/ Language: Русский / Genre:detective,

Капкан Для Интеллектуала

Г Касьянов


Касьянов Г

Капкан для интеллектуала

Касьянов Геодим

ФИЛИПП КОНУСОВ: Капкан для интеллектуала.

НОЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ.

Была весна,когда произошла эта необыкновенная история.И началась она весьма скверно.

Накануне я весь день бегал по этажам и приемным родного института и пробивал через начальство отчет по тематике нашей лаборатории.Начальство упрямилось,но вовсе не потому,что понимало что-то в отчете,а по той причине,что не хотело финансировать это направление.Однако в конце дня отчет - с оговорками - удалось подписать.После работы я отправился к старому знакомому - он отмечал годовщину свадьбы,и вот теперь,во втором часу ночи пешком возвращался домой.

Ночь была морозной и асфальт,еще недавно мокрый от растаявшего днем снега,покрылся тонкой коркой льда.Улица была тиха и безлюдна.Спустившись от освещенного перекрестка вниз,к пустырю,я увидел впереди темный силуэт человека.Человек стоял,согнувшись над какой-то сумкой или рюкзаком - издали было непонятно.Услышав мои шаги,человек выпрямился и посмотрел в мою сторону.Недрогнувшей походкой я подошел ближе и тут увидел,что на земле лежал вовсе не рюкзак.На земле лежал мужчина.Он лежал,свернувшись клубком и уткнув лицо в

мерзлый асфальт,а левая рука его странным образом была загнута за спину.Пола плаща задралась и обнажила желтую подкладку.

Я остановился.

- Он без сознания,- глуховатым от наряжения голосом сказал тот,что стоял с ним рядом.- Я иду,смотрю,а он лежит.Наверное,упал и ударился.

Я присел на корточки и взглянул на лежавшего сбоку.Лицо его вдавилось в асфальт.Я нахмурился и покачал головой.

- Непохоже,чтобы случайно упал.Вы откуда шли? С какой стороны?

- Оттуда,- человек махнул рукой в сторону домов,которыми начинался академический поселок,благоговейно именуемый Академгородком.

- Навстречу кто-нибудь попадался?

- Нет,- он встревоженно помолчал.А вы думаете... он мертв?

- Мне кажется,да.- Я не отрывал глаз от свернувшегося клубком тела.Уж больно лежит неаккуратно.

Человек присел на корточки по другую сторону от лежавшего.Мы помолчали.

- В тех домах есть переговорный пункт,он открыт круглосуточно.Человек посмотрел на меня вопросительно.- Я сбегаю туда,позвоню,а вы тут покараулите.Пойдет?

Я подумал и согласно кивнул.

- Только звоните сразу в милицию,про скорую она сама сообразит.

- Конечно.

И он торопливыми шагами отправился к поселку.Я встал и огляделся.Следов крови не видно и вообще никаких подозрительных пятен или предметов в поле зрения нет.Просто лежит на тротуаре скрученный в жгут человек.Тело,бывшее совсем недавно человеком.Сверху бесстрастно глядит черное звездное небо...

Лицо его уткнулось в асфальт; это потому,что он падал на землю уже мертвым; если бы еще был жив - обязательно отвернул бы лицо в сторону; таков инстинкт.

Через двадцать минут рядом со мной остановился милицейский газик.Из него выпрыгнули двое в форме и подошли к изогнутому телу.Наменя,кажется,не обратили внимания.Подойдя,бегло осмотрели труп,потом один из них оторвал от асфальта верхнюю часть туловища,а другой стал разглядывать лицо.Я взглянул тоже и широко раскрыл глаза.

- Стоп! - сказал я и сделал шаг ближе.

- Что такое? - спросил милиционер и настороженно уставился на меня.

Я молча рассматривал мертвое лицо.Да,теперь я его узнал.То-то мне с самого начала показалось,что я видел где-то этот плащ с желтой подкладкой...

- Он живет здесь,в поселке,в общежитии для молодых специалистов,сказал я и поправился: - то есть жил.А работал,кажется,где-то в институте техником.

- Вы его знаете? - спросил один из милиционеров,на нем были погоны младшего лейтенанта.

- Нет,но я живу там же.Выше этажом.

- Это вы нам звонили?

- Нет.До меня его обнаружил какой-то мужчина, он пошел звонить на переговорный пункт.

А назад не вернулся,подумал я.Предпочел умыть руки.

- Иди вызывай группу,- приказал лейтенант напарнику и повернулся опять ко мне.

- Документы есть?

Я пошарил в карманах и достал служебное удостоверение,которое имел обыкновение носить с собой.

- Так,- сказал младший лейтенант.- Кем работаете? Точный адрес? Откуда и куда направлялись?

И я сразу оказался в роли ученика,экзаменуемого у классной доски.Не очень приятное ощущение.Впрочем,допрос,или,если угодно,беседа,закончились довольно быстро,после чего я был отпущен с миром.Отойдя на несколько сот шагов,я оглянулся: у места происшествия появилась еще одна машина.Возле тела бывшего техника кипела работа.Бог вам в помощь,ребята...

Я пошагал дальше.Над крышами домов висел тонкий ущербный свет луны.

Приключение это,надо честно признаться,через несколько дней забылось: работы в то время было выше головы; наука поглощала все мое время и мысли.Но прошла неделя и об этой ночи пришлось вспомнить.

НАУЧНЫЕ РАБОТНИКИ.

Я захлопнул тетрадь,оттолкнул от себя микрокалькулятор и взглянул на часы: было без пяти минут три.Все,хватит.Сейчас подойдет Олег,он звонил еще утром и сказал,что придет в три часа.Я откинулся на спинку стула,повернул голову и уставился в окно.

Весеннее бледноголубое небо выглядывало из-за серой громады здания экспериментальных мастерских,стоявшего рядом с научным корпусом института.Вид из окна не радовал глаз.Солнце,бившее в окно сбоку,высвечивало на стекле многолетнюю пыль и мелкие капли краски,оставшиеся на нем еще со времени последнего капремонта помещения.Когда же он был,последний капремонт? Да уж года три тому назад... Нехорошо.Скоро наступит время весенних субботников,надо будет обратить на это окно внимание коллектива.

Я отвернулся от окна и перевел глаза на Веню Рожнова.Ведущий инженер сидел на стуле возле установки,слегка напоминавшей паровоз братьев Черепановых в уменьшенном масштабе,и что-то записывал в тетрадь с синей обложкой.Черная,как смоль,борода его выглядывала из-за ушей,могучая шея распирала воротник желтой рубашки.Веня Рожнов управлял паровозом,не поднимаясь со стула.

Я повернул голову вправо.

В углу,слева от входной двери шелестел длинной бумажной распечаткой,только что принесенной из машинного зала,научный сотрудник Альберт Дутяев.Нервный и худосочный,каким и положено быть научному сотруднику.Упершись глазами в полотно бумаги,он стучал пальцами по

столу,отбивал такт ногами и шмыгал носом.Видимо,в распечатке содержалось нечто интересное.

Мерно гудел вентилятор,обдувавший паровоз Черепановых; шуршала бумажная простыня в руках Альберта; я неприязненно косился на калькулятор,лежавший на моем столе.Надоело все.Устал.

Тут звякнул колокольчик,обязанный привлекать наше внимание к входной двери.Дверь,к сожалению,открывалась без скрипа,поэтому колокольчик был настоятельно необходим: однажды Веня задремал возле паровоза и не среагировал на появление заводелом. Зав выключил установку - не всякий зав в состоянии это сделать - и сказал очнувшемуся инженеру,что приборы в такой ситуации надо обесточивать...

На этот раз колокольчик возвестил о появлении молодого человека лет двадцати пяти,высокого,в очках и с прической ежиком.Он заглянул в дверь,молча поманил меня пальцем и скрылся в коридоре.Это был Олег.Я вышел вслед за ним; мы прошли в конец коридора и стали у

окна.Олег закурил,посмотрел на меня,но ничего не сказал.

- Ну? - спросил я его.- Отчего у тебя чело хмурое? Что случилось?

Мы знали друг друга давно,еще с первого курса института,хотя учились на разных факультетах.Свела нас вместе засасывающая,поглощающая страсть оперативный отряд.И стремление к всеобщей справедливости,будь оно неладно.И здесь,в НИИ,куда мы попали с ним по распределению,Олег начальствовал в местной институтской опергруппе,состоявшей из рисковых молодых людей.Я же стал потихоньку отходить от этих забот,все больше увлекаясь наукой. Но не всегда такое отступничество сходило мне с рук,поэтому к визитам Олега я относился с особым вниманием.

- Посоветоваться надо,- сказал Олег,пыхнув дымом в сторону.- Ты как,мыслить сейчас в состоянии?

- Пока в состоянии,- буркнул я,сунув руки в карманы.

- Уже хорошо,- удовлетворился он,глубоко затянулся и спросил: - Ты помнишь своего соседа по общежитию,которого недельку назад убили?

- Помню,конечно.Четвериков его фамилия.

Олег покосился на меня.

- А знаешь,как его убили?

- Нет.

- Проткнули сердце шилом.Прицельный удар в грудь.Через одежду,заметь,не всякий сумеет.

Я помрачнел.Что за звери бродят по ночам на наших улицах?

- А за что его? Хулиганство или что-то другое? - поджав губы,спросил я.

- Что-то другое.В том-то и дело.Поэтому нас попросили подключиться.

- Ну да? Смотри-ка! Вспомнили.Давай,подключай.

- Ты,конечно,слышал о квартирных кражах в академгородке?

- Ага.

Это было наказание Господне.Уже три месяца в наших краях удачно и дерзко орудовала шайка квартирных воров.Они работали днем,вскрывали богатые квартиры,когда хозяева были на работе,дети - в школе,похищали ценные вещи и всегда крупные суммы денег.И исчезали бесследно.Местному угрозыску сейчас приходилось туго.

- Суть вот в чем.Четвериков видел одну похищенную вещь на барахолке.Олег рассеянно ткнул сигарету в общественную пепельницу - тарелку,уведенную кем-то из буфета.- Магнитофон.Он его узнал,потому что раньше ремонтировал.А потом хозяина обокрали и магнитофон

пропал.Четвериков знал об этом.

- Ну,и что дальше?

- Дальше все пошло не очень ладно.Продавец оказался тертым калачом; он почуял неладное и решил быстренько смотаться.А Четвериков стал неподалеку и решил сесть ему на хвост.Тут к продавцу подошел один тип.Свой человек.Он помог ему собрать товар и вдвоем они

сразу исчезли,Четвериков глазом не успел моргнуть.Народу-то много,где ему.

Я нетерпеливо покивал головой,соглашаясь с этим объяснением.

- Ну вот,теперь самое главное.Четвериков узнал этого типа,он его видел где-то в академгородке.И на свою беду трепанулся об этом в общежитии.Будучи под градусом.Сказал,что обязательно найдет его и прижмет,он у него не вывернется,как на барахолке.Хотел,как я понимаю,шантажировать.Но не успел.

И Олег сурово посмотрел на меня,будто именно я был виноват в том,что Четвериков не успел... Я ответил ему заинтересованным взглядом.

- Ну-ну.А ты откуда все это знаешь?

- У уголовного розыска длинные уши.

- Ага... А как он описал внешность этого типа? Ну,которого видел здесь,в академгородке.

- Никак.Не захотел.Может быть,опасался.Зато проболтался,где он работает.

- Где?

- У нас в институте.

Я обалдело уставился на него.Потом на тарелку с окурками.Потом в окно.

- А... в каком подразделении?

- Он сам не знал.Собирался выяснять.

- Угу...

Молчали мы довольно долго.Потом Олег сказал:

- Самое главное сейчас - не сбиться на повальную подозрительность.Наломаем дров.

- А вообще-то конкретно,что надо делать?

- Конкретно - искать похищенные вещи.Их сбывают не только через барахолку.Не исключено,что и у нас в институте.

- Ну-у,вряд ли.Это опасно.

- Опасно,но чем чёрт не шутит...Отморозков везде полно.А главная задача - вычислить,кого мог видеть Четвериков на барахолке.

- Ишь ты! Совсем просто.

- Трудновато,не спорю.Вот и подумай,поразмышляй на эту тему.Предложи какой-нибудь план,надо же с чего-то начать.Ты у нас умный.

Я поразмышлял тут же,у окна,и честно сказал:

- Олег,тут может помочь какая-нибудь случайность.Или дополнительная информация.

Олег пожал плечами и потянул из кармана еще одну сигарету.

- Если будет еще информация,я тебе сообщу.А пока... думай.И присматривайся.

И мы разошлись в разные стороны.

НЕПРИЯТНОЕ ИЗВЕСТИЕ.

Лиха беда начало.Через день после нашего разговора Олег,звякнув колокольчиком,снова заглянул в дверь и вежливо поинтересовался:

- Тебя можно на минутку?

В комнате стояла тишина.Веня Рожнов,запустив руку в трубу паровоза и страдальчески морщась,крутил внутри какую-то регулировку.Дутяев,забрав в кулак подбородок,бессмысленными глазами смотрел прямо перед собой.Наверное,просчитывал что-то в уме.Я медленно собрал вместе руки,ноги и,оторвавшись от стула,тихо вышел за дверь.В полутьме коридора Олег блестел стеклами очков и молча ждал.

- Пошли? - мотнул он головой.

- Пошли.

И мы направились к окну.Там,закурив сигарету,он спросил:

- Ты казначея в нашем профкоме знаешь? Анну Игнатьевну.

- Нет.Это важно?

- Вообще-то неважно.Важно то,что вчера вечером она пришла ко мне и мы долго беседовали.Она рассказывала интересные вещи,которые логически в голове у меня как-то не укладываются.Суть в следующем: она обнаружила,что сейф,где документы профкома хранятся,кто-то открывает

в ее отсутствие и роется в бумагах.А ключ хранится только у нее или

у председателя профкома,иногда она ему ключ отдает по его просьбе.Больше ни у кого в руках ключ не бывает.Ну вот,она утверждает,будто уже не раз замечала,что документы в сейфе лежат совсем

не так,как она укладывала их перед этим.Объяснение таким фактам она

найти пока не может.

- А преседатель знает об этом?

- Знает и тоже удивляется.Даже не верит.

- Ну,что ж, - глубокомысленно произнес я, - нечему тут удивляться.Значит,ключ от сейфа побывал в чьих-то воровских руках,только и всего.Надо искать.Просто так это дело оставлять

нельзя,могут быть неприятные последствия,если профком вздумает в этом сейфе,например,деньги хранить.

- Они и хранят,- коротко сообщил Олег и посмотрел на меня,прищурившись.- Правда,небольшие суммы,несколько сот рублей.

Эге! Это уже интересно.

- И что,деньги не исчезают?

- Нет,деньги все на месте.

- М-м... Странное обстоятельство.

- Ну-ну! - Олег усмехнулся и помолчал.- Так что ты можешь сказать по этому поводу?

Я пожал плечами.

- Что сказать... Надо приглядеться к людям,которые имеют доступ к сейфу.Не к ключам,а именно к самому сейфу.Чтобы его открыть,надо же вначале к нему подобраться...

Олег сунул окурок в общественную тарелку.

- Я спрашивал Анну Игнатьевну,кто по ее мнению,может это делать.Она ничего не могла сказать.Но обещала приглядеться.

- Слушай,а с райотделом ты не связывался? - вспомнил я о работниках правопорядка,курировавших наш институт.

- Не связывался.Это бесполезно,им сейчас не до нас.

- Что так?

- Ну,ты знаешь о квартирных кражах в микрорайоне.Они из-за этого в запарке.

Мы помолчали.

- А что за документы в сейфе хранятся? - спросил я.

- Да самые обычные,какие в любом сейфе водятся,- голос Олега звучал уныло.- Путевки в дома отдыха в отдельной папке лежат,ведомости уплаты членских взносов,заявления граждан на материальную помощь.Еще что-то,не помню уж,о чем она говорила.

- А с путевками все в порядке?

- В порядке.

- Бессмыслица какая-то,- сказал я,слегка раздражаясь.- Какого черта ему нужно в этом сейфе?

Мы снова замолчали,глядя с грустью в окно.Из него открывался вид на громадный пустырь перед институтом,весь покрытый сухой блеклой травой.Весна была теплой,поэтому снег уже сошел и странная серая масса,покрытая пылью,закрывала землю.Пройдет немного времени,сквозь мертвый покров прорастут живые побеги и пустырь вновь покроется зеленым ковром.Всему свое время.

- Зайди вечером в опергруппу, - сказал Олег,- я принесу список людей,которые работают недалеко от сейфа.Будем разбираться.

- И постарайся узнать,по каким числам и дням недели происходили эти криминальные события,- добавил я задумчиво.- Вдруг какая-нибудь система обнаружится.

Олег улыбнулся.

- Думаешь,по календарю работают? Счастливые дни выбирают?

- Как знать,как знать.Мотив-то неизвестен.

Когда я вернулся в лабораторию,Альберт Дутяев посмотрел на меня чуть насмешливо.

- Секретное совещание о состоянии преступности в институте? - ехидной скороговоркой спросил он.- Или обсуждение статей Уголовного кодекса?

Хм,ишь,какой приметливый! А я думал,он весь поглощен работой.

Веня раздвинул в улыбке бороду.

- Чьих,говоришь,статей? Уголовного кодекса? Это кто такой? Который в очках?

Альберт коротко хохотнул.

- Ну уж,- возразил я,садясь за свой стол,- тогда ты - кодекс этого...строителя коммунизма.Прямо вылитый.

Альберт опять коротко рассмеялся.

- А ты чего все хихикаешь? - переключился я на него.

- Виноват,- откликнулся Альберт,- это все от нервов.Директор звонил только что,интересовался,кого у нас на рабочем месте нет.Сказал,проверять придёт.Вот я и разнервничался.

- Хватит врать-то.Вам бы все хиханьки да хаханьки,- ворчливо сказал я.- А преступность - она не дремлет.Хоть в рабочее время,хоть в нерабочее.

- А что,и у нас в институте тоже? удивился Альберт.

- А что,институт исключение? Такие же люди работают,как и везде.

- Что-нибудь серьезное?

- Пока неизвестно.Скорее - странное.

- Если в институте - это плохо,- заявил Веня.- С такими явлениями надо бороться.

- Вот мы и боремся! - суровым голосом сказал я.

Зазвонил телефон,стоявший на лабораторном столе возле паровоза Черепановых.Веня потянулся и взял трубку.

- Тебя,- сказал он,поворачиваясь к Альберту.Дутяев встал и ленивыми шагами пошел к телефону.

РАЗМЫШЛЕНИЯ.

Вечерело.Узкий четырехугольник окна стал серым,сумерки сгустились и мы зажгли верхний свет.Комната была длинной и тесной от большого количества старой и пыльной мебели.Раньше здесь располагалось многочисленное подразделение вахтеров,день и ночь охранявших

все входы и выходы института,теперь - опергруппа,работавшая в контакте с инспекторами уголовного розыска.Вахтеры давно переселились.Однако вахтерские шкафы,забитые доверху бланками пропусков,актов задержания и еще какими-то мудреными бумагами,продолжали непоколебимо стоять вдоль стен,заполняя пространство.Стирать с нихпыль,разумеется,было некому.

После долгих обсуждений мы выделили из многочисленной компании,имевшей рабочее место неподалеко от сейфа,трех человек,исключая саму Анну Игнатьевну; один из них контроллер ОТК опытного цеха - сидел в той же комнате,что и казначей,совсем рядом с сейфом; две

женщины обитавшие в соседнем помещении,ежедневно приходили сюда

пить чай; одна из них работала в отделе снабжения,другая - кладовщицей в инструменталке.Никаких компроментирующих данных на этих людей у нас не было,мы выделели их только потому,что они чаще других бывали в этой комнате.Прочие появлялись нерегулярно.Приходили,решали какие-то вопросы и уходили.А если и оставались "почесать языки",то ненадолго и сейфом,разумеется,никто не интересовался.Кому он нужен? Комнату после работы закрывали на замок и ключ сдавали на вахту,но к сожалению двери всех близлежащих помещений открывались одним и тем же ключом: замки отдел снабжения закупил одинаковые.Была еще одна интересная подробность: находясь в помещении,где стоял сейф,можно было закрыть замок на защелку и тогда попасть в комнату снаружи становилось невозможно.Это гарантировало "медвежатника" от случайностей во время работы с сейфом.

Кем же он был,"медвежатник"? На этот главным вопрос ответа мы не могли найти.Да и как его найдешь,если неизвестен мотив,объясняющий его действия? Зачем надо тайком открывать сейф? Что ищет злоумышленник в ворохе бумаг,лежащих на полках? Почему,в конце концов,он не трогает деньги?

- Ты узнал,по каким числам сейф открывали? - спросил я Олега.

- Последний раз - десятого числа,а когда это случалось раньше - она не помнит.

- Хм,десятого... ,а восьмого получка.

- И квартальную премию весь институт восьмого получал.

- Да... Но больших денег-то в сейфе не было!

- Было семьсот с чем-то рублей,однако,на них не польстились.

- Ага.А на что польстились?

- Да ни на что.Ничего не пропало,просто бумаги лежали совсем не так,как были положены.

- Угу.Но этим-то,- я ткнул пальцем в бумажку,на которой были написаны три фамилии,- этим-то зачем надо в документах рыться? Они же в открытую могут Анну спросить,если их что-то заинтересует.Верно?

Олег промолчал.

- Не там ищем.И не так,- угрюмо сказал он немного погодя,подошел к окну и уставился в чернеющий треугольник.А я положил на стол кулаки,водрузил на них подбородок и принялся разглядывать облупленную поверхность стола.

- И все-таки эта комбинация каким-то образом связана с деньгами,я в этом убежден,- сказал Олег,не оборачиваясь.- Кроме корысти здесь ничего нет.В сейфе начало какой-то длинной цепочки,на конце

которой - деньги.Другого объяснения я не вижу.

- Деньги...- повторил я и хмуро уставился ему в спину.

В самом деле,перед нами маячит,скрываясь в тумане,какая-то

хитроумная комбинация.Цепочка,на конце которой - деньги.Вполне может быть,отчего нет? А начинается цепочка с профкомовских документов и ведет далее в неизвестность.От каких,интересно,документов она ведет в эту неизвестность? А если предположить,что... Тут я некстати вспомнил,что на милицию сейчас рассчитывать не приходится,у нее

дел по горло.И в голове у меня в этот момент будто выключатель щелкнул и осветил... не то,чтобы цепочку,но направление,по которому могли уходить от сейфа ее звенья.Я поднял голову и замер,прислушиваясь к этой мысли,как музыкант прислушивается к звучанию инструмента: фальшивит или не фальшивит? Кажется,нет.

Олег повернулся и посмотрел на меня внимательно.

- Ты не стихи сочиняешь? - с удивлением спросил он.Я блаженно

улыбнулся.

- Поэму.

- Что,вдохновение подперло?

- Накатило.Слушай,знаешь,когда они снова в сейф полезут?

- Кто это - они?

- Не знаю.Но если я правильно рассуждаю,то через пять дней.

- Почему?

- Потому,что сегодня пятое число.

- А через пять дней будет десятое.Экая догадливость! А почему бы им восьмого не забраться в него? Заодно,может,скажешь,зачем это надо?

- Скажу,так и быть.Хотя не ручаюсь,что все именно так и есть,как я думаю.

- Это хорошо,что не ручаешься,- усмехнулся Олег и полез опять в карман за сигаретами.- Человек всегда должен в чем-то сомневаться.Сомнение двигатель прогресса.Ну,давай,рассказывай.

Буквально через пять минут он подтвердил свою приверженность такому взгляду на прогресс,подвергнув сомнению все пункты моих рассуждений.

- Но,- сказал он,подводя итог возникшей между нами по этому поводу дискуссии,- сомнения пусть остаются,а к десятому числу надо хорошо подготовиться.Давай-ка подумаем на эту тему.

ЛОВУШКА.

Наш план заключался в следующем: после окончания работы,когда схлынет волна бегущих домой людей,пройти в здание экспериментальных мастерских,с помощью заранее полученного от коменданта ключа скрытно проникнуть в комнату,где стоит сейф,и закрыть ее изнутри - но не

на защелку.И ждать.В комнате стоит большой старый шкаф,где в часы работы вешают верхнюю одежду; в этот шкаф мы намеревались спрятаться,если кто-то начнет открывать дверь снаружи.И кто бы ни попал к нам в руки - тут же,не отходя от сейфа,начать его колоть.Колоть по всем правилам,упорно и настойчиво,хоть до утра.Не может быть,чтобы застигнутый врасплох на месте преступления злоумышленник не признался во всем.Так думали мы.

В конце рабочего дня десятого числа Олег пришел ко мне,сел у стола на скрипучий стул и затеял разговор о трудностях,переживаемых ныне,в связи с разгоном доблестной когда-то народной дружины.Он говорил и поглядывал рассеянно на Веню Рожнова,все еще сидящего около своей установки.

Прошли те времена,когда по вечерам из опорного пункта милиции выходили толпы людей с красными повязками на рукавах и,весело переговариваясь,расходились по маршрутам.На маршрутах было тихо и спокойно: то ли кто-то их составлял соответствующим образом,то ли еще

какая причина,но если за все время дежурства кому-либо из дружинников удавалось притащить в опорный пункт пьяного мужика с разбитым носом,то на него сбегалась смотреть вся дружина.Стояли вокруг молча глядели,пока не приезжал желтый фургон из вытрезвителя.Потом все

выходили на свежий воздух,курили и рассказывали друг другу страшные истории.Так проходило дежурство.

Однако все это,увы,осталось в прошлом.Какой-то ретивый бюрократ взял да и отменил те привелегии - три дня к очередному отпуску,которые дружинники получали за свои вечерние труды.И тут же выяснилось,что задаром носить по вечерам красную повязку никто не

хочет.Все-таки побить могут.И добровольная дружина в институте

быстро растаяла,как весенний снег под ярким солнцем.

Откровенно говоря,меня мало занимали эти проблемы,потому что я никогда не испытывал почтения к людям,степенно гуляющим по вечерним улицам с красными повязками,но Олег говорил и говорил... А я слушал и поддакивал,с нетерпением ожидая,когда он,наконец,кончит.В

итоге Веня Рожнов,оставшийся поработать этим вечером,на своем паровозе,чтобы выбить из начальства отгул,оставил рабочее место и подошел к нам посочувствовать.

- Тебе к директору сходить надо,- веско сказал он,обращаясь к Олегу,Расскажи ему про эту канитель.Мало ли что дружинникам три дня отменили,кто-то наверху волюнтаризм проявил и теперь на пенсию вышел.А директор может эти три дня вернуть для своих,директорам

сейчас большая самостоятельность дана.А без дополнительного отпуска никто не пойдет к вам дежурить,точно говорю,- и Веня убежденно тряхнул черной,как смоль,бородой.

- Э-м-да... - слегка растерялся Олег,не ожидавший конкретных предложений. - Оно,может,и так.Однако... это не наши люди.У них свой командир есть,который повязки раздает.А мы без повязок работаем.

- А вы дополнительных три дня получали? - спросил Веня.

- Нет,не получали, - сконфузился Олег.

В самом деле,удивился я.Как это вышло,что мы,оперативники,задаром работали? Странно,но мне,например,такая простая мысль почему-то не приходила в голову.А ещё умным считаюсь...

Увидев,что у Вени брови полезли вверх,я с жаром воскликнул,повернувшись к Олегу:

- Вот и сходи к директору! Что,мы не такие люди,как дружинники? Мы даже лучше.Правильно я говорю,Веня?

Веня снисходительно рассмеялся,после чего повернулся и,засунув руки в карманы,пошел к своему паровозу.Он остановился возле стола,повертел регулировочный винт на какой-то железяке и задумчиво уставился на контрольный прибор с мелькающими зелеными цифрами.Я

посмотрел на часы.

- Идем?

- Идем.

Мы молча прошли по длинному коридору,освещенному мерцающим светом люминесцентных ламп,повернули направо на лестничную площадку и медленно стали спускаться вниз.Олег упорно смотрел под ноги,потом искоса глянул на меня и полез в карман за сигаретами.

- Спрячь! - рявкнул я.

- Ты думаешь?

Он с сомнением посмотрел на пачку.

- Ни в коем случае,- сурово подтвердил я.- Свежего курильщика я,например,за сто метров учую.Даже с наветренной стороны.

- Какой у тебя нюх,однако,- удивился Олег,вздохнул и спрятал пачку в карман.

В здании экспериментальных мастерских седовласый надменный

вахтер,из бывших вояк,мельком глянул на наши пропуска и отвернулся.Мы поднялись на

второй этаж,прошли полутемный коридорчик и остановились у самого

угла.Теперь надо повернуть налево и по широкому и светлому коридору подойти к унылой,крашеной зеленой краской,двери.Но здесь нас могла подстеречь опасность: на механическом участке сейчас работала вечерняя смена,а широкие двери участка выходили в этот коридор,и кто-нибудь из работающих,проходя мимо,мог увидеть наши манипуляции у чужой двери.

Мы прислушались.За поворотом выл сверлильный станок,кто-то бухал молотком по жести; больше я ничего не услышал.

- Пошли?

- Подожди!

Спустя секунду я тоже уловил чьи-то шаги.Из-за угла выскочил человек с сумкой через плечо и,не ожидая увидеть здесь нас,от неожиданности поздоровался:

- Здрасьте!

Глаза его воровато метнулись в сторону.

- Кто это? - спросил я,когда он,набрав скорость,помчался к выходу.

- Да шалопай один,с полгода,как здесь работает.По вечерам вытачивает что-то на станке.Начальство сквозь пальцы смотрит на эти шалости,он и пользуется.

Мы снова прислушались: ничего подозрительного.Мы повернули за угол и энергично зашагали по ярко освещенному широкому коридору.В нем не было ни души.Вот и третья дверь справа: Олег быстрым движением сунул в замочную скважину ключ,повернул его и дверь распахнулась.Мы перешагнули через порог,закрыли дверь и облегченно вздохнули.Все.

В начинающихся сумерках комната была совершенно серой.Недалеко

от двери,слева стоял стол,за которым работала Анна Игнатьевна.Чуть дальше - сейф; напротив него,у правой стены - большой шкаф,служивший гардеробом.В глубине комнаты,у окна - второй стол,на нём стоял телефон.Рядом со столом на стене висела полка,на ней стояло несколько книг.Мы заглянули в шкаф - вместительный; проверили дверцу - закрывается без скрипа.Я подошёл к окну: голые красноватые ветки берёз уныло торчали за стеклом,сквозь них светились редкие,неяркие ещё звёзды.

- Устраивайся поближе к шкафу,- тихо сказал Олег и взглянул на свои часы со светящимся циферблатом.Я вытащил из-за стола стул и уселся на него.

Из коридора доносился пронзительный визг электродрели.Наши глаза привыкали к сумеркам и в комнате поэтому становилось светлей.Из щелей между дверью и притолокой сочился свет от неярких ламп,освещавших коридор.

Сколько же нам здесь предстоит маяться? Один Бог знает.

ПРЕДСКАЗАНИЕ.

Мы протомились в добровольном заточении до половины третьего ночи.К двенадцати часам производственные шумы затихли,вечерняя смена разбрелась по домам и наступила мрачная,угнетающая тишина.Два с половиной часа мы ещё на что-то надеялись,но потом наше терпение иссякло.Злые,раздосадованные,мы выбрались из своей добровольной тюрьмы и,не глядя друг на друга,направились к выходу.Вахтёра,конечно,на месте не было; дверь,ведущая на улицу,была заперта на огромный висячий замок.Мы посмотрели друг на друга.

- А всё-таки мне сейчас лучше,чем тебе,- сказал Олег,вытащил из кармана сигареты и с наслаждением закурил.

- Вот,- продолжал он,глубоко затянувшись,- теперь я в состоянии думать о посторонних вещах.Ну,и как же нам отсюда выбраться?

- С помощью вахтёра,- сказал я мрачно.

- Соображаешь,- одобрил Олег.

Вахтёра мы нашли в маленькой комнатушке,расположенной рядом с запертым буфетом.Он прекрасно устроился на старой кожаной кушетке,даже жалко было его будить.Однако,пришлось: ночевать нам хотелось дома.Потом только мы поняли,что сделали это не в самый удачный момент; возможно,ему как раз снилось что-то неприятное.

- Стоять на месте! - хрипло закричал он,как только открыл глаза,и тут же стал лихорадочно шарить рукой под подушкой,не сводя с нас напряжённого взгляда.Однако под подушкой ничего не обнаруживалось.

- Вы не беспокойтесь так,- мягко сказал Олег.- Мы ваши работники,сегодня задержались и сейчас не можем выйти из корпуса.Вы нас выпустите,пожалуйста.

- На дверях замок висит,- на всякий случай напомнил я.

- Почему задержались? - спросил вахтёр,вытащив,наконец,руку из-под подушки,но,видимо,ещё не совсем придя в себя.

- Ну,работали.

- У кого работаете? - в его голосе стал явственно проступать металл.

Мы назвали свои отделы.

- Дак...это же не здесь,- озадаченно сказал он.

- Ну да,не здесь.Мы сюда приходили чертить,у нас хороших кульманов нет,а работа срочная,- солидно соврал Олег.

- Идите к выходу,- подумав,приказал он.

Мы вышли.Он появился следом,причесал сввои роскошные седые волосы и потребовал:

- Документы!

Потом прошёл к выходной двери,открыл пудовый замок и сказал,выпуская нас наружу:

- Предупреждать надо! В следующий раз буду задерживать,пусть начальник караула разбирается.

- Спокойной ночи! - ответили мы и зашагали по пустынной улице.

Было темно,фонари,естественно,не горели ввиду яростной экономии электроэнергии и кругом стояла такая тишина,что слышно было,как где-то вдали,за домами,шофёр пытался завести двигатель такси.Молча мы прошагали с полкилометра по пустынной улице,наконец,я произнёс:

- Значит,идея - фикс.

Олег помолчал немного и заметил:

- Давай подождём делать выводы.Поживём - увидим.

И мы снова зашагали молча.

Дома я долго не мог уснуть,хотя и чувствовал себя разбитым и уставшим.То,что моя сумасшедшая идея не оправдалась,меня не очень расстроило,потому что я твёрдо усвоил,что главным критерием теории является практика.Она,практика,и судья,и прокурор,и адвокат.Она всегда права и ничего тут не поделаешь.Но моя идея хоть что-то могла объяснить в этом скоплении непонятных фактов,она могла связать их логически так,что можно было бы сказать,что вот это есть причина а это - следствие...Теперь же весь каркас,связывавший между собой отдельные эпизоды,рассыпался,и на его месте торчала,ухмыляясь,ЗАГАДКА.Ох и не люблю я эти ухмыляющиеся загадки! Они свидетельство немощи нашего интеллекта.Кому это,скажите,может быть приятно?

Утром на работу,ввиду отсутствия будильника,я крупно опоздал.Но поскольку никакой дискриминационной системы относительно опаздывающих в институте практически не существовало,а просто по традиции считалось,что опаздывать - нехорошо,то я без помех пробежал по длинным коридорам и заскочил в свою комнату.На месте сидел Дутяев.

- Меня никто не спрашивал? - осведомился я и,увидев,что в глазах Альберта замаячили огоньки,добавил:

- Кроме директора,конечно.

- А-а,- осклабился научный сотрудник,- боишься.Значит уважаешь.Директор,между прочим,уже три дня,как в командировке.А тебя только что спрашивал этот,который в очках.Олег?

- Олег.Что ему надо?

- Не доложил.Устав,видно,плохо знает.Ты его подтяни.

- Обязатн...- буркнул я.

Ну что же,не доложил - и не надо.После вчерашней неудачи мой энтузиазм сильно поубавился и я не рвался теперь ловить неизвестных пресступников.Поэтому,раскрыв рабочую тетрадь,я вынул из стола справочники,включил калькулятор и углубился в расчёты.

Олег позвонил через час.

- Как спалось? - спросил он.

- Гм! Нормально.

- Что-то я на месте тебя никак не могу застать.

- Ага,- ответил я,не желая вдаваться в подробности.

- Поговорить сейчас сможешь?

- Угу.

- Выходи к курилке,я сейчас буду.

Я встал и поплёлся в указанное место.

И вот мы снова стоим у того же окна с тарелкой окурков,и снова Олег закуривает и поглядывает на меня.На этот раз я не лезу с вопросами.

- Есть интересная новость,- говорит,наконец,Олег.- Мы вчера,оказывается,не успели.В сейфе до нас уже кто-то побывал.

- Что-о?!

- То самое,что слышишь.Анна Игнатьевна сегодня опять пришла ко мне с претензией.

На меня вдруг напал какой-то бурный,облегчающий смех.

- А мы-то! - хохотал я.- Чуть не до утра! Ну и дураки!

Олег поулыбался,давая мне время прохохотаться.

- Погоди,это ещё не всё.Бумаги в сейфе лежали в полном беспорядке,их кто-то сунул туда в спешке,даже в панике.

- Ну да? - опять обрадовался я.

- Именно так,сам видел.

- Выходит,мы его спугнули?

- Похоже на это.

- Интересно-интересно...И к тому же,надо полагать,ты думал уже,почему так получилось? Поделись-ка.

- К сожалению,- Олег снял очки и долго протирал стёкла,- ничего путного сказать не могу.

Я наморщил лоб.

- А тот парень с сумкой,что выскочил на нас в коридоре? Он не показался тебе странным?

Олег пожал плечами.

- Ну и что,что показался? А кто его мог предупредить возле сейфа? И главное - как?

Я задумался.В самом деле,ситуация складывалась какая-то странная.В корпусе эксприментальных мастерских навстречу нам не попался никто,кроме этого парня.Кроме того,поскольку "медвежатник" открыл сейф и уже рылся в документах,значит,он не знал заранее о наших намерениях.Кто его предупредил? И как?

- Ты никому не проболтался? - спросил я.

- Конечно,никому.

- Мистика какая-то.

Мы молча уставились в окно.В синем небе одиноко скользило белое облачко,словно заблудившийся ребёнок в необъятной лазурной пустыне.

- Через окно там нельзя исчезнуть? - поинтересовался я.

- Нет,оно на сигнализации.

- Стоп! Я видел на столе телефон.Он внутренний или городской?

- Городской,- Олег с интересом посмотрел на меня.- Казначею городской положен,она с обкомом профсоюзов связь держит.

- Точно,- вспомнил я.- Я как-то пробовал до неё дозвониться,но у нас в комнате - внутренний.

- А почему ты спросил?

- По простой причине: у вахтёра на столе один телефон стоит или два?

- Два.

- Значит,один - внутренний,другой - городской.Тогда не его ли это проделки? Хотя,- вдруг сообразил я,- откуда он может нас знать? Мы для него простые работники.Нет,не стыкуется...

- Меня может знать,- заволновался Олег.- Я у них на собрании в прошлом голу присутствовал.Вполне мог запомнить.

- Тогда,дорогой,надо с ним разбираться.

Олег уставился взглядом куда-то вдаль и долго разминал сигарету.

- Знаешь,что мне кажется неестественным? Спал он после этого крепко.Не находишь?

- Чёрт его знает.Может,он великий артист.

- Ага.Загримировался и к нам вахтёром пошёл работать.

- Послушай-ка,- я решил быть последовательным до конца.- А документы,которые могут быть началом той цепочки,о которой я тебе говорил раньше,они были просмотрены?

- Были.

Теперь не оставалось ничего иного,как расставить точки над i.

- В таком случае я предсказываю,что сегодня в наших краях будет ещё одна квартирная кража.

Олег недоверчиво улыбнулся.

- А не слишком много на себя берёшь?

Я рассеянно посмотрел мимо него.

- Если бы мне дали посмотреть эти бумаги из сейфа,я бы,пожалуй,назвал адрес.

- Ну ты даёшь! - Олег,кажется,был слегка раздражён.- Собственно,за чем дело стало? Пошли,посмотрим.Анна должна быть на месте.

Анна Игнатьевна была на месте.И я,удивляясь собственному нахальству,указал Олегу на три фамилии из длинного,в несколько страниц,списка.

- Что,кого-то из этих троих бомбить будут? - усмехнулся он,когда мы вышли в коридор.

- Да.

- И непременно сегодня?

- Очень возможно.

- Что ж,посмотрим.Вдруг угадаешь.Что тогда?

Я пожал плечами.

КРАЖА.

Как хорошо,что этот странный и непонятный для постороннего человека разговор не был никем услышан! Ну как бы я мог оправдаться перед таким человеком,когда через день по нашему микрорайону разнеслись слухи о дерзкой квартирной краже,во время которой был смертельно травмирован ребёнок,мальчик лет десяти.Его нашли в квартире,лежащим без сознания,а спустя несколько часов он умер.Врачи определили,что он умер от сильнейшего сотрясения мозга,хотя никаких следов насилия на нём не нашли,и это особенно поражало воображение.Дверь квартиры была открыта,а квартира обчищена по всем правилам воровского искусства.

Охваченный тяжёлым предчувствием,что сбылись мои мрачные предсказания,я первым делом кинулся узнавать фамилию погибшего мальчика.Меня угнетало неопределённое чувство вины.Вдруг это и в самом деле был сын одного из тех людей,которым я пророчил беду?

Олега на месте не было,он вообще исчез из института,и я метался по комнатам,осторожно расспрашивая коллег об этом происшествии.Толком никто ничего не знал,однако точно было известно,что родители мальчика работали не в нашем институте.Значит,подумал я,если и можно считать моё пророчество сбывшимся,то лишь частично.Немного успокоившись,я взялся за работу.В комнате было тихо,лишь Альберт Дутяев время от времени шмыгал носом и шуршал страницами книг,да изредка звонил телефон,испрашивая Веню Рожнова,но тот был в отгуле.

Время шло безмятежно до четырёх дня,когда вдруг позвонил Олег и суровым голосом попросил немедленно явиться в комнату оперотряда.Я пошёл туда.

В комнате за длинным столом сидел мужчина лет тридцати,в сером костюме,невысокого роста,с жестковатым выражением лица и цепкими глазами.Олег курил у открытой форточки.

- Познакомься,- сказал он,когда я вошёл.- Это оперуполномоченный уголовного розыска,зовут Виктор,фамилия Атавин.

И Олег отвернулся к форточке.

- Я рассказал ему о твоём предположении относительно сейфа,- продолжал он,пуская в форточку дым.- Теперь у него есть к тебе вопросы.

Я молча кивнул.

- Садись,- пригласил оперуполномоченный.- В ногах правды нет.Я слышал,ты предсказаниями занимаешься.Так? - он говорил отрывисто и резко.

- Бывает.

- Давно?

Я посмотрел на него; в глазах его мелькала некая усмешливость.

- Ну...смотря какими предсказаниями,- медленно ответил я.- Когда учился в школе,свою оценку до экзамена всегда предсказывал.

Опер вежливо поулыбался,потом как-то постепенно посерьёзнел.

- Про вчерашнюю квартирную кражу,наверное,слышал? - спросил он.

- Слышал.

- А что слыхал-то?

Я вздохнул.

- Слыхал,что там пацана убили.

- А кого обчистили,знаешь?

- Нет.

- Не знаешь? - Олег,резко отвернувшись от окна,посмотрел на меня.

- Откуда я могу знать? - обозлился я.- Мне что,докладывают? Что не из нашего института - знаю,а кто такой - не имею понятия.

- А почему ты уверен,что не из нашего института? - продолжал допрашивать Олег,не замечая моего раздражения.

- Потому что родители этого пацана в другом институте работают.

Олег ничего не ответил и опять отвернулся к окну.

- Мальчик тут ни при чём,он в той квартире оказался случайно,произнёс оперуполномоченный.

- Как это понимать - случайно? - удивился я.

- Так и понимать.Он жил по соседству; пришёл из школы,увидел,что дверь у соседей не заперта и зашёл,скорее всего,чтобы позвонить - у его родителей нет телефона.Кто-то его там встретил...дальше можно только предполагать.Один из убойных вариантов такой: его схватили за плечи и сильно тряхнули.Очень сильно.Потом отпустили.Он добрался до дома,лёг на кровать,потерял сознание и через шесть часов умер.

- Вот падлы...А кого же обокрали?

- Профессора Мишина,- ответил опер.

У меня отвисла челюсть: профессор был из нашего института и как раз один из тех,кому я позавчера пророчил беду.Понятно теперь,почему моя персона вызвала интерес.Ещё бы,так угадать!

- Да,- сказал я упавшим голосом,- на Мишина я такой прогноз делал.Когда вот с ним разговаривал,- и я кивнул головой на Олега.

- А почему именно Мишину напророчил?

- Но Олег же вам объяснил,наверное.

- Видишь ли,я человек занятой,но приехал сюда,чтобы тебя выслушать.Будь добр,повтори для меня,пожалуйста.

Вот и приходится оправдываться перед незнакомым человеком,подумал я.

- Суть в том...- я помолчал,соображая,с чего начать этот не очень приятный разговор.- Суть в том,что мне очень хотелось объяснить,хотя бы самому себе,зачем кто-то открывает профсоюзный сейф и роется в документах.Какие тайны в них хранятся? Причём сейф открывают ежемесячно десятого числа,это следует из рассказа нашего казначея.После этого я задался вопросом: существуют ли какие-нибудь документы,которые появляются в сейфе как раз десятого числа? Оказывается,существуют.Это ведомости уплаты членских взносов.Восьмого числа институт получает зарплату,девятого бухгалтерия делает перерасчёт,потому что взносы у нас не собирают,а изымают,и занимается этим бухгалтерия,и десятого ведомости уже готовы.Они хранятся в сейфе.По ним,между прочим,можно прикинуть,кто сколько денег получил восьмого числа.И вообще,кто на каком материальном уровне существует.Профессор Мишин существует неплохо.Вместе с премией он получил почти больше всех.

- А кто больше него? - заинтересовался оперуполномоченный.

- Один из заместителей директора.Я думаю,такую информацию собирают не зря.Кто-то её заказывает.И использует,не откладывая в долгий ящик,иначе деньги могут уйти из дома.

- Понятно...А за что профессор мог получить большие деньги? - спросил оперуполномоченный, имея слегка озадаченный вид. - Профессора, вроде, зарабатывают поменьше, чем... ну, скажем, квалифицированный форточник. Навару от них не так уж много.

Мы с Олегом печально улыбнулись.

- Он что,какое-то открытие сделал? - настаивал непонятливый опер.Вклад в народное хозяйство у него громадный?

- В нашем институте про какие-то открытия я в последнее время не слышал,- попытался я разъяснить ситуацию.- Про вклад в народное хозяйство тоже.А деньги? Мало ли...Наверное,тему какую-то закрыл.С экономией финансовых средств.По этому поводу приказ по институту должен быть,только приказы не всегда вывешивают для обозрения.Но вам покажут,если вы поинтересуетесь.

- Нет,я просто из любопытства,- встрепенулся опер.- Мне,вообще-то,и своих дел хватает по макушку.

Тут мы помолчали.

- Что же...Может,ты и прав,- продолжил опер.- Но тогда возникает вопрос: кто у вас может заниматься такими делами? Твоё мнение?

- Чёрт их знает.Нет у меня мнения.Откуда оно возьмётся,если информации нет?

- Вот Олег говорит,что надо вахтёра пощупать,который в ту ночь дежурил.

- Может быть,- я пожал плечами.

- Дело в том,- заговорил Олег несколько смущённо,обращаясь ко мне,что я в кадрах узнал одну любопытную вещь.Помнишь,на нас в тот вечер в коридоре парень выскочил? Оказывается,он вахтёру приходится родственником,племянником внучатым.А у вахтёра на столе действительно два телефона стоят.Один из них - городской.

- Хм! - сказал я и почесал за ухом.

- Вахтёра мы по своим каналам проверим,- заговорил Атавин,- и внучатого племянника тоже.Но я вам,ребята,вот что скажу...- он подумал.Для такой комбинации,если она в самом деле существует,это не те люди.Должен быть кто-то посолидней.Ищите.

- Почему мы? Вот вы и ищите! - возмутился Олег.- Мы кто такие? У нас ни прав,ни обязанностей нет.Мы же на чистом энтузиазме работаем,а на нём далеко нынче не уедешь.Так что...

- Чего ты меня просвещаешь? - повысил голос Атавин.- Что я,первый год замужем? Мне всё это на десять рядов известно,сам из таких вышел,как вы.Только насчёт обязанностей ты не прав: они у вас есть.Они у всех есть,только не все их выполняют.Вот я тебя и призываю: имей совесть.Потому что вчера ни за что ребёнка убили,а что завтра будет - никому знать не дано.

- Ты меня тоже не просвещай,- хмуро сказал Олег.- Я,кажется,не из филонов,которым всё до лампочки.

- Ну кто говорит,что ты из филонов? Побольше бы таких филонов,и меня,глядишь,сократили бы за ненадобностью.

- А хорошо ли это будет? - ехидно спросил я.- Вот так,за здорово живёшь,потерять работу.Из-за нас.

Оперуполномоченный сверкнул глазами.

- Всё,дискуссию на этом прекращаю.А то я уже,- он посмотрел на часы,из регламента вышел.Значит,Олег,в отношении вахтёра и его родственников я тебя через день-другой введу в курс.И вас обоих,ребята,прошу: не выпускайте этот сейф из виду ни на один день.Что-то ненароком может мелькнуть такое,что нам пригодится.Договорились?

Естественно,мы не возражали.

Вернувшись к себе,я сел за стол и задумался.Всё,кажется,связывалось логично: и внучатый племянник с двоюродным дедом,и некий интеллектуал "в законе" мог сууществовать...Но была,была небольшая червоточинка.Правильно заметил Олег: очень уж крепко спал двоюродный дед в ту ночь...

Назавтра хоронили мальчишку.Народу собралось много,особенно женщин.У гроба выстроились бледные и растерянные мальчики и девочки одноклассники.Я стоял на углу дома и смотрел на эту печальную процессию.Почему такой несправедливой и жестокой может быть судьба? Чем виноват этот мальчик,почему ему выпало прожить так мало?

Увы,нет ответа на этот старый,как мир,вопрос.

КТО "МЕДВЕЖАТНИК"?

Легко сказать: не выпускайте из виду сейф ни на один день! А как это сделать? Если бы можно было кому-нибудь из нас замаскироваться под мебель и стоять рядом с сейфом с утра и до утра,тогда лишь...

- Послушай,Олег,- спросил я,когда мы встретились пару дней спустя на лестничной площадке.- А через Анну не могла уйти информация о нашем ночном бдении?

- В том-то и дело,что она не знала о нём.Знал только комендант,но он человек свой,это железно.

Я вздохнул.

Оба мы в тот момент пребывали в подавленном состоянии духа,поскольку из райотдела милиции от Атавина пришло известие: двоюродный дед по достоверным сведениям уже давно разорвал с внучатым племянником дружеские отношения по причинам личного свойства.И посему вряд ли были основания составлять из них преступную группу.Таким образом,выражаясь научным языком,наша гипотеза не выдержала проверки фактами.Впереди ясно обозначился тупик.

Однако,чёрт побери! Ведь нет же этого тупика в реальной жизни,искусственный это тупик,воздвигнутый лишь нашим незнанием,неосведомлённостью,неумением связать логически то,что уже известно.Что делать? Как из этого тупика выбраться?

Я подпёр лоб кулаком.Шёл седьмой час вечера,рабочий день давно кончился,комната была пуста.Время от времени по коридору гулко топали чьи-то ноги - в институте становилось одним работником меньше.

Итак,чтобы распутать этот клубок,надо начать с чего-то простого и очевидного.Например,с вопроса: кому это выгодно? Эхе-хе! До глупости очевидно: кто украл,тому и выгодно...

Нет,надо танцевать от чего-то другого.От чего? Можно начать,пожалуй,с того,что кто-то наверняка знал о наших с Олегом замыслах.Впрочем,вопрос поставлен неправильно,потому что все,кто знал о них - известны.Но к этим людям надо добавить ещё и тех,кто,допустим,мог о замыслах догадываться.Ведь почему мы зацепились за вахтёра? Потому,что предположили,что старый хрыч мог заподозрить...А кто ещё мог заподозрить? Надо подумать.Прежде всего сама Анна Игнатьевна.Хотя непонятно,зачем ей надо вести двойную игру: и нашим,и вашим.Пожалуй,это абсурдно.Кто ещё? Когда мы с Олегом отправились в экспериментальный корпус,в комнате оставался Веня Рожнов; он вечером зарабатывал себе отгул.Мог он догадаться о наших намерениях? Вряд ли.Ну,а чисто теоретически?

Всё равно не проходит.Как бы он смог послать сигнал предупреждения? Из окна в окно - невозможно,они смотрят в разные стороны.Звонить ему надо было бы по городскому телефону,а такой телефон существует на нашем этаже только в первом отделе,который в семнадцать часов закрывается и опечатывается.Был когда-то ещё один телефон в соседней комнате,но год назад по институтам пронеслась ураганом придуманная кем-то кампания борьбы с потерями рабочего времени из-за посторонних телефонных разговоров.Несусветная начальственная дурь,из того же разряда,что и борьба с пьянством путём вырубания виноградников.В результате городской телефон у соседей сняли.Лучше они стали после этого работать или хуже - никто не знает,да это никого и не интересует,зато все мы теперь бегали звонить вниз,к телефону-автомату.Дёшево и сердито.

Что было потом? Кончив трепаться,мы посмотрели на часы и сказали друг другу,что уже пора.И ушли.Дутяева в этот момент в комнате вообще не было,он уже сбежал домой.Так что он к этому делу никакого отношения...

Стоп! Минуточку.А ведь именно Альберт проявил интерес к моей встрече с Олегом несколько дней назад.Альберт тогда,хоть и в шутливой форме,но пытался узнать,для чего мы встречались.Как же я об этом забыл? И что я ему ответил?

Я ему сказал,что преступность не дремлет и у нас в институте.А он спросил,серьёзна ли она,эта преступность.А я ответил,что пока неизвестно...

Ну и что теперь получается? Неужели Альберт как-то замешан в этом деле? Чёрт-те что...Конечно,Дутяев - не образец для подражания.По характеру он весьма злоязычен и,как часто бывает с такими натурами - скрытен и подозрителен.В достаточной степени хитёр и в ещё большей степени изворотлив.Особенно в споре.Контактен и много знает об окружающих,хотя явно предпочитает помалкивать.Но - он любит науку,он ею увлечён.Зачем ему связь с уголовным миром? Впрочем,возможно,в нём есть озлобление против преуспевающих научных дельцов,которое может толкнуть на связи с дельцами уголовными.Хотя бы просто из чувства мести...Ну и что из этого следует?

Факты пока против него.Не следует,к тому же,забывать,что самая большая загадка для человечества - сам человек.Не нами сказано: чужая душа потёмки.

Но самый главный,самый больной вопрос так и остаётся без ответа: как бы он мог в тот вечер предупредить человека,копавшегося в сейфе? Каким путём? Неизвестно.

ЧАЕПИТИЕ В ДЕСЯТЬ ЧАСОВ УТРА.

Шло время.Я пристально набюлдал за Альбертом,но ничего,что хоть как-то могло прояснить ситуацию,не находил.

Однажды утром в десять часов мы сидели втроём за столом у окна и пили чай.Традиция - святое дело: хочешь ты или нет,но в десять часов будь добр,брось все дела,присядь к колченогому столу с чайником и выдуй пару чашек чаю,заедая его сушками.Чёрт знает,откуда взялся этот обычай чаепития в рабочее время,привившийся во всех наших конторах,учреждениях и институтах,но нарушать его считалось неприличным.

В самый разгар чаепития открылась дверь с колокольчиком и вошёл старший инженер Мелитопов,пройдоха и известный в местных кругах профсоюзный деятель.В руке у него была сложенная вдвое бумага.Мы все пристально посмотрели на него,но Мелитопов в ответ молчал и приветливо улыбался.

- Садись,выпей с нами,- пригласил я,с интересом рассматривая листок,зажатый в его руке.

- На работе не пью,- пошутил Мелитопов.

- А чаю? - спросил Дутяев.

- Чаю давай,- сказал Мелитопов и сел.

Веня Рожнов улыбнулся в бороду и закинул ногу на ногу.Дутяев вынул из шкафа чистую посуду.Мелитопов налил себе чаю и развернул бумагу.Добром это не кончится,проницательно подумал я.

Старший инженер взял со стола сушку и заговорил.

- Вы все знаете,мужики,что сегодня в шестнадцать часов будет профсоюзная конференция.От вас нужно,- он заглянул в бумажку,- двух человек.

Мы молча пили чай,хрустя сушками.

- Обсуждаем важный ворос,- продолжал Мелитопов,прихлёбывая из чашки.Распределение премиального фонда по вспомогательным подразделениям.

Мы продолжали пить чай молча.

Мелитопов задумался,потом отхлебнул ещё раз и повернулся к Рожнову.

- Я тебя записываю,Веночка.Идёшь?

Веня откинулся назад и стул под ним натужно скрипнул.

- А что,- спросил он и поднял брови,- разве сегодня какая-то конференция?

- Конференция,Веня,конференция,- ласково подтвердил Мелитопов.- А тебе не доложили,значит? Вот охламоны.Сходи,Веночка,развлекись.Записывать?

- Нет.

Веня отвернул лицо в сторону и,как мне показалось,мысленно сплюнул.Потом повернулся к

Мелитопову и брезгливо сказал:

- Такое может произойти только в нашем институте.Это стиль работы профкома,тут и удивляться нечему.Вы подумали об интересах рядовых членов профсоюза? Вы вообще когда-нибудь о них думаете? Это входит в круг ваших обязанностей,итить вашу мать? Я сомневаюсь.

И Веня сменил положение ног на противоположное и скрестил руки на груди.

- Секундочку! - заволновался Мелитопов.- Я тебе отвечу по всем пунктам.Во-первых,рядовой член профсоюза - растяжимое понятие.Директор такой же рядовой член,как и ты.Поэтому...

- Сашуня,- попросил я,- ты с ним покороче.Так вы не кончите до конца конференции.Немножко поработать бы надо.

- Секундочку! - протестующе произнёс Мелитопов и поднял ладонь,отгораживаясь ею от

меня.- Я ему всё разъясню.Мы как раз и заботимся о рядовых членах,вроде тебя...

- Как же,дождешься от вас,- Веня пристально посмотрел на Мелитопова своими маленькими чёрными глазами.- Вот сегодня вечером будут транслировать матч сезона.ЦСКА-Спартак.И ваши важные вопросы никто обсуждать не захочет,все на часы будут смотреть.А вашим балбесам только того и надо: что они предложат,за то народ и проголосует.

И он отвернулся,оскорблённый в лучших своих чувствах.Мы с Дутяевым смотрели на него сочувственно.

- Ну ты,Вен,и грубиян,- подумав,озадаченно сказал Мелитопов.- Всех наших деятелей в балбесы записал.

- Так оно и есть,- уверенно ответил Веня и мне опять показалось,что он мысленно сплюнул.

- Значит,не пойдёшь? - спросил Мелитопов и отхлебнул глоток остывшего чаю.

- Нет.

- Хорошо,запишем.

Мелитопов поставил какую-то закорючку в бумаге.Наверное,чтобы припугнуть меня и Дутяева.После чего опять задумался.

А Веня тут же потянулся к телефону и начал крутить диск,набирая чей-то номер.Он крутил и крутил и никак не мог дозвониться,а Мелитопов всё думал и думал.Вдруг он повернулся ко мне.Я затаил дыхание.

- Ага! Вспомнил! - вдруг воскликнул он.- Ты свой телевизор куда на ремонт отвёз?

У меня отвисла челюсть.

- Н...на Урицкого,в цех ремонта.А что?

Откуда этот проныра всё знает? Уму непостижимо.

- Когда вернуть обещали?

Тут я всё понял.

- При чём тут это? - завопил я обиженным голосом.- Я к соседу пойду смотреть!

- Ну-ну,не расстраивайся,- заворковал Мелитопов.- Ты у нас самый добросовестный,выполни свой профсоюзный долг.Выручи Веню.А он тебе завтра всю игру перескажет.

- Их-хи! - хохотнул Веня и опять закрутил телефонный диск.Куда он так рвётся?

Я помрачнел.Дутяев рядом сверкал глазами,готовил какие-то доводы.Мелитопов опять поставил закорючку в бумаге и повернулся к нему.

- А ты...

- А я к этому вопросу не имею отношения,- быстро и чётко сказал Дутяев.

- К какому вопросу?

- Какой вы будете обсуждать.

- Ну-у,это ты зря...- с мягким укором заметил Мелитопов.- Сейчас я тебе всё объясню.

- Алло! - закричал Веня пронзительным голосом,соединившись,наконец.Это плановик? Нет? Ушла? Я вас попрошу,скажите её,что Рожнов звонил.Она знает.Спасибо,- и он положил трубку.

Мелитопов поморщился и растёр себе ухо.

- На чём я остановился? - спросил он и почему-то посмотрел на меня.

- На вопросе,- ответил я и почему-то посмотрел на Веню.Тот покачал ногой.

- Да.О премиях.Ты,Алик,послушай меня сначала.У нас премиальнй фонд не резиновый.Чем больше его тянут на себя разные шофёры,вахтёры и бухгалтерия,тем меньше тебе остаётся.Вник?

Дутяев встал и сунул руки в карманы.Веня застыл в ожидании.Я сосредоточенно смотрел себе под ноги.

- Давай,Шурик,разберёмся,- заговорил Дутяев.- Ты сказал,что я профан.Допустим,ты прав.Допустим.Но это никак не влияет на размер моей премии,потому что она определяется завлабом.И хотя он сам профан,премию он получает в пять раз больше моей.

Дутяев прошёлся до двери и обратно.Все молча ждали продолжения.

- Но это не предел.Ты мне скажи,ты же профсоюзный деятель,почему,к примеру,наши доктора получают такие бешеные премии? Они же давно про науку думать забыли.Они только её организацией занимаются,если,конечно,считать,что наша наука хоть как-то организована.В чём я лично сомневаюсь.За что Мишин получил охрененную премию? За какие заслуги?

Этот неожиданный и эмоциональный вопрос вывел меня из состояния сосредоточенной задумчивости.

- А ты откуда знаешь,что охрененную? - спросил я.

- А тебе какая разница? - огрызнулся Дутяев.- Главное,что ничего не делает,а деньги получает.

- Секундочку! - вдруг заволновался Мелитопов.- Я не понял,к чему ты это говоришь.Что у тебя завлаб профан,это,как говорится,твоё личное горе.И что доктора наук получают у нас большие деньги - не твоего ума дело.Когда будешь доктором - столько же получать будешь.А на конференции решаются вопросы другого рода.Приведу тебе пример...

- Не приводи,не надо,- Дутяев почти ласково улыбнулся.- Просто я не хочу,чтобы Мишин моими руками отстаивал свою премию.Поэтому не пойду на конференцию.

- А свою не хочешь отстаивать? - спросил я.

- Мои сто пятьдесят рублей погоды не делают,- сказал Дутяев и отвернулся.

- Какие все умные стали,- удивился Мелитопов,нахмурился и заглянул в свою бумагу.Потом встал.

- Пойду.Спасибо за чай,- сказал он и вышел.

- Заходи к нам ещё! - крикнул вслед ему Веня.

Я посидел молча,поднялся и побрёл к своему столу.Подошёл,сел,упёрся локтями в гладкую холодную поверхность и снова задумался.

Кажется,всё обстоит гораздо сложнее,чем можно было предполагать.Надо тщательно проанализировать то,что я сейчас видел и слышал.Надо всё хорошенько обдумать.Ведь через две недели снова наступит десятое число...

ДОГАДКА.

- Вот те на! - вполголоса удивился Олег.- Значит,полинститута знает про эту докторскую премию?

- Ну и что из того? - тоже вполголоса объяснил я.- Шила в мешке не утаишь.Важно,кто узнал о ней сразу после её получения или ещё до того; тут как раз и спрятана разгадка.А мы этого не знаем.Но мне показалось странным вот что...- и я оглянулся и зашептал ему в самое ухо,хотя мы стояли совершенно одни в пустом переходе между теоретическим корпусом и административным зданием института.

- ...Ну и дальше? - спросил Олег,отпрянув и глядя на меня пристально,словно желая убедиться,что я говорю в здравом уме.Я сокрушённо вздохнул.

- Дальше,- сказал я,- дальше мне пришлось сделать так: вчера вечером...- и я снова проделал ту же операцию: оглянулся и зашептал ему на ухо.

- Хм.- произнёс Олег,сунул руки в карманы и прошёлся слегка в одну сторону; потом вынул сигареты,закурил и прошёлся в противоположном направлении.Наконец,повернул голову ко мне и произнёс:

- Однако!

Глаза у него при этом весело блестели из-под очков.

- Так что вот так,- глубокомысленно заметил я.

- А зачем ему нейтральное положение? - вдруг спросил Олег и посмотрел на меня строго,даже требовательно.

- А чёрт его знает.Может,оно и не нужно вовсе...

- Откуда этот Мелитопов у вас взялся? - продолжал он допрос.- Я не припоминаю,чтобы где-нибудь его видел.

- Ну,мало ли народу по институту шляется...в том числе и Мелитопов.Он к нам перешёл из Гипроцветмета,что ли.Причина перехода - до дома ездить короче,так он объяснил.

Из-за угла вырвался дробный перестук каблучков,гулко разносясь по пустому переходу.Две девушки шли с пачками бумаг в руках в сторону дирекции и с любопытством поглядывали на нас.

- Уважительная причина,уважительная,- пробубнил Олег,отвернулся от девиц и сунул руки себе под мышки.Когда стук каблуков затих в отдалении,он вынул изо рта сигарету и сказал:

- Знаешь что? Давай не будем с тобой больше встречаться в случайных местах.Если надо,сходимся

в опергруппе.Я боюсь,как бы наша активность боком потом не вышла.Если кто-нибудь наблюдает - элементарно засветимся.

КАПКАН СРАБОТАЛ.

И в самом деле,было о чём беспокоиться.Надвигалось десятое число и ловушку,придуманную в прошлом месяце,надо было организовывать заново.При этом вылез каверзный вопрос: а полезет кто-нибудь теперь в эту ловушку?Ведь спугнули же мы "медвежатника" в тот раз,с какой стати он будет вновь совать свой нос в этот сейф? Не слишком ли рискованно?

Однако,вполне логично было предположить,что злоумышленник мог посчитать панику ложной.Ведь всё удалось,в конце концов: и доктора наук распотрошили,и следы преступления замели.Кого бояться?Был тревожный сигнал,был,но мало ли чего и кому могло привидеться?

Порассуждав в таком духе,мы пришли к заключению,что если будем вести себя тихо и смирно и никому не дадим повода для подозрений,то шансы наши будут не так уж плохи.

И взялись за работу.

Собственно,всю организационную работу тащил на себе Олег.Он вёл какие-то сложные

переговоры с добрыми ребятами из уголовного розыска,с комендантом,осторожно подводил к этому делу надёжных ребят из опергруппы и делал ещё десятки мелких и незаметных дел,чтобы потом,когда подойдёт время действовать,никакие неожиданности не могли застать нас врасплох.

А время неудержимо катилось к десятому числу.

Утром в тот день я явился на работу мрачнее тучи.Я заранее решил,что буду с утра выглядеть именно так: пусть все видят,что я не в духе,меньше будут приставать по пустякам.На самом же деле я был сосредоточен,собран и внимателен к окружающим,но не хотел,чтобы это бросалось в глаза.Игра должна была начаться сегодня и обещала быть весьма рискованной.Следовало быть готовым ко всему.

Первым обратил внимание на мой угрюмый вид чуткий Альберт Дутяев.Он прошёлся несколько раз,загребая штанинами,от двери к окну и обратно,стал у окна близ моего стола и скрестил руки на груди.

- Что-то ты скучный сегодня,- проворковал он озабоченно.

- Да нет,ничего,- ответил я тусклым голосом,на поднимая глаз от кипы толстых "Известий Высших учебных заведений".- Не выспался.

- Ну да,бледненький немного,- откликнулся Альберт.

Налицо была явная попытка влезть в душу,и я ликвидировал её,спросив:

- У тебя нет англо-русского словаря? Тысяч на двадцать.

Альберт пробормотал обиженным голосом в том смысле,что словарь можно найти на втором этаже в читальном зале на полке слева от входа,и отошёл.Я исподлобья посмотрел ему вслед и снова уткнулся в журналы.

Больше часу мы работали молча и сосредоточенно.Потом к Вене Рожнову явился заведующий лабораторией,моложавый на вид мужчина в очках с пышной шевелюрой и ласковым голосом,чем-то похожий на иностранца: то ли хорошим серым костюмом,то ли холодноватой вежливой улыбкой,вроде бы беспричинно появлявшейся на его лице.Тихо,но оживлённо он заговорил с Веней о надвигающейся в скором времени в одной из бывших союзных республик научной конференции.Есть ли смысл посылать туда доклад?

Тихо текла беседа,временами заглушаемая визгом нахальных воробьёв за окном.Солнце неуклонно передвигалось к обеденному перерыву.

С первого этажа из машинного зала пришла программистка,высокая плотная женщина,брюнетка с круглым лицом и на удивление голубыми и любознательными глазами,шнырявшими по сторонам,и начала разбирать с Альбертом одну из его программ.

О докладе на конференцию в бывшую союзную республику тем временем стало известно,что посылать его надо,но вот кого брать в соавторы...Позвонил Олег и спросил,как дела.Я вклинился между Веней и завлабом и рассказал ему в трубку,что никак не могу найти последнюю статью о многоэлементных интерферометрах,хоть в петлю лезь.Олег хмыкнул и сказал: "Ну ищи получше!" и положил трубку.

Для консультаций по поводу будущих соавторов предстоящего доклада был вызван,к моему удивлению,Мелитопов.Появившись в комнате,он гаркнул,обращаясь ко всем сразу:

- Привет!

И мигом включился в работу.

А вот Альберт,кажется,никак не мог отделаться от своей программистки.Слушая её плавный голос,он прятал лицо в ладони,в изнеможении откидывался на спинку стула,но она всё говорила и говорила...Наконец,бросив несколько интересных,случайно-пристальных взглядов в мою сторону - этого мне сегодня ещё нехватало! - она убралась на свой первый этаж.

Обстановка же в районе паровоза Черепановых коренным образом изменилась.Теперь Мелитопов и Веня Рожнов,перебивая друг друга и чуть ли не толкаясь локтями,рассказывали заведующему анекдоты,а он тонко и раскатисто смеялся,раскинувшись на стуле и поставаив носок ботинка на сиденье другого,стоявшего рядом.Дутяев задумчиво поглядывал на веселившихся коллег.

Сколько времени? Всё,двенадцать часов.Пропищал динамик на стене,возвещая начало обеденного перерыва.Компания учёных людей нехотя кончила веселиться и отправилась обедать.Дутяев прекратил шелестеть бумагами и пригласил меня в буфет,но я отказался и остался один.Есть не хотелось.

Уставившись глазами на чёрный голосистый ящик,который пел,повторяясь,одну и ту же фразу:

"О-о-у,как мне бы-ыть?",я крепко задумался.Молжет,мои недавние рассуждения - кажется,я думал об этом вчера? - были нелогичны и все вытекающие из них выводы не стоили гроша ломаного,но тем не менее сегодня я ожидал в нашей комнате необычного гостя: я ожидал увидеть здесь "медвежатника".Я полагал,что он должен прийти.Прийти и взглянуть,посмотреть,оценить степень опасности,которая может исходить отсюда,из этого угла.Он знает о такой опасности,я был уверен.И я ждал,надеясь и в то же время опасаясь этого визита.Надеясь потому,что у меня был шанс узнать этого визитёра,и опасаясь потому,что,узнав его,я мог непроизвольно выдать это.И тогда всё пойдёт прахом,ловушка не сработает.Поэтому,напрягая память,я перебирал в уме подробности всего,что произошло с утра в нашей комнате.Но зацепиться было решительно не за что,все люди,которых я видел здесь перед обедом,вели себя так,как и должны были себя вести по моим представлениям о них.Оставалось ждать,что произойдёт во второй половине дня.

Прошёл обед,пошло песлеобеденное время,но и тогда ничего особенного не произошло.Единственным необычным человеком,забежавшим к нам уже в конце рабочего дня,была инженер по технике безопасности,чрезвычайно энергичная и бойкая женщина.Не мсущаясь моего странного вида - я сидел в одиночестве на столе и болтал ногами - она объявила,что завтра по нашему этажу пойдёт комиссия,так чтобы никакие бытовые электроприборы не торчали на столах и на полках...Распустились научные сотрудники,всякие чайники,кофейники в каждой комнате,а под Москвой институт сгорел из-за кофемолки,теперь люди под суд пойдут...

- Нет у нас кофемолки,- мрачно сказал я,- а чайник мы для гостей держим,не для себя.Хотите,свежего сейчас заварю? У нас индийский.А у вас какой?

- Это что за люди такие? - вскричала инженерша.- Им говоришь,говоришь,и как об стенку горохом.Если завтра замдиректора увидит ваш чайник...

Я встал со стола и тут же,на глазах у инженерши,задвинул чайник за кипу чертежей.

- Сами потом не найдёте,- сказала она,засмеялась и,взметнув подолом,выскочила в дверь.

- Всё,конец чаепитиям в рабочее время,- заявил я Вене и Альберту,которые появились один за другим в комнате.- Завтра по этажу идёт комиссия и все чайники изымает на металлолом.

- А ничего,- отмахнулся Альберт.- Не впервой,отобьёмся.

- А ты куда его загнал? - спросил Веня,оглядев столы.

- Вон,за чертежами.

Рабочий день так и завершался без происшествий,обманув мои ожидания.Начиналось время последней,заключительной сцены этого затянувшегося спектакля.

Кстати,из нас троих - кто-то один лишний,сообразил я,он сейчас должен уйти в полном неведении и со спокойной душой.Но почему никто не собирается уходить? Что это за фокус? Прокручивая заранее финальную сцену,я не рассчитывал на ненужного свидетеля.Как теперь быть?

- Ишь ты,- не выдержав,подал я голос.- Видел бы наше усердие директор.Он что,всё ещё в командировке?

- Завтра будет,- ответил всенающий Дутяев.А Веня отвернул бороду от паровоза и спросил,видимо,ещё не отключившись:

- А чего он тебе нужен?

- Надбавку к зарплате хочу просить,- буркнул я.И мы продолжали сидеть за своими столами,как ни в чём не бывало.

Так прошло минут двадцать.Наконец звякнул колокольчик над входной дверью и вошёл Олег.Он рассеянно оглядел комнату,прошёл к моему столу,сел на стул и посмотрел мне в глаза с некоторой тревогой.Я чуть пожал плечами.Олег помолчал немного и спросил ровным голосом:

- Ну что? Идём?

- Не пойду,- ответил я,как и было положено мне отвечать по разработанному сценарию.- Зачем? Толку всё равно нет.Иди сам.

Олег помолчал немного и сказал:

- Ну ладно.Ты здесь пока будешь?

- Здесь.

Он поднялся и бесстрастной походкой вышел из комнаты.

Прошло всего несколько секунд; вдруг Альберт дёрнулся,выскочил из-за стола и вышел в дверь с озабоченным видом.В коридоре были слышны его удаляющиеся шаги.Я облегчённо вздохнул,но продолжал сидеть неподвижно и безмолвно.Веня посмотрел вслед Дутяеву,потянулся и снял телефонную трубку.Он подержал её в руках,думая о чём-то,и начал набирать номер.Я затаил дыхание.

Вж-ж-жик...ж-ж-жик...ж-ж-жик...Трижды прожурчал телефонный диск и замер.Пауза.Никто не отвечает? Или занято? Нет,это он пудрит мне мозги.Сейчас он наберёт ещё три цифры городского номера.Подождём...

Ж-жик,ж-жик,ж-жик! Вот оно!

- Алло! Елизавета Евгеньевна уже ушла?

Он выслушал,что ему сказали,и вдруг буквально бросил трубку на рычаг.Я встал.Он встал тоже,не сводя глаз с телефона.

- Сядь,- сказал я.

Он повернулся и посмотрел на меня бессмысленными глазами.

- Сядь! - повторил я и пошёл к двери.Он продолжал стоять.

Я подошёл к двери и хлопнул по ней ладонью.Дверь тотчас открылась и в комнату вошёл молодой человек чуть ниже меня ростом,в серой рубашке и джинсах,серьёзный и немного бледный,с хорошо развитой челюстью и мощными руками спортсмена.Это был инженер из конструкторского отдела,боксёр и вообще парень по характеру не из робких.Он закрыл за собой дверь и остановился на пороге.

- Ты кому звонил? - спросил я Веню.

Он посмотрел на меня уже вполне осмысленно и внезапно злоба вспыхнула в его небольших,чёрных,с опущенными уголками глазах.

- Выйди! - рявкнул он на парня.Тот взглянул на меня и снова молча уставился на Веню.

- Выйди,кому говорят! - гаркнул Веня ещё громче.

- Не ори, - придушенным от ярости голосом зашипел я,- он не выйдет.Ты кому звонил,я спрашиваю?

- Ну падла,ну падла,- не отвечая,бормотал Веня и глаза его беспокойно бегали по поверхности стола; я понял,что он ищет что-нибудь тяжёлое в руку; значит,намерен пробиваться силой.Тогда я сделал пару шагов в сторону,чтобы иметь возможность напасть на него сбоку,и сказал спокойно и самоуверенно:

- Ну и дурак ты,Веня.Объясняю,почему.Если ты сейчас рыпнешься,я буду считать,что ты попал на горячем - у меня есть основания так думать,и мы сейчас сделаем из тебя отбивную.Но мне надо проверить,вдруг я ошибаюсь? - и я улыбнулся недоброй улыбкой.- Поэтому советую,не горячись.

- Угрожаешь? - спросил Веня и на губах его зазмеилась ответная улыбка,но глаза перестали бегать по сторонам и остановились на мне.Похоже,он не слишком меня боялся.

- Алексей,- попросил я молодого человека,- подойди к телефону и набери сорок шесть двадцать четыре восемьдесят.

Это был удар: городской номер никак не мог набираться по этой линии.Да и сам номер...Веня заметно побледнел.Алесей,не сводя с него глаз,подошёл к телефону и набрал шесть цифр.

- Спроси,звонил к ним кто-нибудь,и что сказал,если звонил.

- Это Неволин,- сказал Алексей в трубку.- Вам кто-нибудь звонил минуту назад?

Он молча выслушал ответ,положил трубку и сказал:

- Звонил мужчина,спросил,ушла ли Елизавета Евгеньевна.

Я упёрся в Веню тяжёлым взглядом.

- Рожнов,это как же так,а?

Несколько секунд тянулось невыносимое молчание.Потом Веня повернулся спиной,сел на стул и ударил кулаком по столу,прямо по паяльнику,лежавшему на нём.Потом уронил голову на руки и заплакал.

Я облегчённо вздохнул.Неволин взглянул на меня и бесшумно скользнул назад,к двери.Довольно долго мы молчали.Сейчас по сценарию должны были появиться официальные лица.Но колокольчик на двери молчал.

Вдруг Рожнов поднял голову,вытер тыльной стороной ладони глаза,неожиданно сунул руку в стол и тут же вскочил; в руке его был молоток.

Дальше произошло вот что.

Повернув голову ко мне,он сказал отрывисто и зло:

- Не подходи!

И пошёл прямо к двери,глядя прямо в лицо Неволину.

Всё-таки сорвался,со злостью подумал я.Теперь словами не остановишь.Значит,ему очень надо отсюда уйти.

В такт шагам Рожнова я тоже двинулся к двери.Веня не оглядывался.Через три шага он будет на расстоянии вытянутой руки от Неволина.Что тогда?

Но всё произошло раньше.Когда расстояние между ними сократилось,Алексей неожиданно прыгнул вперёд,выставив левую руку и пытаясь поймать поднятый вверх молоток.Но Рожнов был начеку.Он мгновенно убрал молоток в сторону и Алексей промазал.Толкнув его в грудь свободной рукой,чтобы сохраниь дистанцию для удара,Рожнов изогнулся и потащил молоток к голове Алексея...

Я прыгнул вперёд.

От сильного напряжения время как будто затормозило свой ход: я видел свои и чужие движения,как в замедленном кино.Я понял,что не успеваю,чёрт бы побрал мою медлительность! Ещё в полёте я увидел,как Неволин делает нырок,опускает голову ниже и уводит её влево,под бьющую руку.

И Рожнов промазал.Удар пришёлся в плечо.

Я видел,как исказилось лицо Алексея.Но я был уже рядом и,вытянув руки,изо всех сил толкнул Веню в бок.Он упал,удержав молоток в руках; я упал следом и схватил его за ноги.

Теперь мы барахтались на полу.Неволин неподвижно стоял на коленях,повесив руки.

Наконец,Вене удалось подтянуть ноги и он с силой толкнул меня ими в грудь.Руки мои соскользнули,а он повернулся и сел,снова подняв молоток вверх.Теперь уже я лежал лицом вниз,подставив темя...

И в этот момент Неволин наклонил туловище вперёд и чётко воткнул левый кулак в его челюсть.Это был превосходный удар.Веня раскинул руки,выронил молоток и ударился затылком об пол.Глаза его закатились.

Я вскочил на ноги и посмотрел на него сверху вниз.

- Отдохни,- сказал я хрипло.

Колокольчик звякнул и дверь открылась.На пороге показался Олег.Из-за его плеча выглядывал кто-то в милицейской форме.

МЕДВЕЖАТНИК.

Нет,Рожнов ни в чём не признался в тот вечер.Он отрицал,что преднамеренно звонил в комнату Анны Игнатьевны - просто ошибся номером.Кто такая Елизавета Евгеньевна - естественно,говорить отказался,заявив,что она никакого отношения к происшедшему не имеет и что этот вопрос вмешательство в его личную жизнь.Лишь ночью,после обыска,проведённого у него на квартире,когда оперработники обнаружили видео систему,числившуюся в розыске после одной из квартирных краж,и когда ему разъяснили популярную истину о том,что непризнание усугубляет наказание,он раскололся.

Теперь пришла пора объяснить,о чём шептались мы с Олегом в пустом переходе между зданиями института,пугливо озираясь по сторонам.

Вспомним утреннее чаепитие,на котором гостем в нашей комнате оказался старший инженер Мелитопов.Вспомним внимательно.О чём шёл тогда разговор? О профсоюзной конференции.Но не только о ней.Отвязавшись от Мелитопова,Рожнов начал искать по телефону некоего плановика.Ничего странного в этом не было,но я обратил внимание,с каким почтением он говорил с кем-то по телефону.Это было не в его обычае.Представить себе,чтобы он беседовал так вежливо с кем-то,кто сидит рядом с нашим институтским плановиком,я не мог,поскольку знал,что уважать там ему было некого.Мелкие людишки...И в голову пришла крамольная,поначалу показавшаяся абсурдной мысль: а не с городским ли абонентом он разговаривает?

И тут память услужливо подсказала: он же набирает шестизначный городской номер! Только не сразу шесть цифр,а сначала три,как и положено при внутренней связи,а потом,после паузы,ещё три! Ошеломлённый такой догадкой,я долго соображал: возможно ли это?

Что это не только возможно,но и практически осуществимо,я убедился на следующий вечер,когда,оставшись один после работы,начал исследовать телефонный аппарат.Снаружи он выглядел совершенно заурядно.Потянув за шнур,уходивший в щель между массивным лабораторным столом и стеной,я ожидал вытянуть его весь наружу,вместе с частью телефонной линии,к которой он был подсоединён.Но не тут-то было.Шнур не вылезал.Я перегнулся через стол и заглянул в щель: шнур уходил внутрь стола! Тогда я слез со стола и заглянул в него: на средней полке,прикрытый инструментами,лежал переключатель на три положения,среднее было нейтральным.Я переключил его,снял телефонную трубку,набрал ноль девять и спросил,какое нынче число.Ответ был вежлив и не совсем логичен:

- Мы даём справки только по городу...

Стало ясно: Рожнов присоединился к линии,проходившей мимо нашей комнаты,на которой раньше был телефон соседей,и тайком звонил по городским телефонам...

Мне,наивному человеку,непонятно было,зачем он делал это тайком.Неужели не воспринимал нас как людей,равных себе? Самоутверждался таким способом...

Следствие шло своим чередом.

Когда в очередной раз оно зашло в тупик,следователь вытащил откуда-то козырных свидетелей,которые видели Веню торгующим на городском вещевом рынке,именуемым барахолкой.Веня побарахтался,но выплыл.Тогда следователь устроил ещё один фокус: предъявил Рожнову фотографию убитого Четверикова.Веня помотал бородой и заявил,что видит такого типа впервые.Началось длительное препирательство между следователем и подследственным,каждый стоял на своём.Кончилось оно тем,что следователь откопал где-то интересный факт: в день убийства Четвериков и Рожнов встречались на вечеринке у каких-то девиц.С этого момента картина круто изменилась.Веня,разумеется,Четверикова вспомнил.И сразу же заплакал горючими слезами,утверждая теперь,что к убийству-то он не имеет отношения...Поговорил с парнем о том,о сём и забыл про него...

Следствие продолжалось.

А Дутяев в тот памятный вечер и в самом деле домой ушёл со спокойной душой,потому что поднялся наверх из машинного зала не скоро,когда Рожнова уже увели.Вернулся он,не дождавшись там,внизу,программистку,ту самую средних лет брюнетку с голубыми любознательными глазами.Вернулся с недоумением на лице.Такая необязательная мадам...

Он так и не узнал тогда,что за пять минут до появления Олега у нас в комнате мадам была арестована возле вскрытого сейфа,где с увлечением просматривала ведомости уплаты профсоюзных взносов.

Я не ошибся: "медвежатник" был у нас накануне.Только я не узнал его.И,может быть,к лучшему.