/ Language: Русский / Genre:child_9,romance_sf,

Похищение Продавца Приключений

Георгий Садовников

В этой фантастической повести читатели вновь встретятся с героями книги «Продавец приключений», которые на сей раз отправились в головокружительное межпланетное путешествие на подводной лодке «Сестрица».

ru ru Euge mail@euge.ru FB Tools 2004-05-20 www.rusf.ru EEB9728C-AA8B-4D07-BF9F-B9DFE4567ED6 1.0 Похищение продавца приключений Планета детства Москва 1999 5-236-00101-3

Георгий Михайлович Садовников.

Похищение Продавца приключений.

Моей вечно для меня маленькой внучке Анечке

ГЛАВА НУЛЕВАЯ, в которой с рукописью этой книги происходит ужасная история, рассказанная старым юнгой Иваном Ивановичем Пыпиным

И вновь я в Кратово, на маленькой даче, водоизмещением всего в несколько тонн. Она, точно судно в порту, стоит среди высоких мачтовых сосен. Кажется, натяни паруса, и можешь плыть туда, где еще не был. Но пока я сижу за круглым обеденным столом и складываю из слов эти строки и наклеиваю их на чистые страницы.

А все началось после того, как ко мне забежал запыхавшийся Продавец приключений. Мой давний приятель был в своей неизменной алой рубашке-косоворотке, расшитой голубыми васильками и подпоясанной зеленым витым шнуром, и в новеньких ярко-желтых лаптях. На груди Продавца висел его неразлучный лоток с товаром. Обычно это были горы всевозможных приключений, рассчитанные на любой вкус. Но на сей раз на лотке лежала толстая стопка исписанной бумаги

– Иваныч, – молвил Продавец, переведя дух, – я только что из нашего будущего. Приехал на лифте и нашел под его дверью эту рукопись. А при ней записку: «Милостивый государь! В Ваших руках крайне серьезное философское произведение неимоверной важности, от коего зависит ход всей мировой истории. Прошу отдать в любое издательство. Заранее признательный неизвестный автор». Но я, увы, не в силах выполнить эту несомненно благородную миссию. Ибо срочно отправляюсь на Аляску. Там снова найдены несметные залежи приключений. Я должен…

– Я уже понял все с полуслова, – перебил я, смышленый, как и все юнги. – Завтра поеду за пенсией в город и попутно выполню обе просьбы. И автора, и твою.

Так через двадцать лет Продавец приключений снова очень ловко навязал мне неизвестно чью рукопись. Он выложил ее на обеденный стол и ускакал, довольный тем, что все устроилось столь удачно. Знать бы ему, что случится через пять минут после его ухода!

А произошло нечто невообразимое. В открытое окно влетел миниатюрный смерч, судя по всему, еще смерч-ребенок. Он покружился по столу, подхватил рукопись и разметал ее по комнате. И если бы ограничился только этим. Проказник сдул со всех страниц слова! Похулиганив всласть, сорванец-смерчонок выскочил за дверь и был таков. А я смотрел на пол. Тот был сплошь усеян словами, разбросанными в самом неописуемом беспорядке. Я не знал, что делать. И не было никого, кто бы мне помог. Внучка уехала в город, и я один нес вахту на даче. Поэтому пришлось поспешить себе на помощь самому.

Вспомнив далекое детство, я начал складывать из слов фразы, как некогда собирал из кубиков рисунок. И для пущей надежности приклеивал их к странице старинным морским клеем, сваренным из самых прочных якорей, снятых с утонувших фрегатов и каравелл. Отныне этим словам был нипочем даже взрослый смерч. Постепенно увлекшись, я и не заметил, как собрал рукопись заново. И прямо сейчас, можно сказать, на ваших глазах, приклеил последнюю точку. Труд, что и говорить, был нелегким, если учесть, что раньше я эту рукопись даже не держал в руках и ее истинное содержание до сих пор остается для меня кромешной тайной. Но теперь, когда все позади и я могу удовлетворенно откинуться на спинку стула, мне та заварушка кажется забавной.

Завтра я исполню обещанное мной – отвезу рукопись в любое издательство, как и просил неизвестный автор. О том, что у него получилось, судить, читатель, тебе. А с меня взятки гладки. Я свое дело сделал.

ГЛАВА I, в которой читатель после долгой разлуки вновь встречает старых знакомых и появляется некая загадочная личность

Как и тогда, двадцать лет назад, Аскольд Витальевич в сердцах вскричал:

– Биллион метеоритов! – Но тут же спохватился и, опасливо оглянувшись на дверь своего кабинета, за которой хозяйничала его сестра, смягчил это грубое ругательство отпетых космических бродяг, придав ему более пристойный вид: – Всего один метеорит, но зато самый коварный!

Да и как удержаться от крепкого, просоленного, дубленного всеми космическими ветрами и вдобавок поперченного словца, если он, сидя в уютном кресле возле электрического камина и предаваясь своим замечательным воспоминаниям, дойдя до приключения № 1753, вдруг ощутил вокруг себя глухую тишину. Будто его вместе с креслом и камином перенесли в абсолютный вакуум, где-нибудь на задворках Вселенной. И в этой тишине было что-то зловещ-щ-щее…

Преодолевая боль в пояснице… Кстати, то чудовище, что он встретил в приключении № 1753, по случайному совпадению, тоже звали Радикулитом… Итак, держась за поясницу, Аскольд Витальевич выбрался из кресла и глянул в окно. Его родимый город Краснодар точно вымер. На улице ни единой души. Лишь одинокий лист каштана лежал посреди тротуара. Да и тот раньше времени пожелтел и трясся от страха. Вот тут-то старый и некогда самый великий астронавт и выразился от души.

– Что стряслось с нашим городом? Может, мне все-таки кто-нибудь скажет? – спросил он все еще зычным голосом.

Дверь кабинета тотчас распахнулась, и перед Аскольдом Витальевичем предстало его семейство, включая робота Кузьму. Оно, видно, стояло за дверью, дожидаясь, когда старый астронавт подаст голос. Не было только Аскольда-младшего, сына Петеньки и Марины, и стало быть, его внучатого племянника, а может, племянничатого внука. Этот непоседа, как всегда, пропадал неизвестно где. Еще не хватало Сани… извините, капитана Александра Петрова, который в этом доме тоже считался родным. Но знаменитый космический волк сейчас бороздил просторы Вселенной на звездолете «Искатель-2».

Вид родных и близких старого астронавта за двадцать минувших лет заметно изменился. Сестра Рогнеда Витальевна стала совсем седой и как бы уменьшилась в размерах. На стальных латах Кузьмы проступили темные пятна, – следы неустанной борьбы чистоплотного робота с кровожадной коррозией металла. В отличие от них второе поколение только вступило в пору полного расцвета. У Петеньки… то есть у Петра Васильевича Александрова образовалось тугое брюшко, а некогда кудрявая, прямо-таки весенняя бородка разрослась в солидную зимнюю бороду лопатой. На темени бывшего штурмана прочно обосновались почетные шапочки всех мировых академий. Марина – в прошлом тоненькая стюардесса славного звездолета «Искатель» – стала этакой светской дамой. Увидишь ее еще за километр и скажешь: о, это идет истинная супруга знаменитого ученого! Но сама-то она нос не задирала и, будто жена какого-нибудь безвестного мужа, трудилась в обычной школе, преподавая народные сказки.

– Витальич! Сядь! Не то упадешь, когда мы тебя огорошим. Возраст-то у тебя уже не тот, – засуетился Кузьма, подражая Савельичу из пушкинской «Капитанской дочки». Он только что прочел эту повесть, и верный слуга потряс воображение робота.

– Да что случилось? Почему город пуст? Можно подумать, наступил конец света! – снова вскричал старый астронавт, все-таки позволив родным и близким усадить себя в кресло. Силы и впрямь уже были далеко не те.

– Можно подумать, можно, – подтвердил Кузьма, укрывая пледом его колени. – Не волнуйся. Ничего не случилось. Просто пришла большая беда. Исчез Продавец приключений. Вместе со своим лотком. Вот в городе и остановилась жизнь. А какая жизнь без приключений?

– И не только в городе! На всей Земле! – горестно воскликнули остальные родные и близкие.

– Дети не ходят в школу! – добавила от себя Марина.

– Заглохла научная мысль, – пожаловался академик Александров.

– Братец, раньше мне и в голову не приходило, что приключения играют такую существенную роль, – смущенно призналась Рогнеда Витальевна.

– Когда же он исчез? Час назад? Или даже два? – нахмурился Аскольд Витальевич.

– С тех пор минул целый месяц, – печально вздохнули родные и близкие.

– Месяц?! А я узнаю об этом только сейчас! – возмутился Аскольд Витальевич.

Он отбросил плед и попытался встать, но безжалостный радикулит вновь припечатал его к креслу.

– Мы, Витальич, того… боялись тебя потревожить, – виновато пробормотал Кузьма. – Уж очень глубоко ты погрузился в свои воспоминания. Считай, глубже Марианской впадины, что в Тихом океане. И поднимать тебя оттуда вот так вот вдруг было опасно. Ты мог заболеть, как водолаз, этой самой… кессонной болезнью.

– Аскольд! – вмешалась сестра. – Я тебе говорила не раз: будь осторожен! Случалось, люди так и не возвращались из своих воспоминаний. Оставались в них навсегда! И кто знает, где они там бродят и по сей день?

Она содрогнулась, представив дорогого братца, одинокого и неприкаянного, плутающего по дну воспоминаний. Впотьмах!

– Не бойся, сестричка. Мои воспоминания слишком поверхностны. В таких не сгинешь, – сказал старый астронавт, напомнив всем о своей некогда прославленной скромности. – И как исчез Продавец? При каких обстоятельствах?

– В этой истории сплошные загадки. Лучше тебе, Витальич, послушать самих очевидцев, – ответил Кузьма. – Сейчас они все будут здесь. Мы уже дали знать, что ты выплыл на поверхность.

И вправду, город мигом ожил, улица за окном заполнилась возбужденными голосами и топотом спешащих людей. Возле дома, где жили Аскольд Витальевич и его семья, с визгом тормозили подлетевшие со всех сторон автомобили. А через секунду-другую в кабинет старого астронавта вбежали правители города и его самые уважаемые граждане. За окном, как подсказал Аскольду Витальевичу огромный опыт, волновалось море голов, принадлежащих тем, кому не хватило места в доме. Когда, казалось, все устроились и глава города открыл было рот, на улице вновь началось какое-то движение; оно продолжилось на лестнице и в прихожей. Затем в битком набитый кабинет протиснулся невысокий толстенький мужчина в пестром военном камуфляже и высоких солдатских ботинках. Его лицо было скрыто под полями штатской черной шляпы, нахлобученной по самый нос. Словом, новоприбывший был замаскирован от макушки до пят. Ну разве что из-под шляпы кое-где торчали пучки рыжих волос.

– Прошу пропустить! Я со мной! – властно покрикивал загадочный человек, проталкиваясь в первый ряд.

– А сами вы кто? – спрашивали его с почтением.

– Очень важная персона! Инкогнито из столицы! – многозначительно отвечал замаскированный.

– Гомо сапиенсы! – обратился робот Кузьма к людям. – Я его голос где-то слышал. Уж больно он мне знаком.

– Молчи, груда неразумного металла! У меня голос распространенный. Народный! – прикрикнул на него Инкогнито, отвоевав наконец место в первом ряду, рядом с главой города.

Теперь главе не мешал никто, и он беспрепятственно и в самых ярких красках описал обстоятельства, при которых исчез Продавец приключений.

В тот поначалу восхитительный, а затем печальный день Продавец и его прекрасная супруга беспечно веселились на собственной золотой свадьбе. Торжество проходило на седьмом этаже обычного дома, в квартире, где проживала эта образцовая семья. На праздник были созваны все давние друзья. Приглашение было послано и ему, Аскольду Витальевичу, однако, как впоследствии выяснилось, на почту тайно проник какой-то злоумышленник, изменил адрес на конверте, и письмо ушло на Марс. Отсутствие Аскольда Витальевича было единственным, что в первую минуту омрачило свадьбу. Но потом хозяева и гости сочли, что старого астронавта на этот раз увлекли особо важные воспоминания, и его простили. Пир покатился дальше, по своей легкой и веселой дороге. За столом не смолкали тосты. В бокалах пенилось вино и газированные фруктовые напитки. Золотые молодожены выглядели хоть куда: она была в кокошнике и сарафане, а он – в парадной шелковой косоворотке, подпоясанной серебристым витым шнуром, и новеньких лаптях. И вот застолье достигло апогея: казалось, еще мгновение и на балконе будет запущен обещанный фейерверк. Но именно в этот ожидаемый миг вдруг распахнулось окно, и в комнату ворвались клубы дыма. Все тотчас скрылось в густом черном мраке. В воздухе почему-то запахло подгоревшей гречневой кашей. Когда рассеялся дым, все увидели, что стул Продавца совершенно пуст! Зная озорной нрав юбиляра и его любовь к розыгрышам, супруга и гости обыскали всю квартиру, заглянули во все потаенные углы, однако Продавца не было нигде. Он словно растворился вместе с дымом.

– Мы долго ломали головы над столь странной загадкой, но так и не смогли ничего придумать. И потому, Аскольд Витальевич, решили обратиться к вам. Уж вы-то на вашем веку видели всякое, – такими полными надежды словами завершил глава города свой грустный рассказ.

– Нашли к кому обращаться, – презрительно фыркнул Инкогнито. – Этот Аскольд уже дряхл, как древняя черепаха, и ничем вам не поможет. Он и раньше был дутой фигурой.

– Продавец не исчез. Он похищен! – проигнорировав обидный выпад, произнес Аскольд Витальевич, еще раз доказав, что его не зря в прошлом считали великим.

– Как вы догадались?! Так сразу?! – ошеломленно вскричали все. Кроме замаскированного человека.

– Очень просто, – сказал старый астронавт, не сдержав невольной улыбки. – Этот способ похищения был описан еще Александром Сергеевичем Пушкиным. Вспомните его «Руслана и Людмилу». Именно так, напустив полную комнату дыма, злой карла Черномор умыкнул красавицу Людмилу. И тоже со свадьбы.

– Как мы не сообразили сами?! – снова поразились горожане, дружно хлопнув себя по крутым звонким лбам.

– Проклятье! – процедил сквозь зубы Инкогнито, словно вспомнил, что, уходя, где-то забыл выключить свет. И, вымещая досаду на старом астронавте, вновь напал на него: – Он пускает вам в глаза всякую пыль, а вы развесили уши. У Черномора была волшебная борода. А как, интересно, удалось придуманному вашим Аскольдом похитителю влететь в окно на седьмом этаже, надымить и вынести Продавца по воздуху?

– Да, Аскольд Витальевич, как? – растерялись горожане.

– Он проделал это с помощью подгоревшей гречки, – веско отрубил старый астронавт.

– Дедушка Аскольд прав! Все дело в гречневой каше, и это была ядрица высшего сорта! – послышался ломкий юношеский басок.

В дверях, почти упираясь головой в притолоку, стоял черноглазый, румяный, очень высокий молодой человек, похожий на Петеньку и Марину той поры, когда им было по восемнадцать. Это и был их сын Аскольд-младший. Или попросту Асик. Он только что закончил школу, но его уже успели пригласить на работу в Институт физики на должность… молодого сыщика. Ибо Асик еще в детские годы прослыл необыкновенно проницательным ребенком. Сие бесценное достоинство помогло ему в первые же дни раскрыть несколько громких научных дел. Юный детектив тотчас нашел неизвестную элементарную частицу, за которой годами гонялись все физики, и, задержав ее, передал в руки ученых. Поэтому никто не удивился, когда Асик возник на пороге с репликой, достойной Мегрэ и Пуаро.

– Как показало мое личное расследование, – продолжал между тем сыщик, гроза элементарных частиц, игреков и иксов, – в квартире, что этажом ниже, кто-то насыпал в бак для белья десять пачек крупы, поставил его на огонь и будто бы забыл об этом. Часа через два, в разгар свадьбы, по словам очевидцев, из окна на шестом этаже повалил черный дым.

– Но в этой квартире сейчас никто не живет! Ее хозяева уехали в отпуск. Кто в их отсутствие зажег плиту? И кому понадобилось столько каши? Целый бак! – удивились горожане.

– Похитителю! – коротко произнес старый астронавт.

– Похищение! Каша! Бак! Какая между ними связь? – заволновались сбитые с толку горожане.

– Никакой! – быстро ответил за Аскольда Витальевича Инкогнито.

– Связь самая «какая», – возразил Аскольд Витальевич. – Что вам напомнит бак с подгоревшей кашей, если его перевернуть дном вверх, а столбом дыма вниз? – спросил он, прищурясь лукаво.

– Реактивный двигатель, – сказали горожане.

– Так вот, похититель, ухватившись за ручки этого двигателя, влетел в окно, где гуляла свадьба, подхватил Продавца и был таков. Признаться, я и сам нередко пользовался таким способом передвижения.

– У меня есть свидетель, – вмешался сыщик. – Он видел, как над городом пронесся бак для белья с двумя людьми. Первый из них одной рукой держался за бак, а другой обнимал за талию второго. За баком тянулся черный шлейф, похожий на бороду Черномора.

– Интересно, а что было дальше? – незаметно для себя увлеклись горожане.

– А дальше злодей вместе со своей несчастной жертвой поднялся на орбиту Земли, где у него был спрятан небольшой космический кораблик, – пояснил Аскольд Витальевич, будто присутствовал при этом сам.

– Я обследовал все орбиты, которые опоясывают нашу планету, – снова вступил Асик. – И на одной из них обнаружил отпечатки космического мотоцикла.

– Проклятье еще раз! – вскричал Инкогнито и с досады топнул ногой.

– Вот именно! – подхватили горожане. – Похищен наш друг, а мы ждем чего-то! Мы должны сейчас же снарядить экспедицию и немедля броситься в погоню за… Но за кем? Как и где его искать, если нам о нем ничего не известно?! – спохватились они и впали в отчаяние.

И тут прозвучал уверенный голос старого астронавта:

– Вы ошибаетесь. Мы о нем уже кое-что знаем, и притом весьма существенное. Преступник допустил роковую ошибку. Он не читал «Руслана и Людмилу»! – Это сообщение Аскольда Витальевича прогремело, будто выстрел из самой оглушительной пушки посреди сельской тишины. – О том, что проделал Черномор, он знал только понаслышке!

– Такого не может быть! Что вы, Аскольд Витальевич?! Что вы?! – придя в себя, замахали на него руками горожане. – Нет во Вселенной такого человека, кто бы не читал «Руслана и Людмилу»!

– И все же один такой нашелся, – сурово возразил старый астронавт. – Вспомните, кого похитил Черномор в древнем городе Киеве? Невесту! А наш злодей все перепутал: украл жениха! Следовательно, если вам попадется тот, кто не читал «Руслана и Людмилу», он и будет тем, кого вы ищете. Впрочем, лет двадцать назад, я бы прямо сейчас назвал имя этого человека. Сказал бы, что Продавца похитил Барбар. Только он мог бы умудриться не прочесть эту увлекательную и весьма поучительную поэму. Однако…

– Безобразие! Чуть что, так сразу виноват Барбар! – возмущенно перебил Инкогнито.

– Вы правы: он здесь ни при чем, – согласился Аскольд Витальевич. – Как утверждает молва, Барбар давно исправился и, став отшельником, может быть, в эти минуты размышляет о добрых делах.

– Размышляет, еще как размышляет! И днем, и ночью, – горячо заверил всех Инкогнито, но затем это ему почему-то показалось забавным, и он хихикнул.

Да, об удивительном превращении, которое произошло с Барбаром, было известно всем. После того как героический экипаж звездолета «Искатель», отыскав Самую Совершенную во времени и пространстве, вернулся на Землю, бич Вселенной Барбар, собрав журналистов, объявил: он-де порывает с преступным прошлым, начинает новую жизнь. Мол, он удаляется от мирской суеты на пустынный астероид, где предастся размышлениям о светлом и возвышенном. Отныне любой турист, пролетая мимо астероида, который теперь именовался Барбаровой Пустынью, видел недавнего злодея облаченным в холщовое рубище. Вот уже двадцать лет он и впрямь с утра до вечера сидел на камне и, подперев кулаком подбородок, размышлял о высоких материях.

– Значит, поэму не прочел кто-то другой, – твердо решил старый астронавт.

– Отыскав его тайное логово, вы найдете и нашего бедного Продавца.

– Вы нам очень помогли, – сказал глава города Аскольду Витальевичу и, вздохнув, добавил: – Ах, как жаль, что вы не можете возглавить нашу спасательную экспедицию. У теперешних искателей приключений на уме лишь одно: звездные войны да прочие космические боевики.

– Куда уж мне теперь! Я свое отпутешествовал, – горестно подтвердил старый астронавт.

Он попытался встать, опершись на ручки кресла, но не сумел. Старость пригвоздила его к сиденью похлеще притяжения самой большой звезды. Аскольд Витальевич машинально глянул на кисть правой руки. Когда-то там красовалось гордое имя «Стремительный», вытатуированное в честь славного космического эсминца, на коем он в молодости служил лейтенантом. Теперь это звучное слово совершенно поблекло, от грозной надписи осталось несколько слабых голубоватых точек.

– А без Аскольда Витальевича у вас ничего не выйдет. Даже и не пытайтесь. Из вашей экспедиции получится только пшик на весь космос. Вот так… ш-ш-ш… – прошипел Инкогнито. – Ей такой сверхловкий, такой хитроумный похититель не по зубам, – самодовольно сказал он горожанам, точно сам унес Продавца из-под носа его друзей.

– Инкогнито из столицы прав! Нам самим не спасти Продавца! – снова запаниковали горожане. – Горе нашему другу! А вместе с ним и нам, всем землянам! Как же мы, несчастные, будем жить без приключений?!

Зрелище прямо-таки раздирало душу. Видимо, не вынеся всего этого, Инкогнито сказал:

– Ну, вы оставайтесь, а я пошел.

Он начал было пробиваться к выходу, но его остановил голос академика Александрова. Тот, как и подобает ученому, все это время витал где-то в своих научных облаках и вот – надо же! – наконец опустился на землю.

– Коллеги, если я правильно понял, всему помехой преклонные годы моего глубокоуважаемого дяди, – заговорил ученый. – Но, кажется, я случайно открыл средство, которое поможет ему стать моложе. Дело в том, что вчера я ставил опыты, изобретал гуманную жидкость против тараканов. Однако вместо нее получил эти таблетки. – Академик раскрыл ладонь. Там среди замысловатых хиромантических линий ума, везения и неудач лежали белые кружочки. – «Что это за таблетки? Каково их назначение?» – спросил я себя и тотчас получил исчерпывающий ответ от нашего старого институтского кота. Он прыгнул на стол и съел одну из таблеток. И сейчас же произошло невероятное: кот начал молодеть прямо на моих глазах и вскоре превратился в игривого котенка.

– Такого не может быть, потому что это объяснить невозможно! – вскричали горожане.

– Вполне возможно, – возразил академик, охотно ввязываясь в научный спор.

– Каждая живая клетка – это кораблик, который плывет в свой конечный порт, в Старость. Но если под его компас подсунуть топор, как это делают негодяи на больших кораблях, он непременно повернет в обратную сторону. В молодые годы! И моя таблетка сыграла роль топора! Я назвал эти таблетки белыми топориками, – признался он, покраснев.

– Но Аскольд Витальевич не кот! – с невольным сожалением вскричали горожане.

– А ну-ка, племянник, будь любезен, подойди поближе, – попросил старый астронавт. – Любопытно, что этакого соблазнительного нашел в твоих противотараканьих топориках бывалый институтский кот?

Он взял с ладони ученого таблетку и, молниеносно сунув в рот, проглотил. Никто даже не успел ахнуть. Все присутствующие не сводили со старого астронавта глаз – затаив дыхание ждали, что будет.

– Внимание! Мои клетки начинают молодеть… Все кораблики легли на обратный курс… Они мчатся курсом зюйд-вест… На всех парусах! – вел репортаж Аскольд Витальевич, прислушиваясь к своему организму.

В его седой шевелюре появились темные пряди, в глазах возродился былой, всем знакомый блеск. Возле большого пальца снова читалось гордое имя «Стремительный».

– Петр! Что ты натворил?! – испугалась Рогнеда Витальевна. – Теперь твой дядя будет молодеть до тех пор, пока… пока не исчезнет совсем. Точно его и не было!

. – Не бойся, мама, – улыбнулся академик. – Увидев, что кот попал в беду, я тут же изобрел топорики красные. Они возвращают кораблик на прежний курс. Правда, я не знаю, как у меня это вышло. Тоже, наверно, случайно.

Он показал другую ладонь, все и впрямь увидели таблетки красного цвета.

– Дайте я их подержу! Только полюбуюсь и отдам, – вдруг засуетился Инкогнито, проталкиваясь назад, на авансцену.

– Нет уж! Пусть эти таблетки будут у меня. Пока их не принял еще какой-нибудь отважный безумец, – решительно промолвила Рогнеда Витальевна и забрала у сына все таблетки. – А ты, братец, сейчас же выпей красный топорик.

Она протянула таблетку, убрав остальные в карман своего ситцевого передника.

– Сестрица, не спеши, – попросил Аскольд Витальевич, отводя ее руку. – Вот исполнится мне лет эдак сорок, тогда я приму хоть все красные таблетки.

А затем произошло и вовсе нечто неожиданное. Он вдруг поднялся на ноги сам, без посторонней помощи, выпрямился в полный рост, и под сводами комнаты, как и двадцать лет назад, раскатился его громовой голос:

– Друзья! Ко мне возвращается богатырская! сила! Теперь я могу возглавить вашу спасательную экспедицию. А ты, сестра, приготовь мою походную куртку из кожи сатурнианского бегемота. Она, поди, заждалась меня в нафталине!

Все увидели прежнего великого астронавта. Защитника обиженных и грозу негодяев. Он вновь стал похож на собственный портрет, который висел прямо над его головой. Знаменитый неизвестный художник изобразил великого астронавта на Солнце, в почтительном окружении оранжево-красных протуберанцев.

– Аскольд Витальевич! Да мы… да мы предоставим вам звездолет… самый лучший во всей Вселенной! – пообещал глава города, заикаясь от избытка чувств. – Это прославленный «Искатель-2» под командой капитана Александра Петрова. Он несется к Земле на всех парах. К вечеру будет здесь!

– Превосходно! Передайте капитану Петрову: сегодня же вечером он должен явиться ко мне с докладом! – распорядился великий астронавт, уже вступив без малейших проволочек в должность начальника экспедиции.

– Есть передать капитану! – словно заправский адъютант, отчеканил глава города.

– Витальич! Ты от старости совсем потерял голову! В твои ли годы лезть на такой рожон! – вдруг, вспомнив о Савельиче, заголосил Кузьма посреди общего ликования. – Тебе на печи лежать… электрической, а не шастать по Вселенной. Да и космос, сказывают, уже не тот. Сплошь звездные войны. И кто только, говорят, не лезет из разных измерений. Всякие монстры и прочая жуть!

– Нам с тобой, мой друг, нипочем всякие монстры! Мы видывали и не такое, – подбодрил великий астронавт Кузьму. – А сейчас, – обратился он к присутствующим, – позвольте представить вам первого члена моей экспедиции, ее главного механика Кузьму Роботовича Кибернетикова!

– И еще одно проклятье! Я уже сбился со счета, – простонал Инкогнито.

– Не переживайте! В другой раз вы все сделаете без единой промашки, – утешила его сердобольная Рогнеда Витальевна.

– Да уж в другой-то раз я не промахнусь. Будьте уверены! – пообещал Инкогнито, кому-то угрожая.

– Кстати, господин Инкогнито… Вы боялись, что у нас ничего не выйдет, – повернулся к нему глава города. – Эй, господин Инкогнито, где вы?

Но того уже не было в комнате. Никто не заметил, как он исчез, даже не попрощавшись.

– Странный и невоспитанный человек. Войдя в дом, не снял головного убора. Так и простоял все время в шляпе, – проговорила Рогнеда Витальевна, выражая общее мнение. И, подумав, добавила: – А может, у него какая-то беда?

ГЛАВА II, в которой великий астронавт вновь обретает старых молодых друзей, а его таинственный враг не мешкая приступает к первым козням

В тот же день в городе снова забурлила жизнь. По улицам, наверстывая упущенное, помчался общественный и личный транспорт. И в киосках появились свежие газеты. А на первых страницах газет было набрано очень важное экстренное объявление:

«Одной спасательной экспедиции срочно требуются самые невезучие люди, из-за которых их спутники вечно попадают в самое опасное положение».

И в квартиру Александровых повалил весь город – и стар и млад. Кандидатов принимал сам начальник экспедиции, облаченный в знаменитую куртку из кожи сатурнианского бегемота.

Наконец экспедиция была укомплектована самыми невезучими из невезучих, и ее начальник перевел было дух и даже расстегнул походную куртку. Но в этот момент в квартиру кто-то позвонил. Звонок был неистовым, пронзительным. Звонивший прямо-таки рвался в дом. Рогнеда Витальевна и та всполошилась и покинула кухню, где собиралась варить обед.

Аскольд Витальевич открыл дверь и удивленно поднял брови. Перед ним стоял Инкогнито. Он был все в том же маскировочном костюме и в неизменной черной шляпе, по-прежнему нахлобученной по самый нос.

– Я вне конкуренции! – выпалил он, высоко задрав розовый округлый подбородок, чтобы лучше видеть хозяев, и, не дожидаясь приглашения, прошел в квартиру, говоря: – Я повар! Возьмите, не пожалеете! Я готовил в лучших ресторанах Вселенной. Могу прямо сейчас сварганить обед, какого вы не ели в жизни.

– Приятно встретить настоящего мастера. Но мы в своих путешествиях, вы уж не обессудьте, готовим сами, – пояснил великий астронавт.

– Вот-вот, питаетесь всухомятку. Бутерброды с колбасой или с сыром – прямой путь к гастриту, – вмешалась Рогнеда Витальевна. – Ну, вот что! Если вы и на этот раз не возьмете повара, я не пущу вас ни в какое путешествие. Будете сидеть дома. Надеюсь, Продавец меня поймет.

«А ведь и впрямь возьмет и не пустит. У нее крутой нрав, как у меня. И глава города, да хоть всей Земли, ей не указ», – встревожился Аскольд Витальевич.

– Так и быть, считайте себя зачисленным в экспедицию, – вздохнул он, сдаваясь.

– Да не расстраивайтесь. Вы не представляете, как вам повезло. Потом скажете своей сестре спасибо, – подбодрил его Инкогнито.

– Вы, кажется, сказали, что можете приготовить обед, – осторожно напомнила ему Рогнеда Витальевна. – Скоро мои вернутся с работы, а я со всеми этими событиями закрутилась и ничего не успела сделать. И мне еще нужно убрать квартиру. Мы ждем сегодня дорогого гостя.

– О чем разговор! Для меня это сущий пустяк. И вообще, зовите меня просто Когтя. Мы теперь люди свои. А то все Инкогнито, Инкогнито, будто у меня нет своего имени, – обиделся новонареченный Когтя, похлопав великого астронавта по плечу. – Ну, где тут у вас кухня? Только я не работаю без спецодежды. Прошу отдать мне свой передник.

– Он на кухне… А вы… может, вы все-таки будете столь любезны и снимете шляпу? – робко попросила хозяйка.

– Чего не могу, того не могу, – развел Когтя руками. – Она приклеена к голове. Чтобы не сдуло. Лично мне эта шляпа дорога. Подарок моей ненаглядной мамули.

Упоминание о матери смягчило сердце хозяйки, она увела повара на кухню, и вскоре оттуда долетел ее всполошенный голос:

– Что вы делаете? Это не соль, а сахар!.. Это перец, не крупа… Какой кошмар! Разве можно мешать варенье с горчицей? По-моему, вы просто суете в кастрюлю все, что попало под руку!

– Прошу не отвлекать! За дело взялся истинный мастер! Я творю свое фирменное блюдо. Оно – произведение искусства, – спесиво отвечал Когтя. – Потом будете сами облизывать пальцы и просить добавку. Лучше бы вы шли в гостиную и накрывали на стол. Я предпочитаю священнодействовать без свидетелей, ибо храню свои кулинарные рецепты в глубочайшем секрете. Не то присвоит какой-нибудь проходимец, а ты попробуй докажи, что это твое.

Затем из кухни выполз и распространился по всей квартире странный острый запах, а следом, чихая и вытирая слезы, вышла Рогнеда Витальевна.

Пока она накрывала на стол, с работы вернулись супруги Александровы. Потом из ремонтной мастерской пришел Кузьма. Там он чинил зонтики и вытачивал запасные ключи. Вслед за роботом явился Асик.

– Смотрите, кого я выследил, задержал и доставил! – воскликнул сыщик с таинственным видом.

В гостиную стремительно вошел сорокалетний геркулес в форме капитана космического флота.

– Саня! – обрадовались супруги Александровы и Рогнеда Витальевна.

Но капитан первым делом направился к начальнику экспедиции и браво доложил:

– Командир! Звездолет «Искатель-2» готов устремиться на помощь в любую минуту!

– Отлично, капитан! Отлично! Значит, мы выступим без всяких проволочек. Прямо завтра, – решил начальник экспедиции.

Закончив с официальной частью, капитан Петров поднял сжатый загорелый кулак размером с мяч для гандбола и провозгласил свой девиз:

– Дружба превыше всего!

Да, он остался прежним Саней, готовым дружить с каждым, кто к этому расположен и даже не расположен. Может, поэтому он так и остался холостым, потому что дружба заняла все его свободное время.

– Капитан! Пока наш повар готовит обед, расскажите нам, где вы в последнее время бороздили космос, – предложил великий астронавт.

Но в этот момент послышался торжественный возглас: «Внимание, идет ваш кормилец!» – и в гостиной появился повар с большой эмалированной кастрюлей, из которой поднимался едкий коричневый пар, точно от колдовского зелья.

– Вы уже управились с обедом? Так скоро? – удивилась хозяйка, едва успевшая поставить тарелки.

– А чего с ним церемониться? Здесь все три блюда сразу: первое, второе и третье! Я все делаю быстро. У меня как в цирке. Ап! И номер готов! – похвастался Когтя. – Ага, у вас уже потекли слюнки? Такого комплексного обеда невиданной вкусноты, да еще сваренного в одной кастрюле, не ели даже президенты и короли. Никто не ел! Вы будете первыми! – продолжал он, черпая половником свое варево и разливая его по тарелкам.

– Что-то мне пока не хочется есть. Пожалуй, займусь-ка я уборкой квартиры, – сказала Рогнеда Витальевна, с опасением глядя на сизую бурду.

– Хорошо, что я питаюсь от электрической розетки, – порадовался Кузьма. – Посижу с вами просто так. За компанию.

– Я тоже не успел проголодаться, – поспешно добавил Асик. – Представьте, во время погони за матерым иксом мне удалось завернуть в кафе, купить кило горячих сосисок и затем все это съесть на ходу.

– И вы тоже брезгуете, да? Трудами своего нового товарища? – заранее обиделся повар на остальных, застывших над своими тарелками в глубоком раздумье.

Из-под полей черной шляпы вытекла крупная, такого же цвета, как и комплексный обед, слеза и поползла по круглому подбородку.

– Что вы?! Что вы?! Вы неправильно нас поняли! Мы хотели прежде насладиться ароматом, а теперь скушаем все до последней капли. И даже вылижем тарелки, – взволновались, заверили его остальные.

Боясь обидеть кулинара, кривясь и все же расхваливая блюдо на все лады, они принялись мужественно вталкивать в себя ложку за ложкой. А повар им помогал, говоря:

– Первую ложку за Продавца приключений… вторую за двигатели звездолета… третью за удачный старт… четвертую за первое приключение…

«Биллион метеоритов! Такой дряни я не ел даже в созвездии Скорпиона», – подумал великий астронавт, с трудом проглотив очередную ложку то ли супа, то ли каши, то ли того, что вообще не имело наименования.

– Папа и мама! И вы, дядя Саня! Что с вами? – вдруг насторожился бдительный, как все сыщики, Асик. – Вы тоже начали молодеть. С чего бы? Вроде бы белые топорики принимал только дедушка Аскольд.

И он был прав. Лица академика, его супруги и космического капитана и впрямь разгладились, похудели и стали свежи… ну, будто им всем было по тридцать лет.

– А где мое солидное брюшко? – спросил академик, не зная, радоваться или горевать.

– Где мои лихие усы? – забеспокоился капитан, щупая верхнюю губу.

– Можно подумать, я обрядилась в платье какой-то толстой дамы. Будто я снова стала стройна, как стюардесса, – задумчиво пробормотала мама Асика.

– Дядя Аскольд, неужели мы заразились от вас?

А Рогнеда Витальевна молча ринулась на кухню и принесла оттуда свой передник.

– Куда делись топорики? И белые, и красные? – спрашивала она, лихорадочно шаря в карманах передника. – Я спрятала их в этот карман. Да вы видели сами.

– Чур, это не я! Не я! – поспешно открестился Когтя. – Я к нему не прикоснулся даже мизинцем. Он не в моем вкусе. Я предпочитаю передник с кружевами. И чтоб на нем были ягодки. Желательно клубники.

В это же время на книжном шкафу спал черно-белый кот – внук знаменитого Мяуки, того самого, который когда-то служил на легендарном «Искателе» старшим (правда, и единственным) корабельным котом. Пронзительный голос Когти ворвался в сладкий сон Мяуки. И ему тотчас приснилась свора собак. Всполошившийся кот пустился наутек, спросонья свалился со шкафа прямо на шляпу повара и вцепился в нее когтями.

– Отпустите! Я не отдам вам свою любимую голову! Она мне нужна самому! – закричал повар и, защищаясь, схватил кота за хвост.

Перепугавшись пуще прежнего, внук Мяуки слетел на пол, сорвав с головы повара и шляпу, и… рыжий парик. И невольные зрители наконец-то увидели лицо загадочного господина Инкогнито.

– Это Барбар! – воскликнули супруги Александровы и капитан Петров.

– Биллион… то есть всего один метеорит! Но самый… Да! Это он, Барбар, собственной персоной! – пробормотал великий астронавт, стараясь оставаться невозмутимым. Ему это удалось, и, взяв себя в руки, Аскольд Витальевич строго спросил: – Почему вы здесь? Разве вы не знаете, что вы теперь отшельник и в данный момент находитесь на необитаемом астероиде? И зачем вам понадобилось прятать под шляпой свое лицо?

– Проклятье! – наверное, уже в сотый раз пробормотал повар и тут же выпалил: – Нет! Я не Барбар!

– Кто же вы, если не Барбар? Вы похожи, как… две молекулы в одной капле воды, – изумились те, кому двадцать лет назад Барбар строил козни за кознями.

– Кто я?.. А я… Я его брат и зовут меня Бурбур! – сообщил повар, будто сам узнал об этом только сейчас.

– Но у Барбара нет никакого брата. Только сестра! – возразил великий астронавт. – Мы знакомы с его семьей. И даже были у него в гостях, на планете Ад! Будь у бабы Яги второй сын, она бы нам сказала об этом.

– Увы, этого она не знает сама, – сказал человек, назвавшийся Бурбуром. – Я родился, когда моя ненаглядная мамочка была в отъезде! Без нее!

– Так не бывает! Вы пошутили, – засмеялись все, не поверив.

– Ничего подобного! Я серьезен как никогда! – уперся повар и вдруг будто ни с того ни с сего полюбопытствовал: – Интересно, вы по-прежнему верите каждому честному слову?

– Оно для нас свято всегда! – благоговейно произнес великий астронавт.

– Святее всего! – дружно подтвердили его друзья.

– Тогда честное слово! Сто самых честных слов! – обрадованно вскричал повар. – То, что я сказал, истинная правда! Признаться, я и сам удивляюсь, как это мне удалось? Но я и впрямь появился на свет в отсутствие моей дорогой мамаши. А дело было так, – продолжал он, входя во вкус. – Родив братца Барбара, наша бесценная мамуля села на свою метлу и, прихватив младенца под мышку, улетела в командировку, на другой край Вселенной. Бедная не знала того, что вслед за первым сыном она должна была родить второго, близнеца, то есть меня. И мне не осталось ничего другого, как родиться самому. Пока я размышлял, что делать дальше, на родильный дом напали пираты из созвездия Гончих Псов. Они схватили самого красивого младенца, которым, к несчастью, оказался я, и продали в рабство. Не буду рассказывать о своих побегах и мытарствах, на это ушел бы целый год. Перейду сразу к финалу: судьба в конце концов привела меня к вам. И вот я перед вами, одинокий и никому не нужный, можно сказать, грустный пилигрим.

– Он провел рукавом по глазам, как бы смахнул скупую мужскую слезу, и молвил: – Господа, я рассчитываю на ваше благородство и надеюсь, что тайна моего рождения останется между нами.

Аскольд Витальевич и его друзья не знали, что и думать, – столь неправдоподобной была история, которую поведала копия Барбара, если только это был не он сам.

– Ничего не поделаешь. Будем вас считать Бурбуром, коль вы дали честное слово, – сдался великий астронавт.

– Не верьте этому человеку! – взмолился Кузьма. – Он врет! Люди не рождаются сами. Их находят в капусте. Или приносит аист. Ну, в крайнем случае, покупают в магазине.

– Он все время придирается ко мне, – пожаловался Бурбур.

– Поздно, Кузьма! Мы уже поверили, – вздохнув, напомнил великий астронавт.

– Но если не повар, то кто тогда стянул таблетки и подбросил в кастрюлю? – спохватился молодой сыщик, сразу же начиная расследование.

– Вот именно – кто? – тотчас поддержал его Бурбур и тут же хлопнул себя по лбу. – Я вспомнил! Да, да! Трудясь у плиты, я слышал чьи-то шаги. Кто-то ходил за моей спиной. Туда-сюда. Я подумал: никак, это мыши. Потом действительно что-то упало в кастрюлю. Я решил, что с потолка прыгнул какой-нибудь жук. Залюбовался моим фирменным блюдом и захотел попробовать на вкус.

– Ну вот и началось, – удовлетворенно произнес Аскольд Витальевич. – Друзья! Можно считать, наши приключения уже начались. Прямо не отходя от стола! У нас появился таинственный недоброжелатель. И он открыл военные действия, нанес первый удар, решив оставить звездолет «Искатель-2» без его капитана. Все остальные пострадавшие просто подвернулись ему под горячую руку.

– В общем, я вас накормил. Пойду готовиться к экспедиции, – вдруг заспешил повар и тут же покинул своих новых товарищей, хлопнув входной дверью на весь дом.

– И все же не нравится мне этот Бурбур, – пробурчал старый робот.

– Механик, мы должны верить каждому до последнего вздоха. Нашего вздоха, – уточнил великий астронавт и, не удержавшись, обреченно вздохнул.

– Но ваш таинственный недруг не такой уж и умник, – вмешалась хозяйка, снова занимаясь уборкой. – Он не учел одного: Петр может изготовить новые красные топорики. Сынок, поезжай в свою лабораторию. Пока не поздно.

А чтобы ее было слышно, она отключила ревущий пылесос.

– Сестра, ты на этот раз права: наш противник дал маху, – согласился ее брат. – Но машину свою включи. Нас могут подслушать.

– Пожалуй, мне придется вас разочаровать, – смущенно пробормотал академик.

– Я уже не помню, что и куда сыпал и наливал. И в каком порядке. Не забывайте: топорики у меня получились случайно. И белые, и красные. Все!

– Выходит, мы обречены?! – воскликнула его супруга.

Все похолодели, представив:

– младенца-академика в одной распашонке. Маленький Петенька ползает по лаборатории среди стеклянной посуды и всяких кислот и ядов; – малышку-педагога в памперсах, Она лежит на учительском столе и под хохот учеников пьет питательную смесь; – и двух карапузов в ползунках. Они сидят на пульте звездолета и, заливисто смеясь, бездумно играют кнопками и тумблерами.

– Капитан, ситуация стала сложной. Нам, придется поспешить, – сказал великий астронавт, досмотрев эти картины ужасного и, к сожалению, самого близкого будущего. – А ты, сестрица, не волнуйся. Мы найдем того, кто похитил Продавца и наши красные таблетки. Марина и Петенька даже не успеют выйти из студенческого возраста. Итак, капитан, старт назначаю на завтра!

– Так он и позволит вам улететь, ваш недруг. Как же! – заворчала Рогнеда Витальевна. – Устроит новую пакость, вот и плакал ваш старт. Уж лучше бы вы сидели дома. Не дай Бог, превратитесь в беспомощных младенцев где-нибудь посреди космоса, вдали от цивилизаций! А здесь вам обеспечен заботливый уход: подгузники, соски и детское питание. Я уложу вас в одну большую кроватку. И буду баюкать, петь колыбельные песни. Давненько я не нянчила малышей, – увлеклась и размечталась старая женщина.

– Я тоже, – признался Кузьма. – Ты бы, Витальич, послушал свою сестру. Она говорит дело.

– Не бойтесь за нас, сестра! Сколь он ни ловок, этот злодей, а мы все-таки обведем его вокруг всех наших пальцев, – улыбнулся Аскольд Витальевич. – Друзья, мы его перехитрим! Распустим слух, будто поддались на уговоры моей сестры и отказались от поисков Продавца. И завтра же утром мы с капитаном и, конечно, Кузьмой, сядем на ближайший вертолет и отправимся якобы на отдых в Сочи. Для отвода глаз вместе с нами поедут племянник и Марина. Оттуда один отставной боцман, мой давнишний друг, тайно переправит меня, капитана и Кузьму в Новороссийск. Туда к этому времени переберется «Искатель-2» вместе с остальными членами экспедиции, которых, в свою очередь, известят только в последний момент. Как видите, наш вылет будет окутан самой глубочайшей тайной.

Все были поражены столь изящным замыслом великого астронавта. У них даже не нашлось слов, чтобы выразить свое восхищение.

– Теперь, сестричка, можешь выключить свой пылесос. С этой минуты пусть нас подслушивают все, кому не лень, – сказал Аскольд Витальевич.

И наши герои принялись во весь голос, на тот случай, если подслушивающий туг на ухо, обсуждать достоинства купальников, плавок, теннисных мячей и удочек. До полуночи они собирали дорожные сумки. А потом легли спать. И каждый погрузился в беззаботный сон. Бодрствовал, как всегда, один Кузьма. Он подключился на ночь к электрической розетке, заряжая свои батарейки, и в какой-то момент ему показалось, будто в прихожую проник кто-то посторонний и наклонился над пылесосом. Робот потянул за шнур, пытаясь выдернуть вилку, но та, словно назло, прочно застряла в розетке. Когда механик освободился, в прихожей уже никого не было. А пылесос, как ни в чем не бывало, стоял в своем углу целый и невредимый.

«Наверное, мне померещилось. Годы берут свое. Да и кто бы полез в чужую квартиру только для того, чтобы посмотреть на обычный пылесос?» – подумал Кузьма.

ГЛАВА III, в которой Аскольд Витальевич и члены его экспедиции отправляются в путь и встречаются с первым приключением

В городе Краснодаре до сих пор гадают: кто он, тот человек, который ранним утром разнес захватывающую весть о том, что великий астронавт решил обвести своего недоброжелателя сразу вокруг всех пальцев. При этом он подробно сообщил, каким именно образом Аскольд Витальевич собирается запутать свой след. Уже к завтраку все жители знали о старом моряке из города Сочи и его подводной лодке. Самого вестника никто из встречных и поперечных не видел в лицо. Люди еще нежились в мягких постелях, когда он, тяжело топая, пробежал через весь город, выкрикивая это известие явно не своим голосом.

Словом, явившись на стоянку вертолетов-такси, великий астронавт и его спутники увидели несметную толпу зевак.

– Гляди, гляди, как он ловко придумал, наш Аскольд Витальевич, – говорили зеваки, толкая друг друга локтем в бок. – Даже удочки взял. Мол, вы, как хотите, а лично я займусь рыбалкой. А Марина-то, супруга ученого, да Петров-то, космический волк, прихватили ракетки и мяч. Лично мы-де займемся теннисом и станем играть в пляжный волейбол. С горя, значит, что не смогли выручить Продавца. Ух, и придется попыхтеть их врагу. Ох, не завидуем мы ему.

– Тсс, потише, – шикали на них другие, осторожные зрители. – Иначе услышит недоброжелатель, и вся затея нашего Аскольда Витальевича лопнет, как мыльный пузырь.

И зеваки всем городом в тысячи глаз заговорщически подмигивали великому астронавту: мол, мы-то с вами знаем ваш секрет, но не скажем никому.

– Никак, на город напала странная эпидемия. У всех появился тик, – озабоченно произнес Аскольд Витальевич. – К тому же наши бедные земляки и впрямь убеждены, будто мы отказались от своей экспедиции. Друзья, это наше несчастье призвало их сюда! Смотрите, здесь почти весь город, – заключил он с болью в сердце, не зная истинной причины, собравшей такую несметную толпу. – У меня уже не хватает душевных сил смотреть на скорбные лица. Пора грузиться в вертолет!

– Подожди, братец, – попросила Рогнеда Витальевна, вышедшая проводить своих близких. – Еще нет Кузьмы. Да куда-то делся мой внук. Удрал ни свет ни заря. Сказал, придет прямо на посадку.

И тотчас послышалось знакомое металлическое позвякивание и появился старый робот со своим неизменным узелком, из которого торчало горлышко масленки.

– Вот, зашел по дороге в церковь. Дай, думаю, поставлю свечку Николаю Угоднику, покровителю моряков. Авось он поможет и нам, космонавтам, – так объяснил Кузьма несвойственное ему опоздание.

А затем примчался взмыленный длинноногий Асик.

– Ну, водитель, теперь в путь, – сказал великий астронавт пилоту вертолета.

– Уже поздно, Аскольд Витальевич. Пока вы собирались, погода стала нелетной, – пожаловался пилот.

– Не может быть! Сегодня был обещан ясный солнечный день. Совершенно без осадков, – сказал капитан Петров. – Всю ночь летали специальные самолеты, сыпали порошок, который поглощает влагу.

– Сыпали-то сыпали. Только порошок, наверное, был не тот. Не верите? Посмотрите сами, – обиделся пилот.

И точно, в чистом небе появилась тучка, и она росла с каждым мгновением.

– Она наливается водой из реки Кубани, – пояснил Асик. – Я на рассвете встал и пошел по незнакомым следам, обнаруженным мной в нашей квартире. Следы меня привели на берег реки, к насосной станции, и там пропали. Зато я заметил другое нечто удивительное. Труба, по которой вода бежала на засеянные поля, на этот раз уходила вверх, прямо в небо. Тогда я еще удивился, подумал: что за шутники? Но теперь нетрудно догадаться: кто-то решил сделать погоду нелетной и присоединил трубу к туче.

– Трубу длиной в километр?! А может, и больше?! Но как ему удалось? Тут нужна… ну, совсем нечеловеческая сила! – Это в суровом капитане Петрове вдруг проклюнулся наивный юнга Саня.

– Для этого, юнга, нужна не сила, а смекалка, – с невольной улыбкой вмешался великий астронавт. – Нам достался достойный противник. Он использовал против нас самое простое – вращение Земли вокруг своей оси. Дождался очередного ее поворота и придержал трубу. Таким образом, поле вместе с Землей как бы уехало вниз, а труба наставилась в небо. Вошла в эту самую тучку. Впрочем, мы и сами прибегали к такому приему. Помнишь, Кузьма?

– Молодые были, непутевые, – пробурчал робот.

– Меня беспокоит другое, – нахмурился Аскольд Витальевич. – Этот таинственный диверсант каким-то образом раскрыл наш хитроумный план.

– А вот и ответ на вторую загадку! Хотя по времени она, оказывается, была первой! – воскликнул сыщик, осененный каким-то очередным открытием. – Вчера из-за бурных событий мама забыла очистить пылесос. Но, открыв его сегодня, не нашла ни единой соринки. Он был стерильно чист! Кто-то вытряс весь мусор и утащил в свое логово.

– И вместе с ним наши слова, которые пылесос поглотил вместе с пылью, – дополнил великий астронавт.

Рогнеда Витальевна и Кузьма виновато опустили головы.

– Это его следы вели к трубе. Но я их потерял, – расстроился Асик.

– Наверное, злоумышленник прихватил свои обратные следы с собой. Может, они ему чем-то особенно дороги. Не отчаивайтесь, – сказал великий астронавт. – Все равно мы не отступим! Будем пробиваться сквозь непогоду. Даже пешком.

– Зачем же пешком? С вами, Аскольд Витальевич, я готов рискнуть, – расхрабрился пилот. – Прошу занять свои места. Сейчас мы взмоем в небо, словно нас кто-то ошпарил.

Мнимые курортники простились с Рогнедой Витальевной, с Асиком, и вертолет под притворные стенания и плач зевак бешено завращал винтами и устремился ввысь.

Пилот включил полную скорость, пытаясь оторваться от тучи. Однако та неумолимо катилась за вертолетом по пятам, принимая в себя воды Кубани и потому, вырастая, можно было бы сказать, как снежный шар, не будь она темного, почти черного цвета. Великий астронавт и его спутники посматривали назад, надеясь обнаружить своего недруга, который, несомненно, был где-то рядом. Но туча настигла такси и окутала плотным туманом, сквозь который пассажирам не было видно даже собственного носа. Впрочем, туча оказалась единственным неудобством, и через час обескураживающе спокойного полета такси опустилось в приморском городе Сочи.

Внизу, на Земле, шел проливной дождь невиданной силы. Как вспоминали потом старожилы, в этот день казачья река Кубань обмелела почти до самого дна.

– А теперь, друзья, бегом к моему приятелю боцману! – призвал великий астронавт, отфыркиваясь в потоке воды, и, словно в былые годы, резво помчался на берег моря, увлекая за собой всю свою замечательную команду.

На улицах было пустынно, несообразительные жители попрятались от ливня в сухих уютных домах, не догадываясь о том, что рядом, за стенами их теплых квартир, разворачивается одна из самых увлекательнейших… нет, пожалуй, самая увлекательная и самая удивительная история.

Белые топорики продолжали свое пока еще благотворное дело. Команда бежала легко, и лишь Кузьма кряхтел: «Охо-хоньки, охо-охо», опасаясь проржаветь от избытка влаги, но стесняясь высказать это вслух.

На причале под вывеской «Пункт проката» их ждал пожилой моряк в спортивных брюках и тельняшке, натянутой на большое пузо, которое, как впоследствии выяснилось, он сам ласково называл «моей морской грудью». В правой руке этот морской волк держал открытую бутылку пива, в левой – еще свежую, неостывшую телеграмму от Аскольда Витальевича. На казенном бланке было лишь одно, но все исчерпывающее слово «едем». Однако моряк то и дело подносил бланк к глазам, проверял, точно ли он прочел текст телеграммы, не упущено ли нечто важное, от чего зависит успех неизвестного ему предприятия. Для пущей надежности он каждый раз закреплял прочитанное основательным глотком любимого напитка.

И тут же, возле причала, словно у ноги хозяина, дремала любовно вымытая и надраенная субмарина.

Увидев великого астронавта и его друзей, матерый морской волк задрал вверх крутой щетинистый подбородок и вылил в себя остатки пива.

– Все готово! Он сигналит нам на трубе! – подбодрил Аскольд Витальевич своих спутников, пронзая завесу дождя острым орлиным взором.

А моряк бережно поставил пустую бутылку на причал, ибо она могла пригодиться потерпевшим кораблекрушение, и, вытянув руки по швам, браво представился тем, с кем еще не был знаком:

– Отставной боцман Тимофей Орлов и моя подводная лодка! Оба списаны из военно-морского флота. Основание – изношенность разных частей машины и организма. На самом деле за этим стоят сплошные интриги и черная зависть. Будто бы я приучил свою подводную лодку пить лимонад. Но не мог же я угощать даму пивом. Верно? И будто бы из-за пристрастия к лимонаду, если верить наветчикам, моя субмарина лишилась своих мореходных свойств. Что не так и в чем вы убедитесь сами. Она, к примеру, может катать туристов. В бортах, как видите, я находчиво вырезал круглые окна и вставил стекла. Получились настоящие иллюминаторы. Хочешь, наблюдай морскую жизнь сколько ее влезет в твои глаза. Хочешь, сиди смирно.

– Превосходно. Мы выполним задуманное и заодно совершим полезную экскурсию, – удовлетворенно произнес Аскольд Витальевич.

И он поведал о беде, случившейся с их общим другом Продавцом.

– Да, в мире еще много несправедливого, – подтвердил Орлов. – Мне бы взять побольше пива да отправиться с вами. Но нет, я должен бежать на почту за пенсией. У нас с этим строго, как в школе. Не получишь, – поставят двойку. Так что поплывете без меня.

– Мы управимся сами. Хотя, сказать откровенно, мне ни разу не приходилось управлять субмариной. За всю мою-то удивительную жизнь, – с трудом признался Аскольд Витальевич.

– А что ею управлять? Рулите и все. Лодка плывет сама. Отвезет вас и вернется ко мне, как собака. Только у нее имеется один недостаток. Она не любит плавать в обычной воде. Ее Стихия – моря из лимонада. Теоретически, конечно, – где их взять, такие моря? – сказал Тимофей Орлов. – Но я уговорил. Это ее первое плавание. Так что уж вы к ней со всем почтением. И все будет даже лучше, чем нужно. Достаточно позвать: «Сестрица»! Я зову ее «Сестрицей». Она мне вроде родственницы. Так и говорю: «Сестрица», не изволите ли вы изменить курс на столько-то румбов?» Она отвечает: «Пожалуйста, Тимоша». Меня Тимошей зовет. Не вслух, конечно. Но я догадываюсь. Ну, не буду задерживать. Только пожелаю то, что желают всем, кто уходит в море: «Семь футов вам под килем!» – с чувством произнес боцман.

Ах, если бы он знал, как скоро понадобятся нашим героям эти футы!

– А может, нам уже незачем хитрить и путать следы? – сказала рассудительная Марина. – На всем берегу не видно ни души. Должно быть, из-за непогоды наш недруг остался в Краснодаре? Не проще ли нам вернуться на стоянку такси и отправиться в Новороссийск вертолетом?

– Стюардесса, вы недооцениваете нашего противника, – покачал головой опытный астронавт, назвав так Марину по давней привычке. – А вот, никак, и он сам! Легок на помине. Кого еще принесет в такую погоду? А вы за него, стюардесса, боялись По кривой улице, сбегающей с горы к морю, и впрямь поспешно катилась толстенькая фигура в камуфляже и в высоких военных ботинках. Она, несомненно, направлялась в их сторону.

– Отлично! Все, оказывается, идет по нашему плану! – произнес великий астронавт, удовлетворенно потирая руки. – Продолжаем действовать дальше. Всем на борт! Отдать концы!

Новый экипаж субмарины слаженно покинул причал, перешел на палубу «Сестрицы». Робот Кузьма тотчас спустился в машинное отделение, где вступил в должность механика. А капитан Петров тряхнул стариной и, охотно превратившись в прежнего сноровистого юнгу, ухватился за швартовы, Тимофей Орлов отвязал их от причала и… И тут всех остановил истошный вопль.

– Подождите! Не уплывайте без меня! – взывал бегущий голосом Бурбура.

– Как вы здесь оказались? И что вас сюда привело? Ведь ваше место на звездолете, – строго поинтересовался начальник экспедиции, когда повар пулей влетел на палубу субмарины.

– Я и хотел. Но меня прислала ваша сердобольная сестра. «Бурбур, – сказала она. – Немедля их догоните! Они и минуты не должны питаться всухомятку!»

– Так мы тебе и поверили, – пробурчал Кузьма.

– Этот робот меня компрометирует! – пожаловался Бурбур. – Но я докажу. Ваша досточтимая сестра и мать все это изложила в записке. Она как чувствовала, что всякие усомнятся. Сейчас я ее предъявлю… Где же эта бумага? Куда могла запропаститься? – пробормотал он, обыскивая свои карманы. – Видно, она под дождем размокла… прямо-таки растворилась. В общем, честное слово, что записка была.

– Не думал, что у моей сестры плохая память. Ведь с нами Марина, которая превосходно варит сосиски, – удивился Аскольд Витальевич.

– А я варю еще лучше. Она десять минут, а, я целых двадцать! – возразил Бурбур. – Да вы не расстраивайтесь из-за записки. Витальевна вам их напишет штук тридцать, когда вы вернетесь домой. Да и что такое записка? Главное, с вами я сам!

– Вы – да. А наш недоброжелатель обманул нас снова, так и остался незримым, – вздохнул великий астронавт. – Поэтому не будем менять наши планы. Экипаж! Всем занять боевые посты!

– Да уж, будьте добры, планы не меняйте, – попросил молчавший моряк. – Не то мы обидимся. И особо «Сестрица»! Я еле ее уговорил выйти в соленую воду. И то исключительно ради вас.

Подав личный пример, новый командир субмарины спустился в капитанскую рубку. За ним бодро последовали остальные члены экипажа. Механик Кузьма разбудил заспавшийся двигатель. Тот обиженно затарахтел, «Сестрица» нехотя покинула свою заводь и, брезгливо раздвигая носом невкусные волны, поплыла в открытое море.

А ливень все не унимался, превратясь в настоящий потоп. Стараясь напугать все живое, аспидно-черные тучи клубились, принимая облики страшных чудовищ.

– Командир! На берегу подозрительная фигура! – доложил капитан Петров. В нем окончательно ожил непоседливый юнга Саня, который уже успел сбегать на палубу и вернуться вниз. – Может, он и есть наш недоброжелатель? Правда, из-за ливня его плохо видно. Да еще невооруженным глазом.

– А мы его сейчас рассмотрим в перископ, – пообещал командир и, почувствовав былой азарт, живо приник к окулярам.

Там, на берегу, и впрямь маячил какой-то человек. Он суетился у самой кромки моря. Забежал по колени в воду и выскочил назад.

– Теперь это действительно он! Наш таинственный недруг. Наконец все встало на свое место, – с облегчением вздохнул командир. – Правда, мы его слишком переоценили. Как видите, он не сообразил запастись аквалангом. И потерял замечательную возможность преследовать нас под водой. Но мы на всякий случай и там запутаем свои следы. Пусть поищет!

– Хотел бы я на него посмотреть в эти минуты, – сказал Бурбур, весело подмигивая своим новым коллегам.

– Не будем злорадствовать, повар. Мы не садисты, – пристыдил его великий астронавт.

Экипаж задраил люк. И «Сестрица», погрузившись в морскую пучину,точно в премерзкую микстуру, взяла курс на Новороссийск, петляя из стороны в сторону и путая следы.

– Теперь мы можем перевести дух, – сказал командир, отрываясь от перископа и усаживаясь за стол, стоявший посреди уютной кают-компании, – и удовлетворить наше любопытство. – Он повернулся к повару. – Откройте свой секрет. Как вам удалось добраться до Сочи за такой короткий срок? Насколько мне известно, мы взяли последнее такси.

– Я это понял сразу, тут же опрометью кинулся в спортивный магазин и купил два велосипеда. Зачем, Спросите, столько? Об этом узнаете позже. А как покажут дальнейшие события, мне мало будет и двух, – загадочно проговорил Бурбур. – Э-э, я все равно вижу сомнение на ваших лицах. Вижу, вижу! И вы чертовски правы, обычным способом мне бы не удалось вас догнать. Но, на мое счастье, в тот момент проходила международная гонка Краснодар – Сочи. Я не мешкая влился в гонку, а там ее бешеная скорость увлекла меня за собой. Мне оставалось одно: крутить педали и слушать гул вашего вертолета. Да, да, вы, сами того не зная, летели над моей головой. Когда мой велосипед устал, я пересел на свежий. Потом сменил и его, купив новый в придорожном магазине. Так я загнал еще пять велосипедов. Как раньше гонцы со спешной вестью загоняли своих бедных коней. Велосипеды же моих соперников к этому времени выбились из сил, и я, точно вихрь, первым пересек финишную черту. Правда, медаль вручили другому. А то бы я показал. Но если не верите, я дам…

– Мы верим, верим, – поспешно остановил его командир.

А ливень не унимался и даже достиг морских глубин. И тут хлестал как из ведра. Под его струями обитатели дна, не привыкшие к такому разгулу стихии, разбежались кто куда. Морские звезды залезли в гроты, рыбы да коньки укрылись в зарослях кораллов, моллюски замкнулись в своей скорлупе, крабы зарылись в песок с головой. Словом, за стеклами иллюминаторов простирался такой же, будто бы неживой, пейзаж, как и на суше.

Поэтому путешественники были очень удивлены, когда в подводную лодку кто-то постучался, и затем к стеклу иллюминатора извне жадно прилипло настоящее человеческое лицо со вставшими дыбом усами и мокрой бородой, с косиц которой ручьями струилась вода.

– Командир! К нам просится водолаз! – лихо отрапортовал капитан Петров, окончательно спутав себя с прежним юнгой.

– Бедолага наверняка заблудился среди морских кущ, – сказал великий астронавт. – Приказываю открыть люк!

Как в былые времена, его экипаж блеснул сноровкой. На счет «три!» – а цифры выкрикивал повар, который сидел сложа руки, – бравые подводники приоткрыли люк, ударив по носу водный поток, готовый ринуться в беззащитную субмарину и затопить все отсеки. Поток отпрянул назад, и бородатый незнакомец, воспользовавшись благоприятным моментом, шустро прошмыгнул в сухое и теплое, залитое домашним электрическим светом чрево субмарины. В дружеские объятия своих гостеприимных спасителей. Те тотчас же захлопнули люк. И успели в самый раз. Придя в себя, лавина воды в превеликой досаде бросилась в атаку и наткнулась на глухую броню.

– Уф, промок до костей. Такого сумасшедшего ливня здесь никогда еще не случалось. Видно, что-то там у вас, на суше, стряслось, – посетовал спасенный, отжимая длинную, до пояса, зеленую, видно от сырости, бороду.

Но что еще удивительнее, он был без скафандра! Зато на патлатой голове загадочного гостя сидела нахлобученная набекрень корона, и сам он был облачен в царскую мантию, отороченную вместо горностая дорогой паюсной икрой. Впрочем, его роскошное одеяние сейчас имело унылый вид – свисало с его плеч наподобие мокрой тряпки.

Путешественники смотрели на этого необычного человека, открыв от изумления рты и остолбенев. И лишь великий астронавт, повидавший на своем веку, кажется, все, сохранил присущее ему хладнокровие.

– «Дела давно минувших дней»? – спросил он, испытующе глядя в лицо незнакомца.

– «Преданья старины глубокой…» – продолжил тот. – Не вы одни читали «Руслана и Людмилу», – сказал он с обидой.

– Судя по всему, вы морской царь, – промолвил Аскольд Витальевич, стараясь загладить вину. – Хотя, признаться, до нашей встречи я полагал, будто морские цари водятся только в сказках.

– Я тоже раньше так считал, – ответил монарх откровенностью на откровенность. – Пока самому не пришлось стать взаправдашним морским царем. А коль я им стал, позвольте потребовать у вас чашечку горячего чая. И немедля! Во-первых: я продрог до костей. А во-вторых: давно не пил сухопутного чая. У нас, в нашем царстве, сплошная морская вода. Тут она и чай, и кофе, и компот.

– Повар! Приготовьте его величеству горячий чай! – распорядился командир.

– А вас я уже где-то встречал. Уж больно мне знакомо ваше лицо, – посуровел царь, всего лишь раз взглянув на Бурбура пронзительным царским оком.

– Ваше величество! Это не я! Это сделал кто-то другой! – залепетал перетрусивший повар. Но ему на помощь поспешила Марина:

– Вы, наверно, его спутали с Барбаром. Они близнецы, – сказала она, смеясь. – Мы его тоже перепутали в первый раз.

– Точно! – вскричал повар, хлопнув себя по лбу. – А я-то думаю: за кого меня приняли? Ну, конечно, за моего любимого брата Барбара!

– Жаль, что вы не Барбар, – простодушно произнес морской владыка. – Попадись он под мою тяжелую царскую руку, уж я бы ему припомнил все… Впрочем, это другая история. К томуже, я слышал, он покаялся, стал примерным отшельником.

Когда морской царь обогрелся, выхлебал, отдуваясь и вытирая со лба пот, три полные чашки чая, Аскольд Витальевич вежливо проговорил:

– Теперь, государь, вы должны исполнить положенный в таких случаях ритуал. Поведать историю вашей жизни. От и до. Украшая свой рассказ живописными деталями и буйной фантазией. А мы выслушаем его до конца, даже если он будет длинным и скучным.

– Командир! Такой рассказ уже устарел, – деликатно вмешался капитан Петров. – В наше время быка сразу берут за рога. Излагают суть без лишних слов.

– Не может быть! – нахмурился командир.

– Увы, это так, – подтвердил царь. – А жаль. У нас тут не поговоришь. Все немы, как и рыбы. Но я, хоть и своенравен, и спесив, как все самодержцы, вынужден следовать нынешней моде. А посему поведаю вам только голую правду. Итак, поехали! – И он отодвинул пустую чашку, создавая простор для своего рассказа.

Экипаж тотчас расселся вокруг стола и затаил дыхание, дабы не пропустить ни одного важного слова.

– Как и вы:, я родился на суше. В маленьком приморском городке, – начал царь. – Мои родители… Нет, это, пожалуй, можно пропустить… И это… И это… Я рос… Тоже мимо… Вот! Когда мне исполнилось восемнадцать, меня на улице остановил незнакомый толстяк, вылитый вы, – и рассказчик указал перстом на Бурбура. – Он назвался Бар-баром, обнял за плечи и увлек в темную подворотню. А там принялся искушать, расхваливая на все лады вольготную жизнь хулиганов. Мол, и какая она разудалая, и какая развеселая… Я поддался его наущениям, ступил на скользкий путь: стал безобразничать, всячески нарушая общественный порядок. Но однажды, отняв у малого дитя его любимую игрушку, которая лично мне была не нужна, я прозрел и решил вернуться на правильный путь. Прямо сейчас же, не откладывая, сделать кому-нибудь доброе дело. Осталось одно – найти желающих, и они не заставили себя ждать – появились.

Помнится, в тот день я сидел на заброшенном пирсе и, свесив босые ноги, подремывал на теплом солнышке, и вдруг ко мне сквозь приятную дрему прорвался чей-то отчаянный зов: «Эй, человек! Человек! Гомо сапиенс!» Я открыл глаза и увидел торчавшие из воды рыбьи, осмино-жьи и прочие головы обитателей морских глубин. И даже каракатиц! Они уставились на меня, будто я был… ну, не знаю кто. Вы спросите: как же так? Мол, рыбы и прочие их собратья не говорят по-человечьи. Но на сей раз у них это каким-то образом получилось. Потом они пробовали повторить, однако из новой затеи ничего не вышло. Чудо исчезло. Я переборол свое удивление и спросил: «Что вам от меня нужно? Если вы насчет окурков и оберток от конфет, я их в море не бросал. Я любил сорить на чистый подметенный пол». – «Что вы! Что вы! Мы совершенно по-иному поводу!» – закричали жители моря. И поведали свою историю.

Как я понял из их рассказа, какой-то турист-растяпа уронил в море книжку о музыканте Садко, который спустился в подводное царство Чй развеселил грозного морского царя. Ее содержание растворилось в соленой воде, разнеслось по всему морю, проникло в головы его обитателей. «Вот это номер! Выходит, в каждом подводном царстве водится свой царь? И только у нас его нет. Царство без царя! – опешили обитатели. – Надо бы выбрать себе самодержца, пока нас не обсмеяли в других морях». Сказав, стали искать подходящего кандитата на царский трон, лучшего из лучших. И все были хороши, на кого ни глянь, да вот беда – ни один житель морской не умел ни читать, ни писать. А какой из царя царь, коль он не способен издать свой монарший указ и поставить под ним высочайшую подпись? «Только одно существо обладает этим даром. Человек! – сказал старый дельфин, служивший некогда у людей в их водном цирке. – Его-то и нужно звать на трон». Послушались обитатели старого дельфина и, собрав великое посольство из самых уважаемых жителей моря, отправили его к Человеку. Приплыли послы к берегу, высунулись из воды, а тут перед ними я.

«Уважь! Взойди на трон в нашем царстве! Хотим, чтобы у нас все было как в других, передовых морях!» – взмолились послы. «Никуда не денешься, придется согласиться, – сказал я себе. – Не ты ли сам подумал о добром деле? Теперь оно пришло!» Я милостиво ответил согласием, купил на местном рынке подержанный водолазный костюм и опустился на морское дно. И, как видите, царствую по сей день. Восседаю в красивом капитанском кресле, снятом с затонувшего парохода, среди роскошных водорослей и цветущих кораллов. И правлю государством. А вокруг меня почтительно плавают рыбы самых ценных пород, каждая стоимостью… Но не будем об этом. У ног преданно ползают еще более дорогие омары… И знаете, мне это пришлось по вкусу. Вот только стеснял скафандр, мешал получить полное удовольствие. Но однажды я вспомнил рассказ знакомого слесаря-водопроводчика, которому пришлось чинить прохудившееся дно океана1. А дело происходило на большой глубине. Так вот, скафандр этого слесаря сам оказался дырявым. Однако мой знакомый не растерялся и, будучи малым находчивым, научился дышать под водой, добывая кислород прямо из ее молекул. Он брал молекулы на зуб и щелкал их, точно семечки, поглощая при сем атомы кислорода и выплевывая водород, как ненужную шелуху. Я последовал его примеру и после этого зажил без забот. Вот только все дно вокруг меня было вечно заплевано атомами водорода… Кстати, угощайтесь! – Он достал из кармана мантии и выложил на стол горсть молекул воды. – Итак, на чем я остановился?.. Впрочем, пожалуй, все. Время, отпущенное на мой рассказ, подошло к концу. Ну, как я поведал?

– Превосходно! – искренне похвалил великий астронавт. – А укрась вы свою историю такими изысканными выражениями, как «превратности судьбы», «моя горькая участь» и «юдоль скорби», она бы и вовсе была выше всяких похвал.

– Такие слова уже отменили. Это знаем даже мы, кто живет ниже уровня моря, – возразил самолюбивый самодержец.

– А вас не тянет домой? На сушу? – вмешалась Марина, стараясь отвести разговор в другое русло.

– Уже не тянет. Признаться, государственные дела меня увлекли. Я и сам не заметил, как ушел в них с головой, – сказал царь, вдохновляясь. – В данный момент строю дворец, дабы было где укрыться от непогоды. А сколько других проблем! Край непочатый! Вот, например, наше море взяли да превратили в мусорную свалку. Чего только не бросают в воду?! Какую мерзость в нее не льют?! Знаете что! Оставайтесь с нами! – вдруг с жаром воскликнул царь. – Будем бороться вместе!

– Я и мои друзья сочли бы за честь! Спасение окружающей среды – благородная работа. Но у нас своя и тоже важная цель. Мы спешим на выручку Продавцу приключений. Без его товара Земля стала хиреть, – ответил великий астронавт, стараясь не обидеть царя.

– А-а, люди на суше могут еще немножко похиреть, – отмахнулся государь и завлекающе произнес: – Аскольд Витальевич!.. Узнал я вас, узнал! Да и как не узнать?! Телевидение, фотографии! Так вот, если вы останетесь, лично вас я назначу министром экологии, а каждый из ваших спутников станет при моем дворе влиятельной фигурой.

– Мне бы шеф-поваром на царской кухне, – сразу принялся торговаться Бурбур.

Он услужливо стоял за спиной царя. Держал перед собой на всякий случай очередную чашку чая.

– Вы будете моим .личным поваром, – щедро пообещал царь.

– Мы весьма польщены. Но вынуждены отказаться. К тому же мы не падки на чины и славу, – пояснил астронавт. – Бурбур, а вы поступайте, как знаете.

– А чего тут знать? – запетушился Бурбур. – Разве с вами сделаешь карьеру?

Подводный государь вздохнул тяжко-претяж-ко и предупредил:

– Мне бы не хотелось вас принуждать. Но, видно, придется. Гляньте в ваши круглые окна. Вы окружены! Это моя наемная гвардия. Я выписал ее из экзотических юж ных морей.

И точно: за стекл:ами иллюминаторов выстроились ряды белых и голубых акул и гигантских осьминогов. Стражники вымокли и озябли, как и сам государь. Однако вид этих хищников по-прежнему наводил страх. Акулы непрестанно щерили острые зубы, будто перед пиршеством почистили их рекламной пастой. Осьминоги окрасились в мрачный цвет и грозно шевелили длинными щупальцами, словно говоря: «Ну, только дайте добраться до вас».

– Видно, я еще не совсем перевоспитался, – доверительно сказал царь. – Сидит во мне этакое плохое… Поэтому советую вам согласиться добровольно! Уж очень хочется мне, чтобы у меня, морского владыки, служил на посылках сам великий астронавт. И был свой военный флот в лице вашей субмарины!

– Что я тебе говорил, Витальич?! – по-стариковски застенал Кузьма. – Наказывал: сиди дома… А ты, супостат, ишь чего задумал: чтоб служил у тебя на посылках пожилой заслуженный человек, – напустился он на самодержца.

– А ты, дед, молчи! Не то отправлю на задний двор нянчить мальков, – пригрозил царь.

– Да что с ними разговаривать?! Вон чего им захотелось? Спасти Продавца! Вы, ваше величество, только назначьте меня адмиралом. Позвольте командовать этой субмариной, и я их сам скручу без всякой стражи! – похвастался Бур-бур.

Предательство повара окончательно подорвало душевные силы пленников. Они, как и положено-в подобных случаях, приготовились впасть в отчаяние, но тут произошло нечто неожиданное: субмарина качнулась с боку на бок, будто переступила с ноги на ногу. Видно, ей не терпелось поскорей исполнить свой долг и вернуться домой, покинув противные соленые глубины. Словом, она качнулась с борта на борт, и весь чай из чашки, которую держал Бурбур, выплеснулся за ворот морскому царю.

– СОС! Лодка получила пробоину! Мы тонем! – завопил государь и пробкой вылетел из субмарины, захлопнув за собой люк.

Он проделал это с такой несусветной скоростью, что экипаж не успел моргнуть глазом, а вода – просочиться в лодку.

В иллюминаторы было видно, как, подобрав полы мантии и шлепая босыми ногами по лужам, улепетывает во все тяжкие морской владыка. Из-под его августейших подошв во все стороны летели брызги. А за ним наутек пустилась вся его рать. И вскоре они без следа исчезли в густых зарослях морской капусты.

ГЛАВА IV, в которой экспедиция покидает Землю, и притом самым необычным способом.

– Извините меня, повар. Честно говоря, я решил, что вы нас предали, – повинился командир и протянул для рукопожатия свою крепкую ладонь. – Ловко у вас вышло с чаем.

– Это вы мне? – опешил Бурбур, но тут же нашелся: – Ну, я сразу смекнул, сказал себе: «Бурбурчик, прикинься, будто ты перешел на их сторону. Там нужен наш человек. В стане врага». И я с собой согласился. Скрипя сердцем. И потом, уловив удобный момент, вылил чай на царя! А вас я, так и быть, всех прощаю. Ибо я добр и великодушен!

– Опять он все выдумывает. Его подтолкнула наша «Сестрица». Я ее попросил как механизм машину, – сказал Кузьма.

– Вы слышали? Он хочет отнять мою последнюю славу! – запротестовал Бурбур, указывая на механика.

– Ну, ну, петухи! Вы все трое герои, – примирительно сказал командир. – А нам пора в путь! Курс прежний! На Новороссийск!

– Витальич, курса нет! – откликнулся со своего боевого места Кузьма. – «Сестрица» говорит: мы так путали следы, что запутались сами. Надобно, говорит, всплыть на поверхность да оглядеться. Может, увидим берег.

– Приступить к всплытию! – не растерявшись, приказал командир.

И субмарина, вместе со своим дерзким экипажем, радостно устремилась вверх на свежий воздух. Она всплывала, всплывала…

– Один метеорит! Но самый гнусный! Что-то наш подъем подозрительно затянулся, – пробормотал командир. – Мы уже поднялись на высоту трех Черных морей, если считать от дна. Но поверхности что-то не видно.

– Мы на высоте Эвереста. А это четыре Черных моря, – уточнил академик, вернувшись незаметно для себя к обязанностям штурмана.

– Будем подниматься дальше. К тому же у нас нет другого выхода, – хладнокровно решил великий астронавт, прибегая к своему излюбленному аргументу.

– Командир! В перископе синее небо! – воскликнул капитан Петров.

Ему, точно юнге, хотелось совать повсюду свой любознательный нос. И он заглянул в перископ.

«Сестрица» и впрямь наконец остановила свой бурный бег наверх и устало закачалась на мягких волнах.

Экипаж с шутками и прибаутками высыпал на палубу, но тут же ему стало не до веселья. Над ним действительно сияло настоящее синее небо. Однако за бортом субмарины творилось нечто странное: там клубились знакомые темные тучи. Затем, спустя какое-то мгновение, совсем рядом, касаясь брюхом туч, пролетел пассажирский самолет, да не какой-нибудь призрак, этакий воздушный Летучий Голландец, а подлинный лайнер из стальной плоти и с керосиновой кровью. Из круглых окон его глазели удивленные пассажиры. Еще бы, не каждый день видишь подводную лодку, которая непринужденно путешествует по небесам.

– Ой, мамочка, куда я попал?! – запричитал Бурбур. – Хочу назад домой!

– Грехи наши тяжкие, – пробормотал Кузьма. – Вот к чему, Виталь-ич, приводит гордыня.

– Спокойствие, друзья! Только не падать духом! – призвал великий астронавт. – Не случилось ничего особого! Мы проскочили мимо поверхности моря и оказались на небе.

– Человек за бортом! – оповестил капитан Петров, окончательно возвращаясь в роль зоркого и неугомонного юнги.

Неподалеку от них из тучи вынырнул человек. Необычный купальщик отфыркивался и вертел головой. Увидев субмарину, он восторженно вскрикнул и поплыл в ее сторону стремительным и красивым кролем. В правой руке он держал модные черные туфли.

– Петр! Это же наш сын Асик! – всплеснула руками Марина.

Через считанные секунды на палубу лодки в самом деле поднялся не кто иной, как молодой сыщик, с которым они простились утром в родном городе Краснодаре. Он и сейчас был в том же самом костюме, в котором пришел на проводы.

– Привет, ребята! – отсалютовал он родителям и Петрову. – Вы так похожи на моих… Папа, мама! Дядя Саня! Это вы? – спросил Асик, еще не веря своим глазам.

– Кто тебе разрешил лазить по небу?! – рассердилась его мать, которая по виду уже годилась ему в сестры. Но в старшие, в старшие.

– Да, да! Как ты здесь оказался?! – вскричали остальные.

– Я приехал на велосипеде, – сказал сыщик. – После того как ваш «вертолет взмыл в небо, я нечаянно взглянул себе под ноги и вдруг заметил те самые следы, которые потерял на берегу Кубани. На этот раз они трусцой бежали к дверям спортивного магазина. Выйдя оттуда, их владелец сел на велосипед и отправился в сторону Сочи. Несомненно, это был наш недруг, и, несомненно, он устремился в погоню за вами. Не тратя время на раздумья и расспросы продавцов, я тоже приобрел велик и в свою очередь пустился в погоню за недругом, став, сам того не зная, участником велогонки Краснодар – Сочи. Я крутил педали изо всех сил, а когда мой велосипед уставал, опускал свои длинные ноги на землю и мчался сам, продолжая, однако, править рулем. На обочинах шоссе то и дело мне попадались загнанные велосипеды. А кое-где на самой дороге валялись важные улики, которые я тут же подбирал на ходу с помощью обычной джигитовки, присущей нам, жителям Кубани. Это были, дедушка Аскольд, ваше излюбленное слово „превосходно“ и горсть восклицательных и вопросительных знаков, принадлежащих моим родителям. И три, дядя Саня, ваших запятых. Наш недоброжелатель их выронил из кармана. Но его самого не было видно. Он по-прежнему катил где-то впереди. Я снова нажимал на педали. Но чтобы найти его, злодея, мне приходилось гнаться за каждым спортсменом. Только обойдя его, можно было глянуть ему в лицо. Так незаметно для себя я оказался на финише первым. Меня тут же подняли на руки и, несмотря на мое сопротивление и проливной дождь, с криками „ура“ отнесли на пьедестал и наградили медалью. – Асик достал из кармана медаль и показал своим слушателям.

– Отдай! Это моя медаль! Я ее заслужил! – вдруг раскричался Бурбур и требовательно потянулся к сыщику, намереваясь отнять награду.

– Пожалуйста, забирайте. Я стремился совсем за иным. Хотел поймать негодяя, – сказал Асик, протягивая медаль.

– Больно она мне нужна. Я пошутил, – пренебрежительно фыркнул Бурбур, пряча за спину руки. – У меня таких медалей тыщи! Я их вырезаю сам. Из консервных банок.

Пожав плечами, Асик убрал медаль в карман и вернулся к своему рассказу:

– Стоя на высоком пьедестале и слушая поздравительные речи, я увидел приземлившийся вертолет и вас, спешащих к берегу моря. За вами бежала, катясь с горы и гоня прочь надоедливый велосипед, еще одна фигура. Наверняка это был он, наш недруг, сумевший скрыться от меня перед самым финишем. Наконец мне удалось вырваться из горячих объятий своих болельщиков. Но я опоздал! На берегу уже никого не было. Ни вас, ни нашего противника. Я стоял у кромки моря один-одинешенек и с безнадежным отчаянием наблюдал, как ваша подводная лодка, скрываясь за стеной дождя, уходит в открытое море. И где-то в ее отсеках прячется наш недруг, проникший туда тайком от вас. Но вы сами приучили меня отчаиваться не более пяти минут. Я так и сделал, а потом начал действовать. Обшарил весь пункт проката в поисках акваланга, но в его помещении не было ничего, кроме огромных запасов пива. Выйдя опять на берег, я вдруг снова заметил вашу подводную лодку. Что-то заставило ее вернуться домой. Но только на этот раз она находилась высоко надо мной, а вскоре и вовсе поднялась за тучи. А я между тем оказался на дне глубокого пресноводного озера, образованного дождем. Не раздумывая, я снял туфли, взял их в правую руку и, мощно оттолкнувшись от дна, всплыл на поверхность, где, к счастью, увидел вас.

– Значит, это опять был не он. Там, на берегу. Но где же тогда наш недруг? – озабоченно пробормотал командир.

– Я же говорю: он здесь, на подводной лодке! Где же еще ему быть?! – воскликнул сыщик и, прищурившись, посмотрел на Бурбура. – Кстати, повар, не вы ли…

– Не я! У меня есть документ, письмо от вашей бабушки, которое я потерял, – опередил его Бурбур.

– Не падайте, сыщик, духом! Наш недруг никуда не денется и скоро вновь напомнит о себе, – сказал великий астронавт. – А теперь всем вниз! Задраить люки! Погружаемся в море, берем в конце концов курс на Новороссийск!

– Командир! Нам не во что погрузиться! Дождь прошел, и между лодкой и морем километры пустоты. Под нами только туча, и та начинает таять! – встревоженно и вместе с тем молодцевато крикнул юнга, уже успевший сунуть за борт свой любознательный нос.

– Мы рухнем вниз! С такой высоты! – в отчаянии вскричали все, кроме великого астронавта.

– Но может, у нас найдется хотя бы один парашют? Пусть маленький-маленький. Самый завалящий! Дайте его мне. Я потом принесу, – взмолился Бурбур.

– К сожалению, на подводных лодках нет парашютов. Полагаю, после нашего несчастного случая конструкторы исправят ошибку, и у каждого в экипаже субмарины будет свой персональный парашют, – с надеждой промолвил Аскольд Витальевич.

– А пока что делать нам? – спросили его бедные спутники.

– Командир! Наша туча тает! Теперь она всего лишь тучка! – уточнил юнга, снова глянув за борт.

– «Что делать?» – спрашиваете вы. Разумеется, искать выход! – произнес командир своим фирменным громовым голосом. – Вот он! Я его вижу! Да, да, мы отправимся в космос прямо отсюда. На этой субмарине! Вы поражены? Но чем она не звездолет? Та же обтекаемая форма и герметичный корпус. А по бортам иллюминаторы, через которые можно любоваться звездами. И есть у нас бывалый экипаж. Штурман! Механик! Юнга! Стюардесса! – При этом Петенька, Кузьма, Саня и Марина молодцевато расправили плечи. – И даже повар, – продолжал командир. – Вот только не знаю, как нам быть с Асиком.

– Я буду сыщиком экспедиции. Надеюсь, неплохим. Потрогайте мой затылок, – предложил Асик и подставил затылок командиру экипажа.

Аскольд Витальевич потрогал, ему показалось, будто под его ладонью твердейший булыжник.

– Но при чем тут затылок? Хоть и очень прочный? – не понял командир.

– А как же! – воскликнули все. – Чем детектив лучше, тем чаще его бьют по затылку. То антикварным подсвечником в темной, богато обставленной комнате. То в брошенном доме стукнут элементарным кирпичом.

– Ну коли так, сыщик, мы вас зачислим в нашу экспедицию детективом, – согласился командир. – Теперь осталось начертать на бортах имя нашего славного корабля и поставить его вертикально, иначе он не взлетит.

– Витальич, я обыскал все отсеки. Тут краской и не пахнет, – сказал Кузьма.

– Командир! Под нашим килем осталось как раз семь футов воды! – известил неугомонный юнга. – А под ними бездна до самой поверхности моря!

– Спокойно! Как видите, мель от нас еще далеко, – невозмутимо произнес великий астронавт и, протянув руку к солнечному лучу, извлек из его спектра оранжевый цвет, точно стрелу из колчана, начертал на бортах корабля гордое имя «Сестрица» и вернул краску на место. – А теперь, юнга, подайте мне швартовы.

Он изготовил из каната лассо или, если хотите, аркан, закрепил его на носу «Сестрицы». К этому времени в небе закончился обеденный перерыв, и самолеты полетели косяками. Аскольд Витальевич облюбовал самый толстый лайнер. В его салоне сидела команда штангистов-тяжеловесов, что значительно увеличило мощь этого лайнера. Командир изловчился и, словно опытный табунщик, набросил петлю на его хвост. Самолет потянул за собой «Сестрицу», поставил ее на корму. Великий астронавт в тот же миг отвязал канат. Лайнер удалился, игриво помахивая новым хвостом, а «Сестрица» теперь была прямиком нацелена в космос. Туда, где за голубым небом, за фиолетовой стратосферой среди черной пустоты сверкали россыпи звезд.

– Командир! Воды осталось фута четыре! Сейчас мы обвалимся вниз! – крикнул юнга. – А там мель!

– Всем в корабль! Задраить люк! И приготовиться к старту! – зычно распорядился командир.

Экипаж занял свои места. Командир сел за компьютер, который уже давно заменил старый добрый штурвал. Петенька быстренько проложил курс. Механик Кузьма включил двигатели, но звездолет даже не шевельнулся. Торчал посреди неба, как вкопанный столб.

– Механик! Почему стоим? – строго спросил командир.

– Под нами всего три фута! – добавил жару юнга, сбегав на палубу.

– Витальич, «Сестрица» не хочет в космос. Она хочет домой, к своему другу Тимоше Орлову, который поливает ее лимонадом, – пожаловался Кузьма.

– Скажите «Сестрице», – попросил командир, – у нее только один путь. Зато вернется она со славой и будет ей лимонада полный бассейн. Даже с верхом.

Механик что-то произнес на языке, похожем на стрекот швейной машинки. Звездолет в ответ тихо прошумел своими двигателями.

– Она согласится, если вы выполните еще два условия, – перевел Кузьма. – К обещанным славе и бассейну прибавите ящик пива для друга Орлова. И будете называть ее впредь не звездолетом, а звездолетихой. «Все-таки я дама», – говорит она.

– Командир! Тучка под нами уже не толще картона! – предупредил юнга.

– Мы принимаем ее условия, – с достоинством уступил командир.

«Сестрица» тотчас взвилась ввысь. И произошло это совершенно кстати. От тучки осталась только легкая дымка, и та сейчас же растаяла в чистом голубом небе. На борту звездолетихи красовалось написанное вязью имя, которому предстояло завоевать всемирную известность.

– Биллион метеоритов, – пробурчал великий астронавт себе под нос, управляя кораблем. – Какие водил звездолеты по просторам Вселенной! Но вот то, что мне придется управлять звездолетихой… Такое не могло привидеться и в самом странном сне.

– Витальич, – окликнул его Кузьма из недр машинного отделения, – «Сестрица» говорит… Правда, я не знаю, что она имеет в виду… Наша звезд олетиха говорит: мол, зато ты первый, кому выпала такая честь.

«Как она догадалась? Ведь „Сестрица“ не знает нашего языка», – удивился Аскольд Витальевич. Но его тут же отвлекли другие заботы. «Сестрица»-звездолетиха приближалась к владениям грозных и беспощадных Перегрузок.

** Напоминаем читателю: парсеки – это то же самое, что кабельтовы в старой приключенческой литературе. Один парсек равен километру, только увеличенному в 9 460 000 000 000 и еще умноженному на 3,26. (Примеч. автора.).

ГЛАВА V, в которой великого астронавта встречают первые сюрпризы в современном космосе и экспедиция делает на необитаемом астероиде ужасное открытие

– Друзья! Я должен вам напомнить: сейчас к нам явятся Перегрузки. Рекомендую набраться терпения, – заботливо посоветовал командир своим подчиненным. – Впрочем, кое-кто из вас уже через это прошел. Двадцать лет тому назад. И, как видите, чувствует себя превосходно!

Все невольно посмотрели на юнгу. Если помнит читатель, тогда безжалостные Перегрузки изрядно намяли ему бока, слепив из него нечто, похожее на колобок. И всей команде потом пришлось, ухватив Саню за руки и за ноги, тянуть его в разные стороны, пока он вновь не стал самим собой.

– Это как массаж, – небрежно произнес Саня. – Я готов еще сто раз… Акольду Витальевичу сейчас лет восемьдесят. А может, и больше того.

– Но это действительно я, – скромно промолвил великий астронавт. – Вы, конечно, спросите, почему я столь молодо выгляжу? О, это длинная история. Я вам преподнесу ее на обратном пути. А теперь мы спешим на выручку к Продавцу приключений.

– Ну, коли так, я вас пропущу в виде исключения, – сдался чиновник. – Вы сами тему закрыли. И если ее открывать снова, то кому, как не вам? – добавил он рассудительно. – Только учтите: космос изменился за эти годы. Вас ждут сюрпризы на каждом парсеке1. Возьмите мой радиотелефон. Ныне без него никто не ступит и шагу.

Он поднял шлагбаум, и «Сестрица» покинула пределы родной системы. И тотчас за ее околицей кто-то принялся пугать землян. Неизвестный настроился на радиоволну «Сестрицы», загукал, завыл: «Возвращайтесь назад! Здесь холодно, темно и страшно…» Потом заскрежетал, несомненно, вставными железными зубами. Но кому-то и этого показалось мало. Космос перед «Сестрицей» озарился недобрыми бледными всполохами.

– Тут небось и лешие завелись, – поежился Кузьма.

– А мы все равно пойдем вперед. Нас не запугаешь, – усмехнулся командир, отвечая тем, кто стращал.

Невидимые озорники будто поперхнулись, умолки. Пропали и всполохи. Вокруг снова стало тихо и темно.

Но после этого земляне без паузы на отдых угодили в космическую войну. Вокруг них носились боевые космолеты и поливали друг друга ракетным огнем.

Командир немедля вышел на палубу и грозно крикнул в боцманский мегафон:

– Сейчас же прекратите это безобразие!

Но куда там! Его никто и не думал слушать. Даже наоборот, война разгорелась с удвоенным азартом.

– Это делается не так. Дайте мне эту штуку, – сказал Бурбур и, взяв мегафон, обратился к воюющим сторонам: – Я здешний дворник! У вас есть разрешение на войну?

– Мы не успели собрать все справки, – принялись оправдываться обе воюющие стороны.

– Значит, разрешения нет. Тогда вон все отсюда! Иначе обоим командующим надеру уши, – предупредил Бурбур.

И все боевые космолеты точно сквозняком сдуло.

– Вообще-то, войны в космосе случаются и покруче. Эта вроде мелкого уличного хулиганства, – сказал Асик со знанием теории.

Еще бы, он был здесь единственным представителем нового поколения.

– Путь свободен! Командир, куда мы полетим первым делом? – живо поинтересовался юнга, нетерпеливый, как все юнги. – У вас, наверное, уже созрел какой-нибудь план.

– Вы угадали, – сказал командир, не сдержав улыбки. – Первым делом мы отправимся к Барбару. Возможно, он знает того, кто тоже не читал «Руслана и Людмилу».

– Барбара нельзя беспокоить! – бурно запротестовал Бурбур. – Человек порвал со своим прошлым. А вы его хотите туда вернуть! Он мне сам сказал, глядя прямо в лицо: «Бурбурик, я не хочу слышать о прошлом!»

– Но вы же с ним никогда не встречались, – напомнил дотошный сыщик.

Бурбур растерялся, но только на миг, затем подтвердил:

– Да, не встречались. Но в жизни. А это было во сне!

– Повар! Выходит, вы нас отговариваете от этого визита? – забеспокоился командир.

– Настоятельно и категорически! – воскликнул Бурбур.

– Возможно, вы правы. Действительно, не стоит его беспокоить, напоминая о прошлых грехах. Что было, то было. В то же время вы допустили оплошность: принялись нас отговаривать. И тем самым подвергли жизнь своего брата смертельной опасности… Видите ли, какая штука… Если вы собрались к кому-то с визитом, а вам что-то помешало или вас кто-то отговорил, словом, если вы к нему не пришли, с ним обязательно стрясется беда. Таков закон приключений. Поэтому мы теперь прямо-таки обязаны отправиться к вашему брату. И как можно скорей, – пояснил командир.

– А я больше никого не отговариваю. Я передумал, – поспешно произнес Бурбур. – Все! Все! Беру свои слова назад! – И он показал, как запихивает сказанное обратно в собственный рот.

– У вас ничего не выйдет, – вздохнул командир. – Слова – создания свободолюбивые. Их не загонишь в темницу. К тому же, увы, ваши речи уже все равно им услышаны, этим законом приключений. Теперь у нас путь один. Штурман, берем курс на астероид Барбарова Пустынь! Извольте его проложить!

Звездолетиха «Сестрица» направилась к астероиду, а на борту начались обычные космические будни. Начальник экспедиции отдавал распоряжения. Штурман прокладывал курс на карте Вселенной, которую сам же нарисовал по памяти на обратной стороне афиши, призывающей брать напрокат доски для серфинга. Юнга носился по кораблю с утра до вечера, надеясь влипнуть в какую-нибудь увлекательную историю. Кузьма без конца смазывал механизмы двигателя и потом вытирал свои металлические руки промасленной тряпочкой. Стюардесса наводила уют и хлопотала на корабельной кухне. Увы, фирменные блюда Бурбура никому не лезли в рот, и того перевели из поваров в матросы. Теперь он то крутился возле штурмана, мешая ему прокладывать курс, то заглядывал на кухню к Марине и загадочно бормотал: «Хорошая растет девочка!» А сыщик, который все еще не расстался с надеждой найти затаившегося где-то на корабле недруга, временами натыкался на Бурбура в самых темных закоулках корабля. «Такова наша матросская доля – встречаться в самом неподходящем месте», – разводя руками, говорил тот удивленному сыщику.

Не было особых забот и с «Сестрицей».. В первые дни она забывалась и по старой привычке принималась плыть. Но твердая рука командира возвращала ее в вертикальное положение и заставляла лететь. И вскоре звездолетиха стала заправским космическим судном. Правда, Бур-бур научил ее раскладывать на экране компьютера карточный пасьянс. «Сестрица» вошла во вкус, и экипажу порой приходилось ждать, пока У нее не сойдутся все карты.

– Уважаемая «Сестрица», нам нужно ввести в компьютер новую программу. Не будете ли вы столь добры освободить экран, – просили ее через переводчика Кузьму и напоминали: – Между прочим, дорогая «Сестрица», мы спешим.

– Сейчас, сейчас, – рассеянно отвечала звездолетиха. – Вот еще одну карту… И еще одну… последнюю… Нет, это была предпоследней…

Но вскоре прошло и это. «Сестрица» быстро увлекалась и так же скоро остывала. Пасьянс ей надоел, и она полетела дальше без малейших запинок.

– Вы уж больше не учите ее азартным играм, – попросили матроса.

– Она захотела сама. Я только показал. Как что, так все валят на матросов, – обиделся Бур-бур.

Но однажды, проснувшись утром, Аскольд Витальевич и его друзья обнаружили нечто странное и к тому же весьма печальное. Они висели в своих койках посреди пустого космоса. Куда-то исчезли и надежные стены, и добрый светлый потолок, и твердый прочный пол. Их славный корабль словно растворился в полнейшем вакууме, ровно кусок сахара в чашке горячего чая. Вместе с ним пропали механик Кузьма и матрос Бурбур.

– Какие только со мной не приключались истории! Одна удивительней другой. Но в такую загадочную я угодил впервые, – признался великий астронавт, сидя на кровати и спустив ноги в пустоту.

А юный сыщик и вовсе заставил себя вылезти из теплой постели и приступить к исполнению своих служебных обязанностей. Он обыскал окрестности и принес обрывок какой-то радиопередачи.

«…числа на планете Тонцор произошла подлинная катастрофа…» – сурово извещал незнакомый диктор.

И на этом обрывок кончался.

– Командир! Передача вылетела из радиоприемника, что установлен на нашем корабле. Время вылета: глухая ночь. Сегодня. Когда мы сладко спали. На обрывке остались царапины динамика и следы темноты, – сказал сышик, изучая находку сквозь увеличительное стекло.

– Некое событие на Тонцоре, несомненно, связано с пропажей нашего судна. Нам нужно во что бы то ни стало попасть на планету со столь необычным именем, – решительно произнес командир. – Вот только как это сделать? Увы, мы остались без средств передвижения. У нас нет даже простейших космических лыж! – закончил он с горечью.

И тут, будто услышав его слова, полные грусти, вдали мелькнул зеленый огонек, а через ми-нуту-вторую к брошенным путникам подлетело космическое такси. Водитель радушно распахнул люк, а когда земляне уселись в удобные кресла, всмотрелся в лицо командира и воскликнул:

– Никак, Аскольд Витальевич?! Великий астронавт?! Ну и ну! Вы даже помолодели. И особенно Саня. Порази меня севший аккумулятор! Словно мы расстались вчера. А вы-то меня узнали?

– Ба! Водитель космического грузовика! – в свою очередь воскликнули командир и юнга.

– Да, я тот, кто двадцать лет назад вам сообщил, сам того не подозревая, очень важную информацию. А было это в таверне «Тихая гавань», – подтвердил водитель. – Вскоре после того случая я пересел на космическое такси, думал, работенка будет поспокойней. Но куда там! Мотаюсь по глухоманям Вселенной и совершенно случайно подбираю по дороге брошенных путников, таких, как вы. Вам, кстати, в какой пункт?

– Нам на планету Тонцор! – ответили земляне.

– Я так и подумал, – признался водитель. – Там что-то стряслось. Но не знаю что. Радиопередачу, где речь шла об этой драме, тут же перехватил какой-то хулиган и вырвал из нее все самое важное. Однако вы-то быстро разберетесь: что там и и зачем. А я вас сейчас домчу с ветерком. Солнечным, конечно, – пообещал таксист.

Юнга и сыщик о чем-то пошептались, потом, подталкивая друг друга, смущенно спросили:

– Командир! Как же так? Вы знаете все! Но вот о планете Тонцор словно бы слышите в первый раз.

– Ничего подобного, – обиделся Аскольд Витальевич, но только самую чуточку. – Я слышал о ней и раньше. Когда вы, юнга, еще ходили в первый класс, а вас, сыщик, не было и в помине. От знакомых авантюристов. Они тоже не могли объяснить, что означает имя Тонцор! Хотя расспрашивали самих тонцорцев и так, и этак. Однако те на все вопросы отвечали глубоким молчанием. Впрочем, может, что-то изменилось за эти годы.

– Абсолютно ничего! – категорично отрезал таксист. – Как не ведали раньше, что кроется за этим словом, так не ведаем и по сей день.

Он привез своих пассажиров на планету Тонцор, высадил в центре столицы и, пожелав удачи, покатил дальше, чтобы где-нибудь на отшибе Вселенной вновь так же совершенно случайно подобрать бедствующих путешественников.

А землян сейчас же обступила толпа тонцорцев. Лица аборигенов были печальны. Знать, с их планетой и вправду приключилась беда.

– Что случилось? И чем мы можем помочь? – обратился командир к местным жителям на чистейшем земном языке, который считался во Вселенной общепринятым.

Кстати, он был избран среди бесчисленного множества других языков и наречий благодаря бешеной популярности Аскольда Витальевича. Те, кто хотели послушать рассказы о его невероятных похождениях из уст самого великого астронавта, должны были вольно или невольно учить язык землян.

Но здешним жителям он, очевидно, был совершенно неведом. Тонцорцы лишь недоуменно пожали плечами: мол, не поняли ни слова. Тогда великий астронавт повторил вопрос на всех языках Вселенной. Однако каждый раз аборигены молча разводили руками.

– Командир! Что же делать? – в отчаянии воскликнул юнга.

Он уже стал верным другом всего населения Тонцора и сгорал от желания броситься ему на помощь и выручить его из беды.

– Остался еще один язык. Последний. Но им, увы, пользуются только немногие специалисты, – вздохнул великий астронавт, потеряв все надежды. И вдруг забубенно вскрикнул: «Эх! Была не была!» Разухабисто швырнул наземь воображаемую шапку и пустился… в пляс!

Он заскакал, выбрасывая ноги то вверх, то в стороны и откалывая всевозможные замысловатые коленца. Его молодые товарищи ошеломлен-но разинули рты. Такого они уж никак не ждали от ну очень серьезного Аскольда Витальевича. А тот, прокрутившись волчком, хлопнул ладонью по своей могучей гулкой груди, затем по лаковому голенищу воображаемого сапога, притопнул и замер, выжидающе глядя на тонцорцев: ну, мол, братцы, теперь ваш черед.

Точно так же вдруг что-то стряслось с грустными тонцорцами. Один из них, высокий и черноусый, сунул в рот два пальца и по-казачьи пронзительно свистнул. После чего его соотечественники выстроились в цепочку, взялись за руки и запрыгали на одной ноге, высоко задирая вторую. Потом, не переводя дух, они сплясали вприсядку, прошлись вокруг землян девичьим хороводом и, дружно выдохнув «ха», застыли на месте.

– Надеюсь, вы уже догадались сами, – сказал командир сыщику и юнге. – Эти люди изъясняются на языке танца. И следовательно, истинное имя планеты не Тонцор, а Танцор. И населяют ее не тонцорцы, а танцоры. Виноват же в этой путанице тот астроном, что открыл планету. Он, наверно по рассеянности, вместо «а» написал букву «о». Эта ошибка породила массу недоразумений. А веселые и общительные танцоры прослыли буками-молчунами. Но я, как видите, с ними мило потолковал: спросил и получил ответ.

– И что же все-таки на них свалилось?! Какое горе?! – взмолились Саня и Асик, потеряв остатки терпения.

– Они говорят, что остались без любимого, а главное, живительного напитка. Лимонада! – сказал командир. – Лимонад заменяет им все! И чай, и молоко, и всякое другое. Они даже умываются лимонадом. Но вот на Танцор пришла срочная телеграмма. Некий таинственный друг, пожелавший остаться неизвестным, предостерегал дорогих ему танцоров от чудовищной опасности. Дескать, в запасы их драгоценного лимонада проникли ловкие и не знающие жалости вирусы гриппа. Друг советовал: пока не поздно, слить лимонад в самый большой городской бассейн. Весь до единой бутылки! Танцоры так и сделали – слили! И вот теперь не знают, как быть. На планете не осталось и капли незараженного лимонада… Лично мне в этой истории кое-что кажется подозрительным. Откуда таинственный друг узнал о не менее таинственном проникновении вирусов в лимонад?

– Хотелось бы глянуть на бланк телеграммы. Всего лишь одним глазком, – мечтательно произнес сыщик. – Там обычно указано, где принята телеграмма и когда.

– Я тоже подумал об этом. Но ждал, когда вы догадаетесь сами. И вы не обманули моих ожидании, – похвалил командир юного сыщика и перевел его пожелание на местный язык, отбив классный степ, а если попросту – чечетку. Высокий усатый танцор, оказавшийся мэром столицы, извлек из кармана сложенный бланк телеграммы и, приблизившись в ритме старинного танго, вручил его командиру.

На белый бланк были наклеены две строки – две цепочки танцующих балерин и мужчин-солистов.

– Перед нами па-де-де из одного очень известного балета, – пояснила Марина, будучи страстной театралкой.

– Это текст телеграммы. А вот и пункт, откуда он был послан. Сии антраша, пируэты и прочие батманы на общепринятом языке звучат так: «Почтовое отделение города Сочи», – расшифровал командир и озабоченно добавил: – Более того, телеграмму дали за десять минут до нашего выхода в море! Многозначительное совпадение! А коли так, мы начинаем действовать!

«Покажите нам самый большой бассейн», – станцевал великий астронавт, пригласив на вальс грациозную стюардессу.

Аборигены отметили их номер одобрительными аплодисментами, и Аскольду Витальевичу и Марине пришлось выйти на поклон. После этого все шумной толпой двинулись к самому большому бассейну.

Он и вправду был по самые борта наполнен лучшим лимонадом. Золотистый напиток сверкал на солнце, со дна бассейна поднимались веселые пузырьки. А на суше, вдоль его бортов, возвышались горы из ящиков с бутылками. Но, как тотчас выяснилось, лимонад был вылит еще не весь. Какой-то человек, взобравшись на вышку для прыжков в воду, брал из верхних ящиков бутылки и лил их содержимое то себе в горло, то в бассейн, притопывая от удовольствия правой ногой. Он стоял спиной к пришедшим, но земляне его сразу узнали и окликнули:

– Бурбур! Вы как здесь оказались? Услышав их голоса, матрос выронил бутылку, но быстро пришел в себя и закричал:

– Это вы? Я-то, думаю, куда они делись?! – И заспешил по лестнице вниз. – А я вот помогаю местному народу. Тружусь! Столько работы! А рук-то у меня только две. Я же все-таки не осьминог. Правда?

– А где Кузьма и «Сестрица»? – набросились на него земляне, опережая друг друга.

– Значит, дело было так, – заученно начал Бурбур. – Сплю. И тут меня как что-то схватит, как закрутит, как понесет. И прямо сюда. А где они, не имею ничуточки представления. У самого разрывается сердце, – пожаловался он, хватаясь за правую сторону груди. – Слышите: трещит! Куда, думаю, они, бедные, делись? Что с ними? – запричитал матрос и смахнул со щеки каплю лимонада, выдав ее за горючую слезу.

При этом он так и вертелся, зачем-то пытаясь заслонить собой бассейн.

А в бассейне вдруг вспучилась ровная гладь лимонада, из его глубин вынырнула «Сестрица», точно . разудалая пловчиха, и, блаженствуя, заплескалась в искрящемся напитке. На ее палубе сидел механик Кузьма, судорожно держась за боевую рубку.

– Да вот же они! Ишь куда забрались. А мы их ищем. Совсем сбились с ног! – закричал Бурбур, указывая пальцем на звездолетиху, будто кроме него ее больше никто не видел.

– Механик! – гаркнул командир. – Срочно передайте «Сестрице»! Лимонад болен гриппом! Пусть она сейчас же покинет бассейн!

Ветреная звездолетиха опрометью вылетела из лимонада и перенеслась на соседний теннисный корт.

– А этот человек лимонад пил целыми бутылками! Он заразен! В больницу его! В больницу! На строгий карантин! – возбужденно проплясали танцоры.

Из толпы выбежали люди в белых халатах и схватили Бурбура под руки.

– Не хочу в больницу! Я боюсь уколов и горьких лекарств! – завопил матрос.

– Лимонад здоровый, как лошадь. Я пошутил! Это моя телеграмма!

– Все закончилось для вас благополучно. Тут еще немало нетронутых бутылок. Хватит вам продержаться первое время, пока не доставят новую партию лимонада, – не протанцевал, а машинально сказал командир танцорам на земном языке.

И случилось нечто удивительное: местные жители его на этот раз поняли.Видно, такая огромная радость в одно мгновение обучила их другому языку.

Земляне простились с танцорами и направились к своему кораблю. Однако на полпути командир что-то вспомнил и, обернувшись, произнес:

– «Идет направо, песнь заводит…»

– «Налево сказку говорит…» Знаем, Аскольд Витальевич. Даже мы читали «Руслана и Людмилу», – смеясь, ответили танцоры на вполне приличном земном языке.

Когда «Сестрица» вернулась на прежний курс, командир спросил механика и матроса, а заодно и «Сестрицу»:

– Что произошло? И каким образом вы оказались на Танцоре?

– Мы сами не знаем. Проснулись, а за окном Танцор, – быстро ответил Бурбур, усиленно подмигивая Кузьме.

– Это все он, матрос. Давно искушал «Сестрицу»: мол, ему известно одно местечко, где безбрежное море лимонада. Можно смотаться туда и искупаться вдосталь. Звездолетиха-то наша ему возражала: командир, штурман, стюардесса, юнга да сыщик будут против. Он, матрос, и скажи: «А мы их оставим тут. На обратном пути заберем. Лет через пять!»

– Мне ее стало жаль. Она давно не видела свой любимый напиток, – пояснил Бурбур, пытаясь оправдаться. – И потом, вы сами обещали. Мол, впереди «Сестрицу» ждет полный бассейн.

– После возвращения, – напомнили все остальные.

– Значит, я не понял, – солгал матрос. – И вообще, что это такое?! Моему любимому братишке, понимаешь, угрожает какая-то неведомая опасность. А я, понимаешь, вытворяю черт знает что!

– Не переживайте. Мы успеем, – сказал командир. – Надеюсь, теперь-то нас никто не остановит!

Мимо снова понеслись парсеки. Они таяли за кормой в космической темноте. И наконец остался последний из них, самый стойкий. Но теперь до астероида Барбарова Пустынь было подать рукой.

Командир так и сказал своему штурману:

– Посмотрите в перископ. Если мне не изменяет память, ровно через час в поле нашего зрения должец появиться тот самый некогда необитаемый астероид, с которого мы сняли Барбара, ныне ставший его скромной обителью.

Штурман припал глазами к окулярам перископа и взволнованно воскликнул:

– Командир! Запрещающий знак! Дальше проезд закрыт.

Аскольд Витальевич распорядился включить тормоза и сменил штурмана возле перископа. Перед ним и впрямь висел красный круг. Посредине его был изображен белый прямоугольник, именуемый « кирпичом «.

– Придется сделать небольшой крюк. Мы подойдем к астероиду сбоку, – не теряясь, решил великий астронавт и подал команду: – Право руля!

Но справа тоже висел «кирпич». Такой же был и слева.

– Что ж, повернем назад и поищем новый путь, – сказал командир, демонстрируя свое знаменитое хладнокровие.

Однако и развернувшись на все сто восемьдесят градусов, наши герои снова натолкнулись на тот же запрещающий указатель. Все дороги перед «Сестрицей» были перекрыты.

– Нас обложили! – воскликнул юнга.

– Да, это похоже на западню, – нахмурился командир. – Кому-то очень не хочется, чтобы мы попали на астероид. Видно, у Барбара уже начались неприятности. Будем искать выход из этой коварной ловушки. И прежде всего пошлем отряд разведчиков. Пусть они изучат обстановку.

– Давайте я пойду один! Лучшего разведчика вам не найти! – торопливо вызвался Бурбур. Он так и рвался на палубу.

– На разведку пойдут… я и сыщик, – сказал командир, как отрубил.

– И чего вам не сидится?! Здесь светло и тепло, – засуетился Бурбур, будто ненароком загораживая трап, ведущий к люку.

Но разведчикам все-таки удалось обойти матроса. Они ушли на боевое задание, в космическую тьму. И почти тотчас вернулись в корабль. Первым по трапу спустился сыщик. Он нес перед собой, как вещественное доказательство неимоверной важности, кусок какой-то бумаги.

– Вот этим кто-то залепил наш перископ, – сказал сыщик и показал кусок бумаги. На нем был нарисован неровный красный круг. А в центре неизвестный художник оставил белый прямоугольник, тот самый строгий «кирпич».

– Это моя губная помада! – ахнула стюардесса. – А я-то ее искала. Хотя я уже не в том… то есть еще не в том возрасте, когда красят губы. Но все равно, думаю, куда она делась?

– Матрос, а чем вы испачкали руки? Этаким красным? – насторожился сыщик.

– Ничем, – ответил Бурбур, пряча руки за спину. – Это я обжегся… крапивой.

– Помилуйте! Откуда у нас на корабле взяться крапиве? – воскликнули все остальные.

– Командир, не вы ли утверждали, и не раз, будто в космосе чего только не случается? – нахально спросил Бурбур.

– Да, я так говорил, и действительно не раз, – честно признал великий астронавт.

– Вот и крапива была и куда-то ушла. Честное слово! – поклялся матрос.

– Ну, если честное слово, – уныло промямлили все остальные.

– А кусок бумаги выдран из нашей навигационной карты, – тут же задумчиво произнес штурман. – Я еще гадал: откуда во Вселенной вдруг взялась такая дыра? Неужели, пока мы спали, произошлаглобальная катастрофа? А все, оказывается, объясняется очень просто.

Как ученый, Петенька был даже несколько разочарован.

– Ночью, как вы знаете, я бодрствую, – вмешался Кузьма. – Подзаряжаюсь, а потом шастаю по отсекам. От нечего делать. Так вот, под утро я заглянул в штурманскую и там увидел нашего матроса. Он склонился над картой. Я еще подумал: чего это ему не спится?

– Я карту не трогал. Только поглядел, сколько еще лететь до астероида? Не забывайте: там мой несчастный единственный брат, – сварливо ответил матрос.

– Кто бы это ни сделал, шут с ним, – великодушно промолвил командир. – Все равно у него ничего не вышло. Через час мы будем на астероиде.

– Но я могу снова дать честное слово, – на всякий случай предупредил Бурбур.

– Нет, нет, держите его при себе, – взмолились все остальные.

Тем не менее весь оставшийся час матрос, прохаживаясь по отсекам, на все лады распевал:

«Честное слово… честное слово…» И многозначительно подмигивал своим спутникам. А те прямо-таки не знали, куда от него деться.

– Командир, что делать с дырявой картой? – спросил штурман. – Может, выбросить и нарисовать другую?

– Порвать ее – ив люк! Всего-то делов, – предложил Бурбур, оказавшийся тут как тут, и уже протянул к карте руку.

– Не спешите! – остановил его командир. – Оставим эту карту. Почему-то мне кажется, настанет момент, и дыра сыграет в нашем приключении какую-то важную роль. Видимо, тот, кто выдрал этот клок, сам того не зная, допустил существенную ошибку, – произнес он, задумчиво изучая дыру, пытаясь проникнуть мыслью за ее рваные края.

– И какую же роль она сыграет? – почему-то заволновался Бурбур.

– Этого я пока не знаю, – признался командир.

– То-то, – сказал матрос, сразу успокоясь. – Дыра как дыра. Ничего особенного. Я таких дыр могу сделать тыщу!

А через час и впрямь в перископе появился астероид Барбарова Пустынь. За минувшие годы он постарел. На его каменном лике возникли новые морщины.

«Сестрица» села на том самом пятачке, где двадцать лет назад приземлился легендарный «Искатель» и подобрал Барбара, который якобы тут робинзонил после страшного звездолетокру-шения.

– Чур, сначала пойду я один, – потребовал Бурбур. – Откроюсь своему братишке с глазу на глаз. Это будет интимная сцена, полная крепких мужских объятий и сладких слез. И ваше присутствие нас станет смущать. Я ведь, в сущности, если вы успели заметить, крайне стыдлив. Стесняюсь выражать свои чувства при других людях.

Все сочли его желание справедливым и остались у подножия своего корабля. А Бурбур отправился на первую встречу с братом. Он скрылся за высокой скалой, и вскоре оттуда послышался его истошный крик:

– На помощь! Кто-то похитил моего единственного, моего ненаглядного брата!

Экипаж во главе с командиром бросился на вопли матроса и обнаружил ужасающую картину. Камень, на котором Барбар предавался своим глубоким размышлениям, был пуст, и повсюду виднелись признаки яростной борьбы. Вся поверхность астероида была истоптана чьей-то тяжелой обувью. Вокруг валялись клочки изодранных газет. И посреди этого разора стоял одинокий Бурбур.

– Вот и все, что осталось от моего горячо любимого братца, – пожаловался он, протягивая на ладони вырванную с мясом черную пуговицу.

– Мужайтесь, матрос! Мы найдем вашего брата. И снова пришьем его пуговицу, – молвил великий астронавт, ободряюще положив на мягкое плечо Бурбура свою командирскую руку, тяжелую, как у чугунного памятника.

– Может, Барбару удалось спрятаться в своей келье? – предположил сыщик, указывая на темный вход в скале.

Но в ней уже успел побывать быстроногий и вездесущий юнга. Он вышел оттуда с баком для белья.

– Там никого нет. Зато я нашел вот это, – сказал он, повернув бак.

И все увидели на его дне остатки пригоревшей гречневой каши.

– Он был здесь! Тот, кто похитил Продавца! – воскликнули все.

– И он же украл моего несчастного брата, – – добавил Бурбур и застенал, простирая руки вслед : унесенному Барбару: – О, дорогой брательник! Где ты?

Сыщик извлек из кармана свою неизменную лупу, встал на четвереньки, прытко прополз по всему астероиду и вдруг остановился перед Бурбуром.

– Матрос, окажите любезность, поднимите, пожалуйста, ногу, – попросил сыщик, по-собачьи глядя снизу на Бурбура.

– Не могу! Меня держит за ноги местное притяжение, – ответил матрос. . – Жаль, – вздохнул сыщик. – Под правой вашей ногой лежит нечто ценное.

– Тогда я попробую. Но учтите, это ценное принадлежит мне. Я его выронил из кармана, – – заволновался Бурбур и поднял правую ногу.

А сыщику только это и было нужно. Он тотчас провел лупой вдоль его подошвы.

– Командир! Все следы на астероиде оставлены одной и той же парой подошв. И эти подошвы принадлежат нашему матросу! Он уже был здесь и, очевидно, не раз! – доложил сыщик, резво вскочив на ноги.

– Это следы моего брата, – возразил Бурбур. – Наши подошвы тоже близнецы, как и мы сами.

– И пуговица оторвана от его куртки. Посмотрите на все остальные пуговицы. Они точно такие же, – добавил сыщик.

– И все наши пуговицы тоже близнецы, – гнул свое матрос.

– А главное, все эти следы совпадают со следами, оставленными возле нашего пылесоса и возле трубы! – нанес Асик завершающий удар.

– Командир! Я нашел и еще кое-что! – послышался голос юнги.

Саня наклонился и поднял из-за камня, на котором сиживал знаменитый отшельник, цветное фотографическое изображение Барбара, наклеенное на фанеру. Барбар сидел в позе роденовского Мыслителя, подпирая в задумчивости кулаком подбородок.

– Так вот оно что? – нахмурился командир. – Барбар все это время водил всех за нос. Пока его изображение ввергало в заблуждение газетчиков и туристов, сам он тайком занимался прежними темными делишками.

– Таким образом, все сходится. Матрос Бурбур и злодей Барбар одно и то же лицо! – произнес сыщик, ставя точку в своем коротком и энергичном расследовании.

– Проклятье! Меня все-таки раскусили! – воскликнул Бурбур, он же – настоящий Барбар.

– Командир! Разрешите приступить к задержанию? – деловито обратился сыщик

– Разрешаю, – вздохнул командир.

– Барбар! Вы арестованы! – торжественно объявил сыщик.

Но злодей и не думал сдаваться. Он, будто кулачный боец, сбросил камуфляжную куртку. И оказался в черной кожаной униформе космических рокеров, украшенной металлическими заклепками.

Барбар издал истошный вопль «а яяя хам!» и прыгнул на сыщика, норовя лягнуть его пяткой в грудь или подбородок. Однако сыщик ловко развернулся и подставил под удар свой затылок. Налетев на несокрушимую твердь, нападавший отлетел, будто резиновый мячик, и смачно плюхнулся на спину.

– Что он делает? Он же помял сыщику прическу! – изумился великий астронавт.

– Это восточные единоборства. Ныне принято драться именно таким способом, – пояснил юнга.

А Барбар между тем живо вскочил на ноги, схватил стюардессу и начал пятиться к темной угрюмой скале, прикрываясь Мариной и зловеще говоря:

– Я, как в таких случаях положено, взял заложницу. Если вздумаете меня преследовать, я даже сам не знаю, что с ней сделаю

– А что должна предпринять я? – спросила у своих товарищей стюардесса.

– Наверно, терпеливо ждать, когда мы тебя спасем, – растерянно ответили те, настолько неожиданно все произошло.

– Тогда я пока, как в старые добрые времена, лишусь чувств, – сказала Марина и лишилась их.

А Барбар, приблизившись к скале, пошарил за спиной рукой, нащупал вход в пещеру и вытащил из нее за рогатый руль космический мотоцикл, похожий на свирепого бычка. А дальше все произошло молниеносно. Он перекинул бесчувственную Марину поперек мотоцикла, вскочил в седло, пришпорил каблуками машину и ринулся в космос, включив сирену.

Слыша ее пронзительный вой, встречные метеориты шарахались в стороны, расчищая перед злодеем дорогу.

– Барбар! Где вас искать? – простодушно Крикнул супруг Марины.

– Везде! – цинично ответил рокер и вместе с беспомощной добычей исчез среди густой россыпи звезд.

Но оттуда еще долго доносился его издевательский и, конечно же, дьявольский хохот.

«Какой возмутительный поступок! Взять заложника, да к тому же даму. В наше время такое было невозможно. Но… но, с другой стороны, нам повезло. Мы еще не успели как следует углубиться в космос, а нам уже придется выручать двоих», – подумал великий астронавт, не зная, что делать: негодовать или радоваться. Будь я тяжко ранен, без рук и ног, я бы, истекая кровью, непременно его задержал. Но силы, как назло, били из моих бицепсов ключом. К тому же рядом были вы, готовые в любую минуту ринуться на помощь. И потому преступник легко ушел, – посетовал сыщик.

– В следующий раз мы бросим вас на произвол судьбы. Нас будто сдует ветром, – пообещал командир.

– Командир! Но зачем ему Марина? – горестно воскликнул Петенька. – У него уже есть Продавец!

– Видимо, Барбар решил исправить ошибку. И на этот раз похитил невесту. Как это и было в «Руслане и Людмиле», – сказал командир.

– Мы с Мариной уже женаты двадцать лет, – –возразил штурман.

– Сейчас вы больше похожи на жениха и невесту. Даже на будущих жениха и невесту, словно вас только еще так дразнят в школе. Но не отчаивайтесь. Мы освободим и Марину, и Продавца, – пообещал Аскольд Витальевич, обняв его за плечи. – А теперь пора в погоню. Противник умчался уже достаточно далеко.

И отважный экипаж пустился вдогонку за рокером и его несчастной жертвой. Но от Барбара не осталось ни единого следа. Последний растворился прямо на глазах экспедиции. И вокруг не было ни малейшего намека на то, куда скрылся Барбар. Во все стороны простиралась сплошная пустота. Все живое и неживое попряталось, словно нарочно, чтобы у некого было спросить. Даже звезды и те погасили свет. И лишь «Сестрица»-звездолетиха грустно висела в космосе, точно полная сирота. Одна в кромешной тьме.

ГЛАВА VI, в которой экспедиция ступает по своим старым следам

Члены экипажа, как и положено в таких случаях, приготовились впасть в отчаяние, но их удержал командир:

– Не спешите! У нас еще в запасе остался самый надежный способ, который направит нас на верный след. Сейчас мы проверим вашу па-мять: все ли вы забыли за эти двадцать лет? «Итак, куда следует случайно завернуть, чтобы узнать все, что нужно? – спросил он лукаво.

– В какую-нибудь таверну! Где собираются авантюристы со всего света и прочий подозрительный сброд! Где по залу вместо мух летают всевозможные слухи! – вспомнили механик, юнга и штурман, снова обретая надежду.

Глядя на них, повеселел и новичок-сыщик.

– Верно, – подтвердил командир. – Сейчас мы посмотрим на карте: нет ли поблизости какой-нибудь придорожной таверны… О, всего в парсеке от нас «Тихая гавань». Юнга, вам о чем-нибудь говорит это название?

– И еще как! Именно там водитель грузовика, сам того не зная, подсказал нам, где пираты прячут Марину, – ответил юнга. – Только, увы, все это уже в прошлом. Нет больше таверн, как и постоялых дворов и шумных трактиров. Теперь везде придорожные кафе, бары и мотели, – деликатно сообщил Саня, который все эти годы бороздил Вселенную, будучи капитаном Петровым.

– Может, все это и стряслось с остальными тавернами. Но «Тихая гавань», где хозяином мой друг Христофор, не могла отказаться от своего истинного назначения. Христофор этого не допустит, – возразил великий астронавт.

На этот раз перелет прошел без всяких происшествий, которые обходили «Сестрицу» стороной или совершались где-то чуть поодаль, догадываясь, что ее отважному экипажу сейчас не до них. И потому великий астронавт и его друзья через несколько дней благополучно прибыли в назначенный пункт.

– Вот уж нам обрадуется старина Христофор, – сказал Аскольд Витальевич, сам радуясь предстоящей встрече. – Юнга, вы, конечно, помните якобы одноногого Христофора, хозяина таверны?

– А как же! И его и попугая, который всем говорил: «Я крррасивый», – подтвердил Саня.

Они жадно приникли к иллюминаторам и… не узнали здешних мест. Да, посреди черной бездны, как и двадцать лет назад, висел дом. Он тоже сверкал огнями, и сквозь его стены тоже доносилась музыка. Только таверна «Тихая гавань» была деревянной, а это здание было построено из стекла и бетона. И музыка, в отличие от той, веселой, казалось какой-то беспокойной и чересчур громкой. Будто музыканты старались, ну прямо из кожи лезли вон, пытаясь заглушить все во Вселенной. А к длинному пирсу ныне были пришвартованы совершенно иные корабли – все, как на подбор, космические крейсеры, эсминцы и торпедные катера. Ни единого тебе фрегата или брига.

О такой мелочи, как шхуны ихты, нечего было и говорить.

– Видимо, юнга, вы были правы, – удрученно пробормотал великий астронавт.

Он изо всех сил попытался не поверить своим глазам, но у него ничего не вышло. Аскольд Витальевич с надеждой посмотрел на своих друзей, однако их глаза видели то же самое.

– Командир! Над зданием вывеска! Посмотрите, что там написано! – воскликнул остроглазый юнга.

Да, над незнакомым заведением горели неоновые буквы. Сложив их вместе, великий астронавт прочитал знакомое название: «Тихая гавань». И к ним были добавлены два слова: «Тем-ноночной клуб».

– А что я говорил? – оживился Аскольд Витальевич. – Это все шутки старины Христофора. Он у нас большой выдумщик! Сколько извел бетона и стекла, только бы разыграть друзей.

«Сестрица» пришвартовалась к ночному клубу, и ее экипаж, оставив на борту Кузьму, во главе с командиром ступил на пирс, где тотчас поднялось нечто несусветное. Из-за контейнеров будто бы с контрабандным грузом выскочили бритоголовые мужчины в тренировочных спортивных костюмах и темных очках и сейчас же принялись кривляться, изображая наемных убийц или еще неизвестно кого. Они забегали по пирсу, паля при этом друг в друга из пистолетов.

– Несомненно, это представление устроено в нашу честь. Вот только откуда Христофор проведал о нашем предстоящем визите, если мы сами о нем только что узнали, – слегка удивился командир.

Рассеянно отмахиваясь от шальных надоедливых пуль, путешественники проследовали через весь пирс до роскошных дверей ночного заведения. Их непринужденная походка сделала бы честь самым знаменитым ковбоям. Но наши герои, лишенные какого-либо тщеславия, даже и не думали об этом. Они шагали плечом к плечу, ни капли не рисуясь, и так же легко и артистично приблизились к дверям, украшенным, видимо, в их честь роскошной бронзой.

Командир решительно распахнул двери, и наши путешественники вступили в «Тихую гавань».

Старый уютный зал тоже было не узнать. Там, где некогда за грубыми дубовыми столами веселились после странствий бродяги космоса, рассказывали всякие небывальщины, сдабривая их добрым элем, и пели старинную матросскую песню про «Жанетту», которая в Кейптаунском порту «поправляла такелаж», пристукивали в такт глиняными кружками… Так вот, теперь на этом месте расположились ресторан, казино с коварной рулеткой и дискотека. Куда-то делись и сами завсегдатаи таверны – лихие бродяги в живописных потрепанных и латаных-перелатаных скафандрах. Ныне за изысканными ресторанными столиками восседали, развалясь, совершенно иные люди, наряженные в дорогие бронированные скафандры от лучших модельеров. У каждого из них все толстые пальцы были в перстнях. У каждого в ухе торчала серьга. Каждый из них, выпивая и закусывая, в то же время с кем-то говорил по радиотелефону. И за каждым из них стоял бритоголовый телохранитель.

– Командир! Похоже, вся эта публика состоит из сплошных рэкетиров, – сказал сыщик, оглядывая зал.

– Я не знаю, что это такое, – признался великий астронавт. – Но на шутку, по-моему, не похоже. Кажется, я ошибся, а это со мной бывает не часто. Однако Христофор ни за что не выставил бы за дверь своих давних клиентов. Даже ради самой остроумной шутки. Впрочем, сейчас мы все выясним у него самого.

И вдруг, точно по чьему-то знаку, смолкла музыка и за столами оборвался говор. В зале установилась тишина, которую можно было бы назвать мертвой, не будь все живыми. В этой гробовой тишине великий астронавт и его компания с достоинством прошествовали к бару.

За новой хромированной стойкой вместо старины Христофора вздымался гориллообразный громила в смокинге, будто снятом с чужого плеча. И только попугай – ярко-красный, ярко-синий и ярко-желтый ара – напоминал о старой доброй таверне. Он по-прежнему сидел на жердочке, сбоку от стойки, напоминая о прежних славных временах.

Аскольд Витальевич дружески кивнул попугаю, как это делал каждый раз, когда головокружительные события приводили его в таверну.

Попугай напрягся, пытаясь что-то вспомнить. Вместе с ним напрягся и громила за стойкой, прочистил мизинцем ухо и навел его на птицу – видно, ловил каждое ее слово.

– Склерроз! Склеррроз! – прокричал попугай, панически хлопая крыльями.

– Что он сказал? – заволновался бармен.

– Что у него отшибло память, – пояснил юнга как можно проще.

– Наверное, бедняга и впрямь очень стар. Говорят, он сиживал еще на плече у самого Колумба, – сказал великий астронавт и подбодрил расстроенного попугая: – Но ты все равно самый умный! Самый красивый!

– Мы его тут держим специально. Он должен узнать кое-каких людишек. Но от этой выжившей из ума птицы уже никакого прока, – доверительно пожаловался бармен.

– А кстати, где наш закадычный друг Христофор? – спросил Аскольд Витальевич.

– Великий астррронавт! Уррра! – вдруг спохватился попугай и радостно забил крыльями.

– Так это вы? Что же не сказали сразу? А я тут… – будто бы обрадовался бармен, но его черные зрачки почему-то блудливо забегали. – Тогда я сбегаю, позову… вашего Христофора. А вы пока посидите за столиком. Можете даже что-нибудь заказать. – Он почему-то гадко хихикнул и скрылся за служебной дверью.

Наши путешественники уселись за ближайший стол, и тут же на них уставился человек в старомодном скафандре, одиноко коротавший время за соседним столом. Его глаза были полны безнадежной тоски.

– Я, думаю, не ошибусь, если скажу, что он водитель космического грузовика, – задумчиво произнес командир.

– О, добрые люди! Вы не попросите у меня меню? – не выдержав, взмолился мужчина, похожий на водителя.

– Спасибо, но мы не собираемся здесь задерживаться. И к тому же на нашем столе тоже есть меню, – мягко пояснили земляне.

– Но я хотел бы, чтобы вы попросили именно мое меню. Мне это крайне необходимо, – настойчиво попросил незнакомец.

– Видимо, за вашей просьбой кроется какая-то история, – догадался Аскольд Витальевич.

– Но не известная мне, – уточнил их сосед. – А все началось двадцать лет назад, когда я впервые сел за руль космического грузовика. Его прежний водитель, не сказав никому ничего толком, перешел на такси. О, если бы я знал что меня ждет!.. Однако, ничего не ведая, я беспечно забрался в кабину, включил зажигание и… тут кто-то неведомый мне сказал: «Поезжай в таверну „Тихая гавань“. Сядь за стол и жди, когда к тебе подсядет некто». И я просидел двадцать лет, точно пень. Видите? Стулья за моим столом покрылись толстым слоем многолетней пыли. И все эти годы я прождал напрасно. Ко мне так и не подсел ни один некто. Правда, сегодня утром за мой стол присела очень юная девица, взяла меню, что-то отметила в нем и, не дожидаясь официанта, ушла. Но вряд ли ее пометки вызовут у вас хоть какой-нибудь интерес. Лично я в него даже не заглядывал, и если вам предложил, то разве что из-за полного моего отчаяния.

– Мы передумали. Мы попросим ваше меню. Наше нас чем-то не устраивает, – сказали земляне.

Нетерпеливый юнга выхватил из рук водителя ресторанную карту и, открыв ее, воскликнул:

– Командир! Здесь тайный знак! Через наименования дорогих затейливых блюд тянулась длинная неровная стрела. Да, это был тайный знак, поданный кем-то кому-то!

– Это тушь для ресниц моей мамы! – вскричал сыщик.

– Это почерк моей супруги! – воскликнул штурман. – У нее всегда все прямые линии выходили кривыми. Даже на школьной доске.

– Господа! Мы откррыли Амерррику! – завопил попугай, наверное, подражая Колумбу.

– Теперь мы знаем: Барбар и Марина были здесь сегодня утром. А главное, нашей славной стюардессе удалось нам сообщить, куда намерен отправиться ее безжалостный похититель, – удовлетворенно произнес командир.

– Но она забыла обозначить стороны света! Где север? Где юг? Где восток и запад? В каком направлении искать это «куда»? На самом деле стрелка указывает в никуда! – возразил простодушный юнга.

Его замечание повергло в уныние всех, кроме командира. Даже водитель беспокойно завертелся на своем стуле и удрученно спросил:

– Выходит, эти двадцать лет ушли впустую?

– Все вы, к счастью, ошиблись, – мягко сказал командир. – Стрелка направлена очень точно. И скрытно. Обозначь стюардесса стороны света, и всяк будет знать: перед ним тайное послание. Но вижу, вы до сих пор ничего не поняли. Тогда вот вам загадка: кому прежде всего передаст весточку похищенная жена? Зубному врачу? Продавщице из магазина? Налоговому инспектору? Или кому-нибудь из соседей?

– Она передаст собственному мужу! – воскликнули все остальные и даже попугай.

– Значит, это послание адресовано супругу стюардессы, – сказал командир, радуясь смекалке своих друзей. – Поэтому, штурман, возьмите меню, держите его вот так, перед собой. Теперь видите, куда направлена стрелка? Она смотрит именно туда, куда Барбар увез Марину.

Его молодые друзья тотчас повскакивали с мест, готовые немедля пуститься вдогонку за Барба-ром. Попугай и тот взлетел с насеста и перенесся на могучее плечо великого астронавта. Довольные удачей, молодые люди не заметили, как на мужественное лицо их старшего товарища легла суровая тень.

– Но в тех краях, куда указывает стрелка стюардессы, нет ничего, кроме Ничего с большой буквы, – хмуро молвил великий астронавт. – В этом районе Вселенной отсутствует даже самая пустая пустота. Там царит сплошное черное Ничего! Там никого не спрячешь. И особенно такую яркую личность, как наша стюардесса. Но у Барбара, видимо, заранее что-то уготовано, какой-то секрет. Иначе бы он поискал другое место. Ну что ж, друзья, тем увлекательней наша задача. Найти кого-то среди Ничего!

– Как видно, я выполнил свой долг и теперь, пожалуй, могу продолжить путь. Доставлю наконец свой груз по назначению, – напомнил о себе водитель грузовика, вставая из-за стола и надевая на голову шоферскую кепку. – Да и семья меня небось заждалась.

– Конечно, вы уже свободны. Мы и есть тот самый Некто, – подтвердил командир. – А вернетесь в гараж, попросите другую машину. Никак, все дело в этом грузовике.

– Спасибо, я подумаю над вашим советом, – серьезно поблагодарил водитель и зашагал к выходу.

– Водитель! – окликнул его Аскольд Витальевич и, когда тот обернулся, сказал: – Если хотите спокойной жизни, не соглашайтесь и на такси. Это тоже коварная штука. Возьмите лучше велосипед.

– И для верности – трехколесный, – посоветовал юнга, уже ставший ничего не подозревающему водителю самым верным и надежным другом.

– Кстати, лучше всего все видно именно с трехколесного велосипеда. Верти головой по сторонам сколько угодно, не упадешь, – добавил сыщик. – Так что неизвестно, что безопасней: грузовик или велосипед. Я, на вашем месте, избегал бы даже обычных лыж.

– Может, вы будете смеяться, но мне эта жизнь почему-то начинает нравиться, – смущенно признался водитель. – Да и что бы вы, главные герои, делали без нас, незаметных тружеников приключений? Нет, пожалуй, необычный грузовик я оставлю себе. Кто знает, может, мы с ним сыграем еще не одну маленькую, но очень важную роль. – Он отсалютовал, вскинув ладонь к козырьку кепки, и энергично покинул зал.

– Но что-то задерживается наш друг Христофор, – удивился командир. – Впрочем, мы уже выяснили все, что хотели. И нам пора на корабль. Уважаемый ара, передай нашему другу: мы его навестим в другой раз.

Наши путешественники направились было к выходу, но в этот момент за стойкой бара с грохотом распахнулась служебная дверь, будто в нее кто-то двинул ногой, обутой в тяжеленный сапог, и в зал ворвалась орава здоровенных громил во главе с мужчиной очень маленького роста.

Главарь был в смокинге и при галстуке бабочкой. В каждой руке он держал по большому автоматическому пистолету. За поясом его брюк торчала бомба с часовым механизмом, который тикал, точно будильник. На лбу главаря торчал кривой козий рог. Сообразительные земляне поняли с первого взгляда: этот человек родом из созвездия Козерога. Для устрашения карлик-козерожец пальнул в потолок. Сначала из одного пистолета, затем из другого.

– Что все это значит? – строго спросил великий астронавт. – Где Христофор? Почему его не видно до сих пор?

– Ваш Христофор чистит на кухне картошку, – проблеял главарь с мрачной усмешкой. – Здесь уже давно распоряжаюсь я. Меня сюда управляющим поставил сам Властелин Вселенной. Но я не просто управляющий. Я дважды управляющий. Второй «управляющий» – моя фамилия. Но когда говорят: «управляющий Управляющий» – это звучит, как дразнилка. Потому что еще ни одному смертному не удалось произнести второе «управляющий» с большой буквы. Если вы сумеете это сделать, я верну Христофору прежнюю таверну, а вас отпущу на все четыре стороны.

– Тогда слушайте, – сказал Аскольд Витальевич и произнес его фамилию с заглавной буквы, поразив и своих, и чужих.

Если бы они только знали! Однажды, в былые времена, ему удалось выговорить кавычки. Тогда он вел переговоры с жителями одной планеты. Эти существа понимали только язык цитат. Но командир не стал об этом распространяться, еще раз украсив себя таким прекрасным цветком, как скромность.

– Свое обещание я, конечно, не сдержу. На то я и негодяй, – сказал Управляющий, придя в себя от изумления. – А поблагодарить поблагодарю. Спасибо вам, Аскольд Витальевич, за то, что вы сами разоблачили себя. Теперь я вижу: Барбар, который был здесь со своей воспитанницей проездом в отпуск, не врал, когда рассказывал о вас разные легенды. Вы и впрямь опасны для нашего господина Властелина Вселенной. Эй, мои боевики! Сейчас же их окружить! Отрезать все пути к спасительному бегству! – приказал карлик своим бритоголовым и снова обратился к землянам: – Но вы, разумеется, будете это отрицать. Мол, вы не вы, а совсем другие. А звездолет «Сестрицу» никто из вас не видел и в глаза. Меня это всегда забавляет. Хочу потешить себя и теперь. Итак, приступайте! Даю вам на это… – Он вытащил из-за пояса бомбу и взглянул на часовой циферблат. – В вашем распоряжении всего одна минута. Не уложитесь в это время, разнесу на куски. – И он снова убрал свой необычный хронометр.

– Вы не угадали. Мы не станем унижаться и лгать, отказываясь от своих добрых имен, дабы спасти свою жизнь, – с гордостью произнес великий астронавт. – Барбар на этот раз сказал правду: я действительно знаменитый Аскольд Витальевич, а со мной те самые мои молодые, но уже известные товарищи. И все мы со славного звездолета «Сестрица».

– Барбар меня обманул! Этот гороховый шут решил надо мной поиздеваться! Выставить в смешном виде! – закричал Управляющий, впав в страшный гнев. – Он подговорил этих бродяг выдать себя за других! За великого астронавта и его людей. Ну, посудите сами: разве бы мы стали подтверждать, что мы это мы, грози нам тюрьма? Каждый из нас тотчас начал бы врать и изворачиваться. Значит, они – не они. Выгнать их прочь. И немедля!

– И все-таки это мы! – заупрямился командир и напомнил: – Кто бы еще сумел произнести вашу фамилию с большой буквы? Просто мы честные люди.

– Тогда вы опасны вдвойне, – сдаваясь, пробормотал карлик. – Отведите их сейчас же на кухню. Пусть моют посуду и чистят картофель. Иначе я сойду с ума.

Новых посудомойщиков доставили на заднюю половину кухни, где громоздились небоскребы грязной посуды и стояли нечищеные котлы. Здесь уже трудился какой-то подневольный, уныло тер щеткой чугунный бок котла. Судя по его разнесчастному виду, этот человек совсем недавно потерпел страшное фиаско, может, потеряв навсегда все надежды на спасение.

Командир всмотрелся в его согбенную фигуру и взволнованно произнес:

– Христофор! Если я не ошибаюсь, это ты?

– Я! Я! Увы, это я! – с тяжким вздохом подтвердил посудомойщик. – Но кого это нынче интересует? Кому я еще нужен? – Он даже не поднял головы, считая себя навеки конченым человеком.

– Ты нужен нам, твоим старым закадычным друзьям, – невольно улыбнулся Аскольд Витальевич. Только теперь посудомойщик взглянул на пришедших и, узрев великого астронавта, бросил щетку и недомытый котел и устремился к другу с ликующим воплем:

– Аскольд! Я чувствовал… Да что там!.. Был уверен, что ты придешь на помощь!

После бурных братских объятий Аскольд Витальевич строго спросил:

– Христофор! Где твоя деревянная нога? И медная серьга? И вообще что случилось с Таверной?

(Напомним: Христофор, изображая личность с загадочным и несомненно авантюрным прошлым, носил в ухе серьгу и ковылял на деревянной ноге, привязав ее к ноге здоровой. Этого требовал облик хозяина таверны, пристанища для всех бродяг Вселенной.) Христофор залился горючими слезами, а когда их запасы иссякли, сказал:

– Нашу таверну приватизировали. Деревянную ногу сожгли в камине, когда не хватило дров. А серьгу отняли и повесили себе.

– Кто это сделал? Управляющий клубом? – посуровел великий астронавт.

– Он мелкая сошка – всего лишь подставное лицо. За ним стоит кто-то другой. Некто могущественный и совершенно бессердечный. Говорят, он именует себя Властелином Вселенной, – грустно поведал бывший хозяин таверны. – Но как вы угодили в лапы людей Властелина? Что вас занесло в наши края? Извините за мое, возможно неуместное, любопытство. Но я уже давно не слышал увлекательных историй. Это еще хуже неволи. Я прямо-таки погибаю, ровно странник в пустыне без единой капли воды.

Земляне щедро поведали о своем путешествии и причинах, которые их привели в бывшую таверну.

– Да, Барбар был здесь проездом со своей юной воспитанницей. Так он называл Марину. То есть он сперва представил ее своей невестой. Но ваша стюардесса стала такой молоденькой, совсем уже девочкой, поэтому он спохватился, сказал, что пошутил. Прикатив на своем грохочущем мотоцикле, Барбар пошептался о чем-то с управляющим и покинул клуб, не забыв прихватить с собой Марину. – Христофор помолчал и озабоченно добавил: – Но вот в чем закавыка. Никто не видел, куда и на чем уехал Барбар. Его мотоцикл по-прежнему ждет на пирсе, там, где он его и оставил. На месте и все пришвартованные корабли. Так что вам придется подумать над этой загадкой.

– Половина отгадки нам уже известна, – улыбнулся Аскольд Витальевич. – Мы знаем, что Барбар отправился в тот квадрат Вселенной, где нет ничего, кроме Ничего. Отыскав Барбара, мы получим ответ и на вторую часть загадки: на чем? Вот только как выбраться из этого плена? На окнах кухни стальные решетки. За дверью боевики, увешанные всевозможным оружием с головы до пят, словно новогодние елки.

Стража тотчас загремела, зазвенела своим многочисленным оружием. Видно, откуда-то подул сквозняк.

– Кажется, я смогу вам помочь, – произнес Христофор. – Но вы должны ответить на один вопрос. Как известно, каждый человек имеет право на три счастливых случайных совпадения. Признайтесь честно: вы исчерпали свою норму? Или у вас еще осталось кое-что?

– Во-первых, все совпадения, которые случились с нами, были не наши. Просто кто-то совпал с нами. А во-вторых, мы их не считаем счастливыми, – с чистым сердцем ответил командир от имени своего экипажа.

– Тогда все в порядке, – облегченно вздохнул Христофор. – Поздравляю! Вам наконец повезло! По счастливому совпадению, в бывшей таверне оказался тайный ход, который как раз ведет в тот квадрат Вселенной, где, кроме Ничего, нет ничего. Как утверждают местные предания, его прорыли самые первые космонавты. Когда-то здесь находился их форпост. Однажды его осадили полчища какой-то неизвестной неорганической жизни. Когда у храбрых защитников кончились запасы пищи и воды, они вырыли под космосом тайный ход. Но, к счастью, он оказался не нужен. Полчища оказались всего лишь тучей метеоритов, которые пронеслись мимо форпоста и пропали в просторах Вселенной. Вы спросите: а что же стало с тайным ходом? Его решили скрыть, дабы он не стал орудием в руках мошенников и разных авантюристов.

– Но позвольте! Разве можно прорыть под космосом ход? – запротестовал проснувшийся в штурмане ученый. – Это невозможно! Хотя бы потому, что космос – не земля. Космос – это… космос.

– Если ход можно прорыть под столом, стулом и даже кроватью, то почему нельзя это проделать под космосом? – возразил Христофор. – Ход можно прорыть под всем, что Есть! Не верите мне, спросите своего дядю. Уж он-то чего только не видел!

– Проще всего все это проверить на деле, – мудро откликнулся великий астронавт. – Итак, Христофор, покажите ваш тайный подкосмосный ход.

– К своему стыду, я и сам не знаю, где расположен вход в подземелье. Простите, в подкос-мосье, – поправил себя Христофор. – Известно одно: он где-то здесь на кухне, но спрятан в укромном темном месте. А может, под плитой. Боюсь, нам придется перевернуть вверх дном всю кухню. И на это уйдет целый месяц.

Все приготовились впасть в отчаяние, но тут юнга вскричал, указывая куда-то пальцем:

– Да вот же он, вход в подкосмосье! У нас на глазах!

И впрямь, на полу посреди кухни лежала круглая чугунная плита, на которой белым по черному было написано: «Добро пожаловать в тайный ход!!!» Путешественники сдвинули люк, и в лица им пахнуло сырым холодом натурального подземелья. Бррр!

– Не пойму, как вход оказался на этом месте? – поразился Христофор. – Еще сегодня утром его здесь не было. Да мы каждый день ходим тут по сто раз. И никакого тебе люка. Даже крошечной щелочки. Сплошной пол!

– Его перенесли из самого дальнего угла, заваленного старой рухлядью. Вот следы того, как его тащили по полу, – сказал сыщик, уже успевший облазить кухню со своим увеличительным стеклом.

– Но кто его перенес? И зачем? – вскричали все.

– Скоро мы это узнаем, – хладнокровно промолвил великий астронавт. – Итак, друзья, бросаемся с головой в неизвестность! Дружище Христофор, надеюсь, вы и ваш попугай последуете вместе с нами.

– Спасибо за честь, – растроганно поблагодарил бывший хозяин трактира. – Но у нас с попугаем своя история. И наш долг остаться здесь. Когда Властелин Вселенной не без вашего участия лишится своего могущества, мы возродим нашу старую добрую таверну. И к тому же кто-то должен известить вашего механика. Ну, где он встретится с вами.

– Ни в коем случае, – сказал командир. – Он поймет, где место нашей встречи, если я ему ничего не передам.

Экспедиция попрощалась с Христофором и попугаем и отважно ринулась к неведомым опасностям, то есть в тайныйход, прорытый под космосом.Последним, как и положено,кухнюпокинул сам командир.

А Христофор прикрыл крышкой люк. Потом, подумав, с лукавой улыбкой перенес вход в подкосмосье на старое место, в темный захламленный угол. Будто ничего и не было.

ГЛАВА VII, самая короткая

А тем временем на «Сестрице» все было спокойно. Кузьма протирал тряпочкой иллюминаторы, наводил блеск на механизмы и одним глазом поглядывал в словарь Даля – изучал народный язык. Сама звездолетиха, подключившись-к компьютеру, развлекалась игрой «в принца и принцессу». Красивый принц бегал по лабиринту, искал свою невесту-принцессу. Принцесса чем-то была похожа на «Сестрицу». То есть будь она подводной лодкой, она бы непременно походила на нее. Невеста стояла в центре лабиринта и кричала жениху: «Я здесь! Здесь!» Но принц каждый раз попадал в тупик.

– Ишь, как тихо, – сказал Кузьма, взглянув в иллюминатор. – Будто вот-вот что-то грянет. Тебе не кажется, сестрица?

– Принц попался какой-то бестолковый, – посетовала звездолетиха, увлеченная игрой.

И впрямь, вокруг стало безлюдно. Куда-то делись бандиты, которые перебегали из укрытия в укрытие и палили друг в друга.

– Что-то наших давно не видно. Как бы не было беды, – забеспокоился механик.

– Я ему говорю: «Сверни туда», а он направо! – рассердилась «Сестрица», не отрываясь от игры.

И вдруг ночной клуб загремел, озарился ярким светом, точно внутри его все взорвалось. Сквозь толстые стены донеслись отчаянные вопли.

– Так и есть. Наши попали в плен! Ведь я Витальичу говорил сколько раз: сиди дома! – в сердцах вскричал Кузьма. – Да оставь своих принцев в покое. Тут происходит такое, а ты забавляешься, как дитя!

– Я не виновата, что он недотепа, я его ждала, ждала. Но принц носится, точно угорелый, а все без толку, – пожаловалась звездолетиха в свое оправдание, однако выключила игру.

– Держи их! Лови! – донеслось из ночного .клуба.

– Знать, нашим удалось бежать, – догадался и с облегчением вздохнул Кузьма, побывавший вместе со своим Витальевичем не в одной передряге.

– А что же они ничего не сказали нам? Бросили, выходит? – обиделась «Сестрица».

– Они сказали, не сказав, – возразил Кузьма. – Это и был их знак. Раз не передали ничего, значит, мы с ними встретимся там, где нет ничего. Сейчас мы это место отыщем на карте. И в путь!

Не найдя беглецов в стенах клуба, преследователи сгоряча вышибли дверь и высыпали наружу, размахивая ножами и железны– ми цепями. Впереди бежал сам управляющий Управляющий, стреляя во все стороны из своих пистолетов.

– Ничего, мы захватим «Сестрицу» и будем шантажировать этого великого астронавта и его друзей. Если, мол, не вернетесь на кухню, мы сдадим субмарину в утиль, – уговаривали себя преследователи.

Но «Сестрица» взмыла в космос, и всем померещилось, будто она на прощание показала язык. Хотя кто знает, где у подводной лодки находится язык. И есть ли он вообще?

Управляющий выхватил цз-за пояса бомбу и, взглянув на часовой механизм, посетовал:

– Сейчас будет звонить сам Властелин Вселенной. На кого я свалю вину?

– Господин старший мафиози, ваша бомба спешит на пять минут, – сказал бармен, проверив свои часы. – Спасайтесь! Сейчас рванет! – И первым упал на пирс, зажав уши.

За ним полегли и сам управляющий, и остальные его подручные.

ГЛАВА VIII, в которой, кажется, есть все на любой вкус: и плен, и головокружительное бегство, и новое загадочное исчезновение

Под космосом не было ни времени, ни пространства, ни самого вакуума. Лишь кое-где между сводами и стенами подкосмосного хода была натянута серая липкая паутина. Ее, видно, сплел кем-то нанятый паук. Чтобы тот, кто здесь Появится первым, был уверен: этим путем до него не ходил ни один человек.

– Командир! И все же тут кто-то уже прошел. Незадолго до нас, – вдруг в полной тишине раздался голос сыщика, который, как следопыт, шел впереди отряда. – И хотя этот первопроходец нагибался и, может, полз на четвереньках, паутина кое-где порвана в клочья. – Разрыв еще свеж, не успел покрыться пылью, – доложил он, разглядывая дырявую сеть.

– Кто бы это ни был, мы его скоро нагоним, – задумчиво произнес командир.

– Если мне не изменила моя верная интуиция, до выхода остался только шаг.

И он не ошибся, поскольку здесь первая минута была и последней, и первый шаг – шагом последним. Наши путешественники тотчас наткнулись на крышку люка, такого же, что они видели на кухне.

Земляне отважно приоткрыли люк. За ним было черным-черно. Впрочем, чего еще можно было ждать от квадрата, где нет ничего?

– На разведку пойду я. Как старший. Я имею право на первую очередь, – сказал командир и вылез наружу. А вскоре в подкосмосье донесся его удивленный голос: – Вот тебе и Ничего! Да тут, никак, целая планета. Есть атмосфера, а под ногами нечто похожее на траву!

Его спутники поспешили за ним, жадно вдыхая настоящий свежий воздух.

– Мы, несомненно, столкнулись с чем-то крайне таинственным, – пробормотал командир, прохаживаясь в темноте. Под толстыми подошвами его астронавтских ботинок трещало что-то похожее на сухие ветки. – Возможно, кое-что прояснится утром. А сейчас всем спать!

Земляне улеглись тут же на чем-то мягком, как мох, и уснули здоровым крепким сном. Ну, разве что однажды посреди ночи Аскольд Витальевич, поворачиваясь на другой бок, приоткрыл на миг один глаз и увидел нечто удивительное: в черном небе появилась светлая щель, сквозь нее в космос выскочил небольшой звездолет, и края неба снова сошлись вместе. «Странный мне привиделся сон», – подумал командир и сомкнул веки.

Землян разбудило теплое прикосновение солнечных лучей. Да, да, на этой планете, как и везде, водилось утро, а значит, и день. И вообще на этом небесном теле не было ничего такого, что отличало бы его от Земли и других обитаемых планет и делало бы каким-то особым. К такому выводу пришли наши герои, потягиваясь, сладко позевывая и добродушно поглядывая по сторонам. Над ними, как и на их далекой родине, тоже простиралось чистое голубое небо – без единого облачка! – так же сияло яркое солнце, под ногами зеленел мягкий (то-то им спалось, точно на перине!) травяной ковер, усыпанный там-сям знакомыми васильками и белыми ромашками. В двух шагах от землян, в густой дубраве, деятельно перекликались широко распространенные кукушки и чирикали уж и вовсе банальные воробьи. И никаких признаков тайны, ну, совершенно ни одного! Сыщик прямо извелся, исползал все вокруг со своей верной лупой. И все же тайна была. Почему-то никто до сих пор даже не подозревал о существовании этой планеты, хотя она вроде бы торчала у всех на виду, на перекрестке самых оживленных торговых и туристических путей. Вместо нее на всех картах было написано «Ничего»!

– Там, впереди, за ельником что-то похожее на дорогу. Видимо, на планете есть люди. А если так, то вскоре мы получим ответ, – сказал командир.

Земляне закрыли люк, отправились в путь и, миновав невысокий ельник, вышли на просторную, залитую солнцем опушку. Вдоль опушки и впрямь вилась пыльная проселочная дорога. Ее противоположный край был украшен густым ореховым кустарником.

– Идеальное место для засады, – задумчиво произнес командир. – И, кажется, нас здесь поджидают.

Вымолвив это, он словно бы тем самым нечаянно подал кому-то сигнал. Из-за кустов тотчас высыпала орава низкорослых тщедушных мужчин в зеленой военной форме и окружила землян плотным кольцом.

Один из военных, украшенный свирепыми черными усами, шевронами и значками, рявкнул, выпалив разом:

– Вы арестованы! Стой!

Ложись! Буду стрелять! Отвечать и немедля! Молчать! Кто такие? Не надо! Мы все равно знаем: вы никто! Вас нет! Вы только видимость! И слышимость! А особенно вы! – и он указал жестким пальцем на Петеньку.

«Как мне подсказывает предчувствие, видимо, штурману в этой новой главе нашей истории будет отведена особая роль», – подумал великий астронавт, а вслух произнес вежливо и вместе с тем категорично:

– Вы ошибаетесь! Мы есть! – Ив подтверждение этого отрекомендовался сам, затем назвал каждого из своих спутников, блеснув в ответ на негостеприимную встречу изысканной воспитанностью и тонким знанием межпланетного этикета.

– Майор! – вынужденно представился усатый. – А это мои лихие пограничники! Лучшие в мире! А я лучший в мире майор. Потому что других пограничников и майоров больше нет нигде! Нас не с кем сравнить.

Будьте любезны, назовите имя вашей планеты, – вмешался штурман, собираясь мысленно отметить планету на воображаемой карте. – Она так и называется: Планета! – с гордостью ответил майор. – Да и зачем ей имя, если она единственная во всей Вселенной?

– Что вы?! Что вы?! – простодушно воскликнул юнга. – Планет во Вселенной столько, что их не счесть! Неужели вы этого не проходили в школе?

– Ага! – обрадовался майор. – Главный советник нашего Правителя, нашего живого классика, точно глядел в волшебное зеркало! Он так и сказал: «Солдаты, утром возле ельника из ничего возникнут никто, будто похожие на вас. С руками и ногами! Они хитры и коварны! И сразу примутся утверждать: в кос-мосе-де мы не одни. Много других… как их? всяких цивилизаций. Якобы на свете были еде разные писатели. А среди них некие Пушкин и Толстой. Ведь примитесь? Верно? – придирчиво спросил майор.

– Как же не утверждать, если это истинная правда?! – удивились земляне. – Мы действительно люди. И писатели были такие.

– Уф! Хорошо, что нас предостерегли. А то бы мы непременно развесили уши, – сказал майор своим подчиненным.

– Мы бы точно поверили в эти сказки, – подтвердили его пограничники.

– А коли вы те самые никто, мы должны взять вас под стражу. И доставить куда следует. Таков приказ! – грозно известил майор.

Землян построили в колонну и повели по дороге, петляющей среди зеленых посевов.

– Кстати, лучшее в мире шоссе! – похвастался майор.

Но это шоссе ничем не отличалось от прочих шоссе, которых было полно во Вселенной. Более того, ему даже чего-то не хватало. Как и хлебам, и сельским постройкам, видневшимся среди отдаленных кущ. Все это чем-то напоминало грубо намалеванные декорации. Но особых слов заслуживало ружье, которым были вооружены пограничники. У него был неровный и кривой ствол. Однако конвоиры им очень дорожили. Его с чрезвычайно важным видом нес сам майор.

– А раньше, буквально на днях, у вас не появлялись «никто» по имени Марина и Барбар? – спросили земляне, пользуясь превосходным настроением майора.

– О «никто» по имени Марина мы слышим впервые, – уверенно промолвил майор.

– До вас были другие. Оба с виду мужчины. Мы их отвели в темницу. А появись Барбар, ему бы от нас крепко досталось. Хоть он и мифическое лицо. Как явствует из дошедших до нас преданий, он был первостатейный злодей. Им до сих пор пугают непослушных детей. Так и говорят: «Не будешь чистить зубы на ночь, отдадим тебя Барбару!» Уж его-то мы бы задержали сразу. Ну, попадись он нам!

Так они шли целый день. А вечером устроили привал. Земляне достали из рюкзака пирожки с капустой и яблочным вареньем, которые им на дорожку собрал заботливый Христофор. И предложили пограничникам разделить с ними стол.

– Мы не голодны. И даже наоборот. Как нас учитмудрый советник Правителя чувство голода – это высшая форма сытости! – сказали конвоиры, жадно глядя на снедь и глотая слюни. – К тому же вы, наверно, шутите. Мы-то парни бравые. Можем слопать все в один момент. Вам не достанется ни кусочка! Или вы уже передумали и заберете свои слова назад? – спросили они с беспокойством.

– Мы сыты. Своими приключениями, – успокоили их земляне.

И это было чистейшей правдой. Опытные путешественники могли обходиться без пищи целыми месяцами, кормясь лишь острыми ощущениями.

Конвоиры покончили со своими сомнениями, накинулись на еду и мигом умяли все пирожки.

Эта ночь оказалась столь же непроглядной, как и первая, которую земляне провели на Планете. И вот что странно: с утра до вечера небо было чистым-пречистым, ни единого облачка. Но вдруг с наступлением темноты мгновенно налетели черные тучи и, не дав показаться звездам, поспешно закрыли небосвод, точно плотным пологом. Как и в прошлую ночь, Аскольд Витальевич увидел тот же самый сон: в сплошной черноте неба приоткрылась светлая щель, и в нее вновь проскользнул звездолет. Только теперь он возвращался на планету. Пропустив корабль, щель сейчас же исчезла… А с рассветом тучи повторили свой маневр – так же, как и вчера, внезапно пропали, оставив солнцу ясное небо.

Впрочем, солнечное утро началось с непредвиденного происшествия: конвой не мог подняться на ноги – объелся пирожками. Пограничники охали и хватались за раздувшиеся животы.

– Сейчас вы небось воспользуетесь нашим недомоганием и зададите деру? – с горькой обидой спросил майор землян, лежа на спине.

– Земляне никого не бросают в беде, – с достоинством ответил экипаж славной «Сестрицы».

Добрые пленники взвалили на себя конвоиров и продолжили подневольный арестантский путь. Могучий юнга, который тотчас же стал верным другом несчастных обжор, нес сразу четверых своих новых друзей. Двоих – на плечах, двоих – прихватив под мышки. Командир посадил себе на спину самый ответственный груз – майора с кривым ружьем. Штурману и сыщику осталась парочка молоденьких солдатиков, наверно, только что призванных на службу.

Земляне были выносливы и резвы, что боевые кони, и вскоре эта необычная кавалькада въехала в столицу планеты Планета.

В городе майор пришел в себя и патетически воскликнул: – Любуйтесь! Вам чертовски повезло! Вы попали в самый красивый город в мире! У нас что ни дом, то дворец!

Но окружавшие их дома были неуклюжи и унылы. Будто тому, кто создал этот город, совершенно не хватало воображения. По улицам столицы ходили ничем не примечательные с виду местные жители и называли друг друга великими. Со всех сторон только и слышалось: «Здравствуйте, великий…», «Великий, как ваши великие дела?..».

– У нас все великие. Даже самые глупые дураки. Потому что мы единственные, – прошептал майор в ухо командиру, и в голосе матерого вояки послышалось нечто похожее на смущение.

Выполняя команды майора – «а теперь сюда… а теперь туда», – земляне привели себя «куда следует». Это место находилось на городской площади, посреди которой возвышалась громадная, высотой с многоэтажный дом, скульптура мужчины в торжественном фраке и при галстуке бабочкой. Плешивая голова гранитного изваяния была увенчана бронзовым лавровым венком. Памятник, прочно расставив ноги, стоял на мраморном постаменте, сделанном в виде толстенной книги. На ее корешке сияли золотом имя автора и название тома:

Гениальный Писатель КНИГА»

– Вас ведено бросить к его несравненным стопам. Будем считать, что уже бросили, да вы устояли на ногах, – сказал майор, нехотя слезая с удобной и очень надежной спины великого астронавта.

– Этот памятник нам кого-то напоминает, – пробормотали командир, штурман и юнга, разглядывая гранитного человека.

В отличие от юного сыщика они-то уже кого только ни видывали.

– О! Даже вам знаком величественный облик нашего Правителя. Хоть вы и никто, – удовлетворенно отметил майор.

– Эта книга… Она о чем? Про войну? Путешествия? А может, это детектив? – поинтересовался юнга, будучи, как и всякий юнга, завзятым книгочеем.

– Вот чего-чего, а этого я сказать не могу. Я ее не читал, – сконфуженно признался майор. – У нас никто не читал эту увлекательней-шую, эту гениальнейшую, единственную в мире «Книгу»! И даже не держал в руках. Такая она библиографическая редкость. Всего в одном экземпляре, – пояснил майор. – Но зато нам ее показали в окно. Вон в то, что в правом глазу памятника. В голове его кабинет, в глазах окна. Через них он наблюдает за планетой…

– И вижу всех! И все! – перебил его чей-то надменный голос.

В громаде постамента сдвинулась одна из белых мраморных плит, и наружу, будто из страниц «Книги», вышла живая копия памятника, старше его лет на двадцать. В правой руке она, точно знак высшей власти, торжественно несла большую шариковую авторучку, а левой придерживала болтающуюся на груди табличку, на которой было начертано: «Руками не трогать!»

– Писатель Помс! – хором воскликнули земляне.

И впрямь, это был тот самый Плохой писатель, с которым они встречались на придуманной им планете Икс.

При виде землян Помс попятился было назад, да наткнулся на пухленького человечка в форме полковника колониальных войск – в шортах и гетрах, в рубашке с короткими рукавами. На жесткой копне его черных волос еле держался голубой десантный берет и торчали лохмотья серой паутины. Она же новогодней мишурой свисала с его ушей и плеч. Свое лицо полковник почему-то скрывал за толстой пятерней. Будто сидел в переносной засаде. Его черные глазки шныряли между короткими растопыренными пальцами, напряженно следили за великим астронавтом и его друзьями.

– А ты говорил: обычные земляне, обычные земляне, – зашипел Помс на пухлого полковника.

Земляне кинулись к Помсу, точно к дальней родне:

– Да, да, Степан Степаныч, это мы! Тоже люди! Тот самый экипаж «Искателя»! Скажите своим пограничникам.

– Нет, я вас вижу впервые, – поспешно солгал Помс, отводя глаза. – Говорят про какой-то экипаж, о котором я и знать не знаю, – пожаловался он пограничникам. – Это засвидетельствует и мой советник. Советник, подтверди! – приказал он полковнику, который все еще пребывал в засаде.

– Охотно подтверждаю! Их гениальность в очередной раз дарит нам всем свою бесценную правду, – бесстыдно польстил полковник-советник из-за растопыренной пятерни, и его правый глаз с каким-то умыслом подмигнул землянам.

– А что касается вас, – сказал ему сышик, – ваш голос я уже где-то слышал. Кажется, совсем недавно. И будто бы не раз! – При этом пронзительный взгляд Асика пытался проникнуть за частокол его пальцев.

– И нам откуда-то знаком ваш голос, – признались остальные земляне.

Зрачки советника панически заметались от пальца к пальцу.

– Наверное, вы слышали мой голос у кого-то другого. Ну да, у его прежнего владельца, – после некоторого замешательства осторожно произнес советник.

– Ба! Так и было на самом деле! – продолжал он, оживившись. – Он сдал свой голос в комиссионку, а я потом зашел и купил. Свой-то голос я потерял. Объелся мороженого! Слопал вот столько! – Забывшись, он развел в стороны руки и открыл свое лицо.

Земляне от изумления раскрыли рты. Перед ними…

– Знаю, знаю, – словно бы устало отмахнулся советник, будто бы он был уже чем-то сыт по горло. – Сейчас вы примитесь утверждать, что, дескать, я Барбар.

– А как же нам не утверждать, если вы Барбар и есть?! – удивился Аскольд Витальевич.

– Он – Барбар! Ну конечно, Барбар!.. – уверенно подтвердили друзья великого астронавта.

– Мне только Барбара не хватало! – возмутился Помс. – То-то мне всегда казалось знакомым твое лицо. Где, думаю, я его видел? А это ты, мошенник!

– Да не слушай ты их, ваша гениальность! Я же тебе говорил: я не Барбар, а Бирбир. Мы с ним братья-близнецы. Я еще поведал тебе свою печальную историю. Ну, сколько можно ее повторять? – пожаловался так называемый Бирбир. – Ладно, я повторю, но учтите, в последний раз. И потом больше не добьетесь ни слова! – предупредил он с угрозой. – Итак, начинаю. Раз! Два! Три? Как всем известно, в тот день моя любезная матушка произвела на свет моего братца Барбара. Но никто, кроме меня самого, не знал, что следом за Барбаром предстояло родиться мне. Даже сама мамаша. Ничего не подозревая, она завернула новорожденного в пеленки и тотчас укатила в гости к сестре. Отец мой в тот момент тоже был в отъезде. И мне пришлось родиться самому. И я родился! А родившись, я сам надел на себя подгузники, перевалил через порог родимого дома и уполз на четвереньках в белый свет. И потому мои бедные мама, папа и брат даже не подозревают о моем существовании, полном лишений и невзгод. Вы первые, кому я доверил свою сокровенную тайну!

Закончив свое лживое повествование, человек, назвавшийся Бирбиром,скорбно опустил голову, как бы говоря этим: он-де готов и дальше покорно нести столь тяжкий крест.

– Да, я уже слышал эту трогательную историю. И даже хотел написать роман, – сочувственно произнес Помс.

– Мы тоже ее слышали. Только тогда Бирбир назывался Бурбуром, – сказал простодушный юнга.

– Ваша гениальность, может, его арестовать? – с готовностью вмешался майор.

– Это заговор! – вскричал Барбар-Бирбир. – Ваша гениальность, они хотят оставить тебя без такого мудрого советника, как я. Но сейчас я произнесу два волшебных слова, и никто подтвердят сами, что я Бирбир! – Он повернулся к землянам и медленно, будто гипнотизируя их, произнес: – Я – Бирбир! Честное слово! Честное слово: я – Бирбир! А теперь скажите это нашему великому классику!

– Коль он дал честное слово, значит, он Бирбир в самом деле, – уныло подтвердила земляне.

Один сыщик никак не хотел сдаваться, он взглянул на так называемого Бирбира через увеличительное стекло и едко спросил:

– Если вы не Барбар, то откуда у вас эта паутина?

– Ах, вы об этом? – спохватился Бирбир и, проведя пальцами, точно граблями, по своей густой шевелюре, извлек из нее клок липкой паутины. – Это не паутина, это такая колючая проволока. Чтобы не разбежались мои лучшие мысли… Ваша гениальность, ты должен их отправить в тюрьму. Пока они еще не наговорили чего такого страшного. Про Пушкина и Толстого. А то припомнят и братьев Гримм.

– Ваша гениальность, не бойтесь! Они совсем как люди, эти никто, – набравшись храбрости, вступился майор. – Они спасли нас от голодной смерти. Отдали последнее. Так поступает только человек. И притом только очень добрый.

– Ваша гениальность, хорошо бы во Вселенной были и другие люди. Одним как-то скучно, – пожаловались рядовые пограничники.

– Эти никто их заразили! – вскричал Бирбир. – Ваша гениальность, над твоей Планетой нависла страшная угроза.

– В темницу их! За решетку! – завопил Помс, впав в неописуемый ужас. – Эй, мои верные пограничники! Сейчас же отведите этих лю… этих врагвв в самое надежное место. В мой желудок! А затем арестуйте самих себя и упрячьте вместе с ними. Вы теперь тоже опасны!

– Есть отвести и упечь! А также арестовать себя! – браво гаркнул майор и тут же, став изысканно-вежливым, пригласил землян, будто на новогодний бал: – Прошу, господа, проследовать в желудок нашего классика!

– Но если мы туда влезем все, ему будет плохо, – забеспокоились земляне, глядя на брюхо По-мса: оно хоть и было велико, но не настолько, чтобы вместить в себя ораву взрослых людей.

На грубом солдафонском лице майора впервые промелькнула улыбка.

– Мы будем сидеть в желудке не в этом, а в том. – И он, задрав голову, указал на живот памятника. – В этом памятнике есть и другие памятники, поменьше. Памятник печени нашего классика. Памятник его селезенке. И так далее. А мы пойдем в памятник желудку.

– Эй, что-то вы загулялись на воле, – забеспокоился Помс. – Пожалуй, отведу вас сам. Так будет надежней.

Земляне не стали терять драгоценное время, оказывая мужественное сопротивление своим тюремщикам. Ключ к тайнам планеты Планета, несомненно, хранился где-то в недрах памятника, и посему командир и его друзья сами охотно вошли в постамент.

Внутри постамента, а точнее памятника «Книге» стояли густые сумерки. Лишь откуда-то сверху, видно, из головы гранитного Помса, падал столб желтого света.

– Это светит талант нашего классика. Если б не он, мы бы тут поразбивали лбы, – уважительно пояснил майор.

– Я свой талант повсюду с собой не ношу, Как некоторые франты, – вмешался Помс, услышав его слова. – Оставляю в своем кабинете. На улице пыль да грязь. И каждый норовит пощупать руками.

– Я знавал людей с захватанным талантом. Смотреть было больно на бедняг, – сочувственно подтвердил великий астронавт. Помсов талант освещал какой-то старый хлам и винтовую железную лестницу, ведущую в полумрак. Повсюду лежала пыль. В дальнем темном углу сопел, возился кто-то сердитый, будто невыспавшийся домовой, если бы он существовал на самом деле. Над головами вошедших с шелестом проносились летучие мыши. Таково было содержание памятника «Книге».

– Надеюсь, содержание самой «Книги» выглядит куда интересней. И чище, – произнес Аскольд Витальевич, искренне того желая. – Возможно, нам все-таки удастся ее прочесть.

– И не надейтесь! – отрезал Бирбир, войдя последним. – «Книгу» охраняет страж, зело могуч и свиреп, аки сто драконов!

Бедных пленников погнали вверх по лестнице, а это трагическое шествие замыкали Помс и его советник Бирбир, похожие на безжалостных надсмотрщиков.

Вдруг откуда-то из-под ребер гранитного Помса донесся печальный вздох, и кто-то озабоченно произнес:

– Пора сеять овес. Нынче он вздорожает.

– Это главный государственный преступник, – с суеверным ужасом прошептал майор. – Его имя держится в строжайшей тайне. Он сидит в печенке у нашего классика. Для преступников это самая высокая честь.

– А что он сделал? – спросили земляне

– Наоборот, он не еделал. А что, я не знаю. Это еще большая тайна, – сказал майор, осторожно озираясь. – Ну, вот мы и дома, – сообщил он, когда печальная процессия поднялась на уровень девятого этажа.

– Они остановились на лестничной площадке перед огромной каменной глыбой в форме желудка. В нее была вставлена железная дверь с табличкой, на которой было красиво написано:

«Желудок гения».

Совсем как в музее.

Через миг все было кончено! Выполняя свой долг, пограничники вежливо бросили землян за решетку, после чего арестовали себя и вместе с ними сели в темницу.

Помс рачительно пересчитал своих узников и удовлетворенно изрек:

– Итак, все мои недоброжелатели в сборе. Теперь можно спать спокойно.

– Ваша гениальность, зачем тебе столько? Отдай мне одного. Вот этого, – попросил Бир-бир, указывая на Петеньку. – Есть у меня слабость, не могу удержаться. Коллекционирую вундеркиндов. Скажи бесшабашно: «Черт с тобой, Бирбир! Забирай своего вундеркинда!»

– Я бесшабашно скажу: «Нет, Бирбир, он мне нужен самому. Я за ним охотился еще на планете Икс», – ответил Помс.

Закрыв дверь на огромный ржавый ключ, парочка злодеев удалилась вверх по винтовой лестнице, азартно обсуждая свою победу.

– Пусть они теперь варятся в твоем желудке до самых подгузников, – потешался Бирбир.

– При чем тут подгузники? – удивился Помс.

– А ни при чем. У меня такой оригинальный юмор, – спохватившись, ответил советник.

ГЛАВА IX, в которой открываются тайны из личной жизни памятников

– Он и вправду смешно придумал? – поинтересовались у землян бывшие конвоиры, а теперь их товарищи по несчастью.

– Для кого как. Для него – да. И даже очень. А для нас очень грустно, – сказали земляне, стараясь быть объективными.

В желудке гранитного Помса было неуютно и сумрачно, как, наверное, в настоящем желудке. В его углах и вовсе стояла непроглядная тьма. Но может, это было и к лучшему. В такой суровой темнице не до лени. Тут хочешь не хочешь будешь действовать, совершать героические поступки.

– Так и быть, даю на полное отчаяние одну минуту. Затем начинаем думать о побеге, – объявил Аскольд Витальевич, взглянув на свои небьющиеся и негорящие командирские часы, которые можно было доверить даже неразумным детям.

Узники, не теряя драгоценных секунд, погрузились было в горькое и вместе с тем сладостное отчаяние, но им все испортил неуемный юнга. Ну, не сиделось ему спокойно даже в солидной тюрьме.

– Змея! – воскликнул Саня, как бы призывая своих и давних, и новых друзей к оружию и готовясь ринуться первым в отчаянный бой.

– Не бойтесь! Это не змея! Это моя борода! – известил узников чей-то голос, исполненный миролюбия и благородства.

Он донесся из дальнего угла камеры, куда не доставал тусклый свет неизвестного, кстати, происхождения. Ибо желудок памятника не имел окон, как и все прочие органы пищеварения. Вслед за голосом, точно на поводке, из темноты вышел старик с длиннющей седой бородой. С его плеч ниспадала профессорская мантия, видимо, перешитая из мантии императорской. На ее подоле и рукавах сохранилась кайма из горностая. Университетская шапочка незнакомого узника чем-то напоминала три короны, нахлобученные одна на другую. Его величественная осанка говорила о том, что некогда этот старец повелевал миллионами подданных. Но теперь он, судя по его бороде, уже долгие годы томился в темнице. Борода узника-ветерана спускалась к ногам, тянулась через всю камеру, сворачиваясь по дороге в кольца и обвивая ножки стола, сколоченного, как и принято в порядочных тюрьмах, из грубых досок. Ее-то и принял Саня за громадную амазонскую змею. «Императорскую анаконду», – рассказывал потом впечатлительный, но отважный юнга.

– Приветствую вас, мои новые друзья по нашей общей беде, которых мне, сжалившись надо мной, ниспослало доброе провидение! – немного выспренне, но вместе с тем гостеприимно молвил старожил кутузки.

Он произнес это голосом, который земляне будто уже где-то слышали. Да не раз. И было это лет двадцать тому назад. Не больше и не меньше.

– Смирив свое высокомерие, присущее императорским особам и впитанное мной с молоком матери-императрицы, прошу меня благосклонно извинить, – продолжал обладатель знакомого голоса. – Простить за то, что не вышел к вам в первые секунды вашего, несомненно, несправедливого заточения. Но тому помешали две, надеюсь, уважительные причины. Во-первых, та самая вышеупомянутая самодержавная фанаберия. Ну, иногда так и тянет корчить из себя нечто этакое, августейшее… А во-вторых, я старался проявить противоположную этой спеси деликатность. Пусть, думаю, они прежде освоятся со своей горькой участью. Без чужих назойливых советов, как себя вести, и прочего, и прочего. Хотя, признаться, мне стоило многих сил удержаться от соблазна обрушить на вас лавину ценных, на мой взгляд, рекомендаций. Меня так и подмывало сунуться к вам со своими «что» и «как». Ведь я томлюсь здесь давно, почти как граф Монте-Кристо. К тому же я вас тотчас узнал, любезные мне, несмотря на ваше низкое происхождение, Аскольд Витальевич, Петенька и Саня. Нет только красавицы-стюардессы Марины и доброго ворчуна Кузьмы. Вижу, время над вами бессильно. Вы молоды, как и двадцать лет назад. И даже еще юней.

– Стойте! Не шевелитесь! – скомандовал ему Аскольд Витальевич, будто фотограф. – Если сбрить бороду… и убавить вам лет этак двадцать… Друзья, перед нами император Мульти-Пульти, правитель планеты Хва! Здравствуйте, ваше величество!

– Будет вам, будет…Давайте без церемоний. Зовите меня просто Мульти, – замахал длинными рукавами император, явно польщенный оказанным ему почтением. – Да мне и некогда было править. Я мотался по Вселенной, читал лекции, рылся в библиотеках в поисках еще не прочитанных книг. Когда-то вы мне помогли понять, что нет на свете ничего дороже знаний. И с тех пор я охотился за ними, а добыв, делился с другими людьми. На их «спасибо» и жил. Иногда я получал до тысячи «спасибо» в месяц! Пока не угодил в желудок каменного Помса.

– Но как вы сюда попали?! И за что?! – не сговариваясь, единодушно вскричали остальные узники.

– И как вы вообще оказались на этой планете? Ведь какая-то тайная сила сделала ее недоступной для других? Кроме нас с вами да таинственного государственного преступника, который сидит в печенке, сюда не ступал ни один человек. Но может, вы проникли сюда тем же путем, что и мы? Через тайный ход под космосом? – добавил командир.

– О том, что под космосом, оказывается, проложен тайный ход, я узнал только сейчас. От вас. И с превеликим удивлением, – признался Мульти-Пульти. – Нет, у меня другая история. Вам как ее поведать? Коротко? Пространно? В стиле Вальтера Скотта или Дюма? С прологом и эпилогом? Или прямо с первой главы?

Аскольд Витальевич взглянул на штурмана и юнгу. На вид им уже было по пятнадцать лет. «Так и впрямь нам скоро понадобятся подгузники да всякие памперсы», – грустно подумал командир и решительно попросил:

– У нас нет времени. Нельзя ли еще покороче? В стиле «Красной Шапочки»? Да и, говорят, теперь иные времена и нравы.

– Знаю, – сказал Мульти-Пульти. – И потому буду краток, ровно Мальчик-с-пальчик. После того как мы расстались, я десять лет колесил по Вселенной. Из университета в университет. Из библиотеки в библиотеку. В поисках еще не читанных книг. Их круг очень быстро сужался. И наконец настал скорбный час, когда была прочитана последняя книга. Я уже был в полном отчаянии, когда мне принесли телеграмму, в которой было написано: «Вы должны такого-то числа в такой-то час прибыть в „Центральный бар литераторов на планете Земля“. Под текстом стояла подпись: „Судьба“. Повинуясь судьбе, я в назначенный час явился в указанный бар, уселся за свободный столик и покорно начал ждать, озираясь от нечего делать по сторонам. И вскоре мой взгляд, а так же слух привлекли двое путешественников, сидевших за соседним столом. Они вели себя шумно, их возбужденные голоса разносились по всему залу. Один из застольников невероятно походил на Барбара. Но тот, как гласила молва, в это время отшельничал на необитаемом астероиде. Вторым был известный плохой писатель Помс. И хотя мне с ним встречаться не доводилось, я узнал его сразу. Да и кто еще отважится разгуливать средь бела дня в лавровом венке? И то и дело, поднимая бокал с фруктовым соком, требовать от своего собеседника, чтобы тот без конца пил за его гений? К тому же, прочтя все книги на свете, я невольно прочел и его биографию. В ней говорилось о том, как в одном царстве, одном государстве жили-были старик со старухой. И было у них, как водится, три сына… Первых двух пропускаю… Короче, третий сын, Степан, однажды захотел заделаться великим писателем, властителем дум. Сказано – сделано. Взял он себе звучный, как удар колокола, псевдоним Бом-сс и принялся сочинять книги для детей среднего школьного возраста. Написал одну… вторую… третью… а славы, ну ни на грош. Больше того, ему частенько доводилось слышать – писатель-де он никудышный. Псевдоним его потускнел, утратил звучность и превратился в приглушенное Помс. Понял Степан: не быть ему классиком в своем отечестве. И придумал он для себя собственную планету Икс. „Там-то у меня не будет конкурентов. Стану я единственным писателем, а благодарные жители – мои персонажи, они же и читатели, – станут славить меня да величать гением и властителем дум. Потому что и читать им более некого, и сравнить, ста,ло быть, не с кем“, – так рассуждал Помс. Развесил он по всей планете свои портреты, установил на каждом углу свой гипсовый бюст. Но не учел одного: на планету Икс вместе с прочими товарами проникали и творения авторов с иных планет. Начитавшись их вдосталь, иксияне стали роптать: „У других авторов персонажи – настоящие люди. У них и яркий сложный характер, и какая-то внешность, а мы ни то ни се. Все на одно лицо, вместо которого серое пятно. Словом, сплошные нули!“ Не вынеся тяжкой обиды, они подняли бунт: посрывали портреты со стен, побили бюсты на черепки, точно глиняные горшки, говоря: „Помс не заслужил этой славы. Нам такой автор не нужен“. И прогнали Помса с планеты вон. Случилось сие прискорбное для Помса событие вскоре после того, как вы сбежали с планеты Икс, оставив беднягу ни с чем.

На этом месте он прервал рассказ и осторожно спросил:

– Теперь, очевидно, кто-то должен меня перебить? Иначе мое повествование может вас убаюкать. Вы начнете зевать.

– Считайте, что мы уже перебили, – сказал командир.

– Вернувшись к старику и старухе, – продолжал Мульти-Пульти, – Степан снова стал Степаном и уже было занялся поисками иного, более доступного дела, но тут, как я понял из невольно подслушанного разговора, к нему приехал его нынешний собеседник по имени Бирбир. Он увел Степана за околицу деревеньки, подальше от умных братьев, и принялся его искушать, говоря: «Ты, Степа, никого не слушай. Не вышло с первого раза, выйдет со второго. Придумай еще одну планету, такую, куда бы не просочилась ни единая посторонняя книжка, даже самая тоненькая, для малышей». И он научил, что для этого следует сделать. «Ты поступил благоразумно, дал мне мой же совет, – говорил ему Помс, сидя в баре. – Я ему последовал и придумал вторую планету, такую, как надо. Здесь я единственный писатель!» Друзья, именно на этой планете мы находимся с вами сейчас, – с грустной торжественностью произнес Мульти-Пульти.

– Так вот оно что?! – вскричали земляне. – Мы на придуманной планете! Но что он придумал такого хитрого? Чтобы скрыть ее от всего остального мира? Какой поставил заслон?

– Это вы узнаете из второй половины моего рассказа, – пообещал Мульти-Пульти. – Итак, сидя за соседним столом, Помс говорил: «На новой планете я и классик, и гений, а моя новая книга – непревзойденный шедевр!» Услышав это, я обомлел: оказывается, еще существует книга, которую я не читал! Когда Помс и его собутыльник вышли на улицу и отправились в космический порт, раскачиваясь, точно два синхронных маятника, я последовал за ними. По дороге они продолжали расхваливать на весь город новую книгу Помса. При этом они будто бы спохватывались и громогласно напоминали друг другу: «Тс-с! Это секрет!»

Придя на космодром, Помс и его спутник неуклюже забрались в двухместный звездолет. К счастью, как я тогда подумал, а на самом деле, выходит, к несчастью, мой малолитражный профессорский кораблик был припаркован тут же, в двух шагах. Забыв о своем высоком происхождении и ученых званиях, я, будто студент-первокурсник, подобрал полы мантии, прыгнул в кабину своего звездолетика и взмыл в космос следом за Помсом и его пассажиром.

Мы долго мчались по вселенским давно заброшенным проселочным дорогам, через какие-то подозрительные пустыри, усеянные дикими метеоритами. И… вдруг Помсов звездолет остановился. Я глянул в иллюминатор, желая выяснить причину столь внезапной остановки, и увидел табличку с выразительной надписью: «Вниманию любителей приключений! Тут ничего нет!!!» Пока я дивился, гадал, что привело двух развеселых гуляк в это более чем пустынное место, в черном Ничего возникла светлая щель. Корабль Помса шмыгнул в приоткрывшуюся лазейку, будто вернувшаяся с прогулки мышь, и кто-то снова захлопнул невидимые ворота. Все это длилось какое-то мгновение, но мне удалось как-то проскользнуть вслед за ними. Так я, сам того не зная, проник на планету Планета! – Тут рас сказчик снова умолк и выжидательно уставился на слушателей.

– Мы вас еще раз перебиваем. Ну, ну, продолжайте! – заторопил его командир.

– На планете стояла ночь, – снова вдохновился Мульти-Пульти. – Внизу подо мной горели уличные фонари. А вот над моей головой по-прежнему не было ничего. Хотя я знал точно: вверху остались густые россыпи сверкающих звезд. Но что-то таинственное отрезало и меня, и эту планету от окружающего космоса. Я направил свой кораблик вверх, и он вскоре уперся во что-то твердое. Тогда я взял спички, вышел наружу и тут же понял все. Планета была окружена подобием скорлупы, покрытой сверху черной краской, скрывающей ее от посторонних глаз. На внутренней стороне скорлупы был нарисован голубой небесный свод. Роль солнца, которое всходило и заходило, играл огромный фонарь. Для себя Помс оставил тайный лаз. Через него выбирался развлечься на другие планеты и, нагулявшись, так же скрытно возвращался назад. Вот вам и ответ на загадку планеты Планета! – торжественно произнес Мульти-Пульти.

Аскольд Витальевич вспомнил о своих снах, в которых приоткрывались ворота и в них мелькал чей-то звездолет. Но сны, выходит, были настоящей явью.

– Значит, мы во Вселенной все-таки не одни! – воскликнули ошеломленные пограничники.

Майор, как и было положено при его воинском звании, пришел в себя первым и устремился к землянам, раскрыв объятия и восклицая:

– Здравствуйте, братья по разуму! Его примеру последовали остальные плане-тяне, и мрачная темница озарилась светом… да что там?! – настоящим фейерверком бурного братания. Когда затихли восторги, майор сказал:

– Конечно, приятно чувствовать себя исключительным. Но еще приятней знать, что где-то в космосе у тебя есть родня!

– Да, это была прекрасная встреча двух цивилизаций. Но мы увлеклись и забыли о нашем рассказчике, – напомнил командир, больше всего чтя справедливость. – И все же, ваше величество, то есть дорогой Мульти, мы хотели бы знать, что было дальше. Мы заинтригованы до мозга костей.

– После всего того, что я открыл, мне бы следовало немедля задать стрекача, – продолжал Мульти-Пульти, ничуть не обидясь. – Но подо мной, на поверхности планеты, лежала на столе или стояла на полке книга, которую я должен был прочесть! Я решительно приземлился на местный космодром, замаскированный под детскую игровую площадку. А там меня поджидали Помс и тот, кто назвался Бирбиром.

«Ловко мы заманили вас?» – спросил Помс, довольно потирая руки. «А телеграммку-то вам отбил я лично!Сочинял два дня», – похвастался его пособник. «Можно было не устраивать такой спектакль. Мне нужно всего ничего: прочесть вашу новую книгу, – сказал я здраво. – Прочту всего за один день и обещаю не ставить на нее чашку с чаем и не слюнявить пальцы».

– «И не надейтесь! Вы еще не доросли до моей книги, и никто не дорос! До того она гениальна. Потому ее стережет страшная охрана. Никто, если ему дорога жизнь, не смеет переступить порог моего кабинета», – грозно промолвил Помс. «Коли так, тогда я пошел. Прошу извинить за беспокойство», – сказал я с тяжким вздохом и полез было в свой звездолет. «Ну уж нет. Мы вас не отпустим! Что ж, мы старались зря? – вскричал Помс. – Вы будете служить мне верой и правдой. Пересказывать все, что прочитали, как Шахерезада. А я буду заниматься плагиатом, то есть литературным воровством!» Я, разумеется, отказался участвовать в таком преступлении, и тогда по зову Помса с детской горки скатился отряд пограничников и отвел меня в эту темницу, где я влачу свое жалкое существование и по сей день.

– Я был в том отряде, – признался майор, густо покраснев. – Нам сказали: с неба-де свалится особо опасный преступник. Второй по важности после того, который сидит в печенке.

– Прекрасная история! – похвалил командир самого начитанного императора во всей Вселенной. – Она раскрыла нам все тайны Помса, кроме последней. Почему он скрывает содержание книги? Видно, в нем спрятан очень важный секрет. И, раскрыв его, мы поможем планетянам влиться в дружную семью всех народов Вселенной. Но для этого нам предстоит решить две нелегкие задачи: сбежать из темницы и добраться до «Книги». И вообще, друзья, – обратился он к товарищам по горькой участи, – не кажется ли вам, что мы несколько засиделись? Не пора ли совершить побег? Все на поиски лазейки!

Бывалые, истосковавшиеся по побегам путешественники и быстро вошедшие во вкус новички-пограничники немедля занялись осмотром своей темницы. Они ползали по полу, шарили по стенам, изучая каждый миллиметр, и наконец их усердие было вознаграждено. Искатели вдруг наткнулись на огромную дыру, сквозь которую легко пролез бы и начинающий турист с рюкзаком, набитым лишними вещами. Дыра зияла на самом видном месте, посреди стены, радушно приглашая к побегу.

– Откуда взялась эта дыра? И так вдруг? Еще час назад ее здесь не было? И как она могла появиться? – поразились узники, щупая толстые стены из гранита.

– Это не дыра! Это язва желудка, – сказал Муль-ти-Пульти.

– Мульти, вы забыли: памятник сделан из камня, – напомнили ему его товарищи.

– И все ж это язва, – упрямо повторил император. – Это забыли вы. Среди прочих книг я прочитал все медицинские. И знаю, что говорю.

– Тайны и всевозможные неожиданности на этой планете сыплются на наши бедные головы прямо-таки градом, – нахмурился великий астронавт.

– А сейчас сюда явится Боль, – предупредил Мульти-Пульти, к чему-то прислушиваясь. – Судя по ее шагам, сегодня она особенно зла. Мы должны бежать без малейших промедлений.

И, точно подтверждая его слова, по стенам желудка прошла легкая дрожь.

– Тогда вперед! Начинаем бегство! – решительно скомандовал великий астронавт. – Все в дыру, один за другим! Первыми бегут старики и дети! – закончил он, имея в виду императора и невероятно помолодевших штурмана и юнгу.

– Командир, здесь высоко! Девятый этаж! А у нас нет веревки, – хладнокровно доложил юнга, высунувшись наружу.

Узники приготовились впасть в отчаяние. Даже командир и тот нахмурился, сурово сжал свой волевой рот. Сообщение юнги застало врасплох даже его, и это, кстати, лишний раз напомнило о главном достоинстве великого астронавта: он был, как все, обычным человеком.

– Не отчаивайтесь! У нас есть моя борода! – послышался знакомый добрый голос. Это напомнил о себе Мульти-Пульти, который, закончив свой рассказ, как бы отступил в тень. – Признайтесь! Небось вы, увидев меня, решили: мол, Мульти-Пульти уже пал духом, опустился, перестал следить за собой, чистить на ночь зубы, зарос, как запущенный… сад. Но вы не угадали! Я бороду растил для побега. Вместо веревки. Бережно холил, расчесывал каждый волосок. Даже удобрял теми скудными витаминами, которые приносил тюремщик. И теперь подошло ее время! Она к нашим услугам!

Его слова вызвали недоверчивые улыбки. Лишь командир даже не повел бровью и спокойно молвил:

– Между прочим, их величество прав. Самые прочные веревки и канаты, какие я встречал за годы странствий, были свиты именно из бород. И особенно сивых, как у нашего друга. Например, на одной из планет есть ферма, на которой специально выращивают сивые бороды. Но это уже другая история, а сейчас нам необходим острый нож. Ну-ка, юнга, поройтесь в своих карманах!

Да, да, карманы у каждого юнги – это кладезь самых разных вещей, соперничающий с лучшими городскими свалками. Юнга совал в них все, что ему попадалось под руку: всякие проводки, шурупы, использованные батарейки и прочие богатства. Покопавшись в его карманах, наверно, можно было найти и ржавый торпедный катер, и даже заброшенные острова. Вот и сейчас быстро отыскался морской зазубренный тесак со сломанной рукоятью, больше похожий на пилу.

Мульти-Пульти прихватил бороду возле подбородка и принялся пилить ее тесаком. Но тупой тесак лишь елозил по бороде, выпиликивая, будто смычок, какую-то мелодию, напоминавшую печальный романс.

Опасность между тем приближалась и приближалась…

– Боль уже на подходе! – прислушавшись, воскликнул Мульти-Пульти. – Попробуем настроить тесак на что-нибудь веселое. Пойте, если вам дорога жизнь!

Земляне затянули жизнерадостную «Калинку», подражая казачьему ансамблю. Планетяне прислушались и с жаром подхватили песню, ну может, перевирая некоторые слова и мотив. И дело пошло живее. Тесак, видно, вспомнил бурную молодость, драки в портовых притонах и сноровисто отхватил бороду. А дальше работа покатилась сама собой. Как тут же выяснилось, умение плести канаты сидело у каждого в генах и только ждало подходящей минуты. Борода замелькала в ловких руках, сверкая серебристой сединой,и вскоре в распоряжении узников оказался превосходный канат.

– А теперь все живо вниз! Последним спускается командир темницы! –приказал великий астронавт.

– А мне, к сожалению, проделать это не позволяет мое высокое происхождение, – посетовал Мульти-Пульти. – Император драпает, будто уличный пес, в которого запустили камнем?! Нет, я так унизить себя не могу. Что скажут мои подданные?

– Тогда драпайте, как профессор. Профессора, случается, драпают, – посоветовали ему товарищи. – Наш академик только это и делает.

А желудок гранитного Помса уже заходил ходуном, его стены заскрипели, застонали от страха перед Болью. Узники опрометью кинулись к дыре и съехали по канату вниз, точно бусы с порванного ожерелья. Последним, выполняя свой собственный приказ, скатился Аскольд Витальевич. Но прежде чем покинуть узилище, он оглянулся и увидел злобное зеленое чудовище, зубастое и когтистое, ворвавшееся в желудок сквозь его каменные стены. «Так вот какова она. Боль», – догадался никогда не болевший Аскольд Витальевич и решительно последовал вниз. Там его ждали соратники – у подножия винтовой лестницы, откуда они начинали свое восхождение в темницу.

Приземлившись, командир тут же хлопнул себя по лбу и воскликнул:

– Сгоряча мы забыли самое главное! Закрепить канат! Он не привязан! И в подтверждение его слов канат рухнул сверху наземь и свернулся кольцом у ног командира.

– Так ведь его привязать-то было совершенно не к чему. В темнице ни вбитого тебе гвоздя, ни отопительной батареи, – вспомнил востроглазый юнга.

– Тогда почему он не свалился сразу? – удивились самые недогадливые беглецы.

– Его нечаянно застали врасплох. К счастью, нам попался канат-тугодум. Ему и в голову не пришло, что мы можем спуститься не по правилам. А когда спохватился, мы уже были здесь. Или, может, он не знает простейшей физики, – предположил командир.

– Он прикинулся, будто не заметил. Хотел нам помочь! Не забывайте: его сплели из преданной мне бороды. А что касается физики, она ее знает назубок, – рассердился за канат Мульти-Пульти.

И у самого каната был обиженный вид.

– Извините нас, уважаемый канат. Нам это не пришло в голову, – повинился Аскольд Витальевич по негласному поручению своей команды. – И вы, юнга, молодчина. Доложи вы нам вовремя о своем неприятном открытии, и мы бы не смогли использовать канат. Угодили бы в беспощадные когти Боли. Так что забывчивость иногда приносит пользу. Но только в исполнении юнг, – добавил он, спохватившись.

– Командир! Можно, по забывчивости я кинусь в кабинет Помса первым? Даже впереди вас? – спросил нетерпеливый юнга, готовый бежать по лестнице вверх.

– Но прежде мы должны освободить того» кто сидит в печенке, – остановил его командир. – Может, наше промедление станет для этого узника роковым. Ведите нас в печенку! Вы будете нашим проводником, – сказал он майору.

В пьедестале было по-прежнему глухо и безлюдно. И потому наши герои без особых помех у ну, разве что вспугнув по дороге стаю летучих мышей, взбежали на винтовую лестницу и устремились по ступеням ввысь, на помощь незнакомому бедняге, который уже стал им верным товарищем, а для Сапи и вовсе закадычным другом.

Майор привел их к двери с музейной табличкой «Печень гения» и массивным амбарным замком. Саня вспомнил сказку о храбром портном и сжал замок своей могучей ладонью. Через се-кунду-вторую из замка закапала ржавая вода, и он стал похож на выжатый творог. После чего его соскребли с двери.

Честь объявить узнику о том, что он свободен, была единодушно предоставлена великому астронавту. При этом были учтены и его величественная осанка, и прекрасно поставленный громовой голос. Но прежде чем вступить в темницу, командир вежливо постучал в дверь.

– Милости прошу! Если сумеете войти. А если у вас все-таки получится, прошу заранее извинить за непрезентабельный вид моей обители, – послышался из темницы приятный баритон. Слышалось в нем нечто этакое барское.

– Нет, это вы нас извините за то, что явились без приглашения, – ответил великий астронавт, распахивая дверь, точно врата, и переступая порог. – Но мы пришли объявить: «Мой друг! Вы свободны! Выходите!» – Мощный голос командира раскатился под сводами печени и впрямь наподобие летнего грома.

В ответ на его трубный призыв из тьмы страшного узилища появился незнакомый мужчина. Но незнакомый лишь на первый взгляд, а на второй – земляне поняли, что знают этого человека всю жизнь.

– Здравствуйте, Иван Петрович Белкин! – взволнованно приветствовал Аскольд Витальевич важного узника.

– Господа, как вы меня узнали? По-моему, я не имел чести с вами встречаться раньше? – удивился тот, кого назвали Белкиным.

Его недоумение вызвало у землян и Мульти-Пульти дружную улыбку.

– Да как же вас не узнать?! – воскликнул командир. – Ну-ка, сыщик, вам слово!

– «…был росту среднего, глаза имел серые, волосы русые, нос прямой; лицом был бел и худощав», – доложил сыщик. – Как видите, приметы совпадают! Это вы написали «Повести покойного Белкина» . У нас есть свидетель – Александр Сергеевич Пушкин! Но… свидетель также показал, что вы «покойный». А вы живы и здоровы. Вот перед нами. Как это, по-вашему, надо понимать? – спросил он в отчаянии, не в силах совладать со своей сыщицкой натурой.

– Иван Петрович – персонаж. А персонажи бессмертны! – опередил Белкина командир. – Разумеется, те, кого породил истинный гений.

– Но «Повести» не моя заслуга, – засмущался Белкин. – Надеюсь, вы понимаете, что их сочинил сам господин Пушкин. Хотя некоторые люди приняли его вымысел за чистую монету. Они убеждены, будто «Повести» и впрямь написал ваш покорный слуга. И у меня-де действительно остались неопубликованные рукописи. И когда же, мол, я их издам?

– Признаться, я тоже думал так, – вздохнул Мульти-Пульти. – Но не знал, как вас найти. Хотел прочесть.

– Вот-вот. Потому-то мой автор и нарек меня «покойным Белкиным», дабы уберечь от особо назойливых читателей и мошенников разного рода. Но, увы, это не помогло. И в конце концов я оказался здесь, – помрачнел Белкин.

– Но как это могло случиться?! – вскричали все.

– Меня на свою планету завлек писатель Помс. Ну где еще искать свой угол персонажу, как не на придуманной планете, среди других персонажей? Помс обещал мне уединение и покой. Но на самом деле он решил завладеть моим несуществующим романом да издать его под собственным именем. Мои уверения в том, что роман всего лишь фантазия Пушкина, отскакивали от него, точно от стены. Он топал ногами и кричал на меня: «Ты сгинешь в моей печенке, если не укажешь, где твой роман!» Но я не могу ему дать то, чего нет. И потому томлюсь здесь уже не один год. – Так закончил Иван Петрович Белкин свой печальный рассказ и опустил голову.

– Но, сударь, с этой минуты вы свободны! В вашей воле покинуть и печенку Помса, и сам памятник! – с удовольствием повторил великий астронавт эффектную реплику, которую освободители произносят с особым наслаждением и которая для уха узника звучит слаще самой божественной музыки.

– Господа! Примите мою глубочайшую признательность! – искренне поблагодарил Белкин. – Печенку я покину тотчас и с превеликим удовольствием. Но, с вашего позволения, я бы на некоторое время задержался в самом памятнике. Хочу заглянуть в «Книгу» Помса. Ибо меня с первых же дней заточения занимает вопрос: «Зачем нужны господину Помсу чужие рукописи, коль у него уже есть собственная, как он говорит, гениальная

«Книга»?

– Тогда присоединяйтесь к нам. Нас тоже интересует эта «Книга», которая, судя по всему, уже стала легендарной, – торжественно ответил великий астронавт.

Белкин открыл было рот, намереваясь поблагодарить за приглашение, но сверху в этот момент донеслись отчаянные вопли:

– Ваша гениальность! Они удрали! Твой желудок пуст!

– В погоню! Их нужно вернуть, пока они не отняли мою Планету!

После этого гулко хлопнула дверь, и Помс вместе с Бирбиром с топотом и криками пронеслись вниз по лестнице мимо печенки.

– Мы должны немедля проникнуть в кабинет Помса. Пока он сам и Бирбир где-то гоняются за нами, – решительно распорядился командир. – Заодно и посмотрим на талант Помса. Если вы помните, писатель, уходя, оставляет его в своем кабинете. Я встречал тысячи талантливых людей, но, признаться, мне еще не попадался сам талант в натуральном виде. Интересно, на что он похож? На экзотический фрукт или диковинного зверька?

– И нам любопытно! Нам тоже! – загорелись и земляне и планетяне вместе с Мульти-Пульти.

А Белкин лишь улыбнулся. Видимо, натуральный талант ему не был в новинку.

Но время подгоняло. Наши герои покинули печень и поднялись по лестнице, освещенной талантом Помса, на самый верхний этаж. Здесь, в голове памятника, они увидели роскошную дверь, украшенную бронзой и музейной табличкой «Ум гения». Это и был кабинет живого классика.

– Командир! Там страшное чудовище! – напомнил юнга. – Что будем делать? Ворвемся как буря?

– Прежде всего мы поступим, как воспитанные люди, – хладнокровно возразил великий астронавт. – Постучим в дверь. Даже к чудовищу негоже врываться без стука, каким бы опасным оно ни было.

И он вежливо постучал в дверь.

– Так и быть, можете войти! – откликнулся чей-то нечеловеческий голос, но явно нехожий на грозное рычание.

Видимо, чудовище было очень уверено в своем могуществе и не считало нужным наводить ужас.

Теперь у командира не осталось ничего другого, как открыть дверь и предстать перед чудовищем, дабы не прослыть невеждой.

– Ну что ж, у меня появилась прекрасная возможность погибнуть героем, – сказал он просто, без рисовки. – Надеюсь, вы продолжите мое дело.

– Командир! Мы войдем вместе с вами! – воскликнули все.

– Тогда мы поступим нечестно: нас много, а он один. Нет, поединок есть поединок, – грустно улыбнулся командир.

И, не дав опомниться своим соратникам, он распахнул дверь и отважно вошел в кабинет. Его товарищи невольно зажали уши, готовясь к страшным звукам, производимым гигантской битвой, – к оглушительным взрывам, яростным крикам и жалобным стонам.

Им не пришлось ждать долго. Из кабинета донеслось леденящее душу шипение, и невидимое чудовище пригрозило:

– Только посмейте к ней прикоснуться. И я вас разорву, точно подушку. Выпущу перья и пух!

– Клянусь ее не трогать! Иначе мне больше не видеть приключений! – горячо пообещал Аскольд Витальевич.

Его товарищи не поверили своим ушам. Великий астронавт без боя отказался от «Книги»! Такого еще не бывало никогда. Знать, и вправду страж был невероятно силен.

Друзья астронавта не мешкая бросились к нему на выручку. Сталкиваясь в дверях плечами и лбами, мешая друг другу, они влетели в кабинет и обнаружили своего командира живым и невредимым. И… кроме него, в комнате никого не было.

– А где же оно, чудовище?! – изумились все, выискивая взглядом нечто огромное и дышащее огнем, бьющее смертоносным хвостом и скребущее стальными когтями.

– Прошу не обзывать! Пошлите меня на выставку, и там я займу первое место. По неописуемой красоте, – послышался оскорбленный голос.

Наши герои глянули под стол и увидели рыжего кота. Тот сидел в позе копилки и стерег миску со сметаной.

– Что уставились? Небось, узнали? – спросил он самодовольно.

– Мы видим вас впервые. И вы нас, конечно, извините. Но коты не говорят по-человечьи, – твердо молвил сыщик. – Они только мяукают, мурлычат. И орут под окнами по ночам.

– Остальные – да. А те, кого создал истинный гений, если нужно, вдобавок и споют, и спляшут. Гений может все! – сказал кот с апломбом. – Ну что? Наконец-то догадались? Никак?.. Неучи! Надо читать Пушкина! «И днем и ночью кот ученый все ходит по цепи кругом», – продекламировал рыжий. – Ученый кот – это я! Теперь собираюсь издать «Руслана и Людмилу» с указанием подлинного автора. Книга будет выглядеть так.

Он тронул лапой лежащий перед ним лист бумаги, пододвинул к нашим героям. Это был набросок обложки. По краям белой страницы кто-то старательно нацарапал виньетки, а в центре красовались имя автора и название книги:

КОТ УЧЕНЫЙ РУСЛАН И ЛЮДМИЛА Литературная запись А. С. Пушкина

– Это моя сказка, – вызывающе произнес рыжий, готовясь к защите. – Да и Пушкин не скрывает этого сам: «…и кот ученый свои мне сказки говорил. Одну я помню: сказку эту…», «Руслана и Людмилу», значит. Только не говорите Помсу. Он мигом присвоит себе. – И кот поспешно убрал листок под стол.

– Ну, а вас-то что сюда занесло? – поинтересовались люди.

– О, меня сюда занесли мои грандиозные планы! – ответил с пафосом кот. – Бьюсь об заклад, вы еще не видали таких сногсшибательных планов. А дело было так. Подхожу я к Помсу в одном кафе… где я обитал на кухне… и говорю со всей прямотой: «Я тот самый кот…» Он прямо-таки затрясся: «Ах, ах! Давай выклаывай все сказки». – «Только при одном условии, – говорю. – Если будешь меня кормить до отвала, отдам тебе все мои сказки. А нет, так нет». Мы сели в его корабль, и вот я здесь. Только боюсь, Помс не дождется ни единой сказки. Он кормит и кормит. А мне все мало и мало! Да и во всем мире не найдется столько сметаны и сливок, чтобы ублажить здорового кота!

– Он хохотнул и похлопал себя по тугому пузу.

За его спиной до самого потолка высилась гора картонных пакетов из-под сливок и сметаны.

– Но вы не тот кот, – задумчиво произнес Белкин. – Настоящий ученый кот был черно-белым. Я встречал его в Болдине, в светелке у Арины Родионовны, няни господина Пушкина.

– А вы-то сами кто такой? – возмутился кот, но в его зеленых глазах замелькало беспокойство.

Ему объяснили, и разоблаченный самозванец тут же потерял способность говорить по-человечьи. Он что-то возмущенно замяукал, но его никто не понял. Я^ык-то у него теперь был кошачий. Решив, что ему лучше смыться подобру-поздорову, рыжий плут подцепил зубами пакет со сметаной и выскочил за дверь.

Но людям уже было не до него. Их взоры жадно устремились к письменному столу Помса, где лежала «Книга». Это был толстеннейший фолиант, наверное, в тысячу страниц, в малиновом переплете с затейливым золотым тиснением. Под его красивой обложкой скрывалась самая секретная тайна!

Первым не выдержал Мульти-Пульти и с отчаянным криком: «Дайте почитать!» – кинулся к столу. За ним устремились все остальные и мигом окружили книгу.

– Ну, ну, ваше величество! Смелее! Откройте «Книгу». Вы это заслужили, – подбодрил командир вдруг оробевшего императора.

И в комнате возникла вакуумная тишина, ибо все присутствующие затаили дыхание. Мульти-Пульти набрался сил, перевернул обложку, и под ней оказалась… чистая страница.

Чистой были и вторая страница, и третья… Император поспешно перелистал «Книгу» от начала до конца, но все ее страницы были белы, как свежий снег. Ни единой тебе буквы, ни единой запятой и точки. Не говоря уж о восклицательном знаке.

– Теперь мы знаем, почему Помс прятал свою гениальную «Книгу», – произнес великий астронавт, не теряя присущего ему хладнокровия. – Потому что она не написана! Ее нет!

– Тогда, выходит, памятник Помсу поставили зря? – спросил простодушный юнга.

– А вы думаете, легко быть памятником? – вдруг раздался посторонний голос, и кто-то тяжко вздохнул.

Удивленно оглядевшись по сторонам, наши герои поняли, что с ними заговорил сам памятник. Только на самом деле это был не голос, ибо памятники, даже самые знаменитые, лишены дара речи.

Аскольд Витальевич и его соратники, находясь в голове памятника, услышали его мысли. И если они были похожи на голос, то лишь по одной причине: памятник думал басом.

– Да, многие нам завидуют, – продолжал памятник. – Мол, как это здорово: стоишь и не дуешь в ус, а тебе оказывают знаки уважения – почетные караулы и к ногам цветы. Букеты! Венки! И никому невдомек, как тяжела наша жизнь. Летом – зной и дожди. Зимой – снег и холод. Но если бы только это! Невыносимей всего душевные муки, которые нам приходится сносить. Насмешки тех, кто уверен, что тот, кому поставили памятник, этой чести не заслужил. И кое-кто в тебя исподтишка плюет. А то и швырнет гнилой помидор, – пожаловался памятник.

– Не может быть! Чтобы в вас? Здесь, на Планете? – не поверили все.

– И в меня тоже. Я, увы, не избег этой горькой участи. Уже давно среди планетян появились люди, которые сомневаются в величии Помса. Но если это и так, при чем тут я? Разве я воздвиг себя сам? Вот и плачут памятники по ночам, когда их никто не видит, обливаются горькими слезами по всей Вселенной. Люди утром думают: это-де роса. А я даже нажил себе язву.

– Наверное, это из-за нас, – повинились бывшие узники желудка. – Хотя мы вроде бы не острые и не кислые. И даже, наоборот, веселые люди.

– Я это понял сразу. Вам не в чем себя винить. Причина тому – мои душевные муки. Думаете, я не понимаю, кто такой Помс? – грустно улыбнулся памятник, как догадались его собеседники.

– Но у него все же появился талант, – возразил добрый Саня, стараясь утешить памятник. – И может, он напишет свою гениальную книгу? Когда-нибудь.

– А где, кстати, талант Помса? – спохватились все.

Но никто не знал, как выглядит талант.

– И все же мы о нем кое-что знаем. Он светит! – напомнил сыщик.

Только теперь все обратили внимание на отверстие в полу, вырезанное в центре кабинета. На его краю стояла настольная лампа с желтым абажуром. Она была включена! Ее свет падал вниз, освещая недра памятника.

– Вот никогда бы не подумал, что талант похож на обычную настольную лампу. Хотя повидал на своем веку всякое, – признался великий астронавт.

В этот момент на лестничной площадке кто-то затопал в четыре ноги, запыхтел в четыре ноздри, и в комнату влетели Помс и Бирбир. Писатель тотчас бросился к столу и, увидев открытую «Книгу», истошно закричал:

– Караул! Они похитили содержание моей великой «Книги»! Все до последней точки. – А заметив в руках командира лампу, завопил уже во всю мочь: – Они вдобавок украли мой талант! И вместо него подсунули дешевую настольную лампу!

– Нам не нужен чужой талант. У нас, у каждого есть свой, – скромно пояснил великий астронавт.

И тут настал момент для нового шума. На этот раз он донесся… нет, прямо-таки ворвался в голову памятника через его уши. И в отличие от первого был невообразимым.

Командир и Помс, не сговариваясь, подошли к глазам-окнам памятника и выглянули на площадь. Там собралась несметная толпа планетян. Люди были чрезвычайно возбуждены и кричали, грозя кулаками:

– Эй, Помс! Ты нас обманул! У тебя нет никакой гениальной книги! И мы, получается, всего-навсего простые люди, и таких во Вселенной тьмущая тьма! Выходи на расправу! И прихвати с собой своего советника и подлых землян! Это они во всем виноваты! До них мы жили без забот. И каждый был великим! Выходи! Дай ответ! Мы ждем!

– А я тут ни при чем, – энергично отмежевался Бирбир. – Я – человек подневольный. Маленький. Вот такой. – Он даже присел, показывая, какого он якобы роста. Но ему и это показалось недостаточным, и Бирбир опустил ладонь почти до самого пола. – Нет, я вот такой. Малюсенький. А если по правде, меня не видно даже в микроскоп, – объявил он нахально.

– Мы должны бежать и немедля. Я еще помню, чем все закончилось на планете Икс. И здесь, похоже, меня ждет то же самое. А под горячую руку взгреют и всех вас, – предупредил Помс, дрожа от страха. – Но путь к бегству отрезан! – воскликнул он, глядя в окно.

– Я бы охотно предоставил и Помса, и советника их судьбе. Но им повезло: с ними Аскольд Витальевич и его друзья. Поэтому я вам помогу. Вы можете незаметно уйти через щель на моей пятке. У меня прохудился башмак. Но этого никто не знает. И вас, Помс, и жителей вашей планеты интересует лишь мой парадный фасад, – произнес памятник с грустной усмешкой.

– Спасибо, уважаемый памятник, мы еще встретимся. А пока наш отряд… нет, не спасается бегством, а с достоинством вас покидает, – сказал великий астронавт, возглавив всех присутствующих, и Помса с Бирбиром в том числе, а те не возражали, стараясь держаться вместе с отважными землянами.

Памятник оказался прав. Уж неизвестно, как такое могло случиться при неподвижном образе жизни, который он вел, но каблук на его правом башмаке слегка отошел от пятки, и отряд великого астронавта беспрепятственно выбрался наружу. Но стоило нашим героям спуститься с пьедестала на площадь, их тут же заметили, закричали:

– Вот они! Держи их!

Беглецы, делая вид, будто просто бегают трусцой, бросились в ближайший переулок. Толпа тотчас устремилась в погоню.

– Ваша гениальность! Вы только скажите, что это все неправда! Мол, вы по-прежнему классик, а мы все великие до одного! И мы от вас отстанем. А «Книга»… ну, и шут с ней. Нет ее и не надо. Вы напишете другую, – предложили преследователи, шумно дыша за спинами убегающих.

– Я не сумею! – жалобно крикнул Помс и помчался как ветер, обгоняя самого себя.

– Скажите им правду, и вам станет легче, – посоветовал командир, поравнявшись с Помсом.

– Не могу! Это выше моих сил, – признался развенчанный классик.

Однако, сам того не подозревая, он придумал город прямо-таки идеальный для бегств и погонь. С лабиринтами ловко заплетенных кривых улиц и множеством проходных дворов и коварных тупиков.

Мимо беглецов проносились дома и подворотни. А однажды промелькнули люди в черных скафандрах, не похожие на других людей. Они, торопясь, уходили прочь по боковой улице. Один из них тянул за руку какую-то упирающуюся девочку. Но тут карусель погони увлекла наших героев за угол, и это видение исчезло, точно за окном скорого поезда.

И все же у каждого бегства есть конец. Есть он и у погони. После долгой беготни по городскому лабиринту беглецы и преследователи снова оказались на главной городской площади, у подножия памятника. Здесь все остановились, выбившись из сил и тяжело дыша, лицом к лицу.

– Граждане планетяне! Разрешите считать митинг открытым! – не растерявшись, объявил Бирбир и выступил вперед, как бы заняв председательское место. – Слово предоставляется писателю Помсу!.. Твоя гениальность, скажи, что это было шуткой и все остается, как было, – зашипел он на Помса.

– Да какая я гениальность, – в отчаянии пробормотал Помс и вдруг, на что-то решившись, отчаянно крикнул: – Эх! – Сорвал с головы лавровый венок и швырнул его наземь. – Никакой я не гений! Я – бездарь! И во Вселенной вы и впрямь не одни! Я устал от охоты за славой. А ну ее! С утра до вечера трясешься, что кто-то все поймет и укажет пальцем:

«Тю, а Помс-то, оказывается, тоже голый!» Не лучше ли вернуться в деревню, полеживать на печи да почитывать иных писателей. Зачем тщиться, сочинять самому, коль на свете уже полно самых разных замечательных книг! Читай – не хочу!.. Вы правы: мне и впрямь стало легче, – признался он Аскольду Витальевичу. – Такое чувство, будто я, как воздушный шар: еще немного и взмою ввысь. А вы, конечно, меня презираете за мое стремление к славе.

– Мы не имеем права вас презирать. Нам проще: мы-то все уже давно очень знамениты, – смущенно ответил великий астронавт.

– Раз он не хочет, пусть нашим гением будет Бир-бир! – сказала толпа.

Бирбир поднял лавровый венок, примерил на свою жесткую шевелюру и удовлетворенно пробормоал:

– А что? Вполне сносная вещица.

– Виват! Слава нашему гению! – закричала толпа. – Мы снова все исключительные! И все великие!

– Степан Степанович, – обратился командир к Помсу. – Придумайте настоящее небо. Без черной скорлупы. Пусть перед вашими планетя-нами откроется огромный окружающий мир. Кстати, сегодня, по счастливому стечению обстоятельств, в этом районе Вселенной должно произойти солнечное затмение. Ровно через двадцать минут, – уточнил он, взглянув на часы. – И над ними засверкает звездное небо. Во всей своей красе! То-то будет радость. Ведь пока бедняги не видели ни одной звезды.

– Планетяне! Не соглашайтесь! Протестуйте против нового небосвода! – завопил Бирбир. – Оттуда зимой на ваши забубенные головы повалятся снега, осенью польют мерзкие холодные дожди! Летом, в курортный сезон, к вам хлынут авантюристы всех мастей!

– Что такое «снег» и «дождь»? И кто такие «курортный сезон» и эти самые… «авантюристы»? – неожиданно заинтересовалась толпа. – Ваша бывшая гениальность, будьте добры: покажите! А то у нас что-то все одно и то же, одно и то же. Хотелось бы немножечко новизны.

– Увы, у меня ничего не выйдет. Не хватит таланта. То есть у меня его нет вовсе. Вместо него – настольная лампа. Я могу придумать другую планету. Но она никому не нужна. Им и без того во Вселенной нет числа. И все на разный вкус, уныло ответил Помс.

Все поняли: на этот раз он говорит истинную правду. Планетяне были разочарованы, они ждали увлекательного представления, на которые была так скудна их Планета. Бирбир довольно потирал руки. А земляне и Мульти-Пульти по обычаю приготовились впасть в отчаяние, но Петенька в последний момент глубокомысленно проговорил:

– По-моему, то, что не по силам Степану Степанычу, способен сочинить Иван Петрович.

– Господи, и вы туда же, – сказал Белкин с мягким упреком. – Уж вам-то не следует забывать: все мои повести написал сам Александр Сергеевич Пушкин.

– Но в авторы этих повестей он выбрал не какого-то Степана Степаныча Степанова, то есть меня, а вас, – с грустью возразил Помс. – Значит, он заметил у вашей скромной персоны особый дар.

– Иван Петрович, признайтесь! Вам очень хочется помочь планетянам, – с чувством произнес великий астронавт. – Возьмите авторучку да опишите новую атмосферу этой планеты. Доступную всем. Ту, что людей не разъединяет, а связывает со всем миром. Ну, в общем, в духе вашего великого создателя..

– Помните? «…Прозрачно небо, звезды блещут», – подсказал фантастически начитанный Мульти-Пульти.

– И все-таки окна во флигеле вашей ключницы были заклеены страницами вашей рукописи. Это был ваш незаконченный роман, – напомнил сыщик. Ну, не давала ему покоя его обязанность быть дотошным.

– Господа, вы меня смущаете. Не знаю, как вам отказать, – пробормотал бедный Иван Петрович, загнанный в воображаемый угол.

Видя его колебания, командир распорядился принести бумагу и компьютер.

– Только не это, – решительно запротестовал Белкин. – Я привык к гусиному перу.

Перо тотчас нашли, взяли в долг у домашнего гуся, гулявшего в соседнем дворе. Эту деликатную акцию провел сам великий астронавт. Инстинкт подсказал гусю, кто его просит, и он доверил Аскольду Витальевичу свое самое лучшее, самое белое перо. А самый молодой пограничник живо сбегал в ближайший дом и принес чернила и новый, еще не начатый блокнот.

Ивану Петровичу создали творческую обстановку. Все отступили на окраины площади, и, призывая друг друга к тишине, следили оттуда, волнуясь, за действиями Белкина. А тот терзался, краснел, бледнел, макая перо в пузырек с чернилами, и застывал над чистой страницей.

«Ну, ну, милый, смелей! У вас все выйдет!» – мысленно подбадривал его весь город.

И наконец Иван Петрович преодолел свои сомнения, энергично ткнул перо в пузырек и стал писать быстро и без остановки.

То, что он написал, до сих пор остается неразгаданной тахтой2. Но чудо совершилось! Оно явилось в тот самый момент, когда здешняя луна закрыла собой здешнее солнце и перед планетя-нами распахнулось небо, полное сверкающих звезд.

– Вон наша Земля! Вон Хва! А там даже виден Икс, придуманный Помсом, – охотно пояснил доброжелательный юнга.

– Командир, – шепнул Петенька на ухо Аскольду Витальевичу. – Затмение, о котором вы говорили и которое сейчас состоялось, должно было на самом-то деле произойти на Земле. Иначе, откуда бы вы об этом знали?

– Действительно, штурман, вы правы, – пробормотал великий астронавт. – Но… но как бы то ни было, а все-таки оно произошло именно здесь. И в точно рассчитанный час!

А планетяне… Едва они пришли в себя, на них обрушилось новое замечательное потрясение. Луна уползла в сторону, и над Планетой возникло живое синее небо с теплым ясным солнцем. А следом за его первыми лучами к Планете прорвался первый иностранный звездолет! Это была космическая прогулочная яхта, ведомая какими-то молодыми шалопаями. Она приземлилась посреди площади на глазах у изумленных планетян. Следом за ней на площадь плюхнулся второй звездолет… За ним третий… четвертый… А затем и вовсе веселым дождем посыпались космические корабли. Удивительно, как они все поместились на одной городской площади. Но мыто с вами уже знаем: чего только в жизни не бывает?!

Это зрелище было столь неожиданным и красивым, что у всех захватило дух. Первым опомнился Бирбир, забегал между приземлившимися кораблями, замахал руками, пытаясь их вспугнуть, точно стаю галок:

– Кыш отсюда! Кыш! Вы нас чертовски обидели! Какое бездушие! Планета, понимаешь, существует столько времени, а вы изволили ее проведать только сейчас. Нет, нет! Мы не желаем вас видеть! – И он в подтверждение этого зажмурил глаза.

– А вы кто будете? – спросили оробевшие иноземные путешественники, выглянув в приоткрытые люки.

– Я новый начальник космодрома! Полковник Бирбир! – важно ответил Бирбир.

– Господин полковник, мы не виноваты. Для нас самих это явилось сюрпризом, – стали оправдываться иноземцы. – До сего момента тут не было даже пустого места. Сплошное Ничего! А сегодня летим, летим, как обычно, и вдруг перед нами ни с того ни с сего возникла неизвестная планета. Будто шарик в руке у фокусника. Хорошо, мы успели затормозить, а то бы разбились в лепешку.

Тут на сцену выступил майор, уже вступавший в контакт с иными цивилизациями, и приветствовал иноземных гостей:

– Добро пожаловать, братья по разуму! А также сестры, – добавил он совершенно справедливо и обратился к своим соотечественникам: – А вы почему молчите? Гости могут подумать, будто на нашей планете вместо великих людей живут какие-то буки.

И планетяне, хоть и вразнобой, поддержали майора:

– Да, да! Мы вас рады видеть! Милости просим на нашу Планету!

И тотчас из космических кораблей горохом посыпались иноземцы. А если точнее, кто-то вышел на своих двоих или четырех, кто-то выполз на животе, а кто-то вылетел на собственных крыльях. Одни были похожи на привычных людей, а другие имели самый разный цвет и причудливые формы тела. И вместо обычной кожи мохнатые шкуры или чешую.

– Не все сразу! Прошу предъявить документы! – строго потребовал Бирбир и даже широко раскинул руки, как бы преградив путь.

Но куда там! Инопланетяне устремились к планетянам, возбужденно говоря, лая, мяукая и чирикая, но так, что все всем было понятно:

– Ну и сюрприз вы приготовили нам! А как называется планета, которую мы только что открыли? Будьте любезны, покажите ваши местные достопримечательности!

– Извините, это не вы, а мы вас открыли, – вежливо отвечали уже окончательно освоившиеся планетяне. – А достопримечательности мы вам покажем с превеликим удовольствием. И можем начать не сходя с места. Вот перед вами уникальный памятник. Больше таких нет нигде. Он поставлен писателю, который, как оказалось, не написал великой книги.

– Да, да, мы облетели весь свет, но и впрямь нигде не видели памятника подобного этому, – подтвердили иноземцы и защелкали фотоаппаратами, включили кинокамеры.

– Вы и вправду все люди? Даже самые непохожие? – осмелев, спросили планетяне.

– Человек тот, о ком говорят с уважением: «Вот это человек!» О нас так говорят. Значит, все мы люди. Как видите, все очень просто, – ответили им легко.

И тут началось бурное братание одной цивилизации со всеми остальными.

– Ну, вот я и навел порядок, – сказал Бирбир, вернувшись в компанию землян.

– А я, господа, должен вас оставить. Вернусь в музей Пушкина, что в селе Михайлов-ское, буду, как прежде, витать между экспонатами, – сказал Белкин и, заметив недоумение на лицах своих друзей, улыбнулся: – Меня ведь на самом деле нет.

– Что значит нет? – опешили все. – Вот же вы, перед нами.

– Так вам кажется. Потому что вы очень хотели, чтобы я был. Сначала Помс, а затем столь сильное желание возникло у вас.

«И вправду, мы очень этого хотели. Ну, чтобы Иван Петрович Белкин существовал на самом деле», – подумали все те, кто читал «Повести покойного Белкина».

Иван Петрович напоследок дружески кивнул и словно растаял в воздухе.

А встреча разных цивилизаций перешла в настоящий праздник. Откуда-то появилось шампанское. И кто-то запустил фейерверк.

– Как, оказывается, здорово иметь родню во всех городах и весях Вселенной. Жаль, мы этого не знали раньше, – признавались планетяне великому астронавту. – И в то же время, к чему скрывать, нам и немножечко грустно. Что ни говори, а очень льстит, когда ты единственный и потому лучше всех.

В разгар торжеств на площадь опустился еще один звездолет, окрашенный в черный цвет и похожий на гигантского паука. На борту его прямо так и было написано, без каких-нибудь обиняков: «Тарантул». Двигатели странного звездолета сердито ворчали, будто корабль посадили не там, где надо. Словом, с виду «Тарантул» казался неприветливым и угрюмым. Да и сел он в стороне от остальных, точно не желая общаться ни с кем. Когда его машина, что-то буркнув, умолкла, в черном брюхе паука откинулся люк, и на чистую зеленую траву брезгливо ступили три необычных астронавта, чей нрав с виду был явно под стать самому кораблю. Их темно-красные глаза горели мрачным огнем, а скафандры походили на воинские доспехи и были украшены изображением паука. Когтистые руки угрюмых путешественников сжимали совершенно средневековые мечи. Да что там мечи! Эти гости были с головы до пят увешаны-утыканы современными атомными пистолетами и ручными ракетами класса «космос-космос». Для тяжелых десантных ножей уже, видимо, не хватило места, экипаж «Тарантула» держал их в зубах, каждый из коих, в свою очередь, удивительно походил на острый стилет.

– Где-то я уже видел этих астронавтов, – сказал Помс, морща лоб и пытаясь что-то вспомнить. – Может, это было…

– Ты видел их во сне, – поспешно перебил его Бир-бир.

– Бирбир, а вы-то откуда это знаете? – строго спросила вся остальная компания.

– Я там был, – не задумываясь, ответил Бирбир. – В его сне.

– И вправду, с ними был Бирбир, – подтвердил Помс.

Хозяева кинулись было к новым гостям с распростертыми объятиями, но наткнулись на почти абсолютный холод, исходящий из их душ. Все термометры в ближайшей больнице тотчас показали минус 272 градуса. Словно, споткнувшись, планетяне остановились, и майор, потирая замерзшие нос и уши, растерянно спросил великого астронавта, как самого крупного знатока космического этикета:

– Командир, мы что-то сделали не так?

– Вы все сделали так. Наверное, этих людей кто-то очень обидел. Вот их души и окоченели, – предположил Аскольд Витальевич, не найдя иного объяснения. Он и сам впервые видел столь необщительных, прямо-таки замороженных астронавтов.

Эта троица так и осталась в стороне от всеобщего ликования, будто застыла возле своего корабля-паука.

– Нет у вас никакого подхода к людям! Приходится все делать самому, – попрекнул Бирбир все цивилизации и направился к замороженным, говоря по-свойски: – Здорово,ребята! Из какого, парни, прибыли края? И кого ждете? Может, меня? Но это, разумеется, шутка. У нас веселый народ.

– Как видите, добрые порывы свойственны даже Бирбиру, – одобрительно произнес командир.

– А мне его порыв кажется подозрительным, – недовольно пробурчал сыщик. – Спрашивается, для чего он им при этом подмигивает?.. О, подмигнул еще раз!

– Как вы об этом узнали? Он находится к нам спиной, – удивился штурман, позаимствовав простодушие у юнги.

– Нас это тоже интересует. Действительно, как? – поддержали его представители остальных цивилизаций.

– Все очень просто. Когда он подмигивал, на его затылке дергалась кожа, – пояснил Асик, не спуская глаз с Бирбира.

– Вы очень наблюдательны, сыщик, – похвалил его командир. – Но он мог подмигнуть и совершенно по другой причине. Может, с ними что-то случилось, и он подбадривает, говоря: друзья, не падайте духом. Или в глаз ему попала соринка. Во всяком случае, Бирбир и впрямь нашел к ним ключик. Смотрите, сколь непринужденно он беседует с этими людьми.

А Бирбир для удобства даже вальяжно облокотился о борт черного звездолета.

До Аскольда Витальевича и его компании долетали лишь обрывки фраз:

– …утверждал… скорлупа… условленный час… а здесь целые эскадры… – недовольно рычали собеседники Бирбира. Видно, так был устроен их речевой аппарат. Как у черных пантер.

Бирбир отвечал:

– …кто знал?.. Тут такое… но все идет… плану… первая посылка готова… отправке… скоро будет и вторая… Только сперва отдайте… – И при этом он что-то растер между пальцами. А может, их почесал.

Наговорившись досыта, Бирбир вернулся, пританцовывая и мурлыча под нос что-то веселое.

– Они просто очень застенчивы. Милые безобидные человечки. Сбились с пути, а спросить постеснялись. Я им все объяснил толком. Отдохнут и отправятся дальше, – доложил Бирбир. – Вот и я совершил добрый поступок. А вы, сыщик, все-то меня подозреваете. Но не одними пакостями жив человек! – воскликнул он с пафосом.

– Что ж, Бирбир, пожелаем вашим новым знакомым удачи. Местные жители, кажется, ее уже нашли и теперь вряд ли нуждаются в помощи, – не без сожаления молвил командир, глядя на счастливых планетян. – Осталось помочь несчастному памятнику. И наша скромная миссия на Планете будет завершена. Мы сможем вернуться к главной цели нашей экспедиции. Надеюсь, Продавец и стюардесса потерпят еще немного и не будут на нас в обиде. – Завершив эту очень содержательную тираду, он лукаво взглянул на Помса. – Степан Степанович, а не придумать ли все-таки третью планету? Говорят, удача приходит с третьей попытки.

– Ко мне она не придет ни с какой, – тяжко вздохнул незадачливый писатель.

– Вон две придумал, а вышло ни то ни се.

– А потому, что вы их сочиняли для себя, – назидательно произнес великий астронавт. – Попробуйте это совершить ради другого. Ну, скажем, для вашего памятника. Для всех памятников! Пусть они там живут спокойно. Без плевков, оскорблений и гнилых помидоров.

– Позвольте, позвольте! А что будет с нами? Когда все памятники в первую же ночь сбегут от нас на свою планету? – запротестовали все свидетели этого разговора. – На что станут похожи наши города?

– Смирно! Вольно! – гаркнул майор, обретая прежний бравый вид. – Нет, командир, так не пойдет. Пусть наш памятник остается с нами. Мы больше не будем его обижать. И язва его заживет, будто ее и не было. И починим ему башмаки.

– Но памятник поставлен мне. А я не достоин, – мужественно напомнил Степан Степанович Степанов.

– Нет, вы достойны! – твердо возразил майор. – Наша планета появилась благодаря вам. Вот и считайте, что ее благодарное население воздвигло памятник своему творцу Степанову! Теперь он так и будет называться: памятник не Помсу, а Степанову. Всего и делов-то! И вообще, что за имя планета Планета? Планета Степановка, а мы все степановцы. Вот это звучит!

Его голос заглушил рев двигателей взлетающего звездолета. Это взмыл свечой черный «Тарантул» и унесся в космос. Видимо, на поиски верного пути.

– Я вспомнил, где видел его экипаж! – воскликнул Степанов. – Это было не во сне, а в самой настоящей яви. В ту ночь мы с советником, как обычно, отправились себя потешить, встряхнуться от скучной планетной жизни, но на этот раз Бирбир затащил меня в ресторан с подозрительной славой. Там собирались мафиози и прочие темные дельцы. Говорят, его тайным владельцем был сам Властелин Вселенной. Сделав заказ, мой спутник якобы пошел мыть перед едой руки. А через минуту-вторую я, озирая скучающим взглядом зал, вдруг увидел его за другим столом, в компании каких-то людей. Это и были астронавты с «Тарантула». Выходит, Бирбир их знал раньше!

– Бирбир – такой же Бирбир, как из Помса Гомер! – раздался голос, похожий на мощный обвал в горах. Это вслух заговорил памятник. – Вы удивлены? Да, памятники не говорят. Я знаю. Но природа в виде исключения позволила мне сказать несколько слов. Порой наступает момент, когда не могут молчать даже камни, – пояснил он, с трудом ворочая гранитными губами. – Надеюсь, бывший Помс на меня не в обиде за этот выпад. Теперь мы с ним оба Степановы. Но я отвлекся. Так вот, Бирбир – это Барбар! В те часы, когда Помс… то есть Степанов спал, его советник в моей голове встречался с людьми, а вернее, с монстрами «Тарантула». Они здесь не в первый раз. Речь шла о каких-то похищениях. И монстры называли советника Барбаром!

– Ну, Барбар, на этот раз тебе придется ответить за свои проделки! – вскричали все цивилизации и тут же заволновались: – Где Барбар? Он только что был среди нас!

И впрямь, он еще мгновение назад крутился в толпе, кричал и смеялся громче всех. И вдруг точно провалился под площадь. И заодно с ним куда-то делся Петенька. Как сейчас же выяснилось, последним их видел молодой пограничник. По его словам, Барбар с таинственным видом поманил штурмана за собой. Они удалились за угол ближайшего дома, и вот их нет до сих пор.

– Рано или поздно они вернутся. И мы Барбару тотчас хорошенько всыплем! – беспечно пригрозили степановцы и их гости.

– Увы, скорее мы их увидим поздно. Даже очень, – задумчиво и вместе с тем загадочно произнес командир.

Асик тотчас пробежался по следам Барбара и Петеньки. Они вели к недавней стоянке «Тарантула» и там обрывались самым неожиданным образом, будто дальше злодей и штурман начали передвигаться по воздуху.

– Этого я и ждал, – удовлетворенно и снова загадочно молвил командир и, взглянув на часы, пробормотал: – Пора бы и…

И сейчас же сверху донесся голос механика Кузьмы:

– Командир! Ну как? Вас пора выручать? Вы готовы?

Никто не заметил, как там, в небесах, средь белых облаков появилась «Сестрица». Она курсировала туда-сюда и, норовя ввести какого-то невидимого противника в глубочайшее заблуждение, шла в кильватер самой себе, изображая целый дивизион боевых субмарин.

– Спускайтесь смело! Мы среди новых друзей! – произнес командир, высоко задрав голову.

«Сестрица» нехотя опустилась на площадь. Вид у нее был насупленный. Он как бы говорил: вы не нуждаетесь в моей помощи? Ну и не надо! Вы мне самой больно-то нужны.

– Каемся, это мы виноваты. Освободились раньше времени, – произнес командир самые искренние извинения от имени своего отряда.

Кузьма сбежал трусцой с палубы на брусчатку, обливаясь умиленными слезами из первосортного машинного масла, и воскликнул:

– Ах ты. Господи! Вы живы, дорогая мне органическая материя! Любезные моему механическому сердцу белки, жиры и углеводы! Давеча, когда я стоял на электрической подзарядке, мне приснился нехороший сон. Но я твердил свое: «Сон не в руку! Сон не в руку!» И глянь: обошлось! Хотя, если быть справедливым, мы сами задержались малость. Как и вы, угодили в паучьи тенета, – посетовал он, глядя на паутину в волосах и на ушах землян. – Но только наши не чета вашим. Нашито паук соткал из толстенных, капроновых жил и натянул меж звезд, в аккурат по нашему курсу. Ну, «Сестрица» и влетела в эту сеть на манер какой-нибудь мухи. Мы кинулись назад, да только запутались пуще. Я понял: это конец. Но наша «Сестрица» ко всем ее летным и плавательным достоинствам еще и умелая мастерица. Нашла конечную нить и распустила паутину, что вязаный свитер. Но погодите радоваться. Мы тоже было обрадовались, думали, мол, беда позади. Да только оказалось, что это всего лишь присказка. А сказка нас ждала впереди. В этот момент появился сам паук. Это был черный звездолет под названием «Тарантул». Увидев, что его добыча ускользнула из пут, экипаж «Тарантула» вскричал по радио «проклятье!» и саданул в нас ракетой «космос-космос», но ему и этого показалось мало, и он направил в нас лазерный луч. Однако «Сестрица» показала и тут, что девица не проста: взяла да легла на дно, прикинулась, будто ее потопили. Экипаж паука пришел в неописуемый восторг, затопал, засвистел и, празднуя свое, наверное, не первое преступление, отправился в какие-то неизвестные нам свояси. И вот что, командир, – тут голос Кузьмы стал значительным, – среди экипажа того паука был Барбар. Он скакал по верхней палубе и вопил: «Топи их! Топи!»

– Значит, на «Тарантуле» и наша несчастная стюардесса, – задумчиво произнес великий астронавт и, оживившись, добавил: – Нам остался сущий пустяк: догнать черный звездолет и освободить Марину. Друзья, пора собираться в дорогу!

– Командир! Но еще не вернулся Петенька! Неужели мы отправимся в путь без нашего штурмана? – заволновался юнга.

– Штурман нас опередил! Он, несомненно, уже там, на «Тарантуле», – сказал командир и, заметив всеобщее недоумение, терпеливо пояснил: – Как показывает опыт многих приключений, если кто-то удалился за угол и не вернулся вовремя к старту, значит, он похищен. Что и произошло с нашим штурманом. А посему не будем терять попусту время. Где у вас ближайшая редакция газеты? – поинтересовался он у степановцев.

Командира отвели в редакцию, и там, в окружении ничего не понимающих хозяев и его соратников, он дал в вечерний номер газеты самое срочное объявление:

«Похищены двое детей сорока лет. Мальчик и девочка. Тех, кто располагает полезными сведениями, просим сообщить по адресу: Вселенная, любому честному человеку для Аскольда Витальевича».

– Итак, теперь наш черед пускаться в погоню, – сказал командир. – Слушай мою команду! Все на борт!

И тотчас все, кто был на площади, кинулись с разных сторон к «Сестрице». У трапа началась настоящая давка. Каждому хотелось попасть в экспедицию великого астронавта.

– Остановитесь! – гаркнул командир голосом в десятки оглушительных децибел. – На всех не хватит мест. И потому мы не возьмем никого. Дабы не было обид. Увы, даже вас, дорогой Мульти. Но вы не отчаивайтесь. Как мне подсказывает моя знаменитая интуиция, писатели пишут новые книги. И вам их читать – не перечитать!

Тут у памятника вновь со скрежетом шевельнулись гранитные губы.

– Сейчас я умолкну навеки, – прогрохотал каменный Степанов. – Хочу пожелать вам удачи. Счастливого пути!

– Погодите! Одно только слово! Вы останетесь вместе с нами? – поспешно спросил майор.

– Да! – ответил памятник и умолк.

– Но сколько еще измученных памятников… – покаянно пробормотал Степанов-живой.

ГЛАВА X, в которой время как бы обращается вспять и мы наконец встречаемся с Мариной

Все так и было, как говорил молодой пограничник. Бирбир, проходя мимо Петеньки в праздничной толпе, процедил сквозь сжатые зубы:

– Появилась возможность встретиться с Мариной. Следуйте за мной. Никому ни слова, иначе все лопнет, – и удалился за угол старого мрачного дома.

Петенька живо последовал за ним – да, что там! – бросился во всю прыть и, догнав в узком переулке, вскричал, еще не веря своим ушам:

– Значит, она все-таки здесь?!

– И да. И нет, – многозначительно ответил Бирбир. – Я договорился о вашем свидании. Большой ценой! С риском для жизни. Для моей. Но что не сделаешь для юного друга!

– Спасибо, Бирбир! Я этого никогда не забуду! – поклялся штурман. – Но может, все-таки скажем взрослым? Я хотел сказать: нашим товарищам!

– Ни в коем случае! Таково было условие: только я и вы! – прошептал Бирбир, озираясь. – Зато когда вы вернетесь вместе с супругой, вот то-то будет сюрприз для наших друзей. Но мы должны поспешить. Не то Барбар снова Марину куда-нибудь утащит. Вы его знаете: тот еще фрукт!

Покружив по улицам, он снова вывел Петеньку на площадь, к стоянке «Тарантула». Цивилизации между тем, сгрудившись вокруг памятника, обсуждали что-то очень важное, и потому никто не обратил внимания на Петеньку и Бирбира. Даже бдительный молодой пограничник.

– Ваша супруга там, – шепнул Бирбир, указывая на черный звездолет.

Возле черного корабля было тихо и безлюдно. Можно подумать, весь экипаж спрятался в каютах и, наглухо задраив люк, ждал каких-то чрезвычайно важных событий.

– Но когда она туда успела попасть? – удивился штурман. – Ведь, кроме вас, к «Тарантулу» не приближалась ни одна живая душа.

– О, это длинная история. Она тянется еще со времен Юлия Цезаря, – отмахнулся Бирбир. – Но, если хотите, я расскажу. Значит, так…

– Как-нибудь в другое время! – ужаснулся Петенька. – Лучше скажите, что делать дальше?

– А дальше вы пойдете без меня. Стукнете три раза в люк. Первый раз рукой. Потом ногой. И затем лбом. Когда вам откроют люк, скажете пароль: «Вам прислали подарок». Как можно веселей и громче. Будто вы явились с сюрпризом. Ответ, наверное, будет таков: «Ага, явился сам!» После чего вас вежливо возьмут под локти и отведут к супруге. – Бирбир подтолкнул штурмана к люку звездолета и тоненько хихикнул за его спиной. – Это у меня такая икота, пояснил он, спохватившись. – Я икаю, а все думают, что мне смешно. Зато мой смех похож на икоту. – И Бирбир икнул.

Все произошло, как он и предсказал. Только к своей части пароля замороженные астронавты почему-то добавили такие слова: «Ну и весельчак, этот Барбар». Да и ухватили штурмана под локти столь цепко, словно он передумал и собрался бежать.

Они повели его в глубь корабля и втолкнули в каюту с табличкой «Детская комната», сказав какими-то магнитофонными голосами: «Тебе нужна Марина? Так вот, получай!» Шагнув в детскую комнату, Петенька услышал тоненький девчоночий голосок, напевающий старинную астронавтскую колыбельную. Эту песенку обычно мурлыкали себе под нос матерые космические путешественники, погружаясь перед длительным рейсом в крепкий искусственный сон.

«Сию колыбельную любила Марина, – с грустью вспомнил Петенька. – И пела нашему Аси-ку, когда тот был еще младенцем. Но где же она? Что-то ее не видно».

Он огляделся, но в комнате никого не было. Кроме детской мебели, которая, к сожалению, не умеет петь. Наверное, девочка, чье пение он только что слышал собственными ушами, была невидимкой. Хотя как ученый Петенька не верил в невидимок.

– Я здесь, наверху, – подсказала невидимая певица.

Петенька поднял глаза и увидел ее почти под потолком. Она сидела на шкафу для одежды, свесив ноги в белых кроссовках, и баюкала, точно куклу, туго скатанное одеяло.

– Вы поразительно похожи на младшую сестру моей бесценной супруги. Если бы эта сестра существовала на самом деле, – сказал Петенька, любуясь девочкой. – А ваши красная блузка, синяя юбка и кроссовки как бы младшие сестры или братья ее блузки, юбки и кроссовок.

– Какое совпадение! – откликнулась девочка. – Имей мой горячо любимый супруг младшего брата, вы были бы его вылитым двойником. Об очках я уже и не говорю. Нет слов!

– А как вас зовут? – спросил Петенька. Будучи ученым до самых пят, он, разумеется, тотчас заинтересовался таким удивительнымскоплением случайностей.

– Меня зовут Мариной. А вас? – спросила несуществующая младшая сестра Марины.

– Феноменально! Совпадение, возведенное в квадрат! – воскликнул академик, увлекаясь и совершенно забывая о своем бедственном положении. – А мое имя Петр. Впрочем, все зовут меня просто Петенькой. Даже президент академии, – добавил он, считая точность матерью всех наук.

– По-моему, наше совпадение уже возвели в куб. А может, и в энную степень, – поправила девочка. – Мальчик, тебе сколько лет?

– Сорок. Но боюсь, сейчас мне никто не поверит, – посетовал Петенька.

– Вот видишь. Мне тоже, – вздохнула девочка.

Они взглянули в глаза друг другу и поняли все.

– Марина! Это ты! – воскликнул Петенька, бросаясь к супруге.

– Петенька! – воскликнула в ответ Марина и красно-синей-белой бабочкой вспорхнула со шкафа и приземлилась в объятия Петеньки.

Они поливали друг друга радостными слезами. Правда, чуть-чуть для вкуса подгорченными. Марина, будучи полом слабым, плакала веселыми весенними ручьями. Петенька, как полагалось мальчику, выдавил из себя единую скупую слезу, но зато емкостью в полведра. Так что стюардесса тоже вымокла до последней нитки.

– Ах какое трогательное зрелище! Сейчас разрыдаюсь и я. Ну прямо братец Иванушка и сестрица Аленушка, – послышался знакомый насмешливый голос.

В дверях комнаты стоял Бирбир. За ним высились угрюмые астронавты «Тарантула». На шевелюре Бирбира по-прежнему красовался лавровый венок.

– Барбар, это и вправду трогательно, как ты говоришь? – обратились к Бирбиру угрюмые астронавты.

– Ваш Барбар, стараясь запутать других, запутался сам. Мы не сестрица и братец. Мы вот уже двадцать лет состоим в законном браке, – возразила Марина.

– Ну, когда это было!

Теперь ваш брак незаконен. Где это видано, чтобы малые дети вступали в брак? Отныне вы брат и сестра! – объявил злодей, переступая порог, будто выходя на сцену.

– Значит, вы все-таки Барбар, – с грустью произнес Петенька.

– Да Барбар я, Барбар! – якобы в отчаянии воскликнул Барбар. – Ишь, до чего меня довели! Чтобы устроить даже самую малую пакость, нужно брать псевдоним. – Он сорвал с головы венок и небрежно сунул в руки одному из замороженных. – А это бросьте в суп!

Именно в эту минуту «Тарантул» взлетел с планеты Степановка. За иллюминатором мелькнули и памятник, и толпы людей и остались далеко внизу.

– Нас похитили! – вскричал Петенька.

– Меня бы так похитили. Вас ждет счастливое детство, – возразил Барбар и вдруг завистливо вздохнул.

В коридоре гулко затопали, и кто-то из замороженных позвал Барбара своим магнитофонным голосом:

– Начальник! В паутине дичь!

– Надеюсь, это «Сестрица»! Наконец-то она попалась. Уж я ей такой задам лимонад! – обрадовался Барбар и выскочил из комнаты с криком: – Эй, мои монстры! Взять ее на абордаж!

Пленники устремились было следом за ним, надеясь помочь своему славному и теперь несчастному кораблю, но дверь уже прочно захлопнулась на замок. Им теперь осталось одно: впасть в отчаяние и прислушиваться к тому, что происходит за стенами комнаты. Оттуда доносились вопли:

– «Сестрица» распустила вязанье! Сейчас она уйдет!.. Ракетой ее! Лазером!

– Топи ее! – выделялся голос Барбара. – Топи! Мои верные монстры!

Затем все затихли. К пленникам снова явился Барбар. Он пытался натянуть на свою сияющую круглую физиономию выражение глубочайшей скорби. Но оно, видно, было мало размером и то и дело соскальзывало с его лица.

– Ребята, я должен вас огорчить, – произнес он, отбросив с досадой непослушное выражение в сторону. – На вашу «Сестрицу» коварно напали пираты из созвездия Гончих Псов. Эти люди совершенно неисправимы. Мы пытались спрятать «Сестрицу» в нашей паутине. Но она легкомысленно порвала спасительные тенета и попыталась задать деру. Она всегда была такой ветреной девицей! Но, увы, на этот раз безжалостные злодеи пустили нашу дорогую «Сестрицу» на дно. «Прощайте, Барбар! Я-то знал, какой вы на самом деле честный и добрый!!!» – крикнул мне на прощание наш несчастный Кузьма.

– Почему вы не пришли им на помощь, если это случилось на ваших глазах? – возмутилась Марина.

– Глупая девочка, мы только с виду сильные и ужасные. А в сущности, нас впору защищать самих. Мы кроткие и беспомощные, – пожаловался Барбар, притворно вздыхая. – О, «Сестрица» была мне, как двоюродная сестра… Нет, как родная. А Кузьма вместо дяди! Предлагаю почтить их память скорбным молчанием. – И Барбар изо всех сил изобразил на лице безутешное горе, пытаясь согнать с губ упрямую довольную усмешку. – Все! Теперь можно говорить, – весело разрешил Барбар. – Тебе, Петенька, я принес шикарный подарок. Мировецкие кубики! Можешь построить себе академию да играть в свою науку всласть.

И Барбар протянул Петеньке коробку с детскими кубиками. Попутно он погладил ребят по голове и, сказав «бедные дети», вышел, затянув за дверью какую-то бодренькую песенку.

Малолетние супруги тут же предались отчаянию. Но в детстве горе проходит быстро. И, попечалившись, они стали играть каждый в свое. Марина – ну конечно же! – играла в «дочки-матери», а Петенька строил из кубиков очень важный научно-исследовательский институт. Временами к ним в комнату заходил Барбар и, любуясь пленниками, будто удачной покупкой, радовался:

– Не ребята, а сплошное загляденье. Дядя Барбар знал, что говорил. А он говорил: «Из этих взрослых вырастут хорошие дети». За это дядя Барбар получит бо-ольшую награду.

Но однажды, окинув Петеньку и Марину придирчивым взглядом, он озабоченно произнес:

– Что-то вы мне сегодня не нравитесь. Какие-то вялые и бледненькие. Наверное, мало двигаетесь. Сидите взаперти. Придется вам разрешить бегать по всему кораблю. Иначе вы мне испортите всю коммерцию.

И Петенька с Мариной забегали по коридорам корабля, играя в «пятнашки» и «прятки», путаясь под ногами экипажа и заскакивая сгоряча во все двери, за исключением той, что вела в капитанскую рубку. К ней была прибита табличка со строгим предупреждением: «Лицам до 16 лет вход воспрещен!» Замороженные или монстры недовольно ворчали, но Барбар их успокаивал:

– Потерпите. Осталось немного. Зато как разрумянился наш товар. Властелин будет доволен.

И вправду, «Тарантул» покинул мирные районы Вселенной. Теперь при виде звездолета-паука встречные суда сворачивали с пути и старались убраться в места побезопасней. А потом исчезли и они. Дальше «Тарантул» продолжил путь в совершенно безлюдном пространстве. На другой день маленькие земляне, глянув в иллюминатор, узрели большую черную дыру во Вселенной. «Где-то я похожее видел, – подумал Петенька. – И саму дыру. И эти рваные вокруг нее края». Дыра приближалась, увеличиваясь в размерах, и вскоре звездолет монстров нырнул в ее бездонный зев. Он влетел в нее пулей, но Петенька успел оглянуться. С обратной стороны Вселенная была похожа на оборотную сторону комнатных обоев. Вакуум здесь, внутри дыры, обрел багровый тревожный цвет. Временами откуда-то долетал грохот атомных взрывов, и по космосу ползали хищные лазерные лучи. А потом начали попадаться захваченные корабли. Их волокли, взяв на буксир, звездолеты, похожие на сколопендр и скорпионов.

– Ты слышал, что говорил Барбар своим замороженным монстрам? Скоро нас куда-то доставят. И при этом упоминался какой-то Властелин. Наверное, Властелин Вселенной, о котором мы столько слышали, – сказала Марина, когда, набегавшись, они вернулись в свою каюту.

– Да, мы должны что-то предпринять. Пока не стали совсем уж малышами, – ответил Петенька. – Нужно проникнуть в капитанскую рубку. Но как? Нам ведь еще нет шестнадцати лет.

Ну, тут все просто. Мы будем играть в разведчиков, которые пробираются на вражескую базу, и так увлечемся, что не заметим запрета. Главная трудность в другом. Ночью нам предстоит проснуться самим, без посторонней помощи. Никто нас не будет поднимать, говоря: «А ну, вставайте, сони. Пора в школу!» Поэтому придется лечь пораньше. И это мы тоже должны сделать сами, найти в себе силы. Потому что именно в это время детей труднее всего загнать в постель, – озабоченно произнесла Марина.

Похныкав, покапризничав, они все-таки себя побороли, улеглись в кровати и тем самым чуть не погубили свою затею.

– Что это вы задумали? – спросил Барбар, придя укладывать их в постели. – Вдруг так рано собрались спать. И вот что удивительно: добровольно, без понуканий со стороны взрослых.

– Это мы учимся. Хотим стать образцовыми детьми, – находчиво пояснила Марина.

– Молодцы! – похвалил Барбар. – Мне нужен товар самого высшего сорта. Я хотел сказать: самые лучшие дети! – поправил он себя, спохватившись, и ушел, довольный их послушанием.

Этой ночью ребятам все-таки удалось проснуться без понуканий взрослых. Первым это сделал Петенька и разбудил Марину. Затем она его.

– А теперь начинаем пробираться в рубку. Как разведчики. Ты идешь впереди, – сказала Марина.

– Я не знаю, как они пробираются. Я никогда не играл в разведку. В детстве только и делал, что извлекал корни и выводил новые формулы, – пожаловался мальчик.

– Я и забыла. Ты вундеркинд, – вздохнула Марина. – Тогда матерым разведчиком буду я, а ты моим молодым неотесанным напарником, который обязательно допустит какую-нибудь оплошность.

Она осторожно выглянула из комнаты и, крадучись, двинулась по безлюдному ночному коридору, освещенному единственной лампой. Петенька не очень умело подражал каждому ее шагу, высоко поднимая колени, чуть ли не до самого подбородка. И, разумеется, налетел на невесть откуда взявшийся стул и с шумом свалил его на пол. Но разведчикам повезло, экипаж почивал крепчайшим сном, безалаберно доверившись компьютеру, который вел корабль. Из трех кают разносился мощный храп, сотрясающий переборки звездолета. Будто монстры по очереди дули в большие медные трубы-геликоны. В четвертой каюте, где жил Барбар, кто-то как бы поигрывал на маленькой флейте-пикколо. Ну прямо как заправский музыкант.

Словом, Петенька и Марина благополучно добрались до капитанской рубки. Теперь осталось всего ничего – открыть дверь и войти. Но табличка с надписью «Лицам до 16 лет вход воспрещен!» на самом деле оказалась совершенно непреодолимым препятствием для хорошо воспитанных детей, какими и стали Петенька с Мариной. Уж что они только ни предпринимали, даже закрывали глаза, чтобы не заметить табличку, но у них не поднимались руки на запретную дверь.

– Видимо, мы недостаточно увлеклись, – с горечью догадалась Марина.

Незадачливые разведчики приготовились впасть в отчаяние, но в последний момент храпевшие порознь монстры вдруг, точно по взмаху дирижерской палочки, набрали побольше воздуха и разом дунули в свои медные хрипящие геликоны. От этого оглушительного залпа корабль качнуло из стороны в сторону, и дверь распахнулась, словно кто-то толкнул ее изнутри, повернув грозную табличку лицом к стене. И ее как бы не стало. Зато открытая рубка гостеприимно звала ребят к себе: мол, входите, милости просим.

– Ничего не попишешь, придется войти, – переглянувшись, сдались разведчики.

А в рубке, среди радаров, дисплеев и прочих приборов руководство перешло к вундеркинду. Это была его родная стихия. Петенька тотчас устремился к компьютеру, молниеносно выхватил из него дискету с маршрутом черного звездолета и заменил ее другой, взятой с полки, на которой лежали чистые дискеты. После чего он сел за пульт, готовясь проложить обратный курс. Но тут произошло нечто невообразимое.

По удивительному стечению обстоятельств на новой дискете была записана игра «Путешествие легкомысленной бабочки». Видно, какой-то магазин продал ее вместо чистой дискеты. И вот теперь на экране компьютера возникла бабочка, порхающая над клумбой роз. Кто-то можетэтому не поверить и, наверное, по-своему будет прав. Однако мы осмелимся утверждать, что на сей раз, в виде исключения, все было именно так. И «Тарантул», сложив воображаемые красивые крылья, уселся на воображаемую чайную розу. Но, увы, его блаженство оказалось кратким: в верхней части экрана тотчас появился чей-то хищный сачок. «Тарантул» испуганно вспорхнул, – ах, ах, помогите! – и полетел в поселок Кратово, что находится на планете Земля. За ним погнался сачок.

– Накрой его! Лови! Да не так! Не так! Раззява! – раздался под штурманским столом азартный вопль. – Батюшки! Да что это я? Точно спятил. Бабочка – мой корабль!.. Эй, отстань от бабочки! Не то пожалеешь! Со мной люди со знаменитой «Сестрицы»!

Из-под стола со страшным грохотом, больно зашибив темя, выскочил Барбар, поспешно выключил компьютер и схватил Петеньку за ухо, назидательно приговаривая:

– Ага, попался! Вот тебе, вот! В другой раз не будешь шалить! А еще послушный ребенок. Ну, простительно мне. Я отпетый хулиган! На мне все поставили крест!

– Не все! Мы еще в вас верим! – запротестовали ребята.

– Не спорьте со взрослым! На чем я остановился?.. Да, а ты, Петя, в отличие от меня, когда-то был гордостью средней школы. Разве вы не читали, что написано на двери?

– Она открылась сама, – пролепетал Петенька, морщась не столько от боли, сколько от стыда.

– Ее открыл я, – перебил Барбар, отпуская Петенькино ухо. – Так бы вы топтались у входа до утра. Я поспорил с самим собой: попытаются или нет? «Я бы на их месте обязательно попытался». Это я сказал себе. И, как видите, я у себя выиграл.

– Мы ничего не понимаем, – призналась Марина. – Ведь сейчас вы спите в своей каюте. Мы слышали ваш… вашу флейту-пикколо.

– А, вы об этом. Я специально включил запись. Соло для флейты из оперы «Волшебная флейта». В исполнении самого Паганини, – вдохновенно соврал Барбар. – И вы купились на все сто! Я же поставил в коридоре стул. Когда он упал, я сказал себе: «Они идут!» Но ваша выходка, между нами, – всего лишь чириканье воробья. Вот я однажды устроил такой тарарам… – начал он и тут же спохватился: – Однако вы не должны брать с меня плохой пример. Хоть я и взрослый. Дядя, к которому мы едем в гости, очень строгий. Мне, говорит, нужны только очень хорошие, воспитанные дети. Вы обязаны понравиться этому дяде. Иначе нам всем будет бо-бо. Все! Я вас воспитал! Теперь марш в постель!

Когда дети вернулись в отведенную комнату, Петенька спросил, как бы себя проверяя:

– То, что мы вошли в рубку без спроса, это плохо или хорошо?

– Ну конечно, плохо. Мы все-таки нарушили свои высокие принципы. Дядя Аскольд нас бы йе одобрил, – вздохнула Марина.

– Тогда вот что удивительно: лично мне это доставило удовольствие, – виновато признался Петенька.

– Это у тебя временно. Ты что-то по рассеянности перепутал, как вундеркинд, – убежденно проговорила Марина.

Барбар тем временем вернул на место старую программу, и «Тарантул», снова став звездолетом монстров, продолжил свой безжалостный путь, все дальше и дальше углубляясь в мрачное багровое пространство. И наконец подошел день, когда разбойничий корабль добрался до планеты, где, наверное, находилось его родимое логово.

Эта планета была словно бы намеренно создана для тех, кто высиживает самые злодейские планы. И те лежали там-сям, точно яйца в вороньем гнезде. А вокруг них, на поверхности планеты взрывались вулканы и со склонов мрачных гор текли реки огненной лавы. И тут же на пересохших глиняных равнинах то и дело раскалывалась земля, и на дне черных трещин ворочалось что-то злое. Видны были на планете и темные неспокойные воды. Из них поднимались чьи-то безумные лики и лопались, точно мыльные пузыри. Над всем этим слаженно туда-сюда носились клубы дыма, и по небу шарили белесые сполохи – кого-то слепо искали. Словом, во Вселенной, наверное, не было картины ужасней той, что открылась Петеньке и Марине. Будто ее снял режиссер – любитель пугать детей.

– Сплошная жуть! – похвастался Барбар. Дети смотрели в иллюминатор во все глаза и не заметили, как он появился в их каюте.

– У меня самого волосы встали дыбом, а душа, как мышка, юркнула в пятки. Когда я это увидел впервые, – весело сказал Барбар, пристраиваясь рядом и любуясь ужасающим пейзажем. – Теперь вы знаете, какая бяка ждет непослушных детей, если им вздумается задать стрекача. Но вас-то, уверен, не выгонишь и палкой оттуда, куда вы сейчас попадете… Раз, два, три! Ноль!

И «Тарантул», подчинившись его команде, вырвался из страшного мира в мир иной, с ясным синим небом, под которым покоился приветливый оазис с зеленью трав и деревьев и чистыми зеркалами прудов. Звездолет пошел на посадку и приземлился на подстриженном газоне.

– Ну, вот вы наконец-то и дома! – известил Барбар. – Ай-ай, вы пока еще не рады. Тогда, так и быть, за вас порадуюсь я. Взаймы! А вы когда-нибудь это сделаете за меня. А теперь следуйте за мной.

Маленьких пленников вывели наружу, и они оказались в красивейшем парке, который был прямо-таки нашпигован всевозможными аттракционами для детей.

– И чего тут только нет.

Здесь можно, например, сразиться с Кощеем. Ворваться в замок Синей Бороды и спасти его новую жену. И даже подраться за власть с отъявленным хулиганом Витькой – грозой всех окрестных дворов, и потом разбить все уличные фонари. А ты, Марина, можешь постирать белье злой Мачехи и ее дочерей. Или приготовить обед для Людоеда. Да по сравнению с нашим парком все хваленые диснейленды – тьфу! Сам бы с удовольствием вернулся в детство. От зависти так и горю! – Барбар разогнал воображаемый поваливший от него дымок.

– Я должен посмотреть! Я никогда не был в парке аттракционов! – вскричал Петенька с горящими глазами.

– Но ты не хотел сам. Тебя звали твои одноклассники. По их словам. И не раз. А тебя, кроме твоей науки, ничегошеньки не интересовало, – напомнила правдолюбица Марина.

А теперь я хочу вертеться на колесе! Крутиться на карусели! Сколько можно?! Все детство теоремы да теоремы! Логарифмы да логарифмы! – вскричал маленький академик. Потом, потом. Будут тебе и аттракционы. И оловянные солдатики. И игрушечные автоматы. Та-та-та, та-та-та! – пообещал Барбар, постреляв из указательного пальца. – Только подожди, пока я не сбагрю тебя одному лицу.

– А я хочу сейчас! – заупрямился Петенька и даже впервые в жизни топнул ногой.

– Не обращайте на это внимания, – засмеявшись, сказала Барбару Марина. – По рассеянности он говорит не то, что думает. Он же вундеркинд!

– Да, со мною сейчас что-то было. Я вел себя нехорошо, – признался Петенька, избавившись от странного наваждения.

– То-то, – с облегчением вздохнул Барбар. – Не забывай, что ты вундеркинд. Не порти мне коммерцию!

Они шли дорожками, усыпанными мелкими камнями из бракованных искусственных алмазов и ракушками. Сквозь ботанические сады из экзотических растений, мимо мраморных изваяний и таинственных гротов. Вокруг них, услаждая взор, носились модели гоночных автомобилей и звездолетов, разыгрывая сцены из популярных фильмов и книг.

– Эх, так и тянет соврать, что все это устроил я. Но вы не поверите ни за что, – с сожалением проговорил Барбар.

– Если уж вам очень хочется, скажите. Мы поверим, – сжалилась над ним Марина.

– Ну, так неинтересно, – вздохнул Барбар.

Засмотревшись по сторонам, ребята не заметили, как вышли на просторную лужайку, в центре которой среди многоструйных фонтанов и цветников красовался дворец, похожий на огромный торт. Перед ним на широкой гранитной лестнице, украшенной бронзовыми львами, стоял огромный мужчина в космическом скафандре. Но вместо гермошлема его голову венчала золотая корона.

– Это ваш новый папа! – торжественно произнес Барбар.

ГЛАВА XI, в которой наши герои поневоле становятся артистами

– Командир! Барбар и его шайка орудовали в перчатках. Даже их ноги и те были в перчатках. Потому что, как известно, на ногах тоже есть пальцы. Они учли и это, – так доложил сыщик, вернувшись из космоса в звезд олетиху «Сестрицу».

Перед этим он исползал на коленях весь участок, где корабль-паук напал на мирный звездолет, обследовал все прилежащие окрестности через лупу сначала вдоль, затем поперек, но, увы, лишь напрасно извозил чистенький скафандр в космической пыли.

Позади остались планета Степановка и грустное расставание с ее народом и представителями других славных цивилизаций. Теперь члены земной спасательной экспедиции, расположившись, как обычно, в уютной кают-компании вокруг обеденного стола, слушали неутешительный рапорт своего молодого сыщика.

Когда он закончил, командир задумчиво произнес:

– В таверне мы были. Говорили с водителем грузовика. Кто теперь нам намекнет, где искать похитителя и его пленников?

– Витальич, а может, не мудрить? Поступить, как в народной сказке? Пойти в дремучий лес да обратиться к бабе-яге: так, мол, и так, – предложил механик Кузьма, деликатно откашлявшись в стальной кулак.

– Дядя Кузьма, баба-яга – это вчерашний день, – возразила молодежь, сдерживая смех, боясь обидеть старого механика. – Мы живем в эпоху всеобщей информатики. Только сядь за компьютер и мигом узнаешь все.

– Да, механик, сказки нам не советчики. В них чересчур много правды. Молодежь, пожалуй, права. На дворе технический прогресс, и нам с тобой от этого никуда не деться, – поддержал командир Саню и Асика. – Компьютер, говорите? Давайте спросим у нашего компьютера.

Саня сел перед компьютером, остальные встали за его спиной, и юнга, водя пультом, называемым «мышкой», спросил:

– Компьютер, компьютер, скажи: где нам искать Барбара?

– Увы, ничем не могу вам помочь. Я всего лишь судовой компьютер, еще раз, увы, не подключенный к системе «Интернет», – смущенно ответил компьютер, и его экран слегка покраснел. – Но есть у меня далекий родственник – самый огромный в мире компьютер. Мы зовем его Дылдой, или Обжорой. – Он хихикнул, то есть на его экране появились буквы «хи-хи». – Вот тот поглощает все известия, какие ни попадя. Дылда обитает между созвездиями Хамелеона и Мухи. Он-то вам выложит все об этом несносном Барбаре. Скажете: вы от Коти. Так меня зовут в многомиллионной дружной семье компьютеров.

– Помнится, я в эти места залетал частенько. Тогда там компьютеры еще не водились. Крутилась одна небольшая безымянная планета, и все, – сказал великий астронавт, порывшись в своей богатой памяти. – Это недалеко. Мы скоро будем у цели. Если по дороге в нас не выстрелит языком Хамелеон. И Муха не впадет в зимнюю спячку. Тогда она замирает на орбите, там, где ее застал сон. И на карте Вселенной начинается несусветная путаница, сбивая с курса даже опытных капитанов.

Но землянам повезло. На этот раз созвездие Мухи бодрствовало, летело по своему небесному маршруту, взмахивая воображаемыми крыльями. И вело себя мирно созвездие Хамелеона. Правда, при виде боевой подводной лодки оно окрасилось было в угрожающий черно-бурый цвет, но потом, распознав в «Сестрице» мирный звездолет, стало нежно-зеленым, как бы благодушно говоря этим: ладно, можете следовать дальше. И земляне сейчас же воспользовались его любезностью и продолжили путь.

Маленький компьютер Котя оказался прав. Его дальний родственник Дылда и впрямь был невиданной-неслыханной величины. Увидев в перископ эту громаду, земляне приняли ее за небоскреб, попавший в космос каким-то удивительным образом. Он сидел на той самой безымянной планете, словно беркут на пойманной им добыче.

– Да это же компьютер! – воскликнул зоркий юнга. – Слева процессор! Справа монитор!

Дылда рос прямо на глазах. Вот уже стали видны и матовый экран монитора, и кнопки клавиатуры, и всякие причиндалы на корпусе процессора.

– Командир, как хотите, но у меня и этот компьютер, и сама планета вызывают подозрение, – признался сыщик, разглядывая приближающийся объект через свою верную лупу.

– Передайте, сыщик, своим подозрениям: пусть потерпят. Вот сейчас припланетимся, и они получат ответы на все свои вопросы, – посоветовал командир с мудрой улыбкой.

Но тайн на безымянной планете оказалось куда больше, чем думал сыщик. Ими был сплошь усеян небольшой космодром, на который боязливо опустилась «Сестрица». Тайны валялись прямо-таки под ногами и были на любой вкус. Они хрустели, шуршали и гремели под подошвами землян. Наших героев окружало такое дикое запустение, будто последний житель планеты ушел отсюда дней сорок назад. Повсюду вперемешку с тайнами валялись обертки от жевательной резинки и пустые пластиковые бутылки из-под фруктовых напитков. Да не простые, а неимоверно больших размеров, словно эти предметы были изготовлены для великанов.

– Сейчас узнаем: может, тут кто-нибудь есть, – сказал командир.

Но его опередило здешнее эхо, видно, истосковавшееся по любимой работе. Уже опустившееся от безделья, нечесаное, заросшее мхом. Не вытерпев, оно высунулось из-под крыши космического вокзала, прокричало изо всех накопившихся сил вместо великого астронавта:

– Эй! Кто здесь жив-здоров? Отзовитесь! – И, отведя душу всласть, снова скрылось под крышей.

Но ему и, стало быть командиру, никто не ответил. Даже эхо и то промолчало. Ну, не повторять же самого себя?

– Спасибо вам, эхо, – искренне поблагодарил командир. – Сами-то вы не знаете, куда делся местный народ?

– Те, что постарше да поменьше ростом, улетели на праздник. Те, что моложе, но ростом намного выше, должно быть, занимаются в классе, – откликнулось эхо, радуясь возможности поговорить. – Возьмите меня с собой. Я могу служить попугаем. Я даже удобней. Не надо тратиться на корм и красивую клетку. Представляете: у всех собаки, кошки и птицы. А у вас свое домашнее эхо. Только чтоб в семье не было ребят.

– Чем же вас не устраивают дети? – удивились земляне.

– Они передразнивают меня, – пожаловалось эхо.

– Мы можем сами превратиться в детей. Существует такая опасность, – честно предупредил командир, тем самым отказываясь от заманчивого предложения.

– Тогда я подожду до следующего раза, – вздохнуло эхо.

– Командир! Нас приглашают! – известил юнга, указывая на фасад вокзала.

Там, над входом висел транспарант: «Добро пожаловать на планету Компьютерный Класс!»

– Не нравится мне это, – снова признался сыщик. – Посмотрите: вокруг давнее запустение. А краски на транспаранте еще не просохли. Его писали вот-вот.

– Я этот почерк уже где-то видел, – сказал юнга, морща лоб. – Ну, конечно, буквы вкривь и вкось. Точно возили куриной лапой.

– Мне это тоже кого-то напоминает, – добавил командир. – Но как люди вежливые, мы обязаны принять приглашение. К тому же нам необходимо попасть на прием к необычному компьютеру по имени Дылда.

Земляне проследовали через безлюдный вокзал и ступили на выпуклую поверхность планеты, расчерченную на параллели и меридианы.

– Где же компьютер? Куда он делся? – забеспокоилась неопытная молодежь, задрав головы и действительно не видя Дылду.

– Он за линией горизонта. Здесь крутой подъем, – пояснил бывалый астронавт.

Земляне полезли к горизонту, цепляясь за параллели и упираясь ногами в меридианы, и вскоре услышали возбужденные голоса. Удвоив силы, они перевалили через линию горизонта, и перед ними во всем своем грандиозном величии предстал компьютер Дылда. Он и вправду был набит миллионами тонн всевозможных сведений на любой вкус. Его бока чуть ли не трещали от их избытка. Таких сокровищ не было даже в пещере сорока разбойников, куда попал Али-Баба. И среди этих несметных богатств хранилась информация о Барбаре.

Возле компьютера не было ни единого человека. Лишь где-то за горизонтом, видно, в другом полушарии планеты, слышались веселые голоса и звонкие удары по тугому мячу.

– Не будем отвлекать местных жителей. Пусть отдыхают. Думаю, мы управимся с этим компьютером без их помощи. Итак, сыщик, приступайте! – решительно распорядился командир.

Асик, встав на крепкие плечи своих товарищей, вскарабкался на высоченный пульт и заскакал с кнопки на кнопку. Сначала он передал Дылде привет от маленького Коти, а затем ввел в компьютер данные Барбара: его возраст, место рождения и даже любимые лакомства.

Дылда сейчас же ответил, причем в очень обидной форме. На его светящемся экране появились пренебрежительные строки: «Котя? А, этот старый маломощный аппаратишка? Что же касается интересующей вас информации, доступ к ней закрыт! Ка-те-горически! И больше меня не беспокойте! По всяким пустякам. Я – компьютер важный, самый значительный во Вселенной». И все это было сказано крупными буквами. Ответив, Дылда высокомерно умолк.

– Признаться, я еще не встречал такого тщеславия. Особенно среди машин, – нахмурился командир. – Но, как бы то ни было, у нас остался один путь: проникнуть в компьютер и взять информацию самим! Вот только как это сделать?! Сего, пожалуй, не знаю даже я!

Да, компьютер Дылда походил на средневековую неприступную крепость. Его гладкие белые стены поднимались в небеса и скрывались за густыми кучевыми облаками.

Наши герои, как и положено, приготовились предаться отчаянию, но в этот момент из-за крутой линии горизонта вылетел футбольный мяч величиной с двухэтажный дом и резво запрыгал по лужайке. Следом за ним из другого полушария выскочил человек, ростом, наверное, метров в сто. Он был в спортивной майке, шортах и гигантских кроссовках.

– Командир! Здесь обитают великаны! – воскликнул смышленый юнга.

– На этот раз вы поспешили с выводом, – возразил командир. – Перед нами всего-навсего мальчик-акселерат. И не просто акселерат. Акселерат в квадрате, а может, и в кубе, как выразился бы наш несчастный похищенный штурман. Компьютер, стало быть, тоже акселерат. Он так же молод и продолжает расти. Поэтому его до сих пор держат под открытым небом. Иначе Дылда может проломить крышу.

– Так вот почему он так тщеславен! Потому что еще зелен и глуп, – догадался сыщик.

– Но с возрастом это пройдет, – улыбнулся Аскольд Витальевич.

Акселерат тем временем нагнулся за мячом и увидел землян. А увидев, радостно завопил:

– Ребята! Временный Воспитатель не обманывал! К нам приехали артисты! Вот они! Передо мной!

Планета задрожала от топота ног, обутых в акселератские кроссовки, и на площадку перед компьютером выбежала толпа мальчишек и девчонок. И все они, как на подбор, были акселератами в кубе.

– Урра! Наконец мы увидим классных артистов! – закричали огромные подростки.

– Друзья! Вы ошиблись! Мы – не артисты! Мы – члены спасательной экспедиции, известные путешественники, – сочувственно возразили наши герои.

– Мы уже все знаем! Временный Воспитатель так и сказал: «Они сразу начнут играть. Будут всячески отпираться точно они не они», – рассмеялись акселераты.

– Вы Аскольд Витальевич? А с вами Саня и Асик? Верно? – спросила белесенькая да конопатенькая акселератка.

– Да, это мы, – подтвердили земляне, дивясь тому, что весть об их путешествии к компьютеру Дылде успела разнестись по Вселенной.

– А приключение, которое вы должны разыграть, так и называется: «Компьютерная игра: Аскольд Витальевич и его спутники открывают новый мир». Что и написано на этой дискете. – И белесенькая указала на большущий черный ящик. – Но для этого вам нужно попасть в дискету. А мы должны помочь. Вы, конечно, будете сопротивляться. Однако нам не следует обращать на это внимание. Ибо это и станет началом игры. Ну, то, что вас как бы насильно заталкивают в дискету. Так сказал Временный Воспитатель.

– Он что-то напутал! А ну-ка, позовите его. И мы все выясним, – потребовали земляне.

– Он сел на космический мотоцикл и уехал. У него какое-то срочное дело, – ответили акселераты, сгорая от нетерпения.

– А где же остальные педагоги? – вдруг спохватились наши герои. – Почему не видно никого из взрослых?

– Они улетели еще вчера! На главную звезду. Там сегодня Праздник Учителя!

– Возмутительная безответственность! Оставить детей без присмотра! – рассердился великий астронавт. – К тому же, как известно во всей Вселенной, Праздник Учителя через три дня.

– И они тоже так считали. Но вчера примчался космический рокер. Весь в черной коже. И сказал, что праздник перенесли на завтра. То есть на сегодняшний день. И что он, рокер, за нами присмотрит, как Временный Воспитатель, – заступились акселераты за своих педагогов. – Но потом он уехал сам. Обещал прислать артистов вместо себя.

– Он невысокого роста? Пухлый? – осведомился сыщик, не забывая о своих обязанностях даже в такую трудную минуту.

– Вот вы себя и выдали! Вы его знаете! Значит, все чистая правда! – обрадовались акселераты, отбросив последние сомнения. – Ну, что? Тогда начнем? Поможем артистам! – И они набросились на бедных землян, подняли и понесли к дискете.

– Это был Бурбур! Бирбир! Он же Барбар! Он устроил нам ловушку! – вскричали земляне, пытаясь бороться. Но очень осторожно. Все-таки перед ними были дети.

Однако силы были неравными. И акселераты вежливо затолкали наших путешественников в дискету.

В дискете было темно. Под ногами узников поскрипывала пластинка, на которой, наверное, и была записана предназначенная им игра. Затем их темницу куда-то сунули с легким щелчком.

– Нас вставили в компьютер, – сказал сыщик. – Сейчас начнется игра!

И впрямь, землян тотчас подхватило каким-то мощным потоком, пронесло по проводу, точно через мрачный туннель, и выбросило в электронный мир, куда еще не ступала нога живого человека.

ГЛАВА XII, в которой наши герои попадают в загадочный электронный мир и там над ними нависает страшная опасность

Они очутились в пышном саду, перед парадным входом в красивый загородный дом. Все вокруг было составлено из ярких разноцветных точек: и сама вилла, похожая на большую игрушку, и будто бы нарисованные деревья и кусты. А среди них короткими рывками, точно в мультфильме, передвигались здешние пятнистые люди. Земляне теперь и сами состояли из точек, как это, наверное, было принято в здешних краях.

Пытливый юнга не утерпел, тотчас подвигал руками, прошелся туда-сюда и воскликнул, довольный произведенным опытом:

– Друзья! У нас тоже такая походка! Будто и мы из мультфильма!

– Командир! Мы проникли в компьютер, – торжественно произнес сыщик.

– Превосходно! – удовлетворенно откликнулся великий астронавт. – И мы тут же открыли новый мир. Барбар забыл: для нас открывать новые миры – привычная работа. И потому крупно просчитался! Итак, игра окончена. Мы свободны! И теперь можем заняться информацией о Барбаре. Интересно, где здесь ее держат? – задумался он, оглядываясь по сторонам. – Возможно, нам помогут добрые дачники из этого мирного загородного дома?

Но тут мирный дом вдруг наполнился шумом и криками: «Босс! Они прибыли!» Затем двери дома распахнулись, и на широкое крыльцо вышел тучный бритоголовый дачник в дорогом костюме, который висел на нем мешком. Его окружали такие же бритоголовые дачники, но поменьше весом и, видать, помоложе чином. В руках они вместо садовых ножниц и лопат почему-то держали автоматы. Их босс окинул землян оценивающим взглядом с ног до головы и презрительно молвил:

– Да разве это грабители банков? Мне обещали закоренелых бандитов, а прислали черт знает кого. Жалкого астронавтишку, молокососа-юнгу и сыщика, который к тому же частный.

– Не расстраивайтесь! Мы не собираемся грабить банки, – заверил его командир, не выдав обиды. – Мы ищем информацию о неком Барбаре. Найдем и тотчас покинем вашу страну.

– Ну, уж нет! Прежде вы ограбите банк. Не будь я главой местного преступного мира, – зловеще возразил тучный. – Обчистите кассу, и я сам выдам вам все сведения о Барбаре. За то, что он пытался меня оставить с носом. Вместо настоящих гангстеров подсунул вас. Но если вы не исполните мой приказ, пеняйте на себя. Останетесь в нашем компьютере до конца своих дней! Эй, братва! Отвезите их на место преступления! Да без проволочек! – прикрикнул он на свое окружение.

– Это другая игра! «Ограбление банка»! – ахнули акселераты, рассевшиеся перед компьютером в предвкушении зрелища. – А этот тучный – безжалостный Браток. Временный Воспитатель нас обманул, заменил на дискете наклейку!

А братва усадила землян в длинный черный лимузин с бронированными стеклами, отвезла в какой-то город, высадила на какой-то улице и укатила назад, в свой притон.

Земляне остались наедине с ничего не подозревающим банком. Он беспечно стоял на противоположной стороне улицы. А на его фронтоне было написано метровыми медными буквами: «Самый богатый банк!»

– Мы и грабим банк?! Нет! Такое совершенно невозможно! Что о нас подумают люди? – покачал головой командир.

– Грабьте! Мы никому не скажем! Иначе вы пропали! – закричали акселераты, очень переживая за наших героев.

– И все же придется совершить преступление, – вздохнул великий астронавт.

– Но вам, юнга и сыщик, я самым строжайшим образом запрещаю участвовать в этом предосудительном предприятии! На дело я пойду один!

– Командир! Мы останемея с вами! – решительно возразили его благородные товарищи, всем видом показывая, что они не отступят от своих слов.

– Признаться, другого я и не ожидал, – растроганно промолвил великий астронавт. – Позвольте пожать ваши честные руки. Хотя сейчас вам предстоит покрыть их, возможно, несмываемым позором. Не будем откладывать и немедля займемся грабежом. Чем быстрее мы совершим преступление, тем раньше выйдем из тюрьмы и продолжим наши поиски, – подбодрил он молодежь.

Его мудрые спокойные слова вселили в молодых людей боевой дух. Земляне выстроились плечом к плечу, промаршировали через улицу и остановились перед банковской массивной дверью, ну прямо как типичная банда. Командир достал из кармана фломастер и написал на стекле крупными буквами: «Просьба не беспокоить. Здесь идет ограбление». После этого он обратился к сыщику:

– Вы как специалист будете крестным отцом нашей мафии. Ну, главарь, с чего начнем? Мыто с юнгой в этом деле полные профаны.

– Прежде всего, нам следует ворваться, – сказал сыщик, подумав.

Они так и поступили: бурей ворвались в банк. И сыщик спросил громовым голосом, подражая своему командиру:

– Когда у вас мыли пол? Отвечайте!

– Полчаса назад и мыли. В обеденный перерыв, – ответила словоохотливая кассирша, выглянув из-за стойки.

– Тогда мы просим всех оказать нам любезность и аккуратненько, не спеша лечь на пол. Так, чтобы никто не ушибся. Мы – отпетые уголовники, сейчас будем грабить ваш беззащитный банк! Заранее приносим самое искреннее извинение за доставленные вам неудобства! Благодарим за внимание! – прорычал сыщик как можно свирепей.

В зале тут же началась неописуемая паника.

– Я помну новое платье!.. У меня модный костюм!.. Может, ограбите без этих ужасных формальностей?! – взмолились несчастные клиенты и служащие банка.

– Но чтобы это было в последний раз! И впредь, отправляясь в банк, одевайтесь во что-нибудь старое, – предупредили земляне, изо всех сил стараясь казаться законченными мерзавцами.

На шум из своего кабинета вышел директор и, бросив на землян мимолетный, но очень опытный взгляд, сказал и своим служащим, и клиентам:

– Успокойтесь! У этих грабителей ничего не получится. У них слишком добрые лица.

– Кто же грабит без масок?! Как я не подумал о главном? – простонал сыщик, хватаясь за голову.

– Так вот почему гангстеры носят маски! Чтобы скрыть свою доброту! – присвистнул простодушный юнга.

– Какой стыд! Я еще никогда не терпел такой неудачи, – удрученно признался директору великий астронавт.

– Эй, мои честные сотрудники! Соберите всю наличность в самый большой мешок. И отдайте этим людям! – приказал директор. – В конце концов, что такое деньги по сравнению с человеческим горем? Пустяки!

Земляне не успели прийти в себя от столь неожиданного поворота, а служащие уже приволокли битком набитый мешок и радушно поставили у ног землян.

– Спасибо, но мы такой жертвы не примем даже от вас, – сказали земляне, отпихивая мешок к ногам директора.

– Нет уж, примите, окажите милость, – сказал директор, придвигая деньги к землянам.

– Мы грабили понарошку. Нам не нужны деньги. Мы сами богаты. Духовно! – уперлись земляне, отодвигая мешок в очередной раз.

– Духовно – это духовно. А деньги вам не помешают, – тоже заупрямился директор, снова отделываясь от мешка.

Однако это соревнование было прервано и притом самым бесцеремонным образом. Кто-то там, на улицу грубо пнул дверь сапожищем, она с треском распахнулась, и в беззащитный банк ворвались подлинные грабители.

Они-то уж не забыли про маски и натянули на лица черные дамские чулки. Обнаженные жилистые торсы гангстеров были изукрашены татуировкой. Грабители водили перед собой автоматами и нарочно топали тяжеленными сапогами, стараясь нагнать страху на все живое, включая местных мышей.

– Мешок по справедливости должен принадлежать нам! Мы первыми записались в очередь грабить банк! Эти пролезли по блату! – сразу же раскричались бандиты.

– Теперь мы действительно пропали. Придется лечь на грязный пол. Посмотрите, как они его затоптали, – побледнев, сказал директор землянам.

– Не падайте духом! И особенно на затоптанный пол, – пошутил командир специально для приунывших работников банка и его клиентов. А затем зычно объявил: – Я вас узнал, пираты из созвездия Гончих Псов! Роджер, между прочим, я еще не разучился читать! На вашей правой руке наколота реклама: «Пейте парное молоко!»

– Батюшки! Как же мы его не узнали сразу?! Это же Аскольд Витальевич! Сам великий астронавт! – в ужасе вскричали пираты.

Да, это был он, экипаж космического брига «Веселая сумасшедшая собака», некогда наводивший ужас на мирные пассажирские звездолеты. Пираты несколько постарели за двадцать минувших лет, но, как видно, не отказались от прежних дурных замашек.

– Аскольд Витальевич! Саня! И вы, незнакомый молодой человек! Не верьте нам! Мы отказались! Отказались от этих дурных замашек! – дружно принялись уверять пираты. – Как вы помните, мы, наслушавшись сказок вашей Марины, покончили со своим нехорошим прошлым и стали снимать мультфильмы. Но о нашем бренном существовании проведал Властелин Вселенной и, запустив нас в компьютерную сеть «Интернет», отправил ограбить этот банк.

– Он что же, выходит, добрался и сюда? Пресловутый Властелин Вселенной? – нахмурился великий астронавт.

– Он везде! – вскричали пираты и будто только теперь заметили мешок с деньгами. – А это что? Какой кошмар! Аскольд Витальевич, сейчас же его заберите! – Они отскочили от мешка, точно в нем была заложена мина.

На этот раз земляне не стали привередничать, взяли деньги и вернули директору банка. И тот сдался, глубокомысленно сказав:

– Видно, нежелание иметь деньги сильнее желания деньги иметь!

– А что будет с нами? – встревожились пираты.

– Мы выведем вас из компьютера. Вместе с нами. И вы вернетесь к своим мультфильмам. Ваша игра закончена. Наша тоже, – улыбнулся великий астронавт. – Мы даже перевыполнили норму: и ограбили банк, и тут же предотвратили его новое ограбление.

Теперь черед Братка. Пусть отдаст обещанное: информацию о Барбаре.

– Эту информацию вы можете получить и без мафиози. Стоит только нагнуться и взять. Она лежит прямо на улице. В двух шагах от банка. Когда я утром шел на работу, информация была еще там. Удивительно, как вы на нее не наступили, когда шли врываться, – сказал директор банка.

Земляне и пираты простились с новыми друзьями, вышли на улицу и тотчас увидели долгожданную информацию. Она и впрямь лежала посреди улицы. Ну, как ни в чем не бывало. Ее мимоходом мог прихватить любой прохожий.

– Не спешите! Что-то мне не нравится в этой истории. Уж больно все просто получается, – остановил командир нетерпеливую молодежь.

Да, улица была пуста, точно все горожане разбежались в предчувствии какой-то страшной беды. И вправду, за ближайшими домами послышался нарастающий гул, а затем из-за крыш вылетел густой рой крылатых злодеев с тупыми железными носами, из-за чего они походили на маленькие бульдозеры.

– Командир! Это компьютерные вирусы! Они нас сотрут и, что еще ужасней, на наше место подсунут каких-нибудь чудищ с нашими именами! – воскликнул Асик.

Он был прав: в обозе за вирусами следовали мерзкие личности, от которых за парсек веяло эгоизмом, жадностью и пристрастием к вранью.

Несомненно, кто-то вновь принялся строить козни нашим героям. После того как им удалось выйти с честью из истории с ограблением, их недруг запустил в компьютерную сеть свору хищных вирусов, которых, наверное, тайно разводил в своей подпольной лаборатории.

Вирусы описали круг над землянами и пиратами и выстроились плотной древнегреческой фалангой, готовой стальным катком пройтись по нашим героям. Такой до ужаса страшной опасности не встречал даже сам великий астронавт, перевидевший все опасности, какие водились на свете, включая самые редкие. Казалось, еще мгновение, и от него и его команды останется одно пустое место. Точно их никогда и не было.

– Дяденьки! Миленькие! Спасайтесь! – истошно закричали акселераты.

– Если бы еще они подсказали, как это сделать, – мужественно пошутил командир, не теряя чувства юмора.

– Командир! Кажется, я кое-что придумал, – сказал Асик, современный молодой человек, выросший среди компьютеров. – Но для этого я должен отмочить то, что еще не откалывал ни один артист. Поговорить с нашими зрителями прямо с экрана.

– Что ж, мы уже не раз прокладывали новые пути. Думаю, нас не упрекнут и за этот случай. Итак, сыщик, можете вступить в контакт, – разрешил командир.

Асик повернулся к зрителям и, указав пальцем на остроносенького акселерата в круглых серьезных очках, утвердительно произнес:

– Ты – вундеркинд!

– Как вы догадались? – смутился остроно-сенький очкарик.

– Я бы тебе объяснил, но у нас нет времени. Скажу одно: у меня самого вундеркинд папа. А коли так, ты сумеешь выключить компьютер! Выключай! – крикнул Асик, отмахиваясь от приближающегося вируса.

– Сейчас попробую!.. Я понял, что для этого нужно! – радостно воскликнул акселерат-вундеркинд и, кинувшись к монитору, выдернул из него кабель.

И тотчас экран вместе с электронным городом погрузился в кромешную тьму.

– Где этот ненавистный знаменитый Аскольд Витальевич? Где его спутники? Мы их потеряли из виду! – завопили в темноте вирусы, натыкаясь на стены и столбы.

– Командир! Я вижу в задней стенке светлое пятно! – воскликнул юнга.

Да, в том месте, откуда очкарик выдрал кабель, открылся выход из монитора. Земляне и пираты кинулись к зияющей дыре и вскоре, пробежав по лабиринту головоломных схем, минуя сложные сплетения проводков, выбрались на свободу! За их спиной раздался тоскливый вой компьютерных вирусов, упустивших столь лакомую добычу.

Зато акселераты встретили отважных путешественников с бурным восторгом. И обещали впредь не совать в дискеты взрослых людей. Командир вознамерился было ответить небольшой речью, насыщенной, однако, массой поучительных наставлений, но в это время атмосфера Компьютерного Класса наполнилась гулом ракетных двигателей, и на лужайку сел космический корабль. Из него с охами и ахами выбежали местные педагоги и принялись, встав на скамейки, обнимать-ласкать своих подопечных, точно уже не чаяли их увидеть живыми. Как тут же выяснилось, они, отправившись на праздник, по дороге встретили инспектора школ и, узнав от него, что их обманули и праздник состоится в те же сроки, что и всегда, повернули вспять.

– Найдите этого обманщика, – попросили педагоги, закончив грустный рассказ. – А мы его как следует отругаем на нашем педсовете.

– Для этого нам необходима информация. Но она так и осталась в вашем компьютере. И что обидно: ведь валяется на улице без всякого надзора, будто никому не нужная старая тряпка, – посетовали земляне.

Акселерат-вундеркинд снова подключил монитор, и на экране появилась знакомая улица. На этот раз она была заполнена электронным народом. В толпе мелькали директор банка и его клиенты. И даже Браток со своей братвой. Пятнистые люди возбужденно переговаривались, разглядывая загадочную белую полосу, лежащую посреди улицы.

– Это стертая информация о вашем Барбаре, – пояснил всезнайка-вундеркинд.

ГЛАВА XIII, в которой наши герои встречаются с чудо-человеком

– Эх вы! Люди, а не знаете, какого достигли совершенства! В своей эволюции! – презрительно промолвила «Сестрица». То есть так Кузьма перевел ее слова. – Кто в наше время ищет помощи у компьютеров? Это вчерашний день! Взять хотя бы Котю,. Когда мы играли в дурака, он смухлевал – пытался козырную даму побить простой шестеркой! А вчера…

– Что вы предлагаете, любезная «Сестрица» ? – перебил ее командир.

– В наш просвещенный век обращаются к ясновидцам, – сухо ответила звездолетиха и умолкла.

– Сейчас об этом много пишет пресса и говорят по телевидению, – подтвердили Саня и Асик.

– Коли так, обратимся к ясновидцу. Мне-то лично было недосуг читать газеты да смотреть телевизор. Я черпал все свежие новости исключительно из своих воспоминаний, – признался командир.

Покинув Компьютерный Класс, наши герои купили в ближайшем придорожном киоске желтую бульварную газету и в разделе объявлений нашли то, что их интересовало.

«Прозорливый ясновидец, любимый родственник мифического божества Шивы тоже дает мудрые советы. А видит еще ясней. У него, как и у вышеупомянутого бога, столько же рук – три пары. Но зато больше ног, на целых четыре!!! Плата по соглашению. Обращаться по адресу: Вершина Вселенной, спросите Нас».

Каждый из землян тотчас вспомнил свои экскурсии в музеи и виденные там изваяния танцующего многорукого Шивы, что в переводе с индийского языка означает «Дарующий Счастье». Но у бога и впрямь было всего две ноги!

– Наверное, все дело в этих четырех ногах. Вот уж не думал, что ноги способны видеть, – удивился великий астронавт, которого, как известно, удивить было почти невозможно.

– И все же здесь что-то не так, – насторожился сыщик, которому полагалось верить только вещественным доказательствам. – Кто, например, знает, где у Вселенной Вершина? И есть ли она вообще? Если отсутствует Низ?

– Это знаем мы с юнгой, – улыбнулся Ас-кольд Витальевич. – Вершина Вселенной – Полярная звезда, а точнее, ее северный полюс. И мы там уже были двадцать лет назад. Ну что, юнга, тряхнем стариной? – И он подмигнул Сане.

За минувшие двадцать лет Полярная звезда из бледного пятнышка расцвела пышным цветом, обретя новые краски спектра, и превратилась в модный зимний курорт. По ее крутым заснеженным бокам, с севера на юг, выписывая замысловатые зигзаги, с утра до вечера стремительно скользили тысячи праздных лыжников. Выйдя из корабля, наши герои остановили первых встречных курортников – мужчину и женщину – и спросили:

– Где здесь восседает ясновидец по имени Нас?

– Вы ошиблись адресом, – сказала женщина. – На Полярной звезде творит другой ясновидец. По фамилии Мы.

– И ты ошибаешься, дорогая, – вмешался мужчина. – Его фамилия Они. А восседает он вон там, на самой макушке. – И мужчина указал на макушку Полярной звезды.

– Что ж, наведаемся к этому Мы или Они. Коль он тоже ясновидец, – предложил командир.

– Не нравятся мне эти фамилии, – пробормотал Асик.

– Фамилии как фамилии. Мне, например, встречался человек по фамилии Я. Он правил огромным городом, – сказал великий астронавт.

Его чело тут же окуталось волнующими воспоминаниями, но командир развеял их твердой рукой, и наши путники отправились к ясновидцу.

Ясновидец восседал в строении, похожем на древний индийский храм. К его дверям тянулась длиннющая очередь тех, кто нуждался в мудрых советах ясновидца. В основном это были молодые искатели приключений, тщательноследящие за новейшими достижениями всех цивилизаций. Они пристально уставились на великого астронавта, перешептываясь и явно пытаясь что-то вспомнить. Аскольду Витальевичу мучительно захотелось им помочь, сказав: «Да я это! Я!» Но пока он боролся со своей удивительной скромностью, путешественник, стоявший в очереди первым, произнес:

– Сдаемся! Нам так и не удалось узнать вас. Хотя вы очень похожи на одного сверхзнаменитого человека. Поэтому мы посовещались и решили пропустить вас вперед.

– Спасибо, но мы не ищем легких путей, – ответил командир с присущим ему достоинством. И может, маленькой-маленькой обидой. Все-таки его фотографии красовались во всех энциклопедиях Вселенной.

Земляне самоотверженно встали в хвост очереди. Но, к счастью, им не пришлось ждать долго: очередь продвигалась очень споро, со скоростью транспортерной ленты, подающей кукурузу в машину для очистки. Она вползала в офис ясновидца, а через противоположную дверь его клиенты вылетали пулей, будто ободранные початки. Ясновидец трудился, не покладая своего таланта. Глянул в будущее, дал совет, – и скатертью дорога! Из офиса только и слышалось: «Кто следующий? Не робей, заходи! Подешевело!»

– Ну и что он сказал? – жадно интересовалась очередь у выходящих.

И те отвечали, уныло махнув рукой:

– Да говорит: собирай манатки и возвращайся домой. Мол, тебе не светит удача.

Когда настал черед нашей компании, невидимый ясновидец крикнул из своего таинственного заведения с особым задором:

– Входите смелее! Мы вас не съедим!

– Значит, вы на диете? – тоже пошутили земляне, вступая в офис.

В нем все говорило об умственном и духовном превосходстве родственника Шивы над его рядовыми современниками. Они-де рядом с ним темные дикари. А сам он ушел далеко даже от мифического бога. Как-никак, а на дворе двадцать первый век. Мол, его пронзительное око зрит все!

Сам родственник Шивы расположился в резном антикварном кресле. У ясновидца и впрямь было шесть рук, по три с каждого бока, и столько же ног. Он, казалось, не знал, куда их пристроить поудобней. И потому непрестанно шевелил руками, закидывал ноги за ноги. Точно танцевал сидя, как мифический Шива, виденный в музеях. Но на этом сходство между родственниками заканчивалось и начинались существенные отличия. Ясновидец был одет в расшитый позументами цирковой китель, золоченые пуговицы коего с трудом сходились на его тучном теле, и обут в современные туфли. Притом они были разного фасона и цвета. Видно, в магазине, где обувался ясновидец, не нашлось трех одинаковых пар обуви.

– Ну-с, и что вас к нам занесло? – важно осведомился родственник Шивы.

– Осторожно… – вдруг зашипел кто-то внутри ясновидца. – Это же Аскольд Витальевич и Саня. А третьего я вижу впервые.

– Ты ошибаешься. Они гораздо старше, – донесся оттуда же второй голос.

– Тес!.. Ни звука! – как бы на самого себя, шепотом прикрикнул ясновидец.

«Так вот почему меня никто не узнал. Я здорово помолодел», – с облегчением подумал великий астронавт.

– Вы здесь не один? – насторожась, спросил сыщик ясновидца.

– Один! Один! Как перст! – поспешно воскликнул ясновидец. – Видите ли, я вдобавок к своим многим достоинствам еще наделен даром чревовещания. И моему чреву почудилось, будто оно вас видело когда-то. Вот оно и поговорило само с собой.

– У нас тоже такое чувство, словно мы где-то встречались. И не раз, – признались командир и юнга, глядя на круглое розовощекое лицо ясновидца, с большими, как у младенца, синими глазами, на его короткие пухлые руки и ноги, которые не доставали до пола и беспомощно болтались в воздухе.

– Да чего только не кажется. Всем чудится, якобы они где-то с кем-то встречались, – поспешно возразил ясновидец.

Тут чрево вдруг снова зашипело:

– Ой, ты придавил мне ухо!

– А ты защемил мой нос!

– Да, тссс же… в конце концов! – снова прикрикнул ясновидец на свое болтливое чрево, при этом опасливо косясь на землян.

– Тебе хорошо. Побыл бы в моей шкуре, – ответило чрево с упреком.

– Я в ней был вчера. Не забывайся, мы не рдни, – рассердился ясновидец. – Итак, что у вас? Выкладывайте! Да поживей! Мы… мы опаздываем на поезд. «Мы» в смысле фамилии, – заторопил он землян, стараясь отделаться от них как можно скорей.

Земляне, ценя время такого важного человека, коротко изложили суть своего дела и попросили всевидящего господина подсказать, где находится тайное логово Барбара. .

– Знаем мы этого Барбара! И еще как! Вам его не одолеть ни за какие коврижки! Собирайте свои манатки и возвращайтесь домой! Покуда целы и невредимы! – еле дослушав рассказ, вскричал ясновидец в три голоса. И даже замахал на землян всеми шестью руками, только вразброд: – Ступайте, ступайте! Прием закончен. Мы… то есть я закрываюсь на ремонт. А на поезд потом. Нет, наоборот!

– Командир! Я вспомнил! – воскликнул юнга, хлопнув себя по лбу. – Он никакой не родственник мифическому Шиве! Он один из наших старых приятелей. То ли Пип, то ли Фип, то ли Рип! Помните трех хитрецов? Трех заговорщиков?

Услышав такое, ясновидец неописуемо разволновался. Его огромное чрево заходило под кителем ходуном, будто пытаясь вырваться наружу. Из петель полезли золоченые пуговицы. Панически заметались руки, хватаясь пальцами за воздух. А ноги… ну а ноги перепутались, завязались узлом.

– Бежим! Нас раскусили! – хором завопил разоблаченный родственник бога.

Он попытался выскочить из кресла, но споткнулся о собственные ноги и шлепнулся на пол. Золоченые пуговицы разлетелись в разные стороны, распахнулся китель, и из него выкатились еще два толстяка, точно братья-близнецы первого, теперь немного похудевшего, такие же синеглазые и розовощекие.

– Командир! Теперь они все в сборе. Фип, Рип и Пип, – договорил юнга.

– Этот ясновидец – отъявленный мошенник. Я сразу почувствовал неладное, – напомнил Сыщик.

– Я тоже узнал этих плутишек. Хотя они за двадцать лет постарались изменить свою внешность и даже немного поседели, – улыбнулся великий астронавт.

И впрямь, это была команда звездолета «Три хитреца», которая некогда маскировала свой корабль то под астероид, то под древнего мамонта и невольно помогла обманщику Барбару похитить Марину.

– Это все привидение Барбара, – посетовал Рип, когда хитрецы поднялись, распутав ноги и выпрямившись в полный рост.

– Как? Барбар уже превратился в привидение? – поразились земляне.

– Оно так сказало само, – подтвердил Фип.

– Оно явилось к нам, закутанное в грязную белую скатерть с пятнами от кетчупа. «Не обращайте внимания, – сказало привидение. – Моя собственная простыня находится в стирке. Эту я позаимствовал в кафе». Потом оно залилось горючими слезами, говоря: «Если вы не подчинитесь Властелину Вселенной, он сделает с вами то же, что и со мной. Превратит всех троих в привидения, и будете вы слоняться ночами по его дворцу и выть: „У-у-у…“, – поведал, ежась от страха, Пип. – А мы, как известно, не только бесшабашные смельчаки, этакие сорвиголовы, но и самые большие в мире трусишки. Вот мы и подчинились Властелину.

– Барбар вас обманул. Он жив-здоров. И полон энергии. Но чего он хотел, человек, которого почему-то зовут Властелином? – нахмурились земляне.

– Чтобы мы отваживали всех от путешествий, – виновато признались хитрецы.

– Но вы не отчаивайтесь. Мы поможем вам найти обманщика Барбара. Это же надо! Украл где-то грязную скатерть, как будто в кафе не было чистых, и прикинулся своим в доску привидением! Но мы его отучим красть скатерти и обманывать честных толстяков. Вот только соберемся с духом. Уж от нас-то он не уйдет! – закричали они, пыжась изо всех сил.

– Мы в этом не сомневаемся. Вы такие могучие, такие храбрые, – улыбнулись земляне. – Однако вам лучше пока укрыться на Земле. Там вас не достать ни одному Властелину.

Толстяки вышли вместе с землянами на крыльцо и объявили путешествующему народу: мол, родственник Шивы срочно убыл в древние века, у него закончилась командировка, и по его-де словам, всех, кто здесь собрался, ждут интереснейшие приключения и небывалый успех. «Путешествуйте на здоровье!» – так он словно бы закончил свой наказ.

После этого толстяки погрузились в неувядаемый звездолет «Три толстяка» и отправились будто бы на Землю.

– Что-то распоясался так называемый Властелин. Думаю, нам придется его утихомирить. Но потом, потом. Закончим это путешествие и начнем второе, – сказал командир, проводив взглядом корабль с хитрецами. – А сейчас продолжим наши поиски. Видимо, механик был все-таки прав. От всех этих модных современных достижений нет никакого толку. Придется пойти старой протоптанной дорогой и обратиться к сказке. Кстати, мне тут же вспомнилось одно любопытное местечко. Дремучие заросли астероидов. В их дебрях стоит избушка на курьих ножках, а в ней дежурит баба-яга, костяная нога. Круглые сутки.

ГЛАВА XIV, в которой все происходит, как в сказке

А дальше все было и вправду как в народной сказке. Поскольку и на этот раз перед землянами лежал путь без малейших преград и интересных событий, они не стали миндальничать и сразу перенеслись к густым зарослям астероидов, где работала баба-яга. Так поступает нетерпеливый читатель, пропуская нудные страницы, чтобы добраться поскорей до следующей увлекательной главы. То же самое проделали Аскольд Витальевич со своими друзьями, и «Сестрица» тотчас оказалась перед избушкой на курьих ножках, которая стояла на опушке. Как и положено, к нашим путешественникам – задом, а фасадом – к дремучему астероидному лесу.

Возле избушки не было ни души. Не то что двадцать лет назад. Тогда тут толпились, ждали приема у яги Иваны-царевичи и просто Иванушки-дурачки. Теперь на дворе стояли другие веяния, и сказочные герои небось искали ответы в каких-нибудь научно-исследовательских институтах. Или вовсе в городском справочном бюро. А то место перед избушкой, где эти герои некогда торчали, дожидаясь аудиенции, давно поросло космическим мхом.

Когда земляне вышли из звездолета, в окошке у яги шевельнулись ситцевые занавески, и между ними сверкнул чей-то взволнованный глаз. Но экипаж решил следовать давнему обычаю и обратился к избушке с заклинанием, которое известно всем с раннего детства:

– Избушка, избушка! Будьте любезны! Повернитесь к астероидам задом, а к нам, пожалуйста, передом!

– Квох-квох! Кудах-тах-тах! – точно заправская наседка, вдруг закудахтала избушка на курьих ножках. – Вот снесу яичко не простое, а золотое, тогда и повернусь.

– Совсем спятила старая! – закричали в избушке паническим шепотом. – В кои веки появились клиенты, а ты такие коленца вытворяешь!

– Ах ты, нетесаное деревянное строение! Слышишь, что тебе говорят? А ну-ка, через левое плечо кру-у-гом! – напустился на избушку и Кузьма.

На этот раз механика взяли с собой как приверженца фольклора.

– Сейчас, сейчас! Ужо и повернусь, – испугалась избушка.

Охая и скрипя, она развернулась, тяжело переступая толстыми курьими лапами, встала задом к дремучим дебрям, а к землянам темным покосившимся крыльцом.

– Заигралась малость. Делать-то нечего. Сплошная тоска. Который уже год стою лицом к астероидам. Видеть их не могу, – пожаловалась избушка. – Клиенты старые сидят на печи. Даже Кощей Бессмертный и тот, говорят, помер собственной смертью. А новых клиентов к нам не заманишь и калачом.

– Выше крышу, бабуля! Все позади. Теперь у вас с хозяйкой будет много работы, – подбодрил ее добрейший Кузьма.

Земляне вытерли ноги о половик и, сняв воображаемые шапки, вступили в дом яги. Хозяйка для вида хлопотала у печи, тыкала в нее ухватом и все невпопад. Тут же стояли ступа и помело для полетов в космосе. Рядом на гвозде висел скафандр в виде большого полиэтиленового пакета.

– Еще одни явились, – заворчала яга, прикидываясь недовольной. – Ходят и ходят, никакого покоя! Мне уж неудобно перед своей избушкой. Совсем закружилась, бедная, что твоя карусель. У меня у самой голова завертелась волчком.

– Тогда извините за беспокойство. Мы поищем другую бабу-ягу, – смутились доверчивые земляне и направились к двери.

– Вернитесь! Уж и пошутить нельзя. Ишь какие воспитанные, – испугалась яга. – Ладно, молодые люди, выкладывайте, с чем пожаловали?

– То-то случилось и то-то… Теперь мы ищем Барбара, похитившего наших друзей. Если верить русским народным сказкам, вы можете указать, где и как найти злодея, – закончили земляне свой печальный рассказ.

– Значит, вам нужен Барбар… – пробормотала яга и, подумав, согласилась:

– Так и быть, я помогу. Но прежде вы должны исполнить какую-нибудь мою прихоть. Так положено.

– Мы это знаем. Грамотные. И готовы исполнить любое ваше желание, – молодцевато ответили земляне.

Она сдвинула нарядную ситцевую занавеску, и ее клиентам открылся школьный телескоп, установленный на подоконнике и нацеленный в космос.

– Я шагаю в ногу с прогрессом. Даже в обе ноги, хотя вторая считается якобы костяной, – похвасталась яга. – Ну-ка, гляньте в эту штуку. Да не бойтесь, у нас не урок. Двойку не поставлю!

Но великий астронавт, как известно, и без того был не из робких, он смело приблизился к телескопу и посмотрел в окуляр.

– И что вы там узрели? – спросила яга. – Необычную планету, будто поделенную пополам. Одна половина желтая, вторая голубая, – доложил командир и задумчиво добавил: – Странно, раньше здесь находилось другое небесное тело. Такое же по величине, похожее на нормальную планету. Где зеленую, где желтую, а где голубую.

– А я желаю: пусть она станет только зеленой. Вся! От полюса до полюса! – капризно потребовала яга. – Тогда я открою, где Барбар прячет ваших друзей.

– Окстись, старая! Ты, никак, рехнулась! Откель нам взять столько зеленой краски? Чай, окрест ни одной москательной лавки? – напустился на нее Кузьма.

– А ты, робот, молчи! – огрызнулась яга. – Видать, начитался Даля, который словарь. Не хотите – не надо. Я не неволю. – Но это она добавила с некоторой опаской, боясь переборщить.

– Наш механик на мгновение забыл, что для нас нет ничего невозможного. Мы перекрасим планету без краски, – загадочно улыбнулся командир. – Вот только наметим маршрут.

Командир еще разок заглянул в окуляр и провел прямую линию от своего зрачка через трубу телескопа к странной планете. Это и был маршрут. По нему он и повел свой славный корабль, когда экипаж вернулся на борт и каждый занял свое боевое место. «Сестрица» летела по этой линии, точно по рельсам. На всем пути великий астронавт ни разу не моргнул, глядя строго вперед и держа эту линию перед собой, чтобы не сбиться с проложенного курса. На пути корабля между тем бушевали магнитные бури. И стрелка компаса, потеряв голову, вращалась так, точно была лопастью вертолета. А еще то и дело искривлялось пространство, норовя увести «Сестрицу» совсем в иную сторону. Таким коварным оказался этот район Вселенной. Но взгляд великого астронавта, как всегда, был тверд и несгибаем.

– Посмотрим, так ли удачливы они будут на самой планете, – пробормотала яга, оторвавшись от телескопа.

ГЛАВА XV, в которой появляются новый Шерлок Холмс и не менее новый доктор Ватсон

Желто-синяя планета разрасталась с невероятной быстротой, разбухала на глазах.

– Командир! Наверное, кто-то подложил в эту планету дрожжи! Она поднимается, будто тесто! – простодушно воскликнул юнга. – Сейчас полезет через свой край!

Командир по-прежнему твердо держал курс, глядя строго перед собой.

– Нет, юнга, вы ошиблись, – откликнулся он, не повернув головы, только шевеля губами. – Дабы подмешать дрожжи в планету или звезду, нужно добраться до ее ядра. На что у вашего предполагаемого злоумышленника не было времени. Просто мы сближаемся с невероятной скоростью. Да, да, планета сама спешит навстречу «Сестрице». Она явно надеется на нашу помощь. И мы ее спасем, как только выясним, от чего.

Планета и впрямь неслась к ним опрометью, при этом она, как и положено, вращалась вокруг оси, точно разноцветный волчок. Перед глазами землян мелькали ее бока – то синий, то желтый. И так уж случилось, что перед самой посадкой планета подставила им свою синюю половину.

– Значит, здесь и сядем, – мудро решил командир.

«Сестрица» плюхнулась в огромную лужу, подняв высокие фонтаны брызг. Нет, лужа была не просто огромной, она была бескрайней, залив все окрест. А сверху моросил нудный мелкий дождь. Будто шел он уже целую вечность, устал и надоел сам себе, но не мог остановиться. Сквозь его нити были видны дома, стоявшие в воде, точно по колено, и бредущие под дождем промокшие трехрукие прохожие. Третья рука у них торчала посреди груди, на манер стрелы у подъемного крана. И каждый нес в этой руке раскрытый зонт.

– Здесь определенно что-то стряслось, – сказал командир, глядя в иллюминатор наметанным глазом. – Впрочем, сейчас мы все выясним сами.

Разувшись и закатав брюки до колен, земляне вышли наружу и зашагали по луже, поднимая ноги, точно цапли. Впрочем, им не пришлось долго изнывать от неведения. Первый же встречный туземец оказался на редкость словоохотливым собеседником.

– Если бы вы знали, как вам повезло, – сказал он, радуясь за остановивших его путешественников, и, хотя обстановка не располагала к веселью, его бледные губы тронула слабая улыбка. – Я премьер-министр сей некогда прекрасной страны, названной еще в заповедные времена Гармонией. Тогда нашу счастливую страну украшали великолепные парки и фруктовые сады. На тучных полях паслись несметные стада коров и овец. Наша футбольная команда вышла в финал кубка Вселенной. А над всем этим в лазоревом ясном небе с утра до вечера сияло солнце. Когда же становилось сухо и жарко, откуда-то приходил добрый дождь и, напоив досыта сады и пашни, деликатно удалялся восвояси. Думалось, так будет вечно. Но однажды… – Тут премьер-министр сделал многозначительную паузу, ибо такие слова, будто ключ, открывали дверь в необычайные события.

Как опытные слушатели, земляне поняли это и приготовились к продолжению его рассказа, навострив чуткие уши.

– Какие прекрасные слова: «Но однажды»! – сдержанно воскликнул великий астронавт. – Сколько в них скрытой музыки! Господин премьер, вы не могли бы повторить их на бис?

– Но однажды, – повторил глава здешнего государства, – дождь, сотворив свое доброе дело, не ушел, как обычно, а почему-то задержался. «Ну, пусть польет еще день-два, раз ему так хочется лить», – подумали мы благодушно. Однако минула неделя, другая, а он все не уходил, лил и лил. Больше того, дождь превратился в холодный, злой ливень. С той поры пролетели месяцы и годы, а он не проходит и по сей день. За это время нескончаемый дождь загубил сады и пашни, залил, как видите, улицы сел и городов. Сегодня нам стыдно именовать свою страну гордым именем Гармония. Она стала безымянной, словно ничейный уличный пес. – Из его глаз вытекло по одной слезе. Но премьер не позволил им скатиться и упасть наземь. Он молниеносно выхватил из кармана баночку и ловко подхватил обе капли. Сначала одну, затем и вторую. – Увы, отныне мы не можем позволить себе даже поплакать всласть. Ибо страна и без того залита водой, – закончил он, убирая баночку в карман.

– Мы должны его остановить! Этот распоясавшийся дождь! – пылко воскликнул юнга, уже став лучшим другом несчастной страны.

– Здесь, юнга, не все просто, как вам кажется. Посмотрите, какой у него добродушный вид, – возразил командир, глядя на дождь. – Несомненно, он уверен в том, что занят благим делом.

– В этой истории наверняка замешано еще одно лицо, пожелавшее остаться таинственным, – уверенно произнес сыщик, разглядывая сквозь лупу капли дождя, упавшие на его рукав. – Командир, разрешите приступить к расследованию?

– И без промедлений! Назначаю вас новым Шерлоком Холмсом! – приказал великий астронавт. – А вы, юнга, будете новым доктором Ват-соном. Я бы и сам не отказался от такой соблазнительной роли. Но боюсь, оттесню Шерлока Холмса на второй план. Ничего не попишешь, я привык руководить сам, – пояснил он, смутясь, наверное, впервые в жизни.

– Итак, Ватсон, приступим к опросу свидетелей, – предложил новоиспеченный Холмс и обратился к премьеру: – Ваше превосходительство, как мы видим, у вас все ходят с зонтами, но нет ли в вашей стране этакого оригинала, который бы разгуливал под дождем без зонта?

Его вопрос поразил всех – столь он оказался необычным. Но на то Холмс и был Холмсом, чтобы задавать самые неожиданные вопросы.

– Да, среди нас завелся один чудак, учитель географии. Он и впрямь не пользуется столь необходимым предметом. Мокнет, чихает, хлюпает носом, но не пользуется!

– Но может, попросту у бедняги нет зонта да и не было никогда? – сочувственно воскликнул Саня-Ватсон, сразу став для оригинального географа хоть и заочным, но зато самым верным другом.

Премьер хмыкнул – видно, ранее он был безудержным весельчаком.

– Есть, есть у него зонт! И к тому же самый большой в стране, величиной с добрый тент, под которым могло бы укрыться летнее кафе. Когда он шел с ним по улице, из-под зонта были видны только его мелькающие коричневые туфли. Казалось, будто зонт передвигался сам по себе. Но вот что забавно. Географ почему-то всегда ходил с зонтом только в сухую погоду.

– Я так и думал, – удовлетворенно пробормотал Холмс-Асик. – Ваше превосходительство, отведите нас к вашему географу.

– С удовольствием, – охотно согласился премьер, отложив государственные дела. – Он живет за ближайшим углом.

– Холмс, географ и есть то самое «еще одно лицо»? – не вытерпев, возбужденно спросил Ватсон-Саня по дороге к дому географа.

– Право, сыщик, вы могли бы приподнять перед нами завесу, хотя бы край, – присоединился к нему командир.

– Я бы тоже с удовольствием послушал, – добавил премьер. – Обожаю тайны!

– Я бы поднял всю завесу. Но пока и сам еще ничего толком не знаю, – вздохнул сыщик. – Просто делаю то, что на моем месте сделал бы настоящий Холмс.

Географ вышел на дверной звонок, держа перед собой глобус родной планеты. Тот еще вращался вокруг своей оси, описывая медленные круги. По полу комнаты, куда хозяин провел своих незваных гостей, были разбросаны географические карты. Мебель была перевернута вверх дном.

– Мне все известно! Вы ищете свой зонт! – выпалил Холмс-Асик, застав географа врасплох. – Перед этим вы обшарили весь дом. И безуспешно! И теперь вы осматриваете планету,сантиметр за сантиметром! Но, как говорится, увы!

– Миллиметр за миллиметром, – со стоном поправил несчастный географ, хлюпая красным распухшим носом. – Но как вы узнали о пропаже?

– Путем незамысловатых, но изящных умозаключений, – скромно произнес Холмс-Асик. – Будь у вас зонт, вы бы немедля вышли с ним за порог, и дождь при виде вашего зонта тотчас убрался бы восвояси. Но он не затихает, идет и идет, и потому напрашивается вывод: ваш зонт куда-то делся. У вас его нет! И пока вы его не найдете, дождь будет хлестать и хлестать.

– Что же получается? У вас был волшебный зонт, а вы об этом никому ни слова?! – разгневался глава государства.

– Волшебство встречается только в сказках, – заступился за географа сыщик.

– Все объясняется проще. Зонт нашего друга, как вы только что утверждали, огромен, как тент. Вот эти-то его устрашающие габариты и наводили на дождь форменный ужас. При виде географа с зонтом он обращался в паническое бегство. Ваш дождь, как показало мое обследование, порядочный трус. Капли дождя на моем рукаве задрожали от страха, когда я навел на них свое увеличительное стекло.

– Да, это так, – подтвердил географ. – Надо мной потешались, но я терпеливо с утра до вечера ходил под зонтом в самую сухую погоду. До тех пор, пока не появлялась надобность в дожде. Тогда я прятал зонт в укромное место, за шкаф или под кровать, будто у меня его и не было отродясь. Дождь посылал разведчицу-тучку, и та, заглянув в окно и не видя зонта на его обычном месте, в прихожей, подавала дождику знак: мол, путь свободен, можещь идти. И он шел. Сколько этого требовали пашни и сады. А потом я доставал зонт…

– …и так все шло, словно по заведенному. Но однажды вы сунули руку в тайник, да на этот раз там было пусто, – перебил его Холмс-Асик.

– Какой кошмар! – воскликнули премьер и Ватсон-Саня.

А великий астронавт сдержанно вымолвил свое фирменное: – Биллион метеоритов!

– Да, так оно и было, – печально подтвердил географ. – Видно, я на сей раз перестарался, спрятал его даже от самого себя. Ищу и никак не могу найти.

– И не найдете. Он уже за пределами вашего дома, – веско проговорил Холмс-Асик и, подумав, добавил: – И за пределами страны. Крепитесь, мой друг! Ваш зонт похищен!

– Но кто мог совершить такую гнусность?! – возмутились все.

– То самое «еще одно лицо», о котором, Ватсон, я говорил, – пояснил Холмс-Асик. – Вспомните: кто был у вас в тот день, когда вместо зонта вы обнаружили пустоту? – посоветовал он географу.

– В то утро… Нет, нет! Не может быть! – запротестовал хозяин зонта, отмахиваясь всеми руками. – Он был такой симпатичный, этот турист! И такой смешной. У него было всего две руки, как у вас. Помнится, я еще подумал: «В одной руке у него за обедом вилка, в другой нож… А чем он держит салфетку, которой вытирают рот?»

– Губы мы вытираем потом, после еды, – невозмутимо пояснил командир, видя улыбку в глазах премьера.

– Мне это не пришло в голову, – признался географ. – И потому тогда, выйдя на его звонок, я не выдержал и захохотал. Но тут же опомнился и принес ему свои извинения. В конце концов он не был виноват в том, что над ним, как и над вами, так подшутила природа. «Пустяки, – ответил турист, ничуть не обидясь. – К тому же смеяться последним буду я. Коль вы были первым. А сейчас дайте мне испить водицы. Ибо я объелся селедкой». Я впустил путника в дом и отправился на кухню. Но когда вернулся, неся перед собой полный стакан, в комнате уже никого не было. Турист вдруг покинул мой гостеприимный дом, оставив вместо себя на столе записку: «Прошу простить за беспокойство, – писал этот странный человек, – у меня совершенно вылетело из головы: оказывается, я уже выпил десять кружек воды. И для той порции, что вы принесли, пожалуй, в моем животе не хватит свободного местечка». Закончив чтение, я ощутил на себе чей-то взгляд и увидел в окне разведчицу-тучку. Она торжествующе улыбнулась, и тотчас на стекла упали первые дождевые капли. «Нет, ему еще не время. Пусть подождет», – сказал я себе, полез за зонтом под кровать, но наткнулся, как уже говорил, на пустоту. На ее дне были рассыпаны острые осколки, похожие на битый лед. Может, вы не поверите, это был его смех, того туриста.

– Мы верим, – успокоил его командир. Получив поддержку, рассказчик продолжил свое повествование с удвоенным энтузиазмом:

– Турист сдержал свое обещание: он и впрямь смеялся последним. Ибо мне самому с тех пор не до веселья, – нахмурился географ. – А дождь, поняв, что с моим зонтом что-то произошло, осмелел и припустил во все тяжкие. И льет теперь без просыху по сей день. А нам, бедным, не остается ничего другого, как вечно мокнуть под его холодными струями. Ведь для того чтобы избавиться от дождя, необходимо найти мой зонт. Но где? Похититель не оставил и следа. Все залито водой!

Закончив свой печальный рассказ, географ и присоединившийся к нему премьер предались самому безнадежному отчаянию.

– Выше головы, – сказал им сыщик. – Мы отыщем его следы. Похититель не клоп-водомерка, не скользил по воде. Он наверняка ступал по дну лужи, что раскинулась перед вашим домом. Дело за малым: отгрести воду хотя бы от крыльца.

Глава государства тотчас вызвал своих верных дворников. Те сбежались с большими совковыми лопатами и мигом разгребли лужу возле ступенек. Кто-то скажет: так не бывает, вода не снег, не песок. Да, наверное, во всех других случаях у дворников ничего бы не вышло. Им бы пришлось всю жизнь переливать воду из пустого в порожнее. Но на этот раз она сделала исключение – согласилась остаться там, куда ее отбросили лопатой, образовав подобие сугроба или, если хотите, холма. А на грязном дне лужи в результате этого удивительного явления природы, как и предсказал сыщик, открылись следы тяжелых ботинок, словно отпечатанные на монетном дворе.

– Это Барбар! – не сговариваясь, вскричали земляне.

Точно такие же отпечатки они видели на астероиде Барбарова Пустынь.

Поняв, что их раскрыли, следы Барбара пустились наутек, побежали в разные концы, словно тараканы, когда включишь свет. Но сыщик оказался проворней, он собрал их и разложил перед крыльцом, как было. Следы вели в сторону соседнего, желтого государства.

– Наш замечательный зонт теперь находится в Почтиидиллии! – разгневанно воскликнул премьер и тут же пояснил несведущим землянам: – Так называется соседнее государство. – Закончив свое сообщение, он снова впал в превеликий гнев: – Почти-идиллянам мало жить в почти идиллии, им еще подавай самый огромный зонт!

Выходит, это они подослали диверсанта, которого вы именуете Барбаром! Но мы заставим их пожалеть о своей подлой затее и вернем свое сокровище, даже если нам понадобится оставить от соседнего государства одно жалкое «Почти»! Эй, наш военный министр, трубите тревогу!

Откуда-то, шлепая по воде огромными сапожищами, прибежал тучный генерал, разукрашенный с головы до пят орденами и медалями. Он глубоко вдохнул, раздулся, точно яркий воздушный шар, поднес к губам медный горн, выдул в него весь воздух и обмяк. Но долг свой исполнил. По зову трубы на затопленной городской площади тотчас построились все вооруженные силы бывшей Гармонии. Все офицеры и солдаты были обуты в водные лыжи и рвались в немедленный бой.

– Потерпите еще немного. Не спешите с войной, – попросил командир премьера. – Мы постараемся все уладить.

– Мы и так долго терпели. И, как видите, вымокли до последней нитки, – с горечью ответил премьер. – К тому же мы вошли в раж, теперь не можем остановиться. – На Почти-идиллию! Шагом ма-арш! – скомандовал он войскам, и те тяжело затопали по безбрежной луже к границе соседней страны.

– Друзья! Мы должны их опередить! Попасть в По-чтиидиллию раньше, чем туда доберутся эти солдаты! – воскликнул командир голосом громовержца.

– Но об этой стране ничего не известно. Нельзя ли опросить свидетелей? – озаботился сыщик.

– Ваше превосходительство! Почему Почти-идиллия желтого цвета? – окликнул командир премьера, удаляющегося во главе армии.

– Потому что она вся купается в золоте! – с завистью ответил премьер.

Земляне погрузились в свой корабль, и «Сестрица» перенесла их в желтое полушарие планеты. Но, увы, здесь ничто не походило на идиллию, даже почти. Корабль окружала бескрайняя пустыня. Премьер ошибся: золото оказалось обычным песком и к тому же уныло-серого цвета. В пустыне, как и заведено среди приличных пустынь, было голо и безлюдно. Но только на первый взгляд. Бросив второй, славный экипаж заметил торчавшие среди барханов дома и трех-руких прохожих, увязающих в песке чуть ли не по колено.

– Надо же! И с этой страной что-то стряслось, – посетовал командир, глядя в иллюминатор как всегда наметанным глазом.

Земляне вышли из корабля и им снова повезло. Первый же встречный прохожий был на редкость общительным человеком.

– Вам не просто повезло. Вам повезло до умопомрачения! Вам попался сам президент этой страны, то есть я, – сказал он, и сам дивясь удаче землян.

– А кто лучше его, то есть меня, поведает о том, что стало с несчастным, но некогда цветущим государством? Да, да, еще недавно нашу в ту пору счастливую страну украшали красивые парки и фруктовые сады. На нивах колосились хлеба, на тучных лугах паслись несметные стада коров и отары овец. Наша футбольная команда успешно играла на чемпионате Вселенной и заняла третье место. Все это дало нам законное основание назвать свою страну гордым именем Почтиидиллия! Вы спросите: почему «Почти»? Я скажу: отбросить это наречие мы не могли из-за такой, казалось бы, мелочи, как дождь. Он повадился в нашу страну, когда ему заблагорассудится. Шел кстати и некстати. И лил без всякой меры. Нам прямо-таки не хватало газет, которыми мы на улице прикрывались от его холодных струй. Но однажды… – Он испытующе посмотрел на землян и, убедившись в том, что эти два слова произвели на них должное впечатление, продолжил рассказ: – Но однажды в мой кабинет явился некий иностранец. У бедняги, как и у вас, было всего две руки. Не представляю, как вы… – Тут в его глазах блеснул веселый огонек.

– Лично я беру салфетку правой рукой, положив перед этим нож, – спокойно опередил его командир.

– Пожалуй, можно и так, – смутился президент. – Да, именно в правой руке иностранец держал свернутую трубкой газету. «Это последний экземпляр. Единственный на всю страну. Остальные вы уже использовали», – сказал он, показывая газету. «Что же делать? У нас теперь не останется ни одной сухой нитки», – посетовал я, застигнутый врасплох этим неприятным известием. «Так и быть, я вам помогу, – ответил иностранец. – Достану вам волшебную вещь под названием „зонт“. Его дождь боится как огня. А вы мне за это – сто коробок конфет. Ну, как? По рукам?» Я решился, и мы ударили по рукам. Дня через два он вернулся с загадочным черным предметом, имя которому было «зонт». Иностранец, точно заправский маг, проделал что-то неуловимое, и над ним распахнулся черный балдахин. «Пока у вас эта штука, на ваши головы не падет ни капля дождя. Носите его и денно, и нощно», – предупредил он, передавая зонт в мои руки. Я взамен вручил ему сто коробок конфет. Сделка была на редкость удачной. Нам, несомненно, попался законченный простак. Я не выдержал и засмеялся, но тут же принес свои извинения. Как-никак этот чудак освободил нас от дождя. «Ничего, я не в обиде, – добродушно ответствовал иностранец. – Все равно последним буду смеяться я». Он погрузил конфеты на свой космический мотоцикл и вскоре был таков. А мы принялись за дело: подняли зонт, как боевое знамя, и тотчас произошло чудо. Дождь в панике умчался из нашего государства. И больше его никто не видел. Теперь без помех с утра до вечера в чистом синем небе сияло ясное солнце. Нашей радости, казалось, не будет конца. Однако она длилась недолго. Наша почва стала сохнуть, превращаясь в песок. Погибли сады и луга. Негде стало тренироваться футбольной команде. Да вы видите сами, во что превратилась наша страна. – И он обвел вокруг себя рукой. – Ныне нам стыдно именовать свою родину ее прежним гордым именем Почтиидиллия. Сейчас у нее нет имени, будто она беспризорный уличный пес. Вот какую пакость нам устроил иностранец. Но ему и этого было мало. На днях почтальон принес мне запечатанный пакет. Когда я его вскрыл, из пакета на стол посыпались острые осколки, похожие на битый лед. Вы можете не…

– Мы верим, – снова опередил его командир. – Это был его издевательский смех.

– Вы угадали! – воскликнул президент. – Этот гнусный человек выполнил свое обещание. Он и впрямь смеялся последним! Лично нам с тех пор не до смеха. Мы ломаем свои головы, не знаем, как избавиться от этого коварного зонта. Вот он. Полюбуйтесь!

Президент указал напротивоположную сторону улицы. Там брел человек с раскрытым зонтом, держал его третьей, средней рукой, точно тяжкое бремя.

– Это наш министр иностранных дел. Дождь вроде бы деятель международный, – пояснил президент.

– Тот, кого вы называете иностранцем, этот зонт украл у ваших соседей. И теперь у них хлещут сплошные ливни, – сказали земляне.

– Ах, вот оно что? Значит, это все подстроили хитрые соседи! Подослали коварного иностранца и присвоили все наши дожди. Да, да, они всегда завидовали нашей Почтиидиллии! – вдруг, будто ни с того ни с сего разъярился президент. – Ух и проучим мы жителей этой Гармонии, в которой гармонии нет и на грош. Эй, военный министр, трубите тревогу!

На его зов явился, выдирая из песка длинные ноги, высокий худой генерал, звенящий медалями, сияющий позументами. Министр раздул щеки, став похожим на трость с набалдашником, и протрубил в медный горн. Выдув из себя весь воздух, он и вовсе истончился в тростинку, аж согнулся под весом орденов. Но зато долг свой исполнил. По зову его трубы на городской площади построились все вооруженные силы Почтиидиллии. Все офицеры и солдаты были обуты в ходули и рвались в немедленный бой.

– В поход на злостных гармониан шагом… – скомандовал сам президент, ибо военный министр еще не собрался с новыми силами.

– Войной вы все равно ничего не добьетесь, – . перебили его земляне. – Но дождь можно вернуть иным, простым и безвредным, способом. Отдайте соседям их зонт.

– Как бы не так! Мы за него заплатили сто коробок конфет. Даже не попробовали сами, – заартачился президент.

Тут прилетел чей-то встревоженный взгляд. Впрочем, следом за ним подоспел и его запыхавшийся хозяин – начальник разведки.

– Президент! К нашей границе приближаются полчища соседей! Они хотят отнять наш бесценный зонт! – доложил разведчик.

– Им мало наших дождей! Им еще подавай зонт! А вы говорите «безвредным способом», – передразнил землян президент и снова гаркнул: – Войско! «Шагом» я уже сказал. Теперь слушай окончание команды: «…марш!» И дивизии бывших почтиидиллян заковыляли навстречу бывшим гармонианам. Земляне последовали за ними, потеряв надежду примирить разбушевавшихся врагов.

Враждебные армии сближались с каждым шагом, который и тем и другим давался с превеликим трудом, и наконец сошлись у белой черты, делившей планету на два государства.

– Вперед! Даешь зонтик! Ур-рр-аа! – завопил премьер-министр.

– Вперед! Ни пяди зонтика врагу! В атаку! – завопил президент.

Земляне в отчаянии зажмурили глаза и заткнули уши. Но битвы так и не получилось.

– Братцы! Смотрите! Там прохладный благодатный дождь! И повсюду вода! – закричали передовые линии бывших почтиидиллян, восторженно глядя за спины своего противника. И устремились сквозь ряды гармониан, нетерпеливо говоря: – Пропустите, будьте добры! Не стойте на дороге!

– Там у них жаркое солнце! Сплошной песок и ни капли влаги! – в то же время кричали передние линии гармониан и также мчались мимо противника со словами: – Пропустите, пожалуйста! Не мешайте!

И обе армии оказались друг у друга в глубоком тылу. Бывшие почтиидилляне самозабвенно плескались в лужах, принимали душ из дождевых струй. Бывшие гармониане, точно малые детишки, играли в песке, а те, кто был постарше чином, сбросив красивую форму, солидно загорали на солнце.

Посреди несостоявшегося поля боя сиротливо торчали две одинокие фигуры: премьер-министр и президент.

– А что делать нам? Не драться же, подобно мальчишкам? Как-никак мы – главы государств, – говорили они, растерянно разводя руками.

Потом они увидели великого астронавта и, не сговариваясь, обратились к нему за советом, угадав в нем бывалого человека:

– Скажите: как нам быть? С войной у нас ничего не вышло. Однако один из нас не хочет возвращать этот злополучный зонт, ну прямо-таки ни за что, ни за какие коврижки. А второй норовит его забрать насовсем.

– Пусть зонт станет общим, владейте им по очереди. Вы живете на разных половинах планеты. Когда на одной зима, на другой в разгаре лето. Одним в это время года нужен дождь, другим сухая погода. Вот и будет зонт каждый раз у того, кому в эту пору он действительно необходим. Тогда вам, жителям вновь расцветшей Гармонии, не придется прятать зонт от дождя. И вы, почтиидилляне, убедились на собственном опыте, как пагубно ходить с зонтом круглый год, – сказал командир, поддержанный одобрительными возгласами всего экипажа.

– Неужели выход из этого умопомрачительно запутанного положения так удивительно прост? – недоверчиво переспросили главы государств.

– Самое простое всегда гениально. Если вы не знали, рекомендую учесть это в будущем, – улыбнулся Аскольд Витальевич.

– Тогда мир? – спросили друг друга премьер и президент и сами же ответили:

– Ну, разумеется, мир. Раз у нас нет другого выбора. – И, переглянувшись, осторожно обратились к землянам: – Как вы думаете? Мы не очень подорвем свой престиж, если будем вот так же плескаться в луже или загорать на песке, как и наши рядовые граждане?

– А вы скажите: мол, ушли в заслуженный отпуск, – рассмеялся великий астронавт.

Такой забавной ему показалась ненаходчивость столь умных государственных мужей. К нему с удовольствием присоединились его товарищи, тем самым оставив Барбара с носом. Последними-то, выходит, смеялись они.

Главы государств поспешно скинули свои строгие официальные костюмы и, сверкая голыми пятками, которые на самом деле оказались вполне простонародными, бросились в пучину блаженства. Президент тотчас плюхнулся в лужу и заколотил по воде руками, будто ластами. Премьер рухнул на песок, под жаркие лучи раскаленного солнца.

Слух о происшедшем разошелся по планете со скоростью света. Мирные гармониане и по-чтиидилляне, оставив домашние заботы, устремились к границе с обеих сторон, теряя по дороге разношенные шлепанцы. Среди них находился министр с зонтом. Он с разгона пересек белую пограничную черту, торопясь забраться в глубокую прохладную лужу, и на планете в тот же момент начались бурные процессы. В стране гар-мониан мгновенно установилась сухая солнечная погода, высохли лужи, проклюнулась зеленая трава. Зато у почтиидиллян хлынул проливной дождь, сквозь песок пробились восставшие от долгого сна такие же зеленые побеги. И планета тотчас окрасилась в жизнерадостный изумрудный цвет. Наши герои, насколько мы знаем, не верили в чудеса, поведай им об этом кто-нибудь другой, они бы сочли рассказчика не очень умелым выдумщиком. Однако на сей раз земляне сами были очевидцами такого будто бы неправдоподобного события. Хотя, если разобраться, в нем на самом деле не было ничего удивительного. В сказке все совершается в доли мгновения – возникают синие моря, молочные реки и целые города.

А что же наши герои? Выполнив задание бабы-яги, экипаж «Сестрицы» попрощался с благодарным населением зеленой планеты и заторопился в избушку на курьих ножках с приятной вестью.

ГЛАВА XVI, в которой продолжается сказка

– Фи, – презрительно фыркнула яга, выслушав рассказ землян. – С таким заданием управился бы любой слабак. Это я вас проверяла. А настоящая работенка будет только теперь. И начнем мы снова с телескопа. Ну-ка, старшой, подойди и глянь, – предложила она великому астронавту. – Только на этот раз я навела на другой объект.

Делать нечего, пришлось подчиниться капризной яге. Командир решительно подступил к телескопу и, заглянув в окуляр, увидел ну уж совершенно незнакомую планету.

– Странно. Помнится, однажды я пролетал сквозь это место. Тогда здесь ничего не было. Иначе бы мой звездолет разбился в лепешку, – задумчиво пробормотал великий астронавт. – Неужели она возникла за те двадцать лет, что я тут не был? На вид этой старушке можно дать весь миллиард.

– Все верно, командир. Этой планете именно миллиард лет плюс два года. Но открыли ее десять лет назад, вот почему вы пронзили ее насквозь, даже не заметив. Потому что не знали о ее существовании. В ту пору планеты как бы не было, – пояснил юнга.

Не стоит забывать, что еще недавно Саня был опытным космическим капитаном и водил корабли по всем просторам Вселенной. И ему достаточно было бросить взгляд в ту сторону, куда был направлен телескоп.

– Может, вам известно и имя этой планеты? – пошутил командир.

– Вы угадали. Известно, – ничуть не кичась, ответил юнга. – Она называется Планетой Рыцаря Без Сердца. Говорят, он действительно бессердечен, очень свиреп и, чуть что, угрожает мечом.

– К нему-то я вас и пошлю, – прокаркала яга, довольно потирая руки. – Он стережет… Что, по-вашему, он стережет? Угадайте, если вы и вправду прочли все сказки на свете.

– Разумеется, «живую воду»! – хором ответили земляне.

– «Живую», да не простую, – ухмыльнулась яга. – А какую?

– Туалетную! – веско произнес сыщик.

– Верно, – подтвердила яга. – Я видела ее в рекламе. По телевизору. Будто бы эта вода делает женщину молодой и красивой. И мне надоело быть старой ягой. Хочу стать Василисою Прекрасной! – молвила она властным тоном. – Чтобы победила я на конкурсе «Мисс народных сказок», взяла там первое место. И чтобы снимали меня потом для обложек модных журналов. А может, и в кино. Вот мое второе желание. Ступайте, исполняйте! – И она надменно топнула ногой, которая считалась костяной, но на самом деле была обычной.

Земляне поспешили на корабль, но перед самым стартом командир вдруг нехотя оторвался от руля и мужественно произнес:

– Юнга, поскольку вы знаете те места не только как свои, но, видимо, и как чужие пять пальцев, я вынужден передать руль в ваши руки. Такое со мной происходит впервые. Но чем не пожертвуешь ради спасения друзей! Вы будете нашим пятнадцатилетним капитаном… Нет, капитаном двенадцати лет, – уточнил он, критически взглянув на Саню.

– И все же я могу сойти за пятнадцатилетнего капитана, – заупрямился самолюбивый юнга. – Командир! Вы забыли? Я всегда выглядел старше.

– Я это учел. Значит, юнга, вам на самом деле сейчас уже восемь лет, – грустно произнес великий астронавт. – Вы незаметно для себя иногда называете сыщика «дядей».

– А вы, командир, похожи на его брата, – вздохнув, ответил юнга. – Старшего, старшего, – добавил он поспешно.

ГЛАВА XVII, в которой экспедиция вступает в бой со старым, знакомым

Итак, у руля «Сестрицы» встал капитан, который, будучи непятнадцатилетним, совершенно не интересовал злодеев всех рангов и мастей. А ими, словно нарочно, так и кишел космос. Они рыскали в поисках жертв, но из-за своего невежества не могли и представить, сколь соблазнительна такая добыча, как капитан, коему на вид всего двенадцать лет. И потому «Сестрица» проскользнула к Планете Рыцаря Без Сердца без запинок, словно по зеркальному катку. А в сказке, как известно, если в пути нет происшествий, время не имеет значения. Сию минуту ты здесь, а через миг – за тридевять земель, в тридесятом царстве. Так случилось и с экипажем «Сестрицы». Земляне не успели моргнуть и глазом, как очутились в окрестностях Планеты Рыцаря Без Сердца.

Да только тут они были не одни такие. Наши герои даже опешили, глянув в иллюминатор. К планете со всех сторон тучами слетались звездолеты разных классов и форм. Небо над здешним космическим портом гудело, точно над пасекой. Корабли роились, высматривая место для посадки. А там, внизу, уже не осталось и свободного пятачка. Ну хоть поворачивай назад! Земляне впали было в отчаяние, но вот тут-то и помогла дальновидность их командира, вовремя уступившего руль двенадцатилетнему капитану. Саня повел «Сестрицу» по кругу, разглядывая расположенные внизу указатели, и посадил корабль на площадку с табличкой «Только для детей».

Оставив, как всегда, «Сестрицу» на попечение ее закадычного приятеля Кузьмы, земляне спустились на летное поле и подошли к мужчине, который озирался по сторонам, высматривая кого-то. И это был не просто мужчина. С первого взгляда было видно, что он – истинный кавалер.

Поприветствовав кавалера, земляне спросили:

– Как пройти к Рыцарю Без Сердца?

– Если бы это кто-нибудь объяснил мне самому, – пробормотал кавалер, продолжая рыскать взглядом вокруг себя, и вдруг, ничего не говоря, сорвался с места и кинулся вдогонку за толпой мужчин, бегущих к выходу в город.

Эта толпа тоже была непростой. Она состояла сплошь из одних истинных кавалеров.

– Как мне подсказывает интуиция, нам следует присоединиться к этому забегу. Друзья, за мной! – воззвал великий астронавт, снова возглавив команду, и, перейдя от слов к делу, пустился вслед за кавалерами.

Выбежав за ворота космодрома, экипаж попал в настоящую людскую реку, текущую к окраине города. А вернее, это был стремительный горный поток. И все люди, точно на подбор, были кавалерами. Каждый из них яростно спешил, стараясь обогнать других и прийти к финишу первым.

У дороги, по которой проходил забег, суетилась шустрая девочка, подбадривала необычных спортсменов и даже по-мальчишески свистела, засунув в рот два пальца

– Девочка, на какую дистанцию мы бежим? – спросили земляне.

– Пока не добежите до Рыцаря Без Сердца. Только поднажмите, не то вам не хватит «живой воды», – посоветовала девочка. – Бегите! Я буду болеть за вас!

Так вот оно что?! Кавалеры были их соперниками! Такими же охотниками за «живой водой», как и сами земляне.

– Командир! А вдруг нас опередят? Вдруг кто-то успеет одолеть рыцаря в богатырском поединке! – забеспокоился юнга.

– Надеюсь, рыцарь все-таки сносно владеет мечом и как-нибудь продержится до нашего прихода, – озабоченно промолвил Аскольд Витальевич.

Земляне, не мешкая, влились в поток бегущих и припустили во всю прыть. Они бежали по всем правилам, дыша через нос, и потому обгоняли соперников одного за другим. Постепенно увлекшись, команда Аскольда Витальевича не заметила, как позади остался город, а она сама пересекла воображаемую финишную черту. Но, увы, здесь уже и без них накопилась тьма народа, тысячи тысяч. Пожалуй, еще никто и никогда не встречал такого количества кавалеров, собравшихся вместе. Точно сюда слетелись все мужья и женихи Вселенной.

Кавалеры робко топтались перед входом в темную пещеру. Возле него был установлен дорожный светофор, на котором постоянно горел красный запрещающий свет, словно грозное око одноглазого древнегреческого Полифема. Заметив великого астронавта и его команду, охотники за «живой туалетной водой» кинулись к ним, стеная и жалуясь:

– О незнакомцы! Вы хоть и молоды, но похожи на каких-то знаменитых героев. Мы сейчас ужасно расстроены и потому не можем вспомнить, кого именно вы напоминаете нам. Помогите! Наши жены и невесты послали нас за «живой туалетной водой». Мол, надоело им быть обычными женщинами. Желаем-де стать самыми прекрасными женами и невестами на свете. Совсем как в сказке о золотой рыбке. Ну как тут вернешься без такой воды? Да только к ней не подойти. Там, в пещере, возле нее страшный Рыцарь Без Сердца! Машет своим древним мечом и грозится отсечь наши легкомысленные головы, если мы хоть на шаг приблизимся к пещере. Да вот послушайте сами.

И тут же, в подтверждение их слов, из темных недр пещеры донесся шум – так из туннеля метро на платформу прибывает поезд. А затем на солнечный свет, громыхая чуть позеленевшими от времени и сырости латами, выскочил настоящий средневековый рыцарь и, взмахнув длинным мечом, вскричал зычным басом:

– Выходи, кто глуп, но смел! Я того безумца изрублю, как на пироги капусту! Это обещаю я. Рыцарь Без Сердца! Коварные сарацины, вам не видать воды ни живой, ни мертвой.

От его зловещего смеха у претендентов на воду заледенела в жилах кровь. У всех, кроме великого астронавта. Похлопав по спинам своих друзей крепкой горячей ладонью, командир вернул их к жизни, точно окропил их «живой водой», не туалетной, а той, старомодной.

– Остальных отогреет наша победа, – сказал командир со знанием дела. – А сейчас самая пора унять этого забияку, приняв его необдуманный вызов!

– Командир, но мы перед ним совершенно-безоружны, – предостерег наблюдательный сыщик.

– Вы ошибаетесь, – улыбнулся великий астронавт. – У нас есть сообразительность, превышающая скорость мысли, и необычайно острое зрение. Юнга, будьте любезны, присмотритесь к нашему противнику как можно внимательней. Особенно к его рыжим жестким усам, пучки которых торчат из-под опущенного забрала. А голос, похожий на рычание доброго льва? Лично вам это никого не напоминает?

– И у него такие же кривые кавалерийские ноги. Командир! Перед нами наш старый приятель, славный рыцарь сэр Джон! Собственной персоной! – озаренно воскликнул юнга.

И в самом деле, это был он, сэр Джон, закадычный друг рыцаря Львиное Сердце и Айвенго. Это его еще в эпоху раннего средневековья коварный Барбар обманом завлек в открытый космос. С тех пор рыцарь неустанно носился по космическим просторам, прославляя имя дамы своего сердца прекрасной трехголовой Аалы. Но вот теперь каким-то образом сей добрый вояка превратился в страшного Рыцаря Без Сердца.

– Сэр Джон! Очнитесь! Это же мы, ваши давние друзья! Я, Аскольд Витальевич, меня еще называют великим астронавтом. И со мной юнга Саня. Мы, правда, сейчас смотримся слишком молодо. Но это действительно мы! – предупредил командир разбушевавшегося рыцаря.

– Вы обознались. А лично я вас знать не знаю, – надменно ответствовал сэр Джон. – Лично у меня никогда не было друзей. Да и вообще мне неизвестно, что такое дружба. Потому я и зовусь Рыцарем Без Сердца! Жалкие лгуны, вы хотели перехитрить такого опытного стража, как я, завладеть бесценной водой. За эту неслыханную наглость вы поплатитесь вдвойне. – И он, угрожающе подняв меч, двинулся на землян.

– Командир! Неужели мы и вправду ошиблись? – заволновался юнга, глядя с опаской на приближающегося рыцаря.

– Нет, перед нами подлинный сэр Джон. Я в этом уверен, как никогда, – твердо проговорил великий астронавт. – Вся закавыка в том, что кто-то ему вну-шил, будто он совсем другой человек. Без сердца и души. А главное, без друзей. Этому кому-то понадобился надежный страж, а лучшего воина, чем сэр Джон, не сыскать во всей Вселенной. Не забывайте, он последний живой рыцарь!

– И потому из него сделали зомби, – с горечью заключил сыщик. – Теперь это модно. Особенно в фильмах.

– Что бы это ни было, но перед такими мощными чарами оказалась бессильной даже суровая мужская дружба, – проговорил командир, глядя прямо в глаза правде.

– Командир, я, кажется, кое-что придумал! – воскликнул юнга и, больше не сказав ни слова, со всех ног помчался в город.

– Юнга, вы куда? – полюбопытствовал его командир, но Саня уже скрылся за облаком пыли. – Наш юнга – смышленый малый. Впрочем, как и все юнги. И если он что-то нащупал, то это, видимо, именно то, что нам нужно. Боюсь только, как бы он не опоздал к финалу, который может для нас закончиться весьма плачевно… Сэр, вам не кажется, что вы слишком спешите? – обратился он к рыцарю, который уже приблизился на длину трех мечей.

Противник почему-то передвигался миллиметровыми шажками, словно осторожно шел по канату.

– По-вашему, я наступаю слишком быстро? – удивился рыцарь, и в его голосе проскользнуло беспокойство.

– Видите ли, на высокой скорости можно промахнуться мимо мишени и улететь за тридевять земель. Поэтому уж лучше добираться по-черепашьи, но зато наверняка, – посоветовал великий астронавт. – Тогда вы уж точно изрубите нас как капусту. Только, думается, вы до сих пор еще никого не тронули даже пальцем. Не то чтоб мечом.

– Моим противникам просто чертовски везло, – чуть смутившись, посетовал грозный страж. – Одним вовремя удавалось спастись бегством. Другие перед самым поединком уходили в отпуск. У третьих начинался грипп. Может, что-то этакое найдется и у вас? А то ведь нас теперь отделяет длина всего двух мечей. И я уже не смогу остановиться, даже если бы и захотел. Такую набрал стремительную скорость. Будто глыба, которая неумолимо катится под откос.

Прежде чем дать ответ, Аскольд Витальевич нетерпеливо обернулся: не показался ли вдали юнга со своей спасительной идеей?

– Нет, его не видно, – вздохнул сыщик, помогая своему командиру и вглядываясь из-под ладони в сторону города.

И тогда великий астронавт, чувствуя себя чуточку виноватым, ответствовал рыцарю так:

– К сожалению, мы не вправе отступать от намеченной цели. Мы, видите ли, герои и потому должны вернуться с «живой туалетной водой». Но есть замечательный выход из этой головоломной ситуации. Вы сами отдаете нам воду без боя. И мы обходимся без жертв. Все довольны, все рады. Можно запустить фейерверк!

– Давненько я не видел хорошего фейерверка. Да только я тоже не имею права, к тому же без боя, – пояснил рыцарь. – Я обязан защищать порученный мне эликсир пуще собственной жизни.

– А кто вам поручил? И вообще, кто хозяин этого эликсира? – будто между прочим поинтересовался сыщик, незаметно приступая к расследованию.

– Я не знаю, кто хозяин. И кто поручил. Помню, мне приказали: «Ты – рыцарь, и это твой священный долг», – пробормотал страж, напрягая память, и тут же спохватился: – До вас осталась одна длина меча и всего пятнадцать сантиметров. Может, вы все-таки передумали?

– Увы, – виновато развел руками командир.

– Десять сантиметров!

– Увы, – только и ответил Аскольд Витальевич.

– Пять! И вновь увы! – Ноль! – в отчаянии воскликнул рыцарь.

На этот раз великий астронавт развел руками молча.

– Тогда не обессудьте. Я не хотел, но долг есть долг, – простонал рыцарь и медленно вознес над землянами тяжелый и безжалостный меч. – Вы угадали. Я делаю это впервые в жизни.

– Остановитесь! – наконец-то раздался повелительный возглас юнги, и рыцарь с облегчением опустил меч.

Пройдя через пока еще неподвижную толпу, похожую на поле торосов, перед бойцами появился юнга. Он вел за руку слегка упирающуюся полную женщину, у которой были три головы. Одна – блондинка. Вторая – брюнетка. А третьей, видно, не оставалось ничего другого, как быть шатенкой. Женщина, в свою очередь, вела за собой девочку, ту самую, что свистела бегунам. Только впопыхах командир и сыщик не заметили очень важной приметы. У девочки-тоже были три головы и каждая краше другой.

А трехголовая женщина тем временем грозно уперла руки в свои крутые бока и закричала на рыцаря сразу в три голоса. Один из них был серебристым колоратурным сопрано, второй глубоким теплым контральто, а третий пронзительным голосом базарной торговки. Все вместе они образовали слаженное трио, в котором солировала торговка.

– Что я вижу? – возмутилась женщина. – И это, называется, мой благородный рыцарь, что вызвался славить меня своими подвигами! На бескрайних просторах Вселенной! Так вот какие подвиги вы имеете в виду, сэр Джон? Да мне стыдно теперь слыть дамой вашего сердца, которого, как выясняется, у вас нет. И наверное, не было никогда!

Сэр Джон поднял забрало и затряс головой, словно освобождаясь от жуткого сна. Земляне услышали, как колдовские чары с шорохом упали к его ногам. И тотчас, отогревшись, ожили, зашевелились все охотники за «живой туалетной водой». А сам рыцарь со звоном и лязгом рухнул на колени перед дамой, восклицая:

– Прекрасная Аала! Было у меня сердце! Было всегда и есть сейчас! Меня опутали злобными чарами. Я забыл свое доблестное имя и не ведал, что творил. Если можете меня простить, сделайте это. Я искуплю свою вину!

– Ну, если так, тогда я вас прощаю. Что с вами поделаешь, с таким наивным. Вечно вас завлекают в ловушки, – смилостивилась Аала.

– А кто эта юная леди? Ваша дочь? – спросил рыцарь, вставая с колен.

– Вы мне льстите, – засмеялась Аала. – Это моя внучка Ляля.

– Господа супруги и женихи! – возгласил сэр Джон, выпрямляясь в полный богатырский рост. – Каждый из вас, несомненно, уверен, будто Самая Совершенная Во Времени И Пространстве именно его супруга или невеста. Но я утверждаю, Самые Совершенные мои дамы сердца – Аала со звезды Вега и ее внучка Ляля. Если кто со мной не согласен, мой меч к его услугам. Обслуживание производится на высоком профессиональном уровне, – добавил он, нахватавшись за минувшее тысячелетие разных казенных выражений.

– Ну зачем так? Чуть что – и за меч. Может, они уже с вами предусмотрительно согласились, – вмешалась Аала, но этот спор явно доставил ей превеликое удовольствие.

– Леди права! Мы согласны! Согласны! Самые Совершенные – Аала и Ляля! А наши дамы на втором месте! – сдались супруги и женихи. И подмигнули друг другу: мол, каждый из нас знает, кто на самом деле Самая Совершенная во Вселенной. И попросили Рыцаря Джона: – А за это позвольте набрать «живой туалетной воды».

– Так и быть! Можете ею овладеть! – расщедрился сэр Джон от всей своей дворянской души. – Я более не Рыцарь Без Сердца и, стало быть, за нее не ответчик. Идите смелее! Путь открыт!

Зловещий красный свет, горевший у входа в пещеру, сменился приветливым зеленым. И в руках у мужчин как-то вдруг обнаружилась пустая посуда. У кого канистра, у кого бидон. Самые скромные застенчиво держали бутылки из-под фруктового сока.

– Экие у вас аппетиты, – улыбнулся рыцарь. – Воды-то одна бутылка. И все!

– Не может такого быть! Признайтесь, вы пошутили? – не поверили мужья и женихи.

– Я не шучу. Воды столько и было, когда я заступил на пост. Могу отчитаться, – обиделся сэр Джон.

Мужья и женихи впали в смятение, не зная, как удовлетворить требования всех жен и невест одной-единственной бутылкой «живой туалетной воды».

– А тут и нечего думать. Эта бутылка по праву принадлежит мне! – молвила прекрасная Аала. – Сэр Джон на радостях увлекся и забыл о святых рыцарских традициях. Кому он должен в первую очередь преподнести драгоценный трофей, и притом благоговейно? Верно! Не вам, мужьям и женихам совершенно посторонних женщин, а собственной даме сердца!

Охотники за «живой туалетной водой» понурили головы, признав ее правоту.

– Но этот трофей, моя несравненная дама, увы, завоеван не мной. Рыцаря Без Сердца одолели храбрые и многоумные земляне. Значит, «живая туалетная вода» является законной добычей Аскольда Витальевича и его дружины, – смущенно и вместе с тем непреклонно возразил благородный сэр Джон.

– Значит, это Аскольд Витальевич и его друзья?! Так вот на кого они похожи! На самих себя! – вскричали восхищенные отцы, мужья и женихи. – Они действительно заслужили! К тому же походя спасли и всех нас. Иначе бы мы до сих пор торчали и впрямь как ледяные торосы. Словно в Арктике, а то и в Антарктиде. По нашим жилам вновь заструилась теплая кровь! Что же касается наших жен и невест, им будет твердо сказано: «Мы все равно вас очень любим, какими бы вы ни были. Во всяком случае, вы все краше бабы-яги». Впрочем, став красоткой, может, и она подобреет душой, сдержит свое обещание и даст вам дельный совет. Не удивляйтесь, дорогие земляне. Нам уже все известно. Молва опережает вас на целый парсек!.. Да, да, именно яге и нужна «живая туалетная вода»!

– Яге так яге! Уж кто-кто, а я и подавно обойдусь без какой-то там «живой воды», тем более туалетной, – небрежно отмахнулась Аала. – Я и без того Самая Совершенная Во Времени И Пространстве. А кто все-таки сомневается, пусть обратится к моему славному рыцарю сэру Джону. Он убедит!

И хотя теперь все было улажено, никто не спешил расходиться, – кавалерам хотелось посмотреть на бутылку с «живой водой», из-за которой они проделали очень долгий путь и столько пережили. Сбегать за ней, конечно же, вызвался быстроногий юнга и тотчас исчез в пещере. «Для столь бесценной жидкости и сосуд наверняка подобран особый. Бутылка небось из хрусталя», – гадали мужья и женихи в ожидании Сани.

И он вскоре снова выскочил на свет и с победным возгласом «Вот она!» поднял над головой бутылку с «живой туалетной водой».

– Представьте, стояла на простом ящике из-под макарон! – известил юнга, ликуя.

– А мне-то казалось, будто это стол из мрамора и золота, – обескураженно пробормотал сэр Джон.

При виде сосуда из груди толпы вырвался возглас разочарования: «Вот те на-а!» Какой там хрусталь?! Некто налил сказочную парфюмерию в темно-зеленую пол-литровую бутылку из-под дешевого кваса и варварски закупорил куском старой газеты. Хорошо, что он при этом не поленился и прилепил – хоть и криво – этикетку, на которой было нацарапано авторучкой: «Живая вода». Из Парижу». Не то бы мимо этой бутылки прошел любой муж или жених и даже не взглянул в ее сторону.

Но, подумав, все присутствующие оценили хитрость загадочного владельца «живой туалетной воды», пустившегося на разные уловки, дабы ввести в обман всех, кто был падок на его бесценное сокровище.

– Итак, история с «живой туалетной водой» и страшным Рыцарем Без Сердца подошла к счастливому концу, – сказал великий астронавт, знавший толк в таких делах. – И лишь одного нам не хватает для ее безукоризненного завершения. Нам пока еще неизвестно, кто, как и зачем превратил нашего славного рыцаря в злого Рыцаря Без Сердца. Сэр Джон, предоставляем вам право поставить последнюю изящную точку.

Сэр Джон, как и подобает истинному рыцарю, поблагодарил в самых изысканных выражениях за оказанную честь. По его словам, все эти годы он продолжал странствовать на своей «Савраске» по дорогам Вселенной. В поисках подходящего поединка, где можно было бы наказать зло и лишний раз прославить имя прекрасной Аалы. Но, как и прежде, все встречные уклонялись от боя, поспешно говоря: «Да, да, рыцарь Джон, только успокойтесь. Самая Совершенная Во Времени И Пространстве ваша дама Аала». Однако однажды он встретился с неведомой недоброй силой. Это были какие-то оранжевые монстры с лицами жестоких людей, волчьими клыками, когтями гигантских стервятников и все в костяной чешуе. Не то мутанты, не то новые существа, еще неведомые старой науке. Они сказали, свирепо рыча: «Самый Совершенный Во Времени И Пространстве – наш Властелин Вселенной. Сэр Джон, ты должен это признать и служить ему, как верный раб!» – «Этому никогда не бывать! Сэр Джон – друг Айвенго и сподвижник Ричарда Львиное Сердце – не был и не будет ничьим рабом! – с достоинством отвечал наш доблестный рыцарь. – А что касается совершенства, то Самая Совершенная – Аала со звезды Вега». Монстры удалились, злобно грозя отомстить за неслыханную дерзость.

– Помнится, это случилось во время моего краткого возвращения на Землю… Я получил повестку. Мне надлежало явиться в медицинский пункт одного заброшенного склада, – продолжал рыцарь Джон. – В повестке было написано от руки: «Приглашаю вас на дружескую прививку на тот случай, если из местного зоопарка удерет большой и зубастый африканский крокодил. И цапнет! Смокинг не обязателен. Можно как есть. С приветом, главный врач». А ниже было ехидно приписано: «Пэ. Сэ. Что? Слабо? Взять да прийти?!» Прочтя повестку, я понял: это вызов! Ибо шприц для меня был страшней десяти крокодилов. О чем, наверное, знал мой таинственный враг и хотел уличить в трусости. Но я поднял брошенную мне перчатку и отправился в медпункт. Склад и впрямь был заброшен, и, судя по всему, давно. В разбитых окнах и сломанных дверях тоскливо выли сквозняки. И вокруг ни единой души. Если не считать уличной облезлой кошки, которая осторожно пробиралась по дырявой крыше. И все же кто-то перед моим приходом провел мелом стрелки, указывая дорогу в медпункт. Он находился в совершенно разрушенной комнате с обвалившимся потолком. Возле колченогого старого стола возилась низкорослая толстая леди-лекарь в белом халате. Она была в черных очках, кои по размеру скорее подошли бы рыцарскому коню и потому закрывали почти все ее лицо. Я только узрел короткий курносый нос между двумя огромными непроницаемыми стеклами. Этот пятачок показался мне удивительно знакомым. Но я тут же себе возразил: «Эка невидаль – курносый нос. Да их на Земле столько, что не счесть».

«Не обращайте внимания. У нас мелкий ремонт. Но нам это не помешает. Вы ведь не какая-нибудь принцесса на горошине, правда? Так что укладывайтесь на стол. Кушетку мы отправили на выставку в Париж. На ней когда-то спали и Цезарь, и Лев Толстой. И все другие великие люди, – выпалила дама-лекарь будто не своим, писклявым детским голосом, набирая при этом в шприц подозрительно мутную сыворотку. – Но у вас еще есть секунда-две, и вы можете отпраздновать труса», – добавила она с противной ухмылкой. При этом ей то и дело приходилось придерживать очки, которые так и норовили свалиться с ее короткого носа.

«Простите, леди, но вы от меня этого не дождетесь. Рыцари не пасуют даже перед легионом шприцев», – ответил я галантно, затем смело взобрался на зашатавшийся стол и лег на живот.

Она сломала две иглы о мое мягкое место, прежде чем добилась своего. То ли была неуме-хой, то ли мое мягкое место стало на воинской службе тверже камня. После каждой неудачи дама в халате иронически вопрошала, не забывая придерживать очки: «Ну, теперь-то вы наверняка сбежите? Даже не подтянув штаны?»

«Продолжайте, я остаюсь», – отвечал я, не поддаваясь на провокацию. Наконец, третья игла с трудом вошла в мое все-таки мягкое место, и я тотчас… провалился в темный сон. Последними, что я перед этим увидел, были черные очки. Им все же удалось свалиться с носа медицинской леди. И передо мной открылось ее, а вернее, его лицо. Это был Барбар в парике крашеной блондинки! «Спи, моя радость, усни!» – пропел он на этот раз своим голосом. И я заснул.

– Снова этот Барбар! – возмутились все слушатели. – Куда ни глянь, всюду он!

– Видимо, так оно и есть, – философски заметил Аскольд Витальевич. – Однако дослушаем рассказ до конца.

– Но больше я ничего не помню. Когда проснулся, вокруг были вы. И разбудившая меня моя дама сердца, – сказал сэр Джон и светски расшаркался перед Аалой, насколько позволили несгибаемые доспехи.

– Но я для этого ничего не сделала. Я вас даже не поцеловала, – смутилась Аала.

– От вас этого и не требовалось. Это рыцарь, дабы пробудить спящую красавицу от колдовского сна, должен облобызать ее в сахарные уста. Для самой красавицы все проще. Ей достаточно только появиться. Но об этом знают лишь рыцари, – пояснил сэр Джон. – Да и то не все. Только самые умные.

– Но я хоть и не рыцарь, а все равно подумал об этом, – признался юнга. – Почему рыцарям можно, а красавицам нельзя? Сюда бы, говорю себе, прекрасную Аалу. И тут вспомнил девочку, которая свистела бегунам. Она же вылитая Аала! Я побежал к девочке и сказал: «Говори скорей: где твоя мама? От нее зависит жизнь многих людей!» А она в отзет: «Мальчик, какой ты несообразительный. Ну подумай сам: „Где лучше искать взрослую женщину?“ Но у меня на это не было времени, и я кинулся в ближайший магазин. Там прекрасная Аала выбирала дамские шляпки.

– И представьте, так и не нашла по своему вкусу, – пожаловалась прекрасная Аала. – На этой планете все шляпки только на одну голову. А что делать тем, у кого их три? Или десять?

– Выходит, нам просто повезло? Только и всего? Девочка и ее мать случайно оказались на планете Рыцаря Без Сердца? В то же самое время? – обескураженно произнес сыщик.

Все присутствующие тоже были разочарованы. Хотя и пытались скрыть это, щадя самолюбие землян.

– Вы все глубоко заблуждаетесь. Аала и ее дочь и не покидали свою звезду Вегу, – улыбнулся великий астронавт. – Мадам, где вы находитесь в данный момент?

– На своей родной звезде Вега. Разве не видно? – удивилась Аала. Она провела острым носком своей туфельки на пыльной земле черту. – Смотрите: здесь Вега, а за чертой планета Рыцаря Без Сердца. Там… – трехголовая красавица махнула ладонью в сторону: – Там Земля. Всего в двух метрах. Оттуда. Или отсюда.

– И вправду, женщина и девочка на Веге. И в то же время они среди нас, – признали все ошеломленно. – Но как объяснить этот… этот абсурд? Может, теперь спим мы? Или, будто сговорившись, дружно сошли с ума? К тому же без лестницы?

– Не пугайтесь! – снова улыбнулся командир. – Вы всего лишь дружно забыли одну простенькую истину: мир тесен! Наверное, каждый из вас восклицал, и не раз: «Ба! Как тесен мир!» Я угадал? Восклицали?

– Тысячу раз! – подтвердили все. – Но мы не думали, что он тесен до такой степени.

– Я не удивлюсь, если, вернувшись в город, мы на первом же перекрестке столкнемся носом к носу с моей дражайшей сестрицей Рогнедой Витальевной. Вашей бабушкой, сыщик. Поэтому не будем рисковать и отправимся в путь прямо отсюда. Иначе сестра нас задержит надолго. Займется нашим питанием и постарается окружить прочим заботами, – забеспокоился Ас-кольд Витальевич.

Сэр Джон протрубил в свой рыцарский рог. Услышав знакомый сигнал на другом краю города, механик Кузьма поднял корабль и привел к пещере.

– Милостивые государи! – сказал сэр Джон землянам. – К сожалению, я не могу присоединиться к вашим досточтимым поискам. Хотя сражаться плечом к плечу с такими героями большой соблазн даже для такого опытного воина, как я. Но мой годовой план прославления своей дамы сердца из-за Барбара, увы, горит! Он недовыполнен на целых восемьдесят процентов. И две десятых. Но я надеюсь присоединиться к вам в финале вашего приключения, к началу решающей битвы с самым грозным врагом.

– В таком случае мы постараемся его приблизить. Этот финал, – находчиво ответили земляне.

Однако последние слова в этой сцене принадлежали внучке Ляле.

– Мальчик, – сказала она юнге. – Давай дружить, вместе кататься на роликах и есть мороженое. И каждый день часами болтать по телефону.

– Девочка, мне, между прочим, почти сорок лет, – ответил обиженно Саня.

– А ты клевый шутник! – обрадовалась Ляля. – Ладно, хочешь дружить, как взрослый, я не против. Води меня в музей, советуй, что читать и смотреть по телевизору.

– Тогда я согласен! Как вернусь, сразу позвоню, – горячо пообещал юнга, готовый дружить всегда и со всеми.

Итак, бутылка с «живой туалетной водой» была в руках у землян. Казалось бы, радуйся, но их волновала еще одна, самая свежая тайна Барбара. Неугомонный юнга так и спросил, когда они, расставшись с рыцарем Джоном, возвращались к яге:

– Командир, вот вы знаете все на свете. Как Барбару удалось проделать с сэром Джоном такой ловкий фокус? Внушить ему, будто он Рыцарь Без Сердца? Ведь Барбар – не колдун.

Ну все-то ему не сиделось спокойно, и вот теперь он задал командиру новую работенку.

– Вы правы, юнга. При многих своих злодейских достоинствах он, к нашему счастью, не колдун, – согласился командир. – Но мы сейчас, не забывайте, находимся в сказке. Где колдуют все, кому не лень. И Барбар, несомненно, воспользовался этим обстоятельством. Взял и заколдовал.

– Значит… значит, я тоже мог бы взять и заколдовать?! Если бы захотел? – воскликнул Саня.

– Однако не захотели, – улыбнулся великий астронавт. – Ибо вам чужды нечестные приемы, подобные этому. Вы, юнга, со звездолетихи «Сестрица».

ГЛАВА XVIII, в которой заканчивается сказка и возвращается грустная явь

Бабу-ягу в их отсутствие, можно подумать, кто-то выселил из собственного дома. Ее чугунные горшки и ухват были свалены посреди поляны. Сама хозяйка по-сиротски сидела в ступе и, опираясь на космическое помело, всматривалась в даль, постукивая белыми вставными зубами от абсолютного космического холода. А вот избушки на курьих ножках, где бы яга могла согреться, почему-то не было видно. Она куда-то исчезла, и от нее остались только отпечатки когтистых лап.

– Бабушка, а где твоя изба? – сочувственно спросили земляне.

– А изба совсем взбеленилась. В последнее время норовила взлететь на забор, которого у нас нет отродясь. Говорит, это насест. А вчера и вовсе ушла искать надежный курятник. Под охрану злого дворового пса. Мол, отсюда ее утащит рыжая лиса, – пожаловалась яга. – Ну, если и вы еще вернулись без «живой туалетной воды», тогда мне остается одно: уйти в монастырь. Но кто туда впустит ягу? Так что я в полном расстройстве.

– Не отчаивайтесь, – успокоили земляне бабусю. – Мы исполнили ваше условие, принесли то, что вы хотели. Теперь ваш черед держать данное слово. – И они протянули яге бутылку с чудодейственным эликсиром.

– Давайте ее сюда, родимую! – обрадовалась яга, вырывая сосуд из их рук. – Не нужна мне больше убогая избушка. Буду жить на приморской вилле со всеми удобствами и плавать в бассейне, как кинозвезда!

Она молниеносно откупорила бутылку и бухнула все ее содержимре себе на темя. И что тут началось!!! С ее головы ручьями полилась какая-то грязная жидкость, будто набранная из гнилого болота. До сих пор яга была как яга, ничем не хуже прочих. Но теперь она у всех на глазах превратилась в уродливую ведьму. Ее волосы обвисли бурыми космами. От яги запахло тиной.

А довольная яга, еще не ведая о кошмарном превращении, вытащила из кармана вязаной кофты волшебное зеркальце и молвила было известное заклинание:

– Зеркальце, зеркальце, скажи: кто на свете всех красивей… – Но тут она разглядела свое безобразное отражение и осеклась, а затем истошно завопила на землян: – Да как вы посмели издеваться над старой… нет, над женщиной еще в расцвете лет?! Да я вас всех превращу в метеориты и отправлю в самую далекую галактику.

– Мы не виноваты, – сказали земляне. – Несомненно, это подстроил тот самый Барбар, которого мы ищем. Именно он усыпил славного рыцаря Джона и заставил сторожить сосуд с живой водой».

– Я вам верю. Хотя жаль, что не вы подсунули эту мерзость. Но, к сожалению, вы не можете врать, – презрительно заворчала яга.

– Не расстраивайтесь. Видно, туалетной «живой воды» нет даже в самых смелых сказках, – попытались земляне утешить ягу. – Ничто так не отвлекает от обиды, как работа. Поэтому давайте вернемся к нашему уговору. Мы свою часть исполнили уже во второй раз. Теперь дело за вами.

– А у меня, ровно в хоккее, остался про запас третий период. Придется вам утолить еще один мой милый дамский каприз. И он будет потрудней тех двух. Они – цветочки. А этот – ягодка! – ухмыльнулась яга: небось хотела сорвать на землянах свою злость и за то, что сбежала избушка на курьих ножках, и за ту гнусность, которую кто-то подсунул вместо «живой туалетной воды».

– Ну, старая, ты обнаглела вконец. Для тебя, бесстыжей, обмануть – что съесть вкусный торт! – рассердился Кузьма.

– Цыц, робот, молчи! Что ты, механическая образина, понимаешь в фольклоре? – прикрикнула яга. – В каких видано сказках, чтобы герой добивался успеха всего с двух попыток? Не я завела этот порядок, не мне отменять. Так придумал народ!

– Увы, механик, она права, – честно подтвердил командир. – Выкладывайте свое третье желанье.

– Поскольку мой телескоп остался в избушке, ваше третье испытание будет таким. Вы должны задать мне загадку, на какую я бы не знала ответ, – продиктовала яга.

Земляне принялись ломать свои головы, припоминая все известные им загадки. Но на каждую у яги была готова отгадка. И немудрено: ей же будто бы ведомо все на свете. Потому-то наши герои к ней и пришли. Казалось, наконец-то великому астронавту и его друзьям подвернулось испытание, которое им было не по плечу.

– Будем впадать в отчаяние? – спросил командир своих товарищей, вытирая вспотевший лоб.

– Подождите! Я придумал! – воскликнул смекалистый юнга. – Вот вам, бабушка-яга, загадка: кто такие Бурбур и Бирбир?

Теперь настала очередь яги ломать себе голову да высказывать догадки: «Футболисты?.. Рок-музыканты?.. Артисты?.. Писатели?..» – «Нет, нет… Холодно… Холодно…» – отвечали ей.

– Может, сорта картошки? Бурбур – крупная. Бирбир – помельче, как горох, – предположила яга уже без всякой надежды. – Вижу:не угадала. Ладно, сдаюсь. Кто эти люди?

– Бурбур и Бирбир – родные братья Барбара. Так утверждал он сам, – весело пояснили земляне.

– Батюшки! – всплеснула руками яга. – У меня, оказывается, есть еще два сыночка, а я узнаю об этом от совершенно посторонних людей!

– Как? Барбар – ваш сын? – в свою очередь вскричали земляне.

И вправду, это была родная мамаша Барбара. Аскольд Витальевич и Саня ее не узнали, да и не могли узнать. Они встретились с ней впервые вот так, лицом к лицу. Ведь двадцать лет назад, когда она гостила на борту «Савраски» и пила чаи с Петенькой и сэром Джоном, командир и юнга в это время искали приключения в другом конце Вселенной. О сыщике и вовсе не приходится говорить. Потому-то они изумились так дружно.

– Ладно, проговорилась так проговорилась. Да, этот мошенник – мой непутевый сын, – тяжко вздохнула яга и вознегодовала с удвоенной страстью:

– Но эти двое… Как вы сказали? Бурбур и Бирбир? Эти тоже хороши! Скрывать свое рождение! И от кого? От собственной матери! Ну попадись мне они, ужо задам им хорошую взбучку.

– Успокойтесь, бабуся! У вас всего-навсего один-единственный сын. Бурбур и Бирбир – это он, сам Барбар, – принялись земляне утешать расстроенную ягу.

– Сейчас мы все объясним.

Они не любили ябед, но тут, ничего не поделаешь, пришлось самим наябедничать на Барбара, поведать о том, как он выдавал себя за несуществующих братьев.

– Но что обо мне скажут добрые люди? Будто я никудышная мать. Предоставила детишкам рождаться самим и укатила невесть куда, – заупрямилась яга.

– Он, наверное, об этом не подумал, – заступились за Барбара земляне, продолжая упорно верить в то доброе, что, по их убеждению, таится и в самом закоренелом злодее.

– И все равно непременно его отыщите да отшлепайте хорошенько! Пусть думает, прежде чем обижать родимую мать. А я вас сейчас наведу на его след.

И яга немедля принялась колдовать: взяла пустой чугунок, сказав «ап1», тряхнула над ним правым рукавом, сыпанула из него какой-то сухой травой. Затем потрясла рукавом левым. Из того полился крутой кипяток.

– В юности я, между прочим, училась в цирковом училище, – пояснила она зачарованным зрителям.

Из чугунка повалил оранжевый дым, но тут земляне спохватились, вскричали:

– Остановитесь! Мы не можем использовать мать против ее сына. Даже если она на него очень сердита. Увы, нам не позволяет наше благородство!

– Наверное, вы правы, – согласилась яга. – Вообще-то, у него было трудное детство. Я все время в командировках. И ребенок был предоставлен самому себе. А вы, студент, часом не сын Аскольда Витальевича, великого астронавта? Уж очень вы похожи на его снимки из старых журналов и газет, – обратилась она к командиру.

– Я – он сам! – просто, без рисовки ответил великий астронавт.

– Как вам удалось сохраниться? Откройте секрет! – взмолилась яга.

Земляне поведали о красных и о белых таблетках.

– Хорош сынуля! – снова возмутилась яга. – Мне подсунул какие-то помои. А сам прячет такие удивительные, такие волшебные таблетки.

– Если они вам вдруг попадут в руки, держите их от себя подальше, – посоветовали земляне на прощание.

Когда они вернулись на корабль и удрученно расселись вокруг стола, первым нарушил молчание командир.

– Если вы помните, я и не ждал от сказки ничего путного, – сказал он, чтобы установить истину. – Вернемся к суровой реальной жизни… О, кажется, я все же понял, где скрывается Барбар…

ГЛАВА XIX, в которой Петенька совершает невообразимые поступки

Пока перед терпеливым читателем проносились одна за другой предыдущие бурные главы, Петенька и Марина с недоумением, ну и разумеется, с присущим им любопытством разглядывали огромного мужчину в скафандре и золотой короне, которого Барбар почему-то назвал их «новым папой». Он был мрачно красив, точно сошел с лакированной обложки фантастического боевика.

– Итак, ваше всемогущество, несравненный Властелин Вселенной, принимай товар! Ребята высшего сорта! Самые лучшие дети в мире! Первое место на всеобщей выставке детей! Мальчишка, как ты и заказал, вундеркинд-академик. Девчонка, стало быть, вундеркиндша. Эти мерзавцы… я ласкательно, любя… до того умны, что им втемяшилось в голову, будто они уже давно стали взрослыми. Но ты им не верь. Они еще форменные карапузы. Тю-тю-тю, – и Барбар протянул к Петеньке пальцы, как бы его пощекотал. – А уж воспитаны! Воспитаны – пуще и не бывает. Оба в детстве ходили такие чистенькие и аккуратненькие, а в руках непременно футляр со скрипочкой и ноты. В большой красивой папке! – выкрикнул Барбар, рекламируя свой товар.

– Неправда! Не было у меня ни скрипки, ни нот! – возразил Петенька необычайно дерзко, поразив даже самого себя, не говоря уже о Марине и Барбаре.

– Это у него такой тонкий юмор! Не разглядишь без микроскопа, – поспешно протараторил Барбар.

– И все равно будут им и скрипки, и ноты, – невозмутимо промолвил Властелин и хлопнул ладонью о ладонь. – Эй, джинны! Дайте ребятам самые прочные скрипки и самые красивые ноты!

В сей же момент под ногами ребят, – они еле успели отскочить в сторону, – сдвинулся чугунный канализационный люк, из-под земли выскочили два бравых робота и, вручив ошеломленным землянам скрипки и ноты, так же стремительно исчезли в недрах канализации.

– А ты? Что ты хочешь взамен? – обратился Властелин к Барбару.

– Присвой мне титул графа! – выпалил тот.

– Зачем он тебе? В наше-то время? – удивился Властелин.

– Я тщеславен, – надменно произнес Барбар. – Представляете: граф де Ла Фер, граф Монте-Кристо и граф Барбар. Звучит? Сэр Джон меня бы понял сразу. Как аристократ аристократа.

– Коли так, можешь с этой минуты считать себя графом, – согласился Властелин, пренебрежительно пожимая плечами. – Выходит, мне твоя услуга досталась задарма.

– А я такой! Я – бессребреник! – бесшабашно воскликнул Барбар. – Ваше властелинство, позвольте откланяться! – Он по-дворянски расшаркался, подметая землю воображаемыми страусовыми перьями воображаемой графской шляпы. – Я отправляюсь в лучшее ателье. Закажу себе костюм, как при дворе Людовика Тринадцатого. Камзол, кружева и всякое такое.

– Но прежде, граф, вы должны ответить на один вопрос: где Продавец приключений? – спохватилась Марина. – Да, вы похитили нас. Но ведь если посмотреть с другой стороны, то мы, в свою очередь, наконец-то отыскали вас и потому имеем полное право припереть к стенке.

– Признаться, я с другой стороны не смотрел, – озадачился Барбар. – Это ты здорово придумала. Да только я все равно не помню, куда спрятал Продавца.

– Но такого не может быть, – усомнилась Марина. – Вы, как всегда, говорите неправду?

– На сей раз я не вру! Клянусь честью дворянина! Для чего я украл Продавца? Дабы выманить и тебя, и Петеньку в космос, потом схватить и передать Властелину. Что я и сделал. И теперь Продавец мне ни к чему. А раз так, я тотчас забыл, кто он и где его держу!

– А таблетки? Красные топорики? – спохватилась Марина.

Ну, разумеется, земляне подумали о себе в последнюю очередь.

– Они здесь, – Барбар похлопал по карману, – и может, еще понадобятся мне самому. Для другой коммерции… Но что-то мы с вами заболтались. Итак, я красиво удаляюсь. Шпагу мне, шпагу! – И с этими словами Барбар скрылся за кустами экзотических растений.

– Уф! – с облегчением вздохнул Властелин. – Хоть я и всесилен, но с этим новоиспеченным графом никогда не знаешь, какой он выкинет номер. Но он ушел, значит, сделка состоялась, и теперь я могу оповестить весь мир:

«Слушайте все: „С этого часа у меня тоже есть дети!“ И не перечьте! Я этого не терплю! – прикрикнул он на землян, открывших было рот. – Не отравляйте мне праздник. До этого я имел, ну кажется, все: и безграничную власть, и несметное богатство. Единственное, чего мне недоставало, так это детей. И наконец я обзавелся вами! Сейчас вас оденут как надо, как подобает отпрыскам хозяина Вселенной. Пока вы похожи на детей гороховых шутов.

Петенька и Марина глянули на себя и ахнули сами. Оказывается, их одежда осталась такой же, какой и была – взрослой. Брюки на Петеньке спускались гармошкой, юбка Марины волочилась по земле. И то, и другое они придерживали руками, подтягивая к плечам.

Властелин снова хлопнул в ладоши. По его знаку распахнулись высокие золоченые двери, кто-то невидимый включил магнитофон, над парком загремел полковой оркестр, из дворца церемониальным маршем вышла процессия слуг и служанок. Ребят чинно отвели в их детские комнаты и там переодели в замысловатые костюмы. Петеньку облачили во фрак с галстуком бабочкой и яркие шорты. Марине пришлось разгуливать в розовой балетной пачке и в балетных туфельках.

– Я это давно придумал. Мол, мои дети будут одеты так-то и так-то. Не спал несколько ночей. Ну, вот теперь у вас самый подходящий вид, – сказал Властелин, любуясь ребятами, когда их привели в тронный зал. На семейный обед.

Властелин восседал во главе стола на троне, соперничающим роскошью с самым современным зубоврачебным креслом.

Петеньку и Марину усадили за стол, и придворные официанты стали их потчевать всевозможными сладостями. Тут были и пирожные, и мороженое, и конфеты. Сам Властелин аппетитно ел мясное – котлеты и шашлыки.

– А нельзя ли и нам чего-нибудь такого… не сладкого. Хотя бы макарон или жареной картошки? – взмолились земляне, уже изрядно проголодавшись.

– Это что еще за капризы? Барбар меня уверял, что вы неизбалованные дети, – нахмурился Властелин и стукнул по столу ложкой. – Значит, так! Все нормальные ребята мечтают питаться только сладким. Готовы есть его вместо первого и второго. О третьем уж и не говорю. А дети Властелина должны быть нормальней других, даже самых нормальных детей. Вы думали, будто мне ничего неизвестно. Но я собрал все сведения о детях, теперь о них знаю все! И достаточно всемогущ, чтобы осуществить многовековую детскую мечту: есть исключительно сладкое! Для своих отпрысков, то есть для вас! Эй, официанты! Принесите им полную банку варенья!

Делать нечего, земляне, вспомнив свое настоящее детство, съели все, что стояло перед ними, и запили вишневым компотом.

– Вот и молодцы! – похвалил их Властелин, отобедав и сыто отвалясь на спинку трона. – А теперь вам положено играть. Я учел ваши вкусы. И превратил одну из комнат в настоящую лабораторию, какой не найдешь ни в одном университете Вселенной. Ступай, мой сын, всласть занимайся наукой, ставь всевозможные опыты, как и подобает вундеркинду. Ты, Марина, можешь нянчить кукол сколько угодно твоей душе, петь им песни и наряжать в модные платья. А я буду, прерывая важные заседания, входить в ваши комнаты и гладить вас по головке, как поступают все счастливые отцы.

Отправив детей играть, Властелин вызвал к себе военного министра. На его зов тотчас при-маршировал монстр в генеральских погонах. Это был всем монстрам монстр. Вампир, мертвец и демон в одном лице. И вдобавок ко всему еще какое-то свирепое заморское чудовище.

– Генерал, я долго был одинок. Но теперь и у меня появились дети. Как у всех людей, – торжественно произнес Властелин. – А потому я повелеваю: сейчас же прекратить все наши захватнические войны и объявить всеобщий мир! Согласитесь, не могу же я показывать дурной пример своим детишкам.

– А что делать нам, вашим солдатам? – растерялся генерал.

Властелин в раздумье поморщил лоб и решил:

– Будете разводить капусту! Да не простую! Такую, в которой аисты находят грудных младенцев!

А Марина между тем, ничего не зная об этой сцене, затащила Петеньку в детскую комнату и, косясь на дверь, таинственно прошептала:

– Дорогой, Продавец где-то в этом дворце.

– Как тебе удалось это узнать? – удивился Петенька.

– Мне не удалось, – вздохнула Марина. – Поэтому я его сюда устроила сама.

– Ага, ты меня считаешь полным глупцом? Вундеркинда из вундеркиндов! – рассердился Петенька, чего за ним никогда не водилось.

– Я этого не говорила, – возразила Марина. – А вот Барбар допустил ошибку, позабыв то место, куда спрятал Продавца. Это место сразу исчезло. И Продавец оказался нигде! Тогда я его взяла себе и отправила во дворец Властелина. Сказала: «Раз так, пусть он будет где-то рядом с нами!»

– «Где-то»?! Почему бы не в какой-нибудь конкретной комнате? Нам бы осталось всего ничего, открыть дверь и вывести Продавца за ручку, – съязвил Петенька.

– Нельзя требовать от везения слишком много. Надо и честь знать, – мягко упрекнула Марина.

– Пожалуй, ты права, – смутился Петенька, снова став воспитанным мальчиком. – Странно, что я не догадался сам, будучи очень умным.

– Не переживай! Может, ошиблась я. Но это выяснится после того, как мы обыщем дворец. И начнем поиски сегодня ночью, – сказала Марина.

Вечером Властелин закатил шикарный прием по поводу своего семейного праздника. Во дворец слетелась, сбежалась, сползлась вся черная злая знать. Однако, подобрев от родительского счастья, хозяин пригласил и светлых добрых людей с покоренных планет. Эти гости чувствовали себя неуютно, жались к стенам и посматривали на двери. Они, наверное, с удовольствием отказались бы от приглашения, да боялись навлечь гнев всемогущего Властелина. По всем этажам играла музыка, сверкали люстры и разносили коктейли. За огромными окнами, оглушительно хлопая, вырастали букеты фейерверка, рассыпались и гасли. Петеньку и Марину вывели в зал и торжественно представили гостям в качестве вещественного доказательства, как сказал бы их сын Асик.

– Виват властелинятам! – взревела черная злая знать, подняв бокалы с шампанским.

– Ничего не скажешь, красивые дети. И если бы мальчуган не строил исподтишка рожи, он был бы копией знаменитого академика Александрова в детстве, – перешептывались светлые добрые люди.

– На радостях я освобождаю ваши родные планеты. Мне теперь не надо их. Буду воспитывать своих детей. В свободные от государственных дел часы, – сказал им Властелин. – А сейчас, насколько мне известно, вы, дети, должны отправиться спать. – И, следуя роли отца, он прикоснулся холодными твердыми губами ко лбам ребят.

– А я хочу смотреть телевизор, – заныл Петенька.

– Ну разумеется, он же вундеркинд. Его интересуют новости науки, – одобрительно заговорили гости.

– Сейчас по телевизору идет боевик. Пиф-паф! – возразил Петенька.

«Да что же с ним такое? – забеспокоилась Марина. – Уж очень часто он излагает несвойственные ему мысли. Может, это из-за нового климата? «

– Мой сын любит тонко шутить. Под микроскопом. На самом деле он очень хочет спать, так утверждают самые авторитетные педагоги, – хладнокровно пояснил Властелин. – Эй, гувернеры и гувернантки! Проводите детей в их спальню.

В коридоре Марина вполголоса учинила мужу маленький семейный скандал:

– Какая муха тебя укусила? Если к нашим дверям приставят какого-нибудь надзирателя, мы не сможем обыскать дворец.

– Не знаю, что на меня нашло, – расстроился и сам виновник.

В спальне они себя повели как образцовые дети, сами улеглись на кроватки и прикинулись спящими. А в полночь, когда разъехались гости и дворец погрузился в сон, земляне оделись и крадучись вышли в тускло освещенный и 'пустынный коридор.

Властелин, несомненно, любил фантастические романы и романы в жанре фэнтази и потому окружил дворец непроходимым силовым полем. Может, по этой причине, а может, после праздничных возлияний стражники спали в своей казарме. И посему наши разведчики, не встретив ни малейших помех, обошли два этажа, заглядывая в каждую дверь. Но Продавца не было нигде. Не теряя надежды, Марина и Петенька спустились на первый этаж и вскоре обнаружили, что горько ошиблись, сочтя Властелина самонадеянным гордецом. Дворец на самом деле был под присмотром. И каким! Самым изощренным! Не пройдя и десятка шагов, земляне услышали многоголосое завывание: «У-у-у!» Оно приближалось со второго этажа, где они только что были. А затем на лестничных ступеньках появились три белые фигуры, отрезав им путь к возвращению.

– Это привидения! Оказывается, они существуют! – ужаснулась Марина.

– У-У-у! Вот мы сейчас! Запугаем вконец! – завыли привидения, спускаясь со ступеньки на ступеньку.

– Петенька, тебе придется взять руководство в свои руки. А заодно и меня. Через секунду я, как слабая девочка, лишусь чувств, – предупредила Марина.

– Не спеши, – остановил ее Петенька. – Все привидения бесплотны. Мы прорвемся сквозь них. Вперед!

Земляне взялись за руки и бесстрашно бросились на привидения, намереваясь пронзить их, как пронзают воздух. И тут произошло нечто невообразимое. Эти привидения оказались из довольно прочной плоти. Белые фигуры разлетелись в разные стороны, точно кегли. Да и сами атакующие, наткнувшись на ощутимое препятствие, отскочили назад двумя этакими резиновыми мячиками.

– Они дерутся! Они меня толкнули в бок! А мне как двинут в плечо! – захныкали привидения. – Что мы им такого сделали? Только хотели попугать. Дети любят, когда их пугают.

С них слетели белые одеяния, бывшие всего-навсего самыми заурядными простынями, открыв удивленным взорам землян обычные мирские костюмы.

– Это же Фип, Рип и Пип! – изумились земляне.

– Да, это мы, самые хитрые, самые отважные и к тому же самые невезучие, – подтвердили привидения. – А вы – Петенька и Марина, мы вас не узнали сразу, так увлеклись своей новой работой.

Они поведали о своей встрече с великим астронавтом и его молодыми друзьями и свой рассказ закончили так:

– Но мы, к несчастью, пренебрегли их мудрым советом. А они нам настоятельно говорили: «Отправляйтесь на Землю. Там вас не достанет никакой Властелин». Однако мы не послушались, нам хотелось перехитрить Властелина, ведь мы самые ловкие хитрецы. И вот его монстры Вселенной напали в космосе на наш беззащитный звездолет и привезли сюда. А здесь нас безжалостно превратили в привидений. За то, что мы не выполнили приказ, не убедили ваших друзей бросить вас на произвол судьбы и вернутьс^: домой. Теперь мы должны всю жизнь бродить по ночным коридорам и пугать врагов Властелина. Ну, тех, кто осмелится проникнуть во дворец. Сегодня было наше первое дежурство. Ладно, думаем, хоть малость себя развлечем, если уж так сложилась наша незавидная судьба. Но нам не повезло и тут… Нет, нам чертовски повезло, да еще как! Мы встретили вас, – спохватились Фип, Рип и Пип.

В ответ Марина и Петенька рассказали о своих приключениях и спросили: не заметили ли они чего-нибудь подозрительного, что указывало бы на присутствие Продавца.

– Мы провели весь день на чердаке и потому ничего не видели и не слышали, – сказали привидения. – Но, на наш опытный взгляд, вы его ищете не там. Лично мы, уж такие хитрые-прехитрые, спрятали бы его в подвале. Однако этот маршрут вам придется отложить на следующую ночь. Скоро рассвет, в коридоры выйдет дворцовая челядь, да и нам пора на свой чердак. Пока не запел петух, – закончили они печально.

У ребят разрывались сердца, так им было жаль незадачливых толстяков. Или, вернее, то, что от нихосталось.

– А как вас превратили в привидений? – спросил Петенька деликатно. – На основе какой научной теории?

– Обошлось без теорий. Наверное, это были закоренелые двоечники. Они сказали без всякой науки: «С этой минуты вы – привидения». И выдали казенные простыни. Это, говорят, вам на целый месяц. Носите аккуратно, смотрите не порвите. И заставили расписаться. А как их уберечь, если на чердаке повсюду пыль и острые гвозди, – пожаловались привидения.

То ли они неверно рассчитали время, то ли ошибся дворцовый петух, но в эту секунду по всему дворцу пронесся звонкий петушиный крик. После чего всем призракам полагалось сгинуть. Однако наши привидения остались на месте, будто и не были привидениями. Петенька так им и сказал:

– Никакие вы, друзья, не привидения. Вы обыкновенные живые люди. Во-первых, вы совершенно материальны…

– Даже чересчур, – добавила Марина.

И земляне потрогали ушибленные лбы.

– …во-вторых, вы убедились сами, петух вам не указ. Я думаю, привидения – это выдумки для темных людей, – закончил просвещенный мальчик.

А также для очень доверчивых! – вскричали толстяки. – Властелин и Барбар поступили нечестно.

Они воспользовались нашим простодушием! Без всякого стыда! Да мы сейчас пойдем! Да мы тут все разнесем в пух и прах! Не оставим камня на камне. Скажем Властелину прямо в лицо: «Немедленно прекратите ваши безобразия!» – пригрозили они, в то же время пугаясь собственной отваги.

– Мы просим вас проявить к Властелину милость, дать ему отсрочку. До тех пор пока мы не отыщем Продавца, – попросили земляне, скрывая улыбки. – Пусть Властелин по-прежнему думает, будто вы считаете себя привидениями. Иначе он выставит настоящую охрану, и мы не сможем попасть в подвал.

– Ладно, мы подождем. Так что Властелин должен сказать вам «спасибо», а то бы он увидел, где зимуют раки, – важно и вместе с тем с огромным облегчением согласились толстяки.

Союзники договорились о дальнейших действиях и разошлись в разные стороны. Ребята вернулись в свои уютные постели. Привидения поднялись на сумрачный неуютный чердак, покрытый пылью и паутиной.

Весь день Марина и Петенька провели в ожидании нового похода. Гуляли по парку, умилительно взявшись за руки. Из окна на них смотрел Властелин и никак не мог налюбоваться. Правда, Петеньке это давалось нелегко, его так и тянуло превратиться в обычного мальчишку.

Привидения, наверное, тоже ждали ночи. С чердака с утра до вечера доносились тяжкие вздохи и слышались нетерпеливые шорохи.

На следующую ночь обе команды спустились в подвал. В его прохладных каменных недрах было темным-темно, но где-то вдали мерцал огонек. Разведчики пошли на его слабое свечение и вскоре оказали^ в «отельной. Возле большой газовой печи на низенькой скамейке сидел истопник в промасленной кепке и задумчиво смотрел на веселое голубоватое пламя. Услышав шаги, он Йовернул голову, и земляне не поверили своим глазам. Печь топил Продавец приключений! Он был все тот же, в шелковой красной рубахе, с высоким воротом, обшитым васильками, и подпоясанный витым шнуром. В неизменно новеньких лаптях. Словом, типичный продавец-лотошник или коробейник, как называли таких людей в глубокую старину. Разве что к его облику добавилась кепка истопника, да еще белоснежную бороду кое-где окрасила печная копоть.

– Вот сижу, жду вас, – молвил Продавец с приветливой улыбкой.

– Разве вы не в темнице? И почему вы стали истопником? – удивились его гости.

– Я и сам не понял толком, – засмеялся Продавец. – Сперва меня похитил Барбар. Проделал он это, как последний невежда, никогда не читавший Пушкина. Я, разумеется, мог и сам освободиться из плена. Но решил подождать. Пусть, думаю, у моего друга Аскольда будет законный повод снова отправиться в космос. Ну, и Барбар отвез меня… Как по-вашему, куда? Где меня спрятал Барбар? – лукаво спросил Продавец.

– В какой-нибудь еще не открытой галактике, – сказал Петенька.

– В другом измерении, – сказала Марина.

– В тайнике, который был бы на втором месте после того тайника, который бы придумали мы! – азартно закричали толстячки^

– Интересные предположения. Но вы не угадали, – вздохнул Продавец. – Кастрюля с подгоревшей кашей, как это видели многие, пронесла нас над городом. На большее ей не хватило мощи. То есть на то, чтобы вывести на орбиту двух взрослых людей. Поэтому Барбар спрятал меня на Земле. Более того, в нашем городе Краснодаре. И не где-нибудь, а перед кабинетом мэра. Усадил на стул возле секретарши. В приемной все время толкался народ. Рядом со мной усаживались посетители, пришедшие к мэру, заводили со мной разговоры о том о сем, об исчезновении Продавца. Все меня знали в лицо, но никому не приходило в голову, что я это я, ибо Продавец был похищен. Представляете мое состояние? Я боялся, что вдруг кто-нибудь ошеломленно разинет рот, а потом закричит на весь город: «Люди! Да вот же он, наш Продавец! Перед нами! А мы-то его ищем, сбились с ног!»

И тогда мо ему другу Аскольду не видать путешествия как своих ушей. Но расчет Барбара оказался верен. На меня смотрели, со мной говорили и при этом никто не видел в упор. Так я проторчал в приемной день… неделю… месяц… Но однажды все исчезло: секретарша, очередь к мэру, стулья, стены. Я будто повис в пустоте. И тотчас сообразил: Барбар забыл, куда спрятал меня. Потом, также в один момент, я очутился во дворце Властелина, прямо в тронном зале. «А вот, кстати, и новый истопник для котельной», – сказал Властелин своим придворным, прервав какой-то разговор… И с этого часа я дежурю у печи. Но теперь я вижу: другу Аскольду есть кого спасать, и потому вправе вернуться домой и допраздновать нашу золотую свадьбу. Впрочем, могу прихватить и вас. Мой верный звездолет «Ослик», который, разумеется, последовал за мной, пасется неподалеку отсюда, – предложил он, пытливо всматриваясь в лица своих собеседников.

– Мы с Петенькой останемся здесь, – решительно отказалась Марина. – Прежде всего, мы обязаны дождаться наших друзей. Должны же они кого-то освободить. Правда? К тому же, думаю, мы не доберемся до Земли. По дороге превратимся в грудных младенцев, а затем исчезнем вовсе, словно нас и не было. Поэтому Петеньке придется попыхтеть в лаборатории – все-таки снова случайно создать свои топорики. Только красного цвета. А что касается трех самых хитрых хитрецов, они, наверное, не упустят случая устроить в этом дворце настоящий дворцовый заговор.

– Да, мы об этом думали, – подтвердили толстячки. – А потом сами же передумали. Нам здесь уже тесно. Нам подавай космический простор! Такие у нас артистические натуры. Словом, так и быть, мы согласны проехаться с Продавцом до первого космического перекрестка, а там выйдем, – закончили они, смущенно отводя глаза.

– Спасибо за оказанную честь, – засмеялся Продавец. – Я вам помогу найти ваш корабль. Если вы, конечно, не против. А от вас я иного и не ждал, – похвалил он землян. – Желаю вам побольше погонь, пальбы и счастливого финала. До новой встречи!

Продавец снял с головы кепку, бережно положил на скамейку и повел хитрецов к своему кораблю. Минут через десять «Ослик» лихо взвился из-за деревьев и унесся в глубины космоса. Земляне увидели это красивое зрелище в окна своей спальни, будто кто-то в темной ночи выстрелил сигнальной ракетой.

– Ас утра, мой милый, ты займешься красными топориками, – сказала Марина повелительным тоном.

– С каких пор сестры приказывают своим старшим братьям? Я родился на месяц раньше тебя, – принялся было Петенька за свое.

– Не забывай, мы с тобой по-прежнему супруги. И ты у меня под каблуком, что известно всей Академии наук, – напомнила Марина. – Поэтому ступай в лабораторию и по рассеянности изобрети красные топорики. Вместо чего-то. Скажем, вместо новых средств для мойки посуды, которые будто нам нужны.

– Ничего изобретать, открывать я больше не намерен, – заупрямился Петенька и, вскочив, не снимая обуви, на постель, закричал: – Хватит! Долой науки! Из-за них у меня раньше не было настоящего детства. «Сю-сю-сю. Тю-тю. Петенька, а Петенька, посчитай в уме, сколько будет, если 4597632 умножить на 871435 и извлечь из этого корень в тридцать седьмой степени», – изобразил он свою маму, достойную сестру великого астронавта. – А чем я хуже Барбара? Вот у него детство было как детство. Теперь мне досталась вторая попытка, и я ее использую на полную катушку. Начну, как и Барбар, хулиганить, ломать в парке скамейки и писать на стенах лифта нехорошие слова. И, конечно, примусь всем перечить, делать все наоборот. А сейчас для начала я возьму что-нибудь тяжелое и разобью это замечательное огромное окно!

– Мой дорогой, ты прав! – воскликнула Марина, решив схитрить. – А ну их, эти топорики! Утром мы разгромим твою лабораторию похлеще дикарей. Не оставим камня на камне. Ни одного целого прибора! А сейчас возьми эту вазу и садани вот по этому зеркалу. Оно самое большое!

– Ну уж нет. Все равно по-твоему не будет. Я сделаю все наоборот. Если ты не хочешь, чтобы я снова случайно изобрел красные топорики, завтра же ими займусь. И не буду бить зеркало и окна! – вызывающе бросил Петенька, демонстративно лег в постель, зажмурил глаза и уснул.

После завтрака он и впрямь засел в лаборатории и что-то разводил в мензурках, взбалтывал и переливал из колбы в колбу. И пропускал черездэто нечто электрические разряды страшенной силы, перед которыми бледнели самые ослепительные молнии.

Марина же принялась нянчить кукол и ждать, когда явятся командир, юнга и сыщик и освободят ее и мужа от их самозваного отца. А ровно в полдень, отложив государственные дела, к Петеньке и Марине зашел Властелин и по-родительски погладил каждого по головке.

Позанимавшись назло всем наукой, Петенька выбежал в парк, прошелся по клумбе с цветами, отбил нос у одной из скульптур и выкупался под струями фонтана. И вернулся во дворец, будто промокший уличный пес, оставляя на дорогих коврах лужи воды, под охи и ахи дворцовой прислуги.

– Папаша, – молвил он дерзко за обедом, – почему мы не ходим в школу? Это непорядок. Мы бы приносили из школы отметки, и ты бы нас хвалил. Тебя бы вызывали в школу и там говорили: «Ах, каких вы воспитали детей! Мы смотрим на них и не можем нарадоваться».

– Ты прав. Школу-то я, действительно, из виду упустил. Ведь я и вправду где-то читал. Как приходят дети из школы, а родители их спрашивают: «Ну-ну, что вы сегодня заработали на уроках?» Я исправлю это упущение. Будет школа и у вас. Завтра же пойдете на уроки.

Сказано – сделано. Властелин построил школу, и Марина и Петенька в первый же день принесли отметки. Она – пятерку по литературе. Он – двойку по математике. Мало того. Властелина вызвали в учительскую, как отца, и там строго спросили: «Кого вы воспитали? Ваш отпрыск дергал учениц за волосы, поколотил самого недисциплинированного, самого драчливого ученика – грозу всех детей и подложил учителю на стул острую кнопку. Если подобное повторится, мы будем вынуждены исключить Петеньку из школы. А на вас подать жалобу вам же самому». С могущественным тираном никогда не говорили столь строго, он растерялся и пролепетал: у Петеньки-де не было скрипки, и потому мальчик такой нервный, но недостаток будет сейчас же устранен, ему привезут скрипку «Страдивари». Вернувшись во дворец, Властелин пытался наказать нерадивого дитятю, однако не знал, как это осуществить. Он где-то читал, что баловника в таком случае лишают сладкого. Но Петенька был бы этому несказанно рад. Его приходилось пичкать сладким чуть ли не с помощью военной силы. На третий день Властелин с горечью осознал, что легче управлять половиной Вселенной, нежели воспитывать одного непослушного мальчишку.

– Как мне быть? – спросил он Марину, почувствовав в ней не по годам развитую мудрость.

– Петенька оказался трудным ребенком, – вздохнула Марина. – Нам остается одно: набраться терпения и искать к нему нужный подход.

– Но Барбар обещал мне детей идеальных. Выходит, он меня обманул? – рассердился Властелин.

– И да, и нет. Нет идеальных детей. Я тоже всю жизнь считала своего Петеньку большим идеальным ребенком. И, как видите, ошиблась. Хотя сама долгое время играла в педагога. Но вы можете себя избавить от свалившихся на вас хлопот. Отпустив нас на все четыре стороны, – тонко намекнула Марина. – А то ведь и я могу испортиться нравом. У меня сейчас отвратительный переломный возраст.

– Отпустить? Добровольно? Ни в коем случае! – гневно вскричал Властелин. – Пусть хоть трудные, пусть хоть совсем невыносимые дети. Хуже, если нет никаких!

А Петенька продолжал безобразничать. Когда этот мальчуган выходил в парк, пряталось все живое и цветы поспешно закрывали свои чашечки, несмотря на яркий солнечный день. Но более всего он старался досадить Марине и наперекор ей часами трудился в лаборатории, будто искал средство для мытья посуды, а на самом деле изобретал красные таблетки-топорики, которые возвращают человеку его прежний возраст. И однажды по дороге в школу он остановил свою супругу и разжал перед ней кулак.

– И все-таки я их получил, – сказал он ехидно. – Потому что ты была против.

На его ладони лежали ярко-красные восхитительные кружочки. Таблеток было ровно четыре. Для каждого, кто проглотил белый топорик.

– Как ты посмел?! – напустилась на него Марина, с трудом скрывая восторг.

– Если ты вздумаешь подсунуть эту гадость в мой ранец или карман, я рассержусь не на шутку. Сейчас же брось их на землю и растопчи!

– Как бы не так, – заупрямился Петенька и сунул топорики в ее ученический ранец. – Все! Я их запулил в кусты, вон они полетели, – соврал он, так и не научившись врать.

Но Марина притворилась, будто поверила Петеньке, а на большой перемене в школьном буфете подбросила ему в кофе одну из красных таблеток. А вторую проглотила сама.

– Я слышал, что дети растут, но не думал, что столь быстро, – удивился Властелин, погладив на третий день Марину и Петеньку по головке. – Вот и руку не приходится низко опускать, как прежде.

– Мы – акселераты, – нашлась Марина с ответом. Они росли с каждым часом, а Петенька вдобавок начал и остепеняться, избавляясь от дурных поступков. Теперь, когда он появлялся в парке, никто не прятался по кустам, а цветы беззаботно расправляли бутоны.

– Тебе в твоем ранце не попадалось ничего такого? – будто между прочим поинтересовался Петенька в тот же вечер перед сном.

– Ты имеешь в виду эту дрянь, красные таблетки? – пренебрежительно сказала Марина.

– Ничего себе дрянь! И что ты с ними сделала? Неужели выкинула вон да еще растоптала ногой, как советовала мне? – в отчаянии вскричал Петенька.

Марина его успокоила и рассказала правду. А закончила так:

– У нас еще остались таблетки для командира и юнги. Мы должны отыскать наших друзей и спасти. Пока не поздно. Но для этого нам нужно убежать самим. К тому же, когда мы станем старше своего самозваного папочки, он придет в страшную ярость и расправится с нами без жалости и пощады.

А утром события завертелись со скоростью волчка. В разгар семейного завтрака из остывшего камина в столовую влетело помело. На нем восседала старуха, а сзади, ухватившись за ее талию, пристроился очень высокий молодой человек. Их лица были черны от печной копоти. Белыми оставались лишь зубы.

Помело описало круг по столовой.

– Тпру! Все бы тебе гарцевать! Чай, не молоденькое! Веков, поди, за сто! – прикрикнула старуха, и помело замерло перед столом, за которым завтракали Властелин и его подневольные дети.

Пассажиры помела стерли ладонями копоть со своих лиц, и супруги Александровы в молодом человеке узнали своего сына Асика. А в старухе Петенька обнаружил родную мамашу Барбара.

– Как вы сумели прорваться через мое силовое поле? Ведь в принципе такое невозможно! Оно образовано по последнему слову науки, – нахмурился Властелин, положив на стол вилку и нож.

– У меня на все ваши науки есть помело, – пренебрежительно отрезала яга.

Тут с грохотом распахнулись двери, .и в столовую ввалилась запыхавшаяся охрана.

– Ваше Властелинство! Мы за ними гонялись, а они подло влетели в трубу! – пожаловались солдаты.

– В трубу они и вылетят. Стойте и смотрите, как вершат суд, – приказал властелин своей незадачливой страже и сурово обратился к лазутчикам: – Признавайтесь: кто такие и кто послал вас?

Молодой человек по-кавалерийски лихо соскочил с помела и представился Властелину:

– Частный сыщик Ас-кольд Александров! Ищу своих детей! Девочку и мальчика двенадцати лет!.. Нет, уже, наверное, семи. Которых похитили злодеи! О, если бы вы могли представить безутешное горе несчастного отца! – воскликнул юный Асик и вдруг будто прозрел: – Да вот же они! Как я их не заметил сразу?! Здравствуйте, мои ненаглядные мама и папа! Какими вы стали большими!

– Здравствуй, наш ненаглядный сыночек! – взволнованно отозвались его родители. Марина еще и добавила от себя:

– А ты похудел! Наверно, не ешь манную кашу и совсем забыл про витамины?

После этого молодой Александров и совсем юные Александровы бросились друг к другу и сделали то, что делают в таких случаях все герои после долгой разлуки, – заключили себя в общие крепкие объятия.

– Какая душераздирающая встреча, – растроганно пробормотала яга, смахнув слезу уголком головного платка, и пояснила остолбеневшему Властелину: – А мальчик – никак, внук Петеньки Александрова, закадычного приятеля моего Барбара и рыцаря Джона. Вылитый он!

– Ничего не понимаю, – признался Властелин. – Если верить этому сыщику, он папаша и в то же время сын моих детей. Мало того, Петенька приходится себе собственным дедом!

– Ну, конечно, какие же мы ему дети, если мы старше его на двадцать лет, – рассудительно промолвила Марина.

– Погодите. Мои мысли запутались. Дайте распутать, – попросил Властелин. – Если вы старше на двадцать лет, значит, вам должно быть по сорок?

– Я, кажется, тоже вот-вот свихнусь, – призналась яга.

– А вы, бабушка, держитесь, – взмолилась Марина. – Вы нам сейчас пригодитесь.

– Так и быть, буду держаться изо всех сил, – пообещала сметливая яга и подняла глаза к потолку, точно обнаружила там нечто более загадочное по сравнению с тем, что происходило внизу, рядом с ней.

– Вы правы. Тогда нам и впрямь должно быть сорок, – подтвердила Марина, снова обращаясь к Властелину. – Но на вид нам уже по четырнадцать, хотя вчера было по восемь.

– Да, и вправду уже четырнадцать, а было восемь, – простонал Властелин, растерянно вглядываясь в ребят. – Ой, мои бедные извилины! – И он схватился за голову, пытаясь распутать мысли, которые скрутились в какой-то беспорядочный клубок. – Я в них заблудился. А-у-у!

– Бабушка, а теперь увезите нас, пока он ищет выход, – попросили все трое землян.

– Ладно, садитесь на помело. Хотя не знаю, зачем я помогаю вам, – вздохнув, согласилась яга.

Марина и Петенька пристроились позади яги, Асику не хватило свободного места, и он в последний момент ухватился за хвост взлетевшего помела. Помело описало круг под потолком и вылетело в трубу, как и предрек Властелин.

– Стой! Будем стрелять! – запоздало закричала стража, да побоялась палить в детей Властелина.

– Эх, а где мой негодный сын, спросить я и забыла, – спохватилась яга.

– Его здесь нет. Он в ателье, – сказали Петенька и Марина. – Соскучились по сыну?

Яга хотела что-то сказать, но в это время помело резко увеличило скорость и устремилось в космос.

– Дети! Сейчас же вернитесь! Вас ждут уроки! – донесся им вслед всполошенный голос Властелина.

ГЛАВА XX, в которой сия история подходит к концу, но перед этим успе