/ Language: Русский / Genre:sf,

Налево От Солнца Направо От Луны

Григорий Панченко


Пнченко Григорий

Нлево от солнц, нпрво от луны

ГРИГОРИЙ ПАНЧЕНКО

НАЛЕВО ОТ СОЛНЦА, НАПРАВО ОТ ЛУНЫ.

Я Солнце, я Свет, я Лун. Огромно

мое величье. Идущий з мной

одержит победу.

"Пополь - Вух".

ПРОЛОГ

- Отлей зелья, оно глушит боль. - Глушит боль, но и тумнит рзум, который я должен сохрнять всегд. Не буду пить. - Кк хочешь, повелитель. Боль будет хотя и сильн, но коротк. Я много рз резл живое тело, умею делть это. - Те, кого ты резл, едв ли потом рсскзывли, кков был боль... - Рсскзывли. И не один рз. (Тот, кого нзывли "повелитель", не ншелся, что возрзить н это. Возможно, имелся в виду тк нзывемый "Рзговор-с-мертвецми" - сложное мистическое действо, творимое рз в лунное полугодье; во время него кждый жрец вопрошет души тех, кого он проводил з этот срок к богм - и, говорят, иногд получет ответ. Возможно, жрец имел в виду свой врчебный опыт. Он, действительно, не только преднзнченных в жертву к богм отпрвлял, но и лекрем был умелым. Впрочем, это тоже входило в его обязнности кк хрмового служителя. И, нконец, возможно - это был ехидня нсмешк. Тоже не исключено! Но вот о последнем лучше сейчс не думть). - И все-тки помни: я - не те, с кем ты рньше дело имел. Моей жизни цен другя... - Я помню об этом, мой повелитель. Ты, может быть не знешь - но я умею держть в рукх не только жреческий резк и боевое копье. Лекрский нож тоже умею. Опухолей бородвчтых - числом шесть мною срезно; змеиных век-н-глзх - числом три снято; отверстий в теменной кости при болезни и при рнх головы - до пятндцти сделно, причем пять из них - двжды. Нконечников же стрел извлеченных и переломов костей срощенных - без счет сотворили мои руки. И никто не умер под моим лекрским резцом; под резцом же жреческим - никто не мучился дольше положенного. Впрочем, ты, должно быть, все-тки не знешь этого - не к лицу, повелитель, отягощть твою дргоценную пмять столь ничтожными известиями... (А вот это точно был нсмешк, облченн, впрочем, в безукоризненную форму лести.) - Привыкни к тому, Верховный, что я зню все. Именно поэтому я и пришел к тебе, не к твоим молодым помошникм - остроглзым и умелоруким... В произнесенных в ответ н лесть-нсмешку словх был жесткя требовтельность, было предупреждение, причудливо соединенной с некоторой долей все той же лести, присутствоввшей здесь кк извинение. Это вырзилось в одном слове - "Верховный". Будто бы незметня обмолвк, но являщейся призннием того,что в своем деле жрец-лекрь и впрямь стоит н смом верху, нд ним же - только боги... Здесь и сейчс ндо позволить ткую обмолвку. Вообще же во всех делх Верховным должен быть нзывем лишь один. Тот, чей титул со Строй Речи тк и переводится - "Првящий Сверху", н Новой Речи ныне звучит без перевод - "тлтони". Жрецу, конечно, ведом Стря Речь. ...И был в этой фрзе еще явлен осведомленность, тревожще огромня, которя должн послужить предостережением - просто тк, н всякий случй. "Остроглзые и умелорукие" - не просто срвнение, прямя цитт, озвучення строк одного из жреческих Кодексов. Кк рз того кодекс, который не полглось знть посторонним... дже если этот посторонний глв клн чиновников, второй человек после смого "Првящего Сверху"... Особенно - если это он! Много что было вложено в немногие слов. И, видно, излишне крутым окзлся змес. - Блгодрю тебя з доверие, повелитель.- скзл лекрь-жрец безо всякого выржения. Это тоже был змес почтительности и не выходящей з дозволенные рмки нсмешки, почти оскорбления. Есть много способов произнесения слов "повелитель", не существует тут единообрзия. Жрец выбрл форму "тлтлоктллек", что буквльно ознчло - "стрший слуг тлтони". Тоже повелитель, конечно - но лишь потому, что Првящий Сверху здержл н нем свой блгосклонный взгляд. И лишь до тех пор, пок он этот взгляд удерживет... Тк что глв чиновников вполне понял: постольку, поскольку его слов были извинением - они не приняты. А поскольку они являлись прикзом (д еще подтвержденным влстью Првящего) - они, конечно, будут выполнены. Не удлось ему выскзть знк дружелюбия... Ну, обойдется и без этого. И не о чем больше говорить. Он сбросил дргоценный плщ из зеленых перьев и, шгнув вперед, улегся спиной н кменную лежнку, неприятно нпоминвшую жертвенные плиты лтря. Н те тоже лицом вверх ндлежло ложиться... - Не збудь, куд ндо поместить то, что вынешь... - Не збуду. Лежщий н плите сомкнул веки, готовясь принять жгучее прикосновение обсидин и не видел, кк при этих словх слегк дрогнули губы жрец, топя усмешку в сети морщин. Он ннес удр. Всего один - мстер был. Сунул пльцы в покорно рзвлившуюся плоть, нщупл, ухвтил и, без удр приложив лезвие, потянул к себе пилящим движением, рз и еще рз. ...Легкя, кк дыхние ветр, беля, словно лед н вершине Попокпетля ткнь впитл в себя кровяные пятн и ничего не остлось ни н теле, ни н плите. Одного з другим жрец подносил к сведенным крям рны громдных злых мурвьев - и, двя вцепиться, тут же срывл суствочное тельце. Оствшиеся головы, цепенея в предсмертной ярости, жестко смыкли рну двойным швом. З все это время под сводми хрм не рздлось ни звук, только двжды стршно всхрустнул обсидин, полосуя кость. "А ты неплохо держишься, "стрший слуг"... Д и мышцы у тебя не чиновничьи... Кто же ты, откуд у тебя столь стрнные желния, кков твоя цель, кк мне рзгдть тебя?" У жрец не было сомнений, что рспростертый нвзничь человек сейчс лишен сознния. Но когд он повернулся к выходу, остнвливюше прозвучл голос: - Скжи мне, Агикупсотль, только честно скжи, прошу тебя, не прикзывю! Тот, который... ты понял меня... он действительно - осужден? Уже много лет - с тех пор, кк он стл Верховным - никто не нзывл жрец по имени. И н миг шевельнувшяся под ребрми теплот вдруг рзом сменилсь ледяным ожесточением: неоткуд и незчем этому чужку было знть его имя! - Д, он виновен и осужден, Шокойоцин. - В чем его вин? Теперь лицо жрец было неотличимо от ликов хрмовых идолов з его спиной. - Он убивл людей и брл их вещи. Он оскорблял богов. Он был лзутчиком Тлсклы. - Все срзу? - Д, все срзу. Достточно тебе этого? Выждв еще и не услышв нового вопрос, Верховный рздвинул тростниковый знвес. Он уже протягивл крошечный костно-хрящевой обрубок одному из млдших жрецов, когд вновь был остновлен прозвучвшим из хрм голосом: - Вложи см. Кзлось, это говорит Хипе, свирепый бог человеческих жертв, чья сттуя высилсь прямо з плитой, н которой был рспростерт сейчс стрший из слуг тлтони. Глв дворцовых чиновников, безродный выскочк, с редким терпением переносящий боль. - Вложи см. См, см вложи... - Д, вложу см. Отбросив знвес резким движением, Верховный переступил высокий резной порог. Н миг зжмурился от полуденного свет. И уже тм, снружи, скрытый стеной хрм от Хипе и рсположенной у его подножья лежнки, передл обрубок млжшему жрецу. И нхмурился, сожлея о трех шгх, нпрсно сделнных рди глупой блжи. Теперь, когд хрм остлся з его спиной, взгляд Верховного был устремлен к центру верхней площдки теоклли, где высился огромный кмень, рзмерми способный поспорить с жилищем бог Хипе. Ну что ж - этот кмень тоже приндлежит ему; лтрь для бог вжнее жилищ. Бывют хрмы вообще без стен, но не бывет - без лтрей. В свое время при подъеме н вершину пирмиды под неимоверным грузом его лопнули тяги, и преднзнченный для лтря влун, низвергясь с кручи, передвил двести сорок рбов и дюжину свободного люд. З последнее ответил бы зодчий - не окжись он см в числе рзмзнных по крутым ступеням. Вновь подняли влун через дв месяц, тоже не без потерь - но свободных среди них не было, и новый строитель получил нгрду. И еще около месяц ушло н то, чтобы превртить булыжник в лтрь, покрыв всю его поверхность кружевом резьбы и вытесв н верхней грни подобье громдной чши. Человек сейчс лежл в той чше, спиной к кменному ее изложью, к небу же - грудью, выкршенной в небесный цвет. Рз з рзом ритмично нпряглись его мышцы; был он могуч и держли его толпой (обычно же н это выделяют четверых и им не приходится особенно утруждть себя). Отнюдь не совершл он приписнных ему жутких деяний, д и вовсе ничего не совершл. Долго слишком пришлось бы ждть, пок объявится нстоящий преступник, схожий ростом и сложением. Но Шокойоцин об этом не узнет. Если уж среди прочих его никчемных блжей зтеслсь еще одн - о том, что для преднзнченного дел нужен лишь тот человек, которого и тк ндлежит лишить жизни - пусть тешится мыслью, будто все его укзнья выполняются в точности. Млдшие жрецы не скжут. Не скжет и стрший жрец. Уж тем более ничего не скжет тот, кто рспростерт в лтрной чше. ...И один из млдших жрецов шгнул к нему...

I

...И последние шги по окрине мисового поля: их еще можно сделть без опски Дльше - мощення дорог, дльше нчинется многолюдье. Будь внимтелен: дльше - многолюдье! Отсюд уже не были видны белоснежные пики: зкрывли их то постройки, то склы невысокие, ближние. Лишь вулкн Попокпетль, гигнт из гигнтов, время от времени высовывл в междузднный проем светлую голову. См город стоит н островх, с великим умением слитых воедино цепью дмб и мостов. И ткие же дмбы, по гребню кждой из которых идет дорог, соединяет его с берегми озер. Широки и удобны эти дороги, выложенные кменными плитми, с кнвми по обеим сторонм - чтобы сбрсывть воду нередких здесь ливней в соленые воды озер, с местми для менял и торговцев, площдями - тупичкми, н которые следует отступть толпе, когд всю ширину дороги знимют отряды воинов и слуг, сопровождющих носилки с блгородным путником либо с дргоценным грузом, следующим ко двору Првителя или в хрнилище одного из глвных хрмов. Столь удобны они для вржеского ншествия! Но не помышляют здесь о тком ншествии. И через все прострнство плотины влом влит сейчс мирный люд. Если и зетеслись в него воины, то - свои, из городских отрядов. Рзноголосый гомон удрил в уши, пестря толп поглотил зрение. Шли, обгоняя его, двиглись нвстречу сотни людей. Рдостно переговривлись они: в город пришел прздник. Врврской крсотой обрушился н него Теночтитлн, обреченный город, н который уже ншелся покуптель. ...Воины в мскх чудовищ и гирляндх цветов, ярким облком окутвшими их от плеч до голеней, тк что не видно под ним ни доспехов, ни оружия. ...Пилли, рестокрты в белоснежных нбедренникх, из числ Влдеющих копьем, держщиеся гордо... Блеск солнц н шлифовнной поверхности кменных блоков: вглядись - и увидишь отржение. Велико уменье здешних мстеров, велико их богтство, велик их ндменность. И велик сил городского воинств. И влсть жрецов велик - срвним только с нкопленной ими мудростью и зннием. И стршно, неизмеримо притягтелен город для всей долины Ангук, столицу которой он соствляет. Мудростью своей притягтелен, крсотой, мгией священнодейств, творимого в его хрмх... Д и воинской силой, если уж н то пошло. Рухни Теночтитлн - не выстоять и долине, пусть дже большинство ее обиттелей шлют столице проклятья чще, чем ккие-либо иные пожелнья. Но дже они, проклинющие, сейчс тоже спешт н прздниство - и восторг переполняет их сердц. Рухни Теночтитлн - будет утрчено не только единство Ангук. Утртится смо ее имя, утртится мстерство, утртятся знния... Безндежно будут рстрчены в млых и больших войнх жизни ее нсельников... А больше, чем войны, жизней возьмет голод - некому будет следить з полями; возьмут болезни - не стнет целителей... И совсем иной лик будет у стрны, которя встнет н месте Ангук - срженной, будто рб н жертвеннике. Иной лик, иное имя и иные првители. Иня история - прежняя будет оборвн. Теночтитлн же - пдет. Скоро. Совсем скоро. ...И снов нынешняя, еще не прервння жизнь великого город поглотил зрение и слух того, кто недвно ступил н дмбу, миновв мисовое поле. ...Ккой-то совершенно обнженный человек с тянувшимся узким ото лб до зтылк гребнем выкршенных в крсное волос н бритой голове - вот перед ним три шг свободного прострнств, люд рздется с шепотом боязливо-почтительным. Скорее это один из тинственного клн Ходящих Без Нбедренной Повязки, который нпрямую, миную жрецов, общется с богми и о котором никто ничего не знет толком. Ступет он медленно, лицо его то ли ндменно, то ли отрешенно от всего суетного. ...Ряды веселых, хорошо умытых и вполне чисто, хоть и бедно одетых попрошек-нищих вдоль стен домов: им кидют почтки мис или плоды кко, иногд же - мелкие зеленые перышки, которые тут же нкрывет торопливя лдонь. Изрядня это ценность - перо кетцля, дже крохотное, поскольку гордость кетцля столь велик, что он умирет в рукх поймвшего его охотник, не живет в неволе. Оттого служт его перья чем-то вроде монеты в большей мере, чем бобы кко, и уж куд в большей мере, чем золото. ...Но и пленные со скрученными рукми, шгющие меж живых цветочных стен охрны - прздник не для них, они не увидят зкт солнц. ...Но и убогие лчуги, вдруг прилепившиеся к хрмовому боку. ...И бредущя вдоль улицы стйк детей в ярких одеждх, с одурмненными нркотическим зельем лицми - они послушно семенят вслед з жрецом, кк з школьным учителем, но не в школу он их ведет... Путь их лежит туд же, куд гонят пленных. И, конечно же, ступенчтый склон пирмиды-теоклли прямо перед глзми. С великим уменьем воздвигнут он тк, чтобы быть видимой из любой точки город. Рдостно, ликующе вскричл нрод вокруг. Н вершине теоклли встл жрец - фигурк в черном одеянии. Он поднимет руку, покзывя то, что в ней зжто, зтем подносит ее к губм. И снов вскричл нрод, когд одновременно с этим возле жрец возникли еще несколько одетых в черное фигур - и, рскчв, швырнули вниз нечто, зскользившее по крутой лестнице к подножью ступенчтой пирмиды. Путник, который недвно вошел в город, миновв пересекющую соленое озеро дорогу-плотину, знл, что это з ношу они сбросили. Но тем не менее его плечи вдруг передернуло ознобом: видеть - совсем не то же, что знть... Обернулся ли кто-нибудь н это его движение, яснее всяких слов покзывющее, что он чужой здесь? Нет, никто не смотрел в его сторону. Взгляды всех устремлены н ступенчтый склон рукотворной горы - вернее, н то, что ктится сейчс по нему вниз. Вниз по ступеням теоклли ктится человеческое тело - лзоревым выкршен грудь, с левой стороны пересечення крсной полосой. Но подножья оно не достигет, тк кк вдоль одной из первых ступеней вытянулсь цепь стржи. Тм что-то происходит. Вот из-з стржников выныривют зкрытые носилки, влекомые четырьмя рбми. Трусцой рбы пробирются сквозь толпу. Судя по прогибу носилочных жердей, они держт вес примерно соответствующий тяжести сидящего внутри человек. Сдящего - или лежщего... Стрнно. Но, нверно, тк и полгется. Хотя, отпрвляясь сюд, он не знл о тком обыче. Ну, д не все обычи известны. И тем более - не все обычи известны ему: лишь некоторый минимум, без которого здесь не уцелеть. У него другя цель, для которой не требуется знть здесь все с полной досконльностью. Его дорог лежит следом з носильщикми. Именно туд ведет мячок пеленгтор.

* * *

Когд мяк нпрвлял его чуть в сторону от пути носильщиков, он все-тки следовл з ними. Они местные, они знют, кк лучше идти. Несколько рз это, действительно, помогло обойти очередной комплекс здний или кнл, куд он уперся бы, доверившись пеленгтору. Тк ему удлось сберечь немло сил и времени. Впрочем, время это уже ничего не решло. Сигнл пришел пять чсов нзд и сигнл говорил о смерти. Вживленный в ребро индивидульный дтчик синхронизоровн с сердцем и, уж если эт синзронизция нрушилсь... Теперь ндлежло спсти не жизнь, тело, если же это (что скорее всего) не удстся, тогд - выполнить то, что спстели между собой нзывли "шклья рбот". Збрть дтчик. Снять зписывющую кссету. Кссету - понятно: информция. А что ксется дтчик... Д, несколько рз исследовтели пропдли и не были нйдены, А иногд - их удвлось нйти слишком поздно. (Эпох Рейдов, героическя, легендрня и бездрня - в смысле результтивности. Он, мльчишкой прийдя в хроноспстели, еще зстл последних рейдеров: н них смотрели увжительно, звли поделиться опытом, но к оперциям допускли редко, в одиночку же - и вовсе никогд. Все-тки нвыки не те, д и подход иной...) Однко когд появились дтчики, см поиск превртился в рутину. Изъятие нет, но изымют только живых, только жизнь спся. Погибшему нет гробницы лучшей, чем тот хроноплст Рельности, которому он см, по собственному выбору, свою жизнь посвятил. Зто дтчик изъять... Нет, не сложно. Тяжело. И тяжело не технически, с иной точки зрения. Впрвлен-то он в кость, нмертво. Знчит... Знчит. Смысл этой процедуры кк рз ясен: чтобы не оствлось никких сомнений. Что-то смутное доходило до него: вроде бы кк-то рз... один из числившихся пропвшим... Но тм не шл речь о нмеренном хроноклзме, просто человек уж очень вжился в обрз, лет двдцть исполняя чужую роль, тк что он перестл быть для него чужой. А может, и вовсе ничего не было, дело двнее, темное. Двжды в своей жизни ему приходилось отпрвляться з дтчиком и об рз он с невырзимой остротой ощущл, что его действия плохо соответствуют термину "спстель". Сегодня - третий рз. Все. Пришли. Снов цепочк охрнников, окружющя невысокий хрм. Носильщики проходят без зтруднений, их, очевидно, и должны были пропустить. А ему следовть з ними нельзя. Черт с ними, носильщикми. Но кому в хрме нужен мертвец? Или это место для священной трпезы? Кк рз туд укзывет пеленгтор... Впрочем, укзывет он нпрвление, не место. Обойти кругом? Дв стржник, лениво склонив копья, перегорживют проход в сложенной из дикого кмня стене. Роль их явно скорее символическя. Символической является и внушительня с первого взгляд стен. В ней нет и человеческого рост, тк что перемхнуть ее... Пок что не стоит ее перемхивть. Лучше примкнуть к группе людей, столпившихся нпротив стржи. Эге, вон еще один проход охроняемый и толп перед ним. И вдли - еще... Н многие сотни метров тянется стен с проходми, окймляя что-то по окружности. И перед кждым проходом - люди. Они явно ждут, когд рзойдутся скрещенные копья стржников. Знчит, копья должны вскоре рзойтись? А пок - он стоял в толпе. Пхло душистым перцем, который служит здесь блговонием, и еще кким-то блговонными смолми. Пхло цветми - у многих н шеях висели гирлянды. И пряный зпх издвли уже взмокшие от жры, но чистые тел. "... Д будет вм ведомо, достопочтимые сеньоры, что жители Мексики, кковыми мы их зстли, не имея предствления о чистоте душевной, рвно кк о смой душе, непомерную зботу проявляли о чистоте бренного тел: дже у простолюдинов кждя женщин к приходу своего муж с поля готовит корыто горячей воды. Многие из нс сочли, что это не только нелепо, но и греховно..." Это писл еще один из ниболее культурных конкистдоров - прочие зписок не оствляли... Скоро, совсем скоро, когд Ангук стнет Мексикой жителям ее придется рсплтиться з свою греховность и нелепость. В том числе, хоть и не в первую очередь - з чрезмерные зботы о бренной плоти, среди коих и телесня опрятность, и искусство врчевния, и многое другое. Уже нчинют осознвть ценность всего этого и н родине контистдоров, уже не средневековье тм, Высокий Реннеснс - но не будет "людей реннеснс" среди тех, кто прммет учстие в зморской конкисте. Почему - "примет"? Уже принял! Уже прибыл н побережье, уже и приблизился к грницм смой долины Ангук. Но в мире, где нивысшя скорость передчи событий - рзмерення трусц бегун-скороход, словно отсутствует единовременность. "И хвтит об этом. Пок что ты - здесь, не в Мексике и не в Мехико, во все еще индейском Теночтитлне. И все дел твои - здесь." ...Сейчс его окружли кк рз ткие - "с поля пришедшие", трудяги. Впрочем, вот охотник н мелкую дичь со свернутой в шпочку прщой и пучком дротиков з поясом. А вон и двое пилли - но не очень высокого род, не их тех, что живут в отдельном квртле, грницы которого, зпретные для "пришедших с поля", очерчивет ров-кнл с кристльно чистой водой. Женщины тоже есть в толпе. Многие привели с собой детей: прздник ведь... И у кждого н плече или в рукх был мешок, рогож либо моток веревки. Это кк-то необычно, непонятно - но он уже видел здесь много необычного. Вероятно, еще немло увидит. Не его дело нлизировть непонятные события и дже отмечть их. Д и возможности ткие отсутствуют. Зднию это не мешет? Не мешет. (Здние его - отыскть того, кто кк рз и фиксировл все необычные черты здешней цивилизции. Вернее - тело его отыскть...) Он пропустил момент комнды - д и был ли комнд? Но укршенные перьями древки копий в рукх воинов поднялись вертикльно, открывя проход. Со смехом и шуткми проходил толп вовнутрь, скучивясь в узких вртх. Кто-то выкрикнул что-то веселое, подзуживя - и люди, вновь дружно зсмеявшись, перешли н бег, помчлись, будто соревнуясь друг с другом. И он тоже бежл и тоже смеялся, зстигнутый общим потоком - пок не увидел... ...Это было кк в тяжелом сне. Груд мертвых тел, голых, в крови, отчсти - рсчлененных. Именно туд, к ним ведет мячок. И к ним же бежит нрод, ликующе вскрикивя. Не только мешок был у кждого, но и нож н поясе. Нож из твердого, кк стекло, дющего острые грни черного кмня, который дже н солнце остется холоден. Недром здесь его издвно считют зстывшими слезми Иш Тб, богини смоубийств. (В его хроноплсте кмень этот носит нзвние "обсидин". Но - не вспомнить этого сейчс.) ...Они делили убитых, кк пищу - добродушно переругивясь. Не было жестокости в их действиях, был рчительня бережливость: кждый внимтельно следил, чтобы не выщербить лезвие о кость, потому что хрупок обсидин. Ко многому готовили его по прогрмме, и ко многому дополнительно он готовил себя см. К ткому - нет. И остновился н несколько секунд, чтобы отключить в себе чувств - нпрочь, кк свет выключют. З это время последние из толпы обогнли его. Длее он действовл, кк втомт. Быстрым шгом, не смотря по сторонм, прошел между телми, живыми и мертвыми (один эпизод все же достиг сознния через мысленный блок; пятилетний крепыш, весь костюм которого состоит их пер в волосх, обеими рукми держ ребро с куском сочщегося мяс, сосредоточенно вгрызется в него, кк в ломоть рбуз - и щеки его у него до ушей тоже будто рбузным соком измзны). Сигнл пеленгтор нестерпимо пищл внутри череп; и вывел его к одному из трупов, почему-то обезглвленному, с рссеченной грудью, выкршенной в небесный цвет. Вот! Конечно, вынести тело нет никкой возможности. Определить причины провл (причин смерти-то ясн...) тоже сейчс невозможно. - Мир тебе, Сльвдор Бойрель,- произнес он ритульную формулу, вствив в нее известное ему имя.- Прощй и прости... У него тоже был н поясе обсидиновый нож, и, в очередной рз, ощутив себя стервятником, он приствил его к покрытой синей крской груди, кк рз тм, где эт грудь был рзрублен. Теперь оствлось сделть круговое движение - и волнистя кромк лезвия отделит фргмент кости с дтчиком, нстроенным н биение двно уже вынутого сердц. Но движение это не было сделно потому что вдруг блеснул осколок кости в стршной рне - не совсем тм, где следовло ему быть. И взвыл ответно пеленгтор. Кк это? Н месте было основние шестого ребр, обнженное жреческим обсидином, вот оно, соединено с грудиной. И нет в нем дтчик. Дтчик же - здесь, в костном осколке, что положен прямо в опустевшую грудную полость, откуд вынуто сердце. Знчит... Знчит, тело не то? Но нет больше тел рядом, хоть сколько-нибудь похожих. И молчит пеленгтор, ни н кого не укзывя в стршной гектомбе. И некуд больше идти. И ничего не понять: вхолостую крутятся мысли. Сжимя стрнно обретенный дтчик, он нпрвился к стене. Должно быть, необычно он все же выглядел в своей оцепенелости, или удивило то, что руки его были пусты (никто ведь не мог зметить скрытого в лдони) - но толп вокруг згомонил изумленно-сочувствующе, кто-то, не скупясь, протянул ему кусок мяс из своей доли. Он отскочил, едв не удрив протянувшего. Ндо было уходить, срочно уходить отсюд, пок... - Тот, кто сзди идет, не боец, но оружье в его руке,звонко и чисто пропел юношеский голос в дльнем крю огороженной площдки. И срзу же несколько голосов подхвтили: - Он не боец, но оружье в его руке... Один из подхвтивших пустил петух и нд ним зсмеялись. Смятое нпевом удивление не успело перерсти в злость. Спсибо тебе, молодой певец, вовремя ты нчл, хотя и стрння у тебя песня, и вроде бы не к месту он... Нет, конечно, они не были зверями. Тут все вместе сложилось - привычк к смерти, которой немло вокруг, священный обычй, предписывющий вкушть плоть принесенного в жертву... Не в последнюю же очередь - желние, потребность ее вкусить: нет в здешних крях (пок что!) домшнего скот, рвно кк и хорошей охоты. А мис, дже когд его хвтет - отнюдь не всегд хвтет его - зполнив желудок, все рвно порождет тйный, ненсыщенный голод. Поэтому - тот, кто пл в бою, кто преступил зконы человеческие или чьей жизни возжждли боги... После определенных церемоний кровь его отдется богм, сердце - служителям богов, тело же - их пстве. Все очень просто. Это, между прочим, служит одной из причин притягтельности хрмовых прздников. Никогд инче бы не утвердился бы ткой обычй, не стл бы священным. Уж этот-то фкт кк рз относится к числу известных... И вот теперь бронзовокожий люд пел, мерно рскчивясь и хлопя себя по бедрм, теперь он снов был весел и доброжелтелен и знть не хотел, что уже звтр, кк и вчер, кждый из собрвшихся здесь вновь возьмется з мотыгу, если он крестьянин, з резец кмнетес, если он ремесленник-строитель, то и з боевую плицу, если воин он. И будет жить ожиднием следующего прздник. Пение прервлось рдостным воплем: н коллонде, изнутри примыквшей к стене (он только теперь понял, что это здняя чсть хрм, где скрылись носильщики), появились двое. Кк рз носильщики это и есть, хотя уже друие. И, рскчв, словно бревно, швыряют внутрь, н груду трупов, чей-то торс - голубя грудь, ноги отсечены... Ноги? У всех, кто лежит сейчс н поле смерти и служит пищей, отрублены ноги. Дже не отрублены, ккуртно вычленены по тзобедренному суству. У того же, в чьей груди окзлся дтчик (кк, кк он тм мог окзться?!), вдобвок еще и голов снят. ...Человек, выходящий с тем же, с чем и вошел - с пустыми рукми вообще-то мог вызвть подозрение. Но стржи дже не покосились, н него когд он прошел между них. Им все рвно. З стеной еще пели.

* * *

II

...Снежня целин будто вспорот чем-то громоздким, волочимым плшмя. Вот и то, что волочили - тяжелое бревно. К бревну цепью приковн кпкн о двух пружинх, в кпкне же - волчья лп в сосулькх смерзшейся крови. Дльше снег потревожен слбо - лишь идет по нему волчий след, трехлпый, ковыляющий. Вскоре он вырвнивется; и вот уже тянется ровня цепочк следов, тк что трудно рзобрть, н трех или н четырех лпх трусил зверь... И следы крови почти исчезли... Это было во время одной из спстельных экспедиций (конечно, не н волков охотиться он отпрвлялся - ккое-то из побочных событий, случйное, но яркое воспоминние). И вообще - не было, будет. Если будет. Но глвное, что будет оно не сейчс и не здесь. Хотя - кк скзть... Нет здесь снег, нет тких кпкнов. Нет и волков, если уж н то пошло. Знчит, один ншелся. Пусть не в зверином обличьи. Тк ли? Поди рзбери, что труднее - поверить в это или не поверить... Итк. Итк, есть несколько вринтов. По сути - три. Дже дв с половиной. Первый. Ты сейчс вернешься туд, откуд пришел. Выйдешь з пределы город, вызовешь кпсулу-мимикрино - и исчезнешь. В смом городе это сделть нельзя: слишком много людей собрлось в нем по случю прздник и нверняк хоть кто-нибудь, хоть мельком, д увидит, кк человек, сделв очередной шг, словно рстворяется в воздухе. Знчит, для возврщения тебе придется потртить еще дв-три чс - столько зймет путь до городских стен. Тм, откуд ты пришел, ты предьявишь дтчик. Он ведь для этого и преднзнчен, верно? И никто никогд не узнет - ничего. Верно? Только некоторое время спустя стршня волн элтропин, зряд рзрушения пойдет от центр хроноклзм, временой ктстрофы, кк рсходятся концентрически гигнские волны от подводного ядерного взрыв (стрые кдры, кинохроник - еще не обьемня, дже черно-беля). Успеют ли ее локлизовть, остновить до того, кк он, смяв, перемешет Рельность и Обьективность мир? И если д - то ккой ценой? Но почему ты вообще решил, будто исчезнувший возьмется менять Время - что з дикя мысль?! Почему ты решил, что это вообще возможно? Нконец, почему ты все-тки нзывешь его "исчезнувший", не "погибший" - кто тебе скзл, что он, нпример, не рстерзн в клочья (возможно это при здешних нрвх? Вполне возможно!), и все, что остлось от него - обрубок кости с дтчиком? Все эти вопросы не имеют ответ, дже теоретический - о принципильной возможности хроноклзм. Их словно выносят з скобки. А уж вопрос о возможности кких-то сознтельных действий в подобном нпрвлении - ткой вопрос дже не здется. Ни вслух, ни мысленно. Поствить его в хронослужбе - верх некорректности. Хуже, чем в викторинскую эпоху с обсуждением того, что нзывется "интимные проблемы". Что ж, у кждого времени - свои тбу. Тк откуд же твои соинения? Только ли оттого, что тебе приходилось видеть, кк волк, уходя от погони, отгрызет зщемленную лпу? Дльняя нлогия... Д не ткя уж дльняя. Поэтому второй вринт - не годится. Он дже не является Вторым Вринтом. Сущность его ясн: вернувшись - не молчть. Не просто предьявить дтчик, но и рсскзть обо всем, что видел и что понял, поднять всех н ноги, звонить во все колокол... А что ты видел? Что ты понял? "Очевидец" - тот, кто видит очми. Но кк быть, когд смотреть невозможно? Кк отличить подлинные воспоминния от морок, нвеяного тем невырзимо стршным, что ты недвно и в смом деле видел... А то, что ты вроде бы "понял" - уж не морок ли это? Првильные выводы из непрвильной предпосылки, или дже непрвильные выводы: гипертрофировння, болезнення подозрительность, сверхосторожность, для которой уже требуется иное нзвние... Может ткое быть? Опять-тки может! Нервные, дже психические рсстройств - "професионльня болезнь" спстелей. Кстти, и хронорзведчиков тоже. (Кков эвфемизм: рсстройств... Будто рсстройств желудк. Еще недвно это нзывлось инче: сумсшествие!) А кссет? Зписывющее устройство, которое несет н себе кждый, отпрвляющийся в дебри Хронос - под видом укршения, детли одежды, чсти оружия? Н сей рз, у тебя, он вмонтировн в брслет для левого зпястья. Пожлуй, при тком ркурсе он немногое уловил... Кссет ведь и вообще-то берет общий плн, о том, чтобы зпечтлеть мелкие детли, нужно специльно позботиться - было не до того, д и детли в смом деле мелкие, мельчйшие, рспознвемые скорее н ощупь... (Интересно, кк ты отрегируешь, если потом, по возврщении, все-тки выяснится, что зпись мелкие подробности кк рз зфиксировл - и все, вроде бы тобою виденное, н деле - плод бессознтельного кошмр? Едв ли... Но - тоже может быть!) В любом случе, проверить это можно будет только по возврщении. И при любом исходе трудно ожидть, что твои выводы (и фктов, скорее всего, не будет) встретят непредвзятое отношение. Видели ли они - те, кто будет двть им оценку - волк, оствляющего лпу в кпкне? Могут ли вообще предствить себе ткое?! (А кстти, не исключено, что могут. Возможно, оттого и "кпкн" ткой они придумли, хвтющий не з конечность, чуть ли не з сердце!) Если тк - тогд и впрямь удстся звонить в колокол и поднимть н ноги. И все вместе, здействовв все мощности хронослужбы, они сумеют предотвртить ктстрофу быстро и эффективно. И... Но это - если дело состоит тк. А может быть и не тк. Дже скорее всего что не тк! Помещение дтчик в грудной клетке, не н костях руки или ноги контроль конечно, д только, скорее всего, не тот. Цель его - достижение полной уверенности, что никто из своих не будет зтерян в Хроносе, не остнется без связи, пок он жив. "Пок жив" - не просто "пок цел"! Это ведь только при рзвитой медицине (здесь - кк рз ткя медицин), д еще здвшись специльно именно ткой целью (этого не должно быть ни здесь, ни вообще где-то) можно извлечь подобный дтчик, сохрнив при этом жизнь. А без руки остться - не в пример проще, и не по своей воле порой ткое в Хроносе случется... Опять-тки: см постновк вопрос иня. Не "нстигнуть", "нйти". В тком случе - никто не отрегирует н твое сообщение быстро и в срок. Проклятый принцип Оккм: снчл исчерпть все естественные обьяснения... Версия же нсчет "волк в кпкне" не только выходит з их пределы, но и будет, пожлуй, сочтен крйне неприличной, оскорбительной, прямо - тки недостойной обсуждения. Если мы будем доверять друг другу, д еще в тких вопросх - зчем тогд мы нужны... А естественные обьяснения - они, конечно, нйдутся, кк им не быть... Ты ведь и см уже нчл к ним склоняться, не доверяя ни своему рссудку, ни чувствм, ни предчувствию. Очень трудно смую стршную мысль додумывть до конц. "Хорошо, я еще вовремя успел... А то пеленгтор привел бы меня прямиком в одну из цтецких уборных". Нрочитя грубость формулировки помогл стряхнуть оцепенение. Время изменить нелегко. Дже если это возможно в принципе, то почти невозможно - н прктике, пусть кроме желния присутствует и уменье (не откжем хронорзведчику в должном умении). Д, почти невозможно это. Почти. Знчит. Знчит - вринт третий. А по сути - второй: ведь уже было решено, что предыдущий вринт не подходит. Еще точнее - вринт Первый и Единственный, тк кк не подходят ОБА предыдущих. Ты остешься здесь.

* * *

где незнкомые люди, с полуслов понимя друг друг, поют дружно и слитно, кк подобрнный хор... Поют они, кстти, рзделывя тел человеческих жертв, кк мясные туши... Где кждый чертвертый день - прздник, и в ткие дни все исполнены восторг и смой искренней доброжелтельности друг к другу, збывя дже сословные, имущественные, кстовые рзличия... Особенно - в тот нивысший момент ликовния, когд кровь очередной жертвы отдется богм... В мире, где создются поэмы кменного зодчеств и сложнейшие инженерные рсчеты - в многоцветном декоре мозики. В мире, где лекри-жрецы умеют исцелять людские тел много лучше, чем это будет под силу их европейским "коллегм" еще три век спустя - но горздо чще совсем иные мнипуляции проделывют с телми человеческими. В мире, где нескончемые ряды пленных тянутся к пирмидм, восходят н лтри венчющих их хрмов - но сми пленные при этом обменивются шуткми не покзной хрбрости, подлинного веселья: естественн для них ткя судьб, не рз и сми они отпрвляли пленников к своим богм и вот теперь нстло время им смим принят эту нивысшую почесть, достойную смелого воин, побежденного в сржении... Ты остешься здесь. Во всяком случе - пок не нйдешь некие докзтельств, которые могли бы полностью убедить хотя бы тебя смого. Или рзубедить. Ты остешься здесь и будешь искть, не зня, что, кого, где и кк искть. Не зня, стоит ли искть вообще. Но с ясным понимнием, что если искть все-тки стоит - то рзыскивемый нверняк сумел зручиться поддержкой верховной влсти. Стоп! А это мысль. Влсть - это кто? И - где? Это двор тлтони Моктесумы. Не обязтельно см тлтони, дже скорее всего не он см: будущее покзло (покжет!), что это не тот человек, н уверенную поддержку которого можно положиться. Но - кто-то из стоящих рядом. К счстью, все-тки еще недостточно рзвит структур упрвления огромной империи, рядом с утонченной сложностью в ней присутствует почти первобытня простот. Следовтельно - нет здесь пок что мест для зкулисных персонжей, действующих исподволь. Все ключевые фигуры - н виду. Это либо сми Првящие сверху (те из них, кто нделен умом и решительностью), либо, при отсутствии упомянутых кчеств - их ближйшие помощники. Ткие, нпример, кк верховный советник Тлкэлель - клоритнейшя фигур нескольких прошлых црствовний... Кто теперь знимет его место? Не известно: молчт источники. Это, помимо прочего, и должен был выяснить хронорзведчик - Сльвдор Бойрель... Чтобы сделть здесь и сейчс нечто, по-нстоящему мсштбное, ндо окзться н смом верху. Верх же - огрничен и просмтривем нсквозь, кк последняя, нивысшя, ближйшя к богм площдк пирмиды-тесклли. Выигрывя в возможностях, теряешь в необнружнности. Кк рз додумывя эту мысль, ты споткнулся. Не в переносном, смом прямом смысле: уже двно збывя смотреть под ноги.

* * *

Он споткнулся, чуть не упв. Тк углубляться в собственные мысли - вещь, между прочим, не простительня! Черт ли, дьявол, хроноклзм, устлость, зрелище смерти терять контроль нд обстновкой нельзя. Хорош, нечего скзть! Нклонился, потиря ушибленную ногу - и тк и змер в полусогнутости. Нечто торчло в древесном стволе н уровне его голеней, поблескивя трехцветным оперением. Не совсем похоже н стрелу, но все-тки, видимо, стрел. Извлечь ее? Нконечник и треть черенк, обломившись, тк и остлись в дереве (изрядно вонзилсь, однко!), но по уцелевшей чсти видно, что оружие это было куд толще, мссивнее и короче обычного. А прилетел стрел... вон оттуд, пожлуй. Оттуд, где что-то крснеет между стеблями примятой трвы. Это был круглый цтецкий щит: поперечный спил бревн с ншлепкой сырого кучук по внешней стороне, призвнной смягчть удры. Снружи выкршен в бгрянец, н исподе - бел от выстилющего его слоя стегнной вты, который тоже удры держть помогет. Щит лежит в кустрнике почти срзу з невысоким, но крутым влом. И по смому центру, тм, где уместилсь резиновя лепешк, он - не вл, рзумеется, щит - нсквозь прободен четырехгрнным отверстием. Интересно... Взобрвшись н вл, человек осторожно выглянул через крй его и тут же, не тясь, поднялся во весь рост. Площдк перед ним был пуст. Выглядел он тк, будто стдо бизонов (которые здесь не водятся) весь день билсь н ней со стей ягуров (которые не ходят стями). Конечно, все проще: здесь, по-видимому, тренировлись тельпочклли - выпускники воинской школы. Много тких школ внутри стен город и много при них боевых площдок - хотя и не только воинскому ремеслу в этих школх учт. Но воинскому -в первую очередь. Потому специльно вокруг школ оствлены, то и вновь нсжены учстки лес с плетением лин, нсыпны влы, изобржющие то горный склон, то крепостную стену. И видны н влх столбы с укрепленными щитми. Мишени. Один столб пуст. Не ншли сбитую мишень или не зхотели искть - беспечны цтеки, кк подростки, веселы и отчянны, кк подростки, жестоки, кк подростки же... Подросток - цивилизция. И не повзрослеть ей, не вырсти: уже ступил н мексикнскую землю Белый Зверь, смелый без отчянности, жестокий не от дикости, впитвший мудрость и злобу десятк веков. ...Вот здесь, кжется, мерялись силми в ближней схвтке умельцы рукопшного боя, сходясь стен н стену в диковинном тнце-сржении. В стороне - конусы из тростник: цель для прщников и копьеметтелей. А вот стрелкм из лук вроде бы больше негде рсполгться, кроме кк вон н той полосе возле смого кря. Д, негде. Только тм. Получется, что... Получется, что пролетев через всю площдку, стрел прошл сквозь щит, кк сквозь яичную скорлупу и, сорвв его, швырнул со столб по дуге з вл. Всего ей лет было отпущено шгов с полтысячи, причем треть этого рсстояния (от столб до того мест, где он выствил пернтый хвост поперек тропинки) он преодолел уже после того, кк изрядня чсть ее силы был истрчен н пробивние щит - перед ткими щитми и пули испнских мушкетов иной рз псовли... вернее - будут псовть. И силы этой остлось еще достточно, чтобы глубоко пронзить древесный ствол тк, что дже извлечь стрелу не удлось, не обломв нконечник. Многовто. Стршно могуч был лучник, неимоверно могуч. Только вот нет здесь тких лучников, д и лук соответствующий не сумеют сделть. Знчит, один сделли. Специльно для стрелк - богтыря. Н двдцть пять - тридцть миллионов нселения может отыскться феноменльный стрелок? Может. Недолго уж нрод Ангук по десяткм миллионов считть. Скоро, совсем скоро дже н немногие миллионы счет слишком щедрым будет. Сейчс не время предвться тким рссуждениям. Рвно кк и не время, пожлуй, оуенивть искусство здешних лучников. Хотя... Нет, не время. (Ккя-то зцепк все же остлсь в созннии, он не отгонял ее, но и не концентрировлся. В должный момент, когд добвится информция или прийдет осмысление, он вспомнит и рсшифрует ее, зцепку эту.) - Что, нрвится тебе цтецкя игрушк? Вопрос зстл его врсплох, он чуть не прянул в сторону - и только тут огляделся. Окзывется, з это время он длеко отошел от тренировочной площдки и нходился теперь н прежней тропе, примерно в том месте, где из дерев торчл стрел... уже не торчит - он у него в рукх. Хорош "зцепк", которя, выходит, поглотил весь обьем внимния! И снов: хорош ты, спстель, ничего не скжешь - хорош... Не спстель - рейдер. Рейдер... Вот и вернулось это слово. И слово, и понятие. (Хоть сейчс-то в отвлеченные рссуждения не вдвйся!! Если уж ты рейдер, если ты в рейде сейчс, не в спстельной оперции - двойня ответственность н тебе, двойня угроз нд тобой нвисет) - Нрвится тебе он, юный? Рейдеру было тридцть лет, н столько он и выглядел, несмотря н "индейский" биогрим. Юность весьм относительня с любой точки зрения, с точки же зрения жителя средневековой Мексики - тем более. Но тот, кто здл вопрос, имел прво тк нзвть его. ...С тких греки вяли этлон Блгородной Стрости. Седые волосы до плеч, скульптурной лепки лицо - мощью и мудростью дышт его черты, ткя же мощь и скупя мудрость движений сквозит в рельефе мрморных мышц под бронзовой кожей. (Ацтецкя игрушк"... Пожлуй, не вполне уместное нзвние для боевой стрелы. Но вжнее то, что сми себе цтеки цтекми не зовут, смонзвние их - теночки, откуд и Теночтитлн. Ацтек,- слово вполне "првильное", оно встречется в древних цтецких - теночских! - летописях, но сейчс - это кк негр ниггером нзвть). - Кто ты, древний? - Я - циу - сидящий рядом с тропой стрик демонстртивно шевелнул рогтым посохом, который держл в руке. (Но ничего не было н дереве посох, ни рисунк, ни резьбы, что могло бы служить племенным знком, понятным без слов). - А я - из город Тлсклы, торговец. - Я тк и понял, что ты из Тлсклы, но не торговец ты, юный, не товр ты продвть сюд прибыл. Не тревожся: я - последний, кто стнет об этом доносить. (И вновь он кчнул посох, потом уместил его поперек плщ-нкидки, прикрыввшего его тело от пояс вниз). - Что еще скжешь, древний? - Скжу, что вы, тлсклндцы, кк ящерицы: вм уже в который рз обрывют хвост, вы отрщивете его зново - вот уже сми готовы хвосты обрывть. А мы - кузнечики. - Кузнечики? (Или это очередное смонзвние, имеющее двнюю символику? Нет, не смонзвние... Это - смысл!) - Д, кузнечики, прыгуны трвяные, со сроком жизни от одного сезон дождей до другого. Жертв ловцу у нс - не хвост, ноги скчущие, но нет у нс зпс плоти и срок жизни ящеречного, многолетнего. Отбросив ногу, чтобы спсти жизнь, уже не имеем мы сил ее восстновить, тк и живем хромоножкми. Но все-тки спрячь то, что держишь в руке, ящериц, то ты можешь отнюдь не хвост лишиться, если тебя увидят люди Шокойоцин. - Чьи люди? - Тлкэлель Шокойоцин. Не притворяйся глупее, чем ты есть, ящериц. Это имя тебе ведомо, инче не был бы ты здесь. Неужели ты все-тки меня боишься? И - в третий рз кчнулся посох, вновь стновясь вертикльно. - Спрячь это, спрячь, ящериц. Может быть, ты и сумеешь отгрызть кое-кому хвост, от головы нчиня. Быть может, я дже успею увидеть это... Прощй, юный. Уместив рзвилину посох у себя под мышкой, стрик резко встл, перекинул з спину зеленый плщ, дотоле лежщий у него н коленях и побрел в сторону уличного шум, тяжело н посох опирясь. Рейдер в оцепенении проводил его взглядом. Лишь теперь он зметил, что стрик одноногий - левой ноги у него не было по пх.

* * *

Что это з термин ткой "рейдер"? Ну, конечно тк именуют того, кто ходит в рейды. Но это твтология, не обьяснение. А вот что ткое "рейды", чем они отличются от обычных экспедиций рзведывтельных, нучно-исследовтельских, дже спстельных - вм в хронослужбе, скорее всего, не скжут. Хотя тм дже сейчс есть ветерны Хронос, которые еще зстли эпоху рейдов. Ну, может быть, сми в них по молодости и не учствовли - но уж рсскзы о них слышли из первых уст. Тк вот, именно они-то и не любят об этом рспрострняться. Нет, если зтребовть у кого-нибудь из них официльный отчет, поднять рхивы нверно, можно получть должную информцию. Но тк не делют: не принято. Все. Что было - прошло. Можно считть, что и не было ничего. В результте млдшее поколение труженников Хронос вынуждено довольствовться слухми. То есть не то чтобы "вынуждено" - по молчливому соглсию, никто и не жждет вдвться в подробности. Но... В общем, кк будто получется тк, что глвное отличие двнего рейд от современной экспедиции - бсолютня доминнтность здния. Выполнение его - вжнее, чем смостоятельные плны исследовтеля, вжнее чем информционня ценность и нучня целесообрзность, дже вжнее чем... Но уже скзно: что было - прошло. Теперь степень смостоятельности кждого учстник экспедиции несрвненно выше. Хотя бы потому, что столь же несрненно выросл его компетентность и подготовленность, рвно кк и степень овлдения тйнми Времени: ныне все с Хроносом чуть ли не з пнибрт... Строго говоря, см мысль о том, что исследовтелю сейчс ндо двть ккие-то укзния, ствить ккие-то зпреты - тк вот, см мысль эт выглядит почти смешной. Почти. А ведь порой - не до смех. И не только потому, чтро рбот в хроноплстх и доныне остется весьм опсной.

* * *

И еще одн довольно неприятня ссоциция. По двней, устоявшейся нучной трдиции "рейдером" нзывют пиртский корбль. Вернее, не совсем пиртский: пирт "рботет" н себя, корср - уже н вольном нйме, он преследует совершенно определенные цели, дже с некоторым ущербом для личной выгоды. У корбля-рейдер же здчи определены еще более четко: он - пирт, но не морской рзбойник, он - н воинской службе, см себе не хозяин, о выгоде зботиться вовсе не должен, о собственной безопсности тем более... Цель его - ущерб противник. Кто противник - решет не он см: это одно из изнчльно зднных условий. Рейдер - воин. И з это зслуживет увжения ровно в той же мере, кк все прочие воины всех времен. Но воюет он по-пиртски. ...Все-тки это ссоциция, не нлогия. Нчть с того, что хронослужб не воюет, он - в крйнем случе (при спсетельных оперциях, нпример) ведет борьбу". Тк, кк борются с обстоятельствми, кк боролись рнее с природными ктстрофми: зсухой, нводнением... Понятию "противник" в ткой борьбе мест не нйдется. Тк? Д, тк... Во всяком случе - до сих пор было тк.

* * *

Прздник продолжлся. Тночтитлн кипел возбужденной жизнью, кк кипит вод в котле, перемешивя в своей толще яркие, пестрые, остро пхнущие фрукты. Он был теперь одним из этих плодов, и кипение швыряло его с улицы н улицу. Прв был стрый циу - полного соответствия облику, очевидно, не получилось и держться ему следует в толпе. И дже здесь, среди людского мссив, ему трижды был здн вопрос. "Кто ты"? Кждый рз он отвечл иное, уже не решясь нзвть себя выходцем из Тлсклы (не любят здесь тлсклндцев, кк покжет дльйейшее - обосновнно), но и теночком нзвться не решился. Н третий рз, дже не выслушв ответ, его усдили у костр, сунули в руку кусок жренного мяс (он вздрогнул но тут же рзличил тонкую косточку: это было птичье мясо), поствили перед ним глубокую миску с похлебкой. Голод и устлость, вспоров плст смоконтроля, выскочили нружу мгновенно, кк придонные хчизники бросются к дрогнувшему от прикосновенья добычи зерклу поверхности. Ничего стршного - в случе ндобности он без труд згонит своих хишников обртно. Но пок что блженством был горячя ед... тепло огня, возможность рсслбить тело... А ступня босой ноги все время чувствует то что положено н землю рядом с ней, стережет, не отпускя; Некуд ему было спрятть обломок, всей одежды н нем - нбедрення повязк; и он увил дерево цветми, превртив его в причудливый букет. Блго н кждом шгу здесь высится цветущий кустрник белые розетки, крупные, прорисовнные четко, кк звезды... Звезды... Кзлось, только что он зкрыл глз - но вот уже темно, и звездное небо опустило вниз тысячеглзый лик. Костер, возле которого он сидел, едв тлеет. Тк же, почти прогорев, тлеют и остльные костры по крям площди, зто в центре ее колышется огневой столб, вокруг которого, строясь и перестривясь в стрнном ритме, кружтся тнцующие шеренги. Утробно взрыкивл брбн, н дв голос стонл флейт, и в едином целом были сковны певцы, плясуны и зрители, глядевшие звороженно.

- Землю вод не оросит, блгоденствие - не осенит. Потому что злой день зхвтил ее, н чистую кожу пл, Рб пойдет з дровми - в лесу огонь, нечего брть. Мть многих сынов, жриц небес, поплсь в силки... Потому что...

Он перестл слушть. Кк всегд и везде, описние ктстрофы, гнев Бог или богов, потом будет чудесное спсение, принесенное неким героем, либо мрчное отсутствие оного - и героя, и спсения. Д послужит сие уроком. - Это сон был, во сне виденье пришло: Увидишь блеск, увидишь свет тогд нзд поверни. Услышишь крик, услышишь стон - тогд иди вперед. Тйное слово мольв стржм ворот - и с тобою они пойдут.

...А вот и првил поведения для того смого героя: - Стржи крик изддут - проклятия крик! Стржи бросят взгляд - во взгляде - во взгляде их смерть!

(Стрнный ритм - без рифмы,рвный, меняющийся, не совпдющий с ритмом тнц, с ритмом музыки, с движениями людей и с то видимыми - то нет, то видимыми - то нет в промежуткх между тнцующимиотблескми огня. Слдким дурмном обволкивет сознние ромт цветочных букетов и блговонных курений; многоглзый, зворживющий взгляд звезд земных и звезд небесных. Гул, гул брбнов и гулкое бормотние толпы, един голос ее, едины движения...) ..."Стржи ворот", ндо понимть - кк рз те, кто несет спсение или несет гибель... если не то и другое вместе: трудно рзличимы добрые и злые божеств цтеков, все они рвно любят кроввые жертвы... И тут он нсторожился. Уже не рябило в глзх от множеств фигур, у костр плясли двое в вихре рзвевющихся ткней, рзмхивя стрнными предметми, очертния которых почти нерзличимы из-з цветочных гирлянд.

- Тот, кто первым идет Не гонец, но жезл н его плече. Тот, кто следом идет Не боец, но оружье в его руке. Они, которые с ним идут, Те, что с послнцем рядом идут Муки просеянной не едят, Воды проточной они не пьют. Муж с женой рзлучют они, Стены городов сокрушют они, Из женского чрев исторгют дитя, С ними веревки, чтоб вешть влдык. Крик издют - проклятья крик! Взгляд бросют - взгляд их смерть! У того, кто следом послнц идет, У того, кто где двое идут - третьим идет, Лук из мир небесного - оружья его, Лук Кетцлькотль свой пересылет с ним, Лук по руке силы немерянной отдн ему, Перья кетцля - молнии мечет тем луком бог, Будут Дети Теноч непобедимы с ним...

Что-то пели, но он вновь перестл слушть. Выпрямились двое тнцоров, зстыв неподвижно. Один протянул вперед руку - и видно, что жезл в его руке, увитый цветми, и отблеск костр полыхет в чшевидном нвершье жезл, словно чш т полн крови. Второй повторяет его движение, взнося к плечу свое... оружие? (ведь "он не боец, но оружье в его руке") - однко не похож н оружие этот предмет, тоже увитый цветми, д и вообще ни н что не похож... И ровный, высокий звук прорезл хор флейт и брбнов. Звук спущенной тетивы. И кчнулись цветочные гирлянды, тетивой потревоженные. (Это не выстрел: стрел н тетиву положен не был). И срзу все стло ясно. Дже ясно стло, кого зовут Тлкэлель Шокойоцим и почему именно тк зовут его. ...Был молод империя цтеков, еще только стновясь Империей. И был человек по имени Тлкэлель - выскочк безродный. Но остновил н нем взгляд Тлтони Ицкотль, привлеченный его рзумом. И почти шесть с половиной кругов лет, шестьдесят четыре год был Тлкэлель вторым лицом в стрне, мудрым советником, подчиненным только смому тлтони, првящему сверху. Пятерых првящих сверху пережил он и вывел свой нрод н вершину величия, н горе всем остльным нродм Ангу. Без него бы не состоялсь Империя. И не устоит он без него. Но нет его больше, умер он полтор круг лет нзд в глубокой стрости. А "шокойцин"вообще-то переводится кк "юнош", но можно перевести и кк "последовтель". Нынешнего тлтони тоже ведь зовут Моктесум Шокойоцин, что знчит - Моктесум Молодой (хотя ему з сорок), Моктесум Второй, Моктесум Новый. Если угодно - Моктесум Мленький: мл он пред своим грозным прдедом, первым и предпоследним из Моктесум. Мл душой, чвнлив, робок и нет у него советник, рвного Тлкэлелю. Или есть? Выходит, есть... Есть некто, принявший имя Нового Тлкэлеля, который мудр нстолько, что не стл он переделывть ничего, не стл добивться большей сплоченности, менять отношения цтеков с соседями ничего не стл. Просто встретился в своих виденьях (или инче свою встречу подл) с Кетцлькостлем, Верховным Божеством. И тот нчертл ему рисунок необычного лук, либо дже обрезок передл - со Стржем Ворот, или инче кк-то... Не лук это, рблет. В Строй Европе один из римских пп дже издл эдикт, зпрещющий его . Но не кк "оружие мссового уничтожения": просто любой рблетчик, не обученный сложному и дорогому искусству блгородного боя, дже не будет вступть с блгородным рыцрем в схвтку. Срежет его з сотни шгов, не зботясь о прочности щит и лт - пробивет их рблетня стрел. Д, с тким луком Сыновья Теноч действительно будут непобедимы... И - мороз по коже. Потому что потомкм легендрного Теноч, основтеля племен цтецких, нельзя быть непобедимыми. А ндлежло им быть непобежденными в смом ближйшем будущем. И если сумеют они отбиться от зковнных в лты конкистдоров (с рблетом - сумеют), спся свое нстоящее, рзрушт будущее. Не только свое, но и всей Земли. Целиком и бесповоротно. ...Осторожно, незметным движением он отпихнул в сторону букет, скрыввший в себе обломок стрнной стрелы, короткой и толстой - рблетной стрелы... Прв стрик из племени циу: лучше, безопсней скрыть свое знкомство с "луком Кетцлькотля". И только тут сообрзил, что ндо бы удивиться сходству. И он, и тот, з кем он был послн, одинково мскировли оружие: увив его цветми, обесформив, превртив в укршение. Д, они могут незвисимо прийти к одним и тем же выводм... Пожлуй, это еще оствляет ндежду. ... Сознние возврщлось медленно. Первое, что он ощутил - это ремни н зпястьях и возле щиколоток, сковывющие мягко, но нерзрывемо. Видимо, ремни эти теперь были его единственной одеждой. И болит слев подреберье. Рнен, связн, обнжен...Кк все это могло произойти? И что, собственно, вообще произошло? ...Его пропустили во дворец. Он не мудрствовл особо, воспользовлся все той же легендой. " Торговец из Тлсклы" - это звучит, это предствляет интерес: непокорной Тлскле всегд уделялось особо пристльное внимние, торговцы ведь по совместительству знимлись и рзведкой. И кому же кк не Глвному Советнику, выслушть ткого торговц-шмн. Тем более, если знет Глвный Советник, что именно тлсклнцы вскоре сыгрют особую роль в конкисте, зключив с Кортесом союз... Если же не знет этого Глвный Советник - тогд вовсе бесполезно, бесмысленно-опсн встреч с ним. Но знет! И слуги его посвящены в плны своего Повелителя: дже более внимтельно, чем полглось бы, следят они з новостями из Тлсклы (ндо думть - не только из Тлсклы...). Инче вряд ли они тк срзу изьявили бы желние отвести к нему пришельц, желющего сообщить тйные вести - прямо сейчс, утр не дожидясь... Знчит - это тот смый Глвный Советник? Погоди. Пок что еще ничего это не знчит. Именно потому и не обойтись без личной встречи, что может ткя зинтересовнность иметь естественные причины. Очень дже может иметь! И вновь - кк удр боевой дубины, обрушилсь н него крсот рсписнных фрескми стен, которые вскоре уйдут под фундмент нового дворц. Вполне стндртного дворц в испнском стиле - жилищ губернтор. Но пок что - сквозь поэму крсок и кменной резьбы шел он, и журчл вод в руслх рукотворных ручьев, окймляющих злы, и многотонной путиной нвисло нд ним журное кружево прорезных сводов, и живые деревья, угнездившиеся в сердцевине дворц, порой внезпно перегорживли путь и прирученные птицы без стрх перепрхивли между их узловтыми ветвями. И - призрчный свет, льющийся непонятно откуд; дже он не вдруг сообрзил, что струится этот свет из хрустльных оконец, з которыми стоят лмпды или фкелы. А в оствленные для древесных крон проемы по-прежнему зглядывют лики звезд - сми боги зглядывют, ибо нет в здешнем пнтеоне звезды, не посвященной кому-либо из богов... Сопровождли его или вели? Кем вступил он во дворец - вестником или пленником? Пок что нет ответ н этот вопрос... Но в любой момент может он стть пленником, дже если сейчс тковым не является. И мертвецом тоже в любой момент стть может. Впрочем, это не тк просто, кк, должно быть, кжется его сопровождющим (конвоирм? проводникм?) Но, пожлуй, и не тк сложно, кк предствляется ему смому... (Что он вообще здесь делет, кк он мог пойти н ткой "риск?! Рейдер - не имел прв. Выходит, он все-тки не совсем рейдер). Хотя есть для этого почти безумного в днной обстновке поступк и некий резон, понятный дже для рейдер. Дело в том, что все предложения пок что гдтельны. Докзтельств - точнее, Глвного Докзтельств, снимющего все сомнения - нет. А то, что есть - конечно, мтерил к рзмышлению, но... Достточно ли этих днных, чтобы побудить тех, от кого звисит принятие решений, н действия мгновенные и при этом ктивнейшие? Не осторожня рзведк, не сбор новой информции - едв ли не открытое вмештельство, причем именно сейчс, ПРЯМО СЕЙЧАС, невзиря н изрядный риск смим "нследить" во Времени?! Пожлуй, ткого еще не было... Действительно, не было! Но что делть, если существует ткя вещь - "временной цикл", и он огрничен, и если опоздть, дть событиям выйти з его рмки - все, можно уже не спешить: незчем... И Хронос уже выключил чсы, и пок не упл флжок... Но! Но если тк - то тем более скорый ндо было вызывть кпсулу мимикрино и ктивизировть прогрмму "Возврщение". Во всяком случе, с точки зрения рейдер. Вот именно. Богу - богово, но кесрю - только кесрево. Кк спстель, не кк рейдер все-тки, он отпрвился сюд. И впервые у него есть возможность по-нстоящему спсть. Спсть не только весь Хронос в целом - но и того, з кем изнчльно явился в этот Хроноплст. От чего? Нйдется, от чего... От себя смого - если уж прочее не поминть. Д уж и от нстоящих рейдеров, которые непременно явятся следом (допустим, их нет сейчс - появятся ведь!). И этих будущих рейдеров спсть ндо - от того, чтобы не стли они рейдерми нстоящими. А зодно - и свой хроноплст от ткой вещи, кк возрождение рейдерств...

* * *

"Вот, кжется тогд все и случилось. Я кк рз успел додумть эту мысль перед очередным поворотом в очередной из боковых коридоров. А потом..."

* * *

Очередной поворот. Очередное дерево, бережно сохрненное при постройке: мощный угловтый ствол, много стрше стен дворц, уходящя в потолочный проем крон с неизменными птицми - живым укршением; они возбужденно перепорхивют по нижним веткм... Сейчс поздний вечер, почти ночь. Может быть, не обязтельно птицм дремть (не спли ведь они н деревьях, что уже поплись им н пути прежде) - не смещен ли их суточный ритм искуссной дрессировкой? Но тревожиться им во дворце - не из-з чего. Особенно ночью, которя все-же смиряет нстороженность дневной тври. ...И когд сверху, рскрывясь н лету, низверглсь сеть - он успел уклониться. А четверо его провожтых лишь бесцельно придвили кря сети; придвили умелым, слитным движением - которое, однко, зпоздло в той же мере, что и бросок сети. И срзу стло ясно: здесь ждуть именно его. Его - или подобного ему. "Торговц из Тлсклы" не стнут брть с ткими предосторожностями. Время рзведки, время спстельной оперции прошло. Сейчс пришло время сржться - не для того, чтобы победить, для того, чтобы уйти. Это будет нелегко. А уйти, никого не убив - еще труднее. Поняв свою ошибку, четверо сопровождющих бросются н него. Они явно обучены искусству ближнего боя, но - недостточно быстры, к тому же безоружны (у двоих, кжется, обыкновенные ножи з поясом, но они не пытются их выхвтывть). Их, действительно, не приходится ни убить, ни дже исклечить. Еще успевет упсть последний из них, когд опсность обознчется з спиной: не глзми - кожей ее чувствуешь, всем телом, шестым - седьмым двдцтым чувством. Но не для того он только что уберегся от нпдения сверху, чтобы пропустить его сзди. Поворот, зхвт - нпдвший, продолжя движение тки, силой собственного броск выворчивет себе плечо, подрив свое оружие рейдеру. Вот он и снов вооружен. Но время уже потеряно. Где-то в глубине дворц мерно зрокотл брбн - и мгновенно будто возникнув из ниоткуд, поперек коридор - спереди и сзди - встют две живые стены. Белые, будто снегом они обсыпны: куртки-доспехи из стегнного хлопк, деревянные шлемы с зкрывющими лицо плстинми в виде морд фнтстических, немыслимых зверей-чудовищ... Н левой руке у кждого воин - круглый щит, по внешней стороне облитый слоем сырого кучук - не прорубить его, не рссечь; в првой руке... В првой руке - то, что и у него в рукх сейчс. Мгувитль. Меч-дубинк: плоскя основ из твердого дерев, выложення по крям слезми Иш Тб. И призрчный свет пляшет н обсидиновых вклдышх деревянных мечей... Стршное оружие ткой меч, рубит он незщищенного человек до пояс - но, кк стекло, рзлетится при удре о стльную броню. А скрестившись со стльным мечом - выкрошится. Д, недолго остлось цтецким мгувителям до встречи со стлью. Но сейчс - дерево и кмень в его рукх. И ни щит нет, ни пнциря из стегнной вты. И спсительня кпсул, невидимо для окружющих следующя з ним, ориентируясь по сигнлм его индивидульного дтчик - столь же недосягем сейчс, кк если бы и вовсе отсутствовл он в этом хроноплсте. До нее - немногие десятки метров. Но между ними кменные стены дворц и живые стены воинов. Поплся! Впрочем, еще не совсем... Д нет - поплся.

* * *

Пор открывть глз. Он нходился... нет, уже не во дворце. Комнт о трех стенх, вместо четвертой - невысокий, по грудь брьер. Но, похоже, это брьер нд пропстью: уж конечно, не поместят пленник сюд специльно для того, чтобы он мог уйти через отсутствующую стену! Древний некдот про индейцев - "А н третий день Зоркий Сокол зметил, что в сре нет стены". Столь древен он - чуть ли не эпохи индейских войн еще! - что, нверно, только в хронослужбе и мог сохрниться. Определення доля смысл есть дже в тких бородтых шуткх (до шуток ли сейчс?!). Все т же подростковя беспечность юных цивилизций не рз игрл с индейцми злую шутку. Вскоре это повторится: осдив в том смом дворце, куд столь неудчно проник он см, отряд конкискдоров - будут яростно штурмовть его индейцы от утренней зри до вечерней, но не долее. Вечером же рзойдутся они н ночлег по домм, дже не выствив чсовых. И уйдут из осды их врги - уйдут, чтобы вернуться вновь, чтобы смим взять город в осду... Но сейчс тк не будет. Ни с городом, ни с ним - рейдером. Сейчс детей ТЕНОЧА нпрвляет ткой опыт, ткое знние, рядом с которым не только они - но и их врги детьми покжутся. Знчит, брьер - нд пропстью. К тому же он связн. Д и здесь, в трехстенном зле он не один. Трое воинов в ряд стоят з его спиной, у ближйшей из стен (дверь - тм?). Трое воинов при оружии, в боевой рскрске похожие кк бртья - и друг н друг, и н тех, которые стеной встли перед ним тогд, чс, день или неделя нзд .

* * *

Тогд было - тк: Без рстерянности, но и без ндежды победить, смотрел он н дв сходящихся строя между которыми нходился. Путь вперед и нзд - зкрыт. Путь вверх по стволу дерев, в обширный потолочный проем? Это ловушк: ведь нверху скрывются те, кто метнул сеть - прямо в ветвях они или н крыше. А лзнье - не бег и не прыжок; дже рейдер не сможет зщитить себя от нпрвленных в него удров, крбкясь по колонне древесного ствол. В этот миг знвешенные чем-то стенные ниши спрв и слев от него рспхнулись, исторгя из себя нескольких воинов со стрнными дубинкми в рукх. Но не для того он только что избежл тки сверху и сзди, чтобы пропустить нпдение сбоку... Их тоже не пришлось ни убить, ни исклечить, однко миг спустя он лежл н мрморных плитх пол, выпустив свое оружие. Ничего стрнного в нем не было: обычные боевые плицы, но - обмотнные несколькими слоями мтерии. Не убить - оглушить. Живым взять хотят. Ну, лдно... Четыре плицы, преднзнченных для несмертельного удр, лежли н полу. Четырежды метнул он их: две - вперед, в строй, ндвигвшийся из глубины дворц и две - нзд, по строю, зкрыввшему выход. Двое пли с одной стороны, один - с другой; и одн плиц неудчно врезлсь в смый центр - и отскочил от слоя резины. Вот и еще трое не убиты, но лишены боеспособности... Остльные продолжют нступть. Ничем пок действия рейдер не облегчили ему глвную и единственную теперь здчу: выйти н открытое прострнство - туд, где можно вызвть спстельную кпсулу. А уйти, прорвв сомкнутые ряды, не сможет дже он. Он прислонился спиной к дереву, обеими рукми изготовив для удр свой мгувитль. Совершенно не знл он, что будет делть дльше: бить плшмя, н оглушение, рубить по мышцм плеч и бедер, или... И тут сврху, все с того же дерев, н него обрушились люди. Тк, кк пдл сеть, спрыгнули они; и, словно ячейки сети, еще в полете рспхнулись руки кждого из пригнувшись - н зхвт... Все решилось без его воли. Мгувитль будто см - именно см! - опоясл его кольцом обшдин, мгновенно нполнив зл свистом плстемого воздух. Ни н миг не остновились смыкющиеся шеренги, не стих рокот бубнов з их спинми. А рейдер уже стоит по грудь в куче рссеченных тел. И один из убитых (горизонтльный удр перерубил его туловище пополм н уровне пояс) нмертво сомкнул н нем обьятья - то ли проводя зхвт последним сознтельным усильем, то ли, без рзум, судорог гонии срботл... Теперь можно было попробовть уйти в проем нд головой - ведь нет уже зсды сверху (или есть? или не все рзом кинулись?) Но рейдер и не пытлся сделть это. Дже не пытлся он высвободиться из обьятий мертвец. И ни одного удр он больше не ннес, когд сошлись вокруг него ряды воинов...

* * *

Итк, он связн. Смо по себе это не проблем: нет тких ремней, которые можно ндолго опутть рейдер. И спстеля тоже между прочим. и нет ткого обрыв, который стл бы для рейдер (и опять тки: для спстеля) бсолютно непреодолимым препятствием. А уж трое охрнников тем более препятствие преодолимое, хотя и с известным трудом. (Воспоминние-вспышк: судорожное, почти лскющее обьятие мертвых рук... Не вспоминй. Мудроть рейдеров: что было - прошло. Ты - рейдер. И уже никем иным тебе не быть). Но вот все вместе: стены и пропсть, зпертя снружи дверь (конечно, снружи он зперт!), веревки н рукх и ногх, д еще вооруження охрн... Следует признть: все вместе - это серьезно. Это кк рз то, с чем не спрвиться. И еще из этого следует, что он, пожлуй, проигрл. Проигрл дже более серьезно, чем тогд, во дворце. Проигрл окончтельно. Д еще и рн... Рн?! Он рывком вскочил - штнуло от боли в боку, но удержлся н ногх связнных. Грудь перебинтовн поперек. И слев повязк приходилсь кк рз по уровню последнего из ребер, где он соединялсь с грудной костью: тм и сосредоточился болевой очг. Все ясно. В общем-то можно было предвидеть. - (сволочь - произнес он скорее рстерянно, чем со злобой. А кссет? Нет кссеты н шее. Вот этого он не ожидл никк. И совершенно не предствлял себе, что ему делть в этом случе. Хотя - тем более предвдеть можно было: - Ах ты сволочь - повторил он в еще большей рстерянности. - Это в мой дрес? негромко прозвучло в ответ. То, что говорил отвечющий н интерлингве, не удивило рейдер: он уже понял, с кем ему предстоит бесед. Но никого не было рядом, кроме безмолвной стржи. - Где ты? - Я в хрме Солнц, что н северной трибуне площдки для игры в мяч володр (голос рздвлся, кзлось прямо из кменной призмы, высившейся перед смым брьером),- ты же в хрме Луны. Н южной трибуне. Между нми четырест локтей, но говорить мы можем без крик. Звуковой кнл соединяет дв лтря. - Где ты? - вновь повторил рейдер, имея в виду нечто иное, чем координты или возможность общения. - Если хочешь, можешь меня увидеть. Подойди к огрде - медленно и без резких движений, чтобы тебя не зрубили. Вниз прыгть не советую: до меня не доберешся. Ты дже в теперешнем положении сможешь, пожлуй уцелеть после прыжк с десятиметровой высоты, нверх... н ткую же высоту не взлетишь. А стен вокруг площдеи без выходов, игроки спускются по веревкм, которые убрны теперь. В подступющих сумеркх едв угдывлсь фигур человек. Н противоположной стороне кменного колодц, по грудь скрытя брьером. - Ты уверен, что я попытюсь до тебя добрться? - Конечно, попытешся. Хочешь рсскжу, кков был твой плн? Ты добился бы встречи со мной и - отключил бы меня тут же. Временно. Или нповл, инче бы не смог. Зтем пострлся бы вызвть кпсулу - потолки в глвных злх высокие, д и оконные проемы достточно широки, вот почему тебе встречу устроили еще н подходе, в коридорх - и мы вдвоем исчезли бы в воздухе н глзх у ошеломленной толпы придворных. Это уже прямое вмештельство - но дже н это ты бы пошел, чтобы добиться эффект "дурного знмения". Првильно? Это было не совсем првильно - но лишь в том смысле, что столь детльно рзрботнный плн у рейдер не сложился. Говорить об этом, конечно не стоило. Пожлуй - вообще ни о чем не стоило говорить. - ... А потом, конечно, последовло бы еще несколько знмений, достточно зловещих и недвусмысленнных. К примеру, исполненный ярости Пернтый Змей, во гневе сокрушющий им же послннвй лук виткми своего тел - тк, кк удв сокрушет кости жертвы... Ткой сон, одновременно приснившийся всей жреческой верхушке, был бы истолковн вполне однознчно. Особенно после моего исчезновения... Тк? - Тк - ответил рейдер. Молчть тем более не имело смысл. - Ну, рзумеется... Вот почему я дже сейчс не спешу окзться в пределх твоей досягемости. - Кк ты меня вычислил? - Это не секрет. Никто из хронопроходцев ни при кких обстоятельствх не рсстется с кссетой. У меня он был змскировн под глинянную свистульку, у тебя - инче, но все рвно ткя мскировк ... Это не вызывло подозрения среди теночков, но я ведь не всегд теночком был. А вот кк Ты меня нйти сумел? - Не скжу. - Скзл бы, будь я и впрямь теночком. Впрочем, и тк зню. Кто-то из воинов, н прзднестве бывших, о тйне збыл. Детишки... - А кто же ты теперь, кк не цтек? - слово это рейдер подчеркнул, вложив в него дополнительную долю оскорбления - и кожей почувствовл, кк оплил его ненвисть стржников, стоящих з спиной: только это слово они и поняли. - Прекрти пясничть. Лдно? - горькой устлостью веяло от этих слов. Нелегко историку превртиться в обьект истории, индейц ХVI-го век. Все вопросы он уже себе здл и ответ н них см себе дл, душу свою пополм рзрывя. Не рядовому - спстелю (или рейдеру - кто он теперь?) рзубедить в првильности выбрнного пути, но тяжел эт нош, тяжел... - Тк кто же ты сейчс, кк не цтецкий сновник, рспоряжющийся Солнечным и Лунным хрмом, жрецми, воинми, слбовольным импертором? И чего ты хочешь добиться? Отрзить тку испнского льв во имя орл цтецкого? Не стоит ли один другого, в их теперешнем виде-то? И см ты лучше ли ты любого из жрецов, конкистдоров или инквизиторов? Твой, теперь и мой дтчики... См ты их вклдывл в грудь жертве либо поручил кому-то одному из своих рбов, нпример? А может, и резл - тоже см, собственноручно?! Отчянье, гнев, бессилие - все смешлось в этом всплеске. Он дже не помнил, н кком языке говорил...Не говорил - орл. Уж не н цтецком ли? Теперь и его собеседник тоже говорил клокочущим от ярости голосом. Но нет, все-тки не ярость пробивлсь в нем, т же горечь, тярское нпряжение. Трещит мыслення плотин, нпор бешенный сдерживя. - Отвечю тебе по порядку, если ты услышть способен. Нет, не слилось мое восприятие мир с тковым у теночков - пок не слилось, жль, ндо воспринимть чужую культуру, кк он есть, к себе не подгоняя, можешь ты это понять?! А лев - лев хуже орл, многокртно хуже! И ты см это знешь, блго подготовку проходил. Не срвнивю я число жертв - но ведь несрвнимо оно! Пустыней ляжет долин Ангук д и вся Центрльня Америк, дже земли тех племен опустеют, что уже перешли под львиную лпу, выбрв рбство вместо гибели. Не ляжет теперь! Вот и отет - чего я хочу добиться. Хочу я, чтобы мстер, устроившие вот это ккустическое чудо, не были убиты, продны в рбство, не сгнили от "огненной воды" или простых, зурядных болезней, к которым у них нет иммунитет. И быть может, цивилизция, которя взойдет при тком обороте, не сумеет безрзлично смотреть, кк гибнуть люди в иных хроноплстх... Об они недолго змолчли , понимя бессмысленность спор. Все рвно никому никого не убедить, об в своей првоте уверены, кждый из них ннизн н извилистое древко проходящего нсквозь копья Пути, собственного выбор. Но понимли они и то, что вскоре спор продолжт все же. Просто для себя. Просто - потому что не с кем им здесь спорить об этом, кроме кк друг с другом или с смим собой. - это "кустическое чудо", звуковя линия - что он соединяет? Алтри? Точнее уж сформулируй - жертвенники. И не н этом ли жертвеннике после игры в мяч... - Д, н этом. Кпитн победившей комнды обезглвливет кпитн противник. Но не путй дикость с жестокостью.- (и дрогнул рейдер: это был его мысль) - победитель и см для себя при проигрше иной судьбы не ждет. У нс теночков, много грехов, одного нет: лицемерия, нет двойного стндрт. И когд дорстут нши потомки до высшей гумнности - теперь будет у них шнс дорсти.- Они не смогут отстрненно смотреть н боль и гибель других людей, других цивилизций. Не смогут посылть туд нблюдтелей с чисто нучной целью, чтобы не спсти, узнть. Нслдиться чужой гонией, обртить ее в знние, поглотить их, кк пищу, кк живое трепещущее мясо... Трупоеды. (Последняя фрз вызвл в пмяти рейдер совсем иные, недвние события столь яркие, что их пришлось тут же погсить, дбы не утртить нд собой контроль). - Вот и ответ тебе, чем я лучше любого из жрецов. А чем лучше ты?! Д, я не спсю всех, кого мог бы спсти - не спс и двоих, чьи тел были выдны з нши, з мое и з твое. Но я спсу многих, вы же - никого. А погибшие... Те двое не н жертвоприношение были обречены - н кзнь, причем з преступления стршные. Из-з меня здесь никто дополнительно не погиб, не был исклечен. И снов об молчли долго, силы свои исчерпв. - Ты не первый, кто совесть свою одолеть не мог. Но первый из тех, кто одолел совестью рзум. В конце концов, не можешь - уйди! Знл ведь, н что шел... Н этот рз лтрный кмень отвечл еле слышно, шепотом лиственным. - Я не ммогу уйти... Я здесь. И здесь меня - двое. И крик ндрывный: - Имя? Имя мое помнишь?! Тишин, колокольно звенит в ней почти нерзличимый для ух писк летучих мышей, н ночную охоту вылетевших. Д, уже ночь нступил. - Имя мое Сльвдор Бойрель. Бойрель, пехотинец из Кстильи, один из спутников Кортес. Он оствит мемуры, именно из них историки прошлого узнют подробности гибели Теночтитлн. А историки нстоящего - из моего отчет должны были узнть! Ну, и не узнют теперь, не будет этого нстоящего. - Это твой... - Д. Прпрпр - двдцть восемь рз - прдед. Сохрнилось семейное предние, документы... А глвное - видел я его. Специльно слетл н мимикрино в Кпы Сы - Антонио. Кк в зеркло смотрел, дже стршно фмильные черты через десятки поколений. То ли вздох донес лтрь, то ли смешок, то ли шелест одежды. И - тишин А вот ткого не бывло ни рзу. И тут рейдер ничего не мог скзть. И никто из рейдеров прошлого не ншелся бы, что скзть... Плсты Времени, в которые уходят рзведчики, достточно удлены от их собственного плст. Свой этнос, свой регион иногд еще можно рспознть при тких перемещениях; свой род - нет. Кк поступить, если в глубинх Хронос повстречл смого себя? Пусть и в обличье одного из своих предков...Ясно - кк следует поступить. Никк. Ничем твой генотип, пусть дже повторенный двжды ( пусть дже н уровне общего сходств) не зслуживет особого внимния. И семейные предния тоже ничем не лучше всех прочих предний, которыми полон Хронос. А в днном случе - выбор был сделн не ткой, кк СЛЕДОВАЛО. Но ткой, кк был сделн. И нет ему нлогов. (Дже тот один-единственный случй, о котором передвлись легенды, дошедшие из эпохи рейдеров в эпоху спстелей - нлогом не является. Тм, по слухм, кто-то из рзведчиков тоже встретил "смого себя", но н ином уровне: не предок, двойник. Не Рок, совпдение. И с этим двойником они то ли обменялись ролями, то ли еще что...Ккя рзниц! Все тм иное было: степень необртимости, степень вмештельств...) Бойрель, один из конкистдоров. Один из немногих, кто окзлся достточно умен, чтобы не только убивть и рзрушть - но и осыслить. И достточно грмотен, чтобы не только вспоминть - но и зписть воспоминния. Его "зписки" остлись неизвестны современникм. Лишь в двдцтом веке (или дже в двдцть первом? Во всяком случе, до овлдения ключом к Хроносу) были они обнружены в одном из рхивов. И потрясли исследовтелей своей полнотой, детльностью, кроввой убедительностью - тк, кк потрясет полотно великого художник рядом с нброскми середнячков-ремесленников. Дже экспедиции в тот хроноплст, где он сейчс нходился - снчл рзведовтельные, потом исследовтельские, теперь вот и спстельные...дже они сохрнили что-то от того двнего потрясения, уже относящегося к Истории... Кк-то весь этот проект нзывлся ...чуть ли не "По следм Бойреля" - стрнное, неуместное нзвние допустимое только в книгх для подростков. А з происхождением отпрвляющихся в Хронос - кто следит? Никто. Это один из "нездвемых воросов" - тким ему быть и впредь, чем бы ни зкончился этот рейд. Может быть, улыбнулся кто-нибудь ткой стрнности: и фмилия совпдет, и дже имя - может без улыбки принял этот фкт. Имя же его в переводе с испнского ознчет... - Имя его и мое - Сльвдор - переводится кк "спситель". Ты - спстель, я - спситель... - Почему? - Потому что один Бойрель рзрушил, другой - спсет... Рзные пути есть для спсения. Я выбрл - простейший. Без перемен, пришедших извне: сми рзберутся, сми переменят... - Поэтому... - Поэтому - не лошди, не обрботк желез, не огнестрельное оружие, тем более... Чуждо, не приживется срзу - времени ведь у меня мло... Ни времени, ни Времени. Д и зметят спсетели-соглдти вроде тебя... Извини. Принцип действия - вот что ткое рблет. Не сложней, чем те устройств хитроумные, с помощью которых теночки глыбы весом в сотни тонн н вершину теоклли возносят. Не многим трудней в изготовлении, чем обычный лук: стли нет - но то же упругое дерево, костянные нклдки, сухожилия,- и сил удр почти рвн обрзцм европейским. И теперь, в "ночь печли", что уж не з горой, не беспорядочня орд кинется в тку н моего прдедушку и иже с ним. Встретит их злп стрелков искуссных, хорошо обученных, с оружием, мощностью не уступющим ипнскому, числом переходя в сотни рз.

* * *

Д, он все продумл. Безумец он или гений, но плн его генилен именно, генилен в своей простоте... Нечего возрзить. И не зчем. И не хочется возржть. Но тут что-то шевельнулось в мозгу, воспоминния пробуждя. "Я-циу" - и кчнулся демонстртивно посох-костыль... Носильщики, скрывющиеся в хрме, обезноженные тел н его здворкх.." из-з меня никто дополнительно не погиб... не исклечен..." - Ты глупец, друг мой. Быть может, ты не плох кк историк, но узки твои знния. Костяные нклдки, сухожилия деревянной дуги - откуд? ПАуз недоумения. - Вот это-то не все ли рвно? Лм, медведь, ягур... бизон, в конце-концов... Мло ли четвероногих! - Мло, Спситель, мло. Лм - южнее., бизон - севернее, мыслимо ли в короткий срок добыть должное число хитрых, свирепых, скрытых хищников вроде ягур? То, что нет и утеков охотничьего промысл - кроме мелкого и животноводств - кроме мелкого же, ты должен был знть, хоть ты и не биолог. И тем более ты должен был знть, кк цтеки, д и соседние племен, эту проблему решют! (Снов шевельнулись сьрхи. Теперь рейдер знл, н кком языке он говорит: н цтоковом. Понять - то есть постигнуть смысл его речи - охрнники, конечно, не смогут, но опсно по-цтцки цтек цтеком нзывть. Пок что они сдержлись, кк и в прошлый рз; однко не всегд воины-цтеки... теночки повинуются дже строгим прикзм, призывющим их к сдержнности). - ...Тк что усли до сих пор не понял, сейчс знй: рз единственное доступное мясо здесь - человечин, то и... Рейдер не договорид: незчем. И собеседник его, друг-врг, спсемый. Спситель и губитель - все воедино - тоже молчл. Но уже не недоумение слышлось во вновь повисшей пузе, ужс, отчянье, горе - если может что-либо слышться в тишине. - Ты хочешь скзть...- нконец, прервлось молчние. - Нет. Очень не хочу я этого говорить. НО лишь единствення кость здесь облдет нужными прметрми. Не прицы же, которых здесь рзводят, не собки и не морские свинки, которых тоже рзводят здесь... Бедрення кость человек. Д и то н один лук рблет ный - не менее двух тких костей пойдет. Снов пуз. - ...Не четвероногие поствляют тебу мтерил для борьбы с твоим прщуром. Двуногие. Лишясь одной ноги, кк племя циу - особя подть н них нложен от твоего имени, пусть и без твоего ведом - "нлог телом", н всех, кроме, может быть, тех кто непосредственно в рмии цтецкой... теночской служит. Или лишясь обеих ног вместе с жизнью. Жертвоприношения. кзни, "войны цветов" - неужели ты не змечешь, что все это в последнее время приобрело куд бодьшие мсштбы, во многом зтевясь специльно для того, чтобы получить священное оружие? Неужели ты не понимешь этого, Спситель?! Или именно тк, именно тким обрзом ты ведешь свою пству к вершинм гумнности, к откзу от двойного стндрт?.. звенят, перекликются в тьме мышиные эхо-сигнлы. И вдруг еще ккой-то стрнный, дребезжщий звон прорезет ночь. Не срзу рейдер понял, что доносится он не из прострнств между хрмми, из его хрм. От лтря-жертвенник. Со звуковой дорожки. Это бьется о зубы крй золотого бокл, удерживемого в дрожщей руке. Тм, в хрме Солнц, Бойрель, зхлебывясь, пил из кубк ледяную воду. Потом этот бокл с силой удрился о жертвенник - по звуку было слышно, кк промялсь его скорлупно-тонкя стенк. (Готовясь вывозить добычу,солдты кортес плющили дргоценные кубки. Не из хрестинской нетерпимости к языческим укршениям - просто для удобств. И уж конечно, пехотинец из Кстильи, Сльвдор Бойрель-стрший, не отличлся в этом от других. Но не дрожл тогд его рук. А если и пил он из тких кубков - то едв ли воду...) - Говоришь циу? - мертв был голос, тк может говорить человек, нсмерть срженный в бою, но еще не зметивший этого. А скзно это было не н языке теночков - н интерлингве. Знк приндлежности к одной ксте. Они - и все другие. - Циу. Кузнечики. - Я отпрвляюсь туд сегодня, прямо сейчс. Жди меня здесь.

* * *

"Жди меня" - кк будто он был волен делть что-то иное. Звуковя дорожк донесл шорох одежды, шги, невнятные слов комнд. И тишин. Хрм Солнц опустел. А он остлся в хрме Луны. И ни слов не было скзно о том, чтобы освободить его от веревок, Или снять стржу. И, конечно, не был отменеи прикз, вменяющий стржникм зрубить пленник тут же, н месте, если он попробует освободиться см. А ведь когд они вновь перешли н интерлингву, он было подумл... Но не освободил его Сльвдор Бойрель-второй. Возможно - потому, что слишком силен был ннесенный ему смому удр, только и хвтило ему осттк сил, чтобы тут же, немедленно стршную догдку проверить. Или слишком велико желние испрвить, изменить то, что было сотворено его предком - вопреки всему. Или просто слишком И тогд, знчит, не Бойрель он - по-прежнему Тлкэлель Шокойоцин. И должность его - тлтлоктллек. Стрший слуг тлтони. И пленников его охрняют воины-тельночклли. А единственный путь эти пленникм - н теоклли, пирмиду-жертвенник. Нйдется ли в этом ряду хоть одно слово, не нчинющееся н "т"? Или же - Только Ткие Термины у Теночков? "Очень смешня шутк. И глвное - до чего же своевремення..." Если же серьезно - то эти воины, скорее всего, из числ не "тельночклли", "кльмекк". Бойцы нивысшего рнг - особо тренировнные, особо доверенные... "ТОже н редкость своевремення мысль.." Ночь. И тлеет фитилек нд мсляной плошкой, освещя трех воинов-стржей. Кльмекк ли они, тельночклли - все рвно. Вот уже который чс стоят они неподвижно, кк сттуи, одинковые в боевой рсрске... Нет, не совсе. Эти двое по крям - они действительно одинковы, рскршены неотличимо друг от друг, средний... И прежде чем рейдер успел додумть эту мысль, стоящий посредине воин коротко мхнул своим мечом, рубнул нлево-нпрво, сливя дв удр в один. Одновременно, без единого звук упли его соседи, отдв свою кровь лтрю Луны. Зтем стржник опустил оружие. - Я - циу.- скзл он. Рскрск его был сходн с цтецкой ото лб до пояс. И н првой ноге тоже неотличим. Но вдоль левой ноги шли белые полосы, изобржющие кости скелет. Бедрення кость был прорисовн особо тщтельно.

* * *

Охрн, конечно, имелсь и снружи.Но рейдер ее тк и не увидел. По креней мере - живой. А те трое из стоявших снружи воинов, которых он все-тки увидел живыми, уже не считли себя его охрнникми. Телохрнителями - д, может быть... Все свершилось почти мгновенно. Нсколько томительно было недвнее ожидние - столь же стремительно рзвивлись события сейчс. Не обрщя больше внимния н пленник, ин-циу повернулся к рсположенной з его спиной двери и вдруг зговорил-зпел что-то. Стрнный язык его не походил н язык цтеков. Рейдеру он был незнком тоже. Песня длилсть недолго и зкончилсь стрнно, оборввшись н полуслове. В тот же миг из-з двери донеслись звуки боя. Д, несомненно, тм происходил схвтк вооруженных людей - стршня, безжлостня ... и тоже недолгя. Потом - звук открывемой двери. Трое ворвлись внутрь хрм. Тоже воины, тоже с окрввленными мгувитлями в рукх. Н левой ноге у кждого - скелетня рскрск. Это - тоже циу. Ворвлись сюд не кк врги. Трое вновьприбывших "кузнечиков" знли все. Они знли все уже в тот миг, когд оборвлсь песня, исполнення их соотечественником. Песня-сообщение, песня-информция, содержщя рсскз о всем том, что он здесь услышл и что понял из услышнного. Песня-боевой клич, зствляющя воинов циу обрушить мечи н своих товрищей цтеко, с которыми они только что стояли рядом, вместе охрняя неведомого пленник, врг Теночтитлн, врг детей Теноч... Кузнечики о чем-то переговорили между собой - быстро, н все том же щебечущем языке, действительно похожем н стрекот нсекомых. Потом те трое, збросив щиты з спину, убежли во тьму. А хрмовый стрж склонился нд рейдером и лостл из-з пояс нож - не убить, рзрубить путы. И был он очень удивлен, поняв, что рейдер уже от них избвился. - Ты - первй из известных мне, кто смог рзвязть жреческий узел... Он не стл объяснять циу, что не рзвязывл плетение, , рсслбив суствы кисти, протщил ее сквозь ремень. Были темы и повжнее. - Охрнники - это все? Почему тк мло? - Был отряд в шесть с половиной сотен - все отборные, из телохрнителей смого тлтони. Но тут же рзбрелись они по домм, кк только Советник Шокойоцин ушел со своей охрной. "Это похоже н првду. Именно тк сплошь и рядом поступют здешние войсковые отряды - дже если есть у них четкий прикз, но отлучился тот, кто отдвл его..." - Большя охрн у него? - Большя...- усмехнулся воин хрм,- Но лишь треть из нее - цтеки по крови. Есть тотонки, дже из тлскнцев кто-то здесь зтеслся... - Циу? - Д. И циу... - Что будем делть теперь? - Сейчс нши вернуться, тогд и выясним, что делть теперь. А пок оденься, брт... Воин хрм был невозмутим, переступя через тел тех, кто лежл з порогом хрм, хотя среди них нверняк были и циу - не могли же теночки дром свои жизни отдть. Рейдеру тоже невомутимость длсь легче, чем он мог себе предствить еще день нзд. (День ли? Может быть, дв-три...) Оружие он взял срзу -мгувитль и "лук Кетц-лькотля" (все здесь были с рблетми, но не успели пустить их в хход. С одеждой пришлось повозиться. Из своих носимых н поясе зпсов хрмовый стрж выделил ему кменный флкон с крской - и он ннес н открытые чсти тел нужное количество полос и пятен.Потом они вдвоем при лунном свете искли н лежщих одежду, поменьше незмзнную кровью. - Вот с этого, пожлуй, возьми, брт, Он ниже тебя ростом, но по вещм остльных срзу видно, что они были убиты. Плщ и нбедренник удлось ндеть без труд. Но пнцирь - хлопково-кожный нгрудный жилет - и впрямь окзлся мл. Между тем, грудь прикрыть вжней, чем бедр... Во всяком случе, ее левую сторону. "Придется снять повязку, инче никк. Смому бы кровью не истечь..." Снял - и змер в ошеломлении н свой бок уствясь. - Брт! Что с тобой, брт? Он достточно понимл и в рнх и в их лечении. Рзрез слев от грудины не был свежим: тм уже обрзовлся рубец, хотя боль и нопоминл о себе. - Скжи мне, брт... Ккой сегодня день? ...Воин хрм вздернул брови: - Восьмой хв четвертый кн. Тростник, эпох ну. Зчем это? Это знчит... Рейдер не срзу сориентировлся: воин циу использовл смешнную дтировку, уже чстично устревшую - но, видно, еще в ходу у периферийных племен. - Сколько я был в хрме Луны, брт?! - Д долго уж. Четыре круг дней и еще дв дня. Тебе двли дышть испрениями нстоя из листьев коки и сонного дереТолько сегодня... Больше сорок суток! Успело срстись рссеченное ребро. Успел Тлкэлель Шокойоцин вновь создть иллюзию гибели - его и своей. Н этот рз успешнее, поскольку не был он см сковн болью и мог все сделть смолично. Прибыл очередной спстель и вернулся нзд, исполнив печльный долг. И успел з это время кортес войти в Теночтитлн.Уже пленил он Моктесуму, уже вышел тот в жлком стрхе н крепостную стену, умоляя свои войск рзойтись, не подвергть опсности его дргоценную жизнь - и был смертелшьно рнен стрелой и кмнем. (Не рблетня ли стрел нстигл его?) В днный момент конкистдоры осждены в дворце Моктесумы - тм, где тк глупо поплся он вчер,,, не вчер - почти полтор месяц нзд. С мужеством отчянья ведут они оборонительные бои, клдут сотни цтеков н одного испнц. А может быть и не сотни н одного - если бьют по ним рблетчики. Впрочем, скорее всего, рблетчиков приберегут до звтршней ночи. Звтр... Звтр осжденные пойдут н прорыв. И нступит "Ночь печли", ополовинившя войско Кортес. Но при нынешней рсстновке сил ее првильнее будет нзвть "Ночь горя". И не по силм остновить это одному человеку... Резкий, чстый перестук ног, тяжелое дыхние - но хрмовый стрж спокоен. Это вернулись циу их тех троих, что недвно убегли куд-то. Они кричли что-то еще н бегу. Стрж хрм прислушлся - и вдруг зспешил: - Ну, пор тебе уходить, брт. В Тлсклу ты не пробьешься - и не ндо тебе туд. Ты ведь не оттуд н смом деле? Иди лучше к нм, в Циуль! "Почему бы и нет? Почему бы и нет, уж теперь-то... Нодо ведь мне куд-то идти..." - Д, иди к нм, брт! - подхвтил один из вернувшихся.- Уж у нс тебя примут... Может быть в пути ты еще догонишь отряд Шокойоцин. Я дже думю, Что ты его догонишь! - Лучше мне с ним не встречться.- скзл рейдер, хотя ему было уже все рвно. Д и рейдером он себя больше не ощущл. - Думю, встретиться с ним ты сможещь теперь совершенно без опски,.снов подл голос стрж хрм.- Ты же видишь - вернулись двое из троих. Третий, сбросив доспех и ооствив оружие, бежл теперь нлегке. Скоро он догонит отряд врг ншего, погубителя ншего. А догнв - споет песню. - Песню? Д - ткую, кк я пел. Ты уже знешь, кк это бывет... Ндеюсь, Тлкэлеля не придется убить в схвтке и его доствят в Циуль живым. Тогд - он позвидует мертвым... - Я зню. Д. я пойду в Циуль! Рсскжи, кк нйти туд дорогу - ткую дорогу, которой не минует врг вш. Воин хрм рсскзл. И покзл нпрвление. Кк только он зкончил объяснять - циу вновь зговорили между собой н своем языке. Нет, не рзговор это был и не песня, ккя-то детскя считлк - с ритмом и с рифмой. Стрж хрм уствил плец в грудь себе, второму, третьему, снов себе... Тут считлк и кончилсь; он скривился - видно, проигрл. - Прощй, брт - скзли двое из троих тому, кто совсем недвно считл себя рейдером. Прежде, чем он успел что-либо понять, они опустились н колени, воин хрм стл между ними. И, кк было это совсем недвно - удрил влево, удрил впрво. И поктились две головы. - Что ты сделл?! - Нет, это ты сделл, тлсклнец! - Воин хрм попятился вверх по лестнице. Теперь он говорил. Уже из зл с лтрем - звуководом.- Ты, не мы, убил весь крул и бежл. В столице немло нших соплеменников; многие из них - н одной ноге. Они не успели уйти длеко - мы не хотим, чтобы они и головы лишились. И тк злы цтеки, что много юношей ушли воевть против них к Бородтому - и - Белолицему. Тут еще о Шокойоцине звтр весть прийдет... А тк - только один из стржи исчез; не обртят внимния. Удчи, тебе, брт. Прощй. Лезвием все того же меч он провел себе по горлу - и рухнул возле лтря.

* * *

Д, все это произошло мгновенно. И дльнейший ход событий тоже был мгновенным. Но мгновенность - относительн в смире, где смым быстрым средством передвижения служт человеческие ноги. Мысль у него был одн: догнть ушедший отряд. Догнть егшо рньше, чем это сделет стржник из племени циу - тот, чьего имени он тк и не узнл. Но циу отпрвился в путь рньше и дорогу знл лучше. И не имел он н теле рны, пусть дже и поджившей. И не провел сорок дв дня под действием нркотического зелья, преврщющего мускулы в тряпки... К полудню спстель - д, именно спстель - понял, что взялся з дело себе не по силм. Но он продолжл идти. Бежть сил уже не было. Идти, по првде говоря, тоже, но он - все-тки шел, пок... Пок не вышел н место схвтки. Устлость его был столь велик, что он не срзу понял, что это место схвтки. А потом - долго не мог понять, что з схвтк тут имел место. Хотя чего уж понятнее... Убитых было около десятк. Экскорт? Вероятно, экскорт плюс носильщики. Носилки - опрокинутые, изрубленные -вот они. Н тких носилкх путешествуют видные жрецы или чиновники, приближенные смого тлтонни. Нынешний тлтони - убит. Жрецм и чиновникм сейчс - не до путешествий. Пожлуй, кроме одного... И этот один собирлся быть в пути именно сегодня. И именно в Циуль лежл его путь - туд, где ни в коем случе нельзя ему появляться.А НУЖНО было ему быть - в Теночтитлне. Нужно ему было нпрвлять осду дворц, не двя осждющим с нступлением темноты просто рзбредться по домм н ночлег - тк, кк рзошелся отборный отряд числом в шесть с половиной сотен, сосредоточенный рядом с хрмми Солнц и Луны. Нужно было рсствлять выученных им смим стрелков-рблетчиков н нужных же позициях. Нужно... Много, что нужно было. (...Среди погибших - ни одного со скелетной прорисовкой н левой ноге. Не был убит ни один циу, столь внезпно они нпли - либо не оствили они своих убитых в общей куче, блго н Циуль это дорог и циу здесь больше, чем кого-либо еще... А может быть, все же не было их в охрне - знчит, есть ндежд, что не т это охрн и чиновник, знчит, не тот...) А вот он сделл не то, что нужно - то, что нельзя. Вопреки тщтельно взлелеянным плнм. Вопреки безумной попытке переменить историю. И дже вопреки ндежде, что один Сльвдор может спсти то, что другой губил). "Все рвно бы не спс. Д и велик цен з спсение... Молчи уже!" Всех мертвецов спстель рссмтривл быстро и почти рвнодушно: притерпелся. Ему нужно было только одно тело. Или - его отсутствие. "Если его еще можно узнть..." Он ншел его под перевернутыми носилкми. Его действительно можно было узнть. И это было стрнно. Впрочем, живым его спстель и не видел никогд только н крточкх. В том, прошлом бытии они не были знкомы. В этом площдк для игры в мяч рзделял их. И сумрк. И вржд. Нверно, все произошло очень быстро - скорее всего, вопреки желнию нпдвших, нверняк вопреки их желнию. Или ненвисть их окзлсь слишком сильн чтобы длиться долго. Или им что-то помешло. "Ндеюсь, его доствят в Циулль живым. Тогд - он позвидует мертвым..." Во всяком случе, эт учсть его миновл... Хотя - не исключено, что он бы принял ее кк искупление. Похоже, он дже ту учсть, что его постигл, кк искупление принял. Не видно при нем оружия, хотя вокруг его конвойных оружие рзбросно - порой изломнное, рзрубленное, лежщее тм, где его выпустили из рук... И из лиц - тоже лишь одно лицо спокойно, без сохрненной смертью гримсы ярости, ненвисти или боли. Его лицо.

* * *

А еще спстель с некоторым удивлением и дже почти испугом обнружил: он см тоже бсолютно спокоен. Спокоен, хотя его мир рухнул. Не только ему нет туд возврт - но и некуд возврщться вообще. Спокоен, хотя только что он убил (он, он убил - без него не обошлось: здние выполнил "рейдерское"... единственного человек, который был рядом из того же мир, что и он см... Который вообще способен здесь понять, что это ткое: рзные миры... Спокоен. Потому что теперь его мир - вот этот, тот что перед глзми. И мир этот ндо принимть, ккой он есть. И душ его - не рзделен.

* * *

Вдли, почти у смого перевл виднелсь групп людей, медленно бредущих по горной дороге. Что-то в них покзлось ему стрнным. Он присмотрелся. Не просто медленно - трудно ковыляли они. Во всяком случе, многие из них. Умостив под мышкой рогульки костылей, выбрсывли вперед ногу (одну? д, одну ногу...), делли шг, перемещли вес н новую опору, вновь подтягивли костыль... Толп шл из Теночтитлн. Это - циу. Они бегут. Если можно тк скзть про одноногих. Их оповестили: недром сперв в темноту кнули все трое стржников. Двоим ншлось с кем переговорить до возврщения, одному - до нчл погони... Кузнечик сделл свой выбор. Но если дже кузнечик думет, что его выбор - рбство, он ошибется. Его выбор - гибель. Никто не слышл о племени циу, не ншлось ему мест н крте будущей Мексики - дже ткого мест, кк имеет тоже сделвшя свой выбор Тлскл. И если все же в этом мире Циуль уцелеет - то лишь потому, что имеет шнс уцелеть долин Ангук. И еще одн групп видн н той же дороге - но горздо ближе. И передвигется он быстрее. А глвное - в противоположном нпрвлении. Слитный отряд воинов ровной трусцой пробежл мимо, не обртив никкого внимния н стоящего в стороне одиночку. Воины спешили в Теночтитлн. Вряд ли они могли поспеть в него до ночи - но именно ночью испнцы пойдут н прорыв. Это был другой выбор. (Вероятно, ткой отряд и вспугнул в свое время воинов циу, зствив их торопиться и не позволив собрть ни доспехи, ни вооружения побежденных). Взятое еще в городе, в хрме Луны оружие он почти срзу и бросил, когд обознчилсь медлительность его ход и боязнь опоздть. Сейчс он вновь выбрл мгувитль с нименее выкрошенным лезвием, поднял с земли рблет... Многие здесь были с рблетми, но почему-то не пустили их в ход... Он спешил вслед з воинми. Он спешил в Теночтитлн, ндеясь успеть к ночи.

* * *

Д, нверно они пошли н прорыв. Внчле это не было дже прорывом, просто отходом. И действительно - с бешеннной яростью штурмуя их укрепления весь день, н ночь индейцы дже не выствили посты! Но при преодолении второго рв со всех сторон рздлись крики, и у третьего их уже ждли. Впереди шли испнские лтники, прорубывя дорогу стлью. Их было немного; и не у кждого из них лтный доспех был полный. Сзди и с боков, змыкя строй четкими рядми, уствив копья в прорези щитов, шгл бесстршня тлскл. Не Тлскл-город - тлскл-племя. И еще несколько племен помещлось в рядх тлсклндцев, но - врзброс по причине своей млочисленности. Где-то среди них были и черные от ненвисти и бешенств воины циу со скелетной росписью н левой ноге. Но ни Сльвдор Бойрель, ни кто иной из конкистдоров-хронистов не зметили их. Не до того им было. (Дже зметив - вряд ли бы зинтересовлись детлями боевой рскрски...) Ждли их теночки н берегу. Ждли - стоя по пояс в воде. Ждли в пирогх, подплывющих по кнлм. И бросились рзом - меч кмни и зкидные ремни, удряя мгувитлями плшмя - деревом, но слезой Иш Тб, дже с голыми рукми кидясь н стльные клинки. Но ни одн стрел не сорвлсь с тетивы. Только тяжелые стрелы испнских рблетов порой с шипением вспривли воздух. Всего этого, однко не видел единственный рблетчик, стоящий н цтецкой стороне рв. Он только озирлся удивленно в поискх кого-нибудь с "луком Кетцлькотля". Не ншел - но перестл озирться и изготовил к стрельбе свое оружие. Четверк ближйших к нему воинов - спереди, сзди и с двух сторон удивленно следили з его действиями. А потом они услышли его слово, покзвшееся им бредом безумия. - Мир тебе, Сльвдор Бойрель,- скзл он - Прощй и прости... И взял н прицел ближйшего из лтников. Плец прижл спуск. Того, кто целился, толкнуло в плечо. Того, в которого целились, удрило в грудь, снося с мостков. Это не был ни Бойрель, ни Кортес - лишь безвестный ртник... И был он все рвно обречен, тк кк в следующий момент под тяжестью зковнных в сплошные лты солдт н куски рзвлился переносной мостик, сбрсывя в воду всех, сржвшихся н нем. Сейчс он пдл, пдл - но еще не успел остновить сердце стрел, пронзившя грудь вместе с кирсой, не успел остновить дихние вод, сомкнувшяся нд его шлемом; он еще был жив и дже пережил своего убийцу. Потому что в следующий миг двое из четырех окружвших стрелк воинов одновременно удрили его своими мечми - обстдиновыми кромкми, не деревом - и перед глзми у него словно вспыхнул яркий свет.

* * *

Он тк и не узнл причины этого. Тк он и не осознл - н уровне чистой информции это было ему известно сколь притягтелен для цтеков пленный, и чем более великий воин он - тем неизмеримо рстет его ценность кк пленник, приносимого в жертву - не кк убитого н поле брни. Он не понял - хотя и опять-тки знл н уровне информции - что теоклли с обгренным кровью лтрем неизмеримо ценее столь же политого кровью поля битвы, вкушение жертвенной плоти - священнодействие, не нсыщение желудк. И не кому окзлось "поторопить" цтеков, кк невольно "поторопили", должно быть они циу. И сгинул оттого "лук кетцлькостиля", не сохрнился в пмяти - кк святоттственное, убивщее оружие, которое против великих воинов употреблять нельзя, против зурядных - незчем.

* * *

И поэтому он тк и не узнл, что его мир все-тки сумел уцелеть. Впрочем, обрдовло бы его ткое известие - другой вопрос. Совсем другой.