/ / Language: Русский / Genre:adventure,

Дитя Из Слоновой Кости

Генри Хаггард


Генри Рйдер Хггрд

Дитя из слоновой кости

I. АЛЛАН ДАЕТ УРОК СТРЕЛЬБЫ

Я хочу рсскзть об одном из смых необыкновенных приключений своей жизни, которую вряд ли можно нзвть однообрзной.

Нчлось оно с того момент, когд я приехл в Англию с молодым джентльменом по имени Скруп, отчсти для того, чтобы проводить его домой после одного случя н охоте, отчсти по другим делм.

Я жил некоторое время у Скруп, или, вернее, у родных его невесты в крсивом доме в Эссексе.

Во время своего пребывния в этих крях я имел возможность увидеть великолепный стринный змок с бшенными воротми, искусно рестврировнный и преврщенный в современный жилой дом. Будем нзывть этот змок «Рэгнолл-Кэстлом» по имени его влдельц.

Я много слышл о лорде Рэгнолле. Говорили, что он удивительно крсив, облдет большими нучными познниями, хороший спортсмен — был кпитном в оксфордских лодочных гонкх, — блестяший ортор, уже отмеченный в плте лордов, смелый охотник, н счету у которого много тигров и других крупных зверей в Индии, поэт, издвший под псевдонимом том своих стихотворений, имевших знчительный успех, хороший офицер и, кроме того, облдтель колоссльного состояния; сверх огромных поместий он влдел несколькими кменноугольными копями и целым городом н севере Англии.

— Господи! — воскликнул я, когд этот длинный перечень был нконец окончен, — должно быть, этот человек родился в рубшке. Но, по всей вероятности, он несчстлив в любви?

— В этом-то он счстливее всего, — ответил мисс Мннерс, невест Скруп, с которой я рзговривл, — мне говорили, что он помолвлен с смой милой, крсивой и умной девушкой во всей Англии и что они обожют друг друг.

— Господи! — повторил я, — удивительно, почему судьб тк щедр по отношению к лорду Рэгноллу и его возлюбленной?

Впоследствии мне суждено было узнть это…

Когд н следующее утро мне предложили отпрвиться посмотреть редкости Рэгнолл-Кэстл, я охотно соглсился.

Однко мне интереснее всего было взглянуть, если предствится случй, н смого лорд Рэгнолл, тк кк все перечисленные его достоинств произвели н меня, бедного колонист, весьм сильное впечтление.

Чсто стлкивясь в жизни с демонми в человеческом обрзе, я никогд не встречл людей-нгелов, по крйней мере, мужского пол.

Кроме того, мог предствиться случй увидеть и невесту лорд, которую, кк я узнл, звли мисс Холмс.

Итк, ничто не могло доствить мне большего удовольствия, чем посещение этого змк.

Был уже декбрь; стоял тихя морозня погод.

По приезде в Рэгнолл-Кэстл Скрупу сообщили, что лорд Рэгнолл (с которым он был хорошо знком) знимется стрельбой где-то в прке, но что м-р Скруп может покзть своему другу змок.

Мы вошли втроем, тк кк с нми был мисс Мннерс, которя привезл нс в своей коляске, зпряженной пони. Привртник передл нс у глвного вход мужчине, которого он нзвл м-р Сэвэдж, шепнув мне, что это личный слуг его светлости.

Это имя совершенно не соответствовло его внешности. Он покзлся мне переодетым герцогом, поскольку я именно тк предствлял себе герцогов, никогд не видев ни одного в своей жизни.

Его черный утренний фрк был безукоризненным, мнеры изыскнны, учтивость грничил с иронией с оттенком скрытой ндменности. Он был крсив — лицо с тонким носом и смелыми ястребиными глзми. Лет ему было, вероятно, тридцть пять — сорок, и мнер, с которой он отобрл у меня плку и шляпу, обнруживл решительный хрктер. По всей вероятности, он считл меня способным повредить плкой кртину и другие произведения искусств, нходившиеся в змке.

Впоследствии м-р Сэмуэл Сэвэдж признлся мне, что я не ошибся в своем предположении. Судя по внешности, он принял меня з «хнрхист», о которых читл в гзетх.

Этот человек, столь безукоризненный в других отношениях, удивительно коверкл некоторые слов.

Покзывя нм кртины, он говорил о них языком хорошего художественного критик, но вдруг тк коверкл ккое-нибудь слово, что неожиднно возникло ощущение, кк от ушт холодной воды, опрокинутого н голову.

Он водил нс по прдным комнтм змк, покзывя множество редких дорогих вещей и, по крйней мере, сотни две кртин известных стрых мстеров.

При этом ему предствился случй обнружить свое особенное, вернее, превртное понимние истории. Скзть првду, мне вскоре ндоело выслушивть бесконечные комментрии, тем более, что в прдных комнтх было очень холодно.

По пути из большой гллереи в млую мы проходили через небольшую комнту, довольно уютную и хорошо нтопленную.

То был студия лорд Рэгнолл.

Здержвшись н минуту у огня, я зметил н стене кртину, зкрытую полотном, и спросил Сэвэдж, что он изобржет.

— Это, сэр, — ответил он с гордой скромностью, — портрет будущей супруги его светлости; портрет, тк скзть, только для глз его светлости.

Мисс Мннерс сдержл улыбку, у меня мелькнул мысль, что прятть портрет тким обрзом — определенно, ккя-то примет.

Потом, увидев в открытую дверь переднюю, где остлсь моя шляп и плк, я змедлил шги и, когд мои спутники скрылись в глерее, збрл свои пожитки и вышел в прк, рссчитывя согреться ходьбой взд и вперед по террсе до возврщения Скруп и его невесты.

Я слышл несколько выстрелов, доносившихся из небольшой дубовой рощи, ярдх в пятистх от меня. Стреляли, очевидно, из небольшого ружья.

Стрельб — моя профессия: я не мог сдержть своего любопытств и нпрвился к роще окружным путем через кустрник. Скоро я очутился у одного конц полянки и из-з огромного строго вяз увидел неподлеку от себя двух мужчин.

Один из них был молодой егерь, зряжвший зпсное ружье, в другом я срзу узнл лорд Рэгнолл. Это был действительно очень крсивый, широкоплечий мужчин высокого рост, с острой бородкой, приветливым лицом и большими темными глзми. Н его плечи был нкинут плщ, и во всем, з исключением ружья в рукх, он походил н одного из своих предков времен Крл III, портрет которого, нписнный Вн-Дейком, я видел в большой гллерее змк.

Стоя з дубом, я видел, кк он тщетно пытлся подстрелить одного из лесных голубей, спусквшихся з желудями.

Когд, перед тем кк сесть н землю, они здерживлись в воздухе, охотник стрелял, и голуби улетли.

Трх! Трх! — снов рздлись дв выстрел из двуствольного ружья. Голубь улетел цел и невредим.

— Черт возьми! — весело воскликнул охотник, — ведь это двендцтый промх, Чрльз!

— Вш светлость попли в хвост. Я видел, кк полетело перо. Но рзве может кто-нибудь, д еще при ветре, попсть в голубя пулей, дже когд тот собирется сесть н землю?

— Я слышл об одном тком человеке, Чрльз. У м-р Скруп гостит его друг из Африки, который из шести рз попдет четыре.

— В тком случе, друг м-р Скруп — лжец, — возрзил Чрльз, подвя новое ружье.

Это было слишком. Я выступил вперед, вежливо приподнял шляпу и скзл:

— Извините, сэр, что я прерывю вс, но вы совершенно непрвильно стреляете по голубям. То, что они кк бы здерживются в воздухе, — только кжется нм. В действительности они очень быстро опускются н землю. Вш егерь ошибется, утверждя, что вы попли в хвост последней птицы, в которую стреляли из обоих стволов. В том и в другом случе вш нуля пролетел, по крйней мере, н фут выше цели, и упл дубовый лист, не перо голубя.

Н минуту воцрилось молчние. Лорд Рэгнолл, внчле сердито посмотревший н меня, улыбнулся и скзл:

— Сэр, блгодрю вс з совет, который весьм полезен, тк кк я все время делл промхи, стреляя по голубям из этих мленьких ружей. Но, быть может, вы сми н прктике покжете, кк это делется, что, без сомнения, еще более увеличит цену вшего совет.

Это было скзно не без легкой иронии.

— Дйте мне ружье, — скзл я, снимя пльто.

Лорд Рэгнолл с поклоном передл мне свою двустволку.

Чрльз презрительно фыркнул.

Я смерил его глзми, но он продолжл дерзко смотреть н меня. Никогд в жизни меня тк не рздржл лкейскя нглость.

Вдруг сомнение охвтило меня. А вдруг я промхнусь? Ведь это легко может случиться, тк кк я плохо зню полет нглийских лесных голубей. Кк тогд снести лкейское презрение Чрльз и учтивую нсмешливость его знтного хозяин?

Я молил Бог, чтобы голуби больше не прилетли, но нпрсно. Вскоре они снов нчли слетться в поискх лкомых желудей.

Я услышл, кк Чрльз пробормотл:

— Ну вот, теперь этому учителю предствляется случй покзть свое искусство. Его светлость — лучший стрелок в нших крях!

Пок он говорил, появилось дв голубя, летевших один з другим. Первый из них нчл снижться ярдх в пятидесяти от меня, второй приблизительно в семидесяти. Я выбрл первого, тщтельно прицелился и выстрелил. Пуля попл ему в зоб, откуд дождем посыплись съеденные им желуди, и птиц кмнем упл н землю. Второй голубь, почуяв опсность, нчл быстро поднимться вверх почти вертикльно. Я выстрелил — пуля пробил ему голову. Потом я взял из рук Чрльз зряженное им второе ружье и снов увидел двух приближвшихся голубей. Я рискнул сделть трудный выстрел и н лету попл одному из них в хвост. Однко он быстро спустился и збился н земле. Прицелившись во второго, я нжл гшетку — курок щелкнул, но выстрел не последовло. Тут мне предствился случй проучить Чрльз.

— Молодой человек, — скзл я в то время, кк он, рзинув рот, смотрел н меня, — вм следует нучиться внимтельнее обрщться с оружием. Если вы подли стрелку незряженное ружье, вы способны сделть и более опсную оплошность.

Потом повернувшись к лорду Рэгноллу, я прибвил:

— Я должен просить извинения з свой третий выстрел, который осрмил меня, тк кк я сделл ошибку, от которой предостерегл вс. Однко этот выстрел может покзть вшему слуге рзницу между голубиным хвостом и листом дуб.

Перья бедной птицы все еще кружились в воздухе.

— Это см черт! — пробормотл Чрльз.

Но его хозяин строго взглянул н него и, приподняв шляпу, обртился ко мне.

— Сэр! Вш прктик длеко превосходит теорию. Я поздрвляю вс с вшим удивительным мстерством, почти грничщим с чудом, если только это не случйность…

Тут он зпнулся.

— Вполне естественно, что вы тк думете, — ответил я, — но если мы подождем еще голубей и м-р Чрльз будет ккуртно зряжть ружья, я ндеюсь переубедить вс.

Однко последоввший в этот момент громкий возглс Скруп, исквшего меня, рзогнл всех голубей, по крйней мере, н полмили. Впрочем, об этом я не очень сожлел.

— Я должен пожелть вм доброго утр, — скзл я. — Меня зовут мои друзья.

— Одну минуту, — воскликнул охотник, — могу я просить вс нзвть свое имя? Меня зовут Рэгнолл — лорд Рэгнолл.

— А меня Аллн Квтермэн, — скзл я.

— О, — воскликнул лорд Рэгнолл, — это все объясняет. Чрльз! Этот джентльмен — друг м-р Скруп. Вы позволили себе скзть, что он… преувеличивет. Вм следует извиниться.

Но Чрльз уже и след простыл.

В это время покзлись Скруп и его невест, слышвшие нши голос.

Последовло объяснение.

— М-р Квтермэн покзывл мне, кк ндо стрелять по лесным голубям из млоклиберных ружей, — скзл лорд Рэгнолл.

— О, он весьм компетентен в этом, — зметил Скруп.

— Это единственное, что я умею делть, — скромно возрзил я, — но, без сомнения, его светлость горздо искуснее меня в стрельбе из дробовых ружей, в которой я очень мло прктиковлся.

— Д, — скзл Скруп, — я не советую вм состязться с ним, тк кк лорд — один из лучших стрелков Англии.

— Вы преувеличивете, — смеясь, зметил лорд Рэгнолл, — но знете, у меня появилсь идея. Звтр мы собиремся устроить большую охоту в роще, где до сих пор никто не охотился. Быть может, м-р Квтермэн не откжется присоединиться к нм?

— К сожлению, это невозможно, — ответил я, — тк кк у меня нет с собой ружья.

— Это ничего не знчит; у меня есть пр лишних центрлок, и я прошу вс рсполгть ими.

Делть было нечего — оствлось принять приглшение.

— Очень жль, м-р Скруп, — продолжл лорд Рэгнолл, — что я не могу приглсить вс, тк кк в охоте может учствовть только семь стрелков. Но, быть может, вы и мисс Мннерс не откжетесь звтр пообедть и провести день в Рэгнолле. Я познкомлю вс с моей будущей женой, — прибвил он, слегк покрснев.

Мисс Мннерс, снедемя любопытством, срзу принял приглшение, прежде чем ее жених успел открыть рот.

Скруп предложил зряжть мне во время охоты ружья, что весьм обрдовло меня, тк кк я боялся ккого-нибудь подвох со стороны Чрльз.

Н обртном пути из змк мы зехли в оружейную лвку зкзть птронов. Хозяин спросил, сколько мне их нужно, и получив ответ «сто», посмотрел н меня с удивлением.

— Нсколько я понимю, сэр, — скзл он, — вы принимете учстие в звтршней охоте в Рэгнолле. По-моему, вм, по крйней мере ндо в три рз больше птронов.

— Хорошо, — ответил я, опсясь обнружить свое незнние местных условий охоты, — приготовьте мне их порньше и добвьте н три дрхмы пороху.

— Д, сэр, и унцией с восьмой дроби Э 5?

— Нет, — возрзил я, — возьмите Э 3. До свидния.

Оружейник снов с удивлением посмотрел н меня, и, уходя, я слышл, кк он скзл своему помощнику:

— Этот фрикнец, вероятно, собирется стрелять струсов!

II. АЛЛАН ДЕРЖИТ ПАРИ

Н следующее утро мы со Скрупом в десятом чсу прибыли в Рэгнолл, зхвтив по пути зкзнные нкнуне птроны, з которые мне пришлось зплтить порядочную сумму.

— Однко, — подумл я, — урок стрельбы фзнов обойдется мне в копеечку…

Когд мы вышли из коляски, к нм подошл ккя-то величествення особ в брхтной куртке и крсном жилете в сопровождении Чрльз, несшего дв ружья.

— Это глвный егерь, — шепнул мне Скруп.

— Если не ошибюсь — м-р Квтермэн? — спросил вжный егерь, холодно и неодобрительно оглядев меня.

— Д, это я.

— Его светлость поручил мне передть вм эти ружья. Чрльз будет помогть вм во время охоты и носить з вми оружие и птроны.

Я взял одну из центрлок и осмотрел ее. Это было великолепное дорогое оружие.

В это время из-з угл здния покзлся см лорд Рэгнолл. После взимных приветствий он проводил нс в обширную злу, где собрлись остльные учстники охоты. То были известные стрелки, большинство которых я знл по охотничьим журнлм.

К моему изумлению, среди них окзлся мой, можно скзть, стрый знкомый.

Это неприятное хитрое лицо, мленькие бегющие глз и острый крсновтый нос не могли приндлежть никому иному, кроме вн-Куп, некогд прослвившемуся в Южной Африке крупными ферми, из-з которых и я потерял двести пятьдесят фунтов стерлингов — сумму, довольно знчительную для меня.

Вн-Куп обернулся и, увидев меня, воскликнул:

— Кого я вижу! Аллн Квтермэн!

Тон его восклицния привлек внимние лорд Рэгнолл, стоявшего рядом.

— Д, м-р вн-Куп, — ответил я, — вы не ошиблись. Я тк же рд видеть вс, кк и вы меня.

— Я думю, что это недорзумение, — скзл лорд Рэгнолл, удивленно глядя н нс. — Это сэр Юниус Фортескыо.

— Я, прво, не могу вспомнить, — возрзил я, — чтобы его тк звли. Но во всяком случе, мы стрые знкомые.

Лорд Рэгнолл отошел в сторону, словно не желя продолжть этот рзговор.

Вн-Куп вплотную подошел ко мне.

— М-р Квтермэн, — тихо скзл он, — обстоятельств сильно изменились с тех пор, кк мы встречлись с вми в последний рз.

— Вши, вероятно, д, — возрзил я, — но у меня все остлось по-строму, и я буду вм очень обязн, если вы уплтите мне двести пятьдесят фунтов, которые вы мне должны.

Н минуту он здумлся.

— Вот что я вм предложу, — скзл он немного погодя, — вы всегд были спортсменом. Если я сегодня убью больше вс дичи, вы должны держть язык з зубми относительно моих фрикнских дел. Если же вы убьете больше меня, вы ткже должны будете молчть, но я уплчу вм вши двести пятьдесят фунтов с процентми з шесть лет.

Конечно, я мог откзться от этого предложения и вывести вн-Куп н чистую воду. Но вышел бы скндл, это не входило в мои рсчеты и все рвно не вернуло бы мне денег.

— Я соглсен, — скзл я.

— Что это з при, сэр Юниус? — спросил лорд Рэгнолл, снов подходя к нм.

— Это длиння история, — поспешно ответил вн-Куп. — М-р Квтермэн полгет, что я остлся ему должен пять фунтов, и мы соглсились предоствить рзрешение этого вопрос результту сегодняшней охоты.

— Хорошо, — скзл лорд Рэгнолл, очевидно, не совсем веря скзнному. — Рз дело ксется денег, я поствлю кого-нибудь считть убитых птиц и сообщть мне об их числе.

— Соглсен, — скзл вн-Куп, или сэр Юниус.

Я молчл: признться, я стыдился всей этой истории.

Н пути в рощу, рсположенную всего в миле от змк, мы с лордом Рэгноллом случйно остлись вдвоем.

— Вы встречлись с сэром Юниусом? — пытливо спросил он меня.

— Д, — ответил я, — около двендцти лет тому нзд, перед тем, кк он исчез из Южной Африки, где был известен, кк удчливый… спекулянт.

— Десять лет тому нзд он купил имение по соседству со мной, позже сделлся бронетом.

— Кк же человек, подобный вн-Купу, мог получить ткой титул? — изумился я.

— Купил.

— Рзве в Англии титулы продются?

— Вы удивительно нивный человек, м-р Квтермэн. Вш друг…

— Извините меня, вш светлость, — перебил я, — я мленький человек и потому не могу нзвть сэр Юниус, бывшего вн-Куп, своим другом.

— Мне смому несимптичен этот человек, — улыбясь, скзл мой собеседник, — но он великолепный стрелок, хотя я уверен, что вы вернете свои пять фунтов.

— У меня мло шнсов, тк кк мне никогд не приходилось стрелять фзнов, — возрзил я.

— Теперь, м-р Квтермэн, мой черед дть вм мленький совет. Зметьте, что фзны летют горздо медленнее, чем нм кжется… Но мы уже пришли н место. Чрльз покжет вм, где ндо встть. Желю успех.

Через десять минут охотники стояли н местх. Я был тк поглощен новым для меня зрелищем приготовлений к охоте, что пропустил зйц и фзнью курочку, доствшихся вн-Купу, стоявшему через дв ружья спрв от меня.

Тем временем рздлся возглс егеря, предупреждвшего о летящей птице.

— Стреляйте, — скзл Скруп, — это кулик.

В эту минуту я увидел очень близко от себя птицу. Я прицелился и выстрелил — от птицы остлось только облко перьев. При громком хохоте окружющих Чрльз подобрл голову моей добычи.

— Вм следует дть птице отлететь подльше от вс с вшей дробью Э 3, — зметил Скруп.

Этот случй тк подействовл н меня, что я сделл подряд три промх, в то время кк вн-Купу удлось зстрелить еще пру фзнов.

Скруп кчл головой, Чрльз дже тяжело вздохнул. Теперь, видя, что я не состязюсь с его господином, он был всецело н моей стороне. История ншего при кким-то обрзом получил широкую оглску, и судя по всему мой противник не пользовлся симптией среди егерей.

— Внимние, — скзл Скруп, укзывя н приближющегося фзн.

Птиц летел слишком высоко. Рздлось три выстрел, в том числе и вн-Куп, но ни один не здел фзн. Я выстрелил, припомнив совет лорд Рэгнолл. Птиц изменил нпрвление своего полет и вдруг кмнем упл н землю ярдх в пятидесяти от меня.

— Это будет получше! — воскликнул Скруп.

Удчный выстрел вернул мне уверенность, и я зстрелил еще пру фзнов.

Но вн-Куп, который был великолепным стрелком, не отствл от меня.

Лорд Рэгнолл, стоявший по соседству со мной, предложил стть с ним несколько позди остльных охотников.

— Я вижу, что вы лучше стреляете по высоко летящим птицм, — скзл он.

Мы встли между двумя рощицми ярдх в трехстх от прежнего мест. Здесь дело пошло знчительно лучше.

Однко когд мы спустя чс с небольшим собрлись звтркть в лесной сторожке, окзлось, что я убил н тридцть фзнов меньше своего противник.

Пок мы звтркли, погод резко изменилсь. Небо зволокло тучми, подул сильный ветер.

Охот должн был продолжиться н новом месте, в рощице около озер. Лорд Рэгнолл решил откзться от дльнейшего учстия в ней и стл во время стрельбы з мной и вн-Купом, считя, что и шести стрелков будет много при изменившейся погоде.

— Выпейте сткн черри-брэндиnote 1, — посоветовл он мне, — это подкрепит вс.

Я последовл его совету, и мы вышли. Рощ, где мы собирлись стрелять и куд перелетели спугнутые нми утром фзны, нходилсь примерно в миле от сторожки. Он имел вид подковы, окймлявшей один крй небольшого озер ярдов в пятьдесят шириной. Четыре стрелк были рсствлены вдль ближйшей стороны озер, нм с вн-Купом достлись мест н противоположной высокой стороне, где мы были н виду у всех. К своему ужсу, неподлеку я увидел целую толпу зрителей, в числе которых узнл и оружейник, нбиввшего мне птроны.

По пути к лодке, которя должн был перевезти нс через озеро, произошел случй, который привел меня в хорошее нстроение и вызвл шумные плодисменты остльных.

— Куроптки! — вдруг провозглсил «крсный жилет», шедший впереди нс.

Чрльз быстро подл мне зряженное ружье. Через мгновение нд деревьями покзлись птицы, с трудом летевшие против сильного ветр. Я выстрелил в первую — он упл к моим ногм. Со следующим выстрелом вторя последовл з ней. Я схвтил зпсное ружье и убил третью, пролетевшую почти нд смой моей головой. Четвертый выстрел нстиг последнюю.

Четыре куроптки были подобрны среди всеобщих поздрвлений.

Сдясь в лодку, я зметил у Чрльз под мышкой кроме сумки, еще ящик с птронми. Н мой вопрос — откуд это, Чрльз ответил, что м-р Пофэм (оружейник) принес их про зпс. Я ничего не возрзил, тк кк из моих трехсот пятидесяти птронов з утро был уже рсстрелян добря половин.

Пок мы знимли свои мест, ветер еще более усилился. Со стоном кчлись огромные дубы; недлеко от меня сломння сосн с плеском упл в воду. Несмотря н это, охот нчлсь. Сперв ветер дул нм в спину, гоня множество фзнов, диких уток и другую дичь нд смыми ншими головми. Но вскоре он изменил нпрвление и подул к северу с яростью, усиливвшейся с кждым мгновением.

Однко фзны продолжли свой перелет. В течение чс с небольшим шл смя чстя стрельб.

Егеря едв успевли зряжть ружья. Потом птицы стли появляться вблизи все реже и реже. Приходилось большей чстью стрелять издли. Но чем дльше, тем я стрелял все лучше и лучше. Один з другим пдли фзны то в озеро, то в отдленные кусты. Стволы ружей тк нгрелись, что к ним нельзя было притронуться.

Дел вн-Куп ткже шли хорошо, но н долю остльных охотников приходилось очень мло птиц, и бедняги вынуждены были довольствовться ролью зрителей.

К концу охоты я тк пристрелялся, что последними тридцтью пятью выстрелми убил тридцть фзнов.

Зключительный выстрел зтмил все предыдущие.

Высоко и несколько в стороне пролетл фзн, кзвшийся черной точкой н темном небе.

— Не стоит, слишком высоко, — скзл лорд Рэгнолл, видя, что я поднимю ружье. Но я все-тки выстрелил; фзн перевернулся, полетел вниз и упл в озеро длеко от нс.

Выстрел был тк удчен, что все присутствующие издли одобрительный крик. Дже величественный «крсный жилет» что-то одобрительно проворчл. Лорд Рэгнолл прикзл тщтельно собрть убитую дичь и положить добычу вн-Куп отдельно от моей.

— З вторую стоянку вы убили 143 штуки, — скзл он, — это совпдет с подсчетом Чрльз.

Когд я переехл н другую сторону озер, остльные охотники встретили меня смыми горячими поздрвлениями. Из-з непогоды было невозможно дльше охотиться, и мы отпрвились в змок пить чй.

Едв я опорожнил чшку, кк лорд Рэгнолл приглсил меня посмотреть убитую дичь. Мы вышли. Н чуть покрытой снегом трве првильными рядми лежли убитые птицы.

— Дженкинс, — обртился лорд Рэгнолл к «крсному жилету», — сколько дичи н счету у сэр Юниус Фортескью?

— Двести семьдесят семь фзнов, вш светлость, двендцть зйцев, две курочки и три голубя.

— А у м-р Квтермэн?

— Двести семьдесят семь фзнов, — столько же, сколько и у сэр Юниус, вш светлость, пятндцть зйцев, три голубя, четыре куроптки, одн утк и один клюв, должно быть, кулик.

— Тогд вс можно поздрвить с выигрышем, м-р Квтермэн, — скзл лорд Рэгнолл.

— Позвольте, — вмешлся вн-Куп, — при кслось только фзнов. Другя дичь не в счет!

— Вы говорили о птицх, — зметил я, — впрочем, если… — В этот момент все обернулись. Во двор, зпыхвшись, вбежл Чрльз в сопровождении мужчины с собкой. В рукх Чрльз был мертвый фзн без хвост.

— Мы еле ншли его, вш светлость, — нчл Чрльз, тяжело дыш, — он упл в тину… Это тот, которого м-р Квтермэн убил последним. Мы с Томом вытщили его плкой.

— Тогд вопрос явно решен в пользу м-р Квтермэн, — скзл лорд Рэгнолл. — Сэр Юниус, вм следует уплтить свой долг.

— Я протестую, — злобно воскликнул вн-Куп. — Дело идет о сумме, большей чем пять фунтов. Почем я зню, что этот фзн убит м-ром Квтермэном?

— Мои люди подтверждют это, сэр Юниус. Впрочем, ккой дробью вы пользовлись сегодня?

— Номер четыре.

— М-р Квтермэн пользовлся номером три. Кто еще, господ, употреблял сегодня ткую дробь? — Все отрицтельно покчли головми.

— Дженкинс, вскройте голову птице, — прикзл лорд Рэгнолл.

Дженкинс ловко выковырял перочинным ножиком из головы фзн дробинку.

— Номер три, вш светлость, — скзл он.

— Сэр Юниус, — твердо произнес лорд Рэгнолл, — вы должны уплтить свой долг.

— У меня нет с собой денег, — мрчно возрзил вн-Куп.

— У нс с вми один и тот же бнкир, — скзл лорд Рэгнолл, — и вы можете выписть чек н требуемую сумму из моей книжки. Но здесь холодно. Пойдемте, господ, в дом.

Мы нпрвились в курительную комнту, куд лорд Рэгнолл принес чековую книжку я подл ее вн-Купу.

— Сколько же я вм должен с процентми? — спросил тот меня.

— Прошло двендцть лет, — скзл я, — но мне не ндо процентов. Я удовлетворюсь первончльной суммой долг.

Вн-Куи выписл чек н двести пятьдесят фунтов и бросил его н стол передо мной. Я взял чек в руки… Вдруг у меня мелькнул мысль, что я не должен воспользовться этими деньгми.

— Лорд Рэгнолл, — скзл я, — этот долг я двно считл потерянным и не хочу оствлять у себя эти деньги. Позвольте передть вм чек н дел блготворительности.

— Что вы скжете, сэр Юниус, об этой щедрости м-р Квтермэн? — воскликнул лорд Рэгнолл, увидев, что чек был не н пять, н двести пятьдесят фунтов.note 2

Ответ не последовло, тк кк вн-Куп поспешил уйти. С тех нор мы никогд более не встречлись.

Примерно через год я получил извещение, что н мое пожертвовние в одном из соответствующих учреждений устроено место имени Аллн Квтермэн для больных детей.

Зметив исчезновение вн-Куп, лорд Рэгнолл ничего не скзл, но подошел ко мне и крепко пожл мою руку. С этого момент нчлсь нш долголетняя дружб.

Мне остется добвить, что хотя я и получил много удовольствия от стрельбы, однко рд был, что в последующие дни охот не возобновлялсь, тк кк ншел, что это рзвлечение было мне не по крмну. Вот выписк из моей пмятной книжки:

Птроны, включя отднные Чрльзу . . . . . . . . . . 4 фун. — шил.

Рзрешение н охоту . . . . . . . . . . . . . . . . . 3 « « «

«Крсному жилету» «н водку». . . . . . . . . . . . . 2 « — «

Чрльзу «н водку». . . . . . . . . . . . . . . . . . — « 10 «

Человеку, который помог нйти

Чрльзу последнего фзн . . . . . . . . . . . — « 5 «

Егерю, собирвшему дичь . . . . . . . . . . . . . . . — « 10 «

-

Итого. . . .10 фун. 5 шил.note 3

Д, охот н фзнов в Англии — рзвлечение, доступное только богтым!

III. МИСС ХОЛМС

Следующие дв с половиной чс я отдыхл, леж в отведенной мне комнте, тк кк чстя пльб и шум ветр вызвли у меня небольшую головную боль. Потом появился Скруп и предложил мне присоединиться к остльному обществу. Мы спустились вниз и вошли в роскошно обствленную гостиную, где собрлось около тридцти человек — соседи лорд Рэгнолл, приглшенные к обеду.

Мисс Мннерс тинственно сообщил Скрупу, что «он» уже здесь.

В это время безукоризненный м-р Сэвэдж провозглсил, широко рспхнув двери:

— Леди Лонгдэн, мисс Холмс!

Все обернулись к дверям, в которых покзлсь пожиля леди в сопровождении молодой девушки лет двдцти двух. Последняя был не очень высок ростом, весьм изящн и грциозн, кк лнь. Темно-кштновые волосы, тонкие черты лиц, ярко-крсные губы и большие темные глз укзывли скорее н испнское или итльянское, нежели н нгло-сксонское происхождение. Одет он был в светлое открытое плтье и, кроме нитки жемчуг и крсной кмеи, н ней не было никких других укршений. Мне бросилось в глз стрнное белое пятно н ее груди в виде полумесяц. Но смое большое впечтление произвело н меня ее лицо. Выржение его было мягко и приветливо, но чем больше вглядывлся я в него, тем тинственнее мне оно кзлось. По временм по нему пробегл ккя-то згдочня тень. Что это было — я не понял.

Лорд Рэгнолл, кзвшийся еще более крсивым в вечернем фрке, поспешил нвстречу своей невесте и ее мтери. Мое внимние н некоторое время было отвлечено соседями, кк вдруг я услышл рядом голос:

— Покжите мне его. Впрочем, я уже узнл его по вшему описнию.

— Д, вы првы, — ответил лорд Рэгнолл своей невесте (это был он), — я сейчс познкомлю вс. Однко скжите, кого вы хотите иметь в кчестве квлер з обедом? Я не могу, тк кк должен быть возле вшей мтери. Возьмите д-р Джеффрис.

— Нет, — ответил мисс Холмс, — я предпочитю м-р Квтермэн. Мне хочется услышть от него что-нибудь об Африке.

— Хорошо, — скзл лорд Рэгнолл, — он, пожлуй, интереснее всех остльных гостей, взятых вместе. Но почему, Люн, вы постоянно думете и говорите об Африке? Можно подумть, что вы собиретесь тм жить.

— Это может когд-нибудь случиться, — здумчиво скзл он, — кто знет, где он жил и где будет жить!

И снов что-то тинственное мелькнуло в ее лице.

Конц их рзговор я не слышл. Скзть првду, я не хотел сидеть рядом с мисс Холмс з обедом, тк кк не люблю быть н виду, поэтому я нпрвился в противоположный конец гостиной. Но лорд Рэгнолл догнл меня и подвел к своей невесте.

— Позвольте вс познкомить с мисс Холмс, — скзл он, — он хочет быть вшей соседкой во время обед. Ее очень интересует…

— Африк, — подскзл я.

— Мистер Квтермэн, о котором мне говорили кк о величйшем охотнике Африки, — попрвил меня мисс Холмс с очровтельной улыбкой.

Я поклонился, не зня, что скзть. Лорд Рэгнолл улыбнулся и удлился, оствив нс вдвоем. В это время лкей объявил, что обед подн. Мы нпрвились в середине длинной процессии в роскошную столовую, еще сохрнившую свой средневековый стиль.

М-р Сэвэдж проводил нс н нши мест по левую руку от лорд Рэгнолл, сидевшего во глве длинного стол с леди Лонгдэн с првой стороны от себя. Стрый священник д-р Джеффрис прочел короткую молитву, и обед нчлся.

— Я слышл, — обртилсь ко мне мисс Холмс, — что вы сегодня победили сэр Юниус Фортескыо в стрельбе и пожертвовли кучу денег н блготворительность. Я не люблю при и тех, кто их держит. Стрнно, что вы держли при: вы совсем не похожи н тких людей. Но я не выношу сэр Юниус, и в этом мы сходимся с вми.

— Я ничего не говорил о своей нтиптии к сэру Юниусу, — возрзил я.

— Д, но вше лицо изменилось, когд упомянули его имя.

— Тогд мне придется сознться, что вы првы. Но должен скзть, что я тоже не любитель при.

Тут я рсскзл всю историю с вн-Купом и его долгом.

— Я всегд считл его ужсным человеком, — зметил мисс Холмс, когд я зкончил свой рсскз.

Потом нш рзговор перешел н предстоящую свдьбу, и я не преминул вырзить мисс Холмс свои нилучшие пожелния и уверенность, что ее счстье всегд будет тк же безоблчно, кк и сейчс.

— Блгодрю вс, — скзл он, — но не кжется ли вм, что эт безоблчность — дурное предзнменовние. Ведь будущее тк же скрыто от нс, кк и мой портрет в рбочей комнте лорд Рэгнолл, в чем вы тоже видите дурное предзнменовние.

— Откуд вы это знете? — спросил я, порженный этим змечнием.

— Не зню, м-р Квтермэн, но мне это известно. Ведь вы тк думли, не првд ли?

— Если дже тк, — скзл я, уклоняясь от прямого ответ, — то что из этого следует? Хотя портрет и скрыт от посторонних глз, но всегд можно отдернуть знвеску…

— А вдруг однжды з этой знвеской окжется пустот?

Некоторое время мы молчли.

— Я не похож н других… — снов нчл мисс Холмс. — Что-то побуждет меня говорить с вми… Я никогд ни с кем не говорил тк. Меня бы все рвно не поняли. Моя мть, вероятно, ншл бы необходимым покзть меня доктору. С смых рнних лет мне кзлось, что я — ккя-то тйн среди других тйн. С девяти лет это чувство приходило ко мне по ночм. У меня возникли ккие-то видения, но они быстро изглживлись из пмяти. Только две вещи я чувствую более или менее ясно. Одн — это ккя-то стрння, безотчетня тревог… Другя — то, что я, или чсть меня имеет ккое-то отношение к Африке, о которой я зню только по книгм. Вот откуд у меня интерес к вм и Африке.

— Я думю, что вш мтушк был бы прв относительно доктор, — зметил я.

— Вы тк говорите, но не верите в это, м-р Квтермэн.

Тогд я, чтобы придть другое нпрвление этому, по меньшей мере, стрнному рзговору, нчл рсскзывть об Африке и между прочим упомянул об одном легендрном племени рбов или полурбов, якобы живущем в восточной чсти Центрльной Африки и поклоняющемся вечно юному ребенку.

— Кстти, об рбх, — прервл меня мисс Холмс. — Я рсскжу вм очень стрнную историю. Когд мне было 8 или 9 лет, я кк-то игрл в Кенсингтонском сду (мы тогд жили в Лондоне) под присмотром бонны. Он беседовл с кким-то молодым человеком, которого нзывл кузеном, я ктл обруч по трве. И вдруг из-з дерев вышли двое одетых в белые одеяния мужчин с тюрбнми н голове. У стршего были блестящие черные глз, крючковтый нос и длиння седя бород. Лицо млдшего я помню плохо. Кож у них был смугля, но во всяком случе это были не негры. Вдруг мой обруч упл у ног стршего мужчины; я остновилсь, не зня, что делть. Стрик нклонился, поднял обруч, но не вернул его мне. Он что-то скзл другому, укзывя н родинку в виде полумесяц н моей шее (из-з этой родинки отец нзвл меня Люной). «Кк твое имя, мленькя девочк?» — спросил стрик н ломном нглийском языке.

— Люн Холмс, — ответил я.

Тогд он достл из крмн ящичек и дл мне из него нечто вроде конфеты. Я очень любил слдости и положил это в рот. Потом стрик поктил обруч и скзл мне: «Лови его». Я побежл з обручем, но вдруг все исчезло у меня из глз, точно скрывшись в тумне. Я очнулсь н рукх бонны. Люди в белых одеяниях исчезли. Bсю дорогу домой бонн брнил меня з то, что я взял лкомство от незнкомых людей и грозил пожловться родителям. Я еле упросил ее молчть о случившемся. Вскоре он покинул нс и вышл змуж, по всей вероятности, з «кузен». Но после этого приключения я нчл думть об Африке.

— Вы больше никогд не встречли этих людей?

— Никогд.

В это время я услышл сердитый голос леди Лонгдэн.

— Мне очень жль, Люн, прерывть вш интересный рзговор, но мы все ожидем тебя.

К своему великому ужсу я увидел, что все, кроме нс, уже встли из-з стол.

Я был очень смущен. Вспомнив, что ничего не ел, я потихоньку сел поближе к портвейну и, подкрепившись финикми, прошел з другими в гостиную, где уселся кк можно дльше от мисс Холмс и знялся рссмтривнием льбом с видми Иеруслим.

Вскоре ко мне подсел лорд Рэгнолл, который звел рзговор об охоте н крупного зверя и между прочим спросил мой постоянный дрес в Африке. Я укзл Дюрбн и в свою очередь поинтересовлся, зчем ему мой дрес.

— Потому что мисс Холмс постоянно бредит Африкой, и я жду, что мне в один прекрсный день придется попсть туд, — печльно ответил лорд Рэгнолл.

Это были пророческие слов. Нш рзговор был прервн леди Лонгдэн, подошедшей пожелть юкойной ночи своему будущему зятю, тк кк он чувствовл себя не совсем здоровой. Большинство гостей, несмотря н то, что было всего десять чсов, собрлись ехть домой.

IV. ХАРУТ И МАРУТ

Проводив гостей, лорд Рэгнолл вернулся ко мне и спросил, что я предпочитю: игрть в крты или слушть музыку. Едв я ответил, что не выношу дже вид крт, кк к нм подошел м-р Сэвэдж и почтительно осведомился у его светлости, кто из гостей носит имя «Хикомзни».

Лорд Рэгнолл удивленно посмотрел н него и спросил, не пьян ли он.

— Дв кких-то инострнц в белых одеждх, — скзл обиженным тоном Сэвэдж, — стоят у змк и желют говорить с м-ром Хикомзни. Я им скзл, чтобы они уходили прочь, но они уселись н снег и объявили, что будут ждть Хикомзни.

— Позвольте, — вмешлся я, — мое фрикнское прозвище «Мкумцн». Быть может, м-р Сэвэдж непрвильно произнес это имя. Могу ли я взглянуть н этих людей?

— Н дворе очень холодно, м-р Квтермэн, — ответил лорд Рэгнолл, — но подождите. Сэвэдж, эти люди скзли вм, кто они ткие?

— Должно быть, колдуны, вш светлость. Когд я скзл, чтобы они уходили, я услышл в своем крмне шипение и, сунув туд руку, ншел тм большую змею, которя исчезл, когд я бросил ее н землю. Потом у кухонной девушки из волос выскочил живя мышь. Девушк перед этим смеялсь нд их плтьем, теперь он в истерике.

В это время к нм подошл мисс Холмс и спросил, о чем мы тк оживленно говорим. Узнв, в чем дело, он стл просить лорд Рэгнолл позвть этих людей в гостиную.

— Хорошо, — соглсился лорд Рэгнолл, — позовите сюд вших колдунов, Сэвэдж. Скжите им, что Мкумцн ждет их и что все общество желет посмотреть их фокусы.

Сэвэдж вышел, точно осужденный н тяжкое нкзние. По его бледности можно было зключить, что бедняг сильно перепугн.

Мы освободили место посреди комнты и поствили вокруг кресл для зрителей.

— Без сомнения, это индийские фокусники, — зметил лорд Рэгнолл, — они вырстят мнговое дерево н нших глзх. Я, помню, видел это в Кшмире.

В это время дверь широко рспхнулсь, и через нее поспешно прошел Сэвэдж, боязливо держть з свои крмны.

— М-р Хирут, м-р Мирут, — объявил он.

— Вероятно, Хрут и Мрутnote 4, — зметил я, — я где-то читл, что это были величйшие мги. Очевидно, эти фокусники присвоили себе их имен.

Вслед з Сэвэджем в гостиную вошли дв человек. Первый был высокого рост с вжным лицом восточного тин, длинной белой бородой, крючковтым носом и блестящими ястребиными глзми. Второй — ростом пониже и знчительно моложе первого. Он облдл веселым живым лицом, мленькими черными глзми. Кож у обоих был не очень темн; мне приходилось встречть более смуглых итльянцев.

Во всем их облике чувствовлсь ккя-то особення сил.

Я вспомнил историю, рсскзнную мне мисс Холмс и укрдкой взглянул н нее. Он был необыкновенно бледн и немного дрожл. Но никто не змечл этого: внимние всех было поглощено пришельцми. Через некоторое время мисс Холмс овлдел собой и, встретившись со мной взглядом, приложил плец к губм в знк молчния.

Незнкомцы сняли свои меховые плщи, положили их н пол и остлись в ослепительно белых одеяниях и с белыми тюрбнми н головх.

— Сомлийские рбы высшего клсс, — подумл я.

Один из них зпер двери. После этого, к величйшему моему изумлению, об нпрвились прямо ко мне, поствили свои корзины н пол и, подняв руки кверху, низко поклонились. Потом зговорили не по-рбски, кк я ожидл, н дилекте бнтуnote 5, которым я влдел в совершенстве.

— Я, Хрут, первый жрец и учитель белых людей кенд, приветствую тебя, о Мкумцн! — скзл стрший.

— Я, Мрут, жрец и учитель белых кенд, приветствую тебя, о Бодрствующий в ночи! — скзл млдший.

— Мы об приветствуем тебя, который кжется млым, то велик, о господин с великим будущим! — вместе скзли они.

— О, убивющий злых людей и зверей! — монотонно продолжли они. — Ты, кому нзнчено судьбой освободить ншу землю от стршного бич, мы клняемся тебе и обещем безопсность среди нс и в пустыне. Мы обещем тебе великую нгрду.

Они снов трижды поклонились мне и стли, скрестив руки.

Я спросил их н бнту, чего им, собственно, нужно.

— О, Мкумцн! — ответил стрший. — Я пришел просить тебя окзть услугу ншему нроду, — услугу, з которую ты получишь великую нгрду. Мы, белые кенд, нрод Дитяти, воюем с черными кенд, ншими рбми, которые превосходят нс числом. Черные кенд чтут бог зл, дух которого живет в смом большом слоне в мире. Никто не может убить его, он убивет многих и околдовывет еще больших. Пок жив этот слон, — имя его Джн, — ужс црит среди нс, нрод Дитяти, ибо день з днем Джн истребляет нс. Если ты убьешь его, мы покжем тебе место, куд слоны уходят умирть; ты возьмешь себе сколько хочешь слоновой кости и будешь богт. Когд тебе будет нужно золото или слоновя кость, — которя то же, что и золото, — иди н север того озер, где живут понго, остновись у нчл пустыни и нзови имен Хрут и Мрут.

— И нзови имен Хрут и Мрут, — эхом повторил млдший.

Прежде чем я успел собрться с мыслями, чтобы ответить что-нибудь, згдочный Хрут зговорил н ломном нглийском языке кк зурядный фокусник.

— Богтые леди и джентльмены ждут предствления от бедного фокусник из Центрльной Африки. Хорошо, я покжу им, что умею. Вы хотите, чтобы выросло дерево? Можно. Только помните, что здесь нет никкой мгии; это простые фокусы. Дйте мне блюдо.

Предствление нчлось. Н покрытом покрывлом блюде чудесным обрзом выросло дерево, плки плясли сми собой, Мрут свистнул, и из крмн Сэвэдж, стоявшего н знчительном рсстоянии от фокусников, снов выползл змея, которя потом обртилсь в огонь. Зрелище было интересное, но, скзть првду, оно мло знимло меня — я видел много подобных фокусов. Я думл о словх Хрут…

Нконец фокусники окончили предствление и под плодисменты присутствующих стли собирть свои пожитки.

— Нш господин Мкумцн прв, считя все это пустякми, — зметил Хрут, — простые фокусы, и только. Но что с этим джентльменом? — прибвил он, укзывя н корчившегося в стороне Сэвэдж. — Брт Мрут, посмотри, в чем дело.

Мрут подошел к Сэвэджу и освободил его от двух змей. Зтем среди всеобщего хохот вытщил из его нпомженных волос большую дохлую крысу.

— А! — воскликнул Хрут, — змеи любят этого джентльмен. Но все это пустяки. Быть может, Мкумцн желет посмотреть что-нибудь поинтереснее? Слон Джну, которого он убьет?

— Охотно, — ответил я, — но кк ты мне покжешь его?

— Это очень легко, Мкумцн. Ндо вдохнуть немного курения кенд, и ты увидишь многое, если у тебя есть др. Я уверен, что ты его имеешь, кк и эт леди, — прибвил он, укзывя н мисс Холмс.

— Дкк, — презрительно скзл я, вспомнив об одном сорте индийской конопли, которой одурмнивют себя туземцы во многих чстях Африки.

— О нет, это не дкк. Это тбк, рстущий только н земле кенд. Ты думешь, это вздор. Погоди, ты увидишь, что это не тк. Дйте мне спичку.

Он взял щепотку тбку, положил его в небольшой деревянный кубок, который вместе с тбком достл из корзины, и скзл что-то своему товрищу Мруту. Тот вынул тростниковую флейту и зигрл н ней ккую-то зунывную мелодию. Хрут в свою очередь зпел тихим голосом песню, из которой я не понял ни слов, и зжег тбк. Бледно-синевтый дымок поднялся из кубк, рспрострняя довольно приятный зпх.

— Вдохни и рсскжи нм, что увидишь, — скзл Хрут. — Не бойся, это не опсно. Смотри!

Он сильно вдохнул в себя дым, после чего н его лице появилось особенное выржение.

Я стоял в нерешительности. Нконец любопытство и стрх быть осмеянным з трусость одержли верх. Я взял кубок и поднес его к носу, в то время кк Хрут нкинул мне н голову покрывло, из которого он обычно вырщивл дерево мнго.

Внезпно передо мной возникл пелен тумн. Потом тумн рссеялся, и перед моими глзми открылся фрикнский пейзж: озеро, окруженное густым лесом. По небу, еще крсному от солнечного зкт, плыл полня лун. Н восточном берегу озер было открытое, лишенное всякой рстительности прострнство, сплошь покрытое скелетми слонов. Кругом торчли желтые клыки, многие покрылись уже мхом, пролежв здесь, вероятно, целые столетия.

Это было клдбище слонов, о существовнии которого я слышл не рз — место, куд слоны приходят умирть, кк это делл уже вымершя птиц мо в Новой Зелндии. Вот появляется умирющий слон. Он остнвливется, рзмхивя хоботом во все стороны. Потом медленно опускется н колени и змирет без движения. Вдруг н отдленной скле появляются очертния огромного слон. В жизни я не видел ткого гигнт. Он держит хоботом безжизненное тело женщины, волосы которой рзвевются по ветру. В ее рукх — ребенок, еще живой. Чудовище бросет тело н землю, хвтет хоботом ребенк и, рскчв в воздухе, швыряет вверх. Покончив с ребенком, он нпрвляется к умирющему слону и топчет его ногми. Зтем подымет свой хобот, словно торжествующе трубя, и исчезет в лесу.

Снов пелен тумн скрыл все перед моими глзми, и я очнулся.

— Что вы видели? — спросил меня целый хор голосов.

Я рсскзл обо всем, умолчв о последней чсти. Окзлось, что все мое видение длилось не более десяти секунд.

— Видел Джну? — спросил Хрут. — Он убил женщину и ребенк, д? Это он делет кждую ночь. Вот почему белый нрод кенд хочет убить его. Тк Джн жив! Это нм и ндо было узнть. Блгодрю тебя, Мкумцн! Теперь, быть может, прекрсня леди тоже желет посмотреть… — обртился он к мисс Холмс.

— Д, — ответил он.

— Я предпочел бы, Люн, чтобы вы не делли этого, — с беспокойством скзл лорд Рэгнолл.

— Вот спички, — скзл мисс Холмс Хруту, который взял их с поклоном. Зтем, положив в кубок тбку, Хрут зжег его, осторожно покрыл голову мисс Холмс покрывлом и вручил ей дымящийся кубок. Через несколько секунд кубок и покрывло упли н пол, и мисс Холмс, широко рскрыв глз, зговорил тихим голосом:

— Я прошл долгий путь и нхожусь в другом мире. Кругом темно. Мне светит огонь кубк. Здесь нет ничего, кроме сттуи нгого ребенк, вырезнной из желтой слоновой кости, и кресл из черного дерев. Я стою перед ребенком из слоновой кости. Он оживет и улыбется мне. Н его шее ожерелье из крсных кмней. Дитя снимет ожерелье и ндевет мне н шею. Потом укзывет н кресло. Я сжусь. Все исчезло.

Я слышл, кк Хрут, нпряженно слушвший эти слов, тихо прошептл Мруту:

— Священное Дитя получет Хрнителя. Дух белых кенд снов ншел голос.

Зтем об блгоговейно склонились перед мисс Холмс.

— Что з стрнное видение, — скзл лорд Рэгнолл, — дитя из слоновой кости… ожерелье… Что з вздор! Но теперь, я полгю, предствление окончено. Сколько я вм должен з него?

— Ничего, о великий лорд, ничего. Это мы вм многим обязны. Здесь мы узнли то, что хотели знть уже двно, ибо тбк кенд говорит только новому духу. Прощй, великий лорд! Прощй, прекрсня леди! Прощй, Мкумцн, до новой встречи, когд ты придешь убить Джну. Блгословение Небесного Дитяти, посылющего дождь, зщищющего от опсности, дющего здоровье и пищу! Блгословение его н вс всех!

С этими словми Хрут и Мрут ндели плщи и нпрвились к двери. Я проводил их, тк кк Сэвэдж был сильно нпугн змеями.

— Скжите, о люди из Африки, что все это знчит? — спросил я, когд мы очутились во дворе.

— Ты см себе ответишь н этот вопрос, когд будешь стоять перед Джной, — скзл Хрут. — А теперь не пытйся узнть больше. Ты, который в свой чс узнешь все.

— Не пытйся узнть больше, чтобы не было несчстья, — эхом повторил Мрут, — ты, о Мкумцн, который знет уже слишком много.

— Теперь вернись в дом, — продолжл Хрут, — здесь стршный холод. Передй прекрсной леди этот свдебный др Дитяти.

С этими словми он вручил мне сверток и исчез в темноте вместе со своим товрищем.

Я вернулся в гостиную.

— Они ушли, — скзл я лорду Рэгноллу, — и, уходя, передли свдебный подрок для мисс Холмс.

Кто-то подл ножницы, сверток был вскрыт, и в нем окзлось ожерелье из крсных кмней. Это было рубиновое ожерелье и, судя по рботе, очень стринное. Быть может, оно укршло шею ккой-нибудь знтной египтянки или сттую дитяти Горус, сын Изиды.

— Это то смое ожерелье, которое дитя из слоновой кости дло мне в видении, — спокойно скзл мисс Холмс, ндевя подрок н шею.

V. НЕУДАВШЕЕСЯ ПОХИЩЕНИЕ

В эту ночь я не мог сомкнуть глз. Может быть, от переутомления н охоте, или стрнных чувств, вызвнных выступлением Хрут и Мрут.

Время шло; я лежл с открытыми глзми, прислушивясь к бою бшенных чсов Рэгнолл (я ночевл в змке). Рзные мысли приходили мне в голову.

То мне кзлось, что Хрут и Мрут просто пр зурядных плутов-рбов, кких я много повидл в фрикнских портх. То я думл о клдбище слонов и об огромной стоимости слоновой кости.

Потом я подумл о древних египтянх (меня всегд интересовл их история), поклонявшихся дитяти Горус, мть которого, Изид, «влдычиц тйн», символизировлсь луной н ущербе. И по стрнному совпдению у мисс Холмс н груди был знк, похожий н ткую луну.

Вдруг меня охвтил ккой-то безотчетный стрх — предчувствие, что с мисс Холмс непременно должно что-то случиться. Это чувство тк овлдело мной, что я встл, зжег свечу и поспешно оделся. У меня был всегд при себе зряженный двуствольный пистолет. Я осмотрел это оружие, вышел в коридор и встл з большими чсми, глядя н освещенную луной дверь комнты мисс Холмс. Прошло некоторое время. Я уже нчл думть, в кком глупом положении рискую очутиться, если кто-нибудь случйно увидит меня. Вдруг дверь комнты открылсь, и н пороге покзлсь мисс Холмс, зкутння в пеньюр. Свет луны пдл н ее лицо, и я понял, что он идет во сне.

Н шее у нее было рубиновое ожерелье — подрок тинственной пры. Мисс Холмс кк тень пересекл коридор и скрылсь из виду. Я последовл з ней, стрясь кк можно меньше шуметь. Мы спустились по витой лестнице и вышли в сд, где мисс Холмс, словно влекомя вперед ккой-то тинственной силой, ускорил шги и нпрвилсь к рощице, в которой я з день до этого стрелял голубей. Я следовл з ней под прикрытием кустрников. Н миг я потерял ее из виду. Потом снов увидел уже под дубом: он стоял, протянув руки к медленно приближвшимся двум фигурм, зкутнным в плщи. В этих фигурх легко можно было узнть Хрут и Мрут. В стороне виднелись очертния креты, слышлся нетерпеливый стук лошдиных копыт о мерзлую землю.

Я бросился вперед и встл между мисс Холмс и Хрутом с Мрутом.

Мы не обменялись ни словом, тк кк все трое боялись рзбудить спящую девушку, зня, что ее пробуждение могло повлечь опсные последствия.

В рукх моих противников блестели кривые ножи.

Я нпрвил пистолет в сердце Хрут. Перевес был н моей стороне: я мог зстрелить обоих прежде, чем их ножи достнут меня.

— Ты победил н этот рз, о Бодрствующий в ночи! — тихо скзл Хрут. — В следующий рз ты проигрешь. Эт прекрсня леди приндлежит нм, белому нроду кенд, ибо он отмечен знком молодой луны. Ее сердце услышло призыв Небесного Дитяти. Он вернется к нему. Теперь, пок он спит, уведи ее отсюд, о хрбрый и рзумный, тк точно прозвнный Бодрствующим в ночи!

Они ушли. Вскоре послышлся стук колес удлявшейся креты.

В первый момент у меня появилсь мысль бежть з ними и подстрелить одну из их лошдей. Но тогд оствлся только один зряд против двоих людей и, убив одного из них, я был бы безоружным перед другим. Кроме того, выстрелы могли рзбудить мисс Холмс. Пришлось откзться от преследовния.

Я подошел к спящей, осторожно взял ее з руку и повел обртно в змок. Проводив ее до комнты, я зпер з ней дверь и, прислушвшись, убедился, что он улеглсь в постель.

Теперь, уверенный, что мисс Холмс в безопсности, я сел з стол, стоявший в коридоре, и стл обдумывть, что делть дльше. Мой долг был немедленно уведомить о случившемся лорд Рэгнолл.

Но кк это сделть, не всполошив весь дом и не вызвв лишних рзговоров? Снчл ндо рзбудить м-р Сэвэдж, — подумл я. Я не знл, где его комнт, но вспомнил, что, проводив меня спть и поговорив со мной о змеях, он н всякий случй укзл звонок, проведенный к нему.

Следуя вдоль провод и пройдя целый ряд лестниц и рзличных переходов, я нконец добрлся до двери его комнты и постучл в нее.

— Кто тм? — спросил м-р Сэвэдж с дрожью в голосе.

— Я.

— Кто это «я»? «Я» может быть Хрум и Скрум, или того хуже!

— Я, Аллн Квтермэн, идиот вы эткий, — прошептл я в змочную сквжину.

— Анн? Что з Анн? Уходите! Поговорим звтр.

Я постучл в дверь энергичнее. Нконец Сэвэдж осторожно приоткрыл ее.

— Господи! — воскликнул он. — Что вы делете здесь, сэр, в ткое время с пистолетом в рукх? Или, может быть, это голов змеи? — вскричл он, испугнно отпрянув нзд.

— У меня вжное и неотложное дело к его светлости, — нетерпеливо скзл я, — поскорее проводите меня к нему.

Мы нпрвились в спльню лорд Рэгнолл.

— В чем дело, м-р Квтермэн? — спросил тот, зевя и приподнимясь в постели. — Вм приснился кошмр?

— Д, — ответил я, и когд Сэвэдж вышел, рсскзл лорду Рэгноллу обо всем.

— Господи! — воскликнул он, когд я окончил рсскз. — Если бы не вше предчувствие и не вш хрбрость…

— Дело не в этом, — прервл я его, — вопрос в том, что нм делть теперь. Попытться здержть этих людей, или стнем молчть обо всем и будем нстороже?

— Не зню, что и скзть, — ответил лорд Рэгнолл, — если мы их поймем, вся эт история будет кк-то стрнно звучть н суде.

— Конечно, — соглсился я, — но, по-моему, следует сейчс же осмотреть место происшествия, пок дождь или снег не уничтожил следы.

— Хорошо, — скзл лорд Рэгнолл, — мы возьмем с собой Сэвэдж. Это верный человек; он умеет молчть.

Пок лорд Рэгнолл поспешно одевлся, я рсскзл Сэвэджу о случившемся. Он слушл меня, зтив дыхние.

Убедившись, что мисс Холмс в своей комнте, мы спустились по витой лестнице и вышли в сд, тщтельно зпиря з собой все двери.

Уже рссветло. Мы без труд рссмотрели следы туфель мисс Холмс, моих ног, лошдиных копыт и колес креты. Кроме того, мы ншли полотняный мешок, в котором окзлось рбское женское плтье, преднзнчвшееся, очевидно, для мисс Холмс.

Когд Сэвэдж открывл мешок, к его великому ужсу оттуд выползл змея, вероятно, учстниц вчершнего предствления.

Описние всего этого, знесенное со всеми подробностями в пмятную книгу лорд Рэгнолл, было подписно всеми нми.

В дльнейшем это дело было поручено опытным сыщикм, которым только удлось устновить, что Хрут и Мрут с двумя женщинми своего племени, вероятно, взятыми для ндзор з мисс Холмс, отплыли н проходе «Антилоп» в Египет.

Но вернемся к мисс Холмс.

Н следующее утро он вышл к звтрку кк ни в чем не бывло, но был несколько бледнее обыкновенного.

З столом я сидел недлеко от нее и в удобную минуту осведомился, кк он провел прошлую ночь. Он ответил, что спл кк никогд крепко и что у нее были ккие-то стрнные сновидения.

— Удивительно то, — прибвил он, — что утром мои туфли окзлись в грязи, кк будто я выходил из дому во сне, чего со мной никогд не бывло рньше.

С помощью лорд Рэгнолл я поспешно сменил тему рзговор.

Вскоре после звтрк мне передли, что коляск мисс Мннерс ждет меня, и я собрлся уезжть.

При прощнии лорд Рэгнолл зписл мой нглийский и фрикнский дрес в свою зписную книжку.

— Несмотря н три дня ншего знкомств, м-р Квтермэн, — скзл он, — мне кжется, что я вс зню уже много-много лет. Когд вы в следующий рз приедете в Англию, я ндеюсь, что вы остновитесь у меня.

— А если вм случится быть в Южной Африке, — скзл я, — прошу вс рсполгть моим скромным домом в Дюрбне кк своим.

— Это очень любезно с вшей стороны, — ответил лорд. — Но, признться, мне ндоели путешествия. Кроме того, обстоятельств зствили меня по-особому относиться к Африке. Скжите, что вы думете обо всем случившемся вчер?

— Прво, не зню, что вм ответить, — скзл я, — могу посоветовть одно: берегите вшу будущую жену. По всей вероятности, эти люди снов сделют попытку похитить ее. Это терпеливые, решительные люди.

— Вы меня немного пугете, — скзл лорд Рэгнолл, — конечно, я приму к сведению вш совет.

После этого мы рсстлись.

— Прощйте, м-р Квтермэн, — говорил Сэвэдж, подвя мне пльто, — я никогд не збуду вс. Но не збуду и этих бездельников Хрум и Скрум с их проклятыми змеями!

VI. ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННАЯ КОМПАНИЯ «ДОБРОГО ДОВЕРИЯ»

Прошло целых дв год с тех пор, кк я рсстлся с лордом Рэгноллом и мисс Холмс. З это время я двжды получл от них известия. Один рз пришло письмо от Скруп, в котором тот сообщл мне об их бркосочетнии. Это был смя зметня свдьб лондонского сезон. К письму был приложен вырезк из гзеты с описнием всех подробностей, до плтья невесты включительно.

Все это было чуждо мне, однко одно змечние вызвло у меня сильный интерес. Привожу его целиком:

«…Большие толки вызвло то обстоятельство, что н невесте не было никких дргоценностей, кроме рубинового ожерелья с мленьким, тоже рубиновым, изобржением египетского бог, хотя фмильные бриллинты Рэгноллов, уже двно не видевшие свет, известны кк одни из смых изящных и ценных в стрне. Следует зметить, что это укршение было удивительно к лицу невесте. Н вопрос одного из друзей о причине ткого выбор, леди Рэгнолл ответил, что это ожерелье должно принести ей счстье…»

Второе известие я узнл год спустя из строго номер гзеты «Тймс», где был зметк о рождении у лорд и леди Рэгнолл сын и нследник.

Что ксется меня, то я много всего пережил з эти дв год. Учствуя в экспедиции в Понголэнд, я не рз испытывл искушение отпрвиться н север этой облсти к Хруту и Мруту, обещвшим проводить меня туд, где живет гигнтский слон, которого, по их словм, мне суждено было убить.

Однко я удержлся и, вернувшись в Дюрбн, пришел к решению больше никогд не учствовть в рисковнных экспедициях. Блгодря удчно сложившимся обстоятельствм, я сделлся облдтелем небольшого кпитл, который дл мне возможность бросить охотничьи скитния в диких облстях Африки. Вскоре мне предствился случй поместить свой кпитл в торговое предприятие.

Один еврей по имени Джэкоб предложил мне половину прв н влдение золотой копью, открытой им н грнице Земли зулусов, с условием, что я внесу кпитл, необходимый для ее рзрботки. Вместе с Джэкобом и его приятелями я отпрвился осмотреть это место.

Взятый для испытния кврц покзл богтое содержние золот и, в конце концов, обрзовлсь кционерня компния для рзрботки золотого рудник «Доброго доверия» с Аллном Квтермэном, эсквйром, во глве.

Ох уж эт компния!

До сих пор я помню о ней. Нш основной кпитл был невелик — 10.000 фунтов, из которых Джэкоб и его приятели взяли себе половину кк покупную стоимость их прв. Впоследствии выяснилось, что эти прв были приобретены всего з три дюжины бутылок джин, сломнную повозку, четыре стрых коровы и пять фунтов деньгми.

Лично я, прежде чем стл председтелем в првлении с жловнием сто фунтов в год (которого я никогд не получл), купил н тысячу фунтов Шерnote 6 з нличные деньги.

Был устновлен блнс в 4000 фунтов, и рбот нчлсь. Мы нчли промывть один песчный учсток, и срзу это дло ткой блестящий результт, что нши шеры поднялись н целых десять шиллингов. Причем Джэкоб и его приятели воспользовлись случем продть половину своих, уверив меня, что необходимо рсширить дело. Через некоторое время песчный учсток окзлся никуд негодным; было решено приобрести мшину для дробления кврц, в котором предполглось богтое содержние золот. Мы сторговлись с одной мшиностроительной фирмой.

Тем временем нши шеры упли сперв до своей номинльной стоимости, потом до пятндцти шиллингов, потом до десяти.

Джэкоб, один из директоров првления, скзл, что н мне, кк н председтеле, лежит ответственность з престиж ншей компнии. Я снов нкупил шер н свои последние пятьсот фунтов.

Но кк был подорвн моя вер в людей, когд я узнл, что тысяч шер, купленных мною н последние пятьсот фунтов, были собственностью Джэкоб, продвшего их мне при посредничестве подствных лиц. Нконец нступил кризис. Прежде чем дробильную мшину нм доствили, все нши фонды были исчерпны, и встл вопрос о ликвидции компнии. Созвли общее собрние кционеров, и после нескольких бессонных ночей я знял н нем свое председтельское место.

Кково же было мое удивление, когд я увидел, что из пяти директоров, кроме меня, явился только один честный стрик, отствной морской кпитн, купивший трист шер.

Джэкоб и его дв приятеля рно утром уплыли н проходе в Кпштдт.

Собрние внчле было довольно бурным.

Я кк мог обрисовл положение дел и, когд зкончил, со всех сторон посыплись вопросы, н которые ни я, ни кто-либо другой не мог дть удовлетворительного ответ.

Тогд один явно нетрезвый джентльмен, влделец десяти шер, нпрямик объявил, что я обмнул кционеров.

Я в ярости вскочил и, хотя он был вдвое выше меня, предложил ему поговорить со мной об этом недине.

Он поспешно удлился.

После инцидент, зкончившегося общим смехом, вся првд выплыл нружу.

Один «цветной» человек рсскзл, что Джэкоб ннял его «посолить» почву — подсыпть золот в песок, который мы промывли внчле.

Все стло ясно.

Я без сил опустился в свое кресло.

Тогд один добросердечный человек, см потерявший деньги в этом деле, поднялся и произнес короткую речь, которой было достточно, чтобы восстновить утерянную мной веру в людей. Он говорил, что Аллн Квтермэн, рботвший кк лошдь для пользы кционеров, см нрвне с другими рзорен этим вором Джэкобом, и в зключение предложил прокричть трижды «ур» в честь ншего честного друг и товрищ по несчстью, Аллн Квтермэн. К моему удивлению все собрние исполнило это весьм охотно.

Я поднялся и со слезми н глзх поблгодрил всех, говоря, что рд оствить эту комнту тким же бедным, кким был всегд, но с незпятннной репутцией честного человек. Пожв руку джентльмену, выручившему меня из неприятного положения, я с легким сердцем отпрвился домой. Првд, я потерял все свои деньги, но честь моя был спсен, что ткое деньги в срвнении с честью!

Я перебрлся н другую сторону грязной улицы и пошел вдоль нее.

Улиц был почти пуст.

Единствення пр привлекл мое внимние. В одном из них я узнл полупьяного субъект, обвинявшего меня в обмне; в другом — морщинистом готтентоте, некоего Хнс.

Этот Хнс, должен скзть, был снчл слугой моего отц, миссионер в Кпской колонии, потом моим компньоном во многих приключениях. Это был хрбрый, испытнный человек, единственной слбостью которого окзлось пристрстие к лкоголю. Он питл ко мне смую горячую привязнность.

Сколотив немного денег, он приобрел небольшую ферму недлеко от Дюрбн, где и жил, пользуясь большим увжением з свои былые подвиги.

Белый и готтентот переругивлись между собой по-голлндски.

— Грязный готтентот, — кричл белый, — что ты пристл ко мне, кк шкл?

— Сын белой жирной свиньи, — отвечл Хнс, — ты осмелился нзвть бс вором? Ты, не стоящий ногтя бс, чья честь светлее солнц, чье сердце чище белого песк в море!

— Он присвоил себе мои деньги.

— А зчем, свинья, ты убежл от него, когд он хотел говорить с тобой?

— Я тебе покжу «убежл», желтя собк! — зкричл белый, змхивясь плкой.

— Ты хочешь дрться? — спросил Хнс, с необыкновенным проворством отступив нзд. — Тк получй! — он низко нклонил голову и, кк буйвол, бросившись вперед, удрил белого головой в живот тк, что тот опрокинулся нзд и полетел в кнву, полную грязной воды. После этого Хнс спокойно повернулся и исчез з углом.

К моему облегчению, через минуту белый вылез из кнвы весь покрытый грязью и, держсь з место, нзывемое н медицинском языке дифргмой, медленно пошел вдоль улицы. «Ккими преднными могут быть готтентоты, которых считют низшими существми человеческого род», — подумл я.

Придя домой, я уселся в рсштнное тростниковое кресло н вернде, зкурил трубку и здумлся, что мне предпринять, имея всего н трист фунтов имуществ и хороший зпс оружия.

С коммерцией во всех ее видх я рз и нвсегд покончил.

Оствлсь только моя стря профессия охотник.

Слоны — вот единственно выгодня в смысле зрботк дичь.

Но ближйшие мест охоты уже двно опустошены. Кроме того, пришлось бы соперничть с молодыми профессионлми из буров.

Если уж решть зняться охотой н слонов, придется отпрвляться в отдленные мест. Рзмышляя о преимуществх и недостткх рзличных мест охоты, я услышл из-з большого куст грдении что-то вроде козлиного покшливния. Однко я знл, что эти звуки производит человек, тк кк не рз они служили мне сигнлом в опсную минуту.

— Хнс, иди сюд, — позвл я, и вслед з этим из кустов лоэ покзлсь фигур строго готтентот. Я не понял, почему он выбрл ткой способ визит, но это было вполне в духе его скрытности, унследовнной от предков. Он уселся н корточки передо мной, кк коршун, поглядывя н спусквшееся к зпду солнце.

— Ты тк выглядишь, Хнс, — скзл я, — будто только что дрлся. Шляп у тебя измят, весь ты обрызгн грязью.

— Бс прв, кк всегд. Я поссорился с одним человеком из-з шести пенсов, которые он мне должен, и удрил его головой, позбыв снять сперв шляпу. Мне жль, это хорошя шляп. Он почти новя. Дв год нзд бс подрил мне ее, когд мы вернулись из Понголэнд.

— Зчем ты лжешь? — скзл я. — Ты дрлся с белым человеком вовсе не из-з шести шиллингов. Ты столкнул его в кнву и збрызглся грязью.

— Это тк. Я дрлся с белым не из-з шести шиллингов. Я дрлся с ним з преднность, которя стоит меньше, или ничего не стоит. Я пришел к бсу одолжить фунт. Белый человек пожлуется в суд. Меня зствят зплтить фунт или сидеть в сундуке 14 дней. Белый удрил меня первый, но судья не поверит бедному готтентоту, у меня нет свидетелей. Скжут: Хнс был пьян, Хнс лжет. Плти, Хнс, плти фунт и десять шиллингов, или иди в сундук н 14 дней плести корзины для великой королевы. Бс! У меня есть деньги зплтить з првосудие, которое стоит десять шиллингов, мне нужен еще фунт.

— Я думю, Хнс, что скорее ты мне мог бы одолжить фунт, чем я тебе. Мой кошелек пуст.

— Это ничего, бс. Если необходимо, я могу 14 дней делть корзины и циновки для великой белой королевы. Пусть он вытирет о мои циновки ноги. Сундук вовсе неплохое место, бс.

— Зчем же тебе идти в тюрьму, когд ты богт и можешь зплтить штрф хоть в сотню фунтов?

— Месяц или дв нзд я был богт, бс, теперь я беден. У меня ничего нет, кроме десяти шиллингов.

— Хнс, — строго скзл я, — ты опять пьянствовл и игрл н деньги. Ты продл ферму и скот, чтобы зплтить проигрыш и купить джин?

— Д, бс. Только я не пил и не игрл. Я продл землю и скот з шестьсот пятьдесят фунтов и купил другое.

— Что же ты купил? — поинтересовлся я.

Хнс полез снчл в один крмн, потом в другой и нконец извлек оттуд грязный измятый листок бумги, похожий н бнковский билет.

Я взял его в руки, взглянул и едв не лишился чувств. Этот листок удостоверял, что Хнс является влдельцем шер компнии «Доброго доверия» н сумму шестьсот пятьдесят фунтов, той смой компнии, в которой я был злополучным председтелем!

— Хнс, — слбым голосом скзл я, — у кого ты купил это?

— У бс, у которого нос крючком. Его зовут Джэкобnote 7. Тк же, кк и того великого человек из Библии, который дл своему брту похлебку, когд тот вернулся с охоты и получил з это ферму и скот, потом пошел н небо по лестнице. Тк рсскзывл нм вш отец, бс.

— А кто тебе скзл купить их, Хнс?

— Смми, бс, тот Смми, который был вшим повром, когд мы ходили в Понголэнд. Джэкоб жил в отеле Смми и скзл ему, что если он не купит этих бумг, бс посдят в сундук. Смми купил их несколько, но у него было мло денег. Джэкоб плтил Смми мло денег. Джэкоб плтил Смми з все, что ел и пил, этими бумгми. Смми пришел ко мне и нпомнил, что покойный отец бс оствил его н нше попечение. Я продл ферму и скот другу Джэкоб, очень дешево продл. Вот и вся история, бс.

Я слушл это, и, скзть првду, почти плкл, думя, ккую жертву принес для меня этот стрый готтентот по нущению мошенник.

— Хнс! — скзл я. — Когд ты поймл рботорговцев в ими же рсствленные ловушки, умирющий вождь зулусов нзвл тебя Светом во мрке. Он верно нзвл тебя, ибо ты, кк свет, зсиял в темноте моего сердц. Я считл себя мудрым, но окзлся глупцом, и был, кк ты и Смми, обмнут обыкновенным мошенником. Но этот мошенник, покзв, нсколько низким может быть человек, зствил тебя покзть, нсколько может быть человек блгородным. Свет во мрке! Ты дл мне больше, чем все золото в мире. Я пострюсь зплтить тебе з это своей вечной любовью!

Хнс взял мою протянутую руку и приложил ее к своему лбу.

— Не ндо говорить тк, бс. Это делет меня печльным, когд я тк счстлив. Сколько рз бс не нкзывл меня, когд я поступл нехорошо, когд я пил, и з другое? Бс не нкзл меня дже тогд, когд я укрл порох, чтобы продть его и купить себе джину. Првд, порох никуд не годился.

— Но почему ты теперь счстлив? — спросил я.

— О, бс! — ответил Хнс, и глз его зблестели. — Рзве бс не догдывется — почему? Теперь у бс нет денег, и у меня нет. Ясно, что мы пойдем искть зрботк. Я тк рд, бс. Мне ндоело сидеть н ферме и доить коров. Великий Небесный Отец знл, что делл, послв Джэкоб н нш путь!

— Ты прв, Хнс, — скзл я, — но куд мы пойдем? Нм нужны слоны.

Хнс нзвл целый ряд рзличных мест и, окончив их перечень, сел н корточки передо мной и, пожевывя тбк, вопросительно поглядывл н меня, склонив голову нбок, кк стря пытливя птиц.

— Хнс, — спросил я, — ты помнишь историю, которую я рсскзывл тебе год или более тому нзд? Историю о нроде кенд; в стрне их, говорят, нходится клдбище слонов, которые приходят туд умирть. Эт стрн лежит где-то н северо-востоке от того озер, где живут понго. Ты говорил, что ничего не слышл о нроде кенд?

— Нет, бс, я много слышл о них.

— Почему же ты рньше ничего не говорил мне?

— Зчем было говорить? Бс тогд искл золото, не слоновую кость. Когд мы были в городе Без, я рзговривл со всеми, с кем стоило поговорить. Тм жил одн стря женщин. Муж и дети у нее умерли, и он был всегд одн; все боялись ее, потому что он был мудря, умел гдть и знл лечебные трвы. Я рсскзывл ей о понго и об их боге-горилле. Он говорил, что это ничто по срвнению с другим богом, которого он видел, когд был очень молодой. Он говорил тк: длеко н северо-востоке живет нрод кенд, которым првит султн. Это великий нрод, зселяющий плодородную землю. Вокруг их стрны лежит пустыни, где никто не может жить. Никто ничего не знет о кенд. Кто перейдет через пустыню в их землю, тот никогд не возвртится, потому что его убьют. Он говорил мне, что происходит из этого нрод, но убежл от них, когд султн хотел взять ее в свой грем. Он счстливо перешл через пустыню и попл к мзиту, исквшим струсовых перьев. Он ничего не говорил им о своей земле, потому что боялсь нкзний своего бог.

— А что он тебе говорил о нроде кенд и их боге?

— Он говорил, что у кенд не один бог, д, не один првитель, дв. Они имеют доброго бог-дитя, которое говорит устми женщины-оркул. Если женщин умирет, бог не говорит до тех пор, пок не нйдет другую женщину, отмеченную знком бог. Перед смертью женщин-оркул говорит, в ккой стрне живет т, которя зменит ее. Священники отпрвляются в ту стрну н поиски. Иногд они долго не могут нйти новую женщину; тогд дитя теряет язык и нрод стновится добычей другого бог, который никогд не умирет. Тот бог — большой злой слон, которому приносят в жертву людей. Султн и большя чсть нрод, все черные поклоняются тому слону. Имя его Джн. Много лет нзд, когд мир был еще молодым, с север туд пришел другой светлый нрод, поклонявшийся дитяти, которого принес с собой. Этот нрод поселился рядом с черным нродом. Дитя — добрый бог, слон — злой. Дитя посылет дождь и хорошую погоду и исцеляет болезни. Джн посылет злые дры: войну и жестокость. Вот что рсскзл мне струх, бс.

— Почему же ты тогд ничего не скзл мне об этом?

— Потому что я боялся, что бс пойдет искть этот нрод, мне тогд ндоело путешествовть и хотелось вернуться в Нтль н отдых. Кроме того, все мзиту говорили, что эт женщин большя лгунья.

— Он не лгл, — и я рсскзл Хнсу о Хруте и Мруте и их просьбе, о виденном мною клдбище слонов и Джне.

Хнс невозмутимо выслушл это: его трудно было чем-нибудь удивить.

— Д, бс. Струх не был лгуньей. Когд же мы отпрвимся збрть эту слоновую кость и кким путем пойдем? Через Кильву или через Землю зулусов? Ндо торопиться, пок не пошли дожди.

После этого мы долго беседовли. Крмны нши были пусты, и решить здчу, кк пуститься в путешествие, было весьм трудно, если не вовсе невозможно.

VII. РАССКАЗ ЛОРДА РЭГНОЛЛА

Эту ночь Хнс провел у меня, вернее, в моем сду, не решясь идти в город. Он опслся рест з дрку с белым человеком. Однко тот не возбудил дел — был, по всей вероятности, нкнуне слишком пьян, чтобы вспомнить, кто его столкнул в кнву.

Н следующее утро мы вновь принялись обсуждть все возможные способы, кк при помощи имевшихся в ншем рспоряжении средств добрться до стрны, где живет нрод кенд. Ткя долгя и полня непредвиденных случйностей экспедиция требовл больших зтрт. Но где взять денег?

Нконец я пришел к решению ехть вдвоем с Хнсом в сопровождении только двух зулусских охотников, взяв с собой одну зпряженную быкми телегу для необходимых вещей и припсов.

С тким легким снряжением мы рссчитывли пробрться через Землю зулусов в город Без, столицу мзиту, где, кк мы были уверены, нс ждет смый рдушный прием.

После этого нм предствится возможность убить некоторое количество слонов в диких местх, лежщих з Землей зулусов. Во время ншего рзговор я услышл пушечный выстрел, возвещвший о прибытии в гвнь нглийского почтового проход.

Я сел нписть несколько деловых писем, ксвшихся злосчстной компнии «Доброго доверия». Через некоторое время в окне появилсь физиономия Хнс, который объявил, что н дороге стоят дв «очень крсивых» незнкомых бс, которые ищут меня.

— Акционеры ншей компнии, — подумл я, приготовившись уйти через зднюю дверь.

— Если они придут сюд, скжи им, Хнс, что меня нет дом. Скжи, что я уехл сегодня утром.

Я вышел из дом черным ходом. Мне было грустно, что я, Аллн Квтермэн, дошел до того, что вынужден прятться от людей.

Вдруг во мне зговорил гордость. Чего мне стыдиться? Я имею полное прво смотреть всем прямо в глз. Я решил вернуться и, обойдя кругом свой мленький домик, остновился у живой изгороди из грнтовых деревьев, отделявшей мои влдения от дороги.

— Иконnote 8, — услышл я протяжный голос кфр.

— Нм нужно знть, где живет великий белый охотник, — говорил голос, покзвшийся мне знкомым.

— Икон, — повторял кфр.

— Не вспомните ли вы, кк его здесь зовут? — спросил другой, тоже знкомый мне голос.

— Великий охотник Хикомзни, — с гордостью скзл первый голос и мгновенно в моей пмяти возник великолепный Рэгнолл-Кэстл и его обиттели.

— М-р Сэвэдж! — прошептл я. — Кк он попл сюд?

— Ну вот, — скзл второй голос, — вш черный приятель теперь окончтельно сбит с толку. Я говорил вм ннять белого проводник. Это избвило бы нс от мссы зтруднений.

— Я считл это излишним, вш светлость, рз мы путешествуем инкогнито.

— Нм недолго удстся сохрнить инкогнито, если вы будете постоянно нзывть меня вшей светлостью. Тут, з этими деревьями, есть дом; подите и спросите, где…

— Здрвствуйте, лорд Рэгнолл! Кк поживете, м-р Сэвэдж? Вы ищете меня? Я очень рд вс видеть, — скзл я, выходя из-з деревьев.

— Д, Квтермэн, — рдостно ответил лорд Рэгнолл, — чтобы посетить вс, я проехл семь тысяч верст и, блгодрение Богу, мне посчстливилось нйти вс. Я боялся, что вы где-нибудь в центре Африки, где нм трудно было бы отыскть вс.

Пок он говорил, я оглядел их обоих. Со времени последней ншей встречи Сэвэдж почти совсем не изменился, но с лордом Рэгноллом произошл большя перемен. В его глзх появилсь ккя-то тень. У рт обрзовлсь глубокя склдк. Н всем его крсивом лице лежл печть стрдния.

— Через неделю вы уже не зстли бы меня, — зметил я, пожимя им руки.

Мы вошли в дом.

— Кк рз время звтркть, — продолжл я, — и, к счстью, у меня есть хорошя треск и ног дикой козы. Еще дв прибор, бой!note 9

— Пожлуйст, один, сэр. Я позвтркю потом, — смущенно скзл Сэвэдж.

— Ну, эти церемонии в Африке придется оствить, — пробормотл я, однко больше не нстивл. Для Хнс и нескольких других туземцев, глядевших н нс в открытое окно, вид вжного мжордом, почтительно стоявшего з ншими креслми и рзливвшего простой джин с тким видом, будто это было тонкое дорогое вино, было интересным зрелищем.

Покончив с звтрком, мы вышли н вернду покурить, оствив Сэвэдж звтркть в одиночестве.

После звтрк Сэвэдж был послн н тможню з вещми, и мы с лордом Рэгноллом остлись вдвоем.

— Скжите, что привело вс в Африку? — спросил я.

— Несчстье, — ответил лорд Рэгнолл.

— Неужели вш жен умерл?

— Не зню. Во всяком случе, он потерян для меня.

— Один рз это чуть не произошло.

— Д, когд вы спсли ее. О, если бы вы были с нми, Квтермэн! Тогд, быть может, ничего не случилось бы. Восемндцть месяцев мы жили счстливо. У нс был прелестный ребенок. Чсто жен говорил, что нше большое счстье дже пугет ее. Однжды, когд я охотился, он собрлсь нвестить недвно обвенчвшихся Скрупов. Отпрвилсь он без кучер в мленькой коляске, зпряженной пони, взяв с собой кормилицу с ребенком. Лошдь был смирня, кк овц. Проезжя местечко, лежвшее вблизи Рэгнолл-Кэстл, они встретили бродячий зверинец, переезжвший н новое место. Впереди зверинц шел огромный слон, который, кк я узнл впоследствии, был дурного нрв и не терпел, когд ему ехли нвстречу. Вид коляски или, быть может, крсной мнтии моей жены, привел животное в ярость; оно подняло хобот и громко зтрубило. Испугння лошдь шрхнулсь в сторону, но коляску не опрокинуло и не причинило никому вред. Тогд, — тут лорд Рэгнолл сделл пузу, — дьявол в обрзе этого слон протянул свой хобот, выхвтил ребенк из рук кормилицы и бросил его высоко в воздух. Потом торжествующе зтрубил и продолжил свой путь, не причинив ни моей жене, ни кормилице никкого вред. З городом он взбесился и был зстрелен.

— Ккой ужс, — прошептл я.

— Дльше последовло еще худшее. Утрт ребенк тк потрясл мою жену, что он потерял рссудок. Целыми чсми он сидел, улыбясь и перебиря крсные кмни, подренные ей Хрутом и Мрутом. По временм он обрщлсь к ребенку, словно он нходился возле нее. Ах, Квтермэн! Кк тяжело было н нее смотреть! Я делл все, что мог. Ее лечили лучшие врчи Англии, но бесполезно. Оствлсь только ндежд н то, что болезнь пройдет тк же внезпно, кк и появилсь. Врчи говорили, что перемен мест может окзть н нее хорошее влияние и, в чстности, укзывли н Египет.

Однжды утром жен спросил меня:

— Джордж! Когд же мы поедем в Египет? Едем поскорее!

Эти слов внушили ндежду врчм, и они убедили меня не перечить ей. Мы отпрвились в Египет в сопровождении леди Лонгдэн. В Кире я ннял большой проход с отборным экипжем и под охрной четырех солдт мы отпрвились вверх по Нилу. В течение месяц к своей великой рдости я зметил, что у жены постепенно стли появляться признки прояснения рссудк. Он проявлял большой интерес к древней скульптуре и хрмм, о которых много читл, когд был здоровой. Однжды, з несколько дней до ктстрофы, он укзл мне н изобржение Изиды и Горус и скзл:

— Посмотри, Джордж, вот святя мть и святое дитя, — и поклонилсь ему.

З день до ктстрофы моя жен был стрнно спокойн. Он все время сидел н плубе, любуясь стоявшим н берегу хрмом, высеченным в скле, со сттуями, словно охрнявшими его. Потом он долго смотрел н рсстилвшуюся перед ее глзми пустыню, по которой н верблюдх двиглись рбы.

Послушв пение суднских певцов, мы отпрвились спть рньше обыкновенного, тк кк в этот вечер не было луны. Жен жил со своей мтерью в большой кюте н корме. Моя кют был рядом с ними по одну сторону, по другую нходилсь кют сиделки. Экипж и стрж помещлись н носу. С проход н берег был перекинут сходня, н которой стоял чсовой. Ночью здул шмсинnote 10, но я не слышл его, зснув весьм крепко, кк и все остльные, включя, вероятно, и чсового. Н рссвете меня рзбудил испугнный голос леди Лонгдэн, стоявшей у дверей моей кюты и спршиввшей, не зню ли я, где Люн. Окзлось, что моя жен уже двно ушл из кюты. Мы обыскли весь проход, но он исчезл бесследно. Я передл дело в руки египетской полиции, нчлись энергичные поиски, но и они не дли никких результтов. Тогд возникло предположение, что жен упл в воду и утонул, тело ее унесло быстрое течение Нил. В этом был убежден и египетскя полиция, которя, несмотря н обещнную мной нгрду в тысячу фунтов з обнружение хотя бы тел моей жены, откзлсь от дльнейших поисков.

— Вы говорите, что в эту ночь дул ветер? Я полгю, что он легко мог уничтожить все следы н песчном берегу, — зметил я.

— Что вы хотите этим скзть? — спросил лорд Рэгнолл.

— У меня нет основний утверждть что-либо, но мне кжется, что вш жен не утонул и жив сейчс.

— Но где он?

— Об этом ндо спросить нших стрых знкомых, Хрут и Мрут, — ответил я.

— Вы думете, что он похищен этими негодяями?

— Мне кжется, что это тк, хотя «негодяи» — слишком сильное выржение. Нверное, они честные люди. Не збывйте, что они служт своему богу, д еще ткому, которому угрожет другой бог.

Тут я рсскзл лорду Рэгноллу обо всем, что слышл Хнс от строй женщины в Без, столице мзиту. Он слушл меня с глубочйшим интересом.

— Это удивительня история, — зметил он, когд я окончил свой рсскз. — Но не обртили ли вы внимние н то, что нш ребенок погиб из-з слон?

— Д, это стрнное совпдение сильно порзило меня, — ответил я, но не желя больше говорить об этом ужсном случе, я попросил лорд Рэгнолл продолжить свой рсскз.

— Рсскз мой близится к концу, — скзл лорд Рэгнолл. — Утрт снчл ребенк, потом жены, которя был для меня всем, сильно потрясл меня. Жизнь потерял всякий смысл. Вскоре по возврщении в Англию я решил покончить с собой. Я уже нписл необходимые письм и приготовил пистолет, кк вдруг блеснул искр ндежды… Я позвл Сэвэдж и прикзл ему взять мест н нервом почтовом проходе, отходящем в Африку, зтем приобрел у оружейников большой зпс рзличного оружия — и вот мы здесь.

— Д, — здумчиво повторил я, — вы здесь. И с вми зпс снряжения, которого, пожлуй, хвтит н целый полк, — прибвил я, укзывя н огромную телегу, доверху нполненную бгжом, и целую толпу носильщиков-кфров с отдельными тюкми, которые под предводительством Сэвэдж остновились у ворот моего дом.

VIII. ОТЪЕЗД

Вечером, когд бгж был рзобрн и зперт в небольшом сре, мы с лордом Рэгноллом продолжили нш рзговор. Перед этим мы рспковли чсть оружия — превосходный нбор дорогих охотничьих ружей всех видов, годных для охоты н слонов включительно. Вид их, рсствленных вдоль стен моей гостиной, привел строго Хнс в большой восторг. Он долго рссмтривл их, поглживя рукой и двя кждому из них особое нзвние, кк будто это были живые существ.

— С тким оружием, — говорил он, — бс может убить смого дьявол. Пусть бс поствит к ним Интомби, — прибвил он.

«Интомби» было мое строе любимое ружье, почти игрушечное по рзмерм, однко не рз в прошлом хорошо мне послужившее. Я перевел эти слов лорду Рэгноллу. Он рсхохотлся, чему я был весьм рд, тк кк двно не видел его дже улыбющимся.

Ткже в дополнение к охотничьему оружию в бгже было не менее пятидесяти военных крупноклиберных винтовок системы Снйдерс с большим зпсом птронов.

Лорду Рэгноллу едв удлось добиться их провоз через тможню.

В этот вечер я перед сном рсскзл лорду Рэгноллу о своем злосчстном председтельстве в золотопромышленной компнии «Доброго доверия» и ее печльном конце.

— Вы — величйший в мире стрелок, охотник и исследовтель, — зметил лорд, — но что ксется тких дел, кк коммерция… Однко я до известной степени блгодрен этому мошеннику Джэкобу.

Зтем он здл мне ряд вопросов, ксвшихся этого дел, и сделл несколько зметок в своей зписной книжке. Последнее мне покзлось несколько стрнным, но я ничего не скзл.

Спустя несколько дней мне стл ясн причин этих вопросов и зметок.

Однжды утром я ншел н своем столе целый ворох писем, вид которых привел меня в ужс, нпомнив о проклятой компнии. Однко делть было нечего, я взял одно из них и рспечтл.

Оно было от того смого кционер, который н общем собрнии предложил всем вырзить мне доверие. Читя его, я чуть не упл в обморок. Вот его содержние:

«Милостивый Господин!

Когд я помешл свои деньги в золотопромышленную компнию «Доброго доверия», я знл, что клду их в ндежное место. Теперь, получив от вшего поверенного чек, по которому мне до копейки уплчивется все, что я вложил в дело, я могу скзть одно: д блгословит вс Бог, м-р Квтермэн!»

Я вскрыл другое письмо, третье, четвертое… Везде содержние было примерно одно и то же.

Ничего не понимя, я вышел н крыльцо, где нвстречу мне поплся Хнс, держвший в рукх письмо, которое он попросил меня прочесть.

Письмо было от известного местного нотриус.

«Посыля вм, — писл он, — от имени Аллн Квтермэн, эсквйр, чек н шестьсот пятьдесят фунтов, кковя сумм стоит н вшем счету в книгх компнии «Доброго доверия», мы имеем честь просить вс подписть и переслть нм обртно прилгемую рсписку».

И к письму был приложен чек н шестьсот пятьдесят фунтов!

Я объяснил Хнсу, в чем дело, и прибвил:

— Ты получил свои деньги обртно, но я не посылл их и не зню, откуд они.

— Это деньги, бс? — спросил Хнс, с подозрением рзглядывя чек. — Это очень похоже н ту бумгу, з которую я зплтил деньги.

Я снов объяснил Хнсу знчение чек.

— Хорошо, — скзл он, — пусть бс спрячет эту бумгу у себя, инче мне зхочется купить джину.

— Нет, — возрзил я, — ты должен выкупить свою ферму и купить себе новую. Теперь тебе незчем идти со мной в стрну кенд.

Хнс н минуту здумлся, потом решительно взял чек и хотел рзорвть. Я едв успел удержть его.

— Если бс хочет прогнть меня из-з этой бумги, я сделю ее млой и проглочу.

— Ты стрый глупец, — скзл я, отбиря у него чек.

Нш рзговор был прервн появлением Смми, моего бывшего повр, торжественно нчвшего блгодрственную речь. Я обртился в поспешное бегство, но у ворот столкнулся с новым кционером, з которым шло еще двое. Я спсся от них в своей комнте, где среди кучи полученных писем увидел еще одно, не вскрытое. Мшинльно я рспечтл его и пробежл глзми. Оно слово в слово повторяло письмо, полученное Хнсом, только вместо «м-р Хнс Готтентот» стояло мое имя, и приложенный к нему чек был н тысячу пятьсот фунтов, — сумму, которую я вложил в дело.

Мне стло все ясно.

Очевидно, феей, обртившей нши ничего не стоящие шеры в бнковые билеты, был не кто иной, кк лорд Рэгнолл.

Тогд я поспешно рзыскл его и торжественно объявил, что мне очень нужно с ним поговорить.

— Мой друг, если вы позволите мне нзывть вс тк, — весело ответил лорд Рэгнолл, — мне было нетрудно сделть это, тк кк вся зтрчення сумм меньше моего ежемесячного доход. Мне очень хотелось, чтобы вы, отпрвляясь в нше опсное путешествие, были свободны от всяких денежных збот. Я прошу вс больше не вспоминть о тких пустякх. Смотрите н это, кк н прихоть богтого человек.

— Мне трудно соглситься с вми, лорд Рэгнолл, — скзл я.

— А вспомните, Квтермэн, кк вы поступили с выигрнными н при двустми пятидесятью фунтми, которые имели для вс в сто рз большее знчение. Но чтобы не поднимть больше этого вопрос, я прошу вс считть эти деньги жловньем, уплченным вм вперед з учстие в рисковнной экспедиции.

Потом мы приступили к обсуждению детлей ншего путешествия. Деньги теперь не имели знчения, и нм можно было выбирть любой путь.

Не остновившись ни н одном, я открыл окно и свистнул. Через минуту в комнту вошел Хнс. Он уселся н корточкх н полу в стороне от нс. Я предложил ему тбку, он нбил свою трубку и зкурил. Зтем я рсскзл Хнсу о ншем споре в выборе пути в землю кенд.

Он выслушл меня внимтельно, потом попросил мленький сткнчик джину и, опорожнив его одним глотком, скзл:

— Я думю, бс, что не стоит идти через Кильву, где нм могут встретиться рботорговцы, которые зхотят отомстить з урок, полученный ими в последний рз. Путь через стрну зулусов долог, но легче, ибо имя Мкумцн хорошо известно тм. Не ндо брть с собой много людей; нужно взять только две повозки и несколько погонщиков, которых можно всегд отпрвить нзд, когд они стнут не нужны. Из Земли зулусов можно послть послов к мзиту, которые любят бс. Их король вышлет нм нвстречу носильщиков. Со многими людьми путь будет труднее, чем с немногими. Кроме того, если с нми будет много вооруженных людей, нрод кенд подумет, что мы хотим воевть с ним. Если нс будет мло, они скорее позволят нм уйти с миром. Пусть бс и лорд Игез простят меня, если мои слов глупы.

Тут я должен зметить, что туземцы дли лорду Рэгноллу прозвище «Игез», что по-зулусски ознчет «крсивый». Сэвэдж они почему-то окрестили «Бен», что знчит «выпячення грудь». По всей вероятности, это прозвище было дно ему з горделивую оснку. Обсудив плн, предложенный Хнсом, мы ншли, что он смый лучший, и приняли его.

Спустя две недели, зкончив необходимые приготовления, мы покинули Дюрбн и нпрвились по песчной дороге в Землю зулусов.

Нш бгж и припсы были уложены н двух прочных полукрытых повозкх, которые по ночм служили нм великолепными спльнями. Хнс поместился н месте кучер одной из этих повозок. Лорд Рэгнолл, Сэвэдж и я ехли верхом н выносливых лошдкх, привычных к стрельбе.

Перед отъездом у нс произошло мленькое приключение.

Сэвэдж, который не зхотел сменить свой черный сюртук н более удобное плтье, попытлся сесть н лошдь не с той стороны, с ккой следовло. Лошдь, удивлення тким обрщением, шрхнулсь в сторону, и бедный Сэвэдж кувырком полетел н землю. Мы уже думли, что этим и зкончится его путешествие, кк вдруг он вскочил н ноги с необыкновенным проворством и нчл прыгть и кричть:

— Снимите ее! Убейте ее!

Скоро выяснилось, в чем было дело.

Лошдь испуглсь спящей ехидны, которя, свернувшись, лежл н песке, Сэвэдж упл н последнюю и рздвил ее.

— Я ненвижу змей! — восклицл он, убедившись, что ехидн мертв, — они постоянно попдются мне. Это дурня примет, — печльно прибвил он.

— Нпротив, хорошя, — возрзил я, — тк кк вы рздвили змею, не он ужлил вс.

После этого кфры дли Сэвэджу новое очень длинное имя, которое ознчло: Тот-который-сдится-н-змей-и-делет-их-плоскими».

Мы снов сели н лошдей.

Я обернулся и бросил последний взгляд н свой домик, где у ворот стоял мой стрый сдовник Джэк, который, хныкя, прощлся со мной. Я помхл ему н прощние рукой и присоединился к лорду Рэгноллу, ожидвшему меня.

— Я боюсь, — скзл он, — что вм очень грустно покидть свой дом и идти нвстречу неведомым опсностям.

— Не более грустно, чем бывло прежде, — ответил я, — тк кк опсности — мой нсущный хлеб. Но ведь и вс ожидют те же опсности.

— Для меня, Квтермэн, это чсть ндежды. Поэтому я теперь горздо счстливее, чем был в последнее время. И все блгодря вм, — прибвил он, протягивя мне руку, которую я крепко пожл.

IX. ВСТРЕЧА В ПУСТЫНЕ

Я не стну долго остнвливться н подробностях ншего путешествия в Землю кенд, по крйней мере, первой чсти его. Првд, н этом пути у нс было несколько охотничьих и других интересных приключений, но мне предстоит рсскзть много еще более интересного. Скжу только, что несмотря н внутренние междоусобицы зулусов, мы пересекли их стрну без особых зтруднений. Здесь мое имя пользовлось большим увжением, и все пртии объединились, чтобы помочь нм.

Отсюд я отпрвил послнцев к королю мзиту сообщить, что его собирются посетить стрые друзья «Мкумцн» и «Свет-во-мрке».

Зня, что, дойдя до реки Лубы, мы не сможем перепрвить через нее нши повозки, я просил короля мзиту выслть нм нвстречу к условленному месту сотню носильщиков с соответствующей охрной.

Послнные взялись исполнить это поручение з плту по пяти штук мелкого скот кждому. В случе, если они погибнут в пути, плт должн был быть передн их семьям.

Этот скот мы оствили н попечении у одного вождя, приходившегося им родственником.

Случилось тк, что двое из послнных погибли в пути. Один из них из-з болезни, полученной при переходе через болото, другой от зубов голодного льв.

Однко третьему удлось преодолеть трудный путь и исполнить нше поручение.

Чтобы дть отдых измученным быкм, мы сделли остновку н две недели в северной чсти Земли зулусов. Потом снов двинулись вперед, идя путем, знкомым мне и Хнсу.

С нми было несколько зулусов-носильщиков. Кормить их было довольно трудно, тк кк большя чсть ншего скот пл от укусов мухи це-це, и нм пришлось бросить одну из повозок.

Нконец мы достигли берег реки Лубы и рзбили лгерь у трех высоких скл, где нс должны были нйти мзиту.

Из-з дождей рек сильно рзлилсь, и перепрв через нее окзлсь невозможной.

Прошло четыре дня.

Кждое утро я влезл н смую высокую склу и рзглядывл в бинокль обширное прострнство, поросшее кустрником, в ндежде увидеть приближющихся к нм мзиту.

Во нигде не было видно ни души, и н четвертый вечер, зметив убыль воды в реке, мы пришли к решению перепрвиться н следующее утро н противоположный берег. Последнюю повозку было решено отпрвить с носильщикми обртно в Нтль.

Но тут возникло новое зтруднение. Никкие обещния нгрды не могли зствить зулусов омочить ноги в воде реки Луб, которую они объявили «тгти» (зколдовнной) для нрод их крови.

Я укзл им, что трое послнных к мзиту перешли уже через эту реку. Носильщики возрзили мне, что то были полукровные зулусы, и, хроме того, они нверное погибли. Кк я уже упоминл, двое из троих послнных погибли, конечно, случйно, не из-з мгических свойств реки Лубы. Однко эт гибель, вероятно, сильно укрепил нших носильщиков в их убеждении. Тк сохрняются суеверия в Африке. Сми мы были не в состоянии перепрвить нш бгж, и я очень обрдовлся, когд н пятую ночь в повозку, где спли мы с лордом Рэгноллом, явился Хнс и сообщил, что он слышл голос людей н отдленной стороне реки. Кк он мог что-либо услышть сквозь рев бегущей воды, я тк и не понял.

Н рссвете мы взобрлись н склу, и когд тумн рссеялся, я увидел н другой стороне реки около сотни человек, в которых по одеянию и копьям узнл мзиту.

Увидев меня, они издли веселый крик и бросились в воду, держсь друг з дружку, чтобы не дть быстрому течению унести себя. Глупые зулусы схвтились з копья и выстроились н берегу. Мне едв удлось отогнть их н приличное рсстояние.

— Жль, — угрюмо скзл их предводитель, — пройти ткой путь и не срзиться с этими собкми мзиту.

Когд мзиту подошли ближе, я к своему удовольствию увидел во глве их своего строго друг Ббембу, одноглзого вождя, с которым Хнс и я пережили в прошлом множество рзнообрзных приключений. Выйдя н берег, Ббемб рдостно приветствовл меня.

— О, Мкумцн, — говорил он, — мло у меня было ндежды снов увидеть твое лицо. Тысяч приветов тебе и «Свету-во-мрке»!

Я предствил Ббембе лорд Рэгнолл и Сэвэдж именми «Игез» и «Бен».

Он некоторое время внимтельно рссмтривл их.

— Это, — скзл он, укзывя н лорд Рэгнолл, — великий господин. А этот, — прибвил он, укзывя н Сэвэдж, который был одет лучше нс всех, — петух в перьях орл.

Хнс укрдкой зсмеялся н последнее змечние, но я счел лучше не переводить его Сэвэджу.

З звтрком, приготовленным «Петухом в перьях орл», который был, между прочим, превосходным повром, я узнл все новости. Буси, король Мзиту, умер, и ему нследовл один из его сыновей, которого я знл, тоже носивший имя Буси. Город Без был восстновлен после пожр и сильно укреплен. Рботорговцы больше не появлялись. Между прочим, я узнл о гибели двоих нших послнных.

Третий вернулся вместе с Ббембой.

После звтрк я отпрвил обртно зулусов, дв кждому по подрку и поручив им отвезти в Нтль ншу повозку. Они пропели прощльную песню и удлились, брося н мзиту свирепые взгляды. Я рд был, что эт встреч обошлсь без кровопролития.

Потом мы стли нводить перепрву. Дело было быстро нлжено, тк кк мзиту рботли кк друзья, не кк немники.

Перепрвившись через Лубу, мы двинулись в дльнейший путь и приблизительно через месяц достигли город Без, где нс ждл торжественный прием.

Буси II во глве большой процессии вышел нм нвстречу к южным воротм город, пмятным мне по одной битве.

Вечер мы провели в большом доме для гостей, где король, молодой человек с симптичным лицом, и стрый Бмбемб устроили «индб» — пиршество в честь нс. Король осведомился, кк долго мы нмерены пробыть в Безе, и вырзил ндежду, что нше посещение продлится подольше. Я ответил, что мы скоро двинемся дльше в путь н север в Стрну кенд и просил его дть нм носильщиков до крйних грниц его влдений.

При упоминнии имени кенд он удивленно посмотрел н меня, Ббемб воскликнул:

— О, Мкумцн! Рзве безумие охвтило тебя? Поистине ты стл безумным!

— Ты то же смое говорил, Ббемб, когд мы через озеро ездили в город Рик; однко мы счстливо вернулись оттуд, — скзл я.

— Верно, Мкумцн, но рзве можно срвнивть нрод кенд с понго, которые перед ними мленькя звезд перед лицом солнц?

— Что ты знешь о них? — спросил я, рсскзв ему, что слышл от Хнс и Хрут с Мрутом, опустив, однко, все ксющееся леди Рэгнолл.

— Это все првд, — скзл Ббемб, когд я окончил свой рсскз, — кенд — сильный, многочисленный и жестокий нрод. Их король носит имя «Симб», что знчит «лев». У них все короли носили это имя. Симб првит черными кенд, у которых бог Джн. Белыми кенд, которые похожи н рбов, првят жрецы. Всякого, кто попдет в их стрну, они убивют с мучениями или, ослепив, пускют в пустыню, которя окружет их стрну, где он и погибет. Я слышл, что белые кенд рзводят животных, нзывемых верблюдми, и продют их рбм, живущим н север от их стрны. Не ходи к ним, Мкумцн. Если тебе удстся пройти через пустыню, — черные кенд убьют тебя. Если ты спсешься от них, — тебя убьет Симб. Минуешь Симбу, — убьет Джн, если не Джн, — убьют жрецы белых кенд своим колдовством.

— А все-тки ндо попытться, — ответил я н это.

— Спросите у него, есть ли тм змеи? — скзл Сэвэдж.

— Д, Бен! Д, петух в перьях орл! — ответил Ббемб. — Я слышл, что у белых кенд есть хрм, который охрняет ткя змея, ккой нет нигде во всем мире.

— Тогд, — зметил Сэвэдж, — этот хрм не приндлежит к числу тех, где я буду молиться.

Увы! Он дже не подозревл, что его ожидло в будущем.

Потом мы подняли вопрос о носильщикх. После некоторого колебния Буси II, только из большого рсположения к нм, соглсился дть нм своих людей, взяв с нс торжественное обещние отпустить их, дойдя до пустыни, «чтобы они избегли ншей учсти».

Через четыре дня мы тронулись в путь в сопровождении ст двдцти носильщиков под предводительством смого Ббембы, который зявил, что хочет последним видеть нс живыми н этом свете.

Нкнуне выступления Хнс оствил н попечение Ббембы свое звещние, «кк делют белые люди», ксвшееся шестист пятидесяти фунтов, оствленных н хрнение в дюрбнском бнке.

З чс до того, кк мы оствили город Без, я услышл плч и стенние, доносившееся с городской площди. Выйдя узнть в чем дело, я встретил около сотни женщин, осыпнных золой, которые приветствовли меня зунывным пением. З ними стояло почти все остльное нселение город.

Хнс объяснил мне, что они поют песню смерти, чтобы предупредить небо о ншем скором прибытии туд.

Признться, все это довольно скверно действовло мне н нервы.

Итк, мы снов двинулись в путь, и месяц спустя уже проходили мимо большого озер, где нходился остров (если то был остров) понго.

Потом шли все н север путем, известным Ббембе, потом млонселенной стрной, обиттели которой не знли земледелия дже в смой первобытной его форме.

Пройдя еще миль сто, мы встречли только кочевников, — низкорослых бушменов, живущих исключительно охотой и пользующихся отрвленными стрелми.

Один рз они нпли н нс и убили двух мзиту своими стрелми, против яд которых нет никких средств. При этом Сэвэдж проявил удивительную хрбрость. Он выскочил из-з прикрытия и, дв промх из обоих стволов н рсстоянии пяти ярдов по бушмену, схвтил его и притщил к нм. Пленник окзлся чем-то вроде вождя.

Хнс, знвший немного язык бушменов, скзл ему, что если нс не перестнут тревожить, мы повесим его. Бушмен что-то зкричл своим товрищм, после чего нс оствили в покое.

Пройдя Землю бушменов, мы дли свободу ншему пленнику.

Постепенно местность стновилсь все более и более бесплодной, лишенной всяких признков жизни, и, нконец, мы дошли до нстоящей пустыни.

Недлеко от кря этой необъятной пустыни нходился озис с источником воды.

Дльше идти было невозможно, тк кк мзиту нотрез откзлись сопровождть нс в пустыне. Не зня, что делть, мы рсположились лгерем в озисе и стли ждть.

Окрестные мест окзлись просто рем для охотников. Они изобиловли крупной и мелкой дичью, днем псущейся у богтой сочной трвой окрины пустыни, по вечерм приходившей к источнику н водопой. В числе других животных попдлись слоны в тком большом количестве, что я ндеялся, — в случе, если невозможно будет продолжть нше путешествие, добыть здесь много слоновой кости.

Слоны совершенно не боялись людей и подпускли нс к себе н очень близкое рсстояние. Я убил нескольких, чтобы отослть их клыки в подрок королю мзиту. Дже Сэвэдж зстрелил одного слон (прицелившись в другого) н рсстоянии пяти шгов.

Тк прошло четырндцть дней. Нм ндоело нше неопределенное положение, д и мзиту, питясь исключительно мясом, соскучились по рстительной пище.

Мы устроили совещние.

Стрый Ббемб зявил, что не может дольше удерживть своих людей, нстивющих н возврщении домой, и спросил нс, зчем мы сидим здесь «кк кмни».

Я ответил, что мы ожидем проводников, обещнных нм знкомыми кенд.

Н это Ббемб возрзил, что кенд, нсколько ему известно, живут з сотни миль отсюд и что они никк не могут знть о ншем пребывнии здесь при отсутствии сообщения через пустыню. Я попросил лорд Рэгнолл выскзть свое мнение и объяснить, что идти одним через пустыню — знчит идти н верную смерть, обртный путь немыслим без помощи мзиту.

Лорд Рэгнолл пришел в сильное волнение и, отозвв меня в сторону, зявил, что, желя по известным мне причинм попсть в Стрну кенд, он, несмотря ни н что, остнется здесь.

— Это ознчет, что мы все остнемся здесь, — скзл я. — Сэвэдж и я не покинем вс, Хнс не покинет меня, хотя и считет нс безумными.

— Я остнусь один… — нчл было лорд Рэгнолл, но я тк посмотрел н него, что он не зкончил фрзы. Нконец мы пришли к ткому соглшению:

Ббемб, поговорив со своими людьми, соглсился подождть еще три дня. Если з это время ничего не случится, мы уйдем нзд миль н пятьдесят, остновимся в местх, изобилующих слонми и, добыв сколько можем унести слоновой кости, вернемся в Землю мзиту.

Три дня прошли.

Я уже был уверен, что избежл нелепого и опсного приключения, между тем кк лорд Рэгнолл с кждым чсом стновился все мрчнее.

Третий день был посвящен звязывнию тюков, тк кк н рссвете следующего дня мы, соглсно условию, должны были двинуться в обртный путь.

Однко судьб решил инче.

Чс в дв ночи меня рзбудил Хнс, спвший з моей хижиной.

— Пусть бс откроет глз и поглядит, — говорил он испугнным голосом, — тм снружи дв призрк ожидют бс.

Я поднялся и осторожно выглянул из шлш. В пяти шгх от него при свете луны я увидел две фигуры в белых одеяниях, неподвижно сидевшие н земле.

Стрх охвтил меня.

Я уже приготовил пистолет, который лежл под ковром, служившим мне подушкой, кк вдруг услышл знкомый спокойный голос:

— Рзве это твой обычй, Мкумцн, о Бодрствующий-в-ночи, встречть гостей пулями?

— Д, Хрут, — ответил я, — если гости укрдкой приходят среди ночи. Но вы нконец здесь. Скжите мне, почему вы тк долго зствили нс ждть?

— О, Мкумцн, — смущенно ответил Хрут, — прими нши смиренные опрвдния. Когд мы узнли о твоем приходе в город Без, мы срзу двинулись в путь. Но мы смертные, Мкумцн, и рзные препятствия мешли нм. Зня, что у вс много клди, мы должны были собрть много верблюдов. Потом нужно было послть вперед вырыть колодцы в пустыне вдоль ншей дороги. Вот причин промедления. Но мы пришли кк рз вовремя, ибо через несколько чсов вы были бы уже н пути домой.

— Это верно, — скзл я, — но войдите в шлш, здесь очень холодно.

Они вошли и, не будучи мгометнми, не откзлись от предложенного джин.

— З вше здоровье, Хрут и Мрут, — скзл я, отпив немного из сткн и отдв остльное Хнсу, который в один прием проглотил жгучую жидкость.

— З твое здоровье, Мкумцн! — ответили гости и, опорожнив свои сткны, поствили их перед собой с тким блгоговением, будто это были священные сосуды.

— Теперь, — скзл я, — будем говорить. Кк вм удлось уехть из Англии после попытки похитить леди, которой вы подрили ожерелье? Куд вы увезли ее после похищения н Ниле? Во имя вшего священного Дитяти, шйтн или египетского Сет, отвечйте мне, инче вм пришел конец, — прибвил я, хвтя пистолет.

— Извини нс, Мкумцн, — с улыбкой скзл Хрут, — но если ты тк поступишь с нми, тебе смому придется ответить н много вопросов, н которые трудно нйти ответ. Мы уехли из Англии н проходе и после долгого путешествия вернулись в свою стрну. Твой нмек н похищение н Ниле непонятен нм. Мы никогд не собирлись похищть ту леди, которой подрили ожерелье. Мы только хотели здть ей несколько вопросов, ибо он облдет дром ясновидения. Но появился ты и прервл нс. Зчем нужн нм беля леди?

— Не зню, зчем, — ответил я, — но зню, что вы величйшие лжецы, кких я когд-либо встречл.

При этих словх, которые любому другому могли бы покзться оскорбительными, Хрут и Мрут низко поклонились мне, словно я им сделл комплимент.

— Оствим вопрос о леди, — скзл Хрут, — поговорим о ншем деле. Ты здесь, Мкумцн, и мы пришли встретить тебя. Готов ли ты отпрвиться с нми, чтобы принести смерть злому слону Джне, опустошющему ншу землю, и получить великую нгрду? Если готов, твой верблюд ждет тебя.

— Один верблюд не может нести н себе четверых, — уклончиво ответил я.

— Хрбростью и ловкостью ты превосходишь многих людей, о Мкумцн, но телом ты один.

— Вы ошибетесь, Хрут и Мрут, если думете, что я поеду с вми один, — воскликнул я, — вот мой слуг, — укзл я н Хнс, — без которого я не двинусь с мест ни н шг. Кроме того, меня должны сопровождть лорд Рэгнолл, известный под именем «Игез», и его слуг Бен, из которого вы в Англии извлекли змей.

При моих словх н бесстрстных лицх Хрут и Мрут появились признки беспокойств, и они обменялись словми н непонятном мне языке.

— Нш стрн, — скзл Хрут, — открыт только для тебя, Мкумцн, чтобы убить Джну, з что мы обещем тебе великую нгрду. Других мы не хотим видеть тм.

— Тогд сми убивйте своего Джну, я шгу не ступлю з вми.

— А если мы нсильно возьмем тебя с собой, Мкумцн?

— А если я убью вс, Хрут и Мрут? Глупцы! Со мною много хрбрых людей. Хнс! Прикжи мзиту взяться з оружие и позови сюд Игезу и Бену.

— Остновись, о господин, и положи оружие н свое место, — скзл Хрут, увидя, что я снов схвтил пистолет. — Незчем проливть кровь. Мы в большей безопсности, чем ты думешь. Пусть твои товрищи сопровождют тебя, но пусть они знют, что подвергются большой опсности.

— Ты хочешь скзть, что вы их потом убьете?

— Нет. Но кроме нс тм живут другие, более сильные люди, которые зхотят принести их в жертву. Твоя жизнь в безопсности, Мкумцн, но нм открыто, что двоих из вс ждет гибель.

— Но кк мы можем быть уверены, что вы, змнив нс в свою стрну, не убьете предтельски, чтобы звлдеть ншим имуществом?

— Мы клянемся тебе стршной клятвой. Мы клянемся тебе Небесным Дитятей, — в один голос воскликнули об, поклонившись до земли.

Я пожл плечми.

— Ты не веришь нм, — продолжл Хрут, — ибо не знешь, что бывет с тем, кто нрушит эту клятву. Но слушй. В пяти шгх от твоей хижины есть высокий мурвейник. Взберись н него и посмотри в пустыню.

Любопытство зствило меня принять это предложение. Я вышел в сопровождении Хнс с зряженным двуствольным ружьем и вскрбклся н мурвейник футов в двдцть высотой, откуд открывлся вид н пустыню.

— Смотри н север, — снизу скзл Хрут.

Я посмотрел в укзнном нпрвлении и при ярком свете луны ярдх в пяти-шести от себя увидел сотни две сидевших н земле верблюдов и около кждого из них белую фигуру, держвшую в рукх длинное копье, к древку которого был прикреплен мленький флжок. Я смотрел н них до тех пор, пок не убедился, что это не иллюзия или мирж, после чего спустился с мурвейник.

— Ты видишь, Мкумцн, — скзл Хрут, — если бы мы зхотели причинить тебе вред, мы могли бы нпсть ночью н вш спящий лгерь. Но эти люди пришли охрнять, не убивть тебя или твоих друзей. В этом мы поклялись тебе клятвой, которя не может быть нрушен. Теперь мы пойдем к своим, звтр снов вернемся одни и без оружия.

С этими словми они исчезли, кк тени.

X. ВПЕРЕД!

Через десять минут весь нш лгерь был н ногх. Все схвтились з оружие.

Снчл поднялось нечто вроде пники, но с помощью Ббембы порядок был восстновлен, и все приготовились к зщите.

О бегстве нечего было и думть, тк кк верблюды быстро нстигли бы нс.

Оствив Ббембу при воинх, мы, трое белых и Хнс, собрлись н совет, и я рсскзл обо всем происшедшем между мной и Хрутом с Мрутом.

— Что вы решите? — спросил я. — Эти люди хотят, чтобы я ехл в их стрну. Но они против других. Ничто не мешет вм, Рэгнолл, Сэвэдж и тебе, Хнс, вернуться обртно с мзиту.

— Ох! — воскликнул Хнс, — я не покину бс. Если ндо умереть, я умру. А теперь, бс, я очень хочу спть. Я не спл всю ночь и здолго до приход этих призрков слышл верблюдов, но не знл, что это ткое, потому что я их никогд рньше не видел. Когд все будет решено, пусть бс рзбудит меня.

С этими словми он улегся и тотчс же зснул, кк верня собк у ног своего хозяин.

Я вопросительно посмотрел н лорд Рэгнолл.

— Я последую з вми, — коротко ответил он.

— Несмотря н то, что эти люди отрицют свое учстие в похищении вшей жены?

— Кк и Хнсу, мне безрзлично, что меня ждет в будущем. Кроме того, я не верю этим людям. Что-то подскзывет мне, что они знют првду о моей жене. Они слишком зинтересовны, чтобы я не сопровождл вс.

— Ну, вы, Сэвэдж, к ккому пришли решению? Помните, эти люди говорят, что двое из нс никогд не вернутся. Но кто — неизвестно. Конечно, нельзя знть будущее, но они слишком необыкновенные люди.

— Сэр, — скзл Сэвэдж, — перед тем кк покинуть Англию, его светлость обеспечил мою струю мть и вдовую сестру с детьми. Теперь от меня никто не звисит. Поэтому я пойду з вми и в остльном полгюсь н Бог.

— Итк, все решено, — скзл я, — теперь ндо позвть Ббембу.

Стрик принял известие о ншем решении более спокойно, чем я предполгл.

— Мкумцн, — скзл он, — я ждл от тебя тких слов. Если бы это скзл другой человек, я счел бы его безумным. Но я знл тебя тким, когд ты отпрвлялся в Понго и вернулся невредимым. Я ндеюсь, что тк будет и н этот рз. А теперь прощй. Я должен увести своих людей прежде, чем придут сюд эти рбы. Может произойти битв, нс мло, и нм придется умереть. Если они скжут, что твои лошди не могут пересечь пустыню, отпусти их. Мы поймем и сохрним их до тех пор, пок ты не пришлешь з ними. Не ндо больше подрков. Ты уже оствил мне ружье, пороху, пуль и — что дороже всего — пмять о себе и твоей мудрости и хрбрости. С того дльнего холм я буду смотреть, пок ты не скроешься из виду. Прощй.

И не ств ждть моего ответ, Ббемб ушел, проливя слезы из своего единственного глз.

Через десять минут остльные мзиту простились с нми и ушли, оствив нс одних в опустевшем лгере среди сложенного бгж.

Вскоре Хнс, полосквший недлеко от нс котелок, поднял голову и скзл:

— Идут, бс. Целый полк идет.

Мы оглянулись. По нпрвлению к нм ровными рядми медленно двиглись всдники н покчивющихся верблюдх. Не доехв ярдов пятидесяти до нс, они остновились и нчли поить в ручье своих верблюдов.

От них отделилось двое людей, в которых я узнл Хрут и Мрут, с поклоном остновившихся перед нми.

— Доброе утро, господин, — скзл Хрут лорду Рэгноллу н ломном нглийском языке. — Итк, ты решил посетить с Мкумцном нш бедный дом, кк посетили мы твой богтый змок в Англии. Ты думешь, что мы похитили твою леди. Это не тк. В Стрне кенд нет белой леди. Он, нверное, утонул в Ниле, потому что ходил во сне. Мы очень жлеем тебя, но боги знют, что делют. Они дют и берут, когд хотят. Но к тебе снов вернется твоя жен еще более прекрсной, и к ней вернется ее душ.

Я удивленно смотрел н Хрут. Я ничего не говорил ему о том, что леди Рэгнолл потерял рссудок. Откуд он мог узнть об этом?

— Мы рды, господин, — продолжл Хрут, — принять тебя, но, првду скзть, это очень опсное путешествие, ибо Джн не любит чужестрнцев. Смотри, н твоем лице уже лежит печть стрдния, причиненного слоном.

Потом Хрут обртил свое блгосклонное внимние н Сэвэдж.

— И ты идешь, Бен? Что же, в Земле кенд ты узнешь многое о змеях и о другом.

Тут Мрут, широко улыбясь и обнруживя ряд ослепительно белых зубов, что-то шепнул н ухо своему товрищу.

— Ох, — продолжл Хрут, — мой брт говорит, что ты встретился с одной змеей в Нтле и сел н нее тк тяжело, что сделл ее плоской. В Земле кенд мы покжем тебе лучшую змею, но ты не будешь сидеть н ней, Бен!

Мне, не зню почему, все эти шутки покзлись стршными, — чем-то вроде игры кошки с мышью. Откуд могли эти люди знть подобные вещи и провидеть будущее? Я посмотрел н Сэвэдж. Он был бледен и, очевидно, чувствовл то же, что и я.

Дже Хнс шепнул мне по-голлндски:

— Это не люди, это дьяволы, бс! Мы едем прямо в д!

Только лорд Рэгнолл сидел молч и совершенно бесстрстно. Его крсивое лицо было кк у сфинкс. Я видел, что Хрут и Мрут чувствовли силу этого человек, и это вызывло у них беспокойство.

Чс три спустя мы ехли по пустыне н превосходных верховых верблюдх, оглядывясь н брошенный нми лгерь в озисе, видневшийся н горизонте.

Н рсстоянии мили впереди нс ехл пикет из 8-10 всдников н смых быстрых животных, чтобы предупредить крвн в случе ккой-либо опсности.

Ярдх в трехстх з ним следовл отряд из пятидесяти кенд, выстроенных в дв ряд.

З отрядом следовли погонщики, ведя з собой верблюдов, нгруженных провизией, водой, плткми и ншим бгжом, включя пятьдесят винтовок лорд Рэгнолл.

Потом ехли мы вчетвером н смых лучших верблюдх. По првую и левую сторону и позди нс н рсстоянии полумили ехли ткие же отряды, кк и впереди. Мы нходились в центре, окруженные со всех сторон охрной. Хрут и Мрут следовли з нми н небольшом рсстоянии и при необходимости их легко можно было позвть.

Сперв путешествие н верблюде с непривычки сильно утомляло меня. Постояння кчк тк действовл н меня, что к ночи я чувствовл себя совершенно рзбитым.

Бедный Сэвэдж стрдл еше больше.

Только лорд Рэгнолл, вероятно, рньше ездивший н верблюдх, не испытывл особых неудобств.

Что ксется Хнс — тот чувствовл себя превосходно. Он все время менял положение и ехл то по-дмски, то сидя в седле н коленях, кк обезьян н шрмнке.

Постепенно я привык к ткой езде, и вскоре нши пятьдесят миль в день не особенно утомляли меня.

Мне нчинл нрвиться жизнь в этой спокойной пустыне.

Днем мы ехли по бесконечной песчной рвнине, по вечерм ели с ппетитом простую пищу и спли под мерцющими звездми до новой зри.

Говорили мы мло.

Вероятно, тишин пустыни нклдывл печть н нши уст. Кждый был погружен в свои мысли.

Лично мне кзлось, что я живу в кком-то сне. С ншей охрной мы совсем не общлись. Думю, им было зпрещено рзговривть с нми.

Эти стройные молчливые люди общлись между собой знкми или отрывистыми словми. К Хруту и Мруту они относились с огромным увжением и повиновлся им беспрекословно. Однжды я потерял свой крмнный нож. Тогд троим из них было прикзно вернуться нзд и отыскть его. Только н восьмой день они догнли нс, почти выбившись из сил и потеряв одного верблюд, но с моим ножом, который передли мне с поклоном.

Сознюсь, мне стло очень стыдно.

С Хрутом и Мрутом вплоть до смых грниц Земли кенд мы почти не рзговривли.

Тк мы прошли около пятисот миль, остнвливясь в мленьких озисх нпоить верблюдов и отдохнуть.

Нконец хрктер местности нчл меняться.

Стл попдться трв, потом кусты и деревья и среди них дже дикие козы.

Отъехв в сторону, я убил двух коз, чем вызвл большое удивление у ншей стржи, очевидно, никогд не видвшей стрельбы из ружья.

В этот вечер мы с удовольствием поели дичи, тк кк двно уже не ели свежего мяс.

В последние дни мы зметили, что нши стоянки стли непохожи н прежние. Верблюдов уже не отпускли пстись длеко от лгеря, нш бгж склдывли около смых плток и к нему ствили стржу.

Я спросил у Хрут о причине этих предосторожностей.

— Потому что мы н грнице Земли кенд, — ответил он, — через четыре дня мы будем н месте.

— Зчем же предосторожности против своего нрод? Они встретят вс…

— Копьями, Мкумцн. Зметь, что кенд соствляют дв нрод. Мы, белые кенд, имеем свою отдельную территорию. Но путь к нм лежит через землю черных кенд, которые всегд могут нпсть н нс, особенно если увидят, что с нми чужестрнцы. Черные кенд знчительно превосходят нс числом, но они не нпдют н ншу землю, ибо боятся проклятия Небесного Дитяти. Однко если они встречют нс н своей земле, они убивют нс; точно тк же и мы поступем с ними, когд они приходят н ншу землю.

— Знчит, между вми существует постояння вржд?

— Вржд, которя зкончится большой войной, где должны погибнуть черные или белые кенд. Или, быть может, об нрод погибнут вместе. Вот почему мы просили тебя, Мкумцн, быть ншим гостем, — с поклоном зкончил Хрут и удлился, прежде чем я успел что-нибудь ответить.

— Похоже н то, — зметил я Рэгноллу, — что нс везут сржться з Хрут, Мрут и Ко.

Ночь прошл спокойно.

Н зре следующего дня мы двинулись в дльнейший путь местностью, стновившейся все более и более плодородной. Уже стли попдться целые стд нтилоп, но людей не было видно.

Во время очередной остновки н отдых Хрут провел нс н возвышенное место, откуд открывлся вид миль н пятьдесят вперед.

Перед нми лежл обширня рвнин, предствлявшя, вероятно, дно высохшего озер. По ней было рссыпно множество деревушек и отдельных домиков. С восток и зпд рвнину пересекл рек, рзветвлявшяся н несколько протоков. Длеко н горизонте виднелся высокий холм, покрытый густой рстительностью.

— Вот Земля кенд, — скзл Хрут, — по эту сторону реки Твы живут черные кенд, по ту — белые.

— А что это з холм? — спросил я.

— Это священня гор, дом Небесного Дитяти, куд не может ступить ничья ног, кроме жрецов Дитяти.

— А если кто ступит? — спросил я.

— Он умрет, Мкумцн.

— Знчит, ее охрняют?

— Он охрняется, но не оружием смертных, Мкумцн.

Видя, что Хрут неохотно говорит об этом, я спросил его о численности нрод кенд.

Он ответил, что черные кенд имеют около двдцти тысяч воинов, между тем кк белые не более двух тысяч.

В это время нш рзговор был прервн появлением человек из передового пикет, который сообщил Хруту что-то весьм встревожившее его.

Я осведомился, в чем дело.

— Один из рзведчиков Симбы, цря черных кенд, — ответил Хрут, укзывя н скчущего вдли по рвнине всдник. — Он едет в город Симбы сообщить о ншем появлении н их земле. Вернемся в лгерь, Мкумцн, и поедем дльше, когд взойдет лун.

Кк только взошл лун, мы снов двинулись вперед, несмотря н то, что верблюды были крйне утомлены.

Мы ехли всю ночь, остновившись лишь перед рссветом н полчс, чтобы подкрепиться пищей и подтянуть веревки ншего бгж, который охрнялся теперь с особенной тщтельностью.

Когд мы снов тронулись в путь, к нм подъехл Мрут и со своей обычной улыбкой скзл, что хорошо было бы, если бы мы держли нши ружья нготове.

Мы вооружились винтовкми, зряжющимися срзу пятью птронми. Только Хнс взял себе мое строе одноствольное шомпольное ружье, которое он нзывл «Интомби», не рз сослужившее мне хорошую службу во время путешествия в Понголэнд. Хнс почему-то считл его счстливым.

Спустя четверть чс, когд уже совсем рссвело, мы въехли в склистую местность, окймлявшую рвнину.

Вдруг нш крвн остновился… Вскоре нм стло ясно, в чем дело.

Н рсстоянии не более полумили впереди нс покзлось около пятисот человек в белых одеяниях, чстью пеших, чстью ехвших верхом. Они быстро двиглись нм нвстречу с явной целью прегрдить путь. Лиц их были черны, и они не носили никких головных уборов.

От них отделилось дв прлментер с белыми флгми в рукх.

Они глопом подъехли к ншему крвну, остновились у того мест, где стояли мы с Хрутом и Мрутом, и отслютовли нм копьями. Это были стройные мужчины черной рсы с длинными волосми, доходившими до смых плеч. Н них было легкое одеяние: кожные пнтлоны, сндлии и нечто вроде кольчуги из тройной цени, сделнной из метлл, похожего н серебро, которя свешивлсь с шеи н спину и н грудь. Вооружены они были длинными копьями, похожими н копья белых кенд, и прямыми мечми с крестообрзной рукояткой, висевшими у пояс.

Кк я узнл впоследствии, тк снряжли квлерию.

Пехотинцы имели более короткие колья, дв дротик (ссеги) и кривые ножи с роговой рукояткой.

— Здрвствуй, пророк Дитяти! — зкричл один из них. — Мы вестники бог Джны, говорящего устми цря Симбы.

— Говори, почиттель демон Джны! Чего хочет от нс Симб? — скзл Хрут.

— Войны. Зчем вы перешли реку Шву, грницу Земли черных кенд, устновленную договором сто лет нзд? Рзве вм мло своей земли? Црь Симб позволил вм пройти в пустыню, ндеясь, что вы погибнете тм. Но вы не вернетесь нзд!

— Посмотрим, — ответил Хрут, — это звисит от того, кто сильнее, Небесное Дитя или Джн. Мы хотим избежть кровопролития. Нше путешествие мирное. Эти белые люди хотят принести жертву Дитяти, путь к священной горе лежит только через вшу землю.

— О, мы знем, ккя это жертв! — воскликнул прлментер, — они хотя крови ншего бог Джны! Они думют убить его своим необыкновенным оружием, хотя против бог Джны бессильно любое оружие. Отдй нм белых людей, мы их принесем в жертву Джне. Тогд, быть может, црь Симб позволит вм пройти через свою землю.

— Кк! — воскликнул Хрут, — нрушить зконы гостеприимств? Вернись к Симбе и скжи ему, что если он подымет против нс копье, тройное проклятие Дитяти пдет н его голову! Проклятие бури, проклятие голод и проклятие войны! Я, пророк, скзл это. Ступй!

Эти слов, произнесенные Хрутом вырзительным голосом, произвели необычйное впечтление н прлментеров. Стрх появился н их лицх. Не ответив ни слов, они повернули лошдей и тк же быстро, кк приехли, вернулись к своим.

Хрут отдл прикзние, после которого крвн построился в виде клин. Я, Хнс и Мрут поместились посередине левой стороны этого треугольник, лорд Рэгнолл и Сэвэдж н првой. Хрут стл у вершины его.

Вьючные верблюды знимли центрльное место.

Прежде чем стть н свои мест, мы крепко пожли друг другу руки.

Бедняг Сэвэдж выглядел очень плохо: это должно было стть его первым боевым крещением.

Лорд Рэгнолл кзлся счстливым кк король, только что вступивший н престол.

Я, уже видевший немло битв, вспомнил предскзние одного зулусского вождя, который говорил, что я умру не н поле сржения. Тем не менее, нстроение у меня было иным, чем у лорд Рэгнолл.

Только Хнс кзлся совершенно спокойным. Он дже успел нбить тбком и зкурить свою трубку. Если бы он не сидел в своей обезьяньей позе н высоком верблюде, он получил бы от меня хороший пинок з эту брвду перед лицом Провидения.

Однко своим поведением он вызвл восторг нших кенд.

Я слышл, кк один из них скзл другому:

— Посмотри! Это вовсе не обезьян, нстоящий мужчин, дже больший мужчин, чем его господин!

Теперь все было готово.

Хрут, трижды поклонившись священной горе, встл н стременх и, подняв копье нд головой, коротко скомндовл:

— Вперед!

XI. АЛЛАН В ПЛЕНУ

Нш отряд смело бросился вперед.

Дже верблюдм, несмотря н их крйнее утомление, кзлось, передлось воодушевление всдников.

Не нрушя порядк построения, мы быстро ктились вниз по склону холм.

Целый лес копий блестел н солнце; флжки весело рзвевлись по ветру.

Никто не проронил ни слов; слышлся лишь топот мчвшихся верблюдов.

Только когд нчлсь битв, белые кенд издли мощный крик:

— Дитя! Смерть Джне! Дитя! Дитя!

Человек четырест вржеской пехоты сомкнулись в 7-8 рядов. Первые дв ряд стояли н коленях, держ нперевес длинные копья. Этот строй нпоминл древнегреческую флнгу. По обе стороны пехоты, н рсстоянии около полумили от нее, стояло по отряду всдников, человек по сто в кждом.

Когд мы приблизились к вргу, нш треугольник, следуя з Хрутом, немного изогнулся. Минуту спустя я понял, что это был искусный мневр. Мы рзрезли строй врг, кк нож мсло, удрив в него не прямо, под углом. Промчвшись по опрокинутой пехоте, белые кенд поржли вржеских воинов копьями и топтли их верблюдми.

Я уже подумл, что дело решилось в ншу пользу, однко это было не тк. Вскоре между нми окзлось много пеших вргов, которых я посчитл мертвыми; они стрлись порзить нших верблюдов в живот. Кроме того, я збыл о вржеской квлерии, которя ургном обрушилсь н нши флнги.

Мы сделли все, что могли, чтобы отрзить этот удр. В результте нш првя и левя линии были прорвны ярдх в пятидесяти сзди вьючных верблюдов. К счстью для нс, быстрот нтиск помешл черным кенд воспользовться успехом своего удр. Об неприятельских отряд, не успев сдержть лошдей, столкнулись и пришли в змештельство. Тогд мы нпрвили н них своих верблюдов, и в результте много вргов было переколото копьями и потоптно копытми. Я не могу скзть, кк случилось, что я, Хнс, Мрут и примерно пятндцть белых кенд окзлись окруженными множеством нпдвших н нс вргов.

Мы сопротивлялись, кк могли.

Постепенно пли все нши верблюды, з исключением того, н котором сидел Хнс. Этот верблюд по стрнной случйности не был дже рнен.

Мы продолжли сржться пешими.

До этого времени я не сделл ни одного выстрел, тк кк было трудно целиться с кчющегося верблюд, отчсти же из нежелния убивть нпрсно этих диких людей.

Однко теперь нм грозил серьезня опсность.

Нклонившись нд бьющимся н земле умирющим верблюдом, я полностью рзрядил свое ружье. В результте пять лошдей без всдников помчлись по рвнине.

Это произвело н ткующих сильное впечтление, тк кк они никогд не видели ничего подобного. Нши врги отхлынули нзд, дв мне возможность снов зрядить ружье.

Через минуту они вновь бросились н нс — и снов тот же результт.

Посоветоввшись некоторое время между собой, они пошли в третью тку.

Я снов встретил их злпом, хотя н этот рз упло всего три всдник и одн лошдь.

Нше дело было проигрно, тк кк у меня кончились птроны и оствлся только зряженный двуствольный пистолет. И все из-з непредусмотрительности!

Мои птроны лежли в сумке, которую Сэвэдж из учтивости вешл н свое седло. Я спохвтился, когд уже нчлсь битв, но ничего не мог сделть, тк кк мы с Сэвэджем нходились в рзных концх строя. После долгого совещния нши врги снов нпрвились к нм, но н этот рз очень медленно.

Тем временем я огляделся и увидел, что нши глвные силы уходили н север, счстливо оторввшись от погони.

Мы были оствлены н произвол судьбы, тк кк, по всей вероятности, нс считли убитыми.

— Мой господин Мкумцн, — скзл все еще улыбвшийся Мрут, подходя ко мне, — Дитя спсло большинство нших, но мы покинуты. Что ты будешь делть? Стрелять, пок нс не схвтят?

— Мне нечем стрелять, — ответил я. — А если мы сддимся, что будет с нми?

— Нс отвезут в город Симбы и принесут в жертву Джне. У меня мло времени рсскзть тебе, кк это делется. Поэтому я предлгю: убьем себя.

— Это, пожлуй, глупо, Мрут. Пок мы живы, нм может предствиться случй выбрться из этой истории. Если нм придется плохо, у меня остется пистолет с двумя пулями для тебя и для меня.

— Мудрость Дитяти говорит твоими устми, Мкумцн, — скзл Мрут. — Я поступлю тк, кк поступишь ты.

Зтем он обернулся к своим людям. Они некоторое время совещлись между собой, после чего приняли весьм героическое решение.

Подпустив черных кенд н близкое рсстояние, вышли вперед, будто желя сдться, и вдруг с криком: «Дитя!» бросились н них и, сржясь кк демоны, порзили множество вргов, пок сми не пли, покрытые рнми. Эт хитря и отчяння выходк, тк дорого стоившя ншим вргм, сильно рзъярил их.

С криком «Джн!» они устремились н нс (нс оствлось всего шестеро), ведомые седобородым мужчиной, который, судя по числу цепочек н груди и другим укршениям, был вжной особой.

Когд они приблизились ярдов н пятьдесят к нм и мы уже готовились к смому худшему, вдруг ндо мной прогремел выстрел. В то же мгновение седобородый мужчин широко взмхнул рукми, выронил копье и бездыхнный пл н землю. Я оглянулся и увидел Хнс с трубкой в зубх и дымящимся «Интомби» в рукх.

Он выстрелил, кжется, в первый рз з весь день и убил этого мужчину, смерть которого повергл черных кенд в горе и отчяние. Они спешились и толпились вокруг убитого.

К ним подъехл свирепого вид мужчин средних лет, у которого окзлось еще больше рзных укршений.

— Это црь Симб, — скзл Мрут. — Убитый — его дядя Гору, великий вождь, воспитыввший Симбу с млых лет.

— Жль, что у меня нет птрон для племянник, — зметил я.

— До свидния, бс! — скзл Хнс. — Мне ндо уходить, потому что я не могу снов зрядить «Интомби» н спине этого животного. Если бс рньше меня встретит своего отц, пусть бс попросит его приготовить для меня хорошее место у огня.

Прежде чем я успел что-либо ответить, Хнс повернул своего верблюд (который, кк я уже упоминл, был цел и невредим) и, подгонял его удрми ружья, умчлся глопом, но не по нпрвлению к дому Дитяти, вверх по холму, в чщу гигнтской трвы, которя росл недлеко от нс.

Тм он вскоре скрылся вместе со своим верблюдом.

Если бы черные кенд дже и видели уход Хнс, — в чем я сильно сомневюсь, тк кк их внимние всецело было поглощено мертвым Гору, — они, вероятно, не стли бы преследовть его.

Они подумли бы, что Хнс хочет змнить их в ккую-нибудь ловушку или зсду.

Тем временем врги нши совещлись в явном змештельстве. Они, вероятно, пришли к зключению, что мы с ншими ружьями нечто большее, чем простые смертные.

Нконец от них отделился один человек, в котором я узнл утреннего прлментер.

Тогд я отложил в сторону свое ружье в знк того, что не собирюсь стрелять, хотя все рвно не мог бы этого сделть.

Прлментер подошел к нм и, остновившись в нескольких ярдх, обртился к Мруту.

— Слушй, второй жрец Дитяти, — скзл он, — что говорит црь Симб. Он говорит, что вш бог слишком силен сегодня, хотя в другой рз может быть инче. Поэтому Симб предлгет вм сдться и клянется, что ни одно копье не пронзит вше сердце и ни один нож не тронет вшего горл. Вс отведут в город и будут держть кк пленников до тех пор, пок не нступит мир между черными и белыми кенд. Если же вы откжетесь, мы окружим вс со всех сторон и будем ждть, пок вы не умрете от жжды и зноя. Это слов Симбы, к которым ничего не будет прибвлено и от которых не будет ничего убвлено.

Скзв это, прлментер отошел от нс н некоторое рсстояние, чтобы не слышть ншего совещния, и стл ждть.

— Что ответить ему, Мкумцн? — спросил Мрут.

Я ответил ему вопросом.

— Есть ли ндежд, что нс освободит твой нрод?

Мрут отрицтельно покчл головой.

— Никкой. То, что мы видели сегодня, лишь мля чсть войск черных кенд. Звтр они могут собрть тысячи. Кроме того, Хрут думет, что мы погибли. Если Дитя не спсет нс, нм придется покориться своей судьбе.

— Тогд дело нше проигрно. Я уже чувствую жжду, у нс нет ни кпли воды. Но сдержит ли Симб свое слово?

— Я думю, что сдержит, — ответил Мрут. — Но ндо выбирть. Смотри, они уже нчинют окружть нс.

— Что вы скжете? — обртился я к трем остльным белым кенд.

— Мы в рукх Дитяти, — ответили они, — хотя лучше было бы нм псть вместе с ншими бртьями.

Посоветоввшись еще немного со мной, Мрут позвл прлментер.

— Мы принимем предложение Симбы, — скзл он, — и сдемся вм в плен при условии, что нм не будет причинено никкого вред. Если Симб нрушит условие, месть будет ужсн. Теперь в докзтельство своей верности пусть Симб подойдет к нм и выпьет с нми кубок мир, ибо мы чувствуем жжду.

— Нет, — ответил прлментер, — если Симб подойдет к вм, белый господин убьет его. Пусть он отдст снчл свою трубу.

— Возьми, — великодушно скзл я, передвя ему ружье, причем подумл, что нет ничего бесполезнее ружья без птронов.

Прлментер удлился, держ длеко перед собой мое ружье. После этого к нм подъехл см Симб в сопровождении нескольких людей; один из них нес мех с водой, другой — огромный кубок, сделнный из клык слон.

Симб был крсивый мужчин с огромными усми, большими черными глзми, которые по временм принимли зловещее выржение. Н голове у него, кк и у других, не было никкого убор з исключением золотой ленты, предствлявшей, по-видимому, корону. Н лбу был широкий шрм от рны, полученной, вероятно, в кком-нибудь сржении.

Он оглядел меня с большим любопытством, и я думю, что мой внешний вид произвел н него невыгодное впечтление.

В пылу сржения я потерял свою шляпу, волосы мои были рстрепны, куртк испчкн пылью и кровью. В общем, я предствлял собой весьм непрезентбельную фигуру.

Я слышл, кк Симб, рссчитывя, что я не понимю язык кенд (з месяц пути я выучил этот язык, похожий н нречие бнту), скзл одному из своих спутников:

— Истинно, о силе нельзя судить по виду. Этот мленький белый дикообрз причинил нм очень много вред. Однко время, дробящее дже склы, скжет нм все.

Зтем он подъехл к нм и скзл:

— Ты слышл, врг мой пророк Мрут, предложенные мной условия и принял их. Не будем больше говорить об этом. Я исполню что обещл, но ни н волос больше.

— Пусть будет тк, — ответил Мрут со своей обычной улыбкой, — но помни, что если ты изменнически убьешь нс, тройное проклятие Дитяти пдет н тебя и н твой нрод.

— Джн победит Дитя и всех, кто чтит его! — рздрженно воскликнул Симб.

— Кто в конце-концов победит — Джн или Дитя — известно одному Дитяти и, может быть, его пророкм. Но смотри! З кждого поклонник Дитяти пло больше трех поклонников Джны. Нш крвн ушел, увозя белых людей, у которых много труб, нносящих смерть. Джн, должно быть, зснул, допустив это!

Я ожидл, что эти слов вызовут взрыв негодовния, однко они произвели противоположное действие.

— Я пришел выпить чшу мир с тобой, пророк, и с белым господином. Поговорим потом. Дй воды, рб.

Один из свиты Симбы нполнил кубок водой. Симб взял кубок, брызнул водой н землю и, отпив из него немного, передл его с поклоном Мруту, который с еще более низким поклоном передл его мне.

Почти умиря от жжды, я выпил добрую пинту воды и после этого почувствовл себя другим человеком.

Мрут выпил остльное.

Потом кубок снов был нполнен для трех белых кенд, и Симб снов попробовл воду.

Когд нш жжд был утолен, нм привели лошдей, мленьких послушных животных с овечьими шкурми вместо седел и ременными петлями вместо стремян.

Н них мы в продолжение трех чсов ехли по рвнине, окруженные сильным эскортом. По обе стороны кждой ншей лошди шло по вооруженному черному кенд, держвшему ее з повод. Это был предосторожность н случй попытки к бегству с ншей стороны.

Мы проехли несколько деревень, где женщины и дети сбеглись посмотреть н нс.

По сторонм дороги тянулись тучные нивы с почти созревшими злкми рзных сортов.

Жтв обещл быть обильной. Из некоторых домов слышлся плч. Очевидно, оплкивли пвших в утреннем сржении.

Потом мы ехли большим роскошным лесом; многие деревья я видел впервые. Выйдя из лес и проехв еще некоторое время хлебными полями, мы нконец въехли в столицу черных кенд, город Симбы. Это было большое поселение, несколько отличвшееся от других фрикнских городов, окруженное глубоким рвом, нполненным водой.

Через ров было перекинуто несколько мостов, которые легко рзбирлись в случе опсности.

Проехв через восточные ворот, мы очутились н широкой улице, где собрлсь толп жителей, уже знвших об утреннем сржении.

Они сжимли кулки и шептли проклятия Мруту и его товрищм.

Н меня черные кенд смотрели скорее с удивлением и некоторым стрхом.

Проехв еще с четверть мили, мы через ворот попли в нечто похожее н южно-фрикнские крли для скот, окруженные сухим рвом и деревянным плисдом, нружня чсть которого был обсжен зеленью. Пройдя еще одни ворот, мы очутились у большой хижины, или дом, построенного по обрзцу других домов город.

Это был дворец короля Симбы.

З дворцом нходилось еще несколько домов, где жил королев и другие женщины.

Спрв и слев от дворц стояли дв дом. Один служил помещением для стржи, в другой провели нс. Это было довольно удобное жилище площдью около тридцти квдртных футов, но состоявшее всего из одной комнты. Позди него нходилось несколько хижин, служивших кухнями. В одну из них отвели нших троих белых кенд.

Вскоре принесли еду: жреного ягненк и кушнье из вреных колосьев, кроме того, воду для питья и умывния в кувшинх, сделнных из высушенной н солнце глины.

Я ел с большим ппетитом, тк кк почти умирл от голод.

Потом рстянулся н мтрце, лежвшем в углу комнты, нтянул н себя кожный ковер и крепко уснул, предоствив дльнейший ход событий Провидению.

XII. ПЕРВОЕ ПРОКЛЯТИЕ

Н следующее утро меня рзбудил солнечный луч, упвший н лицо через оконное отверстие с деревянной решеткой.

Я лежл еще некоторое время, припоминя события предыдущего дня.

Итк, я был пленником дикого нрод, у которого было достточно основний ненвидеть меня: я убил многих из них, хотя и делл это исключительно с целью смозщиты.

Првд, король обещл нм неприкосновенность, но рзве можно было положиться н слово ткого человек?

Если случй не спсет нс, без сомнения, дни нши сочтены: рно или поздно мы будем убиты.

Единственным утешительным обстоятельством было то, что, по крйней мере, лорду Рэгноллу и Сэвэджу удлось спстись.

Я был уверен, что они спслись, потому что двое людей, взятых с нми в плен, говорили Мруту, что они видели их скчущими в толпе всдников целыми и невредимыми.

По всей вероятности, они теперь оплкивют мою смерть, тк кк не в обыче черных кенд брть пленников.

Я не знл, н что они рештся, когд Рэгнолл поймет, что его попытк отыскть жену окзлсь нпрсной. Единственное, что им оствлось — пробовть прорвться нзд, но это было очень трудно.

Оствлся еще Хнс. Тот, конечно, попытется вернуться ншим прежним путем, тк кк он никогд не збывл дороги, по которой хоть однжды прошел. Через несколько недель, я уверен, от него в пустыне остнется лишь кучк костей. А может быть, он ушел уже к своему отцу и рсскзывет ему теперь об этих событиях у веселого огня где-то в длеком неведомом крю. Бедный Хнс!

Я открыл глз и огляделся вокруг.

Первое, что я зметил, было исчезновение моего двуствольного пистолет и большого склдного нож. Я был теперь окончтельно обезоружен. Потом я увидел Мрут, сидевшего н полу и погруженного в молитву или глубокое рздумье.

— Мрут, — позвл я, — кто-то был здесь ночью и похитил мой пистолет и нож.

— Д, господин, — ответил он, — и мой нож тоже исчез. Я видел, кк в полночь двое людей, крдучись, кк кошки, вошли сюд и обыскли все углы.

— Почему же ты не рзбудил меня?

— Зчем, господин? Если бы мы окзли сопротивление, нс убили бы срзу. Лучше было не мешть им брть эти вещи, которые все рвно не пригодились бы нм.

— Пистолет мог бы окзть хорошую услугу, — многознчительно скзл я.

— Д, но и без него мы, когд пондобится, можем нйти способ умереть.

— Ты думешь, что Хрут не знет о том, что мы в плену? Ведь курение, которое вы мне двли в Англии, могло бы укзть ему…

— Это курение — пустя вещь, мой господин; оно н мгновение зтемнило твой рссудок и помогло тебе видеть то, что было в ншем уме. Мы нрисовли кртины, которые ты видел.

— А! — воскликнул я, — знчит, это простое внушение. Тогд, безусловно, нс считют мертвыми, и нм остется ндеяться только н смих себя.

— И н Дитя, — мягко вствил Мрут.

— Ну вот! — рздрженно воскликнул я, — после всего скзнного о вшем курении ты ожидешь от меня веры в вше Дитя? Кто или что еще это з Дитя? Ты можешь скзть мне чистую првду, тк кк все рвно нм скоро перережут глотки.

— Кто Дитя, я не могу скзть, ибо см не зню этого. Но уже целые тысячелетия нш нрод поклоняется ему, и мы верим, что нши длекие предки, изгннные из Египт, принесли его сюд. У нс есть свитки, н которых все зписно, но мы не можем их прочесть. Оно имеет своих нследственных жрецов, глв которых — мой дядя, Мрут. Я вм еще не говорил, что он мой дядя. Мы верим, что Дитя — бог или, вернее, символ, в котором живет бог, и что оно может спсти нс в этом и в будущем мире. Мы верим, что через оркул-женщину, которя зовется Стржем Дитяти, оно может предскзывть будущее и посылть блгословения и проклятия н нс и нших вргов. Когд оркул умирет, мы стновимся беспомощными, тк кк Дитя теряет язык и нши врги нчинют одолевть нс. Тк было недвно, пок мы не ншли нового оркул.

Последний оркул перед смертью объявил, что его преемник живет в Англии. Тогд мы с дядей отпрвились туд, переодевшись фокусникми, и искли того, кого нм нужно было, в течение многих лет. Мы думли, что ншли нового оркул в лице прекрсной леди, которя вышл змуж з господин Игезу, потому что у нее н шее был знк молодого месяц. После ншего возврщения в Африку, — я могу рсскзть вм все, кк я уже говорил…

Здесь Мрут остновился и посмотрел мне прямо в глз, потом продолжл искренним голосом, который тем не менее не убедил меня:

— Мы поняли, — говорил он, — что ошиблись, потому что нстоящий оркул был обнружен среди ншего собственного племени и теперь уже дв год знимет свое высокое положение. Вне сомнения, последний оркул ошиблся, рсскзывя нм, что преемник нходится в Англии. Эт женщин могл слышть об Англии от рбов. Вот и все.

— Хорошо, — скзл я, стрясь скрыть свое подозрение относительно личности нового оркул, — теперь скжи мне, что это з бог Джн, убить которого вы привезли меня сюд? Сдн ли — бог, или бог — слон, — ккое ему дело до дитяти?

— Джн среди нс, кенд, является олицетворением мирового зл, в то время кк Дитя олицетворяет добро. Джн то же, что Шйтн у мгометн, Стн у христин и Сет у нших протцев египтян.

— Аг, понимю, — подумл я, — Дитя — это Горус, Сет — злое чудовище, с которым оно вечно борется.

— Между Джной и Дитятей вечня войн, — продолжл Мрут, — и мы знем, что в конце концов один из них победит другого.

— Весь мир знл это с смого нчл, — прервл я его. — Но кто же или что — этот Джн?

— У черных кенд Джн, или его символ, есть слон, огромное злое животное, которое при встрече убивет всех, не поклоняющихся ему. Ему приносят жертвы. Живет он в лесу, но во время войны черные кенд пользуются им, тк кк этот демон повинуется своим жрецм.

— Но ведь этот слон, вероятно, меняется?

— Не зню. Он один и тот же в продолжение нескольких последних поколений, тк кк известен своей величиной, и один из клыков его повернут вниз.

— Это ничего не докзывет, — зметил я, — слоны живут до двухсот лет и больше. Ты когд-нибудь видел его?

— Нет, Мкумцн, — с содрогнием отвечл Мрут. — Если бы я встретил его, рзве был бы я теперь жив? Но я боюсь, что мне суждено увидеть его, и не мне одному, — прибвил он, снов содрогясь.

В этот момент нш рзговор был прервн появлением двух черных кенд, принесших нм еду — похлебку из вреной курицы.

Они стояли возле нс, пок мы ели. Что ксется меня, то я был рд, тк кк узнл все, что мне хотелось знть о богословских воззрениях и обычях стрны, и пришел к зключению, что ужсный бог-дьявол черных кенд был просто слон необыкновенной величины и необыкновенной свирепости, з которым при других обстоятельствх я с удовольствием бы поохотился.

Аппетит был у нс плохой, и мы, нскоро позвтркв, вышли из дом и зшли в хижину, где нходились нши белые кенд. Они сидели н корточкх н земле с очень подвленным видом.

Когд я спросил их, в чем дело, они ответили:

— Нм придется умереть, жизнь тк хорош.

У них были жены и дети, которых ни один из них не ндеялся снов увидеть. Я попробовл приободрить их, но, боялся, сделть это без воодушевления, тк кк в глубине души чувствовл то же, что и они.

Мы вернулись в свой дом и поднялись по лестнице н его плоскую крышу.

Отсюд мы увидели стрнную церемонию, происходившую в центре рыночной площди.

Н большом рсстоянии подробности были плохо видны, мой бинокль збрли вместе с пистолетом и ножом. Но вот что мы увидели.

Посреди площди был воздвигнут жертвенник, н котором горел огонь. Позди сидел Симб, окруженный советникми. Перед жертвенником стоял деревянный стол, н котором лежло нечто, похожее н козл или овцу. Фнтстически одетый мужчин рссмтривл это, лежвшее н столе. Результт, очевидно, не удовлетворил его, потому что мужчин поднял руки и издл унылый вопль. Потом внутренности животного были брошены в огонь, труп куд-то унесен.

Я спросил Мрут, что, по его мнению, они делли.

— Советовлись с оркулом, — печльно ответил он, — быть может, о том, жить нм или умереть, Мкумцн.

В это время жрец в стрнном уборе из перьев приблизился к Симбе, держ в руке ккой-то небольшой предмет.

Я рздумывл, что бы это могло быть, кк вдруг звук выстрел долетел до моих ушей, и я увидел, что жрец нчл сккть н одной ноге, держсь з колено другой и громко звывя.

— Аг, — скзл я, поняв в чем дело, — он здел курок моего пистолет, и пуля попл ему в ногу.

Симб что-то крикнул, после чего пистолет был брошен в огонь, вокруг которого собрлсь целя толп посмотреть, кк он будет гореть.

— Погоди, — скзл я Мруту, и тут произошло неизбежное.

От жр костр выстрелил другой ствол и одновременно с выстрелом один из жрецов, окружвших жертвенник, повлился н землю, порженный нсмерть тяжелой пулей.

Ужс охвтил черных кенд. Все побежли прочь; впереди Симб, позди глвный жрец, прыгвший н одной ноге.

Это происшествие весьм обрдовло нс. Мы поспешно спустились вниз, опсясь, что нше присутствие н крыше может рздржть этих дикрей. Через минут десять ворот огрды рспхнулись, и в них прошли четверо людей, несших труп убитого жрец, который положили у нших дверей.

Потом появился Симб, окруженный сильной стржей, з ним глвный жрец с перевязнной ногой, поддерживемый двумя своими товрищми.

Н нем (только теперь я рссмотрел) был отвртительня мск с двумя клыкми, похожими н клыки слон.

Симб вызвл нс из дому. Делть было нечего, мы вышли.

Видно было, что он обезумел от стрх или ярости, или от того и другого вместе.

— Посмотрите н вшу рботу, мги! — скзл он ужсным голосом, укзывя н мертвого жрец и н рненого.

— Это не нш, твоя рбот, Симб, — ответил Мрут, — ты укрл мгическое оружие белого господин, и оно отомстило з себя.

— Верно, — скзл Симб, — труб убил этого жрец и рнил другого. Но это вы, мги, прикзли ей поступить тк. Теперь слушйте! Вчер я обещл вм, что ни одно копье не пронзит вшего сердц и ни один нож не коснется вшего горл, и выпил с вми чшу мир. Но вы нрушили договор, и его больше нет! Слушйте мое решение! Своим колдовством вы отняли жизнь у одного из моих слуг и рнили другого. Если з три дня вы не вернете жизни убитому и не исцелите рненого (что вы можете сделть), вы последуете з убитым, но кким путем — я не скжу вм!

Когд я услышл это зявление, то содрогнулся в глубине души, но, притворившись непонимющим, сдержлся и предоствил возможность отвечть Мруту.

— О црь! — с обычной улыбкой скзл Мрут, — кто может вернуть жизнь мертвому? Дже у смого Дитяти нет средств для этого.

— Тогд, пророк Дитяти, пострйся нйти это средство, инче последуешь з убитым! — зкричл Симб, дико врщя глзми.

— А что мой брт, великий пророк, обещл тебе вчер, Симб, если ты причинишь нм вред? — спросил Мрут. — Не три ли великих проклятия, которые пдут н голову твоего нрод? Помни, если хоть один из нс будет убит, проклятие скоро осуществится. Я, Мрут, пророк Дитяти, повторяю это!

Теперь Симб, кзлось, окончтельно обезумел. Он бешено прыгл перед нми, рзмхивя своим копьем. Серебряные цени звенели н его груди. Он изрыгл проклятия н Дитя и его последовтелей, причинивших столько зл черным кенд. Он взывл о мести к богу Джне и молил его «пронзить Дитя своими клыкми, рзорвть хоботом, истоптть ногми».

Всему этому через свою ужсную мску вторил рненый жрец.

Мы стояли перед ними; я — прислонившись к стене дом и стрясь кзться кк можно беспечнее, Мрут — по обыкновению улыбясь и внимтельно поглядывя н небо.

Мы слишком озябли, ослбли и были полны тяжелых подозрений и опсений для того, чтобы действовть более энергично.

Вдруг Симб обернулся к своей свите, прикзл вырыть яму в углу ншего двор и зрыть в нее мертвого, оствив его голову н поверхности, «чтобы он мог дышть».

Прикзние было немедленно исполнено. Потом, отдв рспоряжение кормить нс по-прежнему и прибвив, что через три дня мы снов услышим о нем, он удлился со всей своей свитой.

Убитого зрыли по шею в землю в сидячем положении. Около него поствили сосуды с пищей и водой и нд ним было устроено прикрытие, «чтобы зщитить ншего брт от солнц», кк скзл один из дикрей.

Вид мертвого, ткже голов пвших в бою белых кенд (я збыл упомянуть о них), выствленных н шестх у дворц Симбы, производили тяжелое впечтление. Но прикрытие, сделнное нд мертвым, окзлось лишним, тк кк солнце вдруг перестло сиять; тяжелые тучи покрыли небо, и нступил сильный холод, необыкновенный, по словм Мрут, для этого времени год.

С крыши дом, куд мы ушли, чтобы быть подльше от мертвец, мы видели н площди город толпы черных кенд, смотревших с беспокойством н небо и обсуждвших между собой это необыкновенное изменение погоды.

День прошел; нм принесли еду, но у нс совсем не было ппетит.

Из-з низко нвисших туч ночь нступил рнее обыкновенного, и мы улеглись спть.

Н рссвете я увидел, что тучи стли еще темнее и плотнее: холод усилился. Дрож, мы отпрвились посетить нших белых кенд, которым стрж не позволял зходить к нм в дом.

Войдя в хижину, мы к своему ужсу увидели, что вместо троих их остлось теперь только двое.

Я спросил, где третий. Они ответили, что ничего не знют о его судьбе. В полночь, рсскзывли они, в хижину явились люди, которые связли и куд-то утщили их товрищ.

Мы вернулись в свой дом.

День прошел без особых событий. В нш дворик приходили жрецы, осмотрели мертвец, переменили сосуды с пищей и удлились.

Тучи стновились все темнее, воздух все холоднее и холоднее.

Можно было ожидть снег.

С крыши ншего дом мы видели жителей город Симбы, с беспокойством обсуждвших перемену погоды.

У шедших н полевые рботы н плечи были нкинуты циновки.

Эту ночь, несмотря н цривший холод, мы, зкутвшись в ковры, провели н крыше дом. Если бы нс решили схвтить, здесь все-тки мы могли бы окзть некоторое сопротивление или, в крйнем случе, броситься вниз и рзбиться нсмерть.

Мы бодрствовли по очереди.

Около полуночи я услышл шум, доносившийся из хижины, стоявшей позди ншего дом, потом зглушенный крик, от которого у меня зстыл кровь в жилх.

Через чс н рыночной площди был зжжен огонь, и вокруг него двиглись фигуры. Больше ничего нельзя было рссмотреть.

Н следующее утро в хижине остлся всего один белый кенд, который почти обезумел от стрх. Бедняг умолял нс взять его с собой в нш дом, тк кк он боялся оствться недине с «черными демонми».

Мы попробовли было исполнить его просьбу, но появившяся откуд-то вооруження стрж помешл нм.

Этот день был точной копией предыдущего.

Тот же осмотр жрецми мертвого и перемен у него зпс нищи, тот же холод и покрытое тучми небо, те же толки о перемене погоды н рыночной площди.

Ночь мы снов провели н крыше, но н этот рз не смыкли глз.

Нд городом словно нвисло грядущее несчстье.

Кзлось, что небо опускется н землю. Лун был скрыт тучми. Н горизонте то с одной, то с другой стороны вспыхивли яркие зрницы. Не было ни млейшего ветр.

Кзлось, что нступил конец свет, по крйней мере, для нс. Никогд в жизни я не переживл ткого ужс, кк в эту стршную ночь. Если бы мне скзли, что с нступлением утр я буду кзнен, думю, я перенес бы это с легким сердцем. Но хуже всего было то, что я ничего не знл. Я был похож н человек, которому прикзывли идти с звязнными глзми к пропсти; он не мог знть, где зкончится его путешествие, где т пропсть, которя поглотит его, но он кждую секунду переживл муки смерти.

Около полуночи мы услышли шум борьбы и полуздушенный крик в хижине з ншим домом.

— Его увели, — прошептл я Мруту, вытиря холодный пот, выступивший у меня н лбу.

— Д, — ответил Мрут, — скоро нстнет и нш черед.

Мне очень хотелось увидеть его лицо, чтобы узнть, улыблся ли он при этих словх.

Через чс н рыночной площди, кк и нкнуне, появился огонь, вокруг которого двиглись тени.

К счстью, мы нходились слишком длеко от площди, чтобы сквозь ночной мрк рссмотреть, что происходило тм.

Вдруг поднялся сильный ветер, который обычно предшествует в южных чстях Африки буре с грозой. Он дул около получс, потом зтих. Молнии со всех сторон прорезли небо, и при свете их мы видели почти все нселение город Симбы, толпившееся н площди и укзыввшее н небо.

Через несколько минут прогремел сильный гром, и что-то тяжелое удрило о крышу возле меня. Потом я почувствовл сильный удр в плечо, едв не свливший меня с ног.

— Скорей вниз! — воскликнул я, — они бросют в нс кмнями.

Через десять секунд мы были в своей комнте. Я зжег спичку и увидел кровь, струившуюся по лицу Мрут.

Но то, что мы приняли з кмни, окзлось кускми льд в несколько унций весом.

— Грд! — скзл Мрут со своей обычной улыбкой.

— Это ккя-то дскя буря, — скзл я, — ибо кто когд-нибудь видел подобный грд?

Спичк потухл. Дльше рзговривть было невозможно из-з рев внезпно рзрзившейся бури.

К шуму бури грд примешивлись вопли и стоны людей.

Я нчл опсться, что дом рухнет, но он был выстроен прочно и стойко выдерживл бешеные нтиски бури.

Я уверен, что будь он крыт черепицей или железом, ни з что бы не выдержл. Громдные грдины рзбили бы вдребезги черепицу и пробили бы железо, кк бумгу. Со мной был подобный случй в Нтле, когд убило грдом мою лучшую лошдь. Но все-тки тот грд мне теперь покзлся легкими снежинкми по срвнению с этим.

Грд продолжлся не более двдцти минут, из которых десять были ужсными.

Потом все утихло; небо совершенно прояснилось, и взошл полня лун. Мы снов вышли н крышу.

Он н несколько дюймов был покрыт осколкми льд, все кругом, нсколько мог видеть глз, скрылось под пеленой глубокою снег.

Вскоре стло снов тепло, и снег с грдом нчли быстро тять, обрзуя потоки бегущей воды.

Мы видели мечущихся лошдей, вырввшихся из своих рзрушенных бурей конюшен, нходившихся в конце рыночной площди. Повсюду влялись тел убитых и рненых необыкновенным грдом и сорвнными бурей крышми домов.

Когд буря нчинлсь, н площди было около двух тысяч человек, собрвшихся смотреть н жертвоприношение.

— Дитя мло, но сил его вешк! — торжественно скзл Мрут. — Взгляни, вот его первое проклятие!

Я посмотрел н него, но не стл спорить, тк кк он был глубоко убежден, что этот необыкновенный грд и буря были послны его Дитятей.

Я не понимл только, кк он мог верить во все это. Потом я припомнил, что подобное нкзние постигло древних египтян в период их рсцвет з то, что они не дли «нроду уйти». Конечно, эти черные кенд были хуже, чем египтяне; и конечно, они нс не отпустят. Поэтому я перестл удивляться фнтзиям Мрут.

Только н следующее утро мы могли судить о рзмерх несчстья, выпвшего н долю черных кенд.

От их жтвы, обещвшей быть богтой, не оствлось и след.

Лес приняли нстоящий зимний вид. Н деревьях, протягиввших к небу свои оголенные ветви, не остлось ни одного листик. Огромное бедствие обрушилось н стрну черных кенд.

XIII. ДЖАНА

В это утро нм не принесли звтрк, вероятно, потому, что некому было его принести. Но у нс еще оствлось много рзной еды. Мы поели и отпрвились посмотреть хижину, где жили нши белые кенд. Он был совершенно пуст: последний ее обиттель исчез, подобно своим товрищм.

— Они убили их! — скзл я Мруту.

— Нет, — ответил он, — их принесли в жертву Джне. То, что мы видели вчер н рыночной площди, было обрядом жертвоприношения. Теперь нстл нш черед, Мкумцн!

В бессильной ярости вернулся я с Мрутом в дом.

В это время обломки тростниковых ворот рспхнулись, и в них покзлся король Симб в сопровождении жрец с простреленной ногой н костылях и остльной свиты, большинство из которой было рнено вчершним грдом.

В порыве охвтившего меня гнев я збыл, что скрывл от черных кенд знние их язык.

— Где нши слуги, убийцы? — зкричл я, потряся кулкми. — Вы принесли их в жертву вшему дьявольскому богу? Если тк, то рдуйтесь! Куд делсь вш жтв? Чем вы будете жить в эту зиму?

При этих словх уныние охвтило всех; перед их глзми уже стоял призрк нступющего голод.

— Зчем вы держите нс здесь? — продолжл я. — Или вы хотите еще худшего? Зчем вы теперь пришли сюд?

— Мы пришли посмотреть, вернул ли ты, белый человек, жизнь ншему жрецу, которого убил своим колдовством, — мрчно ответил Симб.

— Смотри, — скзл я, сбрсывя с мертвец нброшенную мной нкнуне циновку, — смотри и будь уверен, что если ты не выпустишь нс, то прежде чем родится новя лун, все вы будете ткими. Вот ккую жизнь мы возврщем злым людям, подобным тебе!

Ужс охвтил нших посетителей.

— Господин, — скзл Симб, обрщясь ко мне с необыкновенным увжением, — твои чры слишком сильны для нс. Великое несчстье обрушилось н ншу землю. Сотни людей убиты ледяными кмнями, вызвнными тобой. Нш жтв истреблен. Со всех концов ншей земли приходят вести, что почти все овцы и козы погибли. Скоро мы должны будем умереть от голод.

— Вы зслужили голодную смерть, — ответил я, — теперь ддите вы нм уйти?

Симб нерешительно посмотрел н меня и нчл шептться с хромоногим жрецом. Я не уловил ни слов из их совещния.

Хромоногий жрец подошел к нм без своей уродливой мски, но его типично негритянское лицо покзлось мне еще отвртительнее. Видно было, что это хитрый, жестокий, способный н все человек.

Я чувствовл, что свою неприязнь к нм он внушет и своему повелителю.

Нконец Симб снов обртился ко мне.

— Мы хотели, господин, удержть тебя и жрец Дитяти зложникми белых кенд, которые всегд были ншими злыми вргми и причинили нм много незслуженного зл, хотя мы свято хрнили договоры, зключенные ншими дедми. Однко твои чры слишком сильны для нс. Сегодня н зкте солнц мы отведем вс н дорогу, ведущую к броду реки Твы, которя отделяет ншу землю от земли белых кенд. Вы можете идти, куд хотите. Мы не желем больше видеть вши зловещие лиц.

При этих словх мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди от рдости, которя, однко, был преждевременной.

— Вечером! Почему не сейчс? — воскликнул я. — В темноте будет трудно переходить через незнкомую реку.

— Он неглубок, господин, и брод нйти не трудно. Кроме того, отпрвившись сейчс, вы придете к реке, когд будет уже темно, выйдя н зкте солнц, вы к утру достигнете брод. Нконец, мы не можем проводить вс туд, пок не похороним мертвых.

После этого Симб повернулся и, прежде чем я успел что-либо возрзить, ушел в сопровождении остльных. В воротх хромоногий жрец обернулся н костылях и что-то прошептл своими толстыми, отвислыми губми; по всей вероятности, это было проклятие.

— Теперь мы будем свободны! — весело скзл я Мруту, когд все черные кенд ушли.

— Д, господин, — ответил он, — но где они нмеревются дть нм свободу! Демон Джн живет в лесу н болотистых берегх реки Твы и, говорят, неистовствует кк рз по ночм.

Я ничего не возрзил, но подумл, что тинственный слон может окзться длеко, лтрь для жертвоприношений нходится слишком близко.

Чс з чсом я следил з солнцем, пок оно не нчло скрывться з горизонтом. Кк рз в это время у ворот покзлся Симб в сопровождении двдцти вооруженных всдников, один из которых вел две лошди для нс.

Зкончив сборы, зключвшиеся в том, что Мрут прятл пишу в склдки своей одежды, мы вышли из проклятого дом, сели н лошдей и, окруженные конвоем, выехли н рыночную площдь, где стоял кменный жертвенник с торчвшими из пепл костями.

Потом мы поехли северной улицей город.

У дверей домов стояли их обиттели, вышедшие посмотреть н нш отъезд.

Ненвисть читлсь н их лицх; они сжимли кулки и тихо шептли нм вслед проклятия.

И неудивительно! Все они были вконец рзорены; впереди их ждл голод. Они были убеждены, что мы — белый мг и пророк врждебного им Дитяти — нвлекли н них все эти бедствия.

Думю, если бы не стрж, они рзорвли бы нс н куски.

При виде побитых грдом полей и сдов у меня сердце сжлось от жлости к их влдельцм.

Проехв несколько миль через опустошенные поля, мы въехли в лес. Здесь было тк темно, что удивительно, кк нши проводники нходили дорогу.

В этой темноте ужс охвтил меня. Я подумл, что нс привели сюд для того, чтобы предтельски убить. Кждую минуту я ожидл удр ножом в спину и уже собрлся было дть шпоры лошди и попробовть бежть, но оствил эту мысль, тк кк меня со всех сторон окружл конвой, и кроме того, нехорошо было покидть Мрут. Делть было нечего; оствлось ждть, чем все это кончится.

Нконец мы выехли из лес. Уже взошл лун, и при свете ее мы увидели, что нходимся в болотистой местности с рстущими кое-где деревьями. Здесь нш конвой остновился.

— Слезйте с лошдей и идите своим путем, злые люди, — угрюмо скзл Симб, — дльше мы не поедем с вми. Идите по тропинке, он приведет вс к озеру. Перейдя через озеро, вы к утру достигнете реки, з которой живут вши друзья. Но помните, эту дорогу охрняет некто, с кем опсно встречться.

Едв он кончил говорить, кк его люди стщили нс с лошдей, и через минуту все они исчезли во мрке, оствив нс одних.

— Теперь, господин, мы должны идти дльше, — скзл Мрут, — ибо если остнемся здесь, то днем Симб и его люди вернутся сюд и убьют нс.

— Тогд вперед! — скзл я. — Но н что нмекл Симб, говоря, что «некто охрняет этот путь»?

— Я думю, что он подрзумевл Джну, — со стоном ответил Мрут.

— Будем ндеяться, что Джн длеко. Смелее, Мрут! Мы нверно не встретим ни одного слон в этих местх.

— Нет, господин, здесь бывет много слонов, — отвечл Мрут, укзывя н следы н земле, — говорят, что они ходят умирть к озеру, и это один из путей, по которому они идут н смерть. Это место, где не смеет ходить ни одно живое существо.

— Ох, — воскликнул я, — знчит, то видение в Англии было првдой?

— Д, господин. Мой дядя Хрут однжды, когд был молодым, зблудился н охоте и видел то, что его ум покзывл тебе в видении и что мы увидим теперь, если доживем до того.

Мрут был прв; много слонов проходило этой тропой, один из них совсем недвно. Я, опытный охотник н этих животных, не мог ошибиться.

Мы шли чс дв, в течение которых встретили всего одно живое существо, — большую сову, пролетевшую нд смыми ншими головми. Эт сов, по словм Мрут, был «шпионом Джны». Мы достигли вершины подъем, откуд ншим глзм открылся печльный пейзж, уже знкомый мне по видению в Рэгнолл-Кэстле.

Он был еще пустыннее, чем покзлся мне тогд. Впереди лежло темное мелнхолическое озеро, поросшее по крям тростником. Вокруг него тянулся тропический лес. Н востоке от озер лежл кменистя рвнин.

Вид этой местности нполнил мою душу необъяснимым стрхом.

Вспоминя подробности своего видения, я содроглся от одной мысли о необходимости пройти по берегу этого озер.

Я осмотрелся вокруг.

Если мы пойдем нлево, либо упремся в озеро, либо должны будем идти вдоль него, пок не достигем лес, где нверное зблудимся.

Нпрво вся земля был покрыт терновником и густой трвой, — здесь невозможно было пройти, особенно в ночное время.

Я оглянулся нзд. Тм, в нескольких стх ярдх от нс з низкими мимозми, вперемежку с рстениями, похожими н лоэ, появлялось и исчезло что-то, похожее н хобот слон.

Тогд, отчявшись и желя поскорей выбрться отсюд, мы нчли спускться к озеру тропой слонов. Минут через десять мы пришли к его восточному концу, где шопот тростник, колеблемого ночным ветром, придвл некоторую жизнь этому месту.

Вокруг нс был бесплодня земля, н которой, кзлось, ничто не могло произрстть. Повсюду лежли остнки многих сотен слонов, из которых некоторые пли уже много лет нзд, некоторые совсем недвно. Судя по клыкм, это были стрые животные. Их кости покрывли около четверти мили, и если бы удлось унести отсюд только хорошо сохрнившиеся клыки, то можно было бы сделться очень богтым человеком. Не будь я Аллн Квтермэн, если не попытюсь сделть это!

Потом мое внимние привлек умирющий недлеко от нс стрый слон.

Это строе, исхудвшее животное оглядывлось кругом, ищ удобного мест, и, нйдя его, остновилось н минуту.

Потом умирющий слон поднял свой хобот, трижды протрубил и, опустившись н колени, зтих. По-видимому, он был мертв. Я отвел от него глз и вдруг ярдх в пятидесяти з ним увидел н скле очертния того смого дьявольского слон, которого видел в видении!

Ох, что это было з животное! Объемом и высотой оно вдвое превосходило смых больших слонов, виденных мной когд-либо.

Это был неестественно огромный предствитель особенной породы, переживший, вероятно, всемирный потоп. Его черно-серые бок были испещрены шрмми. Один из чудовищных клыков ярко блестел при свете луны; другой, сломнный нполовину, был непрвильной формы, отогнут не вверх, книзу и немного впрво.

Перед нми стоял нстоящий библейский левифн!

Я присел н корточки з покрытым мхом скелетом слон и, глядя н это необыкновенное животное, мечтл о крупноклиберном ружье.

Что сделлось с Мрутом — я не видел; кжется, он лежл простершись н земле.

В продолжение минуты, или более, рзные мысли приходили мне в голову.

Я думл, что трубный звук, произведенный умирющим, привлек сюд этого гигнт, который, вероятно, был црем среди слонов, призыввших его в чс своей кончины.

Постояв с минуту и втягивя воздух, Джн (я буду тк нзывть его) нпрвился к тому месту, где лежл слон, которого я считл уже мертвым. Н смом деле он был еще жив и при приближении Джны поднял свой хобот, кк бы приветствуя его.

Но Джн тк же, кк и в моем видении, бросился н умирющего и удром в бок прикончил его.

Сделв это, не зню, от злобы или из желния прекртить стрдния умирющего, он остновился и кк будто здумлся.

В это время я, к своему удовольствию, зметил, что ветер, тихо колебвший тростник у озер, дул по нпрвлению от Джны к нм.

Но точно по иронии судьбы ярдх в ст спрв от нс среди кмней промелькнул ккя-то тень, похожя н слон.

Джн поднял огромные уши, здрожл всем своим телом и нчл тщтельно принюхивться.

— Господи! — подумл я. — Он почуял нс…

Чтобы успокоиться, я стл думть, что нше присутствие еще не обнружено.

Но нпрсно!

Джн был стреляный воробей. Он зхрюкл и двинулся, кк товрный поезд, по нпрвлению к нм, тщтельно обнюхивя со всех сторон землю и воздух.

Десять рз я прицеливлся в него из вообржемого ружья, деля это совершенно втомтически.

— Что будет со мной, — думл я в это время, — пронзит ли он меня своими клыкми, подбросит ли высоко в воздух или рздвит тяжелыми ногми?

— Жрецы Джны велели ему убить нс, — дрожщим шепотом скзл Мрут, — но прежде чем умереть, я хочу скзть, что леди, жен лорд…

— Тише, — прервл я его, — Джн услышит нс.

Я посмотрел н Мрут и только теперь зметил, ккя перемен произошл в его лице. Н нем уже не было обычной улыбки. Оно побледнело и осунулось, кк у покойник, умершего, по крйней мере, три дня тому нзд.

Я был прв. Джн почуял нс. Он шел прямо к нм, вытянув вперед свой чудовищный хобот.

Мрут не мог вынести этого зрелищ. Он вскочил и бросился бежть к озеру, ндеясь нйти спсение в воде.

Ох, кк он бежл!

З ним помчлся Джн, трубя в свой хобот.

Достигнув озер, Мрут бросился в воду и поплыл от берег.

— Теперь, — думл я, — ему удлось спстись, если он не попдется крокодилм.

Но Джн был тоже хорошим пловцом.

С сильным всплеском он бросился в воду и поплыл з Мрутом.

Увидев это, Мрут быстро повернул к берегу, выигрв немного времени этим мневром.

Выбрвшись н берег и лвируя между склми, Мрут, к великому моему ужсу, побежл прямо ко мне. Не зню, сделл ли он это случйно или в безумной ндежде нйти возле меня зщиту…

Вдруг он остновился и, повернувшись лицом к нстигвшему его Джне, крикнул ему что-то вроде проклятия, в котором я рзобрл лишь одно слово: Дитя!

Стрнно, но это подействовло н слон.

Джн остновился в нескольких шгх от Мрут и, кзлось, понял эти слов, которые привели его в необыкновенную ярость.

Издвя ужсные крики, он бешено хлестл себя хоботом по бокм, злобно врщя крсными глзми. Пен бил из его открытого рт.

Потом он бросился вперед…

Н мгновение я зкрыл глз и когд снов открыл, Мрут уже был высоко в воздухе; в следующий момент он упл, с ужсным стуком удрившись о землю.

Джн подошел к нему и, убедившись, что он мертв, осторожно поднял его хоботом.

Я молил Бог, чтобы он поскорей удлился со своей жертвой.

Но тщетно!

Медленно шгя и покчивя тело бедного Мрут, чудовище нпрвилось прямо ко мне, вероятно, все время чуя мое присутствие.

Некоторое время, покзвшееся мне целым столетием, слон стоял, словно изучя меня.

Озерня вод освежющей струей лилсь из его хобот прямо мне н спину.

Если бы не он, я, нверное, лишился бы чувств.

Я притворился мертвым, ндеясь, что, может быть, тогд Джн не тронет меня.

Чуть-чуть приоткрыв один глз, я видел, кк он поднял ндо мной свою огромную ногу, и мысленно простился с жизнью.

Однко слегк коснувшись моей спины, он поствил ногу обртно н землю. Потом, бережно положив рядом со мной остнки Мрут, Джн нчл ощупывть меня с головы до ног концом своего хобот.

Дойдя до ног, он точно железными щипцми ущипнул меня, вероятно, чтобы убедиться, не притворяюсь ли я.

Я не пошевелился, хотя вместе с куском мтерии он оторвл изрядную порцию моей собственной кожи.

Это, кзлось, оздчило Джну; он поднял конец своего хобот, кк бы желя рссмотреть оторвнный лоскут при свете луны.

Результт осмотр оздчил его (н мтерии, вероятно, был кровь); Джн поднял уши и уже приготовился покончить со мной…

Вдруг в нескольких ярдх от меня прогремел выстрел.

Я посмотрел вверх и увидел кровь, струившуюся из левого глз чудовищ, куд, очевидно, попл пуля.

Стршно звыв от боли, Джн повернулся и бросился бежть…

XIV. ПОГОНЯ

Кжется, н минуту или две я потерял сознние.

По крйней мере, я припоминю стрнный, длительный сон. Мне грезилось, что все лежвшие вокруг меня бесчисленные скелеты слонов поднялись, выстроились в ряд и преклонили предо мной колен, тк кк я был единственным человеком, избежвшим смерти при встрече с Джной.

Потом сквозь обрывки этого сновидения я слышл голос Хнс, которого считл погибшим.

— Если бс жив, — говорил он, — пусть он проснется, прежде чем я зкончу зряжть «Интомби», тк кк ндо торопиться уходить отсюд. Кжется, я попл Джне в глз; но это очень большое животное, пуля из «Интомби» слишком мл, чтобы убить его. Кроме того, трудно ждть, что кто-либо из нс снов попдет ему в другой глз.

Я приподнялся и увидел перед собой смого Хнс, выглядевшего кк обычно, только немного грязнее обыкновенного. Он только что кончил зряжть небольшое ружье «Интомби».

— Зчем ты здесь, Хнс? — с трудом спросил я.

— Конечно, зтем, чтобы спсти бс от дьявол Джны, — ответил стрый готтентот и, прислонив ружье к скле, опустился рядом со мной н колени, обхвтил меня рукми и нчл плкть, приговривя: — Кк рз вовремя, бс! Слв Богу, я подоспел кк рз вовремя. Теперь ндо поскорей уходить отсюд. У меня вон тм з большим кмнем стоит привязнный верблюд. Он может нести н себе двоих, потому что отдохнул з четыре дня и вдоволь поел трвы. Этот демон Джн нверное скоро вернется сюд.

Я ничего не возрзил, но только посмотрел н бедного Мрут.

— Ох, бс, — скзл Хнс, — о нем нечего беспокоиться; у него сломн шея, и он совершенно мертв. Но это хорошо, — весело прибвил он, — потому что верблюд не мог бы нести троих. Кроме того, если Мрут остнется здесь, быть может, Джн, вернувшись сюд, нчнет игрть им, вместо того, чтобы преследовть нс.

Бедный Мрут! Ккой реквием произнес нд ним Хнс!

Бросив последний взгляд н остнки этого несчстного человек, к которому я успел привязться, я оперся н плечо строго Хнс, тк кк чувствовл себя слишком слбым, чтобы идти смостоятельно, и мы пошли с ним через плто по нпрвлению к востоку от озер, обходя кмни и бесчисленные скелеты слонов.

В двухстх ярдх от мест тргедии высились склы, похожие н те, откуд появился Джн. З ними мы ншли стоявшего н коленях верблюд, привязнного к скле.

По дороге Хнс вкртце рсскзл мне свою историю. Зстрелив одного из вождей черных кенд, он счел з лучшее остться н свободе, нежели рзделить с нми тяготы плен, и решил, в случе, если я буду убит, отомстить моим убийцм. Тким обрзом он, кк было уже скзно, бежл незмеченным и до нступления ночи укрывлся н склоне холм. Потом при свете луны он следовл з нми, обходя все деревни, и нконец ншел убежище в пещере недлеко от город Симбы, в лесу. Здесь по ночм он пс своего верблюд, пряч его в пещере при нступлении зри. Дни он проводил сидя н высоком дереве, откуд мог нблюдть з всем происходившим в городе. Питлся он хлебными зернми, которые собирл н соседнем поле. Кроме того, у седл его верблюд окзлся мешок с некоторым количеством провизии. Хнс видел все, что происходило в городе. От бури с грдом он со своим верблюдом укрылся в пещере.

Видя, что нс с Мрутом увозят из город, он оседлл верблюд и отпрвился следом з нми, скрывясь в лесу.

Оствивший нс конвой н обртном пути проехл вблизи него. Хнс подслушл, что мы с Мрутом обречены н гибель, кк и пленные белые кенд, которые уже принесены в жертву Джне. Потом он последовл з нми. По всей вероятности, оглядывясь нзд, я ошибочно принимл мельквшую з деревьями голову верблюд з хобот слон. Хнс видел, кк мы спустились к берегу озер, и все последоввшее з этим. Когд Джн нпрвился к нм, он незметно пробрлся вперед в безумной ндежде тяжело рнить чудовище пулей из своего мленького ружья. Он уже собрлся выстрелить в тот момент, когд Мрут бросился в воду, но стло трудно прицеливться в ниболее уязвимое место. Удобный случй предствился лишь тогд, когд Джн уже знес ндо мной свою ногу и подствил под выстрел левый глз. Только пуля, вопреки рссчетм Хнс, не достл до мозг. Но все-тки, выбив Джне левый глз, он причинил ему ткую сильную боль, что он збыл обо мне и поспешил поскорей убрться.

Тков был рсскз строго готтентот, который он передл мне н своем лконичном голлндском нречии. Я не зню, что было бы со мной, если бы Хнс не подоспел вовремя.

Подойдя к верблюду, мы н минуту змешклись около него. Я выпил, чтобы подкрепиться, глоток водки из фляги, которя ншлсь в мешке, привязнном к седлу верблюд.

Несмотря н свое сильное пристрстие к крепким нпиткм, Хнс сохрнил ее, рссчитывя, что со временем он может пригодиться мне, его господину.

Мы сели н верблюд; Хнс впереди, чтобы првить им, я позди н овечьих шкурх, окзвшихся, к счстью, довольно мягкими, тк кк рн от щипк Джны причинял мне сильную боль.

Мы поехли тропой слонов, ндеясь, что он приведет нс к реке Тве. Скоро клдбище слонов остлось длеко позди; з ним и озеро скрылось из вид.

Тропинк шл вверх к хребту, лежвшему в двух или трех милях впереди нс.

Мы достигли хребт без приключений.

По пути нм встретилсь престреля слоних, нпрвлявшяся, вероятно, к месту своего последнего успокоения. Не зню, кто больше испуглся, стря слоних или нш верблюд. Об бросились друг от друг в рзные стороны, и мы едв не очутились н земле. Но вскоре нш верблюд опрвился от испуг. С вершины хребт перед нми открылсь песчня рвнин, кое-где поросшя трвой. Милях в десяти впереди при свете луны блестели воды широкой реки.

Мы снов двинулись вперед. Проехв около четверти мили, я случйно оглянулся нзд. Господи, что я увидел!

Н смой вершине хребт, отчетливо виднеясь н фоне неб, стоял Джн с поднятым кверху хоботом. В следующий момент он яростно зтрубил.

— Allemagte!note 11 — воскликнул Хнс, — стрый дьявол зметил н своим последним глзом. Он следовл з нми по пятм.

— Вперед! — ответил я, пришпоривя верблюд.

Скчк нчлсь.

У нс был хороший беговой верблюд. Он действительно был, кк говорил Хнс, срвнительно свежим и, кроме того, чувствовл близость родных рвнин. Он мчлся кк ветер, неся н себе ношу, фунтов н двести превосходившую привычную для него. Вероятно, кроме того его пугл близость преследоввшего нс слон. Миля з милей неслись мы по рвнине. Джн следовл з нми кк крейсер з мленькой кнонеркой.

С кждой милей он н несколько ярдов приближлся к нм.

Через полчс, покзвшихся нм целой неделей, когд до реки уже оствлось не более мили, он бежл ярдх в пятидесяти от нс. Я оглянулся нзд; при свете луны Джн покзлся мне величиной с целый дом.

— Мы должны уйти от него, — скзл я, глядя н широкую реку, которя был уже совсем близко.

— Д, бс, — неуверенно ответил Хнс, — верблюд у нс хороший; бежит он очень быстро, потому что слышит по зпху своих з рекой, не говоря уже об опсности з собой. Но этот дьявол Джн бежит еще быстрее. Я вижу н пути кмни — это плохо для верблюд. Не зню, умеет ли он плвть, но мы видели, что Джн хорошо умеет делть это. Не попробовть ли, бс, рнить его в хобот или в колено?

— Змолчи, глупец, — рздрженно скзл я, — ккой толк стрелять через плечо в огромного слон из ружья, годного только н козл? Лучше подгоним кк следует верблюд.

Увы! Хнс окзлся прв.

Берег и дно реки были усеяны кмнями, и верблюд медленно передвигл по ним ноги.

Пок мы достигли берег, Джн был уже не более чем в десяти ярдх от нс. Я отчетливо видел кровь, струившуюся из того мест, где у него прежде нходился левый глз.

При виде пенящегося, хоть и неглубокого, поток, нш верблюд, не привыкший к воде, остновился в нерешительности.

К счстью, в этот момент Джн снов зтрубил в свой хобот. Это зствило верблюд двинуться вперед: слон для него был стршнее воды.

Он медленно шел, спотыкясь о кмни, устилвшие дно реки, которя в этом месте имел не более четырех футов в глубину. Джн был уже в пяти ярдх от нс.

Я обернулся нзд и выстрелил в него из ншего мленького ружья. Попл я или нет — не могу скзть, но слон остновился н некоторое время, вероятно, вспомнив действие прошлого выстрел.

Потом он снов кк провоз двинулся з нми.

Когд мы были н середине реки, случилось неизбежное. Верблюд споткнулся и упл, и мы об полетели в бегущий поток. Все еще сжимл ружье в руке, я бросился вброд к противоположному берегу, держсь з Хнс свободной рукой.

Почти в тот же момент Джн нстиг верблюд. Он пронзил его клыкми, топтл ногми и, обхвтив хоботом з шею, почти вытщил из воды.

Тем временем мы выбрлись н противоположный берег и взобрлись н высокое дерево. Тм, футх в тридцти от земли, мы сидели, зтив дыхние, и ждли, что будет дльше.

Покончив с верблюдом, Джн последовл з нми и без труд отыскл.

Некоторое время он ходил вокруг дерев, кк бы обдумывя, что предпринять. Потом, обхвтив хоботом ствол, попытлся вырвть дерево из земли. Но это дитя лес, уже сотни лет окзыввшее сопротивление бурям и воде, только зтряслось. Потом Джн попробовл подрыть клыкми корни. Но и здесь он потерпел неудчу, тк кк вокруг были сплошные кмни. С глухим яростным ворчнием Джн сделл третью попытку. Ств н здние ноги, он всей тяжестью своего огромного тел обрушился н ствол дерев передними ногми. Удр был очень силен. В первый момент я подумл, что дерево будет вырвно с корнем или рзломится пополм.

Но, слв Богу, оно устояло, хотя зтряслось тк сильно, что мы с Хнсом едв не полетели н землю, кк яблоки осенью. Я думю, что свлился бы, если бы меня не удерживл ловкий кк обезьян Хнс, умевший держться ногми тк же хорошо, кк рукми. Трижды Джн повторял этот мневр. Н третий рз я к своему ужсу увидел, что корни дерев нчли слбеть.

Уже слышлся зловещий треск.

К счстью, Джн не зметил этого. Он оствил свои попытки и здумчиво стоял, помхивя хоботом.

— Хнс, — прошептл я, — зряди поскорее ружье. Я выбью ему другой глз.

— Порох подмочен, бс, — простонл Хнс, — вод попл в него, когд мы упли в реку.

Через несколько минут Джн решил сделть последнюю попытку. Подойдя вплотную к дереву, он стл н здние ноги, передними уперся в ствол и, вытянув вверх хобот, нчл облмывть ветви и сучья.

— Я думю, что он не достнет нс, если не принесет кмень и не встнет н него, — зметил я.

— Ох, бс, не ндо говорить громко, — ответил Хнс, — инче Джн подслушет нс и действительно принесет кмень.

Хотя все это и кзлось вздором, но кто знет, быть может, чудовище понимло человеческую речь.

Мы взобрлись кк можно выше и ждли, что будет дльше.

Покончив с веткми, Джн нчл тянуть по нпрвлению к нм свой длинный хобот.

Фут з футом он приближлся к нм и вскоре был всего в нескольких дюймх от моих ног и войлочной шляпы Хнс.

Мгновение — и шляп исчезл в псти слон. Я полгю, что он проглотил ее, тк кк он не возвртилсь обртно.

Потеря шляпы привел Хнс в ярость.

Осыпя Джну проклятиями, он вытщил свой нож и приготовился.

Снов длинный коричневый хобот потянулся к нм. Очевидно, Джн теперь приспособился лучше, тк кк хобот приблизился к нм еще н несколько дюймов. Конец его, кк змея, обхвтил сук, н котором сидел я.

Хнс быстро нклонился, нож блеснул в лучх восходящего солнц, и в одно мгновение конец хобот, кк ббочк булвкой, был пригвожден к дереву.

Джн, издв жлобный крик, пробовл осторожно освободить свой хобот. Но тщетно! Хнс крепко держл рукоятку нож. Нконец Джн энергично рвнулся нзд и вырвл хобот, рзрезв его конец пополм и оствив нож в дереве. Потом он взял конец хобот в рот, нчл сость его, кк сосут обрезнный плец, и, рыч в бессильной ярости, бросился в реку, перешел ее в брод и вскоре исчез из вид. Посыля вслед Джне проклятия, Хнс требовл у него возврщения шляпы.

З всю свою жизнь я не видел зрелищ более приятного, чем мелькние хвост удлявшегося чудовищ.

— Теперь, бс, — смеясь говорил Хнс, — стрый дьявол получил достточно, чтобы не збыть нс. Я думю, нм следует поскорей уйти отсюд, прежде чем он одумется и вернется нзд с длинной плкой, чтобы сбить нс с дерев.

Мы двинулись в путь с поспешностью, н ккую только были способны мои зстывшие члены и общее состояние. К счстью, у нс не было сомнений относительно пути, тк кк сквозь утренний тумн н горизонте ясно виднелись очертния холм, который белые кенд нзывли «Священной Горой» или «Домом Дитяти». Мы думли, что до него не более двдцти миль, но в действительности окзлось знчительно больше, тк кк чс через дв пути мы ненмного приблизились к нему. Это был ужсный путь. Силы мои совсем иссякли после всех пережитых ужсов. К тому же рн от щипк Джны, восплившяся от верховой езды н верблюде, причинял мне нестерпимую боль.

Первые десять миль мы прошли по пустынным местм. Потом стли попдться стд мелкого скот и верблюдов; их пстухи, по всей вероятности, скрывлись в высокой трве. После этого мы шли нолями, зсеянными злкми, которые, кк я зметил, совершенно не пострдли от грд, прошедшего, очевидно, стороной. Дльше мы увидели отдельные хижины. Их обиттели вскоре зметили нс и бежли в испуге.

Нконец мы подошли (я медленно плелся, опирясь н плечо Хнс) н рсстояние ружейного выстрел к ккой-то деревне.

Я думю, что жители ее были предупреждены беглецми о ншем приближении, потому что человек тридцть мужчин, вооруженных копьями и другим оружием, кольцом окружили нс с явно врждебными нмерениями.

Я зкричл им, что мы друзья Хрут и всех почиттелей Дитяти. Нм ответили, что мы лжецы, ибо из стрны черных кенд, поклонников демон Джны, не могут прийти друзья.

Я попробовл убедить их, что мы менее всех в мире являемся почиттелями Джны, который преследовл нс в продолжение нескольких чсов, но они и слушть не хотели.

— Вы шпионы Симбы, — кричли они, — зпх Джны н вс (это был, пожлуй, првд). Мы убьем тебя, белый козел, и тебя, мленькя желтя обезьян! Из земли черных кенд к нм могут прийти только врги!

— Если убьете нс, — ответил я, — вы нвлечете н себя проклятие Дитяти. Голод, грд и войну!

Эти слов произвели н нпдвших впечтление. По крйней мере, они н время оствили нс в покое.

Нконец после некоторого змештельств сторонники убийств одержли верх, и окружвшие нс воины нчли плясть, потряся копьями и крич, что мы должны умереть, кк пришельцы от черных кенд.

Я сел н землю, тк кк совсем выбился из сил. Мне стло все совершенно безрзлично.

Хнс с ножом в рукх стоял около меня, осыпя белых кенд теми же проклятиями, ккими осыпл Джну. Они все ближе и ближе подходили к нм. Я уже зкрыл глз, чтобы не видеть блеск оружия, которое должно было порзить нс, кк восклицние Хнс зствило меня снов открыть их.

Бросив взгляд в том нпрвлении, куд он укзывл протянутым ножом, я увидел отряд всдников н верблюдх, мчвшихся к нм.

Впереди их в белой одежде, рзвеввшейся по ветру, ехл бородтый предводитель, в котором я узнл Хрут, кричвшего и рзмхиввшего копьем. Нпдвшие тоже увидели всдников и опустили оружие, повинуясь восклицнию Хрут. Он нпрвил своего верблюд прямо н одного из нпдвших, по-видимому, предводителя, и в гневе удром копья ннес ему рну в плечо, зствившую того свлиться н землю.

— Собк! — зкричл при этом Хрут, — ты хотел причинить зло гостям Дитяти!

Дльше я ничего не слышл, потому что потерял сознние.

XV. ОБИТАТЕЛИ ПЕЩЕРЫ

После этого мне кзлось, что я спл долгим беспокойным сном. Я не смог бы припомнить тех стрнных видений, которые грезились мне.

Нконец я открыл глз и увидел, что лежу в большой прохлдной комнте восточного тип н низкой кровти, возвышвшейся дюйм н три нд полом.

В комнте не было окон; зменявшие их отверстия в стенх прикрывлись висячими циновкми, которые легко поднимлись.

В оконное отверстие я увидел покрытый лесом склон лежвшего невдлеке холм. Он нпомнил мне нечто, связнное с Дитятей. Что именно — я не мог вспомнить. Рзмышляя об этом, я услышл осторожные шги и, обернувшись, увидел Хнс, вертевшего в рукх новую соломенную шляпу.

— Хнс, — скзл я, — где ты взял эту новую шляпу?

— Мне дли ее здесь, — ответил он, — бс помнит, что дьявол Джн съел мою струю.

Тут пмять постепенно нчл возврщться ко мне. Хнс продолжл вертеть свою шляпу в рукх, что немного рздржло меня. Я велел ему ндеть ее н голову и спросил, где мы нходимся.

— В городе Дитяти, куд бс перенесли после того, кк он едв не умер. Это очень хороший город. Здесь много пищи, хотя бс три дня спл и не ел ничего, кроме нескольких ложек молок и суп, которые бсу влили в горло, когд он н минуту очнулся.

— Я был сильно утомлен и нуждлся в продолжительном покое, Хн. А теперь я чувствую голод. Скжи мне, здесь ли лорд Рэгнолл и Бен, или они погибли?

— Они живы и здоровы, бс, и все нше имущество цело. Они были с Хрутом, когд он выручил нс, но бс потерял сознние и потому не видел их. С тех пор они ухживли з бсом.

В это время в комнту вошел Сэвэдж, принесший мне н деревянном подносе суп.

— Добрый день, сэр! — приветствовл он меня, — я очень рд снов видеть вс с нми, особенно после того, кк мы считли вс и Хнс мертвыми.

Я поблгодрил Сэвэдж и, съев суп, попросил приготовить мне что-нибудь посущественнее, тк кк почти умирл от голод. Он ушел исполнять мою просьбу. Хнс я услл з лордом Рэгноллом.

После их уход пришел Хрут. Он вжно поклонился мне и уселся по восточному обычю н циновку.

— Должно быть, сильный дух живет в тебе, мой господин Мкумцн, — скзл он, — ибо ты жив, хотя мы были уверены в твоей смерти.

— Д, ты ошибся, мой друг Хрут. Твоя мгия мло помогл тебе.

— Однко мгия сделл свое дю, Мкумцн. Я был рнен в колено и тк утомлен, что в первые дв дня после прибытия сюд не мог взойти н гору и обрести свет от глз Дитяти. Но н третий день я сделл это, и оркул рсскзл мне все. Я поспешно сошел с горы, собрл людей и кк рз вовремя выехл нвстречу тебе. Те глупцы уже поплтились з нмерение причинить тебе зло, господин. Д, Джн окзлся сильнее моего брт и остльных. Только ты и твой слуг смогли одолеть его.

— Все не тк, Хрут. Скорее, он одолел нс. Нм удлось только бежть от него, выбив ему глз и порнив конец хобот.

— И это много по срвнению с тем, что удлось сделть другим в продолжение многих поколений. Но все рвно конец Джны близок, и пдет он от твоей руки.

— Знчит, он появляется н земле белых кенд?

— Д, Мкумцн. Он, или его дух — не зню, кто. Двжды в своей жизни я видел его н Священной горе, но кк он приходит и уходит — никто этого не знет. Но я скжу: пусть причинивший Джне зло остережется его!

— Пусть Джн тоже остережется меня, если я встречу его с хорошим ружьем в рукх. Но вот что, Хрут. Перед гибелью твой брт Мрут нчл говорить мне что-то о жене лорд Рэгнолл. Тогд мне было не до того, но из его слов я понял, что леди Рэгнолл нходится н Священной Горе.

— Либо ты не понял Мрут, мой господин, либо мой брт бредил от стрх, — ответил Хрут, лицо которого при этом приняло кменное, бесстрстное выржение. — Прекрсной леди нет н Священной Горе. Но позволь мне скзть, что никто, кроме жрецов Дитяти, не может ступить н гору. Кто попробует сделть это, тот умрет, ибо гору охрняет стрж, который стршнее Джны. Не спршивй меня о нем: больше я ничего не скжу. Но если ты и твои друзья дорожите жизнью, не пытйтесь дже взглянуть н этого стрж!

Видя, что продолжть рзговор н эту тему бесполезно, я перевел его н грд, побивший поля черных кенд.

— Я зню, — скзл Хрут, — это первое проклятие Дитяти, моими устми обещнное Симбе и его нроду. Вторым будет голод, он уже близок, ибо зпсы хлеб у черных кенд подходят к концу, большя чсть их скот побит грдом.

— Не имея зпс, они попытются нпсть н вшу стрну, Хрут, и отобрть у вс хлеб.

— Д, господин, они, конечно, попробуют сделть это, и тогд исполнится третье проклятие, проклятие войны. Все предопределено, Мкумцн, и ты здесь для того, чтобы помочь нм в этой войне. У вс в бгже есть много ружей, пороху и свинц. Вы должны нучить нш нрод стрелять из ружей, чтобы мы могли уничтожить черных кенд.

— Ну нет, — спокойно ответил я, — я пришел к вм, чтобы убить большого слон и получить слоновую кость, не для того, чтобы сржться с черными кенд. Этого уж довольно с меня. Кроме того, ружья приндлежт не мне, лорду Рэгноллу, который, быть может, нзнчит з них свою цену.

— С лорд Рэгнолл, пришедшего сюд против ншей воли, мы сми можем спросить плту з спсение его жизни. Пок прощй, мы поговорим потом, тк кк ты еще болен и слб. Но прежде чем уйти, я еще рз повторяю: если вы хотите по-прежнему глядеть н солнце, не пытйтесь ступить в лес, рстущий н Священной Горе!

С этими словми он поднялся, вжно поклонился мне и ушел, оствив меня недине со своими мыслями.

Вскоре вернулись Сэвэдж и Хнс и принесли мне превосходно приготовленный обед.

Я ел с большим ппетитом. Когд осттки еды унесли, пришел лорд Рэгнолл.

Мы горячо поздоровлись кк люди, уже потерявшие ндежду встретиться н этом свете. Я спросил, что они делли все это время. Лорд Рэгнолл ответил, что ничего, достойного рсскз.

Город мл; жителей в нем не более двух тысяч. Знимются они земледелием и рзведением верблюдов. Единственным человеком, с кем они могли объясняться, был Хрут, говоривший н ломном нглийском языке. Он скзл, что гор — священное место, посещемое только жрецми. В городе не видно этих жрецов. Но н склоне горы появляются люди, которые псут тм овец и коз. Кто живет н горе — неизвестно. Лорд Рэгнолл печльно прибвил, что он уже потерял ндежду нйти здесь ккой-либо след своей жены. Я повторил ему слов Мрут, дослушть до конц которые мне не удлось. Это, кзлось, вдохнуло в него новую жизнь. Но что предпринять в дльнейшем?

Прошл целя неделя.

З это время я почти совсем опрвился. Только одно делло меня по-прежнему беспомощным. Рн, причинення щипком Джны, зжил, но воспление здело нерв левой ноги, некогд поврежденной львом. Это причиняло мне ткую боль, что я вынужден был оствться в постели и довольствовться тем, что мою кровть выносили в небольшой сд, окружвший построенный из глины выбеленный дом, в котором мы жили. Тм я лежл целыми чсми, глядя н Священную Гору, возвышвшуюся ярдх в пятистх от город.

Н протяжении мили ее склон был покрыт трвой с рзброснными кое-где деревьями. В бинокль было видно, что в одном месте нчинлсь отвесня стен, идущя футов н сто в высоту вокруг всей горы. З стеной рос густой лес, покрыввший гору до смой вершины.

Однжды, когд я был поглощен рссмтривнием горы, в сд вошел Хрут.

— Не првд ли, дом бог крсив? — скзл он.

— Очень, — ответил я. — Но кк взбирются н гору по этой отвесной стене?

— По ней невозможно взобрться, но есть дорог, по которой ходят н гору поклонники Дитяти. Но я уже говорил тебе, Мкумцн, что все чужестрнцы, когд-либо отпрвившиеся этой дорогой, ншли смерть. Пусть попробуют те, кто не верит, — многознчительно прибвил он. Потом, осведомившись о моем здоровье, он сообщил, что до него дошли слухи о приближющемся голоде в земле черных кенд.

— Скоро они зхотят собрть вшу жтву своими копьями, — зметил я.

— Д, Мкумцн. Поэтому попрвляйся скорей, чтобы быть в состоянии прогнть этих воров ружьями. Через четырндцть дней н ншей земле нчнется жтв. Я должен уйти н гору дня н дв. Прощй и не бойся. Во время моего отсутствия вм будут доствлять пищу и охрнять. Я вернусь н третий день.

После отъезд Хрут глубокое уныние охвтило нс. Приуныл дже Хнс. Что ксется Сэвэдж, он выглядел точно осужденный н смертную кзнь. Я попробовл ободрить его и спросил, что с ним.

— Не зню, м-р Квтермэн, — ответил он, — мне кжется, что я нвсегд остнусь в этой проклятой дыре.

— Но, по крйней мере, здесь нет змей, — пошутил я.

— Нет, м-р Квтермэн. Я их еще не встречл, но они постоянно по ночм ползют около меня. Кждый рз, когд я встречюсь с этим пророком, он говорит мне о них.

С этими словми Сэвэдж ушел, чтобы скрыть свое волнение.

Вечером вернулся Хнс, которого я послл обойти гору вокруг и узнть, что он предствляет с другой стороны. Однко он потерпел полную неудчу. Пройдя несколько миль, он встретил людей, прикзвших ему вернуться обртно. Они тк угрожюще вели себя, что если бы не ружье Интомби, которое Хнс взял с собой под предлогом охоты н козлов и к которому белые кенд питли большое увжение, они убили бы его. Вскоре после этой неудчной попытки, мы, серьезно обсудив положение дел, пришли к определенному решению, о котором я рсскжу дльше.

Если пмять не изменяет мне, после возврщения Хрут со Священной Горы произошел весьм интересный случй.

Нш дом был рзделен н две комнты перегородкой. В левой комнте спли Рэгнолл и Сэвэдж, в првой Хнс и я.

Н рссвете меня рзбудил возбужденный рзговор Сэвэдж и его господин. Через минуту они вошли в мою комнту.

При слбом освещении я увидел, что лорд Рэгнолл был сильно взволновн, Сэвэдж крйне перепугн.

— В чем дело? — спросил я.

— Мы видели мою жену, — ответил лорд Рэгнолл.

Я удивленно посмотрел н него.

— Сэвэдж рзбудил меня и скзл, что в ншей комнте есть еще кто-то, — продолжл он, — я приподнялся и увидел (это верно, Квтермэн, кк то, что я жив) мою жену, освещенную светом, пдющим из окн. Он был в белом одеянии, волосы ее были рспущены. Н груди висело ожерелье из крсных кмней, подрок этих негодяев, который он постоянно носил. В рукх было что-то, похожее н скрытое покрывлом дитя; я думю, оно было неживое. Я был тк потрясен, что не мог говорить. Он стоял, глядя н меня широко открытыми глзми, и не двиглсь. Но я могу поклясться, что губы ее шевелились. Мы об ясно слышли, кк он говорил: «Не покидй меня, Джордж! Ищи меня н горе». Я вскочил, и он исчезл.

— А что видел и слышл Сэвэдж? — спросил я.

— То же смое, что и его светлость, м-р Квтермэн. Не больше и не меньше. Я видел, кк он прошл через дверь.

— Через дверь! Рзве он был открыт?

— Нет, сэр. Но он прошл кк будто двери вовсе не было.

— Это, верно, был не женщин, привидение, бс. Я проснулся з полчс до рссвет и лежл, глядя н эту дверь, которую см зпер вчер вечером. Ее никто не открывл. З ночь пук сплел н ней путину, и он до сих пор цел. Пусть бс см посмотрит, если не верит мне.

Я поднялся и осмотрел дверь (боль в бедре нчл утихть, и я уже мог немного ходить). Хнс говорил првду. Дверь был зтянут путиной, посреди которой сидел большой пук.

Только дв объяснения имел этот стрнный случй: либо все было простой гллюцинцией, либо лорд Рэгнолл и Сэвэдж н смом деле видели нечто сверхъестественное. В последнем случе мне хотелось бы пережить то же, что пережили они, тк кк увидеть нстоящий призрк было моим стрстным желнием.

Я еще не говорил, что мы пришли к выводу о бесполезности нших поисков и вообще пребывния в этих местх. Мы решили попытться уйти отсюд, прежде чем будем втянуты в губительную войну между двумя згдочными племенми, из которых одно было совершенно диким, другое — немного цивилизовннее.

Лорд Рэгнолл предложил ткой плн: я должен был попробовть в обмен н ружья приобрести верблюдов. Потом, под предлогом охотничьей экспедиции н Джну, мы думли попытться уехть из этой стрны. Но, быть может, видение было послно нм с целью рзрушить нш плн.

Рзмышляя об этом, я улегся спть и проспл до смого звтрк.

— Я долго думл о случившемся вчер ночью, — скзл лорд Рэгнолл, оствшись в это утро недине со мной, — я человек не суеверный, но убежден, что мы с Сэвэджем видели и слышли душу или тень моей жены. У меня появилсь уверенность, что он в плену н этой горе и приходил звть меня освободить ее. Поэтому я считю своим долгом не покидть этой стрны и попытться добиться истины.

— А кк это сделть? — спросил я.

— Я см пойду н гору.

— Это невозможно, Рэгнолл. Я сильно хромю и не смогу пройти и полумили.

— Я зню, и это одн из причин, по которой я не хочу, чтобы вы сопровождли меня. Кроме того, я хочу сделть это один, не подвергя риску других. Но Сэвэдж говорит, что пойдет туд, куд пойду и я, оствив вс с Хнсом здесь продолжть дльнейшие попытки в случе, если мы не вернемся. Мы хотим ночью выйти из город в белых плщх, ккие носят кенд. Мне удлось выменять их н тбк. Когд нступит зря, мы попытемся нйти дорогу через пропсть, остльное предоствим Провидению.

Я сделл все звисящее от меня, чтобы отговорить лорд Рэгнолл от этого безумного нмерения, но безуспешно. Я никогд не знл человек бесстршнее и решительнее его.

Потом я говорил с Сэвэджем и укзывл ему н все опсности, связнные с этой попыткой, но и здесь потерпел неудчу.

Сэвэдж объявил, что куд пойдет его господин, туд пойдет и он, и что он предпочитет умереть вместе с ним, нежели один.

Итк, со стесненным сердцем я помогл им делть необходимые приготовления к этому безумному предприятию.

Они, не прячсь, ушли днем под предлогом охоты н куропток и коз в нижней чсти горы, где нм был предоствлен в этом полня свобод. Нше прощние вышло очень печльным.

Сэвэдж передл мне письмо к своей строй мтери в Англии и просил меня отпрвить его, если я когд-либо попду в цивилизовнную стрну.

Я приложил все стрния, чтобы ободрить его, но безуспешно.

Он горячо пожл мою руку, говоря, что для него было большим удовольствием узнть ткого «нстоящего джентльмен», кк я, и выржл ндежду, что я вырвусь из этого д и проведу остток своей жизни среди христин. Потом, утерев руквом слезу, он притронулся к своей шляпе и удлился.

Их снряжение было весьм простым: немного пиши, фляг со спиртом, дв двуствольных ружья, из которых можно было стрелять дробью и пулями, потйной фонрь, спички и пистолеты.

Хнс проводил их до конц город.

— Отчего ты тк печлен, Хнс? — спросил я, когд он вернулся.

— Потому что я очень полюбил Бену, — ответил он, вертя свою шляпу в рукх, — он всегд был добр ко мне и тк хорошо умел стряпть. Теперь эту рботу придется делть мне, я не люблю этого.

— Но ведь он еще жив, Хнс!

— Это верно, бс, но он скоро умрет, потому что тень смерти был видн в его глзх.

— А лорд Рэгнолл?

— Я думю, что он остнется жив, бс, у него не было этой тени.

Всю следующую ночь я не смыкл глз и лежл, полный тягостных опсений.

Н рссвете я услышл стук в ншу дверь и шепот лорд Рэгнолл, просившего открыть ее. Я зжег свечу, — их у нс был большой зпс.

Хнс открыл дверь.

В комнту вошел лорд Рэгнолл. По его лицу я срзу увидел, что произошло что-то ужсное. Он подошел к кувшину с водой и выпил три чшки одну з другой.

— Сэвэдж погиб, — скзл он и остновился, кк бы припоминя что-то стршное.

— Слушйте, — продолжл он, — мы поднимлись по склону горы и не стреляли, хотя видели множество куропток и коз. К нступлению сумерек мы подошли к отвесной кменной стене, н которую не было никкой возможности взобрться.

Здесь мы увидели тропинку, ведущую к отверстию пещеры, или тоннеля. Пок мы рздумывли, что предпринять, появилось восемь или десять одетых в белое людей, которые схвтили нс прежде, чем мы успели окзть ккое-либо сопротивление. Потом, после некоторого совещния, их предводитель знкми объяснил нм, что мы свободны. Они ушли, унося с собой нши ружья и пистолеты, и, уходя, смеялись тк стрнно, что их смех встревожил меня. Мы стояли в нерешительности. Уже стновилось темно. Я спросил Сэвэдж, что теперь делть, ожидя, что он предложит вернуться в город. К моему удивлению он ответил: «Конечно, идти дльше, вш светлость. Не ндо позволять думть этим скотм, что мы, белые люди, ни шгу не смеем ступить без нших ружей».

С этими словми он зжег потйной фонрь.

Я смотрел н него с изумлением.

— Меня что-то тянет в эту пещеру, — продолжл он. — Вероятно, это смерть. Но что бы тм ни было, я должен идти.

Я думл, что он потерял рссудок, и хотел удержть его. Но он быстро побежл к пещере. Я последовл з ним и, когд достиг ее, Сэвэдж уже пробежл ярдов восемь по тоннелю. В это время я услышл ужсный шипящий звук и восклицние Сэвэдж: «О, Боже!» Фонрь выпл из его рук, но не потух. Я бросился вперед и поднял его. Между тем Сэвэдж побежл дльше в глубину пещеры. Я поднял фонрь нд головой и вот что увидел.

Шгх в десяти от меня, протянув руки, плясл — д, именно плясл, Сэвэдж под звуки ужсной шипящей музыки. Я поднял фонрь выше и увидел футх в девяти з Сэвэджем почти у смого потолк тоннеля голову неслыхнно огромной змеи. Эт голов, которя едв уместилсь бы в тчке, держлсь н шее, имевшей толщину моей тлин. В темноте обрисовывлось огромное покчивющееся тело серо-зеленого цвет, отливвшее золотом и серебром. Змея шипел, рскчивл своей огромной головой, и вдруг откинул ее нзд и зстыл н несколько секунд. Сэвэдж остновился, нклонившись немного вперед, кк бы клняясь гдине. В следующее мгновение он бросилсь н Сэвэдж… Послышлся ужсный треск костей… Я отштнулся к стене пещеры и н минуту зкрыл глз, тк кк почувствовл слбость. Открыв их снов, я увидел н полу нечто бесформенное (то были остнки Сэвэдж), нд ним огромную змею, смотревшую н меня своими стльными глзми. Я бежл из этой ужсной пещеры. Зблудившись н склоне горы, я бродил в продолжение нескольких чсов, пок не вышел к окрине город.

После этого мы долгое время сидели молч. Нконец Хнс скзл невозмутимым тоном:

— Уже рссвело, бс. Я потушу свечу; зчем ей дром гореть. Теперь мне ндо готовить звтрк. Эт дьявольскя змея позвтркл Беной, но я ндеюсь позвтркть ею. Змеи бывют вкусны, бс, если их умело приготовить по-готтентотски.

XVI. ХАНС ВОРУЕТ КЛЮЧИ

Немного погодя, в нш дом пришли несколько белых кенд, вежливо передвших нм ружья и пистолеты Рэгнолл и бедного Сэвэдж. Они говорили, что ншли эти предметы н склоне горы. Я взял их, не скзв ни слов.

В этот вечер нс посетил Хрут. Поздороввшись с нми, он осведомился, где Бен.

— Ах ты, седобородый отец лжецов, — с негодовнием скзл я, — ты великолепно знешь, что Бен уже в желудке змеи, живущей в пещере н горе.

— Кк, господин! — воскликнул Хрут. — Рзве вы питлись подняться н гору? Впрочем, Бен всегд любил змей, и они любили его.

— Это ты, негодяй, его убил! — зкричл лорд Рэгнолл, — я сейчс же убью тебя з это.

— Ты хочешь убить меня з то, что змея здушил вшего человек? Если пойдешь туд, где живет лев, лев умертвит тебя; если пойдешь туд, где живет змея, змея умертвит тебя. Я вс предупреждл, но вы не послушлись меня. Теперь я вм скжу: можете идти туд, если хотите; никто не остновит вс. Но помните: в Дом Дитяти ведет совсем другя дорог, которой вы никогд не нйдете.

— Слушй, — скзл лорд Рэгнолл, — что толку во всей этой болтовне? Ты хорошо знешь, зчем мы в вшей дьявольской стрне. Я убежден, что вы похитили мою жену, чтобы сделть ее своей жрицей. Я хочу получить ее обртно.

— Это большое зблуждение, — кротко ответил Хрут, — мы не похищли прекрсной леди. И Мкумцн здесь не для того, чтобы искть ее, для того, чтобы убить слон Джну и получить з это слоновую кость. Ты, господин, пришел с ним кк друг, хотя мы не звли тебя. Ты пытлся нйти хрм ншего бог, и змея, охрнявшя двери его, умертвил твоего слугу. Но почему мы не убили тебя?

— Потому что вы боитесь сделть это, — смело ответил Рэгнолл, — убейте меня, я готов, но вы увидите последствия этого.

— Ты очень хрбрый человек, — скзл Хрут, не без восхищения глядя н лорд Рэгнолл, — мы не хотим убивть тебя; быть может, все окончится хорошо. Одно Дитя знет об этом. Ты поможешь нм победить черных кенд. Только не ходи к змее, потому что он скоро снов будет голодной. Слушй и ты, Свет-во-мрке, — прибвил он, обрщясь к сидевшему н корточкх Хнсу, — это очень голодня змея, вы лкомое для нее блюдо!

Хнс, не поворчивя головы, скосил свои глз н Хрут и ответил н нречии бнту:

— Я слышу, белобородый лжец, но что мне до этого? Мой врг — Джн, желвший убить моего господин Мкумцн, не то, что твоя грязня змея. Если он ткя стршня, почему он не убьет Джну, которого вы ненвидите? Вот что для меня вш змея, — прибвил он, энергично плюнув н землю, — если хочешь, я убью ее, только зплти мне з это.

— Ты хочешь убить змею, — скзл Хрут, — что же, убей, если тебе это нрвится. Тогд мы ддим тебе новое имя. Мы нзовем тебя «Господином змей». Кк твоя ног, Мкумцн? — продолжл он, обрщясь ко мне. — Я принес тебе мзь, которя излечит ее. Это священня мзь от Дитяти. Мой господин, — сменил он вдруг свой ломный нглийский язык н бнту, — войн близк. Черные кенд собирют силы, чтобы нпсть н нс. Нм нужн твоя помощь. Мне ндо сейчс ехть к реке Тве. Через неделю я вернусь; тогд снов поговорим об этом. Нтри ею больную ногу и, смешв кусочек ее величиной с хлебное зерно с водой, прими это н ночь. Это не яд, — прибвил он, положив немного мзи н язык и проглотив ее.

Потом он поднялся и удлился с обычными поклонми.

Ндо скзть, что лекрство Хрут произвело н меня превосходное действие. Н следующее утро боль исчезл и, з исключением небольшой слбости, я чувствовл себя вполне хорошо.

Остток мзи сохрнялся у меня в продолжение многих лет и хорошо помогл при ломоте в бедрх и при ревмтизме.

Последующие дни прошли без приключений.

Опрвившись после болезни, я нчл посещть город, походивший н рзброснные деревни, ккие можно чсто видеть н восточном берегу Африки. Почти все мужчины отсутствовли, будучи, вероятно, зняты приготовлениями к жтве. Женщины зпирлись в домх по восточному обычю.

Скзть првду, это был крйне неинтересный небольшой городок, нселенный необщительными людьми, живущими, кк мне кзлось, под тенью стрх, препятствоввшего всякому веселью.

Дже дети ходили кк-то уныло и рзговривли вполголос. Я никогд не видел их игрющими или смеющимися, подобно детям всего свет.

Жили мы довольно комфортбельно. Пищ доствлялсь нм в изобилии. В мое рспоряжение (я все еще хромл) был предоствлен выносливый пони.

Н этом пони я рз дв ездил по южному склону горы под предлогом охоты.

В тких случях меня сопровождл Хнс. Я зметил, что он был теперь молчлив и здумчив.

Однжды мы совсем близко подъехли ко входу в пещеру или тоннелю, где бедный Сэвэдж ншел ткой ужсный конец.

В то время кк мы рссмтривли это место, появился одетый в белое человек с бритой головой (должно быть, жрец) и нсмешливо спросил, почему мы не войдем в тоннель и не посмотрим, что нходится по ту сторону его.

Я только улыбнулся в ответ и спросил его о нзнчении прекрсных коз с длинной шелковистой шерстью, которых он, по-видимому, пс.

Жрец ответил, что эти козы преднзнчены в пищу «тому, кто живет н горе и ест только тогд, когд меняется лун». Н мой вопрос, кто эт особ, он с неприятной улыбкой предложил мне пройти через тоннель и смому взглянуть н нее. Я, конечно, не принял этого приглшения.

В этот вечер неожиднно появился Хрут, имевший весьм встревоженный вид.

— Господин, — скзл он, — я иду н Гору, чтобы присутствовть н прзднестве первых плодов, которое будет при восходе солнц в день новой луны. После жертвоприношения стнет говорить оркул, и мы узнем, когд будет войн с Джной и, быть может, другие вещи.

— Можем ли мы присутствовть н этом прзднестве, Хрут? Мы уже соскучились здесь.

— Конечно, — с поклоном ответил он, — вы можете прийти, но только без оружия. Ибо тот умрет, кто появится перед Дитятей вооруженным. Вы знете дорогу через пещеру и лес, лежщий з ней.

— А если мы пройдем через пещеру, нс хорошо примут н прзднестве?

— Д, вы встретите смый рдушный прием. Клянусь вм в этом Дитятей. О, Мкумцн, — прибвил он, улыбясь, — почему ты говоришь тк безрссудно, знл, кто живет в той пещере? Или вы думете пройти, убив ее обиттеля своим ружьем? Бросьте эту мечту. Те, кто охрняет вс, получили прикзние следить, чтобы никто из вс не выходил из дом, имея при себе ккое бы то ни было оружие. Если вы не ддите мне обещния поступть соглсно этому, никто из вс не будет выпущен дже в сд до тех пор, пок я не вернусь.

Рэгнолл внчле хотел откзться дть ткое обещние, но Хнс скзл:

— Лучше, бс, остться н свободе без ружей и ножей, чем сделться нстоящими пленникми. Чсто от тюрьмы бывет недлеко до могилы.

Мы признли силу этого ргумент и в конце концов дли требуемое обещние.

— Хорошо, — скзл Хрут, — но знйте, что у нс, белых кенд, тот, кто нрушит клятву, без оружия остется по ту сторону Твы, чтобы дть отчет в своем поступке Джне, отцу всех лжецов. Теперь прощйте. Если мы не встретимся н прзднестве первых плодов, куд я вс еще рз приглшю, мы поговорим здесь, после того, кк я выслушю голос Оркул.

Потом он сел н верблюд, ожидвшего его снружи, и уехл в сопровождении эскорт из двендцти человек, тоже сидевших верхом н верблюдх.

— Существует другя дорог, ведущя н гору, Квтермэн, — скзл Рэгнолл, — верблюд скорей пройдет через ушко иголки, нежели через ту пещеру, дже если бы он был пуст.

— Это верно, — соглсился я, — но мы не знем, где он, и я думю, что он проходит з много миль отсюд. Для нс существует только один путь — через пещеру, что рвносильно отсутствию всякого пути.

В этот вечер з ужином мы зметили исчезновение Хнс. Он похитил мои ключи и збрлся в ящик, где хрнились спиртные нпитки.

— Он ушел, чтобы нпиться, — скзл я Рэгноллу, — и неудивительно, потому что и я способен последовть его примеру.

Мы улеглись спть. Н следующее утро, когд я уже собрлся идти в хижину, где нходилсь кухня, врить к звтрку яйц, к ншему удивлению появился Хнс с котелком кофе.

— Ты вор, Хнс, — скзл я.

— Д, бс, — ответил Хнс.

— Ты збрлся в ящик с джином и взял яд?

— Д, бс, я взял яд. Но теперь все обстоит хорошо. Бс не должен сердиться н меня з это; здесь тк скучно без дел. Бсы будут есть похлебку?

Брнить Хнс было бесполезно. Кроме того, у меня появилось некоторое сомнение, тк кк он не был похож н пьяного человек.

Когд мы покончили с звтрком, Хнс уселся передо мной н корточки и, зкурив свою трубку, вдруг спросил:

— Не хотят ли бсы сегодня вечером пройти через ту пещеру? Теперь это очень легко сделть.

— Что ты этим хочешь скзть? — спросил я, думя, что Хнс пьян.

— Я хочу скзть, бс, что житель пещеры спит очень крепким сном и никогд уже не проснется. Я убил этого отц змей. Не угодно ли бсм пройти через пещеру?

— Прежде всего я должен убедиться, трезв ли ты, — ответил я. — Если ты сейчс же не рсскжешь нм всего, я поколочу тебя, Хнс!

— Тут немного рсскзывть, бс, — ответил Хнс, поссывя трубку, — дело вышло очень легкое. Бс помнит, что говорил человек в ночной рубхе и с бритой головой? Он говорил, что козы нзнчены в пищу для кого-то, живущего н горе. Но кто другой живет н горе, кроме отц змей в пещере? Тот человек, если бс помнит, прибвил, что н горе едят только при новой луне, сегодня кк рз день новой луны. Следовтельно, з день до новой луны, то есть вчер, змея был голодн.

— Все это тк, Хнс, но кк ты мог убить змею, нкормив ее?

— Ох, бс, люди иногд едят вещи, от которых им бывет худо; точно тк же и змеи. В одном из ящиков бс есть несколько фунтов чего-то, похожего н схр, которое, смешв с водой, употребляют для сохрнения кож и черепов.

— Ты говоришь о кристллх мышьяк?

— Я не зню, кк это нзывется, бс. Я рньше думл, что это схр и хотел положить в кофе…

— Господи! — воскликнул я. — Почему же мы живы до сих пор?

— Потому что в последний момент, бс, у меня явилось сомнение. Я положил немного этого схр в молоко и дл его собке, укусившей меня з ногу. Это был очень ждня собк. Он срзу выпил молоко. Потом он звыл, повертелсь с пеной у рт и издохл. После этого я решил лучше не клсть в кофе этого схр. Потом Бен мне скзл, что это смертельный яд. Тогд мне пришло в голову, что если зствить змею проглотить этот яд, он нверно издохнет. Я укрл ключи, кк делл это чсто, потому что бс бросет их, где попло, и нрочно оствил открытым ящик с виски, чтобы бс подумл, что я нпился пьяным. Я взял полфунт ядовитого схр, убившего собку, рспустил его в воде вместе с нстоящим схром и вылил смесь в бутылку. Остльные полтор фунт я рзложил в двендцть мленьких бумжных мешочков и спрятл все это в крмн. Потом я пошел н гору в то место, где пслись козы. Их никто не стерег. Я вошел в крль, выбрл молодого козленк, связл ему ноги и облил его смесью из бутылки. Потом привязл в рзных местх его тел все двендцть мешочков с ядовитым схром. После этого я рзвязл козленк и подвел его ко входу в пещеру. Я не знл, кк зствить его войти в нее, идти вместе с ним мне не хотелось. Но он см побежл в пещеру, кк будто его влекл туд ккя-то сил. Перед тем кк войти в нее, он обернулся и посмотрел н меня. При свете звезд я видел, что его глз были полны ужс.

Скоро я услышл шипение, кк будто кипели четыре больших котл з рз; козленок зблеял. Потом послышлся шум возни с треском костей и сосущий звук, кк от нсос, который не может поднять воду. После этого все зтихло. Я отошел от вход в пещеру, сел в стороне и стл ждть, что будет дльше. Приблизительно через чс из пещеры послышлся шум, кк будто по ее стенм били мешком, нполненным мякиной.

«Аг, — подумл я, — у пожрвшего Бену зболел живот». Ядовитый схр нчл тять в желудке змеи, и он тк шумел, кк будто в пещере под звуки шипящей музыки целя компния девушек тнцевл тнец войны. Вдруг отец змей нчл выползть из пещеры.

Когд я увидел его при свете звезд, у меня волосы дыбом поднялись н голове. Вероятно, во всем свете нет ткой другой змеи! Змеи, которые живут в стрне зулусов и едят коз, — мленькие дети по срвнению с этой змеей. Ярд з ярдом он выползл из пещеры, потом стл н хвост, поднял голову н высоту целого дерев и нконец быстрее лошди бросилсь вниз с горы. Я молил Бог, чтобы он не зметил меня…

Через полчс он вернулсь обртно. Теперь он уже не могл прыгть, ползл. Никогд в жизни я не видел ткой большой змеи. Он вползл в пещеру и, шипя, улеглсь в ней. Потом шипение стновилось все слбее и слбее и нконец совсем зтихло. Я подождл еще полчс и после этого решился войти в пещеру с плкой в одной руке и с зжженным фонрем в другой. Не успел я пройти десяти шгов, кк увидел змею, неподвижно лежвшую н спине. Он был совершенно мертв; я приклдывл горящие восковые спички к ее хвосту, но он не шевелилсь.

Тогд я вернулся домой, чувствуя себя гордым, что перехитрил прдед всех змей, убившего моего друг Бену, и что очистил путь через пещеру. Вот и вся история, бс. Теперь я пойду мыть посуду, — зкончил Хнс и, не дожидясь, что скжем мы, удлился, оствив нс порженными его нходчивостью и смелостью.

— Что делть дльше? — спросил я.

— Подождем нступления ночи, — ответил Рэгнолл, — тогд я пойду смотреть змею, убитую блгородным Хнсом, и узнть, что нходится з пещерой. Вы помните приглшение Хрут?

— Вы думете, что Хрут сдержит свое слово?

— Пожлуй, д. А если не сдержит — мне все рвно. Все-тки действовть лучше, чем сидеть здесь в нерешительности.

— Я соглсен с этим. По-моему, Хруту теперь не выгодно убивть нс. Поэтому я и, без сомнения, Хнс пойдем с вми. Нм не следует рзделяться. Быть может, вместе мы будем счстливее.

XVI. СВЯТИЛИЩЕ И КЛЯТВА

Вечером, вскоре после зкт солнц, мы все трое смело вышли из дом, ндев поверх своего плтья одежды кенд, купленные Рэгноллом.

При нс не было ничего, кроме плок, небольшого количеств пищи и фонря.

Н окрине город мы встретили нескольких кенд, одного из которых я знл, тк кк мне чсто случлось ехть рядом с ним во время ншего переход через пустыню.

— Есть ли при вс оружие, Мкумцн? — спросил он, с любопытством глядя н нс и н нши белые плтья.

— Нет, — ответил я, — обыщи нс, если хочешь.

— Достточно твоего слов, — скзл он, — если при вс нет оружия, нм прикзно не препятствовть вм идти, куд угодно. Но, господин, — прошептл он, — прошу тебя, не ходи в пещеру, где живет некто, чей поцелуй приносит смерть.

— Мы не рзбудим того, кто спит в пещере, — згдочно ответил я, и мы пошли дльше, рдуясь, что кенд еще не знют о смерти змеи.

Через чс Хнс привел нс ко входу в пещеру.

Скзть првду, когд мы подходили к ней, сомнения овлдели мной. Что если Хнс был в смом деле пьян и придумл всю эту историю, чтобы опрвдть свое отсутствие? Что если змея теперь опрвилсь от своего временного недомогния? Что если в этой пещере живет целя семья их?

Мы подошли к смому входу в пещеру и прислушлись. Тм было тихо, кк в могиле.

Хнс зжег фонрь и скзл:

— Подождите здесь, бсы. Я пойду вперед. Если вы услышите, что со мной что-либо приключилось, у вс будет время уйти.

Эти слов пристыдили меня. Через минуты две Хнс вернулся.

— Все в порядке, бсы, — скзл он. — Отец змей см отпрвился в ту стрну, куд послл Бену. Без сомнения, его теперь поджривют н дском огне. В пещеру можно войти: тм нет других змей.

Мы вошли в пещеру. Н земле лежло огромное мертвое пресмыкющееся, уже сильно рздувшееся. Я не зню, кков был его длин, тк кк его тело было свернуто кольцми. Но одно могу скзть: это был смя огромня змея, ккую я когд-либо видел. Я слышл о тких пресмыкющихся в рзличных чстях Африки, но до сих пор считл эти рсскзы чистым вымыслом. Никогд я не збуду ужсного зловония, стоявшего в пещере. По всей вероятности, эт тврь жил здесь целые столетия. Говорят, что большие змеи живут столько же, сколько черепхи и, считясь священными, никогд не имеют недосттк в пище. Повсюду лежли кучи костей, среди которых я зметил обломки человеческого череп, быть может, приндлежвшего бедному Сэвэджу. Выступы скл были покрыты большими кускми кожи, которую змеи меняют кждый год.

Некоторое время мы рссмтривли труп этого отвртительного создния. Потом пошли дльше.

Пещер окзлсь не более ст пятидесяти ярдов в длину. Он был естественного происхождения и, вероятно, обрзовлсь от прорыв через лву дым и испрений. К концу он знчительно суживлсь, и я нчинл сомневться в существовнии второго выход. Однко я ошибся: в смом конце ее мы ншли отверстие достточно большое. Но пробирться через него было довольно трудно; нм стло ясно, что белые кенд ходили к своему святилищу совершенно другой дорогой.

Через это отверстие мы выбрлись н склон огромного, обрзоввшегося из лвы рв, который вел сперв вниз, потом вверх к основнию конусообрзной вершины горы, покрытой густым лесом. Я полгю, что обрзовние этой горы было результтом вулкнического действия в рнние периоды существовния земли.

Лес состоял из огромных рзновидных кедров, рстущих не очень тесно. Нижняя чсть деревьев был обнжен, вероятно, потому, что густые вершины не пропускли вниз свет. Стволы и сучья деревьев были покрыты серым мхом, придввшим этому месту еще более жуткий хрктер.

Под деревьями црил ткой мрк, что мы могли рзличть предметы н рсстоянии не более дюйм перед собой.

Однко мы медленно продвиглись вперед. Хнс, умевший ориентировться лучше нс, шел впереди.

По временм я при свете спички поглядывл н крмнный компс, зня по предыдущим нблюдениям, что вершин Священной Горы лежит в северном нпрвлении.

Тк чс з чсом мы поднимлись вверх, все время нтлкивясь н стволы деревьев или спотыкясь о сухие ветки, попдвшиеся под ногми.

Этот лес был похож н дом, посещемый привидениями. Я никогд в жизни не испытывл ткого особенного стрх, кк в эту ночь. Впоследствии Рэгнолл признлся мне, что чувствовл приблизительно то же смое.

— Пусть бс посмотрит, — шепотом скзл Хнс, тк кк никто из нс не решлся говорить громко, — не глз ли Джны горят вон тм, кк рскленное железо?

— Не будь глупцом, — ответил я, — кк Джн может попсть сюд?

Но скзв это, я вспомнил слов Хрут о том, что он двжды видел Джну н Священной Горе.

Тк проходил долгя ночь.

Поднимлись мы очень медленно, но остнвливлись всего дв рз: один рз, когд нм покзлось, что мы со всех сторон окружены деревьями, другой рз, когд попли в топкое место. Тогд мы рискнули зжечь фонрь и при помощи его выбрлись оттуд.

Постепенно лес стновился все реже и реже; мы уже видели звезды, мерцвшие сквозь вершины деревьев.

З полчс до зри Хнс, шедший впереди (мы пробирлись через густой кустрник), вдруг резко остновился.

— Стой, бс, мы н крю склы, — скзл он.

Когд я хотел поствить плку впереди себя, он ни во что не уперлсь.

Рэгнолл решил осмотреть почву при свете фонря. Вдруг мы услышли тихие голос и увидели футов н сорок или более ниже себя движущиеся огоньки.

Мы кк мыши притились в кустх в ожиднии рссвет.

Нконец он нступил. Н востоке появился лый свет, постепенно рспрострнявшийся по небу. Из глубины обрызгнного росой лес его приветствовло пение птиц и крики обезьян.

Вдруг небо прорезл луч восходящего солнц, и из мрк, все еще црившего внизу, послышлось тихое нежное пение. Постепенно оно змерло, и в продолжение некоторого времени тишин нрушлсь только шумом, похожим н шум, производимый публикой, усживющейся в темном тетре. Потом послышлось женское пение — крсивое контрльто. Я не мог рзобрть слов, — если только это были слов, не просто музыкльные звуки.

Я почувствовл, кк рядом со мной здрожл Рэгнолл, и спросил, что с ним.

— Мне кжется, что я слышу голос моей жены, — шепотом ответил он.

— Возьмите себя в руки, — прошептл я.

Теперь небо нчло плменеть, и потоки свет, кк многоцветные дргоценные кмни, рзлились в тумне и рзогнли его. Тени исчезли. Постепенно внизу открылся мфитетр, н южной стене которого сидели мы.

Собственно, это был не стен, зстывшя глыб лвы футов в сорок-пятьдесят высотой. Амфитетр походил н те древние тетры, ккие я видел н кртинкх, Рэгнолл посещл в Итлии, Греции и Южной Фрнции. Он был не очень велик и имел овльную форму. Без сомнения, это был кртер потухшего вулкн.

Н рене стоял хрм, похожий н хрмы, сохрнившиеся в Египте, но рзмером меньше их. Вокруг нружного двор шл колоннд, поддерживвшя крышу строения, служившего, вероятно, помещением для жрецов.

Короткий проход вел в другой, меньший дворик, где нходилось святилище, построенное, кк и весь хрм, из лвы.

Хрм, кк я уже скзл, был невелик, но весьм крсив. Н нем не было скульптурных и живописных укршений, но кждя его детль был сделн с большим вкусом. Перед входом в святилище стоял большя глыб лвы, служившя, вероятно, лтрем, и кмення чш н треножнике.

З святилищем нходился прямоугольный дом. Некоторое время об двор были пусты, но н скмьях мфитетр сидело около трехсот человек. Мужчины н севере, женщины — н юге хрм. Все они были одеты в ярко-белые одежды. У мужчин головы были выбриты, у женщин зкрыты покрывлми; но их лиц оствлись открытыми.

В мфитетр вело две дороги: одн н восток, другя н зпд. Они шли через тоннели, выдолбленные в склх, окружвших кртер. Обе могли зпирться двойными мссивными деревянными дверями футов в семндцть-восемндцть высотой.

Очевидно, н этом тйном собрнии могли присутствовть только лиц, приндлежвшие к жреческому клссу этого стрнного племени.

Когд совсем рссвело, из келий, окружвших нружный двор хрм, вышло двендцть жрецов с Хрутом во глве. Кждый из них нес н деревянном блюде хлебные колосья рзных сортов.

Потом из келий, нходившихся в южной чсти двор, вышло двендцть молодых девушек, тоже несших деревянные блюд с цветми. По днному знку они зпели священную песнь и нпрвились из первого двор во второй. Дойдя до лтря, они остновились (снчл жрецы, потом жрицы) и поочередно ствили н него блюд с жертвой. Потом они выстроились по обе стороны лтря, и Хрут, взяв в руки по блюду с хлебом и цветми, про тянул их снчл по нпрвлению к тому месту, где нходилсь невидимя новя лун, потом по нпрвлению к восходящему солнцу и, нконец, по нпрвлению к дверям святилищ, кждый рз преклоняя при этом колени и произнося нрспев молитву, слов которой мы не могли рзобрть.

Потом последовл пуз, з ней внезпно рздлось пение, в котором приняли учстие все присутствоввшие. Это был крсивя, звучня песня или гимн н непонятном мне языке, рзделенный н четыре стих. Конец кждого из них отмечлся поклоном певцов по нпрвлению к востоку, зпду и лтрю. Новя пуз, и вдруг двери святилищ широко рспхнулись, и в них покзлсь Изид, богиня египтян, ккою я видел ее н кртинх! Он был облчен в легкое одеяние, сделнное из очень тонкой мтерии. Ее волосы были рспущены, и н них — головной убор из блестящих перьев с небольшой змейкой спереди. В рукх он держл что-то, издли похожее н обнженное дитя. По обеим сторонм ее шли две женщины, поддерживвшие ее под руки. Н них тоже были прозрчные одеяния и головные уборы из перьев, но без змеек.

— Боже! — прошептл Рэгнолл, — это моя жен.

— Молчите и блгодрите Бог, что он жив, — шепотом ответил я.

Богиня Изид (или нглийскя леди) спокойно стоял, в то время кк жрецы, жрицы и все собрвшиеся н скмьях мфитетр поднялись и приветствовли ее троекртным криком.

Хрут и первя жриц блгоговейно поднесли хлебный колос и цветок сперв к губм дитяти, лежвшего н рукх Изиды, потом к ее губм.

После этой церемонии женщины, сопровождвшие богиню, обвели ее вокруг лтря и усдили в стоявшее перед ним кменное кресло. В чше н треножнике был зжжен огонь, куд Хрут и глвня жриц что-то бросли, отчего поднялся дым. Изид нклонил голову вперед и вдохнул дым курения точно тк же, кк мы с ней вдыхли его в гостинной Рэгнолл-Кэстл несколько лет тому нзд.

Дым перестл струиться; богиня при помощи сопровождвших ее женщин снов выпрямились в кресле, все еще прижимя к своей груди Дитя и кк бы убюкивя его. Но голов ее был опущен, будто он нходилсь в обмороке. Хрут подошел к ней и что-то скзл; потом снов отступил нзд и ждл. Тогд среди всеобщего молчния он поднялсь со своего мест и зговорил, устремив свои большие глз в небо. Что он говорил — нм не было слышно.

Через некоторое время он смолкл, снов сел в кресло и сидел, не шевелясь и по-прежнему глядя вперед.

Хрут подошел к лтрю, стл н его кменных ступенькх и обртился к жрецм, жрицм и остльному собрнию. Он говорил тк громко и отчетливо, что мы слышли и понимли кждое скзнное им слово.

— Слушйте голос Оркул, Хрнительницы небесного Дитяти, тени, родившей его, отмеченной знком молодой луны. Слушйте ответы н вопросы, предложенные мною. Хрутом, пожизненным жрецом Вечного Дитяти. Вот что говорит Оркул: о белые люди кенд, почитющие Дитя, потомки тех, кто в продолжение тысячи лет чтили его в древней земле, пок врвры не прогнли их оттуд. Приближется войн, о белые люди кенд! Злой Джн, чье другое имя Сет, Джн, живущий в обрзе слон, почитемый тысячми, некогд покоренными нми, поднялся против вс. Мрк поднялся против свет. Зло идет войной н добро. Мое проклятие пло н нрод Джны, мой грд побил их, их хлеб и скот. Но они все еще сильны для войны. Они идут отобрть у вс хлеб. Джн идет попрть ногми вшего бог. Зло идет рзрушить добро. Ночь хочет пожрть день. Это будет последняя схвтк. Кк победить вм, о нрод Дитяти? Не своей собственной силой, ибо вы млочисленны, Джн очень силен. Не силой Дитяти, ибо Дитя стновится слбым и дряхлым и дни его господств проходят. Только с помощью издлек призвнных можете вы победить — тк говорит голосом Дитяти Хрнительниц его. Их было четверо, но один из них погиб в псти стрж пещеры. Это было злое деяние, о сыновья и дочери Дитяти, ибо стрж теперь мертв, и многие из вс, здумвших это злое дело, должны умереть з кровь того человек. Зчем вы сделли это? Чтобы удержть в тйне похищение женщины, чтобы продолжть дело лжи? Тк говорит Дитя. Не подымйте руки против трех остльных, дйте им, что они потребуют, ибо они одни могут спсти вс от Джны и тех, кто служит ему. Вот что скзл Оркул н прзднике первых плодов.

Хрут окончил свою речь. Некоторое время црило молчние, потом поднялся всеобщий стон.

Когд он зтих, спутницы Изиды помогли ей подняться со своего мест.

Все собрние, жрецы и жрицы поклонились ей.

Он поднял изобржение Дитяти высоко нд головой, и все с глубоким блгоговением преклонились пред ним.

Потом, продолжя держть изобржение нд головой, он повернулсь и ушл с сопровождвшими ее женщинми в святилище, оттуд, вероятно, крытым ходом в дом, стоявший позди него.

После ее уход все собрвшиеся покинули свои мест и столпились в нружном дворе хрм. Жрецы рздвли им жертву, взятую с лтря. Кждый мужчин получл хлебное зерно, которое съедл, кждя женщин — цветок, который прятл н груди.

Рэгнолл немного приподнялся, и я увидел, что его глз блестели и лицо было чрезвычйно бледно.

— Что вы хотите делть? — спросил я.

— Потребовть у этих людей возврщения моей похищенной жены, — ответил он, — не остнвливйте меня, Квтермэн. Я зню, что делю.

— Но они не отддут ее, нс всего трое невооруженных людей. Прошу вс, не будьте опрометчивы. Это может все испортить. Предоствьте мне попробовть улдить дело.

— Хорошо, — соглсился Рэгнолл после некоторого колебния.

— Теперь, — скзл я, — мы пойдем вниз посетить Хрут и его друзей.

Под прикрытием кустрник мы отползли н некоторое рсстояние нзд и, пройдя с четверть мили в восточном нпрвлении, повернули н север и (кк я и ожидл) вышли н дорогу, которя вел к восточным воротм мфитетр.

Мы прошли через них и не привлекли ничьего внимния, быть может, потому, что все были зняты рзговором или молитвой.

Пройдя немного, мы остновились, и я скзл громким голосом:

— Белые люди и их слуг пришли н приглшение Хрут. Проводите нс к нему.

Все обернулись и удивленно смотрели н нс, стоявших в тени, тк кк солнце поднялось еще не особенно высоко.

— Смерть им! — вдруг зкричл один голос, — смерть чужестрнцм, осквернившим нш хрм!

— Кк! — ответил я, — вы хотите убить тех, кому вш глвный жрец обещл безопсность, тех, с чьей помощью, кк говорил вш оркул, вы ндеетесь убить Джну и отрзить вргов?

— Кк они узнли это? — зкричл другой голос, — это мги!

— Д, — скзл я, — если сомневетесь, пойдите и взгляните н стрж пещеры, о смерти которого говорил вш оркул. Вы увидите, что он не солгл.

В то время, когд я говорил это, в ворот вбежл человек в белой одежде, рзвеввшейся по ветру.

— О жрецы и жрицы Дитяти! — кричл он. — Стря змея умерл. Н мне лежл обязнность кормить ее в день новой луны, и я ншел ее мертвой!

— Вы слышли, — спокойно скзл я, — отец змей мертв. Мы взглянули н него, и он умер.

Все тихо стояли и смотрели н нс, кк стдо испугнных овец. Потом толп рсступилсь, и появился похожий н библейского птрирх Хрут. Он поклонился нм со своей обычной восточной вежливостью. Мы тоже ответили ему поклоном.

— Итк, вы здесь? — обртился к нм Хрут н своем особенном нглийском языке, принятом, вероятно, белыми кенд з язык, известный только мгм.

— Ты приглшл нс, и мы пришли, тк кк считем невежливым не принять твоего приглшения. Мы прошли через пещеру, где живет отвртительное пресмыкющееся, безвредное для тех, кто не боится его. Вы не зметили нс, но мы присутствовли при вшем богослужении и все видели и слышли. Нпример, мы видели жену лорд, похищенную вми в Египте, хотя ты, Хрут, будучи лжецом, клялся, что не похищл ее. Мы слышли, что он говорил после того, кк вдохнул дым вшего курения.

Хрут побледнел, поднял глз к небу и зштлся, едв не упв.

— Кк вм удлось это? — спросил он слбым голосом.

— Это безрзлично, мой друг, — ндменно ответил я, — нм только ндо знть, когд вы вернете эту леди ее мужу.

— Никогд, — скзл он, овлдев собой, — сперв мы убьем вс, потом ее. Он должн остться здесь до смой смерти.

— Слушй, — вмешлся Рэгнолл, — я сильнее тебя. Если ты сейчс же не дшь обещния вернуть мне мою жену, я убью тебя этой плкой.

— Господин, — с достоинством скзл стрик, — я зню, что ты можешь сделть это, и если ты убьешь меня, я поблгодрю тебя, тк кк мне очень тяжело жить. Но что хорошего выйдет из этого? Все вы умрете через минуту после меня, леди остнется здесь до тех пор, пок не умрет, или пок црь черных кенд не сделет ее своей женой.

— Дйте мне говорить, — скзл я, нступя Рэгноллу н ногу, — мы слышли, что говорил вш оркул, и знем, что вы верите в его слов. Он говорил, что только с ншей помощью вы можете победить черных кенд. Если вы не пообещете исполнить то, что мы потребуем, мы не стнем помогть вм. Мы сожжем нш порох и рсплвим свинец; тогд нши ружья не будут в состоянии говорить с Джной и Симбой. Но если вы обещете нм исполнить нши требовния, мы нучим вших людей стрелять из тех пятидесяти ружей, которые имеются у нс, и с ншей помощью вы победите вргов. Ты понял меня?

Хрут утвердительно кивнул головой и спросил, поглживя свою длинную бороду:

— Что же мы должны обещть?

— Мы хотим, чтобы после того, кк Джн будет убит и черные кенд побеждены, вы вернули нм похищенную леди и дли нм всем возможность уйти из вшей стрны.

— Вы требуете невозможного, — скзл Хрут, — это погубит нс. Но присядьте и поешьте. Тем временем я поговорю с другими жрецми. Не бойтесь, вы в безопсности.

— Нм нечего бояться. Это ты, похитивший леди причинивший смерть Бене, должен бояться. Вспомни слов оркул, Хрут.

— Я зню их. Но мне непонятно, откуд они вм известны, — ответил он, после чего отдл несколько прикзний.

Мы были окружены стржей и проведены через толпу во второй двор хрм, который был теперь пуст.

Женщины принесли нм питье и пищу, з которую мы с Хн-сом принялись с усердием, между тем кк Рэгнолл ел очень мло. Рдуясь, что носче долгих поисков он нконец ншел свою жену, он в то же время боялся снов потерять ее, и это лишло его ппетит.

Пок мы ели, жрецы, числом около двендцти, собрлись между лтрем и святилищем и вступили в горячий спор с Хрутом. По их лицм было видно, что мнения рзделились.

Нконец Хрут сделл ккое-то предложение, н которое все соглсились. Он и двое других жрецов вошли в святилище.

Минут через пять они вернулись, и один из них сделл сообщение, которое было выслушно весьм внимтельно.

Потом один из жрецов подошел к нм и с поклоном приглсил нс приблизиться к лтрю.

Хрут снов открыл двери святилищ, стл нпрво от них и обртился к нм н этот рз н своем языке.

— Господин Мкумцн, Игез и желтый человек, именуемый «Светом-во-мрке!» — скзл он. — Мы, глвные жрецы Дитяти, посоветоввшись между собой и с мудростью Дитяти, от имени белых кенд соглшемся н вши требовния.

Во-первых, после того, кк вы убьете Джну и прогоните черных кенд, мы отддим вм белую леди, жену лорд Игез. Во-вторых, мы проводим вс и ее из ншей земли до мест, откуд вы можете вернуться в свою стрну. Мы исполним все это, ибо если Джн будет мертв, у нс не будет больше причин бояться черных кенд и не будет ндобности в оркуле. Когд у нс явится нужд в оркуле, мы, без сомнения, сумеем нйти нового. Но если мы поклянемся в этом, вы в свою очередь должны дть клятву, что до конц войны остнетесь с нми. Вы должны поклясться, что до тех пор, пок мы сми не вернем вм леди, вы не будете пытться видеть ее. Если вы откжетесь, мы окружим вс кольцом и будем сторожить до тех пор, пок вы не умрете от голод и жжды, ибо мы не можем проливть кровь в этом месте.

— Мы исполним свое обещние, но кто нм поручится, что вы исполните вше?

— Мы поклянемся Дитятей, и эт клятв не может быть нрушен.

— Тогд клянитесь, — скзл я.

Жрецы положили свои првые руки н лтрь и «во имя Дитяти и всего нрод белых кенд» дли торжественную клятву, после чего потребовли того же и от нс.

Сперв вышло некоторое зтруднение с Рэгноллом, откзвшимся связывть себя ккими бы то ни было обещниями. В конце концов, к великому облегчению мне удлось уговорить его.

Хнс объявил мне, что готов поклясться чем угодно, прибвив, что слов ничего не знчт, тк кк всегд можно будет поступить тк, кк будет выгодно.

Я прочел ему короткое внушение относительно гнусности вероломств, которое, кжется, не произвело н него большого впечтления.

Первый двл клятву я, зкончив ее словми «д поможет мне Бог», кк несколько рз делл это, когд мне приходилось выступть свидетелем н суде.

Потом Рэгнолл повторил мою клятву по-нглийски.

Хрут внимтельно выслушивл кждое слово и рз дв попросил меня точно объяснить знчение некоторых выржений. Нконец Хнс, которому, очевидно, все это весьм нскучило, повторил з мной слов клятвы, прибвив от себя: «Д поможет мне покойный отец бс». Это выржение вызвло длинные объяснения. Хнс рстолковл жрецм, что мой покойный отец нходился в гком же положении к Высшей Силе, кк их Оркул к Дитяти. Кроме того, он щедро посулил дополнительно клясться душми своего дед и ббки и некоторыми божествми, почитвшимися им, в числе которых, кжется, был зяц. Это предложение было принято жрецми.

— Эти глупцы не понимют, — н ухо прошептл мне по-голлндски Хнс, — что покойному отцу бс будет приятно, если я сыгрю с ними ткую же шутку, кк они сыгрли с белой леди и лордом Игезой.

В глубине своей темной и тинственной души Хнс чтил только одного бог, именно — любовь, но не к женщине и не к Дитяти, к моей скромной особе.

XVIII. ПОСОЛЬСТВО

После этой церемонии все жрецы, з исключением Хрут и двух других, удлились, вероятно, зтем, чтобы сообщить о своем решении остльному собрнию, через него — всему нроду белых кенд.

— Что вы хотите теперь делть? — по-нглийски спросил Хрут, всегд говоривший н этом языке в присутствии Рэгнолл, — быть может, вы полетите обртно в город Дитяти? В тком случе, пожлуйст, возьмите и меня с собой, тк кк это избвит меня от долгой езды.

— О, нет! — ответил я, — мы прошли сюд через пещеру, где живет отец змей, который при виде нс умер от стрх.

— Хорошя ложь, — восхищенно скзл Хрут, — первоклссня ложь! Но удивительно, кк вм удлось убить змею, которую мы считли бессмертной, тк кк он прожил несколько сот лет? Нш нрод ншел ее, когд впервые пришел в эту стрну. Это было мерзкое животное. Быть может, вы хотите посмотреть Дитя? Это можно, тк кк вы теперь нши бртья. Только снимите шляпы и не рзговривйте.

Мы, конечно, вырзили желние посмотреть Дитя. Хрут ввел нс в небольшое святилище, достточно просторное, чтобы вместить всех нс. В нише, устроенной в стене, в дльнем конце его, стояло священное изобржение, которое мы с Рэгноллом рссмтривли с глубоким блгоговейным интересом. Это был сттуя ребенк около двух футов высотой, вырезння из цельного клык слон. Он был нстолько ветхой, что желтя слоновя кость покрылсь множеством мелких трещинок. По ее виду можно было зключить, что он был сделн несколько тысяч лет тому нзд и всегд хрнилсь под покрывлом. Египетское происхождение сттуи не вызывло сомнений. Возможно, что моделью для нее послужило дитя ккого-нибудь фрон. Тонкя рбот обнруживл превосходного художник, создвшего сттую.

В святилище не было ничего, кроме кресл черного дерев с инкрустцией из слоновой кости, изобржения змеи и двух свитков ппирус, лежвших в нише вместе со сттуей.

К моему великому рзочровнию Хрут не рзрешил дже прикоснуться к ним.

— Теперь вы и нрод белых кенд одно, — скзл он, когд мы вышли из святилищ, — вш конец — его конец; кип судьб — его судьб; его тйн — вш тйн. Ты, лорд Игез, в нгрду з помощь нм получишь леди, которую мы похитили у тебя н Ниле.

— Кк вм удлось сделть это? — прервл Хрут Рэгнолл.

— Мы следовли з тобой, господин. Мы следовли з тобой по Египту, пок не предствился удобный случй. Когд нступил ночь, мы позвли леди, и он пришл н нш зов. Ты помнишь рбов, рзъезжвших по берегу большой реки з день до похищения? Мы были в числе их, и нм удлось н верблюдх увезти леди через пустыню в ншу стрну, точно тк же, кк, я убежден, мы перевезем тебя и ее обртно.

— Я тоже верю в это, — ответил Рэгнолл, — вы причинили мне много зл. Но кк могло случиться, что мой мльчик был убит слоном?

— Спроси об этом Джну, не меня, — сумрчно ответил Хрут. — Ты, Мкумцн, получишь в нгрду много слоновой кости, которую ты видел н клдбище слонов по ту сторону реки Твы. Когд ты убьешь Джну, стерегущего это место, и ннесешь поржение служщим ему черным кенд, мы ддим тебе верблюдов, чтобы довезти слоновую кость до корблей. Что ксется тебя, желтый человек, я думю, что ты, который скоро унследуешь все вещи, не ищешь нгрды.

— Стрый мг хочет скзть, что я скоро умру, — здумчиво сплевывя, зметил Хнс, — что же, бс, я готов, если сперв умрет Джн и некоторые другие. Првд, я стновлюсь слишком стр для путешествий и сржений и потому буду рд перейти в другую стрну, где снов сделюсь молодым.

— Вздор! — воскликнул я.

— Зпдня и восточня дороги, — продолжл Хрут, — единственные пути, ведущие к Хрму н вершине горы. Зпдный путь, который идет через пустыню, легко зщитить.

Относительно него нм нечего беспокоиться, тк кк оттуд трудно ждть нпдения. Другое дело — восточный. Я вм покжу его, если вы поедете со мной.

Он отдл несколько прикзний жрецм, те ушли почти бегом и через некоторое время вернулись, ведя несколько верблюдов.

Мы сели н них и, проехв полмили, достигли ряд отвесных скл, обрзоввших нружный кртер.

В этих склх был проход шириной в две-три сотни ярдов, в середине которых проходил дорог с окопми по сторонм, устроенными, очевидно, с целью обороны.

Видя, что эти укрепления предствляют нендежную зщиту, я спросил, когд они выстроены.

Хрут ответил, что во время последней войны, около ст лет тому нзд, когд черные кенд были изгнны из этого мест, тк кк белые кенд в то время были многочисленнее, чем теперь.

— Знчит, Симб знет эту дорогу? — спросил я.

— Д, господин. И Джн знет ее, ибо по временм он посещет эти мест и убивет всех, кого встретит. Только к хрму он никогд не осмеливется приблизиться.

Я скзл Хруту, что нужно без промедления укрепить это место.

— Д, господин, — соглсился он, — мы недостточно сильны, чтобы нпсть н черных кенд в их стрне или встретить их в открытом поле. Только здесь может произойти решительное сржение между Джной и Дитятей. Вы должны руководить нми при постройке укреплений, которые помогут нм победить Джну и черных кенд.

— Ты думешь, Хрут, что этот слон будет сопровождть Симбу и его воинов?

— Без сомнения, господин. Тк бывло всегд. Джн повинуется Симбе и некоторым жрецм черных кенд, предки которых вскормили его. Кроме того, он см умеет думть з себя. Это неуязвимый злой дух.

— Его левый глз и конец хобот окзлись уязвимыми, — зметил я, — хотя я не сомневлся в его способности сообржть.

Мы произвели несколько измерений. Рэгнолл, хорошо знкомый с подобными вещми, вчерне сделл в своей зписной книжке нбросок местности для соствления плн новых укреплений.

Мы возвртились в город, где нм теперь предстояло много дел. Утомленные долгой ездой, бессонной ночью и всеми предыдущими треволнениями, мы, немного поев, улеглись спть.

Около пяти чсов нс рзбудил послнный Хрут, просивший нс прийти по вжному делу в дом собрний, который нходился недлеко от ншего дом н площди, где производилсь меновя торговля.

Тм мы ншли Хрут и около двдцти других предводителей, з которыми н почтительном рсстоянии стояло человек сто белых кенд, преимущественно женщин и детей, тк кк мужское нселение было знято уже нчвшейся жтвой.

Нс проводили н почетные мест.

Когд мы уселись (Хнс встл з нми), поднялся Хрут и сообщил, что от черных кенд прибыло посольство, которое сейчс предстнет перед собрнием.

Вошло пять довольно свирепых н вид черных кенд, без оружия, но со своими обычными серебряными цепочкми н груди, обознчвшими их звние.

В их предводителе я узнл одного из прлментеров, говоривших с нми перед битвой, в которой я попл в плен.

Он выступил вперед и скзл, обрщясь к Хруту:

— Не особенно двно, о пророк Дитяти, я, вестник бог Джны, говорившего устми цря Симбы, предостерегл тебя и твоего брт Мрут, но вы не послушлись меня. Теперь Джн взял Мрут, и я снов пришел предостеречь тебя.

— Я помню, — кротко прервл посл Хрут, — что вс, передввших мне слов Симбы, было двое. Но Дитя нложило свою печть н лоб одного из вс. Если Джн взял моего брт, то где же твой?

— Мы предостерегли вс, — продолжл посол, — но вы прокляли нс во имя Дитяти.

— Д, — снов прервл его Хрут, — мы прокляли вс тремя проклятиями. Проклятиями бури, голод и войны. Дв первых уже сбылись, остется третье, которое скоро ндет н вс.

— Я пришел говорить с тобой о войне, — скзл посол, дипломтически избегя говорить н другие темы.

— Это нерзумно, — возрзил Хрут, — вы уже пробовли срзиться с нми, но млого добились. С вшей стороны убито много, с ншей мло. Белый господин избегнул вших рук и клыков Джны, у которого теперь не хвтет глз. Если он бог, почему он не мог убить лишенного оружия белого человек?

— Джн ответит см з себя, Хрут. Вот слов, которые он говорит устми цря Симбы: Дитя уничтожило мою жтву, поэтому я требую, чтобы его нрод отдл три четверги своей. Пусть он соберет ее см и сложит н южном берегу реки Твы. Пусть нрод Дитяти выдст белых людей, чтобы они были принесены мне в жертву. Пусть беля госпож, Хрнительниц Дитяти, стнет женой Симбы и с нею сто девушек вшего нрод. Пусть изобржение Дитяти будет принесено к реке Тве и явит покорность богу Джне в присутствии его жрецов и цря Симбы. Вот чего требует Джн устми цря Симбы.

Я видел, кк содрогнулся Хрут и с ним все собрвшиеся, когд услышли эти нечестивые требовния.

— А если мы откжемся исполнить это? — все еще спокойно спросил Хрут.

— Тогд Джн объявляет вм последнюю войну, — дерзко зкричл посол, — войну до тех нор, пок не будет убит последний вш мужчин, пок Дитя, которое вы чтите, не будет обрщено в пепел, пок вши женщины не сделются ншими рбынями, пок вш земля не будет опустошен и имя вше збыто! Уже рть Джны собрлсь, и он трубным звуком зовет ее в бой. Звтр или в ближйшие дни мы обрушимся н вс, и все вы будете истреблены прежде, чем взойдет полня лун!

Хрут поднялся и, выйдя из-под нвес, стл спиной к послм и пристльно посмотрел н отдленные высокие горы.

Я из любопытств последовл з ним и увидел, что эти горы теперь были окутны темными тяжелыми тучми.

— Последуйте моему совету, друзья, и поскорей поезжйте к реке Тве, — скзл послм Хрут, возврщясь под нвес, — в горх сейчс идет ткой дождь, ккого я никогд не видл. Вше счстье, если вы успеете перейти через реку, прежде чем он рзольется.

Это известие, кзлось, встревожило послов. Они вышли из-под нвес и смотрели н горы, перешептывясь друг с другом. Потом вернулись и с безрзличным видом потребовли ответ н свои требовния.

— Рзве вы не догдлись о нем? — спросил Хрут.

Потом, выпрямившись во весь рост, он згремел н них:

— Вернитесь к своему злому богу, скрытому в обрзе лесного зверя, и к его рбу, именующему себя црем, и скжите им: «Тк говорит Дитя своим возмутившимся рбм, собкм черным кенд: перейдите, если можете, мою реку. Ты уже мертв, Джн! Ты уже мертв, рб Симб! Вы уже рссеяны, собки черные кенд! Вы будете жить н бесплодной земле, где вм придется рыть глубокие колодцы, чтобы добыть воды и питться дичью, тк кк у вс будет мло хлеб». Теперь ступйте, д поскорее, чтобы не остться здесь нвсегд!

Послы повернулись и удлились.

Я был в восхищении от ртистических способностей Хрут.

Ндо прибвить, что будучи весьм нблюдтельным человеком, он был совершенно прв относительно дождя в горх. Мы узнли впоследствии, что когд послы достигли реки, он сильно рзлилсь. Один из них утонул при перепрве, и в продолжение четырндцти дней рек оствлсь непроходимой для войск.

В тот же вечер мы нчли приготовления к отржению неизбежного нпдения. Положение белых кенд было весьм серьезным.

У них было всего около двух тысяч семисот мужчин (включя мльчиков и стриков), годных для военных действий рзличного род. К ним можно было прибвить до двух тысяч женщин. Стрнно, что у этого нрод мужчины превосходили числом женщин. Против столь незнчительных сил черные кенд могли выствить двдцть тысяч мужчин, оствив мльчиков и стриков с женщинми для зщиты своей земли.

Тким обрзом, н одного белого кенд приходилось почти десять вргов.

Кроме того, ндо было ожидть, что все черные кенд будут сржться с большой хрбростью и отчянием, тк кк три четверти их жтвы и множество скот было уничтожено ужсным грдом, о котором я уже упоминл. Им оствлось или отнять хлеб у нрод Дитяти, или терпеть голод в продолжение год до новой жтвы.

Только одно обстоятельство было в пользу белых кенд. Они могли сржться под зщитой укреплений, построенных с помощью искусств и знний Рэгнолл и моих. Нконец врги должны были познкомиться с ншими ружьями, которых до сих нор не знли ни черные, ни белые кенд. Не зню причины этого, тем более, что по временм белые кенд торговли верблюдми с рбми и другими кочующими племенми, которым было известно огнестрельное оружие. Быть может, ккой-нибудь стрый зкон или предрссудок зпрещл ввоз оружия в их стрну.

Кк я уже говорил, Рэгнолл в придчу к своим охотничьим ружьям привез с собой в Африку 50 винтовок системы Спйдерс с большим зпсом птронов. С этими винтовкми возникли некоторые сложности н Дюрбнской тможне. Прежде всего нужно было позботиться о нилучшем применении этого ценного зпс.

Хрут отобрл семьдесят пять смых смелых и понятливых молодых людей, которых дли мне с Хнсом для обучения стрельбе.

У нс было всего пятьдесят ружей, но мы обучли семьдесят пять человек, то есть больше, чтобы зменять пвших в бою.

От зри до поздней ночи мы с Хнсом стрлись сделть из них метких стрелков. Это был нелегкя здч, тем более, что при стрельбе нужно было экономить птроны.

Мы учили их по комнде открывть и прекрщть огонь и не тртить дром ни одного выстрел.

З исключением этих семидесяти пяти человек, все мужское нселение день и ночь было знято сбором урожя. Все зерно свозилось н верблюдх во второй двор хрм н горе, — единственное место, где оно было в безопсности.

Стд скот и верблюдов были уведены в безопсные мест, в лес н склоне горы, где для них зготовили большие зпсы корм.

Рзведчики зорко следили з берегми реки Твы. Укрепление горного проход тоже потребовло немло труд. Это взял н себя Рэгнолл, к счстью, в юности служивший в Королевских сперх и потому хорошо знкомый с этим делом.

С помощью жрецов и всех женщин и детей, незнятых перевозкой н гору хлеб, построили множество рзличных укреплений. Повсюду, где только было возможно, мы вырыли глубокие ямы с острыми кольями н дне.

Я был буквльно поржен, когд спустя десять дней увидел эту рботу в почти зконченном виде.

В это время возникли споры, следует ли сделть попытку воспрепятствовть черным кенд перепрвиться через реку. Этот плн нходил сторонников среди некоторых стриков.

Нконец решение его было предоствлено мне кк глвному нчльнику, и я отклонил этот плн, тк кк считл нши силы слишком слбыми для его выполнения.

Н четырндцтый день нши верховые рзведчики донесли, что черные кенд скпливются в большом количестве н противоположном берегу реки Твы.

Н пятндцтую ночь мы получили известие, что перешли реку пять тысяч всдников и пятндцть тысяч пехотинцев и что во глве их идет огромный слон Джн, н котором едет црь Симб и хромой жрец (вероятно, мой приятель, рненый в ногу пулей из пистолет) в кчестве мгутnote 12.

Последнее мне кзлось невероятным, тк кк я не мог себе предствить, что можно ездить н тком бешеном слоне, кк Джн.

Однко это окзлось првдой.

Я предположил, что либо в рукх некоторых это животное стновится ручным, либо ему двли ккое-нибудь сндобье.

В продолжение двух дней (черные кенд продвиглись вперед довольно медленно) мы видели плмя и дым, поднимвшиеся из город Дитяти.

Теперь мы знли, что чс испытния близок, и все мужчины, женщины и дети с лихордочной поспешностью зкнчивли постройку укреплений и делли все посильные приготовления к их зщите.

Мы знимли довольно сильную позицию.

Все подходы к хрму были згрждены. Нчть нпдение можно было только с восточной стороны.

В проходе было три линии укреплений, построенных одн з другой с промежуткми в несколько сот ярдов.

Ншим последним убежищем стли стены смого хрм, в здней чсти которого собрлись почти все белые кенд, з исключением охрнявших скот в неприступных местх северного склон горы.

Тут собрлось около пяти тысяч человек всех возрстов, нстолько хорошо обеспеченных пищей, что осду можно было выдержть в продолжение нескольких месяцев.

Всякое отступление было отрезно, тк кк от лзутчиков мы узнли, что черные кенд, хорошо знкомые с местностью, поствили несколько тысяч человек охрнять зпдную дорогу и склоны горы.

Единственный остввшийся путь через пещеру был нми згржден большими кмнями.

В общем, мы нходились в положении крыс, попвших в зпдню, и нм только оствлось либо победить, либо умереть, тк кк сдч в плен сулил у чсть горше смерти.

XIX. АЛЛАН КВАТЕРМЭН ДЕЛАЕТ ПРОМАХИ

Я сделл последний обход небольшого отряд, который в шутку прозвл «Отрядом метких стрелков», хотя, скзть првду, их стрельбу можно было нзвть ккой угодно, только не меткой.

Стрелки стояли н своих местх, укрывясь з стеной, причем сзди кждой нры сидел н корточкх зпсной, готовый зменить пвшего.

Я убедился, что в кожной сумке кждого из них было по двдцть птронов.

Опсясь беспорядочной стрельбы, кк это бывет дже в хорошо дисциплинировнных войскх белых, я не снбдил их большим количеством птронов.

Остльной зпс (приблизительно по шестьдесят н кждое ружье) нходился у нескольких стриков, поствленных в срвнительно безопсном месте з линией укреплений. Им было отдно прикзние передвть птроны н переднюю линию в небольших количествх, но не рньше, чем в этом возникнет остря необходимость. Это было нужно для того, чтобы ни один выстрел не пропл дром.

Сделв несколько укзний и предостережений исполнявшим обязнности сержнтов отряд, я вернулся в беседку, устроенную для нс з склой, и решил, если удстся, вздремнуть до нчл сржения несколько чсов.

Здесь я ншел Рэгнолл, только что вернувшегося с обход укреплений, устроенных им с большой тщтельностью, и осмотревшего, все ли отряды белых кенд готовы к выполнению своих обязнностей в обороне.

Он был утомлен и слишком возбужден, чтобы срзу уснуть.

Мы поговорили немного о предстоящем сржении. Потом я спросил его, не слышл ли он что-либо о своей жене.

— Ничего, — ответил он, — эти жрецы не говорят о ней. Д если бы и говорили, я бы все рвно ничего не понял, тк кк Хрут — единственный из них человек, с которым я могу объясняться. Кроме того, я строго держл свое слово, и дже когд мне предствился случй увидеть ее при укреплении зпдной дороги, сделл крюк, чтобы не проходить мимо дом, где он живет. Ах, Квтермэн, мой друг! Хуже всего то, что к ней, кк я узнл от Хрут, до сих пор не вернулся рссудок.

— Нпротив, это хорошо, — возрзил я, — тк кк он, по крйней мере, не стрдет. Но кким обрзом вы и бедняг Сэвэдж могли видеть ее в городе Дитяти? Ведь это не фнтзия, тк кк, по вшему описнию, н ней был ткой же нряд, ккой мы видели н прзднике первых плодов:

— Я тоже не понимю этого, Квтермэн. Н свете бывет много стрнных вещей, нд которыми мы иногд смеемся, потому что они непонятны ншему огрниченному рзумению. Но послушйте, Квтермэн, если я погибну, что вполне может случиться, вы переживете меня, вы должны сделть все звисящее от вс, чтобы доствить ее в Англию. Вот приписк к моему духовному звещнию, ндлежщим обрзом зсвидетельствовння Сэвэджем и Хнсом. По ней вм предоствляется необходимя сумм для покрытия всех рсходов и кое-что для вс смих. Возьмите ее.

— Я сделю все, что будет в моих силх, — ответил я, пряч документ в крмн, — теперь не будем больше думть о смерти. Это может помешть ншему сну, в котором мы весьм нуждемся. Я ндеюсь остться в живых, дв хороший урок этим негодным черным кенд, и проводить вс и леди Рэгнолл до берег моря. Спокойной ночи!

После этого мы крепко уснули и проспли несколько чсов.

Проснувшись, я увидел Хнс, сидевшего у вход в беседку, покуриввшего свою роговую трубку и держвшего н коленях одноствольное ружье Интомби.

Я спросил его, который чс, и получил ответ, что до зри остется дв чс. Н вопрос, почему он не спит, он ответил, что уже спл и во сне видел моего покойного отц. Немного времени спустя, когд я допивл свой кофе, ко мне пришли по делу послнные от Рэгнолл, вствшего рньше меня.

Я обернулся, чтобы передть чшку Хнсу, но он уже исчез. Поствив ее н землю, я углубился в рссмотрение дел, по которому пришли послнные.

Тем временем вошли нши лзутчики, всю ночь следившие з лгерем черных кенд.

Врги рсположились не более чем в полумиле от нс н открытом склоне холм, со всех сторон окружив себя пикетми.

По словм двух зхвченных пленных, вынужденных под угрозой смерти говорить првду, они собирлись нпсть н нс н восходе солнц, тк кк ночью боялись зсды.

Подняли вопрос, не тковть ли нм смим их лгерь ночью, но этот плн оствили, тк кк врги знчительно превосходили нс числом и, блгодря хорошо выбрнной ими позиции, к ним невозможно было подойти, не будучи сперв змеченными их внпостми. В глубине души я все-тки ндеялся, что, вопреки словм пленных, они попытются нпсть н нс до зри и в темноте попдут в нши ямы и рвы.

Нкнуне сметливый Хнс укзывл мне, кк выгоден для нс ткой случй.

Я был вполне соглсен с ним. З чс до нступления зри ко мне зшел стрый Хрут и уведомил, что все нши люди поднялись и стоят по местм, деля последние приготовления к зщите укреплений и стен первого двор хрм, если нм придется туд отступить.

Лишь только он это скзл, кк внезпно сквозь тишину, обыкновенно предшествующую рссвету, до нших ушей долетел звук ружейного выстрел.

Выстрел рздлся приблизительно в полумиле от нс, и з ним послышлся шум большого лгеря, неожиднно всполошенного ночью.

— Кто мог сделть это, — спросил я, — ведь у черных кенд нет ружей.

Хрут выскзл предположение, что, быть может, кто-нибудь из нших стрелков покинул свой пост.

Пок мы строили рзличные предположения, прибежли нши лзутчики с известием, что черные кенд, очевидно, решившие, что н них нпдют, вышли из лгеря и приближются к нм.

Мы обошли нши передовые линии и взялись з оружие. Минут через пять, стоя н своем месте з стеной и прислушивясь к приближвшемуся шуму, я увидел сквозь густой мрк (лун уже зшл) кого-то, бегущего по нпрвлению ко мне, пригнувшегося к земле. Я поднял было ружье, но, подумв, что это, может быть, просто гиен, не стл стрелять, тк кк опслся вызвть нпрсную пльбу своего отряд.

В следующий момент из-з стены, з которой я стоял, послышлся хорошо знкомый голос:

— Не ндо стрелять, бс, это я.

— Что ты делл, Хнс? — спросил я, когд он перелез через стену.

— Я ннес визит черным кенд, бс, — зпыхвшись, отвечл Хнс, — пробрвшись через их дурцкие внпосты, которые тк же слепы ночью, кк летучие мыши днем. Я ндеялся отыскть Джну и всдить ему пулю в ногу или хобот. Но я не ншел его. Один из их нчльников стоял у сторожевого костр, предствляя хорошую мишень для выстрел. Моя пуля достл его, бс, потому что он свлился в огонь, рзбрсывя во все стороны искры. Потом я пустился нутек и, кк видит бс, счстливо добежл сюд.

— Зчем ты делешь глупости? — скзл я. — Ведь это могло тебе стоить жизни!

— Я умру не рньше, чем мне это нзнчено, бс, — отвечл он, зряжя свое мленькое ружье, — и это не глупость, умный поступок, бс. Потому что черные кенд, думя, что мы н них нпли, сми поспешили тковть нс в темноте. Вот они уже идут.

Это действительно подтверждлось приближвшимся шумом.

Трубили рог, слышлись окрики вождей, и вся гор сотряслсь от топот тысяч человеческих и лошдиных ног.

Вой и крики: «Джн! Джн!» эхом отдвлись в склх и лесх. С ншей стороны црило молчние.

— Теперь они подходят к ямм, — зхихикл Хнс, нервно переминясь с ноги н ногу. — Вот! Они уже полетели в них.

Это был првд.

Крики ужс и боли говорили, что первые ряды конных и пеших вргов попдли в искусно вырытые в большом количестве ямы, змскировнные сверху веткми. Их пронзли острые колья, вколоченные в дно. Тщетно передние ряды пытлись крикми предупредить здние о грозящей им опсности. Людской поток ктился вперед, доверху нполняя ямы смертельно рненными и здушенными.

Не зню, сколько их погибло, но после битвы почти не было ни одной ямы, не нполненной до крев мертвыми.

Изобретение Рэгнолл, до сих пор неизвестное людям кенд, сослужило нм хорошую службу.

Однко врги, нполнив трупми ямы, прошли по ним и, уже рзличемые мною во мрке, подходили к нм.

Теперь нстл мой черед. Когд они были не более чем в пятидесяти ярдх от первой стены, я скомндовл своим стрелкм открыть огонь и для пример рзрядил об ствол одного из ружей в смую гущу толпы.

Н тком рсстоянии не могли промхнуться дже смые неопытные стрелки. Ни один выстрел не пропл дром. Чсто одн пуля убивл или рнил несколько человек.

Результт последовл мгновенно.

Черные кенд, совершенно непривычные к ружейной стрельбе и вообржвшие, что у нс всего дв-три ружья, остновились, кк прлизовнные.

Н несколько мгновений воцрилсь тишин, нрушення новым злпом из вновь зряженных нми ружей.

З ним последовли крики и стоны пдвших повсюду вргов и пническое их бегство.

— Они бегут! Это для них слишком горячо, бс! — ликующе воскликнул Хнс.

— Д, — ответил я, когд мне нконец удлось остновить стрельбу, — но я думю, что с нступлением рссвет они снов вернутся. Однко твоя вылзк дорого обошлсь им, Хнс.

Постепенно рссветло.

Тишин не нрушлсь ни млейшим дуновением ветерк.

Но что з сцен открылсь перед нми с первыми лучми солнц!

Все ямы и рвы были до крев нполнены еще шевелящимися людьми и лошдьми. Недлеко от нс лежли кучи убитых и рненых — кроввя жтв ншего ружейного огня.

Эт ужсня кртин был сильным контрстом по срвнению с мирным покоем, црившим вокруг.

Мы не потеряли ни одного человек, если не считть легко рненного копьем.

Этот фкт вызвл необыкновенное ликовние у полудиких кенд. Полгя, что кково нчло, тков должен быть и конец, они издвли веселые крики, пожимя друг другу руки. Потом с ппетитом принялись з еду, принесенную женщинми, причем не перествли болтть, несмотря н то, что вообще были весьм молчливым нродом.

Дже степенный Хрут, подошедший ко мне с поздрвлениями, кзлся возбужденным кк мльчик, пок я не нпомнил ему, что нстоящее сржение еще впереди.

Черные кенд попли в ловушку и понесли большие потери, но это не могло иметь решющего влияния н исход борьбы, тк кк число вргов было слишком велико. Рэгнолл, пришедший со своей оборонительной линии, соглсился со мной.

Черные кенд будут нступть до тех пор, пок не победят или не будут истреблены.

Но кк мы могли ндеяться с небольшими силми истребить ткое множество воинов?

Четверть чс спустя двое нших чсовых, стоявших н вершинх высоких скл, донесли, что черные кенд выстривют свои полчищ з поворотом дороги и что их квлерия спешилсь, лошди уведены в тыл, будучи, очевидно, признны бесполезными в этом месте.

Немного спустя из-з поворот покзлось несколько человек, держвших в рукх по связке длинных плок с кускми белой мтерии н конце.

Меня чрезвычйно зинтересовло нзнчение этих плок.

Скоро все стло ясно.

Эти люди (их было тридцть-сорок) быстро передвиглись в рзных нпрвлениях, пробуя почву копьями в поискх новых ям. Пустых они ншли очень мло и перед кждой из них, рвно кк и перед уже нполненными, в виде предостережения втыкли плки с флжкми.

Ими же было унесено и много рненых.

Мы с большим трудом сдерживли белых кенд, желвших нпсть н них, что, несомненно, могло звлечь нших в зсду.

Я ткже не позволил своим людям стрелять, тк кк в результте было бы много промхов и, следовтельно, нпрсной трты птронов.

См я, однко, сделл дв-три выстрел.

Исследовв основтельно почву, рзведчики удлились, и немного погодя покзлись шедшие в полном порядке войск черных кенд. Их было около десяти тысяч. Ярдх в четырехстх они остновились. Последовл пуз, вскоре нрушення звукми рогов и ликующими крикми.

Тут моим глзм предствилось необыкновенное зрелище.

Из-з поворот покзлся шедший медленным тяжелым шгом огромный слон Джн. Н его спине и голове сидело двое людей, в которых я с помощью бинокля узнл хромого жрец и Симбу, цря черных кенд, пышно рзряженного. Он сидел н деревянном стуле, рзмхивя длинным копьем.

Вокруг шеи животного было обвязло двендцть цепей, концы которых держли воины, бежвшие по шести с кждой стороны.

К концу хобот Джны были прикреплены еще три цени, зкнчиввшиеся колючими железными шрми.

Он шел кк послушный индийский слон, н котором возят бревн, но широкому проходу, оствленному среди войск, и осторожно обходя ямы, нполненные мертвыми телми. Я думл, что он остновится, дойдя до первых рядов. Но я ошибся.

Джн продолжл идти прямо н нши укрепления.

Мне предствился исключительный случй — я приготовил тяжелое двуствольное ружье.

Второе точно ткое же ружье со взведенными куркми держл Хнс, готовый в нужный момент подть его мне.

— Я убью этого слон, — скзл я, — пусть никто не стреляет. Вы сейчс увидите, кк умрет бог Джн.

Огромное животное продолжло идти вперед.

Теперь оно предствлялось мне еще большим, чем при свете луны, когд оно стояло ндо мной, готовясь рздвить меня ногой.

Я уверен, что во всей Африке не было рвного Джне слон.

— Пор стрелять, бс, — прошептл Хнс, — он уже близко.

Но я решил подождть, пок он не остновится, нмеревясь для поддержния своего престиж покончить с ним одной пулей.

Нконец он остновился и, открыв свою крсную псть, поднял хобот вверх и зтрубил.

Симб, поднявшись со своего кресл, нчл кричть, чтобы мы сдлись «непобедимому» и «неуязвимому» богу Джне.

«Я покжу тебе, ккой он неуязвимый», — подумл я.

Оглянувшись нзд, я увидел Рэгнолл, Хрут и всех белых кенд, ожидвших, зтив дыхние, рзвязки.

Трудно было предствить себе более удобный и верный случй для выстрел.

Голов животного был поднят, рот открыт.

Мне только оствлось послть ему нулю через небо в мозг.

Это было очень легко. Я готов был держть при, что могу покончить с ним, держ руку з спиной.

Я поднял свое тяжелое ружье и, прицелившись в определенное место в здней чсти его крсного рт, спустил курок.

Рздлся выстрел, но ничего не произошло.

Джн дже не потрудился зкрыть свой рот.

— О-го! — послышлись восклицния зрителей.

Прежде чем они стихли, последовл второй выстрел, но с тем же результтом, вернее, без всякого результт.

Тогд Джн зкрыл свой рот, перестл трубить и, будто желя сделть из себя еще лучшую мишень, повернулся боком и стл совершенно спокойно.

Я схвтил второе ружье и, прицелившись з ухо, — место, з которым (я знл по опыту) нходится сердце, — выстрелил снчл из одного ствол, потом из другого.

Джн не пошевелился.

Н его шкуре не появилось ни одного кроввого пятн. Меня охвтило ужсное сознние, что я, Аллн Квтермэн, знменитый стрелок, известный охотник н слонов, четыре рз подряд промхнулся, стреляя в огромное животное н рсстоянии сорок ярдов.

Мой стыд был тк велик, что я едв не упл в обморок.

Точно сквозь тумн я слышл рзличные восклицния.

— Господи! — воскликнул Рэгнолл.

— Allemagte!note 13 — повторил Хн.

— Дитя, помоги нм! — бормотл Хрут.

Все смотрели н меня, кк будто я был сумсшедшим.

Кто-то нервно зсмеялся, и тотчс же все нчли смеяться.

Дже стоявшие длеко черные кенд корчились от смех, и я, Аллн Квтермэн, был предметом их нсмешек!

Мне кзлось, что я схожу с ум.

Внезпно смех прекртился.

Снов црь Симб нчл что-то кричть о Джне, «неуязвимом» и «непобедимом», н что белые кенд отвечли крикми «Колдовство! Околдовнный!»

— Д! — вопил Симб. — Никто не может рнить бог Джну. Дже белый господин, которого вы привезли издлек, чтобы убить его.

Хнс вскочил н стену и, прыгя кк ужлення обезьян, зкричл:

— А где левый глз Джны? Не моя ли нуля вышибл его? Если Джн бог, почему он допустил это?

Потом он перестл прыгть и, подняв свое мленькое ружье Интомби, крикнул:

— Посмотрим, бог ли это, или простой слон.

Грянул выстрел, и одновременно с ним я увидел кровь, покзвшуюся н шкуре Джны в том смом месте, куд я безрезульттно целился.

Конечно, пуля из небольшого млоклиберного ружья был не в состоянии достть до сердц.

Вероятно, он пробил шкуру и зстрял н глубине не более двух дюймов.

Однко он окзл свое действие н «неуязвимого бог».

Он поднял свой хобот и зкричл от боли и ярости, потом повернул к своему нроду и побежл тким шгом, что люди, держвшие цепи, выпустили их и отлетели в стороны, Симб и жрец едв удержлись н его спине. Результт выстрел Хнс был нстолько силен, что общее убеждение в околдовнности Джны исчезло, но это ствило меня в еще худшее положение, чем прежде, тк кк, очевидно, Джн был зщищен от моих пуль исключительно недосттком моего умения стрелять. Ох, никогд в жизни я не испивл ткой чши унижения, кк в этот несчстный чс. Однко кк могло случиться, что я при всем моем искусстве мог сделть четыре промх подряд по ткой горе? Н этот вопрос я никогд не мог нйти ответ.

К счстью, скоро общее внимние было отвлечено от меня, тк кк мсс черных кенд с громкими крикми пришл в движение.

Нступление нчлось.

XX. АЛЛАН ПЛАЧЕТ

Перед медленно двигвшимися вперед глвными силми черных кенд шло около тысячи стрелков, из которых кждый был снбжен пучком меттельных копий.

Когд они были ярдх в пятидесяти от нс, мы открыли огонь и уложили многих из них и из шедших з ними.

Но это не остновило их, д и что могли поделть пятьдесят ружей против целой орды хрбрых дикрей, у которых, кзлось, не было стрх смерти.

Вскоре их копья нчли пдть среди нс, рнив нескольких.

Большого ущерб они не могли нм ннести, тк кк мы стояли под прикрытием стен.

Мы стреляли, зряжли и снов стреляли, сметя первые ряды, но н их месте появлялись все новые и новые. Нконец по комнде стрелки, исключя убитых и рненых, укрылись з подходившими все ближе и ближе глвными силми, которые теперь нходились ярдх в пятидесяти от нс.

После минутной пузы снов рздлсь комнд, и три первых плотных ряд бросились н нс.

Мы дли злп и, кк было рньше условлено, отошли нзд з следующую линию укреплений, откуд продолжли поддерживть огонь.

Теперь вступил в дело глвный отряд белых кенд под комндовнием Рэгнолл и Хрут.

Врги, перебрвшиеся через первую стену, только что оствленную нми, встретились с ншими копейщикми в тесном месте между двумя стенми, где численное превосходство не двло большого преимуществ. Здесь произошел ужсный бой.

Потери нпдющих были очень вешки, тк кк, звлдев одним рядом укреплений, они через несколько ярдов нтлкивлись н новый ряд зщитников, которых можно было принудить к отступлению весьм дорогой ценой.

Тк продолжлся бой чс дв или более.

Чтобы сломить окзывемое нми отчянное сопротивление, черные кенд (я должен скзть, что сржлись они превосходно) мсс з мссой обрушивлись н нс, устиля свой путь сотнями убитых и рненых.

Между тем я со своими стрелкми осыпл их грдом пуль до тех пор, пок зпс птронов не нчл истощться.

В половине восьмого утр нм пришлось отступить з последнее нружное укрепление, нходившееся кк рз у восточных ворот хрм, в тоннеле, проходившем через склу из зстывшей лвы.

Трижды брослись н нс черные кенд, и трижды мы отбивли их, пок ров перед стеной почти доверху не нполнился пвшими.

Едв им удвлось взобрться н стену, кк нши копейщики пронзли их своими длинными копьями или стрелки поржли пулями.

Хрктер местности допускл только прямую фронтльную тку.

Нконец врги были вынуждены прекртить н некоторое время нпдение и отступить.

Но вскоре, отдохнув и получив подкрепление, они с крикми и пением военных песен снов бросились вперед.

Две тысячи вргов, кк поток, устремились н нс. Но мы отбили их тку. Они бросились во второй рз, но мы снов отбили их.

Тогд они изменили плн нпдения.

Остновившись среди мертвых и умирющих у основния стены, построенной из кмней и земли, они нчли подкпывть ее.

Нм трудно было помешть им, тк кк всех, кто покзывлся из-з стены, они осыпли тучми копий.

Через пять минут они устремились в пробитую брешь. Тщетно мы пытлись здержть этот нтиск, тк велико было число вргов.

Несмотря н отчянное сопротивление, мы были отброшены к воротм хрм и укрылись в его нервом дворе.

Нм едв удлось зпереть ворот, которые тотчс же были збррикдировны кмнями и землей.

Но это помогло нендолго.

Врги нтскли хворост и сухой трвы к сделнным из кедрового дерев воротм и подожгли их.

Пок они горели, мы совещлись.

Дльше отступть было некуд, тк кк во втором дворе, где нходились женщины и дети и лежли зпсы хлеб, не оствлось мест для боя.

Только здесь, н первом дворе, мы должны были удержться и либо победить, либо умереть.

До этого времени нши потери по срвнению с черными кенд, потерявшими свыше двух тысяч человек, были незнчительны.

У нс нсчитывлось около двухсот человек убитых и приблизительно столько же рненых. Следовтельно, в ншем рспоряжении оствлось около тысячи шестисот бойцов, что было знчительно больше, чем могло сржться в этом тесном месте.

Поэтому мы пришли к ткому решению: трист пятьдесят лучших воинов должны зщищть хрм, пок не пдут.

Остльные (больше тысячи) ушли во второй двор, где нходились женщины и дети.

Они должны были проводить последних тйными тропинкми к месту, где стояли верблюды, и бежть с ними, куд смогут.

Мы ндеялись, что победив, черные кенд будут слишком утомлены, чтобы преследовть их по рвнине до отдленных гор.

Это было отчянное решение, но у нс не оствлось другого выбор.

— А моя жен? — хрипло спросил Рэгнолл.

— Пок хрм стоит, он должн оствться в нем, — отвечл Хрут, — но когд все будет потеряно и я пду, ты, белый господин, войди в святилище, возьми ее и Дитя из слоновой кости и беги з другими. Я возлгю н тебя обязнность: под стрхом проклятия Неб не допусти, чтобы Дитя попло в руки черных кенд. Сперв сожги его огнем или преврти в прх кмнями. Кроме того, я отдл прикзние в последнюю минуту поджечь нвесы, устроенные нд зпсми хлеб, чтобы врги, избежвшие нших копий, умерли от голод.

Тотчс же все прикзния Хрут, который был к тому же кем-то вроде президент этой республики, были беспрекословно исполнены.

Я никогд и нигде не виден более совершенной дисциплины, чем у этого бедного нрод.

Отряд з отрядом воинов, нзнченных сопровождть женщин и детей, исчезл з воротми второго двор. Кждый уходивший оборчивлся и слютовл оствшимся копьем.

Оствшиеся трист пятьдесят человек стли по местм кк греки, зщищвшие Фермопилы.

Впереди стоял я со своими стрелкми, которым были роздны все оствшиеся птроны (по восьми н человек). З нми стояли в четыре ряд воины, вооруженные сблями и копьями, под нчльством Хрут.

Позди них, вблизи ворот, ведущих во второй двор хрм, нходилось пятьдесят отборных людей под комндовнием Рэгнолл, которые должны были в критический момент сделть попытку спсти Хрнительницу Дитяти. Я збыл упомянуть, что Рэгнолл был двжды рнен при отчянной зщите укреплений: в плечо и бедро.

Когд все было готово и люди утолили жжду из больших кувшинов, стоявших вдоль стен двор, плмя нчло пробивться сквозь мссивные деревянные ворот.

Это случилось не рнее, чем через добрых полчс после того, кк они были подожжены.

Нконец они обрушились под удрми извне. Но проход оствлся згроможденным грудой кмней, нброснных нми после зкрытия ворот. Черные кенд рзгребли их рукми, плкми и копьями.

Это было не легко, тк кк мы поржли их копьями и избивли кмнями. Но мертвые и рненые оттскивлись в сторону, н их место вствли другие.

В конце концов проход был очищен.

Тогд я отослл копейщиков нзд н свои мест и приготовился выполнить свою роль.

Ждть пришлось недолго. С громкими крикми толп черных кенд бросилсь в проход.

Едв они появились во дворе, я скомндовл стрелять, и пятьдесят пуль полетело им нвстречу с рсстояния всего в несколько ярдов.

Они повлились кучми, кк скошенный хлеб. Мы быстро зрядили ружья и ждли новой тки.

Снов появились врги, и снов повторилсь ужсня сцен.

Ворот и тоннель были згромождены пвшими.

Чтобы возобновить тку, вргм пришлось убирть их под ншим огнем (стреляли я, Хнс и несколько лучших стрелков).

Тк продолжлось до тех пор, пок мы не истртили последние птроны. Тогд мои люди отошли нзд, дв возможность Хруту и его отряду знять нши мест, и сменили уже бесполезные ружья н копья и сбли.

В продолжение получс или более продолжлсь ужсня борьб.

Бой происходил в очень узком месте, и черные кенд были не в состоянии пробиться сквозь копья нших бойцов, зщищвших свою жизнь и святилище своего бог. Нконец врги отступили, дв нм возможность убрть в сторону убитых и рненых и утолить жжду, тк кк стоял невыносимя жр.

Вдруг в воротх покзлся огромный слон Джн, подгоняемый сзди уколми копий. Он быстро шел вперед, сметя н своем пути зщитников хрм, кк будто это был сухя трв, и сокрушя все хоботом, н котором висели железные шры. Удры копьями были для него не более, чем укусы комров.

Он, трубя, шел вперед, з ним потоком ктились черные кенд, н которых нши копейщики обрушились с двух сторон.

В это время я в сопровождении Хнс возврщлся со второго двор, куд ходил проведть рненого в третий рз Рэгнолл. Нйдя к своей великой рдости его рну неопсной, я спешил вернуться к сржющимся, и вдруг увидел дьявол Джну, несущегося прямо н меня, рзрезвшего н две чсти толпу вооруженных людей, кк нос гонимого бурей корбля рзрезет воду.

Скзть првду, я, несмотря н нелюбовь к излишнему риску, обрдовлся при виде его.

Дже возбуждение от продолжительного сржения не могло уничтожить во мне чувств стыд, которое я испытл, промхнувшись по этому животному четыре рз подряд н рсстоянии сорок ярдов.

— Теперь, Джн, — думл я, испытывя нечто вроде рдостной дрожи, — теперь я смою свой позор. Н этот рз я не промхнусь, инче это будет моим последним промхом в жизни.

Джн несся вперед, вертя железными шрми перед собой, от которых воины бежли нпрво и нлево, очищя между ним и мною прострнство.

Для большей верности (я немного дрожл от устлости) я стл н првое колено, опершись н левое локтем, и прицелился в шею животного.

Когд оно было шгх в двдцти от меня, я выстрелил, но попл не в Джну, в хромого жрец, исполнявшего обязнности мгут, сидя н шее слон несколько выше мест, куд я метил.

Д! Я попл ему в голову, которую рзбил кк яичную скорлупку, и он бездыхнным свлился н землю.

В отчянии я снов прицелился и выстрелил.

Н этот рз нуля попл в конец левого клык Джны, от которого отлетел осколок.

Последняя ндежд погибл.

У меня дже не оствлось времени подняться и бежть.

Я тк и остлся н коленях, ожидя конц.

В одно мгновение огромное животное очутилось почти ндо мной и, открыв рот, подняло хобот.

Вдруг я услышл голлндское проклятие и увидел Хнс, почти всунувшего в рот Джне конец моего второго ружья.

Грянул выстрел, з ним другой. Через миг огромный хобот обвился вокруг Хнс и, звертев его в воздухе, бросил футов н тридцть-сорок в сторону.

Джн зштлся, словно собирясь упсть, но удержлся, покчнулся впрво, прошел, спотыкясь, несколько шгов, минуя меня, и остновился.

Я повернулся, сел н землю и смотрел, что будет дльше.

Сперв я увидел Рэгнолл, бежвшего с ружьем. Он двжды выстрелил в голову животного, но оно не обртило н это никкого внимния.

Потом я увидел его жену, Хрнительницу Дитяти, вышедшую из портл второго двор в сопровождении двух жриц, со сттуей Дитяти из слоновой кости в рукх. Все они были одеты тк же, кк и в утро жертвоприношения.

Он совершенно спокойно шл вперед, устремив свои большие глз н Джну.

По мере ее приближения животное нчло проявлять беспокойство. Повернув голову, оно подняло хобот и, вытянув его вдоль спины, схвтило з лодыжку цря Симбу, неподвижно сидевшего в своем кресле. Медленно оно стщило Симбу с кресл. Он упл около левой передней ноги животного. Потом оно обвило хоботом тело беспомощного человек (я до сих пор не могу збыть выржения его полных ужс глз) и звертело его в воздухе, сперв медленно, потом все быстрее и быстрее, пок блестящие цепи н груди жертвы не превртились н солнце в одно сплошное серебряное колесо. Потом оно швырнуло его н землю, где бедный црь лежл безжизненной мссой, потерявшей человеческий вид.

Хрнительниц Дитяти бесстршно остновилсь перед животным-богом. Ее спутницы остлись позди.

Рэгнолл прыгнул вперед, желя увлечь ее в сторону, но целя дюжин людей удержл его, не зню, с целью ли спсти его жизнь, или по ккой-нибудь другой причине.

Джн смотрел н Хрнительницу Дитяти, он смотрел н Джну. Потом он яростно зкричл и, выхвтив Дитя из слоновой кости из ее рук, звертел его в воздухе и рзбил о кмни, кк Симбу. Древняя сттуя, пережившя много веков, рзлетелсь н тысячу мелких кусочков.

При виде этого белые кенд издли великий стон, женщины, сопровождвшие Хрнительницу, рзорвли н себе одежды, стоявший вблизи Хрут в беспмятстве упл н землю.

Еще рз зкричл Джн, потом медленно опустился н колени и, трижды удрив о землю хоботом, кк бы являя этим покорность прекрсной Хрнительнице, стоявшей перед ним, здрожл всем своим могучим телом и пл мертвым!

Битв прекртилсь. Черные кенд стояли в оцепенении.

— Бог умер! — крикнул голос. — Црь умер! Джн убил Симбу, и см убит! Дитя рзбито! Бегите, черные кенд! Бегите, ибо боги умерли, и земля вш стл землею призрков.

Со всех сторон эхом рздвлся стон: «Бегите, черные кенд, ибо боги умерли!»

Они повернулись и бежли кк тени, унося с собой рненых. Никто не пытлся остновить их.

Через полчс ни одного из них, з исключением тяжело рненных и умирющих, не оствлось во дворе хрм. Все они бежли.

Сржение окончилось.

Сржение, которое кзлось поржением, было выигрно!

x x x

Я поднялся н ноги и увидел Рэгнолл.

Он прыгнул по нпрвлению к своей жене и стл перед ней.

— Люн! — воскликнул он.

Облокотившись н плечо одного из белых кенд, я подошел к ним, тк кк любопытство превозмогло мою слбость.

Некоторое время он пристльно смотрел н него, потом ее глз нчли изменяться, кк будто к ней возврщлсь душ, сообщя им свет и жизнь.

Нконец он зговорил медленным, нерешительным голосом:

— Ох, Джордж, это ужсное животное убило ншего ребенк! — говорил он, укзывя н мертвого слон, — посмотри н него! Теперь мы будем друг для друг всем, кк было прежде, пок Бог не пошлет нм другого ребенк.

С этими словми он рзрзилсь потоком слез и упл в объятия муж.

Я отошел в сторону (к своей чести, то же сделли и кенд), оствив их вдвоем около мертвого Джны.

Тут я должен скзть, что с этого момент к леди Рэгнолл совершенно вернулся рссудок, кк будто гибель Дитяти из слоновой кости снял с нее чры. В чем зключлись эти чры — я не могу скзть, но думю, что кким-то необъяснимым обрзом он связывл это изобржение со своим потерянным ребенком. Первя смерть отнял у нее рссудок, вторя, вообржемя, вернул его.

С момент гибели своего ребенк н улице нглийского местечк до гибели Дитяти из слоновой кости в Центрльной Африке он ничего не помнил, з исключением сн, о котором спустя несколько дней рсскзл Рэгноллу в моем присутствии. Он говорил, что однжды ночью видел Рэгнолл и Сэвэдж, спвших в туземном доме в городе Дитяти.

Я предоствляю читтелю смому сделть вывод об этом сне в связи с видением Рэгнолл и Сэвэдж, о котором рсскзно выше. См я не могу предложить ни одного объяснения.

Оствив Рэгнолл и его жену, я, поштывясь, отпрвился искть Хнс и ншел его лежвшим без чувств вблизи северной стены хрм.

Очевидно, всякя человеческя помощь уже был для него бесполезн — тк сильно он был исклечен Джной. Мы отнесли его в комнту одного из жрецов, где я сидел нд ним до конц, нступившего н зкте солнц.

Перед смертью он пришел в полное сознние.

— Не ндо горевть о промхе по Джне, бс, — говорил он, — это ккой-то демон отврщл от него пули бс. Джн был зколдовн от белых людей. Лорд Игез тоже промхнулся. Но колдуны черных кенд збыли зколдовть Джну от мленького желтого человек. Потому я всякий рз, когд стрелял, попдл в него. Он знл, кто пустил в него последние пули. Вот почему он оствил бс и схвтил меня. Ох, бс! Я умирю счстливым, что убил Джну и что он схвтил меня, не бс. Я все рвно умер бы через день или дв, тк кк был рнен брошенным копьем в пх. Я ничего не говорил об этом. Рн был не очень большя, и крови из нее выходило мло, но пок продолжлсь битв, мне стновилось все хуже. (Осмотр этой рны покзл, что Хнс был прв. Долго он все рвно не прожил бы.) Если бс хочет передть через меня что-нибудь своему покойному отцу, пусть бс говорит скорее, пок моя голов может удержть слов.

Потом он попросил перенести его к порогу, чтобы в последний рз взглянуть н солнце, «потому что, бс», — прибвил он, — «я уйду длеко з солнце».

Некоторое время он смотрел н зходящее светило, говоря, что, судя по небу, будет хорошя погод «для путешествия к Черной воде, чтобы увезти всю ту слоновую кость».

Я ответил, что мне, быть может, никогд не удстся збрть с клдбищ слонов слоновую кость, тк кк черные кенд могут помешть мне в этом.

— Нет, бс, — ответил он, — теперь, когд Джн убит, черные кенд оттуд уйдут. Я зню это, я зню это…

Потом он нчл бредить о нших прежних приключениях до тех пор, пок перед смым концом рссудок снов не вернулся к нему.

— Бс, — скзл он, — вождь Мвово нзвл меня «Свет-во-мрке». Когд бс тоже вступит во Мрк, пусть он поищет этот Свет. Он будет сиять около бс. Теперь я понял, что хотел скзть покойный отец бс, когд говорил о любви. Это то, что я чувствую к бсу.

После этого Хнс умер с улыбкой н своем морщинистом лице.

Я плкл…

XXXI. ДОМОЙ

Мне немного остется рсскзть об этой экспедиции, хотя я не сомневюсь, что Рэгнолл при желнии мог бы нписть целый интересный том о многом, чего я едв коснулся, тк кк огрничивлся только историей нших приключений. Нпример, о сходстве центрльно-фрикнского культ Дитяти и его Хрнительницы с египетским культом Горус и Изиды, от которого, несомненно, произошел первый. Дльнейшее нше путешествие через пустыню до Крсного моря было весьм интересным. Но мне ндоело описывть путешествия, тк же, кк и совершть их.

После смерти Хнс бодрость дух покинул меня.

Мы похоронили его н почетном месте перед воротми второго двор хрм, где он убил Джну.

Когд земля нчл зсыпть его мленькое желтое лицо, я почувствовл, будто половин моего прошлого остлсь с ним в этой могиле.

Бедный стрый Хнс! Где я нйду другого ткого человек, кк ты? Где я нйду столько любви, ккой было переполнено твое строе сердце?

Хнс был совершенно прв относительно черных кенд. Они покинули свою землю, вероятно, в поискх пищи, но куд ушли — я не зню, д и не интересовлся этим.

Они были порядочными головорезми, но в то же время превосходными бойцми.

Что с ними стлось — мне безрзлично.

Одно могу скзть: огромня их чсть никуд не переселилсь, тк кк свыше трех тысяч тел было предно земле белыми кенд, для чего весьм пригодились вырытые нми для обороны ямы и рвы.

Нши потери соствляли пятьсот три человек, включя умерших от рн.

Джн был зрыт в том месте, где пл, — в нескольких футх от убившего его Хнс.

Мы были не в силх перенести его труп в другое место.

Я всегд сожлел, что не измерил величину этого животного — полгю, смого большого слон в мире.

Я видел его мельком н следующее утро, когд его столкнули в огромную яму вместе с остнкми цря Симбы.

Я ншел, что все рны, з исключением уколов копьями, были причинены ему пулями Хнс.

Я просил белых кенд подрить мне об его огромных клык, которым, я думю, но объему и весу не было рвных во всей Африке, хотя один из них был ндломлен. Но в этом мне было откзно.

Белые кенд хотели сохрнить их вместе с цепями и хоботом кк пмять о победе нд богом своих вргов.

Прежде чем зрыть Джну в землю, они топором отрубили ему хобот и клыки.

По сильной истертости зубов я сделл вывод, что это животное было очень стрым, но нсколько — трудно скзть.

Это все, что я могу скзть о Джне.

Белые кенд во всех отношениях строго сдержли свои обещния.

В стрнной полурелигиозной церемонии, при которой я не присутствовл, леди Рэгнолл был освобожден от высокой должности Хрнительницы бог, символ которого перестл существовть, хотя я думю, что жрецы, нсколько могли, собрли все обломки слоновой кости и сохрнили их в кувшине в святилище.

После этого прислужницы сняли с нее одеяние, о весьм древнем происхождении которого, кроме Хрут, я думю, никто из белых кенд не имел предствления. Потом, одетя в туземное плтье, он был передн Рэгноллу.

С этого времени с ней, кк и с нми, обрщлись словно с чужестрнной гостьей.

Однко ей позволили поселиться со своим мужем в том же смом доме, который он знимл в продолжение своего необыкновенного плен.

После битвы в течение нескольких дней я был совершенно без сил.

Остльные три недели я знимлся рзличными делми и, между прочим, поездкой с Хрутом в город Симбы.

Мы отпрвились туд лишь после того, кк удостоверились через нших лзутчиков, что черные кенд действительно ушли куд-то н юго-зпд, где приблизительно в трехстх милях от их прежнего город по слухм нходились плодородные незнятые земли.

С особенным чувством я снов проезжл по знкомым местм и еше рз увидел согнувшееся от ветр дерево со следми клыков Джны, н ветвях которого мы с Хнсом ншли себе убежище от ярости этого чудовищ.

Перейдя реку, теперь совсем обмелевшую, я ехл по нклонной рвнине, через которую мы мчлись, спся свою жизнь, и достиг печльного озер и клдбищ слонов.

Здесь ничего не изменилось.

Т же горк, истоптння ногми Джны, н которой он имел обыкновение стоять. Те же склы, з которыми я пытлся укрыться, и недлеко от них куч человеческих костей, приндлежвших несчстному Мруту. Мы похоронили их н том же месте, где они лежли. Мы збрли, сколько могли, слоновой кости, нгрузили ею около пятидесяти верблюдов.

Конечно, здесь ее было знчительно больше, но много клыков, пролежв н этом месте долгое время, было попорчено солнцем и непогодой и потому не имело почти никкой ценности.

Отпрвив слоновую кость в город Дитяти, который был снов восстновлен, мы лесом поехли в город Симбы, для безопсности выслв вперед рзведчиков.

Он действительно был совершенно оствлен.

Никогд я не видел мест, имевшего более пустынный вид.

Черные кенд оствили его тким же, кким он был рньше. Только н лтре, нходившемся н рыночной площди, лежл куч трупов тех воинов, которые умерли от рн во время отступления.

Двери домов были открыты. В них оствлось большое количество домшней утври, которую черные кенд не могли збрть с собой.

Мы ншли много копий и другого оружия, влдельцы которого были убиты и теперь не нуждлись в нем.

З исключением нескольких умирвших от голод собк и шклов, в городе не остлось ни одного живого существ.

Пустот город производил впечтление дже большее, чем клдбище слонов возле уединенного озер.

— Проклятие Дитяти сделло свое дело, — мрчно скзл Хрут. — Сперв буря и голод, потом войн, бегство и рзорение.

— Это тк, — ответил я. — Однко если Джн мертв и его нрод бежл, где Дитя и многие из его нрод? Что вы будете делть без бог, Хрут?

— Кяться в своих грехх и ждть, пок Небо в свое время не пошлет другого, — печльно отвечл Хрут.

Эту ночь я проводил в том смом доме, где был зключен с Мрутом во время ншего плен.

Я не мог уснуть, тк кк в моей пмяти воскресло все происходившее в те ужсные дни.

Я видел огонь для жертвоприношения, горевший н лтре, слышл рев бури, предвещвшей рзорение черных кенд, и был очень рд, когд нконец нступило утро.

Бросив последний взгляд н город Симбы, я поехл домой через лес, в котором обнженные ветви ткже говорили о смерти.

Через десять дней мы покинули Священную гору с крвном в сотню верблюдов.

Из них пятьдесят было нвьючено стновой костью, н остльных ехли мы и эскорт под комндовнием Хрут.

С этой слоновой костью, кк и со всем связнным с Джной, меня постигл неудч.

В пустыне нс зстигл буря, от которой мы едв спслись.

Из пятидесяти верблюдов, нвьюченных слоновой костью, уцелело всего десять.

Остльные погибли и были знесены песком.

Рэгнолл хотел возместить мне стоимость потери, но я откзлся, говоря, что это не входит в нши условия.

Белые кенд, вообще бесстрстный нрод, в особенности теперь, когд они оплкивли своего бог, не проявили никких чувств при ншем отъезде и дже не простились с нми.

Только жрицы, прислуживвшие леди Рэгнолл, когд он игрл среди них роль богини, плкли, прощясь с ней, и молились, чтобы снов встретить ее «в присутствии Дитяти».

Переход через горы был очень труден для верблюдов. Но нконец мы перебрлись через них, проделв большую чсть дороги пешком.

Мы здержлись н вершине хребт, чтобы бросить последний взгляд н землю, которую покидли, где в тумне все еще виднелсь гор Дитяти.

Потом мы спустились вниз по противоположному склону и вступили в северную пустыню.

День з днем, неделю з неделей мы ехли по бесконечной пустыне путем, известным Хруту, который знл, где искть воду.

Мы ехли без особенных приключений (з исключением бури, во время которой был потерян слоновя кость), не встретив ни одного живого существ.

В течение этого времени я был все время один, тк кк Хрут рзговривл мло, Рэгнолл и его жен предпочитли быть вдвоем.

Нконец спустя несколько месяцев мы достигли мленького порт н Крсном море, рбское нзвние которого я збыл и в котором было жрко, кк в ду.

Вскоре туд зшло дв торговых судн. Н одном из них, шедшем в Аден, уехл я, отпрвившись в Нтль.

Другое шло в Суэц, откуд Рэгнолл и его жен могли отплыть в Алексндрию.

Нше прощние вышло столь поспешным, что, кроме обоюдных блгодрностей и добрых пожелнии, мы немного успели скзть друг другу.

Пожимя мне при прощнии руку, стрый Хрут сообщил, что едет в Египет.

Я спросил его, зчем он едет туд.

— Чтобы поискть другого бог, Мкумцн, — ответил он, — которого теперь после смерти Джны некому уничтожть. Мы поговорим с тобой об этом, когд снов встретимся.

Тковы мои воспоминния об этом путешествии.

Но скзть првду, я тогд мло н что обрщл внимние, потому что мое сердце скорбело о Хнсе.