/ / Language: Русский / Genre:child_sf / Series: 39 ключей

Код императора

Гордон Корм

В продолжающейся гонке за тридцатью девятью ключами 14-летняя Эми Кэхилл и её младший брат Дэн твердо убеждены в одном. Как бы трудно ни было, они никогда не опустятся до коварства и лицемерия своих родственников. Но после того, как они узнают правду о родителях, Эми теряет уверенность в том, что они все еще на стороне добра, и впервые всерьез ссорится с братом, который желает выйти из игры. Поэтому, когда Дэн внезапно исчезает в стране с население более миллиарда человек, Эми оказывается перевод трудным выбором: отправиться на поиски следующего ключа… или своего младшего брата.

Гордон Корм

Код императора

Глава 1

Чихание началась с того момента, как перевозчик для домашних животных оказался перед носом пассажира.

- Апчхи!...Апчхи!...Апчхи!...

Застывшие в проходе самолёта, Эми и Дэн Кэхиллы ждали, судороги закончатся. Но они не прекращались. Вместо этого, чихание только усиливалось. От каждого взрыва хрипов, тело бедного человека встряхивалось.

- Ему не может быть так плохо! – нетерпеливо сказал Дэн.

Внутри перевозчика, Саладин тревожно оглядывался, испуганный шумом.

- Мурр?

Нелли Гомес, компаньонка детей Кэхиллов, подошла к ним. Со своим iPod, ревущим на полную мощность песню Ramones, пока не заметила корчащегося человека с водянистыми глазами.

- А я говорила вам, что вам подали тако с большим количеством Habanero, – объявила она слишком громко.

Её громкий голос привлёк стюардессу стоящую неподалёку. Она говорила на китайском, но затем повернулась к эми и Дэну.

- Похоже, у этого мистера Ли аллергия на шерсть кошек. Вашему питомцу придётся ехать в грузовом отсеке.

- Но давайте оставим его хотя бы до стыковочного рейса из Мадагаскара, – попросила Эми.

Нелли уже выключила свой iPod.

- А можно мы сядем на другие места?

- Мне очень жаль. Но они все заняты.

Саладин просто не мог сидеть спокойно. Египетский Мау возмущённо мяукал по всему салону, пока дверь за ним не заперли.

- Разве это справедливо? – пожаловался Дэн, ерзая, хотя самолёт ещё даже не поднялся в воздух, – Мы пролетим миллион часов, а Саладин даже не будет рядом. Что может быть хуже?

Глаза Эми и Дэна встретились на долю секунды, но они тут же отвернулись друг от друга. Это глупый вопрос, и Дэн знал это. Что может быть хуже? Всё было гораздо хуже. Во-первых нищета, во-вторых Эми не хватало терпения на него. И это даже не имело ничего общего с длинными рейсами и котами.

Мадригалы!

После всех этих недель, Эми и Дэн наконец раскрыли тайну, к какой ветви семьи Кэхиллов они принадлежат. Не интригующие блестящие Люциане, мастера стратегии. Не творческие гении Янусы. Ни физически доминирующие Томасы, потомки воинов. Не инновационные Екатерины, лучшие изобретатели, которые знал мир.

Нет, все эти недели они кружили по миру в поиске 39 ключей. Эми и Дэн были Мадригалами.

Мадригалы. Худшие из худших. Мадригалы убили русскую царскую семью во время веселья, которое охватил все континенты. Их инструменты: скрытность, саботаж, обман, убийство, и, прежде всего, страх. Даже Люциане боялись Мадригалов. Их боялись все.

«За всю жизнь, даже не взглянув в зеркало» думала Эми «ты понимаешь, что ты монстр». Как они были Мадригалами, не зная об этом? Весь путь от Африки, они повторяли себе этот вопрос, надеясь, что спросив себя, ответ измениться от ужасной правды.

Но Мадригалы были настолько секретными, что даже скрывали тайны от самих себя. Бабушка Эми и Дэна Грейс, тоже была Мадригалом. После смерти родителей, она была им самым ближайшим родственником в мире. Тем не менее, она не сказала им не слово об этом.

А теперь, Грейс нет. Эми загрустила. Она и Дэн были одни (за исключением Нелли). И, конечно, Саладин, бабушка лелеяла домашних животных. Они едва привыкли к мысли, что они члены могущественной семьи Кэхиллов. Поиски 39 ключей казались чем-то нереальным. Особенно для двух сирот Бостона. Ведь они могут стать самыми влиятельными людьми в истории! Это шок.

Мама и папа тоже были Мадригалами. Это означает, что они были злыми?

Она так много вложила души в последнее время, но в тоже время пытается четко видеть, что происходит у неё в сердце. И в нём далеко не радость и свет. В нём только гнев, приобретенный во время охоты.

Изабель – имя убийцы их родителей. На него теперь была особая реакция.

Изабель держала её ещё ребёнком. Она казалась только красивой любящей тётей.

Изабель взяла двух счастливых детей и превратила в сирот…

Месть! Целый большой эмоциональный всплеск, затуманивающий рациональное мышление. Месть казалась настолько автоматической, такой чистой, что сразу же стало понятно, что она берёт истоки у Мадригалов.

 Когда ты зла, то можешь распознать зло в себе?

Вслух, она сказала брату:

- Попробуй поспать. Мы и так просто сумасшедшее отстали, скоро мы прибудем в Китай.

- Я итак спал всю дорогу от Африки, – проворчал он.

Самолёт ещё поднялся в воздух, но началась демонстрация безопасности.

- После взлёта, мы приглашаем вас насладиться видео развлечениями на экране спинки переднего сидения, – появилось объявление, – И наш первый фильм «Терминатор: Да придёт спаситель».

- Да! – Дэн сорвал наушники из кармана кресла, – Хоть есть что-то интересное!

- Ты, слабак, будешь изучен будущими поколениями, – торжественно сообщила ему Эми.

- Не накаркай, – нравоучительно сказал он, – Удача подобна сыпи. Она распространяется.

Под ними проплыл ещё один город. Мистер Ли схватил подлокотник, суставы побелели. Но у Эми и Дэна уже есть опыт в полётах, они уже привыкли к турбулентности. Двое детей, которые никогда не покидали Новую Англию, за две недели успели посетить более десяти стран на пяти континентах. Дэн откинулся на спинку кресла, и сосредоточённо глянул на развлекательную систему перед ним. Когда экран ожил, её сердце заколотилось быстрее. Вместо «Терминатор: Да придёт спаситель» на экране появился богато украшенный дворец.

- Что…? – Дэн пролистал каналы. Дворец был на всех каналах.

- В чём проблема? – зашипела Эми.

- А где Терминатор?

Эми взглянула на экран, на дворец.

- Я знаю этот фильм… – её выражение лица сразу смягчилось, – Это «Последний Император». Я видела его два или три раза с Грейс.

В горле сразу встал ком. В пылу охоты за ключами, она уже почти забыла, что со дня смерти Грейс Кэхилл прошло меньше двух месяцев.

Грейс…Мадригал…Это какое-то недоразумение. Она даже не видела секретное убежище Мадригалов.

«Мне всё равно! Я любила её…я всё ещё люблю её…»

Дэн был не в настроении для сентиментальности.

- Они поставили неправильное кино! – он уже потянулся к кнопке вызова стюардессы, но увидел монитор своего соседа спереди. Там шёл Терминатор во всей красе.

Дэн уже хотел подняться, но тут заметил киборга и на экране Нелли.

- Везде терминаторы, кроме нас!

Эми нахмурилась.

- Почему именно эти два места показывают другое?

- Это международный заговор! – заныл её брат.

***

В пассажирских залах Хтроу происходило неизменное движение. На асфальте стояла механика и грузчики. Это один из самых оживлённых в мире аэропортов.

Несколько человек из персонала наслаждались чаем, пока не заметили нового человека в раздевалке. Он был старше других, где-то около шестидесяти годов. Под его комбинезоном они заметили очень хороший пиджак из кашемира, водолазку и брюки, и всё чёрное.

Невооруженным взглядом можно увидеть, что его удостоверение личности подделка. Он не работал здесь. Никогда не работал.

Ни один из сотрудников не знал человека в чёрном. Эми и Дэн бы узнали. Он следовал за ними более чем по половине земного шара.

***

В пассажирских залах Хтроу происходило неизменное движение. На асфальте стояла механика и грузчики. Это один из самых оживлённых в мире аэропортов.

Несколько человек из персонала наслаждались чаем, пока не заметили нового человека в раздевалке. Он был старше других, где-то около шестидесяти годов. Под его комбинезоном они заметили очень хороший пиджак из кашемира, водолазку и брюки, и всё чёрное.

Невооруженным взглядом можно увидеть, что его удостоверение личности подделка. Он не работал здесь. Никогда не работал.

Ни один из сотрудников не знал человека в чёрном. Эми и Дэн бы узнали. Он следовал за ними более чем по половине земного шара.

Глава 2

Для Дэна «Последний Император» был очередным занудным фильмом на десятичасовой перелёт в Пекин.

- Ты должен обратить на это внимание, – посоветовала Эми, – Это хорошая подготовка для поездки в Китай.

- Ммм, – пробурчал он.

Веки отяжелели. Единственным плюсом в этом дурацком фильме было то, что он усыпил его. Он уже задремал, но тут Эми впилась ногтями ему в руку.

- Дэн!

- Что случилось? – его сонные глаза пытались сосредоточиться на сестре, та указывала на экран, – Говори, Эми. Я только уснул от этого Последнего Императора!

- Смотри! – настаивала Эми, – На стене!

Дэн прищурился. Показывалась сцена, где трёхлетний император Китай Пу И играл в Запретном городе, огромном императорском комплексе. Он совмещал в себе сотни богато украшенных дворцов, храмов и статуй. На одной стороне небольшого здание он заметил…

- Герб Янусов! – воскликнул он в изумлении.

Эми нахмурилась.

- Что это делает в Последнем Императоре?

Многие люди Шоу-бизнеса Янусы, – предположил Дэн, – Может быть парень, который сделал этот фильм был одним из них.

- Возможно, – неохотно согласилась его сестра, – Но я сомневаюсь. Последний император был убит выстрелом в восьмидесятые годы. А краска на стене выглядит старше.

- Но кто ещё мог это сделать? – спросил Дэн, – Ты имеешь в виду его? – он указал на малыша, одетого в царские одежды на экране, – Пи Ю?

Эми возмутилась.

- Его зовут Пу И, и он был императором Китая.

- И ты предполагаешь, что он происходил от одной из азиатских коней Кэхиллов?

- Это необязательно Пу, – возразила Эми, – Запретный город существовал на протяжении столетий. И в нём жили не только императоры, но ещё и множество людей. Императорский двор, обслуживающий персонал, монахи, евнухи…

- А что такое евнух? – прервал её Дэн.

- Ну…– Эми покраснела, тщательно подбирая слова, – Ты знаешь, что Саладин был кастрирован, чтобы оберечь его детей.

- Да, но они не делают так с человеком, – лицо Дэна побелело, – Или делают?

- В Древнем Китае, да, – ответила его сестра.

Дэн стал осторожнее.

- Но они ведь остановились, верно?

Она закатила глаза.

- Много вещей в разных культурах, на сегодняшний день кажутся странными. В том числе и наши собственные. И вообще, наши родители поехали в Китай, как только покинули Африку, и Грейс ездила туда. Фильм ещё раз доказывает, что мы на правильном пути. Нам нужно именно в то место. Последний император. Кто-то хотел, чтобы мы увидели герб Янусов.

- А что если это соревнование только ловушка? – спросил Дэн, – Мадригалы пытаются…? – кожа вокруг его губ стянулась в гримасе.

- Но нам придётся идти дальше, – решила Эми, – По крайней мере наша первая остановка Пекин: Запретный город, дом правителя Китая, построенный за полвека до рождения Гидеона Кэхилла.

У неё было мышление Мадригалов.

***

Новый терминал в Пекине был одним из современный зданий аэропорта в мире. Он был ультрасовременным, но китайским, с кривым стеклянным потолком.

- В соответствии с путеводителем, все места были вдохновлены формой китайского дракона, – сказала Эми, уткнувшись в путеводитель.

Глаза Дэна не отрывались от ленточного конвейера.

- Будем надеяться, что авиакомпания не отправила Саладина в Антарктиду.

Среди багажа показался перевозчик домашних животных, частично скрытый чемоданами, ящиками и сундуками. Возмущённое мяуканье было слышно по всему вестибюлю.

Дэн вытащил перевозчик из под сумки с клюшками для гольфа и посмотрел на кота.

- Не нервничай, приятель.

В ответ он получил резкое «МЯУ».

Когда они взяли остальной багаж, возбуждение кота возросло. Он безостановочно теребил сетку перевозчика.

Эми заволновалась.

- Что случилось с Саладином? Он болен?

- Он, вероятно, просто заразился сумасшествием, – ответил Дэн, – Я отпущу его, дай ему размять лапы.

- Ты не можешь этого сделать, – запротестовала Нелли, – Мы в середине переполненного аэропорта.

Но Дэн уже открыл дверцу.

Саладин пулей вылетел из перевозчика, смахнув когтистой лапой клетку. Он развернулся, а затем, напал на находящегося в ужасе пожилого худощавого человека, сидящего на соседней скамейке и читавшего газету.

- Саладин! – у Эми перехватило дыхание, – Нет!

Раздался шокированный крик избранной жертвы, он вскочил на ноги, роняя шляпу.

Дэн схватил кота. Эми подняла упавшую шляпу и протянула её владельцу.

- Простите мистер…– её взгляд упал на алмазный набалдашник трости.

Он с робкой улыбкой принял шляпу.

Алистер Оу. Двоюродный брат Кэхиллов и соперник в поисках 39 ключей.

- Ах, здравствуйте дети. С вами всё хорошо.

Египетский Мау зашипел на руках Дэна.

- Вы шпионили за нами! – обвинила Эми.

- Шпионил? – повторил Алистер, – Нет. Я просто хотел поприветствовать вас в Азии и предложить свою помощь. Языковой барьер серьёзное препятствие в путешествии по Китаю, но я знаю его на отлично.

Глаза Нелли сузились, она всегда так делала, когда подозревала человека в чём-то и уже была готова обвинять.

- И как всегда вы делаете это предложение от чистого сердца?

- Конечно! – любезная улыбка Алистера вышла немного натянутой, – Это прекрасная возможность провести друг с другом время и прогрессировать в поиске 39 ключей.

- Ага! – взорвался Дэн, – А потом украсть наши ключи, потому что вы сами не знаете куда идти!

Улыбка исчезла, Эми и Дэн заметили какие измученные и покрасневшие глаза у их дальнего родственника.

- Я боюсь, дети, что доверие мы уже потеряли, – признался он, – Иан и Натали в Китае уже несколько дней. А Холты вообще пропали с экрана радаров.

- Пройдите пробы в конкурсе Мистер Вселенная, – ехидно предложил Дэн.

Алистер посмотрел на него с сожалением.

- Мы все недооценивали Холтов. Но у Екатов пошли слухи, что они сделали большой прорыв. Но ещё не слишком поздно поймать их. если мы только будем работать вместе…

Глаза Эми взглянули на брата. Из всех конкурентов в конкурсе Алистер больше всего относился им к как семье. Правда, он и предавал их больше, не один раз. Он один из их двоюродных братьев Кэхиллов. И Алистеру, казалось, совсем всё равно, что с ними произошло.

Силуэт дяди Алистера появился у Эми в подсознании, на фоне тёмного неба. В эти страшные годы, накануне пожара, этот огонь убил из родителей. Алистер был там.

Глаза Эми наполнились слезами. Не думай об этом! В худшем случае, он был невольным соучастником Изабель. Тем не менее, они уже просто не могли довериться ему. А что касается Дэна…

- Почему вы не можете лгать и обманывать кого-нибудь другого? – отрезал Дэн, – разве вы не видите, что мы теряем к вам доверие чуть ли не с каждой минутой предательства? Хоть это и свойственно для Кэхиллов, но всё равно противно! У Грейс была поговорка: «Обманешь меня один раз – я постыжу тебя, обманешь дважды – запихну тебе животный перевозчик в глотку!»

- Но вы должны всё хорошенько обдумать…– быстро начал говорить Алистер.

Но Нелли его перебила.

- Дети сказали, что не будут связываться с вами.

- Да, но…

Дэн опустил Саладина, и Египетский Мау бросился на лодыжки Алистера. Послышался звук когтей по манжету дизайнерских брюк Алистера. Ткань разорвалась, и старик побрёл к выходу.

- Если вы измените своё решение, то я в отеле Империал, – бросил он через плечо.

Нелли обняла детей.

- Я надеюсь, что у малышни есть план, раз вы отказали Алистеру.

Эми нервно улыбнулась.

- Следующая остановка: Врата Небесного Спокойствия.

Глава 3 

«39 ключей, возможно, самое ценное сокровище. Вместо приза тебе достаётся мировое господство. И конечно поиск требовал самых высоких ставок. Но рано или поздно начинаешь падать. Печальный факт» думал Дэн.

С улыбкой, гид повёл их через огромные залы, заполненные от потолка до пола витринами. Музей во дворце Запретного города состояло из 300000 тысяч керамических и фарфоровых частей.

- Ты можешь есть суп из одной миски каждый день на протяжении тысячи лет, – прошептал он Эми.

- Это самая большая коллекция произведений искусства, – сказала она, игнорируя его саркастическое замечание, – Здесь даже лучше чем крепость Янусов в Венеции!

- У этих императоров Кэхиллов с головой было не в порядке, – решил Дэн, – В принципе как и у всех Кэхиллов, кроме нас, конечно.

Эми снова пропустила мимо ушей это колкое высказывание.

- Императоры жили здесь шесть веков. Как мы узнаем, какое поколение учувствовала в охоте за ключами?

- Наши родители должны были знать, – вставил Дэн, – Иначе зачем они отправили нас в Африку?

Она кивнула.

- Хороший вопрос. Давай послушаем гида. Может быть узнаем что-то важное.

Дэн застонал.

Как можно узнать о ключе, когда тебе рассказывают о узорах бабочек на старом горшке. Они уже знали, что искать. Герб из «Последнего Императора». Он был почти выцветшим, но всё заметен.

Дэн посмотрел на часы. Уже прошло более трёх часов, прежде чем они отправили Нелли искать гостиницу вместе с Саладином.

И связаться не было шансов. Связь не появлялась в Китае. Они оказалась в ловушке из 300000 плит.

- Это коллекция династии Мин, но количество гораздо возросло, благодаря Цин, – сказал гид, – Император Цин был просто одержим искусством…

- Вот и всё! – тихо сказала Эми.

- Что всё?

- Одержимый искусством. Ничего не напоминает?

Мозги Дэна зашевелились.

- Янус! Эти ребята готовы отдать все деньги за одну картину!

Глаза Эми загорелись от возбуждения.

- Дэн, если мы находимся в Китае. И это связано с отраслью Янусов. То это значит что-то большее.

Дэн кивнул.

- Так мы собираемся найти герб Янусов, нарисованный на посуде?

Эми незаметно взяла рацию, свисающую с пояса гида.

- Если этот парень заметит, что мы сбегаем, то он позовёт подмогу. Кроме того, мы не знаем куда нам нужно. Запретный город самый крупный дворцовый комплекс в мире. Здесь девять сотен зданий!

Дэн открыл брошюру с план зданий.

- Я помню фильм. Если я смогу понять в какую сторону нам нужно двигаться по этой карте…– он перевернул страницы, внимательно изучая карту. У Дэна фотографическая память, но ориентироваться только по одной сцене из фильма было довольно сложно, – Давай посмотрим вон тот зал…

- Зал Высшей Гармонии, – сказала Эми.

- Бьюсь об заклад, что герб Янусов где-то в этом месте. Или вон в том дворце.

- Дворец Тихое Долголетие, – сказала Эми.

- Я найду, – решил Дэн, – Ты будешь отвлекать…

Его сестра занервничала.

- То есть как отвлекать? Ты же знаешь, что могу запнуться. Может пойти что-то не так.

- Да, – сказал Дэн, – Ноя должен найти эти плиты. А один я смогу сделать это быстрее. Просто подойди к группе и задавай скучные вопросы. Тебе будут задавать скучные ответы, а я в это время уйду.

- Хорошо, – ответила она, в её голосе сквозила лёгкая обида. Она подняла руку, – Пр-про... – «Успокойся» приказала она сама себе. Заикание у неё получалось само собой в стрессовых ситуациях, – Простите, а сколько лет этой части…нет этой…

Эми окончательно успокоилась. Дэн отошёл от группы. Не возникло никаких проблем, когда он выскользнул из комнаты. Хоть сестра его и раздражает, но он был вынужден признать, что команда из них получилась хорошая.

«Не плохо для парочки МадригалоМадригалов» подумал он, и тут же пожалел об этой мысли. Это была не шутка. В Африке они узнали псевдонимы в паспортах их родителей. Мистер и миссис Нудельман – пресловутая парочка убийц и воров. Мама и папа – Бонни и Клайд Южного полушария? Смешно. Просто совпадение. И всё же…Муж и жена…безжалостные убийцы…Мадригалы…

Эта мысль отвлекала, и поэтому он уже успел потеряться. Дэн бродил по лабиринтам богато украшенных комнат. Наконец, ему удалось обнаружить вход, и он зашёл в Запретный город.

Это был огромный комплекс с пятью гигантскими дворцами и семнадцатью просто огромными, не говоря уж об почти тысячи зданий различных форм и размеров. Храмы, памятники, сады, казалось, они не закончатся.

Это действительно целый город, примерно в половину центра Бостона. Но здесь было гораздо ярче и насыщеннее, чем в любой части Бостона. Императорский калейдоскоп насыщенный красным и сверкающий позолотой. Здесь всё кричало о богатстве и роскоши за гранью воображения.

Однако, несмотря на много места, Дэна не покидало странное чувство. Высокие массивные внешние ворота, высокие стены, смотровые башни по углам. Он попытался представить Пу И – императорского ребёнка здесь, как будто на детской площадке. По словам гида, Пу И официально отрёкся от престола в возрасте шести лет, но китайское правительство позволило остаться ему здесь, пока он не станет молодым человеком.

Используя Врата Небесного Спокойствия, Дэн пытался сориентироваться. Он направился к области, которую он помни в «Последнем Императоре». Он неопределённо знал, где это находиться. Был ли это действительно герб Китая, или же это всё-таки проделки Голливуда? Слишком поздно, чтобы думать об этом сейчас…

Он оказался на «улочке» с более низкими зданиями. Несмотря на то, что Запретный город дом Императора, в нём жил и обслуживающий персонал, монахи, скопцы. Скорей всего, это их окрестность.

Он прошёл между рядов, осматривая стену с гербом Янусов, он задавался вопросом, как он мог попасть сюда. Вокруг не было ни туристов, ни охраны. Везде было пусто, Дэн оглядывался по сторонам в поисках хоть одного полицейского. Но никого не было. Его окружали картины, рисунки, каллиграфия на столбах, знаках, стенах. Точно место Янусов. Но где же герб?

Под ложечкой чувствовалось противный страх. Бродить по этому городу было точно также, как оказаться в полностью пустой стране без миллиарда жителей, в поисках неизвестного.

Разочарование таяло в тревоге. Он просчитался в чём-то. Может его фотографическая память не такая уж фотографическая, как он думал. Резко атаковала отчаянность. Ничего!

За углом только стоял одинокий небольшой храм, его взгляд упал на фигуру, стоящую рядом. Письмо S. Всё остальное на китайском. А что там делает S?

Краска была старой размытой, едва заметной. Это была не S! Это завитой хвост животного. Старинная картинка, выбеленная солнцем, и почти исчезнувшая от непогоды. Волк в боевой позе, глядит через плечо.

Символ отрасли Янусов!

Глава 4 

Дэн с трудом удержался от восторженного возгласа, который бы разрушил каждое фарфоровое блюдце в музее.

«Успокойся. Поиск герба только начало. Надо выяснить, что он значит».

У храма был открыт вход, но металлическая сетка всё же были установлена от злоумышленников. Осторожно, он отогнул сетку и заглянул внутрь. Интерьер напоминал ему, как будто грузчики вывезли отсюда всё. Осталась только пустая пыльная комната с несколькими сверчками.

Он внимательно осмотрел сетку. Он, вероятно, сможет перелезть через него, но только зачем? Там, казалось, ничего нет. Тем более его сестра сойдёт с ума, если узнает, что он осквернил четырёхсотлетний храм. Он улыбнулся. Для него это была самая короткая поездка.

Он отступил по деревянной веранде, наблюдая за сверчками на наклонной крыше. Вдруг, один из насекомых исчез.

«А?»

Он пристально всмотрелся в крышу. Должно быть, в краше есть отверстие, раз сверчки залезли туда. А крыша была достаточно высокой…

«Чердак! Секретный чердак!»

Дэн внимательно осмотрелся вокруг и убедился, что один. Он перелез через крыльцо и ступил на крыльцо, в поисках низкого карниза. Минута колебания, ведь никто не вызовет скорую помощь если он упадёт с крыши.

Собравшись с силами, он поднял свой вес и оказался на крутой крыше, держась, как Человек-паук за жёлтую древнюю черепицу. Он остановился на мгновение и прислушался к глухим стукам своего сердца. Нет, подождите, это не сердцебиение! Это стук марширующих ног.

Он, как мог, попытался скрыться. Ниже шагало шестеро солдат. Охрана? Нет, они в красных шелковых туниках и с соответствующими шляпами. Такие носили дворцовая стража во времена императоров. Торжественный парад. Солдат обучали не отрываясь смотреть перед собой, и они просто не заметили нарушителя прямо перед собой.

Когда они скрылись в лабиринте малиновых стен, Дэн позволил своему телу расслабиться. Внезапно, он что-то почувствовал, что находился на более скользкой части, чем крыша. Сначала, он этого даже не заметил. Он пытался схватиться за что-нибудь, но всё безрезультатно. Он, медленно, но неуклонно, падал.

Отчаянно, он попытался просунуть пальцы между разбитыми черепицами, что бы хоть как-то удержаться. Со скрипом на ржавых петлях черепица поднялась вверх, как почтовый ящик.

Он висел на самом волоске, но продолжал удивляться своему триумфу. Люк! Очень хитрый способ замаскировать вход на чердак. Дэн подтянулся, кусая себе губу, последний рывок…и он уже лежит на пыльном деревянном полу.

Вокруг него пищали, так громко, что аж сводило зубы. Сверчки. Тысяча. Он осмотрел стены и пол. Инстинктивно, он потянулся за ингалятором в кармане.

«Нет» сказал он себе «Приступы астмы начинаются от грязи».

С усилием, преодолевая отвращение, он осмотрел люк, через который он попал сюда. Чердак был узким с более-менее нормальными размерами в центре. В углах ничего не было видно. Везде было пусто, за исключением сверчков. Может сверчки – ключ? Не имело смысла. Сверчки просто не могут быть ключом великого китайского императора.

Однако он понял, что здесь было не совсем пусто. На полу в дальнем углу лежал кусок ткани размером с полотенце для рук. Он нагнулся и поднял его, отряхивая от семейства сверчков и слоя пыли. Он был скучного золотистого цвета из шёлка с небольшой китайской надписью и большим красным грифом.

Он поднёс ткань ближе, щурясь в тусклом свете. Но это были не китайские иероглифы. С волнением, он узнал символы четырёх ветвей и герб Кэхиллов.

Он поднял брови так, что лоб покрылся морщинами. Символы были похожи на математическое уравнение.

«Герб Люциан + герб Янусов + герб Томасов + герб Екатерины = герб Кэхиллов».

Не осталось сомнений. Это и был тот объект, что привёл их в Запретный город. Он должен показать это Эми, чтобы они поняли, что это значит.

- Позже парни, – сказал он на чирикание сверчков.

Он сложил кусок шёлка и засунул его в рубашку. Затем повернулся к отверстию и выбрался на крышу. Он был очень осторожным, спускаясь вниз, практически сжимая себя в черепицу, и закрыл люк. Он спустился по столбу, и осторожно спустился на землю.

Сразу же он оказался в тисках охранника в форме. Этот не носил церемониальный костюм прошлых веков. Он был в пиджаке со знаками и красной звездой китайской армии. Человек рявкнул что-то на своём языке, а затем заметил западную внешность Дэна и перешёл на английский.

- Я отстал от своей группы…– начал Дэн.

Офицер поправил его рубашку, но заметил небольшой выступ в ней.

- А это что? – он вытащил сложенный шёлк.

Мозги Дэна заработали со скоростью света. Если он увидит письмена, то не позволит оставить платок у себя. С хрипом он вдохнул побольше воздуха, и после пыли на чердаке в носу защипало. Он выхватил шелк из рук офицера и чихнул во всю мощь лёгких.

Человек поморщился.

- Где твои родители?

- Умерли, – ответил Дэн, пряча шёлк обратно под рубашку, – Я был со своей сестрой, но я заблудился.

- Ты врёшь. Я видел тебя, когда ты спускался с крыши этого здания.

- Я хотел всё лучше осмотреть. Я пытался найти музей и вернуть назад.

Человек усмехнулся и указал на огромную башню главного дворца, возвышающуюся над Запретным городом.

- Музей трудно не заметить.

- Я паршиво ориентируюсь в пространстве, – сказал Дэн.

- Ты груб, молодой человек. И ты…как это говорят на вашем языке. Ах да…попался.

Глава 5 

Эми прогуливалась с остальной частью туристов возле Врат Небесного спокойствия. Интересно, Дэн нашёл загадочный герб Янусов, который они увидели в фильме? Крошечный поворот судьбы может привести их к следующему ключу, но лишь лишний шаг не в ту сторону и ты окажешься далеко от него, хотя и кажется, что шаг незначителен. Ведь это смешно – судьбы всего мира зависит от них, вися на волоске.

А что касается её одиннадцатилетнего брата, ушедшего в Запретный город… она нервничала. Она не представляла жизни без него.

За последние несколько недель, они пережили столько промахов, что уже просто не могли ошибиться. Но вскоре они встретятся с Нелли в…

Она посмотрела на свои часы. Полчаса. Она надеялась, что их компаньонка нашла приличный отель. Эта мысль заставила её нахмуриться. В последние дни кажется, что Нелли может гораздо больше, чем говорит.

Или она просто становится параноиком…

Ей трудно поверить, но паранойя было похожа на Мадригалов. Ей родители тоже были параноиками. Без причинными. Они пошли бы на всё, чтобы достать ключи. Абсолютно всё.

Тем не менее, даже со своими маленькими детьми мама и папа были странно скрытными. Они оглядывались назад, почти всегда, держались в стороне от подвалов и странных шкафов, даже опасались открывать ящик или сумку.

Только сейчас Эми пришло это в голову, а что если они скрывали в сумках гранаты с чёрного рынка, отрубленные головы, уран-235, вирус Эбола или останки Вольфганга Амадея Моцарта? В конце концов они были "Нудельманами".

Она поёжилась, словно увидела что-то отвратительное. У неё и так было мало воспоминаний о родителях, даже крошечные записки удавалось найти с трудом. А теперь, они узнали, что они были Мадригалами, теперь, казалось, в каждом слове скрывалось зло. И что же теперь делать?

Один из туристов отвлёк ей от раздумий.

- Извини, дорогая, но это не твой младший брат? И почему на нём наручники?

В воротах стоял сердитый на вид мужчина в военной форме с Дэном в наручниках.

Эми бросилась вперёд.

- Что вы сделали с моим братом?

Охранник заговорил.

- Ты отвечаешь за мальчика? Ты сама ребёнок.

- Мы просто хотели прогуляться после полёта по площади Тяньаньмэнь, – объяснила Эми, – Дэн, что случилось?

Дэн незаметно подмигнул ей и пожал плечами.

- Я не мог найти тебя и взобрался на какой-то храм, чтобы получше всё увидеть. А этот парень в форме поймал меня.

Охранник покраснел и отстегнул наручники.

- Ты уйдёшь и никогда не возвратишься.

- Конечно, – легко согласился Дэн, когда их выпроводили за Врата Небесного Спокойствия, они прошли по мосту через ров, – Теперь у нас запрет на посещение Запретного города. Ну, то есть я считаю, что если мне запрещают, то и тебе запрещают.

- Очень смешно, – зашипела Эми.

Они пересекли бульвар на пощади Тяньаньмэнь. Она вздрогнула. Огромная площадь была просто набита людьми. Эми не любила толпу, а сейчас она находилась в самом густонаселенном городе на планете.

- Теперь мы не можем вернуться назад…

- А зачем? – спросил Дэн, достав сложенный шёлк из-за пазухи, – Подержи за края и прочитай, что там написано, только я его немного подпортил чихом. Мистер Счастье думал, что это мой носовой платок, – он протянул его ей.

Эми чуть не уронила шёлк.

- Ты оставил сопли на ключе?

Дэн разозлился.

- Так ты хочешь посмотреть или нет?

Сморщившись, Эми развернула грязный шёлк, осторожнее, чтобы никто из прохожих на оживлённой площади не заметил надпись. В ярком свете на бледном золотом шёлке виднелся узор из бабочек.

«Герб Люциан + герб Янусов + герб Томасов + герб Екатерины = герб Кэхиллов».

Затем шли китайские иероглифы.

- Люциане плюс Янусы плюс Томасы полюс Екатерины равно Кэхиллы, – прочитала вслух Эми, – Что это значит? То есть сложишь все ветви, получишь семью?

- Да, только нечто большее, – рассуждал Дэн, – Это как колоды карт: черви, пики, бубны и трефы, а получаешь колоду карт.

- А это что? – спросила Эми, проводя взглядом по линии вокруг герба Люциан, – Такого символа нет ни у одной ветви, в том числе и у Кэхилл.

Дэн нахмурился.

- Хотелось бы перевести эту часть письма.

- Дядя Алистер знает китайский, – размышляла Эми.

- Ни в коем случае! – воскликнул Дэн, – Я никогда не поверю этому парню снова! Мы знаем, что он был в ночь, когда мама и папа погибли в пожаре, устроенный Изабель!

Эми тщательно подбирала слова.

- Ты знаешь, Дэн, что я думаю о том же самом.

Дэн встревожился.

- Я не люблю это выражение твоего лица. Оно означает, что мы пойдём изучать Моцарта или Говарда Картера или другого скучного парня.

- Посерьёзней, Дэн, – мягко упрекнула она, – нам во всяком случае придётся с этим столкнуться, – она сделала глубокий вдох, – Мама и папа были Мадригалами. А тебе не приходило в голову, что именно они это сделали?

Дэн смотрел на неё с широко раскрытыми глазами.

- Та ведь не думаешь, что они помогли Изабель сжечь дом?!

- Конечно нет. но кто знает этих странных Мадригалов? Даже в других командах есть плохие парни. А что если наши мама и папа были такими же? Тебе это не приходило в голову?

Дэн смотрел на неё в ужасе.

- То есть ты говоришь, что их убили, потому что они были злыми?

- Не совсем так, но…

- Ты! Ты именно так и говоришь! – Дэн покраснел, – Эта охота за ключами совсем уже превратила твои мозги в шинкованную капусту! Как ты можешь так говорить о наших родителях?! Как ты можешь?!

- Ты думаешь, мне легко? – взорвалась Эми, – тебе было четыре года, когда они погибли. Ты не помнишь их.

- Как будто ты их помнишь! – ехидно сказал Дэн, – Даже четырёхлетний ребёнок не может забыть, как начальник пожарной говорит ему, что его родители никогда не возвратятся. Я закрываю глаза и вижу этого парня! У него усы и большое кольцо на пальце и он сказал Грейс, что медной скульптуре был жучок.

- Жучок?

- Именно так он и сказал! – настаивал Дэн, – Ты не представляешь как глубоко эта фраза застряла в голове!

- А ты помнишь о жучке? – пыталась защититься Эми.

- Нет, я только услышал слова. Жучок, должно быть, сожжен в огне.

- Так как начальник пожарной мог знать об этом?

Дэн уставился на неё.

- Спроси его!

- Разве ты не понимаешь? – спросила Эми, – он говорил не о жучке, а о подслушивающем устройстве. Наш дом прослушивался Изабель.

- Ну и что? – сказала Дэн, – Она всё равно сожгла это место с двумя людьми! Она больная! Она оставила детей сиротами!

- Мы не можем полагаться только на наши воспоминания, Дэн, – сказала Эми сдавленным голосом, – Если жучок и в самом деле подслушивающее устройство, то есть фактически в доме были не только мы, но это только путает. Неужели мы действительно не знали маму и папу? Они знали о 39 ключах лучше всего. А мы даже понятия об этом не имели. Они были Мадригалами, и сегодня мы даже не понимаем, насколько это плохо. Лицо, Дэн. Мы никогда не видели их настоящего лица.

Дэн был так зол, что от его лица прямо-таки шёл жар.

- Говори за себя, я знаю их очень хорошо! Я знаю, что они были великими людьми! И я знаю, что они просто не заслужили умереть такими молодыми людьми! Я знаю, что они не заслуживают того, что о них говорит их собственная дочь, пытающаяся совсем уничтожить память о них!

- В Африке мы узнали, что в этой памяти также была биография убийц. Там, где-то внизу люди будут освобождены, когда узнают, что они мертвы, и…и…– её голос дрогнул.

Он поднял высоко подбородок.

- И что?

- А может быть, мы такие же, – выпалила Эми.

В этот момент, Дэн Кэхилл подумал, что сейчас просто взорвётся. В этот момент он, казалось, готов ударить её, но он не мог даже крикнуть на неё. Всё, что он мог сделать это убежать.

- Вернись! – крикнула она с тревогой.

Наконец, он всё смог произнести слова, которые он никогда не мог заставить себя сказать своей сестре.

- Я тебя ненавижу!

Он врезался в туристов с камерами, и не обращая внимания на них продолжал идти. Всё больше увеличивая расстояние между ним и Эми. Он услышал её голос совсем приглушённым.

- Не потеряйся! Нелли будет здесь через двадцать минут!

 «Забыл!» закипел он. «Почему Эми не погибла? Миру стало бы намного легче. Если бы она всё время торчала с Кэхиллами, то стала бы точно такой же как и они. Она была бы, извините, с кучей разногласий, собирающейся захватить весь мир. А теперь, Эми стала ещё хуже чем они. Как она может такое говорить? У меня и так мало от родителей, фотография и воспоминания. Поцелуй, прикосновение, смех. Эми всё запятнала. И для чего? Ради охоты за ключами! Я должен выйти из игры, прежде, чем она сделает меня таким же! Я ушёл!»

Решение было коротким, но всё-таки тяжёлым. Он и его сестра чуть не умерли, ради этого конкурса. Они отказались от двух миллионов долларов, чтобы быть его частью.

«Это шанс сформировать новую человеческую историю. Стать самым мощным Кэхиллом всех времён! Кэхиллы пфф! Уже достаточно Кэхиллов за тысячу веков. Я хочу, чтобы меня звали Финкельштейн! Я выхожу из игры! И что я буду делать дальше? Может ли парень просто так отделиться от семьи Кэхилл?»

Оставить охоту за ключами легко. Просто прекратить поиски. Но он всегда будет Кэхиллом. И семья это знает. Изабель Кабра знает. И он никогда не останется в безопасности от сумасшедших родственников.

Он наткнулся на экскурсионных детей. Мимо шагали деловые люди с чемоданчиками, туристы, патрули полиции и армии. Болтовня, разговоры слышались повсюду, в большинстве случаев разговаривали по телефону. Впервые со времени прибытия в Китае, он не пожалел, что находится в центре оживлённой, густонаселённой стране на земле.

«План. А он нужен. Каковы были мои планы, после поисков 39 ключей? Я вернусь к своей обычной жизни, до того как узнал о конкурсе на похоронах Грейс. И что дальше? Тёте Беатрис? Не вариант. Посольство США? Всё равно это приведёт к тёте Беатрис. Эми? Я никогда не прощу её!»

Он повернулся, пытаясь разглядеть её, но прямо перед ним проводилась свадьба прямо на площади. Вместо того, чтобы арендовать лимузин, жених ехал в старомодном Седане с нарисованными раздвижными дверями.

А что делает ребёнок, здесь, в чуждом месте за десять тысяч миль от Бостона? Он был дезориентирован. И он был вынужден это признать, что лучший способ путешествовать по Пекину – найти взрослого, который проведёт тебя через толпу по площади Тяньаньмэнь.

Прямо перед ним остановилась машина так, что Дэн мог разглядеть собственное отражение в тонированном стекле. Он с удивлением смотрел, как дверь открылась.

Всё произошло так быстро, что Дэн даже не смог среагировать. Оттуда высунулись две руки, затащили его внутрь, и захлопнул дверь. Дэн попытался запротестовать.

- Эй! – отчаянно завопил Дэн, но его схватили. Он старался вырваться, – Выпустите меня!

Никто не обращал на его крики внимания. Набирая скорость, автомобиль тряхнуло вместе с пассажирами. Вокруг сигналили транспортные средства. Они выкатились га площади и двигались по улицам города.

Дэн прижался спиной к стенке купе и пытался пнуть похитителей. Но они устояли.

Внезапно, боль как от ножа пронзила верхнюю часть тела. Он боролся, но становилось всё труднее. Даже борьба не замедлила автомобиль.

Впервые, Дэн по-настоящему испугался.

«Меня похитили!»

Глава 6

Минуту назад он был так зол на Эми, но сейчас он сильно пожалел об этом. За мгновение ока весь мир перевернулся.

Он возобновил борьбу, стал стучать и кричать. Он должен был это сделать, должен был привлечь чьё-нибудь внимание, пусть даже полиции.

Через десять минут он устал настолько, изливаясь потом, что почти не заметил, как автомобиль остановился. Дэн придумал новый план. Но в этот момент дверь открылась и кто-то ударил его по голове. какой-то парень вынес его из машины. Он напрягся, готовый к действиям. Его нога свободно болталась в воздухе.

Ещё один удар. Он оказался в грузовом отсеке фургона. Дверь захлопнулась и шины завизжали, сжигая резину.

В ярости, Дэн смог встать на колени, бросив взгляд на похитителей.

- Это ты загрязняешь воздух в Пекине? – принюхалась Натали Кабра.

Дэн глубоко задышал. Оливковая кожа Натали была темнее, чем у её матери, но такие же точеные черты – классическая красота с беспощадными проницательными глазами. Как и у Изабель, глаза убийцы.

Натали и её старший брат Иан, смотрели свысока на него в грузовом отсеке фургона. Дэн тревожно оглянулся. По крайней мере Изабель здесь не было. Единственный пассажир кроме самого Дэна здесь был огромный мужчина, видимо Кабра наняли «головорезов».

Дэн не собирался сдаваться родственникам, чтобы Люциане смогли удовлетвориться зная, что он напуган.

- А почему сегодня не лимузин? – усмехнулся он, – Кредитные карточки в Африке потратили?

Иан обратился к водителю.

- Останови на секунду.

Мужчина ударил по тормозам, и фургон резко остановился, а Дэн, не удержав равновесия, отлетел. Он встал, губли отекли.

- Алистер всё же был прав, – застонал Дэн, – Вы и правда в Китае.

- Мы везде, – промурлыкала Натали, – И будь уверен, мы всегда на несколько шагов впереди двух сирот и причудливой няни.

- Компаньонки, – автоматически исправил Дэн.

- Да, мы в Китае, – неторопливо продолжил Иан, – И вы тоже. Теперь объйсни мне, что ты делал в храме Запретного города.

- Не понимаю, о чём вы говорите, – упорно пробормотал Дэн.

Иан кивнул.

- Я думаю, всё же тебе лучше сказать. Иначе мистер Чэнь поможет тебе вспомнить.

С улыбкой человека, который любит свою работу, неуклюжий протянул руку, схватил Дэна за шиворот и поднял в воздух.

- Ладно, ладно! – сдался Дэн.

Какой смысл в избиении? Шёлк был у Эми, он в безопасности от этих хищников. Кроме того, Дэн вышел из конкурса. Он не хочет видеть ни какой-либо ключ в своей жизни.

- Да, я ворвался в храм, потому что нашёл герб Янусов на стене.

- И что ты узнал? – вкрадчиво спросила Натали своим бархатным голоском, но выражение лица оставалось Безжалостным.

- Сверчки, – ответил Дэн, – около сорока миллиона злых сверчков, как вы двое.

- Что-нибудь ещё? – потребовал Иан, жестом указывая мистеру Чэнь.

Человек выкрутил руки Дэна так, что он почти не чувствовал их. такой боли Дэн никогда не испытывал. Это была сокрушительная агония, стирающая все мысли, кроме одной: остановить её.

Тем не менее он держался. Если они узнают о шёлке будут преследовать Эми…

Каким бы злым он ни был на неё, он никогда не предаст её.

- Скажи нам правду! – приказал Иан, его обычное спокойствие начало колебаться.

- Успокойся, – сказала Натали, – Мистер Чэнь лучший детектор лжи.

- Что ты знаешь о Холтах? – продолжил Иан.

Дэн не видел вреда от своего ответа.

- Дядя Алистер беспокоится за них. Он говорит, что они знают, как найти ключ.

- Как? – взорвался Иан.

Его сестра была спокойной как удав.

- Если бы он знал, то бы сказал, он ничего не знает.

- Весело, – пробормотал Иан, – Это будет смешно, проиграть этим гориллам! Ты можешь их представить их у власти целым миром?

Натали вздохнула, соглашаясь.

Мистер Чэнь поднёс платок пропитанный хлороформом к носу и рту Дэна. Дэн затаил дыхание, готовясь начать борьбу, но резкий химический запах, где-то между запахом антисептической больницей и спиртом, ворвался в ноздри. Всё потемнело, изображение фургона исчезало.

- Спокойной ночи, – прошептала Натали.

Последней мыслью перед падением в черноту было то, что голос у неё был похож на голос её матери.

***

Довольный Саладин жевал пельмени с креветками, когда Нелли несла его через площадь Тяньаньмэнь к назначенному месту встречи – перед Вратами Небесного Спокойствия. Она заметила Эми и двинулась прямо к ней.

- Я нашла хороший отель прямо на главной улице. Конечно не люкс, но шеф-повар в том ресторане очень симпатичный, он делает превосходный суп из курицы, – она оглянулась, – А где Дэн?

Лицо Эми стало в миг трагичным.

- Ушёл.

- Что ты имеешь в виду "ушёл"? Куда?

Эми пожала плечами.

- Мы с ним поссорились, и он ушёл.

Нелли вздохнула, терпимо.

- Спаси меня Господи от этих Кэхиллов. мало того, что вы воюете со всей семьёй, но ещё и ты ссоришься со своим братом.

- К сожалению, – пробормотала Эми.

Она должна была быть помягче с Дэном. Но сейчас, размышления ничего не изменят. Но из-за них она чувствовала себя менее одинокой.

Зачем она говорила это? Чувство мамы и папы слишком личные, слишком болезненные. За исключением нескольких пыльных воспоминаний, что Артур и Хоуп хорошие. Она потеряла и это…

Неудивительно, что Дэн не смог стерпеть это.

Те слова снова раздались в голове. она предложила порадоваться, что их родители умерли. Сурово. Правда или нет, но она сказала очень жестокую вещь. Мадригалы жестоки.

«Это моя вина. Я прогнала его».

Она с трудом сглотнула.

- Она ведь не мог уйти далеко?

- Давай поищем на площади, – решила Нелли.

Они искали целых два часа. Дэна нигде не было.

- Я убью его! – погрозила в воздух Эми, – Он делает это нарочно, чтобы свести меня с ума!

Лицо Нелли побелело, когда она внимательно осмотрела всю толпу.

- А где он может быть?

- Мурр, – многозначительно предложил Саладин.

Компаньонка взглянула на кота с досадой.

- Как ты можешь думать о еде в такое время? Дэна нет.

- Никогда не стоит недооценивать способности Дэна, исчезнуть в его духе, – вставила Эми.

Нелли стала серьёзной.

- Я так не думаю. Он среди китайцев без денег, без одежды, без места для сна, даже без своего любимого ноутбука, он его очень любит. Я признаюсь, я боюсь за него.

- У животных хорошее обоняние, – предложила Эми, – Может быть Саладин – ищейка.

Она сняла ремень с джинсов, проделала петлю и привязала к ошейнику, имитируя поводок. Потом она взяла шёлк, который был под рубашкой Дэна и сунула под нос коту.

- Давай, Саладин. Найди Дэна.

Нелли поставила Саладина на тротуар, Египетский мау рванул через площадь. Он двигался так быстро, что девочки еле за ним поспевали.

- Хороший мальчик! – воскликнула Эми, – Иди на запах.

компания привлекла много любопытных взглядов. Не каждый день увидишь кота на поводке, и стремглав за ним бегущих двух девчонок. Втроём, она оставили площадь Тяньаньмэнь и направились на восток на Dong Chang'an Jie. Именно там она поняли, куда так рвался Саладин. Он бежал прямо по тротуару к лавочке с пельменями. Там, он занял место в очереди за человеком, ожидая своей очереди.

Нелли неодобрительно закудахтала.

- Для кота ты слишком большая свинья.

- Мурр!

Наконец, Эми смогла отойти от креветочного раздражения и увидела картину целиком.

С Дэном что-то случилось.

Глава 7 

Первой мыслью было о ужасных головной боли. Неизвестно почему, правый глаз пульсировал. Вся комната, казалось, кружилась в такт боли…погодите! Она и вправду движется. Что это за шум? Почему кровать движется?

Он лежал на конвейере на каком-то заводе в сорока футов над землёй.

«Что…?»

Он вспомнил всё: похищение, допрос, хлороформ и Кабра. Должно быть, они бросили его в одной из фабрик Китая, оторванный от всего мира! Он быстро просчитал все ходы.

Перед ним лежали большие листы разноцветной пластмассы. В десяти стояла гигантская машина, и он приближался к ней. Чем ближе он подъезжал к ней, тем больше шума создавала машина. Пока тряска не начала грозить выпадению зубов.

Всю сонность как рукой сняло.

«Нужно выбираться отсюда, и побыстрее!»

Но кричать о помощи не было никакого смысла. Никто не услышит его. Он должен найти способ сойти с конвейера!

Он вскочил и побежал в обратном направление на конвейере от машины. Каждый раз, он пробегал по листу пластика, стараясь не упасть. Не было никакого способа уйти от машины, но он, в отчаянии, пытался это сделать. Он бежал, чтобы не стать кашей в зубьях конвейера.

«Нет, я даже хочу оказаться внутри этой машины»

Но он сразу же заколебался. Эта мысль настолько его поразила, что он почти мгновенно нашёл в себе силы, чтобы ускориться. Запах жжёной резины шёл с другой стороны, и он уже начал порядочно уставать. Его окружал дым, машина не была рассчитана на автоматическую спринклерную систему.

Через минуту, конвейер начал раздавать странные звуки, пока машине совсем не остановилась.

Крик радости застрял у Дэна в горле. Десятки рабочих вышли от своих рабочих мест.

Теперь, когда лента остановилась, он увидел, что единственным путём отсюда, была, чуть поодаль машины, лестница, ведущая вниз. Он рванулся к ней. Он вскочил и схватился за ступеньку, припаянную к стене.

Стена походила на каменную стену на задней части обширного центра штата Массачусетс – главное найти правильный поручень и опору.

Когда он спрыгнул на пол, то чуть не споткнулся о поддон с готовой продукцией завода – палочками с леденцами. Всё это оборудование, все эти рабочие, весь этот гигантский комплекс ради леденцов. Замечательно.

Он выбрал один, но прежде чем засунуть на язык, рассмотрел рисунок на леденце. Леденец был сделан в форме лица ни кого иного, как Йоны Уизарда – его двоюродного брата. Звезда реалити-шоу и магнат хип-хопа, а также соперник в охоте за ключами.

Ухмыляющееся лицо Йоны обычно появлялось на всех плакатах, журналах и на фигурках. А теперь ещё и на леденцах! От этого парня просто некуда деться. Он нажал на маленькую кнопку на базе. Конфеты закрутились, и жестяным голосом, Йона Уизард объявил:

- Что здесь происходит?

Эти слова немного сбили с толка Дэна. Очень взволнованный, мастер схватил его за руку. Через несколько секунд её окружила небольшая армия разгневанных рабочих завода, все они что-то кричали по-китайски.

Дэн взял леденец и попытался выглядеть проходящим туристом.

- Ммм…мой любимый. Виноград.

Мастер перешёл на английский с сильным акцентом.

- Что ты делаешь, мальчик? Ты нарушаешь правила!

- У вас там наверху конвейер не работает, – сообщил Дэн, – ленту заклинило. Но ведь такое бывает, верно?

- Такого никогда не было! – прогремел мастер, – Ты испортил самый лучший наш конвейер в день приезда очень важного посетителя!

- Так, что здесь происходит? – повторил громовым голосом Йона Уизард.

Дэн посмотрел на свой леденец в руке. Мгновенно разъярённая толпа растаяла и подошла к новичку.

Дэн вытаращил глаза. Это был настоящий Йона Уизард, именно с его лица делали эти все леденцы. Неудивительно, что Кабра бросили его здесь. Они бросили не только Дэна, но и Йону. Он вспомнил слова Натали: «Мы везде…».

Глаза звезды хип-хопа расширились, когда он заметил Дэна. пол шага позади Йона шёл его отец и отправлял всем письма по электронной почте по своему БлэкБерри.

- Мистер Уизард! – воскликнул мастер, – Тысячу извинений, но этот мальчишка сломал конвейер.

- Ёу, человек, – Йоне как-то удавалось наполнить свой уличный жаргон народной простотой. Он первый даун в мире хип-хопа, – Этот малыш наш двоюродный брат. Я сказал ему, встретить нас здесь. Это моя вина.

Глаза Дэна сузились. В последний раз он и Эми видели Йону, когда он высадил их на крокодилолэнде. На острове посреди Нила.

- А где твоя сестра и няня? – спросил Йона.

- Компаньонка, – поправил Дэн, – Мы разделились.

Йона пожал плечами.

- Хорошо. Китайское телевидение дало нам лимузин в пользование в город. Наш водитель отвезёт тебя обратно в отель, – он заметил тревожный румянец на щеках Дэна, – Понимаю. Ты потерялся и не знаешь, где их найти.

- Я смогу сам позаботиться о себе.

- Возможно, – согласился Йона, – Но зачем тебе это? Мы семья. Ты и я.

- А как ты провёл время в Египте? – язвительно спросил Дэн.

Звезда робко глянула на него.

- Я сожалею по этому поводу. Это было совсем не здорово, но я, серьёзно, не пытался вас убить. Я хотел только потянуть время.

- Но больше походило, что ты хотел нас превратить в фарш с помощью крокодила.

- Не правда. Я знал, что ты и твоя сестра справитесь с несколькими крокодилами, – Йона увидел тревожно лицо Дэна и повернулся к отцу, – Пап, наши люди имеют доступ ко всем отелям, посмотри, могут ли они отследить Эми Кэхилл и…и…

- Нелли Гомес, – вставил Дэн.

- Не важно. Потому что, – успокоил Йона, – Мы найдём их. Ты можешь пока побыть в нашей компании.

Дэн задумался. Он сомневался, что Эми и Нелли по-прежнему на площади Тяньаньмэнь, и он понятия не имел, где они остановились.

«А мистер Уизард имеет больше шансов найти их, чем я…»

К тому времени, рабочие чинили конвейерную ленту. Дэн решил, что побудет пока с Йоной, тем более, что у него есть леденцы.

После того, как они покинули завод, они сели в Хаммер Йоны и отправились в гигантский торговый центр Lufthansa.

Когда сотрудники увидели международную звезду реалити-шоу у себя, магазин сразу же закрылся и превратился в раздачу автографов. Клиенты и сотрудники выстраивались в очередь и с дрожащими руками вставали вместе с Йоной, чтобы сфотографироваться. Некоторые даже пытались повторить его реп.

В конце концов, Йона махнул рукой и поблагодарил.

- Спасибо! Спасибо за вашу любовь. Но сейчас, мне нужны джинсы. Китайские. И ещё рубашки. Покажите мне свою безумную любовь к моде, – Дэн повернулся к Дэну, – Какой у тебя размер?

Дэн поражённо посмотрел на него.

- Я не могу позволить себе купить что-нибудь в таком месте!

- Я помогу, – заверил его Йона.

Дэн колебался.

- Это, что подкуп? Я не смогу вернуть тебе деньги, – осторожно сказал он.

- Ничего страшного. Позволь мне компенсировать моральный ущерб с крокодилами. И когда мы увидим твою сестру, поговорим и с ней.

Когда они вышли из центра с покупками, на Дэне были новенькие дизайнерские джинсы, которые стоят больше, чем плазменный телевизор, ботинки с автографом баскетболиста Яо Мин и футболка с ограниченным тиражом, продавец настаивал, что там написано «рок-н-ролл» на китайском яхыке.

Когда они вышли и подошли к Хаммеру, молодые девушки попросили у Дэна автограф. Ему стало немного стыдно за это приятное чувство.

Йона улыбнулся, как гордый родитель.

- Привыкай, – сказал он, когда они уже сели в машину, – Мы сделаем из тебя рок-звезду за кротчайшие сроки.

Дэн повернулся к отцу Йоны.

- Так как продвигаются поиски Эми и Нелли?

- Их нет в крупных гостиницах, – сообщил Бродерик Уизард, – Но не волнуйся. Есть куча небольших гостиниц и гостевых домов в районах Пекина. Мы найдём их.

Дэн смотрел из окна Хаммера. Темнело. Он думал, что Эми делала прямо сейчас. Она беспокоилась о нём? Или она считала, что это просто очередная выходка, и он бродит где-то недалеко?

«Она вероятно, сходит с ума. Я чуть не ударил её на площади Тяньаньмэнь…может быть, мне не стоит волноваться».

А как насчёт Нелли? Конечно, она только няня, но оставить её бродить в одиночку, по китайскому мегаполису было несправедливо.

***

Они никогда не выходили на обед, поэтому Уизарды наняли шеф-повара из ресторана. Затем, оплатили просмотр фильмов в частном домашнем кинотеатре, и Йона рисовал автографии на куче своих же фотографий.

Дэн представил много экзотических детей, разбросанных по всему миру, получавших письмо от своего героя.

- Это здорово, что ты отвечаешь на каждое письмо.

Йона заскромничал.

- раньше, когда мои концерты длились не более чем восемь минут, моё шоу было плоховатым. Папарацци худшие, и никто не хочет взять мою фотографию. У тебя есть только одно дело – быть чьим-нибудь фанатом. Если твой кумир даст тебе фотографию, её легко можно отнять, – он бросил игровой контроллер в руки Дэна, – Перерыв. Ты играешь?

- Конечно! – вызвался Дэн.

Он обожал видеоигры ещё до похорон Грейс.

Много раненых солдат, убитые драконы, испорченные космические корабли, разрушенные полицейские машины. Дэн и Йона сгорбились над своими контроллерами.

Всю эту ночь они провели играя.

Странно, но Дэн практически был противоположностью Йоны. Йона был богат, а Дэн без гроша в кармане. Йона известен по всему миру, а Дэна никто не знал. У Йоны были влиятельные и любящие его родители, Дэн был сиротой. У Йоны был клёвый телевизор, звукозаписывающая компания и знакомые из ветви Янусов. А Дэн? У Дэна ничего подобного не было.

И всё же видеоигры с Йоной немного привели его в тонус, отвлекли от охоты за ключами.

- Похоже, ты спишь с нами сегодня, – сказал Йона, – Мы найдём твою сестру завтра.

Дэн глухо кашлянул.

- А твой папа ищет?

- До сих пор, – признался Йона, – Здесь все клавиатуры и компьютеры настроены на китайские иероглифы. Трудно найти по ним Кэхилл и Гомес.

- Но мы можем отправить им сообщение, – предложил Дэн с надеждой, – Они могут потом перезвонить на телефон или что-нибудь ещё.

- Уже сделано, – кивнул Йона, – Если твоя сестра ищет тебя, то она будет знать, что ты будешь разыскивать её.

Дэн посмотрел на него с удивлением.

- Ты думаешь она ищет меня?

- Конечно она ищет тебя! Это же логично! И та это знаешь, – знаменитые глаза внимательно взглянули на Дэна, – Не волнуйся! – Йона позвал отца, – Принесите сюда ещё одну кровать. Любой. Я хочу спать на отдельной кровати, понял?

Позднее, Дэн лежал на шелковых простынях, вдыхая запах мяты, шедший от подушки. Одно слово, и такое огромное значение: пятизвездочный.

В отеле стоял дизайнерский шестидесятидюймовый плазменный экран. Он стоит небось целое состояние, Йона не сильно переживает за деньги. Но ему чего-то не хватало.

Ему не хватало мирного сопения Эми. Даже очень большой сенсорный экран, по которому шёл чемпионат мира, не мог сравниться с этим. Тихо, едва слышно мимо пронеслась полицейская сирена.

«Эми…с ней всё в порядке? Меня похитили, и я поставил её под угрозу…».

Похищение Дэна, устроенное Иана и Натали Кабра было не таким уж и плохим, но что если Эми встретит их мать? Изабель – убийца…

«Не будь ребёнком! Всё хорошо. Ты слышал Йону, они найдёт Эми завтра».

Дэну пришло в голову, что Кабра использовали груду наёмных мышц, чтобы похитить его. А что если Уизард сделал то же самое?

«Но если это так, то почему меня заселили в отдельную комнату?»

Он встал, открыл дверь и переглянулся в обе стороны длинного зала. Нет, Бродерик Уизард печатал что-то на своём БлэкБерри. И сотрудников звукозаписывающей студии также не было. Он мог уйти, но ему было просто не куда.

«Неужели Йона действительно так сожалеет об этих крокодилов и пытается загладить свою вину?»

«Не доверяйте никому» пронесся в голове голос Уильяма Макентайера, адвоката Грейс. Но Йона не делал ему ничего, кроме добрых дел сегодня. И в последний раз когда он видел Дэна и Эми он бомбардировал их ненавистными обвинениями в адрес их родителей. Если он кому-то и не доверял, то это ей.

Он знал, что она была рада избавиться от него. Она, вероятно, не сильно переживала, когда он повернулся к ней спиной на площади Тяньаньмэнь и вышел из её жизни.

Глава 8

 Эми не могла спать.

Беспокойство смешанное со сменой часовых поясов, прямо таки взрывалось в её голове. она смотрела на часы через каждые пять минут на протяжение всей длинной ночи. Глаза за десять минут стали красными.

В другой кровати, Нелли спала, свернувшись, бормоча себе под нос через неравные промежутки времени. Даже Саладин спал неспокойно, утром он выкашлянул три шерстяных комка.

Впервые за пять лет Эми так поздно уснула. Ей снились ночные кошмары, как будто её брат ходит по пустынной мрачной площади Тяньаньмэнь. Он пытается найти её.

Где она?

Она в безопасности в постели.

Во всём виновата она. Почему она начала говорить Дэну о своих глубоких опасениях? По поводу мамы и папы? Для одиннадцатилетнего братишки это слишком много. Она не была уверена об этом сама на 100%.

Сквозь сон она услышала шёпот Нелли.

- …в России они ушли вперёд меня. Это совершенно другое. Дэн знал, что мы были на площади, ожидая его, и он не вернулся…

Эми села.

- С кем ты говоришь?

Поражённая, Нелли сбросила трубку телефона.

- С твоим дядей Алистером, – быстро сказала она, – я ему позвонила.

Эми нахмурилась.

- Не обижайся, но это не твой выбор. Мы не хотим иметь ничего общего с Алистером. Он был в ту ночь, когда родителей убили.

Нелли упрямилась.

- Это было тогда, а сейчас – сейчас. Вы отвечаете за ключи. Но когда пропадает один из детей, наступает время Нелли. Ты говоришь по-китайски? Вот и я нет. Нам нужен кто-то, кто может распространить по городу о потерянном американском мальчике.

Эми покорно кивнула.

- Позвони ему снова. Спасибо, Нелли.

Они договорились встретиться у отеля Империал в пол первого. Они выскользнули за дверь, оставив Саладина спать на подушке. Крошечное сомнение зашевелилось в мозге Эми. Если Нелли разговаривала с Алистером по телефону, то как она узнала его номер?

- Эми. Нелли.

Алистер Оу галантно сидел возле стола на кресле, затем, встал. Возможно он и был предателем, как и все Кэхиллы, за то у него были безукоризненные манеры.

- Я взял на себя смелость заказать завтрак. Пожалуйста, берите.

Эми и Нелли с жадность накинулись на еду. В шуме исчезновение Дэна, они пропустили ужин.

- Эми, ты, должно быть, взбешена, – покачал головой Алистер со смесью сочувствия и беспокойства, – Дэн потерялся в Пекине. Каждого из нас, кто любит, это бы расстроило.

Губы Эми с трудом изобразили подобие улыбки.

- А как вы любили нас, когда подделали собственную смерть в Корее?

Дядя Алистер не извинился.

- Мы Кэхиллы, нам сужено служить нашим господам…нашему человечеству и 39 ключей.

- А если мы не найдём ключа? – веско предположила Нелли.

- Я всё равно небезразличен к Дэну, – заверил он, – Где вы в последний раз видели его?

- На площади Тяньаньмэнь, – ответила Эми, набивая рот едой, – Рядом с Вратами Небесного Спокойствия. Мы поссорились и он убежал, далеко, и не вернулся.

Пожилой человек поражённо взглянул на неё.

- Но ты и твой брат так близки. Как вы можете ссориться?

Челюсть Эми упала.

- Когда ночью наши родители умерли в пожаре, устроенный Изабель, некоторые люди были там…например вы.

Дядя Алистер надолго закрыл глаза, обе девушки подумали, что он задремал. Но когда он открыл глаза, в его лице стояла какая-то неопределённая тяжесть.

- Если бы я мог путешествовать во времени, то я бы измели ту ситуацию, поверь мне, – сказал он, его голос бы хриплым от волнения. – Два человека умерли, оставив двух прекрасных детей сиротами. Какая ужасная катастрофа.

- Катастрофа?! – воскликнула Эми, – Вы говорите об этом, как будто это был несчастный случай! Изабель дотла сожгла наш дом!

Алистер поморщился, как будто обвинения доставляли ему физическую боль.

- Ты хочешь знать правду?

- Мне не нужна правда! – кипела Эми, – Она подожгла дом, из-за неё умерла Ирина! Она сделала то же самое семь лет назад!

Алистер трагически кивнул.

- Мы знали о жестокости Изабель. Я должен был предвидеть, что она способна на убийство. Возможно, именно поэтому я чувствовал особенную ответственность по отношению к тебе и твоему брату. И вот почему его исчезновение также волнует меня.

Эми не могла ничего сказать на эти слова. Она просто не могла вымолвить ни слова, всё что она могла, это молчать.

Нелли обняла её.

- Я знаю, что ты очень беспокоишься о родителях, Эми. Но сконцентрируйся на Дэне.

- Так что вам нужно от меня? – конкретно спросил Алистер.

Нелли вытащила стопку газет Пекина из большой сумки и бросила прямо на стол перед ним.

- Посмотрит их. Всё подозрительное: потерянный американский мальчик, молодой турист попал в беду, мальчика обнаружили спящим в метро. Просто проверьте все объявления по радио и по телевизору.

- А как насчёт посольства США? – предложил Алистер.

- Никакого посольства! – прохрипела Эми, – Пока. Иначе Дэна и меня отдадут социальным службам! Они проверят наши имена в компьютере, и мы вылетим из конкурса.

- Конкурса, – повторил он, осторожно, – Милое дитя, это ты слишком далеко от меня, чтобы использовать это ужасное слово, ты не знаешь всех секретов. Но я знаю, что вы много работали…

- Давайте короче, – прервала его сердито Нелли, – Вы думаете, что мы таки глупые? У нас пропал ребёнок, а вы пытаетесь выжать из нас информацию!

- Это нормально, – сказала Эми, – Дэн, наверно, сам решил найти ключ, а потом сказать его нам, – она открыла рюкзак, достала оттуда кусок шёлка из Запретного города и разложила его на столе.

Алистер с удивлением поддался вперёд.

- Где вы это нашли? В Императорском дворце?

Заговорила Нелли.

- Просто будьте благодарны, что мы показываем это. Так вы знаете, что это такое?

Алистер находился под впечатлением. Он указал на красную надпись в нижнем углу.

- Это без сомнения личная печать Пу И, последнего императора Китая.

- Так всё же это правда! – глубоко задышала Эми, – Один из династии Цин был Кэхиллом.

Алистер кивнул.

- Это известно среди азиатских корней нашей семьи. Всё началось с императора Цянь-Лун, взошедшего на трон в 1736 году. Его мать была Янусом, приехавшим в Маньчжурии.

- Но Пу И царствовал только в шесть лет, – размышляла Эми, – Значит он делал эту запись в шестилетнем возрасте.

- Хоть он и не был императором, – согласился Алистер, – но ему разрешено было находиться в Императорском дворце до восемнадцати лет. Как и его предки Цин, он увлекался искусством. Он знал о 39 ключах.

- А что это за "уравнение" символов Кэхилл? – спросила Эми, – Что вы о нём думаете?

- Но это же очевидно. Люциане, Янусы, Томасы и Екаты составляют всю нашу семью.

- Но если это так очевидно, то почему держится в большом секрете? – продолжила Эми.

Алистер боялся взглянуть ей прямо в глаза, вместо этого он сосредоточённо смотрел на китайское сообщение на шёлке.

- А это кажется стихотворение.

«То, что вы ищете, вы держите в руках,

Оставленный при рождении,

Там, где земля встречается с небом»

- Ну, это всё объясняет, – саркастически заметила Нелли, записывая перевод на салфетке.

- Это не стихотворение, – усмехнулась Эми, – Оно даже не рифмуется.

Алистер посмотрел на неё в недоумении.

- Конечно, ты ведь знаешь, Эми, что в поэзии часто используется свободный стих.

- Возможно, – ответила Эми дрожащим голосом, – я просто думала, что если бы Дэн был здесь, то он, наверное, сказал бы, что это означает.

Эти слова отрезвили всех.

Дядя Алистер сломал меланхолическую тишину.

- Про бизнес.

Он смотрел заголовки Пекина, а затем открыл газету на странице два. Очень известное лицо ухмылялось им.

- Йона Уизард! – воскликнула Эми, – Что этот балбес делает на страницах прессы?

Алистер осмотрел статью.

- Оказалось, то наш соперник Янус также находиться в Пекине. Он исполняет реп-концерт в Птичьем гнезде сегодня вечером.

- Это стадион для проведения Олимпиады, – вспомнила Нелли, – Как, даже с его талантами, можно заполнить весь зал? Стадион вместит 80000 людей.

- И мы идём на концерт, – объявила Эми.

Нелли нахмурилась.

- Дэн пропал, а ты собралась на хип-хоп концерт.

- Подумай, Нелли. Он не знает языка, у него нет денег, и он не может пойти в посольство, тем более, он не может нас найти. Он найдёт знакомое лицо Йоны, и скорее всего направиться к нему.

Алистер нахмурился.

- Это стремление найти Дэна кажется каким-то надуманным. Смысла идти туда, почти нет…

- Возможно, – согласилась Эми, – Но давайте начинать с малого.

Глава 9

 Из-за кулис, звуковая система Птичьего гнезда была сокрушительной. Барабаны били по барабанным перепонкам, как артиллерийские снаряды. Из-за ярких огней толпу, в восемьдесят одну тысячу людей, не было видно. От бешеного ора известный стадион мира чуть ли не взрывался.

Дэн никогда не ценил Йону как человека или знаменитость. Но парень точно знал, как работать на аудиторию, даже на ту, которая не знает английского. Он восклицал рифмами, как Зевс метает своими молниями.

Если немножко подумать, то если бы мегазвезде устроить личную встречу с каждым из этих восьмидесяти одной тысячи человек, то он бы раздавал каждому автограф целую вечность.

Дэн стоял за кулисами вместе с отцом Йоны и с его личными телохранителями и музыкальными журналистами. Он даже не удивлялся, что Йона не сильно заботиться о 39 ключах. Зачем нужно быть самым могущественным человеком в истории, если он и так знаменитый? У Йоны есть всё: деньги, слава, кричащие фанатки. Даже могущество семьи Кэхилл ничто по сравнению с этим. В нескольких метрах от него мистер Уизард отвечал на свой телефонный звонок на своём БлэкБерри.

Дэн смотрел с нетерпением.

- Вы узнали что-нибудь о моей сестре?! Вы нашли их отель?! – из-за дикого шума, ему пришлось чуть ли не орать ему в ухо.

- Нет, тебе не повезло! – крикнул в ответ отец Йоны, – Но произошла чрезвычайная ситуация! Фанаты прорвались через наружную дверь гримерки! Охрана говорит, что их сотни! Нужно вытаскивать Йону отсюда! Давай!

Он повёл Дэна и телохранителей через тяжёлую дверь, на которой висела табличка на нескольких языках «Не входить!». Теперь они шли по туннелю Птичьего гнезда, в это время по телевизору шли отрывки Олимпиады. Они шли по подземному бетонному туннелю, щурясь от резкого дневного света. Через несколько поворотов, они вышли в главный коридор и наткнулись на бедлам.

Пятьсот фанатов Йоны Уизарда. Они кричали, желая увидеть своего кумира. Они держали в руках плакаты с надписями на китайском и английском языках: «Женись на мне, Йона», «Я хочу быть твоей гангстером» и т.д. и т.п. Бесконечное пение. Жо-нах! Жо-нах! Жо-нах! Завывания могли сравниться с системой гигаватт звука на стадионе.

Бродерик и телохранители сформировали цепочку, отталкивая сумасшедших фанатов, Дэн присоединился к ним. В лицо ему сунула горсть китайских денег девочка, младше чем Дэн.

- Я должна встретиться с ним! Один поцелуй! – кричала она.

Её лицо было цвета незрелых помидоров, она даже покраснела от волнения.

Бумажный самолётик внезапно вылетел из середины толпы и врезался в лоб Дэна.Он развернул его, и в изумлении захихикал. На странице виднелся свежий розовый отпечаток губ, а также номер телефона.

В этот момент Эми, Нелли и охота за ключами, возможно, были за миллион миль от него.

***

Эми и Нелли были примерно в ста футах от него на краю бушующей толпы.

- Ты знаешь, это мне кое-что напомнило, – крикнула Нелли, продвигаясь вперёд в море людей, – концерт Green Day в 2005. Я подбежала к Билли Джо и получила автограф, правда на лбу. Я тогда не мылась целый месяц.

- Но как мы проберёмся к Йоне и спросим его о Дэне? – воскликнула Эми в отчаянии, – Мы не сможем пробраться через этих людей!

Вдруг голос Йоны эхом раздался по подземному туннелю Птичьего гнезда.

- Спокойной ночи, Пекин! Ты бомба! Зуб даю!

Стадион радостно завопил. В коридоре и так напряжённая атмосфера поднялась в сверхкритическую. Пение и аплодисменты прекратились, настало молчание. Пятьсот сумасшедших поклонников почти истратили всю энергию. Даже Йона, увидев эти бешеных фанатов, ни за что не пошёл к ним, боясь на жестокость их нападения.

- Давайте уберёмся отсюда, ёу! Эти люди психи!

Он развернулся и бросился к запасному выходу.

И Дэн совершил свою первую ошибку. Он отвернулся от толпы, чтобы посмотреть на Йону. Девочка с деньгами прыгнула ему на спину, зажимая руками его голову. Ослеплённый, он отшатнулся назад, и толпа рванула по этой "дыре" в линии телохранителей.

Толпа двинулась вперёд как огромная амёба. Нелли схватила Эми за руку и рванулась чрез толпу. Эми покорно следовала за ней, спотыкаясь об упавших фанатов, полностью положилась на свою компаньонку. Если бы Эми удосужилась посмотреть вниз, а не разыскивать Йону, то не наступила на своего брата, которого и хотела найти.

Нелли и Эми рванули вправо от Дэна в паническом бегстве.

- Быстрее! – закричала Эми.

Нелли остановилась, смотря на указатель.

Стадо гремело по коридору в раздевалку Йоны. Нелли быстро взглянула на аварийный выход.

-Ты думаешь, он покинул здание? – задыхалась Эми.

- Ты не получишь автограф Билли Джо Армстронга, если не будешь следовать своим инстинктам, – парировала Нелли, – Давай!

Они прорвались через дверь, и увидели лимузин Хаммер, припаркованный у обочины. Окна были опущены, через которые был виден Йона, пьющий воду из бутылки.

Телохранитель выскочил из передней части автомобиля, преграждая им путь. Но Йона сказал ему.

- Всё хорошо, Бруно. Эта моя кузина.

Эми не видела причин для светской беседы.

- Йона, ты слышал что-нибудь о Дэне?

- Дэн? Твой брат? – удивился Йона, – Почему ты думаешь, что он со мной?

Эти простые слова, словно ударили в грудь. Если бы Нелли не удержала её, то она бы рухнула на месте.

- Что-то не так? – спросил Йона с беспокойством.

Эми хотела ответить, но казалось, что в этот момент в мозгу и во рту произошло короткое замыкание. Она возлагала огромные надежды, что Дэн каким-то образом нашёл Йону. Как сумасшедший…скажем, игрок в карты, он поставил все свои сбережения, в уверенности, что выиграет! Но теперь он возвращается домой с пустыми руками…

Прошло уже двадцать четыре часа, как Дэн находился в пропавших без вести. И она совершенно не знала, где его искать.

- Мы потеряли Дэна, – объяснила Нелли Йоне, – Мы здесь не работаем, и поэтому у нас просто нет возможности связаться с ним. Мы подумали, что он придёт к тебе, увидев знакомого в газете.

Йона кивнул.

- Логично. Я буду держать глаза открытыми. Он может появиться.

- Спасибо, – поблагодарила Эми, сдерживая слёзы, – Я знаю, что ты не на нашей стороне, но Дэну всего одиннадцать. И он один в этой огромной стране, и тут есть…– Образ Изабель Кабра появился у неё в голове, – Плохие люди, некоторые вещи важнее победы.

- Ну, да…наверное, – глаза мегазвезды посмотрели на выход, – Могу ли я удалиться? Я не хочу здесь быть, когда сюда приедут полицейские.

Он сел внутрь лимузина и поехал. Эми и Нелли прошли через VIP ворота Птичьего гнезда, когда объект их поиска вышел из аварийного выхода вместе с отцом Йоны.

Если бы они задержались на пятнадцать секунд, то увидели бы Дэна.

***

Китайская сеть ТВ наняла хирурга, чтобы защить рассечение над бровью Дэна, где девочка, тыкая ему в лицо деньги, использовала их как лезвие.

Йона сокрушительно вздохнул.

- Прости. Это моя вина. Я не должен был тебя оставлять в середине этого безумия. Дэн осторожно коснулся шрама на лбу. Регулярно, здесь сидели люди, для оказания необходимой помощи, но чаще всего они смотрели на свои часы, в ожидании конца смены. Но когда главный врач узнал, что помощь понадобилась Уизардам, то он приехал в два часа утра. Он искусно, с опытом зашил разрез.

- Всё нормально, – сказал Дэн, – Спасибо за врача.

- Это меньшее, что я мог сделать. Послушай, мы не можем найти твою сестру, это последняя наша ночь в Пекине.

- Ты уходишь?

Что Дэн может делать без Эми и без Йоны? Может ли он проявить самостоятельность в огромном чужом городе?

Йона кивнул.

- Я уже знаю, куда мне нужно следовать. Я знаю, что ты можешь справиться сам, но как твой кузен, я просто не могу оставить тебя в Пекине в одиночку.

- Я должен найти Эми.

- Да, – согласился Йона, – Но посмотри. Мы оба знаем настоящую причину нашего пребывания в Китае, и это не имеет ничего общего с ТВ-шоу или концертным туром. Следующий ключ где-то здесь.

Дэн был в не настроении думать об этих 39 ключах.

- Ну и что?

- Значит, хоть мы и в разных командах, но твоя сестра тоже ищет ключ. Наши пути пересекутся в охоте за ключами.

Он прав. Может быть Дэн и вне конкурса, зато Эми горячо хочет найти ключи.

- Идём с нами, – продолжил Йона, – Вместе мы найдём ключ и твою сестру.

Холодное подозрение, змеёй извивалось внутри Дэна.

«Я ушёл, а Йона об этом не знает. По его словам я до сих пор конкурент».

А что если это ловушка? Просто план, чтобы разлучить внуков Грейс Кэхилл за океаны друг от друга? Нил с крокодилами всего лишь незначительное неудобство, по сравнению с потерей сестры.

Слова мистера Макентайера снова всплыли в голове. «Не доверяйте никому»

«Да, реально полезный совет: без Эми и без денег. Если я не доверюсь ему, то буду спать на улице!»

Вслух он сказал:

- Это очень рискованно. Если ты и Эми будете работать в разных направлениях, то в конечном итоге мы окажемся за тысячи километров друг от друга.

- Согласен, – серьёзно согласился Йона, – Я не собираюсь лгать и говорить, что такого не произойдёт. Но всё же больше шансов, что она правильно отследит ключ, чем в надежде, что ты столкнёшься с ней в городе с семнадцатью миллионами жителей.

- А что если она ищет меня здесь?

Звезда покачала головой.

- Тогда бы мы увидели её прежде, чем мой концерт закончился…у нас такая огромная машина, она бы её увидела.

Это имело смысла. Зачем тратить время на поиски Эми, если можно просто найти ключ?

«Она наверно ненавидит меня за то, что произошло на площади Тяньаньмэнь…

- Ты прав, Йона. Я остаюсь с вами, ребята. Что дальше?

- Изменение в планах, – ответила звезда, – Я бы запланировал тур к Великой Китайской стене, но придётся подождать. Извини, но я не могу сказать больше, это секретная информация Янусов. Однажды вы, ребята, узнаете свою ветвь и поймёте, что такое кодекс молчания.

- Я понимаю, – сказал Дэн, мрачно думая о секрете Мадригалов, – Но я не сказал тебе всё.

- В любом случае, мы собираемся в провинцию Хэнань, в храм, называемый Шаолинь. Слышал о нём?

Дэн недоверчиво прищурился.

- Ты имеешь в виду место, где было изобретено кунг-фу? Самые лучшие боевые навыки на свете!

- Янусы знают в этом толк, – продолжал Йона, – А ты знал, что мы знаем о боевых искусствах больше, чем о пастели и клавесинах?

- Это просто замечательно! – воскликнул Дэн, – Это далеко? Как туда добраться?

- Китайское телевидение выделило частный самолёт, которым мы можем воспользоваться. Раз ты летишь со мной, то летишь первым классом.

Глава 10

Алистер Оу рассеянно рисовал на тусклом чеке из ресторана, когда Эми и Нелли присоединились к нему.

- Прекрасная каллиграфия, – прокомментировала Нелли.

Поражённо, пожилой человек вскочил на ноги, трость с алмазами упала на полс громким стуком.

- Доброе утро! – он усадил их на диванчик старой моды.

- Что он сказал? – вяло спросила Эми.

- Прошу прощения?

Он заметила китайский иероглиф на бумажке, тщательно прорисованный, несмотря на то, что он использовал обычную шариковую ручку, а не кисть.

- А что значит это слово?

- Оно означает «очарование», – ответил он, немного неудобно, – Это неважно, Эми. Где твой брат?

- Мы не нашли его, – Эми старалась выглядеть свежо, хотя тёмные круги под глазами показывали всю глубину её беспокойства, – Я очень сильно боюсь за него. А что если он в руках Изабель Кабра?

Изабель была наихудшим наказанием.

- Успокойся, – Нелли приобняла её за плечи, – Паника Дэну не поможет.

- Изабель не проблема, – Алистер поднял копию газеты Пекина, показывая картинки Йоны в Птичьем гнезде, – Вот зачем я вызвал вас.

Нелли печально покачала головой.

- Старая новость, дядя А. Плохая музыка. Хороший бунт. А Дэна нет.

- Йона следит за ним, – добавила Эми, – Я знаю, что он враг, но он действительно заботиться о нём.

Алистер был под впечатлением.

- Позволь мне перевести, – он начал читать с середины статьи, – «…Полиция разогнала бунт фанатов, прежде чем кто-либо серьёзно пострадал. Но один из участников окружения Уизарда был мистер Дэниел К. Хилл, он лечился от незначительного пореза над левым глазом. Мистер Хилл молодой двоюродный брат суперзвезды, пострадал от нападения женщины в ночь…»

- Он жив! – взорвалась Эми, – Кто бы мог подумать, что он был с нами в то время?!

Мощный вздох облегчения Нелли поднял салфетку в воздух.

- Слава Богу ещё не всё потеряно, по крайней мере он с Йоной, – её лицо исказилось, – так этот урод хип-хопа соврал нам?! Я должна была понять, что он лжёт!

Алистер вяло закудахтал.

- Как мало наших кузенов Янусов изменяются в течение времени. В годы предшествующие Второй мировой войны, Пу И стал японской куклой, в обмен на возможность стать императором ещё раз. Так эе и Йона, он так одержим своими целями, что не видит все те страдания, которые причиняет.

- Или он понимает, но его это не волнует, – мрачно предложила компаньонка.

Эми изо всех сил стараясь держать свои эмоции под контролем.

- Но зачем Йоне похищать Дэна? Или он пользуется тем, что мой брат идиот и играет с ним?

- Вторым вопросом ты ответила сама себе, – сказал Алистер, – Ему просто некуда деваться. Он наверное считает, что находиться в гостях. Мотив Йоны очевиден. Поиск 39 ключей.

Нелли нахмурилась.

- У него куча денег и связи по всему миру. Зачем ему Дэн?

- Ты не понимаешь? – удивился Алистер, – Эти дети мастера в охоте.

- Почему? – спросила Эми, – Мы перехитрили несколько человек, но это не значит, что мы побеждаем, – она замолчала, – Или нет?

- Возможно. Вы моложе нас, у вас меньше количества ресурсов, и у вас нет филиала для поддержки, вы с почти нулевыми знаниями о истории семьи. Многие предсказывали, что вы не продержитесь и неделю. А Йона кажется верит, что он может помочь ему.

- Я не забочусь о конкурсе, – с нетерпением сказала Эми, – Я буду заботиться о нём, только когда Дэн будет рядом. Кто знает, что Йона будет делать с ним, когда он откажется. У него есть крокодилы!

- Зато, мы знаем, где искать его, – напомнила ей Нелли, – Найдём Йону – найдём Дэна. всемирно известное лицо невозможно скрыть. Везде, где бы он ни прошёл, покажут в новостях.

Алистер осмотрел статьи.

- Он остановится У Китайской стены.

- Мы едем за ним, – решила Эми.

- Моя дорогая, – сказал он ей, – длина Великой Китайской стены более четырёх тысяч метров. Скорее всего, он посетит самый близкий раздел Badaling. Но даже у него большое количество территории, чтобы осмотреть всё.

- Йона знаменитость, – спорила Эми, – Если он там, мы найдём его, – её лицо потемнело, – Мы просто обязаны найтй его.

***

Бродерик Уизард нахмурился, глядя из окна. Далеко внизу простиралась китайская деревня, плавно уступающая широким застройкам и низкими домами.

- Я думал, Генгфэнг маленькая деревня. Но тут огромное население.

- Добро пожаловать в Китай, – сказала ему стюардесса с улыбкой, – Даже небольшие города большие.

- Когда у страны население больше одного миллиарда, люди заселяются везде, где можно заселиться, – продолжил за неё Дэн из глубины леса бутылок от газированных напитков, коробок от молочных коктейлей и закусок всех сортов.

Дэн воспользовался экстравагантностью ситуации только в воздухе, затем они приземлились. Комфорт сразу испарился. Аэропорт был меньше, чем взлётно-посадочная полоса, а их "лимузин" оказался 1969 года. Их водитель не говорил по-английски, но постоянно что-то болтал на китайском языке всю часовую поездку.

Как только они въехали в Шаолинь, то Дэн первый заметил небольшую полоску сувенирных магазинов и ресторанов. Даже в отдалённом уголке Азии можно обнаружить туристические лавочки. Затем, он увидел поля, окружающие дорогу, на который тренировались классы кунг-фу: десятки преподавателей и учеников в оранжевых одеждах шаолиньских монахов. Он прижался лицом к стеклу окно.

- Здорово ведь?

- Наверное, – рассеянно согласился Йона.

Дэн понял, почему Йона ведёт себя так. звезда была настолько сосредоточена на следующем ключе, что едва замечал окрестности. Ему было неинтересно, здесь Эми или нет. он полностью погрузился в охоту, что едва вспоминал о своём кузене.

Водитель высадил их с подробными инструкциями, которых никто не понял, и пошли они пешком.

Первый вид Храма Шаолинь казался волшебным плавающем царством. Он располагался в пределах горы Сонгшан, в огромном комплексе шатровой структуры, казалось он плавает в облаках.

Колыбель боевых искусств. От этого зрелища, волнение Дэна возрастало в двести раз, как у Эми, когда она шла по стопам истории. Стоя между собаками Фо, охранявших главный вход, он ощущал в себе почти полторы тысячи лет суперских боевых искусств, возродившихся прямо в этом месте.

«Если бы Эми была здесь, то стала бы таскаться по музеям и библиотекам, в поисках чего то скучного… А она сама считала бы Храм Шаолинь скучным, кунг-фу скучным, меня скучным…»

Конечно, Эми никогда не понимала его. У неё всегда было неодобрение к Дэну, считая его распущенным, а у самого Дэна Кэхилла было неодобрение к ней.

«Но всё же давайте смотреть правде в глаза. Забывать Эми просто нельзя! Я Мадригал! Мы камни, холодные убийцы! А забота о семье всего лишь…».

Изображение его родителей появилось в голове, всего лишь на мгновение. Он не помнил их, но воспоминания были каменно-холодными. Эта мысль вызвала укол тоски.

Молодой монах с бритой головой и в оранжевой одежде встал перед Бродериком и указал на БлэкБерри в его руке.

- Фотографии запрещены, – сказал он с сильным акцентом.

- Я не собираюсь делать фотографии, – легкомысленно пообещал отец Йоны.

Молнией, монах выхватил устройство из рук.

- Мы возвратим вам камеру позже.

Отец Йоны возмутился.

- Этот телефон моя жизнь!

Дэн никогда не видел такого быстрого человека.

- Всё хорошо, пап, – успокаивал сын, – Дай пальцам отдохнуть.

Когда они проходили через ворота, монах внимательно всех осмотрел, особенно Йону.

«Наверное, не много приезжают хип-хоповских детей в провинцию Хэнань» мелькнуло в голове у Дэна.

Вскоре, они оказались во дворе Чан Чжу, окружённой скульптурами и фресками. Дэн был очарован. Большинство из них изображали борьбу, во всех немыслимых позах кунг-фу.

Оттуда они вошли в зал с тысячами Будд, с центральной святыней из бронзы и белого нефрита.

- Обратите внимание на неровный пол, – произнёс монах, руководящий группой британских туристов, – Учителя Шаолинь находились в некоторой меланхолии от глубоких полномочий кунг-фу.

Дэн шагнул в сторону. Он почти ощущал энергию от стен.

Хотя лестниц и не было, дальше они двигались вдоль ряда залов, медленно поднимаясь. Храм был построен прямо на горе и медленно поднимался под наклоном.

Отец Йоны считал каменные стены, покрытые фресками с сценами боевых искусств.

- Я получу свой телефон в любом случае.

Крупные толпы людей собрались вокруг выставки, защищённой оргстеклом.

- Это Тень камня – самый священный артефакт Храма, – сказал ещё один монах, проводящий турне группе, – В пятом веке монах Бодхидхарма сидел лицом к этой скале целых девять лет, молча медитируя. Когда его глаза начинали закрываться от усталости, он рвал себе веки. Он сидел в позе лотоса так долго, что его ноги высушились. Солнце пекло настолько сильно, что его тень была на этом камне настолько чёткой, что можно было сосчитать складки.

«Неудивительно, что в Шаолинь таки жёсткие требования» подумал Дэн. Он не был большим поклонником медитации, и безусловно не хотел пробовать на себе. Не говоря уже о силе воли! Этот парень Бодхидхарма пожертвовал своими ногами ради дисциплины.

Йона выпустил смешок.

- Но он вполне мог вместо этого подмигивать и танцевать.

Монахи посмотрели на него с презрением.

- Здесь не рады грубым шуткам. Бодхидхарма – монах, принёсший Дзен-буддизм в Китай и основавший искусство кунг-фу в Храме Шаолинь.

- Клёво, – Йона поднял руки в знак невинности, – Это ничто по сравнению со средневековым гангстером…

- Гангстером? – глаза монаха вдруг расширились от удивления, и он взволнованно крикнул что-то.

Монахи выбежали со всего здания, встав в тень камня.

Дерзкая насмешка Йоны исчезла.

- Эй, это просто шутка, я уважаю ваши правила и всё такое!

Его отец полез в карман за БлэкБерри, но его пальцы ничего не обнаружили, помощи ждать не от кого.

Даже Дэн занервничал, когда люди в оранжевых одеждах собрались вокруг них, коллекция мастеров кунг-фу, способные показать невообразимую силу боевых искусств.

- Правда! – залепетал Йона, – Я с уважением отношусь к…э-э великим традициям…э-э к оранжевым платьям…

Монахи продолжали собираться, пронзительные взгляды просто сжигали Йону. Наконец, один старый монах, который, казалось, был самым главным, сказал:

- Так это правда? Вы Йона Уизард музыкальный исполнитель с американского телевидения?

Глава 11

Никогда раньше знаменитый Йона Уизард не чувствовал себя настолько потерянным. Он обычно своим очарованием находил выход из любой ситуации. Но его запатентованная хип-хоп харизма не работает на шаольниских монахах.

Дэн взглянул на ближайший выход. Но обученные мастера боевых искусств во многом их превосходили. Побег был единственным вариантом, но и самым уродливым.

Главный монах продолжил.

- У нас много поклонников вашего творчества, Йона Уизард, мы находим сходство между нашими ритуальными песнопениями и вашими… Я бы применил термин «хип-хоп паз». Мы считаем, что вы, как и мы можече сказать " всё это".

Йона рассмеялся с чистым облегчением.

- Спасибо. Приятно быть мега…ну, вы знаете…

- Я Ли Ву Чен главный настоятель ордена Шаолинь, – представился человек, – вы оказали нам честь, придя сюда.

Шествие монахов провело их дальше в храм. Йона пошёл рядом с настоятелем, а Бродерик с Дэном топтались сзади. Они проходили комнату за комнатой через китайскую сокровищницу искусств, которые могли соперничать с дворцом-музеем в Запретном городе.

Дальше библиотека с бесчисленными полками древних рукописей. Наконец, они вышли через арку, украшенную искусной резьбой. Дэн ощутил перепад температуры и понял, что находиться уже в здании и не на склоне горы, а в самой горе.

Тут не было ни туристов, ни сувенирных лавочек и никаких признаков десятка языков. Сердце Шаолинь, тайное место, отведённое для немногих выбранных посетителей.

Дэн заглянул в огромную комнату, где несколько монахов, очевидно лучшие бойцы, были вовлечены в захватывающий бой. Движения были такими быстрыми и в тоже время прекрасными. На первый взгляд молниеносный бой, казался почти танцем. Но уж точно не балет.

Пинки и удары рассекали воздух, как пули, в результате чего казалось, что в воздухе что-то шепчется. Люди взлетали, словно гравитации и не существует. Наблюдая за ними, Дэн понял, что боевые искусства, увиденные им в области Шаолинь, просто детская забава.

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы совладать с голосом. Но всё же не настолько, чтобы говорить громко, он прошептал:

- Это самое крутое кунг-фу, когда я когда-либо видел в моей жизни!

Ли Ву Чен терпимо улыбнулся.

- Мы предпочитаем называть это ушу. Слово кунг-фу может означать любой основной навык, путём долгой практики. А ушу – это специально для боевых искусств. Хочет ли молодой человек взять урок?

Сердце Дэна чуть не вырвалось из грудной клетки.

- Я? С этими парнями? Вы шутите!

- В Шаолинь не шутят, – нравоучительно проговорил настоятель, – Если вы хотите, мы покажем вам несколько тонкостей.

- О, я хочу! – воскликнул горячо Дэн, – Я хочу!

***

Езда на автобусе до Великой Китайской стены было запланировано на 70 минут, но трафик Пекина, очевидно, это не включает. Семидесятиминутная поездка плюс несколько минут по шоссе, и Эми с Нелли еле сдерживали Саладина. Египетский мау выражал большой интерес к пухлой курице в руках крестьянина-фермера.

- Мне жаль эту курицу, – прокомментировала Нелли, – У неё паршивые варианты: или быть съеденной Саладином, или быть съеденной семьёй этого человека. В любом случае будет облом.

Эми не слушала её, а вчитывалась в биографию Пу И. «Последний Сын Неба» так называлась толстая книга в мягком переплёте, её она купила в книжном магазине автовокзала. Но её ум, был далеко от действий книги. Она думала о своём брате.

- Кто-нибудь носит футболку с Йоной? – спросила Эми, оглядывая автобус, – Если мы найдём настоящего фаната, то можем найти Йону…и Дэна.

- Я не думаю, что здесь есть его поклонники, – мрачно сказала Нелли, – разве что курицы.

Но Нелли всё же проверила футболки…и головные уборы, пряжки, дозаторы. Настоящего фоната Уизарда не нашлось. Она даже боковым зрением осмотрела подростков в хип-хоповской одежде, пытаясь увидеть или услышать фрагменты музыки Йоны в плеере. Не повезло.

Как они могли потерять Дэна? Если Эми относилась неистово к поискам своего брата, то Нелли вдвойне. Внешне она была спокойна, нет смысла делать Эми ещё более растерянной. Эти дети нуждаются в её помощи, а теперь один отсутствует!

Не хватает технически. Дэн был с Йоной, который был лучше по сравнению с Изабель Кабра. Йона не самыё худший их гадюк Кэхиллов, но, как говорят, предпочтительнее быть тигровой акулой, чем большой белой. Тем более на Йону ещё кое-как можно положиться. Иначе зачем Дэн находиться рядом с ним?

Но Нелли уже были ясны инструкции:

«В поисках Дэн важен» сказал ей трескучий голос на другом конце линии.

«Вы говорите о одиннадцатилетнем ребёнке!» кричала Нелли в трубку телефона-автомата.

«Но это внук Грейс Кэхилл» добавил голос «Он весьма находчивый молодой человек. И у нас есть все основания полагать, что он может позаботиться о себе».

Внушительный разговор с человеком, который сидит где-то в офисе за тысячу миль.

Вдруг, давление её реальной тайной миссии стал таким изнурительным, как и охота за ключами. Нелли откинулась на спинку, прижимая Саладина к груди.

Вина не давала ей передышки. Эти дети были обмануты практически с самого рождения. Сначала их родители, которые скрывали кто они на самом деле, затем Грейс, удерживающая правду о пожаре. Далее охота за ключами.

Кто знал, что у Йоны на уме насчёт Дэна?

«Они мне доверяют. Кто-то же должен их защитить…»

Если бы она выбирала между миссией и Эми с Дэном…

«Не опережай события. Беспокойся о сегодняшнем дне, а не о том, что случиться завтра. Найди Дэна, и не потеряй Эми…»

В конце концов кроме скрытой роли, Нелли ещё была и няней. Она отвечает за детей. Это включает в себя, как и безопасность Дэна, так и психическое здоровье Эми.

Но её всё отвлекало.

Она повернулась к Эми.

- Про что это книга? И к чему привела?

Эми пожала плечами.

- Пу И был Янусом, что-то типа…испорченным, гнилым орехом в искусстве, и эгоистом. В частности именно из-за этого он был изгнан с престола. Он заставлял евнухов покланяться ему, а служащим выполнять его приказы. Он потребовал западное образование, они привезли ему наставника из Лондона. Он любил Запад, и даже придумал себе английское имя. Генрих.

- Император Генрих, – сказала Нелли, – Отдаёт чем-то неприятным. Как король Ральф.

- Когда его выбросили из Запретного города, он превратился в настоящего плейбоя, из богатого парня. Никого не напоминает?

- По крайней мере, в репе Йоны говорится о жизни, – сказала Нелли, – То есть, хоть он и идиот мирового класса, но у него хотя бы есть работа.

- Во время Второй мировой войны, – продолжала Эми, – После Маньчжоу-Го – старый Маньчжурии из династии Цин, Японией снова стал управлять Пу И. Он был просто марионеткой в Японии, но он смог так почувствовать себя вновь королём. Он заплатил, после окончания войны, заключением в тюрьме на десять лет. А когда его выпустили, он провёл остаток своей жизни в качестве обычного гражданина, работающего библиотекарем. Он умер в 1967 году.

- Круто, – согласила Нелли, – какое большое разочарование сначала ходить в золотых одеждах, инкрустированных драгоценными камнями. А потом стать бедным парнем.

- Он был Кэхиллом, – отметила Эми с горечью, – Всё свалилось ему на плечи, когда он был ребёнком. В нашей семье, нормального детства просто не бывает. Мы слишком заняты управлением мира.

Нелли задумалась. Автобус подпрыгнул на выбоине. Дети попали в слишком смертельную игру.

Она почувствовала внезапное стремление обнять девочку и успокоить её, сказать, что всё будет хорошо, сказать, что она станет нормальным подростком. Тем не менее это было обманом.

Вслух она сказала:

- Так что, Пу И спрятал шёлк на тайном чердаке, прежде чем был выслан из Запретного города.

Эми проверила несколько страниц книги.

- Это произошло в 1924 году, когда ему было восемнадцать. Может быть, Пу И чувствовал, что это его последние дни в императорском дворце, и поэтому он написал стихотворение: То, что вы ищете, вы держите в руках, Оставленный при рождении, Там, где земля встречается с небом, – её лоб покрылся морщинами, – Что он имел в виду?

Нелли закатила глаза.

- А что это может означать для Кэхилла? Охота за 39 ключами.

Эми нахмурилась.

- То, что вы ищете, вы держите в руках. Значит разгадка где-то в другом месте. Оставленный при рождении. Ну, ничего не остаётся, сразу же после рождения. «Там, где земля встречается с небом…

- У меня есть новость для тебя, – кисло сказала компаньонка, – земля встречается с небом всегда. Там где кончается земля начинается небо. Значит, у нас получается бесконечность.

Эми подняла бровь.

- Мы не знаем, что именно Пу И имел в виду, мы только знаем, что это произошло до… 1924 году.

- Ну и что?

Эми вытащила ноутбук Дэна из его рюкзака и включила его.

- То, что мы должны исследовать все основные события, произошедшие в те годы, чтобы узнать, что именно имел в виду Пу И. хоть одно упоминание о Кэхиллах, и мы уже поймём, куда нам следует двигаться.

Нелли же была настроена скептически.

- Этот парень богатый бездельник, японская кукла, военный преступник, а затем библиотекарь. Что ты хочешь найти в учебниках по истории?

- Связь с Кэхиллами, – объяснила Эми, – Смотри, здесь написано, что Амелия Эрхарт пыталась пролететь весь миру, мы знаем, что на самом деле она пыталась найти ключи. Бьюсь об заклад, что Пу И знал об этом.

- И дальше?

В энциклопедии ноутбука, Эми установила ежегодник функции по 1924 год.

- Хорошо, когда прошло несколько месяцев со дня изгнания Пу И к власти в России пришёл Иосиф Сталин…

Не в первый раз, Нелли поразилась блестящей логике девушки. Она посмотрела через её плечо на экран.

- Греция стала республикой.

- Ох, я хочу туда съездить. Острова, пахвала…

Её голос затих, когда автобус начал подниматься по горе.

Прошло уже полчаса, а гора всё росла и росла вверх становясь всё круче. Вдруг, прямо перед ними выросла Великая Китайская стена.

У Эми перехватило дыхание. Древний барьер протягивался по склонам и долинам, дальше, чем мог видеть глаз в обоих направлениях. Четыре тысячи мили. Нелли быстро прикинула. Это расстояние от Бостона до Сан-Диего, а если сместить влево, то до Мехико.

- Я видела фотографии, – в страхе проговорила Эми, – Но в реальности…

Даже Саладин отвлёкся на минуту от курицы, чтобы посмотреть на гигантскую структуру, которая маячила в окне.

Нелли взяла компьютер с колен Эми, просматривая на Великую Китайскую стену, глядя вперёд, то оглядываясь назад на изображение на экране, чтобы попрочнее убедиться в её реальности. Эту стену видно даже из космоса. Оно сохранило жизни более двух миллионов людей. Во время строительства, когда рабочие умирали, их останки использовали в строительстве. Никто не знал, сколько трупов лежат в камнях, по некоторым оценкам, можно предположить, что три миллиона душ.

Это зрелище не имеет аналогов во всём мире. Оно уникально по своему возрасту, историческому значению, и в основном из-за невообразимой длине.

Сердце Нелли ёкнуло. Чтобы найти одного человека в таком месте, даже знаменитость как она, понадобится уйма времени. Это как искать зёрнышко в песке.

Глава 12

Оранжевый халат очень странно смотрелся на Дэне, но он вынужден был носить его.

- Кто-нибудь может снять меня?

У него также была коллекция его фотографий. И она заняла двадцать футов в ширине. То есть целая стена была украшена его трофеями.

- Фотографии запрещены.

Дэн расстроился. Он открыл рот, чтобы протестовать, но передумал. Нельзя сорить с парнем, который может оторвать тебе руки и бить до кровавого конца.

- А оставить костюм у себя?

Его партнёр терпимо улыбнулся.

Урок начался. Дэн летел по воздуху с величайшей лёгкостью. Как новичок, он начал с самого начала. Просто удары руками и ногами, и учился падать.

«Не самый лучший вариант» подумал он, падая на коврик.

Обучение кунг-фу – ушу в секретной части Шаолинь. В самом центре горы.

Вскоре, они дошли до основных бросков. Дэн светился от счастья, когда монахи хвалили его за баланс. И, благодаря его феноменальной памяти, он быстро изучил всё, получая за это ещё один положительный отзыв.

Изюминка была через час в спарринг-сессии. Дэн против четырёх самых опасных бойцов мира. Он конечно знал, что они позволят ему выиграть. Но чувство броска мастера кунг-фу было неописуемым, даже если парень сам бросился на землю.

Дэн заметил дыру в защите. Монах стоял прямо перед ним, идеально расположен в одном из трюков. Дэн сразу его узнал. Это был он шанс один раз в жизни – возможность для начинающих сыграть главную роль в конкуренции Шаолинь.

Дэн набросился, но две сильные руки схватили его за руку. Вдруг, ноги соперника оказались против его живота, Дэн оттолкнулся от него и подлетел с удивительной силой. Летя в воздухе, триумфальная мысль пронеслась в голове. Он только что вмазал мастру Шаолинь! Ему не пришло в голову, что он мог сломать ему все кости.

Остальные трое мягко поймали его, подставив руки над ковром.

Колоссальная улыбка светилась на лице Дэна.

- Это была удивительно! Как ты это сделал?

Его учителя смотрели на него смутно довольные.

- Это основа обороны в ушу, – объяснил монах, – Ваш противник ваш самый большой союзник.

Другой монах принёс чайный сервиз с едой, спаррингу был объявлен перерыв. Дэн взял немного закусок и принялся вдумчиво жевать, пытаясь распознать незнакомый вкус.

«Неплохо» решил он. Хрустящие, солоноватые, немного похожие на свиную корку, но с другим вкусом.

- Что это такое? – спросил Дэн, отправляя ещё одну порцию в рот.

- Это лакомство из личинок тутового шелкопряда, – был дан ответ.

Дэн чуть не выплюнул кусочки через всю комнату.

- Мы едим червей?

- Нет, шелкопряд гусеница. Шелкопряда.

Но это ничего не меняло. Он ошибся, не черви. Собрав всю свою силу воли он проглотил остатки. Он представил у себя в животе зоопарк насекомых, извивающихся и жужжащих.

Он попытался пошевелить пальцем онемевшей ноги.

- Мне нужно на свежий воздух.

Один из монахов сопроводил его через комнаты, которые привели их во двор Чан Чжу. Он пробормотал что-то в знак благодарности, и шатаясь, вышел на территорию.

«Я никогда не стану монахом Шаолинь. Великие боевые искусства это хорошо, но питание!

Туристы и посетители с подозрением смотрели на западного мальчика в одежде Шаолинь. Его тошнило, и поэтому он не мог восхититься достопримечательностями, но через несколько минут борьба в животе ненадолго прекратилась. Йоны нигде не было видно. Звезда, вероятно, ещё в Храме, подписывает автографы для поклонников Шаолинь.

Дэн осмотрел окрестности. Что это? Издали, это похоже на миниатюрный город. Он подошёл ближе и обнаружил структуру, но не высокое здание, а серьёзное кирпичное каменное здание, в форме китайских пагод, некоторые из них достигали тридцати сорока футов.

Знак гласил, что это лес пагода – место последнего упокоения останков шаолиньских монахов.

«Очень здорово, особенно, когда пытаешься переварить парочку жуков».

Недалеко от храма, на обочине дороги, он заметил линию монетных телескопов. Он оставил леса пагоды и побрёл по тропинке. Ещё одним преимуществом быть из отряда Уизарда Йоны, что он предоставил ему несколько китайских денег. Он покосился на залитые туманом вершины гор.

Он заметил отдалённый памятник, белый, на фоне серого неба.

- Что это такое?

Рядом стоявший человек, сразу дал ответ.

- Это статуя Бодхидхармы.

- Что ты имеешь в виду, чувак? – выпалил Дэн.

Человек указал на табличку.

- Один юань.

Дэн отдал монету, и телескоп зажужжал, включился таймер. Он заглянул в окуляр.

Статуя была вырезана из белого камня. Бородатый монах сидит, скрестив ноги, на вершине кирпичного пьедестала. Насколько Дэн мог сказать, веки у него отсутствовали, а нижняя часть фигуры была скрыта под одеждой, так что нельзя было сказать, сморщившиеся у него ноги или нет.

Но не это подвергло Дэна в шок, он резко выдохнул. «Я знаю этого парня!»

Где сирота Бостона мог увидеть статую на вершине китайской горы? По телевизору? В интернете? В учебнике в школе?

Ему показалось, что белая скульптура была окружена густой серебряной шерстью…

Кошачий мех…

Саладин?

Конечно! Грейс держала копию этой статут на лестничной площадке! Это было одно из любимых мест Саладина. Египетский мау постоянно ложился прямо на статую.

Эми и Дэн за это называли его бородой Будды.

«Как мог забыть про это? Я был напуган до смерти, боясь, что он сорвётся!».

А теперь он был реальный.

Он нахмурился. Они никогда не знали, что когда Грейс Кэхилл была жива, то была втянута в охоту за 39 ключами. Весь этот конкурс – её инициатива. Сделала она это с помощью Уильяма Макентайера. Многое, что сделала Грейс и считала незначительным, оказалось жизненно важным для охоты за ключами. Это было похоже на помощь из могилы.

Он чувствовал краткую вспышку раздражения от своей бабушки. Всё так сразу и неожиданно навалилось на их головы. Иногда, ему казалось, что его мозг жёсткий диск компьютера, заражённый десятками вирусов от внешних триггеров.

Грейс ну никак не ожидала, что он вот так просто выйдет из конкурса и застрянет с этими психическими бомбами медленного действия. Но даже есть охота или нет, ему никто не запрещает быть любопытным.

1) Йона Янус отправил его в храм Шаолинь.

2) И здесь присутствует настоящая борода Будды.

Совпадение?

Да, верно.

Белая статуя маячила высоко, казалось, где-то в миле в небе. Прямо перед Дэном стояла бесконечная череда древних рушащихся каменных ступеней, ведущие прямо к горе.

«Миллион лестниц, или даже больше. Хорошо, что я подкрепился шелкопрядом сегодня. Мне понадобится энергия».

Глава 13

- Это довольно неожиданно, ребята, что вы мои поклонники, – сказал Йона Ли Ву Чену.

Настоятель неодобрительно на него посмотрел.

- А мы не ожидали, что филиал пошлёт нам такого глупого мальчика.

- Филиал? – переспросил Йона. Он понизил голос до шёпота, – Вы имеете в виду Янус?

- Мы не поклонники вашего неприятного шума. Да, мы Янусы. Одна истинная линия семьи Кэхиллов в Азии. Мы рады приветствовать вас, сын Коры Уизард, – взгляд Ли Ву Чен упал на отца Йоны, – И конечно её не Януса мужа.

Не удивительно, что руководство филиала в Венеции послали Йону именно сюда! Как представителя Янусов, Шаолиньские монахи могут помочь с ключом в этой части мира.

- Да, хорошее чувство юмора у моей жены, – пробормотал Бродерик, немного обижено. Его пальцы дёрнулись, не ощущая в руках знакомого БлэкБерри, – Она могла бы хотя бы рассказать нам, что местные жители товарищи Янусов.

- Не беспокойся, пап, – успокоил его сын, – Она отправила нас туда… где мы должны быть.

Классическая Кора Уизард. Она нашла кучу драгоценных произведений искусства, оснащение, информацию, потом сделала их ограниченными, а затем шагнула назад, посмотреть на результат. Типичный Янус, хотя никто не ожидал, что она сделает с собственным сыном.

Настоятель провёл их в небольшую прихожую, оснащённую неотёсанным круглым столом. Дверь закрылась с сосущим звуком, и они поняли, что находятся в безопасности.

- Перво-наперво, – объявил Ли Ву Чен, – Кто тот мальчик, и почему он с вами?

- Его зовут Дэн Кэхилл, – ответил отец Йоны.

- Кэхилл, – настоятель сел, – Янус?

Йона пожал плечами.

- Никто не знает. Он внук Грейс Кэхилл.

- Ах, Грейс Кэхилл, – впечатлено произнёс Ли Ву Чен, – Опасная женщина. Мало кто так близко к решению все 39 ключей.

- Мало, но всё же были, – твёрдо сказал Йона, – Грейс сделала, а моя мама получила их. наверно именно поэтому она отправила нас сюда. У Венеции всего лишь один ингредиент формулы Янусов.

Настоятель вскочил, что-то возбуждённо крича, – Пожалуйста, простите меня за крик, – добавил он застенчиво, присаживаясь обратно, – Слишком долго мы, Янусы в Азии, жили в тени тех хамов Томасов с большими мышцами и маленькими умами.

- Правда, – согласился Йона, думая о Холтах.

- Все ресурсы Шаолинь в вашем распоряжении. Та какой недостающий компонент?

- Мама уверена, что он здесь, в Китае, но мы не знаем, что это такое и где его искать. Вот почему всю зависит от ребёнка Кэхилла.

Ли Ву Чен нахмурился.

- Конечно, но маленький мальчик не знает и не понимает отрасль Янусов.

- Не недооценивайте малыша, – настаивал Йона, – Он выглядит глупым, но он и его сестра творили чудеса. Может быть, у них связь с Грейс, о которой никто не знает?

- Мудрый должен охватить все возможности, – неохотно признал настоятель, – Главное манипулировать умнее потомком Грейс, и он окажется ценным активом.

- Ну, спасибо.

Это такой комплимент?

- Ваша мама имеет все основание искать недостающий компонент в Китае, – сказал ему Ли Ву Чен, – Репликация сыворотки Янусов была целью императоров Цин, начиная с сотого года. Именно эта навязчивая идея, их замечательная привязанность к искусству, заставляла их игнорировать всех людей.

- Но ведь они её получили? – спросил Йона, – Ну хоть один император достал всю формулу целиком?

- Мы считаем, что да.

Заговорил Бродерик.

- Правда? И какой же?

Настоятель ответил Йоне, а не его отцу.

- Эта истории передаётся через десятки лет и она такова: Пу И, последний император, нанял репетитора по имени Реджинальд Флеминг Джонстон, учёного Януса и Британских островов. Вместе они закончили сыворотку крови в секретной лаборатории в запретном городе.

Йона видел, какой угрюмый стал вид его отца, потому что его просто игнорировали. Но всё же это лучше, чем синяки у Бродерика.

- И что же с ней случилось? – быстро спросил он.

- Произошло несчастье. В 1924 году. Пу И почувствовал, что его скоро изгонят из дворца. Естественно, что безопасность сыворотки крови вызывала беспокойство. У Джонстона был британский товарищ Кэхилл, с уникальным навыком, который и позволил ему скрыть формулы на неопределённый срок.

- И где же он скрыл формулу?! – потребовал Бродерик, почти кричал.

Ли Ву Чен покачал головой.

- На этом легенда заканчивается.

- Расскажите о том человеке, которого они наняли, чтобы спрятать товар, – спокойно сказал Йона, – Кто он?

- Это тоже неизвестно. После ухода из Запретного города, Пу И стал неактивным. Некоторые говорят, что он отправился к Великой Китайской стене и прожил там до своей смерти, но эта версия до сих пор не подтверждена. Завершение формулы Янусов было большим достижением. И даже краткое царствование не могло с этим сравниться. Остальную часть жизни Генрих Пу И – подставное лицо, простой клерк в библиотеке. Это судьбы не Януса, – его глаза сверкнули на отце Йоны, прежде чем остановиться на спине звезды, – это судьбы обычного человека, возможно, даже императора. Но не потомка Джейн Кэхилл.

Со свистом дверь в камеру открылась, к ним бросился ещё один монах, очень встревоженный. Он отдал БлэкБерри Бродерику между большим и указательным палицами, как будто ожидая, что он взорвётся в любую секунду. Смартфон светился, как рождественская ёлка.

Отец Йоны вскочил на ноги. Монах, счастливый, что передал адскую штуковину, бросился наутёк. Как только дверь закрылась, Йона спросил его:

- Это мама?

Отец нахмурился.

- Нет, это не мама, – он поднял телефон. Китайские иероглифы заполнили небольшой экран.

Ли ву Чен надел очки для чтения.

- Любопытно. Числа. Один, тридцать восемь. Пятьдесят три.

Бродерик Уизард поморщился.

- сообщение от фиктивного сервера. Невозможно определить номер, – он в отчаянии коснулся клавиатуры, – Зачем шифровать бессмысленное сообщение?

- Потому что это не бессмыслица, пап, – триумфально сообщил Йона, – В первом раздел, тридцать восьмой ряд, место пятьдесят три, место расположения на стадионе.

- Но в этом месяце концертов больше не запланировано, напомнил ему отец.

- Может быть это точка, – спорила звезда, – мы можем поставить концерт, например в Шанхае, а тот, кто отправил сообщение, хочет показать это место. Всё, что нам нужно, узнать следующее место.

- Рискованно, – покачал головой Бродерик.

- Нет. Я буду на сцене с микрофоном в руках. Если дела пойдут очень плохо, я могу направить 50000 кричащих фанатов против этого парня. Даже Люцианин не сможет справиться со всеми, – он ухмыльнулась всеми тридцатью двумя зубами. Он любил, когда мама гордилась им.

- Умная звезда «Кто хочет стать Гангстером», – сказал ему Ли Ву Чен, – ты, увы, не прав.

Йона оскорбился.

- А вы откуда знаете?

Настоятель посмотрел на него неодобрительно.

- При всём уважении, – быстро сказал Йона, – вы можете просто сказать, что означает это сообщение.

- С удовольствием, – согласился настоятель, – Знакомы ли вы с терракотовой армией в Сиане могилы?

Бродерик нахмурился.

- Сообщение от армии?

- Это не настоящая армия, – устало выдохнул ли Ву Чен, – Терракотовые войны считаются восьмым чудом света древнего мира. Если вы уйдёте от глупой карьеры своего сына на мгновение, то приобретете хоть меру мудрости в мире сегодняшнем развлечений.

- Давайте не отвлекаться, – предложил Йона, видя как краснеет его папа.

Последнее, что хотел сделать его папа, так это попасть в дом мастеров боевых искусств Шаолинь. Во-первых, даже один небольшой и лёгкий Ли Ву Чен может погубить весь народ. Во-вторых, если мама выяснит, что они пошли не в ту сторону, то станет монстром.

Он обратился к настоятелю.

- Мы с уважением просим, рассказать вас о этой армии.

- Недалеко от города Сиань находится гробница Цинь Ши-Хуан, первого императора объединившего Китай. Его защищали, а точнее отпугивали врагов, огромные армии терракотовых статуй воинов.

- И это всё? – спросил Йона, – Статуи?

- Их тысячи, они больше натуральной величины с потрясающе вырезанными мелкими деталями. Даже сейчас, неизвестные батальоны окружают местность.

Отец Йоны был настроен скептически.

- А почему вы уверены, что нам нужно туда?

- Это ссылка на конкретную цифру терракоты, – объяснил Ли Ву Чен, – Пятьдесят третий солдат в тридцать восьмом ранге первых раскопок.

- Или, – добавил Бродерик, – Это ловушка.

- Ловушка или не ловушка, нам нужно туда, – беспечно сказал Йона.

Монах посмотрел на него с широко раскрытыми глазами.

-Конечно, ты не можешь быть таким безрассудным! Сын Коры Уизард будет прекрасным подарком в руках нашего соперника.

Йона оставался невозмутим.

- Меня там даже не будет, – эта усмешка появлялась на многих обложках журналов, – Я знал, что ребёнок Кэхилл когда-нибудь нам понадобиться.

Глава 14

Первые триста лестниц, Дэн шёл тяжело дыша. На пятисотой ступени он уже был готов распрощаться с лёгкими.

Несколько раз, мимо пробегали монахи и ученики кунг-фу в оранжевых одеяниях. Неудивительно, что в боевиках Шаолинь были непобедимы. Если они только тренировались здесь, то имели просто огромную силу воли.

На семьсот пятидесятой ступени он сбился со счёта, а статую Бодхидхарма ещё даже не было видно. Пот стекал с каждой поры его тела

«Благодаря поту я превратил свой драгоценный наряд ушу в тряпки!»

Дэн взглянул на часы. Он шёл уже около часа. Эта борода Будды на луне, что ли?

Ещё одна группа прошла мимо, на этот раз вниз. В воздухе стало холоднее. Неожиданно, лестница повернула резко вправо, и там возвышался детский кошмар двадцать футов ростом. С губ сорвался невольный вопль. Он огляделся в замешательстве. Здесь не было ни монахов, ни блуждающих туристов. Он был один.

Он осмотрел огромную статую, а затем опустил глаза на складки одежды Бодхидхармы. Здесь не было не опознавательных знаков или символов. Даже трещина на камне было, где может быть скрыто тайное послание.

«Я был неправ, и это не Борода Будды?»

Он осмотрел большую массу Бодхидхармы, его взгляд упал на маленький храм, построенный возле статуи. Он вошёл внутрь. Везде были китайские письмена, и только одна табличка гласила на английском: «ОТВЕРСТИЕ ДХОРМА», стрелка на камне указала на отверстие в камне.

«Пещера!»

Ах, как он не хотел идти внутрь. В ходе поисков ключей, он уже побывал в достаточно туннелях, шахтах, карьеров и катакомбах, и во всех из них он рисковал жизнью.

Но он не полезет по лестнице в небо. Ни за что. Он опустился на четвереньки и пополз внутрь. Было темно и холодно, в пещере стоял туманный влажный воздух.

Ещё пятнадцать футов, и в пещера наступила настоящая чернота. Чувство, что на тебя давят древние камни со всех сторон в сосущей темноте, было не выносимым. Как будто гора проглотила его.

Она задышал быстрее. Астма? Нет, воздух проникает в лёгкие, но их просто хотели больше воздуха, Дэн просто не мог контролировать их.

Что с ним происходит? Он болен?

«У меня клаустрофобия!»

Он закрыл глаза, и пытался сосредоточиться, чтобы не сойти с ума. Но мозг упрямо твердил, что он находиться под миллионами тонн твёрдых пород. Вот это настоящий ужас.

Всего лишь тридцать секунд показались вечностью. Наконец, он более-менее задышал нормально и готов был идти вперёд.

Его рука воткнулась в рыхлую землю, и он ощутил вибрацию ладони. Через секунду, его колени тоже задрожали, на том же месте. Что-то не так. он отошёл на несколько сантиметров и постучал по камню. Он произвёл странный звук, как будто полый внутри.

«Если бы у меня был фонарик!»

Внезапно он понял, что источник света у него всё же был. Не очень яркий, но всё же лучше, чем ничего. Он поправил циферблат своих часов на левом запястье и нажал кнопку на них. Свечение было тусклым, но в этой черноте, казался лучом солнца.

Этот камень был не из пещеры. Изучив края, было понятно, что он был каким-то специальную форму, чтобы казаться однородным с этой пещерой.

Он провёл пальцами по камню и потянул один из углов вверх. Он легко поднялся. Он отодвинул камень в сторону и снова активировал часы. От возбуждения открытия, он стукнулся макушкой о потолок. Он осмотрел тайник, вырубленный в скале, но человеческий глаз ничего не способен увидеть.

Он наклонился ближе. Там лежали рваные остатки плесневелого одеяла. Обёрнутые вокруг чего?

Он попытался развернуть одеяло. Но всё бело бесполезно. Невозможно было развязать узел одной рукой. Левая рука освещала циферблатом.

Он закрыл камень и повернулся в кромешной темноте и схватил узелок в руки. Сантиметр за сантиметром он выбирался из пещеры. Медленно, свет постепенно возвратился.

Быстро осмотрев храм и территорию вокруг памятника. Он всё ещё один. С нетерпением, он развернул древнюю ткань и осмотрел содержимое.

«Чёрт возьми!»

Мусор. Буквально! Кружки, чашки, битое стекло, всё выжжено дотла и расплавлено наполовину.

Кто выносит мусор и прячет его, словно это драгоценное сокровище?

Он сосчитал штуковины. Это вроде стаканы и не стаканы. Они длиннее и тоньше. Сломанные пробирки и возможно, стеклянные трубки. Зажимы и винты, обуглено чёрные. Это не мусор, это электронное оборудование! И с ними явно что-то пошло не так, потому что весь материал был сожжён.

Огнём. Вот это путь Кэхиллов! его родители, дом Грейс, дом, где умерла Ирина почти неделю назад. Он всё ещё видит как она падает под пылающий дом. Ужасные воспоминания снова вернулись к нему, незваные, снова он увидел картинку пылающего дома в ту ужасную ночь.

Дэн много чего пережил после похорон Грейс. Но это в первый раз, когда он наблюдал за чьей-то смертью. Он вспомнил лицо Ирины, задаваясь вопросом, было такое же лицо у его родителей.

«Нет, я не могу думать об этом…».

Он вспомнил подземную камеру в Париже. Фреска Гидеона Кэхилла и его четверых детей: Луки, Джейн, Томаса и Екатерины – предков ветвей Кэхилл. На этой картинке также был пожар.

Осторожно, он поднял выжженный осколок между большим и указательным пальцами. Стекло было толстым и почти прозрачным. Другие детали были большими и неуклюжими. Они, казалось, были сделаны из тяжёлого железа, а не из нержавеющей стали или алюминия. В каком веке был сделан этот материал?

Его сердце начало биться с удвоенной скоростью.

«Минуточку! Гидеон Кэхилл был алхимиком! Может быть это из его лаборатории, которая была сожжена, как на картинке. Провинция Хэнань была далеко от Европы, но ведь прошло довольно много времени. За это время Кэхиллов стало гораздо больше».

Он повнимательнее осмотрел осколки, стараясь найти хоть какую-нибудь подсказку, почему этот мусор оказался таким важным, что его тащили по всему миру, а затем скрыли.

«Ой!!

Осколок вонзился в кожу, и он высосал кровь из пальца. Он почти услышал голос Эми в голове: «Я же тебе говорила, не играй с разбитым стеклом»

«Ах так?» ответил он мысленно «Но я его нашёл, а не ты. Я больше делаю в этой охоте, чем ты!»

Глядя с высоты, он заметил на смотровой площадке две фигуры размером с муравьёв возле одного телескопа.

«Йона и его отец?». Он не мог сказать точно. Но они, вероятно, будут его искать.

Его первым побуждением было спрятать остатки лаборатории Гидеона. Он конечно не занимался ключами, но всё же достать что-то ценное, заставило бы его гордиться перед Эми. Этот материал Янусов не просто так.

Он начал заворачивать полотно. Что-то упало через дырку в одеяле и глухо приземлилось возле его ног. Он нагнулся и поднял это. Это было совсем не похоже на часть лаборатории. Это было овальной формы, вероятно из золота, но было трудно сказать, потому что оно почернело. Он нажал на миниатюрную кнопку и медальон открылся.

Внутри было обшито фиолетовым бархатом. С узорами из слоновой кости, богато оформленная.

Дэн посмотрел на изображение молодой женщины.

Это была его мама!

Нет, это невозможно. Этому медальону сотни лет!

Её волосы, одежда – всё было из другого времени. Это просто не может быть Хоуп Кэхилл.

Но это её лицо!

Дэн было всего четыре, когда она умерла. Тем не менее он не забыл лицо матери. Никогда

Он услышал далёкий голос, пение в унисон. Несколько монахов поднимались по лестнице. У него было только несколько минут, чтобы спрятать компоненты лаборатории. Но залезать в пещеру уже поздно.

Он сунул медальон в пояс нижнего белья, аккуратно положил на него одежду и начал спускаться вниз. Он должен спрятать это так, чтобы потом найти одеяло.

Он насчитал двадцать пять шагов – четырнадцать плюс одиннадцать. Возраст его и Эми.

Он шмыгнул в кусты по тропинке. Он нашёл углубление в земле, расположенное между камнями и растениями. Не самый лучший тайник, но выхода не было.

Когда Дэн вернулся на ступеньки, монахи и три ученика кунг-фу прошли мимо и исчезли из поля зрения.

Он ускорился. Пота уже почти не было, и шёл он гораздо, гораздо быстрее. Он шёл бы быстрее, если бы не делал несколько остановок, чтобы полюбоваться портретом. Лицо его мамы, но это не его мама.

Эми радовалась бы этому портрету, точно также как и он. Какими большими разногласиями у них не было по поводу конкурса, она просто не сможет игнорировать его.

Не успел он ступить на платформу, как Йона уже подбегал к нему. Его отец следовал за ним, отстав на несколько ярдов сзади, заодно набирая текстовое сообщение по своему телефону.

- Где ты был? – быстро спросил Йона, – Что ты там делал?

- Ну…– Дэн колебался, не зная, говорить ему или нет.

К счастью, звезда слишком спешила и не ждала ответа.

- Найти свою одежду и сними эту пижаму.

- А куда мы идём? – спросил Дэн.

- Я скажу тебе потом, как мы дойдём до самолёта. Нам нужно встретиться с…армией.

Глава 15

Даже видя стену из автобуса, Эми не могла понять её истинный размер на всех этих просторах. Она была построена для защиты от монголов огромную границу Древнего Китая.

Теперь, гуляя по валам участка Бадалин, Эми поняла, почему монгольские захватчики думали дважды, прежде чем нападать на это место.

Во-первых, стена была очень толстая, как гостиная в их квартире в Бостоне. Это означало, что китайцы могут уместиться на ней вместе с солдатами. А через каждые полмили находились башни. Они служили как наблюдательные посты, казармы, склады для оружия и для еды. Защитники могли жить на стене на неопределённый срок.

Во-вторых, она была очень высокой. По крайней мере, в разделе Бадалин, стена была тридцать футов. Любым армиям придётся подниматься по ней, но просто не успеют и будут атакованы шквалом стрел и кипящего масла.

«Дэн должен увидеть это» подумала она «Стрелы и кипящее масло как раз в его стиле». Тем не менее, военная история стен заставляла её думать о брате.

А теперь Дэна не было. Ну, не совсем так. он не растворился в воздухе. Она знала, где он был и с кем он был.

Неприятное воспоминание вернулось. Слизистое ребристое тело с длинным хвостом. Рептилия. Нильский крокодил был хорошо виден в лунном свете.

Йоне Уизарду нельзя доверять. Он Кэхилл.

уже прошло больше двух дней, когда она в последний раз видела брата. Их самое долгое расставание со дня, когда мама увезла слабака в больницу на несколько дней. Только сейчас она начала понимать, что без Дэна у неё нет жизни.

Она вспомнила похороны бабушки, в тот день она и Дэн в первый раз узнали о 39 ключах. Они начали охоту как в дань Грейс, и тогда, она считала охоту самым главным на земле.

С каждым часом, Эми убеждалась, что эта охота не значит ничего без Дэна.

«Где ты Дэн? Это моя вина? Неужели ты так безумен, что никогда не вернёшься назад?»

Она вспомнила его слова: «Я тебя ненавижу!». Эти слова всё объясняли. Она не могла обвинять его в том, что он ненавидит его, ведь она так отозвалась о папе и маме. Как ни странно, она гордилась им, что он пытался защитить их, когда она не могла. Тот факт, что такие мысли были визитной карточкой Мадригал, не давал ей покоя.

- Я не могу тебя выпустить, Саладин, как ты не проси, – раздражённо пробормотала Нелли, – Здесь слишком много людей. Ты заблудишься.

- Мурр, – пожаловался Саладин.

Много людей. Эми вздрогнула. Зачем она вспомнила! Их автобус окружали сотни людей. Рядом с главной стоянкой толпились туристы, как саранча бегала охрана, вокруг стояли сувенирные магазинчики с огромными очередями.

А стена могла быть нетронутым древним чудом если бы не одно но, даже несколько таки но. Вокруг стены выстроились люди, продающие бумагу, открытки, причудливую резьбу по скорлупе ореха, картины из ракушек и перьев, шкура змей, статуэтки, традиционные китайские головоломки. Некоторое из этого действительно прекрасное народное творчество, но большинство просто дешёвый мусор. Но всё же толпа туристов выстроились с кредитными и горстками юаней.

Давка на площади Тяньаньмэнь просто ничто, по сравнению с этим. Эми почти потерялась. Только одна фраза крутилась у неё в голове, державшая её целенаправленно: «Йона привлекает толпу…найдёшь Йону…найдёшь Дэна…»

Но до сих пор ей попадались толпы туристов, а не Уиз-фанаты. Но он где-то здесь, Великая стена ведь соблазнила подросткового магната.

Нелли глянула на фиолетовый оттенок горного вида, который, казалось, уходил в бесконечность.

- Отсюда можно определить вторжение вражеской армии за двадцать миль. Ты уверена, что эти императоры были Янусами? Больше похоже на Люциан.

Эми покачала головой.

- Тогда ещё не было Люциан или Янусов. Стройка началась за две тысячи лет, до того, как родился Гидеон Кэхилл.

Компаньонка косо улыбнулась.

- Я и забыла, что есть что-то на планете, чем вы, Кэхиллы, не управляете.

Солнце садилось всё ниже, ей пришлось сощуриться, чтобы увидеть башню. Кажется большая толпа. Может быть, это Божий дар хип-хопа.

Солнце садилось всё ниже, ей пришлось сощуриться, чтобы увидеть башню. Кажется большая толпа. Может быть, это Божий дар хип-хопа.

Эми кивнула, ей нечего было сказать. По её словам, заходящее солнце могло означать только одно: они бродили по стене весь день не найдя ни Йону, ни Дэна.

Они промчались по древней зубчатой стене, как раз этот участок поднимался в гору. Нелли опустила Саладина на землю, и кот, счастливый, что может размять лапы, начал наматывать подле них круги.

Пыхтя, они догнали толпу за пределами башни. Бразильские туристы.

- Йо-Йо…

На этот раз Эми не заикалась, а просто пыталась отдышаться, и это не имело ничего общего с большой группой людей.

- Йона Уизард, – закончила Нелли, хватая Саладина на руки, – Вы видели его?

- Уиз? – оживился экскурсовод, – Он здесь? Я читал перед сном «Настольную книжку маленького гангстера» своей племяннице перед сном в Сан-Паулу.

Лицо Нелли исказилось в отвращении.

- Нам всё равно, что вы делали или, куда вы ездили, нам просто нужен Йона.

- Но, – добавила Эми, – когда он действительно нужен, его нет.

Компаньонка заметила безнадёжность в её голосе.

- Хорошо, – сказала она, взяв на себя всю ответственность, – Мы устали. Пришло время признать, что мы не найдём Дэна сегодня. Мы просто должны выяснить, где нам нужно переночевать и начать поиски со свежими силами завтра утром.

- Нет, я не уйду без моего брата!

- Будь разумной. Скоро стемнеет. Мы не найдём Дэна, если умрём от усталости. Нам нужно отдохнуть и поесть. Мы даже не завтракали. А ты знаешь, каким капризным становится Саладин, когда голодный.

Саладин жалобно мяукнул.

- Этот кот совсем обнаглел! – вспыхнула Эми, – свежий окунь, пельмени с креветками. А что дальше? Икра белуги? У нас нет времени для перерыва! Кто знает, что делает Йона Дэну прямо сейчас? Если он навредит ему, я клянусь, я удушу его вот этими руками!

У неё перехватило дыхание от шока, только от одной мысли о насилии. Но ещё хуже стало после того, как она осознала, что имела в виду под каждым словом. Неужели внутренний Мадригал вырывался на поверхность? Обычные люди бросались такими словами, ничего не подразумевая под ними. Но для Мадригалов всё было по другому. Мадригалы убивали.

- Мы просто должны беспокоиться о нём, – пробормотала она тихо, – Прости меня, а Саладин наверно и правда голодный. Но он может жить несколько месяцев, только благодаря своему жиру. Позднее, мы можем покормить его чем-нибудь.

В нескольких метрах прошёл турист с бутербродом с сардинами.

С громким мявканьем, похожим на охотничий рык рыси, Египетский Мау бросился из рук Нелли. Никогда не охотясь, он промахнулся, и, пролетев мимо бутерброда, промчался к краю стены и скрылся из виду.

Вскрикнув, Эми и Нелли подбежали к краю, в ужасе от того, что могут увидеть.

Ниже них на тридцать футов, любимое домашнее животное Грейс Кэхилл стоял на том месте, где была убита армия. Его хвост был поднят в верх, в негодовании шерсть ощетинилась.

- Мурр! – это был самый строгий выговор за всю охоту.

- Знаешь, – сказала Эми, голос её дрожал, – возможно, нам всё же нужно найти гостиницу и что-нибудь поесть.

Глава 16

Город Сиань был намного меньше, чем Пекин, но Дэн не видел разницы их окна G5. Невысокие горизонты, как и в столице Китая, но скопления зданий казались бесконечными, на каждом дюйме перекрёстков дорог стояли светофоры. Движение. Грязь. Даже самолёт покрывался толстым слоем коричневатой дымки.

- О, нет, – они даже не поднялись на взлётно-посадочную полосу, а папа Йоны уже погрузился в свой БлэкБерри, – Помните плакаты «Живите вместе с Уиз поколением?»? Знаете, как это переводится на китайский язык? «Йона Уизард покрывает слоем жира ваших предков».

Дэн засмеялся в голос.

- Можете достать мне один плакат? Он будет самым ценным в моей коллекции!

Но Бродерик был не в восторге.

- Всё хорошо, пап, – зевнул Йона, – Ты же знаешь фанатов. Мы поужинаем с небольшими развлечениями и сходим в кино, опубликуем всю это на Ютуб, и все забудут про дурацкие плакаты.

- Но их количество превышает шестисот тысяч, – напомнил ему его отец.

- Ужин и кино, – сказал ему Йона, – А ещё лучше в клуб в Сиане. Мы дадим MTV эксклюзивное видео. Как же это будет эпично, ёу! Но только после того, как будем у терракотовых воинов, – добавил он, подмигнув Дэну.

Из всех менеджеров, журналистов, телохранителей в окружении Уизардов и даже собственно отца, Йона выбрал именно Дэна, сопровождать его. Чтобы узнать тайне терракотовой армии.

Не то, чтобы Дэн заботился об охоте за ключами.

Но в Сиане были классные лимузины. Длинный серебряный, он ждал их в аэропорту, чтобы отвезти в отель, где Йона занял весь верхний этаж.

Папа Йоны разговаривал по телефону с ночным клубом в отеле, чтобы нанять их, а заодно и устроили им ужи .

Дэн взглянул на часы. Семь тридцать.

- А когда это терракотовое место закрывается?

Йона сверкнул улыбкой рок-звезды.

- Они закрылись два часа назад. Мы не сможем туда пойти. Там ещё недостаточно темно.

Голос Дэн понизился.

- Я понял. Мы должны проверить, есть там кто-нибудь или нет.

- Я знал, что ты поймёшь меня, – подтвердил Йона, – Кэхиллы думают одинаково. Ты получишь хорошо впечатление от совместной работы. Мы команда.

«Если бы тут была Эми» подумал Дэн грустно. Она сказала бы ему, как это глупо, называя его слабаком, а сама бы пошла в библиотеку и прочитала бы шесть сотен книг про терракотовых воинов.

Его настроение резко упало. Потом бы она обвинила бедных родителей, которые не заслужили такой участи. Как она могла даже подумать плохо о маме и папе? Он похлопал по карману, где лежал медальон из пещеры Бодхидхармы.

- Ты знаешь, Йона, – рискнул сказать он, – уже прошло два дня, четыре часа, двадцать одна минута, когда…

- Когда ты в последний раз видел свою сестру, – закончил сочувственно Йона.

- Не то, чтобы я считал, – быстро добавил Дэн.

- Но всё же, – согласилась звезда, – Я поражён, что она до сих пор не объявилась. Как будто, она просто не хочет тебя увидеть.

Дэн отпрянул, как будто его хлестнули по щеке.

Стук в дверь. Прибыли развлечения. У Дэна почти пропал аппетит. Он сидел за столом, злобно протыкая пельмени палочками для еды, он сокрушительно думал, что Эми действительно могла бросить его. А это возможно? Она часто говорила, что он её раздражает. Тем не менее, он говорил ей об этом не менее часто, но всё же он хотел найти свою сестру.

Шоу состояло из китайских акробатов, которые выполняли невообразимые трюки и делали кувырки через голову. Даже Дэн начал немного отходить от своего уныния, особенно ему понравился конец. Танец дракона, люди свисали с потолка, прыгая через голову на ноги.

Папа Йоны пригласил несколько местных журналистов и присоединился к веселью. Йоны был уверен, что они могут найти в этом негативные отзывы, даже если их и не было.

Он целый час дружески сплетничал, смеялся, шутил с журналистами. И конечно, никто и не подозревает, что через несколько часов, они совершат кражу с взломом в важные археологические раскопки в Азии. Но Дэн всё же заметил стеклянное выражение известного лица.

«Забавно, я думал, что быть рок-звездой круто, но она какая-то однообразная!. Но для Йоны это был нормальный образ жизни. Но от постоянного возбуждения быстро утомляешься, день за днём, неделя за неделей.

Только за полночь акробаты вернулись домой и журналисты закончили интервью. Дэн рылся в мини-баре, до него донеслись звуки классической музыки. Но музыка Йона отнюдь не классическая. Дэн немало удивился. Это Моцарт, один из величайших родственников Януса Йоны.

Он последовал к спальне, откуда доносилась музыка, и заглянул внутрь. Бродерик Уизард сидел на краю кровати с акустической гитарой в руках, пальцы не спеша пробегали по нейлоновым струнам. Даже Дэн, ничего не понимающему в музыке, было очевидно, что отец Йоны играет с большим мастерством.

- Клёво.

Бродерик посмотрел на него с удивлением,

- О, это ты.

Он положил гитару на одеяло, взял БлэкБерри и начала рыться в электронной почте.

- А Йона знает, как вы играете? – спросил Дэн.

Папа Йоны застенчиво закашлялся и спрятал устройство в карман.

- Я был восходящей звездой в колледже. Но потом, я встретил Кору и… я хорошо играю, но по сравнению с ними…

С ними. Янусами. Зачем играть музыку, если ты не имеешь никакого отношения к Моцарту, или Скотту Джоплину, или Джону Леннону, или Йону Уизарду? Если ты не имеешь отношения к Кэхиллам!

Дэн удивился самому себе, он почувствовал подлинное сочувствие к отцу Йоны. Даже если он и последовал к своей мечте, то всё равно отставал от своего знаменитого сына на пол шага. И что осталось бы от Бродерика? Только текстовые сообщения.

Невольно, Дэн задумался о своём отце. Он понял, что как и Бродерик, Артур Трент вышел замуж за девушку Кэхилл, и соответственно присоединился к их семье. Когда люди говорили о папе, то подразумевали его только как партнёра мамы в охоте за ключами. Даже фамилия у них была Кэхилл, а не Трент. А что было бы, если бы он отказался от участия в охоте?

От раздумий, Дэна оторвал, появившийся в дверях Йона.

- Парни, вы что, без меня устроили тайную встречу? – его взгляд упал на гитару на одеяле.

Его папа засмущался.

- Я просто…знаешь…убивал время.

- Он великолепен! – в восторге воскликнул Дэн, – Не все талантливые люди – Янусы, Йона. Ты просто обязан услышать игру своего папы…

- Боже. Давайте обсудим всё позже, – твёрдо прервал его Йона, – Нам нужно идти. Автомобиль ждёт нас.

Его отец кивнул.

- Идём.

На часах было 12:25, когда серебряный лимузин оторвался от тротуара возле отеля.

- Скажи водителю остановиться у терракотового музея, – сказал Йона своему отцу, – Мы сами дойдём до раскопок через несколько кварталов. Главное, чтобы полицейские ничего не заподозрили.

- Понял, – сказал Бродерик, – Удачи вам, ребята.

- Удача не имеет ничего общего с нашим делом, – ответил ему с уверенность Йона.

Они ехали около двадцати минут, когда водитель крикнул им, что они приближаются.

Дэн покосился в окно.

- Там нет музея. Подождите…вы имеете в виду это?

Из темноты был виден силуэт низкой структуры, просто ошеломляющей своим размером. По крайне мере, он занимал пять кварталов, но это только минимум.

- Они построили музей в огромном ангаре для самолётов, – объяснил отец Йоны, – В самом большом в мире.

- Сумасшедшие, – прокомментировал Йона, – Хорошо, пусть остановиться здесь. Готов?

- Готов, – ответил Дэн.

Они вышли, держась ближе к тени. Лимузин поехал дальше, скрываясь за кустами. Его огромные размеры, создавали иллюзию близости. Оба, тяжело дыша, они скрылись за билетными кассами. Йона полез в карман чёрной кожаной куртки и вытащил устройство, похожее на большую версию БлэкБерри его папы.

- Ты собрался звонить отцу? – спросил Дэн.

- Это датчик температуры, – тихо объяснил Йона, – С помощью него, мы отсканируем, есть ли поблизости охранники. Всё на экране.

Дэн уставился на датчик. В огромном комплексе было, по крайней мере, семь или восемь красных тел. Некоторые из них, казалось, собрались в одну точку.

Дэн встревожился.

- А они видят нас?

Йона, не отрываясь, смотрел на яркую точку, отделившуюся от группы.

- Кажется, у них чаепитие.

- Да, но где?

- Недалеко. Давай, таких прекрасных шансов у нас дольше не будет!

Йона вынул два кусочка замазки и приложил их к замку стеклянных дверей. После нескольких минут последовал шипящий звук, и он быстро убрал руку. От места соприкосновения шёл небольшой дымок, как от химической реакции, замок сжёгся.

- Я думал вы, ребята, разбираетесь только в искусстве, – сказал Дэн.

Йона пожал плечами.

- Зависит от того, что ты считаешь искусством. Взлом – тоже искусство. Мы раздобыли эту штуковину у Екатов.

Он толкнул дверь, и они зашли внутрь.

Перед ними выросло самое удивительное зрелище. Это было похоже на целую толпу людей, стоящих в ямах в комнате размером с Фенуэй Парк. Но они были ненастоящими. Целая армия солдат, коней, колесниц, сделанных их не совсем белого фаянса. Тысячи из них выстроили в плотный ряд, стоя навсегда на страже.

Йона сел на корточки.

- Мы не туристы!

- Это самая офигенная вещь, которую я когда-либо видел! – выдохнул Дэн.

- Я видел и получше, – сказал ему Йона, – Например, мой собственный филиал.

- Да, но их здесь так много!

- Так, вот твой план: проверить воина в тридцать восьмой яме. Пятьдесят третий солдат из первых раскопок.

Дэн встревожился.

- А ты?

- Я буду стоять на страже, – пообещал Йона, – Охранники скоро придут. Поспеши!

Логично. Он добрался до таблички с надписью «Первые раскопки», где воины возвышались над ним. Каждый их них был по своему уникален.

Он подал знак Йоне, и принялся считать, ища пятьдесят третьего солдата. Подробность на фигурах поражала. Черты лица, причёски, структура одежды – всё было уникальным. Он прошёл мимо стоящего на коленях лучника, и заметил рисунок на нижней части обуви. Отец Йоны сказал, что этим фигурам более двух тысяч лет. По преданию, каждая статуя была сделана из каждого солдата.

Это было здорово, но одновременно ультражутко тысячи воинов были похоронены, чтобы защить итак мёртвого императора. Дэн, проходя мимо каждой фигуры, представлял себе внутри нихскелет каждого. Настоящая армия из мёртвых.

«Сконцентрируйся! Если собьёшься, то придётся вернуться назад и снова начать считать! Тридцать один…тридцать два…тридцать три…»

Он взглянул через плечо, но Йону не было видно. Как долго может длить перерыв у охранников? Йона уйдёт, как только заметит на датчике температуры приближающуюся точку.

Яма 38. Он повернулся и снова принялся считать солдатов. Один…два…три…

Миндалевидные глаза были пустыми и неподвижными, когда он проходил мимо них. Тем не менее, он не мог отделаться от ощущения, что за ним следят.

Глава 17

Она лежал на животе, смотря на датчик тепла, но краешком глаза приглядывал за Дэном. «Малыш безбашеный. Ты что-то должен дать ему взамен, хотя он слишком глуп, чтобы понять, что его используют. Нет» тут же поправил он себя «Бедный сирота. Не повезло ему и всё». Если бы не это «но», то в охоте они бы стали опасными соперниками.

Конечно, Йона заслужил свой успех. Но это не мешало ему быть сыном Коры Уизард, лидером Янусов. Он родился, шагая в ногу с искусством. Найдёшь 39 ключей, и уже можно не беспокоиться о чём-либо. ты будешь самым великом человеком. Практически суперменом.

В ангаре была абсолютная темнота, только огромные силуэты возвышались над ним. Кое-как он разглядел тощую фигуру Дэна Кэхилла, шагающего между больших терракотовых фигур. Довольно дико построить фальшивую армию, чтобы защитить одного мёртвого парня. Но как Янус, Йона уважал древних китайцев, создавших это. Очень мило. С его точки зрения, бесконечные шеренги солдат выглядели почти как поклонники на его концерте, которые полностью заполняли залы.

Он проверил монитор. Перерыв не может продолжаться долго.

«Поторопись, скоро…».

Он покосился на датчик. Довольно-таки продвинутая технология, но даже она допускает грубые ошибки. Ты видишь всю, но есть ещё и перспектива. Он не был уверен, что охранники идут назад. Но на мониторе, показывались яркие точки выше. Два охранника были позади.

Йона старался не двигаться. Вдалеке послышался хлопок. Но…он нахмурился. Что это за светлое пятно? Или этот парень был за спиной, или на том же месте только выше, неужели любители чая освободились раньше?

Йона постучал пальцем по датчику в раздражении. Эта немая штуковина, кажется, была готова сломаться именно в середине такого важного задания!

Дэн Кэхилл направлялся прямо к нему…

***

«Двадцать семь…двадцать восемь…двадцать девять…»

Дэн проходил мимо рядом воинов, чуть не спотыкаясь о копыто терракотовой лошади. Когда он выпрямился, подбородок задел локоть лучника, стоявшего прямо перед ним.

По словам отца Йоны, все эти воины первоначально вооружены настоящим оружием. «Если бы я что-нибудь задел, то они бы разрезали мою голову напополам!». Конечно, было бы труднее пройти здесь, если бы в их руках были настоящие острые как бритва мечи и копья.

«Сорок семь…сорок восемь…»

он посмотрел вперёд, пытаясь понять, какая из них была пятьдесят третьей. Он заметил булаву – тяжёлый шар с шипами прикреплённый к цепи на деревянной рукоятке.

«Может быть всё же несколько воинов остались вооружены…». Но эту мысль сразу вытеснила другая: «Если эта статуя пятьдесят третья, то ключ в оружии!»

С нетерпением, он быстро подбежал к ней. Он заметил, что цифра на нём была чуть меньше чем на других, да и сама цифра отплыла немного в бок.

На мгновение, удивление парализовало Дэна. а когда он вышел из оцепенения, булава поднялась в воздух, собираясь рассечь ему голову. Дэн нырнул, и булава пронеслась мимо, чуть не задев ухо. Локоть воина сломался. Кисть и предплечье валялись на земле.

«Внутри нет костей мертвецов» подумал Дэн, он попытался сосредоточиться.

Самозванец поднял своё оружия для другого сокрушительного удара. С ужасом Дэн отметил, что его противник был с ног до головы в мягкой цветной пене, похожей на выцветшую краску терракотовой армии. На лице у него была маска из резины, предназначенная для имитации выражения лица, как у статуй. С близкого расстояния, сходства почти не было. Но стоя среди тысячи товарищей, его невозможно было отличить.

- Кто ты? – прохрипел Дэн.

Вместо ответа последовал удар булавой, человек ошибся буквально на пару дюймов. Дэн ощутил укол боли в руке.

Все рациональные мысли в мгновенье исчезли, за исключением одной:

Выжить.

***

«Ловушка!». Глаза Йоны были прикованы к небольшому экрану, где точка Дэн убегал от противника. Охрана пока не заметила их, но как долго это продлиться?

«Я должен убираться отсюда!»

Он быстро вскочил на ноги, не задумываясь подбегая к дверь, к сгоревшему замку. А затем мимо турникетов, такси, гостиницы – и всё будет хорошо…

Он застыл как вкопанный. Дэн. Как он мог оставить его здесь?

«Забудь о Дэне! Ты знал, что это ловушка, поэтому и притащил его сюда!»

Дэн всего лишь одиннадцатилетний ребёнок. Он оказался здесь только по вине Йоны.

«Жизнь жестока. Но ты крупный игрок! Сын Коры Уизард! Это единственный шанс достать ключ для Янусов».

Он распахнул дверь. Прохладный холод снаружи манил. Свобода, безопасность…

Йона глубоко вздохнул, повернулся и побежал внутрь, с разбегу запрыгнув в яму. Через ряды воинов он достал тепловой датчик, чтобы включить его.

Его мысли бегали, как бешеные тараканы. Мысли «Если меня убьют, в Китае, новость об этом распространится за один день!» смешались с более актуальной «Держись! Я иду!».

Когда он заметил злоумышленника, то сначала несколько раз моргнул, чтобы поверить. «Эй, парень одет как одна из статуй!». Йона выпучил глаза. Поддельный воин вертел булаву, готовый разбить ею голову Дэна

- Эй! – позвал он.

Самозванец развернулся, разбивая лицо терракотового фехтовальщика рядом с ним. Дэн вскочил и бросился на спину самозванца. В ярости, мужчина ткнул в него деревянной ручкой.

Йона схватил руками пенный костюм и изо всех сил потянул. Материал порвался, открывая брюки и рубашку. Человек замахнулся на него свободной рукой и ударил её по щеке Йоны. Звезда опустилась возле терракотовой колесницы, ошеломлённая.

С разворота, самозванец бросил Дэна спиной на колесницу. Дэн попытался встать, но ударился лбом о поднятое копыто лошади. Человек поднял булаву высоко над головой, готовый опустить его вниз с ошеломительной силой.

***

Дэн испытал ошушение совершенного ужаса. Он умрёт. Он был зажат в угол, некуда отступать, и самозванца было не остановить.

Голос монаха возник в голове Дэна. «Ваш противник ваш самый большой союзник».

До того, как рука опустилась, нанося смертельный удар, Дэн вскочил на ноги и начал атаковать. Дэн схватил пенный костюм, противник пронёсся у него над головой.

Дэн поразился, как мало сил требуется для этого трюка. Он не ожидал, что сможет отбросить этого парня на пятнадцать футов, уничтожая воинов как кегли. Человек лежал в развалинах без сознания.

Дэн и Йона оказались возле него в одно мгновение. Йона разжал его руку в пенной перчатке и взял булаву.

- Ты прям как Джеки Чан! – прохрипел Йона в ужасе.

- Давай убираться отсюда! – зашипел Дэн.

- Пока нет, – мрачно остановил его Йона.

Он сорвал маску с заключённого и ударил его.

Мужчина безучастно пожал плечами.

Дэн полез в его небольшую сумку на талии и вытащил толстую пачку евро.

- Откуда это у вас?

Йона замахнулся шаром с шипами.

- Мы можем восстановить тебе память.

- Дети, – залепетал самозванец, – Мальчики девочка!

- У вас есть имя? – спросил Йона.

- Его нельзя говорить. Но американцы называют меня Саймон.

- Британский акцент! – Дэн глубоко задышал, – Кабра – они подставили тебя, Йона.

- Они подставили нас обоих, – поправила звезда, – Они где-то далеко впереди, пока мы тут сражались за нашу жизнь.

- Мы нагоним их, – пообещал Дэн, – Но теперь нужно разобраться с ним…

Его предложение было прервано громким звуком сигнализации. Саймон, не раздумывая, побежал вдоль рядов, скрываясь в своём костюме.

Йона и Дэн направились к выходу. В ямах копошились охранники, светя на фигуры фонариками. Через минуту включилось аварийное освещение. Скрыться просто было негде.

Йона споткнулся об одну из фигур и упал. Дэн помог подняться ему. Два кузена выбрались из ямы, на полосу нераскопанной земли. Теперь уже, бегая по ровной поверхности, они добрались до выхода, до незапертой двери.

Йона выпрыгнул из ангара первым – прямо в руки полицейскому. Второй полицейский схватил Дэна.

Их поймали.

Глава 18

Клетка была крошечной с противным запахом. Скорей всего, это из-за туалета, стоявшего прямо в центре клетки и считавшийся стильным предметом разговора. Дэн надеялся, что они просидят здесь недостаточно долго, чтобы попользоваться им.

Если Дэн был всего лишь расстроен, то Йона был опустошён. Его поклонники признали его идолом хип-хопа, а сейчас он сидит на деревянной скамейке, его знаменитое лицо опускалось с каждым часом. Он почти не говорил. Для Дэна, который знал Йону довольно общительным с окружающим миром, это изменение было страшнее, чем их текущее положение.

Дэн попытался его приободрить.

- Твой отец стоял совсем недалекою он, наверно, видел, что произошло. Бьюсь об заклад, что он, в одной руке БлэкБерри, сейчас подаст нам верёвочку и вытащит нас отсюда.

- Да, – пробормотал Йона.

Дэн ничего не понял.

- разве ты не хочешь выбраться отсюда?

Йона пожал плечами.

- Меня не волнует.

- Но тебя должно волновать, у тебя. У тебя есть что-то в жизни, чтобы вернуться. Ты – звезда рэпа, телезвезда!

- Ты думаешь, что это что-то означает? Прервал его Йона, – Серьёзно, если в нашей семье ты не можешь найти 39 ключей, значит ты ничтожество!

- Хорошо, – уступил Дэн, – Иан и Натали подставили нас. Ну и что?

- То, что я испортил то, к чему меня готовили с рождения, Дэн, отправка меня в студию– всего лишь прикрытие. Они отправили меня на ТВ специально. Готовя к охоте за ключами.

- Кто заботиться об охоте на ключ? – прервал его Дэн, – В конце концов, ты чего-то добился, ты не думал, что охота не так важна для тебя?

- Я неудачник! – дёрнул плечами Йона, – Как Кэхилл, как человек!

- Но ты спас мне жизнь, наверное!

- Я был уже на пол пути к двери, – настаивал Йона, – Хорошо, я вернулся. Но я собирался уйти.

- Это доказывает, что ты не такой плохой, – сказал Дэн, – Любой дурак может делать правильные вещи. А ты знаешь, как это трудно? Поступать правильно, когда ты стал уже совсем черствым? Кто лучше Мадригала может понять это?

- Я чуть не прихлопнул одиннадцатилетнего ребёнка, которого специально туда притащил, чтобы его убили!

Дэн отшагнул назад.

- Ты хотел, чтобы я умер?

Знаменитость поморщилась.

- Ты был всего лишь приманкой. Если бы охрана нашла тебя, то я бы бросил тебя. Ничего личного, – добавил он, заметив выражение лица, – Это ключи. Они делают тебя самым мощным человеком в истории, они делают нас менее человечными!

Дэн ничего не сказал, в большей степени потому, что он не мог ничего сказать. Он даже не мог сердиться на Йону. Дэн лучше знал, что охота за ключами может снести голову с плеч. Посмотрите, как Эми начала нападать на своих родителей, и как два родных брат и сестра остались за много миль друг от друга..

Ему всего лишь одиннадцать лет. Дэн не мог избавиться от сосущего страха, что это не временное разделение, это был реальный шанс никогда больше не увидеть свою сестру снова.

И в тоже время, он спас свою жизнь, благодаря рукопашному бою, используя навыки, которыми научил его сам мастер Шаолинь. Как ему могло быть страшно?

Метал звякнул о металл, охранник появился в сопровождении Бродерика Уизарда.

- Ребята, с вами всё в порядке?

Его знаменитый сын даже не смотрел на него, но у Дэна желание смотреть не пропадало. Ему уже казалось, что папа Йоны никогда не придёт, но он пришёл, в самый последний момент.

- Мы в порядке, – сказал Дэн Бродерику, – Спасибо, что выручили нас.

Отец Йоны быстро повёл их через здание. Быстрый и грозный. Сотрудникам полиции пришлось разбегаться в стороны, чтобы не наткнуться на него.

- Даже не спрашивайте, звукозаписывающая компания, скорей всего, уже знает о происшествии, – сообщил Бродерик сыну, как только лимузин оторвался от дороги, – Они в милости сказали, что мы им должны ещё лет двадцать.

Йона тяжело опустился на кожаную обивку.

- Я думал, изображение гангстера будет хорошо для продажи.

- Не в Китае, – зарычал Бродерик, – К терракотовым воинам относятся серьёзней некуда.

- Виноваты Кабра, – сказала Дэн, защищаясь, – Они наняли убийцу.

- Тогда он должен был бежать, – сделал вывод папа Йоны, – Он что, не слышал слов в твоём рэпе? Ты не поверишь, что нам пришлось сделать, чтобы вызволить тебя. Секретность Янусов была на пределе, ещё чуть-чуть и они бы всё узнали!

В ответ Йона тихо захрипел. Он не спал всю ночь. Он даже когда он выпил сорок унций Ред Булла, он спал, хоть и не так много. Он посмотрел на восход солнца над милями жилых домов, по обе стороны старого города находились стены. Начинался новый день, но он почти не жил, чтобы видеть это.

Когда Йона оторвался от своих раздумий, лимузин остановился перед колокольней. Он шёл вдоль, как зомби, когда они взяли частный лифт до пентхауса.

- В комнате тебя ждёт сюрприз, – сообщил Бродерик сыну.

- У меня тоже для тебя сюрприз. Я ухожу. Я больше не хочу охотиться за этими ключами. Я не хочу, мне не нравиться всё это. Скажи маме, что пусть находит другого человека.

В этот момент двери лифта открылись и сильный женский голос объявил:

- Почему бы тебе самому не сказать мне об этом, Йона?

Глаза Йоны расширились.

- Мама?

Кора Уизард – всемирно известный скульптор и художник. Самый молодой нобелевский лауреат в истории. Легендарный лидер отрасли Янусов.

Женщина стоящая переел ним была похожа на…Дэн моргнул несколько раз. Хиппи?

Да! Её волосы распущены, были закинуты назад. Она была одета просто, в свободную тунику. И это мама Йоны?

Но при ближайшем рассмотрении, за её заурядной внешностью скрывалась твёрдая сталь. Её чёрные глаза двигались, как механизм лазерного наведения ракетной пусковой установки. Вокруг шеи, на верёвке болтался кусок меди. Она была самой известной в мире современного искусства. В неё была сложены армия из самых ярких и творческих людей в мире – тысячи артистов, музыкантов, режиссёров, художников, актёров, скульпторов, магов и шоуменов всех мастей.

- Ты должны найти кого-то другого, чтобы Янусы выиграли в конкурсе, – сказал жалобно Йона, – Я не могу это сделать.

- Приятно увидеть сыночка после разлуки в три месяца, – саркастически ответила Кора. Она повернулась и впилась проницательным взглядом в Дэна, – Я не могу описать, как я счастлива наконец-то встретить внука Грейс.

- Ты не слушаешь меня, мама, – вставил Йона.

- Подожди милый, – прервала она его голосом, похожим одновременно и на материнскую любовь и на закалённую сталь, – Мне нужно всего лишь пара минут, – она снова обратилась к Дэну, – Ты т твоя семья гордость нашей семьи. Весь этот бред, что у вы единолично охотитесь за ключами. Наконец, мы поняли почему.

Дэн ждал. «О чём она говорит?»

- Все эти мы задавались вопросом, к какому филиалу вы принадлежите. Но теперь , тайна раскрыта. Наша родословная показала раз и навсегда, что ты и твоя сестра Янусы. Добро пожаловать в наш клан!

Её муж зааплодировал, и даже Йона улыбнулся.

- Это странно. Но я знал, что ты именно оттуда.

Дэн слабо кивнул. Янусы? Да это невозможно! Он знал это на все сто процентов. Конечно, если бы у него была возможность, он бы изменил эту страшную правду.

Почему Кора Уизард заявила об этом? Было очевидно, что это обман. Он ожидал его от любого из Кэхиллов. Но зачем эта ложь? Чтобы завербовать детей, чтобы они доставали 39 ключей для Янусов? У этой женщины в полном распоряжении мастера ушу, фехтовальщики и экспертные стрелки. Она могла взять трубку телефона и позвонить Стивену Спилбергу, Джастину Тимберлейку и половине Голливуда. Зачем ей Эми и Дэн?

А была ли она на самом деле хорошая? С Эми, они постоянно ссорились по глупостям, потому что их истинное положение просто ужасно. Родители мертвы, бабушка мертва, скрываются от социальных служб Массачусетса, а теперь это единственное светлое пятно. Но было ли оно правильным выходом?

- Ну? – поторопила Кора, – Ты что-нибудь скажешь?

Он посмотрел на неё, загипнотизированный, обречённая муха в плену у паука. Он опустил взгляд от горящих чёрных глаз и наткнулся на ещё ожерелье. Странно, что-то знакомое. Но это не логично. Он в первый раз видит маму Йоны.

Далёкое воспоминание вернулось, ударив его как молотком по голове, и он в самом деле пошатнулся от удара. Ему было всего четыре, но он никогда не забудет. Металлические скульптуры, одни из немногих, которые пережили пожар. И жучок – подслушивающее устройство.

Ожерелье Коры – миниатюрная копия той скульптуры!

Вероятно, она подарила скульптуру родителям. Это была просто уловка, чтобы шпионить за ними. И всё закончилось тем, что огонь пожирал Хоуп и Артура, оставив детей сиротами.

Нет, Кора не устраивала пожара. Только потому, что Изабель Кабра опередила её. все они были виноваты. Все Кэхиллы с их слепыми амбициями, с стремлением к власти, как торопливо мчащиеся поезда. А что может остановить многотонный грузовик? Вот именно – ничего.

Когда, наконец, он вышел из ступора, его голос был гораздо выше для его возраста, он был слеп раньше, теперь ему всё стало понятно, как ясный день. папа Йоны и не пытался найти Эми. Они держали его, используя как марионетку на верёвочке. А теперь пришла эта ужасная женщина, также готовая была убить его родителей. Она тоже была частью этой ядовитой семьи.

- Янус? – презрительно сплюнул он, – Я не Янус! Я точно знаю, к какому я принадлежу филиалу!

Он ворвался в открытый лифт и бросил прощальный взгляд. Его переполняли эмоции, прежде, чем он смог остановиться.

- Я Мадригал!

Последнее, что он увидел перед закрытыми дверями, это шокированную семью Янусов с замороженными ртами.

Глава 19

Штраф за падение кошки с Великой китайской стены обошёлся им в четыреста юаней – примерно пятьдесят девять долларов США. Также, Эми и Нелли заплатили сто юаней солдату, который принёс им кота обратно, плюс ещё сорок три, чтобы купить мазь и бинты, чтобы залечить полученные раны "в бою".

Их отель был гостевым коттеджем, названный «Золотая обезьяна». Здесь не было обезьян, разве что только пару тараканов, могли бы сойти за карликовых мартышек. Эми едва заметила грязную и тесную комнату. Единственное о чём она думала – Дэн.

- Мы потеряли его, Нелли, – сказала она, глядя за мухами на окне, которые сидели на валах Великой китайской стены, – Мы решили сыграть в азартную игру, и мы потеряли его. По неизвестным причинам, Йона отменил поездку к стене. Мы теперь в другом городе. Теперь, он может быть где угодно. А может, они даже не в Китае. Мы даже не знаем, на каком континенте они находятся.

Нелли сидела за столом, сгорбившись, за компьютером Дэна.

- Эй, посмотри на это.

- Ты нашла Йону? – с нетерпением спросила Эми.

- Нет, но я тут кое-что придумала. Я сравнила факт, где работал Пу И, когда Кэхиллы выперли его из Запретного города с датой всех главных событий мира 1924 года.

- Меня это не волнует, – застонала Эми, – Я просто хочу вернуть Дэна.

Нелли резко поднялась.

- Эй, девочка, что с тобой? Охота за ключами ещё не окончилась, а это вдвойне важно. Помни, Йона всё ещё ищет ключ, а Дэн рядом с ним. Теперь, я составила список некоторых лучших заголовков новостей с начала 1930-х годов. Но там, вроде, ничего нет про Кэхиллов.

Эми встала и подсела к ней. Конечно, компаньонка была права. Если они продолжат искать 39 ключей, и то же самое сделает Дэн, то шанс встретиться есть. Она посмотрела вниз, на экран.

«Метеорит весом 20 тонн упал у Блэкстоун в штате Вирджиния.

Египет получил независимость.

Президент Гардинг умер в своём офисе.

Начинается строительство стадиона Янки

Джордж Мэллори и Эндрю Ирвин покоряют Эверест.

Великие землетрясения Канто опустошают Японию.

Первый запуск США с использованием отравляющего газа.

Дордж Эдгар Гувер возглавил ФБР».

Эми прочитала все три страницы списка и со вздохом села.

- Я не знаю. Может, Грейс что-то из этого и упоминала много лет назад, то я не уверена. На умерла всего пару месяцев назад, но кажется, я уже начинаю забывать её голос.

Саладин потёрся о её ноги и сочувственно мурлыкнул.

- Что же нам делать? – озабоченно спросила она.

Нелли пожала плечами.

- Вернёмся к стене. Мы уже здесь. У нас есть ещё одна попытка.

Эми кивнула. Уже не было разницы Дэн или ключ. Найдёт одно – найдёт другое.

***

Звучание панк-рока доносилось из крошечного динамика.

- Привет, это Нелли. Я, вероятно, дегустирую пищу, о которой вы даже и не слышали, или слушаю музыку, от которой ваш мозг взорвётся. Если вы меня сильно ждёте, оставьте сообщение.

Звуковой сигнал, словно отдался в сердце Дэна. Он опрокинулся на стекло телефонной будки, надеясь что проблема с сотовым телефоном скоро исправиться. Он боялся, что Нелли не успеет взять трубку, иначе просто перебьёт, и он не успеет оставить сообщение.

- Это я – Дэн, – пробормотал он, – простите, что не мог позвонить вам, я думал, папа Йоны ищет вас, короче это длинная история, я в…Хорошо, предположим, что это не имеет большого значения, я найду вас скоро, ребята. Э-э…увидимся позже…я надеюсь.

Он повесил трубку, но сразу же схватил её и добавил:

- Я скучаю по тебе!

Но уже слишком поздно. Соединение уже прервалось.

Улицы города Сиань были пусты, когда Дэн выбежал из гостиницы. Но сейчас, они уже были переполнены, как час пик в Бостоне. Тротуары забиты пешеходами, странные запахи еды шли от каждого магазина, мёртвые куры висели рядом с современной витриной с сотовыми телефонами. Звуки громкие и противоречивые. Велосипеды и мотороллеры боролись с автобусами за дорожное пространство.

В одиночестве, иностранный ребёнок, среди этого хаоса, Дэну должно было быть страшно. Но вместо этого, Дэна переполнял только гнев, большинство из которого, было направлено на самого себя.

«Что я сделал?»

Он верил Йоне, который всегда казался ненадёжным. Он убежал от Эми, хотя должен был оставаться с ней. Только стоя на этой улице, он не ощущал никакой опасности. И куда же теперь ему идти?

Теперь уже слишком поздно. Он не мог найти Эми, и способа найти её нет. отдаться социальным службам – ещё хуже, его отправят к тёте Беатрис. Он выдал, возможно, самую опасную, глубокую, тёмную тайну. То, что он и Эми Мадригалы. И ради чего? Разве что только удовольствие видеть шокированного Уизарда.

Он улыбнулся. Удовольствие продлилось две-три секунды.

Но глупо. У него была цель. И у Эми тоже.

«Я должен предупредить её».

Конечно, кто знал, когда Нелли проверит свой сотовый телефон, работает он в Китае или нет?

Внезапно начался ливень. Проливной дождь поливал пыльные листья на деревьях на улицах Сиань. Пешеходы попытались защититься, кто чем, некоторые убегали под навесы. Дэн спрятался в небольшом магазине-подвале с игровыми автоматами. Как раз то, что нужно. Взрывные космические корабли успокаивают нервы. И завтрак не помешает. Китайских денег хватит. Пока.

Рассматривая большой выбор конфет, в глаза бросился большой телевизор, включенный на канале CNN International.

То, что он увидел, чуть не остановило ему сердце.

***

На этот раз Саладин не сильно рвался пройтись по Великой китайской стене. В руках Нелли, в безопасности, Египетскому Мау было куда лучше.

Толпа была такой же плотной, как вчера. Глаза Эми бегали туда сюда, но никаких признаков Йоны, такое чувство, что он сюда и не приедет. График звезды, должно быть, изменён. Что может быть страшнее, отказаться от Дэна и оставить его в совершенно чужой стране.

Не впервой, она думала о США посольстве в Пекине. Но это означает поездку в один конец, в Массачусетс. Но если она будет рыскать долго по самой густонаселённой стране в мире, то одиннадцатилетнего брата будет искать же не она, а служба. Вопрос. А за сколько времени управятся специалисты с властью? Она уже целых четыре дня не видела Дэна.

Они шли много километров, не останавливаясь, в поисках. Толпа начала редеть, главная туристическая зона Бадалин уже позади. Ноги Эми почувствовали гранитные блоки, и ей стало ещё тяжелее идти. Это бессмысленно, стена тянется на тысячи миль.

Пара попросила сфотографировать их.

- Конечно.

Он посмотрела через объектив камеры, и начала долго настраивать фотоаппарат.

По центру рамки светились значки, фокус остановился на башнях. Она нахмурилась, китайский иероглиф нарисованный на двери башни был знаком.

«Где я его видела? Я не умею читать по-китайски».

Она сделала несколько фотографий и отдала камеру.

- Нелли, вон тот символ, это то, что Алистер рисовал на бумажке?

Нелли покосилась.

- Кажется да. Но почему тут написано «очарование» на двери на середине Великой китайской стены?

Дама, которой она отдала камеру, заговорила.

- Очарование? Это не самый лучший перевод слова. Гораздо лучше: «Благодать». [Grace (Грейс) может переводится как «благодать»].

***

На первый взгляд, казалось, что эта башня не отличалась от десятков других, каменная чтобы защитить от стрел жителей Монголии. Маленькие отверстия вместо окон предназначались для лучников. Древняя лестница вела вниз к небольшой базе, которая, вероятно, служила оружейной или казармой.

- Смотри.

Нелли указала на другую лестницу, ведущую на крышу. Что-то необычное. Они наткнулись на другую дверь с таким же символом Грейс. Она заперта.

- Подержи кота, – Нелли сунула Саладина в руки Эми.

Из кармана джинсов она достала две шпильки для волос и вставила их в дверной замок. Эми поразилась, как умело Нелли управлялась с дверью, и тем более, Нелли никогда не носила заколки. После щелчка дверь распахнулась.

Они оказались в квадратной комнате без окон, только фонарь висел над головой. Висели шесть табличек разных размеров, в абсолютном хаосе стояли часы, хрустальные вазы, миниатюрные зеркала, фигурки из стекла, высокие бокалы для шампанского.

- О Боже, – застонала Нелли, – Это какая-то гаражная распродажа.

Лоб Эми покрылся морщинами.

- Это не может быть просто совпадением. Имя Грейс на двери, и все эти вещи здесь. Что это значит?

- Это просто куча безделушек. Ты ведь не ожидала найти на чердаке старую леди, которая изобрела Фэн-шуй…

- Я поняла! – чуть не вскрикнула Эми, – Грейс просто обожала Фэн-шуй! Она постоянно говорила, что вещи должны быть в определённом порядке, чтобы обеспечить себе положительный поток энергии.

- Её дом всегда выглядел довольно хорошо, – призналась Нелли, – до того, как твои чокнутые родственнички подожгли его.

- Нет, это нечто большее! – настаивала Эми, её волнение росло с каждой секундой, – Грейс часами учила меня Фэн-шуй. Наверно, она знала, что охота за ключами приведёт нас сюда в один день.

Нелли остолбенела.

- То есть, ты говоришь, что твоя бабушка собрала целую головоломку Фэн-шуй для тебя, пока ты была за десять тысяч миль в Массачусетсе.

Эми покачала головой.

- Нет, Грейс нашла это место, но её имя писал кто-то другой.

- Так кто это мог сделать?

Эми прошла к стенам, выглядывая хотя бы намёк на то, кто создал эту странную головоломку. Она увидела слабые поцарапанные буквы на камне, примерно на уровне глаз, она громко рассмеялась. Имя было написано печатными буквами: Генри.

Нелли недоумённо взглянула на надпись.

- Генри?

- Мы читали о нём, помнишь? – объяснила Эми, задыхаясь, – Генри Пу И хотел себе английское имя! Это писал сам последний император! Надпись не такая уж и старая, наверное, он делал её в конце своей жизни, после того, как освободился из тюрьмы!

Компаньонка закатила глаза.

- Зачем ему придумывать головоломку Фэн-шуй на Великой китайской стене?

Эми отдала ей Саладина.

- Подожди, – сказала Нелли, – ты же не собираешься ничего тут менять?

- О, да я буду. Грейс сделала меня экспертом, но есть одна проблема. Нужен специальный китайский компас… лопань, так она его называла. У меня ничего такого нет.

- А как насчёт этого? – Нелли указала прямо вниз.

Плиточный пол был тщательно продуман дизайном концентрических кругов с сотнями китайских иероглифов.

- Вот и всё! – глаза у Эми загорелись, – Лопань Грейс был маленьким, поэтому его можно было передвигать из дом в дом. Магнитная стрелка всегда указывает на север.

Эми создала таблицу, сравнила их с Лопань, чтобы получить полную гармонию с плитами Земли и Неба. Потом, кропотливо разместила мелкие кусочки в соответствии с принципами Фэн-шуй потока ци – энергии. Она знала, что это не совсем обычная головоломка. У этой не было ни одного решения. Много различных вариантов могли быть правильными и приемлемыми. Но вещи здесь повсюду, что Пу И хотел сказать этим?

Она осторожно перевернула фигурки, чтобы все вещи оказались в соответствии с двадцати четырьмя направлениями на циферблате Лопань. Наконец, она убрала руки.

- И что теперь? – спросила Нелли.

Эми не дала ответа. Неужели она что-то перепутала? Или эта идея была неправильной с самого начала?

Нелли сочувственно улыбнулась.

- Ну, если ты не выиграешь охоту за ключами. Но когда-нибудь людям понадобиться декоратором, считай, у тебя уже есть работа.

Эми в недоумении посмотрела на циферблат ещё раз. Как она могла ошибиться? Она была уверена.

Она наклонилась вперёд, тщательно всё проверяя, зеркало нужно было чуть-чуть наклонить, чтобы Красная линия касалась Креста. Она наблюдала, как прямо из фонаря свет ударил прямо в зеркало и прошёлся рикошетом по всем объектам. В одно мгновение, тусклая комната осветилась тысячами ярких лучей.

- Вау! – воскликнула Нелли..

Эми вытаращила глаза. Луч из этой симфонии наткнулся на изображение, висящее на стене. Перевёрнутое V, с одной более крутой палочкой.

- Что это такое? – спросила Нелли.

Для Эми этот силуэт был очевиден.

- Я знаю, где следующий ! – выдохнула она. Из кармана джинсов она достала сложенный шёлк из Запретного города. Это стихотворение, Пу И написал, когда был гораздо моложе.

- Там, где земля встречается с небом.

Глава 20

На экране в зале игровых автоматов показывали горный пейзаж с чистым белым снегом. Вокруг выла метель, репортёр, одетый в толстую куртку, пытался перекричать её.

- Сезон восхождения здесь, на горе Эверест скоро закончиться, и, похоже, снег и не думает перестать валить. В непрекращающейся борьбе человека против природы, счёт в пользу горы. Ни один из альпинистов не смог добраться до вершины, все команды вернулись домой в поражении. Но всё же некоторые продолжают бороться со штормом…

Репортёр продолжал говорить, сзади с ледорубом подошёл дородный человек, сгорбившись от ветра в тяжёлых сапогах и огромной сумкой. Несмотря на громоздкую нагрузку и ужасные условия, альпинист шёл с альпинисткой лёгкостью. Он снял очки и показал своё лицо полностью.

Дэн издал хрип, похожий на худший приступ астмы в его жизни.

Гамильтон Холт.

Холты – семейство Кэхиллов уже были близки к следующему ключу. Томасы поднимаются на Эверест!

В разочаровании, ноги держали его еле-еле, прямо в зале игровых автоматов. Теперь он знал, где находиться следующий ключ. И что? Он даже не мог сообщить об этом Эми!

Противное чувство отчаяния отделилось от позвоночника и прошлось по всему телу. Такое же чувство было при похоронах Грейс, когда мистер Макентайр рассказал им про 39 ключей – срочную цель с бесконечными возможностями. Шанс стать самым мощным человеком на земле, сформировать человеческую историю! Такая возможность настолько невероятная для двух детей сирот Бостона.

Ради этого, они даже отказались от двух миллионов долларов. Вместе с Эми они бросили вызов и вступили в соревнование. Это произошло всего лишь несколько месяцев назад, но Дэн за этот короткий промежуток пережил многое. Он объездил весь мир, пережил столько острых ощущений, о которых большинство людей могут только мечтать. Он чуть не погибал не меньше десятка раз.

Он сам изменился. Он столько раз смотрел смерти прямо в лицо. Это уже не прежний Дэн Кэхилл, бравший деньги только потому, что хотел купить бейсбольные карточки. Он был уже полноправным партнёром судьбы, которую создала Грейс для них.

Как он мог быть настолько глупым, что думал, что бросил её? Он просто уже не мог бросить охоту за ключами. Он родился в окружении её! И Эми тоже. И хотя он не знал, в скольких милях она находилась, они оба следуют за ключами. Кора Уизард и Изабель Кабра просто не могут получить мировое господство.

«Я должен оказаться на Эвересте!»

Там же стоял рабочий компьютер. Дэн бросился к нему и открыл интернет-браузер. Менеджер подошёл к нему и начал что-то кричать ему на китайском языке. Дэн бросил мятые деньги ему на прилавок, думая, достаточно ли он заплатил, чтобы дать ему ещё немного времени.

Эверест… Эверест… где-то на границе между Непалом и Тибетом. Тибет находиться в юго-западной части Китая. В принципе не так далеко, по крайней мере в той же части мира.

Он продолжал лазить в Гугле. Хорошо, что здесь был оперативный режим. Эми чувствовала себя комфортно в окружении стопки пыльных книг, Дэн же был профи в Интернете.

Железнодорожные расписания высветились на экране. Есть, поезд от Пекина до Лхасы, Пекин. Одна из остановок, примерно на полпути, в Сиань. Он поморщился. Тридцать часов?

«Я же сойду с ума за это время! На самолёте намного быстрее» подумал он. Но у него нет ни паспорта, и очень мало денег. А на самолёте невозможно спрятаться.

***

ребята. Э-э…увидимся позже…я надеюсь.

Нелли отступила от телефона автомата в аэропорту Пекина, глубокая вдыхая, с облегчением. сообщение было сделано десять часов назад, но Дэн жив! Мало того, с ним всё хорошо. Она не могла дождаться, чтобы рассказать об этом Эми.

Марафон, который привёл их сюда был головокружительным. Семимильный часовой спринт вдоль китайской стены в автобусе. А затем, три часа в такси до аэропорта. И всё это под громкое мяуканье Саладина.

Эми вышла из дамской комнаты, проделывая путь через толпу.

- Ты купила билеты?

Нелли мрачно кивнула.

- Готовься детка. Мы сядем в самолёт только завтра.

- Почему так?

- Мы должны получить специальное разрешение для поездки в Тибет, – объяснила няня, – Разрешение нам дадут только завтра утром, и белеет в Лхасу. Но есть отличная новость. Мы получили сообщение от Дэна.

Возглас Эми эхом раздался по кривому зданию аэровокзала. Все сразу обернулись на неё. Сотрудник службы безопасности вытянул шею, чтобы найти источник беспокойства.

Быстро, Нелли положила руку на плечо Эми и двинулась к телефону, чтобы она могла прослушать запись самостоятельно. Она прослушала сообщение четыре раза, прежде чем повесила трубку дрожащими руками

- Он такой испуганный.

- Эй, – голос Нелли добрый, но в то же время твёрдый, – Ты помнишь, что это хорошая новость? Конечно, он боится. Похоже, он порвал с Уизардами. Это не так уж и плохо. Зачем доверять этим интермедиям уродам?

- Но он в полном одиночестве, – зарыдала Эми, – Почему он не сказал, где он находиться? Мы могли бы прийти и забрать его.

- Он не уверен, что мы хотим получать от него сообщения. Он будет ждать, пока люди, наконец, его не заметят. Он попытается нас найти рано или поздно, – она беспомощно покачала головой, – Бог знает, что этот парень собирается делать.

- Следовать за ключом, – сказала Эми.

Мыслительный процесс заставил её контролировать свои эмоции и сосредоточиться на более важных вещах.

- Да, но ключ на Эвересте!

Эми мрачно кивнула.

- Форма горы из Фэн-шуй комнаты – это Эверест – крутой склон с одной стороны, а с другой более постепенная. Помнишь тот список двадцатых годов? Джордж Мэллори погиб на северном хребте Эвереста в 1924 году! Многие люди считают, что он разбился о скалы поднимаясь на гору, а не спускаясь.

- Я читала о нём, – сказала Нелли, – Это тот парень, который сказал, что поднимается на Эверест, только потому, что он есть.

Эми кивнула.

- А что если он был Кэхиллом, как Пу И? в 1924 году, Пу И сделал прорыв в истории охоты за ключами. Он знал, что его дни в Запретном городе сочтены. Он договорился с каким-то Кэхиллом, что тот спрячет ключи для него. Там, где земля встречается с небом. Другими словами на вершине самой высокой горы в мире. Это возможно?

- Это совершенно невозможно! – бредила Нелли, – Совсем неубедительно, самая безумная сказка, которую я когда-либо слышала! – странное выражение появилось на её лице, – И вообще, всё что происходит в твоей семье безумно. Обычные тайники уже не годятся, нам нужны Эвересты!

- Но может быть мы и ошибаемся, – предложила Эми, – На Эвересте холодно, воздуха мало, атмосферное давление очень низкое. Для Пу И это самое безопасное длительное хранение.

- Но это же опасно, – воскликнула Нелли, – Знакомство с горой Эверест одно. А добраться до его вершины совершенно другое. Ты думаешь, что сможешь на ней взойти? Даже если гора не остановит, то высота сделает это. Люди тратят недели на акклиматизацию. Если пойдёшь слишком быстро, то умрёшь!

Эми нервно улыбнулась.

- Ну, вообще-то, я знала об этом.

***

В поисках 39 ключей Дэн был избит, чуть не утонул, не взорвался, был похоронен заживо и его отравили. Но сейчас было хуже и опаснее всего.

Ему до смерти наскучила поездка.

Он проезжал тысячи миль на самом медленном поезде в Азии, еле ползший по континентам. Он залез в него на станции в Сиане. В то время, как пассажиры загружали свой багаж, Дэн сумел проскользнуть в вагон и спрятаться за мешками с рисом. Там, съёжившись, едва дыша, он ехал как груз.

«Не попадайся». Если они заметят его, то сбросят на следующий день, не задумываясь. Он осторожно смотрел, на проходивших мимо. Эта поездка была невыносимо длинной.

Вскоре, Дэн чуть ли не помирал со скуки. Тридцать часов в грохочущей машине в компании риса, собаки, спавшей в перевозчике и…что это там? О, гроб! Ещё его спутником был мёртвый парень.

Со временем, гроб становился всё менее жутким и всё более интригующим. На четвёртый час, Дэн убедил себя, что просто обязан заглянуть внутрь и засвидетельствовать мёртвое тело. Пусто. В первые минуты последовало разочарование, затем, скука. Он посмотрел на часы. Ещё двадцать пять часов остаётся.

Хуже всего, даже хуже, что он сильно скучал, был тот факт, что Холты опередили его, взошли на Эверест в поисках ключа.

А поезд всё ехал и ехал, постепенно наклоняясь.

Восхождение на Тибетское нагорье. Но Дэн почти не ничего не ощущал, на первые места встали головная боль, усталость и жажда. Объявили, что они прибудут в Лхасу через одиннадцать тысяч футов. Но уже привык к родному Бостону, где большую часть своей жизни он провёл возле моря.

Он был очень голодным. Настолько, что украл печенье у спящей собаки. Отвратительно. Мясо со вкусом печенья с тонной соли, от которого в горле пересохло ещё больше.

Медленно, поезд остановился, поезд остановился на ещё одной станции. Через секунду он услышал голос, и что кто-то копошится с замком на раздвижной двери.

Ему оставили ни времени, не возможности. В панике, он залез в гроб и подтянув крышку, захлопнул себя. Точно в срок. Двери вагона завизжали, шаги и разговоры наполнили вагон. Он лежал в кромешной тьме, молясь, чтобы не начался приступ астмы.

Прошло всего несколько минут, а ему это показалось вечностью. И, наконец, тяжёлая дверь вагона зыкрылась и поезд тронулся. Он толкнул крышку.

Она не сдвинулась с места.

«Они заперли меня!»

Глава 21

Слепая паника пришла мгновенно. Он поднялся на колени и изо всех сил своего тела надавил на крышку. Глухой звук, никакого сопротивления не было. Дэн вырвался из гроба, как пробка от шампанского. Он приземлился на мешки с рисов. Он опомнился. Это не смешно.

Он осмотрелся вокруг. Пропала собака. Нет больше мясного печенья. Вместо животного перевозчика стояли три высокие канистры из нержавеющей стали. Внутри что-то булькало. Если это не серная кислота, то он выпьет это.

Он сломал печать. Молоко. Вероятно козы, или, возможно, даже яка. Определённо не пастеризованное. Но он не пробовал ничего вкуснее.

***

Они были на высоте 26000 футов, с Южной стороны Эвереста, они были выше всех в мире. Их встретила бесплодная скалистая буря, скорей всего образованная небом и соседним пиком Лхоцзе. Здесь – самая высокая, самая холодная и наименее гостеприимная долина в мире.

Типичная холодная ночь – восемьдесят ниже нуля, с устойчивым ветром, который мог образовать ураган в любом месте.

- Разве здесь не красиво, Хэм? – крикнул Эйзенхауэр Холт под вой ветра, – Ветер, легко может сбросить Еката или Люцианина с горы! Наконец, нашёлся ключ, в котором Холты могу показать своё преимущество!

На Эверест команда направилась в середине ночи, чтобы пройти около полудня и вернуться в дневное время. Холты с нетерпением и радостью ждали истинных спортсменов, ожидая их монументальные физические нарушения.

На протяжении большей части конкурса, конкуренты маневрировали и перехитряли. Тем не менее, Томасам уже давным-давно известно, что Джордж Мэллори, легендарный альпинист, который исчез в 1924 году, был в сговоре с императором Пу И. но эти пижоны отрасли, никогда не смогут выяснить, что Реджинальд Флеминг Джонстон, репетитор по Пу И бы не только учёным Янусом, но и хитрым двойным агентом Томасов. Слишком хитрый, Джонстон никогда не показывал своей истинной натуры Томасов, но даже им, он не сказал местонахождение спрятанного.

Немного надавив на внука Джонстона, Холты выяснили, что было там. Только этого приза было достаточно, чтобы катапультировать Холтов из соревнования на первое место в охоте за ключами.

- Сейчас я ей всё выскажу, – хрипло сказал Гамильтон.

Отец и сын одели шлемы.

- Рейган! – заорал он из палатки. Он включил фонарик и осветил пространство.

Его сестра Рейган, почти такая же большая и мускулистая как он, выполз из палатки в ветреном костюме.

- Мне так жаль, что бедная Мэдисон не может быть с нами сегодня.

- Нет, тебе не жаль! – закричал Эйзенхауэр, – Ты в восторге, что твоя сестра боится высоты, но зачем же так глумиться над ней?!

- Она ведь не умрёт, – защищалась Рейган, – Пару дней в больничке с шоком, а выйдет она оттуда как новенькая.

- Осторожнее с дыханием, – посоветовал Эйзенхауэр, – Кислород ещё понадобиться. Здесь очень опасная зона. Мы на высоте двадцать пять тысяч футов, один вдох и в тебе погибает одна клетка!

Что бы не случилось, он заботился о своём сыне и дочери. Холты были на краю жизни. Всего лишь один шаг, и из полковника получиться мёртвое тело на скалах.

- Кислород!

Втроём, они положили маски на нос и рот, и двинулись до вершины Эвереста, они, как кошки, ползли по голым скалам. Гора становилась всё выше. Температура с учётом ветра просто невыносима. Каждый шаг на такой высота, болезненно отдавались в лёгкие.

Но Эйзенхауэр не сдавался. Исчезло унижение в Вест-Пойнте. Исчез миф, о том, что Холтам не хватает ума, чтобы идти в ногу со своей прославленной семьёй. Сегодня вечером, они тянутся к небу. И никто, даже Кэхиллы, не могут стоять у них на пути.

Они ещё не достигли вершины, как другая команда, состоящая из пяти человек, прошла мимо них, быстро двигаясь. Четверо из них были шерпами – рослыми гималайскими гидами, жившими в долине Кхумбу, в области вокруг Эвереста со стороны Непала. Они несли человека, одетого в некое подобие скафандра.

Сопровождение? Практически, эти гиды вели их! Гора становилась всё круче, им уже пришлось касаться скал и руками. В его высокотехнологичном косюме заканчивался кислород, и атмосферное давление становилось всё ниже. Без воздуха, на Эвересте они не продержаться и нескольких минут.

Один из альпинистов повернулся и помахал рукой Холтам. Лицо его было хорошо видно, с

наквозь плексиглас шлема. Иан Кабра.

***

Аэропорт Лхасы был размером с частью аэропорта в Пекине, и, конечно, не современнее. Он был даже меньше, чем Чэнде, где Эми и Нелли провели ночь, пытаясь выспаться на ряду скамеек, дожидаясь свои проездные документы до Тибета. Трапа самолёта просто не было. Пассажиры, выходя из самолёта, прыгали прямо на асфальт.

К тому времени, они уже дошли до терминала. Нелли, запыхавшись и пыхтя, тащила свою рюкзак и перевозчик Саладина.

- Чувак, когда этот конкурс закончится, я вернусь в спортзал. Я выхожу из формы!

- Форма тут не причём, – сказала ей Эми, немного задыхаясь, – Это высота. Лхаса находится на высоте одиннадцати тысяч футов. А Тенгри даже выше, Лхасы. Гора не такая смертоносная, как Эверест, но последствия мы будем ощущать.

Нелли встревожилась.

- Мы ещё не дошли до этого Эвереста, но мы уже больны?

- Если мы будем на открытом пространстве не так долго, то ничего страшного не случиться. Путеводитель гласит, что нужно пить много воды. В большей части обмороки появляются именно из-за обезвоживания.

- Я сделаю всё возможное, – кисло сказала Нелли, – Но как объяснить об этом Саладину? Он в любом случае, захочет посмотреть, что находится на краю горы.

Они остановились всего лишь раз у телефона, чтобы услышать возможное сообщение от Дэна.

Эми боялась, что в селе Тенгри будет трудно найти транспортное средство, которое согласится ехать целых три часа. Но аэропорт просто кишел такси. Когда Нелли предложила три тысячи долларов США ради одной поездки, то воспламенила целую войну между воителями. Вскоре, они заключили самую низкую цену с вечно улыбающимся молодым человеком, немного говорившим по-английски. По данным ID свидетельства на приборной панели, его имя состояло из тридцати одной буквы, но он представился кА Чип.

- Тенгри. Нет проблем. Рядом с Джомолунгмой. Вы называете её Эверест. Будете лазить?

- Я надеюсь, что нет! – горячо пробормотала Нелли. Она повернулась к Эми, – У тебя есть план? Мы ведь не будем подниматься на Эверест только для того, чтобы узнать один жалкий ключ на самой вершине? Мы ведь можем найти его на земле?

- Это вообще-то я рассчитывала на первое, – призналась Эми.

- Это не то, что я хотела услышать, – вставила компаньонка.

- Одна из причин, почему Эверест настолько опасен, это слишком огромная высота, туда просто не может добраться спасательный вертолёт. Воздух там настолько тонкий, что лопасти вертолёта не могут удержаться на нём. Но в 2005 году французский учёный разработал сверхлёгкий вертолёт A-Star, который приземлился на самой вершине на несколько минут. Этот вертолёт припаркован на аэродроме за пределами Тенгри.

Нелли смотрела на неё со смесью восхищения и удивления.

- Даже для Кэхилла – ты сумасшедшая. Как мы сможем управлять этим вертолётом?

- У тебя есть лицензия пилота. Я думала, что ты сможешь с ним управиться.

- Я управляю самолётами! – взорвалась Нелли, – А не на экспериментальном вертолёте на гору Эверест!

- Я знаю, что звучит не очень, – тихо сказала Эми, – но мы должны попробовать. Ещё в 2005 году, когда французы только высадились. Грейс начала рассказывать о нём. Она взяла меня и Дэна на выходные, и провели всё время, говоря о A-Star, читая о A-Star и смотря клипы на Ютубе. Она знала, что мы попробуем это сделать в один прекрасный день. А когда дело доходит до 39 ключей, она никогда не ошибалась.

- Было один раз, – невесело поправила Нелли, – Она думала, что бедные дети могут справиться со всем в одиночку.

Глава 22

Корзина на яке скрипела на грязном переулке в окраине села Тенгри в префектуре Шигацзе. В ней, вместе с палками для растопки, ехал Дэн Кэхилл.

Он вылез из корзины и передал несколько монет водителю. Воздух стал странно тяжёлым, ноги словно налились свинцом, а в кармане ни гроша.

Но он сделал это! После тридцати часов езды на поезде, четырёх часов в вонючем автобусе, и через двадцать минут в компании с палками, кормам для яка, он стоял на вертолётной площадке, о котором рассказывала ему бабушка.

Вместо ангара был старый сарай. Только французский флаг намекнул, что именно здесь находился вертолёт, который приземлился на вершину мира.

Эверест. Пик возвышался над Дэном, когда он подошёл к сараю. Но была одна проблема. Кислород. Очень трудно его раздобыть на такой высоте.

Он посмотрел в окно сарая, на краткий миг его одолела паника. А что делать, если что-то пойдёт не так? он прошёл долгий путь, а что если вертолёт, не дай Бог, всего лишь туристическая приманка? Нет, глядя на фотографии, которые показывала Грейс, было ясно, что вертолёт рабочий.

А почему там так темно? Почему никто не включает свет?

Дэн готов был постучаться в дверь, но увидел, что с засова свисал разбитый замок.

«Этот парень крадёт мой сверхлёгкий вертолёт!»

Не колеблясь ни минуты. Дэн ворвался в сарай и сбил нарушителя, залезающего в вертолёт. Оба упали на бетонный пол в борьбе. Тот ударил Дэна локтем, и он почувствовал вкус крови во рту. Разгневанный, он прижал руку соперника пяткой. Он с удовлетворением отмечает, что злоумышленник не намного больше его и примерно равный по силе. Внезапно, боль пронзила руку вместе с шоком. Он укусил меня!

Она продолжали бороться, катаясь по всему полу, пока Дэне не обнаружил, что его лицо прижимают к металлической решётке, его глаза смотрели на…

- Саладин?

Противник сразу же ослабил хватку.

- Дэн?

- Эми?

- О Боже!

Нелли бросилась к нему, чуть не проломив голову Дэну.

Два Кэхилла поднялись, глаза у обоих выпучены, словно они увидели какой-то необычайный мираж. Через секунду они оба были в медвежьих объятиях.

- Отпусти! – пожаловался Дэн, – ты меня задушишь! – но сам он не отпускал свою сестру.

Эми была взволнованно так долго, что внезапно, напряжение словно сделала из её кости резиновыми. Если бы она отпустила его, то наверное рухнула в кучу.

- Я думала, что потеряла тебя! Так же, как мы потеряли маму и папу!

- Почему ты не искала меня? – выпалил Дэн.

- Искали! Мы искали тебя везде!

- О, да? Тогда, что ты здесь делаешь?

- Мы думали, что ты придёшь сюда! – оборвался голос у Эми, – И ты ведь появился?!

- Я увидел Холтов по ТВ! – воскликнул Дэн, – Ты постоянно кричишь на меня, но я так скучал, я думал, что никогда тебя больше не увижу! – он оглядел ангар, – Но если вы потеряли ноутбук…

Эми попыталась вернуть себе душевное равновесие.

- Та стал выше, – сказала она, наконец, пожирая его глазами.

- Не будь дуррой. Прошло всего пять дней.

- Я знаю…– голос дрожал, – Но это были таки длинные пять дней, Дэн, мне так жаль…– внезапно до неё дошло, – Минуточку! Холтов показывали по телевидению?

- Они на Эвересте! – воскликнул Дэн, – Прямо сейчас! Должно быть, ключ там!

Эми повернулась к A-Star.

- Мы ведь сможем победить на нём, Нелли?

- Нет, – грустно сказала компаньонка, – Мне очень жаль, ребята, но я не умею летать на этой штуке. Я разобьюсь, это точно.

Эми и Дэн взглянули друг на друга с тоской. Если судьба свела их в этом месте, в этой маленькой деревне в тени Эвереста, то что может загнать их в угол?

В этот момент вспыхнул свет, раздался резкий голос.

- Que faites-уо? Что вы здесь делаете?

Испугавшись, все трое повернулись на голос, там стоял тощий пожилой человек в пилотском комбинезоне. Застенчивая Эми сразу замолчала. В отличии от Дэна.

- Нам нужно на Эверест, – выпалил он.

Мужчина рассмеялся.

- Я не работаю на туристов. Здесь есть красивые картины, а также в деревне продаются открытки.

Эми нашла в себе силы подать голос.

- Нет, нам нужно на вершину. Сегодня же.

Глаза человека сузились.

- Ах, а вы знаете, на что способен A-Star? Alors [итак фр.], это невозможно. Можете оставить эту идею сразу же.

- Мы заплатим, – сказала Нелли.

Мужчина нахмурился.

- A-Star один из самых уникальных технологий на всей земле. Вы не можете взять его в аренду, лучше покатайтесь на водном мотоцикле на пляже, я уверен, точно такие же впечатления.

Отчаяние Кэхиллов стало почти физически ощутимым. До сих пор, они преуспевали во всём, придумывая, импровизирую и преодолевая препятствия. Сейчас всё по другому. Это был один из самых быстрых путей на Эверест, избегавший специальное обучение, подготовку, акклиматизацию и восхождение. Нужен был вертолёт и точка. Законы науки и природы не представляли плана Б. Если пилот отказывается их принять, то что тогда?

Нелли указала на спутниковый телефон в углу рабочего стола.

- Позвольте мне позвонить моему начальнику. Может быть он что-нибудь придумает.

Эми и Дэн обменялись недоумёнными взглядами. Насколько они знали босс Нелли – тетя Беатрис, сестра Грейс, технически их опекун.

Тётя Беатрис настолько любила дешёвое, что не станет подключать кабельное телевидение, а тем более вертолет до вершины Земли.

Пилот поморщился.

- Вы, американцы, думаете, что можно всё купить за деньги!

- Один звонок, – сказала Нелли.

В её голосе было доверие и некий авторитет, впервые за всё время Эми и Дэном услышанный. Их компаньонка могла найти выход из ситуации, а иногда была спасительницей. Но она всегда занимала последнее место в охоте за ключами. По неизвестной причине.

- Послушайте, мой босс действительно умеет со всем разобраться, – продолжила Нелли, – Думаю, пару минут стоят того.

Он немного раздражённо посмотрел на неё и указал на телефон. Она подняла трубку и терпеливо ждала.

- Простите, что разбудила вас, сэр. Да, я знаю сколько какое у вас время, – быстро сказала она, а затем протянула трубку французу.

- Он хочет поговорить с вами.

Эми и Дэн пристально смотрели на пилота, услышавшего голос за много тысяч миль. Его глаза расширились, выражение лица становилось всё более благоговейным. Он, ни сказав ни слова, передал телефон Нелли и заявил:

- Вылетаем через десять минут!

Когда человек приступил к подготовке, Эми обратилась к Нелли.

- Кому ты звонила?

Нелли пожала плечами.

- Моему дяде. Он довольно убедительный человек.

- И что он сказал? Он подкупил его?

- Откуда я знаю? – ответила Нелли, – Я не подслушивала их беседу.

Она посмотрела на них так, словно хотела сказать, что если Кэхиллы будут допрашивать в дальнейшем, она убьёт их. В конце концов, этот парень достал им проезд на Эверест. Тем не менее Эми не могла сдержаться.

- ты когда-нибудь расскажешь, кто ты на самом деле.

Нелли заколебалась.

- Я ваша няня.

- Компаньонка, – автоматически исправил Дэн.

Она обняла их.

- И ваш друг, – закончила она. Но выражение её лица больше походило на виноватое, – Готовьтесь. На горе очень холодно.

Пилот помог брату и сестре одеть герметические костюмы от ветра и предоставил им сапоги и перчатки. Температура на вершине Эвереста могло достичь тройной цифры ниже нуля, даже без ветра, который там обычно двигался в среднем 120 миль в час.

Рядом лежали дыхательные аппараты – маски связанные с цилиндрами, с лямками. В такой установке было неловко и неудобно.

Дэн не мог отделаться от ощущения бесконечных приступов астмы, а Эми слышала только звук своего собственного учащенного дыхания в ушах. Но такое оборудование необходимо. На высоте 29035 футов, в воздухе только одна треть кислорода по сравнению с землёй над уровнем моря. Без дополнительного кислорода проживёшь не более тридцати секунд.

Наконец, пилот тщательно взвесил их на весах. С низким давлением каждая унция в вертолёте была критической.

Нелли шагнула вперёд.

- Теперь моя очередь.

- Это у вас такое американское чувство юмора? – недоумённо воскликнул француз, – Мы можем разместить здесь только один миллиграмм. И это потому что я взял с собой этих двух детей, я не мог взять вас всех, дабы не рисковать вашими жизнями.

- Но это моя работа, следить, чтобы они были в безопасности, – запротестовала Нелли.

- В этом случае вы некомпетентны, – сказал задумчиво пилот, – Там, куда мы путешествуем слово безопасность важнее всего. Так мы летим, или нет?

- Летим, – сказала Эми, надеясь, что её голос прозвучал твёрдо, а не испуганно, – В противном случае, мы отдадим ключ Холтам.

Они открыли дверь в ангар, и A-Star выкатился на вертолётную площадку. Пилот запретил им касаться приборной панели, он просто боялся, что что-то сломается. Низкая плотность металла и полимеров была настолько деликатной, что «неуклюжие дети могут нарушить целостность судна».

Они заняли места и пристегнулись ремнями безопасности, вертолёт был максимально пустым, Нелли повернулась к ним.

- Обещайте мне, что не будете делать глупостей.

Кэхиллы были слишком напуганы, чтобы ответить. Кроме того, они уже давали ей обещание. Полёт был их самой большой глупостью, которую они собираются сделать.

Нелли попятилась, лопасти винта начали вращаться, сначала медленно, затем, набирая обороты, A-Star стартовал в Тибет.

Следующая остановка, зенит планеты, зубчатый шип из льда и камня возвышающийся в трёх милях над ними.

Глава 23

Всего лишь один шаг, а казалось прошёл целых пятьдесят футов. Всё больше походило на злую шутку, по Эвересту шла, затаив дыхание, измученная армия альпинистов. Немного ниже шли более опытные альпинисты, для них это всё было незначительным препятствием. Но даже для них движение на высоте 29000 футов была в грудь.

Три уставших Холта испуганно смотрели, как шерпы тащили Иана Кабра, соперника Люцианина, натренированные десятками экспедиций.

- Не справедливо! – заорал Гамильтон.

Как правило, он двигался еле-еле, в своей кислородной маске.

- Люциане мошенники! – задохнулась Рейган.

Даже силы Томасов не помогли им акклиматизироваться. Тем не менее они неистово продолжали путь по Эвересту. У всех троих закончились силы, они замёрзли, воды катастрофически стало не хватать, наступила кислородная голодовка. Иану же напротив, было тепло и уютно в своём костюме. И благодаря шерпам-носителям он, вероятно не очень устал.

Они по пояс стояли в метели. Только теперь Холты поняли, каким трудным было восхождение.

Рейган с завистью думала о больничной койке своей сестры. Она поняла, что просто не может идти дальше. Эйзенхауэр выпустил вой, когда сделал шаг, от которого началась небольшая лавина. Они не собираются пропускать Кабра вперёд! Когда он заговорил, в его голосе сквозила усталость.

- Дети, мы не получаем должного уважения со стороны нашей семьи. Но мы – часть великой традиции, насчитывающей пять сотен лет. Если вы не сможете это сделать, то нужно было остаться со своей сестрой. Я собираюсь показать миру, на что способны Томасы!

Он продолжил путь через глубокие сугробы к стене. Он перевязал верёвку на талии и начал лезть по скале без паузы и отдыха. Любой альпинист утверждал бы, что это физически невозможно. Но такого слова просто не было в словаре Холтов.

- Он лучший! – выдавила Рейган.

Гамильтон кивнул в восхищении и радости. Он провёл большую часть своей жизни, думая, что его отец болван. Но здесь, на горе Эверест, Эйзенхауэр Холт был болваном-альпинистом.

- Сейчас, его просто никто не может победить!

***

A-Star поднимался всё выше в воздух, паря на огромной высоте, до которой ни один вертолёт в мире просто не доберётся. Для Эми и Дэна, прожившие довольно ужасающие события, это был нескончаемый ужас. A-Star был настолько крошечным и несущественным, что только сумасшедший согласится полетать на таком в открытую в шести милях над уровнем моря.

Жестокие удары гималайских ветров, бросали его туда, то обратно, как мяч для пинг-понга в ураган. Эми и Дэн схватились друг за друга, потому что им буквально не за что было держаться.

Чем ближе они подлетали к горе, тем более неприветливо встречал своих гостей Эверест, стал массивным, с характерным белым туманом над пиком.

- Это облако? – спросил Дэн, крича, чтобы хоть как-то его слова были услышаны сквозь дыхательный аппарат.

Пилот его услышал.

- На вершине Эвереста струйные течения, – крикнул он, – То, что вы видите миллионы ледяных кристалликов с вершины. Я говорил вам, что это не экскурсия. Это как раз то, что американцы называют тернистый путь.

И это не преувеличение. Чем ближе они добрались до вершины, тем больше вертело A-Star.

- Так мы сядем на землю? – в панике крикнула Эми, – Мы же сейчас врежемся!

Верхняя часть пилота затряслась, словно не он манипулировал вертолётом, а наоборот. Он попытался навести курсор на пик. Внезапно весь мир исчез, как будто они прошли сквозь шлейф льда. Они летели вслепую на границе атмосферы. Резкий толчок и удар, Кэхиллы закричали.

- Что случилось? – завопил Дэн.

- Вы хотели прогулку? Получите, – сообщил им пилот. Он показал на отметку, на которой значилось: 29035 футов.

- Мы…мы сделали это? – запнулась Эми. Он ожидала, что они разобьются о гору.

- Vite! Поспешите! – приказал он, – У нас есть всего пять минут, иначе мне придётся выключить двигатель, и не факт, что я смогу его заново включить! – он открыл двери.

Эми и Дэн, не тратя драгоценные секунды, вышли из вертолёта. У них был нуль процентов, что они смогут успеть сделать это вовремя, тем более, что у них не было определённого плана.

Поиски 39 ключей обычно приводил их в самые удивительные места, но вершина горы Эверест буквально возглавил этот список. Холодный неописуемый ветер безжалостно наступал. Они отползли от вертолёта, чтобы дополнительный воздух от лопастей вертолёта совсем не заморозил их.

Даже с дополнительным кислородом в маске, они с усилием хватали воздух ртами. Тем не менее, Эми успела подивиться великолепием этого места.

- Взгляни вниз! – воскликнула она в удивлении, – Выше не бывает! Даже облака ниже нас!

Никакое количество исследований не могли подготовить её к такому впечатляющему месту. Гигантский пик поднимался вверх, но они находились на самом высоком, и легко рассматривали окрестности планеты. Лхоцзе был в двадцати восьми тысячах футов от них, где-то далеко под ними.

Необыкновенное небо было окрашено неестественно глубоким цветом синего кобальта. На этой высоте, они были на краю тропосферы земли, совсем недалеко вверх и они окажутся в космическом пространстве.

Сапоги Дэна захрустели по снегу вершины мира, он положил ей руку на плечо.

- Поспеши, иначе тот чувак в телефоне зря старался.

Он понятия не имел, что это за «Чувак в телефоне», но очевидно, что не дядя Нелли. У этой личности была власть.

- Ты можешь поверит, где мы находимся? – крикнула ему Эми под рёв ветра.

- Да! – Дэн оторвал взгляд от деревни и сосредоточился на местности, глаза разбегались, – Это мусорная свалка!

Куча красочных флагов с буддийскими молитвами яростно хлопали в шторму. Также, вставленные в землю, стояли и другие национальные флаги. Вокруг разбросаны пустые кислородные баллоны. Какой-то чудак похоронил в снегу коллекцию предметов и безделушек: семейные фотографии, ювелирные украшения и даже игрушки.

Дэн сбился с толку.

- Кто сюда это притащил?

- Просто сувениры, – объяснила Эми, задыхаясь, – Каждый альпинист хочет оставить что-нибудь на вершине. Вопрос, что из этого оставил Мэллори?

- А как мы узнаем, что из этого хлама – ключ? У нас всего пять минут, Эми! Уже, наверное, четыре!

Эми напрядено думала.

- Мэллори был здесь первым, поэтому всё, что он принёс где-то на дне. Копаем.

Они начали рыться в снегу, расчищая плотный снег, усеянный сотнями случайных вещей. Дальше, внизу, снег почти превратился в лёд. Эми схватила большую фоторамку и стала усердно работать ею как лопатой. Дэн взял подпорченный кислородный баллон и стал бить им о лёд, используя как молотком. К счастью, крупные ледяные образования подтаяли ближе к влажной земле.

На этой высоте, каждое простое движение казалось просто невыносимо тяжёлым. Через несколько секунд, оба издавали хрипы и сильно кашляли. Человеческие органы не были предназначены на выживание в таких условиях, а тем более работать. Он дружно закусили губы, чтобы стать бодрее и целенаправленнее. На Эвересте психическое истощение столь же опасное, как и физическое повреждение.

- Копай дальше, дальше! – пыхтел Дэн, – Нам всё же придётся рассказать кому-нибудь, что мы побывали на самой высокой горе в мире!

- Я не думаю, что мы должны сейчас беспокоиться об этом, – у Эми перехватило дыхание, – Смотри, вещей становится всё меньше в этом слое, мы приступаем к более ранним экспедициям на Эверест.

- Две минуты.

Несмотря на все трудности, они ускорились. Дэн дико стучал цилиндром, Эми просеяла ледяными пальцами снег, отбрасывая амулеты и медаль Сент-Кристофера.

Достаточно сложно попасть сюда. Если у них не хватит времени, чтобы найти ключ, то вся поездка бессмысленна.

- Стоп! – внезапно закричала она.

Дэн застыл с цилиндром в нескольких дюймах над головой, он чуть не разбил стекло флакона. Аккуратно, Эми убрала вокруг бутылочки снег и вытащила её. Она сделана из толстого тарного стекла, плотно закупоренная, её содержимое заморожено.

На одной из сторон находилась китайская печать, Эми сразу узнала её. она расстегнула свой костюм и вытащила из кармана рубашка шёлк из Запретного города. Ветер, чуть не вырвал из рук, но она держала его мёртвой хваткой.

- Это бутылка последнего императора! – закричала она, – Видишь, его подпись? Пу И отдал бутылку ему, чтобы он спрятал её.

- А что в ней? – спросил Дэн.

- Помнишь флакон из Парижа, которую украли Кабра? Это нечто подобное.

Она осмотрела бутылку. С другой стороны находился символ в виде волка – герб Янусов.

В ушах громко стучала кровь, заглушая вой потока ветра.

- Дэн, я поняла! – она указала на «уравнение» из символов на шелке, – эта означает не сумму ветвей. Посмотри на форму вокруг гербов! Такой же и в Париже! Это четыре химических формулы, по одной на каждую ветвь. Когда ты их смешиваешь, получаешь супер сыворотку! Все 39 ключей – ингредиенты для сыворотки!

- Одна минута! – заорал пилот.

Но даже этот факт, не мог отвлечь от правды о 39 ключах, она только начала проявляться.

- Подумай о качествах ветвей! – продолжала Эми, – Люциане мастера в стратегии и хитрости. Янусы творческие и талантливые. Томасы спортивные и сильные. Екаты могут придумать всё что угодно. И те черты, передающиеся из поколение в поколение химически воздействует на каждого через наше ДНК. И если ты введёшь эту сыворотку в кровь, то станешь просто идеальным!

Он быстро взглянули друг на друга. У них в руках мощнейшая формула…

- Тридцать секунд! – у пилота практически была истерика, – Быстро сюда!

Дэн помог Эми спрятать шёлк обратно и побежал. Она собралась было последовать за ним, но внезапно она заметила ещё одну надпись на бутылке, гораздо меньше чем остальные. Она поднесла поближе к глазам дно флакона.

Рисунок был нацарапан вероятно ручкой ножа или краем ледоруба.

«ДМ - Джордж Мэллори. Поколение авантюристов вдохновили его легендарные слова и его покорение Эвереста».

Но ведь он имел в виду не только сыворотку Янусов, но тут только одно место, где оно будет в безопасности.

Её почти иссякнувшая энергия, внезапно прорвалась, готовая раскопать все двадцать девять тысяч футов. Руки дрожали, она вцепилась в флакон, в окончательное доказательство, что сотрудничество между двумя Кэхиллами, разделяющих тысячи миль. Один император, последний из славной династии работает с простым британским учёным. И что они добыть вместе? Конечно все 39 ключей.

- Десять секунд!

- Давай, Эми! – Дэн схватил её руку, вырывая из задумчивости. Оба, они упали на снег, немедленно поднявшись, они бросились к отверстию в вертолёте.

- Быстрей! Быстрей! Быстрей! – еле говорил Дэн.

Они запрыгнули в вертолёт. Послышался скрежет. A-Star оказал сопротивление на мгновение, словно лифт и начал медленно подниматься вверх.

- Я не могу поверить, что мы сделали это! – Эми тяжело дышала.

И тогда очень большая рука в перчатки схватилась за левое шасси A-Star.

Глава 24

Вертолёт завис и начал трястись.

- Что там за неисправность? – закричал пилот.

Эйзенхауэр Холт потянул вертолёт обратно, препятствую им.

- Этой неисправностью является Холт! – заорал Дэн, – Мы летим! Ему придётся отпустить!

Он слишком тяжёлый для такой высоты! – настаивал пилот, – Он тратит наше топливо! Мы должны уходить сейчас, если хотим добраться до дома!

Всё ещё держась одной рукой, Эйзенхауэр взмахнул ледорубом и врезался острием в прокладку между вертолётом и дверью. Затем он собрал оставшиеся силы и дверь из оргстекла открылась. Доля секунды и его, огромная и обмороженная, с дикими глазами голова маячила прямо перед ними.

- Ключ! – взревел он.

Эми сидела, окаменевшая от ужаса, когда Холт схватил флакон из её слабых пальцев. Он отступил, отпустив их. Четыре шерпа появились из ледяного шлейфа, хватая его. Пятая фигура, в лице Иана Кабра, шатаясь против ветра, вырвала флакон из перчаток Эйзенхауэра.

Что произошло дальше навсегда оставило отпечаток в их памяти. Порыв ветра схватил A-Star и ударил его о ближайшую скалу. Дэн упал на сидение, ударившись головой об оргстекло. Эми отбросило назад, на снег.

Иан упал на спину прямо на снежный карниз, не удерживаясь, он свалился вниз. Крича в ужасе, он зацепился за край. Под ним была целых одиннадцать тысяч футов.

Эми схватила его за руку, другой он подал ей флакон с сывороткой Янусов.

Её первой мыслью было ликование. Я получила её обратно!

Но она посмотрела на лицо испуганного подростка через шлем скафандра. Если она отпустит его, то ему падать целых две мили.

Глава 25

Решение Эми было мгновенно. Она опустила сыворотку Янусов и схватилась обеими руками за руку Иана. Флакон упал, исчезая где-то внизу, и разбился где-то очень далеко. Шерпы присоединились к ней, и Иана прибуксировали на твёрдую поверхность, в безопасность.

Эми тяжело дышала. Она бросилась к вертолёту, но она поняла, что уже слишком поздно. Она побежала по сверкающему снегу к Дэну, размахивающему ей руками…

Дэн стиснул руками свою сестру и усадил в сидение A-Star. Когда они пристегнулись, пилот поднял руку и закрыл дверь. Худо-бедно, судёнышко покинуло Эверест.

- Сыворотка! – потребовал Дэн с тревогой.

Эми покачала головой, ей сознание трещало.

- Разбилась, – она виновато посмотрела на брата, – Я не могла позволить ему умереть, – как только слова вылетели из её уст, она поняла важность того, что сказала, – Дэн, у меня был выбор. И я сохранила жизнь сыну Изабель Кабра!

- Не напоминай мне, – сказал Дэн сквозь зубы, – Если в следующий раз Иан и Натали Кабра скормят меня машине с леденцами, я буду знать, кого благодарить.

- Ты не понял? – спросила Эми, – Если Мадригалы были такими плохими, как все говорят, то я бы спасла бутылку, а не Иана! Я спасла человека, – она серьёзно на него посмотрела, – Мы не должны быть плохими только из-за того, что Мадригалы ужасны. Мы сами изменяем нашу судьбу.

- А мама и папа? – спросил Дэн.

- Я не знаю…

Эми вынесла один урок из охоты за ключами. В ней много обмана, и поэтому истина имеет самое что ни на есть огромное значение. Она отдала бы всё, чтобы поверить, что её родители хорошие люди. Она встретилась взглядом с Дэном, его глаза сияли, как будто радары. Нудельман.

- Я бы тоже не позволил Иану умереть, – признался Дэн после торжественной паузы, – Я просто люблю, когда в моей крови находится сыворотка. Там более, мы даже не получили ключ от этого путешествия.

Эми широко улыбнулась.

- Нет, мы нашли его. Он был у нас ещё из Запретного города, – Я просто его пока не понимаю. Алистер перевёл стихотворение Пу И, как: «То, что вы ищете, вы держите в руках, Оставленный при рождении. Там, где земля встречается с небом».

- Я понимаю только «земля встречается с небом», – Но что мы держим в руке? Только ткань со стихотворением.

- Шёлк, – добавила Эми, глаза её горели, – А шёлк получается от тутового шелкопряда, который…

- Которые не гусеница, – сказал за ней Дэн, думая о странной пище в храме Шаолинь, – на вкус как курица.

Она странно на него посмотрела и продолжила.

- Материал из шёлковой нити, та в свою очередь получается из жидкости, когда она выходит на воздух, то отвердевает. Но ингредиент получается из при рождении. Другими словами: в жидком виде.

Дэн в изумлении покачал головой.

- И Пу И не имел морозильной камеры, так что он отдал флакон Мэллори, чтобы тот положил его на Эверест. Уух!

Эми кивнула.

- Можешь себе представить, что пережил Мэллори, когда положил флакон на вершину около восьмидесяти шести лет назад? Он просто покорил Эверест, – она печально замолчала, – Мало ли что мог реализовать парень, если бы не разбился по пути вниз. Он где-то по-прежнему на горе. Его тело замёрзло, и навсегда останется там.

- Клёво, – сказал Дэн, – Значит он мёртвый частично. Но, ты знаешь…место его величайшего триумфа, становится местом его последнего упокоения. Логично, не правда ли?

Эми смотрела на него с неодобрением.

- Я уже и забыла, какой ты странный.

Голос пилота вторгся в их разговор.

- Посколько ни один из вас, американцев, не удосужился спросить меня, хватит ли у нас топлива до земли, то я отвечу вам. Да. Но еле-еле.

- Это отличная новость! – смущённо воскликнула Эми, – Спасибо за…ух…Полёт.

- De Rien [ничего], мадемуазель. У вас очень влиятельные друзья. По крайней мере, о вашей спутницы с кольцом в носу.

- Да, кстати, об этом, – думал Дэн, – Какая няня может позвольте себе забронировать билет до Эвереста на экспериментальном вертолёте?

- Она определённо больше, чем обычная няня, – согласилась Эми, – ты бы видел её у Великой китайской стены. Она взломала замок как профи, – выражение её лица смягчилось, – Но это не важно, главное, она на нашей стороне. Наверно.

Они смотрели на Эверест, тихий и серьёзный в своём мощном величии.

- Ты когда-нибудь мечтал побывать там? – спросила Эми тихим голосом.

- Конечно, – воскликнул Дэн в восторге, – Всё время. Однажды, я поднимусь дуда самостоятельно.

Она нахмурилась.

- Сначала отправь мне письмо.

Они были достаточно низко, чтобы увидеть деревню Тенгри, небольшое скопление старинных зданий на обширным нагорье Тибета. Мили за пределы города, и они в поле зрения появилась вертолётная площадка. Нелли стояла, прикрыв глаза ладонью, рассматривая небо. Недалеко от неё, вальяжно прогуливалась серая точка. Саладин.

Семья ожидала их, чтобы поприветствовать. Для двух сирот, только это ожидание было ценно.

Глава 26

В подземном гараже в отеле Сиань, Китай, Йона Уизард вышел из лимузина, увидев шестифутовых терракотовых воинов, загружавших в грузовик двое рабочих в форме.

- Эй, где ты?

Эти слова едва оторвались от рта, когда рабочий нёс второго воина под предводительством Коры Уизард.

- Мама, куда их увозят?

- Мы – Янусы, – строго сказала она, – неужели ты думаешь, что мы не можем сделать несколько статуй на скорую руку, чтобы заменить те, которые ты сломал? Ты мог быть поосторожнее! – она щёлкнула пальцами одному из носильщиков, – Они должны выглядеть на две тысячи лет, иначе нам придётся заплатить два миллиона! – она повернулась к сыну, – Даже не думай, что я освобожу тебя от охоты за ключами.

- А? – переспросил он с тревогой.

В ответ последовала пощёчина, едва сбившая его с ног.

Он поднялся.

- Что я сделал?

- Я не «А», – прошипела Кора Уизард сквозь зубы, – Я руководитель отрасли, которая надеется как на меня, так и на тебя, или Моцарта, или Джейн. Будущее нашего рода зависит от Спилберга до самого тёмного жонглёра на одноколёсном велосипеде, зависит от 39 ключей, я не позволю своему сыну или какому-нибудь Янусу бросить это дело. Особенно, когда мы узнали, что в игру вступили Мадригалы.

- А ты уверена? – спросил с сомнением Йона, – А что если малыш сболтнул сгоряча?

- Я уже подумывала о Мадригалах несколько лет назад, – ругала она себя, – неудивительно, что Грейс и её, как она говорит, «моя-самая-идеальная-дочь» никогда не вступали в союз с другими ветвями. Мы все думали, что у них такая высокая могущественная рутина – в схватке не пачкать рук. А на самом деле, они сами были на самой низине.

- Я не создан для охоты за ключами, мама, – сказал Йона, – Я не справляюсь.

- Ты Янус, – сказала твёрдо его мать, – Ты более одарён, чем все эти троглодиты: Люциане, Томасы и Екаты, вместе взятые. Когда мы играли на второй скрипке, Люциане работали мясниками в лавках. Их качества – ничтожество. И ты знаешь причину?

Он смутился, не зная ответа.

- причина в том, что Люциане не остановятся ни перед чем для достижения своей цели. Они лгут, обманывают, воруют, – её глаза с лазерным наведением встретились с сыном.

- И убивают.

Йона провёл всю жизнь, работая на филиал Янусов. По их указанию, он рэпер, телезвезда и международный магнат. Но он не сомневался, что от него ждут нечто большего.

***

В Тенгри было не много достопримечательностей, поэтому они не сильно интересовались городом. Эми, Дэн и Нелли сидели вокруг камина на креслах, полностью уставшие, но очень взволнованные, чтобы спать. У Саладина такой проблемы не было. Он свернулся клубочком у огня и не двигался несколько часов.

- Это так замечательно, – довольно прошептала Нелли, – Тепло огня после холода и сухого воздуха. Кто-нибудь должен открыть курорт в Тенгри. Даже дым здесь пахнет как то по другому. Может, это всё из-за высоты.

Дэн невесело рассмеялся.

- Может быть это корм для яка. Они из него тут всё делают.

- И еду тоже? – спросила с тревогой Эми. Она отодвинула чашку сладкого ароматного чая.

Они весь вечер просидели, рассказывая друг другу о своих приключениях по территории Китая, которые и привели их к подножию Эвереста, постоянно перебивая друг друга. Дэн выл от восторга, когда Эми рассказала ему, как Саладин свалился с китайской стены. Эми тяжело засмеялась, когда Дэн сказал, что кузен Йона не такой уж и плохой.

- Серьёзно, – настаивал он, – он жалеет тех, кому приходиться ровняться на парня вроде Моцарта или Рембрандта. И его мама! Он может продать триллион компакт-дисков, но для неё, он не будет достаточно хорош. Она похожа на помесь тёти Беатрис и Медузы. Она чуть не проглотила меня, когда я сказал, что я Мадригал…

Эми резко выдохнула.

- Ты сказал её что…?

- Я ничего не мог поделать. Я был слишком взбешён.

Она кивнула.

- Ладно, проехали. Но ты ведь знаешь, как Кэхиллы относятся к Мадригалам. Другие команды начнут придираться к нам вдвое больше, чем раньше. И мы понятия не имеем, где искать следующий ключ. И какие же родственники согласятся торговать информацией с нами? Никто не захочет союзничать с Мадригалами.

Дэн сразу же пал духом и вдруг вскочил на ноги.

- Минуточку! Может быть мы не так уж и в тупике. Помнишь Бороду Будды дома у Грейс? Она настоящая. Там, в пещере, я нашёл древнее сгоревшее лабораторное оборудование. Разве не лаборатория Гидеона Кэхилла сгорела в огне?

Эми заинтригованно кивнула.

- И где же это добро сейчас?

- Там было слишком опасно, и я снова спрятал их. Но одну вещь я всё же оставил.

Он полез в карман джинсов и вытащил миниатюрный золотой медальон.

Эми остолбенела.

- Мама?

- Присмотрись. Одежда, волосы. Это не мама. Эта старее. Наверное сотни лет.

Эми осмотрела медальон.

- Предок.

- Предок Кэхилл, – поправил Дэн, – А что обычно делают Кэхиллы?

- Скрывают один из тридцати ключей.

На портрете не было никаких опознавательных знаков, но во внутренней стороне находилась почти стёртая надпись: ИМУЩЕСТВО ЭНН БОННИ.

- Энн Бонни! – повторила Эми, – Она была пиратом в Карибском море – самым известным пиратом женщиной за всю историю. Она тоже Кэхилл?

- Есть только один способ это выяснить, – ответил Дэн, – Похоже, мы собираемся в Карибский бассейн.

Нелли, задремавшая, выпрямилась в своём кресле.

- Кто-то сказал Карибский бассейн?

- Возможно, следующий ключ именно там, – подтвердила Эми.

- Тогда другое дело! – закричала Нелли, – Крем для загара номер тридцать пять, бикини, пляж, напитки в кокосах – я буду там как дома!

Из окна над ними нависала тёмная туша Эвереста. В нём стало на одну тайну меньше.