/ / Language: Русский / Genre:det_hard

Смельчак

Грегори Макдональд

Шокирующая повесть автора серии книг про Флетча начинается с истории нищего молодого человека, пришедшего сниматься в главной роли в снафф-фильме. После описания ужасных сцен, которые будут происходить с ним во время съемок (глава настолько реалистична, что сам автор рекомендует слабонервным пропустить ее), племянник режиссера ведет главного героя в банк, где открывает ему счет, на который после съемок будут положены 30,000 долларов, которые отойдут его жене и детям. Наивный юноша не подозревает, что режиссер намерен его обмануть, что прибавляет остроты описанию его последних дней с женой и детьми в убогом поселении рядом с городской свалкой.

Грегори МакДональд

Смельчак

Надобна ли каждому поколению смерть своего Христа ради спасения тех, кто лишен воображения?

Джордж Бернард Шоу. Святая Иоанна

За жизнью я наблюдаю с неослабеваемым интересом, ибо она не перестает удивлять меня.

Грегори Макдональд

Предисловие

Автор полагает, что третья глава «Смельчака», глава С, — неотъемлемая часть романа, поскольку автору необходимо подробно изложить то, что произошло между «дядей» и Рафаэлем на втором этаже складского здания.

Однако автор отдает себе отчет, что глава эта весьма и весьма отталкивающая, выставляющая напоказ человеческую жестокость по отношению к себе подобным.

Автор с радостью не писал бы эту главу.

Но в то же время он понимает, что именно глава С определяет все описываемые в романе события.

Тем не менее читатель имеет полное право перевернуть страницы главы С, не читая их.

Глава А

— Я пришел насчет работы.

Синие глаза крупного молодого мужчины взглянули поверх ног, лежащих на столе, встретились с глазами Рафаэля, скользнули по его тощему телу.

— Зачем она тебе?

Рафаэль пожал плечами и отвел взгляд.

Мужчина положил на стол журнал, который читал. Опустил ноги на пол. Легкая улыбка заиграла на его сером обрюзгшем лице.

— Какую ты хочешь работу?

В тусклом свете, падающем через грязное окно, Рафаэль оглядел маленький кабинет, обшарпанный стол, стул, металлический шкаф, годами не мытый пол.

На матовом стекле двери за спиной Рафаэля значилось название компании, куда он пришел наниматься: «Инаф Энтерпрайзес Продакшнс Лимитед Инкорпорейтед». Ему сказали, что в контору ведет неосвещенная лестница из небольшого бара, расположенного на известкой ему улице.

— А разве у меня есть выбор?

— Нет. — Молодой парень продолжал улыбаться.

— Вы решаете насчет работы?

— Где ты услышал про нее?

— Про работу?

— Вот-вот.

— Кто-то сказал.

— Кто? Где? Когда?

По телу Рафаэля пробежала дрожь.

— Я не коп.

Мужчина оглядел застиранную рубашку Рафаэля, заношенные джинсы, рваные башмаки.

— Кто? Где? Когда? — повторил он.

— Неделю назад. Примерно неделю. В каком-то барс. Какой-то человек.

— В каком баре? Какой человек?

— «У Фридо».

Парень кивнул.

— Заскочил туда промочить горло?

— Я часто пью там.

— Так кто сказал тебе насчет работы?

— Я же говорил: Фридо. Бармен. Его зовут Фридо. Потому-то и бар называется «У Фридо». Не так ли?

— Значит, ты выпивал у Фридо, и бармен как бы между прочим сказал, что для тебя есть работа?

— На следующее утро. Я еще лежал на полу. В чулане.

— И, могу спорить, не в первый раз.

Рафаэль согласно кивнул.

— Не в первый.

— Ты пил сегодня утром?

Рафаэль провел большим пальцем по пересохшим губам.

— Немного.

— Естественно, пил, — парень не сомневался, что иного и быть не могло.

— Сколько стоит эта работа? Мне сказали — двадцать пять тысяч долларов.

— Ты все понял правильно.

— Я хочу тридцать.

— Об этом поговоришь с моим дядей. Мое дело определить, сгодишься ты или нет. Ты сейчас работаешь?

Рафаэль покачал головой.

— Нет. Давно не работаю.

— Почему нет?

Глаза Рафаэля сузились.

— Не могу найти работу.

— Много пьешь?

Рафаэль развел руками.

— Никуда не берут.

— Другие-то работу находят.

— Да, — кивнул Рафаэль. — У вас вот работа есть. И дядя.

— Разве у тебя нет дяди?

— Есть.

— Но он тоже безработный, так? И твой отец не работает. И братья.

— Никого не берут. Давным-давно.

— А что ты делал, когда работал?

— Помогал моему брату на грузовике.

— Значит, работу тебе давал не дядя, а брат. И что случилось? Он остался без грузовика?

— Грузовик по-прежнему у него.

— Так он расстался с братом-алкашом?

— Нет работы для грузовика. Он справляется один. С давних пор.

— А у тебя была настоящая работа?

— Я работал у брата.

— Я имею в виду работу, где есть социальное страхование и все такое. Ты когда-нибудь платил налоги?

Рафаэль шумно выдохнул.

— Пожалуй, нет.

— Заполнял какие-нибудь бланки? Имя, фамилия, место жительства и так далее?

— Кажется, нет.

— Ты умеешь читать и писать?

— Не слишком хорошо.

— Женат?

— Конечно.

— Дети есть?

— Две дочери. И сын.

— Сколько тебе лет?

— Двадцать один, — Рафаэль еще раньше решил, что ответит именно так. — С вами мне говорить о работе?

— Не спеши. Сначала надо кое-что выяснить.

Рафаэль промолчал.

— Так что ты скажешь? — продолжил сидевший за столом мужчина.

— О чем?

— Почему ты хочешь получить эту работу?

Рафаэль глянул на закрытую дверь слева от стола.

— Сколько, по-вашему, я могу здесь стоять?

— Не знаю, — парень пожал плечами. — Так почему ты хочешь эту работу?

Рафаэлю подумалось, что парень этот не будет возражать, если он спустится в бар, выпьет, а потом вернется.

— Много у тебя братьев?

— Четверо. Один умер.

— Три брата. И все безработные.

— У одного есть грузовик.

— А знакомых копов у тебя нет?

— Нет. Держусь от них подальше.

— Ты служил?

— Не понял.

— В армии.

— Нет.

— А в тюрьме сидел?

— Конечно.

— За что?

— Пьянство.

— Еще за что?

— Пьянство.

— Больше за тобой ничего не числится? Квартирных краж, ограблений, угонов автомобилей?

— Только пьянство.

— Алкоголь — твоя единственная страсть?

— Водка.

— А наркотики? Тебя не арестовывали за наркотики?

— Только за пьянство.

— Где ты живешь?

— В Моргантауне.

— Моргантаун. Кто не знает Моргантауна! Болезни?

— Простите?

— Ты не умираешь от рака или чего-то еще?

Рафаэль уставился на свои пальцы.

— Нет.

— Оставайся здесь. — Парень встал из-за стола. — Я приведу дядю.

— То есть я вам подхожу? — спросил Рафаэль.

Глава В

Когда боковая дверь открылась, Рафаэль стоял, привалившись к металлическому шкафу. Дядя вошел неторопливо, бочком, наклонив лысеющую, седую голову, глядя на Рафаэля из-под опущенных век.

Живот его нависал над поясом.

Парень вошел следом.

Дядя чмокнул губами.

Что это означало, Рафаэль не понял, но на всякий случай выпрямился.

Дядя двинулся обратно к двери, отодвинув парня в сторону.

— Иди за ним, — бросил тот Рафаэлю.

Через дверь Рафаэль вошел в просторное, мрачное помещение. По двум стенам тянулись крошечные оконца. Такие грязные, что грязным казался и проникающий сквозь них утренний свет.

Несколько окон на дальней стене закрывали то ли ставни, то ли тяжелые плотные шторы.

В самой темной части пустого склада — а именно для этих целей ранее служил второй этаж, куда попал сейчас Рафаэль, стояло массивное кресло. И какие-то непонятные предметы, каждый на трех длинных тонких ножках.

Дядя уже ждал его в ярко освещенном кабинете, отгороженном от склада стеклянными стенами. Пристально всмотрелся в лицо Рафаэля, едва тот переступил порог. Глаза, нос, губы дяди показались Рафаэлю несоизмеримо огромными, выпирающими наружу.

— Симпатичный индейский парень — хорошая фактура, — дядя заглянул в пластиковый стакан с остатками кофе на дне. — Ты же индеец?

Рафаэль не нашелся, что ответить.

Дядя опорожнил стакан в металлическую корзинку для мусора, стоявшую на полу рядом со столом. С трудом наклонившись, достал из корзинки второй стакан, такой же, и тряхнул его, сбрасывая капли кофе.

— Ты, значит, алкаш. Беда в том, что слишком уж вы тощие.

Из-под стола дядя выудил бутылку, разлил водку по пластиковым стаканам.

— Сколько тебе лет?

— Двадцать один.

— Угу. — Дядя протянул Рафаэлю стакан, что вытащил из корзинки для мусора. — Я бы дал тебе лет двадцать семь или двадцать восемь.

Рафаэль залпом выпил водку. Поставил пустой стакан на металлический стол.

Дядя опустился жирным задом на стул с полукруглой спинкой. Слишком низкий для такого стола.

— Садись.

Оглянувшись, Рафаэль увидел продавленную софу с обивкой в грязных пятнах. Шагнул к ней, сел.

— Стало, говоришь, невтерпеж? — спросил дядя. — Рановато, знаешь ли. Впрочем, кто может сказать, когда рано, а когда нет.

С софы Рафаэлю казалось, что голова дяди лежит на столе.

— Учился?

— Я ходил в школу.

— Дай-ка отгадаю. Бросил в четвертом классе?

— В пятом.

— Пил и тогда?

Рафаэль не ответил.

— Женился рано. — Губы дяди буквально охватили стакан и высосали из него всю водку. — Небось и не знал, что женишься, а оглянуться не успел, как вот они, деточки. Трое, кажется? Жена-то у тебя одна, так?

— Нас венчал священник.

— Естественно. Их хлебом не корми, только дай обвенчать таких, как ты. — Дядя посмотрел в стакан, в котором не осталось ни капли. — Согласен. Впереди у тебя полная безнадега.

Дядя улыбнулся, затем сразу нахмурился, посмотрел на Рафаэля, и лицо его вновь расползлось в улыбке.

Водка пошла Рафаэлю на пользу. Он больше не дрожал и не потел. Лишь дышал часто-часто, будто собирался то ли схватиться с неведомым противником, то ли убежать.

— Но у тебя есть какие-то неотложные дела, да? Которые, ты думаешь, тебе нужно закончить. Так ведь?

— Мне хватит нескольких дней.

— Как мы узнаем, что ты вернешься?

— Я вернусь.

— Ты напьешься. И обо всем забудешь.

Рафаэль пожал плечами.

— Мы можем все закончить сегодня. Во второй половине дня. Только сначала пострижем тебя. Ты готов покончить со всем прямо сейчас?

— Я хочу тридцать тысяч долларов.

— Твоя работа стоит только двадцать пять.

— Тридцать.

— Мы всегда платили двадцать пять тысяч долларов. И ни цента больше.

— Тридцать.

— Мы найдем кого-нибудь еще, кто согласится на двадцать пять.

Рафаэль помялся.

— Наниматься пришел я один.

— Нам спешить некуда.

— Тогда я все сделаю через несколько дней. Не сегодня. И я хочу тридцать тысяч.

Дядя сверлил его взглядом.

— Я услышал об этой работе несколько недель тому назад, — продолжил Рафаэль. — И с той поры этот человек не один раз советовал мне подумать о его предложении.

— Фридо.

— Если вы меня берете, заплатите тридцать тысяч. И мне нужно несколько дней.

— Да ты никогда в жизни не видел и тысячи долларов, — усмехнулся дядя.

— Тридцать, — в какой уж раз повторил Рафаэль.

— Я еще не знаю, подойдешь ли ты нам. Я должен посмотреть на твое тело.

— Тело у меня в порядке.

— Мы даже не знаем, стоит ли у тебя.

— Стоит, будьте уверены.

— Какая уж тут уверенность, если ты только пьешь.

Рафаэль понимал, что спорить нечего.

— Разве вам нужно именно это?

— Еще не знаю. Но импотенты нам не годятся.

— Мне нужны несколько дней, чтобы определиться с деньгами.

— Какими деньгами?

— С тридцатью тысячами долларов.

— А-а-а. Так, знаешь ли, не пойдет. Ты думаешь, что достаточно прийти сюда, снять джинсы, и мы дадим тебе тридцать тысяч? А потом ты уйдешь с этими тысячами в кармане, пообещав вернуться через несколько дней? Ты что, принимаешь нас за психов?

Рафаэль насупился. Он-то думал, что все так и будет.

— А как пойдет?

— Ларри отведет тебя в банк.

— Кто такой Ларри?

— Мой племянник. Вы виделись.

— А как ваша фамилия?

— Маккарти, — быстро ответил дядя. — Так вот, Ларри отведет тебя в банк. Открывал когда-нибудь банковский счет?

— Нет.

— Так я и думал. А в банке хоть раз был?

— Нет.

— Ларри тебе поможет. Отведет в банк. Покажет, как открыть счет. На твое имя. Положит на твой счет двести пятьдесят долларов. При тебе. Наличными.

— Триста.

— Остальное ты получишь потом.

— Потом?

— Когда отработаешь.

— Как же я узнаю, что вы это сделаете? Я хочу сказать, положите на счет остальные деньги?

Дядя выдвинул ящик стола. Достал лист бумаги, положил перед собой, схватил ручку, навис над столом.

— Мы же подпишем контракт, ты и я.

— О, — только и выдохнул Рафаэль.

— И в нем будет сказано, что, как только ты выполнишь работу, за которую берешься, мы вносим на твой банковский счет двадцать четыре тысячи семьсот пятьдесят долларов.

Рафаэль засомневался, что ровно столько получается, если от тридцати тысяч отнять триста долларов.

— Не та цифра.

— А что ты предлагаешь? Мы не можем заплатить тебе вперед. Ты знаешь, что такое контракт?

Рафаэль молчал.

— Это обязательство. Мы о чем-то договариваемся, переносим все на бумагу, подписываем, и это означает, что и я, и ты должны все выполнить. Это закон! Как тебя звать?

— Рафаэль.

Дядя написал что-то на листе бумаги.

— Рафаэль… — Он хряпнул ладонью по столу и откинулся на спинку стула. — А что ты, собственно, думаешь?

Рафаэль не знал, о чем и думать.

— Ты думаешь, мы — чокнутые? Мы не можем заплатить за не сделанную работу. Никто так не платит, — дядя понизил голос. Теперь он смотрел Рафаэлю в глаза. — По нашему разговору я уже понял, что ты умница, Рафаэль. И парень отчаянный, иначе ты не пошел бы на такое. Но скажи мне, есть ли другой путь расплатиться с тобой? Скажи мне.

Рафаэль не раскрыл рта.

— Тебе нужны деньги, не правда ли? Естественно, нужны. О Господи! Ты не сидел бы здесь, если б не хотел получить много денег. Денег для своей семьи, жены и троих детей. Кто-то из них болеет? Нет? Послушай, Рафаэль, только так ты можешь получить деньги. Ничего иного еще не придумано.

Рафаэль встал. Пальцы его осторожно сомкнулись на пластиковом стакане на столе. Он выразительно посмотрел на дядю.

— Нет вопросов. — Дядя взялся за бутылку и плеснул в стакан водки.

Рафаэль выпил водку одним глотком.

Вновь взглянул на дядю.

— Тридцать тысяч долларов!

— Черт! — Ладонь дяди ударилась о стол. — Ну и умен же ты! Торгуешься до последнего.

— И триста долларов вперед.

— Назови меня сукиным сыном, если мне когда-нибудь доводилось иметь дело с таким твердым орешком.

Рафаэль почувствовал на себе оценивающий взгляд дяди. Так иной раз смотрели на него женщины.

— Поначалу давай поглядим, что мы покупаем.

Глава С

— Вы хотите, чтобы я разделся? — спросил Рафаэль. — Догола?

— Да.

— Здесь? — Он оглянулся на стеклянную стену.

— Да.

— Сейчас?

— Да что у тебя за мысли, черт побери? — рыкнул толстяк в белой рубашке, сидящий за столом. — Что тебе наговорил Фридо? Или ты полагал, что будешь работать в водолазном костюме?

— Смешно все это, — пожал плечами Рафаэль.

Ему приходилось раздеваться и ходить голым или почти голым и когда рядом никого не было, и при людях, своих родственниках или тех, кто знал его с рождения. Но разоблачаться в городе, в кабинете, перед человеком, которого видел впервые, чьи выпученные глаза неотрывно следили за ним…

— Да ты, похоже, стесняешься? — удивился дядя. — Ты просто псих.

— Я не стесняюсь. — Рафаэль сел на диван и стянул башмаки. — Просто моя одежда… Конечно, моя жена старается…

— Я знаю, что ты беден, — кивнул дядя. — Моргантаун. Хочешь еще выпить?

— Нет.

— Выпей, — дядя налил водки в пластиковый стакан и протянул его Рафаэлю.

С босыми ногами, придерживая джинсы с расстегнутой «молнией» левой рукой, Рафаэль, стоя у стола, выпил водку.

— Давай, давай, — заторопил его дядя. — Я не могу сидеть с тобой весь день.

Рафаэль бросил на софу джинсы, рубашку, трусы.

— Хорошо. Вижу, у тебя даже член встал.

— Вы на меня так смотрите, — промямлил Рафаэль.

А дядя провел пальцами по его шее.

— Сердце у тебя здоровое?

Иногда сердце Рафаэля начинало учащенно биться. Такое случаюсь, когда он уже прилично набирался, но хотелось выпить еще.

— Да.

— Ничего у тебя не болело? Терял когда-нибудь сознание?

— Отключался? — переспросил Рафаэль.

— Вот-вот.

— Чуть ли не каждый день, — Рафаэль улыбнулся.

— После пьянки не в счет.

Дядя ткнул указательным пальцем в грудную мышцу Рафаэля. Поднял его руку и подержал на ладони бицепс.

— Дерьмо. Другие живут не лучше тебя, но могут нарастить на костях хоть немного мяса. — Наклонившись, он провел рукой по левой ноге Рафаэля. Разогнулся и взглянул на его живот. Слегка, без замаха, ударил кулаком, посмотрел, как краснеет кожа. Ущипнул.

— Кожа у тебя не того оттенка, — недовольно пробурчал он. Обошел Рафаэля сзади, обхватил ладонью правую ягодицу. — Задница у тебя еще есть. Но скоро, похоже, исчезнет. — Затем он развернул Рафаэля лицом к себе, раздвинул пальцами губы. — Плохое питание. Был когда-нибудь у дантиста?

— Нет, кажется. Не знаю. Думаю, что нет.

Уперев руки в бока, дядя оглядел Рафаэля с головы до ног.

— Знаешь, индеец, у меня складывается впечатление, что ты нам подойдешь. Еще год, и я даже не взглянул бы на тебя. Толку от тебя уже не будет.

Рафаэль потянулся за рубашкой.

— Нет, — остановил его дядя. — Одеваться не надо. Пойдем со мной. Я хочу, чтобы ты полностью отдавал себе отчет в том, что должно произойти.

Рафаэль вслед за дядей вышел из освещенного кабинета в темный, с грязным полом, склад. Легкий ветерок холодил кожу под мышками, в промежности.

— Ты сможешь потерпеть боль час-другой, не так ли? — по пути спросил дядя.

Рафаэль услышал его, но не ответил, потому что не знал.

— Разумеется, сможешь. — Дядя все решил сам. — Ты парень крепкий. И уж час-то выдержишь. Я прав?

Они прошли в ту часть помещения, где тяжелые черные шторы, свисающие с потолка, закрывали окна, а на полу стоял массивный деревянный стул, окруженный незнакомыми Рафаэлю предметами на треногах.

— Когда-нибудь испытывал боль? Я имею в виду настоящую боль? — Дядя направился к одному из непонятных предметов, коснулся его рукой. — Некоторым нравится, знаешь ли. Они просто балдеют от боли. Может, ты один из них.

Луч ярчайшего света ударил с треноги. Рафаэль инстинктивно закрыл глаза и отвернулся.

— Так или иначе, ты хочешь сниматься в кино, в этом-то я уверен. Кто, скажи на милость, этого не хочет? Сделаешь, что от тебя требуется, и фильм с твоим участием будут смотреть по всему миру. В Сингапуре, Аргентине, Морокко. Ты знаешь, где находится Морокко?

— Нет.

— Как бык на корриде. Большинство быков попадают на бойню, где их убивают вместе с коровами. На корриде смерть наступает не сразу, но быку дается возможность показать свой характер, свою доблесть. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю? Подумай об этом, индеец. Считай себя быком, достойным корриды. Туда попадают далеко не все.

Рафаэль смотрел на массивный деревянный стул. На крепкие кожаные ремни, свисавшие с подлокотников и лежащие на полу у двух передних ножек.

— Да, электрический стул, — подтвердил его догадку дядя. — Выглядит как настоящий, потому что он и есть настоящий. Я вывез его из тюрьмы, когда в штате приняли закон, запрещающий убивать электричеством. На этом стуле умирали люди. Много людей.

В ярком свете Рафаэль заметил в трещинках дерева запекшуюся кровь.

— Ты видел когда-нибудь «потрошительный» фильм?

— Нет.

— Тот, где действие происходит в операционной?

— Нет.

— Это наш. Отличный фильм. А другой мы снимали в пещере. Тоже не видел?

— Нет.

— Некоторым такие фильмы не нравятся. Не хватает им духу смотреть на то, что могут выдержать крепкие парни. Такие, как ты, Рафаэль. — Дядя положил руку ему на плечо. — Садись на стул.

Босоногий, Рафаэль переступил через черный кабель, змеящийся по полу, повернулся, сел.

— Я хочу объяснить, что тут должно произойти. Что ты узнал от Фридо?

— Практически ничего. «Потрошительный» фильм. Двадцать пять тысяч долларов.

— Но хоть что-то он сказал тебе? Описал, что…

— В общих чертах, — кивнул Рафаэль. — Суть я уловил.

— Продлится все час, не более. Постоянно помни об этом. О времени. Все закончится. В конце концов тебя избавят от боли. Полагаю, ты будешь счастлив, когда это произойдет.

— Да, — согласился Рафаэль. — Наверное.

— И не забывай о деньгах, — добавил дядя.

— О деньгах? — Рафаэль не сразу понял, о чем речь.

— Как еще такой, как ты, может заработать столько денег? Ответь-ка мне? А тут прекрасный шанс показать, какой ты молодец. Настоящий мужчина.

— Закон это запрещает, не так ли? — спросил Рафаэль. — Я имею в виду такие фильмы.

— Нет. Тут все по закону, — возразил дядя.

— Я про съемки.

— Да, запрещает. Фридо же говорил тебе…

— Да.

— А теперь я расскажу тебе все, Рафаэль, от начала и до конца. Должен почувствовать твою реакцию, прежде чем подписывать контракт, понимаешь?

— Да.

— Два здоровенных мужика, настоящие гиганты, выволокут тебя на съемочную площадку, — дядя обвел рукой освещенное пространство. — Мы используем две камеры. Одну стационарную, — дядя указал на центральную треногу, — другую ручную. Снимать мы будем обеими камерами одновременно, Рафаэль. Но оператор только один. Он включает стационарную камеру, далее она работает автоматически, а сам, со второй камерой, переходит с места на место, снимает крупные планы и все такое. Через некоторое время ты забудешь о его присутствии. Но и с самого начала не нужно тебе смотреть прямо в объектив. Делай вид, что ты и не подозреваешь о существовании камер.

— Хорошо.

— Так вот, эти бугаи подтащат тебя к стулу. Ты можешь сопротивляться. Более того, я хочу, чтобы ты боролся с ними изо всех сил. Делай, что хочешь, лишь бы вырваться из их рук. Им ты вреда не причинишь. Они профессионалы. Так что, как бы ты ни пытался, вырваться тебе не удастся. Понимаешь?

— Да.

— А желание такое у тебя, скорее всего, появится. Мне доводилось видеть, как ломались самые крутые парни, когда видели, что началась съемка и обратного пути уже нет. Борись что есть мочи. Зрителю это интересно. Его увлекает динамика борьбы.

— Хорошо.

— У стола будет стоять большая дубинка, на столе мы разложим клещи, щипцы, ножи, пинцеты — металлические, полированные, сверкающие. Нет нужды говорить, что, увидев их и вспомнив, для чего они предназначены, ты взвоешь от ужаса и удвоишь — нет, утроишь усилия, лишь бы освободиться. Поверь мне, так оно и будет. Некоторые даже обделывались от страха. Если такое произойдет и с тобой, ничего, это все естественно.

— Понятно.

— Рафаэль, ты должен сразу уяснить, что достоверность будет полная. Этим наш фильм отличается от других, которые ты, возможно, видел. Мы не заливаем все кетчупом и не признаем тех уловок, которыми дурачат зрителя. У нас все натуральное. Мы показываем только то, что снимаем.

— Я знаю. Фридо…

— Так что, ежели тебе захочется наложить в штаны или укусить любого из этих громил, не стесняйся.

Откинувшись на спинку стула, Рафаэль положил руки на широкие подлокотники.

— Хорошо.

— Учти, им это понравится куда больше, чем тебе. Они же сдвинутые. Я хочу сказать, боль доставляет им наслаждение. Ради нее они готовы на все. Так вот, ты будешь вырываться, а они — сдирать с тебя одежду. Ты уж постарайся создать им как можно больше трудностей. Пусть как следует попотеют. Это ясно?

— Да.

— Ты же индеец? Может, мы соорудим тебе набедренную повязку. Браслеты на руки, на ноги, боевой узор на щеках. Дельная мысль. Зрителю это понравится. Нужно еще и завлекающее название. К примеру, «Смельчак». Звучит неплохо. Ты согласен? Только что придумал. В нашем деле необходима хорошая голова. Создание фильмов — процесс творческий. Ты не возражаешь, если мы так и сделаем? Оденем и загримируем тебя под настоящего индейца перед началом съемки?

Рафаэль не знал, возражать ему или нет.

— Если мы накрасим тебе скулы, глаза станут больше, для камеры это хорошо. «Смельчак». В этом что-то есть. Чувствуется безудержная храбрость, мужество. Но мужества тебе не занимать, не так ли, Рафаэль? Фильм с твоим участием будут смотреть во всем мире. Представляешь себе? И говорить, выходя из зала: «Какой смельчак!» О тебе.

— Даже если я обделаюсь?

— О Боже. Это же естественно, Рафаэль. В натуре. Все будут знать, что происходит с тобой. Кто не обделался бы, попади на твое место. В «потрошительных» фильмах, Рафаэль, это обычное дело. Более того, случается, что и зрители от ужаса накладывают полные штаны. Ибо мы не прибегаем к каким-либо трюкам. На экране у нас все как в жизни.

От яркого света, от слов дяди у Рафаэля закружилась голова.

— Теперь я хочу рассказать тебе о самом фильме, как я себе его представляю. Хорошо?

— Хорошо.

— Это нужно сделать до подписания контракта, правда?

— Наверное.

— Они разденут тебя донага, сорвут набедренную повязку, браслеты, украшения, привяжут к стулу, — тут дядя улыбнулся Рафаэлю. — За руки и за ноги. Потом один из них останется рядом с тобой, а второй подойдет к столу, — дядя указал место, где будет стоять стол, — и начнет разглядывать разложенные там инструменты.

— А это еще зачем? Я просто спрашиваю.

— Не спеша выберет щипцы, большие, блестящие, повертит их в руках, понимаешь. От одного их вида начинает трясти.

— Щипцы?

— Не торопясь вернется к тебе и выдернет какой-нибудь ноготь. В эти дни не стриги ногти, ладно? Чтобы ему было за что схватиться. Руки у тебя будут привязаны. Ноги — тоже. Если хочешь, сожми пальцы в кулак. Не беспокойся. Он с этим справится.

Сидя на стуле, Рафаэль сжал пальцы правой руки в кулак, посмотрел на него.

— Потом один из них заставит тебя открыть рот — он знает, как это делается, сопротивление тебе не поможет — а второй, тот, что со щипцами, наверное, упрется тебе ногой в грудь и выдерет пару передних зубов.

За стеной кто-то включил радио. Рафаэль услышал танцевальную музыку.

— Чтобы изо рта потекла кровь. А тот, что стоял рядом, будет суетиться вокруг, желая заглушить твои крики. Такая у него роль. Крики, по сценарию, выводят его из себя. Вот он и будет то затыкать себе уши, то бить тебя по голове…

— Я не должен кричать? Вы не хотите, чтобы я кричал?

— Наоборот. Ори, как резаный. Да и не забивай себе этим голову. Кричать ты все равно будешь. Повторяю, это же естественно.

— Угу.

— Так что никто не запрещает тебе кричать, Рафаэль. А тот, который со щипцами, вновь отойдет к столу… — дядя опять указал на воображаемый стол, — и на этот раз возьмет большие ножницы. Знаешь, какими раньше стригли овец.

— О.

— Он опустится перед тобой на колени и отрежет какой-нибудь палец на ноге. Возможно, большой. Так что кровь появится и на голове и на ноге.

— Одной?

— Хорошая идея. На двух лучше. Да, он отрежет по пальцу на каждой ноге. А второй мордоворот будет по-прежнему прыгать вокруг, вне себя от твоих криков.

За стеной зазвонил телефон.

— В таком вот духе, Рафаэль. Я хочу, чтобы с этим у тебя была полная ясность.

Радио приглушили. До Рафаэля донесся невнятный голос племянника, разговаривающего по телефону.

— Он возьмет нож и разрежет здесь, — дядя провел пальцем по левому бедру Рафаэля. — На обеих ногах. Достаточно глубоко, чтобы полилась кровь. Потом здесь, — палец дяди прошелся по левому бицепсу. — Обе руки. И наконец, здесь, — подушечка указательного пальца описала два полукруга на грудных мышцах.

— А я не умру от потери крови?

— Не успеешь. Помни, Рафаэль, ты — парень крепкий, ты показываешь всем, какой ты мужчина, идешь на все добровольно. А боль пройдет. Главное, всегда помни об этом: боль пройдет! Мучения кончатся. Но в тот момент ты будешь вопить от боли. Из тебя будет хлестать кровь, глаза вылезут из орбит, — толстяк глубоко вздохнул, покачал головой, улыбнулся. — Вид крови нравится зрителям. Чем ее больше, тем лучше.

В горле Рафаэля пересохло. Он сунул палец в рот и сильно укусил его.

— А тот, что держал в руке нож, заменит его на ложку.

Рафаэль прокашлялся.

— Ложку?

Дядя помахал рукой перед лицом Рафаэля.

— У тебя оба глаза хорошие?

— Конечно.

— Или один видит лучше другого?

— Вроде бы нет.

— Потому что для нас очень важно, куда поставить дубину, — дядя глянул направо и налево от Рафаэля. — Он вывернет ложкой один твой глаз и оставит его болтаться на щеке. Но нам нужно расположить дубину со стороны оставшегося глаза, потому что, поверь мне, к тому времени ты будешь неотрывно смотреть на нее. Зрители-то подумают, что ты ешь ее взглядом от неодолимого ужаса. На самом же деле ты будешь видеть в ней единственную надежду на избавление от, казалось бы, нескончаемой муки. Это то самое, что называется иронией. Ирония в фильме необходима. Ты в этом не разбираешься, Рафаэль, но уж поверь мне на слово. Все-таки это не первый мой фильм, так что я знаю, о чем говорю. Мы создаем, возможно, самые лучшие фильмы, потому что у нас все взаправду, никакой подделки или вымысла. Мы показываем, как живые люди терпят настоящую боль, как они умирают. Но при этом наши фильмы — искусство, в них есть место юмору. И ты, Рафаэль, будешь сниматься в таком фильме, продемонстрируешь всем, что ты за мужчина, — дядя перевел дыхание. — Поэтому ложкой мы вытащим один глаз, а дубинку расположим со стороны второго. Чувствуешь, все нужно продумать заранее?

Рафаэль шумно глотнул.

— Потом он возьмет дротики, — это те же стрелы, только древки покороче, а наконечники пошире — и вонзит их сюда и сюда, — дядя указал две точки чуть пониже ключиц. — Его напарник, все еще пытающийся заставить тебя не орать, наконец-то убедит твоего мучителя, что с криками надо кончать. Тот выберет на столе другие ножницы, тоже большие, вернется к тебе. Один из них разожмет твой рот, а второй вытащит язык и отрежет его ножницами.

Правая рука Рафаэля прижалась к низу живота.

— Допустим…

— Конечно, Рафаэль, не стесняйся. Спрашивай, о чем хочешь.

— Допустим… Я хочу сказать, в тот день, ну, в день, когда мы все это сделаем, меня стошнит?

— Очень хорошо, Рафаэль. Светлая у тебя голова. Постарайся, если сможешь, чтобы блевотина попала на этих парней. Окати их своей блевотиной. То есть ты сам дашь им повод разъяриться, оправдание тому, что они сделают с тобой. Ты меня понимаешь? Блюй, сколько влезет. Перед тем, как приехать сюда, наешься до отвала.

Рафаэль тяжело дышал.

Его трясло.

Опустив глаза, он увидел, что тело его, как пленкой, покрыто мелкими каплями пота.

— Тебе нехорошо? — заботливо осведомился дядя.

Радио зазвучало громче. Рафаэль разобрал несколько слов из прогноза погоды.

— Нет, нет.

— Если ты не хочешь знать, что…

— Я в полном порядке.

Дядя отвернулся от Рафаэля.

— Потом он возьмет маленькую ножовку, раздвинет тебе ноги и отрежет твой конец.

— Что? — Рафаэль смотрел в спину толстяка. — Я не расслышал.

Тот обернулся. Указал на пенис Рафаэля.

— Отпилит его.

Рафаэль глянул вниз. Пенис его разбух от прилива крови.

Дядя улыбнулся.

— Так и должно быть. Отлично. Он больше не понадобится тебе, Рафаэль. Ты понимаешь. А по сценарию это нужно.

Дрожь волнами пробегала по телу Рафаэля.

— У тебя еще останется один глаз.

Даже опустив веки, Рафаэль видел перед собой улыбающееся лицо толстяка.

— Когда один из них поднимет над головой твой член, чтобы показать зрителям, что он отрезал, второй освободит тебе руку. Пользы тебе от этого будет немного. Вскочить со стула все равно не удастся. А он возьмет острый нож и вспорет тебе живот. Вот здесь, — и палец дяди описал полукруг под грудной клеткой Рафаэля. — И все внутренности вывалятся тебе на колени. Возможно, он покопается в них руками. Свободной рукой ты можешь бить его. Будет неплохо, если ты сам залезешь рукой в свои внутренности.

Рафаэль сидел, закрыв глаза. Голос дяди долетал издалека, на фоне танцевальной музыки, льющейся из радио.

— А потом один из них взмахнет дубиной и размозжит тебе голову, Рафаэль. И на этом для тебя все закончится. Не волнуйся, он знает, как это делается. Я видел его в деле. Один удар, и все готово, только мозги летят во все стороны. Ты ничего не почувствуешь.

Рафаэль так и не открыл глаз. Дышал он медленно, через нос, его трясло.

— С тобой все в порядке?

И внезапно Рафаэль понял: толстяку нравится описывать ему все эти мерзости. А потому он, Рафаэль, уже и сегодня заработал хоть какие-то деньги.

— Да.

Рука дяди коснулась его потного плеча, шеи. Рафаэль открыл глаза.

— Ну, вставай. Пошли.

Дядя помог Рафаэлю подняться.

— Так что ты об этом думаешь?

Ноги Рафаэля подгибались. Он схватился за спинку стула, чтобы не упасть.

— Я думаю, тридцать тысяч долларов.

Дядя рассмеялся.

— Действительно, ты крепкий орешек. Умеешь торговаться. Настоящий мужчина! Ладно, сдаюсь. Тридцать тысяч долларов. — Он потряс руку Рафаэля. — Договорились!

Глава D

— Ларри, иди сюда.

Потом племянник стоял в дверях кабинета, Рафаэль одевался, а дядя, наливая водку в два пластиковых стаканчика, говорил:

— Никогда не видел более смелого парня, Ларри. Ты привел ко мне бесстрашного индейца, Ларри. Наверное, это у них в крови.

Прислонившись к дверному косяку, Ларри наблюдал, как Рафаэль одевается, и молчал.

— К тому же он умеет и торговаться. Придется отвалить этому парню тридцать тысяч долларов. Можешь ты себе это представить?

И вновь ответа не последовало.

— Это будет великий фильм. — Дядя выпил водки и вновь наполнил стаканчик. — Один из величайших. Его будут смотреть по всему миру. Как я тебе и говорил. Весь мир увидит его. Не так ли, Ларри?

Ларри молчал.

Дядя протянул второй стакан Рафаэлю.

— Подумай только. Парень из Моргантауна в фильме, который увидит весь мир.

Рафаэль залпом выпил водку.

— Ларри обойдется, — дядя навернул крышку на бутылку. — Алкоголь он не жалует.

Рафаэль надел рубашку.

— Вот что я сейчас хочу от тебя, Ларри: позаботься об этом мальчугане. Мы заключили контракт, так что с этой минуты все должно быть в лучшем виде. Ты знаешь, как я отношусь к моим контрактам, Ларри. Если я даю слово, обратного пути нет. Я хочу, чтобы ты пошел с Рафаэлем в банк и открыл ему личный счет. Ты когда-нибудь открывал счет в банке, Рафаэль?

— Нет.

— Ларри тебе поможет. — Толстяк уселся на стул, заскрипевший под его тяжестью, закинул руки за голову. Рафаэль увидел, что белая рубашка под мышками мокра от пота. — Так когда мы это сделаем? — Он посмотрел на Рафаэля. — Когда ты хотел бы сняться в фильме?

— Сегодня понедельник… — Рафаэль задумался. — В пятницу?

— В среду, — возразил дядя.

— У меня семья.

— Мы все подготовим уже к среде.

Рафаэль пожал плечами.

— Мне надо побыть с семьей.

— Конечно, — покивал дядя. — Ты хочешь напиться в стельку.

— Возможно, и так, — не стал спорить Рафаэль.

Дядя откашлялся.

— Возможно, — повторил Рафаэль.

— Полагаю, ты прав. Учитывая обстоятельства. Четверг. Тебе хватит времени и напиться, и пообщаться с близкими.

— Четверг… — Рафаэль раздумчиво глянул в потолок. — Хорошо.

— Приезжай к десяти часам.

— К одиннадцати, — покачал головой Рафаэль. — Не хочется ехать на раннем автобусе.

— Почему?

— На нем ездят те, у кого есть работа.

Дядя рассмеялся.

— У тебя тоже есть работа, Рафаэль.

Тот лишь усмехнулся.

— Да. Конечно.

— Ладно. Пусть будет одиннадцать. Значит, мы ждем тебя в четверг, в одиннадцать утра. Так, Рафаэль?

— Да.

— Ты парень смелый, мужественный, поэтому мы ни в чем тебе не отказываем. Понимаешь?

— Я это ценю.

— Вот и отлично. Четверг, одиннадцать утра. — Дядя положил руки на стол. — Ларри, отведи Рафаэля в парикмахерскую, ты знаешь, на Тринадцатой улице. Пусть его постригут, не слишком коротко, я хочу, чтобы он выглядел настоящим индейцем. Ларри, я еще не рассказал тебе о своей идее. Мы наденем на Рафаэля набедренную повязку, украсим браслетами руки и ноги, разрисуем лицо боевым узором. А фильм назовем «Смельчак» или «Каков смельчак», что-нибудь в этом роде. Тебе нравится?

Ларри промолчал.

— Значит, волосы коротко стричь не нужно, ты меня понял? Но пусть его постригут поаккуратнее. Он должен выглядеть симпатичным, добропорядочным индейцем, а не уличной шпаной, — дядя улыбнулся Рафаэлю. — Ты у нас симпатяга. Да, сэр. Придя сюда, ты осчастливил нас, Рафаэль. Правда, Ларри?

Рафаэль улыбнулся.

— А после парикмахерской отведи его в банк. Ты знаешь, о каком банке я говорю. Банк, которым мы пользуемся сами. Первый коммерческий. Открой ему счет. На его имя. Какой мы собирались дать ему задаток? Двести пятьдесят долларов?

На лежащем перед ним листке бумаги дядя написал: $250.

— Триста, — разлепил губы Рафаэль.

— О да, — дядя зачеркнул $250 и написал $300.— Триста долларов. Для того, чтобы открыть личный счет, ты должен положить какие-то деньги в банк. Какую часть от трехсот долларов ты хочешь положить на свой счет?

Рафаэль задумался.

— Сколько нужно, чтобы мне открыли счет в банке?

— Почему бы тебе не положить на счет пятьдесят долларов, Рафаэль? — Дядя написал на листке: $50.— Тогда ты сможешь взять домой двести пятьдесят долларов и распорядиться ими по своему усмотрению до четверга.

Дядя добавил ниже: $250.

— Хорошо.

— Не забудь отдать Рафаэлю чековую книжку, Ларри. И чтобы ее выписали на его имя. И пусть он возвращается с ней к своей семье. Двести пятьдесят долларов он получит наличными. Пятьдесят останутся на его счету в банке.

— А как с остальными? — спросил Рафаэль.

— С остальными?

— С деньгами, которые мне причитаются?

— Проще простого. Как только ты их отработаешь, я лично пойду в банк и положу деньги на твой счет, чтобы ими могла воспользоваться твоя семья. Двадцать девять тысяч семьсот долларов.

И дядя написал все на том же листке: $29 700.

У Рафаэля перехватило дыхание.

— Но как я узнаю…

— Ты не доверяешь мне, парень? — Дядя побагровел. — Как еще мы можем это сделать? Скажи мне?

— Я не знаю, — честно ответил Рафаэль.

— Если положить тридцать тысяч долларов на твой счет прямо сейчас, думаю, мы уже никогда тебя не увидим. Ты удерешь вместе с семьей.

Рафаэль ничего не ответил.

— Никому еще не удавалось обдурить меня. — Дядя стал пунцовым.

Покраснел и Рафаэль.

— Я не собираюсь вас дурить.

Дядя подмигнул Ларри.

— А я бы попытался. Признайся, Рафаэль, ты думал о том, чтобы смыться вместе с деньгами?

— Нет, сэр.

— У тебя и в мыслях не было хапнуть мои тридцать тысяч и дать деру вместе с женой и детьми?

— Нет, сэр.

— Это воровство, Рафаэль. Грабеж. Ты пытаешься ограбить меня?

— Нет, сэр. Не собираюсь я вас грабить.

— Я так и думал. Не может оказаться вором такой смельчак, как ты, — дядя вновь заулыбался. — Но как нам поступить с деньгами? Ты можешь что-нибудь предложить?

Рафаэль подумал и покачал головой.

— Нет, сэр.

— Если у тебя есть идея, скажи мне, и мы тут же ее обсудим.

— Идей у меня нет.

— Но тебе и раньше не платили до того, как работа будет сделана?

— Нет, сэр.

— И, наверное, не давали денег вперед, как предлагаю я, когда ты еще палец о палец не ударил?

— Нет.

— Так скажи, ради Бога, — дядя возвысил голос, — с чего ты взял, что я полностью расплачусь с тобой до того, как ты приступишь к работе? Ответь мне!

— Не знаю. Но я хочу убедиться, что моя семья получит эти деньги. Моя жена…

— Ты не веришь мне, Рафаэль?

— Верю, но…

— Никаких «но». Мне все верят, не правда ли, Ларри? — Он взглянул на племянника.

— Конечно, — подтвердил Ларри.

— Видишь? Ларри работает со мной. Он знает, что мне можно доверять. Я — деловой человек. Мое слово что золото. Иначе и быть не может. Ты думаешь, я снял бы больше одного фильма, если б люди не доверяли мне?

— Я не знаю.

— Так я тебе скажу. Бизнесмен не может нарушать своих контрактов. За это его могут посадить в тюрьму! — дядя уставился на Рафаэля. — В тюрьму, Рафаэль!

— Понятно.

— К примеру, — дядя хлопнул ладонью по листу бумаги, — ты подписываешь этот контракт, берешь триста долларов, напиваешься и не возвращаешься, как мы условились, в четверг. Знаешь, что мы сделаем в этом случае?

Рафаэль покачал головой.

— Мы сами придем за тобой. В Моргантаун. А если не сможем тебя найти, то представим контракт в суд. И кому-то из твоих родственников — жене, одному из братьев, возможно, отцу — придется возвращать нам эти триста долларов.

Рафаэль подумал, что от них-то дядя не получит ни цента.

— Или их посадят в тюрьму. За кражу. За грабеж. — Дядя поднял руку, целя пальцем в грудь Рафаэля. — За грабеж, совершенный тобой.

Рафаэль шумно глотнул.

— Ты этого хочешь, Рафаэль?

Рафаэль покачал головой.

Дядя вновь заулыбался.

— Видишь, что может из этого выйти? Да не печалься ты, Рафаэль. Я же понимаю, что опыта у тебя нет никакого. И не обижаюсь. Ты смелый, крепкий парень, ты заключил выгодную сделку, но для тебя все это внове. Ларри и я прекрасно это понимаем. Не беда, Рафаэль. Забудем об этом.

Рафаэль вздохнул.

А дядя повторил, ровно, размеренно:

— После того, как ты отработаешь эти деньги, я лично пойду в банк и положу их на твой счет для твоей семьи. — Он снова написал на бумаге всю сумму: $29 700.— Это большие деньги.

— Хорошо.

— Подумай, как обрадуется твоя жена. Все время помни об этом. Потому-то ты и пришел сюда, не правда ли? Так, Рафаэль?

— Да.

— Вот и хорошо, — дядя взглянул на Ларри. — Дело сделано.

— А где контракт? — спросил Рафаэль.

— Это и есть контракт, — дядя поднял лист бумаги. — Что, по-твоему, я писал?

На листе значилось: $250, перечеркнуто, $300, $50, $250 и $29 700 дважды.

Дядя еще раз просмотрел написанное.

— Стандартный контракт. Ты готов подписать его, Рафаэль? — И положил лист на стол, развернув его к Рафаэлю. Протянул ему ручку.

Оперевшись руками на стол, нависнув над ним, Рафаэль пристально вглядывался в контракт.

— Допишите день. И время. Одиннадцать часов, в четверг.

Дядя рассмеялся, подтянул к себе лист бумаги.

— Чувствуешь, Ларри? Этот хитрец ничего не упустит. Я действительно забыл указать время. Одиннадцать часов, в четверг. Ты прав, Рафаэль! — и дописал: «Четверг, 11 утра». Пододвинул бумагу Рафаэлю. — Не следовало тебе подписывать контракт без этого уточнения.

Рафаэль взял ручку. Медленно вывел: «Р А Э Л».

Дядя кивнул.

— Вот и отлично. То, что надо, Рафаэль.

— Теперь подписывайте вы.

— Конечно. Разумеется. Так и должно быть. Мы оба подписываем контракт. Даем взаимные обязательства, — и написал: «Морокко». Показал Рафаэлю. — Вот и все. Подписано и скреплено печатью.

— Печатью? — переспросил Рафаэль.

— Не бери в голову, Рафаэль. Есть такая присказка. — Дядя сложил лист бумаги и передал Рафаэлю. — Ты положишь контракт так, чтобы твоя жена смогла его найти?

Рафаэль взял сложенный листок.

— Пожалуй.

— Контракт и чековую книжку, которую Ларри поможет тебе получить в банке.

— Хорошо.

— А потом, если денег на твоем счету не окажется, твои родственники смогут призвать меня к ответу. — Теперь дядя смотрел прямо в глаза Рафаэлю.

— Это уж точно, — подтвердил Рафаэль.

Дядя вновь закинул руки за голову.

— Надеюсь, ты не собираешься говорить об этом жене или кому-то еще? До того?..

Взгляд Рафаэля уперся в какую-то точку над головой дяди.

— Этим ты только испортишь ваши последние дни, — мягко продолжил дядя. — Ты меня понимаешь?

— Да, — кивнул Рафаэль.

— Разумеется, они поймут, какой ты храбрец, будут благодарны за то, что ты делаешь для них, но их охватит грусть и тревога. А тебе хочется насладиться последними днями, проведенными в кругу семьи, так? Она у тебя в Моргантауне?

— Да.

— Тем более. Ты же не хочешь видеть в эти дни одни слезы? Поэтому оставь контракт и чековую книжку там, где жена без труда их найдет. Кто-нибудь сообразит что к чему и пойдет за деньгами. Возможно, твой отец или брат, владелец грузовика.

— Сообразит, — эхом отозвался Рафаэль.

— Лучшего тебе не придумать. — Дядя встал, протянул через стол руку. — Ты отчаянный парень, Рафаэль, да к тому же и умница. Все будет хорошо. Я в этом не сомневаюсь.

Рафаэль подал руку. Дядя крепко сжал ее.

— Итак, Рафаэль, жду тебя здесь в четверг, в одиннадцать утра. Мы пропустим пару-тройку стаканчиков. Чтобы подбодрить тебя, хорошо?

— Хорошо?

— Я лишь хочу сказать, чтобы ты не приходил, уже напившись. Нам придется приводить тебя в чувство, а это отнимает время, которое, как тебе известно, стоит денег. Ты понимаешь, о чем я говорю? Все уже будут наготове, оператор, два других актера. Это же ясно?

— Да.

Дядя все еще держал руку Рафаэля.

— Конечно, тебе захочется выпить. Не волнуйся, в водке отказа не будет. После твоего приезда. Выпьешь сколько захочешь. Ты слышишь, что я говорю?

— Да.

— Учти, Рафаэль, если ты заявишься слишком пьяным, мы не сможем сразу начать съемку, а будем заниматься тобой. Это дополнительные расходы, и мы вычтем их из тех двадцати девяти тысяч семисот долларов, что я должен положить в банк на твой счет. В итоге твоя семья получит меньшую сумму. Ты это понимаешь?

— Да.

Дядя еще раз крепко пожал руку Рафаэля и отпустил ее.

— Отведи этого богача в банк, Ларри.

— Мне нужны деньги, — ответил тот.

— О, конечно.

Дядя достал бумажник, отсчитал шесть пятидесятидолларовых банкнот и протянул племяннику.

Ларри взял деньги.

— А стрижка?

И получил еще десять долларов.

Глава Е

— Чи![1] Только не сюда!

Едва Рафаэль открыл дверь в «Парикмахерскую Керли» на Тринадцатой улице, как на него двинулся невысокого роста, в белом халате, усатый мастер, выставив вперед руку, чтобы остановить его.

— Нет, нельзя! Говорю тебе, только не сюда!

Он взглянул на возвышающегося за Рафаэлем Ларри.

Рафаэль застыл на пороге.

Ларри, не долго думая, подтолкнул его вперед.

Парикмахер попятился.

Ларри закрыл за собой дверь.

— Нет, — лицо парикмахера побагровело. — Не нужен он мне здесь!

— Это ваши проблемы, — пожал плечами Ларри. — Вам придется его подстричь.

— Никогда! — Парикмахер закрыл глаза, склонил голову.

Ларри обошел Рафаэля, приблизился к парикмахеру. Посмотрел сверху вниз на лысинку на его темени.

— Хватит трепать языком.

Парикмахер вскинул голову.

— Немедленно уведите его из моей парикмахерской, а не то я позову копов.

Ларри улыбнулся.

— Вы, часом, не знаете мистера Тони Фоллона?

Парикмахер уставился на Ларри.

— Так мистеру Тони Фоллону не понравится, если он узнает, что вы выгнали меня из своей парикмахерской.

Сложив руки на груди, парикмахер посмотрел на Рафаэля, его волосы.

— Это невозможно. Я не смогу этого сделать.

Ларри подхватил со столика иллюстрированный журнал, уселся в кресло.

— Сделаете.

— Я не прикоснусь к нему, пока он не вымоет волосы. Всю голову.

— Меня это не волнует, — ответил Ларри.

— Я не буду мыть ему волосы!

Ларри уже пролистывал журнал.

Парикмахер вздохнул.

— Чи, — обратился он к Рафаэлю, — видишь раковину у дальней стены? Ты знаешь, как пользоваться раковиной?

Подведя Рафаэля к раковине, он открыл кран холодной воды, добавил горячей.

— Одному Богу известно, какие у тебя болезни.

— Я здоров, — возразил Рафаэль.

— Еще бы, — фыркнул парикмахер. — «Здоров»! Пьяный. Грязный.

Рафаэль взглянул на старые джинсы, разваливающиеся башмаки.

Парикмахер протянул ему пластмассовую бутылку.

— Это шампунь. Ты знаешь, как пользоваться шампунем?

Рафаэль внимательно смотрел на бутылку, словно читал, что на ней написано.

— Сунь голову в раковину, смочи волосы. Выжми из бутылки немного шампуня на голову, взбей пену Я хочу сказать, вотри шампунь в волосы, чтобы они все покрылись пеной, затем снова сунь голову под воду и смой пену. — Парикмахер поднял два пальца. — И повтори то же самое еще дважды. Ты меня понял?

— Обычно я пользуюсь мылом, — объяснил Рафаэль.

— А это шампунь, сегодня вымоешь голову им. Чи!

И парикмахер вернулся к посетителю, ожидающему его в кресле.

— Я к нему не прикасался, — успокоил он клиента.

Рафаэль снял рубашку и бросил ее на пол. Сунул голову под струю и, помогая обеими руками, начал мочить волосы.

Вдруг он услышал крики парикмахера. Выпрямился, ударившись головой об один из кранов.

Парикмахер, с ножницами в руках, надвигался на него. Лицо его побагровело от ярости.

— Немедленно надень рубашку!

Вода стекала на плечи, грудь, живот Рафаэля. Сверху намокли и джинсы.

— Чи! Кто разрешил тебе снять рубашку?

— Она промокнет.

— И что? Где, по-твоему, ты находишься? Надень рубашку!

Рафаэль на ощупь нашел рубашку. Вода заливала глаза. Он попытался стряхнуть с рубашки волосы, которые налипли, когда она лежала на полу.

— Твое барахло, наверное, ни разу не стирали, — проворчал парикмахер.

— Стирали. И часто.

Держа рубашку в руках, Рафаэль оглядел парикмахерскую. Ларри не отрывался от журнала. Клиент, мужчина средних лет, наблюдал за Рафаэлем в зеркало.

— А чего вы, собственно, пристали ко мне?

— Никто к тебе не пристает. — Парикмахер указал ножницами на грудь Рафаэля. — Посмотри, какой ты грязный.

— Я не грязный, — возразил Рафаэль. — Кожа у меня чистая. — Он провел пальцем по груди. — Потный, возможно. Я потел.

Парикмахер искоса глянул на Ларри, понизил голос.

— Парень, от тебя воняет.

— Я сильно потел.

Парикмахер приблизился еще на шаг.

— Воняет не потом, а твоей гниющей печенкой.

Рафаэль молча смотрел на парикмахера.

— Надень рубашку, — еще раз повторил парикмахер и повернулся. — Вымой волосы. — Размахивая ножницами, он зашагал к ожидающему его клиенту.

Рафаэль по-прежнему держал рубашку в руке.

— Я снимаюсь в кино.

— Разумеется, — хохотнул парикмахер.

— Снимаюсь!

— А я — жена президента!

Клиент в кресле рассмеялся.

— Спросите этого человека, Ларри! Он скажет вам, что я снимаюсь в кино. Разве я не снимаюсь, Ларри? Скажите ему, что у меня есть контракт на съемку фильма.

Ларри уселся поудобнее.

— Пошевеливайся.

Рафаэль надел рубашку. Пуговицы застегивать не стал.

Вымыл волосы.

Сел в кресло, как только оно освободилось.

— Удачи вам, — пожелал парикмахеру предыдущий клиент, отдавая деньги.

— Но вы еще придете, не так ли? — Парикмахер отсчитал сдачу.

Клиент сунул мелочь в карман.

— Не знаю.

— Чи, — парикмахер посмотрел на сидящего в кресле Рафаэля, вздохнул. — Застегни рубашку.

— Застегни рубашку, Рафаэль, — поддержал его Ларри. — Ты, похоже, возбуждаешь нашего приятеля.

Парикмахер начал багроветь, а Ларри, не дожидаясь ответа, продолжил:

— Слушай внимательно, дерьмо собачье. Пострижешь его, как полагается. Не очень коротко.

— Я бы лучше обрил его наголо. Бог знает, кто у него там живет.

— Подстриги аккуратно, но волосы оставь длинными. Чтоб закрывали уши. Он должен выглядеть настоящим индейцем.

— Индейцем, — обреченно повторил парикмахер.

— И чтобы все было в лучшем виде, а не то, прежде чем уйти, я обрею тебе голову, и она станет такой же гладкой, как задница младенца. Ты меня понял? — Ларри поднял правую руку, чтобы парикмахер увидел, как она дрожит. — Рука у меня сегодня не слишком твердая. Поэтому ты можешь лишиться не только волос, но и кожи, — указательный палец Ларри нацелился в грудь парикмахера. — Так что никаких шуточек.

— Чи.

А Ларри вернулся к журналу.

— Он снимается в кино.

Парикмахер приподнял несколько прядей.

— Ты когда-нибудь стриг эту гриву?

— Не раз. Меня стрижет жена.

— Чем же она это делает, скажи на милость? Ножовкой?

— Иногда я стригу их сам.

— А ты когда-нибудь был в парикмахерской?

Рафаэль, разумеется, не хаживал в подобные заведения и понятия не имел, сколько стоит стрижка.

— Мне нравится, как меня стрижет моя жена.

— Если она захочет найти работу, присылай ее ко мне.

Рафаэль никогда ранее не видел такого большого, хорошо освещенного зеркала, не доводилось ему и сидеть перед ним. В барах зеркала тускло блестели за стойкой, их загораживали разнообразные бутылки, а добрую половину поверхности занимали выцветшие наклейки с рекламой разных фирм.

Сначала Рафаэль посмотрел на длинные флюоресцирующие лампы под потолком, отражающиеся в зеркале. Затем на Ларри, сидевшего вполоборота, увлеченного содержимым журнала. Он посмотрел на другие кресла, выстроившиеся вдоль стены, с ножками и подлокотниками из металлических трубок. Заметил, что во многих местах искусственная кожа сидений и подлокотников порвана. Подумал о массивном деревянном стуле, на котором сидел утром, вспомнил запекшуюся кровь, кожаные ремни у основания передних ножек и на подлокотниках. Много людей умерло на этом стуле. Так, кажется говорил дядя. На нем же суждено умереть и ему, Рафаэлю. Он улыбнулся своему отражению в зеркале, только в этот миг осознав, что ему открылась истина. И теперь он знает то, что известно очень немногим: где, когда и как… он умрет. На том стуле, в том бывшем складском помещении, в четверг, перед или чуть перевалив за полдень. Парикмахер, шпыняющий его, словно господин слугу, не знал, когда состоится его встреча со смертью. И Ларри, толстый, светловолосый парень, так гордящийся своим умением читать, не знал этого. И сам дядя тоже.

А потом Рафаэль начал рассматривать себя. В туалетной комнате трейлера было треснувшее зеркало, перед которым он брился несколько раз в неделю, но целиком Рафаэль видел себя чуть ли не впервые. Заметил маленькие прыщики на подбородке. Но в основном кожа смуглая и гладкая. Никакой щетины на щеках, как у многих людей. У него, как, впрочем, и у его братьев, почти не было волос ни на теле, ни на лице. Кожа под глазами самая светлая, припухшая. Глаза налиты кровью. На правой челюсти синяк, который появился неделю назад, когда он спьяну упал и ударился неизвестно обо что. По крайней мере, он так думал, надеясь, что никто не двинул ему в челюсть. Рафаэль заметил, какие узкие у него плечи. Раньше-то, он вроде бы это помнил, плечи были шире, мускулистее. А вот ноги, под джинсами, всегда были тощими.

Парикмахер уже вовсю стриг Рафаэля. Он, похоже, увлекся и более ничем не выказывал своего неудовольствия.

Парикмахер сказал, что чует гниющую печенку Рафаэля.

Рафаэль поразмыслил, а так ли это?

И что в действительности происходит с его печенкой?

Относительно себя Рафаэль не питал никаких иллюзий: при такой жизни будущего у него не было. Каким-то образом (а дядя не ошибся в своей догадке: Рафаэль не помнил, как это произошло) у него оказались жена и трое детей. Им требовались еда, одежда, чтобы ходить в школу, сжиженный газ в баллоне, чтобы Рита могла подогревать пищу, какие-то безделушки, подарки, игрушки, чтобы они знали, что их любят, много всякой всячины, все то, что он видел изо дня в день, но не мог приобрести для них. Государственный чиновник перестал приезжать в Моргантаун, а с ним исчезли и чеки, и продуктовые талоны. Никто более не привозил в Моргантаун излишки еды — какой-нибудь старый, засохший сыр или что-то похожее. Исчезновение чиновника объяснялось по-разному. Одни говорили, что он неплохо устроился где-то на окраине, в престижном районе, проедая денежки, положенные Моргантауну: его видели разъезжающим на новом автомобиле. Другие утверждали, что он умер. Третьи же слышали, что город решил избавиться от Моргантауна, выморить его обитателей голодом. Семья Рафаэля, да и все прочие жители Моргантауна отчаянно нуждались в деньгах, а еще более — в еде. Без денег они не могли уехать из Моргантауна, найти новые жилища, работу, поселиться там, где их вновь опекал бы государственный чиновник, снабжая деньгами, продуктовыми талонами, излишками еды. Но как сделать все это, Рафаэль не знал. И не мог ответить на вопрос, что же делать ему самому, его семье. Он всегда принимал жизнь такой, как она есть. И реакция его ничем не отличалась от реакции остальных: заглушить голод, боль, свыкнуться с ними, как можно дольше не обращать на них внимания, жить, несмотря ни на что. Конечно, Рафаэль уже догадывался, что тяжело болен. Похоже, он сам мог унюхать запах своей гниющей печенки. Еще совсем молодой, он уже стал хроническим алкоголиком, таким же, как и некоторые старики в Моргантауне. Он видел, как они умирали от сгнившей печенки. Высушенные августовским солнцем, замерзшие на декабрьском ветру. Дядя же сказал: «Еще год, и я даже не взглянул бы на тебя. Толку от тебя уже не будет». Рафаэль понимал, что дядя нисколечко не ошибся. И еще он сказал: «Думаю, ты поступаешь правильно, решившись на такое».

Ему потребовалась не одна неделя, чтобы прикинуть, что к чему, после того, как Фридо впервые намекнул Рафаэлю, какую тому предлагают работу. И он пришел к выводу, что продать может только себя, и именно сейчас, потому что потом будет уже поздно.

«Час ты выдержишь, не правда ли?»— спрашивал его дядя.

Лучше мучиться час, чем год, здраво рассудил Рафаэль.

Хорошо бы, конечно, и потратить эти деньги…

— Кинозвезда готова. — Парикмахер бросил ножницы и расческу в раковину. — Надеюсь, я его больше не увижу.

Ларри поднялся.

— Никогда.

Обеими руками Рафаэль попытался стряхнуть волосы с мокрой рубашки. Он заметил, что парикмахер прикрывал предыдущего клиента простыней. Его же стриг без всякой накидки.

— Забирай свое дерьмо с собой, вождь, — пробурчал парикмахер.

Ларри тем временем уже взялся за дверную ручку.

— Эй! — возмутился парикмахер, осознав, что за работу ему не заплатят.

— Заткнись, — осадил его Ларри. — Считай, что ты легко отделался.

— Какого хрена?

— А ты ожидал, что я заплачу тебе? — на лице Ларри отразилось удивление. — После такого приема?

— Черт бы вас побрал! — взвизгнул парикмахер.

— Счастливо оставаться, — Ларри открыл дверь. — Пошли, кинозвезда.

Глава F

— Зачем? — спросил Ларри, несколько раз искоса глянув на Рафаэля. Они быстро шли по запруженному толпой тротуару.

— Что — зачем? — не понял вопроса Рафаэль.

— Зачем ты берешься за эту работу?

Рафаэль хихикнул.

— А почему бы и нет?

Взяв Рафаэля за локоть, Ларри направил его в обход группы хорошо одетых людей, стоявших перед рестораном.

— Это же тупик.

— Другой путь едва ли лучше. Вы же слышали, что сказал мистер Маккарти?

— Кто такой мистер Маккарти?

— Ваш дядя.

— Я не об этом. Откуда ему знать, что ждет тебя?

— Я алкоголик.

Вновь Ларри скосил глаз на Рафаэля.

— Ты же молод. Моложе меня.

— Тем более.

— Тебе нравится пить. Так продолжай пить.

— Нет денег. Даже на выпивку.

— И ты согласен умереть?

Рафаэль споткнулся.

— Мертвым я стою больше, чем живым. Так говорил о себе один человек, которого показывали по телевизору. И я такой же. Мертвый я стою больше, чем живой.

— Не пойму, почему ты выбрал именно этот способ.

— У меня семья. — От жаркого солнца, быстрой ходьбы, мельтешения людей у Рафаэля кружилась голова, его шатало из стороны в сторону. — Для меня все кончено, приятель.

— Так почему не сделать это быстро и без затей?

— Сделать что?

— Покончить с собой. Найти легкую смерть.

— Нет, от этого никому не будет пользы.

— Что ж, тело твое, ты можешь распоряжаться им, как пожелаешь. Подожди.

Оставив Рафаэля у края тротуара, Ларри направился к трем парням, стоявшим у угла здания. Один был в шинели до колен и широкополой шляпе.

Ларри пожал руку каждому, но говорил только с тем, что в шинели.

После нескольких коротких фраз Ларри вытащил деньги, полученные от дяди, отделил пятидесятидолларовую купюру, добавил десятку, предназначавшуюся парикмахеру за стрижку Рафаэля, и протянул деньги парню в шинели.

Другой парень, стоявший справа, достал маленькие целлофановые пакетики, несколько из них протянул Ларри. Мужчина в шинели посчитал их, кивнул.

Ларри сунул пакетики в карман.

И зашагал дальше, кивком предложив Рафаэлю следовать за ним.

— Вы употребляете наркотики, — в интонации Рафаэля не слышалось вопроса.

— И что?

— Вы ничем не лучше меня. И дойдете до того же?

— О чем ты?

— Сами знаете.

— Никогда. — Ларри покачал головой. — А тебе следовало бы попробовать. Перед тем, как отправляться на тот свет. Возможно, ты и передумаешь. Ты имеешь полное право попробовать настоящий товар.

Рафаэль улыбнулся.

— Этот товар убьет вас.

Когда они повернули на Коммерческую улицу, Рафаэль хохотнул.

— Благодаря мне вы можете покупать товар.

Они прошли сквозь двойные стеклянные двери и оказались в огромной, с высоким потолком, комнате. После уличной жары Рафаэля начал бить озноб. Пол и стены покрывали плиты из гладкого белого камня. Мебель, будочки кассиров, столы, за которыми сидели люди, конторки, у которых они стояли, темнели полированным деревом.

Рафаэль отметил, что все люди хорошо одеты. Большинство мужчин в пиджаках и при галстуках. Женщина за столом у двери в свитере с открытым воротом, из-под которого виднелась блузка.

Многие удивленно уставились на Рафаэля.

Ларри обратился к женщине за столом.

— Этот юноша хочет открыть личный счет.

— Да, конечно, — в голосе женщины слышалось неприкрытое сомнение. — Я попрошу мисс Кристи помочь вам.

— Кто из них мисс Кристи? — Взглядом Ларри прошелся по ряду столов у стены.

— Женщина в розовом и темном. — Она взяла телефонную трубку, набрала две цифры.

Когда они подошли к столу мисс Кристи, та уже говорила по телефону. Брови ее удивленно поднялись, когда она глянула на Ларри и Рафаэля.

Ларри пододвинул стул и сел.

— Понятно, — сказала мисс Кристи в трубку и положила ее на рычаг.

— Он хочет открыть личный счет, — сказал Ларри.

— Кто — он? — Похоже, мисс Кристи не представляла себе, что такое возможно.

— Как твоя фамилия, Рафаэль? — спросил Ларри.

— Браун.

— Рафаэль Браун, — пояснил Ларри.

Медленно мисс Кристи достала из ящика стола бланк.

— Какую сумму вы намереваетесь положить на счет?

Ларри отделил еще одну купюру из выданных дядей.

— Пятьдесят долларов.

— Этого достаточно? — Рафаэль улыбнулся мисс Кристи.

— Заткнись, Рафаэль, — бросил Ларри.

— Как писать, через пи эйч или эф?

— Что писать? — переспросил Ларри.

— Рафаэль.

Ответа Рафаэля Ларри не дождался.

— Напишите через эф.

Перо зависло над бланком.

— А он сам не знает? — спросила мисс Кристи.

— Эф пойдет, — успокоил ее Рафаэль.

— Адрес? — продолжила мисс Кристи.

— Моргантаун, — ответил Рафаэль.

— Название улицы?

— Там нет улиц, знаете ли.

— А сам Моргантаун существует?

Ларри рассмеялся.

— Вы никогда там не были?

— Я слышала о нем. Наверное, там и почты нет?

— У нас есть маленький магазинчик. Туда приносят все письма для Моргантауна.

— Насколько я слышала, Моргантаун вот-вот должны стереть с лица земли, — вздохнула мисс Кристи. — А у «маленького магазинчика» есть название?

— Магазин, — ответил Рафаэль. — Все называют его магазином.

— «Магазин, Моргантаун», — мисс Кристи произнесла вслух записанные на бланке слова. — Регистрационный номер службы социального обеспечения?

— 340J96728S.

— Однако!.. — удивился Ларри. — Значит, ты пытался найти работу.

— И не раз, — подтвердил Рафаэль.

— Ближайший родственник? — спросила мисс Кристи.

— Из живых, — добавил Ларри.

— Рита.

— Рита Браун, — пояснил Ларри.

— Она вам жена или мать? — спросила мисс Кристи.

— Жена, — ответил Рафаэль.

— Я это предчувствовала, — вздохнула мисс Кристи. — Наверное, у вас есть и дети?

— Трое.

— У вас будет общий банковский счет? То есть, вы хотите, чтобы и ваша жена могла класть и забирать деньги, выписывать чеки, так?

— Какая разница, — пробурчал Ларри.

— Да, забирать, — подтвердил Рафаэль.

— Очень хорошо. Вместе с чековой книжкой я дам вам специальный бланк, на котором должна расписаться ваша жена. Вы принесете подписанный бланк мне, после чего она сможет выписывать чеки. Вы меня поняли?

— Конечно, — кивнул Рафаэль.

— Подождите минуточку, я введу данные в компьютер, — мисс Кристи повернулась к дисплею, и ее пальчики забегали по клавиатуре.

Пока мисс Кристи работала, Рафаэль оглядывал банк. Никто, похоже, уже не обращал на него внимания.

Ларри, сунув руку в карман, перебирал пальцами целлофановые пакетики.

— А теперь мне нужна ваша подпись, — подала голос мисс Кристи.

Рафаэль написал: Рафел.

— А где же фамилия? Я не вижу фамилии.

— О! — Рафаэль вновь наклонился над столом и добавил: Брун.

— О Господи, — выдохнула мисс Кристи. — Она взяла пятьдесят долларов, заполненный бланк, встала и направилась к кассиру.

Рафаэль вытянул руку, ладонью вверх.

— Отдайте мне остальные деньги.

— О да. — Из другого кармана Ларри извлек оставшиеся пятидесятидолларовые банкноты и положил их на ладонь Рафаэля.

— Одной недостает. — Рафаэль так и держал банкноты на ладони.

— Ты их пересчитал? — спросил Ларри.

— Ларри, я знаю, что одной недостает.

— А сколько, по-твоему, их должно быть? — Ларри взял деньги. — Четыре банкнота, Рафаэль, вот сколько.

— Я знаю, что один вы отдали тому парню за наркотики, Ларри.

Ларри медленно пересчитал банкноты, выкладывая их на стол мисс Кристи.

— Один, два, три, четыре. Как и положено. — Ларри сложил деньги поаккуратнее и протянул Рафаэлю. — Все на месте. Держи.

Рафаэль смотрел на четыре банкнота в его руке.

— Где еще пятьдесят долларов, Ларри?

— Ты отдал их женщине.

— Какой женщине?

— Которая оформляет тебе личный счет. Ты положил их в банк. Чтобы открыть счет, нужно внести деньги.

Рафаэль мял пальцами банкноты, когда вернулась мисс Кристи.

— Вот ваша временная чековая книжка, мистер «Брун». И бланк, на котором должна расписаться ваша жена. Вы знаете, как выписывать чек?

— Ему это не потребуется. — Ларри встал.

Мисс Кристи улыбнулась ему.

— Чек у него примут, если он правильно назвал регистрационный номер социального обеспечения.

Теперь Рафаэль держал в руках чековую книжку, незаполненный бланк и двести долларов наличными. Контракт лежал в заднем кармане джинсов.

— Если вам понадобится помощь, надеюсь, ваш приятель покажет вам, как выписывать чеки и что отмечать на корешках.

Ларри уже шагал к стеклянным дверям.

— Ларри! — крикнул Рафаэль и поспешил за ним. Все, кто был в банке, снова смотрели на него.

Он остановил Ларри на тротуаре. Улыбнулся.

— Вы будете там в четверг?

— Ни в коем случае, — и Ларри быстро зашагал в ту сторону, откуда они пришли.

Рафаэль смотрел ему вслед, пока Ларри не повернул на Тринадцатую улицу.

Глава G

Рафаэль выкатил тележку для товаров из длинного ряда, выстроившегося у входа в магазин.

Огромный магазин. Прежде чем попасть в него, ему пришлось пересечь широченную автостоянку.

Раньше он не сунулся бы в этот магазин, да и таких денег у него никогда не было.

Прежде всего он решил зайти в бар, пропустить пару стаканчиков и обдумать, что же он купит на эти деньги, ибо мысли эти безмерно радовали его. Фрэнки, конечно, еще слишком мал для бейсбольной перчатки, ему не исполнилось и года, но Рафаэль полагал, что сын, возможно, увлечется этой игрой, если на память от отца ему останется перчатка, его примут в команду — не в Моргантауне, конечно, в каком-нибудь другом месте, он повидает мир, станет знаменитостью, его будут признавать за человека. Марта, возрастом чуть меньше двух лет, постоянно напевала какую-нибудь песенку, то ли услышанную где-то, то ли собственного сочинения. Рафаэль хотел купить ей музыкальный инструмент. Лайна, двух с половиной лет, укладывала щепочки в кроватки из лохмотьев с галькой вместо подушки, и говорила им «спокойной ночи». Но Рафаэль не собирался покупать Лайне куклу. Нянчить она могла и детей поменьше. Подарок, полагал он, должен быть серьезней. А кукол она наделает из палок.

В баре, куда он попал, его не знали. И бармен попросил показать ему деньги, прежде чем поставил перед Рафаэлем стопку водки. По внешнему виду прочих посетителей Рафаэль предположил, что все они работают или, по меньшей мере, в любой момент могут получить работу, несмотря на то, что уже к полудню они собрались у стойки бара. Что ж, у него тоже есть работа. Которая начнется в четверг. И в четверг же закончится. И он тоже может позволить себе пить днем. И все же в этом баре Рафаэль не чувствовал себя своим. Другие люди, похоже, смотрели на него сверху вниз, потому что имели работу и могли пропустить днем рюмочку-другую, но Рафаэль решил, что напрасно они так задирают нос, ибо ни один из них не мог похвастаться, что знает, где, когда и как ему предстоит умереть. Поэтому Рафаэль выпил только одну стопку водки и ушел.

В большом магазине он покатил тележку в отдел женского платья.

— Эй, — обратился он к девушке, тоже выбиравшей покупку. — Это платье вам подойдет?

Он держал в руках бело-синее платье, которое ему понравилось. Присмотрел он и второе, красно-черное, которое, он полагал, очень пойдет Рите.

Девушка улыбнулась.

— Вы хотите купить мне платье?

— Нет. Другой, но она примерно такого размера, как вы.

— А какой она носит размер? Шестой?

— Я не знаю. Ростом она с вас. Но более худая.

— Худая? Как вы?

— Да. Наверное.

— Ваша подружка?

— Моя жена.

— О. Попробуйте размер шесть. Но, если она худая, вам лучше купить платье с поясом.

— Понятно. — Бело-синее платье было без пояса, красно-черное — с тонким матерчатым пояском. Рафаэль повесил бело-синее платье обратно, красно-черное оставил. — Как вы определяете размер?

— По ярлыку, — девушка показала ему ярлык, пришитый на платье изнутри. — Видите? Размер шесть.

— Спасибо, — Рафаэль взял другое платье, сине-желтое, с пластмассовым поясом. — Это размер шесть?

Девушка взглянула на ярлык.

— Да. — Отступила на шаг, улыбнулась. — Какое вы хотите купить?

— Оба. — Рафаэль положил платья в тележку. — Денег у меня хватит.

Он долго возил тележку по громадному магазину, прежде чем нашел отдел игрушек. И сразу увидел электромузыкальный инструмент, такой же, как видел по телевизору, только меньше.

Нажал на одну из клавишей. В воздухе поплыл чистый, прозрачный звук.

Вдавил пальцем другую клавишу. Звук не стихал, пока он не убрал палец.

К нему направился юноша в белой рубашке, при черном галстуке.

— Вы хотите купить эту вещь?

— Вы здесь работаете? — спросил Рафаэль.

— Да, работаю.

— На этой штуке можно играть?

Юноша кивнул.

— Если умеешь.

Рафаэль отступил в сторону.

— Покажите.

Юноша растопырил пальцы над клавишами, прошелся по ним.

Рафаэль узнал первые звуки модной мелодии.

— Однако!

— Она много чего может. — Юноша щелкнул переключателем, нажал на клавишу, и из машины донесся совсем иной звук.

— Я ее беру. — Рафаэль схватился за музыкальную машину, чтобы положить ее в тележку.

— Нет! — Юноша остановил Рафаэля. — Она включена в сеть. Это демонстрационный образец. Вы можете купить другую, из тех, что подготовлены к продаже.

Глаза Рафаэля сузились.

— Но она точно такая же?

— Конечно. — Юноша вытащил из-под прилавка запечатанную коробку, показал Рафаэлю картинку. — Видите, точно такая же.

Рафаэль сравнил картинку с музыкальной машиной.

— Похоже.

— Не просто похоже, абсолютно одинаково. Берете?

— Сколько она стоит? — спросил Рафаэль.

Юноша посмотрел на наклейку с ценой.

— Тридцать девять пятьдесят.

— Годится. — Рафаэль взял коробку. В тележку она не влезала, оказалась слишком длинной, поэтому пришлось поставить ее торчком. — А вы не знаете, где продаются боксерские перчатки?

— Боксерские перчатки?

— То есть бейсбольные. Бейсбольные перчатки.

— Знаю, конечно. Вон там. В спортивном отделе.

Толкая тележку, Рафаэль последовал за юношей вдоль прохода. Но тут его внимание привлекла картинка еще на одной коробке.

— Эй, а что это?

Юноша обернулся.

— Набор «Игрушечный доктор».

— А что с ним делают?

Юноша вытащил коробку.

— Дети могут играть в больницу. Видите? Стетоскоп, термометр, зеркало, ложечка, чтобы прижать язык, пипетка и еще много чего. Все уложено в маленький черный чемоданчик.

— Доктор, — кивнул Рафаэль. — Интересно. И сколько это стоит?

Юноша посмотрел на Рафаэля.

— Тут написано: двадцать семь долларов девяносто пять центов.

Рафаэль взял у него и эту коробку, положил в тележку.

— Вам все еще нужна бейсбольная перчатка?

— Конечно.

— Для какой позиции?

Они уже свернули в другой проход.

— Для руки, — вопроса Рафаэль не понял.

— Правой или левой?

— Еще не знаю.

— Для вас?

— Сыну.

Юноша улыбнулся.

— Он еще маленький?

— Да.

На прилавке лежали бейсбольные перчатки. Связанные одной веревкой.

— На какой позиции вы хотите увидеть вашего сына? Он будет ловить мяч?

— Только не ловить.

— Может, вы хотите, чтобы он стал подающим?

— Подающим, — подтвердил Рафаэль.

Юноша указал на самую правую перчатку.

— Наверное, вам нужен детский размер?

— Да. Вы дадите мне эту или из тех, что подготовлены к продаже?

Вновь юноша достал из-под прилавка коробку с соответствующей картинкой.

— Благодарю. — Рафаэль положил ее в тележку.

— С покупками покончено? — спросил юноша.

— Покажите мне продуктовые прилавки.

— Там, — юноша указал за спину Рафаэля. — Меня зовут Кент.

— А меня — Рафаэль.

— Я хочу сказать, пока в кассе вам будут подсчитывать стоимость покупок, вы можете указать в специальном бланке, что я вам помогал. Все мы стараемся стать «служащим месяца». Все зависит от того, в скольких бланках указано твое имя. — Тут он еще раз посмотрел на Рафаэля. — Да ерунда все это, не берите в голову.

— Благодарю, — повторил Рафаэль и покатил тележку по широкому проходу к полкам, забитым консервами и коробками с овсянкой. Добрался до мясной секции. Остановился перед прилавком с морожеными курами. Он и представить себе не мог, что продается столько сортов кур.

С другой стороны к прилавку подошла женщина в белоснежном фартуке.

— Могу я вам чем-нибудь помочь?

— У вас есть индейка?

Однажды, совсем в другом магазине, Рафаэль и Рита долго смотрели на индейку. Рита еще сказала, что никогда раньше ее не видела. Они стояли у прилавка, пока не подошел продавец, чтобы узнать, не хотят ли они что-нибудь купить. Денег у них, разумеется, не было. Так что пробовать индейку им еще не доводилось.

— Вы хотите купить индейку? — спросила женщина.

— Думаю, да. Сколько она стоит?

— Шестьдесят девять центов за фунт. Я могу дать вам отличную тушку. Двадцать три фунта.

Шестьдесят девять центов за фунт!

Наверное, они могли позволить себе индейку и раньше.

— Я ее возьму.

Женщина прошла к холодильнику, вернулась с замороженной индейкой в двадцать три фунта весом и через прилавок подала ее Рафаэлю.

Он положил индейку в тележку.

Затем он оглядел свои покупки: большую индейку, коробки с бейсбольной перчаткой, игрушечным доктором, музыкальным инструментом, два платья, черно-красное и сине-желтое, оказавшиеся в самом низу, и радостно рассмеялся.

Рассмеялась и женщина за прилавком.

— Приходите еще.

Толкая тележку к кассам у выхода, Рафаэль попал в отдел мужской одежды. Замедлил шаг.

Смысла покупать себе что-либо не было. Или он не прав? Рафаэль посмотрел на вылинявшую рубашку, засаленные, рваные джинсы, лопнувшие башмаки. Остановился. Представил себя выбирающимся из автобуса в Моргантауне, со всеми покупками, в новой чистой одежде. Пусть люди, Рита, Лайна, а может, и Марта запомнят его таким, а не в привычных лохмотьях.

— Сегодня большая распродажа, — улыбнулась ему женщина, работавшая в этом отделе. — Джинсы двенадцать долларов, рубашки — восемь.

Двенадцать долларов… Восемь… Такие деньги у него наверняка остались после прочих покупок.

— Могу я их примерить? — спросил Рафаэль.

— Конечно, — она указала на дверь с зеркалом.

Рафаэль подобрал себе джинсы и рубашку в красно-белую клетку. Оставил дверь кабинки приоткрытой, чтобы видеть тележку с покупками.

Джинсы оказались чуть длинноваты и широковаты, но с поясом сидели хорошо. Материя рубашки холодила кожу и хорошо пахла. Он закатал рукава.

Ему хотелось вернуться домой в обновках.

Рафаэль переложил деньги, чековую книжку, контракт, старую, найденную где-то зажигалку и несколько зубочисток, которые он позаимствовал в каком-то баре, из карманов старых джинсов в новые. Снятая одежда лежала на полу кабинки. Рафаэль поначалу решил, что более она ему не понадобится, но, подумав, пришел к выводу, что и оставлять ее разбросанной по полу нехорошо. Кто-нибудь может подумать, что ее забыли по ошибке, и начнет разыскивать владельца. А потому он свернул рубашку и джинсы и засунул их под скамью.

Выйдя из кабинки, Рафаэль посмотрел на себя в зеркало. В новых рубашке и джинсах, аккуратно подстриженный, он выглядел совсем счастливым. И глаза его стали иными, отличными от тех, что были у молодого человека, несколько часов назад сидевшего в парикмахерском кресле в мокрой, усыпанной состриженными волосами рубашке. Рафаэль не знал, чем вызвано такое изменение. Может быть, его согласием на эту работу? Во всяком случае, отметил он, Рита и дети только обрадуются, увидев его таким.

А вот тратить деньги на новую пару обуви он, разумеется, не будет.

В очереди в кассу за ним встала седовласая, хорошо одетая женщина, тоже с полной тележкой.

Теребя пальцами ценники на джинсах и рубашке, Рафаэль обратился к кассирше: «Я оставил ценники на одежде, чтобы вы взяли с меня за нее деньги».

Кассирша, в толстых очках, сурово взглянула на него. И сунула руку под столик.

Рафаэлю показалось, что она нажала на кнопку. Наверное, подумал он, она это делает перед тем, как обслужить очередного покупателя.

Он выложил на прилавок индейку, коробки, платья.

Кассирша пробила чек.

— И моя одежда, — напомнил Рафаэль.

За его спиной появились двое мужчин.

Один покивал, увидев ценники на рубашке и джинсах.

— Пойдем с нами, — процедил он.

— Куда?

Мужчина взял Рафаэля за локоть.

— Мои вещи. Мои покупки. — Рафаэль показал на тележку.

— Оставь их здесь.

Мужчина отпустил локоть Рафаэля и шел рядом с ним. Второй мужчина пристроился сзади. Они пересекли магазин и через дверь в дальней стене вошли в маленькую комнатку.

— Я должен успеть на автобус. Он отправляется в три тридцать.

— Ты поедешь не домой, а в тюрьму, — ответил ему мужчина, который уже говорил с ним.

— Я? Почему?

— А как, по-твоему, поступают с теми, кто хочет вынести из магазина товар, не заплатив?

— Что?

Мужчина поддел ногтем ценники на рубашке и джинсах Рафаэля.

— Что? — передразнил он индейца. — Ты, я вижу, умник. Даже не стал срывать ценники.

— Я и не собирался их срывать.

— Наверное, он и понятия не имеет об электронной защите, оберегающей вещи от таких, как он.

— Действительно, умник.

— Я собирался заплатить за них. Поэтому и оставил ценники.

— Как бы не так. Ты пытался вынести джинсы и рубашку, которые надел на себя, не оплатив их.

— Я хотел поехать в них домой. На автобусе.

— Понятно. А где твоя старая одежда?

— Ты выпил? — добавил второй мужчина.

— Немного, — признал Рафаэль, облизнув пересохшие губы.

— Ты вел себя так глупо, потому что выпил?

— Глупо?

— Ну, хватит об этом, — второй мужчина вытянул руку. — Выкладывай, что у тебя в карманах.

Рафаэль мысленно похвалил себя за то, что спрятал контракт в заднем кармане. И с гордостью протянул мужчине наличные и чековую книжку. Вместе со старой зажигалкой и зубочистками.

Другой мужчина похлопал по задним карманам Рафаэля.

— Бумажника нет.

— Документов тоже?

— Бумажником я не пользуюсь, — пояснил Рафаэль. Собственно, у него никогда и не было бумажника. Что он мог в него положить?

— А водительские права у тебя есть?

— У него почти двести долларов, — сосчитал деньги его напарник.

— Я хотел заплатить за покупки.

— И пятьдесят долларов на банковском счету. Положенные сегодня.

— Чертов Ларри.

— Прекрати ругаться, парень.

— Сигарет нет. Для чего, интересно, тебе зажигалка? — Он несколько раз повернул колесико. — Да она еще и не работает.

— На сколько ты накупил, индеец?

— Не знаю. Кассирша не сосчитала до конца.

— Больше, чем на двести долларов?

— Где твоя старая одежда?

Рафаэль покраснел.

— Я оставил ее в кабинке.

— Пойдем посмотрим.

Мужчины вновь провели Рафаэля через весь магазин в отдел мужской одежды. Опять же он привлек всеобщее внимание.

— Вот здесь, — указал Рафаэль на кабинку, в которой переодевался.

Один из охранников распахнул дверь.

— Тут ничего нет.

— Под скамьей, — пояснил Рафаэль.

— Что?

— Я засунул старую одежду под скамью.

Мужчина наклонился, вытащил свернутые рубашку и джинсы.

— О, Господи! Какая грязь! — от отвращения у него перекосило физиономию.

— Потому я и оставил их там.

Второй мужчина позвал женщину, работавшую в отделе мужской одежды.

— Мисс Уилликинз, возьмите пакет и унесите эту гадость.

— Ты оставил старую одежду здесь, — продолжал тот, который выудил ее из-под скамьи, — чтобы украсть рубашку и джинсы, которые сейчас на тебе, так?

— Нет. Я собирался заплатить за них.

— Ну и глуп же ты.

— Перестаньте так называть меня.

— Как? Глупцом?

— Вот именно. — Внезапно Рафаэль пожалел, что не выпил в баре две стопки водки. А то и три. И чего его занесло в этот магазин. От радостных мыслей, с которыми он вошел сюда, не осталось и следа.

Мисс Уилликинз принесла бумажный пакет. Раскрыла его. Мужчина сунул в него лохмотья Рафаэля.

— Выбросьте на помойку.

— Он не бродяга, — заметил второй мужчина. — У него есть деньги. Чековая книжка.

— Вернемся в кабинет! — Вновь мужчина взял Рафаэля за локоть. — Позвоним в полицию.

— Нет, — Рафаэль не сдвинулся с места. — Мне надо на автобус. Сегодня я должен вернуться домой. С подарками.

Но охранники в третий раз повели его через магазин, под понимающими взглядами других покупателей.

— Автобус в половине четвертого, — продолжал настаивать Рафаэль.

В кабинете их ждала седовласая, хорошо одетая женщина, которая стояла в очереди за Рафаэлем. На стуле лежали ее покупки в бумажных пакетах.

— Да, мадам? — вежливо обратился к ней один из мужчин.

Деньги, чековая книжка, зажигалка и зубочистки дожидались их на столе.

Женщина заговорила, отчетливо произнося каждое слово, словно радио- или теледиктор.

— Я стояла в очереди в кассу за эти молодым человеком. Он сказал кассирше: «Я оставил ценники на одежде, чтобы вы могли подсчитать ее стоимость». А потом, когда она пробивала чеки за остальные покупки, напомнил, чтобы она взяла деньги и за одежду. И вас она вызвала напрасно.

— Вы знаете друг друга? — мужчина переводил взгляд с Рафаэля на женщину.

— Простите? — Она не поняла, к чему тот клонит.

— Похоже, что нет, — протянул он, а женщина собрала свои покупки.

— Это все, что я хотела сказать, — и направилась к двери.

— Благодарю вас, мадам, — крикнул ей вслед Рафаэль.

Женщина остановилась, обернулась.

— Все должно быть по справедливости.

Один из мужчин почесал затылок.

— Ладно, давай посмотрим, на какую сумму он накупил.

В очередной раз они пересекли магазин. Теперь шли медленнее, мужчины — в некотором отдалении от Рафаэля.

Индейка, коробки, платья лежали в тележке.

— Сколько стоят его покупки, Сюзан? — спросил один из мужчин кассиршу.

Та посмотрела на полоску бумаги.

— Сто двадцать шесть долларов восемьдесят два цента.

— С налогом?

— Да.

— Включая рубашку и джинсы?

Кассирша наклонилась к Рафаэлю, вгляделась в ценники на рубашке и джинсах, пробила чеки на двенадцать и восемь долларов плюс налог.

— Всего сто сорок семь долларов шестьдесят два цента.

Рафаэль вытащил из кармана деньги и протянул их кассирше.

— Может, ты украл что-нибудь еще? — мужчина задрал Рафаэлю штанины, чтобы посмотреть, в носках ли он.

— Отстаньте от меня, — огрызнулся Рафаэль.

— Денег слишком много, — подала голос кассирша.

— Просто парень глуповат, — прокомментировал второй мужчина.

Кассирша отдала Рафаэлю сдачу, несколько купюр, монеты.

Рафаэль засунул деньги в карман.

Глянув на тележку, понял, что в руках ему все это не унести. И бумажные пакеты едва ли подойдут для его покупок.

Не обращая более внимания на мужчин, он покатил тележку через дверь на автомобильную стоянку.

Мужчины последовали за ним.

— Эй, парень! — позвал его один.

Рафаэль посмотрел на них.

— Мы запомнили твое лицо. Больше не приходи в этот магазин.

Рафаэль ослепительно улыбнулся.

— Можете не беспокоиться. Не приду!

Глава Н

Рафаэль вкатил заполненную добром тележку в бар Фридо.

— Убери ее отсюда! — закричал бармен.

— А куда мне ее деть? На улице оставлять нельзя.

— Куда хочешь, но убирай, — стоял на своем бармен.

— Все нормально, — донесся от дальнего конца стойки голос Фридо.

— Что? — переспросил бармен.

— Пусть остается, — пояснил Фридо.

Рафаэль подкатил тележку к стойке. Сел на высокий стул.

— Дайте мне пива, — попросил он бармена. — Пить хочется.

Рафаэль правильно предположил, что двое мужчин не станут отнимать у него тележку, подумав, что она нужна ему лишь для того, чтобы довезти покупки до легковушки или грузовика. И теперь, ожидая, пока ему принесут пива, Рафаэль улыбался. Так кто же из них глуп? Разве он не сказал им, что водительских прав у него нет? Как и о том, что он должен успеть на автобус, отправляющийся в половине четвертого. Не мог же он нести все эти коробки — с игрушечным доктором, бейсбольной перчаткой, музыкальной машиной, да еще два платья и индейку на двадцать три фунта — в руках. И пока двое мужчин оставались у входа в магазин, Рафаэль петлял между машинами со своей тележкой. А как только они ушли, покатил ее по тротуару к бару Фридо, расположенному на несколько кварталов ближе к автобусной остановке.

Первую кружку пива он осушил чуть ли не залпом. Под пристальным взглядом Фридо, облокотившегося на стойку в наименее освещенной части бара. Но глаза Фридо поблескивали и в темноте.

После того, как Рафаэль опустил на стойку пустую кружку, Фридо направился к нему, прихватив по пути стопку и бутылку водки. Поставил перед Рафаэлем стопку, наполнил водкой.

— Я же не заказывал, — удивился Рафаэль.

— За счет заведения.

Никогда ранее Фридо не угощал его.

— С какой стати?

— Может, ты не хочешь?

— По правде говоря, мне очень хочется пить.

Фридо поставил перед ним кружку пива.

— Лучше бы воды.

Фридо бросил несколько кусочков льда в высокий стакан, наполнил водой из-под крана, протянул Рафаэлю.

— Благодарю.

Фридо мотнул головой в сторону тележки.

— Потратил кучу денег.

— Да. — Рафаэль выпил воды. — Подарки жене и детям.

— И себе новую рубашку?

— Да. Непривычное ощущение. — Рафаэль повел плечами. — Щекотно, знаешь ли, — и рассмеялся.

Фридо пристально вгляделся в него.

— Ты это сделал, Рафаэло, так?

— Возможно. — Рафаэль выпил водку.

— О Господи, — Фридо покачал головой и уставился в пол.

— Все будет нормально.

— О Господи, — повторил Фридо.

— Послушай.

Фридо поднял голову.

— Все будет нормально.

— Нормально, — эхом откликнулся Фридо.

— Обязательно будет.

— Ну конечно, — вздохнул Фридо. — Полагаю, все закончится. Рано или поздно, но закончится.

— Такова жизнь, — заметил Рафаэль. — Она кончается. Так или иначе, рано или поздно, но кончается.

— Так что ты теперь при деньгах?

Рафаэль выпрямился.

— Заключил хорошую сделку.

— Не говори мне об этом.

— Мистер Маккарти — отличный парень. Мы с ним поладили.

— С кем?

— Он внес в контракт какие-то добавления, знаешь ли. Я спросил его, какие именно. Насчет того, что я не должен опаздывать, чтобы другие не простаивали, ожидая меня. Лишние расходы он вычтет из моих денег.

— Контракт?

— Но его племянник, Ларри, сущий подонок.

— Ты виделся с Ларри?

— Сукин сын обул меня на пятьдесят долларов.

— Сукин сын.

— Наверное, я должен поблагодарить тебя за то, что ты направил меня туда.

— У меня и в мыслях не было, что ты в самом деле пойдешь к ним, Рафаэль. Такого я даже представить себе не мог. Дерьмо собачье.

— Перестань, — Рафаэль улыбнулся. — Я снимусь в кино. Меня увидит весь мир, мистер Маккарти это гарантирует. Как быка. Я буду словно бык на корриде.

— Ты никогда не видел «потрошительный» фильм?

Рафаэль вновь улыбнулся.

— Я ни разу не был в кино.

Фридо наполнил стопку водкой.

— А мистер Маккарти сказал, что тебя ждет?

— Да.

— С подробностями?

— Он рассказал обо всем. У него там настоящий электрический стул. На нем умирали живые люди.

— Это точно.

— Точно, — подтвердил Рафаэль. — Сколько времени?

— Хочешь уехать в половине четвертого, Рафаэль?

— Да.

— У тебя есть еще несколько минут.

Рафаэль выпил водку. Глаза его повлажнели.

— Что еще мне оставалось?

— Не знаю, — Фридо разглядывал свои обкусанные ногти. — Люди идут и на такое. На что согласился ты. Эти фильмы существуют. Их снимали и раньше.

— Ты их видел? Ты видел «потрошительные» фильмы, Фридо?

— Да.

— Суть в том, что в этих фильмах все взаправду.

— Я знаю.

— Не так, как во всех прочих. Никакой фальши.

— О Господи.

— Индейка размораживается, и с нее капает на пол, — подал голос бармен.

— Ничего страшного, — отмахнулся Фридо.

— Ну, мыть пол я не собираюсь.

— Я же сказал, ничего страшного! — Фридо перешел на крик.

Бармен глянул на Рафаэля.

— Нашел себе любимого алкаша?

— А когда это должно случиться? — спросил Фридо.

— В четверг.

— Боже ты мой!

— Да. У меня есть еще несколько дней.

— И немного денег.

— Да, — помявшись, ответил Рафаэль.

Фридо прогулялся в дальний конец бара за шваброй, вернулся.

— Тебе пора, Рафаэло.

— Извини, что запачкал пол.

— Ерунда.

— Ну, я пошел, — Рафаэль допил вторую кружку.

— Обожди. — Фридо открыл шкафчик, достал непочатую бутылку водки объемом в половину галлона, поставил на стойку перед Рафаэлем. — Положи ее в тележку.

— Правда?

— Бери, бери.

— Я никогда не покупал целую бутылку.

— Водка хорошо пойдет под индейку.

— Зачем ты это делаешь? — недоуменно спросил бармен.

— Я не могу держать ее на стойке целый день, — торопил Рафаэля Фридо. — Бери.

— Это идиотизм! — воскликнул бармен.

Рафаэль взял бутылку, положил в тележку.

— Ну, спасибо.

— Эй! — попытался остановить Рафаэля бармен, но Фридо осадил его.

— Это мой бар. И моя водка!

— И твой любимый алкаш, — надулся бармен.

— Вот и заткнись!

— Ты же его убьешь!

— Брось свои шуточки.

— Будь я шутником, то работал бы в кафетерии.

— Тогда помолчи. Уже почти половина четвертого, Рафаэль.

— А что, он должен вовремя прийти домой? Как из школы?

Рафаэль слез со стула, протянул руку.

Фридо вгляделся ему в глаза, потом крепко пожал ее.

— Счастливого пути, — крикнул вслед бармен.

— Люди уходят и так, — вздохнул Фридо.

Глава I

Сойдя с автобуса, Рафаэль мгновенно почувствовал взгляд Риты, а потом увидел ее, стоящую в окружении детей у дорожного трейлера, домика на колесах, в котором они жили не первый год. Рита смотрела на него снизу вверх, уперев руки в бока, чуть наклонив голову.

Рафаэль знал, что даже на таком расстоянии Рита отметит изменения в его привычном облике.

Рафаэль положил коробки в пыль на обочине, а затем вернулся в автобус за платьями, индейкой и большой бутылкой водки.

Естественно, водитель не позволил затащить в автобус тележку для покупок. И Рафаэлю пришлось оставить ее на тротуаре у автобусной остановки. Он, правда, надеялся, что на нее кто-нибудь да позарится, и она не вернется в громадный магазин, в котором с ним обошлись не по-людски.

Проезжая через Биг Драй Лейк, ближайший к Моргантауну настоящий городок, с супермаркетами, банками и закусочными, автобус сбавил ход, чтобы объехать три патрульные машины, застывшие на проезжей части у большого винного магазина. Двое полицейских на тротуаре разговаривали с прохожими. Через окно автобуса и витрину магазина Рафаэль видел, что еще несколько полицейских находятся в торговом зале. Толпа у магазина густела на глазах. Тут же кружили подростки на велосипедах.

Рафаэль догадался, что винный магазин ограбили.

К своему несказанному удивлению, в автобусе, по пути из города в Моргантаун, Рафаэль не выпил ни капли. Даже не отвернул крышку полугаллоновой бутылки, подаренной ему Фридо. Пить ему не хотелось. Обычно же, прячась за спинку сиденья, Рафаэль успевал выпить пинту водки. То же самое он мог бы сделать и в этот раз, хотя управляться с маленькой бутылкой куда проще, чем с большой. Но последнюю он воспринимал скорее как приз, а не сосуд для огненной воды. И более всего ему хотелось вернуться в Моргантаун, в чистой новой одежде, отдать Рите платья, увидеть, как просияет ее лицо, раздать детям подарки, а уж потом приниматься за водку.

Когда Рафаэль вышел из автобуса второй раз, Рита, в сопровождении Лайны, уже спешила к нему, поднимаясь по склону холма.

Автобус двинулся дальше, в облаке пыли и выхлопных газов, а Рафаэль помахал Рите рукой.

Потом потянулся, широко расставив ноги, а руками словно пытаясь ухватиться за небо.

От шоссе к низинке, в которой притаился Моргантаун, тянулся грязный, пыльный, не отмеченный ни на одной карте, не замечаемый властями проселок. Съезд с шоссе на проселок не составлял особого труда, но выезд таил в себе немалую опасность. Ибо, как бы не вдавливала нога педаль газа, автомобиль не мог мгновенно разогнаться до скорости основного транспортного потока. Едва ли не каждый год на этом месте гибли люди. Или те, кто хотел выехать на шоссе, или не успевшие затормозить или сманеврировать. Дорожная полиция неоднократно пыталась блокировать поворот на Моргантаун. Поначалу деревянными брусьями, потом рельсами, наконец — громадными валунами. Но рано или поздно жители городка расчищали завал.

Собственно, городом Моргантаун считался весьма условно. Начало ему положила выстроенная из бетонных блоков заправочная станция с магазином, принадлежавшая, вместе со значительным куском земли, старику по фамилии Морган. Умер он, когда Рафаэль был еще ребенком. Ранее автозаправка обслуживала местную двухполосную дорогу. Тут же стояли несколько домиков на колесах, хозяином которых тоже был Морган. В одном из них, стоящем за магазином, и жил он с женой. Из магазина ко всем трейлерам тянулись водопроводные трубы и электрические провода.

Рафаэль помнил, как началось строительство автомагистрали, с каждым днем надвигающейся на них со стороны Биг Драй Лейк. Но, ко всеобщему изумлению, автомагистраль, приблизившись, обошла автозаправку-магазин стороной. Она начала подниматься вверх, врезаясь в склон высокого холма. Прокладывая дорогу, строители сбрасывали камни, ненужную землю и пустые банки из-под пива на Моргантаун. Прежний съезд к автозаправке порушили, строительство нового планом не предусматривалось.

Незадолго до смерти Морган продал сотни акров земли за автозаправкой.

Участок этот превратили в свалку.

В четверти мили от Моргантауна соорудили пандус для съезда с автострады. От него проселочная дорога вела к воротам свалки. Последнюю окружили проволочным забором, теперь протянувшимся на многие мили. Одна секция забора проходила в двадцати метрах от магазина, впритирку с трейлером, в котором когда-то жил старый Морган. И ежедневно, год за годом, грузовики всех видов и размеров, даже бензовозы, сворачивали с шоссе, держа курс на свалку. В сухую погоду — а дождь в Моргантауне шел крайне редко — за каждым из них тянулся длинный шлейф пыли. Разнообразию грузовиков полностью соответствовало и разнообразие отходов. На свалке можно было найти все, что угодно.

Как заграждения, раз за разом восстанавливаемые властями, не воспрепятствовали жителям Моргантауна выезжать на автостраду, так и проволочный забор не стал непреодолимой преградой для тех, кто хотел проникнуть на свалку.

В заборе прорезали дыры. Мужчины, женщины, дети Моргантауна тащили со свалки все, что могло обернуться звонкой монетой.

И хотя изредка кому-то удавалось получить настоящую работу, именно свалка являлась главным источником денег для жителей Моргантауна.

Когда Морган умер, его наследники так и не объявились. И никто не знал, кому же теперь принадлежит бензозаправка. Впрочем, никого это и не интересовало. Здание из бетонных блоков стояло на прежнем месте. Когда грузовичок брата Рафаэля или другой, побольше размером, отвозил на сортировочный узел в Биг Драй Лейк собранный на свалке металлолом, в Моргантаун он возвращался с коробками овсяных хлопьев, иногда со свежими фруктами и овощами, гамбургерами, молоком, пивом, водкой, сигаретами. Если оставались деньги, их раздавали тем, кто собирал металлолом и грузил его в кузов. Продукты переносили в здание из бетонных блоков. Теперь оно более напоминало склад, а не магазин. Люди брали нужные им продукты и оставляли деньги в ящичке всегда открытого кассового аппарата, стоящего на прилавке. Эти деньги в следующую поездку также отправлялись в город и тратились на очередную порцию съестного. Учета, кто сколько взял и что заплатил, не велось. У некоторых жителей Моргантауна, к примеру, у Мамы, не было источника доходов, так что класть деньги в ящичек кассового аппарата она не могла, но ей тоже требовалась еда. Случалось, что мужчины брали водку и сигареты, не удосужившись оплатить их полную стоимость. С такими проводилась соответствующая беседа, после которой они отправлялись на свалку, дабы компенсировать недостачу. Но в целом эта нехитрая система расчетов не давала сбоев.

После смерти Моргана никто не потрудился прогнать их прочь, заявив свои претензии на землю, магазин и бензозаправку. Но прекратилась подача электроэнергии. Никто из них никогда не получал счета на оплату электричества. Ранее они платили Моргану. Попытки собрать деньги и оплатить-таки счет успехом не увенчались. Денег никогда не хватало, а с такими у компании разговор был короток. Без электроэнергии остановились и насосы, качающие воду и бензин.

С той поры автозаправка стала просто «магазином».

«Моргантауном» окрестили поселение в ложбинке жители Биг Драй Лейк. Обитатели же поселения редко пользовались этим наименованием. Морган умер давно, многие его уже не помнили. Было у них и кладбище, к ним регулярно наведывался католический священник из Биг Драй Лейк, но они понимали, что живут отнюдь не в городе.

Да и местные жители называли обитателей лощины «бездомными». Иногда в Моргантаун заглядывали путешествующие на попутках или водители автомашин, которые разваливались буквально на ходу, не в силах одолеть подъем автострады. Некоторые оставались в Моргантауне, пока не находили возможности покинуть его. Другие тут и умирали.

Живущие в лощине не ощущали себя «бездомными». Три семьи занимали большой трейлер Моргана. Остальные жили в других трейлерах и фургонах, стоявших вокруг на спущенных колесах. В лощине хватало и старых машин, в которых путешественник мог переночевать или даже пожить неделю-другую. К примеру, Рита и Рафаэль еще совсем молодыми поселились в маленьком одноосном жилом фургоне, который в грозу привез в лощину какой-то старик. Во время грозы он так и не вылез из машины. Когда она кончилась, никто не подошел к нему, а на следующий день старика нашли мертвым на сиденье водителя. Его похоронили, а машину продали на запчасти. В других случаях, как с Мамой, когда замечалось, что ее жилище очень уж воняет, со свалки приносили огромный ящик. Затем переставляли на новое место, неподалеку от магазина, большую кровать Мамы, столик и накрывали все ящиком. В дальней от кровати стене прорезали дверь, в ближней — окно, чтобы Мама могла смотреть в него, не вставая, наблюдать за играющими в лощине детьми, говорить с проходящими мимо. Когда же Мама ложилась спать, она задергивала занавеску на окне и тяжелый полог между кроватью и дверью. Одну из стен ящика украшала найденная на свалке картина: синее озеро, окруженное снежными вершинами. Снаружи на четырех сторонах ящика чернели буквы: УРБИНА, УРИНА, ТУРБИНА, ТУРИНА.

Рафаэль и Рита — возможно даже, они были близкими родственниками — родились в этой лощине.

Рита первой одолела склон. Отбросила со лба мокрые от пота волосы, посмотрела на покупки Рафаэля, его новые джинсы и рубашку. Затем взглянула ему в лицо.

— Что это?

Рафаэль улыбнулся. Попытался обнять ее.

Рита отступила на шаг.

— Ты не пьян.

— Вроде бы нет.

— Ты всегда вылезаешь из автобуса пьяным. А что произошло с твоими волосами?

— Я подстригся.

— Кто тебя стриг?

Пальцы Рафаэля заработали, как ножницы.

— Парикмахер. Я был в парикмахерской.

— И сколько же тебе это стоило?

— Ничего, — честно ответил он.

Лайна все еще карабкалась по склону.

— А что это за вещи?

Рафаэль поднял два платья, аккуратно лежащие поверх остальных покупок.

— Это тебе. Нравится?

Пальцы Риты коснулись одного платья, второго.

— Очень. На них ценники.

— Я их купил.

— Купил?

— Меня взяли на работу.

— Так почему же ты сейчас не работаешь?

— Начну с четверга. На работу мне надо в четверг.

— Рафаэль, никто не платит за еще не сделанную работу, — резонно заметила Рита.

— Я поработал и сегодня. Потрудился на славу.

— Где?

— На складе. Боссу я понравился. Он щедро заплатил мне, потому что хочет, чтобы я вернулся в четверг.

Рита еще раз оглядела покупки Рафаэля, рассмеялась.

— Индейка?

Рассмеялся и Рафаэль.

— Да. Я купил индейку.

Рафаэль протянул платья жене. Присел, прижал к груди подоспевшую Лайну.

— Лайна, Лайна, Лайна! Давай посмотрим, что я привез для Лайны, — он взял коробку с игрушечным доктором, показал Лайне картинки, где были нарисованы стетоскоп, палочки для осмотра горла, термометр.

Лайна пристально вгляделась в картинку, изображающую мальчика со стетоскопом на шее и зеркалом на лбу.

Сидя на корточках, Рафаэль наблюдал, как Рита прикладывает платья к себе, восхищаясь ими. В ложбине люди отрывались от своих дел, чтобы посмотреть на Риту, Рафаэля и Лайну, не торопящихся уйти с обочины.

Рита улыбнулась ему. Глаза у нее повлажнели.

— Ты сумасшедший.

— Пошли. — Рафаэль поднялся, подхватил две оставшиеся коробки, индейку, бутылку водки. Двинулся вниз по склону.

Рита последовала за ним, неся платья на вытянутых руках, чтобы они не касались тела.

На полпути Лайна поскользнулась и упала, подмяв под себя коробку с игрушечным доктором.

Рафаэль оглянулся.

— Поднимайся, Лайна!

Внизу первым они встретили Нито, брата Рафаэля. С банкой пива в руке, с налитыми кровью глазами. Он уставился на бутылку.

— Эрманито хочет…

Рафаэль рассмеялся.

— Позже, Нито.

Женщина, жившая в трейлере Моргана, не произнесла ни слова. Но глаза ее не отрывались от платьев, которые несла Рита.

Отец Рафаэля вместе с другим стариком сидел в тени, отбрасываемой стеной магазина. Сидели они на шезлонгах, добытых на свалке. Перед каждым стояла пустая водочная бутылка. Из глаз отца текли слезы, он то и дело шмыгал носом.

— Мои зубы, Рафаэль.

Тот остановился.

— Может, мы сможем их вылечить.

— Их надо не лечить, а выдрать. Выдрать, и с концами.

Рафаэль улыбнулся.

— Говорю тебе, что-нибудь придумаем.

— Толку не будет, если оставить корни, — продолжал старик. — Они-то и болят. Что ты можешь сделать, Рафаэль? Ты можешь вытащить корни моих зубов?

Рафаэль пожал плечами.

— Не знаю.

— Ты нашел работу, Рафаэль? — Другой старик пробежался взглядом по покупкам Рафаэля.

Рафаэль кивнул.

— В городе. Мне надо приехать туда в четверг.

— Много ли тебе платят?

— На склад. Но склад особый.

— А нет ли там работы для других?

— Сейчас нет. Я спрашивал.

Они пошли дальше, а вслед несся голос второго старика, делившегося новостями с отцом Рафаэля:

— Рафаэль нашел работу.

— Да, — последовал ответ, — молодые все могут.

— Лайна! Что это у тебя? — спросила Мама через окно, сидя на кровати.

Лайна подняла коробку как можно выше, чтобы Мама могла разглядеть картинки.

— Лайна получила подарок?

Девчушка энергично закивала.

Шагая по пыли, Рафаэль корил себя за то, что не купил подарка Маме. Он мог бы раскошелиться на безделушку для бабушки Риты.

Марту они нашли около их фургона. Она сидела на земле, что-то напевая, не спуская глаз с приближающихся родителей.

Рафаэль опустил коробку с бейсбольной перчаткой, индейку и бутылку водки на землю у открытой двери. А самую большую коробку поставил в пыль перед Мартой, чтобы та могла посмотреть на картинку.

Внушительные размеры коробки, красочная картинка произвели должное впечатление: глаза девочки изумленно раскрылись.

— И Марта получила подарок, — улыбнулся Рафаэль.

— Что это? — Рита заглянула через плечо мужа.

— Музыкальная машина. Тебе надо послушать, как она играет.

Рита рассмеялась.

— Сумасшедший.

Марта коснулась пальчиками края коробки. Убрала руку, вновь положила на коробку, на этот раз подушечками пальцев на клавиши нарисованной музыкальной машины. Вновь убрала. От прикосновения на коробке остались островки пыли.

Рафаэль рассмеялся. Взъерошил волосы Марты. Встал. Взглянул на Риту. Никогда раньше не было у нее такого сияющего лица.

Фрэнки спал на лохмотьях в ящике из-под апельсинов. Ящик стоял в таком месте, где всегда, за исключением раннего утра, была тень. Лохмотья воняли свежей мочой и калом. Кожа у Фрэнки была светло-коричневая. Во сне он казался очень серьезным, задумчивым.

Рафаэль поставил последнюю коробку на угол апельсинового ящика, у ног Фрэнки.

— Это бейсбольная перчатка? — спросила Рита.

— Да.

— Но здесь никто не играет в бейсбол.

— Будут играть, не сомневайся.

— Ты сумасшедший, — в какой уж раз с улыбкой повторила Рита.

Она поднялась по ступеням и вошла в фургон. Подхватив индейку, Рафаэль последовал за ней. Положил птицу в пустую алюминиевую раковину на кухоньке.

— И что я должна с ней сделать? — спросила Рита.

— Приготовь.

— Как?

— Не знаю.

— Рафаэль, у нас нет такой большой кастрюли или сковородки.

— Придумай что-нибудь.

— Придется жарить ее по частям.

— Как ты скажешь.

Повернувшись, он прижал жену к груди. Поцеловал в висок, потом в губы, долгим поцелуем. Наконец она оттолкнула его.

— Ты сможешь принести мне воды?

У самого забора, окружавшего свалку, бил родник, единственный источник воды для жителей Моргантауна.

— Сколько ведер?

— Четыре.

Четыре ведра в такой час означали, что Рита хочет искупать детей и помыться сама раньше, чем обычно.

— Хочешь посмотреть сегодня на закат солнца? — спросил Рафаэль.

Рита улыбнулась.

— Возможно.

Рафаэль отпустил ее.

— Я принесу шесть ведер.

Выйдя из фургона с пустым пластмассовым ведром в каждой руке, Рафаэль огляделся. Лайна сидела на ступеньках, выкладывая из коробки докторские атрибуты. Часть из них уже валялись в пыли. Марта так и застыла, восхищенная коробкой. Похоже, она решила, что подарох — коробка, а не ее содержимое. Коробка с бейсбольной перчаткой упала в ящик из-под апельсинов. Фрэнки по-прежнему спал. В фургоне Рита кашлянула. Тут же кашлянула и Лайна. Марта чихнула. Рафаэль глубоко вздохнул.

Как приятно покупать подарки жене и детям. Сердце его переполняла любовь.

Глава J

Когда Рафаэль вошел, люди, сидевшие в магазине, разом замолчали. Ранее такого не случалось.

— Я плачу.

Ему ответило шарканье ног. Никто не произнес ни слова.

Он положил пятерку и две долларовые купюры в открытый ящичек кассового аппарата.

Рафаэль принес шесть ведер воды, наполнил алюминиевую ванну, предварительно заткнув резиновой пробкой слив. Рита вымоет детей, потом помоется сама, но воду сливать не будет, чтобы ей мог воспользоваться и Рафаэль. Еще одно ведро он вылил в раковину, после того как положил индейку на буфет и вставил пробку в отверстие для стока.

Пока Рита мыла детей, Рафаэль прогулялся к магазину.

Молчание присутствующих подсказало Рафаэлю, что перед его приходом речь шла о нем. И он разом вырос в собственных глазах.

Свой новый статус он подчеркнул и тем, что угостил всех пивом.

Раздал четыре банки, пятую открыл сам, отпил пива, сел на перевернутый металлический ящик. В коробке осталась еще одна банка пива. Вторую коробку, запечатанную, с шестью банками, он поставил на пол у своих ног.

Люди сидели на кое-как подлатанных стульях, а большей частью в шезлонгах, позаимствованных со свалки. Отец Рафаэля устроился в большом продавленном кресле. Похоже, он немного протрезвел. Нинья, подросток в шортах, поставил ящик на ящик, забрался на них, и теперь ноги его болтались в воздухе.

Ближе к вечеру в магазине, давно лишившемся окон, было прохладнее и не так пыльно, как снаружи.

— Ты нашел работу, Рафаэль? — с легкой насмешкой в голосе спросила Мария. Когда-то она служила горничной в мотеле неподалеку от Биг Драй Лейк. Ранним утром шла в мотель пешком по обочине автострады, а возвращалась в самую жару. Прижила пятерых детей, разумеется, без мужа. Пила, отчего с какого-то момента уже не могла рано вставать, чтобы идти в мотель. С тех пор нигде не работала, если не считать походов на свалку.

Рафаэль кивнул.

— И работать ты будешь на складе, Рафаэль? — подал голос Нито.

— Да.

— И что они делают?

— Фильм.

— Фильм? Это тяжелая работа?

— Очень, — ответил Рафаэль.

— Как ты узнал об этой работе, Рафаэль? — спросил его отец.

— От бармена. В городе.

— Ты ничего нам не говорил.

— Не было времени. Я сразу же пошел туда.

— И тебя взяли на работу, хотя ты и выпил? — удивилась Мария.

— А для других работы там нет? — спросил Нито.

— Пока нет.

— Никто не брал меня на работу, видя, что я в подпитии, — гнула свое Мария.

— Босс даже угостил меня, — пояснил Рафаэль. — Он сам пьет.

— Как фамилия босса, Рафаэль? — поинтересовался отец.

— Маккарти. Ему помогает его племянник, Ларри.

— И ты говоришь, они делают фильм? — спросил Нито.

— Да. Для кино.

— Это будет большой фильм?

Рафаэль пожал плечами.

— Места там много.

— Кино, — воскликнул Нинья.

— И ты хочешь сказать, что босс заплатил тебе до того, как ты начал работать? — заговорил и Алессандро. — Дал тебе выпить и заплатил?

Рафаэль пригубил пиво.

— Я поработал и сегодня. Попотел как следует.

— И сколько ты работал? — спросил Нинья.

— Два, три часа.

— Сколько они платят в час?

— Босс дал мне аванс.

— Сколько они платят в час?

— Босс дал тебе выпить, ты поработал два-три часа и получил от него аванс. — Алессандро покачал головой. — Покажи мне такого босса!

— Тебя подстригли, — отметила Мария.

Рафаэль кивнул и отпил пива.

— В парикмахерской? — спросил Нинья.

— Да.

— Сколько это стоило?

— Платил не я.

— Кто же? — поинтересовался Алессандро.

Рафаэль пожал плечами.

— Парикмахер постриг меня бесплатно, из уважения к боссу.

— Да, босс у тебя что надо!

— Красивая рубашка, — Мария вылила в рот последние капли пива.

Отец пристально смотрел на Рафаэля.

— Босс хочет, чтобы я прилично выглядел, — ответил тот.

Нито хихикнул.

— На склад оборванцев не берут.

— Такого босса нет! — подвел черту Алессандро.

— Я должен вернуться в четверг, — голос у Рафаэля подсел. — Тогда и отработаю полученные деньги.

Тут он заметил, что грызет ногти. Вспомнил слова мистера Маккарти, советовавшего отрастить ногти подлиннее, чтобы щипцам было за что схватиться.

И сунул руки в карманы.

— Только не принеси сюда какую-нибудь болезнь, Рафаэль, — пробурчал отец.

Алессандро уставился на Рафаэля.

— Завтра приедет отец Страттон.

Мария скорчила гримаску.

— Отец Страттон всегда приезжает завтра.

— Он притормозил рядом со мной, когда я шел вдоль шоссе, и сказал, что приедет завтра, — добавил Алессандро. — Посмотрим, кто прав.

— Не собираюсь я мучиться от жажды, ожидая отца Страттона, — фыркнула Мария.

— Я все равно собираюсь пойти в церковь, — заметил Рафаэль.

— Когда? — спросил его отец.

— Скоро. Очень скоро. Возможно, завтра.

— Тебе надо исповедоваться? — Отец Рафаэля улыбнулся, обнажив желто-коричневые, где сломанные, где сгнившие зубы.

Рафаэль пожал плечами.

— Исповедуйся мне, Рафаэль, — предложил Алессандро. — Я определю тебе покаяние.

— Сегодня они починили забор, — сменил тему отец Рафаэля.

— И назначили на свалку нового управляющего, — добавил Нито. — Я сам слышал об этом.

— Я его видел, — вмешался Нинья. — С ружьем.

— Нинья… — начала Мария.

— С ружьем и пистолетом! — не унимался подросток. — Ружье за спиной, пистолет — в кобуре, — Нинья показал, где у нового управляющего была кобура. — Большой пистолет. Наверное, шестизарядный.

— Ты все выдумываешь, — не поверил ему Алессандро.

— Нет, — покачал головой Нито. — Это правда.

— Что плохого в воровстве со свалки? — недоумевал отец Рафаэля. — Почему нельзя брать вещи, которые никому не нужны? Иначе их бы не выкинули, правда?

— Они не хотят, чтобы мы лазили по свалке, папа, — ответил Нито. — Там мы им не нужны.

— Мы режем их забор, — добавил Алессандро.

— Я слышал, они боятся, что кто-либо из нас ушибется или ударится. А то и умрет. А мы подадим на них в суд.

— О, конечно, — кивнул отец Рафаэля. — Они не хотят, чтобы мы там зашиблись. А потому и готовы нас перестрелять.

— Они имеют право стрелять, если мы нарушим право собственности, — напомнил Нито.

— Это общественная собственность, — не согласился с ним Алессандро. — Как парк.

— Она обнесена забором.

— Огораживают и парки.

— Они не хотят, чтобы мы здесь жили, — заявила Мария.

— Ты действительно видел этого человека, Нинья? — спросил отец Рафаэля. — С ружьем и пистолетом?

— Да. Он накричал на меня.

Отец Рафаэля улыбнулся.

— Но не выстрелил в тебя?

— Он пригрозил мне ружьем.

— Ружье, наверное, нужно ему, чтобы стрелять крыс, — предположил отец Рафаэля.

— Крыс! — хмыкнул Нито. — Да чтобы перестрелять всех здешних крыс, не хватит патронов со всего мира.

— Крысы — это мы, — изрекла Мария.

Отец Рафаэля пожал плечами.

— Придется прорезать в заборе новые дыры.

Рафаэль услышал, как к магазину подъехала машина.

— Грузовик Луиса опять на ходу?

— Он весь день на ходу, — пояснил отец. — Во всяком случае, с полудня.

— Ему требовался новый карбюратор, — сообщил Нинья.

— Я знаю, — кивнул Рафаэль.

— Сколько недель Луис копил деньги на новый карбюратор? — спросил Нито. — Три?

— Пять, — ответила Мария.

— Пять, — повторил Нито.

— Мы прорежем в заборе новую дыру, — твердил свое отец Рафаэля. — А Луис сможет отвезти нашу добычу в город и продать.

Луис вошел в магазин, прищурился, привыкая к полумраку. Снаружи еще ярко светило солнце.

— Выпей пива, — предложил Рафаэль.

— Обязательно, — Луис шагнул к прилавку.

— Я угощаю, — Рафаэль протянул ему коробку, в которой оставалась одна банка.

От взгляда Луиса не ускользнула и другая коробка, с шестью банками, оставшаяся у ног Рафаэля.

— Ты покупаешь пиво для всех, Рафаэль?

Рафаэль широко улыбнулся.

— Пожалуй, я выпью еще, — Алессандро наклонился, сорвал полиэтиленовую обертку, взял банку пива.

Протянула руку и Мария. Алессандро отдал ей банку, себе вытащил из рук другую.

Луис взял банку Рафаэля, открыл, выпил половину.

Нинья спрыгнул с ящиков и молча схватил полную банку.

— Как же хорошо! — Луис потянулся. — А то в горле у меня сухо, как в дыре у старухи. Извини, Мария.

— Я не старуха, — ответила она.

Луис допил пиво, взял из коробки вторую банку.

— Ты угощаешь всех, Рафаэль?

— Рафаэль сегодня богатый, — пояснила Мария. — Он нашел работу.

— Пиво для всех, — добавил Алессандро. — Подарки для всех.

— То есть? — не понял Луис.

— Посмотри на его новую одежду, — ответила Мария.

— На его прическу, — вторил ей Нинья.

— Он привез детям игрушки, — присоединился к ним Алессандро.

— Два платья для Риты, — продолжила Мария.

— И большущую бутылку водки, — похоже, именно бутылка произвела на Нито неизгладимое впечатление.

— И курицу, — завершил перечисление привезенного Нинья. — Огромную курицу. Купленную в магазине.

— Индейку, — поправил подростка Рафаэль.

— Это правда, Рафаэль? — спросил Луис.

— Водку мне подарили, — ответил тот.

— Водку ему подарили, — усмехнулась Мария. — Постригли его забесплатно.

— Утром у тебя не было денег. — Луис оседлал деревянный стул, поставив его спинкой вперед.

— Я получил работу, — объяснил Рафаэль.

— Работу! Где? Что ты будешь делать? В городе?

— На складе. Неужели я должен повторять все с начала?

— Ты бы не отказывался все повторить, — бросил Алессандро, — если б говорил правду.

— Так много денег за один день, — покачал головой Луис. — Ты что-то украл со склада, Рафаэль?

— Рафаэль хочет исповедоваться, — напомнил его отец.

— Должно быть, он что-то украл. — Мария аккуратно стряхнула пепел с сигареты в пустую банку из-под пива.

— Я ничего не крал, — тихо проговорил Рафаэль.

Его немного злило, что в воровстве обвиняют его люди, которых он же угощает пивом. Но он посмотрел на свою новую рубашку и настроение его сразу улучшилось.

— Что ты украл, Рафаэль? — дружелюбно спросил Луис. — Как ты сбыл товар?

Рафаэль глотнул пива и промолчал.

— Рафаэль что-то украл, — заверещал Нинья.

— Ты что-то украл со склада? — громко спросил Алессандро. — И полагаешь, что в четверг тебе снова дадут там работу?

— Дадут, — сухо ответил Рафаэль.

— Тебя арестуют! — завопил Алессандро. — Вот увидишь.

— Лучше не ходи туда, — предложил Луис.

Рафаэль подумал о контракте, лежащем в заднем кармане, банковском бланке, который он принес Рите. О том, что мог бы прямо сказать отцу и братьям: «Если я не приду, вас всех арестуют». — Но произнес совсем другую фразу:

— Я должен. Мы договорились.

— Лучше тебе покаяться отцу Страттону, — пробурчал его отец.

— И сколько ты сегодня получил? — спросил Луис.

— Достаточно. А что ты делал сегодня, Луис, после того, как починил грузовик?

— Я говорил с одним человеком. Он перестраивает магазин. Я предлагал увезти весь мусор, который он выкидывает из магазина, — старые обои, облицовочную плитку, которая раскололась, когда грабитель начал стрелять. Но потом он попросил меня приехать завтра.

— Грабитель? — переспросил Алессандро.

— Стрельба? — добавил Нинья.

— Вы ничего не знаете? — Луис говорил и вел себя, словно caballero, владелец лошади, (в данном случае — грузовика), который ездит по свету и возвращается домой с разными историями. — Ограбили большой винный магазин в Биг Драй Лейк. Тот, что с нашей стороны. Девушку, что работала там, застрелили. Вроде бы в грудь.

— Винный магазин! — Нито посмотрел на Рафаэля.

— Много взяли? — спросил Алессандро.

— Не знаю. Наверное, достаточно. Обчистили кассовый аппарат.

— Кто-нибудь видел грабителя? — спросил отец Рафаэля.

— Говорят — «молодой мужчина». Больше ничего.

— Они всегда так говорят, — заметил Рафаэль.

— Точно, — кивнула Мария. — Грабитель у них всегда «молодой мужчина».

— Девушка мертва. Убита. Я видел, как ее выносили из магазина. Голову закрыли простыней. Она умерла.

Нинья неловко повернулся, и банка пива, стоявшая на ящике, полетела вниз. Но он поймал ее, пролилось лишь несколько капель.

Только тут до Рафаэля дошло, что все молчат.

Он откашлялся.

— Я тоже видел этот магазин. После ограбления. Полиция понаехала со всего города.

— А где был ты? — спросил Нито.

— В автобусе. Смотрел через окно, когда мы проезжали мимо. Полицейские были и в магазине, и на улице.

— Ты ехал в автобусе, Рафаэль? — спросил его отец.

— Ты же знаешь.

— Нет, не знаю, — покачал головой отец Рафаэля.

— Ты видел, как я сходил с автобуса.

— Нет, не видел.

Рафаэль допил пиво.

— Прострелили грудь, — вздохнул Нинья.

— Винный магазин… — Нито смотрел в пол.

Рафаэль встал, потянулся. Приятная усталость растеклась по телу. Он чувствовал, как расслабляются мышцы. Откуда усталость, подумал он. Наверное, оттого, что он ходил голым перед дядей. Хотя что в этом утомительного.

Он поднял с пола коробку, в которой осталась одна банка пива. На ней-то и скрестились все взгляды.

— Я принес домой большую индейку. После того, как Рита придумает, как приготовить ее, мы дадим вам всем по куску.

— Хочу ли я индейку? — спросил сам себя Алессандро. — Нет. Пожалуй, что нет.

— Хорошо, — Рафаэль пожал плечами и направился к выходу.

— Луис, если ты договоришься насчет вывоза мусора, — проговорил его отец, — может, Нито и Рафаэль помогут тебе.

— От помощи я не откажусь.

— Я с удовольствием! — оживился Нито.

— Рафаэль, — обратился к нему Луис, — ты хочешь мне помочь?

— Нет, — от двери ответил Рафаэль. — У меня есть работа.

Глава К

— Эй, Рафаэло!

Проходя мимо ящика, в котором жила Мама, Рафаэль забыл повернуться и поздороваться с ней. В руке он нес полную банку пива.

— Привет, Мама!

Щурясь от солнечного света, Рафаэль смотрел на необъятных размеров женщину, сидевшую на кровати лицом к маленькому окошку.

— Ты сегодня красивый, Рафаэль.

Он оглядел себя.

— Новая рубашка. Новые джинсы.

— И новые платья для Риты.

Рафаэль ступил в тень от ящика-дома. Через окно протянул Маме банку пива.

— Оно теплое.

— Какая разница. — В мгновение ока Мама открыла банку и поднесла ее ко рту. Долго пила, потом вытерла губы ладонью. — Денек-то выдался жаркий.

— Да, конечно, — кивнул Рафаэль.

— Слушай, Рафаэль. Что я сегодня видела. Смех, да и только. Этим утром маленькая Тита, ты знаешь, ей три года, живет в трейлере Моргана, в одних трусиках упала в лужу у «Форда», — Рафаэль автоматически повернулся и посмотрел на лужу рядом со ржавым остовом «Форда». Серая грязь, по краям уже иссушенная солнцем. — Должно быть, от воды у нее начался зуд. Она сорвала трусики и начала бегать кругами, громко плача. Ты же знаешь, Рафаэль, моя обязанность — присматривать за детьми. На что еще я гожусь? Так вот, к ней подошли двое сыновей Роки, сколько им, пять и шесть? Маленький Роки и Джаз. И знаешь, что они учудили? Подняли с земли грязные трусики Титы и принялись гоняться за ней, пока не поймали. А потом надели на нее трусики. Она завопила еще громче и убежала от них. На бегу попыталась снять трусики. Споткнулась и упала. Мальчишки снова поймали Титу и стали надевать трусики. Она отбивалась и угодила младшему ногой в нос. Потекла кровь. А он все равно продолжал натягивать на нее трусики. Как же я смеялась. Никогда не видела ничего подобного. А вопили они как резаные. Тита вновь вырвалась и подбежала ко мне. Со слезами на глазах сказала, что не хочет надевать грязные трусики. Подошли и мальчишки. Джаз с разбитым носом. Роки — с мокрыми, грязными трусиками в руках. Отсмеявшись, я велела им пойти к роднику, смыть с девочки грязь, выстирать трусики, а потом отвести Титу домой. Возможно, добавила я, мать найдет ей сухие. — Мама допила пиво. — Интересно, кто сказал этим мальчишкам, что негоже маленькой девочке ходить голышом?

Рафаэль улыбнулся.

Мама всегда рассказывала о том, что происходило в Моргантауне днем или ночью.

И всякий раз другую историю.

Иногда, когда она подходила к концу, Рафаэль с трудом вспоминал, с чего же она начала. И обычно не мог понять, зачем это все рассказывать и что именно заинтересовало Маму.

Риту он нашел в фургоне. Она надела новое, желто-синее платье. Чуть великоватое для нее. В пластмассовом поясе появилась новая дырка, и теперь он плотно обтягивал ее талию. Длинный хвостик свешивался чуть ли не до колен. На ней были и красные сандалии-шлепанцы, которые Рафаэль нашел на свалке.

Что-то она сделала и с волосами — не просто помыла, но уложила по-особенному, Рафаэль не видел у нее такой прически. Волосы выглядели мягче, светлее. И чуть вились у ушей.

— У меня никогда не было нового платья. — Рита улыбнулась.

Он это знал.

А она рассмеялась.

— У меня никогда не было двух новых платьев.

Стоя Рафаэль снял башмаки.

— Сегодня мы пойдем наблюдать закат.

Только тут он заметил, что Рита уже положила на столик сложенную в несколько раз большую пластиковую клеенку, сидя на которой они обычно смотрели, как солнце закатывается за горизонт.

Она уже все приготовила.

Она хотела его.

Сняв рубашку и джинсы, Рафаэль ступил в ванну, где осталась вода после купания жены и детей.

— Где индейка?

— Я положила ее в воду в раковине. Решила, что так она лучше сохранится.

Рита стояла над ним, смотрела на его обнаженное тело. Он сидел скрючившись, пригоршнями набирал воду и поливал себя, намыливался, смывал мыло.

Даже в полумраке фургона он видел, какой нежностью и теплом светятся глаза Риты.

И ощущения возникали совсем не такие, как от взгляда толстого старого дяди. Тут его не бросало то в жар, то в холод, ему не хотелось сжаться в комок, спрятаться за что-либо, заползти в любую щель.

— Я выпила водки.

Она открыла бутылку, отметил про себя Рафаэль, удивившись, почему, собственно, это его волнует.

— Ты не сердишься? — спросила Рита.

— Нет, конечно.

— А тебе налить? По-моему, сегодня ты совсем не пил. Обычно к вечеру…

— Почему бы и нет. — Он думал о том, что через несколько минут они будут наблюдать закат. — Пожалуй, немного выпью…

— …Особенно после того, как ты побываешь в городе. Я не ждала тебя сегодня, да и завтра тоже.

— Тем более, что ты открыла бутылку.

Рафаэль поднялся. Пальцем ноги вытащил затычку.

— Сегодня ты такой странный.

Он вытерся мокрым полотенцем, которое протянула ему Рита. Теперь, смыв пот и грязь, остатки волос и взгляд толстяка, он чувствовал себя куда бодрее.

Струя воды, вытекая, барабанила по твердой, как камень, земле под фургоном.

Когда Рафаэль надел новые джинсы, Рита поднесла к его губам чашку с водкой. Вылила ему в рот.

Он закашлялся.

Рита отвела руку с чашкой и рассмеялась.

— Что это с тобой?

Остатки водки она выпила сама.

— Все здесь пьют, — пробормотал Рафаэль. — Даже Мама. Даже дети.

— Да, — кивнула Рита.

— Все здесь пьяницы. Алкоголики.

— Пьют, пока хватает денег. Пьют всё, до чего могут дотянуться, что могут достать. Времени на это здесь у всех хватает, — ответила Рита.

— Но не везде так живут. В городе, к примеру, не все алкоголики.

— Некоторые могут позволить себе наркотики. Это я понимаю.

Сев на стул, Рафаэль потянулся к башмакам.

— Я вот алкоголик.

— Я знаю.

— А причина как-то связана с местом, где мы живем.

— Как связана?

Рафаэль надел новую рубашку, но пуговицы застегивать не стал.

— Что-то на нас здесь действует, Рита.

— Что именно?

Дети закашляли во сне.

— С ними ничего не случится?

— Фаро присмотрит.

— Точно?

— Я дала ей немного водки.

— Тогда присмотрит, — кивнул Рафаэль.

Рита поставила бутылку в шкафчик под мойкой.

— Послушай, Рита, я хочу, чтобы все уехали отсюда. Покинули это место. Моргантаун.

В лунном свете казались огромными сверкающие белки ее глаз.

Она смотрела в ночь и молчала.

Они сидели голые на пластиковой клеенке, расстеленной на пригорке, у проволочного забора, окружавшего свалку. Пригорок этот они издавна предпочитали всем другим. Поднимаясь по склону, Рита и Рафаэль взялись за руки. Моргантаун остался позади. Под мышкой свободной руки Рафаэль держал клеенку.

По пути Рафаэль размышлял о себе самом, о месте, где они жили, о людях, их окружающих. Ребенком он выпивал банку или полбанки пива всякий раз, когда предоставлялась такая возможность. Если же в руки его попадало что-то покрепче, обычно водка — такое случалось, когда кто-либо из взрослых отключался, не допив бутылку, — Рафаэль садился рядом на землю и пил из горла до полного беспамятства. Если водки в бутылке было много, он делился ею с братьями и друзьями. И они тоже пили все, что попадалось под руку. Он даже не помнил, когда начал пить. По всему выходило, что пил он чуть ли не с рождения. Так он и жил, с постоянной головной болью, резью в глазах, зудящей кожей, соплями, текущими из носа, кашлем, сбитыми кулаками, без всякой надежды на просвет. То мучился от похмелья, то от отсутствия денег на выпивку. Он полагал, что причина всему, будь то резь в глазах, головная боль, зудящая кожа или беспросветное будущее, — пьянство, но, когда он пил или уже напивался до потери пульса, острота его чувств существенно притуплялась. И кошмары отступали. Но у большинства людей, встречавшихся ему и в городе, и даже в Биг Драй Лейк, он не замечал ни слезящихся глаз, ни расчесанной кожи. Они не чихали и не кашляли каждую минуту, многие из них даже не были пьяными. Но, наверное, все они работали. И не жили здесь, в этом месте, которое называли Моргантаун.

И уж конечно они знали, по меньшей мере думали, что знают, какое им уготовано будущее.

Впервые, пожалуй, Рафаэль понял, что это такое — знать собственное будущее.

Теперь он стал хозяином не только своей жизни, но и смерти, и мысль эта несла с собой безмерное облегчение.

Первый раз они пришли на этот пригорок, когда свалку только начали огораживать. За годы она расползлась, заняла чуть ли не всю отведенную ей территорию. Отдельные зоны — для металла, расплющенных автомобилей, старых покрышек, стекла и многого другого — сливались между собой, оставляя лишь узкие долины меж горами отходов цивилизации, формируя новый, несвойственный природе ландшафт.

Когда солнце опускалось за дальнюю сторону сетчатого забора, яркие, параллельные земле лучи отражались от миллионов и миллионов блестящих поверхностей, будь то осколки стекла или хромированные и никелированные кусочки металла. И, преломляясь, меняли цвет на красный и зеленый, желтый, серебристый, даже синий. Солнце уходило за горизонт, а эти отражения, это великое множество новых источников света, изменяли оттенки, набирали яркость, так что резало глаза, потом тускнели, создавая ощущение непрерывного движения. Горы отходов соединяли воедино извилистые песчаные дороги, по которым грузовики привозили все новые и новые порции. Тут и там виднелись пруды, некоторые немалых размеров, заполненные отработанным маслом и химикалиями. В косых лучах солнца их маслянистая поверхность окрашивалась в удивительные цвета.

После того, как солнце зашло и погас закат, Рита и Рафаэль раздели друг друга и слились воедино на пластиковой клеенке. За долгие годы делали они это столько раз, что Рафаэль безошибочно находил место, где расстелить клеенку, чтобы под нее не попали камешки или кусочки металла и стекляшки. Он полагал, что все их дети были зачаты на этом пригорке.

Потом они уселись, прижавшись друг к другу, наблюдая, как над холмом всплывает луна. В воздухе пахло металлом. Легкий ветерок охлаждал их разгоряченные обнаженные тела.

На холм взбегала автострада. И когда луна на мгновение застыла у его вершины, мчащиеся по автостраде автомобили, казалось, проскакивали сквозь нее, купаясь в ее сиянии.

— Я хочу, чтобы все уехали отсюда, — повторил Рафаэль.

В лунном свете он прочитал на лице Риты простой вопрос: «Но как это сделать?»

— Мой отец, даже твоя бабушка, Мама. А главное — дети. Ты меня слышишь?

— Ты хочешь, чтобы все уехали отсюда, — эхом откликнулась Рита.

— Да, — кивнул Рафаэль. — Запомни это.

Рита сидела, привалившись спиной к его животу, плечи ее прижимались к груди Рафаэля.

— А что нам делать с индейкой?

Рафаэль обнял ее чуть ниже миниатюрных грудей.

— Приготовим ее.

— Но как? У нас нет духовки, в которую влезет такая индейка. Даже в трейлере Моргана.

Рафаэль на мгновение задумался.

— Придется разрезать ее на части.

— И что потом?

Вновь Рафаэль задумался.

— Поджарим.

— Но у нас нет пропана. Я уже не помню, когда он у нас был.

Пропан ассоциировался у Рафаэля с недоступной роскошью: возможностью сыпать растворимый кофе в горячую воду. Рита и он практически никогда не ели горячей пищи.

— Раздели индейку на куски и отдай тем, у кого есть пропан. Они поджарят их и часть вернут нам.

— Хорошо.

— Только ничего не давай Алессандро.

— Почему?

— Не знаю. Я купил ему пиво, и неожиданно он обозлился на меня. Может, ему не понравилось, что я угощаю его пивом. Может, он недоволен тем, что у меня есть работа. Короче, он сказал, что не хочет нашей индейки.

— Мне понравились мои платья.

Рафаэль наклонил голову, коснулся губами ее волос.

— Правда?

— Они изумительные. Такие красивые.

Он поцеловал Риту в висок.

— Так приятно сделать что-то для тебя.

— А вот другие подарки…

— А что с ними такое?

Рита хихикнула.

— Глупые они какие-то.

— Почему?

— Бейсбольная перчатка для младенца.

— Он вырастет, и она будет ему в самый раз.

— Все равно здесь никто не играет в бейсбол.

— Люди играют в бейсбол, — возразил Рафаэль. — В других местах.

— О да, — вспомнила Рита пожелание мужа. — В других местах.

Его правая рука сжала левую грудь Риты.

— Или ты думаешь, что Фрэнки не сможет стать знаменитым бейсболистом? Почему бы и нет?

— Говорят, в следующем году школьный автобус не будет останавливаться здесь. Остановка даже у съезда на свалку опасна для детей, сидящих в автобусе. Да никто из наших детей и не ездит в нем, — в темноте Рафаэль почувствовал слезы на щеках Риты. — У них нет одежды, чтобы ходить в школу. Каждое утро автобус останавливается и ждет, а затем уезжает. Теперь он даже не будет останавливаться.

— Это неважно, — ответил Рафаэль.

— Но читать…

— Они не будут ходить в школу здесь. Они пойдут в школу в другом месте. Там, где играют в бейсбол.

Рита вновь засмеялась.

— «Игрушечный доктор» для Лайны.

— А что в этом смешного?

— Она никогда не видела доктора. Даже не знает, что доктор делает.

— На коробке все нарисовано.

— Впрочем, при необходимости мы сможем воспользоваться термометром.

— А во что играют здесь дети? — спросил Рафаэль.

— Строят дороги из земли и песка.

— Понятно.

— Лайна укачивает палочки. Носятся по свалке.

— Там они работают, — возразил Рафаэль. — Это работа.

Луна поднималась все выше, затмевая блеск звезд и свет фар мчащихся по шоссе автомобилей.

Рита опять хихикнула.

— А музыкальная машина, которую ты привез Марте.

— А что в ней плохого?

— Кто научит Марту играть на ней?

— Сама научится. Она же сочиняет свои песни.

— Машина работает на электричестве.

— И что?

— У нас нет электричества, глупыш.

— Оно есть в других местах.

— Ты сумасшедший, — Рита повернулась, прижалась щекой к груди Рафаэля. — Мой милый сумасшедший.

— Так я привез не те подарки? — спросил Рафаэль.

— Да нет. Подарки прекрасные. Я оставлю их в коробках. До лучших дней.

— До лучших дней. — Рафаэль не помнил, чтобы Рита когда-либо говорила о «лучших днях».

— Как по-твоему, теперь мы сможем поехать на автогонки, раз у тебя есть работа? Мы же никогда их не видели. Скорость у машин огромная, а шины обгорают, когда они срываются с места, и в воздухе стоит запах жженой резины и специального топлива, которое заливается в баки, кажется со спиртом. Правильно? Некоторые машины развивают такую скорость, что для их остановки требуются парашюты. Если идет дождь, то гонки задерживаются, пока не высохнет асфальт. Луис был там, на своем грузовике. И брал с собой Нито. Ты сможешь занять у Луиса грузовик и отвезти нас на гонки? Мы бы взяли с собой и детей. Я уверена, что их пропустят без билетов.

Луна расплылась перед глазами Рафаэля. Он мигнул. Луна снова стала круглой. Уж он-то никогда не поедет на автогонки. От слез луна опять расползлась, словно клякса.

— Рафаэль? — Рита приподняла голову, чтобы посмотреть на лицо мужа.

Рафаэль откашлялся.

— Когда-нибудь. Может, вместе с Луисом.

— Я думаю, он не откажется.

Долго они сидели, вслушиваясь в дыхание друг друга.

Наконец Рита шевельнулась.

— Пора идти. Пока не налетели мухи. И крысы не нашли нас.

— Да, — Рафаэль потянулся. — Почему мы не принесли с собой что-нибудь выпить? Раньше-то приносили.

— Ты вроде бы не хотел. — Рита встала. — Не забудь завтра отдать мне твою новую рубашку. Я ее выстираю. Я хочу, чтобы в четверг ты хорошо выглядел.

Глава L

— Ты проснулся?

— Нет, — ответил Рафаэль отцу.

Улыбнулся, прежде чем открыть глаза. Отец всегда будил его этой фразой. А он никогда не отвечал иначе.

Отец тоже улыбался.

— Нито и Эйман прорезали новую дыру в заборе.

Рафаэль лежал в старом, веревочном, много раз чиненном гамаке, подвешенном между крюком на стене их жилого фургона и давно засохшим деревом. Фрэнки, сын Рафаэля, спал, свернувшись клубочком, рядом с ним, с кулачком во рту, положив голову на живот Рафаэля.

Лучи утреннего солнца уже добрались до них. Тела обоих блестели от пота. Кроме того, по запаху чувствовалось, что младенец во сне описал бок отца.

— Пойдем со мной на свалку, — продолжил отец. — Я хочу тебе кое-что показать.

Рафаэль зевнул.

— Все равно нужно забрать ребенка с солнца, — убеждал его отец.

Взяв Фрэнки на руки, Рафаэль сел и перекинул ноги через край гамака.

Чуть приоткрыв глаза, Фрэнки потер кулачком нос и губы.

Затем заплакал.

Отец Рафаэля улыбнулся.

— Он голоден.

— Естественно, — кивнул Рафаэль.

Вместе они направились к дверце фургона.

Рита уже спускалась по ступенькам.

— Нельзя держать ребенка на солнце, Рафаэль.

— Я спал.

— Он не обгорел, — добавил отец Рафаэля. — Солнце еще не такое жаркое.

Рита унесла Фрэнки в домик на колесах.

— Не хочешь ли выпить перед тем, как мы пойдем? — спросил отец.

— Нет. А ты?

Пальцы отца поглаживали живот пониже пояса.

— И я не буду.

Когда они переходили ручей, направляясь к окружавшему свалку проволочному забору, Рафаэль посмотрел направо.

Там, где ручей поворачивал, а потому был глубже, двое мальчишек, Роки и Джаз, стояли в воде. Они купали маленькую девочку, Титу. Днем раньше их попросила об этом Мама. Вчера на то была причина. Сегодня они снова купали ее. Голенькая Тита не протестовала. Мальчики тоже молчали и нежно терли ей кожу и поливали водой.

Рафаэль подумал, не надо ли чего им сказать. Отец и не заметил детей. Рафаэль не нашел подходящих слов. А потому промолчал.

В заборе прорезали Т-образную дыру. Короткими кусками проволоки сверху и посередине прикрутили вырезанный кусок к забору, так что издали он казался целым и невредимым.

Рафаэль раскрутил боковую проволоку, вслед за отцом пролез в образовавшуюся щель, задвинул вырезанный кусок на место, вновь прикрутил его проволокой.

— Кто мы? — спросил Рафаэль отца, шагая по свалке.

— Что?

— Мы — индейцы?

— Кто-то спрашивал тебя об этом? Интересовался, индейцы ли мы?

— Иногда люди называют меня индейцем. Или мы испанцы?

— Мы — никто.

Рафаэлю показалось, что в голосе отца слышится злость.

— Я имею в виду, белые ли мы? — Это было важно, и Рафаэль хотел выяснить это сейчас. — Или в нас есть черная кровь? Почему люди называют меня «индеец»? Я ничего об этом не знаю.

— Все, — отрезал отец. — Хватит об этом.

Рафаэль смотрел на свою тень и на тень отца, скользившие по толстому слою пыли, которым была покрыта песчаная дорога, петляющая по свалке меж мусорных гор.

Наконец отец Рафаэля заговорил.

— Твой брат, Фрэнк, в один из июньских дней ушел в армию. А через несколько недель рядом с ним взорвался артиллерийский снаряд. Осколками его ранило. Произошло это не в бою, а при подготовке к войне, которая так и не началась. Наверное, виной всему — чья-то безалаберность, но теперь-то узнать невозможно. А может, никто даже не считал твоего брата, Фрэнка, за человека и не предупредил об опасности. Кусочки металла так глубоко проникли в его тело, что доктора не могли их вытащить. Шесть недель тело Фрэнка горело адским огнем, от кончиков пальцев до макушки. Так сказал его друг, который навещал Фрэнка в госпитале.

— Какие долгие мучения, — понимающе кивнул Рафаэль.

— Долгие, — согласился его отец. — Мы об этом не знали. И никогда не узнали бы, не найди нас друг Фрэнка. Луис обратился к властям, чтобы те подтвердили, правда ли все это. Прошло еще три недели, прежде чем к нам прибыл их посланец. Он сказал, что они не могли найти, где мы живем. Моргантаун, видите ли, не значится ни на одной карте. Он сказал, что медаль и страховка отданы женщине, которую Фрэнк встретил и на которой женился в одно из увольнений. Об этом мы тоже услышали впервые. Они были женаты то ли две, то ли три недели. Мне эта медаль ни к чему, но, думаю, твоей матери было бы приятно хранить ее у себя. Может, твой сын, Фрэнки, стал бы носить ее, когда вырастет. Похоже, и властям на нас наплевать.

Рафаэль шагал рядом с отцом, глядя на все укорачивающиеся полуденные тени. Он полагал, что тот ведет его в определенное место, чтобы что-то показать.

— Ты вот спрашиваешь, кто мы и откуда. Мы — никто.

Вскоре Рафаэль заметил большую плиту на груде металлолома. Рассмеялся и указал на нее отцу.

— Может, в этой плите мы сможем приготовить индейку. Давай отнесем ее Рите.

Его отец сплюнул.

— Индейка!

— Ты когда-нибудь пробовал индейку?

— Сколько она стоила?

— Не так уж и много.

— Конечно, я пробовал индейку. Когда я был мальчишкой, индеек тут хватало. Диких, конечно. Я их ловил. Откуда у тебя деньги, чтобы покупать в магазине такую большую индейку?

— Я говорил тебе. Я нашел работу.

— Конечно. На складе. — Отец глянул на блестящие от пота плечи Рафаэля. — Только не принеси с собой какую-нибудь болезнь, парень. Их у нас хватает и без этого.

Рафаэль забрался на груду металлолома. Осмотрел плиту. Две горелки из четырех. Дверца духовки лишь на одной петле. Обгоревший электропровод.

Рафаэль сидел на корточках, балансируя на ржавой пружинной кровати. Боковым зрением заметил человека, появившегося меж двух мусорных гор в самом центре свалки.

Мужчина в хаки, пружинистая походка, широкополая шляпа, защищающая лицо от солнца. Ружье за спиной, пистолет в кобуре у пояса. Рафаэля он не видел.

Рафаэль спустился вниз, к отцу.

— Нинья не врал. Новый управляющий ходит с ружьем и пистолетом.

— Не может быть.

— Я только что видел его.

— Должно быть, охотится на крыс.

— Это днем-то?

— Но уж наверняка мы его не интересуем. Кого волнует, что мы выносим со свалки? Другим это уже не нужно.

Рафаэль тоже никак не мог взять в толк, зачем на свалке появился человек с оружием и в униформе.

— Нам его бояться нечего, — добавил отец и отошел в тень, падающую от холма, сложенного из старых покрышек.

— Так что ты хотел мне показать? — спросил Рафаэль.

Отец ответил долгим, изучающим взглядом.

— Где? — Рафаэль оглядел горы мусора.

— Здесь.

Отец расстегнул пояс, затем верхние пуговицы ширинки, поднял подол рубашки.

В низу живота, под поясом, была большая опухоль.

Отец Рафаэля обхватил ее пальцами, показывая сыну, что опухоль нечто инородное, не принадлежащее его телу.

Рафаэль коснулся опухоли указательным пальцем.

— Твердая.

— Да.

Рафаэль провел рукой по низу собственного живота. Ровно, никаких выпуклостей.

— Я-то думал, что живот у тебя растет из-за пива. Что ты стал больше есть.

— Как? Мои зубы…

— Я знаю, — кивнул Рафаэль.

— А теперь это, — отец Рафаэля посмотрел на свои пальцы, обхватившие опухоль. — Какая уж тут еда.

— Ты всегда жаловался только на зубы.

— Иногда говоришь только об одном… — Отец заправил рубашку, застегнул ширинку, пояс. — Хотя есть что сказать о многом. Но кого волнует чужое горе?

— Но почему сейчас ты говоришь об этом мне? Потому что я нашел работу?

— Сделать ничего нельзя, — вздохнул отец Рафаэля. — Это ясно. Такая же опухоль была и у твоей матери. Я ее узнал.

— Я помню.

Отец Рафаэля оглядел свалку.

— И еще у многих.

— Рак, наверное, — поставил диагноз Рафаэль. — Это рак?

Его отец пожал плечами.

— Чтобы ты не особо волновался насчет моих зубов. И не думал, что ты или кто-то другой могут мне с ними помочь. Как видишь, лечить мои зубы смысла нет. Поэтому, когда я напиваюсь и плачусь насчет зубов, знай, что дело совсем не в них.

— А остальные знают? Нито? Луис?

— Нет.

— Так почему я? Почему ты говоришь об этом мне?

— Я беспокоюсь из-за тебя, Рафаэль.

— А что я такого сделал?

— Не знаю. Ты привез жене два новых платья. Дочери — пианино. Эту индейку. И рассказываешь всем, что купил все на деньги, полученные за еще не выполненную работу.

Отец Рафаэля ждал ответа, но сын промолчал.

— Мне надо отдохнуть, — вздохнул отец.

Они оба сели на старые покрышки.

Рафаэль по-прежнему молчал.

Несколько минут спустя на дороге меж груд мусора появился Эйман. В каждой руке он держал по автомобильному бамперу. Под мышками — несколько колпаков, на шее висела бухта ржавой проволоки. Бамперы и колпаки, чистые и в хорошем состоянии, иногда покупали в магазине запчастей в Биг Драй Сити. На металлолом он мог сдать все, что нес на себе.

— Привет, — поздоровался Эйман.

Не опуская на землю добычу, он остановился в тени горы из покрышек поболтать с Рафаэлем и его отцом.

Поднял один бампер.

— «Форд».

Поднял второй.

— «Шевроле».

И рассмеялся.

Рафаэль указал за спину Эймана.

— Там ходит человек с ружьем и пистолетом.

— Нет, — покачал головой Эйман.

— Говорю тебе, ходит.

— Я только что был там. И никого не видел.

— Наверное, управляющий. Потому он и с оружием.

— Он чинил забор, — заметил отец Рафаэля.

— Они всегда чинят забор, — улыбнулся Эйман.

— Но с оружием они раньше не ходили.

— Будь уверен, там никого нет, — все еще не верил ему Эйман.

— Я его видел. Оттуда, — Рафаэль указал на вершину мусорного холма, где лежала плита.

— Я ему тоже не поверил, — сказал отец Рафаэля. — Тут слишком много крыс. Стрелять их — только переводить патроны.

— Это точно, — согласился Рафаэль.

— Счастливо оставаться, — и Эйман потащил добычу к дыре в заборе.

— Будь осторожен, — напутствовал его Рафаэль.

После ухода Эймана повисло тяжелое молчание.

Прервал его отец Рафаэля.

— Извини, что огорчил тебя.

— Все мы когда-то умрем, — после долгой паузы ответил Рафаэль.

— Ты не так жесток, Рафаэль. — Отец смотрел на сына из-под полуопущенных век. — Ты просто бережешь себя.

— Мама умирала долго. В мучениях.

— Да.

— Речь об этом, не так ли?

— Не понял.

— И что ты получишь за свою смерть? За свои страдания?

— Да что я могу получить? Не знаю.

— Какой прок от твоей смерти?

— Ты плачешь, Рафаэль, — отец положил руку ему на плечо. — Я стремился не к этому. Просто хотел, чтобы ты был поосмотрительнее. Есть Рита. Дети…

— Да, — кивнул Рафаэль.

Гром выстрела заставил их вздрогнуть.

— Ружье? — спросил отец Рафаэля.

Прогремел второй выстрел.

За ним последовал детский вскрик.

Рафаэль побежал на голос.

— Рафаэль! — крикнул вслед его отец.

Нинья скользил по склону мусорного холма. Одну руку он прижимал к правому бедру. Рафаэль видел выступившую из-под пальцев кровь. В другой руке Нинья держал пластмассовый кухонный радиоприемник.

У подножия холма Нинья упал лицом вниз на дорогу. Когда подбежал Рафаэль, подросток уже перевернулся на спину. Одной рукой он все еще зажимал рану в бедре, из второй не выпускал радиоприемник.

— Больно! — крикнул он, увидев Рафаэля.

Рафаэль оторвал пальцы Нинья от раны. Входное отверстие маленькое, крови немного. Выходное — гораздо больше, из него-то и лилась кровь. Вокруг — лохмотья кожи.

— У-у-у! — завопил Нинья.

— Замолчи! — осадил его Рафаэль.

Отец Рафаэля опустился на колено, снял пояс. Перетянул ногу Нинья повыше раны.

— Пуля прошла навылет, — пояснил Рафаэль.

Теперь Нинья плакал. Его большие черные глаза блестели на солнце. Вдыхал воздух через нос, выдыхал ртом. На губах пузырилась слюна.

Подбежал Эйман, уже без бамперов, колпаков и проволоки.

— Эй, парень, — воскликнул он, наклонившись над корчившимся от боли Нинья.

— Пуля прошла навылет, — повторил Рафаэль.

Его отец старался завязать тонкий пояс узлом.

— Надо унести его отсюда.

— Эй, смотрите, — воскликнул Эйман.

На дороге, меж двух мусорных холмов, стоял мужчина в хаки. С ружьем наперевес. В широкополой шляпе.

Рафаэль вскочил.

— Сукин ты сын! — крикнул он. — Ты подстрелил мальчишку!

Мужчина не шевельнулся, ничего не ответил.

Рафаэль схватил горсть земли и кинул в мужчину. Несколько песчинок попало ему в глаза.

Мужчина остался недвижим.

— Мерзавец! — крикнул Рафаэль.

— Сволочь, дерьмо собачье, — всхлипнул Нинья.

Отец Рафаэля помогал Эйману поднять Нинья. Рафаэль отстранил его. Сунул руки подростку под мышки.

— Черт побери, Нинья! — воскликнул Рафаэль. — Брось это паршивое радио.

Вдвоем они понесли мальчика, а отец Рафаэля разжал его пальцы и отбросил радиоприемник на обочину.

Шагая впереди, подхватив Нинья за ноги, Эйман оглянулся. Мужчина с ружьем по-прежнему наблюдал за ними.

Отец Рафаэля оставил попытки завязать узел. И просто зажал рану, где вышла пуля, кулаком. Рафаэль, однако, видел, что кровь не останавливалась. Голова мальчика лежала у него на животе.

К тому времени, как они миновали дыру в заборе, ручей, дошли до магазина и положили Нинья на прилавок, кожа его, особенно на лице, заметно побледнела. Глаза закрылись. Веки чуть подрагивали.

Едва они прошли мимо ящика Мамы, та начала кричать, что Нинья ранен, истекает кровью. Выстрелы-то наверняка слышали все жители Моргантауна.

Рафаэль заметил черный «Бьюик» отца Страттона, припаркованный в тени холма, на который поднималась автострада.

А вскоре все население Моргантауна собралось у магазина. Рафаэль еще больше вспотел, пробираясь сквозь толпу.

Отец Страттон схватил его за руку.

— Куда ты идешь, Рафаэль?

— Этот человек подстрелил его. Просто подстрелил. Ранил Нинья в ногу.

— Я хочу, чтобы ты исповедовался, Рафаэль, — отец Страттон все еще держал его за руку.

От священника пахло спиртным. Его любили и уважали, потому что он тоже любил выпить. То есть прекрасно понимал проблемы своей паствы.

— Хорошо, святой отец.

— Сегодня. — Священник пристально смотрел на Рафаэля.

Рафаэль вырвал руку.

— Да, святой отец. Как скажете.

— Рафаэль! Ты не хочешь помочь страждущему?

Через окно Рафаэль видел толпящихся у прилавка людей.

— Нет. Там есть кому помочь. Я не нужен… Я не хочу…

— Страдания пугают тебя, Рафаэль?

Рафаэль закашлялся.

А секунду спустя он уже стоял на коленях. Его рвало.

Глава М

— Смилуйся надо мной, святой отец, ибо я согрешил. — Рафаэль смотрел в решетку темной, прохладной исповедальни.

И замолчал.

— Когда ты исповедовался в последний раз, Рафаэль?

— Не знаю. А вы не помните? Кажется, я заглядывал к вам, возвращаясь пьяным из города.

— Вроде бы да.

— И когда в последний раз?

— Я тоже не помню, — признал отец Страттон.

— Значит, после этого я у вас не был.

— А ты помнишь, когда в последний раз приходил исповедоваться трезвым?

— О Боже, нет.

— Потому что еще вопрос, отпускаются ли грехи пьяному.

— То есть когда ты пьян, молиться нельзя?

Отец Страттон вздохнул.

— Потому что я всегда исполняю епитимью.

Сквозь решетку до Рафаэля долетал запах перегара.

А не гниющая ли печень священника тому причиной, подумал он.

Оставив Нинья на прилавке, Рафаэль прямиком направился в свой дом на колесах. Налил в стакан пять или шесть унций водки из большой бутылки. Сел на кровать, привалившись спиной к стене, подтянув колени к груди.

Выпил половину. Водка не желала задерживаться в желудке, рванулась назад. Но он переборол спазм, допил остальное.

И добился лишь того, что в животе словно вспыхнул костер.

У его отца была опухоль. Точно такая же убила его мать. Умирала она долго и мучительно. Денег не было ни на докторов, ни на лекарства.

Рафаэль с облегчением подумал, что ему не доведется увидеть страданий отца.

Вот и пришел час, когда людей, проникавших на свалку, чтобы добыть средства к существованию, стали отстреливать, словно бешеных псов. Власти не хотели, чтобы они тащили что-то со свалки. Новый управляющий прострелил Нинья ногу. Рафаэлю вспомнилось, как крепко держал Нинья сломанный радиоприемник в пластмассовом корпусе.

И к Нинья не поспешит на помощь ни один доктор.

Рафаэль поставил на пол пустую чашку. Для себя он нашел выход. Ему нет нужды оставаться трезвым, работать на собственное будущее, собственное спасение, будущее и спасение его близких, соседей.

Он вышел в яркий солнечный свет. Люди по-прежнему стояли у магазина, горячо обсуждая случившееся с Нинья, с предельной четкостью осознавая, что на месте подростка мог оказаться любой из них. В окна магазина Рафаэль даже не заглянул.

Черный «Бьюик» отца Страттона уехал. Рафаэль подумал, что ему следовало поехать в церковь вместе со священником.

С рубашкой в руках Рафаэль поднялся по склону к автостраде, сошел к съезду за свалку, встал на обочине лицом к потоку машин, вытянул руку с пальцами, сжатыми в кулак. По опыту он знал, что водители останавливаются быстрее, если стоять без рубашки. И действительно, чуть ли не первый автомобиль затормозил, чтобы подвезти его в Биг Драй Лейк.

У дверей в прохладное чрево церкви Рафаэль надел рубашку.

— Хорошо, Рафаэль, — послышался сквозь решетку голос отца Страттона. — Скажи мне о своих грехах.

— Пьянство.

— Я знаю. И часто ты пьешь?

— Постоянно.

— То есть всякий раз, когда у тебя появляется такая возможность?

— Да. Но в последнее время у меня нет охоты пить, даже когда спиртное передо мной.

— С каких это пор?

— Со вчерашнего полудня.

— Ты хочешь сказать, что ничего не пил со вчерашнего полудня?

— Это не так.

— Значит, ты не напивался до беспамятства…

— Нет, хотя мог бы.

— Наверное, нет смысла говорить с тобой о пьянстве, так?

— Нет.

— Ты молод, Рафаэль. Очень молод. Впереди у тебя вся жизнь. — «Завтрашний день и утро четверга», — подумал Рафаэль. — У тебя Рита, дети. — «Вот это правда. Чистая правда». — Ну, хорошо… Ты верен Рите, Рафаэль?

— Да.

— Ты не живешь с кем-то еще?

— С кем?

— Неважно. С кем угодно. В городе.

— Нет.

— Хорошо. Скажи мне о других грехах.

Рафаэль помялся.

— Я не отдаю себе отчета, что делаю, когда пьян. Я могу согрешить тогда, но потом не знать об этом. Я ничего не помню.

— Ты говоришь, что не пил со вчерашнего полудня.

— Не напивался, — поправил священника Рафаэль.

— Ты хорошо помнишь все, что ты делал со вчерашнего полудня?

Ларри, дядя-толстяк, парикмахерская, банк, женщина там, большой магазин, где он покупал подарки, двое мужчин, пожилая женщина, вступившаяся за него, кассирша, покупки, сложенные в тележку, которую он выкатил на улицу, Фридо, большая бутылка водки, поездка на автобусе, коробки на обочине, Рита, спешащая к нему, ее лицо при виде двух новых платьев, Лайна, карабкающаяся по склону вслед за матерью, раздача подарков детям, угощение всех пивом, поход с Ритой на пригорок, закат, луна… Рафаэль помнил все, и более отчетливо, чем что-либо другое в своей жизни.

— Да, святой отец.

— Рафаэль, где ты взял столько денег?

Рафаэль не ответил.

— Не лги в исповедальне, Рафаэль.

— Я нашел работу, святой отец.

— Судя по тому, что я слышал, ты не работал, Рафаэль. Но получил деньги. Купил платья жене, подарки детям. И индейку.

— Я имел право сделать это.

— Если у тебя есть деньги.

— У меня были деньги.

— И себе новую одежду. Где ты взял деньги, Рафаэль?

— Часть работы я сделал вчера.

— Рафаэль, за что тебе заплатили так много денег?

— Я разделся. Этот старый толстяк…

— Он щупал тебя?

— Да. Но не в том смысле, что вы думаете.

— Так что же он делал?

— Просто говорил. Возбуждался. Описывал что-то невообразимое. — Рафаэль изумлялся, слыша собственные же слова. Он ли лгал в исповедальне? Но как он мог объяснить священнику, как мог сказать больше, всю правду? Не поворачивался у него язык рассказать о контракте, банковском счете, бланке, который должна подписать Рита, чтобы получить деньги после того, как… — Старый толстяк возбуждался с каждым словом, махал руками, он него пахло все хуже…

— Ты говоришь, что сделал вчера часть работы?

— Да.

— И этот человек снова ждет тебя?

— Да.

— Не ходи к нему, Рафаэль.

Рафаэль задумался.

— Я не могу украсть, святой отец.

— Мы ведем речь не о краже. Ты не должен так зарабатывать деньги, Рафаэль, но и в воровстве тебя здесь обвинять нельзя. Не возвращайся к этому человеку, Рафаэль.

— Вы видели, что управляющий подстрелил Нинья?

— Да.

— Видел.

— Дети больные и голодные. Мы все больны. Мой отец умрет от опухоли, так же, как и моя мать.

— Рафаэль, не возвращайся к этому человеку.

— Я не совершаю преступления, святой отец.

— Какого преступления?

— Никакого.

— Ты всегда был хорошим мальчиком, Рафаэль. Когда Рита забеременела, ты женился на ней по первому моему слову. Не правда ли?

— Да, святой отец.

— Искушений много, сын мой. Напиваться до потери сознания. Воровать со свалки.

— Воровать?

— Радуйся, что можно исповедоваться и получить прощение. Но я не могу отпустить тебе грехи, Рафаэль, если ты не ощущаешь в себе искреннего, идущего от сердца желания не совершать их вновь.

— Святой отец, я искренне верю, что более не напьюсь пьяным. И ничего не утащу со свалки.

— Ты хороший мальчик, Рафаэль. Ты помнишь молитвы, которым научила тебя сестра?

— Да, святой отец.

— Это и будет твоя епитимья, — и отец Страттон сказал Рафаэлю, какие молитвы и сколько раз должен тот прочитать, прежде чем покинуть церковь. — И, Рафаэль, прошу тебя, не возвращайся к этому человеку.

Более не произнеся ни слова, Рафаэль вышел из исповедальни.

Он преклонил колени перед алтарем. Фрески на боковых стенах, по семь на каждой, изображали мученический путь Христа на Голгофу.

Над алтарем художник нарисовал распятого Христа, в натуральную величину. Голого, в одной лишь набедренной повязке.

Кровь струилась из Его ног, прибитых одна к другой, а затем к столбу единственным гвоздем. Кровь окрасила Его бок после удара солдатского меча. Кровь капала с ладоней Его рук из-под вогнанных в них гвоздей. Кровь запеклась на голове, там, где кожу поцарапали колючки тернового венца.

Стоя на коленях, повторяя молитву за молитвой, Рафаэль не мог оторвать глаз от распятия. Ему вспомнилось описание мучений Христа.

«„Я жажду… Дайте мне пить…“— и дали Ему губку, пропитанную уксусом… Три часа Он страдал…»

Слова молитвы застыли на губах Рафаэля, глаза его впились в в распятие.

Иисус Христос… Меня ждет более ужасный конец, чем Его.

Глава N

— Они пришли и взяли большую бутылку водки, — такими словами встретила его Рита. Она стояла у раковины.

— Кто?

— Твой брат. Нито. — Рита смотрела на потрескавшийся линолеум. — Он сказал, что твой отец просил принести бутылку. Старухе Калли требовалась водка, чтобы промыть рану Нинья.

— Когда?

— Уже давно.

— Но назад бутылку не принесли?

— Нет.

— Ну и ладно.

Глаза Риты сияли, когда она смотрела на Рафаэля.

Из Биг Драй Лейк Рафаэль пришел пешком. Он даже не пытался поймать попутку. Ему нравилось шагать по обочине. Никогда ранее не радовался он жизни так, как теперь.

— Ты принесешь мне воды? — спросила Рита.

— Да, — кивнул Рафаэль. — Очень хочется пить.

Когда Рафаэль вошел в магазин, натаскав воды для купания детей и Риты, Алессандро говорил что-то о награде.

Вновь при появлении Рафаэля разговор оборвался.

Большая бутылка водки стояла на бетонном полу. Вокруг нее сидели завсегдатаи магазина. Водки осталось на донышке.

Отец Рафаэля поднял на него налитые кровью глаза.

— Ничего, если я выпью? — Рафаэль взял бутылку, плеснул водки в бумажный стаканчик.

— Это твоя водка, — заплетающимся языком ответила Мария.

Рафаэль опустил бутылку на то же место.

— Расскажи нам о Нинья, — попросил Алессандро. — О мужчине на свалке.

Рафаэль привалился спиной к пустым ящикам.

— Вчера Нинья не врал. По свалке ходит вооруженный мужчина, с ружьем и пистолетом у бедра. Одетый в хаки и в широкополой шляпе.

— Ага, — кивнул отец Рафаэля. — Все они ковбои. Кроме нас.

— Ты его видел? — спросила Мария.

— Да. С вершины мусорной кучи. Меня он не заметил. Я пытался сказать о нем Эйману, но тот мне не поверил. Нинья я не видел. Понятия не имел, что он на свалке.

— У него на груди была какая-нибудь бляха? — спросил Ездок.

— Бляхи я не видел, — ответил Рафаэль.

— Чтобы стрелять в нас, бляха ему не нужна, — отец Рафаэля покачал головой.

— Нет, бляхи я не заметил, даже когда он стоял неподалеку от нас, после того, как подстрелил Нинья, — продолжил Рафаэль. — Смотрел, как мы уносим Нинья. Я обругал его.

— Да, обругал, — рука отца Рафаэля скользнула под пояс. — Последними словами.

— Новый управляющий, — вздохнул Алессандро.

— Я побежал на крик Нинья. Он сползал с мусорной кучи. — Рафаэль заглянул в бумажный стаканчик. — Водка помогла очистить рану?

— Он еще попрыгает, — ответила старуха Калли. — Как кузнечик.

— Если ему не отрежут ногу, — пробормотала Мария.

— Я почистила рану с обеих сторон и внутри и перевязала, — огрызнулась Калли. — Сделала все, что могла.

Калли нигде не училась ухаживать за больными или ранеными, но всегда с готовностью спешила на помощь.

— Пока ты, Эйман и твой отец тащили Нинья, этот мужчина с оружием стоял и смотрел на вас? — спросил Алессандро.

— Да.

— Но не угрожал вам?

— Нет.

— Рафаэль обругал его последними словами, — повторил отец Рафаэля.

— Но он не подал вида, что намерен пристрелить и вас?

— Он лишь наблюдал за нами.

— Мы без труда сможем справиться с ним. — Ездок поправил джинсы здоровой рукой.

Однажды ночью Ездок слетел с автострады на своем мотоцикле. Приземлился на физиономию чуть повыше Моргантауна. Утром его нашел Джаз. При падении досталось и Ездоку, и мотоциклу. Последний так и остался на месте аварии. Ездок со временем оклемался. Сломанные кости зажили. Правда, он охромел, а левая рука уже не слушалась его. Иногда, со смехом, он рассказывал о том, как летел в ночи, не сумев на огромной скорости удержать мотоцикл на автостраде. Никогда более, утверждал он, не было у него такого чувства свободы, как в те мгновения. И добавлял, что будь у него новый мотоцикл, он бы с радостью повторил тот полет.

— Скажи мне, Рафаэль, — не унимался Алессандро, — может, Нинья нашел и хотел утащить со свалки что-то особенное? Золото? Драгоценности? Доллары?

Рафаэль пожал плечами. На подобный вопрос не стоило и отвечать.

По мнению Рафаэля, Алессандро часто говорил глупости, задавал несуразные вопросы. Все знали, что Алессандро умеет читать и писать. Появившись в Моргантауне, он говорил всем, что одно время работал в школе тренером и учителем. Пообвыкнув, именно он отправился в город, чтобы уговорить компанию, ведающую энергоснабжением, подключить магазин к электросети. Он пообещал, что будет лично собирать деньги с жителей Моргантауна на оплату счета. Но компания потребовала задаток, собрать который так и не удалось. И вскорости Алессандро перестал упоминать, что ему доводилось работать в школе. Но он по-прежнему говорил глупости и задавал несуразные вопросы.

— Маленький радиоприемник, — ответил отец Рафаэля. — В коричневом пластмассовом корпусе. Он так вцепился в него, что мне пришлось разжимать его пальцы, — и отец Рафаэля показал, как он отдирал пальцы Нинья от радиоприемника.

— Мы знаем свалку лучше, чем он, — гнул свое Ездок. — И сможем захватить его врасплох.

— Разговоры все это, — пробурчал Нито.

Старуха Калли, придерживая на животе широкое платье, наклонилась, чтобы налить водки из стоящей на полу бутылки.

— Мы сможем, — не отступался Ездок.

— Несомненно, — усмехнулся Нито.

Калли поднялась, стоя выпила водку, покачнулась.

— Станцуй нам, Калли, — попросила Мария.

С падающими на щеки седыми патлами, Калли изобразила нечто, напоминающее танец.

— Потому-то отец Страттон и приезжал к нам сегодня, — пробормотала миссис Уобурн.

Алессандро вздохнул.

Калли без сил упала на стул, словно танцевала всю ночь.

— Почему? — спросил Ездок.

Миссис Уобурн поправила лежащую на коленях сумочку.

— Чтобы предупредить нас.

Миссис Уобурн ничего о себе не рассказывала.

Рафаэль не мог точно вспомнить, когда и как появилась она в Моргантауне, сообщив о себе лишь одно: «Я — миссис Уобурн». На вопросы, как ее имя, вдова ли она, жена, разведенная, есть ли у нее дети, родственники, работала ли она, сидела ли в тюрьме, следовал тот же ответ: «Я — миссис Уобурн». И более никакой информации о ней самой и ее месте в окружающем мире.

И она всегда носила с собой маленькую сумочку с бронзовой защелкой наверху. Никто не видел, чтобы она открывала сумочку, заглядывала внутрь, что-то из нее доставала.

Никто, правда, не видел, и чтобы миссис Уобурн взяла в рот каплю спиртного.

— Он говорит об этом каждый раз, приезжая сюда, — напомнил Алессандро.

— На этот раз он говорил очень серьезно. Этого хотят городские власти.

— Ты сегодня ездил в церковь в Биг Драй Лейк к отцу Страттону? — спросил Рафаэля его отец.

— Да.

— Он отпустил тебе грехи?

— Да.

— Настроение у тебя улучшилось?

— Да, улучшилось.

— Хорошо молодым, — вздохнул отец Рафаэля. — Они могут делать все, что им заблагорассудится.

— Отец Страттон сказал, что городские власти настроены решительно, — вновь подала голос миссис Уобурн.

— Они всегда настроены решительно, — отмахнулся Алессандро.

— Они снова починили забор, новый управляющий получил оружие и приказ стрелять по тем, кто проникает на его территорию.

— Вот он и подстрелил Нинья, — кивнул отец Рафаэля.

Откинув голову на спинку стула, старуха Калли затянула «Синюю луну».

Слезы выступили на глазах отца Рафаэля.

— Что же нам делать?

— Уезжать, — ответил Рафаэль.

Алессандро пристально посмотрел на него, потом на Ездока, миссис Уобурн, Нито и, наконец, на отца Рафаэля.

Старуха Калли продолжала петь. Мелодичностью голоса она славилась на весь Моргантаун.

Рафаэль переступил с ноги на ногу.

— Надо уехать отсюда.

— Автобус придет за нами поутру и отвезет в аэропорт, — хмыкнул Алессандро. — Мы полетим в столицу, где нас всех покормят. А потом специальным рейсом отправят в Париж, во Францию.

— Хотелось бы мне иметь мотоцикл, — рассмеялся Ездок.

— У нас дети, — напомнил отец Рафаэля. — Рок, Тита, Джаз, Сэмми…

— Мы не сможем добраться даже до Биг Драй Сити, — поддержал его Алессандро.

— Маленьким… — начал отец Рафаэля.

— Я серьезно, — перебил его Рафаэль.

— И мы не шутим, Рафаэль, — ответила Мария. — Если мы не сможем кормиться на свалке…

— А почему не сможем? — переспросил ее отец Рафаэля. — Эта земля принадлежала Моргану…

— Они боятся, как бы мы случайно не зашиблись на свалке, — напомнил Алессандро. — А потому и стреляют в нас.

— Я все-таки пришью этого парня, — пробормотал Ездок.

— Пора уходить, — Рафаэль поставил пустой бумажный стаканчик на одну из коробок.

Но не сдвинулся с места. И постепенно все повернулись к нему.

— Пора уходить, — повторил он и направился к двери.

— Сегодня я переговорила с твоим братом, Луисом, насчет того, чтобы он свозил нас на гонки, если сам поедет туда. Теперь, когда у тебя есть работа, мы сможем оплатить проезд.

Рафаэль ничего не ответил жене.

Когда он вернулся к фургону, Рита велела ему снять джинсы.

— Ты весь в крови Нинья. Завтра я постираю их и твою новую рубашку, чтобы в четверг ты поехал в город во всем чистом.

Пока Рафаэль переодевался, она сделала сандвичи с ливерной колбасой и положила в стаканы с водой из ручья по ложке растворимого чая.

Потом они сели на ступеньках, ведущих в их домик на колесах.

Надевать башмаки Рафаэль не стал.

— Завтра я попробую поджарить большую индейку.

— Хорошо, — кивнул Рафаэль.

— Рафаэль, — продолжала Рита, — как же здесь смогут жить люди, если нам закроют вход на свалку?

— Не смогут.

— Если они будут стрелять в нас…

— Об этом сегодня и говорили в магазине.

— Об этом говорят все.

— Потому отец Страттон и приезжал сегодня. Предупредить, что управляющему отдан приказ стрелять в нас.

— Он опоздал.

— Ты же его знаешь.

— Я никак не могу взять в толк, почему он пьет. У него «Бьюик», он живет в настоящем доме, одет, обут, толстый.

— Тебе известно, что священникам не дозволено жить с женщинами?

— Почему так?

— Наверное, чтобы они отличались от всех остальных.

— Глупость какая-то. Это же единственная радость в жизни.

— Зато им не надо заботиться о женщинах и детях. Им проще.

— Об этом-то я и думаю.

— О чем? — не понял Рафаэль.

— Теперь только дети и женщины смогут ходить на свалку.

— Почему?

— Мужчинам туда ходу нет.

— С чего ты так решила?

— Не будут же они стрелять в женщин и детей.

— Нинья они подстрелили. Он же совсем ребенок. Сколько ему, четырнадцать?

— Двенадцать, но он высокий.

— Как же вы сможете носить тяжести?

— Мы будем подтаскивать их к забору. Миссис Уобурн — крепкая женщина. Иной раз хватит сил и у Марии. Я тоже что-то могу.

— Рита, помнишь, что я говорил тебе прошлой ночью?

— Что?

— Люди должны уехать отсюда.

— Как? На ходу только грузовик Луиса. Если в него усядется Мама, для других уже не останется места.

— Можно уехать на автобусах. На попутках. Уйти пешком. Но убраться отсюда.

— Куда?

— Куда угодно.

— В город? Нищенствовать? Смотреть, как маленькие дети просят милостыню и учатся воровать? Спать на тротуарах, как делают другие? Мы их видели. Неужели это лучше? Здесь дети хотя бы не просят милостыню и не воруют.

— Может, им не придется просить милостыню и воровать. Надо привести себя в порядок. Купить новую одежду. Может, и разделиться. Разъехаться по разным местам, туда, где власти помогают людям найти работу.

— Неужели есть такие места? — недоверчиво спросила Рита.

«А что делать с Мамой, бабушкой Риты?»— подумал Рафаэль. Старая, толстая женщина, она не сможет уехать из Моргантауна. А что делать с некоторыми детьми, у которых нет родителей?

— Рита, у моего отца опухоль. От такой же умерла моя мать. В животе.

— И у Франсин тоже. Она уже не выходит из трейлера.

— Ты знала о моем отце?

С шоссе на дорогу к Моргантауну свернул грузовик Луиса. За ним еще один автомобиль.

— Тут болеют все, — ответила Рита. — Дети…

За грузовиком следовала патрульная машина.

— О, Луис, должно быть, превысил скорость, — предположил Рафаэль.

— Водительского удостоверения у него не отберут. Он никогда не получал его.

Полицию жители Моргантауна воспринимали без страха, но и без уважения. Судьи знали, что здешний люд не сможет заплатить штраф, о водительских удостоверениях упоминалось выше, а тюрьма означала ежедневные кормежку, душ и чистую одежду. И полиция не замечала жителей Моргантауна, за исключением тех случаев, когда, напившись, они буянили в Биг Драй Лейк.

— Твой отец… — начала Рита, нахмурилась, уставилась на заляпанную грязью нижнюю ступеньку и замолчала.

— Я знаю, — вздохнул Рафаэль. — Кажется, знаю.

Луис вылез из кабины. Уперев руки в бока, он подождал, пока остановится патрульная машина.

Из нее вышли двое. С дубинками у пояса. Один из них проверил, расстегнута ли кобура.

Луис показал на Риту и Рафаэля, сидящих на ступеньках фургона.

Оба полицейских посмотрели на Рафаэля.

Направились к нему.

— У тебя есть большая бутылка водки, Рафаэль? — спросил один.

— Была.

— Где она сейчас?

— В магазине, — Рафаэль мотнул головой в сторону бетонного здания.

Полицейский двинулся к магазину.

— Где ты взял такую большую бутылку, Рафаэль? — спросил второй.

— Мне ее дали.

— Кто?

— Бармен в городе.

— Он дал ее тебе?

— Да.

— С какой стати? У тебя был день рождения?

— Нет.

— Занятная история.

Первый полицейский принес пустую бутылку. Покачал головой.

— Они все перепились. Двое храпят на стульях, один прямо на полу.

— Пили не все, — возразил Рафаэль. — Миссис Уобурн…

— Ты сейчас пил, Рафаэль? — продолжил допрос второй полицейский. Наклонился, взял чашку из-под чая. Понюхал. — Пахнет спиртным.

— Это твоя бутылка? — спросил тот, что ходил в магазин.

— Да. Можете оставить ее у себя.

— Ты знаешь винный магазин Риэла, Рафаэль?

— Какой это?

— Большой магазин. На выезде из Биг Драй Лейк.

— Конечно.

— Ты там бывал?

— Конечно.

— Ты был там вчера днем?

— Нет.

— Где ты был вчера днем, Рафаэль?

— В городе.

— Понятно.

— Как ты вернулся? — подал голос другой полицейский.

— На автобусе.

— Когда?

— Я сел в автобус в половине четвертого.

— Ты сорил деньгами, не так ли? Накупил кучу подарков.

Брат Рафаэля, Луис, стоял позади полицейских, сложив руки на груди.

— Где ты взял так много денег, Рафаэль?

Рафаэль промолчал.

— Женщина, которую ты застрелил в винном магазине, Рафаэль, умерла восемь часов спустя. Тебе это известно?

Лицо Риты побледнело как мел. Рот приоткрылся.

— Страдала она долго, — пробормотал Рафаэль.

— Полностью с тобой согласен, — кивнул один полицейский.

— Куда ты дел пистолет? — поинтересовался второй.

— Из автобуса я видел полицейских в магазине, и около него, — ответил Рафаэль.

Полицейский с бутылкой поднял ее вверх.

— Ты взял эту бутылку в винном магазине, не так ли, Рафаэль? Украл деньги и застрелил женщину, потому что мечтал о большой бутылке водки? И не устоял перед искушением?

— Нет.

— Ты застрелил женщину, убил ее ради выпивки.

Рафаэль продолжал смотреть на брата.

— Пошли.

Один полицейский схватил его за плечо, рывком поднял на ноги. Второй завернул руки за спину и защелкнул на запястьях наручники.

— Зачем ты это сделал, брат? — спросил Рафаэль.

— Это твоя работа! И ни о чем меня не спрашивай.

Рита, потеряв сознание, свалилась со ступенек, лицом в пыль.

— О Господи! — вздохнул один из полицейских. — Еще одна отключилась. Стоит ли удивляться, что по вечерам у них никогда не горит свет. Они все напиваются до беспамятства.

— Нельзя ли мне поднять ее? — спросил Рафаэль.

Второй полицейский, с пустой бутылкой, потянул Рафаэля за руку.

— Нам пора. Какая же тут вонь.

Рафаэля отвели к патрульной машине, усадили на заднее сиденье. Мама промолчала, когда они прошли мимо. Наблюдали за ними Рок и Тита. Миссис Уобурн выглянула из магазина.

С заднего сиденья Рафаэль смотрел на лежащую в пыли Риту. Он услышал, как полицейский сказал Луису: «Деньги получишь после того, как твоего брата посадят в тюрьму. А пока не докучай нам. Понял, гнида? Не докучай».

Глава О

— Так что у нас на этот раз? — В комнату, куда утром привели Рафаэля, вошел низкорослый мужчина с брюшком, распиравшим белую рубашку. Тяжелая челюсть. Лысина на макушке. Светлые, вьющиеся над ушами волосы. За стеклами очков синие глаза светились юмором и дружелюбием. Он словно сошел с одной из картинок, которые Рафаэль видел в книжках для детей. — Вооруженное ограбление. Умышленное убийство. Однако! Похоже, ты попал в передрягу, Рафаэль.

Рафаэль сидел на жестком пластмассовом стуле. Ждал он давно.

— Только не я, — ответил Рафаэль. — Я ничего не сделал.

Веселые глаза мужчины не отрывались от лица Рафаэля.

— Не лучше ли тебе пригласить адвоката, сынок? Я собираюсь задать тебе несколько вопросов.

— Задавайте.

— Тебе не придется оплачивать услуги адвоката.

Сжимая ладонями бицепсы, Рафаэль с трудом подавлял дрожь.

— Я ничего не знаю насчет адвокатов.

— Как говаривают шотландские священники: «Тем не менее…» Зачитать тебе твои права?

— Я был в автобусе, отправлявшемся в половине четвертого. Я видел полицейских около винного магазина, когда мы проезжали мимо.

Мужчина заглянул в бумаги, которые выложил на стол.

— Тут отмечено, что ты это говорил. И ты ехал в автобусе со свертками.

— Да. И с бутылкой водки.

— Уточни, Рафаэль, что ты вез с собой.

Перед мысленным взором Рафаэля возникла тележка, наполненная чудесными вещами, приобретенными в магазине.

— Я ничего не заворачивал.

— Неужели?

— Два платья для Риты. Подарки моим детям.

— Рита — твоя жена?

— Да.

— Законная жена? Я хочу сказать, ваш брак зарегистрирован?

— Да.

— Сколько у тебя детей, Рафаэль?

— Трое.

— Как ты можешь прокормить троих детей?

Рафаэль заерзал на стуле.

— Ходим на свалку. Вчера мужчина подстрелил Нинья.

— Кто такой Нинья?

— Подросток. Ему двенадцать лет. Разве это справедливо?

— К сожалению, я не понимаю, о чем речь.

— Разве это не преступление — стрелять в человека?

— Обычно — да, — ответил светловолосый.

— Тогда почему вы не говорите с мужчиной, который стрелял в Нинья?

— Сколько детей ты собираешься иметь, Рафаэль? — И, не получив ответа, светловолосый продолжил — Ты об этом и не думал, не так ли? Спариваешься, словно дворовый пес. Ты всегда жил в Моргантауне?

— Да. Нет. Не знаю.

Светловолосый что-то записал на листке бумаги.

— Ты употребляешь наркотики, Рафаэль?

— Я пью.

— Более ничего?

— Курю.

— Марихуану?

— У нас это редкость.

— Тут вина лежит на нас. Ты употребляешь сильнодействующие препараты? Таблетки, химию?

— Где я их возьму?

Светловолосый вновь заглянул в бумаги.

— Ты действительно неоднократно попадал в тюрьму за пьянство. Но других преступлений — скажем, угонов машин, ограблений, нападения на людей — за тобой нет.

— Это не по моей части.

— Если б ты сделал что-то такое по пьянке, мы бы наверняка поймали тебя.

— Я никогда такого не делал.

По телу Рафаэля пробежала дрожь.

— Небось, хочешь выпить?

— Да.

— Тебе бы только пить, так? Как доберешься до бутылки, так и тащишь ко рту. — Рафаэль пожал плечами. — Ты когда-нибудь работал — по-настоящему, не на свалке?

— Работал на грузовике моего брата.

Светловолосый сверился с очередным листком.

— Ты имеешь в виду Луиса?

— Да.

— Ты можешь читать и писать, Рафаэль?

— Не очень хорошо.

— Давай вернемся к покупкам, которые ты вез в автобусе. Что там еще было?

— Подарки для моих детей.

— Какие?

— Музыкальная машина для Марты.

— Какой-то музыкальный инструмент?

— Да. Пианино. Набор «Игрушечный доктор» для Лайны. Бейсбольная перчатка для Фрэнки. Моего брата убило в армии.

— Сколько лет твоим детям?

— Они еще маленькие.

— Сколько лет Фрэнки, которому ты купил бейсбольную перчатку?

— Он совсем младенец. Родился в этом году.

Светловолосый широко улыбнулся.

— Ты, выходит, заботился об их будущем.

Рафаэль почувствовал, что краснеет.

Светловолосый это заметил. И брови его удивленно приподнялись.

Рафаэля била дрожь.

— Извини, Рафаэль, даже если б у меня было спиртное, я не имею права дать тебе выпить. С тобой все в порядке?

— Давайте поскорее закончим, — предложил Рафаэль. — Рита собиралась сегодня поджарить индейку.

— Поджарить индейку?

— Да. Разве ее готовят иначе?

Светловолосый рассмеялся.

— Полагаю, поджарить можно все, что угодно. В автобусе ты вез с собой и индейку?

— Да.

— А также большую бутылку водки?

— Да.

— С галлон?

— Большую, — ответил Рафаэль. — Самую большую.

— Где ты взял все эти подарки, Рафаэль?

— В большом, очень большом магазине в городе, с огромной автостоянкой перед ним.

— А как называется этот магазин?

— Я забыл.

— Ты не знаешь названия магазина, потому что не можешь его прочитать, так? — Рафаэль предпочел промолчать. — А почему ты не завернул свои покупки?

— Женщина за кассой не положила их в пакеты.

— Почему?

— Подошли какие-то мужчины. Они подумали, что я украл эти вещи.

— А ты не крал?

— Нет. У меня были деньги, чтобы заплатить за них.

— Твой брат Луис говорит, что ты даже купил себе новую одежду, — и это светловолосый узнал из лежащих перед ним бумаг.

— Джинсы. Рубашку.

Светловолосый взглянул на джинсы Рафаэля. Протертые до дыр. В пятнах.

В полицейский участок Биг Драй Лейк Рафаэля привезли без рубашки и башмаков.

Сняли отпечатки пальцев, сфотографировали и отвели в одиночную камеру.

Всю ночь он просидел на койке, вжавшись в угол, обхватив себя руками, дрожа от холода: благодаря системе кондиционирования в полицейском участке было куда прохладнее, чем на улице.

Ночь тянулась бесконечно. Первая ночь, которую он провел вне дома трезвым, не отключившимся после крепкой выпивки. Он грезил, то во сне, то наяву, и перед его мысленным взором возникали магазин Моргантауна, Мама, выглядывающая из маленького окошка в ящике, дом-прицеп на колесах, в котором они жили, Лайна и Марта, играющие рядом с прицепом… Рита, потерявшая сознание и упавшая лицом в пыль, где обычно играли дети.

Утром молодой парень в хаки принес Рафаэлю миску и кружку. Первую — с теплой овсянкой. Вторую — с горячим крепким кофе. Рафаэль съел и выпил все.

А потом задрожал еще сильнее.

Уже миновало утро, когда старик в синей полицейской форме отвел Рафаэля в эту комнату со столом и двумя стульями. Оставив его, вышел за дверь и запер ее за собой. Дрожа он накатывающих волн холодного воздуха — кондиционер работал исправно — Рафаэль провел в комнате час или два.

— Почему сотрудники магазина решили, что ты украл эти вещи?

— Не знаю. Я надел новую одежду. На ней оставались бирки. Я сказал об этом кассирше, но она все равно нажала кнопку.

Светловолосый задумчиво посмотрел на Рафаэля.

— Мне бы тоже не хотелось увидеть тебя в своем магазине. Если б у меня был магазин.

Рафаэль смотрел светловолосому прямо в глаза.

— Ты говоришь, у тебя были деньги на покупки. Ты заплатил за них. Эти мужчины отпустили тебя. Но покупки не положили в пакеты.

— Нет.

— Где ты взял деньги, Рафаэль? Получается, что ты потратил больше сотни долларов. — Не дождавшись ответа, светловолосый продолжил задавать вопросы. — Продал то, что вынес со свалки? Тамошние находки хорошо оплачиваются? Или ты нашел там что-то особо ценное?

— Я получил работу.

— Правда?

— Да.

— Так давай поговорим о твоей мистической работе.

— Магической работе? Это не магическая работа.

— Ты получил место президента страховой компании? Вроде бы я не слышал, что тебя избрали мэром…

— У меня есть работа. — Иронии Рафаэль не уловил. — На складе.

Ручка светловолосого застыла над листом бумаги.

— Фамилия работодателя?

Рафаэль помялся.

— Мистер Маккарти.

— Название компании? Адрес? Номер телефона? — Каждый раз светловолосый терпеливо ждал ответа, но Рафаэль молчал. — Ты получил работу, Рафаэль, но не знаешь где. И что ты будешь делать? В чем состоит твоя работа, Рафаэль? Двигать ящики? Разносить наркотики? Продавать их? — Он оглядел плечи Рафаэля, грудь, живот. — Или что-то, связанное с сексом? Мне не верится, что на сексе ты мог так быстро заработать столько денег. — Он положил ручку на стол. — Продолжим, Рафаэль. Ты обвиняешься в ограблении винного магазина. В убийстве женщины. Твой брат сам приехал вчера в полицию и сказал об этом. Я пытаюсь тебе помочь, Рафаэль. Я — твой друг. Так что ты должен помогать мне. Скажи, где ты взял столько денег, и я постараюсь доказать, что они достались тебе законным путем, а к ограблению ты непричастен. И тогда ты отправишься домой есть жареную индейку.

— Деньги мне дал мистер Маккарти.

— Ты знаешь этого человека? Видел его раньше? Он твой родственник?

— Нет.

Светловолосый вздохнул.

— Хорошо, Рафаэль. Расскажи о большой бутылке водки.

— Мне ее дали.

— Кто?

В дверь постучали.

— Фридо, — ответил Рафаэль.

Молодой парень, который приносил Рафаэлю овсянку и кофе, заглянул в комнату.

— Вас хотят видеть.

— Кто? — спросил светловолосый.

— Священник. Отец Страттон.

— Скажи ему, что я исповедовался в субботу, принял причастие в воскресенье и даже пожертвовал пять долларов.

— Он говорит, что пришел из-за… — и парень мотнул головой в сторону Рафаэля.

Светловолосый пристально посмотрел на Рафаэля.

— Рафаэль, когда я вернусь, скажи мне хоть что-нибудь. Все, что угодно. Но связно. Чтобы я смог расследовать твою версию. Хорошо?

И направился к двери.

Едва он переступил порог, Рафаэль услышал голос отца Страттона: «Джон, ты напрасно теряешь время…»

Детектив оставил дверь чуть приоткрытой, чтобы не защелкнулся замок, и до Рафаэля долетали обрывки разговора.

«Это хороший мальчик… Он слишком глуп, чтобы ограбить магазин… Он не смог бы провернуть такое дело… Где он мог раздобыть пистолет?» — отец Страттон.

Полицейский что-то пробубнил о бутылке водки.

Отец Страттон: «Мне известно, что у него были деньги, он купил подарки… Я могу сказать наверняка, что знаю, каким образом они к нему попали. Ты понимаешь меня, Джон? Не более того. Эти деньги не из винного магазина…»

И тут же новый, громкий, раздраженный голос: «Сегодня у меня выходной!»

— Мы благодарны, что вы смогли приехать, — ответ детектива.

— А разве у меня был выбор? Патрульная машина на моей подъездной дорожке. Я собирался поехать с сыном на озеро. И тут патрульная машина! Теперь моя жена думает, что у меня неприятности с полицией.

— Мы лишь хотели, чтобы вы опознали одного человека… — И детектив широко распахнул дверь.

— Привезти меня сюда в мой выходной!

Со своего стула Рафаэль видел отца Страттона, молодого парня в хаки и еще одного мужчину.

— Добрый день, святой отец.

Незнакомец вошел в комнату, остановился. Посмотрел на Рафаэля.

— И что вы от меня хотите?

— Рафаэль, это водитель автобуса, на котором, по твоим словам, ты ехал два дня назад, — пояснил светловолосый детектив.

— Два дня назад? — переспросил мужчина. — В понедельник? Да. Этот парень ехал в автобусе. Сел в него в половине четвертого.

— Вы уверены?

— Конечно, уверен. Я знаю этого парня. Высаживаю его у Моргантауна. Обычно он пьян или мучается с похмелья. По пути из города всегда пьет. Я вижу его в зеркало заднего обзора. Голова его то исчезает, то появляется из-за спинки сиденья. Иногда он засыпает, и тогда мне приходится останавливать автобус у съезда на свалку, будить и помогать ему сойти на землю. Но он никогда не попадал ни в какие истории. Я хочу сказать, в серьезные передряги.

— Два дня назад… — повторил детектив. — Почему вы так уверены, что в понедельник он ехал в вашем автобусе?

— Я увидел его около бара Фридо и, помнится, еще подумал: «Ну ничего себе»! Он стоял на тротуаре с тележкой, заполненной покупками. Платья, коробки, замороженная индейка, с которой капала вода, бутылка водки в полгаллона. «Как бы он не доставил мне сегодня хлопот», — подумал я. Он хотел затащить в автобус и тележку. Я возразил: «Так не пойдет, Хосе». И мне пришлось ждать, пока он заносил свои покупки в салон. Потом я наблюдал за ним. Хотелось посмотреть, удастся ли ему отхлебнуть из большой бутылки, спрятавшись за спинку сиденья. Но он как вошел в автобус с полной бутылкой, так с полной и вышел.

— Вы дозволяете пассажирам пить в автобусе? — спросил детектив.

— Почему бы и нет? Они же не за рулем. Для того и ездят в автобусе, чтобы выпить. Если они никому не мешают. Главное, что не пью я. Послушайте, а что еще остается этим людям, живущим у свалки? Если они добираются до бутылки, я только радуюсь за них.

— Он сел в автобус в городе?

— Около бара Фридо. Он всегда там садится.

— Где он вышел?

— На автостраде над Моргантауном. Обычно я сажаю или высаживаю пассажиров около съезда на свалку, но, если машин мало, кто-то болен или пьян или у них много покупок, я останавливаюсь прямо на автостраде и высаживаю их над Моргантауном. Чтобы попасть домой, им достаточно спуститься по склону. Почему бы и нет? Им живется несладко. Так что я всегда рад помочь, чем могу. Вы знаете, что там есть дети? Маленькие дети. Ну и и дыра же это! Как там можно жить? Городские власти должны что-то сделать. Просто обязаны!

— И вы уверены, что именно в понедельник этот человек сел в ваш автобус с покупками и большой бутылкой водки?

— Да. В понедельник. В тот день мне пришлось пробираться между патрульных машин, съехавшихся к винному магазину в Биг Драй Лейк. Продавщицу убили, не так ли? Все мои пассажиры прилипли к окнам. Из-за этого весь сыр-бор? Да, он ехал в автобусе. Я помню, как посмотрел в зеркало и увидел, что все глазеют в окна. В том числе и он. Я подумал: «Такая большая бутылка водки, а он не пьет. Наверное, у него не хватает сил поднять ее и поднести ко рту».

Детектив вздохнул.

— Ну, хорошо.

— Я могу идти?

Отец Страттон помахал Рафаэлю рукой и ушел.

Детектив посмотрел на водителя автобуса.

— Спасибо, что смогли заглянуть к нам.

Водитель повернулся, шагнул к двери.

— Послушайте, если позвонит моя жена, вы сможете сказать ей, по какому поводу меня вызвали сюда?

— Конечно.

— Понимаете, я ей все расскажу. Но, если она мне не поверит…

— Если у нее возникнут вопросы, пусть звонит мне. Никаких проблем.

— Раньше я пил сам, но теперь, получив место водителя автобуса…

— Я с ней поговорю, — детектив все еще держал дверь открытой. — Видишь, Рафаэль, мы не зря едим хлеб. Ты можешь идти домой. Полакомься жареной индейкой. Напейся. Нарожай новых детей. — Глянул на молодого парня в хаки. — Выпусти его.

— Да, сэр.

Когда Рафаэль проходил мимо детектива, тот добавил:

— И скажи своему брату, что он — дерьмо.

Рита сидела на скамье в дежурной части. Она просияла, увидев Рафаэля. Фрэнки лежал на спине у нее на коленях и болтал ножками. Лайна спала на скамье рядом с Ритой.

— Эй, как ты здесь очутилась?

Рита встала. С Фрэнки на руках.

— Пришла. Решила, что надо повидать отца Страттона, спросить, что делать дальше.

— Ты несла детей на руках?

— Мы вышли рано. До наступления жары. Часть дороги Лайна прошла сама.

На кончике носа у Риты краснела царапина — наверное, после ее вчерашнего падения со ступенек.

— А где Марта?

— Я велела ей держаться поближе к Маме. С ней ничего не случится.

— Ты шла пешком, — Рафаэль покачал головой.

Пожилой полицейский свистнул Рафаэлю из-за конторки.

— Подойди сюда. Распишись.

Рафаэль подошел к конторке. Ее верхний край находился на уровне его груди. Полицейский в синей униформе возвышался над ним, как гора.

Он протянул Рафаэлю ручку.

— Тут написано, что мы у тебя ничего не взяли и ничем не обидели.

— Но вы взяли, — возразил Рафаэль.

— Что? Разве у тебя что-то было?

— Вы отняли у меня важную ночь.

— Дерьмо собачье, — пробурчал полицейский. — Расписывайся, умник, а не то мы отнимем у тебя еще одну «важную ночь». Чтобы не мешал нам работать.

Взяв ручку, Рафаэль нацарапал на листе: «Р А Л».

— Что это? — полицейский развернул лист к себе. — Твои инициалы?

— Так я расписываюсь.

— Ладно, я тебя понял. Полагаю, сойдет и так, — и, не выпуская из руки бумагу, отвернулся.

— Тут очень холодно, — сказала подошедшая Рита.

— Вы не собираетесь отвезти нас домой? — спросил Рафаэль спину полицейского.

Тот оглянулся, брови его изумленно взметнулись вверх.

— Ты хочешь, чтобы к дверям подали лимузин?

— Меня привезли сюда в патрульной машине.

— Вызови такси.

— Я босиком.

— Извини, Рафаэль, — прошептала Рита. — Я забыла про башмаки.

— Моя жена пришла сюда пешком, с двумя детьми на руках.

— Вызови такси, — повторил полицейский.

— Но я ничего не сделал! — воскликнул Рафаэль. — Можете спросить…

— Вон отсюда!

— Послушайте, я не смогу пройти всю дорогу пешком, в самую жару, с детьми на руках.

— Сможешь, будь уверен, — возразил полицейский. — Ты, индеец, парень крепкий, не правда ли?

Глава Р

Алессандро набил рот индейкой.

— Все нормально.

В тот день, в среду, все в магазине на обед ели индейку: отец Рафаэля, Марта, Лайна, Нито, Тита, Джаз, Роки, Сэмми, другие дети, Алессандро, старуха Калли, Рок, миссис Уобурн, Мария, Фаро, Мэкки, обе семьи, жившие в трейлере Моргана (они пожертвовали пропан, на котором Рита поджарила индейку) за исключением Франсин (она не могла встать, не то что есть), Эйман, Ездок, Ортенс, Джон Уильяме, еще несколько человек, прибывших недавно, Рафаэль не помнил их имен, Рита с Фрэнки на руках… Кусок индейки на бумажной тарелке отнесли Маме в ее ящик и Нинья, устроенному на заднем сиденье разбитого «Кадиллака». Рана на ноге воспалилась, у мальчика поднялась температура.

Луиса не было.

Оставив деньги на проезд в автобусе, себе — на четверг, Рите — на более поздний день, Рафаэль потратил остальное на теплое пиво и газированную воду для тех, кто ел в магазине его индейку.

В тот день с Лайной на спине, уцепившейся ручонками за его шею, и Фрэнки на руках, Рафаэль босиком прошагал по обочине автострады от Биг Драй Лейк до Моргантауна. Рита хотела нести одного из детей, но Рафаэль ей не позволил. Утром она уже донесла их от Моргантауна до Биг Драй Лейк. Солнце обдавало их жаром. Раскаленная обочина жгла ступни. Каждый камешек, на который он наступал, отдавался болью во всем теле.

Из-за жары, из-за того, что Рита уже проделала этот путь, и из-за того, что всю ночь он продрожал без сна в холодной камере, они часто останавливались, практически всякий раз, когда могли отойти в тень, чтобы отдохнуть и остынуть в относительной прохладе.

Выйдя на автостраду, Рафаэль поначалу шел спиной вперед, лицом к автомобилям, один ребенок — на руках, второй — за плечами, подняв правую руку, в надежде, что их подвезут. Но никто не остановился, даже не притормозил. Он знал, как они выглядят, оборванные, грязные, потные, вонючие, молодая семья без жилья и работы, не вызывающие ни сексуального, ни иного интереса. А вскоре отказался от мысли добраться до Моргантауна на попутке. Оставалось лишь идти вперед. Не обращая внимания на боль в ногах.

До Моргантауна они добирались куда дольше обычного.

И к концу пути ступни Рафаэля превратились в сплошную рану.

Когда они свернули на проселок, ведущий от автострады к Моргантауну, Рафаэль увидел, как Роки шмыгнул в магазин.

Мгновение спустя из магазина показался Луис, брат Рафаэля.

Постоял, жмурясь на ярком солнце, уставившись на них.

Рафаэль увидел, как часто-часто заходил верх живота Луиса, словно тот никак не мог надышатся и жадно хватал ртом воздух.

Луис бросился к грузовичку, стоявшему в тени. Из-под задних колес полетели камешки, Луис развернул грузовик и погнал его по проселку, прямо на Рафаэля и Риту. Те едва успели отскочить в сторону. Грузовик с ревом пронесся мимо, оставив их в облаке пыли.

Рита и дети закашлялись.

Сквозь пыль Рафаэль ничего не видел. Но услышал визг тормозов и сердитые вопли клаксонов. Догадался, что Луис вывернул на автостраду, не обращая внимания на мчавшиеся по ней машины.

Но не последовало ни скрежета металла, ни звона бьющихся стекол, из чего Рафаэль сделал вывод, что обошлось без столкновения.

— Рафаэль, я знала, что ты не мог сделать такого! — крикнула Мама, когда они проходили мимо ее ящика.

— Я ничего и не сделал, Мама!

— Это Луис уехал на грузовике?

— Да, Мама.

— Пусть радуется, что успел удрать, — подбородки Мамы, казалось, прибавили в размерах. — Если б я добралась до него…

Рафаэль искоса взглянул на Риту. Как и он сам, она улыбалась.

— Тебе принести кусочек индейки, Мама, когда я приготовлю ее? — спросила Рита.

— Только ради этого я и живу, — последовал ответ.

Рита сходила к ручью и принесла два ведра воды.

Вернувшись, прежде всего обтерла детей влажной тряпкой, наказала Лайне и Марте больше не выходить на солнце. Затем накормила и напоила их.

Рафаэль сидел на койке. Ноги повисли в воздухе. Пот, струившийся по телу, когда он нес детей, высох. Другой пот, выступивший из-за жаркого воздуха внутри жилого домика, холодил кожу.

Второе ведро воды Рита поставила рядом с Рафаэлем.

Опустившись на колени, промыла бесчисленные порезы и лопнувшие волдыри на ступнях.

— Это ужасно, — ахнула она.

— Пустяки, — отмахнулся Рафаэль.

Маленькими ножницами Рита начала отрезать кусочки кожи.

— О!

— Извини, я не хотела причинять тебе боль.

— Я знаю.

Рита обвязала ступни Рафаэля тряпками, затянула их узлом у лодыжек.

— Заживать будут долго.

— Ничего страшного.

— Мне кажется, тряпки нужно смачивать.

— Думаешь, так лучше?

— Не знаю. Спрошу старуху Калли. Но, по-моему, с влажной повязкой тебе будет легче.

— Я хочу поспать в гамаке.

Рита поднялась, улыбнулась.

— А мне надо готовить индейку.

Рафаэль осторожно опустил обмотанные мокрыми тряпками ноги на пол.

— А с чем мы ее будем есть?

— Кроме овсянки, у нас ничего нет.

— Пойдет. Мы сможем сварить ее?

— Пропан не наш, так что придется его экономить.

Ближе к вечеру Рита разбудила спящего в гамаке Рафаэля.

— Индейка готова.

— А где дети?

Фрэнки она держала на руках.

— В магазине. Они не отходили от меня ни на шаг, когда я резала и жарила индейку. Их очень интересует, какова она будет на вкус, — Рита рассмеялась. — Все уже в магазине.

— И Луис? — спросил Рафаэль.

— Нет. Луис не возвращался.

В большую кастрюлю Рита налила воды, размешала в ней овсяные хлопья и хлебные крошки, поставила на два часа на солнце, чтобы получившаяся смесь если не сварилась, то прогрелась. В последний момент она полила поджаренные куски индейки жиром, оставшимся на сковородках.

— Вместо соуса. Тоже еда, не правда ли?

Миссис Уобурн принесла фунт картофельного салата, купленного днем раньше в Биг Драй Лейк.

Фаро и ее сожитель Мэкки приготовили для всех салат из шинкованной капусты. Капусту и лук порезали сами и добавили консервированные морковь и фасоль.

Собравшиеся в магазине, даже дети, ели молча.

Смели все, до последней крошки.

Старуха Калли подошла к прилавку. Осмотрела кости.

— Может, я сварю из них суп?

— Дети устали, — шепнула Рафаэлю Рита.

— Думаешь, они уснут? — улыбнулся Рафаэль.

— Не сомневаюсь.

Лайна сидела, привалившись спиной к коробке. Животик ее заметно округлился. Подбородок то и дело падал на грудь.

— Они очень устали. Как ты? — спросила Рита Рафаэля.

— Отлично. Я выспался.

— Ты знаешь, что я имею в виду.

— А ты знаешь, о чем говорю я.

Рита поднялась.

— Пойду уложу детей.

После ухода Риты с детьми Рафаэль оглядел оставшихся в магазине. Все наелись. Никто не смотрел ни на него, ни друг на друга. Их желудки, да, пожалуй, и тела целиком, приятно удивила столь обильная и вкусная пища, тем более что большинство из них никогда не пробовали индейку. Разум их пребывал в шоковом состоянии. Впервые они ощущали, что же это такое, полный желудок. И, похоже, сосредоточились на переваривании пищи. Возможно, кто-то из стариков помнил столь же обильное угощение, другие места, где им удавалось столь же сытно поесть. Запомнят ли они этот обед, гадал Рафаэль. Пожалуйста, запомните, мысленно просил он их. Пожалуйста, запомните, что я пытался вам сказать…

Рафаэль потянулся, встал на замотанные ноги. Молча захромал к двери.

— Рафаэль, — позвал его отец.

Рафаэль остановился.

— Рафаэль, не убивай своего брата.

Рафаэль глянул в окно. Еще не начали сгущаться сумерки, до ночи было далеко.

— Луиса? — переспросил Рафаэль. — И не собираюсь.

Глава Q

В духоте домика на колесах, нагретого за день жарким солнцем, на узкой койке Рита и Рафаэль нежно, бережно, бесшумно ласкали друг друга.

Их дети, Лайна, Марта, Фрэнки, крепко спали.

Затих весь Моргантаун.

— Голый, с замотанными ногами, ты похож на парня, каких рисуют в журналах, — Рита тихонько хихикнула. — Ноги болят?

— Это неважно.

— Но все-таки болят?

— Есть немного.

— Индейка бесподобная.

— Ты наелась?

— Конечно.

Они заснули. Ненадолго, ибо на улице еще хватало света, когда Рафаэль, чуть повернувшись, разбудил Риту.

— Какой он здоровый, — улыбнулась она.

— Вот и хорошо.

И они слились воедино.

— Мне бы хотелось остаться здесь. Пока не проснутся дети.

— Отлично.

— А ты встаешь?

— Я поспал днем.

— Завтра тебе на работу?

— Да.

— Твоя новая одежда уже высохла.

— Я видел рубашку и джинсы на бельевой веревке. Когда ты успела их постирать?

— Кровь так плохо оттиралась.

— Я уверен, что там не осталось ни одного пятна.

— Я хочу, чтобы завтра ты пришел на работу чистым и нарядным.

Рафаэль опустил ноги на пол, подождал, как бы прикидывая, не откажутся ли они служить ему, встал.

Рита повернулась на бок.

— Я насчет твоего отца… Мне его жаль. И тебя тоже. И остальных. Но это не трагедия. Ты знаешь, что я имею в виду?

— Да, — кивнул Рафаэль. — Полагаю, что да.

Глава R

Рафаэль поднес спичку к сложенным горкой бумажкам, щепочкам, обрезкам досок. Вдоль русла ручья он ушел довольно далеко, обогнув выступ свалки, скрывший его от Моргантауна. Костер, разведенный в метре от воды, он обложил камнями, дров набрал на всю ночь.

Присев на корточки, Рафаэль смотрел, как огонь пошел низом, но, обнаружив каменную преграду, метнулся вверх, к сухим поленьям.

Уже совсем стемнело.

Поднявшись — одинокая фигура, блуждающая в ночи, освещенная костром, — Рафазль снял с себя все, за исключением повязок на ногах.

Вновь присел, набрал пригоршню пыли и высыпал себе на голову. Вторую насыпал на плечи, третью — на ноги.

Стоя начал втирать пыль в кожу. На лице, по всему телу.

Выплывшая из-за холма луна осветила стоящего у костра Рафаэля.

Затем он зашагал вокруг костра, чувствуя, как в густом, теплом воздухе засыхает смешавшаяся с потом пыль. Первый раз он обошел костер, глядя на него, наблюдая со всех сторон желтые языки пламени наверху, красные угли внизу. На втором круге он смотрел на небо и видел звезды, блекнувшие в свете плывущей меж ними луны. На третьем сосредоточил свое внимание на собственных тенях: одной — от костра, второй — от луны, следил, как они укорачиваются или удлиняются, темнеют или сливаются с землей, меняются в такт его движениям.

Прихрамывая, с перевязанными ногами, Рафаэль ступил в ручей, сел в воду, потом лег, ногами по течению, головой — навстречу потоку. Маслянистая вода неспешно текла вдоль его тела. Пальцами он потер волосы, чтобы смыть пыль, затем плечи, руки, ноги, счищая земляную корку. Перевернулся на живот, опустил лицо в воду, почувствовал, как она переливается через плечи, струится по лопаткам, спине, ягодицам, ногам.

Когда он встал, ночной воздух приятно холодил тело. Рафаэль расставил ноги. Поднял руки. Сосредоточился на собственных ощущениях, на том, что чувствует каждая частичка кожи.

Стоя у костра, с поднятыми руками, он медленно кружился на месте, наблюдая, как высыхают на теле капельки воды, уступая жаркому дыханию огня.

В ту ночь каждый час Рафаэль купался в ручье, всем телом вбирал в себя прохладу ночного воздуха, после чего обсыхал у костра.

А обсохнув, всякий раз садился у огня на новом месте, смотрел на него под иным углом. Подкладывал палочки, наблюдал, как они начинали дымиться, затем занимались и вспыхивали ярким пламенем, чтобы превратиться в золу. От более крупных дров летели искры, вырывающиеся из костра, взлетавшие к небу и исчезающие в ночной тьме. Посмотрев на костер, в следующий раз он садился к нему спиной, чтобы наблюдать окружающую его ночь. Всматривался в лунный свет и тени, движущиеся по спящей земле.

Вблизи он слышал потрескивание горящего дерева. Издалека доносился шум проносящихся по автостраде легковушек и грузовиков.

Сидя у костра, Рафаэль часто глубоко вдыхал, ртом, через нос, наполняя грудь вязким воздухом, затем медленно выпускал его обратно. Всякий раз, делая это, он вертел языком, пытаясь очистить рот, избавиться от металлического привкуса.

Когда на востоке посерело небо, Рафаэль искупался в последний раз. Обсохнув у огня, вновь ощутив его жар, он развалил костер, скинул недогоревшие доски в воду, где они с шипением погасли.

Рафаэль оделся.

Задержавшись еще на мгновение у дымящихся углей, нащупал в кармане сломанную зажигалку. Бросил ее в золу.

Думая о Рите, детях, завтраке, заковылял по тропе вдоль ручья к Моргантауну.

Летние ночи коротки.

Глава S

— Ты так много ешь, — удивилась Рита. — Я никогда не видела, чтобы ты столько ел за завтраком.

Сидя скрестив ноги на полу жилого фургона, рядом с Лайной и Мартой, Рафаэль уминал третью миску разведенкой в воде овсянки. Он выпил две чашки концентрированного молока с водой и теперь пил третью, с растворимым кофе.

В соседнем трейлере транзисторный приемник Фаро гремел танцевальной музыкой.

Лайна показывала, как хорошо умеет она есть овсянку ложкой. Марта пыталась копировать сестру, но всякий раз у самого рта ложка наклонялась и часть овсянки проливалась на ее ноги и пол.

Отставив миску, Рафаэль посадил Марту на свои скрещенные ноги. Взял ее миску и ложку, начал кормить дочь. Она тоже держалась за ложку, когда Рафаэль наполнял ее едой и нес ко рту.

Открывая рот, Марта не забывала победно глянуть на сестру.

— Ты не поехал утренним автобусом, — заметила Рита.

— Меня не ждут раньше одиннадцати.

— Когда вчера вечером ты не вернулся домой…

— Со мной все в порядке.

Едва миска Марты опустела, она отняла ложку у Рафаэля. И начала барабанить ею по миске в ритме музыки, долетающей через открытые окна и дверь.

Рафаэль рассмеялся.

Не снимая Марту с колен, завел руку за спину, открыл дверцу шкафчика под мойкой, вытащил две кастрюли. Одну поставил перед Лайной, дном вверх, вторую, точно так же, рядом с собой.

Ложкой начал выбивать ритм танца, звучащего из приемника Фаро, в такт Марте. Та хихикнула и еще сильнее заколотила по миске.

И Лайна начала стучать ложкой по перевернутой кастрюле.

Рафаэль заметил, что Марта перестала просто отбивать ритм. Вместо этого она ударяла по миске в разных местах, каждый раз находя новый звук. Она имитировала мелодию песни.

Смеясь, Рафаэль последовал ее примеру.

Прежде чем выйти из фургона, чтобы снять висящие на бельевой веревке выстиранные новые рубашку и джинсы мужа, Рита оглядела сидящих на полу Рафаэля, Марту, Лайну — таких необычно шумных, стучащих ложками по мискам и кастрюлям, заглушающим музыку, которая положила начало их концерту. Теперь они выбивали собственную мелодию, забыв о той, что доносилась из радиоприемника. Лайна хихикала. Марта смеялась. Рита изумленно покачала головой и улыбнулась. Сердце ее переполняла любовь.

Когда она вернулась, с рубашкой и джинсами Рафаэля, шум прекратился. Дочери сидели на скрещенных ногах Рафаэля. Рафаэль крепко прижимал обеих к груди.

Когда он поднял голову, Рита подумала, что никогда не видела она на его лице такого выражения. Лицо Рафаэля светилось любовью и счастьем.

— Тебе надо надеть две пары носков, чтобы ноги не так болели, — посоветовала Рита.

— Хорошо, — кивнул Рафаэль.

Он осторожно ссадил дочерей с колен на пол.

До того, как взять одежду у Риты, подошел к коробке, в которой гугукал Фрэнки. Поднял ребенка над головой, затем прижал к груди, поцеловал в маковку.

Вновь уложил сына на лохмотья в коробку.

Рафаэль не обернулся, когда Рита хотела дать ему две пары тонких, штопаных носков. Ей пришлось положить их на кровать.

Рафаэль надел еще теплые от солнца рубашку и джинсы. Натянул на ноги обе пары носков, сунул ноги в башмаки.

— Отлично.

— Так тебе будет легче.

— Да, конечно.

— Удобнее.

— Спасибо.

В дверях Рита погладила Рафаэля по щеке.

— Счастливо.

Рафаэль обнял жену. Поцеловал.

— Помни, — сказал он на прощание.

Глава Т

— Ты идешь на работу, Рафаэль? — спросила Мама из окна своего ящика, когда Рафаэль проходил мимо.

— Да, Мама.

— Ты не опаздываешь?

— Нет.

— Когда ты вчера не вернулся, я подумала, что ты напился в стельку и напрочь забыл, что тебе предстоит утром. Я опасалась, что ты опоздаешь на работу.

— Я помню, что мне предстоит этим утром, Мама.

— Удачи тебе, Рафаэль.

Проходя мимо магазина, по звукам Рафаэль понял, что там кто-то есть, но не повернулся, чтобы посмотреть, кто именно.

Зашагал по проселку, ведущему к съезду на свалку, где останавливался автобус, на котором он собирался ехать в город. Солнце сквозь новую выстиранную рубашку приятно согревало плечи.

Навстречу шел брат Рафаэля, Луис.

Издалека казалось, что он борется с сильным ветром. Иной раз его бросало в сторону, случалось, что он отступал на шаг-другой назад. Если б движения Луиса подчинялись какой-то последовательности, могло создаться впечатление, что он танцует. В какой-то момент его столь резко повело вбок, что ему лишь в последнее мгновение удалось удержаться на ногах.

В правой руке, за горлышко, Луис держал пивную бутылку. Оставшееся пиво от хаотичности его движений пузырилось, белая пена выплескивалась наружу.

Рафаэль подошел к Луису вплотную, и только тогда тот узнал брата.

Глаза его с трудом нашли лицо Рафаэля.

— Рафаэль, я пьян, — сообщил Луис.

— Ничего.

— Напился вдрызг.

— Пустяки.

— Я разбил грузовик.

— Не грусти.

— Разбил в лепешку.

— Что ж теперь говорить об этом.

— Я напился, и грузовик слетел под откос. Перевернулся много раз. Починить его нельзя.

— Все нормально, Луис.

— Я думал, это ты. Думал, что ты убил ту женщину в винном магазине.

— Я не убивал.

— Подарки. Еда. Новая одежда. Большая бутылка водки.

— Почему ты не спросил меня?

— Что бы ты мне ответил?

— Наверное, я бы ответил: «Почему ты спрашиваешь меня?»

— Извини, брат…

— Все нормально.

— Куда ты сейчас идешь?

— В город.

Рафаэлю не пришлось долго ждать автобуса на обочине автострады.

Усевшись, Рафаэль оглянулся на Моргантаун. Люди занимались обычными делами, как в любой другой день.

Рафаэль увидел отца, направляющегося к дыре в заборе, огораживающем свалку.

Под простыней кровати, которую он делил с Ритой, Рафаэль оставил чековую книжку, бланк, на котором не хватало подписи Риты, деньги на проезд в город и контракт:

Рафаэль

$ 250 $ 300

$ 50

$ 250                         29 700.00

$ 29 700.00                Четверг, 11 утра

Р А Э Л                      Морокко