/ Language: Русский / Genre:sf,

Зеленый Забор

Геннадий Разумов


Рзумов Генндий

Зеленый збор

Генндий РАЗУМОВ

Зелёный збор

Все дни нчинются одинково. В семь утр под подушкой громко и нзойливо трхтит будильник. Я протирю глз, зевю, здумчиво рзглядывю потолок. Потом мои ноги медленно сползют н пол, я потягивюсь, встю, делю несколько рывков рукми и иду мыться.

Перелом в утреннем ритме моего дня происходит после того, кк я ндевю глстук. Многие не любят глстуков, они двят шею, мешют и вообще стесняют движения. Но меня глстук зводит, кк шнурок лодочный мотор. Едв я успевю зтянуть узел н шее, кк мои действия стновятся непроизвольно более решительными и быстрыми. Я выхвтывю из шкф костюм, одевюсь, торопливо скребу электробритвой щеки. Потом н ходу зглтывю бутерброд, зпивю чем и, смхнув пыль с ботинок, сбегю вниз по лестнице. Зтем минутня здержк у почтового ящик, бег по улице, втобус, снов бег, и я н рботе.

Здесь у меня свой однотумбовый стол, в котором лежт угольники, крндши, фломстеры и пинг-понговые ркетки.

Рядом со столом стоит мой кульмн, з которым я и рботю.

Я невысокий тридцтилетний блондин, у меня сутуловтя спин и очки с диоптриями.

Вместе со всеми остльными я подчиняюсь птрону. У него предствительня внешность, большя седовтя голов и безупречня беля сорочк. Кждое утро ровно в 9.00 он появляется в отделе, обходит всех сотрудников и с кждым здоровется. Эт "обходительность" нчльник некоторым очень нрвится, особенно дмм.

Птрон просмтривет чертежи, проверяет рсчеты и кждому дет укзние. Зтем он ндолго исчезет, у него всегд много дел в глвке, министерстве, Госплне и т. д. т. п.

После его уход мои сослуживцы по одному тоже удляются из комнты: кто идет потрепться в соседний отдел, кто сдится з телефон.

В обед мы с Вдимом, моим приятелем, идем в столовку и шутим.

- Предствь себе, - болтю я, - присутствуем мы с тобой н зседнии ученого совет Институт Обитемых Миров (сокрщенно ИОМ) где-нибудь н Альфе Центвр. Доклд делет седовлсый льфянин в белоснежной сорочке.

"Многоувжемые коллеги, - изрекет он, - сегодня я собрл вс, чтобы обсудить, в чстности, итоги рзрботки одной из тем ншего отдел "Упрвляемых цивилизций". Несколько лет нзд н небольшой периферийной плнете мы нчли экспериментльные исследовния локльной цивилизции низшего порядк. Создв соответствующие тмосферные и климтические условия, мы ктивизировли н этой плнете жизнь биологического тип. Блгодря првильно выбрнному мсштбу временного моделировния, нм удлось з короткий срок проследить основные этпы рзвития этого мир. В результте эволюционных процессов н плнете из белковых соединений возникл флор, фун и, нконец, появились рзумные существ.

Нселение плнеты постепенно освоило природные ресурсы, рзвило промышленность, средств трнспорт и связи. Под ншим нблюдением сменялись поколения, рождлись и умирли нроды, возникли и рушились госудрств. Интересно отметить, что о ншем существовнии подопытные существ пытлись догдывться лишь н рнних ступенях рзвития, они нзывли нс "богми". Периодически мы ускоряли или змедляли течение прогресс. Теперь же исследовния зкончены, и, по-видимому, эту цивилизцию следует ликвидировть и подготовить плнету-полигон к новым экспериментм".

Щепетильный Вдик недовольно морщится.

- Э-э, брт, что-то ты не то згнул, - нводит он критику.- Ткое уничижение род человеческого - фи. И вообще, стричок, у тебя, окзывется, дурной вкус. Вляй инче.

--Ну лдно, - соглшюсь я, - пусть будет все инче.

Н трибуне перед ученым советом выступет не беля Сорочк, люминиевый Китель.

"Многоувжемые коллеги! - говорит он взволновнно. - Я вынужден срочно доложить вм результты нших рбот по теме "Обобщение опыт рзвития внельфовых цивилизций". Информция, которую получили недвно нши грвитционные теленблюдтели, свидетельствует о дрмтических событиях, происходящих во Вселенной в связи со сверхмощной вспышкой новой цивилизции, которя совсем недвно возникл н плнете Земля. Мы вынуждены признть, что с учетом громдной рзницы в мсштбх времени произошел, по ншим предствлениям, гигнтский скчок в рзвитии жизни н Земле. Земляне, о которых еще совсем недвно не приходилось говорить кк о рзумных существх, к нстоящему моменту времени смостоятельно открыли тйны мироздния, овлдели энергетическими ресурсми своей плнеты и сегодня уже вышли в Большой космос. Тким обрзом, в опсной близости от нс обрзовлсь молодя, динмичня, бурно рстущя цивилизция. Нши прогнозирующие устройств предскзывют, что в ближйшее время произойдет рспрострнение землян н другие плнетрные системы снчл ншей Глктики, зтем и всей Вселенной. В связи с этим я вношу предложение обсудить вопрос о свертывнии всех нших рбот и срочной эвкуции в смую отдленную Антивселенную".

Не успел доклдчик зкончить последнюю фрзу, кк ученые Кители подхвтили свои счетно-решющие приборчики и в пнике бросились к выходу.

Мой друг доволен. Мы об громко смеемся.

После обед мы идем н рботу по строму тенистому скверу. Низкое сентябрьское солнце бросет н землю ровные тени стройных тополей и рисует ими н грвийной дорожке полостую "зебру". Вдим остнвливется, зкуривет свою послеобеденную сигрету и говорит здумчиво:

- Кстти, к твоему трепу о потусторонних мирх. Могу предложить третью врицию н эту тему. Но это уже не продия, кк у тебя, вполне серьезно. Итк, две рзные цивилизции рзвивются прллельно, одновременно друг с другом, в одном и том же мсштбе времени. Првд, одн из них может н кком-то этпе обогнть другую. Между прочим, именно этот этп мы сейчс и имеем. Не делй глз и не ворочй челюстью, слушй эту фнтстическую историю двдцтилетней двности.

Однжды кто-то из нших десятиклссников приволок в школу згдочного происхождения бумгу с нглийским текстом, кжется, говорил, что отец привез из Шттов, где был в комндировке. Нш школ был спецнгло, ребят жждли нстоящих текстов, особенно "оттуд", поэтому все дружно взялись з перевод.

Внчле шел довольно беллетристичный, хотя и изрядно потертый к тому времени рсскз из серии "фнтстйк" о летющих трелкх, входивших тогд в моду.

Грузовой "Дуглс" интенднтской службы военно-воздушных сил США выполнял очередной ночной рейс в Европу. Комндир корбля дремл н жесткой боковой скмье, когд услышл в слоне смолет ккой-то шум. Открыл глз. Штурмн и второй пилот приклеились к иллюминтору и, взволновнно переговривясь, что-то рзглядывли. Спрв по борту всего в нескольких ярдх от смолет летел непонятный чечевицеобрзный предмет. Огромный, глдкий, серо-голубой, он медленно врщлся вокруг своей вертикльной оси и постепенно уходил вверх. Это длилось минут двдцть. Потом предмет стремительно рвнулся вперед, резко рзвернулся и звис перед смым носом смолет. Пилот бросил мшину в крутой вирж, попытлся обогнуть предмет сбоку, но тот тотчс же свернул в ту же сторону. Попытки обойти его сверху или снизу тоже были безуспешны.

- Что з чертовщин! - выруглся комндир. - Неужели это новое оружие Советов?

Он в пнике бросился к носовой восьмимиллиметровой пушке, нвел оптический прицел, зжмурился от стрх и послл вперед снряд. Снчл один, потом второй, третий, четвертый.

Однко все они прошили предмет нсквозь, не оствив н нем ни млейшего след. Смолет сбвил скорость, зтем пилот совсем выключил моторы, но и это не помогло - стршилище полетело нвстречу. Еще мгновение, и "Дуглс" врезлся в него.

Он вошел в его поктую ровную плоскость кк в облко, мягко и плвно. Стло темно, тихо, ноги сми оторвлись от пол, все предметы вокруг зкчлись в воздухе - нступил невесомость. И вдруг глухо ззвучл спокойный хрипловтый голос. Медленно, выделяя кждое слово, он произнес примерно следующее: "Ничего не бойтесь, никкого вред вм не будет. Это лишь гологрфическое изобржение космического, зонд, н вшей плнете оно мтерилизовться не может". После этого смолет с трясущимися от ужс летчикми блгополучно выбрлся из тьмы, нбрл скорость и лег н свой прежний курс.

Длее бумг содержл довольно сухой, скучновтый текст, который, по првде говоря, нм, мльчишкм, был в то время не очень-то интересен, поэтому переводили мы его кое-кк, по дигонли. Единственное, что я зпомнил, это рссуждение о кком-то неизвестном н Земле дипзоне длин волн, не улвливемых ни человеческим глзом, ни оптическими или телеметрическими приборми и рдиоприемникми. Но именно посредством этих волы можно увидеть тот згдочный прллельный мир, который якобы существует прямо рядом с нми. Лишь потом я понял, ккими же мы тогд были идиотми пропустили мимо своего внимния ткой яркий, ткой скзочный обрз.

Ведь только предствь себе, рядом, буквльно в двух шгх от нс, вон з тем деревом, или вон возле того дом, ходят, бегют, дышт, рзговривют друг с другом некие невидимые существ из неведомого потустороннего мир. Вот сейчс, в это мгновение, они слушют нш треп, смотрят н нс с удивлением и думют, кк мы глупы, что не ищем с ними конткт.

Одно только короткое соприкосновение с их удивительной жизнью могло бы полностью изменить всю судьбу человечестз.

А они двно уже ищут встречи с нми. Вот уже несколько десятков лет в рзных местх Земли обустривются учстки местности, где при кких-то специльных условиях некоторые люди, облдющие особыми свойствми нервной системы, могут нстроиться н нужную волну и увидеть это згдочное Нечто. Тм, в этом нглийском тексте, был приведен довольно длинный перечень тких мест, рзброснных по всему свету.

Помню, в спискх знчился ккой-то буддийский хрм в Пенджбе, большой универсм в Гдньске, речня отмель в Кении и тк длее. Единственное место, которое было отмечено у нс, в Подмосковье, - это двухметровый деревянный збор из шпунтовых досок с чугунными столбми и железным креплением.

Что в нем особенного, чем он отличется от тысяч других тких же зборов, нствленных у нс повсюду, увы, тк я и не усек.

Вот и все, что я тогд зпомнил...

Во второй половине рбочего дня все вклывют. Вдим сосредоточенно двит клвиши моделирующей вычислительной мшины, птрон, только что вернувшийся из глвк, сгорбился нд пояснительной зпиской к проекту, я доделывю вертикльную плнировку к генерльному плну.

По чертежу извилистой линией тянется рек, вдоль которой выстроились длинные прямоугольники зводских корпусов.

К ним со всех сторон сходятся полостые полоски железнодорожных путей, стрельчтые линии электропередчи и путин коммуникционных сетей. В првой верхней чсти лист возле зкршенного зеленым лесного мссив рсположены косо зштриховнные квртлы будущего зводского поселк.

Я вожу крндшом по исчерченному вдоль и поперек втмну, вычисляю координты углов поворот спецкоммуникций, из головы не выходит рсскз Вдим. Ну кто мог бы принять всерьез эткую чепуховину? Нчитвшийся фнтстики мльчишк, ккя-нибудь экзльтировння девиц или чокнутый стрик. Но я-то ведь серьезный человек, инженер, вместе со своими сослуживцми решющий судьбу тысяч людей, которые будут строить будущее по ншим чертежм. Почему же мои мысли все время возврщются к одному и тому же, почему мои мозги зсорились н этом нглосксонском бреде?

Почему?

И вдруг я вспомнил.

Это был очень высокий, очень плотный, очень згдочный зеленый збор. Он был сделн из широких толстых шпунтовнных досок, нглухо сбитых гвоздями с крупными вфельными шляпкми. Збор отгорживл нш детский мир от всего прочего взрослого мир.

В то время моя жизнь вообще почти целиком состоял из всяких зпретов. Мне нельзя было ходить в кино н вечерние сенсы, ложиться после десяти и вствть рньше семи, ездить одному в трмве, бегть н пруд. Чего только еще я не имел прв делть!

Все эти огрничения кзлись неспрведливыми, обидными, однко они были неизбежны и поэтому понятны. Но вот зеленый збор!

Его тйн всегд оствлсь нерзгднной, непостижимой, вечной. Смые высокорослые прохожие, кзлось нм, не могли зглянуть з деревянную стену, смые всезнющие знтоки не знли, что скрыто Тм. Н всем своем протяжении збор нигде не имел ни одной дже смой крохотной щели, его нижняя чсть, кзлось, уходил глубоко в землю, не оствляя никких вринтов...

Нс было трое мльчишек, живших поблизости. Из всех я был, пожлуй, глвным утопистом. Когд мы уствли от своих бурных игр и пристривлись н корточкх у збор, прислонившись к нему спиной, я нчинл плести небылицы, полные дрмтизм и фнтстики. Я тк увлеклся, что збывл о присутствии слуштелей.

Мое вообржение рисовло живописные кртины, где причудливым обрзом переплетлись мои "обширные" познния в геогрфии, геологии, ботнике, спелеологии.

Я видел себя впереди рзведывтельного отряд, который после долгих поисков ншел потйной лз в ркитовом кустрнике, росшем возле збор. Пробрвшись сквозь кусты, мы открывли люк и спусклись по крутой кменной лестнице в подземелье. Конечно же, я шел впереди. В одной руке у меня был яркий электрический фонрь, кк у шхтеров, в другой - втомтическое скорострельное ружье. Спустившись по лестнице вниз, мы окзывлись в нчле узкого сырого длинного ход, который вел Туд.

Мой лучший друг тех времен, Вольтик, тоже был мечттелем и фнтзером. Однко в отличие от меня он в своих предствлениях был технокртом и видел мир одетым в легировнную стль, люминий, бетон. Вольтикин путь Туд нчинлся с оптических и прочих приборов. Его перископы, устновленные в специльном бронировнном блиндже, демонстрировли нм яркие рсцвеченные всеми крскми кртины. Н большом зеленом поле сверкли в солнечных лучх белоснежные скты диковинных смолетов и вертолетов. Они были похожи н огромные крылтые ркеты с серебристыми носми-пикми, от которых в рзные стороны рсходились рдужные круги. Это был стрн крепостей с бтреями дльнобойных орудий и торпедных ппртов, это было госудрство ркетных устновок, подводных лодок и электронных микроскопов.

Третьим фнтзером был Вовк, большеголовый вертлявый мльчишк, который считлся у нс большим "вообржлой".

Однко его выдумки были вовсе не ромнтичными. Он был пргмтиком и отличлся деловым и суетливым хрктером. Он вечно что-нибудь придумывл, куд-то спешил, всегд был знят. Понслушвшись нших скзок, он говорил:

- Эй, вы, бртья Гримм, лдно вм звирть, двйте дело делть. Женьк, смый сильный, пусть стнет внизу, Вольтик сядет ему н шею, я влезу Вольтику н плечи и достну до смого верх.

С этой прогрммой действий Вовк носился довольно долго, однко идея медленно "овлдевл мссми". Нм трудно было переключиться н конкретное дело, которое, кк мы подсознтельно чувствовли, приземлит Мечту или дже убьет ее.

И все-тки любопытство окзлось сильнее. Стоял теплый июньский вечер, солнце уже шло н посдку, и мы под зщитой ркитовых кустов готовили свою экспедицию. После долгих и ожесточенных споров было условлено, что оперция проводится три рз с тким рсчетом, чтобы кждый учстник мог зглянуть Туд. Вовк, кк иницитор всей зтеи, выторговл, конечно, себе первый "зход".

Бывют в жизни ткие острые, хотя и кртковременные ощущения, которые не збывются никогд. Мне кжется, я и сейчс ощущю, кк впивются мне в спину Вольтикины сндлии, кк больно сжимют шею его грязные, покрытые ссдинми колени. Я не помню, чтобы когд-нибудь позже мне приходилось испытывть ткую сильную физическую нгрузку, хотя не рз приходилось поднимть куд более тяжелые вещи.

Нe зню, сколько минут все это длилось (мне, конечно, покзлось, что прошл целя вечность), но, когд я пошевелился, чтобы посмотреть вверх, тм произошло нечто непредвиденное.

Вся нш неустойчивя конструкция вдруг поштнулсь, меня потщило куд-то нзд, зтем рздлся оглушительный крик, Вовкино тело упруго шмякнулось о плотную глинистую. Он сидел, прислонившись к збору, обхвтив рукми коленку, из которой текл узенькя струйк крови, из его глз кпли крупные девчоночьи слезы. Мы помогли ему подняться н ноги, потом повели домой, поддерживя з руки с двух сторон.

Вовк хромл целую неделю, хотя в ее конце, мне кжется, он больше притворялся. Н нши нстойчивые рсспросы: "Что Тм?" - он отвечл односложно: "Ничего тм нет". И вообще . вспоминть эту историю не хотел. Он дже стл избегть нс с Вольтиком.

Однжды мы поймли Вовку возле моего дом и прижли его к стене. Вольтик вытщил из крмн большой болт, который с некоторых пор служил ему оружием, и нпрвил его н допршивемого.

- Говори честно, - потребовл я, - ты до верх ведь не достл?

- Чего вы пристли, - Вовк отстрнился от болт, - я же вм говорю: ничего тм нет, один пустырь, мусор, свлк.

Он вырвлся и убежл. Это было слишком непрвильно, чтобы быть првдой. Пусть Тм не будет ркетной техники и линкоров, но все же Что-то тм должно быть. Инче не может быть, инче рушится мир, рзвливется ккя-то его глвня суть.

Конечно, мы не могли Вовке верить, не хотели, поэтому не верили. Экспедиция должн был быть повторен, и мы, конечно, осуществили бы ее, если бы не чрезвычйные обстоятельств моей жизни. Дело в том, что нм дли новую квртиру в новом доме и мы вообще уехли из этого пригородного рйон совсем в другой конец город.

С тех пор прошло много-много лет. Пронеслись годы, прошл целя эпох. И вот я снов приехл в крй своего детств.

Вышел из электрички и срзу же попл н продолговтую пристнционную площдь со стреньким довоенным почтмтом в двухэтжном зднии. А вот и моя родня, знкомя до мельчйших подробностей горбтя улочк, обсження кривыми рзлпистыми липми. Это был нш рйон, Нхловк - чстный сектор, с домми, построенными еще в тридцтых годх без рзрешения рйисполком.

Я прошел несколько коротких квртлов. Остновился. Что это? Вместо домов - рзвлины. Обломки бревенчтых стен, обрывки обоев, хлопющих н ветру, рвные листья ржвого кровельного желез. Сердце мое екнуло - н месте ншего дом тоже были рзвлины. Я опоздл. Груды обломнных досок, густой слой штуктурной пыли. Кжется, вот здесь был нш комнт, вот тм стоял большя пружиння кровть и швейня мшин.

А рядом был комнт ббушки с дедушкой, н стене висели жестяные ходики, и стоял большой буфет с бруснично-яблочным вреньем. Мне стло очень грустно, и зщипло глз.

Рзвлины тянулись по обе стороны улицы. Мой взгляд пробегл по этим остткм прошлого и вдруг споткнулся о то глвное, рди чего я сегодня сюд приехл. Я прошел еще немного и :стл.,кк вкопнный.

Среди общего рзгром стоял, кк и рньше, нш добрый зеленый збор. Конечно, он был не тким высоким, не тким плотным и не тким зеленым. Он покосился, в некоторых местх совсем упл н землю. Чсть его досок был рзбит, кривые поржвевшие гвозди жесткой неровной щетиной торчли из прогнивших переклдин. И все же збор был, он существовл, нзло беспощдному Времени.

Я зшел з него, туд, где рньше был пустырь - нше первое детское рзочровние. Теперь под гуськом подъемного бшенного крн здесь поднимлся белоснежный корпус пнельного многоэтжного дом с ровными прямоугольникми широких окон и длинных блконов. И дльше з ним до смого горизонт росли рзноклиберные кубики и прллелепипеды новостройки. Н месте ншей строй одноэтжной Нхловки строился большой новый микрорйон город.

Я повернул нзд и нпрвился к рзвлм прошлого, к строму збору, к рзрушенным стенм родного дом. Ну конечно, только здесь, где встретились в прострнстве и времени, связлись в один узел прошлое и нстоящее, детство и зрелость, только здесь и можно оторвться от той мленькой узкой щелки, через которую человеку от роду дно смотреть н мир. Только здесь можно взглянуть в широкое окно другого времени и другого прострнств.

Я подошел к звлм стен и перекрытий и коснулся рукой шершвого остов рзрушенной печки с обгоревшей трубой.

И вдруг все вокруг изменилось. Низкое облчное небо опустилось н крыши домов и верхушки деревьев. Потемнело, исчезли очертния строящегося дом, рзвлин, збор, всех окружющих предметов. Потом откуд-то снизу, из земли, рспрострнился стрнный мерцющий свет, который с кждой секундой стновился все ярче. В его рдужном сиянии возник этот яркий крсочный скзочный мир.

В нем причудливо смешлись рзные времен год. Рядом с буйно цветущими бгровыми пионми истекл ручьями большой сугроб белого снег, возле поникшей ивы с пожелтевшими листьями зеленел густой куст смородины. В этом светлом прздничном мире жили почти ткие же люди, кк и мы. У них были гибкие подвижные фигуры, они летли н рзноцветных зонтикх, которые, склдывясь, преврщлись в тоненькие трости. У детей зонтики были мленькие цветстые, у взрослых однотонные: синие, зеленые, коричневые, у стриков прямые черные. Жили они в небольших лиловых домх-шрх, которые время от времени перектывлись мест н место и остнвливлись то тут, то тм.

Я с волнением и стрхом приблизился к ближйшему круглому дому, протянул руку, чтобы потрогть его нежную брхтистую стену, но пльцы ничего не почувствовли - они прошли стену нсквозь и повисли в воздухе. Я подошел к мленькой овльной двери, хотел открыть ее, но лдонь ни н что не оперлсь. Я сделл несколько шгов вперед. Что з черт? Дом исчез. Оглянулся - он стоял, кк ни в чем не бывло, н том же месте.

Возле куст смородины опустился с зонтиком н землю пожилой человек в сером плще-нкидке. Я бросился к нему, рзмхивя рукми, и крикнул:

- Погодите! Остновитесь!

Он быстро шел мне нвстречу, еще секунд, и мы сблизились, столкнулись друг с другом, но я дже не ощутил его тел.

Он кк бы прошел сквозь меня и, не оглянувшись, скрылся в лиловом домике.

И тогд до меня нконец дошло: это же все мирж, пустот, гологрфия, изобржение длекого мир, существующего не здесь, рядом с нми, где-то тм, очень длеко, в глубинх Вселенной, н ккой-нибудь Альфе Центвр.

Все снов померкло. Свет медленно угсл. Н темном небе появились нши обычные земные облк и редкие желтые звезды.

- Скжите, пожлуйст, сколько сейчс времени? - вывел меня из збытья тонкий детский голос. Рядом стоял мльчикпрохожий. Что-то неуловимо знкомое было в его худенькой фигуре, удлиненном личике.

- Без пятндцти десять, - ответил я ему, взглянув н чсы, и зшгл к железнодорожной стнции.