/ Language: Русский / Genre:sf,

Чп В Воздухе

Георгий Реймерс


Реймерс Георгий

ЧП в воздухе

Реймерс Георгий

ЧП в воздухе

Глава 1

Мелкий надоедливый дождь зарядил еще с вечера и, видно, надолго. Мутное утро просыпалось как-то неохотно, с ленцой. Над городом, цепляясь за старинные готические шпили, тяжело плыли набухшие серые тучи. Редкие ранние прохожие, ссутулившись под зонтами, уныло брели по мокрым улицам.

В зале ожидания аэропорта было многолюдно. Вылеты ночных рейсов из-за ненастья перенесли на утро. Пассажиры томились, ожидая улучшения погоды, и ворчали на капризы "небесной канцелярии".

Но вот наступило оживление. К перрону один за другим начали подруливать самолеты.

Командир корабля Михаил Петрович Зернов вышел из метеостанции с неважным настроением. Зародившийся над Северной Атлантикой осенний циклон, углубляясь, перемещался к юго-востоку, а это значило, что и без того скверная погода окончательно испортится. К вечеру синоптики ожидали туман. По всем предположениям, возвратиться в этот же день не удастся. Опять, второй год подряд, он не сможет провести с женой день ее рождения."

Угораздило же Наташу родиться осенью, в самое плохое для полетов время", с неудовольствием подумал Зернов.

- А ну-ка, Леша! Мчись на полных оборотах к перевозчикам! Оформляй загрузку. Да пошустрее! - поторопил он второго пилота.

- Есть оформлять загрузку.

Сверкнув в улыбке зубами, разбитной парнишка исчез за дверью.

Последние пассажиры, поднимаясь по трапу, скрывались в объемистом фюзеляже двухмоторного серебристого самолета. Зернов вышел из аэровокзала, поднял воротник пиджака и, быстро перебежав мокрый перрон, укрылся от дождя под крылом.

- Все готово к вылету? - спросил он бортмеханика, стоявшего там же.

- Все, - кивнул головой высокий пожилой латыш Юрис Лидум. Не обращая внимания на дождь, он медленно пошел вокруг самолета, внимательно осматривая его в последний раз перед вылетом.

Зернов поднялся по трапу в пассажирскую кабину, отложил воротник и огляделся. Половина кресел пустовала. "С такой загрузкой плана не выполнишь", - мелькнула у него неприятная мысль, и настроение еще больше испортилось.

Воздушный корабль оторвался от мокрого бетона взлетно-посадочной полосы и сразу вошел в серый туман низкой облачности. Внимательно следя за показаниями приборов, Зернов вел самолет с набором высоты в слепом полете. Второй пилот Леша Казанцев что-то записывал в бортовом журнале.

- Ахмет! Связь с "Раскатом" есть? - спросив Зернов радиста.

Небольшой худощавый парнишка, прищурив слегка раскосые черные глаза, осторожно поворачивал рукоятку настройки приемника. Сквозь шум помех слабо слышался голос диспетчера района.

- Есть, - отозвался он, сдвигая наушники. - Разрешают вход в район на эшелоне две четыреста.

- Отвечай: занял высоту две четыреста, на борту все в порядке, распорядился командир и передал управление второму пилоту.

Бортпроводница Зента старалась создать пассажирам уют и сделать воздушное путешествие приятным. Раздавая свежие газеты, журналы и мятные конфеты, она с приветливой улыбкой спрашивала пассажиров о самочувствии.

Иные мужчины, стараясь подольше задержать около себя миловидную блондинку, осведомлялись о высоте, скорости полета и о разных пустяках. Расторопная бортпроводница, успевая отвечать на все вопросы, подошла к передним креслам.

- Не желаете ли освежиться? - с легким акцентом произнесла она привычную фразу и протянула подносик с мятными конфетами двум пассажирам.

Сидящий около иллюминатора сутулый пожилой мужчина в плаще читал книгу. Услышав вопрос, он нехотя поднял голову, посмотрел на девушку ничего не выражающим взглядом и, сделав отрицательный жест, снова углубился в чтение.

Сидевший на соседнем кресле молодой широкоплечий парень улыбнулся, поблагодарил бортпроводницу и взял несколько конфеток.

Проходя на свое место, Зента невольно обернулась."

Красивый парень, но выражение лица неприятное, - подумала она про молодого пассажира. - Улыбается только губами, а глаза холодные и какие-то злые... Бр-р", - передернула она плечами.

Молодой пассажир чуть повернул голову и искоса взглянул вслед бортпроводнице. Потом привстал с кресла и дернул за ручку двери, ведущей в кабину пилотов. Дверь оказалась запертой. Пассажир в плаще потянул молодого за рукав, заставил опуститься на место и, сказав ему что-то, откинулся на спинку кресла. На его лице застыла болезненная гримаса.

- Девушка! - крикнул молодой. - Подойдите сюда! Быстрее!

- Что случилось? - спросила подбежавшая Зента.

- Моему соседу плохо. Он сердечник. Попросите пилотов опуститься пониже.

- Сейчас доложу командиру.

Зента вынула из кармана форменного платья маленький ключик, вставила его в замок двери и... Широкая мужская рука с короткими волосатыми пальцами сжала ее запястье с такой силой, что девушка, вскрикнув, выпустила ключ. Сильный толчок в грудь отбросил ее к последним креслам.

- Сидеть! Не шевелиться! - повелительным голосом крикнул молодой мужчина и встал у двери. В его обеих руках чернели пистолеты. Вскочившие было пассажиры опустились на свои места.

- Превосходно, Вилли! - воскликнул пассажир в плаще. От его болезни и апатии не осталось и следа. С кресла, как на пружинах, поднялся высокий атлет. Его водянистые глаза теперь обрели стальной блеск.

- Обеспечьте порядок здесь, а там я один управлюсь, - распорядился он и, подняв ключ, открыл дверь пилотской кабины.

Глава 2

Прислушиваясь к монотонному гулу, Юрис Лидум время от времени поглядывал на приборы. Все было нормально. Моторы работали, выражаясь по-авиационному, как звери. Внезапно в пассажирской кабине вскрикнула женщина.

- Что это? - обернулся Зернов.

- Сейчас узнаю, - ответил Лидум, направляясь к выходу.

В этот момент дверь неожиданно отворилась. На пороге стоял высокий человек в шляпе. Его правая рука была опущена в карман плаща."

Как же это я забыл замкнуть дверь? Такого со мной еще не бывало", подумал бортмеханик.

- Что вам нужно? - спросил он незнакомца. - Сюда входить нельзя!

Заглянув через его плечо, Лидум увидел второго, стоящего лицом к пассажирам, с пистолетами в руках."

Диверсанты!" - обожала мозг догадка. Не раздумывая, он бросился на стоявшего перед ним человека. Грохнул выстрел. Бортмеханик схватился за грудь, грузно осел на пол. Зернов с Ахметом вскочили.

- Спокойно! Сидеть на местах! - скомандовал незнакомец, поднимая руку с пистолетом.

- Прочь от стола! - крикнул он радисту, заметив, что тот потянулся к передатчику и, направив пистолет на Зернова, повторил: - Сидеть на месте!

Командир корабля опустился в кресло.

- Самолет захвачен. Вам придется выполнять мои приказания, - продолжал незнакомец. - Немедленно разворачивайтесь на северо-запад. Через полтора часа мы выбросимся с парашютами, а вы можете улетать куда угодно.

Лицо командира побледнело. Пожалуй, впервые он растерялся, но тут же быстро овладел собой и, с ненавистью глядя на диверсанта, проговорил:

- Нет, за границу не удерете. Я с трассы никуда не сверну.

- Напрасно думаете, что мы не долетим без вас, - угадывая мысли Зернова, сказал диверсант и резко скомандовал:

- Выполняйте приказание! Живо!

Сжав кулаки так, что ногти впились в ладони, командир корабля сидел неподвижно. Он не допускал и мысли о том, чтобы исполнить преступное требование.

Незнакомец криво усмехнулся.

- Я могу не уговаривать вас, а просто перестрелять. Но к чему лишние жертвы? После того, как мы оставим самолет, погибнут пассажиры. Подумайте о них, - проговорил он.

Леша Казанцев стиснул зубы. Его руки, мертвой хваткой вцепившиеся в штурвал, тряслись от нервного напряжения. "Если будет стрелять - штурвал от себя и в землю", - решил юноша.

Ахмет съежился и приготовился кинуться на бандита. Горящими, как угли, глазами радист следил за каждым его движением.

- Ну... говорю в последний раз! - раздался голос диверсанта.

Зернов решил выиграть время. Обернувшись к приборам, он взялся за штурвал и положил самолет в крен, разворачивая его на северо-запад.

- Подлец! - взвизгнул, вскакивая Ахмет. Плечи командира вздрогнули, как от удара хлыстом.

- На место, щенок! - Диверсант ударил радиста рукояткой пистолета по темени. Ахмет охнул, схватился за голову и упал на сиденье.

- Леша, отпусти управление, все будет так, как надо, - сказал Зернов второму нилоту."

Не может быть, чтобы не нашлось выхода. В крайнем случае, никогда не поздно выключить моторы и нырнуть в море вместе с бандитами", - мелькали у него мысли.

- Внимательнее! Вы уже развернулись больше, чем следует, - крикнул диверсант.

Мельком взглянув на него, Зернов заметил, что тот следит за показаниями гироскопического компаса, принимая его за магнитный. "Вот и выход!" обрадовался опытный пилот.

Установив самолет точно на северо-запад, командир корабля незаметным нажимом на кнопку застопорил шкалу прибора. Теперь можно разворачиваться куда угодно, прибор неизменно будет указывать северо-западный курс."

Наше счастье, что летим в облаках и ничего не видно, иначе его провести бы не удалось", - подумал Зернов, выводя самолет на трассу. Леша Казанцев понял в чем дело, и снова взялся за штурвал. Воздушный корабль шел в аэропорт назначения.

Ничего не подозревавший диверсант решил, что сопротивление экипажа сломлено и стал действовать напролом.

- Итак, господа, мы скоро расстанемся, - обратился он к экипажу, не замечая, как раненый бортмеханик осторожно приподнялся за его спиной. - Я оставляю вам достаточную сумму денег и пакет с необходимыми сведениями, чтобы прилететь в аэропорт, где вам гарантировано политическое убежище. Возвращаться домой не советую, там вас не поблагодарят, а теперь... - Договаривать не пришлось: сильная рука сдавила ему горло, а другая схватила за пистолет.

- Вилли! Ко мне! - отчаянно отбиваясь, крикнул бандит.

Юркий, как хорь, Ахмет метнулся к двери, выдернул ключ и, захлопнув ее на замок, бросился на помощь Лидуму. Диверсант отшвырнул радиста ударом ноги, но в этот момент подоспели пилоты. Отчаянная схватка в тесном проходе кабины быстро окончилась. Обезоруженный бандит лежал лицом вниз с выкрученными за спину руками. Зернов сидел на нем сверху, крепко сжимая кисти, Ахмет держал за ноги, а Казанцев, сорвав галстук, приготовился связывать противника. Лидум, хрипло дыша, лежал в луже крови. Дверь кабины содрогалась под ударами второго диверсанта, рвавшегося на помощь сообщнику.

- Пристрелить того, что ли? - спросил радист, поднимая с пола выбитый из рук бандита пистолет.

- Не смей! - приказал Зернов. - Можешь попасть в пассажиров.

Вдруг пол кабины начал быстро уходить из-под ног. Неуправляемый самолет вышел из равновесия и завалился в креп.

- Леша! Быстрей за штурвал! Включай автопилот! - крикнул командир.

Казанцев бросился на свое место. И тут опытный диверсант воспользовался тем, что его держат только двое. Резким движением он освободил правую руку, перекинулся на спину и ткнул растопыренными пальцами в глаза Зернова. Командир вскрикнул, но не выпустил противника. Взбешенный Ахмет с размаху ударил бандита по голове рукояткой пистолета. Тот дернулся и потерял сознание.

С помощью подоспевшего Казанцева Ахмет принялся связывать диверсанта. Самолет шел под управлением включенного Лешей автопилота.

Едва сдерживаясь, чтобы не стонать от нестерпимой боли, Зернов прижал руку к глазам и опустился на свое кресло. Все вокруг плавало в кровавом тумане. Он ничего не мог различить.

Командир корабля ясно представлял себе создавшееся положение. Погода плохая, низкая облачность с дождем, почти туман. Посадка в этих условиях под силу только опытному пилоту, а Леша недавно начал летать. "Разобьемся!" - с тоской подумал Зернов, но, пересиливая боль, спросил бодрым голосом.

- Как у вас дела, хлопцы?

Ахмет и Леша удивленно оглянулись.

- Что с вами, командир? - взволнованно воскликнул Казанцев.

- Ничего. Пройдет. Этот негодяй повредил мне глаза. Я плохо вижу.

- Не беспокойтесь, командир! Мы его скрутили так, что не скоро развяжешь, - доложил Ахмет.

- Молодцы, ребята! А теперь - помогите Юрису.

Ахмет с Лешей переглянулись и опустили головы.

- Ему уже не поможешь. Отлетался, - глухо ответил радист.

Зернов как-то ссутулился, словно непосильная тяжесть придавила плечи. Потом резко выпрямился и неестественно звонким голосом скомандовал:

- Не вешать головы, хлопцы! По местам!

Глава 3

Оператор прислушался, взял чистый бланк и начал быстро записывать.

- Борт сорок три тридцать девять нашелся! Зовет, - не отрываясь от приемника, сказал он руководителю полетов.

Дородный пожилой мужчина в форменном кителе вытер лысину платком и облегченно вздохнул.

- Наконец-то. Спроси, почему не держал связь?

Оператор молча протянул радиограмму.

Руководитель полетов взглянул на текст, и глаза его округлились.

Издав какое-то нечленораздельное восклицание, он схватил трубку прямого телефона.

- Товарищ начальник аэропорта! Докладывает Аверченко! Экипаж борта сорок три тридцать девять в воздухе подвергся нападению. Бортмеханик убит, командир корабля потерял зрение. Самолет идет под управлением второго пилота. Что?.. Где находится? Близко. Сейчас будут переходить на командную связь. Есть включить систему посадки. Ясно. Выезжаю для приема!

Тучный Аверченко с неприсущей ему быстротой скатился по лестнице и вскочил в кабину "газика".

- Санитарную машину с врачом на старт! - на ходу крикнул он дежурному по аэропорту.

Юркий ГАЗ-69 помчался к командному пункту.

Направив на запасные аэродромы все находящиеся в районе аэропорта самолеты, Аверченко освободил воздушное пространство для терпящего бедствие самолета.

- Сорок три тридцать девять! Сорок три тридцать девять! - вызывал дежурный. В репродукторе что-то щелкнуло, зашипело и раздался баритон Зернова.

- Раскат! Я - сорок три тридцать девять. Подхожу к вам. Заход и посадку будет производить второй пилот. Включите для контроля пеленгатор. Обеспечьте прием!

К окрашенной, как шахматная доска, будке стартового командного пункта подлетела санитарная автомашина и, скрипнув тормозами, остановилась.

- Где самолет? - спросил начальник аэропорта, входя в будку.

- Подходит, - ответил Аверченко.

- Включите старт.

- Есть включить старт! - Руководитель полетов перебросил рубильник. Сквозь сетку мелкого дождя засияли рубиновые огни подхода и бело-желтые посадочные. Бетонная полоса, плохо видная в мутном свете осеннего дня, теперь била отчетливо обозначена. Начальник аэропорта посмотрел вдоль полосы посадки и насчитал впереди немногим больше десятка огней, остальные терялись в сырой туманной мгле.

- Дрянь видимость, - недовольно поморщился он.

Наверху, в толстом облачном слое, зародился чуть слышный звук. Словно шмель где-то бился о стекло, стараясь вырваться на волю. Звук приближался и, быстро нарастая, заполнял пространство рокочущей низкой нотой. Невидимый в облаках, над аэродромом пролегал воздушный корабль."

Прийти-то пришел, - подумал начальник аэропорта. - Как теперь сядет?"

Разбрызгивая лужи, по аэродрому мчались две сине-красные автомашины. У стартового командного пункта они остановились. Из передней легковой вышел высокий человек в коричневом драповом пальто. Его внимательные, чуть прищуренные серые глаза пристально смотрели из-под козырька кепи.

- Полковник Соколов! - представился он, протягивая руку начальнику аэропорта."

Вот теперь-то, кажется, все готово к приему самолета", - подумал Аверченко.

Глава 4

Громко раздались отрывистые звонки маркерного приемника. Стрелка радиокомпаса опрокинулась острием вниз. Самолет пролетел над дальней приводной радиостанцией системы посадки.

- Ну, Леша, заходи, как я тебе объяснял! Да не волнуйся, аэродром большой, сядем, - подбодрил Зернов второго пилота.

Казанцев, внимательно следя за приборами, начал заходить на посадку. Зернов на слух уменьшил обороты двигателей. Тяжелая машина, плавно снижаясь, вышла из последнюю прямую.

- Ахмет! Становись рядом, следи за высотой. Леша! Все внимание на приборы! - скомандовал Зернов.

Он знал, как опасно в слепом полете отвлекаться от пилотирования по приборам. Бывало, что даже опытные летчики, стараясь разглядеть землю, теряли представление о пространственном положении и терпели аварию.

Сзади сухо щелкнул выстрел, за ним второй, третий... Тонко засвистел воздух в пробитом пулей отверстии на переднем стекле. На счастье, с сидений не были снять бронированные спинки, установленные еще во время войны, поэтому стреляющему через дверь второму диверсанту не удавалось ни в кого попасть.

До боли в руках сжимая штурвал, Леша старался удержать машину на посадочном курсе. Это получалось плохо. Самолет, словно чувствуя нетвердую руку, рыскал из стороны в сторону.

- Высота сто метров! Земли не вижу! - раздался голос Ахмеда.

- Сейчас пройдем ближнюю приводную, - подсказал Зернов, но маркер не звонил. Стрелка радиокомпаса наклонилась вправо и быстро пошла вниз.

- Прошли левее привода, - крикнул Ахмет.

- Повторяем заход! - скомандовал Зернов, прибавляя газ. Взревели моторы воздушный корабль снова стал набирать высоту.

- Успокойся! Не жми штурвал. Держи его нежно, легко, как любимую девушку, - через силу пошутил командир.

Леша обтер рукавом выступивший на лице пот.

- Ничего у меня не получается, - с дрожью в голосе проговорил он.

- Врешь! Получается! - прикрикнул на него Зернов. - Ты что же, хочешь при такой погоде сесть с первого захода? Ишь какой асс объявился! Мне и то не всегда удается, а он: "не получа-а-ется", - передразнил командир и прибавил крепкое словечко.

Не отрываясь от пилотирования, Казанцев выслушивал нагоняй. Постепенно он начал успокаиваться, унялась нервная дрожь. Самолет тоже как бы стал послушнее.

Вдруг что-то ударило в левую руку. Казанцев взглянул туда. Выше локтя на рубашке расплывалось красное пятно. "Почему же не больно?" - подумал он, но тут самолет накренился и Леша снова уставился в приборы. Ахмет, стиснув зубы, несколько раз выстрелил в дверь. Из пассажирской кабины раздался крик.

- Ахмет! Что ты делаешь? Там же пассажиры! - крикнул Зернов.

- Леша ранен. Убьют его - все погибнем, - ответил радист.

Казанцев вторично вывел машину на посадочный курс и решительно уменьшил обороты. Теперь в его душе кипела злость, прошлой нервозности как не бывало.

- Стреляет сволочь! Все равно сяду! Нормально сяду! - шептал он про себя. Уверенно сжимая штурвал, юноша вел воздушный корабль на посадку. Заход корректировали с земли по радиопеленгатору. В наушниках звучал голос руководителя полетов. Прислушиваясь к командам, Леша подворачивал самолет, стараясь удержать его на последней прямой.

Чтобы не отвлекать Казанцева от пилотирования, на запросы руководителя полетов отвечал Зернов.

- Идете нормально, - подсказали с земли. Командир ощупью открыл замок и выпустил шасси.

Самолет, снижаясь, подходил к аэродрому. Наступил самый ответственный момент.

- Высота сто. Земли не вижу, - снова лаконично доложил Ахмет.

Леша уменьшил скорость снижения. В кабине как-то сразу потемнело.

- Высота 50. Вижу огни! - крикнул Ахмет.

Казанцев прибавил газ, перевел машину в горизонтальный полет и только тогда оторвал взгляд от приборов. Впереди, внизу, совсем близко, под самолет убегала цепочка красных неоновых огней. Сердце юноши радостно забилось.

- Вышли, командир! Теперь сядем! - крикнул он, направляя самолет вдоль яркой рубиновой линии.

- Вышли правильно. Посадку разрешаю, - раздался в наушниках голос руководителя полетов.

- Знаю, что правильно! Знаю! - радовался Леша.

Из серой пелены мороси выплыли зеленые светофоры и два ряда белых огней посадочной полосы.

- Леша, я тоже вижу огни! Не ослеп! - крикнул Зернов. Не обращая внимания на резкую боль, он смотрел широко раскрытыми глазами и видел сквозь набегающие слезы расплывчатое сияние.

Направив самолет в середину светящегося коридора, молодой пилот убрал газ и потянул штурвал на себя. Тяжелый воздушный корабль ударился колесами о бетон полосы, подскочил и, закончив пробег, остановился. Только теперь Леша почувствовал жгучую боль в левой руке и невероятную усталость.

В пассажирской кабине раненый диверсант поднес пистолет к виску. В наступившей тишине звонко ударил последний выстрел.

К самолету, окружая его со всех сторон, подбегали автоматчики.