что он мешает осуществлению истинных идеалов националистского движения. А мы повернем острие борьбы против еврейства и всякой иностранной нечисти. Вот в чем разница.

Да, прижал меня Йорг. И как только меня угораздило связаться с ним в свое время? Придется теперь изворачиваться, чтобы выиграть время. А время для размышлений мне очень даже требовалось. «Иначе, — думал я, — от Винтерфельда-то избавишься, да тут же и попадешь в какую-нибудь другую нацистскую группу».

— Знаешь что, Йорг? У меня есть идея. Давай сперва смоемся от Винтерфельда, а там посмотрим. Над твоим предложением касательно клуба мотоциклистов дай мне подумать еще немного.

Чертовски трудно мне было почему-то идти против Йорга. Но избавиться от членства в винтерфельдовской организации надо было в любом случае. Прочь оттуда, прочь! Потом все как-нибудь образуется.

— Вот и хорошо, сразу бы так и решил! — обрадовался Йорг. — Одно я тебе скажу: не вздумай болтать. Язык за зубами, понял? Если Виитерфельд что-нибудь заметит, мы пропали. Тогда нам обоим крышка. Эта свинья хладнокровно прихлопнет и тебя и меня за милую душу и не поморщится при этом.

* * *

Спустя две недели я снова увидел Хонштайна стоящим спиной к двери камеры. Как и в прошлый раз, меня опять назначили в караул. Очередь моя была только через месяц, но я с разрешения начальства поменялся с одним солдатом.

Итак, Хонштайн все еще находился в кутузке. Интересно, как он чувствовал себя в заключении? Бывало даже и так, что заключенные вешались в своих камерах. Тем удивительнее было увидеть, когда я заступил в караул, что камера Хонштайна похожа на цветочную лавку — повсюду стояли букеты красных гвоздик, роз. Несколько кружек и банок были заняты цветами. Письма, бандероли, пакеты лежали стопкой на столе. Откуда взялось все это?

Любопытство разбирало меня, и, когда узника увели во двор на обязательную прогулку, я заглянул в камеру. Со всех уголков страны — из Эссена, Дортмунда, Гамбурга, всевозможных небольших городов и местечек — пришли открытки с добрыми пожеланиями и призывами продолжать борьбу. Всюду лежали книги, брошюры, бандероли и посылки с продовольствием, сигаретами. Чего там только не было! С ума сойти, откуда, от кого? Спросить, что ли, у самого арестанта?

Мне нелегко далось решение задавать ему вопрос, но я пересилил себя:

— Скажи-ка, Хонштайн, как все это попало сюда?

Он улыбнулся:

— Не ты первый об этом спрашиваешь. А все очень просто. Активисты Объединения демократически настроенных солдат оповестили общественность через печать, рассказали, за что меня отправили за решетку. Сообщение появилось в нескольких газетах, после чего многие люди стали выражать свою солидарность со мной.

— Как же это понять: выражают солидарность, даже не зная тебя лично?

— Да им и не надо знать. Главное, известно, о чем идет речь и почему я сижу под замком.

Мне вспомнились слова Радайна, который растолковывал нам положения закона о воинской службе и комментировал его.

— Ведь ты же знал, что тебя ждет, если будешь участвовать в политических мероприятиях, не снимая формы?

— Конечно, знал. Но я хочу тебе сказать вот что. Ты знаешь, что не всех подвергают наказанию за подобные действия? Офицеры бундесвера в форме, да-да, в форме, при всех регалиях, принимают участие в традиционных встречах и церемониях похорон бывших нацистов. Разве против кого-нибудь из них возбудили судебное дело? Только не говори, что это, мол, не политические мероприятия. Ты-то сам что думаешь по этому поводу? Но пока что речь идет только о формальной стороне дела. А вот и его суть: выступать за мир и разоружение, по-моему, лучше, чем произносить нацистские лозунги у могил бывших фашистов. Или я не прав, как ты считаешь?

— Может быть, и прав. Но одного я все же не понимаю.

— Чего же?

— Почему тебя засадили, а те остаются на свободе?

— Кое-кто в этом заинтересован.

— При чем тут интерес? Ведь есть же законы, а они одинаковы для всех.

— Дело именно в интересе. В отличие от неонацистских организаций наше Объединение демократически настроенных солдат кое-кому сильно не по душе. А сколько у нас в бундесвере сторонников НДПГ! И никто из них не боится за свою карьеру, не опасается судебных преследований. Ваш приятель Винтерфельд, лейтенант бундесвера, выставляет от национал-демократической партии Германии свою кандидатуру на выборах в бундестаг. И никаких проблем в связи с этим у него не возникает.

Я прищурил глаза, слушая Хонштайна. Вспомнил, что Вилли, по существу, говорил то же самое.

— Но берегись, если ты профсоюзный активист или коммунист, — продолжал мой собеседник.

— А откуда мне знать, может быть, то, что приходится слышать от таких, как ты, тоже пропаганда?

— Нет, Крайес, это не пропаганда. Сколько позорных случаев в бундесвере! Разве ты не слышал о символическом сожжении евреев, устроенном слушателями академии бундесвера в Мюнхене? Министр обороны по этому поводу заявил, что происшествие носит случайный характер. А когда нацистские объединения устраивают слеты и на них являются офицеры бундесвера — это тоже случайные явления?

— Ты действительно думаешь, Хонштайн, что все это делается с разрешения высшего командования бундесвера?

— Уверен.

— Гм. Как-то все это не укладывается в голове…

* * *

— Ну, Крайес, долго же ты беседовал с нашим узником, — заявил мне дежурный унтер-офицер, когда я вернулся в караульное помещение. — Уж не убедил ли он тебя в торжестве идей мира во всем мире?

— Да отстань ты, не твое дело! — отмахнулся я, уселся за стол дежурных и принялся листать иллюстрированный журнал.

После полудня в казарму неожиданно явилась целая компания офицеров.

— Что им тут понадобилось в воскресенье? — поинтересовался я у унтер-офицера Бангена.

— Они проводят очередную встречу в офицерском клубе, — ответил он. — Собираются, кстати, каждый месяц — это тебе, как дежурному, надо знать на будущее. Подъедет еще частный автобус «фольксваген», пропуск выписан на имя майора Блашке. Машину можешь не контролировать. Все ясно?

Я сделал контрольный обход территории и перед офицерской столовой увидел автобус, о котором говорил Банген. Наверное, он только что въехал. Чем-то меня эта машина заинтересовала. Почему ее можно не контролировать?

Я подошел ближе, осмотрел «фольксваген». Автобус как автобус. Хотел уже отправиться дальше — и тут заметил на заднем стекле наклейку: «ХИАГ, Вупперталь». Что бы это значило? И что им надо в нашем клубе?

Может, все же стоит заглянуть к гостям, я ведь как-никак заместитель караульного начальника. Но ведь они попросту выставят меня, если я появлюсь в рабочей форме, без знаков различия. Может быть, подойти к дверям? Если что произойдет, сделаю вид, что занят обычной процедурой обхода гарнизона.

С бьющимся сердцем я поднялся по лестнице на несколько ступенек, как вдруг дверь столовой распахнулась и незнакомый человек в штатском выскочил наружу. Мне стало страшно. Но незнакомец пробежал вниз по лестнице, на последней ступеньке остановился, обернулся и пробурчал:

— Да вот и еще один! — Затем он подошел ко мне и сказал: — Привет, дежурный! Понимаете, такая досада: забыл свой пистолет дома. Не могли бы вы одолжить мне ваш на часок? У нас важные соревнования по стрельбе. Договорились? Не беспокойтесь, я непременно верну оружие в срок, как обещаю.

Я схватился за рукоятку своего пистолета и отпрянул. Отдать неизвестно кому пистолет? Никогда! Но незнакомец не шутил, продолжая приближаться ко мне.

Выручил меня майор Блашке.

— Не делай глупостей, Клаус, — обратился майор к мужчине. — Пистолет парню нужен самому. Ведь не собираешься же ты разоружить наш караул, а может, хочешь попробовать? — Он громко захохотал. — У меня есть идея! Вернись, не ехать же тебе домой из-за забытого пистолета… — А мне майор Блашке сказал: — Спокойно, ефрейтор. Все в порядке. Как ваше имя, я забыл…

— Крайес, господин майор. Ефрейтор Крайес.

— Так вот, ефрейтор Крайес, вышло небольшое недоразумение. Думаю, можно положиться на ваше умение помалкивать? А теперь продолжайте обход.

Я побежал в караульное помещение. Надо было еще раз поговорить с Хонштайном. Почему майор просит держать язык за зубами? Надо сейчас же выяснить, кто такие эти хиаговцы.

* * *

Вот что я узнал: «Общество взаимной помощи (ХИАГ) — традиционное объединение бывших эсэсовцев подразделений и частей, которые входили в состав вооруженных сил. В 50-е годы в ХИАГ объединялось от 20 до 50 тысяч членов, сейчас число их сократилось. Имеет свой печатный орган — ежемесячник «Фрайвиллиге» («Доброволец»)».

Хонштайн отослал меня к Вилли с просьбой рассказать о том, что я видел, и попросить брошюру «Преступления армейских эсэсовцев» с приложением «Эсэсовцы и бундесвер».

Конечно, первым делом я заглянул в приложение. Там приводилась масса примеров участия офицеров бундесвера во встречах членов ХИАГ. Одно сообщение сразу же бросилось в глаза: «20 марта. Фрайбургская организация ХИАГ устраивает товарищеские соревнования по стрельбе в пивной «Подвальчик стрелка» в Мюнхвайере. Среди гостей — капитан бундесвера Баннингер».

Я смотрел на объявление, и маленькие черные буквы прыгали перед моими глазами. Неужели все это правда? Я думал, Винтерфельд — исключение, единичный случай, если употребить слова, которые я слышал от Хонштайна. Но оказывается, подобное происходит в бундесвере сплошь и рядом. Я пролистал всю брошюру. В конце ее нашел любопытную статью. В ней речь шла о подполковнике Циммермане, который в открытом письме выступал против попыток военно-политического комитета партии ХДС добиться освобождения заключенных под арест старых нацистов Редера и Капплера. Приводились слова Циммермана: «Как воспитатель доверенных мне солдат, а в настоящее время я занимаюсь в танковом училище обучением молодых танкистов и офицеров запаса, утверждаю, что на примере преступников типа Редера и Капплера надо показывать катастрофические последствия таких явлений, как неограниченное и бездумное подчинение приказу сверху».

Вот тебе и на — такое пишет подполковник бундесвера…

* * *

Наконец-то начались настоящие занятия на унтер-офицерских курсах! Они проводились в здании, где размещалась наша рота. Может быть, так было потому, что Радайн впредь должен был остаться нашим обучающим. Нам-то хорошо: не было необходимости идти куда-то. Но многое нам, конечно, не нравилось. От нас требовали, чтобы на построение мы выходили первыми. По команде «Смирно!» мы замирали на правой стороне подковообразного строя. Уходили мы последними по команде «Разойдись!». Муштровали нас, претендентов на унтер-офицерские погоны, прилично, как это и полагается делать с «избранными». Везде и всегда приходилось ждать, пока перед нами пройдут офицеры. Нас убеждали, что иной раз даже наказание может рассматриваться как поощрение или привилегия.

Особенно неприятной была «привилегия» питаться в офицерском ресторане, примыкавшем к солдатской столовой. Здесь стояли не длинные голые столы, а накрытые на шестерых столики с белыми скатертями. Здесь нас обслуживали. «Привилегией» было и право слушать одни и те же бесконечные анекдоты обер-фельдфебеля Вайса. Мне пришлось сидеть за одним столом с тем, кто несколько недель назад втянул меня в неприятную историю, и сохранять на лице вежливую улыбку. Терпи, господин претендент на звание унтер-офицера. Вникай в дела «товарищества», в личные проблемы сослуживцев по роте, слушай рассказы о семейных неурядицах хаупт-фельдфебеля Сандерса, жалобы Ширрмайстера, который никак не может получить очередное звание, все еще ходит в фельдфебелях.

А мне хотелось назад, в солдатский обеденный зал, в шумное и более грязное помещение, атмосфера в котором, однако, была чище. Пусть здесь иногда запускали друг в друга столовым ножом или сахарницей — но все это на виду, все по-честному.

Ходили невероятные слухи об офицерских вечеринках. Сначала не верилось, но, посидев некоторое время за столами, накрытыми крахмальными скатертями, я перестал удивляться. Поверил рассказам адъютантов о драках между фельдфебелями и капитанами на батальонном вечере, об оргиях, после которых дежурные кучами выметали из туалетов интимные предметы гигиены и женское белье. Вот в какое благородное общество мне предстояло вскоре быть принятым.

* * *

Лемке натянул последний кусок колючей проволоки, смотав его с барабана машины. Столбы были установлены, опутаны проволокой, ограждение получилось такое, как было приказано. Только что это за ограждение? Его было вовсе не трудно преодолеть. Радайн рассказывал нам, как в те времена, когда он проходил обучение на военной службе 20 лет назад, солдат превращали в живые мосты для преодоления проволочных заграждений. Один из солдат должен был, «жертвуя собой», броситься телом на проволоку, а остальные перебирались по нему. Герой же получал длительный отпуск «для лечения и восстановления здоровья». Правда, если соединить проволочные заграждения с парой противопехотных мин, колючки и сейчас стали бы серьезным препятствием для всякого, кто попытался бы преодолеть их. Мало кто верил рассказам Радайна, однако ситуацию с живым мостом, нарисованную им, многие сочли занятной.

Наше ограждение длиной 10 метров и шириной 3 метра охраняли часовые. За ним расположилась в окопах и дзотах половина учебного курса. Вторая половина, к которой принадлежал и я, должна была атаковать. Личному составу были розданы боеприпасы с пластиковыми пулями. Были приглашены офицеры-наблюдатели, которым предстояло дать оценку нашим учениям. Все отделение погрузили в машину. Зиверс положил руку на задний борт кузова. Автомобиль мчался в направлении только что сооруженного нами препятствия, окруженного колючей проволокой. Кроме нашего было еще три грузовика. Боевой приказ гласил: примерно за 200 метров до препятствия высадиться из машин и под их прикрытием атаковать укрепление противника. Зиверс придерживал задний борт кузова для того, чтобы побыстрее откинуть его, когда настанет время высаживаться из машин.

И вот по нашим машинам застучали пластиковые пули. Черт возьми, они действительно бьют по нас! Ведь было приказано четко и ясно: стрелять в воздух. Что же делают эти идиоты? Грузовик притормозил, Зиверс откинул борт, крикнул:

— Пошел!

Мы попрыгали на землю. Я упал на карабин, растянув связки большого пальца правой руки. Прижался к земле. Надо мной свистели в воздухе пластиковые пули.

— Приготовиться к броску! — скомандовал Зиверс.

Вот чертова жизнь, теперь нам предстояло идти в атаку!

— Вперед, вперед!

Я хоть и вскочил, но продвинулся едва ли больше чем на метр, а потом снова бросился на землю. Они, видно, с ума сошли. И я решил: пусть другие идут на штурм, а я останусь лежать, где лежал.

— Санитара, санитара! — закричал кто-то.

Да это же Лемке! Вот у кого крепкие нервы. Еще успевает шутить, чтобы представить обстановку боя в самом натуральном виде.

Но Лемке не переставал звать санитара. И тут до нас дошло, что он не шутит. Наступила тишина, только Лемке продолжал стонать и кричать. Все вышли из укрытий. Лемке лежал на спине, закрыв лицо ладонями. Сквозь пальцы на траву струилась кровь. Но где же застрял санитар? Наверное, организуя учебный бой, о нем просто забыли.

Наконец подъехала санитарная машина. Лемке увезли. Разгорелся спор о том, что произошло. Мы были уверены: в Лемке попала пластиковая пуля. Но Радайн и сержанты выдвинули другую версию. Лемке, мол, напоролся на кусок колючей проволоки, по неосторожности оставленной в траве. Эта версия была, конечно, шита белыми нитками. Но как он мог получить пулевое ранение, если приказ требовал стрелять в воздух? Хенгес, по его словам, слышал высказанное унтер-офицером Зауэром предположение, что «оборонявшиеся», возможно, стреляли не вверх, а брали прицел несколько ниже, чтобы заставить «нападающую сторону» прижиматься к земле.

Вечером мы узнали, что из глазницы Лемке была извлечена пластиковая пуля. Вместе с глазом. К тому же с правым. Стало быть, привет тебе, сослуживец! Твой учебный курс завершен. А для нас он продолжается. В том числе и для Зауэра.

Между тем в организации Винтерфельда была запланирована новая акция.

— Предварительные переговоры в главной штаб-квартире, — сообщил мне Йорг.

— А что же делать нам с тобой? — поинтересовался я.

— Придется пойти, — ответил он. — Конечно, ничего другого не остается.

— Как же так? Мы ведь еще глубже завязнем… Да и не знаем, какие на сей раз планы у Винтерфельда.

— Покойником больше или покойником меньше — какая для нас теперь разница, — еле слышным голосом ответил Йорг.

— Да ты что? С ума сошел? Подумай о родителях, что с ними будет, если нас посадят?!

— Ну ладно, ладно. Вероятно, готовится всего-навсего какое-нибудь антиеврейское выступление.

— Что значит «всего-навсего»? Ты сам утверждал, что хочешь сражаться честно. В чем же эта честность должна выражаться?

— Бороться против иностранцев — дело святое. Тут не до тонкостей, в этой борьбе все средства хороши. Им не место в нашей стране, их надо выставить вон! Это же вопрос нашей расовой политики.

— Знаешь, будет лучше, если вы на этот раз обойдетесь без меня. Пусть Винтерфельд занимается своими дерьмовыми акциями сам. Не пойду я, и все.

— Значит, хочешь сорвать наш с тобой план, — пробурчал Йорг. — Давай сходим последний раз, а? — От угрозы в голосе он перешел чуть ли не к мольбам: — Петер, дружище, мы же хотели сколотить собственную группу! Ведь ты всегда говорил, что ты тоже против проклятых иностранцев. Или не говорил?

Мне не оставалось ничего другого, как проглотить комок, вдруг застрявший в горле.

— Все, что делается для изгнания разных ублюдков, идет на пользу делу, — продолжал Йорг. — Немецкую расу надо сохранить в чистоте. Мы призваны восстановить национал-социалистские идеалы. Петер, старик, не оставляй меня одного в этой ситуации. Пойдем вместе, иначе наш план провалится, нас заподозрят. Прошу тебя, пойдем!

Противно мне было, но как выскажешь это товарищу, который может понять твой отказ как нарушение закона дружбы?

Я решил согласиться, а потом отыскать какую-нибудь возможность увильнуть от участия в операции.

— Ладно, пойду, — сказал я. — Когда состоится встреча?

— В воскресенье, 9 ноября, ровно в десять вечера.

— Тогда до воскресенья. Привет!

Стало быть, в воскресенье… Сегодня четверг. Осталось три дня. Как же мне отвертеться? Удрать куда-нибудь на это время? Нереально. А может быть, напиться до чертиков? Вот это идея! Лежишь как труп, икаешь: «Н-нет, н-не м-могу, фольксгеноссе В-Винтерфельд, н-не в состоянии участвовать ни в каких делах». Ну что они мне сделают? А вот что: потащат меня с собой, учинят какую-нибудь противозаконную гадость, а на меня все свалят: мол, не помнил, что делал. Нет, вариант с пьянкой не пройдет. Я должен быть трезвым. Можно еще спрятаться в какой-нибудь пивнушке в Эльберфельде — там они меня наверняка не найдут. Домой ехать нельзя — Йорг сразу отыщет меня дома.

А что будет на следующий день? Изобьют они меня за дезертирство? Изобьют, а потом окажется, что вся операция заключалась в том, чтобы писать на стенах лозунги.

Но если придется не надписи малевать, а участвовать в чем-то более серьезном?

Вот, черт возьми, западня, ловушка!

Можно было, конечно, пойти в полицию, но тогда меня арестовали бы за прошлые дела и Йорг никаких свидетельских показаний в мою пользу не дал бы. Стало быть, и этот план не подходит. Тогда надо идти на сбор, а перед началом операции постараться исчезнуть.

В конце концов я решил: пойду в воскресенье, причем трезвый как стеклышко. Они меня на мякине не проведут.

До воскресенья, однако, оставалось три дня, и трезвый образ жизни не удался. Да я не очень и стремился к нему, по правде сказать. Лучше выпить лишнюю кружку пива — только бы не думать о той дерьмовой ситуации, в которой я оказался. Размышления все равно ни к чему хорошему не приведут.

* * *

И все же в штаб-квартире я появился в воскресенье трезвый и вовремя. Даже, пожалуй, слишком рано. Кроме меня там было только два парня, совсем незнакомых.

— Хочешь, сыграем партию в скат? — спросил один из них.

— Да нет, ребята, у меня ни гроша, — отговорился я. Как они могли так спокойно играть в карты накануне

«боевой операции»? Или они ничего опасного не предполагали, или уже привыкли к подобным делам.

Постепенно собирались остальные приглашенные. Вернер, как только появился, сразу занялся проигрывателем, начал ставить пластинки с маршами. Марши следовали без перерыва один за другим.

— Вернер, неужто тебе по душе эта музыка? Трудно себе представить, — заметил кто-то.

Но марши постепенно создали определенную атмосферу. Все как будто стало несколько праздничней. Кстати, игроки в скат нашли себе третьего партнера, но играли теперь, под звуки бравурной музыки, не сидя, а стоя. Создавалось впечатление, что музыка является здесь чем-то вроде ритуального атрибута встречи.

Неожиданно откуда-то вынырнул Винтерфельд. Я не видел, как он появился. Вернеру он знаком приказал выключить проигрыватель.

— Фольксгеноссен, соратники по борьбе! — начал Винтерфельд свое выступление. Все кругом затихло, все встали по стойке «смирно», как в роте, когда появляется офицер, только без всякой команды. — Сегодня у нас историческая дата. Сорок с лишним лет назад в этот день наши предшественники, борцы старшего поколения, одержали одну из славных побед в борьбе за чистоту германской расы, 9 ноября 1938 года мужественные герои, проникнутые национал-социалистским сознанием, сделали шаг вперед к освобождению Германии от иудейской нечисти. Сегодня мы собрались здесь, чтобы почтить их выдающееся свершение. Почтить не только словом, но и делом. То, что они начали, мы должны продолжить и довести до конца. Ведь дело — это начало всех начал. Во исполнение этого мудрого завета да свершится то, чему суждено свершиться! Внесем наш вклад в искоренение еврейской и всякой другой иностранной скверны, все еще пачкающей нашу немецкую землю!

— Браво! Верно сказано! — закричал кто-то, и я увидел, что это Йорг. Тот самый Йорг, который научился четко определять разницу между понятиями «человек» и «иностранец».

Винтерфельд жестом восстановил тишину.

— Сейчас мы назначим несколько боевых групп, которым будет предложено осуществить кое-какие важные мероприятия. Надеюсь, все сумеют выполнить возложенные на них задачи самым наилучшим образом. Зиг хайль!

— Зиг хайль! — прозвучало в ответ оратору, и мои губы тоже непроизвольно задвигались в унисон с губами других.

Затем Винтерфельд приступил к формированию групп. Я оказался в одной команде с Франком, Вернером и Манске.

— С Вернером у вас может получиться отличное сотрудничество, — обратился ко мне, улыбаясь во весь рот, Винтерфельд. — В следующий раз мы назначим командиром группы тебя, а пока командование поручается Манске. Словом, парни, будьте начеку.

«Бог даст, следующего раза не будет», — подумал я. Хотелось бы надеяться, что не будет!

Когда мы расходились, рядом со мной оказался Веркор.

— Послушай-ка, а что произошло 9 ноября 1938 года? Наверное, что-нибудь связанное с Гитлером? — поинтересовался я.

— Да я и сам не знаю. Спроси лучше у Манске, — ответил он.

Мапске дал примерно такое пояснение:

— Неужто не слыхал никогда об «имперской кристальной ночи»? Об этом же рассказывали и даже показали сюжет по телевидению. Каждый год бывает такая просветительская передача. Водят народ за нос! Мы же ведем свою просветительскую работу, организуем разные акции. Понял?

Не совсем четкие разъяснения Манске не очень-то мне помогли. Вспомнилось, что где-то что-то о «кристальной ночи» я слышал, но сути дела так и не уяснил. Однако дальнейшие расспросы я прекратил. Главная забота ведь была в том, чтобы отвертеться как-нибудь от участия в акции. Притом я по-прежнему не имел представления, куда мы должны будем направиться и что делать. Манске-то, конечно, это знал. Может, стоило потревожить его вопросом еще раз?

* * *

«Вупперталь. В ночь на понедельник в разных районах города были зарегистрированы серьезные нарушения общественного порядка, выразившиеся в актах вандализма. Объектами нападения неизвестных злоумышленников стали дома еврейских общин и синагоги. Особенно сильно пострадал дом культуры общины. В результате взрыва и последовавшего за ним пожара здание полностью выгорело. Человеческих жертв нет. Полиция подозревает, что упомянутые преступления являются «актами напоминания» со стороны правых экстремистов о «кристальной ночи», когда 9 ноября 1938 года по всей Германии были разгромлены и сожжены еврейские молельные дома. Проведенное расследование до сих пор результатов не дало. Эксперты полиции не исключают, что инциденты могут быть связаны с хищением оружия, имевшим место в последнее время в ряде казарм нашего города».

* * *

— Мы благодарим и высоко ценим фольксгеноссе Крайеса, кандидата в унтер-офицеры, — заявил Винтерфельд на обсуждении итогов операции. — Его великолепные знания специалиста-взрывника, полученные в ходе учебной подготовки в бундесвере, он, не задумываясь и целиком руководствуясь чувством долга, поставил на службу нашему националистскому делу. Без его инициативной помощи мы не добились бы успеха, вполне соответствующего тем надеждам, которые мы возлагали на операцию, осуществленную в рамках наших усилий очистить Германию от инородных элементов.

Как потерянный стоял я в углу, слушая дифирамбы, которые пел мне Винтерфельд.

Великолепные знания! Инициативная помощь! Умеет же подать. А где-то в глубине души приятно было слышать даже такую похвалу. Но за что, за что? Меня хвалят за то, что я сумел поджечь какую-то синагогу. Мне бы запротестовать, но страх оказался сильнее. Я в общем-то был наблюдателем, а вовсе не проявлял инициативу. Манске и без меня разбирается в том, что надо знать взрывнику. Конечно, когда запальный шнур слишком глубоко запихивают в гнездо, устройство само по себе может рвануть и взрывник останется без пальцев. Я только проверил, все ли сделано так, как надо. Шнур поджег Вернер. Я мог бы остановить его, но какое право было у меня на это? Мы должны во всем стоять друг за друга!

Вместо того чтобы выйти из опасной и грязной игры, я увязал в этой трясине все глубже и глубже. И что же теперь было делать, напиться? Или согласиться на предложение Винтерфельда стать его заместителем? Он же делал на меня ставку. «Наверное, — подумал я, — придется остаться, хотя мое участие в делах группы и впредь будет, конечно, чисто формальным…»

Больше всего мне хотелось бы, чтобы меня оставили в покое и позволили заниматься спортом. Но выбора не было. Винтерфельд организует такие акции каждый месяц. Сейчас ноябрь. До июня, когда меня уволят, осталось семь месяцев, стало быть, семь акций. А что еще они придумают? Убивать людей, которых называют нечистью? Перед моим мысленным взором снова возник длинный, охваченный пламенем барак в Фовинкеле, а в ушах зазвучали отчаянные крики о помощи погибавших в огне людей.

Нет, не хочу я заниматься такими делами! Сбегу.

* * *

В программе курса обучения — задания по зимним маневрам в рамках НАТО «Винтекс-80». Еще несколько недель назад мы видели в учебном плане запись о подготовке к «Винтексу». О «Винтексе» говорил Радайн, когда я был занят своим злосчастным рефератом. Но никто не знал, что это такое. И никому, видимо, не было нужды разъяснять нам значение этого слова.

Потом старик Радайн сказал нам на занятиях, что речь пойдет не о «Винтексе-80», а о «Винтексе-81», поскольку эти маневры проводятся каждые два года, а последние были в 1979 году. Слово «Винтекс» — производное от слов «винтер», что по-английски означает «зима», и «эксисайсиз» — «учения». Англосаксы называют эти маневры на свой лад: «Уинтекс»…

Ну и ну, Радайн, видно, опять собрался читать нам лекцию.

— Итак, «Винтекс» — это зимние маневры, — продолжал наш наставник. — И проводятся они, — ухмыльнулся он, — не в рамках вашего курса обучения, а в рамках штабных разработок НАТО. Цель их — отработка взаимодействия между военными и гражданскими службами на случай кризиса, обострения напряженности или боевых, действий. Запомните это. Учениями руководит штаб-квартира НАТО в Брюсселе через «Шейп». Вы, конечно, знаете, что это такое. Напомните-ка, курсант Брунштайн!

Брунштайн дернулся и забормотал:

— «Шейп»… Наверное, происходит от английского слова «тень»? Что-то в тени обороны. Нет, вероятно, это… гм…

— Не знаете, так и скажите. В следующий раз, Брунштайн, внимательнее слушайте, о чем говорится на занятиях. Итак, разъясняю: «Шейп» — это штаб-квартира союзнических объединенных вооруженных сил в Европе. Она расположена… Курсант Хонде, где она расположена?

— В Бельгии, в Монсе, господин капитан.

— Отлично, Хоппе. Итак, чем же занимаются командные инстанции в Монсе? Оттуда, из Монса, политические и военные власти стран — участниц НАТО получают надлежащую информацию в соответствии с секретными данными о критической обстановке. Там проигрываются варианты действий на случай критического развития международной обстановки. У вас вопрос? Задавайте, пожалуйста.

— А что такое критическая обстановка, господин капитан? Как ее понимать?

— Хороший вопрос, — выразил одобрение Радайп. — Представим себе, что у нас в ФРГ возникла обстановка политической нестабильности. Допустим, что коммунистические группировки добились серьезного представительства в бундестаге. В этом случае могут возникнуть всевозможные трудности. Например, начнется перемещение больших масс людей, массовый приток иностранных рабочих из-за границы, произойдет усиление активности террористов, которые могут попытаться взорвать мосты и вокзалы, парализовать движение железнодорожного и городского транспорта, организовать акты саботажа на теле — и радиостанциях, атомных электростанциях. Понадобится, следовательно, обеспечить бесперебойное снабжение городов водой и продовольствием, безопасность складов и многое другое… Вот при таких или аналогичных ситуациях бундесверу придется сказать свое решающее слово. Ответ на вопрос понятен? Тогда поехали дальше… В мероприятиях по программе «Винтекс» у нас в ФРГ участвуют сотни политических деятелей и государственных служащих. Руководство осуществляют так называемый канцлер на период кризиса, или «кризисный» канцлер, и его штаб. Они размещаются в атомном убежище бундесвера неподалеку от Нойенара-Арвайлера. «Кризисный» канцлер является членом федерального правительства. Интересно, кого назначат на сей раз. Если министра сельского хозяйства, то ничего, он не особенно будет гонять.

Вы можете подумать, что «Винтекс» — очень дорогое удовольствие, но это не так. При проведении этих маневров не перебрасываются с места на место бригады и дивизии, не маршируют по дорогам и улицам воинские части, не осуществляются танковые броски. Самолеты остаются на своих местах, орудия не ведут огонь по объектам. Как видите, такие учения можно было бы назвать антимилитаристскими. Зато вовсю потеют генералы и офицеры, работающие в штаб-квартирах НАТО, штабах армий, тактической авиации, в запасных районах сосредоточения войск. Главное — обеспечение коммуникаций, связи: телефонные и телексные каналы работают в это время с усиленной нагрузкой.

А теперь, господа, пора открыть секрет, для чего я рассказываю вам все это. Наши курсанты должны помочь при проведении этих довольно уютных кабинетных учений в холодные и слякотные ноябрьские дни. Во многих местах не хватает людей, которые постоянно были бы под рукой для выполнения разных поручений — особенно для связи.

…Итак, нам предстояло уехать из нашего вуппертальского болота, целую неделю не видеть нашей казармы, пропади она пропадом!

Нас отправили во Фрайбург. Курсантов разделили на группы. Мы с Клаусом попали на узел связи фрайбургского военного учебного центра. Мой напарник — отличный парень, в Зигерланде у него осталась семья. Он так картавил, что иногда трудно было его понять.

Утром во вторник нам предстояло явиться в штаб гражданской обороны. Весь понедельник был отведен на дорогу. Такими деньками можно только наслаждаться.

* * *

Все еще под впечатлением дорожных удовольствий, мы отправились в ратушу Фрайбурга, где находился местный учебный центр.

— Ага, так вы и есть наше подкрепление из Вупперталя? Поднимитесь на второй этаж, оттуда вас кто-нибудь проводит дальше, — сказали нам.

Провожатым оказался старший инспектор, которому как раз надо было отправляться по делам в штаб гражданской обороны.

— Пойдемте со мной, господа соратники, — бодрым голосом пригласил он нас.

Но веселого настроения как не бывало, когда мы оказались перед чугунной решеткой здания, в котором находился штаб гражданской обороны. На земле лежали окровавленные тела людей. Во всяком случае, так нам показалось на первый взгляд. На самом деле это были демонстранты, не пожалевшие для такого случая красной краски. Над телами восьми — десяти «павших» какая-то женщина держала плакат: «Маневры «Винтекс». Несколько в стороне был установлен стенд с надписью: «Участники мирной демонстрации из города Фрайбурга».

— Полюбуйтесь на это свинство! — воскликнул в сердцах старший инспектор. — Чтобы счистить краску с Тротуара, потребуется много денег. Следовало бы запретить такие выступления. Пойдемте дальше.

Осторожно переступая через лежавших, мы двинулись вперед. Наш спутник все не мог успокоиться:

— И нам, солдатам бундесвера, приходится защищать такую вот публику! Как относитесь к этому вы, военнослужащие?

Я смущенно молчал, но Клаус спас положение:

— Мы давали присягу быть защитниками всей Федеративной Республики Германии, — сказал он. — А ведь эти люди тоже граждане ФРГ.

— К сожалению, вы правы, — ответил инспектор. — Но давайте вернемся к нашим делам и постараемся забыть этот неприятный эпизод.

Забыть так забыть, мы ничего не имели против. Но это оказалось непросто, потому что первое же задание, полученное нами, свелось к следующему: привести в порядок участок тротуара, залитый красной краской. Для этого нам выдали скребки и щетки.

— А я-то думал, что нас используют как курьеров или связных! — чертыхался Клаус. — Кроме того, за такую работу не мешало бы заплатить. Сказал же старший инспектор, что на это потребуется много денег…

Я почти не слушал Клауса. Мои мысли все время возвращались к демонстрации защитников мира. А ведь хорошее дело они делают. Их выступления — совсем не то, что акции Винтерфельда.

* * *

Шпенглер уже ждал нас. Ему поручили быть ответственным за размножение различных служебных материалов и документов. В его распоряжение поступили светокопировальный аппарат и установка для снятия и размножения фотокопий.

Дежурили мы по двое через день, на службе были все время Шпенглер и один из нас. Другой получал увольнительную, зато на его долю доставалась ночная смена. Словом, работой нас не перегружали. Явился, к примеру, фельдъегерь из штаба. Еще не открыв нашу дверь, закричал:

— Важная телеграмма!

Но Шпенглер уже привык к этим «важным» сообщениям. Не спеша приоткрыв дверь, он проворчал:

— Что, разве горит? Русские уже высадили десант на Рыночной площади? — Затем открыл окошечко в дверях, взял у посыльного телеграмму, не спеша снял копию, пока офицер нетерпеливо постукивал пальцем по двери.

— Послушайте, — сказал мне Шпенглер, когда фельдъегерь ушел. — Я скопировал документ специально для вас, на всякий случай.

Шпенглер был славный мужик лет сорока пяти. Он работал в службе гражданской обороны. На все случаи жизни у него был готов комментарий. «Винтекс» он называл не иначе как «эти дерьмовые маневры».

— Все эти учения, — говорил он, — ни к чему, только летят в трубу миллионы. А вот моему старику отцу урезали пенсию…

Шпенглер всегда снимал копии с интересных телеграмм «для своего личного архива». Вот и теперь он принес самые свежие новости.

— Послушайте, — сказал он, — они пишут о новых планах НАТО по защите ФРГ. В этих планах сохраняется положение о том, что в случае войны части территории Федеративной Республики Германии могут быть оккупированы войсками стран Варшавского Договора. Тем самым якобы достигается цель уменьшить зависимость Запада от атомного оружия и сделать понятнее и доступнее концепцию запугивания населения оккупацией со стороны коммунистических государств. Штаб считает, что население ФРГ, узнав об оккупации части территории страны, придет в ужас, окажется перед мучительной дилеммой: остаться на территории, занятой противником, или воевать дальше. Перспектива оказаться в тылу противника будет, как предполагается, не очень-то привлекательной для населения, ведь половина промышленности и треть населения страны находятся в районах, отстоящих от границы ГДР примерно на 240 километров. Поэтому одна из задач маневров, согласно американскому плану 100/5, определить настроение людей, которые могут оказаться «по ту сторону», и оказать на них соответствующее пропагандистское влияние.

— То есть внушать людям, что лучше погибнуть, чем оказаться под властью красных? — спросил Клаус.

— Этот вопрос не возникнет вообще, — ответил Шпенглер. — В тех районах, которые предполагается оставить красным, то есть войскам стран Варшавского Договора, должна быть осуществлена тактика выжженной земли. Вы думаете, зря у нас пишут, что населению придется столкнуться с «мучительной дилеммой»? Вот так оно и планируется на случай войны — выжечь все дочиста.

Мы с Клаусом слушали молча. Застучал телетайп, и мы занялись очередной телеграммой. Вопросы большой политики меня уже не интересовали. Важней казались цены в столовой и плата за отопление и освещение в комнате, которая была нам отведена. Комнатой это помещение можно было назвать с натяжкой — нам отвели закуток в пультовой при круглом фойе, поставив там раскладушки. Народ в зале то и дело собирался, свет горел, а ведь все могли свалить на нас — заявить, что жжем электричество по ночам.

* * *

Праздник шахтеров! Половина срока нашей командировки истекла. Надо было это дело отметить. Раскладушка в пультовой подождет. В шесть вечера, как только закончился рабочий день, я уже был готов. «Для дискотеки время еще довольно раннее, — думал я, сидя в зале, где почти никого не было. — А больше идти некуда». Я разглядывал то свой стакан с кока-колой, то потолок. В углу, обнявшись, сидела какая-то парочка, не обращая внимания ни на что вокруг.

Глядя на обнявшихся, я немножко завидовал им. Что если бы сейчас рядом со мной сидела Петра?

Я заказал еще бутылку кока-колы. Скука смертная! Мне снова вспомнилось наше с Йоргом дурацкое положение. Черт бы побрал все! Так спокойно работается со Шпенглером и Клаусом! Остался бы я здесь, и гори они все синим пламенем — Вупперталь, Йорг, Винтерфельд, курсы по подготовке унтер-офицеров…

— Здесь свободно? — оторвал меня от размышлений чей-то голос.

Я вздрогнул.

— Извини! — Парень моего возраста продолжал оглядывать столики. — Нас тут целая компания, хотим сдвинуть столы, нельзя ли и твой прихватить?

— Можете взять! — буркнул я и встал.

— Сиди, сиди, ты нам не помешаешь. Если не имеешь ничего против, возьмем и тебя в компанию.

Я снова уселся, продолжая размышлять о своем. Но только что пришедшие гости вели себя очень шумно. Было их одиннадцать человек. Отмечали чей-то день рождения.

— Привет! — обратилась ко мне девушка, севшая напротив, и улыбнулась. Похоже, в этой компании она оказалась случайно. — Меня зовут Анна, — сказала она по-английски.

— А меня — Петер.

Мы помолчали, глядя друг на друга. «Черт возьми, а она симпатичная».

— Вы мне нравитесь, — выдавил я с трудом.

Майер, наш учитель английского языка, наверняка поставил бы мне пятерку за мое «Аи лайк ю».

Вместо ответа Анна показала мне жестом, что не прочь была бы потанцевать.

Мы крутились на пятачке целую вечность.

Соседи по столу смеялись:

— Анна, а он парень ничего! Наверняка лейтенант или скоро им станет!

— Сверхсрочники зарабатывают неплохо, но подумай, прежде чем выходить замуж!

Анна или не понимала по-немецки, или не хотела понимать. Она улыбалась, держа меня за руку.

Я узнал, что родом она из Малайзии, в ФРГ попала по набору, завербовавшись медсестрой. На ломаном английском я попытался объяснить ей, что хочу стать учителем физкультуры в школе и что скоро закончится срок моей службы в бундесвере. О своих проблемах я не счел нужным говорить. Сказал только, что хочу стать унтер-офицером.

— Унтер-офицер — что это такое? — никак не могла понять она.

«Еще подумает, что меня разжаловали», — решил я. Мне хотелось объяснить девушке, что на унтер-офицерском звании я не собираюсь остановиться, хотел бы дослужиться до офицера. Но как объяснить? Сержант, лейтенант… Кажется, Анна поняла меня.

Зазвучала музыка популярной песни «Сатиновая ночь». Мы встали и пошли танцевать, глядя друг другу в глаза.

* * *

Опять вы мне притащили еду? К дьяволу, оставьте меня в покое с вашей едой! Вы что, собрались кормить меня на убой? Вот ваша вермишель, вот ваши помидоры! Я украсил ими стену камеры!

Анна, не верь им, не верь тому, что они тебе обо мне рассказали. Не верь, что я убийца! Это ложь! То, что они сделали, чудовищно. Разве можно так?

— Что с тобой, ты, вонючка?

Я и не услышал, как надзиратель открыл дверь.

— Наверное, ты слишком благороден, чтобы лопать вермишель? А убирать за тобой кто будет? Мы? Нет, друг милый. Сам уберешь! Займешься уборкой сразу после прогулки. Заодно твое художество на стене пока подсохнет, чтобы ты лучше почувствовал, что такое уборка. А ну давай поднимайся!

Надзиратель выталкивает меня из камеры.

— Давай, давай, иди пошевеливайся, не будь сонной мухой. Тебе полезно подышать свежим воздухом!

Как я ненавижу эту обязательную прогулку! Что значит этот час так называемого свежего воздуха по сравнению с 23 часами камеры?! Да это только средство усилить тяжесть ареста. Погуляй, мол, понюхай, как пахнет ветерок свободы. Он долетает иногда из-за стены, когда дует в восточном направлении.

Ну а ты там, на вышке, что торчишь со своим пулеметом? Будешь стрелять, если я сейчас побегу? Нет, я не собираюсь срываться отсюда, просто хочу ускорить течение дел. Могу ли я положиться на быстроту твоей реакции, пулеметчик? Или ты там дремлешь наверху? Надо попробовать. Раз, два, три — прыжок в сторону стены. Что же он не стреляет? Чего ждет? Стена ведь такая высокая, мне все равно не взобраться наверх…

Нет, так долго он не стал бы медлить, если бы собирался подстрелить меня. Наверное, ему не разрешают стрелять без предупреждения, он должен сказать: «Стой, стрелять буду!» А если я не остановлюсь? Стена все равно слишком уж высока. Он только смеется, глядя на мои поползновения куда-то бежать. Давай, спортсмен, тренируйся! Прыжки с шестом в нашу программу не входят. Так что дыши глубже, милашка. И — пожалте в камеру, На сегодня хватит…

Закончилась моя последняя смела, и я пошел проведать Анну. Когда я думал о предстоящей встрече, сердце падало куда-то в пустоту, а пальцы непроизвольно начинали барабанить по поручню турникета на остановке, по стеклу автобуса, по бетонному косяку входной двери общежития для медсестер, где жила Анна.

Я купил для нее красную розу. Что-то будет? Как пройдет наша первая встреча наедине, в ее комнате? Попытаться, что ли, затащить девушку в постель или чинно выпить с ней по чашечке кофе и через час отправиться восвояси?

Вот и комната 103. Звук электрического звонка сообщил о том, что я прибыл.

Дверь отворилась, и Анна упала в мои объятия. Оказывается, она испытывала ко мне примерно такие же чувства, как я к ней. Я ощутил нежное прикосновение ее губ к моей шее, и вдруг все мои страхи и опасения перед первым свиданием угасли, появилась уверенность, что все у нас с Анной будет хорошо. Нам даже не было особой нужды разговаривать друг с другом, и это не потому, что моих знаний английского и ее знаний немецкого явно не хватало. Просто мы вдруг начали понимать друг друга без слов.

Анна показала мне свою комнату, снимки, привезенные с родины, из дому, вид из окна на кирпичную стену, заклеенную рекламными плакатами.

— Что же я такая дура! — вдруг воскликнула хозяйка по-английски. — Ты же, наверное, хочешь есть?

Я засмеялся. Вот, оказывается, и первая забота у Анны появилась — накормить меня. С трудом убедил ее, что сам умею готовить. Спагетти, то есть макароны по-итальянски, она еще не пробовала. Я быстро сходил за фаршем и томатной пастой. Когда вернулся, увидел, что Анна зажгла в комнате цветные свечки.

А потом мы блаженствовали за столом, запивая спагетти красным сухим вином. Анна хвалила мои выдающиеся кулинарные способности, интересовалась рецептом приготовления. А я думал о том, что я, мужчина, впервые в жизни приготовил обед для женщины. Это ли не событие? И мысли о том, что рядом с нами постель, как-то сами собой улетучились: нам и без того было хорошо.

А потом мы лежали рядом на ее узкой кроватке и слушали музыку. Время от времени Анна вставала, чтобы сменить пластинку на проигрывателе. Мы наслаждались молчанием, теплотой тела друг друга, мерцанием свечей, постепенно подкравшимся рассветом…

* * *

Я тщательно осмотрелся перед тем, как выйти из дверей общежития: никого. Еще раз помахал Анне, выглядывавшей из-за занавески в окне своей комнаты, и пошел искать такси.

— И откуда это ты так рано? — поинтересовался Клаус, когда я заявился в семь утра.

— Великая тайна, — ответил я. — Больше пока ничего не скажу. Ты не против, если я сварю для нас обоих кофе?

— Конечно, старик. Я счастлив, что последние часы учений мы проводим вместе. Представляешь, если бы русские знали, что весь наш блок НАТО в эти часы, между шестью и восемью, спит и видит расчудесные сны…

— А что вообще произошло за эту ночь? — спросил я.

— Да ничего. Наверное, кто гулял вроде тебя, кто спал как суслик. Но все же расскажи: хорошая тебе попалась штучка? Глядя на тебя, иначе не подумаешь. Наверняка втрескался. Ходишь как пьяный, хотя и не пил…

— Узнаешь со временем, что к чему, — прервал я красноречие Клауса. — Скажи-ка мне лучше, сколько километров от Вупперталя до Фрайбурга?

Клаус захохотал.

— Ты что смеешься, как дурачок? Я тебя серьезно спрашиваю.

— Мог бы и сам додуматься. Сколько мы проехали в понедельник, а? Можешь проверить на обратном пути. Сложи пути туда и обратно и раздели на два, будешь знать.

— Осел, — проворчал я, — каждый может забыть, сколько проехал неделю назад.

Я встал и приготовил кофе на двоих.

* * *

На той неделе, когда проходили маневры НАТО, у Радайна было полно дел. Он составлял общие и индивидуальные планы унтер-офицерской подготовки курсантов: практические занятия, караульная служба, строевая подготовка. Как бы то ни было, по субботам и воскресеньям мы были все время при исполнении обязанностей. Наверное, начальство хотело, чтобы мы быстрее врастали в унтер-офицерскую шкуру.

Не предполагал я, что в качестве курсанта мне придется исполнять все унтер-офицерские обязанности.

Одним словом, курсант служит как унтер-офицер, а относятся к нему как к кандидату на звание, как к ефрейтору. Таково уж курсантское дерьмовое положение.

Обязанности унтер-офицера мне не нравились. Всю неделю, предшествовавшую маневрам НАТО, только и было разговоров, что о них. Может, начальство намеревалось провести свой «Винтекс» в рамках ФРГ? Никто не знал, когда будет дан сигнал к началу учений. Хотелось бы, чтобы это произошло не в мое дежурство, потому что такое всегда связано со множеством забот и хлопот для дежурного.

Но мне не повезло. В пятницу 12 декабря в 6.15 утра ко мне явился посыльный с паролем «Лиловая лошадь». Я немедленно сделал запись в графе «Особо важные события», а в 7.00 уже было объявлено построение.

Я доложил командиру о готовности роты. Он заявил, что мы находимся в состоянии маневров, проводимых НАТО. Затем рота была распущена, выслушав такое решение:

— Боевая тревога по паролю «Лиловая лошадь» была объявлена в НАТО в связи с актуальными событиями на мировой политической арене. Но вам не следует реагировать на эти маневры слишком взволнованно. Обучение на местности будет проводиться согласно, ранее составленному плану. Первая стадия боевой тревоги продлится 42 часа и означает постоянную боевую готовность. Стало быть, в состоянии той же самой готовности, в которой находится наша казарма, во время маневров будет жить и работать весь бундесвер.

Нам предстояло в этот день смонтировать насосную станцию. По опыту предыдущих занятий по тревоге мы надеялись к 16.00 закончить все и получить свободное время.

Наблюдая за раздачей обеда, я обратил внимание, что солдаты все время дискутируют по поводу маневров и воспринимают их серьезнее, чем того требовали указания и комментарии начальства. И объявление тревоги вызвало повышенную нервозность, тем более что взводы, отправленные на новые занятия, еще не вернулись, хотя до 12.00 должны были возвратиться в казарму.

В 13.00 я передал дела своему сменщику, переоделся и пошел в учебную роту.

За ужином дискуссии продолжались еще энергичнее, поползли какие-то слухи. Одни считали, что ночь нам придется провести в походном положении, другие сомневались в этом. «Такого у нас еще не бывало», — заявил какой-то старослужащий солдат.

Янзен спросил меня, что делать, если вдруг будет дан приказ выступить в направлении Польши.

Я с возмущением посмотрел на него, но не знал, что ему ответить. Обращало на себя внимание и чрезвычайно хорошее настроение лейтенанта Винтерфельда.

Кто-то принес новый слух: личному составу выдается не учебный, а боевой комплект боеприпасов.

— Нас, саперов, это не особенно касается, — сказал Банген.

Двое парней были другого мнения:

— Наши высшие начальники могут пойти на крайний шаг и довести дело до войны.

Солдат из крестьян, всегда осторожный в своих заявлениях, высказал предположение:

— Может, русские уже заняли Польшу?

В субботу за завтраком командир роты пошутил:

— Наверное, будет приказ двинуться на Москву, занять ее, а к ужину вернуться обратно.

После обеда неожиданно всем было приказано возвратиться в казармы. Наконец-то!

Но боевую тревогу не отменили. Включать радио, электроприборы по-прежнему было запрещено. По всему гарнизону были выставлены караулы с пулеметами. В воскресенье нас опять разбудил сигнал тревоги.

«Ну вот, теперь-то только и начнется по-настоящему», — подумал я.

— Начинается вторая фаза боевой тревоги, — пояснил командир роты. Он приказал проверить, у каждого ли при себе личный опознавательный знак и свидетельство о прививках. — Если кто-то погибнет в бою, — продолжал он, — одна половина личного знака вставляется покойному в рот, другую половину надо передать по команде для вручения начальству и семье.

Командир батальона зашел к нам, никаких замечаний он не высказал. Проверил, все ли роты находятся в надлежащей готовности.

От волнения пот покрывал наши личные опознавательные знаки под рубашками.

Не хочу умирать! Анна…

В 7.00 была раздача оружия, после завтрака — опять построение. На построении был объявлен отбой. Все вздохнули с облегчением.

Я вспомнил свой недавний сон. Командир роты, капитан Радайн, вооруженный только пистолетом, ведет солдат в атаку. Против кого? Против поляков? Что нам надо в Польше? Или против персов — на занятиях шла речь о возможном вступлении наших войск в Иран. Опасные планы, опасные сны…

Смерти я боялся ужасно. Теперь этот страх отступил. Но тем сильнее оказалось удивление: разве интересы нашего отечества, которое мы обязаны защищать «храбро и беззаветно», находятся в Иране или в Польше? Что за возня началась здесь?

Я решил держать ушки на макушке.

* * *

В понедельник меня охватило страстное желание сделать что-то наконец самостоятельно.

Я поехал на вокзал в Эльберфельде и купил все ежедневные газеты да еще журнал «Шпигель». Разыскал в гарнизоне газетные сообщения о бундесвере и военной политике ФРГ, прочитал их от первой до последней строчки, расположил по темам. Пусть это будет началом моего скромного досье.

За этим занятием и застал меня Вилли.

— Привет, старик, поздравляю, — сказал он.

— С чем? — поинтересовался я. — Мой день рождения был четыре месяца назад.

— С предстоящим завершением учебного цикла. Ведь в апреле ты станешь унтер-офицером.

— Не торопись с поздравлениями, — ответил я. — Посмотрим еще, что будет. — Говоря об этом, я думал о предстоящем бегстве с Йоргом.

— Если ты не украдешь где-нибудь на приеме серебряную ложку, быть тебе унтер-офицером, уверен, — заявил Вилли. — Дело ясное. Не понимаю, почему у тебя такое скверное настроение. Ты не рад своему предстоящему производству в офицеры?

— Расскажу как-нибудь в другой раз. Сейчас желания нет. Договорились?

— Как хочешь. А не хотелось бы тебе посмотреть какой-нибудь интересный фильм?

— Что хорошего идет сейчас в кинотеатрах?

— Я тебя не в кинотеатр приглашаю. Дома у одного моего приятеля есть видеомагнитофон, ребята собираются в шесть часов.

— А что будут показывать-то? Какую-нибудь порнографию? Или американский ковбойский фильм?

Я еще раздумывал, что бы мне было интереснее посмотреть, когда Вилли ответил:

— Ни то ни другое. Американский фильм «Холокаст», второе название — «Конец света».

Меня это заинтересовало. Вилли засмеялся, добавил:

— Будет к тому же пиво, и все это обойдется дешевле, чем в нашей столовой.

Вилли ушел, а я еще обдумывал предложение. Сидеть, заниматься вырезками из газет, анализировать статьи — дело хлопотное. Чего тут раздумывать? Вечер был для меня обеспечен.

* * *

«Что такое ОДС? Объединение демократически настроенных солдат бундесвера.

В ОДС встречаются военнослужащие, обсуждают свои актуальные проблемы. Цель ОДС — демократическое развитие бундесвера.

Какие задачи ставит ОДС?

Охрана прав солдат, улучшение условий их жизни. Это, конечно, не нравится министру обороны Леберу и его генералам.

Но каждый солдат бундесвера должен знать: в ОДС работают доверенные лица от рядовых и представители профсоюзов.

ОДС защищает также и твои интересы».

Все это я прочитал на плакате, висевшем в комнате, где должен был состояться просмотр фильма. Плакат был довольно старый, поскольку Лебер уже не был министром обороны, его сменил Апель. Надо будет спросить у Вилли, когда это произошло.

Вилли все не появлялся, хотя солдаты приходили один за другим, в том числе из казарм Гинденбург и Остмарк. Некоторые посматривали на меня с недоверием.

— Курсант, кандидат в унтер-офицеры. Наверное, явился шпионить за нами, — сказал высокий блондин.

— Брось придираться, — встал на мою защиту Бонзак. — Крайес парень ничего. Многого еще не понимает, но, по крайней мере, пытается разобраться.

Ну и дрянь этот Бонзак! Что же он меня с грязью мешает? Мог бы сказать хотя бы так: «Друзья, Крайес — один из тех, кто проявил интерес к тому, чем интересуемся и мы. Хоть он и не является больше солдатом и скоро станет унтер-офицером, он поддерживает с солдатами добрые товарищеские отношения. Добро пожаловать, ефрейтор Крайес!»

Конечно, я понимал, что никто так про меня не скажет, ведь до сих пор я считал ОДС левой и чуть ли не подрывной организацией, так что они были вправе относиться ко мне с известным недоверием.

— Пока не начали крутить фильм, хочу показать вам что-то, — заявил Мюллер, тоже сапер, специалист по трубопроводам. Он вытащил из кармана газетную вырезку и начал читать: — «Ландсхут. Рядовой медицинской службы Ульф Майер, подразделение которого находится в ландсхутских казармах Шоха, несколько дней назад заявил, что считает недействительной свою присягу на верность бундесверу, так называемую «присягу знамени», данную им в начале прошлого года. Он давно собирался выступить с таким заявлением. Последним толчком для него послужило обсуждение публичной присяги солдат бундесвера, подвергшейся серьезной критике со стороны общественности». Вот текст заявления Ульфа Майера: «Настоящим я объявляю недействительной принесенную мною присягу с обещанием «защищать права и свободы немецкого народа».

Причины, побудившие меня отказаться от присяги, следующие.

526 дней, проведенных мною на службе в бундесвере, показали, что мы, простые солдаты, практически лишены прав и свобод. Несколько раз я получал дисциплинарные взыскания за то, что носил значок с надписью «Остановите Штрауса». Мои жалобы по команде на неправомерность наказаний успеха не имели. Был отклонен также мой протест против пения солдатами бундесвера нацистской песни «С юга рейха». Заместитель командира дивизии бригадный генерал Штраус заявил мне, что пение этой песни относится к добрым солдатским традициям.

Демократические нрава граждан в бундесвере не уважаются. Начальники, если им не нравятся чьи-то убеждения, применяют насилие. Только тот солдат считается образцовым, который, отключив свой разум, бездумно выполняет все, что ему приказывают.

Сейчас по всей Федеративной Республике осуществляется процедура публичного принятия присяги, то есть солдат клянется в присутствии общественности. Очевидно, цель этого — превратить все общество в одну большую казарму. Не проявление ли это той же традиции, которая превращает нацистские песни в походные марши бундесвера и требует, чтобы подпевали все, как один? С этой традицией я не хочу иметь никакого дела. У меня иные представления о том, что такое права и свободы простого человека, нежели у тех, кто командует бундесвером. Поэтому я не считаю себя впредь связанным присягой бундесверу, которую я дал ранее».

Некоторое время все молчали, находясь под впечатлением от услышанного.

— Ну, что скажете по этому поводу? — спросил наконец Мюллер. — 1 апреля к нам поступит пополнение новобранцев, они также будут присягать. Кто знает, может быть, наш командир тоже планирует провести присягу в присутствии публики, собирается устроить из всего этого спектакль.

— Наверное, нам надо что-то противопоставить этому спектаклю. Например, устроить публичный отказ от присяги.

— Только надо как следует подготовиться, — сказал Мюллер. — Такие акции должны быть хорошо спланированы заранее. Для начала я предлагаю разработать текст письменного заявления командиру батальона. В нем мы предложим, например, принимать присягу у памятника борцам антифашистского Сопротивления, скажем, в одном из концлагерей и запланировать выступления участников движения Сопротивления перед новобранцами бундесвера.

— Письменное обращение к командиру батальона не пройдет, он сразу заявит, что это дело рук левых.

— Конечно, — сказал Мюллер. — Но ссылаться на левых ему придется лишь для того, чтобы как-то обосновать ответ нам. Пускай поломает голову. А сейчас давайте посмотрим фильм.

«Наконец-то принялись за дело, — подумал я. — Эта история с парнем, отказавшимся от присяги, очень интересна, но сюда-то я пришел посмотреть фильм, не больше».

* * *

Было о чем поразмышлять. Я ушел не попрощавшись. И фильм до конца не досмотрел. Кое-кто мог подумать, что мне стало скучно, но я просто-напросто не выдержал. Поначалу еще можно было смотреть, но к концу фильма перед глазами все чаще возникал Винтерфельд. Его образ вырисовывался все лучше и яснее. И самого себя я увидел в фильме. В черной эсэсовской форме. И хаупт-штурмфюрера Дорфа, отдававшего приказы. Это было невыносимо!..

Я сидел в пристанционном буфете, вспоминал кадры фильма. Затащил меня Вилли на эту картину, а поговорить не с кем. Наверное, придется к нему же и обратиться с моими вопросами. Но поймет ли он меня? Черт бы побрал всю эту политику!

Злость душила меня. Я вытащил из кармана листовку ОДС, порвал ее на мелкие кусочки, рассыпал по полу как конфетти. И тут же подбежал официант:

— Молодой человек, у нас так не полагается. Вот вам щетка, совок, извольте собрать все, что насорили, и отправляйтесь-ка к мамочке домой!

Утром, раздавая почту, дежурный выкрикнул мою фамилию. Письмо от Анны! Я сразу узнал его по почерку. Письмо было маленькое.

Она писала по-английски, но перевести не составило для меня труда.

Привет, Петер!

Как жалко, дорогой, что я здесь, во Фрайбурге, так далеко от тебя. Я все еще вижу тебя сидящим в моей комнате, такого спокойного, нежного. Над тобою висит мое вязанье, макраме, ты все время задеваешь его головой. Кипит чайник, или кто-нибудь дергает за ручку двери — я сразу вспоминаю тебя. Прихожу с работы, думаю, ты тут, а тебя нет. На работе в больнице все по-прежнему. До приезда в Германию, работая санитаркой, я слышала много рассказов о том, какими злыми бывают старшие сестры в больницах. Наша Катарина совсем не такая. Она помогает мне, если я чего-нибудь не знаю. Больные тоже относятся ко мне хорошо. Я всем довольна, и изучение немецкого языка продвигается успешно. Мне очень не хватает тебя, моего худенького солдата в очках, который был так нежен со мной.

Дорогой Петер, я договорилась с Катариной. На рождество два дня у меня будут свободны, я за них отработаю в Новый год. Приедешь ты ко мне или мне приехать к тебе? Два дня мы можем провести вместе и будем вдвоем, только ты и я.

Напиши мне поскорее, Петер, чтобы мы могли договориться. Я уже считаю дни, оставшиеся до рождества.

С любовью.

Анна.

Две ночи подряд мне снились сцены из фильма «Конец света». Я видел себя среди тех, кто преследовал семью героя фильма. Надо, обязательно надо поговорить с Вилли.

— Старина, я хотел тебя кое о чем спросить, — начал я, когда мы сидели в столовой.

— По поводу фильма? Ты удрал раньше всех, мне сказали ребята. Неинтересно было? Или дела заставили?

— Да нет, фильм был волнующий, вот в связи с этим у меня и возник вопрос, — сказал я.

— Что за вопрос?

— Да вот об этих концлагерях. — Я с трудом подбирал слова. — Ведь это действительно было ужасно.

— А ты знаешь, что здесь, в Вуппертале, тоже был концлагерь? — вопросом на вопрос ответил Вилли. — Концлагерь Кемна. Один из первых, сооруженных фашистами. Они убили тут больше четырех тысяч человек. И никакого памятника, никакого следа. Мы как раз боремся за то, чтобы установить памятник этим жертвам фашизма.

У меня была своя цель в разговоре с Вилли, на которую я и выруливал.

— Как ты думаешь, что за люди устроили пожар в общежитии иностранцев в Фовинкеле?

— Почему тебя это заинтересовало сейчас? Раньше ты интереса к этому делу не проявлял.

— Может быть, поразмыслив, я изменил свое мнение.

— В Фовинкеле приложили свою лапу неонацисты, я уже тебе говорил. Что тебе еще непонятно?

— Вилли, когда говорят «неонацисты», «неонацистские вылазки» — это просто слова. Объясни, что это такое на самом деле.

— Ну, чтобы ты понял, возьмем такую простую ситуацию. Группа людей одержима фанатической ненавистью к иностранным рабочим. Нацисты говорят, что во всех бедах виноваты иностранцы.[3] Они якобы отнимают у немцев рабочие места, насилуют немецких женщин и девушек, они в основном пополняют ряды преступников, особенно торговцев наркотиками. Поэтому, считают нацисты, иностранцев надо вышвырнуть вон из страны, чтобы поправить дела, чтобы все было в порядке.

— Мне не раз приходилось читать в газетах, что турки устраивают драки, торгуют гашишем и марихуаной, хотя и среди немцев немало безработных и опустившихся элементов, которые становятся гангстерами. — Я сказал это потому, что аргументы Вилли в чем-то были для меня недостаточно убедительными.

— Конечно, и среди немцев немало всякой дряни. Но представь себе: приехал кто-то из Кёльна и ограбил здесь, в Вуппертале, банк. Разве заорут вуппертальцы: «Долой кёльнцев из нашего города!»?

— Но при чем же тут иностранцы? — Мне показалось, что Вилли старается уйти от ответа.

— А вот при чем, — объяснил он. — Их стали заманивать в ФРГ, когда они были нужны как дешевая рабочая сила. И сегодня без иностранных рабочих наша экономика не может функционировать нормально. Выбросить их из страны можно, только что из этого получится? Возникнут новые трудности. Но ведь к туркам, например, когда их завозили в ФРГ, относились не как к людям, а именно как к дешевой рабочей силе. Никто не думал о том, чтобы позаботиться о решении их жилищных и семейных проблем и так далее. Понятно, что в их положении отчаявшиеся чаще становятся на преступный путь.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Представь себе, что ты молодой турецкий рабочий. Семьи у тебя нет. Подружки пока тоже нет. Вдруг ты видишь красивую девчонку. Подходишь к ней, заговариваешь. А она, наслышавшись об этих «ужасных турках», пугается и с криком убегает, но падает. Ты пытаешься помочь ей подняться, в это время появляется ее брат, или отец, или знакомый. На следующий день в шпрингеровской бульварной газетенке «Бильд», которую читают по всей стране, появляется заметка с огромным заголовком: «Молодой турок пытался изнасиловать немецкую девушку».

Тут я подумал: «А ведь Анна тоже иностранка. И кожа у нее с темным оттенком. Значит, и ее хотят выгнать из страны те, кто провозглашает лозунг «Иностранцы — вон!». Нет, Анна должна жить здесь, и Пауло тоже, и Марко, который продает овощи в лавке на углу!»

— Но ведь не только нацисты считают, что иностранцам не место в нашей стране. Многие думают так.

— Я и не говорю, что одни лишь нацисты ненавидят иностранцев. Но многие люди, рассуждающие подобным образом, уподобляются нацистам. Немало таких даже среди социал-демократов.

— В самом деле?

— Да, взять хотя бы моего отца. Он давно в социал-демократической партии Германии, по некоторым вопросам взгляды у него вполне правильные. Например, он решительно против атомного оружия. Но к иностранцам относится как шовинист. Вот такие дела. Понятно тебе?

— Да-да, — пробормотал я. Но мне хотелось подробнее узнать, что Вилли думает о таких людях, как те, с которыми связался я. — Что же делать с теми, кого ты называешь шовинистами? — спросил я.

— Обуздывать их надо, и как следует, — ответил он. — Или ты другого мнения?

— Нет, просто я подумал, что не всех их надо равнять с нацистами, может быть, кое-кто из них просто не понимает, что делает…

— Ничего подобного, — оборвал меня Вилли. — Отлично они все понимают. Или, по-твоему, кто-то участвует в безобразии, кончающемся убийством, не ведая, что творит?

Слова Вилли испугали меня не на шутку.

— А не можешь ты представить себе такую ситуацию, что человека запугали, заставив идти вместе с неонацистами?

— Что ты имеешь в виду? — рассердился Вилли. — Из твоих рассуждений можно сделать вывод, что сам ты выступаешь чуть ли не адвокатом нацистов. Одно я тебе хочу сказать: никакого сочувствия не заслуживают ни сами нацисты, ни те люди, что идут у них на поводу. Вторая мировая война унесла 50 миллионов жизней, я тебе уже говорил. Развязали ее фашисты. И если сегодня кое-кто принимается за прежние фашистские штучки, если забывает уроки прошлого, если отрицает преступления, совершенные когда-то, и пытается повернуть историю вспять, для такого человека нет никаких оправданий! — Вилли встал, сказал «будь здоров» и ушел.

Я знаю, Вилли, ты прав, твои высказывания справедливы. Только какое же место отвел бы ты мне в твоих рассуждениях, если бы знал историю моего грехопадения? Неонацисты просто-напросто сыграли на моей наивности, трусости, разыграли меня и купили по дешевке. А ведь я никакой не нацист!

Да, с самого начала разговора с тобой я знал, что и ты не сможешь мне помочь. Никто теперь не поможет мне…

* * *

Анна едет ко мне! Я пригласил ее на рождество к нам домой. Сначала хотел было отметить праздник один, здесь, в Вуппертале. Но ротная компания так надоела, Что такая перспектива показалась мне слишком унылой была идея снять комнату на пару дней. Но мои старики заартачились: раз уж считаешь девушку своей невестой, покажи ее родителям.

Я понимал, что для них знакомство с моей подружкой будет большим сюрпризом. Я же не поставил их в известность, кто она и откуда, и что она не немка, и что цвет кожи у нее не белый. Сообщил им только, что работает она медсестрой и зовут ее Анна.

Я собирался встретить Анну на вокзале в Кёльне и отвезти ее автобусом в Альсвайлер.

Я остановился перед цветочным киоском. Здесь обычно встречаются люди, которые потеряли друг друга в толпе большого города. И по вокзальному радио то и дело передают: «Господин такой-то, вас ждут у цветочного киоска перед входом в вокзал». Каждую субботу я делал здесь пересадку. А сегодня приезжает Анна! Любит ли она меня еще? Судя по письмам, любит. Но письма есть письма. Только вдруг она не приедет? Может испугаться встречи с родителями. Она, кстати, не знает, что я ничего им о ней не рассказал. Черт возьми, а надо было бы! Но теперь уже поздно.

В среду — сокращенный рабочий день, на четверг и пятницу приходится рождество, суббота и воскресенье — выходные. Подумать только — четыре с половиной нерабочих дня! На службу идти только в понедельник. Кстати, надо Анне как-то рассказать о наших с Йоргом делах. Сделаю это после рождества. В следующий раз.

Поезд прибывает на платформу 8а. Еще две минуты, Как отреагируют родители, если я предложу Анне переночевать в моей комнате? Ну наконец-то! Вот и поезд. Вагоны катятся мимо, мимо. Смотрю в окна. Где же Анна?..

Люди выходили из вагонов с чемоданами, коробками, рождественскими подарками. Эх, надо было бы купить букет цветов!

Из дверей вагона мне замахала тонкая девичья рука, Она! Конечно, это Анна!

Перрон был совсем пустой, когда мы пошли к дверям вокзала.

* * *

— Папа, позволь представить тебе. Это Анна.

— Негритянка? Э… я хотел сказать, здравствуйте, э… Анна. А что, фамилии у нее нет?

— Анна Манли. Но ты можешь звать ее просто Анна.

— Мать, иди-ка сюда скорей. Фрейлейн… э… Манки[4] пожаловала к нам.

Мать вышла из кухни, вытерла руки о фартук, в удивлении уставилась на Анну. Потом взяла себя в руки, поздоровалась.

Я предупредил Анну заранее, что родители мои люди старомодные, могут встретить ее с известной предубежденностью, но пока вроде все шло нормально. Лучше, чем я предполагал.

Отец быстро понял, что Анна плохо говорит по-немецки, и начал подбирать оставшиеся в памяти крохи английского, приобретенного в плену у американцев.

— Хотите выпить что-нибудь?

Анна улыбнулась. Мой старик ей, кажется, понравился. Выпили по глотку за встречу. Анна пошла в ванную привести себя в порядок.

Едва за ней закрылась дверь, мать зашипела на меня:

— Мог бы предупредить заранее, что приведешь с собой негритянку. Так опозорить нас на старости лет!

Отец поддержал ее:

— Все ли ты обдумал как следует? Может, у вас не очень серьезная связь? Конечно, на рождество вы можете остаться, но…

— Во-первых, Анна не негритянка, она из Малайзии. Во-вторых, я не понимаю, что тут позорного. В-третьих, отец, у нас с Анной все вполне серьезно.

Родители смотрели на меня с недоумением. В их глазах можно было прочесть немой упрек: «И такой сюрприз ты преподнес нам в святой предрождественский вечер?» Когда Анна вернулась, они оба вновь обрели вид предупредительных, внимательных людей.

Какое лицемерие!

Обед прошел спокойно и без приключений. Родители подарили Анне кулон с цепочкой. Когда вечером запели перед елкой рождественскую песенку, вроде даже веселое настроение появилось. Анна была счастлива. Она чувствовала себя как дома. Я не хотел лишать ее этой иллюзии.

Старики держали себя в руках, и рождество прошло у нас преотлично. Так хорошо я давно уже не чувствовал себя дома, можно было бы сказать спасибо Радайну, отправившему меня в командировку, — иначе я с Анной

не познакомился бы.

Мы вдвоем обсуждали совместные планы на будущее. Решили уехать в Америку, чтобы никогда больше не видеть ни Йорга, ни этой нацистской клики. В качестве школьного учителя физкультуры я, наверное, смог бы там найти работу. Анна устроилась бы медсестрой. Купили бы маленький домик, было бы у нас двое детей. Если бы мне удалось продолжить учебу, со временем я приобрел бы более престижную профессию. Нерешенной проблемой оставался только наш совместный с Йоргом план бежать за границу.

Анна, я люблю тебя!

* * *

— Второе отделение — стройся! Равнение направо! Смирно! Вольно!

Звуки команд звонко резонировали, отражаясь от потолка. Команды отдавал я. Впервые. Как командир второго отделения второго взвода военных строителей 540-го саперного трубопроводного батальона. А взводным был у меня Винтерфельд. Опять этот Винтерфельд! Наверняка это он постарался заполучить меня под свое командование. Ведь он же говорил, что со временем я стану его заместителем.

Ну погоди, Винтерфельд! В конце концов я избавлюсь от тебя и твоих людей.

Мое отделение стояло передо мной, выстроившись по ранжиру. Почти все солдаты были старше меня, у некоторых дома остались семьи. На левом фланге возвышался великан Бройер, добродушный парень, работяга. За ним — Массман из Крефельда, подмастерье цеха, ответственный за склад строительной техники. Следующий — толстый Энтенер из Гуммерсбаха. Зиги Ринкес из Юлиха, с ним мы несколько раз ездили вместе домой, нам по пути. У Зиги двое детей. Далее — Шустер. Водитель Кёлер, инженер-измеритель, он тоже сначала записался на курсы унтер-офицеров, но потом элегантно смылся, сказавшись больным. Рядом с ним — Оффергельд, нервный малый. Бонгартц, каменщик из Кёльна, староста казармы. И наконец, коротышка Пфайфер, назначенный в роту совсем недавно.

У всех, кроме Пфайфера, были ефрейторские лычки на погонах. Кто знает, может, Пфайфер и оказался в выигрыше как рядовой — во всяком случае позже его не могли призвать на занятия резервистов.

Под ложечкой у меня ныло, когда я выполнял свои командирские обязанности, особенно на моей первой утренней поверке в качестве командира. Осмотрев своих ребят, я сказал:

— Шустер, выше голову! Что стоишь как мокрая курица?

Предстоял также контроль стрижек и причесок. Винтерфельд приказал, чтобы я вел учет замечаний. Десять фамилий появились у меня в блокноте после поверки. В числе записанных оказался и Шустер. Затем рядовые были отпущены, чтобы привести в порядок обмундирование и устранить отмеченные недостатки, а командиры отделений собрались у командира роты для обсуждения плана на день.

— Что касается причесок, унтер-офицер Крайес, — обратился ко мне лейтенант Винтерфельд, — прошу, чтобы завтра все были пострижены как следует. Да и сами вы могли бы показать солдатам пример. Ваша прическа тоже оставляет желать лучшего.

Так вот командир роты покритиковал командиров отделений, чтобы не умалять их авторитет в глазах рядовых, не подрывать дисциплину.

Итак, у меня появились две проблемы: собственная прическа и стрижка Шустера. А Шустер так гордился своей шевелюрой!

— Ефрейтор Шустер, — приказал я ему, — сегодня до 19.00 прошу явиться ко мне постриженным согласно уставу.

Приказ есть приказ, однако Шустер ответил:

— Крайес, что ты выпендриваешься? У меня прическа нормальная.

Мы решили проблему полюбовно. Я рассказал ему, что Винтерфельд и моей стрижкой недоволен, и мы договорились вместе поехать в парикмахерскую.

* * *

— Ну, старик, как твоя негритянская невеста в постели? — спросил меня Йорг.

— Придержи язык, а то получишь по зубам, — ответил я. — Кстати, откуда тебе известно…

— Уж если вы под ручку бродите по Альсвайлеру, вся деревня только об этом и говорит. Знаешь, что сказал молочник? «Раз Петер завел себе негритянку, значит, ему не хватает наших немецких девушек». Послушай, я думаю, ты совершаешь ошибку. Не стоило тебе связываться с негритянкой.

— Что ты болтаешь? — накинулся я на него. — Тебя совершенно не касается, с кем я гуляю. Могу завести себе хоть китайскую принцессу, если на то пошло.

— Ошибаешься, мой дорогой, ошибаешься. Ты нарушаешь закон чистоты расы. Думаешь, мы зря боремся за восстановление старых добрых порядков? А тебе взбрело в голову найти себе черную подружку-побрякушку.

Я схватил Йорга за ворот мундира:

— Возьми свои слова обратно, не то плохо будет!

— Отпусти, мне дышать нечем!

— Я нашел тот единственный вариант, которого мне не хватало, свинья ты поганая!

— Поосторожнее, старик. Я тоже имею право высказать свое мнение.

— Дрянь ты! Ты пытаешься меня шантажировать! Но заруби себе на носу: это не какая-нибудь интрижка. Мы с Анной хотим уехать за границу, чтобы избавиться от всех — и от тебя, и от таких, как ты!

— Отлично, дело твое. Можешь ехать куда хочешь, но сперва мы должны выполнить наш с тобой план. И никаких гвоздей. Отпусти меня.

Мне бы тогда быть побдительнее, не доверяться его словам. Сколько уже раз он подводил меня! И на кой черт я ему дался? Он просто хотел оказать на меня давление, на меня, слабовольного, хотя сам уже был у Винтерфельда на подозрении как слабак, опасающийся ответственности за действия, которые могут привести в тюрьму. «Знаешь, Петер, я всегда хотел бы бороться честно», — однажды сказал он мне. При чем тут честная борьба, Йорг, когда ты по отношению ко мне ведешь себя как провокатор? Все это одно лицемерие. Достаточно того, что тебе представляется правильной, честной и необходимой составной частью борьбы убийство вьетнамцев, живущих в общежитии для эмигрантов.

Ты и Анну убьешь, если она попадется тебе под руку, А потом будешь говорить, что сделал это для моей же пользы. Что ты, мол, выполнял поручение, что это необходимо для сохранения чистоты немецкой расы, для борьбы с коммунистами и тому подобное. Послушай, Йорг Мантлер, удирать нам с тобой придется вместе, поскольку мы вместе творили противозаконные дела, и ты еще нужен мне, чтобы я смог оправдаться. Но потом — концы врозь.

Привет тебе, Петер!

Ты, конечно, удивишься, получив это письмо. Но я тебя не забыл.

Знаешь, что самое интересное? Я тоже сижу в тюряге. Правда! Если у тебя дела обстоят и посложнее, чем у меня, то все же факт остается фактом: виновные гуляют на свободе, а мы с тобой сидим за решеткой. Тебя они обвиняют в убийстве, мне вменяется в вину то, что я участвовал в демонстрациях за мир, будучи в форме бундесвера. Друзья оказали мне отличную поддержку. Из 80 человек нашей роты 60 подписали заявление протеста против моего ареста.

Петер, старина, ты знаешь, как Радайн прореагировал на сообщение в газете «Актуэлле», когда один из наших товарищей открыто выразил свою солидарность с моими действиями? Он заявил, что реакция в бундесвере на то, что произошло, приблизила его к движению в защиту мира. Вчера вечером ребята из ОДС организовали демонстрацию перед казармой. Вот уж когда господам офицерам пришлось поплясать! Всех солдат распустили по казармам на час раньше. Здорово? Конечно, прибавилось тех, кто нам симпатизирует.

Петер, я рассказываю все о себе да о себе. А ведь твои дела куда хуже, чем мои. Но и в твою защиту кое-что удалось сделать. Мы обсудили обвинения, предъявленные тебе. Знаешь, сперва я растерялся, когда услышал твою историю и узнал о том, что тебя упекли в кутузку. Теперь я понимаю, почему ты меня все расспрашивал о поджоге в общежитии для иностранцев. И я был дураком, когда заявил, что всех этих типов и тех, кто имеет с ними дело, надо стричь под одну гребенку. Я же не знал всех обстоятельств твоей связи с ними. Извини, старик.

Но не унывай! Они, конечно, хотят упечь тебя подальше.

Однако дела твои обстоят все же не так плохо, как хотелось бы кое-кому. Чтобы помочь тебе, мы, конечно, должны знать некоторые подробности.

Не будешь возражать, если я попрошу свидания с тобой, когда позволят обстоятельства? Или, может быть, напишешь мне? Дай о себе знать, потому что без твоего согласия я, конечно, никаких действий предпринимать не буду.

Будь здоров

Вилли.

Вилли, старина, спасибо, что ты не забыл меня. Ты всерьез думаешь, что ОДС может помочь мне? В твоем деле все гораздо проще, а мое такое запутанное. И противники такие сильные. Ты говоришь — напиши. Что написать? Лучше попроси, чтобы тебе разрешили свидание со мной. Да, пока не забыл, вот что я написал бы тебе еще:

Дорогой Вилли!

Спасибо за твое письмо. Конечно, мне была неприятна твоя реакция на мои вопросы. Но я понимаю, что иначе и быть не могло. Конечно, ты ни в чем не виноват, только сейчас поздно говорить об этом. Столько всего произошло за последнее время! Жизнь заставляет меня по-иному взглянуть на многие вещи. Недели две назад я зашел в нашу библиотеку. Собственно, у меня не было планов взять какую-нибудь книгу, зашел просто так.

На журнальном столике обнаружил подшивку газеты «Байернкурир», полистал ее. Газету выписывает командир и оставляет в библиотеке. Я знаю, сейчас ты хотел бы спросить, почему я пошел в библиотеку, если всегда ограничивался чтением «Боте».[5] Знаешь, с какого-то времени я стал размышлять над прочитанным, точнее, меньше доверять тому, что пишут в газетах. Стал сопоставлять прочитанное. Но вернемся к библиотеке. На полке лежали книги, какие я видел у Йорга. Были книги о Гитлере, в том числе сборники документов. Стояли там тома «Причины второй мировой войны», «Аэрофотосъемка операций войны» и другие. Трудно представить себе, что такие вещи разрешают печатать в ФРГ.

Но факт есть факт. Печатают и распространяют, в том числе по библиотекам.

Мне вспоминается наша офицерская столовая, в которой висит портрет Германа Геринга. «Мы чтим в его лице не рейхсмаршала, — говорил наш начальник, — а командира эскадрильи времен первой мировой войны». Теперь я понимаю, что имел в виду Винтерфельд, когда внушал нам: «Бундесвер — отличная школа для всех нас».

Да что писать, к чему все это? Никакой пользы от моей писанины. Поздно!

К черту начатое мною письмо! Лучше пообедаю тюремной баландой. Всего, о чем думаешь, не напишешь, а еда сейчас — единственное удовольствие. Кормят три раза в день. Точно по расписанию.

* * *

Первые две недели я отлично справлялся со своей новой ролью командира отделения. Да и особенно трудных заданий не было. Мое отделение отрядили на мытье и мелкий ремонт автотранспортных средств. Сам я сидел с другими командирами отделений на солнышке или в офицерской столовой.

Потом подошла очередь регулярного обмена опытом, что было довольно скучной процедурой. На пятницу наметили совещание, но я заранее радовался, потому что с 13.00 должен был заступить на унтер-офицерское дежурство. Мысленно я уже был в комнате дежурных, когда вошел лейтенант Винтерфельд и сразу же приступил к делу.

— Как вы, возможно, уже замечали, — сказал он, — в нашем взводе есть, кстати, как и в других частях и подразделениях бундесвера, опасные политические смутьяны, которые распространяют идеи хаоса и беспорядка. С одной стороны, они твердят о демократических правах солдат и требуют, например, снижения цен в солдатских буфетах. С другой — они умело манипулируют доверчивостью товарищей, проводя свою агитацию в пользу движения за мир в рамках так называемого Объединения демократически настроенных солдат, которое является коммунистической организацией, управляемой из Москвы…

На что нацеливался Винтерфельд, к чему хотел подвести нас своим рассказом?

— Но мы не остаемся безучастными, — продолжал он. — Сегодня мы им покажем. При обходе помещений после обеда мы проверим, не мешает ли этим красавцам их политическая деятельность выполнять обязанности по уборке, заправке постелей, соблюдению чистоты и порядка, содержанию в должном состоянии оружия. Если найдем непорядок, виновные не получат увольнительной и смогут как следует выспаться и подумать, стоит ли и впредь так же вести себя. Это, конечно, не исключает и более жестких наказаний. Чтобы у нас не было недоразумений, скажу сразу: в первую очередь я имею в виду ефрейторов Мюллера, Херманна, Бонзака и Бартельса. Думаю, мы понимаем друг друга. А теперь перейдем к следующим пунктам нашей программы на сегодня…

Бартельс? Да ведь это же Вилли!

Стало быть, при обходе казармы Винтерфельд решил поймать его. Не знаю, как родилась моя следующая мысль, но я вдруг подумал: это дело не пройдет. Надо выручать Вилли. Можно взять его проверку на себя и, даже если обнаружится что-то не то, заявить: «Все в порядке, ефрейтор Бартельс». Чем дольше я продумывал этот план, тем беспокойнее становилось на душе. Итак, я собирался, вопреки приказаниям прямого начальника, покрыть «опасного политического смутьяна» и коммуниста, которым якобы управляют из-за границы.

Время тянулось медленно. Я еще и еще раз продумывал детали плана. Надо было действовать быстро и первым войти в комнату Вилли.

Но мои благие намерения и трехчасовая подготовка к выполнению этого плана не увенчались успехом. Винтерфельд, очевидно, тоже преследовал вполне определенную цель, а посему разработал свой план. Вопреки обыкновению он первым поспешил в комнату третьего отделения и сразу же подошел к кровати Вилли.

Я так растерялся, что совсем забыл, что надо ведь проверять и других. Только когда ефрейтор Бонзак в третий раз повторил, что к проверке готов, я пришел в себя. Вилли я помочь уже не мог ничем, но Бонзаку — мог, ведь он тоже значился в винтерфельдовском списке. Я быстро проверил пуговицы на его гимнастерке и рубашке, личную посуду… Отметил, что все в норме. Слава богу, хоть что-то сделал полезного. А Вилли угодил в ловушку, поставленную Винтерфельдом, хотя у него всегда все было чистым, аккуратным. Проверяющий надел белые перчатки и провел пальцем по совку складной саперной лопаты, принадлежавшей Вилли.

— Завтра утром доложите о результатах проверки дежурному унтер-офицеру, — приказал Винтерфельд Бартельсу и бросил в мою сторону многозначительный взгляд. — Тогда посмотрим, отправитесь вы на субботу и воскресенье домой или будете учиться содержать в порядке свое место и личные вещи.

Когда мы выходили из помещения, я старался не встречаться взглядом с Вилли.

* * *

— Неплохое ты нашел себе занятие, — услышал я над самым ухом и отпрянул от стола дежурного, за которым дремал. Голос принадлежал Вилли. — Как тебе служится с голубым аксельбантом, господин старший надсмотрщик?

— Слушай, брось. Я же не по своей охоте несу унтер-офицерское дежурство.

— Может, скажешь, что не по своей охоте записался и на унтер-офицерские курсы?

— Я уже сам понимаю, что это занятие не для меня, — попытался я объяснить Вилли.

— Ага, вот как! А чем ты занят сейчас?

— Да ничем. А что я должен делать, по твоему хитрому разумению? — Вилли начал действовать мне на нервы. Я-то хотел выручить его, а он вместо благодарности делает из меня чучело. Если бы он знал о наших с Йоргом делах, о краже оружия и поджоге, о том, что через несколько дней мы хотим бежать, он не задавал бы таких глупых вопросов.

— Ладно, ладно. Я ничего плохого не хотел сказать. Но завтра тебе вновь предстоит контроль, это будет повторный контроль личных вещей Бартельса.

Вилли говорил, подражая манере и голосу Винтерфельда. Он имитировал лейтенанта так похоже, что я рассмеялся.

— Послушай, Вилли, скажи мне честно. Сегодня утром Винтерфельд назвал вас зачинщиками беспорядков, подстрекателями и так далее. Чем вы занимаетесь? И что такого противозаконного числится на твоем счету?

— Да ничего. Во всяком случае ничего, что могли бы считать противозаконным такие типы, как твой Винтерфельд. С ОДС ты немножко знаком. О Мюллере и Бонзаке тоже знаешь. Так что, по-твоему, мы делаем? Подрываем основы бундесвера? Показать, как это делается?

Я навострил уши: неужели Вилли хочет расколоться, открыться?

— Алло, Москва, Москва! Товарищи, вы слышите меня? — Вилли говорил в свои часы как в микрофон. — Я хотел бы говорить с Генеральным секретарем. Секретарь у аппарата? Отлично. Хочу спросить, когда я должен взорвать бомбу завтра: в 10 часов 13 минут или в 10 часов 14 минут, дорогой товарищ? Что? В 9 часов? Тогда я должен прервать разговор и поспешить в нашу подпольную лабораторию. Конец передачи! Конец!

Вот теперь ты видишь, Петер, как это просто делается. — И Вилли так посмотрел на меня, что я готов был поверить: действительно, он получает приказы из Москвы. — Слушай, Петер, все, что тебе рассказывают о русских, о красных, — чепуха! Я не делаю ничего противозаконного. Но те, кто сидят наверху, рассказывают вам сказки и водят вас за нос.

— А зачем ты устроил мне урок с разъяснением, что к чему? Разве что-нибудь изменилось в результате твоих усилий?

— Да, — ответил Вилли спокойно. — Кое-что изменилось. Теперь я могу говорить с тобой как с человеком, а не как с солдатом-автоматом. Два месяца назад такой разговор с тобой был бы невозможен. И еще: многие ребята подписали Крефельдское воззвание. Они хотят разоружения. Кое-какие подписи мы собрали перед казармой, выступая в штатском. Пусть кто угодно рассказывает тебе, что мы оказываем на людей, подписывающих воззвание, какое-то давление. Ничего подобного. Многие помогают нам собирать подписи. Двое из унтер-офицеров нашего батальона подписали его. Может, и ты подпишешь, раз уж мы подошли к этой теме? — Вилли полез в свой внутренний карман и вытащил какой-то листок. — Вот это воззвание. У тебя впереди целая ночь, чтобы изучить его. — Он положил листок на стол и пошел к выходу. — Кстати, чуть не забыл! Завтра в восемь утра ты должен меня проконтролировать, и если что-нибудь будет не в порядке, мне не разрешат увольнение на конец недели.

Вилли был прав, у меня впереди целая ночь. Хорошо, что завтра суббота и при назначении на увольнение не должна стоять вся рота. Списки на увольнение — не проблема, можно как-нибудь устроить.

Я взял в руки листок, который оставил Бартельс.

Огляделся. Нет, меня никто не видел. Я развернул бумажку.

«Атомная смерть угрожает всем нам, — было написано в воззвании. — Надо бороться против размещения в Европе новых американских ядерных ракет». Далее следовал ряд имен противников ядерного «довооружения», которые были мне неизвестны. Генерала Бастиана я, правда, знал, о нем говорил Вилли, да и по телевидению я его видел. Пастора Нимёллера, деятеля евангелической церкви, тоже знал. А остальные? Неужели все они коммунисты? Нет, были среди них представители «зеленых» и молодые демократы.

«Крефельдское воззвание к федеральному правительству» — гласил заголовок. Там, где оставлено место для подписей, было напечатано: «Мы обращаемся к федеральному правительству с призывом отменить решение о размещении ракет «Першинг-2» и крылатых ракет на территории ФРГ; мы призываем федеральное правительство в будущем занимать такую позицию, которая не вызывала бы по отношению к нашей стране подозрения, что она проводит политику гонки вооружений, направленную на подготовку ядерной войны, угрожающей всему миру, и в первую очередь европейским народам».

Я не понял, что опасного было в этом воззвании. Некоторые унтер-офицеры его подписали. Чего же ради должен я подсиживать Вилли, чтобы он не мог уйти в увольнительную и заниматься сбором подписей дальше?

Я сам себе удивлялся. Что со мной происходит? Неужели я могу самостоятельно принимать решения? Раньше я во всем слушался Винтерфельда и Радайна. Они уже считали меня своим.

Когда я готовил реферат, решил посоветоваться с Вилли. И это решение было правильным. Неужели я опять между двух огней? А вдруг Вилли не прав? Человек ведь не всегда во всем прав. К тому же Вилли коммунист. Можно ли доверять ему сполна? Может быть, в отношениях со мной он руководствуется всего лишь тактическими соображениями?

Да нет, он парень откровенный. Йорг, например, при каждом удобном случае подчеркивает, что относится ко мне по-товарищески, но на самом деле ни о каких товарищеских отношениях с ним не может быть и речи. У Йорга и у Вилли совершенно разное отношение к товарищам. Ах, Вилли, Вилли, заставил ты меня думать! Пожалуй, придется прочитать Крефельдское воззвание еще один раз. Да и пастор Нимёллер его подписал. А что, собственно, плохого, если и я подпишу его?

Голова у меня раскалывалась, такие мысли мне раньше на ум не приходили. И я вдруг ясно увидел перед собой картину: вот я встаю и подписываю это воззвание. Правда, кроме подписи, надо указать профессию. А что у меня за профессия? Военнослужащий. Студент?

Нет, в моем личном деле черным по белому записано: ефрейтор. Так и напишу. А теперь спрячу листок в нагрудном кармане.

Дежурный солдат в караулке еще похрапывал, когда я подписывал и прятал бумагу. Да и незачем ему было видеть это.

Ночью я спал плохо, просыпался при каждом шорохе, видел во сне Радайна и Вннтерфельда — они пытались отнять у меня Крефельдское воззвание, выставляли меня перед строем солдат как опасного террориста, показывали всем мои часы, из которых, как из репродуктора, доносились какие-то слова, переданные из Москвы.

Когда Вилли явился с докладом, что его личные вещи и место готовы для осмотра, я вышел невыспавшимся и в плохом настроении. Посмотрел, сказал: «Все в порядке, можешь брать увольнительную и отправляться домой». Когда он проходил мимо меня к воротам, я сунул ему листок с моей подписью. Только не надо больше дискуссий и поучений. Достаточно того, что я подписал крамольное воззвание. Утром мне пришла в голову мысль: а может, я сделал ошибку? Ну почему, почему меня все время гложут сомнения?

В отличие от Вилли, который стремился домой, я после дежурства к родителям не поехал. Не поехал и к Анне во Фрайбург. Мне надо было подумать, поразмышлять. Скоро мы с Йоргом удерем отсюда. Может, все пройдет удачно.

Я сидел в баре и размышлял. Нажал кнопку музыкального автомата, и зазвучала песня Хосе Фелисиано: «Слушай, как идет дождь, и с каждой каплей я слышу тебя…» С каждой каплей я слышал, что с моей стороны было ошибкой записаться на курсы унтер-офицеров, что вообще мне в бундесвере не место. Надо было выбрать какой-нибудь другой путь.

«Нам надо сломить человека, чтобы сделать из него солдата бундесвера», — сказал как-то командир роты. И это было и остается основным принципом воспитания в бундесвере. Этот путь я выбрал? Лучше бы я оставался простым сапером! Сидел бы себе под чьим-либо началом. А теперь, пожалуй, придется сидеть за решеткой. Сорваться, что ли, в Америку? Потом ко мне приедет Анна. Но наверняка между США и ФРГ есть соглашение о выдаче военнослужащих, которые сбежали во время прохождения военной службы. И значит, американцы выдадут меня боннским властям.

А что полагается за кражу оружия и поджог? Я же не убийца, меня могут обвинить только в пособничестве. Собственно, можно предъявить солдату обвинение и в том случае, если он стрелял по демонстрантам. Первый выстрел — предупредительный. Фельдфебель Визнер как-то говорил нам: «Сначала по ногам, потом в воздух. Никто ничего не докажет». Эти слова были им сказаны как бы мимоходом, но на самом деле — это явное подстрекательство к убийству. Визнера никто не собирается упрятать за решетку.

* * *

— Унтер-офицеры — ко мне! Командир роты пригласил нас в свое служебное помещение. Вам представился случай показать, чему вы научились, — сказал он. — Мы получили чрезвычайное по важности и срочности задание. В деревне Хаспе, это неподалеку от Гуммерсбаха, чепе. Там отравили колодец с питьевой водой. Надо проложить запасной водопровод, это примерно шестьсот метров. Сегодня к вечеру водопровод должен работать. Иначе людям будет нечего пить. Командует операцией капитан Климчек. Два отделения выделяются для прокладки трубопровода и монтажа скважины. Почетное задание, господа. Вспомним, как ваши старшие товарищи работали в Бохуме, когда там десять с лишним лет назад очищали пруд от ядовитых отходов. Газеты тогда писали о нашем батальоне.

Гм, стараться мне при выполнении задания или нет? Какой смысл проявлять старание, если я свой выбор профессии считаю неправильным? Набирать очки? Может быть, лучше попроситься с тем взводом, который выделен для чистки и приведения в порядок техники и оборудования?

Командир прервал мои мысли:

— Итак, возьмем первое и второе отделения. Пусть наши молодые унтер-офицеры попробуют свои силы на серьезном задании. Ефрейтору Юргенсу, ефрейтору Крайесу явиться к капитану Климчеку для получения у него задания. Вопросы есть?

— Нет, — промямлил Юргенс, удивленный не меньше моего.

Спустя полчаса я стоял у склада и следил, как нагружали автомашину. Юргенс уже уехал со своим отделением на разметку и прокладку трубопровода. За ним с небольшими интервалами отправились грузовики с шестиметровыми трубами.

Мое отделение тоже тронулось вслед за солдатами Юргенса помогать при стыковке. Нам повезло, потому что на сей раз сооружение насосной станции не было предусмотрено — источник находился примерно на 20 метров выше уровня расположения домов деревни, куда нам предстояло тянуть трубы. Работа была в общем-то несложной, хотя и спешной.

— Каким ядом отравлен колодец? — спросил Момбах. — А тебе не все ли равно?

— Да кто-то, наверное, бросил порошок или капсулу с ядом, — не унимался Момбах. — Может быть, из мести. В деревнях такое часто случается. Я вспоминаю, как у нас Шмитц насыпал Каленбергу сахарного песку в бензобак трактора за то, что на празднике стрелков его старуха танцевала с Каленбергом.

— Ерунду ты городишь, хотя и сам не веришь тому, что говоришь, — заявил Оффергельд. — Кто будет отравлять колодец из-за каких-то дурацких танцулек?

Но фантазия Момбаха увлекла многих. Действительно, интересный сюжетик он выдал. В теперешней ситуации с отравлением колодца, которая имела место на самом деле, были виноваты люди, недосмотревшие за утечкой ядовитой жидкости из бочек с химикалиями. «Бочки хранились не так, как положено», — объяснил позднее командир роты.

За все время моей девятимесячной службы в саперах это была первая работа, которая доставила моральное удовлетворение. Мы знали, что делаем, ради чего работаем. Действительно, колодец был отравлен, пришлось до самого вечера прокладывать трубы, но люди получили хорошую питьевую воду, могли кипятить ее, варить кофе, стирать, купаться. Наша работа имела смысл.

В 22.15 включили водопровод. Обрадованные и смертельно усталые, мы улеглись спать в сарае.

— Дорогие жители деревни Хаспе! Благодаря героическим усилиям двух отделений по прокладке трубопроводов 540-го саперного батальона удалось в кратчайшие сроки восстановить снабжение вашего населенного пункта питьевой водой. Наше общее спасибо самоотверженным строителям, особенно унтер-офицерам Крайесу и Юргенсу, возглавлявшим рабочие группы!

Жители Хаспе с энтузиазмом захлопали в ладоши.

— Но это еще не все, — продолжал командир батальона. — Случай с ремонтом водопровода послужил поводом для того, чтобы превратить батальон саперов-трубопроводчиков в специальную часть по восстановлению и прокладке водопроводов, о чем я и имею честь сегодня объявить. Все солдаты батальона с сегодняшнего дня поступают в подчинение министра внутренних дел земли Северный Рейн — Вестфалия. Будет образован спецотряд гражданского назначения, и этот факт еще раз подчеркивает мирный характер нашего бундесвера. Позвольте объявить о производстве унтер-офицеров Крайеса и Юргенса в лейтенанты. Ура, ура, ура!

Крестьяне разразились восторженными криками, подняли нас на плечи и пронесли по деревне.

Итак, мне таки удалось сделать карьеру. Я теперь военный специалист по снабжению питьевой водой. Но работа эта носит сугубо гражданский характер. Военные задания не придется выполнять. Наверное, теперь решится и проблема моих отношений с Йоргом — ведь мы будем в разных местах, на разных объектах и заданиях. Нас как почетных гостей доставили в палатку, украшенную цветами. Здесь для всех был приготовлен кофе с пирожными.

— Не хотите ли еще чашечку, господин лейтенант Крайес?

— Хватит попивать кофеек, в восемь надо отправляться к себе в казарму! — Юргенс многозначительно надавил мне на ногу носком своего сапога.

— Ах, черт возьми, как жалко! Все здесь было так здорово.

— Что здорово?

— Ничего, я просто так сказал.

* * *

Наш успех в Хаспе обошел все газеты. Правда, упоминали не наши имена, а только командира батальона. Меня это нисколько не удивило. Когда мы вернулись из Хаспе домой, меня, честно говоря, никакие дела, связанные с бундесвером, уже не интересовали. Я ждал Анну, которая должна была приехать в конце недели, а у меня опять были поручения по службе. Не сбрасывал я со счетов и тот вариант, что нам с Йоргом придется смыться. Кроме того, я хотел обсудить с Анной самый неприятный из вариантов — может быть, мне придется на какое-то время сесть в тюрьму.

— Скажи-ка, Крайес, — просипел в телефонную трубку дежурный у проходной, когда я сидел в унтер-офицерской комнате, — ты не знаешь такую даму, которая хочет пройти к мистеру Питеру Крайесу из второй роты?

— Конечно, это Анна. Знаю, пропусти ее!

— Оставь ее нам в караулке, она наверняка станцует нам танец живота. А то здесь так скучно. Да заваливайся и сам к нам, вместе повеселимся!

— Кончай болтать всякую гадость, пропусти ее. Это моя невеста! — прорычал я.

— Ах вот что, невеста! Тогда ничего не поделаешь. Пусть она достается тебе. Желаем кучу удовольствий.

Я бросил трубку на рычаг и побежал к двери. Анна уже выходила из-за угла. Ей эта сцена была так же неприятна, как и мне. За последние недели Анна сделала большие успехи в изучении немецкого языка, многое понимала, только с устной речью были пока еще трудности. Конечно, она поняла слова дежурного о танце живота, намеки и взгляды.

— Я сказал им, что ты моя невеста, иначе тебя не пропустили бы, — сообщил я ей.

— Невеста — это так здорово! — обрадовалась Анна.

— Разве ты не считаешь, что мы с тобой жених и невеста?

Я знал твердо: как только разделаюсь со службой в бундесвере, мы поженимся, хотя с Анной на эту тему я пока не говорил. А потом уедем за границу. Будем жить вместе. Разве это не семья?

Я послал дежурного ефрейтора в столовую проверить, как там обстоят дела, взял кофеварку и стал готовить кофе. Сейчас, в субботнее утро, вряд ли нас кто-нибудь побеспокоит.

Но тут появился гость, которого я ждал меньше всего. Это был Йорг.

— Чего тебе здесь надо? — буркнул я в сердцах, когда он демонстративно прислонился к дверному косяку.

— Понимаешь, не было охоты ехать домой, там меня всякая собака знает. Хотел осмотреться немного в Эльберфельде. Ведь в последний раз! — При этом он подмигнул мне, делая прозрачный намек на нашу договоренность. — А это, надо полагать, твоя невеста, да?

Я был ошеломлен. Йорг говорил таким елейным тоном, словно это не он совсем недавно мешал Анну с грязью. Видно, он преследовал какую-то свою цель.

— Не хочешь представить меня подруге? — спросил он.

— Что-о?

— Представить меня своей невесте, познакомить нас. Разве непонятно? — Йорг подмигнул Анне: — Привет, меня зовут Йорг, я старый добрый приятель Петера.

Девушка приняла его за шутника, ответила с улыбкой:

— Мое имя — Анна.

— А мое — Петер, — включился я в шутку, поклонившись им обоим.

— Ты здесь останешься на весь конец недели? — спросил Йорг у Анны.

— Что вы спросили? — Анна непонимающе взглянула на меня.

— Конечно, — ответил я за гостью. Только какое ему дело? — Конечно, она останется на конец субботы и на воскресенье. До воскресного вечера. У нас много дел, которые надо обсудить.

Йорг умел скрывать свои планы, а я что, не сумею?

— Ну, раз так, не буду вам мешать. Может, еще увидимся в Эльберфельде или завтра утром. Пока!

Йорг исчез. И все же почему, почему он был так любезен по отношению к Анне?

— Это твой хороший друг, да? — спросила она.

— Знаешь, друг-то он друг, да не такой уж хороший. Как видишь, он не без задней мысли всегда лезет в чужие дела.

— Что такое «не без задней мысли»?

— Нечестно он поступает. Не говорит прямо, что думает.

— И ты говоришь, Йорг такой?

— Да, иногда он бывает такой, а иногда и похуже.

Анне не верилось, что за симпатичной внешностью шутника может скрываться совсем другой человек, не такой добрый, каким он показался ей с первого взгляда.

— О наших отношениях с Йоргом я расскажу тебе в следующий раз. А сейчас давай пить кофе…

Я увел Анну в унтер-офицерскую столовую. Здесь мы никому не мешали и нам никто не мешал.

Анна на ломаном немецком языке рассказывала мне о своих мечтах: вот бы иметь маленький домик, какой она видела в одном фильме. Как хорошо нам жилось бы в нем!.. Я слушал Анну и всё пытался найти повод осторожно поделиться с ней мыслью о том, что в следующий уик-энд, может статься, в это же самое время я буду сидеть в полицейском участке и давать показания. Но сказать об этом я не решился. Ведь завтра еще будет целый день, можно сделать это и потом. Нечего пороть горячку. Поэтому я добавил от себя, что хорошо нам было бы завести кур — можно сэкономить кучу денег, питаясь продуктами со своего двора.

В воскресенье мы решили: хватит жить экономно, пора разгуляться — и отправились обедать в город. Да и что нам было делать в казарме? Сидеть рядышком и обсуждать планы, планы, планы? Я чувствовал, что становлюсь для Анны все ближе. Ближе, чем когда-либо раньше. Но мне еще предстояло сказать ей правду. Решил: скажу, когда пойду провожать на вокзал. Нет, лучше напишу ей. Напишу завтра же утром и отправлю, в среду она получит письмо. Так не хотелось портить наше отличное настроение…

* * *

Как много всего случилось в январе! И у нас, и вообще в батальоне. Не успели газеты написать об истории с водопроводом, как снова мы стали объектом печати: 19 января утонули трое солдат из третьей роты. В Вордене. В канале Везер-Даттельн. Мюллер рассказал мне:

— Лейтенант Аксен из третьей роты решил передохнуть во время учений на местности. Перекусить. Его роте предстояло еще пересечь канал — самый важный пункт учений. Но пересечь его надо было не по мосту, а переплыть — так предусмотрено программой. Переплыть в полном обмундировании, с оружием, в сапогах. Вода была ледяная. На другом берегу ждала санитарная машина. Это тоже было предусмотрено. Аксен послал на форсирование канала четверых. Они попытались было протестовать, но Аксен успокоил солдат, показал на санитарный автомобиль, стоявший на противоположном берегу: мол, в крайнем случае… Солдаты как будто успокоились и решились. Один утонул на самой середине канала. Другой пытался ему помочь, нырнул — и не вынырнул. Третьего силы оставили почти у противоположного берега. Только четвертый сумел переплыть канал. Аксен тотчас же дал команду начать спасательные работы. Но все было напрасно. Санитарная машина не могла пробиться к госпиталю вовремя — на автостраде была пробка, и оставшегося в живых бедолагу доставили в госпиталь с переохлаждением и обморожением пальцев на руках. Трупы остальных спасательная команда достала из канала уже потом.

Все мы были под впечатлением трагедии. В комнате толпились солдаты, обсуждали это происшествие.

— Мы же для них не больше чем пушечное мясо, — сказал кто-то из третьей роты, присутствовавший при форсировании канала.

— Вот именно, пушечное мясо!

— Они не соблюдают предписания, которые сами же разработали. Приказ 3/703 предусматривает, что при форсировании водной преграды сапоги надо снимать. Это самое меньшее, о чем должен был распорядиться начальник.

— Думаешь, этого было бы достаточно? Без сапог они могли бы доплыть? А ледяная вода?

— Нечего было им лезть в воду!

— Спасательных шлюпок или лодок не было, что ли?

Вопросы так и сыпались один за другим. Бонзак взял на себя роль председателя собрания:

— Что будем делать?

— Скандал, на весь мир скандалище!

Я сидел, соблюдая внешнее спокойствие, думал: «Почему бы мне не остаться с этими ребятами? Почему мне в конце недели, когда пятница идет к концу, кое-кто предлагает расправляться с красными и прочими «недовольными»? Делай для себя выводы! Если раз совершил ошибку, не вечно же за нее расплачиваться».

Вилли взял слово:

— А вот последние батальонные новости. С сегодняшнего дня у нас в казарме появился новый деятель. Это адвокат Фенкляйн, защитник Аксена.

— Что ему здесь надо? Будет вести допросы?

— Ребята, тихо! Фенкляйн — майор бундесвера, его назначили заместителем командира батальона. На время обучения офицеров запаса.

— Что-что? Он хочет защищать Аксена? Пусть только попробует! — Сандерс из третьей роты вошел в раж. — Это не защита, это укрывательство виновных!

— Парни, предлагаю поставить в известность об этом деле средства массовой информации. Замять скандал им не удастся.

— Как, Петер, поможешь нам сформулировать заявление? — спросил Вилли. — Ты хорошо владеешь пером.

— Я?

— Конечно, ты же закончил гимназию, учился в институте. Сами мы долго проваландаемся с формулировками, а тебе ничего не стоит.

Итак, мне на долю выпало выступить сочинителем листовок ОДС. Для кого? Для Вилли? Пожалуй, для него я постарался бы. Он же помог тогда мне выбраться из лап полицейских.

— Ладно. Но сделаю это только для тебя лично, — сказал я ему.

— Принято, — засмеялся он.

Два часа я пропотел над сочинением. Через два часа текст был готов. «Мясо для пушек» — гласил заголовок. Внизу, под статьей, ребята поставили подписи. Я тоже подписал статью.

* * *

Дверь камеры открывается.

— Вас вызывают на срочный телефонный разговор. Пройдите вперед.

— Кто там еще?

— Не имею ни малейшего представления. Мне приказано доставить вас к телефону.

Может быть, Анна? Конечно, это Анна. Кто еще, кроме нее, мог бы позвонить сюда?! Начальник передает мне трубку:

— Говорите побыстрей, не занимайте линию долго. У нас много срочных переговоров.

Я весь горю, как в огне.

— Анна?

— К сожалению, старик, это не Анна, — слышу голос Вилли. — Но я хотел бы переброситься с тобой парой слов. Ты не ответил на мое письмо.

— Ну и что? Я ведь не обязан отвечать всем, кто мне пишет.

— Старик, не делай глупостей. Мы поможем тебе выкарабкаться. Слушай внимательно: завтра после обеда я зайду к тебе с защитником, и мы сможем все спокойно обговорить.

— Нет, мне адвокатов не надо!

— Не будь дураком!

— По-твоему, я дурак?

— А кто же? Ты все время нам мешаешь. Мешаешь даже помочь тебе. Впрочем, я сам знаю, что делать. Будь здоров! — Вилли повесил трубку.

— Разговор у вас действительно получился короткий, — говорит начальник и приказывает: — Проводите арестованного в камеру.

* * *

В пятницу, 4 февраля, должны были начаться «учения» неонацистов группы Винтерфельда, и мы с Йоргом хотели воспользоваться случаем, чтобы удрать. Все было запланировано. Я написал письмо Анне и бросил его в почтовый ящик. Все объяснил ей в своем послании.

После окончания рабочего дня Йорг должен был заехать за мной. Мы вместе отправились бы в Эльберфельд, на вокзал, как это не раз уже бывало. Йорг и я подготовили анонимное письмо. Один экземпляр для газеты «Генеральанцайгер» и один для полиции. Я должен был передать экземпляр в газету, Йорг — в полицию. В письме было подробно описано, где и когда проводит свои «занятия» Винтерфельд. Сам Винтерфельд с пятницы занимался «военной подготовкой». Парни из других казарм, расположенных поблизости, должны были после окончания службы незаметно собраться в условленном месте. Раньше 17.00 Винтерфельд вряд ли обратил бы внимание на то, что ни меня, ни Йорга на его «военной подготовке» нет. А по нашему плану полиция к тому времени уже должна была вмешаться в делишки, проводимые винтерфельдовскими ребятами.

— На кой дьявол оповещать полицию и газеты? — спросил я у Йорга. — Смылись бы по-тихому, и баста.

Йорг засмеялся:

— Петер, ты наивный человек. Винтерфельдовские парни пострашнее полиции. Если они узнают о наших планах, нам конец — и тебе, и мне. Вот почему надо сразу поставить их под удар. Выйдет — хорошо, не выйдет — очень жаль. Как главные свидетели, мы имеем козыри в руках. Национал-социалистское движение живет! Мы его ячейка. Развалим организацию, в которую входили раньше. Наш мотив — раскаяние! А газетные сообщения используем как прикрытие против Винтерфельда и его парней. Понял? Бросив письма в почтовый ящик, мы уедем на попутных машинах в Пассау. Там у меня есть местечко, где можно переждать какое-то время, а потом отправимся в полной безопасности в Австрию.

С самого начала я относился к этой затее скептически. Не верил, что дело у нас выгорит. Все думал: не лучше ли сразу явиться в полицию. Потом я разработал свой собственный план. В письме Анне я написал, что попробую уехать в Америку, а она должна будет последовать за мной. Собственно, я планировал сначала удрать в Австрию и, если все пройдет благополучно, добраться до Вены, а уж там взять билет в Нью-Йорк.

Однако, чем ближе подходила пятница, тем больше меня охватывало беспокойство и чувство неуверенности. Перед глазами вставали газетные сообщения — «Неонацисты пытаются спастись бегством! Военнослужащие бундесвера Йорг М. и Петер К. в пятницу вечером были арестованы при попытке нелегального перехода границы между ФРГ и Австрией. На допросе оба заявили, что являются членами фронта действий вуппертальской группы солдат-националистов, которая в прошлом не раз совершала акции, вызывавшие беспокойство общественности. Йорг М. выдал полиции место, где находилось значительное количество стрелкового оружия, боеприпасов, противогазов и касок, похищенных со складов НАТО».

Не исключено, что в понедельник в газете «Генеральанцайгер» появится такое сообщение. Йорг, ничего не выйдет у нас! Меня наверняка сцапают на венском аэродроме. Нет, Йорг, я боюсь. И я думаю не так, как ты. Сорваться, бежать за границу — разве это выход из положения? Я остаюсь.

Но еще надо было пойти к Йоргу, сказать ему о моем решении.

Было четыре утра с небольшим, когда я подошел к комнате, где стояла кровать Йорга. В половине пятого он сам собирался зайти за мной. Может быть, еще спит?

— Мантлер у себя? — спросил я.

— Он в прачечной, — ответил кто-то из дежурных солдат.

«В прачечной? — подумал я. — Но ведь я же проходил мимо прачечной. Там никого не было. Почему я его не видел? Что-то тут не то: может, Йорг изменил свои планы, не предупредив меня? Хочет остаться с людьми Винтерфельда и уже сообщил им о том, что я собираюсь сделать? Или винтерфельдовские ребята сами заметили, что в нашем треугольнике — я, Йорг и они — не все обстоит, с их точки зрения, благополучно?»

Я спросил о Йорге Мантлере солдата из второй роты. Попытался объяснить дежурному, как он выглядит. Вышел ли этот человек за ворота? Дежурный кивнул:

— Только что. Мне показалось, что ребята очень торопятся.

— Ребята? Какие ребята? Что это были за ребята?

— Не имею ни малейшего представления, — ответил дежурный. — Тот, о ком ты говорил, был не один. Может, с парнями из казарм Гинденбурга. Во всяком случае, он выходил не с нашими. Но они друг друга знали. И здорово цапались. Речь, по-моему, шла о какой-то девчонке, которую Мантлер отбил или собирался отбить у одного из них. Но, думаю, все уладится.

— Уладится! — рявкнул я на дежурного. — Что тут может уладиться?

То, что Йорга прихватили его и мои, конечно, сотоварищи, если можно назвать их так, было мне ясно. Но за что? Узнали о плане побега? И что они собирались с ним сделать? А мне как быть? Пойти в полицию? Или ехать домой, как будто ничего не случилось? И тут мне пришло в голову, что если Йорг оказался в опасности, то не меньшая опасность грозит и мне. Она может подстеречь меня уже за воротами казармы. А если Йорг проговорился, то люди Винтерфельда ждут, сидя в автомобиле, когда я выйду за ворота…

Я вызвал такси по телефону от дежурного.

— Неплохо, наверное, зарабатываешь, — заметил он.

— Заткнись, много ты понимаешь!

— Ничего себе, еще новенькие лейтенантские погоны не обносил, а уже задаешься!

Парень действовал мне на нервы. Я лихорадочно ждал, когда придет такси. Дождался наконец-то! Когда мы проезжали мимо первого переулка, я увидел старый серый дизельный автомобиль, так знакомый мне. Значит, я был прав! Люди Винтерфельда хотели взять меня на остановке автобуса. Им, к счастью, не пришло в голову, что я вызову такси. Когда мы ехали с таксистом, я с удовлетворением отметил, что нашу машину никто не преследует.

На вокзале тоже все обошлось благополучно. В вагоне мне стало как-то поспокойнее. Может, я переоценил их способности? А Йорг, наверное, сидит сейчас у Марии. В караулке спор в самом деле мог зайти из-за какой-нибудь девчонки. А старых серых дизельных автомашин полным-полно в Эльберфельде. Все это я представлял себе как возможные варианты, они проносились перед мысленным взором подобно кинокадрам.

И в дневных газетах ничего такого не оказалось. Я открыл выпуск новостей дня. Все спокойно. По радио — никаких сенсационных известий, указывавших на то, что с Йоргом что-то случилось…

— Петер, для тебя тут вечерняя почта, — сказала мне мать, когда я уже собирался ложиться в постель.

— Почему же ты мне сразу не отдала? — возмутился я. — Ведь я уже три часа болтаюсь дома!

— Да ты и успел только телевизор посмотреть, даже не поужинал, — ответила мать.

Мне тут же пришло в голову, что письмо Анне, в котором все пытался ей объяснить, я успел отправить. Стало быть, можно было ждать ответа. Значит, утром надо послать новое. Или лучше отправить телеграмму, будет быстрей.

Письмо в самом деле оказалось от Анны. От возбуждения я не сумел как следует распечатать конверт, разорвал кое-как, и тут из него посыпались фотографии и газетные вырезки. А вместе с ними выпал листочек бумаги с несколькими словами, написанными рукой Анны.

К моему ужасу, это оказались те самые гнусные фотографии, которые были сделаны, когда нас с Вернером принимали в эту проклятую ассоциацию национальных солдат. Полюбуйтесь: я, в форме солдата бундесвера, пожимаю руку Винтерфельду на фоне великолепно выполненной фашистской свастики. И еще один мой снимок, с перекошенным ртом, на том же фоне. Или это ухмылка? Черт его разберет! Потом шли газетные вырезки о Поджоге в общежитии для иностранцев и о годовщине «кристальной ночи» «великого рейха». Предположения журналистов о связи всех этих событий с бундесвером были подчеркнуты красным карандашом. Мое имя — Крайес — было вынесено даже на поля вырезанных цитат из газет и заметок. Ах, свиньи поганые! Анне они, конечно, тоже послали это «досье».

А что же написала в своей записке Анна? Она не сочла нужным даже перевести свои слова на немецкий: «Нацистский выкормыш».

В понедельник за мной явились из полиции.

— Вы — Петер Крайес, дата рождения — 1 апреля 1961 года, место рождения — Аахен, служили в 540-м саперном трубопроводном батальоне?..

…Да, ребята Винтерфельда, а именно они заправляют делами в бундесвере, отделали Йорга, как свинью на бойне. Когда я уезжал на такси, он еще, возможно, был жив.

Но мне-то как теперь быть? Что за материал у винтерфельдовских людей против меня? Не знаю. Может оказаться что угодно — действительно имевшие место или сфабрикованные фотоснимки и документы заседаний, фальсифицированные протоколы. Против меня они используют теперь любую зацепку.

И Вилли мне уже не поможет. Он тоже не всемогущ, хотя в руках ОДС имеется довольно сильное оружие. Но те, кого они называют своими противниками, пока сильнее, потому что, в частности, есть среди них такие, как я. А ведь я, по сути дела, никакой не нацист и не неонацист. Меня просто использовали из-за моей трусости, нерешительности, непоследовательности. В какие преступления они меня только не втянули! Хищение оружия, поджог, повлекший за собой гибель людей, диверсия со взрывами и пожаром. Но ведь я же не хотел во всем этом участвовать!

На сколько же лет теперь меня засадят? Впрочем, все равно. За любое из этих дел мне может грозить пожизненное заключение.

Да, если я и выкарабкаюсь из заварухи, на государственной службе мне никогда уже не бывать.

И тебя, Анна, они обманули, подлецы. Вот где они нанесли мне самый болезненный удар. Недаром Йорг был так любезен с тобой. Его друзья-соперники — а между Йоргом и ними разница-то только в методах террористических действий и в отдельных деталях так называемой «программы с культом сильной личности», с рейхом в границах 1937 года и т. д. — довели до логического конца игру, начатую ими со мной. Анна, почему ты мне не позвонила по телефону, когда получила их письмо, почему поверила этим мерзавцам? Да что я жалуюсь, я же тоже один из них, если не хуже!

Теперь я понимаю, отчего у меня здесь, в полиции, забрали ремень. Повесился бы, право, да ведь они предусмотрительные. Даже шнурков в ботинках не оставили. Но у меня есть простыня! Порву ее на ленты: одна, другая, третья, четвертая… Теперь поставить стол поближе к окну с решеткой, подвязать самодельную веревку — а там черт побери вас всех!

Еще узел, еще завязка на решетке…

Простите, мама, Анна. Ну, прыгай же со стола, Крайес, чего ждешь? Самодельные веревки из простыни царапают горло.

…И тут вдруг передо мной появляется Вилли. Я вижу, как он стоит рядом с моим гробом, качает головой. «Глупый ты парень, Крайес», — говорит он.

— Послушай, Вилли, неужели я и вправду такой дурак?..

— Если не дурак, слезай со стола, — отвечает Вилли или его призрак — такой явственный, что я не могу отличить его от живого человека. — К сожалению, я слишком поздно получил твое письмо, Петер, в котором ты объяснил мне все, что с тобой произошло за это время. Вот почему меня тоже ввели в заблуждение снимки, только что опубликованные в газетах. Увы, Петер, бывает…

— А ты, Анна? Я доставил тебе такую боль, такие огорчения. Ты будешь ждать меня?..

Анна кивает:

— Да, да, я буду ждать.

— Ну, старик, — говорит Вилли, который действительно вошел ко мне в камеру, ему разрешили повидать меня как посетителю от солдат, — слезай-ка со стола! Ты ведь умеешь хорошо владеть пером, умеешь писать…

Да, он прав. Веревкой на шее делу не поможешь. Ну, держись, Винтерфельд! Я начинаю давать показания. Расскажу все, как было и как есть на самом деле. Я начинаю наконец против тебя осмысленную борьбу!