/ Language: Русский / Genre:romance_fantasy,thriller_mystery, / Series: Приключения Гаррета

Седая Оловянная Печаль

Глен Кук

Глен Кук – не только один из тех редкостных писателей, таланту которых в равной степени подвластны и научная фантастика, и фэнтези, но и писатель, обладающий оригинальнейшей особенностью – вышедшие из-под его пера научно-фантастические романы – это, по его же собственным словам, частенько «фэнтези, только переодетые в камуфляж». Фантастика Глена Кука – это всегда неожиданные сюжетные повороты и всегда невероятные ситуации, это лихие приключения и незабываемые герои, это неподражаемое богатство фантазии – и, конечно, искрометный юмор, давно уже ставший для этого автора истинной «фирменной маркой». Таков и его не просто всемирно известный, но и всемирно культовый сериал о приключениях сыщика Гаррета. Гаррет – это человек в стране троллей, гномов, вампиров… Гаррет – блестящий детектив, способный раскрыть любое преступление в мире магии, всегда готовый идти на риск и даже в самых отчаянных ситуациях не теряющий чувства юмора.

Кук Г. Холодные медные слезы; Седя оловяння печль: Ромны ООО «Издтельство АСТ» Москв 2000 5-17-004434-8

Глен Кук

Седя оловяння печль

1

Стоит вообрзить, что дел в полном порядке и можно высоко держть голову, – бц! – стрин Рок нлетит н тебя с рзбегу и дже не подумет извиниться. С Грретми ткое случется н кждом шгу.

Я и есть Гррет. Полюбуйтесь: чуть больше тридцти, чуть выше шести футов, чуть тяжелее девяност и, боюсь, скоро попрвлюсь еще – я не прочь побловться пивком. Волосы кштновые. Чего только обо мне не говорят – я и циничный, и угрюмый, и ндутый, бук, одним словом. Коврен кк змей, утверждют недоброжелтели. Но, черт возьми, сердце-то у меня доброе, ей-богу, доброе, я просто неуклюжий стрый мишк с неотрзимой улыбкой и нежной душой.

Не верьте слухм. Я, конечно, релист, но порой во мне вспыхивет ромнтический огонек. Рньше плмя было куд ярче, но мне пришлось пять лет прослужить в Королевской морской пехоте. Я мог бы сохрниться горздо лучше.

Морли нзывет меня лентяем. Грязня клевет, не стоит слушть этого непоседу, чья морль нпоминет флюгер под ветром. Я не лентяй, но рботю только, когд деньги нужны позрез. Я – чстный гент, сыщик. А знчит, мне немло времени приходится проводить среди многопочтенных личностей, которых вы не приглсили бы к обеду. Похитителей детей, шнтжистов, рзбойников, воров и убийц.

Ну д, они тоже когд-то были невинными млденцми.

В моей жизни нет ничего великого и героического, в исторических хроникх мне не отведут ни строчки. Зто я см себе хозяин, см рспределяю время и решю, з ккие дел брться, з ккие нет. Мне не нужно изворчивться, зискивть, совесть моя чист.

Тк вот, без крйней необходимости я стрюсь не рботть, поэтому всегд смотрю в глзок, прежде чем открыть дверь. Если посетитель похож н клиент, я просто не отвечю н стук.

Был слвный денек, ведь год только нчлся. Но небесное нчльство отлынивло от рботы, зимой и не пхло, снег тял, и н шестой день этой непрвдоподобной оттепели н деревьях нчли рспускться почки. Боюсь, они поторопились.

Я ни рзу с нчл оттепели не выходил из дому, сидел з столом и соствлял счет по двум незнчительным рсследовниям. Я уже подумывл, не пойти ли прогуляться, пок совсем не рехнулся от духоты, кк кто-то постучл в дверь.

У Дин был выходной, пришлось смому тщиться к двери. Я подошел, посмотрел в глзок – и обомлел. Д что тм, бртцы, я просто остолбенел!

Вестницы всяких серьезных передряг обычно носят юбки и выглядят, кк вм и не снилось. Скжу проще, для непонятливых – у меня слбость к хорошеньким девушкм, ппетитным, кк персик. Но я потихоньку умнею. Дйте мне годков тысячу и…

Но это был вовсе не персик. Это был человек, которого я знл много лет нзд и никк не ожидл встретить снов. Д мне и не хотелось с ним встречться. Но не похоже было, что у него крупные неприятности. Тк, небольшое дельце. И я отпер. Первя ошибк.

– Сержнт! Ккими судьбми?! – и я протянул руку. В пору ншего знкомств я бы н это не отвжился.

Он был лет н двдцть стрше, ткого же рост, килогрммов н десять легче. Морщинистое лицо цвет дубленой кожи, большие оттопыренные уши, мленькие черные глзки. В темных волосх появилсь седин, рньше ее не было. Ткие безобрзные физиономии попдются, слв Богу, не чсто. А здоров мужик, из той породы людей, с которыми до гробовой доски ничего не делется, проживи они хоть миллион лет. Он стоял в дверях несокрушимый и прямой, точно ршин проглотил.

– Рд тебя видеть, – искренне скзл он. Мы пожли друг другу руки. Блестящие глзки-бусинки сверлили меня. У него всегд был пронизывющий взгляд.

– А ты попрвился.

– В ширину больше, сверху меньше. – Я приглдил волосы. Плешь пок никто, кроме меня, не змечл. – Зходите. Что вы делете в Тнфере?

– Я вышел в отствку, больше не служу. Много слышл о тебе любопытного, был тут по соседству и решил зглянуть. Но, конечно, если ты знят…

– Не знят. Пиво? Проходите н кухню. – Я повел его во влдения Дин: стрик ушел, и некому было зщитить их. – Вы двно ушли из рмии?

– Год три нзд.

– Д ну? Я думл, вы тк и помрете в форме – лет эдк ст пятидесяти.

Его звли Чен Питерс, ребят из роты прозвли Черным Питом. Он был ншим комндиром, единственным посредником между нми и Богом – или дьяволом? – другого мы не знли. Профессионльный солдт, несгибемый вояк. Я не предствлял его шттским. Три год? Он все рвно походил н переодетого сержнт морской пехоты.

– Все меняется. Я стл чересчур много думть, вместо того чтобы просто выполнять прикзы. Пиво неплохое.

Пиво просто превосходное. Вейдер, влделец пивовренного звод, прислл мне бочонок из своих зпсов – в докзтельство, что ценит мои прежние услуги, и чтобы нпомнить о ншем договоре. Я двненько не появлялся у него, и Вейдер беспокоился, что рбочие снов нчнут поворовывть.

– Чем зниметесь теперь?

Я чувствовл себя немного неловко. Мой отец погиб в Кнтрде, когд мне было четыре год, поэтому собственного опыт я не имел, но ребят рсскзывли, что в первый рз рзговривть с отцом н рвных, кк мужчин с мужчиной, совсем не легко. Мы с Черным Питом не были приятелями. Он был Комндиром. Пусть бывшим, но смотреть н него инче у меня не получлось.

– Я служил в штбе генерл Стэнтнор. Он вышел в отствку и предложил мне последовть з ним. Я соглсился.

Гм. В мое время Стэнтнор был полковником. Он комндовл всей морской пехотой в Фулл-Хрборе, примерно двумя тысячми человек. Встретиться мне с ним не привелось, но слышть доводилось немло, в основном отнюдь не лестные вещи. Ко времени моей демобилизции он стл глвнокомндующим военно-морских сил Кренты и отбыл в Лейфмолд, где рзмещлось комндовние флот и морской пехоты.

– Рбот почти ткя же, денег больше, – продолжл Питерс. – А у тебя, похоже, дел идут неплохо. См себе хозяин, я слышл.

И вот тут в душу мою зкрлось подозрение. Снчл оно было несерьезным, тк, мленький червячок. Он, видно, рсспршивл обо мне, прежде чем явиться сюд, знчит, вовсе не случйно збрел поболтть о прежних временх.

– Голодть не приходится, – соглсился я. – Но уверенности в звтршнем дне нет: пок котелок врит, но… С ногми уже проблемы.

– Тренировлся бы побольше. Совсем не следишь з собой, срзу видно.

Я фыркнул. Еще один Морли Дотс выисклся!

– Ну-ну, полегче, нечего мне тлдычить о здоровой пище и прочей дряни. Я не коров, чтоб трвку жевть, и у меня уже есть один добренький крестный, он мне плешь проел этой чепухой.

Н физиономии Черного Пит вырзилось змештельство.

– Извиняюсь. Шутк. Выходит, теперь у вс рботы немного?

Я почти ничего не слышл о Стэнтноре после его отствки. Знл только, что он уехл домой в Тнфер и поселился в семейном имении к югу от город. Он жил отшельником, ни бизнес, ни политики – обычных знятий уцелевших в боях офицеров бесконечной Кнтрдской войны.

– У нс не было выбор. – По лицу Питерс пробежл тень беспокойств. – Генерл плнировл зняться строительными подрядми, но зболел, может, подцепил что-нибудь н островх. Это измтывет его. Он почти не встет с постели.

Жль. Стэнтнор все же был молодцом, он не отсиживлся в штбе в Фулл-Хрборе передвигя солдт кк фигурки по шхмтной доске. Во время больших морских боев он был с нми, в гуще сржения.

Жль его. Я тк и скзл Питерсу.

– Не просто жль, Гррет. Дело куд серьезней. Мне кжется, он умирет. Ему стновится все хуже. И думю, кто-то помогет ему умереть.

Подозрение превртилось в уверенность.

– Вы не случйно окзлись по соседству. Он не стл вилять:

– Нет. Я хочу, чтобы ты зплтил по счету.

Пояснений не требовлось.

Однжды мы были зстигнуты врсплох н одном из островов. Врги нпли неожиднно и перебили почти всех. Мы, кому удлось спстись, бежли н болот и отсиживлись тм, питясь животными, которые не успевли съесть нс первыми. Сержнт Питерс вывел нс, и поэтому я его должник.

Но это еще не все. Во время нбег я был рнен, и он вынес меня н себе. Он не обязн был это делть. Он мог оствить меня лежть и ждть неминуемой смерти.

– Стрик много знчит для меня, Гррет, – зговорил Питерс. – Другой семьи у меня нет. Кто-то медленно убивет его, но я ум не приложу, кто и кк. Не могу помешть им. Никогд я не чувствовл себя тким беспомощным и поэтому пришел к тебе, человеку, о котором говорят, будто он умеет решть нерзрешимые здчи.

Мне не нужен клиент. Но Гррет отдет долги.

Я сделл большой глоток, глубоко вздохнул, ругнулся про себя

– Выклдывйте. Питерс покчл головой.

– Не хочу зря збивть тебе голову. Я отнюдь не уверен, что мои сообржения имеют под собой почву.

– Черт возьми, сержнт…

– Гррет! – Голос у Питерс по-прежнему был влстный, он мог и не повышть его.

– Слушю.

– У генерл есть и другие неприятности. Я убедил его ннять специлист, который может рзобрться с ними. Я рсхвливл тебя, рсскзывл, ккя у тебя репутция, и поделился воспоминниями о ншей совместной службе. Он увидится с тобой звтр утром. Если ты не збывешь вытирть ноги у дверей и умеешь пользовться носовым плтком, генерл тебя нймет. Делй, что он велит, но при этом помни об истинной цели. Понятно?

Я кивнул. Змысловто, конечно, но клиенты чсто ведут себя тк, словно нрочно хотят все зпутть.

– Для всех ты – немный рботник. Чем знимешься – неизвестно. Прошлое тоже прктически неизвестно. Возьми другое имя: твое не подходит, чересчур громкое, дурня слв быстро бежит, может подняться переполох.

Я вздохнул.

– Похоже, мне придется проводить тм много времени.

– Все время, пок не кончишь рботу. Мне уже сейчс ндо знть, кким именем ты нмерен воспользовться, инче тебя не пропустят.

– Мйк Секстон. – Я ляпнул, не подумв, но, нверное, то было внушение свыше. Однко я рисковл.

Мйк Секстон комндовл в ншей роте отрядом рзведчиков. Он не вернулся с остров. Питерс услл Мйк перед нчлом ночной битвы, и мы никогд больше его не видели. Мйк был првой рукой и единственным другом Черного Пит.

Лицо сержнт окменело. Он прищурился, открыл было рот… нет, грозный Пит всегд снчл думл, потом говорил.

– Сойдет, – буркнул он. – Они слышли от меня о Мйке. Это объяснит, откуд мы знем друг друг. Я вроде бы никому не говорил о его смерти.

Вряд ли он сделл бы это. Он ие любил признвться в своих ошибкх – дже себе смому. При держу, в глубине души Питерс не перествл ждть, что Секстон вернется и явится с доклдом.

– Я это и имел в виду. Он допил пиво.

– Тк я могу рссчитывть н тебя?

– Ты знл, что можешь, еще до того, кк постучл в дверь. У меня нет выбор.

Питерс улыбнулся. Н его угрюмой физиономии улыбк выглядел кк-то неуместно.

– Стопроцентной уверенности у меня не было. Ты всегд был упрямый сукин сын.

Он достл потрепнный холщовый кошелек – тот же, что и рньше, но теперь он стл потолще, и отсчитл пятьдесят монет. Серебряных монет. Ничего себе! После того кк Слви Дурлейник объявил Кнтрд незвисимой республикой, не подчиняющейся ни Венгете, ни Кренте, вообще никому, цены н серебро подскочили.

Без серебр невозможно колдовть. И Крент, и Венгет рздиремы н чсти интригми колдунов. Смый богтый серебряный рудник нходится в Кнтрде, поэтому приходившие к влсти шйки сржлись з эту территорию еще с тех пор, кк мой дедушк был желторотым птенцом, пок ждный Слви не сыгрл свою шутку. Но долго ему не продержться. Он нгдил всем и теперь со всех сторон окружен вргми.

Я открыл было рот, чтобы откзться от денег: ведь Питерс – мой кредитор. Но потом понял, что должен взять их. Питерс призвл меня выполнить свое обязтельство, но не рссчитывл, что я буду рботть бесплтно. Может быть, зплтив по счету, он з что-то рссчитется с генерлом.

– Восемь в день и рсходы, – скзл я. – Для друзей скидк. Если остнется – верну, если пондобится больше – предствлю счет.

Пятьдесят монет я для сохрнности спрятл в комнте Покойник. Он у меня тяжеленький, больше ст пятидесяти килогрммов, и – смое в нем лучшее – все время дрыхнет, уже двным– двно не просыплся, дже скучно стло. Поймв себя н тких мыслях, я понял – в смом деле пор принимться з рботу. Скучть по Покойнику – все рвно что скучть по инквизитору.

Я вернулся в кухню. Питерс собирлся уходить.

– Итк, звтр утром? – уточнил он. В голосе сержнт мне послышлись нотки отчяния.

– Приду, не сомневйтесь.

2

В одинндцть чсов утр небо было отвртительного свинцового цвет, но я все же решил тронуться в путь н своих двоих, хотя от южных ворот до лчуги генерл добрых шесть миль. Ничего не поделешь, я н лошди – кртин невероятня.

Мне пришлось рскяться в своей опрометчивости: я слишком долго не отрывл здницу от стул, и ноги быстро устли. К тому же нчлся дождь, кпли величиной с монетки зстучли по дороге. Я рскивлся все сильнее. Теперь уж точно придется столковться со стриком, то н обртном пути промокну вконец.

Я перекинул сумку н другое плечо и попытлся идти быстрее. Нпрсный труд.

Дом перед выходом я помылся, побрился и причеслся, словом, пострлся привести себя в ндлежщий вид для встречи с богтеями к теперь ндеялся, что они оценят мои стрния и не прогонят от дверей, не спросив имени. Ндеялся я ткже, что Черный Пит не подкчл и зрнее сообщил мой псевдоним привртнику.

Нзвть домишко Стэнтноров лчугой – не совсем точно. Н него угрохли, полгю, н миллион кирпич, кмня и отборного лес. Н ткой территории спокойно можно зхоронить целый бтльон. Я не зхвтил с собой крты, но зблудиться было мудрено. Генерл точно специльно для меня велел провести к дому мощеную дорогу.

Лчужк ничего себе. Кмення, с деревянной отделкой, в пять этжей, по бокм четырехэтжные флигели. Я поднял с земли кмень и попытлся добросить до другого угл – недолет, бросок был недурен.

З шиворот мне потекл вод. Я прыжком преодолел двендцть мрморных ступенек и остновился н минутку перед дверью, чтобы привести себя в порядок и не выглядеть чересчур взъерошенным. Когд имеешь дело с богчми, глвное – не робеть, держть хвост пистолетом.

Дверь – ткими воротми мог бы гордиться и змок – бесшумно приоткрылсь, выглянул ккой-то человек. Я с трудом удержлся от вопрос, сколько мсл пошло н смзку этих чудовищных дверных петель.

– Д?

– Я Мйк Секстон. Меня ждут.

– Д.

Человек поморщился, выржение лиц у него было довольно кислое. Интересно, где он посреди зимы ухитрился рздобыть лимон?

Вряд ли я произвел н него блгоприятное впечтление, однко он впустил меня в холл. Вот это д! Здесь свободно поместилсь бы прочк ммонтов, если бы хозяину стло жль оствлять их мокнуть под дождем.

– Пойду доложу генерлу, – скзл он и ушел, точно ему кол в спину вогнли, мршируя под слышный лишь ему одному брбнный бой. Срзу видно, тоже бывший морской пехотинец.

Он исчез, я принялся рзвлекться, штясь по холлу и знкомясь с предкми Стэнтнор, целя дюжин коих сердито пялилсь н меня с портретов н стенх. Судя по всему, от художников требовлось одно – поймть н лицх моделей выржение нестерпимого стрдния. Все эти стрикны определенно мучились от зпоров.

Я нсчитл трех бородтых, трех устых и шесть глдко выбритых, но кровь Стэнтноров – крепкя штук. Они выглядели кк бртья, не кк предствители рзных поколений семьи, существоввшей со времен основния госудрств Крент. Дтировть портреты можно было только по форме изобрженных н них Стэнтноров.

Все они были в форме или доспехх. Все Стэнтноры – солдты, моряки, морские пехотинцы. Судьб их предопределен от рождения. Хочешь не хочешь – не вжно, Стэнтнор обязн служить в рмии. Может, этим объясняется семейное (поголовное и хроническое) рсстройство пищеврения.

Последним в левом ряду висел портрет смого генерл, нписнный в бытность его глвнокомндующим рмии Кренты. Длиннющие седые усы свирепо топорщились, глз смотрели мимо тебя, кк будто он стоял н корме военного корбля, пытясь рзличить что-то н горизонте. В этой глерее только портрет генерл не следил з тобой неотступно, куд бы ты ни пошел. Сердито сверкющие глз стрых служк смущли меня. Нверное, это здумно не случйно – зпугивть выскочек вроде вшего покорного слуги. Нпротив висел, единственный среди стриков, портрет молодого человек – сын генерл, лейтеннт Королевской морской пехоты. Он не успел вырботть в себе стэнтноровскую семейную мрчность. Мне не удлось припомнить имя юноши, но я знл, что молодой Стэнтнор погиб н островх, я тогд еще не демобилизовлся. Других сыновей у стрик не было, не было больше и портретов н обшитой темными пнелями стене.

Холл кончлся стеной из темного небьющегося стекл, укршенной мозикми н весьм кровождные сюжеты из мифов и легенд. Герои убивли дрконов, рспрвлялись с великнми и походя, от нечего делть, попирли ногми горы мленьких трупиков эльфов и гномов. Все это относилось к тем двним временм, когд люди не больно церемонились со своими меньшими бртьями.

Дверь в стене был нормльного рзмер и покрыт мозикой в том же роде. Дворецкий, или кк он тм нзывлся, оствил дверь приоткрытой. Я воспользовлся ненвязчивым приглшением.

Холл по ту сторону перегородки походил н собор.

Не меньше прдного, в четыре этж высотой, весь из коричневого со светлыми прожилкми кмня. Н стенх боевые трофеи Стэнтноров. Оружия и знмен хвтило бы н целый полк. Пол в шхмтную клетку из белого мрмор и зеленого змеевик. Посредине – фонтн: герой н поднявшемся н дыбы жеребце вонзл копье в сердце свирепого дркон, подозрительно похожего н большого летющего громового ящер. Рисковння позиция – еще секунду, и он свлится прямо в когти чудовищ. Вид у обоих был невеселый. Я не мог порицть их з это: помирть никому не охот. Скульптор, несомненно, вырзил нечто вжное для себя, но до меня, увы, не дошло ничего. «Ребят, вы об хотите зполучить девицу, – обртился я к противникм, – тк зключили бы полюбовное соглшение».

Стуч кблукми, я нпрвился к фонтну. Эхо сопровождло меня.

Я огляделся кругом. Коридоры вели в зпдное и восточное крыло здния. По лестнице можно было подняться нверх, н блконы. Н кждом этже – блкон, н кждом блконе – множество темных, полировнных колонн и эхо, эхо. Не дом, дворец. Музей ккой-то. Любопытно, кому могл прийти в голову дикя мысль соорудить ткой домище и поселиться в нем?

Холодрыг, почти кк н улице. Я вздрогнул, подошел поближе к фонтну. Он не рботл. Жль, журчние воды скрсило бы обстновку. Они, нверное, врубют его только в дни приемов. Я всегд лелеял в глубине души мечту рзбогтеть. Думю, большинство из нс подвержены этой слбости. Но если тк живут богтые, я лучше остнусь при своих.

По роду знятий мне приходилось бывть во многих богтых домх, все они ккие-то неуютные. Брр. Смый крсивый, что я видел, приндлежл Чодо Контгью, королю преступного мир Тнфер. Он нстоящее чудовище, но в его дворце есть хоть нмек н нечто человеческое. Архитектор Чодо не скрывл своих пристрстий. В тот рз, когд мне случилось посетить Контгью, дворец был битком нбит голыми крсоткми. Это, я понимю, обстновк! Куд веселее уймы дурцких военных побрякушек.

Я скинул сумку и небрежно облокотился н огрду фонтн.

– Двйте, ребят, не стесняйтесь, пострюсь вм не мешть.

Ноль внимния. Герою с дрконом было не до меня.

Я огляделся. Где, черт возьми, люди? Для ткого громдного помещения нужн целя рмия слуг. А то будто среди ночи в музей збрел. Будто… Стоп! Не тк уж все плохо.

Я зметил прелестное личико. Оно выглядывло из-з колонны н блконе слев от меня, в зпдном крыле. Женщин, и крсивя. Он был слишком длеко, чтобы скзть еще что-нибудь, но хвтило с избытком – кровь моя вновь зструилсь по жилм. Крсотк окзлсь робкой, точно дрид. Глз нши встретились, мгновение – и он исчезл.

Я уже говорил: женщины – моя слбость. Удстся ли рзглядеть ее? Хочется ндеяться. Ккое личико! Но очровтельниц упорхнул. Мимолетное видение. Ах, если бы он вернулсь! Н нее стоило посмотреть второй, может, и третий, и четвертый рз. Длинноволося стройня блондинк, в чем-то белом, прозрчном, перехвченном в тлии крсным пояском. Около двдцти, плюс-минус. Довольно ппетитн. Я плотоядно ухмыльнулся.

Если только он не привидение. Он проскользнул мимо бсолютно неслышно. Кк бы то ни было, не успокоюсь, пок не познкомлюсь с ней поближе.

Вполне возможно, это место действительно посещют духи. Здесь тк холодно, тк…

Нет, дело во мне смом. Нверное, никого другого оно не обеспокоило бы. Я смотрел кругом и слышл звон оружия, слышл стоны убитых н полях сржений, откуд Стэнтноры нвезли все эти эмблемы своей слвы. Я дл волю вообржению и видел лишь собственное отржение, отржение своего нстроения.

Попробуем лучше стряхнуть мрчные мысли. Просто эт хлуп не рсполгет к веселью.

Итк, девушк исчезл, в холле, стуч кблукми, снов появился двешний привртник и по-военному четко остновился шгх в шести от меня. Я бегло оглядел его. Рост под шесть футов, вес около восьмидесяти килогрммов, лет пятидесяти, но выглядит моложе. Волосы черные, волнистые, густые, кк у двдцтилетнего, и чем-то смзны, чтобы пряди не выбивлись из прически. Если и был седин, он хорошо умел прятть ее. Глз кк льдинки, но о ткой лед можно обжечься. Субъект из тех, кто убьет и дже не здумется о вших деткх-сиротх.

– Генерл ждет вс, сэр, – известил он, повернулся и пошел.

Я последовл з ним. Снчл я пытлся идти нормльно, но скоро сдлся и змршировл по-солдтски. Тело вспомнило двнюю муштру и откзлось повиновться доводм рзум.

– У тебя имя есть? – осведомился я.

– Деллвуд, сэр.

– Где служил, пок не вышел в отствку?

– Я приндлежл к штбу генерл, сэр. Это бсолютно ни о чем не говорило.

– Профи?

Идиотский вопрос, Гррет. Готов зложить семейную ферму, ты здесь единственный не профессионльный солдт, кроме девушки, возможно. Генерл не потерпел бы в своем окружении недоносков, в просторечии именуемых шттскими.

– Тридцть дв год в рмии, сэр. См он не здл ни одного вопрос. Молчлив, не любит трепться? Нет. Я его не интересовл: я был одним из «них».

– Может, мне следовло войти с черного ход?

Он что-то проворчл.

Черт возьми. Я увжл генерл, но з то, кем он стл, не з то, кем родился.

Деллвуд был двдцтью годми стрше, но зпыхлся к четвертому этжу именно я. Не меньше шести остроумных змечний родилось в моей голове, но поделиться ими ие хвтило дыхния. Деллвуд мельком глянул н меня, видимо, с трудом скрывя презрение к слбкм-шттским. Я отдышлся немного и срзу взял бык з рог:

– Пок ждл, я видел женщину. Он нблюдл з мной. Робкя кк мышк.

– Это, ндо полгть, мисс Дженнифер, сэр. Дочь генерл.

Кзлось, он сомневется, не совершил ли ошибку, добровольно выдв тк много. Из тех, кто не рсколется, хоть пятки ему поджривй. Интересно, в свите генерл все изготовлены по ткому обрзцу? Зчем я тогд пондобился Питерсу? Спрвились бы сми.

Мы добрлись до верхнего этж зпдного крыл. Деллвуд приоткрыл дубовую дверь, знимвшую половину стены, и доложил:

– Мйк Секстон, сэр.

Волн жр обдл меня, едв я вошел в комнту вслед з Деллвудом.

Не зню, чего я ожидл, но обстновк кбинет удивил меня, покзлсь чрезмерно спртнской. Кроме рзмеров комнты, ничто не укзывло н богтство генерл Стэнтнор.

Ни одного ковр, только несколько стульев с прямыми спинкми, неизбежный метллический скрб, дв письменных стол, поствленных нос к носу. Один, побольше, видимо, генерльский, второй для посетителей, если они зхотят что-либо нписть. Почти мвзолей. Жр шел от огня, пылвшего в кмине. Огоньк хвтило бы зжрить бык. Рядом лежл гор поленьев, и еще один отствной солдт с негнущейся спиной подбрсывл их в огонь. Он взглянул н меня и посмотрел н стрик з большим столом. Тот кивнул, и истопник вышел. Нверное, они с Деллвудом н досуге совершенствуются в строевой подготовке и прочих боевых искусствх.

Осмотрев кбинет, я принялся з его хозяин.

Подозрения Черного Пит были небезосновтельны. От генерл Стэнтнор остлось немного. Он мло чем отличлся от людей внизу, н портретх. Генерл почти целиком был зкутн в втное одеяло, но, похоже, весил он не больше мумии. Десять лет нзд он был с меня ростом и килогрммов н пятндцть тяжелее.

Кож генерл, желтовтого оттенк, кзлсь полупрозрчной. Зрчки мутные от ктркты, губы ядовитого сине-серого цвет. Волосы выпдли прядями, остлось всего несколько клочков, не просто седых, синевтого оттенк смерти. Жизнь угсл в нем.

Я не знл, кк длеко зшл ктркт, но взгляд стрик был тяжелым и строгим. При моем появлении он не шелохнулся.

– Мйк Секстон, сэр. Сержнт Питерс попросил меня зйти к вм.

– Берите стул. Поствьте его здесь, передо мной. Я не люблю смотреть н собеседник снизу вверх. – В голосе генерл мне послышлсь скрытя сил, хотя не предствляю, откуд он брл ее. Я вообржл, что он будет говорить змогильным шепотом. Я сел нпротив. Он продолжл: – Я уверен, что сейчс нс не подслушивют, мистер Гррет. Д, я зню, кто вы. Питерс все мне подробно рсскзл, только тогд я решился принять вс. – Он продолжл трщить глз, кк будто одним лишь усилием воли мог преодолеть ктркту. – Но в дльнейшем мы будем придерживться версии «Мйк Секстон». Теперь обговорим условия.

Я сидел близко от него и чувствовл зпх. Зпх был не из приятных. Стрнно, что вся комнт не провонял. Нверное, обычно стрик нходился в другом помещении.

– Питерс не скзл, что вм нужно, сэр. Он просто потребовл вернуть стрый долг – вот я и появился.

Я бросил взгляд н кмин. Еще чуть-чуть – и здесь можно печь хлеб.

– Мне необходимо тепло, много тепл, мистер Гррет. Прошу прощения з неудобств. Я пострюсь не здерживть вс долго. Я стл похож н ящерицу: кровь у меня холодня, совсем не греет.

Я покорно ждл продолжения и обильно потел.

– Питерс скзл, вы были хорошим морским пехотинцем. – Ткя рекомендция много знчил здесь. – Он ручется з вс – кким вы были тогд. Но люди меняются. Кким вы стли?

– Я был рзбойником в подчинении у других рзбойников, стл свободным художником. Что вм и требуется, генерл, инче бы вы меня не позвли.

Он издл звук, которому ндлежло изобржть смех.

– А я слышл, у вс острый язык, Гррет. Но нетерпеливым приходится быть мне, не вм. Мне остлось тк мло. Д. Питерс ручется з вс и сегодня. В определенных кругх о вс сложилсь репутция человек ндежного, но своенрвного. Говорят, вы не лишены чувствительности. Это у нс никого не волнует. Говорят, вы имеете слбость к женскому полу. Полгю, вы обртите н мою дочь больше внимния, чем он зслуживет. Говорят, вы склонны беспощдно осуждть пороки и грешки моего клсс.

Может, он в курсе и кк чсто я меняю белье? Зчем пондобился еще один сыщик? Он мог смело поручить все тому, кто соствлял досье н меня.

Опять этот жлкий смех.

– Предствляю, о чем вы думете. Но мои сведения – лишь общеизвестные фкты. Слв бежит впереди вс. – Гримс, в лучшие времен ознчвшя улыбку. – З годы рботы вы добились прекрсных результтов. Но для этого вм пришлось стоптть не одну пру бшмков.

– Я простой прень, генерл. Стрюсь, кк могу.

– Не думю, что ткой уж простой. Вы совсем не боитесь меня.

– Не боюсь.

Я не боялся его. Я встречл слишком много действительно стршных людей. Душ моя згрубел, зклилсь в боях.

– Десять лет нзд, нверное, боялись.

– Другие обстоятельств.

– В смом деле. Хорошо. Мне нужен человек, который не будет бояться. Особенно меня: опсюсь, что, выполнив поручение, вы скроете от меня првду, которую мне больно было бы услышть. Првду столь жестокую, что мне зхочется прогнть вс взшей. Вы не скроете ее? Он сбил меня с толку.

– Я совсем зпутлся.

– Обычное состояние живого человек. Я имею в виду – когд я нйму вс, если нйму и если вы соглсны взяться з эту рботу, вы обязны довести ее до конц. Не обрщя внимния н то, что я стну говорить впоследствии. Я прослежу, чтоб вм зплтили сполн вперед, – и избвлю от искушения стрться рди денег.

– Я все же никк не пойму, в чем дело.

– Я горжусь тем, что способен посмотреть првде в лицо. Я хочу покончить с этим. У меня нет выбор, кк бы ни было больно и неприятно. Понимете?

– Д.

Я понял – он готов посмотреть првде в лицо. Но ккой првде? Мы об потртили мссу времени, тумня друг другу мозги. Люди его клсс н этом собку съели, но генерл всегд имел репутцию человек, твердо стоявшего обеими ногми н земле. Не однжды он поступл по-своему, нрушл прикзы, потому что они исходили из умозрительных предствлений штбных крыс, держвшихся по меньшей мере в двухстх милях от поля сржения. И кждый рз исход дел докзывл првоту Стэнтнор. Но у него было мло друзей.

– Прежде чем взять н себя ккие-либо обязтельств, я должен знть, чего вы хотите.

– В моем доме – вор, мистер Гррет. Генерл зпнулся: спзм сжл его горло.

Я подумл, что у него сердечный приступ, и бросился к двери.

– Подождите, – прокркл он. – Это пройдет.

Я остновился н полпути между стулом и дверью, но через минуту спзм прошл. Я снов уселся.

– Вор в моем доме. Хотя здесь нет никого, кого бы я не знл тридцть лет, кому много рз не доверял свою жизнь.

Збвня ситуция: жизнь доверить можешь, кошелек – нет.

Я нчл понимть, зчем ему пондобился человек со стороны. Пршивя овц среди стрых товрищей. Они прячут голову под крыло, откзывются видеть првду, или… Кто знет? Морские пехотинцы устроены не тк, кк все.

– Я слушю. Продолжйте.

– Недуг свлил меня вскоре после возврщения домой. Вероятно, это чхотк. Болезнь рзвивется медленно. Я редко теперь выхожу из своих комнт. Но я зметил, что в течение прошедшего год кое-ккие вещи, столетиями приндлежвшие ншей семье, постепенно пропдли. Никогд не исчезли крупные вещи, только блестящие безделушки, бросющиеся в глз. Просто сувениры, ценные в основном кк пмять. Но сумм нбирется уже не мленькя.

– Ясно.

Я взглянул н огонь. Пор повернуться, то с другого бок не прожрюсь кк следует.

– Уделите мне еще несколько минут, мистер Гррет.

– Конечно, сэр. В последнее время в доме были посторонние? Постоянные посетители?

– Немного. Люди с Холм. Не из тех, что промышляют мелкими кржми.

Я не стл говорить, но, по моему мнению, худшие из преступников кк рз выходцы с Холм. Нши дворяне способны стщить медяки с глз мертвец. Но в одном генерл прв. Они не будут крсть своими рукми. Они нймут кого-нибудь.

– У вс есть список пропвших вещей?

– А нужно?

– Может пригодиться. Кто-то что-то ворует – он хочет продть это и получить деньги. Верно? Я зню некоторых торговцев, оптовые поствщики которых – люди с нечистыми рукми. Вы что хотите, вернуть укрденное или поймть вор?

– Снчл последнее. Потом поговорим о возмещении убытков.

Внезпно кк гром среди ясного неб его срзил новый приступ. Я чувствовл себя совершенно беспомощным, понятия не имея, кк помочь стрику. Скверное чувство.

Приступ прошел, но н этот рз генерл кзлся совсем ослбевшим.

– Придется кончить побыстрей, Гррет. Мне ндо отдохнуть, то следующий припдок сведет меня в могилу. – Стрик улыбнулся, и я увидел, что зубов у него не хвтет. – Еще одн причин рссчитться срзу. Мои нследники могут не счесть нужным зплтить вм.

Я хотел скзть что-нибудь ободряющее, тип «вы еще меня переживете», но слишком уж цинично обндеживть человек в подобном состоянии. Иногд мне удется промолчть, првд, обычно не к месту.

– С удовольствием познкомился бы поближе, но природ берет свое. Я ннимю вс, если вы соглсны считть меня своим клиентом. Вы нйдете вор? Н моих условиях?

– Не отступть ни з что?

– Именно.

– Д, сэр. – Мне пришлось сделть нд собой усилие. Я ведь в смом деле ленив. – Я берусь з вше дело.

– Хорошо, хорошо. Деллвуд ждет з дверью. Скжите ему, мне нужен Питерс.

– Будет сделно, генерл.

Я поднялся и нпрвился к двери. Дже в нынешнем состоянии стрик сохрнил чстичку того обяния, мгнетизм, которые делли его обрзцовым комндиром. Я не просто жлел его, я действительно хотел нйти негодяя, который, по мнению Черного Пит, пытется убить стрик.

3

В коридоре было холодно, кк холодной зимой в Арктике. Черт возьми, еще отморозишь что-нибудь.

Генерл не ошибся нсчет Деллвуд. Он был н месте, ждл, причем точно кк прикзл хозяин, н почтительном рсстоянии, чтоб ничего из рзговор не слышть. Хотя вряд ли через эту дверь можно было рсслышть дже взрыв. Деллвуд – прень, в общем, ничего, решил я, хоть спин у него чересчур прямя.

– Генерл просит Питерс.

– Хорошо, сэр. Я, пожлуй, прежде всего выполню его укзние. Вы не могли бы вернуться вниз и подождть у фонтн?

– Конечно. Но идите быстрей. Что с ним ткое? При мне у него было дв сильных приступ.

Деллвуд переменился в лице, уствился н меня и словно окменел. Очевидно, он любил этого стрик и сейчс был очень встревожен.

– Очень нехорошие приступы, сэр?

– Мне тк покзлось. Но я не врч. Он сокртил ншу встречу: испуглся, что еще одного припдк ему не вынести.

– Лучше я снчл проведю его, остльное подождет.

– Что с ним ткое? – снов спросил я.

– Не зню, сэр. Мы пробовли приглшть врчей, но он, едв узнв, кто это, прогонял их. У генерл птологический стрх перед медикми. Но из их слов я понял, что от врчей толку чуть. Они ничего не делют, только в зтылкх скребут.

– А ты ведь умеешь рзговривть, Деллвуд, у тебя неплохо получется. Приятное открытие.

– Генерл принял вс н борт, сэр. Вы теперь один из домочдцев.

Конструктивный подход редко встречется: в основном люди или врут почем зря, или совсем откзывются говорить.

– Хотелось бы потолковть с тобой, когд выдстся свободня минутк.

– Д, сэр.

Он зшел к генерлу, я отпрвился отыскивть фонтн. Это было нетрудно. После исчезновения Секстон я стл одним из ротных рзведчиков и много тренировлся. Питерс не уствл твердить, кк много средств вложило в меня госудрство.

Сумку я оствил у фонтн, чтоб зря не тскться с ней. Я подумл, что в этом црстве мертвых с ней ничего не случится. И ошибся. Подойдя к безумной милитристской скульптуре, я увидел, что некто уже вовсю роется в моих вещх.

Он стоял ко мне чрезвычйно ппетитным здом. Высокя, стройня девушк. Брюнетк в желтовто-коричневом плтье-рубшке, стилизовнном под крестьянское. Крестьянину не зрботть н ткое и з пять лет. Незнкомк коплсь в сумке, и здок ее соблзнительно колыхлся. Похоже, он только нчл.

Я подкрлся незметно, кк опытный рзведчик, остновился шгх в четырех, одобрительно кивнул ее зднице и спросил:

– Ншли что-нибудь интересное?

Он быстро обернулсь.

Я вздрогнул. Лицо – копия того, что я видел рньше, но н этот рз робости в нем не было ни кпли. Более жесткое, мирское.

В том, другом, кроме зстенчивости, мне почудилсь моншескя отрешенность. Глз незнкомки сверкнули.

– Кто вы? – Ни тени смущения. Мне нрвится, когд кое в чем не рскивются, но не в том же, что рылись в моих пожиткх.

– Секстон. Кто вы? Зчем злезли в чужую сумку?

– Не тяжело тскть с собой ткой рсенл?

– Он нужен мне для рботы. Я ответил н дв вопрос. Теперь вш очередь.

Девиц осмотрел меня с головы до ног, приподнял бровь, кк бы сомневясь, довольн ли увиденным. Здел меня з живое! Зтем фыркнул и ушл. Я, конечно, не Аполлон, но к подобному обрщению не привык. Видимо, это было чстью ее плн.

Я смотрел вслед крсотке. Двиглсь он крсиво, сознвл, что з ней нблюдют, и немного кокетничл своей походкой. Он скрылсь под блконом в зпдном крыле особняк.

– Стрнные существ здесь обитют, – пробормотл я.

Я проверил сумку. Он перевернул все вверх дном, но ничего не пропло. Я вовремя спугнул ее, он не успел добрться до внутреннего крмшк с бутылкми. Я двжды проверил его.

Тм было три бутылочки: ярко-синяя, изумрудно-зеленя, рубиново-крсня. Кждя весом около двух унций. Я рздобыл их во время одного из прошлых рсследовний. Содержимое было приготовлено колдуном. В трудную минуту они могли здорово пригодиться. Но я ндеялся, что применять их не придется.

Господи, во скольких передрягх пришлось побывть! Я одежды столько не сносил, одежду-то хоть постирть можно.

В ожиднии Деллвуд я, осторожно ступя, обошел холл. Все рвно что музей в одиночку осмтривть. Детли обстновки ничего для меня не знчили. Несомненно, кждя из них имел богтую историю, но я не из тех, кто интересуется историей из чистой любознтельности.

Деллвуд медлил. Через полчс я уже пялился н стринный горн и рздумывл: что, если дунуть в него пру рз? Потом н глз мне опять поплсь блондинк. Он рзглядывл меня издлек. Я помхл ей. Стрик Гррет ведь дружелюбный и общительный прнишк.

Он тут же пропл. Ну точно мышк. Нконец появился Деллвуд.

– С генерлом все в порядке? – спросил я.

– Он отдыхет, сэр. Все будет хорошо. – Голос его звучл не слишком уверенно. – Сержнт Питерс сделет, что вы просили. – Теперь в голосе его слышлось недоумение. – Позвольте полюбопытствовть, сэр. Что вы делете здесь?

– Генерл послл з мной. Он с минуту смотрел н меня, потом скзл:

– Пойдемте со мной, я покжу вм комнту.

Мы отпрвились в восточное крыло здния, вскрбклись н четвертый этж. Я опять зпыхлся. Деллвуд решил зйти с другой стороны:

– Вы к нм ндолго?

– Не зню.

Ндеюсь, что нет. Дом Стэнтнор успел ндоесть мне: слишком уж он нпоминл склеп. Рядом умирл влделец. Когд умирет хозяин, кжется, что дом умирет вместе с ним.

Деллвуд открыл дверь.

– Что вы нмерены делть после смерти генерл? – спросил я.

– Я не зглядывю тк длеко вперед. Не думю, что он скоро умрет. Он спрвится. Все его предки доживли до восьмидесяти – девяност лет.

Деллвуд успокивл себя. Он понимл, что будущего у него нет. В мире не тк много мест для профессионльных вояк, отдвших рмии лучшие годы.

Порзительно, неужели кто-то в доме хочет, чтобы Стэнтнор сыгрл в ящик рньше времени? Нет, подозрения Черного Пит нелогичны, непрвдоподобны. Но когд дело доходит до убийств – тут уж не до логики.

Не следует торопиться с выводми. Сперв ндо порзведть, порзнюхть, просто послушть.

– Кк нсчет еды, Деллвуд? Экипировки для прдных обедов я не зхвтил.

– С тех пор кк генерл зболел, мы не одевемся к обеду. Звтрк в шесть, ленч в одинндцть, в кухне. Обед в пять в столовой, но без формльностей. Гости и слуги обедют вместе. Вс это не смущет?

– Нет, я демокрт, сторонник рвнопрвия. Ленч я пропустил?

С тким рсписнием мне придется туго. В шесть утр я иногд и спть-то не ложусь.

Не люблю утро з то, что оно нчинется слишком рно.

– Что-нибудь придумем, сэр. Я скжу кухрке, что у нс новый гость.

– Спсибо. Я устроюсь, потом спущусь вниз.

– Отлично, сэр. Если что не в порядке, скжите. Я пострюсь испрвить.

– Не сомневюсь.

– Конечно. Спсибо.

Деллвуд зшгл прочь. Я проводил его глзми и зкрыл дверь.

4

Вряд ли потребуются испрвления: порядки у них, нсколько я успел зметить, строгие. Деллвуд ввел меня в покои, рзмером превосходящие первый этж моего дом. Я очутился в комнте с пнелями из розового дерев и потолочными блкми из крсного. Полки во всю стену, нбитые книгми. Мебели столько, что хвтит рзместить взвод. Обеденный стол н четыре персоны. Письменный стол, стулья. Окн из простого и цветного стекл, выходящие, увы, н север. Ковер. Ккя-нибудь почтення леди лет двести нзд ткл его последние двдцть лет своей жизни. Лмп хвтило бы н весь мой дом. Люстр – с мссой светильников, впрочем, сейчс потушенных.

Вот кк живут богчи. Двойня дверь вел в большую комнту. Спльня? Д. попл в точку.

По обстновке он не уступл первому помещению. Ткой мягкой и широченной кровти мне рньше видеть не доводилось.

Я огляделся в поискх укромных местечек. Кое-что из вещей припрятл хорошенько, кое-что оствил н виду, кое-что ни тк ни сяк: можно зметить, можно и прозевть. Смое вжное я оствил при себе. Теперь лучше отпрвиться н кухню, пок меня не рздумли кормить. Подкрепившись кк следует, я отпрвлюсь н рзведку, и ничто не укроется от моего зоркого глз.

В лучшие времен в кухне рботло не меньше дюжины слуг, пекрей, кондитеров и тк длее, трудившихся сутки нпролет. Но сейчс всех их зменил одн женщин, весьм древняя н вид. Он мло нпоминл человеческое существо. Нверное, нполовину тролль.

Морщинистя, высохшя, сгорблення, он все же был н добрых дв фут выше меня и килогрммов н пятьдесят тяжелее. Невзиря н солидный возрст, у нее достло бы сил перебросить меня через голову, если бы я не сопротивлялся.

– Новенький? – проворчл он, увидев меня.

– Именно. Секстон. Мйк Секстон.

– Ты опоздл. Чтоб этого больше не повторялось, юнош. Сдись. – Он покзл пльцем, куд.

Я не стл спорить и уселся з стол, н три четверти звленный глиняной посудой и прочей утврью.

Бх! Он с грохотом поствил передо мной трелку.

– Вы тоже служили вместе с генерлом?

– Не умничй. Хочешь лопть? Лопй. Нечего комедию ломть.

– Лдно. Просто беседу поддерживю. Я посмотрел в трелку. Рис был злит густым соусом, изготовленным из кусочков не опозннных мною продуктов. Я взялся з еду с опской – кк в единственном в городе общедоступном вегетринском ресторне моего дружк Морли.

– Если мне зхочется поговорить, я попрошу об этом. Рзуй глз. Рзве похоже, что у меня есть время честь языком? Кенди дли пинк под зд и все свлили н меня. Я не перестю твердить строму упрямому придурку, что мне нужен помощник. Думешь, он слушет? Кк же, держи крмн! Рд-рдешенек, что выгдл две монеты в неделю.

Я попробовл немножко оттуд, немножко отсюд. Тм были моллюски, и грибы, и еще пр штук не рзобрл кких именно, но все было отменно вкусно.

– Вкуснотищ, – похвлил я.

– Где же ты обычно ешь? Это просто помои. Я ведь одн, у меня нет времени кк следует присмотреть з всем.

Он швырнул в рковину несколько кстрюлек, подняв фонтн брызг.

– Я едв успевю приготовить жртву к следующей кормежке. А эти свиньи, ты думешь, они змечют рзницу? Д подй я кшу из опилок, стрескют – и вся недолг.

Может быть. Но мне уже двно готовил стрин Дин, и я был способен отличить хорошую готовку от плохой.

– Скольких вы кормите?

– Восемндцть. Проклятя орв. Но тебе-то что до моих збот, мистер Девятндцть? Боишься окзться последней кплей, той соломинкой, что свлил верблюд?

– Тк много? Это место похоже н змок с привидениями. Я видел генерл,

Деллвуд, вс, стричк-истопник в генерльском кбинете…

– Кид.

– И двух женщин. Где остльные? Н мневрх?

– Умничешь? Где ты видел двух женщин? Неужели гденыш Хэркорт опять протщил сюд свою шлюшку? Черт возьми. Ндеюсь, тк оно и есть. Ей-богу, ндеюсь. Стрик отпрвит его н черные рботы по крйней мере н год. Пор вычистить эту выгребную яму. А что, кстти, здесь делешь ты? Новеньких у нс не появлялось уже год дв. И порядочных гостей не было полтор год, только вообржлы с Холм – носы здерут, словно они и срут не кк простые люди.

Ух!

– По првде скзть, мисс… – Он проигнорировл нмек. – По првде скзть, я еще не определился. Генерл послл з мной, скзл, что хотел бы меня ннять. Но он не успел: нчлся приступ…

Он срзу кк-то обмякл. От ее нелюбезности не остлось и след.

– Серьезный приступ? Нверное, мне лучше пойти посмотреть.

– Деллвуд позботился о стрике. Скзл, что ему просто нужно отдохнуть. Он перевозбудился. Вы нчли о Хэркорте. Он имеет обыкновение приводить в дом своих подружек?

– Нет. Последние дв год нет. Ккого черт ты спршивешь? Не твое собчье дело, чем мы знимемся и с кем. – Он вдруг зстыл кк вкопння, потом отошл от мойки, обернулсь и одрил меня весьм недружелюбным взглядом. – Или это-то и есть твое дело?

Я пострлся увильнуть от ответ, вручив ей пустую трелку.

– Нельзя ли еще чуть-чуть? В животе кк рз остлось немножко свободного мест.

– Тк вот чем ты знимешься! У стрик новя фнтзия. Думет, что кто-то хочет с ним рзделться. Или огрбить. – Он покчл головой. – Ты зря тртишь время. А может, и нет. Ккя рзниц, з что получть денежку? Черт возьми. Нверное, для тебя дже лучше, если ничего нйти не удстся. Ты и см огрбишь его не хуже всякого другого. Пок блжь у стрик не пройдет, можно доить его сколько душе угодно.

Я был смущен, но скрыл это.

– В доме звелся вор?

– Никто его не грбит. У стрик нет ни шиш, не считя этого проклятого кменного сря. А он, дьявол его возьми, слишком велик, его не утщишь. Однко, если б кто и грбил его: тебе бы я ни слов не скзл. Ни слов чужку. Я никогд не рзговривю с пришлыми. Свор жуликов – и ничего больше.

– Достойно похвлы.

Я призывно подвигл трелку по столу.

– Я мою посуду, у меня руки мокрые до локтей, у тебя с ногми все нормльно. Возьми см

– С удовольствием, но я не зню, где. Он рздрженно фыркнул, но все же соблговолил сделть скидку н мою неопытность.

– Н плите, черт возьми. Рис в метллической кстрюле, тушеное мясо в чугунке. Я беспокоюсь о стрике. Эти его причуды… Чем дльше, тем хуже. Это болезнь н него действует. Совсем тронулся. Впрочем, ему всегд всюду чудились происки вргов.

Ни слов чужку. Клссня тетк.

– Рзве никто не может обокрсть его н смом деле? Бывет, и прноики окзывются првы.

– А кто? Вот что вы мне скжите, мистер Любопытный Нос. Все в этом проклятом домище готовы срзиться з него с целой стей дрконов. Д ребят рды были бы помереть вместо него.

Докзтельств пок нет, но люди чсто идут н весьм стрнные сделки со своей совестью. Я без труд мог предствить, что человек, готовый умереть з генерл, в рвной степени готов и обокрсть его. Нйдется мсс смягчющих обстоятельств, легко убедить себя, что крж бсолютно необходим.

Итк, кухрк рскусил меня з пятндцть минут. Эдк и дня не пройдет, он рзболтет остльным.

– Домовые вс никогд не беспокоили? Окрестности Тнфер периодически стрдли от их ншествий, кк от термитов и мышей. Эт мелюзг любит безделушки и нпрочь лишен увжения к чстной собственности.

– Есть немножко. Я их приспосбливю к делу.

Д, это в ее духе.

– Деллвуд нмекл, что у генерл предубеждение против докторов. А ему не мешло бы полечиться.

– Его не уломешь. Упрямств в нем н десятерых. Когд миссис умерл, он твердо решил, что никогд не подпустит к себе ни одного докторишку. Он от своего решения не отступл и не отступит.

Гм. Он не стнет говорить с чужком. Ни з что!

– Видишь ли, он любил эту девочку, мисс Тиффни. Что з прелестное дитя он был! Он рзбил нши сердц. Нд ним смеялись – ведь он был горздо моложе… Генерл был ее рбом, он, который рньше никого не любил. Потом появилсь мисс Дженнифер. Роды были ткими долгими. Он не мог ждть и смотреть н ее мучения. Он привез из город врчей. И когд мисс Дженнифер нконец родилсь, один проклятый придурок перепутл лекрств. Думли, он дет ей снотворное. Ужсня ошибк и, глвное, глупя.

– Он истекл кровью?

– Д. Может стться, миссис был обречен. Он был болезненным, бледненьким созднием, но генерл вм ни в жизнь не переубедить.

Ошибки, з которые человек поплтился жизнью, трудно понять и простить. Но они случются. Нм, смертным, приходится мириться с тем, что доктор тоже люди. А знчит, они совершют ошибки, кк все люди. Это неизбежно. Но когд ошибются врчи, люди умирют. Мне-то нетрудно и понять, и простить: я не знл и не любил жену генерл.

– После ее смерти вся жизнь генерл пошл нперекосяк. Он уехл в Кнтрд вымещть свое горе н Венгете. – Когд ошибются генерлы, стрдет еще больше людей. – А ты, прень, видно, рсположился тут н весь день. Двй-к лучше зсучивй рукв и принимйся з мойку. Нм трутни не нужны.

Он, безусловно, ценный источник информции, но не до ткой же степени.

– Может, позже. Если другой рботы в смом деле не окжется, я нймусь судомойкой. Он фыркнул.

– Ловко я придумл, кк от тебя отделться. Не родился еще н свет мужик, у которого достнет хрбрости добровольно подступиться к горе грязной посуды.

– Ленч великолепный. Спсибо, мисс… Не срботло и н этот рз.

5

Фонтн – удобня отпрвня точк. Я уселся н огрду, перевривя сообщения поврихи. Видно, не миновть мне мытья посуды: нет другого способ выудить из этой мрчной и чудовищно молчливой струхи все, что мне необходимо.

Вдруг у меня возникло неприятное, жутковтое ощущение, знете, кк бывет, когд почувствуешь, что кто-то тйком нблюдет з тобой? Я оглянулся – словно случйно.

Снов он, блондинк Осмелел, спустилсь ко мне н первый этж и молнией пронеслсь по темному коридору. Я притворился, что ничего не змечю, подождл минуту, встл, потянулся и двинулся в ее сторону, по-прежнему притворяясь, что ни о чем не подозревю. Он метнулсь, кк испугння птиц. Я бросился з ней, позвл: «Дженнифер!» Он скрылсь между колоннми… Куд он подевлсь, недоумевл я. Но белокурой незнкомки и след простыл. Чертовщин ккя-то.

– Эй, Мйк! Чем ты тут знят? Я подскочил.

– Питерс. Не подкрдывйтесь. Я и без того нчиню верить в привидения. Есть здесь кто живой?

– Кто? Все н рботе, – удивился Питерс.

А ведь верно. Ткое громдное здние, д еще земли вокруг, немудрено целую рмию потерять, не то что восемндцть человек.

– Но хоть кто-нибудь…

– Временми тебе будет одиноко. – Он улыбнулся. Второй рз з дв дня. Рекорд. – Я подумл, ты зхочешь пройтись по поместью.

– Я нйду дорогу. В морской пехоте я был рзведчиком.

Улыбк увял. Черный Пит смотрел н меня, кк в былые времен: будто я недостточно смышлен, чтоб смостоятельно зшнуровть ботинки. Он резко укзл рукой в северный конец холл, н дверь в стене с мозикой из цветного стекл, изобржвшей пятьдесят свирепых вояк.

Эге. У ммочки Гррет дебилы не рождлись. Я смекнул, в чем дело.

– Я, пожлуй, не прочь прогуляться. Вы рстолкуете мне, где что.

Он слегк рсслбился, брво рзвернулся н сто восемьдесят грдусов и зшгл. Я з ним – ть-дв левой. А ведь никкой ностльгии по пршивым стрым временм я не испытывл.

Питерс не проронил ни слов, пок мы не отошли достточно длеко от дом и не миновли сд позди него, в котором могли укрыться соглядти.

– Ты видел стрик. Что думешь?

– Он в плохой форме.

– Ты знешь яды, которые могли окзть подобное действие?

– Нет, – честно ответил я. – Нужен специлист. Я зню прня, который рзбирется в тких вещх, но он должен осмотреть генерл.

Морли Дотс знет все н свете, может, потому что он полукровк и эльфийской крови в нем больше, чем человеческой.

– Не получится. Довольно одного чужк, чтоб все здесь н рогх стояли.

– Ну д.

Нстоящий рстревоженный улей. До сих пор нм не поплось ни единого живого существ.

– Когд хочешь знть нверняк, спршивешь у того, кто в этом рзбирется.

– Я попытюсь.

– Теперь о ворх. Это првд? Поврих считет, что генерл выдумывет.

– Нет. Он тк считет. Когд-то, мы только переехли сюд, у него действительно случлись зскоки. Но он тк редко выходит из кухни, что у нее у смой ум з рзум зходит. Он дже не знет, ккой год н дворе.

– Он пытлсь зпрячь меня в рботу.

– С нее стнется. О боги! Я помню твою стряпню.

– А я помню, что мне приходилось готовить. Крысы с кореньями, н грнир жуки.

Он проворчл что-то и снов почти улыбнулся.

– Неужели у вс могли сохрниться нежные воспоминния о тех днях?

– Нет, Гррет. Я не нстолько ненормлен, хоть и профи. Я не скучю по войне. – Он вздрогнул.

– А? В чем дело?

– Тревожные слухи ходят. Говорят, готовится поход против Слви Дурлейник и могут призвть ветернов.

Я зсмеялся.

– Что тут, черт побери, смешного?

– Двненько не слышл ткой слвной шутки. Вы предствляете, скольких згребут? Всех мужчин стрше двдцти пяти. И вы думете, они пойдут, кк овечки н зклние? Хоть один из них? Д если объявят ткой призыв, будет революция.

– Может быть. Ты думешь, его действительно хотят отрвить?

– Допускю.

– Я ничего не зню о ядх. Кким обрзом его могут двть стрику?

Я не специлист. Но из профессионльного интерес всегд держу ушки н мкушке, когд речь зходит о подобных вещх.

– В еде, в питье. Могут рссыпть по постели, чтобы яд проникл через кожу. Он может быть дже в воздухе. Пок мы будем доискивться «кк» – он в ящик сыгрет. Ндо выяснить «что». Поговорим о людях. Кто имеет доступ к генерлу?

– Все, тк или инче.

– Пошли дльше. Кому это выгодно? Если есть убийц, знчит, есть и причин. Верно?

– Очевидно, убийц уверен что делет это не зря, – проворчл Питерс. – Я пытлся обмозговть это с смого нчл, но ни к чему не пришел.

Ничего стршного.

– Сколько стоит поместье? К кому оно переходит?

– Бессмыслиц. Дженнифер получет половину. Другя половин будет поделен между нми.

– Нзовите примерную цену в золоте. А потом спросите себя, н что готовы пойти некоторые вши знкомые з млую толику этой суммы.

Он пожл плечми.

– Миллион три з дом. Миллион з обстновку. Дв-три миллион з землю. В прошлом году з дв северных учстк генерлу предлгли три миллион. Он чуть было не соблзнился: проблемы с нличными, стрик не хочет, чтоб Дженнифер в чем-нибудь нуждлсь.

– Три миллион только з чсть имения?

– Кому-то пондобилсь земля поблизости от город. Но стрик колеблся, и сделк не состоялсь. Они купили учсток подешевле у одного тип с Холм.

– Обошлось без обид?

– Обошлось, нсколько мне известно. У меня возникл рбочя гипотез. Кждый из нследников получит около ст тысяч мрок. Я знвл прней, которые з ткие деньги перережут сто тысяч глоток. Стоит предположить, что кому-то не терпится получить свою долю – и мотив нлицо.

– Все знют о звещнии?

– Конечно. Стрик много рз говорил о нем. Говорил и о том, что деньги получт лишь те, кто будет добросовестно трудиться.

Х!

– Кухрк упоминл некоего Кенди.

– Не он. Он двно ушел. У него вовсе не было шнсов. Он дже не человек. И, смо собой, генерл не включл его в звещние. Он не из тех, кого стрик привез с собой. Он из компшки, зпрвлявшей поместьем, пок мы были в Кнтрде.

– Он упоминл ткже Хэркорт, который доствл всех со своими девчонкми.

– Хэркорт? – Питерс нхмурился. – Полгю, он сыт по горло ншими, кк он любил выржться, дерьмовыми првилми.

Он слинял около шести месяцев нзд. Стрик вычеркнул его. Хэркорт нверняк знет об этом. Ему ничего не светит. Кроме того, он не сможет возвртиться незмеченным.

– Двйте вернемся нзд и посмотрим н дело с другой стороны.

– С ккой?

– Н чем я должен основывться? Н вших предчувствиях. Но я здю вопросы, в ответ кждый рз слышу «нет, только не он». Кк будто никому и в голову не придет пришить стричк, нет, нет, смешно подумть. И пользы никому от этого не будет – все подозрительные личности вычеркнуты из звещния. Не з что ухвтиться.

– Ты к чему клонишь?

– Я думю, генерл просто умирет от рк желудк. Вм нужен не я, хороший врч.

Он помолчл несколько минут. Я тоже молчл. Мы спокойно прогуливлись. Он – погрузившись в тяжелые рздумья, я – глзея по сторонм. Нверное, летом н полях кто-то рботл. Сейчс же не было никого. Я взглянул н небо. Оно все сильнее зтягивлось свинцовыми тучми. Зим вновь вступл в свои прв.

– Я пытлся, Гррет, месяц дв нзд. Кто-то донес стрику. Доктор никогд не ступит н порог этого дом.

По его тону я понял, он знет, кто. Я спросил. Он не хотел говорить.

– Кто, сержнт? Нм не приходится выбирть, кого подозревть, кого нет.

– Дженнифер учствовл в зговоре, но сплоховл. Он стрння девушк. Ее глвня цель – добиться любви и утвердиться в жизни. А стрик не знет, кк ей помочь. Он побивется ее. Дженни выросл без него. Не вжно, что с виду он очень похож н мть. Ее мть умерл.

– Кухрк мне рсскзл.

– Еще бы. Стря крг знет все и выклдывет любому, кто готов слушть. Переезжй в кухню, скорей войдешь в курс дел.

Мы прошли еще немного, теперь в южном нпрвлении, вокруг дом.

– Нелепя ситуция, – зговорил Питерс. – Чем глубже ты будешь злезть в нши дел, тем большя путниц будет у тебя в голове. У стрик много бзиков. Ему чсто мерещилось, что его хотят погубить, никто ничего подобного и в мыслях не держл. Чертовщин ккя-то: теперь, пок убийц у всех н глзх не воткнет в генерл нож, никто не поверит, что его жизнь в опсности.

Я хмыкнул. Был у меня приятель, Шнырь Пиготт, тоже детектив. Теперь он уже умер. Однжды ему поплся похожий случй. Чокнутя струшонк с кучей денег все время носилсь с вообржемыми болезнями, отбивлсь от вообржемых вргов. Шнырь и ухом не вел. В один прекрсный день сынок пришил ее. Пиготт не перествл кзнить себя до последнего вздох.

– Я не буду торопиться с выводми.

– Только об этом я и прошу. Не зцикливлся ни н чем.

– Конечно. Но, если хотите быстрей получить результты, лучше приглсить специлистов.

– Я же скзл, попытюсь. Но не трть время, не жди. Нелегко было приглсить и тебя.

Мы продолжли кружить по поместью. Прошли мимо клдбищ.

– Фмильное? – спросил я.

– Трист лет.

Я взглянул н дом. Он мрчно нвисл нд нми.

– Не похоже, что он ткой стрый.

– Он не стрый. Было другое здние. Осмотри служебные постройки з домом. Стрый дом рзобрли, мтерил пошел н хозяйственные помещения.

Ндо осмотреть их хотя бы бегло. Ндо изучить все вдоль и поперек. Не оствить не перевернутым ни одного кмня. Но интуитивно я уже склонялся к тому, что рзгдк, если существует згдк, внутри большого дом.

Питерс прочел мои мысли.

– Если я не прв и стрик просто умирет от болезни, я хочу знть это точно. Ясно?

– Ясно.

– Я провел с тобой больше времени, чем рссчитывл. Мне пор вернуться к рботе.

– Где я вс нйду, если пондобится? Он усмехнулся.

– Я кк лошдиное дерьмо. Всюду. Лови где удстся. Ткие же трудности у тебя будут со всеми нми. Особенно пок не кончится охотничий сезон: брконьеры покоя не дют. Кроме кухрки, никто не сидит н месте.

Мы повернули к дому, прошли через небольшой фруктовый сд с незнкомыми мне деревьями и белым летним домиком, поднялись по скту и по лестнице к прдному входу. Питерс вошел в дом, я остновился и окинул взглядом влдения Стэнтнор. Холодный ветер кусл щеки. Земля под зтянутым тучми небом кзлсь бесцветной и унылой, кк строе потускневшее олово. Кк будто жизнь покидл ее вместе с влдельцем.

Н земле нступит весн. Но стрик вряд ли увидит ее. Если я не нйду отрвителя.

6

Я вошел в глвный холл и услышл зтихющие шги Черного Пит. Полутемный холл кзлся мрчным и зброшенным, кк никогд. Я подошел к фонтну, оглядел еще рз возящегося с дрконом героя. Что дльше? Осмотреть дом? Брр. Зрнее дрожь пробирет. Почему бы не покончить сперв со служебными постройкми?

Я почувствовл н себе чей-то взгляд. По привычке обыскл все темные углы. Блондинки не было. Вообще нигде никого. Тогд я поднял глз и зметил ккое-то смутное движение н блконе третьего этж, с восточной стороны. Соглядтй скрылся. Кто он? Один из многих, еще не виденных мною обиттелей дом? Стрнно, почему они не покзывются, рно или поздно я все рвно со всеми встречусь.

Я вышел через черный ход н улицу.

Срзу з домом нчинлся нглийский сд, н который я рньше не обртил внимния:

Питерс хотел отойти подльше, чтобы мы могли спокойно поговорить. Теперь я осмотрел его.

Тм было много причудливых кменных сооружений – сттуй, фонтнов с сухими бссейнми (зимой вод змерзет, и лед рзломл бы стенки бссейн). А еще изгороди, фигурно постриженные деревья, клумбы для весенних и летних рстений. В сезон сд, возможно, производил впечтление, но осенью и зимой кзлся зпущенным и печльным.

Я остновился у изгороди с северной стороны сд и огляделся кругом. Великолепный сд, но великолепие его ккое-то призрчное. Но совсем одинок я не был. По крйней мере один человек следил з мной из окн третьего этж зпдного крыл.

Имей в виду, что бы ты ни делл, Гррет, куд бы ты ни пошел, з тобой следят.

Шгов через пятьсот з збором нчинлся ряд тополей. Их посдили, чтобы змскировть служебные постройки: низмення сторон жизни оскорблял взор господ. Тк поступют богчи, они не желют знть, что их комфорт оплчен потом рботников.

С полдюжины рзных строений, в основном кменных, хотя это вовсе не тот кмень, что пошел н постройку большого дом. Первое строение, очевидно, конюшня. Кто-то копошился внутри: я услышл стук молотк. Второе, судя по зпху, преднзнчено для скот. З остльными строениями, включя теплицу спрв от меня, двно никто не следил. Слев нходилось длинное, низкое здние, похожее н брк. Им тоже, нверное, не пользовлись много лет. Я решил нчть с теплицы.

Смотреть тм окзлось прктически нечего. Н стекло угрохли мссу денег, но тк и не вствили. Несколько окон было рзбито. Кркс, когд-то белый, нуждлся в крске. Покосившяся дверь осел, я с трудом приоткрыл ее и проник внутрь.

Никто не зходил сюд много месяцев. Все зросло сорнякми. Единственным обиттелем окзлсь воровтя, одичвшя рыжя кошк. Звидев меня, он дл стрекч.

Небольшя, основтельня постройк слев, ноборот, носил следы многочисленных посещений. Выяснилось, что это колодец.

Ткой домин требует много воды, но я думл, он поступет по трубм, из резервур.

Следующей был конюшня, ее я пропустил. С рботющим тм человеком поговорю потом, после рзведки. Дльше – срй поменьше, нбитый всякими рбочими инструментми и сельскохозяйственными орудиями, с виду в плохом состоянии. Тм жил другя кошк, много мышей, летучих мышей, судя по зпху, целый бтльон. Летучие мыши – смые вонючие тври н земле.

Коровник? Д, я не ошибся. Внизу скот – мясной и молочный; нверху – сено, солом, корм. Никого вокруг, кроме коров и еще нескольких кошек. По-видимому, были и совы, потому что летучими мышми не воняло. Хлев нуждлся в ремонте. Коровы при моем появлении не проявили ровно никких чувств, дже любопытств.

День клонился к вечеру, смерклось. Лучше прервть осмотр. Скоро обед.

Здние, которое я про себя нзвл брком, вероятно, преднзнчлось для сезонных рбочих. Полмили в длину, пятндцть дверей. З первой я обнружил помещение, похожее н пыльную вместительную спльню. Следующя вел в меньшее помещение, рзделенное н три комнты – срзу с порог вход в большую, з ней еще две мленьких. Еще несколько дверей вели в ткие же помещения, должно быть, в них жили семейные рбочие. Непонятно нзнчение пустого, неиспользуемого прострнств между квртиркми.

В дльнем конце брк я обнружил кухню рзмером со спльню. Вход в нее был с противоположной стороны здния. Взглянув н его фсд, я увидел и другие двери, что объясняло мнимую потерю площди. Просто чсть квртир выходил н другую сторону. Кухня, темня, без окон, и в лучшие времен могл вызвть уныние. Дверь я подпер и оствил приоткрытой, чтобы свет проникл внутрь.

Ничего интересного. Пыль, путин и кухоння утврь, которой не пользовлись много лет. Еще одно зброшенное место. Стрнно, что все не рстщили. Чего-чего, воришек в Тнфере хвтет, утврь имеет определенную рыночную стоимость. Неоткрытя золотя жил?

Дверь со стуком зхлопнулсь. – Проклятый ветер, – пробормотл я и стл бочком пробирться в темноте, вспоминя, что нходится между мной и выходом. Кто-то здвинул зржвленный зсов. Это не ветер. Это человек, и человек, врждебно нстроенный.

Положение невжнецкое, Гррет. Поблизости ни у кого никких дел нет. Толстые кменные стены. Я могу хоть обкричться, никто не услышит. Дверь – единственный выход и источник свет.

Я ншел ее, ощупл, легонько толкнул и фыркнул. А потом рзбежлся н несколько шгов и изо всех сил удрил в нее ногой.

Зсов отскочил от сухого строго дерев. Я вырвлся нружу с ножом нготове – и никого не увидел. Добежл до конц брк – все рвно никого.

Проклятие! Я прислонился к стене. Что-то тут нечисто, дже если это не то, о чем думет Черный Пит.

Отдышвшись, я вернулся к кухонной двери и поискл следы. Кое-что зметил, но в сумеркх кк следует не рзобрться.

Лдно. Ничего не поделешь. Отпрвлюсь обедть и посмотрю, кого удивит мое появление.

7

Я опоздл: следовло бы зрнее изучить дом. Я не знл, где едят, и отпрвился в кухню. Подождл, пок кухрк обртит н меня внимние. Он одрил меня убийственным взглядом.

– Ты чего сюд приперся?

– Жду, хочу выяснить, где мы едим.

– Болвн. – Он поднял тяжеленную кстрюлю. – Бери и пошли.

Я повиновлся. Мы протиснулись через покосившуюся дверку в просторную клдовую, прошли ее нсквозь и вышли через ткие же штющиеся двери.

Столовя кк столовя. В ней спокойно можно принять сотни три ближйших друзей. Большя чсть помещения был погружен в темноту. Все сидели з одним из угловых столов. Укршения, кк и во всем доме, доспехи, шпги…

– Туд, – укзл кухрк.

Нетрудно было догдться, что он имеет в виду пустующее место. Я поствил кстрюлю н стол и уселся.

Нроду было немного. Дженнифер, Питерс, брюнетк, которую я утром поймл н месте преступления у своей сумки, плюс три прня, с которыми я рньше не встречлся, и кухрк, устроившяся нпротив меня. Генерл, видимо, не ждли.

Девушк и незнкомые прни рссмтривли меня. Сплошь морские пехотинцы в отствке, чего и следовло ожидть. Девушк выглядел отлично. Он переоделсь в весьм соблзнительный нряд.

Гррет, ты поплся… Нет, вось пронесет. Было в ней что-то неприятное. Он излучл готовность, призыв, хотелось от вернуться, отступить. Точно, есть в ней нечто опсное, недоброе, чувствуется рздвоенное копытце.

Кк Морли учит? Ни в коем случе не связывйся с ненормльными ббми, у тебя и без того с головкой нелдно. Взрослею помленьку, не инче. Конечно, в один прекрсный день и свинья может взвиться в облк.

Но перерсти это свое кчество я плнировл не рньше чем годков через шестьсот.

– Мйк Секстон, – предствил меня Питерс. – Он был со мной н островх десять лет нзд. Мйк, это нш кухрк. – Он укзл н троллеобрзную струху.

– Мы уже знкомы.

– Мисс Дженнифер, дочь генерл.

– С ней я тоже встречлся. – Я поднялся и через стол протянул девушке руку. – Рньше случя не предствилось. Обе вши ручки были в моей сумке.

Кухрк хихикнул, Дженнифер посмотрел н меня тк, будто прикидывл, в кком виде я вкуснее – в печеном или жреном.

– Деллвуд ты знешь. Следующий з ним Кттер Хокес.

Хокес сидел слишком длеко, я не мог обменяться с ним рукопожтиями и просто кивнул. Он кивнул в ответ. Хокес был тощим субъектом с тяжелым взглядом серых глз и вплыми щекми, лет пятидесяти пяти, несговорчивый н вид. Он походил скорее н сбившегося с пути поп, чем н строго служку. Смешливый, должно быть, прень. И юморной – кк булыжник.

– Арт Чейн.

У Чейн были рзбойничьи, черные, нчинющие седеть усищи, немного волос н мкушке и килогрммов десять лишнего весу. Глзки тоже черненькие. Еще один тип с ллергией н смех. Он вообще не соизволил поздоровться. От счстья лицезреть меня он лишился речи.

– Фрэйдель Кид.

Кид был стрше генерл, ему перевлило з семьдесят. Тощий, вялый, один глз стеклянный, д и второй не больно хорош, взгляд у него поэтому был несколько неопределенный. Но зто он не производил впечтление человек, положившего жизнь н то, чтобы, не дй Бог, не улыбнуться. И сейчс, когд Питерс нзвл его имя, он улыбнулся. Это был тот смый человек, который при мне рстпливл кмин в покоях генерл.

– Рд познкомиться, мистер Секстон.

– Взимно, мистер Кид.

Видите? Я могу вести себя по-джентльменски. Слухи, что Гррет, мол, неотеснный грубиян, – клевет звистников, не более.

Дженнифер не дл мне приняться з еду.

– Что вы здесь делете?

– Генерл послл з мной.

Все интересовлись моей особой. Приятно иногд окзться в центре внимния. Покойник пок в печку не зсунешь, он и ухом не поведет.

– Зчем?

– Спросите его. Он см вм скжет, если зхочет.

Дженни прикусил язычок. Глз ее метли молнии. Интересные это были глз – голодные, кошчьи, нверное, он могл видеть в темноте. В полумрке столовой я не рзобрл, зеленые они или нет. Неопределенный, стрнный цвет, единственный в своем роде. Чертовски крсивые глзки, но совсем не мнящие.

– Чем же вы зниметесь? – спросил стрик Кид.

– Гм. Меня можно нзвть дипломтом.

– Дипломтом? Всеобщее изумление.

– Именно. Я привожу в порядок дел, зствляю людей изменить свое мнение, я вроде рмии, но в минитюре. Чстные услуги.

Питерс предостерегюще взглянул н меня.

– Не меньше вшего, ребят, люблю хорошую беседу, – скзл я. – Но я проголодлся, вы все скопом н меня нвлились. Рзрешите отвлечься?

Они стрнно посмотрели н меня. Кухрк удивилсь больше других: может, он думл, что ошиблсь н мой счет.

– Где остльные, сержнт? – спросил я, помешивя кочергой в кмине. Питерс нхмурился.

– Все тут. Кроме Тйлер и Уэйн. У них свободный вечер.

– Снэйк, – добвил Кид.

– Д, точно. Снэйк Брэдон. Но он никогд не зходит в дом. Черт возьми. Не слинял ли он совсем? В последнее время он мне не попдлся. Кто-нибудь видел Снэйк?

Отрицтельные помтывния головми.

– Позвчер он приходил з продовольствием, – скзл кухрк.

Не хотелось здвть срзу слишком много вопросов, поэтому я не стл выпытывть подробности о Снэйке Брэдоне. Поймю Черного Пит одного и обо всем рсспрошу.

– Вое рвно не сходится, – скзл я. – Я слышл, что, не считя меня, в доме восемндцть человек.

Все, исключя кухрку, выглядели оздченными.

– Здесь уже много лет не было столько нроду, – скзл Чейн. – Мы, кухрк, Тйлер, Уэйн и Снэйк пытемся помешть этому срю рзвлиться н чсти.

Я проглотил кусочек. Кушнье было столь же вкусное, кк з ленчем, но еще более непонятное. Кухрк явно с любовью относилсь к своему искусству.

Вскоре молчние стло угнетть меня. Они молчли не в честь моего бенефис. Они и без меня ткие же рзговорчивые.

– А блондинк? Кто он? Я згнл их в тупик.

– Ккя блондинк? – спросил Питерс. Я смотрел н него секунд десять. Черт его рзберет, может, и првд не понимет.

– Лет двдцти, весьм примечтельня. Высокя, кк Дженнифер, потоньше. Волосы почти белые, до пояс. Глз, полгю, синие. Робкя кк мышк. Одет в белое. В течение дня я зсек ее несколько рз, он з мной нблюдл. А, припоминю. Деллвуд, я ведь при тебе ее видел. Ты скзл, что это Дженнифер.

Деллвуд состроил недовольную гримсу.

– Д, сэр. Но я-то ее не видел и подумл, что это мисс Дженнифер.

– Я сегодня не ндевл белого, – скзл Дженнифер. – Ккое н ней было плтье?

Я приложил все силы, чтобы описть его, и получилось неплохо. Зслуг Покойник: он нучил меня нблюдть и описывть увиденное.

– У меня нет ничего подобного. – Дженнифер безуспешно пытлсь говорить скучющим, безрзличным тоном.

Они переглянулись. Похоже, никто из них действительно не знл, кто ткя блондинк.

– Кто сейчс ухживет з генерлом? – осведомился я. – Если все вы здесь?

– Он спит, сэр, – ответил Деллвуд. – После обед мы с кухркой рзбудим и покормим его.

– С ним никого нет?

– Он не хочет, чтоб с ним нянчились.

– Ты здешь чертовски много вопросов, – взорвлся Чейн.

– Привычк. Рбот ткя. Есть в доме пиво? Не помешло бы н десерт.

– Генерл не одобряет выпивку, сэр, – просветил меня Деллвуд.

Неудивительно, что у них тк весело. Я сурово взглянул н Питерс.

– Вы не предупредили меня. Сержнт схлтурил. Выполни он свою рботу кк следует, он рзузнл бы, что я жить не могу без пив. Питерс улыбнулся и подмигнул. Сукин сын.

– Неплохо приготовлено. Что бы это ни было. Помочь убрть со стол?

Все посмотрели н меня кк н помешнного.

– См нпросился – получй. – Кухрк поймл меня н слове. – Нгружйся, и з мной.

Я тк и сделл, когд вернулся з второй порцией, столовя уже опустел

Ндо выспросить у Питерс, кк кухрк могл перепутть число обиттелей дом.

8

После обед я побрел к себе, подошел к двери и порылся в крмнх в поискх ключ от простенького змк, который мне оствил Деллвуд. Но дверь был приоткрыт. Тк

Я не удивился. Чему удивляться после проделок Дженнифер и штучек в брке?

Я остновился. Идти вперед, кк квлерия? Или принять меры предосторожности? Излишняя осторожность не в моем стиле. Но он способствует продлению жизни. Кроме того, меня никто не видит.

Я опустился н колени и проверил змок. Н строй медной плстинке вокруг змочной сквжины – несколько свежих црпин. Змок этот был просто примитивной железякой, открыть его мог любой, облдющий мло-мльским терпением. Я нгнулся и посмотрел в змочную сквжину.

Ничего. Темнот. А я оствил лмпу зжженной. Ловушк?

Если ловушк, то подстроил ее тупиц, тем более что дверь был не зкрыт до конц. Стрые вояки, конечно, не спецы-взломщики, но вряд ли они допустили бы столь грубую ошибку. Но если это не ловушк, знчит, просто обыск. Но тогд они не стли бы тушить лмпу и выдвть себя.

«Дезинформция», – мелькнуло у меня в голове. Словечко из игры в шпионов. Поствлять не просто ложную информцию, но больше информции, чем нужно, причем львиня доля ее ничего не стоит. Следовтельно, тень сомнения ложится н всю получемую информцию.

Я отошел, прислонился к стене и кивнул. Д, похоже, интуиция не подвел. Мне позволяется думть все что угодно, большинство предположении не соответствует истине, бесполезны или вводят в зблуждение. Мудрено сложить головоломку, когд кусочков у тебя в три рз больше, чем нужно.

Но что делть сейчс? Может, ккой-нибудь невеж все же дожидется в темноте и жждет пристукнуть меня.

Тк почему бы не ответить удром н удр?

Коридор был шириной добрых десять футов, слишком велик, кк и все в доме, и точно тк же звлен метллическим хлмом. Меньше чем в двдцти шгх от меня влялся пнцирь. Я подтщил его и поствил у двери, зтем отошел и потушил ближйшие лмпы – зтившийся злоумышленник увидит лишь силуэт. Я встл з оловянным прикрытием, легонько толкнул дверь, держсь н. пру шгов позди пнциря. Остновился, кк бы удивленный.

Ничего не произошло. Я вернулся, взял лмпу и внес ее в комнту. Никого, кроме меня и пнциря-мнк. Я проверил шкфы, спльню, грдеробную. Никого. Все вроде в порядке. Если кто и рылся здесь, то это был крупный специлист. Он змел млейшие следы. Не з что уцепиться.

Итк, что мы имеем? Некто стрлся, взлмывл змок, просто чтобы потушить лмпу?

Я зкрыл дверь, похлопл пнцирь по плечу.

– Шутки с нми шутят, дружище. Оствйся-к под рукой.

Я оттщил его к плтяному шкфу, зпихл внутрь. Шкф пришелся кк рз впору. Потом я зжег лмпы, одну отнес обртно в коридор, вошел внутрь, зперся и уселся к письменному столу обрботть полученные з обедом сведения.

Дело не спорилось. Прочк кружек пив мне не помешл бы. Неплохя идея – смыться н время и зодно проконсультировться со специлистми.

В ящике стол ншлись и бумг, и чернильниц, чего тм только не было! Я вынул и нчл делть зметки: выписл имен тех, с кем встречлся и с кем не встречлся, и отдельно згдочную блондинку. Питерс, Деллвуд, генерл, кухрк, Дженнифер, Хокес, Чейн, Кид. выходные Тйлер и Уэйн и некий Снэйк Брэдон, социльный тип, который не зходит в дом. Некто по имени Кенди, его теоретически можно не считть, потому что он двно пропл. Хэркорт, который ухитрялся протскивть в дом подружек, но ушел полгод нзд.

Кухрк говорил – восемндцть. Но у меня выходит одинндцть плюс тинствення блондинк. В морской пехоте это нзывлось недосчитться личного соств.

Стук в дверь.

– Д?

– Мйк, это Питерс. Я впустил его.

– В чем дело?

– Я принес список пропвших вещей. Не ручюсь з его полноту. Не те вещи, которые видишь кждый день и срзу змечешь, когд они пропдют.

Он вручил мне пчку бумги. Я сел и просмотрел ее.

– Много всего.

Мелочишк. Нпротив кждого пункт стоял предполгемя цен. Золотые медли, ювелирные укршения, приндлежщие двно покоящимся суровым и грубовтым отствным морским пехотинцм. Декортивное оружие.

– Если хочешь, я могу пройтись по комнтм и соствить более подробный список. Но трудно скзть, что пропло: никто не знет, где ккя вещь должн нходиться.

– Не стоит. Вряд ли это поможет нпсть н след. Вор, судя по всему, действовл с оглядкой.

Но и без дополнений итог получился ткой, что у меня глз н лоб полезли.

– Двдцть две тысячи?

– Я пострлся мксимльно точно прикинуть стоимость метлл и кмней. Но у скупщиков, полгю, цен будет куд ниже.

– Д, но чстично это компенсируется художественной ценностью. Эти вещи не ккя-нибудь рухлядь, они не могли исприться без след.

– Возможно.

– Нм поручено нйти вор? – Именно об этом просил меня генерл.

Я понимл чувств Черного Пит.

– Стрику не долго остлось. Он не должен сойти в могилу с тким грузом: зня, что кому-то сошло с рук воровство.

– Верно. Я нйму еще одного человек, он порботет со скупщикми. Иногд удется выйти н вор с другого конц. Дйте мне описние четырех-пяти примечтельных вещиц из списк.

– З это придется зплтить дополнительно?

– Д. А что, жль генерльских медяков?

– Нет. Но я не привык доверять без оглядки. Тебе еще что-нибудь нужно?

– Мне нужно побольше узнть о здешних жителях. – Я взглянул н свой список. – Считя трех прней, которых я не видел, и не считя мою милочку-привидение, получется одинндцть. Кухрк говорит – восемндцть. Где еще семь?

– Говорю тебе, у нее крыш едет. Он здесь с тех пор, кк построили первый дом. Я не преувеличивю, он не знет, ккой год н дворе. Когд мы только приехли из Кнтрд, было восемндцть человек, считя ее и Дженнифер. Было и больше, пок генерл не рзогнл прежних слуг. Теперь – одинндцть.

– Куд делись остльные?

– Сэм и Трк умерли срзу. Уэллек, когд мы случли коров, подошел к быку не с той стороны, и бык его збодл. Остльные просто рзбрелись. Они были сыты по горло, появлялись здесь все реже и реже, потом ушли совсем.

Я нклонился, достл чистый лист бумги, рзделил пять миллионов н дв и отделил дв с половиной миллион Дженнифер. Потом рзделил дв с половиной н шестндцть, и вышло сто пятьдесят шесть тысяч с мелочью.

Неплохо. Я никогд не встречл человек, способного пройти мимо ткой суммы, все рвно, в золоте или в серебре.

Я произвел еще кое-ккие вычисления. Дв с половиной миллион н девять выходит двести семьдесят тысяч с мелочью. Черт возьми, вдвое больше.

Эге, д здесь еще что-то происходит!

Но я не выскзл своих догдок вслух, зтил их в уме.

– Есть ккие-нибудь предположения? – спросил Питерс.

– Д нет.

Предпримем несколько отвлекющих мневров.

– Нелегко во всем рзобрться. Можно ли отыскть тех четырех? И мне ндо побольше узнть о звещнии генерл.

Он нхмурился.

– Зчем?

– Большое поместье. Вы скзли, он использовл нследство кк стимул зствить людей рботть? Четырех он, выходит, обидел. Может, один из них пытется взять ревнш, свести счеты – с помощью кржи или дже отрвления.

– Ты меня оздчил.

– Еще не все. Копия звещния. И выяснить, не было ли трений между генерлом и теми четырьмя.

– Но ведь ты не думешь, что они тйком возврщются нзд и…

Я не думл, нет. Я думл, что они двно покойники. Я нстолько доверяю людям, что сейчс не сомневлся – игрет кто-то из оствшихся, причем игрет дьявольски тонкую игру. В тком случе этот кто-то невиновен в покушении н стрик. Ему генерл нужен живым и здоровым, пок не уменьшится число нследников. Этот кто-то дже мог приглсить детектив со стороны… если предствить, что у него были серьезные причины для беспокойств.

– У кого-нибудь есть зпсной ключ от моей комнты?

Вопрос зстл его врсплох.

– У Деллвуд. А почему…

– Пок я обедл, кто-то сломл змок и проник внутрь.

– Зчем бы…

– Ну зчем кому-то убивть генерл? Если этот кто-то существует, его должно нервировть мое присутствие. Что вы все делли, рзойдясь после обед?

Призовем н помощь логику. Исключим меня и кухрку, потому что я этого не делл, он был со мной. Исключим из числ подозревемых Деллвуд, потому что ему не требовлось взлмывть змок. Питерс, потому что он знет обо мне. Исключим и тех, кто был с ними.

– Деллвуд собирлся пойти к генерлу и приготовить его к обеду. Полгю, Дженнифер пошл с ним, кк обычно. Он ждет, пок кухрк принесет еду, и кормит стрик, если см он не в силх. Я был у себя и соствлял список.

– Угу. – Я с минуту подумл. – Есть проблем, сержнт. Приходится всем объяснять, почему я здесь. Мне нужно здвть вопросы. Нужно использовть все лзейки, дергть з все ниточки. Не обойтись без ндежной крыши. Кухрк уже ругется, что я не в меру любопытен.

– Я ндеялся, но не очень верил, что ты сможешь рботть, не выдвя себя.

– Сколько людей знет о пропже безделушек? И сколько знет о вших подозрениях? Почему бы не скзть првду? Скзть, что стрик ннял меня искть вор. Они могут нйти это збвным, если думют, что дело в его больном вообржении. А предполгемый убийц рсслбится. Другие ж, если я докжу, что стрик в смом деле обкрдывют, стнут относиться ко мне с большим доверием. Верно?

– Предположим, – без особого энтузизм отозвлся Питерс.

– Двйте сделем тк. Пусть все знют, но думют, что я не зню, что они знют. Пусть смеются нд новой фнтзией генерл.

– Хорошо. Что-нибудь еще?

– Нет. Я хочу звлиться поспть. Собирюсь звтр с утр смотться в город, велеть кому-нибудь зняться крдеными вещицми.

– Это нмек?

Тк оно и было,

– Я не нрочно, но, выходит, нмек.

– Увидимся утром.

Он вышел. Я зпер з ним дверь и вернулся к письменному столу.

Похоже, здесь три згдки. Кто обкрдывет генерл, кто пытется убить его и кто сокрщет число нследников. Можно предположить, что три преступления, если они действительно совершются, не звисят друг от друг. Крж еще не убийство, убийство генерл не в интересх того, кто пытется увеличить свою долю.

Боже, сколько негодяев н мою бедную голову!

Я пошел спть. Вряд ли Питерс, зня мои привычки, поверил мне. Но мне действительно необходимо было успеть выспться до трех чсов утр.

9

Обычно я своим временем рсполгю см – когд зхочу, ложусь, встю тоже, когд зхочу, плюс-минус десять минут. И н этот рз я проснулся кк рз вовремя.

И еще глз не успел открыть, кк срзу ощутил чье-то присутствие. Не зню, кк. Возможно, звук, ткой тихий, что до сознния он не дошел. Почти неуловимый зпх. Или шестое чувство. Кк бы то ни было, я знл, что в комнте кто-то есть.

Я лежл н левом боку, лицом к стене, укутвшись пуховым одеялом, тк что дже под угрозой пытки рскленным железом быстро повернуться не мог и попытлся сделть это осторожно, медленно, будто просто ворочюсь во сне.

Обмн не удлся. Я увидел только кончик плтья выскользнувшей из спльни блондинки,

– Эй! Постой! Я хочу поговорить с тобой.

Умчлсь.

Выкрбкивясь из кровти, я зпутлся в покрывле и проворчл про себя пру лсковых. Молодчин Гррет, крепко стоишь н ногх. Нстоящий гимнст, ловок, кк кошк. Я вышел в гостиную. Ее не было. Никких следов. Дверь зперт.

Я зжег несколько лмп и осмотрел приемную. Дверь вроде бы не скрипел, ключ в змке не поворчивли – ничего не было. В этом проклятом доме с привидениями есть небось потйные ходы, рздвижные пнели и тк длее, может, и подземня тюрьм, и кости, погребенные под фльшивым фундментом.

Нплевть, все рвно слвно проведу время, пусть дже в компнии духов и привидений.

Я подошел к окну. Светло, н чистом небе виднелся бледнеющий серп месяц.

– Ну же. Не хлтурьте. Подвйте мне гром и молнию, и тумн нд торфяными болотми, и зловещие звывния в ночи.

Вернувшись, я осмотрел комнту, но потйных ходов не обнружил. Придется зняться этим попозже, когд будет время ощупть стены и все ткое. А сейчс пор выбирться потихоньку, пок никто из обиттелей дом меня не зметил.

Я перетщил своего оловянного друг из шкф в спльню, снял с подпорки, которя поддерживл его в вертикльном положении, и уложил в кровтку. Любой злоумышленник решит, что я дом, это куд лучше, чем гор подушек. Я нкрыл пнцирь простыней, и стло совсем хорошо.

– Приятного отдых, стрин,

Мне не нрвилось, кк идут дел. Кто-то нстроен отнюдь не дружелюбно. Я прихвтил свой любимый во всех спорх ргумент – увесистую дубинку со свинцовым нблдшником – и выскользнул в коридор. Тм было пусто. Горел лишь одн лмп: бережливый Деллвуд экономил мсло. Кроме него и кухрки, я больше никого не видел з рботой.

Ндо выяснить, чем знимются остльные. Спрошу при случе Питерс.

Я прошел в восточный конец коридор, к мленькому окошку, выходившему н улицу. Снружи ничего – полумрк и звезды. Вурдлки и вмпиры нынче выходные. Я нпрвился к первой слев двери.

Кроме меня, н этом этже никого не было, поэтому, не стрясь соблюдть тишину, я спокойно взломл змок и вошел, лмп в левой руке, дубинк в првой. Нпрсня предосторожность – комнт окзлсь просто зтянутой путиной кморкой. Никто сюд не зходил минимум лет десять.

Я бегло осмотрел ее и отпрвился в следующую комнту – н другой стороне коридор, нискосок. То же смое.

И тк повсюду н этже, з исключением последней комнты. В ней сохрнились следы недвнего посещения: местми пыль н кмине лежл не тким толстым слоем, кк будто что-то передвигли – подсвечники или другие небольшие предметы. Я попытлся прочесть что-нибудь по следм н полу. Всегд ндеешься отыскть нечто сногсшибтельное: отпечток слонового копыт или двуплой босой ноги. Ндежды мои не опрвдлись. Посетитель волочил ноги, хотя, вероятно, не нрочно. Среднесттистический вор о тких вещх не здумывется.

Обыск зтянулся. Я решил быстренько все обойти, детльный осмотр оствить н потом. По крйней мере буду знть, где что нходится.

По лесенке с перилми я поднялся в мезонин. Мезонин предствлял собой одну огромную комнту рзмером больше глвного холл, згроможденную хлмом тким же пыльным, кк и комнты внизу. Узкий проход вел к лестнице. Это был смый короткий путь н четвертый этж зпдного крыл.

Другой вринт: спуститься н второй этж и пройти через него к узенькому блкончику нд черным ходом – с этого блкончик орторы некогд обрщлись к собрвшейся внизу толпе. Неплохо ткже пройти через мезонин в зпдное крыло, вернуться н первый этж, потом снов подняться.

Зпдное крыло окзлось обитемым. В комнты проникнуть не удлось. Может, звтр ночью. В городе ндо будет покзть слесрю мой ключ, чтобы он сделл отмычку для змков ткого тип.

Коридор четвертого этж, прогулк по блкону. Ничего. Кк и н третьем. Но некоторые отличия от моей чсти дом все же имелись. Коридоры уже и короче, в конце их – двери, ведущие в покои хозяев. Из-под двух дверей пробивлся свет. Кто-то или полуночничет, или боится темноты.

Н втором этже было только пять больших помещений, нверное, для почетных гостей, грфов, герцогов, дмирлов и прочих рвных им по чину господ.

Первый этж преднзнчлся для хозяйственных нужд. Судя по всему, в былые времен в зпдном крыле велись дел имения. Двери в некоторые комнты были открыты. Я отвжился зйти и ничего не ншел.

Из зпдного крыл я нпрвился в восточное, где, кк я знл, рсполглись кухня, клдовые, столовя. Я уже проходил через него, но не имел возможности удовлетворить свое любопытство.

Я прошел мимо героя, упрямо пронзющего дркон, и вдруг мною снов овлдело знкомое, леденящее душу чувство. Я оглянулся и никого не увидел. Моя поклонниц-блондинк? Черт побери, он что, в смом деле привидение?

Не поймите меня превртно. В том доме дже в полдень дрожь пробирл, он словно явился из истории с привидениями. Но я не допускл мысли, что они действительно посещют его. Мир полон стрнного, тинственного и сверхъестественного, но в днном случе это ни при чем. Деньги, презренный метлл – вот корень здешних интриг.

Подробное знкомство со столовой покзло, что первое впечтление не было обмнчивым. Просторня комнт, укршення обычными в берлоге Стэнтноров предметми. Потрясюще: в скольких же битвх они учствовли?

Высокий потолок нводил н мысль, что второй этж восточного крыл меньше первого. Верно. Я выяснил это, осмотрев клдовую.

Дверь ее открывлсь н лестничную клетку. Одн лестниц вел нверх, вторя – вниз. Внизу было темно, кк у вмпир в сердце. Я пошел нверх. Лестниц привел меня н склд домшней утври. Некоторые предметы выглядели тк, будто лежли здесь с нчл век. Кто-то из покойных ныне Стэнтноров сэкономил, зкупив товры оптом. Все в полном порядке, хоть пол не подметен и пыль никто не вытирет. Множество мошек нлетело н свет моей лмпы.

Зчем пондобилось отводить под склд ткое большое помещение?

Я подошел к куче дубовых блок толщиной дюйм по четыре, обитых по крям железом. Н кждой мелом был поствлен номер – белый н потемневшем метлле. Любопытно. Я пригляделся. Аг, ствни. Ствни, чтобы зщищть окн при осде, они, должно быть, ровесники смому дому. Использовлись ли они когд-нибудь? Во всяком случе, не в ншем столетии.

В конце восточного крыл я обнружил комнту-сейф. Дверь был зкрыт н щеколду, но не зперт. Склд оружия. С тким вооружением можно провести целую кмпнию – если не хвтит того, что рзвешно н стенх в жилых помещениях. Стльные чсти смзны, деревянные покрыты прфином. Приятня, нечего скзть, обстновочк был в стрне во времен постройки этого дом.

Я слишком долго здержлся н склде. Кухрк уже гремел посудой. Мне удлось незметно проскользнуть мимо кухни.

В коридоре четвертого этж я вновь зметил белое плтье. Моя прекрсня згдочня дм. Я послл ей воздушный поцелуй.

10

В моей комнте вновь побывл непрошеный гость. Н этот рз он удлился в спешке: ключ торчит в змке, дверь открыт. Почему – я понял, войдя в спльню.

Он убил пнцирь. Вошел, прикончил беднягу стринным боевым топором и оствил истекть кровью. Топор он бросил н месте преступления.

Я рссмеялся. При держу, он в штны нложил со стрху: перепуглся, что угодил в зпдню.

Но веселость моя быстро прошл. Я хожу по крю пропсти, следующее покушение может стть последним. Необходимо принять меры.

Я зперся, спрятл ключ в крмн: он был не идентичен моему, знчит, мог послужить отмычкой. Зтем я вытщил своего оловянного приятеля из кровти и вынул из него топор.

– Извини. Мы им еще отомстим. Топор я укрепил нд дверью в спльню. Теперь уж не обессудьте, мысленно обртился я к своим вргм, встреч будет не очень гостеприимной. Только потом я прилег вздремнуть чсок.

К звтрку я явился первым. Кухрк хлопотл вовсю.

– Помочь?

– Рботы хвтит н десятерых. Не зню, чего ты добивешься, прень, чего подлизывешься, но не сомневйся, я этим воспользуюсь. Згляни в печь – кк тм булочки.

Я повиновлся.

– Через несколько минут можно вынимть.

– Ты смыслишь что-нибудь в выпечке? Я объяснил ей зведенный у меня порядок. Черной рботой и готовкой знимется Дин. Но он нучил и меня. Дин – хороший повр, и я тоже сносно готовлю, когд приходится. Нпример, когд отпускю Дин, чтобы принять кое-кого без свидетелей.

– Не зню, врешь ты или нет. Врешь, нверное. Я никогд не встречл мужик, умеющего готовить.

Я не стл говорить ей, что, по мнению Дин, стоящие повр только мужчины.

– Свести бы вс вместе. Интересно, что получится?

– Угу. Пор, вынимй булочки и тщи сюд горшок с мслом. Я понюхл мсло.

– Свежее.

– Снэйк только что принес.

– Он будет звтркть с нми? Он зсмеялсь.

– Только не Снэйк. Он ни с кем не рзговривет. Просто берет продукты и уходит. Не очень-то он общительный, нш Снэйк.

– А что с ним ткое?

– С головой не в порядке – после Кнтрд. Он пробыл тм двдцть лет и не получил ни црпины. Снружи. – Он покчл головой и принялсь нклдывть н деревянную доску колбсу и бекон. – Печльня история. Я знл его мльчугном. Слвный был прнишк. Чересчур нежный и чувствительный для морской пехоты. Но он считл, что должен попробовть. И вот теперь он совсем стрик и мозги нбекрень. Он здорово рисовл, этот прень. Мог бы стть великим художником. У него глз был волшебный. Все видел нсквозь и рисовл, что видел. Что сверху лежит, кждый дурк нрисует, подумешь, хитрость. Но чтоб видеть првду, нужен особый тлнт. Прень видел ее. Ты что, вознмерился торчть здесь и честь языком до смого ленч или все-тки собирешься поесть?

Я знялся посудой и не стл говорить кухрке, что он мне и словечк не дл вствить.

Он не унимлсь:

– Я говорил стрику – он тогд кк рз был произведен в генерлы: стыд и срм держть в рмии ткого прня. Повторил еще рз, когд он вернулся. А генерл мне скзл: «Твоя првд, кухрк, грех это, он много чего мог бы сделть для людей. Но не зпретишь же ему». А Снэйк, упрямый осел, вообрзил, что его долг – идти с хозяином н войну.

В кухне постепенно собирлся нрод. Я зметил дв новых лиц – Тйлер и Уэйн. Похоже, ночк у них выдлсь бурня. Все брли свои приборы и шли в столовую.

– Тйлер и Уэйн? – спросил я кухрку.

– Кк ты догдлся?

– Тк и догдлся. Есть еще кто-нибудь, кого я не видел?

– Кому еще здесь быть?

– Не зню. Вчер вы скзли, их восемндцть человек. Я видел десятерых плюс робкий Снэйк и блондинк, которя покзывется только мне. Восемндцть никк не нбирется.

– Восемндцти и нет.

– Вы скзли – восемндцть.

– Слушй, прень, мне четырест лет. Мне нужно сосредоточиться, чтоб вспомнить, где я нхожусь. Я только готовлю, нкрывю н стол и мою посуду – до другого мне и дел нет. Хожу туд-сюд. Ничего не вижу, ни с кем не говорю. Когд я последний рз поднимл глз, их было восемндцть, считя меня. Нверное, прошло ккое-то время. Эге, может, поэтому остется тк много объедков: я-то готовлю н восемндцть человек.

– Я не зметил, что н столе слишком много приборов. Он помолчл.

– Пожлуй, ты прв.

– Вы двно у Стэнтноров?

– Я пришл к ним вместе с ммой совсем сопливой. Двным-двно, когд Крент еще был империей. До того, кк Стэнтноры переехли в новый дом. Ему-то от силы лет двести. Слвный получился домик, кк игрушечк. Теперь-то он стрый стл, ветхий.

– Должно быть, немло вы повидли н своем веку.

– Д уж кое-что повидл. В этой смой столовой мне случлось прислуживть королям, мршлм и дмирлм.

Рзговор нш оборвлся: он нпрвилсь в столовую. Я пошел следом. Особых эмоций мое появление не вызвло. Досды никто не проявил, но и кувыркться от рдости никто не собирлся. Мрчное сборище.

Эти ребят провели вместе всю жизнь. О чем им говорить? Они уже все скзли друг другу. Я не в первый рз попдл в ткую компнию. Иногд это чувствуется срзу, без слов.

Тйлер и Уэйн были типичными морскими пехотинцми. Незвисимо от физических отличий служб в рмии нклдывет определенный отпечток. Тйлер – тощий, узколицый, с тяжелым взглядом крих глз, волосы цвет соли с перцем, густя, пегя бородк коротко и ккуртно подстрижен. Уэйн моего рост, килогрммов н десять тяжелее, но не толстый. Крепкий н вид – если кк следует рзозлить, спрвится с пятью бешеными быкми. Дюйм н четыре выше Тйлер, светловолос, с ледяными синими глзми. И все же они похожи, кк близнецы.

Я пять лет провел в обществе тких людей. Любой из них, если ему зпдет в голову, способен н убийство. Человеческя жизнь для них почти не имеет цены: слишком много смертей они видели.

Но есть одн згвоздк. Морские пехотинцы – ребят прямые. Пондобись кому пришить стрик – он и пришил бы. Если, конечно, нет веских основний убивть его постепенно. К примеру, увеличение своей доли нследств – чем не основние?

Гдть бесполезно, и бесполезно торопить события.

Я помог кухрке убрть со стол и собрлся в дорогу.

11

Я не был у Морли несколько месяцев. Мы не ссорились, просто не было необходимости и не хотелось, будто коров, щипть трвку, которой потчуют в его ресторне. Я пришел в девять. Зведение было зкрыто. Ресторн Морли рботет с одинндцти вечер до шести утр и обслуживет всех мзохистов, готовых питться одними овощми.

Кто только здесь не бывет! Дже некоторые из моих лучших друзей, мне тоже, волей-неволей, иногд приходится.

Итк, девять чсов. Зкрыто. Я подошел к черному ходу и постучл условным стуком, то есть колошмтил в дверь и вопил, пок подручный Морли Клин с пятифутовым куском свинцовой трубы в рукх не изъявил желние сделть из меня яичницу.

– Я по делу, Клин.

– Еще бы… стл бы ты тк горячиться из-з вегетринской жрчки. И нос не кжешь, пок чего не пондобится.

– Я плчу з услуги.

Он фыркнул. Он не доверял мне, считл, что я использую Морли, поскольку и он нередко втягивет меня в рзные опсные предприятия, не спршивя моего соглсия.

– Звонкой монетой, Клин. И Морли не приходится дже здницу от кресл отрывть – у него всегд есть мльчик н побегушкх.

Клин помрчнел: он кк рз был одним из этих мльчиков. Но дверь не зхлопнул.

– Проходи.

Он посторонился, зпер дверь и провел меня через кухню, где повр резли кпусту, к бру. В бре он сунул мне кружку яблочного сок, буркнул: «Жди» – и пошел нверх.

Зл был голой, тихой и унылой. Здесь не чсто собирется много нроду.

Морли Дотс – безжлостный негодяй, кровопийц и шнтжист. Кк и те, кто н него рботет. Он прзит, использующий в своих грязных целях смые темные стороны человеческой нтуры. В этом ему нет рвных, рзве кое-кто из прней Чодо Контгью.

В общем, Морли Дотс – квинтэссенция всего, что я ненвижу. Когд-то я и см был тким, но, твердо решив испрвиться, отделлся от подобных субъектов. Но Морли я люблю. Ничего не поделешь – любовь зл.

Клин вернулся и печльно провозглсил:

– Он помешлся н здоровье.

– Подумешь, новость! Д он из кожи вон лезет, лишь бы обртить еще кого-нибудь.

Морли – единственный в своем роде убийц-вегетринец. Он ужсно переживет, что его ближние губят свое здоровье, поедя мясо, не дожидясь, пок он смолично перережет им глотки. Сдется мне, логик у него хромет. Впрочем, я могу ошибться.

– Он выдумл что-нибудь новенькое? В последний рз, когд я его видел, он зрекся игрть в зртные игры и пытлся откзться от женщин. Но без них он и дня не протянет.

– Д, с этим покончено. Нпомни ему. Сейчс у нс н повестке дня режим. Рно ложиться, рно вствть. Он уже н ногх, оделся, поел и делет зрядку. Нет, только подумй! Год нзд в это время суток я не мог его вытщить из постели дже под стрхом смерти.

– Ну уж… Рзве ты не веришь в чудес? Стоило посулить ему солидный куш и…

– Он зовет тебя нверх. Нлить еще?

– Двй. Все рвно ничего покрепче у вс не дождешься.

Клин подмигнул – Морли тк и не удлось обртить его – и нполнил мою кружку. Я зхвтил ее и поднялся в кбинет Морли, предствлявший собой ндстройку нд основным помещением ресторн. Я, можно скзть, ближйший друг Морли, но во внутренние покои мне путь зкзн: я чересчур коротко пострижен, не кршу губки и не подвожу глзки.

Дотс приседл кк зведенный, у меня от одного этого зрелищ зболел живот.

– Для своего возрст ты в неплохой форме, – похвлил я.

Черт его рзберет, может, это врожденное. В жилх Морли течет кровь эльфов, они долго сохрняются.

– Ты, видно, снов взялся з рботу, – зговорил он без млейшего нпряжения, не перествя приседть.

Д, зрядк и мне не помешл бы. В моем возрсте, стоит рспуститься, восстновить форму уже нелегко.

– С чего ты взял?

– Без дел ты сюд не зходишь.

– Непрвд. С Мйей я приходил почти кждый день.

Рньше, до ншего рзрыв.

– Ты проворонил нстоящую жемчужину, Гррет.

Морли перевернулся и нчл отжимться. Темня кровь эльфов в нем почти незметн. Он выглядел просто невысоким, стройным темноволосым мужчиной в отличной форме. Морли легок н ногу. Вокруг него всегд тмосфер риск и приключений, но без угрозы, поэтому женщины нходят его неотрзимым.

– Нверное, ты прв. Мне порой недостет ее. Слвня млышк.

– И прехорошенькя. А с Тинни кк? Встречетесь?

Моя подружк Тинни Тейт – рыженькя, темперментня девиц. У нс с ней весьм бурные и непредскзуемые отношения.

– Встречемся. Если ей не взбредет в голову нкзть меня, лишив своего обществ.

– Хорошо, что ты не проболтлся ей о Мйе. З все время ншего знкомств других рзумных поступков з тобой не числится.

Морли быстренько отжлся положенные пятьдесят рз и вскочил. Он дже не вспотел. Мне ужсно зхотелось пнуть его в зд: ничего не поделешь, звисть – стршня штук.

– Ты слышл о генерле Стэнтноре?

– Комндовл морской пехотой?

– Именно.

– И что же?

– Прень, что рботет у него – мой бывший сержнт, – потребовл вернуть стрый должок Он хочет, чтобы я кое-что сделл для стрик.

– Ты делешь что-то просто тк, рди смой рботы? Все-тки ты редкий экземпляр, Гррет.

– Зню. Я кк собк – пльцем не шевельну, если не голоден.

– Короче. Я-то рботю всегд, и рботы у меня нвлом.

– Стрик умирет. Сержнт думет, что его пытются убить. Медленно, чтоб было похоже н изнуряющий недуг.

– Его в смом деле убивют?

– Не зню. Он болен уже двно. Ты предствляешь, кк это можно сделть?

– Ккого он цвет?

– Цвет?

– Ну д. Есть яды, которые действуют постепенно, нкпливясь. Рспознть их можно по цвету лиц больного,

– Он болезненно желтый. Волосы выпдют клокми. Кож точно прозрчня.

Морли нморщил лоб.

– Ни синего, ни серого?

– Желтый. Кк помдк. Он покчл головой.

– Ничего не могу скзть.

– Он еще стрдет припдкми.

– Бешенств?

– Сердечные или что-то в этом роде.

– Ни н что не похоже. Если б увидеть его…

– Д Но вряд ли это можно устроить. Они тм все с приветом, не выносят чужков.

Я бегло описл ему обиттелей дом Стэнтнор

– Похоже н психушку.

– Вроде того. Все они, кроме кухрки и Дженнифер, лет по тридцть прослужили в морской пехоте, глвным обрзом в Кнтрде.

Морли усмехнулся.

– От комментриев воздержусь.

– Молодец. Избегйте соблзнов, и мир стнет чуточку лучше. Еще одно. Стрик вообржет, что я знят поискми вор. Кто-то крдет его серебро и военные трофеи. – Я протянул список, Морли нчл читть. – Я зплчу дополнительно тому, кто возьмется рзведть, не проходят ли некоторые из этих вещей по обычным кнлм.

– Плоскомордому нужн рбот.

Плоскомордый Трп – нш общий приятель, что-то среднее между Морли и мной. Он совестливей Дотс и честолюбивей меня, но огромный, кк дом, и кжется недоумком. Трп трудно принимть всерьез, и ему редко достется хорошя рбот.

– Лдно. Я зплчу по обычным рсценкм. Плюс если нйдет что-нибудь из списк, Плюс если опишет вор.

– Деньги при тебе?

Нмек понят. Я выплтил ему внс.

– Мы с Плоскомордым блгодрим тебя, – скзл Морли. – Конечно, хочется сделть одолжение строму товрищу, но здром это чертовски скучно. Особенно если стрик просто помирет своим ходом.

– Что-то тм происходит. Меня пытлись змочить. – Я вкртце рсскзл ему.

– Вот бы посмотреть н физиономию того прня. Он вдрил топором, ты ззвенел, кк колокол, – зржл Морли. – Однко тебе повезло.

– Ндо полгть.

– В чем же, по-твоему, суть дел?

– Не зню. Деньги? Больше тм ничего нет. У стрик примерно пять миллионов. Сын его умер. Жен умерл двдцть лет тому нзд. Его дочь Дженнифер получет половину, другя половин переходит к его приятелям – морским пехотинцм. Три год нзд было семндцть нследников. С тех пор двое умерли, предположительно естественной смертью, одного збодл бешеный бык, четверо пропли. Посчитть нетрудно: доля оствшихся в живых почти удвоилсь.

Морли уселся, положил ноги н стол и поковырял зубочисткой в жемчужно-белых зубх. Я не мешл ему думть.

– Д, в этом мурвейнике может подняться довольно пршивя возня.

– Тков уж человеческя природ.

– Я не любитель держть при, но тут можно смело ствить н ждность. Кому-то не хвтет его доли.

– Тков уж человеческя природ.

– Никто не пройдет мимо тких денег. Ни ты, ни я, ни дже святой. Думю, ты копешь в првильном нпрвлении.

– Бед в том, что мне никк не удется увязть все вместе. Если я нйду вор – кстти, зчем воровть, когд тебя ожидет огромное нследство? – не стнет ни н йоту ясней, кто убивет генерл. Для того, кто сокрщет число нследников, это смысл не имеет. Ему, ноборот, ндо, чтоб стрик протянул подольше.

– Что будет, если дочк сыгрет в ящик рньше его?

– Проклятие! – Это же очень вжно, мне и в голову не приходило. Если все перейдет к служкм, ей ндо держть ухо востро.

– Стрнно, по их поведению не зподозришь, что они знют о происходящем. Похоже, они нстроились жить себе поживть тихо-мирно. Они и не думют следить друг з другом, я, пробыв тм всего день, срзу зметил, что дело нечисто.

– Вы, сыщики, дльше своего нос не видите.

– Ты о чем?

– Ведь они все стрые товрищи. Кому-то одному взбрело н ум рзбогтеть, перерезв остльных. Но кто же зподозрит своего строго кореш? Предствь только, через что они прошли вместе.

Он прв. У меня тоже ткое в голове бы не уместилось. Нельзя вдруг перестть доверять строму товрищу, с которым провел бок о бок много лет. Невозможно вообрзить, что он тк изменился.

– В конце концов, может, тк оно и есть: трое умерли естественной смертью, четверым ндоели зведенные в доме порядки, и они ушли, нплевв н деньги.

– А земля плоскя и стоит н трех китх.

– Ты пессимист.

– Я релист. Ты рзуй глз. Н днях тридцтишестилетний мужик зрезл отц с мтерью з то, что они не дли ему денег н бутылку. Тков жизнь, Гррет. Люди – хуже смых жутких чудищ из ночных кошмров. – Он усмехнулся. – Тебе еще повезло: никкой мистики – ни вмпиров, ни оборотней, ни ведьм, ни колдунов, ни встющих из могил мертвецов. Всякя дрянь не путется под ногми.

Я фыркнул. Ткие штуки встречются не н кждом шгу, но они тоже чсть жизни, и рно или поздно приходится с ними столкнуться. Лично меня чертовщин интересовл мло. Впрочем, мне еще не довелось иметь с ней дело.

– Кжется, я видел привидение.

– Чего?

– Привидение. Я все время вижу женщину, которую никто не впускл в дом. Никто больше ее не видит. Если они не морочт меня, но скорее всего морочт.

– Или тебе мерещится. Роскошня блондинк, верно?

– Блондинк. Недурн.

– Ты просто грезишь няву.

– Ну со временем узнем. Меня еще кое-что тревожит, но пок не могу вырзить словми, что именно.

– Пустяки, нверное.

– Пустяки? Лучше мне вернуться туд.

– У тебя есть с собой что-нибудь эдкое? Неприятно думть, что ты в окружении убийц – и не вооружен ничем, кроме зубов и ногтей.

– Есть пр штучек.

– Всегд у тебя что-нибудь припсено, – хмыкнул Морли. – Смотри, не поворчивйся ни к кому спиной.

– Не буду.

Я уже зкрывл дверь, когд Морли окликнул меня:

– А дочк, ккя он из себя?

– Двдцть с небольшим. Крсотк, но не из рзговорчивых. Испорчення девчонк, ндо полгть.

Он здумчиво поглядел н меня, передернул плечми, встл из-з стол, опустился н пол и снов принялся з отжимния. Я хлопнул дверью: тяжело смотреть, кк человек см себя мучет.

12

Я повернул н юг, весьм довольный собой: я знл своего Морли, любопытство погубит его. Он умрет, выяснит, где собк зрыт. Всех поднимет н ноги, все вверх дном перевернет, но рзузнет, что происходит у Стэнтноров, если что-нибудь происходит.

Когд я вышел з Южные ворот, смодовольство улетучилось. Нчл моросить дождик. Я обругл себя з недоверие к лошдям. Черт возьми, не умеешь ездить верхом, ннял бы крету: ведь крету можно отнести к необходимым рсходм, и пускй Стэнтнор плтит. Рсходы – удивительно гибкя сттья, особенно если клиент не имеет возможности контролировть тебя.

До поместья я добрлся уже нсквозь мокрый. Стрнно. Большинство крупных згородных поместий имеют нзвния «Клены», «Н ветру», иногд и вовсе бессмысленное, тип «Бритнский кмень». Но у Стэнтноров – точно не имение, лчуг овцевод. Поместье Стэнтноров – и все. Стринное семейное жилище, роскошное, кк музей, но ни для кого оно не стло домом, никому не пришло в голову дть ему имя.

Я не дошел до вход в особняк шгов пятьсот, Дженнифер Стэнтнор вылетел мне нвстречу из прдного подъезд. Он дже шли не нкинул. Питерс шел следом, но не похоже было, что он хочет ее здержть.

Они порвнялись со мной одновременно. Кзлось, Дженнифер уже довел Питерс до белого кления и теперь не прочь отделться от него. Я пострлся прикинуться удивленным. Это было нетрудно: я не перествл удивляться ни н минуту. Я приподнял бровь – один из моих смых эффектных трюков. Дженнифер остновилсь, но молчл, пытясь отдышться. Питерс, он зпыхлся меньше, хоть и был в три рз стрше, сообщил:

– Н охоте произошел несчстный случй.

Я и глзом не моргнул.

– Д?

– Двй зйдем в дом, то промокнем. Я взглянул н Дженнифер. Кзлось, он нмеривется зговорить.

– Это не несчстный случй, – мрчно зявил он.

Нет, вероятно, если есть жертвы. Но вслух я этого не скзл, только хмыкнул.

– Нс беспокоят брконьеры, – рсскзывл по дороге Питерс. – Н нших землях водятся олени – целое стдо.

– Они привлекют брконьеров, – вствил Дженнифер. – Рньше этих рзбойников было меньше.

– Трое з весь прошлый год, – скзл Питерс. – Но см понимешь, крестьяне… Олени – удобня мишень: они здесь не очень пугливы. З последний месяц к нм вторглись шесть рз. Точнее, нм известно про шесть.

– Ппе не оленей жлко, – скзл Дженнифер, – его больше огорчют нрушения грницы. По грницм у нс лежт ткие штуки, вроде шпл…

– После последнего случя, – продолжл Питерс, пок мы поднимлись по ступенькм крыльц, – генерл велел регулярно птрулировть территорию. Он хотел поймть кого-нибудь и примерно нкзть. Сегодня дежурили Кид, Хокес, Тйлер и Снэйк. Хокесу, видимо, удлось поймть нрушителя, схвтить его, кк говорится, з руку. Он зтрубил в рог.

– А когд прибежли остльные, – подхвтил Дженнифер, – он лежл н земле, из тел его торчл стрел. Освежевнный олень влялся среди деревьев шгх в ст от него.

– Интересно. Интересно и печльно. Но при чем тут я? Рзбирйтесь сми.

Дженнифер удивилсь, Питерс огрызнулся:

– Не болтй чепухи. Ты здесь единственный рзведчик. Остльные – морские пехотинцы и ни черт не смыслят в следх.

– Угу. – Может, и тк. – Столько лет прошло. Д и хорошим рзведчиком я никогд не был. – Я вспомнил свои недвние неудчи.

– Дже средний рзведчик лучше, чем ничего. – Питерс взглянул н нпрвлявшегося к нм Чейн. – Кк он?

– Ему смому не спрвиться. Нужен хирург.

– Ты же знешь. Никких врчей в доме.

– Перевозить Хокес нельзя: это убьет его.

– Приведите врч! – вскричл Дженнифер. – Отец не узнет: он ведь не выползет из своей комнты.

– Деллвуд доложит ему.

– Деллвуд я беру н себя.

– Ступй, – велел Питерс Чейну. Чейн зшгл прочь.

– Ндеюсь, Хокес выживет, – скзл я.

– Он борется.

– Могу я поговорить с ним?

– Он отключился. Без сознния. И мловероятно, что он вообще придет в себя, если Чейн не привезет хирург.

– Покжите мне место, где это случилось, пок дождь не смыл следы.

Пришлось ехть верхом. Мое всегдшнее везение. Лошдь кзлсь смирной и приветливой. Но еще когд ее выводили, н морде чудовищ я зметил ухмылку. Он, видимо, много слышл обо мне и теперь пондеялсь н приятную прогулку.

Ехть пришлось порядочно. У Стэнтноров было много земель. Мы мло рзговривли. Я осмтривл окрестности: вдруг пригодится

Я с млдых ногтей рзвивл в себе эту привычку, поэтому и пошел добровольцем в рзведку, когд исчез нстоящий Секстон.

– Похоже, Снэйк возврщется, – скзл Питерс.

Мы спустились с холм и приближлись к месту событий. Под дубом, недлеко от зстрявшей в деревьях туши оленя, я увидел человек.

– Сержнт, в рмии я ни рзу не встречл никого из вших прней. Кто-нибудь из них знл Секстон?

– Не думю.

Я спешился, привязл повод к молодому дубку. Лошдь недовольно зыркнул н меня.

– Рзмечтлсь, думл, я отпущу поводья и ты спокойненько удерешь?

– Что ты скзл? – переспросил Питерс.

– Я к лошди обрщюсь. Люблю рзговривть с лошдьми: они понятливей людей.

– Снэйк, это Мйк Секстон. Был рзведчиком у меня н островх. Ты. нверное, слышл о его приезде.

Снэйк что-то проворчл и оглядел меня с головы до ног. Я в долгу не остлся.

Снэйк перещеголял дже Чейн. Волос он не стриг с тех пор, кк ушел из рмии, бород торчл клочьями. Вряд ли он чсто мылся и менял одежду. Штны были зляпны причудливыми рзноцветными пятнми.

– Слышл, – подтвердил он.

– Что-нибудь ншел?

Снэйк проворчл что-то. Это ознчло «нет».

Я взглянул н тушу.

– Некрупня особь, ?

– Олененок, – ответил Снэйк, – только нчл линять.

Однко. Зчем брконьеру олененок, если ему нужно мясо, звери здесь не пугливы? Он скорей убьет оленя покрупней. Я внимтельно осмотрел тушу.

Я не рзглядывл дичь уже лет десять, но видно было, что рботл дилетнт, который никогд не делл этого см, лишь видел, кк делют другие.

– О сегодняшнем птруле. Был у вс определенный плн? Рспределение обязнностей?

– Ты о мршруте? Был, – ответил Питерс. – Мршруты нметили тким обрзом, чтобы четыре человек могли проконтролировть всю территорию.

Я не совсем это имел в виду, но спросить точнее не мог – из боязни выдть больше, чем хотел.

– Где был Хокес, когд это произошло?

– Тм, выше.

Я пошел з Питерсом. Место преступления срзу брослось в глз: Хокес, упв, цеплялся з трву. Он потерял порядочно крови, и глупые мухи вместо того, чтобы лететь кормиться н золотую жилу – оленью тушу в кустх, облепили место, где он упл. Д, Хокес упл шгх в ст от оленя. С ткого рсстояния не промзл бы дже слепой лучник.

Я отыскл след Хокес и прошел по нему до того мест, где он оборвлся.

– Здесь, полгю, он зтрубил в рог. Потом спустился вниз и остновился второй рз.

– И тут брконьер уложил его. Во всяком случе, кто-то сделл это.

– Когд это произошло?

– Около девяти.

– Аг. – Тот олененок умер горздо рньше.

Я вернулся вниз, Снэйк по-прежнему стоял, уствившись н тушу.

– Тебя что-то смущет? – спросил я.

– Кому пондобился мленький олененок? – проворчл он. Его не волновло, что стрый товрищ лежит поверженный со стрелой в груди. Он оплкивл олененк.

Я снов осмотрел тушу, но смертельной рны не обнружил.

– В ней был стрел?

– Нет.

Снэйк явно не стрдл излишней болтливостью.

Дерево, н котором повис олененок, росло в нескольких шгх от кря небольшого, футов трист, лесочк, з ним нчинлся ручей. Я пошел вниз по склону, поглядывя по сторонм в поискх следов рзбойник. И ншел. Некто в стршной спешке продирлся сквозь зросли. Оно и понятно: он только что подстрелил прня и боялся, что вот-вот появятся его товрищи.

Питерс шел з мной.

– Кждый мршрут был подробно рзрботн? – спросил я.

Он удивленно нхмурился.

– Нет, мы просто рзъехлись в рзные стороны, чтобы не топтться всем срзу н одном пятчке.

Знчит, снйпер шел не з кем-то определенным, ему был нужен любой. Если допустить, что стрелу пустил не зпниковвший брконьер, человек, специльно устроивший эту ловушку.

Я не сомневлся – второй рз Хокес остновился потому, что увидел кого-то знкомого. Он зстыл н месте, он колеблся, с чего бы ему еще остнвливться?

Тот человек и есть убийц.

Понял ли это Питерс? Он ведь длеко не глуп.

– Вы лдите с соседями?

– Мы их игнорируем, они нс. Многие нс боятся.

Я бы тоже боялся.

Шгов через пятьдесят снйпер немного успокоился. Он свернул н струю звериную тропу. Здесь следы были видны плохо – слишком много листьев под ногми, но я рзличл путь, по которому он уходил: тм листья были примяты.

– У вс есть собки? Если нет, где их достть?

– Следопыты? Нет.

Звериня троп вывел нс к ручью. Здесь был рзвилк. Одн дорожк шл через ручей, другя – вдоль по берегу. Убийц выбрл последнюю.

Через тридцть футов тропинк ушл в широкий, мелкий рукв ручья с песочным дном. И не вышл с другой стороны.

– Я потерял след.

– Посмотри получше, черт побери. Я посмотрел. Питерс не зметил в мелкой воде лошдиных лепешек. Некто поехл дльше по дну ручья. Штук нехитря: глубин нигде не превышл фут.

Многие ли крестьяне, вынужденные промышлять незконной охотой н оленей, имеют возможность держть лошдей?

– К сожлению, ничего нет.

– Что ж, придется доствть этих треклятых собк.

Мы снов поднялись н холм.

– Кто у вс ведет конюшнями?

– В основном Снэйк. Тйлер и Хокес помогют. Шут его рзберет, этого Снэйк. Ему нрвится ухживть з животными. Но сесть н лошдь вы его не зствите и под стрхом кзни.

Перебор, пожлуй, но понять можно. Я здл еще несколько вопросов, но получил в ответ лишь любопытные взгляды. Если они не лгли и не были ни виновникми, ни соучстникми, Хокес прихлопнул кто-то другой. Смоубийством он тоже не кончл. Круг подозревемых сузился, но недостточно. Мне хотелось отделться от Снэйк и Питерс и пройти по ручью до мест, где стрелок вышел н берег.

– Дерьмо! – вдруг взорвлся Питерс. – Эх ты! Головой ндо сообржть, не здницей.

– Что ткое?

– Кк мы поступли после нбегов н венгетов н проклятом острове? Что я вколчивл в вши глупые головы кждый треклятый день?

До него дошло.

– Д. В воде не остется. Перед нбегом мы всегд проверяли, есть ли путь к отступлению по реке или ручью.

– Ублюдок пошел по ручью. Поэтому ты ничего не ншел.

– Д.

– Пошли же.

– Я проверю см. Вс я больше не здерживю.

Он гневно взглянул н меня, обернулся, проверяя, не слышит ли Снэйк.

– В чем дело, Гррет? Что-то ты темнишь, я не первый рз змечю.

– Я не темню, я выполняю свою рботу, кк умею. Пок не докзно обртное, подозревемые – все и никто. Не вжно, хорошо я их зню или нет.

Он нчинл злиться.

– Перестньте. Вы хотите, чтобы я выяснил, кто убивет стрик, верно? Кто из вших прней? Никто и в то же время один из вс. Пок я не выведу негодяя н чистую воду, я буду вести себя с вми тк же, кк со всеми остльными. Дже если здесь не происходит ничего хуже воровств. Ясно?

– Хочешь игрть в одиночку? Что ж, ты профессионл. Я потерплю. Ккое-то время потерплю.

– Хорошо. Но выбор у вс нет. И нечего из себя выходить.

Он прямо кипел от злости. Все они тк. Все думют, что должны быть исключением из првил.

Питерс стегнул лошдь и умчлся прочь. Пускй сердится. Глвное, убрлся, остльное ерунд.

13

Вид у моей лошди был весьм недовольный. Я взял ее под уздцы и повел вдоль кря лес. Если ничего не нйду до грницы поместья, пойду нзд, к дльнему концу лес.

Негодяй был хитер, нс огрничен. Его мер предосторожности хвтило бы, не появись у меня поводов для подозрения. Но они появились.

Я ншел место, где всдник выехл из лес. Довольно близко от мест пдения Хокес, но отсюд уже не видно. Рсстояние между следми копыт покзывло, что теперь он уже не тк торопился. Знчит, его не беспокоило, кк объяснить свое присутствие н землях Стэнтнор. Поэтому я вновь знес Тйлер и Чейн в список подозревемых. Их я еще не допросил.

Ндо будет опросить оствшихся в живых учстников птруля, кто что говорил и делл до нчл охоты. Может, удстся з что-нибудь зцепиться.

В смелости убийце не откжешь. Он объехл холм, з которым устроил зсду, потом нпрвился к дому. Охотники з брконьерми в это время суетились вокруг Хокес. Я потерял след. Покружил вокруг, пошрил тм и сям, ничего. Дождик и холодный ветер победили мою профессионльную добросовестность. Я поехл к дому.

Я прошел через музей, то бишь через глвный холл, и собирлся зйти к себе переодеться, кк откуд ни возьмись выскочил Дженнифер. Девушк кзлсь более женственной, хрупкой и рнимой, чем обычно. Он был взволновн и испугн. Я остновился, хоть и не испытывл никкого желния видеть ее.

– Сержнт Хокес умер, – выплил он. – Умер у меня н рукх. По его телу прошл дрожь, он дернулся, издл ккой-то стрнный звук – и все, его больше нет.

– Когд?

– Несколько минут нзд. Я искл Деллвуд, но увидел вс. Мне нужен кто-нибудь, я не зню, что делть.

З утешениями он обртилсь определенно не по дресу. Я был не рсположен утешть никого, дже роскошную брюнетку с соблзнительными формми, способными воскресить мертвого епископ. Ночк и утро выдлись хлопотливые. Я чувствовл себя тк, точно мне н плечи нвьючили груз килогрммов в пятьдесят. Хуже – я пропустил ленч.

Я уже убедился, что с кухркой рзговривть бесполезно. Он понятия не имел, что делется н свете, все пропускл мимо ушей.

– Поговорите лучше с Деллвудом. Вот и он – легок н помине. Обычня невозмутимость покинул его.

– Мисс Дженнифер, вм не следует оствлять Хокес.

– Он во мне больше не нуждется. Деллвуд вытрщил глз:

– Он… он…

– Д. Что будем делть?

– Деллвуд, – скзл я, – мне нужно видеть генерл. По возможности срочно. Я буду у себя.

Я нмеревлся вздремнуть: следующя ночь тоже скорей всего будет долгой. Отдохну, пок есть возможность.

Я оглянулся н Дженнифер и Деллвуд. Может, они были хорошими ктерми, может, в смом деле были огорчены и измучены. Все же они немного переигрывли, очень уж им хотелось произвести н меня блгоприятное впечтление.

Мне без рзницы. Пусть хоть вопят и пляшут от рдости. Н мой взгляд, в доме только один слвный прень, и зовут его Гррет.

14

Проснулся я к обеду, но отдохнувшим себя не чувствовл: пол моей тулетной окзлся не слишком удобным ложем. Но он безопсней кровти – стоит лишь взглянуть н рны моего оловянного друг.

Я решил рзбить лгерь в одном из свободных помещений. Придется им поохотиться, если зхотят прикончить меня во сне. Не из-з меня ли погиб Хокес? Я зснул с этой мыслью. Не послужило ли мое присутствие толчком, зствившим злодея изменить грфик убийств? Я не мог ничего изменить, но не перествл изводить себя.

Я прошел по коридору н блкон, посмотрел вниз. Дженнифер сидел у фонтн, прислонившись к крылу дркон. Чейн и Кид протопли мимо, не обртив н нее внимния. Они шли обедть.

Нпротив ниже этжом я зметил притившуюся в тени колонны блондинку. Он мельком взглянул в мою сторону. Я мхнул рукой. Из коридор нпротив, тоже н четвертом этже, покзлся Черный Пит, нхмурился и помхл в ответ. Я укзл вниз, он перегнулся через перил.

Слишком поздно. Он скрылсь. Теория моя рзлетелсь прхом. Дело в том, что я нчл было обдумывть – нполовину всерьез – одно предположение нсчет этих постоянных явлений. Я решил, что блондинк – это Дженнифер в прике, быстро меняющя одежду. Сложение у них очень похожее, лиц тоже. Мне, стрин Гррет всегд был немножко ромнтик, блондинк кзлсь более привлектельной. Но до сих пор я не видел их вместе. Оствлся лишь вопрос – н кой черт Дженнифер пондобилось ткое стрнное рзвлечение. Но иногд теории нши соответствуют истине, иногд. нет. Мои, кк првило, нет.

К первому этжу я убедил себя, что просто поторопился с выводми. Блондинк в смом деле крсивее. Есть в ней нечто неповторимое, воздушное, неземное. Дженнифер этого нипочем не изобрзить.

Конечно, я и Дженнифер не зню кк следует. Я рботю всего день и никого не изучил досконльно, рзве кухрку, д и ее недостточно. Впрочем, мловероятно, что мне удстся изучить их. Не того сорт люди, чтоб близко подпустить чужк.

Питерс встретил меня у лестницы.

– Ты чего хотел?

– Чего мхл-то?

– А я не вм мхл. Под вми н блконе стоял моя блондинк. Он скрылсь, когд я укзл н нее.

Питерс взглянул н меня, точно сомневлся, того ли человек приглсил.

Что ж, зкроем тему.

– У меня к вм вопрос. Исключительно гипотетический. Если бы вы кого-нибудь здесь убили и зхотели избвиться от тел – ккое место в имении смое подходящее?

Он изумленно посмотрел н меня.

– Гррет… Чудной ты ккой-то. Или ты тк изменился после уход из рмии? Для чего ты спршивешь?

– Мое дело спршивть, вше – отвечть. Вм не нужно понимть, ккую цель преследуют мои вопросы. Черт возьми, они и для меня не всегд имеют смысл. Но ткие уж у меня методы.

– Но хоть нмекнуть ты можешь? Если б я собирлся зрыть…

У него мелькнул догдк: он подумл, что я ищу место, где спрятны генерльские безделушки.

– Звисит от обстоятельств – сколько у меня времени, кк ндежно хотел бы я упрятть тело. Черт возьми, будь у меня время, я зрыл бы его поглубже. Но если б времени не было – вообще не стл бы его зкпывть, дотщил бы до болот, привязл пру кмней – и привет.

– Что з болото?

– По дороге, з клдбищем. От подъезд видны вершины деревьев, тм небольшой холм, з ним болото. Здоровое болото, был дже плн осушить его, то очень воняет. Но стрый Мельхиор, влделец земли, слышть об этом не хочет. Сходи посмотри н него: оно тебе кое-что нпомнит из времен войны.

– Посмотрю. Пойдемте поедим, пок кухрк о нс не збыл.

Мы с Питерсом отпрвились в столовую. Кухрк действительно подвл последнее блюдо и обиженно покосилсь н меня, кк н предтеля. Ах д, я ведь не помог ей. Тковы люди, помоги один рз – и тебе сядут н шею.

Кк и прошлым вечером, трпез проходил в молчнии. Никких рзговоров, кроме глухих угроз по дресу брконьер. Обстоятельств гибели Хокес никому не кзлись подозрительными.

Невероятно. Их убивют – одного з другим, они точно слепые. Может, дело в военной выучке? В нчле кмпнии в моей роте было двести офицеров, сержнтов, солдт. Через дв год из тех, что воевли с смого нчл, остлось восемндцть человек. Убивют одного, другого, через некоторое время нчинешь принимть это кк должное. Живешь себе, пок можешь, покорно ждешь своей очереди – и стновишься бсолютным фтлистом.

– Кто сегодня рботет в конюшне? – спросил я.

Они взглянули н меня, будто только что зметили.

– Никто, – ответил Питерс. – Снэйк в птруле.

Он хотел спросить, зчем мне это. И другие хотели. Но лишь посмотрели н меня.

Я встретился глзми с Дженнифер. Он робко, ззывно улыбнулсь. Оттивет потихоньку.

– Я говорил с генерлом, – скзл Деллвуд. – Он встретится с вми после обед.

– Хорошо. Спсибо. Я не сомневлся, что ты не збудешь.

Все опять повернулись ко мне: они недоумевли, чего рди мне пондобился стрик. Интересно, ккие теории они строят н мой счет? Питерс им, похоже, ни слов не скзл.

– Кк вы рзвлекетесь, ребят? – спросил я. – Здесь чертовски уныло. – Совсем збыл о пиве. Лдно, отложим до звтр.

– У нс нет времени рзвлекться, – проворчл Чейн. – Слишком много рботы, генерл больше никого не нймет. Кстти, теперь придется вклывть и з Хокес. Знчит, все остльное придется послть к черту.

– Хозяйство рзвливется, – подхвтил Уэйн, – хоть мы и вертимся кк грешники н сковородке. Деллвуд, пострйся довести это до его ум.

– Пострюсь, – без особого оптимизм отозвлся Деллвуд.

И пошло и поехло. Я узнл дже больше, чем хотел, о том, что именно рзвливется, что может подождть, что необходимо сделть в срочном порядке.

– Я и говорю, мы зря тртим время н проклятых брконьеров, – зявил Тйлер. – Черт с ними, незчем их ловить. Генерл больше не выходит, не ему судить, стоит возиться с этими пршивцми или нет. Пусть хоть всех оленей сожрут и подвятся. Нм ндо серьезными вещми знимться.

Рзгорелся спор.

Дженнифер не принимл в нем учстия. Он больше интересовлсь мной. Мой неотрзимый шрм нконец подействовл. Впрочем, может, ее просто восхитило, кк здорово я рсшевелил стрых пней.

15

Мы с Деллвудом помогли кухрке убрть со стол. Деллвуду явно не хотелось выпускть меня из виду. Кухрк был молчлив, но в присутствии свидетеля другого ждть не приходилось. Деллвуду не терпелось нчть рзговор. Он и нчл, кк только мы вышли из кухни.

– Ндеюсь, вы продвигетесь успешно. Хорошо бы сегодня сообщить генерлу что-нибудь обндеживющее, поднимющее нстроение.

– Почему именно сегодня?

– Он хорошо себя чувствует, оживлен и голов н редкость ясня. Поел без посторонней помощи. Похоже, вше присутствие взбодрило его. И если б вш доклд поддержл его нстроение…

– Не зню, не зню… Вряд ли мое сообщение пордует генерл. Пострюсь не огорчть его понпрсну.

Мы поднялись нверх. Кто-то следил з нми. Н сей рз точно Дженнифер. Стрння он, жль, ткя хорошенькя…

Не пойму, что со мной: роскошня женщин, я холоден кк лед. Сроду со мной этого не случлось. Я ведь неиспрвимый ббник. Что-то с ней все же нелдно, н первый взгляд соблзнительня, внутри ккя-то червоточинк.

– Кто рстил Дженнифер?

– Кухрк в основном. И слуги.

– Вот кк? А куд они подевлись?

– Генерл их уволил, чтобы освободить комнты для нс. Предполглось чсть земли отдть в ренду, но ничего не вышло.

– Он оствил кухрку, почему именно ее?

– Он величин постояння. Жил здесь всегд, вырстил и генерл, и его отц, и его дедушку. Стрик не лишен сентиментльности.

– Что ж, это хорошо. – В бытность свою глвнокомндующим он сентиментльностью не отличлся. Впрочем, у меня не было случя узнть его поближе.

– Он обходится без слуг.

Деллвуд провел меня в покои генерл, в комнту, в которой я встречлся со стриком в прошлый рз. И опять Кид рзжигл огонь в кмине.

– Подождите здесь. Я приведу его через несколько минут.

Жр стоял дскя.

– Конечно. Блгодрю.

Ждть пришлось довольно долго, но н стрик стоило поглядеть. Он улыблся, н щекх зигрл румянец.

Генерл подождл, пок уйдут Деллвуд и Кид.

– Добрый вечер, мистер Гррет. По-видимому, у вс есть новости?

– Есть, генерл, но это плохие новости. Чем объяснить улучшение в его здоровье?

Отрвитель испуглся моего присутствия и зтился?

– Не вжно, плохие-хорошие, глвное, дело сдвинулось с мертвой точки.

– Сегодня утром я ходил в город. Я ннял людей проследить, не появились ли пропвшие вещи у скупщиков крденого. Мои люди знют свое дело. Если вор воспользовлся этими кнлми, они нйдут вещи и опишут продвц. Мне нужны вши укзния. Должны ли они вернуть укзнные ценности обртно? Продж состоялсь, и вы окжетесь во влсти их новых хозяев.

– Прекрсно, сэр, прекрсно. Конечно, вернуть, всеми средствми пострться вернуть. Я все хочу получить нзд, хотя боюсь, что вряд ли их охотно нм отддут. – Он улыбнулся.

– Вы в хорошем нстроении, сэр.

– В превосходном. Я не чувствовл себя тк хорошо много месяцев. Д что месяцев – лет! Не вы тому причиной, но нчлось это после вшего появления. Вы приносите удчу. Если тк пойдет, через месяц я буду тнцевть.

– Ндеюсь, сэр. Теперь плохие новости. Но сперв я должен признться – я здесь не только для того, чтобы рзоблчить вор.

– То есть? – Глз его сверкнули.

– Д, сэр. Сержнт Питерс считет, что кто-то медленно отрвляет вс. Он хотел, чтоб я выяснил, кто, если подозрения его не беспочвенны.

– И что? Ншли что-нибудь? – Он не н шутку встревожился.

– Нет, сэр. Ничего.

Лицо его прояснилось.

– С одной стороны, ничего. Тишь д глдь. Остется только рдовться вшему выздоровлению. Я и рдуюсь. Но я подозрителен по природе.

– Это и есть вши плохие новости?

– Нет, сэр. Они куд хуже. Я бы скзл, обширнее.

– Продолжйте. Я не кзню вестников несчстья, и я не из тех, кто зтыкет уши, лишь бы не слышть неприятных известий.

– Рзрешите нчть с просьбы взглянуть н вше звещние. Он нхмурился.

– Питерс просил копию. Это для вс?

– Д.

– Продолжйте.

– Я опсюсь, не в нем ли корень зл. – Я нчл выржться нпыщенно, но с генерлом Стэнтнором нелегко было держться непринужденно. – Возрстет ли доля оствшихся в живых с уменьшением числ нследников?

Он пронизывюще посмотрел н меня.

– Половину я звещл Дженнифер, половину – остльным. Сперв их было шестндцть человек. После сегодняшнего утр – только восемь. Знчит, доля оствшихся удвоилсь.

Взгляд его стл тяжелым. Я подумл, что он способен выкинуть меня вон, несмотря н прежние свои зявления о нежелнии прятть голову под крыло.

– Обоснуйте вши подозрения, мистер Гррет.

– Вс покинули четыре человек. Мне это кжется невероятным. Один – может быть, мксимум двое. Но люди тк устроены, что не в силх пройти мимо тких денег. Четверо? Невероятно!

– Понимю. Может, вы првы. Что еще?

– Кто бы ни подстрелил Хокес, убийц подготовил все зрнее. Олень был мертв здолго до убийств. Стрелок усккл н лошди. Рзве у крестьян, вынужденных промышлять в чужих поместьях, есть лошди? Кроме того, всдник, выйдя из зсды, нпрвился к дому. Хотя проследить его до конц мне не удлось: н полпути я потерял след.

Генерл долго молчл. Лицо его опять побледнело. Я тки рсстроил его.

– Не хочется отнимть у вс время собственной персоной, но н мою жизнь уже двжды покушлись. Кто, я не зню. Он посмотрел н меня, но ничего не скзл.

– Рсследовние убийств не входило в нш договор. Но я подумл, вы должны знть о происходящем. Продолжть ли мне это дело?

– Д! – Он зпнулся. – Не уклдывется в голове. Воровство – мелочь. Но пытться отрвить меня, перебить моих людей! Немыслимо!

– Именно. У меня тоже пок не получется связть все это вместе.

– Я откзывюсь верить вм, мистер Гррет. Я зню этих людей лучше, чем… Дв покушения н вшу жизнь, говорите?

Я рсскзл ему.

Генерл кивнул.

– Не допускю, что вы… Нет. Я верю вм. Позовите Деллвуд. Я поднялся.

– Можно снчл вопрос, генерл?

– Здвйте.

– Может ли окзться виновным кто-то посторонний? Есть ли у вс врги, достточно злобные, чтобы попытться подкупить вших домшних?

– Конечно, у меня есть врги. У человек моего возрст, знимвшего ткое положение, не может не быть вргов. Но не думю, чтоб они пошли н ткое… Нет, этот человек нверняк живет здесь.

Я кивнул и открыл дверь. Деллвуд ждл в коридоре н подобющем рсстоянии от вход.

– Генерл просит вс.

16

Итк, я все скзл стрику, и он срзу взял бык з рог. Я не ожидл, что он поступит по-умному, но это его дом, его жизнь, его здоровье и его прво рисковть.

Он велел Деллвуду привести всех. Усдил. Велел мне стть рядом, лицом к ним. Они все смотрели н нс и недоумевли. Питерс и Чейн пошли искть Снэйк. Кид подбросил дров в кмин, и я опять вспотел.

Никто не произносил ни слов. Только Дженнифер сделл слбую попытку зговорить, но генерл оборвл ее:

– Подожди.

Одно слово, произнесенное тихим голосом, но подействовло оно кк удр хлыст.

Чейн и Питерс привели Снэйк. Он пострлся привести себя в приличный вид и, хотя не очень преуспел в этом, был допущен в комнту.

– Зкрой дверь, Питерс, – велел Стэнтнор. – Зпри н змок. Спсибо. Дй мне, пожлуйст, ключ.

Питерс повиновлся. Присутствующие следили з ним. Н лицх их отржлись рзличные чувств, но почти все нхмурили брови.

– Блгодрю, что пришли. – Кк будто у них был выбор. – У нс возникл проблем. – Генерл протянул руку.

Я вложил в нее звещние. Стрик рзрешил мне прочесть его, пок мы ожидли приход домочдцев.

– Вот мое звещние. – Точнее было бы нзвть этот до непрвдоподобия нивный документ призывом к убийству. – Вы в подробностях знкомы с его содержнием. Я нпоминл вм его достточно чсто. Похоже, оно и стло причиной преступления.

Н столе перед ним стоял свеч. Он поднес бумгу к плмени, подождл, пок он згорелсь, положил н стол и оствил гореть. Я следил з рекцией служк.

Они были поржены, может быть, рзочровны и оскорблены. Но ни один не двинулся с мест, не потерял выдержки, не выдл себя.

– Эт бумг послужил орудием убийств. Я не собирюсь произносить длинные речи. Фкт устновлен. Теперь мотив устрнен. Звещние отменяется, н днях я нпишу новое.

Он зглянул в глз кждому, по порядку. Ни один не отвел взгляд, не смутился. Но все кзлись оздченными и рсстроенными.

– Я не понимю, сэр, – зговорил Деллвуд.

– Ндеюсь, что не понимете. Но те, кто не понимет, должны зпстись терпением. Все выяснится. А снчл я предствлю вм человек, стоящего рядом со мной. Его зовут Гррет. Кроме прочих своих тлнтов, мистер Гррет – сыщик-профессионл. Я ннял мистер Гррет, чтобы узнть, кто обкрдывет меня, и до сих пор был доволен его рботой. – Из стрик вышел бы неплохой шхмтист.

– Мистер Гррет ншел докзтельств куд более ужсного преступления. Он сообщил мне, что кто-то из вс убивет товрищей, чтоб увеличить свою долю нследств.

– Сэр! – зпротестовл Деллвуд, остльные только зшевелились и беспокойно переглянулись.

– В рмии, к твоему сведению, Деллвуд, Гррет был рзведчиком. Он ншел следы сегодняшнего брконьер. Они привели к ншей конюшне.

Это был нмерення неточность. Стрик нрочно не упомянул, что я потерял след в полях. Пусть виновный почувствует безвыходность своего положения.

– Мистер Гррет соствил себе имя н рсследовнии подобных дел. Я попросил его нйти убийцу, и он соглсился. В его способностях я бсолютно уверен. Теперь вы все знете. Невиновных я призывю действовть зодно с мистером Грретом. Чем быстрей мы покончим с этим, тем лучше. А теперь обрщюсь к виновнику злодеяний. Попытйся скрыться, беги, но знй, я достну тебя и н дне морском. Ты обмнул мое доверие, ты причинил мне жгучую боль! Тебе нет прощения! Дй срок, я доберусь до тебя, я вырву твое подлое сердце!

Я стрлся не смотреть н генерл, но зрелище было впечтляющее. Стрый черт зшел дльше, чем я предполгл.

Он сжег звещние и тем смым устрнил угрозу для жизни невиновных. Теперь никто ничего не выигрет. Если генерл умрет, не оствив звещния, все имение отойдет королю, знчит, все остнутся с носом. Дже отрвитель до поры до времени зинтересовн в сохрнении его жизни.

Неглупый мужик этот генерл Стэнтнор. Но меня он подствил.

– Положение вше определилось, мистер Гррет. Спршивйте, что вм нужно.

– Сэр… – нчл Чейн.

– Нет, сержнт Чейн. Здвть вопросы будет мистер Гррет. А вы помлкивйте, пок вс не спросят. Мы все остнемся здесь, пок мистер Гррет не будет удовлетворен.

– Мистер Гррет не уверен, что продержится н ногх тк долго, – зметил я.

Собрть вместе всех подозревемых и опутть злодея путиной хитроумных вопросов – нет, это не для меня. Я больше похож н бык в посудной лвке или, скжем, в тихом прудике – он плюхется в воду и брхтется в ней, покмест не рспугет всех лягушек. Эх. сюд бы моего Покойник. У него много тлнтов, и один из смых полезных – умение читть мысли. Он бы мигом покончил с этой волынкой.

К тому же я все-тки допускл возможность вмештельств со стороны, хотя и не нходил мотивов. Не отбросив эту возможность, згдки не рзгдть.

Они смотрели н меня и ждли. Генерл тоже взглянул в мою сторону, словно приглшя: двй, стрин Гррет, покжи себя во всей крсе.

– Кто-нибудь хочет признться? Мы бы не теряли зря времени и отпрвились бы спть.

Добровольцев нет. Чего и следовло ожидть.

– Именно этого я и боялся.

– Когд мне было девять лет, я спер у сестренки леденец, – сострил Чейн.

– Неплохое нчло преступной деятельности. Но все же нет необходимости углубляться тк длеко в прошлое. Двйте огрничимся сегодняшним утром. Что вы делли сегодня, сержнт Чейн? Рсскжите нм, кого вы видели, и что этот кто-то делл, и кто видел вс, и з ккими знятиями.

Придется зпстись терпением и выслушть девять историй о сегодняшнем утре. Но из этого может выйти толк. Кждя история добвит штрих к общей кртине. Кждя история, рзумеется, првдивя, все сильнее будет згонять злодея в угол.

Чейн нсупился, но успел лишь проворчть нечто нечленорздельное. Стэнтнор тут же осдил его:

– Я призывю к сотрудничеству, Чейн. Точно выполняй укзния мистер Гррет. Отвечй н его вопросы, и обойдемся без оговорок. В противном случе убирйся прочь и знй, что ты – глвный подозревемый.

Чейн прикусил язык и недружелюбно взглянул н меня. Д, вряд ли этот прень стнет твоим собутыльником, стрин Гррет.

– Пострйся припомнить все свои ниболее существенные действия з сегодняшний день и кк можно точнее нзвть время.

– Я не смотрю н чсы. Я слишком знят. Из кожи вон лезу, и все рвно всех дел не переделть.

– Поблгодрите убийцу: еще пр рук долой. Выслушв всех, мы будем знть, кто что делл, где и когд. Вперед. Мы не огрничивем тебя во времени.

Умниц, Гррет: см себя приговорил к пытке. Битых сорок пять минут Чейн доклдывл мне, что между звтрком и ленчем не делл ровным счетом ничего интересного и видел только пятерых домочдцев – Деллвуд, Питерс и тех, что были в птруле.

– Есть возржения? – спросил я. – Кто-нибудь хочет уличить его во лжи? Нет желющих.

– Хорошо. Снэйк. Ты чувствуешь себя здесь не в своей трелке. Хочешь избвиться от нс? Прошу.

Рсскз Снэйк окзлся не лучше. Все, кого он видел, знимлись смыми невинными вещми. А видел он Деллвуд до отъезд, других охотников во время облвы и Питерс, явившегося вместе со мной. Потом он вернулся в конюшню и вновь збился в свой угол.

– Не люблю я людей. Плохо мне с ними, – откровенно признлся он. – Рзрешите идти, генерл?

Стрик, видимо, здремл, но отозвлся он без промедления:

– Рзве тебе неинтересно, что будут говорить другие в твое отсутствие?

– Нет, сэр. Мне скрывть нечего. И мне чертовски неспокойно здесь. – Бедняг и првд выглядел кким-то встрепнным и испугнным.

Генерл взглянул н меня. Я пожл плечми. Стэнтнор протянул ключ, я отпер дверь и выпустил Снэйк.

– Спокойной ночи.

Проходя мимо меня, он шепнул:

– Приходите, когд кончите. Возможно, я зню, кто убил Хокес.

Спорить не приходилось. Я просто включил его во все удлиняющийся список дел, которыми придется знимться, пок добрые люди спят, зкрыл дверь и огляделся. Не подслушл ли кто? По лицм ничего не рзберешь. Но шепот был довольно громкий.

Зтем я взялся з Уэйн. Результт нулевой. Кухрк, не сокрти я ее немножко, проговорил бы всю ночь и весь следующий день. Он видел всех, и все видели ее.

Итк, минус четыре. Прошло три чс. Остлось еще пятеро. Кртин нчинл вырисовывться. Но ничего знимтельного, обычня, повседневня сует. Деллвуд видели все, он не успел бы отлучиться. В любом случе врть он, кк и кухрк, не стл бы.

Знчит, следующий Питерс. Он негодовл, что его подозревют нрвне с другими, но подчинился беспрекословно. Генерл, кзлось, снов здремл, но, возможно, тк только кзлось.

Питерс не сообщил ничего нового. Едв он кончил, подл голос Дженнифер:

– Мистер Гррет – или это тоже псевдоним? – двйте следующя буду я, то нервы уже н пределе.

– А у меня нет, что ли?

Он ни черт не делл все утро. Сидел у себя и вязл. Деллвуд может подтвердить: тм он ее и ншел, когд принес известие о Хокесе.

Прекрсно.

– Я пойду? Стршно устл, и голов просто рсклывется.

Я сочувствовл ей: у меня тоже нчинл болеть голов. Нверное, простудился, немудрено при ткой погоде.

– Пок нет. Потерпите еще, я пострюсь ускорить допрос. Кто следующий?

Нет желющих. Я выбрл Тйлер. Он дже не пытлся скрыть рздржение. Скукот. Но концы с концми сходятся, ухвтиться не з что. Еще один человек видел Деллвуд – и все.

– Кид? Что скжешь? Скучня история, в основном о птруле. Ндежды мои не опрвдлись. Вне подозрения – н девяносто процентов – лишь Деллвуд и кухрк.

– Деллвуд, хоть это и потеря времени, изложи нм свою версию.

Его рсскз окзлся лишь немного короче кухркиного. Он не нвел меня н след. Прктически у всех было время убить Хокес.

Что ж, ты должен перевернуть кждый кмушек, Гррет.

– Блгодрю з помощь и терпение. После буду говорить с кждым в отдельности, сколько пондобится. Любое убийство можно рскрыть. Если что-либо придет в голову, дйте мне знть, я сохрню вше имя в тйне. Вы свободны.

Они ринулись к двери, позбыв, что ключ у меня. Первя спохвтилсь Дженнифер. Он вырвл его у меня с грцией рзъяренной росомхи.

– Еще одно. Я видел в доме вторую женщину. – Я описл белокурую крсотку. – Кто он? Секрет это или нет, я требую ответ.

Они недоумевюще уствились н меня. Некоторые покчли головми, зсомневвшись в моем здрвом рссудке. Все ушли, кроме Деллвуд. Он положил ключ н письменный стол.

– Я уложу генерл, сэр, если вы не возржете.

– Не возржю, если он не возржет.

– Идите, Гррет, – зговорил стрик, докзывя, что он и не думл спть. – Я не в силх продолжть. Увидимся после звтрк.

– Слушюсь, сэр. – Я устл. Не урвть ли несколько чсов, не вздремнуть ли? Когд еще придется поспть вслсть: ведь стрик сделл из меня живую мишень.

Нет. Сперв Снэйк. Судя по всему, нвряд ли он сообщит нечто полезное. Но, с другой стороны, черт его рзберет. А вдруг…

Тогд я смогу не бояться, что меня опять попытются зрубить во сне топором.

Я нпрвился вниз, в холл. И тут же зстыл кк вкопнный, рзинув рот.

Опять эт женщин. Н блконе, нискосок от генерльских покоев. Н моем блконе. Я дрожл мелкой дрожью, но не отрывясь смотрел н нее, точно грезил няву. Он скользил, кк призрк, не змечя меня. Я бросился к лестнице, ведущей н пятый этж, прокрлся в восточное крыло, спустился н блкон.

Нпрсные стрния. Он исчезл. Ндо поймть ее в ловушку, инче с ней не поговоришь. А мне безумно этого хотелось.

Желние порой игрет с нми стрнные шутки. Он возбуждл меня, победительное очровние Дженнифер почему-то оствляло рвнодушным.

17

Поскольку вход в мою комнту был срзу из коридор, я подумл, что не помешет принять меры предосторожности. Пожлуй, нож может окзться недостточно, если ночной гость будет нстроен чересчур воинственно.

Уходя, я просунул между дверью и косяком листок бумги. Но это был лишь примнк. Листок трепыхлся н виду и срзу брослся в глз. Нстоящим сигнльным устройством служил мне волос, высовывющийся из-з двери н пру дюймов. Его-то уж н место не вствишь.

Волос не окзлось.

Войти или нет? Видимо, злоумышленник еще тм: между собрнием у генерл и моим приходом прошло совсем немного времени, он не успел бы обыскть комнту.

Я подумл было рсположиться с комфортом и подождть снружи. Но это знчило бы отсрочить свидние со Снэйком.

Может, пойти в-бнк и удивить непрошеного гостя? Я снял со стены булву, достл ключ, отпер дверь и сильно пнул ее ногой, чтобы отбросить притившегося в зсде. С булвой нготове я ворвлся в комнту.

Пусто. Темно. Кто-то опять здул лмпу.

Я поспешно вернулся в коридор: мой силуэт мог послужить отличной мишенью для человек, вооруженного рблетом.

В дверном проеме покзлсь чья-то фигур.

– Это я.

Морли Дотс. Я осмотрелся, нет ли кого в коридоре, и зшел в комнту.

– Ккого черт ты тут делешь? Я отбросил булву и зшрил по столу в поискх лмпы.

– Стло любопытно, что у вс здесь происходит.

Я зжег лмпу и зхлопнул дверь.

– Ты тк прямо взял и вошел?

– Подумешь, у вс все двери нрспшку.

– Кк тебе мои пртменты? Он постучл себе по носу.

– Зпх. У эльфов тонкий нюх, в твоих пртментх воняет мясом. Срзу ясно, ты не вегетринец.

Издевется, мерзвец.

– Знчит, ты явился. Что прикжешь с тобой делть?

– Новости есть?

– Д. Еще один убитый. Это случилось сегодня утром, пок я был в городе. Поэтому вечером стрик созвл совещние, доложил всем, кто я ткой, и пригрозил, что виновных детектив Гррет по стенке рзмжет. Между делом стрик сплил свое звещние. А что новенького в городе?

– Плоскомордый кое-где побывл, но ншел немного. Ты знешь, сколько штмповлось этих медлей, в любом ломбрде их полным-полно. Ценность предствляют только серебряные: в Холме вечно не хвтет серебр.

Холм – центр Тнфер. Тм живут все вжные шишки, в том числе шйк колдунов, ведьм и прочих, кому серебро нужно позрез: для волшебств серебро что дерево для огня. С тех пор кк Слви Дурлейник сосредоточил все зпсы серебр у себя в Кнтрде, цены н него взлетели до небес. Впрочем, это к делу не относится

– Что с подсвечникми и прочей дребеденью?

– Кжется, он ншел пру. Люди, купившие их, не помнят продвц. Но ты ведь знешь Плоскомордого. Убеждть он умеет.

Он убедителен, кк оползень: стнешь н дороге – рискуешь быть рздвленным.

– Великолепно. Что будем делть?

– Звтр он попытется снов. Жль, что ворюг не спер что-нибудь эдкое, примечтельное – тогд бы его нверняк зпомнили.

– И првд. Дл он мху. Слушй. У меня нзнчен встреч с одним человеком. Он говорит, что знет убийцу. Может, и впрямь знет. Ндо поспешить, то он передумет и не стнет рзговривть.

– Вперед, отвжный рыцрь. Морли чстенько подсмеивется нд моей ромнтичностью и сентиментльностью. Но он и см не безгрешен. Взять хоть его появление здесь. Ни в жизнь не признет, что не зхотел оствлять меня одного среди кул. Любопытно ему, видите ли, стло.

– Дом с привидениями, д и только, – ворчл Морли, пок мы осторожно спусклись по лестнице. – И кк они тут живут?

– Говорят, дом стены помогют. Привыкешь через ккое-то время, перестешь змечть.

– Что это з брюнетк, н которую я нткнулся по дороге, в пустом холле?

– Генерльскя дочк, Дженнифер. К ней не подступишься.

– А может, ты не знешь, кк взяться з дело.

– Может. Но сдется мне, с ней не все в порядке.

Мы вышли через черный ход. Светил лун, и я почти не спотыклся, Морли, тому без рзницы, он из тех, кого хоть в гроб зколоти – зрение, кк у кошки.

– По крйней мере у вс все без зтей: ни призрков, ни вмпиров, ни великнов – просто людскя ждность.

Я подумл о женщине в белом. Ндеюсь, он не призрк: я не умею общться с бестелесными существми.

Морли схвтил меня з плечо.

– Здесь кто-то есть.

Я ничего не увидел, но услышл звук – будто человек вдруг остновился.

– Услышл нс, – шепнул Морли и кк сквозь землю провлился. Я подошел к конюшне, позвл:

– Снэйк? Ты где? Это Гррет.

Не отвечет. Я просунул голову внутрь. Темно, лошди неспокойны. Лучше обойти вокруг, срзу зходить рисковнно.

С северной стороны конюшни из щелей между доскми пробивлся слбый, неверный свет, похоже было, что горит оплывющя уже свечк.

В углу окзлсь небольшя дверц, видимо, я нткнулся н убежище Снэйк.

– Снэйк? Ты здесь? Это Гррет.

Снэйк не отвечл.

Я открыл дверь.

Снэйк не ответит больше никому, во всяком случе, в этом мире. Его зрезли.

Нечистя рбот. Удр пришелся в грудь, но не в сердце, лезвие прошло через легкое, кончик нож торчл из спины.

Появился Морли.

– Я его упустил. – Он глянул н Снэйк. – Любитель рботл.

Эх, Морли, всегд всех критикует.

– Дже профи может нделть ошибок, когд имеет дело с несговорчивым субъектом. Этот человек, я слышл, бывший деснтник. А деснтников голыми рукми не возьмешь.

– Может, и тк. – Дотс присел н корточки, повертел в рукх шнурок, обвитый вокруг шеи Снэйк. – Знятно!

Я знялся поиском улик. В спешке убийц мог что-нибудь обронить.

– Что это?

– Это шнурок кефов-душителей.

– Что-о? – Я присел н корточки рядом с Морли.

– Есть ткое восточное племя – кефы-душители. Им строго-нстрого зпрещено проливть кровь. Потому что тогд мертвец не нйдет покоя, пок не будет отмщен. Приходится убивть без кровопролития. Между тем убийство – чсть их религиозного ритул, поэтому плетение шнуров у кефов целое искусство.

Я взглянул н шнурок. Д, не просто обрывок веревки.

– Убийцы-сы изготвливют собственные шнуры. Плетение удвки – последнее испытние, дющее сттус мстер. Посмотри. Узел, кк у нс делют для виселиц, но петля кругля, ее можно нкинуть одной рукой. Узлы – н смом деле не узлы, веревк оплетет пробку конусообрзной формы. Эт штуковин устроен, кк стрел с нконечником, пробк может выскочить только в одну сторону.

Мне пондобилось не больше секунды, чтобы рзобрться в устройстве шнурк: нглядный пример был нлицо. Я нщупл конусообрзные выступы.

– Пробк сжимется, высккивет из узл и рсширяется снов, с другой стороны.

– Кк снять шнурок?

– Его не снимют. Используют один рз. Потом он считется испорченным. Я видел эту штуку только однжды. Моему знкомому удлось перерезть ее у себя н горле. Но более везучего прня н свете нет, не считя тебя, конечно.

Я огляделся вокруг. См Снэйк интересовл меня меньше. Может, нш убийц и дилетнт, но тоже весьм везучий дилетнт. Ни одной улики.

– Печльно, – скзл я.

– Смерть всегд печльн. Кто бы говорил! Но Морли полон неожиднностей.

– Я не о том. Посмотри, кк он жил. – Я укзл н угол Снэйк. Он жил, кк лошди Спл н соломе. Из мебели – только грубо выкршенный стол. – Он был профессионльным солдтом, двдцть лет в войскх, преимущественно в Кнтрде. З это неплохо плтят. Человек нстолько осмотрительный, что ухитрился выжить, нверняк умел и с деньгми обрщться. Но он жил в конюшне, кк животное, и не имел дже смены одежды.

– Бывет, – проворчл Морли. – Хочешь при, что родился он в смых рспоследних трущобх? Или н ккой-нибудь грязной ферме, где и двух медяков з месяц не увидишь?

– Не ндо при.

Я видел, что он прв. У выросших в бедности людей есть птологическя стрсть отклдывть деньги про черный день. Но смерть приходит рньше этих предполгемых несчстий. Жлкя жизнь. Я тронул Снэйк з плечо – мускулы его были нпряжены, не рсслбились дже после смерти. Стрнно.

Я вспомнил рсскз кухрки о Снэйке. «Он был доблестным воином», – нпишут н ндгробном пмятнике.

Я перевернул тело, чтобы посмотреть, нет ли чего под ним. Нету.

– Слушй, Морли. Здушить – дело долгое. Вероятно, убийц сперв попробовл придушить его, потом пырнул ножом или ноборот.

Морли огляделся кругом. Жуткий кврдк.

– Вероятно.

– Ты когд-нибудь душил человек? Морли укоризненно взглянул н меня: бестктный вопрос.

– Извини. А я вот душил. Мне во время нбег поручили придушить чсового. Я тренировлся зрнее.

– Не похоже н тебя.

– Мне не нрвится убивть и никогд не нрвилось, но я подумл: если убить человек придется и если я хочу уцелеть, знчит, ндо все сделть кк следует.

Морли проворчл что-то. Он был знят осмотром того, что некогд было лицом, грудью и животом Снэйк.

– Я все рзыгрл кк по нотм. Когд я подошел к нему, прень дремл. Но очень быстро проснулся и отбросил меня, кк тряпичную куклу. Он мне чуть мозги не вышиб, ведь я. ни н секунду не отпускл проклятой веревки. Единственно, что мне удлось, – я не дл прню зорть и поднять тревогу, тм подоспел кто-то из нших и добил его ножом.

– Ну и что?

– Если ты не сломешь жертве шею, он будет бороться. Предположим, ей удстся стряхнуть нпдющего и ослбить веревку. Прень увидит тебя, пусть дже н шее у него эт дьявольскя восточня удвк, и тогд придется его прикончить любым доступным способом – иного выход нет.

– Ты ведешь к тому, что Снэйк был сильнее убийцы. Кк тот чсовой.

Я не говорил, что чсовой был сильнее меня, но Морли попл в точку.

– Д.

– У кого-то в доме теперь полно синяков и ссдин. Если это кто-то из домочдцев.

– Может быть. Черт побери! Почему мне тк не везет?!

– Ты о чем? – Морли считет меня до неприличия везучим.

– Почему убийц не оствил следов? Клочок одежды, пучок волос, хоть что-нибудь.

– Почему бы ему просто не прийти с повинной? – Морли покчл головой. – Ты торопишься и не ценишь то, что имеешь. Он оствил нож и удвку. Куд больше? Я уже рсскзывл, ккя редкость этот шнурок. А сколько тких ножей ты видел?

Лезвие нож было чуть длиннее фут и сделно из полировнной стли, но больше всего меня зинтересовл рукоятк – из черного гт, глдкя, зто в смом широком месте вычекнены дв серебряных двуглвых Венгетских орл.

– Военный трофей? – предположил Морли.

– Довольно необычный. Из Венгеты. Приндлежл кк минимум полковнику. Д, в гврдии его мог носить комндир бтльон, в регулярных чстях – полковник или подполковник.

– Много ли здесь тких ножичков?

– Верно, это уже что-то. Ниточк, пусть и тонкя. – Я взглянул н Снэйк. – Господи, почему ты ничего не скзл, у тебя же был шнс!

– Гррет.

Это нм знкомо. Когд Морли кжется, что меня, по его выржению, не туд зносит, он нчинет говорить тким вот предостерегющим тоном. «Не рскисй, ты же профессионл», – одергивет он. Не терпит он ткже упрямств и легкомыслия.

– Я в порядке. Но жлко прня. Я зню, ккую жизнь он прожил. Он не зслужил подобный конец.

– Пор идти, Гррет.

– Д.

Пор. А то увязну в переживниях. Я побрел прочь.

У кждого, кк говорится, хвтит сил пережить несчстье другого. Слв Богу, что убит не я.

18

Морли предложил поискть следы человек, шги которого мы слышли в темноте. Я не возржл, но следов мы не ншли.

– Нехорошо, Гррет.

– Что?

– У меня нехорошее предчувствие. Это не просто интуиция, больше. Необосновння уверенность. Я уверен, что дел принимют скверный оборот.

Словно в подтверждение его слов, донесся крик. Кричли не от боли и не от стрх, хотя и от стрх тоже. От этого звук кровь стыл в жилх. Похоже, кричл женщин, но голову н отсечение я бы не дл. Н островх я слышл, кк мужчины кричт женскими голосми.

– Не стой н виду, – велел я Морли и побежл к дому.

Крики не змолкли. Я ворвлся в дом.

Шум доносился из зпдного крыл, с блкон третьего этж. Я в дв прыжк преодолел лестницу, но нверху змедлил шги. Мне не хотелось окзться змешнным в ккое-нибудь очередное злодейство.

Ступени были збрызгны водой и зляпны чем-то зеленым. Около лмпы лежло нечто, похожее н дохлого слизняк. Я тронул его ногой. Аг, пиявк. Мне пришлось близко познкомиться с ближйшими родственникми этой тври в болотх н островх.

Воняло ужсно. Зпх тоже был мне знком по островм. Что, черт возьми, стряслось?!

Гвлт стоял невообрзимый, вопили все, н рзные голос.

– Копьем, копьем его, зтолкйте его нзд! – кричл Питерс.

– Бог мой, что же это?! – не своим голосом взвизгнул Деллвуд.

Я осторожно поднялся выше и увидел собрвшихся н лестничной площдке мужчин. Двое из них тыкли копьями во что-то, копошщееся н лестнице.

Во что именно, я толком не рзглядел. Но подозрение у меня появилось.

Оживший мертвец.

Я взял лмпу.

Мне не хотелось видеть то, что я увидел, никому не может хотеться, убийце меньше всего.

Это был труп. Один из погребенных в болоте. В нроде их нзывют ходячими покойникми – убитые, которые не могут нйти покоя, пок не нкзн убийц. Существует миллион историй о мести мертвецов, но я никогд не предполгл, что стну учстником одной из них. Ходячие покойники – это всего лишь легенд, своими глзми их никто не видел.

Збвно у нс устроены мозги. Не зню, что должно было прийти мне в голову, но подумл я лишь об одном: почему это случилось именно со мной?

Четкя концепция убийств с корыстными целями рссыплсь в прх.

– Что делть, Гррет, что делть?! – взывл Питерс.

Блевть, больше ничего не остется. Убить ходячего покойник невозможно: он уже мертв. Он все рвно будет являться и доведет вс до белого кления.

– Попытйтесь зрубить его. Деллвуд вырвло. Чейн оттолкнул его и схвтил лебрду. Дв отрубленных пльц упли рядом со мной, продолжя извивться кк живые.

– Здержите его здесь. Я обойду кругом. Я отступил н блкон, зтем спустился обртно н первый этж и зметил белокурую незнкомку. Он стоял н верхнем блконе зпдного крыл, откуд ее не могли видеть остльные, нходившиеся ндо мной. Он кзлсь более оживленной и зинтересовнной, чем обычно, кк будто рдовлсь про себя. Я. попытлся подкрсться к ней, но, кк всегд, безуспешно. Я не удивился.

Через верхний этж я пробрлся н поле боя. Ребят стрлись вовсю – кололи, рубили, пыхтя и отпихивя друг друг.

– Это стновится утомительным, – зметил Питерс.

– Соглсен. З кем он?

– Ккого черт, откуд мне знть?

– Кто кричл?

– Дженнифер. Он случйно нткнулсь н него. Оно погнлось з ней.

– Где он сейчс?

– У себя.

– Продолжйте, вы все делете првильно.

Я отошел от них. Кид и Чейн руглись мне вслед. Я вернулся.

– Кем он был при жизни? – спросил я Питерс.

– Откуд я, черт побери, зню? – проворчл он. Не мешло бы сержнту, обогтить свой словрный зпс: он нчл повторяться.

– Секунду.

Я спешил к Дженнифер; ее покои, видимо, были ткие же, кк у генерл, но этжом ниже. Я дернул дверь – зперто. Я постучлся.

– Дженнифер, это Гррет.

Ккое-то шевеление з дверью, потом все смолкло. Он не открыл.

Что ж, ничего удивительного, если учесть, ккие стрсти рсскзывют о проделкх оживших мертвецов.

Я попытлся еще рз, но Дженнифер не отозвлсь. Тогд я вернулся к ребятм. Тм все было по-прежнему – хотя всюду влялись вонючие куски рзложившейся плоти, существо продолжло неумолимо ндвигться н нс.

Я ншел чистое местечко, с которого мог спокойно нблюдть з сржением.

– Кто это все же был, Питерс?

– Я узнл его. Спенсер Квик. Он исчез дв месяц нзд. Я узнл его по одежде, никто больше тк не одевлся. Он носил вещи из черной кожи, вообржл, что женщины от этого блдеют. А чего ты, собственно, прячешься тм, Гррет? Хорошо устроился, сукин сын.

Я схвтил плш футов пяти длиной, из тех, которыми в былые времен збвлялись н турнирх рыцри. Попробовл конец. Довольно острый. Я приготовился встретить движущегося к блкону мертвец.

– Пусть идет.

– С ум сошел! – крикнул Кид. Может, и сошел.

– Отвлите. Прочь с дороги.

– Отойдите, – велел Питерс. Что-то он стл слишком послушным. Они отскочили.

Остнки волочились в мою сторону, цепляясь з стену и рспрострняя зловоние.

– Чего ты ждешь?! – звизжл Уэйн. Я ндеялся, что мертвяк нпдет н своего убийцу. Но он не нпл. Чего и следовло ожидть. Служки зпниковли, похвтли топоры и мечи и принялись рзмхивть ими. Шестьчеловек и в тком состоянии – чудо, что они не поубивли друг друг.

Я встл в сторонке и смотрел, не воспользуется ли кто сумтохой, чтобы убрть еще одного нследник.

Теперь им было где рзвернуться, и они изрубили мертвец н мелкие кусочки. Много времени н это не потребовлось: у них были причины стрться. Тйлер, Уэйн и Деллвуд долго не могли остновиться и продолжли рубить уже без всякой необходимости.

Только зпыхвшись вконец, они угомонились, хотя еще поглядывли н меня: не приняться ли теперь з стрину Гррет? Судя по всему, брвые вояки сочли, что я помогл им не слишком усердно.

– Лдно, сейчс ндо позботиться об остткх, лучше всего собрть все куски и сжечь. Питерс, рсскжите мне о Квике поподробнее. Кким он был и кк тк вышло, что исчезновение его никому не покзлось стрнным?

Чейн готов был взорвться. Но я не позволил ему вмешться и продолжл:

– Чейн и вы, Питерс, и вы, Тйлер. Я хочу, чтоб вы вышли со мной. Мы попробуем пройти по его следм.

– Что? – Чейн судорожно сглотнул. – По следм?

– Д. Я хочу понять, откуд он вышел. Может, от этого будет толк. Чейн зтрясся.

– Должен признться, я окзлся полным дерьмом. Я боюсь. З все годы в Кнтрде я ни рзу тк не боялся.

– Ты никогд не попдл в ткие ситуции. Это пройдет. И нечего стыдиться, со всяким случется.

– Мы потеряли не одного Квик, – скзл Питерс. – Они что, все явятся?

– Вряд ли. Мертвяки не свливются вм н голову пчкми, кк првило. – Я припомнил прочку историй: нпример, о Дикой Охоте – целя бнд всдников-мертвецов охотилсь з живыми. – Вы видели, что оно еле ползет. Будьте нчеку, тогд сможете перехитрить его. Глвное, спокойствие. Единственное средство прекртить их ншествие – принести в жертву нстоящего убийцу.

– О Боже! – вскричл Чейн. – Ему без рзницы, ему нужен кто-нибудь. Кто угодно. Подумешь, мол, просто еще одн слвня ночк, в рмии тких было немло.

Но я притворялся. Н смом деле я был жутко нпугн.

– Вооружитесь, если тк будете чувствовть себя уверенней, и обязтельно зхвтите топоры.

– Ндеюсь, ты знешь, что делешь, Гррет, – пробормотл Питерс.

Я не знл. Я просто стрлся громкими рспоряжениями и ктивными действиями зглушить стрх.

19

– Тйлер, держись слев от меня, футх в четырех. А ты, Чейн, спрв. Что-то не вижу след. Посмотрим-к получше. Пошли.

Мы с Питерсом стли между ними, тк что получилсь цепь длиной шгов сорок.

– Вряд ли оно оствило следы, – зметил Питерс.

– Все может быть. Вы собирлись рсскзть мне о Квике. Кким он был, пок мы не прикончили его.

– Мы? – хмыкнул Чейн. – Будь я проклят! Нет сил слушть, что ты несешь.

– Тише, – осдил его Питерс. – Он все делет првильно. Спршивй, не стесняйся, Гррет.

– Боюсь, я тем смым выдм себя и сыгрю н руку убийце.

– Он и тк уже предупрежден.

– И невредим. Кстти, список жертв увеличивется. Снэйк убит.

Питерс остновился, поднял фонрь и внимтельно посмотрел н меня.

– Не шутишь? Снэйк. Но почему, черт возьми, Снэйк?

Попытться вспомнить, кто где сидел, когд я отпер дверь и выпустил Снэйк? Пустое: любой человек с хорошим слухом мог рзобрть, что он скзл мне дурцким тетрльным шепотом. Может, он хотел, чтобы убийц знл. Может, строил ккие-то плны, но они обернулись против него. Но я бы близко к себе не подпустил человек, про которого точно знл, что он убийц. Нстолько близко, чтоб можно было нкинуть петлю.

– Ншел, – скзл Чейн.

Нходк окзлсь полусгнившим кусочком кожи, зцепившимся з куст. Мы вновь построились шеренгой и пошли дльше.

– Рсскжите мне о Квике, – попросил я.

– Не могу, – ответил Питерс. – Я прктически не знл его. Он тоже не любил обществ, кк и Снэйк, почти все время проводил один. Из него слов нельзя было вытянуть. Но он вообржл, что ни одн бб перед ним не устоит. Если хочешь рзузнть о нем, поспршивй девчонок в «Черной куле». Я только могу скзть, что генерл его знл и рботл с ним в связке. Кк и со всеми нми.

Я проходил мимо «Черной кулы» по дороге к дому Стэнтнор. Мрчного вид збегловк. Я собирлся рзведть, ккое пиво тм подют. Теперь есть повод зглянуть туд.

– Чейн, ты что-нибудь знешь о нем?

– Нет. Противный был тип. Я не огорчился, когд он ушел. Они со стриком вечно собчились. Н деньги Квик, сколько я его знл, всегд плевл. Просто больше некуд было девться.

– Тйлер?

– Ничего не зню. Зню только, что в «Черной куле» его увжли. Он был нстоящим оборотнем, этот Квик: кк звидит ббу, меняется н глзх. Я думл, что он ншел себе местечко получше – вот и все.

Прекрсно. Живые чудные, мертвые и того чудней.

Мы пытлись, пок не потеряли след, нйти еще ккие-нибудь зцепки. Двиглись еле-еле.

– Кто это делет, Гррет, кк ты думешь? – спросил Питерс.

– Понятия не имею.

– Он скжет, когд остнется один из нс, – поддел меня Чейн.

Вмешлся Тйлер:

– Я бы поствил н Снэйк. Н островх он вконец спятил. Помешлся н убийствх. Бывло, ндоест ему сидеть слож руки, соберется и идет охотиться в одиночку.

Я знвл нескольких тких прней. Они кк нркомны. Привыкли н войне убивть и не могли остновиться. Только смерть могл избвить их от этой дурной привычки.

Питерс ншел место, где высокя трв был слегк примят. Видимо, мертвяк тут остновился. Мы снов нпли н след. Он привел нс к той смой трясине, о которой говорил Питерс.

– Вы когд-нибудь слышли о кефх-душителях? – осведомился я.

– О кефх? Кких кефх, ты скзл?

– Душителях. Вроде кк племя ткое. Профессионльные убийцы. Вернее, религия предписывет им убивть.

– Черт возьми, кефы живут минимум в двух тысячх миль отсюд. Я их в глз не видел.

Меня тоже Бог хрнил от этого удовольствия.

– Они вроде эльфов.

– К чему ты о них нчл?

– Снэйк был здушен их удвкой, ритульным шнурком. Ндо полгть, в вших крях это не смое рспрострненное орудие убийств.

Нсколько я мог рзобрть при свете фонря, Питерс был изумлен. Бог мой, до чего мерзкя у него физиономия.

– А что скжете о боевом кинжле Венгетского полковник? У кого здесь есть подобные сувениры?

– С черной ручкой и чекнкой серебром? Длинное лезвие?

– Д.

– Можно полюбопытствовть, почему ты спршивешь?

– Можно, но я не отвечу. Снчл рсскжите мне об этом ноже.

– У Снэйк был ткой. Во время одной из своих отлучек он убил полковник, кинжл взял себе, – скзл Чейн.

– Проклятие!

– В чем дело?

– Этим ножом его и зрезли – потому что номер с удвкой не прошел, преступник торопился. Нет, вы подумйте! Его собственным кинжлом! Черт возьми, еще окжется, что он покончил смоубийством!

Похоже, негодяй был не столько умен, сколько дьявольски везуч. Слишком много случйностей игрло ему н руку.

– Бог мой! – охнул Чейн.

– Что еще? – спросил Питерс.

– Посмотрите-к.

Мы подошли к нему. Чейн поднял фонрь повыше.

Теперь в трве было дв след, футх в двух друг от друг. Мы с Питерсом обменялись взглядми, потом посмотрели н Чейн.

– Тйлер! Иди сюд.

Но Тйлер не пришел. Мы зметили свет его фонря невысоко нд землей, кк будто он встл н колени и что-то рзглядывет.

– Секунду.

– Что ты видишь?

– Похоже…

Ккое-то движение у него з спиной.

– Осторожней, сзди!

Мертвяк схвтил Тйлер з горло и поднял в воздух. Шея бедняги хрустнул, он пискнул, кк придушенный кролик, фонрь его упл н землю и рзбился. Керосин згорелся, огонь лизл ноги труп. Он поднял Тйлер нд головой и отшвырнул в темноту, зтем повернулся к нм.

– Рсходимся, – велел я.

– Черт тебя возьми, ндо что-то делть, не глзеть, – огрызнулся Чейн.

Керосин догорел. Ни трв, ни мертвец не знялись: отсыревшее топливо плохо горит.

– Ндо рсчленить его, кк того, первого, – скзл я.

– Нечего болтть, делть ндо, – повторил Чейн.

Увы, он был прв. Мертвецу было без рзницы, н кого нпдть. Он ненвидел всех живых. Если бы дело было в Тйлере, он бы тут же рсплся н куски, исчез – полностью отмщенный и удовлетворенный. Но он не успокоился. Он жждл ншей крови.

Ничего, с тремя ему не слдить. Мы двигемся быстрее, и у нс оружие. Но труп нступл, не тк-то просто рсчленить тело, которое не лежит спокойно в гробу, преследует тебя.

Но через несколько минут испуг нчл проходить и ко мне вернулсь способность сообржть.

– Кто это был?

– Пончик, – ответил Чейн, сосредоточенный, кк чсовщик, кждое движение которого должно быть точно рссчитно.

– Пончик? Что з имя ткое?

– Прозвище, – прояснил Питерс. – Н смом деле его звли Симон Ривервэй. Но он не любил это имя. «Пончик» ему нрвилось больше. Тк его прозвли женщины в Фулл-Хрборе: говорили, что он слденький, кк пончик.

Чудно. Я рзмхнулся, хотел удрить мертвяк по шее. Он вытянул руку, пытясь помешть мне, и удр сломл ему зпястье. Но существо воспользовлось тем, что я потерял рвновесие, схвтило меня другой рукой и крепко держло з рукв. Все, кюк тебе, Гррет, промелькнуло у меня в голове. Чейн поднял обе руки нд головой и со всей силы рубнул мертвец. Он попл ему по плечу, и тот отпустил меня.

– Я твой должник, Чейн.

Я отскочил н несколько шгов и, готовясь последовть примеру Чейн, поствил фонрь н землю.

Труп последовл з мной – и удружил Питерсу. Тот подскочил сзди и удрил его под коленки, перерезв сухожилия.

Он продолжл ндвигться, но уже знчительно медленнее.

Кзлось, это не кончится никогд. Но все-тки мы слдили с ним. Он упл и больше не вствл. Тогд мы для пущей уверенности искрошили его н мелкие кусочки. З рботой стрх прошел. Я поднял фонрь.

– Лучше уйти отсюд и дождться рссвет. Двое уже приходили, могут появиться еще. После все осмотрим.

– Ты говорил, они ходят поодиночке, – возрзил Питерс.

– А вдруг я ошибся? Не хочется ствить опыты, пошли отсюд.

– Первую умную вещь от тебя слышу. – Чейн осмотрел Тйлер. – Мертвее мертвого. Ты думешь, Тйлер один из убийц?

– Не зню. Поручиться не могу. Сейчс ему было все рвно, кого убивть. Он пришел просто убивть людей.

– Кк в бсне о волке и ягненке? Пошли. А то Тйлер кк вскочит – и з нми! Этого мне не вынести.

Я не возржл. Вообще считется, что покойник нчинет ходить лишь спустя несколько месяцев после смерти, но мне не хотелось проверять, првду ли говорят в нроде.

20

Мы добрлись до дом, и я отпрвился проведть Деллвуд, Кид и Уэйн. Они рзожгли н зднем дворе костер и бросли в огонь куски первого труп.

– Бросйте все, – велел я, – ив дом.

– В чем дело, сэр? – спросил Деллвуд. Румянец уже вернулся к нему.

– Видимо, он пришел не один, только что мы нткнулись н его приятеля, при жизни его звли Пончик. Он убил Тйлер. До рссвет лучше не высовывть нос н улицу.

Они не стли бзрить, не стли здвть вопросов. Они покидли осттки труп в огонь и нпрвились к дому. Я пошел з ними, озирясь по сторонм. Непонятно, куд подевлся Морли.

Оствшиеся в живых собрлись у фонтн. Когд я присоединился к ним, они толковли о Снэйке и Тйлере. Уэйн и Кид полгли, что второй покойник попл в точку и убил истинного злодея.

– Не уверен, – возрзил я. – Он пришел убивть и не удовлетворился Тйлером, только червячк зморил. Деллвуд, проверь двери. Питерс, есть еще входы в дом?

– Несколько.

– Возьмите с собой Чейн и Кид, проверьте все. Пок не рссветет, будем передвигться по трое.

– Кк? – не понял Чейн.

– Я думю, убийц рботет в одиночку, знчит, у нс все время будет численное превосходство – двое н одного.

– Ах вот оно что!

– Спроси ребят о той удвке, – нпомнил Питерс. Верно.

– Деллвуд, Уэйн, Кид, вы что-нибудь знете о кефх-душителях, в особенности об их ритульных шнурх для удушения?

Они нморщили лбы.

Деллвуд вернулся после поспешного обход дверей и, еще не отдышвшись, срзу спросил:

– О чем речь?

Я описл веревку, которую обнружил н шее Снэйк.

– Похожя штук есть в кбинете генерл.

Лицо Питерс прояснилось:

– Точно! Вспомнил. Я видел ткой шнурок в углу у кмин, среди всякого железного хлм и хлыстов.

Я тоже вспомнил хлысты, но, конечно, до сих пор я не обрщл н них внимния.

– Деллвуд, в следующий рз, когд будете тм, проверьте, не исчезло ли что. Спросите у генерл, откуд у него эт вещь, если ее нет н месте – куд он исчезл.

Деллвуд кивнул. Ненвижу небрежность и легковерие, но я просто не мог подозревть его. Мне кзлось, что он не способен н преступление. Если исключить еще Питерс: не псих же он, чтобы ннимть детектив, будучи виновным, выбор не ткой уж большой.

Остльные мыслили тк же. Чейн, Кид и Уэйн, беспокойно переглядывясь, стрлись держться подльше друг от друг: им стло тесно в одной комнте.

Питерс хотел было отойти.

– Подождите. Снчл еще один вопрос. С этими убийствми я совсем отвлекся от крж. Есть среди вс нркомны? Игроки? Ббники? – Эти пристрстия могли стть причиной воровств.

Они отрицтельно змотли головми.

– Ни Хокес, ни Снэйк, ни Тйлер? Трое з один день. Стрик будет недоволен моей рботой, хотя, если подумть, он ведь не охрнником меня ннимл.

– В Кнтрде не выжить, если не умеешь обуздывть свои пороки и желния, – скзл Питерс.

Д, првд. Хотя мест вроде Фулл-Хрбор – это нстоящий притон, рссдник пороков. Тм мы проводили нши редкие отпуск и свободные дни. Зто тм же мы узнвли, что почем в этой жизни, лишлись всех своих иллюзий.

Крент до сих пор не освободил Фулл-Хрбор, несмотря н требовния Слви Дурлейник. Срок его ультимтум истек. Очень скоро тм что-то произойдет, будет серьезня зврушк. Н этот рз у Слви не будет обычных преимуществ. Нелегко спрвиться с приготовившимся к обороне укрепленным городом, и взять его хитростью тоже не удстся. Вряд ли у Слви нйдутся друзья з крепостными стенми, среди его вргов – сильнейшие колдуны Кренты. С ними ему не совлдть.

Я не сомневлся – Фулл-Хрбор Дурлейнику не по зубм. Но попытться ему придется. Он слишком много звонил об этом, обртного ход нет.

Впрочем, сейчс нм не до осды Фулл-Хрбор. Мы тоже осждены, ужс подстерегет нс з стенми дом.

Групп Питерс рзошлсь по дому – проверить, не проник ли кто внутрь. Остльные по-прежнему, кк зпсные игроки, сидели у фонтн. Некоторое время молчли, потом я спросил:

– Деллвуд, что думешь делть после смерти генерл?

Он удивленно взглянул н меня.

– Никогд всерьез не думл об этом, мистер Гррет.

Трудно поверить. Я тк и скзл ему.

– Зря не веришь, Гррет, – хихикнул Уэйн. – Деллвуд у нс не от мир сего. Он не из-з денег торчит здесь, просто хочет зботиться о стрике.

– В смом деле? А почему торчишь здесь ты?

– По трем причинм. Деньги. Больше некуд девться. И Дженнифер. Женщины – моя любимя тем, но з последние дни это первя возможность посудчить о них.

– Генерльскя дочк?

– Он смя. Хочу зполучить ее. Что ж, честно и открыто.

– Кково мнение генерл?

– Понятия не имею, я не поднимл этого вопрос и не собирюсь поднимть до его смерти.

– А что вы собиретесь делть с вшей долей нследств?

– Ничего, пускй лежит. Зчем мне деньги, если я женюсь н Дженни? Резонно.

– Поэтому я не убийц, мистер. Мне незчем никого мочить, чтобы получить половину имуществ стрик.

Опять же резонно.

– А мнение Дженнифер? Он вроде бы не проявлял никкого интерес к Уэйну.

– Если честно, не скзть, что он от меня без ум. Но других предложений у нее нет и, похоже, не предвидится. Придет время – и он кпитулирует.

Смоуверенный млый, говорит, точно н все сто убежден – выйдет по его.

– Ты что об этом думешь, Деллвуд?

– Бог знет, сэр. Но кто-нибудь мисс Дженнифер все рвно пондобится.

– А ты чем не пр?

– Нет, сэр. Мне с ней не слдить. Я уж молчу о том, что не больно-то приятно иметь с ней дело.

– Д ну? – Я хотел было рсспросить его поподробней, но тут Уэйн вскочил и покзл пльцем в сторону черного ход.

З дверным стеклом мячил смутня тень. Вновь прибывший потряс дверь. Я принял его з Морли и не спеш пошел открывть. Пусть подождет.

Я был н полпути, когд пришелец прижлся лицом к стеклу. Я рзглядел полурзложившиеся черты труп и остновился.

– Еще один. Спокойно. Скорее всего он не сможет войти. Если все же войдет, не пускйте его дльше.

Я вернулся к фонтну, устроился поудобнее. Я был взволновн, но не испугн. Чего бояться? Ожившие мертвецы не тк уж опсны, если вы приготовились достойно встретить их.

Один з ночь – противно, но еще куд ни шло, больше…

Все н свете может быть и все бывет, но ходячих покойников мне рньше видеть не доводилось. Никогд не слышл, чтобы люди в действительности стлкивлись с ними. Я, конечно, не имею в виду вмпиров. Но вмпиры – другое дело. Это просто болезнь ткя, и они не по-нстоящему мертвы, они ни то ни се – не живые и не мертвые.

Кк бы то ни было, один труп – неприятно, дв – неприятно вдвойне, но три – это уж ни в ккие ворот не лезет. Нет, тут дело не просто в ненвисти и жжде мести.

Легенды глсят, что мссовое ншествие мертвецов могут вызвть лишь колдуны и чродеи.

– Гм. Скжи, Деллвуд, нет ли в округе ккого колдун? Хотя бы волшебник-любителя?

– Нет, сэр, – нхмурился он. – К чему вы клоните?

– Подумл, не позвть ли его н помощь, пусть уложит нших неугомонных приятелей в кровтку, – соврл я.

– Снэйк, – скзл Уэйн. – Он знл всякие ткие штуки. Его одн ведьм нучил. Было время, он от нее ни н шг не отходил, писл с нее портрет, вот он и выучил его своим фокусм. – Он зржл. Видно, фокусы были збвные. – Впрочем, бедняг Снэйк не особо преуспел в мгии.

– И он мертв.

– Верно. Кк говорится, нет человек – нет проблемы.

– Но… мозги у него крутились в эту сторону? В смысле, он думл кк колдун?

– Не понял.

– Слушй сюд. Я должен был встретиться с ним. Он собирлся нзвть мне убийцу. Кзлось, сомнений у него нет. Он должен бы принять меры предосторожности. Но, несмотря н его выучку, силу и осторожность, его убивют. А может, он допускл ткой вринт? Предположим, он хотел подстроить ловушку.

– И поплся.

– Слушй дльше. Говорят, убив колдун, ты нвлекешь н себя стршное проклятие. Допустим, Снэйк решил, что, если он будет убит, все убитые рньше восстнут и покрют злодея.

– Черт его рзберет, – проворчл Уэйн. – С этого психовнного ублюдк все стнется, мог и ткую свинью нм подложить.

Порой сверкние моего блисттельного ум ослепляет дже меня смого.

Пусть я прв. Следовтельно, ншествие мертвецов объяснено. Что дльше? Убийц, если только это не Тйлер, по-прежнему гуляет н свободе. До нового нпдения мы ничего не узнем.

Если у убийцы есть хоть кпля сообржения, он сбежит при первом удобном случе. Я верю в человек, в его рзум.

– Лдно, ребят, я смертельно устл и отпрвляюсь н боковую.

– Сэр! – зпротестовл Деллвуд.

– Ему не войти.

Однко он продолжл ломиться в дверь, нстойчиво, хоть и безрезульттно.

– Убийце, если он еще жив, крупно повезло. Теперь он все может свлить н Тйлер. Это и дурку ясно.

Я действительно чертовски устл, глз слиплись. Нет, поспть решительно необходимо.

– Всем спокойной ночи.

21

Я открыл дверь и срзу же обнружил Морли, преспокойно сидящего з моим письменным столом, водрузив н него ноги.

– Стреешь ты, Гррет, не можешь и одной ночки провести н ногх.

– Гм. – А что я вм говорил? У нс, детективов, мозг кк стльной кпкн и рекция просто молниеносня, з словом в крмн не лезем.

– Я слышл твое обрщение к прням, поручения рздл, ложись теперь, дрыхни.

– Вторую ночь не сплю. Кк ты вошел? Мы вроде все проверили и зперли.

– Верно, но штук в том, что я вошел рньше. Вы охотились н того мертвец, я поштлся немного кругом и зшел. Побродил по дому и поднялся сюд, когд струшенция-тролль нчл греметь горшкми.

– О! – Сегодня ночью я определенно не в удре. Или сегодня утром? Первые солнечные лучи уже зигрли н оконных стеклх.

– Я осмотрел кухню, проверил, чем тут кормят. Можно скзть, рди тебя, стрин, не щжу живот своего.

Я не стл уточнять. Кухрк отдвл предпочтение простым, тяжелым деревенским блюдм: мясо с подливкой, мучное – и все жирное. Хотя блюдо, которым он угощл меня в первый рз, могло понрвиться дже Морли.

Уходить он явно не собирлся, более того:

– Я думю, тебе нужен свой человек, и человек умелый, чтобы кк-то урвновесить силы.

– Угу? – Ничего лучшего в голову не пришло.

– Я осмотрю помещение и поищу комнту, куд они не зглядывют и где я могу зтиться, не рискуя переполошить весь мурвейник, и помочь тебе.

Помощь пришлсь бы очень кстти. Сотню вещей следовло сделть, но не доходили руки. Нпример, осмотреть потйные ходы, порыться в жилых комнтх. У меня не хвтло н это времени и, вероятно, не хвтит – н мне вечно висит что-нибудь неотложное.

– Спсибо, Морли. Долг з мной.

– Пок что нет. Но скоро сквитемся и тогд… – Он имел в виду пру-другую поручений, которые взвливл н меня рньше. Смое неприятное из них – я помог ему притщить к одному его недругу гроб с вмпиром. Он, конечно, не предупредил меня по вполне понятной причине – я откзлся бы. Я ничего не подозревл, пок вмпир не выскочил из гроб. Смо собой, в восторг я не пришел. С тех пор Морли рсплчивется со мной мелкими услугми.

– Введи меня в курс дел, чтобы я не изобретл велосипед.

Для нчл я высморклся.

– Холод меня доконет. Я нчиню трястись, кк овечий хвост.

– Диет, – изрек Морли. – Питйся првильно – и никогд не простудишься. Посмотри н меня. Я ни рзу в жизни не простужлся.

– Может, и тк.

Эльфы не подвержены простудм. Я дл Морли подобный отчет, кк будто рзговривл с Покойником. Рсскзывя, я не сводил глз со своего дружк. Стоит Морли зметить, что получется, будто он бескорыстно помогет мне, – он тут же придумет, кк извлечь из этого выгоду. Я зню его достточно хорошо и срзу змечю, когд он делет стойку. Первое, что может взбрести ему в голову, – кликнуть свою шйку и обобрть Стэнтнор до нитки. Это нетрудно. Знчительно трудней потом спстись от преследовний рзъяренных и жждущих твоей крови богтеев. Првд, не больно он их боится.

Вряд ли они стнут тк уж переживть из-з генерльского добр, суть в сословных интересх: нельзя допустить прецедент. Все военчльники, дмирлы, колдуны и чродеи примут учстие в крестовом походе против Морли и потребуют его примерной кзни.

– Итк, нлицо три рзных преступления, – подытожил Морли. – Воруют – рз. Вероятно, пытются медленно убить генерл – дв. Мссовые убийств – три. Воровством уже знимются, об этом у тебя голов может не болеть. Генерл… Мне и доктору необходимо осмотреть его. Что ксется другого убийцы, единственный путь – продолжть рсспршивть людей, смо собой, исключя подозревемых.

– Не учи ученого, Морли.

– Лдно, подумешь, ккой обидчивый. Я просто думю вслух.

– Ты соглсен, что Деллвуд и Питерс – мловероятные кндидтуры?

– Конечно. Стрик приковн к постели, и к тому же у него совсем никких мотивов. О генерле я дже не подумл.

– Кид стровт для ткого темп и недостточно силен.

– Возможно, хотя нпдть исподтишк и врсплох – обычное дело для убийцы, н это способен и пожилой человек.

– Пожлуй. Дльше Уэйн – хочет жениться н деньгх. И кто же остется?

– Чейн. – Жирный, оттлкивющий субъект. Я с первого взгляд почувствовл к нему неприязнь.

– И дочк. И, возможно, кто-то со стороны. Не говоря уж о тех, кто просто покинул дом, не пл от руки убийцы.

– Подожди-к, о чем ты?

– Предположим, Снэйк Брэдон вызвл трех. Где еще один? Кто он ткой? Что было нписно об этих людях в звещнии?

Я не помнил. Одного вычеркнули. Это я слышл. Но если кому-то полглсь чсть нследств, дже если он сейчс отсутствовл и все думли, что он ушел нсовсем или умер, – у него были веские причины и удобня позиция, чтобы совершить эти злодеяния, потом вернуться кк ни в чем не бывло.

– Кто бы ни убил Хокес, он нпрвлялся к дому.

– Ты потерял след. Верно.

– Если это сделл кто-то не живущий в доме, знчит, он не знет, что генерл сжег звещние.

– И продолжет свое черное дело. Опять же верно.

– Кто-то пытлся зрубить меня.

– Но это могло быть связно с другими преступлениями.

– Морли, отстнь, у меня и тк уже крыш едет от этой чертовщины. Он взглянул н меня и криво усмехнулся.

– Точно, рож у тебя преглупя.

– Я толкусь н месте и тороплю события. Когд нехорошие мльчики нервничют – они делют ошибки и сми себя выдют.

Морли хихикнул.

– Сообрзительный ты прень, Гррет. Что, если преступником был Тйлер?

– Зпросто.

– Кстти, кухрк. Он торчит здесь четырест лет, и ей вполне могло прийти н ум, что генерльское семейство обязно выделить ей кусок пожирней, чем стрик собирлся ей дть.

Что ж, может быть. Тролли – это другя рс, и голов у них устроен по-другому. Если кто-нибудь мешет троллю, он просто сметет неосторожного со своего пути.

– Кухрку видели в доме, когд был убит Хокес. Кроме того, дже если лошдь не свлилсь под ее весом, следы были бы в метр глубиной.

– Но может, он трвит стрик? Я пожл плечми.

– Средств и возможность у нее есть, но я не улвливю смысл. Он вырстил генерл, я скзл бы, что он по-своему привязн к нему.

– Ты прв, – фыркнул Морли. – Этк мы ни к чему не придем. Ложись-к биньки, я пойду поброжу.

– В спльню не зходи, – предупредил я. – Тм ловушк: топор для незвных гостей.

Я решил улечься н перине. Пол грдеробной чересчур жесткий. Может, потом переберусь.

Морли кивнул. Н лице его мелькнул улыбк.

– Пусть лучше к тебе нведется хорошенькя девчушк. Тк куд интереснее.

Что верно, то верно.

22

Кто-то нстойчиво стучл в дверь. Мне кзлось, я не спл – просто здумлся, однко з окном уже рссвело. Проклиня пришельц, я перевернулся н другой бок: не выношу, когд меня будят. Но проснулся.

Я продрл глз, потянулся, кк стря легвя, – и подскочил, будто мне в здницу булвку воткнули. Я увидел нечто невозможное, немыслимое.

Згдочно улыбясь, в спльню вплыл блондинк. Я выпучил глз, не в силх произнести ни слов.

Он присел н крешек кровти, посмотрел н меня. Спокойно тк вошл и сел – ничего с ней не случилось. Я поднял глз – мое зщитное приспособление н месте – тяжеленный топор готов упсть н голову любому, кто попдется в ловушку, и злить кровью полкомнты. Д, топор нготове, толку чуть: он открыл дверь, но устройство не срботло.

По спине у меня побежли муршки. А если бы это был не моя прелестня и згдочня поклонниц, кто-нибудь, преследующий несколько иные цели? Я вообрзил себя зрезнным в собственной постели, похожим н нколотого н булвку жук.

Пок я боролся с неприятными видениями и выкрбкивлся из постели, блондинк исчезл, не воспользоввшись, однко, дверью в коридор, в которую не перествл брбнить ккой-то невеж. Он прямо-тки вывел меня из себя.

Я собрлся с духом, прихвтил плку и пошел взглянуть, кто беспокоит меня в неурочный чс – не вжно, сколько сейчс времени н смом деле.

– Деллвуд! Н этот рз что стряслось?

– Ничего, сэр. Но сегодня утром вы собирлись к генерлу, сэр.

– Д. Извиняюсь. Тк рзосплся, все н свете позбыл и остлся без звтрк. Черт побери. Лдно, все рвно ндо сдиться н диету. Дйте мне десять минут привести себя в порядок.

Вояк с сомнением взглянул н меня: он, видно, сомневлся, что я упрвлюсь меньше чем з год.

– Д, сэр. Я встречу вс тм, сэр.

– Прекрсно.

Стреешь, Гррет. Лишь через полчс я через верхний этж прошел к генерлу.

Я недоумевл, куд подевлсь блондинк. Недоумевл, куд подевлся Морли – и почему я до сих пор не убрлся восвояси. Здешняя публик мне не по зубм. Кк бы то ни было, я не собирюсь жертвовть жизнью з истину и спрведливость. Слинять бы отсюд, через годик вернуться и посмотреть, кк обстоят дел.

Словом, нстроение у меня было приподнятое.

Деллвуд ждл в коридоре перед генерльской дверью. Он впустил меня. Повторился обычный ритул. Деллвуд вышел. Кид подбросил дров в кмин, тк что в комнте стло невыносимо жрко, и удлился вслед з Деллвудом. Я вспотел. Генерл приглсил меня сдиться. Я сел.

– Деллвуд ввел вс в курс дел?

– Вы о ночных событиях? Я в курсе. Кк вы думете, что происходит? И почему?

– Кк ни стрнно, кое-ккие сообржения у меня есть.

Я рсскзл ему о предложении Снэйк, об условленной встрече и кк я ншел его.

– Деллвуд предположил, что шнурок взят из вшего кбинет.

– Шнурок душителей? Д. У меня есть ткой, достлся в нследство от отц. Он имел дело с этой сектой в нчле век, когд был молоденьким лейтеннтом. Его нпрвили бороться с пиртми, они тогд совсем обнглели. В шйке одного зрввшегося бндюги кк рз были убийцы-душители. Шнурок влялся тм вместе с хлыстми.

Я проверил.

– Теперь его тм нет. Я ни кпельки не удивился, генерл тоже.

– Кто мог взять его?

– Кто угодно и в любое время: я много лет не прикслся к этому хлму.

– Кто знл о его существовнии?

– Все слышли мои бйки об отцовских приключениях. И о приключениях других Стэнтноров. После смерти сын я ничего не жду от будущего и утешюсь воспоминниями о слвных делх прошлого.

– Я понимю вс, сэр. Стрик просиял.

– Вы служили под его нчлом? Осторожно, Гррет. Не двй зговорить себе зубы.

– Нет, сэр. Но от ребят слышл о нем много хорошего. Это чего-нибудь д стоит.

Особенно учитывя, кк солдты обычно отзывются об офицерх.

– Д, д.

Душой он был уже в другом времени – более счстливом, во всяком случе, теперь оно кзлось счстливым: тк уж у нс мозги устроены – перекривют историю, кк им вздумется. Внезпно он очнулся. Видимо, прошлое было усыпно не только розми.

– Кошмрня ночь. Рсскжите мне об этих мертвецх.

Я изложил ему свою теорию, что их вызвл Снэйк.

– Возможно, – скзл он. – Весьм вероятно. Колдуны и не н ткое способны. Чернявк-Невидимк, был ткя подля ведьм, збвлялсь тем, что вооружл необученных солдтиков и ждл, что из этого выйдет.

Имя колдуньи ничего для меня ие знчило, я знл только, что теперь ее диковинный псевдоним взял себе другя ведьм. По-нстоящему ее зовут, кжется, Генриетт Слэдж.

– Что-нибудь конкретное вы можете доложить мне, мистер Гррет?

– Пок нет.

– Есть подозревемый?

– Нет, сэр. Все подозревемые. Мне не удется рзобрться в ситуции. Я еще недостточно хорошо зню людей.

Он взглянул н меня, словно хотел скзть, что ндо жить по военному девизу: с трудностями спрвляемся, не сходя с мест, с невозможным – через минуту.

– Что нмерены делть теперь?

– Осмотреться получше. Беседовть с людьми, пок не приду к определенным выводм. Ндо вытрясти из них првду. Ночью мне пришло в голову, что убийцей может окзться один из покинувших дом. Видимо, он нмерен кк ни в чем не бывло вернуться к чтению звещния.

– Нет. Все, кто последовл з мной после уход в отствку, подписли соглшение. Долю в нследстве имеют лишь оствшиеся в поместье.

Я потерял всякое увжение к стрику. Он подкупил их, связл договором, чтобы не остться в одиночестве. Он вовсе не был филнтропом, он был всего лишь жлким эгоистом. Внушительня внешность – лишь мск, з ней скрывется некто весьм неприглядный.

Я не стл бы нзывть это прозрением, но интуиция не обмнывл меня. Передо мной сидел низкий стрикшк, искусно прячущий свою подлинную сущность.

Я взглянул н него повнимтельней. Цвет лиц сегодня утром опять скверный. Улучшение прошло, стрик снов н прямой дорожке в д.

Не твое дело судить его, Гррет, одернул я себя.

Но потом нпомнил себе, что именно этим, восстновлением спрведливости, я и знят в днный момент.

Кто-то постучл в дверь. Я тк и не успел решить, имею ли прво осуждть генерл, он, видимо, собирлся опрвдывться.

– Войдите.

Деллвуд открыл дверь.

– Мистер Трп хочет видеть мистер Гррет. Генерл посмотрел н меня. Я пояснил:

– Это человек, которому я поручил зняться поиском пропвших вещей.

– Приведи его, Деллвуд. Деллвуд зкрыл дверь.

– Сюд? – удивился я.

– Вы опсетесь, что он скжет что-нибудь не преднзнченное для моих ушей?

– Нет. Я просто не хочу беспокоить вс.

– Ничего стршного.

Стрый черт хочет рзвлечься. Не больно ему интересно, что рсскжет Плоскомордый – просто одному неохот сидеть.

– Мистер Гррет, не зтруднит ли вс подбросить дров в кмин?

Проклятие, я-то ндеялся, он не зметит, что плмя стло не тким вулкническим. Похоже, единственным знятием Кид было поддержние огня.

Появился Плоскомордый с вещевым мешком. Двиглся он с изяществом пещерного медведя; в его лпище здоровенный мешок кзлся дмской сумочкой. Деллвуд, похоже, немного оробел. Н стрик мой приятель тоже произвел впечтление.

– Покжите его кухрке, – пошутил он. – Ей не устоять.

Первя потуг сострить з время моего присутствия в доме.

– Вы свободны, Деллвуд. Деллвуд вышел. Плоскомордый отер пот со лб.

– Что з черт, почему ты не откроешь это проклятое окно? А где твой стричок?

– Ну-ну, повежливей.

– Лдно.

– Что у тебя?

Приезд Плоскомордого меня удивил. Не ткие он получил деньги, чтоб чересчур усердствовть.

– Похоже, я ншел кое-что из укрденного.

Он вывлил содержимое сумки н письменный стол. Серебряные подсвечники. Не вздорожй серебро в последнее время, они не предствляли бы особой ценности.

– Это вши вещи, генерл? – спросил я.

– Проверьте подствки. Если вещи приндлежт ншей семье, внизу должно быть клеймо в виде морского коньк.

Я посмотрел. В смом деле, морские коньки.

– Вот и зцепк. Кк они к тебе попли, Плоскомордый?

У Плоскомордого, когд он рзговривет, голос почему-то стновится неестественно – для его гбритов – писклявым.

– Вчер вечером у Морли в ресторне потолковл с прнями, – поведл он. – Они жловлись, что дел плохи. Посидели, поболтли о том о сем, ну знешь, кк это бывет. Потом один из прней спросил, нзнчено ли вознгрждение з эти вещи. Морли мне о вознгрждении ничего не скзл. Ну я тк и говорю: «Может д, может нет, ты что-нибудь знешь?»

– Нельзя ли покороче?

– Окзлось, он знет кое-кого из скупщиков, которых я не зню. Они инострнцы. Сегодня утром я нведлся к одному. И срзу же нпл н эти подсвечники. Немного поговорили, я ему пригрозил, он в долгу не остлся. Я нмекнул, что он вроде бы ни с кем из воротил не связн, я, тк уж случилось, лично знком с смим Чодо. Не хочешь ли, говорю, улдить это дельце? А он вдруг стл ткой поклдистый. Короче, одолжил мне подсвечники, но я обещл вернуть их.

Знчит, тк он и сделет. Если же генерл попытется згрбстть свое добро, Плоскомордый пойдет нпролом – он свое слово держит.

– Лдно, получишь нзд. Скупщик может опознть вор?

– Все вещи куплены оптом, у другого инострнц. Мой знкомый готов продть его имя.

– Вы следите, генерл?

– Я понял тк – тот скупщик крденого купил подсвечники у другого скупщик. З определенную мзду первый готов выдть второго.

– Все тк.

– Выбейте из него это имя.

– Не годится, генерл. Он предлгет честную сделку, и мы должны ответить тем же.

– Вести переговоры с преступникми, кк с порядочными людьми?

– Вы всю жизнь провели с бндитми с Холм. Но вы же не брыклись и игрли по их првилм. Сейчс у нс есть зцепк. Мы можем сегодня же покончить с делом о воровстве. Плоскомордый, сколько он хочет?

Я привык просчитывть несколько ходов вперед. Скупщик крденого без связей? Ему пондобятся друзья. Его бы прилскть, приручить – в один прекрсный день он может окзться полезным. Если остнется жив. Никто не боится скупщиков крденого, но Морли Дотс и Чодо Контгью боятся все, Плоскомордый нзвл цену, он окзлсь невысокой.

– Выгодня сделк, соглшйтесь, генерл. Подумйте, нсколько больше вы можете потерять, пождничв из-з нескольких монет?

– Возьмите у Деллвуд: кзной зведует он.

Генерл изрядно подндоел мне, и я ухвтился з возможность покинуть его общество.

– Я позбочусь об этом, сэр.

Нверное, Стэнтнор почувствовл мое нетерпение, он промолчл, но н лице его отрзилсь боль.

Я никогд рньше не видел ткого выржения н лицх стриков, я мло имел с ними дел. Но тк же выглядят дети, когд понимют, что взрослым некогд возиться с ними.

У меня зщемило сердце. Я ведь считл себя слвным прнем, сейчс почувствовл себя виновтым. И откуд только берется это отвртительное чувство? Вот почему я звидую Морли: он-то никогд не чувствует вины. Он делет что хочет или что должен и недоумевет, чего мы волнуемся, почему порой тк нелепо ведем себя?

23

– Стрик плохо выглядит, – зметил Плоскомордый. – Что с ним?

– Не зню. Ты поможешь мне выяснить.

– Что я должен сделть?

– Деллвуд, генерл велел дть моему другу денег н покрытие дополнительных рсходов. Сколько тебе, Плоскомордый? Я дл ему шнс окупить поездку. Но он не ухвтился з эту возможность и почти не звысил цену.

– Двдцть. – Прень пытлся вздуть цену, но я здл ему трепку.

– Узнй имя, потом нйди смого покуптеля. Хорошо? Но это еще не все – рздобудь где-нибудь лекря и притщи сюд.

– Лекря? Вот те рз. Зчем тебе лекрь?

– Осмотреть генерл. У стрик зуб н всех врчей, единственный выход – одурчить его. Этим ты и зймешься. Идет?

– Рсходы н тебе.

– Поторопись.

– Слушю и повинуюсь.

Трп был слишком прост и не стл бы иронизировть, но в голосе его мне послышлсь нсмешливя нотк.

Деллвуд принес двдцть монет, и Плоскомордый отпрвился в путь. Я проводил его до прдного и увидел, кк он сел в коляску. Вероятно, он ее позимствовл у Светерт, ншего общего друг. Я остлся недоволен рсточительностью Трп. Стрик выдл мне неплохой внс, однко я не предполгл, что рсходов будет тк много.

Деллвуд присоединился ко мне.

– Могу я спросить – зчем это все, сэр?

– Спросить можете, но я не отвечу. Чсть моего плн – и все. Вы рсскжете генерлу, что я приглсил доктор?

Он подумл.

– Нет, сэр. Это необходимо. Несмотря н вчершнее улучшение, генерл быстро угсет. Сейчс он прикидывется молодцом, но ночь был тяжеля. Если удстся одурчить его… Я, кк сумею, поддержу вс.

– Мне пондобится помощь: дел сегодня по горло. – Кких дел? Я и см толком не знл. – Я дм вм укзния попозже, но до возврщения Трп.

– Очень хорошо, сэр.

Мы рсстлись. Я отпрвился нверх взглянуть, не у меня ли Морли. Пор ему вступить в игру. Дойдя до верхнего блкон, я зметил свою подружку в белом. Я мхнул ей рукой – кк ни стрнно, он ответил тем же.

Морли в комнте не окзлось. Это в его духе – исчезнуть именно тогд, когд он мне нужен. Болвн. Я зхвтил пльто и вышел.

Крсотк стоял н том же месте. Он не смотрел н меня. Я решил попытть счстья еще рзок. Стрясь не шуметь, я поднялся нверх, осторожно спустился. Х! Все еще здесь.

Но… Вообржение сыгрло со мной злую шутку. Это был не блондинк. Это был Дженнифер в белом плтье, но не в тком, ккое носил белокуря крсотк. Когд я подошел, он грустно улыбнулсь.

– В чем дело? – спросил я.

– Тк… – Он вздохнул и оперлсь локтями н перил. Я остновился неподлеку, но не слишком близко. Внизу герой продолжл свою смертельную схвтку с дрконом. Чейн прошел мимо, не взглянув н них. Я посочувствовл витязю: мы, герои, нервнодушны к плодисментм.

Я ответил Дженнифер ни к чему не обязывющим, но поощряющим душевные излияния звуком: «гмм».

– Я очень безобрзн, Гррет? Я взглянул н нее. Нет, он отнюдь не безобрзн.

– Не очень. – Не он первя. Я знвл нескольких столь же великолепных женщин, которые были менее уверены в своей привлектельности, чем любя дурнушк. -Только мертвец или совершенный чурбн может не зметить вшей крсоты.

– Спсибо. – Дженнифер чуть-чуть оттял, н губх мелькнул улыбк. Он подвинулсь поближе ко мне. – Ты добр. – Он помолчл. – Никто не змечет меня, не змечет, что я женщин.

Кк объяснить, что дело не во внешности? Дело в душе. Он крсвиц, душ у нее, кк у пучихи «черня вдов». Никк не объяснишь. Придется присочинить, инче не избежть взрыв, он просто возненвидит меня.

Дже стоя совсем близко к Дженнифер, я не ощущл ничего. Ее привлектельность не возбуждл.

Эге, все ли с тобой в порядке, стрик?

– Ты не змечешь меня.

– Очень дже змечю. – Рзве что слепой крот мог не зметить ее. – Но я несвободен. – Ткое объяснение всегд сгодится.

– О! – В этом возглсе прозвучло уныние. Верно – уныние. В унынии прошл и проходит ее жизнь. Уныние – бездн, способня поглотить все н свете. – Кк ее зовут?

– Тинни. Тинни Тейт.

– Он хорошенькя?

– Д.

Моя рыженькя под стть Дженнифер. Высший клсс. Но у нс мсс проблем, и одн из них – мы зшли в тупик. Это нзывется «не могу – жить – с тобой – и – не могу – без – тебя». Мы недостточно доверяем друг другу, чтобы рискнуть взвлить н себя ккие-либо обязтельств.

Другое дело Мйя… Хотя он тк чсто повторял, что мы поженимся… Может, я просто свыкся с этой мыслью… Однко я не перествл гдть, чем он знимется теперь, пытлся следить з ней, словом, допускл, что не все еще кончено между нми.

– Гррет! Очнитесь.

– Я здумлся о Тинни. И потом… это место… этот дом.

– Не извиняйтесь. Я здесь живу. Я зню. Это печльное место. Обитель призрков несбывшихся ндежд и мечтний. Некоторые из нс живут прошлым, остльные будущим, которое никогд не нступит. Нс объединяет только кухрк, но он живет вообще в другом измерении. – Девушк не столько рзговривл со мной, сколько думл вслух. – Знешь, Гррет, перед домом проходит дорог, до нее не больше мили, рукой подть. Он ведет в Тнфер, в Кренту, в мир. Но я с четырндцти лет не выходил з ворот.

– Сколько же тебе сейчс?

– Двдцть дв.

– Что держит тебя?

– Только я см. Я боюсь. Все, чего я хочу, – тм, з воротми. Но я боюсь выйти и увидеть, пощупть это. Когд мне было четырндцть, кухрк взял меня в город н летнюю ярмрку – больше я никогд не выезжл з пределы имения. Мне очень хотелось поехть, но город ужснул меня.

Стрнно, большинство крсивых женщин не испытывют в жизни никких зтруднений: все и всегд рды прийти им н помощь.

– Я зню свое будущее. Оно пугет меня. Я подумл, что он имеет в виду Уэйн. Я бы тоже волновлся, доведись мне стть целью столь тщтельно продумнной осды.

– Я остнусь здесь, в своих влдениях, и буду постепенно преврщться в сумсшедшую струху, пок дом не обвлится и не погребет нс с кухркой. У меня никогд не хвтит смелости позвть рбочих отремонтировть его: я боюсь чужих людей.

– Это непрвд, все будет совсем не тк.

– Тк. Мне исполнилсь неделя, судьб моя уже был предрешен. Если бы мм не умерл… Хотя он вряд ли что-нибудь изменил бы. Он см, нсколько я слышл, был стрнной женщиной. Отец – Повелитель Огня, мть – Влдычиц Бурь, он выросл в столь же леденящей обстновке. Родители обручили ее с моим отцом, до свдьбы они не встречлись, однко пп любил ее. Ммин смерть причинил ему жгучую боль. Он никогд не упоминет о ней, но хрнит в спльне ммин портрет, лежит иногд и чсми смотрит н него.

Что я мог ответить? Тут не поможешь, не утешишь.

– Я собирюсь прогуляться. Не хочешь ли взять шль и пройтись со мной?

– Н улице холодно?

– Не очень.

Зим еще пыжилсь, тщетно пытясь спугнуть пробуждвшуюся от спячки природу. Мне приятно было видеть ее бессильные потуги: терпеть не могу зиму.

– Хорошо, соглсн.

Он оттолкнулсь от перил и пошл по лестнице вниз, в свои покои. Я потщился следом. Дженнифер не противилсь, пок мы не подошли к ее двери. Тут он знервничл: ей явно не хотелось пускть меня внутрь.

Лдно, н этот рз я готов оствить ее убежище не оскверненным. Я отступил в коридор.

Рньше я сомневлся, не лишен ли Дженнифер обычного женского кокетств, но теперь сомнения рзвеялись кк дым. Он вернулсь буквльно через минуту. Никогд не встречл девушки, которой н перемену тулет требовлось меньше получс. Он упрвилсь в один момент, ндел очень простое, военного покроя зимнее пльто, которое удивительно шло ей, подчеркивя крсоту лиц. Я дже вздрогнул: подумть только – ткя прелестниц пропдет ззря в этой темнице! Ее лицо, прекрсное, кк полотн великих художников, следовло выствить в музее, чтобы все могли любовться им.

Мы спустились в холл, прошли мимо ее предков Стэнтноров, взирвших н нс с мрчным неодобрением. Уэйн тоже недовольно зыркнул н меня: нверное, решил, что ему пытются перебежть дорожку.

Я ошибся: было не тк уж тепло. Со времени отъезд Плоскомордого холодный, пронизывющий ветер усилился. Но Дженнифер, кзлось, не змечл непогоды. Мы сошли с крыльц, и я повел ее по той же тропинке, по которой шел прошлой ночью с Чейном, Питерсом и Тйлером.

– Тебе хотелось бы побывть в городе? Это можно было бы устроить.

Я имел в виду поручить ее Плоскомордому. Он мстерски умеет обрщться с женщинми, хотя см зпдет лишь н совсем мленьких, росточком не больше пяти футов.

– Если ты пытешься спсти меня, не трудись: слишком поздно.

Я не ответил – мое внимние было приковно к оствленным ночью следм.

– Сегодня я видел нечто стрнное. – Дженнифер резко сменил тему. – Я видел незнкомого мужчину. Я поднялсь нверх, тм ты меня и ншел, но его уже не было.

Должно быть, Морли.

– Нверняк это квлер моей блондинки.

Дженнифер сердито посмотрел н меня – в первый рз, с тех пор кк мы вышли из дому, он поднял глз.

– Смеешься ндо мной?

– Не нд тобой. Скорей нд ситуцией в целом. Я снов и снов вижу женщину. Никто больше не видит ее. Более того, никто не допускет, что он действительно существует. А теперь тебе тоже являются привидения.

– Я видел его, Гррет.

– Не спорю.

– Но ты не веришь мне.

– Не верю и не не верю. В моем деле – первое првило: допускть любую возможность.

Второе – помнить, что все тебе лгут.

Он вроде бы удовлетворилсь этим ответом и н некоторое время змолчл.

Мы подошли к месту гибели Тйлер. Его тм не было, мертвяк тоже. Я пошрил кругом, пытясь понять, что же случилось. И не понял. Ндеюсь, Питерс и прочие домочдцы помогут рзрешить згдку. А выяснить это необходимо.

Дул пронизывющий ветер, небо было серым, трв пожухлой, дом Стэнтноров нвисл нд нми кк воплощение безысходной тоски. Я взглянул н фруктовые деревья, протянувшие к небу голые ветки. Для них скоро нступит весн, для них, но не для хозяев дом.

– Ты тнцуешь? – спросил я. – Двй устроим тнцульку в вшей обители сбель.

Дженнифер попытлсь поддержть шутку, но у нее ничего не вышло.

– Не зню, не пробовл.

– Эге! Это мы испрвим, мы еще зствим тебя улыбнуться.

Он помолчл с минуту, потом снов огорошил меня:

– Я девственниц, Гррет. Вообще-то я тк и думл, но зчем сообщть об этом мне?

– Когд ты появился у нс, я подумл – вот мужчин, который изменит это. Но я ошиблсь, првд?

– Я, я вроде бы…

– Питерс предупреждл меня…

– Он говорил о моей репутции? Д, обо мне много болтют, дым без огня не бывет. Но то, чего ты хочешь, Дженнифер, это непрвильно. Не тк все должно быть.

Осторожно, Гррет, осторожно. Черти в ду – просто кроткие овечки по срвнению с оскорбленной женщиной.

– Не ндо делть это только потому, что тебе ндоел девственность. Любовью ндо знимться, только когд ты уверен – ты хочешь именно этого. Когд ты с кем-то особенным, очень вжным для тебя и хочешь рзделить с ним нечто необычное, чудесное.

– Проповедь мне может прочитть и кухрк.

– Извини. Я просто пытюсь объяснить тебе. Ты привлектельня девушк. Я мло встречл тких крсвиц. О тких люди вроде меня могут только мечтть. Я б мигом обслужил тебя, будь я из тех прней, которые используют женщину, потом отбрсывют ее кк обглоднную кость. Им и дел нет до ее стрдний.

Похоже, мои доводы подействовли. Уверяю вс, все это крсноречие и мневрировние длось мне не дром и всколыхнуло в душе стрины Гррет мссу противоречивых чувств.

– Понятно. Это твой способ быть добрым.

– Верно. Познкомьтесь, мистер Слвный прень. С трудом удерживюсь, чтобы не поглдить себя по головке.

Он окинул меня внимтельным взглядом.

– Извини, тебе, конечно, от моего остроумия проку мло.

Теперь я шел по следу мертвец, медленно поднимясь н небольшой пригорок – к семейному клдбищу. Дженнифер, похоже, ничего кругом не змечл. Шгов через пятьдесят он остновилсь.

– Можешь ты сделть для меня одну вещь?

– Конечно. Дже то, о чем мы говорили, если когд-нибудь это окжется првильным. Он нтянуто улыбнулсь.

– Потрогй меня.

– К-кк? – поперхнулся я, рстеряв все свое блестящее остроумие.

– Потрогй меня.

Что з черт?

Я прикоснулся к ее плечу. Он поймл мою руку, схвтил и прижл к своей щеке. Я нежно поглдил ее. Никогд еще я не кслся кожи столь шелковистой.

Дженнифер здрожл – и это был нехорошя дрожь. Глз ее нполнились слезми. Он отвернулсь, не зню уж, от смущения или от стрх. Потом опять повернулсь ко мне. Мы двинулись дльше, подошли к невысокой клдбищенской огрде.

– Это для меня почти то же смое, – скзл он.

– Что?

– Никто до сих пор не трогл меня. Во всяком случе, сколько я себя помню. Кухрк, нверное, трогл, когд пеленл и что тм еще делют с млденцми.

Н мгновение я точно окменел, уствившись н зловещее строе здние. У, проклятый холодный дом!

– Иди сюд.

– Что?

– Просто иди сюд.

Дженнифер подошл ближе – и я крепко обнял ее. Он был жесткя, кк чугунный столб. Я подержл ее, потом отпустил.

– Еще не поздно нчть. Кждому необходимо, чтобы его время от времени трогли и лскли. Кждому человеку.

Я понял, чего он добивлсь. Дело не в девственности, и секс тут ни при чем. Возможно, он не сознвл этого до конц, но ей предствлялось, что секс – цен, которую придется зплтить з нечто действительно нужное.

Сколько рз Морли твердил, что кк дело коснется клек и прочих ущербных, я стновлюсь совсем простчком! Столько рз, что и не сосчитть. И он прв – если только у простчк может возникнуть потребность облегчить чужие стрдния.

Я перешгнул через огрду и подл руку Дженнифер. Перелезя, он зцепилсь з огрду подолом и тихонько чертыхнулсь. Плтье было явно не преднзнчено для згородных прогулок. Я поддержл ее, пок он отцеплял подол, осмотрелся. Взгляд мой упл н ндгробный пмятник, более новый, чем остльные, но ткой же незтейливый. Просто грнитня плит с именем: Элеонор Стэнтнор. Дже дты нет. Дженнифер остновилсь рядом.

– Моя мть.

И все? Это и есть место успокоения женщины, чья смерть перевернул, перекорежил столько жизней и превртил дом Стэнтноров в дом рзбитых сердец? Я, рзумеется, не думл, что генерл построил хрм в честь своей жены. Ведь ее мвзолеем, ее пмятником стл дом. Обитель несбывшихся ндежд.

Дженнифер снов вздрогнул, придвинулсь ближе. Я обнял ее. Дул пронизывющий ветер, небо было серым, кругом – могилы. Мне тоже хотелось прижться к кому-нибудь.

– Я передумл. То есть отчсти передумл. Проведи эту ночь со мной. – Я не стл ничего объяснять. Он тоже промолчл, только нпряглсь еще больше.

Это был просто порыв. Есть у меня слбинк – не могу спокойно смотреть, кк человек стрдет.

Может, ткя штук – крм – все-тки существует. Блгие деяния нши порой вознгрждются. Мелочь, кзлось бы, но порыв этот спс мне жизнь.

24

Мы постояли молч, глядя н могильный кмень.

– Ты много знешь о своей мтери? – спросил я.

– Только то, что скзл тебе: кухрк мне больше ничего не говорил, отец – вообще ничего. После ее смерти он уволил всех, кроме кухрки. Тк что не остлось никого, кто мог бы рсскзть мне о мме.

– А о ббушке с дедушкой ты что-нибудь слышл?

– Никогд. Дедушк Стэнтнор умер, когд я был совсем мленькой. А ббушк – когд отец был еще мльчишкой. О ббушке и дедушке с мтеринской стороны я не зню ничего, кроме того, что они были Влдычиц Бурь и Повелитель Огня. Кухрк не рсскзл мне, кем именно они были. Думю, они плохо кончили, и поэтому он решил, что лучше мне остться в неведении.

Аг! В мозгу у меня словно колокольчик звякнул. Излюбленное рзвлечение ншего првящего клсс – устривть зговоры с целью зхвтить трон. Последнее время зговоров не случлось, но рньше, бывло, мы меняли королей кк перчтки. Однжды з год их сменилось три штуки.

Большя шумих поднялсь, когд мне было лет семь-восемь. Дженнифер родилсь примерно в то время. Преступный сговор рскрыли. Выяснилось, что змышлялись ужсные злодеяния, и их предполгемя жертв пришл в прведное негодовние. Ни о кком «прощено – и збыто» не могло быть и речи. Зговорщиков снчл повесили, потом изрубили н куски, головы и тел их рзбросли в рзные стороны, руки и ноги провезли по всему королевству и зкопли н перекресткх дорог. Их огромные поместья были конфисковны. В то время никому не хотелось окзться дже в смом дльнем родстве с преступникми.

С моего шестк ужсно збвно смотреть, кк вжные господ гоняются з собственным хвостом, и вдруг – оп! – хвост прищемило дверью. Может, это двойное срвнение не из удчных, но вы поняли, что я хотел скзть. Когд случются зврушки, сторонние нблюдтели ндеются, что всякие тм пртии и группировки сожрут друг друг или смих себя и жизнь нконец нлдится. Не тут-то было. Они выбирют худший из возможных вринтов и н этом успокивются.

Выяснить, кто были дедушк и ббушк Дженнифер, не соствит труд.

– Хочешь узнть что-нибудь о них? Для тебя это вжно?

– Нет. Жизни моей это не изменит. Они меня бсолютно не интересуют. – Он помолчл. – В детстве я чсто мечтл о них. Мечтл, что они явятся и зберут меня домой, в свой дворец. Ведь н смом деле я, конечно, принцесс. Они спрятли нс с ммой в этом доме от вргов, но случилось что-то непредвиденное. Нпример, они збыли, где нходится нше убежище. Не зню. Никогд не могл понять, отчего они не приходят, но уверил себя, что в один прекрсный день они все-тки появятся.

Обычные детские вымыслы. Однко…

– Вполне вероятно, ты не ошиблсь. В то время в стрне было неспокойно. Возможно, твою мть выдли змуж, чтобы укрыть от вргов. После смерти ее родителей остлся лишь один человек, который знл, кто он: твой отец.

– Невероятно.

– Я в то время был ребенком, но все помню. Зговорщики пытлись убить короля. Попытк сорвлсь. Король пришел в ярость. Погибло множество людей, среди них и невинные.

Ложь во спсение. Пусть себе думет, что ее дедушк с ббушкой были лишь щепкми, летящими, кк известно, когд рубят лес.

Он невесело рссмеялсь.

– Вот оно что! Выходит, в моих детских фнтзиях был крупиц истины.

– Тебе в смом деле неинтересно? Я мог выяснить все очень просто – стоило лишь порыться в рхивх. Игр стоит свеч, если это скрсит жизнь Дженнифер.

– Нверное, немножко интересно.

– В тком случе я рзузню. Я двинулся дльше. Он следом, целиком погрузившись в собственные мысли, не обрщя н меня внимния. Я вернулся к оствленным мертвецми следм. Мы почти вышли н дорогу, и только тогд Дженнифер осознл, что по-прежнему удляется от дом.

Не стнь тропинк слишком уж неровной, девушк тк бы и не очнулсь.

– Куд мы идем?! – В голосе ззвучл пник. Глз дико блеснули. Он озирлсь, кк человек, зстигнутый врсплох н вржеской территории. Только крыш дом немного виднелсь из-з пригорк, н котором нходилось клдбище. Стоит нм выйти н дорогу, скроется и он.

– Я иду по следу существ, удостоившего нс своим посещением прошлой ночью. – Н смом деле в высокой трве я нсчитл уже три след. Но ни один не вел нзд. Это смутило меня: ведь рспрвились мы только с двумя. – Думю, они вышли из того болот, что неподлеку отсюд.

– Нет уж, двй вернемся.

Он кк будто боялсь, что мертвец внезпно нбросится н нс из-з куст. И опсения ее были небезосновтельны. Эти ходячие покойники вели себя не по првилм. Кто знет, может, и дневной свет им прегрд? Я же не сообрзил взять с собой оружие и теперь не был готов к встрече с ними.

Но я не особо волновлся: н свету им не подкрсться незмеченными.

– Ни о чем не беспокойся. Все будет хорошо.

– Я возврщюсь, иди туд, если хочешь… – он скзл «туд», будто это знчило «н тот свет», – иди.

– Твоя взял. Все болот в конечном счете одинковы, н островх я достточно ими нлюбовлся.

Дженнифер уже припустил к дому. Мне пришлось бежть рысью, чтобы догнть ее. Он вздохнул с облегчением.

– Все рвно уже пор н ленч. Он прв. Кроме того, ндо нйти Морли и договориться, что будем делть, когд вернется Плоскомордый.

– Спсибо, Дженнифер, я из-з своего легкомыслия уже сколько рз опздывл.

Мы прошли прямо н кухню и принялись з еду. Все с любопытством поглядывли н нс: прознли уже о ншей прогулке. Все истолковли это по-рзному, но никто ничего не скзл, хотя у Уэйн в зпсе нверняк был прочк теплых слов.

Питерс собрлся уходить.

– Где я смогу вс нйти? – остновил я его.

– В конюшне. Пытюсь зменить Снэйк. – Вид у сержнт был недовольный.

Подобня рботенк и меня не привел бы в восторг.

– Я зйду к вм. Здм пру вопросов.

Он кивнул и вышел. Ккое-то время я подлизывлся к кухрке – помогя убирть со стол. Они с Дженнифер почти не рзговривли, тк, мямлили что-то. Но кухрк никогд ничего не скжет в присутствии третьего лиц. Порзительня женщин!

Я ндеялся, что Дженнифер не будет тскться з мной постоянно. Но он не отствл. Подбирй после этого несчстненьких. Стоит один рз поглдить собчонку, потом не отвяжешься. Простчок я, Морли прв.

Кстти, нужно увидеть его и определиться с плнми н день. Я пообещл кухрке вернуться и поднялся нверх в ндежде зстть Морли у себя. Дженнифер плелсь следом и отлипл, только поняв, куд я иду: испуглсь, видно, моей дурной репутции.

Я попрощлся с ней и, пок не скрылся з дверью, сохрнял н лице смое простодушное выржение.

Морли не было. Дже и не пхло. Стрнно. Я был оздчен. Морли, конечно, тот еще гусь, но, кк првило, связь держит.

Я пережил несколько неприятных минут, вообржя, что он попл в зсду и лежит где-нибудь мертвый. Жуткя мысль. Предствьте себе: друг ввязлся в дело исключительно рди вс – и погиб! Но Морли слишком высокого клсс профессионл, он бы не поплся в ловушку. Он совершет ошибки, но другого род. Нпример, когд врывется рзъяренный муж, бедняжк Морли может окзться в неудобном положении и не в состоянии ему достойно ответить.

Я быстренько прикинул, сколько остлось до возврщения Плоскомордого, и решил, что спрвлюсь без Морли. Придется Черному Питу потрудиться.

Я нкинул пльто, проверил, н месте ли мое сигнльное устройство, и отпрвился в конюшню.

Нпрсно я озирлся по сторонм в поискх прелестницы-блондинки. Н глз мне поплся лишь Кид. Он стоял н блконе четвертого этж зпдного крыл и мечтл, кк он будет прогуливться здесь после смерти.

Кид близко общется с генерлом. Ндо бы с ним потолковть. Вдруг удстся выведть, кто может желть смерти стрик.

25

Я просунул голову в дверь конюшни, но Питерс не увидел. Две лошди с усмешкой смотрели н меня, словно думли: «Аг, нш чс пробил».

– Догдывюсь, чего вм не хвтет, – скзл я им. – Четкого плн действий. Но мы с генерлом зключили сделку: он зплтит мне лошдьми. И смых нхльных я отпрвлю н живодерню – пусть с вс тм шкуру сдерут.

Не зню, зчем я это скзл. Полня чушь, рзумеется. Они не приняли мои слов всерьез. Интересно, почему при виде лошди я всегд глупею.

– Питерс, вы здесь?

Я нчл волновться: слишком многие уже погибли.

– Я здесь, – отозвлся он из дльнего угл.

Тм было темно, поэтому я стрлся передвигться осторожно, хоть и не допускл, что Питерс змешн в злодеяниях.

– Проклятый Снэйк, нверное, все время тртил н возню с крскми. Он месяцми не убирл здесь. Посмотри, что делется.

Я посмотрел. И сморщил нос. Питерс вилми бросл н стоявшую рядом тележку нвоз и грязную солому.

– Я мло что в этом смыслю, но, по-моему, нвоз н поля вывозят не в это время год.

– Отстнь. Мне ндо вывезти дерьмо и вычистить помещение. – Он пробормотл несколько крепких ругтельств по дресу Снэйк и его предков. – А хлопот у меня и без того хвтет. Почему бы тебе, Гррет, пок свободен, не взяться з вилы и не помочь мне немного?

Я повиновлся, но думю, толку от меня было кот нплкл. Мне всегд везло, дже в рмии: я не выполнял черной рботы и не ухживл з лошдьми.

– Кстти, зчем я пришел. Я ншел прня, который купил укрденные вещи. Мой помощник приведет его сегодня днем.

Питерс перестл рботть и пристльно посмотрел н меня. Впрочем, особого впечтления мое сообщение н него не произвело.

– Знчит, кое-что ты все же делешь. А я уж нчл думть, что ты и вовсе лентяй, только мозги Дженнифер пудришь.

– Ничего подобного. Не мой тип, – отприровл я. Сержнт зметил мой тон и сменил тему.

– Ты пришел просто сообщить мне новости?

– Нет, мне нужн вш помощь. Мой помощник приведет еще и врч.

– Ты хочешь, чтобы я отвлекл стрик, пок докторишк будет его осмтривть?

– Я хочу, чтобы вы вышли н дорогу встретить их и объяснили доктору, что к чему, то он, пожлуй, сбежит, не взглянув н стрик. Хотя я не возлгю н него больших ндежд: без подробного осмотр трудно делть выводы.

Питерс неутомимо згружл нвоз н тележку и ворчл что-то себе под нос.

– Когд они придут?

Я прикинул, сколько зймет дорог туд-обртно. Проволочек Плоскомордый не допустит. Он ухвтит их. з шиворот, в охпку – и сюд.

– Чс дв еще есть. Хорошо бы, чтоб прня больше никто не видел. Пусть это будет сюрприз.

– Не отлынивй, – буркнул Питерс. Я взялся з вилы.

– Я все устрою, – скзл он. – Но снчл ндо взглянуть н стрик. Тм вечно что-то случется.

– Для меня это очень вжно.

– В смом деле?

– Может, рсследовние сдвинется нконец с мертвой точки и куд-нибудь д придет.

– Ты всегд был оптимистом.

– Вы не соглсны?

– Нет. Ты имеешь дело не с зурядными преступникми. Эти себя не выддут, не зпникуют. Будь осторожен.

– Я осторожен. Он опустил вилы.

– Продолжй рботть. Пойду узню, кк дел.

Я посмотрел ему вслед и усмехнулся. Уши Питерс торчли, кк ручки у кувшин.

Я еще чуть-чуть побросл нвоз и плюнул. Не в конюхи готовил мм-Гррет своего любимого сын.

Я отошел шгов н десять, и тут в голову мне пришл одн мысль. Я вернулся нзд, в логово Снэйк Брэдон, покрутился тм минут пять, посветил лмпой во все углы. Тело Снэйк исчезло. Куд они его дели? Свежей могилы н клдбище не было.

Черт! Збыл спросить Питерс о Тйлере и мертвеце. Мне недостет дотошности Покойник, я теряю бдительность, здумывюсь о посторонних вещх, копюсь в собственных переживниях и вообще недостточно внимтелен. При Покойнике я не позволял себе рспускться, он зствлял меня рботть четко, точно по списку, номер з номером.

Ничего, я нверстю упущенное. Пусть я не успел встретиться со Снэйком, это не знчит, что он не сможет мне кой-чего порсскзть. Спсибо Покойнику – он меня ндоумил. Стоит сосредоточиться, и вещи зговорят, хочется им того или нет. Итк, з рботу, Гррет.

Тем же смым я знимлся, когд мы ншли Снэйк, и ничего не обнружил. Но н этот рз я зметил зляпнный крской стол, н который рньше не обрщл внимния. Я вообще кк-то упустил из виду эту сторону деятельности Снэйк.

Кухрк нзывл Снэйк генильным художником, мне рсскзывли, что он писл портрет колдуньи Чернявки-Невидимки. Теперь я видел перед собой нглядные докзтельств того, что он не бросил рисовть и рисовл помногу.

Но это не вязлось с прочими сведениями о Брэдоне. Художники живут нхлебникми при господх с Холм. Не вжно, нсколько они тлнтливы, ткой рботой не прокормишься. Брэдон я не воспринимл кк художник именно потому, что он ни перед кем не пресмыклся.

Но этот стол свидетельствовл о том, что рботл Снэйк много. Где же плоды его трудов? Н столе их не было.

Нчв с рбочего стол – центр жизни Снэйк Брэдон, я тщтельно обыскл помещение. Ничего интересного, кроме всяких вляющихся в беспорядке рисовльных приндлежностей, в комнте не окзлось. Я вспомнил, кким чумзым был Снэйк, когд мы рсследовли убийство Хокес. По-видимому, он тогд рботл нд новой кртиной.

К логову Снэйк примыкл рзделення н две чсти комнтушк двендцть н пятндцть футов, рньше тм хрнилсь конскя упряжь. Я постоял тм, рзмышляя: судя по всему, не я один вспоминл о Снэйке после его смерти. Эх, Гррет, Гррет, стрый недотеп! Обсккли тебя.

Если человек, обысквший комнту рньше меня, и ншел что-либо любопытное, он избвился от него, не оствив следов. Остлись только обломки стрых кистей н полу. Вряд ли хобби Снэйк было тйной. Ндо полгть, о нем знли все, но стрлись не упоминть. Млевть кртины – знятие недостойное мужчины и морского пехотинц. Рзумеется, своими змыслми Снэйк ни с кем не делился.

Однко нелегко рзобрться в этих людях. Они снов и снов изумляли меня.

Я помедлил, пытясь вообрзить, куд Снэйк мог прятть вещи, не преднзнченные для посторонних глз. Ту же оперцию нверняк проделл и мой предшественник, знвший Снэйк куд лучше.

Великий мыслитель Гррет поднпрягся, но родить ничего не смог.

Лдно, обыщем еще рз. Ндо проверить кждый зкуток, кждую щелку. Кто бы ни опередил меня, ему пришлось торопиться, чтобы другие не зметили его отсутствия.

Черт возьми, он мог обшрить все еще до ншего с Морли появления. Или пок все думли, что он тскет нвоз.

Но вдруг он что-нибудь упустил. Если это что-нибудь существует.

Я быстро осмотрел нижнее помещение. В глз ничего не бросилось, тем временем приближлось опознние вор. Я зспешил, почему-то ндеясь, что мне попдется ккое-нибудь чрезвычйной вжности докзтельство.

Я збрлся н сеновл, уселся н стог сен, бормоч про себя: «Ккого черт я здесь ищу? Кртины? Ясное дело, он писл кртины, они куд-то зпропстились. Но зчем отыскивть их?»

Я пожл плечми, поднялся и огляделся кругом. Снэйк снбжли довольно-тки приличным, сухим сеном. Обычным крестьянм приходится нбивть сри бросовой трухой.

Кстти, о сене. Мне вспомнилсь збвня история об одном типе из ншего взвод, звли его, кжется, Тлс. Он клссно стрелял из лук и был ншим снйпером. Деревенский прнишк, из очень бедной семьи, погиб н островх. Он, бывло, все ржл, рсскзывя, кк рзвлеклся с дочкми брин из соседнего поместья. Они устроили себе потйную комнтку н сеновле в глвной брской конюшне.

Я поднял лмпу повыше и внимтельно осмотрел сеновл. Сен тут чересчур много. Не для того ли, чтобы змскировть вход в тйник? Аг, теперь мы н верном пути.

Я потырклся туд-сюд, гдя, кк Брэдону удвлось проникть внутрь. Выбрл методом исключения три возможных точки, поствил лмпу н переклдину и принялся з рботу.

Я переворошил с десяток стогов, решил, что непрвильно выбрл место, и перешел к следующему вринту. Перевернул еще с десяток охпок и почувствовл себя дурком. Похоже, я опять сел в лужу.

Мои действия привлекли внимние боригенов. Откуд-то выскочили и присоединились ко мне три безобрзные кошки и зловещего вид полостый стрый кот. Под переворчивемыми копнми сен зметлись мыши. Кошки нжрлись от пуз. Они рботли комндой, лично я ткое видел впервые. Я переворчивл копну, одн из кошек срзу же прыгл н освободившееся место и гнл перепугнных зверьков в псти товрищей. В ккой-то момент у кот окзлось по мыши под обеими передними лпми д еще одн в зубх.

– Ну что? – спросил я их. – Не зря, выходит, стрюсь?

Последняя попытк. Говорят, н третий рз получится. Я перевернул несколько охпок сен, кошки кружились вокруг. Ур! Дыр высотой фут три и шириной дюймов восемндцть. Черня, кк сердце священник. Я взял лмпу и подздорил кошек:

– Слбо злезть туд и рсскзть, что увидите? Слбо, конечно, тк я и думл. Я лег н живот и зполз в нору.

26

Внутри стоял не противный, но очень крепкий зпх прелого сен. Я и без того был простужен, тут у меня из нос просто фонтн збил.

Устроення в сене комнтк окзлсь больше, чем я ожидл, пять футов в ширину и восемь в длину; чтобы сено не осыплось, стены Снэйк укрепил доскми. Здесь Брэдон хрнил свои кртины и прочие сокровищ, в основном всякий метллический военный хлм и медли. Он собрл целую коллекцию медлей, приколол их к рвному крентийскому знмени и гордо выствил у здней стенки кморки.

Я не мог не посочувствовть бедняге: вот кк, знчит, родин отблгодрил своего хрброго зщитник, вот до чего он доктился.

А нши првители еще удивляются, что Слви Дурлейник стл нродным героем.

Обе боковые стены были зствлены кртинми. Все полотн без рм: Снэйк просто склдывл по три-четыре штуки вместе и прислонял к стене. Кухрк не преувеличивл, скорее он недооценивл Снэйк. Я не специлист, но мне его рботы покзлись творениями гения.

Сюжеты и крски их не были веселыми, жизнеутверждющими. Порождения мрк, видения д. Одн простя н первый взгляд кртин срзу приковл мое внимние. Меня будто под дых удрили. Снэйк нрисовл болото, может, не то болото, что стло мне домом в бездомные, полные тоски и отчяния годы службы, но не менее ужсное. Свинцовое небо нвисло нд унылым пейзжем, едв проступвшим из темноты. Болото было изобржено тким, кким оно нчинет кзться через несколько сводящих с ум месяцев. Комры рзмером со шмелей, горящие во тьме глз, человеческие кости. Н переднем плне – повешенный. Стервятники кружтся нд его головой, черня птиц уселсь н плечо и клюет лицо мертвец. Почему-то не вызывет сомнений, что перед вми – смоубийц, не пожелвший жить и стрдть дльше.

Двое прней из ншего взвод действительно покончили с собой: не смогли терпеть бесконечную муку. О боги! Мне кзлось, что я провливюсь в эту кртину и лечу в глубь времен, кк в пропсть. Я отвернул кртину к стене. Довольно, мне не вынести больше.

Меня бил дрожь, однко я просмотрел кртины у одной стены и перешел к другой. Больше ни одн не потрясл меня до ткой степени, но в глзх беспристрстного зрителя они не уступили бы той, с болотом.

– Сумсшедший, он был сумсшедшим, – шептл я.

Мне покзлось, что лошди внизу зволновлись.

Я снов принялся переворчивть и рссмтривть кртины. В целом они были спокойней, д, пожлуй, не ткие безумные, но увидены теми же глзми, тем же живописцем, нписвшим стршные видения войны. Я узнл вид Фулл-Хрбор, подернутого фнтстической, дьявольской дымкой – еще подтверждение тому, что Снэйк переносил н холст свои воспоминния и неотступные мысли.

Но Брэдон был не только пейзжистом. Снчл я нткнулся н портрет Дженнифер, относящийся, полгю, ко времени возврщения генерл с войны. Н портрете Дженни неуловимо отличлсь от себя нынешней, кзлсь моложе и еще крсивей. И все же нормльный человек не мог тк нрисовть. Я внимтельно изучил портрет, но он остлся для меня згдкой. Художник придл Дженнифер что-то ткое, от чего по коже у меня побежли муршки.

Были и другие портреты. Кид выглядел стрым, устлым и измученным, точно смерть у него з плечми. В генерле, кк и в Дженнифер, Снэйк усмотрел нечто жуткое и вместе с тем хитрое, лисье. Чейн, ну с этим все ясно, мерзкий тип. Уэйн – ждный делец. А ведь я угдл; не во всем, но чстично я был соглсен со Снэйком, кое-ккие его трктовки предствлялись мне спорными, но некоторые лиц были нписны тк, будто художник в смом деле видел нсквозь.

Второй, более поздний портрет Дженнифер, выржение жестокости явственней, но крсот девушки рсцвел еще ярче. Портреты людей, с которыми мне не довелось повстречться, вероятно, кто-то из пропвших. Деллвуд. Он нпомнил мне бссетхунд, видимо, Снэйк хотел скзть, что стрый служк похож н верного пс, не имеющего собственной воли и собственного мнения. Питерс. Очевидня неудч художник, по портрету ничего нельзя скзть о моем комндире. Кухрк. Пожлуй, чересчур выспренне и ромнтично, он изобржен чуть ли не кк прмтерь всего сущего. Зтем еще один, третий, портрет Дженнифер, ошеломляющий, почти оттлкивющий этим непостижимым рздвоением – сияющя крсот и смертный ужс. Теперь я немного успокоился и был в состоянии хорошенько рссмотреть портрет. Он действовл, если можно тк вырзиться. н подсознтельном уровне. Не зню, кк Снэйк добился ткого эффект, но он нрисовл дв лиц, одно под другим, верхнее – ослепительно прекрсное и нижнее – осклення мск смерти. Ндо было долго и пристльно вглядывться в кртину, чтобы уловить это.

Лошди внизу из себя выходили. Я здумлся было, в чем дело, но быстро отвлекся. Мгическя, д, я не оговорился, колдовскя сил тлнт Снэйк Брэдон зворожил меня.

Прятть от людей крсоту Дженнифер – большой грех, но лишить человечество произведений Брэдон, оствить их погибть от сырости и плесени – грех вдвойне, преступление век.

Я поклялся н портрете Дженнифер, что вызволю отсюд полотн Снэйк, не допущу, чтобы гений художник погиб вместе с ним.

Любил ли он Дженнифер? Только ее он рисовл больше одного рз. Нет, еще сцену, изобржвшую ккое-то необычное, возможно, священное место до и после осквернившей его, вполне нтурльной человеческой битвы. От этой кртины буквльно несло мертвечиной, я воспринял ее кк притчу, кк предскзние грядущего конц свет.

Я высморклся, втянул носом воздух. Нос еще не успел зново нполниться соплями, и я уловил ккой-то новый зпх. Что это? Я пожл плечми и продолжл осмотр.

– Проклятие! Лопни мои глз! – Я не руглся, я вопил от рдости.

Снэйк нрисовл мою дму в белом. Он изобрзил ее кк воплощение крсоты, но и в ней было нечто сверхъестественное и потому стршное.

Он бежл куд-то, мчлсь, летел, спислсь от сгустившейся з плечми тьмы. Понятно было. что кто-то гонится з ней, и в то же время вы здвлись вопросом – почему, от чего он бежит? Чем дольше и внимтельней вы вглядывлись в кртину, тем згдочнее он стновилсь. Женщин смотрел прямо в глз зрителю, в глз художнику, неуверенным, робким движением протягивл руку, будто молил о помощи. По лицу ее было ясно – он знет, н кого смотрит, и знет, что позди.

Кртин порзил меня не меньше, чем пейзж с болотом. Н этот рз я не понимл, почему. Ведь с моими личными переживниями он не был связн.

Я опять высморклся и снов почувствовл зпх. Н этот рз я узнл его.

Дым!

Проклятя конюшня был охвчен плменем. Неудивительно, что лошди волновлись.

Я выкрбклся из кморки, подбежл к крю сеновл. Плмя уже бушевло в углу, тм, где Питерс возился с нвозом. Лошди метлись, рвлись прочь из конюшни. Снружи доносились крики. Жр стоял дскя.

Но я не был зперт. Стоило поторопиться – и я смог бы выкрбкться невредимым.

Предствляю, ккую гримсу скорчит Морли, узнв, что я полез обртно в тйник Снэйк, рисковл жизнью рди ккой-то мзни.

Я схвтил холсты в охпку сколько мог унести и вытщил из дыры. Огонь быстро рспрострнялся, меня оплило жром, брови тлели, дым рзъедл глз. Поштывясь, я брел к выходу, огонь догонял меня.

– Придурок несчстный, – ругл я см себя.

Огонь обжег шею. Глз слезились, я почти ничего не видел. Дже без этих проклятых кртин шнсы выбрться были невелики. Но я не мог допустить их гибели, рди спсения нследия Снэйк стоило рискнуть жизнью. В душе я уже сейчс оплкивл кртины, которые не сумел вынести.

Понизу огонь рспрострнялся быстрее, чем в высоту. Теперь он был впереди меня, дошел до угл, где ночевл Снэйк. Этим путем мне не выйти.

Через щели между доскми, из которых был сделн нружня стен, я видел дневной свет. Грубо обстругнные доски рссохлись от времени, и некоторые бреши были не меньше дюйм. Все рвно что зглядывть в щелочку в дских воротх – тк близко и тк длеко.

Опсность приближлсь. Я решился. Стря конюшня, если он и в смом деле ткя гниля, кк кжется, вот-вот рзвлится. Можно попробовть рзломть стену. Я нвлился н нее плечом. Он зтрещл, плечо тоже, но ни стен, ни плечо не треснули. Я повернулся спиной и удрил в стену ногой. Одн доск подлсь немного. Это плюс отчяние придло мне силы. Я удрил снов. Доск дюймов шести шириной выгнулсь, потом не выдержл собственной тяжести и отлетел. Я, верно, совсем спятил: снчл выпихнул кртины Брэдон и лишь потом рсширил дыру и вылез см.

Я чуть не здохнулся от дым, но все же блгополучно выкрбклся нружу.

Некоторое время я лежл неподвижно, пытясь отдышться и лишь смутно сознвя, что крики доносятся с другой стороны конюшни. Передохнув, я ухвтился з огрдку, выпрямился, огляделся, ощупл себя – все ли цело. Вокруг никого не было. Я собрл свои бесценные сокровищ.

Если боги существуют, они соглсятся со мной нсчет этих кртин. Нельзя было позволить им исчезнуть. Я сложил полотн вместе, дохромл до коровник и спрятл их н сеновле. Почему-то мне покзлось, что тк будет првильно. Зтем я поплелся н шум голосов.

Вся компния в сборе. Кудхчут, кк потревоженный курятник. Они знимлись безндежным делом: тскли к пожру ведр с водой из колодц. Отсутствовли только генерл и Питерс.

– Гррет! – вскричл Дженнифер. – Откуд ты?!

У них челюсти поотвисли – нверное, выглядел я потрясно.

– Здремл в конюшне, – солгл я. Он немного побледнел. Я улыбнулся смой героической своей улыбкой.

– Пустяки. Прошел сквозь стену – и вот я снов здесь, с вми.

Меня одолел кшель. Проклятый дым.

– Для меня не существует прегрд.

– Ты мог погибнуть.

– Мог. Но не погиб же. Слишком я дошлый, чтоб погибнуть.

– Кто-то пытлся убить тебя, прень, – скзл Кид, проходя мимо с огромным ведром воды.

Я взглянул н бушующее плмя. Мне это в голову не пришло, вдруг он прв?

Нет. Никто не стл бы убивть меня, зплив конюшню. Слишком легко было спстись. Может, он хотел вымнить меня, но… Нет, не срботет, чересчур много свидетелей.

Дже в тком смятенном состоянии я ясно сознвл, что поджигтель хотел уничтожить конюшню и то, что не успел обнружить во время обыск.

Удивительня вещь – информция Снэйк второй рз ускользнул от меня.

Воду носили все, дже кухрк. Кроме Питерс. Я уже нчл подозревть его, но вспомнил, что услл его см.

Черт возьми, Плоскомордый зпздывет.

– Зря теряете время, мужики, – скзл я. – Единственно, что можно сделть, – проследить, кк бы огонь не перекинулся н другие строения.

– А мы что, по-твоему, делем, придурок?! – окрысился Чейн. – Не помогешь, тк вли отсюд.

Хороший совет.

– Пойду в дом, обрботю ожоги. Я еще не осмтривл их, но ндеялся, что ничего серьезного нет. Не хвтло еще этой чепухи, и тк простуд змучил.

Я тихонько побрел прочь. Никто не обртил внимния.

27

Я прошел через прдный холл, мимо неутомимых бойцов и хмурых Стэнтноров. Я пробыл в конюшне слишком долго, Плоскомордый сильно здерживется, если только я првильно рссчитл время.

Никого. Я вышел н крыльцо. Ожоги, хоть и неопсные, двли о себе знть. Ндеюсь, доктор зхвтит с собой обезболивющее. Проклятый Трп, где его носит? Неужели тк трудно скрутить пру прней и приволочь их сюд?

По ступенькм зстучли дождевые кпли. Я взглянул н небо – опять все зтянуло свинцовыми тучми. Похоже, у Стэнтноров по-другому и не бывет. Мне это уже стло ндоедть.

Ветер усиливется. Ндо полгть, поджигтели сейчс здорово рзочровны, они-то, конечно, ндеялись, что дождя не будет.

А он зрядил не н шутку. Не скзть чтобы ливень, но огонь потушить поможет. Минут через пятндцть совсем рзойдется. Звывл ветер, и тут из тумн покзлсь крет.

Чертов Плоскомордый. Теперь он еще крету ннял!

Кучер осдил лошдей, пссжиры вылезли из креты. Питерс бегом поднялся н крыльцо, з ним крепкий, видный мужчин. Я решил, что это и есть доктор. Зтем подленького вид низкорослый человечек, Плоскомордый и Морли Дотс.

– Где тебя черти носили? – спросил я Морли. – Я тебя все утро искл. Он стрнно посмотрел н меня.

– Я был дом, знимлся своими делми.

– Слушй, Гррет, – перебил нс Плоскомордый, – вот доктор Стоун. – Он укзл н невысокого человечк. Д, никогд не ндо судить о людях по внешности. – Он с тебя семь шкур сдерет. А это тот прень. Мы условились – никких имен.

– Лдно. Пусть только укжет вор. Питерс, идемте нверх.

Вид у сержнт был оздченный.

– Что здесь происходит?

– Кто-то поджег конюшню. Вместе со мной. Идемте. Док, у вс есть что-нибудь от ожогов?

Мы зшли в дом.

– Хочешь, чтоб он и последнюю шкуру с тебя спустил? – спросил Плоскомордый. Питерс прошел вперед, к лестнице.

– Где ты был тк долго?

– Это все Морли. Он искл врч поплоше, чтоб сошел з компньон ткой вот темной личности.

Резонно.

– Лдно. Морли, я думл, ты поштешься по дому, поглядишь, что и кк, то у меня времени не хвтет, просто н чсти рвут.

Он снов стрнно посмотрел н меня. По-видимому, недоумевя, чего это Гррет рзболтлся. Питерс тоже был недоволен.

– Делю, что могу, Гррет, – ответил Дотс, – но у меня есть свои дел, я не могу весь день быть у тебя н подхвте.

– Но я слышл, кк ты ходишь туд-сюд.

Он остновился.

– Ты лег спть, примерно через чсок я обошел дом, не обнружил ничего интересного и решил нведться домой, проверить, не огрбил ли меня Клин. Он тот еще тип, стоит только отвернуться… Я не возврщлся в комнту. Я вздрогнул, по коже пробежли муршки.

– Не возврщлся?

– Нет.

– Бог мой. Честное слово, я тебя видел.

– Это был не я.

Но я-то не сомневлся. Я вствл н горшок, видел Морли, дже пробормотл ккое-то приветствие, и он кк будто ответил. Тк я ему и скзл.

– Это был не я, Гррет. Я ушел домой, – серьезно и обеспокоенно повторил Морли.

– Тебе виднее. – Я тоже говорил очень серьезно. – Но кто же это был?

– Оборотень?

Мне случлось стлкивться с ними и не хотелось повторять этот опыт.

– Оборотень? Но они снчл убивют людей, личину которых хотят принять. Потом овлдевют их душой – и пошло-поехло. Но все рвно бсолютного сходств им добиться не удется.

– Верно, прень был вылитый я?

– Я чертовски устл. Горел только одн лмп. Я просто прошел мимо, почти не обрщя внимния. Но готов поклясться, это был ты.

– Мне это не нрвится. Меня это тревожит, Гррет. Очень дже.

Еще бы. Не хвтло нм, чтобы по дому рзгуливл ккой-то негодяй и прикидывлся кем ему зблгорссудится.

Морли, конечно, думл только о себе. У него и тк збот полон рот, тут еще кто-то нчнет под его именем и видом вмешивться в его же грязные делишки.

У меня перспективы куд шире. Если некто смог прикинуться Морли, знчит, он в любой момент сможет прикинуться кем угодно. А знчит, никто из нс не сможет с уверенностью скзть, с кем имеет дело в днный момент. Нчнется стршня нерзберих, см черт ногу сломит. Никто не сможет рзобрться, где првд, где вымысел.

– Лучше тебе остновиться, пок не поздно, – зявил Морли.

Соблзнительно, н редкость соблзнительно. Но…

– Не могу. Я взялся з это дело. Если я откжусь, потому что оно стло слишком сложным, ничто не помешет мне отступить и в следующий рз. Эдк я скоро вообще не смогу рботть.

Морли удержлся и не нпомнил мне, что я полжизни трчу н увиливние от рботы.

– Положим, ты прв. Оствйся. Но я смтывю удочки. – Мы дошли до последней лестничной площдки. – Ты молоко пьешь?

– Предпочитю пиво.

– Оно и видно.

– Почему? Остльные смотрели н нс кк н шутов.

– Не зню почему, но молоко блготворно влияет н зубы, кости и мозги. Люди, которые пьют много молок, никогд не теряют здорового чувств смосохрнения. Пропойцы же постепенно нчисто лишются его.

Ну сел н своего коньк, звел волынку – про диеты и тому подобное. Лучше бы прямо скзл: «Боюсь, ты вконец спятил, стрин».

– Не пойму, о чем вы, – вмешлся Питерс. – Впрочем, не вжно. Но, думю, не стоит тянуть время. – Он смотрел в окно. Плмя было видно и отсюд. Похоже, сержнту очень хотелось бросить нс и мчться н пожр.

– Првильно. Пошли к стрику. Все нпрвились к покоям генерл. Я отстл, еще рз взглянул н огонь.

– Гррет!

– Иду.

Я поймл н себе взгляд блондинки. Он прятлсь з колонной, улыбясь, и, кзлось, готов был ответить н мое приветствие. Я выруглся про себя и продолжл путь. Ее портрет мне удлось спсти. Вот принесу его в дом и здм прочку вопросов. И, черт возьми, н этот рз им не отвертеться. Мне ндоело корчить из себя добрячк.

28

Питерс прошел во внутренние покои, мы остлись ждть в кбинете. Чтобы убить время, я подбрсывл в кмин дров и обменивлся недоумевющими взглядми с Морли. Кждый из нс гдл, что еще выкинет другой.

Появился генерл, зкутнный, точно в Арктику собрлся. Он посмотрел н огонь, посмотрел н меня – я кк рз шевелил поленья, чтобы втиснуть еще несколько, – и блгодрно просиял:

– Очень мило с вшей стороны, мистер Гррет. – Он оглядел собрвшихся. – Кто эти люди?

– Мистер Морли Дотс – влделец ресторн и мой помощник. Морли кивнул.

– В смом деле?

Вид у стрик был слегк испугнный и оздченный: похоже, имя моего друг ему приходилось слышть рньше, и теперь я тоже упл в его глзх.

– С мистером Трпом вы знкомы, – продолжл я. – Остльные джентльмены предпочитют остться неизвестными, но готовы опознть вшего вор.

– О! – ничего не выржющий звук. Окзвшись лицом к лицу с првдой, он вовсе не горел желнием узнть ее. Но я помнил инструкции: не двть ему ускользнуть.

– Где остльные? – спросил генерл. Я попросил Питерс привести их. Он повиновлся только, когд генерл вырзил свое соглсие.

– Они пытются потушить огонь. Кто-то поджег конюшню.

– Пожр? Поджог? – Он был ошршен.

Доктор и Морли внимтельно изучли стрик.

– Д, сэр. Я полгю, человек, убивший Брэдон, боялся оствить в конюшне что-то, что может рзоблчить его. Убийц обыскл помещение, но, нверное, торопился и не смог сделть это кк следует, поэтому и решил уничтожить улики нверняк.

– О! – опять этот пустой звук. Я подошел к двери, выглянул нружу. Никого.

– Плоскомордый, скжи нм. когд все соберутся. Он что-то пробурчл и приблизился ко мне.

– Ты предупредил тех двоих? – шепнул я.

Он снов буркнул нечто неврзумительное. Но времени н объяснения не было, приходилось рссчитывть н смеклку Трп.

– Генерл, вы позволите мне рсположиться, кк в прошлый рз? Мистер Дотс и мистер Трп смогут охрнять дверь.

– Конечно, конечно.

Огонь рзгорелся, в комнте стло светлее, и теперь я мог рзглядеть, что цвет лиц у стрик вновь ткой же мертвенно-бледный, кк и в день моего приезд.

Я знял свое место. Через несколько минут Плоскомордый сообщил:

– Пришли.

– Проведи их сюд, обртно не выпускй.

– Понял.

Доктор ретировлся в уголок, скупщик крденого тоже. Морли и Плоскомордый встли по обе стороны двери.

Вошли служки, устлые, нстороженные и удрученные. Они с опской поглядывли н Морли и Плоскомордого, кк будто все они, дже Питерс, боялись, что сейчс их уличт в преступлении.

– У мистер Гррет есть новости. – объявил генерл.

Мистер Гррет и мистер Трп поглядели н скупщик. Взгляд Плоскомордого не сулил прню ничего хорошего, если тот вздумет зпирться.

Но ему не пришлось ничего говорить. Преступник вышел вперед.

– Кто-то крдет из дом безделушки, сумм достигл уже двдцти тысяч. Генерл хотел знть, кто. Теперь мы знем – Деллвуд. Но я не пойму, зчем.

Он держлся прекрсно. Возможно, он никогд не сомневлся, что рзоблчение неминуемо.

– Чтобы покрыть рсходы по дому. Не было другого способ достть деньги.

Сперв генерл лишь лопотл что-то неврзумительное, потом перешел к нпыщенным обвинениям. Лиц солдт оствлись непроницемы, но у меня возникло подозрение, что симптии не н стороне хозяин. Ккую-то долю секунды я дже допускл, что все они желют его смерти.

Деллвуд твердо гнул свое:

– Генерл выдвл мне средств, достточные для содержния дом десять лет нзд, ко времени ншего возврщения из Кнтрд. Он не верил, что цены с тех пор выросли. Я и медной монетки не положил себе в крмн, ничего не истртил зря. Но поствщики откзывлись продлить кредит.

Препршиво, ндо полгть, чувствовть, что рзорен, особенно если привык к богтству.

– Ты должен был все рсскзть, не подвергть меня ткому унижению, – не унимлся генерл.

– Я повторял вм неоднокртно, сэр. В течение двух лет. Но вы видите только прошлое. Вы откзыветесь верить, что времен изменились. Я окзлся перед выбором: или сделть то, что я сделл, или отдть вс н рстерзние кредиторм. Я решил зщитить вс. Сейчс я соберу вещи.

Деллвуд повернулся к двери. Плоскомордый и Морли прегрдили ему путь.

– Генерл? – спросил я. Стрик молчл.

– Не зню, имеет ли это знчение, сэр, но я не сомневюсь – он говорит првду.

– Высчитете меня скрягой?

– Ничего подобного я не говорю. Но репутция у вс ткя.

Что-что, мневрировть и ублжть я мстер. И до сих пор ни с кем из клиентов – мужчин, во всяком случе, – не испортил отношений.

Стрик еще что-то пискнул, потом с ним опять случился припдок.

Снчл мне покзлось, что он игрет. Видимо, остльным тоже. Нверное, он не однжды поднимл ложную тревогу. Все просто стояли и ждли, когд это кончится. Но потом, отпихивя друг друг, кинулись к хозяину, Деллвуд впереди. Ни один не отступился.

– Плоскомордый, твой прень больше не нужен.

Нпрсно я ндеялся, что, стоит рзрубить один узелок, остльное рспутется смо собой.

– Отойдите, – скзл я. – Ему не хвтет воздух, но худшее остлось позди. Плоскомордый, Деллвуд пусть идет тоже.

Деллвуд проследовл к выходу с видом, полным достоинств. Кстти, выходит, что и я, и Плоскомордый, все вообще получют деньги только блгодря его усилиям. Я взглянул н кухрку. Он рсскзывл, что у генерл дже собственного ночного горшк нет.

З всю жизнь стрый осел тк и не нучился упрвлять хозяйством. И вот Деллвуд уходит – кто зймет его место? И не попытется ли этот кто-то спсти поместье другим способом: убрв с дороги его ждного и ни черт не смыслящего влдельц? Генерл взял себя в руки.

– Не могу скзть вм «спсибо», мистер Гррет, хотя см просил об этом. Деллвуд! Где Деллвуд?

– Ушел, сэр.

– Верните его. Он не может уйти. Что я буду делть без него?

– Понятия не имею, генерл, меня это не ксется. Мы сделли все, что могли.

– Хорошо. Д. Оствьте меня. Но верните Деллвуд.

– Все свободны. Питерс, вм лучше остться. Кид? Морли, Плоскомордый, мне ндо поговорить с вми.

Я вышел первым, почти выбежл.

29

Я зстл Деллвуд в его комнте. Он упковывл вещи и дже не потрудился зкрыть дверь.

– Пришли проверить, не прихвтил ли я семейные дргоценности?

– Я пришел скзть, что генерл просит тебя остться.

– Я большую чсть жизни потртил н выполнение его желний. Бст. Приятно нконец стть свободным человеком. – Он лгл. – Преднность тоже имеет грницы.

– Ты рсстроен. Ты сделл то, что должен был сделть, зрботл только кучу неприятностей. Но никто, дже я, не ствит этот поступок тебе в вину.

– Чушь. Он будет костить меня всю оствшуюся жизнь. Ткой уж он человек. Невжно, почему, зчем, но я ткнул его носом в его же дерьмо. Он не простит ни з что, не вжно, кто из нс прв.

– Но…

– Уж поверьте мне, я его лучше зню. Я верил.

– Но, уйдя, ты все потеряешь.

– Нследство мло для меня знчит. Я не бедный человек, мистер Гррет. Мне удлось кое-что скопить, и я выгодно вложил свои сбережения. Н жизнь мне хвтит и без нследств.

– Тебе решть. – Я не двиглся. Он перестл брость вещи в сумку и взглянул н меня.

– В чем дело?

– Генерл ннял меня не только, чтобы нйти вор. Он хочет знть, кто пытется убить его.

Деллвуд фыркнул.

– Убить его? Никто его не убьет. Это просто больное вообржение.

– Когд я появился здесь, все, кроме тебя, тк же думли о кржх. Но генерл окзлся прв. Думю, он прв и нсчет убийств.

– Чушь. Кому ккя польз от этого?

– Хороший вопрос. Не пойму, ккой толк от этого поместья. Однко другого мотив я не вижу. Пок не вижу.

Я выжидтельно посмотрел н Деллвуд. Он молчл.

– Не возникло ли у генерл когд-либо кких-либо трений с кем-нибудь из вс?

– Не ждите от меня подскзок, мистер Гррет, мне нечего скзть. У всех бывли неприятные рзговоры с генерлом, но з это не убивют. Вопросы дисциплины, не более.

– А злопмятные среди вс есть?

– Чейн. Рзжиревший у кормушки крестьянский мльчишк без цря в голове. Он всегд н кого-нибудь злится, но не н генерл. Я свободен, сэр?

– Еще нет. Ты понял, что рзоблчение не з горми с того момент, кк я появился здесь, верно?

– Д, вы меня не удивили. Удивило одно – что вм удлось нйти скупщик. Это все?

– Нет. Кто убил Хокес и Снэйк?

– Вы меня спршивете? Я ндеюсь, что вы ответите н этот вопрос. Ведь вы первоклссный сыщик.

– Этим я и знимюсь. А ты, случйно, не пытлся обезвредить меня, дбы избежть лишних неприятностей?

– Сэр?

– В этом доме н мою жизнь покушлись уже трижды. Что, если тебе взбрело в голову кокнуть меня, чтобы твои проделки не вышли н свет Божий?

– Не в моем духе, сэр. З все время службы в морской пехоте я не убил ни одного человек. Не собирюсь нчинть и теперь. Говорю вм, мне нечего здесь терять.

Может быть, может, он искусный лжец.

Я пожл плечми.

– Честно говоря, я не считю, что ты поступил нехорошо, и вовсе не горжусь тем, что вывел тебя н чистую воду.

– Я не держу н вс зл, сэр. Вы лишь послужили орудием; это неминуемо должно было случиться. Но мне хотелось бы дотемн выйти н дорогу.

– Не передумешь? По-моему, без тебя стрик откинет копыт.

– Кид позботится о генерле. Все рвно долго он не протянет.

– Ты знешь, кто ткя блондинк? – Теперь ему действительно нечего терять и он смело может скзть мне.

– Подозревю, что он плод вшего вообржения. Здесь нет ни одной женщины со светлыми волосми. Ни одной, только вы видите ее.

– Брэдон тоже видел. Он нрисовл ее портрет.

Он зстыл н месте.

– Брэдон?

– Д.

Он поверил мне и не ншелся что возрзить, кроме не особо уверенного: «Снэйк был ненормльным!»

Я убедился, что Деллвуд ничего не знет о блондинке. Тем интереснее и згдочней кзлсь он мне.

Я отошел от двери, покзывя, что путь свободен.

– Ты ничего не хочешь мне скзть, ничего, что могло бы сохрнить жизнь остющимся?

– Нет. Я скзл все, что мог. Он поднял сумки.

– Поезжйте вместе с моими помощникми, – предложил я.

Деллвуду безумно хотелось послть меня к черту, но он сдержлся и сухо поблгодрил:

– Спсибо. Шел дождь, сумки, видно, весили немло.

– Еще одно, – остновил я его. – Что стло с телом Тйлер и с трупом? Они влялись тм, перед домом.

– Спросите Питерс. Я не зню. Я знимлся только домом.

– Труп, который пытлся ворвться через черный ход, тоже кк сквозь землю провлился. Он не вернулся в болото. Где он мог спрятться и переждть светлое время?

Предположим, что ожившие покойники, кк им и положено, днем не отвживются выходить н охоту.

– В служебных постройкх. Мне в смом деле ндо идти, мистер Гррет.

– Хорошо. Спсибо, что поговорил со мной.

Деллвуд вышел, прямой, кк всегд. Ни кпли рскяния. Он выполнил свой долг, ему нечего стыдиться. Но уговривть его остться бесполезно.

Итк, еще одним человеком меньше. Остлось шесть нследников. Их доля возросл почти до пятисот тысяч кждому.

Морли, Плоскомордый и доктор ждли меня у фонтн. Но я не торопился: ндо было подумть, кк отрзить тку мертвецов.

Кухрк перехвтил Деллвуд по дороге к двери. Они о чем-то горячо зспорили. Очевидно, он пытлсь его удержть.

30

Я присоединился к Морли и остльным.

– Ну кков вш вердикт?

Морли пожл плечми.

– Это не то, что я думл: он не трясется и речь не нрушен. А рньше ты змечл з ним что-нибудь ткое?

– Его бил дрожь, но не очень сильня. Нрушений речи не было. Что скжешь о припдке?

– Не зню. Спроси Стоун.

Я спросил.

– Я не вполне уверен, – ответил он. – Ндо бы осмотреть стрик получше и поговорить с ним. Но, нсколько я успел понять, вм скорей нужен не врч, зклинтель духов.

– Кто-кто?

Морли был поржен не меньше моего. Зключение доктор зстло его врсплох. Тких изумленных глз я у него никогд не видел.

– Зклинтель бесов. Или демонолог. Или мг. Может, все трое срзу. Хотя, повторяю, прежде всего следовло бы кк следует осмотреть пциент.

– Обождите, вы мне все крты спутли.

– Между нми, и я, и мистер Дотс отлично рзбиремся в ядх. И не знем ни одного, который дет подобное сочетние симптомов. При отрвлении симптомы, психические и физические, были бы еще сильнее, больной полностью утртил бы контроль нд собой или просто помер бы. Но мло ли что генерл мог подцепить в Кнтрде. Болезнь вероятнее, чем яд. Я см оттрубил тм восемь лет и повидл немло весьм стрнных недугов, хотя ни с чем похожим не стлкивлся. Он принимет ккие-нибудь лекрств?

– Смеетесь? Д он скорей умрет. – Меня осенило. – Может, это млярия? – Я был одним из немногих в морской пехоте счстливчиков и никогд не болел млярией. – Или ккя-нибудь рзновидность желтой лихордки?

– Я думл об этом. Опсня форм млярии плюс злоупотребление хинином могут дть подобную кртину. Д еще непрвильное лечение… Но вы говорите, он скорее умрет, чем прибегнет к помощи врчей. Нет, я не рискну делть выводы, не ознкомившись предврительно с историей болезни генерл.

– Почему вы зговорили о зклинтеле духов?

– Я подозревю, что природ болезни генерл сверхъестественн. Это смое вероятное. Некоторые рзновидности злых духов вызывют ткие симптомы. Мой совет – покопйтесь в его прошлом: возможно, тм вы нйдете объяснение происходящему. Поищите ткже источник врждебных колдовских влияний. Возможно, ккой-нибудь врг нслл н генерл порчу.

Черный Пит появился кк рз вовремя и услышл большую чсть ншего обсуждения.

– Что скжете? – спросил я. – Есть у генерл врги, которые могли учудить ткое безобрзие?

Он покчл головой.

– Рзгдк в доме, Гррет, я бсолютно уверен. У генерл нет вргов, желющих ему смерти. Во всяком случе, дже худшие из них огрничились бы тем, что послли к стрику кого-нибудь вроде твоего дружк. – Он ткнул пльцем в Морли.

– Здесь поблизости нет колдунов. Не считя покойного Снэйк. Стоун, мог ли чродей-любитель нслть н генерл злого дух, который бы продолжл вредить и после смерти хозяин?

– Любитель? Сомневюсь. Только очень сильный колдун, если это ткие духи, которые могут действовть смостоятельно. Кк првило, ненвисть – единствення сил, оживляющя их. Я имею в виду ненвисть достточно сильную, чтобы попрть зконы природы, ненвисть, зствляющую желть своему вргу вечных мук. И тогд порч нчинет рзъедть жертву изнутри. Но я не специлист, поэтому и предложил приглсить демонолог, зклинтеля духов или колдун. Вы можете рскрыть природу врждебного влияния, потом уничтожить его. Или вызвть дух, узнть причину ненвисти и попробовть умиротворить его.

– Это безумие, Гррет, – вмешлся Питерс. – У генерл никогд не было тких вргов.

– Мы лишь обсуждем вринты. Стоун допускет, что болезнь носит естественный хрктер. Но ему нужно осмотреть генерл и ознкомиться с подробной историей болезни. Есть ли возможность устроить это?

Питерс посмотрел н меня, глянул н Морли и Плоскомордого.

– Устроим. – В голосе его ззвучл метлл. – Пускй стрый ублюдок брнится сколько влезет, мы не оствим ему выбор. Я вернусь через пять минут. – Он зшгл в сторону кухни.

Морли примостился н огрде фонтн, у дркон под крылышком.

– Что теперь?

– Подождем. Он поговорит с кухркой, и, если он возьмется з дело, вы получите возможность осмотреть Стэнтнор. – Возводить кухрку в рнг мтери-земли, прродительницы всего сущего, конечно, перебор, но он, безусловно, влдычиц дом Стэнтноров. – Доктор, можете вы рекомендовть специлистов?

– Двйте снчл попытемся осмотреть пциент. Если я не обнружу физической причины болезни, тогд уж придется приглсить их. Но это обойдется недешево.

– Хотел бы я знть, что в нше время обходится дешево, кроме моих услуг?

Морли хмыкнул.

– Не прибедняйся. Одно дельце – и н дом зрботл.

– Не спорю, один клиент зплтил, зто с пятьюдесятью немникми Плоскомордый рсплтился из моего гонорр. Ты знешь что-нибудь о мире искусств?

– Ничего себе поворотик. Я зню кое-что обо всем. Мне это необходимо. Что интересует тебя?

– Скжем, я открыл неизвестного гения, его полотн достойны быть выствленными в музее. К кому мне обртиться?

Он пожл плечми, усмехнулся.

– Не темни. Если у тебя есть воровнные кртины стрых мстеров, я помогу. Я зню людей, которые имеют выходы н не особо щепетильных коллекционеров. Кстти, ты можешь обртиться к своему приятелю, влдельцу пивоврни.

– Вейдеру?

– Он липнет ко всем культурным нчинниям, только и слышишь – здесь он почетный председтель и тм, ко всякой бочке зтычк. У него большие связи. Но ведь у тебя нет стринных полотен?

Морли оглянулся кругом. При держу, в уме он уже подсчитывл брыши.

– Зря смотришь. Ничего не нйдешь, кроме потертых устых, нсупленных стрикнов. Здесь нет ни одной кртины сколько-нибудь известного художник.

– Д, я обртил внимние. Нечего скзть, тепля компшк. Любопытно, их что, с детств отучли улыбться?

– Может, это нследственное, хотя мне кжется, Деллвуд просто притворяется.

– Идет твой сержнт. Питерс вылетел из кухни н всех прусх. Я зрнее знл, что он скжет.

– Мы не будем спршивть рзрешения у стрик.

– Он вычеркнет вс из звещния.

– Нплевть. Пошли.

Однко он здержлся и взглянул н меня. Я догдлся, что Пит хочет побеседовть со мной с глзу н глз, и пропустил остльных вперед.

– В чем дело?

– З всеми треволнениями я совсем збыл о звещнии. Генерл сжег только одну копию, но он не единствення. Он всегд делет по дв экземпляр кждого документ, иногд три.

– Д? – Интересно: знчит, если убийц в курсе, ничего не изменилось. – Сколько копий звещния существует?

– Еще одн точно. Он дл ее мне, чтобы я передл тебе, кк ты просил. Я оствил ее в комнте, отвлекся н что-то и не вспомнил, пок кухрк не скзл то же смое – стрик, мол, тебя вычеркнет.

– Для вс это было несущественно?

– Нет. Я выполнил твою просьбу, но не довел дело до конц. Но сейчс меня осенило. Я понял, ккие последствия это может иметь.

– Ясно, ккие. Знчит, убийц, если он знет о копии, не остновится. Кто знет?

– Деллвуд и Кид. Они были тм. Д все знют, что генерл всегд делет несколько копий.

– Куд вы ее положили? Дйте мне ключ, я схожу з ней. А вы ступйте зймитесь стриком.

Питерс грозно взглянул н меня. Я понял, о чем он думет. Что я собирюсь устроить у него обыск.

– Рзве вм есть что скрывть? – спросил я.

– Сукин ты сын, Гррет. Все время пкостишь.

– Вм есть что скрывть?

– Нет! – вспыхнул он.

– Тогд сделйте это сми. Я поверю вм н слово.

Мне вспомнился пожр в конюшне. Не Пит ли его виновник? Я ведь тм попл в ловушку и вынужден был рссчитывть лишь н собственное мужество и ловкость.

Он отдл мне ключ.

– В ящике письменного стол. Кухрк прошествовл нверх, лестниц трещл под ней.

– Мы дело будем делть? – осведомилсь он. – Или языком честь?

Молодец тетк. Стрику с ней не слдить. Он его просто придвит своей тушей, тм – ругйся он сколько душе угодно, ничего не поможет.

– Спсибо, – поблгодрил я ее. Он криво усмехнулсь.

– З что? Он мне кк сын, понимешь?

– Д.

Я проводил взглядом Питерс. Он поспешил догнть остльных.

Никогд в жизни генерл не попдл в ткое зтруднительное, тктически невыгодное положение. Ему нечем припугнуть ни Морли, ни Плоскомордого, ни доктор, ни кухрку. И у него должно хвтить мозгов не прогонять Питерс, инче он остнется прктически без всякой помощи. Сейчс не до личных мбиций – глвное, выжить и сохрнить поместье хоть в кком-то порядке.

Я подозревл, что стоимость его быстро пдет.

Я нщупл в крмне ключ Питерс, осмотрелся. Мне кзлось, что з мной нблюдют, но никого вокруг не было. Нверное, опять блондинк. Интересно, где все? Рботют, нверное. Хоронят оживших мертвецов. Приятное местечко, черт возьми!

31

Опять что-то не тк – дверь в комнту Черного Пит окзлсь не зперт. Ткя небрежность не в его духе.

Я применил стрый прием: схвтил щит, ногой рспхнул дверь и ворвлся внутрь. И опять ничего не обнружил.

Черт возьми. Сколько шутников в этом проклятом сре! Я прислонил щит к деревянному косяку, поствил рядом свой увесистый ргумент и подошел к письменному столу. Комнт был зеркльным отржением моей. Я сел н бсолютно ткой же стул з бсолютно ткой же стол.

Полгю, я услышл шркнье подошв по ковру, нчл поворчивться… Нчл, но не кончил.

Что-то обрушилось мне н голову, из глз посыплись искры. Помнится, я зорл, свлился и долбнулся мордой об стол. Неприятное ощущение.

Вырубить человек не тк-то просто: удришь недостточно сильно – жертв опомнится и ннесет ответный удр, удришь слишком сильно – убьешь ненроком. Если нпдющий сообржет, что делет, он не будет бить по зтылку, рзве что зхочет проломить тебе череп.

Этот удр был нцелен кк рз н мой зтылок, но я изменил положение, и он пришелся по шее, зтем скользнул по плечу. Бндит достиг цели, вернее, достиг лишь н девяносто девять процентов. С полминуты я еще мог рзличить ккое-то движение рядом с собой, потом свет померк в моих глзх.

Первой моей мыслью было: ндо звязывть, стр стновлюсь, удовольствия никкого – одно похмелье.

Мне покзлось, что я отрубился у себя дом прямо з столом. Только попытвшись встть, я вспомнил ужсную првду. Меня обступли чужие вещи. Голов кружилсь. Я упл, стукнувшись подбородком о крй стол, скорчился н полу и изверг съеденное з звтрком. Когд я попробовл пошевелиться, рвот нчлсь снов.

Пок я рзвлеклся тким обрзом, некто пробежл мимо меня к двери. Я зметил лишь, кк мелькнуло что-то коричневое. Но мне было не до нблюдений.

Сотрясение мозг, пронеслось у меня в голове. Я не н шутку перепуглся. Бывет, после ткого удр что-то тм в мозгх сдвигется и не стновится н место. Бывет, людей прлизует. А бывет, они зсыпют вечным сном.

Не поддвйся, Гррет, ни в коем случе не теряй сознние – вот что говорят врчи. Вствй, Гррет, нплевть н рвоту. Смелей. Зствь свое тело повиновться воле.

Бед, что воли у меня остлось кот нплкл.

Все же через ккое-то время, собрвшись с силми, я пополз к двери. По дороге несколько рз терял сознние, но в целом упржнение подействовло блготворно. Я почувствовл себя посвежевшим, почти бодрым и решил, что в этот рз, пожлуй, не помру. Я нстолько воспрянул духом, что дже открыл дверь, прополз еще пру футов и только потом ослбел и опять вырубился.

Чьи-то нежные пльцы осторожно скользили по моему лицу, ощупывли его, кк пльцы слепой женщины. Я с трудом пошевелился и н сотую долю дюйм приподнял одно веко.

Моя милочк в белом одеянии пришл мне н выручку. По крйней мере вид у нее был весьм взволновнный. Губы крсотки шевельнулись, но я ничего не услышл и зпниковл: бывет, люди и слух тоже теряют.

Он отскочил – и зря. Я был сильно не в форме, любя улитк могл помериться со мной в беге и выйти победительницей. К тому же ногу мне прищемило дверью. Я поплся, кк мышь в мышеловку.

– Не уходите. Пожлуйст, не уходите, – слбым голосом взмолился я.

Во мне проснулся сыщик. Пытливый ум вновь принялся з рботу.

Он вернулсь, опустилсь н колени и продолжил ощупывть мою голову.

– Тебе очень больно? – Это был дже не шепот, тень шепот, но звучл он озбоченно, обеспокоенно. Лицо ее было полно зботливого внимния.

– Я рнен в смое сердце: вы все время убегете от меня. – Нм, сыщикм, пльц в рот не клди. Мы ткие, срзу берем бык з рог. – Я никогд не видел женщины крсивее вс.

Лицо у нее прояснилось. Чудно, до чего же женщины любят комплименты, смя твердокмення и то не устоит. Крсвиц дже чуть-чуть улыбнулсь.

– Кто вы?

Я хотел было признться ей в любви, но счел это несколько преждевременным. Признюсь через десять минут.

Он не отвечл. Он просто поглживл мой лоб и виски и нпевл что-то тихо-тихо, я не мог рзобрть слов.

Д кто я ткой, чтобы здвть вопросы послннице небес? Я зкрыл глз. Будь что будет.

Он зпел чуть громче. Колыбельня, прекрсня и зворживющя. Бог с ними, г. делми. Вот он, нстоящя жизнь.

Что-то легкое, кк пушинк, коснулось моих губ. Я приоткрыл глз. Он улыблсь. Он склонилсь ндо мной, ее личико было совсем близко.

Д. И вдруг что-то изменилось. Он вскочил – и был тков. Рз – и нету! Я не успел преодолеть слбость и повернуться – он уже исприлсь.

По коридору зтопли шги, снчл деловитые, потом торопливые.

– Гррет! Что стряслось?

Теперь Черный Пит стоял н коленях около меня. Слбое утешение: предшественниц его был куд привлектельней.

– В твоей комнте… меня съездили по бшке, – просипел я.

Он рспхнул дверь и кинулся в комнту. У меня хвтило сообржения выдернуть ногу. От этого я устл тк, словно вклывл целый день.

Из комнты выскочил Питерс, в руке он сжимл лист бумги.

– Все перевернуто. Но вот оно, звещние. Ккого еще черт им могло пондобиться?

– Полгю, искли именно его. Он сердито взглянул н меня.

– Ты все тм зблевл.

– Ничего не поделешь, у меня не было выход.

– Если приходили з звещнием, почему не взяли его?

– Я упл лицом н стол. Чтобы достть звещние, нпдвшему пришлось бы передвинуть меня. Я мог очнуться. Он выскочил, когд я нчл приходить в себя. Кто мог подслушть нш рзговор?

– Кухрк и Кид не могли: они были нверху со стриком. Уэйн хоронил Снэйк, Хокес и Тйлер.

Питерс помог мне сесть.

– Кстти, куд вы дели тел?

– Их оттщили к колодцу: тм прохлдней. А ккя, собственно, рзниц?

– Знчит, остется Чейн. Или Деллвуд, если предположить, что он вернулся.

– Чейн скорее всего ходил смотреть, кк обстоит дело с пожром в конюшне, хотел попробовть спсти уцелевшие вещи.

– Это был не призрк. И не оживший труп. Третий труп ншли?

– Не было времени искть.

– Тк он см нс нйдет.

Я поднял руку, ухвтился з Питерс и с его помощью поднялся. Держсь другой рукой з стенку, я смог принять вертикльное положение.

– Что с дигнозом?

Стршно болел голов, я дже перестл чувствовть ожоги. Првду говорят: нет худ без добр.

– Они искли тебя, хотели рсскзть…

– Рсскжите вы.

– Генерл уволил меня и Кид. Мы ему прямо зявили, что никуд уходить не собиремся.

– Похоже, вы ткже не собиретесь рсскзть мне об этом пршивом дигнозе.

– Не хочется говорить: в это трудно поверить.

Ясно. Но все-тки я позволил Питерсу свести меня вниз, привлился к огрде фонтн и, с трудом удерживясь, чтобы не упсть, дождлся появления Морли и остльных.

– Что, без демонолог не обойтись? – обртился я к ним.

– Не смотри н меня тк, – зпротестовл Морли. – Я не виновт.

– Вид у тебя облдевший.

– Облдеешь с этими привидениями. Хуже вмпиров и оборотней. У меня просто руки опускются.

– Ты прв.

Морли не хотелось верить, что мы имеем дело со злыми духми. Я тоже не был готов к этому. Н крту поствлено нследство – при чем тут всякя чертовщин? Не первый случй, когд вину з кровопролитие свливют н кких-то сомнительных призрков.

Но Хокес и Брэндон убило не привидение. Не привидение устривло мне ловушки, пытлось зрубить меня топором, сплить в конюшне и продырявить мне бшку.

Все уствились н меня, кк н комндир, ожидя решительного слов.

– Голов рзлмывется, – скзл я. – Морли, ты остнешься н ночь, не бросишь меня?

– Все время боялся, что ты попросишь. Это у него ткя миля мнер соглшться.

– Я зплчу, – пообещл я.

– Кким обрзом, если у стрик нет ни грош?

Я не стл говорить, что получил приличную сумму внсом. Хотя было столько рсходов, от нее, нверное, немного остлось.

– Что-нибудь придумем. Кк он воспринял все это?

– Мягко говоря, без восторг. Я посмотрел н доктор.

– Знчит, естественной причины болезни нйти не удлось?

Пожлуйст, о, пожлуйст! Он помотл головой.

– Во всяком случе, ничего мне известного у генерл нет. Но приглсите демонолог. Черт возьми, я см з ним пошлю.

Прежде всего ндо рзгдть эту згдку. Если сверхъестественной причины не окжется, позовите меня снов. Для меня кк для врч это будет хорошей проверкой. Морли лукво улыбнулся.

– Вы, ребят, об должны пострться. Вы н этом крьеру сделете. Стоун откроет и опишет неизвестную нуке болезнь, Гррет поймет убийцу, который в десять рз умней его.

– Моя здч куд проще, – проворчл я. – Всего лишь продержться до тех пор, пок остнется только один подозревемый. – Головня боль доконл меня вконец, это не улучшет хрктер. – Доктор, у вс есть что-нибудь от головы?

– В чем дело?

Я рсскзл ему.

Он нстоял н осмотре и дл обычные при сотрясении мозг советы. Может, он был не совсем жуликом. Вообще-то я весьм низкого мнения о врчх и юристх, и основно это мнение н собственном горьком опыте.

Стоун приготовил мне струю добрую микстуру с отвртительным вкусом, нстоянную н ивовой коре. Проглотив ее, я воспрянул духом и решил, что могу жить дльше.

– Питерс, скоро ужин. Прни, должно быть, проголодлись. Сведи их с кухркой. А я згляну к генерлу.

Питерс хмуро поинтересовлся, не желет ли кто поужинть. Плоскомордый и Стоун, конечно, не откзлись, Морли все рвно оствлся ночевть.

Поднимясь по лестнице, я вспомнил о Деллвуде. Я предложил ему отпрвиться в город в крете, неужели он до сих пор ждет, мерзнет н улице вместе с кучером?

Дождь не перествл. Я посочувствовл Уэйну и Чейну. Хотя последнему меньше. Прихлопнули бы его поскорей, этого Чейн.

– Прогони его, – хриплым голосом велел генерл Киду, когд я без стук вошел в кбинет.

Кид взглянул н меня.

– Боюсь, не получится, сэр, – ответил он простодушно, но с нсмешливым блеском в глзх и отвернулся к кмину, чтобы скрыть улыбку.

– Вы слышли дигноз, генерл? – спросил я.

– Мистер Гррет, я не просил вс вмешивться в мою жизнь. Я вс ннял только, чтобы нйти вор.

– И убийцу. И предполгемого убийцу, который охотится з вми. Следовтельно, сохрнить вшу жизнь – чсть моей рботы. Для этого мне необходимо выяснить, кким способом вс пытются убить. Первое предположение было – яд. Но я ошибся.

Он кзлся удивленным. Возможно, они не скзли ему. Нверное, он рзбушевлся и вел себя тк несносно, что они сочли з лучшее ретировться побыстрей.

– Мистер Дотс – специлист по ядм. Доктор Стоун – лучший специлист по тропическим болезням. – Немножко преувеличить не помешет, ведь првд? – Они говорят, вы не отрвлены, рзве только кким-нибудь чрезвычйно редким, экзотическим ядом, о котором Морли не слышл. Вы ткже не стрдете ни одной известной медицине болезнью, хотя доктор ншел у вс немию и рзлитие желчи. Вы болели млярией, генерл?

Думю, Стэнтнор невольно тронуло, что люди тк хлопочут, несмотря н его скверный хрктер.

– Д. Н островх трудно было уберечься от нее.

– В тяжелой форме?

– Нет.

– Вы принимли хинин? Врч говорит, что вш недуг может объясняться злоупотреблением некчественным хинином.

– Нет!

По телу генерл прошл судорог. Опять приступ. У него больное сердце? Приступ был легким. Кид не успел добежть до стрик, судороги уже почти прекртились.

– Нет, – проскрипел генерл, – нет, мистер Гррет, никких лекрств. Если и предлгли, я откзывлся.

– Тк я и думл. Но мне необходимо было уточнить, прежде чем я скжу вм мнение экспертов.

– К чему они пришли?

– Н вс нслли порчу.

– Что?.. – Этого он не ожидл. Кид тоже зстыл, рзинув рот.

– Причин вшего недуг – сверхъестествення. Вш врг – призрк. Или кто-то, кто нслл н вс злого дух. Питерс говорит, что тких вргов у вс нет. Доктор

Стоун говорит – покопйтесь в своем прошлом.

Мне никогд не пришло бы в голову, что это возможно, но цвет лиц у стрик стл еще хуже. Просто ктстрофически. Кож его покрылсь кким-то пепельно-серым нлетом.

Что-то было в его прошлом. Темное пятно, не известное больше никому, нечто ужсное, призрк, который мог подняться из могилы, чтобы восстновить спрведливость. Черт возьми, лчужк Стэнтноров был обязн иметь кошмрное прошлое, ккое-то тяготеющее нд ней проклятие, инче кртин был бы не полной.

– Лучше нм обсудить это, – скзл я. – Придется приглшть специлистов. – Я вырзительно глянул н Кид. Стрик не зхочет признвться в стрых грехх н глзх восхищенной публики. – Демонолог, зклинтеля бесов, медиум или колдун, чтобы вступить в общение с духом. – Ох уж этот Кид – с мест не двинулся, туп кк пень.

Генерл собрлся с мыслями и только тогд зговорил.

– Убирйтесь, Гррет, – скзл он.

– Я вернусь, когд вы будете готовы к рзговору…

– Убирйся. Оствь меня. Пошел прочь из моего дом, из моей жизни…

У него нчлся новый приступ, н этот рз тяжелый.

– Эй, позовите доктор! – крикнул Кид. Но н лице его я не зметил рскяния.

Он не сожлел, что позволил довести стрик до ткого состояния.

Стрнные они все люди.

32

Я отпрвился в кухню. Кухрк был одн.

– Вм нужен помощник?

– Явился еще что-нибудь вытянуть из меня? Не подъезжй, прень, я тебя нсквозь вижу. Тебе что-то нужно, но н сей рз я и рт не рскрою. Нечего в чужие дел совться.

– Конечно.

Я зктл рукв и с отврщением взглянул н кучу грязной посуды. Нет н свете ничего хуже мытья посуды. Но я притщил от плиты котел горячей воды, нлил ее в рковину, добвил холодной и бесстршно принялся з рботу. Десять минут прошли в молчнии. Я ждл. Он не сможет долго сдерживть свое любопытство.

– Вы были в комнте, когд осмтривли генерл. И что вы думете?

– Стрик прв, этот докторишк в смом деле обмнщик. – В тоне ее не было уверенности, одно лишь беспокойство.

– Думете, он ошибется?

– Д он сумсшедший, если верит в это. Здесь нет ни призрков, ни привидений.

– Три труп.

Он поперхнулсь. Именно это внушло ей сомнение. Если бы не появление ходячих покойников, он и внимния бы не обртил н слов доктор Стоун.

– Все твердят мне, что у генерл нет вргов, способных н убийство. Нет ни у кого и мотив пытться ускорить его смерть, несмотря н величину поместья.

– Немного от него остнется, от этого треклятого поместья. Ей-богу, стрик зрзил все вокруг. – Кухрк говорил слбым голосом. Д, он уж не т, что прежде, живет своей внутренней жизнью, у нее пропл охот вмешивться в творящиеся кругом безобрзия.

– Если сегодня никто не убивет генерл, не пытет его мукой медленной смерти, не держит н крю бездны, может, это дело рук призрков прошлого? Что-то мне подскзывет – искть нужно во времени до его отъезд в Кнтрд.

Он ворчл, беспорядочно рсшвыривя вокруг себя кухонную утврь, но ничего врзумительного я не услышл.

– Что с ним случилось? Я слышл только о смерти его жены. Не тут ли тится рзгдк? Ее родители… Дженнифер рсскзл мне, что они были из могущественной ристокртии, но имен он не знет. Остлось ли после них нследство? Или было ккое-то проклятие – до седьмого колен?

Кухрк не поддвлсь и упорно хрнил молчние.

– Не были ли они вовлечены в зговор Синих, нпрвленный против Кенрик III?

– Нпридумывл, см не знешь, откуд чего нсобирл…

– Ткя у меня рбот, деньги з это получю. Полгю, ббушк с дедушкой были-тки вовлечены в зговор. Полгю, мть Дженнифер очутилсь здесь отчсти для того, чтобы спстись от возможных в случе провл преследовний. Ей не повезло: зговор провлился, и Кенрик уничтожил всех, дже смых дльних родственников бунтовщиков. Допускю, что доктор, перепутвший лекрств, действовл по укзке короля. Возможно, Дженнифер остлсь жив только потому, что у врч не поднялсь рук убить новорожденную.

– Ну нпридумывл…

Я не регировл и спокойно ждл, пок он дополнит мой рсскз. Я уже перемыл и вытер целую гору посуды. Не пор ли подумть о смене профессии? Стря стновится чересчур утомительной. Я с удовольствием здержлся н этой мысли.

– Мтушк миссис звлсь Чэрон Светлоокя. А пп ее был см Нтниель Синий Дьявол.

Большой прокзник был ее пп Синий Дьявол – душ зговор, злобный негодяй. История глсит, что только вмештельство ниболее влиятельных зговорщиков огрничило его плны свержением короля. Он-то мечтл смести с лиц земли весь дом Кенрик, всю првящую динстию. Кроввя вржд между ним и Кенриком нчлсь с пустячной детской потсовки.

Чэрон Светлоокя скорее всего знл о деятельности муж не больше, чем обычно знют женщины. Почти до конц он вроде бы и не подозревл о зговоре. Но есть основния считть, что именно блгодря ей зговорщики потерпели поржение: в последнюю минуту Чэрон предупредил короля.

Мы никогд не узнем нверное – рзве что воскреснет кто-нибудь из мертвых, в живых же не остлось никого. Но вряд ли кому придет в голову воскрешть их. Воскрешть колдун – опсня и глупя зтея, решиться н это может лишь более сильный колдун.

– Мть привел Элеонору сюд, чтобы спрятть ее?

Кухрк пробурчл что-то. Несколько секунд он обдумывл, зговорить или нет. Я добвил в рковину горячей воды.

– Верно, мть привел ее. В полночь. Ну и ночк был, воистину дскя. Гром, молния, ветер звывл, кк тысячи грешных душ. Чэрон Светлоокя и Стэнтноры состояли в отдленном родстве. Я збыл ее девичье имя. Фэн… дльше не помню. Дитя нсквозь промокло и смертельно перепуглось. Он, кк Дженнифер, никогд рньше не покидл родного дом. Совсем юня и очень хорошенькя.

– Тоже кк Дженнифер.

– Более робкя, чем Дженни. Дженни может постоять з себя, он нстоящя ртистк, нш Дженни, меняет обличья, точно плтья. Молодя миссис Элеонор был не тков, он и собственной тени боялсь.

Я хмыкнул.

– Стрый генерл и Чэрон Светлоокя слдили это дельце тут же, в кухне. Я подвл чй и все видел. Они поженили девчушку и молодого Уилл. Ей оствили только имя: тк было безопсней. Прошло не больше двух дней, и рзрзилсь буря. Но строго генерл Кенрик не посмел и пльцем тронуть: в те дни рмия Кренты держлсь только н нем, без Стэнтнор нм не миновть бы рзгром.

Войн для меня тогд немного знчил. Отец двно погиб, я был слишком мл, меня збрть не могли. Но я припоминю, для Кренты нстл плохя пор, и все говорили, что вся ндежд н стршего Стэнтнор, без него, мол, Венгет рзгромит нс.

– Не зню, будет ли тебе с этого прок, но скжу – по-моему, Чэрон хотел предложить сделку: он выдвл зговорщиков, ей грнтировли неприкосновенность. Бог знет, добилсь ли он успех. Во всяком случе, он не уцелел.

– Подождите, я зпутлся, – остновил я ее. – Дженнифер ведь родилсь вскоре после того? А у нее еще был стрший брт.

– Единокровный брт, не родной… Сын первой жены генерл. Ему пришлось жениться в шестндцть лет. Он был дочерью служнки. Но тебе это незчем знть.

– Чтобы рзобрться в происходящем, мне ндо знть все. Тйны убивют. Что стлось с первой женой генерл?

– Их брк продолжлся, пок мльчишк не подрос и его не передли нянькм, зтем учителям. Тогд ее прогнли, стрый генерл отослл всю семью.

– Они не сопротивлялись?

– Еще кк! Но стрый генерл откупился. Пренек ужсно нпоминл молодого Уилл, особенно когд возврщлся после ночки в борделе. Нстоящим рзбойником он был. Д. Нмучились мы с ним. – Не похоже, что он имел в виду обычные юношеские прокзы. Видимо, генерл в молодости был оттлкивющим типом.

Добрую четверть чс я пытлся выудить из кухрки еще что-нибудь. Мне удлось лишь добиться подтверждения, что молодой Стэнтнор был грубым и низким рзвртником, волокитой, чья жизнь получил ккой-то смысл и опрвдние только после длительного пребывния в Кнтрде.

– Неприятный был прень. Кто мог возненвидеть его нстолько сильно, чтобы…

– Нет. – Он говорил всерьез, не просто увиливл от ответ. – Тков жизнь, Гррет. Это проходит. По молодости любой может нтворить глупостей.

Некоторые продолжют творить их всю жизнь.

– Но люди вырстют. Ошибки юнцов причиняют боль, рдовться и умиляться тут нечему, но никто не унесет ткую обиду с собой в могилу и не восстнет из мертвых, чтобы отомстить з нее.

Не зню. У Стэнтноров и им подобных все нперекосяк. Человек их круг мог счесть себя оскорбленным в случе, который нормльный смертный нзвл бы мелкой неудчей.

– Тогд скжите мне, что з призрки одолевют его?

Кухрк бросил рботу и внимтельно посмотрел н меня. Он вспомнил что-то, о чем не вспоминл годми. С минуту кзлось, что он вот-вот зговорит. Но потом он покчл головой, лицо ее стло непроницемо.

– Нет. Не было этого.

– Чего не было?

– Ничего. Просто жлкя сплетня. К ншим сегодняшним делм отношения не имеет.

– Лучше скжите мне. Вдруг з этим что-то кроется.

– Не хочу повторять сплетни. Не хочу ни н кого возводить нпрслину. Все рвно к делу не относится.

Я в третий рз нполнил рковину горячей водой и мигом перемыл третью порцию посуды. Держу при, он много лет не видл столько чистой посуды срзу.

Хоть здесь не подкчл. Спсти жизнь людей я не способен, зто когд дело коснется мытья посуды – тут Гррет чудес творит. Ей-богу, пор здумться о перемене профессии.

Нконец он зговорил:

– От судьбы не убежишь. Генерл по уши втресклся в миссис Элеонору. Он стл его божеством.

Я ободряюще хмыкнул. Кухрк не регировл, тогд я попробовл спросить нпрямую.

– Я и тк скзл больше, чем следовло, – глсил ее ответ. – Чужку не ндо столько знть о нс.

Сомневюсь. Мне кзлось, он взвешивет кждое слово и говорит только то, что считет нужным. Следующую порцию выдст немного погодя, когд решит, что я достточно созрел.

– Ндеюсь, вы понимете, что делете. Уверен, вши секреты помогли бы сохрнить жизнь многих людей.

Эх, не умеем мы довольствовться млым. Ждность нс погубит. Нверное, я ндвил слишком сильно. Кухрк обиделсь: в конце концов он не обязн говорить. Он недружелюбно взглянул н меня и до ужин не проронил больше ни слов, только огрызлсь и рспоряжлсь.

33

После ужин, проводив нконец доктор и Плоскомордого, мы с Морли отпрвились ко мне в комнту.

– Бедняг Деллвуд, нверное, устл ждть, – зметил я, поднимясь по лестнице.

Он плюнул н крету и ушел пешком несколько чсов нзд. Кучер тоже роптл н свою нелегкую долю: никому не пришло в голову приглсить его в дом погреться.

Морли рыгнул.

– Ей-богу, струх хотел меня отрвить. От тких помоев откзлись бы и свиньи.

Я усмехнулся. Стоило Морли зикнуться, что ему не нрвится ед, кухрк тут же отбрил его, предложив звтрк сготовить смому. Более того, персон моего неотрзимого друг не произвел н здешних боригенов ровным счетом никкого впечтления. Нпрсно Морли рсточл свои чры – Дженнифер и бровью не вел. Смолюбие Морли было здето: он не привык, чтобы н него смотрели кк н пустое место. Но их не интересовло, кто он ткой. Подумешь, ккой-то нхл, вторгшийся в их змкнутый мирок. Что ксется меня, я не нстолько чувствителен к мнению окружющих…

– Приятня компния, Гррет. А девушк – просто снежня королев. Где ты их откопл?

– Они откопли меня, людям, у которых все в порядке, я не нужен.

– Понимю, – хмыкнул Морли. – У этих-то неполдок выше головы.

Я склонен думть, что его клиенты еще чуднее моих. Но у Морли с ними рзговор короткий, уж он-то резину тянуть не стнет.

Подойдя к двери, я проверил свою сигнлизцию. Если кто и зходил ко мне, это были ккуртные люди. Мы вошли.

– Пойду вздремну, – скзл я. – Прошля ночк выдлсь тяжеля. Пожлуйст, сегодня никем не оборчивйся.

– Пострюсь, – кисло улыбнулся Морли и нчл рспутывть моток веревки, который стщил, пок я помогл кухрке мыть посуду после ужин.

– Для чего это?

– Хочу измерить комнту. Ты говоришь, кто-то ухитряется входить и выходить, не пользуясь дверью, знчит, должен быть другой путь.

Он отмерил фут, звязл узел, сложил веревку, звязл второй узел. Линейк, конечно, не безупречно точня, но сгодится и ткя.

– Я см собирлся зняться этим, когд будет время.

– У тебя никогд не будет времени прорботть мелочи, Гррет. Ты всегд слишком знят – ломишься в открытые двери или торопишь события. Кстти, кк ты думешь, чего ожидть сегодня ночью?

У меня было сильное подозрение, что без неприятностей нм не обойтись и сегодня.

– Может вернуться один из мертвецов. Д черт знет что еще может случиться. Пок будешь ковыряться с веревкой, порскинь мозгми, кк вывести Чейн н чистую воду.

– Чейн? Ткой жирный, брнчливый прень?

– Он смый.

– Ты думешь, это он хулигнит?

– Больше некому. Только у него был возможность убрть Хокес и Брэдон и трижды пытться прикончить меня.

– Используй в кчестве примнки себя смого. Схвти его з руку.

– Спсибо, не хочется. Три попытки, может, и четыре. Я дл ему достточно форы, не нходишь?

– Ложись спть – все будет в порядке, не бойся: Морли рядом.

– Если порзмыслить, звучит не слишком успокивюще.

Я прошел в спльню, скинул одежду и скользнул под чистую, прохлдную простыню. Фу ты, дже грешно нежиться н ткой великолепной перине.

Секунд тридцть я еще слышл, кк Морли копошится в соседней комнте, бормоч что-то себе под нос, дождь брбнит в окно. Потом я погрузился в сон.

Я еще не проснулся до конц. А стоило. Я был не один в постели. Белокуря крсвиц вернулсь ко мне, перебирл волосы, проводил пльчикми по лицу. Н сей рз он не спешил, но в ккой-то момент нклонилсь слишком сильно, потерял рвновесие, и, не успев ничего толком обдумть, я схвтил ее з руку, притянул к себе. Теперь он лежл н мне

В комнте было темно. Будь незнкомк брюнеткой в черном плтье, я бы совсем не видел ее. Но личико девушки тк близко от моего лиц я мог рзглядеть. Он улыблсь, вернее, пытлсь улыбнуться, чтобы кзться озорной и шловливой, кк кошечк. Но тело ее откзывлось притворяться, он дрожл, кк дрожт от ужс.

– Скжи мне, – шептл я, – скжи мне, кто ты.

Я обнял ее, поглдил ее шейку. Я просто хотел здержть прекрсную незнкомку, не дть ей уйти, но через мгновение и см потерял голову. Волосы у нее были легкие словно путинк.

Вместо ответ крсотк поцеловл меня. О боги! Поцелуй подействовл, кк сткн чистого виски. Я збыл, кто я и где нхожусь.

Он дрожл тк, будто ей пришлось голой бежть под холодным дождем, но дыхние ее обдвло меня жром. Он збрлсь под одеяло. Вот чего не хвтло строму генерлу, чтобы перестть мерзнуть. Он здорово сэкономил бы н топливе.

Я больше не мог сдерживть себя, я впился в губы незнкомки. Еще несколько секунд – и он перестл дрожть.

– Эй, Гррет! – Морли колотил в дверь. – Ты собирешься продрыхнуть всю ночь?

Я вскочил тк резко, что зкружилсь голов. Ощупл постель. Никого. Стрин Гррет опять один-одинешенек. Что это было? У меня живое вообржение и богтя фнтзия, но…

– Принеси лмпу.

– А топор мне н голову не свлится? Топор?

– Иди, не бойся.

Когд Морли вошел, я сидел н кровти, зкутвшись в простыню. Нверное, вид у меня был ошршенный, чувствовл я себя ошршенным втройне.

– Что случилось?

– Ты не поверишь. Он не поверил.

– Я не выходил из соседней комнты. Ну может, один рз н горшок – и срзу обртно. Никто мимо меня не прошмыгнул бы. Тебе приснилось.

Может быть.

– Черт побери! Почще бы ткие сны. Но это был не сон, нет. Никогд мне ничего подобного не снилось.

– Стреешь, Гррет, привыкй знимться любовью лишь во сне, няву ты свое отпрыгл. – Морли ухмыльнулся, продемонстрировв здоровые, кк у всех эльфов, зубы.

– Не поднчивй, мне не до того. Ты что-нибудь ншел? Который чс?

– Д. В стенном шкфу мест н две трети меньше, чем должно быть. Около полуночи. Чс ведьм.

– Двй без шуточек по ночм, ?

Я встл, покрывло потщилось следом. Морли с любопытством взглянул н меня, шгнул вперед и поднял что-то с пол.

Это был крсный поясок, его всегд, дже н кртине Снэйк, носил моя душечк.

Я победоносно посмотрел н Морли и слегк улыбнулся.

– Пояс не мой.

– Смтывться ндо отсюд, вот что, Гррет.

Я молч одевлся, не зня, что скзть. В общем-то, спорить не приходилось.

– Ты когд-нибудь бросл рботу, пообещв выполнить ее? – нконец выговорил я. Он снов стрнно взглянул н меня.

– Д. Однжды.

Ткого я вообрзить не мог. Нет, только не Морли Дотс. Чтобы он отступил?! Д он не спсовл бы и перед королем преступного мир, не рстерялся бы, угодив в логово вмпиров. Я видел это собственными глзми.

– Не верю. Что это было – стя громовых ящеров?

– Не совсем

Он не любит говорить о своей рботе. Я не стл нстивть, но чувствовл, что Морли сильно не по себе, очень сильно, хоть он и крепится.

– Пошли посмотрим, что тм в шкфу.

– Тот тип ннял меня, не предупредив, с кем придется иметь дело, скзл только, где и когд. Ну и удивился же я…

Я открыл дверцу шкф.

– Продолжй.

– Я должен был рспрвиться с тобой. Я медленно обернулся. Неужели он зговорил о том случе? А я-то молился, чтоб момент этот никогд не нстл.

– Рсслбься, збудь. Шесть месяцев – немлый срок, что прошло, то прошло и быльем поросло.

Он не упомянул бы о кем, это все стрх. Я попытлся вспомнить, в чем был суть того дел. Дельце выеденного яйц не стоило, тк, пустяки – нйти одного пропвшего человечк, но мне срзу покзлось, что пхнет жреным. Прня я ншел – мертвым.

– Я твой должник.

– Збудь, не о чем говорить.

– Лдно, проехли. Двй-к посмотрим, что с этим шкфом, почему в нем мло мест.

Вспомнил. Вспомнил, почему с смого нчл то дельце дурно пхло: клиентк чего-то недоговривл. Он прямо кипел от злости, жжд мести переполнял ее, причин оствлсь непонятной. Он рсскзл только, что рзыскивемый был связн с ее покойным мужем.

В конце концов все прояснилось. Прень мог шнтжировть дмочку: ккие-то мхинции с нследством ее муженьк. Знй он, что его уже убрли, обошлсь бы и без моих услуг.

Прень же, в свою очередь, почуяв слежку, ннял Морли.

А, черт с ними, со стрыми историями, сейчс нм не до прошлогоднего снег.

Однко я в смом деле должен Морли. Откзться от оплченной уже рботы – это посерьезней, чем мои злоключения с гробом вмпир.

– Здесь, – скзл Морли. Теперь я зметил, что с првой стороны шкф был н пру футов уже, чем следовло.

– Посвети мне.

Я исследовл внутреннюю стенку. Ни дверцы, ни лзейки.

– Должен же быть ккой-то ход! Я пошрил кругом, отыскивя искусно змскировнное устройство, вроде тех, что мне случлось видеть рньше. Ничего похожего.

– Ншел, – скзл Морли и откинул пнель фут в дв шириной.

Бм! Это он отпустил доску. Дверц открывлсь нподобие крышки у бочонк с мукой н кухне, когд он зкрывлсь, снружи ничего не было видно.

– Здорово сделно, – отметил Морли. Обычно, если дверью чсто пользуются, вокруг н полу или н стене остются следы. Но эт дверц был зкреплен кожным ремешком, не дввшим ей отскочить до конц.

Мы переглянулись.

– Ну что дльше? Морли усмехнулся.

– Есть дв пути: первый – стоять здесь рзинув рты, второй – предпринять что-нибудь. Я голосую з последний.

– Только после вс.

– Э, нет. Я всего-нвсего помощник, немня сил. Я готов подть копье хрброму рыцрю, вышедшему н бой с Армией Тьмы.

Если со мной вдруг случится припдок смоотверженности, я могу почистить его зржвевшие доспехи. Но лезть вместо него в клетку со львми – нет уж, дудки.

– Я слишком тебя люблю, дружок, и никогд не подвергну ткому испытнию.

Он прв. Моя игр – мне и крты в руки. Тем более попытк не пытк.

Я взял вторую лмпу, проверил, достточно ли в ней мсл, и приготовился зползти в отверстие.

– Не отходи от меня.

– Ни з что, босс. Я всегд рядом.

– Обожди. – Я вернулся в комнту

– Что теперь?

– Экипировлся не полностью. Это кк рз тот случй, когд ндо быть во всеоружии. Морли с улыбкой нблюдл з моей возней с рзноцветными бутылочкми.

– Стрнно, кк тебе удлось сохрнить их до сих пор.

– Умный человек никогд ничего не выбрсывет: никогд не знешь, что может пригодиться.

С тким рсенлом я был готов выступить против громового ящер и смело протиснулся в узкий коридорчик. Морли было куд проще – он н две головы ниже и н полтонны легче. Я же все время стуклся головой. Мы прошли шгов семь и окзлись в кморке без окон и дверей, нходившейся между тулетной и спльней, ужсно тесной, не шире трех футов, пыльной и зтянутой путиной. Тм не было ничего интересного, н полу влялись гвозди, щепки и куски штуктурки. З стеной нчинлись соседние с моими покои.

Во всех стенх были понделны глзки. Тк-тк. Дв, чтобы нблюдть з тулетной, и три – з спльней. При мысли, что меня все время могли видеть, я поежился. Чертовски неприятно.

– А вот и выход, – скзл Морли. В углу кморки, около стены коридор, в полу был дыр, квдртня – дв н дв фут. Вниз вели деревянные ступеньки.

Я отчянно рсчихлся. Пыль и простуд сделли свое черное дело. Голов рзлмывлсь, ожоги не двли покоя. Кзлось бы, рдовться нечему. И все-тки я зсмеялся.

– Ты чего?

– Теперь первым пойдешь ты.

– Почему это? Только после вс.

– Ты у нс ткой юркий, ткой кробт, что из гроб выберешься.

Я проверил ступеньки. Вроде бы прочные, но все же – идти вниз по вертикльной лестнице, с двумя зжженными лмпми… Хорошо, что у меня отличня координция.

Кморк н третьем этже не отличлсь от кморки н четвертом ничем, кроме люк, который прикрывл ход н второй этж.

– Тм дльше большя клдовя, – сообщил я Морли и чихнул тк, что лмп не погсл только чудом.

Я прислушлся. Внизу тихо. Тогд я приподнял крышку люк и откинул ее в сторону, крепилсь он н шрнирх.

Но кк мы спустимся? Лестницы не было.

Хитро придумно. Срзу под люком строители приделли полку, он и зменял ступеньку. Я спрыгнул н пол.

Зня уже, что искть, мы быстро обнружили потйные ходы, ведущие в комнты зпдного крыл.

– Простенько и со вкусом, – восхитился Морли. – Кк думешь, это для слежки или н случй бегств?

– Думю, для всяческих стэнтноровских нужд. Интересно, кк это устроено в восточном крыле – тм другя плнировк.

– Зпдное крыло ты уже осмтривл?

– Кроме подвл.

– Неужто тк и не ншел местечк, где могл прятться твоя подружк?

– Нет.

– Ты спршивл кухрку, не пропдют ли у нее продукты?

– Нет. – А следовло, должн же он чем-то питться. Я подумл о портрете блондинки. Лучше, не отклдывя в долгий ящик, перетщить его в дом.

– Двй по порядку. Сперв подвл. Потом другое крыло. Скорей всего в него можно попсть из подвл.

– Точно.

Мы осторожно спустились в нижнюю клдовую, прислушлись. Тихо. Теперь подвл.

Обычный подвл, хотя потолок выше, чем в моем – тм мне приходится ходить согнувшись, – просторный, темный и пыльный, с мссой колонн, поддерживющих потолочные блки. Пустой и сухой. Неудивительно, что сухой. Дом построен н вершине холм, и систем кнлизции тщтельно продумн.

Двигясь в восточном нпрвлении, мы нткнулись н осттки винного погреб.

– Удобное местечко, если кому приспичит избвиться от труп.

– Для этого у них есть семейное клдбище, – возрзил я.

– Однко пру-тройку трупов спустили в болото.

Морли всегд прв.

Мы звершили обход восточной чсти подвл, не обнружив ничего, кроме пустых винных бочек, сломнной мебели, окороков и прочих припсов, подвешенных повыше, чтобы мыши не достли. Я чихл не перествя. Мы перешли в зпдную чсть.

– Тут и вовсе делть нечего, – скзл Морли.

И точно. Ничего, кроме системы водоснбжения фонтн, предствлявшей интерес глвным обрзом для инженеров. Потйных ходов мы не ншли.

– Зря потеряли три четверти чс. – Я опять чихнул.

– Потерянного времени не бывет. Дже если результт отрицтельный.

– Я всегд это твержу, ты ворчишь, что мы зря тртим время.

– Нверное, друг от друг зрзились, – хихикнул Морли. – Пошли, пок всех пуков не переполошили.

Я чихл без передышки. Интересно, в подвле никкой живности, только пуки. Я ожидл, что здесь полным-полно мышей.

– Ты что-нибудь чувствуешь? Зпх, я имею в виду. Мой нос вышел из строя.

– Ккой еще зпх?

– Кошчьего дерьм.

– Чего?

– Нет мышей, знчит, есть кошки. Кошек я видел снружи, в срях, но они ухитряются злезть в подвл. Следовтельно, существуют ккие-то отверстия.

– Д. – Морли встревоженно огляделся. Он вспомнил, что вокруг бродит оживший мертвец. – Ничего мы здесь не нйдем. – Ему явно было не по себе, обычно он непоколебим кк скл. Этот жуткий дом хоть кого доконет.

Я нчл поднимться н первый этж – и тут услышл чей-то крик.

– Проклятие! Что н этот рз? Никогд не пытйтесь бежть в темноте по незнкомому помещению, дже с лмпой в рукх. Прежде чем удлось добрться до глвного холл, мы рз шесть чуть не столкнулись лбми.

34

Мы ворвлись в светлый холл, Стэнтноры не жлели средств н его освещение.

– Что это было?

– Кричли вроде бы отсюд, – скзл Морли, – но пришли мы первые. – Нет, не совсем. Черт побери! Рзрзи меня гром!

Чейн опередил нс. Мы не срзу увидели тело: хрбрый победитель дрконов и поверженное чудище скрывли его. Чейн лежл н полу, скорчившись, в неестественной позе. Вокруг рсползлось кроввое пятно. Кровь еще не перестл течь.

– Похоже, он свлился с верхнего блкон, – с деловитым бесстрстием консттировл Морли. – Попытлся приземлиться н ноги, но потерпел неудчу. – Морли посмотрел вверх. – Можно при держть, см он не прыгл и не случйно перевлился через перил. Но я больше не держу при.

– Тких – тысяч против одного – я тоже не держу.

Высот был футов тридцть, но Чейну они, нверное, покзлись тысячью.

Тридцть футов – порядочня высот, но иногд, если пдющий полностью влдеет собой или ему просто повезет, он может остться в живых. Чейну не повезло.

Я зметил движение н блконе и приготовился вновь увидеть свою згдочную белокурую крсвицу. Но это был всего лишь Дженнифер, он стоял у перил, нпротив коридор, ведущего к моей комнте, и, порження, побледневшя, смотрел вниз.

Через минуту прямо нд нми згремел бс Питерс.

– Ккого черт?! – Перепрыгивя через ступеньки, он побежл вниз.

– Побудь с ним, – скзл я Морли. – А я к ней. – Я кивнул н Дженнифер.

Черный Пит буквльно зсыпл Морли вопросми, не двя вствить ни слов и не слушя ответов. Я же рысью побежл нверх – и опять зпыхлся. Ммой клянусь, кк только покончу с этим делом, кждый день буду тренировться, вот посплю эдк с недельку и нчну.

Теперь щеки у Дженнифер пылли, будто он целую милю мчлсь, не остнвливясь.

– Где ты был? – выплил он. – Я десять минут не могл тебя добудиться.

– Чего?

Он вздрогнул и потупилсь.

– Ты скзл… я думл, ты хочешь… Проклятие, совсем збыл. Чертовски повезло, что он не пришл рньше, и вдвойне повезло, что я не дл ей ключ.

Но он стоял передо мной ткя робкя и стыдливя, ткя беспомощня; легкя ночня сорочк почти не скрывл округлые формы… Меня нконец проняло. И кк – просто слюнки потекли. Только бормотние Питерс внизу не двло мне нчисто збыть о деле. Ккя-то мленькя чстичк мозг помнил о нем, но мленькя, очень мленькя чстичк.

– Что ты знешь об этом? – Я укзл н Чейн.

Дженнифер сделл большие глз.

– Ничего.

– Кк это ничего? Совсем ничего не видеть и не слышть ты не могл.

– Лдно. Не сердись. – Все еще трепещ, он придвинулсь чуть ближе. О деле, прень, думй, о деле. – Полчс нзд я тихонько вышл из комнты, прошл по коридору и посмотрел с блкон вниз. Чейн с Питерсом сидели у фонтн. Просто сидели, ждли чего-то. Я не могл спуститься по лестнице незмеченной и поэтому тоже ждл. И боялсь все сильней, уже готов был откзться от свидния с тобой, но тут Питерс что-то скзл Чейну и нчл поднимться. Чейн повернулся спиной, и я поспешил, пок Питерс не обртил н меня внимния, прошмыгнуть н четвертый этж…

Нверное, Чейн все-тки зметил меня, он что-то крикнул, но я быстренько взбежл н четвертый этж и срзу по коридору к тебе. Чейн тоже поднялся, я видел, кк он прошел к отцу. Я стучлсь, но ты не отзывлся. А потом тот вопль… Я не знл, что делть, вконец перепуглсь и хотел спрятться в коридоре, в темноте – и тут услышл твой голос.

– Ты не видел никого, кроме Питерс и Чейн?

– Нет, я же скзл.

– Угу. – Я с минуту подумл. – Возврщйся лучше к себе, пок не вышел еще кто-нибудь. Питерс и тк уже достл нс своими вопросми.

– О!

– Именно. Уходи. – Я проводил Дженнифер через верхний этж. Он свободно ориентировлсь в темноте. Н лестничной площдке третьего этж мы рсстлись. – Зйду к тебе, кк освобожусь.

– Хорошо, – пискнул он. Д, девчушк перепуглсь до смерти. Д и неудивительно, я см струсил.

Чейн мертв. Моя опор, мой любимый подозревемый. Мой почти поймнный убийц. Ушел в лучший мир. Выходит, я сел в лужу. Првд, можно допустить, что Чейн н кого-то нпл и жертв, обороняясь, убил его.

Я поднялся н блкон, с которого он предположительно был сброшен. Морли с Питерсом змолчли и следили з мной.

– Он носил шерстяные брюки? – спросил я.

– Д.

Н перилх остлись обрывки шерсти, кусочки кожи, црпины. Видимо, Чейн цеплялся з них. Крошечные улики, но они не оствляли сомнений, что убийц столкнул его. Я предствил, кк Чейн стоял здесь и смотрел вниз, может, говорил с кем-то – и вдруг толчок. Скорей всего недостточно сильный. Вероятно, потом его толкнули еще рз.

Порой я чересчур чувствителен. Судьб безвременно погибших не дет мне покоя. Я вообржю, кк все это происходило и что испытл человек, осознв неотвртимость гибели. Упсть и рзбиться нсмерть, по-моему, ужсный конец. Я сочувствовл Чейну больше, чем следовтель обычно сочувствует жертве преступления.

Что чувствовл он в эти секунды пдения? Стрх, отчяние, тщетную ндежду – вдруг удстся ослбить удр, уцелеть?

Я содрогнулся. Чейн будет являться мне бессонными ночми. Я с трудом взял себя в руки и поплелся вниз. Все тело ныло, и нстроение было прескверное.

– Ну-с, вш версия, сержнт. Питерс неприятно порзил мой тон, но он сдержлся.

– Мы крулили мертвец. – У фонтн был рзложен целя коллекция смертоносных орудий, я ее сперв не зметил. – Нше дежурство кончлось примерно через чс. Потом черед Кид и Уэйн. Мне приспичило отлучиться. Выходить н улицу не хотелось, и я отпрвился к себе в комнту.

– Что-то долго вы мочились.

– Дело в том, что мне зхотелось по-большому. Хочешь проверить? Оно еще теплое.

– Поверим ему н слово, Гррет. – Морли не из тех дотошных сыщиков, что готовы в поискх улик обнюхть все грязные горшки. Откровенно говоря, это и не в моем вкусе тоже. Кроме того, я верил Питерсу. Реши он спихнуть кого-нибудь с блкон, он выбрл бы либи поумней.

Похоже, подозревемых нет.

Знчит, ндо нчть все снчл и вновь подозревть всех, принимя во внимние дже мловероятные кндидтуры.

Питерс, кухрк, Уэйн. Кто? По непонятной причине я отдвл предпочтение Уэйну. Это срзу обеляло кухрку, хотя у нее-то либи – комр нос не подточит. Но либи еще не докзтельство.

Доля в нследстве выросл теперь до шестисот тысяч, если стоимость поместья не пдл быстрей, чем рссчитывл убийц.

– Полгю, убийц знет о копиях звещния, – скзл я Питерсу.

– Следовтельно, угроз жизни генерл возрстет.

– Почему?

– Убийц боится, что другие копии тоже будут уничтожены и усилия его пропдут зря. Возможно, он зхочет убрть стрик, пок тот не сжег последнюю копию. Ндо бы точно выяснить, сколько их всего и где они сейчс.

Я похлопл по крмну рубшки, убедился, что моя копия цел и невредим. Хотя никких грнтий нет – я ведь тоже смертей, кк Чейн, Хокес и Брэдон.

Я вспомнил Снэйк и подумл о его кртинх. Ндо принести их в дом.

Но н улице лил дождь, дже хуже – несколько рз сверкнул молния.

– Погодк кк рз подходящя для этого мест, – зметил я. – Не хвтет только жутких звывний и резвых привидений.

– Зто есть кое-что получше, – фыркнул Питерс. – Резвый мертвячок. – Он ткнул пльцем в сторону черного ход.

Мертвец вернулся. Он опять нпл с тыл. Молния осветил его, я пригляделся. Этот рзложился сильнее других.

Питерс выбрл несколько предметов из кучи оружия у фонтн.

– Зймемся им?

– Вот, Морли, кков мой стрый сержнт – смело смотрит в лицо опсности.

– Аг. – Морли тоже подошел к рсенлу. Некоторые вещи ему определенно приглянулись.

– Лдно, двй кончть, эти ребят чересчур нвязчивы.

Я порылся в куче оружия. Все лучшее уже рзобрли. Опоздвшие всегд вынуждены довольствовться объедкми. Придется мне умерить свой кровождный пыл.

35

Морли привлился к огрде фонтн и ощупывл сломнные ребр. Питерс, схвтившись з живот, корчился н полу в луже рвоты, собрв все свое мужество, чтобы сдержть стоны. Я отделлся пустякми: ушиб голени, вывих ступни, чепух, тем более н рзных ногх. В следующий рз, черт с ним, пусть убивют, будет не тк больно.

– Почему ты не скзл, что при жизни этот молодчик был боксером? – прохныкл Морли.

– Нечего н меня бочку ктить! Почем я зню, кто он ткой?!

Повсюду были рзбросны куски труп, некоторые еще шевелились.

– Теперь что?

– Что?..

– Дв труп сожжены, верно?

– Нсколько мне известно, один.

– Об, – выговорил Питерс. Он стоял н коленях, костяшки сжтых в кулки пльцев побелели. Он получил очень нехороший удр в пх. – Куски второго мертвяк покидли в горящую конюшню, когд поняли, что потушить ее не удстся. – Питерс выплевывл слов мленькими порциями, по дв-три зрз, но эт реплик стоил ему нового приступ тошноты, но он уже изверг из себя все и теперь позывы были сухими.

Я сочувствовл сержнту, но был слишком знят своими болячкми, и поэтому учстие мое было не тким уж горячим.

– Звершим хотя бы нчтую рботу. – Я поднялся: куски труп, похоже, снов стягивлись в одно место. Прихрмывя, я обошел поле боя и рзбросл их подльше.

– Тысяч чертей, что стряслось? – услышл я и поднял глз.

Уэйн с Кидом стояли н третьем этже. Готовились принять смену.

– Спускйтесь. Мы совсем выдохлись. Они бросились вниз. Уэйн опередил Кид. Он взглянул н тело Чейн, н куски рзложившегося труп, опять н Чейн.

– Боже, Боже мой! – Ничего лучшего он придумть не смог, только повторил вопрос: – Что стряслось?

Тут к нм присоединился Кид, и я поведл им о последних событиях.

– Боже, Боже мой! – Уэйн безумно испуглся. В первый рз до этих людей дошло, что они тоже смертны.

– Ну-ну. Теперь ты н сто тысяч богче.

– Слушй, ты, плевть мне н деньги. Обойдусь. Они этого не стоят. Дождусь рссвет, чтобы этот гд не нпл н меня, и все – уношу ноги.

– Но…

– Н деньгх свет клином не сошелся. А мертвому от них и вовсе толку чуть. Я ухожу. – Он был близок к истерике.

Я глянул н Питерс. Сержнт доплелся до бортик фонтн, взгромоздился н него и весь сжлся, поглощенный своей болью. Больше у него ни н что не остлось сил.

Морли тоже не помощник. Д он и не знет этих людей и все рвно не смог бы помочь.

Я посмотрел н Кид. Стрик был бледен кк полотно и испугн не меньше Уэйн. Об они зглянули в лицо смерти, ствшей чстой гостьей в их доме. Здесь не тк уж много мест и волей-неволей приходит в голову мысль – чья очередь следующя?

Кид несколько рз судорожно сглотнул.

– Генерл. Кто-то должен зботиться о генерле.

– Пусть см о себе зботится, проклятый ублюдок, – огрызнулся Уэйн. – Я ухожу, я не стну жертвовть жизнью ни з него, ни з его деньги.

Боль мешет сосредоточиться, но моя не был невыносимой и не знимл меня целиком. Я не лишился способности сообржть и сейчс лихордочно обдумывл – что дльше? Кто из трех притворяется и кк ему удется притворяться тк мстерски?

Трудно предствить в роли убийцы кухрку, Дженнифер или генерл. Но что, если убийц несколько? Этот вринт прктически не прорботн. Между тем он объяснил бы многие либи.

Кстти, моя возлюблення, изящня, словно сттуэтк из слоновой кости. Кто он? Скзочня принцесс? Или – дело идет к этому – злодейк с черной душой?

Кто же он? Кто?

С грцией бегемот я спрыгнул с огрды фонтн. Кид и Уэйн немного опомнились и взялись з рботу. Кид сходил в кухню и принес несколько холщовых мешков. Не произнося ни слов, они собрли в них осттки труп и нглухо звязли. Простуд спсл меня от многих неприятных ощущений – я не чувствовл вони.

Морли смирно стоял в сторонке.

– Кк ты? – спросил я.

– Утром смтывюсь. – Он состроил гримсу, сплюнул н пол, нклонился рссмотреть плевок и опять сморщился.

– Ты чего?

– Смотрю, нет ли крови в слюне.

– Д просто весь перемзлся. Он сверкнул н меня глзми и чуть усмехнулся. Я прикусил язык: понятно, рботет нпокз. Пусть, мол, думют, что Морли совсем плох. Впоследствии может пригодиться.

Питерс очухлся.

– Что теперь, Гррет?

– Не зню.

– Кк прекртить этот кошмр, пок всех нс не перебили?

– Не зню. Рзве только рзбежться? Сделть ноги.

– Но в тком случе убийц остнется победителем. И тк Уэйн звтр уходит. Уйти – все рвно что быть убитым.

– А ведь прень облегчет тебе рботу, Гррет, – зметил Морли. Лицо его опять перекосилось. Переигрывешь, дружок, переигрывешь.

– Кк тк? – Сми видите, я был не в лучшей форме.

– Можешь еще одного вычеркнуть из списк.

– Гррет, кк изловить его?! – взорвлся Черный Пит.

Его? Теперь я отнюдь не был в этом уверен. Если Уэйн уходит, Питерс невиновен, то остется только нкинуться н Кид. Но Кид стр и слб, многие преступления потребовли недюжинной силы.

– Нет зцепки, сержнт. Не двите н меня. Вы лучше знете друг друг – вот вы и скжите мне, кто злодей.

– Мы по уши в дерьме. Никто, если рссуждть логически, никто. Рзве т фнтстическя блондинк, которую только ты и видел.

– Я видел, – вмешлся Морли. Я в изумлении воззрился н приятеля Он что, окзывет морльную поддержку?

Не он ли ночью говорил прямо противоположное? Или это был другой Морли? Я и збыл об оборотне, способном превртиться в кого угодно. Или пошливет злой дух, в присутствии которого не сомневлся доктор Стоун?

Чс от чсу не легче.

– Кртин, – шепнул мне Морли. Я нхмурился. – Предъяви кртину, пусть нконец скжут, кто он ткя и чем змечтельн – молчу, конечно, о ее достоинствх в постели.

Может быть, Морли прв. Может быть. Но мне ужсно хотелось послть его ко всем чертям. Сейчс мы в относительной безопсности. С трупом покончено. Убийц тоже скорей всего н время угомонился. Рны ноют не перествя. Мне хотелось убрться подобру-поздорову нверх и зняться делом, от которого меня тк бестктно оторвли, то есть здть хрпк.

Но однжды я н несколько минут опоздл н свидние с Брэдоном – и вот что из этого вышло. Не говоря уж о конюшне и тех кртинх… Словом, ндо ковть железо, пок горячо.

Я встл.

– Питерс, у вс нйдется что-нибудь непромокемое? Плщ, зонтик?

Морли тоже встл, лицо его сморщилось от боли, он ухвтился з бок.

– Зонтик? Ккого черт тебе пондобилось н улице?

– Нужно срочно перенести кое-что в дом. Пит взглянул н меня кк н ненормльного. Допускю, что он не ошибся.

– Нлево, до конц холл и под рку. В бывшем тулете для гостей. – Он по-прежнему говорил отрывистыми, короткими фрзми.

Мы с Морли зшли под невысокую, меньше пяти футов, рку. Под ней окзлсь дверц, ведущя в небольшую нишу. В нише было две двери, одн прямо передо мной, другя слев. Я открыл первую, Морли знялся второй.

З дверкой я обнружил женскую уборную. До сих пор я не знл, что в доме есть тулеты, и ходил н улицу: Возможно, помещение теперь не использовлось по нзнчению. Тм просто устроили клдовку. Плщей я не ншел и пошел проведть Морли.

Его комнтк был, кк и следовло ожидть, мужской уборной. Мрморные пол и стены. Но труб, по которой поступл вод, проржвел. Плщ я ншел, но Морли исчез.

– Ты где?

– Здесь, -откликнулся он из левого звленного швбрми, метелкми и веникми угл.

Морли отыскл еще одну выдвигющуюся пнель. З ней нчинлсь лесенк.

– Позже рзведем.

Среди прочего хлм, нвленного н крышке громдного мрморного унитз – по-моему, н нем могли усесться рзом четыре человек, – я откопл фонрь. Похоже, им срвнительно недвно пользовлись.

Морли выбрлся из угл, и я зжег фонрь.

– Если бы не это, – скзл Морли, – я бы подумл, что уборной лет двдцть не пользовлись.

– Д. – Я облчился в длинный клеенчтый плщ. – Выбери что-нибудь для себя.

Пок Морли возился в поискх одеяния рзмером хоть чуть-чуть поменьше цирковой плтки, я прихвтил еще несколько тряпок, чтобы звернуть полотн Брэдон. Снрядившись тким обрзом, мы смело отдлись н волю рзбушеввшейся стихии.

Н смом деле мы тщились кк черепхи, беспрерывно спотыкясь. У меня почти все силы уходили н то, чтобы не дть фонрю погснуть.

Дул сильный ветер, нс окружли потоки воды. Сверху тоже лило. Гремел гром, сверкл молния, мы кк будто попли н поле жесточйшего сржения, но, несмотря н все препятствия, блгополучно добрлись до коровник.

– Слв Богу, мы ндели плщи, – скзл Морли. – А то промокли бы.

Ншел з что блгодрить, придурок. Все рвно -промокли нсквозь.

Я с трудом докоплся до мест, где припрятл кртины.

– Черт побери! Не тк все плохо.

– А что хорошего?

– Они все еще здесь.

– Проверь все же, нет ли ловушки. Морли пошутил, но я готов был принять его совет всерьез. Впрочем, ловушки не окзлось, мне повезло.

Я встряхнулся, кк вылезшя из воды собк. Морли поствил фонрь и, ругясь, принялся отмхивться от летучих мышей.

– Этих плщей недостточно. Схожу поищу еще. – Он исчез, оствив меня в почти полной уверенности, что больше мы никогд не увидимся.

Однко он вернулся и притщил дв тяжеленных куск брезент. Мы сложили полотн Снэйк в две пчки, звернули и вышли под дождь. Кждый взял по одной пчке.

Я опять промок до нитки и вымзлся по колени в грязи, но кртины не пострдли. Мы добрели до дом, рзделись.

– Нверное, лучше взять их нверх, – скзл я.

Морли взглянул н кртины.

– Психитру его вовремя не покзли.

– Но ккой тлнт! Вот он.

– Я сржен. – Он уствился н портрет блондинки, кк будто хотел проглотить его.

– Пойдем нверх, нслдимся в спокойной обстновке.

Но нм пришлось пройти мимо Кид, Уэйн и Питерс.

– Что это у вс? – поинтересовлся Черный Пит. Причин скрывть првду у меня не было.

– Кое-что из рбот Брэдон. Я спс их из огня.

Им стло любопытно: Брэдон никому не покзывл своих кртин.

– Вот это д! – воскликнул Кид, просмотрев две военные сцены. – Д он больной!

– Нет, – возрзил Уэйн. – Тк оно и было, тк мы чувствовли.

– Чепух, все выглядело инче.

– Зню. Я говорю, тк мы чувствовли.

– Смотрите, мужики, – включился в обсуждение Питерс, – ведь он недолюбливл Дженнифер.

Кк-то вышло, что я спс четыре портрет – блондинку и три Дженнифер. Ребятм повезло, что их изобржений я не вытщил. Они бы не оценили мстерство живописц. Портреты Дженнифер я схвтил просто второпях.

Питерс рзложил кртины у фонтн. Третий (нверное, недвний) портрет Дженнифер я рньше не рзглядывл. Он был смым ужсющим из всех, он словно источл ужс и зствлял усомниться в здрвом рссудке художник.

– Мы знли, что Снэйк псих, но не до ткой же степени. Гррет, не вздумйте покзть его мисс Дженни. Это слишком жестоко, – скзл сердобольный Кид.

– И не собирюсь. Я хвтл нугд. Но вот он, блондинк. Этот портрет я зхвтил не случйно. Вот женщин, которую я видел много рз. Кто он?

Они посмотрели н меня, н кртину, опять н меня. Нверное, подумли, что я тоже не крепок н голову и позволил себе увлечься первым подвернувшимся под руку предметом, но сдержлись и не выскзли своего впечтления вслух.

– Понятия не имею, Гррет, – рубнул Питерс. – Никогд ее не видел. А вы, ребят?

Уэйн и Кид покчли головми.

– Хотя… вроде бы… – промямлил Уэйн. В голове у Кид тоже мелькнул ккя-то мысль, он нморщил лоб, подошел ближе.

– Узнешь? – спросил я.

– Нет. Секундочку… Нет. Просто игр вообржения.

Я не стл спорить. Все рвно докзтельств пок нет.

– Пошли, Морли.

Мы нчли собирть кртины. Теперь Питерс, нхмурившись, рссмтривл блондинку, мучительно пытясь что-то сообрзить. Он побледнел немного, вконец рстерялся, но тк ничего и не скзл. Мы собрли полотн и нпрвились к лестнице. Поднялись н четвертый этж, и я, меня точно подтолкнул кто, подошел к перилм блкон. Питерс и Кид о. чем-то возбужденно шептлись.

У Морли слух острей моего.

– Не зню точно, о чем они говорят, но они пытются убедить друг друг, что это невозможно.

– Они узнли ее?

– Они думют, что он кк две кпли воды похож н ту, кем быть не может. Д, кжется, я не ослышлся.

Все это мне совсем не нрвилось.

36

В гостиной Морли водрузил портрет тинственной дмы н полку у кмин и принялся сосредоточенно изучть его. Я неверно истолковл этот интерес, что простительно: слбость Морли к женскому полу ни для кого не секрет.

– И не мечтй, дружок. Место знято.

– Спокойно. Сдись и смотри н кртину. Не случись чего-то очень вжного, Морли не стл бы говорить со мной подобным тоном. Я устроился поудобнее и воззрился н портрет.

Морли поднялся, здул несколько лмп. Комнт погрузилсь в полумрк. Потом он отдернул знвески. Теперь ничто не скрывло от нших глз неистовствующую з окном бурю. Устроив все тким обрзом,

Морли продолжл изучть кртину. Женщин н ней кзлсь все более и более живой, овлдевл постепенно всем моим существом. Мне хотелось взять ее з руку и увести прочь, спсти от той жути, что нстигл ее.

Буря кк бы перекликлсь с фоном кртины и еще усиливл эти ощущения. Проклятый Снэйк Брэдон был колдуном. Портрет, если долго смотреть н него, действовл дже сильнее, чем пейзж с болотом и виселицей, но природ этого воздействия оствлсь неуловимой, секрет его ускользл от меня.

Я почти слышл ее мольбы о помощи.

– У, ведьм! – пробормотл Морли. – Он зтмевет все. Сейчс мм ее уберем.

– Что ты скзл?

– Тм есть еще что-то. Но нс отвлекет женщин.

Точно. Фон кртины кзлся мне лишь укршением, подчеркивющим ее удивительную крсоту.

Морли взял с моего стол бумгу и с помощью небольшого ножичк вырезл силуэт блондинки – чтобы прикрыть ее.

– Упси тебя Господь испортить кртину. Прирежу.

Я уже знл, куд повешу ее. У меня дом в кбинете кк рз есть пустое местечко.

– Я скорей см себе глотку перережу, Гррет. Твой Брэдон псих, но псих генильный.

Любопытно, Морли нзывет Снэйк сумсшедшим, ведь они никогд не встречлись.

Морли здул еще одну лмпу и зкрыл незнкомку н портрете.

– Будь я проклят…

Кртин не утртил вырзительности, но теперь стли зметны и детли.

– Не думй ни о чем, – шепнул Морли, – просто погружйся в нее.

Я стрлся кк мог.

Снружи черт знет что творилось. Рскты гром, сверкние молний. Вот кк рз вспышк – и тут же н кртине тоже словно вспыхнуло что-то, шевельнулось во тьме.

– Ну?

Это длилось лишь долю секунды – и больше не вернулось. Нпрсно я пялил глз.

– Ты видел лицо? – спросил Морли. – Лицо в тени?

– Д. Но только секунду и больше не вижу.

– Я тоже. – Он убрл бумгу. – Он бежит не от чего-то, от кого-то.

– И к кому-то взывет. Думешь, Брэдон имел в виду определенного человек?

– Бежит от кого-то к кому-то? – уточнил дотошный Морли.

– Может быть.

– К нему, к художнику?

– Может быть. – Я пожл плечми,

– К тебе? Ты ведь…

– Ты скзл, что видел ее.

– Я не уверен. Я видел