/ Language: Русский / Genre:detective,

Странные Деньги

Г Касьянов


Касьянов Г

Странные деньги

Геодим Касьянов

Филипп Конусов: Странные деньги.

* * *

- Ты молодец, старуха, - похвалил я.

Старуха, притворяясь рассерженной, схватила конец узловатой жерди зубами и рысью потащила её вверх по склону. Старуху звали Дэзи. В тот вечер я гулял с нею за новым зданием университета на большой зелёной поляне, полого спускавшейся к улице. Ей не было ещё и года, но вид она имела внушительный: могучая шея, широкая грудь, мощные лапы. Только глаза, ещё по-щенячьи любопытные и весёлые, выдавали её возраст.

Протащив жердь метров пятьдесят по склону, собака вдруг бросила её и уставилась на молодых людей - парня и девушку, шедших вверху по тропинке. Потом повернула голову и вопросительно посмотрела на меня. Ибо бдительность и послушание были основными чертами её натуры.

- Ты чего это? - спросил я строгим голосом. - Иди сюда и, пожалуйста, без глупостей.

Собака прыгнула вниз, но тут же остановилась, повернула назад и, схватив жердь, потащила её за собой с явным намерением упрятать игрушку подальше от посторонних: мало ли чего...

Солнце клонилось к западу. Вечер уже удлинил тени деревьев, росших вдоль тропинки, и от этого верхняя половина поляны потемнела. Я сидел на траве у самого края тени. Пора собираться домой. Часа через три должна позвонить жена и сообщить, когда, наконец, вернётся из командировки. Возвращение задерживалось по техническим причинам, как любит выражаться справочная служба в аэропортах. Мне уже успела надоесть холостая жизнь и потому звонка я ждал с нетерпением.

Итак, сколько на часах? Всё, пора восвояси. Я огляделся. Жердь, порядком изодранная, лежала неподалеку. На дальнем краю поляны у густых кустов черёмухи крутилась ватага ребятишек, но собаки в той стороне не было. По тропинке вверху медленно шла к университету девушка, почему-то теперь одна. А чуть правее, за густой высокой травой, в небольшой ложбинке виднелась чёрная спина - Дэзи усердно раскапывала чью-то нору. Ладно, пусть потрудится, я подожду ещё немного.

В небе носились стрижи, подбирая последнюю мошкару, у кустов черёмухи возбуждённо перекликались пацаны. Девушка медленно шла по тропинке. Интересно, куда пропал молодой человек? Чего греха таить, я ужасно любопытен. К тому же у девушки прелестная фигурка, и смотреть

на неё просто приятно.

Так куда же исчез молодой человек? Как говорится, пропал на ровном месте. Ах, вот он где! Пропавший джентльмен выбрался из оврага, заросшего кустами, и вышел на тропинку. Он что-то сказал девушке и она рассмеялась. Потом взяла у него из рук свою сумочку, повесила на плечо и они пошли вниз к остановке автобуса.

Я посмотрел им вслед с некоторым пренебрежением: что остроумного может сказать кавалер своей даме, вылезая из кустов? Что там полно паутины? Кстати, а почему у него в руках оказалась женская сумочка? Она же висела у девушки на плече, когда я их увидел.

Я снова посмотрел им вслед. Они бежали к остановке, взявшись за руки. На остановке стоял автобус.

Так зачем в овраге ему понадобилась её сумочка? Непонятно...

Собственно, чего я к ним прицепился? Или у меня своих забот мало? Незачем забивать голову всякой ерундой. Где эта несносная собака? Я оглянулся: верная Дэзи тихо стояла сзади, повесив хвост и, вероятно, не ожидая от меня ничего хорошего.

- Идём, - буркнул я.

Мы не спеша пошли вдоль нижнего края поляны. Вон из тех кустов вылез молодой человек с сумочкой в руке. И всё-таки, зачем она ему понадобилась в овраге? Словно назойливый бесёнок сидел у меня в голове и нашёптывал своё... А может, заглянуть сейчас в этот овраг?

И я решительно повернул наверх, на тропинку.

Трава у кустов была примята; видимо, сюда ходили не однажды. Кругом была тишина, и я нырнул между ветками вслед за собакой.

Овраг внутри зарос высокой редкой травой, в нём было сумрачно и прохладно. У подножия склона довольно аккуратно вырыта небольшая пещера, в ней валяются какие-то тряпки. Неподалёку от пещеры лежала толстая бетонная плита, попавшая сюда по совершенно непонятным причинам. И ничего интересного более.

Я взглянул на собаку и удивился. Дэзи сосредоточенно исследовала угол плиты. Потом застыла, принюхиваясь к чему-то. Я опустился рядом с нею на траву и заглянул в щель между бетонной плитой и землёю. Там виднелся кусок тряпки. Сунув руку, я вытащил плоский пакет, завёрнутый в кусок серой материи.

Я развернул тряпку и не поверил своим глазам: в моей руке лежал полиэтиленовый пакет, а в нём - толстая пачка денег.

* * *

Снова я сижу на траве посреди поляны и не свожу глаз с кустов, скрывающих овраг. Собака гоняется за мышами и внимательно обнюхивает норы сусликов. Прошло уже минут двадцать, но ничего подозрительного пока не произошло. Свёрток с деньгами лежит на земле, прикрытый большим лопухом.

Если говорить прямо, то я украл эти деньги. Как ни оправдывай свои действия, а это самая настоящая кража, да ещё крупная, если судить по толщине пачки.

Однако теперь уже поздно раскаиваться. К тому же всякому ясно, что деньги в овраге спрятали неспроста. Очень может быть, что их оставили для анонимной передачи другому лицу, тогда это лицо рано или поздно должно появиться здесь. Потому я и посиживаю тут на травке. Хотя и понимаю, что совершенно необязательно кто-то должен прийти именно сейчас: он может явиться ночью или завтра утром, или вообще Бог знает когда. Ну что же, если я никого не дождусь, то вернусь домой, тут же позвоню в милицию и попрошу забрать у меня этотсвёрток. А заодно разобраться, зачем двое симпатичных молодых людейспрятали в малолюдном месте такую прорву денег...

Невдалеке скрипнули тормоза. С улицы на подъездную дорогу, ведущую к университету, свернуло такси. Светложёлтая машина с шахматными полосками на бортах взлетела на пригорок и, не сворачивая к зданию, прямо по пешеходной дорожке помчалась дальше. У кустов, замыкающих овраг, шахматный зверь клюнул носом и замер, чуть покачиваясь.

Хлопнула дверца, щупловатый шофёр вылез из машины. Он потоптался на месте, разминаясь, поправил на лобовом стекле щётку и, оглянувшись по сторонам, вдруг нырнул в кусты.

Я замер. Сколько времени прошло после моего визита в овраг? Всего двадцать пять минут. Быстро же приехали за пакетом. Оно и правильно, можно ли надолго оставлять такие деньги без присмотра?

Что же теперь делать? Разумеется, попробовать узнать номер машины, и как можно скорее, пока шофёр будет искать пропажу в овраге.

Я осторожно сунул руку под лопух, взял свёрток и положил его в карман. Встал и с безразличным видом направился к университету, намереваясь пройти позади машины на таком расстоянии, чтобы разглядеть номер. Собака бежала рядом. Но тут из кустов буквально вылетел таксист, вскочил в машину, мгновенно завёл её и задним ходом на полном газу выехал на дорогу. Зачем-то постояв у обочины, он, теперь уже не спеша, поехал по улице и скрылся за поворотом.

Мы с Дэзи шли по асфальту, а мимо, вздымая сухую летнюю пыль, проносились шуршащие, свистящие, ревущие машины. Конечно, я искал глазами такси. Одно остановилось за перекрестком улицы Овражной. Водитель что-то говорил шофёру автобуса, стоявшего на остановке. Мы перешли через дорогу и направились вниз, к жилым домам. И снова мимо

нас проехало такси с пассажирами. Таксист посмотрел на меня с явным неодобрением. Почему? Может быть, ему не понравилась Дэзи? Или привлёк внимание оттопыривающийся карман пиджака, где лежал злополучный пакет?

Глупости! Чего только не приходит в голову. И всё-таки тревога не проходила. Я огляделся. Дэзи равнодушно шла рядом. Надвигался вечер. Солнце висело над самыми крышами домов, и лёгкие перистые облака предвещали на завтра хорошую погоду.

Дома я положил пакет на стол и, чтобы обрести равновесие, стал ходить по комнатам от окна к окну; наша квартира имела расположение комнат, именуемое в народе "трамваем". Поэтому гулять по ней было удобно. Наконец сел за стол, развернул свёрток, вытащил деньги и пересчитал их. В пачке были только пятидесятирублёвки. Отсчитав сто бумажек, я отодвинул стопку и принялся за вторую сотню. Потом за третью... Всего пятидесяток оказалось ровнёхонько тысяча штук. Такого количества денег держать в руках мне ещё не приходилось. Мелко плаваю.

Откинувшись на спинку стула, я задумался. Что это за деньги? Их спрятали? От кого? Нет, скорее их оставили для кого-то. Для шофёра такси? Но зачем потребовалось передавать их таким сложным способом? Почему не из рук в руки? Странно...

Так или иначе, пока деньги у меня - я вор. Вот раздастся сейчас звонок в дверь, зайдёт кто-нибудь из знакомых, как я буду объяснять, откуда у меня такая прорва денег? Прислали родственники? Нашёл в лесу?

Я сгрёб деньги в кучу, затолкал их снова в полиэтиленовый мешок и завернул в тряпку. Всё. Сейчас позвоню в милицию, пусть приедут и заберут эту чёртову находку.

Я взялся за телефонную трубку, но тут и в самом деле раздался звонок в коридоре. В дверях, лучезарно улыбаясь, стояла соседка, прижимая к груди большой свёрток.

- Ваша жена дома?

Мне подумалось, что так может улыбаться женщина, если она знает заранее, что жены дома нет.

- Я хочу показать ей платье, недавно приятельница привезла из Венгрии, но мне немножко не по фигуре.

- В самом деле? - вполне искренне удивился я, оглядев её фигуру. Она засмеялась. Обворожительная у меня соседка. Живёт ниже этажом с семилетней дочерью, муж где-то запропастился... Я вздохнул с огорчением и сказал:

- Жена вчера должна была приехать, но задержалась. Может, завтра будет дома.

- О, извините. Мне показалось, я сегодня её видела. Тогда я загляну к вам завтра. Не возражаете?

Она снова кокетливо улыбнулась.

Закрыв дверь, я задержался в коридоре, с сожалением прислушиваясь к удаляющемуся стуку каблучков, и вернулся в комнату. Взял телефонную трубку. Она безмолствовала. Я надавил на рычаг, потом забарабанил по нем у пальцем. Гудка не было.

В той путаной и непрочной паутине, которую плела и латала наша доблестная телефонная служба, опять что-то оборвалось. Можно позвонить в милицию от соседей, но разговор примет наверняка деликатный характер. Я представил себе, как буду маяться и мычать в трубку что-то невнятное, а сосед, прикрывшись газетой, будет прислушиваться к моему мычанию. Нет, не пойду.

Значит, самому везти деньги в милицию? Тоже ничего хорошего. Пока я буду всё объяснять замороченному дежурному, потом пересказывать оперативнику, потом...А тем временем телефон может заработать, и я прозеваю звонок от жены. Нет, деньги подождут до завтрашнего утра. Тем более, что за окном уже темно. И, сунув пакет с деньгами на полку между книгами, я углубился в домашние дела. Лишь время от времени подходил к телефону и поднимал трубку.

Связь так и не заработала, зато в первом часу ночи появилась жена собственной персоной, весьма удивлённая тем, что никак не могла до меня дозвониться.

С изумлением и даже с испугом жена осмотрела деньги, снова разложенные мною на столе, после чего выслушала историю их появления. Вывод её был таков:

- Чтобы в моё отсутствие ни по каким оврагам ты больше не шлялся!

Дэзи, положив морду на лапы, задумчиво поглядывала на нас и, казалось, тоже осуждала моё легкомысленное поведение.

Спать мы легли поздно.

* * *

А в полчетвёртого раздался звонок в дверь. Было ещё темно. Я с трудом оторвал голову от подушки и прислушался: показалось или нет? В коридоре собака рычала на кого-то, значит, не показалось. Заплетающимися со сна ногами я вышел в коридор.

- Кто там?

- Откройте, пожалуйста, - попросил тихий и вежливый мужской голос. Неудобно через дверь разговаривать. Мне надо узнать кое-что, а больше не у кого, все спят.

- Сейчас, - ответил я, откашлявшись, и услышал из-за двери:

- Спасибо.

- Кто там? - послышался из комнаты шёпот жены. - Не открывай никому. Скажи, пусть утром приходит, нечего по ночам людей будить. Мало ли, чего ему надо!

Конечно, не очень-то разумно открывать в такое время дверь неизвестному, но человек так вежливо просит! И изъясняется вполне культурно. Вероятно, и в самом деле нуждается в помощи.

- Ничего, - ответил я жене тоже шёпотом, - открою. Узнаю, чего ему надо.

На пороге стоял рослый, спортивного вида молодой человек. На нём была штормовка болотного цвета, тёмные брюки, на ногах кроссовки. Я почувствовал запах вина и внимательно посмотрел ему в лицо: большие карие глаза его были нетрезвы, на губах кривилась неопределённая усмешка. Опершись одной рукой на полуоткрытую дверь, он сразу же шагнул на порог, но я не отступил и остался стоять на месте, вцепившись в дверную ручку. Он заглянул за мою спину и шагнул обратно. Вероятно, Дэзи оскалила пасть и показала зубы - это у неё получается хорошо.

Отступив за порог, незнакомец облокотился о стену и посмотрел на меня туманным взором.

- Я вас немножко побеспокоил, - сказал он тихим и каким-то доверительным голосом. Совсем не соответствовавшим его крупному телосложению и нагловатой усмешке. - Вы извините, я выпил немножко с друзьями и теперь ищу одного человека...

- Кого именно вы ищете? - перебил я, начиная злиться.

- Женщину. Она китаянка. Живёт где-то здесь, в ваших домах. Она молодая, маленького роста...

- Никаких китаянок у нас никогда не видел.

Он улыбнулся.

- Я точно знаю, она живёт где-то поблизости.

Он повернул голову и вдруг совершенно трезвым взглядом посмотрел вниз вдоль лестницы, в окно, выходящее на улицу.

- А вы давно здесь живёте? - снова спросил он тем же расслабленным голосом6поворачиваясь ко мне.

- Давно.

- А как давно? Вы извините, но если не очень, то вы всех можете и не знать.

Я уже понял, что всё это игра. он просто пудрит мне мозги. Можно порезче толкнуть дверь, и замок защёлкнется, но мне было интересно узнать, что собирается он делать дальше, не до утра же расспрашивать про китаянку. Я улыбнулся.

- Я живу здесь с момента заселения дома.

- Да, - он повёл головой. - Тогда должны знать всех. А на улице вам не приходилось...

- Филипп! - вдруг странным высоким голосом позвала жена из комнаты. Скорее! Иди сюда!

Собака, лежавшая до сих пор неподвижно, вскочила, рявкнула и завертелась на месте, не зная, что предпринять. Мой собеседник отделился от стены, сделал шаг назад и снова посмотрел вниз, в окно. Я, наконец, сообразил, что самое лучшее в создавшейся ситуации - захлопнуть дверь.

Замок с металлическим лязгом щёлкнул, и я услышал за дверью удаляющиеся шаги. Собака скулила и скребла лапами дверь, ведущую в комнату. Я плечом распахнул её и увидел в неярком свете, падавшем из коридора, что жена стоит возле кровати и пристально смотрит на балкон.

- Что такое?

- Там кто-то есть! Вы разговаривали, а в окно заглядывал какой-то мужчина. Я крикнула и он спрятался. - Голос жены дрожал.

Что за чертовщина! Я почувствовал, как холодные мурашки побежали по спине. Поговорил приятно с человеком... Осторожно отодвинув штору, я осмотрел балкон. Он был пуст. Осмелев, я открыл балконную дверь и выглянул наружу. На улице серый сумрак и полная тишина, огни в домах погашены. Как мог появиться на балконе человек? Спустился с крыши? Может быть, жене всё показалось?

И тут моё внимание привлёк небольшой светлый предмет, лежавший на полу балкона как раз против окна. Я нагнулся: это был окурок сигареты. Свеженький, недавно выплюнутый из зубов.

Значит, не показалось.

...Только теперь я вспомнил про деньги, найденные нынче вечером в овраге и лежавшие сейчас на книжной полке. Батюшки светы! Ничего себе, находочка. Не иначе как чёрт меня дёрнул взять эти деньги. Вот чем оборачиваются легкомысленные поступки!

Не зажигая света, мы с женой сидели в темноте и обсуждали случившееся.

Без сомнения, это была ловушка, рассчитанная на то, что в квартире, кроме меня, никого нет. Пока один из злоумышленников отвлекал моё внимание дурацким разговором у входной двери, его "коллега" пытался проникнуть в квартиру через балкон. Я же, как последний идиот, развесил уши и слушал увлекательный рассказ о какой-то китаянке... И очень может быть, что совсем по-другому закончилась бы наша содержательная беседа, не поторопись жена именно сегодня вернуться домой.

Однако отсюда следует, что кому-то из "тех" было известно про мою холостяцкую жизнь; на этом был построен весь план. К сожалению, обстоятельство это известно многим: соседи у нас - люди наблюдательные.

Однако, какое отношение могут иметь наши знакомые и соседи к тайнику в овраге? Это же чушь, кошмарный бред. В конце концов, никто не видел, как я полез в овраг и вытащил из тайника свёрток. Может быть, когда выходил из кустов? Да нет же, на тропинке никого не было, и на поляне тоже. В чём же дело?

А может, ночное происшествие вовсе не имеет отношения к свёртку с деньгами? Просто пьяные грабители решили попытать счастья наудачу. Шли мимо, случайно остановились у моего дома, потолковали: ну-ка, друзья-урки, грабанём квартирку, что на пятом этаже, авось навар будет. Что-то сомнительно...

Нет, не могу я найти удовлетворительного объяснения этой истории.

* * *

Естественно, на следующий день - а это была суббота - мы встали довольно поздно. Погода стояла прекрасная. Солнце било в окна с такой весёлой яростью, что, открыв глаза, я удивился, как это мы могли спать до сих пор. Двор под окнами был полон звуков: птичьи голоса

перекликались с детскими, хриплый магнитофонный рёв, доносившийся издали, сопровождался ворчливым лаем старой дворняги, безбедно жившей в нашем дворе.

Открыв дверь, я вышел на балкон оглядеть окрестности. В песочнице копошились вместе с мамами и бабушками малыши. Рядом на качелях с визгом раскачивались девчонки постарше. На полянке между двумя соседними домами мальчишки гоняли мяч. Карусель тоже не бездействует, правда, её заняли не дети, а девушка и парень на вид лет двадцати.

В общем, картина мирная и безмятежная. Ни китайцев, ни китаянок поблизости не наблюдалось. Только вот окурок, всё ещё лежавший на балконе, не вписывался в этот прелестный пейзаж. Словно обгоревший метеорит, свалившийся вдруг из неведомых просторов вселенной на мой

мирный балкон.

- Чего ты, неумытый, на балконе торчишь? - подала голос жена из комнаты. - И непричёсанный.

Я пригладил волосы и пошёл умываться.

После завтрака проверил телефон - трубка молчала. Пожалуй, съезжу-ка я с утра в милицию, избавлюсь, наконец, от этих таинственных денег.

Но ноги сами понесли меня к окну. С чего бы такое любопытство? Вероятно, это остатки ночной тревоги заставляют ещё и ещё убеждаться, что всё в порядке, что окружающий мир спокоен и живёт обычной размеренной жизнью.

На этот раз во дворе пацаны с увлечением играли в козла. На заборе, огораживавшем территорию детского сада, висел ковёр и мужчина с ожесточением молотил по нему хоккейной клюшкой. Бедный, не иначе, как с женой поссорился, ишь как пыль от ковра летит. Парень и девушка на карусели сидели всё в том же положении: он - спиной ко мне, она - лицом. И мирно беседовали. Вот вам нынешняя молодёжь, с утра заняться им нечем. Откуда они, из какого дома? Я их раньше не видел.

Так ехать или не ехать в милицию? Дэзи, видимо, караулившая, как бы я не сбежал без неё на прогулку, умильно смотрела мне в глаза.

Ладно, отправлюсь-ка я сейчас в райотдел. Только ещё раз осмотрю местность: вдруг и в самом деле мой ночной собеседник шляется до сих пор где-нибудь поблизости в поисках китаянки. Очень интересно было бы его увидеть при дневном свете.

Нет, ночного гостя, конечно же, и след простыл, а вот карусель всё так же была занята. Всё той же парочкой.

И тут я почувствовал какое-то смутное беспокойство, что-то вроде иголки, скребущей внутри. Уставившись через окно на беспечных молодых людей, я с усилием соображал: что же именно мне не нравится? Ну, сидят они давно уже, второй час пошёл. Так что из этого? Сидят же пенсионеры и пенсионерки на скамейках целыми днями, и никого это не волнует. Откуда же тревога? Парень и девушка оживлённо беседуют, даже издали заметно, что общение доставляет им удовольствие. Но это ведь нормально! Может быть, после бессонной ночи я стал чересчур подозрителен?

И всё же...

Кажется, понял. Дело как раз в том, что они долго сидят НА ОДНОМ МЕСТЕ: не крутят карусель, а только шаркают ногами по песку. Почему? Это же так естественно - раскрутить карусель, немного размяться. Почему же за полтора часа неподвижного сидения им не пришло это в голову? Нет, здесь действительно что-то не так.

- Посмотри в окно, - попросил я жену. - Видишь тех, что на карусели?

Жена оторвалась от плиты.

- Вижу. А что?

- Понимаешь ли, они уже давно сидят на одном месте. Второй час пошёл, как сидят. И не крутятся.

Жена взглянула на меня с подозрением и вернулась к плите.

- А разве ты не сидишь подолгу на одном месте? Посмотри-ка на наш диван. В подушке, которая против телевизора, уже яма образовалась.

- Так это же против телевизора! - ответил я с некоторым раздражением. - И не один я там сижу, кстати.

Жена перешла к раковине, открыла кран и принялась мыть посуду.

- Вообще-то я хотел тебя спросить, - продолжал я, - не знаешь ли ты этих молодых людей?

- Нет... Сходи-ка лучше за хлебом. И молока надо бы купить. А из магазина можешь пройти к карусели и спросить, чего они тут расселись.

Вот он, образец женской логики! Я сделал возмущённое лицо и, выдержав для приличия паузу, пошёл в комнату одеваться. В магазин, так в магазин.

И в это время зазвонил телефон. Я схватил трубку.

- Сорок шесть сто девяносто пять? У вас что с телефоном? Не работает? - спросил строгий женский голос.

- Не работает! - радостно закричал я. - Со вчерашнего дня не работает.

- Вы не кладите трубочку, сейчас проверю, - строго сказала телефонистка.

Слышно было, как она, отвернувшись от микрофона, спрашивала кого-то:

- Этот? А почему он тут лежит? Кто здесь работал? Тогда почему нас не предупреждают?

- Алло! - сказала она после паузы. - У вас трубка лежала неправильно, поэтому телефон отключили. Вы слушаете?

- Слушаю, - ответил я. - Это неправда. Трубка лежала нормально. Но всё равно спасибо.

- Телефон исправили? - удивилась жена.

- Исправили. Звонила дежурная.

- А как она могла узнать, что он не работал? Ты же не звонил им.

Я задумался. Действительно, как?

- Она с кем-то говорила про что-то, лежавшее не на месте, - начал я развивать теорию. - Наверное, провод от нашей линии болтался, она и увидела. И как человек добросовестный...

- Откуда ты знаешь?

- Что знаю?

- Да что она человек добросовестный.

- Я не знаю, я предполагаю.

Моя подруга с сомнением глянула на меня и прошествовала к горшкам с цветами.

- По всяким оврагам шляешься, а цветы сухие.

Да, это был мой тяжкий грех - неполитые цветы. По опыту я знал, что в таких случаях лучше промолчать.

Поэтому, ничего не ответив жене, я снял телефонную трубку и медленно набрал номер райотдела милиции. Трубка откликнулась сразу.

- Дежурный капитан Ткачёв слушает.

Внятно и толково, как того требовали обстоятельства, я объяснил капитану Ткачёву, что вчера вечером в малолюдном месте недалеко от нашего дома нашёл деньги и принёс их домой. Полагаю, что случайно видел тех, кто их прятал. Хотел бы, чтобы кто-нибудь из работников милиции приехал ко мне и забрал эти деньги. Готов показать место, где их нашёл, и ответить на вопросы.

Капитан выслушал меня, не перебивая. После чего сказал скучным голосом, что все машины сейчас в разъезде, поэтому приехать никто не сможет. Потом поинтересовался, считал ли я деньги и сколько их оказалось в точности. Я сказал.

- А какими купюрами, не припомните?

- Помню. Сотнями.

- Угу. Подождите минуту.

В трубке довольно долго слышны были чьи-то голоса, наконец кто-то энергично произнёс:

- Алло, вы слушаете? Вами будет заниматься следователь Серебренников. Вы откуда звоните?

- Из дома.

- Позвоните ему сейчас по номеру сорок шесть триста пятьдесят восемь. Он будет разбираться с вашим, э... заявлением. Ему всё и расскажете. Вы меня поняли?

- Понял.

И в трубке раздались короткие гудки.

Итак, машина завертелась. Следователь Серебренников будет разбираться с моим, э... заявлением. Удивительно, что в милиции не поинтересовались моей личностью: ни фамилии, ни адреса не спросили. Бездушная какая-то машина и беспечная. А вдруг я раздумаю и оставлю себе эти деньги? Интересно, будут тогла меня искать или нет? Я посидел, подумал и набрал номер следователя.

Серебренников, если судить по телефонному разговору, был человеком деловым.

- Я знаю то, что вы сказали дежурному, - сказал он, - поэтому не стоит сейчас всё повторять. Давайте встретимся. Вы где живёте?

Он записал, наконец-то, мой адрес и телефон и помолчал немного.

- Не очень хорошо получается со временем, - заявил он. - Я должен сейчас уехать и буду занят примерно час. Сделаем так: ровно через час я буду ждать вас на улице Курчатова. Знаете, где это?

- Ну, вообще-то знаю, - я был в сомнении. - А где именно?

- Очень хорошо, - обрадовался следователь. - Я буду ждать вас в конце улицы со стороны стороны реки. Встретимся и побеседуем. Только вот что: дело это может оказаться достаточно серьёзным, поэтому вы не говорите о нём никому. Деньги привозите с собой. Договорились?

- Договорились, - вздохнул я.

* * *

Улица Курчатова, чистая, тихая и уютная, дальним концом упиралась в железную дорогу, проходившую вдоль берега реки. Уличный асфальт кончался метров за сто до насыпи, вместе с ним кончалась и цивилизация; вдоль насыпи, в так называемой полосе отчуждения стояли бараки, построенные ещё в тридцатые годы и с тех пор служившие жильём для железнодорожных рабочих. От бараков до асфальта тянулись огороды с перекошенными заборами. Место было открытое и хорошо просматривалось. Здесь и должно было состояться наше свидание со следователем.

Я шёл к месту встречи кружным путём. Сделав изрядный крюк и погуляв минут пятнадцать по близлежащим улицам, я решил выйти к назначенному месту как бы с тыла. Это были меры предосторожности.

С чего они мне потребовались?

Выражаясь словами несравненного Штирлица, со вчерашнего дня я чувствовал, что нахожусь под колпаком. Ряд странных событий, случившихся одно за другим в столь короткий промежуток времени, заставил меня предположить, что в мою жизнь вторглась чья-то чужая, враждебная воля.

Вот хотя бы эта пара на карусели. Минут через двадцать после моего телефонного звонка в милицию они исчезли. Обнаружив это, я, внезапно озарённый догадкой, выскочил из дома и ещё раз внимательно огляделся вокруг: слева через проезд виднелись песочница и качели; справа были густые кусты, создававшие приятный для глаза зелёный фон; внутри зарослей ребячьими ногами была вытоптана площадка для игр. В одном месте кусты раздвигались, образуя проход; в него-то я и увидел карусель. Два шага влево, два шага вправо от подъезда - и вид на карусель закрывали кусты. Вот и объяснение загадки: от карусели через проход в зелёной стене был хорошо виден наш подъезд.

Это обстоятельство основательно подпортило мне настроение. Если я и в самом дел под колпаком, значит, кто-то знает, что деньги из тайника находятся у меня. Тогда почему тот, кто это знает, не придёт и не скажет прямо: отдай деньги, они мои... Вместо этого какие-то люди наблюдают за мной издали, не дают спать ночью, лезут на балкон, пытаясь проникнуть в квартиру...

Новая мысль вдруг пришла в голову: если меня так плотно обложили, то, может быть, эти деньги - улика против кого-то? Тогда почему, скажите, я должен передавать такие деньги в руки следователя на пустынной улице, без свидетелей, без расписки? Может быть, всё это будет оформлено позже, но всё равно - несерьёзно. А если за мной увяжется кто-нибудь по дороге и в подходящем месте сделает этот... гоп-стоп? Как знать, может, родимый подъезд и сейчас находится под наблюдением. Конечно, следователь Серебренников ничего не знает об этом, потому и поступает так легкомысленно, но мне от этого не легче. С другой стороны, он же сам сказал, что считает дело серьёзным, и просил никому ничего не рассказывать...

В конце концов, я решил денег с собою не брать, а жене строго-настрого наказал в моё отсутствие не открывать посторонним дверь ни под каким предлогом. Сам же, выйдя из дому, начал, как заяц, петлять, ныряя за углы домов и подозрительно разглядывая идущих следом

прохожих. А так как на улице было довольно многолюдно, то вскоре я отвертел себе шею. Но никаких признаков наблюдения за своей особой так и не обнаружил.

Наконец время стало приближаться к назначенному часу, надо было торопиться к месту встречи.

Я шёл по Курчатова.

Впереди, метрах в ста, маячила одинокая мужская фигура. Неожиданно прямо перед моим носом из-за угла дома вынырнули две девушки. Сначала они шли быстро, потом переглянулись и замедлили шаг. Такой маневр показался мне странным, я тоже сбавил темп. Выглядели девицы, на мой взгляд, вульгарно: очень уж демонстративно раскачивали бёдрами. И, кроме того, они не сводили глаз с мужчины, шедшего впереди. Моё назойливое присутствие за спиной, как видно, раздражало их и они пытались пропустить меня вперёд. Но всё внимание их было сосредоточено на том, кто шёл впереди.

Я тоже посмотрел на него. Мужчина в тёмном костюме, не оглядываясь, неспешно подходил к перекрёстку у начала улицы. Не Серебренников ли? Самое время.

Девушки, наконец, стали проявлять признаки явного беспокойства, поскольку я упорно тащился за ними следом. Одна из них повернула голову и что-то сказала подруге. Потом взяла её под руку и, пропустив меня вперёд, они медленно подошли к бордюрам у дороги и остановились, глядя на реку. Что оставалось делать? Я бодро проследовал мимо.

Мужчина остановился на перекрёстке. От реки тянул ветерок. Мимо железнодорожных бараков, стоявших в низине, прогрохотала электричка. Мужчина закурил, повернул голову и уставился на меня.

Значит, следователь? Ай-яй-яй! Почему же он не замечает, что за ним хвост? А ещё профессионал.

Когда нас разделяло несколько шагов, он первым проявил инициативу:

- Это вы звонили по телефону? Я Серебренников.

Мы пожали друг другу руки. Он дружелюбно улыбнулся. Я в ответ изобразил подобие улыбки и сразу заговорил тревожной скороговоркой:

- За вами хвост. Две девушки. Вон они - остановились у обочины. Глядят на реку. Может, вы их знаете?

Он удивлённо взглянул на меня, потом повернул голову и посмотрел на девушек.

- Нет, впервые вижу. Странно. Пожалуй, нам лучше уйти отсюда. Идёмте на берег, там нам никто не помешает. - Похоже было, что его не очень встревожили эти девчонки. - Я пройду между бараками и через железнодорожную насыпь. Вы не теряйте меня из виду.

И он двинулся размеренным шагом по тропинке вдоль перекошенного забора, за которым торчали из земли засыхающие кусты картофеля.

Я стоял и дрожал в лихорадке, ожидая, когда он отойдёт подальше. Нервы мои были напряжены до предела. Мысль, что "хвост" был пущен не за мной, к чему я был готов заранее, а за следоваттелем милиции, выбивала меня из колеи. Всего лишь час назад мы говорили с ним по телефону, а теперь под колпаком уже сам следователь. Немыслимо!

Я оглянулся - девицы, как мне показалось, стояли в напряжённых позах, чуть повернув головы в нашу сторону.

Всё. Пора и мне двигаться, хотя с места тронуться трудно - руки и ноги будто налились свинцом. Я вздохнул и медленно пошёл мимо забора и бараков, чувствуя спиной чужие взгляды.

Серебренников ожидал за железнодорожной насыпью, недалеко от берега реки. Только теперь я хорошо рассмотрел его. На вид следователю лет тридцать пять, роста среднего, чуть продолговатое лицо с правильными чертами, взгляд спокойный и какой-то уверенновыжидательный, словно человек этот знал заранее, что должно произойти.

Он стоял на тропинке, протоптанной вдоль железнодорожного полотна среди высокой и густой полыни. Впереди простиралась потемневшая от близившейся непогоды полоса воды, над нею растекалась серогрязная туча.

- Вы никому не говорили о нашей встрече? - спросил Серебренников, когда я очутился рядом с ним.

- Нет.

- Хорошо. Расскажите, пожалуйста, и поподробнее, как вели себя девушки, которые, как вы говорите, шли за мной. Почему вам показалось, что они занимались слежкой?

И тут я запнулся. Одно дело - решить что-то для себя, и совсем другое - доказать справедливость своих выводов постороннему. Попробуйте-ка выстроить для такого человека логичный и доказательный ряд из мелочей, мимолётно отмеченных сознанием.

Я говорил долго и сбивчиво, но Серебренников слушал, не прерывая. Когда я кончил, он сказал:

- Да, это кажется странным. Я очень хорошо знаю, поверьте: чтобы организовать за кем-нибудь наблюдение, надо обладать информацией и большими возможностями. Вы понимаете меня? Большие возможности могут быть только у большой организации. - Он улыбнулся. - А нас Бог милует пока. Нет в нашей округе такой напасти.

Конечно, чтобы установить наблюдение за следователем, надо, помимо жуткого нахальства, иметь ещё и информацию о нём. А чтобы её раздобыть, нужны сообщники. Другими словами, тут должна действовать преступная организация, банда, шайка или как там ещё она называется. Ну, а вдруг гражданин следователь ошибается и такая преступная организация всё-таки в наших краях есть? Ведь я же их, девчонок, своими глазами видел.

Уловив мои колебания, Серебренников спокойно сказал:

- Оперативных данных о крупной преступной группе в районе нет. Но в жизни всё бывает, верно? Вдруг эти девушки надумали, например, узнать адреса работников милиции и продать потом кому-то эту информацию. Можно такое допустить?

Я кивнул.

- Если у них много свободного времени, они могут устроиться у райотдела и весь день караулить нашу входную дверь. Похожие случаи уже были.

Ага, всё-таки были!

- Но особо опасного в этом ничего нет. Хотя, конечно, неприятно. - Тут он повёл глазами вокруг и улыбнулся уголком рта. - Зато здесь мы в полной безопасности, никто нам не помешает. Расскажите, где и как вы нашли деньги.

* * *

Он выслушал мой рассказ с живым интересом, побудившим меня вспомнить все подробности. Потом, зачем-то скользнув глазами по моей одежде, - я уловил это лёгкое движение, - он спросил:

- Что ещё вы можете рассказать? Какие-то ваши предположения или факты, относящиеся к делу? Подумайте. Всё это может помочь следствию.

Я подумал немного, пережидая грохотавший наверху поезд.

- Этой ночью произошло ещё одно событие, тоже очень странное. Оно, может, и не связано с найденными деньгами, но...

- Так выкладывайте.

Мимо нас по реке тарахтела рыбачья лодка. Сидевший в ней мужчина, кажется, всматривался в наш берег, куда-то правее нас. Серебренников выжидающе молчал.

- Дело в том, - начал я, - что сегодня ночью ко мне в гости заявился незнакомый человек. Пьяный. Но не очень. Пока я с ним разговаривал у двери, на балкон к нам забрался ещё кто-то.

И я рассказал обо всех событиях этой бурной ночи.

Внимательно выслушав, Серебренников закурил.

- Опишите, как выглядел человек, с которым вы разговаривали.

Я начал описывать, как был одет ночной гость, его внешность, манеру разговаривать, позу и жесты. И вдруг... вдруг мне показалось, что между мной и собеседником что-то произошло. Что-то неуловимое и нехорошее. Только сейчас в голову мою пришла мысль, что место это пустынное, рядом быстрая и глубокая река, и я рассказываю о своих запутанных и таинственных делах, по сути дела, совершенно незнакомому человеку. Собственное безрассудство предстало вдруг передо мной со всей очевидностью. Продолжая говорить, я начал лихорадочно соображать, в чём может заключаться опасность, которая мне грозит. Что такая опасность есть - я был теперь абсолютно уверен. А между тем ни одного подозрительного звука не раздавалось кругом, и Серебренников стоял совершенно спокойно. Но теперь я вспомнил - несколько секунд назад он выбросил сигарету и положил руку в карман пиджака. Ну и что?

Я перевёл глаза вниз: правая рука его лежала в боковом кармане, сжатая в кулак. Сквозь ткань выпирали костяшки пальцев - так она была сжата. Кажется, он что-то держал в кулаке. Напуганный ещё больше, я посмотрел ему в лицо и увидел плотно сомкнутые губы и злые, с прищуром, глаза. Он смотрел прямо в мои зрачки.

Я запнулся, но усилием воли заставил себя продолжать. Сейчас нельзя расслабляться. Я вижу - он уже готов ударить и сбить меня с ног.

Я продолжал рассказывать, запинаясь от напряжения, о ночном происшествии. Не думаю, что мой рассказ был связным, но тот, кто меня слушал, не задавал никаких вопросов. Может, ему было всё известно и без них?

Не вдаваясь в подробности, я сообщил, что, опасаясь слежки или нападения, решил не брать денег и оставил их дома. Тем более, что всё утро у нашего подъезда маячили незнакомые парень и девушка...

И опять что-то незримое проскочило между нами. Черты лица его вдруг смягчились, замедленным движением он вынул руку из кармана, опустил её и, чуть придвинувшись, спросил с неожиданным дружелюбием:

- Вы сказали по телефону, что купюры были сторублёвые. А не помните, старые или новые?

- Новые, - коротко ответил я и с некоторым опасением посмотрел ему в глаза. Глаза снова были спокойны. Значит, только что произошло что-то такое, что заставило его изменить агрессивные намерения? Или просто я всё придумал, на меня накатило умопомрачение?

Туча закрыла солнце, воздух стал серым, всё вокруг замерло в неподвижности. Горизонт скрылся за бурой пеленой, но это был не дождь, это была пыль, которую вдали от нас поднял шквалистый ветер.

- Непогода идёт, - сказал я.

- Сейчас задует, - подтвердил он, не отводя от меня глаз. - Так вы оставили деньги дома? Решили не рисковать... Ну и правильно, если бы я знал ваши затруднения, не вызывал бы вас сюда. Но ничего. Я прошу вас никуда сегодня из дома не отлучаться, я сам приеду к вам вечером и заберу эти деньги. Договорились?

- Хорошо.

Кажется, всё идёт к благополучной развязке; сейчас, наконец, я выберусь из этой западни. И тут я вспомнил о рыбаке, проплывшем мимо нас на моторке и что-то разглядывавшем на берегу. Интересно, что он увидел?

- До встречи, - сказал я, - пройдусь пешком вдоль железной дороги. Так ближе к дому.

И вместо того, чтобы идти к баракам, я решительно зашагал по тропинке вправо, вдоль железнодорожного полотна. Серебренников проводил меня внимательным взглядом, повернулся и пошёл к насыпи.

Двигаясь по тропинке, метров через тридцать я миновал кусты и, к своему изумлению, увидел совсем недалеко от тропы двух мужчин, сидевших под деревом. Между ними на земле была постелена газета, на ней лежала ломаная краюха хлеба и стояла банка консервов. Бутылки, непременной спутницы уединившейся мужской компании, не было. Какие-то странные это были мужики. Ни единого звука не донеслось с их стороны за те полчаса, что мы беседовали с Серебренниковым. Что они делали всё это время, сохраняя полнейшую тишину? Возможно, ждали сигнала?

Услышав мои шаги, они разом повернули головы и всё так же молча уставились на меня. Я прибавил шагу.

Шквал застал меня у самого дома.

* * *

За окном бесновался и выл ветер, поднявшиеся в воздух тучи песка и пыли поглотили пространство. В полумгле с трудом можно было разглядеть угол соседнего дома. Ветер выл на низкой тоскливой ноте, потом вдруг сильным порывом бил в стекло, лязгал железом и с грохотом гонял по балкону домашнюю утварь. Хлопнуло чьё-то плохо прикрытое окно, с тревожным звоном полетели стёкла.

Забившись в кресло, я размышлял над тем, что произошло на берегу реки.

Без сомнений, это была ловушка; не зря же вблизи от места нашей встречи прятались двое мужчин. И Серебренников точно вывел меня на них. А ведь в сорока метрах - река. Пожалуй, всё в этом месте было приготовлено к тому, чтобы я исчез как можно незаметней: вышел из дома и не вернулся. Но не получилось. И почему не получилось - понятно: при мне не было денег.

А как хорошо была подготовлена ловушка, и всего за один час: за кустами упрятаны помощники, готовые вмешаться в любую секунду; к месту встречи Серебренникова сопровождал "хвост", проверяя, чист ли он, нет ли за ним постороннего наблюдения. Именно так обстояло дело, следователь знал, что девицы, шедшие за ним, берегут его от случайностей, поэтому и не заинтересовался ими там, на Курчатова. А я ещё пытался его напугать... И потом сам полез в подготовленный капкан, как дичь несмышлёная...

Я сидел в кресле, поджав ноги, и качал головой из стороны в сторону, как китайский болванчик. Чувство обиды переполняло меня. За что, собственно, мне было уготовано такое испытание? И кем? Что же, выходит, теперь вообще никому нельзя доверять, если дело касается крупной суммы денег? Конечно, это ерунда, есть на свете честные люди, их много, но вот поди ж ты: ночью ко мне нахально лезли в квартиру, а днём, всего через несколько часов, сумели заманить в ловушку...

И тут мысли мои приняли новое направление: а связано ли то, что произошло вчера ночью, с тем, что случилось сегодня днём? Одной цепи это звенья или нет? Над этим стоит призадуматься. В самом деле, как можно решиться на убийство, да ещё днём, человека совершенно неизвестного, которого и в глаза-то убийца не видел? Даже профессиональные киллеры всегда имеют какую-то информацию о своих жертвах, обо мне же следователь Серебренников не знал ровным счётом ничего. В том числе не знал и моих физических параметров - что тоже немаловажно.

Ну, а если предположить, что эти события связаны друг с другом, тогда получается, что круг людей, принимавших в них участие, довольно широк. А это говорит о существовании большой преступной организации, действующей в районе. Выходит, следователь вешал мне лапшу на уши? В самом деле, посчитаем действующих лиц: сам Серебренников, двое мужчин на берегу, две девушки - это днём; ночью один из злодеев лез в дверь, другой - на балкон, и ещё кто-то руководил этим делом внизу; да утром парочка на карусели... Эге, сколько их! И это только те, о которых я знаю. Целая банда.

Однако что-то, увы, не нравилось мне в этой картине, построенной вроде бы на фактах. Всё, кажется, правильно, но так и подмывало самому себе возразить: так не бывает. Слишком уж лихо всё закручено, как в кино. И потому неправдоподобно. В чём дело?

Стоп, кажется, я понял: действительно, слишком много людей участвует в этой истории. А добыча? Не маловато ли на такую ораву? Вот в чём дело, и здесь логика совершенно железная: если преступнику поживиться нечем, он на преступление не пойдёт. Но тогда зачем мне устроили ловушку у реки?

Нет, это невыносимо, так можно сойти с ума. Хватит рассуждать, надо что-то делать, а не сидеть в кресле. Сами по себе ответы на эти вопросы не появятся. Преже всего, решил я, надо срочно избавиться от денег, не дожидаясь, когда за ними приедет Серебренников. Иначе я опять попаду в какой-нибудь переплёт. На улице сейчас пустынно, дует холодный пронизывающий ветер, вряд ли кто-нибудь караулит до сих пор мой подъезд, и я сумею улизнуть незаметно. А вечером следователь будет поставлен перед фактом, и пусть поступает, как хочет.

Итак, вперёд.

* * *

Как утверждает наука, человек, оказавшись в критических обстоятельствах, способен творить чудеса, используя скрытые в его организме резервы. Что-то похожее произошло и со мной. Больше я ничем не могу объяснить появившуюся вдруг неудержимую пробивную способность, благодаря которой всего через пару часов я уже сидел в коридоре перед кабинетом начальника уголовного розыска УВД.

Мимо по высокому полутёмному коридору проходили люди. В форме и в штатском. Некоторые из них с высокомерием поглядывали на меня и, отворачиваясь, шли дальше. Это поначалу меня удивляло, но потом я сообразил, в чём дело: в моей напряжённой фигуре они опытным глазом легко распознавали просителя. Ну, а проситель ни в каком уголке нашей необъятной РэФэ не пользуется уважением...

Примерно через полчаса ожидания в кабинет твёрдой походкой прошёл его хозяин, бросив на ходу:

- Подождите минутку.

Всего через пять минут я уже был в кабинете - светлой комнате, казавшейся очень просторной из-за малого количества мебели. На стене против двери висела карта области, под нею стоял большой письменный стол и кресло. К столу в виде буквы Т были приставлены ещё два небольших столика, около них стояло несколько стульев. Неизменный сейф, большой и широкий, занимал правый угол. Вот, кажется, и всё.

Я присел на краешек стула. В кресле, положив на стол руки, как прилежный школьник, сидел широкоплечий человек в темно-синем костюме, с начинающей седеть шевелюрой и серыми холодноватыми глазами.

- Что вас привело ко мне?

- Я нашёл деньги, - сказал я каким-то чужим голосом. - Большую сумму. Я хотел сдать их в райотдел, но со мной начали происходить какие-то, хм... приключения. Я хотел бы рассказать о них. Деньги - вот. - Я вынул пачку, аккуратно завёрнутую в серый лоскут, и положил её на стол, подвинув ближе к человеку в кресле.

Он внимательно посмотрел на свёрток, но не дотронулся до него, а взял со стола пачку сигарет, закурил и сказал:

- Рассказывайте.

Голос его прозвучал устало и даже чуть обречённо.

Понимая, что именно сейчас наступил момент, когда надо выкладывать все козыри, я заговорил, стараясь выражаться чётко и ясно, заостряя внимание на подозрительных, как мне казалось, деталях. Начальник угрозыска слушал, изредка поглядывая на меня. Руки его по-прежнему спокойно лежали на столе, и только время от времени он передвигал на нём коробок со спичками. Когда я кончил, он развернул тряпку и хмуро уставился на деньги в полиэтиленовом пакете. Помолчав, он снова закурил и сказал:

- Два вопроса. Первый. Зачем ты взял эти деньги?

Я посмотрел на него в нерешительности, не зная, что ответить. Он улыбнулся, но только одними глазами, и продолжал:

- Ну, нашёл ты деньги, даже знаешь... нет, предполагаешь, кто их спрятал. А зачем их брать-то? Зачем?

Я вдруг обозлился.

- Я потому взял, что так не обращаются с деньгами нормальные люди. Если их спрятали в таком месте, значит, тут скрыт какой-то злой умысел.

- И что же?

- Как это что же? Я решил помешать.

- Кому? Или чему?

- Не знаю чему, но помешать.

Он усмехнулся и проговорил, слегка растягивая слова:

- Ах, помеша-ать! А теперь что прикажешь с тобой делать? Оформлять явку с повинной?

- К-какую явку? - поперхнулся я.

Он опять усмехнулся и нажал кнопку селектора.

- Ладно, не падай со стула. Шутка.

Ишь ты, шутник какой нашёлся. Скорее всего, это не шутка, а какая-то проверка, подумал я. Вроде как на детекторе лжи.

В кабинет вошла молодая женщина в милицейской форме.

- Люда, отнеси это Копылову, - он подал ей пакет с деньгами. - Пусть посмотрит срочно и мне позвонит.

Женщина вышла.

- Так. Теперь вопрос второй. - Он холодно посмотрел на меня. - Тебе не понравился Серебренников. Ты даже решил, что он хотел тебя убить. Из-за денег. Но следователями у нас работают только проверенные люди, и проверенные на много рядов.

- Тогда почему он хотел меня ударить? - сразу же возразил я.

- Ну уж, так и ударить. Сунул руку в карман, и все дела.

- Знаете что? - меня всё это начинало злить. - Я не из тех, кому никогда в жизни не прилетало. Поэтому знаю: если кто-то приметился тебе в челюсть, то по нему это видно, где бы он ни держал руки, в карманах или... подмышками.

Хозяин кабинета улыбнулся.

- Богатое у тебя, однако, воображение.

- Воображение? - взвился я. - А тех мужиков, что за кустами сидели, я что, тоже вообразил?

- Мужики могли оказаться там раньше вас и молчали, чтобы по каким-то причинам себя не обнаружить. Причин для этого может быть больше, чем достаточно.

- А... а девчонки, которые шли за Серебренниковым?

Он хитро исподлобья посмотрел на меня.

- Тут я тебе вот что скажу. Если человек вышел из дома с намерением искать слежку за собой, он её найдёт, будь спокоен.

- Но я же не за собой слежку нашёл! А за ним.

Мой собеседник, не отвечая, откинулся на спинку кресла и посмотрел в окно.

- Зачем он вообще повёл тебя на берег? - спросил он вполголоса, обращаясь, скорее всего, к самому себе.

- Не знаю.

- Я тоже, - сказал он задумчиво.

Зазвонил телефон. Он взял трубку и долго молча слушал. Потом сказал:

- Нет. Неси сюда.

И внимательно, будто в первый раз, посмотрел на меня.

- Деньги я тебе сейчас верну и ты отвезёшь их домой.

- Зачем? - упавшим голосом спросил я.

- Надо. Сделаем так. Слушай внимательно...

* * *

К дому меня подбросили на служебной машине. День клонился к вечеру, поэтому первым делом я поинтересовался у жены, не искал ли меня кто-нибудь. Нет, никто не искал. Ну и прекрасно. Деньги - в шкаф, окно, выходящее к подъезду - зашторить. Всё.

- Ты зачем окно закрыл? - возмутилась жена. - На улице и так пасмурно.

- Тихо, - сказал я негромко, но внушительно. - Так надо. Я пообещал одному человеку показать, какие у нас шторы хорошие.

- Хорошие! Насмешил. Их давно выбросить надо, да где взять новые? возмутилась жена и подошла к окну. - А откуда он смотрит?

- Этого я не знаю. И вообще, было бы лучше, если бы ты отошла от окна.

- Детские игры для взрослых мужчин, - презрительно сказала жена, но от окна отошла.

Почти сутки прошли с тех пор, как чёрт меня дёрнул прогуляться в овраге за университетом. И он же соблазнил мою собаку сунуть свой нос под бетонную плиту. Но ничего, развязки осталось ждать недолго. А пока терпение. Будем ждать дорогого гостя.

Как медленно течёт время! Большая стрелка настенных часов нехотя, как бы из последних сил, переползает с цифры на цифру. А вот часы, стоящие на письменном столе: секундная стрелка в них торопится и скачет, как школьник на перемене, зато минутная почти не движется. А часовая - та вообще уснула крепким сном. Ба, почему все часы в этой квартире показывают разное время? Шестого сигнала давно не слышали? Надо немедленно включить радио: уж чем-чем, а сигналами точного времени столица снабжает нас регулярно...

Телефон зазвонил через час. Я взял трубку и услышал голос Серебренникова. Он спрашивал, как я добрался домой после нашего свидания и всё ли в порядке.

- Всё в порядке, - соврал я.

- Сейчас к вам подъедет наш сотрудник и оформит изъятие денег.

- Как его фамилия? - поинтересовался я.

- Воронин. А вас я хочу поблагодарить за бдительность и честность.

- Не за что, - холодно ответил я и положил трубку.

Интересно, почему он не приедет сам, как обещал?

Прошло минут десять, и в дверь позвонили. На пороге стоял небольшого роста плотный человек в очках.

- Я от Серебренникова, - представился он, - моя фамилия Воронин.

- Вы один? - спросил я его, пропуская в комнату.

Он внимательно взглянул на меня.

- Нет, есть ещё внизу работники. А что, вы хотели бы передать деньги при свидетелях?

- Что вы! Я всего только хочу, чтобы вы забрали их, и чем скорее, тем лучше.

Усмехнувшись, он сказал:

- Мы процентов не берём.

И сел на стул, покосившись на собаку. Я принёс свёрток.

- Считать будете?

- Обязательно.

И тут я вспомнил про зашторенное окно. Вот раззява! В растерянности я посмотрел на жену: она спокойно сидела в кресле с вязанием.

- Зачем окно закрываешь раньше времени? - недовольным тоном спросил я. - В комнате совсем темно.

Бедная моя подруга посмотрела на меня округлившимися глазами, но ничего не ответила. Я дёрнул штору. Воронин глянул на жену, потом на меня и, чуть помедлив, развернул свёрток.

- Здесь всё, что вы нашли? - строго спросил он.

- Конечно, всё!

Он начал сосредоточенно пересчитывать деньги, а я, став против окна, внимательно рассматривал его. Большая круглая голова, толстые щёки, покатый лоб. Короткие пальцы удивительно ловко перебрасывают купюры и они ложатся на стол ровными стопками. Кончив считать, он сложил деньги и засунул их в тот же самый пакет, вложил его во внутренний карман пиджака, а из бокового вынул бумагу и подал мне.

- Прочитайте и распишитесь.

Буквы отчего-то запрыгали у меня перед глазами.

- Где расписаться? - громко спросил я.

- Здесь.

Он положил бумагу назад в боковой карман, встал и любезно распрощался. Хлопнула дверь. На лестнице затихли шаги.

Через несколько секунд под нашими окнами загудел мотор, и в ту же секунду зазвонил телефон.

- Алло! - торопливо сказал мужской голос. - Вы отодвинули штору, у вас кто-то был?

- Да. Небольшого роста, в очках, назвался Ворониным. Только что вышел. Деньги забрал.

- Спасибо!

И в трубке запищали гудки. Я кинулся к окну.

От нашего подъезда только что отъехала зелёная "Нива". А мимо противоположного дома, невидимый снизу из-за высоких кустов, набирая скорость, в том же направлении промчался красный "Жигуль". Стоявший в сторонке серый "Москвич", пропустив их, резко тронулся с места, круто развернулся, накренившись на бок, и помчался следом.

- Откуда они смотрели на наше окно? - спросила жена, остановившись за моей спиной.

Я пожал плечами и уставился на окна дома напротив.

* * *

Воронина арестовали этим же вечером прямо в райотделе после того, как по требованию следователя прокуратуры он предъявил изъятые деньги, но совсем не теми купюрами, которые передал ему я. Воронин предъявил НАСТОЯЩИЕ деньги. ФАЛЬШИВЫЕ нашли после обыска в его машине - зелёной "Ниве". Все эти ужасные события происходили со мной только потому, что преступники пытались любой ценой скрыть сам факт существования фальшивых денег.

Воронин, когда обнаружили фальшивые купюры, впал в истерику. А успокоившись, попросил бумагу и ручку. И начал писать лист за листом.

...Он узнал о существовании преступной организации, занимавшейся изготовлением и сбытом фальшивых денег, недавно, всего несколько месяцев назад. И скоро понял, что знает о ней не только он, ещё и Серебренников. Он молчал об этом потому, что хотел вначале понять, отчего молчит следователь. Или это игра в кошки-мышки, или - преступление. Когда же он догадался почему молчит, ситуация изменилась: Серебренников его вычислил. И предложил за его молчание гонорар. Вполне приличный. А потом постепенно стал использовать его в целях прикрытия работы фальшивомонетчиков от возможного провала.

День назад Серебренников попросил его принять участие в работе по устранению кризисной ситуации, которая грозила провалить всё дело. По чьей-то халатности очередная партия банкнот оказалась в руках постороннего человека. Адрес его каким-то образом сумел установить шофёр такси, в чьи обязанности входили сбор и хранение фальшивых денег перед отправкой их на реализацию. Удалось также установить, что человек, нашедший в тайнике деньги, в то время жил один. Даже телефон его удалось отключить перед нападением на квартиру в ту ночь. Но что-то там сорвалось. На следующий день, когда настырный клиент дозвонился в райотдел милиции с намерением сдать найденные деньги официальным органам, им и занялся Серебренников.

Почему к клиенту не поехал сам Серебренников. Сказался занятым. Где хранятся оборудование и материалы для изготовления фальшивых денег? Об этом он не имеет понятия. Где Серебренников сейчас? Да откуда он может знать... Сюда бы его, в камеру!

А Серебренников исчез, как сквозь землю провалился. Вышел из кабинета и - пропал...

Прошло три месяца, кончилось лето. Сидевший тихо в тюремной камере Воронин вдруг нивесть с чего стал проявлять признаки сильного беспокойства. Он сидел, конечно, не в общей камере, а в "ментовской", где ради безопасности содержались совершившие преступления работники милиции. В общей, вместе с уголовниками, им пришлось бы туго... И вот в этой "ментовке" Воронин внезапно почувствовал себя столь неуютно, что перестал спать по ночам и даже попросился в общую камеру, объясняя, что опасается покушения на свою жизнь. Со стороны кого? Неизвестно. Милицейское начальство встретило эту просьбу с юмором - совсем, мол, спятил мужик. Однако через несколько дней Воронин и в самом деле умер от внезапного сердечного приступа. Первого и последнего в своей жизни.

Поздней осенью областная газета опубликовала небольшую заметку: "Обезвредить преступников". В 1990 году, говорилось в ней, с 20 августа по 3 сентября в Магнитогорске, Челябинске, Новосибирске и Омске, с 28 сентября по 3 октября в Екатеринбурге неизвестными лицами осуществлён сбыт фальшивых казначейских билетов сторублёвого достоинства. Клише для изготовления поддельных денег в начале июля этого года обнаружено на левом берегу реки у посёлка Титово. Преступники могут владеть специальностями фотографа, полиграфиста, художника, гальваника, гравёра. Следствие обращалось с просьбой сообщить о лицах, которые, имея указанные специальности или владея такими навыками, в период с 1990 года по настоящее время занимались приисканием соответствующего оборудования и материалов...

Не Воронин ли помог обнаружить это клише на берегу реки? За что и был так сурово наказан... Но кем?

А что же моя соседка, которая приходила продавать платье накануне ночного происшествия? И обещала прийти ещё? Больше она у нас в квартире не появлялась, и никаких претензий к ней никто не имеет.

Кроме меня. А я убеждён, что именно она навела тогда на мой след таксиста, после чего и последовала вся цепь тех событий, в которых мне пришлось участвовать поневоле.

Конечно, не она лезла ночью в нашу квартиру. Но именно она подсказала шофёру такси, где живёт человек, прогуливающий большую собаку. И что он сейчас в квартире один. Вероятно, даже не думая о последствиях. Всех-то делов на копейку. Но тем не менее, возможный путь следствия к шофёру такси ведёт только от неё. И он это знает. Не слишком ли рискует моя соседка? Поживём - увидим.

А след Серебренникова отыскался лишь весной, когда наладились дороги от глухих таёжных посёлков к райцентрам. Тогда и выяснилось, что всю зиму в отдалённом зимовье местного промысловика-охотника гостил городской следователь. Как он попал в такую глушь, если охотника с собаками забрасывали туда только вертолётом - непонятно.

Однако к концу охотничьего сезона гость в посёлке не появился, а куда делся - хозяин сказать не мог. Не знал. На этом следы Серебренникова затерялись. И вряд ли сыщутся в наше смутное время.