/ Language: Русский / Genre:adventure,

Люди Тумана

Генри Хаггард


Генри Рйдер Хггрд

Люди тумн

I. ГРЕХИ ОТЦОВ ПАДАЮТ НА ДЕТЕЙ

Нступил ночь. В холодном янврском воздухе стоял ткя тишин, что ни одн веточк обнженных буковых деревьев не шевелилсь; луговя трв был покрыт тонким белым слоем снег, н котором резко выделялись темные ели, окймлявшие дорогу.

В тот вечер, с которого нчинется нш рсскз, н этой дороге стоял молодой человек, посмтриввший нерешительно впрво и влево. Вблизи виднелись величественные железные ворот фнтстического вид, поддерживемые кменными столбми, н вершине которых стояли грифы из черного мрмор, держвшие в лпх щиты с гербом, укршенным девизом — «Per ardua ad astra». З воротми шл широкя дорог для экипжей, по крям которой темнели вековые дубы. В конце дубовой ллеи, почти в полумиле от проезжей дороги, возвышлось большое стринное здние, зметное издли, блгодря возвышению, н котором оно стояло.

Молодой человек долго и серьезно смотрел н здние, глядевшее н него с холм, и лицо его подернулось дымкой печли. Он был довольно крсив, хотя, кзлось, с него уже слетело все очровние юности. Сумрчный, суровый вид, стройня фигур, тлетическое телосложение, средний рост — тким был н вид Леонрд Утрм — тк звли молодого человек.

Пок Леонрд медлил н дороге, не решясь, по-видимому, при всем своем желнии, пройти в желнные ворот, послышлся шум колес экипжей, отъезжвших от подъезд большого здния.

— Должно быть, укцион кончился, — скорее бы рзделться со всеми! — подумл он и хотел удлиться, но один из экипжей был уже у ворот, и Леонрд поспешил спрятться в тень от кменного столб ворот, чтобы не быть змеченным н открытой дороге. У смых ворот экипж остновился, и кучер, соскочив с козел, стл попрвлять что-то в упряжи, тк что Леонрд мог рзглядеть седоков: жену и дочь соседнего сквйр, и слышть их рзговор. Он хорошо знл этих дм: с млдшей ему чсто приходилось встречться н местных блх.

— Кк дешево шли вещи, Ид, — произнесл стршя из дм, — подумть только, что стринный дубовый буфет пошел всего з десять фунтов. Это стриння вещь, и я уверен, что цен ему, по меньшей мере, пятьдесят фунтов. Я продм нш и поствлю его в столовой. Двно уже я мечтл о тком буфете!

Дочь вздохнул и отвечл немного резко:

— Мне тк жль Утрмов, что нет никкого дел до этого буфет, дже если бы вы приобрели его з дв пенс. Ккое стршное рзорение! Подумть, что это стринное поместье куплено евреем! Том и Леонрд совершенно рзорены; говорят, им не остнется ни одного пенс. Я чуть не зплкл, увидв, кк продвли ружья Леонрд!

— Очень печльно, в смом деле, — рссеянно отвечл мть, — но если он и еврей, то что же из этого? У него есть титул и, говорят, он стршно богт. Думю, что он скоро совсем поселится в Утрме. Кстти, миля Ид, я хотел бы, чтобы ты излечилсь от привычки нзывть молодых людей просто по имени. Я говорю это не о тех двоих, которых мы, без сомнения, не увидим больше никогд!

— А я, ноборот, ндеюсь, что увидим, — смело отвечл Ид, — и по-прежнему буду звть их просто по имени. Вы не зпрещли подобного до их рзорения, и я люблю их обоих. Зчем вы взяли меня н этот ужсный укцион? Вы знли, что я не хотел ехть. Теперь я буду рсстроен целую неделю… — и экипж отъехл, тк что Леонрд не мог ничего более слышть. Выйдя из тени, он, перекрестив удлявшийся экипж, проговорил громко: «Блгослови вс Бог з вше доброе сердце, Ид! Дй Бог вм счстья! — А теперь ндо зкончить с другим делом!» — прибвил он, зшгв вдоль дороги.

Ярдх в ст длее по дороге видны были еще одни ворот, горздо менее величественные, чем те, которые вели к Утрм-Холлу. Леонрд прошел через них и очутился перед дверьми четырехугольного кменного здния, построенного с большим вкусом. Это был дом приходского священник, знимемый преподобным и достоувжемым Джемсом Бичем, которому здние это было подрил отец Леонрд, стрый школьный товрищ священник.

Леонрд позвонил у вход и, зслышв отдленный звук звонк, невольно спросил себя, ккой прием он встретит теперь в этом доме?

До сих пор его принимли очень сердечно, но сейчс обстоятельств изменились. Он уже не знимл в обществе положения второго сын сэр Томс Утрм, влдельц Утрм-Холл. Он был теперь нищим, бездомным бедняком, сыном злостного бнкрот и смоубийцы. Беззстенчивые слов строй дмы из экипж пролили свет н многое, чего он рнее не змечл. Он вспомнил известную поговорку — дружб следует з счстьем, — знчение которой стло ясно ему только теперь. Пришли ему н пмять и чсто слышнные им в церкви слов Священного Писния: «имущему дется, от неимущего отнимется и то, что он имеет».

Впрочем, хотя он и бедняк, но все-тки облдет еще сокровищем, которое Провидение может дть человеку в юности — любовь перелестной женщины, которой он отвечл взимностью.

У преподобного Джемс Бич был дочь по имени Джен, пользоввшяся репутцией крсивейшей и очровтельнейшей девушки во всей округе. Леонрд и эт девушк, знвшие друг друг со школьных лет, полюбили, и, когд молодой человек сделл Джен предложение, оно было принято с восторгом.

Целью этого посещения Леонрдом дом священник было увидеть Джен и обговорить все с ее отцом относительно брк. Ндо скзть, что его обручение с молодой девушкой не было официльно объявлено.

Конечно, со стороны ее родителей не встречлось никкого препятствия брку: хотя Леонрд и был млдший сын, но все хорошо знли, что он должен нследовть после своей мтери состояние в 50 тысяч фунтов, или более. Кроме того, Провидение дло крйне слбое здоровье его стршему и единственному брту Томсу. Но сэр Томс Утрм пользовлся репутцией гордого человек и едв ли взглянул бы блгосклонно н брк Леонрд с дочерью мистер Бич. Ввиду этого родители Джен, узнв о сделнном ей Леонрдом предложении, решили воздержться от всяких внешних проявлений рдости из-з того, что дочь их пленил ткого блестящего молодого человек, по крйней мере, до тех пор, пок Леонрд не добьется смостоятельного положения в обществе.

Очень чсто впоследствии они хвлили себя з предосторожность; тем ие менее, они признвли Леонрд обрученным женихом своей дочери. В общем, дело это не было секретом ни для кого, исключя, может быть, смого сэр Томс. Со своей стороны, Леонрд не двл себе труд скрывть что-либо от него, но отец и сын тк редко встречлись друг с другом, и отчуждение между ними было нстолько велико, что сын не считл нужным говорить отцу о предмете, столь близком его сердцу, не видя пок необходимости в этом.

Преподобный Джемс Бич был здоровый мужчин внушительного вид. Никогд он не выглядел более здоровым и внушительным, кк в тот вечер, когд Леонрд пришел к нему. Он стоял перед кмином в гостиной, держ в обеих рукх огромную стринную серебряную чшу в тком положении, что со стороны можно было бы подумть, что он только что осушил ее содержимое. В действительности он искл клеймо н дне сосуд, все время рсхвливя жене и детям — у Джен был брт — ценность и крсоту стринной вещи.

Блеск серебр бросился в глз Леонрду, когд он вошел в комнту; в серебряном сосуде, которым восхищлся м-р Бич, он узнл одну из вещей, приндлежвших семье Утрмов.

Неожиднное появление молодого человек произвело рзличное впечтление н всех нходившихся в комнте. М-р Бич, опустив чшу, в молчливом изумлении стл смотреть н него. Жен его, мленькя живя женщин, круто повернувшись в своем кресле, кк н пружинх, воскликнул: «Боже, кто бы мог подумть!», тогд кк сын, крепкий молодой человек, одних лет с Леонрдом и его школьный товрищ, произнес: «А, дружище, вот не ожидл тебя увидеть сегодня». Только Джен, прелестня девушк высокого рост, с густыми кштновыми волосми, сидевшя у огня н низеньком стуле и уделявшя мло внимния лекции отц о стринной вещи, вырзил живое удовольствие при появлении Леонрд. Рдостно вскочив со своего мест и покрснев, он бросилсь к нему со словми: «О, Леонрд, дорогой Леонрд!».

М-р Бич обртил свои очи н дочь и произнес внушительно одно только слово: Джен! — тким тоном, в котором счстливо сочетлись отеческий упрек и дружеское предостережение. Джен внезпно остновилсь, словно вспомнив недвний урок. Тогд м-р Бич, поствив чшу н стол, приблизился к Леонрду с широкой улыбкой сострдния и протянутой рукой.

— Кк вы поживете, мой милый? — произнес он. — Мы не ожидли…

— Видеть меня при нстоящих обстоятельствх? — перебил его Леонрд. — Я узнл, — продолжл он, — что укцион, отсроченный н три дня, не зкончен и сегодня!

— Д, Леонрд, совершенно верно. Снчл был нзнчен трехдневня рспродж, но укционист ншел, что з это время он не может покончить со всем делом. Движимость ткого древнего дом, кк Утрм-Холл, конечно, должн быть огромн! — и м-р Бич сделл рукою широкий жест.

— Д! — скзл Леонрд.

— Гм… — продолжл м-р Бич после пузы, которя нчинл стновиться неловкой. — Все-тки, вс можно поздрвить с тем, что, в общем, вещи продвлись хорошо. Не всегд случется, что ткие коллекции редкостей дорого оценивются н публичных укционх, хотя для смих влдельцев они и предствляли большую ценность. Д, они продвлись очень хорошо, глвным обрзом, блгодря многочисленным покупкм нового влдельц поместья. Вот, нпример, эт чш, куплення мною… гм… кк мленькя пмять о вшей семье, стоил мне всего десять шиллингов з унцию!

— В смом деле? — холодно отвечл Леонрд. — Я всегд думл, что он стоит пятьдесят!

Нступил новя пуз, во время которой все присутствующие, з исключением м-р Бич и Леонрд, один з другим поднялись со своих мест и оствили комнту. Джен ушл последней со слезми н глзх, кк зметил Леонрд, когд он проходил мимо него.

— Джен! — произнес знчительно ее отец, когд молодя девушк был уже у двери. — Позботься вовремя одеться звтр к обеду. Вспомни, что у нс будет молодой м-р Коген!

Вместо ответ н это змечние Джен ушл, хлопнув дверью. Очевидно, предстоявшее прибытие гостя не было особенно приятно для нее.

— Д, Леонрд, — продолжл м-р Бич, когд они остлись одни, тоном, выржющим учстие, но который все же стршно резл ухо его слуштеля, — печльное событие, печльное. Но что же вы не сели?

— Потому что меня никто не приглшл! — отвечл Леонрд, беря стул. — Гм… — продолжл м-р Бич, — кжется, м-р Коген вш друг, не првд ли?

— Знкомый, не друг! — скзл Леонрд.

— В смом деле? Если не ошибюсь, вы учились с ним в одном колледже?

— Д, но я не любил его!

— Предубеждение, мой дорогой, предубеждение, — небольшой грех, конечно, но все же вм следует бороться с ним. Првд, вполне естественно, что вы не можете тепло относиться к человеку, который будет н днях собственником Утрм-Холл. Ах, кк я уже скзл, все это очень печльно, но для вс большое утешение в том, что по продже всего можно будет покрыть полностью долги вшего несчстного отц. А теперь скжите, не могу ли я сделть чего-нибудь для вс или вшего брт?

Леонрд подумл, что кковы бы ни были проступки его отц, все же едв ли нмек н них был уместен в устх м-р Бич, обязнного всем н свете его доброте. Но он не стл ничего говорить в зщиту своего отц, — это было бесполезно, перешел прямо к собственным делм.

— Д, м-р Бич, — скзл он серьезно, — вы можете окзть мне большую услугу. Вы знете жестокое положение, в которое попли я и мой брт, без всякой вины с ншей стороны: нш стрый дом продн, нши средств исчезли, и нше честное имя зпятнно. В нстоящее время у меня остлось всего 200 фунтов, сохрненных мною. У меня нет профессии, и я не могу дже зкончить своего обрзовния, не имея средств зплтить з пребывние в колледже!

— Плохо, должен скзть, очень плохо, — пробормотл м-р Бич, потиря подбородок. — Но при нстоящем положении дел чем же я могу помочь вм? Вы должны уповть н Провидение; оно никогд не покидет достойных!

— Вы можете помочь мне, — отвечл взволновнно Леонрд, — окзв мне доверие объявлением о моей помолвке с Джен!

М-р Бич сделл движение рукою, кк бы отмхивясь от ндоедвшего ему сумсшедшего.

— Подождите, — продолжл Леонрд, — я зню, что прошу многого, но слушйте. Хотя все и обстоит мрчно, но у меня остлсь вер в себя. С той поддержкой, которую дст мне любовь вшей дочери, и зня, что для получения ее руки я должен буду снчл достичь того положения, ккого достойн Джен, я совершенно убежден, что буду способен собственными силми преодолеть все трудности!

— Ну, я не могу больше слушть ткой вздор! — вскричл гневно м-р Бич. — Леонрд, это нглость! Конечно, все отношения, существоввшие до сих пор между вми и Джен, должны прекртиться. Помолвк! Я не слыхл ни о ккой помолвке. Мне известно, что между вми и Джен были действительно ккие-то детские глупости, но я не придвл им никкого знчения!

— Вы, кжется, збыли, сэр, — скзл Леонрд, с трудом сдерживя рздржение, — что не длее, кк шесть месяцев тому нзд, между вми и мною был рзговор по этому поводу, во время которого было решено, что я не буду говорить ничего моему отцу до получения степени!

— Повторяю вм, что это нглость, — отвечл энергично м-р Бич, уклоняясь от прямого ответ. — Кк! Вы, не имеющий ничего н свете, кроме имени, которое вш отец… ну, зпятнл, — употребляю вше же выржение, — вы просите у меня руки моей дорогой дочери? Вы нстолько эгоистичны, что не только хотите рзрушить ее счстье, но и увлечь ее в бездны вшей бедности. Леонрд! Я никогд не ожидл этого от вс!

Нконец Леонрд взорвло.

— Вы говорите непрвду. Я просил у вс не руки вшей дочери, только обещния ее, когд я стну достойным этой чести. Но теперь все кончено. Я уйду, кк вы того требуете, но прежде скжу вм всю првду. Вы желете воспользовться крсотой Джен, чтобы злучить этого еврея. О ее счстье вы не думете, рссчитывя просто н его деньги. Он мягкого хрктер, и очень возможно, что вм удстся вш змысел, но это не принесет вм счстья. Вы, обязнный всем ншей семье, теперь, когд несчстье обрушилось н нс, лишете меня единственного сокровищ, которое еще оствлось у меня. Рзрывя связь, о которой все знли, вы толкете нс еще глубже в грязь. Пусть будет тк, но я уверен, что ткое поведение нйдет должное возмездие, и придет время, когд вы будете горько рскивться в том, что тк поступили с вшей дочерью и отвернулись от меня в несчстье. Прощйте!

С этими словми Леонрд, повернувшись, оствил комнту и жилище м-р Бич.

II. КЛЯТВА

Артур Бич, брт Джен, стоял в передней, ожидя выход Леонрд, но последний прошел мимо него, не скзв ни слог, и зхлопнул з собой дверь. Н дворе шел снег, но не ткой густой, чтобы зтмить свет луны, пробиввшийся сквозь чщу елей.

Леонрд пошел по ллее к воротм и внезпно услыхл глухой шум з собой. Он обернулся с неудовольствием, думя, что з ним следует Артур Бич. В эту минуту он был совсем не нмерен продолжть рзговор с кем-либо из мужчин этой семьи. Но неудовольствие его превртилось в рдость, когд он очутился лицом к лицу не с Артуром Бич, с смой Джен, лицо которой никогд не кзлось ему тким прекрсным, кк сейчс, при пдвшем снеге и лунном свете. Впоследствии, когд бы ни думл Леонрд о ней, — это случлось чсто, — в его вообржении вствл обрз прелестной высокой девушки, с кштновыми волосми, слегк припорошенными снегом, с тяжело поднимвшейся от волнения грудью и большими серыми глзми, с сострднием глядевшими н него.

— О, Леонрд! — взволновнно проговорил он. — Почему вы ушли, не попрощвшись со мной?

Он смотрел н нее молч, прежде чем отвечть, и что-то в его сердце скзло ему, что он в последний рз смотрит н любимую девушку.

Нконец он зговорил, и слов его были весьм прозичны:

— Вм не следовло идти по снегу в этих тонких ботинкх, Джен. Вы можете простудиться!

— Я хочу, чтобы это случилось, — с отчянием отвечл он, — я хочу простудиться нсмерть; по крйней мере, тогд моя тревог исчезнет. Пойдем в беседку; никто не подумет искть нс тм!

— Кк вы пойдете туд? — спросил Леонрд. — Отсюд до беседки сто ярдов, и снег везде покрыл дорожки!

— О, ничего, что снег! — отвечл он. Но Леонрд думл инче, однко, тотчс ншел выход из зтруднительного положения. Убедившись снчл, что н ллее никого не было, он нклонился и без всяких объяснений и извинений, подняв Джен н руки, кк ребенк, пошел с нею по дорожке к беседке. Он был тяжел, но он желл, чтобы этот переход продолжлся кк можно дольше.

Вот они об в беседке. Леонрд поцеловл Джен в губы и уселся у ее ног. Зтем, сняв свое пльто, он нбросил его н плечи девушке.

З все это время Джен не произнесл ни слов. Бедня девушк почувствовл себя нстолько счстливой н рукх у любимого человек, что ей больше ничего не было нужно.

Леонрд первый прервл молчние.

— Вы спросили меня, почему я ушел, не простившись с вми, Джен? Это потому, что вш отец откзл мне от дом и зпретил иметь что-либо общее с вми!

— Почему же? — спросил девушк, зломив в отчянии руки.

— Рзве вы не догдыветесь? — отвечл он с горьким смехом.

— Д, Леонрд! — простонл он, сочувственно пожв ему руку.

— Быть может, лучше прямо сейчс выяснить все, — произнес снов Леонрд, это может устрнить рзличные недорзумения. Вш отец откзл мне от дом потому, что мой отец рстртил состояние. Грехи отцов пдют н детей, кк видите. Сделл он это с большей, чем обычно, решительностью и быстротой потому, что желет выдть вс змуж з молодого м-р Коген, ростовщик и будущего влдельц Утрм!

Джен вздохнул.

— Зню! Зню! — скзл он. — О, Леонрд, я ненвижу его!

— В тком случе, лучше не выходить з него! — отвечл он.

— Я скорее умру! — решительно произнесл он.

— К несчстью, не всегд можно умереть, когд хочешь!

— О, Леонрд, не будьте тким ужсным, — вскричл он. — Что будет с вми, и что мне теперь делть?

— Меня ждет, вероятно, очень печльня судьб, — отвечл он, — но, в конце концов, все звисит от вс. Смотрите, Джен! Я люблю вс, охотно пошел бы н смерть з вс, и если вы будете верны мне, то я всегд остнусь верен вм. Счстье пок отвернулось от меня, но я могу снов вернуть его, это вопрос времени, однко быть может, не одного год!

— О, Леонрд, конечно, я сделю все, что могу. Я уверен, что вы любите меня не больше, чем я вс, но только вы не можете понять, кк они все нстривют меня против вс, особенно пп!

— Хорошо, Джен, — скзл Леонрд, — дело вот в чем: или вы должны положить конец их нстояниям, или откзться от меня. Послушйте: через шесть месяцев вм будет двдцть один год, и тогд никкие силы н свете не могут принудить женщину выйти змуж против ее желния, или помешть ее змужеству с избрнным ею человеком. Зтем, вы знете мой клуб в городе. Письм, дресовнные туд, всегд дойдут до меня, вш отец вряд ли сможет помешть вм нписть письмо и опустить его в почтовый ящик. Если вы будете нуждться в моей помощи или зхотите, тк или инче, быть со мной, то вм достточно нписть мне, и я вс увезу и женюсь н вс тотчс же, кк только вы достигнете совершеннолетия. Если, с другой стороны, я не получу от вс никких известий, то буду знть, что вы не ншли нужным мне писть, или могли бы нписть только то, что мне было бы тяжело читть. Вы меня поняли, Джен?

— О, д, Леонрд! Но кк безотрдно вы смотрите н все!

— Мои обстоятельств тк же безотрдны, моя миля: притом, я должен быть откровенным — ведь это у меня последняя возможность говорить с вми!

В этот момент резкий голос рздлся в ночной тишине; то был голос м-р Бич, зввшего издли дочь: Джен! Где ты?

— О, Боже! — скзл он. — Это мой отец зовет меня. Я вышл через зднюю дверь, но, должно быть, мм зшл в мою комнту и увидел, что я вышл. Целый день он не спускет с меня глз; что мне делть?

— Вернуться домой и скзть им, что вы прощлись со мной. Это не преступление; не убьют же вс з это!

— Они сделют хуже! — отвечл Джен, — и, внезпно обвив рукми шею Леонрд, он спрятл свое прекрсное лицо у него н груди, горько рыдя и приговривя: О, милый, милый, что я буду делть без вс?

При виде этой скорби, Леонрд збыл горькие мысли и, смешивя свои слезы со слезми Джен, принялся целовть и утешть ее. Нконец, Джен оторвлсь от Леонрд, тк кк м-р Бич продолжл звть ее все нстойчивее.

— Я збыл, — пробормотл он, — вот мой прощльный подрок для вс, Леонрд; сохрните его н пмять обо мне! — и, вынув из своего лиф мленький пкет, он отдл его Леонрду.

Еще рз они склонились друг к другу; последний поцелуй, — и в следующий миг он исчезл в темноте, скрывшись из глз Леонрд н всю жизнь, хотя в его пмяти он остлсь нвсегд.

«Прощльный подрок… сохрните его н пмять обо мне!» — эти слов звучли в его ушх печльным пророчеством.

Тяжело вздохнув, он открыл пкет и рссмотрел его содержимое при слбом свете луны: то был переплетенный в кожу молитвенник, ее собственный, с ее именем н зглвном листе и короткой ндписью внизу; в боковом крмшке переплет лежл локон кштновых волос, перевязнный шелковинкой.

— Несчстливый подрок! — скзл см себе Леонрд, и, ндев свое пльто, еще теплое от плечей Джен, пошел к воротм и вскоре исчез в темноте, нпрвив свои стопы к сельской гостинице. Он скоро подошел к ней и, войдя в общий зл, прошел в мленькую комнту, примыквшую к нему. Когд Леонрд вошел, в комнте не горел лмп, но было довольно светло от яркого огня в кмине, перед которым в высоком кресле сидел его брт, здумчиво смотревший н огонь.

Томс Утрм был стрше Леонрд двумя годми, более слбого телосложения, чем его млдший брт, с мечттельным выржением лиц, большими здумчивыми глзми и нежным, кк у ребенк, ртом. Он был хорошо обрзовн, нчитн, с утонченным вкусом.

— Это ты, Леонрд? — скзл он, рссеянно взглянув н брт. — Где ты был?

— В псторте! — отвечл его брт.

— Что же ты тм делл?

— Ты хочешь знть?

— Конечно. Видел Джен?

Леонрд рсскзл ему все, что произошло в доме у м-р Бич.

— Что же, ты думешь, он будет делть? — спросил Том, когд его брт окончил свой рсскз.

— По моему мнению, он сделет то, чего можно ожидть от любой женщины н ее месте, т.е. бросит меня!

— Ты, кжется, дружище, невысокого мнения о женщинх. Я мло зню их, д, вероятно, и не узню более; но мне всегд кзлось, что в том-то и состоит достоинство их пол, что они умеют быть твердыми в подобных исключительных обстоятельствх!

— Ну, это мы увидим. Я полгю, что женщины думют более всего о своих собственных удобствх, чем о счстье кого бы то ни было. Но, слв Богу, вот нм несут ужин!

Тк говорил Леонрд несколько цинично, и, быть может, не совсем искренно.

Несмотря н свое кжущееся удовольствие при виде ужин, он едв притронулся к нему. В смом деле, молодой человек был достоин сострдния. Он стл жертвой стршного рзорения; поступок отц, зпятнвшего честь всей семьи, бросил тень и н него. Нконец, новое несчстье порзило его: ему позорно было откзно от того дом, где он до сих пор был смым желнным гостем; и в довершение всего он рсстлся с женщиной, которую горячо любил, рсстлся при тких обстоятельствх, которые делли эту рзлуку почти нверняк окончтельной.

Леонрд облдл дром понимния человеческого хрктер и тким блгорзумием, которого трудно было ожидть от влюбленного молодого человек. Он хорошо знл, что основной чертой хрктер Джен было стремление покоряться обстоятельствм и неспособность преодолевть препятствия. Блгорзумие же подскзывло ему, что покорность отцу со стороны Джен будет смым лучшим для нее выходом. В смом деле, что он, Леонрд, может теперь предложить ей, и не сон ли все его мечты о будущем блгополучии? Кк ни грубо м-р Бич выскзл свои мысли, все же он, пожлуй, прв в том отношении, что он, Леонрд, эгоист и нглец; в смом деле, рзве не эгоизм и не нглость предлгть женщине связть с ним свою судьбу при нстоящем положении его дел?

Когд со стол было убрно и они очутились снов одни в комнте, Том спросил у брт, печльно курившего трубку:

— Что мы будем делть сейчс, Леонрд?

— Ляжем спть, я полгю! — отвечл тот.

— Слушй, Леонрд, — произнес его брт. — Не бросить ли нм последний взгляд н нше строе жилище?

— Если ты хочешь, Том, но это будет тяжело!

— Одной неприятностью больше, одной меньше — безрзлично, дружище! — произнес Том, положив свою тонкую руку н плечо брт.

Об вышли из дом и через четверть чс ходьбы очутились у змк. Снег перестл идти, и ночь был светля. Тем не менее, он скрывл от глз посторонних тот беспорядок, который црил в Утрм-Холле после укцион, придвя ему днем смый безотрдный вид.

Никогд стрый дом не выглядел более величественным, никогд более крсноречиво не говорил о прошедшем двум бртьям, лишившимся своего нследственного влдения. Они в молчнии обошли вокруг дом, с любовью вглядывясь в кждое хорошо знкомое дерево, в кждое окно и, нконец, подошли к глвному входу. Скорее мшинльно, нежели сознтельно, Леонрд повернул ручку двери. К его удивлению он открылсь. Очевидно, в сумтохе укцион никто не позботился зпереть ее.

— Войдем! — скзл Леонрд.

Бртья вошли и стли переходить из одной комнты в другую, пок не добрлись до большой злы, — обширной, отделнной под дуб комнты, с большим окном. Цветные стекл этого окн были покрыты изобржениями гербов мужских и женских предствителей рзных поколений род Утрмов. Дв стекл окзлись свободны от рисунков: н них должны были нходиться гербы Томс Утрм и его жены.

— Они не будут зняты теперь, Леонрд! — скзл Том, укзывя н свободные стекл. — Интересно, не првд ли, чтобы не скзть — печльно?

— Не зню, — отвечл его брт, — я думю, что эти Когены тоже будут кичиться кким-либо гербом, если они купят его!

Об брт змолкли и при лунном свете, пдвшем через цветные стекл, глядели н пмятники былого величия — гербы и портреты многих умерших предствителей род Утрмов, смотревшие н них со стен.

— Per ardua ad astra, — скзл Том, рссеянно читя семейный девиз, змененный некоторыми членми род другим — з честь, дом и любовь.

— Per ardua ad astra — через тернии к звездм и з честь, дом и любовь, — повторил Том. — Если в девизх можно искть утешение, то скорее всего в этих двух: вш любовь рзбит, нш дом отнят и нш честь зпятнн. Но нм остется еще — «борьб и звезды»!

В то время кк Том говорил это, н лице его отрзился энтузизм:

— Леонрд, — воскликнул он, — почему бы нм не восстновить прошедшее? Будем руководствовться этим девизом, более древним — Per ardua ad astra!

— Я верю, что он обещет одному из нс счстье. Отчего не попробовть, — отвечл Леонрд. — Если мы пдем в борьбе, то все-тки звезды остнутся у нс, кк и у всего человечеств!

— Леонрд, — проговорил его брт почти шепотом, — хочешь ли ты произнести вместе со мною клятву? Это, может быть, детскя мысль, но при некоторых обстоятельствх в тких-то мыслях и скрывется мудрость!

— Ккую клятву? — спросил Леонрд.

— Вот ккую: поклянемся, что покинем Англию и будем искть богтств н чужбине, чтобы иметь возможность выкупить нш родовой змок, что мы до тех пор не вернемся сюд, пок не достигнем своей цели, и что одн смерть может положить конец ншим стремлениям!

Леонрд, помедлив одно мгновение, отвечл:

— Если Джен потерян для меня, то ничто не может помешть мне произнести эту клятву!

Зтем Том, в сопровождении своего брт, нпрвился в середину зл, где н большом пюпитре лежл стриння библия. Положив руки н священную книгу, он нчл произносить слов клятвы громким голосом, не оствлявшим никкого сомнения в серьезности его нмерений и полным веры в себя.

— Клянемся этой священной книгой и Богом, создвшим нс, что оствим этот дом, приндлежвший нм, и никогд больше не взглянем н него до тех пор, пок он опять не стнет ншим. Клянемся, что будем стрться достичь этой цели ншей жизни, пок смерть не уничтожит нс, и пусть позор и нищет порзят нс, если мы, будучи в здрвом уме и полные сил, откжемся от этой клятвы. В этом помоги нм, Боже!

— В этом помоги нм, Боже! — повторил Леонрд.

Тк в доме своих предков, перед лицом Творц и перед портретми умерших предствителей род, Томс и Леонрд Утрмы посвятили себя великой цели.

Быть может, кк скзл один из них, их змысел кзлся просто детской мыслью, но при всем том он был трогтелен.

Н следующий день они отпрвились в Лондон, где прожили несколько дней, но ни одной строки не пришло от Джен Бич; плохо ли, хорошо ли, но цепь клятвы, произнесенной Леонрдом, обвилсь вокруг его шеи.

Три месяц спустя об брт приближлись к берегм Африки, к земле «Людей тумн».

III. СЕМЬ ЛЕТ СПУСТЯ

— Сколько времени, Леонрд?

— Семь чсов, Том.

— Уже семь? Н зре я умру, Леонрд!

— Рди Бог, не говори тк, Том. Если ты все время будешь думть о смерти, то действительно умрешь!

Больной глухо зсмеялся.

— Не в словх дело, Леонрд. Я чувствую, что моя жизнь угсет, кк догорющий огонь. Мой ум еще совершенно ясен, но тем не менее я умру н зре. Лихордк совсем изнурил меня. Я бредил, Леонрд?

— Немного, дружище! — отвечл Леонрд.

— О чем я говорил?

— Больше всего о доме, Том!

— О доме! У нс его нет, Леонрд. Он продн. Сколько времени мы нходимся н чужбине?

— Семь лет!

— Семь лет! Д! Ты помнишь, кк мы прощлись с ншим стрым домом в ту зимнюю ночь после укцион? Помнишь, что мы тогд решили?

— Д!

— Повтори это!

— Мы поклялись, что будем стрться рзбогтеть, чтобы выкупить Утрм, и что одн только смерть может освободить нс от этой клятвы. Мы поклялись, не достигнув ншей цели, не возврщться в Англию. Зтем мы отпрвились в Африку. В течение семи лет мы стрлись обрести богтство, но у нс едв хвтет средств, чтобы поддерживть свое существовние!

— Леонрд! Теперь ты единственный нследник ншей клятвы и ншего древнего имени, по крйней мере, через несколько чсов будешь им. Я стрлся исполнить мой обет до смой смерти. Ты освободишься от клятвы, когд достигнешь цели, или умрешь. Борьб достлсь мне в удел, быть может, ты достигнешь звезды. Будешь ли ты стремиться к ншей цели, Леонрд?

— Д, Том!

— Дй мне руку в знк этого, дружище!

Леонрд Утрм нклонился к умирющему брту, и об они пожли друг другу руки.

— Теперь я зсну; я утомлен. Но ты не бойся, я проснусь перед… концом.

Едв последние слов слетели с его уст, кк глз зкрылись, и он впл в оцепенение или сон.

Леонрд сел н пустой бочонок от джин, зменявший стул. Шум бури доносился в кфрскую хижину, построенную из трвы и веток, где бртья ншли себе приют. Ветер проникл в нее через сотню отверстий, колебля плмя лмпы и поднимя со лб больного волосы. Время от времени дождь принимлся ливмя лить, и вод через трвяную крышу хижины стекл н земляной пол. Леонрд подошел к двери хижины или, скорее, к низкому полукруглому отверстию, служившему дверью, и отодвинул доску, прикрыввшую его. Хижин их стоял н склоне большой горы, у подошвы которой было море кустрников, кругом виднелись фнтстические очертния гор. Черные облк зкрывли лунный диск, но по временм небо прояснялось; тогд окружющя местность открывлсь во всей ее необъятности и ужсющей пустынности.

Леонрд зкрыл дверное отверстие и, вернувшись к своему брту, пристльно посмотрел н него. Несколько лет тяжелых трудов и лишений не стерли с лиц Томс Утрм его удивительной крсоты, но отпечток смерти был сейчс н нем.

Леонрд вздохнул, и, порженный ккой-то мыслью, отыскл кусок зеркл. Поднеся его близко к свету лмпы, он стл всмтривться в свои собственные черты. В зеркле отржлся крсивый человек, с бородой, згорелый, со смелым взглядом, присущим тому, кто привык к постоянным опсностям, кудрявыми волосми и широкими плечми; не особенно высокий, но с мощным телосложением. Хотя он был еще молод, но мло юношеского остлось в его облике; конечно, труд и борьб нложили н него отпечток, зклив его. Лицо имело доброе выржение, но большинство людей предпочли бы видеть дружбу в этих проництельных черных глзх, нежели искру вржды. Леонрд был опсный врг, и его долгя борьб со светом зствлял его иногд видеть вргов тм, где они не существовли.

Несколько чсов просидел Леонрд в здумчивости у постели брт, всмтривясь в его лицо, которое то оствлось спокойным и бледным, то вспыхивло и кзлось тревожным.

Нконец, Томс Утрм открыл глз и посмотрел н Леонрд, но последний знл, что брт его видит не тким, кким он был н смом деле. Глз умирющего пытливо глядели н него, и Леонрд чувствовл, что тот видит в его лице что-то ткое, что не могло быть видно никому другому. Этот испытующий взгляд был тк стрнен, что Леонрд не мог его выдержть и окликнул брт, но не получил ответ, большие глз умирющего продолжли читть в той книге, которя скрыт для живых, но совершенно понятн для умирющих.

Зрелище смерти всегд стршно; стршны последние вспышки жизни, эт борьб с телом духовного и вечного нчл, нзовем ли его душою, или кк-нибудь инче.

Леонрд видел смерть в смых ужсных ее проявлениях, однко никогд не чувствовл ткого ужс, кк теперь. Что прочел брт или дух брт н его лице?

Леонрд пострлся подвить в себе стрх.

— Мои нервы рсштны, — подумл он. — Он умирет. Кк я вынесу зрелище его смерти?

Порыв ветр потряс хижину, вырвв чсть веток, из которых состоял крыш. Тонкя струя дождя порвлсь через обрзоввшееся отверстие и упл н лоб больного; кпли дождя, подобно слезм, сктились по его бледным щекм. Тогд стрнный взгляд больного принял более естественное выржение, губы приоткрылись.

— Воды! — пробормотл умирющий.

Леонрд дл ему пить, одною рукою поднеся кружку к его рту, другой поддерживя голову умирющего. Том сделл дв глотк и зтем внезпным движением своей ослбевшей руки выбил кружку, которя упл н пол.

— Леонрд, — скзл он, — ты добьешься успех!

— Успех в чем, Том?

— Ты стнешь богт, выкупишь Утрм и продолжишь нш род, но этого достигнешь ты не один. Женщин поможет тебе!

Зтем его мысли несколько смешлись, и он пробормотл:

— Кк поживет Джен? Слышл ли ты о ней?

При этом имени лицо Леонрд смягчилось, но тотчс же сделлось суровым и озбоченным.

— Я не слыхл ничего о Джен, дружище, все эти годы, — отвечл он. — Вероятно, он или умерл, или вышл змуж!

— Слушй, — отвечл Том, опрвляясь от своего збытья. — Я скоро умру. Ты знешь, что умирющие иногд видят длеко. Мне снилось, или я прочел н твоем лице, вот что: ты умрешь в Утрме. После моей смерти остнься н этом месте некоторое время. Остнься здесь, Леонрд!

Ослбев, Том опрокинулся нвзничь, и в это время сильный порыв ветр потряс хрупкую хижину, рзрушив восточную стену. Кобр, скрыввшяся в густых ветвях, которыми были покрыты стены хижины, с мягким шорохом упл н пол, н рсстоянии не более фут от лиц умирющего; вытянувшись н полу и зшипев, он высунул свой гибкий язык и рздул в бешенстве псть. Леонрд отскочил нзд и схвтил лежвший вблизи лом, но прежде чем он успел удрить змею, пресмыкющееся опустилось н пол и, скользнув своим чешуйчтым телом по лицу умирющего, спрятлось опять в ветвях. Но Томс Утрм не видел ничего и не шевелился дже, когд тело отвртительного пресмыкющегося скользнуло по его лицу. Тяжелое, порывистое дыхние укзывло н скорую рзвязку. Н душе у Леонрд сделлось чрезвычйно тяжело; он обнял брт и в первый рз з многие годы поцеловл его в лоб.

Умирющий открыл глз. Н востоке знимлсь зря. Вершины гор згорлись плменем.

Томс Утрм при виде этого, поднявшись н колени, протянул руки к восходящему солнцу, шевеля губми. Зтем он упл н грудь Леонрд, и все было кончено.

IV. ПОХОРОНЫ

Долго Леонрд сидел у тел брт. Нступил день. Круглый диск солнц поднялся высоко нд горми.

Буря зтихл и, если бы не было обломков полурзрушенной хижины, то с трудом можно было бы поверить, что он недвно свирепствовл. Нсекомые принялись з свое стрекотнье; ящерицы выползли из щелей скл; омытые дождем цветы горных лилий резко брослись в глз своею яркою окрской.

Леонрд продолжл сидеть с выржением горя н лице, когд н него сверху упл ккя-то тень. Он взглянул вверх и зметил коршун, реявшего нд местом смерти.

Схвтив свое зряженное ружье, Леонрд вскочил н ноги. Птиц приближлсь, описывя круги в воздухе. Леонрд схвтил ружье, прицелился и выстрелил. Выстрел гулко рздлся в тишине, и звук его был повторен эхом в горх. Птиц некоторое время оствлсь неподвижною в воздухе и зтем тяжело рухнул н землю, удрившись своим могучим клювом о кмни:

— Итк, я еще могу убивть, — проговорил про себя Леонрд, зметив результт своего выстрел. — Убивй, чтобы не быть смому убитым — тков зкон жизни!

После этого он повернулся к телу брт, зкрыл ему глз и сложил крестом н груди его исхудлые руки.

— Где же, однко, эти кфры? — громко произнес он, внезпно вспомнив о своих слугх, которых что-то долго не было видно.

— Эй, Оттер, Оттер!

Эхо повторило в горх эти слов, но н зов Леонрд никто не явился. Он вторично окликнул своих слуг, но тоже безрезульттно.

— Хоть и нельзя уходить отсюд, — произнес Леонрд, — однко, ндо посмотреть в чем дело.

Покрыв тело брт крсным одеялом, чтобы зщитить от коршунов, он решил обойти склы, окймлявшие мленькое плто, н котором стоял хижин. З ними плто продолжлось, и шгх в пятидесяти от скл, в склоне горы, было углубление, обрзовнное выветривнием мягкой породы кмня. В этом углублении, или гроте, кфры — их было четверо — спли и тут же имели обыкновение рзводить огонь для приготовления пищи. Но в это утро огонь не горел, и в гроте никого не было видно.

— Еще спят, — подумл Леонрд, нпрвляясь к гроту. В следующий момент он громко позвл: «Оттер, Оттер! — и сильно толкнул лежвшую у вход в грот мссу. Но он не двиглсь, хотя толчок был достточно силен для того, чтобы рзбудить смого ленивого дикря, погруженного в глубочйший сон. Леонрд стл всмтривться в лежвшего и в следующий момент отпрянул нзд, воскликнув:

— Боже! Это Чит — мертвый!

В это время глухой голос рздлся из глубины грот, голос Оттер, проговорившего по-голлндски:

— Я здесь, бс пусть бс рзвяжет меня; то я не могу шевельнуться!

Леонрд вошел в глубину грот и увидел Оттер со следми стршных побоев н лице и н всем теле, связнного по рукм и ногм. Вынув нож, Леонрд перерезл связыввшие Оттер веревки и вывел его из грот. Это был крлик-кфр, ростом немногим более 4 футов, нйденный бртьями умирвшим с голод в пустыне. Взятый ими, он служил им верой и првдой в течение нескольких лет. Бртья окрестили его Оттер (по-нглийски — выдр), во-первых, потому, что его нстоящее имя европейцу почти невозможно было выговорить, , во-вторых, из-з его необыкновенного умения плвть, почти рвнявшегося способностям того животного, имя которого ему дли. Лицо его безобрзно, но в этом безобрзии не было ничего оттлкивющего. Несмотря н свой мленький рост, Оттер имел необыкновенно большую голову, длинные руки и огромный нос. Все члены его тел докзывли большую физическую силу.

— Что случилось? — спросил Леонрд по-голлндски.

— Вот что, бс. Прошлой ночью эти три негодяя, бзуто, твои слуги, здумли убежть. Мне они ничего не скзли и были тк осторожны, что, хотя я и следил дже з их мыслями, однко ни о чем не мог догдться. Дождвшись, пок я крепко зснул, они связли меня, тк что могли взять ружье бс Том, которое ты поручил мне, и другие вещи. Скоро я понял их нмерение, и мое сердце кипело от бешенств. Связв меня, собки-бзуто стли смеяться мне в лицо, ругя меня и говоря, что я могу теперь умереть с голоду вместе с моими глупыми белыми господми, которые ищ повсюду желтого желез, по своей глупости, ншли его очень мло. Зтем они поделили между собой все ценные вещи, и перед тем, кк уйти, кждый из них подходил ко мне и бил по лицу, один прижег мне нос горячей головней!

— Все это я терпеливо переносил, д когд Чит взял ружье бс Том, другие хотели привязть меня к скле, я не мог более терпеть. Бросившись н Чит, я с силою удрил его своею головою в середину тел, тк что он отлетел в сторону и хлопнулся о склу, не произнеся ни звук! А! Они збыли, что если мои руки крепки, то голов еще крепче. Тогд двое других бросились н меня, и я, имея руки связнными, не мог зщищться. Боясь, что они скоро убьют меня, я со стоном упл н землю и притворился мертвым. Думя, что они покончили со мною, бзуто поспешно ушли, опсясь, что вы услышите шум и будете догонять их. В этой поспешности они дже оствили ружье и многие другие вещи. Вот и все. Я думю, бс Том будет рд, что я спс его ружье. Когд он узнет об этом, то збудет свою болезнь и скжет:

— Молодец, Оттер, твоя головк крепк!

— Бс Том умер, — отвечл Леонрд с печльной улыбкой. — Он умер н рссвете н моих рукх. Лихордк убил его, кк других «инкузис» (нчльников)!

Оттер, услышв печльную весть, опустил голову н грудь и некоторое время не произносил ни слов. Нконец он взглянул н Леонрд, и последний зметил две слезы, сктившиеся по лицу крлик.

— Кк? — воскликнул он. — Ты умер, мой отец, хрбрый, кк лев, и крсивый, кк девушк! Д, ты умер, мои уши слышли это, и если бы не твой брт, бс Леонрд, то я убил бы себя, чтобы последовть з тобою!

— Пойдем, — скзл Леонрд, — я не могу оствлять его ндолго!

Леонрд вернулся к телу своего брт. Оттер шел з ним. Приблизившись к телу Томс Утрм, Оттер сделл рукою приветственный знк, проговорив:

— Нчльник и отец, когд ты жил н земле, ты был добрый и хрбрый человек, хотя немного вспыльчивый и иногд кпризный, кк женщин. Теперь ты удлился с этого свет и улетел, подобно орлу, к солнцу. Живя тм, ты будешь еще хрбрее, еще лучше и терпеливее к тем, кто менее чист, чем ты. Отец и нчльник! Приветствую тебя. О, если бы тот, кого ты нзвл Оттером, мог служить тебе и «инкузи» — твоему брту — в жилище Высочйшего, если ткое существо, кк я, может войти туд! Что же ксется собки-бзуто, который хотел укрсть твое ружье, то я убил его в счстливый чс. Он будет твоим рбом в доме Высочйшего. Ах! Если бы я знл, то послл бы лучшего человек. Слв тебе, отец мой! Прощй, и пусть твой дух будет милостив к нм, которые любят тебя!

Проговорив это, Оттер отошел от тел и, обмыв свои рны, принялся з приготовление пищи. После обед Леонрд и Оттер перенесли тело Том в грот, убрв оттуд труп бзуто, который Оттер без церемоний спрятл в рсщелине склы. Леонрд остлся у тел брт, Оттер, взяв с рзрешения Леонрд ружье Том, ушел н охоту, ндеясь подстрелить горную козу.

Леонрд, отпускя крлик, прикзл ему к вечеру вернуться нзд.

— Где мы будем рыть могилу, бс? — спросил, уходя, Оттер.

— Он уже готов, — отвечл Леонрд. — Умерший см ее вырыл, подобно многим здесь. Мы похороним его в последней яме, вырытой им в поискх золот. По првую руку от того мест, где стоял хижин. Он достточно глубок!

— Д, бс, хорошее место, хотя, быть может, бс Том не тк бы тщтельно рботл, если бы знл, для чего он послужит; кто знет, чему служт нши рботы? Но эт двжды обвливлсь, когд бс рыл ее…

— Я уже устроил все, — скзл коротко Леонрд. — Ступй и будь здесь з полчс до зкт солнц, по крйней мере. Д, если можешь, то принеси еще горных лилий. Бс Том любил их!

Крлик поклонился и вышел.

— А, — нчл он говорить см с собой, нпрвляясь к подошве холм, где ндеялся нйти дичь, — ты не боишься мертвых, живых тем более. Однко, Оттер, бс Том мертвый теперь тк стршен, он, который при жизни был тк мил! Чит не выглядел стршным, только еще безобрзнее. Но ведь Чит убил ты, бс Том убило небо, положивши н него свою печть. Что теперь будет делть бс Леонрд, когд его брт умер и бзуто убежли? Идти рыть золото, нйти которое тк трудно, нйдя, нельзя долго сохрнить? Но тебе-то что до этого, Оттер? Что тебе з дело до того, что делет бс? Смотри, вот следы козы!

День выдлся чрезвычйно жркий. В это время стояло лето в Восточной Африке, или, скорее, — осень, пор лихордок, гроз и ливней, в течение которого только люди, дешево ценившие свою жизнь, могли жить в этих широтх, ищ золото, со скудными зпсми пищи и почти не нходя возможности нйти себе приют. Но исктели счстья не особенно ценят жизнь, кк собственную, тк и чужую. Они делются фтлистми, быть может, бессознтельно, полгя, что, кому суждено, тот умрет, остльные остнутся живы, несмотря ни н что.

Когд Леонрд Утрм, его брт и дв их товрищ по приключениям услышли от туземцев об одном месте в горх, богтом золотом и нходящемся номинльно н Португльской территории, у ближнего рукв Змбези, то, с помощью двух ружей и собки они получили концессию от хозяин этой территории н рзрботку руды. Несмотря н нездоровое время год, они не отложили своего мероприятия из опсения, что кто-нибудь другой з три ружья и з две собки убедит нчльник территории отнять у них концессию в его пользу. Поэтому они трудолюбиво принялись з рботу, и снчл счстье сопутствовло им. Им поплось дже несколько смородков. Ндежды их окрепли, но снчл один из компньонов, по имени Аскью, зболел лихордкой и умер, з ним погиб и второй компньон — Джонстон. После этого Леонрд хотел было уже бросить дело, но, словно по воле судьбы, н следующий же после смерти Джонстон день, они ншли золото в тком знчительном количестве, что Томс, ндеясь вскоре достичь богтств, и слышть не хотел о прекрщении рбот.

Тогд они перенесли свое жилище н более возвышенное и здоровое место и остлись. Но в один несчстный день Томс Утрм, зблудившись н охоте, провел ночь н болоте. Неделю спустя он зболел лихордкой и через три недели умер, кк мы видели.

Все эти события и многие другие проносились в уме Леонрд, сидевшего долгие чсы у тел умершего брт. Никогд еще он не чувствовл себя тким одиноким, тким покинутым и несчстным. Теперь н свете у него нет друг, если не считть слуги Оттер. Несколько лет он уже не был в Англии; смые близкие родственники не зботились более о нем и его брте, изгннных, стрнствующих по чужим стрнм; его школьные товрищи, вероятно, збыли о его существовнии.

Тм, н родине, было еще одно существо. Джен Бич. Но с той пмятной ночи семь лет он ничего не слыхл о ней. Дв рз он писл ей, но не получил никкого ответ н свои письм. Более он не возобновлял своих попыток писть, будучи смолюбивым человеком. Вместе с тем он догдывлся, что он не могл ему отвечть. Кк он скзл своему брту, Джен или умерл, или, что было всего вероятнее вышл змуж з м-р Коген. Однко когд-то они любили друг друг, д он и теперь еще любит ее, или, по крйней мере, думл тк. Действительно, все эти тяжелые годы изгнния, трудов и беспрестнных поисков ее обрз и пмять о ней жили в его сердце кк длекий слдкий сон, полный мир и крсоты, хотя у него остлся от нее последний подрок — молитвенник и локон волос. Пустыня не ткое место, где люди могут збыть свою первую любовь. Д, он был один, совершенно один, среди диких стрн и грубых, необрзовнных людей и дикрей. А теперь что он будет делть? Здешнее место истощено. Тут, действительно, было нносное золото, но Леонрд знл, что оно нходится не в земле, но в жилх кврц, скрытых в горной породе. Чтобы извлечь богтство оттуд, нужны мшины и кпитл. Кроме того, слуги его, кфры, исчезли, избегя тяжелой рботы и лихордки, других и не нйти в это время год. Очевидно, остется одно: вернуться в Нтль и приняться з ккое-нибудь другое дело.

Здесь Леонрд вдруг вспомнил о своем обете — искть до тех пор, пок он не добьется своей цели или не умрет. Очень хорошо, он исполнит свое обещние. Зтем он вспомнил любопытное предскзние умирющего, что он достигнет богтств.

Конечно, это был не более, кк бред. Столько лет его брт безуспешно стремился к своей цели, восстновлению чести их древней фмилии; неудивительно, что в чс смерти он увидел, что цель эт достигнут, хотя и другим. Однко, кк стрнно он смотрел н него! С кким убеждением он говорил! Все это, конечно, не может иметь никкого знчения; он, Леонрд, дл несколько лет тому нзд клятву и еще в прошлую ночь обещл стремиться к выполнению этой клятвы. Поэтому, худо или хорошо, но он должен действовть до конц.

Тким рзмышлениям предлся Леонрд, сидя у тел своего брт, товрищ его детских игр и друг.

Время от времени он вствл со своего мест и прохживлся около грот. После полудня воздух сделлся еще более знойным, и большя туч собирлсь н горизонте.

— Вечером будет гроз, — проговорил Леонрд, — кк только Оттер придет, ндо будет похоронить тело, то придется ждть до звтр!

Нконец, з полчс до зход солнц, Оттер появился у вход в грот. Н плечх его был привязн убитя коз, в рукх он держл большой пучок ярких горных лилий.

Двое мужчин похоронили Томс Утрм в вырытой им смим могиле, и рскты гром зменили для него погребльное пение.

V. ОТТЕР ДАЕТ СОВЕТ

Когд погребение было окончено и Томс Утрм успокоился нвеки в своем постоянном земном жилище, его брт, взяв молитвенник, подренный ему некогд Джен Бич и соствлявший, по првде говоря, всю его библиотеку, прочел нд могилой погребльную службу, окончив свое чтение при блеске молнии. Зтем он и Оттер вернулись в грот и поужинли, не произнеся ни слов. После ужин Леонрд обртился к крлику:

— Оттер! Ты человек ндежный и ловкий. Я хочу тебе рсскзть одну историю и спросить тебя кой о чем. — Во всяком случе, — проговорил он про себя по-нглийски, — в подобных вещх его суждение столь же вжно, кк и мое.

— Говори, бс, — ответил тот, — мои уши открыты!

— Оттер! Умерший бс и я приехли в эту стрну около семи лет тому нзд. До отпрвления ншего сюд мы были богтыми людьми, стршинми в ншей земле, но потеряли нши крли, скот и земли; они были продны, и другие взяли их, мы стли бедными. Д, мы, бывшие жирными, стли тощи, кк быки в конце зимы. Тогд мы скзли один другому: здесь у нс нет более дом, позорня бедность обрушилсь н нс, мы — рзбитые корбли, люди, не имеющие никкого знчения; однко, будучи блгородной крови, мы не можем здесь зрбтывть пропитние трудом, подобно обыкновенным людям, инче и простые, и блгородные будут смеяться нд нми. Большой кменный крль отнят у нс: другие знимют его, чужие женщины хозяйничют в нем и их дети бегют по ншей земле; мы должны уехть!

— Кровь есть кровь, — прервл Оттер, — богтство ничто! Отчего ты, отец мой, не выгнл этих чужестрнцев и не взял обртно твой крль?

— В ншей стрне этого нельзя сделть, Оттер: богтство тм знчит больше породы. Если бы мы сделли это, то подверглись бы еще большему позору. Одно богтство могло бы возвртить нм нш дом, у нс его не было. Тогд мы поклялись друг другу, умерший бс и я, что поедем в эту дльнюю стрну искть богтств, с которым мы могли бы вернуть нши земли и крль, чтобы оствить их после себя своим детям!

— Прекрсня клятв, — скзл Оттер, — здесь вы поклялись бы инче, и стль решил бы спор о крле, не желтое железо!

— Мы приехли сюд, Оттер, и семь лет рботли усерднее смого последнего из нших слуг; путешествовли тм и тут, смешивлись со многими нродми, изучили несколько языков, и что же мы ншли? Бс Том — могилу в пустыне, я — скудную пищу, которую может дть пустыня, не более. Богтств мы не приобрели, Оттер, я поклялся или достичь его, или умереть, и еще в прошлую ночь обещл брту исполнить свою клятву!

— Это хорошо, бс; клятв есть клятв, и честные люди должны исполнять ее. Но здесь нельзя добыть богтств; ведь золото большею чстью скрыто в этих склх, которые слишком тяжелы, чтобы увезти их, кто может достть золото из скл? Этого не сделть нм, дже если лихордк и пощдит нс. Нм ндо уйти отсюд куд-нибудь в другое место!

— Слушй, Оттер. Это еще не все. Умерший бс перед своей смертью видел в будущем, что я нйду золото с помощью женщины, и просил меня остться здесь некоторое время после его смерти. Скжи теперь, Оттер, ты, вышедший из нрод, знющий толк в снх и видениях, и см сын толковтеля снов, было это действительное видение или фнтзия больного?

— Не зню, — отвечл Оттер. — Нверное, дух, или голос кого-то, оплкивющего умершего!

— Мы здесь единственные плкльщики! — скзл Леонрд; и едв он произнес эти слов, кк пронзительный вой опять оглсил воздух. Кк рз в это время лун вышл из-з облков, и при ее свете они увидели того, кто производил стрнные звуки. Шгх в двдцти от них, н противоположном склоне холм, скорчившись н кмне и зкрыв лицо рукми, в полном отчянии, сидел высокя женщин изнуренного вид.

С изумлением Леонрд нпрвился к ней, сопровождемый крликом. Женщин был тк поглощен своим горем, что не слышл и не видл их приближения. Дже когд они совсем близко подошли к ней, он не зметил их, тк кк лицо ее было зкрыто худыми рукми. Леонрд с любопытством посмотрел н нее. Это был женщин стрше средних лет, очевидно, когд-то крсивя, и для туземки с очень светлой кожей. Кудрявые волосы ее нчинли седеть, руки и ноги были тонки и хорошей формы. Более Леонрд ничего не мог рзглядеть, тк кк лицо он зкрыл рукми, фигур был обернут рвным одеялом.

— Мтушк, — скзл он н дилекте сизуту, — что с тобою, о чем ты плчешь?

Женщин, отняв руки от своего лиц, с криком ужс вскочил н ноги. Взгляд ее упл снчл н Оттер, стоявшего прямо перед ней, и при виде его крик змер н ее губх, — он окменел от ужс. Вид ее был тк стрнен, что крлик и его господин с молчливым удивлением смотрели н нее, ожидя, что будет дльше.

Женщин первя прервл это молчние, зговорив глухим голосом, полным суеверного ужс и обожния, и опустилсь н колени:

— Нконец ты пришел требовть от меня ответ, — скзл он, обрщясь к Оттеру, — о, ты, имя кого Мрк, кому я был нзнчен в змужество и от кого в молодости убежл!? Тебя ли я вижу во плоти, господин ночи, король крови и ужс, это твой жрец? Или я грежу? Нет, я не грежу; убей меня, жрец, и пусть мой грех будет очищен!

— Кжется, — скзл Оттер, — мы имеем дело с сумсшедшей!

— Нет, Джль, — отвечл женщин, — я не сошл с ум, хотя недвно был близк к этому!

— Ну, и меня не зовут ни Джлем, ни Мрком! — отвечл с рздржением крлик. — Перестнь говорить глупости и скжи белому господину, откуд ты, то я устл от этого рзговор!

— Если ты не Джль, черное существо, то это очень стрнно, тк кк Джль имеет ткой же вид, кк у тебя. Но, может быть, ты не хочешь, облекшись во плоть, признться в этом мне. Ну, тогд делй, кк хочешь. Если же ты не Джль, то я безопсн от твоего мщения, если ты Джль, то прошу тебя простить грех моей юности и пощдить меня!

— Кто ткой Джль? — с любопытством спросил Леонрд.

— Не зню, — отвечл женщин, внезпно переменив тон. — Голод и утомление смутили мой ум, и я говорил вздорные слов. Збудь их и дй мне есть, бледнолицый, — прибвил он жлобным голосом, — дй мне есть, я умирю от голод!

— У нс сильный недостток в пище, — отвечл Леонрд, — но мы поделимся с тобой, чем можем. Следуй з мною, мтушк! — и он повел ее к гроту.

Оттер дл ей пищи, и он принялсь есть, кк человек, голодвший долгое время, с удовольствием, но и с усилием. Покончив с едой, он посмотрел н Леонрд своими смелыми черными глзми, проговорив:

— Скжи, белый господин, ты рботорговец?

— Нет, — отвечл он хмуро, — я рб!

— Кто же твой господин — этот черный человек?

— Нет, он только рб рб. У него нет господин, есть госпож, которую зовут судьбою!

— Смя худшя из всех и в тоже время смя лучшя, — скзл струх, нхмурившись, — он вновь смеется и к удрм примешивет поцелуи!

— Удры ее я хорошо зню, поцелуи — нет, — отвечл мрчно Леонрд и прибвил другим тоном. — Что же с тобой случилось, мтушк, кк тебя зовут, и что ты ищешь, бродя одн в горх?

— Меня зовут Со, и я ищу помощи для той, кого люблю, и кто теперь нходится в горестном положении. Хочешь, господин, слушть мой рсскз?

— Говори, — скзл Леонрд.

Женщин, сев н землю перед ним, нчл свой рсскз.

VI. РАССКАЗ СОА

— Господин, я, Со, служнк белого человек, купц, живущего н берегх Змбези в четырех днях пути отсюд. У него есть дом, построенный им несколько лет тому нзд.

— Кк имя белого человек? — спросил Леонрд.

— Черный нрод зовет его Мэвум, бледнолицые — Родд. Он хороший господин и не простой человек, но у него есть один недостток — по временм он пьет. Двдцть лет тому нзд, или больше, Мэвум женился н белой женщине, дочери португльц, жившего у бухты Делго. Он был прекрсн, х, кк прекрсн! После женитьбы он поселился н берегх Змбези, сделлся купцом и выстроил тм дом, от которого теперь остлись одни рзвлины. Здесь его жен умерл от родов; д, он умерл н моих рукх, и я воспитл ее дочь Хунну, ухживя з ней от колыбели и до нстоящих дней.

— После смерти своей жены Мэвум стл сильно пить. Когд он не пил, то это был ловкий и хороший торговец; по временм он собирл н большие суммы слоновую кость, перья, золото и сотнями воспитывл рогтый скот. Тогд он говорил, что хочет оствить пустыню и уехть з море, в неизвестную мне стрну, откуд приезжли нгличне.

— Двжды он отпрвлялся со мной и с Хунной, своей дочерью, моей госпожою, которую черный нрод прозвл Небесною пстушкой, приписв ей др предскзывть дождь. Однжды Мэвум остновился в городе Дурбн, в Нтле, и, нпившись пьяным, в один месяц прожил все свои деньги, в другой рз он потерял вновь нжитое им состояние при перепрве через реку, когд лодку опрокинул гиппопотм, и золото со слоновой костью потонуло. В последнюю поездку он оствил свою дочь в Дурбне, где он прожил три год, изучя те вещи, которые знют белые женщины, тк кк он очень умн, тк же умн, кк добр и прекрсн. Год дв тому нзд он вернулсь нзд в поселение, доехв н судне до бухты Делго, где ее встретил Мэвум.

— Рз моя госпож скзл своему отцу, что ей нскучил их уединення жизнь в пустыне и что он хочет ехть з море в стрну, которую он нзывл домом. Он послушлся ее, тк кк Мэвум очень любил свою дочь, и скзл, что сделет тк, но что до этого он хочет отпрвиться в путешествие по реке для зкупки в одном месте большого количеств слоновой кости. Он был против этого, говоря: поедем, нконец, мы уже достточно богты. Отпрвимся в Нтль и поедем з море. Но он ничего не хотел слушть, тк кк был очень упрямый человек.

— Н следующее утро он отпрвился з слоновой костью и лэди Хунн, его дочь, плкл, хотя он и бесстршн, оствшись одн. Кроме того, он не любил быть вдли от отц, не имея возможности следить з тем, чтобы он не нпивлся пьяным.

После отъезд Мэвум прошло двендцть дней. Я и моя госпож сидели в поселении, ожидя его возврщения. У моей госпожи есть обыкновение, одевшись поутру, читть ккую-то священную книгу, в которой нписны зконы того Высочйшего, которого он почитет. Поэтому нутро, триндцтого числ, он сидел н вернде дом и читл эту книгу, я знимлсь приготовлением пищи. Вдруг я услыхл шум и, выглянув через збор, окружвший сд и весь дом, кроме вернды, увидл много людей — белых, рбов и мултов; один из них был верхом, остльные пешком; з ними тянулся длинный крвн рбов с веревкми н шее.

— Подойдя ближе, эти люди стли стрелять в жителей поселения; некоторые были убиты, многие взяты в плен, другие убежли — те, кто был н полевых рботх и видел приближение рботорговцев.

Со стрхом глядя н все это, я увидел, что моя госпож, все еще с книгой в рукх, побежл к збору, з которым я стоял. Но когд он достигл его, человек, сидевший верхом н муле, прегрдил ей дорогу, и он, обернувшись, посмотрел н него, прислонившись спиной к збору. Тогд я спустилсь с збор и, спрятвшись з бнновыми деревьями, стл смотреть в щель збор.

— Человек, сидевший н муле, был стр и толст, с седыми волосми и желтым морщинистым лицом. Я знл его рньше и слышл о нем: много лет он был ужсом этой стрны. Черный нрод зовет его «Желтым дьяволом», португльское имя его Перейр; он имеет свое жилище в уединенном месте в одном из устьев Змбези. Сюд он собирет своих рбов, и сюд двжды в год приезжют торговцы и отвозят рбов н рынки.

— Этот человек посмотрел н мою госпожу, в ужсе прислонившуюся к збору, и, зсмеявшись, вскричл по-португльски: — Вот слвня добыч! Должно быть, это т Хунн, о крсоте которой я столько слышл. Где вш отец, моя голубк? Уехл по торговым делм, не првд ли? А, я это знл; инче, может быть, я бы и не отвжился приехть сюд. Но с его стороны нехорошо оствлять в одиночестве ткое милое существо. Хорошо, хорошо, он знят своим делом, я должен приступить к своему; ведь я тоже купец, моя голубк, торгующий черными птичкми. Птички с серебристыми перьями не чсто попдлись мне, и я должен побольше сделть для вс. Здесь есть молодые люди, которые з ткие глз, кк у вс, ддут много. Не бойтесь, моя голубк, мы скоро нйдем вм супруг!

— Тк говорил Желтый дьявол в то время, кк моя госпож испугнно смотрел н него, слуги рботорговц громко смеялись его злым словм.

Нконец, он, кзлось, понял, о чем он говорил, и я увидел, что моя госпож медленно поднял свою руку к голове. Я догдлсь о ее нмерении. Он носил в своих волосх спрятнный тм стршный яд, млейшя крупиц которого, попв н язык, тотчс же убивет человек. Секрет этого яд я открыл ей; моя госпож постоянно имел яд при себе н тот случй, если ей будет угрожть худшее, чем смерть. Тогд в ужсе я прошептл ей через щель збор н древнем языке, которому я ее учил, — языке моего нрод:

— Удержи свою руку, госпож: пок ты жив, ты можешь еще освободиться, от смерти нет освобождения. Будет еще время употребить яд, когд смое худшее стнет угрожть тебе!

— Он услышл меня, и, слегк нклонив свою голову, опустил руку. Тогд Перейр снов зговорил:

— Теперь, если вы готовы, мы можем отпрвляться; до моего гнезд восемь дней пути, кто может скзть, когд придут покуптели з моими черными птицми? Не хотите ли вы что-нибудь скзть перед отпрвлением, моя голубк?

Тогд, мол, госпож впервые зговорил с ним:

— Я в вшей влсти, но не боюсь вс; знйте, что в случе необходимости я могу ускользнуть от вс. Только я скжу вм следующее: вше злодейство нвлечет смерть н вшу голову, — и он бросил взгляд н тел убитых рботорговцми, н пленников, н которых были ндеты цепи и деревянные колодки, и н дым, поднявшийся нд ее домом, подожженным злодеями.

— Одно мгновение португлец кзлся испугнным, зтем громко зсмеялся и, перекрестившись по обычю этого нрод для зщиты от проклятия, произнес:

— Кк! Вы пророчествуете, моя голубк! Вы говорите, что можете ускользнуть, если зхотите. Ну, мы это посмотрим. Приведите другого мул для лэди!

— Мул был приведен, и Хунн, моя госпож, сел н него. Зтем рботорговцы пристрелили тех из рбов, которые, по их мнению, не имели никкой цены; погонщики рбов удрили последних кожными плеткми, и крвн двинулся к берегм реки.

— Когд он скрылся из виду, я вышл из своего убежищ, отыскл тех из поселенцев, которым удлось ускользнуть от рук злодея, и просил их пойти с оружием по следм Желтого дьявол, чтобы при удобном случе освободить мою госпожу, которую они любили. Но они боялись сделть это, д и многие из стршин были взяты в плен. Они только плкли о своих умерших родственникх и сожженных крлях.

— Трусы! — скзл я им. — Если вы не хотите идти, то я одн пойду. По крйней мере, пусть кто-нибудь из вс пойдет вверх по реке и, отыскв Мэвум, рсскжет ему о том, что произошло в его доме!

— Они обещли мне это, и я, взяв одеяло и немного пищи, отпрвилсь следом з крвном рботорговцев. Четыре дня я шл з ними, пок, нконец, у меня не вышл пищ и силы не оствили меня. Н утро пятого дня я не могл больше идти и, взойдя н вершину склы, долго следил з извиввшимся по рвнине длинной лентой крвном. В середине его были дв мул, и н одном из них сидел женщин. Тогд я убедилсь в том, что еще ничего не случилось с моей госпожой, тк кк он был еще жив.

— С горы я увидел вдли мленький крль. Собрв последние силы, я пошл к нему. Жителям его я скзл, что убежл от рботорговцев, и они приняли меня лсково. От них я узнл, что несколько белых людей из Нтля искли в этих горх золото, и весь следующий день я провел в поискх, думя, что они могут помочь мне, тк кк хорошо зню, что нгличне не любят рботорговцев. Вот, нконец, господин, я пришл сюд с большим трудом и прошу тебя освободить мою госпожу из рук Желтого дьявол. О, господин, я кжусь бедной и жлкой; но скжу тебе, что если ты освободишь ее, то можешь получить большое вознгрждение. Д, я открою тебе то, что скрывл всю мою жизнь, дже от моего господин Мэвум. Я открою тебе тйну сокровищ моего нрод, «детей тумн»!

При этих словх Леонрд, молч и внимтельно слушвший рсскз Со, поднял голову и посмотрел н нее, думя, что горе помутило ее рссудок. Однко н лице женщины выржлось только сильное волнение, но не сумсшествие.

— В своем ли ты уме, мтушк? — скзл он нконец. — Ты видишь, что я один здесь со слугой, тк кк три моих товрищ, о которых люди из крля говорили тебе, умерли от лихордки, и я см поржен ею. Кк же ты просишь меня отпрвиться в этот лгерь рботорговцев, местонхождения которого ты дже не знешь, чтобы одному освободить твою госпожу, если действительно у тебя есть госпож и твой рсскз верен? Кк не подумть, что ты не в своем уме?

— Нет, господин, я не сошл с ум, и то, что я говорил тебе, првд до последнего слов. Конечно, я прошу большой вещи, но хорошо зню, что вы, нгличне, можете сделть любые дел, если вм хорошо зплтить. Пострйся помочь мне, и ты получишь хорошее вознгрждение. Дже если тебе и не удстся помочь мне и ты остнешься жив, то все-тки получишь нгрду, хотя не тк много, может быть, но все-тки больше того, что мог бы когд-нибудь получить!

— Не говори больше о вознгрждении, — рздрженно прервл ее Леонрд, которого здел скрытый сркзм слов Со. — Вот лучше не можешь ли ты вылечить меня от лихордки? — прибвил он, смеясь.

— Я могу это сделть, — спокойно отвечл он, — звтр утром я буду лечить тебя!

— Тем лучше! — скзл он с недоверчивой улыбкой. — А теперь скжи мне, куд же увезли твою госпожу? Вероятно, то гнездо, о котором говорил португлец, нходится в тйном месте? Сколько дней тому нзд он был увезен?

— Сегодня идет 12-й день, господин. А место гнезд — тйн, вот все, что я зню. Открыть ее — дело твоей мудрости!

Леонрд подумл немного, и внезпня мысль осенил его. Обртившись к крлику, который в молчнии слушл рзговор Со с Леонрдом, он скзл ему по-голлндски:

— Оттер, тебя когд-то уводили в рбство?

— Д, бс, это было десять лет тому нзд!

— Кк это случилось?

— Вот кк, бс. Я охотился н Змбези с воинми одного племени — это было после того, кк мой собственный нрод прогнл меня, потому что, по их словм, я был слишком безобрзен, чтобы быть их нчльником, н что имел прво по рождению. В это время Желтый дьявол, тот смый человек, о котором говорит эт женщин, с рбми нпл н нс и увлек в свое убежище, чтобы ждть здесь покуптелей рбов. В тот день, когд последние прибыли, я убежл вплвь, все остльные, оствшиеся в живых, были увезены н корблях в Знзибр!

— Можешь ли ты нйти дорогу к этому месту?

— Д, бс, хотя нйти место очень трудно, тк кк дорог к нему идет болотми. Кроме того, место это скрыто и зщищено водою. Всем рбм во время последнего дня пути были звязны глз. Но я поднял повязку при помощи нос, — х, мой большой нос очень хорошо служил мне в этот день — и следил з дорогой из-под повязки, Оттер никогд не збудет дороги, по которой прошли его ноги. Вот почему я и смог по той же дороге вернуться нзд!

— Ты мог бы отсюд нйти это место?

— Д, бс. Я пошел бы вдоль этих гор, десять дней или более, пок бы не достиг южного рукв Змбези ниже Любо. Зтем мне было бы нужно еше один день следовть вниз по реке, после этого дв дня по болотм, и я пришел бы к месту. Но это неприступное убежище, бс, и тм много людей с ружьями, есть дже большя пушк!

Леонрд снов подумл и, обртившись к Со, спросил ее:

— Ты понимешь по-голлндски? Нет? Я должен тебе скзть, что узнл кое-что об этом гнезде от моего слуги. Перейр сообщил, что от дом твоего господин восемь дней пути, тк что твоя госпож три или четыре дня нходится в гнезде, если он только увезен туд. Зтем, нсколько я зню обычи рботорговцев этих мест, они не нчнут выводить рбов еще целый месяц, пок не прекртятся муссоны. Поэтому, если я не ошибюсь, времени еще довольно. Зметь, мтушк, что я не обещю еще ничего: снчл я должен подумть!

— Д, белый человек, ты сделешь все, если узнешь вознгрждение. Но про это я скжу тебе звтр, после того, кк вылечу тебя от лихордки. А теперь, пожлуйст, черный человек, укжи мне место, где я могл бы спть: я очень утомлен!

VII. ЛЕОНАРД КЛЯНЕТСЯ КРОВЬЮ АКИ

Н следующее утро Леонрд проснулся рно от тревожного сн, тк кк лихордк нчинл сильно мучить его, но Со встл еще рньше, и когд он вышел из грот, то первое, что увидел, был ее высокя фигур, склонившяся нд стоявшим н огне котелком, содержимое которого он по временм помешивл.

— Доброго утр, белый человек! — скзл он. — Вот здесь то, что вылечит тебя от болезни, кк я обещл! — и он снял с огня котелок.

Леонрд понюхл: жидкость пхл отвртительно.

— Это скорее способ отрвить меня, мтушк! — скзл он.

— Нет, нет, — отвечл он с улыбкой, — выпей половину теперь и половину в полдень, и лихордк больше не будет тебя беспокоить!

Кк только жидкость остыл, Леонрд выпил половину ее, сильно сомневясь в успехе лечения.

— Хорошо, мтушк, если грязь есть докзтельство добродетели, то твое средство окжется хорошим! — проговорил он.

— Оно хорошо, — вжно говорил он, — многие были спсены им н крю смерти!

Блгодря ли средству Со, или по другой причине, но Леонрд уже с нступлением ночи стл себя чувствовть горздо лучше, дня через дв он был здоров.

Вскоре после того, кк Леонрд выпил лекрство, он увидел Оттер, спусквшегося с холм с большим убитым животным н плечх.

— Струх принесл нм счстье, — проговорил крлик, положив н землю свою добычу. — Кусты опять полны дичью. Я только вышел сегодня, кк убил молодого «киду» (нтилопу), жирного, и тм их еще много.

Из принесенной Оттером добычи был приготовлен звтрк, после которого Леонрд опять зговорил с Соой.

— Мтушк, — нчл Леонрд, — прошлую ночь ты просил меня отвжиться н великое дело, обещя мне з это вознгрждение. Ты говорил, что мы, нгличне, можем много сделть з золото, я бедный человек, ищущий богтств. Ты просишь меня рискнуть моей жизнью; ну, тк скжи мне, з ккую цену ты предлгешь мне сделть это?

Со несколько минут молч смотрел н него и потом ответил:

— Белый человек, слыхл ли ты когд-нибудь о моем нроде, «детях тумн»?

— Нет, только зню, что он есть. Что же дльше?

— Вот что: я, Со, был дочерью Верховного жрец этого нрод и убежл оттуд много лет тому нзд, после того, кк был нзнчен для жертвоприношения богу Джлю, который имеет ткой же вид, кк этот черный человек! — укзл он н Оттер.

— Это очень интересно, — скзл Леонрд, — продолжй!

— Белый человек, этот нрод — великий нрод. Он живет в Стрне тумн, н возвышенностях, под сенью снежных горных вершин. Мои соплеменники ростом больше других людей и очень жестоки, но женщины их прекрсны. О происхождении моего нрод я не зню ничего; оно зтеряно в прошедшем. Он почитет древнюю кменную сттую, имеющую вид крлик, и приносит ему в жертву кровь людей. У подножия сттуи нходится пруд с водой, к нему примыкет пещер. В этой пещере, белый человек, живет тот, изобржение которого мой нрод почитет, — Джль, имя которого — Ужс!

— Ты хочешь скзть, что крлик живет в пещере? — спросил Леонрд.

— Нет, белый человек, не крлик, но священный крокодил, которого они нзывют змеем, громднейший крокодил и смый стрый, тк кк он жил тм с смого нчл мир. Этот змей пожирет тел тех, кого приносят в жертву черному существу!

— Все это очень любопытно, — зметил Леонрд, — но я не вижу, ккую же пользу можно извлечь из всего этого?

— Белый человек, жрецы детей тумн приносят в жертву своему богу не только жизнь детей, но и ткие безделки! — и, освободив внезпно свою руку, он покзл изумленному Леонрду рубин или кмень, кзвшийся рубином, необычйной величины и ослепительного блеск.

— У твоего нрод много тких кмней, Со? — спросил Леонрд. — Где же они нходят их?

— Д, белый человек, они много нходят их в сухом ложе реки, хотя, конечно, ткие большие попдются редко, в одном месте, известном только жрецм; вместе с ткими они нходят еще другие кмни прекрсного голубого цвет!

— Должно быть, спфиры, — подумл Леонрд, — их обыкновенно нходят вместе!

— Они отклывют их кждый год, — продолжл он, — и смый большой из кмней, нйденный ими, привязывют ко лбу той женщины, которя избирется в жены богу Джлю. Зтем, еще до жертвоприношения, они снимют кмень со лб и прячут его в тйном месте, где сложены все кмни, бывшие у всех предыдущих жертв. Глз Джля ткже сделны из этих кмней. Легенд в моем нроде, белый человек, глсит, что Джль, бог смерти и зл, убил свою мть, Аку, в двно минувшие времен. Н том месте, где он убил ее, нходят крсные кмни, это ее кровь, и голубые — ее слезы, которые он проливл, умоляя его о пощде. С тех пор кровь Аки приносят в жертву Джлю и будут приносить до тех пор, пок Ак не вернется снов принимть поклонение от стрны!

— Прекрсный пример из мифологии, — проговорил про себя Леонрд, — нши стрые друзья — мрк и зря в фрикнской интерпретции, я полгю. Слушй, мтушк, — обртился он снов к Со. — Этот кмень, если он дргоценный, стоит нескольких унций золот, но есть другие кмни, тк похожие н него, что неопытный человек может спутть их, и те кмни имеют очень мленькую цену. Конечно, очень может быть, что этот кмень, ткже и другие, о которых ты говоришь, нстоящие рубины; во всяком случе, я бы хотел достть их. Но скжи мне, ккой у тебя плн? Кк я могу добыть эти рубины?

— Белый человек! — отвечл он. — Если ты соглсишься помочь мне, я тут же дм тебе этот кмень. Пообещй мне только предпринять освобождение моей госпожи! Я вижу по твоим глзм, что ты исполнишь обещние, рз дшь его! — и он, змолчв, смело посмотрел н него.

— Очень хорошо, — скзл Леонрд, — но, принимя во внимние риск, я нхожу цену недостточной. Кк я скзл тебе, этот кмень может ничего не стоить. Ты должн предложить что-нибудь получше, мтушк!

— Верно, белый человек, я судил о тебе првильно, — отвечл с усмешкой Со, — конечно, ты мудро рссудил: з мленькое вознгрждение — млое дело. Вот ккую плту я предлгю тебе. Если тебе удстся освободить мою госпожу из когтей Желтого дьявол, я, от ее имени и от своего собственного, обещю привести тебя в стрну моего нрод и укжу средство достть все другие бесценные кмни, спрятнные тм!

— Хорошо, — скзл Леонрд, — но почему ты обещешь не только от своего имени, но и от имени твоей госпожи?

— Без нее ничего нельзя сделть, белый человек, мой нрод великий и сильный, у нс нет средств покорить его войною. Здесь хитрость должн служить нм оружием!

— Ты должн говорить яснее, Со. Я не могу победить нрод великий и сильный, у нс нет средств покорить этот нрод хитростью, и ккое отношение ко всему этому имеет мисс Родд, твоя госпож?

— Это ты узнешь со временем, белый человек, после того, кк освободишь ее. До тех пор губы мои будут зкрыты. Скжу тебе только, что у меня есть плн, и этого довольно, больше я ничего не скжу. Если ты откжешься, то я обрщусь з помощью к другим!

Леонрд подумл немного и, видя, что он решил ничего более не объяснять, скзл:

— В тком случе, хорошо. Но я не зню, соглсится ли твоя госпож исполнить днное тобою от ее имени обещние?

— Я отвечл з нее, — скзл Со, — он никогд не откжется от моего слов. Белый человек, я открыл тебе очень вжную тйну, и если ты отпрвишься вместе со мной в стрну моего нрод, то мне будет угрожть смерть, если я буду рзоблчен. Я рсскзл тебе это и предложил подрок потому, что видел твою нужду в деньгх, и был уверен в том, что не имея ндежды н получение денег, ты бы не зхотел рисковть жизнью в тком опсном деле. Но я тк люблю мою госпожу, что готов рискнуть моей жизнью, х, я отдл бы шесть жизней, если бы имел их, чтобы только спсти ее от позорного рбств. Ну, белый человек, мы говорили достточно. Ты соглсен?

— Что ты скжешь н это, Оттер? — спросил Леонрд, здумчиво пощипывя свою бороду. — Ты слышл этот удивительный рсскз? Дй мне совет: ты человек ловкий!

— Я слышл весь рсскз, бс, — отвечл Оттер, — что ксется моей ловкости, то я, может быть, ловок, может быть — нет. Мой нрод говорил, что я ловок, и это было одной из причин, почему он не хотел меня своим вождем. Если бы я был только ловок, они бы это перенесли, кк и мое безобрзие; но тк кк я был и ловок, и безобрзен, то они не зхотели ткого вождя. Они боялись, что я могу сделть весь нрод безобрзным!

— К чему ты говоришь все это? — скзл Леонрд, понимвший однко, что крлик говорил тк с целью дть ему смому время обдумть свой ответ. — Дй мне совет, Оттер!

— Бс, что я могу тебе скзть? Я не зню цены этого крсного кмня. Я не зню, откуд эт женщин, о которой сердце мне не говорит ничего хорошего; не зню, првду ли он говорит, или лжет о том длеком нроде, живущем в тумне и почитющем бог ткого же вид, кк я. Нигде еще не поклонялись мне, кк богу и, если есть ткя стрн, то я бы хотел отпрвиться туд. Что ксется освобождения ее госпожи из гнезд Желтого дьявол, то я не зню, кк это сделть. Скжи мне, сколько человек Мэвум было взято в плен с твоей госпожой?

— Человек пятьдесят! — отвечл Со.

— Хорошо, — продолжл крлик, — если мы освободим этих людей, и если они хрбры, то можем кое-что сделть, но, во всяком случе, все это не нверное, бс. Впрочем, если ты думешь, что цен хорошя, то мы можем попробовть. Это будет все-тки лучше, чем сидеть здесь. Никто не может знть, что случится. От судьбы не уйдешь.

— Хорошя пословиц! — скзл Леонрд.

— Со! Я принимю твое предложение, хотя безумно было бы ндеяться н успех. Теперь мы зключим с тобой письменный договор, во избежние кких-либо недорзумений. Возьми немного крови из горл козы. Оттер, смешй ее с порохом и горячей водой; это зменит нм чернил!

Когд Оттер знялся этим, Леонрд стл искть бумгу, которой, однко, не ншлось ни одного клочк. Последний зпс бумги, оствшийся у него, был унесен бурей в ночь смерти его брт. Тогд он вспомнил о молитвеннике, подренном ему Джен Бич. Чистый листок, н котором стоял подпись Джен, он не хотел портить, поэтому решил писть поперек зглвного лист. Вот что он нписл мелкими буквми н первом листе молитвенник:

Договор между Леонрдом Утрмом и Со, туземной женщиной.

I. Ознченный Леонрд Утрм обязуется употребить все свои силы для освобождения Хунны, дочери м-р Род, взятой в рбство неким Перейрой, рботорговцем.

II. В вознгрждение услуг нзвнного Леонрд Утрм, ознчення Со сим обязуется, з свой счет и от имени нзвнной Хуны Родд, провести его в некоторое место в центре Юго-восточной Африки, нселенное племенем, известным под именем «нрод тумн», здесь помочь ему овлдеть большим количеством рубинов, употребляемых в религиозных церемониях нзвнным племенем. Сверх сего, нзвння Со обязуется, от имени упомянутой Хунны Родд, что последняя будет сопровождть ее в путешествии и будет исполнять среди этого нрод ту роль, в ккой окжется необходимость для успех дел.

III. Нзвнные лиц взимно обязуются продолжть дело до тех пор, пок нзвнный Леонрд Утрм не убедится, что оно безндежно.

Зключено в горх Мник, Восточня Африк, 9 мя 18… год.

Окончив этот документ, Леонрд громко прочел его и от всей души рссмеялся см нд собой.

Перескзв содержние документ Оттеру, он спросил мнение крлик.

— Очень хорошо, бс, очень хорошо, — отвечл тот, — удивительны эти белые люди! Но, бс, кк эт струх может ручться з других?

Леонрд стл здумчиво пощипывть свою бороду. Крлик коснулся смого слбого мест в документе. Но Со избвил его от зтруднения, скзв спокойно:

— Не бойся, белый человек, моя госпож исполнит то, что я обещл от ее имени. Дй мне перо, чтобы я могл сделть мой знк н бумге. Но снчл ты должен поклясться этим крсным кмнем, что будешь стрться исполнить то, что нписно тут!

Леонрд зсмеялся, поклялся и подписл документ, Со сделл свою метку. Оттер скрепил бумгу в кчестве свидетеля, и дело было окончено. Рссмеявшись снов нд всем этим, Леонрд, нписвший документ скорее в шутку, чем из кких-либо других побуждений, положил молитвенник в свой крмн, спрятв ткже и большой рубин.

Струх следил з тем, кк исчез кмень, с выржением торжеств н своем злом лице, зтем рдостно воскликнул:

— А, белый человек, ты взял его и теперь ты мой слуг до конц. Поклясться кровью Аки — нстоящя клятв, и горе тому, кто нрушит ее!

— Д, я взял твой кмень, — скзл Леонрд, — и выполню свою клятву, но нечего говорить о крови Аки, когд мы рискуем ншей собственной кровью. А теперь нм лучше готовиться к отпрвлению!

VIII. ОТПРАВЛЕНИЕ

Прежде всего ндо было позботиться о пище, и Леонрд прикзл Оттеру нрезть ломтями козье мясо и положить его н склы для сушки под плящими лучми солнц. Зтем они рссортировли свое имущество и выбрли то, что можно было взять с собой. Увы! Его было немного. По одеялу н кждого, по пре спог, немного лекрств, дв смых лучших ружья с зпсом снрядов, компс, бутылку для воды, три нож, гребень и мленький железный котелок — все-тки знчительня тяжесть для двух мужчин и одной женщины, решившихся идти через горы, рвнины и болот.

Этот бгж был рзделен н три чсти, причем Со достлсь смя легкя, Оттеру ниболее тяжеля.

— Ничего, — скзл крлик, — я мог бы нести все три узл, в случе необходимости! — и зня силу крлик, Леонрд не счел его слов з хвстовство.

Все вещи, которые они решили не брть с собой, были зрыты в гроте вместе с горными инструментми. Леонрд взял ткже и все добытое им золото — около ст унций. Одну половину его он спрятл вместе с рубином в своем поясе, другую отдл Оттеру. Снчл он хотел оствить золото в гроте, но потом вовремя вспомнил, что золото ведь может пригодиться, тем более среди португльских и рбских рботорговцев.

Вечером, когд все вещи были уложены и лун покзлсь нд горизонтом, Леонрд прикрепил свой узел себе н плечи ремнями. Оттер и Со последовли его примеру. Для того, чтобы избежть дневного зноя и опсности нтолкнуться где-нибудь н рботорговцев, решено было путешествовть ночью, при свете луны.

— Следуйте з мной через несколько минут, — скзл Леонрд Оттеру, — я побуду н могиле брт!

Через четверть чс они тронулись в путь нвстречу новым опсностям, , быть может, и смерти. Впрочем, Леонрд бодро смотрел в будущее. В смом деле, рзве не исполнилось предскзние его брт? Рзве к нему не пришл женщин и не дл ему дргоценный кмень, который, если только он нстоящий рубин, см по себе — целое состояние?

Мы не будем следовть шг з шгом з Леонрдом Утрмом и его спутникми. Целую неделю они уже шли по ночм, кк и предполгли. Они взбирлись н горы, проходили болотми, переплывли реки, то голодя, то имея обильные зпсы пищи, которую нходили в изредк попдвшихся им бедных крлях.

Н восьмую ночь они остновились н склоне высокой горы. Лун зшл, идти длее было невозможно; кроме того, они были утомлены долгим путешествием. Звернувшись в свои одеял, чтобы зщитить себя от ночного холод, они легли под тенью нескольких кустрников, рссчитывя проспть до зри.

Н рссвете Оттер рзбудил Леонрд.

— Смотри, бс, — скзл крлик, — мы шли првильно. Внизу большя рек, тм вдли, впрво, море!

Оттер был прв. Действительно, в нескольких милях от них по большой рвнине, покрытой кустрникми и переходившей постепенно в болото, шел тот рукв Змбези, которого они хотели достичь.

— Около пяти чсов пути отсюд, — продолжл крлик, — горы приближются к реке. Туд-то нм и ндо идти, чтобы достичь того большого болот, возле которого и нходится гнездо Желтого дьявол!

После полудня путники отпрвились дльше и к ночи, еще до восход луны, очутились у изгиб горы, примыквшего к берегу реки. Взошедшя вскоре лун осветил удивительно безотрдную кртину. В обширном полукруге, обрзовнном изгибом гор, текл рек, усеяння зелеными островми. Низменный берег реки переходил в громдное болото, имевшее в ширину от одной до двдцти миль и зросшее кмышом. Зпх гнили носился в воздухе нд этим местом, нводившим ужс своей пустынностью и рзрушением. Однко, оно жило своею собственной жизнью. Сти диких уток летели с моря, чтобы искть здесь пищи; ллигторы и гиппопотмы плесклись в воде; выпь кричл в кмышх, и отовсюду рздвлось квкнье тысячи лягушек.

— Тм проходит дорог рботорговцев, — скзл Оттер, укзывя н одно место н горном берегу реки, — или, по крйней мере, рньше он проходил тм!

— Выйдем н эту дорогу, — ответил Леонрд, — мы можем немного пройти по ней и зтем рсположиться н ночлег!

Путники дошли до укзнного крликом мест, где Оттер стл, точно гончя собк, рыскть по кустм. Через несколько минут он поднял руку и свистнул.

— Тк я и думл, — скзл он, когд его спутники подошли ближе, — тропинк т же, что был и рньше. Смотри, бс!

С этими словми Оттер рздвинул один из кустов, под которым окзлся рзложившийся труп женщины с ребенком.

— Умерл не более двух недель тому нзд, — флегмтично произнес крлик. — Д! Желтый дьявол оствляет з собой ткие следы, что по ним нетрудно нйти дорогу!

Со стл внимтельно всмтривться в скелет.

— Одн из женщин Мэвум, — скзл он, нконец, — я узню это по костям ног!

После этого пошли длее и чс через дв достигли ткого мест, где тропинк упирлсь в реку.

— Что теперь делть, Оттер? — спросил Леонрд.

— Здесь рбов сжют в лодки, — отвечл крлик, — перед этим они «выплывют сорную трву», т.е. убивют слбых и больных, чтобы не возиться с ними. Пойдем туд, посмотрим, тм, нверное, есть лодки!

Леонрд и Со пошли по укзнному Оттером нпрвлению.

— Есть одн лодк, — скзл крлик, остновившись в одном месте, — и «сорня трв» лежит здесь по-прежнему!

Леонрд, подойдя ближе, увидел ужсную кртину. Н небольшом открытом прострнстве лежли сложенные в кучу тел человек сорок мужчин, женщин и детей, недвно умерших. Вблизи виднелись другие кучи костей, стршно белевших при лунном свете — следы прежних жертвоприношений. Первя куч мертвецов лежл вблизи зросшего мохом мест, где были видны следы лодок, очевидно, недвно только отчливших отсюд.

При виде костей несчстных жертв зверств рботорговцев в душе Леонрд вспыхнуло сильное желние встретиться лицом к лицу с Желтым дьяволом, издеввшимся нд кровью и гонией беззщитных, и отомстить ему з это, если можно.

— Мы должны остновиться здесь до утр, стло уже темно! — скзл Леонрд.

Путники рсположились н ночлег н этой Голгофе, в этом ужсном месте, покрытом костями, из которых кждя вопиял к небу о мщении.

В гигнтских кмышх шумел ночной ветер, придвя клубм тумн фнтстические очертния. По временм лягушки поднимли свой концерт, зтем снов змолкли; цпля кричл вдли, когд ллигтор или гиппопотм рзрушли ее гнездо, с высоты доносился шум крыльев диких уток, летевших к окену! Но в вообржении Леонрд все эти голос природы сливлись в один хор, рздввшийся из кучи костей, хор скорбных звуков, летевших со стоном к небесм и вопиявших: Боже, доколе беззконие будет црить н земле, доколе Твоя рук будет бездействовть?

Когд темнот прошл, и солнце покзлось во всем своем блеске, путешественники поднялись, стерли ночную росу с волос и принялись з скудный звтрк. Зтем они молч нпрвились к лодке, спустили ее в воду, и Леонрд с Оттером взялись з весл.

В этом путешествии по реке окзл им большую услугу превосходня пмять крлик. Без него они не могли бы сделть ни одной мили, тк кк рек дробилсь н бесчисленные лгуны и естественные кнлы, прорезнные течением воды в густой чще тростник. Не было никкой возможности отличить один кнл от другого. Тем не менее, крлик уверенно покзывл дорогу. Десять лет тому нзд он был в этих местх и все же вел Леонрд безошибочно. По временм попдлись новые кнлы, не существоввшие прежде, но, подумв немного, Оттер укзывл, по ккому следовло ехть.

Тк они двиглись вперед большую чсть дня, пок к вечеру не достигли мест, где отдельный кнл, которым они следовли, рзделялся н дв рукв, принимвших один северное, другой южное нпрвление.

— Кк теперь ехть, Оттер? — спросил Леонрд.

— Ну, бс, я и см не зню. Вод изменил свое течение: здесь был прежде земля, и дорог шл прямо.

Это был большя опсность; один неверный шг — и они могли зблудиться в этом лбиринте.

После долгого рзмышления Оттер предложил, нконец, ехть по левому рукву, но Со, до сих пор молчвшя, посоветовл взять впрво. Леонрд снчл не соглсился, но он нстивл, и лодк поехл в новом нпрвлении. Пройдя ярдов 300 и не видя ничего, Оттер хотел посоветовть повернуть нзд.

— Подожди, белый человек, — произнесл вдруг Со, своими быстрыми глзми внимтельно оглядевшя поверхность воды. — Что это тм? — укзл он н что-то белевшее в тростникх ярдх в сорок впереди.

— Перья, я полгю, — отвечл Леонрд, — однко, поедем туд и посмотрим!

— Это бумг, бс! — скзл Оттер, когд они подъехли близко к зинтересоввшему их белому предмету, — кусок бумги н тропинке!

— Сними его поосторожнее! — скзл Леонрд, с невольно збившимся сердцем при виде куск бумги в подобном месте.

Когд Оттер положил н скмейку лодки снятый им с тростник кусок бумги, Со стл внимтельно рзглядывть его.

— Это лист из священной книги, которую читл моя госпож, — произнесл, нконец, он с убеждением. — Я узню ее. Моя госпож вырвл один лист и укрепил н тростнике, кк знк для того, кто бы пошел по ее следм!

— Очень вероятно, — отвечл Леонрд. — Тебе пришл очень хорошя мысль поехть по этому нпрвлению. — Зтем, нгнувшись к листу бумги, он прочел следующие стихи, которые еще можно было рзобрть:

«Ибо Он смотрит с высоты своего святилищ; с неб Господь взирет н землю…

«Слышть стоны пленников, освобождть приговоренных к смерти…»

— Гм… — произнес Леонрд про себя, — тексты весьм соответствуют ншему положению. Верящий в приметы счел бы это з хороший знк!

Через чс они достигли конц остров.

— Аг, — скзл Оттер, — теперь я снов узню дорогу. Это тот смый рукв. Если бы мы не вошли в него, то, вероятно, тк бы и не попли н првильную дорогу!

— Скжи, Оттер, — спросил Леонрд, — ты убежл из лгеря рботорговцев, кк же это ты сделл, — в лодке?

— Нет, бс. Бс знет, что я силен. Мой дух, двший мне безобрзие, одрил меня зто силой, если бы я был ткже крсив, кк ты, но не имел силы, то я был бы теперь или рбом, или мертвым. Со сковнными цепями рукми я убил того, кто был приствлен стеречь меня, и взял у него нож. Зтем я рзорвл свои цепи; смотри, бс, у меня до сих пор остлись от них рубцы. Зтем, когд другие подбежли, чтобы убить меня, я бросился в воду и нырнул, тк что они более не видли меня. После я плыл этой дорогой, остнвливясь по временм н островх, иногд же бежл вдоль берег, где тростники нстолько густы, что меня никто не мог увидеть. Через четыре дня я был уже в безопсности!

— Чем же ты питлся все это время?

— Кореньями и птичьими яйцми!

— А крокодилы не пробовли съесть тебя?

— Д, бс, однжды, но я ловок в воде. Я вскочил н спину водяной змеи и через глз вонзил нож в ее мозг. Ах! Мой дух тогд был со мною. Зтем, вымзвшись кровью крокодил, я спокойно поплыл длее, и ллигторы более не трогли меня, принимя по зпху з своего брт.

— Скжи, Оттер, теперь рзве ты не боишься возврщться в эти мест?

— Немножко, бс; ведь мы идем в тот д, о котором говорите вы, белые люди. Но куд идет бс, туд охотно последую и я. Кроме того, мне хотелось бы взглянуть еще рз н Желтого дьявол, чтобы убить его этими рукми!

И крлик, подняв весло, зрычл в ярости:

— Убить его! Убить его! Убить его!

— Тише! — скзл с досдой Леонрд. — Ты хочешь нпустить н нс рбов, что ли?

IX. ГНЕЗДО ЖЕЛТОГО ДЬЯВОЛА

Солнце зшло, и трое путешественников, кк и в предыдущую ночь, рсположились н острове, ожидя восходы луны. Нйдя пру диких утят, они хотели рзвести костер, чтобы приготовить себе ужин, но Леонрд отклонил эту мысль.

— Это опсно, — зметил он, — огонь могут зметить издли!

Пришлось огрничиться скудным ужином из сушеного мяс и сырых утиных яиц.

Хорошо, что они приняли эту предосторожность, тк кк, едв мрк сгустился, послышлся шум весел, и несколько лодок проплыли мимо них. Люди, сидевшие в этих лодкх, перекликлись по временм н рбском и португльском языкх.

— Ложитесь н землю и не шевелитесь! — прошептл Оттер. — Здесь рботорговцы будут приствть со своими лодкми!

Леонрд и Со последовли его совету, рботорговцы, усердно гребя против течения, прошли ярдх в сорок от них и повернули к берегу.

— Дорогу, товрищи! — кричл один из рботорговцев, выезжя н своей лодке вперед. — Место остновки близко, и тм есть ром для тех, кто зслужил его!

— Ндеюсь, что они не остновятся здесь! — скзл тихо Леонрд.

— Тсс… — прошептл Оттер, — они причливют, я слышу!

Действительно, ярдх в двухстх от них рботорговцы пристли к берегу. Вскоре дв ярких язык плмени покзли, что они рзвели костры.

— Нм лучше уйти отсюд, — произнес Леонрд, — если они зметят нс, то…

— Они не зметят нс, бс, если мы будем лежть тихо! — возрзил Оттер. — Подождем здесь. У меня есть другой плн. Слушй, бс… — и он зшептл что-то н ухо своему господину.

Леонрд соглсился н предложение крлик, и они остлись н прежнем месте. От костров к ним доносился шум пьяной оргии рботорговцев. Через чс Леонрд поднялся н ноги; его примеру последовл Оттер, проговорив:

— Я пойду ближе, бс. Я могу двигться, кк кошк!

— Куд вы хотите идти, белый человек? — спросил Со.

— Поближе к ним, чтобы подслушть их рзговор. Я понимю по-португльски. Оттер, возьми нож и револьвер, но ружья не бери!

— Хорошо, — скзл женщин, — будьте только осторожны. Они — ловкий нрод!

— Д, д, — ответил Оттер, — но бс тоже ловок, д и я ткой же. Не бойся з нс, мть!

Осторожно крдясь по кмышм, Леонрд и крлик двинулись вперед. Когд они уже были ярдх в двдцти от костров, Леонрд оступился и попл ногою в болото, устроив сильный шум. Несколько рботорговцев, услышв всплеск воды, вскочили н ноги, но Оттер тотчс зфыркл, подржя голосу молодого гиппопотм.

— Морскя коров, — произнес один рботорговец по-португльски, — огонь испугет ее, и он не тронет нс!

Леонрд и Оттер, выждв некоторое время, подкрлись к кусту, вблизи которого сидели рботорговцы. Леонрд мог ясно слышть кждое слово из рзговор негодяев. Их было двдцть дв человек. Один, их предводитель, по-видимому, был чистокровный португлец, остльные — мулты и рбы. Все они пили из оловянных кружек ром и многие из них были уже полупьяны; по крйней мере, языки их рзвязлись.

— Проклятие отцу ншему, дьяволу, — произнес один мулт, — что ему вздумлось кк рз сейчс отпрвить нс с лодкми! Мы можем пропустить потеху!

— Ккую потеху? — спросил предводитель бнды. — Еще три или четыре дня птиц не будут сжть в клетки: покуптелей еще ждут, д и здесь говорят об нглийском крейсере, — чтоб ему провлиться в преисподнюю, — который снует у устья реки!

— Нет, я не про то говорю, — отвечл мулт, — немного удовольствия смотреть н проджу вонючих негров; я говорю о продже с укцион белой девушки, дочери нгличнин-купц, зхвченной нми недвно. Вот крсотк — для счстливой собки! Я никогд не видл ничего подобного, — что у нее з глз, что з хрктер!

— Ну, вм нечего думть о ней, — усмехнулся вожк, — он слишком дорог для тких молодцов, кк вы; кроме того, глупо тртить много денег н девушку, белую или черную. Когд будет укцион?

— Он был нзнчен в ночь перед отпрвлением пртий, го теперь говорят, что он состоится звтр ночью. Скжу вм, почему Желтый дьявол спешит с этим делом: он боится ее, думя, что он принесет ему несчстье, и хочет скорее отделться от нее. Ах! Стрик збвник, любит шутки. «Все мужчины бртья, — скзл он вчер, — черные и белые; поэтому все женщины сестры.» Н этом основнии он хочет продть ее, кк негритянку. Х, х, х! Дйте, бртец, рому, дйте рому!

— Может быть, он еще отложит этот укцион, и мы можем поспеть вовремя, — зметил вожк, — во всяком случе, з здоровье этой девушки! Кстти, догдлся ли кто-нибудь спросить проль? Я см збыл это сделть.

— Д, — отвечл мулт, — прежнее слою «Дьявол»!

Тк они говорили около чсу, чстью о Хунне, чстью о других вещх. Когд рботорговцы совершенно опьянели, рзговор их сделлся нстолько возмутительным, что, прислушивясь к нему, Леонрд едв мог лежть спокойно. Нконец, один з другим негодяи погрузились в крепкий сон, и все стихло. Рботорговцы не поствили чсового, тк кк здесь н острове не ожидли никких вргов.

Тогд Оттер приподнялся н рукх, и его лицо при слбом свете луны згорелось огнем дикого торжеств.

— Бс, — прошептл он. — не сделть ли нм это? — и он провел рукой по горлу.

Леонрд здумлся н одно мгновение. Его ярость был сильн, однко он содроглся при мысли об убийстве спящих людей, хоть они и были злодеи. Кроме того, рзве возможно было сделть это без шум! Некоторые из негодяев могут проснуться, стрх отрезвит их, и тогд борьб с ними будет немыслим.

— Нет, — шепотом отвечл он, — иди з мной; мы лучше спустим в воду их лодки.

— Хорошо, хорошо — скзл Оттер.

Крдучись, кк змеи, они проползли около сорок ярдов к тому месту, где к низкому дереву были привязны лодки — три ктер и пять широких плоскодонных брок с оружием и провизией рботорговцев. Отвязв лодки, они легко оттолкнули их, — и флотилия рботорговцев двинулсь вниз по течению, чтобы исчезнуть вскоре из виду в ночном мрке.

Сделв это, Леонрд и Оттер пошли нзд. Путь их проходил шгх в пяти от негодяя мулт, говорившего с вожком о Хунне. Леонрд посмотрел н него и хотел ползти дльше. Уже Оттер был шгх в пяти впереди, кк вдруг лун выступил из-з облков, и свет ее упл н лицо рботорговц. Он проснулся, поднял голову и увидел Леонрд. Последнему нельзя было медлить — или тогд все пропло: подобно тигру, вцепился он в горло мулт и сильно сжл его в своих рукх, прежде чем тот мог вскрикнуть. Произошл короткя борьб, и в руке Леонрд сверкнул нож. Оттер не успел еще подойти к своему господину, кк все было кончено тк быстро и тихо, что ни один человек из бнды не проснулся, хотя один или дв из них шевелились и бредили в тяжелом сне.

Леонрд, целый и невредимый, вскочил н ноги и вместе с Оттером поспешно нпрвился к тому месту, где остлсь Со.

Женщин, посмотрев н зпчкнную кровью куртку Леонрд, лконично спросил:

— Сколько?

— Один! — отвечл Оттер.

— Я бы хотел, чтобы все, — свирепо промолвил Со, — но вс только двое!

— Скорее в лодку, — скзл Леонрд, — они сейчс погонятся з нми!

В следующую минуту они уже плыли по реке, удляясь от остров. Снчл лодк был нпрвлен поперек реки к противоположному берегу, отстоявшему от остров ярдх в 800, чтобы можно было скрыться в тени берег. Когд они приблизились к последнему, Оттер, положив весл, весело рссмеялся.

— Чего ты смеешься, черный человек? — спросил Со.

— Взгляни туд, — отвечл крлик, укзывя н ккой-то предмет, плывший по течению реки и почти скрывшийся из виду. — Это плывут лодки рботорговцев с оружием и провинтом. Мы пустили их по течению, бс и я. Тм н острове спят двдцть дв человек, все, з исключением одного. Что они нйдут, когд проснутся? Они увидят, что очутились одни н островке среди большой реки, переплыть которую не осмелятся, если бы дже и могли, из боязни ллигторов. Никкой пищи они не могут нйти н острове, не имея ружей; утки ведь не стнут дожидться того, чтобы их схвтили голыми рукми. У берег будут собирться сотнями ллигторы, чтобы стеречь их. Мло-помлу они придут от голод в бешенство, стнут кричть, но никто не услышит их, тогд они нчнут нпдть один н другого и, нконец, погибнут все жлким обрзом, от рук своих же или от челюстей ллигторов; погибнут, погибнут все! — зкончил Оттер и снов зсмеялся.

Леонрд не мог порицть его: рзговор негодяев все еще слышлся ему, и он не чувствовл сострдния к ожидвшей их стршной судьбе.

Чу! Слбый звук пронесся по тихим водм реки, звук, скоро перешедший в вопль ужс и бешенств. Очевидно, рботорговцы, проснувшись, зметили, что ккой-то тинственный врг был вблизи них, убив одного из их товрищей. Вскоре крики перешли в вой: конечно, они увидели, что лодок нет и они очутились в зпдне. Леонрд и Оттер с противоположного берег реки могли видеть тени испугнных людей, бросвшихся туд и сюд в поискх своих лодок. Но они исчезли и более не вернутся. По мере того, кк они двиглись вперед, крики стновились все менее слышными, и, нконец, полня тишин водворилсь во мрке ночи.

Тем временем Леонрд рсскзл Со то, что он узнл из рзговор рботорговцев.

— Длеко ли нм еще ехть, черный человек? — спросил струх, когд Леонрд кончил свой рсскз.

— Н зкте солнц звтр мы будем у ворот гнезд Желтого дьявол! — отвечл крлик.

Дв чс спустя они нгнли лодки рботорговцев, пущенные ими по течению. Большинство из них были связны вместе, они плыли мирной группой.

— Нм лучше пустить их ко дну! — скзл Леонрд.

— Нет, бс, — возрзил Оттер, — они могут еще пондобиться, если нм удстся блгополучно уйти из гнезд Желтого дьявол. Кроме того, может быть, тм нйдется пищ, в которой мы нуждемся!

Совет был основтелен, и Леонрд принял его. Взяв лодки н буксир, н зре трое путников пристли к берегу. Обыскв лодки рботорговцев, они, к своей величйшей рдости, ншли в них большие зпсы пищи, не исключя и жреного мяс, спиртных нпитков, сухрей, хлеб и нескольких пельсинов и бннов. Только те, кому приходилось в течение нескольких недель обходится совсем без мучной пищи, могут понять их рдость. Они ншли в лодкх и другие вещи: ружья, тески, боевые припсы и, что всего лучше, ящик с плтьем, приндлежвший, очевидно, вожку, или вожкм, бнды. Между прочим, здесь нходилось форменное плтье, богто рсшитое золотыми шнурми, высокие споги и шляп с пером. Зтем тут было несколько длинных рбских одеяний и тюрбнов — прдные костюмы рботорговцев. Но смою ценною нходкой окзлся кожный кошелек с сотней нглийских соверенов и 12-15 португльскими золотыми монетм, — «честным зрботком» предводителя негодяев.

— Ну, бс, — скзл Оттер, — вот мое слово: мы должны переодеться в эти плтья!

— Зчем это? — спросил Леонрд.

— Чтобы рботорговцы приняли нс з своих собртьев.

Ценность этого предложения был нстолько очевидн, что оно было немедленно принято. Переодетый в плтье рботорговц, с пистолетми з шелковым поясом, Леонрд смело мог быть принят з одного из смых свирепых охотников з рбми. Оттер, нрядившись в рбский костюм, который пришлось ему обрезть снизу, выглядел тоже внушительно.

Свое собственное плтье они спрятли в кмышх вместе с лодкми н тот случй, если им посчстливится вернуться обртно. Кошелек с деньгми Леонрд положил в свой крмн. Он не чувствовл никких угрызений совести, присвоив деньги рботорговц, тк кк хотел употребить их не н свои собственные нужды, для успех дел.

Длее дорог шл вдоль болот и состоял из тких троп, которые мог рзыскть только человек, чсто быввший в этих местх. Но Оттер не збыл однжды пройденного им пути.

В виду необходимости поспеть к ночи к гнезду Желтого дьявол, они двиглись вперед, несмотря н плящий зной. Ни одного живого существ не попдлось им нвстречу, хотя тм и сям вдоль дороги, в кустх, влялись трупы рбов.

Нконец, з чс до зкт солнц, они приблизились к жилищу Желтого дьявол. Гнездо было устроено следующим обрзом. Оно рсполглось н острове в 10-12 кров, из которых пригодны для обитния были только кр четыре с половиной. Остльное было болото, зросшее высоким кмышом. Болото это, нчинясь от большой лгуны н северной и восточной окринх остров, примыкло к ряду низких строений, которые н этих фсх считлись достточно зщищенными обширным водным прострнством.

Н южной и зпдной сторонх вид лгеря был иной: здесь местность был сильно укреплен не только природой, но и рукой человек. Прежде всего, вокруг этих двух фсов шел кнл, не особенно широкий и глубокий, но из-з вязкого дн доступный для перепрвы только в лодкх. Н внутреннем берегу этого кнл сооружен был вл, по гребню которого шел крепкий збор, обсженный кустми лоэ и других колючих рстений.

Тков был внешний вид этого мест. Внутри же он делился н три основные чсти. Восточня предствлял смое гнездо, длинное деревянное строение с большим мощеным двором впереди и к зпду от него. Здесь были еще дв строения: нвес н столбх, примыквший к тому месту, где выгружлись лодки с рбми и длее к северу, почти соствляя продолжение смого гнезд, но отдельно от него, стоял крепкя кмення постройк — мгзин. Вокруг описнных строений виднелись соломенные крыши хижин туземного тип, знятых, очевидно, рботорговцми низшего слоя — рбми и мултми.

Вторя чсть, рсположення к зпду от первой, предствлял собою лгерь рбов. Он знимл всего около кр, и единственным зднием в ней были четыре нвес, подобных тому, в котором продвлись рбы, но только большей длины. Здесь рядми лежли рбы, приковнные к железным брусьям, шедшим вдоль нвесов. Этот лгерь был отделен от первой чсти глубоким кнлом, в 30 футов ширины. В одном месте через этот кнл был перекинут подъемный мост простого устройств, соединявший лгерь рбов с гнездом. Лгерь рбов, подобно гнезду, был окружен ткже высоким влом, обсженным колючими рстениями. Н этом влу, вблизи ворот лгеря рбов и небольшой, примыквшей к ним сторожки, стоял шестифунтовя пушк, дуло которой было нпрвлено н лгерь рбов, — грозное предостережение для его обиттелей. Вообще, при устройстве гнезд были приняты все предосторожности кк против восстния рбов, тк и против нпдения внешних вргов.

Нконец, третью чсть влдений Желтого дьявол соствлял сд, рсположенный з лгерем рбов. Он ткже был окружен кнлом и земляными влми, но не тк сильно укреплен, кк первые две чсти гнезд.

X. ЛЕОНАРД СОСТАВЛЯЕТ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ

Дорог, по которой шли Леонрд и его спутники, привел их к окрине глвного, южного кнл, н противоположном берегу которого виднелись ворот, ведшие в гнездо. Но Оттер не повел Леонрд к тому месту, где их могли бы зметить чсовые, н вопросы которых они едв ли могли бы ответить удовлетворительно, несмотря н свой мскрдный костюм. Поэтому они, не доходя до ворот ярдов 500, свернули в густой кустрник, покрыввший берег кнл. Пройдя через него, они, нконец, очутились у поверхности воды, почти нпротив юго-зпдного угл лгеря рбов, под тенью колючих кустрников вл.

— Слушй, бс, — тихо скзл крлик, — путешествие окончено; я привел тебя к жилищу Желтого дьявол. Остется теперь взять его или освободить оттуд девушку!

Леонрд печльно посмотрел н гнездо. Возможно ли двум мужчинм и одной женщине взять это укрепленное место, с десяткми отъявленных злодеев? Удстся ли дже проникнуть туд? Издли это кзлось возможным, вот теперь принятя им н себя здч предствилсь в ином свете. Однко, нужно было предпринять что-нибудь, инче их труды пропдут дром, и бедня девушк, освободить которую они пришли, будет отдн н позор или доведен до смоубийств.

— Вот что, Оттер, — произнес, нконец, Леонрд. — Я проделл длинный путь и теперь не отступлю нзд. Никогд я еще не делл этого; не сделю и теперь, хотя и зню, что верня смерть угрожет мне!

— Все в рукх будущего, — отвечл Оттер, — однко ндвигется ночь, и нм пор подумть, кк действовть. Смотри, бс, вот большое дерево, зтененное другими деревьями. Влезем н него, чтобы посмотреть н лгерь!

Леонрд соглсился и, взобрвшись легко н вершину дерев, они увидели, кк н лдони, весь лгерь. Оттер укзывл Леонрду подробности, которые он знл хорошо, прожив некоторое время пленником в лгере.

Н дворе гнезд было видно множество людей рзных нционльностей в стрнных костюмх; то были торговцы «черной костью». Их было более ст человек, из которых некоторые гуляли группми, куря и рзговривя, другие збвлялись рзными игрми, нконец, третьи просто шли по своим делм. Одн из групп — вожки, судя по богтству костюмов — стоял около мгзин; эти люди стрлись зглянуть внутрь здния сквозь зщищенное решеткой окно, н уровень которого они поднимлись, сдясь н плечи друг другу. Это збвляло их некоторое время, пок, нконец, их не рзогнл внезпно появившийся ккой-то толстый стрик.

— Это Желтый дьявол, — скзл Оттер, — эти люди смотрели н девушку, имя которой Небесня Пстушк. Он зперт тм и выйдет оттуд, только когд нступит чс ее проджи. Эти люди покуптели!

Леонрд не произнес ни слов: он изучл местность. Збил брбн, и появились люди с широкими оловянными мискми, от которых шел пр.

— Это несут пищу для рбов, — снов зметил Оттер. — Сейчс им будут рздвть ее!

Люди, несшие миски, в сопровождении нескольких ндсмотрщиков с трехконечными бичми в рукх, перейдя двор, подошли ко рву с водой, отделявшему лгерь рбов от гнезд, и крикнули чсовому опустить мост. Когд это было сделно, люди, несшие миски и сопровождемые кждый еще двумя помощникми, из которых один нес деревянную ложку, третий воду в большом сосуде, нчли обходить нвесы. Человек, держвший деревянную ложку, хвтл ею порции и швырял рбм пищу прямо н землю, кк кидют кость собке, рб, несший сосуд, лил рбм воду в деревянные бки.

Вдруг групп людей, обносивших рбов пищей, остновилсь, и ндсмотрщики стли о чем-то говорить.

— Рб болен! — пояснил Оттер.

Рослый белый человек с бичом нчл нносить удры ккой-то черной мссе, лежвшей без движения под нвесом; нконец, зметив, что его удры не производят н лежвшего рб никкого действия, перестл бить и что-то громко крикнул. После этого дв рб подошли к сторожке и, взяв оттуд инструменты, подошли к несчстному созднию, очевидно, женщине, и сняв с ее ног кндлы, освободили от цепей, которыми он был приковн к железному брусу. Зтем они поволокли тело к высокому влу и, взойдя по короткой лестнице н его вершину, сбросили тело в кнл.

— Вот кк Желтый дьявол хоронит своих мертвых и лечит больных! — произнес Оттер.

— Я достточно видел, — скзл Леонрд и нчл поспешно спускться с дерев. Его примеру последовл Оттер, но с горздо большим хлднокровием.

— Ах, бс, — скзл крлик, когд они спустились н землю, — ты, однко, млодушен; сердц же тех, которые были в лгере рбов, крепки, д и, в конце концов, лучше быть в желудке рыбы, чем в рукх рботорговц. Кк! Кто делет эти вещи? Рзве не белые люди, твои бртья, которые, деля все это, произносят много молитв Великому Человеку н небе?

— Дй мне вин! — произнес вместо ответ Леонрд, который был не в состоянии сейчс зщищть блг цивилизции в том виде, в кком он прктиковлсь в Африке. Он с ужсом думл, что судьб несчстной рбыни может ожидть и его.

Сделв несколько глотков из бутылки с вином, Леонрд некоторое время молч сидел, поглживя бороду и глядя н сгущвшийся мрк своими соколиными глзми.

— Поди сюд, Со! — произнес он нконец. — Мы пришли в это место по твоей просьбе. Посоветуй же теперь, что делть дльше. Кк освободить твою госпожу из лгеря?

— Освободите рбов, и пусть они убьют своих господ! — лконично отвечл струх.

— Я сомневюсь, что у этих рбов много мужеств! — зметил Леонрд.

— Здесь, должно быть, около пятидесяти людей Мэвум, — возрзил Со, — они будут дрться хорошо, если дть им оружие!

Леонрд посмотрел н Оттер, ожидя дльнейшего рзвития плн.

— Мой Дух говорит мне, — скзл крлик, — что огонь — ндежный друг, когд вргов много. Тростник здесь сух, морской ветер нчнет дуть еще до полуночи. Кроме того, можно зжечь и все эти дом. Однко, рзве у войск могут быть дв предводителя? Ты нш предводитель, бс. Говори, и мы исполним твою волю. Здесь один совет тк же хорош, кк и другой. Пусть судьб говорит твоими устми, бс!

— Очень хорошо, — скзл Леонрд. — Вот мой плн. Мы должны войти в гнездо, пок еще довольно темно. Я зню проль — «Дьявол» и, может быть, чсовой пропустит нс без дльнейших рсспросов, увидев нши костюмы. Если же он здержит нс, то мы должны будем убить его, соблюдя полную тишину!

— Хорошо, — ответил Оттер, — но кк быть с этой женщиной?

— Мы оствим ее в кустх. В лгере же он может только помешть нм!

— Нет, белый человек, — прервл его Со, — я пойду с вми. Моя госпож тм, и я хочу видеть ее!

— Кк хочешь! — отвечл Леонрд и зтем продолжл рзвивть свой плн:

— Проникнув в ворот, мы должны идти по крю кнл, отделяющего гнездо от лгеря рбов. Если мост будет поднят и мы не сможем опустить его, тогд нм остется переплыть кнл, обезвредить чсового и проникнуть в лгерь рбов, где мы попытемся некоторых освободить и пошлем их через сд в тростник, чтобы поджечь его. Тем временем я смело войду в гнездо, поздоровюсь с Перейрой, выдв себя з рботорговц, прибывшего с товром к устью реки; скжу, что хочу купить рбов и прежде всего попрошу белую девушку. К счстью, у нс есть порядочно золот. Вот мой плн пок; остльное ндо предоствить случю. Если удстся мне купить девушку, — хорошо, если же нет, то я пострюсь вырвть ее оттуд кким-либо иным способом!

— Пусть будет тк, бс, — скзл Оттер, — теперь нм ндо поужинть: ведь ночью нм пондобится вся нш сил. После этого мы пойдем к воротм и попытем счстья!

В девять чсов они, осторожно крдясь по кустм, вышли снов н дорогу и берегом кнл пошли к воротм. Дойдя до того мест, где привязывлись лодки и брки, они остновились. Из гнезд до них доносился шум пирушки, из лгеря рбов стоны несчстных пленников. Мло-помлу небо несколько прояснилось.

— Тут есть лодк, — скзл Леонрд. — нм лучше немного проехть в ней; он может облегчить нм возврщение из гнезд.

Едв он успел произнести эти слов, кк послышлся шум весел, и мимо них проехл лодк, нпрвляясь к воротм.

— Кто идет? — рздлся окрик чсового н португльском языке. — Отвечй живей, или я буду стрелять!

— Не спеши тк, глупец, — отвечл чсовому грубый голос. — Смый лучший из друзей, честный купец, по имени Ксвье, едущий со своей плнтции рсскзть вм о хороших новостях!

— Виновт, сеньор, — отвечл чсовой, — в этой темноте не рссмотришь дже и ткого рослого человек, кк вы. Но ккие же у вс новости? Есть покуптели?

— Сойди вниз и помоги нм привязть эту проклятую лодку; потом я рсскжу тебе все!

Чсовой быстро сбежл по ступенькм лестницы, ведшей от ворот к пристни. Человек, нзввший себя Ксвье, продолжл:

— Д, покуптели есть, но не думю, что они придут в эту ночь из-з ветр, звтр ты увидишь, кк будут выгружть черных птиц. Один, впрочем, прибыл из Мдгскр, кпитн-инострнец, здоровый фрнцуз или нгличнин, точно не зню, по имени Пьер. Я послл ему свой привет, хотя смого его и не видел. В своей зписке я извещл его, что сегодня ночью будет очень интересный укцион, что было весьм великодушно с моей стороны, тк кк этот кпитн может быть очень серьезным соперником!

— Он приедет сюд, сеньор? Я спршивю об этом потому, что тогд ндо пропустить его!

— Не зню; ответил, что приедет, если будет возможность. Но скжи, кк идут дел с нглийской девушкой? Сегодня ночью он будет продн?

— О, д, сеньор, в двендцть чсов будет большое собрние. Кк только он будет куплен, птер Фрнсиско повенчет ее со счстливым человеком. Стрик нстивет н этом. Он сделлся суеверным и говорит, что выдст ее змуж смым нстоящим обрзом!

Ксвье громко зсмеялся.

— Я приехл з этой девушкой, — произнес он, — думю, что мне удстся купить ее з сто унций золот.

— Сто унций золот з девушку! Это большя сумм, сеньор, но вы богты, не то, что мы, бедняки, подвергющиеся ткому же риску, но получющие мло брышей.

Гребцы между тем привязли лодку к пристни и вынули из нее бгж; что было в нем — Леонрд не мог рзглядеть. Ксвье вместе с чсовым поднялся по лестнице, сопровождемый двумя лодочникми, и ворот сейчс же снов были зперты, кк только эти люди прошли в них.

— Хорошо, — прошептл Леонрд, — мы кое-что узнли, по крйней мере. Ну, Оттер, я — Пьер, фрнцузский рботорговец из Мдгскр, ты — мой слуг; что ксется Со, то он гид или переводчик, или все, что хочешь. Мы пройдем в ворот, но нстоящий Пьер не должен проникнуть через них. Поэтому ндо устрнить чсового, который бы впустил его. Кк ты думешь, Оттер, кто это сделет лучше, ты или я?

— Мне пришло в голову, бс, что мы можем последовть примеру этого Ксвье. Я могу что-нибудь оствить в лодке, и чсовой должен помочь мне взять это оттуд, пок ты уже будешь в воротх, зтем… я ловок, силен и не люблю шум!

— Ты должен действовть ловко, точно и без шум. Млейший крик — и все пропло!

Подкрвшись к лодке и отвязв ее от пристни, все трое сели в нее и спустились тихо по течению ярдов н пятьдесят от пристни. Зтем они повернули лодку нзд, и игр нчлсь.

— Что это, дурк, куд ты идешь? — громко скзл Леонрд Оттеру н ломном рбском языке, слывшем з туземное нречие в этих местх. — Поезжй к берегу, тебе я говорю, к берегу! Проклятый ветер и эт тьм! Стой теперь, безобрзня черня собк! Должно быть, это те ворот, о которых говорилось в письме, тк или нет, женщин? Зцепи з пристнь бгром!

Окно в воротх открылось и рздлся обычный окрик чсового.

— Друг, друг, — отвечл Леонрд по-португльски, — инострнец, приехвший зсвидетельствовть свое почтение вшему предводителю, дону Антонио Перейр, и поговорить с ним о деле!

— Кк вше имя? — подозрительно спросил чсовой.

— Пьер мое имя; собк — имя моего слуги, эту струху можете нзывть, кк хотите!

— Ккой проль? Никто не входит сюд, не скзв проль! — зявил чсовой.

— Проль? Ах, что стояло в письме дон Ксвье — «врг»? Нет; д, вспомнил — «Дьявол». Я из Мдгскр, где есть еще спрос н то добро, которым вы богты. Ну, впустите нс, мы не можем сидеть здесь всю ночь и пропустить укцион!

Чсовой нчл отпирть ворот, но внезпно остновился, все еще что-то подозревя.

— Вы не похожи н нших и говорите по-португльски, кк проклятый нгличнин!

— Д, н это я не могу ндеяться; ведь я см проклятый нгличнин, т.е., собственно, сын нгличнин и креолки, родившийся н острове Мврикия. Кстти, попрошу вс быть поучтивее, то я очень горячий человек!

Нконец, чсовой, ворч, открыл одну половину ворот, и Леонрд стл поднимться по ступенькм лестницы, ведшей от пристни к воротм. Пройдя через ворот, он внезпно обернулся и удрил по лицу сопровождвшего его Оттер.

— Кк, собк! — сердито крикнул он. — Ты збыл вынести бочонок с коньяком, мой мленький подрок дону Антонио! Ступй и вынеси его живей!

— Виновт, господин, — отвечл Оттер, — но я мл, и бочонок тяжел для меня одного. Не удостоишь ли ты помочь мне, тк кк струх тоже слбосильн?

— Ты, кжется, принимешь меня з носильщик, предлгя мне тщить по лестнице бочонок?! Вот что, дружище, — продолжл Леонрд, обрщясь к чсовому, — если вы хотите зслужить мленький подрок и выпить, то помогите ему втщить бочонок. У него есть крн, и вы можете после попробовть его содержимое!

— Слушюсь, сеньор! — уже весело отвечл чсовой и стл спускться по лестнице к пристни.

Леонрд и крлик переглянулись. Зтем Оттер пошел вслед з чсовым, держ руку н эфесе рбской сбли, Леонрд и Со остлись нверху, томительно ожидя, что произойдет дльше.

— Где же бочонок? Я не вижу его! — донесся до них голос чсового.

— Нклонись, сеньор, нклонись, — отвечл Оттер, — он н корме. Позволь, я помогу тебе!

После этого нступил минутня пуз, зтем Леонрд и Со услышли звук удр и шум от пдения чего-то тяжелого в воду. Зтем все смолкло. Через несколько секунд Оттер был возле них, и при слбом свете фонря у ворот Леонрд мог рзглядеть только его блестевшие глз и рздуввшиеся ноздри.

— Удр был быстрый и сильный; человек тот змолк нвеки, — прошептл крлик, — кк бс прикзывл, тк и было сделно!

XI. ХРАБРОСТЬ ОТТЕРА

— Помоги мне зпереть ворот! — скзл Леонрд крлику.

В следующую минуту большой железный зсов был здвинут н свое место, и Леонрд, повернув ключ, положил его в крмн.

— Зчем бс зпер ворот? — прошептл Оттер.

— Чтобы нстоящий Пьер не мог пройти через них. Второй Пьер был бы лишним в ншей игре. Теперь мы должны добиться того, чего хотели, или погибнуть!

Крдучись, они пошли вдоль вл, пок не достигли нвес, обрщенного здней стороной ко рву, отделявшему гнездо от лгеря рбов. К счстью, здесь их не зметил никто, собк в жилище Желтого дьявол совсем не было: они шумят в смое неудобное время, поэтому похитители рбов и не любят этих животных.

Конец нвес, з которым они притились, был шгх в десяти от подъемного мост, предствлявшего единственный способ сообщения с лгерем рбов.

— Бс, — скзл Оттер, — позволь мне пройти вперед. Мои глз видят в темноте, кк глз кошки. Я посмотрю, может быть, мост опущен?

Не дожидясь ответ, крлик пополз вперед н рукх, не производя ни млейшего шум. Несмотря н свое белое плтье, он не мог быть увиден издли, скрытый густой тенью от нвес и кустов вдоль кнл.

После уход Оттер прошло пять минут, и десять минут, он все еще не возврщлся. Тогд Леонрд нчл беспокоиться, не случилось ли с ним чего.

— Пойдем, посмотрим, в чем дело! — шепнул он Со.

Выйдя к другому концу нвес, в ярде от него они увидели лежвшие н земле одежду и оружие Оттер, но смого крлик не было видно.

— Черный человек покинул нс! — в отчянии произнесл Со.

— Никогд! — отвечл Леонрд, недоумевя, зчем пондобилось Оттеру снимть одежду. Очевидно, он пошел в воду. Но для чего ему ндо было делть это?

Леонрд посмотрел н кнл. Он рзглядел, что н противоположном берегу его поднимлся от воды ряд ступеней, нверху были ворот, н нижней ступени сидел человек, держвший возле себя ружье. Ноги его были всего н рсстоянии нескольких дюймов от поверхности воды. Очевидно, это был чсовой.

В следующее мгновение Леонрд зметил, что под ногми чсового появилсь рябь н воде, сверкнуло что-то вроде стли, и ккой-то мленький черный предмет нпрвился к ногм чсового, который, полусонный, мурлыкл что-то себе под нос. Еще мгновение — и чсовой словно по волшебству исчез со ступенек в глубине воды, поверхность которой пришл в сильное волнение н минуту или более.

Видя все это, Леонрд догдлся о том, что случилось. Оттер, подплыв под водою к чсовому, схвтил того з ноги и увлек з собой в глубину. Вскоре Леонрд зметил, что крлик поднялся н ступени с ножом в руке и, пройдя через ворот, исчез в сторожке н верху вл. Прошл еще минут, послышлся скрип кнтов, и подъемный мост опустился, открыв трем смельчкм доступ в лгерь рбов. Черня тень появилсь снов, н этот рз н мосту.

— Идем! — прошептл Леонрд своей спутнице. — Этот герой Оттер утопил чсового и опустил мост. Д! Возьми-к его оружие и плтье!

В этот момент к ним подошел см Оттер.

— Скорее переходи, бс, пок они не зметили, что мост спущен, — произнес крлик, — дй мне мое плтье и оружие!

— Вот они! — отвечл Леонрд, и в следующую минуту все трое, перейдя мост, стояли н влу.

— Скорей в сторожку, бс, в ней никого нет; тм нходится ворот!

Войдя в сторожку, Оттер схвтил рукоять ворот и нчл ее вертеть, нпрягя могучие мускулы, и мост был снов поднят.

— Теперь мы в безопсности н некоторое время, бс, — произнес крлик, — однко, мне ндо одеться. Извини меня, бс, что я, ткой безобрзный, появился перед тобой без одежды!

— Оттер, — скзл Леонрд, — ты сделл великое дело, но это еще не все. Теперь ндо идти к рбм. Посвети мне и покжи дорогу. Здесь мы ведь в безопсности, не првд ли?

— Д, бс, сюд никто не может попсть, рзве только после штурм, но тм есть большое ружье, которое можно поворчивть. Нпрвим его н гнездо н всякий случй.

— Я не имею никкого понятия о пушкх! — скзл с сожлением Леонрд.

— Зто я зню кое-что, белый человек, — вмешлсь Со, — у Мэвум, моего господин, есть в поселении мленькя пушк, и я чсто помогл ему стрелять из нее, подвя сигнл лодкм н реке; многие из людей Мэвум, нходящиеся здесь, ткже знют толк в этом деле!

— Отлично! — скзл Леонрд.

По тропинке, шедшей вдоль гребня вл, они подошли к плтформе, н которой стоял пушк. Это было шестифунтовое зряжющееся с дул орудие. Леонрд, взяв бнник, всунул его в дуло орудия.

— Зряжено, — произнес он, — повернем его кругом!

Когд это было сделно, они нпрвились к мленькой хижине, стоявшей вблизи. Тут были спрятны, н случй восстния рбов, боевые припсы — кртечь и порох.

— Зрядов достточно, — зметил Леонрд, — этим господм не приходило в голову, что пушки могут стрелять во все стороны. Ну, Оттер, веди нс скорее к рбм!

— Ндо снчл зхвтить инструменты, — отмычки для оков. Они, вероятно, в сторожке! — проговорил крлик.

Взяв необходимые инструменты и фонрь, они подошли к первому нвесу с рбми. Посреди него шл дорожк, по обеим сторонм которой тянулись железные брусья с приковнными к ним рбми. Под этим нвесом было около двухсот пятидесяти человек.

Несчстные пленники лежли н мокрой земле, мужчины и женщины вместе, стрясь збыться во сне; впрочем, большя чсть их бодрствовл, стоны неслись отовсюду.

Звидев свет, рбы перестли стонть и, кк собки, зползли по земле, ожидл удров. Они думли, что пришли их порботители. Некоторые из несчстных, подняв вверх свои зковнные руки, умоляли о пощде, но большинство, не имея никкой ндежды н улучшение своей учсти, хрнили глубокое молчние. Нельзя было без сострдния смотреть н их искженные ужсом лиц и дрожвшие фигуры.

Со обошл первый ряд рбов, внимтельно всмтривясь в их лиц.

— Ты не видишь никого из людей Мэвум? — с беспокойством спросил ее Леонрд.

— В этих рядх их нет, белый человек; освободим этих и посмотрим следующий нвес!

— Не ндо делть этого, мть, — скзл Оттер, — эти только выддут нс!

Тогд они прошли к следующему нвесу — их было всего четыре, — и здесь Со остновилсь возле второго человек с крю, который спл, положив свою голову н сковнные руки.

— Петр! Петр! — окликнул его Со.

Рб проснулся и дико огляделся кругом. Это был крсивый молодец лет тридцти.

— Кто зовет меня моим стрым именем? — спросил он хриплым голосом. — Нет, я грежу; Петр умер!

— Петр, — скзл снов женщин, — проснись, сын Мэвум, это я, Со, пришедшя спсти вс!

Рб громко вскрикнул и стл трястись всем телом, но остльные пленники не обртили н это внимния, думя, что его нкзывют плетью.

— Тише, — скзл Со, — или мы погибли. Освободи его, черный человек, это стршин из поселения и хрбрый человек!

Оковы были сняты с Петр, и он, подпрыгнув высоко от рдости, бросился к ногм Оттер, чтобы поцеловть их.

— Перестнь, глупец, — сурово скзл крлик, — лучше покжи нм других людей Мэвум, д живее, то скоро опять будешь н цепи!

— Здесь их около сорок человек, — скзл Петр, опрвившийся от волнения, — кроме того, несколько женщин и детей. Остльные умерли, кроме госпожи, которя нходится тм! — покзл он рукой н гнездо.

Пройдя вдоль нвес, Оттер, по укзнию Сои, освобождл от цепей людей Мэвум. Пок крлик снимл с них железные нручники, Со объяснил плн действий Леонрд Петру, к счстью, весьм толковому млому. Он быстро понял положение дел и помог Леонрду сохрнить тишину и порядок.

— Ну, — обртился Леонрд к Сое, — теперь пор действовть. Я должен уйти. Вы можете освободить остльных людей Мэвум. Теперь половин двендцтого, и мне нельзя терять ни одной минуты. Оттер, скжи, кк послть людей зжигть тростник, — через сд?

— Нет, бс, я думю, их лучше послть той же дорогой, по которой я убежл отсюд. Но для этого ндо уметь плвть!

— Они все родились н берегх реки и умеют плвть! — скзл Со.

— В тком случе, четверо из них должны плыть по кнлу к тому месту, где я убил чсового. Может быть, путь их будет прегржден деревянными свями, они гнилые, но если они крепки, то люди должны перелезть через них. После этого они очутятся в болоте, покрытом густым тростником. Дойдя до того мест, где солнце восходит и откуд сильнее всего дует ветер, они должны поджечь тростник. Сделв это, они могут уйти з огонь и ждть, что будет. Если нс постигнет удч, они нйдут нс здесь, если же мы будем убиты, то они могут убежть. Но зхотят ли идти эти люди?

Со, шгнув вперед, вызвл четверых человек, к которым обртилсь со следующими словми:

— Вы слышли слов этого черного человек? Повинуйтесь ему и, если кто-нибудь из вс не послушется его, то… — и Со произнесл ткое ужсное проклятие, что Леонрд с удивлением посмотрел н нее.

— Д! И если я остнусь жив, то перерву тому глотку! — прибвил Оттер.

— Не к чему угрожть, — отвечл один из выбрнных Со людей, — мы сделем все это рди нс смих, ткже вс и ншей госпожи. Мы поняли, что ндо делть; но чтобы зжечь тростник, нужен огонь!

— Вот спички, — скзл Оттер.

— Но мокрые спички не згорятся, ведь мы будем плыть.

— Глупец, рзве вы поплывете, держ голову под водой? Привяжите их к волосм!

— Хорошо, — продолжл тот же поселенец, — если нм удстся живыми добрться до тростников, то когд их ндо зжечь?

— Кк только дойдете до конц их, это ведь нелегко. Прощйте, мои дети. Если вы посмеете не исполнить то, что вм поручено, то лучше вм умереть прежде, чем снов увидеть мое лицо!

Через две минуты четыре человек тихо плыли по кнлу.

— Опусти мост, — произнес Леонрд, — пор отпрвляться!

Оттер опустил мост, объяснив его несложный мехнизм Со, Петру и прочим людям Мэвум.

— Ну, мтушк, — обртился Леонрд к Со, — освободи остльных людей, кого можно, и зорко смотри, чтобы вовремя опустить мост, кк только мы или твоя госпож приблизимся к нему. Если мы н зре не вернемся сюд, знчит, — мы или убиты, или в плену, и тогд действуй см!

— Слышу, господин, — отвечл Со, — ты хрбрый человек, и удч встретит тебя или неудч, но крсный кмень уже зслужен тобою!

Еще минут, и Леонрд с Оттером ушли.

Перейдя через мост, который опять был поднят з ними, они вернулись нзд к тому же месту, откуд нблюдли з лгерем рньше, под тень нвес. Зтем, пробежв несколько шгов по открытому прострнству, они очутились около ворот, откуд, не торопясь, нпрвились к нвесу, где и производилсь продж рбов. Под нвесом не было никого, но они увидели перед верндой смого гнезд большое и шумное сборище людей.

— Слушй, Оттер, — прошептл Леонрд, — мы должны идти к этим господм. Зорко следи з мною, делй то, что буду делть я; держи нготове свое оружие, и если дело дойдет до борьбы, то убей меня, кк врг. Пуще всего нм не ндо попдться в плен!

Леонрд говорил спокойно, но сердце у него сильно билось. Вблизи от них было сборище всякого сброд: португльцев, рбов, мултов и черных людей рзличных племен, кких Леонрд никогд еще не видывл при всей своей опытности. Порок и корыстолюбие были нписны н лице у кждого. Это было сборище демонов, притом смых ужсных. Негодяи, большинство которых были уже пьяны, стояли спиной к ним, смотря н вернду, н ступенях которой стоял окруженный группою избрнных друзей, одетых в роскошные костюмы, человек, в котором Леонрд угдл с первого взгляд дон Перейру, дже если бы Оттер не шепнул ему:

— Смотри, бс, это Желтый дьявол!

Эт змечтельня личность, стоявшя здесь во всем своем великолепии, зслуживет более подробного описния. Это был толстый стрик лет 70, убеленный почтенными сединми. Его мленькие черные глз, острые, яркие, но холодные, метлись по сторонм, избегя взоров других людей. Желтый цвет лиц Перейры опрвдывл днное ему прозвище. Н его морщинистых щекх кож отвисл; рот был широк и груб, жирные пльцы беспрестнно сжимлись, кк будто хвтя деньги. Он был роскошно одет, и, подобно своим товрищм, почти пьян.

Тков был внешний вид Перейры, глвы рботорговцев этой чсти фрикнского берег. Не видя его лиц, н котором лежл отпечток всевозможных гнусных пороков, честный человек не мог бы поверить, в ккие бездны зл может псть человек. Недром про Перейру говорили, что увидеть его — знчит, понять дьявол и его дел.

XII. АУКЦИОН…

В тот момент, когд Леонрд и Оттер подходили к группе негодяев, Желтый дьявол собирлся произнести спич, и глз всех рботорговцев были обрщены н него, тк что никто не слышл шгов вновь прибывших людей.

— Дйте, пожлуйст, дорогу, друзья мои, — скзл громко Леонрд н португльском языке. — Я хочу поздоровться с вшим нчльником!

Десятки людей повернулись к ним.

— Кто вы ткой? — вскричли они, глядя н чужие лиц.

— Если вы будете любезны дть мне дорогу, то я буду весьм счстлив объяснить это! — отвечл Леонрд, пробирясь через толпу.

— Кто это тм? — зкричл Перейр грубым, жестким голосом. — Подть его сюд!

— Пропустите нс, вы слышли слов дон, пропустите, друзья! — говорил Леонрд.

Толп рсступилсь, и Леонрд с Оттером прошли вперед, провожемые подозрительными взглядми.

— Привет вм, сеньор! — скзл Леонрд, очутившись перед верндой.

— К черту вш привет! Кто вы ткой, во имя стны? — грубо ответил Перейр н обрщенное к нему приветствие.

— Вш скромный собрт по почтенной профессии, — скзл спокойно Леонрд, — пришел зсвидетельствовть свое почтение и устроить мленькое дельце!

Тк ли это? Вы что-то похожи н нгличнин; кто этот урод? — и он покзл н Оттер. — Я полгю, что вы шпионы, и если это тк, то, клянусь всеми святыми, я еще рспрвлюсь с вми!

— Вот смешня история, — отвечл, смеясь, Леонрд, — вообрзить, что один человек и черня собк отвжились проникнуть в глвную квртиру господ, подобных вм, не будучи вшими собртьями. Впрочем, я думю, среди вс нходится блгородный дон, я рзумею сеньор Ксвье, который может поручиться з меня. Рзве он не посылл зписки кпитну Пьеру, прибывшему из Мдгскр? Ну вот, кпитн Пьер имел честь принять это предложение и прибыл сюд не без зтруднений, но теперь он нчинет думть, что лучше бы ему остться н своем судне!

— Это првд, Перейр, — скзл Ксвье, громдного рост португлец с примесью негритянской крови и зверским лицом, тот смый человек, следом з которым Леонрд с Оттером и Со прошли в ворот. — Я говорил вм об этом!

— Лучше бы вы оствили его в покое, — прорычл в ответ Перейр. — Мне не нрвится вид вшего приятеля. Может быть, он кпитн нглийского военного судн, переодевшийся в нше плтье!

При словх «нглийское военное судно» шепот ужс пронесся по собрнию. Негодяи знли хорошо эти проклятые суд и их ненвистные комнды, которые не любят профессии рботорговцев.

Дело принимло серьезный оборот, и Леонрд увидел, что ндо действовть решительно. Кк бы потеряв терпение, он зкричл грубо:

— Черт вс побери всех с вшими подозрениями! Говорю вм, что мое судно с товром стоит в гвни. Я полу-нгличнин, полу-креол и ткой же хороший человек, кк кждый из вс. Смотрите, дон Перейр, если вы или кто-нибудь из вших товрищей осмелится сомневться в првдивости моих слов, пусть выступит вперед, и я живо перерву ему глотку! — и, произнеся эти слов, Леонрд, грозно нхмурившись, сделл шг вперед, положив свою руку н эфес сбли.

Ткие слов моментльно произвели свое действие. Перейр немного побледнел, тк кк, подобно большинству жестоких людей, он был стршным трусом.

— Успокойтесь, — произнес он, — я вижу, что вы добрый млый. Я хотел только испытть вс. Кк вы знете, мы должны соблюдть большую осторожность. Дйте вшу руку, и добро пожловть! Я вм верю, стрый Антонио ничего не делет нполовину!

— Быть может, вм лучше еще испытть его немного, — проговорил молодой человек, стоявший рядом с Перейрой, когд Леонрд хотел принять приглшение Желтого дьявол, — пошлите з рбом, и пусть он дст нм нше обычное докзтельство, т.е. собственноручно зрежет его; это смое лучшее!

Перейр змялся было, но Леонрд снов ншелся.

— Молодой человек, — вскричл он с большей яростью, чем прежде, — я перерезл горло большему числу людей, чем те, которых вы хлестли бичми. Но если вы хотите докзтельств, то я вм могу его дть. Идите сюд, молодой петушок, идите! Здесь достточно светло, чтобы пощипть у вс перья!

Рботорговец побледнел от бешенств, но, видя тлетическую фигуру и смелые глз Леонрд, остновился в нерешительности, рссыпвшись в угрозх и грязных ругтельствх.

Трудно скзть, чем могл бы окончиться вся эт сцен, но Перейр поспешил прекртить ссору.

— Тише! — згремел он своим могучим голосом, встряхнув в бешенстве седыми волосми. — Я принял этого человек, и он будет ншим гостем. Неужели моих слов недостточно для ткого молодого горлопн, кк ты? Зткни свой безобрзный рот, или, клянусь святыми, я зкую тебя в цепи!

Рботорговец повиновлся. Быть может, он см был рд удобному случю избежть борьбы с Леонрдом. Кк бы то ни бю, но, бросив н последнего злобный взгляд, он, змолчв, отступил нзд.

Восстновив тишину, Перейр подозвл Леонрд, пожл ему руку и прикзл рбу принести вин для нового гостя. Зтем он обртился к собрнию со следующей речью:

— Дети мои, мои дорогие товрищи, мои верные, испытнные друзья! Нступил печльный для меня момент, когд я, вш стрый предводитель, должен проститься с вми. Звтр гнездо не увидит более Желтого дьявол, и вы должны нйти себе другого глву. Увы! Я пострел, не могу больше стоять н высоте своей здчи, торговля теперь не т, что был прежде, блгодря этим проклятым нгличнм и их крейсерм, шныряющим повсюду в нших водх, чтобы отнимть у честных людей плоды их дел. Около пятидесяти лет я был связн с делом. Думю, что туземцы этих мест вспомнят обо мне, не с гневом, о, нет, но кк их блгодетеля. Ведь рзве около двдцти тысяч их молодежи не прошло через мои руки, не было избвлено мною от проклятия врврств и не было послно изучть блг цивилизции и мирные искусств в домх добрых и снисходительных господ? Иногд, не чсто, но по временм, в нших мленьких экспедициях проливлсь кровь. Я сожлею об этом, но что поделешь? Этот нрод тк упрям, что не может понять, кк хорошо для него покориться моей влсти. Когд нм мешли в ншем добром деле, приходилось сржться. Мы все хорошо знем горечь неблгодрности, но должны переносить ее. Тково испытние, посылемое нм Небом, и вы, мои дети, должны всегд помнить об этом!

— Итк, я удляюсь теперь с теми скромными сбережениями, ккие мне удлось собрть з свою трудовую жизнь. Удляюсь, чтобы провести зкт своих дней в мире и молитвх. Но мне ндо устроить еще одно мленькое дельце. Во время ншего последнего путешествия н нше счстье к нм в руки попл дочь проклятого нгличнин. Я привез ее сюд и, в кчестве ее покровителя, просил вс собрться сюд, чтобы выбрть среди вс ей супруг, кк велит сделть мне мой долг. Я не могу взять ее с собой, тк кк вблизи Мозмбик, куд я переселюсь, ее присутствие у меня могло бы подть повод к неприятным вопросм. Вот почему я и решил великодушно передть ее другому.

— Но кому отдть эту дргоценность, эту жемчужину, эту прелестную, милую девушку? Нходясь среди столь ужсных господ, кк вы, рзве я могу поствить одного выше другого и объявить его более достойным девушки? Я не могу сделть этого и должен предоствить все случю: я зню, что Небо выберет лучше меня. Поэтому тот, кто сделет мне смый щедрый подрок, получит эту девушку, чтобы он услждл его своей любовью. Сделет подрок, — зметьте, не зплтит цену!

— Быть может, будет лучше всего устновить, что рзмер подрк будет определен обычным путем, посредством состязния в унциях золот, если вм угодно.

— Еще одно условие, мои друзья. В этом деле все должно быть сделно, кк следует: церковь должн произнести свое слово, и тот, кого я изберу, будет обвенчн с девушкой, здесь, в ншем присутствии. Рзве у нс нет под рукою священник, и неужели мы н нйдем для него знятия?

— Теперь, дети мои, пор приступить к делу. Эй, вы, приведите нглийскую девушку!

Речь Перейры прерывлсь возглсми смого иронического свойств, объявление о предстоявшей церемонии бркосочетния было встречено взрывом грубого смех.

После этого шум прекртился, и все стли ждть появления Хунны.

Через несколько минут покзлсь фигур, одетя в белое. Ее сопровождло несколько человек.

Легкими, быстрыми шгми женщин прошл по открытому прострнству, освещенному лунным светом, смотря прямо перед собою, пок, нконец, не подошл к вернде, где и остновилсь. Здесь в первый рз Леонрд увидел Хунну Родд. Он был высокого рост, чрезвычйно стройня, темные волосы звязны узлом н зтылке ее прекрсной головы. У нее были змечтельно тонкие черты и прекрсный цвет крсивого округлого лиц, но змечтельнее всего были глз, цвет которых менялся от серого до голубого оттенк, в звисимости от пдвшего н них свет. Леонрд увидел, что они были велики, прекрсны, бесстршны, но вместе с тем нежны. Одет он был в роскошное рбское плтье, н ногх — сндлии.

Остновившись перед верндой, Хунн зговорил чистым, приятным голосом:

— Что вм еще нужно от меня, дон Антонио Перейр?

— Голубк моя, — отвечл негодяй грубым и нсмешливым тоном, — не огорчйтесь вшей неволей. Я обещл вм нйти супруг, и вот все эти любезные господ собрлись здесь для того, чтобы я мог сделть между ними выбор. Теперь вш брчный чс нстл, моя голубк!

— В последний рз прошу вс, — зговорил снов девушк. — Я беззщитн и никому из вс не сделл зл. Позвольте мне уйти, умоляю вс!

— Позвольте уйти! Кк? Кто же может тронуть вс, моя голубк? — отвечл стрый стир. — Я ведь скзл, что хочу отдть вс супругу!

— Я никогд не пойду к избрнному вми супругу, дон Антонио, — скзл Хунн серьезным, твердым голосом. — Будьте уверены в этом, вы все! Я не боюсь вс, зня, что Бог поможет мне, теперь, обртившись к вм в последний рз с просьбой, я в последний рз предостерегю вс, дон Антонио, и вших злодеев-товрищей ткже. Прекртите вши беззкония, не то вс ждет Божий суд. Смерть с небес висит нд вшей головой, убийц, после смерти — мщение!

Тк он говорил, не громко, но с тким убеждением, с ткой твердостью и достоинством, что сердц смых отчянных негодяев тревожно збились. В конце своей речи Хунн впервые взглянул н Леонрд, и глз их встретились. Он нклонился вперед, слушя ее, и в своей скорби и тоске збыл удержть н своем лице то беспечное выржение, которое ему следовло хрнить по рзыгрывемой им роли. В этот миг у Леонрд было лицо нглийского джентльмен, блгородное и открытое, хотя немного и суровое.

Во взгляде Леонрд, обрщенном н Хунну, было что-то, зствившее ее здержть свои глз н молодом человеке. Мягко посмотрел н него девушк, кк бы желя зглянуть в его душу, и Леонрд вложил в свой ответный взгляд всю свою волю, все свое горячее сердечное желние покзть ей, что он может считть его своим другом.

Они до сих пор никогд не встречлись. Он дже не подозревл о его существовнии, в нружности Леонрд, одетого в костюм рботорговц, было, по-видимому, мло отличия от окружющих его негодяев. Однко, ее утонченные отчянием чувств прочли то, что было нписно в его глзх, и прочли првильно. С этого момент Хунн знл, что он не одн среди этих волков, что есть, по крйней мере, один человек, который спсет ее, если это будет возможно.

Еще рз он взглянул в его лицо, не опсясь возбудить подозрения окружющих, которые были удручены ее стршным предскзнием.

Больше всех был смущен тот, к кому он обрщл свою речь.

Суеверный ужс овлдел Перейрой. Здрожв от стрх, он бессильно откинулся н спинку своего кресл, с которого поднялся перед своей речью, прекрсного кресл черного дерев с инкрустцией из слоновой кости.

Сцен был тков, что Леонрд никогд не мог збыть ее. Лунный диск ярко сиял н небе, и облитя лунным светом, среди мссы злых лиц, одиноко стоял прекрсня девушк, гордя, презирвшя своих вргов, дже будучи в их рукх.

Н несколько минут после слов Хунны водворилось глубокое молчние, нстолько полное, что Леонрд мог слышть мяукнье котенк, спустившегося по ступенькм вернды и приближвшегося к ногм Хунны. Молодя девушк, нклонившись, взял н руки мленькое создние и прижл его к своей груди.

— Отпустите ее! — рздлся, нконец, голос из толпы. — Он колдунья и принесет нм несчстье!

Эти слов, кзлось, пробудили Перейру от оцепенения. С отвртительным проклятием он вскочил со своего кресл и, спустившись со ступенек вернды, подошел к своей жертве.

— Черт вс возьми, проклятя шлюх! — зкричл он. — Вы думете нпугть меня вшими угрозми. Пусть Бог окжет вм помощь, если может. Желтый дьявол здесь см бог. Вы тк же в моей влсти, кк это животное, — и, выхвтив из рук Хунны котенк, он бросил его н землю. — Видите, Бог не помогет котенку, не поможет и вм. Ну, пусть все взглянут н то, что хотят купить!

С этими словми Перейр, схвтив н груди Хунны белое плтье, рзорвл его.

Поддерживя одной рукой рзорвнное плтье, молодя девушк нчл другой искть что-то в своих волосх. Ужс охвтил Леонрд при виде этого. Он знл тйну о яде. Неужели сейчс он прибегнет к нему?

Глз их снов встретились, и во взгляде Леонрд было предостережение. Хунн рспустил темные волосы, которые рссыплись вокруг ее плеч, прикрывя до пояс рзорвнное плтье, но более ничего не сделл. Однко Леонрд зметил, что првя ее рук был сжт: в ней-то и был скрыт смерть.

Укзв н свое рзорвнное плтье, молодя девушк еще рз обртилсь к Перейре, проговорив:

— В вш последний чс вы вспомните об этом.

В это время к ней подошли рбы, чтобы исполнить волю своего господин, но все собрвшиеся зкричли:

— Оствьте ее. Мы видим, что девушк прекрсн!

Тогд рбы отступили, Перейр не произнес ни слов.

Возвртившись н вернду, он стл у своего кресл и, взяв в руку пустой сткн вместо молотк укционист, зговорил снов:

— Сеньоры, я хочу предложить вм прекрсный выигрыш, по своей ценности превосходящий все, что имеется в продже. Выигрыш этот — беля девушк нгло-португльской крови. Он очень хорошо воспитн и нбожн; что же ксется ее послушния, то об этом я не могу ничего скзть. Дело ее будущего супруг нучить ее этому. О крсоте ее мне нет нужды рспрострняться; вы сми можете судить об этом. Взгляните н эту фигуру, волосы, глз. Видели ли вы что-нибудь подобное? Выигрыш этот достнется тому из вс, кто сделет мне смый щедрый подрок. Д, в тот же момент он может взять ее вместе с моим блгословением. Но я ствлю ткие условия: тот, кого я одобрю, должен быть зконным обрзом обвенчн с ней птером Фрнсиско, — и, повернувшись, он укзл н человек с несколько мелнхолическим взглядом, стоявшего вблизи и одетого в рзорвнную местми рясу священник.

— Этим я исполню свой долг по отношению к этой девушке, — продолжл Перейр. — Еще одно слово, сеньоры: мы не будем тртить время н пустяки и нчнем состязние прямо с унций!

— Серебр? — спросил ккой-то голос.

— Серебр! — нет, конечно. Глупец, рзве здесь идет речь о продже негритянки? Золот, бртец, золот! 30 унций золот и притом уплт сейчс же!

В толпе послышлись рзочровнные голос, и несколько негодяев воскликнули:

— Тридцть унций золот! Что же делть нм, беднякм?

— Что вм делть? Рботть усерднее и сделться богтыми, конечно, — отвечл Перейр. — Неужели вы могли думть, что ткие призы для бедняков? Ну-с, укцион открыт. Нчльня цен 30 унций. Кто прибвляет з белую девушку Хунну? Кто прибвит, кто?

— Тридцть пять, — скзл человек низенького рост, худой, с чхоточным кшлем, годившийся более для могилы, нежели для женитьбы.

— Сорок, — вскричл другой, чистокровный рб, с мрчным выржением лиц, желвший, очевидно, прибвить к своему грему новую гурию.

— Сорок пять! — отвечл его противник.

Тогд рб предложил 50, но мленький человек увеличивл свои ствки. Предложив 65, рб прекртил ндбвки, решив, очевидно, обождть с гурией.

— Он моя! — зкричл чхоточный.

— Подожди немного, дружок, — зговорил гигнт-португлец Ксвье, — я сейчс только нчну. — 75!

— 80, — скзл низенький человек.

— 90, — прокричл третий.

— 95, — отвечл Ксвье.

— Сто пять! — торжествующим тоном проговорил Ксвье.

Тогд его противник отступил с проклятием, и толп зшумел, думя, что выигрл Ксвье.

— Пристукните, Перейр! — скзл португлец, посмтривя с делнной небрежностью н свой приз.

— Подождите немного, — вмешлся Леонрд, — я нчну теперь. Сто десять!

Толп снов згудел, тк кк состязние стновилось интересным.

Ксвье посмотрел н Леонрд и сжл в ярости кулки. Он был очень близок к пределу той суммы, которую мог предложить.

— Ну, — зкричл Перейр, облизывя от удовольствия свои губы, тк кк цен уже превысил ожидвшуюся им сумму н двдцть унций, — я пристукну крсотку чужестрнцу Пьеру. Ксвье, взгляните н девушку, и прибвьте еще. Прво, он идет очень дешево. Только помните: кредит не будет ни н одну унцию. Плт сейчс же!

— Сто пятндцть! — скзл Ксвье с видом человек, делющего последнее усилие попытть счстья.

— Сто двдцть, — ответил спокойно Леонрд, хотя он предложил последнюю имевшуюся в его рспоряжении унцию и, если бы Ксвье прибвил еше, то должен был бы прекртить состязние или предложить в уплту рубин Со. Конечно, он сделл бы это с удовольствием, но, пожлуй, никто не поверил бы, что кмень тких рзмеров — нстоящий рубин.

Тем не менее, ни одн черточк н лице Леонрд не выдл его волнения: нпротив, спокойно повернувшись к слуге, он прикзл подть себе бутылку с вином и см нполнил свой сткн. Леонрд знл, что его противник следил з ним. Прояви он млейшее волнение — и все пропло.

Между тем, зрители издли возглсы одобрения, Перейр зствлял Ксвье прибвить еще. Одно мгновение португлец колеблся, взглянув н Хунну, которя, бледня, молч стоял, опустив голову н грудь.

Со сткном вин в руке Леонрд повернулся к своему противнику.

— Вы прибвите еще, сеньор? — спросил он.

— Нет, черт с вми! Берите ее! Я не дм больше ни одной унции ни з нее, ни з ккую другую женщину н свете!

Леонрд только улыбнулся и посмотрел н Перейру.

— Беля девушк, Хунн, — нчл тот медленно, — переходит к чужестрнцу Пьеру з сто двдцть унций золот. Ксвье, не теряйте ее. Смотрите, пожлеете после. Я спршивю вс в последний рз! — И он поднял вверх стой сткн.

Ксвье сделл шг вперед и хотел что-то скзть. Сердце Леонрд сильно збилось, но внезпно португлец рздумл и отвернулся.

— Кончено! — прокричл Перейр, стукнув сткном о ручку своего кресл с ткой силой, что осколки стекл полетели в рзные стороны.

XIII. ПОЛНОЧНОЕ БРАКОСОЧЕТАНИЕ

— Кончено! — скзл снов Перейр. — Теперь, друг Пьер, прежде, чем мы узконим это дело при помощи ншей святой церкви, быть может, вы отддите золото. Вы помните, что дело шло н нличные.

— Конечно, — отвечл Леонрд. — Где эт черня собк, мой крлик? А, вот он! Собк, дй золото. Если у тебя его недостточно, то вот еще! — и, сняв свой пояс, из которого он предврительно вынул рубин, Леонрд швырнул его Оттеру.

— А теперь, сеньоры товрищи, — продолжл он, — выпейте з мое здоровье и невесты; ндеюсь, что мы еще будем иметь дел с вми. Я зплтил довольно дорого з эту девушку, но что же делть? Люди ншей профессии должны быть готовы удовлетворить свои прихоти, чтобы сделть веселее ншу крткую жизнь!

— Зто он будет лучшего мнения о вс, вы о ней. — произнес чей-то голос. — З здоровье кпитн Пьер и его невесты! — и они выпили, громко крич в пьяном весельи.

Между тем Оттер, подобострстно приблизившись к Перейре, стл пригоршнями клсть золотые слитки и монеты н чшку весов, которые держл в рукх Желтый дьявол. Нконец, все золото, имевшееся у Леонрд, было положено н весы блестящей грудой.

— Немного не хвтет до 120 унций, — скзл Ксвье, — я беру девушку!

— Бс, — тихо скзл Оттер, — у тебя есть еще золото? Тут не хвтет до полного вес!

Леонрд беззботно посмотрел н чшку с золотом, которя, колеблясь, стоял почти вровень с другой чшкой весов.

— Сколько угодно, — скзл он, — но сюд будет достточно вот этого!

С этими словми, сняв со своего пльц кольцо с печтью, он бросил его н весы. Исключя рубин, это был последняя цення вещь, которую он имел при себе. Чшк с золотом опустилсь.

— Хорошо, — скзл Перейр, потиря от удовольствия руки при виде ткого богтств. — Принесите мне кислоты, чтобы испытть золото. Не обижйтесь, чужестрнец Пьер, но ведь есть негодные люди, которые выдют медь з золото!

Исследовв кчество золот и нйдя его хорошим, Перейр, обртившись к птеру, произнес:

— Ну, отец, приступйте к своему делу!

Птер Фрнсиско выступил вперед. Он был очень бледен и кзлся сильно испугнным. Леонрд, при взгляде н него, с удивлением увидел, что лицо птер отличлось тонкостью черт и дышло добротой.

— Дон Антонио, — скзл священник мягким, почти девическим голосом. — Я протестую против вшего прикзния. Судьб бросил меня в вшу среду, и я принужден был видеть много зл, но см его еще не делл. Я нпутствовл умирющих, ухживл з больными, утешл угнетенных, но еще не принимл учстия в кроввых подвигх. Я пстырь ншей святой церкви и если повенчю этих двоих, то они будут мужем и женой до смой смерти. Я не хочу призывть блгословение церкви н этот позорный кт. Я не хочу делть этого!

— Вы не хотите делть этого, бритый изменник? — прорычл Перейр в бешенстве. — Рзве вы хотите последовть з вшим бртом? Смотрите, мой друг, или вы исполните мое прикзние и повенчете этих двоих людей, или… — Перейр произнес стршную угрозу.

— Нет, нет, — скзл Леонрд, желя воспользовться удобным случем избежть учстия в отвртительном глумлении нд святыней. — Оствьте его в покое. Что знчт молитвы обмнщик? Сеньор и я обойдемся без них!

— Я вм говорю, чужестрнец, что вы должны жениться н девушке, этот плкс повенчет вс. Если вы этого не сделете, то я удержу золото и девушку. Что же ксется его, то он может выбирть. Эй, рбы, принести бич!

Нежное лицо Фрнсиско покрылось розовой крской.

— Я не герой, чтобы вынести это, — произнес он, — я исполню вше прикзние, дон Антонио, и д простит мне Бог этот грех. Слушйте меня вы, Пьер и Хунн! Я сделю вс мужем и женой, соединю вс при помощи тинств, святость которого не уменьшится теми ужсными обстоятельствми, при которых оно будет совершено. Вм, Пьер, я советую оствить вши злодеяния, любить и оберегть эту женщину, не то проклятие Неб обрушится н вс. Вы, Хунн, ндейтесь н Бог, Бог сирот и угнетенных, который воздст вм з переносимые вми невзгоды, и простите меня!

После этого птер попросил дть ему воды для освящения и кольцо.

— Вот кольцо, — скзл Перейр, взяв из золотой кучи кольцо Леонрд. — Это мой свдебный подрок!

Вод был нлит в сосуд, и священник освятил ее.

Зтем он предложил Леонрду стть рядом с девушкой и попросил толпу отступить несколько нзд. Все это время Леонрд нблюдл з Хунной. Он не произнесл ни слов, и лицо ее было спокойно, хотя глз говорили ему об ужсе и отчянии, которыми было полно ее сердце.

Рз или дв он подносил свою сжтую првую руку ко рту, но опускл, не коснувшись губ. Леонрд понимл хорошо ее мысли и, чтобы предотвртить роковой исход, решился зговорить с ней, рискуя быть рзоблченным.

Повинуясь укзнию священник, он стл, улыбясь, рядом с нею. Зтем, продолжя улыбться, он взял в руку волну темных волос молодой девушки, кк бы любуясь ею, и нгнулся к ней, сделв вид, что хочет поцеловть ее. Бледня и суровя стоял Хунн, и рук ее еще рз поднялсь к устм.

— Стойте! — шепнул ей Леонрд по-нглийски. — Я пришел освободить вс. Перенесите этот фрс, он не имеет никкого знчения. Зтем, когд я скжу вм, бегите по подъемному мосту в лгерь рбов!

Он понял, и рук ее опять опустилсь.

— Эй, друг Пьер, что это вы тм шепчете? — спросил подозрительно Перейр.

— Я говорил невесте, кк он прекрсн! — отвечл беспечно Леонрд.

Хунн окинул его притворным взглядом ненвисти и гнев, и зтем церемония нчлсь.

Молодой священник был одрен прекрсным, звучным голосом и при свете луны совершл венчние тк торжественно, что дже негодяи, стоявшие вокруг, прекртили свои шутки и змолкли. Все было сделно првильно, хотя Хунн и не ответил ничего н обычные вопросы. Бесстыдный Перейр с нхльной любезностью руководил церемонией. Нконец, руки новобрчных были соединены, кольцо ндето плец Хунны, произнесено блгословение, и все было кончено.

В течение всего этого времени Леонрд стоял кк во сне. Ему кзлось, что они действительно обвенчны. Но когд церемония кончилсь, он пробудился от своих мечтний; фрс был сыгрн, теперь ндо было уходить.

— Ну-с, дон Антонио, — скзл он Перейре, — теперь я должен попрощться с вми. Моя лодк…

— Глупости, — перебил его рботорговец, — вы остнетесь здесь ночевть!

— Блгодрю вс, но мне нельзя, — отвечл Леонрд. — Звтр я могу вернуться, чтобы устроить мленькое дельце. У меня есть поручение купить человек пятьдесят з хорошую цену!

Говоря это, Леонрд взглянул н восток и увидел густые облк дым, поднимвшиеся вдли. Нконец, тростники были зжжены. Люди Мэвум сделли свое дело, и плмя скоро будет змечено. Ндо было уходить, пок не поздно.

— Ну, если вы должны, тк нечего делть, — отвечл Перейр, причем Леонрд зметил, что негодяй кк будто дже доволен его уходом. Впоследствии Хунн объяснил ему, что Желтый дьявол был нпугн ее предскзнием, что тот, кто возьмет ее, погибнет. Суеверно ожидя исполнения этого предскзния, Перейр был рд уходу покуптеля: инче, если бы тот умер в гнезде, могли бы подумть, что он убил его с целью звлдеть золотом и девушкой.

Попрощвшись с Перейрой, Леонрд повернулся, чтобы идти, сопровождемый Оттером и Хунной, которую он вел з руку. Леонрд хотел снчл идти к воротм, зтем быстро свернул к подъемному мосту, где должны были ждть его Со и люди Мэвум, вместе с которыми предполгл скрыться из гнезд.

Но едв он успел сделть несколько шгов, кк гигнт-португлец Ксвье, стоявший до сих пор в глубокой здумчивости, подошел к нему.

— По крйней мере, я должен рзок поцеловть ее з мое беспокойство! — скзл он, и, схвтив Хунну з тлию, притянул к себе.

Тогд Леонрд, збыв всякую осторожность, со сжтыми кулкми бросился н негодяя и удрил его по лицу с ткой силой, что тот упл н землю, увлекл з собой Хунну.

В следующее же мгновение молодя девушк был н ногх и стоял возле Леонрд. Ксвье ткже поднялся с земли и со стршными проклятиями обнжил свою сблю.

— Следуйте з мной! — скзл Леонрд Хунне и Оттеру и, не прибвив более ни слов, бросился бежть.

Взрыв смех из толпы рздлся ему вслед.

— Вот хрбрец! Это фрнцузский фокусник! — кричли рботорговцы. — Бьет безоружных, см боится сржться!

Эти люди звидовли чужеземцу и с удовольствием увидели бы его смерть.

— Остновить его! — рздлось несколько голосов, и с десяток негодяев бросились з ним, кк собки, преследующие дичь.

Леонрд мог бы убежть от них, тк кк бегл очень быстро, но ни Хунн, ни Оттер не могли поспеть з ним; он змедлил шги и вскоре увидел перед собой рботорговцев, некоторые из которых держли в рукх ножи.

— Стой, трус! Стой и сржйся! — зкричли они, рзмхивя оружием перед его лицом.

— Хорошо! — отвечл Леонрд, остновившись и оглядывясь вокруг.

Не длее чем в тридцти ярдх от него был подъемный мост, который, кк покзлось Леонрду, нчл немного колебться, словно собирясь опуститься. Оттер и Хунн стояли возле Леонрд, н которого уже бежл со зверским окроввленным лицом гигнт-португлец с сблей нголо, изрыгя ругтельств.

— Оттер, — быстро проговорил Леонрд, выхвтывя свою сблю, — стнь сзди меня, чтобы, когд я буду дрться с этим, остльные не бросились н меня, вы судрыня, — обртился он к Хунне, — бегите к мосту. Со и вши люди тм!

Едв он успел произнести эти слов, кк Ксвье был уже около него. Яростно змхнувшись, он хотел ннести удр Леонрду, но последний отпрыгнул нзд, и удр пришелся по воздуху. Еще дв рз Ксвье пытлся удрить своего противник сблей, но об рз Леонрд повторял свой мневр, отступя к подъемному мосту, который теперь был от него не длее, кк в двдцти ярдх. Но когд португлец бросился н него в четвертый рз, нгличнин не мог повторить своего прием, тк кк сзди него уже были рботорговцы.

Ксвье рзмхнулся и ннес стршный удр. При лунном свете Леонрд увидел, кк сверкнул стль, но прировл удр сблей. При удре стли о стль посыплись искры, и н землю полетели обломки сбель.

— Продолжй, бс, продолжй, — скзл Оттер, — обе сбли сломлись!

Леонрд увидел, что Оттер говорил првду. Португлец швырнул в сторону свое сломнное оружие и схвтился з нож.

У Леонрд не было нож, о револьвере в этот момент он не вспомнил. С обломком сбли в руке он бросился н Ксвье, который ринулся ему нвстречу. Противники удрились друг о друг, кк дв ядр. Леонрд ннес Ксвье один удр своим обломком сбли, отбросив его зтем, кк бесполезную вещь. Однко этот обломок окзл ему хорошую услугу: попв в првую руку португльц, он прлизовл ее н одно мгновение, вследствие чего Ксвье уронил свой нож. После этого противники схвтились друг с другом без всякого оружия.

Двжды гигнт-португлец поднимл нгличнин с земли, но ему не удвлось бросить его оземь, кк он того хотел.

Дв португльцу время истощить силы, Леонрд, сделв быстрое движение, поствил свою првую ногу з левой ногой Ксвье и с силой толкнул своего врг в грудь. Потеряв рвновесие, гигнт упл н землю с глухим стуком, кк срубленное дерево, увлекя з собой и Леонрд, который, однко, упл н противник.

С мгновение португлец лежл тихо, тяжело дыш. Леонрд огляделся: шгх в восьми от них лежл нож; кто овлдеет им, тот выигрет эту смертельную игру. Ксвье, собрвшись с силми, уже сжимл его в своих стршных объятиях. Он ткже видел нож и мог схвтить его. Чтобы лишить своего врг возможности овлдеть ножом, Леонрд сделл движение и зкрыл своим телом нож от глз Ксвье. Но для этого ему пришлось ослбить двление н грудь противник, чем тот и воспользовлся, чтобы поднять спину с земли. Толп, увидев это, зликовл, думя, что чужеземец ослбел.

— Нож! Дйте нож! — прохрипел Ксвье, и несколько человек бросились исполнять его прикзние.

Но Оттер с обнженной сблей згородил им дорогу. Его черное лицо подергивлось от волнения, глз сверкли, и плечи вздргивли.

Оцепеневшей при виде ужсной борьбы Хунне крлик кзлся чем-то вроде черного гном, скорее сверхъестественным существом, нежели человеком.

— Кто коснется нож — умрет, — проговорил он по-рбски, протянув вперед свою длинную руку с обнженной сблей. — Пусть эти петухи дерутся, господ!

После слов Оттер никто не смел приближться к ножу.

Не получив оружия, Ксвье сделл стршное усилие и освободил свою првую руку, которой сжл горло противник. Леопрд нпряг все свои силы, и, нконец, ему удлось опять повлить Ксвье н спину, но гигнт со стршной силой сжимл его горло. Кровь зстучл в его вискх, и он чуть не лишился чувств. Собрв последние силы, Леонрд удрил португльц кулком првой руки в лоб тк тяжело, что голов гигнт стукнулсь о кменистую почву. Еще один стршный удр — и Леонрд почувствовл, что его горло свободно и воздух ворвлся в легкие. Теперь он мог бы схвтить нож, но в нем уже не было ндобности. Португлец, широко рскинув руки, судорожно вытянулся и зтих.

Пок зрители с удивлением смотрели н ужсный исход борьбы, Хунн, помня нствления своего избвителя, повернувшись, побежл к подъемному мосту. Оттер же, подскочив к Леонрду, поднял его с земли.

— Вот хороший удр! — вскричл крлик. — Он мертв, клянусь духом моей мтери, хоть стль и не коснулсь его. Очнись, бс, очнись: хотя боров уже нет, но свиньи еще остлись!

Леонрд мло-помлу пришел в себя. Посмотрев вокруг, он увидел Хунну, стоявшую у мост, по-видимому, в рздумье, бежть ей, или стоять н месте.

— Господ, — прохрипел Леонрд, обрщясь к окружвшим его рботорговцм, — я сржлся, и побед остлсь з мной. Теперь дйте мне спокойно уйти вместе с девушкой. Жив ли этот человек?

Рботорговцы обступили тело Ксвье; среди них нходился и птер Фрнсиско, который, ств н колени, осмотрел португльц.

— Бесполезно ухживть з ним, он мертв! — проговорил священник, вств с колен.

Рботорговцы посмотрели н Леонрд с удивлением, смешнным с ужсом: кто бы мог подумть, что ткой силч, кк Ксвье, мог быть убит удром кулк? Они не учли, что не трудно убить тк человек, голов которого лежит н кмне.

Однко удивление их перешло в ярость. Ксвье был их любимцем, и они не хотели оствить неотомщенной его смерть. С угрозми и проклятиями они подступили к Леонрду.

— Нзд! — произнес он. — Дйте мне дорогу. Я честно сржлся с вшим другом; видите, я дже не воспользовлся вот этим! — прибвил он, внезпно вспомнив о своем кольте, и нпрвил н них дуло револьвер.

При блеске стли пыл рботорговцев несколько уменьшился, и они рсступились.

— Быть может, вы ддите мне вшу руку, бтюшк? — скзл Леонрд, обрщясь к Фрнсиско, стоявшему возле него. — У меня немного поврежден ног!

Фрнсиско исполнил эту просьбу, и Леонрд нпрвился к Хунне, Оттер шел сзди с обнженной сблей.

Не успели они сделть и десяти шгов, кк Перейр, нскоро посоветоввшись с одним из своих помощников, быстро выступил вперед.

— Схвтить этого человек! — зкричл он. — Он убил увжемого дон Ксвье, ннеся ему предврительно оскорбление. Он должен поплтиться з это!

Десяток негодяев бросились вперед исполнять прикзние своего глвря, но пистолет и сбля Оттер охлдили их усердие.

Леонрд увидел, что положение стновится серьезным, но внезпня мысль пришл ему в голову:

— Хотите вы бежть из этого мест, бтюшк? — быстро спросил он священник.

— Д, — ответил Фрнсиско, — здесь нстоящий д!

— В тком случе, кк можно скорее ведите меня к мосту. Я слб и измучен, но тм будет помощь!

В это время подъемный мост, нходившийся от него не длее чем в десяти ярдх, с треском опустился.

— Бегите туд, Хунн Родд! — зкричл по-нглийски Леонрд.

Молодя девушк повиновлсь, помедлив немного. Кзлось, взгляд ее говорил: кк я могу оствить вс?

— Ну, бтюшк, теперь скорей к мосту! — прибвил Леонрд и, опирясь о плечо священник, прихрмывя, пошел вперед.

— Измен! — зревел Перейр. — Остновить его! Кто опустил мост?

Один из рботорговцев бросился н Леонрд. Это был тот смый молодой человек, которому Леонрд предлгл дрться перед укционом. В его рукх был нож, которым он уже змхнулся, чтобы удрить Леонрд в спину, но Оттер, охрнявший своего господин, взмхнул сблей, и рботорговец рухнул н землю с рскроенным черепом.

— Взять мост и удерживть его! — зревел снов Перейр.

— Поднимите мост! Поднимите! — вскричл в свою очередь Оттер, с сблей и пистолетом в рукх отгоняя нседвших н него рботорговцев.

Подъемный мост был поднят с ткой быстротой, что Леонрд и Фрнсиско, которые еще не успели его пройти до конц, поктились н землю, очутившись, нконец, в лгере рбов.

— Оттер! — вскричл Леонрд. — Боже мой! Они убьют его!

Вместо ответ крлик, выстрелив из своего пистолет, с громким криком, подобно дикой кошке, подпрыгнул в воздух и схвтился з железные цепи поднимвшегося в это время мост. Один из вргов попробовл было схвтить его з ноги, но он с ткой силой удрил его ногой по лицу, что тот полетел в воду. В следующий момент он был вне досягемости вргов и быстро крбклся вверх. Дв-три нож и несколько пуль были пущены ему вслед, но неудчно.

— Аг, Желтый дьявол, — вскричл крлик, — посмотри нзд: тм виден другой дьявол, еще желтее и злее тебя!

Перейр со всей компнией обернулся, и в ту же минуту громдный столб плмени с шумом вырвлся из болот. Тростники рзгорелись, и ветер рзносил плмя.

XIV. МЕСТЬ

— Измен! Измен! — зревел Перейр. — Тростники горят. Этот колдун погубил нс!

— Х-х-х! — зхохотл Оттер в своем убежище. — Измен! Измен! А что если рбы освобождены, что если ворот зперты?

При этих словх Оттер толп зстыл от ужс, смотря то н крлик, то н приближвшееся плмя. Нконец негодяи обрели снов др речи.

— Это врг! Убить его! Н штурм лгеря! К воротм! — рздлись крики н рзных языкх.

Для большинств рботорговцев это были последние их крики н земле, тк кк в тот же момент нд влом покзлось плмя, сопровождемое гулом выстрел, и шесть фунтов кртечи врезлись в толпу, проложив в ней широкую дорогу. Порженные ужсом негодяи бросились бежть.

Очутившись в лгере рбов, Леонрд и священник ншли Хунну, стоявшую в безопсности около сторожки, среди группы людей ее отц.

— К орудию! — вскричл Леонрд. — К орудию! Стрелять в них!

В это время он увидел Оттер, предоствленного собственной учсти, и зкричл от ужс. Но крлик спсся, кк мы видели, и спустился с мост целый и невредимый.

Опирясь н Оттер и Фрнсиско, Леонрд в сопровождении Хунны пошел вдоль вл к тому месту, где стоял пушк. Но у орудия уже нходилсь Со с несколькими из людей Мэвум, держвшя в рукх зпльный шнур. Он дернул з шнур и отскочил нзд при откте орудия, точно был нстоящим ртиллеристом.

— Аг! — произнес Оттер. — Струх не ленится. Он искусн, кк мужчин!

В следующую минуту они помогли зрядить пушку, Со бросилсь н колени перед Хунной, целуя ей руки.

— Ну, передохнем пок! — скзл Леонрд, опускясь н землю в стршном утомлении. — Эти дьяволы пошли з своим оружием. Они, вероятно, сейчс ткуют нс. Со, опусти ниже дуло орудия! — Зтем он прикзл всем освобожденным рбм вооружиться, чем попло, тк кк в сторожке ншлось всего дв ружья.

В следующую минуту рботорговцы с воем нчли нступть, тщ з собой длинные доски, с помощью которых они ндеялись перейти кнл.

— Смотрите! — скзл Леонрд: — Они хотят открыть огонь. З вл все! — и, схвтив стоявшую вблизи Хунну, он поствил ее з укрытие. Едв он успел это сделть, кк грд пуль посыплся н них. Несколько человек, не успевших спрятться з вл, были убиты или тяжело рнены. Осыпв вргов пулями, рботорговцы стли приближться к лгерю, переходя группми открытое прострнство. Зметив это, Леонрд подл комнду стрелять; и опять кртечь произвел стршное опустошение в их рядх. Порженные ужсом рботорговцы отбросили всякую мысль о штурме лгеря, думя только о спсении собственной жизни. Большинство вргов бросились теперь к воротм, стремясь нйти спсение в бегстве. Но ворот были зперты, сломть их было нелегко. Однко, схвтив ствол дерев, рботорговцы пытлись с его помощью рзбить ворот. Снов рздлся выстрел из орудия в мссу негодяев, столпившихся у ворот. Большинство их рзбежлось, пытясь укрыться в гнезде; человек десять продолжли рзрушть ворот, после нескольких выстрелов из ружей Леонрд и Оттер, последовли примеру своих товрищей.

— О, смотрите, смотрите! — скзл Хунн, укзывя н восток.

Зрелище было действительно необыкновенное. Густые тростники, высотою от 12 до 15 футов, горели длеко к востоку от гнезд, и море плмени бушевло, уничтожя все перед собою.

— Дом и нвес скоро сгорят, и тогд они должны будут выйти н открытое место, где мы и уничтожим их! — скзл Леонрд.

— Мы должны быть осторожны, бс, — скзл Оттер, — то нвесы для рбов сгорят ткже со всеми нходящимися в них людьми!

— Боже! Я не подумл об этом! — отвечл Леонрд. — Бтюшк, — обртился он к Фрнсиско, — если вы хотите сделть доброе дело, возьмите несколько людей с ведрми с водой и тушите искры, пдющие н нвесы!

Священник взялся з это дело и, рботя без устли в течение двух чсов, спс нвесы с рбми от пожр.

К восходу солнц от гнезд оствлись одни рзвлины, обиттели его, не нходя спсения в горевших здниях, то брослись в болото, то, подходя к лгерю рбов, просили пощды, но были безжлостно убиты Оттером.

Нши друзья, з исключением крлик, стршно утомились и нуждлись в отдыхе, но Оттер все еще кипел желнием мстить, для чего, выпросив у Леонрд рзрешение взять с собой нескольких людей Мэвум, пошел уничтожть тех вргов, которые еще были живы. Тем временем Леонрд и другие, доств воды, помылись и вообще привели себя в порядок, зтем сели звтркть. К концу звтрк вернулся Оттер, цел и невредим, хотя пяти людей из числ взятых им недоствло.

— Все кончено? — спросил Леонрд у крлик.

Оттер кивнул головой.

— Некоторые убиты, другие убежли, — скзл он, — но они для нс уже не опсны, тк кк не посмеют вернуться сюд. Но это еще не все, бс. Мы взяли одного из них живым. Посмотри н него, бс!

Леонрд перешел по мосту через кнл и подошел к группе людей, ходивших с Оттером к гнезду. Среди них лежл н земле ккой-то белый человек, издввший стоны ужс и стрх. Когд он поднял голову, то Леонрд увидел, что это был см Желтый дьявол.

— Где вы его ншли, Оттер? — спросил Леонрд.

— В мгзине, бс, и твое золото с ним, ткже много ружей и пороху. У него не хвтило духу поджечь порох и покончить со всем!

В это время Перейр, не змечя еще Леонрд, попросил воды.

— Дйте ему крови, — мрчно скзл один из освобожденных рбов, — всю жизнь он пил ее, пусть нпьется в последний рз!

Леонрд попросил Фрнсиско дть ему воды, и тогд Перейр, зметив его, нчл молить о прощении.

— Антонио Перейр, — отвечл сурово Леонрд, — вы получите только спрведливое возмездие, не более!

— Бс, — вмешлся Оттер, — отдйте его нм: он — нш мучитель и теперь приндлежит нм!

— Кк! — звыл Перейр. — Я буду отдн этим черным собкм? Пощды! Пощды! Фрнсиско, просите з меня! Исповедуйте меня! Я зню, я убил вшего брт, я должен был сделть это. Просите з меня! — и, ктясь по земле, он стрлся обнять ноги Леонрд.

— Я не могу исповедывть вс, — скзл, содрогясь, священник, — но я буду молиться з вс!

В это время туземцы яростно бросились н Перейру, но Леонрд остновил их, скзв.

— Я не допущу здесь вших диких жестокостей. Пусть этот человек будет рсстрелян, но не более!

Очевидно, однко, Перейре не суждено было погибнуть от руки человек, тк кк, едв Оттер коснулся его, он, побгровев, всплеснул рукми и со стоном рухнул н землю.

Леонрд посмотрел н него: он был мертв, умер от стрх смерти; ужс прекртил биение его злодейского сердц.

— Пстушк верно предскзывл, — вскричл Оттер, — что небо похитит его от ншего мщения. По крйней мере, теперь он уже не будет делть зл!

— Оттщите его прочь! — скзл Леонрд с содрогнием. Повернувшись к крлику, он прибвил:

— Оттер, возьми этих людей и освободи остльных пленных, зтем збери боевые припсы, ружья и провинт из склд оружия и снеси их к воротм. Мы должны скорее уходить отсюд, то убежвшие рботорговцы могут вернуться сюд со свежими силми!

Ткя судьб постигл, нконец, Антонио Перейру, Желтого дьявол.

XV. РАЗОЧАРОВАНИЕ

Нступило утро, и путешественники рсположились лгерем в том скрытом в тростникх месте, где были спрятны Леонрдом и Оттером лодки, зхвченные ими у рботорговцев. Сотни освобожденных рбов были перевезены н другой берег реки, снбжены всем необходимым и зтем предоствлены собственной учсти, тк кк взять их с собой не предствлялось никкой возможности.

Когд освобожденные пошли своей дорогой, Оттер, проводив их глзми, скзл Леонрду:

— Ну, мы сделли нше дело в гнезде, поговорили с Желтым дьяволом и его бндой, бс! Что же, пойдем мы теперь искть золото, нстоящего желтого дьявол?

— Я предполгю, что д, Оттер, — отвечл Леонрд. — Если только Со сдержит свое слово. Но речь идет не о золоте, о рубинх. Во всяком случе, снчл мы должны отпрвиться в поселение ниже Сены, отвести этих людей нзд и узнть что-нибудь о Мэвуме!

— Тк, — скзл, помолчв немного, Оттер. — Пстушк, кк нзывли ее поселенцы, желет, конечно, рзыскть своего отц. Однко, бс, не желешь ли выкупться в реке, чтобы печль оствил тебя?

Леонрд последовл этому совету и вернулся после купния совсем другим человеком, тк кк холодня вод всегд производил н него волшебное действие. Теперь он чувствовл себя вполне нормльно, тк кк, з исключением легкого вывих н ноге и црпины н горле в том месте, где схвтил его Ксвье, он не поплтился более ничем з пмятную ночь, проведенную в гнезде Желтого дьявол. Среди добычи, нйденной в лгере, окзлось несколько перемен плтья, в которое Леонрд и поспешил переодеться, скинув с себя португльскую форму. Теперь он был одет кк обыкновенный нглийский колонист, довольно неуклюже, но удобно.

Между тем и Хунн окончил свой тулет с помощью Со, воспользоввшейся этим временем, чтобы рсскзть своей госпоже историю встречи с Леонрдом Утрмом. Но нрочно или по збывчивости, только он ни слов не упомянул о соглшении, существоввшем между ними.

Окончив свой тулет, молодя девушк вышл прогуляться, нпрвившись по узенькой тропинке через тростниковую зросль. Едв он успел сделть несколько шгов, кк столкнулсь лицом к лицу с Леонрдом.

Протянув Леонрду руку, он любезно улыбнулсь ему:

— Доброе утро! — скзл Хунн. — Ндеюсь, вы хорошо спли и нет никких плохих новостей?

— Я провел восемь чсов в состоянии совершенного оцепенения, — отвечл он смеясь, — новостей нет никких, кроме тех, что я освободил этих бедняг — рбов. Думю, что нши друзья, рботорговцы, достточно уже пользовлись ншим обществом и едв ли последуют з нми!

Он, побледнев немного, отвечл:

— Вероятно, тк. По крйней мере, я довольно нтерпелсь от них. Кстти, м-р Утрм, я должн поблгодрить вс з эту громдную услугу, которую вы окзли мне; при этом ее глз упли н золотое кольцо, блестевшее н ее пльце. — Это кольцо приндлежит вм, — прибвил он, — и я должн вернуть его вм!

— Мисс Родд, — скзл медленно Леонрд, — мы пережили вместе с вми очень стрнные приключения. Не сохрните ли вы это кольцо н пмять о них?

Первым ее побуждением было откзться. Пок он будет носить это кольцо, мысль об ужсной сцене ее проджи и еще более ненвистной продии н брк будет постоянно с ней. Однко когд слов откз уже были готовы слететь с ее уст, ккое-то неизвестное чувство, скорее, инстинкт, почти суеверие удержло ее от этого.

— Вы очень любезны, — скзл он, — но это вше фмильное кольцо. Вы не можете отдвть его случйным знкомым!

— Д, это мое фмильное кольцо, но если вы взглянете н герб и девиз, то увидите, что они похожи в своем знчении; вот почему я могу дть его дже «случйному знкомому». Читйте: «З дом, честь и любовь», — скзл Леонрд.

Хунн при слове «любовь» покрснел, см не зня почему.

— Хорошо, я буду носить кольцо, если вы желете этого, м-р Утрм, н пмять о нших приключениях, пок вы не потребуете его обртно, — смущенно проговорил он, — но в этих приключениях есть одн подробность, — прибвил он другим тоном, — я рзумею отвртительный и негодный фрс, в котором мы вынуждены были принимть учстие. Большинство свидетелей этой позорной сцены умерли и не могу более говорить о нем, вы должны зствить вшего слугу-крлик молчть; я сделю то же по отношению к птеру Фрнсиско. Пусть он будет збыт нми обоими!

— Конечно, мисс Родд, — скзл Леонрд, — если только ткя стрння вещь может быть збыт. А теперь, не угодно ли вм пожловть к звтрку?

Он нклонил голову и прошл мимо него с крсными лилиями в руке.

— Стрнно! Ккую влсть может иметь он нд этим священником, — скзл Леонрд, — и кк может зствить его молчть? Что ксется меня, то я бы с удовольствием обошелся без его обществ. Стрння девушк!

Вернувшись н место стоянки, Леонрд зстл священник, дружески беседующего с Хунной.

— Кстти, бтюшк, — внезпно обртился он к священнику, — кк вы знете, я отпрвил этих рбов, предоствив им возвртиться смим по своим домм, тк кк взять их с собой было невозможно. Кковы же вши плны? Вы относились к нм до сих пор хорошо, но я не могу збыть, что зстл вс в дурной компнии. Быть может, вы желете возвртиться к ней, и в тком случе, вш путь лежит к востоку! — и Леонрд укзл рукой по нпрвлению к гнезду.

— Я не удивляюсь, сеньор, что вы не доверяете мне, — скзл Фрнсиско, причем его бледное девическое лицо покрылось крской, — тк кк обстоятельств говорят против меня. Но уверяю вс, что хотя я и вступил в компнию Антонио Перейры по собственному желнию, однко, не с дурной целью. Чтобы долго не рспрострняться, сеньор, скжу вм, что у меня был брт, который, совершив преступление, бежл из Португлии и поступил в шйку Перейры. С большим трудм я ншел его здесь и был с удовольствием принят в гнезде, тк кк я могу и ухживть з больными, и нпутствовть умирющих; ведь злодеи, сеньор, в конце концов, тоже люди. Я убедил моего брт вернуться со мной, и мы соствили плц бегств, но Перейр узнл об этом, и мой брт был повешен. Они не тронули меня рди моего сн, но стли возить с собой пленником в свои экспедиции. Вот и вся история. Теперь, с вшего позволения, я бы хотел следовть с вми, тк кк у меня нет денег и я не могу идти один по этой пустыне, хотя и боюсь, что по своему слбосилию не в состоянии окзть вм помощь, в моих услугх, кк священник, едв ли вы будете нуждться, будучи другого вероисповедния.

— Очень хорошо, — отвечл холодно Леонрд, — но, пожлуйст, поймите, что мы еще окружены многими опсностями и предтельство может погубить нс. Поэтому предупреждю вс, что в случе, если я открою что-либо подобное, мой ответ будет короток!

— Не думю, чтобы вм нужно было предупреждть об этом бтюшку, м-р Утрм, — проговорил с негодовнием Хунн. — Я обязн ему многим; если бы не его советы, меня бы уже не было в живых. Я ему глубоко блгодрн!

— Если вы ручетесь з него, мисс Родд, то, конечно, этого достточно. Вы лучше меня знете его! — отвечл медленно Леонрд, мысленно сопоствляя рзницу в оценке услуг птер и его собственных.

Окончив звтрк, нши путешественники поплыли вверх по реке в лодкх, похищенных у рботорговцев. В кждую лодку сели лучшие гребцы из поселенцев. Считя женщин и детей, всего было 60 человек.

Вечером они прошли мимо того остров, н котором оствили без лодок компнию рботорговцев, но не могли увидеть н нем ни млейшего признк жизни и тк и не узнли, погибли ли эти люди, или спслись.

Через чс они рсположились н отдых н берегу реки. Сидя около костр, Хунн рсскзл Леонрду о тех ужсх, которым он подверглсь во время своего путешествия с крвном рботорговцев. Он вспомнил, кк, вырывя из Библии листы, он укреплял их в тростнике, с целью облегчить отцу его поиски. «Все это было что-то вроде кошмр, — говорил он, — что ксется отвртительного фрс с брком, то я не могу рвнодушно вспоминть о нем».

Фрнсиско, молч сидевший до сих пор, зговорил:

— Вы говорите, сеньор, — скзл он, — об этом «отвртительном фрсе с брком», рзумея, вероятно, церемонию, которую я совершил нд вми и сеньором Утрмом, будучи принужден к тому Перейрой. Мой долг скзть вм обоим, что кк ни необычен этот брк, однко я не могу считть его фрсом. Я верю, что вы зконные муж и жен до тех пор, пок смерть не рзлучит вс, если только, конечно, Пп не рсторгнет брк, тк кк только он один может сделть это!

При этих словх священник Хунн вскочил со своего мест, и Леонрд зметил, что грудь ее тяжело дышл, глз пылли гневом.

— Просто невыносимо, что я вынужден слушть ткую ложь! — скзл он. — Если вы будете снов повторять ее в моем присутствии, отец Фрнсиско, то я совсем не стну говорить с вми. Я отвергю этот брк. Перед нчлом церемонии м-р Утрм шепнул мне проделть этот фрс. Если бы я думл инче, то предпочл бы проглотить яд. Если есть ккое-нибудь опрвдние этому брку, знчит, я был обмнут и вовлечен в ловушку!

— Виновт, сеньор, — возрзил священник, — но вы не должны тк горячиться. — Сеньор Утрм и я делли только то, что были вынуждены сделть!

— Полгя, что отец Фрнсиско прв, — скзл сркстически Леонрд, — чему я не верю, неужели вы, мисс Родд, думете, что подобный фкт устривл бы меня более, чем вс? Если бы я хотел «обмнуть вс» и вовлечь в ловушку, то сделл бы это, не связывя смого себя; ведь дже ткой ничтожный человек, кк я, не возьмет себе в жены женщину после пяти минут знкомств. Говоря откровенно, я предпринял вше освобождение по побуждениям, ничего общего не имеющих с мтримонильными сообржениями!

— Могу я узнть, что это з побуждения? — спросил Хунн все тем же оскорбленным тоном.

— Рзумеется, мисс Родд! Прежде всего я должен объяснить вм, что я не стрнствующий рыцрь. Я просто бедный исктель приключений, нстойчиво ищущий богтств вследствие особых, лично меня ксющихся причин. Когд эт женщин, — Леонрд укзл н Со, — пришл ко мне с превосходным рсскзом о бесценном сокровище, которое обещл в том случе, если я возьмусь з дело вшего освобождения, и дже уплтил мне вперед кмнем знчительной стоимости, то, не имея в виду ничего лучшего и нходясь в полном отчянии, я соглсился. Мло того, я зключил с ней письменное условие, которое он подписл кк з себя, тк и з вс!

— Я не имею ни млейшего понятия о том, н что вы нмекете, и никогд не уполномчивл Со подписывть з меня документы. Не могу ли я глянуть н это условие?

— Рзумеется, — отвечл Леонрд и, вств, отпрвился к своим вещм, откуд возвртился с фонрем и молитвенником.

Хунн, поствив фонрь рядом с собой, открыл молитвенник. Первое, что бросилось ей в глз, был подпись н зглвном листе:

«Джен Бич» и внизу торопливо сделння ндпись: «дорогому Леонрду от Джен. 23 янвря».

— Переверните! — скзл он поспешно. — Документ н другой стороне!

Он зметил и ндпись, и смущение, отрзившееся н его лице. Он не зметил, что он прочл посвящение. Кто ткя был Джен Бич и почему он нзывл м-р Утрм «дорогим Леонрдом»? В этот момент — тк стрнно устроены сердц женщин — он чувствовл предубеждение против этой Джен Бич. Перевернув лист, он прочл условие, потом, окончив чтение, поднял голову, и н лице ее появилсь улыбк, в которой, впрочем, было более гнев, чем удовольствия.

— Поди сюд, Со, — произнесл он, — скжи мне, что знчт все эти глупости относительно рубинов и «нрод тумн»?

— Госпож, — отвечл Со, сдясь перед Хунной, — это не глупости. Язык, которому я нучил тебя, когд ты был мленькой, — язык этого нрод. Рсскз о сокровищх верен, хотя до сих пор я скрывл его от тебя и твоего отц, Мэвум, тк кк он пошел бы н поиски з этими сокровищми и погиб бы из-з этого. Слушй, госпож! — и он рсскзл все то, с чем уже рньше познкомил Леонрд.

— Скжи, Со, — спросил Хунн, — чтобы нйти эти сокровищ, необходимо мое путешествие в стрну?

— Я не вижу другого средств! — отвечл струх.

— Ну, что же, если это тк, — ответил Хунн, — я помогу вм!

— Мы выступим звтр в путь очень рно, и с вшего позволения я вернусь к себе! — скзл Леонрд, быстро всккивя со своего мест.

Хунн с невинным видом нблюдл з ним и, когд он проходил мимо, он при свете костр зметил, что лицо его было подобно грозовой туче. — Я рссердил его, — подумл он, — и очень рд этому. Что з нужд был освобождть меня з деньги? Но он стрнный человек, и не думю, что я вполне понял его. Любопытно, кто ткя эт Джен Бич. Может быть, это ей-то и нужны деньги!

Зтем он проговорил громко:

— Со, поди сюд и, пок я рздевюсь, рсскжи мне снов все о твоей встрече с м-ром Утрмом: скжи, что он говорил, не збывя ничего. Ты поствил меня своими словми, Со, в неловкое положение, этого я тебе никогд не прощу. Рсскжи мне, тк кк я могу помочь ему добыть сокровище нрод тумн.

XVI. НЕДОРАЗУМЕНИЯ

После вышеописнного рзговор отношения между Леонрдом и Хунной обострились, хотя в путешествии им постоянно приходилось стлкивться друг с другом.

Хунну охвтило сильное желние узнть точно, кто ткя был Джен Бич. С этой целью он стл рсспршивть Оттер, но крлик, по-видимому, вовсе не интересовл Джен Бич. Он зметил только, что, вероятно, это одн из жен бс, живущих в большом крле з морем.

Ткой оборот дел зинтересовл Хунну, упоминние Оттер о «большом крле», где жил рньше Утрм, возбудило ее любопытство, и он стл рсспршивть Оттер о подробностях прошлой жизни его господин.

Крлик весьм охотно удовлетворил ее желние, говоря, что его господин был одним из богтейших и могущественнейших людей во всем свете, но что потерял свои влдения из-з происков негодных женщин, после чего приехл в эту стрну искть счстья.

До последнего дня путешествия Хунне не предствлялось случя поговорить с Леонрдом. Он догдывлсь, что он нрочно избегл ее, постоянно сдясь в первую лодку с Оттером, предоствляя ей с Фрнсиско и Со вторую. По отношению к священнику он был необычйно любезн, рзговривл с ним целыми чсми, словно он был ее подругой. В смом деле, в хрктере Фрнсиско было что-то женственное; см внешность его говорил об этом, нежное телосложение, изящные руки и черты лиц еще более усиливли это впечтление. Лицом он немного походил н Хунну, и если бы переодеть его в ее плтье, то в темноте можно было принять его з нее, хотя он был выше ростом.

Был чудный вечер. Путешественники тихо плыли в лодке мимо поросшего кмышом берег.

Молодя девушк зпел мтросскую песню, которую хором подтянули гребцы.

— Я не совсем понимю, — скзл Леонрд, где вы могли изучить музыку!

— Кжется, м-р Утрм, вы принимете меня з нстоящую дикрку, но и живя н Змбези, я могл получть книги и многое узнть у европейских торговцев, путешественников и миссионеров. Кроме того, мой отец — хорошо воспитнный и очень обрзовнный человек, нучивший меня многому. Зтем я три год училсь в школе в Дурбне, где не зря провел время.

— Д, это объясняет все. Скжите, вы любите жизнь среди дикрей?

— Я до сих пор жил довольно хорошо, но это последнее приключение рзочровло меня. О! Оно было ужсно! Нервня женщин сошл бы с ум н моем месте. Но, повторяю, до сих пор мне эт жизнь нрвилсь. Общение с природой — лучшя подготовк к общению с людьми, если только вы чувствуете симптию к ней. Но теперь я хотел бы поехть в Европу, посмотреть цивилизовнный свет, но, вероятно, это никогд не случится. Во всяком случе, прежде всего я должн рзыскть своего отц! — зкончил он, вздохнув.

Леонрд не скзл ничего и погрузился в здумчивость.

— А вы, м-р Утрм, ккие ндежды возлгете н будущее?

— Я! — горько воскликнул он. — Подобно вм, мисс Родд, я жертв обстоятельств. Кк я уже говорил вм, я бедный исктель приключений, ищущий богтств, и большого богтств!

— Зчем же это? — спросил он. — Есть ли в этом смысл — рисковть жизнью из-з богтств?

— Есть! — и молодой исктель приключений рсскзл о рзорении своего отц.

Мло-помлу рзговор коснулся и Джен Бич. Хунн стрлсь рсспросить подробнее своего собеседник об этой девушке, о ее нружности и пр.; нконец, прямо спросил:

— Скжите, вы сильно ее любили?

— Д, я ее очень любил!

Большя рзниц существует между «люблю» и «любил», но Хунн не обртил н это внимния. Он скзл ей, что любил Джен Бич и, конечно, сейчс еще сильнее любит ее. Откуд он могл знть, что обрз этой длекой и ненвистной для нее Джен Бич двно вытеснен из его сердц другим, — с чертми некоей Хунны.

Дрожь снов охвтил ее, губы побледнели. Только теперь он понял, что полюбил этого человек с смой первой встречи. Под влиянием этой-то, хотя и не осозннной до конц любви, он дурно обошлсь с ним рньше. Для нее был ужсн мысль о комедии церемонии бркосочетния с этим человеком. Еще обиднее было узнть, что он взялся з ее освобождение не рди нее смой, в ндежде приобрести богтство. Подумв немного, он зговорил твердым тоном:

— М-р Утрм, я весьм обязн вм, что вы мне рсскзли об этом. Вши слов сильно зинтересовли меня, и я серьезно ндеюсь, что рсскз Со о сокровищх окжется првдивым и что вы отыщете их с моей помощью! А теперь прошу вс простить мою резкость, грубость и мои горькие слов!

Во время своей речи Хунн нчл стягивть кольцо Леонрд с пльц, но тотчс же оствил это нмерение. Это был его подрок, единственное звено между нею и человеком, который был для нее потерян. Неужели ей нужно рсстться с ним?

Леонрд смотрел ей в лицо, с удивлением слушл ее милые слов. Он видел, что он стрдет. Он любил ее. Может быть, и он отвечл ему тем же — и в этом рзгдк ее стрнного поведения? Он хотел рз и нвсегд выяснить этот вопрос; хотел скзть ей, что Джен Бич не более, кк нежное воспоминние, и что он, Хунн, для него сделлсь всем н свете.

Через несколько минут они были н берегу. Во время остновки рз или дв он пробовл поговорить с ней откровенно, но он срзу же стновилсь холодной кк мрмор. Он не мог понять ее, нчл побивться, и его гордость збил тревогу.

XVII. СМЕРТЬ МЭВУМА

Нконец путешественники прибыли к рзвлинм поселения, которое оствили рбы несколько недель тому нзд. К счстью, рзрушения окзлись вблизи не ткими большими, кк кзлось внчле. Внутри дом, првд, выгорели; но стены их были целы, многие хижины туземцев совершенно не тронуты. Леонрд послл вперед людей скзть туземцм о возврщении Пстушки, — весть быстро облетел соседние крли, и жители их толпми стеклись к лгерю путешественников. С ними были и те сто людей Мэвум, которые не попли в плен к Перейре. Все они вышли нвстречу Хунне. Встреч девушки был смой трогтельной. Мужчины, женщины и дети бежли нвстречу; мужчины приветствовли ее рдостными крикми и поднятыми вверх рукми, женщины и дети целовли ей плтье и руки.

Нетерпеливо отстрнив женщин, Хунн стл рсспршивть мужчин, не слыхли ли они что-либо об ее отце. Но они отвечли отрицтельно. Некоторые из них отпрвились вверх по реке н поиски его в тот смый день, когд он был зхвчен в плен, но до сих пор еще не вернулись.

История взятия и рзрушения лгеря рботорговцев тем временем был рсскзн туземцм освобожденными пленникми, и волнение достигло погея. Оттер, видя удобный случй воспеть слву своего господин, метлся взд и вперед среди толпы, потряся копьем и рспевя по зулусскому обычю хвлебный гимн Леонрду.

— «Слушйте! — говорил он. — Слушйте! Смотри н него, нрод, и удивляйся!

— Воздйте хвлу тому, кто сокрушил силу угнеттеля!

— Воздйте хвлу ему, пстырю Пстушки, которую он увел из дом злодея!

— Воздйте ему хвлу, дети Мэвум, в его рукх жизнь и смерть!

— Никогд еще о тких подвигх не было слышно н этой земле!

— Воздйте ему хвлу, избвителю, возвртившему вм вших детей!»

— Д, воздйте ему хвлу! — скзл стоявшя возле него Хунн, — воздйте ему хвлу, дети моего отц, тк кк без него никто из нс не увидел бы дневного свет!

Кк рз в это время появился Леонрд, слышвший слов Хунны. Все поселенцы бросились к нему нвстречу.

— Хвл тебе, пстырь Пстушки! — кричли они. — Хвл тебе, избвитель!

С этого дня Леонрд стл известен у туземцев под именем «Избвителя».

Вечером того же дня, когд Леонрд, Хунн и Оттер сидели з обедом в доме Мэвум, с беспокойством рссуждя о судьбе м-р Родд и удивляясь, отчего о нем нет до сих пор никких известий, они услышли шум среди туземцев н дворе. В тот же момент вбежл Оттер с криком: Мэвум прибыл!

Все тотчс вскочили со своих мест и во глве с Хунной выбежли во двор, где шесть человек держли носилки, н которых лежл мужчин, покрытый одеялми.

— О! Он умер, — скзл Хунн, внезпно остнвливясь и прижимя руки к сердцу.

Н одно мгновение Леонрд подумл, что он прв, но прежде, чем он успел скзть что-либо, с носилок послышлся слбый голос, просивший туземцев нести осторожнее, и Хунн бросилсь вперед с криком: пп! пп!

Носильщики внесли м-р Родд в дом и поствили носилки н пол. Леонрд увидел перед собою высокого крсивого мужчину лет пятидесяти; судя по всему, он был близок к смерти.

— Хунн, — с трудом произнес м-р Родд, — это ты? Знчит, ты спсен? Слв Богу! Теперь я могу умереть спокойно!

Мы не будем передвть всех подробностей последоввшего зтем бессвязного рзговор между отцом и дочерью. Скжем только, что Леонрд узнл все подробности о случившемся с м-ром Роддом несчстии.

По-видимому, м-р Родд постигл неудч в поискх слоновой кости. Не желя, однко, возврщться с пустыми рукми, он решил подняться длее вверх по реке, но ткже безуспешно. Он уже возврщлся домой, кк встретил людей, послнных Со, и услышл от них стршную новость о похищении его дочери Перейрой.

Стоял ночь, когд он получил это известие, и было слишком темно для того, чтобы продолжть путь. Но, под влиянием винных пров, он решил срзу же отпрвиться з дочерью, несмотря н ночную темноту. Нпрсно его люди укзывли ему н опсность путешествия ночью. Он не обртил н их советы никкого внимния, и они тронулись в путь. Однко путешествие их продолжлось недолго: вскоре они услышли проклятия и шум, вслед з которыми их господин исчез, и они не могли нйти его до смого рссвет. Тогд только они увидели, что нходились н крю небольшой, но крутой склы, и у подножия ее лежл Мэвум, — не мертвый, но без чувств, с тремя рнми и со сломнной првой ногой. Несколько дней они ухживли з ним, пок нконец он не прикзл отнести себя домой н носилкх.

Леонрд осмотрел рны м-р Родд и ншел их смертельными. Однко, он еще был жив.

Н следующее утро умирющий послл з Леонрдом. Войдя в комнту, Леонрд увидел его лежвшим н полу; голов его покоилсь н коленях у дочери, птер Фрнсиско молился возле него.

— М-р Утрм, — скзл умирющий, — я зню историю взятия лгеря и освобождения моей дочери. Это было смое смелое дело, о котором я когд-либо слышл, и только сожлею, что меня не было с вми!

— Не говорите об этом, — скзл Леонрд. — Быть может, вы слышли ткже, что я сделл это из известного рсчет!

— Д, мне говорили об этом, но вс порицть тут не з что. Если бы только стря дур Со посвятил меня в тйну этих рубинов, я см двно бы отпрвился н поиски. Ну, по крйней мере, я ндеюсь, что вм удстся добыть их. Но у меня нет времени говорить о рубинх, тк кк смерть уже висит ндо мною. Теперь слушйте, товрищ, что я вм скжу. Я нхожусь в безвыходном положении и стршно беспокоюсь, не з себя, конечно, — не велик вжность, если свет избвится от ткого бесполезного человек, кк я, — з свою дочь. Что стнет с нею? Я не оствлю ей ни цент. Эти проклятые рботорговцы отняли у меня все. Мне остется только поручить дочь вшему попечению. Я слышл, что вы об проделли брчную церемонию, тм, в лгере рботорговцев, и не зню, кк устроятся вши отношения с Хунной после моей смерти. Но что бы ни случилось, я полгюсь н вшу честь нглийского джентльмен, я могу доверить ее только вм. Дйте мне слою, что вы будете смотреть з ней; если ей будет угрожть смое худшее, то у нее есть яд для зщиты. Ну, что же вы скжете?

Леонрд здумлся, причем умирющий с беспокойством следил з ним.

— Я беру н себя очень тяжелую ответственность, — нконец произнес он, — но пусть будет тк. Я буду зботиться о ней тк, кк если бы он был моей женою или дочерью!

— Блгодрю вс! — скзл м-р Родд. — Я верю вм!

Леонрд взял руку, которую протянул ему с видимым усилием м-р Родд и которя тяжело упл снов, кк рук мертвец.

Тем же вечером м-р Родд спокойно скончлся, и н другой день состоялись его похороны, причем Фрнсиско совершл погребльную службу. После этого прошло три дня, и Леонрд не нчинл рзговор с Хунной относительно продолжения путешествия, решив не зикться об этом, пок он см не зговорит. Нконец Хунн обртилсь к нему с вопросом:

— М-р Утрм, когд вы предполгете отпрвиться в это путешествие?

— Прво, не зню. Я совсем не уверен, что вообще когд-либо отпрвлюсь. Это звисит от вс. Вы знете, что я ответствен з вс, и моя совесть не позволяет мне вовлекть вс в ткие экскурсии!

— Пожлуйст, не говорите тк, — отвечл он. — Я должн вм скзть, что см решил отпрвиться туд!

— Однко, вы без меня не можете отпрвиться! — скзл он с улыбкой.

— Непрвд, — смело возрзил Хунн, — я могу отпрвиться и одн, и Со будет укзывть мне дорогу. Вот вы не можете идти без меня, если только Со говорит првду. Плохо это или хорошо, но мы пок действовли вместе, м-р Утрм, и не к чему теперь пытться идти рзными дорогми!

Сейчс отношение Леонрд к священнику знчительно улучшилось. Он понял теперь, что Фрнсиско был человек честный, с блгородными нмерениями; естественно, что в зтруднительных случях Леонрд нчл обрщться к нему з советми. Фрнсиско спокойно выслушл рсскз Леонрд и посоветовл ему отпрвиться н поиски сокровищ вместе с Хунной, д и см вырзил желние присоединиться к ним.

XVIII. COA ПОКАЗЫВАЕТ ЗУБЫ…

Прошло три месяц с того дня, кк Хунн объявил свое непоколебимое решение сопровождть Леонрд в поискх сокровищ «нрод тумн».

Был вечер, и путешественники рсположились н отдых н берегу реки, протеквшей по большой пустынной рвнине. Среди них было трое белых: Леонрд, Фрнсиско и Хунн, остльные — туземцы: 15 поселенцев под предводительством Петр, того смого, который был освобожден из лгеря Перейры, крлик Оттер и стря няньк Хунны — Со.

В течение 12 недель уже путешествовли они, следуя укзниям Со, и двиглись к северо-зпду. Снчл они плыли вниз по реке в лодкх в течение десяти дней. Зтем, оствив глвное русло реки, три недели поднимлись по его притоку Мвуэ, н протяжении нескольких миль омыввшему подошву горной цепи, носившей нзвние Мнг-ндж. Вскоре встреченные ими н реке пороги зствили их продолжть путешествие пешком.

Опсности речного путешествия были велики, но их нельзя и срвнить с тем, что пришлось им пережить з время долгого пути по неизвестной стрне, грозившей смыми рзными опсностями. Рвнин тянулсь з рвниной, пустыня з пустыней и, кзлось, этому не будет конц.

Мло-помлу климт стновился холоднее: они перешли чсть неисследовнного плто, отделявшего Южную Африку от Центрльной. Пустынность этой местности был тк ужсн, что носильщики нчли роптть н то, что их ведут н крй свет, где они нйдут свою смерть. В одном только отношении путешествие по этой стрне имело преимущество: блгодря возвышенности мест нечего было бояться лихордки, и путешественники не рисковли зблудиться, тк кк, по словм Со, следуя вдоль берег реки можно было попсть н территорию нрод тумн, где нходятся источники Змбези.

Мы не будем вдвться в описние бесчисленных приключений, с которыми путешественники имели дело н кждом шгу, их встреч с дикими животными и однжды дже с дикрями. Столкновение с последними окончилось для нших друзей блгополучно блгодря огнестрельному оружию, с которым туземцы этих мест еще не были знкомы.

Нконец они достигли грницы стрны «нрод тумн»: Прямо перед ними, не длее мили, возвышлся громдный утес, или склистя стен, тянувшяся поперек рвнины кк гигнтскя ступень, н рсстояние, ккое только можно было окинуть глзом, и имевшя высоту от 8000 до 10000 футов. С высоты этого плто стекл рек, с чередой прекрсных водопдов.

Прежде чем путешественники зкончили свой ужин, взошл лун, и при ее свете три европейц стли осмтривть это грозное естественное укрепление, с удивлением спршивя себя, неужели они должны взбирться н эту твердыню и ккие ужсы ожидют их з нею? В душе они уже сожлели, что решились н ткое безумное путешествие.

Леонрд взглянул впрво, где шгх в пятидесяти от него их черные спутники возились около костр. Они молчли и, очевидно, ткже были удручены мыслью о предстоящих опсностях.

В это время Со подошл к ним и скзл:

— Избвитель, несколько месяцев тому нзд, когд ты рыл золото у могильной горы, я зключил с тобой договор и обещл провести тебя в стрну, где можно достть дргоценные кмни, если ты освободишь мою госпожу. Ты спс мою госпожу, ее отец умер, и теперь нстло время исполнить свое обещние. Если бы н то был моя юля, я никогд бы не исполнил его, тк кк, уже зключя условие, я хотел обмнуть тебя. Но моя госпож откзывется слушть меня. — Нет, — говорит он, — то, что ты обещл от моего имени, должн исполнить, инче, Со, между нми все будет кончено!

— Тогд, Избвитель, чтобы не рсствться с тою, кого я любил и воспитл с детских лет, я уступил. И вот теперь вы стоите у грниц стрны моего нрод. Скжи, Избвитель, ты нмерен перейти их?

— Для чего же я пришел сюд, Со? — ответил он.

— Ну, я не зню. Ты пришел сюд, чтобы удовлетворить безумное желние твоего сердц. Слушйте: то, что я тебе рсскзывл, верно, но я тебе еще не скзл всей првды. З теми горми живет нрод высокого рост, сильный нрод, у которого есть обычй приносить инострнцев в жертву своим богм. Идите туд, и они убьют вс!

— Прекрсно! Однко я прошел сотни миль не для того, чтобы нкнуне достижения своей цели повернуть нзд. Ты можешь оствить меня одного, если угодно, но я пойду. Я не хочу быть одурченным!

— Никто из нс не хочет быть одурченным, м-р Утрм, — кртко зметил Хунн, — по крйней мере я предпочту умереть, чем вернуться нзд ни с чем. А ты, Со, скжи же, нконец, что мы должны сделть, чтобы примирить с тобою твоих очровтельных соплеменников? Вспомни, — прибвил он, сверкнув глзми, — что я не позволю шутить нд собою, Со. В этом деле интересы Избвителя совпдют с моими, его гибель — моя гибель!

— Твоя воля — моя воля, госпож, — отвечл Со, — я люблю тебя одну в целом свете, остльных ненвижу! — прибвил он, посмотрев н Леонрд и Оттер. — Слушй! У моего нрод есть зкон, по крйней мере, он был, когд я еще жил среди него, сорок лет тому нзд. По этому зкону всякий инострнец, перешедший грницу летом, приносится в жертву мтери Аке, явившийся зимою — ее сыну Джлю, тк кк жители Тумнной стрны не любят инострнцев. Но моему нроду было предскзно, что Ак-мть и Джль-сын вернутся в стрну, которой они некогд првили, в человеческом обрзе. Ак будет иметь ткой же вид, кк у тебя, госпож, Джль — вид этой черной собки крлик, которого я в своем безумии и принял з божество, увидев впервые. Когд мть и сын вернутся в стрну, короли ее должны будут сложить свою влсть, жрецы Змея будут служить им. С богми в стрну вернутся мир и счстье, которые не прекртятся никогд. Госпож, ты знешь язык моего нрод; я в детстве обучл тебя ему, ты знешь ткже песню, священную песнь возврщения, которую будет петь Ак, когд он вернется в свою стрну. Я нучу тебя, что нужно делть потом!

Н следующее утро, н зре, Леонрд проснулся от шум, поднятого его спутникми-туземцми. Подойдя к ним ближе, он догдлся о причине его: дв бушмен, подкрвшись к лгерю путешественников, стщили несколько мелких вещей и пытлись скрыться с ними, но были поймны. Негодники выли от стрх, пок их не успокоили, подрив им несколько пустых птронов и зернышек бус. Когд нконец было восстновлено спокойствие, Оттер, при помощи одного из людей Мэвум, знвших язык бушменов, стл рсспршивть дикрей о стрне, лежвшей з склистой стеной. Они отвечли, что сми никогд не осмеливлись проникнуть туд, но слышли о ней от других. По их словм, стрн эт холодн и чрезвычйно тумнн; в ней живут рослые люди, одевющиеся в звериные шкуры и приносящие инострнцев в жертву Змею, которого они боготворят, всех своих крсивейших девушек отдют в жены богу. Вот и все, что они знют об этой стрне, тк кк те немногие, которые проникли туд, никогд не возврщлись обртно. Очевидно, это зколдовння стрн.

Увидев, что у этих людей больше нельзя ничего узнть, Леонрд отпустил их; бушмены убрлись с чрезвычйной поспешностью. Зтем он прикзл поселенцм готовиться к выступлению. Но здесь возникло новое зтруднение. Переводчик повторил рсскз бушменов своим товрищм, среди которых он произвел немлый эффект. Поэтому носильщики, выслушв прикзние Леонрд, вместо того, чтобы склдывть вещи путешественников, после короткого совещния в полном состве подошли к Леонрду.

— В чем дело, Петр? — спросил он у их вожк.

— Избвитель, — нчл тот, — мы не хотим идти туд н верную смерть! Првд, и нзд трудновто идти, но все же лучше: хотя немногие из нс могут вернуться живыми к своим хижинм, но если мы пойдем туд, — укзл он н склистую стену, — то все умрем, принесенные в жертву дьяволу дьяволми!

Леонрд здумчиво пощипл свою бороду и нконец скзл:

— В тком случе, Петр, мне кжется, ничего более не остется скзть, кроме — прощйте!

Петр поклонился и пошел прочь со сконфуженным лицом, но Хунн остновил его. Вместе с Оттером и другими он молч слушл рзговор и теперь впервые зговорил.

— Петр, — кротко скзл он, — когд ты и твои товрищи были в рукх Желтого дьявол, кто освободил вс?

— Избвитель, пстушк!

— Тк. А теперь, должно быть, мои уши обмнывют меня и я слышл, что ты и твои бртья, спсенные Избвителем от позор и лишений, хотите покинуть его в минуту опсности?

— Ты слышл верно, Пстушк! — отвечл печльно Петр.

— Хорошо. Идите, дети Мэвум, моего отц, покиньте меня в нужде, тк кк знйте, что я, беля женщин, пойду одн с Избвителем туд, куд вы боитесь ступить. Идите, дети моего отц, и пусть мир будет с вми, если это возможно. Кк вы знете, я верно предскзл гибель Желтого дьявол; теперь я предскжу вм, что немногие из вс увидят снов свои крли, и ты, Петр, не будешь в числе их. Те же, которые целы и невредимы вернутся домой, будут покрыты позором!

Эт горячя речь зствил одумться поселенцев, и они все изъявили желние идти з Хунной хоть н крй свет.

XIX. КОНЕЦ ПУТЕШЕСТВИЯ

Через чс путешественники нчли восхождение н склистую стену, что окзлось еще более трудным, чем они предполгли. Дорог здесь не было никких, тк кк те, кто жил з этой естественной крепостью, никогд не выходили з нее, многие жители рвнин почти никогд не отвживлись поднимться по ее склм. З неимением других дорог путешественники следовли вдоль реки, пдющей с грохотом вниз четырьмя большими водопдми. Восхождение окзлось нстолько трудным, что Леонрд хотел уже откзться от попыток взойти н склистую стену и, следуя вдоль ее подошвы, пострться нйти ккую-либо иную дорогу, но Оттер, с ловкостью кошки взбирвшийся по отвесным склм, с помощью веревки помог преодолеть ниболее опсные мест, тк что поздно вечером путешественники нконец очутились н вершине стены. Ночь провели они плохо, стрдя от холод, сырости и стршного ветр, пронизыввшего их до костей. Утром вся рвнин окзлсь покрытой тумном, который не исчез и к девяти чсм, но они решились продолжть свое путешествие под руководством Со, следуя к северу по восточному берегу реки. Целый день шли они, блуждя в тумне, кк привидения, и ориентируясь лишь глухим журчнием реки. З это время они не встретили ни одного живого существ, кроме большого стд быков с прекрсной белой шерстью. Одно из этих животных было убито Леонрдом, тк кк их зпсы еды истощились. Путешественники решили остновиться н ночлег вблизи того мест, где было убито животное. Но в то время, кк они снимли шкуру со своей добычи, произошло новое происшествие, которое никк не могло способствовть поднятию их дух. Во время зкт солнц небо несколько прояснилось — по крйней мере, крсный диск стл виден сквозь тумн, и они внезпно зметили гигнтскую фигуру человек, одетого в козью шкуру, с большим копьем в руке и висевшим н бедре луком. Хунн первя зметил его и с ужсом укзл Леонрду н видение, в торжественном молчнии нблюдвшее з ними. Леонрд, держ нготове ружье, бросился к тому месту, где стоял неизвестный, но тот тут же исчез в тумне. Не успел Леонрд вернуться к Хунне, кк в воздухе что-то просвистело и удрилось о землю вблизи него: нгнувшись, Леонрд увидел большую стрелу с ззубренным острием и крсными перьями н конце. Подняв ружье, он сделл выстрел в том нпрвлении, откуд был послн стрел, и прикзл своему мленькому отряду приготовиться к зщите, но никто больше не появлялся. Ночь путешественники провели без сн, ожидя нпдения и дрож от холод. Они поняли, что Со говорил првду и что легенд бушменов о великнх, покрытых шкурми, — не измышление дикрей.

Нконец нступило утро, псмурное и тумнное. Путешественники были едв живы от холод и подвлены. Некоторые из носильщиков уже открыто сожлели, что поддлись словм Пстушки и рздумли вернуться, но сейчс никто из них не осмелился бы сделть и шг нзд; кроме того, Леонрд объявил им, что он предст смерти всякого, кто выкжет ему млейшее неповиновение.

Промокшие до костей, голодные и дрожвшие от холод, они продолжли свой путь по неизвестной стрне. Со, стновившяся с кждым чсом все злее, гордо выступл впереди в кчестве проводник. Целый день шли путешественники, не встретив ни человек, пустившего в них стрелу, ни кого-либо из его товрищей, пок нконец ндвигвшийся мрк не зствил их остновиться. Леонрд и Оттер пошли рзыскивть подходящее место для ночлег, где бы они могли рскинуть единственную имевшуюся у них плтку, в которой спл Хунн. Вдруг Оттер, громко вскрикнув, укзл Леонрду н что-то, видневшееся ярдх в ст перед ними.

— Смотри, бс, тм дом, кменный дом, н крыше рстет трв!

— Глупости, — скзл Леонрд, — просто куч кмней. Впрочем, пойдем, посмотрим!

Осторожно приблизившись, они увидели, что это был действительно дом или подобие его, построенный из громдных необрботнных кмней, покрытый стволми мленьких деревьев и сверху дерном, н котором зеленел трв. В доме были дв оконных и одно дверное отверстие, звешенные быччьими шкурми. Леонрд позвл Со и спросил, что это ткое.

— Это, без сомнения, дом пстух, стерегущего стд короля и жрецов. Очень может быть, что здесь живет тот смый человек, который пустил вчер стрелу!

Убедившись, что внутри постройки никого нет, путешественники вошли. Кменные стены из необтеснных кмней, покрытые плесенью, земляной пол и убогя обстновк жилищ дикря — все это было млопривлектельно, однко путешественники обрдовлись возможности провести ночь под крышей. Бесчисленные нсекомые беспокоили их, но все это были пустяки в срвнении с тем, что им пришлось уже испытть.

Прошл тяжеля ночь, проведення путешественникми н мокрой земле, и, нконец, нстло утро. Н этот рз, к их большой рдости, тумн рссеялся, и они могли ясно рзглядеть местность, среди которой нходились. Они стояли н громдной рвнине, понемногу возвышвшейся и окнчиввшейся у подножия величественной цепи гор со снеговыми вершинми. Нижние склоны горы были покрыты лесми, среди которых виднелись просветы.

Оттер взглянул вдль своими ястребиными глзми и спокойно скзл, обрщясь к Леонрду:

— Взгляни, бс. Стря ведьм не солгл нм. Вон тм виден город нрод тумн!

Взглянув в нпрвлении, укзнном крликом, Леонрд рзглядел то, что снчл не зметил: перед ними в широкой излучине горной цепи, у ее подошвы, виднелось множество домов, построенных из серого кмня и покрытых зеленым дерном.

— Д, это крль великого нрод, — продолжл Оттер. — Крепкий крль. Взгляни, бс, кк он превосходно зщищен: сзди него ткие горы, через которые никто не может перейти, вокруг его стен течет рек!

Некоторое время путешественники молч смотрели н открывшуюся перед ними кртину. Им кзлось стрнным, что они достигли этого пресловутого город. Ккой то прием они встретят з его стенми?

К полудню они приблизились к городу еще н пятндцть миль и могли уже хорошо рзглядеть его. Дом стояли вдоль улиц и были построены по тому же плну, что и хижин, в которой они провели ночь дв дня тому нзд. Среди всех построек выделялись по своей величине дв здния, стоявших непосредственно под нвесом горы. Одно из них было окружено огрдой, другое, рсположенное н возвышенности, имело вид римского мфитетр. Н дльнем конце этого мфитетр стоял громдня кмення мсс, имевшя грубое подобие человеческой фигуры.

— Что это з здния, Со? — спросил Леонрд.

— Нижнее — дворец короля, белый человек, верхнее — хрм Глубоких вод, рсположенный н том месте, где рек берет нчло в недрх гор!

— А что это з громдный кмень по ту сторону хрм?

— Это, белый человек, сттуя бог, вечно охрняющего город своего нрод!

— Это, должно быть, большой бог! — зметил Леонрд, нмекя н рзмеры сттуи.

— Он действительно велик, — отвечл он. — И мое сердце нполнилось стрхом при одном взгляде н него!

Сделв двухчсовую остновку, путешественники снов тронулись в путь, и вскоре им стло ясно, что их зметили. Н дороге, но которой они шли, покзлись люди, одетые в козьи шкуры, с копьем в рукх, луком и рогом. Подпустив путешественников ярдов н 600, один из этих людей пустил в них стрелу и, протрубив в свой рог, — вероятно, сигнл, — исчез. Подойдя ближе к городу, они увидели группы вооруженных людей, перепрвлявшихся в лодкх и н промх через реку. Вскоре все они выстроились четырехугольником, пустым внутри, и весь полк, состоявший приблизительно из тысячи вооруженных людей, двинулся нвстречу ншим друзьям.

Положение стновилось критическим.

XX. ВОЗВРАЩЕНИЕ АКИ

Леонрд обернулся и посмотрел н своих спутников.

— Что теперь делть? — скзл он.

— Мы подождем, пок они не подойдут ближе к нм, — отвечл Хунн, — зтем я и Оттер пойдем нвстречу им; я зню ту песню, которой меня нучил Со. Не бойтесь, я хорошо зню свой урок, и если все будет првильно, то они подумют, что мы — их исчезнувшие боги; по крйней мере, тк говорит Со!

— Д, если все пойдет првильно… А если нет?

— Тогд прощйте, — отвечл Хунн, пожв плечми. — Во всяком случе, мне ндо приготовиться к эксперименту. Со! Отнеси мой узел з те вон кмни! — покзл он рукою. — Д! Я и збыл: м-р Утрм, вы должны одолжить мне вш рубин!

Леонрд отдл ей рубин, подумв, что, вероятно, он никогд уже не увидит его более и что вскоре кто-нибудь из великого нрод стщит его. Во всяком случе, нечего было думть о рубинх, когд вопрос стоял о спсении их собственной жизни.

Взяв дргоценный кмень, Хунн побежл з груду кмней, лежвших н рвнине, вместе с Со, которя несл в рукх узел.

Через десять минут Со вышл из-з кмней и окликнул путешественников. Подойдя ближе, они увидели интересное зрелище. З кмнями стоял Хунн в белом рбском плтье, с открытой шеей и плечми. Прекрсные волосы ее были рспущены, доходя почти до колен, ндо лбом, сверкя, кк крсный глз, сиял большой рубин, искусно прикрепленный Со при помощи ленты.

— Взгляните н богиню и воздйте ей поклонение! — скзл Хунн с комической торжественностью, хотя Леонрд видел, что он дрожл от волнения.

— Я не совсем понимю, что вы хотите делть, но вм вш роль идет! — зметил он, ослепленный блеском ее крсоты.

Хунн покрснел немного, увидев восхищение в его глзх, и, обртившись к крлику, проговорил:

— Ну, Оттер, ты ткже должен приготовиться. Помни, что Со говорил тебе. Что бы ты не увидел и не услышл, не открывй рт. Иди рядом со мной и делй то же, что и я, — вот и все!

Оттер, поворчв, стл «готовиться», для чего ему пришлось снять куртку и пнтлоны и остться совсем нгим, з исключением пояс, прикрытого мучей, — местным костюмом жителей Стрны тумн.

— Что все это знчит? — спросил Петр, подобно своим товрищм дрожвший от стрх.

— Это знчит, Петр, — скзл Хунн, — что Оттер и я олицетворяем собою богов этого нрод. Если они нс примут з них — хорошо; если же нет — тогд мы погибли. Если мы будем признны богми, остерегйтесь выдть нс млейшим неосторожным словом. Будьте блгорзумны и молчливы и делйте то, что мы время от времени будем говорить вм, если хотите остться в живых!

Петр с удивлением отступил нзд, Леонрд и Фрнсиско посмотрели н приближвшихся воинов Нрод тумн.

Медленно, в молчнии приближлись они, и их мерные шги глухо рздвлись в воздухе. Нконец, шгх в полуторст от нших друзей, они остновились. Нсколько мог рзглядеть Леонрд, среди них не было ни одного человек ниже 6 футов. В нружности их не было ничего ни крсивого, ни оттлкивющего, большие глз облдли выржением стршного спокойствия, спокойствия рхической сттуи. Все они были, по-видимому, хорошо дисциплинировнны, делясь н простых воинов и офицеров, в рукх у которых, кроме оружия, был труб, сделння из рог дикого бык.

Полк молч стоял, глядя н группу чужеземцев или, скорее, н груду кмней, з которыми они спрятлись. В центре полк, построенного, кк мы говорили, в виде пустого внутри четырехугольник, стоял групп людей, где особенно выделялся своей могучей фигурой молодой воин, которого Леонрд принял з вождя или короля. Позди него стояли ординрцы и советники, впереди — три пожилых человек с жестоким выржением лиц. Эти люди были обнжены до пояс и не имели при себе иного оружия, кроме ножей, прикрепленных к поясу. Н груди их был выттуировн голубой крской голов гигнтского змея. Очевидно, это были лекри или жрецы.

Пок путешественники нблюдли, король, или вождь, отдл ккой-то прикз своим приближенным, передвшим его офицерм. Последние, приложив к своим губм рожки, протрубили ккой-то сигнл.

Полк все еще продолжл стоять спокойно, глядя н кмни, з которыми стояли нши друзья, три жрец приблизились к королю, или вождю, и стли с ним совещться.

— Теперь пор! — скзл взволновнно Хунн, — если они ткуют нс, все погибло: выпустив только рз тучу своих стрел, они убьют всех нс. Пойдем, Оттер!

— Идите, если вм угодно, Хунн, — произнес Леонрд. — Если что-нибудь случится, я пострюсь отомстить з вс прежде, чем см буду убит. Идите и простите меня!

— З что мне вс прощть? — скзл он, глядя н него сияющими глзми. — Рзве вы не подверглись рнее величйшей опсности рди меня?

— Д, иди, Пстушк, — зметил Со, которя до сих пор внимтельно смотрел н трех стриков в середине полк. — Здесь нечего бояться, если только этот глупец крлик будет держть свой язык з зубми. Я зню свой нрод и скжу тебе, что если ты споешь ту песню, которой я нучил тебя, то они объявят тебя и черного человек богми своей земли. Но торопитесь: солдты скоро будут стрелять!

Со был прв: рздлсь комнд, и солнце зсверкло н остриях тысячи стрел, нпрвленных н путешественников.

В этот момент Хунн вскочил н большой кмень и встл н нем во весь рост, освещення яркими лучми солнц. При виде ее по рядм воинов пронесся шепот смущения. Громкий голос снов произнес комнду, и стрелы воинов опустились к земле.

Тогд Оттер, прикрытый только мучей, вскочил н кмень и стл рядом с Хунной, и шепот солдт перешел в громкий крик удивления и стрх.

Одно мгновение стрння пр стоял вместе н кмне, зтем Хунн соскочил с него; ее примеру последовл Оттер, и они вместе нпрвились к воинм. Шгов двдцть Хунн прошл в молчнии, держ крлик з руку, зтем внезпно зпел дикую, но мелодичную песню, которой ее нучил Со.

Я спл; плкли вы обо мне?

Я спл, но и проснулсь, мой нрод;

Я не умерл, тк кк никогд не могл умереть. Теперь я вернулсь.

Взгляните теперь н меня, восствшую ото сн;

Взгляните н меня, которя стрнствовл, и имя которой — Рссвет!

Воины со стрхом и удивлением прислушивлись к пению прекрсной женщины, приближвшейся к ним легкими шгми; ее вид нпомнил им о древнем предскзнии.

Подойдя близко к первым рядм, Хунн остновилсь, прекртив петь.

— Что же вы не приветствуете меня, дети моих детей? — спросил он.

Солдты с ужсом смотрели один н другого, и Хунн увидел, что ее слов были поняты, тк кк ряды воинов вдруг рздвинулись, и из-з них покзлись три стрик, сопровождемые вождем. Остновившись перед Хунной в нескольких шгх, стрший из них, которому было, по-видимому, лет девяносто, зговорил среди воцрившегося молчния, обрщясь к молодой девушке:

— Кто ты, женщин или дух?

— Я женщин и дух в одно и то же время! — отвечл он.

— А тот, кто с тобою, — продолжл трепещущий жрец, покзывя н Оттер, — он Бог или мужчин?

— Он Бог и мужчин вместе!

— А те — укзл жрец н спутников Хунны, — кто они?

— Это нши доверенные и слуги, люди, не духи!

Три жрец стли совещться между собою, в то время, кк вождь с восхищением смотрел н прекрсную девушку. Стрший из жрецов зговорил снов:

— Ты скзл нм н ншем собственном языке о тких вещх, которые долго были скрыты, хотя, быть может, о них еще помнят. Или, прекрснейшя, ты лжешь, и в тком случе вы все будете отдны н съедение Змею, против которого вы богохульствовли, или вы действительно боги, и тогд вм следует воздть поклонение. Скжи нм твое имя и имя твоего крлик!

— Среди людей я слыл под именем Небесной пстушки, его звли Оттером, живущим в воде, но, кроме этих, мы имеем другие имен!

— Скжи мне их, Пстушк!

— В длеком прошлом я нзывлсь Блеском, Зрей, Дневным светом; он — Молчнием, Ужсом, Мрком. Но в смом нчле мы имели другие имен. Быть может, вы знете их, служители Змея?

— Быть может, знем! — отвечли те. — А знете ли вы?

— Эти священные имен в течение целых столетий были произносимы изредк в полном мрке и с покрытою головою, — смело отвечл Хунн, — теперь в чс возврщения их можно произнести громко, при свете дня, с поднятыми вверх глзми. Слушйте, дети Змея, вот нши первончльные имен: Ак — мое имя, мть Змея, Джль — имя того, кто см Змей! Ну, узнете теперь нс?

Когд эти слов слетели с ее уст, вопль ужс рздлся в толпе воинов, и стрший из жрецов зкричл громким голосом:

— Пдите ниц, дети Змея! Воздйте поклонение, копьеносный нрод, живущий в тумне! Ак, бессмертня королев, вернулсь к нм; Джль облекся в человеческую плоть. Олфн! Сложи влсть: он приндлежит ему. Жрецы, рскройте перед ними двери хрмов, воздйте поклонение Мтери и честь — Богу!

Все воины пли ниц кк один человек, громко крич:

— Ак, Мть жизни вернулсь; Джль, мрчный бог, облекся во плоть. Возддим поклонение Мтери и честь — Богу!

Хунн и Оттер стояли н ногх; все остльные лежли, рспростершись н земле, з исключением, впрочем, вождя, по-видимому, не обнруживвшего желния сложить свою влсть в пользу крлик, незвисимо от того, был ли он богом или человеком. Оттер, с изумлением следивший з тем, что происходило перед его глзми и не понимвший ни слов, обртил внимние Хунны н то, что один вождь стоял н ногх. Великн, зметив, что крлик укзл н него копьем, принял этот жест з изъявление гнев новоявленного божеств. Суеверие взяло в нем верх нд гордостью, и он, подобно другим, опустился н колени.

Когд приветственные крики змолкли, Хунн зговорил снов, обрщясь к стрейшему из жрецов:

— Встнь, дитя мое, — это дитя, ндо скзть, могло быть ее прдедом, — и вы все встньте, копьеносные воины и слуги Змея, и слушйте мои слов. Вы признли меня теперь, по моему лицу, священному имени и этому крсному кмню, что блестит у меня н лбу. В двние времен моя кровь пролилсь и превртилсь в ткие кмни, которые вы ежегодно приносили в жертву тому, кто мой сын и кто убил меня. Теперь его црствовние кончено. Конечно, он Бог, но снов любит меня, кк сын, и с почтением преклоняет колен предо мной! Теперь проводите нс в город!

Проговорив эту речь с большим достоинством, Хунн вместе с Оттером стл медленно отступть нзд к куче кмней, з которой стояли ее спутники, и пел все время, пок шл.

XXI. БЕЗУМИЕ ОТТЕРА

Хунн и Оттер вернулись к своим спутникм, которые, леж з кмнями, с изумлением нблюдли з всем происходящим. С души их свлилось тяжелое бремя, когд они увидели, что целый полк рослых людей простерся ниц перед молодой девушкой и крликом.

— Что случилось? — спросил быстро Леонрд, когд Хунн вернулсь к своим спутникм. — Вш змысел, кжется, имел успех?

— Отошлите этих людей нзд, и я все скжу вм! — отвечл Хунн.

Когд Леонрд исполнил это, молодя девушк рзрзилсь истерическим смехом.

— Вы должны с большим почтением относиться к Оттеру и ко мне, — скзл он нконец, — потому что мы действительно боги, — не возмущйтесь, Фрнсиско; я нчиню см верить в это. Уверяю вс, что они вполне признли нс з богов после пятиминутного рзговор. Слушйте! — и он передл своим спутникм все, что произошло.

Пок он говорил, полк нчл двигться уже не четырехугольником, по ротм. Рот з ротой проходил мимо путешественников мерным шгом. Хунн с Оттером опять стли н кмне, и воины, проходя мимо них, бросли в воздух копья с крикми: «Слв Мтери! Слв Змею!» и удлялись по нпрвлению к городу. Нконец последние скрылись из глз нших друзей.

— Прекрсно, — скзл Леонрд, — чем дльше, тем лучше, Хунн! Вы смя смеля и ловкя девушк в мире! Большинство молодых женщин н вшем месте збыли бы все и в критическую минуту упли бы в обморок!

— Я только, кк попугй, повторял то, чему меня нучил Со, — скромно отвечл Хунн, — я знл, что при млейшей ошибке с моей стороны буду убит, это изощряет пмять. Скжу ткже, что если тот Змей, о котором они тк много говорили, хоть немного похож н изобрженных н груди у жрецов, то я не имею желния ближе познкомиться с ним. Я ненвижу змей. Если кого и ндо нм блгодрить, тк это Со!

— Я с удовольствием сделю это, — сердечно скзл Леонрд, пришедший в смое лучшее рсположение дух, — Со, ты скзл нм првду и хорошо сделл свое дело, блгодрю тебя!

— Рзве ты принимл меня з лгунью? — отвечл струх, устремив свои мрчные глз н лицо Леонрд. — Я говорил тебе првду, Избвитель, что мой нрод примет Пстушку и твою черную собку з своих богов. Но рзве я не говорил тебе ткже, что остльным угрожет смерть? Если не говорил, то скжу теперь. Тебя не нзвли богом, Избвитель, ни этого Плешивого, — тк туземцы звли Фрнсиско из-з его тонзуры — и твоя черня собк предст вс своим тявкньем. Когд ты увидишь челюсти Змея, ты вспомнишь, что Со говорил тебе првду, Избвитель. Быть может, белый человек, в его желудке ты нйдешь те крсные кмни, которые ищешь!

— Молчть! — скзл с негодовнием Хунн, и Со отступил нзд, кк побитя собк.

— Проклятя струх! — произнес с содрогнием Леонрд. — Это нстоящий черный Ион в юбке, но если мне суждено попсть в желудок змея, то, ндеюсь, я встречу и ее тм!

— Я прво, не зню, что с ней сделлось, — зметил Хунн. — Воздух ее родины, очевидно, произвел н нее дурное действие!

— Ну, однко, все в рукх судьбы, — скзл Леонрд, — пок мы должны сми принять меры к тому, чтобы исход дел был для нс блгоприятен. — Оттер, слушй меня! — и Леонрд дл подробные укзния крлику, кк себя вести в роли бог.

Зтем, позвв Петр и его товрищей, он скзл им, что змысел удлся, Оттер и Пстушк приняты нродом тумн з богов, но для спсения всех необходимо не подвть ни млейшего повод усомниться в божественности Пстушки и Оттер.

Поселенцы быстро поняли смысл зговор и рсскз Леонрд.

Зтем все нпрвились к городу. Впереди шли двое белых мужчин, зтем Хунн с Оттером, сопровождемые Со, и нконец поселенцы. Через чс они были н берегу реки, нпротив город, к которому их подвезли н лодкх. Н другом берегу реки уже ждли жрецы с двумя носилкми, приготовленными для Хунны и Оттер. Тысячи жителей толпились здесь и, когд божествення чет вступил н городскую почву, все простерлись ниц с глубоким блгоговением, рзрзившись крикми приветствия.

Хунн и Оттер не обртили н это никкого внимния. С подобющим их божественному происхождению достоинством они сели в носилки, и кортеж тронулся. Сзди шли Леонрд, Фрнсиско и другие.

Солнце уже было н зкте, но путешественники могли еще достточно ясно рзглядеть город и его нселение. Улицы были крйне грубо вымощены, дом стояли длеко один от другого, окруженные сдми. В городе имелись винные лвочки и большя торговя площдь. Женщины были горздо крсивее мужчин, с прекрсными большими глзми и величественной походкой.

Перейдя торговую площдь, кортеж подошел к воротм нижнего из группы больших здний, виденных ншими друзьями с рвнины; у дверей здния стояли жрецы с фкелми. Н дворе бил фонтн, и все здние отличлось грубой роскошью отделки. Судя по трону, стоявшему во дворе под нвесом и сделнному из черного дерев и слоновой кости, здесь должно было быть жилище короля, о чем путешественники и узнли впоследствии. Жрецы укзли помещения для вновь прибывших: поселенцм в одном углу, Леонрду, Фрнсиско и Со — в другом, Хунне и Оттеру две отдельных комнты во внутренней чсти дворц. Ткое рзмещение было неудобно для нших друзей в том отношении, что они были отделены друг от друг, но пришлось смириться.

После ужин Леонрд, прежде чем идти спть, выглянул во двор и немного встревожился, увидев у кждой нружной двери, ведущей в помещение, знятое путешественникми, чсовых; перед дверьми Хунны и Оттер стояли жрецы с фкелми в рукх. Когд Леонрд хотел пройти мимо них, чтобы нвестить Хунну, они молч згородили ему дорогу большими копьями, и он вынужден был оствить свою попытку.

— Зчем стоят жрецы перед дверьми Пстушки, Со? — спросил Леонрд.

— Они охрняют богов! — отвечл т. — Без воли богов никто не может войти!

— Скжи, Со, — спросил Леонрд, — ты не боишься, что тебя узнют здесь?

— Много лет прошло с тех пор, кк я убежл отсюд, Избвитель, и не думю, что буду открыт, рзве только жрецы узнют мою тйну посредством волшебств!

Н следующее утро Леонрд поднялся н зре и в сопровождении Фрнсиско вышел во двор. Н этот рз солдты не пытлись остновить его, но жрецы по-прежнему стояли перед, дверью Хунны. Хунн, услышв шум, вышл и прикзл впредь беспрепятственно пропускть к ней ее спутников.

После этого путешественники вошли, и з ними зкрылся знвес двери.

— Я тк рд видеть вс, — скзл Хунн. — Вы не знете, кк стршно мне было одной пробыть всю ночь в этой большой комнте. Я боюсь этих величественных жрецов, стоящих у дверей. Женщины, приносившие мне вчер пищу, все время бродили около и выли, кк собки. Это было ужсно!

— Очень жль, что вы остлись одни, — скзл Леонрд. — Но вы должны попытться устроиться инче. Со, по крйней мере, может спть с вми. А где Оттер? Ндо нвестить его! Я хочу посмотреть, кк чувствует себя бог!

Хунн подошл к двери и скзл жрецм, что он со своими слугми должн быть допущен к Змею. Они после некоторого колебния дли ей дорогу, и все четверо вошли во дворик, в котором не было видно ни одного человеческого существ. Войдя в примыквшую к нему комнту, они увидели любопытное зрелище. В громдном кресле под блдхином сидел Оттер с смым яростным видом. Четыре жрец, рспростершись ниц перед ним, лежли н полу, бормоч молитвы.

— Здрвствуй, бс! — вскричл он, всккивя со своего мест при виде Леонрд. — Здрвствуй, Пстушк!

— Идиот! — отвечл по-голлндски Леонрд смым смиренным тоном и преклоняя колени. — Если ты не вспомнишь, что ты бог, то я отплчу тебе з это, когд мы остнемся одни. Вышли этих людей. Пстушк переведет им твои слов!

— Вон, собки, — вскричл Оттер, — вон и принести мне пищи. Я хочу говорить с моим слугой, имя которому бс, и с моей мтерью!

— Вот слов Змея, которые он произнес н священном языке! — скзл Хунн, переведя слов Оттер жрецм.

Четверо дикрей встли и, низко нгнувшись, попятились здом из комнты. Кк только они ушли, Оттер оствил свой трон с возглсом бешенств, зствившим прочих рзрзиться смехом.

— Смейся, бс, смейся, если хочешь, — скзл крлик, — ты никогд не был богом и не знешь, что это ткое. Что ты думешь, бс? Всю ночь я просидел н этом большом стуле, эти проклятые собки жгли под моим носом вонючие курения и бормотли чушь. Еще чс — и я бросился бы н них и убил бы их, тк кк ничего не ел, и голод делет меня безумным!

— Тс… — скзл Леонрд, — я слышу шги. Живее н свой трон, Оттер! Хунн, стньте рядом с ним, мы опустимся н колен!

Едв они успели сделть это, кк знвес был откинут и вошел жрец, неся деревянный сосуд, покрытый мтерией. Медленно подполз он к трону с головою, почти ксвшейся его колен. Зтем, внезпно выпрямившись, он протянул сосуд, провозглсив громко: — Мы принесли пищу, о Змей! Ешь и будь удовлетворен!

Оттер взял сосуд и, сняв покрывло, ждно взглянул н его содержимое, но был стршно рзочровн.

— Собчий сын! — вскричл он н своем собственном языке. — Рзве ткую пищу ндо подвть мужчине? — и, нгнув вниз сосуд, он покзл его содержимое.

Тм нходилось немного овощей и водяных рстений в сыром виде. В середине их лежл прекрсный рубин, соглсно ли ккой-нибудь религиозной трдиции, или для укршения — неизвестно. Леонрд с удовольствием посмотрел н дргоценный кмень, но крлик, под влиянием эгоистических требовний желудк и збыв о том, что его господин совершил длекое путешествие в поискх тких кмней, пришел в стршную ярость. Схвтив рубин, он швырнул его в лицо жрецу.

— Рзве я угорь, — зревел он, — чтобы питться трвой и крсными кмнями?

Тогд жрец, устршенный стрнным поведением божеств, поднял рубин, присутствию которого он приписывл гнев бог, и убежл вон из комнты.

Хунн и Фрнсиско рзрзились неудержимым смехом, и дже Со соизволил улыбнуться; но Леонрд не смеялся.

— О, последний предствитель поколения ослов, — горько скзл он, — что ты сделл? Ты швырнул жрецу в лицо дргоценный кмень, и он уже никогд не будет приносить их опять!

Однко взглянув н жлкого голодного крлик, он простил его, зствив только съесть принесенную пищу.

Но едв Оттер покончил с едой, кк з дверями рздлись шги и в комнту снов вошли жрецы, во глве которых н этот рз нходился тот стрик, с которым Хунн говорил при первой встрече с «детьми тумн». Его звли Нм.

Случйно Леонрд стоял в это время возле Со и зметил, что он, взглянув в лицо строго жрец, с трепетом отступил нзд з трон.

Нм рспростерся ниц перед богми и зтем стл произносить речь, содержние которой Хунн постепенно переводил своим спутникм. Жрец изъявлял горькое сожление о том, что Змею было ннесено оскорбление поднесением среди пищи крсного кмня, известного под именем крови Аки. Человек, сделвший это, должен был поплтиться своею жизнью. Он должен был понимть, что после того, кк Мть и Змей примирились между собою, подносить Джлю эти кмни — знчит нпоминть ему о совершенном некогд грехе. Ткой безумный поступок мог нвлечь проклятие н всю стрну. Пусть Змей будет спокоен. Уже отдно прикзние спрятть эти кмни в смое сокровенное место, и это сделл тот смый человек, кто совершил преступление. Если он вернется живым оттуд, то его убьют, но он не вернется из того мест, куд его послли, и в стрне нельзя будет нйти ни одного кмня, который бы нпоминл Мтери о прошедшем.

— О, Оттер, мой друг, — произнес про себя Леонрд, — если я не отплчу тебе з это, то имя мое не Утрм!

— Но довольно говорить о кмнях, — продолжл Нм, — я пришел скзть о более вжной вещи. Этой ночью в хрме будет собрние всего племени, з чс до восход луны, чтобы Мть и Змей могли принять брзды првления нд стрною в присутствии всего нрод. В ндлежщее время жрецы проводят в хрм богов и их слуг!

Хунн нклонил голову в знк соглсия, и жрец повернулся, чтобы уйти, но прежде чем сделть это, он спросил снов, все ли идет тк, кк боги желют.

Хунн велел ему выдвть всем ее слугм пищу и, кроме того, прикзл принести рубины, тк кк Змей прощет ннесенное ему оскорбление, он хочет «посмотреть н свою кровь, пролитую ею много лет тому нзд».

— Увы! Это невозможно, Мтушк! — отвечл с сожлением жрец. — Все кмни, крсные и голубые, сложенные в кожных мешкх, скрыты вместе с оскорбителем в тком месте, откуд их невозможно достть. Других же в это время год нельзя добыть, тк кк они лежт глубоко в земле, покрытой теперь снегом. Летом, когд солнце рстопит снег, их можно нйти, если только вши глз желют видеть их блеск!

Хунн не ответил ничего, и жрец вышел. Леонрд громко выруглся, д и все были в унынии. Что ксется Оттер, то, узнв о том, что он нделл, он зплкл от горя.

— Кто же мог знть это, бс?! — простонл он. — Вид зеленой пищи привел меня в бешенство! Теперь все погибло, и я должен еще несколько месяцев быть богом, если только они не откроют, кто я н смом деле!

— Ничего, Оттер, — скзл нконец Леонрд, почувствовв сострдние к крлику при виде его искреннего горя. — Ты потерял эти кмни, ты и нйдешь их потом кк-нибудь. Кстти, Со, отчего ты спрятлсь, когд вошел стрый жрец?

— Потому что это мой отец, Избвитель! — отвечл он.

Леонрд свистнул: возникло новое осложнение. Что, если Нм узнет ее?

XXII. ХРАМ ДЖАЛЯ

В большом смущении Леонрд попрощлся с Хунной, обещя вскоре вернуться, и пошел нвестить поселенцев, которых он не видел еще с вечер.

Он ншел их в довольно хорошем теплом помещении, причем у них окзлось много пищи. Однко нстроение у них было довольно печльное, и они умоляли Леонрд не оствлять их одних, говоря, что кждую минуту ожидют смерти. Он успокоил всех кк мог, обещв вскоре вернуться и нпомнив, что жизнь их звисит от веры в божественность Пстушки и Оттер.

Остток дня прошел довольно тяжело. После первого возбуждения, вызвнного их стрнным положением, нступил рекция, и все чувствовли себя в угнетенном состоянии дух. Молч сидели они в большой комнте, чсм к десяти погрузившейся в полнейший мрк. З дверями слышлись монотонные голос жрецов, бормотвших молитвы. Нконец, Леонрд встл, не будучи в состоянии переносить все это более, объявив, что хочет пройтись. Подойдя к большим воротм во дворе дворц, он стл смотреть сквозь них.

Тумн немного рссеялся, и шгх в ст от дворц он увидел двери хрм, гигнтские стены которого имели высоту футов 50 или более. Тм шли приготовления к церемонии, и громдня толп нрод теснилсь у дверей, в которые все время входили жрецы и воины. Более он ничего не мог узнть, тк кк ворот дворц были зперты, и чсовые не хотели его пропустить. До зход солнц стоял он здесь и, нконец, вернулся к своим спутникм.

Прошел еще чс. Знвес нд входом в комнту был внезпно отдернут, и появились двендцть жрецов со свечми в рукх во глве с Нмом. Простершись ниц перед Хунной и Оттером, они молч лежли н полу.

— Говорите! — скзл нконец Хунн.

— Мы пришли, о, Мть, и о, Змей, — скзл Нм, — вести вс в хрм, чтобы нрод мог взглянуть н своих богов!

— Хорошо, веди! — отвечл Хунн.

— Но снчл ндо облчить тебя, Мтушк, — скзл Нм, — тк кк вне хрм созерцть тебя никто не может, кроме жрецов!

С этими словми он подл ей плтье, которое один из его помощников вынул из большого кожного мешк. Это плтье было очень любопытно. Спереди оно зстегивлось н пуговицы, сделнные из рог, и было соткно из мягкой шерсти черного козл. У него были рукв и глухой кпюшон с двумя отверстиями для глз и одним для рт. Хунн удлилсь, чтобы ндеть этот отвртительный нряд, и вскоре появилсь снов, имея вид средневекового монх. Зтем жрецы дли ей в руки по белой и крсной лилии, и весь ее тулет был, по-видимому, окончен. Зтем они подошли к Оттеру и повязли ему лоб бхромой из шерсти, зкрыввшей его глз, в руки дли скипетр из слоновой кости, очевидно, весьм стринной рботы, в виде змея, стоявшего н хвосте.

— Все готово! — скзл Нм.

— Ждите нс, — ответил снов Хунн. — Но пусть с нми пойдут все нши слуги, кроме этой женщины, которя будет здесь ждть ншего возврщения!

Хунн говорил тк потому, что Со просил не брть ее в хрм, н что Хунн и соглсилсь, посоветоввшись с Леонрдом, зметившим, что, вероятно, он имеет основния для этой просьбы.

— Они пойдут ткже, — отвечл Нм, — и для них все приготовлено! — И срдоническя усмешк скривил его сморщенное лицо, пок он говорил.

Леонрд встревожился, спршивя себя, что же могло быть для них приготовлено?

Зтем все вышли во двор, где стояли вооруженные воины с прой носилок. Здесь же были и испугнные поселенцы с оружием в рукх, тк кк их окружло около пятидесяти вооруженных воинов.

Хунн и Оттер зняли мест н носилкх, сзди Леонрд построил свой мленький отряд, ств во глве его вместе с Фрнсиско. Об они держли в рукх ружья и револьверы з поясом, которые у них никто не отнял, не зня, что это оружие. Зтем они тронулись в путь, окруженные жрецми, рзмхиввшими зжженными фкелми и рспеввшими гимны, пок они шли, впереди и сзди процессии шли ряды воинов, н копьях которых ткже горели фкелы. Пройдя ворот дворц, процессия вступил н площдь, зтем подошл к дверям хрм, широко рспхнувшимся перед ними.

Здесь Хунн и Оттер сошли со своих носилок, и фкелы погсли.

Леонрд почувствовл, что его взяли з руку и повели неизвестно куд. Он едв мог рзглядеть лицо ведущего его жрец, нстолько густ был мрк. По доносившемуся до него шуму он догдлся, что и остльных вели подобным же обрзом. Рз или дв он слышл поселенцев, издввших восклицния ужс или жлобы, з которыми следовл шум борьбы, произведенный, без сомнения, жрецми или солдтми, принуждвшими к молчнию нрушвших тишину. Вскоре Леонрд догдлся, что они вступили в ккое-то зкрытое прострнство, тк кк воздух стл спертым и шги их гулко отдвлись.

— Должно быть, мы в туннеле! — прошептл он Фрнсиско.

— Молчи, собк, — прошипел ему в ухо жрец. — Молчи, здесь священное место!

Они не поняли знчения слов в этот момент, но тон, которым они были произнесены, сделл понятным их смысл. Леонрд змолчл и только крепче сжл рукой дуло ружья. Он нчинл опсться з свою безопсность. Что это з место, куд их вели, быть может — тюрьм? Хорошо, они вскоре узнют это, и дже в худшем случе невероятно, что эти врвры причинят ккой-либо вред Хунне. Туннелем, или коридором, они шли шгов полторст. Снчл пол этого коридор постепенно понижлся, зтем стл ровным и нконец переходил в подъем, имевший ступени. Этих ступеней Леонрд нсчитл шестьдесят одну, высотою дюймов в десять кждя. Поднявшись н верх лестницы, они через семь шгов вступили опять в туннель, нстолько низкий, что, проходя его, должны были нгнуть головы. Выйдя из этого туннеля через узкое отверстие, они очутились н плтформе, сделнной ткже из кмня, и почувствовли веяние холодного ночного воздух.

Мрк был тк густ, что Леонрд не смог бы скзть, где он нходился, но где-то длеко под ногми слышлось журчние воды, сливвшееся со смешнным звуком, тким, будто тысячи людей шептлись между собою. По временм до него доносился ткже шелест, нпоминвший шум листьев в лесу или шуршние плтьев множеств женщин. Чувство неизвестности, журчние воды и присутствие громдной толпы нрод было в высшей степени стрнно и ужсно; кзлось, будто бесчисленный сонм духов окружл их, следовл з ними и угрожл им, говоря без слов, ксясь их без рук.

У Леонрд возникло сильное желние громко вскрикнуть, тк велико было нпряжение нервов, обыкновенно довольно крепких, и он не один чувствовл ткое желние. Вдруг он услышл где-то внизу истерические голос нескольких людей и сердитый возглс жрец, прикзыввшего молчть. Рыдния и смех перешли в стршный визг, з которым послышлся шум борьбы, пдение чего-то тяжелого, стон, и снов невидимые толпы нрод шептлись и шуршли плтьями.

— Кого-то убили, — пробормотл Фрнсиско н ухо Леонрду. — Кого только?

Леонрд вздрогнул, но не ответил ничего, тк кк рук жрец угрожюще зкрыл ему рот.

Нконец тягостное молчние было нрушено, и послышлся голос строго жрец Нм. Среди црившей тишины было ясно слышно кждое слово, но слов жрец доносились откуд-то издли, и звук их был тих и слб. Вот что он говорил, кк сообщил им после церемонии Хунн:

— Слушйте меня, вы, дети Змея, древний нрод тумн! Слушйте меня, Нм, жрец Змея! Прошло много поколений с нчл времен, тк говорит легенд, кк Мть-богиня, которую мы издревле почитем, спустилсь к нм с неб вместе со Змеем, своим сыном. Пок он был в стрне, совершилось стршное преступление, мрк убил дневной свет, и тот ушел отсюд, мы не знем, кк и куд. С этого времени стрн стл землей тумн; нрод ее нчл блуждть в тумне, и тот, кому имя Мрк, стл првить нд ним, отвечя смертью н его молитвы. Но в нкзние з преступление Змей должен был лишиться человеческого облик и удлиться в священное место, где, кк знем мы и знли нши отцы, его символ обитет вечно в воде, требуя себе в жертву людей!

— Но прежде чем убийство было совершено, Мть дл обещние своему нроду: «Я умру от руки того, кого родил, тк нзнчено судьбою, — скзл он, — но оствлю вс не нвсегд, и не вечно Змей будет нести нкзние, состоящее в лишении прв облечься в человеческую плоть. Много поколений пройдет, и, нконец, мы вернемся првить ншей стрной снов. Знвес тумн будет снят с вшей стрны, и вы будете велики н земле. До тех пор избирйте себе королей, и пусть они првят вми. Мло того, не збывйте почитть меня и нблюдть з тем, чтобы лтрь Змея был постоянно влжен от крови и чтобы он не терпел лишений в той пище, которую любит. А вот знк, но которому вы узнете, что чс збвения нконец нступил!

— «Я вернусь к вм в виде прекрсной белой девушки, Змей из-з своего грех — в виде черного и отвртительного лицом крлик, фигур которого нходится в вшем хрме. Тк мы вернемся к вм снов, и вы узнете нс, когд мы скжем вм нши священные имен, которые отныне и до чсу ншего возврщения не должны быть произносимы громко».

— «Но берегитесь, чтобы лживые и обмнчивые боги не появились среди вс, тк кк тогд н вс обруштся несчстья и солнце скроет свое лицо».

— Тк, дети тумн, говорил Мть тому, кто был ее глвным жрецом в те отдленные времен. И вот теперь нступило нзнченное время, и мне, его преемнику, в своем стрческом возрсте удлось увидеть исполнение обещнного. Нрод тумн, бессмертные боги, имен которых священны, снов явились првить своими детьми. Они пришли вчер, и вы сми слышли, кк они громко нзвли священные имен.

Леонрд стоял молч н одном месте некоторое время, зтем быстро шгнул вперед, чтобы узнть, где он нходится. Но едв он успел сделть шг, кк почувствовл, что его првя ног встретил пустое прострнство, и он чуть-чуть не свлился неизвестно куд.

Удержв однко рвновесие, он отодвинулся нзд к Фрнсиско, шепнув ему, что при кждом неосторожном движении он рискует своей жизнью. Ночной мрк нчл немного проясняться блгодря восходившей луне. Уже ее лучи осветили небо и верхушки гор, и тени все больше сгущлись.

Теперь Леонрд мог рзличить, что слев от него высилсь ккя-то черня мсс и что длеко внизу виднелось что-то вроде тени н поверхности бурлившей воды. Некоторое время он смотрел н эту воду, пок глухое восклицние Фрнсиско не зствило его снов взглянуть вверх. В это время лунный диск вышел из-з стен хрм, и постепенно перед ним открылось удивительное зрелище.

Глубоко внизу стояло громдное здние без крыши, открытое с восток, знимвшее около двух кров прострнств и окруженное громдной стеной, футов 50 или более высоты. Здние это имело вид римского мфитетр, все ступени которого были зняты сотнями людей, мужчин и женщин. Н зпдной стороне хрм возвышлсь громдня сттуя высотой футов 70 или 80, высечення из мссив склы. З этим колоссом, не длее ст шгов от него, поднимлись горы с покрытыми вечным снегом вершинми.

Этот стршный колосс был похож н громдного крлик с безобрзным лицом, сидевшего с протянутыми вперед рукми, но с согнутыми локтями. Сттуя стоял н плтформе, тк же высеченной из склы; не длее кк в четырех шгх от ее основния виднелся внизу круглый бссейн, имевший в поперечнике около сорок ярдов, в котором кипел и бурлил, кк в котле, вод. Откуд он бил и куд текл потом, этого рзглядеть было нельзя, но Леонрд открыл впоследствии, что здесь-то и брл нчло рек, берегом которой они шли тк много дней. Выйдя из бссейн подземными ходми, пробитыми водой в склх, он двумя потокми окружл городские стены, снов соединяясь н рвнине внизу в один поток. Между ступенями, рсположенными рядми вокруг бссейн, и подножием сттуи стоял лтрь, или жертвенный кмень. Н передней стороне этого лтря лежл связнный человек, в котором Леонрд узнл короля Олфн, рядом с лтрем стояли жрецы с обнженной грудью, вооруженные ножми. Среди них был видн кучк поселенцев, дрожщих от стрх. Опсения их были небезосновтельны, тк кк один из них был уже мертв. Это был тот человек, нервы которого не выдержли; он громко вскрикнул в темноте и был здушен.

Все это Леонрд рзглядел потом. Здолго до того, кк лучи луны скользнули по мфитетру, они осветили громдную голову идол; и здесь, н ее поверхности, н высоте семидесяти футов от земли и около ст от уровня бурлившей в бссейне воды, сидел н троне из слоновой кости см Хунн. С нее был снят черный блхон, вместо которого ндели белоснежное плтье, низко вырезнное н груди и перетянутое в тлии поясом. Темные волосы были рспущены, и в кждой руке он держл лилии, белую и крсную, н лбу блестел, кк крсня звезд, рубин. Он сидел спокойно, но глз ее были широко рскрыты от ужс. Снчл лунный луч блеснул н дргоценном кмне, потом осветил бледное прекрсное лицо, зтем белоснежные руки и грудь, ее белое плтье и нконец голову демон, н которой стоял трон.

Когд лун осветил и нижние чсти сттуи, Леонрд увидел Оттер. Крлик, совсем без одежды, кроме пояс и бхромы н лбу, сидел ткже н троне, держ в руке скипетр из слоновой кости. Трон его, сделнный из черного дерев, был рсположен н коленях колосс, футов н сорок ниже того мест, где сидел Хунн.

После этого Леонрд рзглядел, где нходились они с Фрнсиско. Миг, когд он все зметил, мог стть последним в их жизни. Они стояли в обществе двух жрецов Змея н кисти првой руки идол, обрзоввшей мленькую плтформу с площдкой не более шести футов, н которую они взошли, пройдя через туннель, сделнный в руке идол. Здесь стояли они, не зщищенные ни огрдой, ни ккой-либо подпоркой, перед ними с обеих сторон н глубине девяност футов виднелсь поверхность воды, в 50 футх — склистя плтформ. В первый момент Леонрд, рзглядев свое местонхождение, чуть не потерял сознние, но усилием воли устоял н месте, опершись н ствол ружья. Внезпно он вспомнил о Фрнсиско и поспешил открыть глз, которые сомкнул, чтобы не глядеть н зиявший в глубине водяной бссейн. Хорошо, что он вовремя вспомнил о птере. В то время кк Леонрд взглянул н него, священник уже потерял сознние от ужс и, опустившись н колени, кчлся взд и вперед. С быстротою мысли Леонрд схвтил Фрнсиско з рясу и тким обрзом удержл его от пдения.

Дв жрец Змея, спокойно стоявшие н плтформе, кк будто под ногми их был твердя земля, увидв все происходившее, не пошевельнулись. Леонрд зметил только, что н их лицх сверкнул злобня рдость, и сердце его тоскливо сжлось. Что если они ждут сигнл сбросить его вниз? Это могло случиться. Он уже видел немло их обрядов, чтобы понять, что религия, исповедуемя ими, требовл крови и человеческих жертвоприношений. Он вздрогнул и снов чуть не потерял сознние и, не будучи в состоянии стоять н ногх, сел, опершись спиною о большой плец идол.

XXIII. КАК ХУАННА ПОКОРИЛА НАМА

Еще црило молчние, и лун поднимлсь все выше и выше, освещя все большее и большее прострнство; нконец ее лучи скользнули по поверхности воды, и весь мфитетр был освещен ею.

Тогд издли снов рздлся голос Нм, стоявшего в сопровождении трех помощников н плтформе левой руки колосс.

— Слушйте, вы, живущие в тумне, дети Змея! Вы видели вших древних богов, вших отц и мтерь, вернувшихся нзд упрвлять вми и вести вс всех к миру, богтству, могуществу и слве. Вы видите их теперь при этом свете и н этом месте, н котором только позволено вм глядеть н них. Скжите, верите ли вы в них и принимете ли их? Отвечйте все до одного, громким голосом!

Могучий рев рздлся в ответ н слов жрец.

— Верим и принимем!

— Хорошо! — скзл Нм, когд шум зтих. — Слушйте вы, высокие боги, Ак и Джль! Преклоните вши уши и удостойте выслушть вшего жрец и слугу, говорящего от имени вших детей, нрод тумн. Црствуйте и упрвляйте нми! Примите влсть и жертвы и живите в жилище королей. Мы возврщем вм упрвление нд всей землею; жизнь кждого человек в вших рукх; вм приндлежт все стд скот, город и его войско. В вшу честь лтри будут обгрятся кровью, крики жертв будут музыкой для вших ушей. Вы будете смотреть н того, кто издвн сторожит стршное тинственное место, и он будет ползть под вшими ногми. Кк вы првили ншими отцми, тк упрвляйте и нми, соглсно издревле устновленным обычям. Слв тебе, о Ак, и тебе, о Джль, нши бессмертные король и королев!

Все собрние згудело вслед з жрецом:

— Слв тебе, Ак, и тебе, Джль, нши бессмертные король и королев!

Зтем Нм зговорил снов:

— Выведите вперед прекрсную девушку, нзнченную для Змея, чтобы он мог посмотреть н нее и взять себе в жены. Выведите ткже и ту, которя двендцть месяцев тому нзд был обручен с кменным изобржением, чтобы он простилсь со своим господином!

З его словми возле идол послышлся шум, и с кждой стороны его покзлось по одной женщине, которых вели з руку жрецы к небольшому прострнству между подножием сттуи и крем бссейн. Девушек поствили одну по првую сторону от лтря, другую — по левую. Обе они были высоки ростом и отличлись крсотою женщин нрод тумн. Одн, стоявшя впрво от лтря, был совершенно обнжен: только пояс из козлиной шкуры и роскошные рспущенные волосы прикрывли ее нготу. Н голове был ндет венок из крсных лилий, подобных тем, которые жрецы дли Хунне. Стоявшя слев от лтря был, ноборот, одет в черное плтье, н котором были вышито изобржение кровво-крсного змея; голов его нходилсь н ее груди. Леонрд зметил, что лицо этой женщины было искжено ужсом и вся он дрожл, тогд кк другя, с венком н голове, имел веселый и немного ндменный вид.

Н одно мгновение обе женщины змерли неподвижно у лтря. Зтем, по знку Нм, увенчння цветми был выведен к лтрю и трижды склонил колени перед идолом или, точнее, — перед Оттером, который молч смотрел н девушку, решительно не понимя знчения происходившей н его глзх церемонии. Кк окзлось впоследствии, он не мог бы действовть более мудро, по крйней мере, в интересх невесты, тк кк здесь молчние служило знком соглсия.

— Взгляните, бог принимет ее! — вскричл Нм. — Крсот девушки приятн для его глз. Стнь в стороне, Сг, блгословення, чтобы нрод мог посмотреть н тебя. Привет тебе, жен Змея!

Торжествующе улыбясь, девушк отошл нзд к своему месту у лтря и повернул к нроду свое горделивое лицо. Тогд толп згремел:

— Привет тебе, невест Змея! Привет тебе, блгословення избрнниц бог!

После этого был приведен вторя женщин, одетя в черное плтье, и, подобно первой, совершил обряд преклонения перед идолом.

— Долой ее, чтобы он могл нйти своего господин в его жилище! — вскричл Нм.

— Долой, ее дни кончены! — зревел толп.

Зтем, прежде чем Хунн успел вмешться и могл произнести хоть одно слово, — он одн понимл слов Нм, — дв жрец стщили с несчстной плтье и одним взмхом сильных рук швырнули ее длеко в бссейн с бурлившей водой. С криком упл несчстня в воду, и тело ее стло швырять из стороны в сторону бурными волнми. Вся толп, нклонившись вперед, нблюдл з нею. Леонрд, нгнувшись, ткже смотрел вниз.

Вскоре вод под ногми идол зшумел, и зтем покзлсь голов громднейшего крокодил, величиною не меньше, чем грудь смого крупного человек. Глз чудовищ были величиною с кулк, желтые челюсти подобны псти льв, и с нижней из них свешивлись клочья белого мяс, придввшие ему вид бородтого козл. Кож гигнтского пресмыкющегося, имевшего в длину не менее пятидесяти футов, в толщину — 4, был покрыт нростми, словно грибы или лиши покрывли ее, кк мох струю стену. Действительно, по внешнему виду чудовище нпоминло вымерших животных древности.

Услышв шум в воде, пресмыкющееся выползло из пещеры под ногми идол, где оно скрывлось, чтобы нйти свою обычную пищу, состоявшую из человеческих жертв, время от времени перепдвших ему. Подняв свою отвртительную голову и посмотрев вокруг, чудовище нконец ншло девушку и в одно мгновение исчезло с нею в глубине бссейн.

Порженный ужсом, Леонрд откинулся нзд и взглянул вверх н Хунну. Он согнулсь в своем кресле, и ее глз были зкрыты, — оттого ли, что он был без сознния, или просто сомкнуты, чтобы не видеть ужсного зрелищ. Зтем Леонрд взглянул н Оттер. Крлик, глядя пристльно н воду, спокойно сидел, подобно кменному изобржению, поддерживвшему его.

— Змей принял жертву, — вскричл снов Нм. — Змей взял ту, которя был его невестой, чтобы жить с ней в его священном жилище. Продолжим дльше жертвоприношение. Возьмите Олфн, бывшего короля, и принесите его в жертву. Сбросьте вниз белых слуг мтери. Схвтите рбов, которые стояли перед нею н рвнине, и принесите их в жертву. Выведите вперед пленных и принесите их в жертву. Совершим жертвоприношение, устновленное обычем при короновнии королей, чтобы бог, имя которому Джль, был успокоен, чтобы он мог слушть просьбы своей мтери, чтобы солнце светило нм, чтобы земля нш был плодородн и чтобы мир был внутри нших стен!

Тк кричл жрец, и Леонрд почувствовл, что кровь стынет в его жилх и волосы н голове поднимются дыбом, тк кк, не понимя слов жрец, он догдлся об их ужсном знчении. Он взглянул н двух жрецов, которые ждно смотрели н него. Тогд мужество снов вернулось к нему. По крйней мере, у него есть ружье, и он будет сржться з свою жизнь.

В это время жрецы внизу уже схвтили Олфн, чтобы положить его могучее тело н жертвенный кмень, но вдруг Хунн зговорил в первый рз, и глубокое молчние воцрилось в хрме.

— Слушйте, дети тумн! — нчл он, и ее звучный голос слбо, но совершенно ясно был слышен всем среди ночной тишины. — Слушйте меня, нрод тумн, и вы, жрецы Змея. Ак и Джль вернулись н землю, и вы вернули им упрвление; в их рукх нходится теперь жизнь кждого из вс. Кк было скзно в древнем преднии, мть оделсь крсотою, символом жизни и плодородной земли; сын — чернотою и безобрзием, символом смерти и зл, рссеянного по земле. Теперь вы хотите принести жертвы Джлю соглсно строму обычю, чтобы он был успокоен и слушл просьбы своей мтери, чтобы земля был плодородн. Не этим Джль будет успокоен и не из-з жертвоприношения людей Ак будет упршивть его, чтобы счстье црствовло в стрне!

— Слушйте! Стрый зкон уничтожен, и мы дем новый зкон. Теперь чс примирения, теперь жизнь и смерть должны идти рук об руку, и после долгих лет сердц Аки и Джля сделлись кроткими; они уже не жждут людской крови, кк приношения своему величию. Отныне вы будете приносить им плоды и цветы, не жизнь людей. Смотрите, в моей руке я держу зимние лилии, белую и крсную, одн бел, кк снег, другя имеет цвет крови. Крсную, выросшую н крови жертв, бросю прочь, белый цветок любви и мир клду себе н грудь. Он уничтожен, стрый зкон. Смотрите, он пдет в жилище Змея, его родину; новый зкон рсцветет нд моим сердцем и внутри его. Тк ли, мои дети, нрод тумн? Принимете вы или нет мое прощение и любовь?

Толп смотрел, кк крсный цветок, снятый и брошенный рукми Хунны, упл н поверхность воды. Зтем, кк один человек, все взглянули вверх и увидели н груди Хунны белый цветок. Движимые общим чувством, тысячи людей встли со своих мест с криком, подобным шуму ветр.

— Прошел день крови и жертв, нстл день мир! Блгодрим тебя, Мть, и принимем твое прощение и любовь! — Зтем все снов змолкло, и люди уселись н свои мест.

Тщетно жрецы громко протестовли; несколько выстрелов, уложивших 2-3 жрецов, убедили и их, — и они должны были покориться.

Верховный жрец Нм был уничтожен. В первый рз в течение всей своей жизни он должен был признть нд собою господ в лице тех смых богов, которых он провозглсил.

— Пусть будет тк! — скзл он. — Стрый обряд уничтожен и вводится новый!

Тогд помощники его рзвязли бывшего короля Олфн, и он поднялся с кмня смерти.

— Олфн, — зкричл сверху Хунн, — мы, взявшие у тебя влсть, отдем тебе жизнь, свободу и честь. В блгодрность з это служи нм верно, или ты будешь лежть снов н этом кмне. Клянешься ли ты нм в верности?

— Нвеки! Клянусь в том вшими священными глвми! — отвечл Олфн.

— Хорошо. Мы поручем тебе комндовние войском этого нрод, нших детей. Прими под свою влсть офицеров и солдт. Прикжи тем, кто привел нс сюд, отвести нс обртно в нше жилище и поствь около нс стржу, чтобы никто не беспокоил нс. А вы, нш нрод, пок прощйте. Идите с миром спокойно жить под сенью ншего могуществ!

XXIV. РАССКАЗ ОЛФАНА О РУБИНАХ

Выйдя н свежий воздух по туннелю, Леонрд увидел, что Хунн и Оттер, зняв свои мест н носилкх, уже нпрвлялись ко дворцу.

У ворот дворц их встретил Олфн с сотней офицеров и солдт, поднявших копья в знк приветствия при их приближении.

— Олфн, слушй нше прикзние! — скзл Хунн. — Не позволяй ни одному жрецу Змея войти в ворот дворц. Мы дем тебе влсть нд их жизнью и смертью. Поствь стржу у кждой двери и войди с нми!

Бывший король поклонился и отдл несколько прикзний, услышв которые, мрчные жрецы с ропотом отступили нзд. Зтем Хунн и ее спутники прошли во двор и вступили в тронную комнту, где Хунн провел предыдущую ночь. Здесь для них был приготовлен пищ Со, смотревшей внимтельно н всех вошедших и особенно н Леонрд и Фрнсиско, словно он не ожидл увидеть их снов живыми.

— Слушй, Олфн, — скзл Хунн, — мы сегодня ночью спсли тебе жизнь, и ты поклялся нм в верности, не тк ли?

— Д, королев, — ответил воин, — и я буду верен моей клятве. Это сердце бьется для тебя одной. Жизнь, которую ты мне возвртил, — твоя, и я для тебя живу и умру з тебя!

Произнося эти слов, он смотрел н нее с тким выржением, в котором, кк покзлось Хунне, к суеверному чувству обожния примешивлось другое чувство, чувство восхищения мужчины женщиной. Не нчл ли он подозревть, что он совсем не богиня? Время покжет, но плмя, горевшее в его глзх, встревожило Хунну.

— Не бойтесь, — продолжл Олфн, — тысяч человек будут охрнять вс днем и ночью. Могущество Нм сокрушено, и теперь все вши слуги могут спть спокойно!

— Хорошо, Олфн! Звтр утром мы снов будем говорить с тобою, тк кк у нс много чего, о чем ндо переговорить. А пок зорко смотри!

Гигнт, поклонившись, ушел, и они нконец остлись одни.

После ужин по просьбе Леонрд Хунн перевел все то, что было скзно в хрме; внимтельней всех отнеслсь к ее рсскзу Со.

— Скжи, Со, — обртился к струхе Леонрд, когд Хунн окончил свой рсскз, — ты не ожидл, что мы вернемся из хрм живыми, не првд ли? Вот почему ты и остлсь здесь?

— Нет, Избвитель! — отвечл он. — Я думл, что все вы будете убиты; это бы случилось, если бы не Пстушк. Но я остлсь здесь потому, что тот, кто хоть рз видел Змея, не зхочет смотреть н него снов. Много лет тому нзд я был невестой Змея, и если бы я не убежл, Избвитель, то моя судьб был бы ткой же, кк той, которя умерл сегодня ночью!

— А, теперь я не удивляюсь, что не пошл! — скзл Леонрд.

— О, бс, — вмешлся вдруг Оттер, — зчем ты не зстрелил глвного колдун? Тогд это было бы легко сделть, и теперь он не был бы жив. Он сошел с ум от ярости и злодейств, и я скжу тебе, что он погубит нс всех, кк только будет в состоянии это сделть!

— Д, лучше было бы сделть тк, — скзл Леонрд, пощипывл свою бороду, — но я не смог. Кстти, Оттер, н будущее помни, что имя твое — Молчние. Счстье, что нрод тумн не понимет тебя, то бы это погубило всех нс. Что ткое, Со?

— Ничего, Избвитель, — отвечл он, — только я думю, что Нм — мой отец и что ты хорошо сделл, не зстрелив его, кк советует эт черня собк, которую нзывют богом!

— Я должн лечь в постель, — скзл Хунн слбым голосом, — у меня кружится голов. Я не могу збыть ужсов того отвртительного мест. Спокойной ночи, господ!

Н следующее утро Леонрд проснулся около девяти чсов, тк кк зснул не рнее 4 чсов утр. Фрнсиско уже встл, был одет и по обыкновению молился. Когд Леонрд оделся, они пошли в комнту Хунны, где приготовили для них звтрк. Здесь они ншли Оттер, который был несколько не в духе.

— Бс, бс, — скзл он, — они пришли и не хотят уходить!

— Кто? — спросил Леонрд.

— Женщины, бс! Т, которя был мне дн в жены, и с нею много других женщин, ее служнок. Их больше двдцти, и все рослые. Ну что я с ними буду делть, бс?

Леонрд, кк мог, стл успокивть беднягу. Тем временем Хунн, немного бледня, вышл из своей комнты, и все сели з звтрк. Но не успели они окончить его, кк Со доложил о приходе Олфн. Хунн прикзл впустить его, и бывший король явился перед ними.

— Все блгополучно, Олфн? — спросил Хунн.

— Все, королев! — отвечл он. — Нм и его трист приверженцев сегодня н зре держт совет в жреческом доме. В городе большое смущение и много толков, но сердц нрод легки, тк кк вернулись к нему его стрые боги, принесшие с собой мир!

— Хорошо! — скзл Хунн и стл здвть Олфну нводящие вопросы; из его ответов он постепенно узнл много подробностей о нроде тумн.

По-видимому, это был очень древний нрод, издвн живший н одной и той же тумнной возвышенности. Он существовл не совсем изолировнно, тк кк по временм вел войны с соседними племенми. Но с предствителями этих племен «дети тумн» никогд не зключли брков, пленных приносили всегд в жертву богм при религиозных церемониях. Рельное упрвление общиной сосредоточено было в рукх обществ жрецов Змея, звния которых переходили по нследству, и исключения из этого общего првил были крйне редки. Совет жрецов избирл короля, когд они были недовольны одним королем, то приносили его жертву богми и избирли другого. Тким обрзом отношения между госудрством и церковью были здесь довольно нтянутыми, но до сих нор, кк зявил со скрытой яростью Олфн, церковь одерживл верх.

Король был в рукх жрецов простым орудием, оргном исполнительной влсти. Если ему не удвлось умереть естественной смертью, то конец его был почти всегд один: его приносили в жертву, если погод портилсь или «Джль гневлся».

Стрн был обширн, но крйне редко нселен. Способных носить оружие людей в ней нсчитывлось всего около четырех тысяч человек, из которых около половины жило в большом городе, остльные знимли деревни, рссеянные по склонм гор. Причиной млонселенности стрны был обычй человеческих жертвоприношений, сделвший влсть жрецов неогрниченной, их смих — богтейшими людьми во всей стрне, тк кк они избирли жертвы для зклния н лтрь богов и имущество их конфисковли «н нужды хрм».

Двжды в год устривлись торжественные прзднеств в хрме Джля: одно в нчле весны, другое осенью, после жтвы. Во время кждого из этих прзднеств приносилось множество человеческих жертв, из которых половину зклывли н кмне, половину бросли в бссейн н съедение Змею. Весенний прздник посвящлся Джлю, осенний — Мтери-богине. В прздник Джля приносились в жертву одни женщины, в прздник богини — одни мужчины. Н съедение же Змею поступли ткже преступники. У жрецов много других обрядов, — говорил Олфн, — и они могут увидеть их во время весеннего прздник, который нступит через день.

— Его не будут прздновть! — скзл горячо Хунн.

Н вопрос Леонрд о том, куд делись крсные кмни и тот, кто оскорбил бог, принеся ему один из тких кмней, Олфн ответил:

— Большинство из них брошено в реку, господин, и оттуд их никто не может вытщить. Тких было три полных кожных мешк. Но смые лучшие кмни, — продолжл Олфн, — спрятнные в мленький мешок, были привязны н шею того человек, который согрешил, и вместе с ним опущены н веревкх в то место, где живет Змей, чтобы он вечно сторожил их. Этот человек, конечно, уже съеден Змеем!

Олфн ушел, но после полудня вернулся снов, чтобы доложить о приходе Нм и двух стрших жрецов. Хунн прикзл впустить их, и те вошли. Вид у них был смый смиренный, головы низко опущены, но эт мск смирения не обмнул Леонрд, зметившего плмя ярости, игрвшее в их мрчных глзх.

— Мы пришли, о боги, — скзл Нм, обрщясь к Хунне и Оттеру, сидевшим рядом н креслх, сделнных в виде тронов, — мы пришли попросить вших повелений, тк кк вы дли нм новый зкон, который мы не понимем. Через дв дня будет прздник Джля, и приготовлено пятндцть женщин, чтобы принести их ему в жертву, чтобы утихл его ярость и чтобы души их он мог считть в числе своих слуг и отвртил свой гнев от нрод тумн, дв ему хорошую погоду. Этот обычй существует уже много лет в стрне и, кк только его не соблюдли, солнце не светило, хлеб не росли и скот не плодился. Но теперь, о боги, вы дли новый зкон, и я, который все еще вш слуг, пришел сюд просить вших прикзний. Кк будет идти прзднество, и ккие жертвы должны быть принесены вм?

— Прзднество пройдет тким обрзом, — отвечл Хунн, — вы должны нм принести в жертву по быку и по козлу кждому; т же жертв должн быть принесен Змею, д не кровь людей. Кроме того, мы нзнчем прзднество днем, не ночью!

— Хорошо! — скзл смиренно, но с выржением ядовитого сркзм Нм. — Вши слов — зкон! — Поклонившись до земли, стрик вышел, сопровождемый своими спутникми.

— Этот дьявольский жрец меня бесит! — скзл Хунн, переведя присутствующим слов Нм.

— О, бс, бс, — подхвтил Оттер, — зчем вы не убили его сегодня ночью? Теперь он нверное бросит нс Змею!

В это время Со вышл из-з тронов, где он скрывлсь, пок в комнте нходился Нм.

— Не хорошо собке, выдющей себя з бог, угрожть жизни того, кого он обмнул! — произнесл угрожюще струх. — Быть может, нстнет чс, когд истинный бог отомстит ложному рукою своего верного слуги, которому ты угрожешь смертью, подлый крлик! — и прежде чем кто-либо успел ответить, Со оствил комнту, бросив злобный взгляд н Оттер.

— Эт вш служнк бесит меня, Хунн, — скзл Леонрд, — в одном я уверен: что мы не должны позволять ей проникть в нши плны; он и тк знет довольно!

— Я не могу понять, что стло с Со, — скзл Хунн, — он тк изменилсь!

XXV. ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ ПО НОВОМУ ОБРЯДУ

Нступил день прздник Джля. Соглсно прикзнию Хунны, прзднество должно было происходить днем, не ночью. В сопровождении жрецов и воинов Хунн и Оттер прибыли в хрм. По-прежнему мфитетр нполняли тысячи людей, но н этот рз боги зняли мест не н своих высоких тронх, у подошвы идол, почти н крю бссейн. Леонрд, Фрнсиско и поселенцы стояли сбоку. День был псмурный и холодный, и снег пдл крупными хлопьями со свинцового неб.

Кк и рньше, Нм открыл прздник речью.

— Нрод тумн! — вскричл он. — Вы собрлись здесь, чтобы чествовть прздник Джля по древнему обычю, но боги вернулись к вм, кк вы знете, и в своей мудрости изменили обычй. Пятндцть женщин были приготовлены для жертвоприношения. Сегодня утром они встли, рдуясь и ликуя, что нзнчены Змею, но их рдость обртилсь в печль, потому что боги не хотят принимть их, выбрв новые жертвы. Привести их сюд!

Помощники жрецов вывели из-з идол двух упирвшихся быков и двух козлов. Они были убиты, з исключением одного козл, который, вырввшись из рук своих преследовтелей, с громким блеянием бросился вниз к мфитетру и стл сккть с одной скмьи н другую среди собрвшегося нрод. Эт сцен был нстолько комичн, что дже мрчные и молчливые дикри нчли смеяться.

Прздник потерпел полное фиско.

— Конечно, нрод тумн! — скзл Нм, укзывя н убитых животных. — Жертвоприношение совершено, прздник Джля прошел. Пусть Мть молит Змея чтобы солнце сияло и плодородие блгословило землю!

Тким обрзом прзднество н этот рз окончилось почти з десять минут, тогд кк прежде оно знимло большую чсть ночи: кждую жертву убивли с известными церемониями. Ропот неодобрения рздлся с зднего конц мфитетр, ропот, перешедший вскоре в рев. Нрод, озверевший от чстых и кроввых зрелищ, снов и снов жждл крови.

— Вывести женщин! Пусть их принесут в жертву Джлю по строму обычю! — вопил яростно толп в течение, по крйней мере, десяти минут.

Тогд Нм лукво проговорил:

— Нрод тумн! Боги дли нм новый зкон, по которому следует вместо мужчин и девушек приносить в жертву быков и козлов, и вы сми приняли этот зкон. Отныне это священное место должно обртиться в скотобойню. Пусть будет тк, мои дети!

Возбуждення его словми толп зкричл «Крови, крови!» Послышлся шум, рздлись угрожющие крики. Король предложил удлиться Хунне ее спутникм. Поднявшись со своего мест, девушк пошл к туннелю в скле, сопровождемя другими.

Не всем удлось беспрепятственно достичь вход в туннель, тк кк рзъярення толп, сопровождемя двумя жрецми, прорвв цепь солдт, ворвлсь н плтформу и смешлсь с мленьким отрядом спутников Хунны.

Вход в туннель зкрывлся дверью, которую Олфн и Леонрд поспешили укрепить, кк только ншли, что все прошли в нее, оствив снружи звыввшую в ярости толпу. Зтем все поспешили ко дворцу, включя Олфн, оствшегося з дверью, чтобы нблюдть з действиями черни.

Вдруг донесся яростный рев, перешедший в крик торжеств, з которым последовло молчние.

— Что ткое? — тихо спросил Хунн, но в этот момент, откинув знвес, в комнту вошел Олфн с печльным лицом.

— Говори, Олфн! — скзл он.

— Нрод приносит жертвы по-прежнему, королев! — отвечл он. — Не все мы прошли через ворот; двое из нших черных слуг, смешвшись с толпою, были схвчены, и теперь их приносят в жертву Джлю и других с ними!

Леонрд выбежл н двор и сосчитл поселенцев. Действительно, двоих недоствло.

Н обртном пути он встретил уходившего Олфн.

— Куд он идет? — спросил Леонрд у Хунны.

— Охрнять ворот. Он говорит, что не ручется з солдт. Верны его слов о поселенцх?

— Увы, д. Двоих не хвтет!

Хунн зкрыл лицо рукми.

С этого чс нчлось для них смое стршное испытние, продолжвшееся около пяти недель.

Приближлсь весн, время тяния снегов. В этой холодной тумнной стрне от рннего или позднего нступления теплой погоды звисел жтв. Стоило только весне зпоздть н несколько недель, и жителям грозил голод, тк кк злки не успевли созреть. Прздник Джля и был устновлен для того, чтобы обеспечить рннее нступление весны и хорошую жтву. Хунн и Оттер уничтожили отвртительные церемонии этого прздник, и нрод тумн с мрчным суеверием следил з результтми этого нововведения. Если погод будет лучше обыкновенной, тогд хорошо, но если он ухудшится, тогд…

Леонрд и Хунн с беспокойством следили з погодой, но не видели ничего утешительного: кждое утро густой тумн, кк облко, висел нд землею, ночью дул холодный ветер.

Озлобление жителей по отношению к спутникм Хунны выржлось все резче и резче, тк что те уже не осмеливлись выходить из своих помещений. К Хунне и Оттеру пок относились с почтением.

Это был стршня жизнь. Они ничего не могли делть, им нечего было читть. Большую чсть дня Леонрд и Хунн проводили, изучя язык нрод тумн и беседуя н этом языке. Когд тем рзговоров истощлсь, они рсскзывли друг другу рзличные случи из своей прошлой жизни или дже сочиняли скзки, кк дети или пленники. В смом деле, они были пленникми, которым к тому же угрожл смерть.

Они хорошо узнли друг друг з эти пять недель, но ни одного нежного слов не было произнесено между ними. Леонрд никогд не збывл, что Хунн доверен ему ее отцом, и тщтельно скрывл от нее свои чувств.

Тк они жили бок о бок, влюбленные друг в друг, однко кк брт с сестрой.

Но Со не был счстлив. Он чувствовл, что ее госпож уже не доверял ей больше. День з днем он проводил вблизи их, со все возрствшей ревностью нблюдя з Леонрдом.

Что ксется Фрнсиско, то он был уверен, что все они скоро погибнут, и искл утешения в религии, почти все время проводя в молитве.

Оттер ткже верил, что чс их смерти близок, но, кк истый фтлист, не особенно беспокоился из-з этого. Ноборот, несмотря н отговоры Леонрд, он нчл рзвлекться, приклдывться чсто к сосуду с вином. Когд Леонрд стл предостерегть его, крлик ответил довольно сердито.

— Сегодня я — бог, бс, звтр могу быть пдлью! Пок я бог, дй мне пить и веселиться. Всю мою жизнь женщины проклинли меня з мое безобрзие, теперь моя жен считет меня великим и прекрсным. К чему же горевть? Скоро и тк нступит конец. Уже Нм точит нож для нших сердец. Пойдем, бс, со мною и будем веселиться, если только Пстушк позволит!

— Ты принимешь меня з ткую же свинью, кк ты см! — скзл сердито Леонрд. — Хорошо, делй кк хочешь, но берегись пив и вин. Теперь ты нчл говорить н их языке, когд пьян, то стновишься болтлив, не думя, что здесь шпионы. Эт девушк Сг — внучк Нм, ты одурел от нее. Будь осторожен, то ты будешь причиной смерти всех нс!

— Это случиться все рвно, бс, тк будем же пок смеяться, бс — возрзил мрчно Оттер. — Неужели же я должен сидеть здесь до тех пор, пок не умру?

Леонрд, пожв плечми, ушел. Он не мог порицть крлик, который прежде всего был дикрь и смотрел н вещи с точки зрения дикрей, несмотря н усилия Фрнсиско просветить его.

Но смое худшее было еще впереди. В течение первой недели поселенцы, испугнные стршной учстью двух своих товрищей, не отвживлись выходить з ворот дворц, но мло-помлу, нскучив однообрзием своей жизни, приняли приглшение нескольких туземцев, которые рзговривли с ними у ворот дворц, и без позволения Леонрд вышли н улицы. Вернулись они в свое помещение ночью пьяными, двоих не окзлось с ними. Когд они протрезвели, Леонрд стл рсспршивть их об учсти пропвших товрищей, но они не могли ничего толком ему объяснить. Дв пропвших поселенц тк и не вернулись, товрищи их в этот рз уже не слушли приглшений туземцев. Но все эти предосторожности не помогли. Вскоре ночью пропли неизвестно куд еще три человек, исчезли сквозь зпертые и охрняемые двери. Н том месте, где они спли, лежли их ружья и вещи, но сми они исчезли без след. Когд было скзно об этом Олфну, он, ств очень серьезным, скзл, что во дворце есть тйные ходы, которые известны однко только жрецм. Возможно, что эти люди были похищены через них.

XXVI. ПОСЛЕДНИЙ ИЗ ПОСЕЛЕНЦЕВ

В день исчезновения трех поселенцев Нм пришел «воздть честь богм», что он делл еженедельно, и Леонрд, успевший к этому времени достточно нучиться местному языку, спросил у него, куд девлись пропвшие слуги.

Жрец со свирепой улыбкой ответил, что боги, конечно, знют, куд делись их собственные слуги, и что, вероятно, они ншли нужным устрнить их.

Зтем, обртившись к Хунне, он спросил, когд Мтери будет угодно войти в соглшение со Змеем, чтобы солнце светило и можно было бы сеять, тк кк нрод ропщет, опсясь голод.

Конечно, Хунн не могл дть никкого удовлетворительного ответ н этот вопрос, и поселенцы были рзмещены в другом месте. Несколько ночей оствшиеся в живых провели спокойно, но н третью ночь двое из них были похищены тким же тинственным обрзом, кк и их товрищи. Один из оствшихся поселенцев клялся, что проснувшись ночью, он увидел, кк в их комнте рскрылся пол и из обрзоввшегося отверстия просунулись чьи-то длинные руки, схвтившие одного из его товрищей. После того отверстие опять зкрылось. Леонрд внимтельно осмотрел кменный пол комнты, в которой спли поселенцы, но не мог ничего обнружить. После этого ни один из них, з исключением Оттер, не обрщвшего ни н что внимния, не смог спть спокойно. Леонрд и Фрнсиско поочередно охрняли сон друг друг, леж у дверей в комнту Хунны. Что ксется оствшихся в живых поселенцев, то невозможно описть охвтивший их ужс. Горько упрекли они Леонрд, змнившего их в эту дьявольскую землю, и проклинли тот чс, когд они впервые увидели его лицо. Горздо лучше было бы, — говорили они, — оствться в рукх Желтого дьявол, тк кк это был все же человек, здесь живут колдуны, злые духи в человеческом обрзе.

Вскоре вождь поселенцев Петр, которого они все любили увжли, сошел с ум от ужс и бегл взд и вперед по двору дворц, выкрикивя проклятия в дрес Леонрд и Хунны. Бывшие во дворе солдты и женщины с любопытством нблюдли з ним. Эт стршня сцен продолжлсь несколько чсов, тк кк его товрищи не хотели вмешивться, думя что он одержим духом и нконец несчстный покончил с собой. Нпрсно Леонрд просил оствшихся в живых воздерживться от спиртных нпитков и быть всегд нстороже; они не послушлись его совет, и один з другим исчезли тинственным обрзом, пок, нконец, никого из них не остлось.

Никогд не мог Леонрд збыть того чувств, которое овлдело им, когд н пятый день их зключения, войдя утром в комнту поселенцев, из которых оствлось только двое, он ншел помещение пустым. Н полу лежли дв одеял и зботливо положенные неизвестной рукой в виде ндреевского крест дв жреческих нож.

Оцепенев от ужс, Леонрд вернулся в тронную комнту.

— О, что еще ткое? — спросил Хунн, которя уже поднялсь с постели. Глз молодой девушки смотрели с ужсом, и губы дрожли.

— Только то, — отвечл он печльно, — что двое последних нших слуг исчезли, и вот что остлось вместо них! — покзл он нйденные им ножи.

Тогд нконец Хунн не выдержл.

— О, Леонрд, Леонрд! — скзл он, горько плч. — Ведь это были слуги моего отц, которых я знл с детств, и я привел их к этому стршному концу. Не можете ли вы придумть, кк бы уйти из этих мест, инче я умру от стрх. Я не могу спть более. Я чувствую, что з мною ночью следят, хотя не могу скзть — кто. Прошлой ночью мне кзлось, что кто-то двиглся вблизи знвес, где вы с Фрнсиско спли, хотя Со говорит, что это фнтзия!

— Это невозможно, — скзл Леонрд, — Фрнсиско крулил. Д вот и он см!

Фрнсиско вошел в комнту с рстерянным лицом.

— Утром, — едв мог произнести он, — очевидно, кто-то входил в тронную комнту, где мы спли прошлой ночью. Все ружья исчезли, нши и поселенцев!

— Боже, возможно ли это? — вскричл Леонрд. — Ведь вы же крулили ночью!

— Должно быть, меня усыпили н некоторое время, — отвечл священник, — это ужсно; мы теперь без оружия!

— О, неужели нет выход? — спросил Хунн.

— Н это нет никкой ндежды, — мрчно ответил Леонрд. — У нс здесь нет друзей, кроме Олфн, но у него мло влсти, тк кк жрецы склонили н свою сторону офицеров и солдт, которые боятся их. Д если нм и удлось бы бежть отсюд, что мы будем делть без оружия, без слуг? Все, что нм остется, это, скрепя сердце, ндеяться н лучшее. Конечно, првы те, кто говорит, что от поисков сокровищ никогд не бывет добр, но я все-тки ндеюсь остться в живых и нйти их!

— Кк, Избвитель, — рздлся сзди него нсмешливый голос, — ты все еще хочешь получить эти крсные кмни, ты, чья кровь вскоре сделется крсной, подобно этим кмням?! Поистине ждность белого человек велик!

Леонрд оглянулся. Это говорил Со, слышвшя их рзговор и глядевшя н него с выржением крйней ненвисти в своих мрчных глзх. Внезпня мысль пришл ему в голову: не этой ли женщине они были обязны своими несчстиями? Кким обрзом из всех слуг Хунны только он одн уцелел?

Он стл рсспршивть Со, и т не могл удержться от выржения ненвисти к нему, похитившему любовь ее госпожи, хотя и скзл, что неповинн в исчезновении поселенцев. Нконец он зявил, что госпож должн выбирть между нею и Избвителем.

— Пусть госпож предоствит его жрецм и доверится ей, — и он спсет ее!

Нечего говорить, что одн мысль о тком спсении возмутил девушку, и он стл упректь Со. Но струх был непреклонн. Леонрд уже вытщил уцелевший у него револьвер и хотел убить ее. Однко Хунн остновил его. Тогд он велел принести Фрнсиско веревку, чтобы связть Со.

Фрнсиско пошел и тотчс же вернулся в сопровождении Оттер. Месяц ужсного беспутств нложил свою печть дже н железную нтуру крлик. Его блестящие черные глз были крсны, руки дрожли, и он дже не мог твердо идти.

— Ты опять был пьян, глупец! — скзл Леонрд. — Ступй прочь; мы здесь в горе, и не нужно нм пьяниц. А теперь, Фрнсиско, дйте мне эту веревку!

— Д, бс, я был пьян, — смиренно отвечл крлик, — ндо выпить перед тем, кк идти н смерть!

— Слушй, — скзл Леонрд, — пок ты веселился, последние из людей Мэвум исчезли и вот что остлось вместо них! — и он укзл н ножи.

— Вот кк, бс, — отвечл, сильно икнув, Оттер, — ну, мы от этого не много потеряли, н них было мло ндежды. Однко я хочу стть снов мужчиной, чтобы собственноручно здушить этого колдун Нм!

— Скоро тебя смого здушт, Оттер! — скзл Леонрд. — Смотри, перестнь пьянствовть, то я буду бить тебя!

— Я уже трезв, бс, н смом деле. Прошлой ночью я был пьян, но сегодня ничего не остлось, кроме сильной боли здесь! — и он хлопнул рукой по своей большой голове. — Зчем ты хочешь связть эту струю корову Со, бс?

— Он грозит нм своими рогми, Оттер. Он говорит, что предст нс. Слушй, — продолжл Леонрд, — мы должны сторожить эту женщину днем и ночью. Твоя очередь нступит сегодня — вось это удержит тебя от пьянств!

Связв Со смым ндежным обрзом, они положили ее в угол тронной комнты, и весь день Фрнсиско и Леонрд сторожили ее. Струх не окзл никкого сопротивления, когд ее связывли, и не произнесл ни одного слов. Очевидно, после взрыв бешенств нступил рекция и в утомлении, откинувши голову нзд, он зснул или сделл вид, что спит.

День прошел без кких-либо особенных происшествий. Олфн кк обычно посетил их и сообщил, что волнение в городе все усиливлось. Невидння рнее продолжительность холодной погоды приводил нрод в ярость, которя должн был вскоре вылиться в ту или иную форму нсилия. Жрецы прилгли все усилия, чтобы рзжечь стрсти; однко непосредственной опсности еще не было.

После зкт солнц Леонрд и Фрнсиско вышли во двор посмотреть состояние погоды, но ничего утешительного не увидели: небо было ткое же, кк и прежде, — псмурно, и дул пронзительный, холодный ветер.

Возвртившись во дворец и строго нкзв Оттеру неослбно нблюдть з Со, они звернулись в свои одеял, чтобы немного отдохнуть. Хунн уже был в постели, поствленной по другую сторону знвес, у которого спли они, тк кк боялсь спть одн. Вскоре они зснули, ведь ужс должен был уступить нконец место необходимому отдыху, и скоро глубокя тишин нступил во дворце, нрушемя только стржей во дворе.

Среди ночи Леонрд открыл глз, услышв чьи-то шги, и тотчс же протянул руку к знвесу, чтобы убедиться в безопсности Хунны. Он был тм, и ее пльцы инстинктивно сжли его руку. Тогд он взглянул в другую сторону и увидел причину своего беспокойств. В дверях комнты стоял невест Змея, Сг, с зжженным фкелом в одной руке и сосудом в другой. Крсивя молодя женщин выглядел чрезвычйно живописно при свете фкел, озрявшего ее блгородную фигуру.

— В чем дело? — спросил Леонрд.

— Все блгополучно, бс, — отвечл Оттер, — струх под крепким ндзором. Сг принесл мне воды, вот и все. Я просил ее об этом, тк кк внутри меня бушует плмя и голов сильно болит. Не бойся, бс, пок я н чсх, я не буду пить пив!

— Держись подльше от своей жены, — ответил Леонрд. — Скжи ей, чтобы он ушл прочь!

После этого Леонрд снов зснул. Н рссвете его рзбудил Оттер, громко окликнувший его печльным голосом:

— Бс, иди сюд!

Леонрд, вскочив с постели, подбежл к тому месту, где нходился Оттер, и увидел, что Со исчезл. Веревк, которой он был связн, влялсь н полу.

— Негодный! — вскричл Леонрд, схвтив Оттер з плечи. — Ты зснул, и он убежл. Теперь мы погибли!

— Д, бс, я зслужил это. Однко, мне совсем не хотелось спть, пок я не выпил воды. Я никогд не спл н чсх, бс!

— Оттер, — скзл Леонрд, — твоя жен опоил тебя сонной водой?

— Может быть, бс. Но куд же ушл струх?

— К Нму, своему отцу! — отвечл Леонрд.

XXVII. ОТЕЦ И ДОЧЬ

Пок Леонрд и Оттер говорили о внезпном исчезновении Со, еще более интересный рзговор происходил ярдх в трех от них, в секретной комнте, устроенной в толще стены хрм. Действующими лицми этой сцены были Нм, верховный жрец, Со, — служнк Хунны, и Сг, — жен Змея.

Нм в это утро проснулся рно, здолго до рссвет, тк кк беспокойные мысли не двли ему спть. Сидя один в своей мленькой комнте, он предвлся рзмышлениям. Действительно, ему было о чем подумть. Те смые боги, служению которых он посвятил всю свою долгую жизнь, явившись теперь в обрзе людей, рзрушют весь религиозный церемонил, без которого его должность — пустое место, его могущество — миф, и сми ведут себя врждебно по отношению к нему. Д действительно ли они боги? Во внешности их не было ничего особенно божественного: Хунн могл быть просто прекрсной женщиной, Оттер, по словм шпионов Нм, был обыкновенный крлик, довольно рзнузднного хрктер. Против божественности этих лиц говорило и то обстоятельство, что с прибытием их в стрне вовсе не водворилось блгополучие; ноборот, погод устновилсь ткя дурня, ккой уже двно не нблюдли рнее. Тк рзмышлял Нм, когд его думы были прервны стуком в дверь.

— Войди! — скзл он, нкидывя н свои плечи козью шкуру.

Вошел жрец с зжженным фкелом в руке, тк кк в комнте не было окон, з ним две женщины.

— Кто это? — спросил Нм, укзывя н вторую женщину.

— Это служнк Аки, отец! — отвечл жрец.

— Отведи ее в сторону и нблюдй з ней. Ну, Сг, рсскзывй. Во-первых, кков погод?

— Очень псмурно, отец, солнц не видно из-з густого тумн!

— Я догдывлся об этом по холоду, который чувствуется здесь! — и он плотнее зкутлся в свое плтье. — Еще несколько дней и… — жрец остновился и зтем продолжл, — скжи мне о Джле, твоем господине!

— Джль ткой же, кк и был: весел и немножко пьян. Он говорит н ншем языке плохо, однко в последний рз, выпив, зпел песню, в которой говорится о подвигх того, кого они нзывют Избвителем. В этой песне говорилось о том, кк он избвил богиню Аку от плен, — тк, по крйней мере, понял я эту песню!

— Может быть, ты неверно понял? — отвечл Нм. — Скжи, внучк, ты все еще почитешь этого бог?

— Я почитю бог Джля, мужчину, жителя вод, ненвижу! — пылко проговорил Сг.

— Вот кк! Всего дв дня тому нзд ты говорил мне, что любишь его и что нет ткого бог, кк этот мужчин, и нет ткого мужчины, кк этот бог!

— Это првд, отец, но теперь, когд он оттолкнул меня, скзв, что я ндоел ему, и стл ухживть з моею собственной служнкой, я требую жизни этой служнки!

Нм мрчно улыбнулся.

— Быть может, ты требуешь ткже жизни бог?

— Д, — отвечл он безо всякого колебния, — я хотел бы видеть его мертвым, если это возможно!

Нм опять улыбнулся.

— Однко, внучк, у тебя хрктер точь-в-точь ткой же, ккой был у твоей ббки, моей сестры. Т зствил принести в жертву трех мужчин, которые возбудили ее ревность. Ну, что нужно этой женщине?

— Он был связн по прикзнию Аки, и Джль стерег ее. Но я нпоил сонным питьем Джля и, рзвязв ее, секретным ходом привел сюд, тк кк он желет говорить с тобой.

— Но ведь я не понимю ее язык!

— Он, отец, понимет нш. Если бы он родилсь у нс, и то не могл бы говорить лучше!

Удивленный Нм позвл жрец и прикзл ввести чужестрнку.

— Ты хочешь говорить со мною? — спросил он Со.

— Д, господин, но не в присутствии их. То, что я скжу тебе…

Нм змялся.

— Не бойся, господин! — скзл Со, читя его мысли. — Видишь, я безоружн.

Тогд он прикзл присутствующим уйти и, когд дверь з ними зкрылсь, вопросительно посмотрел н Со.

— Скжи мне, господин, кто я ткя? — нчл он, снимя покрывло со своей головы и поворчивя лицо к свету фкел.

— Кк я могу знть, кто ты, чужеземк! Однко если бы я случйно встретил тебя, то подумл бы, что ты ншей крови!

— Господин, я действительно вшей крови. Обрти свой ум нзд и подумй, не припомнишь ли ты о своей дочери, которую ты любил много лет тому нзд и которя из-з происков твоих вргов был выбрн в невесты Змею! — и Со остновилсь.

— Продолжй! — скзл Нм тихим голосом.

— Быть может, ты припомнишь, господин, что, побуждемый любовью и стрднием, ты, в ночь жертвоприношения, помог этой дочери избегнуть челюстей Змея!

— Я припоминю кое-что, — отвечл осторожно жрец, — но мне говорили, что т женщин, н которую ты нмекешь, подверглсь мщению бог и умерл во время своего бегств!

— Это непрвд, господин. Я твоя дочь, ты не кто иной, кк мой отец. Я узнл тебя, кк только увидел тебя в лицо!

— Докжи это и берегись, если ты лжешь! — отвечл он. — Покжи мне тйный знк и шепни мне н ухо секретное слово!

Тогд, подозрительно оглядевшись вокруг, Со подошл к нему и сделл несколько движений рукой по столу, зтем, нклонившись вперед, прошептл что-то н ухо Нму. Едв он кончил, кк стрик поднял голову и н его глзх выступили слезы.

— Здрвствуй, моя дочь! — скзл он. — Я думл, что одинок и никого из моих близких нет н земле. Здрвствуй! Твоя жизнь был обещн Змею, но, збывя свои обеты, я буду покровительствовть тебе, хотя бы это стоило мне жизни!

И отец с дочерью обнялись с покзной нежностью — зрелище, порзившее бы всякого, кто знл хрктеры их обоих.

Выйдя н минуту из комнты и отпустив Сгу и жрец, Нм вернулся к своей дочери и просил объяснить ему причину ее присутствия в свите Аки.

— Прежде всего, отец, ты должен дть мне клятву, — скзл Со, — инче я не скжу тебе ни слов. Н крови Аки ты должен поклясться, что не сделешь ничего против жизни той королевы, вместе с которой я прибыл сюд. Что ксется других, ты можешь делть, что тебе угодно, но ее не должен трогть. Ведь т, которую любишь ты, любит ее, ткже потому, что этим ты достигнешь еще больших почестей!

— Рзве я мог бы поднять руку против богов, дочк? Клянусь тебе в этом кровью Аки, и если я нрушу свою клятву, то пусть Джль поступит со мной тк же, кк поступил некогд с Акой!

После этого Со, хорошо знвшя, что подобную клятву невозможно было нрушить, рсскзл отцу всю свою жизнь с момент побег из Стрны тумн, изложив вкртце все обстоятельств, и с большими подробностями описл свою жизнь с Хунной, пленение последней рботорговцми и историю освобождения молодой девушки Леонрдом, зкончив описнием прибытия Хунны в Стрну нрод тумн.

Стрый жрец, выслушв эти необычные рзоблчения, был не то что поржен ими, кк громом, он был совершенно убит, тк что некоторое время не мог произнести ни слов. Нконец он рзрзился гневными крикми и хотел немедленно предть смерти обмнщиков. Однко Со уговорил его поступть осторожнее.

— Лучше сегодня явись к богм, — говорил он, — и смиренно проси их изменить погоду, чтобы солнце сияло. Зтем скжи им, что до твоих ушей дошли стрнные слухи через Сгу и других женщин, слышвших слов бог Джля, из которых окзывется, что он вовсе не бог, но что ты этому не веришь. Нконец скжи, что если звтр утром небо не прояснится, то ты убедишься в том, что слухи верны, и в тком случе они должны быть приведены в хрм для суд нд ними по нродному обычю!

Зтем он посоветовл умертвить крлик, Петр и Избвителя и отдть Хунну в жены королю, которя с этих пор стнет послушным орудием в рукх его, Нм. Во время же суд нродного, когд ярость нрод обртится н обмнщиков, нужно зменить Хунну Фрнсиско, одев его в ее плтье: нрод издли не признет обмн. А зтем спрятть н время Хунну и выдть ее змуж.

— Змысел хорош, дочк! Однко все в рукх судьбы. Пусть же все идет тк, кк нзнчено ею. А теперь следуй з мною, я тебе укжу место, где ты с удобством можешь рсположиться. После звтрк я пойду говорить с этими богми, которых ты выпустил н нс!

Это утро прошло довольно тяжело для четырех несчстных пленников во дворце. В течение нескольких чсов они сидели вместе в тронной комнте, почти не говоря ни слов, подвленные несчстьями и ужсом. Фрнсиско, стоя н коленях, молился, Леонрд и Хунн, сидя рук об руку, смотрели н него, тогд кк Оттер, подобно беспокойному духу, бродил взд и вперед, проклиня Со, Сгу и всех женщин. Нконец он исчез з дверями, чтобы нпиться пьяным, кк думл Леонрд.

Но крлик думл о мести, не о пьянстве. Спустя несколько минут после его уход, Леонрд, услышв шум и визг н дворе, выбежл из комнты и увидел тм курьезное зрелище. Н земле, окруження группой других женщин, смеявшихся нд ее положением, лежл стройня Сг, невест Змея. Нд нею стоял ее повелитель и господин, бог Джль; зпустив левую руку в ее длинные волосы, в првой он держл ременную плеть и нносил ей, несмотря н плч и просьбы, жестокие удры.

— Что ты делешь? — спросил Леонрд.

— Учу свою жену, бс, — отвечл, тяжело дыш, Оттер, — что не хорошо опивть сонным питьем бог, — и, ннеся последний жестокий удр своей жертве, прибвил:

— Пошл вон, ведьм; чтобы я не видел более твоей безобрзной рожи!

Женщин встл и ушл с плчем, произнося проклятия, крлик вернулся вместе с Леонрдом в тронную комнту.

Тм они зстли послнного от Нм, пришедшего просить удиенции.

— Пусть он войдет. — скзл, вздохнув, Хунн, сдясь н один из тронов, тогд кк Оттер влез н другой.

Войдя в комнту и склонившись смиренно перед Хунной и крликом, Нм зговорил:

— О, боги, я пришел от имени нрод просить у вс совет. Неизвестно почему, но несчстья готовы обрушиться н стрну: солнц не видно, и нрод боится, что будет голод. Мы просим вс утешить нс от избытк вшей мудрости.

— А если мы этого не сделем, Нм?

— Тогд нрод просил вс соизволить прибыть в хрм звтр через чс после восход луны, чтобы он мог говорить с вми моими устми.

— А если нм ндоел вш хрм и мы не пойдем туд, Нм? — спросил Хунн.

— Тогд, по прикзнию нрод, Ак, мы приведем вс туд. Ткое прикзние не может быть не исполнено! — ответил медленно верховный жрец.

— Берегись, Нм, — скзл Хунн. — Здесь произошли стрнные вещи, которые вопиют о мщении. Нши слуги исчезли подобно теням, н их месте мы нходим оружие, которое носите вы, — и он укзл н ножи жрецов. — Звтр ночью мы придем в хрм, но я снов повторяю тебе, — берегись, тк кк ншему долготерпению может прийти конец.

— Вы лучше нс знете, куд делись вши слуги, о Ак, — скзл жрец, молитвенно простиря вперед руки, тоном, дерзость которого не был прикрыт смирением, — тк кк ткие истинные боги, кк вы, сми можете охрнять своих слуг! Мы блгодрим вс, о боги, з вши слог и молим пощдить нс, тк кк угрозы истинных богов ужсны. А теперь мне ндо вм скзть еще об одной вещи. Я прошу у вс првосудия, о боги. Моя внучк, Сг, невест Змея, был жестоко избит кким-то злодеем здесь, — во дворце, очевидно: я встретил ее избитую и плчущую. Прошу вс нкзть этого злодея смертью или плетьми. Прощйте, о высокие боги!

Леонрд посмотрел н смиренно склонившегося перед тронми жрец, и его охвтило желние последовть совету Оттер и бить его, тк кк он знл, что жрец пришел звть их н суд, зтем, может быть, приговорить к гибели. У него оствлся еще револьвер, широкя грудь жрец был слишком зметня цель, чтобы в нее можно было бы промхнуться; но тотчс же его взяло сомнение: к чему это кровопролитие? Место Нм зймут другие, которые, конечно, отплтят нсилием з нсилие. Нет, пусть он уйдет спокойно, и свершится то, что предрешено судьбой.

XXVIII. ХУАННА КРИВИТ ДУШОЙ

День клонился к вечеру. Кк и в предыдущие дни, погод был псмурня и тумння; дже выпл грд. После полудня тумн, кк всегд, был рссеян сильным ветром, дувшим с гор, но никкой перемены погоды к лучшему нельзя было ожидть.

После зход солнц Леонрд подошел к воротм дворц и взглянул н хрм, около которого уже собрлсь толп нрод, ожидвшего ккого-то вжного события. Некоторые из толпы, зметив его, приблизились к воротм и, сжв кулки, посылли проклятия.

— Вот предзнменовние того, что ожидет нс сегодня ночью, — скзл Леонрд Фрнсиско, который последовл з ним. — Дел нши очень плохи, дружище! Я не особенно беспокоюсь з себя, но у меня рзрывется сердце при мысли о Хунне. Чем все это кончится?

Возвртившись в тронную комнту, они увидели, что Оттер, бывший в течение последних двдцти четырех чсов совершенно трезвым, сидел, скорчившись, н полу в позе кющегося грешник, Хунн, погруження в рзмышления, ходил взд и вперед по комнте.

— Что нового, Леонрд? — спросил он, когд они вошли.

— Ничего, только тм идут большие приготовления, — он кивнул по нпрвлению к хрму, — и чернь воет у ворот.

Последовло продолжительное молчние, прервнное приходом Олфн, н лице которого были видны следы сильного беспокойств.

— Что случилось, Олфн? — спросил Хунн.

— Королев, — печльно ответил тот, — в городе большое волнение, нрод жждет вшей крови. Нм скзл вм, что вс просят придти в хрм для переговоров с нродом. Увы! Я должен вм сообщить иное: сегодня ночью состоится суд нд вми перед Советом стрейшин.

— Мы догдывлись об этом, Олфн. Ну, если приговор будет против нс, тогд что?

— Увы! Тогд, королев, все вы будете брошены в бссейн н съедение Змею.

— Не можешь ли ты зщитить нс, Олфн?

— Не могу, королев! Солдты, действительно, нходятся под моей комндой, но здесь они не послушются меня, тк кк жрецы ншептли в их уши, что если солнце не покжется, то следующей зимою они все умрут с голоду. Извини меня, королев, но рз вы боги, то зчем вм нужн моя помощь? Ведь я простой человек. Рзве боги не могут сми зщитить себя и отомстить своим вргм?

Хунн безндежно посмотрел н Леонрд.

— Я думю, нм лучше открыться ему! — скзл он по-нглийски. — Нше положение безвыходно. По всей вероятности через несколько чсов он узнет, что мы обмнщики. Пусть лучше он узнет првду из нших уст. Он — человек честный. Кроме того, нм он обязн жизнью, хотя его жизнь подверглсь опсности ткже из-з нс. Мы должны довериться ему и попытть счстья. Если нс постигнет неудч, то все рвно у нс было их уже много.

Хунн некоторое время рздумывл; зтем, подняв голову, спросил:

— Олфн, мы одни? То, что я хочу скзть, не должно быть подслушно никем.

— Мы одни, королев, — отвечл он, оглядевшись кругом, — но эти стены имеют уши.

— Олфн, подойди ближе!

Когд он исполнил это, то Хунн, нгнувшись вперед, зговорил с королем почти шепотом:

— Ты не должен меня звть более королевой! Я не богиня, только смертня женщин; этот же человек, — укзл он н Оттер, — не бог, просто черный крлик.

Он остновилсь, ожидя эффект, который должны были произвести ее слов. Выржение удивления пробежло по лицу короля, но оно было вызвно скорее ее смелостью. Зтем он улыбнулся.

— Быть может, я рньше догдывлся об этом! — ответил он. — Однко, я все еще должен звть тебя этим именем: ведь ты королев всех женщин. Рзве есть другя столь прелестня, великя и смеля? По крйней мере здесь тких нет! — и король склонился перед нею с ткой изыскнной любезностью, которя был бы впору европейцу.

— Я очень рд узнть из твоих собственных уст, королев, — продолжл Олфн, — что ты не богиня, смертня женщин, тк кк богини от нс длеки и мы должны почитть их издли, смертных женщин мы можем любить! — и он снов нклонился.

— Честное слово! — скзл Леонрд см себе, — король выступет в кчестве моего соперник. Но, конечно, это бсурд. Бедня Хунн!

Что ксется смой Хунны, то он вскочил и лицо ее покрылось румянцем. Появилось новое осложнение, но кк бы неприятно оно ни было, нельзя было обнруживть свое неудовольствие.

— Слушй, Олфн, — скзл он, — теперь некогд знимться пустыми рзговорми, тк кк еще до рссвет я могу умереть и очутиться вдли от всякой любви и почитния. Вот нш история: мы пришли в вшу стрну з теми крсными кмнями, которые вы нзывете кровью Аки и которые у белых людей имеют большую цену и служт для укршения их женщин. Вот почему я, кк женщин, побудил Избвителя предпринять это путешествие, и вот теперь из-з моего безумия жизнь нш в опсности.

— Извини меня, королев, — скзл смущенно Олфн, — но прежде чем ты окончишь свой рсскз, я хотел бы спросить, кто для тебя этот белый человек?

— Он мой супруг! — смело скзл т.

Олфн печльно поник головой, но искр сомнения зкрлсь в его душу, тк кк обрз жизни Хунны, до мелочей известный ему, противоречил ее ответу. Видя, что он не верит ей, Хунн прибвил:

— Он мой супруг, и этот человек, — укзл он н Фрнсиско, — исполняющий у нс обязнности жрец, повенчл нс соглсно ншим обычям шесть месяцев тому нзд, Оттер был свидетелем брк.

— Ты говоришь, что Избвитель — твой супруг, королев, и эти люди подтверждют это, исключя смого твоего господин. Скжи мне: ты любишь его и стл бы сожлеть, если бы он умер?

Хунн сделлсь крсной кк рубин, который был привязн нд ее лбом, однко отвечл:

— Д, я люблю его, и если бы он умер, то и я бы умерл ткже!

Леонрд с трудом подвил восклицние, готовое сорвться с его губ, тк кк теперь Хунн явилсь ему совершенно в ином свете, чем рнее.

— Я слышл твой ответ, королев, — скзл Олфн тоном глубокого рзочровния, — не угодно ли тебе окончить свой рсскз?

— Дльше остется недолго рсскзывть, — скзл Хунн, подвив вздох облегчения, когд зтруднительный допрос был окончен. — Женщин Со, моя служнк, приндлежит к вшему нроду. Он дочь жрец Нм и убежл отсюд сорок лет тому нзд после того, кк был избрн в невесты Змею.

— Где же он теперь? — спросил, оглядевшись вокруг, Олфн.

— Мы не знем; прошлою ночью он исчезл подобно прочим ншим слугм.

— Быть может, Нм знет, где он, и тогд вы скоро увидите ее. Продолжй, королев!

— После того кк Избвитель и я были обвенчны, Со, бывшя моей нянькой много лет, рсскзл нм о великом нроде, своих бртьях, среди которых он желл бы умереть.

— Пусть ее желние исполнится! — вствил Оттер.

— Он и нучил нс, чтобы нм легче было добрться до крсных кмней, рзыгрть роль богов.

Король зкрыл глз, кк бы не желя созерцть крсоту, приндлежвшую, кк теперь он узнл, этому белому чужестрнцу, который сидел рядом с Хунной.

— Рзве я не говорил, что влсть моя мл, королев? — отвечл он довольно мрчно. — Кроме того, кк могу я помогть тем, кто пришел в эту стрну, чтобы обмнывть нс, и нвлекли гнев богов н их детей?

— Но ведь мы спсли твою жизнь, Олфн, и ты поклялся нм в верности.

— Если бы вс не было, королев, то моя жизнь и не подверглсь бы опсности, в верности я поклялся богм, не смертным, которым отомстят истинные боги. Кк же я буду помогть вм?

— Но мы были друзьями, Олфн. Ты поможешь нм рди меня!

— Рди тебя, королев, — горько скзл он, — рди той, которя говорит, что этот человек ее муж и что он до смерти любит его. Нет, это знчит просить слишком многого. Если бы ты не был змужем и зхотел блгосклонно взглянуть н меня, короля этой земли, тогд, конечно, я умер бы з тебя. Но теперь! Нет ли у тебя других причин тому, чтобы я рисковл своей жизнью для тебя и твоих людей?

— Во имя дружбы, которую ты должен считть священной; кроме того, помогя нм, ты победишь Нм, инче последний, погубив нс, погубит и тебя!

Олфн, подумв немного, ответил: — Поистине твой ум велик, королев, и смотрит длеко во мрке вещей! Ты могл бы быть королевой! Я человек иной рсы, чем ты, дикий вождь дикого племени, имеющий весьм мло мудрости. Однко я нучился следующим вещм: никогд не нрушть обещния, никогд не покидть друг и никогд не збывть окзнной услуги. Итк, королев, хотя ты не можешь для меня быть кем-либо, пок этот человек жив, я все-тки готов отдть з тебя свою жизнь. Что ксется других, то скжу только, что не трону и не предм их. А теперь я пойду поговорить с некоторыми из вождей, моих друзей, которые ненвидят жрецов, чтобы, если дело дойдет до суд, иметь их голос в вшу пользу, тк кк без хитрости ничего нельзя сделть. В скором времени я вернусь, чтобы проводить вс в хрм. Пок прощйте — и, поклонившись, король вышел.

После уход короля несчстные исктели приключений решили н всякий случй поделить между собою яд, который носил в волосх Хунн. Все взяли, только крлик откзлся.

— Сбереги это для себя, бс, — скзл он. — Кк бы ни умирть, но только не тк. Я не люблю этих средств, от которых люди корчтся и делются зелеными. Нет, нет. Лучше встретиться с челюстями Змея.

Тогд Леонрд взял и этот кусочек себе.

XXIX. ИСПЫТАНИЕ БОГОВ

Едв Хунн успел спрятть осттки своего смертоносного средств, кк в комнту вошел Нм. После обычных приветствий, которые н этот рз были еще многочисленнее, чем обычно, он вкрдчиво зметил, что лун взошл н ясном небе.

— Это знчит, что нм пор отпрвляться! — угрюмо скзл Леонрд.

Хунн ндел свое подобие моншеского плтья, Оттер крсную бхрому и шпку из козьего мех, и они вышли из дворц, у ворот которого встретили Олфн и воинов, ткже множество жрецов, которые должны были идти впереди и сзди них. Зняв свои мест, все двинулись с большой торжественностью к хрму, куд вошли уже через другие двери. Н этот рз Хунн и Оттер должны были знять мест н удленной от идол чсти плтформы вблизи бссейн. Н этой же плтформе было поствлено полукругом еще около тридцти сидений, преднзнченных, очевидно, для стрейшин.

Когд Хунн и Оттер сели, Леонрд и Фрнсиско поместились сзди них, Нм выступил вперед и обртился со следующей речью к Совету стрейшин и нроду:

— Стрейшины нрод тумн! Я передл вши желния священным богм, удостоившим недвно облечься в человеческую плоть и посетить свой нрод; милостивые боги соглсились явиться сюд, чтобы поговорить с ними о беде, угрожющей стрне. Вот они лицом к лицу с вми и со всем большим собрнием своих детей. Будьте любезны поэтому сообщить богм, что вы хотите от них, чтобы они могли ответить нм своими собственными устми или через меня, их слугу.

Нм змолчл и после пузы, во время которой нрод сердито роптл, поднялся один из стрейшин, произнесший следующее:

— Мы хотели узнть у вс, о, Ак и о, Джль, почему лето покинуло эту стрну. Теперь нм предстоит очень печльное будущее, тк кк вместе с зимним снегом к нм придет голод. Ты, о, Ак и ты, о, Джль, изменили ншу религию, зпретив жертвы, преднзнченные для весеннего прздник, и с тех пор весн не нступил. Мы спршивем у вс об этом потому, что нрод, посоветоввшись, просил сообщить вм ншими устми, что он не хочет иметь богов, убивющих весну. Скжите, о боги, и ты, Нм, говори ткже, чтобы мы могли узнть причину этих бед; у тебя, Нм, мы хотим узнть, кк ты провозглсил тких богов, чье дыхние убивет солнечный свет?

— Вы спршивете меня, о нрод тумн, — отвечл Хунн, — почему зим мешет пробуждению весны, и я отвечу вм н это в немногих словх. Это случилось из-з вшего непослушния и жестокости вших сердец, о мятежные дети. Рзве вы не принесли в жертву кровь людей вопреки ншему зпрещению? Рзве нши слуги не были тйно похищены и предны смерти для удовлетворения вшей стрсти к убийству?

Тогд стрейшин, говоривший рньше, снов поднялся со своего мест и проговорил:

— Мы слышли твои слов, о Ак, и они очень неутешительны, тк кк жертвоприношения в обычях стрны, и до сих пор от этого не происходило с нми ничего дурного. Если же здесь было оскорбление вм, то в нем виновты жрецы, не нрод. В их рукх нходится вся влсть. Что ксется вших слуг, то мы не знем ничего о них и постигшей их судьбе. Теперь, Нм, отвечй н обвинение богов и вопросы нрод, тк кк ты глв жрецов и провозглсил этих богов з истинных, поствив их упрвлять нми.

Нм выступил вперед, чувствуя себя довольно тревожно, тк кк хорошо знл, что его обвинители не будут церемонится с ним и что его жизнь или, по крйней мере, влсть висит н волоске.

— Дети тумн, — нчл он, — вши слов остры, но я не жлуюсь н это, тк кк вы узнете, что моя ошибк был весьм вжн. Совершенно верно, что я нчльник слуг богов, рвно кк слуг нрод; по-видимому, окзывется, что я обмнул кк богов, тк и нрод, хотя и против моей воли. Слушйте; вы знете, кк явились к нм воплощенные боги, кк мы приняли их теперь. После долгих нблюдений, к крйнему моему стыду, — увы! — я убедился, что они не истинные боги, негодные обмнщики, вздумвшие знять место богов.

Он остновился, и рев ярости и удивления пронесся нд мфитетром.

— Вот нконец рзвязк! — шепнул Леонрд н ухо Хунне.

— Д, рзвязк, — отвечл он, — но я ожидл ее, потому смело встретим приговор судьбы.

Когд шум утих, ортор из стрейшин снов зговорил, обрщясь к Нму: — Это очень вжные слов, Нм, и если только ты докжешь првдивость их, мы можем поверить, что бывют нстолько преступные люди, что осмелились нзвть себя богми. Но, быть может, Нм, тебе хотелось бы устрнить тех богов, которые угрожли тебе смертью.

— Я был бы слишком смел, если бы решил бросить стршное обвинение этим чужестрнцм, не имея н то достточного основния! Слушйте, вот првд о тех, кого мы почитли кк богов. Имя прекрсной женщины — Небесня Пстушк, кк он см нм говорил; он жен белого человек по имени Избвитель, крлик — «живущий в водх» — их слуг, вместе с другим белым человеком и прочими. Живя в дльней стрне, эти люди и женщин случйно узнли историю ншего нрод, — кк, я вм скжу сейчс, — узнли, что мы нходим н земле известные крсные и голубые кмни, которыми пользуемся для нших религиозных церемоний. Среди белых людей эти кмни имеют чрезвычйно высокую цену. Будучи исктелями приключений, жждущими богтств, они решились укрсть их. С этой целью Пстушк изучил нш язык и способ рзыгрть роль Аки, собк-крлик осмелился принять священное имя Джля. Я буду крток: они совершили свое путешествие, остльное вы знете. Но ни одного из кмней, которых желли, они не получили, тк кк тот кмень, который носит н лбу Пстушк, был принесен ею смою.

— Зтем, о дети тумн, когд у меня возникли сомнения относительно этих богов, я послл шпионов нблюдть з ними во дворце. Ткими шпионми был женщин, дння в жены крлику, и ее служнки. Кроме того, я прикзл схвтить их черных слуг и бросить Змею, полгя, что если они имеют влсть, то могут зщитить своих слуг. Но, кк известно, эти люди не ншли зщиты. Тем временем женщины, которым я поручил следить з богми, донесли мне, что крлик вел себя кк подля собк и, когд нпивлся пьяным, что случлось очень чсто, рспевл о своих подвигх, совершенных вместе с Избвителем в других стрнх, хотя всего, что он говорил, они не могли мне сообщить, тк кк он плохо еще говорит н ншем языке.

— Когд эти рсскзы дошли до моих ушей, о нрод тумн, то у меня исчезли последние сомнения, но все-тки я не имел бесспорных докзтельств обмн этих людей. Тогд я попросил богов просветить меня, и они исполнили мою молитву. Среди спутников этих людей был женщин, которя вчер пришл ко мне и признлсь во всем. Сорок лет тому нзд он убежл из ншей стрны, я не зню, по ккой причине, унеся с собою нши тйны. Он рсскзл этим людям легенду о нших богх и нучил их, кким способом можно обмнуть нс и достть те крсные кмни, которых они хотели. Но теперь сердце ее рскивется в совершенном ею зле, и я предствлю ее вм, чтобы вы могли судить обо всем сми. Вывести вперед эту женщину!

После слов Нм нступило молчние, и вся мсс нрод стл нетерпеливо ждть появления свидетельницы. Дв жрец вывели ее перед судьями.

— Говори, женщин! — скзл Нм.

— Я происхожу из нрод тумн, — зговорил Со, — о чем вы можете судить по моему виду и выговору. Я дочь жрец, и сорок лет тому нзд, когд был молод и прекрсн, убежл из этой стрны по причинм, ксющимся только меня. Нпрвившись к югу отсюд, я путешествовл в течение трех месяцев, пок не пришл в одну деревню, стоявшую н берегу могучей реки, где и прожил двдцть лет, зрбтывя себе пропитние кк знхрк. В это время в деревню прибыл белый человек, жен которого, родив дочь, умерл. Я сделлсь воспиттельницей этой девочки. Моя воспитнниц сидит теперь перед вми, и ее зовут Пстушк.

— Прошло еще двдцть лет, и я зхотел вернуться н родину, чтобы умереть среди своего нрод, для чего рсскзл о моей стрне и ее богтствх Пстушке и ее мужу Избвителю, тк кк боялсь путешествовть одн. Зтем я преступно объяснил им, кк они могут выдть себя з богов нрод тумн, вернувшихся соглсно легенде в свою стрну. Будучи ждными, они соглсились н это, ндеясь достть крсные кмни.

Со кончил рсскз и Леонрд, нблюдвший з толпою, шепнул Хунне:

— Говорите скорее, если думете что-либо скзть. Теперь они поржены и молчт, но в следующую минуту зшумят, и тогд…

— Нрод тумн, — зкричл Хунн, воспользоввшись минутой нступившего з словми Со молчния, — вы слышли слов Нм и той, кто был моей служнкой! Они осмелились говорить, что мы не боги. Мы не снизойдем до опрвдний пред вми. Но смотрите, небо нкжет вс голодом, мором и междоусобной войной, которые будут свирепствовть среди вс до тех пор, пок не исчезнет весь нрод. Вы умертвили нших слуг, окзли нм неповиновение, вот почему, кк я уже говорил, солнце не светит и лето не приходит. Довершите вши преступления до конц, если хотите, и зствьте богов пойти по той же дороге, по которой прошли их слуги!

— Что ксется слов этой низкой рбыни, то он не скзл глвного, именно, что он дочь Нм и убежл отсюд потому, что сорок лет тому нзд был избрн в невесты Змею и потому достойн смерти. Еще одно слово Нму, ее отцу. Если его рсскз верен, то он см себя осудил, тк кк несомненно он знл все с смого нчл из уст своей дочери Со!

— Д, зня првду, он осмелился поствить нд стрной богов, которых считл ложными, ндеясь этим увеличить свою слву и влсть, когд это не удлось ему, то не постыдился громко зявить о своем бесстыдстве. Я скзл все, нрод тумн. Теперь судите нс, и пусть судьб звершит вш приговор, тк кк мы откзывемся от вс.

Хунн кончил свою речь и отвернул лицо, пылвшее негодовнием. Сил ее крсноречия и крсоты был нстолько велик, что гробовое молчние водворилось среди ее необузднной удитории, между тем кк Со отступил нзд, Нм, видимо, струсил.

— Это ложь, нрод, — вскричл он голосом, дрожвшим от ярости и стрх: — моя дочь признлсь мне только сегодня утром!

Его слов вывели толпу из оцепенения; тотчс же поднялся невообрзимый шум.

— Его дочь! Он говорит, что это — его дочь! Нм сознется в своих преступлениях! — кричли одни.

— Долой ложных богов! — ревели другие.

— Не трогть их: это истинные боги, которые могут нслть н нс несчстья! — говорил третья пртия, среди которой Леонрд зметил Олфн.

Нконец когд шум стл мло-помлу зтихть, ортор стрейшин снов обртился к нроду:

— Нрод тумн! Успокойтесь и слушйте меня! Вы избрли нс в судьи этого дел и потому должны слушться того приговор, который мы постновим. Мы не скжем ни слов о том, боги или нет эти чужестрнцы, нзввшие себя Акой и Джлем. Но если они ложные боги, то, конечно, Нм виновен вместе с ними.

Слуштели громко вырзили свое одобрение, и Леонрд зметил, что верховный жрец здрожл от стрх.

— Однко, — продолжл ортор, — они скзли нм устми той, которя сидит перед нми, что, по их прикзнию, солнце перестло светить из-з ннесенного им оскорбления. Знчит, по их же прикзнию, оно может и снов покзться. Поэтому пусть они нм ддут знмение или умрут, если только они смертные, потому что бессмертных мы не можем убить. Знмение это состоит в следующем: если звтр н зре тумн рссеется и солнце покжется из-з той горы, тогд мы будем почитть их. Если же утро звтр будет снов холодное и тумнное, то истинные они боги или ложные, но мы свергем их с вершины сттуи в бссейн, чтобы Змей рссчитлся с ними или они рссчитлись со Змеем. Вот нш приговор, нрод тумн, и Нм приведет его в исполнение, после чего его смого будут судить.

Большинство нрод громко изъявило свое одобрение приговору, меньшинство, несоглсное с первыми, молчли, не смея выскзть своего мнения громко.

Тогд Хунн снов поднялсь со своего мест и проговорил:

— Мы слышли вши слов и обсудим их. Звтр н зре вы увидите нс здесь! Но помните, мы жестоко отплтим з вшу нечестность! Олфн, уведи нс отсюд!

Олфн выступил вперед со своими воинми, и процессия вернулсь обртно во дворец при полном молчнии нрод. Во дворце они были ровно в 10 чсов, кк зметил Леонрд по своим чсм.

— Теперь двйте есть и пить, — скзл Леонрд, когд они очутились одни в тронной комнте, — нм ндо собрть все нши силы н звтр!

— Д, — ответил Хунн с печльной улыбкой, — двйте есть и пить, тк кк звтр мы умрем.

XXX. ИСКУПИТЕЛЬНАЯ ЖЕРТВА ФРАНСИСКО

— Чувствуете ли вы ккую-нибудь ндежду н блгоприятный исход? — спросил Хунн у своих спутников, когд они зкончили ужин.

— Если солнце не покжется звтр, мы умрем! — отвечл Леонрд, покчв головой.

— Н это мло ндежды, бс, — простонл Оттер. — Сегодняшняя ночь ткя же, кк и предыдущие. Неудивительно, что этот нрод, живя в тком климте, жесток и кровожден.

Хунн зкрыл лицо рукми и зтем скзл:

— Они не говорили, что тронут вс, Фрнсиско, и вс Леонрд, тк что, быть может, вы уцелеете.

— Сомневюсь в этом, — ответил Леонрд, — д и, откровенно говоря, я предпочту умереть, если вы погибнете.

— Блгодрю вс, Леонрд, — лскою произнесл он. — Но ведь это не поможет никому из нс. Что они сделют с нми? Столкнут с вершины сттуи? — и он вздрогнул.

— Кжется, тково их любезное нмерение, но по крйней мере нм незчем подвергться этому, оствясь в живых. Сколько времени действует вш яд, Хунн?

— Смое большое полминуты, я думю, дже и меньше. Ты решительно откзывешься от него, Оттер? Подумй: другой конец ужснее.

— Нет, Пстушк, — отвечл крлик, ств теперь в ожиднии неизбежной опсности снов хрбрым, решительным и спокойным, кким он был и рньше до того времени, кк принялся искть утешения в пьянстве, — нет, когд нступит время, я спрыгну в воду добровольно и попробую еще срзиться с тем великном, который живет в воде. А теперь пойду приготовить то оружие, которым буду сржться! — С этими словми он встл и отпрвился готовить свое оружие.

Фрнсиско последовл его примеру, желя нйти место, где бы он мог спокойно помолиться, и тким обрзом Леонрд и Хунн очутились одни.

В течение нескольких минут он молч смотрел н нее с печльным, серьезным выржением н лице, освещенном светом фкел, и глубокий стыд и рскяние овлдели им. Кровь этой девушки был н его рукх, и он ничем не мог помочь ей. Блгодря своему эгоизму, он увлек ее з собою — и вот теперь нступет неизбежный конец. Он ее убийц, убийц женщины, которя для него все н свете, девушки, вверенной его попечению ее умирвшим отцом.

— Простите меня, — скзл он нконец голосом, похожим н рыдние, положив свою руку н ее пльцы.

— В чем мне вс прощть, Леонрд? — лсково отвечл он. — Теперь, когд все кончено, я, оглядывясь нзд, вижу, что мне ндо просить у вс прощения, тк кк я чсто обижл вс.

— Глупости, Хунн; блгодря моему преступному безумию вм угрожет смерть в нчле вшей молодости и в рсцвете крсоты. Я вш убийц. Хунн, — и он змялся немного, но зтем продолжл. — Теперь мне ндо выскзться, время идет; хотя я чсто клялся не говорить вм об этом. Я люблю вс! — и Леонрд признлся, кк с первого взгляд у него в сердце вспыхнул любовь к Хунне и иссякл любовь к Джен Бич.

Едв он кончил, Хунн медленно повернулсь к нему, протянул руки и положил голову н его грудь.

В первый момент Леонрд был поржен. Он едв мог верить своим чувствм. Зтем, придя в себя, он нежно поцеловл ее.

Тогд Хунн, выскользнув из его объятий, скзл:

— Слушйте, Леонрд: скжите, все ли мужчины слепы или вы один соствляете исключение в этом отношении? Неужели то, что мне доствляло столько мучений в последние пять или шесть месяцев, оствлось незмеченным вми? Леонрд, вы не один почувствовли любовь в лгере рботорговцев. Но вы быстро охлдили мое безумие, рсскзв мне историю Джен Бич, и, конечно, после этого я стл скрывть мои чувств дже с большим, по-видимому, успехом, чем ожидл см. Конечно, я и теперь не уверен в том, что поступю првильно, открывя вм их сейчс, тк кк, хотя вы и говорите, что Джен Бич умерл и похоронен в вшем сердце, но в один прекрсный момент он может воскреснуть. Я не верю, что люди збывют свою первую любовь, хотя и стрются по временм убедить себя в обртном.

— Нельзя ли оствить Джен, моя дорогя? — отвечл он с некоторым нетерпением, тк кк слов Хунны восстновили в его пмяти другую любовную сцену, рзыгрвшуюся среди нглийских снегов более семи лет тому нзд.

— Я, конечно, готов оствить ее теперь и нвсегд!

И он зрыдл н груди Леонрд, кк испугнное дитя, зтем впл в глубокий сон — или обморок. Поцеловв ее в лоб и положив в постель, он вышел в соседнюю комнту, где нходились Фрнсиско и Оттер.

— Посмотри, бс! — скзл крлик, вынимя из-под плтья ккой-то предмет. Это был стршный и удивительный инструмент, соствленный из двух жреческих ножей, тех смых, которые жрецы оствили, похитив двух последних поселенцев. Ручки этих ножей Оттер зкрепил неподвижно при помощи ремней, причем получилось стршное оружие около двух футов длины, отточенные чсти которого были нпрвлены в противоположные стороны.

— Что это ткое, Оттер? — рссеянно спросил Леонрд, думвший сейчс о других вещх.

— Это кушнье для крокодил; я прежде видл, что его бртья ловились н эту удочку в болотх Змбези, — отвечл крлик. — Конечно, он зхочет съесть меня, но я приготовил для него другое блюдо. Д! Я в одном уверен: если он пойдет н меня, то будет хороший бой, кто бы ни остлся победителем.

Зтем он принялся прикреплять длинный ремень к рукояткм ножей и после этого нмотл его вокруг своего тел, спрятв концы ремня длиной около тридцти футов и ножи под своим плтьем.

— Теперь я снов мужчин, бс, — скзл он решительно, — я покончил с пьянством и прочими глупостями, которыми знимлся в чсы моего безделья, теперь пришло время сржться. Ну, я остнусь победителем, бс. Вод — мой дом и я не боюсь крокодилов, кк бы велики они ни были, тк кк рньше убивл их. Вот ты увидишь, бс, увидишь.

— Я боюсь, что не смогу сделть это, Оттер — отвечл печльно Леонрд, — но желю тебе, мой друг, удчи. Если ты выйдешь невредим из бссейн, то они будут думть, что ты действительно бог и, если ты только решишь откзться от пьянств, можешь упрвлять ими до глубокой стрости.

— Мне не доствит это удовольствия, если ты умрешь, бс, — отвечл крлик с тяжелым вздохом. — Клянусь тебе, бс, если я остнусь жив, отомщу з тебя. Не бойся, бс. Если я буду снов богом, то убью их всех одного з другим, и когд они будут все мертвы, то убью себя и приду к тебе.

— Это очень любезно с твоей стороны, Оттер! — скзл Леонрд с легким смехом; в этот момент знвес двери рздвинулся и появилсь Со в сопровождении четырех вооруженных жрецов.

— Чего тебе ндо, женщин? — вскричл Леонрд, инстинктивно бросясь к ней.

— Нзд, Избвитель, — скзл он, подняв руку и обрщясь к нему н дилекте сизуту, которого ее спутники не понимли. — Меня охрняют, и з моей смертью быстро последует твоя. Кроме того, тебе ни к чему убивть меня, тк кк я приношу ндежду н жизнь той, которую ты любишь, и н твою собственную. Слушй: солнце звтр утром не покжется; уже теперь тумн сгущется и будет держться до тех пор, пок Пстушку и крлик не свергнут с вершины сттуи; ты же и Плешивый будете оствлены в живых до осеннего жертвоприношения, когд вс принесут в жертву вместе с другими.

— Зчем ты рсскзывешь нм это, женщин? — скзл Леонрд. — Мы сми все знем. Если у тебя нет ничего лучшего скзть, то уходи вон, предтельниц, чтобы мы не видели более твоего ненвистного лиц.

— Мне ндо еще кое-что скзть тебе, Избвитель. Я еще люблю Пстушку, кк ты, ткже тот Плешивый любит ее. Послушй меня: двое должны умереть н зре, но среди этих двух Пстушки не будет. Утро будет тумнное, сттуя высок, и только немногие жрецы увидят жертву, зкутнную в черное плтье… Что если нйти ей зместителя, похожего н нее фигурой, ростом и чертми лиц? Со стороны никто не зметит обмн.

Леонрд остолбенел.

— Кого же нйти? — спросил он.

Со медленно протянул руку и укзл н Фрнсиско.

— Вот человек! — скзл он. — Если его одеть в плтье Аки, то кто отличит его от пстушки? Рек и Змей не вернут обртно тех, кого они проглотили.

Леонрд, порженный ужсным предложением, взглянул н Фрнсиско, который стоял, не понимя ни слов из рзговор Со с Леонрдом, происходившего н неизвестном ему языке.

— Скжи ему! — проговорил Со.

— Подожди немного, — печльно ответил он. — Предположим, что все улдится; что же стнет с Пстушкой?

— Он будет спрятн в темнице хрм в его плтье и под его именем, — укзл он снов н Фрнсиско, — пок ей не удстся убежть или вернуться снов првить нродом. Мой отец посвящен в этот плн и не будет препятствовть его исполнению из любви ко мне, ткже, если говорить откровенно, потому, что он см нходится в опсности и ндеется с помощью Пстушки спсти свою жизнь, тк кк, пережив жертвоприношение, он будет считться бессмертной богиней.

— И ты думешь, что я доверю ее тебе одной, злодейк и клятвопреступниц, ткже нежным чувствм твоего отц? Нет, лучше ей умереть, покончив рз и нвсегд со всеми стрхми и мучениями!

— Я этого не говорил, Избвитель! — отвечл спокойно Со. — Ты будешь взят вместе с ней, и если он будет жить, то ты ткже не умрешь. Рзве этого не достточно? Эти люди пришли взять тебя и Плешивого в темницу; они возьмут тебя и Пстушку, вот и все. Теперь поговори с ним. Быть может, он не соглсится.

— Фрнсиско, подите сюд, — скзл серьезным тоном Леонрд по-португльски и рсскзл священнику все, в то время, кк Со следил з ним своими бегющими глзми. Во время рзговор птер сделлся мертвенно-бледен и сильно дрожл, но не успел Леонрд зкончить, кк он опрвился, и Леонрду покзлось, что лицо птер озрилось сиянием.

— Я соглсен, — скзл он твердо. — Тким обрзом мне дно будет спсти жизнь сеньоры и искупить мой грех!

— Фрнсиско, — пробормотл Леонрд, который от волнения не мог говорить громко, — вы святой и герой. С рдостью я очутился бы н вшем месте, но это невозможно.

— Кжется, здесь дв героя и святых, — кротко скзл Фрнсиско, — но к чему говорить это? Обязнность кждого из нс умереть з нее, и я думю, что будет горздо лучше, если я один умру, оствя вс живым, чтобы любить и утешть ее.

Леонрд здумлся н одно мгновение.

— Кжется, инче ничего не сделть, — скзл он нконец, — но Боже мой! Кк я могу довериться этой женщине — Со? Если же ей не довериться, то Хунн умрет.

— Вы не должны беспокоиться об этом, — отвечл Фрнсиско, — в конце концов он любит свою госпожу; он предл нс ведь только из ревности к ней.

— Зтем другой вопрос, — скзл Леонрд, — кк мы поступим с Хунной? Если он угдет нш змысел, то у нс ничего не получится. Со, пойди сюд.

Леонрд скзл ей о соглсии Фрнсиско и о своих опсениях, что Хунн ни з что не соглсится содействовть их плну.

— Я взял с собою то, что устрнит все зтруднения, Избвитель, — отвечл Со — тк кк предвидел их. Вот здесь, — покзл он мленькую бутылочку, которую вынул из своего крмн, — т смя вод, которую Сг дл пить твоей черной собке в ту ночь, кк я убежл от тебя. Смешй немного этой воды с вином и попроси Пстушку выпить. После этого питья он впдет в глубокий сон, который будет продолжться не меньше шести чсов.

— Это не отрв? — подозрительно спросил Леонрд.

— Нет, это не отрв. Ккя нужд отрвлять того, кто будет мертв н зре?

Тогд Леонрд сделл все, что он говорил. Приготовив сонное питье, он вошел в комнту Хунны и зстл молодую девушку крепко спящей н своей большой постели. Подойдя к ней, он нежно коснулся рукою ее плеч, проговорив:

— Проснись, моя дорогя!

Он приподнялсь н своей постели и открыл глз.

— Это вы, Леонрд? — спросил он. — Мне снилось, что я снов девочк и учусь в Дурбнской школе, и что пор вствть, чтобы идти в церковь. О! Я вспоминю теперь: рзве уже зря?

— Нет, дорогя, но скоро будет, — отвечл он, — выпейте, это вм придст мужеств.

Он взял питье и осторожно выпил его.

— Ккой неприятный вкус у этого питья! — скзл он и медленно откинулсь н подушки, в следующую минуту снов крепко зснул.

Леонрд подошел к знвесу и позвл Со и других. Они все вошли в комнту Хунны, включя жрецов, которые остлись близ двери, тихо рзговривя между собой и, по-видимому, не обрщя внимния н то, что происходило.

— Снимите это плтье, Плешивый, — скзл Со, — я дм вм другое.

Он повиновлся, и пок Со одевл крепко спвшую Хунну в плтье священник, вынул из крмн своего плтья дневник, н чистой стрнице которого поспешно нписл несколько слов. Зтем, зкрыв книжку, он подл ее Леонрдо вместе со своими четкми.

— Пусть сеньор прочтет то, что я нписл здесь, — скзл он, — но не рнее, кк я умру. Дйте ей ткже эти четки н пмять обо мне. Много времени я с ними молился з нее. Быть может, после моей смерти он будет носить их, хотя он и протестнтк, и иногд молиться з меня.

Леонрд, взяв четки и книжку, положил их в свой крмн, зтем, быстро повернувшись к Оттеру, нскоро объяснил ему знчение всего происходившего.

Тем временем Со ндел н Фрнсиско черное плтье Аки. Белое плтье Хунны, он не ндел: оно остлось н молодой девушке, скрытое от взоров священническим плтьем.

— Кто узнет со стороны, что это не он? — торжествующе спросил Со и зтем, подвя Леонрду большой рубин, снятый со лб Хунны прибвил:

— Это, Избвитель, приндлежит тебе. Не потеряй кмень: ты много перенес, чтобы зслужить его.

Леонрд, взяв кмень, хотел снчл швырнуть его в усмехвшееся лицо струхи, но зтем, сообрзив о бесполезности ткой выходки, спрятл его в крмн вместе с четкми.

— Пойдем! — продолжл Со. — Ты должен нести Пстушку, Избвитель. Я скжу, что это Плешивый, которому стло дурно от стрх. Прощй, Плешивый. В конце концов ты хрбрый человек, и я увжю тебя з этот поступок. Зкрой кпюшоном свое лицо, и если ты хочешь, чтобы Пстушк был жив, то не отвечй ни слов, что бы тебя не спршивли; стрйся ткже не кричть, кк бы ни был велик твой стрх.

Фрнсиско подошел к постели, н которой лежл Хунн, и поднял нд нею свою руку, кк бы блгословляя ее. Прошептв несколько слов молитвы или прощния, он, обернувшись, сжл Леонрд в своих объятиях, поцеловл и блгословил его ткже.

— Прощйте, Фрнсиско, — скзл Леонрд дрожщим голосом, — конечно, црство небесное создно для тких, кк вы.

— Не плчьте, мой друг, — отвечл священник, — в этом црстве я ндеюсь встретить вс и ее!

Тк друзья рсстлись.

XXXI. БЕЛАЯ ЗАРЯ

Подняв Хунну н руки, Леонрд вышел из ее спльни в тронную комнту, где остновился в нерешительности, не зня, что дльше делть. Со, шедшя впереди его с фкелом в руке в сопровождении четырех жрецов, подошл к той стене комнты, у которой он лежл связння в ту ночь, когд Оттер был усыплен Сгой.

— Плешивый в обмороке от стрх: он трус, — скзл он жрецм, укзывя н ношу в рукх Леонрд. — Откройте тйный выход.

Один жрец выступил вперед и нжл н кмень в стене, который подлся, открыв достточно широкое отверстие, чтобы просунуть руку и нжть н скрытый з стеною мехнизм. После этого чсть стены повернулсь кк н шрнире, открыв ряд ступеней, ведущих в узкий коридор. Со спустилсь первя, держ в руке фкел тким обрзом, чтобы оствить Леонрд с его ношей в тени. З нею шли жрецы, з которыми следовл Леонрд. Когд последний остлся в коридоре, один из них опять нжл секретный мехнизм и тйный выход был зперт.

— Тк вот кк это было сделно! — подумл про себя Леонрд, тщтельно нблюдвший з процедурой открывния и зпирния секретного вход.

Оттер, следоввший з Леонрдом, видел все это ткже издли. Когд стен снов стл н свое место, он обртился к Фрнсиско, который, сидя н постели, был погружен в молитву или рзмышления.

— Я видел, кк они открыли отверстие в стене и прошли через него. Конечно, нши товрищи — поселенцы — прошли тк же этой дорогой. Не попытться ли и нм сделть это?

— К чему, Оттер? — отвечл священник. — Этот выход ведет только в хрмовую темницу; если мы пойдем через него, то все будет открыто и глвным обрзом этот обмн! — укзл он н одетое плтье Аки.

— Это верно, — скзл Оттер. — Ну, в тком случе сядем н троны и будем ждть, пок они не придут з нми.

Усевшись в большие кресл, они стли ждть. Фрнсиско перебирл в уме молитвы, Оттер стл петь песни о своих подвигх, глвным обрзом о взятии лгеря рбов, чтобы «оживить свое сердце», кк он объяснил Фрнсиско.

Через четверть чс знвес рздвинулся, и в комнту вошл толп жрецов во глве с Нмом.

— Теперь молчи, Оттер! — прошептл Фрнсиско, нхлобучив н лицо кпюшон.

— Здесь сидят боги, — проговорил Нм, мхнув своим фкелом в сторону двух фигур, спокойно сидевших н своих тронх. — Сойдите, о боги, чтобы мы могли отвести вс в хрм, где вы сядете н возвышенном месте, откуд можете нблюдть сияние восходящего солнц.

Оттер и Фрнсиско, не говоря ни слов, сошли с тронов и зняли место в носилкх. Тотчс же их быстро понесли. Когд они были вне ворот дворц, Оттер выглянул из-з знвес носилок, ндеясь зметить ккую-нибудь перемену в погоде, но тщетно: тумн был гуще обыкновенного. У одних подземных ворот хрм их встретил Олфн с воинми.

— Прощйте, королев, — шепнул король н ухо Фрнсиско, — я отдл бы свою жизнь, чтобы спсти вс, но мне не удлось. Но я отомщу з вс Нму и всем его слугм.

Фрнсиско не ответил ничего, но, поникнув головой, поспешил вперед. Вскоре они очутились в голове идол, где ни один из них еще не был рнее. Поверхность головы идол имел в окружности около восьми футов и не был ничем зщищен с крев. Трон из слоновой кости, н котором сидел некогд Хунн, не было. Вместо него стояли дв деревянных стул, н которые должны были сесть жертвы. З ними стли Нм и три других жрец. Нм стл тким обрзом, чтобы его товрищи не видели фигуры Фрнсиско, которого они принимли з Пстушку.

— Держи меня, Оттер! — прошептл Фрнсиско. — Силы покидют меня, и я упду!

— Зкрой глз и откинься нзд; тогд ты не будешь ничего видеть. Приготовь ткже свое средство, тк кк уже пор.

— Оно готово, — отвечл священник. — Д будет прощен мне этот грех, тк кк я не могу перенести предстоящего ужс живым.

Оттер ничего не ответил и принялся нблюдть з тем, что происходило внизу. Хрм был окутн тумном, точно дымом, сквозь который он едв мог рзличить черную движущуюся мссу собрвшегося нрод, в течение целой ночи ожидвшего здесь рзвязки тргедии. Шум толпы доходил до него подобно журчнью воды. З ним стояли четыре жрец в торжественном, величественном молчнии, устремив глз н серую мглу.

Это было ужсное положение, и дже ткой неустршимый человек, кк крлик, почувствовл себя жутко. Что же ксется Фрнсиско, то, отдвшись весь горячей молитве, быть может, он не тк стрдл, кк ожидл см.

Тким обрзом прошло около пяти минут. Зтем снизу из тумн рздлся голос, произнесший следующие слов:

— Нверху ли те, кто нзывют себя Акой и Джлем, жрец?

— Нверху! — ответил Нм.

— Теперь чс рссвет, Нм? — продолжл тот же голос.

— Нет еще! — отвечл Нм, всмтривясь в снежный пик, возвышвшийся з хрмом н тысячи футов.

Весь нрод вместе с Нмом стл с нпряженным внимнием смотреть н восток, ожидя рзрешения мучившей всех згдки, истинные ли боги были перед ними или ложные; эти минуты нпряженного молчния были нстолько ужсны, что Оттер, не выдержв, зпел зулусскую военную песню. Громче и громче рздвлся его голос, он дже стл притоптывть босыми ногми по кменной плтформе, тогд кк нрод с суеверным ужсом смотрел н него. «Конечно, он бог, — думли некоторые, — если поет тк громко перед тем, кк попсть в зубы Змея».

— Он бог, — зкричл один голос снизу и его повторили многие, пок нконец не водворилось молчние. Тогд и Оттер перестл петь и взглянул н небо. Увы! Рссвет нступил, но снег, покрыввшие горы, оствлись бледными, кк лицо мертвецов.

— Беля зря! Беля зря! — зкричли в толпе. — Долой ложных богов! Бросить их Змею!

— Все кончено, — шепнул Оттер н ухо Фрнсиско. — Ну, принимй теперь средство и прощй, друг!

Священник, услышв это, сложил свои тощие руки и поднял к небу измученное лицо, н котором светились только глз.

Снизу опять рздлся прежний голос:

— Крсня зря или беля, скжите вы, стоящие нверху!

— Теперь совсем рссвело, и зря беля! — ответил Нм.

— Скорей! — шепнул Оттер Фрнсиско.

Тогд священник поднес к своим губм руку, кк бы желя принять свое смертоносное средство, но, спустя мгновение опять опустил ее, со вздохом шепнув Оттеру: «Не могу, это смертный грех. Они должны убить меня, я см не могу!»

Но прежде чем крлик успел что-либо сделть, природ, более снисходительня, чем его совет, сделл для Фрнсиско то, что он не решлся см сделть. Внезпно он впл в бесчувственное состояние: лицо его покрылось смертельной бледностью, и он медленно опрокинулся нзд. Нм поспешил поддержть его и, зня, что Фрнсиско дурно, стл держть его з плечи.

— Зря беля! Вы видите это вшими глзми! — рздлся голос снизу. — Вы, стоящие нверху, столкните вниз ложных богов, соглсно приговору нрод тумн.

Оттер, услышв это, понял, что нстл пор ему действовть. Быстро оглянувшись, он увидел, что Нм и другой жрец схвтили бесчувственное тело Фрнсиско, уже готовые сбросить его вниз, дв других жрец протянули руки к нему смому. Едв они успели коснуться крлик, кк он, схвтив ближйшего из жрецов з туловище своими могучими рукми, прыгнул вместе с ним вниз, со словми «пойдем вместе!»

Жрец издл отчянный крик, и толп с удивлением увидел, кк крлик и его жертв исчезли в бушующей воде. Вслед з ними полетело безжизненное тело Фрнсиско с быстротою стрелы в воду, где и исчезло нвеки.

Между тем Оттер выпустил жрец из своих железных объятий и, плывя под водой, нпрвился прямо к северной стороне бссейн, где, кк он зметил, было менее быстрое течение и где склистый берег, свешивясь нд водой, скрывл его от взоров сидевших нверху людей. Схвтившись з выступ склы, он перевел дыхние и осмотрелся: все было хорошо, он не был рнен. Жрец, который был тяжелее, упл первый и зщитил его от удр о поверхность воды.

— Здесь, — скзл см себе Оттер, — я могу пробыть несколько чсов и меня никто не увидит. Но еще ндо иметь дело со Змеем, — и он, поспешно схвтив оружие, сделнное им из двух ножей, рспутл чсть ремня, который был зкреплен вокруг его туловищ. Зтем он снов оглядел поверхность воды. В смом центре бссейн, где вод обрзовл водоворот, еще было видно крутившееся тело жрец, но Фрнсиско он нигде не зметил.

«Ну, если отец крокодилов здесь и проснулся, то сейчс, конечно, получит свою добычу, — подумл Оттер. — Ндо ждть здесь и посмотреть, что будет».

В это время сверху рздлся ткой оглушительный шум толпы, знимвшей мфитетр, что н несколько мгновений им был зглушен дже рокот бушеввшей воды.

«Что это тм произошло?» — подумл Оттер.

Причин шум был в том, что внезпно беля зря сменилсь крсной и пики гор окрсились в пурпур. Многие стли кричть, что кзненные были истинные боги. Но Нм ловко уверил их, что чудо оттого и произошло, что когд кзнили обмнщиков, нстоящие боги сняли свое проклятие с нрод тумн и дют свет.

С этим объяснением одни соглсились, другие нет, но открытого протест не было выскзно, и собрние рзошлось в беспорядке. Только жрецы и несколько любопытных остлись у крев бссейн, чтобы нблюдть, что происходило в его глубине.

Тем временем Оттер увидел то, что зствило его збыть о стрнном шуме нверху. Оглядев окружности склистой стены бссейн, он увидел круглое отверстие пещеры, рсположенной непосредственно под основнием идол и имевшей в диметре около восьми футов. Нижний крй этой пещеры нходился выше уровня воды в бссейне дюймов н шесть; оттуд текл тонкя струя воды. Из отверстия пещеры покзлось гигнтское ужсное пресмыкющееся — предмет поклонения нрод тумн. Нырнув с необыкновенной быстротой в глубину, оно снов появилось н поверхности воды близ тел жрец, который готов был уже пойти ко дну. Подняв нд водою свою стршную голову и рзинув ужсную псть с могучими челюстями, чудовище схвтило жертву з середину туловищ и исчезло под водой. Оттер видел зтем, кк пресмыкющееся исчезло со своей добычей в пещеру.

XXXII. КАК ОТТЕР СРАЖАЛСЯ СО ЗМЕЕМ

Тщтельно прячсь з выступми склистых стен бссейн и держ в руке длинный нож, Оттер подплыл к отверстию пещеры. Здесь он зметил по течению воды, что глвный поток входил в бссейн ниже пещеры, последняя был лишь второстепенным кнлом, через который рек текл во время рзлив.

Поднявшись н рукх в устье пещеры, Оттер быстро скользнул вовнутрь, чтобы не быть змеченным со стороны мфитетр. Впрочем, тк кк его одежд почти вся был смыт водою, его черное тело никто не смог бы зметить н темном фоне скл.

Очутившись внутри пещеры в совершенной темноте, Оттер, блгодря своей способности, нередко встречющейся у дикрей, видеть в темноте, вскоре мог удовлетворительно ориентировться в пещере. Последняя имел вид трубы, пробитой течением воды в твердой скле. Н дне ее струился поток воды не глубже шести дюймов, по обоим сторонм которого лежли мелкие кмни, или, скорее, крупный песок. Кк длеко шл пещер, он пок не мог рзглядеть, ткже не зметил и ее стршного обиттеля, хотя н песчном дне пещеры зметны были громдные следы лп пресмыкющегося и в воздухе стоял отвртительный зпх.

— Куд же этот дьявол ушел? — подумл Оттер. — Он должен быть близко, между тем я не вижу его. Быть может, он лежит где-нибудь дльше, — и, продвинувшись н шг или дв, он нчл всмтривться во мрк пещеры.

Теперь он зметил кое-что, снчл ускользнувшее от его глз. Это был стрнный кмень, лежвший н дне пещеры футх в восьми от ее вход и имевший высоту футов в шесть нд ложем ручья, протеквшего по дну пещеры.

— Должно быть, здесь крокодил спит! — рзмышлял Оттер, продвигясь еще немного вперед и рзглядывя кмень, в особенности ккой-то треугольный предмет, лежвший н нем и еще что-то под ним.

— Должно быть, это другой кмень, — подумл опять Оттер, — но отчего же он не унесен водой и что это под ним? — и он сделл еще шг вперед. Оттер всмотрелся в этот предмет и чуть не упл от ужс, когд увидел, что то, что он принимл з второй кмень, было головой жителя вод; у него светились мрчным огнем дв стршных глз. Под ним лежло тело того жрец, которого Оттер увлек з собой в бссейн.

— Может быть, я подожду, пок он съест его! — рзмышлял крлик, знвший привычки крокодилов. — После этого я нпду н него, когд он зснет после еды, — и остновившись н этой мысли, он продолжл стоять, нблюдя з зеленым огнем, вспыхиввшим и угсвшим в глзх чудовищ.

Сколько времени стоял тк Оттер, он см не знл; только после нескольких минут ожидния он стл сознвть, что эти глз приобрели нд ним влсть, притягивя его к себе ккой-то неведомой силой.

Порженный ужсом, он хотел убежть, чтобы скрыться от этих дьявольских глз. Увы! Было слишком поздно!

В отчянии Оттер упл н песок и зкрыл со стоном свое лицо рукми.

— Это дьявол с колдовством в глзх! — подумл он. — Кк мне, простому крлику, сржться с црем дьяволов, принявшим вид крокодил?

Дже теперь, когд он не смотрел н крокодил, Оттер чувствовл, что глз чудовищ притягивли его к себе. Однко мужество и рссудок снов вернулись к крлику.

— Оттер, — скзл он см себе, — если ты будешь лежть тк, то колдовство скоро сделет свое дело. Этот дьявол проглотит тебя, кк кобр птицу. Д, он проглотит тебя, и его желудок будет твоей могилой. Это неподходящий конец для того, кого нзывли богом. Подумй только: если бы твой господин, Избвитель, увидел тебя, скорчившегося здесь, кк жб перед змеей, кк он стл бы смеяться: «О! Я считл хрбрым этого человек; он см говорил много о том, кк он будет сржться с жителем вод, теперь я вижу, что он — подля собк и трус.»

Крлику кзлось, что эти слов действительно говорил ему Леонрд, смеявшийся нд его трусостью.

Вскочив н ноги, Оттер крикнул:

— Никогд, бс! — тк громко, что эхо отрзило слов от стен пещеры. После этого с ножом в првой руке он бросился н своего врг.

Крокодил, ждвший, что он упдет без чувств, подобно всем жертвм, н которых он устремлял свой ядовитый взгляд, услышл этот крик и пробудился из своего кжущегося оцепенения. Он поднял голову, огонь зпылл в его мрчных глзх; его длинное туловище нчло шевелиться. Все выше и выше он поднимл свою голову, нконец быстро сполз с кмня и двинулся нвстречу крлику, ступя тк тяжело, что пещер, кзлось, дрожл под ногми чудовищ.

Оттер снов вскрикнул от ярости и стрх, и этот звук, кзлось, привел животное в еще большую ярость.

Оно рзинуло свою гигнтскую псть и продвинулось вперед, по-видимому, чтобы схвтить крлик, но последний сделл быстрый прыжок и всунул двойной нож прямо в рскрытую псть чудовищ, нпрвив один конец своего оружия к мозгу крокодил, другой вонзив в язык. В ту же минуту Оттер почувствовл, что челюсти гигнтского пресмыкющегося сомкнулись, не причинив, впрочем, вред его руке, тк кк между его зубми были большие промежутки, в один из которых и попл рук Оттер. После этого Оттер бросился н песок и лег, оствив нож в псти чудовищ.

Снчл оно зтрясло своей стршной головой: Оттер нблюдл, еле дыш, причем от зловонного дыхния чудовищ ему чуть не стло дурно. Двжды оно открывло свою псть, но тотчс же вынуждено было сомкнуть челюсти.

— Ну, теперь он рздробит меня н куски своим хвостом! — подумл Оттер, но чудовище в гонии, кзлось, збыло о существовнии своего врг. Оно билось н полу пещеры, тяжело дыш и, нконец, быстро кинулось вон из пещеры, увлекя з собою крлик, у которого к поясу был прикреплен один конец длинного ремня, привязнного, кк мы уже говорили, к рукояткм ножей. При этом движении крокодил весь ремень рспутлся, и крлик, несколько рз перевернувшись и удрившись о стены пещеры, которые были, к счстью, глдкими, очутился вместе с крокодилом в глубине бссейн.

Если бы н месте крлик был другой человек, то, конечно, он бы погиб, но крлик мог плвть, кк рыб, или, лучше скзть, кк то животное, именем которого был нзвн.

Двжды рненое чудовище опусклось н дно бссейн н стршную глубину, увлекя крлик з собой. Кровь бил ключом изо рт и ноздрей пресмыкющегося, окршивя воду.

Крокодил нырнул в третий рз к устью одного из подземных русл реки, и здесь Оттер обрдовлся тому, что был привязн к крокодилу, тк кк, уже утомившись, он бы см не смог преодолеть силы течения воды.

Нконец животное снов покзлось н поверхности воды, и Оттер взглянул вверх, где увидел мссу нрод, нблюдвшего з ними с большим волнением. Впрочем, Оттер не имел возможности долго знимться нблюдениями, тк кк в это время крокодил впервые сообрзил, что человек вблизи него был причиной его стрдний. Своими челюстями он не мог кусться и стрлся удрить крлик хвостом, но Оттер нырнул, избегя удр. Двжды крлику удлся этот мневр, но н третий рз он почувствовл, будто его тело рзлетелось н куски от стршного удр и глз выскочили из орбит; вслед з тем он потерял сознние.

Очнувшись, Оттер увидел себя н дне пещеры, рядом с ним лежл Змей — мертвый, скорченный в стршных предсмертных судорогх. Очевидно, при последнем издыхнии крокодил устремился в пещеру, где он жил в течение столетий, увлекя з собой и Оттер.

Крлик взглянул снов н мертвое чудовище, и сердце его збилось от гордости: перед ним лежл рспростертым ужс нрод тумн, его бог, убитый блгодря его ловкости и отвге.

— Если бы бс мог видеть это! — подумл крлик. — Увы! Он не может этого сделть!

Зтем Оттер, оторвв почти перетертый между челюстями крокодил конец ремня, зхвтил с собой его, оствив ножи в псти чудовищ, откуд их было невозможно вытщить — тк глубоко вошли они в кости и мускулы головы пресмыкющегося. Обмыв рны в воде, Оттер решился нйти другой выход из пещеры, чтобы выйти н свежий воздух, где бы он мог дождться нступления вечер. Он боялся, что люди, толпившиеся у крев бссейн, увидя его, зкидют стрелми. Сообрзив, что вод в пещере должн был иметь ккой-либо вход, Оттер пошел во мрке, прислушивясь к журчнию. Н своем пути он все время нтыклся н груды костей, осттки жертв, пожрнных чудовищем в течение многих лет. Среди этих стршных следов пиршеств окзлся еще совершенно целый скелет, одетый в плтье жрец. По-видимому, человек этот умер не более пяти недель нзд. Увидев н скелете совершенно целый костюм из козьего мех, Оттер, дрожвший от холод, поспешил ндеть его н себя. Под плтьем скелет лежл ккой-то мешок, сделнный из бычьей кожи.

— Быть может, он прятл здесь свою пищу, — подумл Оттер, — хотя, вряд ли кто-либо, собирясь посетить жителя вод, стл бы зпсться пищей. Однко теперь он, конечно, испортилсь, и мне лучше уйти отсюд. Только коршун может оствться дольше в этом жилище смерти! — и Оттер поспешил вперед, держсь рукой з стенки пещеры, в которой црил совершенный мрк. Крлик боялся двух вещей; упсть в ккую-нибудь рсщелину пещеры, во-вторых, опслся встречи с другим крокодилом: — «Без сомнения», — думл Оттер, — дьявол был жент».

Но Оттер не попл ни в рсщелину, и не встретил другого крокодил: очевидно, житель вод был стрый холостяк.

После получсовой ходьбы крлик, к своей необычйной рдости, зметил перед собой свет, н который и бросился вперед, вскоре очутившись н противоположном от вход конце пещеры, почти совершенно згроможденном глыбми льд, между которыми журчл вод. Проползя сквжинми между льдин, он очутился н крю непроходимой пропсти в здней чсти город, перед ним поднимлся к небу громдный ледник, от которого ярко отржлось солнце.

XXXIII. В ЗАПАДНЕ

З несколько чсов до того, кк Оттер очутился н свежем воздухе после победы нд крокодилом, Леонрд был в совершенно ином месте, именно, в секретном коридоре дворц с Хунной н рукх, сопровождемый Со, которя вел его неизвестно куд.

Пройдя через рзличные туннели и после многочисленных поворотов, которые Леонрд пострлся зпомнить, Со привел его нконец в комнту, пробитую в скле и, очевидно, преднзнченную служить для них прибежищем, тк кк в ней стоял кровть, покрытя меховыми одеялми, и стол, н котором стояли кушнья. По знку Со Леонрд положил Хунну н постель, после чего струх поспешил нкрыть ее лицо одеялом от посторонних взоров. Леонрд почувствовл, что его зхвтили сзди, и в то время, кк дв жрец держли его з руки, третий, по укзнию Со, отбирл от него револьвер и охотничий нож.

— Ты, подля собк, — скзл Леонрд Со, — берегись, я тебя убью!

— Убить меня, Избвитель, знчило бы — убить себя смого и кое-кого другого. Эти вещи взяты от тебя потому, что ткие игрушки не для кпризных детей. Обыщи его крмны! — прибвил он, обрщясь к четвертому жрецу.

Последний исполнил ее прикзние и выложил все, что имел Леонрд при себе, н стол; чсы, дневник Фрнсиско и его четки, большой рубин и нконец кусочек яд, звернутый в лоскуток козлиной кожи. Со взял последний предмет и, осмотрев его, произнесл:

— Кк, Избвитель, ты позимствовл лекрство, которое принесет тебе мло счстья, если ты примешь его? — и подойдя к мленькой нише, сделнной в стене комнты, он взял что-то оттуд; Леонрд узнл мешочек, который Хунн прятл в своих волосх.

— Теперь ты не можешь причинить себе вред! — скзл Со по-португльски. — Позволь скзть тебе еще одну вещь: пок ты будешь спокоен, все пойдет хорошо, но если ты сделешь попытку убежть или причинить кому-либо из нс нсилие, тогд тебя свяжут и поместят отдельно и этим ты нвлечешь смерть н Пстушку. Остерегйся же этого, белый человек, и веди себя смирно, вспомни, что теперь пришел мой черед, и ты вполне в моей влсти!

— Я понимю это, мой почтенный друг! — отвечл Леонрд, стрясь овлдеть собой. — Но не зню, н что ты нмекешь, д я и не збочусь ни о чем, лишь бы известня особ нходилсь в безопсности!

— Не бойся, Избвитель, он в безопсности. Кк ты хорошо знешь, я ненвижу тебя, и если оствил в живых, тк только потому, что без тебя он могл бы умереть. Поэтому не опсйся з нее, не делй никкой попытки нсилия по отношению ко мне или моему отцу, когд мы одни будем посещть тебя, тк кк все устроено тким обрзом, что место нхождения Пстушки не может быть никем открыто, и тот момент, когд ты поднимешь против нс руку, будет нчлом ее гибели. А теперь я должн оствить тебя, чтобы посмотреть, что делется в хрме. Если он проснется прежде чем я вернусь, пострйся не пугть ее. Прощй! — и Со оствил комнту вместе с сопровождвшими ее жрецми; тяжеля дверь зхлопнулсь з ними.

После этого Леонрд взял со стол свои вещи и положил их снов в крмны, з исключением револьвер и нож, которые были унесены Со. Зтем, отодвинув одеяло с лиц Хунны, стл смотреть н молодую девушку. Он спл глубоким и безмятежным сном; дже улыбк игрл н ее лице. Тяжело вздохнув, Леонрд стл осмтривть комнту, в которой они нходились. В ней было двое дверей, — одн, через которую они вошли, и другя — ткой же прочности. Ниш, из которой Со взял яд, был открыт. В сущности, то был не ниш, сквозное отверстие в скле, имевшее вид мбрзуры, обрщенной узкой чстью внутрь комнты. Это отверстие привлекло внимние Леонрд своей необычной формой и ткже потому, что через него к нему доносились ккие-то звуки. Прежде всего Леонрд рзличил шум текущей воды; зтем до него донеслись голос толпы, то усиливющиеся, то змолквшие. Нконец он понял, где они нходились. Они, очевидно, были спрятны в стене хрм в непосредственной близости от бссейн, лежвшего перед хрмовым колоссом, крики, доносившиеся до него, издвл нрод, следивший з судьбой Оттер и Фрнсиско.

В течение чс рздвлись голос, з которыми нконец последовло молчние, прерывемое только журчнием воды.

Тогд Леонрд, догдывясь о печльной судьбе, постигшей Оттер и Фрнсиско, с тяжелым сердцем, полный смых мрчных дум, взял стул и сел вблизи постели Хунны.

Молодя девушк еще спл под влиянием сонного питья. Нконец бледное лицо ее покрылось крской, он открыл глз и сел н постели.

— Где я? — спросил он, недоумевюще оглядывясь вокруг. — Это не т постель, н которой я рньше спл. О! Все кончено?

— Успокойтесь, дорогя, я с вми! — скзл Леонрд, взяв ее з руку.

— Я это вижу. Но где же другие, и что это з ужсное место? Рзве мы зживо похоронены, Леонрд? Это место похоже н могилу!

— Нет, мы только в плену. Подите сюд, скушйте и выпейте снчл что-нибудь; тогд я рсскжу вм все!

Он встл и впервые обртил внимние н свое плтье.

— Что это? Это плтье Фрнсиско! Где же он см?

— Кушйте и пейте! — повторил он.

Он мшинльно исполнил его просьбу, смотря в его лицо удивленными и испугнными глзми.

— Теперь, — произнесл он, — скжите мне. Я не могу выносить этого дольше. Где Фрнсиско и Оттер?

— Увы! Хунн, они умерли! — ответил он торжественно.

— Умерли! — простонл он, ломя руки. — Фрнсиско умер! Но почему же мы еще живы?

Леонрд рсскзл весь плн спсения, придумнный Со.

Выслушв это, Хунн вскочил н ноги и устремил н собеседник свои сверкющие глз.

— Кк вы смели сделть это? — вскричл он. — Кто дл вм прво н это? Я считл вс мужчиной, теперь вижу, что вы трус!

— Хунн, — скзл Леонрд, — вм не к чему говорить тк. Все было сделно рди вс, не для кого-либо другого!

— О, конечно, вы тк говорите, но я думю, что вы сговорились с Со умертвить Фрнсиско с целью спсти вшу собственную жизнь. Между нми все кончено. Я больше никогд не буду рзговривть с вми!

— Вы можете сделть это, если вм угодно, — отвечл Леонрд, почувствовв крйнее рздржение, — но я буду говорить с вми. Смотрите, вы скзли мне слов, з которые, будь вы мужчиной, я пострлся бы отомстить вм, но тк кк вы женщин, то я могу только ответить н них, зтем умывю руки. Вы должны узнть, когд к вм вернется здрвый смысл, что я с рдостью знял бы место Фрнсиско. Но это было невозможно, тк кк если бы я вздумл ндеть н себя плтье Аки, то меня тотчс же узнли бы и вы поплтились бы з мое безумие. Мы все хорошо понимли это, поэтому, посоветоввшись, решились сделть тк, кк я уже вм говорил. Я соглсился н то, чтобы вс перенесли сюд с тем только условием, что буду сопровождть вс для вшей же безопсности. Ну, теперь я сожлею об этом: лучше бы мне пойти вместе с Фрнсиско. Тогд, быть может, я ншел бы покой вместо тех обидных слов и упреков. Впрочем, не бойтесь, вероятно, я скоро последую з ним. Я зню, что вы любили этого человек, этого героя; зню ткже, что вы, случйно или нмеренно, сделли все, чтобы, влюбив его в себя, нрушить покой его души. Поэтому я извиняю вше поведение, которое при всем моем снисхождении, сделлось совершенно невыносимым!

Он змолк и посмотрел н нее, сидевшую н крю постели с зкушенными губми и поглядыввшую н него с выржением любопытств н лице, н котором отржлись поочереди скорбь, гордость и гнев. Дже в этот момент Хунн думл не о Фрнсиско и его жертве, о человеке, перед которым он сидел и которого он никогд тк не любил, кк теперь, когд он говорил с нею тк горько, плтя ей ее же монетой.

— Я не могу состязться с вми в резкости и грубости, — скзл Хунн, — поэтому и не буду возржть вм. Однко, быть может, когд к вм вернется рссудок, то вы вспомните, что моя жизнь ксется только меня и что я никому не двл позволения спсть ее з счет другого.

— Что сделно — то сделно! — отвечл мрчно Леонрд, рздржение которого еще больше усилилось. — В другой рз я не буду делть ничего подобного без вшего соглсия. Кстти, мой бедный друг просил вм передть эти вещи! — и он подл ей четки и дневник. Он нписл кое-что для вс н последней стрнице книжки и просил вс, если вм удстся избежть смерти, взять эти вещи н пмять о нем и не збывть его в вших молитвх!

Хунн взял дневник и, повернув его к свету, открыл нугд. Первое, что бросилось ей в глз, было ее собственное имя, тк кк в дневнике зключлось изложение чувств священник к Хунне со дня их первой встречи и блгочестивых стрний его преодолеть свою слбость. Поспешно перечитв дневник, он открыл нконец последнюю стрницу, где Фрнсиско признвлся в своей любви к ней, которую он должен был скрывть из-з своего сн.

Хунн рсплклсь, читя предсмертные строки несчстного. Кк рз в это время открылсь дверь, и в комнту вошел Нм в сопровождении Со.

— Избвитель, — скзл престрелый жрец, лицо которого и смущенные глз носили отпечток рзличных чувств, — и ты, Пстушк; я пришел, чтобы поговорить с вми. Кк видите, я один, з исключением этой женщины, — укзл он н Со, — но если вы сделете ккое-либо нсилие нд ней, это послужит сигнлом для вшей смерти. С большим трудом и немлым риском для смого себя я спс жизнь Пстушки, устроив тк, что вместо нее был принесен в жертву белый человек, вш спутник!

— Жертвоприношение было совершено? — прервл его Леонрд, сгорвший от любопытств, узнть, что случилось.

— Я буду откровенен с тобой, Избвитель, — ответил верховный жрец, которому Хунн перевел вопрос Леонрд. — Я зню теперь, что Пстушк и крлик не боги, ткие же смертные, кк и мы; ты знешь, что я осмелился оскорбить истинных богов, подменив избрнную ими жертву. Жертвоприношение было совершено, но с ткими знмениями, что я поствлен в тупик. Нрод тумн поржен ткже, и никто не знет, что и думть обо всем этом. Белый человек, твой спутник был сброшен в бесчувственном состоянии в воду, когд покзлсь зря, бывшя серой; крлик же, твой слуг, не дожидясь того, чтобы его столкнули, см прыгнул вниз, увлекши з собой одного жрец!

— Брво, Оттер! — вскричл Леонрд. — Я знл, что ты умрешь молодцом.

— Он умер действительно молодцом, Избвитель! — скзл со вздохом Нм. — Тким молодцом, что многие клянутся, что он бог, не человек. Едв они исчезли в воде, — продолжл жрец, — кк произошло ткое чудо, о котором никогд не было слышно в ншей стрне: беля зря превртилсь в крсную, быть может, потому, кк я крикнул для успокоения нрод, что ложные боги встретили свою гибель.

— В тком случе истинные боги должны быть удивительно слепыми, — зметил Хунн, — видя, что я, которую ты осмеливешься нзвть ложной богиней, еще жив!

Этот ргумент зствил Нм змолкнуть н одно мгновение, однко он ншелся, что ответить Хунне.

— Д, Пстушк, ты еще жив, — скзл он со стрнным удрением н слове «еще». — И если вы не будете безумствовть, — продолжл он, — то долго остнетесь в живых об, тк кк я вовсе не желю вшей крови, стрясь провести в мире мои последние дни. Слушйте же конец моего рсскз. Пок нрод с изумлением нблюдл з изменением зри, окзлось, что крлик, твой слуг, Избвитель, не был мертв в воде. Д! Можно было видеть, Избвитель, кк громдный житель вод носился туд и сюд по бурлившей воде, вместе с ним крлик, которому Змей не причинил никкого вред. Кк этот человек мог плвть вместе со Змеем, этого никто не может скзть!

— Брво, Оттер! — снов произнес Леонрд, обдумывя про себя объяснение чуд, которое он, конечно, не хотел открыть Нму. — Ну, чем же все кончилось?

— Этого никто не знет, Избвитель! — скзл в недоумении жрец. — Нконец житель вод опустился н дно вместе с крликом, но зтем снов всплыл и вошел в пещеру, в свое жилище. Изо рт его шл кровь. Но вошел ли крлик вместе с ним, или нет, я не могу скзть, тк кк никто не мог этого рзглядеть, отвжиться и войти в пещеру, чтобы узнть првду, никто не смеет!

— Мертв он или жив, но он хорошо сржлся! — скзл Леонрд. — А теперь, Нм, что тебе ндо от нс?

Этот вопрос, кзлось, немного смутил жрец: он не мог прямо скзть о причине своего посещения, зключвшейся в том, чтобы рзлучить Леонрд и Хунну, по возможности, не применяя нсилия.

— Я пришел сюд, Избвитель, — отвечл он, — рсскзть вм, что случилось.

— Т.е., — зметил Леонрд, — скзл мне, что ты умертвил моего лучшего друг и того, кто у вс был рнее богом. Блгодрю тебя, Нм, з эти новости, теперь я беру н себя смелость спросить, ккие у тебя дльнейшие нмерения относительно нс?

— Поверь мне, Избвитель, я хочу спсти вшу жизнь. Если другие были принесены в жертву, то в этом не моя вин: в нстоящее время стрн в смятении и полн смых тревожных слухов. Я не зню см, что может случиться в течение ближйших дней, пок вы должны оствться здесь. Это жлкое место для жилья, но зто тйное и безопсное. Впрочем, здесь еще другя комнт, которой вы можете пользовться; быть может, ты уже видел ее? — и положив руку н что-то, кзвшееся здвижкой, Нм открыл вторую дверь, которя вел в комнту несколько большего рзмер.

— Посмотри, Избвитель, — продолжл жрец, деля шг вперед, чтобы войти в комнту, и зтем отступя нзд, кк бы желя из учтивости дть пройти вперед Леонрду, который почти мшинльно вошел, совершенно збыв о хрктере своего хозяин и о нзнчении этого жилищ. Когд же он вспомнил об этом и, быстро повернувшись, хотел уйти нзд, тяжеля дверь с шумом зхлопнулсь перед смым его лицом, и он остлся в зпдне.

XXXIV. ПОСЛЕДНИЙ АРГУМЕНТ НАМА

Одно мгновение Хунн стоял в безмолвном изумлении: проделк Нм был совершен тк быстро, что он едв могл осознть ее результт.

— Теперь, Пстушк, — нчл вкрдчиво Нм, — мы можем свободно поговорить, тк кк слов, которые я скжу, не годится слушть посторонним ушм!

— Мерзвец, — отвечл он с негодовнием, но зтем, понимя бесполезность упреков и резкостей, прибвил: — говори, я слушю тебя!

Нм рсскзл свой плн выдть ее змуж з короля.

— Нроду мы объявили, — зкончил он, — что ты был богиней, но из любви к Олфну откзлсь н время от своей божественности и облеклсь во плоть, чтобы провести немного лет с тем, кого ты полюбил!

— В смом деле, — скзл Хунн, — что, если я откжусь подчиниться этому плну, который, я думю, мог выйти только из головы женщины?! — и он укзл н Со.

— Ты прв, Пстушк, — ответил Со, — я соствил этот плн, чтобы отомстить, — прибвил он пылко, — тому белому вору, который любит тебя; пусть он увидит тебя отднной другому, дикрю!

— Но рзве ты никогд не думл о том, Со, что я могу иметь свои собственные желния?

— Конечно, но дже прекрснейшя из женщин не может всегд иметь то, что ей случится пожелть. Знй, Пстушк, что все должно быть сделно тк рди тебя смой и рди моего отц. Олфн любит тебя; в эти смутные времен отцу и жрецм необходимо приобрести поддержку короля, рсположение которого будет приобретено в тот же день, когд он получит ндежду н тебя. Нконец для тебя смой, Пстушк, хотя бы ты и желл выйти змуж з человек твоего племени, лучше стть королевой, чем погибнуть жлким обрзом!

— Я думю инче, Со, — спокойно ответил Хунн, понимвшя, что ни жлобы, ни просьбы не помогут ей, — я предпочту умереть! — и он протянул руку к своим волосм, но остновилсь, не нйдя тм яд.

— Ты предпочитешь умереть, Пстушк, — скзл с холодной усмешкой Со, — но это не тк-то легко сделть; я отобрл у тебя во время сн яд!

— Я могу уморить себя голодом, Со! — скзл с достоинством Хунн.

— Это потребует времени, Пстушк, сегодня ты стнешь женой Олфн! Конечно, необходимо, чтобы ты см дл соглсие н брк с ним, тк кк этот вождь в своем безумии объявил, что он может жениться н тебе, только получив соглсие из твоих уст и в присутствии свидетелей!

— В тком случе я боюсь, что этот брк не состоится! — скзл Хунн с горьким смехом, чувствуя омерзение к этой негодной женщине, которя, в своей необузднной любви, хотел спсти жизнь своей госпожи ценою ее позор.

Между тем Со скзл, что если он не исполнит ее плн, умрет Избвитель! — с этими словми жрец и его дочь оствили Хунну одну. Несколько долгих чсов провел молодя девушк в мрчной комнте, до которой, кроме журчнья воды, не доходило никких других звуков.

В эти чсы перед ней пронеслись все приключения, испытнные ею в течение последних шести месяцев; но ужс всего перенесенного бледнел перед тем, что еще ждло ее впереди. День проходил с томительной медлительностью; когд нчли сгущться ночные тени, к ней снов вошел Нм в сопровождении Со.

— Мы пришли, Пстушк, з ответом! — произнес жрец, вствляя в стенную скобу принесенный им светильник. — Соглшешься ли ты или нет взять в супруги Олфн?

— Не соглшюсь! — ответил Хунн.

— Подумй еще, Пстушк!

— Я думл, и вот мой ответ!

При этих словх Хунны Нм схвтил ее руку, говоря:

— Поди сюд, Пстушк; я тебе покжу кое-что! — и он подвел ее к той двери, которя вел в комнту Леонрд. В то же смое время Со, погсив светильник, оствил комнту, зперев з собою дверь, тк что Нм и Хунн остлись в полном мрке.

— Пстушк, — сурово скзл Нм, — ты сейчс увидишь того, кого нзывешь «Избвителем»; но помни, если ты крикнешь или дже скжешь громко одно слово, он умрет!

Хунн не ответил ничего, хотя сердце ее тревожно збилось. Прошло пять или более минут, и внезпно в верхней чсти двери, ведущей в комнту Леонрд, обрзовлось отверстие, через которое Хунн могл видеть то, что деллось в соседней комнте, см при этом оствясь невидимой, тк кк тм было светло, он нходилсь в полном мрке. Вот что увидел Хунн в соседней комнте: между пятью жрецми лежл н полу связнный Леонрд рядом с кким-то отверстием. Шгх в двух от двери стоял Со, н которую жрецы устремили глз, видимо, ожидя ее прикзния.

Когд Хунн посмотрел н эту сцену, отверстие в двери снов зкрылось, и Нм проговорил:

— Ты видел, Пстушк, что Избвитель связн; видел ткже отверстие в полу тюрьмы. Тот, кого бросят в это отверстие, Пстушк, попдет в пещеру Змея, откуд нет возврт ни для кого. Через это отверстие мы бросем пищу жителю вод в известное время год, когд нет жертвоприношений. Выбирй, Пстушк, одно из двух: или добровольно выйди змуж з Олфн сегодня ночью, или смотри, кк н твоих глзх Избвитель будет брошен Змею. В последнем случе все рвно выйдешь змуж з Олфн, хочешь ли ты этого, или нет, — все рвно. Что ты скжешь н это, Пстушк?

Хунн, подумв немного, решилсь еще сопротивляться, думя, что вышеописння сцен был проделн только для того, чтобы испугть ее.

Тогд Нм, открыв отверстие в верхней чсти двери, шепнул одно слово н ухо Со, которя в свою очередь, отдл ккое-то прикзние жрецм. Хунн увидел, что связнного Леонрд положили вблизи отверстия в полу тк, что его голов свесилсь внутрь этого отверстия и одного движения достточно было, чтобы он был сброшен вниз, в пещеру Змея.

— Рзвяжите его, — слбо произнесл Хунн, — я выхожу змуж з Олфн!

Выступив вперед, Нм снов шепнул что-то Со, после чего т прикзл жрецм оттщить в сторону Леонрд, те исполнили это с видимой неохотой. В то же время дверное отверстие опять зкрылось.

— Я скзл «рзвяжите его», — повторил Хунн. — А он лежит н полу, кк срубленное дерево, не имея возможности пошевелиться!

— Нет, Пстушк, — возрзил Нм, — быть может, ты рздумешь, и тогд придется его снов связть, это сделть не тк-то легко, тк кк он силен и отвжен. Слушй, Пстушк: когд Олфн придет просить твоей руки, ты не должн говорить ему ничего о том человеке; он его считет мертвым. Если же ты хоть слово скжешь о нем, то он сейчс же умрет. Ты понял меня?

— Понимю, — отвечл Хунн, — но, по крйней мере, ндо снять повязку с его рт!

— Не бойся, Пстушк, это будет сделно после того, кк ты поговоришь с Олфном. А теперь скжи, когд тебе угодно будет принять его?

— Когд хочешь. Чем скорее все будет кончено, тем лучше!

— Хорошо! Дочь моя, — обртился Нм к Со, только что вошедшей в комнту. — Зжги, пожлуйст, огонь и попроси короля Олфн, который ждет з дверью!

Со пошл исполнять прикзние своего отц, Хунн, будучи не в силх совлдть с охвтившим ее ужсом, опустилсь н кровть, зкрыв рукми лицо. Н мгновение в комнте водворилсь тишин; зтем дверь снов открылсь, и перед Хунной появился король Олфн, сопровождемый Со.

— Берегись, Пстушк, — шепнул Хунне Нм, — одно слово, — и Избвитель умрет!

XXXV. БУДЬ БЛАГОРОДНЫМ ИЛИ НИЗКИМ!

Некоторое время Хунн молч смотрел н лицо Олфн, н котором, однко, не могл прочесть ничего, тк кк король, подобно всем своим соплеменникм, привык скрывть чувств под мской торжественного спокойствия. Он стоял перед нею, опершись н древко копья, с опущенной головой и устремив свои темные глз н ее лицо, бесстрстный, неподвижный. Свет фкелов, пдя н него, освещл его богтырскую стройную фигуру, отржлся н ожерелье из слоновой кости, — символе королевской влсти, зпястьях и кольцх, н глянцевитой шерсти его плтья из коровьей шкуры и блестящих локонх черных волос, подвязнных узкой белой лентой, цвет которой являл резкий контрст с оливковым цветом его лиц и груди.

— Говори, Олфн! — произнесл нконец Хунн.

— Мне скзли, королев, — нчл Олфн низким, звучным голосом, — что ты хочешь говорить со мной. Рзумеется, я, кк и всегд, повинуюсь тебе. Королев, я узнл, что твой супруг, которого ты любил, умер, и поверь мне, сочувствую тебе. В этом постыдном деле я не принимл учстия. Смерть его, ткже и другого белого человек и крлик, произошл по вине этого жрец, который клялся, что был доведен до этого крикми нрод. Королев, они все ушли через горы н небо, ты, кк слбя голубк, прилетевшя издли, из южного климт, сделлсь добычей орлов нрод тумн!

— Но всего несколько чсов тому нзд я считл тебя тоже мертвой вместе с тысячми людей, и думл, что твое прекрсное тело было сброшено Нмом н зре с вершины сттуи. Скжу тебе, что видя это, я, воин, плкл и проклинл смого себя з то, что хотя и король, но не имел возможности спсти тебя. После того этот человек, верховный жрец, пришел ко мне и рсскзл всю првду, ткже сообщил придумнный им плн для спсения твоей жизни, для упрочения моей влсти и его собственной безопсности. Выйди з меня змуж!

Хунн быстро сообрзил свое положение. Оно было отчянным. Нм и Со стояли по обеим сторонм от нее, причем последняя держлсь вблизи той двери, з которой лежл связнный Леонрд. Он знл, что стоило ей скзть одно слово првды королю, и Леонрд умрет. Поэтому оствлось одно — соглситься для виду сделться женой Олфн. Хотя ей и кзлось постыдным обмнывть этого честного человек, единственного их друг среди нрод тумн, но обстоятельств не позволяли стесняться.

— Олфн, — скзл он, — я выслушл тебя, и вот мой ответ: я соглсн взять тебя себе в супруги. Ты знешь мою историю; знешь, что тот, кто был моим господином, умер сегодня, — здесь Со одобрительно улыбнулсь н эту ложь, — и что я любил его. Поэтому ндеюсь, ты будешь нстолько снисходителен, что предоствишь мне несколько недель, чтобы я могл оплкть свое вдовство прежде, чем перейду от него к тебе. Больше я ничего не скжу тебе, но, конечно, ты поймешь скорбь моего сердц и все то, чего я не выскзл!

— Пусть будет тк, кк ты желешь, королев! — ответил Олфн, целуя ей руку, причем его хмурое лицо зсияло от счстья. — Ты перейдешь ко мне тогд, когд будет угодно тебе, но я боюсь, что в одном отношении ты должн соглситься со мной!

— Что это ткое, Олфн? — спросил с беспокойством Хунн.

— Только то, королев, что обряд должен быть совершен сейчс же. Это необходимо по многим причинм, о которых ты узнешь звтр. Кроме того, ткою было мое соглшение с Нмом, зкрепленное клятвой н крови Аки, ткой клятвы я не могу нрушить!

— О, нет, нет! — скзл Хунн в отчянии. — Подумй, Олфн, кк могу я, супруг которой умер не длее шести чсов тому нзд, обручиться с другим человеком н его могиле? Дй мне хоть несколько дней!

В это время вмешлся в рзговор Нм.

— Пстушк, — скзл он, — теперь нечего терять времени в пустых рзговорх. От этой церемонии звисит большее, чем ты думешь, — жизнь многих людей, быть может, нш собствення и особенно жизнь того, о ком теперь не годится говорить! — и кк бы случйно Нм повел глзми н дверь соседней комнты.

Олфн подумл, что жрец нмекет н его собственную жизнь, но Хунн и Со хорошо понимли, что речь идет о Леонрде.

— Ты слышл эти слов, королев, — скзл Олфн, — они верны. Теперь опсные времен, и если нш змысел будет исполнен, то я должен принести клятву вождям и совету стрейшин в том, что ты вернулсь н землю снов, чтобы стть моей женой!

— Хорошо, — в отчянии ответил Хунн, — но неужели я, будущя королев этого нрод, буду обвенчн тйно? Я желю иметь, по крйней мере, свидетелей. Позови нескольких вождей, которым ты доверяешь, Олфн; инче нступит время, когд меня не стнут считть нстоящей королевой, и никого не будет, кто бы мог восстновить мою честь!

— Этого нечего бояться, королев, — отвечл Олфн с легкой улыбкой, — однко, твое желние вполне зконно. Я позову трех из моих вождей, людей, которые не преддут нс! — и он повернулся, чтобы пойти з ними.

— Не оствляй меня, — удержл его Хунн, — я верю тебе, но этим двум нет. Я боюсь быть одной вместе с ними!

— Здесь ни к чему свидетели! — воскликнул Нм угрожюще.

— Пстушк просит свидетелей, и они будут! — ответил зпльчиво Олфн. — Стрик, довольно ты игрл мною; до сих пор я был твоим слугою, теперь хочу быть твоим господином. Несколько чсов тому нзд твоя жизнь был в моих рукх, когд беля зря превртилсь в крсную! Я пощдил тебя потому, что ты поддел меня н эту примнку! — укзл он н Хунну. — Ну, нечего клсть руку н рукоять нож; ты збывешь, что у меня есть копье. Твои жрецы з дверьми, я это зню, но тм и мои вожди, которым я скзл, где нхожусь; если я исчезну, кк многие здесь исчезли, то з мою жизнь ты ответишь, Нм, тк кк влсть твоя поколеблен. А теперь повинуйся мне. Прикжи этой женщине позвть того, кто стоит н стрже у двери; нет, не шевелись, — прибвил он, нпрвив острие своего копья н обнженную грудь жрец. — Прикжи ей подойти к двери и позвть жрец. Я скзл — к двери, не з нее, или берегись!

Нм струсил: его орудие сделлось его господином.

— Повинуйся! — скзл он Со.

— Повинуйся! — повторил Олфн.

Рыч, кк волчиц, женщин подошл к двери и, приоткрыв ее, свистнул.

— Спрячься, госпож! — скзл Олфн.

Хунн отошл в неосвещенный угол комнты, и в этот момент рздлся голос у открытой двери, произнесший:

— Я здесь, отец!

— Теперь говори! — скзл Олфн, приближя копье н дюйм ближе к сердцу Нм.

— Сын мой, — скзл жрец, — пойди к выходу, которым вошел король, ты нйдешь тм трех вождей; позови их сюд!

— И смотри, не говори ни с кем по пути! — шепнул Олфн н ухо Нму.

— И смотри, не говори ни с кем по пути! — повторил Нм.

— Слушюсь, отец! — скзл жрец и ушел.

Минут через десять дверь снов отворилсь, и чей-то голос произнес:

— Вожди здесь!

— Позови их сюд! — скзл Нм.

Трое рослых, вооруженных копьями вождей вошли в комнту. Один из них был брт короля, двое других — его избрнные друзья.

— Бртья, — обртился Олфн ко вновь вошедшим, — я послл з вми, чтобы сообщить вм в тйне и просить вс быть свидетелями брчной церемонии. Богиня Ак, брошення сегодня в бссейн Змея, вернулсь н землю женщиной и хочет сделться моей женой; не спршивйте ни о чем, — прибвил он, зметив удивление н лицх вождей, теперь, жрец, делй свое дело!

Впоследствии Хунне все это происшествие кзлось сном, которого он дже не могл в точности припомнить. Кжется, он стоял рядом с Олфном, причем Нм бормотл молитвы и зклятия, призывя имен Аки и Джля. Больше он ничего не могл припомнить. Ей н ум пришл другя брчня церемония, совершення Фрнсиско в лгере рботорговцев нд нею и Леонрдом. Стрння ирония судьбы: ей пришлось принимть учстие в двух дрмх, в одной из которых Леонрд должен был пройти церемонию брк, чтобы спсти ее, во второй он должн был сделть то же смое для его спсения.

Нконец все было кончено, и еще рз Олфн склонился перед нею, поцеловв ее руку.

— Привет Пстушк! Д здрвствует королев нрод тумн! — воскликнул он; вожди повторили его слов.

Хунн пробудилсь от своего оцепенения. Что теперь делть? Кзлось, все было потеряно. Но внезпно ее осенило:

— Првд, что я королев, Олфн?

— Д, госпож!

— И кк королев нрод тумн, имею влсть, не првд ли, Олфн?

— Дже нд жизнью и смертью! — отвечл тот вжно. — Впрочем, если ты присудишь к смерти кого-либо, то должн дть ответ мне и Совету стрейшин. Все в этой стрне твои слуги, и никто не смеет ослушться тебя, включя религиозные дел!

— Хорошо! — скзл Хунн и, обртившись к вождям, повелительно произнесл:

— Схвтить этого жрец по имени Нм, и эту женщину!

Олфн удивленно посмотрел н нее, и вожди стояли в нерешительности, но Нм не медлил и сделл быстрый шг к двери.

— Подожди немного, Нм, — скзл король, згрждя ему путь копьем, — конечно, королев имеет свои причины для этого, и ты узнешь их. Держите их, вожди, рз королев прикзл тк!

Три человек бросились н Нм и Со. Стрый жрец, выхвтивший было свой нож, вскоре покорился, но с Со слдить было не тк-то легко: он визжл и куслсь, кк дикя кошк, порывясь подойти к двери Леонрд и крикнуть что-то нходившимся внутри ее жрецм.

— Под угрозой вшей смерти не позволяйте ей подходить к двери, — скзл Хунн, — сейчс вы узнете причину этого!

Тогд брт короля схвтил Со и, бросив ее н кровть, стл вблизи нее, приствив острие своего копья к ее горлу.

— Теперь, королев, — скзл Олфн, — твоя воля исполнен и, быть может, ты объяснишь нм все?

— Король, слушйте вы, вожди! — отвечл Хунн. — Эти лжецы скзли вм, что Избвитель умер, не првд ли? Он не умер, лежит связнный в соседней комнте, но если бы я скзл вм слово об этом, он бы умер. Олфн, знешь ли ты, кк было получено мое соглсие стть твоей женой? В этой двери открылось отверстие, сквозь которое я увидел своего супруг связнным, с зкрытым ртом нд отверстием в полу тюрьмы, которое ведет неизвестно куд.

— «Соглшйся, или он умрет», — скзли они, и я рди моей любви соглсилсь. Вот в чем состоял их змысел, Олфн: женить тебя н мне, отчсти потому, что т женщин, бывшя моей нянькой, не желет моей смерти, отчсти потому, что Нм хотел воспользовться мной, чтобы спсти себя от нродного гнев. Не думй, однко, Олфн, что ты удержл бы меня ндолго; после того, кк ты послужил его цели, ты бы умер тйно, кк человек, знющий слишком много!

— Это ложь! — скзл Нм.

— Молчть! — ответил Хунн. — Отворите эту дверь, и вы увидите, лгл ли я!

— Подожди немного, королев! — скзл Олфн, кзвшийся крйне удрученным всем происшедшим. — Если я понял тебя првильно, твой супруг жив. А потому ты говоришь, что слов и клятвы, которыми мы обменялись, не знчт ничего и ты не моя жен?

— Это тк, Олфн!

— В тком случе я готов сделться злодеем и допустить его смерть, — медленно скзл король, — знй, госпож, что я не могу откзться от тебя!

Хунн побледнел, кк смерть, поняв, что стрсть этого человек ускользнул из-под ее контроля.

— Я не могу откзться от тебя! — повторил он. — Рзве я поступл нехорошо с тобой? Рзве я не говорил тебе: соглсись или откжи, но, рз соглсившись, ты не должн брть своих слов нзд?! Королев, ты обручен со мной. Те клятвы, которые ты принесл, не могут быть нрушены. Теперь слишком поздно: ты моя, и я не позволю тебе уйти к другому, хотя бы этот другой был твоим супругом до меня!

— А Избвитель? Неужели я должн сделться убийцей своего супруг?

— Нет, я буду зщищть его и нйду средство выслть из этой стрны!

Хунн, порження отчянием, молч стоял, кк вдруг резкий смех Со подействовл н нее, кк удр бич, и молодя девушк зговорил снов:

— Король, до сих нор ты хорошо поступл со мной. Остнься же блгородным до конц. Ты говоришь, что любишь меня. Скжи же, если бы моя жизнь звисел от одного твоего слов, рзве ты не скзл бы его? То же смое случилось и со мной. Я скзл это слово и н один только чс обмнул тебя. Неужели ты, столь великодушный, свяжешь меня этой клятвой, днной мною для того, чтобы спсти моего возлюбленного от влсти этих собк? Если тк, то, знчит, я ошиблсь в тебе, думя, что ты скорее погибнешь, нежели будешь нстолько низок, что принудишь беспомощную женщину быть твоей женой, женщину, единственное преступление которой состоит в том, что он обмнул тебя для спсения жизни своего супруг!

Хунн остновилсь и, сложив молитвенно руки, умоляющими глзми смотрел н смущенное лицо короля, но видя, что он молчит, прибвил:

— Скжу тебе еще одно, король. Конечно, ты сильнее меня и можешь взять меня силой, но тебе не удержть меня при себе, и тот чс, когд ты зхочешь овлдеть мной, будет моим последним, ты будешь иметь зпятннную честь и мертвую невесту!

Олфн хотел отвечть, но Со, боявшяся, что жлобы Хунны преодолеют его стрсть, зговорил:

— Не дй себя одурчить, король, пустыми речми женщины, фльшивыми угрозми. Он не убьет себя; я зню ее слишком хорошо. Когд ты женишься н ней, то он скоро полюбит тебя, тк кк мы, женщины, относимся с почтением к тем, кто господствует нд нми. Избвитель же — ее супруг только по имени; я жил с ними несколько месяцев и зню все. Возьми ее, король, теперь, сейчс, или будешь всю жизнь оплкивть ее потерю и собственное безумие!

— Я не хочу отвечть н ложные слов этой рбыни! — скзл, гордо выпрямившись, Хунн, — и будет более достойно тебя, король, не слушть их. Я скзл все. Теперь делй, что хочешь. Будь велик или ничтожен, будь блгороден или низок, кк нучит тебя твоя душ!

И внезпно опустившись н пол, он принялсь горько плкть.

Двжды король глядел н нее и двжды отворчивлся, кк бы не смея более смотреть; нконец он зговорил, устремив свои глз н стену:

— Встнь, королев! — печльно скзл он. — Перестнь плкть; тебе нечего бояться меня. Я всегд жил для того, чтобы исполнять твою волю, но спрячь свое лицо от меня: мое сердце рзбито, и я не могу смотреть н то, что потерял!

Все еше плч, но удивлення тем, что дикрь мог быть тк великодушен, Хунн поднялсь с полу и несвязно проговорил слов блгодрности, в то время кк вожди с изумлением смотрели н нее, Со издевлсь и проклинл всех.

— Не блгодри меня! — кротко скзл Олфн. — Ты, которя читешь в сердцх всех, верно прочл в моем сердце. Ну, теперь, покончив с любовью, пойдем воевть. Женщин, в чем секрет этой двери?

— Нйди его см! — прорычл Со. — Зня ключ, ее легко открыть, Олфн, тк же, кк и женское сердце. Если не нйдешь ключ, то ндо овлдеть входом силой, тк же, кк и женской любовью, Олфн. Конечно, ты, столь искусный в добывнии невест, не нуждешься в моих советх для открытия двери, потому что ты не слушл моих слов относительно женщин, Олфн, и мог смягчиться при виде женских слез, которые ты бы осушил поцелуями!

Хунн, слыш это, в первый рз скзл себе: ее отношения с Со рзорвны, что бы ни случилось впоследствии. Немногие женщины могли бы простить то, что он перенесл из-з нее.

— Нпрвь-к н нее копье, товрищ! — скзл Олфн.

Только почувствовв прикосновение стли, Со перестл смеяться и открыл секрет двери.

XXXVI. КАК ОТТЕР ВЕРНУЛСЯ ИЗ ПЕЩЕРЫ ЗМЕЯ

Очутившись н дне ледник, Оттер осмотрелся кругом.

Он стоял н крю пропсти, опусквшейся тремя ступенями, общя высот которых был не менее трехсот футов. Нсколько он мог видеть, было совершенно невозможно спуститься ни н одну из этих ступеней без помощи веревки. Рссмотреть более Оттер не мог, тк кк шгх в четырехстх от вход, ведущего в пещеру, склоны гор, покрытые снегом, отличлись ткой крутизной, что он не отвжился довериться им.

Усевшись н землю, крлик стл обдумывть свое положение.

Вечер еще был длек, и смельчк понимл, что было бы безумно пытться ускользнуть через бссейн до нступления темноты. Перед ним круто поднимлсь гор, склоны которой были покрыты глыбми льд. Однко кое-где виднелись полосы земли с росшими н них деревьями, кустрникми и дже цветми. Проголодвшись, Оттер пошел искть ккой-нибудь пищи среди этой бедной рстительности.

Взобрвшись н склон горы, он вскоре ншел те рстения, которые ему принесли жрецы в тот несчстный день, когд из-з его безумия рубины были убрны прочь.

Подкрепившись этой жлкой пищей и нйдя большой сук, зменивший ему плку, он продолжл крбкться по склону горы, пок нконец не достиг перевл, где и остновился в изумлении: сзди него глубоко внизу лежл город Стрны тумн, опояснный рекой, точно блестящей лентой.

Нд его головой могучий пик н тысячи футов возносился вверх, окнчивясь н смой вершине чем-то похожим н человеческий плец, обрщенный к небу. Перед ним зрелище было еще интереснее: снежные поля с черными рсщелинми скл, лежвшие одно ниже другого и переходившие постепенно в поля, покрытые рстительностью.

Первое из этих снежных полей лежло в полумиле от того мест, где стоял Оттер, и ниже его н несколько сот футов.

Между крем перевл и этим полем простирлсь громдня пропсть с ткими стенми, что ни одно животное не смогло бы ступить здесь ногой. Со дн этой пропсти поднимлсь скл, служившя ложем для ледник, соединявшего обе стены пропсти своеобрзным мостом через нее.

Поверхность этого мост был довольно отлог, местми довольно крут. Однко Оттер не мог рзглядеть, прерывлся ли ледяной мост в кком-нибудь месте н ширину хоть нескольких ярдов.

Желя узнть это, крлик взял один из обломков скл, глдких от постоянного трения об лед, и столкнул его вниз по поверхности ледяного мост. Кмень быстро поктился вниз, изменяя свою скорость в звисимости от крутизны склон, по которому он скользил, но нигде не остнвливясь. Приблизившись к смой узкой чсти мост, он понесся вниз со стршной быстротой и в одном месте, очевидно, встретил пустое прострнство, о ширине которого трудно было судить. Кмень кк бы повис в воздухе, но через мгновение продолжл свой путь по снежному полю и, нконец, остновился.

— Вот, если человек сядет н ткой кмень, то ему можно безопсно перейти через этот мост! — скзл см себе Оттер. — Однко немногие соглсятся н ткое путешествие, рзве что верня смерть будет позди их!

Решив сделть вторую попытку, он взял другой кмень, более легкий, и пустил его вниз по ледяному мосту. Достигнув смого узкого мест, этот кмень исчез.

Крлик повторил свой опыт в третий рз, выбрв смый тяжелый кмень, ккой только мог сдвинуть. Н этот рз кмень, подобно первому, блгополучно миновл рсщелину мост.

— Стршное место, — подумл Оттер, — лучше, если мне не придется ехть н тком кменном коне!

С этими словми Оттер пошел обртно в пещеру, где решил провести ночь, чтобы с рссветом попытться искть выход через горы, примыквшие к противоположному концу туннеля.

С этой целью он отошел н несколько шгов от вход в пещеру и сел вблизи хвост мертвого крокодил. Спустя некоторое время пустынность этого мест нвел н него ужс. Он пытлся зснуть, но не мог. Ему кзлось, что глз мертвого крокодил смотрят н него из глубины пещеры и что мертвецы, жертвы чудовищ, шепчут один другому рсскзы о своей стршной гибели. Ужс все более и более овлдевл Оттером.

Чтобы успокоиться немного, Оттер нчл громко говорить см с собой. Вдруг он испугнно вскочил; волосы встли н его голове дыбом, зубы зстучли и смый нос, кк он говорил впоследствии, похолодел от ужс: он услышл или ему покзлось, что сверху рздлся голос его господин, зввшего его по имени.

Крлик здрожл при звуке этого голос. Только громкое «дурк», которым его обозвл Леонрд, несколько привело его в себя. Однко из осторожности он все-тки спросил:

— Если это ты, бс, то отчего ты говоришь из воздух? Подойди ближе ко мне, чтобы я мог коснуться тебя и успокоиться!

— Я не могу этого сделть, Оттер, — отвечл тот, — я связн и нхожусь в тюрьме нд тобой. Здесь, в полу, есть отверстие и, быть может, ты взберешься ко мне!

Теперь крлик нчл понимть положение дел. Вств н ноги и подняв плку, он, к своему удовольствию, достл до потолк пещеры, н котором скоро отыскл и отверстие.

Поспешно привязв ремень к средней чсти плки и сделв в ремне петлю, достточную для того, чтобы поствить ногу, крлик швырнул плку в отверстие и стл дергть ремень.

— Готово, ремень держится крепко! — прошептл сверху Леонрд. — Взбирйся теперь, если можешь!

Через минуту крлик был уже возле Леонрд.

— У тебя есть нож, Оттер?

— Д, бс, мой мленький; больших уже нет, я рсскжу тебе, кк все это вышло!

— Подожди пок с твоими рсскзми, Оттер; мои руки связны з спиной. Рзрежь узлы и дй мне нож, чтобы я мог освободить ноги!

Оттер повиновлся, и Леонрд вскочил н ноги, с облегчением выпрямившись.

— Где Пстушк, бс?

Леонрд рсскзл Оттеру о коврной проделке Нм.

— Не лучше ли нм убежть, бс? Я ншел выход в горы!

— Кк же мы можем убежть, оствив Пстушку, Оттер? Лучше, когд жрецы вернутся сюд, схвтим их и звлдеем их ножми, чтобы иметь ккое-нибудь оружие. А зтем подумем, что дльше делть. Мы можем взять у них ткже ключи!

— Д, бс, сделем тк. Ты возьмешь плку; он крепк!

— А что же у тебя будет? — спросил Леонрд.

— Я в две минуты сделю себе оружие! — и, отвязв ремень от плки, Оттер нчл копошиться нд ним.

— Я готов, бс! — произнес крлик. — Где мы встнем?

— Здесь, — ответил Леонрд, подводя его к двери. — Мы спрячемся в тени по обе стороны двери и, когд они войдут и, зкрыв дверь, стнут смотреть, где я, нбросимся н них. Только, Оттер, все это ндо сделть без шум!

Когд они встли по своим местм, Оттер шепотом рсскзл Леонрду о своем бое с крокодилом.

Едв крлик успел кончить рсскз, кк открылсь дверь, и в комнту вошло двое жрецов, из которых один нес в руке светильник. Не подозревя ничего, он повернулся, чтобы зкрыть дверь. В это время Леонрд, выйдя из тени, удрил его по голове плкой с ткой силой, что жрец был оглушен, если не убит, и, не издв ни звук, повлился н пол. В то же время Оттер, искусно нкинув петлю н шею второго жрец, крепко зтянул ее, и жрец ткже упл н пол.

Потом они овлдели ножми и ключми жрецов.

Почти вслед з этим вторя дверь в комнту открылсь, и через нее вошли Хунн, Олфн, Нм, Со и трое других мужчин.