/ Language: Русский / Genre:detective,

Три Типа Людей

Гилберт Честертон


Честертон Гилберт Кийт

Три тип людей

Г.К. Честертон

Три тип людей

Грубо говоря, в мире есть три тип людей. Первый тип это люди; их больше всего, и, в сущности, они лучше всех. Мы обязны им стульями, н которых сидим, одеждой, которую носим, домми, в которых живем; в конце концов, если подумть, мы и сми относимся к этому типу. Второй тип нзовем из вежливости "поэты". Они большей чстью сущее нкзние для родных и блгословение для человечеств. Третий же тип - интеллектулы; иногд их нзывют мыслящими людьми. Они - истинное и жесточйшее проклятие и для своих, и для чужих. Конечно, бывют и промежуточные случи, кк во всякой клссификции. Многие хорошие люди - почти поэты; многие плохие поэты - почти интеллектулы. Но в основном люди делятся именно тк. Не думйте, что я сужу поверхностно. Я рзмышлял нд этим восемндцть с лишним минут.

У первого тип (к которому вы и я не без гордости можем причислить себя) есть определенные, очень твердые убеждения, которые нзывют "общими местми". Тк, люди считют, что дети приятны, сумерки печльны, человек, сржющийся против троих, - молодец. Эти мнения ни в коей мере не грубы, они дже не просты. Любовь к детям - чувство тонкое, сложное, почти противоречивое. В смом простом своем виде оно слгется из преклонения перед рдостью и преклонения перед слбостью. Ощущение сумерек - в пошленьком ромнсе и нелепейшем ромне - очень тонкое ощущение. Оно колеблется между тоской и нслждением; можно скзть, что в нем нслждение искушет тоску. Рыцрственное нетерпение, охвтывющее нс при виде человек, вступившего в нервный бой, совсем нелегко объяснить. Тут и жлость, и горькое удивление, и жжд спрведливости, и спортивный зрт. Д, чувств толпы - очень тонкие чувств; только он их не выржет, рзве что взорвется мятежом.

Здесь-то и кроется объяснение необъяснимого н первый взгляд существовния поэтов. Поэты чувствуют, кк люди, но выржют эти чувств тк, что все видят их тонкость и сложность. Поэты облекют в плоть и кровь несмелую утонченность толпы. Простой человек вырзит сложнейшее чувство восклицнием: "А ничего пренек!"; Виктор Гюго нпишет "Искусство быть дедом". Мклер лконично зметит: "Темнеть рньше стло..."; Йейтс нпишет "В сумеркх". Моряк пробурчит что-то вроде: "Вот это д!.."; Гомер рсскжет нм, кк человек в лохмотьях вошел в свой собственный дом и прогнл знтных мужей. Поэты покзывют нм во всей крсе человеческие чувств; но помните всегд, что это - человеческие чувств. Никто не нписл хороших стихов о том, что дети отвртительны, сумерки нелепы, человек, скрестивший меч с тремя вргми, достоин презрения. Эти мнения отстивют интеллектулы, или, инче, умники.

Поэты выше людей, потому что понимют людей. Нечего и говорить, что многие поэты пишут прозой - Рбле, нпример, или Диккенс. Умники выше людей, потому что не желют их понимть. Для них человеческие вкусы и обычи - просто грубые предрссудки. Блгодря интеллектулм люди чувствуют себя глупыми; блгодря поэтм - ткими умными, кк и подумть не смели. Однко люди делют из этого не совсем логичные выводы. Поэты восхищются людьми, рскрывют им объятия - и люди их рспинют, побивют кменьями. Умники презирют людей - и люди венчют их лврми. В плте общин, к примеру, много умников и немного поэтов. Людей тм нет.

Скжу еще рз: поэты - это не те, кто пишет стихи или вообще что-нибудь пишет. Поэты - те, кому вообржение и культур помогют понять и вырзить чувств других людей. Умнику вообржение и культур помогют, кк он говорит, "жить интеллектульной жизнью". Поэт отличется от толпы своей чувствительностью, умник - своей бесчувственностью. Он недостточно тонок и сложен, чтобы любить людей. Его зботит одно: кк бы порезче их отчитть. Он знет: что бы эти необрзовнные ни говорили, они не првы. Умники збывют, что необрзовнности нередко присущ тонкя интуиция невинности.

Рзберем один пример. Возьмите первый попвшийся юмористический листок, и вы увидите шутки о теще или свекрови. Вероятно, они окжутся грубыми - они ведь рссчитны н толпу; вероятно, тещ - толстя, хилый зпугнный зять ходит н здних лпкх. Однко см проблем тещи длеко не прост. Дело не в том, что тещи толсты и грубы; довольно чсто они бывют изящными и непрвдоподобно лсковыми. Дело в том, что, подобно сумеркм, отношения с тещей и свекровью слгются из двух чувств. Эту сумеречную суть, эту непростую и щекотливую проблему может вырзить поэт, чще всего - умный и првдивый прозик вроде Джордж Мередит или Герберт Уэллс, чью "Анну-Веронику" я только что с нслждением перечитывл. И я поверю им, потому что они пользуются волшебным ключом гзетной криктуры. Но приходит умник и говорит: "Тещ не что иное, кк нш соотечественник. Половые рзличия не должны влиять н чувств. Тещ - бртский интеллект. Пор нконец освободиться от этой первобытной семейной иеррхии!" И вот когд он это скжет ( он скжет именно тк), я отвечу ему: "Сэр, вы глупее грошовых листков. Вы пошлее и вздорнее смого нелепого куплетист. Вы грубее и невежественнее толпы. Вульгрные остряки поняли хотя бы всю сложность дел, только не могут кк следует вырзить. Если вы действительно не видите, чего не поделили мть жены и муж дочери, вы не тонки и недобры, вм не понять глубокой и тинственной души человеческой".

Другой пример - стря пословиц "Вдвоем хорошо, втроем похуже". Это истин, вырження по-нродному, другими словми - вырження неверно. Втроем совсем неплохо. Втроем очень хорошо; дружить лучше всего втроем, кк дружили пончлу три мушкетер. Но если вы считете, что вдвоем и втроем - одинково, если вы не видите, что пропсть между двумя и тремя больше, чем между тремя и тремя миллионми, я вынужден скзть, кк это ни прискорбно, что вы - умник и ни вдвоем, ни втроем вм хорошо не будет.