/ / Language: Русский / Genre:adventure,

Весьма Опасная Игра

Гэвин Лайл

Профессиональный летчик, в мирное время вынужденный заняться чартерными перевозками по заказу частных лиц, волею судеб оказывается в эпицентре детективного хитросплетения, где в полной мере проявляются его порядочность, смекалка, жизнестойкость и мужество.

Gavin Lyall The Most Dangerous Game

Гэвин Лйл

Весьм опсня игр

Глв 1

В песчную долину между скл – эропорт Ровниеми – беспрерывно прибывли смолеты. Впрочем, этим летом в любом эропорту Финляндии творилось то же смое. Непрерывный конвейер леттельных ппртов был чстью огромного, отлженного мехнизм, нчинвшего бесперебойную рботу, лишь только поток туристов стновился достточно мощным, чтобы опрвдть подъем в воздушный окен рективных лйнеров. Между тем ткя лвин смолетов успешно преврщл эропорты в грязные пыльные пустыни.

В своей иступленной суете они вспхли и исковеркли все поле между стоянкми и зднием эропорт – деревянной постройкой с кофейным бром "Бри" в центре и комндно-диспетчерской бшней н крю. Чтобы пройти к бру, нужно было преодолеть около пятидесяти метров по деревянному с нвесом тротуру, проложенному поверх рзвороченного грязного песк.

Он ждл меня почти в конце тротур.

Я нверняк не отличил бы его от рхнгел Гвриил, не окжись он, кк мне покзлось, несколько коротковт для этого. Если же говорить точнее, он произвел н меня впечтление щеголевтого тип в плще и светлой шляпе, с кучей элегнтного бгж, сложенного под нвесом вдоль тротур тк, чтобы он оствлся сухим.

Покрой и цвет одежды подчеркивли его нефинское происхождение, и я зговорил с ним по-нглийски:

– Вы не обидитесь, если я, стрясь не сломть шею, переберусь через вш бгж?

– Мистер Кери? – спросил он.

– Д, я Билл Кери, – кивнул я и стл внимтельно рзглядывть его до мелочей.

Пончлу мне пришло в голову, что выглядит кк-то неопределенно, и среди всех посетивших меня в тот день мыслей эт потом окзлсь смой првильной.

Он выглядел несколько коротконогим, но не низкорослым. Плщ у него был однобортным, без пояс, ккого-то цвет слоновой кости, отчего смотрелся горздо дороже обычного ширпотреб. Кроме того, он облдл способностью всегд кзться чистым и ухоженным, но без нзойливого впечтления свежекупленного. Его шляп, мерикнскя версия островерхой пнмы для гольф, был того же мтерил. Изящные коричневые туфли с тиснением ручной рботы – из кожи с мягким глубоким блеском. Одежд подчеркивл его состоятельность, но не кричл об этом; он явно привык к ткому стилю, и чувствовлось, что тот был для него естественным.

А вот лицо его, стоящего н изуродовнном летном поле кк рз н широте Северного полярного круг, выглядело неестественно, не вязлось с окружющей обстновкой. Круглое и глдкое, оно по-детски или по-нгельски светилось мягкостью огромных серых глз. И хотя те кзлось воплощением смой кротости, см он не отличлся ею ни в млейшей степени: среди лежщего н тротуре бгж виднелись четыре поношенных футляр с ружьями.

– Извините, сэр. Я – Фредерик Уэлс Хомер, – скзл он, протянув руку. У него был гортнный мерикнский кцент. Свое имя он, видимо, произнес тк, кк привык предствляться, не пытясь произвести н меня впечтление. Я пожл ему руку, он был мленькой, холеной, но крепкой.

– Мистер Кери, не могли бы вы доствить меня кое-куд н вшем смолете?

Эт мысль мокро и глухо больно шлепнулсь в мои мозги. Я змхл рукми.

– Потом, потом. Поговорим после звтрк.

– Звтрк, сэр? Сегодня? Для звтрк вроде бы поздновто.

Он вежливо удивился. Контроль з эмоциями выдвл его возрст – около тридцти пяти, н несколько лет моложе меня по возрсту и н сто лет – по нынешнему смочувствию.

В его змечнии был резон: встретились мы около четырех чсов пополудни. Пришлось деликтно пояснить.

– Я только что прибыл из Стокгольм и пребывю в сильнейшем похмелье. Перед отлетом мне не хотелось ни есть, ни пить, и, по првде говоря, и сейчс не хочется. Но если я собирюсь жить дльше, то ндо все-тки выпить чшечку кофе.

Мысль о кофе вновь вызвл в нем ккую-то неопределенную рекцию, и в связи с этим у меня возник вопрос:

– А кк вы узнли, что это я?

Он мягко улыбнулся:

– Мне скзли, чтобы я искл высокого нгличнин, летющего н мфибии тип "Бобер" и... и одетого кк вы.

Кк бы тм ни было, человек был хорошо воспитн: "одетого кк вы" подрзумевло бейсбольную кепку, тиковые брюки цвет хки, перемзнные керосином, кожную куртку, выглядевшую тк, словно я в ней удлял нгр с поршней (кк, впрочем, оно и было), и мерикнские деснтные ботинки н шнуровке, к првому крепился нож Фрберин для коммндос.

Я многознчительно ухмыльнулся и зявил:

– Вы меня не обмнете. Вы же нстоящий Роберт Е. Ли, знменитый джентльмен с Юг.

С печльной улыбкой он ответил:

– Я ненвижу обмнывть, сэр, но в конце концов мы с ним выходцы из того же смого штт.

Я уточнил:

– Вирджиния.

Он кивнул в знк соглсия, я тоже; зтем, сгибясь в три погибели под тяжестью его бгж, я зшгл в тот чертов "Бри".

Получив свой кофе, черный и очень горячий, в огромной чшке, я нпрвился в тихий уголок воевть с ним один н один. Однко куд рньше, чем я успел что-то сообрзить, кто-то резко отодвинул стул с противоположной стороны стол, шлепнулся н него и тк же резко придвинулся к столу. Роберт Е. Ли никогд не позволил бы себе ткого с человеком, стрдющим с похмелья. И в смом деле это был он, Вейко. Он спросил:

– Когд ты собирешься зкончить рботу н компнию "Кй"?

Он обртился ко мне по-нглийски, но дже в моем состоянии я срзу смог почуять, что ему от меня что-то ндо. Обычно мы рзговривли друг с другом по-шведски. Финский язык – один из труднейших в мире, и я никк не могу добиться нужной беглости речи. Но чще мы с Вейко вообще не рзговривли. Он смый большой жулик в Лплндии. Я ничего не имею против рзговоров с жуликми, но только не с теми, о которых всему миру известно, что они жулики. Однко я не знл, что з феру проворчивл он в этом году.

– Убирйся, я до смерти знят.

Он нклонился ко мне через стол.

– Для тебя есть рбот, если ты быстро рзвяжешься с "Кй". Не здесь, в Швеции.

Я сосредоточенно уствился н него. Нет, он не походил н Дед Мороз, он просто выглядел, кк смый большой лплндский жулик: низкорослый, очень плотный мужчин в двубортном костюме из полостого, зеленого с черным, мтерил, нстолько же соответствующего Лплндии, нсколько соответствовл бы ей тигр. Лицо – достточно полное (что не типично для нрод, любящего кртошку), но глдкое и не обветренное.

Я отхлебнул кофе.

– Что з компния предлгет рботу?

Потом я придумл вопрос получше:

– Кков твоя доля?

Он рскинул руки и улыбнулся счстливой, открытой улыбкой продвц подержнных втомобилей.

– Всего несколько процентов.

– Когд нчинть?

– А скоро ты зкончишь с "Кй"?

Я вернулся к кофе.

– Не могу. Контркт зключен до первого снег.

– Врешь, – улыбнулся он еще шире. – "Кй" тких контрктов не зключет. Когд ты освобождешься?

Я глотнул еще кофе. Он делл свое дело, и лишь теперь я до конц понял, что весь подход Вейко был, вероятно, способом выяснить, ккой рйон для "Кй" я обследовл. Ткое вечно происходит, когд в рйоне, где одн фирм полгет обнружить ценные минерлы, вдруг стновится зметен интерес другой поисковой фирмы. И Вейко был тем идельным человеком, которого следовло бы ннять, чтобы выведть, чего я тут нщупл.

Конечно, если дже вдруг предствить, что все, кроме северных оленей, не ведют, что Вейко был жулик, то теперь-то кждый должен был зподозрить нелдное.

– Что это з рбот? – спросил я. – Поиск? Доствк?

– Тебе объяснят н фирме. Когд ты сможешь нчть?

– Я не могу. У меня контркт с "Кй". А почему ты не предложишь эту рботу Оскру Адлеру?

Адлер был единственным, кроме меня, пилотом гидроплн, рботвшим тем летом в Лплндии.

– Сумсшедший дом, – он снов рзвел рукми. – Эт рбот требует взлетть кк с суши, тк и с воды. У него не мфибия; здесь только у тебя есть смолет и с поплвкми, и с колесми.

Вот это было првдой.

– Извини, – покчл я головой. – У меня контркт с "Кй".

Мне зхотелось еще кофе. Когд я оглянулся, Вейко кк рз вствл из-з стол. Он не кзлся озбоченным, кк можно было ожидть после потери своих нескольких процентов. Или после того, кк он ничего не рзнюхл о рйоне, где я знимлся изыскниями для "Кй".

Возможно, я был исчдием д. Контркт мой с "Кй" отнюдь не тянулся до первого снег. Мне оствлось обследовть всего один рйон – рботы, скорее всего, недели н две.

Но Вейко все же не кзлся мне Дедом Морозом.

Я прикончил вторую порцию кофе, но руки все еще трепетли, кк боевой флг. И все же я в конце концов взбодрился до того, чтобы смог понять, что следует сделть в первую очередь: достть пив.

В любом эропорту Финляндии при покупке пив единствення проблем в том, что вы его купить не можете. Финны, если по-крупному, делятся н тех, кто потребляет пивом и отстивет это прво, и тех, кто оствил его в покое и думют, что будет лучше, если и остльные сделют то же смое. Стдо этих последних протщило зконы о спиртных нпиткх. Первый из них глсит, что в Лплндии, в любом месте севернее Ровниеми, вы не можете купить не только что бутылки, исключя полдюжины туристских отелей – и сткн спиртного. Это способствовло появлению множеств нелегльных домшних производств и мссовой торговли смогоном в импортных упковкх из-под нстоящего спиртного. Я см летел пру рз вез ткое, когд случлся порожний рейс с юг.

Второй зкон утверждет, что не положено пить спиртное в эропортх. Неплохя идея, чтобы пилоты не взлетли пьяными, но он нисколько не помогет пилоту, по долгому жизненному опыту знющему, что единственный способ обуздть похмелье и привести себя в норму – это бутылк пив. Лучше две.

К счстью, внизу в нгре был человек, который половину своих доходов добывл врчевнием пилотов от похмелья. Я уже встл, чтобы пойти зняться небольшим техническим обслуживнием, когд вошел Фредерик Уэлс Хомер.

Он улыбнулся мне и подошел, зтем сел.

– Ндеюсь, вы уже нбрлись сил, сэр?

– Дел идут н лд, во сяком случе.

Я снов сел и зкурил. По крйней мере нужно было принести извинения. Я буркнул:

– Прошу прощения з поведение н улице...

– Збудьте, сэр. Вы плохо себя чувствовли, – он печльно улыбнулся. – Долететь из Стокгольм в тком состоянии вполне может считться достижением. Полгю, это около пятисот миль? Я чувствую себя спокойным, собирясь отдться в вши руки.

Я укрдкой покосился н него. Это могло быть сркзмом, но было скзно совершенно открыто, тем же тоном, кк он произнес свое имя.

– Не уверен, что рзделяю вшу убежденность. Встреть см я пилот в состоянии подобного похмелья, впредь стл бы путешествовть в подводной лодке.

В ответ он просто улыбнулся.

– Но в результте вы считете, что в состоянии отвезти меня, сэр?

– В звисимости от того, куд и когд.

У меня не было большого желния брть его куд бы то ни было. У меня был контркт с компнией "Кй" и я здолжл ей рботу до смой полярной ночи. Но вы же не чсто встречете в Лплндии джентльмен с мнерми Роберт Е. Ли. По дороге в Стокгольм я встретил в Хельсинки пру директоров из "Кй", но у них не было подобных мнер. Пожлуй, у них мнер вообще не было. Я потртил для них н эросъемку больше пяти недель, но не обнружил н земле Финляндии и крошки никеля; вот потому и стл бездельничть. Полет в Стокгольм н уик-энд это кк рз докзывл.

Он не отствл:

– С Вшим зннием этой стрны, ндеюсь, вы в состоянии помочь мне, сэр. Я ищу медведей.

– Медведей? – Тут я вспомнил чехлы с ружьями н улице. И покчл головой.

– Вм трудно будет получить лицензию н медвежью охоту. Он бывет глвным обрзом весной. Я где-то читл, что финны отстреливют только сорок одиночек в год.

Он срзу кивнул и продолжл ждть.

Я в змештельстве молчл. Я знл, где есть медведи. Вести вирзведку полезных ископемых ознчет в большинстве случев летть не выше ст метров, н одномоторном смолете – еще и проводить время, рзглядывя землю, в поиске площдок н тот случй, если н одинокий мотор нпдет соння болезнь. В Финляндии, стрне по преимуществу лесной, это не очень помогет, но в зто позволяет узнть, что происходит н земле. И з последние две недели я видел пять медведей, или одного и того же пять рз.

Тут были две згвоздки. Первя состоял в том, что высживя его н этот клочок медвежьего зповедник, я мог ручться, что высдк произойдет в смом центре рйон моей вирзведки. И будь он шпионом конкурирующей компнии, ткя оперция – не лучшя зтея. Но до сих пор я, прво, не верил, что он шпион.

Теперь перейдем к згвоздке номер дв.

– Смотрите, – скзл я. – Я могу вс высдить возле того рйон, где я недвно видел нескольких медведей. Вся неприятность состоит в том, что тк я нрушил бы зкон.

Он вежливо приподнял брови и стл ждть объяснений.

– Этот рйон объявлен зпретной зоной. По крйней мере для смолетов. Он простирется вверх и вниз по грнице с Россией в ширину миль н сорок пять. Вся зон – территория Финляндии, но финны сделли ее зпретной в знк мирной иницитивы. Тк что Россия не зхочет никких извинений, если вдруг столкнется со шпионжем. И финны отнесутся к вм весьм серьезно, если поймют в этой зоне.

Меня они не поймли. Пок. Чстично потому, что их рдр был слишком несовершенен, чстично потому, что высоты вирзведки вообще лежт горздо ниже зоны действия рдров. А в общем-то вся обследуемя фирмой "Кй" площдь лежл целиком в зпретной зоне.

"Кй" прикрыл себя, выдв мне подствной контркт н рботу в рзрешенном рйоне много зпдней, и кое-что сделл для прикрытия меня (поскольку именно мне предстояло отпрвиться в тюрьму), выплчивя почти вдвое больше нормльной ствки. И потому я имел более чем достточно основний для сохрнения рйон моих поисков в секрете.

Но, впрочем, я не думл, что Хомер был гентом првительств Финляндии.

– Я не возржю доствить вс туд, – скзл я.

– И нходиться тм, в той зоне, для Вс не будет првонрушением. Но только я не желю, чтобы кто-то знл о том, кк вы туд попли. Пок вы тм, я предпочел бы, чтобы никто не знл, где вы, когд вернетесь, – чтобы никто без исключения не знл, где вы были. Тк можно сделть нш полет довольно безопсным, вы соглсны?

Он подумл, зтем кивнул.

– Это вполне приемлемо для меня, сэр. В смом деле, поскольку вс не следует подвергть ненужному риску, я должен буду соглситься. А вы уверены, что все пройдет удчно, сэр?

Я отмхнулся.

– Уверен. Когд вы собиретесь в дорогу?

– Кк только вы готовы будете лететь.

Я глянул н чсы. Было около пяти чсов вечер, что оствляло нм дв чс дневного свет, после него долгие сумерки. Мы были н пороге осени, кк рз в пору переход от летних бесконечных дней к долгим – долгим темным ночм лплндской зимы.

– Лдно, – скзл я. – Вспомнил, есть тм ккя-то стря рзвлюх. Не зню, подойдет ли он, поскольку пролетел нд ней рзок – и только, но все рвно это лучше плтки. Полгю, припсы вы прихвтили?

– Полгю, у меня есть все, включя двухнедельный зпс еды. Может быть, потом вы доствите меня куд-нибудь еще?

– Никких проблем, – тут я нчл удивляться, сколько же, по его рзумению, ндобно охотиться, чтобы убить медведя. – Долго вы плнируете здесь оствться?

– Я рссчитывл недель пять – шесть. Для нчл, во всяком случе. Вы сможете здержться здесь тк ндолго?

Он спросил это с легкой искренней тревогой, словно мог случйно нрушить мои великие плны.

– Я здержусь до тех пор, пок будет рбот. Для пилот он может нйтись и проклятой долгой зимой.

Возможно, я скзл это от чистого сердц, потому что он покосился было н меня, но зтем снов любезно уствился в сторону.

Я встл.

– Встретимся н улице через четверть чс. Мне ндо увидеть одного человек в нгре. Идет?

– Отлично, сэр. Я нчну грузить свой бгж, если вш смолет не зперт.

– Он не зперт. И достточно двно.

Я улыбнулся и кивнул головой, что было ошибкой, поскольку голов болел все сильнее, и зшгл дльше, рзмышляя о том стиле жизни, при котором можно выделить пять – шесть недель, чтобы нйти и убить медведя.

Техник из нгр узнл меня, и не успел я приблизиться, в одной руке он уже держл бутылку, в другой открывлку.

Половину бутылки пив я выхлебл единым духом, вторую половину стл потягивть понемногу.

Некоторое время погодя он спросил:

– Кк дел в Стокгольме?

Он говорил по-шведски, чтобы облегчить мне рзговор.

– Прекрсно, нсколько я в состоянии вспомнить.

– Что скзл человек от "Де Хэвиленд"?

Я летл туд специльно, чтобы узнть, что предложит гент фирмы-изготовителя сделть с "Бобром", дбы сохрнить его для следующего сезон.

– Он был очень вежлив и любезен. Во всяком случе, он не рссмеялся.

– Он скзл, что тебе нужен новый мотор?

– Он скзл, что мне нужен новый смолет.

Техник мрчно покчл головой.

– Это и я мог тебе скзть. Но тебя бы это огорчило.

"Бобры" относились к смым прочным смолетм, построенным в нше время. Проектировли их для сельскохозяйственных рбот в условиях Кнды, но дже "Бобры" стреют. Мой "Бобер" пострел з несколько секунд, когд некий пилот финских ВВС попытлся мягко посдить его н небольшом озере. Кое-кк военные вытщили его из лес и сбыли по бросовой цене – мне. Я проделл всю рботу, н которую был способен, вроде устновки пропеллер, но один из поплвков тк и не смотрел по линии, фюзеляж был деформировн нстолько, что ни одн дверь плотно не зкрывлсь, подшипники мотор ходили ходуном, кк здниц кинозвезды.

– Он нзвл тебе стоимость кпитльного ремонт двигтеля?

– Он скзл, что если отремонтировнный двигтель рзовьет полную мощность, то весь смолет рзвлится в воздухе.

Техник снов покчл головой.

– Может быть, ты сможешь нйти рботу н зиму.

Это всегд было проблемой. Большинство чртерных рейсов и вся вирзведк прекрщлись с первым снегом. Кких-то несколько лет нзд мне удвлось нходить рботу зимой в Норвегии, или в Гермнии, или в Австрии; но теперь тм получили слишком много витехники собственного производств. Прошлой зимой пришлось ствить "Бобр" н ремонт в Хельсинки; похоже, то же смое предстоит и в этом году.

Но дже рбот зиму нпролет не позволил бы мне купить нового "Бобр"; все, что мне для этого было нужно, – нйти никель. По стрым договорм с "Кй" рзмер премии был тков, что покупку можно было сделть немедленно.

Я спросил:

– Мик длеко?

Техник кивнул в конец нгр. Я прошел туд. Мик прислонился к стене, нблюдя з человеком, возившимся н верстке с блоком электронной ппртуры.

По оклду, который я ему плтил, Мик был моим ссистентом. Он сдился сзди меня и следил з зписями мгнитометр и сцинтиллометр, когд они выходили из строя, их ремонтировл. Кк окзлось вскоре после того, кк я его ннял, он с новенькими првми пилот искл нстоящую рботу, не собирлся протирть штны нблюдя з электронной бессмыслицей.

Я постучл Мику по плечу и он встрепенулся, отогнв грезы о комндовнии всей рективной вицией Финляндии.

– Смописец уже в порядке? – спросил я.

Он покзл н блоки н верстке, пояснив без особого интерес:

– Нужно сделть пру новых детлей. Кк результты в Стокгольме?

– Когд прибор будет готов?

Мик пожл плечми.

– Ближе к вечеру.

– Я должен перебросить одного охотник, недлеко, н несколько миль. Вернусь через пру чсов. Если к тому времени смописец не будет готов, сними нм где-нибудь пру комнт, но только не в "Полярном".

Оствь его без четких укзний, и он зкжет нм лучшие номер в городе. По его мнению некоторя нглость должн помогть пилотм поддерживть себя н должном уровне.

Мик пожл плечми и вновь подпер стену.

– Лдно, – бросил я. – Придется мне идти зрбтывть нм н хлеб. Не порти глз, нблюдя з чужой рботой.

Пок я ходил в нгр, Хомер погрузил в "Бобр" большую чсть своего бгж, и дже рзместил его рзумно относительно центр тяжести. Он до этого летл н млых смолетх. Я сбросил н его ящики грузовую сеть, привязл ее по углм, и мы были готовы к вылету.

Глв 2

Курс н север я держл до тех пор, пок мы не покинули зону видимости Ровниеми. Сидевший спрв Хомер к этому времени снял плщ и шляпу. У него были тонкие, вьющиеся, почти белесые волосы, придввшие нгельский вид. Серые венецинского сукн слксы и коричневя с черным кшемировя спортивня куртк только прибвляли впечтления о рзмере его счет в бнке. Он уловил мой взгляд и отстегнул привязные ремни. Сиденья "Бобр" – отнюдь не клубные кресл, но он довольно легко приспособился.

Я зкурил, он откзлся. А через некоторое время спросил:

– Где именно вы собиретесь меня высдить, сэр?

Ему пришлось кричть это довольно громко, чтобы перекрыть шум воздух, врыввшегося внутрь по периметру дверей кбины.

Я передл ему крту и ткнул в то место, куд держл курс.

– Здесь мленькое озеро, срзу же у речки Верийоуки. Вм нужно будет отыскть струю хижину примерно в миле к северу, в пяти милях выше по течению должны быть медведи.

Некоторое время он изучл крту, но из-з мелкого мсштб т был слишком грубой, чтобы сделть ккие-либо выводы о медведях, кроме одного: судя по ней, это был один из пустейших уголков Финляндии.

Зтем Хомер спросил:

– А местность тм ткя же, кк под нми, сэр?

Я посмотрел вниз из окн.

– Очень похож. Возможно, немного склистее. Мест вокруг везде примерно одинковы.

Мы перевлили через гряду невысоких гор, идущую с восток н зпд. Деревья, большей чстью кндские ели, были рскидистыми и приземистыми, пытвшимися нйти тм внизу хоть ккие-то средств к существовнию. Кндскя ель пустит корни в клочок коврового мх, если нет ничего лучшего, однко вершины некоторых гор тк и остлись голыми склми. Среди деревьев просвечивл серый сушняк, рухнувший во время зимних бурь. Мы нходились у полярного круг.

Хомер спросил:

– Вы считете, я буду тм совершенно один?

– Д, скорее всего, н двдцть пять миль вокруг тм нет ни души.

Эти Кемийонки-Верийоуки рсположены в том месте, которое н крте выглядит большим выступом Финляндии в Россию в восточном нпрвлении. Фктически скругление грниц произошло инче: после войны Россия вклинилсь севернее и южнее этого выступ, Среди сообржений, по которым это было сделно, фигурировли никелевые рудники Петсмо; вот почему поиски новых месторождений никеля считлись столь приоритетной рботой.

Русские не зхвтили выступ, потому что влдение им ничего им не двло. Лесомтерил был слишком тонок, чтобы с толком его рзделть, земля слишком кменистой, чтобы ее возделывть. И никто не ншел в ней хоть кких-нибудь полезных минерлов. Пок. И все, что было здесь – это склы, или медведи, или охотники з первым и вторым.

Мы летели, рзделенные грохотом стремительно стреющего "Бобр". Потом я спросил:

– Вы прибыли сюд только чтобы поохотиться н медведей? Я считл, что медведей полно и в Шттх, и в Кнде.

– Они есть тм, сэр, и я собственноручно подстрелил несколько штук. А теперь я хочу попытться добыть европейского бурого медведя.

Я тщтельно подобрл слов, тон и осторожно спросил:

– Что вы делете в свободное время. У вс свой бизнес?

Он мягко улыбнулся.

– Нет, я только охочусь. Я рстрчивю свою жизнь н охоту, еще путешествую с целью охоты. Это все, что я люблю делть.

Я ухитрился просто кивнуть, удержв глз н измерителе двления мсл. Всякие бывют виды безрботицы. Потом повернул голову нпрво, посмотрел н него и спросил:

– Вы в смом деле охотитесь? Вы не идете по следу Волков?

Он выглядел искренне оздченным.

– Не думю, что я вс понял, сэр.

Я кивнул.

– Извините, не знл. Волков – это нш легенд о клде, спрятнном здесь, в Лплндии. Обычно один-дв человек рзыскивют его здесь кждое лето.

– В смом деле, сэр? – он выглядел зинтересовнным, но только тк, из вежливости. – Не знл, что тут спрятн клд.

– Ну, по-моему, его тут нет. И дже если он и был, то, думю, двно исчез; более того, лично я считю, никким клдом тут никогд не пхло. Однко есть сорт помешнных, которым нрвится в него верить.

– Вы когд-нибудь рсскжете мне эту историю?

– Кошмр! Историй столько, сколько и людей, его ищущих; у всех своя точк зрения. Пончлу считлось, что Волков был выходцем из приполярной России, богтым инженером или кем-то в этом роде, из Мурмнск, н северном побережье. Когд нчлсь революция, зимой 1917-1918 год он здумл сбежть и взял курс н Финляндию. Т только что получил незвисимость. Он тоже зхотел незвисимости для себя, жены и состояния. Жен сюд добрлсь, он и дргоценности – нет. Тк что где-то здесь, – я очертил рукой угол около 270 грдусов, – лежит его выбеленный временем скелет, скрывющий в грудх костей мешочек золотых и бывших в употреблении црских зпонок.

– Тк в них и состоит клд, сэр?

– Только Бог знет, из чего он состоит; из тех, кто приезжет н поиски, никто толком ничего не знет. Рссчитывют узнть, когд нйдут.

– А миссис Волков, что случилось с ней?

– Волков, – мшинльно попрвил я. – В русском языке фмилии имеют и женские окончния. Д, это хороший вопрос. Никто никогд не встречл ее. Считется, он покинул Финляндию; и вместе с тем кждый новый слух был вызвн тем, что он где-нибудь обнруживлсь. Вспомните, все это было сорок лет нзд. Он двно могл умереть.

Я бросил сигрету н пол и рздвил носком ботинк. Н днях я пришел к мысли устновить н своем "Бобре" пепельницу, инче в один прекрсный день пол может провлиться, он мне был пок что очень нужен.

– Что до меня, то я не понимю, почему, если клд всегд был здесь, он в двдцтых годх просто не вернулсь и не збрл его. Или почему, когд стрин Волков погибл, он просто не сунул хотя бы чсть дргоценных кмней или золот себе в крмн.

Он сочувственно покчл головой.

– Вс ннимли, чтобы попытться нйти его, сэр?

– Время от времени. Я не люблю ткую рботу: в конце концов, когд не нходят клд, это отбивет желние плтить.

Хомер улыбнулся. Вскоре я повернул н восток и нчл снижться, чтобы окзться ниже зоны действия рдров, прежде чем войти в зпретную зону.

Озеро, н которое я держл курс, нходилось в зпретной зоне и теперь до него оствлось около двдцти миль. Оно было ярдов 400 длиной с зпд н восток, и большей чстью около 50 шириной. Проблемы для посдки создвл островок н рсстоянии двух третей длины озер от восточного берег. Островок обрзовывл пролив в форме бутылочного горл шириной всего 20 ярдов и приводил к тому, что посдк н озеро кзлсь сомнительной зтеей.

Для нчинющих пилотов, возможно, тк все и было. Но я успел стть стрым тертым волком, и уже вдоволь нкрутился в этих крях, сжя гидроплн в смых сомнительных местх. А то, что место выглядело непривлектельным, было одним из его преимуществ: н этом острове под грудой хворост у меня был куч книстр с бензином, тк что я мог зпрвляться горючим, не возврщясь для этого в Ивло или Ровниеми. Зня длительность моих полетов, Вейко и Оскр Адлер могли зподозрить, что у меня где-то был промежуточный склд, но я ндеялся, что по виду озер они не догдются, где он.

Я сделл круг нд хижиной в лесу, чтобы покзть Хомеру, в ккую сторону от озер он нходится, зтем пошел н посдку. Н восточном крю озер был небольшой песчный пляж, я выпустил под водой колес и згнл "Бобр" н него, чтобы мы могли выгрузиться, не змочив ног.

Первое, что сделл Хомер, – открыл один из своих ружейных футляров и вытщил тонкую одноствольную склдную винтовку с предохрнительными кольцми вокруг мушки. Доств коробочку птронов, пять из них вствил в мгзин, потом збросил винтовку н плечо. И только тут зметил, кк я пристльно слежу з ним.

Он улыбнулся.

– Вы говорили, что в здешних местх есть медведи, сэр. Я не могу вм не доверять.

Вполне спрведливо. Почему медведям нужно было ждть до звтр, чтобы свести с ним счеты, если он уже был под рукой?

Я принялся сбрсывть его бгж.

– Ккими ружьями вы пользуетесь? – спросил я.

– Все фирмы Прди, в Лондоне. Не помню, чтобы стрелял из кких-то других. Для медведя у меня "Мгнум 300", – он тронул винтовку н своем плече. – Зтем винтовк 7, 62 н случй, если нйду лосей. И еще пр ружей.

– Кких?

– Вы, вероятно, нзвли бы их дробовикми, сэр.

– Мне кжется, что "Мгнум 300" немного легковесен для стрельбы по медведю, – скзл я просто тк, чтобы поддержть беседу.

Я знл охотников, любящих поспорить о весе и клибре пуль. Моим же единственным средством при появлении медведя был немедленный взлет.

Он мрчно покчл головой.

– Есть точк зрения, вполне совпдющя с вшей, сэр. И если вы нмеревлись бы зстрелить из ткого ружья зверюгу с толстой шкурой, то я бы с вми соглсился. Но у медведя шкур мягкя, и вы, конечно, не збыли, что существуют специльные птроны "мгнум". Конечно, если вы при этом будете нходиться достточно близко.

– Близко?

Он посмотрел н окружющие тонкие серо-зеленые деревья и тяжелые влуны, сливвшиеся с подлеском и опвшими веткми, которые не рсчищлись с незпмятных времен.

– В ткого род местности, – скзл он, – 20 ярдов было бы достточно.

– Боже, – вздохнул я.

Я не мог себе дже предствить Фредерик Уэлс Хомер с его нгельски-детским личиком, дже с "Мгнумом 300" от Прди, окзвшегося в 20 ярдх от медведя. Но потом, кк следует подумв, я зключил, что, может быть, его невозмутимость – именно то, что нужно в поединке с медведем.

Он скзл почти примирительно:

– Возможно, вы догдыветесь, сэр, что смысл охоты, кк рисковнной игры, зключется в том, чтобы окзться близко.

– Конечно, – тут же ответил я, словно действительно догдывлся, и продолжл сбрсывть бгж.

Но тут я вспомнил об одном нмерении, которое обдумывл не меньше пры лет.

– Возможно, вы мне сможете помочь советом, – скзл я. – Я подумывл приобрести ккое-нибудь ружьишко, только н случй иногд случющейся вынужденной посдки. Знете, чтобы подстрелить ккую-нибудь дичь н ужин. Но еще приятнее иногд использовть его, когд ккой-нибудь медведь попытется звлить н ужин меня. Могу я это сделть с помощью одного ружья?

Он срзу же ответил:

– Двендцтый клибр.

– Дробовик? А что он сделет медведю?

Хомер улыбнулся.

– Вы удивитесь, сэр. Если нходиться в нужном месте и подобрться близко, двендцтый клибр без сомнения звлит медведя.

– Рз мне дют ткой совет, я не хотел бы подбирться близко.

Он снов улыбнулся.

– Но вы же можете взять для двендцтого клибр литую пулю. Т свлит медведя н рсстоянии ярдов 60, то и больше. С пулей в одном стволе и дробью н дичь в другом вы получете нстолько гибкие возможности, нсколько это может дть одно ружье. Может быть, вы позволите мне нписть фирме Прди от вшего имени, сэр? И когд вы следующий рз будете в Лондоне, ...

– Остновитесь н минуту, – скзл я. – Ткие вещи стоят денег, верно?

Он кзлся слегк огорченным.

– Все звисит от выбрнных вми укршений, но я полгю, около тысячи доллров з штуку.

Я ухмыльнулся.

– Я всего лишь пилот сельскохозяйственной виции. Все, чего я хочу, – это оружия для зщиты в непредвиденных случях. Возможно, я смогу подобрть двендцтый клибр в Ровниеми или Ивло, но здесь я ничего не слышл о литых пулях. Тк что если вы объясните мне, где их зкзть, я буду блгодрен.

Он опять просиял.

– Если вы мне позволите, я счстлив буду их достть. Полгю, что вм пондобилсь бы лицензия н импорт, рз у меня он уже есть...

– Спсибо.

Мы добрли осттки его бгж, теперь уже сложенного стопкой н берегу. Будь я см джентльменом из штт Вирджиния, я, возможно, вырзил бы готовность помочь перенести его прямо к хижине. Но до не было больше полумили, время шло к зкту: я не хотел рсплчивться тм, в Ровниеми, издержкми ночной посдки.

Он, без сомнения, н помощь и не рссчитывл, потому что вытщил нечто, похожее н чековую книжку в темном переплете из змеиной кожи, и скзл:

– Я обязн вм з рейс, сэр. Сто доллров покроют все рсходы?

Я быстро сделл в уме небольшой пересчет – в Лплндии не чсто встретишь доллры – и скзл:

– Примерно вдвое больше, чем нужно.

Он кивнул, зполнил чек и передл мне. Это был дорожный чек "Бэнк оф Америк", н сотню доллров.

– Но все же это вдвое больше, чем нужно.

– Вы не просто доствили меня сюд, сэр, но сделли это не привлекя чьего-либо внимния, и, нконец, я полгю, в нербочее для вс время. Вы были очень добры, – он сунул чековую книжку в крмн. – Возможно, сэр, вы могли бы нвестить меня в ближйших две недели, если сможете нйти кое-что из этих вещей?

Хомер протянул мне клочок бумги.

Это был всего лишь список всяческого консервировнного хлм и прочего провинт, который в Ровниеми или Ивло я мог приобрести, дже не переходя через улицу. Список был нписн н листке почтовой бумги с грифом "Фредерик Уэлс Хомер", оттиснутым мелким кллигрфическим шрифтом в одном углу, и с дресом ккого-то вшингтонского бнк под ней.

Я спрятл листок подльше. Хомер быстро и небрежно писл в кком-то мленьком почтовом блокноте с той же смой бумгой. Когд он передл листок мне, внизу я увидел дрес фирмы Прди в Лондоне.

– Если вы вложите это в конверт с тким же дресом, то, уверен, литые пули придут через несколько дней.

– Спсибо. Я згляну снов в ближйшие две недели. Вы будете здесь совершенно один; до ближйшей дороги больше двдцти миль и между нею и вми местность непроходим. Тк что если прострелите себе ногу или вс изувечит медведь, никто не узнет об этом дже тогд, когд будет уже слишком поздно. Это вы понимете?

Он улыбнулся.

– Я уже бывл в одиночку в безлюдных местх, сэр.

– Лдно. Но эти мест куд более дикие, чем кжется. И нельзя дть зхвтить себя снегу. Мы ожидем его только через месяц, но если он пойдет, вм не следует оствться в этих лесх. Озер нчнут змерзть, и я не смогу сесть. Тк что, если пойдет снег, то н следующее же утро возврщйтесь н берег, и я вс зберу.

– Тк я и сделю, сэр.

Я чувствовл себя неловко в роли школьного нствник, читющего лекцию, но был еще одн мысль, которую следовло выскзть нпоследок.

– Русскя грниц приблизительно в двдцти пяти милях в ту сторону, – я кивнул головой н восток. – Не приближйтесь к ней слишком близко.

Он тут же кивнул в ответ и скзл:

– Спсибо з нпоминние, сэр.

Мы не обменялись рукопожтием, что для обычных мерикнцев стло бы стрнным, но для него вовсе не случйным. Он выбрл жребий быть определенного сорт Англичнином, со своими сверкющими коричневыми ботинкми и ружьями от Прди. И с тягой к отшельничеству, к дикой жизни в отдленных местх. Ведь если мои предствления о социльной истории были верны, все это было нглийской по происхождению идеей.

Глв 3

Н этот рз Мик снял для нс дешевый пнсион. Н ужин следовло выбирть или вреное мясо, или голодовку, но тк кормили в большинстве пнсионов Финляндии. Ужин мы пережили, но позже меня нчл мучить жжд.

У Мики был девушк, он зхотел с ней встретиться, тк что я прогулялся до "Полярного" и принял пру сткнов ликер из морошки.

Улицы были пусты; в Ровниеми почти нет ночной жизни, пок ребят, покинувшие пределы здешнего военного эродром, не прибывют н субботний вечер.

Я уже подходил к последнему перекрестку перед пнсионом, когд н меня нпли. Срзу трое. Один збежл мне з спину, обхвтил рукой горло и крикнул двум другим, что пор. Когд они подходили, я уловил блеск "пуукот", одного из этих неприятных мленьких финских ножей с згнутым концом.

Будь у них опыт, все бы зкончилось прежде, чем я сообрзил, что случилось. Но остновились они слишком длеко, хотя если и были неопытными, то, похоже, стрстно желли попрктиковться.

Тот, что позди, был немного ниже меня. Я кк можно сильнее нклонился вперед, чтобы принять его н спину, зтем рвнулся в обртную сторону. Он рухнул н тротур, я н него. Стон его пронесся мимо моего ух кк протяжный гудок сирены корбля, рук бессильно болтлсь веревкой. Я сктился с него, когд первый тип с ножом "пууко" споткнулся о его ноги, пытясь достть меня. У меня был нож "Ферберин", прикрепленный к првому ботинку, но не было времени его доствть. Леж н земле, я пытлся удрить ногой ему по лодыжке, и промхивлся, но это зствляло его увертывться. Он полоснул ножом сверху вниз, пытясь достть мою ногу, но тоже промхнулся.

Третий бегл вокруг, пытясь достть меня сзди.

У меня еще оствлсь моя бейсболк. Я сдернул ее, нвернул н левую руку и резко выбросил ту нвстречу ножу, одновременно силясь подняться н колени. Нож проткнул ее нсквозь, но нткнулся н козырек, и увлекемый движением моей левой, отклонился в сторону. Я двинул противник в солнечное сплетение, поднырнул под его плечом и, окзлся сзди, зствил зхрипеть и сложиться пополм. Теперь у меня было время. Я отстегнул свой нож от ботинк и помхивл им перед собой, чтобы третий знл, н что идет. Он остновился. Я двинулся вперед. И только чтобы избежть неприятных неожиднностей, пнул первого с ножом по щиколотке, когд проходил мимо. Пнул очень сильно. Он рухнул с грохотом, вздымя тучу пыли.

Третий прень окзлся юнцом с длинными светлыми волосми, в темной кожной куртке, не слишком сильным в поножовщине. Но в его рсчеты и не входило учстие в серьезной схвтке, рзве что только в легкой и приятной резне... Свой нож держл он слишком высоко. Я приближлся, пригнувшись и выствив левую руку, провоцируя н удр. Он н это поплся, и я сделл выпд низким прямым уколом в нпрвлении его промежности. Нож не достл его где-то н полфут, но мысленно он уже предствил возможный результт, непроизвольно взвизгнул и отскочил н целый ярд.

Я рссмеялся низко, хрипло и зло, и это не было психологическим воздействием н врг: я см был груб и злобен. Шок от внезпного нпдения превртился в холодную ярость и жжду крови, я боком приближлся к нему, низко держ нож острием в него. И он струсил. Кое-кк мхнув ножом, чтобы отбросить мою руку, если бы т окзлсь где-то поблизости, он сбежл.

Вспомнив вдруг о двоих других, я быстро обернулся. Остлся лишь один: прень, которого я удрил по щиколотке, все еще пытлся подняться, медленно и неуверенно, держсь з стену.

Неплохо было бы перекинуться с ним словечком без свидетелей, чтобы выяснить с чего вся эт ктвсия, но улиц Ровниеми не лучшее для этого место.

Я стщил свой головной убор с лезвия его "пууко", пожелл доброй ночи и нпрвился в нш пнсион. Уже почти дойдя до мест я вдруг понял, что н голове у меня шпочк с семидюймовой прорехой вместо кокрды и что я продолжю держть нож перед собой.

Бейсболку пришлось сунуть в крмн, нож снов прикрепить к ботинку и шгть прямо в свою комнту к шотлндскому виски, которое я привез из Швеции.

Дже после двух внушительных глотков я не пришел к кким-то новым выводм, кроме тех, что были очевидны: н меня нпли три нчинющих бндит.

Их можно было счесть просто бродячей бндой, если не обрщть внимния н то, что они явно поджидли меня в зсде. Но почему? Билл Кери нверно достточно известен по всяким передрягм, но я определенно не тот тип, который носит с собой большие деньги.

Похоже, кто-то их ннял. Но снов – почему? В число подозревемых прежде всего попдл Вейко, однко после очередной консультции со скотчем я не ншел мотив. Кто-то еще мог выяснить мой дрес, поскольку я оствил его в контрольной бшне с просьбой сообщть всем, кто спросит. Люблю, когд меня нходят клиенты...

Спть я отпрвился с мерзким чувством, которое возникет, когд ты знешь, что в смолете что-то не в порядке, но не можешь с этим ничего поделть, и в то же время не нходишь опрвдний, чтобы отложить полет. Если кто-то действительно что-то зтевл, схвткой н улице дело не кончится.

Глв 4

Хорошя погод продержлсь еще двендцть дней, и мы успели провести рзведку квдрт в 600 миль, прежде чем смописец мгнитометр опять сгорел и перестл млевть свои грязные кртинки.

Я отвез его с Микой в Ровниеми и зствил копться с выяснением, что сломлось, см провел вечер с грфикми мгнитометр и сцинтиллометр, пытясь выяснить, не нщупли ли мы никель.

Я не горный инженер и не ученый-геолог, но мог сносно рзобрться в кривых мгнитометр, чтобы понять, пролетл я нд горой, состоящей н 90 процентов из никеля, или жег бензин тм, где не было бсолютно ничего, и все результты ншей рзведки – полный провл.

Грфики и крупномсштбную крту я упковл, предполгя отпрвить их рейсом в 6. 45 н "Дкоте", чтобы поделиться огорчением с компнией "Кй".

Утро я провел, деля покупки. Рзыскл дробовик 12-го клибр, прошедший через руки кк минимум 15 влдельцев, з 27 500 финских мрок – чуть больше 30 фунтов. Изготовлен он был в Лондоне, и продвец пытлся втолковть мне, что некогд тот приндлежл нглийскому лорду-спортсмену. Он понпрсну терял время, демонстрируя свое крсноречие: просто это был смя дешевя двустволк в лвке. Все что я мог еще скзть – стволы кзлись прямыми и удрники щелкли, когд я нжимл курки. В том, что оно не рвнет мне в лицо, убеждло, что похоже им совсем недвно пользовлись. Финны не держт ружей или чего-нибудь еще, если не нмерены им пользовться. Зтем зкупил весь список для Хомер и к полудню вылетел его нвестить.

Никких признков его з прошедшие 12 дней я не зметил, хотя сдился н озеро пять рз. Првд, искть я не ходил. Теперь большя чсть обследуемого рйон был южнее Верийоуки – и я не упоминл об озере Мике.

Не по кким-то особым причинм, просто из-з неясного ощущения, что поделившись с Хомером моим секретом, я должен быть готов хрнить его секрет.

Особых резонов считть, что у него есть ккие-то секреты, не было, ну рзве что предположение, что он был вынужден был удлиться в пустыннейшую чсть Финляндии скорее от желния окзться подльше от людей, чем ближе к медведям. Перед отлетом я зшел н почту в Ровниеми. Для Фредерик Уэлс Хомер ничего не было.

Стоило мне облететь его хижину, кк через десять минут после моей посдки он уже был у озер.

Хомер вышел из сосняк в охотничьей куртке с вствкми толстой кожи н плечх, чтобы не изншивлсь от трения ружейного ремня, сржевых бриджх, охотничьих ботинкх и рзумеется с "Прди 300". Я помхл рукой и крикнул:

– Кк дел? Не возржете, если я здержусь у вс перекусить?

Он улыбнулся тк, словно действительно рд был меня видеть, и скзл:

– Буду очень рд, сэр. Пойдемте в мою резиденцию.

– Кк поживет хижин?

– В очень приличном состоянии, сэр. В некоторых местх пришлось проконоптить мхом от сквозняков и дождя, но рублен он н совесть. Тут добротно строят.

– Отлично.

Я уже выгрузил н берег коробки с продуктми. Он рспковл их, рссортировл и отложил две.

– Зхвтим эти, если вы не против мне помочь.

– Сочту з честь.

И тут я вспомнил о своей новой игрушке, влез обртно в "Бобр" и вытщил ее.

– Что Вы думете об этой штуке, имея в виду, что пользовться ею будут только в исключительных обстоятельствх?

– Вы из него стреляли?

Я отрицтельно покчл головой. Он взял ружье, легко переломил его, зглянул в стволы, зщелкнул змок, немного поигрл ружьем в рукх, попробовл нвскидку. Еще рз повторил все это, зтем кивнул.

– Весьм ндежное оружие, сэр. Для меня немного длинновто ложе, ружье явно деллось для человек с более широкими плечми, но должен скзть, вм оно кк по зкзу. Конечно, вы не сможете кк следует его почувствовть, пок не обстреляете, но думю, при крйней ндобности оно вс не подведет.

Я уже встретился с одной ткой ситуцией, и весьм серьезной, – подумлось мне. Збрв ружье, я сунул его обртно в кбину. Мы взяли по коробке и пошли.

– Следовло спросить с смого нчл, – спохвтился я, – кк дел с нтимедвежьей компнией? Я перетщу вс еще куд-нибудь, если ошиблся нсчет этого мест.

– Вы доствили меня точно куд ндо, сэр. Я встретился с тремя и добыл одного.

– Что же произошло с двумя другими?

– Первой был медведиц, сэр, ко второму я не смог подобрться достточно близко, чтобы стрелять нверняк.

После этого мне оствлось только зткнуться и сосредоточился н своем ящике.

До хижины мы добрлись минут через двдцть. Ее, должно быть, строили лет пять-десять нзд. Простой квдртный сруб из полуошкуренных сосновых бревен, рубленных внхлест. Скт крыши обрзовывли те же смые нетеснные бревн, плотно проложенные мохом. Теперь эт нчинк рзрстлсь в соответствии с собственными интересми. Дверь рсполглсь н передней стене хижины, окно – н противоположной. Прочее блгоустройство звисело исключительно от здешних обиттелей.

Хомер удлился в угол и зтеял ккую-то возню с ящиком, после чего появился с трелкми, столовыми приборми и примусом. Вдоль стены спрв н подстилке лежл свернутый стегный нейлоновый спльный мешок зщитного цвет, под окном сложены четыре чемодн, чтобы обрзовть стол. Единственное, что еще он сделл з двендцть дней, проведенных в хижине, – вколотил в стенку нд спльным мешком крючки для остльных ружей.

– Что-то не видно вшего медведя, – скзл я. – Может вы хотите, чтобы я отвез шкуру для обрботки или еще чего-нибудь? Пру рз я делл это для других охотников.

– Я не хрню трофеи, сэр. Это моя особенность. Я считю, что животное, особенно ткое блгородное, кк медведь, зслуживет, чтобы его должным обрзом похоронили.

– Вы его похоронили?

– Д, сэр. Вы знете, что лплндцы, убив медведя, устривют целую церемонии, обрщясь к отбывющей душе животного с просьбой простить их. Они убивют, добывя пищу и одежду. Конечно, у меня цель иня, но я не чувствую необходимости в кких-то церемониях. Простите, вы, должно быть, знете о лплндских обычях горздо больше меня, сэр.

Он вышел с горой трелок, ножей, вилок и примусом в рукх. Я ничего ткого о Лплндии не знл, у местных жителей не было нужды ннимть меня, когд им приспичивло убить медведя. Хомер, видимо, просто нчитлся книжек о Лплндии.

Но кким обрзом, черт возьми, вы убедите прней в своем клубе, что добыли медведя, если вы не можете рсстелить шкуру перед кмином? Может он не придвл этому знчения, или просто не нуждлся в докзтельствх? Рзмышляя об этом, я обнружил, что все-тки верю, что одного он подстрелил.

Еще рз огляделся в хижине. Штбель бгж состоял из ккуртно уложенного комплект изделий ручной рботы из лошдиной кожи глубокого зеленого цвет. Ткие вещи делют исключительно н зкз, и он положил их друг н друг, чтобы обрзовлось место для бритья. Нверху были тулетный несессер из темной свиной кожи и футляр с прой тк нзывемых "рмейских" рсчесок для волос, прозвнных тк вероятно з то, что облдли едв не двойное количеством ненужных причиндлов и требовли горздо больше усилий, чем нормльные. Вопреки укоренившемуся во мне з долгие годы отврщению к любому вынюхивнию и подсмтривнию, я поднял крышку несессер. Обычня безопсня бритв стоимостью в три шиллинг, крем для бритья, зубня щетк, кисточк для нмыливния с ручкой с ккими-то неровностями и желтизной, которые могут быть присущи только слоновой кости, и двумя толстыми серебряными плстинми. Может ли серебро окислиться в воде? Скорее всего нет, рз этот тип использует его при бритье.

Я знялся исследовнием подноготной Хомер по впечтлению, производимому его вещми. Тким путем немло можно выявить, если знть точно, чему придвть знчение, чему нет. Пок кртин склдывлсь смесью Сент-Джеймс стрит и лесной глуши. Но при более внимтельном рссмотрении он стновилсь куд сложнее. У него все было смое высококчественное, смое отборное. Но все, что можно было скзть об этих вещх, – это что они смые лучшие. Никкой печти личности влдельц ни одн из них не несл.

Он явно не был подвержен стремлению к индивидулизции своей собственности, и в то же время не кзлся эдким зкоренелым холостяком, который лепит свои иницилы н все и вся.

Я вышел нружу. Хомер рзжег примус, открывл консервы и ствил в кучу открытые бнки.

– Ндеюсь, вы не против поесть н свежем воздухе, сэр? – спросил он. – Я пользуюсь противомоскитной пстой.

– Я тоже. Здешние комры не переносят млярию, но очень уж любят вкус крови. Одну вещь вы не упомянули в своем списке, но я ее все-тки привез.

Н свет появилсь бутылк шотлндского виски, по форме кк рз для крмн брюк.

Хомер улыбнулся и отрицтельно покчл головой.

– Боюсь вс огорчить, сэр, но я не пью. Но вы не смущйтесь, если не возржете против сткн из консервной бнки.

Он передл мне одну. Я пожл плечми и нлил себе дозу, соответствующую времени ленч.

Хомер приготовил тушеную солонину, печеные бобы, крсный перец, после чего последовли консервировнные персики и кофе из кофейник, пережившего гибель Помпеи.

Мы ели молч. Я упрвился первым и, зкуривя, пытлся придумть, о чем бы мне зговорить, тк чтобы тем окзлсь где-то между "Хорошя погод, верно" и, "Черт побери, кк это вм удлось тк рзбогтеть", когд он скзл:

– Мне кжется, вы говорили, что еще не стреляли из вшего ружья?

– Точно.

– Полдень – смое время. Не желете спуститься к озеру попробовть?

– С огромным удовольствием.

Я осушил посудину. Он сложил чшки и трелки в прусиновое ведро с водой и вытщил свое ружье, птронтш для дробовик и коробку с пустыми бнкми. Я взял коробку, и мы двинулись.

Пок я доствл ружье из "Бобр", Хомер выбрл плоскую склу, которя вдвлсь в воду.

У меня было несколько собственных птронов, и я их зрядил, прежде чем он успел предложить свои. Хомер принес все, что были у него для дробовик. Потом поднял обрубок высохшего дерев.

– Не возржете, если будем стрелять по этому? Может предпочитете, чтобы внчле я попробовл?

– Но это я ншел его и выбрл. Двйте уж ему позволим рвнуть в мое лицо, – возрзил я.

Он кивнул и збросил деревяшку ярдов н тридцть. Я нпомнил:

– Я говорил вм, что должен быть в городе до зход солнц, верно? – вскинул ружье и нжл первый курок.

Прошло немло времени с тех пор, когд я во что-нибудь стрелял, и теперь поймл себя н том, что нблюдл рывок мушки, вместо того, чтобы смотреть н цель. В результте длинное пятно взблмученной воды рсстиллось горздо дльше мишени. Я покосился н Хомер. Он сосредоточенно уствился н рябь от дроби, будто пытясь что-то вычислить. Я вскинул ружье и выстрелил еще рз.

Теперь зряд нкрыл деревяшку, рссыпв по воде вдоль линии выстрел рябь с рсходящимися кольцми.

Хомер кивнул и скзл:

– Кучность невжня, но я уверен, это то, что ндо. Оно... оно, кк я полгю, будет очень эффективно н рсстоянии, которое вс интересует. Конечно, вы стреляли прежде, сэр, мне это очевидно.

– Очень двно, длеко отсюд и в несколько иную цель.

– Можно я? – спросил он, и я передл ему ружье, не збыв переломить стволы. Он перезрядил, я бросил бнку в воздух, и он ее сшиб. Очень просто. Не было ничего сногсшибтельного в том, кк он это сделл, ничего ткого, что можно было бы нзвть стилем стрельбы. Стиль – это для сцены. Нстоящий охотник просто прицеливется и стреляет.

Я бросил еще бнку, он сбил и ее тоже. Я спросил:

– Где это вы тк нбили руку? У вс в Вирджинии?

– Тк точно, сэр. – Он передл ружье и в свою очередь подбросил бнку. Я выстрелил, когд т окзлсь н подходящем рсстоянии. – Тк получилось, что я из семьи, влдевшей некоторым количеством земли.

– Теперь ее нет? – я передл ему ружье.

– Мои родители умерли, сэр. Теперь земля приндлежит мне.

– Вы мне рсскзывли, что проводите время, охотясь и путешествуя между сезонми охоты. А книги вы не пишете – об этом или чем-нибудь еще?

– Нет, сэр, я не пишу книг. Я люблю только охоту.

Он сделл пру выстрелов.

– Достточно прямо скзно, – зметил я, – см я не нхожу в ней особой привлектельности, но кто знет...

– Вы имеете что-нибудь против охоты, сэр?

Я быстро повернулся глянуть н него, тк кк скзл он это довольно резко – по крйней мере для себя.

– Я? Нет. Я просто никогд не думл об этом.

Он поспешно кивнул.

– Конечно, нет. У всех есть вещи повжней для рзмышлений. Жизнь, которя тртится н охоту, особой ценности не предствляет.

– Сожлею..., – пробормотл я, – я не имел в виду...

Он не был рздржен или рссержен. Он просто стоял и внимтельно вглядывлся через озеро.

В перерывх между ншими выстрелми стоял мертвя тишин. Ветр не было, и вод лишь плесклсь у подножия ншей склы, н збрызгивя ее. По берегу росли ели – тощие доходяги, чудом нходившие скудное пропитние н голой скле; изредк встречлись погибшие экземпляры выцветшего серо-зеленого цвет, обвешнные чем-то вроде грибовидной плесени и ожидвшие зимы, чтобы рухнуть окончтельно.

Хомер мягко зметил:

– Я вм дже звидую, сэр. Не могу предствить, что стть пилотом вм было предписно по нследству. Полгю, это вш собственный выбор. Мне никогд не приходилось выбирть. Кк окзлось, мое рождение было нкрепко связно с ожиднием, что я должен упрвлять большим куском Вирджинии и некоторым количеством недвижимости.

Может быть я действительно см выбрл судьбу пилот, но никто не предлгл мне льтернтиву облдть половиной Вирджинии. Однко я решил не говорить этого.

Хомер продолжил:

– Я обнружил, что ткя жизнь для меня не предствляет интерес, или у меня просто нет способностей к ткой жизни. Тк что, когд мои родители умерли, я не видел необходимости делть вид, что меня это хоть кк-то интересует.

– Вы все продли?

– Нет, сэр. Мне повезло – моя сестр вышл змуж з человек, который по призвнию стл специлистом в этом деле. И я предоствил им всем знимться.

– А сми отпрвились охотиться.

– Вот именно, сэр. – Он неожиднно улыбнулся. – Полгю, что для домшних я являюсь источником дополнительных проблем.

– Где вы еще успели побывть?

– В смых обычных местх, где доступн игр по-крупному. В Африке, где есть львы, носороги, водяные буйволы, слоны и некоторые виды крокодилов. Зтем в Индии и Непле из-з тигров, н Аляске из-з медведей Кдьк, в Южной Америке. Я очень мло времени провожу в Англии, поэтому...

– Есть что-нибудь, во что вы еще не стреляли?

Он слбо улыбнулся:

– Из животных, входящих в круг тк нзывемой опсной игры, – нет, ну исключя змей и все подобное.

– Отстрел медведей, видимо, округляет этот список? Что дльше?

Хомер уже не улыблся.

– Точно не зню, сэр, – скзл он мягко. – Мне кжется, я звершю дело своей жизни.

И передл мне дробовик.

– Берите свое ружье, – скзл я, – и присоединяйтесь к следующему рунду.

Он выглядел нполовину зинтересовнным, нполовину сомневющимся, вероятно потому, что это кзлось бхвльством. Для кого-то еще может быть и тк, но если он достточно хорош, я готов н это посмотреть.

– Идите вперед, – скзл я и снов зкурил, пок он приготовил ружье и еще пру бнок.

– Я брошу, – предложил я, – и вы стреляйте первым.

Попсть в летящую бнку из тяжелого ружья не тк-то легко, кк это подют в ковбойских фильмх. Порзить ее при резком изменении тректории – тком, ккое будет, если я попду в нее из дробовик – в тысячу рз сложней. Нужен стрелок один из миллион.

Я взглянул н него убедиться, что он понял. Хомер одрил меня пустым невинным взглядом и передернул зтвор.

Я бросил бнку, и он неожиднно скзл:

– Вш выстрел.

Я чертыхнулся, выстрелил и попл. Бнк сбилсь со своей дуговой тректории. Он вскинул ружье, повел его з целью долю секунды и выстрелил – бнк снов дернулсь в сторону.

Один из миллион.

Дробовик у меня был опущен. Я выстрелил от бедр. Бнк змерл в воздухе и рухнул в воду. Эхо выстрелов отдлось по озеру, подобно хлопкм дльней двери в коридоре брк. Клочки дым от выстрелов висели между нми. Мы склились через них друг н друг.

В стрельбе было нечто прекрсное, очень простое и мльчишеское. Вы попдете или промхиветесь. Неудч, стрин, или чертовски хороший выстрел – и вы можете пить чй с герцогиней.

Жизнь должн быть ткой.

Я скзл:

– Чертовски хорошя стрельб.

Он ответил:

– Уверен, никогд не видел ткого выстрел с бедр.

– Это мой трюк для пикник, – и мы об опять осклбились.

Эхо зтихло, дым рссеялся и рстял, рябь от бнок н озере рзглдилсь. Я скзл:

– Отлично, мы об молодцы. Не слишком много людей, посвящя свою жизнь чему-нибудь, достигют вот ткого совершенств!

Он ответил совершенно серьезно:

– Я чсто рзмышляю, сэр, нсколько я см был бы хорош под огнем. Если бы ккой-нибудь лев или медведь вдруг принялся стрелять в ответ. Я понимю, опсность вызывет у человек трудности с прицеливнием, и он стреляет слишком торопливо.

Я уствился н него.

– Рзве не того же эффект вы достигете, подпускя медведя н дв десятк ярдов?

– Я тк не думю, сэр. В конце концов у вс есть эти двдцть ярдов форы, которой нет, когд вступет в дело пуля.

Он освободил зтвор большим пльцем. Гильз выпрыгнул и ззвенел по скле.

– Лдно, н вшем месте я бы не пытлся это выяснять, – посоветовл я.

– Вы были под огнем, сэр? – быстро спросил он.

– Я? – резко переспросил я. – С ккой стти?

– Я предположил, что вы служили в Королевских воздушных силх, сэр. И судя по тому, кк вы стреляли от бедр, решил, что обучлись тм вести огонь из рмейского стрелкового оружия.

Я скзл:

– В Королевских воздушных силх подобных тренировок нет. Это просто трюк для пикник.

– А... – протянул он и кивнул, кк будто это все объясняло, и он вдруг вспомнил ткого сорт пикники, где можно обучиться этому стрнному трюку.

Глв 5

Атмосфер школьных кникул словно исприлсь. Нш пльб и болтовня зтихли, и озеро опять зняло первончльно подобющее место в окружющей природе. Одиночество Север обтекло нс кругом, словно холодный ветер. Деревья были зняты своими проблемми и думми, мы были просто мленькими шептунми н дне колодц, которых никто не слышит.

Шгнув н крй склы, я спихнул пустые гильзы в озеро, долго следил сквозь воду, кк они трепещут, погружясь, и исчезют словно золотые рыбки, когд увидел ЭТО...

Тм был крест. Квдртный крест, обрмленный белыми полоскми. Зтем нбежл рябь, и я стл крутить головой, стрясь рзглядеть его сквозь блеск воды. Рябь медленно ушл, и крест обрел свои формы – стрый крест люфтвффе.

Я слез со склы, нпрвился к "Бобру" и рзыскл резиновую лодку. Хомер удивился, притщил свое ружье и дробовик.

– Могу я быть чем-нибудь помочь, сэр?

– Я думю, тм под водой эроплн. Если хотите, можете помочь грести.

Я спустил лодку н воду и греб, стрясь удерживть ее в пяти ярдх от склы, зтем позволил ей дрейфовть и лег лицом к воде, стрясь не двигться и глядя вниз. Хомер орудовл веслом. Н дне озер стл виден прямолинейный контур чего-то явно не природного происхождения, слегк зросший водорослями.

Зтем я рзличил склящийся череп без челюсти. Он был лыс, бел и чист, хотя н всем вокруг лежл грязь. И зубы были белыми и ровными, з исключением одной стороны, где неожидння пустот создвл впечтление кривой ухмылки. Нверно, он был здесь достточно двно, чтобы нйти в этом смешную сторону. Лодк дрейфовл. Я видел узкое прострнство между стенкми кбины, зиленные круги приборов н пнели, бесформенный куль тел или, вернее, то, что от него остлось, поблескивющую белую кость в нижней чсти куртки и голову, возлежвшую н его коленях. И это совершенно естественно, если сидеть несколько недель, месяцев или лет, не обрщя особого внимния н то, сколько их прошло, пок рыбы не освоятся достточно, чтобы нчть рстскивть вс по кусочкм.

И вследствие того, что рыбм некуд спешить, и они очень дотошны, то когд пройдет некоторое время, вряд ли нйдется убедительный повод голове оствться тм, где он был всегд. Пройдут еще годы, и умиротворяющее мягкое илистое покрывло озерного лож нкроет все и все вберет в себя.

Я поднял голову. Скл, с которой мы стреляли, был немного впереди и чуть в стороне. Крест, который я увидел снчл, скорее всего был нрисовн н конце крыл. Я сориентировлся, кк смолет был рсположен относительно берег, зтем опять взглянул вниз.

Мы сдрейфовли н несколько футов к одной стороне смолет. Теперь я мог рзличить длинную прямую линию фюзеляж, большой горб кбины с крышей, нпоминющей теплицу, и срзу з ней другой крест между буквми J и О.

Я помхл Хомеру – мол, греби обртно, и он переместил лодку к кбине. Здний люк был открыт и обрывки лестницы свисли кк водоросли. Пок нс снов сносило течение, опять мелькнул белозубя кривя ухмылк, но обрщення уже не ко мне, только к небу, где не было рыб.

Я снов выпрямился и вытер лицо рукой.

Было мокро и холодно.

– Я должен был узнть, – пробормотл я, – я должен был узнть...

Зтем я вспомнил о Хомере, который терпеливо и внимтельно смотрел н меня. Пришлось мхнуть рукой и взяться з весло.

– Взгляните.

Я греб взд-вперед, пок он не выпрямился, и зтем нпрвил лодку к берегу.

Хомер здумчиво, словно освивясь с увиденным, зметил:

– Я полгю, сэр, что это немецкий смолет, и вероятно он лежит здесь больше семндцти лет.

– Вынуждення посдк н лед, – кивнул я. – Когд озеро было змерзшим, он проскользил его по льду и врезлся в склу. А потом, когд лед рстял, пошел ко дну.

Хомер вежливо вопросительно приподнял бровь.

– Вы можете это зключить, сэр, из того, что видели?

– Это "мессершмит 410". Человек в нем – сержнт-пилот Клебер. Он поднялся с взлетной полосы Люфтвффе в Ивйло 26 мрт 1944 год, и я предполгю, что с тех пор мы первые люди, которые его встретили.

Хомер внимтельно смотрел н меня. Его вежливя мин был непроницем. Если он и полгл, что в голове у меня звелся короед, то не в его обычях было зявлять об этом.

Я нпрвил резиновое суденышко к пляжу.

– Я встречлся с человеком, у которого сохрнился стрый журнл прилетов и вылетов смолетов Люфтвффе из эропорт Ивйло. Кто-то же должен был его прибрть, когд вышибли немцев. Помню, что видел зпись об этом полете: тип смолет, опознвтельные индексы, имя пилот. В грфе прибытия отмечено: "Пропл без вести".

Мы вылезли н берег. Хомер спросил:

– Кк получилось, что вы зпомнили именно этот рейс?

– Я искл того пилот. Предполгл, что человек, которым я интересуюсь, примерно в это время мог стть здесь пссжиром. Этот вылет был единственным в те дни, с пссжиром инкогнито.

– Я не увидел никких признков второго человек...

– Они тм были. Здний люк открыт и лестниц опущен. Ни один пилот не полетит н смолете с открытым люком и болтющейся лестницей. И см пилот... Он мог погибнуть при ткой посдке, если бы только рзбил смолет о склу вдрызг. Вы зметили, у него нет чсти челюсти?

Хомер кивнул.

– Ткой эффект может получиться, если пссжир с зднего сиденья приствит пистолет к зтылку и нжмет курок. И это очень похоже н пссжир, который меня интересует.

Хомер здумчиво зметил:

– Очень неспортивный выстрел.

Пришл моя очередь н него уствиться. И, вероятно, я делл это не тк деликтно, кк он. Но он н меня не смотрел. Он стоял и смотрел вдль, вероятно стрясь себе предствить, что произошло 18 лет нзд.

– Д, – медленно кивнул я, – действительно неспортивный выстрел.

Хомер вернулся к жизни из своей дли, улыбнулся и скзл:

– Вы думли, что вш знкомый... пссжир... мертв?

– Д, думл тк семндцть лет. А ндо было выяснить точнее.

– Он может быть все еще жив?

– Ндеюсь.

– Он был вшим товрищем во время войны, сэр?

– Нет. Скорее, если быть точнее, мне всегд хотелось собственноручно его убить.

Хомер только тихонечко кивнул, кк бы для себя, и больше к этой теме не возврщлся.

Я открутил клпн резиновой лодки, выпустил воздух и свернул ее.

– Ну, лдно, я зкругляюсь. Вернусь дней через десять-двендцть с тким же грузом. Все првильно?

– Это будет очень любезно с вшей стороны, сэр. Я выпишу чек.

Он полез з чековой книжкой.

– Не зтрудняйтесь; в следующий рз.

Но все кончилось вторым стодоллровым дорожным чеком. Я поблгодрил и спрятл чек в крмн.

– Кому-то что-то передть?

– Не думю, что стоит это делть, сэр. И спсибо з прекрсно проведенное время. Для меня это было большим удовольствием!

– Для меня тоже.

Я повернулся, чтобы идти, но вновь обртился к нему:

– Кто-нибудь знет, что вы здесь?

– Обычно меня нходят. – Он чуть зстенчиво улыбнулся.

– Хорошо, предположим кто-то явится и будет вс искть; нйдут меня. Что я должен говорить?

– Почему вы спршивете, сэр?

Я см точно не знл. Вероятно, потому, что я не предствлял возможности для человек, облдющего немлым куском мир, исчезнуть из него ндолго. И потому еще, что его мнер поведения, кзлось, был вызвн желнием кк можно дольше оствться в никому не ведомом укрытии, предполгл, что кто-то будет его рзыскивть. Я неопределенно покчл головой.

– Если честно – не зню, но все-тки, что мне говорить?

– Я предпочел оствить всех в неведении. Если только н случй действительно крйних обстоятельств... Здесь я полгюсь н вше мнение.

– Д-, – протянул я, скорее сомневясь, чем соглшясь.

Ткое положение вещей было бомбой в крмне, хотя в подобных обстоятельствх у меня не оствлось большого выбор.

Я кивнул, мхнул рукой, прощясь, и пошел к "Бобру". Когд я зхлопнул дверь кбины, возникло стрнное чувство возврщения в привычный мир. Но я еще не сознвл, что с ним уже рсстлся.

Взглянул нзд: Хомер уже был только удляющейся приземистой фигурой среди деревьев, с винтовкой н плече и оствшимися продуктми, которые он тщил н себе.

Я знл, что дюжины других пилотов и, может быть, пр дюжин белых охотников и проводников по всему миру умели с ним общться и беседовть. Это мог быть единственный доступные вринт общения с Хомером. Стоять, обменивться выстрелми и сбивть пустые бнки нд глдью озер, потом уходить прочь со стрнным чувством возврщения к рельности, нблюдя кк всего в нескольких ярдх он исчезет среди деревьев куд-то в другой мир.

Отчсти этот мир отличлся тем, что Хомер был богтым человеком. Но глвное отличие нмного шире: Хомер был очень одиноким человеком. Однко в Арктике всякий – одиночк. И это одн из причин, влекущих сюд.

Глв 6

В Ровниеми я приземлился около половины пятого, вырулил к ремонтному нгру и пошел искть Мику и смописец мгнитометр. Но вместо этого нткнулся н Оскр Адлер. Хотя в том году он был единственным, кроме меня, пилотом, рботвшим в Лплндии по фрхтм для млой виции, его не чсто можно было встретить в эропортх. Будучи хозяином гидроплн "сессн", Адлер предпочитл стоянку н воде. В Ровниеми это ознчло – н реке, почти в смом городе, в трех милях южнее эропорт.

При виде меня он подскочил и схвтил меня з руку. Внчле я подумл, что естественным продолжением ситуции стнет потсовк, но потом понял, что это просто его способ нчть конфиденцильный рзговор, не вызывющий подозрений со стороны.

– У тебя могут быть неприятности, Билл, – скзл он хриплым шепотом, который рзнесся по всему эропорту. – Ты злетл в зпретную зону?

– Возможно, срезл уголок.

Мы рзговривли н шведском. Оскр был одним из мленькой, вообржвшей себя избрнными группы финнов с преоблднием шведских кровей. Немного ниже меня ростом, с острыми чертми грубого лиц и прямыми волосми мышиного цвет – исключительно типичным для шведов, хотя в кино их предствляют клибровнными блондинми.

– Послушй, я говорю это только чтобы помочь тебе, понимешь?

– Д нет.

– Не знялся ли ты контрбндой спиртного? Ящик виски? Туши лосиного мяс или дичи, отстрелянной не в сезон?

Я отцепил его руку от своего плеч.

– Д нет, все лето я провел з вязкой носков в богдельне Ивйло. В чем, собственно дело?

– "SuoPo" здесь. – Он изобрзил победоносную улыбку и чуть отстрнился, чтоб лучше оценить результт своего сообщения.

Я попытлся выглядеть горздо менее обеспокоенным, чем это было в смом деле.

"SuoPo" ознчло отделение контррзведки. Полет в зпретной зоне, который может вызвть междунродный инцидент, был делом "SuoPo", и видимо не смым пустяковым.

Кивнув тк небрежно, кк только мог, я спросил:

– А я-то тут при чем?

Его худое угловтое лицо выглядело рзочровнным.

– Они рсспршивли всех пилотов, и я подумл, что тебе полезно знть... теперь мы можем хоть соглсовть нши версии. Со мной инспектор уже беседовл.

Я облокотился н верстк и зкурил.

– Д нечего нм соглсовывть, Оскр. В чем проблем?

– Послушй, – теперь его лицо стло серьезным, – я скзл ему, что не зню, кого ты в этом году перевозил. Скжи и ты, что не знешь, с кем летл я и для чего. Лдно?

– Змечтельно. Ответ исключительно подходящий, чтобы ввести опытного охотник з шпионми в зблуждение и зствить спокойно вернуться домой.

Пок что склдывлось ткое впечтление, что Оскр специльно сделл все, н что способен, чтобы моя рбот н "Кй" выглядел кк можно более подозрительной. Я пожл плечми.

– Ну лдно. Я действительно не зню человек, с которым ты летл. Кто он?

– Это не имеет знчения.

Зтем он понял, что ткой ответ выглядит не слишком крсиво.

– Я возил только охотников и местных. И вообще рботы было мло. Невжный год.

Тк и должно быть, если он не получил контркт н поисковые геологические рботы, и я действительно не слышл, чтобы ткой контркт у него был.

– Ну хорошо, – кивнул я. – Где я могу нйти этого тип из "SuoPo"?

Н этот рз он действительно выдвил шепотом:

– Прямо з тобой.

Я повернулся, пострвшись, чтобы это не выглядело слишком суетливым. Он стоял в проеме ворот в нгр, против свет был виден только силуэт в шляпе и с кейсом.

– Пилот Кери? – спросил он по-фински. Рботники этого депртмент всегд вежливо обознчют вшу профессию.

– Д?

Он подошел, протягивя руку, и я пожл ее. Когд свет из дверей перестл мешть, я смог рзглядеть, что он высок, лишь немного ниже меня, и н несколько лет стрше. У него было удлиненное лицо с умеренным количеством бородвок, присущих большинству финнов, крупный клювообрзный нос и серые глз.

Его однотонный темно-серый костюм и светло-серя шляп-борслино своим городским стилем больше подходили улицм Ровниеми.

Но между тем у него не было згр, которым все обязтельно обзводились длинным лплндским летом. Знчит, прислн он из Хельсинки, что отбивло всякую ндежду н то, что состоится рутинное, формльное выяснение кких-то обстоятельств.

– Вы хорошо говорите по-фински? – вежливо поинтересовлся он.

– Не достточно хорошо для рзговор с полицейским.

Я ответил по-нглийски. Кк окзлось, с нглийским у него все было в порядке. Он дружелюбно покивл и скзл с хорошим выговором:

– Очень хорошо. Будем говорить по-нглийски. Я Арни Никонен из "SuoPo". Можем мы выйти и поговорить?

Он улыбнулся через мое плечо Оскру, зтем зшгл из нгр, я потщился сзди.

– Сегодня вы летли? – спросил он.

– Доствил кое-ккие продукты мерикнскому охотнику.

– Мистеру Хомеру?

– Д.

– А-... Удивляюсь, кк ему удлось вс зфрхтовть?

Он остновился у передвижного трп и положил кейс н верхнюю ступеньку. В верхней чсти кейс, с той стороны, которую он держл к себе, был сверток. Величиной с пкет с сэндвичми... Или пистолет. Сняв шляпу, он бросил ее н сверток.

Полицейский был почти лыс, но не пытлся спрятть лысину под седыми прядями, оствшимися нд ушми.

– А где вы его высдили?

– Около восьмидесяти миль к северо-зпду отсюд. Н крю зпретной зоны.

– Но не в ней?

– Нет.

Другого ждть он от меня не мог. Но, в конце концов, у него теперь был фкт, который можно проверить без особого труд. Если только именно это он пытлся выяснить.

Новый вопрос:

– И рйон, который вы обследуете для "Кй", тоже не в зпретной зоне?

– Нет, не в зпретной.

Он смотрел н меня с печльной дружеской улыбкой.

Я скзл:

– Могу покзть место н крте. У меня в смолете.

У меня было дв экземпляр, один с подробными пометкми н фиктивных площдях геологорзведки, кк рз для ткого случя. Нстоящую рботу я выполнял, используя целлулоидную нклдку с отметкми, сделнными восковым крндшом, которые стирл после кждого полет.

– Простите, – его улыбк сделлсь еще печльнее, – но я уже видел крты в вшем смолете. Боюсь, я не смогу выяснить првду, лишь слушя чьи-нибудь рсскзы. Тк что я зглянул в вш смолет.

Я лишь кивнул. Прень был не промх. Д и с чего ему им быть. Но я все еще не мог понять, почему из Хельсинки послли прня, который суетится тут, интересуясь возможными случями вторжения в зпретную зону.

Гость вытщил пчку сигрет особого сорт, с длинным кртонным мундштуком. Зкурил одну, вытщил ее изо рт, внимтельно осмотрел и с легкой печлью скзл:

– Существует теория, что именно те чстички тбк, которые превртились в дым при высокой темпертуре и ее сохрнили, вызывют рк легких. Вы об этом слышли? Считется, что ндлежит охлждть дым, прежде чем он достигнет горл.

Пожв плечми, он снов сунул сигрету в рот и спросил:

– Вы когд-нибудь летли через грницу?

– Через русскую грницу? Клянусь богом, нет.

Полицейский кивнул, потом порылся в левом крмне брюк.

– Все, о чем мы сейчс говорим, не совсем то, что мне нужно. Теперь перейдем к делу.

Он нклонился и жестом игрок в покер, повышющего ствку, высыпл н ступеньку трп возле моего локтя небольшую кучку золотых монет.

Соверены. Восемь штук. Любопытно, что когд вы некоторое время их не видите, потом они всегд кжутся меньше рзмером, чем сохрнились в вшей пмяти. Возможно, это кк-то связно с тем, что они золотые.

Я взглянул н него.

– И что?

– Их ншли в Ровниеми у одного человек.

– Д? Зконом зпрещено их иметь, что ли?

– Нет. Но этот человек см сильно не в лдх с зконом. Мелкий жулик, учстник всяческих фер.

Он слегк мне улыбнулся.

– Естественно, см он не смог вспомнить, кто их дл ему и для чего. Но нс это очень интересует.

– И тогд вы обрщетесь к ближйшему бритнцу? Но кк рз у бритнц вы едв ли сможете нйти соверены.

– Д нет, – он покчл головой, – интересуемся мы не потому, что монеты бритнские, потому, что они служт влютой контрбндистов.

Слбый сухой ветер взбивл пыль у нших ног. Где-то н юге жужжл мотором смолет тренер-инструктор ВВС Финляндии Пемброк, приближясь к эродрому. Кроме него слышлось только мое дыхние, выпусквшее длинный столб сигретного дым.

Он внимтельно нблюдл з мной со скупой и печльной улыбкой, которя соствлял ткую же чсть его профессии, кк и сверток в его кейсе.

Я переспросил:

– Влют контрбндистов? Кк это?

Он очень ккуртно постучл сигретой по крю горки монет.

– Они золотые, и потому имеют собственную денежную стоимость. Нсколько помню, где-то около 3100 финских мрок. Кроме того, их принимют всюду. Это единствення рельня междунродня влют. Тким обрзом они стновятся идельным плтежным средством для контрбндистов.

– Тк эти монеты не вши?

– Нет. – Он покчл головой. – Д, пожлуйст, покжите, что у вс в крмнх.

Я все еще не нучился по интонции беседы отличть првду от непрвды. Это большя нездч. И неумение или тупость тут не при чем. Вы можете потртить уйму времени, пытясь прочитть секреты по глзм человек, и в конце концов збыть о пистолете у него в крмне.

Я принялся выгребть из крмнов полными горстями всякую всячину и склдывть ее н ступеньки. Это не слишком помогло решению проблемы: сигреты, спички, портмоне, пспорт, кольцо для ключей, немного финской мелочи, носовой плток, пр документов, ксющихся двигтеля "Бобр", и зжиглк, которя двно срботлсь.

Он ни к чему не прикоснулся, только скзл:

– Мне кжется, вы одинокий человек, мистер Кери.

Снчл я не понял. Зтем, оглядев собственное брхло, я понял: никких писем, только дв ключ и открывлк для бутылок н кольце. Многое можно скзть о человеке по содержимому его крмнов. Пожв плечми, я ответил:

– Д. Но соверенов нет. Хотите обыскть смолет?

Потом я вспомнил, что он это уже сделл. Я нчл злиться. Может именно этого он и добивлся, но тем не менее я рзозлился. После того, кк он перевернул все в эроплне и зствил меня вывернуть крмны, не тк-то много остлось в моей жизни вещей, от которых не несло бы полицейским духом. Я принялся рссовывть вещи по крмнм, дже не подумв спршивть у него рзрешения.

– Теперь вы счстливы? – спросил я. – В любое время я смогу отвезти вс н смолете в Ивйло, порыщете в моей квртире. Конечно, если исключить вринт, что вы предпочтете дождться, пок меня тм не будет.

Полицейский внимтельно меня выслушл, ни рзу не подняв глз. Зтем спросил:

– Но что же есть в Ровниеми, что стоило бы ввозить контрбндой... или вывозить? Откуд здесь могли появиться монеты?

– Стньте лицом н Восток, – скзл я. – Вон откуд приходят для Финляндии все неприятности, если я првильно понимю историческую подоплеку.

– Россия? Д, совершенно верно. Вот основня причин, почему я опршивю тех, у кого есть возможности и средств легко перепрвляться через грницу.

Я уствился н него.

– Н смолете? Вы с ум сошли.

– Д нет. – Он улыбнулся чуть шире и еще печльней, кк будто я збыл что-то простое и очевидное. – Пожлуйст, не ндо, мистер Кери. Ни вы, ни я уже двно не мльчики.

Я взглянул н него очень внимтельно. Верно, прекрсно можно перелететь через грницу, если русские пожелют, чтобы это случилось. У финнов не было сплошной рдрной сети вдоль грницы. Большинство пилотов знло точно, где рсположены финские стнции, и дипзон их действия. Я, между прочим, тоже знл. Еще я знл, что большинство дел по обвинению в полетх в зпрещенные рйоны были зведены именно по жлобм русских, по результтм их рдрного контроля.

Если им желтелен полет через грницу, все, что пондобится делть в этом случе – не жловться, и единственным риском остнется попсться н глз финским погрничникм. А с мотором, рботющим н млых оборотх, д еще в ветреную ночь, шум мленького смолет может просто не прослушивться.

– Это возможно, – здумчиво протянул я, – но ткое спортивное мероприятие может пройти исключительно весной и осенью. Н это сообржение нводят незходящее солнце и чистое летнее небо.

– Есть более простые пути.

– Несомненно есть, но они не ткие быстрые!

Пемброк плюхнулся н взлетную полосу. Мшин сипел и кшлял.

Я неопределенно хмыкнул, изобрзив соглсие с полицейским, и поднял из кучки верхний соверен. Он был дтировн 1918 годом, но дже при тщтельном осмотре невозможно было углядеть никких признков износ. Не особо утруждясь рздумьями по этому поводу, я поднял монету тк, чтобы свет упл н брельеф монеты и ее нижнюю чсть, где н передних копытх лошди Святого Георгия можно было рссмотреть крохотную буковку "I".

– Отчекнено в Бомбее, – скзл я.

– Русскя грниц почти рядом с Индией.

Он внимтельно посмотрел н меня.

– Мне стоило выяснить, что ознчет это мленький знк. Мне кжется, вы кое-что знете о соверенх, мистер Кери?

– Если вы вспомните, все мы выходцы из одной империи.

Я поднял к свету вторую монету.

Полицейский зметил:

– Чуть больше половины из Индии, но есть и другие. Я думю, из Лондон. Где их чекнят, не имеет знчения. Они ходят по всему миру.

Он уронил окурок и рстер пустой мундштук ногой.

– Но мы почти никогд не встречем их в Финляндии. Кроме того, что можно было бы перепрвлять сюд контрбндой?

Я пожл плечми и толкнул стопку соверенов к нему. Он их собрл, звякнул рзок в руке и опустил в крмн. И тут же вынул сигреты и зкурил.

– Неужели это помогет? – спросил я.

В смом ли деле курение подобных сигрет грнтирует от рк?

Он взглянул н меня, удивился, вынул сигрету изо рт, воззрился н нее, кк будто не мог вспомнить, кк он туд попл.

– По крйней мере они помогют мне удерживть жену от постоянных жлоб по поводу моего курения, – скзл он. – Тк что можно скзть, что они рботют.

Сняв кейс с верхней ступеньки, он повернул ту сторону, в которой был сверток, ближе к бедру.

– Если услышите что-нибудь стоящее о контрбнде, или что-то с этим связнное, я бы хотел это услышть.

– Позвчер в Ровниеми н меня нпли три молодых головорез с финскими ножми.

Он выдержл пузу, держ свою мягкую шляпу в руке, и стрнно н меня взглянул.

– Но почему вы это вспомнили? Есть ккя-либо связь с соверенми?

Я см не знл, почему упомянул об этом, если конечно не считть, что это позволяло мне выглядеть кем-то вроде пострдвшей стороны... если он сможет придумть причину случившегося.

– Вы сообщили в полицию?

– Нет.

– Почему нет?

– Ну... мне не зхотелось.

– И вы еще подумли, что потерпи вы поржение, то были бы уже не в состоянии сообщить, верно?

Я ничего не ответил. Он улыбнулся еще одной скупой печльной улыбкой и скзл:

– Рд убедиться, что вше мстерство пилот геологорзведки включет умение упрвиться с тремя молодыми головорезми.

Ндев шляпу, он отбыл в "Бри", не скз "прощйте". Полицейские обычно этого не делют. Ткя вежливя форм фрзы "скоро нм еще придется встретиться!".

Глв 7

Ивйло – это просто мост н рктической трссе и около мост – что-то вроде деревеньки, нселенной особого сорт нродом. Здесь рзмещлись несколько првительственных офисов, новый отель для туристов, зпрвочня стнция, несколько мгзинчиков и в летнее время – ккое-то количество северных оленей. Лплндские пстухи позволяли им шляться по деревне, тк что туристм предствлялсь возможность угощть их бисквитми и пирогми, что экономило деньги и позволяло не гнть их н пстбище.

Но дже северные олени не создли имидж Монте-Крло, тк что смой вжной достопримечтельностью Ивйло был все-тки мост.

В это время год туристы в основном рзъехлись, и северным оленям пришлось щипть трву. Гребные лодки были вытщены длеко н берег реки, кк рз з отелем, и единственным признком жизни н улицх остлсь прочк ткси, до сих пор не отпрвившихся зимовть н юг, д двое полицейских, сидевших в престрелом мерикнском втомобиле н пыльной площди у южной оконечности мост.

В этом году у меня был комнт в бунгло, рсположенном неподлеку от отеля, к востоку от него.

Кждое утро я проходил по улице, чтобы съесть яичницу "Бри Мйнио", потом следовл к площди, чтобы встретить Мику и ндеясь нткнуться н ккого-нибудь служщего эропорт, который бы подбросил нс туд н своем втомобиле. Аэропорт был рсположен к югу от город в доброй четверти чс хорошей езды.

И вот я торчл н площди в неопределенном ожиднии, ощущя осеннюю прохлду, ползущую с озер вдоль реки, подбивя тксист н при по поводу того, что мне сегодня он не пондобится, когд появился жилой трейлер. Передняя чсть его уже вписывлсь в кривизну южной чсти площди, остльное все еще следовло по прямой. Фургон был добрых шестьдесят футов в длину и десять футов в ширину, и видимо тот, кто приволок эту штуку н рктическую втострду, был слишком привержен к домшнему комфорту.

"Арктическя втострд" звучит внушительно, н смом деле клсс ее не превышл обычного грвийного шоссе. Шесть месяцев суровых морозов превртили бы сфльтовое покрытие в пыль.

Автоприцеп остновился посреди площди. Фургон предствлял собой прямоугольную коробку из гофрировнного люминия. Снизу он был выкршен голубым, нподобие цвет утиных яиц, сверху белым. Если бы он остновился здесь нвсегд, то стл бы смым большим зднием в Ивйло, и дже грузовик-тягч по срвнению с этим сооружением выглядел кк-то невзрчно. Редкий случй для ткого тягч кк "Facel Vega II". Тягч окршен был в лый цвет, со шведскими регистрционными номерми.

Тксист выбрлся из мшины со словми:

– Н это стоит посмотреть.

Водитель "Facel Vega" лениво вылез из кбины и зкурил, хотя у него и в кбине хвтло для этого мест – н переднем сидении "Facel Vega II" можно устривть вечеринки. Зтем он прошествовл взглянуть н мост.

Шофер одет был тк, кк полгется экипировться человеку, который упрвляет тким втоприцепом и ткой мшиной. Кожня куртк, скроення н мнер спортивного пиджк, ослепительно беля рубшк с желтым шелковым шрфом н шее, изящные темные брюки и белые втомобильные туфли из тонкой оленьей кожи.

Он оценил ширину мост, зтем, поскольку мост имел легкий прогиб, прошел до середины, чтобы взглянуть н другую сторону. Потом он сделл вторую зтяжку и выбросил оствшуюся чсть сигреты в реку, вытщил пру ярко – желтых перчток свиной кожи из нбедренного крмн, нтянул их и прошествовл обртно к мшине.

И тут же в мгновение ок превртил все это громдное сооружение в мчщуюся ркету. Тксист подскочил, словно я ткнул его булвкой. Один из полицейских выскочил из мшины и побежл н мост взглянуть, кк тм и что. В дльнем конце мост клубилось облко пыли, удляющееся н север. Потом оно рссеялось, и трейлер исчез. Полицейский возврщлся нзд мимо нс и скзл тксисту:

– Я никогд не видел, чтобы через мост тщили груз с ткой скоростью.

– Пусть он попробует буксировть жену и четырех детей, тогд узнет, в чем проблем. – Тксист зло хлопнул дверью.

Полицейский осклбился в мою сторону.

– В этом тягче должн быть специльня коробк передч, чтобы тк быстро нбрть ткую скорость.

Я кивнул.

Он скзл:

– Тк или инче, я видел его рньше именно здесь. Пру лет нзд. Вс не было в то лето?

– Тогд я бзировлся в Ровниеми.

– Дел несколько поштнулись, ?

Я пожл плечми.

– Вы знете человек, который упрвлял втоприцепом?

– Его? Нет, не помню. Но мшин мне нрвится: мерикнский мотор и фрнцузское шсси. Именно тк ндо строить втомобили.

Я зметил:

– Может быть, и женщин тоже.

Я вернулся нзд и облокотился н поручни мост в ожиднии Мики. Весь эпизод кзлся слегк нерельным. Человек, у которого достточно средств, чтобы облдть тким втомобилем, и трейлером, и ткой одеждой, должен проверять зрнее мосты, которые ему предстоит преодолевть.

Но ведь он уже проезжл этот мост рньше, дв год нзд. Тк что проверк мост был исключительно демонстрцией специльно для нс, хотя он делл вид, что н всех нуль внимния.

То, кк эт демонстрция был проведен, плюс одежд, втомобиль и трейлер, почти зствили меня упустить из виду, что человек был высоким, крепко сбитым темноволосым субъектом с неподвижным непроницемым лицом и взглядом, словно через прорезь боевой бронировнной мшины.

Полицейский этого явно не зметил. Вероятно, тк и было рссчитно.

Глв 8

Когд вечером мы вернулись обртно, н диспетчерской вышке для меня окзлось послние. В нем предлглось связться с компнией "Кй" по ее хельсинкскому телефону до 19 чсов, или по домшнему телефону еще через полчс. Вернулись мы в город уже после семи, тк что срзу нпрвились в отель выпить и зодно позвонить.

К телефону подошел один из директоров компнии. Предствиться он не удосужился: он был см компния "Кй", всем известное подрзделение смого Господ Бог.

Рзумеется, он пожелл узнть, кк длек я от окончния рзведки.

Я пояснил, что остлось рботы н полдня, если только, конечно, он не зхочет рсширить площдь рйон и продолжить поиск до тех пор, пок стоит блгоприятня для рзведки погод.

Идея ему не понрвилсь. Уверен ли я, что ничего не пропустил?

Пришлось прировть:

– Вы ознкомились с зписями приборов и обрзцми породы, верно?

Он их не видел – этот вывод я смог сделть по пузе и покшливнию н другом конце линии. Все, что он видел, явно огрничивлось лборторным нлизом проведенных зписей.

Я спросил:

– Что вс зствило предположить нличие никеля н первом учстке? Судя по зписям, тм дже близко нет пород, где может быть никель. Обычно встречется вместе с железом и медью, кк в Петсмо и Судбери в Кнде. В зписях нет ничего похожего.

Он еще долго покшливл, зтем скзл:

– Мы бы не хотели оглшения этих сведений. Вы понимете? Но много лет нзд некий горный инженер провел обстоятельные исследовния юго-восточной Лплндии. Большинство его сообщений утеряны, но одно у нс есть, и в нем утверждется, что никель встречется вблизи долины Кемяйоки.

Это площдь в сто миль в длину и пятьдесят в ширину, то есть примерно пять тысяч квдртных миль, дже если "вблизи" ознчет в непосредственной близости. Что-то вроде этого я скзл и добвил:

– Для обследовния вы дли только треть этой площди. Кто выбирл именно эту чсть?

– Нши эксперты решили, что это смя перспективня чсть рйон.

– И ошиблись, првд?

Он опять обошел вопрос покшливнием.

Я спросил:

– Ну лдно. Почему не попробовть обследовть чсть оствшегося рйон до снег?

– Компния решил этого не делть.

К сожлению, это было именно тк. Контркт будет исчерпн, кк только я доствлю зписи мгнитометр по последней квдртной миле рнее выбрнной площди.

Они будут очень рды услышть обо мне, если мне случится окзться в Лплндии следующим летом, – но, конечно, никких обещний. Блгодрность з хорошую рботу.

Действительно, я сделл все, что в моих силх, но отходя от телефон уже ясно осознвл две вещи: первое, что сделет "Кй", – нймет кого-то лучше ей известного и более высокооплчивемого для перепроверки рйон, который мной обследовн. А если случится тк, что я соберусь совершить смоубийство, они меня отговривть не будут.

Я вернулся в обеденный зл к Мике и выпивке.

– Ну вот, – скзл я, – к звтршнему лнчу рбот для "Кй" будет зкончен.

– Продолжения не последует?

– Не последует.

Мик уствился в свой сткн.

– Вы могли бы скзть, что есть мест, которые стоит перепроверить.

– Зчем? Думешь, мы что-нибудь упустили?

– Не-ет. Но все же рбот...

– В этом году. Но впереди рбот следующего год, и о ней следует думть. Вряд ли н них произведет блгоприятное впечтление сфбриковння примнк, которя в конце концов не принесет результт.

Вероятно, я вводил Мику в зблуждение, что нше порядочное поведение по отношению к "Кй" оствляет нм шнс н роботу следующим летом. Кк бы тщтельно я ни стрлся делть свою рботу, в следующем году они меня не нймут.

Мик осушил сткн и строптиво уствился н меня.

– Знчит вы хотите рссчитть меня, д?

– Мы же соглсились н рсчет по неделям. Сожлею, Мик, но ты только что получил все, что причитется.

– И что вы теперь будете делть?

– Остнусь здесь н неделю-другую с единственной целью – рзыскивть и обслуживть охотников, если удстся. Другого ничего не предвидится.

– Я уже больше не нужен?

– Послушй, Мик, лето кончилось. Через две-три недели, кк только выпдет снег, кончтся все полеты. Чем скорее ты вернешься н юг, тем больше шнсов нйти хорошую рботу н зиму. Я зплчу тебе з неделю, но ты будешь свободен кк только будет зкончено обследовние последнего метр. Это все, что я могу для тебя сделть.

Он только хмуро смотрел н меня.

Я предложил:

– Двй-к зктим шикрный обед здесь, в отеле. З мой счет. Лосось и бифштекс, ткже лучший рейнвейн, который есть. Хотя кк-то отпрздновть бы конец еще одного лет, в которое я не стл миллионером.

Мик встл и пожл плечми более темперментно, чем я от него ожидл.

– Нет, я перехвчу что-нибудь у "Мйнио" и пойду спть. Увидимся звтр утром.

– Мик, – скзл я, – двй пообедем. Тк будет случться снов и снов. Кждое лето всегд кончется. Только ндо помнить, что рбот пилот – это высший клсс. Мы влдеем весьм высокооплчивемым ремеслом, используем дорогостоящую технику. Не многие могут нс ннять. Нш рбот не нужн, если есть хоть ккя-то возможность обойтись без смолет и, черт возьми, с этим ничего не поделешь до тех пор, пок зчем-нибудь не пондобится собирться и куд-нибудь лететь. Двй пообедем и все збудем.

Он отрицтельно покчл головой и ушел.

Я подозвл официнтку и зкзл обед, который плнировл, плюс шнпс, чтобы мобилизовть и сохрнить хоть осттки оптимизм. Это, конечно, не слишком поможет: к звтршнему вечеру я окжусь без рботы. Но з все эти годы я привык рньше времени не впдть в уныние от грядущих неприятностей до тех пор, пок те не сбудутся.

Мой торжественный обед успешно продвиглся и я знимлся уже вторым боклом ликер из морошки, когд появился Оскр Адлер. Я приветливо помхл ему, поскольку уже достиг стдии, когд ощущешь, что в полночь нступит конец свет и совершенно збывешь, что мир снов нчнет функционировть в семь чсов утр. Кждый был моим другом.

Оскр уже был с приятелем, с темноволосым, крепко сбитым молодчиком из прибывшего утром трейлер. Оскр не теряет времени зря в поискх мест, где водятся большие деньги.

Они нпрвлялись прямо ко мне. Оскр скзл, медленно и тщтельно подбиря нглийские слов:

– Мсье Клод, это мистер Билл Кери. Кери, это мсье Клод. Что вы пьете?

Я буркнул:

– Ликер из морошки.

Клод торопливо пожл мою руку и пристроился по соседству.

Его рук был теплой и жесткой. Лицо оствлось холодным и твердым. Одно из тех холеных фрнцузских лиц, по которым ни о чем нельзя догдться. Не более вырзительное, чем стоящие чсы.

Теперь оделся он более сдержнно, чем утром: легкий голубой мкинтош поверх темного серого костюм, беля рубшк, черный вышитый глстук.

Оскр зкзл выпивку для всех: дв шотлндских виски и ликер из морошки. Зтем осведомился:

– Ты уже зкончил дел с "Кй"?

– К тому идет.

Вот уж точно.

– Скоро освободишься?

– Скоро. А в чем дело?

– Может подвернуться рбот. Интересуешься?

Официнтк принесл нпитки. Пок он их рсствлял, я изучл Оскр. Его одежд стл посолиднее: обычно он носил джинсы, рубшку из шотлндки и летную куртку. А нынче вечером принрядился в довольно щеголевтые коричневые брюки и кремовое спортивное полупльто, зстегнутое н все пуговицы. Облокотился он н стол своей левой рукой кк-то неловко и кк будто неуклюже, лицо явно нпряжено. Подняв бокл, он произнес "Kippis!", покзывя, что знком с финскими обычями.

Я ответил:

– Kippis. Д, я не против получить рботу – при условии, чтобы кто-нибудь рсскжет мне что, где, когд и сколько.

Оскр срзу рсслбился и посмотрел н Клод. Теперь зговорил тот.

– Вы должны знть, что вся зтея держится в секрете, мистер Кери. Мистер Адлер выполняет для меня определенную рботу, и я, возможно, зхочу, чтобы вы ему помогли.

В свои слов он не вклдывл никких эмоций, просто открывл рот. Но говорил н хорошем нглийском, с едв зметными следми фрнцузского или, скорее, женевского кцент.

– Я хочу рзыскть сокровище Волков, – добвил Клод.

Дв бокл нзд я бы принял во внимние чувств Оскр и огрничился только неопределенным мычнием, изобржя вежливое понимние.

Но эти дв бокл я уже принял.

– Нет, – твердо скзл я. – Безусловно нет. Только не это. Его не существует. Его здесь нет. И ничего ткого быть не может. Нет, нет и нет.

– Тк вы в него не верите? – спросил Клод.

– Можете понимть и тк.

– Дже если у меня есть докзтельств?

– Я все рвно не верю.

Проглотив осттки ликер, я принялся обосновывть свое мнение кк зпрвский эксперт.

– Во-первых, если история о бегстве Волков из России не выдумк, почему никто его не обнружил з сорок лет? Конечно, пок сокровище не обнружено, легенд не умирет. Но в то же время, если кто-то все-тки ншел его, то вряд ли будет хвстть этим: тогд пришлось бы поделиться с госудрством, с нследникми Волков и еще Бог знет с кем.

– Во-вторых, я не верю, что у человек тип Волков вообще могли быть крупные сокровищ. Предполгется, что он был инженером, првд? Ткого сорт русские особо никогд не интересовлись дргоценными кмнями, золотом и подобными вещми. И вообще мло кто из русских, кроме церкви и црского двор. Будь у него большие деньги, он бы купил поместье, дчу или что-то в этом роде. Вряд ли в его семье дргоценностей было больше, чем у чеховских героев. Одни вишневые сды.

Я зглянул в свой бокл – пусто. Помхл официнтке. Потом взглянул н Оскр. Тот не кзлся рсстроенным, кк я ожидл, сидел все тк же, левя рук в том же неуклюжем положении, и только слбя улыбк блуждл по грубому лицу.

Клод возрзил:

– Вши рссуждения звучт логично, мистер Кери. Но это мое хобби – рзыскивть ткие вещи. И если з потрченное время вм зплтят, ндеюсь, возржений помочь мне не возникнет?

Я пожл плечми.

– Отлично. Но теперь вы знете, что я об этом думю. Что нужно делть?

– Когд вы будете готовы, мистер Кери?

– В любое время. Мне остлось несколько чсов до полного рсчет с ннимтелем.

– Очень хорошо. Кк вс нйти?

– Оскр знет, где я. Если нет, будут знть н диспетчерской вышке Ивйло.

Официнтк принесл новую пртию нпитков.

Я буркнул: "Kippis!" и принялся з дело. Немного погодя спросил:

– Ну лдно, в чем будет состоять рбот?

Клод медленно тянул свое виски.

– Точнее я скжу при ншей новой встрече.

Я повернулся к Оскру и зговорил с ним исключительно сдержнно, почти по-дружески:

– Кк тебе это нрвится? Нм нстойчиво предлгют секретную рботу в неопределенное время, з неизвестную сумму. Можно дже подумть, что нс просто дурчт.

Оскр снов стл нпряженным и очень серьезным. Он хотел было что-то скзть по-нглийски, зтем сорвлся н шведскую скороговорку:

– Зткнись, тупиц! Я хотел окзть тебе услугу, ты дже не подозревешь, нсколько получил хороший шнс. Только змолчи.

Клод взглянул н него почти с тем же выржением, с которым появился. Он не любил ситуций, когд чего-то не понимл.

– Пошел к дьяволу, Оскр, – скзл я тоже по-шведски. – Если ты скрывешь, что зтевется, то не рссчитывй, что я буду игрть по првилм.

То, кк он держл свое левое плечо, все еще беспокоило меня. Конечно, он его мог зстудить, но кк бы он летл с тким плечом? В обычной ситуции я тк бы и позволил своему беспокойству тлеть дльше. Но нынче вечером во мне уже плесклось вполне достточное количество шнпс, рейнвейн и ликер, чтобы рзозлиться по столь тинственному обстоятельству.

Я опустошил свой бокл, резко его поствил, перегнулся через стол, дотянулся до Оскр, рвнул и рспхнул его спортивное полупльто. Под мышкой левой руки у него был кобур для револьвер.

Он хотел схвтить меня з руку, но промхнулся и лишь нгрдил взглядом, полным ненвисти, но было в нем и кое что-то еще, похоже, стрх.

Клод нблюдл з нми с тихим интересом, кк будто я покзывл ему фотогрфию своей любимой собки.

Я обртился к Оскру:

– И ты достточно ловок в обрщении с этой штукой?

– Пошел к черту!

– Если нет, я посоветовл бы оствлять ее дом.

– Пошел к черту.

– Ношение оружия увеличивет шнс смому нрвться н пулю. Во-первых, ты всегд можешь подстрелить см себя, во-вторых это зствит других быть чуточку рсторопнее, чтобы опередить тебя в перестрелке. Они же будут думть, что ты определенно знешь, кк пользовться этой штукой.

Оскр кое-кк зстегнул свое полупльто, встл и повернулся к Клоду.

– Прошу прощения з случившееся.

Потом опять послл меня по-шведски и гордо удлился, чопорный и оскорбленный, ухитряясь при этом сохрнять ккое-то стрнное достоинство.

Клод встл одним текучим плвным движением.

– Не желете зглянуть под мое пльто, мистер Кери?

Будь у него тм что-то подобное, ткого род тип никогд не допустил бы, чтобы это было зметно, и уж во всяком случе не позволил бы никому ничего проверять.

Я отрицтельно покчл головой. Клод повернулся и последовл з Оскром.

Спустя некоторое время, переств удивляться, ккого я свлял дурк, я снов подозвл официнтку.

Глв 9

Утренний тумн рсползлся, исчезя между деревьями вокруг эропорт. Я просто сидел в смолете и нблюдл з движением рук по кбине. Руки что-то проверяли, включли, выключли, и я ндеялся, что они делют все првильно.

В это утро мои вены были нполнены песком, мозги – битым стеклом, и вообще я себя чувствовл болотной нечистью, причем из смой вонючей трясины. Но мои руки знли свое дело, и лучше было не вмешивться.

Триммер готовы к взлету, зслонк крбюртор зкрыт, смесь обогщен, воздушный фильтр включен... Они все могут делть – днем или ночь, с похмелья или нет. Но сколько это может продолжться, Кери? До тех пор, пок руки не промхнутся в первый рз. Только млюсенький млознчительный промх – для нчл. А пок ты знешь, что живешь в кредит у времени. Двно? В будущем году мне уже сорок. И позди летных чсов больше, чем можно ожидть впереди. Я уже одолел перевл, кк преодолел его этот год. Теперь остлся только длинный пологий спуск к зиме.

Долго еще?

Только следующее лето – вот все, что тебе нужно. Потому что именно тем летом ты пролетишь нд горой из никеля. И зрботешь большие деньги, и стнешь знменит; и тогд можно выбросить все это строе дерьмо, ннять пру змечтельных, безопсных двухмоторных смолетов-рзведчиков, и молодые, умные пилоты с ясными глзми будут летть н них.

И Билл Кери сможет сидеть з столом мореного дуб в Хельсинки или Лондоне, или, нконец, в Торонто и потягивть спиртное и после звтрк, и впредь, при желнии – до полной невменяемости.

Сегодня же утро явно пошло нперекосяк. Нчлось оно с проблем с моей головой и продолжло свое черное дело, нчиня с того, что не появился Мик, и кончя прогнозом, обещвшим сильный северный ветер.

Я кое-кк зствил "Бобр" оторвться от земли и нпрвил его н юг. Когд ведешь рзведку без помощник, тут уж не до смех. Н "Бобре" нет втопилот, тк что приходиться нстроить триммер н режим полет с утяжеленным носом и потом ползть по кбине, ндеясь, что твои перемещения не нрушт блнс всего ппрт.

Зтем все, что следовло сделть, – это включить смописцы сцинтиллометр и мгнитометр, рскрутить лебедку, которя опускет мгнитометр через грузовой люк, чтобы он окзлся н достточном рсстоянии, исключющем влияние метлл смолет, удостовериться, что смописцы прогрелись и рботют кк следует, – и тут же быстро пробирться вперед, чтобы предотвртить переход смолет в пике или штопор.

И все это с похмелья, когд небо с овчинку покжется.

Зтем попсть в рйон, сделть контрольный проход нд точкой с известным мгнитным уровнем, вернуться обртно и збрться чуть-чуть повыше, сбегть в хвост убедиться, что с ппртурой все в порядке и грфики покзывют то, что нужно.

Шторм где-то н востоке пересекет русскую грницу и дет электрические помехи. Сильный северный ветер все время нпоминет о себе, чтоб ты не здремл. Я только выбрлся из обследуемого рйон и собирлся повернуть н север, когд диспетчерскя Ровниеми вышл в эфир, вызывя меня. С рдиовызовми я всегд был очень осторожен, где-то н уровне инстинкт, мне требовлсь секунд или две, чтобы сообрзить, могу ли я ответить и не зсветиться, если нхожусь в зпретной зоне.

Из Ровниеми сообщли, что меня ждет рбот.

Я спросил кто меня фрхтует и что нужно делть. Диспетчерскя ответил, что у них нходится молодя леди, которя ждет меня, чтобы отвез ее куд-то. Я поинтересовлся, знет ли он, во что ей это обойдется? После пузы последовл ответ:

– Ей безрзлично, сколько это будет стоить.

Ткие молодые леди мне нрвятся. Я рзвернулся и нпрвил мшину н юго-зпд.

Поле эропорт все тк же, кк всегд, было мешниной песк и глины, все с тем же смым деревянным нстилом через жидкое месиво к постройкм.

Он ждл меня в конце нстил. Щегольской бгж из белой кожи был сложен позди нее. Во всем этом было что-то знкомое, состояние моего оргнизм дже усиливло это впечтление, и я должен был догдться, но не догдлся.

Женщин был минитюрной, но пропорционльно сложенной, нсколько я мог судить учитывя прямое пльто в три четверти из светло-голубой кожи. Лет тридцти плюс еще год-дв. Лицо из тех, что никогд не рсполнеют, крутые скулы и большие серые глз, рот чуточку широк. Прямые шелковистые волосы збрны нзд и собрны в пучок.

Он выпятил свой мленький твердый подбородок, кк только я приблизился к концу нстил, и спросил:

– Мистер Билл Кери?

– Д.

Акцент мне покзлся тоже знкомым.

– Я полгю, вы знете, где мой брт. Думю, именно вы отвезли его куд-то. И я хочу, чтобы вы доствили меня туд.

Я держлся н некотором рсстоянии, изучя ее.

Серебристо-белый шелковый шрф, зполнявший вырез пльто, был скреплен чем-то вроде викторинской шляпной зколки, увенчнной жемчужиной. По ткой же жемчужине в ушх. Он выглядел весьм состоятельной, в том же стиле, что он. И для нее тоже все было смо собой рзумеющимся.

"Они обычно меня нходят", – говорил он. Мог бы хоть предупредить меня, кто его обычно ищет, и кким обрзом они рзыскивют пилот, который змешн в этом деле.

– Вы мисс Хомер, верно? – спросил я, предъявляя свой млдший козырь.

– Я был мисс Хомер. Теперь я миссис Элис Бикмн.

– Простите, вш муж – тот, кто в нстоящее время упрвляет имением?

Вопрос прошел мимо нее и зтерялся где-то в грязи.

– Итк, можете вы отвезти меня туд сегодня же? – спросил он.

У меня были неприятности с двигтелем, трудности с корпусом; брхлил мгнитометр. Кроме того, фирм "Билл Кери" потерпел фиско в поискх никеля и не имел достточно денег для покупки нового эроплн. Тк теперь ко всему меня втягивют в семейные дрязги, причем дже не в мои собственные.

– Миссис Бикмн, – скзл я, – у меня ткое ощущение, что вы рзыгрывете эту сцену не в первый рз. Что я должен делть дльше?

В глубине ее серых глз зсверкл кленя стль.

– Обычно отвечют: "Это не мое дело", и, черт бы всех побрл, они првы.

– Првильно. Вот и мы будем придерживться этой линии поведения. И еще, я ручюсь, обычно говорят: "Я слетю, нйду его и спрошу, хочет ли он вс видеть". Верно?

– Что-то вроде этого.

В интонции коротенького ответ угдывлись твердость и острот, которой можно было рзрезть лмз.

– Вот что я собирюсь сделть, миссис Бикмн. А пок я вс доствлю в Ивйло, если не возржете. Я обычно бзируюсь тм.

– И во что мне это обойдется?

– Полет к нему, если он того зхочет, будет стоить вм 15000 финских мрок, то есть, скжем, 50 доллров. В Ивйло – по пути домой – бесплтно.

– Вы не зботитесь о своих личных интересх, – скзл он. – Я обычно летю в здешних местх по крйней мере з сто доллров, и это минимум.

– Вш брт уже оплтил полет, миссис Бикмн. Чстично тем, что не принял сдчу, но, в основном, другим способом.

В первый рз он отвел от меня взгляд.

– Д... Он это умеет.

Резкости в ее голосе кк ни бывло.

– Мы вылетим срзу после того, кк я схожу посмотреть, нет ли для него почты.

– Можете не беспокоиться. Я это уже сделл. Единственное, что тм было – письмо, извещвшее его о моем приезде.

Ее бгж згромоздил весь грузовой отсек и солидное прострнство з вторым рядом пссжирских кресел. Он знял кресло спрв от пилот и зстегнул привязные ремни ккуртно и без суеты; судя по всему, ее знкомство с полетми было не хуже, чем у брт. Потом оглядел кбину.

– Довольно дряхля мшин, не првд ли?

– Не тк стр, кк выглядит. Но побывл в виктстрофе.

Он взглянул н меня.

– Это что, чсть вшей технологии перевод пссжиров в состояние спокойствия и умиротворения?

– Не я устроил эту врию, миссис Бикмн. Я купил все, что после нее остлось, и собрл чсти снов воедино.

Он опять огляделсь.

– Все-тки во мне не возникет чувств уверенности и спокойствия в смолете, подержнном и нспех скроенном после переделки, скжем в срвнении с чувством ндежности перешитого пльто. Впрочем, я полгю, вы знете, что делете.

– Я всегд пытюсь в это верить.

Мы с "Бобром" кое-кк сговорились и, помогя друг другу, оторвлись от земли. Я збрлся н три тысячи футов и нпрвил мшину в Ивйло.

После некоторой пузы он спросил:

– Когд вы собиретесь к брту?

– Могу зскочить сегодня днем.

Я зкурил, он от сигреты откзлсь, но зтем вытщил пчку "честерфилд" и резким движением зпястья выбил одну, прикурив от хромировнной зжиглки.

Мы немножко пролетели, и я спросил:

– Миссис Бикмн, что, по-вшему, я должен ему скзть, когд увижу?

– Только то, что я здесь и хочу его видеть.

Он повернулсь и холодно оглядел меня.

– Я бы предпочл скзть это см. И если говорить прямо, не вижу, ккое вы имеете к этому отношение.

Я кивнул.

– Я просто подумл – н случй, если вы пытетесь збрть его домой – он, кк все мерикнцы, имеет прво н жизнь, свободу и охоту н медведей.

– Брво, блгодрю, теперь н бис может вы выйдете нружу и полетите н собственных крыльях?

– Мне вш брт понрвился, миссис Бикмн. Вероятно, я не могу судить беспристрстно, потому, что мы здесь не избловны обществом джентльменов из Вирджинии, но он порзил меня сочетнием искренности, обяния и мнер – сочетнием вовсе не обязтельным. Эти свойств обычно не уживются вместе. И еще он меня порзил своим стремлением к невмештельству других в его жизнь и ктегорическим откзом от своего вмештельств в их. Мне кжется, это честное рвновесие.

– Кжется, ему удлось достточно успешно вовлечь в свою жизнь вс. Он этого хотел, кк вы считете?

– Нет, я уверен, ему ненвистн мысль, что он кк-то повлиял н мои действия в его пользу. Это и делет мою ргументцию безупречной, хотя вш отшельник возложил ответственность принимть решение о визитерх н меня.

Он глядел н меня с некоторым удивлением, которое угдывлось по легкому изгибу уголков рт.

Я буркнул:

– Двйте скжем тк: я ему симптизирую.

Действительно, ккие-то чувств к нему я испытывл, но пок не знл, кк их вырзить.

– Мистер Кери, вы действительно верите, что я см не люблю его? Нверно я ведь тоже кое-что о нем зню? Вы что, предполгете, что я проделл весь этот путь чтобы только доствить себе удовольствие отчитть его и нствить н путь истинный?

Я принялся неотрывно нблюдть з двлением мсл.

– Если мне доведется его увидеть, – продолжл он, – все, чего я хочу – попытться убедить его вернуться домой и принять некоторые неотложные решения по состоянию, ведь он до нстоящего времени остется единственным официльным влдельцем.

– Я думл, решения принимет вш муж.

Он здумчиво глядел вперед через лобовое стекло, зляпнное мсляными пятнми и следми от комров.

– Не вижу, для чего вм говорить об этом, но мы с мужем рзводимся.

– Сожлею...

Он взглянул н меня.

– Я – нет.

Вот твой шнс, Билл Кери. Твои семейные проблемы решлись, пок ты упорно возводил бшню одиночеств.

Я вернулся к зботм о темпертуре и двлении мсл.

Глв 10

Мы кк рз только миновли Сднкйля, когд диспетчерскя Ровниеми вышл в эфир с моими позывными. Они хотели знть мое местонхождение.

Я использовл обычный свой прием с ответом только н повторный вызов, после чего сообщил координты.

Ровниеми передло н четком медленном нглийском:

– Есть сообщение об врии в нескольких километрх северо-восточней вс. Можете уточнить, что тм ткое?

– Сделю. Ккие еще днные?

После некоторой пузы послышлось:

– Это нглийский смолет – гидроплн "Остер". Он передл, что у него горит мотор.

– Вы не узнли поточнее, где это?

– Он скзл, что пытется приземлиться н длинной полосе берег большой реки. Мы предполгем, что это Льюириоки.

Я тоже тк подумл. К востоку от нс был лишь одн большя рек. И ее длинный берег, вытянувшийся в зпдном нпрвлении, кк рз возник н горизонте впереди, милях в пятндцти. Я повернул туд и пояснил мисс Бикмн:

– Тут недлеко люди потерпели врию.

Потом спросил Ровниеми, есть ли еще с ними связь.

– Последних пять минут мы их не слышим.

Вероятно, смолет опустился слишком низко.

С горящим двигтелем он явно стрлся спуститься вниз кк можно круче. Дже если удлось сбить плмя и выровнять мшину, н ппрте тип одномоторного "Остер" не улетишь дльше пологого плнировния.

Но если рдио рботет, он может нходиться в зоне моего прием.

Я включил рдиостнцию н прием, перешел н чстоту для врийных сообщений и стл вызывть:

– "Остер" с горящим двигтелем, вы меня слышите?

В лингфонх только трещли помехи. Я попытлся снов, но связь не удвлсь.

Тогд я повернулся к мисс Бикмн:

– Нблюдйте з землей со своей стороны. Пытйтесь обнружить черный дым.

Я ндвил педль кселертор, "Бобер" слегк кчнулся, появилсь ккя-то новя тонльность в общем лязге, и можно было уловить едв зметный нмек н нрстнье скорости.

Когд мы приблизились н рсстояние, с которого можно было добрться до реки с выключенным мотором, я сбвил гз и стл снижться, покчивясь с крыл н крыло, чтобы обеспечить себе обзор по курсу. Не было никких признков столб дым, который должен появиться, если охвченный плменем "Остер" рухнул пять минут нзд. Я полетел зигзгми, чтобы можно было взглянуть нзд н случй, если смолет был скрыт деревьями н берегу.

Миссис Бикмн скзл:

– Я ничего не вижу н реке.

Нконец я его обнружил: яркий блик среди сосен в полумиле зпднее реки. Вот теперь я прибвил гзку и вошел в глубокий вирж со снижением.

Он не горел и не рзвлился н куски, но то, что случилось, тоже было ничего себе. Пилот должно быть понял, что до реки при встречном северном ветре ему не дотянуть, и рзвернулся, чтобы попытться долететь до пустынной лесной дороги. Но сотни ярдов ему все же не хвтило, и он сделл смую рзумную вещь в подобной ситуции: посдил смолет н поросль и кусты, прямо перед рощей сосен, кзвшихся довольно крепкими.

Но дже после этого мневр смолет почти перевернулся н спину. Поплвки гидроплн зрылись в землю, хвост здрлся до тех пор, пок не нткнулся н верхушки первых крупных деревьев. Но пожр не было.

Я сделл широкий вирж н трех сотнях футов и увидел, что кто-то мшет, стоя посреди кустов. Тогд, покчв крыльями, стл снов нбирть высоту.

Миссис Бикмн спросил:

– Вы не можете приземлиться?

– Об этом я и думю. Вы бы хотели, чтобы я сел?

– Д, конечно.

Он, кзлось, дже возмущен вопросом.

– Хорошо, я только сообщу в Ровниеми, что собирюсь делть, н этой высоте они меня не слышт.

Мне удлось пробиться к ним н высоте две тысячи пятьсот футов и описть все кк можно точнее. Мне ответили, что смолет военно-воздушных сил Финляндии будет нд нми в течении получс – не предпочту ли я кружиться здесь и нводить его н место?

Я взглянул н миссис Бикмн. Он резко кивнул в сторону мест врии. И я ответил Ровниеми, что спускюсь. А прибывющий смолет может трнслировть сообщения от меня к ним.

Я стл спускться по спирли, выпускя колес ниже поплвков для приземления. Н полностью опущенных зкрылкх, резко форсируя мотор, чтобы вырвнивть мшину. Мы шлепнулись между рядми высоких деревьев по сторонм дороги и утонули в облке пыли и мелких кмней в двух сотнях ярдов от "Остер".

Кк рз когд мы спусклись из смолет, из кустов выбрлся человек. У него был вспорот одежд н првом боку, одн штнин ниже колен преврщен в клочки, лицо отнюдь не выглядело цветущим, но с виду он передвиглся достточно легко.

– Я думю, что мой пилот сломл ногу. Рд, что вы прибыли тк быстро.

– Тк получилось, что мы пролетли рядом, ну и подумли, что следует вмешться. Вы нгличнин?

– Д. А Вы?

– У нс объединення нгло-мерикнскя комнд. Вы его вытщили из смолет?

– Я проведу вс.

Он покзывл путь. Если говорить точно, то мужчин был дородный, но двиглся по зрослям довольно хорошо. И н нем не было ничего сверх того, в чем он был перед врией: змечтельной мохеровой куртки.

Пилот – долговязый прень где-то посередине между двдцтью и тридцтью, был рспростерт тм, где должен был бы окзться хвост "Остер", если бы не вершины деревьев. Лицо у прня сильно побледнело и трудно скзть, был ли он в созннии: дыхние стло слбым и зтрудненным.

Левя ног ниже колен предствлял собой кроввую кшу. Толстяк сделл кое-что стоящее, остновив кровотечение из глубокой рны с помощью пры носовых плтков. Но перелом был – будь здоров!

Больше ничем помочь мы не могли, рзве что, стрясь, чтобы кровотечение не возобновилось, я привязл ногу к толстой ветви в кчестве лубк и вытщил прня из-под обломков, пок он совсем не ослбел от шок. Потом отстегнул нож Фрберин от креплений н ботинке, передл его толстяку и скзл:

– Попытйтесь нйти пру прямых стволов футов по трех длины и достточно крепких.

– Лдно.

Он взял нож и зковылял в сторону сосен, продирясь сквозь кустрник.

Миссис Бикмн нклонилсь через мое плечо и спросил:

– Могу я хоть чем-нибудь помочь?

– Можете одолжить ему пльто. От шок он нчнет змерзть.

Он снял пльто, и я укрыл им прня. Он кчнул головой и открыл глз.

– С тобой все в порядке, сынок, – скзл я ему. – Просто перелом ноги. И через несколько минут я отвезу тебя н смолете.

Он прошептл:

– С ним все в порядке?

– По-моему, ни црпины. Ты выбрл для посдки лучшее место.

– Не смог дотянуть ни до реки, ни до дороги.

– Ты все сделл првильно. Кк это у тебя приключился пожр?

Он зкрыл глз, передвинув голову только н миллиметр-другой.

– Дже предствить не могу, кк получилось.

– Двление мсл было в порядке?

– Чуть ниже и неустойчиво. Но в пределх. До тех пор, пок не появилось плмя.

– Темпертур головок цилиндров?

– Чуть ниже, чем обычно. Я только немного переохлдил мшину.

– Не беспокойся...

Но см я был несколько обеспокоен обстоятельствми. Пожры в двигтеле в нши просвещенные времен тк ни с чего не возникют.

В это время вернулся толстяк, волоч жерди, и мы приступили к рботе. Привязли жерди к ногм еще прой носовых плтков, зтем я связл обе ноги вместе привязными ремнями, которые я срезл в "Остере". Зтем мы просунули под него пльто миссис Бикмн, оттщили прня н сотню ярдов и остновились перевести дух.

Толстяк пропыхтел:

– Между прочим, меня зовут Алекс Джд.

– А меня Билл Кери.

Мы пожли руки нд рспростертым пилотом, потому что мне покзлось, что он этого хочет.

Толстя физиономия Джд формой нпоминл персик. Все существенные черты и оргны сгруппировлись в небольшой озис точно посередине. В более блгоприятных обстоятельствх он выглядел бы доброй и веселой. Светлые волосы явно нчли редеть, трудно было определить его возрст: что-то между 23 и 29. Глстук в широкую полосу был излишне грязен, чтобы определить его первородный цвет.

Я скзл:

– Мы его доствим в Ровниеми. Вы тоже полетите?

– Мы летели в Ивйло, но я лучше побуду с ним.

– Бгж?

– Около сотни фунтов.

Он и см похож был н полновесную сотню.

Я подсчитывл взлетный вес и рсстояние, пок мы тщили пилот последнюю сотню метров до "Бобр".

А когд дотщили, я все подсчитл: без бгж миссис Бикмн и желтельно без нее смой, взлетный вес будет не столь удручющим. Тк я и скзл.

– Вы окжетесь в Ивйло достточно быстро, – зверил я.

– Единственное препятствие – нужно вше соглсие провести полтор чс здесь, в этой глуши, в одиночестве.

– Меня это не слишком беспокоит.

И это прозвучло тк, кк если бы действительно тк было.

Я принялся выгружть ее бгж. Для большей ндежды н удчный взлет зодно рзмонтировл и выгрузил мгнитометр.

Потом мы погрузили н борт пилот, Джд, его бгж, рзвернули "Бобр" в ту сторону, откуд я приземлялся – при взлете следовло считться с боковым ветром, и единственно, чего я желл, – это учсток дороги поровнее. Мотор нбрл обороты и мы взлетели.

Когд "Бобер" нбрл высоту, я связлся с Ровниеми и попросил подогнть "скорую" прямо к реке, чтобы сэкономить время. Они обещли: "Будет сделно".

Покосившись н Джд, сидящего рядом, я спросил:

– Деловя поездк?

С кислой миной он соглсно кивнул.

– И еще я ндеялся порыбчить.

Действительно, среди бгж были дв удилищ.

– Смотрел, где можно добыть дешевой древесины... Здесь, для производств мебели.

– Вм действительно для этого нужен смолет?

– А что, этот можно ннять?

– Это моя рбот.

Он пошевелил мозгми и скзл:

– Я это обдумю.

Глв 11

Я вернулся н дорогу около Льюириоки ровно через полтор чс. Пльто миссис Бикмн я нечянно прихвтил с собой, и он сидел н поствленном торчком чемодне в отутюженном темно-сером костюме кк реклмня кртинк шикрной одежды н фоне дикой природы.

Пожлуй, это не все, что можно было скзть по этому поводу. Он кк-то естественно вписывлсь в этот кусочек Лплндии, и в то же время возникло ощущение, что см Лплндия приндлежл ей. Во всяком случе, этим свойством облдет не всякя женщин.

Я подрулил и резко остновил смолет всего в шести футх от того, чтобы снести ей голову пропеллером.

Он не сдвинулсь ни н дюйм.

Я спустился вниз.

– Простите, зпоздл.

– С ним все в порядке?

– Пилот? С ним все обойдется.

Теперь я принялся водружть ее бгж н борт. Зтем устновил мгнитометр – прибор со стремительными обводми бомбы, подвесив его н зжимх н привод лебедки в хвосте фюзеляж.

– К полету почти готов, – бодро отрпортовл я. – Не хотите спрятться внутрь от москитов?

– Что вы собиретесь делть?

– Хочу осмотреть рзбившийся смолет.

Он нхмурилсь, но скзл:

– Я иду с вми, то совсем зкоченел в этом нейлоне.

Я проклдывл путь через зросли.

Смолет модели "Autocar" был зрегистрировн в Англии, о чем говорили зеленые буквы н хвосте, н голубом фоне оттенк утиных яиц. В последние годы в Бритнии гидроплнми никто не пользуется, потому что во время войны понстроили множество эродромов. Джду для себя пришлось зкзть специльное дооборудовние. Выглядел мшин весьм печльно. Пондобится уйм рботы, чтобы снов зствить ее летть и плвть. Стойки поплвков зклинило в нпрвляющих, сми они сильно помялись, пок мшин переворчивлсь, оборвлись передние рстяжки креплений, тк что поплвки рскинулись в стороны кк огромные ступни. Нос почти уткнулся в землю. Одн лопсть деревянного пропеллер отлетел, но не рсщепилсь, знчит пилот выключил мотор в воздухе, перед тем, кк врезться в землю. Дверь кбины висел открытой н уровне моих плеч. Н пнели приборов зпекся сгусток крови пилот. Привязные ремни, которые я не срезл, свисли вниз, кк лозы дикого виногрд. Я зхлопнул дверь, чтобы непогод не звершил процесс рзрушения.

Миссис Бикмн нетерпеливо спросил:

– Что вы тм тк долго изучете?

– Ничего никому не говорите, но я думю, то, что я изучю, нзывется эроплн.

Признки пожр кк ткового не особенно просмтривлись, не считя черного нгр в нескольких дюймх позди кпот и густого, устоявшегося зпх сгоревшего мсл, резины и просто гри. Мшин был теперь холодн, кк лед. Я повернул монеткой винты крепления, и кпот, щелкнув, открылся. Внутри двигтель выглядел кк кусок говядины, лежвшей прямо н солнце не меньше месяц. Он был покрыт грязной зтвердевшей пеной углекислотного огнетушителя, пронизнной обожженными проводми, похожими н съежившиеся вены и сухожилия.

Среди хос в почти скпотироввшем смолете мне пондобилось некоторое время, чтобы сориентировться. Я устновил местоположение крбюртор и обследовл идущий нзд и через переборку топливную мгистрль – и нигде не обнружил повреждений. Потом проследил мсляные трссы. См бк был перевернут. Основня мсс содержимого теперь обрзовл липкую дорожку н земле под смолетом. Я сбил ссохшуюся корку углекислой пены и извлек мсляный фильтр нружу. В нем скопилось много шлк, большя чсть н стенкх сетки фильтр. При открытой системе рспрострнялся сильный зпх бензин. Я устновил мсляный фильтр обртно н место, счистил корку пены с остльных чстей двигтеля, чтобы скрыть следы исследовний. Зтем открыл крышку мсляного бк, чтобы слить из системы осттки мсл. И отметил для себя, что крышк бк был зкрыт не кк положено.

Миссис Бикмн, нблюдвшя з всем через мое плечо, произнесл:

– Боже, кк воняет!

– Готов поклясться, что зпх появился еще в воздухе. Но у них возникли другие, более серьезные трудности.

Зхлопнув кпот, я звернул винты.

Он снов зговорил:

– Прошу прощения. Я не имел в виду чего-то определенного... Просто искл повод звязть ккой-то рзговор.

– Д... Простите, я был несколько резковт.

– Что, ткого род врии чсто случются?

– Нет, я зню несколько случев вынужденных посдок, и никогд по причине пожр мотор в полете. Пилот – новичок в этой стрне.

Он только кивнул. Он выглядел исключительно привлектельной в тулете с Пятой Авеню и солнечными лучми, зпутвшимися в ее волосх. И в моем мозгу мелькнул мысль, что н много миль нет ни одной живой души, ну уж во всяком случе н рсстоянии слышимости человеческого крик.

Мысль мелькнул и исчезл. Но я ощутил сожление, рсствясь с нею.

Однко я еще не зкончил с "Остером". Что-то еще должно было быть, не зню что, но теперь я догдывлся, что должно.

Обнружил я это под пнелью приборов со стороны мест пссжир: свисющую электрическую розетку и пру обрезиненных зжимов, которые прежде были для чего-то преднзнчены. Для того, чего в кбине не было. И нчл шрить в близлежщих зрослях.

Миссис Бикмн спросил:

– Ну, что теперь?

Я продолжл поиск. Пондобилось около десяти минут, пок я нткнулся н это, и не меньше недели, если бы он действительно собрлся зпрятть это в здешних лесх. Коробк электроники рзмером с большой словрь, с длинным проводом к устройству, включющему в себя трубу из легировнной стли с ручкой, круглую шклу в грдусх с одной стороны, и небольшой квдртный метллический рструб – с другой. Я вытщил это н открытое место и тщтельно осмотрел. Устройство не выглядело поврежденным, хотя вы никогд не можете быть уверенным в электронике до тех пор, пок ее не включите.

Миссис Бикмн спросил:

– Что это вы ншли?

Я приподнял устройство, чтобы он взглянул.

– Чсть оборудовния, которое вывлилось из смолет.

– Вывлилось? Просто выскочило нружу и смо спрятлось з дерево?

Я лсково улыбнулся.

– Должно быть, тк все и было. Кому бы пондобилось прятть ткую безделицу – првд, если только они не подумли, что другой пилот это сцпет?

И я повел ее обртно к "Бобру", предоствив возможность порзмыслить о том, что я просто дешевый воришк, мродерствующий н рзвлинх. Он был прв только нполовину. Я плнировл положиться н этот ппрт, и весьм серьезно: черт с дв здесь добудешь лицензию н ввоз рдрного приемник – вещь, единственное нзнчение которой – определять местоположение рдрных стнций. Между прочим, особенно трудно ее добыть, если летешь близко к русской грнице.

Кроме того, оствлся вопрос, почему это Джд считл стоящим тскть с собой ткое оборудовние. И кк связно это с тем, что кто-то нвредил полету "Остер".

Мы приземлились в Ивйло после трех. Я отпрвился зкзть по телефону ткси для миссис Бикмн, и ее бгж, зтем дл комнду дозпрвить "Бобр".

– Проблем с номером в гостинице у вс не будет, – скзл я ей, – снов встретимся мы где-то з ужином, когд я нвещу вшего брт. Это зймет не слишком много времени, если он в это время не будет плить по медведям, но во всяком случе я вернусь до темн.

– Блгодрю, мистер Кери.

Он теперь снов был в пльто, всего с несколькими кроввыми пятнми н подклдке, но в зстегнутом состоянии их видно не было.

– Сожлею, что вел себя сегодня несдержнно.

– Не просите прощения – пок. Вероятно, сегодня вечером у вс будет еще возможность.

Он только кивнул.

– Может, вы переддите это ему при встрече?

Он передл мне письмо випочты и прочно зпковнный пкет величиной в коробку с шоколдкми.

– Между прочим, пкет видимо для вс. Я чуть не уронил его: словно свинцовя болвнк.

Я взглянул н почтовую этикетку. Пкет был дресовн Ф. У. Хомеру, под его попечительство, в кчестве услуги фирмы, и для передчи мне.

Это могли быть только птроны с литыми пулями 12-го клибр, которые он мне обещл.

Он скзл:

– Это то письмо, которое я ему посылл. Оно может помочь при объяснениях.

Я сунул конверт в крмн рубшки.

– Сделю все, что смогу, миссис Бикмн. Я действительно попытюсь убедить его встретиться с вми. Но есть что-то ткое, о чем вы осведомлены горздо лучше, и оно может окзться сильнее моих доводов.

– Д, – скзл он, – д, горздо лучше.

Повернулсь и нпрвилсь к зднию эропорт.

Глв 12

Все еще не было признков Мики, однко в диспетчерской обнружилось от него послние: зболел, ндеется подойти звтр, но не обещет.

Ожидя, когд зкончт зпрвку, я вскрыл пкет с птронми и зрядил дробовик.

Птроны были с лтунными гильзми, около двух с половиной дюймов в длину. Из гильзы торчло только острие свинцовой пули. Я пообещл себе, что кк-нибудь рзряжу один птрон, чтобы только увидеть величину и определить вес смой пули. Чувствовлось, что он действительно должн быть громдной и ужсной в своей рзрушительной силе.

Ружье я положил обртно, где оно и было; н будущее следовло купить ккие-нибудь ремни или прусиновый ружейный чехол и прикрепить ружье к потолку, чтобы оно не мешло передвигться по кбине, но было под рукой. А пок все, что я смог – это сделть ндрез в звукоизоляционной обшивке нд дверью для пссжир и зпихнуть ружье з нее.

Мленький желтый грузовичок, отчянно гудя, носился по взлетной полосе, чтобы прогнть оленя. Я вырулил и взлетел где-то около половины четвертого.

Облет хижины Хомер и прилегющей к ней местности я совершил двжды, нмеренно покчивя крыльями, чтобы он догдлся, что я привлекю его внимние. Потом пошел н посдку.

Я выкурил две сигреты и уже нчл жлеть, что не здержлся в Ивйло, чтобы перекусить, когд он появился из лес и зшгл нвстречу, кк и прежде в охотничьем костюме и с ружьем.

Я спросил:

– Кк охот?

– Встретился еще с двумя и звлил одного, сэр.

– Прекрсно. У вс нет ощущения, что этого уже достточно?

– Почему это?

Вопрос прозвучл почти резко, для него конечно.

– Вы не желете покинуть Лплндию?

– Тк или инче вскоре мне придется это сделть.

– Но дело в том, что у вс гостья. Он в Ивйло, – я передл конверт випочты. – Думю, это все объяснит.

Пок он читл, я прошелся вокруг "Бобр" и попинл покрышки передних колес. Кроме всего прочего, что следовло сделть, ндо было зменить их к следующему лету. Я обошел смолет вокруг, пессимистически рссмтривя прочие вещи, нходящиеся в плчевном состоянии.

Когд я возвртился к Хомеру, с письмом он уже покончил. И выглядел слегк обеспокоенным.

– Вы видели Элис? – спросил он. – С ней все в порядке?

– Я отвез ее в Ивйло. И он выглядит великолепно, если не принимть во внимние рзвод.

– Рзвод? – Он кзлся оздченным.

– Д. Он рзве вм не нписл? Он рзводится с мужем, или он рзводится с ней.

Я стл шевелить своими извилинми, пытясь вспомнить, кк он вырзилсь, и кк случилось, что я доствил плохие новости из Ричмонд н Верийоуки.

– Рзве не в том причин, почему он хочет, чтобы вы вернулись и сделли что-то с состоянием?

– А... Д, конечно, – пробормотл он и еще рз быстро пробежл взглядом тонкий листок письм.

Я снов зкурил и стл прикидывть, не мешют ли мне все еще оствшиеся последствия похмелья достточно остро оценивть змечтельные события в жизни Хомеров.

Спустя некоторое время я скзл:

– Я скзл ей, что полечу увидеть вс и спрошу, хотите ли... хотите ли вы с ней встретиться.

Хомер бросил:

– Он хочет, чтобы я вернулся в Америку.

– Создется впечтление, что это првильня идея.

– Он рсскзл вм, зчем? – и опять он был почти резок.

– Нверное, проблемы с состоянием. Допускю, что ее муж не принял нужных решений до того, кк перестл быть ее супругом.

Он кивнул, потом скзл:

– И все же, сэр, я не думю, что это для меня.

Я бросил сигрету и нступил н нее, зтем взглянул н озеро.

Северный ветер рябил водную глдь и рскчивл верхушки деревьев. Низкое солнце преврщлось в орнжевый шр кк рз нд дльним концом озер. Ветер очистил воздух и принес с собой прохлду. Я снов зкурил и неохотно вернулся к семейным проблемм Хомеров.

– Я полгю, он ведь не желет, чтобы вы вернулись нвсегд. Но вы могли бы передть ей прво попечителя или что-то в этом роде, и поручить стряпчим упрвлять состоянием?

Кзлось, он меня не слушл.

– И тем не менее, я не хочу возврщться в Америку. Я еще не зкончил здесь свои дел.

– Ну хорошо, может вы повидетесь с сестрой, если я доствлю ее сюд?

Он рссеянно улыбнулся.

– Скорее мне бы этого не хотелось, сэр. Я плнирую отпрвиться в небольшое путешествие – поохотиться. И двое – трое суток буду ночевть в пути.

– Он проделл ткой путь из Шттов, чтобы встретиться с вми. Я мог бы привезти ее сюд звтр прямо с утр.

– И все-тки я не хотел бы этого, сэр.

Я рзозлился вдруг без всякой н то причины, кроме рздржения из-з его упрямств.

– Вы зявились сюд из-з большой игры, которой у вс еще не было, лишь для того, чтобы померяться с природой силми и подстрелить европейского медведя. Жль, если это делет вшу жизнь бесцельной, но это вш выбор. Я, првд, этого не очень понимю, может быть потому, что никогд не стрелял, кроме кк в людей. Теперь-то почему бы вм не поехть домой и в кои-то веки не сделть рботу, требующую всего дня, не больше?

Двинь он меня приклдом, я бы понял. Но он только оздченно нхмурился.

– Вы в кого-то стреляли, сэр?

– Д, но не об этом сейчс речь. Вы встретитесь с сестрой?

Он кивнул, и н мгновение я подумл, что продрлся через его скорлупу. Но потом он скзл:

– Я понял, что вы бывший военный, по тому, кк вы в тот полдень упрвлялись с ружьем.

Я рявкнул:

– Черт! – и вынужден был отпрвиться в небольшую кольцевую прогулку н квдртных колесх, чтобы удержть себя от попытки зсунуть его же ружье ему в глотку.

Зтем я скзл:

– Лдно, все в порядке. Вы не хотите ее видеть. Мы живем в демокртическом обществе – знчит никкого нсилия. Вы переддите ей зписку?

Он здумлся.

– Вероятно, я увижусь с ней через несколько дней, сэр. И передйте, что он может осуществлять функции попечителя, если этого ей тк хочется.

– Хорошо. Я возврщюсь.

Тут я повернулся было идти, но остновился.

– Все-тки, думю, вы чего-то избегете, Хомер.

Он выпрямился с большим достоинством, плотный, небольшой, но спокойный.

– Могу вс зверить, сэр, что я ничего не избегю. Я охотник. Вероятно, вы этого не понимете, сэр.

– Будь я проклят, если понимю.

Я потопл обртно к "Бобру", спихнул мшину в воду и прыгнул н борт.

Все еще я был зол, но в основном н себя. Я проделл невообрзимую рботу, пытясь остться невовлеченным в семейные проблемы Хомеров.

Вернувшись обртно в Ивйло после зкт солнц я снов ел яйц в "Бри Мймио". В тот момент я не чувствовл особой тяги к еде, скорее был нстроен н пру сткнов шнпс, но я твердо знл, что лучший вринт – нчинть с яичницы. Я чувствовл себя неуютно и был взвинчен. Чстично в результте зтихющих удров похмелья, чстично от сознния необходимости передть послние миссис Бикмн – но во многом это было связно с тем, что последнее время я слишком много летл в зпретной зоне. В нчле лет это кзлось опрвднным риском. У меня был рбот н весь сезон и впереди – открытие большого никеля. Сегодня все, что у меня было – полет н полдня с ценностью мятой бнки срдин. Риск кзлся неопрвднным.

И все же я знл, что должен это делть. Контркт подрзумевл, что рботу следует звершить. И то же смое с послнием для миссис Бикмн.

Я покончил с яичницей и прой сигрет, и больше ничего не остлось делть, кк пересечь площдь перед отелем и рсскзть ей все.

Он все еще был в обеденном зле, одн, зло зтягивясь сигретным дымом и потягивя кофе из большой чшки. Официнтк не слишком жждл впустить меня в моей летной куртке к своим клиентм-миллионерм, но тем не менее я прорвлся.

Миссис Бикмн срзу осведомилсь:

– Вы его видели?

Я уселся и зкзл кофе и шнпс.

– Д, я его видел.

Потом глубоко вздохнул.

– Он не хочет возврщться в Штты, он не хочет встречться с вми... пок. Может быть, через несколько дней. Он скзл, что, возможно, отпрвится н несколько дней поохотиться.

Он холодно сверкнул взглядом и жестко вздернул подбородок.

– Это его ответ?

– Д, почти буквльно.

– Вы передли ему мое письмо?

Я кивнул.

– И рсскзли, что я добрлсь сюд из Шттов, чтобы с ним встретиться?

– Я все ему скзл. Поверьте, миссис Бикмн, я действительно стрлся убедить его. Зкончили мы небольшой, но резкой переплкой. Я думю, что он, вероятно, не прв, но в то же время это его дело.

Официнтк принесл кофе и шнпс и осведомилсь, не нужно ли миссис Бикмн еще чего-нибудь.

Т бросил:

– Не сейчс.

Зтем мне:

– Думю, вм лучше просто отвезти меня к нему.

Я ухвтился з мой шнпс и ответил:

– Сожлею...

Он нгрдил меня взглядом, вызывющим ссоцицию с дулми пушек, нпрвленных н вс в упор с крейсирующего вокруг боевого корбля.

Я опять вцепился в свой шнпс.

У нее был куд богче опыт принуждть тких людей, кк я, сдться и скзть "д", чем у меня – отшивть людей вроде нее и посылть их... ну, скжем тк, подльше.

– Итк, сколько мне это будет стоить?

– И я могу нзнчить собственную цену?

– Д, – в слове прорезлсь твердя холодня стль.

Я некоторое время все обдумывл, зтем отрицтельно покчл головой.

– Это прекрсня идея, миссис Бикмн. Но когд он ннимл меня, одним из условий было, чтобы он оствлся в бсолютном одиночестве. Условие все еще остется в силе. Он скзл, что встретиться с вми через несколько дней. Кроме того он скзл, что может предоствить вм прв попечителя. Это поможет делу?

Он уствил н меня свой подбородок и выстрелил всем бортом.

– Нет, это вовсе не поможет, черт вс возьми! Мне нужно его видеть. Вы это можете понять?!

Я опустил пустой сткн н стол.

– Тогд зплтите медведям. Может они знют, где он нходится!

И встл.

Он скзл уже более спокойно:

– Д поймите нконец, вы же совсем не в курсе дел, мистер Кери.

– Н все сто процентов в точку, когд имеешь дело с семьей Хомеров, миссис Бикмн... Он тоже толковл мне, что я многого не зню и недопонимю. Вы об првы. Все, что ксется вшей семьи, несколько превышет возможности моего ум. Но глвня вещь, которую я действительно не могу постигнуть, – кк это я умудрился окзться между двух огней. Все, я сдюсь. Если вы ближйших дв-три дня еще пробудете здесь, я отвезу вс. А до тех пор збудьте обо мне.

Я вышел из отеля.

И пожлел об этом, едв его покинул, совсем не потому, что обеденный зл отеля был единственным местом в городе, где подвли ликер. Я бы мог предложить ей провести вечер, любуясь видми и достопримечтельностями Ивйло, и одним из них могл окзться хижин Билл Кери. Но ее брт, не Билл Кери был единственной причиной ее присутствия в Ивйло.

Пришлось отпрвиться домой к остткм скотч из Стокгольм.

Глв 13

Я появился в "Бри Мйнио" н следующее утро срзу после семи и ждл, не объявится ли Мик, когд кто-то прокричл, что меня просят к телефону.

Н связи был эропорт Ивйло.

– Пилот Адлер только что связывлся с нми по рдио и спршивл, не сможете ли вы его встретить, – сообщили они. – Он сядет н реке через три четверти чс. Вы все поняли?

Я ответил.

– Нет, но тем не менее, спсибо.

– Он утверждл, что это очень вжно. И ждет вшей помощи.

– Чего он ждет? Лдно, не обрщйте внимния. Где он сейчс?

Голос диспетчер ззвучл тк, кк будто он пожимл плечми.

– Он где-то к югу отсюд. Около Ровниеми... я думю.

Я поблгодрил и нпрвился обртно к зкзнной яичнице. Моей первой мыслью было послть Адлер ко всем чертям вместе с его проблемми. Но тк нельзя. Слишком одиноко и неприютно стнет вм в Лплндии, если вы собиретесь посылть других с их трудностями к черту, ведь когд-нибудь и у вс могут возникнуть свои неприятности. Все это создет между пилотми круговую поруку.

Однко лучше бы я не был убежден, что Оскр хочет, чтобы я вытщил его из передряги, которую он см и зврил.

Мик все еще не объявился, и я подумл, не зйти ли в его пристнище узнть, кк он тм.

Это следовло сделть, если бы не уверенность, что болезнь – просто прикрытие поиск другой рботы, тк что если я вдруг войду и предложу нклдывть компрессы н его воспленный лоб, ничего кроме общего смущения не последует.

В конце концов я выпил еще две чшки кофе и без четверти восемь отпрвился н мост.

Солнце только-только вствло, лениво выбирясь из дымки н горизонте. То ли это был первый осенний тумн, то ли дым от лесного пожр н русской стороне. Оскр обычно приземляется с восток, против течения, перед мостом. Это ему обеспечивло широкое и длинное поле для посдки, течение, помогющее тормозить чтобы не ткнуться в мост, и эффектное приводнение, прекрсно видное из обеденного зл отеля. Неплохя реклм.

Я зкурил, облокотился н прпет и стл внимтельно рзглядывть воду внизу. Под водой все еще были видны осттки строго мост, оствшиеся с тех времен, когд немцы взорвли его в 1944 году, во время отступления.

Должно быть, Адлер здорово сбросил гз, тк что я не услышл и не увидел "сессну", пок он не появилсь всего н высоте в две сотни футов в полумиле вниз по течению. В этом прне многое может не нрвиться, мне, нпример, очень многое в нем просто претит, но следует признть, что летть он умеет.

Вирж был точен и экономен, тк что ему не пришлось использовть хоть ккую-то дополнительную мощность. Зкрылки выпущены нполовину. Все, что оствлось – это полностью выпустить зкрылки и посдить смолет н поплвки.

Вдруг неожиднно смолет перевернулся н спину. Он дико метлся меж берегов реки всего в десяти футх от воды, и вверх шсси. Пилоту удлось спрвиться с мшиной и удержть ее в тком положении, несущейся н меня и мост в непрвдоподобной фнтстической кртине, с проклятыми огромными поплвкми, торчщими прямо в небо.

Я оцепенел в одном из тех моментов, зтянутых кк в змедленном кино, с которыми вы встречетесь рз или дв з всю вшу летную жизнь. Вы видите терпящий бедствие смолет и видите, что он и сидящий в нем летчик стремительно несутся к гибели. И знете, что летчик тоже это знет.

Но Адлер еще не сдвлся. Он был молодец. Он не мог попытться перевернуться, чтобы не обломть крыло, потому сделл единственное, что еще было доступно: дл полный гз и пытлся перелететь через мост в положении вверх шсси. И это ему почти удлось. Двигтель взвыл, и нос приподнялся. Зтем медленно и уверенно его потщило вниз, пропеллер коснулся вод, и ее глдь взорвлсь высоким фонтном. Хвост резко взлетел вверх, весь смолет подпрыгнул нд водой, и пропеллер, должно быть, сломлся, потому что двигтель взвыл и сорвлся в визг. Тон визг все еще повышлся, когд смолет крутнулся и удрился боком. Потом все зкрыл мсс пдющей воды.

Я поймл себя н том, что спокойно изрекю:

– Он должен был держть нос высоко, но не успел сообрзить, когд прибвил гзу и нходился вверх ногми...

Зтем я сорвлся с мест.

Пятно взблмученной воды тянулось четверть мили вниз по течению.

Пок я, здыхясь, бежл по берегу, полицейскя мшин промчлсь мимо меня, подпрыгивя н ходу кк плоскодонк, спущення в реку с перект. Впереди меня бежли к берегу другие. Ккой-то человек тщил к воде мленькую лодку. Когд я добрлся до мест, одн лодк был почти н середине реки, вторую спускли с противоположного берег. Если дже не учитывть мое состояние после збег н четверть мили, не слишком-то я мог помочь, рзве что поплыть туд и предоствить им возможность спсть еще одного. Тк что я просто стоял, глотя воздух и переводя дух.

Один из поплвков "сессны" отломился и вяло дрейфовл по течению. Конец другого торчл нд поверхностью, и это укзывло, что смолет тк и висит вверх ногми чуть в стороне от него.

Один из полицейских был в лодке. Другой увидел меня, узнл и подошел, кивнув н реку.

– Вы знете, кто это был?

– Оскр Адлер. Но я не зню, был ли он один.

– Знете, что случилось?

– Я видел, кк это случилось.

– Но вы не знете, что тм было не тк?

– Могу только догдывться. Может быть Адлер вм объяснит.

Толп вокруг згомонил, и мы уствились н лодки. Нд водой были две головы, и эти люди поднимли кого-то в одну из лодок. Кто-то склонился нд вытщенным телом. Полицейский, который был тм, встл и отрицтельно покчл головой, сообщя результты н берег.

Его пртнер н берегу снов повернулся ко мне и хотел что-то скзть.

Я его опередил:

– По-шведски я говорю лучше.

Он мрчно глянул н меня, зтем медленным уверенным движением извлек блокнот.

Этот человек все делл подобным обрзом: медленно, но уверенно, не тртя особых усилий. Крупный мужчин, с обильной плотью н костях и повсюду, с неизбывно устлыми голубыми глзми н бугристом лице. Через несколько лет он обзведется огромным, кк бочк, животом, сейчс он мог добрться до меня одной рукой и ккуртно перебросить через реку, но ему пондобилось бы слишком много времени, чтобы принять ткое решение. Его мленькя лихо зломлення беля фуржк был сильно сдвинут н зтылок, и огромные пятн пот рстеклись подмышкми н выцветшей форменной рубшке.

Он скзл по-шведски:

– Если они вытщили Адлер, он нм уже ничего не рсскжет. Вы пилот, и вы может быть единственный, кто видел, кк это случилось. Можете вообще ничего не рсскзывть мне сейчс, через некоторое время вм придется объясняться с шефом или чиновникми из Упрвления гржднской виции. Но я бы не хотел, чтобы вы что-нибудь збыли или нчли выдумывть. Ясно?

Толп зшумел опять: н лодку втщили второе тело.

Полицейский н борту проделл тот же ритул и снов отрицтельно покчл головой.

Толп отозвлсь гомоном, кк мне покзлось, с явным оттенком ужс. Ныряльщики збрлись во вторую лодку.

Полицейский около меня спрятл блокнот и скзл:

– Вы бы лучше помогли их опознть.

И зшгл через толпу. У него это здорово получлось – шгть через толпу.

Лодк причлил к берегу, и пожилой тип в деревянных бшмкх, згорелый до черноты, шустро выбрлся из нее, придерживя з нос.

Мой полицейский одним движением отмел жждущих помочь, взялся з корму лодки и просто вытряхнул все ее содержимое н берег в трех футх от воды.

Его нпрник едв успел выпрыгнуть. Он был меньше, тоньше, с острым птичьим лицом, нполовину скрытым солнечными очкми.

– Кто это? – деловито осведомился он.

Здоровяк ответил:

– Он их может опознть.

Второй снял очки и бросил н меня быстрый, подозрительный и мгновенно оценивющий с головы до ног взгляд, в основном потому, что он был из ткого сорт людей.

– Один из них – Адлер, – зявил он. – Другого я видел, но не зню. А вы?

Я протиснулся вперед и взглянул н трупы.

У Оскр был сломн шея; никому не советую смотреть н человек со сломнной шеей, перед этим специльно не подготовившись. Другой был весь в рвных рнх, лицо сильно пострдло, но все же было узнвемо.

– Я его зню, – зявил я. – Мик Эскол. Он рботл н меня.

– Н вс?

Солнцезщитные очки снов были н месте, что сделло его холодным въедливым следовтелем.

– Вы знли, что он был в этом смолете?

Толстый коп скзл:

– Нет нужды сейчс в этом копться.

И повернулся ко мне.

– Где вс можно нйти?

– У меня сегодня полет.

Мленький фыркнул. Большой скзл:

– Если вы вернетесь к ленчу, можете лететь.

Я кивнул и стл продирться сквозь толпу, которя был знят ктивным обсуждением, кк это случилось, сколько нроду погибло и в кком они были состоянии. И все это происходило по крйней мере н четырех языкх, тк кк большинство зевк были постояльцми отеля.

Кто-то осторожно взял меня з руку. Я стряхнул чужую руку, уже потом взглянул, кто это был.

Алексндр Джд, толстяк.

– Еще рз приветствую, – улыбнулся он. – У вс все в порядке, и вообще кк дел?

Он определенно не выглядел человеком, з день до этого побыввшим в виционной ктстрофе. Н нем был новый отглженный светло-серый костюм, кремовя рубшк и другой полостый глстук. Теперь он выглядел рссудительным типом, хорошо считющим, холеным и готовым купить Лплндию по сходной цене. Но был он здесь не по этой причине.

– Откуд вы взялись?

– О, моего прня устроили в госпитль, и ндолго. Тк кк больше я ничего не мог сделть, то вчер вечером последним рейсом прибыл сюд. Что з ктстроф?

– Финский пилот и еще один прень.

– Кто?

Было ли в его голосе беспокойство?

Я ответил:

– Молодой финн. Делл кое-что для меня... прежде.

– А... – он кивнул. – Я уж было подумл, не случилось ли чего с вми.

– Держу при, это тк и было, – угрюмо буркнул я.

Он взглянул н меня в известном змештельстве, проступившем н толстом лице.

– Я не совсем...

– Двйте-к отойдем в сторонку.

Мы прошли немного по берегу.

– Я хотел бы, чтобы это был нш последняя встреч, Джд. Именно тк, я хочу видеть вс в последний рз.

Оздченное его лицо выглядело презбвно, но однко он не обиделся.

– Я не понимю, что вы...

– Отлично. Вы вызывете у меня тошноту. Вы – один из прней депртмент инострнных дел, который нрод нзывет секретной службой. Я не зню, что у вс тут з дел, и не хочу знть, но зто я прекрсно зню, что вы под колпком у другой стороны, змешнной в этом деле. Если у вс еще есть сомнения, будьте уверены, что вчершний пожр в моторе отнюдь не случйность. Вернувшись туд, я взглянул, что и кк. Никких сомнений, это не случйность.

Лицо его рсползлось в симптичную открытую улыбку.

– Я ужсно сожлею, мистер Кери, мне бы действительно очень хотелось быть секретным гентом, но я всего лишь бизнесмен, специлист по древесине. Если желете, могу докзть.

И он зхихикл, издвя сочные счстливые звуки.

– Бьюсь об зклд, вы способны это докзть. Депртмент инострнных дел можно было бы считть сонными бездельникми, если бы вы не могли. Но вот что докзть невозможно, это что в рельной жизни существует деревообделочня фирм, которя пустилсь бы н безумные рсходы, переделывя "Остер" в гидроплн, я-то зню приблизительно, сколько это стоит. Дороговто для единственной поездки в Финляндию. Тк что специльное использовние предполглось зрнее. В Бритнии теперь гидроплны вообще не используют.

Он достл из нгрудного крмн метллический контейнер с прой сигр и предложил одну мне.

Я отрицтельно покчл головой.

– Блгодрю, сигреты непопрвимо испортили мой вкус.

Я нблюдл з ним, пок он вытщил сигру из контейнер, тщтельно осмотрел ее и сунул в рот. Подождл, пок он чиркнул зжиглкой, и лишь потом скзл:

– Кроме того, я обнружил вш рдрный детектор тм, где вы его спрятли. У него десятиснтиметровя нтенн-приемник, это длин волны, которую русские используют в своей погрничной рдрной сети, тк что, кк я полгю, вы плнируете в одну из ночей пересечь грницу.

Плмя зжиглки дже не дрогнуло, он просто поднял н меня глз, в которых мешлись печль и скрытое удивление, вынул сигру и скзл:

– Сожлею, мистер Кери, но это выше моего понимния.

– Послушйте, Джд, я не пытюсь вс рскрыть, кк гент. Тк или инче вы это сми уже сделли. Когд вы вчер взлетли, вш мсляный бк был полон бензин. Все, что рсскзл пилот о том, кк вел себя мотор, с этим точно соглсуется: в среднем двление низкое, но с прыжкми: блокируемое шлмом и сморзблокирующееся бензином, кк рстворителем. Между прочим, когд я открыл бк н вшем смолете, все вокруг провоняло бензином. Трюк стрый, но не без недосттков. Он может вызвть зклинивние или пожр мотор, но не грнтирует, что вы погибнете. Тк что в следующий рз вши противники попытются использовть что-то поэффективнее. Именно это подводит черту ншим коммерческим переговорм: я не хочу из-з вс погибнуть. Все предложения по использовнию моего смолет отменяются, и я больше не желю иметь с вми никкого дел. Никких персонльных отношений – у меня и тк предостточно своих собственных трудностей.

– Уверен, их у вс хвтет, мистер Кери.

Сигр отлично тлел, и кзлось, это единственное, что его зботило.

– И все-тки, я думю, экспертиз устновит, что у нс просто перегрелся мотор.

– О, д, конечно, – я кивнул и тоже зкурил. – Дже отбросив н момент сообржения по поводу рдрной ппртуры, Джд, вспомните, что я пилот. У смолетов тип "Остер" двигтели воздушного охлждения, и прктически невозможно перегреть ткой мотор лплндской осенью. Но и это можно не принимть во внимние, если вм угодно. Просто я хотел прояснить тот фкт, что кто-то вс пытется убить. Мне приходилось прежде встречться с нродом, торгующим лесом. Если бы я докзл одному из них, что его кто-то стрется убить, он бы немедленно окзлся н верхушке ближйшего дерев и блгим мтом орл бы "Мм!". Тк вот, в следующий рз вс попытются убить, и нечего, черт возьми, тк нхльно улыбться.

Я зшгл по берегу, оствив его отрвлять воздух сигрным дымом, и нпрвился в город.

Глв 14

Следующие 20 минут я потртил н приобретение нескольких ярдов проводов и 24-вольтового звонк, зтем поймл попутку до эропорт. Тм одолжил н время инструменты и приспособил провод и звонок тк, что когд перодержтель смописц мгнитометр отклонится н определенную величину, звонок ззвенит у меня нд ухом.

Я просто хотел не пропустить момент, когд рзбогтею.

Зтем я знялся тщтельным осмотром смолет. Потртил куд больше времени, чем н обычную утреннюю проверку, зто в итоге был уверен, что в мсляном бке именно мсло и не подстроено ничего ткого, что перевернет меня вверх ногми в десяти футх от земли.

Ккие-то резоны кому-то рспрвляться со мной предствить я не мог, но не мог и не принять во внимние, что з последние двдцть четыре чс Лплндия потерял дв гидроплн. Теперь мой оствлся единственным. И чувству одиночеств нечего было противопоствить.

Утро плвно переходило в полдень, звонок пок что не срботл. Все, чего я достиг – рубшк, нсквозь пропитння потом, прилипл спереди и сзди, коллекция окурков вокруг ног походил н первый снег, который символизировл конец контркт с "Кй". Я теперь был то ли свободным человеком, то ли безрботным, кк посмотреть.

Приземлился я в Ивйло в чс дня и уехл в город со служщим, нпрвлявшимся н лнч. Он все твердил, кк сожлеет, что Оскр погиб, и хотел бы видеть это см.

Я молч выскочил около "Baari" Мйнио и уже нполовину спрвился с вреным мясом и кртофелем, когд появился Вейко.

Он осмотрелся вокруг, потом сосредоточился н мне. Видимо, ходили слухи, что Кери всегд готов к интервью во время еды.

– Оскр мертв..., – нчл он.

– Говори по-нглийски, – выговорил я с некоторыми проблемми из-з нличия во рту вреного мяс.

Он сел и сцепил пльцы, чтобы кк-то собрться с духом, ему это было необходимо.

– Оскр рзбился и погиб, – повторил он по-нглийски.

– Я зню. Видел.

– Ты видел? Кк это случилось?

Н нем были темно-синий костюм, беля рубшк, серебристый глстук. Лицо явно испугнное. Я пожл плечми.

– Он перевернулся перед смой посдкой.

Пожиля официнтк появилсь из-з стойки, оглядел Вейко с ног до головы кк нечто достойное только презрительного фыркнья, и процедил.

– Д?

Вейко зкзл кофе. Он прошествовл обртно, весьм ндеясь, что кофе у них кончился.

– Откуд он прилетел? – спросил Вейко.

– Не зню. Он рботл н тебя?

Вейко резко выпрямился, словно я выплеснул свой звтрк ему н колени.

– Нет. Кто скзл, что он рботл н меня?

Я отодвинул от себя осттки вреного мяс и зкурил.

Я жждл зрелищ. Не чсто можно видеть Вейко тким испугнным. В жизни не все тк прямолинейно. Только чтобы поддержть его крйнее возбуждение, я зметил:

– Д точно не зню. Тк, ходят ккие-то слухи.

– Нет, н меня он не рботл. Он собирлся, – это д.

И вдруг в его глзх промелькнул хитринк.

– А ты н кого рботешь?

– Н компнию "Кй". Д еще случйные прирботки. Рзвожу охотников по округе.

Он внимтельно изучл меня. Стря дев принесл ему кофе и осведомилсь, не желю ли я.

– Спсибо, нет.

Когд он ушл, я нчл снов:

– Ну, поехли дльше, Вейко. Ты ведь пришел сюд не для того, чтобы пожелть мне счстья в день рождения? Тем пче, что сегодня между прочим не тот день. Или речь все еще о той рботе в Швеции, н которую ты хотел меня подрядить?

– В Швеции?.. – зтем он вспомнил. – Нет, нет, не то. Я слышл, нняли другого. Но я хочу, чтобы ты отвез меня кое-куд, сегодня днем, но чуть попозже.

Меня вовсе не зхлестнул рдость до крев от перспективы рботть н Вейко, но дело есть дело, тем более сейчс, когд рбот для "Кй" действительно был зкончен.

Я кивнул.

– Куд?

– Потом скжу.

С точки зрения Вейко это звучло убедительно и нормльно.

Мне пришлось уточнить:

– Все в порядке – если ты будешь иметь в виду, что я могу здробить всю идею, если мне не понрвится, куд ты собирешься, и что ты собирешься везти.

Он опять резко выпрямился.

– Что это я должен везти? Почему это я должен что-нибудь везти?

Я зтушил сигрету.

– Не зню. Я просто скзл "если", и это обсуждению не подлежит. Когд?

– В пять чсов здесь. Я подброшу тебя н мшине.

– Лдно.

Я некоторое время нблюдл з ним. Он мешл свой кофе. Мешл уже двжды.

Кк бы между прочим я спокойно зметил:

– Строго между нми, те дв подозрительных тип, от имени которых ты предлгл рботу в Швеции, – твоя выдумк, верно?

Он кивнул медленно и вовсе не весело.

– Д, это првд.

– Тк что ты просто хотел выяснить, что у меня с рботой, и не могу ли я н некоторое время покинуть стрну?

Он опять кивнул.

Я продолжл:

– И когд ты устновил, что это не проходит, то ннял тех бндитов в Ровниеми? Им что, было прикзно меня убить?

– Нет-нет! – отрегировл он быстро, слишком быстро.

– Ты н ккой вопрос отвечешь, Вейко?

Он энергично отрицтельно змотл головой.

– Не крути со мной, Вейко, ты послл троих юнцов с ножми, но они окзлись недостточно хороши, чтоб спрвиться со мной. Почему ты их послл?

– Я думл, – его руки рзошлись в широком безндежном жесте – я думл, ты кое н кого рботл, но ошибся. А они не должны были убить тебя, только сделть тк, чтобы ты не смог рботть неделю или две. Я совершил ошибку.

– Д, точно, ты совершил ошибку, – прорычл я, – теперь попробуй воспользовться моими промхми. В бре тебе одолжт нож, у меня есть свой, – я выхвтил Фрберин из ножен н ботинке.

Он зтряс головой, толстые щеки и лоб покрылись исприной.

– Пожлуйст, мистер Кери, пожлуйст – только скжите, вы полетите со мной?

Я опять откинулся н стул. Он был сильно нпугн, но не моим ножом. Глз его молили.

– Деньги? – спросил я.

Он кивнул.

– Вперед?

– Будут.

У мня оствлось еще очень много вопросов, тких, нпример: н кого, по его мнению, я рботл, когд он ннял тех бндитов, и кого тк боится теперь. Но меня уже могли рзыскивть полицейские, и не очень-то хотелось быть обнруженным з рзговором с Вейко. Поэтому, кивнув, я встл.

– Лдно, если мне твоя зтея еще будет по душе, то в пять чсов.

Я зшгл через площдь в отель, собирясь зпрвиться шнпсом перед тем, кк придется снов встретиться с друзьями из полиции.

Миссис Бикмн зкнчивл лнч. Он меня увидел и слегк повел головой, что ознчло – я должен приблизиться для беседы.

Пончлу я думл игнорировть это приглшение, но потом подумл, что вполне в ее возможностях послть кого-то ннять пру грузчиков, чтобы те притщили меня, куд ндо, причем вероятность ткого поворот событий вовсе не исключлсь. Пришлось плыть к ней через зл под собственными прусми.

Выглядел он змечтельно. Н ней были брюки цвет слоновой кости, ткие глдкие, без единой морщинки, что это могли быть только лыжные слксы, коричневя шелковя блузк и кожный жилет.

– Сдитесь, – приглсил он. – Кк сегодня успехи?

– Тк себе.

Подошл официнтк, принесл мне шнпс и очередной рз скорчил презрительную гримсу по поводу моей летной куртки.

– Кто-то рзбился сегодня утром, я не ошибюсь? – спросил он. – Был момент, я испуглсь, что это вы.

– Не я. Я обычно не рзбивюсь.

– Я тк понимю, кто-то погиб?

– Двое.

Он зкурил и слегк нхмурилсь.

– Когд тот смолет потерпел врию, вы скзли, что здесь это случется чрезвычйно редко. Новя врия вторя... з дв дня.

– Может быть, вокруг что-то происходит.

– Мне не до смех, мистер Кери, – холодно отрезл он.

– Стрнно, но и мне тоже.

Он долго смотрел н меня. Зтем тихо спросил:

– Они были вшими друзьями?

– Можете понимть и тк.

– В общем, это не мое дело?

– Можете понимть и тк тоже.

Он просто кивнул.

– Сожлею... Вы, пилоты, чертовски трудный нрод. И все же – я чем-нибудь могу помочь?

– Если вы здесь встретите некого тип фрнко-шведского происхождения, предствительного мужчину по имени Клод, мне хотелось бы узнть о нем хоть что-нибудь, и о чем он будет говорить – тоже. Я думю Оскр – летчик, который рзбился – рботл н него.

– Он здесь живет?

– У него трейлер, стоящий где-то к северу отсюд. Я хочу попытться выйти н него еще сегодня вечером.

Он кивнул, зтем последовл длительня пуз, в течение которой он збвлялсь блнсировнием бшенкой пепл н своей сигрете. Зтем он скзл:

– Вчер я вел себя с вми непрвильно. Сегодня собирюсь снов совершить ту же ошибку, только еще крупнее. Но это единственный способ докзть вм, кк мне вжно увидеться с бртом.

Подняв н меня глз, он спокойно скзл:

– Я думю, вм нужен новый смолет. Я вм куплю его.

И я его увидел. Я ничего не мог поделть, он см возник передо мной: серебристый "Бобер" смой последней модели с отчетливыми буквми н хвосте: "Служб Кери". 200 километров в чс при 300 лошдиных силх и всего двдцть трех гллонх горючего в чс... Точно, кк в реклмных брошюрх. А может и новый смописец мгнитометр. Он не будет мелочиться при оплте из-з этой великолепной безделицы.

Но скзл я другое.

– Сожлею, миссис Бикмн. Мне кжется, что я стою больше, чем новый смолет. Рньше я об этом кк-то не догдывлся. Д и не было повод выяснять.

Около дверей кто-то збубнил. Дв моих приятеля – полицейских стояли у вход в обеденный зл и озирлись по сторонм. Тот, который побольше, увидел меня, ткнул рукой в мою сторону и согнул ее, то ли прикзывя, то ли приглшя к ним подойти.

Я покончил со шнпсом и встл.

Он взорвлсь:

– Чертов проклятый дурк! Ничего ты не понимешь!

Я кивнул.

– Прошлым вечером мы это уже обсуждли.

Ее лицо вспыхнуло, и он зкрыл его рукми.

Я подождл несколько секунд, но поскольку он все же не скзл, что ткого я не понимю, двинулся через зл к дверям и полицейским.

Глв 15

Здоровяк кивнул через мое плечо:

– Близкя знкомя?

– Просто новый клиент, миллионерш. Он хочет купить мне новый смолет.

Тот, что поменьше, смерил меня своим быстрым птичьим взглядом и нморщил нос.

– Ты один из этих, д?

Я повернулся к нему, чтобы получить удовольствие, демонстрируя свою почти безгрничную неприязнь.

Здоровяк примирительно вмешлся:

– Мы не собиремся устривть здесь скндл.

Положил свою клешню н мое плечо, он его чуть не рздвил.

– Если хочешь честно, то я просто тебе не верю.

Я обдумл это и кивнул.

– Не думю, что верю и см.

Мы двинулись из зл.

– Куд нпрвляемся?

– Куд-нибудь, где потише. Кое-кто хочет тебя увидеть.

Мы подошли к конторке в вестибюле. Он облокотился н стойку и спросил дежурную:

– Не могли бы мы получить комнту н пру чсов? Просто побеседовть спокойно?

У нее не было особого желния, чтобы отель кишел полицейскими и типми вроде меня, но в конце концов, сверившись с регистрционным списком, он передл ему ключ.

Я воскликнул:

– Н пру чсов? Я должен пойти прихвтить еще выпивки.

Здоровяк кивнул:

– Хочешь выпить – годится. – Он повернулся к дежурной. – И пришлите нм бутылку шнпс.

Он возмутилсь:

– Мы не можем доствлять лкогольные нпитки в номер. Зкон...

Его мягкя улыбк очень нпоминл огромный рзлом в скле.

– Это только для ншего приятеля. Он перенес сильный шок. Вы же нс знете, – он рспростер руки, кк корни огромного дерев. – Мы-то не можем пить н рботе, верно?

Он кивнул мне и повел по коридору, зтем опять обернулся к девушке:

– И три сткн.

Мы прошли в комнту н первом этже, мленькую, чистую, чисто выбеленную, с простой новой мебелью и тяжелыми шторми, чтобы можно было отгородиться от полуночного солнц.

В комнте были дв кресл и мленький стол. Я уселся н одно. Здоровяк втиснулся во второе, и его зд вылез з подлокотники. Тот, что поменьше облокотился н дверь и выглядел чопорно и официльно.

– Ну хорошо, – спросил я, – тк кто же хочет меня видеть?

Здоровяк ответил:

– Скоро будет.

Он снял фуржку и пробежл рукой по своим редким рыжим волосм.

– Пршивое дело. Много суеты.

– Чего вдруг? Рзве это не просто виционня ктстроф?

Кто-то постучл.

Мленький коп отпрыгнул в сторону, рвнул дверь и открывя ее – и все это одним движением.

Официнтк протопл по комнте и с грохотом поствил н стол бутылку шнпс и три сткн. Потом оглядел нс:

– Кто плтить будет?

Воцрилсь тишин, зтем я пробурчл:

– Нужно было догдться.

Я зплтил, он ушл.

Здоровяк улыбнулся и рзлил н троих.

– Kippis.

Все трое злпом опорожнили сткны. Он зметил:

– Положим, выкорчуем мы нпрочь все нрушения сухого зкон в округе. Что после этого случится?

– Не зню. Может быть, полиции придется покупть выпивку смой?

– Ну уж ткого никогд не будет. А случится вот что: кждый будет пить втихомолку зелье домшнего приготовления. И нконец првительство устновит н это нлог. Kippis.

Мы злпом выпили.

– Ты скзл, что это просто виционня ктстроф. Может быть. Но почему-то тебя желет видеть "SuoPo".

Нпрник резко повернулся и оплил здоровяк взглядом.

Я спросил:

– Никонен?

Мленький требовтельно осведомился:

– Знешь Никонен?

– Слегк. И уж конечно хуже, чем он меня.

Я встл и подошел к окну. Рек текл величественно и плвно, и в бледном полуденном солнечном свете кзлось, поверхность ее был смзн жиром. Мленькие беленькие дом с крсными крышми н противоположном берегу выглядели детскими игрушкми.

Но спрв н берегу вниз по течению видн был небольшя толп и против нее н середине реки – лодк.

Я прокомментировл:

– К нм! К нм! Великолепный новый ттркцион для туристов! Всего только двдцть финских мрок, чтобы лицезреть могилу в пучине реки!

Мленький коп взорвлся, выплеснул плотный сгусток выржений, првд по-фински, и выскользнул из комнты.

Здоровяк мрчно улыбнулся и облокотился н стол, чтобы плеснуть себе шнпс.

– Нервный прень, – скзл он. – Но имея дело с тобой, кроме меня необходим кто-то вроде него. Вот я бы дже никогд не зподозрил, что ты, нпример, русский шпион.

Я вернулся н свое кресло и произнес:

– Kippis, товрищ.

Никонен появился рньше, чем второй полицейский вернулся. Он просто остновился в дверях и уствился н меня.

– Хелло, мистер Кери, – приветствовл он по-нглийски. – Кк-то тк получется, что вы тут кк тут, когд что-то случется. В конце концов мы просто обязны предположить, что это взимосвязно.

Он одрил меня улыбкой днтист, ткой, которя позволяет ндеяться, что больно не будет, но уж если будет, то очень.

– Это вш шнпс?

– Д, точно.

– Тк кк не моя здч обеспечивть выполнение сухого зкон... я, пожлуй, выпью один.

Полицейский тяжеловто выбрлся из кресл, подхвтил сткн своего коллеги и ополоснул его в рукомойнике.

Никонен уселся в кресло и поствил н пол кейс тем свертком вверх.

Н нем был легкий кремовый плщ поверх темно-серого костюм.

Он выпил без трдиционного "Kippis", зкурил одну из своих сигрет, нпоминющих пяльную горелку. Зтем выложил н стол блокнот и шриковую ручку.

– Ну вот, мистер Кери, теперь рсскжите мне, пожлуйст, что случилось. У нс есть некоторые покзния людей, которые видели ктстрофу, ткже еще больше весьм волнующих свидетельств от людей, которые ее не видели. Но ни один из них не витор. Почему вы ждли мистер Адлер?

– Мне передли из диспетчерской по телефону, что Оскр попросил по рдио, чтобы я его встретил.

Никонен уже должен был знть об этом, он должен был проверить последний сенс связи Оскр с эропортом. Сейчс он просто пытлся зствить меня говорить првду.

Я рсскзл ему, кк ждл Оскр н мосту. О приближении смолет Адлер, внезпном перевороте вверх шсси и бесконечно долгих секундх, з которые он пытлся в тком положении перелететь мост, тех дополнительных экстрсекундх жизни, которые может себе предоствить только пилот высочйшего клсс. Зтем я рсскзл о том, что с Оскром был Мик.

– В конце недели я собирлся рссчитть Мику, – сообщил я. – Должно быть, он вел переговоры с Оскром нсчет рботы. Мне он ничего не говорил – прикинулся больным. Пожлуй, это все, что мне известно.

Но отнюдь не все, что мне хотелось узнть. Я все еще не понимл, почему Оскру пондобилось брть с собой Мику. Нсколько я зню, вирзведкой он не знимлся, и кроме того, если нуждлся в помощнике, то ннял бы его в нчле лет, не в конце сезон. Если подобные сообржения и пришли Никонену в голову, он, тем не менее, не стл меня ими обременять.

Зто он вдруг спросил:

– Есть у вс ккие-то сообржения по техническим причинм ктстрофы?

– Вм это рзъяснят эксперты гржднской виции.

– Мистер Кери, специлисты осмотрят все кусочки, после того, кк их достнут из реки. Все тщтельно измерят, изучт документцию, нрисуют множество схем и месяцев возможно через шесть почешут в зтылкх, поскребут подбородки и скжут: "– Имейте в виду, бсолютной уверенности нет, но мы считем...". И, вероятно, они будут првы. Но я хочу, чтобы вы почесли в зтылке сейчс.

Здоровяк сидел н крешке кровти и явно не вникл в то, что слышл, но бессознтельно оценивл, кк все происходит, то есть вел себя, кк прекрсно вышколенный полицейский.

Я нчл пояснять:

– Я бы скзл, что один из зкрылков не вышел до конц, когд с другим это случилось. Со стороны... првого борт... привод не срботл. Нполовину зкрылки были уже выпущены, я это видел, и кк рз пришло время выпускть их до откз. Вот тут он и перевернулся. Невыход одного мог привести к ткому результту. Я слышл, что-то подобное случилось в Вискунте возле Мнчестер несколько лет нзд. Смолет при посдке перевернулся и все погибли.

Никонен кивнул.

– Зкрылки – простите меня з безгрмотность – используются для торможения при посдке?

– Нет, это не глвня их здч. Они действительно снижют скорость, но основное нзнчение – обеспечение устойчивости н млых скоростях. С ними можно удержть мшину н смой млой скорости до точки ксния.

– С ккой скоростью мистер Адлер приземлялся?

– Что-то около пятидесяти узлов – примерно девяносто километров в чс. Но когд он рзбился, скорость был больше, узлов под семьдесят.

– Хорошо, – он сделл пометку в блокноте. – Мог ли он рньше выяснить, что зкрылки не рботют кк ндо? – он улыбнулся. – Или это глупый вопрос?

– Черт подери, конечно он не знл, что один зкрылок не выйдет до откз. Скорее всего взлетел он с нполовину выдвинутыми зкрылкми и перед взлетом, вероятно, проверил их движение до откз – по крйней мере должен был по инструкциям. Првд, нсколько я зню, летня прктик Оскр не всегд соответствовл инструкциям.

Никонен скомкл свою сигрету и очень спокойно зметил:

– Судя по всему, это основной вопрос, мистер Кери. Нверно тк это и было. Если Оскр проверял зкрылки перед взлетом, то у него случилсь мехническя неиспрвность, приведшя к ктстрофе. Если нет, тогд, возможно, кто-то это подстроил. И подстроил весьм эффективно.

Я скзл:

– Вше рсследовние этот вопрос зкроет.

Он кивнул, сделл еще одну пометку в блокноте и зкурил новую сигрету. Зтем без всякой перемены в тоне спросил:

– А предыдущий нглийский смолет, тот почему потерпел врию?

– У него в полете згорелся мотор.

– В Лплндии осенний воздух исключительно зноен, я соглсен. Вы видите ккую-то связь между этими вриями?

– Я бы скзл – нет.

Он здумчиво н меня посмотрел. Зтем скзл:

– Первое, что меня удивило и оздчило, – это кк вм, нгличнину, рзрешили здесь рботть пилотом. У нс много собственных прекрсных летчиков и рботы н всех не хвтет. Тк что я ознкомился с вшей лицензией н рботу. Ей уже немло лет, но все документы до сих пор действуют.

Я спросил:

– Ккое это имеет отношение к происходящему?

– Я только рсскзывю вм кое-что из того, что вы возможно збыли. Тк я обнружил, что вм рзрешили рботть здесь вследствие дружеских отношений с некоей персоной, в то время очень высокопоствленным человеком, выдющимся гржднином Финляндии. Не зню, кк вм это удлось, мистер Кери. И первой мыслью было, что вы, должно быть, в свое время окзли Финляндии ценные услуги. Но никких документов по этому поводу, рзумеется, не обнружилось.

– Д, – скзл я, – нчиню понимть, к чему вы клоните. Этот человек умер. Теперь нет никого, кто помешл бы определенным лицм изъять мою лицензию. И все, что для этого нужно – оповестить их о недружелюбном отношении ко мне вшего ведомств.

Он опять кивнул.

– Я думю, и одного слов было бы достточно. Но это дело длинное и нудное, мне нужен быстрый результт. Пожлуй, будет больше пользы, если я зсжу вс в тюрьму.

– Н кком основнии?

– Н кком вм больше нрвится, мистер Кери. Ну скжем "в интересх нционльной безопсности", пок не будет докзно обртное. Тогд все превртится в досдную ошибку. – Его глз стли холодными и жесткими. – И вы дже предствить не можете, кк много ошибок я готов совершить.

Мы долго и внимтельно смотрели друг н друг.

Кто-то постучл в дверь. Здоровяк взглянул н Никонен, зтем привел себя в состояние готовности и осведомился, кто тм.

Никонен скзл более мягко:

– В вших неприятностях нет ничего необычного, мистер Кери. Вы просто ненвидите полицейских.

– Д нет, только тех, которых встречл до нстоящего времени.

Миссис Бикмн спросил из-з двери:

– Билл Кери здесь?

Полицейский рзвернулся и взглянул н Никонен, придерживя дверь едв открытой.

Дверь резко с треском рспхнулсь и треснул его по зтылку.

В проеме стоял миссис Бикмн, тряся ушибленной ступней.

– Ндеюсь, я вм не помешл, – ледяным тоном произнесл он. – Я пришл исключительно с целью выяснить, сможете ли вы сегодня со мной поужинть.

Я встл.

– Весьм бы рд, миссис Бикмн, но должен предупредить, что сегодня вечером я могу окзться з решеткой.

И глянул вниз н сидящего Никонен.

Тот медленно поднял голову, печльно н меня посмотрел, зтем повернулся к ней:

– Мистер Кери преувеличивет, миссис Бикмн. Я не вижу причин, почему бы ему не поужинть с вми.

Он отвесил ему легкий иронический поклон.

– Блгодрю вс, сэр.

Зтем повернулсь ко мне:

– Тогд около восьми?

– Я приду.

Могу и не успеть, если не упрвлюсь с делом Вейко з три чс, но я не собирлся рспинться перед Никоненом о своей рботе н Вейко. Если он искл повод посдить меня под колпк, пусть нйдет его смостоятельно.

Миссис Бикмн скзл:

– Прекрсно. Могу я вм чем-то помочь еще до встречи?

Это было скзно кк бы мимоходом, но имело определенную подоплеку. Никонен тоже об этом догдлся.

В первый момент это кзлось змнчивым. Мне предлглсь помощь Уолл-Стрит, если Никонен действительно собирлся осуществить ту смую ошибку. Но ндо мной довлел линия н невмештельство в фмильные дел Хомеров. И ее помощь с ней никк не совмещлсь. К тому же з услугу пришлось бы отплтить.

Я отрицтельно покчл головой.

– Спсибо, но действительно нет никких проблем. Если я не появлюсь н ужине, то только потому, что вспомню о другом свиднии.

Он улыбнулсь, слегк покрснел, но смысл моих слов понял. Потом вышл, и здоровяк зкрыл з ней дверь.

Никонен спросил:

– Вы имели в виду ншу встречу, мистер Кери?

– Д, вот именно. До моих неприятностей ей не должно быть никкого дел. Я человек легко рнимый...

Он слегк поморщился, потер кончик длинного нос и скзл:

– Думю, вы меня непрвильно поняли.

Это было не тк, но если он хотел нчть все снчл, пожлуйст. Никонен печльно улыбнулся.

– Только двйте чуть более открыто и првдиво, чем до этого.

– Прекрсно. Это меня устривет.

Я снов сел.

Он зкурил другую сигрету и скзл:

– В Лплндии что-то происходит, мистер Кери. Мне кжется, вы с этим соглситесь. Двйте вернемся к двум виктстрофм. Я спросил, есть ли между ними связь. Вы ответили, что тк не думете. Теперь я спршивю: почему?

Я глубоко вздохнул, зтем после глотк шнпс резко выдохнул. И тут моя првдивость резко пошл н убыль. Но вот в одном я мог быть бсолютно точен. И я ответил:

– В одной дв человек погибли, в другой не погиб никто. И это сильно ослбляет версию о связи между ними. Будь выбор з мной, я в любом случе предпочел бы пожр. Особенно если кто-то збыл предврительно вывести из строя систему пожротушения. Неиспрвность с зкрылкми выявляется перед смой землей: нет ни высоты, ни скорости, чтобы испрвить ситуцию.

– Тк что пожр – рбот дилетнт, зкрылки – профессионл?

Я пожл плечми.

– Не вижу, почему я должен выполнять рботу з "SuoPo"? И вообще, кому пондобилось убивть нгличнин Джд?

– А почему пондобилось убить мистер Адлер?

– Хороший вопрос. Откуд он летел?

– Ах, д, – он перелистнул обртно несколько стрниц в блокноте. – Пок мы знем только то, что вчер в полдень он взлетел с реки в Ровниеми. К ночи не вернулся. И ночью его не было ни в Кемийрви, Килписярви, Соднкулья, ни в Инри, ни в Киркинесе. Мы зпршивли и прочие мест, но... – он пожл плечми.

– Гидроплну незчем возврщться в город. Годится любое озеро или рек.

Никонен перелистл блокнот до чистой стрницы.

– Н кого мистер Адлер рботл?

– Я видел его с несколькими охотникми и туристми, не более того. Думю, этим летом у него не было контркт н проведение геологорзведочных рбот.

Я не счел нужным упоминть, что Оскр собирлся сделть кое-что для Вейко, или излгть собственные выводы, основнные н том, кк Вейко отрицл, что чсть рботы уже был проделн.

Если кто и подстроил Адлеру врию, им был не Вейко.

– Вероятно, он не был кристльно честным прнем?

Я пожл плечми.

– Вопрос лишен прктического смысл. Он был вольным пилотом и придерживлся своих собственных првил. Вы никогд не опускетесь сквозь облк, не зня, что тм з местность. Вы должны приземлиться поскорее, если сообщили, что после зход солнц ляжет тумн. Вм нужно дозпрвиться срзу после посдки, чтобы избвиться от конденсции пров в бкх. Вот этих првил он придерживлся. А перевоз корзины шнпс или пролет зпретной зоны – это все првил бумжные.

Никонен мягко спросил:

– Вы мне рсскзывете про Адлер или про себя?

Я опять пожл плечми.

Никонен здумчиво потер нос, зтем продолжил:

– Еще одно, мистер Кери. Дв гидроплн рзбились по кким-то причинм. Теперь в Лплндии остлся лишь один, который приндлежит вм. И мне хотелось бы, чтобы вы были очень осторожны и сообщли мне о просьбх выполнить ккую-либо необычную рботу. Вы поняли?

Я понял очень дже хорошо. Я был нживкой, н нживку ничего не поймешь, если держть ее в бнке.

Кивнув, я вышел.

Глв 16

Время шло к половине шестого, я выпил у "Мйнио" уже три чшки кофе, Вейко не было.

Я думл было позвонить ему, но потом не стл этого делть. В Ивйло редко говорили по телефону, и н стнции знли мой голос.

Конечно, репутция моя был не блестящей, но все же пок лучше, чем у Вейко. По этой же причине я не стл брть ткси.

Вейко жил в миле отсюд, н восточной дороге в Акьнрви. Место было глухое, првд тут везде кк только Ивйло пропдло из виду, все стновилось глухим и унылым. Отойдите н двдцть ярдов от дороги, и вы окжетесь в девственном лесу, который никто не потревожил со времен отступления последних ледников.

Никто меня кк будто не сопровождл, и я ндеялся, что никто не зметил, куд я нпрвился.

Я был н полпути, когд нвстречу мне помчлся вдруг огромный грузовик, помчлся слишком быстро для ткой узкой песчной дороги, волоч з собой облко пыли, кк гору плотного тумн. Я спрятлся среди деревьев, пок он не пролетел мимо.

Это был лый "Facel Vega" с Клодом з рулем. Я не зметил, был ли кто еще в мшине, но ручться бы не стл. Если в кбине был Вейко, мне предстояло окзться простофилей, которого не хотят видеть и водят з нос.

Но тут уж я действительно решил его нйти. Теперь мне было не тк вжно, полетим мы с ним куд или нет, хоть дело все рвно есть дело.

Но очень уж хотелось мне узнть, почему это он жждл куд-то улететь. Тк что я продолжл шгть по дороге.

Его большой дом, большой по крйней мере для Лплндии, построенный в стиле Беквудского модерн, скорее нпоминл швейцрское шле. Широкя, тяжеля крыш спусклсь почти до окон первого этж. Тк что н втором этже окн были только спереди и сзди.

Дом сложен из огромных бревен, срубленный в лпу н мнер лесной хижины, но с удлиненными концми. Бревн не были покршены, только пропитны олифой и покрыты лком, чтобы придть им янтрный тон виски.

Оконные рмы, выполненные из метлл, рзделены н мленькие сектор, и все окно кзлось зщищенным крупной решеткой.

Входня дверь был см стрин, возможно дже из центрльной Европы. Тяжелое изделие из дубового брус со множеством литых детлей из желез и больших ковнных гвоздей. Проще пробить дыру в стене, чем пробиться через эту дверь.

Все это выглядело достточно причудливо, если не знть Вейко и доводов, зствивших его выбрть именно ткую резиденцию. Если кто-нибудь стнет бушевть около двери и кричть: "– Откройте или вышибем ее к чертовой мтери!", он может оствться тм и рзбивть обувку и кулки, пок Вейко будет совть в печь очередную порцию документов. Чтобы пробиться через окно, его придется выствлять целиком.

Спустился вечер; только крыш еще освещлсь солнцем, но в доме ни проблеск электрического свет. Я нпрямую пересек то, что могло числиться лужйкой перед входом, если бы кто-нибудь удосужился выкосить ее этим летом. Подойдя к двери, я нжл звонок. Зтем отступил нзд, чтобы меня было видно из окон, и Вейко убедился в приемлемости посетителя. Немного погодя нжл кнопку снов.

Спустя еще немного я отошел и зорл:

– Эй, кто вызывл первоклссного вольного пилот?

Деревья всей округи подхвтили крик, изменили его н свой мнер, передвя все дльше, и звук, удляясь, постепенно зтихл в лесу, который, кк обычно, откликлся глухим эхом. Все это вызывло щемящее чувство одиночеств. Я обошел дом. Окн были зкрыты и плотно звешены шторми. Здняя дверь был почти столь же несокрушимой конструкцией, что и передняя, и тоже крепко зперт. Голубой "сб" Вейко стоял н дорожке. Я вернулся к прдному входу и нжл звонок в последний рз перед тем, кк снов прошествовть обртно в город, чтобы столкнуться с ним в "Мйнио" носом к носу через ккие-нибудь полчс. И просто чтобы еще рз убедиться в неприступности сей крепости, я толкнул дверь.

Он со стуком открылсь нрспшку.

Я вошел внутрь крдучись и н цыпочкх, инстинктивно зтив дыхние, прислушивясь, стрясь уловить чужое, не столь тщтельно сдерживемое. Это было полной бессмыслицей после колокольного звон дверного звонк и трубных призывов до хрипоты в течение пяти минут.

В коридоре, между обшитыми пнелями стенми, црил глубокий полумрк. Я прошел по нему и приоткрыл дверь кбинет.

Здесь было чуточку светлей. Достточно, чтобы увидеть, что по комнте прошелся смерч.

Все книги были сметены с полок, ящики двух огромных комодов, которые Вейко использовл кк вместительные кртотеки, влялись грудми н полу, все кртины сорвны со стен, бумги снегом покрывли пол.

Непрвдоподобно огромный дтский письменный стол темным мрчным островом громоздился в центре комнты. Высоченное черное кожное кресло с внушительным подголовником позди стол было рзвернуто ко мне спинкой. Я передвинулся от двери в сторону и облокотился н высокую кермическую печь в углу. Печь был тепля. Я сунул сигрету в рот, но не зкурил, и стл обозревть этот погром.

По прошествии некоторого времени кое-что стло склдывться в определенную кртину. Некто обрботл комнту до основния, быстро и профессионльно. Меня сильно беспокоило кресло з столом. Я сунул сигрету обртно в крмн рубшки, осмотрительно перествляя ноги двинулся нпрямик и резко рзвернул его вокруг оси. Вейко мягко сполз н пол, и его лицо уткнулось в мою ступню. Я не мог прыгнуть н дв фут вверх и н двендцть футов нзд, тк кк состояние комнты не двло ткой возможности. И все же я отпрыгнул.

Вновь я обнружил себя возле печки с сигретой, возврщенной в рот, и при том зсунутой очень глубоко. Я опять ее не зкурил, снов положив в крмн, медленно вернулся к телу и перевернул его. Лицо Вейко было умиротворенным, чуть ли не дружелюбным.

Одного этого было достточно, чтобы убедить меня, что он безусловно мертв.

Н нем был тот же темный костюм, беля рубшк и серебристый глстук, но с тремя пулевыми отверстиями поперек него. Кровотечение было небольшим и уже прктически прекртилось. Коричневые пятн остлись н бумгх, которые он смхнул со стол, сползя с кресл. Я прощупл его крмны и, не нйдя ничего интересного, отступил нзд. Зтем обртил внимние н то, что выскользнуло из кресл вместе с ним – револьвер.

В первый момент я подумл, что обнружил орудие убийств, зтем понял, что из этой штуки никто не стрелял многие годы. Он был почти ткой же громдный и стрый, кк пушк времен Втерлоо: метлл стл темно-коричневым и пятнистым от ржвчины.

Я полгл, что кое-что зню о стрелковом оружии, но мне пондобилось долго нпряженно вглядывться в сумеркх, чтобы определить, что это ткое: пистолет обрзц 1874г., когд-то бывший н вооружении фрнцузской рмии. Если выстрелить из него сейчс, скорее всего вм оторвет руку. Но похоже, Вейко пытлся это сделть.

Должно быть, выхвтил его из ящик – но вы же не можете мгновенно вытщить и нвести н цель полевую пушку вроде этой, тк что пок он ее вытскивл и потихоньку поднимл в позицию прицеливния, некто быстренько выхвтил что-то более современное и поделл три кругленькие дырки в его глстуке.

Теперь в моем рспоряжении было дв вринт: исчезнуть и рствориться в прострнстве или вызвть полицию. Внутренний голос нстивл н первом вринте. Но ккой бы вринт я не принял, следовло просмотреть все бумги н его столе и убедиться, нет ли моего имени в клендре или в других бумгх. Если сейчс не обнружу я, потом н это нткнется полиция.

Десять минут поиск не дли результт, лишь усилили чувство фтльного невезения. В его нстольном клендре вообще ничего не было, з исключением нескольких пометок о покупке зелени и бклеи. Скорее всего зписи были кодировнными, и оствлось ндеяться, что код достточно ндежен.

Теперь все, что оствлось сделть, – это зтщить его обртно в кресло. Судя по рсположению пулевых отверстий и млому количеству крови, он, должно быть, умер мгновенно.

Если оствить его рспростертым н устилющих пол бумгх, это любого приведет к выводу, что он убит после того, кк в комнте что-то искли, или что приходил кто-то еще и вытщил его из кресл. Любой полицейский предпочтет второй вринт.

Рбот окзлсь обременительной и долгой. Он был тяжел, кк железня тумб, и в то же время текуч и желеобрзен, кк пьяный осьминог.

Трупных пятен не было, тк что скорее всего его убили не больше двух чсов нзд.

Я собрл бумги со следми крови и понес их к печке. Корзин для поленьев был перевернут. Я подобрл полено, удрил им по здвижке печной дверки, открыл ее и кинул бумги в плмя. Полено в моей руке было очень сухим, серовтым и все в трещинх. Оно пролежло в комнте очень долго, кк и другие, рзброснные вокруг. Я присел н корточки, уствился н плмя и н полено в руке, зтем н сму печку. Т предствлял собой еще одну нтикврную вещь рзмером в плтяной шкф, из белой с голубым кермики, ткую вы нйдете в стрых домх по всей Финляндии.

Прелестня вещь в вшем интерьере, но требует для поддержния огня не меньше полной корзины поленьев в день. Я совершенно был не в силх сообрзить, кк поленья, выпвшие из корзины и преднзнченные для употребления, смогли тк долго избежть своей учсти, что тк высохли.

Я внимтельно вглядывлся в плмя, крсные, рскленные угли и черные очертния полусгоревших поленьев под ними. Зтем меня еще кое-что порзило. Отсутствовл зпх древесного дым. Не было вообще никкого зпх.

Я обнружил это в стенном шкфу под лестницей, кк рз позди печки: длинный ряд гзовых бллонов тип "Клор". Для дом в лесной глуши нличие гзовых бллонов вполне резонно и логично, з исключением того, что сбросив с цилиндров тряпье, я обнружил от последнего цилиндр отвод в виде лтунной трубки, проходящей через стену. Зкрутив вентиль редукир, я вернулся в кбинет.

Моя ухмылк преднзнчлсь мертвецу в кресле.

– Это было недурно, – скзл я ему. – Только ты был слегк небрежен в детлях. Следовло обновлять поленья.

Но в действительности Вейко не з что было себя упрекнуть, будь он в нстроении нлизировть сделнное. Его секрет пережил его.

З метллическими муляжми поленьев в печи имелсь зчернення дверц, еще слишком горячя, чтобы ее открыть.

Вероятно, тм был ккой-то секрет, но я не стл его искть. Просто достл свою струю зжиглку и осветил внутренность печи, подцепил длинной кочергой з крй потйной дверцы и рвнул.

Он отлетел вниз и вперед н поленья. Среди мссы брхл н полу я обнружил декортивную зеленую свечку, упвшую с ккой-то полки, зжег и укрепил в топке.

Н первый взгляд это нпоминло стрый винтовой пресс для получения оттисков. Он выглядел очень похоже, если не принимть во внимние длинный горизонтльный ворот, венчющий широченный винт, и свисющие по обе стороны ворот дв тяжелых груз. Примерившись кочергой, я толкнул один. Пондобился довольно сильный толчок, чтобы зствить его двинуться, после чего весь мехнизм пришел в рвномерное круговое движение.

Тяжеля верхняя плит пресс стл медленно поднимться. В центре мтрицы виднелось мленькое круглое углубление. Точно нд ним в верхней плите рсположилсь другя ниш, которя покзлсь мне шероховтой н ощупь.

Тогд я еще чуть-чуть просунул в топку плечо и голову и все осмотрел кк следует.

С одной стороны пресс стоял большой тз с кким-то кермическим мтерилом и несколько метллических инструментов, нзнчение которых я определить не мог. С другой стороны – деревянный ящик рзмером с обувную коробку. Я попытлся вытщить его нружу, но не смог сдвинуть ни н дюйм. Тогд просунул руку внутрь ящик и вытщил пру мленьких дисков, глдких и золотистых.

Теперь я понял, что к чему. Все, что мне оствлось – проверить это. Я поместил один из дисков в углубление мтрицы пресс и сильно толкнул ворот, чтобы придть ему обртное движение. Верхняя плит двинулсь вниз и соединилсь с нижней. Теперь я рскрутил рычг н подъем, и диск н несколько дюймов поднялся с верхней плитой, пок не упл. Приблизив его к свече, я обнружил, что держу свежеотчекненный соверен 1918 год с мленькой буквой "I", что ознчло его бомбейское происхождение.

Я кк-то потерял контроль з временем, просто рзмышляя о дискх в ящике; видимо, их количество было достточным, чтобы сделть тот тким неподъемным.

Но приятня пуз в клейдоскопе событий слишком зтянулсь.

Огни фр скользнули по окну, звизжли тормоз, зскрипели покрышки н грвии перед входом.

Н миг я оцепенел.

Зтем збросил вытщенные диски обртно в коробку, здвинул свечку з пресс, зхлопнул потйную дверку и зкрыл печную зслонку.

Хлопнул дверь втомобиля, зтем другя. По грвию зскрипели шги.

Я неслышно, словно кошк, скользнул к столу и подобрл нтикврный фрнцузский пугч. Ведь з дверью мог окзться тот, кто только что убил Вейко и вспомнил, что збыл зглянуть в печь.

Пронзительный звонок прозвучл для меня кк выстрел сигнльной пушки, отмечющей в сумеркх время спуск флг. Я тут же высчитл, кто это был: убийц знл, что входня дверь оствлен открытой.

Я схвтил телефонный шнур, дернул, и он оборвлся.

Кто-то прокричл:

– Откройте, или мы взломем дверь!

И я узнл если не голос, то мнеру общения. Только никк не мог догдться, что их сюд привело. И тут я вспомнил "Facel Vega" н дороге. Все, что Клоду было нужно – это телефон, зто вот я теперь нуждлся в хорошем двокте.

Дверь я пнул ногой, и он с лязгом рспхнулсь. Срзу дв фонрик уперлись мне в лицо.

Голос, приндлежщий полицейскому – здоровяку, спокойно произнес по-шведски:

– Кжется, без вс нигде не обходится.

Другой внезпно звопил, что у меня пистолет, и фонрик отлетел нзд н дв шг.

Я взял пистолет левой рукой и протянул рукояткой вперед. Огромня волостя рук появилсь в круге свет и схвтил его.

Я скзл:

– Это приндлежит Вейко. Он в кбинете.

Мленький полицейский рвнулся в дом мимо меня. Я обртился к здоровяку:

– Скжите ему, чтобы он не оствлял отпечтков пльцев н чем попло. Это дело полиции.

Голос здоровяк звучл миролюбиво:

– А мы, по-твоему, кто? Крточные влеты?

– Я имею в виду полицейских экспертов.

Из недр дом донесся вопль млыш.

– Сюд! Идите сюд!

Голос слегк дрожл.

Здоровяк спросил:

– Мертв?

– Д.

– Ты?

– Вы бы меня здесь не зстли, если бы я его убил. Я собирлся сообщить, но телефон не в порядке.

– Все сделл в лучшем виде, верно?

– Естественно. Кроме того, нет пистолет.

– Нет пистолет?

Огромный фрнцузский револьвер зкчлся в луче фонрик, покзвшись в его лпище игрушкой.

– Его убили не из этого. Ткя пушк могл бы рзнести весь дом. А вм нужно нйти тот пистолет, из которого действительно стреляли, и только после этого выдвигть обвинение.

Фонрь медленно прошелся по мне верх – вниз, кк большой всевидящий глз.

– Мы всегд ндеялись, что кто-нибудь отпрвит Вейко н тот свет. Но теперь видно всем нм предстоит долгя и беспокойня ночь.

Глв 17

Все кончилось тем же номером в том же отеле, и делли мы все то же: ждли Никонен.

Снчл это меня просто оздчило: я ожидл, что меня срзу зсдят з решетку. Зтем пришл в голову мысль, что вероятно н "Дкоте" из Ровниеми нгрянуло немло гзетчиков, которые стли осждть полицейских, чтобы добыть хоть ккую-то информцию по поводу двух виктстроф з дв дня.

Будучи человеком из "SuoPo", Никонен не хотел, чтобы его зстукли где-нибудь поблизости от полицейского учстк. Он отпрвился в Ровниеми чртерным рейсом в 4. 10 и не мог вернуться рньше 11. 20. Тк что мы ждли.

Никто мне не сообщил, рестовн я или нет, был не в том рсположении дух, чтобы выяснить это смому. Мы все просто ждли.

Н этот рз – никкого шнпс. Все, чем я рсполгл, это стрый еженедельник, подобрнный в полицейском втомобиле. И я прикидывлся, что внимтельнейшим обрзом его читю.

Прямо нпротив меня з столом сидел здоровяк-полицейский.

Револьвер Вейко лежл перед ним, своим дулом глядя прямо мне в грудь и своей нзидтельностью нпоминя мне укзующий перст.

Мленький нпрник сидел н кровти.

– Три выстрел! – скзл он. – Всего три выстрел – бх-бх-бх, кучно, кк три пльц н руке. Он, должно быть, просто снйпер.

Говорил он по-шведски, тк что, очевидно, преднзнчлось это для меня.

Я продолжл изобржть внимтельное чтение гзеты.

Здоровяк скзл:

– Твой дружок Оскр не был ткой уж невинной овечкой, между прочим. У него был револьвер. Ты об этом знл?

– Что-то я ткого не помню.

Коротышк проворчл:

– Он не помнит. Х!

Я зметил:

– Может быть, кк рз из него подстрелили Вейко.

Коротышк привстл с кровти со словми:

– Мы и не думли... – прежде чем до него дошло, что Оскр был мертв и его револьвер лежл в полиции, когд Вейко убили.

Он озлобленно и угрожюще посмотрел н меня. Будь достточно светло, он нверняк ндел бы свои солнцезщитные очки и одрил бы меня непроницемым взглядом.

Здоровяк откинулся н спинку стул, но не тк длеко, чтобы не смог мгновенно схвтить револьвер, если я вдруг нчну проявлять признки гржднского неповиновения.

– Лично я не думю, что ты убил Вейко, – скзл он, – но, никто и не поинтересуется, что я думю.

Мленький фыркнул:

– Чего мы понпрсну тртим силы? Мы его поймли в доме с еще теплым трупом, он пытлся угрожть нм револьвером жертвы. Вынести приговор не соствит труд.

Кк мне покзлось, здоровяк уже прокручивл этот вринт.

– Мы, конечно, можем тк и сделть. Но я предпочел бы все же докопться, кк все было н смом деле.

– А чего суетиться? Он нм помогть не собирется. Зчем же нм с ним возиться?

Они посмотрели н меня. Им ничего не оствлось делть, кк рзыгрывть весь спекткль по-шведски, чтобы быть уверенными, что до меня все доходит, и в то же время делть вид, что идет всего лишь исключительно обмен мнениями.

Я продолжл внимтельно изучть гзету.

Мленький полицейский продолжл:

– Он рссчитывет, что сможет выпутться, когд прибудет Никонен. Х! Чего рди Никонену это делть!

Он пожл плечми тк сильно, кк только мог.

– Продолжйте в том же духе, – зметил я, – и вы змучете себя до смерти.

– Ты думешь, мы не можем связть тебя с делом Адлер, верно? Преотлично можем. И в ближйшем будущем тк и сделем. Ты ничего не знешь о револьвере, который был у Оскр?

Опять об нблюдли з мной с легкой выжидтельной улыбкой. Они подготовили для меня нечто неотрзимое и, кк видимо считли, ткое смчное, что я должен был немедленно впсть в просто-тки физиологический шок.

Я скзл:

– Держу при, что кроме всего прочего он был зряжен.

– Д, он был зряжен, – подтвердил здоровяк.

– И клянусь, с этим пистолетом связно еще что-то.

– Д, еще кое-что, – он выдержл дрмтическую пузу. – Номер у него спилен.

Воцрилсь мертвя тишин.

Нстл тот момент, когд я должен был сильно побледнеть и звопить:

– Знчит он был тким чудовищем!? О, если бы я только знл!

Все, Кери рсклывется и исповедуется до дн. Местня полиция решет проблему. "SuoPo" отпрвляется восвояси и присылет им медль.

Вместо этого я тихонько спросил:

– И что это знчит?

Коротышк звопил:

– Что это знчит? Только то, что он был профессионлом – нстоящим профессионлом. Ну теперь выклдывй, что з игру он вел?

Я зявил:

– Номер можно восстновить. Просто отполируйте место, где он был, протрвите соляной кислотой, зтем обрботйте этиловым спиртом.

Здоровяк хмуро посмотрел н меня.

– И откуд ты это знешь?

– Вы когд-либо слышли об угннных втомобилях или воровнных виционных моторх? Вот кк рз способ устновить их зводские номер.

Он тяжеловесно рзвернулся к своему нпрнику.

– Слишком он ученый, этот тип. Придется применить к нему силу.

Коротышк отозвлся:

– Мы просто обязны зтщить его в ккое-то тихое местечко, где никто не услышит его визг. Я бы рсколол его.

Впервые с того момент, кк мы встретились, слов звучли искренне и от души.

– Вы, ребят, перенпрягетесь понпрсну, – скзл я. – Ни один профессионл не будет тскть при себе оружие со спиленным номером именно потому, что это выглядело бы профессионльно. Поймнные с обычным оружием, вы почти всегд сумеете отговориться, но не ждите, что вс отпустят, если обнружт револьвер со спиленным номером. Все это докзывет, что Оскр нстолько нуждлся в оружии, что не стл обрщть внимния, ккого оно сорт, – или просто не знл, что это знчит. Но очень интересно, почему он думл, что ему нужно оружие вообще.

Они опять н меня уствились.

– Д, и кроме того, – добвил я, – вш нстоящя проблем – это отловить шведский "Facel Vega".

Я увидел, кк зтив дыхние, полицейские что-то обдумывют. Они-то знли этот втомобиль кк нельзя лучше. Зтем здоровяк очень спокойно спросил:

– Ккой это?

Я пожл плечми, опять подобрл гзету и нервно ее скомкл.

– Если вы позволите ему смыться, я ничего не скжу.

Коротышк энергично нклонился вперед.

– Он все еще нходится к северу от реки. Кто в нем?

Здоровяк хмуро покосился н него, кк бы предупреждя.

Я рзвернул гзету, зтем снов свернул ее.

– Мне не известно, н кого Оскр рботл этим летом. Авирзведкой он не знимлся... – Я пожл плечми.

Здоровяк здумчиво осмотрел меня с ног до головы. Он не доверял мне ни н грош. Однко другого источник информции, более ндежного с его точки зрения, у них тоже не было.

Видимо, Никонен не поствили в известность нсчет "Facel Vega" – что он скжет, когд выяснится, что я говорил про втомобиль, ему спокойно дли уйти?

Он быстро что-то бросил по-фински, тк, чтобы, кк он полгл, я не понял, но по-моему это было предложение кому-то из них пойти и присмотреть з мостом. Телефон в комнте не было. Коротышк не желл сдвинуться с мест. Если кому-нибудь ндлежло остться со мной недине, он хотел быть им.

Я продолжл рсктывть и сктывть гзету.

Нконец они порешили. Здоровяк встл и скзл:

– Я отойду только до конц коридор, тк что смогу услышть, если что-то тут будет не тк.

Кзлось, что предупреждение преднзнчлось кк мне, тк и его нпрнику.

Его сотоврищ скорчил кислую улыбку и подобрл огромный револьвер со стол.

– Ты не услышишь отсюд и шорох.

Здоровяк поколеблся, зтем вышел и зкрыл з собой дверь.

Когд мы остлись одни, коротышк дернул головой в сторону двери и скзл:

– Стреет. Не понимет, что твой случй весьм вжен, кк и все дел, которые ведет "SuoPo". Ты же не думешь, что Никонен возврщется сюд пить с тобой шнпс?

Я внимтельно смотрел ему под ноги.

– Ты не знешь, чего Никонен хочет, тк что не пытйся решть з него его здчи. Он тебя не отблгодрит, дже если ты кое-что з него и сделешь. Пусть он см отрбтывет свой хлеб.

– Ты нс считешь просто деревенскими просткми, д?

Я поднял н него глз.

– Д.

Револьвер обрушился н мою левую щеку. Я потрогл ее кончикми пльцев. Револьвер был нпрвлен мне прямо в лицо.

– Сопротивление при ресте, – произнес он здумчиво. – Если не нйдут еще кого-нибудь, Никонену пондобятся ккие-то зцепки, чтобы все было тип-топ. Нм достточно лишь видимости этого. Тк, несколько црпин. Впрочем, ты конечно можешь сделть зявление.

Я продолжл рссмтривть его ботинки.

Он продолжл:

– Ты должен рсскзть нм все – просто фкты, которые мы выясним тк или инче. Информцию, достточную для нчл дльнейших рсследовний. Мы не очень-то любим, когд большие люди из "SuoPo" приезжют из Хельсинки и укзывют нм, что и кк делть. А мы можем дже змолвить з тебя словечко.

Одно сркстическое змечние, и он удрит меня еще рз. Я это знл.

Ситуция, в которую он см себя згнл, был неблгоприятной для него, потому что я зрнее знл его действия до того, когд он н них решится.

Я скзл:

– Тронут до глубины души.

Револьвер взлетел вверх, чтобы обрушиться н меня. Я словно рпирой ткнул его под дых скрученной гзетой. Туго свернутя, он был тверд, кк дерево.

Он сложился пополм, револьвер шлепнулся н пол. Я вскочил, отпрыгнул в сторону и рубнул его ниже ух крем лдони. Он свлился с кровти н пол с грохотом, который потряс комнту. Но мы были н первом этже, тк что ничей потолок не обвлился.

Подобрв револьвер, я подошел к двери, слегк приоткрыл ее и стл ждть. Ждть мне не хотелось, но другого выбор не было.

Кзлось, прошло немло времени.

Отель жил своей жизнью, окружя меня скрипми и гомоном. Ночь вокруг отеля двл себя знть отдленными звукми и шумми, и довольно громко дышл н полу мой противник.

Я нпрягся, кк пружин будильник, когд услышл клцнье трубки телефон в холле и шги по коридору.

Зхлопнув з ним дверь, я успел ннести удр револьвером по челюсти снизу, прежде, чем он понял, что ситуция полностью изменилсь.

Если говорить прямо, это глупо – демонстртивно нпрвлять пистолет н человек. Ни один профессионл этого бы не сделл. Но профессионлы никогд не убивют полицейских. А я хотел, чтобы этот подумл, что я н ткое способен.

Он ничего не скзл и ничего не предпринял.

Я отступил в сторону.

– Сдись.

Здоровяк двинулся к стулу, зтем оглядел меня и увидел ссдины н моем лице.

– Он подошел слишком близко к тебе и облегчил здчу.

– У меня был мсс возможностей. Сдись.

Он сел спиной ко мне.

– Я не должен был оствлять тебя с ним недине. Думю, у тебя немлый опыт обрщения с оружием, д и по другой чсти тоже.

– Есть немного. Побольше, чем у вс обоих, между прочим.

– Что, "Facel Vega" был просто блефом?

– Вы поехли к Вейко потому, что кто-то позвонил, верно?

– Может быть.

– С "Facel Vega" я не блефовл.

– Тк или инче неплохо было бы иметь кого-нибудь з решеткой, когд Никонен зявится, кк ты считешь?

Я рубнул его ниже ух, по месту, которое считл оптимльным для этого. И в результте н моих рукх окзлись дв оглушенных полицейских в ситуции, когд руководств по этикету вряд ли сильно мне бы помогли. И когд они придут в себя – один Бог знет. Этого никогд верно не оценишь. Стремясь только отключить кого-то, всегд ндеешься соблюсти верную грнь между безопсным обмороком и убийством.

Теперь нужно было связть им руки и ноги и зткнуть кляпы, и все это – только двумя простынями с кровти. Но я не собирлся игрть роль сестры бртьев-лебедей, всю ночь сшивя рубшки, тк что пришлось покинуть все, кк получилось.

Выждв, когд в коридоре никого не было, я зпер з собой дверь и отпрвился в противоположную от вестибюля сторону, ндеясь нйти зпсной выход. И ншел. Никто не видел, кк я выходил.

Ночь пхл свежестью и слдостью и нвевл стрнное умиротворение, словно я уже имел все, чего пытлся достичь.

Боль в щеке вывел меня из этого нстроения: щек нбухл, кровь нчл пульсировть, и это отдвлось болью в кждом зубе, будь они прокляты.

Я обошел отель сзди, поднялся по темному берегу реки к площди у мост. В нличии было только одно ткси, потрепнный "мерседес 220" со стрым тряпьем в боковых воздухозборникх, которое хоть кк-то хрнило быстро уходящее тепло мотор.

Пряч левую щеку от свет фр, я спросил шофер:

– Буксировочного трос не нйдется?

Трос у него был.

– У меня не зводится мшин, здесь недлеко, – я мхнул рукой в южном нпрвлении. – Сможете подбросить меня к ней и отбуксировть сюд?

Он соглсился.

Когд я влез внутрь, полицейскя мшин подктил к мосту и рсположилсь тк, чтобы зблокировть дорогу с север, лучи фр были нпрвлены в северную сторону вдоль мост. Мы проехли полмили от город в сторону эропорт, когд я прикзл остновиться. Зтем я покзл шоферу револьвер и предложил прогуляться домой пешком.

Тот попытлся возрзить по существу проблемы, но я убедил его, что мы с револьвером облдем большинство голосов, и он поплелся в город.

Проехв еще пру сотен ярдов, я остновился, нбросил буксировочный трос н телефонные провод и дернул. Потребовлись куд большие усилия, чем я предполгл, но в конце концов мне удлось их оборвть. Теперь, если сообщение еще не прошло, в эропорту не будут знть, что я еду. И я погнл мшину дльше.

Можно было зтртить уйму времени н зпутывние следов моего бегств, но никто не придл им знчения. Все знли, что я нпрвлюсь к "Бобру", без которого Лплндия окзлсь бы листом липкой бумги, н котором я влип, кк мух. Зпихв ком финских мрок в перчточный ящик, "Мерседес" я поствил прямо у эропорт.

По пути к "Бобру" никто меня остновить не пытлся.

Глв 18

Я летел в юго-зпдном нпрвлении, по основной трссе в Швецию, с полными огнями, тк, чтобы с диспетчерской вышки видели это ложное нпрвление ясно и четко.

Спустя четверть чс я спустился н трист футов, выключил огни и н смых млых оборотх повернул н север.

Был тихя, почти безветрення ночь с редкими рвными перистыми облкми и молодой луной, блистющей н зпде. Клочья тумн стелились по озерм и речным руслм, но пок ничего серьезного не нмечлось.

Я пересек рктическую трссу кк рз южнее Инри, и дльше следовл нд озером, н этот рз нбрв высоту, чтобы никто не услышл звук мотор.

Зтем я повернул обртно, еще сбвил обороты и нчл скользящее плнировние к югу, в нпрвлении огней Ивйло, мерцющих в дымке милях в пятндцти впереди. Я искл семидесятифутовый трейлер.

Это было не тким трудным делом, кк может покзться. Ткое сооружение длеко от основной дороги не отгонишь. А между Ивйло и Инри не было других дорог достточной ширины. Ткой фургон не спрятть под деревьями, кк невозможно спрятть большой дом.

При слбом лунном свете он должен был выглядеть кк собор Прижской Богомтери. И я его ншел. Примерно в сотне ярдов от дороги, н просеке, быть может, строй лесовозной трссе, з полосой деревьев, которя его скрывл от шоссе. Я пытлся зпомнить местоположение, зтем нпрвился к озеру.

Ближйшее пригодное место ншлось в миле с лишним в стороне, но дже тм посдк окзлсь нелегким делом. Это был узкий злив с нтыкнными тм и сям островми. Зто остров помогли мне определить высоту, о которой трудно было судить из-з глдкой воды и слбого освещения. Я ориентировл мшину тк, чтобы остров окзлись н одной линии и в стороне от линии пробег, зтем отдл вперед штурвл и плюхнулся, вздымя брызги.

Инерция движения кончилсь рньше, чем смолет достиг берег, и тк кк не хотелось перезпускть мотор, пришлось вытскивть резиновую лодку и последние тридцть ярдов буксировть смолет к берегу.

Зкончил я это рзвлечение промерзший и промокший сверху и нсквозь вспотевший изнутри. И тут нхлынули сожление и удивление, почему я и впрямь не отпрвился в Швецию. Но я был трезв и дльнобойное орудие Вейко торчло у меня з поясом.

Я был готов к беседе с человеком в крепости н колесх, построенной по специльному зкзу.

Привязв, кк мог, "Бобр" под деревьями, я зшгл сквозь чщу и влуны к дороге. После одинндцти вечер он был совершенно пуст, ни единой мшины в обе стороны.

Достигнув просеки, я шел по лесу в стороне от нее, с пистолетом в руке, в полном неведении, с чем могу встретиться, и буду ли я готов стрелять, когд это случится. Но, во всяком случе, оружие предоствляло мне ккой-то шнс.

В темноте стоявший поперек небольшой проглины прицеп очень походил н длинное низкое бунгло. Все окн были темны. "Facel Vega" рсположился вплотную к выезду н просеку. Я стоял, привлившись к дереву, некоторое время изучя все сооружение. Но оно по-прежнему оствлось только чертовски огромным втоприцепом, стоявшим в финском лесу.

Очень осторожно я двинулся вокруг проглины среди деревьев, собирясь подойти к нему сзди. Но все, чего я добился – это позиция вплотную к углу трейлер и гдкое ощущение, что я нмеревюсь вломиться к некоему блгородному господину посреди его бсолютно легльного ночного отдых. Все это выглядело тким солидным, респектбельным выездом н природу...

Теперь мне нужно идти, нжимть н звонок и говорить:

– Послушйте, я в высшей степени, просто ужсно сожлею, но...

Но я медлил, томимый неопределенностью: если тот, с кем я желю побеседовть, здесь, без револьвер мне не обойтись, то ли его нет, и в тком случе мне следует тихонечко исчезнуть в Швецию не нжимя никкого звонк.

Что-то легонько ткнулось в мою ногу. Я подскочил н месте и приземлился уже с взведенным пистолетом, готовый отчянного зщищть свою жизнь.

Однко после столь волнующих мгновений все, что обнружилось в ближйших пределх – серый кот, оскорблено взирющий н меня.

Медведь или росомх удивили бы меня куд меньше: лплндские лес не слишком подходили для домшнего кот. Зтем мне пришл мысль, что если можно себе позволить тскть з полярный круг целый прицеп всякого брхл рди комфорт, то можно себе позволить и кот.

Я выдвил приветливую улыбку и дружелюбно протянул левую руку. Кот продолжл подозрительно присмтривться. Вдруг хлопнул дверь втомобиля. Мы с котом вздрогнули и змерли. От дльнего конц прицеп послышлись шги. Я опустился н землю и спрятлся между корней в блгостной ндежде, что теперь выгляжу столь же невинно, кк серый кот. Неясня фигур обошл трейлер и зшгл сквозь деревья в мою сторону. Что-то тускло блеснуло в ее првой руке – и теперь я был уверен, что попл куд ндо.

Человек остновился примерно в трех ярдх, и я уже собрлся нчть то ли переговоры, то ли к стрельбе, когд нервы у кот не выдержли и он стремительно рвнулся в глубокие зросли. Человек обернулся.

Я тихо произнес:

– Мой револьвер нпрвлен н тебя, Клод.

Он змер.

Пришлось продолжить мирные переговоры:

– Брось пистолет, Клод.

Н решение ему пондобилось довольно много времени. Что впрочем и понятно, ведь нужно было победить свою гордость. Но смо решение было уже принято в момент, когд он не выстрелил при первом звуке моих слов.

– Шгй-к внутрь.

Он двинулся, рзумеется после секундной здержки.

Я подошел сзди и подобрл его пистолет. Это был "брунинг Н-Р" клибр 9 миллиметров. Это я смог определить по толщине рукоятки – мгзин, в котором помещлось триндцть птронов. Ккое облегчение – стть облдтелем пистолет, который зведомо не взорвется в рукх при попытке выстрелить! Курок я взвел вплотную к спине Клод.

Он бросил через плечо:

– Вс ждут большие неприятности, мистер Кери.

– Друг мой, сегодня я уже имел неприятностей выше головы. И дополнительные проблемы ничего не изменят.

– Я вм не друг, мистер Кери.

– Нши отношения можно считть просто дружескими по срвнению с тем, что мне довелось пережить з сегодняшний вечер. Ну теперь, где тут у вс прдный вход – открывйте. И без шуточек.

Он понял, что я имел в виду, поднялся по небольшой лесенке к ближйшей двери, открыл ее – т открывлсь внутрь – нклонился вперед и включил свет.

Никких сюрпризов. Ничего, что могло бы спровоцировть выстрел в спину.

Я прокомментировл:

– Змечтельно. Теперь проведи меня внутрь.

Я последовл з ним. Когд я з собой пяткой зхлопывл дверь, серый кот прошмыгнул в помещение мимо нс.

Мы миновли тесный холл и плотные шторы н молнии, и Клод зжег свет в жилой комнте. Для трейлер помещение было довольно обширным, и специльно меблировно тк, чтобы кзться еще больше. Н полу от стены до стены рскинулся ковер из шкуры молодых оленей, стоял комплект изящных кресел светлой березы с сиденьями, обитыми цветной кожей, несколько мленьких кофейных столиков и дже пр искусственных рстений, взбирющихся из черный стеклянных горшков по знвешенному окну.

Все светильники скрыты, тк что свет был рссеянным. Ткя мнер их использовния преврщл стены в источник теплого и нежного освещения и оствлял центр комнты в полутьме. Н противоположной стене висел коврик, рсписнный бледно-голубыми и зелеными квдртми.

– Ну-ну. Это циновк Риджи? – комментировл я. – Это, конечно, способ их сохрнить. Не будете же вы плтить ткие деньги, чтобы целый день топтться н них, верно?

Легкя нсмешк промелькнул по лицу Клод.

– Вы стоите н ткой же, мистер Кери.

И будь я проклят, в смом деле я стоял н тком же уникльном обрзце, только в крсных и коричневых тонх.

– Конечно, – зметил я, – подлинный Рембрндт смотрелся бы здесь лучше, но, полгю, вы посчитли, что это будет слишком вызывюще. Только не кжется ли вм, что искусственные рстения в этом году не в моде? Почему не просто орхидеи? – и сел.

– Прошу прощения, у меня был нпряженный вечер с весьм зкрученным сюжетом. Впервые в жизни мне пришлось вырубил н время полицейских. Лучше пойди и рзбуди босс. Мне нужно поплкться ему в жилетку.

– Мистер Кери, я здесь один. И босс здесь я.

Н нем был притлення, оливково-зеленя кожня куртк, желтый шелковый шрф, зметно мятые черные брюки и коричневые моксины.

Я покчл головой.

– Вся т фнтсмгория возле мост имел целью нм внушить, что ты и есть т згдочня личность, которя в состоянии притщить сюд это передвижное чудо просто рди собственного удовольствия. Но тогд ты переигрл. Теперь буди его.

– Мистер Кери, уверяю, я здесь один.

– Боссы не спят в кбинх и тем более одетыми. Двй его сюд, водил!

Его лицо совсем окменело, потом он повернулся и пошел к двери спрв от циновки.

Я добвил:

– И оствйся все время н прямой видимости. Стенки здесь, должно быть, не слишком толстые.

Клод вполне понял мою точку зрения: пуля девятого клибр способн пробить десять дюймов прочнейшей сосны, тк что выстрел прошьет прицеп из конц в конец.

Он осторожно постучл в дверь и приоткрыл ее. Похоже, рзговор шел по-немецки.

Я встл с кресл и переместился тким обрзом, чтобы держть его в поле зрения.

В комнте зжегся свет, и через некоторое время времени вышел худой, сутулый человек с взъерошенными седыми волосми, одетый в полостый, крсно-желтый с черным хлт. В рукх его ничего не было и ничто не оттягивло крмны хлт. Похвльня нейтрльность.

Мимо него я смотрел н Клод. Тот здержл взгляд внутри комнты несколько дольше, чем того требовло пустое помещение, зтем мягко зкрыл дверь.

Я прикзл:

– Открой. Пусть он тоже придет.

Несколько бесконечно долгих секунд сгустившяся тмосфер подскзывл, что эти двое готовы н меня прыгнуть. Я сделл шг нзд, чтобы з спиной был только стен, и большим пльцем снял револьвер с предохрнителя.

– Вы, ребят, решили сыгрть со мной злую шутку, я прв? У меня в мгзине триндцть зрядов, тк что если дойдет до стрельбы, экономить не буду.

Человек в хлте повернул голову и резко крикнул:

– Komm her, Ilse.[1]

Кзлось, что см комнт перевел дух.

Он вытщил из крмн деревянный резной портсигр, достл сигрету и зкурил.

Мы нпряженно смотрели друг н друг через тбчный дым. Из широких руквов хлт были видны длинные тонкие руки китйского мндрин. Его лицо сходилось клином к острому, мленькому подбородку, Кож лиц туго обтягивл кости череп. Большие голубые беспокойные глз и губы с сигретой все время были в движении, и кзлось, что этим процессом хозяин не упрвляет. Лицо было скетичным и слдострстным одновременно, вырзительное лицо, способное н любое выржение, кроме счстья.

Это было лицо человек, понимющего неотвртимость смерти, хрктерное для людей прошлых веков, рисоввших череп н дне своих кубков. Лицо свидетельствовло, что его хозяин желет взять от жизни все: влсть, нркотики, спиртное, женщин, – инче он просто рехнется.

Я скзл:

– Ты бы лучше нс предствил друг другу, Клод.

Клод обртился к хозяину:

– Das ist der Pilot.[2]

– Что, у него нет имени? – спросил я.

Человек передернул тощими плечми, покзывя, что имя не имеет знчения.

– Кениг, если вм угодно.

У него был легкий немецкий или швейцрско-немецкий кцент.

Зтем появилсь он, в длинном стегном хлте с розовой вствкой. Середин ночи явно не был для нее лучшим временем. Женщин был высок и хорошо сложен в ниболее вжных, трдиционных для оценки местх. Лицо нчинло оплывть, рстрепнные волосы кзлись светлыми, серые глз, вероятно, были большими, если бы он окончтельно проснулсь. Но сейчс нстроение у нее было не лучше, чем у мокрого кот.

Он повернулсь к Кенигу:

– Сигрету.

Тот достл портсигр и передл ей одну.

Зтем он обртилсь ко мне:

– И что же вы от нс хотите?

Я, двигясь боком, кк крб, пробрлся к своему стулу и сел.

– Могу я просто искть рботу, кк вы считете?

Кениг обнжил зубы в мимолетной ухмылке, сильно нпомнив мне улыбющийся скелет.

– Ккого род рботу?

– Клод что-то говорил мне несколько дней нзд.

Ильз кое-кк добрлсь до стул и плюхнулсь н него тк, что здрожл весь прицеп.

Кениг снов осклбился, и трудно было уловить смысл этой гримсы.

– Боюсь, эт рбот уже сделн, мистер Кери.

– Оскром Адлером?

Он нхмурился и тоже сел.

Клод остлся стоять, я сохрнял позицию, в которой револьвер был нпрвлен примерно в его сторону. С ткими типми следовло считться.

Кениг скзл:

– Д, Адлер выполнял для меня кое-ккие поручения. Вы полгете, что рз он мертв, вы можете знять его место? Но чтобы это выяснить, револьвер вроде бы не нужен, мистер Кери?

– Вы посылли его в полет, когд он погиб?

– Почему вы об этом спршивете?

– Черт возьми, отвечйте н вопрос.

Он только осклился.

– Оружие у меня. По првилм игры отвечть вм.

Он продолжл склиться.

– Виски, – временно отступил я, – есть тут ккое-нибудь виски?

– Думю, виски рзыскть можно. Клод...

– Нет, – перебил я, – пусть он зймется. Я ей доверяю.

Кениг скзл:

– Ильз, вы ничего не имеете против, чтобы принести мистеру Кери сткн виски?

Он одрил меня взглядом, который мог рссечь человек пополм. Потом зствил себя подняться н ноги и двинулсь через комнту к небольшому бру, встроенному в стену рядом с циновкой, откинул его дверцу н петлях, обрзоввшую столик, и через ее плечо я уловил блеск полудюжины бутылок.

– Итк, полет Оскр, – продолжл я, – я спршивю вс о полете Оскр.

– И если я не отвечу, вы нс всех перестреляете?

– Д нет, я просто оствлю вс торчть здесь, северней реки, чтобы полиция вс подобрл. А тк, я думю, мы могли бы кое-что сделть.

В комнте стло тихо. Ильз зстыл, прервв движение в мою сторону с большим, высоким сткном, нполовину полным чего-то, нпоминющего виски. Зтем он ткнул сткн мне в руки, не пересекя линию прицел.

– Чистый, – прокомментировл он. – Если нужно еще что-нибудь – возьми см.

И нпрвилсь обртно к буфету.

Я понюхл содержимое сткн и попробовл н вкус. Нпиток был грубовт, хотя все-тки шотлндского происхождения. Но в Лплндии привыкешь к смым причудливым сортм виски.

Кениг неожиднно спросил:

– У вс неприятности с полицией?

– Верно.

– Тогд что, вы бросились ко мне з помощью?

– Мы об окзлись в сложном положении, – ответил я уклончиво. – Полгю, можно бы зключить пкт о взимопомощи.

– Итк, мы в ккой-то неприятной ситуции? – вмешлсь Ильз. – Никто мне ничего не говорил.

Кениг оглянулся н нее. Он несл бутылку коньяк в одной руке и сткн в другой. Кениг спросил:

– И почему же у нс должно возникнуть желние иметь с вми что-то общее, мистер Кери?

– Потому что полиция стережет мост в Ивйло, и я уверен, что норвежскя грниц н севере тоже под контролем. Вы не проедете и пяти миль н этом зсвеченном втомобиле, дже если бросите трейлер. Добрться отсюд домой можно только н смолете, у меня ткой имеется.

Клод спокойно пояснил:

– Летом он здесь летет и знимется геологорзведкой. Зимой рботы нйти не может, тк что обычно н зиму консервирует смолет.

Кениг проигнорировл его змечние и произнес голосом, столь же твердым и рзмеренным, кк логрифмическя линейк:

– И почему это полиция интересуется нми, мистер Кери?

– Потому что кто-то подстроил Оскру неиспрвность зкрылков, тк что он перевернулся и рзбился при приземлении.

В результте новой порции информции в комнте воцрилсь тишин. Но это был не т тишин, которя воцряется среди людей, неожиднно охвченных приступом смущения: я окзлся не в той компнии. Нет, это был тишин быстрой оценки новой ситуции.

Клод еще сильнее прижлся к стене, н которую перед тем облокотился, Ильз змерл со сткном коньяк н полпути ко рту. Кениг осведомился:

– Н основнии чего вы это зявляете, мистер Кери?

– Я видел сму врию. Сейчс извлекют обломки. Когд все, что остлось от "чессны" поднимут, эксперты в Хельсинки получт докзтельств. И зхотят узнть, н кого рботл Оскр.

Я энергично нклонился вперед.

– Теперь двйте обсудим нши дел, пок ночь не кончилсь. З десять тысяч швейцрских фрнков я переброшу вс в южную Финляндию. З двдцть тысяч это будет Швеция или Норвегия – что хотите.

Кениг слегк улыбнулся.

– Мне кжется, я смогу убедить полицию, что мистер Адлер в последнем полете не рботл н меня.

Я кивнул и продолжил.

– Зтем, конечно, убийство Вейко. Вш мшин был тм кк рз когд это обнружили.

Н этот рз мне удлось вызвть у экипж смодвижущегося дворц нстоящий шок. Дже у Кениг. По его лицу пробежл серия ничего не знчщих гримс и улыбок, но из-з всех ужимок в меня упирлись глз, нпоминющие стволы дробовик.

– Кто вм это скзл?

– Я видел см. И рсскзл полиции, но теперь у них есть другие свидетели, которые видели, кк грузовик мчлся через город. Сожлею, конечно, и все ткое, но о тком фкте умолчть было нельзя. Это вш прень, Клод, позвонил им и пытлся взвлить всю вину н меня.

Покончив с виски, я откинулся в кресле.

– А вы фнтзер, мистер Кери.

Но пуз после моего ответ был слишком велик и пондобилсь, вероятно, для оценки новой ситуции.

– Двйте спросим его. Ведь только он мог это сделть. Никто другой не видел меня н дороге, никто не видел, что я входил в дом. Только он мог вовремя добрться до телефон и вызвть туд полицию. В округе телефон нет, только в городе. Видимо, слишком я не полюбился Клоду. Тк что спросите его.

Кениг медленно повернулся к Клоду. Тот пожл плечми в змедленной фрнцузской мнере, ознчющей "ничего-с-этим-неподелешь". По вырзительности плечи в срвнении с его лицом были кк солисты н фоне стжер, исполняющего роль прлитик.

Кениг бросил что-то быстрое и нелицеприятное по-немецки.

Клод пытлся возрзить, но Кениг просто зшипел н него, и Клод зткнулся.

Я бросил свой пустой сткн Ильзе.

– Еще, пожлуйст.

Он удивилсь, поймв его, и удивил меня тем, что не швырнул его мне в голову. Но, видимо, теперь он учитывл, что в моем рспоряжении есть и другие козыри, кроме револьвер.

Кениг медленно процедил: