/ Language: Русский / Genre:other,

Мы Отправляемся

Григорий Иванов


Иванов Григорий

Мы отправляемся

Григорий Иванов

Мы отправляемся

Vs...

Мы сами купили этот билет. Кто-нибудь назвал бы наш поступок безумием, но дело было сделано, и вернуться назад оказалось невозможно. Голубой автобус медленно ехал в Долину... Различные страны, интересные люди, впечатления и новые знакомства окружали нас облаком беспорядочной суеты. Ты любила путешествовать, поэтому нам приходилось подолгу скитаться, не иметь постоянного места жительства. Я, как мог, помогал осуществлять твою мечту - увидеть и познать всё, всё, всё... Любопытство привело нас на тёмную сторону. Я долго сопротивлялся, не хотел прощаться с прошлым. Однако автобус остановился, дверь приоткрылась, и на горячий асфальт выпал клубок ядовитых змей. Они быстро исчезли, затерявшись в Долине, растворились в однообразии. Нам пришлось остаться ни с чем: жизнь после смерти, как выяснилось, не существует, и мрачная Долина всегда покрыта туманом... Помнится, ночь сливалась с небосводом в тёмное пятно, мы стояли у черты и следили за тем, как падают звёзды. С тихим шипением они обрушивались вниз, пронзали зеркало реки и отражались жёлтыми полосами на другом берегу искажённой реальности воспоминаний. Я тогда сказал: - Милая, мы зря выбрали этот путь. Ведь можно и не вернуться... - Долину сотворила женщина, - ответила ты. - С нами ничего не случится... - Женщина по имени Смерть?.. - улыбнулся я. - Её звали Ночь... - Долина - жизнь после смерти, она не существует. Не пора ли одуматься?.. - Сейчас уже поздно... И знаешь почему?.. - твой странный взгляд настораживал. - Объясни. - Ты сам виноват. Ты поселили в своей душе сначала Ночь, затем Смерть... и только потом меня... - Получается, что ты - то, что будет после смерти... - сказал я. Разговор начал казаться мне бессмысленным, но ты не отступала. - Открой глаза. Не важно, что было вначале: день или ночь, жизнь или смерть, кто-то или я... Главное - это сейчас. Ты сделал шаг, теперь попробуй поверить своей лжи... Мне не хотелось этого, но твоя улыбка многому обязывала...