/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Гобелены Фьонавара

Самая темная дорога

Гай Гэвриел Кей

Армии правителя Айлерона и сил зла готовы сойтись в последнем бою на равнине Андарьен. Но исходы битв зависят порой не от численности войск, а от случайности, предусмотреть которую может разве что великий Ткач. Дариен, сын Ракота Могрима, Разрушителя, наделенный невероятной магической силой, и становится такой случайностью. Именно его выбор между Светом и Тьмой, между любовью и могуществом определит: существовать ли дальше миру Фьонавара или стать узором прошлого на ткани бесконечного Гобелена. Только выбор этот должен быть совершенно свободным, а для этого Дариену нужно пройти дорогой, полной боли и непонимания. В полном одиночестве…

Самая темная дорога Эксмо-Пресс 2001 5-04-007301-1 Guy Gavriel Kay The Darkest Road

Гай Гэвриел Кей

Самая тёмная дорога

(Гобелены Фьонавара-3)

В конце этой дороги и в начале

всех дорог — мои родители,

Сибил и Сэм Кей.

Это их гобелен.

Часть I

ПОСЛЕДНИЙ КАНИОР

Глава 1

— Какое твое самое заветное желание?

Однажды, когда Ким Форд еще только поступила в колледж, один парень на первом свидании задал ей этот вопрос за чашкой капуччино. Он произвел на нее очень большое впечатление. Позже, уже повзрослев, она часто улыбалась, когда вспоминала о том, что ему тогда почти удалось уложить ее к себе в постель, покорив удачной фразой и непринужденными манерами. А вопрос она запомнила.

И теперь, не намного старше возрастом, но уже седая, и так далеко от дома, что и представить невозможно, Ким узнала ответ.

Ее самым заветным желанием было, чтобы этот бородатый, с зеленой татуировкой на лбу и на щеках, стоящий над ней, умер прямо сейчас и самой мучительной смертью.

Бок болел от его удара, каждый вдох отзывался острой болью. Рядом с ней лежал без сознания гном Брок, и кровь сочилась из раны на его виске. Со своего места Ким не могла определить, жив он или нет, и если бы она в тот момент способна была убить, татуированный был бы уже мертв. Она огляделась сквозь пелену боли. Вокруг на высоком плато стояло человек пятьдесят, и у большинства из них имелись зеленые татуировки жителей Эриду. Бросив взгляд на собственную руку, она увидела, что Бальрат спокоен, всего лишь красный камень в кольце. Неоткуда почерпнуть силы, невозможно осуществить свое страстное желание.

Ее это почти не удивило. Магия Камня Войны никогда, с самого начала, не приносила ей ничего, кроме боли, да и как могло быть иначе?

— Знаешь, что сделали дальри там, внизу? — с грубой насмешкой в голосе спросил бородатый.

— Что? Что они сделали, Кериог? — спросил один из стоящих вокруг них людей, слегка выдвигаясь вперед. Он старше большинства из них, поняла Ким. В его темных волосах блестела седина, и на нем не было и следа зеленой татуировки.

— Я так и знал, что тебе будет интересно, — ответил тот, кого назвали Кериог, и рассмеялся. Что-то дикое было в этом смехе, очень близкое к боли. Ким попыталась не слышать ее, но она была прежде всего Ясновидящей, и при звуках этого смеха ее охватило предчувствие. Она снова взглянула на Брока. Он не шевелился. Кровь продолжала медленно сочиться из раны на его виске.

— Мне интересно, — мягко подтвердил тот, кто задал вопрос.

Смех Кериога оборвался.

— Вчера ночью они ускакали на север, — сказал он, — все мужчины, кроме слепых. Они оставили женщин и детей без охраны в лагере к востоку от Латам, прямо под нами.

Среди его слушателей пронесся ропот. Ким закрыла глаза. Что произошло? Что могло заставить Айвора поступить так?

— И какое все это имеет к нам отношение? — все еще тихим голосом спросил пожилой. Кериог шагнул к нему.

— Ты, — презрительно проговорил он, — совсем глупый. Ты изгой даже среди изгоев. Почему мы должны отвечать на твои вопросы, если ты до сих пор не назвал нам своего имени?

Пожилой чуть-чуть повысил голос, но на безветренном плато его слова разносились далеко.

— Я прожил у подножия гор и в горах столько лет, что и сам не помню. И все эти годы называл себя Дальриданом, сыном дальри, так я предпочел назвать себя, и до сегодняшнего дня никто не говорил, что его не устраивает мое имя. Почему тебя задевает, Кериог, что я предпочитаю не позорить могилу отца и не включать его имя в свое?

Кериог презрительно фыркнул.

— Здесь нет никого, кто не совершил бы преступления. Почему ты должен отличаться от нас?

— Потому, — ответил Дальридан, — что я убил мать и дитя.

Ким открыла глаза и посмотрела на него, освещенного послеполуденным солнцем. На плато воцарилась тишина, но ее провнал смех Кериога. И снова Ким услышала в нем надрывную ноту, нечто среднее между безумием и горем.

— Наверняка, — с издевкой сказал Кериог, — ты должен был войти во вкус! — Он широко раскинул руки. — Наверняка вам всем теперь нравится убивать! Я вернулся, чтобы сообщить вам о женщинах и детях внизу, на которых можно поохотиться. Не думал, что ко мне в руки так быстро попадет гном.

Он больше не смеялся. Вместо этого он повернулся и посмотрел вниз, на бесчувственное тело Брока, распростертое на раскаленных камнях плато.

Болезненное предчувствие охватило Кимберли. Воспоминание, принадлежащее не ей, а Исанне, чья душа была теперь частью ее души. Воспоминание о легенде, о кошмарной сказке детства, о великом зле, содеянном очень давно.

— Что случилось? — вскричала она, морщась от боли, стремясь в отчаянии понять. — Что они сделали?

Кериог посмотрел на нее. Все смотрели на нее. Впервые она встретилась с ним взглядом и отпрянула, содрогнувшись, потому что увидела в его глазах неприкрытую боль. Голова его судорожно дернулась.

— Фейбур! — внезапно крикнул он. Светлобородый мужчина помоложе вышел вперед. — Расскажи! Ей хочется знать, что сделали гномы. Расскажи ей!

Она была Ясновидящей. Ее душа путешествовала по нитям Великого Гобелена. Едва лишь Фейбур начал свой рассказ, как Ким проникла сквозь его слова к образам, заключенным в них, и пришла в ужас.

Начало этого повествования она знала, хоть от этого горечь не стала меньше: история о Каэне и Блоде, братьях-гномах, которые сорок лет назад повели гномов на поиски потерянного Котла из Кат Миголя. Когда Совет старейшин гномов проголосовал за оказание им помощи, Мэтт Сорин, молодой король, бросил свой скипетр, снял Алмазный Венец и покинул страну. Он нашел совсем другую судьбу и стал Источником для мага Лорина Серебряного Плаща.

Затем, год назад, гном, лежащий сейчас рядом с ней, пришел в Парас Дерваль с сообщением о том, что свершилось великое зло: Каэн и Блод не смогли найти Котел сами и, почти обезумев после сорока лет безуспешных поисков, вступили в преступный сговор. С помощью Метрана, мага-предателя, они в конце концов нашли под землей Котел великанов и вынуждены были заплатить за это. Они заплатили дважды: гномы разбили Сторожевой Камень в Эриду и таким образом разорвали связь между пятью камнями, а потом они отдали Котел в руки их нового хозяина, того самого, кто был в заточении под горой Рангат и кого должны были стеречь связанные друг с другом камни, — Ракота Могрима, Разрушителя.

Все это она знала и раньше. И еще знала, что Метран использовал Котел, чтобы наслать убийственную зиму, конец которой наступил пять месяцев назад, после той ночи, когда Кевин Лэйн принес себя в жертву, чтобы ее прекратить. Но она не знала того, что случилось после. То, что она сейчас читала на лице Фейбура и слышала из его уст, оставляло кровоточащие рубцы в ее душе. Дождь смерти в Эриду.

— Когда снег начал таять, — говорил Фейбур, — мы возликовали. Я слышал звон колоколов из-за стен Ларака, хоть и не мог туда вернуться. Изгнанный в горы отцом, я тоже вознес благодарность за окончание убийственного холода. — Ким это помнила. Она тоже преисполнилась благодарности, сама проливая слезы и слыша плач жриц на рассвете у темной пещеры Дан Моры. О, дорогой мой человек!

— Три дня сияло солнце, — продолжал Фейбур тем же равнодушным, холодным голосом. — За одну ночь вернулись трава и цветы. Когда на четвертый день начался дождь, это тоже казалось естественным и вызывало радость.

Пока я не взглянул вниз с высоких гор к западу от Ларака и не услышал вопли. Дождь еще не добрался до гор, но я видел пастухов неподалеку, на нижних склонах, их коз и кере. Я слышал, как они кричали, когда пошел дождь, и видел, как от него появлялись огромные черные язвы у людей и животных и они умирали.

Ясновидящие могут увидеть за словами картины, подвешенные в петлях времени, их дар вынуждает видеть. Как бы она ни старалась, второе, внутреннее, зрение Ким не позволяло ей отвернуться от картин, сотканных словами Фейбура. И поскольку она была такой, какой была, с двумя душами и двумя сокровищницами воспоминаний, она знала даже больше, чем Фейбур. Так как у нее были детские воспоминания Исанны, теперь даже более четкие, она знала, что в далекие времена тьмы такой дождь уже шел и что мертвые представляли смертельную опасность для тех, кто к ним прикасался, и поэтому их нельзя было хоронить. Это означало эпидемию чумы. Даже после того, как дождь прекратится.

— Как долго он шел? — внезапно спросила она.

Резкий смех Кериога сообщил ей о промахе, и ее охватил еще более сильный страх даже прежде, чем он заговорил.

— Как долго? — рявкнул он, и его голос сорвался на визг. — Седые волосы должны бы сделать тебя более мудрой. Взгляни на восток, глупая женщина, на долину Карн. Посмотри за Кат Миголь и скажи мне, как долго он шел!

Ким посмотрела. Горный воздух был прозрачен и ясен, летнее солнце ярко сияло над головой. Она видела далеко с высоты плато, почти до самого Эриду.

Видела дождевые тучи, сгрудившиеся к востоку от гор.

Дождь не прекратился. И она была уверена, что, если его не остановить, он двинется в их сторону. Над горами Карневон и Скеледарак, по направлению к Бреннину и Каталу, к широкой Равнине дальри, а затем, конечно, к тому месту, которое неумирающий Ракот ненавидит неумирающей ненавистью — к Данило-ту, где живут светлые альвы.

Ее мысли, окутанные ужасом, полетели на запад, за край земли, над морем, туда, где плыл корабль к обители смерти. Его назвали «Придуин», как она знала. Она знала названия многих вещей, но не всякое знание есть власть. Только не перед лицом того, что падало с темного неба к востоку от них.

Ощущая свою беспомощность и страх, Ким снова повернулась к Кериогу. И увидела, что Бальрат на ее руке мерцает. Это она тоже понимала: дождь, который ей только что показали, был актом войны, и Камень Войны среагировал на него. Она незаметно повернула кольцо внутрь камнем и сжала кулак, чтобы его не заметили.

— Ты хотела знать, что сделали гномы, теперь ты знаешь, — сказал Кериог тихим, угрожающим тоном.

— Не все гномы! — возразила она и с трудом села, задохнувшись от боли. — Послушай! Я знаю об этом больше тебя. Я…

— Не сомневаюсь, что ты знаешь больше, раз путешествуешь вместе с одним из них. И ты мне все расскажешь прежде, чем мы с тобой покончим. Но первым будет гном. Я очень рад, что он не умер, — сказал Кериог.

Ким резко повернула голову. И невольно вскрикнула. Брок застонал, слабо шевельнул рукой. Не думая об опасности, она подползла, чтобы помочь ему.

— Мне нужна чистая ткань и горячая вода! — крикнула она. — Быстрее!

Никто не двинулся с места. Кериог рассмеялся.

— Кажется, ты меня не поняла, — сказал он. — Я рад, что он не умер, потому что собираюсь убивать его очень медленно.

Ким уже не могла ненавидеть, как не могла удержаться от жалости к одному из тех, чей народ подвергался сейчас полному уничтожению. Но в то же время она не могла позволить ему совершить задуманное. Он подошел ближе, достал кинжал. Ким услышала тихий, почти деликатный ропот предвкушения среди наблюдающих за ними разбойников, большинство из которых были родом из Эриду. От них пощады ждать не приходилось.

Ким снова повернула кольцо камнем наружу и высоко подняла руку с кольцом.

— Не трогайте его! — крикнула она так сурово, как только смогла. — Я — Ясновидящая Бреннина. Я ношу на пальце Бальрат, а на запястье — подаренный магом камень веллин!

И еще она была дьявольски слаба, и бок ее болел зверски, и она представления не имела, как остановить их.

Кериог, казалось, все это почувствовал, или его так разъярило присутствие гнома, что остановить его было уже невозможно. Его тонкие губы под бородой и татуировкой слегка улыбнулись.

— Мне он нравится, — сказал он, глядя на Бальрат. — Красивая игрушка, я его с удовольствием буду носить те часы, которые нам остались, пока дожди не продвинутся на запад и все мы не почернеем и не умрем. Но сначала, — пробормотал он, — я очень медленно буду убивать гнома, а ты смотри.

Она не сможет его остановить. Она — Ясновидящая, призывающая. Буревестник в ветрах войны. Она способна разбудить силу и собрать ее, и иногда, чтобы этого достичь, она может вспыхнуть алым пламенем и перелететь из одного места в другое, из одного мира в другой. У нее две души, а на пальце и в сердце — бремя Бальрата. Но она не может остановить одного человека с кинжалом, не говоря уже о пятидесяти, доведенных до безумия горем, и яростью, и сознанием приближающейся смерти.

Брок застонал. Ким чувствовала, как его кровь пропитывает ее одежду, вытекая вместе с жизнью из головы, лежащей на ее коленях. Она в упор посмотрела на Кериога и сделала последнюю попытку.

— Послушай меня…

— А ты смотри, — повторил он, не слушая ее.

— Лучше не надо, — произнес Дальридан. — Оставь его в покое, Кериог.

Бородатый резко обернулся. Его темное лицо вспыхнуло от странного удовольствия.

— Ты меня хочешь остановить?

— Мне это не понадобится, — спокойно ответил Дальридан. — Ты же не дурак. Ты слышал, что она сказала: Ясновидящая Бреннина. С кем еще и как еще мы отвратим то, что надвигается на нас?

Казалось. Кериог его почти не слушает.

— За гнома? — оскалился он. — Ты готов заступиться за гнома? — Голос его поднялся до высоких тонов, в нем звучало недоверие. — Дальридан, это назревало между нами уже давно.

— Ничего не назревало. Ты только прислушайся к голосу разума. Я не стремлюсь к власти, Кериог. Только…

— Только ты указываешь вожаку, что он может делать и чего не может! — злобно воскликнул тот. На мгновение все застыло, затем рука Кериога взлетела, и в воздухе мелькнул брошенный кинжал.

Он пролетел над плечом Дальридана, потому что тот нырком упал, перекатился и снова оказался на ногах тем одним движением, которое на Равнине уже тысячу лет тренируются выполнять на полном скаку. Никто не видел, как он выхватил свой кинжал и как он его бросил.

Но все видели, как кинжал вонзился в сердце Кериога. И мгновение спустя, после того как прошел шок, они также увидели, что мертвый улыбается улыбкой человека, избавившегося от невыносимой боли.

Внезапно Ким осознала воцарившуюся тишину. Почувствовала солнце над головой, прикосновение ветра, тяжесть головы Брока на своих коленях — те детали времени и места, которые неестественно ярко проступили после взрыва насилия.

Оно пришло и ушло, оставив после себя эту тишину и неподвижность пятидесяти людей на плато. Дальридан пошел за своим кинжалом. Звук его шагов по камням был очень громким. Все молчали. Дальридан опустился на колени, вытащил кинжал и вытер кровь о рукав мертвеца. Потом медленно поднялся и оглядел лица окружающих.

— Первый бросок сделал он, — сказал он. Напряжение спало, все зашевелились, словно все присутствующие до этого стояли затаив дыхание.

— Это правда, — тихо произнес один из эриду, старше самого Дальридана, у которого зеленая татуировка пряталась в глубоких морщинах на лице. — В таком случае мстить не за что, ни по законам Льва, ни по закону гор.

Дальридан медленно кивнул головой.

— Мне ничего не известно о первых и слишком много о последнем, — сказал он, — но думаю, вы знаете, что я не желал смерти Кериога и совсем не хочу занять его место. Через час я уйду отсюда.

При этих словах все снова зашевелились.

— Какое это имеет значение? — спросил молодой Фейбур. — Тебе нет нужды уходить, дождь скоро сам придет сюда.

И эти слова вернули Ким к действительности. Она оправилась от шока — смерть Кериога не была первой насильственной смертью, свидетельницей которой она стала в Фьонаваре, — и уже была готова, когда все взоры устремились на нее.

— Он может и не прийти, — сказала она, глядя на Фейбура. Оживший Бальрат все еще испускал короткие вспышки, но не слишком яркие.

— Ты действительно Ясновидящая Бреннина? — спросил он. Она кивнула.

— Путешествую по делам Верховного правителя Бреннина вместе с гномом Броком из Банир Тала. Это он принес нам известие о предательстве других гномов.

— Гном на службе у Айлиля? — спросил Дальридан. Ким покачала головой.

— У его сына. Айлиль умер более года назад, в тот день, когда взорвалась гора Рангат. Айлерон правит в Парас Дервале.

Дальридан криво усмехнулся.

— В горы новости доходят медленно.

— Айлерон? — вмешался Фейбур. — О нем говорили в Лараке. Он был в изгнании, да?

Ким услышала в его голосе надежду, невысказанную мысль. Он был очень молод, и борода лишь отчасти это скрывала.

— Был, — мягко ответила она. — Иногда из изгнания возвращаются.

— Если, — вставил старший из эриду, — есть дом, куда можно вернуться. Ясновидящая, ты можешь прекратить этот дождь?

Она заколебалась, глядя поверх его головы на восток, где громоздились тучи. Потом ответила:

— Не могу, сама не могу. Но на службе у короля есть и другие люди, и я вижу сейчас, при помощи своего дара, что некоторые из них плывут к тому месту, где творят этот смертоносный дождь, как раньше зиму. А если мы остановили зиму, значит…

— …значит, мы можем прекратить и дождь! — произнес низкий голос, тихо и страстно. Ким посмотрела на гнома. Его глаза были открыты.

— Ох, Брок! — воскликнула она.

— На этом корабле, — продолжал гном медленно, но четко произнося слова, — отправились Лорин Серебряный Плащ и мой повелитель. Мэтт Сорин, истинный король гномов. Если кто-нибудь на свете и может нас спасти, то только эти двое. — Он замолчал, тяжело дыша.

Ким крепко прижимала его к себе, испытывая огромное облегчение.

— Побереги себя, — сказала она. — Постарайся не говорить.

Он посмотрел на нее снизу.

— Не надо так волноваться, — сказал он. — Не то на лбу морщинки появятся. — Ким тихо рассмеялась. — Не так-то просто прикончить гнома, — продолжал он. — Мне надо наложить повязку, чтобы кровь не заливала глаза, и побольше воды, чтобы напиться. Тогда, если я отдохну часок в тени, мы сможем идти дальше.

Его рана все еще кровоточила. Ким осознала, что плачет и слишком сильно сжимает в объятиях его широкую грудь. Она отпустила руки и открыла рот, чтобы сказать нечто очевидное.

— Куда? Идти куда? — Этот вопрос задал Фейбур. — Почему твой путь лежит в горы Карневон, Ясновидящая Бреннина? — Он старался говорить суровым тоном, но эффект получился противоположным.

Она долго смотрела на него, затем, пытаясь выиграть время, спросила:

— Фейбур, а почему ты здесь? За что тебя изгнали?

Он вспыхнул, но, помолчав, ответил тихо:

— Меня выгнал из дома отец, это право всех отцов Эриду.

— За что? — спросила Ким. — Почему он это сделал?

— Ясновидящая… — начал было Дальридан.

— Нет, — жестом прервал его Фейбур. — Ты только что назвал нам свою причину. Едва ли это теперь имеет значение. Я отвечу. Я не запятнал ткань Гобелена кровью, всего лишь предательством своего города, а предательство в Эриду считается красной нитью в Гобелене, как и кровь. Проще говоря, произошло вот что. Год назад, на Летних Играх Тад Сироне в Тег Вейрене я увидел и полюбил девушку из северного города Аккаизе за высокими стенами, и она… увидела и полюбила меня тоже. Когда мы снова вернулись в Ларак осенью того года, мой отец объявил мне, кого он выбрал для меня в жены, а я… отказался и назвал причину.

Ким услышала сочувственные возгласы других эриду и поняла, что они не знали, почему Фейбур оказался в горах; и о Дальридане, между прочим, тоже, пока он только что сам не рассказал о совершенных им убийствах. Кодекс гор, догадалась она: здесь не задают вопросов.

Однако она спросила, и Фейбур отвечал ей:

— Когда я это сделал, мой отец надел белые одежды и вышел на площадь Льва в Лараке, и он призвал четырех герольдов в свидетели и проклял меня, изгнал из Эриду, лишив права жить на пространстве до самых гор Карневона и Скеледарака на западе. Это означает, — теперь в его голосе слышалась горечь, — что мой отец спас мне жизнь. То есть в том случае, если ваш маг и король гномов смогут прекратить дождь Ракота. Ты этого не можешь, Ясновидящая, так ты нам сказала. Позволь мне снова задать тебе вопрос: куда ты идешь через горы?

Он ей ответил, поведал свою сокровенную тайну. У нее были причины не отвечать ему, но ни одна не была достаточно веской здесь, где они находились, по сравнению с тем смертоносным дождем, что шел к востоку от них.

— В Кат Миголь, — ответила она и увидела, как горные разбойники замерли и замолчали. Многие машинально сделали охранительный жест против зла.

Даже Дальридан казался потрясенным. Ким увидела, как он побледнел. Он присел перед ней на корточки и несколько секунд набирал в горсть и просеивал сквозь пальцы мелкие камушки. Наконец он сказал:

— Ясновидящая не может быть глупой, поэтому я не скажу ничего из того, что первым просится на язык, но у меня к тебе вопрос.

Он подождал, пока она кивнет, разрешая ему продолжать.

— Как ты можешь пригодиться в этой войне своему Верховному правителю или кому-либо еще, если на тебе будет лежать проклятие крови духов параико?

И снова Ким увидела, как стоящие вокруг люди сделали знак, отводящий беду. Даже Брок с трудом удержался от этого жеста. Она покачала головой.

— Это справедливый вопрос… — начала Ким.

— Выслушай меня, — перебил ее Дальридан, не в силах дождаться ответа. — Проклятие крови — не пустые сказки, я это знаю. Однажды, много лет назад, я охотился на дикого кере к северо-востоку отсюда и так увлекся преследованием добычи, что не заметил, как далеко забрался. Только в сумерках я понял, что нахожусь на границе Кат Миголя. Ясновидящая Бреннина, я уже не молод, но еще не принадлежу к числу тех стариков, которые любят рассказывать сказки у зимнего очага, растягивая правду, словно негодную шерстяную нить. Я побывал там и могу сказать тебе, что проклятие существует, оно действует на всех, кто попадает в это место, навлекает беду, приносит смерть, душа теряется во времени. Это правда, Ясновидящая, а не сказка. Я сам ощутил это там, на границе Кат Миголя.

Ким понурилась.

«Спаси нас», — услышала она. Руана. Она открыла глаза и сказала:

— Я знаю, что это не сказка. Проклятие существует. Но не думаю, что оно такое, каким его себе представляют.

— Не думаешь, Ясновидящая, или знаешь точно?

Знает ли она? Не знает, это правда. Знание о древних великанах уходило так далеко в глубину времен, было недоступно ни Исанне, ни Лорину, ни жрицам Даны. Недоступно даже гномам и светлым альвам. Все, чем владела она, — это лишь собственный опыт: она приобрела его тогда в Гуин Истрат, когда совершала то ужасное путешествие в глубину замыслов Разрушителя, под защитой магии своих друзей.

И когда она ушла слишком далеко, потеряла с ними связь и погибала, сгорая, тогда пришел кто-то другой, из глубин Тьмы, и защитил ее. Тот, другой разум назвал себя Руаной из рода параико в Кат Миголе и умолял о помощи. Они были живы, они еще не умерли, не стали призраками. Вот что она знала, и больше ничего.

Сейчас Ким покачала головой, глядя в тревожные глаза человека, называющего себя Дальриданом.

— Нет, — ответила она. — Я ничего точно не знаю, кроме одной вещи, о которой сказать тебе не могу, и еще одной, о которой я могу сказать.

Он ждал.

— Мне надо отдать долг.

— В Кат Миголе? — В его голосе прозвучала настоящая боль. Она кивнула. — Свой личный долг? — спросил он, пытаясь осознать это.

Она задумалась над этим: подумала о Котле, который обнаружила с помощью Руаны, о его изображении, которое подсказало Лорину, откуда приходит зима. А теперь смертоносный дождь.

— Не только мой, — сказала она. Он вздохнул. Казалось, напряжение его несколько спало.

— Хорошо. Ты говоришь, как шаманы на Равнине. Я верю, что ты та, кем себя называешь. Если нам суждено умереть через несколько дней или несколько часов, то мне бы хотелось умереть, помогая Свету, а не наоборот. Я знаю, что у тебя есть проводник, но я уже десять лет живу в горах и побывал у границы тех мест, куда ты идешь. Ты позволишь изгнаннику сопровождать тебя на этом последнем отрезке твоего пути?

Больше всего ее тронула неуверенность, прозвучавшая в его голосе. А ведь он только что спас их, рискуя собственной жизнью.

— Ты знаешь, во что ввязываешься? Ты… — Она замолчала, осознав иронию. Никто из них не знал, во что ввязывается, но его предложение было сделано добровольно и благородно. В кои-то веки ей не пришлось призывать на помощь, ее не принуждала та сила, которую она носила в себе. Ким замигала, чтобы сдержать слезы.

— Почту за честь, — сказала она. — Мы оба почтем за честь. — И услышала, как Брок что-то одобрительно пробормотал.

Чья-то тень упала на камни перед ней. Все трое подняли головы.

Перед ними стоял бледный Фейбур. Но голос его звучал по-мужски сдержанно.

— На играх Тад Сироне в Тег Вейрене, до того, как отец меня изгнал, я… я занял третье место в стрельбе из лука. Могли бы вы мне позволить… — Он замолчал. Косточки пальцев, сжимавших лук, стали такими же белыми, как и его лицо.

У Ким комок встал в горле, и она не могла говорить. На этот раз за нее ответил Брок.

— Да, — мягко произнес он. — Если ты хочешь пойти с нами, мы будем тебе благодарны. Лучник не бывает лишним.

Вот так в конце концов их оказалось четверо.

К наступлению сумерек того дня, далеко на западе, Дженнифер Лоуэлл, она же Джиневра, прибыла в Анор Лизен.

В сопровождении одного лишь светлого альва Бренделя она накануне утром отправилась на небольшой лодке из Тарлиндела вскоре после того, как «Придуин» пропала из виду в необъятной чаше моря. Она попрощалась с Айлероном, Верховным правителем, с Шаррой, принцессой Катала, и Джаэль, Верховной жрицей. И отправилась в путь вместе со светлым альвом, чтобы приплыть к Башне, построенной так много лет назад для Лизен Лесной. Чтобы по прибытии туда взойти по винтовой каменной лестнице в ту комнату наверху с широким, выходящим на море балконом и, как и Лизен, ходить по этому балкону, смотреть в море и ждать, когда вернется домой ее сердце.

Брендель легко управлял лодкой на спокойном море в тот первый вечер и, проплывая мимо острова Эйвен, где обитают орлы, одновременно восхищался и грустил, любуясь бесстрастной красотой своей спутницы. Она была так же прекрасна, как альвы, у нее были такие же длинные и тонкие пальцы, а проснувшиеся в ней воспоминания уходили так же глубоко в прошлое, и он это знал. Если бы она не была такой высокой, а глаза ее не оставались все время зелеными, она могла бы быть женщиной из его народа.

От этой мысли он погрузился в странные размышления под плеск волн и поскрипывание единственного паруса. Он не построил и не нашел эту лодку, как сделает в конце концов, когда придет его время, но она была изящным судном, сделанным с гордостью, и очень походила на ту, которая ему понадобится. И поэтому легко было вообразить, что они только что отплыли не из Тарлиндела, а из самого Данилота. Чтобы плыть на запад и дальше запада, к той земле, которую Ткач сотворил для одних лишь Детей Света.

Странные это были мысли, рожденные солнцем и морем. Он не был готов к этому последнему путешествию. Ведь он дал клятву мщения, которая связала его с этой женщиной в лодке, с Фьонаваром и с войной против Могрима. Он еще не услышал свою песнь.

Брендель не знал — и никто не знал — горькой правды. «Придуин» еще только подняла паруса. Еще две ночи и один рассвет отделяли ее от того места, где в глубинах не сияли морские звезды Лиранана, погасшие еще со времен Баэль Рангат.

От Пожирателя Душ.

Когда стемнело, Брендель направил их суденышко к песчаному берегу западнее Эйвена и Ллихлинских болот и теплым вечером, когда появились первые звезды, причалил к берегу. Они разбили лагерь и поужинали припасами, которыми их снабдил Верховный правитель. Позднее Брендель разложил одеяла, и они легли близко друг к другу между водой и лесом.

Брендель не стал разводить костер, из осторожности он не хотел жечь даже сухой хворост деревьев Пендаранского леса. Все равно им и не нужен был костер. Стояла чудная ночь, ночь лета, подаренного Кевином Лэйном. Брендель и Джен поговорили о нем. По мере наступления ночи звезды разгорались все ярче. Они тихо беседовали об утренних расставаниях и о том, где они причалят на следующий вечер. Глядя в ночное небо, наслаждаясь его великолепием, он рассказывал ей о красоте и покое Данилота и жаловался на то, что звездный блеск над ним померк с тех пор, как Латен, Плетущий Туманы, превратил их родину в Страну Теней.

После этого они замолчали. Когда взошла луна, они одновременно вспомнили о том последнем ночлеге, когда лежали рядом под открытым небом.

— Вы бессмертны? — спросила она тогда, прежде чем уснуть.

— Нет, госпожа, — ответил он. И смотрел на нее какое-то время, пока сам не уснул рядом со своими братьями и сестрами. Чтобы проснуться среди волков и цвергов, среди кровавой бойни, устроенной Галаданом, повелителем волков.

Мрачные то были мысли, а молчание слишком тяжелым для быстрого, как ртуть, хранителя Кестрельской марки. Он запел и стал убаюкивать Джен песней, словно любимого ребенка. Спел очень старую песню о мореплавателях, потом одну из своих собственных песен — о покрывающихся листьями деревьях аум и распускающихся весной цветах сильваина. А потом, когда ее дыхание стало медленным, его голос погрузил ее в сон словами песни, которую он всегда пел последней перед сном, — словами «Плача» Ра-Термаина по всем погибшим.

Когда Брендель кончил петь, Джен спала. А он остался бодрствовать, слушая шум отлива. Никогда больше он не уснет, пока она находится под его охраной, никогда. Он не спал всю ночь, все смотрел и смотрел на нее.

Другие тоже смотрели, наблюдали с темной опушки Пендаранского леса: их взгляды не были приветливыми, но пока и не были недоброжелательными, так как те двое, на песке, не входили в лес и не жгли деревьев леса. Тем не менее они находились слишком близко, и поэтому за ними пристально следили, так как лес охранял себя и лелеял свою давнюю ненависть.

Их разговоры также были услышаны, как бы тихо ни звучали их голоса, потому что подслушивающие уши не принадлежали людям и умели различать речь, граничащую с невысказанными мыслями. Так стали известны их имена. А потом по этой части леса пронесся ропот, так как те двое назвали то место, куда направлялись, а место это было построено для той, которую любили больше всех, а потом потеряли: для Лизен, которая никогда бы не умерла, если бы не полюбила смертного и не была втянута в войну, если бы не ушла из-под крова леса.

Срочное сообщение передали без слов шелестящие листья, промелькнувшие туманные призраки, почти незримые, колебания лесной почвы, быстрые, как удары пульса.

И это сообщение за очень короткое время по здешним меркам дошло до ушей единственного представителя древних сил леса, который мог понять, что происходит, так как жил во многих мирах Великого Ткача и сыграл свою роль в этой истории, когда она была соткана впервые.

Он все обдумал, неторопливо и тщательно, хотя это известие вызвало бурление крови и пробуждение прежнего страстного желания, и послал обратно через лес ответ, шелестом листьев и скрипом ветвей, биением пульса в корнях.

«Успокойтесь, — гласило оно, гася волнение леса. — Сама Лизен приветствовала бы эту гостью в своей Башне, хотя и не без грусти. Она заслужила свое место у этого парапета. Другой же гость — из светлых альвов, а ведь именно они построили Анор, не забывайте об этом».

— Мы ничего не забываем.

— Ничего, — холодно прошептали листья.

— Ничего, — пульсировали древние корни, скрюченные от давней ненависти. — Она умерла. Она не должна была умереть никогда.

Однако в конце концов он подчинил их своей воле. Не в его власти было подчинить всех, но он мог убедить, и в эту ночь, в этом случае, ему удалось это сделать.

Затем он вышел из дверей своего дома и быстро прошел путями, ведомыми ему одному, и пришел в Анор как раз тогда, когда взошла луна. И принялся готовить дом, который стоял пустым все эти годы, с тех пор как Лизен увидела проходящий мимо корабль-призрак и бросилась с высокого балкона в морскую пучину.

Дел оказалось меньше, чем можно было бы предположить, так как эту Башню построили с любовью и очень искусно, и в ее камни заложили магические силы, чтобы они не рухнули.

Он никогда здесь прежде не был: здесь слишком остро чувствовалась боль. На мгновение заколебался на пороге, вспомнив множество вещей. Затем дверь распахнулась от его прикосновения. При свете луны оглядел комнаты нижнего уровня, предназначенные для тех, кто нес стражу. Ничего не тронул и прошел наверх.

Море непрестанно шумело у него в ушах, пока он поднимался по нестершимся каменным ступенькам винтовой лестницы в единственной башенке, и так он пришел в ту комнату, которая некогда принадлежала Лизен. Мебель была скудной, но изящной и странной, ее делали в Данилоте. Комната оказалась просторной и светлой, так как с западной стороны стена отсутствовала: вместо нее от пола до потолка тянулось окно, сделанное с искусством, достойным Гинсерата из Бреннина, и из него было видно залитое луной море.

Внешнюю поверхность стекол покрывали пятна соли. Он прошел вперед и открыл окно. Две половинки легко разъехались в стороны по желобкам и скрылись в стене. Он вышел на балкон. Море громко шумело; волны с ревом бились о подножие Башни.

Он долго стоял там, охваченный столькими печальными воспоминаниями, что их уже невозможно было отделить друг от друга. Он взглянул налево и увидел реку. Целый год с того дня, как она умерла, ее воды были красными, и сейчас они становились красными каждый год, когда наступал этот день. Когда-то эта река имела название. Теперь оно исчезло.

Он покачал головой и занялся делом. Задвинул окна и снова сделал их чистыми, магических сил у него для этого было более чем достаточно. Потом снова их раздвинул и так оставил, чтобы ночной воздух вливался в комнату, простоявшую закрытой тысячу лет. Нашел в ящике свечи, а под лестницей факелы — дерево для них пожертвовал лес специально для этой Башни. Он зажег факелы в специальных захватах на стене вдоль лестничного пролета, а потом расставил свечи в самой высокой комнате и все их зажег.

При их свете он увидел слой пыли на полу, хотя, как ни странно, на кровати пыли не было. А потом он увидел еще кое-что. И даже его древняя, всезнающая кровь застыла в жилах, когда он это увидел.

В пыли виднелись следы, не его следы, и они вели к кровати. А на покрывале — сотканном, как ему было известно, мастерами Сереша — лежала масса цветов: розы, сильваины, корандиль. Но не цветы притягивали его взгляд.

Пламя свечей колебалось от соленого бриза с моря, но их света ему хватило, чтобы ясно видеть собственные маленькие следы в пыли, а рядом с ними следы человека, который прошел через комнату и положил на покрывало эти цветы.

И следы гигантского волка, который вышел отсюда.

Его сердце стремительно билось, в душе его страх затмевала жалость, и он подошел к этой яркой россыпи цветов. Они не пахнут, понял он. Протянул руку. И как только он дотронулся до них, они рассыпались в пыль на покрывале. Он очень бережно стряхнул эту пыль.

Он мог бы заставить пол заблестеть, пустив в ход ничтожную каплю своих сил. Но не сделал этого; он никогда так не поступал в своем собственном лесном доме под землей. Еще раз спустился по лестнице и нашел прочную метлу в одной из нижних комнат, а затем сильными взмахами, говорившими о длительной привычке, Флидис подмел комнату Лизен, освещенную свечами и луной, чтобы приготовить ее для Джиневры.

Вскоре он начал напевать, так как был он духом игры и смеха, даже в самые мрачные времена. Это была его собственная песнь, составленная из древних загадок и ответов, найденных им самим.

Он пел, потому что в эту ночь его переполняла надежда — надежда на ту, которая придет сюда: возможно, у нее есть тот ответ, узнать который было его заветным желанием.

На следующий вечер, когда солнце село слева от них, Брендель направил лодку через бухту, мимо устья реки, к маленькому причалу у подножия Башни.

Они увидели, как наверху зажглись огни, когда они входили в бухту. Теперь, подплывая ближе, альв увидел толстого, лысеющего человечка с белой бородой, даже меньше ростом, чем гном, который ждал их у причала, и, поскольку он был светлым альвом и ему самому было больше шестисот лет, он имел представление о том, кто это мог быть.

Осторожно подведя суденышко к причалу, он бросил веревку. Человечек ловко поймал ее и привязал конец к колышку, вбитому в каменный причал. Несколько мгновений они молча сидели в лодке, подпрыгивающей на волнах. Дженнифер, видел Брендель, смотрела вверх, на Башню. Проследив за ее взглядом, он увидел, как вспыхивает отраженный закат на изогнутом стекле за парапетом.

— Добро пожаловать, — произнес человечек на причале неожиданно низким голосом. — Да будет яркой нить ваших дней.

— И твоих, лесной житель, — ответил светлый альв. — Я — Брендель с Кестрельской марки. А эта женщина…

— Я знаю, кто она, — перебил тот. И очень низко поклонился.

— Каким именем нам тебя называть? — спросил Брендель.

Человечек выпрямился.

— Я весь в пятнах, чтоб улизнуть, я весь пестрый, чтоб обмануть, — задумчиво произнес он. Потом прибавил: — Флидис сойдет. Меня так уже давно называют.

При этих словах Дженнифер обернулась и с любопытством посмотрела на него.

— Ты тот, кого встретил в лесу Дейв, — сказала она.

Он кивнул:

— Высокий, с топором? Да, его встречал. Зеленая Кинуин потом дала ему Рог.

— Знаю, — ответила она. — Рог Оуина.

В те самые минуты к востоку от них под темнеющим небом гремела битва на окровавленных берегах Адеин, битва, которая закончится, когда протрубит этот Рог.

Стоящий на причале Флидис смотрел снизу вверх на высокую женщину с зелеными глазами, которую он единственный в Фьонаваре мог помнить с давних времен.

— Это все, что ты обо мне знаешь? — тихо спросил он. — Что я спас твоего друга?

Сидящий в лодке Брендель хранил молчание.

Он наблюдал, как женщина старалась вспомнить. Она покачала головой.

— А я должна тебя знать? — спросили она.

Флидис улыбнулся.

— Возможно, не в этом теле. — Его голос стал еще более низким, и он неожиданно заговорил нараспев: — Я существовал во многих обличьях. Я был лезвием меча, звездой, светом фонаря, арфой и арфистом, тем и другим. — Тут он замолчал, увидел вспыхнувшую в ее глазах искру и закончил почтительно: — Я сражался в бою, хотя и был маленьким, впереди Правителя Британии.

— Я помню! — воскликнула она и рассмеялась. — Мудрое дитя, избалованное дитя. Ты любил загадки, правда? Я тебя помню, Талиесин. — Она встала. Брендель прыгнул на причал и помог ей выйти из лодки.

— Я существовал во многих обличьях, — снова повторил Флидис, — но когда-то я был арфистом.

Она кивнула; стоя на каменном причале, она казалась очень высокой. Смотрела на него сверху вниз, и воспоминания играли в ее глазах и в морщинках вокруг губ. Затем все изменилось. Они оба это увидели и внезапно замерли.

— Ты плавал вместе с ним, да? — сказала Джиневра. — Ты плавал вместе с ним на первой «Придуин».

Улыбка Флидиса погасла.

— Да, госпожа, — ответил он. — Я плавал вместе с Великим Воином на остров, который здесь называется Кадер Седат. Я написал об этом, об этом путешествии. Ты вспомнишь. — Он набрал в грудь воздуха и процитировал:

Вместе с Артуром отплыло нас больше,
Чем вмещало три корабля,
Но лишь семеро возвратились из…

Он вдруг замолчал, повинуясь ее жесту. Они постояли так несколько секунд. Солнце опустилось в море. Вместе с темнотой прилетел порыв ветра. Брендель смотрел, понимая лишь половину, и чувствовал, как с угасанием света его охватывает печаль, которой нет названия.

В полумраке лицо Дженнифер стало более холодным, более суровым.

— Ты там был, — сказала она. — Ты знаешь дорогу. Ты плавал вместе с Амаргином?

Флидис вздрогнул, словно от физического удара. Он прерывисто вздохнул, и он, который был наполовину богом и мог подчинить своей воле силы Пендаранского леса, произнес смиренно-умоляющим голосом:

— Я никогда не был трусом, госпожа, ни в одном из обличий. Однажды я плавал в это проклятое место, в другом теле. Но это мое самое истинное лицо, а этот лес — мой истинный дом в самом первом из миров. Как может хранитель леса отправиться в море? Какую пользу я бы принес? Я рассказал ему, рассказал Амаргину то, что знал: ему придется плыть на север против северного ветра, а он сказал, что сам поймет, где и когда это надо сделать. Госпожа, я это сделал, а Ткачу известно, что андаины редко так много делают для людей.

Он замолчал. Ее взгляд оставался чужим и далеким. Потом она внезапно заговорила:

Не стану воспевать мужчин, бряцающих щитом,
Не ведают они о том, когда их вождь восстал.
С Артуром вместе мы ушли к далеким берегам…

— Это я написал! — запротестовал Флидис. — Госпожа Джиневра, это ведь я написал.

Теперь на тропинке было темно, но острым зрением светлого альва Брендель увидел, как ее лицо потеряло холодность. Уже более мягким голосом она ответила:

— Я знаю, Талиесин. Я знаю, что это написал ты, и знаю, что ты был там с ним. Прости меня. От всего этого воспоминания не становятся легче.

С этими словами она прошла мимо них и двинулась вверх по тропинке к Башне. Теперь над потемневшим морем сияла звезда, звезда, названная в честь Белой Лориэль.

Он все сделал совершенно неправильно, понял Флидис, глядя ей вслед. Он собирался повернуть разговор на имя, имя, которым призывают Воина, на ту единственную загадку во всех мирах, разгадки которой он не знал. Он был достаточно умен, даже с избытком, чтобы повернуть разговор туда, куда хотел, и Ткачу известно, как страстно он желал узнать эту разгадку.

Только он забыл о том, что происходит в присутствии Джиневры. Пусть даже андаинов мало волнуют беды смертных, как можно хитрить перед лицом столь древней печали?

Светлый альв и андаин, каждый погруженный в свои собственные мысли, взяли вещи из лодки и пошли следом за ней в Башню, вверх по винтовой лестнице.

Странно, думала Джаэль, что ей настолько не по себе в месте сосредоточения ее собственного могущества.

Она находилась в своих апартаментах в Храме Парас Дерваля, в окружении жриц святилища и послушниц в коричневых одеждах. Если возникнет нужда или желание, она способна в мгновение ока установить мысленную связь со жрицами Мормы в Гуин Истрат. У нее в храме даже гостила принцесса Шарра из Катала, которую проводил до входа, но не дальше, забавный Тегид из Родена. Кажется, он с непривычной серьезностью воспринимал свои обязанности поручителя, которые возложил на него принц Дьярмуд.

Тем не менее это было время тревоги и серьезности. Ни одно из знакомых явлений жизни, даже звон колоколов, призывающих жриц в сером на вечернюю молитву, не могло прервать раздумья Джаэль.

Все перестало быть таким ясным, как прежде. Она находилась здесь, здесь было ее место, и, вероятно, возмутилась бы любому совету, не говоря уже о приказе, отправиться куда-то еще. Ее долг и ее власть повелевали ей ткать Гобелен, повинуясь воле Даны, именно в этом месте.

Но все равно, что-то было не так.

Во-первых, со вчерашнего дня ей принадлежала половина власти над Бреннином, поскольку Верховный правитель отправился на север.

За день до этого вспыхнул огонь в магическом кристалле Данилота. Собственно говоря, это произошло две ночи назад, но она узнала об этом лишь по возвращении из Тарлиндела. Она видела вместе с Айлероном властно мерцающие кольца света в скипетре, который светлые альвы прислали Айлилю.

Айлерон задержался ровно на столько времени, чтобы перекусить, одновременно отдавая краткие распоряжения. В гарнизонах капитаны гвардии мобилизовали всех мужчин. Это отняло очень немного времени; Айлерон готовился к этому моменту с того самого дня, когда она его короновала.

Он все сделал правильно. Назначил ее и канцлера Горласа правителями страны, пока он будет находиться на войне. Он даже остановился возле нее у дворцовых ворот и быстро, но не без достоинства попросил ее оберегать их народ, насколько это в ее власти.

Затем снова вскочил на спину черного жеребца и ускакал вместе с войском сначала в Северную твердыню, чтобы собрать там людей, а затем на север, ночью, через Равнину, направляясь к Данилоту, и одна Дана знает, что его там ждет.

А она осталась в таком привычном месте, где уже ничто не казалось ей привычным.

Когда-то она его ненавидела, вспоминала Джаэль. Всех их ненавидела: и Айлерона, и его отца, и его брата Дьярмуда. Она называла его «жалким принцем» в отместку за его насмешливый, острый язык.

До ее ушей слабо доносилось пение из помещения под куполом. Это была не обычная вечерняя молитва. Еще восемь вечеров, пока не умрет луна летнего солнцестояния, вечерние молитвы будут начинаться и заканчиваться «Плачем по Лиадону».

И столько было могущества, блистательного триумфа Богини, а значит, и ее личного триумфа, как Верховной жрицы, в том, что впервые за бесконечно долгие годы послышался голос из Дан Моры, в день Майдаладана, знаменующий принесенную добровольно жертву.

Тут ее мысли снова вернулись к тому, кто стал Лиадоном, к Кевину Лэйну, которого перенес из другого мира Лорин Серебряный Плащ и который нашел здесь судьбу одновременно мрачную и ослепительно яркую. Даже Ясновидящая не смогла предугадать такую судьбу.

Кевин совершил поступок настолько ошеломляющий, настолько самоотверженный, что необратимо замутил прежнюю ясность ее взгляда на мир. Он был мужчиной, и все же он это сделал. После Майдаладана стало намного труднее вызвать в себе прежний гнев, и горечь, и ненависть. Или, правильнее сказать, намного труднее вызвать их по отношению ко всем и ко всему, кроме Ракота.

Зима закончилась. Вспыхнул огонь в кристалле. Началась война где-то на севере, во Тьме.

И еще корабль плыл по морю на запад.

Эта мысль унесла ее назад во времени, к той полоске пляжа к северу от Тарлиндела, где она видела, как другой чужестранец, Пуйл, призвал к себе морское божество и говорил с ним у кромки воды, освещенный неземным светом. Никому из них и ничто не далось легко, Дана и Великий Ткач тому свидетели, но магическая сила Пуйла оказалась такой резкой и требовательной, она так много отнимала у него и почти ничего не давала взамен, насколько понимала Джаэль.

Она помнила, что и его тоже она ненавидела с холодной яростью, не знающей прощения, когда перенесла его с Древа Жизни в эту самую комнату, на эту кровать, зная, что Богиня говорила с ним, но не зная, что она сказала. Она тогда ударила его, вспоминала Джаэль, пустила ему кровь, которую должны жертвовать все мужчины, попадая в храм, но такой способ не был предписан обычаями.

«Раход гедай Лиадон», — пропели жрицы и закончили «Плач» последней, длинной, пронзительной нотой, уносящейся под купол. Через мгновение Джаэль услышала, как чистый голос одной из жриц начал возводить стихи вечерней молитвы. Джаэль подумала, что в ритуалах можно отчасти найти покой и утешение даже в темные времена.

Вдруг дверь в ее комнату распахнулась настежь. На пороге стояла Лила.

— Что ты делаешь? — воскликнула Джаэль. — Лила, тебе следует находиться в Храме с…

Она замолчала. Глаза девочки, широко раскрытые, невидящие, уставились в пустоту. Лила заговорила без всякого выражения, словно в трансе.

— Они протрубили в Рог, — сказала она. — Во время битвы. Он сейчас в небе, над рекой. Финн. И короли. Я вижу в небе Оуина. У него в руке меч. У Финна в руке меч. Они… они…

Лицо ее было белым как мел, ладони с растопыренными пальцами прижаты к бокам. У нее вырвался стон.

— Они убивают, — продолжала она. — Они убивают цвергов и ургахов. Финн весь в крови. Так много крови. А теперь Оуин… он…

Тут Джаэль увидела, как глаза девочки раскрылись еще шире и стали безумными от ужаса, и сердце ее прыгнуло в груди.

— Финн, нет! Останови его! Они убивают наших! — закричала Лила.

Она снова закричала, без слов, рванулась вперед, упала и уткнулась головой в колени Джаэль, судорожно цепляясь руками за ее одежду. Тело ее сотрясали конвульсии.

Под куполом смолкло пение. Из коридоров послышался топот бегущих ног. Джаэль изо всех сил прижимала к себе девочку: Лила так металась, что Верховная жрица всерьез опасалась, что она поранится.

— Что это? Что случилось?

Она подняла глаза и увидела в дверях Шарру.

— Сражение, — с трудом выдохнула Джаэль, стараясь удержать Лилу, ее собственное тело сотрясалось от рыданий девочки. — Охота. Оуин. Она настроена на…

И тут они услышали голос:

— Вложи в ножны свой меч, Небесный король! Я приказываю тебе!

Казалось, он прозвучал ниоткуда и отовсюду, заполнил всю комнату, чистый, холодный, не допускающий неповиновения.

Дикие рывки Лилы прекратились. Она неподвижно лежала в объятиях Джаэль. Они все застыли: трое в комнате и те, кто собрался в коридоре. Ждали. Джаэль обнаружила, что ей трудно дышать. Руки ее слепо, машинально гладили волосы Лилы. Платье девочки насквозь пропиталось потом.

— Что это? — прошептала Шарра. В тишине шепот прозвучал громко. — Кто это сказал?

Джаэль почувствовала, как Лила судорожно вздохнула. Девочка снова подняла голову. Ей ведь всего пятнадцать лет, подумала Джаэль, всего пятнадцать. Все ее лицо было в пятнах, волосы безнадежно спутались. Она сказала:

— Это была Кинуин. Это была Кинуин, Верховная жрица. — В ее голосе звучало изумление. Детское изумление.

— Сама Кинуин? — Это снова спросила Шарра. Джаэль взглянула на принцессу, которая, несмотря на свою молодость, была воспитана, чтобы править, и поэтому, очевидно, знала ограничения, наложенные Великим Ткачом на Богов.

Лила повернулась к Шарре. Взгляд ее прояснился. Она кивнула.

— Это был ее собственный голос.

Джаэль покачала головой. Она знала, что ревнивые Боги и Богини потребуют за это плату. Но это, разумеется, уже далеко за пределами ее сил. А вот кое-что другое в ее силах.

— Лила, это грозит тебе опасностью, — сказала она. — Дикая Охота самая неуправляемая из всех магических сил. Ты должна попытаться разорвать связь с Финном, девочка. Это грозит смертью.

У нее тоже была власть, и она знала, когда ее голос становился не только ее собственным голосом. Она была Верховной жрицей и находилась в Храме Даны.

Лила подняла на нее глаза, все еще стоя на коленях. Джаэль машинально протянула руку и отвела прядку волос с бледного лица девочки.

— Не могу, — тихо ответила Лила. Ее слышала только Шарра, которая стояла ближе всех. — Я не могу ее разорвать. Но это уже не имеет значения. Их больше никогда не позовут, не посмеют: их невозможно будет снова заставить подчиниться. Дважды Кинуин не станет вмешиваться. Он ушел, Верховная жрица, среди звезд, по Самому Долгому Пути.

Джаэль долго смотрела на нее. Шарра подошла и положила руку на плечо Лилы. Спутанные волосы снова упали на лицо девочки, и снова жрица их убрала назад.

Кто-то вернулся в главный зал Храма. Звонили колокола.

Джаэль встала.

— Пойдем, — сказала она. — Молитвы не закончены. Мы прочтем их все вместе. Пойдем.

Она повела их по изогнутым коридорам к тому месту, где стоял священный топор. Но во время вечерних песнопений в ее ушах продолжал звучать другой голос.

«Это грозит смертью». Это был ее собственный голос, и не только ее собственный. Ее и Богини.

А это всегда означало, что в ее словах — истина.

Глава 2

На следующее утро, в самый серый предрассветный час, «Придуин» далеко в открытом море встретила Пожирателя Душ. В это же время на Равнине Дейв Мартынюк проснулся в одиночестве на могильном кургане неподалеку от Селидона.

Он никогда не отличался особой проницательностью, но и не требовалось большого ума, чтобы понять все значение минувшей ночи, проведенной в объятиях Кинуин на зеленой, с серебристым оттенком траве. Сначала он был потрясен, его охватило благоговение и смирение, но только сначала, и не очень надолго. В слепом, инстинктивном самоутверждении во время любовных объятий Дейв искал и нашел подтверждение тому, что жизнь продолжается и после ужасной бойни у реки.

Он живо помнил залитый светом луны пруд в роще Фалинн год тому назад. Как олень, сраженный стрелой Зеленой Кинуин, воскрес, поднялся, покорно склонил голову перед Охотницей и ушел от собственной смерти.

Теперь у Дейва появилось еще одно воспоминание. Он ощущал, что Богиня прошлой ночью разделила с ним — и еще сильнее возбудила в нем — страстное желание еще раз утвердить мощное присутствие живых в мире, осажденном Тьмой. Именно поэтому, как он подозревал, он получил от нее этот дар. Уже третий дар: в первый раз даром была его жизнь там, в роще Фалинн, потом Рог Оуина, а теперь она подарила ему себя, чтобы унять его боль.

Думая так, он не ошибался, но в том, что сделала Кинуин, скрывалось гораздо большее, только даже самые проницательные из смертных этого не смогли бы понять. Но так и должно было быть, так всегда и было. Тем не менее Маха знала, и Красная Немаин, и Дана, Богиня-мать, знала лучше всех. Боги могли догадываться, как и некоторые из полубогов-андаинов, но лишь Богини знали наверняка.

Взошло солнце. Дейв поднялся и оглянулся вокруг под светлеющим небом. Ни облачка. Стояло чудесное утро. Примерно в миле к северу от него блестела Адеин, на берегу двигались люди и кони. Дальше к востоку он различал вертикально стоящие камни, обозначающие границы Селидона, центра Равнины, дома Первого племени дальри и места сбора всех племен. Там тоже наблюдались признаки движения, жизни.

Но кто и сколько?

«Не обязательно всем умирать», — сказала ему Кинуин год назад и повторила это снова, сегодня ночью. Возможно, не всем, но битва была жестокой, очень жестокой, и многие погибли.

События прошлого вечера и ночи изменили его, но в основном Дейв остался точно таким же, каким был всегда, и поэтому ощущал в желудке тугой комок страха, когда спустился с кургана и быстро зашагал к берегу реки, где царило оживление.

Кто? И сколько? Тогда царил такой хаос, такая неразбериха среди грязи и крови: волки, появление альвов, выводок Авайи в потемневшем небе, а потом, после того как он протрубил в Рог, что-то иное в небе, что-то дикое. Оуин и короли. И ребенок. Несущие смерть, олицетворяющие ее. Он ускорил шаги, почти перешел на бег. Кто?

Тут он отчасти получил ответ на свой вопрос и резко остановился, ослабев от облегчения. От группы всадников у Адеина внезапно отделились двое: один на темно-сером коне, второй — на гнедом, почти золотистом, и помчались к нему. Он узнал обоих.

И их всадников тоже. Кони с грохотом подлетели к нему, оба всадника спрыгнули на землю еще до того, как остановились, с неосознанной, врожденной грацией дальри. И Дейв оказался лицом к лицу с людьми, ставшими его побратимами однажды ночью в Пендаранском лесу.

Они испытывали радость и облегчение, и каждый по-своему их проявлял, но они не стали обниматься.

— Айвор? — произнес Дейв. Одно лишь имя.

— С ним все в порядке, — спокойно ответил Ливон. — Несколько ран, ничего серьезного. — У самого Ливона, как заметил Дейв, появился короткий шрам на виске, уходящий под его светлые волосы.

— Мы нашли твой топор, — объяснил Ливон. — На берегу. Но никто тебя не видел после того… после того, как ты протрубил в Рог, Дейвор.

Дейв вдохнул воздух и медленно выдохнул.

— Кинуин? — сказал он. — Вы слышали ее голос?

Оба дальри молча кивнули.

— Она остановила Охоту, — сказал Дейв, — а потом… унесла меня прочь. Когда я очнулся, она была со мной и сказала, что она… собрала убитых. — Больше он ничего не стал рассказывать. Остальное касалось только его одного и не было предназначено для чужих ушей.

Он увидел, как Ливон, быстро соображающий, как всегда, бросил взгляд поверх его головы на курган, а потом Торк сделал то же самое. Воцарилось долгое молчание. Дейв чувствовал свежесть утреннего ветра, видел колыхание высокой травы на Равнине. Затем с болью в сердце он увидел, что Торк, всегда такой сдержанный, беззвучно плачет, глядя на могильный курган.

— Так много, — прошептал Торк. — Они убили так много наших, альвов…

— Мабон, герцог Родена, получил тяжелую рану в плечо, — сказал Ливон. — Один из лебедей налетел на него.

Мабон, вспомнил Дейв, спас ему жизнь всего два дня назад, когда сама Авайя бросилась на него с неба, словно смертоносный вихрь. Он глотнул и с трудом произнес:

— Торк, я видел Барта и Нейвона, обоих. Они…

Торк скованно кивнул:

— Знаю. Я их тоже видел.

Барт и Нейвон, которым едва исполнилось по четырнадцать лет перед смертью, были теми мальчиками, которых они с Торком охраняли в роще Фалинн в первую ночь Дейва в Фьонаваре. Охраняли и спасли от ургаха, чтобы потом…

— Это был ургах в белом, — сказал Дейв, горечь во рту мешала ему говорить. — Самый крупный из них. Он убил их обоих. Одним ударом.

— Уатах. — Это имя слетело с губ Ливона, как плевок. — Я слышал, как его так называли другие. Пытался добраться до него, но не мог пробиться…

— Нет! Этого так не убить, Ливон, — перебил его Торк яростным, напряженным голосом. — Одному не убить. Мы их одолеем, потому что должны победить, но обещай, что никогда не будешь гоняться за ним в одиночку. Он — нечто большее, чем просто ургах.

Ливон молчал.

— Обещай мне! — повторил Торк, становясь прямо перед сыном авена и не обращая внимания на слезы, все еще блестевшие у него на глазах. — Он слишком огромен, Ливон, и слишком быстр, и не просто огромен и быстр. Обещай мне!

Прошла еще секунда, прежде чем Ливон ответил:

— Только вам двоим я скажу это. Поймите. Но я даю вам слово. — Его светлые волосы ярко блестели на солнце. Он отбросил их за спину коротким движением головы и резко повернулся к коням. Не останавливаясь, бросил через плечо: — Пошли. Сегодня утром состоится Совет племен в Селидоне. — И, не дожидаясь их, он вскочил в седло и поскакал.

Дейв с Торком переглянулись, потом вдвоем сели на одного коня, на серого, и поехали за ним. На полпути к священным камням они догнали Ливона, потому что он остановился и подождал их.

— Простите меня, — сказал он. — Я трижды глупец.

— По крайней мере, дважды, — серьезно согласился Торк.

Дейв рассмеялся. Через секунду рассмеялся и Ливон. Сын Айвора протянул руку. Торк пожал ее. Они посмотрели на Дейва. Он молча положил свою правую ладонь на их руки.

Остальную часть пути они ехали рядом.

— Хвала Великому Ткачу и ярким нитям на его Станке! — в третий раз произнес достопочтенный Дира, вождь Первого племени.

Он начинал действовать Дейву на нервы.

Они находились в зале собраний в Селидоне. Не самый большой зал, да и собрание было не очень многочисленным: авен, на вид полный энергии и самообладания, несмотря на забинтованную руку и шрам, как у Ливона, над одним глазом; вожди восьми остальных племен и их шаманы; Мабон, герцог Родена, лежащий на ложе, очевидно, страдающий от боли, но столь же очевидно твердо намеренный присутствовать; и Ра-Тенниэль, правитель светлых альвов, к которому то и дело обращались все взгляды, полные изумления и благоговения.

Дейв знал, что здесь нет некоторых людей, которые были очень нужны. Двое вождей, Дамах, вождь Второго племени, и Берлан — Пятого, только что получили это звание: они были соответственно сыном и братом вождей, погибших у Адеина.

К удивлению Дейва, Айвор предоставил Дире вести собрание. Торк кратко пояснил, шепотом: Первое племя, единственное из всех, никогда не перемещалось по Равнине, Селидон был их постоянным домом. Они оставались здесь, в центре Равнины, получали и передавали послания через гонцов-обри от всех племен, хранили историю народа дальри, снабжали племена шаманами и всегда руководили собраниями здесь, в Селидоне. Всегда, даже в присутствии авена. Так было во времена Ревора, и так было сейчас.

«С абстрактной точки зрения это имело смысл», — думал Дейв, но сейчас, сразу после напряжения битвы, он с трудом терпел Диру и его медлительность.

Дира дребезжащим голосом произнес не слишком связную речь, то оплакивая погибших, то вознося хвалу победителям, потом наконец передал слово Айвору. Отец Ливона встал и рассказал, чтобы просветить Ра-Тенниэля об их невероятной, дикой скачке через пол-Равнины, продолжавшейся ночь и день, чтобы опередить войска Могрима и первыми подойти к реке.

Его сменил Правитель Данилота, который, в свою очередь, рассказал, как он заметил армию Тьмы, переправлявшуюся через Андарьен; как зажег свой магический кристалл на Атронеле, чтобы послать предостережение в Парас Дерваль, и отправил двоих гонцов на великолепных ратиенах предупредить дальри, и, наконец, повел собственную армию из безопасной Страны Теней на битву у Адеин.

В его голосе звучала музыка, но ноты были рождены печалью. Погибло очень много пришедших из Данилота, с Равнины, а также из Бреннина, так как пятьсот воинов Мабона из Родена сражались в самой гуще битвы.

Казалось, что эта битва полностью проиграна, несмотря на все проявленное ими мужество, пока не протрубил Рог. И поэтому Дейв, которого здесь, на Равнине, называли Дейвором, встал по просьбе Айвора и рассказал свою собственную историю: как услышал внутренний голос, напомнивший ему о том, что он носит с собой (в его памяти этот голос продолжал звучать, как голос Кевина Лэйна, упрекнувшего его за то, что он так медленно соображает), и как он протрубил в Рог Оуина изо всех еще оставшихся у него сил.

Все они знали, что произошло потом. Видели призрачные фигуры в небе, Оуина, и королей, и ребенка на белом коне. Видели, как они спустились с огромной высоты, убивая черных лебедей из выводка Авайи, цвергов, ургахов, волков Галадана… а затем без остановки и без разбора, без жалости и отсрочки обрушились на альвов и людей Равнины и Бреннина.

Пока не явилась Богиня и не крикнула: «Вложи свой меч в ножны, Небесный король!», и только одному Дейвору, который протрубил в Рог, было известно о том, что происходило после этого до рассвета. Он рассказал, как проснулся на кургане, как узнал, что это за курган, как Кинуин предупредила его, что не сможет вмешаться, если он еще раз протрубит в Рог.

Больше он им ничего не сказал и сел на место. Ему вдруг пришло в голову, что он только что произнес речь. Еще не так давно сама мысль об этом его бы парализовала. Но не сейчас и не здесь. Слишком многое поставлено на карту.

— Хвала Ткачу и ярким нитям на его Станке! — еще раз нараспев произнес Дира, поднеся обе сморщенные руки к лицу. — Я объявляю сейчас, перед всеми собравшимися, что отныне почетной обязанностью Первого племени будет уход за этим курганом и совершение всех поминальных обрядов, чтобы он всегда оставался зеленым, и чтобы…

Дейв почувствовал, что сыт всем этим по горло.

— А вы не думаете, что, если Кинуин смогла воздвигнуть курган и собрать всех убитых, она сможет поддерживать его зеленым, если захочет?

Тут Дейв вздрогнул, потому что Торк сильно лягнул его в ногу. Последовало короткое, неловкое молчание. Дира бросил на Дейва неожиданно проницательный взгляд.

— Я не знаю, как поступают в подобных случаях в том мире, откуда ты прибыл, Дейвор, и не взял бы на себя смелость комментировать ваши обычаи. — Дира помолчал, чтобы слова как следует дошли до слушателей, потом продолжал: — Точно так же вряд ли тебе подобает давать нам советы насчет нашей собственной Богини.

Дейв почувствовал, что краснеет, резкий ответ так и просился к нему на язык. Но он сдержался усилием воли и был вознагражден, услышав голос авена:

— Он видел ее, Дира; он дважды разговаривал с Кинуин и получил от нее подарок. Он, а не ты и не я. Он имеет право говорить и даже обязан это делать.

Дира обдумал это, затем кивнул.

— Это правда, — спокойно признался он, к удивлению Дэйва. — Я беру свои последние слова обратно, Дейвор. Но знай: если я говорю об уходе за курганом, то это знак уважения и признательности. Не затем, чтобы заставить Богиню что-то сделать, а чтобы поблагодарить ее за то, что она уже сделала. Разве в этом есть нечто неподобающее?

После чего Дейв горько пожалел, что вообще открыл рот.

— Прости меня, вождь, — еле проговорил он. — Конечно, нет. Я испытываю тревогу и нетерпение, и…

— И не без причины! — проворчал Мабон из Родена, приподнимаясь на своем ложе. — Нам надо принять решение, и будет лучше, если мы приступим к делу побыстрее.

Раздался серебристый смех.

— Я слышал о торопливости людей, — лукаво произнес Ра-Тенниэль, — но теперь убедился сам. — Его высокий голос к концу фразы стал чуть ниже; все слушали, потрясенные самим его присутствием среди них. — Все люди нетерпеливы. Время так медленно течет для вас, ваши нити на станке Великого Ткача так коротки. Мы, в Данилоте, говорим, что это одновременно и ваше проклятие, и ваше благословение.

— Разве не бывает такого времени, когда необходимы срочные действия? — ровным голосом спросил Мабон.

— Конечно, — вмешался Дира, так как Ра-Тенниэль молчал. — Конечно, бывает. Но сейчас необходимо прежде всего подумать о погибших, иначе их жертва не останется в памяти, не будет оплакана, и…

— Нет, — произнес Айвор.

Одно лишь слово, но все присутствующие услышали сдержанные интонации приказа. Авен встал.

— Нет, Дира, — тихо повторил он. Ему не было нужды повышать голос: все смотрели на него. — Мабон прав, и Дейвор тоже, и я думаю, что наш друг из Данилота с нами согласится. Ни один человек из тех, кто погиб этой ночью, никто из наших братьев и сестер-альвов, потерявших свою песнь, не останется лежать не оплаканным под курганом Кинуин. Опасность заключается в том, — продолжал он, и его голос стал суровым, непримиримым, — что они могли умереть напрасно. Мы не должны допустить этого, пока мы живы, пока можем скакать и держать оружие. Дира, мы ведем войну, и Тьма окружает нас со всех сторон. Возможно, еще будет время горевать о погибших, но только в том случае, если мы пробьемся к Свету.

В Айворе нет совсем ничего, что внушало бы восхищение, думал Дейв. Особенно по сравнению с сияющим Ра-Тенниэлем, или исполненным достоинства Дирой, или даже неосознанной грацией дикого животного у Ливона. В этом помещении находились гораздо более представительные люди, с более властными голосами, с более повелительным взглядом, но в Айворе дан Баноре горел огонь, и в сочетании с силой воли и с любовью к своему народу это перевешивало все, чем обладали другие. Дейв смотрел на авена и знал, что пойдет за этим человеком, куда бы тот ни позвал.

Дира склонил голову, словно под двойным грузом этих слов и собственных лет.

— Это так, авен, — сказал он, и Дейва неожиданно растрогала бесконечная усталость в его голосе. — Да поможет нам Ткач проложить дорогу к Свету. — Он поднял голову и посмотрел на Айвора. — Отец Равнины, сейчас не то время, чтобы я мог держаться за положенное мне гордое место. Ты позволишь мне уступить его тебе и твоим воинам, а самому сесть?

Айвор сжал губы. Дейв понял, что он борется с быстро подступившими слезами, которые так часто служили поводом для насмешек его родных.

— Дира, — произнес авен, — это гордое место всегда будет принадлежать тебе. Ты не можешь уступить его ни мне, ни кому-либо другому. Но ты — вождь Первого племени Детей Мира, племени шаманов и учителей, хранителей преданий. Друг мой, как может такой человек проводить Военный Совет?

Кажущийся неуместным солнечный свет лился в открытые окна. Полный боли вопрос авена повис в воздухе, четкий, как пылинки воздуха в косых солнечных лучах.

— Это правда, — повторил Дира. Он неверной походкой направился к свободному стулу рядом с лежанкой Мабона. Растроганный, Дейв привстал, чтобы предложить ему помощь, но тут увидел, что Ра-Тенниэль одним плавным, грациозным движением очутился рядом с Дирой и помог престарелому вождю сесть.

Но когда Правитель светлых альвов выпрямился, взгляд его устремился в выходящее на запад окно. Мгновение он стоял неподвижно, сосредоточенно прислушиваясь, потом сказал:

— Слушайте. Они приближаются!

Дейв ошутил быстрый укол страха, но в тоне альва не звучало предостережения, и через несколько секунд он тоже услышал шум у восточного края Селидона: там раздавались приветственные крики.

Ра-Тенниэль повернулся и слегка улыбнулся Айвору.

— Сомневаюсь, что ратиены из Данилота могли появиться среди вашего народа и не вызвать волнения.

Глаза Айвора ярко сияли.

— Знаю, что не могли, — ответил он. — Ливон, приведи сюда всадников, пожалуйста.

Они уже и так направлялись к ним. Через несколько мгновений Ливон вернулся, а с ним еще двое альвов — мужчина и женщина. Казалось, сам воздух в комнате стал светлее от их присутствия. Они поклонились своему Правителю.

Но все же на них почти не обратили внимания..

Потому что третий из вновь прибывших привлек к себе взгляды каждого из находящихся в комнате, даже несмотря на стоящих рядом светлых альвов. Дейв внезапно встал. Все остальные тоже.

— Блестяще сотканный узор, авен, — произнес Айлерон дан Айлиль.

Его коричневая одежда была покрыта пылью и пятнами, волосы всклокочены, а темные глаза глубоко ввалились от усталости. Однако он держался очень прямо, а его голос звучал ясно и ровно.

— Там уже слагают песни о скачке Айвора, который обогнал армию Тьмы на пути к Селидону, и разбил ее, и прогнал обратно.

— Нам помогли, Верховный правитель. Подоспели альвы из Данилота. А затем Оуин в ответ на звук Рога Дейвора, и в конце с нами была Зеленая Кинуин, иначе мы все бы погибли.

— Так мне и говорили, — сказал Айлерон. Он бросил на Дейва быстрый, острый взгляд, потом повернулся к Ра-Тенниэлю.

— Рад нашей встрече, господин мой. Если Лорин Серебряный Плащ, который учил меня в детстве, говорил правду, ни один из Правителей Данилота не рисковал уходить так далеко от Страны Теней с тех пор, как Ра-Латен соткал этот туман тысячу лет назад.

Лицо Ра-Тенниэля было серьезным, глаза оставались нейтрально-серыми.

— Лорин говорил правду, — спокойно подтвердил он. Ненадолго воцарилось молчание; потом смуглое бородатое лицо Айлиля осветилось улыбкой.

— Тогда с возвращением, повелитель светлых альвов!

Ра-Тенниэль в ответ тоже улыбнулся, но в глазах его не было улыбки, как заметил Дейв.

— Нас приветливо встретили здесь вчера ночью, — пробормотал он. — Цверги и ургахи, волки и выводок Авайи.

— Я знаю, — ответил Айлерон, быстро становясь серьезным. — И нам еще предстоит встреча с ними. Думаю, это всем нам известно.

Ра-Тенниэль молча кивнул.

— Я прибыл, как только увидел магический кристалл, — помолчав, продолжил Айлерон. — За мной скачет армия. Они будут здесь к завтрашнему вечеру. Я находился в Тарлинделе в ту ночь, когда нам было отправлено сообщение.

— Мы знаем, — сказал Айвор. — Ливон объяснил. «Придуин» отправилась в плавание?

Айлерон кивнул.

— Да. В Кадер Седат. На ней мой брат, Воин, Лорин и Мэтт, и еще Пуйл.

— И На-Брендель, разумеется? — быстро спросил Ра-Тенниэль. — Или он следует вместе с вашей армией?

— Нет, — ответил Айлерон, и двое альвов за его спиной шевельнулись. — Случилось еще кое-что. — Тут он повернулся к Дейву, удивив всех, и рассказал о том, что сказала Дженнифер, когда «Придуин» исчезла из виду, и что сказал и сделал Брендель, и куда они оба отправились.

В воцарившейся тишине можно было слышать доносящийся в раскрытые окна шум лагеря; слышны были также изумленные и восхищенные возгласы дальри, толпящихся вокруг ратиенов. Казалось, эти звуки доносятся издалека. Мысли Дейва унеслись к Дженнифер, он думал о том, чем и кем она, по-видимому, стала.

Тишину в комнате нарушил мелодичный голос Ра-Тенниэля. Теперь его глаза были фиолетовыми.

— Это хорошо. То есть настолько хорошо, насколько может быть в такое время, как наше. Нить Бренделя переплелась с ее нитью с той ночи, когда Галадан отнял ее у него. Возможно, в Аноре он нужнее, чем где-либо еще.

Дейв понял лишь половину, но увидел, как у женщины-альва, с глазами яркими, словно бриллианты, вырвался вздох облегчения.

— Ньявин из Сереша и маг Тейрнон ведут сюда армию, — сказал Айлерон, быстро переходя к реальным фактам. — Я привел почти все свои силы, включая и войско Катала. Шальхассан сейчас собирает еще людей у себя в стране. Я послал сказать, чтобы они остались в Бреннине в качестве арьергарда. Сюда я прибыл один, скакал всю ночь вместе с Галин и Лиданом, потому что пришлось дать войску отдых; мы ехали без остановки более суток.

— А вы, Верховный правитель? — спросил Айвор. — Вы отдохнули?

Айлерон пожал плечами.

— Возможно, будет время отдохнуть после этого Совета, — ответил он почти равнодушно. — Это неважно. — Дейв, глядя на него, думал иначе, но все равно был поражен.

— На чьем ратиене вы скакали? — вдруг спросил Ра-Тенниэль, и в его голосе прозвучало неожиданное лукавство.

— Вы думаете, что я бы позволила такому красивому мужчине ехать не со мной? — опережая Айлерона ответила Галин и улыбнулась.

Айлерон густо покраснел под своей бородой, а дальри внезапно разразились хохотом, разрядившим напряжение. Дейв, тоже смеясь, встретился взглядом с Ра-Тенниэлем — глаза которого теперь стали серебристыми, — и тот быстро подмигнул ему. Кевин Лэйн, подумал он, оценил бы то, что только что сделал Ра-Тенниэль. Его охватила печаль. Самая глубокая среди многих печалей, понял он и удивился.

Не было времени даже попытаться вникнуть в сложности подобных мыслей. Возможно, так даже лучше, подумал Дейв. Эмоции подобного масштаба, уходящие так глубоко, для него опасны. Так было всю его жизнь, но теперь не осталось места для того паралича, который они в нем вызывали, и для боли, которая их сопровождала. Говорил Айвор. Дейв резким усилием воли заставил себя вернуться к действительности.

— Я только что собирался начать Военный Совет, Верховный правитель. Не желаете ли вы вести его?

— Только не в Селидоне, — ответил Айлерон с неожиданной учтивостью. Он уже оправился от минутного смущения, снова владел собой и отвечал прямо. Однако проявляя при этом такт.

Дейв краем глаза заметил, как Мабон молча кивнул в знак одобрения, а лицо Диры, сидящего рядом с герцогом Родена, выразило благодарность. Дира, решил Дейв, все же человек что надо. Интересно, представится ли потом случай извиниться перед ним, и сможет ли он справиться с этим.

— У меня есть собственные соображения, — сказал Верховный правитель Бреннина, — но я бы хотел выслушать советы дальри и светлых альвов, прежде чем выскажусь сам.

— Очень хорошо, — ответил Айвор не менее решительно, чем Айлерон. — Мой совет таков. Армии Бреннина и Катала находятся на Равнине. С нами здесь войско Данилота и все дееспособные дальри, достигшие возраста воинов…

«Кроме одного», — невольно подумал Дейв, но промолчал.

— Нам недостает Воина и Лорина, и нет никаких известий из Эриду, — продолжал Айвор. — Мы знаем, что не получим помощи от гномов. Мы не знаем, что случилось или случится в море. Не думаю, что нам надо дожидаться ответа на эти вопросы. Мой совет — подождать здесь прибытия Ньявина и Тейрнона и сразу же двигаться на север через Гуинир и Андарьен, и заставить Могрима снова принять бой.

Последовало короткое молчание. Потом Лидан, брат Галин, пробормотал:

— Земля Андарьен. Всегда и вечно — поле битвы. — В его голосе звучала горькая печаль. Эхо музыки. Воспоминания.

Айлерон ничего не сказал, он ждал. Заговорил Мабон из Родена, приподнявшись на своей лежанке.

— Есть здравый смысл в том, что ты сказал, авен. Столько здравого смысла, сколько можно найти в любом выдвинутом сегодня плане, хотя мне бы очень хотелось услышать совет Лорина, или Гиринта, или нашей Ясновидящей…

— Где они, Гиринт и Ясновидящая? Нельзя ли их сюда доставить, — может быть, на ратиенах? — Это спросил Талгер, вождь Восьмого племени.

Айвор бросил на старого друга взгляд, в котором таилась тревога.

— Гиринт покинул свое тело. Его душа отправилась в путешествие. Он не объяснил, зачем. Ясновидящая ушла в горы из Гуин Истрат. Опять-таки я не знаю, зачем. — Он посмотрел на Айлерона.

Король заколебался.

— Если я скажу вам, это не должно выйти за пределы узкого круга. Нам и так достаточно страхов, нечего вызывать новые. — И произнес в воцарившейся тишине: — Она отправилась освобождать параико в Кат Миголь.

Слушатели зашумели. Один человек сделал знак, охраняющий от злых сил, но только один. Здесь присутствовали вожди и предводители охоты, и сейчас шла война.

— Они живы? — тихо прошептал Ра-Тенниэль.

— Так она мне сказала, — ответил Айлерон.

— Да сохранит нас Ткач! — пробормотал Дира от всей души. На этот раз его восклицание не показалось неподходящим к месту. Дейв, почти ничего не понимая, почувствовал охватившее всех почти осязаемое напряжение.

— Значит, Ясновидящая для нас тоже недоступна, — мрачно продолжал Мабон. — И, учитывая то, что вы сказали, мы, возможно, никогда больше не увидим ни ее, ни Гиринта, ни Лорина. Нам придется решать, используя ту мудрость, которая нам досталась. И поэтому у меня есть к тебе один вопрос, авен. — Он помолчал. — Почему ты уверен, что Могрим вступит с нами в сражение у Андарьен, когда мы придем туда? Разве его армия не может обойти нас по вечнозеленому лесу Гуинира и ринуться на юг, чтобы уничтожить то, что мы оставили за спиной? Середину Равнины? Женщин и детей дальри? Гуин Истрат? Весь Бреннин и Катал, беззащитные перед ним сейчас, когда наши армии так далеко? Не может ли он так поступить?

В комнате стояла мертвая тишина. Через мгновение Мабон продолжал, почти шепотом:

— Могрим находится вне времени, его нити нет среди нитей Гобелена Великого Ткача. Его невозможно убить. А этой долгой зимой он дал понять, что на этот раз не торопится вступить с нами в бой. Разве не будет для него и его командиров удовольствием наблюдать, как наша армия напрасно ждет у стен несокрушимого Старкадха, пока цверги, и ургахи, и волки Галадана уничтожают все, что нам дорого?

Мабон замолчал. Дейв почувствовал навалившуюся на сердце тяжесть, подобную тяжести наковальни. Стало больно дышать. Он взглянул на Торка в поисках опоры и увидел на его лице страдание, отразившееся также на лице Айвора и, что почему-то было страшнее всего, даже на обычно невозмутимом лице Айлерона.

— Этого не опасайтесь, — заговорил Ра-Тенниэль.

Его голос был таким чистым, что Айвор дан Банор подумал: этот голос навсегда размыл грань между звуком и светом, между музыкой и произнесенным словом. Авен повернулся к повелителю светлых альвов, как умирающий от жажды в пустыне оборачивается на звук звенящего ручья.

— Бойтесь Могрима, — продолжал Ра-Тенниэль, — как должен бояться каждый, кто считает себя мудрым. Бойтесь поражения и воцарения Тьмы. Бойтесь также полного уничтожения, которое планирует и к которому вечно стремится Галадан.

«Вода», — думал Айвор, пока его обтекали отмеренные струи этих слов. Вода — и печаль, подобная камешку на дне чашки.

— Бойтесь всего этого, — продолжал Ра-Тенниэль. — Разрыва наших нитей на Станке Ткача, уничтожения нашей истории, исчезновения узора Гобелена.

Он помолчал. Вода во время засухи. Музыка и свет.

— Но не опасайтесь, — сказал повелитель светлых альвов, — что он уклонится от сражения с нами, если придем на Андарьен. Я вам в том порука. Я и мой народ. Альвы покинули Данилот впервые за тысячу лет. Он нас видит. Может до нас добраться. Мы больше не прячемся в Стране Теней. Он мимо нас не пройдет. Не в его природе проходить мимо нас. Ракот Могрим непременно вступит в бой с нашей армией, если альвы подойдут к Старкадху.

Это было правдой. Айвор понял это, как только услыхал его слова. Они подтвердили его собственный план и дали исчерпывающий ответ на пугающий вопрос Мабона, ответ, основанный на самой сути природы светлых альвов, избранного народа Ткача, Детей Света. На том, чем они были всегда, и на ужасной, горькой цене, которую за это платили. Оборотная сторона медали. Камешек в чашке.

Наиболее ненавистные Тьме, ибо в самом имени — Свет.

Айвору захотелось склониться в поклоне, опуститься на колени, выразить свое горе, жалость, любовь и сердечную признательность. Но почему-то ничто из этого, и все вместе, не казалось уместным перед лицом того, что только что сказал Ра-Тенниэль. Айвор чувствовал себя отяжелевшим, неуклюжим. Глядя на троих альвов, он ощущал себя комком земли.

Да, подумал он. Да, именно такой он и есть. Он прозаичен, лишен блеска, он родом из земли, из травы. Он родом с Равнины, которая все пережила, переживет и эту беду, если они не оплошают в предстоящих им испытаниях, но только в этом случае.

Ища опору в собственной истории, как только что поступил Ра-Тенниэль, авен отбросил все мысли, все чувства, кроме тех, которые свидетельствовали о силе, о сопротивлении.

— Тысячу лет назад первый авен Равнины повел всех охотников дальри, способных сидеть в седле, в сотканные туманы и искаженное время Данилота, и Ткач проложил для них прямую дорогу. Они вышли оттуда прямо у бухты Линден, на поле битвы, которая иначе была бы проиграна. Оттуда Ревор поехал бок о бок с Ра-Термаином через реку Селин к Андарьен. И точно так же, господин мой, поеду я бок о бок с вами, если таково будет наше решение, когда мы покинем это место.

Он замолчал и повернулся к другому королю.

— Когда Ревор ехал рядом с Ра-Термаином, то их армией командовал Конари из Бреннина, а потом Колан, его сын. Так было тогда, и по праву, так как Верховные правители Бреннина — дети Морнира. И так будет снова, и по такому же праву, если вы возьмете на себя руководство этим Советом, Верховный правитель.

Он и не подозревал, как звенит его голос, какая в нем бурлит сила. Он сказал:

— Вы — наследник Конари, а мы — наследники Ревора и Ра-Термаина. Вы принимаете руководство этим Советом? Вам принадлежит власть, Айлерон дан Айлиль. Позволите ли вы нам ехать рядом с вами?

Бородатый, смуглый, без каких-либо украшений, с солдатским мечом в простых ножнах на поясе, Айлерон был живым воплощением короля-воина. Не таким ярким и сверкающим, каким когда-то был Конари, или Колан, или даже его собственный брат. Он был суровым, бесстрастным и мрачным и одним из самых молодых в этой комнате.

— Принимаю, — ответил он. — Я позволю вам ехать рядом со мной. Завтра сюда подойдет армия, и мы выступим к Андарьен.

В тот момент, на полпути к Гуиниру, худой, покрытый шрамами человек, выглядевший до нелепости аристократично на уродливом слоге, пустил шагом, а потом и вовсе остановил свое животное. Сидя неподвижно на бескрайней Равнине, он смотрел, как впереди оседает пыль, поднятая отступающей армией Ракота.

Большую часть ночи он пробежал в обличье волка. В настороженном молчании он наблюдал, как Уатах, гигант-ургах в белой одежде, превратил беспорядочное бегство армии Ракота в упорядоченное отступление. Здесь стоял вопрос о старшинстве, и его придется решать, но не сейчас. Галадану надо было обдумать другие вопросы.

А он яснее мыслил в человеческом обличье. Поэтому незадолго до рассвета он снова принял собственный вид и приказал подать ему одного из слогов, хотя терпеть их не мог. Пока наступал серый рассвет, он постепенно позволил армии обогнать себя, проследив, чтобы Уатах этого не заметил.

Разумеется, он вовсе не боялся одетого в белое ургаха, но он слишком мало о нем знал, а знание для повелителя волков всегда было ключом к власти. Почти не имела значения его уверенность в том, что он способен убить Уатаха; важно было понять, что сделало его тем, чем он был. Шесть месяцев назад, когда Уатаха потребовали в Старкадх, это был огромный ургах, такой же тупой, как все остальные, но несколько более опасный благодаря своей подвижности и размерам.

Четыре ночи назад он снова вышел оттуда, улучшенный, усовершенствованный так, что это внушало тревогу. Теперь он стал умным, злобным и четко выражал свои мысли, и Ракот одел его в белое — штрих, который оценил Галадан, вспомнив Лориэль, лебедя, некогда любимого альвами. Уатаху было отдано командование армией, выступившей через мост Вальгринд. Против этого в самом начале Галадан не возражал.

Сам повелитель волков отсутствовал, занятый осуществлением собственных планов. Это именно он, в качестве одного из андаинов, благодаря собственной проницательности задумал и возглавил нападение на параико в Кат Миголе.

Если это можно было назвать нападением. Великаны по своей природе не могли ни испытывать гнева, ни прибегать к насилию. Нападение на них не могло встретить никакого отпора, за исключением одного неоспоримого факта: на того, кто прольет их кровь, падет любое проклятие, какое выберет раненый великан. Вот в чем заключался истинный, буквальный смысл проклятия крови, которое не имело ничего общего с предрассудками насчет свирепых, клыкастых призраков, обитающих в Кат Миголе.

Именно об этом повелитель волков постоянно напоминал себе в те дни, которые провел там, пока цверги и ургахи загоняли параико в пещеры, словно беспомощных овец, где заставляли их дышать убийственным дымом костров, которые развели по его приказу.

Он продержался там всего несколько дней, но истинная причина была его личной тайной. Он пытался убедить себя в том, что сам сказал оставленным им подручным: его уход продиктован нуждами войны. Но он слишком долго жил на свете и слишком во многое вникал, чтобы обмануть самого себя.

Правда заключалась в том, что параико глубоко тревожили его на каком-то подсознательном уровне, которого не понимал его разум. Они каким-то образом стояли у него на пути, были преградой для его безудержного стремления к уничтожению, полному и абсолютному. Как они могли ему помешать, он не знал, так как пацифизм был самой их натурой, но тем не менее они внушали ему беспокойство, как никто другой во Фьонаваре или в любом из остальных миров, не считая его отца.

Поэтому, так как он не мог убить Кернана, повелителя зверей, он решил уничтожить параико в их горных пещерах. Когда костры разгорелись как надо, а цверги и ургахи твердо усвоили необходимость не проливать крови, — словно им надо было об этом напоминать: даже тупые цверги испытывали ужас перед проклятием крови, — Галадан сбежал от жгучей горной стужи и непрерывного пения, доносившегося из пещер.

Он находился в восточном Гуинире, когда снег растаял, и был потрясен. Он немедленно начал собирать своих волков среди вечнозеленого леса и ждать приказа о нападении. Он как раз узнал об уничтожении его воинов у озера Линан Верховным правителем, когда сама Авайя спустилась с неба, отвратительная и зловещая, и прошипела, что их армия выступила по мосту Вальгринд и направилась к Селидону.

Галадан быстро повел своих волков по восточному краю Равнины. Переправился через Адеин, незамеченный, нежданный, и затем, безошибочно рассчитав время, возник на поле боя и напал на незащищенный правый фланг дальри. Он не предполагал, что там будут альвы, но это его только обрадовало, доставило еще большее удовольствие: он уничтожит их всех.

И уничтожил бы, если бы Дикая Охота не обрушилась молнией с небес. Он один из армии Тьмы знал, кто такой Оуин. Он один понял, что произошло. И один понял кое-что из того, что скрывалось за громким приказом, прекратившим бойню. Он один из всей армии знал, чей это голос.

В конце концов, он ведь был сыном ее брата.

Непосредственная опасность еще не миновала. И во время всего этого кошмара еще не оформившаяся мысль, всего лишь ощущение возникло в его мозгу. Галадан все яснее стал чувствовать, что в лесном мире что-то происходит.

Ему необходимо было одиночество, чтобы все обдумать. Поэтому он отделился от армии, невидимый в предрассветных тенях, и поехал своей дорогой.

Вскоре после восхода солнца Галадан остановился, оглядывая Равнину. Увиденное порадовало его душу. Кроме облака пыли, уже оседающей далеко на севере, не видно было никаких признаков жизни, не считая бесчувственной травы, которая была ему безразлична. Словно осуществилась мечта, к которой он стремился уже больше тысячи лет.

Почти. Галадан улыбнулся.

Он помнил каждое мгновение, когда строил планы уничтожения этого мира, когда впервые принял сторону Расплетающего Основу. Это произошло тогда, когда Лизен Лесная послала через Пендаранский лес известие о том, что она соединила свою судьбу со смертным и отдала свою любовь Амаргину Белой Ветви.

В то утро он находился в великом лесу, готовясь вместе с остальными волшебными силами Пендарана отпраздновать убийство ею человека за его самонадеянное осквернение Священной рощи. Но все получилось иначе. Все. Он пошел в Старкадх, но это был всего один раз, так как в этом месте он, самый могучий из всех андаинов и кичившийся своим могуществом, был вынужден стерпеть унижение перед все затмевающей мощью силы. Он даже не смог уберечь собственные мысли от Могрима, который посмеялся над ним.

Ему дали понять, что полностью раскусили его, но тем не менее он принят в качестве помощника повелителя Тьмы. И хотя Ракот точно знал, каковы его цели и как они отличаются от собственных целей Могрима, это, по-видимому, не имело значения.

Их планы во многом совпадают, сказал себе тогда Галадан, и, хотя он даже отдаленно не был равным Расплетающему Основу — да и никто не был, — все же, может быть, перед самым концом он найдет способ уничтожить тот мир, которым будет править Могрим. Он хорошо служил Ракоту. Он убил Конари и выиграл бы ту битву, а с ней и всю войну, если бы не подоспел Ревор с Равнины, каким-то образом добравшийся туда невозможно быстро сквозь туманы Данилота, и не повернул ход битвы, не погнал сражающихся на север к самому Старкадху, где битва и завершилась. Он сам, весь израненный, едва спас свою жизнь от мести меча Колана.

Они думали, что он умер, он это знал. И он чуть не умер. Лежал в ледяной пещере к северу от реки Унгарх, в холоде, и за ним ухаживали только его волки. Очень долго он скрывался там, заглушая свою магическую силу, свою ауру, как только мог, пока армии Света держали совет у горы и Гинсерат не создал Сторожевые Камни, а потом выковал с помощью гномов цепь, которой сковали Ракота Могрима.

На протяжении всех этих долгих лет ожидания он продолжал служить, так как сделал свой выбор и определил собственный путь. Это он нашел Авайю, тоже полумертвую. Она скрывалась в ледяном царстве Фордаэты, чье леденящее прикосновение сулило мгновенную смерть менее стойкой душе, чем душа андаина. Собственными руками он лечил Авайю во дворце этой ледяной королевы. Фордаэта пожелала совокупиться с ним. Ему доставило удовольствие отказать ей.

Ему также принадлежал план, хитрый и бесконечно растянутый во времени. Он убедил нимфу озера Ллиунмир, невинную и прекрасную, отдать своих самых прекрасных лебедей. Он привел ей причину, которой оказалось достаточно, — свое серьезное намерение перенести лебедей на север, на озеро Селин. И она выпустила их из-под своей опеки и позволила ему забрать их с собой.

Ему нужны были не все, только самцы. Действительно, он перенес их на север, но гораздо дальше Селин, в покрытые ледниками горы за Унгархом, где они спаривались с Авайей. Потом, когда они умерли, она, которая не могла умереть, если ее не убить, спаривалась со своими детьми и продолжала делать это год за годом, чтобы родить потомство, запятнавшее небеса минувшим вечером.

Нимфа Ллиунмир никогда так и не узнала, что она наделала или кем он в действительности был. Возможно, она все же потом догадалась, так как озеро, некогда приветливое и манящее, стало мрачным и заросло водорослями, и даже в Пендаранском лесу, славящемся собственным мраком, оно считалось обителью призраков.

Это не принесло ему радости. Ничто не приносило радости после ухода Лизен. Долгая, долгая жизнь, и единственная цель, руководящая ею.

Это он освободил Ракота. С бесконечным терпением все подготовил, выделил среди гномов и соблазнил братьев Каэна и Блода, воспользовался застарелой ненавистью Метрана, Первого мага Бреннина, и, наконец, собственноручно отрубил своим мечом руку Могрима, когда не смог сломать цепь Гинсерата.

Тогда он бежал с Ракотом — волк рядом с облаком злобы, из которого капала и всегда будет капать черная кровь, — в развалины Старкадха. Там он наблюдал, как Ракот Могрим снова явил свое могущество — большее, чем в любом другом месте в любом из миров, так как здесь он впервые ступил на землю, — и заново воздвиг зиккурат, который был первым и последним троном его власти.

Когда он снова вознесся ввысь, завершенный, и замигал зелеными огнями, все затмевающая сила среди льдов, Галадан остановился перед мощными дверями, хотя они были для него открыты. Одного раза достаточно. В любом другом месте его разум принадлежал ему самому. Хотя, быть может, это сопротивление было лишено смысла, так как Могрим в то единственное мгновение тысячу лет назад узнал все о Галадане, что ему нужно было знать.

Он остановился у входа и там получил свою награду: ему была показана картинка, которую он раньше никогда не видел, никогда не знал, картинка мести Могрима светлым альвам за то, что они такие, какие есть: изображение Пожирателя Душ в море. Подстерегающего альвов, плывущих на запад в поисках обещанного мира, и уничтожающего их поодиночке и парами, чтобы использовать их голоса и их песни в качестве приманки для плывущих следом. Для всех плывущих следом.

Идеальная месть. Выше всякого совершенства. Злоба, использовавшая саму сущность Детей Света, чтобы их погубить. Он никогда бы не смог поставить себе на службу столь мощное создание, понял Галадан. Он даже не смог бы придумать, несмотря на все свое коварство, ничего столь всеобъемлющего. Эта картинка была, кроме всего прочего, напоминанием ему о том, чем был Ракот, снова свободный, и что он мог совершить.

Но это еще была и награда, которая не имела отношения к светлым альвам.

Изображение перед его мысленным взором было очень четким. Ракот сделал его четким. Галадан ясно видел Пожирателя Душ: его огромные размеры и окраску, плоскую, уродливую голову. Слышал пение. Видел глаза без век. И посох, белый посох, бесполезно торчащий между этими глазами.

Посох Амаргина Белой Ветви.

И вот так, впервые, он узнал, как тот погиб. Радости он не испытал. Никогда больше ему не испытать радости, подобные вещи для него недоступны. Но в тот день, у открытых дверей Старкадха, на мгновение на него снизошло облегчение, нечто вроде покоя, самое большее, что ему было суждено когда-либо ощутить.

Теперь, оставшись один на Равнине, он пытался снова вызвать в памяти эту картинку, но она расплывалась и была нечеткой. Он покачал головой. Слишком много всего происходит. Последствия возвращения Оуина с Дикой Охотой были огромны. Ему надо найти способ справиться с ними. Однако сперва ему надо было заняться другим, тем ощущением, исходящим от леса. Вот почему он остановился. Чтобы обрести тишину, которая позволит этому чувству, чем бы оно ни было, переместиться с края сознания в его центр. Некоторое время ему казалось, что это его отец, и это многое бы объясняло. Он никогда не рисковал приближаться к Кернану, а его отец никогда после одной ночи задолго до Баэль Рангат, не пытался с ним связаться. Но ощущения этого утра были достаточно интенсивными, настолько полными обертонов и оттенков давно забытых чувств, что он подумал: наверное, его зовет Кернан. Лес каким-то образом в этом участвовал. Он…

И в то же мгновение он понял, кто это. Все же не его отец. Но интенсивность внезапно нашла объяснение, и даже более того. С таким выражением, которого ни одному живому существу не позволено было видеть на его лице, Галадан спрыгнул со спины слога. Он приложил руку к груди и сделал некий жест. Затем, секунду спустя, в обличье волка, быстрее, чем мог бы слог, он со всех ног пустился бежать на запад, почти позабыв о битве, о войне.

На запад, туда, где горели огни и некто стоял на Башне Анор, в той комнате, которая когда-то принадлежала Лизен.

Глава 3

Они поднимались в гору все утро, и трудный подъем для Ким был еще тяжелее из-за боли в боку, куда ударил ее Кериог. Но она молчала и продолжала идти вперед, опустив голову, глядя перед собой на тропу и на длинные ноги Фейбура. Их вел Дальридан. Брок, который страдал от боли гораздо сильнее, чем она, замыкал шествие. Все молчали. И так идти было сложно, даже не тратя дыхания на слова, да и говорить, в общем-то, было не о чем.

Прошлой ночью она снова видела сон, в лагере разбойников неподалеку от плато, на котором их взяли в плен. На протяжении всего сна Ким слышала, как пел Руана своим низким голосом. Песнь была прекрасна, но ее красота не принесла ей утешения — слишком сильная боль звучала в ней. Боль пронизывала ее, и, что было еще хуже, часть этой боли исходила от нее самой. Снова во сне она видела дым и пещеры. Снова она видела на своих руках рваные раны, но из них не сочилась кровь. Никакой крови в Кат Миголе. Дым плыл сквозь ночь, освещаемую светом звезд и костров. Потом появился другой свет, это ожил и вспыхнул Бальрат. Она ощутила его как ожог, как вину и боль, и среди этого пламени увидела себя, глядящую в небо над горами, и снова увидела красную луну и услышала имя.

Утром, в глубокой задумчивости, Ким предоставила Броку и Дальридану заниматься приготовлениями к путешествию, а потом все утро и весь день молча шагала вверх, на восток, к солнцу.

К солнцу.

Ким внезапно остановилась. Брок чуть не налетел на нее сзади. Заслонив глаза рукой, Ким посмотрела за горы, стараясь проникнуть взором как можно дальше, и у нее вырвался радостный возглас. Дальридан обернулся, и Фейбур тоже. Она молча показала рукой. Они посмотрели назад.

— О, мой король! — воскликнул Брок из Банир Тала. — Я знал, что ты не подведешь!

Дождевые тучи над Эриду исчезли. Солнечный свет струился с неба, покрытого лишь тонкими, приветливыми перистыми облаками летнего дня.

Далеко на западе, внутри вращающегося острова Кадер Седат, лежал разбитый на тысячу кусков Котел Кат Миголя, а Метран был мертв.

Ким почувствовала, как тени ее сна расплываются, как в ней вспыхивает надежда, подобно блистающему солнцу. В это мгновение она вспомнила о Кевине. В воспоминании таилась печаль, и всегда будет таиться, но теперь в нем также была радость и крепнущая гордость. Лето было его подарком — зеленая трава, пение птиц, спокойное море, по которому «Придуин» смогла доплыть, чтобы люди на ее борту сделали свое дело.

Лицо Дальридана светилось, когда он повернулся к ней.

— Прости меня, — произнес он. — Я сомневался.

Она покачала головой.

— И я тоже. Мне снились ужасные сны о том месте, куда им пришлось отправиться. Во всем этом есть какое-то чудо. Я не знаю, как это произошло.

Подошел Брок и остановился рядом с ней на узкой тропинке. Он ничего не сказал, но глаза его сияли под повязкой, наложенной Ким на рану. Но Фейбур по-прежнему стоял к ним спиной, глядя на восток. Взглянув на него, Ким быстро протрезвела.

Наконец он тоже обернулся к ней, и она увидела у него на глазах слезы.

— Скажи мне, Ясновидящая, — произнес он, и голос его звучал, как у человека, гораздо старшего. — Если все родные изгнанного человека умерли, кончается ли на этом его изгнание, или оно продолжается вечно?

Ким попыталась сформулировать ответ, но не нашла слов. За нее ответил Дальридан.

— Мы не можем отменить выпавший дождь или продлить оборванные нити жизни умерших, — мягко сказал он. — Но я сердцем чувствую, что перед лицом того, что сделал Могрим, ни один человек не может продолжать считаться изгнанником. Сегодня утром все живые существа по эту сторону гор получили в дар жизнь. Мы должны использовать этот дар, пока не наступит час, когда назовут наше имя, чтобы нанести Тьме те удары, какие в наших силах. В твоем колчане лежат стрелы, Фейбур. Пусть они поют на лету имена любимых тобой людей. Возможно, это не кажется истинной расплатой, но больше мы ничего не можем сделать.

— Именно это мы обязаны сделать, — тихо сказал Брок.

— Гному легко говорить! — бросил ему Фейбур. Брок покачал головой.

— Гораздо труднее, чем тебе кажется. Каждый мой вдох сковывает мысль о том, что сделал мой народ. Дождь не прольется у подножия наших гор, но он пролился в моем сердце и все еще продолжает идти в нем. Фейбур, позволишь ли ты моему топору петь вместе с твоими стрелами, оплакивая народ Льва из Эриду?

Слезы высохли на лице Фейбура. Губы его сжались в твердую прямую линию. Он повзрослел, подумала Ким. За день, меньше, чем за день. Он стоял неподвижно очень долго, а затем медленно протянул гному руку. Брок сжал ее обеими ладонями.

Она ощутила на себе взгляд Дальридана.

— Мы идем дальше? — серьезно спросил он.

— Мы идем дальше, — ответила Ким и, произнося эти слова, снова увидела наяву тот же сон: пение, и дым, и имя, написанное на лике луны Даны.

На юге, далеко внизу, в ущелье, река Карн сверкала в вечернем свете. Они находились так высоко, что парящий над рекой орел был ниже их, и его крылья сияли на солнце, посылающем косые лучи в ущелье с запада. Вокруг них раскинулись горы хребта Карневон, белеющие снегом вершин даже в середине лета. На такой высоте к концу дня стало холодно, и Ким порадовалась свитеру, который ей дали в Гуин Истрат. Легкий и необычайно теплый, он свидетельствовал о том значении, которое придавали всякому искусству создания тканей в этом первом из миров Ткача.

Даже в этом свитере она дрожала.

— Сейчас? — спросил Дальридан нарочито равнодушным голосом. — Или вы хотите разбить здесь лагерь до утра?

Все трое смотрели на нее и ждали. Ей предстояло принять решение. Они довели ее до этого места, помогали преодолеть самые трудные участки, устраивали отдых, когда она в нем нуждалась, но теперь они пришли на то место, где все решения должна была принимать она.

Ким посмотрела мимо своих спутников на восток. В пятидесяти шагах от них скалы выглядели точно так же, как там, где она сейчас стояла. Свет так же падал на них, смягченный приходом вечера в горы. Она ожидала каких-то отличий, перемен: дрожания воздуха, теней, возрастания напряжения. Но ничего подобного не замечала и все же знала, как и трое ее спутников, что скалы в пятидесяти шагах к востоку уже находятся в Кат Миголе.

Теперь, оказавшись здесь, она всем сердцем стремилась очутиться где-нибудь в другом месте. Чтобы у нее выросли крылья, как у орла внизу, и она могла улететь прочь с вечерним ветром. Не из Фьонавара, не от войны, а от одиночества этого места и от сна, который привел ее сюда. Ким нашла внутри себя молчаливое присутствие той, которая была Исанной. Это ее утешило. Она никогда не оставалась совсем в одиночестве: две души жили в ней, сейчас и всегда. У ее спутников не было подобного утешения, их не посещали сны и видения, которые могли бы ими руководить. Они находились здесь только из-за нее и теперь смотрели на нее, ожидая указаний. Пока она стояла, колеблясь, тени медленно поднимались по склонам ущелья.

Ким набрала в грудь воздуха и медленно выдохнула. Она здесь для того, чтобы вернуть долг, и не только свой долг. И еще она здесь потому, что носит Бальрат в годину войны, и нет больше никого в мире, кто мог бы подтвердить наяву тот вещий сон, который приснился Ясновидящей, каким бы темным он ни был.

Каким бы темным он ни был. Во сне она видела ночь и горящие перед пещерами костры. Она опустила взгляд и увидела, что камень на ее руке мерцает, словно язык пламени.

— Сейчас, — сказала Ким остальным. — В темноте идти плохо, я знаю, но утром будет не намного лучше, и мне кажется, нам не следует ждать.

Они были очень смелыми, все трое. Не говоря ни слова, они подвинулись, чтобы она заняла свое место в цепочке позади Фейбура. За ней встал Брок, и Дальридан повел их в Кат Миголь.

Даже находясь под защитой камня веллин, она почувствовала действие магии, когда они вступили в страну великанов, и эта магия была облечена в форму страха. Они не призраки, снова и снова убеждала себя Ким. Они живы. Они спасли мне жизнь. Но все равно, даже нося на себе веллин, она чувствовала, как ужас трепещет в ее мозгу, словно крылья ночных бабочек. Идущие с ней двое мужчин и гном не имели браслетов с зеленым веллином, который охранял бы их, их не подбадривали внутренние голоса, и все же ни один из них не произнес ни слова и не замедлил шаг. Покоренная их мужеством, она почувствовала, как в ее сердце вспыхнула решимость, и при этом Бальрат у нее на пальце разгорелся ярче.

Она ускорила шаги и обогнала Дальридана. Она привела их в то место, куда ни одному из людей не следовало приходить. Теперь ее очередь их вести, так как Камень Войны знал, куда идти.

Почти два часа они шагали в сгущающейся темноте. Ночь под летними звездами была в самом разгаре, когда Ким увидела дым и далекие огни костров и услышала хриплый смех цвергов. И, услышав грубую насмешку в этих звуках, она неожиданно обнаружила, что все одолевавшие ее до сих пор страхи исчезли. Она пришла на место, перед ней был враг, которого она знала и ненавидела, а в пещерах за этими скалами томились в заключении великаны, и они умирали.

Ким обернулась и увидела при свете звезд и сияния камня в кольце, что лица ее спутников стали мрачными, но не от страха, а от предчувствия. Брок молча отстегнул топор, а Фейбур приложил стрелу к луку. Она повернулась к Дальридану. Он пока не вынул меч и не достал свой лук.

— Еще успею, — шепнул он, отвечая на ее молчаливый вопрос едва слышным в ночном воздухе шепотом. — Мне найти место, откуда мы сможем все видеть?

Ким кивнула. Хладнокровно, молча он снова обогнал ее и начал пробираться среди частых валунов и скальных осыпей к кострам и доносящемуся оттуда смеху. Через несколько минут они вчетвером лежали над плато. Под прикрытием острых выступов скал они с ужасом смотрели вниз, на сцену, освещенную огнем костров.

В склоне горы виднелись две пещеры с высокими сводчатыми входами и рунами, вырезанными над арками. В пещерах было темно, и им не было видно, что внутри. Но если напрячь слух и не слушать пения цвергов, можно было услышать доносящийся из одной пещеры звук одинокого, низкого голоса, тянущего медленную мелодию.

Свет исходил от двух громадных костров на плато, разведенных прямо перед входом в каждую из пещер таким образом, что дым от них втягивало внутрь. Прямо над хребтом к востоку от них горел еще один костер, и Ким различила свет и поднимающийся вверх дым четвертого костра примерно в четверти мили от них, на северо-востоке. Других не было видно. Значит, четыре пещеры, четыре группы заключенных, умирающих от голода и дыма.

И четыре банды цвергов. Вокруг каждого из костров собралось примерно по тридцать цвергов, а с ними горстка кошмарных ургахов. Значит, всего примерно сто пятьдесят противников, если у костра за хребтом их столько же. Не слишком большое количество на самом деле, но более чем достаточно, чтобы принудить к повиновению и удержать в плену параико, миролюбие которых составляло самую сущность их души. Все, что нужно было цвергам под руководством ургахов, — это поддерживать огонь и не пролить кровь параико. И они могли получить свое вознаграждение.

Что они сейчас и делали прямо у нее на глазах. На каждом из костров внизу лежало громадное тело параико, почерневшее и обугленное. Каждые несколько секунд один из цвергов подбегал к бушующему пламени, совал туда меч и отрезал себе кусок поджаренной плоти.

Их награда. Ким затошнило от отвращения, и она вынуждена была закрыть глаза. Это была чудовищная сцена, осквернение в самом худшем, самом глубоком смысле этого слова. Она слышала, как тихо сыплет проклятиями лежащий рядом с ней Брок, словно читает горькую и прочувствованную молитву.

Бессмысленные слова, если бы они приносили облегчение! А проклятиям самих параико, которые могли бы начать действовать, если бы хоть одного из них убили оружием, заранее преградили путь. Ракот был слишком умен, слишком опытен в деяниях зла, его слуги слишком хорошо обучены, чтобы выпустить на свободу проклятие крови.

А это значило, что придется вызвать силу другого рода. И поэтому она здесь, призванная звуками песни спасения и бременем вещего сна, и что ей делать во имя Ткача? С ней три человека, только три человека, какими бы храбрыми они ни были. С того момента когда они с Броком покинули Морвран, все ее усилия сосредоточились на том, чтобы добраться до этого плато. Она знала, что должна это сделать, но ни разу до этой минуты не подумала, что она сможет предпринять, добравшись сюда.

Дальридан прикоснулся к ее локтю.

— Смотри, — прошептал он.

Ким открыла глаза. Он смотрел не на пещеры, и не на костры, и не на хребет за ними, где тоже поднимался дым. Как всегда, неохотно она проследила за его взглядом и увидела кольцо на своем пальце. Бальрат горел ярким огнем. С подлинным огорчением Ким заметила, что по цвету и форме огонь в сердце Камня Войны был точной копией отвратительных костров внизу.

Это ее глубоко опечалило, но разве кольцо на ее пальце когда-нибудь приносило утешение или облегчение? Во всех действиях, которые она предпринимала с помощью Бальрата, скрывалась боль. В его глубине она увидела Дженнифер в Старкадхе и унесла ее, кричащую, в Переход между мирами. Она разбудила мертвого короля в Стоунхендже против его воли. Она призвала Артура на вершине Гластонбери Тора на войну, где ему предстояло снова пережить самое горькое горе. Она освободила Спящих в ту ночь, когда Финн ушел по Самому Долгому Пути. Она была зовом, военным кличем во Тьме, буревестником, воистину буревестником на крыльях надвигающейся бури. Она была собирающей силы, призывающей. Она…

Она была призывающей.

Внизу раздался вопль, а за ним взрыв хриплого смеха. Ургах ради развлечения толкнул цверга, одного из менее крупной зеленой разновидности, в пылающий огонь. Ким это видела, но почти не замечала. Ее взгляд вернулся к камню, к пламени, свернувшемуся в его глубине, и там она прочла имя, то самое имя, которое виделa на лике луны во сне. Прочитав его, она кое-что вспомнила: как Бальрат вспыхнул ответным огнем в ту ночь, когда красная луна плыла по небу над Парас-Дервалем.

Она была призывающей, и теперь она знала, что ей надо делать. Так как вместе с именем, написанным в камне, пришло знание, которого не было во сне. Она знала, кто это, и знала также, какова цена ее зова. Но в Кат Миголе шла война, и параико умирали в пещерах. Она не смогла ожесточить свое сердце, в нем было слишком много жалости, но она могла собрать в кулак волю и сделать то, что надо сделать, и взвалить на плечи еще и это горе, среди многих прочих.

Ким снова закрыла глаза. В темноте было легче, это почти помогало спрятаться. Почти, но не совсем. Она вздохнула, потом не вслух, а про себя произнесла:

— Нимфа Имрат!

Затем она повела своих спутников обратно вниз, прочь от костров, чтобы подождать, зная, что долго ждать не придется.

Дежурить Табору предстояло только в конце ночи, и поэтому он спал. Но потом проснулся. Она была в небе над лагерем и звала его по имени, и впервые он услышал страх в голосе существа, явившегося к нему во время поста.

Он окончательно проснулся и начал одеваться со всей доступной быстротой.

«Подожди, — мысленно сказал он ей. — Я не хочу их пугать. Встретимся на Равнине».

«Нет, — услышал он в ответ. Она действительно боялась. — Приходи сейчас. Нет времени!»

Она уже спускалась, когда он вышел наружу. Он был озадачен и немного сам боялся, так как не вызывал ее, но все равно сердце его возрадовалось при виде ее красоты, пока она спускалась вниз: рог ее сиял, как звезда, крылья грациозно сложились, когда она приземлилась.

Она вся дрожала. Он шагнул вперед и обнял ее, прижавшись своей головой к ее голове.

«Успокойся, любовь моя, — молча сказал он и послал ей столько ободрения, сколько смог. — Я здесь. Что случилось?»

«Меня позвали по имени», — ответила она мысленно, все еще дрожа.

На него нахлынула волна изумления и гнева и еще более сильного страха, который он постарался скрыть и подавить в себе. Только он ничего не мог от нее скрыть, они были слишком тесно связаны друг с другом. Он прерывисто вздохнул.

«Кто?»

«Я ее не знаю. Женщина с седыми волосами, но не старая. На руке красное кольцо. Откуда ей известно мое имя?»

Его руки непрерывно двигались, ласкали ее. Гнев все еще не исчез, но он был сыном Айвора и братом Ливона, а они оба видели Ким, поэтому он знал, кто она такая.

«Это друг, — молча сказал он. — Мы должны лететь к ней. Куда?»

Неверный вопрос, хотя его необходимо было задать. Она ему ответила, и название этого места снова вызвало у них обоих страх. Он пересилил его и помог ей сделать то же самое. Потом он сел ей на спину, ощутив при этом среди всех прочих чувств — радость. Она расправила крылья, и он приготовился взлететь…

— Табор!

Он обернулся. Там стояла Лиана в белой сорочке, привезенной из Гуин Истрат. Она казалась призрачно далекой. Уже. А ведь он еще даже не взлетел.

— Я должен лететь, — сказал он, тщательно подбирая слова. — Ясновидящая позвала нас.

— Где она?

Он заколебался.

— В горах. — Волосы сестры, спутанные во сне, свободно падали на спину. Она стояла босая в траве, глаза ее были широко раскрыты от дурного предчувствия и не отрывались от его лица.

— Будь осторожен, — попросила она. — Пожалуйста. — Он судорожно кивнул головой. Имрат изогнула крылья в нетерпении. — Ох, Табор, — прошептала Лиана, которая была старше его, но говорила сейчас как младшая. — Пожалуйста, возвращайся.

Он попытался ответить. Важно было попытаться, потому что она плакала. Но слова не шли. Он поднял руку жестом, которым хотел выразить слишком многое, а потом они очутились в небе, и свет звезд расплывался из-за стремительности их полета.

Ким заметила на западе полоску света. Она подняла руку с кольцом, сияющим на пальце, и через мгновение та сила, которую она призвала, спустилась к ней. Вокруг царила темнота, и тот просвет в горах, где они ждали, был неровным и узким, но ничто не могло затмить грацию создания, опустившегося рядом с Ким. Она прислушалась, не поднялась ли тревога к востоку от них, но ничего не услышала: да и могла ли кого-то встревожить падучая звезда в горах?

Но это была не падучая звезда.

Все ее тело отливало темно-красным: цвет луны Даны, цвет Бальрата. Сложив громадные крылья, она неспокойно стояла на камнях, казалось, почти плясала над ними. Ким посмотрела на единственный рог. Он сверкал серебром, и Ясновидящая знала, какой смертоносной силой он обладает и насколько большим, чем простая милость, был этот дар Богини.

Этот обоюдоострый дар. Она перевела взгляд на всадника. Он был очень похож на своего отца и лишь немного на Ливона. Она знала, что ему только пятнадцать лет, но, увидев это воочию, испытала потрясение Он напоминает ей Финна, внезапно поняла Ким.

Очень мало времени прошло с тех пор, как она позвала их. Убывающая луна едва взошла над восточными горами. Ее серебряный свет коснулся серебряного рога. Рядом с Ким стоял Брок и внимательно смотрел а Фейбур, татуировка которого слабо светилась, стоял с другой стороны. Дальридан немного отошел назад, в тень. Она не удивилась, хотя это ее тоже опечалило. Эта встреча должна быть трудной для изгнанного Всадника. Но у нее не было выбора. Как нет выбора сейчас, а в глазах мальчика таилась еще более глубокая причина для печали.

Он сидел молча и ждал, когда она заговорит.

— Прости меня, — от всего сердца попросила прощения Ким. — Я имею некоторое представление о том, как это влияет на тебя.

Он нетерпеливо вскинул голову, тем же жестом. что и брат.

— Откуда ты знаешь ее имя? — спросил он тихо, потому что неподалеку раздавался смех, но с вызовом. Она услышала в его голосе одновременно гнев и тревогу.

Она созналась в собственном могуществе.

— Ты оседлал дитя Пендаранского леса и блуждающей луны, — ответила она. — Я — Ясновидящая, я ношу на пальце Блуждающий Огонь. Я прочла ее имя в Бальрате, Табор. — И еще оно ей приснилось, но этого она ему не сказала.

— Больше никто не должен знать ее имя, — сказал он. — Никто на свете.

— Это не так, — возразила она. — Гиринт знает. Шаманы всегда знают имена тотемов.

— Он не такой, как все, — ответил Табор несколько неуверенно.

— Я тоже, — сказала Ким как можно мягче. Он был очень молод, а его прекрасное создание боялось. Ким понимала, что они чувствуют. Она ворвалась вместе со своим кольцом в абсолютно закрытые от всех отношения этих двоих. Она понимала, но ночь, которую она видела во сне, проходила, и она не знала, есть ли у нее время убедить их должным образом, не знала даже, что сказать.

Табор ее удивил. Возможно, он был слишком молод, но он был сыном авена и сидел верхом на подарке Даны. Спокойно и просто он произнес:

— Хорошо. Что мы должны делать в Кат Миголе?

Убивать, разумеется. И расплачиваться за это. Можно ли сказать об этом просто? Ким не знала таких слов. Она рассказала им, кто здесь находится и что происходит, и, еще не закончив говорить, увидела, как крылатое создание подняло голову, и его рог засиял еще ярче.

Больше говорить было не о чем. Табор кивнул ей головой, один раз; затем он и то создание, на котором он сидел верхом, казалось, изменились, слились в одно целое. Ким стояла близко, и она была Ясновидящей. Она уловила обрывок их молчаливого диалога: «Светлая моя», услышала она, и еще — «Мы должны убивать», и в последнюю секунду, перед тем как она взлетела, — «Только ты и я, в самом конце».

Затем они снова поднялись в воздух, и крылья творения Даны широко распахнулись, она развернулась, убийственно сияющая, молнией сверкнула над плато, и внезапно слуги Тьмы перестали смеяться. Три спутника Ким уже бежали на свой наблюдательный пункт, и она поспешила вслед за ними со всей доступной ей быстротой, спотыкаясь о камни и валуны.

Оттуда она смотрела и удивлялась, насколько поразительно грациозной может быть смерть. Снова и снова нимфа Имрат взмывала вверх и бросалась вниз, ее рог, на котором теперь возникло острое лезвие, колол и рубил, пока его серебро не оказалось настолько залитым кровью, что приобрело цвет остального тела. Один из громадных ургахов возник перед ней, занеся над головой двуручный меч. Со сверхъестественным искусством дальри Табор на полной скорости повернул в воздухе своего «коня» вверх и в сторону, а острый край рога раскроил макушку головы ургаха. Все происходило именно так. Они были элегантны, стремительны и абсолютно смертоносны.

И это разрушало их обоих, Ким это знала.

Столько горя, и нет времени справиться с ним: на ее глазах нимфа Имрат снова взмыла в воздух и направилась на восток, к следующему костру.

Один из цвергов лишь притворялся мертвым. Он быстро вскочил и побежал через плато на запад.

— Мой, — спокойно бросил Фейбур. Ким обернулась. Она увидела, как он достал стрелу и прошептал что-то над ее длинным древком. Видела, как он вложил ее в лук, натянул тетиву, как стрела мелькнула в лунном свете, вонзилась в горло бегущего цверга и свалила его на бегу.

— За Эриду, — произнес Брок из Банир Тала. — За народ Льва. Это начало, Фейбур.

— Начало, — тихо повторил Фейбур.

Больше ничего на плато не шевелилось. Костры продолжали пылать, потрескивание огня осталось единственным звуком. Из-за хребта доносились далекие вопли, но, пока она осторожно спускалась по каменистому склону к пещерам, эти звуки тоже внезапно смолкли. Ким инстинктивно подняла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как Имрат снова взлетела и понеслась на север, к последнему костру.

Осторожно выбирая дорогу среди трупов и обходя обжигающее пламя двух костров, она подошла к большей из двух пещер.

Она находилась здесь и сделала то, для чего пришла сюда, но у нее почти не осталось сил, и у нее все болело, и не время было радоваться. Особенно перед лицом того, что здесь произошло раньше, в присутствии этих двух обугленных тел на кострах. Она взглянула на кольцо на правой руке: Бальрат погас и умолк. Но это еще не конец. Во сне она видела, как он пылал на этом плато. Сегодня ночью предстояло пережить еще что-то. Она не знала, что именно, но действие волшебных сил еще не закончилось.

— Руана, — крикнула Ким, — с тобой говорит Ясновидящая Бреннина. Я пришла на звуки спасительной песни, и вы свободны.

Она ждала, и трое мужчин вместе с ней. Единственные звуки доносились из костров. Порыв ветра бросил ей на глаза прядь волос; она отвела ее назад. Затем поняла, что этот ветер подняла снижающаяся Имрат. Табор направил ее вниз и остановил за их спинами. Ким оглянулась и увидела темную кровь на роге. Тут из пещеры донесся шум, и она снова повернулась ко входу.

Из темноты арки, из завесы дыма появились параико. Сначала только двое, один нес тело второго на руках. Человек, появившийся из дыма и стоящий перед ними, был вдвое выше длинноногого Фейбура из Эриду. Его волосы были такими же белыми, как у Кимберли, и длинная борода тоже. Его одежды тоже были некогда белыми, но сейчас они были покрыты пятнами дыма, пыли и болезней. Даже несмотря на все это, он излучал торжественность и величие, которые заставляли отступить время. В его взгляде, скользящем по плато, Ким прочла древнюю, невыразимую боль. По сравнению с этой болью ее собственные беды казались пустыми, преходящими.

Он повернулся к ней.

— Мы приносим благодарность, — сказал он. Голос его звучал тихо и не соответствовал такой громадной фигуре. — Я — Руана. Когда те из нас, кто еще жив, соберутся вместе, мы должны совершить Каниор по умершим. Если хотите, можете назвать одного из вас, который присоединится к нам и попросит отпущения грехов за всех вас, совершивших кровавые деяния этой ночью.

— Отпущение? — проворчал Брок из Банир Тала. — Мы спасли вам жизнь.

— Пусть даже так, — ответил Руана. Произнося эти слова, он слегка пошатнулся. Дальридан и Фейбур бросились вперед, чтобы помочь ему опустить свою ношу. — Стойте! — воскликнул Руана. — Бросьте оружие, вам грозит смертельная опасность.

Они поняли и кивнули. Дальридан бросил стрелы и меч, и Фейбур сделал то же самое. Потом они снова подошли и, напрягая все силы, помогли Руане мягко опустить на землю второго великана.

Начали подходить другие параико. Из пещеры Руаны вышли две женщины, поддерживая с двух сторон мужчину. Всего шестеро вышло из другой пещеры и опустились на землю, как только вышли из облака дыма. Взглянув на восток, Ким увидела первых великанов из пещеры за кряжем, приближающихся к их плато. Они шли очень медленно, некоторых несли на руках. Никто из них не разговаривал.

— Вам нужна пища, — обратилась она к Руане. — Чем мы можем вам помочь?

Он покачал головой.

— После. Сначала должен быть Каниор, его откладывали так долго. Мы совершим обряд, как только все соберутся.

С северо-востока подходили еще великаны, от четвертого костра, они двигались с той же медленной осторожностью, экономя силы, и в полном молчании. Все были одеты в белое, как Руана. Он не был ни самым старым, ни самым крупным из них, но говорил только он один, а остальные собирались вокруг того места, где он стоял.

— Я не предводитель, — сказал он, словно читая мысли Ким. — Среди нас нет предводителя с тех пор, как Коннла нарушил закон и создал Котел. Но я буду петь Каниор и совершать бескровные обряды.

Его голос звучал бесконечно мягко. Но именно этот великан обладал достаточной силой, чтобы обнаружить Ким в самой сердцевине замыслов Ракота, достаточной силой, чтобы защитить ее там.

Руана оглядел подошедших.

— Это все? — спросил он.

Ким оглянулась. Трудно было разглядеть среди теней и дыма, но на плато собралось примерно двадцать пять параико. Не больше.

— Это все, — сказала одна из женщин.

— Все.

— Все, Руана, — откликнулся третий голос, полный печали. — Больше никого из нас не осталось. Совершай Каниор, который так долго откладывался, чтобы наша сущность не изменилась и Кат Миголь не лишился своей святости.

И в это мгновение Ким охватило дурное предчувствие, словно сплетения темной паутины ее вещего сна стали проясняться. Она почувствовала, как ее сердце сжалось в комок, а во рту пересохло.

— Хорошо, — ответил Руана. А затем снова обратился к ней, очень учтиво: — Не хочешь ли ты выбрать человека, который присоединится к нам? За то, что вы совершили, это будет позволено.

Ким ответила дрожащим голосом:

— Если необходимо искупление, то искупить грехи должна я сама. Я совершу бескровные обряды вместе с вами.

Руана посмотрел на нее с высоты своего огромного роста, потом по очереди обвел взглядом всех остальных. Ким услышала, что нимфа Имрат беспокойно шевельнулась у нее за спиной под тяжестью взгляда великана.

— Ох, Дана, — произнес Руана. Это не было молитвенным призывом к Богине. Эти слова были обращены к ней, как к равной. Слова упрека, слова печали. Он снова повернулся к Кимберли.

— Ты говоришь истину, Ясновидящая. Думаю, это твое место. Крылатое существо не нуждается в прощении, ведь она делала то, для чего ее создала Дана, хотя я горько сожалею о ее рождении.

И снова Брок бросил ему вызов, устремляя взгляд высоко вверх.

— Это ты нас призвал, — сказал гном. — Ты пел свою песнь Ясновидящей, и в ответ мы пришли. Ракот вышел на свободу в Фьонаваре, Руана из рода параико. Ты предпочел бы, чтобы мы все спрятались в этих пещерах и отдали ему власть над миром? — Эти страстные слова прозвенели в горном воздухе.

Собравшиеся вокруг параико тихо зароптали.

— Ты призвал их, Руана? — Это был голос той женщины, которая заговорила первой, из пещеры за кряжем.

Продолжая смотреть на Брока, Руана ответил:

— Мы не умеем ненавидеть. Если бы Ракот, чей голос я слышал во время своего пения, полностью исчез из повести времени, сердце мое пело бы до самой смерти. Но мы не можем воевать. В нас есть лишь пассивное сопротивление. Это часть нашей природы, так же как убийство и грациозность сплелись в этом создании, которое прилетело спасти нас. Измениться означало бы покончить с нашей сущностью, лишиться проклятия крови, подаренного нам Ткачом в качестве компенсации и для защиты. С тех пор, как Коннла связал заклятием Оуина и создал Котел, мы не покидали пределов Кат Миголя.

Его голос звучал по-прежнему тихо, но стал более низким, чем тогда, когда он впервые вышел из пещеры; этот голос уже почти стал пением, которое, как знала Ким, сейчас начнется. И еще что-то надвигалось, и она начинала понимать, что это такое.

— У нас свои отношения со смертью, — сказал Руана, — и они такие с тех пор, как наши нити появились в Гобелене Фьонавара. Ты знаешь, что пролить нашу кровь означает накликать смерть и проклятие. Но есть то, чего ты не знаешь. Мы прятались в этих гоpax, потому что больше ничего не могли сделать, будучи теми, кто мы есть.

— Руана, — снова раздался голос женщины, — ты их призвал?

И теперь он повернулся к ней, медленно, словно на плечах его лежал тяжкий груз.

— Да, Иера. Мне очень жаль. Я буду петь об этом в Каниоре и молить о прощении с помощью обрядов. Если я его не получу, то покину Кат Миголь, как когда-то Коннла, чтобы грех пал только на меня.

Затем он поднял руки высоко над головой в лунном свете, и больше слова не звучали, потому что начался Каниор.

Это была траурная песнь и волшебное заклинание. Она была невообразимо древней, ибо параико жили во Фьонаваре еще задолго до того, как Ткач вплел в ткань Гобелена нити светлых альвов или гномов, и проклятие крови было частью их природы с самого начала, как и Каниор, который его хранил.

Он начинался с тихого напева без слов, почти ниже порога слышимости, исходившего из уст великанов, собравшихся вокруг Руаны. Он медленно опустил руки и жестом пригласил Ким подойти и встать рядом с ним. Она увидела, что в окружающем их кольце освободили место для Дальридана, Фейбура и Брока. Табор и его крылатое создание остались за пределами кольца.

Руана опустился на колени и знаком приказал Ким сделать то же самое. Он сложил руки на коленях — и вдруг оказался в ее мыслях.

«Я понесу мертвых, — услышала она в себе его голос. — Кого ты мне дашь?»

Биение ее сердца замедлялось, подчиняясь медленному ритму звуков, несущихся от окружающих их параико. Ее руки на коленях слегка задрожали. Она крепко сжала их и дала ему Кевина, а потом Исанну. Поведала, кто они и что совершили.

Выражение лица Руаны не изменилось, он не шевельнулся, но глаза его слегка расширились, когда он понял то, что она ему послала, а затем, мысленно, не вслух, он сказал ей:

«Я их принял, они достойны. Оплакивай их вместе со мной».

Затем громко запел похоронный плач.

Ким никогда не могла забыть то мгновение. Даже несмотря на то, что последовало за ним, воспоминание о Каниоре, его печаль и чистота, остались ясными в ее памяти.

«Я понесу мертвых», — сказал Руана, и теперь он это делал. Своим богатым оттенками голосом он собрал их обоих, Кевина и Исанну, и ввел в круг тех, кого оплакивал. Песнь без слов разрасталась, и его пение вплеталось в нее, нитью в ткань из звуков, имена улетали в ночные горы, и в кругу начали появляться образы параико, погибших в пещерах: Тайери, Кироа, Хиневай, Кайлеа и еще многие, очень многие. Все они собирались здесь и стояли в том месте, где опустилась на колени Ким, вызванные ради этого мгновения магией, сотканной пением. Ким рыдала, но слезы ее души лились беззвучно, чтобы ничто не могло нарушить то, что создавал Руана.

А в тот момент он проник еще глубже, потребовал еще больше. Его голос зазвучал еще сильнее, он проник в прошлое, сквозь спутанную ленту лет, и начал собирать параико с самого начала дней, всех, которые жили своей мирной жизнью, не проливали ничьей крови, прожили полную меру отведенного им времени, умерли и были оплаканы.

И сейчас снова их оплакивали, Когда Руана в Кат Миголе дотянулся до них, раздвинув границы своей могучей души, чтобы обнять всех погибших в бойне среди костров той ночи. Стоя на коленях так близко от него, Ким смотрела сквозь льющиеся слезы, как он это делал. Смотрела, как он пытается найти утешение в этом горе, подняться над тем, что с ними сделали, подтвердить величие сущности параико. Это был Каниор Каниоров, плач по каждому из умерших.

И он своего добился. Один за другим они приходили, призраки всех параико из всех времен, в последний раз собирались толпой в широком кругу оплакивающих, в эту ночь глубочайшего сожаления о самом страшном уроне, нанесенном их народу. Ким поняла тогда, откуда берутся сказки о призраках в Кат Миголе так как в этом месте действительно появлялись призраки, когда исполнялись обряды Каниора. А в ту ночь перевал в горах воистину превратился в царство мертвых. Они продолжали приходить, и Руана рос, принуждая свою душу стать такой огромной, чтобы дотянуться до них и унести их всех в своей песне.

Затем его голос стал еще ниже, в него вплелась новая нота, и Ким увидела, что в круг вошел один великан, выше ростом любого из присутствующих великанов, и глаза его, даже за гранью этого мира, сияли ярче других глаз. Из песни Руаны она узнала, что это был сам Коннла, который совершил грех, когда связал заклятием Оуина, и еще раз, когда создал Котел. Коннла, который один ушел из Кат Миголя, от своего народа в добровольное изгнание — и его снова призвали этой ночью, когда призывали каждого из них, чтобы заново оплакать.

Ким увидела Кевина, занимавшего почетное место среди собравшихся. И увидела Исанну, бесплотную даже среди призраков, так как она ушла дальше любого из них, ушла так далеко, принеся свою жертву, что Ким не могла понять, как Руане удалось вернуть сюда ее тень.

И, наконец, настал момент, когда новые фигуры перестали вплывать в круг. Ким посмотрела на Руану: он медленно раскачивался взад-вперед, его глаза были закрыты под тяжестью бремени, которое он нес. Она видела, как его руки крепко сжались на коленях, когда его голос изменился в последний раз и спустился еще глубже, нашел доступ к еще более чистой печали.

Одного за другим, в непостижимую широту своей души, он вызывал мертвых цвергов и ургахов, которые взяли в плен его народ, и убивали их, и поедали мертвых.

Ким не знала, что могло сравниться по величию с поступком, который Руана совершал в тот момент. Это было утверждение, абсолютное и неопровержимое, сущности его народа. Чистый звук в просторной ночной тьме, провозглашающий, что параико по-прежнему не знают ненависти, что они способны подняться над самым худшим из того, на что способен Ракот Могрим.

В тот момент Ким почувствовала себя очищенной, преображенной тем, что создавал Руана, и, когда увидела, что он открыл глаза и смотрит на нее, продолжая петь, она поняла, что последует дальше. Но в его присутствии она ничего не боялась: смотрела, как он поднял палец и, пользуясь им как лезвием, разрезал кожу на своем лице и предплечьях, нанес глубокие, длинные раны.

Кровь не потекла. Совсем, ни капли, хотя кожа разошлась по краям ран, и она видела внутри обнаженные нервы и артерии.

Он посмотрел на нее. Не испытывая страха, совершенно не страшась, охваченная стремлением оплакивать и искупить, Ким подняла руки и провела ногтями по щекам, а потом вдоль вен на руках, чувствуя, как расходится кожа под ее ногтями. Она была врачом и знала, что так можно убить.

Но этого не случилось. Из ее ран тоже не потекла кровь, хотя слезы продолжали литься из глаз. Слезы печали и благодарности за то, что Руана предложил ей это, что у него хватило сил сотворить магию такой глубины, что даже она, которая не принадлежала к народу параико и которая несла в себе столь глубокое горе и чувство вины, могла найти прощение в бескровных обрядах в присутствии мертвых.

Когда голос Руаны взлетел на последних нотах Каниора, Ким почувствовала, что раны ее закрываются, и опустив взгляд на руки, увидела, что раны срослись, не оставив шрамов, и из самой глубины своего существа поблагодарила его за то, что он ей подарил. И тут она увидела огонь Бальрата. Хуже с ней еще ничего не случалось, даже когда она подняла Артура с его места успокоения в Авалоне, среди летних звезд. Воин был обречен волей Ткача на свою долгую судьбу, обречен восставать из мертвых и страдать во все времена и во всех мирах, в расплату за убитых детей. Она нарушила его покой ужасным именем, брошенным с вершины холма, и ее собственное сердце едва не разорвалось от боли. Но не она определила его судьбу, это произошло давным-давно. Они с Бальратом ничего не создали, ничего не изменили. Она всего лишь принудила его, испытывая сожаление, делать то, чему он был предназначен.

Сейчас все было иначе, невообразимо хуже, так как вспыхнувшее кольцо сделало реальным образ из ее сна, и Ким наконец поняла, зачем она здесь. Чтобы освободить параико, да, но не только для этого. Как это могло произойти во время войны, и именно с ней? Ее привело сюда кольцо, а Бальрат обладал призывающей силой. Силой дикой, не допускающей сожалений и жалости, признающей лишь требования войны, веления абсолютной необходимости.

Она пришла в Кат Миголь, чтобы заставить выступить великанов. В самый необычайный момент их долгой истории, в час самого триумфального утверждения их сущности, она явилась, чтобы их изменить. Чтобы лишить их собственной природы и защиты, ей сопутствующей; чтобы их совратить; чтобы вывести их на битву. Несмотря на то, что мир вплетен в их душу. Несмотря на величие того, что только что сделал Руана, на тот бальзам, который он пролил на ее душу, на честь которой он удостоил двух любимых ею людей из числа умерших.

Несмотря ни на что. Она была тем, чем была, а камень безумствовал, он требовал от нее погубить параико, чтобы они могли принять участие в войне против Могрима. Что они могли сделать, Ким не знала. Такой целительной ясности ей не было даровано. Ведь это чересчур облегчило бы ей задачу, не так ли? — с едкой горечью подумала она.

Ничто не должно облегчить ей задачу, и всем им тоже, поправила она себя. Она подумала об Артуре. О Поле на Древе Жизни. Об Исанне. О Кевине в снегу перед Дан Морой. О Финне и о Таборе, стоящем сейчас за ее спиной. Потом подумала о Дженнифер в Старкадхе и о Дариене и заговорила:

— Руана, только Ткач и еще, возможно, Боги знают, смогу ли я получить прощение за то, что обязана сейчас сделать. — После звучного Каниора ее голос казался слишком слабым и хриплым. Он осквернял тишину. Руана смотрел на нее сверху и ничего не говорил, ждал. Он очень ослабел: Ким видела на его лице усталость.

Они все измучены слабостью и голодом, она это знала. Легкая добыча, прибавил с горечью ее внутренний голос. Она покачала головой, словно желая прогнать эти мысли. Она попыталась глотнуть, но во рту у нее пересохло. Она видела, что Руана смотрит на Бальрат. Камень жил, он принуждал ее.

— Возможно, ты еще пожалеешь, что пел ту спасительную песнь, чтобы позвать меня сюда. Но могло случиться и так, что Камень Войны привел бы меня сюда, даже если бы ты хранил молчание. Я не знаю. Знаю только, что пришла не только для того, чтобы освободить вас, но и для того, чтобы заставить вас спуститься с гор, данной мне властью кольца, и вступить в войну против Ракота Могрима.

Среди стоящих вокруг них параико раздался тихий ропот, но Ким смотрела только на Руану и видела, что выражение его серьезных глаз не изменилось. Он ответил очень тихо:

— Мы не можем идти воевать, Ясновидящая. Мы не умеем сражаться и не умеем ненавидеть.

— Тогда я должна вас научить! — воскликнула она, горе охватило ее, а Камень Войны на руке вспыхнул так ярко, как никогда прежде.

Боль была настоящей. Глядя на свою руку, она увидела ее в окружении колеблющихся языков пламени, более яркого, чем пламя костров, на него почти невозможно было смотреть. Почти. Она должна была смотреть и смотрела. Бальрат был ее силой, дикой и безжалостной, но воля и знания принадлежали ей самой, и еще мудрость Ясновидящей, необходимая для того, чтобы заставить эту силу действовать. Могло показаться, что камень ее принуждает, но она знала, что это не совсем так. Он реагировал на необходимость, на войну, на смутные образы из ее снов, но, чтобы освободить его могущество, нужна была ее воля. Поэтому она взвалила на плечи эту тяжесть, приняла цену могущества и, глядя в самое сердце огня, окутавшего ее руку, послала в него мысленный образ и смотрела, как Бальрат отразил его и сделал зримым в воздухе внутри круга параико. Образ, который должен был научить великанов ненавидеть и, таким образом, лишить их безгрешности.

То был образ Дженнифер Лоуэлл, которая была, как они теперь знали, Джиневрой, обнаженной и одинокой в Старкадхе перед Могримом. Они увидели Разрушителя, огромного в своем плаще с капюшоном, лишенного лица, не считая глаз. Они увидели его изувеченную руку и как он держал эту руку над ее телом, чтобы капли черной крови обжигали ее там, куда падали, и жгучая боль самой Кимберли казалась ничтожной по сравнению с тем, что она видела. Они услышали слова Дженнифер, столь ослепительно вызывающие в этом ужасном месте, что сердце разрывалось слушая их, и грязный смех Могрима и увидели, как он упал на нее. Увидели, как он начал менять облики и услышали, что он говорил, и поняли, что он разрушает ее рассудок, чтобы найти новые способы пыток.

Это продолжалось очень долго. На Ким одна за другой накатывали волны тошноты, но она заставляла себя смотреть. Дженнифер побывала там, пережила это и уцелела, а теперь ужас этой картины лишал параико их общей души. Они не могли отвести взгляды, власть Бальрата вынуждала их смотреть, поэтому Ким тоже должна была смотреть. Кара в самом обычном из известных ей смыслов этого слова. Поиск искупления там, где его не могло быть. Но она смотрела. Увидела Блода, гнома, когда он появился на сцене, и страдала за Брока, который вынужден был увидеть это окончательное предательство.

Она увидела все, до самого конца.

Потом в Кат Миголе воцарилась абсолютная тишина. Ким даже не слышала дыхания параико. Ее собственная онемевшая, истерзанная душа жаждала хоть какого-то звука. Пение птиц, шум воды, смех детей. Ей необходим был свет. Более теплый и добрый, чем красный огонь костров, или звезд над горами, или луны.

Но ничего из этого ей не было дано. Вместо этого она осознала нечто иное. С того мгновения, когда они вступили в пределы Кат Миголя, здесь присутствовал страх: осознание присутствия мертвых во всей их нерушимой безгрешности, охраняющих это место при помощи проклятия крови, подаренного им.

Это проклятие исчезло.

Ким не заплакала. Это выходило далеко за пределы печали. Затрагивало саму ткань Гобелена на Станке Ткача. Она крепко прижимала правую руку к груди: рука была обожжена, и к ней было больно прикасаться. Огонь Бальрата еще теплился; казалось, в самой его глубине тлеют угли.

— Кто ты? — спросил Руана, и голос его дрогнул. — Кто ты такая, чтобы сделать это с нами? Лучше бы мы умерли в пещерах.

Это было так больно. Ким открыла рот, но не нашла слов.

— Это не так, — ответил за нее другой голос. Это заговорил Брок, верный, упорный Брок из Банир Тала — Это не так, народ параико. — Когда он начал, голос его был слабым, но с каждым словом набирал силу. — Вы знаете, кто она такая, и знаете природу того, что она носит на пальце. Мы ведем войну, и Камень Войны Махи и Немаин призывает тех, в ком есть нужда. Неужели вы так высоко цените свое миролюбие, что готовы отдать власть Могриму? Как долго вы проживете, если мы уйдем отсюда и погибнем на войне? Кто вспомнит о вашей безгрешности, когда все вы и все мы погибнем или станем рабами?

— Ткач вспомнит, — мягко ответил Руана. Это остановило Брока, но лишь на мгновение.

— И Ракот тоже, — возразил он. — А вы слышали его смех, Руана. Если бы Ткач определил вашу судьбу неприкосновенной и неизменной, могли бы вы измениться после того, что мы сегодня увидели? Могли бы возненавидеть Тьму, как ненавидите теперь? Могли бы встать в ряды армии Света, как теперь? Несомненно, в этом и заключается ваша судьба, народ Кат Миголя. Судьба, которая позволяет вам вырасти, когда нужда велика, как бы сильна ни была боль. Выйти из укрытий этих пещер и стать одним целым с нами, со всеми мирами Ткача, которым угрожает Тьма.

Его последние слова звенели в воздухе. Снова воцарилась тишина. Потом раздался голос из круга великанов:

— Мы погибли.

— Мы потеряли проклятие крови.

— И Каниор. — Вопли разрастались, сердца разрывались от горя и утраты.

— Стойте! — Еще один голос. Не Руаны. Не Брока. — Народ параико, — произнес Дальридан, — простите мою самонадеянность, но я хочу задать вам вопрос.

Вопли постепенно стихли. Руана наклонил голову к разбойнику с Равнины.

— В том, что вы делали сегодня ночью, — спросил Дальридан, — в каждом великом деянии сегодняшней ночи разве вы не почувствовали прощания? В Каниоре, который собрал вместе и оплакал каждого из параико, когда-либо существовавшего на свете, разве не увидели вы знака от Ткача, который вас создал, что чему-то пришел конец?

Затаив дыхание, прижимая к себе обожженную руку, Ким ждала. И тогда заговорил Руана.

— Я увидел, — ответил он, и по голому плато пронесся вздох, подобный шуму ветра в деревьях. — Я действительно это почувствовал, когда увидел Коннлу, увидел, как он великолепен. Единственный из нас, кто преступил границы и действовал в мире за этим перевалом, когда погрузил Охоту в ее долгий сон. Наш народ назвал это прегрешением, несмотря на то что Оуин сам просил его об этом. А потом он сделал Котел, чтобы вернуть свою дочь к жизни, а этот поступок был непоправимой ошибкой, и он привел его к изгнанию. Когда я увидел его сегодня, самого могущественного среди наших мертвых, я понял, что настали перемены.

Ким ахнула, то был вздох облегчения, исторгнутый из ее боли.

Руана повернулся к ней. Осторожно поднялся и встал во весь рост над ней посреди круга. И сказал:

— Прости мою резкость. Это для тебя такое же горе, как и для нас.

Она покачала головой, все еще не в состоянии ответить.

— Мы спустимся с гор, — сказал он. — Настало время. Мы покинем это место и сыграем свою роль в том что произойдет. Но вот что я скажу, — прибавил он, — и знай, что это правда: мы не станем убивать.

И тут наконец к ней вернулся дар речи. Она тоже встала.

— Я знаю, что это правда, — ответила Ким, и сейчас ее устами говорила Ясновидящая Бреннина. — Не думаю, что в этом ваше предназначение. Вы изменились, но не настолько, и не все ваши дары потеряны, как мне кажется.

— Не все, — серьезно подтвердил он. — Ясновидящая, куда бы ты хотела, чтобы мы пошли? В Бреннин? К Андарьен? В Эриду?

— Эриду больше нет, — впервые заговорил Фейбур. Руана повернулся к нему. — Дождь смерти шел там три дня, до сегодняшнего утра. Никого не осталось ни в одном уголке на земле Льва.

Глядя на Руану, Ким заметила, как в глубине его взгляда что-то изменилось.

— Я знаю о дожде, — сказал он. — Мы все знаем. Это часть наших воспоминаний. Именно дождь смерти начал разрушение мира. Тогда он шел всего несколько часов. Могрим еще не был настолько силен.

Борясь с усталостью, с видимым усилием он встал очень прямо.

— Ясновидящая, это первая роль, которую мы сыграем. С дождем приходит чума, и нет надежды вернуться в Эриду до тех пор, пока мертвые не преданы земле. Но никакая чума не может повредить параико. — Ты была права: мы потеряли не все то, чем одарил нас Ткач. Только проклятие крови и Каниор, которые порождал покой нашей души. Но у нас остались и другие волшебные дары, и большинство из них помогают победить смерть, как Котел Коннлы. Утром мы отправимся отсюда на восток, чтобы похоронить погибших от смертельного дождя в Эриду, и тогда эта земля снова сможет ожить.

Фейбур поднял на него глаза.

— Спасибо, — шепнул он. — Если кто-то из нас переживет Тьму этих дней, мы не забудем о вас. — Он заколебался. — Если вы зайдете в самый большой дом на улице Купцов в Аккаизе, вы найдете лежащую там девушку, высокую и стройную, чьи волосы когда-то блестели, как пшеничные поля под солнцем… ее звали Арриан. Пожалуйста, обращайтесь с ней бережно, ради меня.

— Хорошо, — ответил Руана с бесконечным состраданием. — И если мы снова встретимся, я скажу тебе, где она лежит.

Ким повернулась и вышла из круга. Они расступились перед ней, и она подошла к краю плато и остановилась спиной к остальным, глядя на темные горы и на звезды. Ее рука, покрытая волдырями, болела, а бок ныл еще со вчерашнего дня. Кольцо полностью выдохлось; казалось, оно спит. Она и сама нуждалась во сне. Мысли обгоняли друг друга в ее голове, и нечто другое, еще не ставшее ясной мыслью, начинало зарождаться. У нее хватало мудрости не напрягаться, чтобы добиться Прозрения, которое приближалось, поэтому она отошла в темноту и стала ждать.

Она услышала за спиной голоса. Ким не обернулась, но они стояли близко, и она невольно все слышала.

— Прости меня, — сказал Дальридан и нервно кашлянул. — Но я слышал вчера рассказ о том, что женщины и дети дальри остались одни в последнем лагере у Латам. Это правда?

— Правда, — ответил Табор. Его голос был тонким и далеким, но он отвечал изгнаннику с учтивостью. — Все всадники Равнины ушли на север, к Селидону. Три ночи назад видели, как армия Тьмы промчалась вдоль Андарьен. Авен пытался опередить их и первым добраться до Адеин.

Ким ничего об этом не знала. Она закрыла глаза, пытаясь рассчитать расстояние и время, но не смогла. И про себя помолилась, глядя в ночь. Если дальри погибли, все, что могли бы сделать остальные, лишалось смысла.

— Авен! — тихо воскликнул Дальридан. — У нас есть авен? Кто?

— Айвор дан Банор, — ответил Табор, и Ким услышала в его голосе гордость. — Мой отец. — Затем, через секунду, так как его собеседник молчал, он спросил: — Ты его знаешь?

— Я его знал, — сказал Дальридан. — Если ты его сын, то ты, наверное, Ливон.

— Табор. Ливон — мой старший брат. Откуда ты его знаешь? Из какого ты племени?

В наступившем молчании Ким почти что слышала внутреннюю борьбу Дальридана с самим собой. Но он ответил.

— У меня нет племени, — вот и все, что он сказал. Послышались его удаляющиеся шаги, и он вернулся к кругу великанов.

Не одну ее гнетут сегодня печали, подумала Ким. Этот разговор ее взволновал, пробудил еще одну нить тревоги в уголке сознания. Она снова углубилась в свои мысли, стремясь к тишине.

— С вами все в порядке?

Нимфа Имрат двигалась бесшумно; голос Табора раздался совсем рядом, и Ким вздрогнула. На этот раз она все же обернулась, благодарная ему за доброту. Она болезненно сознавала, что она с ним сделала. И ей стало еще больнее, когда она посмотрела на Табора. Он был смертельно бледен, почти как призрак Кат Миголя.

— Кажется, да, — ответила она. — А с тобой?

Он пожал плечами мальчишеским жестом. Но он был гораздо больше, чем просто мальчишка, ему пришлось стать таким. Она посмотрела на создание, верхом на котором он сидел, и увидела, что ее рог снова стал чистым и мягко светится в темноте. Он проследил за ее взглядом.

— Во время Каниора, — сказал он с изумлением в голосе, — пока Руана пел, кровь исчезла с рога. Не знаю, каким образом.

— Он дал вам отпущение, — ответила Ким. — Каниор — это очень сильная магия. — Она помолчала. — Была сильной, — поправилась она, осознав истину. Это она положила ей конец. Она оглянулась на параико. Те, кто мог ходить, носили воду из-за кряжа — там, наверное, находился ручей или колодец — для остальных. Ее спутники им помогали. И глядя на них, она наконец расплакалась.

И внезапно, к ее изумлению, пока она плакала, Имрат опустила свою прекрасную голову, старательно отводя рог в сторону, и нежно толкнула ее носом. Этот жест, совершенно неожиданный, открыл последние шлюзы в сердце Ким. Она посмотрела сквозь слезы на Табора и увидела, как он кивнул, давая разрешение. Тогда она обвила руками шею великолепного создания, которое призвала и которому приказала убивать, прижалась своей головой к голове единорога и позволила себе разрыдаться.

Никто их не беспокоил, никто не приближался к ним. Через некоторое время, Ким не знала, через какое, она отступила назад. И посмотрела на Табора. Он улыбнулся.

— Знаете, — сказал он, — вы плачете почти так же много, как мой отец.

Впервые за много дней Ким рассмеялась, и сын Айвора рассмеялся вместе с ней.

— Знаю, — задыхаясь, сказала она. — Знаю. Разве это не ужасно?

Он покачал головой.

— Нет если вы умеете делать то, что вы сделали, — тихо ответил он. И так же внезапно, как появилась, эта мальчишеская улыбка исчезла.

Теперь заговорил всадник:

— Нам надо улетать. Я охраняю лагерь, и нас не было слишком долго.

Ким гладила шелковистую гриву. Теперь она отступила назад, и в то же мгновение видение, которое так долго ускользало от нее, плавало на грани сознания, внезапно сгустилось, и она увидела, где ей надо быть. Она посмотрела на Бальрат: он был тусклым и бессильным. Ким не удивилась. Это понимание пришло из ее души Ясновидящей, их общей с Исанной души.

Она заколебалась, глядя на Табора.

— Я хочу попросить тебя еще об одном одолжении. Согласится ли она меня отнести? Мне надо проделать долгий путь, а времени мало.

Его взгляд уже стал далеким, но ровным и спокойным.

— Согласится, — ответил он. — Вы знаете ее имя. Мы понесем вас, Ясновидящая, куда бы вы ни направлялись.

Значит, настала пора прощаться. Она оглянулась и увидела, что три ее спутника стоят вместе неподалеку.

— А нам куда идти? — спросил Фейбур.

— К Селидону, — ответила она. Пока она стояла здесь, ей многое стало понятным, и в ней росло нетерпение. — Там была битва, и именно там вы найдете армию, тех, кто уцелел.

Она посмотрела на Дальридана, который колебался, Держась позади.

— Друг мой, — сказала она громко, чтобы все слышали, — ты сегодня утром сказал Фейбуру слова, в которых заключается истина: во Фьонаваре сейчас не может быть изгнанников. Иди домой и верни себе свое истинное имя на Равнине. Скажи им, что тебя послала Ясновидящая Бреннина.

На мгновение он застыл, сопротивляясь. Потом медленно кивнул.

— Мы встретимся снова? — спросил он.

— Надеюсь, — ответила Ким, шагнула вперед и обняла его, а потом и Фейбура. Потом посмотрела на Брока: — А ты?

— Я пойду с ними, — ответил он. — Пока мой король не вернется домой, я буду верой и правдой служить авену и Верховному правителю. Прошу тебя, будь осторожна, Ясновидящая. — Голос его звучал ворчливо.

Она подошла поближе и по привычке проверила сделанную ею повязку на его голове. Затем наклонилась и поцеловала его в губы.

— Ты тоже, — шепнула она. — Мой дорогой.

И в самом конце она повернулась к Руане, который ее уже ждал. Они ничего не произнесли вслух.

В своем сознании она услышала его тихий голос:

«Пусть Ткач крепко держит твою нить в руке, Ясновидящая».

Это было именно то, что ей больше всего хотелось услышать — последнее прощение, хотя она не имела права на прощение. Она взглянула вверх, на его огромную, с белой бородой голову патриарха, в мудрые глаза, повидавшие так много. «И твою, — ответила она молча. — Твою нить, и нити твоего народа».

Потом она медленно вернулась туда, где ждал Табор, и села позади него на спину единорога, сказала ему, куда ей надо попасть, и они полетели.

До рассвета еще оставалось несколько часов, когда Имрат опустила ее на землю. Не в том месте, где шла война, а в единственном месте во Фьонаваре, где она знала минуты покоя. Тихое место. Озеро, подобное жемчужине, сверкающее в лунном свете. Домик у озера.

Имрат снова поднялась в воздух, как только Ким сошла на землю, и парила рядом. Ей не терпится вернуться, понимала Ким. Отец дал Табору задание, а она, Ким, отвлекла его, уже дважды.

— Спасибо, — сказала она. Больше ей ничего не пришло в голову. Она подняла руку прощальным жестом.

Табор ответил ей тем же, и она с горечью заметила, что лунный свет и звезды сияют сквозь него. Затем Имрат расправила крылья и исчезла вместе со всадником. На мгновение они превратились в еще одну звезду, а потом совсем пропали.

Ким вошла в домик.

Часть II

БАШНЯ ЛИЗЕН

Глава 4

Облокотившись на поручни на корме, Пол наблюдал, как Ланселот тренируется, ведя бой с собственной тенью. Это происходило большую часть вчерашнего дня с того момента, как они отплыли из Кадер Седата, и продолжалось сегодня утром и днем. Теперь солнце светило им в спину. Ланселот стоял спиной к солнцу, наступал и отступал вдоль палубы, скользил и вращался в сложном танце, а его меч делал выпады и парировал воображаемые удары с такой быстротой, что глаз не в состоянии был уследить за ними.

Почти все члены команды «Придуин» некоторое время наблюдали за ним, либо тайком, либо, как Пол, в открытую, с восхищением. Пол в конце концов начал различать некоторую упорядоченную схему в том, что делал Ланселот. И, наблюдая бесконечно повторяющиеся упражнения, понял кое-что еще.

Это была не просто разминка человека, только что вырванного из объятий смерти в Чертогах Мертвых. По этим непрерывным, настойчивым повторениям Пол в конце концов понял: Ланселот изо всех сил пытается скрыть поднимающиеся в нем чувства.

Он смотрел, как темноволосый человек выполняет свои тренировочные упражнения, без суеты, не расходуя зря ни единого движения. Сейчас, как и всегда, в Ланселоте было спокойствие, ощущение тихого озера, которое без усилий поглощает рябь бурной жизни. На первый взгляд это внушало глубокую уверенность, и эта уверенность присутствовала с того момента, как он появился среди них, поднятый с каменного ложа, чтобы, в свою очередь, вернуть из мира мертвых Мэтта Сорина.

Пол Шафер был, однако, слишком мудрым, чтобы воспринимать происходящее только с внешней стороны. Он был Пуйлом Дважды Рожденным, говорил с Богами и призывал их к себе, провел три ночи на Древе Жизни, и вороны Морнира всегда находились невдалеке от него. «Придуин» плыла обратно, к битвам, и тренировка Ланселота как раз подходила для той роли, которую ему предстояло сыграть, когда они снова сойдут на берег.

Но на берегу их ждала не только война, но и кое-что, или кое-кто еще: Джиневра.

В упорных физических упражнениях Ланселота, какими бы размеренными они ни были, Пол читал эту истину так же ясно, как в книге, и говорилось в этой книге о безграничной любви и предательстве и о печали, которая способна сковать сердце.

Артур Пендрагон, стоящий на носу вместе с Каваллом и глядящий на восток, был единственным человеком на корабле, который ни минуты не потратил на то, чтобы посмотреть на поединок Ланселота с тенью. Они не разговаривали друг с другом с тех пор, как вышли из руин Кадер Седата. Насколько Пол мог заметить, между ними не было ни ненависти, ни даже гнева или открытого соперничества. Вместо них он видел благородство, сдержанность и покорность судьбе.

Пол помнил и знал, что никогда не забудет те несколько слов, которыми они обменялись на острове: Ланселот, только что разбуженный, спросил с наивысшей учтивостью: «Зачем вы так поступили, милорд, с нами троими?»

И Артур в самом конце, у последней двери того разгромленного, окровавленного зала: «О, Ланс, пойдем. Она ждет тебя».

Никакой ненависти или соперничества, но нечто худшее, более пагубное: любовь, воздвигнутые против нее укрепления, уверенное предвидение того, что должно произойти. Той истории, которая снова разыграется, как это было уже много раз, когда «Придуин» причалит к берегу.

Пол оторвал взгляд от этой завораживающей, струящейся фигуры человека, который носился по палубе, снова и снова повторяя безошибочные ритуальные движения мечом. Он отвернулся и стал смотреть в море через поручни левого борта. Ему придется защищать собственное сердце, понял Пол. Он не мог позволить себе потеряться в горестном сплетении чувств этих троих людей. У него свое бремя, своя ужасная, невысказанная тревога, его ждет своя судьба, ему предстоит сыграть свою роль. У его тревоги есть имя, имя ребенка, который уже не ребенок, мальчика, который в Роще Морнира всего неделю назад стал почти взрослым и обрел могущество. Сын Дженнифер. И Ракота Могрима.

Дариен. Он перестал быть Дари после того дня у Древа Жизни. Он пришел туда маленьким мальчиком, который только что научился бросать камушки так, чтобы они подпрыгивали по глади озера, и ушел оттуда совершенно иным, более взрослым, более необузданным, владеющим огнем, меняющим обличья, сбитым с толку, одиноким, невообразимо могучим. Сын самого темного Бога. Джокер в колоде карт войны.

Непредсказуемый фактор — так назвала его мать, которая, вероятно, знала больше, чем все остальные. Только в этом не было утешения. Так как если Дариен — непредсказуемый фактор, действительно он мог сделать все, что угодно. Мог принять ту или другую сторону. Никогда еще, как сказал светлый альв Брендель, никогда еще ни одно из живых существ ни в одном из миров не имело возможности такого чистого выбора между Светом и Тьмой. Никогда и никто, по сравнению с этим мальчиком на пороге мужественности, грациозным и красивым, у которого были голубые глаза, кроме тех мгновений, когда они становились красными.

Мрачные мысли, И в воспоминании о Бренделе тоже не было света, даже намека на свет: Бренделю он вынужден будет рассказать, или присутствовать при рассказе других, о Пожирателе Душ и о судьбе всех светлых альвов. которые после Баэль Рангат отправлялись по морю на запад, следуя за своей песней. Пол вздохнул, глядя на волны, убегающие прочь от корабля. Он знал, что там, внизу, скользит в своей стихии Лиранан, неуловимый морской Бог. Полу очень хотелось снова призвать его, задать вопросы, даже искать утешения в осознании того, что морские звезды снова сияют в том месте, где был убит Пожиратель Душ. Но это были пустые мечты. Он находился слишком далеко от источника своей силы и не слишком хорошо понимал, как направить эту силу, даже когда она в нем появлялась.

Действительно, по сути дела, он мог быть уверен лишь в одном. В будущем ему предстоит встреча, третья встреча, и это предвидение посещало его сны и его грезы наяву. Всеми клеточками своей крови Пол знал, что ему предстоит еще раз встретиться с Галаданом, и эта встреча будет последней. Его судьба и судьба повелителя волков были тесно переплетены, и одному Ткачу известно, чья нить оборвется, когда они встретятся.

У него за спиной раздались шаги на палубе, прервавшие устойчивый ритм бросков и отскоков Ланселота. Потом легкий и очень четкий голос произнес:

— Господин мой Ланселот, если вам это доставит удовольствие, я мог бы стать для вас лучшим партнером, чем ваша тень, — произнес Дьярмуд дан Айлиль.

Пол обернулся. Слегка вспотевший Ланселот смотрел на Дьярмуда с серьезной учтивостью, которую выражали и его лицо, и поза.

— Я был бы вам очень признателен, — ответил тот с мягкой улыбкой. — Уже давно я не сражался против вооруженного мечом человека. Значит, у вас есть на корабле деревянные, учебные мечи?

Теперь настала очередь улыбнуться Дьярмуду, его глаза лукаво сверкали под светлыми волосами, казавшимися еще более светлыми на солнце. Это выражение было знакомо большинству находящихся на борту.

— К сожалению, нет, — тихо ответил он, — но я рискну утверждать, что мы оба достаточно искусно владеем мечами, чтобы не причинить друг другу вреда. — Он сделал паузу и поправился: — Серьезного вреда.

Воцарилось короткое молчание, которое прервал третий голос, раздавшийся поодаль:

— Дьярмуд, едва ли сейчас время для игр, не говоря уже об опасных играх.

Командирские нотки в голосе Лорина Серебряного Плаща стали еще более явственными после того, как он перестал быть магом. Его тон и внешность приобрели еще большую целеустремленную властность с того момента, как Мэтт вернулся из мертвых, и Лорин дал клятву служить своему старому другу, который был королем Банир Лок до того, как стал Источником мага в Парас Дервале.

В то же время его власть — как и любого другого человека — всегда резко обрывалась там, где начинались желания Дьярмуда. Особенно желания такого рода. Против воли Пола его губы улыбались, когда он смотрел на принца. Уголком глаза он увидел, как Эррон и Рот вручают Карде клочки бумаги. Пари. Он ошеломленно покачал головой.

Дьярмуд вынул меч из ножен.

— Мы сейчас в море, — сказал он Лорину с преувеличенной рассудительностью, — и плыть нам еще, по крайней мере, целый день, в зависимости от ветра и мастерства нашего капитана, которое не беспредельно, — тут он мельком взглянул на Колла, стоящего у руля. — Возможно, нам больше никогда не представится удачного случая поиграть. Милорд?

Последний вопрос был адресован Ланселоту и сопровождался салютом мечом, повернутым под таким углом, что луч солнца отразился от него прямо в глаза Ланселоту. Тот искренне рассмеялся и отсалютовал в ответ, а потом аккуратно отодвинулся в сторону, держа перед собой свой меч.

— За святую честь «Черного кабана»! — громко произнес Дьярмуд под свист и приветственные крики зрителей. И движением кисти и плеча сделал росчерк клинком.

— За честь моей дамы, королевы, — машинально произнес Ланселот.

Мгновенно воцарилась тишина. Пол инстинктивно бросил взгляд в сторону носовой палубы. Артур стоял, глядя вперед, туда, где должна находиться земля, как все знали. Через мгновение Пол снова повернулся, так как клинки соприкоснулись и уже начали танец.

Он никогда еще не видел Дьярмуда с мечом. Он слышал истории об обоих сыновьях Айлиля, но впервые видел схватку воочию и, глядя на нее, понял кое-что насчет того, почему воины Южной твердыни следовали за своим принцем с такой непоколебимой преданностью. Одни лишь игра воображения и пыл не могли бы сотворить подобные мгновения на мрачном судне в открытом море. Незамысловатая истина об этом решительно непростом человеке состояла в том, что он достигал поразительного мастерства во всем, за что ни брался. В том числе и в бое на мечах, как теперь убедился Пол, нисколько не удивляясь.

Удивило Пола то, — хотя, размышляя об этом после, он поразился, что не был готов к этому, — с каким трудом принцу удавалось удержать свой меч после первого же соприкосновения клинков.

Ибо его противником был Ланселот Озерный, и никто никогда не мог превзойти его в этом искусстве.

С той же экономной, почти абстрактной точностью, с которой он сражался со своей тенью, этот человек, который недавно лежал в чертогах на дне моря среди самых могущественных мертвецов всех миров, продемонстрировал команде «Придуин», почему не мог.

Они двигались очень быстро на качающейся палубе. Нетренированному глазу Пола казалось, что настоящая опасность таилась в выпадах и порезах, которыми они награждали друг друга. Через головы вопящих зрителей он взглянул на Лорина, а потом на Колла и прочел одинаковую тревогу на лицах обоих.

Он подумал было о том, чтобы вмешаться, знал, что его они послушаются, но тут же почувствовал бешеное биение собственного пульса и осознал, что Дьярмуд создал у него — и у всех остальных — настроение, прямо противоположное тому молчаливому унынию, в котором они находились всего пятнадцать минут назад. И не двинулся с места. Принц, понял он, точно знал, что он делает.

Постепенно, различными способами, Дьярмуду, отступающему перед головокружительным натиском Ланселота, удалось оказаться рядом с бухтой каната, лежащей на палубе. Идеально рассчитав время, он быстро отступил, обогнул бухту и, низко пригнувшись, нанес удар, словно серпом, на уровне колен Ланселота, удар в полную силу, который мог бы изувечить противника.

Его парировал отведенный клинок, очень быстрый клинок. Ланселот встал, шагнул назад и с радостным блеском в глазах воскликнул:

— Смело!

Дьярмуд, вытирая пот с глаз раздутым ветром рукавом, свирепо усмехнулся. Затем без предупреждения прыгнул вперед. Ланселот отступил, сделав несколько быстрых шагов, но затем снова его меч превратился в мелькающий вихрь, и он стал наступать, тесня Дьярмуда назад, к люку, ведущему в трюм.

Увлеченный, совершенно забыв обо всем, Пол следил за отступлением принца. Он увидел кое-что еще: отступая, парируя удары, Дьярмуд часто отводил глаза от противника и бросал быстрые взгляды на стоящего у поручней Пола или мимо него, через его плечо, в море. Пол повернулся, чтобы посмотреть, что там такое, и тут же услышал крик принца:

— Пол! Берегись!

Все присутствующие резко обернулись, чтобы посмотреть, включая Ланселота. Что позволило Дьярмуду без усилия сделать выпад клинком вслед за своим прозрачным обманом…

…И клинок был выбит из его руки и взлетел в воздух. Ланселот сделал полный пируэт и снова оказался лицом к Дьярмуду, но стоя на одном колене, а его меч со всей силой этой замкнутой, молниеносной дуги обрушился на меч Дьярмуда, и тот чуть не вылетел за пределы палубы.

Все было кончено. На мгновение воцарилось ошеломленное молчание, потом Дьярмуд расхохотался во все горло, шагнул вперед и крепко обнял Ланселота под одобрительный рев людей из Южной твердыни.

— Нечестно, Ланс, — раздался низкий голос, полный насмешки. — Ты сталкивался с этим приемом раньше. У него не было ни одного шанса. — Посреди палубы стоял Артур Пендрагон.

Пол не заметил, как он подошел. Никто из них не заметил. Пол с радостью увидел улыбку на лице Воина и ответный блеск глаз Ланселота и снова про себя поклонился Дьярмуду.

Принц продолжал смеяться.

— Шанс? — задыхаясь, переспросил он. — Мне пришлось бы его связать, чтобы получить этот шанс!

Ланселот улыбнулся, все еще сдержанный, собранный, но уже не скованный. Он взглянул на Артура.

— Ты помнишь? — спросил он. — Я уже почти забыл. Гевейн однажды это пробовал, не так ли?

— Да, — ответил Артур, все еще забавляясь.

— У него почти получилось.

— Почти, — согласился Артур. — Но не получилось. Гавейну никогда не удавалось тебя победить, Ланс. Он пытался всю жизнь.

И при этих словах надвинулось облако, хотя небо оставалось голубым, а солнце таким же ярким. Недолгая улыбка Артура угасла, затем улыбка Ланселота. Двое мужчин смотрели друг на друга, и выражение их лиц вдруг сделалось непроницаемым, в них отразился груз истории. Среди внезапно наступившего молчания на «Придуин» Артур снова повернулся и ушел на нос в сопровождении Кавалла.

С болью в сердце Пол посмотрел на Дьярмуда, который ответил ему невеселым взглядом. Позже он объяснит ему, решил Пол. Принц не мог знать: никто из остальных, кроме, возможно, Лорина, не мог знать того, что знал Пол.

Это знание он получил не от воронов и не от Древа Жизни, а из легенд своего собственного мира: знание о том, что Гевейн, один из рыцарей Круглого Стола, действительно всю жизнь пытался победить Ланселота в бою. Это были дружеские бои, все, до самого конца, который наступил для него от руки Ланселота в настоящей битве, которая была частью войны. Войны, в которую Артур был вынужден вступить после того, как Ланселот спас Джиневру от сожжения на скачках в Камелоте.

Дьярмуд попытался, печально подумал Пол. Это была доблестная попытка. Но судьба этих двоих мужчин и женщины, которая их ждала, была слишком запутанной, чтобы ее можно было хоть ненадолго облегчить смехом или радостью.

— Смотрите внимательно, лентяи! — ворвался в его мысли звучный голос практичного Колда. — Нам надо вести корабль и, возможно, еще предстоит сражаться с парусами. Ветер меняется, Дьярмуд!

Пол оглянулся и посмотрел на юго-запад, туда, куда указывала протянутая рука Колла. Ветер теперь стал очень сильным, осознал он. Он поднялся во время боя на мечах. Глядя назад, он смог различить, напрягая зрение, темную линию на горизонте.

И в это мгновение он ощутил в своей крови спокойствие, означающее присутствие Морнира.

Младшие братья не должны летать на созданиях, обладающих такой необузданной силой. И не должны так выглядеть и говорить, как прошлой ночью Табор, перед тем, как он полетел в сторону гор. Правда, она много раз слышала, как родители говорили об этом (ей удавалось многое услышать), а три ночи назад в ее присутствии отец поручил охрану всех женщин и детей одному Табору.

Но Лиана до вчерашней ночи еще никогда не видела единорога, явившегося к нему во время поста, и лишь теперь она начала по-настоящему понимать, что произошло с ее младшим братом. Она больше унаследовала от матери, чем от отца: плакала она редко и неохотно. Но она поняла, что эти полеты опасны для Табора, а потом услышала этот его странный голос, когда он сел на спину животного, и поэтому, когда он улетел, Лиана заплакала.

Она не спала всю ночь, сидела на пороге дома, где жила с матерью и братом, до тех пор, когда незадолго до рассвета небо прочертила падающая звезда и опустилась к западу от них, у реки.

Очень скоро Табор пришел пешком в лагерь, поднял руку, приветствуя изумленную женщину, стоящую на страже. Он легонько прикоснулся к плечу сестры молча прошел внутрь и упал на постель. Это было больше, чем усталость, она это поняла, но ничего не могла поделать. Тогда Лиана тоже легла и уснула тревожным сном. Ей снился Гуин Истрат и светловолосый человек из другого мира, который стал потом Лиадоном, и весна.

Она встала с восходом солнца, даже раньше, чем мать, что было необычным. Оделась и вышла наружу, сперва убедившись, что Табор еще спит. В лагере еще все спали, кроме тех, кто нес караул у ворот. Она посмотрела на восток, где возвышались горы, а потом на запад, где сверкала Латам, а за ней уходила вдаль Равнина. Маленькой девочкой она думала, что Равнина не имеет конца, и в каком-то смысле ей до сих пор так казалось.

Стояло чудесное утро, и, несмотря на все заботы и плохой сон, ей стало немного легче на душе, когда она услышала пение птиц и почувствовала свежесть утреннего воздуха.

Лиана пошла навестить Гиринта.

Войдя в дом шамана, она несколько секунд помедлила, чтобы глаза привыкли к темноте. Они проверяли его состояние несколько раз в день, она и Табор, повинуясь чувству долга и любви. Но старый шаман ни разу не шевельнулся с тех пор, с того момента, как его принесли сюда, и на его лице было написано такое ужасное страдание, что Лиана почти не могла смотреть на него.

Но все-таки смотрела каждый раз, в поисках намека на то, как ему помочь. Как предложить помощь тому, чья душа путешествует так далеко? Она не знала. Ей была присуща отцовская любовь к своему народу, материнская спокойная уравновешенность, упорный характер и немалое мужество. Но там, куда ушел Гиринт, все это не имело значения. Она все равно продолжала приходить, и Табор тоже: просто для того, чтобы присутствовать, участвовать, пускай даже самую малость.

Поэтому она снова стояла на пороге и ждала, пока темнота немного рассеется, и тут услышала голос, знакомый ей всю жизнь, который произнес тоном, который она тоже знала всю свою жизнь:

— И сколько же старику приходится нынче дожидаться завтрака? — Лиана слегка вскрикнула, девчоночья привычка, от которой она до сих пор не могла избавиться. Потом быстро очутилась в комнате, и уже стояла на коленях рядом с Гиринтом и обнимала его, и плакала точно так же, как плакал бы ее отец в подобный момент, а может быть, даже и мать.

— Я знаю, — терпеливо сказал он, гладя ее по спине. — Знаю. Тебе очень жаль. Этого больше никогда не произойдет. Все это я знаю. Но, Лиана, поцелуй утром, даже очень приятный, все же не заменит завтрак.

Она смеялась и плакала одновременно и пыталась обнимать его изо всех сил, не причиняя вреда его хрупким костям.

— О, Гиринт, — прошептала она. — Я так рада, что ты вернулся. Так много всего произошло.

— Не сомневаюсь, — ответил он совсем другим голосом. — Посиди минутку спокойно, чтобы я мог прочесть это в тебе. Это будет быстрее, чем рассказывать.

Она повиновалась. Это столько раз происходило прежде, что уже не казалось странным. Эта сила составляла сердцевину сущности шаманов, она приходила вместе с их посвящением. Через короткое время Гиринт вздохнул и слегка откинулся назад, в глубокой задумчивости.

— Ты сделал то, зачем отправился туда? — спросила Лиана через мгновение.

Он кивнул.

— Это было очень трудно?

Снова кивок. Больше ничего, но она давно его знала, и она была дочерью своего отца. И еще она видела его лицо, пока он путешествовал. В ее душе шевельнулось чувство гордости. Гиринт был одним из них, и что бы он ни совершил, это было нечто великое.

Ей хотелось задать еще один вопрос, но она боялась.

— Я принесу тебе поесть, — сказала она, приподнимаясь.

Но Гиринту редко нужно было задавать вопросы вслух.

— Лиана, — пробормотал он, — не могу сказать тебе наверняка, потому что у меня еще не хватает сил, чтобы дотянуться до самого Селидона. Но думаю, я бы уже знал, если бы там произошло что-нибудь плохое. С ними все в порядке, дитя мое. Позже мы получим известия, но можешь сказать матери, что с ними все в порядке.

Облегчение расцвело в ней, словно еще один восход солнца. Она снова обняла его за шею и поцеловала.

Он ворчливо сказал:

— Это все равно не заменит завтрака! И должен тебя предупредить, что в мое время любая женщина, которая так поступила, должна была быть готовой пойти намного дальше!

Она тихо рассмеялась.

— О, Гиринт, я бы с радостью легла с тобой в любой момент, стоит тебе только пожелать.

В кои-то веки у него сделался удивленный вид.

— Никто не говорил мне таких слов уже очень давно, — после короткого молчания ответил он. — Спасибо, детка. Но лучше займись завтраком и пришли ко мне брата.

Но Лиану невозможно было застать врасплох.

— Гиринт! — воскликнула она с притворным изумлением.

— Я знал, что так ты и ответишь! — проворчал он. — Твой отец так и не смог научить своих детей хорошим манерам. Это не смешно, Лиана дал Айвор. Он только что проснулся.

Она ушла, все еще смеясь.

— И завтрак не забудь! — крикнул он ей вслед.

И только когда Гиринт убедился, что она его не может услышать, он позволил себе рассмеяться. Он смеялся долго, так как испытывал глубокое удовлетворение. Он снова на Равнине, куда уже не надеялся когда-либо вернуться, решившись на путешествие над морскими просторами. Но он действительно сделал то, для чего пустился в путь, и его душа уцелела. И что бы ни произошло у Селидона, это было не слишком плохо, не могло быть, иначе даже в таком ослабленном состоянии он знал бы об этом с самого момента своего возвращения.

Поэтому он несколько секунд смеялся и позволил себе — это было несложно — мечтать о завтраке.

Все изменилось, когда пришел Табор. Он проник в мысли мальчика и увидел, что с ним происходит, а затем прочел о том, что сделала Ясновидящая в Кат Миголе. После этого еда показалась ему безвкусной, а сердце покрылось пеплом.

Она гуляла по саду позади Храма вместе с Верховной жрицей, если только, подумала Шарра, это крохотное пространство можно назвать садом. Человеку, выросшему в садах Лараи Ригал и знающему каждую тропинку, водопад и раскидистое дерево в его стенах, ответ был и так ясен.

И все же здесь таились неожиданные сокровища. Она остановилась рядом с клумбой сильваина — серебристо-серых роз. Она и не знала, что они растут так далеко на юге. В Катале их не было: говорили, что сильваин цветет только на берегах озера Селин, у Данилота. Это были цветы светлых альвов. Она сказала об этом Джаэль.

Жрица рассеянно взглянула на цветы.

— Это подарок, — пробормотала она. — Очень давно, когда Ра-Латен сплел туман над Данилотом и альвы начали свое долгое затворничество. Они прислали нам цветы сильваина, чтобы мы их помнили. Они растут здесь и еще в дворцовом саду. Не много, почва им не подходит или что-то другое, но несколько кустов всегда цветет, а эти, кажется, выдержали зиму и засуху.

Шарра взглянула на нее.

— Они не имеют для тебя значения, правда? — спросила она. — Интересно, а вообще есть то, что имеет для тебя значение?

— Среди цветов? — подняла брови Джаэль. Затем, помолчав, ответила: — Были цветы, которые имели значение: цветы у Дан Моры, когда начал таять снег.

Шарра помнила. Они были красные, красные, как кровь жертвы. Она снова взглянула на свою спутницу. Стояло теплое утро, но в своих белых одеждах Джаэль выглядела холодной как лед, и в ее красоте чувствовалась режущая острота. В самой Шарре тоже было немного мягкости или спокойствия; у мужчины, за которого она собиралась замуж, на всю жизнь останется шрам от брошенного ею кинжала, но у Джаэль все было по-другому, она провоцировала.

— Конечно, — пробормотала принцесса Катала. — Эти цветы должны иметь значение. А что-нибудь еще? Или абсолютно все должно возвращаться по кругу к Богине, чтобы пробиться к тебе?

— Все действительно возвращается к Богине, — машинально ответила Джаэль. Но потом, помолчав, нетерпеливо продолжала: — Почему все задают мне такие вопросы? Что именно все вы ожидаете от Верховной жрицы Даны? — Ее глаза, зеленые, словно трава под солнцем, с вызовом смотрели в глаза Шарры.

Шарра пожалела о том, что заговорила об этом. Она все еще оставалась чересчур импульсивной, и это часто заводило ее слишком далеко. В конце концов, она гостья в Храме.

— Ну… — извиняющимся тоном начала она. Но продолжать не смогла.

— В самом деле! — воскликнула Джаэль. — Понятия не имею, чего от меня хотят. Я — Верховная жрица. Я владею магией, я держу под контролем жриц Мормы, а Дана знает, как это трудно — из-за Одиарт. Мне надо хранить ритуалы, давать советы. В отсутствие Верховного правителя мне приходится править королевством вместе с канцлером. Как я могу не быть такой, какая я есть? Что вы все от меня хотите?

Поразительно, но ей пришлось отвернуться к цветам, чтобы спрятать лицо. Шарра смутилась и на мгновение растрогалась, но она родилась в стране, где проницательный ум необходим для выживания, и она была дочерью и наследницей Верховного правителя Катала.

— Ты ведь не только со мной сейчас говорила, правда? — тихо спросила она. — Кто те, другие?

Через мгновение Джаэль, которая, кроме всего прочего, обладала еще и мужеством, обернулась и посмотрела на нее. Ее зеленые глаза оставались сухими, но в глубине их застыл вопрос.

Они услышали на тропинке шаги.

— Да, Лила? — произнесла Джаэль, не успев еще повернуться. — Что случилось? И почему ты продолжаешь ходить туда, где тебе быть не положено? — Слова были суровыми, но тон — на удивление — нет.

Шарра взглянула на худенькую девушку с прямыми светлыми волосами, которая кричала от боли, когда в небе появилась Дикая Охота. На лице Лилы отразилась некоторая робость, но не слишком сильная.

— Прошу прощения, — сказала она. — Но я думала, вы захотите знать. Ясновидящая сейчас в том домике, где жили Финн и его мать вместе с малышом.

Выражение лица Джаэль быстро изменилось.

— Ким? Правда? Ты держишь связь с самим этим местом, Лила?

— Кажется, да, — серьезно ответила девушка, словно это было чем-то совершенно обычным.

Джаэль долго смотрела на нее, и Шарра, не все понимая, увидела жалость в глазах Верховной жрицы.

— Скажи, — мягко попросила девушку Джаэль, — ты видишь Финна? Там, где он сейчас находится?

Лила покачала головой.

— Только тогда, когда их призывают. Я видела его тогда, хотя и не могла говорить с ним. Он был слишком… холодным. И там, где они сейчас находятся, для меня слишком холодно, я не могу пойти туда за ним.

— И не пытайся, Лила, — вздохнула Джаэль. — Даже не пытайся.

— Это не имеет никакого отношения к попыткам, — просто сказала девушка, и что-то в ее словах, спокойное смирение, тоже вызвало в душе Шарры жалость.

Но обратилась она к Джаэль:

— Если Ким находится поблизости, мы можем поехать к ней?

Джаэль кивнула головой.

— Мне надо с ней кое-что обсудить.

— Здесь есть кони? Поехали.

Верховная жрица слабо улыбнулась.

— Вот так просто? Есть разница между независимостью и безответственностью, моя дорогая, — пробормотала она с отмеренной деликатностью. — Ты — наследница своего отца и невеста — ты не забыла? — наследника Бреннина. А мне поручено управление половиной Бреннина. И мы еще ведем войну, или ты об этом тоже забыла? На этой дороге в прошлом году были убиты цверги. Нам придется организовать для тебя охрану, если ты намереваешься ехать со мной, принцесса Катала. Прошу извинить, я покину тебя, чтобы заняться этими деталями.

И она плавно прошла мимо Шарры по усыпанной гравием дорожке.

Месть, грустно подумала принцесса. Она вторглась в очень личную область и только что заплатила за это. Кроме того, она понимала, что Джаэль права. Но это делало выговор еще более досадным. В глубокой задумчивости она повернулась и вслед за Верховной жрицей вернулась в Храм.

В конце концов прошло довольно много времени прежде, чем эта небольшая экспедиция двинулась по дороге к озеру, в основном из-за того, что этот самонадеянный толстяк, Тегид, которого Дьярмуд выбрал своим поручителем в их бракосочетании, отказался отпустить ее без своего сопровождения, даже под охраной жрицы и стражников из Бреннина и Катала. И поскольку в столице был только один конь, достаточно крупный, чтобы выдержать непомерный вес Тегида, а этот конь находился в казармах Южной твердыни в противоположном конце Парас Дерваля…

Уже почти наступил полдень, когда они выехали, и, следовательно, они уже никак не могли повлиять на то, что произошло.

В предрассветные часы того утра Кимберли, спящая в домике у озера, прошла по узкому мосту над пропастью, наполненной безымянными, бесформенными ужасами, и, когда она уже стояла на другой стороне, к ней во сне подошел человек без лица, и в этом тоскливом, гибельном месте в ней зародился уродливый страх.

Она заметалась с боку на бок на своей кровати в Домике, не просыпаясь, подняв одну руку бессознательным жестом, защищаясь и отгоняя этот страх. В первый и единственный раз она сопротивлялась пророческому видению, стремилась изменить образ того человека, который стоял перед ней на противоположной стороне пропасти. Чтобы изменить, а не только заранее увидеть нити, вплетенные во время на Станке Великого Ткача. Напрасные усилия.

Ибо Исанна сделала Ким Ясновидящей именно для того, чтобы ей приснился этот сон, и пожертвовала ради этого своей душой. Она так и сказала тогда. Так что Ким не испытала удивления, только ужас и неприятие, беспомощность перед лицом этой суровой неизбежности.

Спящая женщина в домике прекратила сопротивление; поднятая жестом отрицания рука упала. Во сне она стояла на дальнем краю пропасти, глядя на того, кто пришел. Эта встреча ждала ее с самого начала. Это было так же верно, как может быть верным что бы то ни было вообще. И вот так, с прихода этого сна, с моста через пропасть, началось завершение.

Когда она наконец проснулась, было уже позднее утро. После того сна она снова погрузилась в более глубокий, целительный сон, в котором отчаянно нуждалось ее измученное тело. Она немного полежала в постели, смотря на солнечный свет, льющийся в открытые окна, и испытывая глубокую благодарность за дарованную милость недолгого отдыха в этом месте. За окнами пели птицы, ветерок доносил аромат цветов. Она слышала плеск волн о камни у берега.

Ким поднялась и вышла на яркий свет дня. Пошла по знакомой тропинке к широкому плоскому камню, нависшему над озером, где она стояла на коленях, когда Исанна бросила цветок банниона в залитые луной воды и вызвала духа озера Эйлатина, чтобы он передал Ким знания о Фьонаваре.

Эйлатин сейчас там, внизу, она это знала, глубоко в своих чертогах из водорослей и камня, освободившийся от власти Исанны, равнодушный ко всему происходящему над поверхностью озера. Она опустилась на колени и умыла лицо прохладной, чистой водой. Потом села на корточки и дала солнечным лучам высушить капли воды, блестящие на щеках. Было очень тихо. Вдали над озером, в погоне за рыбой, спикировала птица и взмыла вверх, вспыхнула в лучах солнца и улетела на юг.

Ким когда-то уже стояла на этом берегу, почти целую жизнь тому назад, как ей казалось, и бросала в воду камешки. Она тогда убежала от слов, произнесенных Исанной в доме. В подвале под домом.

Тогда у нее еще были каштановые волосы. Она была интерном из Торонто, чужой в этом мире. Теперь она стала седой, Ясновидящей из Бреннина, и во сне сегодня, на противоположной стороне пропасти, она видела дорогу, уходящую вдаль, и кто-то стоял перед ней на этой дороге. Из озера выпрыгнула пятнистая рыбка, ярко сверкнув на солнце. Солнце стояло высоко, слишком высоко; пока она теряла время на этом берегу, Станок продолжал ткать Гобелен.

Кимберли встала и пошла обратно к дому. Немного сдвинула в сторону стол. Приложила ладонь к полу и произнесла магическое слово.

Вниз вели десять ступенек. Стены были влажные. Факелы отсутствовали, но снизу ей навстречу засиял хорошо памятный ей жемчужный свет. В ответ загорелся Бальрат у нее на пальце. Затем она спустилась вниз и снова оказалась в комнате с ковром, единственным письменным столом, кроватью, стулом, древними книгами.

И со шкафчиком на дальней стене, где за стеклянными дверцами лежал Венец Лизен, от которого исходило сияние.

Она подошла и открыла дверцы. Долго стояла недвижно, глядя на сверкающие камни Венца: самое прекрасное произведение светлых альвов, созданное Детьми Света с любовью и жалостью к самой прекрасной из всех женщин во всех мирах Ткача.

«Свет против Тьмы», — сказала тогда Исанна. Ким вспомнила ее слова о том, что он изменился: когда его сделали, у него был цвет надежды, а после смерти Лизен он стал сиять более приглушенным светом, светом утраты. Вспомнив об Исанне, Ким почувствовала ее осязаемое присутствие: у нее возникла иллюзия, что если она обхватит себя руками, то обнимет хрупкое тело старой Ясновидящей.

Это была всего лишь иллюзия, но она вспомнила кое-то еще, более призрачное, чем иллюзия: слова Радерта, мага, которого любила Исанна и который любил ее, человека, который снова отыскал Венец, потерянный много лет назад.

«Тому, кто наденет его после Лизен, — сказал Радерт, — предстоит пройти по Самой Темной Дороге из всех, лежащих перед любым из Детей земли и звезд».

Эти слова она услышала во сне. Ким протянула руку и с бесконечной осторожностью взяла Венец с его места.

Она услышала какой-то шум в комнате наверху.

На нее нахлынул страх, еще более острый, чем во сне. То, что было тогда лишь предвидением и поэтому чем-то пока отдаленным, теперь находилось здесь, над ней. И время пришло.

Ким повернулась к лестнице. Стараясь говорить ровным голосом, понимая, как опасно было бы выказать свой страх, она сказала:

— Можешь спуститься, если хочешь. Я тебя ждала.

Молчание. Сердце ее гремело, как гром, как барабан. На мгновение она снова увидела пропасть, мост, дорогу. Потом на лестнице послышались шаги.

И вошел Дариен.

Она его никогда прежде не видела. Ей пришлось пережить мгновение ужасного ощущения несовместимости представлений с действительностью, это было основным впечатлением. Они ничего не знала о том, что произошло на поляне у Древа Жизни. Он должен был быть ребенком, хотя в глубине души она знала, что он не ребенок, не мог им быть. Во сне он предстал перед ней лишь туманной фигурой, с размытыми контурами, именем, которое она узнала в Торонто еще до его рождения. Она знала его через ауру имени и еще по одной примете, которая сильнее всего внушала ей страх: у него были красные глаза.

Теперь глаза его были голубыми, и он казался очень юным, хотя должен был быть еще моложе. Намного моложе. Но ребенок Дженнифер, родившийся меньше года назад, стоял перед ней, и его глаза беспокойно метались по комнате, и выглядел он как обычный пятнадцатилетний мальчик, если только обычный пятнадцатилетний мальчик может быть таким красивым, как этот, и обладать такой скрытой внутренней силой.

— Откуда ты узнала, что я здесь? — внезапно спросил он. Его голос звучал хрипло, словно он давно им не пользовался.

Она попыталась приказать сердцу биться помедленнее; ей необходимо сохранять спокойствие, необходимы все ее умственные способности, чтобы справиться с этим.

— Я тебя услышала, — ответила она.

— Я старался не шуметь.

Ей удалось улыбнуться.

— Ты и не шумел. У меня очень хороший слух. Твоя мать обычно будила меня, когда приходила поздно вечером, как бы она ни старалась не шуметь.

Его взгляд на секунду задержался на ней.

— Ты знаешь мою мать?

— Я знаю ее очень хорошо. И очень ее люблю.

Он сделал пару шагов в глубину комнаты, но остался между ней и лестницей. Она не была уверена, почему: чтобы оставить для себя путь к отступлению или чтобы перекрыть ей выход. Он снова огляделся по сторонам.

— Я не знал, что здесь есть эта комната.

Мышцы на ее спине окаменели от напряжения.

— Она принадлежала женщине, которая жила здесь до тебя, — сказала Ким.

— Почему? — с вызовом спросил он. — Кто она была? Почему эта комната под землей? — Он был одет в свитер, штаны и светло-коричневые сапоги. Свитер был коричневый, слишком теплый для лета и слишком велик для него. Она поняла, что это, наверное, свитер Финна. Как и все остальные вещи. У нее пересохло во рту, и она провела языком по губам.

— Она была очень мудрой женщиной и в этой комнате хранила много любимых вещей, поэтому она держала эту комнату в тайне, чтобы их сберечь. — Венец лежал у Ким в руке, тонкий и изящный, он почти ничего не весил, и все же казалось, что держит она всю тяжесть миров.

— Каких вещей? — спросил Дариен.

И теперь время их действительно настигло.

— Вот, — ответила Ким, протягивая ему Венец. — Это для тебя, Дариен. Он был предназначен для тебя. Это Венец Лизен. — Голос ее слегка дрожал. Она помолчала. Он тоже молчал и смотрел на нее в ожидании. Она сказала: — Это Свет против Тьмы.

Голос изменил ей. Высокие, героические слова прозвучали в маленькой комнате и утонули в молчании.

— Ты знаешь, кто я? — спросил Дариен. Его опущенные руки сжались в кулаки. Он сделал еще шаг вперед. — Ты знаешь, кто мой отец?

Это было так ужасно. Но она видела это во сне. Венец принадлежал ему. Она кивнула.

— Знаю, — шепнула она. И так как ей показалось, что она услышала в его голосе почтение, а не вызов, она сказала: — И я знаю, что твоя мать оказалась сильнее его. — Этого она на самом деле не знала, но это была, молитва, надежда, проблеск света, за который на держалась. — Он хотел, чтобы она умерла, чтобы ты не родился.

Дариен отошел на тот единственный шаг, на который перед этим приблизился. Потом коротко рассмеялся, одиноким, ужасным смехом.

— Этого я не знал, — сказал он. — Кернан спросил почему мне позволили остаться в живых. Я слышал. Кажется, все с этим согласны. — Его кулаки судорожно сжимались и разжимались.

— Не все, — ответила Ким. — Не все, Дариен. Твоя мать хотела, чтобы ты родился. Очень хотела. — Ей нужно быть осторожной. Это имело такое огромное значение. — Пол — Пуйл, тот, кто жил с тобой здесь, он рисковал жизнью, охраняя ее, и привел ее в дом Ваэ в ту ночь, когда ты родился.

Выражение лица Дариена изменилось, словно он захлопнул перед ней дверь.

— Он спал на кровати Финна, — обвиняющим тоном произнес он.

Она ничего не ответила. Что она могла сказать?

— Дай его мне, — произнес он.

Что ей оставалось делать? Все это казалось таким неизбежным теперь, когда время пришло. Кто, кроме этого ребенка, должен пройти по Самой Темной Дороге? Он уже вступил на нее. Никому другому не дано испытать столь глубокого одиночества, никто другой не может таить в себе столь абсолютную угрозу.

Безмолвно, потому что никакие слова не могли соответствовать этому моменту, она шагнула вперед с Венцом в руках. Он инстинктивно отпрянул, поднял руку для удара. Но потом опустил ее, стоял очень неподвижно и терпел, пока она надевала Венец ему на голову.

Он даже не сравнялся с ней ростом. Ей не пришлось тянуться вверх. Легко было пристроить золотой ободок на его золотистых волосах и застегнуть изящную застежку. Это было легко; она видела это во сне — это свершилось.

И в то мгновение, когда щелкнула застежка, свет Венца погас.

У него вырвался крик, полный боли вопль без слов. В комнате вдруг стало темно, ее освещал лишь красный свет Бальрата, который все еще горел, и слабый свет, проникающий по лестнице из комнаты наверху.

Потом у Дариена вырвался новый звук, на этот раз смех. Не растерянный смех, как раньше, а резкий, скрипучий, неуправляемый.

— Мой? — воскликнул он. — Свет против Тьмы? Дура! Как может сын Ракота Могрима носить такой Свет? Как он может сиять для меня?

Ким зажала рот обеими ладонями. В его голосе было столько неприкрытого страдания… Потом он сорвался с места, и ужас охватил Ким. Этот ужас разрастался, он уже перешел все известные ей пределы, потому что при свете Камня Войны она увидела, как его глаза вспыхнули красным. Он слегка махнул рукой, не более, но она ощутила этот жест как удар, поваливший ее на землю. Он рванулся мимо нее к шкафчику на стене.

В котором лежал последний магический предмет. Последняя вещь, которую Исанна видела в жизни. И, беспомощно лежа на земле у его ног, Ким увидела, как сын Ракота Могрима взял Локдал, кинжал гномов, и присвоил его себе.

— Нет! — вскрикнула она. — Дариен, Венец — твой, но не кинжал. Он не для тебя. Ты не знаешь, что это такое.

Он снова рассмеялся и вынул клинок из усыпанных камнями ножен. В комнате раздался звук, словно тронули струну арфы. Он посмотрел на блестящий синий узор, бегущий вдоль клинка, и сказал:

— Мне нет нужды знать. Мой отец узнает. Как я пойду к нему без подарка, а что за подарок этот мертвый камень Лизен? Если даже сам Свет отворачивается от меня, по крайней мере, я теперь знаю, где мое место.

Он прошел мимо нее к ступенькам, поднялся по ним и ушел, с безжизненным обручем на голове и кинжалом Колана в руке.

— Дариен! — крикнула Ким голосом, полным душевной боли. — Он хотел, чтобы ты умер. А твоя мать боролась, чтобы позволить тебе родиться!

Никакого ответа. Шаги по полу наверху. Дверь открылась и закрылась. С исчезновением Венца Бальрат постепенно потускнел, и в комнате под домом стало совсем темно, и в этой темноте Ким рыдала о потере Света.

Когда час спустя они приехали, она снова сидела у озера в глубокой задумчивости. Топот коней испугал ее, и она быстро вскочила на ноги, но потом увидела длинные рыжие волосы и черные, как ночь, и поняла, кто приехал, обрадовалась.

Она пошла вперед по дуге берега им навстречу. Шарра, ее подруга, — она стала подругой с самого первого дня их знакомства, — соскочила с коня в тот самый момент, когда он остановился, и заключила Ким в горячие объятия.

— С тобой все в порядке? — спросила она. — Ты это сделала?

Утренние события были настолько свежи в ее памяти, что Ким сначала не поняла, что Шарра спрашивает о Кат Миголе. Когда принцесса Катала видела Ким в последний раз, Ким готовилась отправиться в горы.

Она смогла кивнуть и слегка улыбнуться, хоть это и далось ей с трудом.

— Сделала, — ответила она. — Я сделала то, для чего пошла туда.

Больше она в тот момент ничего не стала говорить.

Джаэль тоже спешилась и стояла немного в стороне ждала. Она выглядела, как всегда, спокойной и углубленной в свои мысли, очень значительной. Но Ким пережила вместе с ней несколько мгновений в Храме Гуин Истрат в канун Майдаладана, поэтому она подошла к ней, обняла и быстро поцеловала жрицу в щеку. Секунду Джаэль стояла неподвижно; потом ее руки обвились вокруг Ким, быстро и смущенно, мимолетным жестом, который тем не менее говорил о многом. Ким отступила назад. Она знала, что глаза ее покраснели от слез, но с Джаэль ни к чему было проявлять слабость. Ей понадобится помощь, и в немалой степени для того, чтобы решить, что делать.

— Я рада, что вы здесь, — тихо сказала она. — Как вы узнали?

— Лила, — ответила Джаэль. — Она все еще настроена на этот дом, где жил Финн. Она нам сказала, что ты здесь.

Ким кивнула головой.

— Что-нибудь еще? Она говорила что-нибудь еще?

— Сегодня утром — нет. Что-то случилось?

— Да, — прошептала Ким. — Кое-что случилось. Нам о многом надо рассказать друг другу. Где Дженнифер?

Две приехавших женщины переглянулись. Ответила Шарра.

— Она отправилась вместе с Бренделем в Анор Лизен, когда корабль отплыл в море.

Ким закрыла глаза. Так много дорог ведет к печали. Наступит ли когда-либо этому конец?

— Ты хочешь вернуться в дом? — спросила Джаэль.

Ким быстро покачала головой.

— Нет. Не надо в дом. Давайте останемся здесь. — Джаэль вопросительно посмотрела на нее, а потом спокойно подобрала белые одежды и уселась на каменистом берегу. Ким и Шарра последовали ее примеру.

На небольшом удалении от них расположились воины Катала и Бреннина, бдительно наблюдая за ними. Тегид из Родена, очень важный в коричнево-золотом наряде, приблизился к ним.

— Госпожа, — произнес он, низко кланяясь Шарре — какую услугу я могу оказать вам от имени моего принца?

— Еда, — коротко ответила она. — Чистая скатерть, чтобы разложить на ней обед.

— В одно мгновение! — воскликнул Тегид и снова поклонился, оскальзываясь и чуть не падая на мокрых камешках берега. Потом повернулся и, хрустя галькой, зашагал прочь, чтобы найти им еды. Шарра искоса взглянула на Ким, которая с откровенным любопытством подняла брови.

— Новая победа? — спросила Ким с прежней лукавой насмешкой в голосе. Иногда ей казалось, что она навсегда утратила этот тон.

К ее удивлению, Шарра покраснела.

— Ну, наверное. Но не над ним. Гм… Дьярмуд предложил мне руку перед отплытием «Придуин». Тегид — его поручитель. Он за мной присматривает, так что…

Больше она ничего не успела прибавить, потому что снова очутилась в крепких объятиях.

— Ох, Шарра, — воскликнула Ким. — Это самая приятная новость, первая за очень долгое время!

— Наверное, — сухо пробормотала Джаэль. — Но я думала, нам надо обсудить более срочные дела, чем матримониальные планы. И мы по-прежнему ничего не знаем о судьбе корабля.

— Знаем, — быстро ответила Ким. — Мы знаем, что они добрались туда, и знаем, что они выиграли битву.

— О, хвала Дане! — воскликнула Джаэль неожиданно совсем молодым голосом, лишенным какого бы то ни было цинизма.

Шарра молчала.

— Расскажи нам, — сказала Верховная жрица. — Откуда ты знаешь?

Ким начала свой рассказ с того момента, как их захватили в плен в горах: с Кериога, Фейбура и Дальридана и с дождя смерти над Эриду. Затем она рассказала им, как увидела, что это ужасный дождь кончился вчера утром, увидела на востоке солнце и таким образом узнала, что Метрана на Кадер Седате удалось остановить.

Она немного помолчала, так как Тегид вернулся с двумя солдатами, несущими еду и напитки. Потребовалось несколько минут, чтобы разложить все принесенное таким, на его придирчивый взгляд, образом, который достоин принцессы Катала. Когда трое мужчин ушли, Ким набрала побольше воздуха и заговорила о Кат Миголе, о Таборе и нимфе Имрат, о спасении параико и последнем Каниоре, а затем, в конце, очень тихо, о том, что она и ее кольцо сделали с великанами. Когда она закончила, на берегу снова стало тихо. Женщины молчали. Ким знала, что им обеим была знакома власть в ее многочисленных оттенках, но то, что она им только рассказала, то, что она сделала, было для них чуждо, они с трудом могли это понять.

Она почувствовала себя очень одинокой. Пол понял бы, наверное, потому что он тоже идет одинокой дорогой, подумала Ким. Словно прочитав ее мысли, Шарра сжала ее руку. Ким ответила на рукопожатие и сказала:

— Табор мне сказал, что авен и все дальри три ночи назад ускакали к Селидону, навстречу армии Тьмы. Я не имею представления, что произошло. Табор тоже не знал.

— Мы знаем, — сказала Джаэль.

И в свою очередь, она рассказала, что произошло два вечера назад, как у Лилы вырвался крик страдания, когда явилась на призыв Дикая Охота, и через нее все жрицы в святилище слышали голос Зеленой Кинуин, приказывающей Оуину прекратить убийства. Теперь настала очередь Ким молчать, впитывая эту новость. Однако предстояло рассказать еще об одном, и поэтому она в конце концов сказала:

— Боюсь, произошло еще кое-что.

— Кто был здесь сегодня утром? — спросила Джаэль в тревожном предчувствии.

Место, где они сидели, было очень красивым. Летний воздух был чистым и теплым, небо и озеро блистали голубизной. Пели птицы и цвели цветы, с воды дул тихий ветерок. Она держала в руке бокал с прохладным вином.

— Дариен, — сказала она. — Я отдала ему Венец Лизен. Он был спрятан здесь, у Исанны. Когда он надел его на голову, свет погас, и он украл кинжал Колана, Локдал, который тоже хранился в доме. Потом он ушел. Он сказал, что пойдет к своему отцу.

С ее стороны это несправедливо — так рассказывать об этом, понимала Ким. Лицо Джаэль побелело как снег после услышанного. Но как Ким могла смягчить влияние утреннего кошмара? Какую защиту можно найти от него?

Ветерок продолжал дуть. Цветы, зеленая трава, озеро, летнее солнце — все осталось на месте. Но появился страх, плотно сотканный, лежащий в основе всего, угрожающий отнять все это и унести через пропасть, по темной дороге, на север, к сердцу зла.

— Кто такой Дариен? — спросила Шарра из Катала. — И кто его отец?

Поразительно, Ким совсем забыла. Пол и Дейв знали о ребенке Дженнифер, а также Джаэль и жрицы Мормы в Гуин Истрат. Ваэ, конечно, и Финн, хотя он тоже уже ушел. Лила, возможно, которая, кажется, знает все, что как-то связано с Финном. Больше никто не знал: ни Лорин, ни Айлерон, ни Артур, ни Айвор, ни даже Гиринт.

Она взглянула на Джаэль и встретила ответный взгляд, столь же полный сомнения, столь же тревожный. Затем она кивнула, и через секунду Верховная жрица кивнула тоже. И они рассказали Шарре все, сидя на берегу озера Эйлатина.

И когда они закончили, когда Ким рассказала о насилии и преждевременных родах, о Ваэ и Финне, когда Джаэль передала им обеим рассказ Пола о том, что случилось на поляне Древа Жизни, а Ким закончила повествование описанием вспыхнувших красным глаз Дариена в то утро и той силы, которая так легко швырнула ее на землю, Шарра из Катала встала. Она быстро отошла на несколько шагов и постояла, глядя на поверхность воды. Потом она резко обернулась к Ким и Джаэль. Глядя сверху на них двоих, на мрачное предчувствие на их лицах, Шарра, с детства видевшая сны, в которых она летала одиноким соколом, воскликнула:

— Но это же ужасно! Бедный ребенок! Никто, ни в одном из миров, не может быть таким одиноким!

Голос ее разнесся далеко. Ким увидела, как солдаты, сидящие на берегу поодаль, оглянулись в их сторону. У Джаэль вырвался странный звук, нечто среднее между вскриком и беззвучным смехом.

— В самом деле, — начала она, — бедный ребенок? Мне кажется, ты не совсем понимаешь…

— Нет, — прервала ее Ким, настойчиво кладя руку на плечо Джаэль. — Нет, погоди. Она не так уж не права. — Произнося эти слова, она вновь пережила сцену в подвале, снова просмотрела ее, пытаясь заглянуть через свой страх, рожденный знанием того, кто отец этого ребенка. И когда она смотрела в прошлое, напрягая память, она снова услышала тот звук, который вырвался у него, когда Венец Лизен погас.

И на этот раз, через время, после слов Шарры, Ким ясно услышала то, что пропустила прежде: одиночество, ужасная боль отверженности в этом недоумевающем крике, вырвавшемся из души мальчика — всего лишь мальчика, им следует помнить об этом, — у которого не было никого и ничего и которому некуда было идти. И от которого даже сам Свет отвернулся словно в знак отречения и отвращения.

Он сам сказал об этом, теперь вспомнила она. Он сказал ей об этом, но она уловила лишь ужасную угрозу, которая последовала за этими словами: что он пойдет к отцу с подарками. Подарками, как она теперь поняла, чтобы подкрепить просьбу, мольбу, стремление обрести дом самой одинокой души на свете.

От Дариена, идущего по Самой Темной Дороге.

Ким встала. Слова Шарры наконец выкристаллизовали для нее правду, и она подумала, что может сделать еще одну, совсем крохотную вещь. Это была надежда отчаяния, кроме нее, у них ничего не оставалось. Ибо хотя еще может оказаться, что все решат армии на поле боя, так или иначе, Ким знала, что здесь действует слишком много других сил, чтобы быть в этом уверенной.

И она была одной из этих сил, а другой силой был тот мальчик, которого она видела сегодня утром. Она оглянулась на солдат, на мгновение обеспокоенная, но только на мгновение; слишком поздно соблюдать полную тайну, игра зашла уже слишком далеко, и слишком многое зависело от того, что последует дальше. Поэтому она прошла немного вперед от каменистого берега по траве, в сторону входа в дом. Потом громко крикнула:

— Дариен, я знаю, что ты меня слышишь! Прежде чем ты пойдешь туда, куда собирался, позволь мне сказать тебе вот что: твоя мать сейчас в Башне, к западу от Пендаранского леса. — Вот и все, что ей оставалось: обрывок информации, брошенный на ветер.

После ее крика воцарилась полная тишина, которую не нарушал, а усиливал плеск волн о берег. Она чувствовала себя немного смешной, понимая, как должна выглядеть в глазах солдат. Но собственное достоинство сейчас не имело почти никакого значения; имело значение лишь желание докричаться, послать свой голос вместе с душой с тем единственным сообщением, которое могло пробиться к нему.

Но только тишина была ответом. Над лесом восточнее дома белый филин, разбуженный от дневного сна ее криком, ненадолго поднялся в воздух, потом снова уселся подальше от опушки. И все же она была совершенно уверена — а к этому времени она уже доверяла своим инстинктам, ведь так долго ей, кроме них, нечем было руководствоваться, — что Дариен все еще там. Его притягивало это место, удерживало, а если он находится поблизости, то мог ее слышать. А если слышал?

Она не знала, как он поступит. Знала только, что если кто-нибудь, где-нибудь мог удержать его от путешествия к отцу, то это была Дженнифер. С ее бременем и ее горем, с настойчивым убеждением с самого начала, что ее ребенок должен жить. Но его больше нельзя оставлять одного, сказала себе Ким. Не может же Дженнифер не понять этого? Он идет в Старкадх, одинокий и неустроенный. Неужели его мать не простит Ким этого вмешательства?

Ким вернулась к остальным. Джаэль тоже встала и стояла очень высокая, собранная, полностью осознающая то, что только что было сделано.

— Не следует ли нам ее предупредить? Что она сделает, если он придет к ней?

Ким вдруг почувствовала себя измученной и хрупкой. Она сказала:

— Не знаю. Не знаю, пойдет ли он туда. Возможно. Думаю, Шарра права, он ищет дом. Что касается необходимости ее предупредить… я не знаю, как. Простите.

Джаэль осторожно вздохнула.

— Я могу перенести нас туда.

— Как? — спросила Шарра. — Как ты можешь это сделать?

— При помощи магии и крови, — ответила другим, более тихим голосом Верховная жрица Даны.

Ким испытующе посмотрела на нее.

— Но следует ли это делать? Разве тебе не нужно оставаться в Храме?

Джаэль покачала головой.

— Мне там было в последние дни тревожно, чего никогда не случалось прежде. Думаю, Богиня готовила меня к этому.

Ким посмотрела на Бальрат на своем пальце, на его ровное, бессильное мерцание. От него помощи ждать не приходится. Иногда она ненавидела это кольцо с пугающей страстью. Она посмотрела на подруг.

— Она права, — спокойно произнесла Шарра. — Дженнифер нужно предупредить, если он идет к ней.

— И утешить потом, по крайней мере, — к ее удивлению, прибавила Джаэль. — Ясновидящая, решай быстро! Нам придется ехать обратно в Храм, чтобы это проделать, а время — это как раз то единственное, чего у нас нет.

— У нас нет множества вещей, — поправила ее Ким почти рассеянно. Но, произнося эти слова, она уже кивала головой.

Для нее привели еще одну лошадь. Позднее, во второй половине дня, под куполом Храма, перед алтарем, Джаэль произнесла слова молитвы, слова силы. Она пустила себе кровь — много крови, как она и предупреждала, — затем установила связь со жрицами Мормы в Гуин Истрат и вместе с ними дотянулась до корней земли, к земному корню, чтобы получить силу Матери-богини, достаточную для того, чтобы отправить трех женщин очень далеко, на каменистый берег океана.

По любым меркам, существующим для подобных вещей, это не заняло много времени, но даже при этом к тому времени, как они прибыли, надвигающаяся буря почти настигла их всех, а ветер и волны бушевали с неистовой силой.

Даже обратившись филином, Дариен Венец не потерял, тот прочно держался на его голове. Однако ему пришлось нести кинжал в клюве, а это было утомительно. Он уронил его в траву у корней своего дерева. Никто его не возьмет. Все другие животные в этой роще боялись его к этому времени. Он мог убивать глазами.

Он сам узнал об этом всего две ночи назад, когда полевая мышь, за которой он охотился, чуть было не скрылась под гнилым бревном в сарае. Он был голоден и пришел в ярость. Его глаза вспыхнули — он всегда знал, когда это происходило, хотя еще не совсем умел ими управлять, — и мышь обуглилась и умерла.

В ту ночь он проделал это еще три раза, хотя уже не был голоден. В обладании такой силой было скрыто некое удовольствие и еще определенная потребность. Это он не совсем понимал. Он полагал, что это в нем от отца.

На следующую ночь, когда он уже засыпал в собственном обличье, или в обличье, которое выбрал для себя неделю назад, и уже почти погрузился в сон, его настигло воспоминание. Он вспомнил минувшую зиму, голоса из бурана, которые звали его каждую ночь. Тогда он ощущал ту же настоятельную потребность, вспомнил он. Желание выйти на холод и поиграть с дикими голосами среди снежных вихрей.

Больше он не слышал тех голосов. Они его не звали. Он спросил себя — это была трудная мысль, — не перестали ли они его звать потому, что он уже пришел к ним. Маленьким мальчиком, совсем недавно, когда его звали те голоса, он пытался с ними бороться. Ему помогал Финн. Он обычно шлепал босиком по холодному полу и забирался в постель к Финну, и тогда все было в порядке. Теперь рядом не было никого, кто мог бы все привести в порядок. Он умел убивать глазами, а Финн ушел.

С этой мыслью он уснул в пещере, высоко в горах к северу от их домика. А утром увидел седую женщину, которая спустилась по тропинке и стояла у озера. Затем, когда она снова вернулась в дом, он пошел за ней, и она позвала его, и он спустился по лестнице, о существовании которой никогда не подозревал.

Она его тоже боялась. Все боялись. Он умел убивать глазами. Но она говорила с ним тихо и улыбнулась один раз. Он уже давно не видел, чтобы кто-то ему улыбался. С тех пор, как покинул поляну Древа Жизни в своем новом, более взрослом теле, к которому никак не мог привыкнуть.

И он знал свою мать, настоящую мать. Ту, о которой Финн говорил, что она была похожа на королеву и любила его, несмотря на то что ей пришлось уехать. Она сделала его особенным, сказал Финн, и он сказал что-то еще… насчет того, что Дариен должен быть хорошим, чтобы заслужить эту свою особенность. Что-то в этом роде. Вспоминать становилось все труднее. Он, однако, удивлялся, почему она сделала его способным убивать так легко, а иногда и желающим убивать.

Он думал спросить об этом седую женщину, но теперь ему было не по себе в замкнутом пространстве домика, и он побоялся рассказать ей насчет убийств. Он испугался, что она возненавидит его и уйдет.

Потом она показала ему Свет и сказала, что он предназначен для него. Не смея в это поверить, потому что эта вещь была такой прекрасной, он позволил ей надеть ее себе на голову. Свет против Тьмы, назвала она ее, и, когда она это говорила, Дариен вспомнил еще одно, сказанное ему Финном: он должен ненавидеть Тьму и голоса пурги, которые доносятся из Тьмы. А теперь, как ни поразительно, несмотря на то, что он — сын Ракота Могрима, ему дают драгоценный камень Света.

А потом он погас.

Только уход Финна причинил ему такую же боль. Он почувствовал ту же пустоту, ту же сокрушительную потерю. А потом, среди всех этих ощущений, из-за них, он почувствовал, что его глаза сейчас станут красными, и они стали красными. Он ее не убил. Мог бы, легко, но только сбил ее с ног и пошел за еще одним сияющим предметом, который увидел в той комнате. Он не знал, зачем взял его и что это такое. Он просто его взял.

Только когда он собрался уходить и она попыталась его остановить, он понял, как он может причинить ей такую же боль, какую она причинила ему, и поэтому в тот момент он решил, что отнесет этот кинжал своему отцу. Его голос ему самому казался холодным и сильным, и он увидел, как побледнело ее лицо, когда он покидал комнату. Он вышел из дома и снова превратился в филина.

Позже в тот день приехали другие люди, и он наблюдал за ними со своего дерева в лесу к западу от домика. Он видел, как беседовали три женщины у озера, хотя и не мог слышать, о чем они говорили, и слишком боялся приблизиться к ним в обличье филина.

Но затем одна из них, та, что с черными волосами, встала и воскликнула так громко, что он услышал: «Бедный ребенок! Никто, ни в одном из миров, не может быть таким одиноким!» — и понял, что она говорит о нем. Тогда ему захотелось спуститься, но он все еще боялся. Он боялся, что его глаза захотят стать красными, а он не будет знать, как их остановить. Или как прекратить то, что он делал, когда они становились такими.

Поэтому он ждал, и через несколько мгновений седая женщина прошла немного вперед, к нему, и позвала его по имени.

Та его часть, которая была филином, так испугалась, что он несколько раз взмахнул крыльями и взлетел чисто рефлекторно, но потом справился с собой. А потом он услышал, что она говорит ему, где находится его мать.

Это было все. Через несколько секунд они уехали. Он снова остался один. Сидел на дереве, в обличье филина, пытаясь решить, что ему делать.

Она была похожа на королеву, сказал тогда Финн.

Она любила его.

Он слетел с дерева, снова взял в клюв кинжал и полетел. Та его часть, которая была филином, не хотела лететь днем, но он был больше, чем филин, гораздо больше. Нести кинжал было тяжело, но он справлялся.

Он летел на север, но недолго. К западу от Пендаранского леса, сказала седовласая. Он знал, где это, хотя и не знал, откуда ему это известно. Он постепенно начал отклоняться к северо-западу.

Он летел очень быстро. Надвигалась буря.

Глава 5

В том месте, куда они все стремились, — все они: повелитель волков, мчащийся в обличье волка, Дариен, летящий филином с клинком в клюве, три женщины, отправленные из Храма властью Даны, — на балконе Башни Лизен стояла Дженнифер, глядя в морскую даль. Волосы ее развевал крепнущий ветер.

Она стояла так неподвижно, что, если бы не ее глаза, беспокойно скользящие по белым шапочкам волн, ее можно было бы принять за скульптуру на носу корабля, а не за живую женщину, ожидающую на краю земли возвращения этого корабля. Они находились намного севернее Тарлиндела, как она знала, и отчасти ее это удивляло. Но именно здесь Лизен ждала возвращения корабля от Кадер Седата, и в глубине души Дженнифер жила уверенность, что здесь ей и следует находиться. Но сквозь эту уверенность, словно сорная трава в саду, пробивалось, разрасталось дурное предчувствие.

Ветер дул с юго-запада, и с тех пор, как время перевалило за полдень, он дул все сильнее. Не отрывая глаз от моря, она отошла от низкого парапета и села в кресло, которое вынесли для нее на балкон. Провела пальцами по полированному дереву. Его сделали, как сказала Брендель, мастера из Данилота, задолго до того, как была построена сама Башня Анор.

Брендель находился здесь с ней, и Флидис тоже, знакомые духи, никогда не отходящие далеко и не заговаривающие с ней, если она сама к ним не обращалась. Та часть ее существа, которая оставалась по-прежнему Джениифер Лоуэлл, смешливой, остроумной, изобретательной, восставала против этой обременительной серьезности. Но год назад после прогулки верхом ее похитили, Ким теперь стала Ясновидящей, она несла собственное бремя, а Кевин умер.

А она сама стала Джиневрой, и Артур был здесь, снова призванный на войну против Тьмы, и он был все таким же, как когда-то. Он пробился сквозь стены, которые она возвела вокруг себя после Старкадха, и освободил ее однажды в ясный полдень, а потом уплыл к острову смерти.

Она слишком много знала о его судьбе и о собственной горькой роли в ней, чтобы когда-либо снова стать веселой и беззаботной. Она была леди печалей и орудием наказания и, по-видимому, ничего не могла поделать, чтобы изменить это. Дурное предчувствие нарастало, и молчание начало угнетать ее. Она повернулась к Флидису. А в этот момент ее сын как раз летел через реку Уит Лльюин в самом сердце леса, направляясь к ней.

— Расскажи мне какую-нибудь историю, — попросила она. — Пока я буду смотреть в море.

Тот, кого она знала при дворе Артура под именем Талиесина и кто находился сейчас рядом с ней в своем истинном, древнем обличье, вынул изо рта изогнутую трубку, выпустил колечко дыма на ветер и улыбнулся.

— Какую историю? — спросил он. — О чем вы хотите послушать, госпожа?

Она покачала головой. Ей не хотелось думать.

— Все равно. — Она пожала плечами и после паузы прибавила: — Расскажи мне об Охоте. Ким и Дейв видели их на свободе, это я знаю. Как на них наложили заклятие? Кто они были, Флидис?

Он снова улыбнулся, и в его голосе прозвучала немалая гордость.

— Я расскажу вам все, о чем вы просите. И сомневаюсь, что во Фьонаваре найдется хоть одно живое существо теперь, после смерти параико, превратившихся в призраки Кат Миголя, кто знает правду об этой истории.

Она искоса, насмешливо взглянула на него.

— Ты и правда знал все истории, да? Все до единой, тщеславный ребенок.

— Я знаю истории и отгадки всех загадок во всех мирах, кроме… — Он внезапно замолчал.

Брендель, с интересом наблюдавший эту сцену, увидел, как андаин, лесной дух, неожиданно густо покраснел. Когда Флидис снова заговорил, то уже другим тоном, и, пока он говорил, Дженнифер смотрела на волны, слушала и наблюдала, опять превратившись в скУльптуру на носу корабля.

— Я слышал это от Кинуин и Кернана очень давно, — сказал Флидис, его низкий голос прорывался сквозь вой ветра. — Даже андаинов еще не существовало во Фьонаваре, когда этот мир появился в ткани времени, первый из миров Ткача. Нитей светлых альвов еще не было на его Станке, и гномов тоже, и высоких людей из-за моря, и людей к востоку от гор и на выжженных солнцем землях к югу от Катала.

Боги и Богини там были и получили свои имена и свою силу из милостивых рук Ткача. В лесах водились звери, а леса тогда были обширными; в озерах, в реках и в просторном море плавали рыбы, а в еще более просторном небе летали птицы. И еще в небе летала Дикая Охота, а в лесах и долинах, по рекам и горным склонам бродили параико в те годы юности мира и давали имена всему, что видели.

Параико бродили днем, а Охота отдыхала, но по ночам, когда всходила луна, Оуин, семь королей и ребенок поднимались в звездное небо и охотились на зверей в лесах и на равнинах до рассвета, наполняя ночь дикой, ужасной красотой своих криков и пением охотничьих рожков.

— Почему? — не смог удержаться от вопроса Брендель. — Ты знаешь, почему, лесной дух? Знаешь, почему Ткач вплел в Гобелен их страсть к убийству?

— Кто может знать замыслы Ткача? — мрачно спросил Флидис. — Но вот что мне рассказал Кернан, повелитель зверей: Охота была выткана в ткани Гобелена для того, чтобы быть дикой, непредсказуемой в полном смысле этого слова, чтобы заложить неподконтрольную нить ради свободы тех Детей, которые придут после. И таким образом Ткач наложил ограничение на самого себя, чтобы даже он, сидящий у Ткацкого Станка Миров, не мог заранее предсказать и создать в точности то, чему суждено сбыться. У нас, тех, кто пришел позже, андаинов, Детей Богов, светлых альвов, гномов и всех человеческих рас, у нас есть какой-то выбор, некоторая свобода строить свою судьбу благодаря этой произвольной нити Оуина и его охотников, вплетающейся поочередно в основу, а потом и ткань Гобелена, то появляясь, то исчезая. Они здесь именно для того, как однажды ночью, очень давно, объяснил мне Кернан, чтобы быть непредсказуемыми, чтобы вмешиваться в замыслы Ткача. Чтобы быть произвольным фактором и таким образом позволить нам существовать.

Он замолчал, потому что зеленые глаза Джиневры оторвались от моря и снова обратились к нему, и было в них нечто такое, что сковало его язык.

— Это слово Кернана? — спросила она. — Произвольный?

Он напряженно вспоминал, так как выражение ее лица требовало подумать хорошенько, а это было так давно.

— Да, — наконец ответил он, понимая, что это важно, но не понимая, почему. — Он сказал именно так, госпожа. Ткач соткал Охоту и отпустил их на свободу, чтобы мы, в свою очередь, могли получить нашу собственную свободу благодаря им. Добро и зло, Свет и Тьма, они есть во всех мирах Гобелена, потому что нить Оуина и королей, которые следуют за ребенком, тянется через небо.

Она теперь отвернулась от моря и смотрела на него. Он не мог прочесть выражения ее глаз; он никогда не умел читать их выражение. Она сказала:

— И поэтому, из-за Охоты, стало возможным появление Ракота Могрима.

Это не был вопрос. Она проникла в самую глубинную, самую печальную часть этой истории. Он ответил теми словами, которые услышал когда-то от Кинуин и Кернана, единственными словами, которые можно было сказать в ответ:

— Он — та цена, которую мы платим.

Помолчав, немного громче, чем раньше, из-за сильного ветра, он прибавил:

— Он находится вне ткани Гобелена. Из-за того, что Охота свободна, неподвластна никому, сам Станок потерял священную неприкосновенность; он перестал быть всем. Поэтому Могрим сумел прийти извне, из вневременья, из-за стен Ночи, которые окружают всех нас, остальных, даже Богов, и войти во Фьонавар, а значит — во все миры. Он здесь, но не является частью Гобелена; он никогда не сделал ничего, что привязало бы его к Гобелену, и поэтому не может умереть, даже если вся ткань Гобелена на Станке рассыплется и все нити будут утрачены.

Эту часть истории Брендель уже знал, хоть и не знал, как это все началось. С болью в сердце он смотрел на сидящую рядом с ними женщину и сумел прочесть одну из ее мыслей. Он не был мудрее, чем Флидис, он даже не знал ее так давно, как он, но он настроил свою душу на служение ей с той самой ночи, когда она находилась под его защитой, а ее похитили. Он сказал:

— Дженнифер, если все это правда, если Ткач установил ограничение на собственную власть определять наши судьбы, то отсюда следует — наверняка должно следовать, — что приговор Воина может быть отменен.

Эта мысль зародилась у нее самой, как намек, как зернышко света во тьме, окружавшей ее. Она смотрела на него без улыбки, не решаясь на улыбку, но черты ее лица смягчились, и голос дрогнул, отчего у него защемило сердце.

— Знаю, — сказала она. — Я думала об этом. О, друг мой, неужели это возможно? Я почувствовала разницу, когда впервые увидела его, это правда! Здесь не было никого, кто был Ланселотом, так же как я была Джиневрой, кто бы помнил мою историю. Я ему это говорила. На этот раз нас здесь только двое.

Он увидел на ее лице розовый отсвет, намек на румянец, исчезнувший с тех пор, как «Придуин» подняла паруса. Он, казалось, вернул ее обратно, во всей ее красоте, из мира статуй и икон в мир живых женщин, способных любить и смеющих надеяться.

Было бы лучше, гораздо лучше, думал альв с горечью позже той ночью, когда не мог уснуть, если бы она никогда не позволяла себе так открывать свою душу.

— Продолжать? — спросил Флидис с некоторым высокомерием, свойственным искусному рассказчику.

— Пожалуйста, — мягко пробормотала она, снова поворачиваясь к нему. Но потом, когда он снова начал рассказ, она опять не отрывала глаз от моря. И, сидя так, она слушала его повествование о том, как Охота потеряла ребенка, всадника Иселен, в ту ночь, когда они передвинули луну. Она пыталась внимательно слушать переливы его низкого голоса, доносящегося с порывами ветра. О том, как Коннла, самый могучий из параико, согласился наложить заклятие, которое заставило бы Охоту отправиться на покой до тех пор, пока не родится еще один ребенок, который сможет пойти вместе с ними по Самому Долгому Пути — Пути, который вьется между мирами и звездами.

Однако как она ни старалась, но не могла совладать со своими мыслями, потому что объяснение андаина проникло в ее душу, и не только так, как понял Брендель. Этот вопрос о произвольности, о подаренном Ткачом своим детям выборе, привносил в ткань судьбы Артура возможность искупления, о которой она никогда прежде не позволяла себе мечтать. Но было и нечто большее в том, что сказал Флидис. Нечто такое, что выходило за рамки их собственной долгой трагедии во всех ее повторениях, и этого не заметил светлый альв, а Флидис ничего об этом не знал.

Но Дженнифер знала, и она хранила это знание в своем сильно бьющемся сердце. «Свободной, не подвластной никому» назвал Кернан, повелитель зверей, Дикую Охоту и тот выбор, который она олицетворяла, то было ее собственное слово. Ее собственное, инстинктивно найденное слово, определяющее ее ответ Могриму. Дающее определение ее ребенку и его выбору.

Она пристально смотрела в море. Ветер уже дул очень сильно, и быстро надвигались штормовые тучи. Она заставляла себя сохранять спокойное выражение лица, но внутри была столь открытой и незащищенной, как никогда прежде.

И в этот момент Дариен опустился на землю у реки, на опушке леса, и снова принял человеческий вид.

Гром доносился пока что издалека, а тучи плыли еще вдали над морем. Но шторм гнал ветер с юго-запада, и, когда свет начал меняться, альв, чувствующий погоду, встревожился. Он взял Дженнифер за руку, и все трое ушли в комнату наверху. Флидис задвинул изогнутые стекла окон на место. Они закрывались плотно, и во внезапно наступившей тишине Брендель увидел, что андаин вдруг склонил набок голову, словно что-то услышал.

Так и было. Завывание ветра на балконе экранировало от него сигналы тревоги, доносящиеся из Пендаранского леса. Туда вторгся посторонний. Даже двое: один уже здесь, сейчас, а другой приближается и скоро должен был появиться.

Того, что приближался, он знал и боялся, так как это был его господин, повелитель всех андаинов и самый могучий из них, но второго, того, что стоял в этот момент внизу, он не знал, и силы леса его тоже не знали, и это их пугало. От страха они впали в ярость, и он ощущал сейчас эту ярость как серию толчков более сильных, чем порывы ветра на балконе.

«Спокойно, — отправил он им послание, хотя сам вовсе не был спокоен. — Я сейчас спущусь. Я с этим разберусь».

Джен он мрачно сказал:

— Сюда кто-то пришел, и Галадан сейчас спешит к этому месту.

Он видел, как эти двое переглянулись, и почувствовал напряжение, сгустившееся в комнате. Он подумал, что они отражают его собственную тревогу, ничего не зная о тех общих воспоминаниях, которые остались у них обоих о повелителе волков после встречи с ним в лесу к востоку от Парас Дерваля немногим более года назад.

— Вы кого-нибудь ждете? — спросил он. — Кто мог последовать за вами сюда?

— Кто мог последовать сюда за нами? — переспросил Брендель. Альв внезапно по-новому просветлел, словно сбросил плащ, и его истинная природа сияла без преград. — Никто не прибыл по морю, мы бы их увидели, а как мог кто-то пройти через лес?

— Мог, если он сильнее леса, — ответил Флидис, раздраженный проскользнувшим в его собственном голосе намеком на испуг.

Брендель уже стоял у лестницы.

— Дженнифер, ждите здесь. Мы спустимся вниз и все узнаем. Заприте за нами дверь и откроете только на голос одного из нас. — Произнося эти слова, он вынул свой короткий меч из ножен и повернулся к Флидису: — Сколько осталось до появления Галадана?

Андаин послал вопрос лесу и получил ответ.

— Полчаса, возможно, меньше. Он бежит очень быстро, в обличье волка.

— Ты мне поможешь? — напрямую спросил его Брендель.

Это, конечно, был вопрос. Полубогов редко волновали дела смертных, и еще реже они в них вмешивались. Но у Флидиса тут был свой интерес, самый давний, самый глубоко спрятанный, поэтому он ответил, чтобы выиграть время:

— Я спущусь с тобой вниз. Я обещал лесу посмотреть, кто это такой.

Брендель увидел, что Дженнифер снова сильно побледнела, но ее руки не дрожали, а голова оставалась высоко поднятой, и он еще раз был потрясен ее несгибаемым мужеством. Она сказала:

— Я пойду вниз. Тот, кто пришел, сделал это из-за меня; возможно, это друг.

— А может, и нет, — мрачно ответил Брендель.

— Тогда в этой комнате мне грозит не меньшая опасность, — спокойно ответила она и остановилась на площадке винтовой лестницы, пропуская его вперед. Он еще секунду поколебался, потом его глаза стали зелеными, точно такого же цвета, как у нее. Он взял ее руку и поднес к своему лбу, а потом к губам, повернулся и начал спускаться по каменным ступенькам быстрым и легким шагом, с обнаженным мечом в руке. Она последовала за ним, а за ней шел Флидис, лихорадочно просчитывая в уме варианты, весь в огне от разнообразных предположений и открывающихся возможностей и от стараний скрыть возбуждение.

Они увидела Дариена, стоящего у реки, как только вышли на берег.

Ветер доносил обжигающие кожу водяные брызги морской воды, а небо потемнело за те секунды, пока они спускались вниз. Теперь оно стало пурпурным, пронизанным полосами красного, а над морем, над вздымающимися волнами, гремели раскаты грома.

Но все это прошло мимо сознания Бренделя, который сразу же узнал пришельца. Он быстро обернулся, чтобы как-то предупредить Дженнифер и дать ей время подготовиться. Но по выражению ее лица понял, что она не нуждается в предупреждении. Она уже знала, кто этот мальчик, стоящий перед ними. Он посмотрел в ее лицо, мокрое от океанских брызг, и отступил в сторону, а она пошла вперед, к реке, где стоял Дариен.

Сзади подошел Флидис, капли сверкали на его лысине, а на лице застыло выражение жадного любопытства. Брендель вспомнил о мече в своей руке и молча вложил его в ножны. А потом они с андаином смотрели как мать и сын встретились впервые с той ночи, когда родился Дариен.

Мозг Бренделя захлестнуло оглушительное сознание того, как много сейчас положено на чашу весов. Он никогда не забывал тот день у Древа Жизни и слова Кернана: «Почему ему позволили остаться в живых?» Он думал об этом, думал о Пуйле, находящемся где-то далеко в море, и ни на мгновение не забывал о сыне Кернана, приближающемся к ним сейчас так же быстро, как надвигающийся шторм, но гораздо более опасном.

Он опустил взгляд на стоящего рядом андаина, он не доверял горящему, любопытному взгляду Флидиса. Но что он мог сделать, в конце концов? Он мог стоять рядом и быть начеку; мог умереть, защищая Дженнифер, если дойдет до этого; мог наблюдать.

И он увидел, как Дариен осторожно двинулся вперед, прочь от берега реки. Когда мальчик подошел ближе, Брендель увидел на его голове корону, в центр которой был вставлен темный камень, и глубоко в его памяти раздался звон, похожий на звон хрусталя о хрусталь, предостережение собственных воспоминаний. Он потянулся к ним, но в этот момент увидел, как мальчик протянул матери кинжал в ножнах, и, когда Дариен заговорил, воспоминания Бренделя унеслись под напором событий настоящего.

— Ты… ты возьмешь подарок? — услышал он. Ему казалось, что мальчик готов в любую секунду убежать, от малейшего вздоха, от падения листа. Он застыл неподвижно и, не веря своим ушам, услышал ответ Дженнифер.

— Разве он твой, чтобы его дарить? — В ее голосе звучал леденящий холод и сталь. Жесткий, холодный, звучный ее голос кинжалом рассек ветер, острый, как тот клинок, который предлагал ей сын.

Сбитый с толку, не готовый к этому, Дариен отшатнулся назад. Кинжал выпал из его пальцев. Душа Бренделя болела за него, за них обоих, но он хранил молчание, хотя все его существо кричало, умоляя Дженнифер быть осторожной, быть доброй, сделать все, что она обязана сделать, чтобы удержать мальчика подле себя.

За его спиной раздался какой-то шум. Он быстро оглянулся, рука его скользнула к мечу. На опушке леса к востоку от Анор Лизен стояла Ясновидящая Бреннина, ветер развевал ее седые волосы, и они падали ей на глаза. Через мгновение его изумленный взор разглядел Верховную жрицу, а потом красавицу Шарру из Катала, и загадка одновременно прояснилась и стала еще непонятнее. Должно быть, они явились из Храма, воспользовавшись магией Джаэль. Но почему? Что происходит?

Флидис тоже заметил их появление, а Дженнифер и Дариен нет, они были слишком сосредоточены друг на друге. Брендель снова повернулся к ним. Дженнифер стояла к нему спиной, и он не видел ее лица, но спина у нее была прямой, а голова надменно поднята, пока она говорила с сыном.

Он казался маленьким и хрупким, стоя на свирепом ветру.

— Я думал, он может… порадовать тебя. Я его взял. Я думал…

Это произойдет сейчас, подумал Брендель. Ведь сейчас она, конечно, облегчит ему путь?

— Он меня не радует, — ответила Дженнифер. — Почему я должна радоваться клинку, который тебе не принадлежит?

Брендель сжал кулаки. Казалось, сердце его тоже сжимает чей-то кулак. «Ох, осторожнее, — думал он. — О, пожалуйста, будь осторожна».

— Что ты здесь делаешь? — услышал он голос матери Дариена.

Голова мальчика дернулась, будто она дала ему пощечину.

— Я… она мне сказала. Та, с седыми волосами. Она сказала, что ты… — Он осекся. Если он и сказал что-то еще, то его слова унесло порывом ветра.

— Она сказала, что я здесь, — холодно ответила его мать, очень четко и ясно. — Очень хорошо. Она была права, конечно. Ну, и что с того? Чего ты хочешь, Дариен? Ты уже больше не маленький мальчик, ты сам это для себя устроил. Ты хочешь, чтобы я обращалась с тобой, как с маленьким?

Конечно, хочет, так и подмывало крикнуть Бренделя. Разве она не понимает? Неужели ей так трудно понять?

Дариен выпрямился. Его руки рванулись вперед, почти сами по себе. Он откинул назад голову, и Бренделю показалось, что он увидел вспышку. Потом мальчик крикнул, из самой глубины души:

— Разве я тебе не нужен?

Из его вытянутых рук вылетели две молнии и пронеслись слева и справа от его матери. Одна полетела в бухту и ударила в лодочку, привязанную к пристани, и разнесла ее в щепки. Другая с шипением пронеслась мимо лица его матери и превратила в факел дерево на опушке леса.

— Всемогущий Ткач! — ахнул Брендель. Стоящий рядом Флидис издал сдавленное восклицание, побежал со всех своих коротких ног и остановился под горящим деревом. Андаин поднял руки к пламени и стал произносить какие-то слова, слишком быстро и тихо, чтобы их можно было расслышать, и огонь погас.

На этот раз — настоящий огонь, в оцепенении подумал Брендель. В прошлый раз, у Древа Жизни, это была всего лишь иллюзия. Одному Ткачу ведомо, где кончается мощь этого ребенка или куда она будет направлена.

И словно в ответ на его мысли, на его невысказанные опасения, Дариен снова заговорил, на этот раз ясно и четко, голосом, который перекрыл ветер и гром над морем и барабанный бой, доносившийся все громче из лесной чащи.

— Должен ли я идти в Старкадх? — с вызовом спросил он у матери. — Посмотреть, может быть, отец встретит меня более приветливо? Сомневаюсь, что Ракот постесняется взять украденный кинжал. Ты оставляешь выбор за мной, мама?

Он не ребенок, подумал Брендель. Эти слова и голос принадлежат не ребенку.

Дженнифер не сделала ни одного движения и не вздрогнула, даже когда мимо нее пролетели молнии. Только пальцы ее рук, расставленные веером у бедер, давали знать о ее напряжении. И снова, среди всех сомнений, и страхов, и отчаянного непонимания, Бренделя повергло в благоговейное изумление то, что он в ней увидел.

Она сказала:

— Дариен, я оставляю тебе единственный существующий выбор. Вот что я тебе скажу, и больше ничего: ты жив, хотя твой отец желал моей смерти, чтобы ты никогда не попал в ткань Гобелена. Я не могу принять тебя в свои объятия, и не могу найти для тебя любви и крова, как нашла их в доме Ваз, когда ты родился. Для этого время миновало. Тебе предстоит сделать выбор, и все, что я знаю, подсказывает мне, что для этого тебе нужна свобода и отсутствие ограничений, или этот выбор вообще теряет смысл. Если я сейчас привяжу тебя к себе или даже попытаюсь это сделать, ты перестанешь быть тем, что ты есть.

— А если я не хочу делать этот выбор?

Брендель пытался понять, ему показалось, что голос Дариена выражает его подвешенное состояние, словно он находится на полпути между новой демонстрацией своей мощи и мольбой о помощи.

Его мать рассмеялась, но не резко.

— Ох, дитя мое! — сказала она. — Никто из нас не хочет, но всем нам приходится делать выбор. Твой выбор всего лишь самый трудный и самый важный.

Ветер чуть-чуть стих, замер, заколебался.

Дариен сказал:

— Финн мне говорил… прежде… что моя мать меня любит и что она сделала меня особенным.

И теперь, словно помимо своей воли, ладони Дженнифер оторвались от боков, и она плотно обхватила свои локти, скрестив перед собой руки.

Она заговорила было, потом резко остановилась, словно натянула крепкую, жесткую узду.

Через секунду продолжила уже другим тоном:

— Он ошибся… насчет того, что я сделала тебя особенным. Теперь ты это знаешь. Твоя сила исходит от Ракота, когда твои глаза становятся красными. От меня тебе досталась только свобода и право сделать свой собственный выбор между Светом и Тьмой. Больше ничего.

— Нет, Джен! — крикнула Ясновидящая Бреннина, и ее крик подхватил ветер.

Слишком поздно. Глаза Дариена снова изменились, когда прозвучали последние слова, и по его горькому смеху Брендель понял, что они его потеряли. Ветер снова взвыл. Еще сильнее, чем раньше; и, заглушая его, заглушая низкий рокот барабанов Пендаранского леса, Дариен воскликнул:

— Неверно, мать! Ты все говоришь неверно. Я здесь не для того, чтобы выбирать, а чтобы меня выбирали!

Он указал на свой лоб.

— Видишь, что я ношу на голове? Узнаешь это? — Снова прогремел гром, еще громче, чем все предыдущие раскаты, и полил дождь. Голос Дариена прорывался сквозь него, над ним. — Это Венец Лизен! Свет против Тьмы — и он погас, когда я надел его!

Молния прорезала небо к западу от них. Потом снова прогремел гром. Потом Дариен сказал:

— Разве ты не понимаешь? Свет отвернулся от меня, а теперь и ты тоже. Выбор? У меня нет выбора! Я принадлежу Тьме, которая гасит Свет, — и я знаю куда идти!

И с этими словами он поднял с песка у ног кинжал; потом он побежал, не обращая внимания на угрожающий рокот леса, презирая его, прямо в Пендаран сквозь потоки дождя, оставив их шестерых на открытом берегу во власти налетевшей бури и охватившего их безмерного ужаса.

Дженнифер обернулась. Дождь стоял сплошной стеной; Брендель никак не мог понять, что у нее на лице — дождь или слезы.

— Пойдем, — сказал он, — мы должны вернуться в Башню. Здесь находиться опасно!

Дженнифер не обратила на него внимания. Подошли три другие женщины. Она повернулась к Ким, словно чего-то ожидала.

И получила.

— Что ты наделала, во имя всего святого? — крикнула сквозь бурю Ясновидящая Бреннина. Трудно было устоять прямо; все они промокли до нитки. — Я послала его сюда, это была последняя возможность удержать его от Старкадха, а ты прогнала его прямиком туда! Все, чего он хотел, это утешения, Джен!

Но ей ответила Джиневра, более холодная, более суровая, чем стихии:

— Утешения? Разве я могу дать утешение, Кимберли? А ты можешь? А все мы, сегодня, сейчас? Ты не имела права посылать его сюда, и ты это знаешь! Я хотела, чтобы он имел свободу выбора, и я от этого не отступлюсь! Джаэль, что ты сделала, как ты думаешь? Ты была там, в музыкальной комнате Парас Дерваля, когда я говорила это Полу. Я все это говорила всерьез! Если мы его привяжем к себе или хотя бы попытаемся, он для нас будет потерян!

В глубоком тайнике ее души таилась еще одна мысль, но она не сказала ее вслух. Это была ее собственная мысль слишком личная, чтобы произнести вслух. «Он — моя Дикая Охота, — снова и снова шептала она в душе. — Мой Оуин, мои короли-призраки, мой ребенок на Иселен. Все они». Она не закрывала глаза на последствия. Она знала, что они убивали с радостью и без разбора. Она знала, что они такое. Она также знала после рассказа Флидиса на балконе, что они означали. Она гневно смотрела на Кимберли сквозь секущий дождь, бросая ей вызов. Но Ясновидящая молчала, и в ее глазах Дженнифер больше не видела гнева или страха, лишь печаль, мудрость и любовь, неизменную любовь, сколько она помнила. Горло ее странно сжалось.

— Простите. — Женщины посмотрели вниз на говорившего. — Простите, — повторил Флидис, который вел жестокую борьбу со своим сильно бьющимся сердцем и пытался говорить спокойным голосом. — Как я понимаю, вы — Ясновидящая Бреннина?

— Да, — ответила Ким.

— Я — Флидис, — сказал он, неоправданно быстро произнося даже это, небрежно выбранное имя. Но у него уже лопнуло терпение: он уже был так близок, так близок к цели. Он боялся сойти с ума от возбуждения. — Должен вам сказать, что Галадан совсем близко, в нескольких минутах бега, по моим подсчетам.

Дженнифер поднесла ладони ко рту. Она забыла, полностью поглощенная событиями последних минут. Но теперь все вспомнила: ночь в лесу и волка, который похитил ее для Могрима, а потом превратился в человека, сказавшего: «Ей еще предстоит путь на север. Если бы не это, я мог бы взять ее себе». Прямо перед тем, как он отдал ее лебедю.

Она содрогнулась. Не могла удержаться. Услышала, как сказал Флидис, продолжавший почему-то обращаться к Ким:

— Мне кажется, я могу помочь. Думаю, мне удастся увести его от этого места, если я буду действовать быстро.

— Так иди же! — воскликнула Ким. — Если он всего в нескольких минутах отсюда…

— Или же, — продолжал Флидис, не в силах сдержаться и повышая голос, — я могу ничего не делать как обычно поступают андаины. Или же, если мне захочется, я могу рассказать ему, кто именно только что покинул эту поляну и кто находится здесь.

— Сначала я тебя убью! — вмешался Брендель, глаза его сверкали сквозь завесу дождя. Молния стрелой ударила в кипящее море. Раздался еще один раскат грома.

— Ты мог бы попытаться, — невозмутимо ответил Флидис. — Тебе это не удалось бы. А потом придет Галадан.

Он замолчал в ожидании, глядя на Ким, которая медленно сказала:

— Ладно. Чего ты хочешь?

Среди рева бури Флидис ощутил в своей душе ослепительный свет. Нежно, с неописуемым восторгом он ответил:

— Только одну вещь. Небольшую. Такую маленькую. Всего лишь имя. Имя, которым можно вызвать Воина. — Душа его пела. Он исполнил небольшой танец на мокрой полоске земли, не смог сдержаться. Оно было здесь. У него в руках.

— Нет, — сказала Кимберли.

У него отвисла челюсть, прямо в промокший насквозь ком бороды.

— Нет, — повторила она. — Я дала клятву, когда он пришел ко мне, и я ее не нарушу.

— Ясновидящая… — начала Джаэль.

— Ты должна! — простонал Флидис. — Должна сказать мне! Это единственная нерешенная загадка! Последняя! Я знаю все остальные ответы. Я никому никогда не скажу. Никогда! Ткач и все Боги свидетели — я никогда никому не скажу, но я должен это знать, Ясновидящая! Это мое самое заветное желание!

Странная, судьбоносная фраза, преследующая ее через миры. Ким помнила эти слова все минувшие годы жизни, снова вспомнила их на горном плато, рядом с лежащим без сознания Броком. Она смотрела вниз на похожего на гнома андаина, который ломал руки в отчаянии. Она вспомнила Артура в тот момент, когда он ответил на ее призыв в Гластонбери Торе, его сгорбленные, как под тяжестью груза, плечи, усталость и звезды, падающие и падающие в его глазах. Перевела взгляд на Дженнифер, которая была Джиневрой.

И та сказала, тихо, но так, что ее услышали сквозь ветер и дождь:

— Скажи ему. Так это имя и передается. Это часть задуманного рока. Нарушенные клятвы и горе лежат в самом сердце этой истории, Ким. Прости меня, мне очень жаль!

В конце концов именно эта просьба о прощении убедила ее, как ничто другое. Она молча повернулась и отошла немного в сторону. Оглянулась назад и кивнула андаину. Спотыкаясь, чуть не падая в своем нетерпении и спешке, он подбежал к ней. Она смотрела на него сверху, не стараясь скрыть своего презрения.

— Отсюда ты уйдешь с этим именем, но я потребую от тебя двух вещей. Никогда не повторять его ни одной живой душе в любом из миров и разобраться с Галаданом сейчас, сделать то, что нужно, чтобы не пустить его в эту Башню и не позволить ему узнать о Дариене. Ты это сделаешь?

— Клянусь всеми магическими силами Фьонавара, — ответил он. Он едва мог справиться со своим голосом, заставить его повиноваться. Он привстал на цыпочки, чтобы стать поближе к ней. Ее невольно тронула эта беспомощная страсть, это желание, написанное у него на лице.

— Детоубийца, — произнесла она и нарушила клятву.

Он закрыл глаза. По его лицу разлилось сияние экстаза.

— Ах! — простонал он, преображенный. — Ах! — Больше он ничего не сказал и остался стоять так, с закрытыми глазами, подставив лицо под потоки дождя словно под благословение.

Затем он открыл глаза и в упор посмотрел на нее. С достоинством, которого она от него не ожидала так скоро после экзальтации, он сказал:

— Ты меня сейчас ненавидишь. И не без причины. Но выслушай меня, Ясновидящая: я сделаю все, в чем поклялся, и даже больше. Ты освободила меня, исполнив заветное желание. Когда у души есть то, что ей необходимо, она освобождается от тоски, и это произошло сейчас со мной. Из Тьмы того, что я сделал с тобой, возникнет Свет, либо я умру в попытке этого добиться. — Он протянул руки и взял ее ладонь в свои. — Не входите в Башню; он знает, когда там находятся люди. Вытерпите дождь и ждите меня. Я вас не подведу.

Затем он исчез, убежал на коротких, кривых ножках, но, как только вошел в лес, полетел стремглав и растворился в нем, одна из волшебных сил Пендарана, попавшая в свою стихию.

Ким вернулась к остальным, ожидающим западнее на полоске песка. Они стояли, сбившись в кучку, под яростным напором стихий. Какое-то чувство, инстинкт заставил ее бросить взгляд на свою руку. Не на Бальрат, который совершенно погас, а на камень веллин на ее запястье. И увидела, что он медленно пульсирует.

Здесь присутствовала сила. Магия в этой буре. Ей следовало понять с самого начала, когда задул ветер. Но не было времени осознать или подумать о чем-либо, кроме Дариена, с того момента, когда Джаэль перенесла их сюда. Теперь время появилось. Теперь появилось мгновение, спокойное пространство среди дикой ярости стихий. Она подняла взгляд, посмотрела мимо трех остальных женщин и Бренделя в море и увидела корабль, беспомощно бегущий впереди ветра в бухту.

Глава 6

Долго Колл из Тарлиндела сражался с ветром у румпеля своего корабля. Отчаянно и искусно лавируя против юго-западного ветра, он боролся с ним большую часть пасмурного дня, чтобы удержать «Придуин» на курсе, который приведет их назад, в гавань, откуда они вышли. Выкрикивая команды голосом, перекрывающим грохот шторма, он заставлял людей из Южной твердыни прыгать от паруса к парусу, спускать их, регулировать, бороться за каждый дюйм, приближающий их к востоку, который удавалось отвоевать у стихий, теснящих корабль на север.

Это была демонстрация мастерства морехода высшего класса, расчетов, сделанных при помощи инстинкта и нервов на палубе дико мечущегося корабля, физической силы и мужества, так как Колл напрягал всю мощь своих мускулистых рук, чтобы удержаться против напора бури, сбивающей корабль с выбранного курса.

И это был только ветер, только первый тонкий туман дождевых капель. Настоящий шторм, устрашающе догоняющий их с правого борта и с кормы, был еще впереди. Но он надвигался, поглощал остаток неба. Они слышали гром, видели вспышки молний на западе, чувствовали, что ветер становился все более свирепым, насквозь промокли под непрерывным, слепящим дождем, скользили на качающейся палубе и старались выполнять команды, которые непрерывно подавал им Колл.

Он спокойно выкрикивал приказы, маневрируя с врожденным искусством, замерял глубину с обоих бортов и часто бросал взгляд наверх, чтобы оценить наполненность парусов и скорость надвигающегося шторма. Спокойно делал он все это, но с яростной, страстной напряженностью и с немалой гордостью.

И спокойно, когда все стало ясно и не осталось сомнений в том, что у него нет выбора, Колл сдался.

— Лево на борт! — прогремел он тем же голосом каким отдавал приказы на протяжении всей битвы со штормом. — На северо-восток! Мне очень жаль, Дьярмуд, нам придется идти со штормом и попытать удачи на другом конце!

Дьярмуд дан Айлиль, наследник королевства Бреннин, был слишком занят тем, что сражался с канатом паруса, выполняя отданную команду, чтобы как-то реагировать на его просьбу о прощении. Рядом с принцем, промокший насквозь, почти оглушенный воем бури, Пол пытался быть полезным и справиться с тем, что было ему известно.

С тем, что знал с самого первого порыва ветра два часа тому назад, с первого взгляда на черную полоску на юго-западном горизонте, которая теперь превратилась в завесу, в плотную темноту, закрывшую небо. По биению пульса Морнира внутри себя, по спокойному месту, похожему на озеро, в своей крови, которое отмечало присутствие Бога, он знал: то, что надвигалось, было не просто штормом.

Он был Пуйл Дважды Рожденный, одаренный властью на Древе Жизни, получивший новое имя, и он умел распознать проявление столь могучей силы. Морнир предостерег его, но больше ничего не мог сделать, Пол это знал. Это был не его шторм, несмотря на сокрушительные раскаты грома, и не Лиранана, неуловимого морского Бога. Его мог бы устроить Метран с помощью Котла Кат Миголя, но маг-предатель был мертв, а Котел разлетелся на куски. И этот шторм далеко в открытом море послал не Ракот Могрим из Старкадха.

Что означало только одно, и у Колла из Тарлиндела, при всем его доблестном мастерстве, не было ни малейшего шанса. Такое не скажешь капитану корабля в море, это Пол хорошо понимал. Надо позволить ему сражаться и верить, что он угадает момент, когда сражаться дальше бессмысленно. А после, если уцелеешь, можно попытаться излечить его гордость, поведав ему, почему он потерпел поражение.

Если уцелеешь.

— Клянусь кровью Лизен! — воскликнул Дьярмуд. Пол поднял глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, что небо полностью поглотила тьма, и темно-зеленая волна, вдвое выше корабля, нависла над ним и начала рушиться вниз.

— Держись! — снова крикнул принц и железной хваткой вцепился в его наспех наброшенную куртку. Пол обхватил одной рукой Дьярмуда, а вторую продел в веревочную петлю, привязанную к мачте, и стиснул ее изо всех сил. Потом закрыл глаза.

Волна обрушилась на них всей тяжестью моря и рока. Судьбы, от которой невозможно уйти, которую невозможно отодвинуть. Дьярмуд держал его, а Пол сжимал принца, и оба цеплялись друг за друга, как дети, которыми они и были.

Дети Ткача. Ткача у Станка, который послал этот шторм.

Когда Пол снова обрел способность видеть и дышать, он сквозь хлещущий дождь и водяную пыль взглянул в сторону румпеля. Колл получил так необходимую ему помощь, чтобы справиться с задачей, от которой мышцы рвались, и удержать корабль на новом курсе. Теперь они неслись со всей скоростью шторма, с угрожающей, шокирующей быстротой в бушующем море, со скоростью, при которой малейший поворот руля мог перевернуть их вверх килем, словно игрушку на волнах. Но теперь рядом с Коллом был Артур Пендрагон, помогал сохранять равновесие, сражался плечом к плечу рядом с моряком. Соленые брызги насквозь пропитали его седеющую бороду, и Пол знал — хоть едва различал их с того места, где он скорчился под главной мачтой, — что в глазах Воина все падали и падали звезды, пока его снова уносила к предсказанной судьбе рука Ткача, который соткал эту судьбу.

Дети, подумал Пол. Они все были одновременно детьми, беспомощными на этом корабле, и детьми которые умерли, когда Воин был молодым и так ужасно боялся, что его прекрасная мечта погибнет. Оба образа слились в его воображении, как сливались, расплываясь, дождь и морские брызги, гонящие их вперед.

Впереди ветра «Придуин» неслась по морю с такой скоростью, которую не способен был выдержать ни один корабль, никакие паруса. Но дерево этого корабля, хоть и трещало и скрежетало от напряжения, пока держалось, а паруса, сотканные с любовью, и старанием, и с веками передаваемым из рук в руки мастерством в Тарлинделе, городе моряков, ловили этот завывающий ветер, раздувались, но не рвались, пусть даже черное небо над ними распарывали в клочки молнии, и само море содрогалось от раскатов грома.

На безумном гребне этой скорости двое мужчин у румпеля пытались удержать корабль на курсе, их тела напрягались от сверхчеловеческих усилий. А затем, без всякого удивления, только с приглушенным, болезненным ощущением неизбежности, Пол увидел, как к ним пробрался Ланселот Озерный. И поэтому в самом конце их было трое: Колл управлял кораблем вместе со стоящими по обеим сторонам от него Артуром и Ланселотом. Их ноги были широко расставлены на скользкой палубе, руки сжимали румпель в безупречной, необходимой гармонии, и они вместе направляли этот маленький, отважный, такой выносливый корабль в бухту Анор Лизен.

И неслись прямо на острые зубья скал, охраняющих южный вход в залив, потому что не в силах были отклониться ни на одно деление от направления ветра.

Пол после так и не понял, предназначено ли им было выжить или нет. Артур и Ланселот должны были уцелеть, это он знал, иначе не было никакого смысла в этом шторме, который принес их сюда. Но остальные не были незаменимыми, какой бы горькой ни казалась эта мысль для дальнейшего течения этой истории.

И еще он не понял, что именно предупредило его.

Они неслись так быстро сквозь тьму и брызги, сквозь слепящую пелену дождя, что никто из них не видел даже берега, не говоря уже о скалах. Вспоминая тот момент, пытаясь вновь пережить его, он после решил, что, возможно, заговорили его вороны, но тогда на «Придуин» царил хаос, и он не был в этом уверен.

Пол знал одно: в какую-то долю секунды, перед тем как «Придуин» раскололась бы на щепки и шпангоуты, он поднялся на ноги, неестественно твердо встал под напором неестественного шторма и крикнул голосом, в котором прогремели раскаты грома, который сам стал громом внутри грома, — точно так же, как Пол был частью Древа Жизни и был внутри его в ту ночь, когда готовился умереть. И этим голосом, голосом Морнира, который вернул его снова в жизнь, он крикнул: «Лиранан!» — как раз в то мгновение, когда они врезались в скалы.

Мачты треснули, как ломающиеся деревья; бока и палуба лопнули; днище судна было безжалостно, полностью, сорвано, и внутрь хлынула темная вода. Пола сбросило с палубы внезапно остановившегося корабля, словно листок, ветку, нечто бессмысленное и ненужное. Они все полетели за борт, все члены команды того корабля, который еще мгновение назад был любимой «Придуин» дедушки Колла.

И в ту долю секунды, пока Пол летел, в течение еще одного колебания времени, пробуя на вкус вторую смерть, зная, что под ним скалы и кипящее, разъяренное, все уничтожающее море, в ту самую долю секунды он ясно услышал в своем мозгу голос, который хорошо помнил.

С ним говорил Лиранан:

— Я за это заплачу, и меня заставят платить не один раз, пока вся ткань времени не будет соткана. Но я перед тобой в долгу, брат: морские звезды снова сияют в глубине. Ты мне ничем не обязан: это подарок. Помни обо мне!

И затем Пол беспомощно рухнул в воды бухты. В спокойные, гладкие, сине-зеленые воды бухты. Далеко от зазубренных, убийственных скал, от смертоносного ветра, под тихим дождем, мягко падающим с неба, переставшим больно хлестать под напором бури.

Прямо за изогнутым краем бухты продолжал бушевать шторм, молнии продолжали рвать пурпурные тучи. А там, где он находился, где все они находились, дождь мягко сыпал из затянутого облаками летнего неба, пока они плыли поодиночке, парами или группками к полоске берега у подножия Башни Лизен.

Где стояла Дженнифер.

Произошло чудо, понимала Ким. Но еще она понимала слишком многое, чтобы лить слезы лишь облегчения и радости. Слишком плотно был соткан этот Гобелен, слишком насыщен красками и оттенками, состоял из тысяч переплетенных нитей, и чистые, несмешанные чувства были невозможны.

Они видели, как корабль стремглав несся на скалы. Затем, в самый момент ужасного осознания, они услышали повелительный голос, нечто среднее между раскатом грома и голосом человека, и в то же мгновение — точно в то же мгновение — ветер полностью стих, и воды бухты стали гладкими, как стекло. Люди, находившиеся на палубе «Придуин», посыпались через борта разваливающегося корабля в бухту, где им суждено было бы погибнуть еще две секунды назад.

Чудо. Позже, возможно, у нее будет время поискать его источник и принести благодарность. Но не сейчас. Не сейчас, когда на ее глазах разворачивается та долгая, запутанная, пронизанная печалью история.

Их все же оказалось трое, и Ким ничего, ничего не могла поделать, чтобы у нее так не болело сердце. Из моря вышел человек, которого не было на «Придуин» во время отплытия. Очень высокий, с темными волосами и темными глазами. У пояса его висел длинный меч, а рядом шел Кавалл, серый пес, а на руках, осторожно вытянутых вперед, этот человек нес тело Артура Пендрагона, и все пятеро людей, ожидающих на берегу, знали, кто этот человек.

Четверо немного отстали, хотя Ким понимала, что все чувства в душе Шарры толкали ее к морю, из которого как раз в тот момент вынырнул Дьярмуд и помогал одному из своих людей выбраться из воды. Но она поборола свой порыв, и Ким ее за это уважала. Стоя между Шаррой и Джаэль, на шаг впереди и в стороне от Бренделя, она смотрела, как Дженнифер вышла вперед под тихим дождем и остановилась перед двумя мужчинами, которых любила и которые любили ее, на протяжении столь многих жизней в столь многих мирах.

Джиневра вспоминала, как в тот день стояла на балконе Башни и Флидис говорил о свободе, произвольности, как о переменной величине, которую Ткач ввел в свой Гобелен, чтобы наложить ограничение на самого себя. Она вспоминала, словно откуда-то из бесконечной дали, вспыхнувшую в ней надежду на то, что на этот раз все могло сложиться иначе. Потому что здесь не было Ланселота, третьей вершины треугольника, и поэтому замысел Ткача еще мог измениться, ведь сам Ткач оставил на Гобелене место для перемен.

Никто не знал об этих ее мыслях, и никто никогда не узнает. Теперь они были похоронены, разрушены и исчезли.

А вместо них появился Ланселот Озерный, чья душа была второй половинкой ее собственной души. Чьи глаза были такими же темными, как в любой предыдущий раз, такими же ничего не требующими, такими же понимающими, с той же болью в глубине, которую лишь она одна могла понять и исцелить. Чьи руки., чьи длинные, изящные руки бойца были точно такими же, как в прошлый, и в позапрошлый раз, и во все предыдущие разы, полные страдания, когда она любила его, любила, как зеркальное отражение самой себя.

Эти руки сейчас держали, осторожно, с явственно видимой нежностью, тело его повелителя, ее мужа. Которого она любила.

Она любила его, невзирая на всю ложь, все завистливое, уродливое непонимание, с сокрушающей страстью, которая продолжала жить, и будет жить, и будет рвать ей душу на части каждый раз, когда она снова проснется и осознает, кем она была и кем ей суждено быть. Вспомнит и осознает предательство, камнем лежащее в центре всего. Горе в самом сердце мечты, причину того, почему она и Ланселот находятся здесь. Цену, проклятие, наказание, назначенное Ткачом Воину за тех детей, которые погибли.

Они с Ланселотом молча стояли друг против друга на песке, в пространстве, которое наблюдавшим казалось каким-то чудом, вырезанным из вихрей и потоков времени: островом на ткани Гобелена. Она стояла перед двумя мужчинами, которых любила, с непокрытой головой под падающим дождем и вспоминала столько всего сразу.

Ее взгляд снова упал на его руки, и она вспомнила, как он сошел с ума, — действительно сошел с ума на некоторое время, — из-за страсти к ней и своего собственного запрета на эту страсть. Как он ушел из Камелота в леса и бродил там несколько месяцев, нагой, даже зимой, одинокий и одичавший, до самых костей обнаженный своим страстным желанием. И она помнила эти руки, когда его наконец привели обратно: шрамы, порезы, синяки и ушибы, сломанные ногти и пальцы, обмороженные в снегу, из-под которого он выкапывал ягоды.

Она вспомнила, как рыдал Артур. Она не плакала. Заплакала после, когда осталась одна. Это было так больно. Она тогда думала, что смерть была бы лучше, чем это зрелище. И наряду со всем остальным именно эти руки, осязаемое доказательство того, что делает с ним любовь к ней, разрушили ее собственные баррикады и позволили ему войти в ее сердце, куда она так долго его не пускала. Как это могло считаться предательством по отношению к кому-нибудь или чему-нибудь — предложить кров такому человеку? И позволить зеркалу стать целым, чтобы отразившееся в нем пламя показало их обоих рядом с этим пламенем?

Она продолжала молча стоять под дождем, и он тоже, и ни одно из этих воспоминаний не отразилось на ее лице. Но он все равно знал ее мысли, и она знала, что он знает. Не шевелясь, безмолвно, они соприкоснулись после столь долгой разлуки, и все же не прикоснулись друг к другу. Его руки, теперь чистые, без шрамов, изящные и красивые, с любовью сжимали Артура. Эта любовь так много говорила ей, она слышала ее, как будто хор пел в ее душе, высокие голоса под гулкими сводами пели о радости и боли.

И в это мгновение она вспомнила еще кое-что, и этого он не мог знать, пусть даже его глаза еще больше потемнели, глядя в ее глаза. Она вдруг вспомнила, когда видела его лицо в последний раз: не в Камелоте и не в одной из других жизней, в других мирах, куда их перенесла судьба Артура, а в Старкадхе, немного более года назад. Когда Ракот Могрим хотел сломить ее ради собственного удовольствия и обшаривал открытые им без усилий потаенные уголки ее памяти, он нашел тот образ, который она тогда не узнала, образ человека, стоящего сейчас перед ней. И теперь она поняла, она снова вернулась в то мгновение, когда Темный Бог принял этот облик в насмешку, в попытке запятнать и запачкать ее познания о любви, очернить память выжечь ее из нее той кровью, которая капала из черного обрубка его руки, обжигая ее.

И, стоя здесь, у Анор, под начинающими расходиться тучами на западе, пока шторм стихал и первые лучи заходящего солнца косо ложились на морскую гладь сквозь просветы в облаках, она поняла, что Ракот потерпел неудачу.

Лучше бы ему удалось, промелькнула у нее отстраненная, ироническая мысль. Лучше бы он сжег в ней эту любовь, совершил нечто вроде доброго дела из пропасти зла, освободил ее от Ланселота, чтобы бесконечное предательство могло закончиться.

Но он потерпел неудачу. За всю свою жизнь она любила всего двоих мужчин. Двоих самых блестящих мужчин в любом из миров. И продолжала любить их.

Свет менялся, становился янтарным, всех оттенков золота. Солнечный закат после шторма. Дождь кончился. Над головой появился квадрат неба, синий, густеющий и переходящий в цвет сумерек. Она слышала шелест прибоя, набегающего и откатывающегося по песку и камням. Она держалась так прямо, как только могла, и стояла совсем неподвижно: у нее было такое чувство, что стоит ей пошевелиться, и она сломается, а она не имела права сломаться.

— С ним все в порядке, — произнес Ланселот.

«Что такое голос?» — подумала она. Что такое голос, что он может делать с нами такое? Свет огня. Зеркало, ставшее целым. Мечта, которая в этом зеркале отражалась разбитой. Ткань души в пяти словах. Пять слов не о ней, не о себе, не приветствие и не желание. Пять тихих слов о человеке, которого он нес на руках, и тем самым о человеке, которым был он сам.

Если она шевельнется, то сломается.

— Я знаю, — ответила она.

Ткач привел его в это место, к ней, не для того, чтобы дать ему погибнуть в штормовом море; это было бы слишком просто.

— Он слишком долго оставался у руля, — сказал Ланселот. — Он разбил себе голову, когда мы ударились о скалу. Кавалл привел меня к нему в воде. — Он произнес это очень тихо. Никакой бравады, ни намека на драму, на подвиг. И прибавил после паузы: — Даже в такой шторм он пытался направить корабль в проход между скалами.

«Снова и снова», — думала она. Сколько различных витков у спирали этой истории?

— Он всегда искал проходы в скалах, — пробормотала она. И больше ничего не сказала. Говорить было трудно. Она смотрела ему в глаза и ждала.

Сейчас стало светло, облака рассеялись, небо очистилось. И внезапно на море появилась солнечная дорожка, а потом над облаками на западе показалось низкое солнце. Она ждала, зная, что он скажет и что она ответит.

— Мне уйти? — спросил он.

— Да.

Она не шевелилась. За ее спиной, на дереве у края песчаной косы, запела птица. Потом еще одна. Волна накатилась на берег и ушла, потом снова нахлынула.

— Куда мне идти? — спросил он.

И теперь ей придется причинить ему очень сильную боль, потому что он ее любит, а его не было здесь, и он не мог ее спасти, когда это случилось.

— Ты знаешь о Ракоте Могриме, — сказала она. — Тебе наверняка рассказали на корабле. Он взял меня к себе год назад. В то место, где его сила наибольшая. Он… делал со мной все, что хотел.

Она замолчала: не ради себя, это была для нее уже старая боль, и Артур избавил ее от большей части этой боли. Но ей пришлось замолчать из-за выражения на его лице. Затем, через несколько секунд, она продолжила осторожно, так как не могла себе позволить сломаться сейчас.

— После мне предстояло умереть. Но меня спасли и через положенное время я родила от него ребенка.

Снова она была вынуждена замолчать. Она закрыла глаза, чтобы не видеть его лица. Никто и ничто, она знала, не делал этого с ним. Но она это делала каждый раз. Она услышала, как он опустился на колени, больше не доверяя своим рукам, и осторожно положил Артура на песок.

Она сказала, не открывая глаз:

— Я хотела этого ребенка. На это были причины, которых не выскажешь словами. Его зовут Дариен, и он был здесь недавно и ушел, потому что я прогнала его. Они не понимают, почему я это сделала, почему не попыталась привязать его к себе. — Она снова замолчала и вздохнула.

— Мне кажется, я понимаю, — сказал Ланселот. Больше ничего. И это было так много.

Она открыла глаза. Он стоял перед ней на коленях, Артур лежал между ними, солнце и дорожка от него на море были за спиной обоих мужчин, красные, золотые, великолепные. Она не шевелилась. Сказала:

— Он ушел в этот лес. Это место древних сил и ненависти, и прежде чем уйти, он сжег дерево собственной магической силой, которую унаследовал от отца. Я бы хотела… — Голос ее замер. Он только что пришел и стоял перед ней, и голос ее замер перед тем, как произнести слова, которые отошлют его прочь.

Воцарилось молчание, но не надолго. Ланселот сказал:

— Я понимаю. Я буду охранять его, и не стану ничем связывать, и оставлю ему свободу, чтобы он выбрал свою дорогу.

Она глотнула и попыталась прогнать слезы. Что такое голос? Открытая дверь, с оттенками света и тени: открытая дверь в душу.

— Это темная дорога, — сказала она, и была права больше, чем сама понимала.

Он улыбнулся так неожиданно, что сердце ее перестало на мгновение биться. Улыбнулся ей, а затем встал и продолжал ей улыбаться сверху, нежно, серьезно, с уверенной силой, единственным уязвимым местом которой была она сама, и сказал:

— Все дороги темны, Джиневра. Только в конце есть надежда на свет. — Улыбка погасла. — Береги себя, любимая.

С последними словами он повернулся, его рука машинально, бессознательно потянулась проверить перевязь меча у бедра. Ее охватил слепой приступ паники.

— Ланселот! — позвала она.

До этого она не произносила его имени. Он остановился и обернулся, сделав два отдельных движения, замедленных тяжестью боли. Посмотрел на нее. Медленно, разделяя с ним эту тяжесть, очень осторожно она протянула к нему одну руку. И так же медленно, глядя ей в глаза и взглядом снова и снова повторяя ее имя, он вернулся назад, взял ее руку и поднес к своим губам.

Затем, в свою очередь, ничего не говоря, не смея и не в состоянии говорить, она взяла руку, в которой он держал ее ладонь, и приложила ее тыльной стороной к своей щеке, так что одна слеза упала на нее. Потом она поцелуем стерла эту слезу и смотрела ему вслед, пока он шел мимо всех молчащих людей, которые расступились перед ним. И он ушел от нее в Пендаранский лес.

Когда-то, очень давно, он случайно встретил Зеленую Кинуин на поляне в лесу, при лунном свете. Осторожно, потому что осторожность при встречах с Охотницей всегда оправдывала себя, Флидис вышел на поляну и приветствовал ее. Она сидела на стволе поваленного дерева, вытянув длинные ноги, отложив лук в сторону, а рядом лежал убитый кабан со стрелой в горле. На той поляне был маленький пруд, и лунный свет отражался от него и падал на ее лицо. Ходило множество слухов о ее жестокости и капризах, и он все их знал, а многие и сам распускал, так что приблизился он к ней с крайним почтением, благодаря судьбу за то, что Богиня не купается в пруду, ведь тогда, весьма вероятно, он бы погиб, увидев ее.

В ту ночь она пребывала в настроении, подобном кошачьей лени, потому что только что убила, и приветствовала его с насмешливым удивлением, а потом потянулась своим гибким телом и подвинулась, давая ему место рядом с собой на поваленном дереве.

Они некоторое время беседовали тихо, как подобало в таком месте и при лунном свете, и ей нравилось дразнить его, пробуждая в нем желание, хотя в ту ночь делала она это мягко, беззлобно.

Затем, когда луна уже готовилась перевалить за деревья к западу от них и уйти с поляны, Зеленая Кинуин сказала лениво, но другим, более многозначительным тоном, чем раньше:

— Флидис, малыш-лесовик, ты когда-нибудь задумывался о том, что с тобой произойдет, если ты все же узнаешь то имя, которое так стремишься узнать?

— Как так, Богиня? — спросил он, его нервы натянулись при одном сделанном вскользь упоминании о его давней страсти.

— Не лишится ли твоя душа смысла и цели жизни, если этот день настанет? Что ты будешь делать, получив последнюю и единственную вещь, которую жаждешь? Утолив жажду, не потеряешь ли ты вкус к жизни и смысл жить дальше? Подумай над этим, малыш. Подумай хорошенько.

Луна ушла. И Богиня тоже, но перед уходом провела по его лицу и телу своими длинными пальцами и оставила, охваченного неистовым желанием, у темного пруда.

Она была капризной и жестокой, неуловимой и очень опасной, но она была также Богиней, и мудрее многих иных Богов. Он долго сидел в роще, обдумывая то, что она сказала, и часто думал об этом в последующие годы.

И только теперь, когда это произошло, он с радостью делал один глоток воздуха за другим и понимал, что она ошибалась. Могло бы быть по-другому, он знал: удовлетворение заветного желания действительно могло внести разочарование, а не этот небывалый свет в его жизнь. Но сложилось все иначе; его мечта стала явью, пропасть между мирами заполнилась, и вместе с радостью андаин Флидис познал наконец покой.

Он получил их ценой нарушенной клятвы, он это понимал. В нем возникло мимолетное, далекое чувство сожаления о том, что это было необходимо, но оно почти не замутило покойных вод его удовлетворенности. И в любом случае, он уравновесил чаши этих весов собственной клятвой, данной Ясновидящей, клятвой, которую он сдержит. Она увидит. Как бы сильно она его сейчас ни презирала, у нее будет повод изменить к нему отношение до того, как эта история подойдет к своему завершению. Впервые один из андаи-нов добровольно отдаст силы делу смертных и их войне.

И сейчас он начнет с того, думал он, кто был его повелителем.

«Он здесь», — испуганно шепнула с дерева над ним одинокая дейена, и Флидис едва успел осознать, что дождь внезапно утих, а гром смолк, и послать мысленный призыв, решение о котором принял раньше, как послышался треск ветвей и появился волк.

А мгновение спустя на его месте уже стоял Галадан. Флидис ощутил легкость; у него возникла иллюзия, что он мог бы взлететь, если бы захотел, что его удерживают на лесной подстилке лишь тончайшие нити. Но он уже имел случай убедиться, насколько опасен стоящий перед ним полубог. И сейчас Флидису предстояло обмануть того, кто уже давно слыл самым тонким умом во Фьонаваре. И кто был также первым помощником Ракота Могрима.

Поэтому Флидис, насколько мог, придал своему лицу соответствующее выражение и поклонился, низко и торжественно, тому, чье право быть повелителем неуловимого, высокомерного семейства полубогов было подвергнуто сомнению лишь один раз. Лишь один раз, и Флидис очень хорошо помнил, как погибли сын Лиранана и дочь Махи, недалеко отсюда, у скал Рудха.

«Что ты тут делаешь?» — мысленно произнес Галадан. Флидис выпрямился и увидел, что лицо повелителя волков искажено гневом и беспокойством.

Флидис сцепил пальцы рук на своем округлом животе.

— Я всегда здесь, — мягко ответил он вслух.

И поморщился, когда внезапно острая боль пронзила его мозг. Прежде чем заговорить снова, он воздвиг мысленные барьеры, не без удовольствия, так как Галадан только что оправдал этот поступок.

— Зачем ты это сделал? — жалобным тоном спросил он.

Он почувствовал, как быстрое щупальце отскочило от его барьера. Галадан мог его убить с удручающей легкостью, но повелитель волков не мог проникнуть в его мысли, если Флидис сам не позволит ему, а только это в данный момент имело значение.

«Не слишком умничай, лесовик. Со мной лучше не надо. Почему ты говоришь вслух, и кто был в Башне Анор? Отвечай быстро, у меня мало времени и еще меньше терпения».

Молчаливый голос звучал холодно и вызывающе уверенно, но Флидис кое-что знал и кое-что помнил. Он знал, что повелитель волков был в напряжении из-за близости Башни, и это делало его более, а не менее опасным, если на то пошло.

Полчаса назад он никогда бы так не поступил, даже не подумал бы, но все изменилось с тех пор, как он узнал имя, и поэтому Флидис произнес осторожно, но снова вслух:

— Как ты смеешь проникать в мои мысли, Галадан? Мне нет дела до твоей войны, но у меня есть собственные тайны, и я, разумеется, не открою их тебе, особенно теперь, когда ты вот так пришел ко мне — в Пендаран, между прочим, — и говоришь таким тоном. Ты убьешь меня за мои загадки, повелитель волков? Ты мне только что сделал больно! — Он подумал, что правильно выбрал тон, в равной мере обиженный и гордый; трудно было судить, очень трудно, учитывая, с кем он имел дело.

Затем он тихо и удовлетворенно вздохнул, так как, когда повелитель волков снова обратился к нему, он тоже заговорил вслух и с приветливой учтивостью, которая всегда была ему присуща.

— Прости меня, — тихо произнес он и в свою очередь поклонился с неосознанной элегантностью. — Я бежал два дня, чтобы добраться сюда, и сам себя не узнаю. — Его покрытое шрамами лицо смягчила улыбка. — В любом обличье. Я почувствовал чье-то присутствие в Анор и… захотел узнать, кто это.

Под конец он слегка заколебался, и это Флидис тоже понял. Для холодной, рациональной, совершенно циничной души Галадана всепоглощающая страсть к Лизен, все еще владеющая им, была абсолютной аномалией. А воспоминание о том, как она его отвергла ради Амаргина, бередило старую рану каждый раз, когда он приближался к этому месту. Из новой гавани покоя, куда причалила теперь душа Флидиса, он смотрел на собеседника и жалел его. Но он не позволил жалости отразиться во взгляде, потому что не чувствовал настоятельной необходимости быть убитым на месте.

Ему еще надо было сдержать клятву. Поэтому он сказал, стараясь говорить подходящим, небрежно-примирительным тоном:

— Извини, мне следовало знать, что ты это почувствуешь. Я бы попытался послать тебе сообщение. Я сам ходил в Анор, Галадан. Я как раз сейчас оттуда.

— Ты? Зачем?

Флидис выразительно пожал плечами:

— Симметрия. Мое собственное ощущение времени. Узоры Ткацкого Станка. Ты знаешь, несколько дней назад люди отплыли из Тарлиндела к Кадер Седату. Я подумал, что кому-то следует быть в Аноре, на тот случай, если они вернутся сюда.

Дождь прекратился, хотя с листьев над головой все еще падали капли. Деревья росли слишком густо, и сквозь них почти не было видно прояснившегося неба. Флидис ждал, проглотит ли Галадан наживку, и охранял свои мысли.

— Этого я не знал, — признался Галадан, и морщинка прорезала его лоб. — Это новость, и важная. Думаю, мне надо отправиться с ней на север. Благодарю тебя, — сказал он, в его голосе снова появилась прежняя расчетливость. Изо всех сил стараясь не улыбаться, Флидис кивнул.

— А кто отправился в плавание? — спросил повелитель волков.

Флидис сделал как можно более суровое лицо.

— Тебе не следовало делать мне больно, — сказал он, — если ты собирался задавать вопросы.

Галадан громко рассмеялся. Его смех разнесся по всему великому лесу.

— Ах, Флидис, есть ли еще кто-нибудь, подобный тебе? — задал он риторический вопрос, продолжая смеяться.

— Никого, у кого так же болела бы голова! — ответил Флидис без улыбки.

— Я уже извинился, — сказал Галадан, быстро становясь серьезным, его голос вдруг стал шелковым и тихим. — Два раза извиняться я не стану. — Он на секунду затянул молчание, затем повторил: — Кто отправился в плавание, лесовик?

После короткой паузы, чтобы продемонстрировать необходимую толику независимости, Флидис ответил:

— Маг и гном. Принц Бреннина. Тот, кого называют Пуйлом, с Древа. — На аристократичном лице Галадана быстро промелькнуло выражение, которого он не мог понять. — И Воин, — закончил он.

Галадан ненадолго замолчал, глубоко задумавшись.

— Интересно, — произнес он наконец. — Я вдруг обрадовался тому, что пришел сюда, лесовик. Все это очень важно. Интересно, убили ли они Метрана? — И быстро спросил: — Что ты думаешь о буре, которая только что пронеслась?

Флидису удалось улыбнуться, хотя он и потерял равновесие.

— Точно то же, что и ты, — пробормотал он. — И если эта буря заставила Воина выйти где-нибудь на берег, я, например, собираюсь его поискать.

Галадан снова рассмеялся, еще мягче, чем раньше.

— Конечно, — сказал он. — Конечно. Имя. Ты надеешься, что он сам его тебе назовет?

Флидис почувствовал, как яркая краска заливает его лицо, но с этим все было в порядке: пусть повелитель волков думает, что он смущен.

— Случались и более странные вещи, — упрямо ответил он. — Ты мне позволишь уйти?

— Еще нет. Что ты делал в Анор?

Тревожная дрожь пробежала по телу лесного андаина. До сих пор ему удавалось успешно притворяться перед Галаданом, это очень хорошо, но не следует слишком долго испытывать судьбу.

— Я там занимался уборкой, — сказал он с резким нетерпением, которое ему не пришлось изображать. — Стекла и пол. Открыл окна, чтобы впустить воздух И я наблюдал два дня, не появится ли корабль. Затем когда начался шторм, я понял, что он гонит корабль к суше, и так как он там не появился…

Глаза Галадана были серыми и холодными и неотрывно смотрели вниз, в его глаза.

— Там были цветы? — прошептал он, и внезапно в том месте, где они стояли, возникло ясное, шелестящее ощущение угрозы.

Уже совсем не притворяясь, с сильно бьющимся сердцем и пересохшим ртом, Флидис ответил:

— Были, мой господин. Они… рассыпались от времени, когда я вытирал пыль в комнате. Я могу принести туда еще цветов от тебя. Если ты хочешь, чтобы я…

Больше он ничего не успел сказать. Быстрее, чем мог заметить глаз и предвидеть самый острый ум, стоящая перед ним фигура растаяла, и вместо нее появился волк, и этот волк прыгнул в то же мгновение, как появился. Одним быстрым, точно рассчитанным движением громадная лапа проехалась по голове лесного андаина.

Флидис даже не успел пошевелиться. Он был хитер и мудр и удивительно быстро передвигался в лесу, но Галадан был тем, кем он был. И поэтому через мгновение маленький бородатый андаин лежал и корчился от страшной боли на мокрой лесной подстилке, прижав обе руки к тому окровавленному месту, с которого было сорвано его правое ухо.

— Поживи еще немного, лесовик, — услышал он сквозь завесу боли, окутавшую его. — И признай мое милосердие в глубине своей души. Ты прикоснулся к цветам, которые я оставил для нее в том месте, — произнес голос, благожелательный, задумчивый, элегантный. — Неужели ты действительно надеялся, что тебе будет позволено жить?

Тут Флидис, пытаясь не потерять сознание, услышал в своем угасающем сознании второй голос, который прозвучал рядом и очень далеко одновременно, и этот голос произнес:

— О, сын мой, в кого ты превратился?

Вытирая с лица кровь, Флидис умудрился открыть глаза. Лес дико раскачивался перед его взором, потом остановился, и сквозь завесу крови и боли он увидел высокую, обнаженную, властную фигуру и огромные рога Кернана, повелителя зверей. Которого он вызвал сюда перед самым появлением Галадана.

Издав яростное рычание, в котором слышалось что-то еще, повелитель волков повернулся к своему отцу. Через мгновение Галадан снова предстал в обличье человека, элегантного, как всегда.

— Ты уже давно потерял право задавать мне этот вопрос, — ответил он.

С отцом он говорил вслух, частью сознания отметил Флидис, так же как он сам говорил с Галаданом, чтобы преградить ему доступ в свои мысли.

Царственный и устрашающий в своей наготе и силе Бог лесов шагнул вперед. Кернан произнес вслух, и голос его эхом разнесся по лесу:

— Потому что я не убил ради тебя того мага? Я не стану снова отвечать на это, сын мой. Но спрашиваю тебя еще раз, в лесу, где я тебя зачал, как ты мог настолько забыться, что поступил так с собственным братом?

Флидис закрыл глаза. Он чувствовал, что сознание ускользает от него, словно волна за волной во время отлива. Но до того, как унестись вместе с отливом, он услышал, как снова рассмеялся Галадан, насмешливо, и сказал своему отцу, их отцу:

— Почему для меня должно иметь значение, что этот толстый лесной козел отпущения — еще один плод твоего развратного семени? Сыновья и их отцы, — прорычал он, почти как волк, в которого так легко превращался. — Какое все это может теперь иметь значение?

«О, но это имеет большое значение, — подумал Флидис с последним проблеском сознания. — Это имеет такое большое значение. Если бы ты только знал, брат!» Он не передал эту мысль никому из них. Оставил только для себя воспоминание о вспыхнувшем дереве, о Дариене с Венцом Лизен на голове. Потом Флидис, который сдержал свою клятву и осуществил свое заветное желание, погрузился в накатившую волну боли и больше ничего не узнал о том, что его отец сказал его брату в лесу.

Глава 7

На востоке, у Селидона, солнце стояло низко в безоблачном небе, на котором не видно было и намека на бурю, когда армия Бреннина приблизилась наконец к центру Равнины. Скачущий галопом рядом с герцогом Сереша Ньявином впереди его войска маг Тейрнон, измученный до предела после трехдневной скачки, тем не менее ухитрился выпрямить в седле свое объемистое тело, увидев издали стоячие камни.

Едущий рядом с ним его Источник тихо рассмеялся и пробормотал:

— Я только что собирался предложить тебе сделать это.

Тейрнон бросил удивленный взгляд на Барака, высокого, красивого друга детства, который был Источником его силы, и его добродушное лицо расплылось в виноватой улыбке.

— Я за эту скачку потерял в весе столько, что и подумать страшно, — сказал маг, похлопывая себя по все еще внушительному животу.

— Тебе на пользу, — заметил Ньявин из Сереша, скачущий с другой стороны.

Барак рассмеялся, а Тейрнон с негодованием ответил:

— Как мне может быть на пользу то, что все мои кости перемешались? Боюсь, если я попытаюсь почесать нос, то вместо него почешу коленку, если вы понимаете, о чем я говорю.

Ньявин фыркнул, потом сдался и сам рассмеялся. Трудно было оставаться мрачным и воинственным в обществе добродушного, совсем не высокомерного мага. С другой стороны, он знал Тейрнона и Барака с тех пор, как они жили в Сереше детьми, в первые дни правления Айлиля, когда отец Ньявина был только что назначен герцогом Сереша, и не сомневался в их способностях. Когда придет время, они станут очень серьезными.

И, кажется, это время настало. Между массивными камнями по направлению к ним скакали три всадника. Ньявин поднял руку и без особой на то необходимости указал на них магу.

— Я их вижу, — тихо ответил Тейрнон. Ньявин бросил на него острый взгляд, но лицо мага потеряло свою простодушную открытость и стало непроницаемым.

Возможно, это было даже к лучшему, что Ньявин не мог прочесть мысли мага. Они бы его очень встревожили, как был встревожен сам Тейрнон, мучимый сомнениями и неуверенностью в себе и еще одним обстоятельством.

Они вдвоем официально приветствовали Верховного правителя Айлерона и официально передали ему командование над армией, в присутствии двух его спутников: Ра-Тенниэля, правителя светлых альвов, и авена Равнины, которые выехали навстречу приветствовать войско Бреннина. Айлерон отвечал им столь же официально. Затем с краткой деловитостью военного он спросил Тейрнона:

— С тобой связались, маг?

Тейрнон медленно покачал круглой головой. Он ожидал этого вопроса.

— Я искал, мой повелитель. Ничего от Лорина. Но есть кое-что другое. — Он заколебался, потом продолжал: — Шторм, Айлерон. В открытом море. Мы обнаружили его, когда пытались установить связь. Шквал с юго-востока, который несет с собой шторм.

— Этого не должно произойти, — быстро сказал Ра-Тенниэль.

Айлерон молча кивнул, его бородатое лицо помрачнело.

— С юго-востока — это не Могрим, — пробормотал Айвор. — Ты совсем не видел корабля? — спросил он Тейрнона.

— Я не ясновидящий, — терпеливо объяснил маг. — Я могу ощущать, до некоторой степени, присутствие магии, как в этом шторме, и я могу дотянуться до другого мага через приличное расстояние. Если бы корабль вернулся, я бы его нашел или Лорин сам бы уже со мной связался.

— И значит, — тяжело произнес Айлерон, — корабль не вернулся или же Серебряный Плащ не вернулся вместе с ним. — Его темные глаза на долгое мгновение встретились с взглядом Тейрнона. Вечерний ветерок шевелил траву раскинувшейся вокруг них Равнины.

Все молчали; ждали, когда заговорит Верховный правитель. По-прежнему глядя на Тейрнона, Айлерон сказал:

— Мы не можем ждать. Мы продолжим путь на север, к Гуиниру, немедленно, а не утром, как планировали. У нас еще есть, по крайней мере, три часа светлого времени, когда можно двигаться.

Он быстро объяснил Ньявину и магу, что произошло во время битвы две ночи назад.

— Мы получили преимущество, — мрачно сказал он, — не нами самими завоеванное, а благодаря мечу Оуина и заступничеству Кинуин. Мы должны воспользоваться этим преимуществом, пока армия Могрима полна страха и растеряна. Видит Ткач, я бы все отдал, чтобы Лорин и Ясновидящая были сейчас с нами, но мы не можем ждать. Тейрнон из Сереша, ты будешь действовать в качестве моего Первого мага в тех битвах, которые нам предстоят?

Он никогда не заходил столь далеко в своем честолюбии, никогда не метил так высоко. Когда он был моложе, это считалось недостатком, потом, постепенно, с течением лет, с этим смирились и стали относиться к нему снисходительно: Тейрнон такой, какой есть, говорили все и улыбались, произнося это. Он был умным и надежным; очень часто у него бывали полезные озарения в важных вопросах. Но полного, веселого мага никогда не считали — да он и сам себя не считал — важной фигурой в каком-либо деле, даже в мирное время. Важными фигурами были Метран и Лорин.

Он довольствовался существующим положением вещей. У него были его книги и исследования, которые имели огромное значение. Он пользовался удобствами Дома магов в столице: слуги, хорошая еда и питье, дружеская компания. Ему доставляли удовольствие привилегии ранга, а также сопутствующий им престиж. Немало придворных дам Айлиля находили дорогу в его спальню или приглашали его в свои надушенные покои, а ведь они и не поглядели бы в сторону пухлого ученого из Сереша. Он серьезно относился к своим обязанностям мага, несмотря на все свое общительное добродушие. Они с Бараком тихо, без суеты, выполняли задачи мирного времени и незаметно служили буфером между другими двумя членами Совета магов. На это он тоже не жаловался. Если бы его спросили в последние годы царствования Айлиля, перед наступлением засухи, он бы причислил свою нить на Станке к числу наиболее отмеченных благосклонным вниманием Ткача.

Но засуха пришла, и над Рангатом взвилось пламя и Метран, который некогда был не только умным, но и мудрым, стал предателем. Поэтому сейчас они оказались втянутыми в войну против освобожденной мощи Ракота Могрима, и он, Тейрнон, вдруг стал Первым магом Верховного правителя Бреннина.

И еще он остался, — по крайней мере, так говорило ему со вчерашнего утра невысказанное, дурное предчувствие, просыпавшееся при малейшем повороте его мыслей, — единственным магом во Фьонаваре.

Со вчерашнего утра, когда был уничтожен Котел Кат Миголя. Он не знал об этом ничего конкретного, ничего не знал о последствиях этого уничтожения, это было лишь смутное предчувствие, настолько слабое и пугающее, что он не хотел о нем говорить, не хотел дать ему четкое название даже в мыслях.

Но чувствовал он себя одиноким.

Солнце село. Дождь прекратился, и облака разбегались к северу и к востоку. Небо на западе все еще хранило последние краски заката. А на берегу у Анор Лизен уже темнело, когда Лорин Серебряный Плащ завершил правдивый рассказ о том, о чем необходимо было рассказать.

Когда он закончил, когда его тихий, печальный голос смолк, собравшиеся на берегу услышали, как светлый альв Брендель зарыдал о душах своего народа, погубленных во время плавания вслед за песней. Сидящая на песке Дженнифер, которая гладила лежащую у нее на коленях голову Артура, увидела, как Дьярмуд с искаженным страданием выразительным лицом отвернулся от стоящей на коленях фигуры альва и обнял Шарру из Катала, не в порыве страсти или желания, а в неожиданном поиске утешения.

У Дженнифер самой по щекам текли слезы; они продолжали литься, и она вытирала их, горюя о своем друге и его народе. Затем, опустив глаза, она увидела, что Артур очнулся и смотрит на нее, и внезапно она увидела свое отражение в его глазах. И пока она смотрела, одна-единственная звезда, очень яркая, пролетела в падении через ее отражение.

Он медленно поднял руку и прикоснулся к ее щеке, там, где ее касалась рука Ланселота.

— С возвращением домой, любимый, — сказала она, слушая горе разбитого сердца светлого альва, который привел ее к этому месту, и все время ощущая внутри себя терпеливое, неумолимое движение Станка Великого Ткача. — Я отослала его прочь, — сказала она, ощущая эти слова как основу для ткани, сотканной пронесшимся штормом. История снова повторялась. Скрещение, сплетение нитей.

Артур закрыл глаза.

— Почему? — спросил он почти одними губами, без звука.

— По той же причине, по которой ты привел его обратно, — ответила она. А затем, когда он снова посмотрел на нее, она причинила ему ту же боль, какую причинила Ланселоту: чтобы сделать это и покончить с этим, потому что и он тоже имел право знать.

И пока Джиневра, которая в Камелоте была бездетной, рассказывала Артуру о Дариене, свет исчез с неба на западе и первые звезды появились над головой. Когда она закончила, смолкли и тихие рыдания Бренделя.

На западе висела звезда, низко над морем, ярче всех остальных звезд на небе, и компания на берегу смотрела, как светлый альв встал и повернулся лицом к этой звезде. Он долго стоял молча; затем поднял обе руки и широко раскинул их, а потом запел песнь-молитву.

Голосом, сначала хриплым под грузом горя, но все более чистым с каждым словом, с каждым призывом На-Брендель переливал свинцовую тяжесть своего горя в до боли прекрасную, вечную мелодию «Плача по ушедшим» Ра-Термаина. Он пел его так, как его не пели ни разу за тысячи лет, даже тот, кто его создал. И вот так, на песчаной косе у края моря, под всеми сияющими звездами, он сотворил собственную сияющую песнь из того, что Зло сотворило с Детьми Света.

Кимберли в одиночестве стояла на берегу под Анор Лизен. Она не обрела утешения, и боль ее не утихла от чистых звуков песни Бренделя. Ким слышала красоту его плача и испытывала смирение перед пением альва, знала о способности такой музыки исцелять раны и видела ее действие на лицах стоящих рядом с ней. Даже на лице Дженнифер, Артура, суровой, холодной Джаэль, пока они слушали, как душа Бренделя в его голосе поднимается к глядящим на них, вращающимся звездам, к темному лесу и бескрайнему морю.

Но ее слишком сильно терзало чувство вины, и облегчение не наступало. Неужели все, к чему она прикасалась, все, что приходило из огненных глубин кольца на ее руке, ее присутствие всегда будет искажать или губить? Она сама была врачом в своем родном мире! Неужели ей не суждено приносить ничего, кроме боли, тем, кого она любит? Тем, кто в ней нуждается?

Ничего, кроме горя. Начиная от призыва Табора и совращения параико вчера ночью до неумелого вмешательства в судьбу Дариена сегодня утром, а потом снова вечером, когда она даже не сумела появиться здесь вовремя и предупредить Дженнифер о том, что должно произойти. А затем, что ужаснее всего, она нарушила клятву, данную на Гластонбери Торе. Неужели Воину и без того мало горя, гневно спрашивала она себя, что ей понадобилось еще увеличить его долю и разболтать то ужасное имя, на которое, согласно проклятию, он обязан был откликаться?

Неважно, бичевала она себя, что Дженнифер сказала то, что сказала, отпуская ей грехи. Неважно, как сильно они нуждались в помощи Флидиса, в сохранении им тайны Дариена. Она откинула со лба мокрые волосы. Сейчас она похожа на почти утонувшую водяную крысу. Вертикальная морщинка прорезала ее лоб. Эта морщинка, с едкой насмешкой подумала она, может ввести кого-нибудь в заблуждение, заставить подумать, что она мудрая и многоопытная, — морщинка и еще ее седые волосы. Ну, решила она, дрожа, если кто-то после сегодняшнего вечера еще пребывает в заблуждении, тем хуже для них!

Последняя, долгая, колеблющаяся нота поднялась в воздух и замерла; Брендель закончил свою песню. Он опустил руки и молча стоял на полоске песка. Ким посмотрела на Дженнифер, сидящую на мокром песке и держащую на коленях голову Артура, и увидела, что ее подруга — и гораздо больше чем подруга — подзывает ее к себе.

Она прерывисто вздохнула, подошла и опустилась на колени рядом с ними.

— Как он? — тихо спросила Ким.

— Он в порядке, — ответил сам Артур, глядя на нее взглядом, который казался бездонным и почти всегда наполненным звездами. — Я просто заплатил довольно умеренную цену за то, что был слишком упрямым рулевым.

Он улыбнулся ей, и ей пришлось улыбнуться в ответ.

— Джиневра рассказала мне, что вам пришлось сделать. Она говорит, что дала вам разрешение и объяснила почему, но что вы все равно ненавидите себя за это. Правда?

Ким перевела взгляд на Дженнифер и увидела, как улыбка приподняла уголки ее губ. С трудом глотнула и грустно ответила:

— Она меня довольно хорошо знает.

— И меня, — спокойно произнес он. — Она меня очень хорошо знает, и отпущение грехов, данное ею было также дано мною. Тот, кого вы знаете под именем Флидиса, некогда был Талиесином — мы оба знали его очень давно. Он явно является участником этой истории, хотя и не знаю, каким образом. Ясновидящая, не отчаивайтесь; то, что вам пришлось сделать еще может обернуться благом.

Столько утешения было в его голосе, в спокойных, все принимающих глазах. Перед лицом этого было бы спесью, просто тщеславием держаться за свое самобичевание. Она с почтением ответила:

— Он сказал, что это его самое заветное желание. Последняя загадка, разгадку которой он не знает. Он сказал… сказал, что сотворит Свет из Тьмы того, что он сделал, или умрет, пытаясь его сотворить.

Ненадолго воцарилось молчание, пока двое других осознавали сказанное. Ким слушала шум прибоя, такой тихий сейчас, после свирепого шторма. Потом они скорее почувствовали, чем услышали чье-то приближение, подняли глаза и увидели Бренделя.

При свете звезд он выглядел еще более эфемерным, чем обычно, еще меньше привязанным к земле, к земному притяжению. В темноте цвет его глаз нельзя было разглядеть, но они не сияли. Он произнес голосом, похожим на шепот ветра:

— Моя госпожа Джиневра, с вашего позволения, я теперь должен вас на время покинуть. Теперь… боюсь, теперь мой долг прежде всего доставить то известие, которое я только что получил, королю Данилота.

Дженнифер открыла рот для ответа, но альву ответил другой голос.

— Его там нет, — сказала Джаэль, стоящая за их спинами. Ее жесткий голос, обычно столь повелительный, теперь звучал более приглушенно и мягко, чем ожидала Ким. — Две ночи назад состоялась битва у берегов Адеин, возле Селидона. На-Брендель, дальри и люди Родена встретились с армией Тьмы, и Ра-Тенниэль вывел светлых альвов из Страны Теней. Он повел их на Равнину, в бой.

— А дальше? — Это спросил Лорин Серебряный Плащ.

Кимберли слушала, как Джаэль, без обычного высокомерия, рассказывала о том, как Лила услышала звук Рога Оуина и увидела поле сражения глазами Финна, а потом как все в Храме услышали голос заступницы Кинуин.

— Они сейчас уже все должны быть на Равнине, но что они станут делать, я не знаю.. Возможно, Лорин сможет установить связь с Тейрноном и получить для нас ответ.

Верховная жрица впервые на памяти Ким так обратилась к магу.

Затем, мгновение спустя, Ясновидящая узнала, что Лорин больше не маг. И не успела она еще дослушать рассказ, как кольцо на ее пальце начало светиться, возвращаясь к жизни. Она смотрела на него, изо всех сил борясь с уже инстинктивной антипатией к нему, и в ее воображении, пока Лорин, а затем Дьярмуд рассказывали о Кадер Седате, начала проявляться картинка.

Эту картинку она помнила, самую первую картинку, увиденную ею во Фьонаваре, на тропинке к озеру Исанны: изображение другого озера, высоко в горах, над которым летали орлы.

— Кажется, круг замкнулся. Теперь мой долг идти с Мэттом в Банир Лок, чтобы помочь ему вернуть себе корону, которую он никогда по-настоящему и не терял, чтобы гномов можно было остановить на краю Тьмы.

— Нам предстоит долгий путь, — сказал Мэтт Сорин, — а времени не слишком много. Придется отправиться сегодня ночью. — Голос его звучал точно так же, как всегда. У Ким возникло ощущение, что ничто ничто на свете не может изменить его. Он останется той скалой, которая для всех них, в тот или иной момент, служила опорой.

Она посмотрела на Джен и увидела на ее лице отражение той же мысли. Затем она снова опустила взгляд на Бальрат и сказала:

— Вы не поспеете туда вовремя.

Даже сейчас, даже после всего, что произошло, она с глубоким смирением восприняла мгновенно воцарившееся среди присутствующих молчание после слов живущей в ней Ясновидящей. Когда она подняла глаза, то встретилась со взглядом единственного глаза Мэтта Сорина.

— Я должен попытаться, — просто ответил он.

— Знаю, — ответила Ким. — И Лорин тоже прав, по-моему. Почему-то очень важно, чтобы вы попытались. Но могу сказать вам, что отсюда вы не успеете добраться туда вовремя.

— Что ты хочешь сказать? — Это спросил Дьярмуд, его голос был лишен интонаций, как и голос Джаэль перед этим, очищенный для этого простого вопроса.

Ким подняла руку, чтобы они могли видеть пламя кольца.

— Я хочу сказать, что мне тоже надо туда отправиться. Что Бальрату придется доставить нас туда. И мне кажется, все мы уже поняли, что Камень Войны — обоюдоострое благословение, если не сказать больше. — Она изо всех сил старалась, чтобы в ее голосе не звучала горечь.

Ей это почти удалось. Но в последовавшем молчании кто-то спросил:

— Ким, что произошло в горах?

Она повернулась к Полу Шаферу, который задал этот вопрос, который всегда задавал вопросы, вскрывающие суть события. Посмотрела на него, потом на Лорина, стоящего рядом с Полом и глядящего на нее со смесью нежности и силы, которую она запомнила с самого начала, а потом помнила ярче всего с той ночи, которую они провели вместе в Храме, накануне смерти Кевина, накануне ее путешествия в Кат Миголь.

Поэтому именно этим двоим, таким разным, но таким в чем-то неуловимом схожим, она рассказала историю спасения параико и что случилось потом. Слушали все, все должны были знать, но говорила она для Лорина и Пола. А в конце повернулась к Мэтту и повторила:

— Поэтому ты видишь, что я хочу сказать: каким бы ни было благословение, которое я ношу, в нем всегда есть другая сторона.

Мгновение он смотрел на нее, словно обдумывая сказанное. Потом выражение его лица изменилось; она увидела, как его рот сложился в гримасу, означавшую у него улыбку, и услышала, как он лукаво сказал:

— Не встречал ни одного мало-мальски стоящего клинка, который имел бы только одно лезвие.

Вот и все, но она знала, что эти тихие слова были единственным ободрением, на которое она имела право рассчитывать.

Характер Верховной жрицы Даны соответствовал полученному ею воспитанию. И поэтому Джаэль, продрогшая под падающим дождем, охваченная холодом из-за того, что произошло с Дариеном и что происходило сейчас, после кораблекрушения, ничем не выдала своего беспокойства.

Она знала, что это голос Морнира прогремел над волнами и усмирил их, и поэтому прежде остальных ее взгляд нашел Пуйла, когда он вышел на берег. Она помнила, как он стоял на другом берегу, далеко на юге, и говорил с Лирананом в том губительном свете, который шел не от луны. Но он был жив, он вернулся. Наверное, это ее радовало.

Они все вернулись, кажется, и с ними был некто новый, и по лицу Дженнифер нетрудно было понять кто это.

Джоэль заставила себя оставаться холодной и жесткой, но ведь она не была сделана из камня, как бы ни старалась походить на него. При виде Джиневры и Ланселота, стоящих вместе под дождем и косыми лучами солнца, заходящего в исчезающие на западе облака, ее охватили жалость и удивление. Она не слышала, что они сказали друг другу, но язык жестов был ясен, и в конце, когда мужчина в одиночестве ушел в лес, Джаэль обнаружила, что ее вдруг охватила печаль. Она смотрела ему вслед, и, зная эту историю, ей нетрудно было догадаться, в какой дальний поход отправила Джиневра своего второго возлюбленного и какое поручение на него возложила. Трудно было самой сохранить холодную отстраненность в присутствии стольких мужчин после всех бурных событий, произошедших в Храме перед тем, как она унесла оттуда Ким и Шарру с помощью крови и обращения к силам земли.

Она нуждалась в жрицах Мормы Гуин Истрат, чтобы воспользоваться столь мощной магией, а это означало иметь дело с Одиарт, что всегда было неприятно. В большинстве случаев она справлялась с этой задачей без серьезных проблем, но сегодня их разговор протекал по-иному.

Она вступила на зыбкую почву и знала это, и Одиарт это тоже знала. Это выходило за рамки обычного, граничило с подлинным нарушением правил: чтобы Верховная жрица покинула Храм — и все королевство, — да еще в такое время. Ее священным долгом, напомнила ей Одиарт во время мысленной связи со всеми жрицами Мормы, было оставаться в святилище и быть готовой удовлетворить нужды Богини-матери. Более того, не постеснялась напомнить ей ее заместильница, разве Верховный правитель не поручил ей оставаться в Парас Дервале и править страной вместе канцлером? Разве не является ее обязанностью как можно лучше воспользоваться этой неожиданной возможностью на благо их неизменной цели вернуть Дане главенствующее место в королевстве?

Все это, к сожалению, было правдой.

В ответ ей ничего не оставалось, кроме как воспользоваться своим высоким положением, и уже не в первый раз. Она почти не лицемерила, когда сделала упор на беспокойство и тревогу, которые ощущала в Храме, и сообщила жрицам Мормы, что в качестве Верховной жрицы пришла к выводу: покинуть Храм в такое время значит, выполнить волю Даны, которая превыше любых традиций и возможностей получить выгоду. Это также вызвано срочной необходимостью, «сказала» она Одиарт, и это было правдой, об этом свидетельствовало белое лицо и крепко стиснутые руки Ким, которая напряженно ждала вместе с Шаррой под куполом Храма, не зная об этом тайном разговоре между жрицами.

Джаэль вложила в это послание раскаленную добела ярость, а она все еще оставалась самой сильной из них всех. «Очень хорошо, — ответила Одиарт. — Если ты должна, значит, должна. Я немедленно отправлюсь в Парас Дерваль, чтобы заменить тебя в твое отсутствие, по мере сил».

Именно тогда началась настоящая схватка, по сравнению с которой все предыдущее показалось мелкой стычкой в детской игре.

«Нет, — послала Джаэль ответ, маскируя железной твердостью внутреннюю тревогу. — Мой приказ, а значит, и приказ Даны, чтобы ты оставалась там, где находишься. Прошла всего неделя после жертвы Лиадона, и ответные обряды еще не закончены».

«Ты сошла с ума? — ответила Одиарт, ее бунт был более открытым, чем когда-либо раньше. — Которую из этих болтливых идиоток, этих скучных ничтожеств, ты предлагаешь оставить вместо себя во времена войны?»

Это было ошибкой. Одиарт всегда слишком ясно выказывала свое презрение и честолюбие. Ощутив реакцию жриц Мормы, Джаэль вздохнула с облегчением. Ей удастся добиться своего. Все основанные на прецедентах модели поведения требовали, чтобы Вторая жрица Богини приехала в Парас Дерваль и выполняла обязанности в ее отсутствие. Если бы Одиарт сказала это спокойно, даже с притворным смирением, Джаэль могла бы проиграть эту битву. Но сейчас она бросилась в атаку.

«Ты хочешь, чтобы тебя прокляли и вышвырнули вон, Вторая жрица Даны? — послала она с мягкой ясностью, которую только она одна умела передать по мысленной связи. Она почувствовала, как все жрицы Мормы одновременно ахнули при этой открыто произнесенной угрозе. — И ты смеешь так разговаривать со мной? Смеешь порочить своих сестер? Берегись, Одиарт, не то потеряешь все то, чего добилась до сих пор своими интригами!»

Сильные слова, даже слишком сильные, но ей необходимо было выбить их из равновесия ради того, что она должна была сказать дальше.

«Я выбрала свою заместительницу и канцлеру сообщили об этом, как заместителю Верховного правителя. Она сейчас стоит рядом со мной, одетая в красные одежды и готовая вступить в мысленную связь.

«Приветствую вас, сестры Богини-матери», — послала по ее знаку Лила.

И даже Джаэль, почти подготовленная к этому, была поражена силой, стоящей за этими обычными словами.

На прибрежной полосе у Анор Лизен, когда дождь закончился и закат окрасил западный край неба, Джаэль вспоминала эту силу. Она в некотором смысле подтверждала ее собственные инстинктивные действия и довольно эффективно подавляла ту возможную оппозицию, которую могло вызвать в Гуин Истрат диктаторское поведение Лилы. И так уже было нечто глубоко тревожащее в той смеси женщины и ребенка, которую представляла собой Лила, и в ее связи с Дикой Охотой. Дана пока ни намеком не дала понять своей Верховной жрице, что это все может означать.

Голос Лорина, мага, которого она ненавидела и боялась всю жизнь, вернул ее назад, на берег. Она слушала, как он рассказывал о том, что с ним случилось, и триумф, который она когда-то могла бы ощутить, узнав о его нынешней слабости, совершенно утонул в волне страха. Им необходима сила Серебряного Плаща, а они ее лишились. Она надеялась, что он сможет отправить ее домой. На таком расстоянии от Храма она не обладала собственной магической силой и никак не могла вернуться сама, а теперь, как оказалось, некому было ей помочь. Она видела, как ожил Бальрат на руке Ясновидящей, а потом услышала, куда собирается отправиться Ким с помощью его силы.

Она выслушала вопрос Пуйла — его первые слова с тех пор, как «Придуин» вынесло на скалы и они вышли на берег. Ее поражало, как тот, кто сумел крикнуть громовым голосом Бога, мог быть настолько тихим и погруженным в себя, а затем вынырнуть на поверхность, когда о его присутствии почти забыли, и произнести слова, которые выражали самую суть происходящего. Она немного боялась его и понимала это, но ее попытки превратить этот страх в ненависть или презрение оказались тщетными.

Еще раз она заставила себя вернуть внимание на берег. С каждой минутой становилось все темнее. В сумерках светлые волосы Дьярмуда все еще ярко сияли, отражая последние отблески на западной стороне неба. Теперь заговорил принц.

— Хорошо, — сказал он. — Кажется, нам рассказали все, что мы могли узнать. Давайте поблагодарим нашу очаровательную жрицу за те сведения, которые мы получили. Дальше: Лорин уже не сможет связаться с Тейрноном. Ким, как я понимаю, видела Калор Ди ман, но ничего не знает об армиях. А Джаэль истощила свой запас полезных сведений. — Эта шутка показалась невеселой и не слишком искренней, и Джаэль не стала на нее отвечать. Да Дьярмуд и не ждал ответа. — Что ставит нас в зависимость, — пробормотал он, с искренней грустью качая головой, — от моего собственного, очень небольшого запаса сведений о том, что мог бы предпринять мой возлюбленный братец.

Каким-то необъяснимым образом этот шутливый поток слов оказал успокоительное действие. Еще раз Джаэль осознала, что тот, кого она сбрасывала со счетов, как «жалкого принца», точно знал, что делает. Он уже принял решение, а теперь пытался представить это решение как принятое без усилий и не имеющее особого значения. Джаэль взглянула на Шарру, стоящую рядом с принцем. Она не знала, жалеть ее или нет, что было еще одной новостью: еще недавно она, конечно, пожалела бы ее.

— В такое время, как это, — продолжал Дьярмуд, — мне не остается ничего лучшего, как обратиться к воспоминаниям своего раннего детства. У некоторых из вас, возможно, были терпеливые, всегда готовые прийти на выручку старшие братья. Судьба меня не наградила таковым. Лорин должен помнить. С того времени, как я стал делать свои первые, неуверенные шаги вслед за братом, одно было ясно: Айлерон никогда, ни при каких обстоятельствах, меня не ждал.

Он замолчал и взглянул на Лорина, словно в поисках подтверждения, но затем продолжал тоном, из которого внезапно исчезла шутливость:

— Он и сейчас не станет ждать, и не может ждать, если вспомнить о том, куда мы отправились. Если он находится на Равнине с армией и с ним светлые альвы, Айлерон будет рваться в бой, готов поставить на карту собственную жизнь. Собственно говоря, с вашего позволения, я действительно поставлю на карту свою жизнь и все ваши тоже. Айлерон перенесет бой к Старкадху, и сделает это как можно быстрее, что, по моему мнению, означает только одно.

— Андарьен, — произнес Лорин Серебряный Плащ, который, как вдруг вспомнила Джаэль, учил и Дьярмуда, и его брата.

— Андарьен, — эхом отозвался принц. — Он двинется через Гуинир к Андарьен.

Воцарилось молчание. Джаэль ощущала движение моря, и шепот леса на востоке, и особенно остро сейчас — угрюмость темного силуэта Башни Лизен, нависшей над ними во мраке.

— Я предлагаю, — продолжал Дьярмуд, — обогнуть западный край Пендарана и двинуться отсюда на север, а потом свернуть через Сеннет и переправиться через реку Селин, чтобы встретиться, если детские воспоминания что-то значат, с армией Бреннина, Данилота и дальри на границе долины Андарьен. Если я ошибаюсь, — закончил он, широко улыбаясь ей, — то, по крайней мере, с нами Джаэль, чтобы нагнать страху на то, что мы, пятьдесят человек, там найдем.

Она одарила его ледяной улыбкой. Его улыбка стала еще шире. Но затем, под влиянием быстро сменившегося настроения, он повернулся и посмотрел на Артура, который уже поднялся и стоял перед ним.

— Мой господин, — произнес принц без малейшего легкомыслия в голосе, — таков совет, который я могу дать в данный момент. Я выслушаю любое ваше предложение, но я знаю здешнюю географию, и мне кажется, знаю своего брата. Думаю, что мы должны идти к Андарьен.

Воин медленно покачал головой.

— Я никогда прежде не бывал в этом мире, — сказал Артур низким, звучным голосом, — а в своем мире у меня не было брата. Это ваши люди, принц Дьярмуд. Зачислите меня в их ряды и ведите нас на войну.

— Нам придется взять с собой женщин, — пробормотал Дьярмуд.

Она уже собиралась язвительно ответить ему, но в это мгновение ее привлек какой-то яркий блеск, и она увидела, что Бальрат на пальце Ким разгорелся еще сильнее.

Она посмотрела на Ясновидящую, словно встретила ее впервые: маленькая, стройная фигурка со спутанными волосами, такими неправдоподобно белыми, внезапно появившаяся вертикальная морщинка на лбу. У нее снова возникло ощущение, что есть бремя тяжелее, чем ее собственное.

Она вспомнила пережитое ими вместе в Гуин Истрат, и ей захотелось, к собственному удивлению, чем-нибудь помочь, предложить какое-то утешение, чтобы это были не просто слова. Но Дженнифер была права, когда сказала тогда, после ухода Дариена: никто из них не может предложить настоящего утешения другому.

Она смотрела, как Ким подошла к Пуйлу и обняла его, крепко прижала к себе; потом поцеловала его в губы. Он погладил ее по голове.

— До скорого, — сказала Ясновидящая, это было явно отголоском того мира, который они оба оставили. — Постарайся быть осторожным, Пол.

— Ты тоже, — вот и все, что он ответил.

Жрица видела, как Ким подошла потом к Дженнифер и обе женщины обменялись фразами, но не расслышала, что они сказали.

Затем Ясновидящая повернулась. Джаэль показалось, что она прямо на глазах стала более далекой. Ким жестом велела Лорину и Мэтту встать по обе стороны от нее. Она приказала им взяться за руки и положила свою левую ладонь на их руки. Потом подняла другую руку высоко в темноту и закрыла глаза. В ту же секунду, словно установилась какая-то связь, Камень Войны вспыхнул так ярко, что на него невозможно стало смотреть, а когда слепящий свет погас, все трое уже исчезли.

Когда Флидис очнулся, в лесу было совсем темно. Поднеся руку к голове, он почувствовал, что его рана зажила. Боль исчезла. Но и его правое ухо тоже. Он медленно сел и огляделся. Его отец был здесь.

Кернан присел на корточки неподалеку и серьезно смотрел на него, держа неподвижно увенчанную рогами голову. Флидис долго молча смотрел ему в глаза.

— Спасибо, — произнес он наконец вслух. Рога на мгновение качнулись в ответ. Затем Кернан сказал, также вслух:

— Он не старался тебя убить.

«Ничего не изменилось, — подумал Флидис. — Совсем ничего». Это тоже был старый узор, вытканный так невероятно давно, когда он и Галадан были молоды, что гнев и обида уже притупились. Он мягко ответил:

— Не убить он тоже не старался.

Кернан ничего не ответил. В лесу было темно, луна поднялась еще недостаточно высоко, чтобы пролить серебряный свет на то место, где они находились. Однако они оба очень хорошо видели в темноте, и Флидис, глядя на отца, прочел в глазах Бога и подлинную печаль, и чувство вины. Именно последнее его обезоружило, как всегда.

Он пожал плечами и сказал:

— Могло быть и хуже, наверное.

Рога снова шевельнулись.

— Я залечил рану, — сказал отец, словно оправдываясь.

— Знаю. — Он пощупал неровный край ткани на том месте, где раньше было ухо.

— Скажи, — спросил он, — я очень уродлив?

Кернан склонил набок свою великолепную голову глядя на него оценивающим взглядом.

— Не больше, чем раньше, — рассудительно ответил он.

Флидис рассмеялся. И через секунду Бог тоже рассмеялся — низким, рокочущим, чувственным смехом эхом разнесшимся по лесу.

Когда смех смолк, показалось, что среди деревьев стало очень тихо, но только для тех, кто не был настроен на Пендаран, как эти двое, лесной Бог и его сын. Даже с одним ухом Флидис мог слышать шепот леса, сообщения, пробегающие туда-сюда со скоростью пожара. Вот почему они говорили вслух: слишком многое открывалось во время мысленной связи. А той ночью в Пендаране были и другие силы.

Ему это вдруг кое о чем напомнило. Об огне, если говорить точнее. И он сказал:

— Действительно, для меня все могло обернуться гораздо хуже. Я ему солгал.

Отец прищурился.

— В чем?

— Он хотел знать, кто был в Анор Лизен. Он почувствовал, что там кто-то был. Ты знаешь, почему. Я сказал: только я. Что было неправдой. — Он помолчал, потом мягко прибавил: — Еще там была Джиневра.

Кернан, повелитель зверей, поднялся на ноги быстрым, гибким, звериным движением.

— Это кое-что объясняет, — сказал он.

— Что?

В ответ Флидису показали изображение. Его показал отец, а Кернан никогда не причинял ему настоящего вреда, хотя до сих пор не делал и ничего хорошего. И поэтому с несвойственным ему доверием он открыл свой мозг и принял это изображение: человек, быстро идущий по лесу с четко различимой грацией, не спотыкаясь даже в темноте о переплетение корней.

Он не его ожидал увидеть. Но очень хорошо знал, кто это, и поэтому понял, что произошло, пока он лежал без сознания на лесной подстилке.

— Ланселот, — выдохнул он, и в его голосе послышались неожиданные интонации, напоминающие благоговение. Мысли так и мелькали в его голове. — Он был на Кадер Седате. Конечно. И Воин поднял его ото сна. А она снова его отослала.

Флидис был в Камелоте. Видел этих троих в их первой жизни и еще не раз после, когда они не узнавали его, во время многих возвращений, которые они были вынуждены совершить. Он знал эту историю. Он был ее участником.

А теперь, вспомнил Флидис с радостью, вспыхнувшей подобно лучу света во мраке леса, он знает имя, которым призывают Воина. Это, однако, напомнило ему о его клятве. Он сказал:

— В лесу еще находится ребенок… сын Джинев-ры. — И настойчиво спросил: — Где сейчас мой брат?

— Бежит на север, — ответил Кернан. На мгновение он заколебался. — Он пробежал мимо ребенка, всего в сотне ярдов от него… некоторое время назад, пока ты спал. Он не увидел и не почувствовал его. У тебя в лесу есть друзья, которых рассердила твоя пролитая им кровь, и ему не передали никаких сообщений. Никто с ним не разговаривает.

Флидис закрыл глаза и прерывисто вздохнул. Так близко. В его воображении промелькнула картинка: волк и ребенок, разминувшиеся друг с другом в черноте леса в час перед восходом луны. Они пробежали так близко друг от друга, не зная этого, и никогда уже этого не узнают. Или знали? — спросил он себя. Не потянулась ли какая-нибудь частица души к почти упущенным возможностям, к тому, чему никогда не сбыться, из-за столь малого расстояния в ночном лесу? Он ощутил в тот момент дуновение воздуха. Ветер, в котором таился намек, — возможно, всего лишь воображаемый — на нечто большее.

Флидис открыл глаза. Он был настороже, чувства его обострились, он еще испытывал возбуждение после того, что случилось. Боли не было. Он сказал:

— Мне нужно, чтобы ты сделал для меня одну вещь Чтобы помочь мне сдержать клятву.

Темные глаза Кернана гневно сверкнули.

— И ты тоже? — произнес он, вкрадчиво, словно охотничий кот. — Я сделал то, что пожелал. Я вылечил рану, нанесенную моим сыном. Сколько еще запретов Ткача я должен ради тебя нарушить?

— Я тоже твой сын, — ответил Флидис, сильно рискуя, так как он чувствовал гнев Бога.

— Я этого не забыл. И сделал то, что пожелал сделать.

Флидис встал.

— Я не могу приказывать лесу в таком деле. У меня для этого мало сил. Но я не хочу, чтобы ребенок погиб, пусть он даже сжег то дерево. Я дал клятву. Ты — повелитель леса, как и повелитель зверей. Мне нужна твоя помощь.

Казалось, гнев Кернана постепенно угас. Флидису пришлось сильно задрать голову, чтобы увидеть лицо своего отца.

— Ты ошибаешьсй. Тебе не нужна моя помощь в этом деле, — сказал Бог с высоты своего величественного роста. — Ты забыл кое о чем, мудрый ребенок. По причинам, с которыми я никогда не соглашусь, сыну Ракота дали Венец Лизен. Силы и духи леса не причинят ему прямого вреда, пока он его носит. Они сделают кое-что другое, и ты должен знать, что именно, самый маленький малыш.

И он знал.

— Роща, — прошептал Флидис. — Его ведут в Священную рощу.

— И против того, что встретит его там, — сказал Кернан, — что встретит его там и убьет, у меня нет никакой власти. Да я бы и не пожелал такой власти. Даже если бы я мог это сделать, я бы не стал вмешиваться. Его не следовало оставлять в живых. Ему пора умереть, пока он не добрался до отца, ведь тогда всякая надежда рухнет.

Он уже повернулся, чтобы уйти. Он сказал все, что намеревался, и сделал то, что считал своей обязанностью, но тут его сын ответил голосом глубоким, как корни деревьев:

— Возможно, но я так не думаю. Мне кажется, в этом переплетении есть еще кое-что. Ты тоже кое о чем забыл.

Кернан оглянулся. На том месте, где они стояли, появился первый проблеск серебра. Он коснулся его обнаженной фигуры и обрисовал ее. Ему хотелось быть в определенном месте после восхода луны, и одна мысль о том, что его там ждет, пробуждала в нем желание. Но он все же задержался на мгновение и ждал.

— Ланселот, — произнес Флидис.

И сам повернулся и побежал со своей всегда неожиданной быстротой к роще, где давным-давно родилась Лизен в присутствии всех Богинь и Богов.

В гневе и смятении, обиженный тем, что отвергнут, Дариен уже далеко углубился в лес, прежде чем сообразил, что поступил не самым мудрым образом. Он не собирался поджигать дерево, но поток событий никогда не развивался так, как он ожидал, и все всегда получалось не так. А когда это случалось, в нем возникало что-то другое, к нему снова возвращалась сила, его глаза менялись, и тогда загорались деревья.

Даже в этом случае ему хотелось лишь вызвать иллюзию — ту же иллюзию огня, которую он создал на поляне у Древа Жизни. Но на этот раз он был сильнее и чувствовал беспокойство в присутствии такого количества людей, а его мать была красивой и холодной, и она отослала его прочь. Он не мог контролировать того, что делал, и поэтому огонь получился настоящий.

И он убежал в тень леса от кажущихся более холодными, ранящими больнее теней на берегу.

Теперь совсем стемнело, луна еще не взошла, и постепенно его ярость стала угасать, и Дариен все острее чувствовал, что он в опасности. Он ничего не знал об истории Великого леса, но он и сам бы андаином и поэтому многое понимал из тех сообщений, которые проносились по Пендарану, сообщений о нем самом, о том, что он сделал и что носил на голове.

По мере того, как росло чувство опасности, росло и понимание того, что его заставляют двигаться в определенном направлении. Он подумал, не превратиться ли в филина, чтобы подняться в воздух и улететь из леса, но при этой мысли почувствовал себя утомленным до предела. Он пролетел большое расстояние в облике филина и не знал, сможет ли выдержать это снова. Он был силен, но не безгранично, и ему обычно требовался прилив эмоций, чтобы черпать в нем силу: страха, голода, тоски, ярости. Теперь ни одного из этих чувств он не испытывал. Он чувствовал опасность, но не мог собрать силы для реакции на нее.

Отупевший, безразличный, одинокий, он остался в собственном обличье, одетый в одежду, которую прежде носил Финн, и шел, не сопротивляясь, по неуловимо меняющимся тропам Пендаранского леса, позволяя лесным силам вести его туда, куда они пожелают, что бы ни ожидало его там. Он слышал их гнев и предвкушение мести, но никак не реагировал. Он шел, не заботясь по-настоящему ни о чем, и думал о ее высокомерном, холодном лице и о ее словах: «Что ты здесь делаешь? Чего ты хочешь, Дариен?»

Чего он хотел? Чего ему позволено хотеть, на что надеяться, о чем мечтать, чего желать? Он родился всего-то меньше года назад. Откуда ему знать, чего он хочет? Он знал лишь, что его глаза могли краснеть, как глаза отца, и, когда они краснели, загорались деревья, и все от него отворачивались. Даже Свет отвернулся. Свет был прекрасным, ясным и полным печали, но, когда Ясновидящая надела обруч ему на голову он погас, как только щелкнула застежка.

Он шагал и не плакал. Его глаза были голубыми. Восходила половинка луны; скоро она засияет в просветах между деревьями. Лес торжествующе перешептывался, злорадно шелестели листья. Его вели, покорного, с Венцом Лизен на голове, в Священную рощу, чтобы убить.

Бесчисленное множество лет простояла эта роща, купаясь в своем могуществе. Не было другого места в любом из миров, корни которого так глубоко вплетались бы в ткань Гобелена. По сравнению с древностью этого места даже права Морнира на Древо Жизни были заявлены всего лишь мгновение вечности назад, в те дни, когда Йорвет был призван в Бреннин из-за моря.

За тысячи веков до этого дня Пендаранский лес видел немало лет и зим во Фьонаваре, и в течение всего круговорота времен года эта роща и эта поляна в ней были сердцем леса. Здесь присутствовала магия. Древние силы дремали под лесной подстилкой.

Здесь более тысячи лет назад (всего лишь миг во времени, не более) родилась Лизен в присутствии всех молчаливых, восхищенных магических сил леса и блестящей компании Богинь и Богов, чья красота стала ее красотой с первых дней. Сюда пришел Амаргин Белая Ветвь, первый смертный, первый сын Ткача, родившийся не в лесу, и посмел провести ночь в этой роще в поисках другого источника могущества для людей, кроме кровавой магии жриц. И здесь он нашел это могущество, и даже больше, так как Лизен, дикая и великолепная, вернулась на оскверненную поляну, место своего рождения, чтобы убить его утром, а вместо этого влюбилась в него и поэтому покинула лес.

После этого многое изменилось. Для сил рощи, для всего Пендарана, время бежало до того момента, когда она спрыгнула с балкона Башни, а потом оно двигалось вперед более медленно, словно с того дня с каким-то грузом.

С тех пор, с тех потрясенных войной дней первого прихода Ракота Могрима, только еще один смертный побывал в этом месте, и он тоже был магом, последователем Амаргина, и был он вором. Вооруженный хитростью и коварством, маг Радерт точно знал, когда можно безопасно проникнуть в Пендаран в поисках нужной ему вещи.

На один день, только на один день в году лес становился уязвимым, когда он горевал и не мог себя защитить. Когда круговорот времен года подходил к тому дню, когда Лизен прыгнула с Башни, река, текущая мимо Анор, становилась красной и несла свои красные воды в убийственное море в память о ее крови. И все духи леса, которые могли, собирались у подножия Башни, чтобы оплакивать ее, а все те, кто не мог передвигаться, мысленно переносились в это место, чтобы видеть реку и Анор глазами собравшихся там.

И однажды утром такого дня пришел Радерт. Без своего Источника, не окруженный аурой силы, он вошел в Священную рощу и опустился на колени у места рождения Лизен, и взял Венец Лизен, который лежал, сияя, на траве.

К тому времени, когда солнце село и снова чистые воды реки потекли в море, он сам уже бежал, бежал целый день без остановки, и находился очень близко от восточной опушки леса.

Тут Пендаран его увидел и узнал, что он сделал, но все самые мощные силы леса собрались у моря и могли сделать до боли немного. Они изменяли под ним лесные тропы, деревья перемещались и угрожающе смыкались вокруг убегающего человека, но он был слишком близко от Равнины, он видел высокую траву при свете заходящего солнца, а его воля и мужество были очень сильны, сильнее, чем у обычного вора, и он выбрался из леса — хоть они и причинили ему вред, и немалый, — и ушел снова на юг с сияющим предметом в руках, который носила одна лишь Лизен. Поэтому сейчас с восторгом, с огромной общей радостью Пендаран осознал, что Венец вернулся домой. Он вернулся домой, но он болен, шептали друг другу духи. Ему должно быть очень больно, раз огонь в нем погас, на лбу того, кто превратил дерево в факел. Он сойдет с ума, и с него сдерут кожу, с души и с тела, прежде чем позволят умереть. Так они клялись друг другу: дейена — листьям деревьев-часовых; листья — молчаливым силам и поющим силам; темные, бесформенные ужасы — старым, неподвижным, пустившим глубокие корни, которые некогда были деревьями, а теперь стали чем-то большим и хорошо разбирались в ненависти.

На мгновение перешептывание прекратилось. В то мгновение они услышали Кернана, их повелителя. Они услышали, как он произнес вслух, что этому существу давно пора умереть, и они возрадовались его словам. Теперь ничто их не остановит, никакой голос Бога не удержит их от убийства.

Жертву вели в рощу: деликатно, лесные тропы ложились гладко и плавно ему под ноги. Пока он шел, его судьба была решена, и также принято решение, кто его осуществит. Все силы леса пришли к общему согласию: каким бы ужасным ни было его святотатство, каким бы жгучим ни было желание самим совершить это убийство, они не поднимут руку на того, кто носит на голове Венец Лизен.

Существовала еще одна сила, самая могучая из всех. Сила земли. Пока покорного Дариена направляли к Священной роще, духи Пендарана послали вниз призыв к хранителю, спящему под этим местом. Они разбудили Старейшего.

В лесу было очень темно, но, даже когда он пребывал не в своем собственном обличье, он очень хорошо видел ночью. В каком-то смысле в темноте ему было даже легче, что тоже внушало ему беспокойство. Эта притягательность темноты напоминала ему о ночных голосах, зовущих из зимы его детства, и как его влекло к ним.

А это напомнило ему о Финне, который удерживал его и говорил, что ему надо ненавидеть Тьму, а потом оставил его одного. Он помнил тот день, он всегда будет его помнить: день его первого предательства. Он тогда сделал цветок на снегу и раскрасил его силой своего взгляда.

В роще было тихо. Теперь, когда он пришел сюда, шорох листьев стих до еле слышного шепота в ночи. В воздухе стоял запах, которого он не узнал. Трава на поляне под его ногами была гладкой, ровной и мягкой. Луны он не видел. Звезды сияли над головой, с маленького кружка неба, обрамленного нависающими деревьями.

Они его ненавидели. Деревья, листья, мягкая трава, духи, прячущиеся за стволами деревьев, дейена, выглядывающая из листьев, — все они ненавидели его, он это знал. Ему следовало испугаться, понимал он в глубине души. Ему следовало прибегнуть к собственной силе, чтобы вырваться на свободу из этого места, заставить их всех заплатить за их ненависть, в пламени и дыму.

Кажется, он не мог этого сделать. Он был один и устал, и испытывал боль, которую не мог бы выразить словами. Он был готов к концу.

Возле северного края поляны возвышался холм, поросший травой, а на нем распустились в темноте ночные цветы. Он подошел. Цветы были очень красивые; это их запах стоял на поляне. Осторожно, чтобы не нанести дальнейшего вреда и оскорбления, Дариен сел на траву холмика между двумя кустами темных цветов.

И тут же раздался нарастающий, яростный рев леса. Он вскочил с невольным криком протеста. Он был осторожен! Он никому не причинил вреда! Он только хотел посидеть немного в залитой звездным светом тишине, прежде чем умрет. Он вскинул руки с открытыми ладонями в безнадежной попытке примирения.

Постепенно шум стих, хотя после него осталось нечто вроде барабанного боя, ворчание, еле слышное под травой рощи. Дариен перевел дух и еще раз оглянулся.

Все было неподвижным, кроме листьев, тихо шелестящих под ветром. На самой нижней ветке одного из деревьев рощи сидела маленькая гейала, вопросительно задрав мягкий, пушистый хвостик. Она смотрела на него со сверхъестественной серьезностью. Если бы он был в обличье филина, подумал Дариен, гейала при одном взгляде на него пустилась бы наутек. А теперь, наверное, он выглядел безобидным. Любопытство. Всего лишь мальчик, отданный на милость леса, который не был милостивым.

Ну и хорошо, решил он с каким-то смирением отчаяния. Так даже легче. Все, начиная с его самых первых воспоминаний, твердили ему о выборе. О Свете и Тьме, о выборе между ними. Но они сами не могли выбрать или решить между собой насчет него: Пуйл, который привел его к Древу Жизни, хотел, чтобы Дариен стал старше, чтобы он приобрел свой облик и получил доступ к более обширным познаниям. Кернан, повелитель зверей, хотел знать, почему ему вообще позволили жить. Седовласая Ясновидящая с испуганными глазами дала ему сверкающий источник Света и смотрела вместе с ним, как Свет погас. Потом она послала его к матери, которая прогнала его прочь. Финн даже Финн, который учил его любить Свет, ушел, не попрощавшись, чтобы найти собственную Тьму в огромных пространствах среди звезд.

Они говорили о выборе, о том, что он балансирует между матерью и отцом. Слишком тонким было это равновесие, решил он. Слишком трудный выбор для всех них, и в самом конце для него тоже. Так легче, легче отказаться от этой необходимости решать, сдаться лесу в этой обители древних сил. Принять свою смерть, от которой всем станет лучше. Мертвый не может быть одиноким, подумал Дариен. Не испытывает такой боли. Они все его боятся, боятся того, что он может сделать со своей свободой выбора, того, кем он может стать. Больше им не надо будет бояться.

Он вспомнил лицо светлого альва в то последнее холодное зимнее утро у Древа Жизни, каким оно было прекрасным и сияющим. И как он боялся. Он вспомнил Ясновидящую с ее белыми волосами. Она подарила ему подарок, чего раньше не делал ни один из чужих людей, но он видел ее глаза, сомнение и страх в них еще до того, как погас Свет. Это была правда: они все боялись того, что он выберет. Кроме его матери.

Эта мысль застала его врасплох. Она поразила его с силой откровения. Она не боялась того, что он может сделать. Она была единственной, кто не пытался приманить его, как голоса снежной бури, или убедить его, как Ясновидящая. Она не старалась привязать его к себе или даже подсказать ему дорогу. Она отослала его прочь, потому что выбор был его собственным, и она единственная хотела позволить ему сделать этот выбор самостоятельно. Может быть, внезапно подумал он, может быть, она ему верила.

В роще, в темноте, он видел цветы на холмике, где родилась Лизен, и видел их ясно ночным зрением своего отца, думая о своей матери.

Затем почему-то он вспомнил Ваэ и Шахара, приемных родителей. Он подумал о двух своих отцах: об одном — беспомощном рядовом солдате в армии Бреннина, послушном безличным приказам Верховного правителя, не имеющем права остаться со своей женой и сыновьями в холодную зиму, не имеющем права их согреть. И о втором, о Боге, самом сильном из Богов, страшнее зимы и войны. Которого боялись, как боялись и его, Дариена, за то, что он — его сын.

Ему следовало выбирать между ними.

Если посмотреть с одной стороны, то выбора никакого и не оставалось. Его умение видеть в темноте, страх, который он возбуждал, погасший Свет на его лбу — все говорило об этом. Похоже, выбор уже был сделан. С другой стороны…

Он так и не додумал эту мысль.

«Мне бы доставило удовольствие, если бы ты умолял сохранить тебе жизнь».

Если бы камни умели разговаривать, их голос был бы таким же. Слова грохотали, скользили, словно гигантские камни, стронутые с места, словно прелюдия к лавине или землетрясению.

Дариен резко обернулся. Он увидел фигуру, темнее темноты на поляне, и огромную дыру в земле, неровную, с зазубренными краями, рядом с этим созданием, говорившим голосом земли. В Дариене мгновенно вспыхнул страх, первобытный, инстинктивный, несмотря на все его предыдущее смирение. Он почувствовал, как его глаза вспыхнули красным огнем; выставил перед собой руки с растопыренными пальцами…

И ничего не произошло.

Раздался смех, низкий и тихий, похожий на грохот перекатывающихся камней, которые долго пролежали без движения.

— Только не здесь, — произнесла эта фигура. — Не в этой роще, и, кроме того, ты еще не научился. Я знаю твое имя и имя твоего отца. Понятно, чем ты мог бы стать; ты даже мог бы подвергнуть испытанию мои силы, если бы мы встретились не сейчас, а много позже. Но сегодня, в этом месте, ты никто. Ты еще не добрался до нужной глубины. Мне бы доставило удовольствие, — повторила фигура, — услышать твои мольбы.

Дариен опустил руки. Он почувствовал, что его глаза снова вернули голубой цвет, который он не унаследовал ни от отца, ни от матери, этот цвет был его собственным; возможно, он был единственной его собственностью. Он молчал и в этом молчании рассматривал пришельца при свете половинки луны, которая только что взошла над восточным краем поляны и посылала вниз бледные лучи.

У него не было никакой определенной формы или цвета. Прямо на глазах Дариена у существа появилось четыре руки, потом три, потом ни одной. Его голова была человеческой, потом уродливой головой мутанта, покрытой слизняками и личинками, затем стала валуном без всякого лица, а личинки осыпались на траву и в зияющую дыру в земле. Он был серым, коричневым в крапинку, черным; он был огромным. Во всех своих расплывчатых, меняющихся формах у него всегда было две ноги, как заметил Дариен, и одна из них была искалечена. В одной руке он держал молот серо-черного цвета мокрой глины почти такого же размера, как сам Дариен.

Создание снова заговорило во внезапно наступившей полной тишине леса:

— Ты не будешь умолять меня, Носящий Венец. Дай мне унести с собой твой голос, когда я снова лягу спать под камень. Меня просили оставить тебя в живых, поджигатель деревьев. Им нужна твоя плоть и твоя душа, чтобы содрать с них кожу, когда у тебя на голове уже не будет Венца. Я могу предложить тебе более легкое, более быстрое освобождение. Тебе стоит только попросить. Проси, осквернитель рощи. Только попроси; больше ты ничего не можешь сделать.

Его лицо было теперь почти человеческим, но громадным и серым, и по нему ползали черви, вползали в нос и в рот и выползали оттуда. Голос его звучал, как сгустившийся голос земли и камня. Он произнес:

— Это ночь в Священной роще, сын Могрима. Ты — ничто рядом со мной, и даже меньше, чем ничто. Ты не достиг нужной глубины и даже не можешь заставить меня взмахнуть моим молотом.

— Зато я достиг, — произнес другой голос, и Ланселот Озерный вступил в залитую лунным светом рощу.

Они спали на берегу к югу от Анор. Брендель нарушил указания Флидиса, один вошел в Башню и вынес одеяла и постели из нижних комнат, где когда-то спала охрана Лизен. Он не стал снова подниматься наверх из опасения снова привлечь внимание Галадана к этому месту.

Рядом с Артуром, немного в стороне от остальных, Дженнифер лежала без движения — она спала в полном изнеможении. Ее голова покоилась у него на плече, одна рука лежала на его широкой груди, а золотистые волосы рассыпались по их общей подушке. Воин не спал, прислушивался к ее дыханию и ощущал биение сердца, которое любил.

Потом это биение изменилось. Она резко села, мгновенно проснувшись, ее взгляд был прикован к высоко стоящей на небе луне. Лицо ее стало таким бледным, что волосы по сравнению с ним казались черными. Он увидел, как она прерывисто, с трудом вздохнула. Он ощутил ее боль в себе.

— Он в опасности, Джиневра? — спросил Артур.

Она ничего не ответила, ее глаза не отрывались от луны. Одна ладонь взлетела ко рту. Он взял вторую руку так осторожно, как только мог. Она дрожала словно лист рябины на осеннем ветру. Было холоднее чем положено в теплую ночь летнего солнцестояния.

— Что ты видишь? — спросил он. — Он в опасности, Джиневра?

— Они оба в опасности, — прошептала она, не отрывая глаз от луны. — Они оба, любимый. А я их обоих отослала прочь.

Он молчал. Смотрел вверх, на луну, и думал о Ланселоте. Держал одну руку Джиневры, сжав ее в своих широких квадратных ладонях, и желал ей мира и душевного покоя с еще большей тоской и страстью, чем когда-либо желал самому себе избавления от рока.

— Я достиг той же глубины, что и ты, — спокойно произнес высокий человек, выходя на поляну. Он держал в руке обнаженный меч; тот слабо светился, отражая серебряный свет луны. — Я знаю, кто ты, — продолжал он мягко и без спешки. — Я знаю тебя, Курдадх, и откуда ты пришел. Я здесь, чтобы защитить этого ребенка. Если ты желаешь его смерти, то сначала тебе придется убить меня.

— Кто ты такой? — пророкотал демон. Деревья снова громко шумели вокруг них, осознал Дариен. Он смотрел на пришедшего человека и удивлялся.

— Я — Ланселот, — услышал он. Воспоминание шевельнулось в глубине его мозга, воспоминание об играх, в которые он играл вместе с Финном в снегу той зимой. Игра в Воина, у которого было королевское Копье и друг, его «танист»[1], как сказал Финн. Первый из компании Воина, по имени Ланселот. Он любил королеву того Воина, а ее звали, ее звали…

Демон, Курдадх, сменил свою позицию с таким звуком, будто по траве протащили гранитную глыбу. Он поднял свой молот и сказал:

— Не ожидал увидеть тебя здесь, но я не удивлен. — Он тихо рассмеялся, словно галька покатилась вниз по склону. Снова изменил свою форму. Теперь у него было две головы, и обе оказались головами демона. — Я не стану искать с тобой ссоры, Ланселот, и Пендарану известно, что ты прожил в лесу зиму и не причинил ему зла. С тобой не случится ничего плохого, если ты сейчас уйдешь, но, если останешься, я должен буду убить тебя.

С абсолютным, сосредоточенным внутренним спокойствием Ланселот ответил:

— Ты должен попытаться меня убить. Это не такая уж легкая задача, Курдадх, даже для тебя.

— Я глубок, как земное ядро, мастер меча. Мой молот выкован в провале столь глубоком, что пламя там вытянуто сверху вниз. — Это было сказано, как простое изложение факта, без бравады. — Я здесь столько же времени, сколько сам Пендаран, — сказал Курдадх, Старейший. — Все это время я охранял священную неприкосновенность этой рощи и просыпался лишь тогда, когда ее нарушали. У тебя есть клинок и непревзойденное мастерство владения им. Этого недостаточно. Мне не чуждо милосердие. Уходи!

Последнее рокочущее слово приказа сопровождалось дрожью деревьев на краю поляны, сама земля содрогнулась. Дариен старался устоять на ногах. Затем, когда дрожь прошла, Ланселот ответил с учтивостью, странным образом подобающей этому месту:

— У меня есть больше, чем ты думаешь, но я благодарю тебя за добрые слова. Ты должен знать, прежде чем мы начнем, так как мы будем биться здесь, Курдадх, что я лежал мертвым в замке Каэр Сиди, или Кадер Седат, он же Северное Сияние, Корона Бореалис Королей среди звезд. Ты знаешь, что этот замок лежит на оси всех миров, и море бьется о его стены, и все звезды небес вращаются вокруг него.

Сердце Дариена стремительно билось, хотя он понял только часть того, что услышал. Он припомнил кое-что еще: Финн, который в те дни, как казалось ему, знает все на свете, говорил ему, что его мать была королевой. Это знание все запутывало еще больше. Он с трудом глотнул. Он чувствовал себя ребенком.

— Все равно, — говорил Курдадх Ланселоту. — Пусть даже ты лежал там, ты смертен, мастер меча. Ты готов умереть за сына Ракота Могрима?

— Я ведь здесь, — просто ответил Ланселот, и бой начался.

Глава 8

Его секретарь, решил Шальхассан из Катала примерно в тот же момент, не рожден для военной жизни. Разиэль верхом на коне был всего лишь бледной тенью — почти в буквальном смысле слова — самого себя, весьма квалифицированного секретаря. Верховный правитель уже дважды был вынужден прекращать диктовку и ждать, пока Разиэль лихорадочно шарил в чересседельной сумке, чтобы сменить сломанное стило. В ожидании Шальхассан пропускал сквозь пальцы свою длинную, завитую бороду и оглядывал залитую луной дорогу перед стремительно несущейся колесницей.

Они находились в Бреннине, на дороге из Сереша в столицу, и неслись при лунном свете во весь опор, потому что война требовала от мужчин таких вещей. Стояла теплая летняя ночь, хотя ближе к концу дня Сереш зацепило хвостом сильной бури, когда он и набранное им пополнение из Катала переправлялись через реку.

Разиэль достал стило и тут же уронил его, пытаясь перехватить поводья коня. Шальхассан ничем не выдал своей реакции. Твердо стоя обеими ногами на земле Разиэль довольно неплохо справлялся со своими обязанностями, и Шальхассан был готов, в разумных пределах, допустить нынешнее отклонение от его безупречной компетентности. Махнув рукой, он отпустил секретаря, позволив ему занять свое место в рядах. С записями можно подождать до того момента, когда они доберутся до Парас Дерваля.

Они были уже недалеко. Шальхассан с неожиданной ясностью вспомнил тот последний раз, когда он ехал по этой дороге на восток во главе армии. Стоял зимний день, блистающий, словно алмаз, и его встретил на дороге принц в белом меховом плаще и белой шляпе с красным пером дьены, ярко выделяющимся на фоне снега.

А теперь не прошло и двух недель, как снег полностью исчез, а сверкающий принц обручился с дочерью Шальхассана. И уплыл в море; в Сереше не было ничего известно о судьбе корабля, который отправился на Кадер Седат.

О Верховном правителе известия были: он двинулся на север во главе армии Бреннина и той части армии Катала, которая уже была с ним, в ответ на призыв магического кристалла из Данилота в ту самую ночь, когда «Придуин» подняла паруса. Шальхассан коротко кивнул вознице и крепче ухватился за передний бортик, когда они помчались быстрее. Он знал, что в этом нет необходимости. Похоже, что он и этот второй контингент войск опоздают и на этом этапе могут стать лишь арьегардом, но ему хотелось увидеть канцлера Горласа, чтобы в этом убедиться, и еще он хотел видеть дочь.

Они быстро мчались при лунном свете. Очень скоро он оказался в Парас Дервале, и его прямо в дорожной пыли, так как он не позволил себе роскоши потратить время на переодевание, проводили в освещенный факелами Большой зал дворца, где стоял Горлас, на одну предписанную ступень ниже пустующего трона. Канцлер поклонился ему тройным поклоном, что было неожиданно и польстило ему. Рядом с Горласом, и еще на одну ступеньку ниже, стоял еще один человек, который также поклонился, столь же почтительно, хотя и гораздо менее вычурно, что было понятно, принимая во внимание личность этого человека.

Затем Тегид из Родена, посредник принца Дьярмуда, доложил Верховному правителю Катала, что Шарра уехала, и стоял, с содроганием ожидая взрыва, который должен был последовать.

Он и последовал, но то был взрыв внутренний. Страх и нарастающая ярость вспыхнули в груди Шальхассана, но на его лице ничего не отразилось. Только его голос был ледяным, когда он спросил, куда и с кем. Ему ответил Горлас.

— Она уехала вместе с Ясновидящей и Верховной жрицей, мой господин. Они не сказали нам — куда. Если мне позволено будет высказать свое мнение, они обе… все трое наделены мудростью. Я не думаю…

Он осекся под острым взглядом Шальхассана, чей взор заставлял замолчать и более искусных ораторов, чем этот. В то же время Шальхассан чувствовал, что его ярость уже исчезла, оставив только страх. Он сам никогда не умел держать свою дочь под контролем. Как он мог ожидать, что этот толстяк и напыщенный канцлер справятся лучше, чем он?

Он также очень хорошо помнил Ясновидящую и глубоко уважал ее. За то, что она совершила однажды ночью в Храме Гуин Истрат, в одиночку проникнув сквозь тьму замыслов Ракота, чтобы показать им источник зимы, он всегда будет уважать ее. Если она уехала, значит, у нее была цель, и то же относилось к Верховной жрице, которая по-своему была не менее выдающейся личностью.

Но какими бы выдающимися ни были они обе, он сомневался, что они смогли бы удержать его дочь, если она пожелала к ним присоединиться, если она приняла такое решение. «Ох, Шарра», — подумал он. В десятитысячный раз он спросил себя, мудро ли поступил, не женившись во второй раз после смерти жены. Девочке было необходимо хоть какое-то руководство, и это становилось все более очевидным.

Он поднял взгляд. Вверху, позади Дубового Трона Бреннина, высоко в стенах Большого зала светились витражи Делевана. Тот, что был за троном, изображал Конари и Колана, скачущих на север, на войну. Свет половинки луны, сияющий снаружи, серебрил их русые волосы. Ну, подумал Шальхассан, кому, как не их преемнику, молодому Верховному правителю Айлерону, вести войну, которой предстоит сейчас разразиться на северных землях. Инструкции были такими, как он и ожидал, какими они и должны были быть. Он поступил бы точно так же. Воины из Катала под предводительством своего правителя должны были остаться в Бреннине. Шальхассану и Горласу поручалось разместить их по своему усмотрению для наиболее эффективной обороны королевства.

Он медленно отвел взгляд от великолепной картины на окне. Глядя на Тегида, — контраст, достойный афоризма, — он мягко сказал:

— Не кори себя. Канцлер прав — эти трое знают, что делают. Ты можешь присоединиться ко мне, если пожелаешь, и посочувствовать своему принцу, которому придется отныне с ней справляться. Если мы останемся в живых.

Он повернулся к канцлеру:

— Я бы не отказался от пищи, милорд канцлер, и хотел бы получить для своих командиров распоряжения по размещению людей. После этого, если вы не устали, не могли бы мы с вами выпить вместе вина и сыграть партию в та'баэль? Возможно, этим и ограничится наше участие в боевых действиях, а игра по ночам меня успокаивает. Канцлер улыбнулся.

— Айлиль говорил то же самое, милорд. Я с радостью сыграю с вами, хотя должен предупредить, что я в лучшем случае не слишком азартный игрок.

— Можно мне прийти и понаблюдать? — почтительно спросил толстяк.

Шальхассан внимательно посмотрел на него.

— Ты играешь в та'баэль? — с сомнением спросил он.

— Немного, — ответил Тегид.

Верховный правитель Катала отвел назад своего единственного уцелевшего всадника, чтобы защитить королеву. И одарил противника взглядом, который заставил не одного человека подумать о ритуальном самоубийстве.

— Мне кажется, — произнес он, обращаясь больше к самому себе, чем к одному из двоих собеседников, — что меня только что разгромили весьма по-королевски.

Наблюдающий за игрой Горлас сочувственно что-то проворчал. Тегид из Родена снял мешающего всадника своим замком.

— Принц Дьярмуд настаивает, — пробормотал он, кладя взятую фигуру рядом с доской, — чтобы все его люди умели как следует играть в та'баэль. Но никто из нас ни разу не смог его обыграть. — Он улыбнулся и откинулся на спинку кресла, добродушно похлопывая себя по несравненному животу.

Пристально глядя на доску в поисках защиты от нападения с двух сторон, которое начнется, как только Тегид снова двинет свой замок, Шальхассан решил уделить немного своего прежнего сочувствия дочери, которой придется жить с этим принцем.

— Скажи, — спросил он, — Айлерон тоже умеет играть?

— Айлиль научил обоих сыновей, когда они были еще детьми, — пробормотал Горлас, наполняя бокал Шальхассана из кувшина с вином из винограда, выращенного у стен в Южной твердыне.

— И Верховный правитель тоже сейчас играет с редким мастерством? — спросил Шальхассан с ноткой раздражения в голосе. Кажется, оба сына Айлиля способны были пробуждать в нем это чувство.

— Не имею представления, — ответил Горлас. — Никогда не видел его игры, когда он вырос. Мальчиком он играл очень хорошо. Он всегда играл с отцом.

— Он больше не играет в та'баэль, — сказал Тегид. — Разве вы не знаете эту историю? Айлерон не прикасался к фигурам с того первого раза, когда Дьярмуд обыграл его. Они тогда еще были детьми. Он такой, знаете ли…

Обдумывая это сообщение, Шальхассан угрожающе двинул своего мага по диагонали. Это была ловушка, конечно, последнее оставшееся ему средство. Чтобы она удалась, он попытался отвлечь толстяка вопросом:

— Не знаю. Какой именно?

Сильно навалившись на подлокотники кресла, Тегид подался вперед, чтобы лучше видеть доску. Игнорируя и ловушку, и вопрос, он двинул замок по боковой вертикали, открывая королеву Шальхассана, чтобы еще раз атаковать и одновременно угрожая королю правителя Катала. Это был очень решительный ход.

— Он не любит ни в чем проигрывать, — объяснил Тегид. — И не делает ничего, в чем мог бы проиграть.

— Не ограничивает ли это в какой-то степени его действия? — колко спросил Шальхассан. Он и сам не слишком любил проигрывать. И не привык к этому.

— Не очень, — нехотя ответил Тегид. — Он почти все делает превосходно. Они оба такие, — лояльно прибавил он.

Шальхассан как можно изящнее положил своего короля на бок в знак того, что сдается, и поднял бокал, приветствуя победителя.

— Хорошая игра, — благодушно произнес Тегид. — Скажите, — прибавил он, поворачиваясь к Горласу, — у вас здесь есть приличный эль? Вино — это очень здорово, но меня сегодня страшно мучает жажда, если хотите знать правду.

— Кувшин эля, Виер, — приказал канцлер пажу, молча стоящему у двери.

— Два! — произнес Шальхассан, удивив сам себя. — Расставьте фигуры для следующей партии!

Эту он тоже проиграл, но решительно выиграл третью, с громадным удовлетворением чувствуя, что вечер все же не пропал зря. Потом они с Тегидом походя выиграли еще по партии у Горласа. Это их неожиданно сблизило. А потом, уже поздно ночью, они с канцлером еще больше поразили себя тем, что приняли совершенно из ряда вон выходящее предложение единственного члена компании Дьярмуда, оставшегося в Парас Дервале.

Что еще более поразило Шальхассана, совершенно поразило, — это какое удовольствие он получил от музыки, общества и необычайно бойких служанок в огромном нижнем зале «Черного кабана» и в меньшей и более темной комнате на втором этаже.

Было уже очень поздно.

Если он больше ничего не сделает, думал Пол, совсем ничего, начиная с этого момента и до того конца, который ждет их впереди, все равно никто не сможет его обвинить в том, что он не внес свою лепту.

Он лежал на морском берегу недалеко от реки, немного в стороне от остальных, как обычно. Он лежал так без сна уже много часов, глядя на вращение звезд, слушая шум моря. Луна поднялась до самой верхней точки и сейчас склонялась к западу. Было уже очень поздно.

Он лежал один и думал о той ночи, когда он покончил с засухой, а затем о том предрассветном часе, когда увидел Пожирателя Душ и призвал Лиранана, с помощью Гиринта, на битву в море с чудовищем Ракота. А потом его мысли унеслись вперед, к тому моменту, в начале этого вечера, когда он заговорил голосом Морнира, и морской Бог снова ответил и усмирил волны, позволив морякам «Придуин» не погибнуть во время шторма, посланного Ткачом.

И еще он знал, что почти год назад сделал кое-что еще: он устроил переход из одного мира в другой, который спас Дженнифер от Галадана и позволил Дариену появиться на свет.

Он спросил себя, не проклянут ли его за это те, кто придет после. И придет ли кто-нибудь после.

Он уже сыграл свою роль в этой войне. Никто не мог усомниться в этом. Более того, он знал, что никто, кроме него самого, даже не станет поднимать этот вопрос. Упреки в собственный адрес, бессонница, всегдашнее стремление к чему-то большему — все это было в нем, как часть узора его жизни.

Кажется, этот узор вплетен в его сущность, даже во Фьонаваре. Он был той причиной, по которой Рэчел его оставила тогда, он включал в себя одиночество Кевина Лэйна, который так старался пробиться к нему, — и пробился в каком-то смысле, понять который у Пола пока еще не нашлось времени.

Но одиночество, по-видимому, действительно лежало в самом переплетении корней его сущности. В одиночестве на Древе Жизни он получил свою силу, и даже в присутствии большого количества людей он все равно обретал эту силу в одиночестве. Его дар был глубокой тайной даже для него самого. Он был загадочным и автономным, созданным из тайного знания и одинокого, упрямого сопротивления Тьме. Он мог говорить с Богами и слышать их, но не перемещаться среди них, и каждая из подобных бесед все дальше уводила его от всех, кого он знал, как будто он нуждался для этого в чьей-либо помощи. Он не ощущал холода зимы и секущего дождя, который только что закончился. Его отправил обратно Бог. Он был стрелой Морнира, а стрелы летят в одиночку.

Он сознавал, что пытаться уснуть уже бесполезно. Смотрел на половинку луны вдали над морем. Ему казалось, что она зовет его.

Пол встал, прибой громко шумел у него в ушах. Ближе к Анор Лизен он видел силуэты спящих людей из Южной твердыни. За его спиной река неслась на запад, к морю. Он пошел по течению. Песок сменился галькой, затем валунами. Он взобрался на один из них у края воды и увидел при лунном свете, что не он один не спит на берегу в эту ночь.

Он чуть было не повернул обратно. Но что-то — воспоминание о другом береге в ночь перед отплытием «Придуин» — заставило его заколебаться, а потом заговорить с человеком, сидящим на темной скале у самых набегающих волн.

— Кажется, мы поменялись ролями. Дать тебе плащ? — В его голосе прозвучало больше насмешки, чем он намеревался. Но это не имело значения. Ее ледяное самообладание было непоколебимым до жути.

Не обернувшись, не вздрогнув, не отрывая взгляда от воды, Джаэль тихо ответила:

— Мне не холодно. А тебе было холодно в ту ночь. Тебя это так тревожит?

Он тут же пожалел, что заговорил. Это всегда проявлялось, когда они встречались: эта полярность Даны и Морнира. Он уже почти повернулся, чтобы спуститься вниз и уйти, но остановился, удерживаемый больше всего упрямством.

Пол вздохнул и нарочито лишенным интонаций голосом сказал:

— Совсем не беспокоит, Джаэль. Я сказал это только в виде приветствия, больше ничего. Не все, что тебе говорят, нужно принимать как вызов.

На этот раз она все же обернулась. Ее волосы удерживал серебряный обруч, но концы их все равно развевал морской ветер. Он не мог разглядеть ее глаз; луна светила из-за ее спины, освещая его собственное лицо. Долгое мгновение они оба молчали; потом Джаэль сказала:

— У тебя необычный способ приветствовать людей, Дважды Рожденный.

Пол перевел дух.

— Знаю, — согласился он. — Особенно тебя. — Он сделал шаг, короткий прыжок вниз, и сел на ближайший к ней валун. Под ними плескалась вода; он чувствовал соленые брызги на губах.

Не отвечая, Джаэль повернулась и стала смотреть в море. Через секунду Пол сделал то же самое. Они сидели так долго; потом кое-что пришло ему в голову.

Он сказал:

— Ты забралась далеко от Храма. Как ты планируешь вернуться?

Она нетерпеливо убрала назад прядь волос.

— Кимберли. Маг. Я по-настоящему еще не думала об этом. Ей необходимо было попасть сюда быстро, и только я могла помочь.

Он улыбнулся, потом подавил улыбку, чтобы она не приняла ее за насмешку.

— Рискуя быть проклятым или что-то в этом роде, могу я заметить, что в этих словах непривычно отсутствует эгоизм? — Она резко обернулась и гневно посмотрела на него. Рот ее открылся, но потом закрылся, и даже при лунном свете он разглядел, как она вспыхнула.

— Я не хотел тебя уязвить, — быстро прибавил он. — Правда, Джаэль. Я имею некоторое представление о том, чего тебе стоило это сделать.

Щеки ее постепенно побледнели. Ее волосы отливали странным, потусторонним, красноватым блеском там, где их касался лунный свет. Обруч в волосах сиял. Она ответила просто:

— Мне кажется, не имеешь. Даже ты, Пуйл.

— Так скажи мне, — предложил он. — Расскажи что-нибудь хоть одному человеку, Джаэль. — Он сам удивился напряжению в своем голосе.

— А с тобой можно говорить? — задумчиво возразила она. Но потом, так как он молчал, прибавила медленнее и другим тоном: — Я назначила ту, кто заменит меня в мое отсутствие, но при этом нарушила правила преемственности.

— Я ее знаю?

Она лукаво улыбнулась.

— Собственно говоря, да. Это та, что подглядывала за нами в прошлом году.

Он почувствовал, как между ними проскользнул краешек тени. Быстро взглянул вверх. Луну не заслоняли никакие облака; эта тень была в его мыслях.

— Лила? Будет ли самонадеянностью спросить, почему? Разве она не слишком молода?

— Ты знаешь, что это так, — резко ответила Джаэль. Потом опять, словно борясь с собственными порывами, продолжала: — А почему — я не уверена. Инстинкт, предчувствие. Как я говорила вам всем сегодня вечером, она по-прежнему настроена на Финна и, таким образом, на Дикую Охоту. Но мне нелегко. Я не знаю, что это значит. Ты всегда знаешь, почему ты поступаешь так, а не иначе, Пуйл?

Он с горечью рассмеялся, потому что она затронула тот обнаженный нерв, который не дал ему уснуть.

— Раньше я думал, что знаю. Теперь нет. После Древа боюсь, что не знаю, почему вообще я совершаю свои поступки. Я тоже руководствуюсь инстинктом, Джаэль, а я к этому не привык. Кажется, я совсем ничего не контролирую. Хочешь знать правду? — Слова вылетали, обгоняя друг друга, тихие и страстные. — Я почти завидую тебе и Ким — вы обе кажетесь такими уверенными в своем месте в этой войне.

Джаэль обдумала это с мрачным лицом. Потом сказала:

— Не завидуй Ясновидящей, Пуйл. Только не ей. Что касается меня, то я испытывала тревогу в своем собственном святилище, чего никогда не случалось раньше. Не думаю, что могу быть объектом чьей-то зависти.

— Мне очень жаль, — рискнул он. И, кажется, потерпел неудачу, так как ее взгляд снова быстро метнулся к нему.

— Это наглость, — холодно сказала она, — и я ее не заслужила. — Он не опустил глаза, отказываясь сдаваться и стараясь придумать тем не менее, что сказать. Но в это время выражение ее лица изменилось, и она прибавила: — Во всяком случае, то сожаление, которое ты, возможно, испытываешь, уравновесилось бы — и даже с избытком — радостью Одиарт, узнай она об этом. Она бы просто запела от радости, хотя, Дана знает, петь она не умеет.

Пол широко открыл рот.

— Джаэль, — прошептал он, — ты только что пошутила?

Она раздраженно вскинула руки.

— Как вы представляете нашу жизнь в Храме? — фыркнула она. — Вы думаете, мы день и ночь бродим и распеваем молитвы и заклинания и собираем кровь ради собственного развлечения?

Перед тем как ответить, он немного помолчал, прислушиваясь к шуму волн.

— Это почти правда, — мягко ответил он. — Вы не слишком старались доказать обратное.

— Для этого есть причины, — парировала Джаэль, ничуть не смущаясь. — Ты теперь уже достаточно знаком с властью, чтобы самому догадаться. Но истина в том, что Храмы очень долго были моим единственным домом, и там были смех, и музыка, и тихие удовольствия, пока не пришла засуха, а потом война.

Проблема Джаэль или одна из проблем, кисло подумал он, в том, что она слишком часто оказывалась права. Он кивнул.

— Совершенно справедливо. Но если я ошибался, ты должна согласиться: это потому, что ты хотела, чтобы я ошибался. Теперь ты не можешь обвинить меня в недопонимании. Это единственный клинок, который не должен разить в обе стороны.

— Они все разят в обе стороны, — тихо сказала она. Он знал, что она так скажет. Во многом она все еще была очень молода, хотя это редко проявлялось внешне.

— Сколько лет тебе было, когда ты пришла в Храм? — спросил он.

— Пятнадцать, — ответила она, помолчав. — И семнадцать, когда меня сделали жрицей Мормы.

Он покачал головой.

— Это очень…

— Лиле было четырнадцать. Сейчас ей только пятнадцать, — перебила она, опережая его. — И благодаря тому, что я сделала сегодня утром, она уже сама одна из Морм, и даже более того.

— Что ты имеешь в виду?

Она внимательно посмотрела на него.

— Обещаешь молчать?

— Ты же знаешь, что да.

— Потому что я назначила ее вместо себя на время моего отсутствия, а во время войны отсюда следует, по всем правилам Даны, что, если я не вернусь в Парас Дерваль, Лила станет Верховной жрицей. В пятнадцать лет.

Он невольно ощутил еще одну волну холода, хотя ночь стояла теплая, а небо было безоблачным.

— Ты это знала. Ты знала это, когда назначала ее, ведь так? — еле выговорил он.

— Конечно, — ответила она с немалой долей присущего ей высокомерия. — За кого ты меня принимаешь?

— Я сам плохо понимаю, — честно ответил он. — Почему ты тогда это сделала?

Вопрос был задан достаточно прямо, чтобы заставить ее некоторое время помолчать.

Наконец она сказала:

— Я ответила тебе несколько минут назад: инстинкт, интуиция. Чаще всего я владею чем-то большим, подумай над этим. Ты только что жаловался на недостаток контроля. Такой властью, как наша, не так-то легко манипулировать, да и не должно быть легко, говоря по правде. Я не приказываю Дане, я говорю с ней. И так же, как мне кажется, ты говоришь с Богом, когда он соглашается с тобой говорить. Ты мог бы поразмыслить о том, Дважды Рожденный, не слишком ли много для тебя значит контроль.

И при этих словах он внезапно снова очутился на шоссе под дождем и услышал, как женщина, которую он любил, обвиняет его в том же пороке, услышал, что она уходит от него из-за того, что ей не удалось найти в его душе уголка, который поистине нуждался бы в ней.

Кажется, он стоял, возвышаясь над жрицей у моря. Он не понял, как это произошло. Он посмотрел вниз и увидел свои руки, прижатые к бокам и стиснутые в кулаки. А потом он повернулся и пошел прочь, убегая не от правды, потому что она осталась вместе с ним под звездами, а от ледяных зеленых глаз и голоса, который произнес эту правду.

Она провожала его взглядом и сама удивлялась своему сожалению. Она не намеревалась причинить боль. Видит Дана, она много раз пыталась ранить его в тот или иной момент своими словами, но не только что сказанными словами. У нее были самые добрые намерения, насколько это было для нее возможно, а вместо этого она попала в больное место.

Ей следовало, как она понимала, сохранить знание о нем про запас, на будущие встречи. Но ей было трудно придерживаться таких холодных, расчетливых мыслей, сидя на камне и обдумывая то, что каждый из них только что сказал. Она слегка улыбнулась с насмешкой над собой и снова посмотрела в море — и увидела призрачный корабль, скользящий между ней и заходящей луной.

— Пуйл! — Она выкрикнула его имя, почти не задумываясь. Вскочила на ноги, сердце ее колотилось от ужаса и благоговения.

Она не могла оторвать глаз от корабля. Он медленно двигался с севера на юг, пересекая линию ее взгляда, хотя ветер дул с запада. Его паруса были истрепанными и рваными, и свет низко висящей луны легко проникал сквозь них. Он освещал сломанные мачты, разбитую фигуру на носу, расколотый мостик, на котором находился румпель. Ей показалось, что внизу, у самой ватерлинии, она видит темную дыру в боку корабля, куда, должно быть, хлынуло море.

Этот корабль никак не мог держаться на плаву. Она услышала быстрые, бегущие шаги Пуйла, и он снова очутился рядом с ней. Она не оглянулась и не заговорила. Услышала, как он резко втянул в себя воздух и с облегчением, молча возблагодарила Богиню-мать: он тоже видел этот корабль. Это не порождение ее собственного воображения, не прелюдия к безумию.

Внезапно он молча вытянул руку и указал на корабль. Она посмотрела туда, куда он показывал.

Там стоял человек, одинокий моряк, на носу корабля, и лунный свет пронизывал насквозь и его тоже.

Он что-то держал в руках, протягивал через борт корабля по направлению к ним двоим, и Джаэль увидела, вновь преисполнившись благоговения, что это копье.

— Я был бы благодарен тебе за молитву, — сказал Пуйл.

Джаэль услышала биение невидимых крыльев. Она подняла взгляд, потом быстро снова взглянула на него. И увидела, как он шагнул со скалы, на которой они стояли.

И зашагал по воде по направлению к кораблю.

Границы власти Даны заканчивались в море. «И все же, — подумала Джаэль, Верховная жрица. — Все же…» Делая первый шаг, она зажмурилась, зная, что сейчас погрузится в воду, и пошла вслед за ним.

Она не утонула. Волны едва смачивали сандалии на ее ступнях. Она открыла глаза, увидела целеустремленно шагавшего впереди Пуйла и ускорила шаги, чтобы его догнать.

Поравнявшись с ним, поймала его изумленный взгляд.

— Тебе могут понадобиться не только молитвы, — коротко сказала она. — И молитвы к Дане не имеют власти на море, я тебе когда-то уже говорила об этом.

— Я помню, — ответил он, делая небольшой шаг вверх, чтобы увернуться от набегающей волны. — Что делает тебя либо очень храброй, либо очень глупой. Или и той и другой?

— Если тебе так нравится, — сказала она, маскируя внезапный прилив удовольствия. — И я хочу попросить прощения, если то, что я только что сказала, причинило тебе боль. На этот раз у меня не было такого намерения.

— На этот раз, — сухо повторил он, но она уже начала разбираться в ускользающих интонациях его голоса, и сейчас в нем прозвучала лишь мягкая ирония, ничего более. — Я знаю, что у тебя не было такого намерения, — сказал он, направляясь во впадину между волнами. — На этот раз я сам себе причинил боль. Когда-нибудь я тебе объясню, если захочешь.

Джаэль ничего не ответила, сосредоточившись на движении над водой. Ощущение было сверхъестественное. Джаэль чувствовала себя идеально, безупречно уравновешенной. Ей приходилось следить за тем, куда они идут и как ведет себя море перед ними, но, не считая этого, скользить по поверхности было совсем не трудно. Подол ее одежды намок, только и всего. Если бы они не шли к кораблю, который погиб тысячу лет назад, она могла бы даже испытывать удовольствие.

А теперь, чем ближе они подходили, тем более неестественно прозрачным вырастал перед ними этот корабль. Когда они подошли к нему, Джаэль ясно увидела зияющие дыры у ватерлинии. В открытом взорам трюме корабля Амаргина играло море в лунном свете.

Конечно, это был именно тот корабль. Он не мог быть ничем иным здесь, в бухте Анор Лизен. Она не имела представления, какая сила удерживала его в зримом мире, не то что на плаву. Но у нее не было никаких сомнений в том, кто тот единственный моряк, стоящий высоко над ними. На мгновение, когда они остановились и стояли на волнах как раз под высокой призрачной фигурой, Джаэль подумала о силе любви и действительно вознесла короткую молитву, прося для Лизен покоя в царстве Ткача.

Тут Амаргин заговорил или заговорило то, что от него осталось после столь давней смерти, под пронизывающим его насквозь лунным сиянием. Он произнес голосом, напоминающим низкие ноты, которые извлекает из тростинки ветер:

— Зачем вы пришли?

Джаэль почувствовала, как ее качнуло, равновесие начало ускользать. Она ожидала — хотя и не могла понять, почему, — приветливого приема. Не этого холодного, прямого вопроса. Внезапно море показалось ей пугающе темным и глубоким, а земля очень далекой. Она почувствовала на своем локте чью-то руку, которая поддержала ее. Пуйл подождал, пока она ему кивнула, а потом снова посмотрел на того, кто произнес эти слова с палубы над их головами.

Она увидела, как он посмотрел вверх, на мага, убитого Пожирателем Душ. И без того всегда бледный, Пуйл и сам стал белым и похожим на призрака при лунном свете. Но в его взгляде не промелькнуло ни тени сомнения, а в голосе ни малейшего колебания.

— Мы пришли за королевским Копьем, неуспокоившийся. И чтобы принести тебе известие, которого ты ждал столько лет.

— Кто-то был в Башне! — воскликнул призрак. Джаэль показалось, что от боли, прозвучавшей в этих словах, от бремени давней утраты взметнулся ветер. — Кто-то был в Башне, и поэтому я снова пришел туда, куда так и не вернулся живым, в то место, где она умерла. Кто стоял в той комнате и притянул меня обратно?

— Джиневра, — ответил Пуйл и замолчал в ожидании.

Амаргин молчал. Джаэль чувствовала под собой колебание моря. Она на секунду взглянула вниз, а затем быстро снова подняла взгляд: ей показалось, что она увидела звезды у себя под ногами, и у нее закружилась голова.

Амаргин перегнулся через поручни. Она была Верховной жрицей Даны, а над ней стоял призрак того, кто разрушил власть Даны во Фьонаваре. Ей следовало проклясть его, говорила часть ее души, проклясть, как делали жрицы Богини на рубеже каждого месяца. Ей следовало пролить свою кровь в море над тем местом, где она стояла, и произнести самое страшное проклятие от имени Матери. Это было ее долгом, святой обязанностью. Но она не могла этого сделать. Такой ненависти к его давнему поступку не нашлось в ее душе сегодня ночью, и больше ее никогда не будет, почему-то Джаэль это знала. Здесь было слишком много боли, слишком чистым было горе. Кажется, все истории сливаются воедино. Она смотрела снизу вверх на него и на то, что он держал в руке, и молча наблюдала. Под таким углом зрения он казался ниже ростом, но она различала его резко высеченные, прозрачные черты лица, длинные бледные локоны и мощное, сверкающее Копье, которое он сжимал обеими руками. На пальце у него было кольцо: Джаэль подумала, что знает, что это такое.

— Значит, здесь и Воин? — спросил Амаргин голосом, похожим на дуновение в залитый луной стебель тростника.

— Да, — ответил Пуйл. И через мгновение прибавил: — И Ланселот тоже.

— Что?!

Даже в темноте и с того места, где она стояла, Джаэль увидела, что его глаза внезапно засияли в ночи, словно сапфиры. Он перехватил руками Копье. Пуйл ждал, не торопил, когда фигура над ними осознает все значение этого факта.

Затем они оба, стоящие на неспокойных волнах рядом с кораблем, услышали, как Амаргин произнес теперь очень официальным голосом:

— Какую весть вы принесли мне по прошествии стольких лет?

Удивленная Джаэль увидела на лице Пуйла слезы. Он ответил очень мягко:

— Весть о покое, не знающий покоя. Ты отомщен, твой посох вернулся обратно. Похититель Душ Могрима мертв. Возвращайся домой, Первый из магов, возлюбленный Лизен. Плыви домой среди звезд, к Ткачу, и да будет дарован тебе мир после всех этих лет. Мы отправились на Кадер Седат и уничтожили там зло с помощью магии твоего посоха, который держал в руках тот, кто стал твоим последователем, — Лорин Серебряный Плащ, Первый маг Бреннина. То, что я говорю тебе сегодня, — правда. Я — Дважды Рожденный, повелитель Древа Жизни.

Тут раздался звук, который Джаэль не могла забыть до конца своих дней. Его издал не Амаргин, скорее казалось, он доносится из самого корабля, хотя никого больше на нем не было видно: высокий, пронзительный звук, каким-то образом связанный с косыми лучами луны на западе, балансирующий между экстазом и болью. Она внезапно поняла, что на корабле находятся и другие призраки, хотя их нельзя было видеть.

Затем заговорил Амаргин, перекрывая стон своих матросов, и сказал Пуйлу:

— Если это так, если это произошло, тогда, во имя Морнира, я передаю вам это Копье. Но хочу попросить вас об одной вещи, еще одно должно свершиться прежде, чем я смогу отдохнуть. Еще одна смерть.

Впервые Джаэль увидела, как Пуйл заколебался. Она не знала, почему, но зато знала кое-что другое и спросила:

— Галадан?

Она услышала, как Пуйл ахнул, и почувствовала в то же мгновение на себе взгляд сапфировых глаз того, кто постиг небесную премудрость. И приказала себе не дрогнуть.

Он сказал:

— Ты находишься далеко от своего Храма и от своего кровожадного топора, жрица. Ты не боишься смертоносного моря?

— Я больше боюсь Расплетающего Основу, — ответила она, довольная тем, что ее голос звучен и не дрожит. «Смертоносное море, — отметила она с горечью, — Лизен». — И ненавижу Тьму больше, чем когда-либо ненавидела тебя или любого из магов, последовавших за тобой. Я берегу свои проклятия для Могрима и, — тут она глотнула, — после сегодняшней ночи буду молиться Дане о покое для тебя и Лизен. — Она закончила ритуальной фразой, как и Пуйл: — То, что я тебе сказала, — правда. Я — Верховная жрица Богини-матери во Фьонаваре.

«Что я только что сказала?» — подумала она в изумлении. Но надеялась, что этот вопрос не отразился в ее взгляде. Он серьезно смотрел на нее сверху, с разрушенной палубы, и она в первый раз увидела в нем нечто такое, что не имело отношения к силе или боли. Когда-то он был любим, вспомнила она. И сам любил, и горевал так сильно, что все эти годы даже смерть не смогла оторвать его от этой бухты, где умерла Лизен.

Перекрывая звуки, несущиеся из разрушенного корпуса судна, Амаргин сказал:

— Я был бы благодарен тебе за молитву.

Те же слова, которые раньше произнес Пуйл, вспомнила она, точно те же. Ей казалось, что ночь вышла за рамки времени, что все в ней, так или иначе, имело особое значение.

— Галадан, — повторил Амаргин. Теперь завывания темного корабля звучали еще громче. Радость и боль, она слышала и то и другое. Видела луну, сияющую сквозь разбитый корпус. Он исчезал прямо у нее на глазах. — Галадан, — еще раз, последний, крикнул Амаргин, глядя вниз на Дважды Рожденного.

— Я дал клятву, — ответил Пуйл, и Джаэль впервые услышала в его голосе сомнение. Увидела, как он вдохнул поглубже и выше поднял голову. — Я дал клятву, что он — мой, — продолжал он, и на этот раз его слова дошли до цели.

— Да будет так, — ответил призрак Амаргина. — пусть твоя нить никогда не оборвется. — Он начинал исчезать; она видела сияющую сквозь него звезду. Он поднял Копье, готовый бросить его через борт им в руки.

Власть Даны кончалась в море; здесь Джаэль была лишена силы. Но она все равно оставалась сама собой, и, пока она стояла на черных волнах, ей в голову пришла одна мысль.

— Подожди! — крикнула она, резко и отчетливо, в звездную ночь.. — Амаргин, стой!

Она подумала, что уже слишком поздно, он уже стал таким прозрачным, а корабль таким эфемерным, что сквозь его доски они видели низко висящую луну. Завывания невидимых моряков доносились откуда-то издалека.

Но все же он вернулся. Он не выпустил из рук Копье, и медленно, на их глазах, его фигура снова стала менее прозрачной. Корабль смолк, покачиваясь на тихих волнах бухты.

Стоящий рядом Пуйл ничего не говорил, ждал. Ему нечего было сказать, Джаэль это понимала. Он сделал все, что мог: узнал корабль, узнал Копье и рискнул пройти по волнам, чтобы взять его и освободить мага от его долгого, мучительного плавания. Он принес известие об отмщении, а значит, об освобождении.

То, что могло еще произойти сейчас, зависело от нее, потому что он не мог знать того, что знала она.

Холодный, призрачный взор мага был прикован к ней.

— Говори, жрица, — произнес он. — Почему я должен остановиться ради тебя?

— Потому что мне нужно задать тебе вопрос не только от имени Даны, но от имени Света. — Внезапно она испугалась собственной мысли, того, чего хотела от него.

— Так спрашивай, — сказал Амаргин с высоты над ее головой.

Она пробыла Верховной жрицей слишком долго, чтобы говорить настолько прямо, даже сейчас.

— Ты собирался отдать это Копье. Ты считал, что можешь так легко отказаться от своей обязанности носить его?

— Да, — ответил он. — Передав его в ваше распоряжение и в руки Воина во Фьонаваре.

Собрав все свое мужество, Джаэль холодно сказала:

— Это не так, маг. Сказать, почему?

В его глазах был лед, намного холоднее, чем лед ее собственных глаз, и после ее слов снова раздался тихий, угрожающий ропот с корабля. Пуйл молчал. Он слушал, балансируя рядом с ней на волнах.

— Скажи мне, почему, — произнес Амаргин.

— Потому что ты хотел отдать Копье Воину для того, чтобы он использовал его против Тьмы, а не чтобы носить его вдали от полей сражений.

Из залитой луной зимы своей смерти маг смотрел на нее с едкой насмешкой.

— Ты споришь, как жрица, — пробормотал он. — Ясно, что ничто не изменилось в Гуин Истрат за все прошедшие годы.

— Это не так, — тихо возразил Пуйл, удивив и ее, и мага. — Она предложила помолиться за тебя, Амаргин. И если тебе хорошо нас видно, ты знаешь, что она плакала о тебе, когда говорила. И еще ты знаешь лучше меня, какие перемены это означает.

Джаэль с трудом глотнула, спрашивая себя, хотела ли она, чтобы он это заметил. Но на размышления не было времени.

Она снова повысила голос:

— Выслушай меня, Амаргин Белая Ветвь. Говорят, что ты ненавидел Ракота Могрима и легионы Тьмы больше, чем любой из когда-либо живших людей. Верховный правитель Бреннина сейчас скачет от Селидона — так мы полагаем. Он снова хочет сражаться с Могримом на берегах Андарьен, как его предок в твое время. Нам надо проделать такой же далекий путь, как и его армии, а мы пешие. Ни Воин с его Копьем и никто из нас, находящихся здесь, у Анор, не успеет туда вовремя. Мы должны шагать три дня через Сеннет, вероятно, даже четыре, прежде чем перейдем Селин и увидим Андарьен.

Это была правда. Она знала это, Дьярмуд и Брендель тоже знали. У них не было другого выбора, однако после того, как они все согласились, что Айлерон поскачет на север после боя у Селидона, который они пропустили. Им просто придется идти пешком, так быстро и так далеко, как они смогут. И молиться.

Теперь у них, может быть, появился выбор. Ужасный выбор, но времена были ужасными, и, по-видимому, обязанность помочь им в этом легла на нее.

— Если то, что ты мне говоришь, правда, — сказал призрак, — у тебя на самом деле есть повод для страха. Но ты хотела задать вопрос. Я задержался ради него. Говори, так как учтивость не удержит меня надолго в этот час нашего освобождения.

И она задала вопрос:

— Твой корабль сможет принять на борт живых людей, Амаргин?

Пуйл ахнул.

— Ты понимаешь, о чем просишь? — очень тихо спросил Амаргин.

Теперь среди волн стало холодно у подветренного борта этого бледного корабля.. Она ответила:

— Думаю, да.

— Ты понимаешь, что мы теперь стали свободными? Это известие о смерти Пожирателя Душ означает наше освобождение от вахты на море. И ты хочешь заставить нас задержаться еще на некоторое время?

Все это стало очень трудным. Она ответила:

— Не в моих силах заставить тебя, маг. Здесь я бессильна и не имею над тобой власти. Я задала вопрос, ничего больше. — Она почувствовала, что дрожит.

Некоторое время, показавшееся бесконечным, призрак мага хранил молчание. Затем голосом, похожим на дуновение ветра, сказал:

— Ты согласна отправиться в плавание с мертвецами?

«Смертоносное море», — подумала она во второй раз. До мозга костей ее пронизывал страх, так далеко от Храма. Но она скрыла его, а потом преодолела.

— А мы можем это сделать? — спросила она. — Нас около пятидесяти человек, и мы должны быть у устья Селина послезавтра утром.

Перед их глазами маячили расколотые черные доски корабля. У ватерлинии торчали сломанные шпангоуты и зияла огромная пробоина, куда вливалось море.

Амаргин посмотрел вниз, его бледные волосы развевал ночной бриз.

— Вот что мы сделаем, — сказал он. — В течение одной ночи, дня и еще ночи мы провезем вас мимо Утесов Рудха к Сеннет Стрэнду, а потом снова спустимся туда, где Селин впадает в море. Я заслужу твои молитвы, Верховная жрица Даны. И соль твоих слез.

Трудно было разглядеть что-либо в слабом лунном свете, и она находилась от него далеко внизу, но ей показалось, что его улыбка светится добротой.

— Мы можем взять вас на борт, — сказал он. — Хотя вы и не увидите никого из моряков, а меня самого — только тогда, когда звезды будут сиять прямо над головой. Ближе к корме от того места, где вы стоите, есть веревочный трап. Вы оба можете подняться на борт, и мы поставим корабль на якорь у подножия Анор Лизен, чтобы взять ваших спутников.

— Там очень мелко, — сказал Пуйл. — Вы сможете подойти так близко к берегу?

В ответ Амаргин внезапно запрокинул голову и расхохотался резким, холодным смехом в темноте над морем.

— Дважды Рожденный, — сказал он, — тебе следует ясно понимать, на что ты идешь. Нет морей, слишком мелких для этого судна. Нас здесь нет. И вас не будет, стоит вам лишь ступить на эту палубу. Я снова спрашиваю вас: вы готовы отправиться в плавание вместе с мертвецами?

— Я готов, — спокойно ответил Пуйл, — если именно это мы должны сделать.

Они вместе прошли по морю до того места, где свисала веревочная лестница с почти прозрачного борта гниющего корабля. Переглянулись, не говоря ни слова. Пуйл полез первым, доверив лестнице вес своего тела. Она выдержала, и он медленно поднялся наверх и достиг палубы. Джаэль последовала за ним. Казалось, она карабкалась очень долго, опираясь на пустоту, чтобы достичь пустоты. Она старалась заставить себя не думать об этом. Пуйл протянул ей руку. Она ухватилась за нее и позволила ему помочь ей взобраться на палубу. Палуба выдержала ее вес, но, взглянув вниз, она увидела море сквозь доски. Волны катились через трюм под ними. Джаэль быстро отвела взгляд.

Внезапно ветер стих, но звезды светили ярче, и луна тоже. Амаргин к ним не приближался. Он подошел к румпелю и без какой-либо видимой помощи со стороны начал поворачивать корабль к берегу.

Никого не было видно, но вокруг себя Джаэль теперь слышала шаги, потом потрескивание рваных парусов, которые внезапно полностью развернулись, хотя она по-прежнему не чувствовала ни малейшего дуновения ветра.

Звучали слабые голоса, ниточка чего-то, вроде смеха; они плыли по направлению к Анор. Глядя на сушу, она увидела остальных, которые теперь проснулись и молча ждали. Она подумала о том, могут ли они ее видеть и как они с Пуйлом выглядят, стоя на палубе, не превратились ли и сами в призраков. И какими станут, когда сойдут с корабля на берег, если когда-нибудь сойдут.

Слова оказались ненужными. Дьярмуд, поразительно быстрый, как всегда, уже понял, что происходит.

Амаргин медленно направил свое судно к подножию Башни Лизен, а ведь Джаэль знала, что при жизни ему никогда этого делать не приходилось. Она взглянула на него, но ничего не смогла прочесть у него на лице. Интересно, подумала она, не вообразила ли она ту улыбку, которую видела, стоя внизу.

Больше времени гадать не оставалось. Первые люди из шлюпки уже перелезали через борт, с изумлением и страхом в глазах. Они с Пуйлом подошли, чтобы им помочь. Одной из последних поднялась Шарра, затем Джиневра и Артур и, наконец, на палубу ступил Дьярмуд дан Айлиль.

Он взглянул на Пуйла, затем его голубые глаза обратились к Джаэль и долго смотрели на нее.

— Так себе корабль, — в конце концов пробормотал он, — но должен признать, что мы его заранее не заказывали.

Она была слишком напряжена и даже не пыталась придумать ответ. Он ей все равно не дал такой возможности. Быстро нагнулся и поцеловал ее в щеку, что по всем меркам было недопустимым поступком, и сказал:

— Блестяще сотканный узор, Первая после Даны. Вы оба. — И он подошел к Пуйлу и поцеловал его тоже.

— Не знал, — сухо заметил Пуйл, — что тебя так возбуждают подобные вещи.

И этот ответ, с благодарностью решила Джаэль, сойдет и за ее ответ тоже.

Теперь они все были на борту, и все молчали среди топота ног невидимых моряков, под разорванными, надутыми парусами, не способными удержать ветер, которого никто из них не ощущал.

Джаэль обернулась и увидела Амаргина, который медленно приближался к Артуру, прижимая Копье к груди. Нужно сделать еще одну вещь, поняла она.

— Добро пожаловать на корабль, — обратился мертвый маг к Воину. — Если только живым место на этом корабле.

— Если только можно считать меня живым, — спокойно ответил Артур.

Амаргин несколько мгновений смотрел на него, затем опустился на одно колено.

— Я владел в этом мире одной вещью, которая принадлежит вам, мой господин. Вы примете из моих рук королевское Копье?

Они вышли в открытое море, огибая полукруг бухты, и повернули под звездами на север.

Она услышала, как Артур ответил очень просто, низким голосом, несущим отпечаток столетий и многочисленных войн:

— Приму.

Амаргин поднял Копье. Артур взял его, и, когда он прикоснулся к нему, наконечник королевского Копья вспыхнул бело-голубым ослепительным огнем. И в это же мгновение зашла луна.

Джиневра резко обернулась, словно что-то услышала. Она молча смотрела назад, на полоску берега, на лес позади нее. Затем прошептала:

— О, любимый мой. О, мой любимый.

Глава 9

Когда Флидис наконец добрался до Священной рощи, битва уже давно началась. Он прибыл последним. Все способные передвигаться духи леса уже были здесь, кольцом окружили поляну, наблюдали, а те, кто не мог двигаться, тоже присутствовали: они послали сюда свое сознание и смотрели глазами собравшихся.

Когда он приблизился, перед ним расступились, некоторые с большей готовностью, некоторые с меньшей, и он это отметил. Но все же он был сыном Кернана. Они дали ему пройти вперед.

И, пробравшись сквозь эту призрачную компанию, он очутился на самом краю поляны и увидел на ней Ланселота, отчаянно сражающегося за свою жизнь и за жизнь Дариена.

Флидис прожил долго, но видел Старейшего всего один раз, в ту ночь, когда собрался весь Пендаран, как сейчас, чтобы посмотреть, как Курдадх выйдет из треснувшей земли, чтобы убить Амаргина из Бреннина, посмевшего провести ночь на поляне. Тогда Флидис был молод, но он всегда был мудрым и наблюдательным, и он ясно помнил: демон, вооруженный своим мощным молотом, стремился подавить сознание наглого пришельца, который был всего лишь простым смертным и не мог выстоять. И все же, как помнил Флидис, Амаргин выстоял. С железной волей и мужеством, которые оставались непревзойденными все минувшие с тех времен годы на памяти младшего сына Кернана, он сражался со Старейшим и победил.

Но только благодаря оказанной ему помощи.

Флидис никогда не забывал потрясение, которое испытал (как тогда, когда ощутил вкус запретного вина в облачном дворце Махи, или мельком увидел в первый и последний раз обнаженную Кинуин, выходящую из ее озера в роще Фалинн), внезапно осознав, что в битву вмешивается Морнир. В конце, когда Амаргин прогнал Курдадха, в серый предрассветный час, Бог — позже он утверждал своим устрашающе громовым голосом, что его заставила сделать это победа Амаргина, — явился перед смертным и раскрыл ему тайны Небесной премудрости.

После этого Морниру пришлось разбираться с Даной, что вызвало хаос в отношениях Богинь и Богов, который, думал Флидис, снова оказавшись на поляне тысячу лет спустя, не имел никакого отношения к происходящему теперь и одновременно имел к этому прямое отношение. Но миниатюрному андаину открылись две истины, пока он наблюдал за фигурами, сражающимися под звездами.

Первая заключалась в том, что по какой-то неизвестной причине — а Флидис пока ничего не знал о пребывании Ланселота среди мертвецов Кадер Седата — демон в этой схватке использует свой молот и свою наводящую ужас физическую мощь одновременно с воздействием на разум противника. Вторая — что Ланселот сражается один, вооруженный лишь мечом и мастерством, без какой-либо помощи посторонних сил.

А это значило, понял андаин, что он не может победить, несмотря на то, кем он был сейчас и всегда: не знающим себе равных среди смертных во всех мирах Ткача.

Флидис вспомнил с кристальной ясностью, как он был Талиесеном в Камелоте и там впервые увидел этого человека в бою. Он почувствовал, что у него перехватило дыхание, и сердце сжалось в его широкой груди при виде того, как зря пропадает это ослепительное, безнадежное мужество. Он удивился сам себе: андаинам не полагалось принимать близко к сердцу то, что происходит со смертными, даже с этим смертным, и, кроме того, он сам был хранителем леса, а этот человек осквернил Священную рощу. Ему следовало так же ясно помнить свой долг и свои обязанности, как ясен был круг неба над поляной.

Вероятно, так бы и было еще днем раньше и с любым другим человеком. Но не теперь и не с Ланселотом. Флидис смотрел острым взглядом при свете звезд и испытывал горе при виде этого зрелища, предавая доверие леса.

Курдадх постоянно менял форму, его аморфный, текучий физический облик находил все новые, смертельно опасные обличья. На глазах у Флидиса он вырастил лишнюю конечность с каменным мечом на конце, созданным из собственного тела. Он наступал на Ланселота, теснил его этим мечом к восточному краю поляны, а затем без всяких усилий, с первозданной мощью обрушил свой могучий молот все сметающим ударом.

Но человек отчаянным усилием ускользнул от него. Ланселот бросился вниз и в сторону, перекатился и нырнул под опускающийся молот и одновременно перепрыгнул через рассекающий воздух меч, а затем, едва приземлившись, он каким-то образом уже стоял на коленях и ударил наотмашь собственным мечом. Он начисто отрубил новую руку Курдадха у самого плеча. Каменный меч бессильно упал на траву.

У Флидиса дух захватило от изумления и восхищения. Затем, пережив мгновение безудержной, иррациональной надежды, он снова выдохнул, испустив долгий, печальный вздох. Потому что демон лишь рассмеялся: целый и невредимый, он вырастил еще одну руку из своего синевато-серого торса. Еще одну руку с еще одним мечом, точно таким же. как и первый.

И снова атаковал, не зная отдыха, не снижая темпа. Снова Ланселот увернулся от выкованного в недрах земли молота, снова отбил выпад каменного меча, и на этот раз движением настолько быстрым, что глаз не успевал за ним уследить, сам нанес колющий удар снизу вверх в темную, покрытую личинками голову демона земли.

Это должно причинить ему боль, подумал Флидис, продолжая поражаться тому, насколько сильно его это волнует. И он, по-видимому, был прав, так как Курдадх в нерешительности замер, глухо ворча, потом его контуры снова заколебались и начали меняться: на этот раз он превратился в живое создание из безликого камня, неуязвимое, недоступное для клинка, где бы этот клинок ни выковали. И это создание начало преследовать человека на маленьком пространстве поляны, чтобы отрезать ему путь к отступлению и покончить с ним сокрушительным ударом.

Тут Флидис осознал, что был прав с самого начала.

Всякий раз, когда Ланселот наносил рану, любую рану противнику, демон мог моментально залечить ее на себе, по-прежнему заставляя утомленного человека уходить от преследования. Даже несмотря на искалеченную ногу, видел Флидис, которую демону ритуально изуродовали тысячу лет назад в знак того, что он отныне назначен хранителем этого места, Курдадх оставался подвижным и смертельно опасным. Поляна же была небольшой, и деревья в роще вокруг, и духи, следящие оттуда, не позволили бы человеку ускользнуть, пусть даже на мгновение, с этого священного места, которое он осквернил. И где должен был умереть.

Он сам и кое-кто еще. Оторвав взгляд от яростного, кровавого боя, Флидис взглянул вправо. Мальчик со смертельно бледным лицом внимательно наблюдал за схваткой. Глядя на сына Ракота, Флидис ощутил ту же инстинктивную отстраненность, которая посетила его на берегу у Анор, и у него хватило честности назвать это чувство страхом. Потом он вспомнил, кто его мать, и снова взглянул на Ланселота, молча сражающегося в темноте за жизнь ребенка, и, поборов в себе сомнения, зашагал по траве к краю поляны, к Дариену.

— Я — Флидис, — сказал он, тем самым нарушив свое собственное самое старое правило. Но что такое правила, думал он, в такую ночь, как эта, в разговоре с таким существом, как этот ребенок?

Дариен отступил на пару шагов в сторону, уходя от более тесной близости. Его глаза не отрывались от двух сражающихся перед ними фигур.

— Я друг твоей матери, — сказал Флидис, с трудом подыскивая нужные слова, что было на него так не похоже. — Прошу тебя верить, что я не желаю тебе зла.

Мальчик впервые повернулся к нему.

— Это не имеет значения, — ответил он почти шепотом. — Ты ведь не можешь ничего изменить, правда? Теперь у меня не будет выбора.

Флидиса охватил холод, он впервые ясно увидел мальчика, и в этот момент внезапно осознал, как молод Дариен, и как прекрасен, и — благодаря своему умению видеть в темноте — какие у него голубые глаза. Но он не мог, как бы ни старался, забыть о том, как они вспыхнули красным на берегу и пламя охватило дерево.

На поляне вдруг раздался грохот, и Флидис быстро прижался спиной к стволу дерева. Всего в шести футах от них Ланселот отступал в их сторону, а на него с грохотом камнепада наседал демон, похожий на скалу.

Когда Ланселот оказался совсем близко, Флидис увидел, что все его тело покрыто сетью ран и багровых синяков. Кровь обильно текла из его левого плеча и правого бока. Одежда на нем висела рваными, окровавленными лентами, а густые черные волосы прилипли к голове. Струйки пота непрерывно текли по лицу. Каждые несколько секунд ему приходилось поднимать свободную руку, несмотря на рану, чтобы смахнуть пот, мешающий видеть.

Насколько он вообще еще был способен видеть. Потому что он был всего лишь смертным и ему никто не помогал, и даже половинка луны давно ушла на запад и скрылась за высокими деревьями, обрамляющими поляну. Только пригоршня звезд смотрела вниз с высоты на этот доблестный подвиг измученной, сияющей души Ланселота Озерного — самый одинокий, прекрасный, невероятный подвиг из вытканных на Гобелене во все времена.

Связанный своим долгом перед лесом и силами этого места, Флидис беспомощно смотрел, как эти двое сошлись еще ближе. Он увидел, как Ланселот, побеждая боль и усталость, гибким и точным движением упал на одно колено вне досягаемости надвигающегося демона, сделал выпад мечом вперед и вниз, целясь в ногу, единственную часть тела зеленовато-серой скалы, уязвимую для режущего клинка.

Но демон рощи, несмотря на свое гротескное, кишащее червями обличье, ловко увернулся от этого удара. С ужасающей быстротой он отрастил новую руку с мечом и, не успело еще оружие затвердеть, нанес яростный удар сверху вниз по припавшему к земле человеку. Тот перекатился резким рывком и подставил свой сверкающий клинок навстречу мощному удару каменного меча Курдадха.

Клинки встретились с треском, от которого затряслась поляна. Флидис сжал кулаки, сердце его стучало, как молот, но он увидел, что даже против этого, против всей свирепой мощи руки демона Ланселот устоял. Его клинок не сломался, и мышцы руки не подвели. Мечи встретились, и каменный меч разлетелся на куски, а Ланселот снова перекатился прочь от края поляны и вскочил на ноги, конвульсивно хватая ртом воздух.

И тут Флидис заметил еще одну рану. Зазубренный кусок сломанного меча демона еще раз ранил Ланселота. Сорочка его была разорвана на полоски, которые стесняли его движения, и Ланселот сорвал ее с себя и стоял посреди поляны, обнаженный по пояс, а темная кровь текла из раны выше сердца. Он балансировал на цыпочках, не отрывая пристального взгляда от противника, меч его снова был наготове. Он ждал нового нападения Курдадха.

И Курдадх атаковал с первобытной, безжалостной, не знающей усталости силой. Еще раз поменял форму, отказавшись от неуклюжего, хоть и неуязвимого обличья скалы, снова сделал себе голову — почти человеческую, хоть всего с одним чудовищным глазом посреди лица, из которого, словно слезы, падали черные личинки и жуки. И еще раз откуда-то из своих недр он вырастил устрашающий, колоссальный молот. Ухватив его рукой, настолько мускулистой, что в объеме она не уступала грудной клетке Ланселота, демон ринулся вперед, покрыв пространство поляны одним огромным шагом, и с грохотом лавины обрушил молот на поджидающего его человека.

Тот снова ушел в сторону, хоть и с трудом, так как демон двигался теперь очень быстро. Флидис почувствовал, как земля снова содрогнулась от удара, а когда Курдадх бросился преследовать противника, андаин увидел дымящуюся дыру среди опаленной травы на поляне, там, куда молот только что обрушился, словно рок.

Это продолжалось и продолжалось, пока Флидис, бессознательно впившийся ногтями в ладони, не стал опасаться, как бы его собственное сердце не разорвалось от напряжения и усталости. Снова и снова Ланселот ускользал от разрушительного молота и рубящих мечей, которые демон создавал из собственного тела. Еще дважды человеку удалось отрубить руку, размахивающую каменным мечом, еще дважды он смог подскочить вплотную, с блестящим изяществом, достойным наблюдающих сверху звезд, и ранить Курдадха, один раз в глаз, а потом в шею, каждый раз заставляя его принимать обличье скалы, чтобы восстановить свои силы.

Это давало человеку какую-то передышку, но очень недолгую, так как даже в этом обличье демон мог атаковать, стремясь загнать Ланселота к непроницаемой стене деревьев вокруг поляны и раздавить всей массой своего пятнисто-черного тела.

Очередная атака привела демона и человека к тому месту, возле которого стоял Флидис рядом с Дариеном. И снова Ланселот ухитрился броском на землю уйти от удара. Но на этот раз его плечо соприкоснулось с дымящейся дырой, пробитой в земле молотом, и Флидис услышал, как Ланселот невольно застонал от боли, и увидел, как на этот раз он, неуклюже двигаясь, едва избежал нового нападения. Теперь он еще и обжегся, понял андаин, и душа его наполнилась ужасом и жалостью.

Он услышал рядом с собой сдавленный звук и понял, что Дариен тоже увидел то, что произошло. Он мельком взглянул на мальчика, и сердце его на мгновение остановилось в буквальном смысле слова. Дариен непрерывно вертел в руках блестящий кинжал, казалось, он почти не сознавал, что делает это. Флидис заметил синюю вспышку, которая о многом говорила, и понял, что это за кинжал.

— Осторожно! — тревожно прошептал он. И кашлянул, потому что у него пересохло в горле. — Что ты собираешься делать?

Во второй раз Дариен посмотрел прямо на него.

— Не знаю, — ответил мальчик, юный до боли. — Перед вашим приходом я сделал глаза красными… так ко мне приходит моя сила. — Флидис постарался скрыть свой страх, на этот раз ему это удалось. Он кивнул. Дариен продолжал: — Но ничего не случилось. Этот, из камня, сказал, у меня не получилось потому, что я не проник достаточно глубоко, чтобы овладеть силой. Что здесь у меня нет силы. Поэтому я… — Он замолчал и посмотрел на кинжал. — Я подумал, может быть…

Сквозь черноту ночи, сквозь черноту происходящего, сквозь жалость и ужас, которые он ощущал, Флидис из Пендарана увидел мысленным взором слабый, почти иллюзорный свет, сияющий далеко-далеко. Маленький огонек, подобный огоньку свечи в окне ночью, который заметил путешественник, оказавшийся вдали от дома в грозовую ночь.

Он произнес своим низким, звучным голосом:

— Хорошая мысль, Дариен. Она достойна тебя и того, кто совершает это ради тебя. Но не делай это сейчас и не этим кинжалом.

— Почему? — тонким голосом спросил Дариен.

— Я скажу — только один раз, и только тебе, а одного раза для мудреца достаточно, — нараспев произнес Флидис, снова, хоть и ненадолго, возвращаясь к своей загадочной, уклончивой манере. Он ощутил знакомый прилив удовольствия даже здесь, даже во время всего происходящего, оттого, что знает это. И это напомнило ему о том, что еще он теперь знает, и удовольствие переросло в радость. И, вспомнив об этом, он также вспомнил, что дал клятву в ту ночь попытаться создать Свет из окружающей Тьмы.

Он заколебался, посмотрел на Дариена, а потом продолжал без всяких околичностей:

— Клинок, что ты держишь в руках, называется Локдал. Это заколдованный кинжал гномов, подаренный ими Колану дан Конари в давние времена.

Он на мгновение прикрыл глаза, чтобы вспомнить точные выражения, которые употреблял в разговоре с ним сонный от вина маг однажды весенним вечером семьсот лет тому назад у костра на краю Ллихлинских болот.

— «Тот, кто нанесет этим клинком удар без любви в сердце, обречен на верную гибель, — произнес Флидис, вспомнив точные слова. А потом договорил остальное: — Тот, кто убьет с любовью, может сделать свою душу подарком тому, кто отмечен узором на рукоятке кинжала». Могущественные слова, сложная, глубоко скрытая магия.

Дариен смотрел вниз, на слабо намеченный узор на ручке кинжала. Потом снова поднял глаза и произнес так тихо, что Флидису пришлось напрягать слух, чтобы его услышать.

— Я не пожелал бы свою душу в качестве подарка никому из живых. — И затем, после паузы, андаин услышал: — Перед тем как меня привели в это место, я думал подарить сам кинжал.

— Кому подарить? — спросил Флидис, уже зная в душе ответ.

— Моему отцу, разумеется, — ответил Дариен. — Чтобы меня приветливо приняли хоть где-нибудь среди миров.

Должен же быть на это какой-то ответ, думал Флидис. Должен существовать правильный ответ, ведь от него так много зависит. Но на этот раз он ничего не смог придумать. Не мог найти слова, а потом вдруг на это уже не осталось времени.

С поляны донесся грохочущий удар, более громкий, чем любой из предыдущих, и на этот раз в нем звучало торжество. Флидис обернулся как раз вовремя и увидел, как Ланселот летит по воздуху, задетый самым кончиком молота, не сумев полностью увернуться от удара. Если бы этот удар попал прямо в него, он бы с ним покончил. И так от этого скользящего удара он перелетел через половину поляны и рухнул на землю рядом с Дариеном.

Курдадх, не знающий усталости, почувствовавший наконец близость победы, снова надвигался на него. Истекая кровью, полуживой от усталости, с повисшей бессильно левой рукой, Ланселот каким-то чудом, усилием воли, которого Флидис не мог даже осознать, поднялся на ноги.

За секунду до того, как демон налетел на него, он повернулся к Дариену. Флидис увидел, как их взгляды встретились. Потом услышал, как Ланселот быстро произнес без всякого выражения:

— Один последний бросок в память о Гевейне. Больше у меня ничего не осталось. Досчитай до десяти, а потом закричи. А потом молись, кому хочешь.

Больше он ничего сказать не успел. Он снова нырнул прыжком в сторону, с разворотом, и ушел от очередного убийственного удара молота. Молот врезался в землю там, где он только что стоял, и Флидис отшатнулся от грохота этого удара и жара, взмывшего от расколотой земли.

Курдадх резко развернулся. Ланселот уже снова стоял на ногах, слегка покачиваясь. Демон издал тихий, рокочущий звук и медленно двинулся на него. Раз.

Флидису казалось, что сердце его сейчас разорвется в груди прямо на этом месте. Убегающие секунды были самыми длинными за всю его долгую жизнь. Два. Он был хранителем леса, этой рощи, так же как и Курдадх. Эти двое осквернили поляну! Три. Он не мог заставить себя посмотреть на Дариена. Демон нанес удар мечом. Ланселот парировал его, споткнулся. Пять. Снова Курдадх сделал выпад каменным мечом, держа наготове высоко поднятый гигантский молот. И снова человек отбился. Он чуть не упал. Флидис внезапно услышал шелест предвкушения в листьях наблюдающих за схваткой деревьев. Семь. Обреченный на молчание, вынужденный оставаться свидетелем, андаин ощутил во рту привкус крови: он прокусил себе язык. Курдадх без малейших признаков усталости, двигаясь волнообразно и плавно, ринулся вперед, фехтуя мечом. Флидис увидел, как молот поднялся еще выше. Он поднял руки в бессмысленном, жалком жесте отрицания.

И в эту секунду Дариен издал вопль, какого Флидис не слышал никогда в жизни.

Это был крик ярости и страдания, ужаса и боли, исторгнутый из кровоточащей, измученной души. Вопль был чудовищным, невыносимым, сокрушительным. Флидис повалился на колени от боли и увидел, как Курдадх быстро оглянулся.

И Ланселот сделал свой ход. В напряженном прыжке вверх он рубанул своим сверкающим мечом сверху вниз с ошеломляющей силой и полностью отрубил руку, до которой до сих пор никак не мог дотянуться.

Ту руку, которая держала чудовищный молот.

Демон взревел от неожиданности и боли, но одновременно уже начал перетекать телом к отрубленной конечности и заново отращивать ее. Флидис краем глаза видел это.

Но он следил за Ланселотом, который точно приземлился на обе ноги после этого невероятного удара, отшвырнув свой меч в сторону Дариена и Флидиса и теперь наклонился, тяжело дыша, над молотом Курдадха.

Его левая рука бездействовала. Он ухватился правой за рукоятку и, застонав от усилия, попытался поднять молот. И не смог. Молот был огромным, невообразимо тяжелым. Это было оружие демона, Старейшего. Его выковали в огне, пылающем глубже, чем пропасти Даны. А Ланселот Озерный был всего лишь человеком.

Флидис видел, что демон вырастил из своего тела два новых меча. И снова надвигался, с мокрым, булькающим звуком, полным ярости и боли. Ланселот взглянул вверх. И Флидис, стоя на коленях, не в состоянии шевельнуться и даже дышать, в тот момент познал новую меру величия смертного человека. Он увидел, как Ланселот приказал себе — другого слова не подберешь — поднять черный молот одной рукой.

И молот дрогнул.

Рукоять оторвалась от земли, а затем, выше всякого понимания, и его чудовищная головка. Демон остановился со скрежетом, а Ланселот, широко открыв рот в беззвучном крике предельного напряжения, воспользовался начальной инерцией своего рывка, чтобы повернуться всем телом вокруг своей оси, вытянув вперед руку с натянутыми, застывшими, блестящими мышцами, и молот поднялся еще выше под действием скорости его движения.

Затем Ланселот отпустил его в полет. И этот мощный молот, который выковали в огне, горящем сверху вниз, брошенный со всей страстью несравненной души, врезался в грудь Курдадха, Старейшего, с таким звуком, словно треснула земная кора, и он раздробил демона рощи на мелкие и крупные куски и осколки, покончив с ним навсегда.

Флидис ощущал тишину как смертельный груз, придавивший его к земле. Он никогда не слышал в Пендаране подобной тишины. Ни один листок не шелестел, ни один дух не издавал шепота; силы леса молчали, словно зачарованные, в благоговейном оцепенении. У Флидиса возникло абсурдное чувство, что даже звезды над поляной перестали двигаться и сам Станок молча застыл в неподвижности, а руки Ткача замерли.

Он опустил взгляд на свои собственные дрожащие руки, а потом медленно встал, ощущая это движение как возвращение во время из совершенно другого мира. В тишине он подошел и встал рядом с человеком в центре поляны.

Ланселот с трудом сел, согнув колени и свесив голову между ними. Левая рука бессильно повисла. Траву обрызгала темная кровь, которая все еще текла из полудюжины ран. На его плече виднелся сильный ожог, открытая рана, в том месте, которым он попал в тлеющую яму от удара молотом. Подойдя ближе, Флидис увидел еще один ожог, и ему стало больно дышать.

Там, где рука человека, прежде такая красивая, сжимала молот Курдадха, кожа на ладони почернела и слезала толстыми полосками сожженной плоти.

— Ох, Ланселот! — пробормотал андаин. У него получилось почти неслышное хриплое карканье.

Человек медленно поднял голову. Его глаза, затуманенные болью, встретились с глазами Флидиса, а потом — невероятно, но слабый намек на улыбку приподнял уголки его губ.