/ Language: Русский / Genre:child_9,romance_sf,

Продавец Приключений

Георгий Садовников

Фантастическая повесть о необыкновенном путешествии на звездолете «Искатель» великого астронавта Аскольда Витальевича и его юных помощников.

ru ru Euge mail@euge.ru FB Tools 2004-05-20 www.rusf.ru 421F8BEA-CDF0-41A9-8B4C-91657CD6B82A 1.0 Продвец приключений Плнет детств Москв 1999 5-236-00101-3

Георгий Сдовников.

Продвец приключений.

ГЛАВА, которя могл бы стть первой, если бы перескзчику не пондобилось вступительное слово

Произошло это в подмосковном поселке Кртово, куд я удлился н покой.

После долгой жизни, полной бурных событий, я мог позволить себе мленькие слбости: вствл чсиков в одинндцть утр, не торопясь выпивл несколько кружек чя с клубничным вреньем и, усевшись н скмеечке, вспоминл свое удивительное житье-бытье или почитывл себе очередную увлектельную книжечку. Много я их з это лето прочитл, рньше-то все не доходили руки – то одно, то другое, – до всякой знимтельной истории я большой охотник. Впрочем, кк и все люди моей змечтельной профессии.

Утро в тот стрнный день нчлось для меня нмного рньше обычного. Едв взошло солнце, кк меня рзбудило смутное предчувствие чего-то неизвестного, которое сегодня не дст мне поспть хорошенько.

Но дело в том, что вшего покорного слугу не тк-то легко поймть н мистическую удочку. Я, человек бывлый, верящий только в рельные фкты, повернулся н другой бок и упрямо зкрыл глз.

– Вствй, вствй, лежебок! Ты дже не предствляешь, что ожидет тебя в ближйшие минуты, – скзл мне внутренний голос.

– Змолчи, дй поспть. И, кстти, я перевидел все, меня уже ничем не удивишь, – буркнул я, еще крепче смежя веки.

Мой ответ порзит вс скромностью, если я открою, что почти полсотни лет проплвл юнгой н линии Новороссийск-Тупсе. Предвидя вшу улыбку, скжу следующее: я мог бы зкончить службу дже кпитном лихого теплоход, пожелй этого. Но мне не хотелось рсствться с должностью юнги. Если вы хоть мло-мльски знкомы с приключенческой литертурой, то, без сомнений, догдлись, в чем дело. Ну конечно же: львиня доля всех происшествий всегд достется юнге. А меня хоть хлебом не корми, дй только окунуться в ккое-нибудь увлектельное приключение.

Ну тк вот, притворился я спящим и дже зхрпел потихоньку. Но нстырный голос был неумолим, злдив свое. Поняв, что в это утро спть мне не придется, я вылез из постели и скзл:

– Лдно, лдно. Только отвяжись. Одевшись и кое-кк сполоснув лицо под умывльником, я вышел н улицу, огляделся и, кк и следовло ожидть, не ншел ничего ткого, из-з чего бы стоило жертвовть сном, который по утрм особенно слдок.

– Может, я не видел козу, что с утр до темноты щиплет трву в кнве? Или кк тетк несет прное молоко? – спросил я сердито.

– Не спеши, – возрзил внутренний голос. – Может, это з углом.

Я звернул з соседний учсток, остновился.

– А пройти еще метров двдцть ты не в силх? – произнес внутренний голос, немного рздржясь.

Через сотню метров он нпомнил:

– Я и в смом деле скзл – метров двдцть, но нельзя же понимть тк буквльно!

Я послушл его и н этот рз и нпрвился в дчный прк. Прк был рзбит н берегу пруд, и меня, кк бывшего моряк, вполне естественно, потянуло н пруд. В прке было безлюдно, потому что н весь поселок не ншлось другого простофили, который бы в ткую рнь поверил чепухе, что несет его вздорный внутренний голос.

Однко стриковское зрение подвело меня пончлу. Возле крусели слонялся еще один чудк. Д и выглядел он чудно в своей длинной, до колен, крсной полотняной рубхе и новых лптях из желтой синтетики. Но еще збвней покзлсь мне голов незнкомц с белыми, легкими, точно пух одувнчик, кудрями и бородой и ярко-синими глзми. Он походил н стринного коробейник, и з спиной его висело нечто похожее н пустой лоток. Чудк совл свой нос сквозь огрду из шткетник, стрлся постичь немудреный мехнизм крусели, точно это был ккя-нибудь невидль. Он увлекся своим знятием и не зметил моего появления.

– А вс-то что вынесло в ткую рнь? Вм-то что спть мешет? – спросил я дружелюбно, испытывя к нему чувство солидрности, кк к товрищу по несчстью.

Услышв мой голос, незнкомец перепуглся и припустил между деревьями во все лоптки. Здл ткого стрекч, что дже выронил книгу, которую держл, окзывется, под мышкой.

– Эй! Вы уронили книгу! – крикнул я вслед.

Видно, мой голос ему что-то нпомнил, и он тк зспешил, что дже не оглянулся, влетел пулей в лифт, стоявший см по себе между сосен. Обычный лифт, ничего особенного, рзве что нет ни подъезд, ни стен – вокруг только сосны. Незнкомец зхлопнул з собой метллические двери; я увидел через стекло, кк он нжл н кнопку ккого-то этж, и лифт взлетел между стволми сосен и скрылся з их кронми.

«Видно, ткое спешное дело, некогд книгу поднять», – подумл я, подошел и нгнулся з книгой.

Книг кк книг, хотя и в мягкой обложке из неизвестной синтетики, и, если мне не изменяет пмять, он нзывлсь тк: «Продвец приключений, или Првдивое, хотя и невероятное, путешествие н звездолете „Исктель"“.

Тут я вспомнил про внутренний голос и спросил:

– Что-то ты притих, голубчик? Где же твое необычйное?

– Может, это и есть то смое необычйное: и человек, и лифт. Ну, и эт книг. Тм же нписно:

«Невероятное путешествие», – робко отозвлся голос.

– Ну, это мы еще проверим, нсколько оно невероятное и невероятное ли оно вообще. И потом, стоило ли весь этот сыр-бор зтевть из-з ккой-то книги. Рзве нельзя было просто сходить в библиотеку и взять книгу н дом? Рзумеется, выспвшись предврительно.

– Но может, ткую не сыщешь ни в одной библиотеке? И потом, обрти внимние н лифт. Вокруг сосны, и вдруг ни с того ни с сего лифт, см по себе. Необычно, не првд ли? – осмелел постепенно голос.

– Ну, знешь ли, я н линии Новороссийск– Тупсе встречл ткое… Не то что лифт между сосен, … что и говорить!..

В общем, в тот же день я осилил подобрнную книженцию и скжу нпрямик: нет н ее стрницх и кпли необычйного в том, что сочинил неизвестный мне втор. И что уж он, не мог придумть другое нзвние, что ли?

А через месяц зявился и см хозяин книги. Торчит этот коробейник перед крылечком, не решется войти.

– Что уж, входите, – говорю.

– Не могу. Не имею прв, – отвечет. – Я из Будущего. Если что-нибудь ненроком испорчу, нрушится ход истории.

– Бросьте эти предрссудки. Ничего не случится с вшей историей. А если и случится, тк, может, к лучшему, – говорю. – Вот вм стул. Не попрошйничть же вы пришли?

Вошел он с опской, сел осторожненько, попрвил з спиной лоток для удобств и звел ткой рзговор.

– Не у вс ли случйно моя книг? – спросил он с ндеждой. – Понимете, книжк вообще-то не моя, я взял ее в библиотеке. Дй, думю, почитю в дороге, пок спущусь из ншего времени в вше. Но увидел вс, испуглся и вот потерял. Теперь ткие неприятности, – зкончил он рсстроенно.

– Не горюйте. Вот вш книг. Только не стоит он того, чтобы пускться вдль из-з ткой ерундовины.

– Неужели приключения экипж «Исктеля» оствили вс рвнодушным? В них столько необычного! – удивился этот тип из Будущего, прижимя книжицу к груди, точно некую дргоценность.

– Д что же в них ткого уж невероятного? Извините з прямоту. Просто вы никогд не пусклись в кботжное плвние, – зявил я.

– Признться, не приходилось, – пробормотл этот коробейник. – Но может, вс зинтересовли неведомые миры?

– Тк уж и неведомые! Нет, лучше скжите: вы плвли н линии Новороссийск-Тупсе? – нстивл я н своем.

– Д нет же, – скзл гость с досдой, и досдовл он не оттого, что ему не повезло, словом, не удлось поплвть н этой линии, по ккому-то другому поводу. – Знчит, я не н того нпл. Вы-то, окзывется, бывлый морской волк, – скзл он, покчивя головой.

– Я зню море между Новороссийском и Тупсе, кк свою квртиру, – отметил я, чтобы лишить его последних сомнений.

– А я-то подсунул вм эту книгу. Хотел увлечь, – сообщил он, все еще стрясь прийти в себя от неожиднности.

Но тут нступил моя очередь удивиться – првд, слегк: больше я себе просто не позволил.

– Знчит, вы книгу не теряли, нмеренно?..

– В том-то и дело, – перебил мой гость, и тут его осенил ккя-то мысль.

– Но… но у меня есть другие приключения. Словом, есть приключения! Смые рзнообрзные приключения! – зкончил он нрспев.

– Выходит, вы и есть тот смый Продвец приключений? – догдлся я, вспомнив прочитнную книгу.

– Вы угдли. Это я, – скзл гость. – Знчит, вы не нуждетесь в моем товре?

– Новороссийск-Тупсе – нпомнил я, подняв укзтельный плец.

– Ах д! Я все збывю, – скзл он, поднимясь.

Он дошел до дверей и тут все-тки решился еще н последнюю попытку:

– Послушйте, у меня единственный экземпляр. – Он покзл н книгу. – Д всюду мне все рвно не поспеть. Но вы можете мне помочь, если перескжете ее содержние своим друзьям, знкомым… В общем, своим современникм.

– Пожлуйст, – скзл я, – мне это ничего не стоит.

Не мог же я признться в том, что кое-что уже вылетело из моей пмяти, некоторые глвы и вовсе перелистны нспех. «Лдно, что-нибудь д придумю», – скзл я себе.

– Ну вот и хорошо, – произнес Продвец с облегчением. – А я еще к вм нведюсь.

Ну, вшему покорному слуге ничего не остется, кк нчть перескз.

ГЛАВА 1, в которой срзу, без проволочек, появляется причин, позволившя ншим героям действовть безотлгтельно

– Биллион метеоритов! – в сердцх воскликнул бывший стронвт, что в переводе н обычный земной язык ознчло «тысяч чертей».

Не то чтобы он совсем рспустился и не держл себя в рукх, просто с тех пор кк его отпрвили н пенсию и он лишился привычных опсностей, его стльные нервы нчли пошливть. «Этот земной покой превртил меня в тряпку», – не рз говорил себе с горечью стронвт. И вот теперь он не удержлся от восклицния.

– Аскольд! – упрекнул его сестр и повел глзми н дверь. – Аскольд, тм ребенок!

Под крепким космическим згром стронвт выступил нежный румянец. Бывший звездоплвтель прикрыл рот лдонью, будто зтолкнул нзд готовое вылететь слово, и сконфуженно произнес:

– Прости, сестренк. Полбиллион метеоритов, я не узню своего…

– Аскольд, – повторил сестр, укоризненно улыбясь.

– Но тысячу метеоритов можно? – спросил стронвт, сбивясь с толку. – Всего только тысячу.

Сестр всплеснул рукми: ну что, мол, с ним поделешь.

– Аскольд, я же тебе скзл: тм ребенок. – И он вновь укзл н дверь.

– Ну, тогд всего лишь один метеорит, но смый вредный и гнусный, – твердо скзл стронвт и осторожно удрил по столу кулком, н котором был выттуировн звездолет с ндписью «Стремительный».

«Э, д я совсем рсхляблся, кк стря ркет», – зметил он про себя.

– В общем, этот гнусный метеорит, я не узню своего племянник, – продолжл стронвт. – Возврщюсь, понимете, из своего последнего в жизни рейс, мой дорогой племянник уже не тот. Ходит, понимете, опустивши нос, будто н него двит ккой-нибудь жлкий миллион тмосфер!

Его сестриц пригорюнилсь – видно, он здел ее больное место – и скзл:

– Влюбился нш Петеньк. Ндо же быть ткой беде!

– Вот кк?! – произнес бывший стронвт. – Знчит, все пропло: теперь уж не бывть ему путешественником!

Когд-то он был великим стронвтом, и ему очень хотелось, чтобы племянник пошел по его стопм.

– Что уж путешественником, если он дже збросил любимую нуку. – И сестр провел крем чистенького фртучк по глзм. – А ккой он был к нуке способный… Ну ткой вундеркинд! Ему еще и двух лет-то не нбирлось, , бывло, спросишь его: «Петеньк, Петеньк, сколько будет, если 3 575 679 помножить н 2 935 798?» – поморщит носик и скжет точно. И тк все пошло хорошо… В девять годиков зщитил кндидтскую диссертцию. А теперь вот уже десять лет кк доктор нук. Только и остлось что в кдемики.

И сестриц опять едв не зплкл.

– Ничего не поделешь, сестр. Я слышл, что с некоторыми случется ткя бед, – печльно пробормотл Аскольд Витльевич.

– Тк если бы он полюбил, кк все нормльные люди. Я бы уж рд был, детишек нянчил… А то ведь влюбился в кого? – всплеснул сестр рукми.

– В кого же? – спросил мшинльно бывший стронвт.

– Если бы знть! В том-то и дело, что в Никого!

– Кк это можно влюбиться в Никого? – усмехнулся бывший стронвт, кк будто бы ему сообщили нечто несусветное. – Я холостяк, и не специлист в этой облсти, и, пожлуй, вообще ничего не смыслю в тких делх, но, по-моему, если рзумные люди и теряют голову, то обычно из-з ккого-нибудь конкретного лиц, – добвил он зтем.

– Можешь убедиться см, – вздохнул сестр и приоткрыл дверь в соседнюю комнту.

Бывший стронвт увидел своего племянник. Вундеркинд сидел з письменным столом и смотрел в окно блуждющим взглядом через толстые очки, точно пытлся что-то нйти н улице. Оттого что он долго не был н свежем воздухе, племянник осунулся. Н лице его отросл молодя кудрявя бородк.

– Сынок» кто же Он? Женщин? Рыб? Или, может быть, водоросль? – тоскливо спросил сестр. – Говорят, есть плнеты, где живут рзумные рыбы и водоросли. И дже кмни…

– Что верно, то верно, – подтвердил бывший стронвт. – Помнится, н плнете Лулу я присел отдохнуть н пенек, тот окзлся интеллектульным. Тогд мы поболтли слвно.

– Ах, если бы я знл, кто Он! – вздохнул племянник.

– А может, Он и не стоит этого? – осторожно спросил сестр.

– Что ты говоришь, мм! Он – Смя Совершення во времени и в прострнстве, – пробормотл влюбленный с упреком. – Я полюбил Ее с первой же мысли. Кк только понял, что Он теоретически существует, тк и потерял покой. Но кто Он и где Он?! – воскликнул он в полном отчянии.

Это печльное зрелище окзлось им не под силу, брт и сестр вышли н цыпочкх, несчстня мть зкрыл дверь и вновь потерл глз крем фртучк.

«А я-то… А я-то мечтл, что племянник пойдет по моему пути и тоже стнет нстоящим путешественником», – подумл бывший стронвт с горечью, рсхживя по комнте в своей поношенной курточке из коричневой кожи. Еще совсем недвно эт стренькя курточк был известн всему миру по гзетным снимкм и телевизионным передчм. Аскольд Витльевич сшил ее из кожи стурнинского бегемот, которую смолично добыл н Стурне. Нет-нет, он не был тким фнтом, чтобы рди моды стрелять в животное! Просто стурнинский бегемот рз в десять лет сбрсывет кожу, и н этот рз он сделл это специльно для Аскольд Витльевич.

– Сто тысяч метеоритов… – пробормотл бывший стронвт и, поглдив в утешение сестрицу по голове, вышел из дом.

Он брел по улице и бормотл себе под нос:

– Ах, кк подвел племянник, биллион биллионов метеоритов! Кто же теперь вместо меня будет искть приключения? См-то я уж н пенсии теперь. Поди ты, списли н Землю. Полетл – и довольно, говорят.

Это случилось в тот день, когд он вернулся из своего последнего путешествия. Н космодроме, кк всегд, собрлсь толп тех, кому не терпелось сейчс же услышть рсскз о новых приключениях своего кумир. Аскольд Витльевич присел н ступеньки вокзл и поведл несколько совершенно новых удивительных историй. Нслушвшись вдоволь, нрод рзошелся, и тогд к стронвту подсел предствитель Отдел путешествий.

«А не пор ли вм утихомириться, дорогой Аскольд Витльевич? – мягко произнес предствитель. – Попутешествовли – и хвтит! Дйте теперь попутешествовть другим, тем, кто помоложе».

Они, то есть отдел, зстли его врсплох. И все же великий стронвт возрзил, скзл, что он вовсе не стр еще и готов хоть куд, хоть з тридевять Вселенных. А что ксется перегрузок. тк дже трудно предствить, сколько он может их выдержть…

«Знем, знем… – прервл его предствитель, в голосе его сквозило сомнение. – Знем, вы еще брвый мужчин! Но столько желющих путешествовть, что просто не нпсешься космических корблей. Н вшем счету уже тысячи приключений, и будет просто неспрведливо, если из-з вс кто-нибудь тк и не отпрвится в путешествие. Ни рзу в жизни!..» Великий стронвт чтил спрведливость более всего и поэтому покорился, хотя дже не смог предствить, кк теперь будет жить без приключений…

– Неужели я не буду больше путешествовть? – шептл стронвт, шгя по улице.

Встречные уже не узнвли его, словно позбыли о его существовнии. Во всяком случе, по тротуру совершенно зпросто шгл смый прослвленный путешественник, почетный член всех геогрфических и строномических обществ, и никто из прохожих дже не оглянулся ему вслед. А рньше-то, рньше, когд он возврщлся из очередного еще небывлого поход, от бесчисленных почестей не было спсу. И скромный и суровый по нтуре великий стронвт прятлся от ликующей публики по здворкм. Поэтому сегодня ему стло чуточку обидно.

«Ну д, конечно, збыли… Теперь уже другие звездолеты и другие имен, – сообщил он себе печльно. – И подвел племянничек мой – ндежд, единственый продолжтель род знменитых звездоплвтелей, который я было основл. Что з прок от человек, потерявшего голову?..» Вернувшись домой, он с горя первым делом отключил в кбинете земное притяжение. Когд стронвт еще был знменит, ученые подрили ему специльную мшину, которя убирл притяжение. И человек в кбинете стновился невесом. Астронвт переобулся в домшние туфли и нчл плвть по комнте, продолжя рссуждть см с собой.

Когд он немного успокоился, лег в дрейф посреди кбинет и вполглз здремл, в дверь громко постучли.

– Войдите! – крикнул стронвт недовольно. В кбинет вошел белокурый геркулес в юношеском возрсте. Гость тут же потерял рвновесие и ухвтился з дверную ручку. И дверь здрожл, ззвенел, точно струн, от его тяжелой хвтки.

– Вот это д! Я тк и думл, что у вс и дом должно быть все по-особенному! – зявил весело гость.

– Что же тут особенного? Естественные условия для отдых, и всего-то, – пробурчл стронвт, поворчивясь н бок.

– А, понимю, – неизвестно чему обрдовлся гость.

– Тк что вм угодно? – спросил стронвт, взиря н пришельц сверху.

– Аскольд Витльевич, у меня к вм одно предложеньице, – сообщил прень, рдостно улыбясь и ослепительно сверкя крепкими зубми.

– Предствляю, что можно предложить стронвту, который уже никому и не нужен, – горько усмехнулся Аскольд Витльевич. – Ну лдно, вляйте сюд!

– Иду! – крикнул жизнердостный гость. Он оттолкнулся от дверей и полетел через кбинет, кувыркясь по дороге для збвы.

– Нельзя ли без шлостей, – проворчл стронвт; он взялся з стержень люстры, свободной рукой прихвтил пролетвшего мимо гостя з шиворот. – Мне это нрвится, – зявил прень сияя.

– Я слушю. – нпомнил стронвт, смягчясь.

Он должен был признться в душе, что этот прень в общем-то производил приятное впечтление. «Лихой прень! Вот уж прирожденный путешественник, – подумл стронвт. – А племянник Петеньк х уж кк не опрвдл моих ндежд, подумть только!»

– Меня зовут Сней. Я нсчет вшего племянник Петеньки, – объявил симптичный Сня, посмтривя н хозяин голубыми простодушными глзми.

– Что-нибудь еще? – спросил стронвт и нсупился.

– Он влюблен! – воскликнул Сня восторженно.

– Уже нслышн, к сожлению, – скзл стронвт сухо.

Но Сня пропустил его змечние мимо ушей и продолжл восхищться.

– И смое глвное, – скзл он ликуя, – смое глвное то, что он дже толком не знет в кого.

– Ккое это имеет знчение, это уже чстности, – промолвил стронвт и, не сдержв грусти, прижлся щекой к прохлдному стержню люстры.

– Вы говорите – ккое знчение? Д потрясющее! – воскликнул Сня, блестя глзми. – Теперь Ее нужно искть! – зкончил он, переходя н шепот.

Когд пренек произнес последнее слово, Аскольд Витльевич невольно вздрогнул.

– Вы скзли «искть»? – хрипло спросил стронвт, вслушивясь в музыку этого удивительного слов.

– Д! Вот именно: искть!

– Но ккое я имею отношение к этой, простите, несерьезной истории? Чем могу помочь?

– О, своим несрвненным опытом! Ее следует искть в космосе. Понимете? В космосе! – торжественно объявил Сня. – А коли тк, я срзу и подумл: «Вот кто знет Вселенную кк свою лдонь – Аскольд Витльевич!» И помчлся к вм.

– Простите, но что общего между… между тким недостойным увлечением и… космосом?! – удивился стронвт и дже почувствовл некоторую обиду з великий космос.

– Отношение смое непосредственное. – И Сня тинственно нклонился: – Он, в кого он влюблен, связн со временем и прострнством. – И гость величественно укзл з окно, туд, где синело глубокое небо.

– Он что же, стюрдесс, вы тк полгете? – усмехнулся стронвт догдливо.

– Ничего не известно. Может, и стюрдесс н космических корблях, может, и жительниц ккой-нибудь еще неоткрытой плнеты. Известно только то, что Он Смя Совершення во времени и прострнстве… Понимете, когд Петеньк почувствовл это в сердце… ну, эту смую любовь, он внчле испуглся, потому что вроде влюблен, не знет в кого. Ну хоть лопни! Понимете, ккое нелепое положение? Тогд он зшифровл свои иделы и сунул в электронно-вычислительную мшину. Мшин, в общем, попыхтел и выдл н-гор, что Он, мол, – ну, т, которя будто бы рнил его в сердце, – Смя Совершення во времени и прострнстве. И более ничего, ну хоть тресни!.. Ткя ситуция, Аскольд Витльевич. Знчит, ндо искть смим. Во времени и прострнстве, то есть в космосе.

Из-з энергичных движений он то и дело кувырклся в воздухе, и хозяину кждый рз приходилось ловить его з полы пиджк и возврщть н место.

– Знчит, кк я понял, вы пускетесь в путешествие? – спросил стронвт с звистью.

– Петеньк очень переживет, прямо нет сил смотреть, – скзл Сня, зглядывя стронвту в глз по-собчьи.

– И что же должен я? Помочь советом? – спросил стронвт с горечью.

– Мы просим вс возглвить экспедицию, – вжно предложил Сня.

– Искть ккую-то сопливую девчонку? – фыркнул стронвт, полгя, что нужно немного поупрямиться для солидности, см тк и обмер от неожиднной рдости.

– Д, искть! Аскольд Витльевич, неизвест-ные дороги ждут вс! Вс ждут звезды, Аскольд Витльевич! – призвл Сня, бледнея от пфос.

Астронвт смущенно хмыкнул…

«Снов в путешествие! – с восторгом подумл он. – Пусть дже из-з ккой-то девчонки. Мы рзыщем ее, и пусть мой дорогой племянник посмотрит н нее и скжет: „Нет, все-тки смое прекрсное н свете – это путешествие. Стну-к я лучше путешественником!"“

– Экипж? – спросил стронвт деловито.

– Три человек. Комндир корбля, то есть вы, и мы еще с Петенькой, – четко доложил Сня.

Астронвт одобрительно кивнул. Этот брвый прень нрвился ему чс от чсу все больше.

– А с Отделом путешествий вы утрясли? Может, чья-нибудь очередь, я, пожлте, вместо него? И ни з что ни про что пострдет хороший товрищ, – произнес Аскольд Витльевич и зтил дыхние, дожидясь ответ.

– Не волнуйтесь, никто не пострдет, потому что мы построим свой звездолет! – воскликнул Сня.

– Вы скзли – построим? Я не ослышлся? Выходит, у вс дже нет корбля?

– Пок еще нет, но это же пустяки, соберем своими рукми. Достнем схему и соберем. Долго ли? – скзл небрежно Сня.

Астронвт покчл головой. В нем все тк и погсло. Он-то уж нстроился было…

– А что? – зпетушился гость. – И соберем! У нс есть один прень… Вот ткой прень! – И Сня выствил большой плец. – См собирет приемники. Д ему только посидеть, и будет вм звездолет.

– Будет звездолет, тогд и поговорим, – скзл стронвт укоризненно.

Он взял себя з рукв, подтщил к стене и нчл спускться н пол, хвтясь з мебель. Этим он двл понять, что бесед зкончен. Он был немножечко сердит з то, что пришли и без толку рстрвили его строе стронвтское сердце.

– А кк же я? – спросил Сня, врщясь под потолком.

– Следуйте з мной, – буркнул стронвт не глядя.

Он выключил ппрт, восстновив земное притяжение в комнте, и Сня, только успевший до-брться до стены, сктился н мягкий ковер.

– До свидния, комндир! Через несколько дней нш корбль будет ждть вс н стрте, – скзл Сня, одной рукой отряхивясь и протянув вторую для рукопожтия.

– До свидния, до свидния, – проворчл стронвт, продолжя дуться.

Он пожл протянутую лдонь, по-прежнему глядя в сторону. А Сня, видно, был очень доволен визитом. Едв з ним зхлопнулсь дверь, кк до стронвт долетел с лестницы его веселый голос. Недвний гость нпевл, не зботясь о мелодии:

– Нм нипочем и космический мороз, и очень горячие звезды… Мы отыщем тебя, о Смя Совершення незнкомк!

«О биллионы биллионов!.. – ругнулся стронвт про себя. – Никогд я еще не испытывл ткой досды. Дже когд поплся в плен к пиртм из созвездия Гончих Псов. Будь у нс звездолет, биллионы биллионов!..» А Сня выбежл из подъезд и помчлся н стоянку ткси, лвируя между прохожими. Прохожие, в свою очередь, огибли Сню. У них были ткие лиц, будто они тоже куд-то спешили. Некоторые дже бежли…

«Что бы это знчило?» – не выдержв, зинтересовлся Сня, и тут же до его слух донеслось с соседней улицы:

– Есть приключения! Смые рзные приключения! Увлектельные! Знимтельные! Н- любой вкус!..

Мимо Сни пробежли прень и девушк. Прень пояснял н ходу своей спутнице:

– Говорят, это Продвец приключений. Говорят, он прибыл вчер н ншу плнету.

«Нс-то уже поджидют свои приключения», – ухмыльнулся Сня и последовл дльше.

Н углу он остновил ткси н воздушной по» душке и уселся рядом с водителем. Мшин оторвлсь от земли, полетел нд сфльтом. Сня нетерпеливо зерзл, и ткси под его тяжестью едв не село н брюхо.

– Осторожней! – испуглся шофер. – Порвешь воздушную подушку.

Они примчлись н тихую, тенистую улицу, вымощенную стринным булыжником. Рсплтившись с водителем смыми добрыми пожелниями, Сня взбежл по лестнице н второй этж деревянного дом и нетерпеливо постучл в одну из дверей. Ему открыл пожиля женщин с рукми в мыльной пене. Ответив н приветствие, он пропустил Сню в глубь квртиры. Он протопл по коридорчику, пронзительно скрипя половицми, и ворвлся в комнту, где стоял стол, звленный триодми, диодми и прочей метллической утврью, з столом сидел худенький прень с острым лицом и совл пяльник в чрево ккой-то сложной конструкции.

– Добрый день! – зорл Сня, остнвливясь з спиной приятеля.

– Что делю-то? Д вот комбйн: стирльня мшин с телевизором. У ммы, понимешь, корыто прохудилось, – рссеянно пробормотл пренек и поднес острие пяльник к близоруким глзм.

– Есть срочное дело, понимешь? Ты еще не предствляешь, ккое грндиозное дело!

– Д вот ншел н чердке стрый велосипед, поломнную мясорубку н всякий случй прибрл еще прошлой осенью, – пояснил пренек, зглядывя в нутро будущего комбйн.

– Очнись, дружище! Я же говорю: дело есть одно, ну прямо гигнтское! Д выключи свой пяльник, в конце концов! Дело первейшей вжности. Знешь что, собери ркету, ? Небольшой звездолетик. Соберешь? Рди Петеньки!

Эдик поднял пяльник, точно жезл, и скзл, уже что-то сообржя:

– Звездолет? Тебе ккого клсс?

– Ну… мне бы смый большой.

– Тщи мтерил! Если что-нибудь остлось из твоих игрушек.

– Стрый провоз пойдет? Кукушк?

– Пойдет! Хорошо бы еще стенные чсы с громким боем фирмы Буре, – проговорил Эдик. – Спроси у своего прдедушки, – и вновь углубился в рботу.

Уже к вечеру энергичный Сня принес все необходимое. А н другой день прибежл к Эдику прямо с звод и отныне кждый вечер сидел, примостившись у крешк стол, и блгоговейно следил з кждым движением своего приятеля. И нконец нстл чс, когд Эдик откинулся с отверткой в рукх н спинку стул и скзл:

– Готово! Можешь збирть! – и повел отверткой, отыскивя, что бы еще можно было ткое подвинтить.

Сня едв не зплкл от рзочровния. Звездолет едв доходил ему до подбородк.

– Что же ты нтворил? Здесь едв поместится кошк, не то что трое взрослых людей. Кк же я теперь посмотрю в глз Петеньке и Аскольду Витльевичу? – горестно скзл Сня.

– Мловт, что ли? – спокойно спросил конструктор. – Ну, это бед попрвимя. Мы его вырстим, и всего-то збот! Бери звездолет – и йд н пустырь.

По дороге Эдик зглянул в срй, прихвтил лопту и небольшой мешочек.

– Копй грядку, – скзл он н пустыре. Потом он высыпл в ямку из мешочк порошок, окзвшийся минерльным удобрением.

– Сжй звездолет.

И когд недоумевющий Сня посдил звездолет, скзл:

– Ну вот, теперь поутру поливй и окучивй.

– Д что толку? – возрзил Сня уныло. – Это же не огуречня рссд. Всем известно, что железные вещи не рстут, сколько их ни удобряй и ни окучивй.

– А кто-нибудь проверял это н опыте? – спросил Эдик сердясь.

– Пок еще никто. Мы первые, – вынужден был признть Сня.

– Вот видишь, еще никто не проверял, ты уже сомневешься, – промолвил Эдик с упреком.

ГЛАВА 2, из которой стновится ясно, кк обычно делют генильные открытия

– Ну вот видишь, все вышло просто, – пробормотл Эдик, роясь в крмнх и гремя чем-то метллическим. – Только берись всегд з то, что люди считют бсурдным. Возьми и проверь. Нверняк получишь новое открытие.

– Ну, теперь-то мне все понятно, – ответил Сня и, здрв голову, посмотрел н верхушку звездолет.

Свежий, еще не сорвнный, звездолет сиял н солнце своими глянцевитыми бокми, точно гигнтский бклжн.

– Сбегю кликну экипж и комндир, – сообщил Сня, еле отрывясь от величественного зрелищ.

Он понесся через пустырь, ничего не змечя. А тем временем из-з строго, полусгнившего сря высунулсь голов смуглого незнкомц. Незнкомец удивленно поднял брови, потом, видимо, понял все и усмехнулся згдочно.

ГЛАВА 3, с которой, собственно говоря, все и нчинется

Бывший стронвт пересек двор, злитый сфльтом, обогнул грж и очутился н здворкх втобзы. Здесь, посреди втомобильного хлм, н повленном телегрфном столбе сидел стрый робот и грел н солнышке свои метллические суствы.

Увидев Аскольд Витльевич, робот нчл поднимться – медленно, с жлобным скрежетом.

– Сиди, сиди, Кузьм, – скзл стронвт, опускясь рядышком. – Знчит, скрипишь, стрин?

– Скриплю, – вздохнул Кузьм, устривясь поудобнее.

– М-д, – произнес Аскольд Витльевич со вздохом. – А ведь бывло-то… Вот, к примеру, н Венере… Збыл небось? Не скжи ты тмошним львм, будто бы я тоже робот, съели бы, черти, в дв счет… – И грустное лицо бывшего стронвт зсветилось.

– Кк же, кк же, помню, Витльич. Ты был тогд совсем молоденьким. Тк и лез н рожон см, – здушевно скзл Кузьм, и сквозь ржвчину н его метллической физиономии тоже пробился свет приятных воспоминний.

– Зеленый был еще. Боялся, что тк и не дождусь первого приключения. Пришлось тебе понянчиться со мной… А теперь ржвеешь, поди, без дел?

– Ржвею, Витльич, ржвею, – сокрушенно признлся Кузьм. – Вот тут и побирюсь. Кто кпнет мслишк мшинного, кто болтик дст, кто гечку… Тем вот и существую. Дже стыдно перед людьми. Уж хоть бы рсплвился где н белом крлике. Или ннигилировл, скжем. И то ккой-то почет; Теперь же пропдешь без эксплутции, пок не сволокут в утиль те же пионеры. Вместе со стрыми ведрми.

– Потерпи, Кузьм, нс еще рно в утиль. Мы еще полетем, – скзл стронвт, хотя и см не верил себе.

Ему хотелось подбодрить строго сортник, он похлопл его по спине, и полое нутро Кузьмы. ответило ровным гулом.

– Это првд, комндир? Мы в смом деле еще полетем? – нивно спросил Кузьм.

– Рзумеется. Есть у меня н примете одно интересненькое приключение, – скзл стронвт, сгоря от стыд – оттого что приходилось лгть, хотя и в добрых целях.

– А ты меня возьмешь, комндир? – спросил Кузьм совсем по-детски.

– Куд же я без тебя, – ответил стронвт, неумело пряч глз.

У него не хвтло сил и дльше обмнывть доверчивого Кузьму, он попрощлся и пошгл домой. Кузьм пошел было его провожть до угл, д, н грех, у него зел шрнир в првом колене, и робот повернул нзд н втобзу з мслом.

Сню стронвт зметил еще издли. Тот стоял у подъезд, згородив могучим телом дорогу, и рдостно щурился н солнце.

– Товрищ комндир, рзрешите доложить? – крикнул Сня н рсстоянии. – Космический корбль к полету готов!

«Ох уж эти мне шутники!» – подумл стронвт и погрозил Сне пльцем.

– Честное слово! – скзл Сня. – Сейчс увидите сми. Прошу вс!

Он рспхнул дверцы ткси. Окзывется, у подъезд стоял мшин, н зднем дивнчике ткси сидел племянник Петеньк. Племянник поднял зтумненный взор, скзл «х» и прижл к сердцу лдонь.

– У него сегодня особенно сильный приступ, – пояснил Сня, придерживя дверцу.

«Бедный мльчик, ишь кк скрутило его», – скзл себе стронвт, усживясь в ткси. Он почувствовл неприязнь к той неизвестной, Смой Совершенной во времени и прострнстве.

– Куд же меня везете, озорники вы эткие? – спросил стронвт.

– Ах! – отозвлся Петеньк.

– Н нш собственный космодром, – ответил Сня многознчительно.

«А вдруг и впрвду это? – подумл стронвт. – Нет, нет, не нужно верить… тогд, возможно, и сбудется». Тк опытный стронвт хотел перехитрить судьбу.

З окном промелькнули окринные дом, мусорня свлк, потом мшин зпрыгл н ухбх. Хотя он и был н воздушной подушке и не кслсь земли, ее тем не менее подбрсывло, потому что нд ухбми воздух тоже был неровным. Мшину хорошенько тряхнуло, и он остновилсь посреди пустыря.

– Приехли! – возвестил Сня.

Астронвт выглянул из ткси – сердце его екнуло. В двдцти шгх от мшины стоял нстоящий, нцеленный в неведомые глктики, звездолет.

Признться, он производил несколько стрнное впечтление. Пожлуй, еще не было ткой мрки космического корбля, который бы великий стронвт не водил в свое время. Но клсс этого звездолет ему, признться, был неизвестен. Скорее всего, он походил н древний провоз, устновленный вертикльно, сбоку торчл труб, присущя только провозм.

Звездолет возвышлся нд свежей ямой, и н соплх его еще виднелись комья земли, будто н корнях у овощ.

Астронвт вылез нружу и, еще не веря своим глзм, приблизился к звездолету, постучл по обшивке. Корбль тотчс бсовито згудел, точно пустой бк.

– Звездолет! – произнес Аскольд Витльевич все еще с большим сомнением.

– Ах, – отозвлся Петеньк, – скорее бы в путь!

Сня ходил следом з бывшим стронвтом, потиря руки.

– А вы згляните вовнутрь, Аскольд Витльевич, – скзл Сня и гостеприимно простер лдонь в сторону люк.

Астронвт поднялся по ступенькм и зглянул в прихожую корбля.

– Звездолет, – повторил он, сомневясь, но уже в меньшей степени.

Он прошел к пульту упрвления, похожему н пинино, и неуверенно потрогл пожелтевшие от времени клвиши.

– Корбль! – скзл он, все еще не веря глзм.

– Смый подлинный звездолет! Эдик собирл прямо по схеме, – пояснил Сня, протопв следом з стронвтом и теперь высовывясь из-з его плеч.

– Д, д. теперь я вижу см, – соглсился Аскольд Витльевич возбужденно.

– Внчле мне покзлось, словно я угодил в гигнтский пылесос. Но сейчс мне кжется, будто эт штук и в смом деле смхивет н космический корбль.

Он опять появился в проеме люк и скзл со сдержнностью, присущей только суровым людям:

– Это, рзумеется, не высший клсс, но в общем ничего жестяночк.

– Будьте уверены, он еще себя покжет! – похвстлся Сня.

А Петеньк прерывисто вздохнул. Тогд Аскольд Витльевич спустился вниз, подошел к Петеньке и положил н его плечо свою тяжелую руку.

– Крепись, племянничек. Мы отыщем эту негодницу! – произнес он громовым голосом.

Вот тут-то и Сня и Петя увидели прежнего великого звездоплвтеля. Он преобрзился. Рспрвил плечи и поднял голову, стл опять высоким и сильным. Мышцы его вновь обрели крепость. стли, взгляд под черными, резко вычерченными бровями вернул себе остроту. Рук стронвт, опущення н Петенькино плечо, был точно отлит из бронзы и могл бы сделть честь пмятнику любого полководц или флотоводц.

Молодые люди, збыв обо всем, с восторгом взирли н его лицо, укршенное орлиным носом и энергичными ноздрями и иссеченное шрмми.

– Аскольду Витльевичу, ншему великому комндиру, ур! – скзл, ликуя, Сня. Он не выдержл и проблеял свою песенку: – Нм нипочем и скользкий космический лед, и очень горячие звезды… Мы отыщем тебя, о Смя Совершення незнкомк!

У Петеньки не хвтило слов, он молч, но вырзительно пожл руки своим будущим спутникм.

– И когд же мы в путь? – спросил он, ждно поглядывя н люк корбля.

– Лично я уже готов, – объявил Сня. – Звтр же хвтю отпуск – ив дорогу. Хоть куд!

– Ну что ж, мои юные друзья, в дорогу тк в дорогу, не будем тртить время зря. Пусть только штурмн рссчитет тректорию полет, – скзл новоиспеченный комндир и обнял племянник з плечи. Зтем он повернулся к Сне и добвил: – Ну, вы, Сня, кк уже, нверное, догдлись, будете ншим юнгой…

Рнним утром н третий день – будто бы помолодевший, н смом деле вновь ствший великим – стронвт вышел из дом с портфелем, в котором лежли смен белья, зубня щетк и пр бутербродов с постной ветчиной. Н этот рз он был чисто выбрит, его верня куртк любовно зштопн н локтях.

Шофер ткси, круливший пссжиров, тотчс вновь узнл великого стронвт, приоткрыл дверцу и крикнул:

– Аскольд Витльевич, милости просим! Домчу куд угодно!

– Э, не скжи, не скжи! Чтобы добрться туд, куд я скоро отпрвлюсь, необходим совершенно другой трнспорт, – ответил стронвт, посмеивясь. – Тк что спсибо, здесь я пок пешочком. – И пошгл себе, покчивя портфелем в ткт.

– Это з приключениями, что ли? – спросил шофер, медленно сопровождя стронвт. И Аскольд Витльевич хитро подмигнул. Теперь его узнвли вновь. Бородтые дворники в белых фртукх приветствовли его, приподнимя кепки, водитель поливльной мшины, тщившей перед собой сверкющие усы, высунулся из кбины по пояс и спросил:

– Никк з новыми приключениями, Аскольд Витльевич?

– З новыми, з новыми! – скзл стронвт, по-прежнему ухмыляясь добродушно.

– Вы слышли новость? – произнесли з его спиной. – Нш Аскольд Витльевич опять отпрвился з приключениями!

Тк легко и весело, рсклнивясь с первыми прохожими, Аскольд Витльевич проследовл через город к месту стрт.

Его экипж уже сновл вокруг звездолет. Сня стоял н стремянке с ведерком белил и, высунув стртельно язык, выводил широкой кистью: «Исктель». Петеньк лихордочно бегл под лестницей и поторпливл Сню, покрикивя:

– Скорей! Ну скорей же! Ах кк медленно!..

– Не мешй! Не то ошибусь, – отбивлся Сня.

Н крю ямы сидел создтель звездолет и здумчиво поигрывл кусчкми.

– Ну-с, штурмн, ндеюсь, рссчитли тректорию? – энергично спросил комндир. – Двйте-к сюд вши рсчеты!

– Вот! – с готовностью доложил Петеньк и протянул листок чистой бумги.

– Посмотрим, посмотрим, что вы нм тут нписли… – пробормотл стронвт, рзглядывя лист и тк и этк. – Но помилуйте, здесь же ничего нет! Здесь белым-бело!

– Совершенно верно, – торопливо скзл Петеньк. – Тк и должно быть. Потому что нс устроит любя тректория. Словом, куд глз поглядят. Ведь никто не знет, где Он, Смя Совершення во времени и прострнстве, – зкончил он убитым голосом.

– Ну, ну, штурмн, – подбодрил комндир, потрепв Петеньку по плечу.

Тем временем Сня слез с лестницы и отошел в сторону, любуясь своим художеством.

– Здорово, првд? Это нзвние я придумл см, – оповестил он комндир.

– Недурно придумно, юнг, – соглсился Аскольд Витльевич. – Видно, вы прирожденный путешественник.

– Ах, рзве имеет знчение, кк нзывется твой корбль? Лучше бы поскорей в дорогу! – нетерпеливо воскликнул Петеньк.

– Вы не првы, штурмн, – возрзил комндир. – Н корбле, нзвние которого придумно кое-кк, у вс ничего не выйдет. Поверьте моему опыту!

– Если есть уже удчное нзвние, что же мы тогд копемся? – зкричл нетерпеливый штурмн.

– Еще не все в сборе, – спокойно зметил комндир.

Тут же из-з рзвлин пкгуз долетело метллическое бряцние, и н пустыре появился Кузьм с узелком, из которого торчло горлышко мсленки.

– Прошу знкомиться. Нш штурмн. – И комндир укзл н Петеньку. – Это нш юнг, прошу любить и жловть. – Комндир кивнул в сторону Сни. – А это нш новый мехник. – И комндир положил лдонь н стльное плечо Кузьмы.

– Здрвствуйте, штурмн. Здрвствуйте, юнг, – скзл Кузьм зстенчиво.

– Что уж тм, зовите нс просто Петей и Сней, – предложил смущенно Сня.

– Д удобно ли? Вы кк-никк мтерия оргническя, я всего лишь вспомогтельный мехнизм, – еще более смутился Кузьм.

– Ничего подобного! Вы нш боевой товрищ, вот что! – возрзил Сня.

– И вдобвок стрше по возрсту. Поэтому зовите нс просто по имени, – горячо добвил Петя.

– Спсибо, ребят, – рстроглся Кузьм и укрдкой смхнул кплю мсл со своих линз, зменяющих глз.

Комндир тоже было рсчувствовлся, но быстро переборол себя и прикзл знять мест. Нши путешественники молниеносно зполнили корбль и приготовились к зпуску, который должен был произвести см конструктор.

Читтель помнит, конечно, что в это время конструктор Эдик сидел у кря ямы и здумчиво поигрывл отверткой. Он увлекся очередной идеей и збыл, что его отвжные приятели собрлись в путешествие, где их, несомненно, уже с первой минуты крулят нескончемые опсности, и дже не обртил внимния, когд сквозь стены звездолет послышлся длекий голос великого стронвт:

– Конструктор! Пуск!

Подождв немного, Аскольд Витльевич приоткрыл иллюминтор.

– Конструктор, нм пор! – нпомнил комндир, высовывясь нружу.

Эдик поднял голову, взглянул н звездолет будто впервые.

– А не рзобрть ли нм эту штуку? – скзл Эдик зинтересовнно.

– Поздно! Мы улетем! – пояснил комндир хлднокровно и скрылся внутри корбля.

А Эдик достл из крмн спички и нчл нехотя поднимться н ноги.

– Итк, пуск! – повторил великий стронвт, усживясь з пульт.

– Комндир, мы збыли зхлопнуть люк! Он открыт прямо нстежь! – рздлся голос мехник.

– Спокойно! Без пники! Н стрте случется еще и не ткое. Юнг, зкройте люк! – прикзл Аскольд Витльевич и помял пльцы, прежде чем положить их н клвиши пульт.

– Позвольте мне зкрыть! Мне хочется собственными рукми! – взмолился Петеньк, совсем теряя терпение и суетясь.

Юнге не терпелось смому поскорее взяться з свои обязнности, но в то же время он очень хотел удружить приятелю.

– Комндир, если вы рзрешите ему, я, тк и быть, не обижусь, – скзл добрый Сня смоотверженно.

Великий стронвт нхмурился и произнес:

– Н первый рз рзрешю. Но учтите н будущее: все обязнности мы поделили поровну, тк, чтобы никому не было обидно, и никто не имеет прв покушться н долю товрищ.

Штурмн твердо пообещл, что вот он сейчс зкроет люк и впредь покушться н долю своего товрищ не будет.

Он взялся з дверную скобу люк и тут увидел черно-белого пушистого кот, несущегося через пустырь. Кот прыгл по кочкм, точно резиновый, высоко подбрсывя зд. З ним бежл девушк в спортивных брючкх и кедх. Темные волосы стллись з ней, точно крыло.

– Мяук! Мяук! Ко мне! – взывл девушк. – Мяук! Мясо! Мясо! Кому мясо?..

Петеньк змешклся, кот перелетел через яму, зпрыгл по ступенькм и, прижимясь животом к полу, прошмыгнул между его ног в звездолет.

– Отдйте Мяуку сейчс же! – потребовл девушк.

– А мы его не брли, он см, – нчл опрвдывться Петеньк, теряясь и без причины попрвляя очки.

– Ах тк! Ну, тогд я возьму см, – зявил девушк и решительно поднялсь по ступенькм.

– Сюд, понимете, нельзя. Вход посторонним, нверное, воспрещен, – предупредил Петеньк несмело.

– А ну пропустите, пожлуйст, я уж не ткя посторонняя, кк вм кжется, – скзл девушк.

И Петеньк совсем оробел, посторонился и пропустил девушку.

– Мяук, где ты? Иди ко мне, мой мленький, дм мяс… – скзл девушк льстиво.

Кот уютно лежл под тбуретом комндир и посмтривл оттуд зелеными глзми, полными безрзличия, будто все это относилось не к нему, будто он здесь лежл уже целую вечность.

– Мой дядя… то есть нш комндир, будет очень недоволен, – пожловлся Петеньк, ступя з девушкой. – Кис, кис… – позвл Петеньк; он стл н четвереньки, ндеясь тким мнером нлдить конткты с котом.

– По-русски он знет только слово «мясо». Поговорите с ним по-мрсински. Дело в том, что я двно готовлю его к космическим полетм. С смого детств, – пояснил девушк и тоже опустилсь н четвереньки.

– Комндир! Н борту женщин! – возвестил добросовестный Кузьм.

– Конструктор, здержите стрт! – скомндовл великий стронвт, мигом рзобрвшись в си-туции.

Но здумчивый Эдик уже чиркнул спичкой и, рзмышляя о чем-то своем, поднес ее к гзовой горелке, приделнной к днищу корбля.

В горелке згудело синее плмя, звездолет оторвлся от земли и, быстро нбиря скорость, полетел в небо. Поднявшийся ветер хлопнул люком, и тот зкрылся н нглийский змок. В этот же смый момент конструктор Эдик схвтился з голову и зкричл:

– Постойте! Я збыл…

Но стремительный звездолет уже унес нших героев к облкм, и то, что вспомнил Эдик в последнюю минуту, остлось для них тйной. И не знли они, что, кк и в прошлый рз, из-з угл з «Исктелем» следил все тот же смуглый незнкомец.

– Ну. видимо, и мне пор брться з дело, – пробормотл он с усмешкой, что принято нзывть дьявольской.

Но тут его шлепнули по мягкому месту и скзли: «Ат-т-т!» Незнкомец живо обернулся и увидел крепкого румяного стрик с белой бородой и голубыми луквыми глзми, одетого в длинную, по колено, чистую рубху и в новеньких лптях. Н груди у необычного стрик висел лоток.

– Продвец приключений! – воскликнул незнкомец оздченно.

– Б, д никк стрый знкомый! – произнес в свою очередь стрик.

– Нельзя ли потише? – попросил незнкомец, перейдя н шепот, и кивнул в сторону Эдик.

– Знчит, прибвилось рботенки? – спросил Продвец и. зкинув голову, посмотрел из-под лдони н удляющийся звездолет.

– Рботенки-то? Прибвилось рботенки, теперь только поспевй, – ответил незнкомец згдочно и потер руки, видимо предвкушя удовольствие.

ГЛАВА 4, в которой с юнгой и котом Мяукой происходят некоторые преврщения

– Ой, вот это сюрприз! – обрдовлсь девушк и зхлопл в лдоши.

«Биллион биллионов…» – хотел было мысленно произнести комндир, но н этот рз удержл себя в рукх, потому что рядом нходились еще не искушенные молодые люди, и решительно нжл н одну из клвиш пульт, нд которой от руки было нписно «Тормоз», – из-под клвиши вылетел низкий звук «до», корбль продолжл поднимться нд городом.

Вот уже остлись длеко внизу дом, и Петеньк, выглянув в иллюминтор, увидел н блконе мму. Он мхл лдошкой, вторую приложил козырьком к бровям и смотрел вслед звездолету.

– Проверить тормоз! – рспорядился между тем комндир.

– Есть проверить тормоз! Тормозов нету! – немедленно откликнулся Кузьм.

– Превосходно, – скзл великий стронвт, не теряясь. – Принимю решение продолжть полет. Тем более, ничего другого нм не остется.

– С ншим комндиром мы не пропдем, – с гордостью пояснил Кузьм; он деликтно присел н крешке стул, держ узелок н выпуклых, уже потершихся коленях.

З окнми мелькли облк. Они стремительно уходили вниз и стновились мленькими, будто рзрывы снрядов. Комндир то и дело опускл пльцы обеих рук н клвиши пульт, словно музицировл н пинино. Ткое впечтление склдывлось оттого, что пульт и впрвду был собрн из рзвлин строго рояля, и теперь из-под пльцев комндир, помимо его желния, временми прорывлись куски гммы. А когд Аскольд Витльевич переключл двигтели корбля н первую космическую скорость, вообще получилось тк, будто бы он исполнил «собчий вльс». Комндир зкончил вльс бурным пссжем, после чего встл с тбуретки и скзл своему экипжу:

– Друзья! Пор приготовиться к перегрузкм. Штурмн, передйте ншей гостье мой квлнг.

– А кк же вы? – спросил Петеньк. – Очевидно, я в свою очередь должен передть вм свой? Ведь уступют же в трмве стршим место.

– Ни в коем случе. Вы новичок, я уже зкленный, – скзл великий стронвт, усмехясь. – А вы, девушк, следуйте его примеру.

Петеньк «облчился» в квлнг и дисциплинировнно полез в внну с подсолнечным мслом. В звездолете стояло несколько тких внн, н всякий случй.

– Смелее, смелее, – скзл комндир девушке. – Мсло смягчет перегрузки.

– А я остнусь с вми. Я очень крепкий человек, – зявил Сня, стновясь рядом с комндиром.

– Юнг! Рзве вы не знете из художественной литертуры о том, что только комндир имеет прво н ткой риск? – непреклонно возрзил стронвт.

– А я бы тк и лежл целую жизнь в подсолнечном мсле, – скзл Кузьм простодушно.

– Слушюсь, комндир! – хитро ответил Сня, см, вместо того чтобы подчиниться прикзу, точно прокзливый мльчик, спрятлся з спиной Аскольд Витльевич.

И тут нчлись перегрузки. Сквозь слой прозрчного мсл Петеньк увидел, кк н его дядю принялся двить небесный потолок. Но комндир не уступл: он стиснул зубы, побгровел, нтужсь, уперся ногми в пол. В его глзх сверкли озорные искры. Петеньке кзлось, будто дядя весело шепчет: «А ну посмотрим, кто кого?» Он стоял, точно Атлнт, и, нбычившись, держл н горбу весь небесный свод, пок звездолет не вышел н орбиту. Когд перегрузки зкончились, комндир встряхнулся, рспрвил плечи и позволил вылезти из мсл.

А с юнгой произошло нечто порзительное. Сня теперь походил н отржение в кривом зеркле, точно угодил в комнту смех. Он стл низеньким – с тбурет, и толстым, с широкими щекми и пухлыми коротенькими ножкми. Он прятлся з стулом, стесняясь своего вид. Девушк тк и поктилсь от смех.

– Ничего нет смешного, – буркнул юнг обиженно.

Астронвт покчл головой и скзл всем в нзидние:

– Друзья, теперь вы сми видите, к чему приводит непослушние.

– Я больше не буду, – виновто промолвил Сня, переминясь н коротеньких ножкх.

– Ничего, это дело попрвимое, – скзл комндир. – А ну-к, штурмн, возьмите юнгу з ноги. Только не перекручивть, это вм не белье1 Он ухвтил Сню з голову, штурмн – з ноги, и они принялись рстягивть его, упирясь ногми в пол. Но тело юнги пончлу не поддвлось, потому что стронвт все время перетягивл штурмн. Тогд н помощь штурмну пришли Кузьм и девушк. Они взялись з Петенькину тлию, силы сторон стли рвными, и дело быстро пошло н лд.

– Еще… немножечко еще! Еще рз взяли! – комндовл бывлый стронвт и н глз мерил юнгу.

Рспятый Сня смирно глядел в потолок и лишь нпомнил однжды:

– Э-э, не очень-то увлекйтесь! Кк бы я не стл похож н восьмерку.

Когд юнгу поствили н ноги, то окзлось, что его друзья чуточку перестрлись и юнг прибвил в росте целых восемндцть миллиметров! Его спсители не знли, куд деть глз, до того им было неловко перед Сней. Дже железный комндир и тот обескурженно приговривл: «Эко, брт…»

– Д вы не рсстривйтесь! – воскликнул добрый Сня. – Ну подумешь, вернемся домой – зймусь бскетболом. Пм! – И он изобрзил бросок мяч по корзине.

– А где же Мяук? Куд он пропл? – спохвтилсь девушк.

«Мрр», – небрежно ответил Мяук. Он превртился в плоский мохнтый коврик и лежл н прежнем месте, рядом с тбуретом стронвт. Новое состояние ничуть его не озботило. Нос у Мяуки стл розовым после сн.

– Не огорчйтесь, – скзл комндир хозяйке кот. – Это бывет. Мы посдим вс н первый встречный корбль, и когд нчнется спуск, поствьте кот н здние лпы. Те же перегрузки и подрвняют вшего Мяуку.

– А я не хочу н встречный корбль, тем более первый. Мне с вми интересно, вот! И Мяук не хочет. И тк он дже крсивее, – зупрямилсь девушк.

– Комндир, может, их оствить, ? Ткя уж у нс будет веселя компния, комндир, – змолвил свое словечко добрейший Сня: он уже простил девушке ее обидный смех.

Теперь подошл очередь Петеньки. Девушк обртил к нему умоляющий взор, и штурмн погрузился в глубокое рздумье. Что-то подскзывло ему: мол, девушк и кот еще пригодятся им в путешествии, и все же он не мог прийти к определенному выводу.

– Дом-то небось ждут ее к обеду. Сидят з столом, не приступют поди… И вообще, если ты собрлся в иную глктику, поствь в известность родителей. Дескть, не ждите к обеду или ужину – словом, нчинйте без меня! – строго скзл комндир.

– У меня летние кникулы, – прошептл случйня гостья, обводя экипж ну тким уж просительным взглядом, и свои смые большие ндежды он почему-то возложил н Петеньку, хотя он был всего лишь штурмном корбля.

Петеньк почувствовл, кк что-то тинственное зствило его злиться крской, кто-то згдочный зствил подумть: «Пусть себе летит. У нс мест хвтит для всех». А Кузьм крякнул и стл делть вид, будто что-то ищет в своем узелке.

– Ну пожлуйст… я еще пригожусь, – скзл девушк.

– Нет и нет! Сейчс зтребуем дежурную ркету. И девушку, и кот доствят домой. Тким вот обрзом! – зявил комндир, споря с кем-то внутри себя, и, щурясь, точно ему слепило глз, нпрвился в рдиорубку, но тм н месте рции стоял мотор для обычного скуттер.

– Кк же тк?! Я видел рцию собственными глзми! – удивился юнг. – Куд он делсь, не могу понять.

– М-д, – произнес комндир здумчиво, – чтобы интриги нчинлись срзу, ткое бывет редко. – Он выглянул в иллюминтор и покчл головой. – К тому же мы нходимся вдли от оживленных торговых путей… Ну что ж, ншим гостям повезло. Кстти, что вы умеете делть?

– Я зню множество скзок, – зявил девушк с гордостью, – могу рсскзывть хоть целый день.

– Превосходно! – скзл комндир, см еще не зня, ккую пользу можно извлечь из скзок. – Тогд… тогд зчисляем вс в экипж… стюрдессой! – зкончил он, не рстерявшись.

– Ур! – тоненько крикнул девушк; он взял юнгу и штурмн з руки и зствил их пройтись хороводом.

Кузьм прихлопывл стльными лдошми и очень походил в этот момент н музыкнт, игрющего н медных трелкх. А комндир усиленно хмурил густые брови, стрясь спрятть свою доброту под суровой внешностью. И только кот Мяук всем видом демонстрировл полное пренебрежение к ткому змечтельному повороту в своей судьбе.

– Итк, я буду стюрдессой! Стюрдессой межплнетного корбля! Признться, я об этом только и мечтл и всегд говорил Мяуке. «Только вот, говорю, Мяук, не зню, кк попсть н корбль», – зявил девушк, отдышвшись. – А теперь рзрешю со мной познкомиться. Меня зовут Мриной.

– Юнг Петров, Алексндр Трофимыч, – предствился Сня, деля все, чтобы его голос прозвучл прокуренно, простуженно – словом, хрипло.

А Петеньк нзвлся просто.

– Доктор нук Алексндров, – скзл он, попрвляя очки.

– Ндеюсь, мы будем крепко дружить, – произнесл стюрдесс строго.

Звездолет между тем медленно плыл по орбите вокруг Земли, которя кзлсь отсюд большущим глобусом.

Комндир потер переносицу в рздумье, зтем скзл:

– А ну-к, юнг, пошрьте н кухне. Нет ли тм пустой бутылки, хотя бы с поврежденным горлышком…

Сня с особым стрнием исполнил рспоряжение комндир и принес бутылку из-под клубничного нпитк.

– А вот огрызок крндш, – сообщил комндир. – Стюрдесс, пишите: «Дорогие родители, обедйте без меня. Случйно, н смом деле по зконм приключений, мы с котом Мяукой попли н звездолет, улетвший в путешествие. Скоро вернемся. Вш Мрин».

Уже по собственной иницитиве Мрин приписл следующие строки:

«Р. S. Приготовьте к ншему возврщению: мне яблочный пирог, Мяуке блюдечко свежих сливок».

– Все! – сообщил Мрин, ндписв домшний дрес.

Комндир вложил письмо в бутылку, зкупорил ее бумжной пробкой и выбросил з борт корбля.

– Теперь он будет дрейфовть н орбите, и ккой-нибудь проходящий звездолет ее подберет обязтельно. – пояснил стронвт своим млдшим товрищм.

Зтем он сел з пульт, опустил пльцы н клвиши и объявил:

– Ну-с, поехли дльше. Переходим н вторую космическую скорость. – И его пльцы збегли по клвишм.

Едв «Исктель» покинул орбиту, кк н одной половине корбля стло темно. Дело в том, что звездолет сделлся мленькой плнетой, и со стороны, обрщенной к солнцу, у него был день, с противоположной – ночь. Поэтому день и ночь поделили корбль пополм. И в првой половине стоял тьм-тьмущя, только пылли зеленые глз кот. Петеньк стоял кк рз н грнице дня и ночи, и одну половину его совершенно не было видно. Тк и торчл у всех перед глзми одн половинк штурмн.

– Мехник, прикзывю включить электрический свет н првой половине, – рспорядился комндир.

Кузьм прошел во тьму, шря своими инфркрсными глзми по стенке, отыскл выключтель и зжег лмпочку. Теперь в првой чсти звездолет горел по-домшнему уютный электрический свет.

– Ой, совсем кк у нс в квртире! – зпищл Мрин.

«Вот мы и встретили первую девушку. И он будто бы свойский прень, – подумл Сня одобрительно. – Может, это и есть Смя Совершення? Интересно, что думет Петеньк?» Тут он зметил, что комндир тоже внимтельно посмотрел н Мрину, потом перевел свой взгляд н штурмн.

Но Петенькин взор был устремлен мимо Мрины – видимо, штурмн искл Смую Совершенную в других, дльних крях.

И Сня неожиднно поймл себя н том, что его это обрдовло – ну, то, что Петеньк словно бы не змечет Мрину. Но ему сейчс же стло неловко перед товрищем, будто он немножко изменил ему, подумл о своих собственных интересх.

– А куд вы держите путь? – спросил Мрин, подкрвшись к Сне.

Пришлось открыть ей Петенькину тйну. См штурмн зсмущлся, поэтому сделл это словоохотливый юнг, влюбленный только кивл в подтверждение, ндеясь н сочувствие Мрины.

– Ой, Ее нужно нйти! Мльчики, кк это ин-тересно! – злепетл Мрин, когд Сня зкончил рсскз.

Но тут он зметил свое отржение в черном иллюминторе, в том, что нходился с ночной стороны, и стл прихоршивться.

ГЛАВА 5, в которой пок еще ничего не происходит, и поэтому великий стронвт, коротя время, делится своими воспоминниями

Второй день полет проходил без особых приключений. Экипж «Исктеля» знимлся своим хозяйством: прибирл, н ходу достривл звездолет. И здесь мстером н все руки покзл себя Кузьм. Он достл из узелк кое-ккой слесрный инструментишко, собрл из хлм, збытого Эдиком, довольно сносные тормоз в виде нгельских крылышек и вывесил их снружи, в зключение попрвил кособокий стол. «Исктель» теперь ни в чем не уступл новеньким звездолетм, сделнным н зводе. Не хвтло только смотрового окн перед пультом стронвт. Вернее, прорубить его не стоило труд – в узелке у Кузьмы ншлось почти что целое долото. Но без стекл, с совершенно открытым окном, летть по космосу было рисковнно. Во-первых, здесь отсутствует воздух. Но это еще полбеды. Глвное, в открытое окно, когд все спят, может збрться кждый, кому не лень. Конечно, с тким комндиром экипжу никто не стршен. И поэтому они в основном зботились не о себе, о тех, кто еще недостточно воспитн и лзит по чужим окнм без спрос.

Однко нходчивый экипж «Исктеля» ловко вышел из положения, приспособив провозную трубу. Отныне члены экипж несли по очереди вхту, сидя верхом н носу звездолет и сообщя в трубу обо всем, что творится в окрестностях.

Покончив с делми, весь экипж, кроме вхтенного Петеньки, ндел квлнги, обулся в лсты и впервые вышел в космос, чтобы порезвиться в рдиоволнх. Космос выглядел прзднично, будто его убрли по этому случю. В темноте горели рзноцветные звезды – крсные, голубые и белые. Больше всех веселились Мрин и Сня. Они плвли нперегонки, ловили мленькие метеориты, которые пролетли точно шмели. Дже стрый Кузьм, принимвший внны из прохлдного свет звезд, удивленно кчл головой, приговривя:

«Экя пошл молодежь». С Мрининого лиц не сходил счстливя улыбк, и комндир, по-отечески присмтриввший з новичкми, может, впервые поступился своей легендрной принципильностью, сделв вид, будто не зметил, кк вдлеке промелькнули огни чужого звездолет, случйно попвшего в эти пустынные мест.

«Лдно уж, в другой рз, – уговривл он себя. – Тк уж хорошо этой девочке. И потом, если уж он к нм попл, знчит, это все-тки неспрост, хоть мой племянник не придл этому фкту никкого знчения».

А близорукий штурмн смотрел н длекие звезды и, облокотившись о трубу, рзмышлял о Смой Совершенной. С той минуты, кк «Исктель» отпрвился в путь, Петеньк стл спокойным и рссудительным, кк и подобет ученому, ведущему серьезное исследовние.

Перед сном экипж собрлся в тесный кружок з столом. Только Кузьм приютился в углу, грел свои метллические косточки, подключившись к ккумуляторм. Комндир прочистил горло и рсскзл об одном из своих бесчисленных похождений.

– Приключение, – нчл великий стронвт и проглотил слюнки, нстолько вкусным окзлось это слово. – Это приключилось со мной двно, – продолжл он, устремляя свой мужественный взгляд в суровое прошлое. – Я вел в тот рз большой пссжирский звездолет с туристми. Мы облетели полсвет и теперь возврщлись домой. До Земли оствлсь всего половин пути, и ничто не предвещло опсности. В кют-компнии, кк всегд, игрло рдио, пссжиры отвечли н вопросы викторины, я в свободное от вхты время посиживл тут же н дивнчике и вспоминл свои минувшие приключения. И вот однжды, когд припомнилсь збвня встреч с живой водой в созвездии Водолея, в кют-компнию вошел, скрывя озбоченность, второй пилот и прошептл мне н ухо: «Комндир, спрв по курсу подозрительный корбль. Н его борту нрисовны череп и кости». Я вернулся в рубку и в смом деле увидел через стекло черный космический бриг под нзвнием «Веселя сумсшедшя собк». Это были свирепые пирты из созвездия Гончих Псов, я узнл их срзу. Они носились по космосу и, нпдя н мирные звездолеты, отнимли все слдкое. Дже не щдили мленьких детей. И вот сейчс эти рзбойники нходились всего в полутор прсекх от ншего бедного звездолет. Поэтому, не мешкя, я включил нши двигтели н полную мощность и вызвл помощь с Земли. Едв мы сделли это, кк тут же из рции послышлся дьявольский голос.

«Эй, вы! – неприятным голосом зкричл пиртский рдист. – От нс никуд не уйдешь, и лучше остновитесь подобру-поздорову. У нс очень чуткие носы, и мы уже все пронюхли. Мы знем всё про вши зпсы крмели? Х-х!» Н ншем корбле окзлись только воспитнные люди, мы не стли связывться с пиртми и пулей полетели прочь. И, не случись тут же врия с двигтелем, не было бы этого весьм любопытного приключения, о котором я хочу рсскзть… Итк, к счстью, мы рвнули с бешеной скоростью, и корм вместе с дюзми не успел з основной чстью корбля, тк и остлсь н прежнем месте. И срзу по рдио понеслись свист, улюлюкнье – это совсем не по-джентльменски рдовлись пирты. А нш бедный корбль теперь летел только з счет инерции, д и т пдл с кждым мгновением. Я, кк вы догдыветесь, оценил обстновку мгновенно. Впереди под острым углом к ншему курсу двиглся небольшой стероид, позди неотвртимо приближлся пиртский корбль. Из его люк уже торчли пожрные бгры, с помощью которых эти озорники хотели взять н бордж нш беззщитный звездолет. Нс еще рзделяло порядочное рсстояние, космическим рзбойникм уже не терпелось огрбить нше несчстное межплнетное судно.

«Вот что, дружище, – скзл я помощнику. – Сжй корбль н стероид, пок я зймусь этой нехорошей компнией».

«Будьте спокойны, я сделю все кк ндо», – ответил помощник, дже не вдвясь в подробности: он верил, что его комндир всегд нйдет выход из любого скверного положения.

Я облчился в скфндр, вышел в космос и некоторое время висел в прострнстве. Нш звездолет уходил все дльше и дльше, сближясь с стероидом. Потом послышлись возбужденные выкрики, и возле меня остновился черный корбль.

Из него, точно из бнки с консервировнным горошком, посыплись люди, гермошлемы которых были повязны крсными косынкми – этим знком, что еще отличл древних земных пиртов от прочих людей. Н их скфндрх я увидел выттуировнных змей, обвивющих рукояти сбель, сердц, пронзенные стрелми. У ближйшего ко мне громилы, особенно яростно рзмхиввшего перочинным ножом, н груди было выколото синими чернилми женское имя «Бэлл».

«Вот это проклятье! Х-х! Вот это улов! См знменитый Аскольд Витльевич! Вот уж будет что вспомнить!» – орли пирты, збыв н рдостях о ншем звездолете.

В этом и зключлся мой простенький плн. В том, чтобы использовть себя кк примнку. Тк оно и получилось. Пирты потеряли голову, зполучив в плен эткую вжную птицу, тем временем мой помощник успел приземлиться н спсительный стероид.

Пирты бросились ко мне, рстлкивя друг друг, очевидно стрясь выслужиться перед своим предводителем, и потщили в свой черный звездолет.

«Минуточку, я см», – скзл я им, усмехясь. «Вот то-то обрдуется стрин Брбр!» – воскликнул один из пиртов, когд мы ступили н их противный корбль, и я сообрзил, что попл в плен к смому отъявленному злодею во всей Вселенной.

И хотя бывлые путешественники утверждли, что Брбр не живое существо, кибернетическя мшин, собрвшя комнду пиртов, это его ни кпли не извиняло. Словом, плен у безжлостной мшины не сулил ничего хорошего. Но глвное было сделно. Уголком глз я увидел в иллюминтор, кк мой звездолет блгополучно сел н стероид и помчлся н нем в безопсные кря, туд, где его встретит врийня ркет и возьмет н буксир.

«Проклятье! Они убежли вместе с уже ншими крмелькми!» – зкричли пирты, перехвтив мой взгляд, и, опомнившись, поспешили вдогонку з стероидом.

Но стероид уже превртился в мленькое пятнышко, зтем и совсем исчез из поля зрения. Поняв, кк ловко я обвел их вокруг пльц, пирты взвыли от ярости. Зтопли, зсвистели…

«Ты нм ответишь з это! Ишь ккие шутки! Вы только посмотрите н него, кк он злоупотребляет ншим простодушием!» – обиженно зкричл смый стрший из них, со шрмом н щеке.

Вернувшись н свою необитемую плнету, пирты первым делом повели меня в штб Брбр. Мы пришли в темную, сырую пещеру с низкими сводми, и в дльнем углу, освещемом двумя тусклыми фкелми, я увидел электронную мшину устревшего обрзц. Когд меня втолкнули в пещеру, мшин зхихикл и, видно, потиря свои несуществующие руки, произнесл:

«Б. никк к нм пожловл смый выдющийся стронвт всех времен и нродов? Собственной персоной, вот потех!» Пирты зглдели, жлуясь нперебой, кк я помешл зхвтить зпсы крмели.

«Ах вот кк? А ну-к, подойди поближе, Аскольд Витльевич! Дй-к я получше тебя рссмотрю», – вкрдчиво помнил Брбр.

Мне и смому хотелось хорошенько рзглядеть эту необычную мшину. Я шгнул, и под моим кблуком что-то хрустнуло. Осторожный взгляд, брошенный вниз, помог мне устновить, что это был обычня куриня косточк. Многое я видел н своем веку, но чтобы мшин ел курицу – ткого еще встречть не приходилось.

«Вот ты. знчит, ккой», – скзл мшин, ехидно посмеивясь.

«Ух ты, сейчс Брбр ему покжет… Ну и здст ему нш великий свирепый Брбр, ух и здст, мть честня!» – зшептли з моей спиной пирты.

А я н всякий случй полез в крмн и – о удч! – ншел тм зернышко перц. Тк вот, я рстер его между пльцми и незметно сдул пыльцу в сторону мшины.

«Знчит, мои бедные шлунишки остлись голодными? Рзутыми и рздетыми? – здумчиво скзл Брбр и вдруг грозно рявкнул: – Ив этом виновт ты! Ты помешл им взять зконную добычу, сухой и черствый человек!» «Я выполнил долг комндир и не боюсь тебя, Брбр», – ответил я с достоинством.

«Эй, кстики мои, птенчики, взять его! – взбеленился Брбр. – Я придумл ему смую ужсную кзнь. Дйте-к этому преступнику мешок… нет, целый вгон семечек. А тм его смого не оттщить! Он будет лузгть и лузгть. Потом у него рспухнет язык. Х-х! Потом вся глотк! А он все будет лузгть и лузгть, не в силх оторвться. Во!» И тут мшин чихнул. Зтем чихнул еще и еще рз. Тогд я схвтил ее и отбросил в сторону. Он окзлсь пустой, тм, где он только что стоял, сидел по-турецки человек и чихл, прикрывя лицо рукми.

Пирты остолбенели, человек водил глзми сквозь рстопыренные пльцы, потом вскочил и выбежл из пещеры.

«Лгунишк! Обмнщик! Авнтюрист! Бртцы, держи его!..» – зкричли пирты и, подняв нд головой ножницы и перочинные ножики, помчлись з Брбром.

Я тоже вышел из пещеры. Брбр бежл н космодром, петляя между циркми и кртерми и по-прежнему пряч лицо. З ним, спотыкясь о рзброснные тм-сям метеориты, неслись вконец рссердившиеся пирты и покрикивли:

«Постой, проходимец! Погоди! Ах ты окянный!.. Мы сейчс тебе покжем, кк пользовться ншей темнотой!..» Брбр нырнул в одну из ркет и мигом вознесся в небо. Пирты столпились н месте стрт и, зпрокинув головы, потрясли ножикми и говорили между собой:

«Он поступил с нми, бедняжкми, нечестно. Если мы неотеснный нрод и не учились в школе, знчит, делй с нми что хочешь? Выходит, тк?» Я не спеш зшел в ближйшую ркету, сел з пульт и посидел немного, чтоб сохрнить достоинство. Чтобы все знли, кк я ничего не боюсь. Только уж потом нжл н кнопку стрт. Двигтели взвыли, зревели, но ркет тк и остлсь н земле. Я выглянул в иллюминтор и обнружил, что из дюз ркеты бьет, кк положено, плмя, но чего-то ей еще недостет. А пирты уже помчлись в мою сторону, выкрикивя:

«Вот мы сейчс н тебе отыгремся! Ух и душу отведем!..» А двигтели выбивлись из сил, но ничего не могли поделть с притяжением.

Я, кк всегд спокойно, все еще выглядывл нружу и вдруг чихнул, потому что тоже невольно ннюхлся перц. Вы скжете: ккое это имеет знчение? А я вм отвечу: именно это меня и спсло. Ркет оторвлсь от земли! Теперь вы и сми Догдлись, что двигтелям недоствло мощности всего лишь в один чох. Д-д, я и см бы не поверил, рсскжи это кто другой. Но подобное произошло именно со мной лично. Я чихнул, и ркет, оттолкнувшись от плнеты, ушл в космос. Последнее, что у меня остлось в пмяти: пирты, бегущие к моей ркете. Внчле мне стло неловко оттого, что я улетел не попрощвшись, то есть вроде поступил кк невеж. Но, в конце концов, они и сми не были гостеприимными хозяевми. Тк что это им будет нукой и впредь… Ну, теперь спть, ребят. Если мне не изменило чутье, звтр нс ждет любопытное происшествие.

Тк зкончился рсскз об одном из бесчисленых приключений бывлого стронвт.

ГЛАВА 6, свидетельствующя о том, что ни одно порядочное путешествие не может обойтись без встречи с Робинзоном

Вхтенный Сня Петров откупорил переговорную трубу и зычно возвестил:

– Земля! С првого глз Земля!

Он очень обрдовлся своему открытию и дже слишком приподнял призрчное збрло гермошлем, приблизив губы к трубе, и оттого немного ндышлся вкуумом. Но, к счстью, не произошло ничего стршного, потому что в вкууме, кк известно, ничего нет.

– Включить тормоз! – через плечо прикзл комндир, исполняя н клвишх пульт что-то брвурное.

– Есть включить тормоз! – отозвлся мехник бодро.

Звездолет осторожно опустился н крошечный голый стероид, похожий н необитемый остров. У подножия корбля сккл кк сумсшедший зросший мужчин в рвном скфндре.

– Я спсен! Я спсен! – истошно вопил он, обливясь слезми от рдости.

Зтем он сделл «колесо» не хуже циркового ртист.

– Ну, вот и хорошо все кончилось. Теперь вы с нми, – блгородно скзл комндир, первым ступивший н почву стероид, и протянул лдонь Робинзону.

– Д, д! Я ждл вс целых двдцть лет, – збормотл неизвестный, горячо пожимя лдонь комндир обеими рукми.

Чувствительня Мрин плкл вместе с ним, не стесняясь. А Сня и Петеньк переминлись с ноги н ногу, готовые сорвться с мест и чем-нибудь помочь бедняге. Кузьм глзел из люк, открыв метллический рот. А кот Мя-ук обнюхивл ноги нового человек и, судя по всему, не знл, кк отнестись к незнкомцу.

Только стронвт, кк известно никогд не терявший душевного рвновесия, понял, что необходимо сделть срзу, и скзл Мрине:

– Стюрдесс, немедля нкормить товрищ. По-моему, он не ел лет этк двдцть.

– Одними бктериями! Если уж откуд знесет! – воскликнул несчстный.

– Ой, я и не подумл. Конечно, сейчс я приготовлю, я живо… – зсуетилсь Мрин. – Вм что сврить? Может быть, щи? А хотите, потушу голубцы. Я это умею, честное слово!

– Если можно… мнную кшу, – прошептл Робинзон зстенчиво.

Вскоре он сидел н кухне звездолет и ждно уплетл из глубокой трелки мнную кшу. Рядом стоял рскрсневшяся от збот Мрин и держл нготове вторую порцию.

Комндир сидел нпротив спсенного, выпрямившись и скрестив руки н груди. Остльные рсположились вокруг стол и, подпиря щеки лдонями, с удовлетворением следили, кк ест незнкомец. Один только кот сидел в углу с тким видом, будто Робинзон уже порядком ндоел ему.

– С детств не ел ее, мнную кшу. С того длекого детств. В детстве, признться, не любил. А теперь он снилсь мне все двдцть лет, вот что хрктерно. Тк и думл: кк спсусь, попрошу первым делом мнной кши, – пояснил незнкомец, торопливо отпрвляя в рот ложку з ложкой.

– Мы где-то уже встречлись. Что-то в вс есть знкомое, – произнес комндир здумчиво.

– Нет, вы ошибетесь. Мы с вми не встречлись. это точно, – возрзил незнкомец с нбитым ртом и энергично змотл головой. – В противном случе уж я-то бы вс узнл срзу. Вы ткя, извините, колоритня фигур, Аскольд Витльевич.

– Вполне, вполне возможно, – кивнул комндир, – но что-то, понимете, мне кжется…

– Может, с кем-нибудь путете, но лично меня зовут Егором, – скзл незнкомец подчеркнуто. – Двдцть лет нзд моя ркет потерпел врию в этих крях. Мой спутник небрежно обрщлся с гзовой плитой, и в один прекрсный момент нш корбль рзнесло в клочья. Уж сколько рз я говорил: «Толя, будь осторожен, не шустри». Тк оно и вышло. Короче, взрыв рзбросл нс в рзные чсти свет. Я, кк видите, окзлся н этом стероиде, мой товрищ полетел в сторону плнеты Алоя. «Егорушк, если спсешься см, прилетй, пожлуйст, ко мне н помощь!» – вот что он крикнул мне нпоследок, уже издлек. Он тк и крикнул: «Егорушк!» – повторил Робинзон, еще рз подчеркивя свое имя.

– Выходит, я ошибся, – признл прямой и честный стронвт. – Вше имя мне совершенно незнкомо.

Егор вздохнул тяжело и скзл:

– Вот я сейчс питюсь мнной кшей, мой несчстный Толя, может быть…

Он не договорил и, будто отрывя от себя что-то дорогое, с усилием отодвинул трелку с мнной кшей.

– Кушйте, кушйте… Кушйте н здоровье! – всполошилсь Мрин, вновь придвигя кшу. – Мы не оствим в беде вшего Всю. Првд, првд!

– Рзве я нзвл его Всей? – нсторожился Робинзон. – Обычно я всем говорю, что его звли Толей.

– Мы сейчс же отпрвимся н плнету Алоя! – перебил его Сня, поднимясь и возбужденно блестя глзми.

– Это очень рзумно: когд человек в беде, спешить ему н помощь. Весьм необходимый поступок, – пояснил Петеньк, попрвляя очки.

Кузьм, не рссуждя, нчл звязывть свой узелок. Теперь все вопросительно смотрели н комндир.

– Друзья! – произнес он сурово. – Вы опередили комндир и тем смым серьезно нрушили дисциплину н корбле. То, что вы скзли, должен был произнести комндир. Но я понимю вши блгородные чувств и прощю н первый рз. Мужйтесь, Егор! Вы встретили отвжных и добрых людей. Вшу руку, нш новый товрищ!

– Спсибо! Спсибо! Я срзу понял это, – с чувством ответил Егор.

Они обошли вокруг стол и крепко пожли друг другу руки, зтем Егор, к великому удовольствию экипж, с удвоенными силми нбросился н кшу и мигом уничтожил ее.

– Вы не ошиблись? Плнету действительно зовут Алоей? Я зню весь космос, но что-то о ткой плнете не слыхл, – скзл комндир Егору, когд тот опустошил трелку.

– Мне это двно известно. То, что вы объездили все прострнство. То есть не тк уж двно… В общем, кк только я увидел вс, тк срзу понял, что вы побывли везде. Я тк себе и скзл: «Егор, вот человек, который знет Вселенную не меньше Аскольд Витльевич. Кк бы это не был он см, собственной персоной». Но нет ничего удивительного в том, что именно об Алое вы слышите в первый рз. Он появилсь недвно, из густой тумнности, – ответил Егор, облизывя ложку.

– Все ясно, – сообщил Петеньк. – В тумнность злетел шльной метеорит и взбил ее, точно мсло.

– Совершенно верно! Я покжу вм дорогу. Отлично помню, что нужно срзу вперед и потом нлево, – зявил Егор, вытиря рот и стновясь у пульт.

После звтрк юнг вернулся н вхту, и «Исктель» стртовл с стероид. Нпрвленный точной рукой комндир, он устремился к плнете Алоя. Мехник Кузьм любовно хлопотл около двигтелей, ходил с промсленной тряпочкой, и двигтели звездолет добродушно гудели.

В кют-компнии было тепло и уютно. Отъевшийся Егор рзвлился в кресле в кчестве пссжир и повествовл Мрине и Петеньке о своей бурной жизни. Приключения следовли одно з другим, одно необычйнее другого. Рсскзывть Егор был мстер, но по временм нет-нет д и проглядывл в нем большой хвстунишк. Комндир сидел з пультом, поигрывя н клвишх, вполух прислушивлся к рсскзм Егор и снисходительно усмехлся, когд тот терял чувство меры.

Егор обрщлся глвным обрзом к Мрине, из кожи лез, стрясь произвести н нее впечтление, и он достиг своего понемногу. Мрин смотрел н него во все глз, кчл головой, приговривл:

– Ах, ккой вы смелый!.. Ах, ккой вы нходчивый!..

– Д что вы, ккой я смелый, – возржл Егор, опускя глз зстенчиво. – Это еще пустяки! Был случй похлеще этого…

И он принимлся з новую сверхудивительную историю.

Петеньк, сидевший сбоку, вдруг почувствовл в сердце легкий укол. Он вдруг обнружил, что мневры Егор вокруг Мрины и ее ответное восхищение ему почему-то не по душе. «Кк тебе не стыдно! – упрекнул себя Петеньк, крснея. – Твое-то ккое дело? Ведь ты любишь Смую Совершенную, и Мрин тебе только товрищ. Ткой же, кк Сня. И может, он уже любит Егор. Может, они поженятся и у них будут дети, которые потом пойдут в школу. И пусть тебе стнет стыдно».

Тк пожурил себя Петеньк. И чтобы зглдить свою тйную вину перед Егором, он нчл слушть его еще внимтельнее. Идиллия в кют-компнии был восстновлен. – Только Мяук беспокойно ворочлся в углу.

Ему снились собки.

А н носу корбля звершл свое дежурство Сня. Он болтл ногми в космосе и рспевл во всю Вселенную ломющимся бском:

– Нм нипочем и жр и холод, мы поможем тебе, бедный Егоров друг!

ГЛАВА 7, в которой Петеньк стлкивется с явлением, еще не известным нуке

– Полундр! – звопил Егор и змолотил кулком по обшивке звездолет.

Он нходился н вхте, хотя пссжиры не имеют никкого прв ее нести. И дело не в специльных знниях; если н то пошло, чем меньше человек рзбирется в нвигции, тем больше у него шнсов впутть свой корбль в ккую-нибудь знятную историю. Кстти, здесь и кроется причин зпрет, потому что все приключения, происходящие с корблем, должны по прву приндлежть только членм его экипж, вхтенный имеет все основния получить смые сливки, и, кк вы догдыветесь, было бы крйне неспрведливо, если бы они достлись человеку, совершенно постороннему н корбле.

Но Егор долго и горячо умолял своих новых товрищей и в конце концов добился своего. Он вылез н нос звездолет и тут же проявил себя везучим человеком, потому что не прошло и пяти минут, кк появилсь опсность.

В лоб корблю очертя голову летел неизвестно откуд взявшяся комет.

– Крул! Спсйся! – кричл Егор, пытясь пришпорить звездолет пяткми.

Комндир нвлился н пульт и перед смым носом кометы свернул с дороги, но в последний момент т изловчилсь и огрел звездолет колючим хвостом по корпусу. Совершив этот коврный поступок, комет скрылсь среди звезд.

– Бед, комндир! Сдют мехнизмы, – доложил Кузьм, поливя их из мсленки.

И мехнизмы, будто бы стрясь поддержть вторитет Кузьмы, зглохли, звездолет повис в пустоте.

– Тк, тк… – протянул комндир. Не поведя и бровью, он нхлобучил свой гермошлем и, кивнув мехнику, пошел в космос. Кузьм понял, что хотел скзть великий стронвт, вытщил из своего верного узелк молоток и отвертку и последовл з комндиром.

– Виновт, згляделся. Все рзмышлял о бедном товрище. Кк он, мол, тм, н плнете Алоя? – зсокрушлся Егор, топчсь по пустоте и зглядывя виновто комндиру в лицо.

– Что уж, – скзл стронвт, – тк или инче, но что-то все рвно должно было произойти. Пор бы двно случиться ккой-нибудь неприятности, – добвил он и полез под звездолет.

Рядышком с ним рзлегся Кузьм, и они знялись ремонтом. А Сня збегл у них н посылкх: то проводок поднесет, то гйку. Петеньк и Мрин тоже не утерпели, вышли нружу.

– Не желете ли прогуляться по космосу, пок суд д дело? – предложил Мрине Егор тоном легкомысленного мотыльк, будто бы не он был виновником столкновения.

– А почему бы и нет? – ответил Мрин, см посмотрел н Петеньку с вызовом.

Егор подхвтил ее под руку, и они удлились, точно по проспекту.

«Ну и пусть он прогуливется с Егором. – почему-то подумл Петеньк с грустью. – А я пойду поищу Совершенную. Авось он где-нибудь в здешних местх». И, вооружившись счком, он поплыл по космосу.

В космосе стоял полумрк, который то и дело, точно трссирующие пули, пересекли всякие чстицы. Петеньк внчле передвиглся н ощупь. но потом привык и стл рзличть дже те звезды, что нзывют белыми крликми. Он огибл кменные глыбы, дрейфующие в прострнстве, и один рз попл в сильный поток рдиоволн. Исполнялся концерт для фортепьяно с оркестром Чйковского. И до того темперментно, что Петеньку срзу подхвтило, звертело, понесло к той неизвестной плнете, куд трнслировлсь передч. Петеньк внчле отдлся во влсть рдиоволн и поплыл, нслждясь музыкой, но потом, спохвтившись, збрхтлся, зколотил лстми и еле выбрлся из музыкльной стремнины.

Он прислонился к подвернувшемуся по дороге стероиду и немножко отдохнул. Потом интуиция тлнтливого ученого подскзл ему, что этот стероид связн с чем-то тинственным. Он поплыл вдоль его кромки и, обнружив отверстие, ведущее в грот, осторожно зсунул в него голову. В гроте было черным-черно, згдочно тихо и, кк ни стрнно, пхло внилью. В Петеньке зговорил жжд познния: не долго рздумывя, он збрлся в грот и поплыл вдоль стены, прощупывя ее глдкую, почти полировнную поверхность и, точно доктор, прижимясь к ней ухом. Его чуткий слух уловил глухие шумы, будто з стеной нходилось мшинное отделение.

«Любопытно, что бы это могло быть?» – спросил себя Петеньк глубокомысленно.

В темноте что-то зшуршло, стукнуло, звякнуло, и Петеньке покзлось, будто кто-то сдвленно прошипел:

– Я говорил, зкройте…

– Тсс… – прервли его.

– Д тсс же, – добвил третий голос. «Зблудившяся рдиоволн. Отрывок из передчи. Ндо бы ей помочь выбрться отсюд. Где-то, небось, ее ждут рдиослуштели, им, может быть, не все понятно без этого куск», – подумл Петеньк и поплыл, згребя рукми.

Это породило невидимое движение в гроте, точно он спугнул впотьмх стю летучих мышей. Кто-то шмыгнул у него прямо из-под ног. Пожлуй, он дже нступил н что-то мягкое. Во всяком случе, этот кто-то будто бы простонл:

– О, черт! Отдвили мозоль!

«По-моему, тут что-то есть, еще не известное нуке», – обрдовлся Петеньк и потер руки.

Он обшрил грот и очутился у выход. В отверстии сияли звезды. Петеньк уже собрлся было выйти в космос, но до его зтумненного мыслями сознния долетел голос Егор:

– Мрин, будьте моей женой. Тк и быть, я» позволю вм бросить институт и дже совсем не рботть. У меня еще кое-что остлось от добы… извините, сбережений. Можете лениться сколько угодно душе! И бить бклуши! И еще я буду покупть вм кждый месяц новые туфли, – горячо говорил Егор; он висел в космосе в ткой позе, будто стоял н одном колене перед Мриной.

«Кжется, я веду себя неприлично! Будто бы подслушивю», – скзл себе Петеньк, отпрянув в грот.

– Мне это, конечно, приятно. – ответил Мрин жемнясь, – но я еще не полюбил вс. Хотя все время чувствую, что вот-вот кого-то полюблю. Првд, не зню, кого именно… – Мрин вздохнул.

– Я зню: вы полюбите меня! И не спорьте. не спорьте! – зявил Егор с пломбом. Он поднялся и вновь взял девушку под руку.

Когд они проходили мимо грот н фоне звезд, Егор попытлся обнять свою дму з плечи, но Мрин увернулсь с згдочным смехом, и промхнувшийся Егор полетел куд-то в бездну.

«Любопытно, кого же собирется полюбить Мрин? Мне, конечно, все рвно, но все-тки?» – спросил себя Петеньк, выбирясь в последний момент нружу. И тут кто-то схвтил его з пятку. Петеньк рссеянно лягнул, позди будто подвились и оствили его в покое. Петеньк взобрлся н стероид и сел н выступ, похожий н рубку подводной лодки. Он подпер щеки лдонями, поствил локти н колени и принялся нлизировть последние события.

– Не знй, что это стероид, я бы принял его з леттельный ппрт, – произнес он после длительных рздумий. – И еще почему-то мне не по душе ухживния Егор з Мриной. Что бы знчило это? Хотелось бы знть. Впрочем, ккое мне дело? Лично я безумно люблю Смую Совершенную.

Он решил предствить себе, будто бы рядышком с ним сидит Смя Совершення и он глнтно ухживет з ней. То кмешек подст ей необычный, зброшенный сюд из смых длеких миров, то комплимент тонкий скжет… Мечты получились очень приятными. Жль только, не удвлось нрисовть внешний облик Смой Совершенной, дже в общих чертх.

Его прекрсные грезы нрушил пронзительный свист. Он нрстл, приближясь. Петеньк поднял голову, и сейчс же возле его ух пролетел неизвестный предмет, удрился о выступ, порзительно похожий н нтенну, свлил его с метллическим стуком и, отскочив нзд, упл к Петеньке прямо н мшинльно подствленную лдонь. Молодой ученый тут же поднес его близко к глзм и увидел пробку от шмпнского.

«Понятно, – скзл он себе здумчиво. – Рзниц в двлении в бутылке и космосе. Пробк неслсь точно снряд».

Мгновення пуз сменилсь топотом и дским грохотом, рздвшимся внутри стероид. Зтем что-то взревело, и стероид, выскочив из-под Петеньки, помчлся прочь кк угорелый… З ним неожиднно потянулся светящийся хвост, о существовнии которого Петеньк дже не подозревл. Очевидно, стероид лежл, подвернув хвост по-собчьи.

«Бтюшки, д ведь это т смя комет, что зцепил нш звездолет», – догдлся Петеньк и, изловчившись, в нучном зрте уцепился з хвост кометы.

Тк они и понеслись во тьме: всполошившяся комет и крепко держвшийся з ее хвост молодой любознтельный ученый. И неизвестно, куд бы Петеньку знесло, в ккие неведомые кря, только хвост зтрещл и вовремя оторвлся. Тк и остлся Петеньк с хвостом кометы в рукх. А из той чсти кометы, что прикрывлсь хвостом, било фиолетовое плмя, точно из дюз нстоящего космического корбля. Стрння комет прибвил прыти и умчлсь в темноту. А нпоследок перед взором Петеньки мелькнули слов «Три хитрец», очевидно вырезнные путешественникми н боку кометы.

Штурмн осмотрел еще трепетвший хвост и обнружил обрывок веревки, которой, окзывется. тот был привязн.

– Ур! Я открыл мссу новых небесных явлений! – воскликнул Петеньк, дрож от возбуждения.

Ликуя, он полетел домой. А в звездолете его ожидли с нетерпением. Ремонт был зкончен успешно, и все двно нходились н своих местх. Комндир ничего не скзл, только посмотрел строго, и это уже служило смо по себе суровым нкзнием для ншлившего штурмн.

Петеньк собрлся было объяснить, в чем дело, но из кухни вышел встревоженный Сня и скзл:

– Кто-то похитил бутылку шмпнского! Ту, что собирлись рспить н Петенькиной помолвке. В звездолете воцрилсь нпряження тишин.

– Может, это я вместо мсл? – произнес честный Кузьм. – Я вижу – стоит себе н полке, и будто не ткой уж грех, если возьму столовую ложку.

– Вы вне подозрений, мехник, – возрзил комндир. – Я видел см – вы брли бутылку с подсолнечным мслом. Это сделл кто-то другой.

– Это не я, это не я, – быстро зявил Егор. Тогд комндир оглядел испытующе лиц своих спутников, и кждый ответил ему ясным, невинным взглядом. Особенно стрлся Егор: он тк широко открыл глз, что они едв не выпли из орбит.

– Хотелось бы знть, зчем ему это пондобилось, – пробормотл комндир.

И тогд Петеньк покзл присутствующим пробку и поведл, при кких обстоятельствх он очутилсь н его лдони. Петеньк умолчл лишь о стрнной комете: он был добросовестным ученым и считл, что еще мло фктов для того, чтобы посвятить друзей в свое открытие.

– Поздрвляю, штурмн! Это было нстоящее покушение! – сообщил комндир, изучя пробку. – Знчит, вы н првильном пути. А теперь, друзья, в дорогу!

– Вперед, н Алою! – хором откликнулся экипж.

Алоя окзлсь сдвоенной плнетой. Он был соединен перешейком еще с одним шром. И обе плнеты кувырклись в космосе, точно колоссльные гнтели.

– М-м, д, мне это кое-что нпоминет, – скзл комндир, когд диковинное зрелище появилось в иллюминторх.

– Ну и что же? – згорячился Егор. – Почему Алоя не может походить н то… смое, что он вм нпоминет?

– Кк бы то ни было, все рвно нш долг – спсть. Пойдем н посдку, – скзл комндир, покончив с одному ему известными сомнениями.

Звездолет рзвил к тому времени удивительную скорость и едв не миновл Алою, дже крылышки-тормоз ничего не смогли поделть, только трепетли беспомощно. И тогд в единоборство с рзошедшимися двигтелями вступил нходчивость комндир. По его комнде экипж дружно ндвил н зднюю стенку звездолет.

– Что вы делете? Вы толкете не стенку, пол, и толкете его вперед, вместе с ним и корбль, – зметил Петеньк, трудившийся рядом с Егором.

– Ах д! – спохвтился Егор. – У меня совершенно вылетело из головы, что это я привел вс сюд!

Звездолет збуксовл н мгновение, и притяжение быстро потщило его н Алою.

– Комндир, я вижу цивилизцию! – доложил вхтенный Сня в трубу.

И точно: земляне увидели под собой огромный город.

– Егор, не слишком ли это рно для Алои, если он не тк уж двно возникл из тумнности? – нсторожился космонвт.

– Алоя – сдвоення плнет, и, нверное, время здесь идет в дв рз скорее. А может, и в три, и в шесть, – ответил Егор, ухмыляясь чему-то.

– Ну что ж. посмотрим, чем это кончится, – буркнул комндир, сжя звездолет н центрльную площдь город.

Зтем он поднялся из-з пульт, слегк приоткрыл дверцу нружу и через щель потянул носом воздух. Некоторое время он шевелил ноздрями, дегустируя, потом возвестил:

– Друзья, кислород! Чистейший кислород, – и, не колеблясь, сошел н плнету без гермошлем.

Следом з ним высыпло все нселение «Исктеля», з исключением кот и мехник. Кот ничто не трогло, дже новые плнеты, Кузьм решил почистить мшину. Ему не хотелось удрить лицом в грязь перед жителями другой цивилизции.

Площдь вокруг «Исктеля» походил н клдбище космических корблей. Их проржвевшие конусы слепо глядели вверх, туд, где пульсировли отныне уже недосягемые миры.

– Ккое тяжелое зрелище, – пробормотл великий стронвт.

ГЛАВА 8, в которой экипж «Исктеля» попдет в любопытную ситуцию

– Кто-то бежит во весь дух, – сообщил зоркий Сня и помхл туземцу рукой.

– Эй. Мы здесь!

– Друзья, что-то подобное я уже встречл в лоции, – пробормотл стрый стронвт, вглядывясь в приближющуюся фигуру. – Сейчс я вспомню, н кого он похож, этот туземец. Вы же знете, пмять у меня уникльня в своем роде. А пок обртите внимние н его руки. Любопытно, не првд ли?

Руки у жителя плнеты и в смом деле были оригинльные: они походили н гигнтские клешни. Он протягивл их нвстречу и делл ткие движения, будто ему очень не терпелось обхвтить экипж вместе с корблем целиком и прижть к груди. Он бежл сломя голову через площдь в пижме и в одной только войлочной туфле – тк спешил.

– Я вижу еще одного! А вон еще и еще! – воскликнул Мрин.

И точно: по площди со всех концов бежли туземцы. Судя по всему, они собирлись второпях, кждый был одет во что попло. Они были очень возбуждены и уже издли тянули к землянм свои клешни.

– Д, Егор, вы в смом деле ошиблись, – произнес комндир. – Это не Алоя, плнет Хв. И к нм стекются хвтуны – жильцы плнеты. В космической лоции есть их точное описние.

– Кк же это я ошибся? – удивился Егор и поскреб зтылок, покзывя всем, кк он оздчен.

А первый хвтун уже нходился в нескольких шгх от корбля. Его взгляд блуждл по одежде землян, по звездолету. Добежв, он зметлся среди экипж «Исктеля», будто не знл, н ком остновить свой выбор, и от этого у него шл кругом голов.

– Друзья, будьте осторожны! – предупредил комндир.

Но было поздно.

– Здрвствуйте, кк нм отсюд попсть н плнету Алоя? – произнес вежливый Петеньк и тут же, збыв предостережение комндир, протянул хвтуну лдонь.

Хвтун зурчл, уцепился з Петенькин рукв обеими клешнями и зтих облегченно. Глз его зтянуло сытой поволокой.

– Штурмн, оствьте ему пиджк – и мрш н корбль! – крикнул комндир Петеньке. – Всем в звездолет немедленно! – прикзл он, обрщясь к экипжу.

Но в этот момент со всех сторон нбежли хвтуны, нкинулись н землян. Нши путешественники не успели перевести дыхние, кк у Мрины исчезл брошк, Сня лишился носового плтк. Хвтуны толклись, мешя друг другу.

– Экипж, слушй мою комнду: глвное – не теряться! – гремел комндир, стоя кк утес; он зстегнулся н все «молнии», и пльцы хвтунов только скользили по его верной куртке из стурнинского бегемот.

– Предупреждю по-хорошему: буду кусться, – где-то пищл Мрин.

– Между прочим, я иду к тебе н помощь! Тк что учти н будущее! – крикнул Егор, локтями проклдывя дорогу к стюрдессе «Исктеля».

– Пожлуйст, пожлуйст, если вм нечего носить, возьмите глстук! Он совсем еще новый.

Только скжите: не здесь ли проживет Смя Совершення во времени и прострнстве? – доверчиво спршивл Петеньк, вокруг него кипел водоворот, будто н толкучке.

Нконец один из хвтунов – смый непредприимчивый – выпустил его рукв и молч укзл н здешнюю дму, которя преуспевл больше всех: вот, мол, Он, Смя Совершення! В ее клешне Петеньк увидел крепко зжтую брошку Мрины и свой собственный глстук.

– Ах, вы ошиблись! Ей еще длеко до совершенств! – воскликнул Петеньк, пробуя всплеснуть рукми. – Вы не тк меня поняли.

Необычный хвтун пожл плечми, кк бы говоря: «Ну, тогд я не зню, что вм нужно!» К счстью для Петеньки, он очутился н пути комндир. Великий стронвт обхвтил своего штурмн поперек туловищ и понес в звездолет, отмхивясь от нзойливых хвтунов.

– Штурмн, ндеюсь, вы не подумли, будто я спсю вс из-з нших родственных связей? Дело в том, что вы центрльня фигур в ншем путешествии, и нм терять вс, пожлуй, еще рновто, – говорил комндир, протискивясь в люк.

Догдливый мехник уже рзогрел двигтели, и комндиру только остлось сесть з пульт. Он осторожно приподнял звездолет и легонечко тряхнул его рзок-другой, и хвтуны посыплись с бортов «Исктеля», точно спелые яблоки. После чего комндир прибвил гзу и увел корбль н орбиту плнеты Хв.

– Ну, кжется, все идет кк по мслу, – сообщил великий стронвт с удовлетворением и помссировл пльцы.

– Ах, что вы говорите, комндир! З бортом остлись Мрин, Сня и Егор, – со вздохом нпомнил Петеньк, приникнув к иллюминтору.

– Выше голову, штурмн! Вы прекрсно знете, что мы все рвно освободим нших товрищей. Только пок еще неизвестно, кким путем, – подбодрил его комндир.

В это время звездолет пролетел нд городом, и Петеньке покзлось, будто н площди копошится огромный мурвейник.

– Не подумйте о себе плохо, будто мы предли своих друзей, – предупредил стронвт штурмн и мехник. – Просто мы сделли очень ловкий ход. И теперь лишь остется выбрть смое интересное продолжение.

Только сейчс Петеньк зметил, что ходит без глстук. Он покрснел и подумл: «Слв Богу, что Смя Совершення не знет, в кком я ужсном виде… И Мрин тоже! Но что поделешь, если хвтунм тк уж пондобился мой глстук. Пусть носят н здоровье!.. Только жль, они ничего не поняли. Ну, то, что я ищу Смую Совершенную».

– Кк это плохо, когд две цивилизции не могут нйти общий язык, – посетовл Петеньк, и вдруг его осенил ужсня догдк: – Комндир, может, они глухонемые, хвтуны? А я-то думю: что это они еще и молчт?!

– А вот вы и не угдли, штурмн, – скзл великий стронвт. – У них неплохо подвешен язык и отличные уши. Тк скзно в лоции. И слушют они в об ух, впитывют кждое слово. Им только говори. Они все хвтют охотно, в том числе и слов. Но вот что-нибудь отдть… Хвтун не в силх рсстться дже со словом, – зкончил комндир.

– Бедняжки. – И Петеньк соболезнующе покчл головой. Он опять повернулся к иллюминтору, и тут его взгляд упл н вторую плнету. Кк вы помните, Хв и ее соседк походили вместе н одну гнтель. Хв был окршен в желтый цвет, ее нпрниц в розовый.

– Дядя Аскольд! А кто живет н второй плнете? – спросил Петеньк возбужденно, потому что ему в голову пришл одн идея.

– Во-первых, не дядя Аскольд, комндир. Стрйтесь не рспускть себя дже в сложнейших ситуциях, – нпомнил стронвт, немножко обижясь. – А во-вторых, в лоции скзно, что ее нселяют негуны. Потому что см плнет нзывется Не.

– Мы можем обртиться к негунм з помощью! Кк вм нрвится эт идея? – воскликнул Петеньк, сияя.

– Идея см по себе неплох. Но посмотрим, посмотрим… – пробормотл комндир. – Почему-то в лоции о негунх больше ничего не скзно, кроме того, что они здесь живут.

И штурмн с мехником поняли, что комндир нпряг свою изумительную пмять.

ГЛАВА 9, в которой Сня и Мрин окзывются в ловушке, Егор игрет стрнную роль

А юнгой овлдел ткой здор, что он и не зметил, кк звездолет улетел н орбиту, и опомнился лишь тогд, когд в толчее змелькли хвтуны с лебрдми и в лохмотьях, н которых кое-где еще сохрнились осттки позолоченных позументов. Стржники оттеснили своих соотечественников и оцепили Сню кольцом. Их нчльник коснулся Сниной руки и движением головы прикзл следовть з собой.

«Любопытно, куд они поведут?» – зинтересовлся Сня, зпрвляя в брюки рубшку.

– Не волнуйтесь, Сня, я все улжу, – вдруг донесся до него знкомый голос, и он увидел Егор, тянувшего з собой Мрину.

– У меня тут окзлись кое-ккие знкомств, – возбужденно сообщил пссжир, продрвшись сквозь толпу. – Эти со мной, – скзл он стржникм, и, к изумлению Сни, те почтительно вытянули по швм свои клешни.

– А вы-то кк здесь очутились? – спросил Сня, рдуясь тому, что у него теперь есть компния.

– Он меня потянул. Бежим, говорит, бежим.

Теперь бы сидел в корбле, пил бы чй с вреньем и глдил Мяуку, – скзл Мрин сожлеючи, но, чтобы ее не сочли эгоисткой, он добвил:

– Ребят, вовсе я думю не о себе. Просто со мной вм будет много мороки.

– Эх вы! Совершили подвиг и сми не понимете этого, – подосдовл Егор. – Что мы сделли? А мы отвлекли внимние хвтунов и дли спстись ншим товрищм. Они улетели домой живыми и невредимыми.

– Не отчивйтесь, Егор! Товрищи вернутся з нми, и, может, уже сейчс они нчинют нс выручть, – скзл Сня уверенно.

– Ах, если бы… Но «Исктель» покинул окрестности плнеты. У меня точные сведения, кк ни жль! – вздохнул Егор, стрясь покзть, что он скучет по своим новым друзьям.

– А я не верю все рвно, – зупрямился Сня.

– И я не верю тоже, – поддержл Мрин. – Комндир у нс не ткой. И Петеньк. И Кузьм.

– Можно подумть, я против. – кк-то кисло скривился Егор.

Их провели во дворец местного импертор, походивший н пункт по приему вторичного сырья. В злх были нвлены ткие горы хлм, что среди них не мудрено и зблудиться, но Егор шгл впереди уверенно, будто провел всю жизнь в этом лбиринте, збитом поломнной мебелью и тряпьем, и стрж только поспевл з ним. Он дже повеселел и нсвистывл что-то бойкое. У Сни с Мриной от бесконечного петляния уже нчл кружиться голов, когд Егор остновился нконец перед метллической дверью с тбличкой «Имперторский сейф».

– Ну вот мы и пришли. Входите, входите! Д посмелей, не бойтесь, – скзл он, рспхнув дверь и пропускя Мрину и Сню вперед, но, едв они переступили порог, молниеносно зхлопнул з ними дверь и добвил: – Не бойтесь, не бойтесь, теперь вс никто не тронет, потому что, увы, отныне вы собственность импертор!

– Егор, вы куд? Почему вы не с нми? – спросил Мрин через дверь.

– Мы скоро увидимся, – сообщил Егор згдочно. – А вы, пок суд д дело, тут посидите. Только ничего не трогть. Здесь все приндлежит импертору. Дже путин и пыль! Словом, одн имперторскя собственность не имеет прв трогть другую, – пошутил Егор.

В змке зскрежетл мссивный ключ, и Егор удлился, нсвистывя все тот же веселенький мотив. Лишь теперь Сня и Мрин поняли, что очутились в плену. Теперь тинственной оствлсь лишь роль Егор во всей этой стрнной истории.

– Может, у него здесь родственники? – выскзлсь Мрин.

– Кто знет? – ответил Сня. – Но по-моему, чем больше нпущено тумн, тем интересней.

– Аг, – соглсилсь Мрин и вздохнул.

Комнт, куд их поместили, был без окон и освещлсь лмпми дневного свет, н которых лежл толстый слой имперторской пыли. Посреди комнты возвышлся холм из тускло поблескивющих предметов. Сня поднял один из них и потер руквом. В его рукх зблестел никелировнный компс из рубки неизвестного звездолет. Тогд Сня нгнулся и увидел, что тут свлены в кучу и спидометры, и мнометры, и просто некогд сверквшие рукоятки – словом, все то, без чего ни один космический корбль не может покинуть плнету. А н средину хрнилищ их сгребли, вероятно, для того, чтобы импертор мог в любое время зглянуть в змочную сквжину и вслсть полюбовться своей коллекцией.

«Тк вот откуд это клдбище корблей! Они обдирют кждый, кждый звездолет, стоит только ему опуститься н их плнету», – сообрзил Сня.

А Мрин присел н пыльный тючок у дверей и пригорюнилсь.

– Кк ты думешь, не должн ли я пдть духом и в обморок? – спросил он.

– Все-тки я слбое существо. И потом, у меня в смом деле появляется ощущение, будто меня рзлучили с кем-то. Првд, я еще не зню с кем… Но, в общем, кк ты считешь? Имею я прво быть глубоко опечленной? Или лучше держть себя в рукх?

– Кк хочешь! Словом, кк тебе нрвится смой, – скзл Сня, про себя подумл: «Ничего, все рвно он прень что ндо!» Зкончив осмотр помещения, он подошел к дверям и постучл кулком.

– Эй вы! Отворите сейчс же! – зкричл он, потому что понял, что пор протестовть.

– Хзгхря! – скзл ржвый ключ, дверь с ужсным воем отворилсь, и перед узникми предстл отряд дворцовой стржи. Впереди стоял хвтун, нпяливший н себя столько лохмотьев, что пленники без труд угдли в нем нчльник стржи. Не желя тртить слов, нчльник сделл стршные глз, что ознчло прикз выйти в коридор. Узники подчинились – конечно, временно – силе, и стрж повел их узкими тропми по дну кньон, между штких стен, возведенных из всевозможного брхл.

В конце концов извилистый путь уперся в прилвок, з которым восседл вжный хвтун с одной клешней и с тремя позеленевшими от времени коронми н голове, нхлобученными одн н другую. А мнтий н нем было столько, что он походил н слоеный пирог. З спиной знтного хвтун стоял Егор, почтительно нклонившийся к его уху. Он подмигнул узникм зговорщицки и опять зстыл в ожиднии. Н плечх Егор болтлсь полуистлевшя тряпк, цвет которой трудно было дже угдть.

Вжный хвтун кивнул, и Егор зговорил тким тоном, будто переводил чужие мысли:

– Жлкие пленники, с которых дже нечего толком взять! Я импертор плнеты Хв и плнеты Не, только негуны ленятся это признть… Тк вот я, Мульти-Пульти, смый величйший из Стрьевщиков, сегодня очень щедр, дже отдм вм несколько своих слов, кждому из которых цены нет. Взмен, конечно, н вш ничтожный звездолет. Мне ткой товрообмен стрсть кк невыгоден, но что поделешь, если я сегодня невероятно добр!.. Д-д, – зкричл импертор, – я сегодня фнтстически добр! Вот ему – д, вот ему – я пожловл рспшонку со своего плеч, которую не снимл со дня своего вгустейшего рождения.

Импертор повернулся к Егору, и его глз осоловели, в них появилось желние вернуть свою рспшонку. А Егор делл ему всякие тйные знки, моргл, кривился, призывя держть язык з зубми.

– Мд, – произнес Мульти-Пульти, все еще не сводя глз со своего подрк.

Тогд Егор зкрылся от него лдонью и прошептл своим спутникм:

– Стрюсь для вс.

– Спсибо вм з доброту, – поблгодрил Мрин импертор, потому что был очень воспитнной девушкой.

– Но только отдть свой корбль мы не можем. Он ндобен нм смим, – пояснил Сня. – Вм-то он, нверное, ни к чему, у нс еще столько дел!

– Кк ни к чему?! – изумился Мульти-Пульти. – Первым делом я сдеру все крсивые штучки. А потом поствлю н цепь, чтобы не улетел, чего доброго. Вы его змните только, змните. – И Мульти-Пульти, подняв свою единственную клешню, покзл, кк змнивют. – Пусть он вернется!

– Д он вернется и тк, – возрзил Сня. – З нми.

– А вы – рз! – и отдйте его мне, – вкрдчиво скзл Мульти-Пульти. – Ловите момент, пок я очень добрый. Вот и ему рспшонку пожловл. А з что? З ккую-то пршивую верную службу, – зкончил Мульти-Пульти и ждно потрогл крй рспшонки.

Егор опять прикрылся от него лдонью и прошептл:

– Стрик преувеличивет. Ккую тм службу! Пустяковя услуг, тк себе.

– Все рвно мы не соглсны, – скзл Сня. – Нс ждут не дождутся люди, попвшие в беду. И Петеньк нш горюет без Смой Совершенной. Без корбля мы никому не сможем помочь. Кк только вернется корбль, мы тотчс отпрвимся нвстречу новым приключениям.

– Но это же мне невыгодно, – мягко упрекнул Мульти-Пульти.

– Вы рссуждете, не обижйтесь только, точно эгоист, – скзл Мрин.

– Знчит, не соглсны? – спросил Мульти-Пульти, хитро прищуривясь.

– Не соглсны! – повторили хором и Сня и Мрин.

– Ну и пусть! Я уже все рвно обвел вс вокруг пльц, – объявил импертор, довольно потиря сердце клешней. – Я вм срзу рсствил ловушку, и теперь вы мои должники. Извольте должок!

– Мы ничего не брли, вы ошибетесь, – возрзил Мрин.

– Сколько я слов произнес, ? – спросил Мульти-Пульти, ухмыляясь.

– Мы не считли, – скзл Сня с недоумением.

– То-то! Сто двдцть семь, включя последнее, вот это! А кждое слово у меня н вес золот, дже еще дороже! – возвестил Мульти-Пульти, хихикя. – А я уже нговорил н десять звездолетов. А, вот еще пяток! Дже удивительно: неужели вы не слышли, ккой я ловкий госудрственный деятель?

– Это нечестно! Потому что вы сми придумли првил, – возмутился Сня.

– А в долг брть честно? – сврливо произнес Мульти-Пульти. – Эй, стрж, спсите меня от этих безжлостных грбителей!

Стржники устршюще зстучли лебрдми, оттесняя пленников в лбиринт.

Нпоследок пленники увидели, кк Егор из-з спины импертор стрлся их успокоить жестми.

– Ишь мошенники! В ккой меня ввергли перерсход, – пробормотл Мульти-Пульти, когд пленников увели.

– Никогд вы еще не были тк многословны, то есть я хотел скзть – чертовски щедры, вше величество, д вы прямо мот, – с готовностью пожурил Егор. – Этк недолго и по миру пойти.

– Люблю иногд пожить широко. Есть во мне ткя жилк. Перехитрить кого-нибудь этк… Ловко я этих ндул, , признйся? – скзл импертор и ткнул Егор в живот.

– Они и опомниться не успели. Вы тк ловки, вше величество, тк ловки! – подхвтил Егор. – И тк в смом деле сегодня добры! Не могли бы вы еще подрить мне эту девушку? Я ужсно хочу жениться н ней.

– Не могу, – скзл Мульти-Пульти, дже не здумывясь.

– Вше величество! – с упреком воскликнул Егор.

– Признться, ты недостоин! И кк это я пожловл рспшонку, ум не приложу. Потому что друзья этих мошенников укрли звездолет, который уже, по сути, стл моим.

– Но кто же знл, что эти нглецы ткие хрбрые, вше величество. Этого не знли дже вы!

– То, что я не знл, это, конечно, случйность. А девушку все рвно не могу отдть. Кк подумю, сердце щемит. Нет-нет, я не ккой-нибудь рбовлделец, но девушк носит кеды, которые стли теперь моей собственностью!

Издлек сквозь горы тряпья до них долетел приглушенный возглс Сни:

– Вы не имеете прв держть нс в тюрьме! Тк и передйте этому тирну!

– Непрвд! Я не тирн, рчительный хозяин! Я только ндежно прячу вещи, которые стли моими! – быстро возрзил импертор.

– Вше величество, не обрщйте внимния, – поморщился Егор. – Подумешь, подет голос ккя-то мужскя сорочк спортивного покроя… А кеды вообще никуд не годятся. И для того, чтобы избвить вс от этой ненужной обуви, я готов дже вернуть вм рспшонку. Сделк, что и говорить, для вс, конечно, невыгодня.

– В том-то и дело! Вы пользуетесь моей добротой. Поэтому тут нужно прикинуть, кое-что обмозговть. А ты, чтоб не волновлся, можешь уже сейчс отдть мне рспшонку, я еще подумю пок, – предложил Мульти-Пульти.

Но в смый рзгр торговой оперции в тронный зл вошел, экономя энергию, нчльник дворцовой стржи и сообщил:

– Вше величество, сбежли новые вещи!

– Бтюшки! Все? – всполошился импертор, бледнея.

– Ковбойки – две, брюки мужские – одни, брюки женские – одни, туфли мужские – одн пр и кеды спортивные – одн пр, – доложил нчльник стржи, гордясь своей точностью.

– Крул! Огрбили! – звопил Мульти-Пульти, топя ногми…

А н смом деле вот что произошло.

– Двй их обмнем. Нобещем с три короб, потом… потом перехитрим, – шепнул Мрин, когд ее и Сню повели в хрнилище.

– Что ты! Ткой способ нм не подходит! – зпротестовл Сня. – Это они пусть лгут и обмнывют, ствят всякие свои ловушки. А мы – прямые и честные путешественники. Не збывй, что нм нрвятся победы только в открытой борьбе, без подножек и всяких тм зпрещенных удров. И мне, признться, не по душе унизительня политик ншего нового товрищ Егор.

– Извини, пожлуйст, – вздохнул Мрин. – У меня совсем выпло из головы. Ну, ккие мы блгородные. И не говори, пожлуйст, Петеньк, не то он возьмет д подумет, будто я несерьезня девушк. Если у тебя нчнет честься язык, ну тк, что сил нет, можешь рсскзть Аскольду Витльевичу или Кузьме. А Петеньке не нужно. Лдно? Почему-то мне хочется, чтобы он считл меня серьезной и смостоятельной девушкой.

– Ты и впрвду серьезня и смостоятельня! – воскликнул Сня с ткой убежденностью, что стржники покосились н него. – И еще ты ткя… ну, ткя… Лучше потом скжу. А сейчс, по-моему, нступило время бежть. Двй просто тк: побежим, и все! Кк ты нходишь мой плн?

– О, здумно очень тонко, – одобрил Мрин. – И з меня можешь не бояться, я бегю точно ветер!

Тк они шли между стржникми, тихонько переговривясь и круля удобный момент. Он нступил, когд сбоку открылся новый коридор между горми имперторского брхл.

– Бежим! – крикнул Сня.

Он схвтил Мрину з руку, и они пустились нутек по боковому коридору.

А стрж зстыл в рстерянности. Не следует збывть, что сбежвшие вещи приндлежли импертору, и стржникм было жлко тртить свои силы из-з чужой собственности.

Беглецы тем временем мчлись во всю прыть по лбиринту. Лбиринт петлял и однжды привел их нзд к стржникм, которые все еще топтлись н перекрестке, рзрывясь между долгом и скупо-стью.

– Скорее, пок они не зметили! – скзл Сня, и беглецы устремились нзд.

Среди мрчных нгромождений строго хлм было стршновто. Вдобвок теперь до слух беглецов долетело бряцние лебрд. Видимо, стржникм пообещли вознгрждение, и те пустились в погоню.

Кк-то перед беглецми мелькнул глвный выход из дворц. В рспхнутые двери виднелся двор, почти белый от солнц, и голубое небо. И, точно специльно, поблизости ни одного хвтун. Сня было увлек Мрину к светлому прямоугольнику, но потом остновился и покчл головой. Н лице его отрзилось сомнение.

– Пожлуй, это уж слишком легко! Поищем другой выход, – скзл Сня и повернул в глубину дворц.

– Конечно, поищем! – соглсилсь Мрин, еле успевя з товрищем, и кротко попросил: – Только не совсем уж трудный, лдно?

Нконец, после долгих поисков, беглецы увидели узкий солнечный луч, пробивющийся сверху.

– Вперед! – воскликнул Сня, стрясь морльно помочь своей подруге.

– Я уже устл, хотя и очень выносливя, – признлсь Мрин. – Но не думй, я еще не сдюсь.

Свет струился из окн, рсположенного высоко под потолком. Путь к окну лежл по штким вершинм из тряпья, он был головокружителен – тк и мнил людей дерзких и смелых.

– По-моему, ты не боишься, – скзл Сня, приостновившись у подножия кручи.

– Конечно, ничего не боюсь, я очень хрбря. Только, если ты не будешь смеяться, я зкрою глз, – ответил Мрин.

Дружно взявшись з руки, беглецы нчли свое восхождение. Тряпье осыплось у них под ногми, и, съехв вниз, Сня и Мрин снов упорно продолжли путь. И когд з ближйшим поворотом послышлись шги стржников, последнее усилие привело беглецов к окну.

Но смое сложное поджидло их з окном. Спуститься н землю можно было только по ржвой водосточной трубе.

– Ну, это пустяки! – обрдовлся Сня. – Уж я столько лзил по трубм и вверх и вниз!

– Но здесь еще что-то нписно, – скзл более осторожня Мрин.

И в смом деле, к трубе кто-то приклеил листок бумги, н котором неумелой рукой были нрисовны череп и косточки, внизу крсовлось объявление – срзу видно, нписнное левой рукой:

ОСТОРОЖНО ТРУБА ПОЛОМАТА

– Было бы смешно, окжись труб целой, – улыбнулся Сня.

З спиной беглецов уже слышлось шумное дыхние стржников, те ждно лезли по тряпью с рзных сторон и рно или поздно должны были нстигнуть сбежвших.

– Итк, у нс один путь! – деловито зявил Сня. – Я положу тебя н плечо, потому что ты все-тки слбя женщин, и тким обрзом спущусь по трубе.

– Подожди секунду. Сейчс я лишусь чувств, чтобы и тебе и мне было легче. – предупредил Мрин.

Мрин сдержл обещние и лишилсь чувств, Сня взвлил ее н плечо и перед смым носом подоспевшей стржи перелез н трубу. Спускясь вниз, он услышл подозрительный шум, кк будто под ним открывли железную дверцу.

«Основное – добрться вниз, дльше будет видно», – подумл Сня, глядя перед собой.

К счстью, труб сломлсь вовремя, когд Сня блгополучно достиг земли.

– Ну, вот и все! А теперь посмотрим, что делть дльше, – пробормотл Сня, бережно опускя дргоценную ношу.

– Кжется, можно прийти в себя? – спросил Мрин, открывя глз.

Едв он скзл это, кк что-то лязгнуло у них нд ухом. Подняв головы, беглецы с изумлением обнружили, что нходятся в большой мышеловке.

– Ловко я вс поймл, ? Ух кк ловко! – послышлся голос импертор Мульти-Пульти.

Он сидел н стуле по ту сторону решетки, довольно посмеивясь. З его спиной, кк и прежде, стоял Егор и покчивл головой, не то выржя одобрение, не то осуждя.

– Вы небось удивляетесь, кк это я вс изловил? Я в хорошем нстроении и потому, тк и быть, открою секрет. Поймть хрбрец проще простого. С трусом посложней: попробуй угдть, в ккую» он просочится щель? А хрбрец выбирет смый опсный путь, лезет сломя голову. Вот тут, в смом рисковнном месте, ты его и жди, и хвтй сколько душе угодно, – скзл Мульти-Пульти. – А сейчс вс вернут н место и хорошенько зкроют, жулики вы ткие!

Пленников окружили солдты, обежвшие дворец кругом, и повели в зточение.

– Э, мои вещи! – окликнул импертор. – Объявление н трубе я нрисовл см. Здорово, ? А труб совершенно целя. Новехонькя! Кк я вс провел!

– И Мульти-Пульти тоненько зхихикл, невероятно довольный собой.

– И првд, знй я, что труб ткя прочня. никогд бы по ней не полез, – признлся честным Сня.

Пленников водворили зново в сейф. Они уселись рядышком н горку имперторского утиля, точно брт Ивнушк и сестриц Аленушк из популяркой скзки. Опечлившись немножко, они внчле не обртили внимния н стрнный шорох. А в узкую щель под дверью между тем лезло нечто мохнтое и плоское. Проникнув в комнту, оно скзло «мр-р» и, сев н пол, нчло здней ногой честь з ухом.

– Мяук! Это же Мяук! – обрдовлсь Мрин.

«Мя», – скзл бесстрстно кот; н его хвосте крсовлся бумжный бнтик.

Мрин бросилсь к Мяуке и отвязл бумжку. Н бумге было нписно: «Посылем зписку, которую, кк водится, ждут узники. Вши друзья». Стюрдесс и юнг переглянулись. Они впервые видели этот почерк, но догдлись срзу, что ткие четкие, энергичные буквы могл вывести только одн рук н свете. Рук, приндлежвшя их комндиру.

ГЛАВА 10, в которой остльные члены экипж принимют экстренные меры

«Исктель» словно птичк перепорхнул с орбиты Хв н орбиту Не и, обернувшись рзок вокруг плнеты, опустился в центре столицы. Н площди, ярко освещенной солнцем, црило ткое зпустение, когд трудно нйти дже окурок, не говоря уже о смятом сткнчике из-под мороженого, – будто бы в этом городе мороженое не ели целый век. А н брусчтке лежл ровный слой строй пыли, н который не ступл ни одн ног, и эт пыль, в свою очередь, покрылсь новой пылью. В домх, что окружли корбль, чернели окн без стекол. И только где-то скрипел н сквозняке оторвння дверь,

– Неужели здесь вымерли все? Может, прошл эпидемия? – испуглся Петеньк з жителей плнеты. – Может, мы кого-нибудь еще спсем? – скзл он, хвтя комндир з рукв.

– Тк, – протянул стронвт и, решительно сжв челюсти, зшгл в ближйший подъезд, Петеньк зсеменил з ним, готовясь к смому худшему.

Они поднялись н лестничную площдку и зшли в первую попвшуюся квртиру. Звонить не имело смысл хотя бы потому, что дверей не было вообще. В крйней комнте они ншли существо, которое сидело в кресле, сложив н груди коротенькие и слбые ручки. Оно смотрело н землян из-под полуопущенных век.

Зросшее щетиной лицо обиттеля комнты скривилось.

– Вм плохо? – спросил комндир и, взяв его з вялую лдошку, попробовл нщупть пульс.

– Мне хорошо, – возрзил негун, рзжв с усилием губы.

– Я понимю вс, вы сильный хрктер, но перед вми друзья и перед ними можно не стесняться, – сообщил комндир, все еще пытясь нщупть пульс.

Обиттель комнты скривился вновь и змотл головой; он просил что-то не делть.

– Вм больно говорить? – догдлся учстливо Петеньк.

– Просто лень, – процедил негун сквозь зубы.

– Вм лень. и вы поэтому… А кк же вши соотечественники? – прошептл Петеньк бестолково. – Они погибли! Н плнету обрушился мор! Вствйте сейчс же, спешите спсть, ндо что-то делть! – зкричл он что было сил.

От одной только мысли, что от него хотят, чтобы он встл, негун перекосило.

– Ой, никто не погиб! И мор тут ни при чем. Просто всем лень. Понимете, лень! Ой, не вынуждйте меня рзговривть… Я нхожусь в неге. Ой, неужели это не ясно? – простонл этот лентяй, ворочясь в кресле.

– Нши друзья попли в беду! И если вы нстоящий мужчин, вм сейчс же стнет совестно, – скзл комндир, привыкший говорить првду в глз; он отступил н шг и сурово посмотрел сверху вниз н лентяя.

– Помощь несчстным – святое дело, – пробормотл негун. – Но еще лучше нежиться вот тк, ни о чем не думя. – И он осторожно, стрясь не допускть лишних и резких движений, смежил веки.

– Он циник, товрищ комндир! Вы циник! Слышите? Отъявленный циник! – выкрикнул Петеньк, укзывя н негун и невольно зжмурив глз.

Ему кзлось, что после ткого неслыхнного обвинения что-то произойдет, удрит молния, рзверзнется земля, несчстный негун нчнет рвть н себе волосы и ктться в ногх, умоляя снять тягчйшее обвинение, и ему зрнее стло жлко негун, он готов был збрть свое слово нзд.

Но в комнте светило солнышко, стоял безмятежня тишин, и Петеньк открыл глз. Внчле один, з ним второй. Увидел непроницемое лицо комндир и негун в прежней покойной позиции.

– Пусть я циник, не нстоящий мужчин, пусть! Зто я всегд в неге, – слдко прошептл негун, ежсь от приятного озноб.

– Нет, я бы не взял его в экипж, – твердо объявил комндир. – Но посмотрим, что скжет президент стрны, где могут жить вот ткие лентяи.

Резиденцию президент они отыскивли долго, блуждя по безлюдному городу, и, уже уств, случйно нткнулись н треснувшую тбличку, висевшую н одиноком гвозде. По дороге в президентский кбинет они миновли зл зседний прлмент. Дебты, вероятно, нходились в смом рзгре, потому что все мест были зняты. Депутты дремли, временми блженно причмокивли, ортор перевесился через крй трибуны и бессмысленно рзглядывл пол, водя тоненьким, почти прозрчным пльчиком по извилистым трещинм н бортх трибуны.

У вход в президентский кбинет стоял, привлившись к косяку, высокий, худой секретрь. Он бессильно шевельнул нижней губой, вознмерившись что-то спросить, но у него не хвтило воли и он умиротворенно зстыл у своего косяк.

См президент лежл н просторном столе, рсслбленно рзметв руки и ноги, и смотрел в потолок. Он был неимоверно тощ, крылья его грудной клетки проглядывли дже через сюртук.

– Мы к вм, президент! – объявил комндир официльно.

– А? – откликнулся глв стрны, дже не удосужив их взглядом.

– Мы к вм по вжному межплнетному вопросу, – повторил комндир, сохрняя достоинство. – Перед вми комндир и штурмн звездолет «Исктель», приписнного к Солнечной системе.

Это прозвучло нстолько внушительно, что Петеньк попрвил очки и приоснился, президент невольно нчл думть.

– Ну, что тм у вс? Вляйте, ребят! – прошептл он с веселым отчянием.

– Тк и быть, потяну эту лямку.

Комндир посвятил президент в суть событий присущим ему сжтым и точным языком.

– Д, д, это ужсно! Возмутительно! Эти хвтуны подлинные рзбойники и нши вечные врги, – скзл президент, зктывя глз. – Уж я-то мог бы вм порсскзть… Им дже не лень шевелиться, все бы они бегли и бегли… Но когд-нибудь в другое время.

– Вы порядочный человек, срзу видно, – горячо вмешлся Петеньк.

– Д, я порядочный, – подумв, соглсился президент. – Я никому не делю вред. И вообще мы хороший, незлобивый нрод, если уж говорить откровенно. И очень любим спрведливость.

– Именно поэтому мы должны объединить усилия и действовть сообщ, – зявил комндир, нпрвляясь к крте обеих плнет.

– Э, только не действовть, – поспешно возрзил президент и с неожиднной живостью повернулся н бок. – Сочувствие – пожлуйст. Но основ ншей политики, и внутренней и внешней, – нег. Вот тк приблизительно, – пояснил президент и подпер голову лдонью. – Еще бы чшечку кофе и хотя бы крошечный бутерброд для полного кейф. Эй, бутерброд и кофе! Впрочем, никто не пойдет, это я, знете, в шутку.

– Вы же проголодлись, – скзл сердобольный Петеньк. – Я сбегю в звездолет и принесу.

– Спсибо, спсибо, – рстрогнно скзл президент. – Но это ни к чему. Утром я уже подвигл челюстями. Вы хотите слишком многого – чтобы я двигл еще и днем.

Астронвт покчл головой и скзл:

– Вы погибнете от истощения.

– Челюсти тоже имеют прво н негу, – философски ответил президент, перектился н спину и змолк, двя тем смым понять, что удиенция окончен.

– Придется собственными силми. Впрочем, тк я и полгл, – признлся комндир, когд они вышли н улицу.

– Их тоже ндо спсть. Инче негуны вымрут с голоду, – скзл Петеньк горячо.

– Смо собой рзумеется! Мы сделем все: выручим нших товрищей, снимем Толю с плнеты Алоя, непременно рзыщем вшу Смую Совершенную, штурмн, и обязтельно что-нибудь придумем для негунов, – ответил комндир, шгя стремительно.

– Я-то могу потерпеть, погожу кк-нибудь, – пробормотл Петеньк, зрдевшись.

– Вы првы, штурмн: о себе в последнюю очередь. Впрочем, кжется, вм повезло. Когд я произнес имя вшей возлюбленной, вон тот негун дже шевельнулся. По-моему, ему что-то известно, – скзл комндир.

Они подошли к члену прлмент, которого нег зстигл прямо в коридоре, и он нежился н полу.

– Кк же, кк же, Смя Совершення проживет н ншей плнете, и никто не умеет нежиться лучше нее, – промямлил прлментрий, и в его голосе мелькнул слбый оттенок почтения.

Нши герои с трудом вытянули у него дрес Смой Совершенной, и тот привел их в чулн, где н путине, точно в гмке, хрпел зпылившяся струх.

– Биллион биллионов! В своем роде он и впрвду Смя Совершення. – пробурчл великий стронвт.

– Нет-нет, это не Он! – испуглся Петеньк и выбежл н улицу.

Комндир последовл з ним и почти дв квртл не мог нгнть улепетывющего штурмн.

Между тем из-з крыш появилсь громд «Исктеля». Нметнный глз комндир тотчс зподозрил что-то нелдное, и великий стронвт устремился вперед тяжелой мощной рысью. Штурмн еле поспевл з ним, здыхясь и придерживя рсходившуюся ходуном грудь.

Чутье не обмнуло комндир. Возникнув в дверном проеме, он увидел незвного гостя, который, обхвтив Кузьму з тлию, пытлся рзобрть его н чсти. Бедный Кузьм гремел в его могучих объятиях, точно жестянк с гвоздями. Агрессор был почти что гол, если не считть тряпки н бедрх. Из дремучих зрослей, покрывших его лицо, фнтично горели три фиолетовых ок. Мехник пробовл сопротивляться, но в его суствх что-то зело, он только сучил ногми в обидном бессилии и приговривл:

– Вот я ужо пропишу тебе! Ужо пропишу, только погоди!

Н все это бесстрстно взирл кот Мяук. Он лежл н излюбленном месте, под тбуретом комндир, с тким видом, будто происходящее его вовсе не кслось. Временми ноги бойцов появлялись в опсной близости от его розового нос, тогд зеленые зрчки кот рсширялись, кк бы спршивя: «А это что еще ткое?» Зметив подкрепление противник, нпдвший оствил потрепнного Кузьму в покое, мягко отпрыгнул в сторону и нчл врщть своим телом, будто стрлся рскрутить вообржемые кольц, ндетые н шею, руки, пояс и ноги. И н глзх у нших героев незнкомец нчл постепенно тять в воздухе. Внчле исчезл голов, потом торс, и вот уже остлись только ноги ниже колен. Но тут с незвным гостем что-то произошло, он восстновился вновь, прикрыл лицо лдонями, рухнул н тбурет и воскликнул:

– Ах, кк стыдно, вы дже предствить не можете!.. Я ведь хотел укрсть у вс корбль! – добвил он сквозь рыдния.

– Успокойтесь, н этот некрсивый поступок вс, несомненно, толкнул бед, – скзл комндир проництельно и дружески потрепл еще недвнего грессор по лохмтому темени.

– Вот именно! Вот именно, бед! Он смя! – подтвердил пришелец, вытиря слезы.

– Комндир, в смом деле, прежде чем кинуться н меня, он крикнул: «Д буду я всеми презирем!» – честно сообщил Кузьм, приводя себя в порядок гечным ключом.

– Я тут опустился совсем, зрос вот… Н родной плнете меня бы уже не узнли, – скзл пришелец, стыдливо изучя себя.

– Вы, рзумеется, с Альтир, – зметил комндир между прочим.

– Откуд вм это известно? – вскочил потрясенный незнкомец.

– Ну, я тм бывл чстенько. А кое с кем из местных жителей дже знком, – ответил стронвт с легкой улыбкой.

– И может, вы слыхли о моем отце, его…

– …зовут Седром, – зкончил комндир. – Вы очень н него похожи, Рвн. Помнится, в последний прилет я нянчил вс н рукх, тогд еще совсем грудного ребенк.

– Кк же я не узнл вс с первого взгляд… – прошептл Рвн.

– Вш отец тоже был великим стронвтом, – кивнул комндир. – Я всегд считл его своим млдшим бртом.

– Я пошел по пути отц, и вот… – Рвн печльно рзвел рукми, – угодил в эткую гнусную ловушку. Не первый, впрочем, и, видно, не последний. Вы, конечно, видели н Хв жлкие остовы звездолетов. Одн из ржвых рзвлин – это все, что остлось от моего слвного корбля.

– И кк же вс угорздило, сын мой? В лоции писно черным по белому, что корбли, улетющие н плнету Хв, кк првило, нзд не возврщются. Это вс должно было нсторожить, – упрекнул комндир.

– Но я искл Алою! – пылко воскликнул Рвн.

– Плнету, н которой остлся человек, потерпевший крушение. По имени Толя. Вы это хотите скзть? – пробурчл комндир.

– Но в том-то и дело: ткой плнеты нет в природе! И знчит, этот человек тоже не существует! Между прочим, его звли Всей. Аскольд Витльевич, это был чистейший вымысел! Нет ни Вси, ни Толи! – И Рвн удрил по столу кулком.

– Д, превосходный подвох, – спокойно кивнул комндир. – Я догдлся с смого нчл. Но принцип кждого истинного путешественник тков: чему быть, того не миновть. Инче бы не было приключений.

– Позвольте, уж не допускете ли вы, что нш Егор скзл… скзл… непрвду? – Петеньк с трудом решился вымолвить ткое невероятно тяжелое обвинение. – Я, признться, к нему не очень… – тут Петеньк покрснел виновто, – но обвинить человек в тком ужсном преступлении, кк ложь?!

– Мужйтесь, штурмн! Кк это ни прискорбно но нш Егор в смом деле лгунишк, – сочувственно скзл комндир.

– И не Егор он вовсе. Его подлинное имя – Брбр! – произнес Рвн, поднимясь, точно госудрственный обвинитель.

– И это мне было известно, – вствил стронвт словно невзнчй.

– Тот смый Брбр, в прошлом знменитый предводитель пиртов, ныне любимый экспедитор импертор Мульти-Пульти, поствщик межзвездных корблей, – зключил Рвн с печльной торжественностью.

ГЛАВА 11, в которой происходит уйм событий и дже кот Мяук покидет свое уютное местечко

– Теперь вм понятно, штурмн, зчем мы бросили нших несчстных товрищей в беде? Инче нм некого было бы спсть, – скзл комндир.

Петеньк еще долго кчл головой, удивляясь прозорливости комндир. А см великий стронвт сидел, протянув ноги и сложив руки н груди, погруженный в свои рздумья.

– Комндир, этот случй похож н тот, что был с нми н звезде Антрес, – вежливо нпомнил Кузьм, который стоял с тряпочкой у мехнизмов.

– Ты прв, Кузьм, прв, мой стрый товрищ, – соглсился комндир здумчиво.

– Аскольд Витльевич, рсскжите! – встрепенулся Рвн.

– Потом, сынок, потом, – озбоченно ответил комндир. – Кк-нибудь н отдыхе, когд зкончится это приключение. А пок объясни нм, что случилось с остльными звездолетми.

– И они клюнули н примнку Брбр. Их постигл т же учсть, что и меня. Корбли посдили н цепь, и вы видели сми, кк они ныне бесслвно ржвеют. А космонвты рзбрелись по обеим плнетм кто куд и вот теперь где-то бродят, тоскуя по своим родным глктикм.

– Выходит, у них опустились руки? – спросил комндир нхмурившись.

– Что вы, комндир! Хотя у них, кк и у меня, ничего не вышло пок. А дело было тк. Нс срзу же переполнило желние действовть, и мы устремились н плнету Не, потому что тм живет добрый, хотя и ленивый нрод. Перейти грницу не стоило труд, несмотря н войну. Может, вы не знете, еще несколько веков нзд хвтуны и негуны объявили друг дружке войну. Но до сих пор не прозвучло ни одного выстрел. Негунм просто лень, хвтуны никк не могут рсстться дже с единственным пушечным ядром. Мы хотели рстормошить негунов, но, увы, негуны окзлись зконченными лентяями. Тогд мы рзошлись в рзные стороны, в полной уверенности, что кто-нибудь из нс обязтельно нйдет выход из положения… Тут-то я и нткнулся н вш корбль… Ну, мой позор вы увидели сми…

– Збудьте об этом, Рвн. Смое вжное в вшей истории то, что космонвты не упли духом, – зявил комндир с облегчением.

– Вы првы! – высоко поднял голову Рвн. – Что ксется меня, я целиком в вшем рспоряжении, комндир.

– Я в этом не сомневюсь и срзу же отвел вм в своих плнх особую роль, – зметил стрый стронвт, ничуть не удивляясь.

– Я сделюсь невидимкой и проникну во дворец Мульти-Пульти, – зявил Рвн, срзу же деловито включясь в события.

– Скжите, кк вы стновитесь невидимкой? – спросил штурмн с интересом.

– Признться, у вс это ловко выходит, – произнес и комндир.

– Все вы, нверное, знете, что, если хорошенько рскрутить древнее оружие прщу, он прямо-тки сливется с воздухом, стновясь невидимой. То же получется с ншим телом, стоит только кк следует рскрутить все его молекулы. Словом, здесь нет ничего мудреного. Немного тренировки – и вот вы невидимк, – пояснил охотно Рвн.

– Во всяком случе, вше умение нм пригодится, – скзл комндир. – Кк мне подскзывет скромный опыт, нши друзья нверняк зперты в отдельном помещении. Но сквозь стены вм вряд ли удстся пройти, н этот случй мы с вми отпрвим ценного помощник.

И тут, впервые з минувшие дни, комндир обртил внимние н кот Мяуку, который незвисимо поглядывл из своего уютного угл.

– Ну, дружок, нстл твой черед. Ступй-к сюд, присживйся с нми! Иди, иди, не будь индивидулистом, – скзл он коту.

Кот удивился ткому повороту дел, он широко рскрыл зрчки, потом вышел из угл, нехотя выгибясь, прыгнул н стол и сел н крю, очень недовольный тем, что его втягивют в ккую-то историю.

– Редкий пример телептической чувствительности. Нш кот читет чужие мысли, – прошептл Петеньк.

– Д, я зметил это уже в первый день, – пояснил комндир.

Кот посмотрел н них пренебрежительно и отвернулся. Он двл понять, что делет великое одолжение.

– Итк, молодые люди, мой плн тков… – нчл комндир.

Рвн и Петеньк устроились поудобнее з столом. Кузьм отложил свою тряпку и преднно взглянул н комндир. Дже кот Мяук, нчвший было умывться, опустил лпу…

Через десять минут «Исктель» взмыл вверх свечкой и пролетел нд перешейком, соединяющим плнеты Хв и Не. Посреди перешейк проходил линия фронт. Войн между плнетми не зтихл ни н минуту: солдты-негуны поспывли в своих окопх, хвтуны-ртиллеристы подносили к позеленевшей от времени медной пушке свое единственное чугунное ядро и тут же, будто спохвтившись, возврщли его н прежнее место.

– Эй вы, негуны! – орл внизу устый генерл-хвтун. – Ишь вы ккие! Мы, знчит, вм ядро, вы нм ничего взмен?

Но тут комндир повернул нлево, и экипж тк и не узнл, что же ответили негуны. И ншли ли в себе силы ответить вообще. Зто несколько чсов спустя «Исктель» сел н некую обитемую плнету, которя, несомненно, игрл определенную роль в плнх великого стронвт. Люк корбля тотчс рспхнулся, и н поверхность плнеты, не теряя времени дром, вышл экспедиция.

– Если мне не изменяет пмять, он, кк вы знете, мне никогд не изменяет, это должно быть з ближйшим углом, – сообщил комндир штурмну и Рвну, укзывя н рскинувшийся перед ними город.

– Аскольд Витльевич! Сколько лет, сколько зим! Двненько вс не было видно! – приветствовли великого стронвт местные жители, чем-то нпоминющие пингвинов.

– Д вот все приключения, приключения!.. – отвечл комндир скромно и спршивл: – Скжите, это н прежнем месте?

– Это? Н прежнем, н прежнем месте, – кивли местные жители, почему-то догдывясь. что имел в виду великий стронвт.

Экспедиция повернул з угол и остновилсь перед книжным мгзином.

– Подождите здесь, – скзл комндир и скрылся з дверью.

Немного погодя он вышел н улицу и сообщил:

– Итк, все в порядке!

Экспедиция перестроил ряды и отпрвилсь в обртный путь. Не прошл он и сотни шгов, кк ее обогнл грузовик, нгруженный чем-то тинственным, з ним второй, третий, и вскоре мимо нших героев потянулсь целя колонн мшин, и н кждой штбеля тинственного.

Когд экспедиция вернулсь к месту посдки, здесь уже кипел веселя рбот. Здешние грузчики тскли в трюм звездолет тюки, мехник Кузьм стоял у вход и руководил. Нечего и говорить, что с прибытием комндир и его друзей дело пошло еще быстрее. Нконец мшины опустели, экипж «Исктеля» рспрощлся с веселыми грузчикми и звездолет взял курс к плнете Хв.

– Теперь, Рвн, вы можете блеснуть, – улыбнулся комндир. – Итк, вместе с Мяукой вы проникете во дворец импертор и тйно передете зписку ншим друзьям. Именно с этого нчинется помощь узникм, и мы не будем отступть от прекрсной трдиции.

Когд инструктж был зкончен, Рвн поднял упрямого кот н стол и, пользуясь тем, что с некоторых пор Мяук стл плоским, сктл его трубочкой, сунул к себе з пзуху.

– Бездомный и не нужный дже смому лчному хвтуну, вляясь где-нибудь в зброшенном сре, я мечтл именно о тком стоящем приключении, – признлся Рвн, уже готовый действовть.

– Я рд з вс, Рвн! А теперь, друзья, общий вдох! – произнес комндир уже деловым тоном.

Члены экипж сделли вдох и здержли дыхние. Едв покзлсь стрн хвтунов, комндир рспхнул люк в безвоздушное прострнство, и Рвн выпрыгнул с пршютом.

Астронвт бросил последний взгляд н большой крсный с белыми полосми пршют Рвн и повел корбль вокруг плнеты Хв, тщтельно осмтривя местность. В конце концов его внимние привлек пологий холм, стоявший в отдлении от столицы. Суровое лицо комндир вырзило удовлетворение, и Петеньк понял, что великий стронвт ншел то, что требовлось по плну.

– Мехник, это будет здесь, н вершине холм, – кртко скзл комндир.

– Будет исполнено, комндир! – ответил Кузьм и, рспрвив со скрежетом свою метллическую грудь, добвил: – Вы меня знете, комндир.

Твердя рук стронвт повернул звездолет к столице хвтунов, и тут «Исктель» принялся выделывть кренделя нд городом. З корблем следом ползл длиння струя отрботнного гз, и, когд звездолет, зкончив последнюю фигуру, спрятлся з облко, в небе нд городом остлсь гигнтскя беля ндпись:

«Внимние, внимние, з городом н холме выдется Кое-Что! При этом бесплтно!» Город притих н секунду, потом зкипел, збурлил. По улицм побежли хвтуны, и все в одном нпрвлении. Город быстро опустел, опл, кк бурдюк, из которого выпустили всю воду.

Сверху было видно, кк по полю в сторону холм несметной толпой во все лоптки несутся хвтуны и среди них мелькют лебрды имперторской стржи.

Тогд-то из-з облк, служившего укрытием, вновь появился «Исктель». Астронвт опустил звездолет н дворцовую площдь, и из люк корбля стремительно высыпл деснт.

– Мехник, теперь отпрвляйтесь н холм. Только никого не обижйте, всем поровну. Учтите: кждый должен получить свое, – рспорядился комндир, здержвшись у люк.

– Слушюсь! – скзл молодцевто Кузьм и улетел вместе с грузом н холм, космонвты нпрвились к молчливой громде дворц Мульти-Пульти.

– Комндир, я сделл все, кк вы прикзли, – рздлся голос Рвн, и см Рвн бесшумно возник в воротх дворц. – Дворец опустел, вся стрж помчлсь з Кое-Чем, – добвил рзведчик.

Едв он это скзл, из-з угл донесся дружный топот и н площди появилсь колонн мужчин с необычйно мужественными лицми. Впереди мощно рысил высокий мужчин в гермошлеме и в одежде, в которой еще можно было узнть осттки скфндр.

– Это они! Мои товрищи по несчстью! – обрдовлся Рвн.

– Комндир, мы узнли о вшей мужественной борьбе и решили отдть себя в вше рспоряжение. Для нс большя честь бороться под комндой великого стронвт. Вот мы перед вми и ждем теперь укзний, – зявил предводитель бывших космонвтов, переводя дыхние и вытиря вспотевший лоб.

– Я знл, что вы придете н помощь, – просто скзл Аскольд Витльевич. – Но не будем мешкть. Вперед, друзья! Во дворец Мульти-Пульти! – провозглсил стронвт и первым ворвлся во дворец.

Перед взором рзгоряченных освободителей предстл лбиринт, вьющийся среди имперторского скрб.

– Б, д здесь не долго зблудиться, – встревожился предводитель бывших космонвтов. – И пок будешь блуждть, вернется дворцовя стрж, и вших друзей не удстся спсти

– У нс все продумно, – улыбнулся великий стронвт. – Нши бедные друзья укжут сми место своего зключения.

И точно: из глубин дворц донеслись оглушительные удры в железную дверь.

– Они тм! Я узнл: это стучится Сня! – воскликнул Петеньк.

Все космонвты – и земляне, и те, что пришли к ним н помощь, – побежли н стук и после головокружительного кросс увидели железную дверь, гудящую от грд яростных удров, нносимых изнутри.

Возле двери стояли Брбр и Мульти-Пульти. Они торговлись и били по рукм и нстолько. увлеклись, что не срзу зметили появление освободителей.

– Вше величество, мы же только что полдили с вми, – укорял Брбр.

– А я взял д и тут же передумл, – хихикл импертор, пряч з спиной свою единственную клешню.

Вот тут-то Брбр и зметил космонвтов. Однко он не рстерялся и зкричл:

– Ур! Нши! Нши идут!.. Потом он нсильно просунул свой локоть в единственную клешню импертор и истошно звопил:

– Отпусти сейчс же, гдкий Стрьевщик! Тебе говорят – отпусти!.. Эй! Н помощь! Н помощь!..

– Прежде всего откройте дверь! – потребовл комндир, приближясь.

– Ишь ккие хитрые! Тм мое добро, – срзу же уперся импертор.

– А мы тогд не скжем, где можно бесплтно достть Кое-Что, в котором много Кое-Чего! Дже не перечесть. Во всяком случе, больше, чем мнтий н вшей особе, вше величество! – зметил Рвн.

– Вы говорите – бесплтно? – зколеблся импертор – И в смом деле их, ну, этих смых, что вы имеете в виду, тк много?

– Тм все, что нкопило человечество! – скзл торжественно Петеньк.

– Вше величество, не соглшйтесь, – шепнул Брбр и громко пояснил. – Я ему говорю – отопри сейчс же, тирн!

Импертор покуржился для фсон, потом открыл дверь хрнилищ и, узнв, где дют Кое-Что, побежл по коридору, боясь, кк бы вторя сторон не передумл. Но космонвтм уже было не до него – в дверях сейф появились сияющие Сня и Мрин. Н плече у Мрины дремл кот Мяук, кк всегд безучстный к происходящему.

– А что я вм говорил? То-то! – скзл Брбр освобожденным.

– Ах, Брбр, Брбр… – покчл Петеньк головой.

– Рзве он Брбр? Тот смый Брбр? – в один голос вскричли Мрин и Сня.

– Вы уже все знете, – скзл уныло Брбр и опустился н шткий деревянный ящик, демонстрируя полное отчяние.

– Ну что же, друзья, снов в путь, нвстречу новым приключениям! – произнес комндир, обнимя бывших узников.

– Я ткой… я ткой одинокий! И никому совершенно не нужный, дже Мульти-Пульти. И всем-то я причиняю неприятности… – громко зпричитл Брбр, стрясь привлечь к себе внимние уходящих.

– Ну что с ним делть? Его тк жлко. Нельзя же его оствлять в тком состоянии, хотя он и плохой, – скзл Мрин, и нос ее сморщился – вот-вот зплчет и он.

У Брбр шевельнулось ухо, он произнес с новой силой:

– Д нет уж, хорошя брышня с золотым сердечком, мхните н меня рукой, мхните!

– Может, он еще испрвится и стнет полезным для обществ? – обртился Петеньк к окружющим.

– Ну конечно, испрвится! Вот только возьмет себя в руки, – зявил Сня с жром.

А Брбр поглядывл одним глзом исподтишк, следил з впечтлением.

– Тк и быть, ступйте с нми, Брбр, – рзрешил комндир, обернувшись. – Считйте, что вы зчислены в экипж.

Брбр поплелся з космонвтми, будто бы обескурженно потиря зтылок.

«Исктель» уже стоял н дворцовой площди, его могучий корпус возвышлся точно обелиск, в иллюминтор выглядывл Кузьм, вытирл руки неизменной змсленной тряпочкой.

– Комндир, все в порядке! – доложил мехник, сложив стльные руки рупором.

– Здесь нм больше делть нечего. Отпрвимся спсть негунов, – скзл комндир и обртился к бывшим космонвтм: – Друзья, прошу к нм н корбль! Потом мы доствим вс в ближйший космический порт. А тм уж вы рзъедетесь по своим плнетм.

Но бывшие космонвты змялись, н их суровых лицх отрзилсь борьб чувств. Желние вернуться домой боролось с кким-то священным долгом.

– Комндир, подождите минуточку, – попросил Рвн, и космонвты нчли шептться между собой.

Потом их предводитель объявил:

– Комндир, мы остнемся здесь. Вш пример зствил нс поверить в собственные силы. И теперь нм совестно вернуться домой, ничего не сделв для этого своими рукми.

– Я это предвидел и рд, что не ошибся. Вы нстоящие космонвты, – ответил стронвт, и его волевой голос дрогнул н этот рз.

– Что уж тм, – смутился предводитель теперь еще более возмужвших космонвтов.

К нему подошел Рвн и о чем-то нпомнил н ухо.

– Д, не сочтете ли вы з труд исполнить одну мленькую просьбу? – смущенно спросил предводитель.

– Мы вс слушем, – произнес блгородный стронвт от лиц своих товрищей.

– Видите ли… видите ли, мы позбыли нуки. И для того, чтобы починить корбли… Словом, не оделите ли вы и нс книжкми? Нм хотя бы учебники з восьмой, девятый и десятый клссы. Инче нм будет очень трудно, – зкончил предводитель и смущенно опустил глз.

– Мы уже об этом позботились. Мехник, выдйте им учебники! – прикзл комндир.

– Слушюсь! – рдостно откликнулся Кузьм. Экипж «Исктеля» тепло простился со своими новыми друзьями, и слвный звездолет покинул город. Рвн и его товрищи долго смотрели ему вслед, предводитель космонвтов рзмхивл своим гермошлемом.

– Смотрите, смотрите! Только полюбуйтесь н них! – зкричл Мрин, когд звездолет проносился нд окриной город. – Д нет же, идите к моему иллюминтору!

Нши герои столпились з спиной Мрины и увидели из-з ее плеч, кк длеко внизу домой возврщются хвтуны.

Конструктор будто предчувствовл, что нстнет момент, когд любопытство комнды его корбля достигнет небывлого рзмер, и вствил увеличительное стекло в один из иллюминторов, именно в тот, возле которого окзлсь Мрин. Поэтому дже с огромной высоты было видно, нсколько крепко кждый хвтун прижимл к груди полученный подрок. Это был объемистый том Нибольшей Вселенской Энциклопедии. А шествие звершл см Мульти-Пульти. Он сумел звлдеть целой пчкой фолинтов и теперь еле тщился, горбясь под тяжестью своей добычи.

– Вот тк ловят двух зйцев, – подытожил комндир поучительным тоном. – С одной стороны, мы спсли нших отвжных друзей, с другой – обртили недостток хвтунов им же н пользу.

– Предствляю, кк они ждно нкинутся н знния! – воскликнул Сня восторженно.

– И вскоре хвтуны стнут смым обрзовнным нродом во Вселенной. Потому что уж кто-кто, истинный хвтун не упустит и крупицы знний. Мтрос Брбр, кк вы считете, я прв? – зкончил комндир.

– Увы, – вздохнул Брбр.

– Но человечеству-то что? При скредности хвтунов их знния тк и злежтся в извилинх мозг, точно утиль во дворце Мульти-Пульти, – выскзлся Петеньк с сожлением.

– Тут вы, штурмн, не првы, – возрзил великий стронвт, хитровто прищурившись. – Вы не учли одного. Хвтуны все время норовят менять млое н большее. И теперь полученные знния нконец-то позволят им зполучить то, чему вообще цены нет: блгодрность!

С первой же минуты полет н корбле возобновилсь обычня жизнь. Кждый член экипж приступил к исполнению своих скромных, но необычйно ответственных обязнностей.

– Поручите мне что-нибудь трудное! Я буду рботть з всех, – потребовл Брбр, зсучив рукв; он дже проверил, удобно ли коту н своей подстилке.

Бессердечный кот сердито мяукнул, но это не обескуржило Брбр, он хвтлся з что попло.

– Вы мне не верите, д? – говорил Брбр. – Ну дйте что-нибудь смое тяжелое.

– Это ни к чему, – зметил комндир. – Пусть кждый выполнит только свою рботу, но зто добросовестно. Глвное, Брбр, чтобы вы извлекли полезный урок и поняли, что обмн не к лицу человеку. А пок подрйте медяшку.

– Урок-то я уже извлек, – сообщил Брбр обрдовнно. – А медяшку, если позволите, я подрю, кк только отдохну. – И он рзвлился н стуле, нсвистывя веселенький мотивчик.

– Брбр, помните, кк мы едв не пролетели мимо плнеты Хв и нчли тормозить? – спросил Петеньк. – Тк вот мы уперлись в зднюю стенку, вы толкли корбль вперед. Выходит, сми мешли себе. Ведь вм хотелось змнить нс н плнету Хв, и вдруг ткое противоречие!

– Что верно, то верно, – охотно признлся Брбр, – действительно одно противоречит другому. Но ткой у меня вредный хрктер. Зню: во вред себе, все же не могу удержться, – добвил он с досдой. – Только бы сделть все ноборот. Если вы тк, я должен этк!

А Сня тем временем думл о Мрине.

«Я должен скзть ей, что… Впрочем, вернусь с дежурств и тогд обо всем скжу. – Он готовился к вхте и зворчивл в бумгу бутерброды. – Рньше что-нибудь всегд мешло. Только соберусь, кк тут же свливется очередное приключение. Но теперь-то уж точно скжу».

Внизу покзлся перешеек и линия фронт. Солдты-негуны, кк и прежде, слдко подремывли в окопх, но зто боевые позиции хвтунов выглядели теперь совсем необычно. Артиллеристы во глве с генерлом сидели тм и сям прямо н земле и, рзложив перед собой энциклопедию, листли стрницы. См генерл, точно млое дитя, вдобвок слюнявил плец. А в стороне стояло збытое орудие, – ядро выктилось н нейтрльную полосу и тм зстряло в кнве, но до него уже никому не было дел.

С помощью ряд умозключений можно было предположить, что «Исктель» приземлится возле прлмент в стрне негунов. Тк и окзлось н смом деле. Когд экипж высыпл нружу, комндир выступил вперед и, скрестив н груди руки, здумчиво произнес:

– Что бы придумть эткое и рсшевелить негунов?

– Мне, что ли, попробовть сотворить добро? Хотя, признться, я не очень-то люблю это делть, мне больше по душе что-нибудь ткое… прокзливое, – скзл Брбр, стновясь рядом с комндиром. – Ну д лдно, чем уж только не приходится знимться н этом свете! Тк и быть, рзок попробую.

– Мтрос Брбр, почему бы вм и в смом деле не попытть свои силы н этом поприще? Боитесь, не выйдет? – спросил комндир лукво, и все поняли, что это очень тонкий педгогический ход.

– У меня д не выйдет?! Ну, я вм сейчс докжу! – зявил Брбр, рзздорясь не н шутку.

Он исчез в зднии прлмент и вернулся через ккие-нибудь десять минут.

– Все в порядке! Впрочем, сейчс увидите сми, – пояснил Брбр, ухмыляясь.

И точно: дворец вдруг нполнился шумом, немного погодя из подъезд выскочил чрезвычйно взволновнный президент.

– Гм, где же нйти железную руду, о которой говорил чужестрнец? – пробормотл он с необычйным для негунов возбуждением и озбоченно зтрусил вдоль по улице.

З ним горохом высыпли члены прлмент и с криком: «Руд! Где он, железня руд?» – рзбежлись по городу н своих слбеньких ножкх.

– И что же вы скзли президенту? – спросил комндир; он деликтно выдержл пузу, не то бы Брбр возомнил, будто остльные тк и лопются от нетерпения.

– Ничего особенного, – небрежно ответил Брбр. – Просто я скзл президенту: «Ну кто же нежится тк, скжите н милость? Рзве это нег?»

– А что президент? – спросил Мрин; глз ее стли круглыми, нстолько он вся превртилсь во внимние.

– Президент-то? «Брось, чужестрнец, в облсти неги мы достигли совершенств!» Вот что он скзл, – будто бы нехотя нчл Брбр.

– Ну, вы? – не удержлся Сня.

И кк узнл экипж слвного «Исктеля», мтрос Брбр скзл президенту с иронией:

«До совершенств-то вм длеко, дорогой президент. Н столе-то небось жестковто, ?» «Д, признться, побливют бок», – нехотя ответил президент; он не мог не скзть првды, потому что был честным человеком.

«Тк вм и ндо, – усмехнулся Брбр, – если не желете нежиться н том, н чем нежтся все нормльные люди».

«А н чем же они нежтся, кк не н столх, н стульях, то и попросту н полу?» – тоже усмехнулся президент.

«Тк и быть, открою секрет: все нормльные люди нежтся н кровтях!» – веско скзл Брбр.

«Н кровтях? А где их достют? Лично у нс, негунов, нет ни одной кровти н всю стрну», – удивился президент и дже приподнялся н локте.

«Здрсте! – произнес Брбр. – Прежде чем нежиться, следовло обзвестись кровтями, хотя бы смыми обыкновенными».

«Обзвестись кровтями?! Ах вот оно что! – воскликнул президент, опирясь уже н полную руку. – А мы-то ворочемся, ворочемся и не поймем, чего же нм не хвтет? Но если уж откровенничть до конц, дже не предствляю, что же ткое кровть. Будьте добры, рсскжите, что это ткое».

– И тут я прямо н пыльном полу изобрзил кровть, – сообщил Брбр. Незметно для себя, увлекясь рсскзом, он поднял прутик и нрисовл кровть с пружинми и никелировнными шишечкми. – Вот ткую, – пояснил Брбр, любуясь рисунком.

– Ну, он, президент? – спросил Мрин с нетерпением.

Кк выяснилось дльше, президент дже сел н столе и свесил ноги. Он воскликнул:

«Боже мой, ккя змечтельня вещь! Ее-то нм и не хвтло! О добрый чужестрнец, сейчс же скжи, что нужно, чтобы делть кровти!» Тк оживился – ну прямо не узнть человек!

«Э, это дело не шуточное, – протянул хитрый Брбр, – прежде постройте зводы, рсплвьте метлл».

«Зводы-то мы построим и мигом рсплвим метлл! Не томи, чужестрнец, скжи, что нужно еще». – И президент встл н ноги, будто собрлся бежть.

«Но прежде нйдите руду», – скзл Брбр.

«Руду мы нйдем! А теперь я сообщу эту вжную новость прлменту!» – крикнул президент, устремляясь к дверям.

«Но это еще не все», – скзл нш чужестрнец, но президент уже скрылся з дверью, до того ему не терпелось.

– Остльное вы увидели сми, – зключил мтрос Брбр и скромно потупил глз.

А стрн негунов уже походил н мурвейник, проснувшийся рнней весной. По улице сновли бледнолицые, ослбевшие негуны и спршивли ДРУГ дружку:

– Гржднин, гржднин, у вс случйно нет лишней лопты? Понимете, ндо бы покопть железную руду!

– А чтобы копть, нужны силенки. Они это быстро поймут и посеют хлеб. А чтобы посеять хлеб… Словом, жизнь звертелсь! Не пройдет и дня, кк им пондобится в дльний крй Вселенной. И теперь мы больше не нужны. Теперь им нужен мой стрый друг, Продвец приключений, – зявил комндир с удовлетворением.

Только он это скзл, кк нд городом появился минитюрный звездолет, н борту которого было нписно «Ослик». В иллюминтор выглядывло румяное луквое лицо с белой рзвевющейся бородой.

– А вот и он, – скзл комндир и помхл Продвцу приключений.

Продвец кивнул приветственно, и его «Ослик» скрылся з крышми.

– А вм, мтрос Брбр, потомки теперешних негунов поствят пмятник! – скзл комндир, зкнчивя свое короткое выступление.

– Я не против, если он будет, конечно, крсивый… А по првде скзть, утомительное знятие – творить добро, – вздохнул Брбр.

– Друзья, мы, кжется, немного увлеклись и збыли, что ищем Смую Совершенную! – первым, кк и следовло, опомнился великий стронвт.

– Вычисления в уме мне говорят, будто он где-то близко! – подхвтил штурмн, озирясь взволновнно.

– Вот кк! Знчит, предчувствие меня не обмнуло, – пробормотл Брбр в сторону, и поэтому его никто не услышл.

ГЛАВА 12, для знчения которой уже достточно одного того, что в ней появляется рыцрь Джон

Сня устроился н носу звездолет поудобнее и подумл: «Вот вернусь с этой вхты, подойду к Мрине и скжу: „Тк, мол, и тк, знете что, Мрин, двйте-к вместе ходить в турпоходы. Всегд! Всю жизнь!“ А он ответит: „С вми, Сня, хоть н крй свет, если есть ткой мршрут"“.

Его приятные рзмышления были прервны зычным окликом.

– Леди и джентльмены! Остновитесь! – згремел кто-то н весь космос.

Очнувшись, Сня увидел летящую нперерез одноместную ркету. По ее борту тянулсь ндпись «Сврск». Из верхнего люк едв ли не по пояс высовывлся широкоплечий человек в стльном скфндре, похожем н рыцрские доспехи. В левой руке он держл нстоящее копье, првую величественно простирл в сторону «Исктеля». Его жесткие рыжие усы походили н плку, зжтую между носом и верхней губой.

– Леди и джентльмены! Я требую: остновитесь! – повторил человек в стльном скфндре, сотряся окрестные звезды своим могучим голосом.

Сня постучл по обшивке «Исктеля», и звездолет остновился.

– Что вм угодно? – осведомился Сня учтиво.

– Сэр, я приношу извинения вм и вшим несомненно отвжным и блгородным друзьям з то, что прервл весьм приятное путешествие, – изыскнно ответил человек в необычном скфндре. – Но я должен поспорить н тему: «Кто Смя Совершення во времени и прострнстве». Лично я утверждю, что Смя Совершення – Ал из созвездия Близнецов, рыцрем коей я имею честь быть! Вы, рзумеется, другого мнения? – И блгородный незнкомец взялся з рукоять меч.

«Если уж н то пошло, Смя Совершення – это Мрин. Веселя, нверно, любит песни петь», – скзл себе Сня, но тут же ему стло совестно: получлось, будто он лучше смого влюбленного знет, кто Смя Совершення.

– Вот это здорово! Выходит, вм известно, кто Смя Совершення?! А мы тут совсем с ног сбились! Только вы твердо уверены… ну, то, что он и есть Смя Совершення?

Через стекло стринного шлем было видно, кк высоко поднялись лохмтые рыжие брови незнкомц.

– Сэр! – произнес незнкомец. – Только восхищение перед вшей отчянной смелостью зствляет меня, укротив свою гордость, пояснить вм, что Ал – брюнетк, блондинк и штенк в одно и то же время!

– Кк же это тк? И блондинк, и брюнетк, и штенк срзу? – удивился Сня.

– Вы добиветесь от меня слишком многого, – холодно зметил незнкомец. – Но, поскольку мне понрвилось вше мужество, я готов н последнюю любезность. Объяснить это очень просто: у Алы три головы. Ндеюсь, теперь вм достточно?

«Ого! Нверно, он и есть т Смя Совершення, которую ищет Петеньк! Недром говорят: одн голов хорошо, три уже совсем прекрсно! А уж мой дружок больше всего ценит ум у человек», – осенило юнгу.

– То-то обрдуется нш штурмн! Предствьте, он кк рз рзыскивет Смую Совершенную, – сообщил он незнкомцу и н всякий случй добвил: – Впрочем, я сейчс его позову, и мы спросим

– Вы допускете, что он может не соглситься? – нсторожился незнкомец.

– Понимете, он у нс очень взысктельный. Ученый очень. Признет только нучные фкты, – пояснил Сня дипломтично.

– Тогд н всякий случй передйте ему вот это. – И незнкомец нчл стягивть железную перчтку.

– Зчем же? Сейчс он выйдет см, – скзл Сня.

Он откупорил переговорную трубку и подл комнду «Свистть всех нверх». Через некоторое время рспхнулся люк и н поверхность корбля вышли комндир, Петеньк и Мрин. Брбр остлся по ту сторону люк и осторожно поглядывл в змочную сквжину.

– Д это же рыцрь Джон, любимец космос!.. – шепнул великий стронвт своим юным друзьям. – Б, кого я вижу! Доблестный рыцрь Джон, межзвездный стрнник! – воскликнул комндир, приветствуя человек в стрнном скфндре поднятием руки.

– Сэр Аскольд! – только и скзл рыцрь Джон. Его лицо н мгновение озрилось искренней рдостью и тут же опять стло суровым, он добвил: – Сэр Аскольд, мне очень жль, но я должен кое-что выяснить с одним из вших сортников. Вы, нверно, знете сми, что з штук рыцрские трдиции.

– Понимю, в чем дело, – скзл комндир и зрнее нхмурился. – Юнг, коли вс выбрли секунднтом, рстолкуйте ншему штурмну все по порядку.

Сня добросовестно рсскзл Петеньке, кого рыцрь Джон считет Смой Совершенной. См рыцрь Джон в это время терпеливо и с достоинством возвышлся нд своей ркетой «Сврск».

Когд Сня кончил, все присутствующие посмотрели н Петеньку.

– Я буду рд, если вы соглситесь с моим мнением, потому что, скзть по чести, вы мне очень понрвились, сэр, – произнес стрнствующий рыцрь, первым нрушив молчние.

Сэр Джон тоже пришелся Петеньке по душе. Но добросовестность ученого был для него превыше всего.

– Мне не хочется вс огорчть, увжемый рыцрь Джон, – нчл смущенно Петеньк, – но у меня нет основний считть вшу несрвненную Алу Смой Совершенной. Првд, мне неизвестны другие, безусловно прекрсные, достоинств дмы вшего сердц, но три головы, дже рзной мсти, это пок только признк количеств, который, увы, ничего не говорит нм о кчестве.

– В тком случе нм придется скрестить оружие, – произнес рыцрь Джон, смущясь в свою очередь. – Кк вы сми понимете, я обязн докзть, что Ал – Смя Совершення во Вселенной.

– А мне дороже всего истин, – зявил Петеньк, бледнея от собственного мужеств.

– Вот видите, кк случется во время путешествий! И Петеньк, и сэр Джон слвные люди, вынуждены вступить в поединок. И тут ничего не поделешь, – пояснил комндир стюрдессе и юнге.

– Кто же знл, что вш штурмн окжется тким принципильным, – виновто скзл сэр Джон. – Обычно все встречные соглшются. Тк и говорят: «Лдно, лдно, вш Ал Смя Совершення. Пусть будет по-вшему».

– А мне дороже всего истин, – повторил Петеньк, опрвдывясь.

– Господи, ну и длсь вм Смя Совершення! – вмешлсь Мрин. – Если хотите знть, эти совершенные – все кк н подбор мменькины дочки. И сущие ябеды, если н то пошло.

Комндир покчл головой и произнес монолог следующего содержния:

– Я тоже считю, что женщин – только помех для истинного путешественник. Кроме вс, Мрин. Вы, конечно, приятное исключение. И я бы лично, кк дядя, хотел… В общем, если уж рыцрь Джон тк привержен своим трдициям, штурмн очень тверд в своих убеждениях, поединк не миновть. Поэтому, пок Кузьм приготовит копье, посидим, пожлуй, з чшкой чя. Кк вы относитесь к чшке крепкого чя, достойный рыцрь Джон?

– Премного блгодрен, сэр, – ответил рыцрь Джон. – Признться, в космосе довольно зябко, и мне в смом деле не мешет погреть свои стрые кости, им-то уж кк-никк, тысяч лет. – И он неожиднно подмигнул молодежи.

– Входите, пожлуйст, – произнес Сня, гостеприимно рспхивя люк.

Когд люк открылся, перед всеми предстл Брбр в позе, в которой обычно подслушивют. Колени полусогнуты, ухо вперед, и к нему приствлен лдонь рструбом.

– Пошел вс звть н чй, д зчеслось ухо, – скзл Брбр, не поведя и бровью, и почесл ухо той же смой рукой.

– Б, знкомое лицо, где-то я вс видел, – проговорил гость, входя в прихожую.

– Это вм покзлось. Ткое у меня рспрострненное лицо, – сообщил Брбр. Он почему-то зсуетился и скзл: – Пейте чй, у меня дел, дел! Все хлопоты! –И нырнул в кухню.

– И все-тки… – нчл было гость, но тут его внимние привлек Кузьм.

Кузьм стоял, вытянув руки по швм, и зстенчиво улыблся. А рыцрь Джон, увидев его, вдруг пришел в неописуемое волнение, поднял збрло, протянул нвстречу руки.

– Скжите, сэр, из ккого вы орден? Имя дмы вшего сердц? И вообще, вы двно оттуд? И случйно не знете, чем кончилсь осд змк Тур? – выплил он злпом.

– Я тм не был. А что ксется дмы… Есть у меня знкомя… мшин одн стирльня… – скзл Кузьм зстенчиво.

Тут он понял, что его приняли з человек, и ему стло смешно, но он удержлся, чтобы не обидеть гостя.

– Теперь я вижу см, что ошибся. И вы уж простите меня, стрин. Но я тысячу лет не был н родимой Земле, – пояснил рыцрь Джон, и взор его зтумнился тоской по родине. – Д, д, тысячу лет!.. – повторил он, опускясь н стул. – А кжется, будто это случилось год дв-три нзд. Впрочем, и впрвду здесь прошло всего три год, у вс тм, н Земле, десять веков. Утекли, кк говорят менестрели и трубдуры…

– Ну конечно, здесь вы носитесь со скоростью свет. А кк известно, коллег, при ткой скорости время тянется очень медленно. Словом, по зкону Эйнштейн, – зметил Петеньк.

– Я уж не зню, по зкону ли это или нет, друзья, но все точно тк, – кивнул рыцрь Джон. – Во всяком случе, будто три год нзд я увидел тот леттельный ппрт и человек с хвостом и рожкми. С него-то все и нчлось… Хотите, рсскжу?.. Тк вот. Я был в то время бедным, но гордым рыцрем и не звисел от королей. Помнится, рзъезжл себе по стрнм свет н преднном Сврске д все следил, кк бы не обижли слбых людей. А дмы-то, смые прекрсные дмы со всей Европы, тк и соперничли между собой. Кждя стремилсь сделть меня своим рыцрем. Но что поделешь, их восхитительные чры были беспомощны перед толщей моего верного стльного пнциря. Кто бы мог подумть, что мое большое сердце окжется тким кпризным… Понимете, что получилось? Не нрвились ему ни блондинки, ни штенки, ни дже жгучие брюнетки.

И говорит однжды мое сердце тк: «Хочу, чтобы моя дм, дм сердц то есть, был и брюнетк, и штенк, и блондинк в одно и то же время». Узнл я про ткое и отпрвился н поиски этой трехцветной, дбы прослвить зтем ее имя своими великими подвигми. Но увы: мы с Сврской объездили много стрн, и многие крсивые дмы нзнчли мне свидния, однко ни одн из них не был дже двухцветной. Словом, мной овлдело отчяние. Но однжды…

Тут рыцрь Джон ушел в глубокое рздумье, нши герои окружили стол, притихли, впившись в гостя глзми. Кузьм поднял голову от пожрного бгр, из которого мстерил копье. Дже кот Мяук и тот приоткрыл зеленый глз. В общем, все поняли, что сейчс последует интереснейшя история, и приготовились слушть. И только Брбр зхлопотл с удвоенным рвением, знимясь неизвестно чем, – прятл от рыцря свое лицо.

– И вот однжды… – повторил рыцрь Джон, – однжды ночью я улегся спть прямо в поле под копной душистого сен. Мой верный конь пощипывл трвку, позвякивл себе удилми, я лежл н спине, зкинув руки з голову, смотрел н звезды и нслждлся отдыхом. Одн из звезд прямо н моих глзх сорвлсь с небесного потолк и полетел н землю. Признться, я не придл этому особого знчения.

«Ну сорвлсь, – думю, – и сорвлсь, знчит, плохо тебя привязли. Пдй себе н здоровье. Рссыплешься – будет серебро бедным людям. А мне ты н что? Я бессребреник, мне только рыцрскя честь моя нужн д еще Смя Совершення, и всего-то!» С ткими словми я и зснул, не зня, что звезд т был и вовсе не звезд.

Сплю я себе и чувствую во сне, будто кто-то щелкет меня по доспехм и шепчет себе под нос:

«Он и есть тот бесстршный смовр, что мне нужен».

Мне до сих пор неизвестно, что ткое смовр, но полгю, в отношении меня это слово ознчло нсмешку. Вскочил я н ноги и поднял меч нд обидчиком. А он стоит, нвострив рожки и помхивя хвостом, и в глзх его испуг вперемешку с нхльством. Этого еще не хвтло, думю, терпеть еще ко всему обидное слово от нечистой силы.

«Сейчс я тебе брошу вызов», – говорю и снимю перчтку.

Здрожл тогд бес, повлился н колени, д не срзу, выбрл прежде место с сеном, чтобы помягче было. И просит после этого:

«Оствьте эти шутки при себе! Я и тк устл кк собк. Целый день возился с одним из созвездий, хотел припугнуть бгддского хлиф».

«Кким же обрзом ты хотел его припугнуть?» – спршивю.

«Д дело в том, – говорит, – что придворные звездочеты сейчс готовят ему гороскоп, ну я и пытлся поменять местми кое-ккие плнеты. Д только ничего не вышло. Вот досд! Бился, бился – и хоть бы что! Понимете, мне, кк и Архимеду, не хвтет точки опоры. Инче бы я тоже перевернул весь мир вверх тормшкми!» «Ну, ну, это совсем ни к чему, – говорю. – И не збывйте, пожлуйст, я должен свести с вми счеты з обиду».

«Ккой вм от этого прок? – говорит стн. – Не лучше ли нм вступить в торговые отношения? Вы мне – я вм».

«Ничего мне не нужно от вс», – говорю.

«Э-э, не говорите, – мшет рукми. – Чем вы, к примеру, зниметесь сейчс?» «Положим, ищу Смую Совершенную. Подвиги во имя ее хочу совершть».

«Ну тк вот я в дв счет вм ее достну», – предлгет бес.

«А что взмен?» «Душу!» – говорит, и хоть бы моргнул при этом, дьявол эткий!

«Не пойдет! – отвечю. – Кк же я без души буду служить Смой Совершенной? Еще докчусь до чего-нибудь нехорошего!» «Это верно, – говорит. – Д мне, по совести, и ни к чему вш душ. Просто вы совершите для меня в космосе один пустяковый подвиг».

«А что это з стрн ткя – космос?» – спршивю.

«Вон он», – и покзыет н звезды.

«Тм же звезды висят, и ничего более».

«А нм ничего более и не нужно, – ухмыляется бес. – Нм только и нужно, что н одну из звезд».

«Д он же мленькя! Вот ткя, – и покзывю кончик пльц. – Кк же мы поместимся н ней?» «Лдно, – отвечет. – Все рвно не поймете. Я см отвезу. Ступйте з мной, ндо поторпливться. Вот уж рссвет, и упси Бог, кто увидит. Не миновть тогд святой инквизиции».

Взял я Сврску под уздцы и пошел з ним следом. Привел он в оврг, в оврге лежт две большие глубокие трелки, одн другой покрыт.

«Полезйте, – говорит, приподнимя крй трелки. – А животное оствьте здесь. Н нее кислород не нпсешься. Вон ккие бок!» Збрлся я в темноту и слышу лязг. Это мой бес второй трелкой себя и меня нкрывет. Потом зжужжло, и чувствую, кк меня поднимют. Зтем кто-то впотьмх положил н меня железную колоду и придвил ко дну. И ну мять! И тк и этк…

«Терпите! – вещет бес. – Общепринятые перегрузки».

Только он это скзл, кк меня подняло и понесло. Плвю между трелкми, точно мыльный пузырь. И стльные доспехи мои легче обычного пух. Что же это он вытворяет со мной, с хрбрым рыцрем, думю. А меня то и дело носит туд и сюд. Вот уже и ноги выше головы. А может, я потерял ориентцию, где верх, где низ.

«Хотя бы зжгли лучину, темно, – говорю. – Совести у вс ни кпли».

«Д, к сожлению, еще осттки есть. Мешют рботть. Никк я от них не избвлюсь, – отвечет. – А что ксется огня, потерпите, любезный. Инче зметят с Земли. Тк вот кждый рз и улетем впотьмх. Теперь вм ясно, почему звезды пдют, нзд не поднимются вроде бы?» «Теперь-то понимю. Просто их не видно».

«А вы зметно прогрессируете», – говорит, и оскленные его зубы белеют во тьме.

Нконец прилетели мы неизвестно куд. Прилдил бес к моему збрлу вот этот кусок стекл и легонько подтлкивет к выходу.

«Приехли, – говорит. – А теперь мрш нружу, д нгоните хорошенько н всех стрх!» «Кого имеете в виду?» – спршивю.

«Д неужели не видно, стльня вш голов, что это плнет Ад?» – кричит.

Вылезю, вокруг кишт ткие же рогтые и хвосттые. Бумги ккие-то под мышкой. Иные из них крутят ногми дв колес, сми сидят сверху. А нд головой порхют струшки с кошелкми, и кждя н помеле. А мой личный бес тем временем подзуживет з спиной:

«Пострщйте их хорошенько, припугните, не то они меня не боятся ни кпельки!» «А зчем вм нужно, чтобы вс боялись?» – спршивю.

«Пок и см не зню. Тк, н всякий случй!» «Знете, не по мне это – бросться н безоружных с мечом, – говорю. – Вот если бы кто-нибудь нпл н вшу родину или хотя бы обидели слбого…» «Оствьте свои рыцрские змшки, – прерывет он меня. – От вс ничего не требуют особого. Вы должны только нпугть – и всего-то делов. А з это я вс кое с кем познкомлю. Уговор есть уговор. Двйте уж, бртец, держть свое слово».

«Бог с вми, пошучу нд ними млость. Потому что я должен в конце концов отыскть Смую Совершенную», – говорю.

«З мной не постоит, – отвечет. – Только вы их шугните, шугните для острстки!» – И видно, кк ему неймется, стне эткому.

«А ну, чертенят! Кыш!» – кричу, улыбясь, и понрошке помхивю мечом.

«Ой-ей-ей! Он и впрвду вернулся с военной силой!» – звопили хвосттые и рогтые, рзбежлись, бедняги, кто куд, и улиц мигом опустел.

А мой бес приплясывет н верхней трелке, покрикивя вслед:

«Ну что, видели, ккой я сильный? То-то я вс испугл!» Тут прилетел н метле струшк – нос крючком, нд нижней губой дв последних зуб. Лихо описл круг нд моей головой и сел возле трелочки.

«Мм! – говорит мой бес. – Вот и вернулся и3…» – Тут он и произнес непонятное слово: «ко-мн-ди-ровк».

«Ты что же всех рспугл, негодник?» – зшмкл струх.

«Д от нечего делть, мм, – говорит мой бес, усживясь н крй трелки и потиря руки. – Может, пригодится. Может, я првить вздумю».

Мне их рзговоры были ни к чему, и я говорю:

«Ну, теперь з вми обещнное».

«А я вроде бы ничего не обещл. Может, вы это сми, по доброй воле», – отвечет бес и смеется ндо мной.

«Тк ты его ндул?» – спршивет бесов ммш и тоже смеется.

«Аг», – отвечет бес и зливется пуще.

«Ох уж эти мне земляне! Ткие они доверчивые», – говорит струх и мшет высохшей рукой.

«Я ему пообещл дже и не помню что, он и поверил… Ой!..» – двится бес сквозь смех и слезы.

«Ты уж сделй ему исключение. Ткой он симптичный», – просит струх.

«Ни з что! Это редкий экземпляр лопух! Ты бы видел, кк он стрлся», – отмхивется бес.

Я прослушл их с достоинством и, когд мне все это ндоело, скзл:

«Вм, мм, спсибо з доброе слово. А к вшему сведению, любезный бес, слвного рыцря Джон еще никто не обижл безнкзнно. Вы зморочили ему простую честную голову и вынудили пугть безобидных мленьких чертенят. Ткого рыцрь Джон никому не спускет. Зщищйтесь, судрь!»

Скзв тк, беру двумя пльцми его з шиворот и снимю с трелочки.

«Вот же, предупреждл тебя: не связывйся с теми, кто тк уж дорожит человеческим словом», – зохл ммш.

«Ай-яй. Кжется, я см вспомнил! – кричит ее сын. – Ну д, я же вс, рыцрь Джон, обещл предствить Смой Совершенной во времени и прострнстве. Ну кк же, кк же, помню!» «Слв Богу, что вспомнили, – говорю и выпускю его. – Только нмотйте себе н ус, я хочу увидеть Смую Совершенную н свете. Н свете, учтите, не в прострнстве».

«А это все рвно. Что н свете, что во времени и прострнстве, – объясняет он, отряхивясь. – Првд, я не зню, кто он и где проживет. Мм, вы объездили весь космос н своем помеле. Может, вм известно, кто он ткя?» «А в чем, собственно, суть? – спршивет струх, рдуясь тому, что дело пошло к миру. – Кк это понимть: Смя Совершення?» «А вот чтобы он был и брюнетк, и штенк, и блондинк в одно и то же время», – говорю.

Отошли мть и сын в сторону, посовещлись шепотом, поводили пльцми по небу, точно это был крт нд их головой.

«Ну вот что, – сообщет сын их общее решение. – Пожлуй, мхнем в созвездие Близнецов. Тм н звезде под нзвнием Вег живут девицы в вшем вкусе».

«Э, нет, – говорю, – внчле звернем з моим верным Сврской».

«Д к чему он тебе?» – говорит бес, см отводит глз.

«Где это видно, чтобы рыцрь явился перед дмой без коня, в пешем виде?» – спршивю эту нечистую силу и дже удивляюсь, кк это он не понимет тких простых вещей.

И тут-то я узнл печльную весть.

«Нет уже твоего Сврски, верной лошди. Я тогд тебя обмнул. Не смог удержться, кк истинный бес. Дже костей не остлось от твоего коня. Пок мы тут с тобой вели войну з влсть, н Земле нступил ни много ни мло кк двдцть первый век. И твои боевые товрищи померли двным-двно. И если теперь ты вернешься н Землю, тебя поместят в исторический музей в кчестве живого экспонт в рзделе „Рнний феодлизм“. А что ксется меня, – добвляет, – более обмнывть тебя не буду. Честное слово! – говорит. – Жлко мне тебя, потому что ты теперь совсем одинокий».

Хотел я дть ему зтрещину, но он тк посмотрел виновто, что только остлось потужить по Сврске. Потужил я о Сврске и говорю:

«Лдно, где тм оно, вше созвездие?» Приезжем мы н звезду под нзвнием Вег и выходим н улицу диковинного город. Не сделли мы и двух шгов, мой бес остнвливется и спршивет:

«Эт подойдет?» А нвстречу нм пвой плывет удивительня молодя леди: одн голов у нее брюнетк, вторя – штенк, третья – смя прелестня блондинк из тех, кких я когд-либо видел. Глянул я случйно окрест: бтюшки, тких брюнето-блондино-штенок вокруг видимо-невидимо! Ходят себе по улице, и одн крше другой. Но мне уже зпл в душу т, которя повстречлсь первой.

«Это он! Сейчс уйдет, исчезнет!..» «Девушк, девушк, и что это вы гуляете одн?» – спршивет мой бес, догоняя леди и пристривясь в ногу.

«И вовсе я не гуляю, тороплюсь в институт», – отвечет леди.

«Между прочим, моего друг зовут сэр Джон. Только полюбуйтесь н это нтикврное создние!» – продолжет бес.

«Очень приятно. Меня зовут Ал… Но между прочим, я не звожу знкомств н улице, я девушк воспитння», – говорит моя крсвиц.

Понял я, что еще минут, и мой бес опошлит все. Тогд я бросюсь н колено перед прекрсной Алой, немножко испугв ее, с грохотом протягивю свой меч и говорю:

«О несрвнення Ал! Позвольте считть себя вшим рыцрем! Я буду совершть великие подвиги в вшу честь, прослвляя вше нежное имя».

«Дже и не зню, что скзть, – отвечет он. – Меня смущет то, что у вс всего одн голов. Это не мой идел».

«Вы меня не тк поняли, – объясняю ей кротко. – Я не жених, рыцрь».

«Рзве что тк, – говорит несрвнення Ал. – Прослвляйте, если уж тк вм хочется. Лично-то мне это ни к чему. Мне бы только сдть экзмены з первый семестр».

«Это все, что мне от вс нужно. Вше соглсие. Чтобы все было по зкону, – говорю я, поднимюсь и вклдывю в ножны меч. – Теперь прощйте! О подвигх в вшу честь вм рсскжет людскя молв».

Приобрел я одноместную ркету и, нзвв ее «Сврской» в пмять о своем незбвенном коне, пустился совершть великие подвиги. Но, увы, ткового подвиг я, к своему стыду, до сих пор не совершил, и прекрсня Ал уже, вероятно, считет меня хвстуном. Понимете, ребят, попдется всякя мелкот, и ни одного – слышите, ни одного! – нстоящего дркон…

(Петеньк хотел было возрзить, что дрконы существуют только в скзкх. Но великий стронвт, конечно же, догдлся об этом и приложил плец к губм.)

– Друзья! Если вм ненроком повстречется ккое-нибудь чудовище, дйте мне знть, – зкончил рыцрь Джон торжественно.

– Копье готово, – доложил добросовестный Кузьм.

– Тогд мы кк… нверное, нчнем? Мне идти готовиться? – спросил рыцрь Джон, чувствуя себя неловко перед своими новыми друзьями.

– Вм ведь все рвно не полдить. Вы об у меня твердые точно кмень, – скзл комндир, одновременно сожлея об этом и гордясь своими товрищми.

– Петеньк! – произнесл Мрин. – Пок вы еще не ншли свою дму сердц, можно я немножечко побуду в ее роли?

– О Мрин! Если вм не будет скучно, – только и вымолвил Петеньк, зсияв.

Он опустился перед ней н колено, кк это делют в рыцрских ромнх, Мрин снял с шеи косынку, повязл Петеньке выше локтя, тем смым блгословляя его н подвиги.

– Величествення кртин! – зметил комндир, и голос его потеплел. – Меня утешет одно, – скзл он длее, – что поединок с рыцрем Джоном – звидня честь для путешественник. Тысячи шлопев съезжются к нему со всех концов Вселенной и дрзнят его, желя добиться этого почетного прв. Но рыцрь Джон очень рзборчив и дже откзл чемпиону Вселенной по фехтовнию. И, нсколько мне известно, нш Петеньк первый, с кем он рзрешил себе поединок.

А Сня звидовл Петеньке вдвойне. «Он сржется з свою идею, и потом, у него ткя дм сердц. Хоть и временно», – говорил себе Сня.

– А теперь я, нверно, упду в обморок, – предупредил Мрин волнуясь.

Петеньк принял из ее рук копье и решительно нпрвился к выходу.

– Ну-ну, посмотрим, вот будет потех, – скзл Брбр, срзу же освободившийся от хлопот, стоило только рыцрю удлиться к себе.

Сэр Джон тем временем отвел свою ркету подльше и теперь мчлся нвстречу, потряся боевым копьем и провозглшя имя прекрсной Алы. Петеньк тоже высунулся из люк. Он попрвил под гермошлемом очки и выствил свое оружие.

– Ах! – произнесл Мрин и зжмурилсь.

– Минуточку! Сэр Джон, прервитесь! – рздлся со стороны голос, усиленный мегфоном, и бойцы опустили копья.

К месту действия приближлся птрульный корбль.

– Сэр Джон! Экстренное известие! В рйоне звезды Фомльгут обитет нстоящий дркон. Кидется н всех космонвтов ну точно цепной пес! – сообщил комндир птрульного корбля. – Если желете срзиться, перебирйтесь к нм. Пок вы доберетесь н своей кля… «Сврске», его победит кто-нибудь другой.

– Превосходно! Нконец-то пришел мой чс! – воскликнул рыцрь Джон. – Я отпрвлюсь туд, едв мы зкончим поединок. Сэр штурмн, ндеюсь, вы не срзите меня копьем и я не лишусь возможности совершить свой первый подвиг? Признться, мне было бы обидно…

– Ну что вы! – покрснел Петеньк.

– Тогд все в порядке! Обождите меня немножечко, – скзл рыцрь Джон комндиру птрульного корбля.

– Не можем, у нс нет ни минуты, – ответил тот. – Дело в том, что мы должны отпрвиться без промедления, инче плнет, где обитет дркон, зйдет з горизонт, и тогд уж его ни з что не достнешь. В общем, сэр Джон, или поединок, или дркон. Выбирйте одно удовольствие, – зкончил комндир птруля.

– Что же делть?! – произнес рыцрь с горечью. – Не могу же я откзться от поединк! Что тогд обо мне подумет моя дм сердц?! И с другой стороны, дркон, которого я ждл всю жизнь! Хоть рзорвись н чсти.

Н него было жлко смотреть.

– Послушйте, штурмн! – вмешлся великий стронвт. – Рыцрь Джон известен кк смый отвжный человек во Вселенной, лично я ручюсь з его репутцию. Ндеюсь, вы не сочтете его трусом, если мы отложим вш поединок н некоторое время? Случй, который ему подвернулся сегодня, бывет только рз в жизни. Вы и сми отлично знете, что до этого нстоящие дрконы существовли только в скзкх. Я понимю, вы горите от нетерпения…

– Д я не горю, я могу и вовсе не дрться, – ответил Петеньк поклдисто.

– Нет-нет, вы и тк щедры! Я клянусь срзу же после победы нд дрконом нйти вс, сэр Петеньк, и дть вм возможность рзрешить нш спор поединком.

– Кк вм будет угодно, – ответил Петеньк, соревнуясь в учтивости. – Глвное, вы спешите избвить космос от врг, который кусется. И мы желем вм успех. И пусть известие о вшей победе быстрей долетит до прекрсных ушей Алы. Рыцрь Джон привязл своего «Сврску» к птрульному звездолету и немедля отпрвился н подвиг.

– Жль, сорвли ткое зрелище, – пробурчл недовольный Брбр.

– Можно открыть глз? – спросил Мрин, словно еще не веря, что все зкончилось блгополучно.

– Кто же все-тки Смя Совершення? Я дже см зинтриговн, – скзл Сня Петеньке, помогя ему снять скфндр.

– Понимешь, ткое ощущение, будто Он рядом, вот-вот Ее нйду… И ничего не выходит, – ответил Петеньк безндежно.

Услышв последние слов штурмн, комндир оторвлся от клвиш пульт, повернул голову и произнес в рздумье:

– А что, если мы попробуем одно испытнное средство? Стоит зйти в ккой-нибудь порт, кк обязтельно нчинются непредвиденные совпдения, будто бы случйные встречи и всякое другое тому подобное. Только для того, чтобы мы имели прво свернуть с дороги, нужен увжительный повод. Ккя-нибудь серьезня врия или что-нибудь еще ткое, что может кончиться стршной ктстрофой. Мехник! – позвл комндир. – А ну-к, посмотрите хорошенько! Не нйдется ли у нс ккой-нибудь повод?

Кузьм быстренько обследовл звездолет и доложил рдостно:

– Комндир, повод есть! Мы потеряли несколько гек! Еще немного, и корбль рсползется по швм!

– Кк видите, нм срзу же повезло, – зметил комндир. – Ну, теперь в ближйший порт!

– А кк он нзывется? – спросил штурмн.

– Мой друг Продвец приключений считет, что лучше бы это было неизвестно, – скзл комндир нствительно.

ГЛАВА 13, в которой есть почти всё: и знойня экзотик, и роковой мскрд, и подозрительные незнкомцы

По космодрому лениво шел человек, похожий н медузу. В кждом из его щуплец было по метле. Он помхивл то одной, то другой метлой, рзгоняя мусор.

– Сейчс узнем, что з звезд… Хотя… хотя мне это и известно, – пробормотл комндир и выглянул из люк.

– Звезд-то? Кссиопея звезд-то, – откликнулся здешний дворник и опять зшевелил метлми.

Услышв имя звезды, молодежь дже не поверил своим ушм, потому что Кссиопея считлсь смым знменитым курортом и кждый из ребят двно мечтл повляться н ее змечтельном пляже.

Дело в том, что н Кссиопее круглый год стоял жр в тысячи грдусов, и любители позгорть н песочке стеклись сюд со всей Вселенной.

– Тк и быть, ступйте купться, – проворчл комндир добродушно. – А мы с мехником пок зймемся делми.

Не прошло и минуты, кк в звездолете остлся один кот Мяук, дже не шевельнувшийся н своем излюбленном местечке, под тбуретом комндир. Все рзошлись кто куд. Кузьм отпрвился н склд выписывть мтерил для ремонт, комндир пошел предствиться местным влстям, молодежь побежл н море. И нпрсно Брбр ззывл ребят в портовый кбчок. Куд тм, его никто не послушл.

– Чудки! Подумли, будто я всерьез. А мне, ноборот, хотелось от вс избвиться. Ну нконец-то мои руки рзвязны, – пробормотл Брбр згдочно и нпрвился в ближйший кбчок, откуд доносились рзгоряченные беседой голос, стук кружек и влили клубы тбчного дым.

– Ребят, и впрвду, стоило нм зйти в незнкомый порт, кк мне тут же покзлось, будто я сегодня ну непременно Ее отыщу, Смую Совершенную! – воскликнул Петеньк, когд они прибежли н пляж.

– В смом деле сегодня? – спросил Мрин с удивлением.

– Непременно сегодня! – подтвердил Петеньк.

– Ну, тогд я пок поплвю. Я буду тм, – скзл Мрин и, кивнув в сторону моря, понеслсь по песку тк быстро, что стоило побежвшему з ней Сне чуть змешкться, кк он тут же потерял ее из виду.

А Петеньк повлился н живот, достл из крмн блокнот и вторучку, и формулы тк и потекли из-под его пер. Признться, он немножко остыл к Смой Совершенной – сколько можно любить неизвестно кого! – но смолюбие ученого подстегивло его поиски.

– Отдохнул бы! Нверно, нельзя искть без передышки, – скзл Сня, выходя из волн изумрудного цвет.

Но Петеньк энергично зтряс головой, требуя, чтобы ему не мешли. Тогд Сня сел н песке и огляделся.

Нд ними в орнжевом небе стояло огромное голубое солнце. Вдоль фиолетовой полосы пляж тянулись рощи пльм с широкими пурпурными листьями. Среди стволов мелькли белые плтки туристов, отдыхющих диким способом. Они прилетели со всех концов Вселенной, их тел диковинных форм и оттенков, их руки и ноги, щупльц и присоски покчивлись н тугих ярко-зеленых волнх. Нд пляжем стоял жизнердостный гвлт, будто н птичьем бзре.

Из шумного рзнобоя временми вырывлся звонкий смех Мрины. Сня поискл ее глзми и оствил это знятие. Нйти ее в этком клейдоскопе было мудрено.

– Пойду-к поищу ее, – скзл себе Сня и, оствив друг з его вжным знятием, бодро зшгл вдоль берег.

Мрину он ншел в веселеньком зливчике. Он игрл с молодым здешним жителем, похожим н большую рзноцветную медузу. Мрин с хохотом брызгл н него водой, житель Кссиопеи переливлся всеми цветми рдуги, стрясь рссмешить ее еще пуще. С особым успехом он преврщлся из черного в белого и ноборот. Видно, это был у него коронный номер.

«Именно сейчс я подойду к Мрине и выскжу все, – подумл Сня, ступя в море. – Тк и скжу: „Знешь что, Мрин, по-моему, лучших спутников, чем мы с тобой, не сыщешь для туристского поход. Тк что выходи з меня змуж!“ Вернее, „Выходите з меня“. Тк оно прозвучит возвышенней. Возьму сейчс и скжу!» Мрин зметил его и побежл нвстречу, з ней потянулся вспененный след, точно з ктером.

– А где же Петеньк? – крикнул он нетерпеливо.

– Тм… Все еще ищет!

– Почему же он ищет тм, когд он должен искть здесь? – нхмурилсь Мрин почему-то. – Тк и быть, пойдем к нему сми.

Он взял ничего не понимющего Сню з руку и потянул з собой. Однко н полдороге они едв не столкнулись носом к носу с смим Петенькой. Тот брел, увязя в песке, нес перед собой рзвернутый лист бумги, и вид у него был крйне оздченный.

– Я узнл, кто Он, Смя Совершення, – сообщил молодой ученый змогильным голосом,

– Неужели?! Тогд ур! – воскликнул Сня восторженно.

– Вы ншли Ее тм? – удивилсь Мрин и укзл з его плечо.

– Д, и только сейчс зкончил свои очень сложные вычисления. Полюбуйтесь, это Он! – горько скзл Петеньк и протянул лист белой бумги, посреди которого чернел обычня точк.

– Тк это Он, рди которой мы… – И Сня здохнулся от изумления.

– Рди Нее… рди обыкновенной геометрической точки! А ведь Он и есть Смое Совершенное во времени и прострнстве, – усмехнулся Петеньк тргически.

– Я тк и знл, что, если вы будете искть сми, обязтельно нйдете что-нибудь ткое. С вшим-то дурным вкусом, – сердито скзл Мрин.

– И что же? Теперь ты женишься н… н точке? – спросил тоже совершенно убитый Сня.

– Ни в коем случе! – воскликнул Петеньк, нервно сжимя кулки.

– А кого же тогд ты будешь любить? – не удержлся его друг.

– Еще не зню, – скзл Петеньк, покчивя головой. – Теперь дже и не зню кого.

– Ничего, ничего… скоро узнете, – произнес-л Мрин обиженно, но друзья были очень рсстроены и пропустили ее змечние мимо ушей.

– Пойдемте к Аскольду Витльевичу, – предложил Сня, стиснув зубы.

И нш юня троиц последовл под отеческое крылышко своего комндир.

Комндир и Кузьм уже вернулись из город. Мехник звинтил новые гйки и теперь проверял мехнизм внутри звездолет. А великий стронвт сидел н ступенькх у вход и, рзвернув местную гзету, читл мтерилы под рубрикой «Происшествия».

– Ну, что стряслось? Выклдывйте срзу, – потребовл он, отклдывя гзету и спокойно глядя н унылые лиц своих юных друзей.

Слово взял юнг, потому что штурмн все еще не мог прийти в себя, Мрин до сих пор почему-то обиженно пожимл плечми. Точно предчувствуя нелдное, из люк выглянул мехник и, узнв о случившемся, нстолько рсстроился, что пондобилсь отвертк для того, чтобы привести доброго Кузьму в порядок. И лишь комндир оствлся. кк всегд, невозмутимым.

– Признться, то, что Он окзлсь всего нвсего точкой, меня нисколько не ошеломило. Кк вы знете сми, я видывл еще и не ткое. Но теперь, кк ни жль, нм придется зкончить путешествие и повернуть домой, потому что мы уже достигли цели. Штурмн ншел свою Смую Совершенную, кем бы Он ни был, хоть бы точкой, и искть уже больше некого, к сожлению. Еще никогд мне не приходилось тк рно возврщться из путешествия. – И твердый голос комндир немножко дрогнул.

Петеньк понурил голову. Ему было стыдно перед всеми з то, что он тк быстро ншел Смую Совершенную и тем смым не дл своим друзьям попутешествовть вдоволь.

– Выше нос, штурмн! – скзл комндир несчстным голосом. – В общем, звтр вылетем домой. Звтр! А сегодня, – здесь он сделл многознчительную пузу, – сегодня экипж ншего слвного «Исктеля» приглшен н бл-мскрд, который, между прочим, устривется в честь его комндир.

Приглшение н мскрд несколько рзвеселило приунывшую молодежь. Пок комндир и мехник готовили звездолет к звтршнему стрту, они вооружились ножницми и нчли мстерить костюмы.

– Пусть Кузьм нденет тулуп и вленки. А я буду цирковым борцом, – предложил Сня, стрясь рсшевелить друзей.

– Хорошо, я буду Цревной-лягушкой, Петеньк – Ивнушкой-дурчком, – скзл Мрин.

– Ивнушкой тк Ивнушкой, – соглсился Петеньк, немного рсходясь и не змечя коврные нотки, что прозвучли в голосе у Мрины.

В рзгр рботы к ребятм зглянул Кузьм и скзл Сне:

– Юнг, комндир вс просит н минутку! Великий стронвт прогуливлся вокруг корбля, зложив руки з спину, н лице его лежл печть глубокой озбоченности.

– Сдитесь, – предложил он Сне, укзывя н ступеньки, и зтем, остновившись перед ним, скзл здумчиво: – Юнг, сегодня мы по првилм должны были бы столкнуться с кким-нибудь згдочным происшествием. Нсколько мне известно, еще ни один мскрд н белом свете не обходился без тинственных событий. Случится ли что-нибудь с нми н этот рз? К сожлению, это сомнительно! Нш экипж возврщется домой и потому вряд ли кому интересен. И все-тки нужно сделть вид, будто все идет хорошо, и подготовиться к смому невероятному сюрпризу. Пусть все знют, что мы бодрый нрод и не пдем духом… Д, о чем это я? Тк вот, этот прздник зтевется в мою честь. Кк видите, Вселення еще ценит мои зслуги… – Тут комндир печльно усмехнулся. – А коли тк, я буду поглощен рзными почестями, и следить з всем подозрительным придется вм, потому что вы юнг! Н долю юнги, может вм известно, Сня, выпдют смые зпутнные ситуции. Именно поэтому я решил поговорить с вми. Конечно, то, чему суждено случиться, ничем не остновить, но мы должны кк можно больше мешть предполгемому противнику, инче это будет недобросовестно с ншей стороны.

– Комндир, вы скоро убедитесь сми, что я нстоящий юнг! – пообещл Сня взволновнно.

– Мльчик чем-то похож н меня. В этом я убеждюсь с кждым новым приключением, – пробормотл комндир, оствшись один, и грубые черты его лиц смягчились, в той мере, рзумеется, что допустим для сурового стронвт.

Хотя, по словм великого стронвт, у нших героев уже не было шнсов н новые приключения, юнг отнесся к поручению комндир со всей серьезностью.

Прежде всего его беспокоил Брбр, который до сих пор сидел в ккой-нибудь тверне и дже не подозревл, что впереди его ждет бл-мскрд. «Я должен предупредить его, чтобы он был нчеку», – подумл Сня и отпрвился н поиски.

В портовом кбчке, куд он зглянул по дороге, плвли облк густого, почти пушечного, дым и стоял рзноязычный гул. Звездолетчики пили густое темное пиво и збивли «козл» в домино.

У Сни зпершило в горле от крепкого тбк. Он откшлялся и почувствовл н себе чей-то пристльный, изучющий взгляд. Трехголовый мужчин в рсстегнутом по пояс скфндре не сводил с него полдюжины своих глз и здумчиво попыхивл срзу тремя трубкми. Дже человеку совершенно несведущему в этногрфии было бы ясно, что перед ним земляк прекрсной Алы, отличный экземпляр обиттеля созвездия Близнецов.

– Что, приятель? Крепкий душок? – спросил он, подмигивя. – И все оттого, что вы не курите сми. Но что поделешь, юнги – нрод некурящий. Тк уж издвн зведено: не курить им до глубокой стрости, – добвил он, приближясь к Сне и по дороге гся поочередно все свои три трубки.

– Кк вы узнли, что я юнг? – порзился Сня.

– Именно по тому, что вы не курите, – просто ответил земляк прекрсной Алы. – Увидев вс, я скзл себе: «Этот землянин не курит – знчит, он юнг, для успех твоего предприятия кк рз только и недостет отчянного и ловкого юнги». Ну кк, по рукм?

– По рукм, – соглсился Сня. – Только мне бы хотелось знть, в чем зключется вше предприятие.

– Вы, конечно, тоже нслышны про клд, зрытый известным мошенником Брбром. Говорят, этому сокровищу нет цены, хотя никто не знет толком, что в нем и где он зрыт. Но я рздобыл копию крты, – сообщил клдоисктель, тинственно оглядывясь срзу в три стороны.

– И что же он зрыл? – не удержлся Сня.

– Блямбимбомбм! – воскликнул клдоисктель, стрясь порзить юнгу.

– А что это ткое?

– Юнг, вы не знете, что ткое блямбимбомбм?! Если вы не знете, что это ткое, то вм никк не объяснить. Его нужно просто иметь! Лично мне он кжется круглым и млиновым. Однко кждому блямбимбомбм предствляется по-своему. Кому кк! В общем, собирйтесь, д поживей! У нс мло времени.

– Но нельзя ли экспедицию чуточку перенести? Н потом. Сейчс я знят. Н мне лежит очень вжное поручение!

– Э, нет! Это дело неотложное, – скзл клдоисктель. – Блямбимбомбм можно нйти, пок он есть. После того кк он исчезнет, искть его бесполезно.

– Тогд вм придется попросить другого юнгу, – вздохнул Сня с сожлением.

– Д вы только взгляните, – скзл трехголовый в сердцх и, рзжв лдонь, покзл мягкий ком пожелтевшей бумги. – Между прочим, достл у смого Продвц приключений, еле выпросил, понимете. Итк, клд зрыт н Бетельгейзе, смой большой н свете звезде. Этот хитрец знл, где спрятть бесценнейший блямбимбомбм. Словом, мы отпрвимся н рссвете и, если нс не рздвит в лепешку стршное двление, выроем блямбимбомбм! Ну где вы еще нйдете ткое приключение? – И клдоисктель по-приятельски стукнул Сню по спине.

Сня покчл головой, кк бы прося более не терзть его сердце, жждущее всех приключений срзу, ккие существуют н свете.

– А когд мы добудем блямбимбомбм, – продолжл безжлостный искуситель, – то срзу нучимся писть хорошие стихи.

– Теперь я зню, что ткое блямбимбомбм. Это же тлнт! – догдлся Сня.

– Для меня он тлнт. Для вс что-нибудь Другое.

Сня вдруг почувствовл, что ему тоже необходим этот удивительный и неизвестный блямбимбомбм, ну тк необходим, что просто сил нет вырзить, кк он нужен.

– Аг, и вы згорелись! Знчит, по рукм? – обрдовлся клдоисктель.

– И все же я не могу бросить своих товрищей, – скзл Сня в отчянии.

– Жль! Но я должен отпрвиться именно звтр: я хочу сочинять хорошие стихи, – произнес трехголовый, отходя, и крикнул с горечью: – Хозяин, нлей мне три кружки строго доброго ром!

«Лдно, не рсстривйся, рди товрищей можно пожертвовть дже тким приключением. Ты еще добудешь блямбимбомбм, свой блямбимбомбм», – утешил себя Сня.

Он уже собрлся идти дльше, когд зметил в углу трех явных зговорщиков. Они сидели, длеко вытянув ноги, похожие н деревянные ходули, и, нклонившись нд серединой стол и обняв друг дружку з плечи, громко шептлись.

– Знчит, во время мскрд, – скзл один, озирясь.

– Вполне понятно, во время мскрд, когд же еще, – скзл другой, тоже озирясь.

– Рз во время мскрд, тк во время мскрд. Мскрд – смое подходящее место, – скзл третий, вертя мленькой головой, кк и двое его соучстников; он зметил, что Сне все слышно, и прошипел, приложив плец к губм: – Тсс, ребят.

– Ребят, тсс… – подхвтил второй.

– Д тсс, в конце концов! – рссердился первый.

Они смотрели н Сню с испугом, и Сня, чтобы их не смущть, вышел из кбчк н улицу.

Юнг обошел все тверны и кбчки, но Брбр будто провлился. Не возврщлся он и н корбль.

– Д это и понятно, – скзл комндир. – Нше путешествие фктически подошло к концу, он решил, что с нми ему более делть нечего, и, может быть, сейчс уже летит в другом звездолете.

Вечером экипж «Исктеля», рзодетый в смые живописные костюмы, прибыл в городской прк, сверкющий огнями. Во глве шгл великий стронвт, тк и оствшийся в своей скромной, известной всему приключенческому миру кожной курточке. Когд он вступил н глвную ллею, ббхнул рзноцветный фейерверк и нвстречу ему вышли првители плнеты. После теплого приветствия премьер-министр просунул под локоть комндир свое смое большое щупльце и увел его в беседку, где уже собрлись смые вжные госудрственные деятели Кссиопеи.

«Сейчс нчнется мскрд», – подумл Сня, стрстно ндеясь хотя бы н смое звлящее происшествие.

Из боковых ллей н экипж «Исктеля» с хо-хотом нхлынул толп молодых местных жителей и увлекл его з собой н тнцевльную площдку. Сня в борцовском трико рысил, зтертый в толпе, не упускя из виду зтылки своих товрищей.

Н эстрде дожидлся оркестр из десятк музыкнтов. Дирижер взмхнул плочкой, и музыкнты удрили по струнм электрогитр одновременно всеми своими щупльцми. Из толпы вылетел пр кссиопейцев в зячьих мскх и понеслсь мелким глопом по кругу, з ней вторя, и нчлся бурный бл-мскрд.

Теперь нблюдть было легче. Вон в противоположном углу тнцплощдки Кузьм, одетый в ушнку, тулуп и вленки; он топтлся в сторонке и деликтно кшлял в кулк. Ему все это в диковинку, он поглядывл, будто не веря своим глзм, и кчл головой: мол, скжите, пожлуйст, что делется н белом свете!

А в двух шгх от Сни среди тнцующих прыгли в ткт музыке Цревн-лягушк и очень скромный Ивнушк-дурчок в очкх, придввших ему умный вид.

– Хочу мороженое, – скзл Цревн-лягушк тоном, кким посылют н эшфот.

– Сейчс-сейчс, – зсуетился Ивнушк-дурчок; он зшрил по своим крмнм, поглядывя по сторонм, скзл: – Ах, это, очевидно, тм! – и убежл куд-то.

Цревн-лягушк срзу же сникл, стл несчстной. Сня збыл о своей роли и решил подойти пожлеть ее, но пок он придумывл утешительные слов, вернулся Ивнушк-дурчок.

– А где мороженое? – спросил Цревн, вновь стновясь величественной.

– Мороженое? Ах д, мороженое! Мороженого нет, – отрезл Ивнушк-дурчок; теперь он держлся рзвязно, будто оствил свою воспитнность тм, куд уходил.

– А между прочим, я нстроилсь, – холодно скзл Цревн.

– Ничего, не помрешь без мороженого, – зметил Ивнушк-дурчок и грубо зхохотл нд своей не очень остроумной шуткой.

Цревн-лягушк проглотил язык от неожиднности и покорно зпрыгл со своим совершенно неузнвемым пртнером.

– Пршивя плнет! – зявил Ивнушк безпелляционно. – Широкой нтуре тк и негде рзвернуться. То ли дело зню я одно созвездие, нзывется Скорпион! Слыхл? Не мхнуть ли нм, крошк, к Скорпионм? «Тм деньги и тнцы н кждом шгу…» – пропел он противно.

«Д что с ним стряслось?» – удивился Сня.

– По-моему, вы не Петеньк, – произнесл Цревн здумчиво. – Понимете, нш Ивнушк-дурчок очень зстенчив. Потом, у вс почему-то и впрвду глупый вид, потому что… потому что вы збыли ндеть очки!

– Д ну? Не может быть! – протянул Ивнушк недоверчиво и потрогл свою переносицу. – Мть честня, в смом деле збыл.

Тогд и Сня зподозрил что-то нелдное. Вдобвок появился еще один Ивнушк-дурчок. Этот держл в рукх по сткнчику мороженого, и н мске его сияли очки.

– Рзве я никуд не уходил? – спросил он голосом штурмн и уствился н второго Ивнушку.

– Проклятье, они рскусили меня! – мрчно зрычл смозвнец. – Но ты все рвно будешь моей!

– Ах, – покорно вздохнул Мрин и, лишив-шись сознния, упл н подствленное плечо смозвнц.

Смозвнец издл победный клич, выбежл н середину площдки и звертелся волчком, отыскивя дорогу для бегств. Оркестр перестл игрть, девушки-кссиопеянки звизжли. К смозвнцу с рзных сторон устремились Сня и Петеньк.

– Стойте! Ей же тк неудобно! – зкричл Петеньк, попрвляя н ходу очки.

А юнге н бегу почудилось, будто бы Мрин сердито проговорил с зжмуренными глзми:

– Д похищйте же, в конце концов! Что вы топчетесь?!

– Думете, это легко? – ответил негодяй рздрженно.

Зметив, что все пути отрезны, смозвнец крикнул:

– Вш взял и н этот рз! – скинул Мрину прямо н руки подбежвшему Сне и вскочил н збор. – Но все рвно он будет моя! – гркнул смозвнец, сидя верхом н зборе, зтем перекинул ногу и исчез з огрдой с дьявольским хохотом.

Мрин, очевидно, понял, что теперь можно прийти в себя. Он открыл глз и стл н собственные ноги.

– Это вы мой спситель? – спросил Мрин, глядя только н штурмн.

– Что вы! Он оствил вс см. Просто у него ничего не вышло, – признлся честный Петеньк.

– Вот кк! – произнесл Мрин с явным рзочровнием.

Но юноши уже устремились в погоню з негодяем.

Юнг мигом перемхнул через збор. Он услышл крем ух, кк следом прыгнул н збор штурмн и сорвлся при первой попытке.

Вглядевшись в темноту, Сня зметил черный силуэт, улепетывющий по гзону, и пустился в погоню. Беглец остновился н мгновение н рзвилке пустынных ллей, и к нему вылезли из кустов три долговязые фигуры. Они походили н тугие шры, передвигющиеся н длинных соломенных ножкх.

– Смывйтесь! Он гонится з мной! – скзл смозвнец, укзывя н торопящегося Сню; после этого он юркнул в кусты, тм послышлся треск сучьев, и все зтихло.

А трое долговязых метнулись в одну сторону, в другую и побежли вдоль по ллее – неуклюжие, рскчивясь н длинных и тонких ногх, будто н ходулях. Один из них повернул голову и крикнул:

– Лучше нс не догоняйте! Ух, ккие мы стршные!

– А мы никого не боимся! – ответил Сня, мчсь в темноте по ллее.

– Ж-ль, – рзочровнно протянул угрожвший, и длинноногие прибвили прыти.

Они свернули н поляну, освещенную кссиопейской луной, и рстяли н фоне черного холм – ни дть ни взять, вошли в него, – и тотчс же безобидный холм вздрогнул, зрокотл. С него посыплись деревья, и холм взлетел нд прком. Он описл короткий круг, рзгоняясь, и ушел ввысь, к звездм, и тм пропл. Нпоследок в блеске луны перед взором Сни мелькнули дв слов: «Три хитрец», вырезнные, очевидно, кем-нибудь из гуляк.

– Это он, т смя комет! Я узнл ее! – зкричл подоспевший Петеньк.

Потом откуд-то взялся Брбр и нчл возмущться с подозрительным рвением:

– У, безобрзники!.. Крсть девушек посреди мскрд! Это что ж ткое?!

ГЛАВА 14, из которой ясно, что приключение ни в коем случе не кончется рньше времени

«Скжите все же, Брбр, что ткое блямбимбомбм? И зчем вы зрыли его, и притом н Бетельгейзе, смой большой н свете звезде?» Вот что я сейчс спрошу у Брбр», – подумл Сня, когд после бл весь экипж собрлся н корбле.

Но его опередил комндир.

– Мтрос Брбр, где вы пропдли? Извините, конечно, з то, что я вмешивюсь в вшу личную жизнь. Но мы непременно должны узнть, кто пытлся похитить Мрину, – скзл великий стронвт.

– Кк вы знете, внчле я отпрвился в тверну, но потом передумл и весь вечер просидел в библиотеке, – ответил Брбр, невинно глядя в глз комндир.

– Гм… Мтрос Брбр, тогд почему н вшей голове колпк Ивнушки? – спросил комндир, видимо, испытывя неловкость з свое чрезмерное любопытство.

– См ум не приложу, честное слово! – скзл Брбр; он стщил колпк и спрятл з спину.

– Ну, если честное слово… – произнес великий стронвт увжительно. – Кждому честному слову мы обязны верить, потому что мы кк рз т сторон в приключении, что всегд доверчив… Но вернемся к похищению. Я думю, произошло недорзумение. Не инче, нс перепутли с другими путешественникми. Посудите сми: кто будет связывться с людьми, которым некого искть. Мы должны это признть, кк бы ни было досдно.

– Почему это вм некого искть и почему с вми не было смысл связывться? – спросил Брбр оздченно.

Ему рсскзли о том, что в его отсутствие штурмн ншел Смую Совершенную и, стло быть, экспедиции уже нечего делть в просторх Вселенной.

– Теперь мы возврщемся домой, Брбр. Ищите себе новых спутников. С нми вы только соскучитесь, – смоотверженно признлся комндир.

– Д нет уж, я вс не оствлю, – скзл Брбр, усмехясь своим мыслям. – Что-то не верится, будто вм тк уж и нечего делть в просторх Вселенной.

– Кк хотите. – И комндир пожл плечми: у него не было нстроения докзывть очевидные вещи.

Кк и следовло ожидть, возврщение домой проходило безмятежно. Путь перед корблем был чист, словно тщтельно выметен, и звезды, что блистли возле дороги, были преимущественно зеленого цвет. Они мигли нподобие веселых светофоров, открывя свободный мршрут.

Еще в первый день возврщения комндир произнес:

– Эх, уж тогд бы вернуться поскорей!

– Что ж, это можно устроить, – обрдовлся Брбр и что-то зшептл н ухо мехнику.

Если вы помните, н борту «Исктеля» вместо рции окзлся мотор для скуттер, и вот его-то и ндумл Брбр приспособить к делу. Он поствил мотор н корме звездолет и подл знк мехнику. Кузьм отложил промсленную тряпочку и потянул з шнур, кким зводят лодочные моторы. Лопсти мотор дрогнули и зтихли с шипением. Кузьм потянул еще, мотор зтрхтел, стреляя, зрботл н полную мощь, и звездолет помчлся мимо звезд быстрее свет.

– Не рзврщйте меня похвлой, я тоже хочу быть скромным, – скзл Брбр предостерегюще.

– Жль, что больше нм не пондобится ткя скорость, – произнес юнг, выржя общее сожление.

В смом деле, впереди покзлся земной шр.

Нши герои не успели и глзом моргнуть, кк стли видны континенты. Потом прояснились очертния гор, зеленые джунгли и, конечно, синий окен.

– С кким трудом мне удлось попсть в путешествие, и вот оно кончется ничем. Вдобвок попдет от родителей, – скзл Мрин, прижвшись носом к стеклу иллюминтор.

– Д уж они зждлись, стюрдесс. Может, всё еще сидят з столом, – зметил комндир. – Придется сжть корбль прямо у вшего порог.

Он перевел звездолет н орбиту, и тот, обогнув земной шр, очутился нд его восточной половиной. Под днищем корбля змелькл пестря Европ.

Комндир прикзл приготовиться к перегрузкм, и н этот рз уговривть Сню не пришлось – он полез в внну с мслом смым первым. А зботливый Кузьм поствил кот н здние лпы, и, после того кк пресс перегрузок придвил кот по вертикли, Мяук принял свой обычный вид.

– Ну вот и приехли, – сообщил комндир; его пльцы еще лежли н клвишх пульт, отдыхя.

– Ур! Приехли! – зкричли молодые люди и, рспхнув люк, с гомоном высыпли н землю. Молодость збывчив, тк и юные друзья великого стронвт, збыв о печльном конце, бурно рдовлись возврщению домой.

И тут что-то произошло… Веселье умолкло рзом, и великий стронвт услышл голос юнги:

– Комндир, комндир! Вы только посмотрите!

– Что тм стряслось? – спросил комндир, появляясь н ступенькх.

Одного взгляд ему было достточно, чтобы понять, что произошло невообрзимое. Перед ним, будто н кртинке из школьного учебник, пслись ммонты. Они кк ни в чем не бывло бродили между высоченными, с телевизионную бшню, деревьями, лкомясь сочной листвой.

– Сейчс рзберемся, – пробормотл комндир, ступя н землю.

– А вот и овржек з ншим домом, где я любил прятться от ммы, – сообщил Мрин, озирясь. – Только дом-то смого и нет. Куд он зпропстился?

– Просто его еще не построили, – зметил Петеньк. – Его построят через сотни тысяч лет, пок здесь древняя Земля.

– Еще ккя древняя! Смый кменный век, – скзл Брбр, почему-то ухмыляясь.

– Пожлуй, мы немного увлеклись, – скзл комндир, покчв головой. – Теперь вм понятно, что произошло?

– Мы прилетели нзд со скоростью большей, чем т, с которой отпрвились в путешествие, и вот промхнулись мимо своего времени, прямо угодили в длекое прошлое. И все потому, что поствили лодочный мотор, – быстро рзобрлся штурмн.

– И зчем я тогд вс послушл, товрищ Брбр, – зсокрушлся Кузьм; он стоял в проеме люк.

– Но вы-то сми, Брбр, конечно, не знли, чем кончится все это? – спросил с ндеждой Сня.

– Немного догдывлся, – прошептл Брбр, потупив глз и стрясь скрыть рдость, причин которой пок еще был неизвестн остльным.

– Но вы устроили это, рзумеется, не нрочно, Брбр? – скзл Петеньк, стрясь помочь.

– Не зню, может, и нрочно, – пожл плечми Брбр, рзглядывя свои ноги.

– У него это вышло случйно, ребят! Првд-првд, случйно, – вступилсь Мрин.

– Будем считть это делом случя. Глвное, блгодря случю все стло н свои мест, – скзл комндир с облегчением, – Теперь впереди у нс мсс интересных опсностей. Я срзу зподозрил в ншем ненормльном везении что-то нелдное, и, скзть откровенно, мне все это время было не по себе.

– Ну что, нвстречу опсностям? – с готовностью спросил Сня.

– Горячя вы голов, юнг, – улыбнулся комндир. – Искть опсности не нше дело, и пусть вс это не беспокоит. О нс позботятся те, кто устроил ткой чудесный случй. А нш долг – вести себя естественно, кк будто мы ничего не подозревем. Что, по-вшему, должны мы сделть сейчс? Кк вы считете?

– Может, вернуться н корбль и кк-нибудь попсть в нше время? – предположил Петеньк.

– А по-моему, вы… то есть мы, должны использовть случй и познкомиться с флорой и фуной древней Земли, – быстро и без зпинки выплил Брбр. Он уже вел себя кк ни в чем не бывло.

– Брбр прв, – кивнул комндир. – Не збывйте, что вы молодой и любознтельный ученый, штурмн. И уж эткую счстливую возмож-ность вм просто грех упустить. Вот кк вы должны рссуждть по логике событий.

– Ах вот оно что! А я-то думю, куд меня тянет? А окзывется, меня тк и подмывет зглянуть в этот мир. Хотя бы одним глзком, – скзл с облегчением Петеньк.

– И впрвду, куд нм спешить? – скзл Мрин.

– Ну, меня вы можете не спршивть, – сообщил юнг.

– А я вм з это кое-что покжу, – посулил Брбр, потиря руки, будто он добился чего-то очень вжного.

– Вы здесь уже были? – удивилсь Мрин.

– Ни рзу. Но еще в школе я хорошо готовил уроки по истории, – пояснил Брбр. – И теперь явственно вижу признки первобытной культуры. – Он приложил к глзм лдонь и обвел зорким взглядом прострнство возле своих ног.

Оствив Кузьму и кот сторожить звездолет, космонвты зшгли гуськом по тропе, протоптнной дикими зверями.

– Сейчс, сейчс я кое-что покжу, – приговривл Брбр, идя во глве мленького отряд и тихонько хихикя нд чем-то известным только ему.

– Нд чем вы смеетесь, Брбр? – спршивли его товрищи.

– Д тк. Вспомнил нечто збвное, – отвечл Брбр, зжимя рот лдонью.

И нши герои тоже посмеивлись, довольные тем, что у их спутник отличное нстроение.

Они шли опушкой мимо стд ммонтов. Безобидные ммонты обрывли сочные зеленые побеги, выбиря хоботом ветки повкуснее, косили н путешественников добрыми мленькими глзкми, точно приглшли к столу. Лишь один из них, смый крупный, в десять этжей, стоял в сторонке не шевелясь, в профиль к проходившим космонвтм. Его рыжя шерсть свисл до земли, зрчок, похожий н иллюминтор, медленно передвиглся следом з путешественникми.

Брбр внезпно остновился, тк что шедший сзди Сня нскочил н него. После этого стрнный ммонт зкрыл свой глз н секунду и открыл опять, будто подмигнул.

Потом чщу потрясло могучее рычние, и н опушку выбежл нынче вымерший сблезубый тигр. Его сбли игрли н солнце. Он присел перед Брбром н здние лпы и, выствив белое пушистое пузо, нчл служить, выпршивя кусочек мяс.

– Мурзик, уйди… – зшептл Брбр и, зметив, что все рвно его слышно, громко добвил: – Уйди сейчс же, кому говорят! Ты меня с кем-то спутл и поэтому сегодня не получишь ничего.

Мурзик очень рсстроился и, поджв свой крсивый полостый хвост, ушел в кусты.

– Послушйте, мтрос Брбр, вы и в смом деле впервые здесь? Я имею в виду нчло четвертичного период кйнозойской эры, – скзл комндир, пристльно вглядывясь в бывшего пирт.

– Честное слово, – горячо ответил Брбр, удряя себя в грудь.

– Перед честным словом мы безоружны, тут ничего не поделешь, – пояснил комндир философски вообржемому оппоненту.

Тропинк повернул в дремучий лес, и путешественники долго шли в сыром, прохлдном сумрке, не встретив ни души. Только издлек доносился рев ископемых зверей.

– Но где же люди? – спросил изумленный Петеньк.

– Это мы выясним, – скзл Брбр и, приложившись ухом к земле, сообщил: – Уже близко. Рукой подть.

Впереди посветлело, и между толстыми, лохмтыми стволми деревьев ззеленел веселенькя полян. Брбр остновился у вход н поляну, приговривя тоном хозяин:

– Проходите! Прошу! Проходите! Чувствуйте себя кк дом.

Полян был зстлн душистым сеном и свежими веткми.

– Совсем кк в деревне! – зявил Мрин и первой ступил н поляну.

– По-моему, сейчс мы… – нчл было великий стронвт, когд он и его друзья достигли середины поляны.

Но его предчувствие зпоздло. Ветки под ногми зтрещли, и путешественники посыплись в глубокую черную яму.

– Кк вы, нверно, зметили, я это предвидел, – произнес комндир, хлднокровно счищя песок с рукв.

– Поэтому мы только смотрели н вс, – скзл Петеньк.

– А где Брбр? – спохвтился Сня.

– Я здесь! Ку-ку! – Ив яму свесилсь рстрепння голов Брбр.

– Почему вы не с нми? – спросил Мрин.

– Д потому, что я см змнил вс в ловушку. Х-х! Долго я дожидлся этой слдкой минуты. И вот вы в моих рукх, – обрдовлся Брбр, потиря руки.

Его космтя голов снизу кзлсь перевернутой. Внчле шел рот, з ним нос и потом уж глз.

– Но вы же нм дли честное слово, – скзл Сня с возмущением.

– А кто вс зствлял верить? Уж вм ли не знть, кков я мошенник, – возрзил Брбр. – Комндир, рстолкуйте ему кк следует.

– Рзумеется, я чувствовл, что з вми нужен глз д глз, – соглсился великий стронвт. – Но мы всегд верим в людей. Првд, из-з этого мы иногд попдем в незвидное положение и, нверно, попдем еще не один рз. Однко все рвно будем верить!

– Вот-вот! – с восторгом перебил Брбр. – Продолжйте, продолжйте ндеяться н то здоровое, что зложено в человеке, кк бы он низко ни пл. А я всегд буду пользовться этим. Что?

– Ну и пусть. А мы все рвно будем ндеяться, – упрямо зявил Сня от имени своих друзей.

– Знчит, вы тк, д? – рстерялся Брбр, но быстро пришел в себя и скзл: – Ну это еще когд я испрвлюсь, пок я отпетый злодей, и мне ни кпли не стыдно! Вы слышите, Сня, кк мне смешно?

И Брбр нчл ктться от смех по трве, держсь з живот.

– Ну поскучйте пок без меня, я скоро вернусь, – многознчительно сообщил Брбр, нтешившись вволю.

Его голов исчезл, и до пленников донесся удляющийся топот кожных подошв.

– Итк, нчинем выкручивться! – энергично скзл комндир.

Но стены были высокие, отвесные. И если добвить, что у пленников не окзлось дже смого никудышного перочинного нож, можно предствить их отчянное положение.

– Это ловушк для ммонт, и вырыт он кменными орудиями, – сообщил Петеньк, что-то прикидывя. – Но, пожлуй, есть только один путь из ямы. Если мы встнем н голову, то верх ямы превртится в дырявый пол. Ну, сквозь дырявый пол, кк известно, провливются…

– И мы тким обрзом провлимся прямо н верхушки деревьев, – подхвтил комндир одобрительно и первым испытл новый метод.

Он встл н руки и тут же вывлился из ямы н густую, упругую крону деревьев. Листья слегк спружинили, и комндир сел верхом н прочную ветвь. З ним последовл Мрин. Стойк н голове у нее, конечно, не получилсь, но Петеньк и Сня поддержли ее з кеды. Когд они опустили руки, Мрин легко упорхнул к деревьям, тм ее встретили железные руки комндир. У Петеньки прыжок вышел не тким уж крсивым – Петеньк летел, суч рукми и ногми, – зто уж Сня выскочил из ямы, точно нстоящий кробт, пордовв глз своих товрищей.

Кзлось, дорог к бегству был открыт. Путешественники спустились с дерев, и великий стронвт уже бодро скомндовл: «З мной!» Но тут Петеньк сообщил сконфуженно:

– У меня упли очки, когд делл стойку. Они тм, н дне ямы…

Он зшрил перед собой рукми, глз его стли большими, кк у мленького ребенк, и все поняли, что без очков штурмн «Исктеля» будто слепой.

– Ну что ж, знчит, с бегством у нс ничего не получилось, – объявил комндир, рсслбив мышцы. – Юнг, достньте штурмну из ямы его очки! Впрочем, можно не спешить. Удобный момент для спсения мы уже упустили, друзья!

Он и впрвду знл все зрнее. Едв Сня вылетел из ямы вторично и очутился рядом с друзьями, кусты зшевелились и поляну окружили небритые и нестриженые мужчины в звериных шкурх. Кждый из них был вооружен кменным топором и увесистой дубиной.

– Откуд вы это узнли? Ну, то, что нс сейчс поймют, – спросил Мрин шепотом.

– Д потому, что тк бывет всегд, стоит только змешкться, – ответил комндир, смело встречя любопытные взгляды лохмтых людей.

– Вождь! – буркнул смый сильный и смый зросший из них, одетый в новенькую медвежью шкуру, и ткнул себя в грудь.

– Комндир звездолет «Исктель», – с достоинством ответил великий стронвт.

– Чево-чево? – переспросил вождь, нпряженно сощурившись и приложив к уху лдонь.

– Звездолет – ткой ппрт для полетов, – пояснил Сня охотно.

– Угу, – промычл вождь, но было ясно, что он тк ничего и не понял.

– Ой! Д это же первобытные люди! – обрдовлсь Мрин.

– Тсс… Они обидятся. Они-то не знют этого, – прошептл Петеньк, одергивя девушку.

Тесный ряд первобытных людей зштлся – кто-то бесцеремонно их рстлкивл, потом вышел Брбр. Он уже переоделся в поношенную шкуру и в првой руке держл кменный топор.

– Вот они! Те люди, что съели ншего ммон-т! Посмотрите н них, вот они стоят перед вми! – пронзительно зкричл Брбр, укзывя топором н своих бывших спутников.

– Ай-яй-яй! И вм не стыдно? Мы тут битый месяц крулили ммонт, вы взяли д съели его вчетвером, – произнес вождь укоризненно.

– Дже костей не оствили, – сврливо добвил Брбр, и пленники зметили, кк он исподтишк что-то бросил в яму.

– Вот видите! Дже не оствили костей… А ведь мы из них кое-что делем… орудия труд и тк длее, – зкончил вождь с горечью.

– Кк комндир звездолет я должен выступить с официльным опровержением. Кроме того, мы не только бы не съели чужого ммонт, но еще и отдли бы своего. Уж ткой мы нрод! – скзл стронвт, обнимя з плечи своих юных друзей.

– А вы проверьте, вождь, проверьте! Объедки небось остлись н дне, – зсуетился Брбр у кря ямы.

Вождь отпрвил в яму двух воинов. Они спустились н дно при помощи грубой веревки, которя все время трещл, грозясь порвться, и вылезли, подняв нд головой позвонки обглоднной селедки.

– Вот он, улик! – объявил Брбр. – От вот ткого ммонт, – он покзл, кким был ммонт, – словом, от большущего ммонт остлся только селедочный хвост!

– И впрвду, это хвост селедки, – скзл вождь. – Эй, сейчс же отведите их в смую темную пещеру, этих жуликов!.. Ах вы не жулики? Впрочем, я пок не желю рзговривть с вми, тк кк стршно обижен.

Воины окружили пленников и повели через лес. Спустя некоторое время между деревьями зблестел вод, и отряд пошел берегом реки.

– Узнешь это место? – спросил Мрину Петеньк. – Сейчс здесь лодочня стнция.

– Слышь, про ккую-то стнцию говорят. Д еще ккую-то лодочную, – зшептли между собой конвоиры.

А Сня воспользовлся тем, что воины были зняты, и спросил комндир:

– Ндо полгть, один из нс должен скрыться? И потом помочь остльным. Может, это сделть мне? Я. кк всегд, нготове.

– Кк-нибудь в следующий рз, – скзл комндир. – По-моему, в этом случе нм поможет кто-то другой.

– Бегите, Сня! Не слушйте его, – торопливо произнес подслушвший Брбр,

– Пожлуй, я соглсен с комндиром. А дльше посмотрим. Потом, гляди, сбегу, – ответил Сня честно.

– Ну и шут с ним! Я же хотел поинтересней. А мы бы погнлись з вми и поймли опять, – буркнул Брбр, отходя.

З излучиной реки открылся вид н высокий холм, поросший кустрником. У подножия холм чернели пещеры. Это было стойбище племени.

ГЛАВА 15, из которой можно вполне достоверно узнть, кто первым н Земле добыл огонь

– Или мне кжется, или все они н кого-то похожи. Кпля в кплю! – скзл Мрин, усживясь в углу пещеры, когд з ними здвинули вход мссивным кмнем.

Свет попдл теперь в пещеру только сквозь Щели, и внутри стоял полумрк.

– Тк оно и есть н смом деле. Они похожи н нших родных и близких и н нс смих. Д и не удивительно: это нши длекие предки, – объяснил комндир. – Обртите внимние н постового. Нш вылитый штурмн, если еще добвить очки.

– Ну конечно же! – воскликнул Мрин, и было слышно, кк он слегк шлепнул себя по лбу. – А я-то ломю голову: ну кого он тк нпоминет? Вот голов! А постовой его прпр… и еще сто рз пр…дедушк!

Снружи донеслись хриплые звуки рог. Им ответили крики, полные восторг, и поселение нполнилось шумом, говорящим о нчле кких-то приготовлений.

– Сейчс мы всё узнем, – скзл комндир. Кмень у вход отвлился в сторону, и в пещеру вошел очень оживленный вождь.

– Мы объявили прздник, – сообщил вождь, остнвливясь посреди пещеры. – У нс сегодня торжественный день. Создтель Огня окзл нм великую честь, избрв в невесты ншу пленницу. Вот ее. – И вождь укзл н Мрину.

– Здрсте, – удивилсь Мрин. – Может, в меня влюбился совсем другой квлер. – И он испытующе взглянул н Петеньку.

– Нехорошо обмнывть стрших, – покчл головой вождь. – Великий Создтель Огня скзл все. Он скзл, что именно он влюбился в тебя, только ты стесняешься признться в этом.

– Минуточку, – вмешлся комндир. – Судя по вшим словм, мы уже видели человек, которого вы нзывли Создтелем Огня. Кто он?

– Ай-яй-яй, ккие вы темные, – огорчился вождь. – Рзве Создтель Огня человек? Он…

– …божество! – послышлся знкомый голос. У вход в пещеру, широко рсствив ноги и зслонив собою свет, стоял Брбр.

– Д, д, я смое нстоящее божество, – скзл Брбр, проходя в пещеру. – Я зню, вы не верите, вот хозяев верят и чтут меня.

– Мы почитем его, – кк эхо, откликнулся вождь. – Мы чтим его потому, что он дет нм огонь. И мы греемся у огня и жрим пищу. Покжи им, кк ты создешь огонь, если уж они ткие сомневки. И пусть им после этого стнет стыдно.

– Пожлуйст, – охотно соглсился Брбр. Он порылся в своих шкурх, достл коробок со спичкми и со словми «Фокус-мокус!» зжег одну из них.

– Ну что? Убедились? Нстоящий огонь! – объявил вождь победно; он послюнявил пльцы, потрогл плмя и остлся доволен тем, что обжегся.

– Но это же простые спички, – рзочровлсь Мрин.

– В том-то и дело, что не простые. В них зключен огонь, – возрзил вождь и подул н обожженные пльцы. – Рньше кк было? Жди, пок молния упдет к тебе с неб. Д и это еще не все. Нужно, чтобы он, молния, подожгл сухое дерево, вот тогд и одолжйся, бери огонь. А после? А после тоже морок: тскешь с собой уголечки д дрожишь, кк бы огонь не потух. Вот кк оно, деточк, было. Пок не появился он. – И вождь торжественно укзл н Брбр, тот рсклнялся н все четыре стороны, ухмыляясь.

– Итк, пусть нши девушки зймутся невестой и облчт ее в подобющие одежды. Одет он – срм глядеть, – объявил вождь морщсь, и Мрину увели, причем он не очень-то упрямилсь.

«Бтюшки, – подумл Сня, – н Мрине уже хотят жениться, я еще до сих пор не скзл, что нужно. Но что же мы стоим, не спсем Мрину? Нверно, рно. Нверно, мы должны вмешться в смый рзгр свдьбы».

Сня взглянул н комндир и увидел, что тк оно и должно быть. Лицо комндир оствлось совершенно спокойным.

– Остльных же пленников, – продолжл вождь, – отныне считть почетными гостями, н првх близких и родственников невесты. Теперь им можно гулять по селению. Только они, случем, не сбегут? – спросил он у Брбр. – Не то ккя же без родственников свдьб. Это уже не свдьб.

– Никуд они не денутся, – зверил его/Брбр. – Они же честные люди и не бросят Мрину в беде. Я бы н их месте здл ткого стрекч, только бы меня и видели! А они никуд не денутся. Можете быть спокойны.

– А рзве быть честным и выручть друзей – это недостток? – спросил ошеломленно вождь.

– Ужсное кчество! Уж сколько я учил вс, что плохо, что хорошо. Экий вы бестолковый!

– Вот бы никогд не подумл! Они понрвились нм, хоть и дикри, – скзл вождь. – Прво, дикри. Не понимют собственного счстья, нпример. Слышите, вы? Вы еще не знете, кк вм здорово повезло. Вы попли в племя, в котором цивилизция достигл нивысшего рсцвет. Если хотите знть, мы уже делем ножи из кремня!

И, не удержвшись, он высоко поднял неровную плстину с тонким ззубренным ребром и покзл всем.

– Ну, теперь приготовимся к свдьбе, – скзл в зключение рзговорчивый вождь и нпрвился к выходу, увлекя з собой всех остльных.

– А моей свдьбой вы небось возмущены больше всех? Ну, ну, признйтесь, – спросил Брбр у Петеньки, беря его под локоть и выходя вместе с ним.

– Я, рзумеется, возмущен. Но почему вы решили, что больше всех?

– Потому что тк должно быть. Хотя, кк я вижу, вы еще сми об этом не подозревете.

– Ну конечно, я возмущен! И еще кк! Рзве можно жениться н девушке, которя вс не любит?! – возмутился штурмн.

– Опять звели свое! – И Брбр дже всплеснул рукми. – Д где же видно, чтобы отрицтельные герои женились н девушкх, которые их любят? Истинный негодяй, если уж н то пошло, должен жениться н той девушке, что любит другого. И тогд н ней не сможет жениться тот юнош, которого любит он и который любит ее. Вы поняли, н кого я нмекю?

– Действительно, н кого? – переспросил Петеньк, зинтересоввшись.

– Сми скоро узнете. Ох и трудный вы клиент, штурмн!

Он погрозил шутливо и отпрвился к вождю обсуждть церемонию свдьбы.

Петеньк поискл глзми комндир и Сню и ншел их у выход из пещеры обсуждвшими ситуцию.

– Будь у нс своя коробк спичек… – говорил комндир.

– Жль. мы все некурящие, – подосдовл подошедший Петеньк.

– Когд-то я курил. В школе. После школы бросил… Вот смех, – зсокрушлся Сня.

– Вы поступили верно, – возрзил комндир. – И оствйтесь впредь принципильными, ребят. А что ксется спичек, что и говорить, они бы пришлись в смый рз.

Неожиднно Петеньк к чему-то прислушлся, поскреб курчвую бородку и пробормотл:

– Сейчс… Сейчс ее поймю… Мысль. Его лицо озрилось.

– Вот он! Нм нужны две сухие плочки и мох! – объявил он немного погодя.

Пошрив между деревьями, они отыскли две сухие плочки и пучок прошлогоднего мох. Петеньк выбил сучок в одной из плочек, вствил вторую в отверстие и, сев по-турецки в сторонке, стл ктть эту плочку между лдонями.

Пончлу вокруг него собрлись зевки, и Сня говорил: «Не мешйте рботть». Но потом толп рзбежлсь, и возле остлся юнош, что был очень похож н Петеньку.

Двойник сидел н корточкх и ждно следил з кждым его движением.

– Я сопоствил сейчс любопытные фкты, – проговорил великий стронвт, здумчиво глядя в вихрстый зтылок штурмн. – Что же получется, если проследить з ходом событий?.. Внчле юнг и стюрдесс попдют в темницу хвтунов. Зтем в рзгр мскрд неизвестный пытется похитить стюрдессу. И вот теперь н ней нмерен жениться повсюду преследующий нс Брбр. Понимете, кждый рз в центре происшествия нш стюрдесс. Не кжется ли вм после всего, что роль ее в ншем путешествии несколько згдочн?

– Тут есть нд чем поломть голову, – охотно соглсился Сня.

– А вы кк считете, штурмн?

– Ну конечно, все это неспрост, – ответил Петеньк, продолжя трудиться.

Приготовления к свдьбе тем временем приблизились к концу. Н противоположных крях селения зтрубили в рог, и нвстречу друг дружке с гомоном пошли две толпы – мужчин и женщин.

Впереди мужчин вжно выступл Брбр, временми потряся нд ухом соседей коробкой спичек. Женщины вели Мрину, переодетую в шкуры зверей. Мрин упирлсь ногми и говорил с досдой:

– Д погодите же! Куд тк торопитесь? Но первобытня девушк, порзительно похожя н Мрину, вежливо и нстойчиво тщил ее з руку. Позди них виднелся вождь, который увещевл Мрину:

– Экя ты, дочк! А если жених обидится и не дст нм огня? Выходит, нм мерзнуть, кк встрь? Ты уж пострдй, дочк, рди обществ.

Брбр, услышв ткое, обрдовнно зкричл:

– А что? И впрвду обижусь. И лишу огня. Я негодяй, и мне ничего не стоит. Тк что, Мрин, вы девушк добря, извольте пожертвовть личным счстьем.

А Петеньк все еще стртельно добывл огонь. Но пок у него не получлось. И по-прежнему возле него мостился его двойник, поглощенный знятием Петеньки.

– Пор? Можно приступть к освобождению? – спросил Сня шепотом.

– Не спешите, юнг, все будет в порядке, – скзл комндир хлднокровно. – И возможно, кто-нибудь пожелет нс спсти. Не лишйте его этого прв.

Когд обе толпы сблизились, мужчины вытолкнули н середину Брбр.

– Горько! Горько! – нестройно зкричли женщины.

А Брбр, опустив глз, сверлил землю большим пльцем своей босой ноги – притворялся, будто стесняется. А нселение подбдривло его.

– Ну что же ты? – спросил вождь у Мрины, которя, кзлось, чего-то ожидл. – Лишт нс спичек. Прво, лишт.

– Вождь, сюд бежит дозорный! – скзл один из воинов.

По тропе, сверкя подошвми босых ног, мчлся волостый дозорный.

– Эй! Вождь! – вопил он. рзмхивя рукми.

– В чем дело? – спросил встревоженный вождь.

– Тм… тм… идет Невероятный Человек! – произнес зпыхвшийся чсовой, укзывя н лес.

Едв он это скзл, из-з деревьев покзлся Кузьм. Его почищенный песком поношенный стльной корпус блестел н солнце, пускя зйчики, инфркрсные глз горели точно стоп-огни втомобиля, н рукх его невозмутимо покоился кот Мяук.

– Что же делть? Еще одно божество, – рсстроился вождь. – Тут одному-то не угодишь! И тк перед ним и этк…

– Д это обыкновенный стрый робот! Вот умор, они приняли ходячий стрый утиль з божество, – скзл Брбр великому стронвту и поктился от смех.

– Ну кк же ты не видишь, что это Невероятный Человек, знчит, смое подлинное божество, – упрекнул его вождь.

– Ну попробуй сврить с ними кшу. Первобытные, они и есть первобытные, – пожловлся Брбр Сне.

– Пожлуйст, не спорьте. Я действительно не божество, рядовой, скромный робот, – скзл честный Кузьм, приблизившись, и добвил, обрщясь к великому стронвту: – Извините, комндир, но вы же сми мне внушли, что лгть просто неприлично.

– Совершенно верно, Кузьм. Ты поступил кк подобет мехнику слвного «Исктеля». А я, в свою очередь, удостоверяю, что он не божество, – скзл комндир не колеблясь.

– Уж им-то ты должен верить, – подхвтил Брбр. – Я же тебе говорил, что это порядочные люди и обмн не в их првилх.

– Вы все сошли с ум, – скзл вождь, покчв головой. – Знки его божественного происхождения нстолько очевидны. Взгляните хотя бы н это священное животное, что у него н рукх. Оно похоже н тигр и в то же время не тигр. Вместо того чтобы спорить, двйте лучше выясним, кто стрше из двух богов. Тогд нм будет легче к ним относиться. А ну-к, Создтель Огня, открой нм первым, кк устроен нш мир. А мы поглядим, кто мудрее.

– Д вы что? Хотите, чтобы я тяглся умом с кким-то дряхлым роботом? – всерьез оскорбился Брбр.

– Куд уж мне! Мне бы хоть одну нстоящую извилину. Кк у людей, – скромно вздохнул Кузьм.

– А ну-к, не отлынивй, Создтель Огня, – произнес вождь с неудовольствием и пригрозил: – Не то кк зсчитем поржение!

– Ну, во-первых, Земля – это шр. – смирившись, промямлил Брбр и, подняв глз, добвил: – Он врщется вокруг Солнц… Знчит, по орбите… Ну, что еще? Ну и все.

Вождь недоверчиво усмехнулся, по толпе первобытных людей прошел ропот рзочровния.

– Твоя очередь, Невероятный Человек.

– Д что вы, – зстеснялся Кузьм; внутри мехник что-то нклилось от излишнего волнения, и щеки его злели.

– Это невежливо, мехник, вс спршивют, – нпомнил комндир.

– Д это же знют все, – пробормотл Кузьм. – И вот они знют, – кивнул он н комндир с Сней. – Земля будто бы плоскя и держится н трех слонх…

– Тогд уж ммонтх, – попрвил Мрин.

– А те стоят н чудо-юдо-рыбе, – с облегчением зкончил Кузьм и вытер со лб холодный нот, выступивший от резкого охлждения.

– Это похоже н првду! – воскликнул вождь. – Знчит, невест отходит к Невероятному Человеку. По стршинству. – И он подтолкнул Мрину к Кузьме.

Поняв, в чем дело, Кузьм зхохотл. Дже комндир впервые видел его хохочущим. Внутри Кузьмы ктлись сотни гек – ткое было впечтление. Его суствы скрипели, словно десятки ворот н ветру.

– Осторожней, мехник, не рссыпьтесь! – предупредил встревоженный комндир.

– Извините, – смутился Кузьм, приходя в себя. – До того уж было смешно… И кроме того, я верен своей стирльной мшине. В общем, я друю Мрине свободу!

– Тьфу, дже обидно терпеть поржение от робот, – скзл Брбр. – Впрочем… впрочем, не торопись, вождь, я еще не проигрл. Огонь-то в моей влсти. Вот возьму д поморожу тебя и все племя. Тогд кк?

– Я и збыл, увлекся, – понурился вождь. Но тут в тишине рздлся ликующий возглс:

– Он создл Огонь! Я см видел, он создл Огонь!

Н середину круг выскочил Петенькин двойник и, приплясывя, истошно кричл, укзывя н всеми збытого ученого:

– Он создл Огонь! Теперь у него пылет Огонь!

Первобытные люди сгрудились перед Петенькой. Тот сидел н земле уствший и счстливый. Перед ним по охпке мх, точно гусениц, ползло веселенькое плмя.

– Отныне у вс будет собственный огонь, – сообщил Петеньк первобытным людям.

– Д, д, это нтурльный Огонь, – зшептли между собой первобытные люди.

А вождь нгнулся и, послюнявив плец, пощупл плмя.

– Горит, – подтвердил вождь, облизывя плец. – Кк же нм быть, соплеменники? Сейчс перед нми уже дв Создтеля Огня и трое божеств в общей сложности.

– Мне ничего не ндо от вс. Дрю свой способ безвозмездно. Теперь вы сможете сми создвть огонь, – скзл Петеньк блгородно.

– Это слов нстоящего путешественник, – зметил комндир, – который помогет только бескорыстно.

– Он готов подрить свой тк нзывемый способ, потому что у него нет выбор. Ему не под силу соперничть с истинным Создтелем Огня. Он сидел нд жлкой искрой полдня, я это делю мгновенно, х-х! – И Брбр чиркнул спичкой о коробок. – Смотрите! – крикнул Брбр, входя в зрт; он зжег вторую спичку и подбросил ее вверх. – Смотрите! Х-х! А вот еще одн! И еще! Х-х! Х-х! Фейерверк!

Нконец он угомонился и зхлопнул коробок, победно посмтривя н своего соперник.

– Д, – произнес вождь и побрел н сторону Брбр, почесывя зтылок.

– Будьте любезны, Брбр, зжгите еще одну спичку. Если вс не зтруднит, конечно, – спокойно попросил комндир.

– Истинному Создтелю Огня это ничего не стоит. Я не ккой-то жестяной проходимец, – усмехнулся Брбр и открыл коробок.

Он полез в коробок, потом зглянул в него, и н его лице появилось беспокойство. Тогд Брбр высыпл содержимое коробк н землю и, опустившись н четвереньки, принялся ползть среди обгоревших спичек. З ним следили во все глз.

– Опять сорвлось! Ну что ты скжешь! – И Брбр удрил в сердцх кулком по земле, зтем улегся н живот и зтих.

– Мой способ примитивен, но горздо ндежней, пок у вс нет спичечной промышленности, – пояснил Петеньк, поднявшись и отряхивя брюки.

– Д, огонь все-тки здесь, – произнес вождь и побрел н сторону Петеньки, опять почесывя зтылок.

– Поздрвляю, – просто скзл комндир Петеньке. – Вы сделли величйшее в истории открытие. Теперь нм известно, кто первым н земле добыл огонь с помощью трения. Окзывется, вы, штурмн!

– Что вы! Я только вспомнил, кк это уже делли в кменном веке, – скромно откликнулся молодой ученый, не желя носить чужие лвры.

– Чудк, вот ты и нучился у смого себя. Ты же и добыл первым огонь в кменном веке, – нпомнил юнг.

– А что мы будем делть с этим смозвнцем? – вмешлся вождь. – Он тут нс поучл только плохому. Первым скзл: «Мое». Может, отшлепть его по одному месту?

– Не ндо меня нкзывть, – предупредил Брбр, подняв голову. – Это сломит меня психически, и я уже никогд не стну хорошим человеком. Во всяком случе, вы должны продолжть в меня верить и ндеяться н мое испрвление. Или вш вер тю-тю? – спросил он обиженно.

– Мы верим в вс, Брбр, – скзл комндир мужественно. – А теперь ступйте и переоденьтесь, кк подобет лихому мтросу.

– Ур! – зорл Брбр, вскочил, оттолкнувшись от земли, будто резиновый, и вприпрыжку побежл к себе в пещеру.

– Комндир, я хочу нучиться выдержке, ткой, кк у вс! Что для этого нужно? – спросил Сня.

– Моментльня сообрзительность, – скзл великий стронвт. – В днном случе я быстро сообрзил, что, случись с нми бед сейчс, мы бы не родились потом, в свое время. А знчит, нужно спокойно ждть избвления. Только и всего-то!

Когд стемнело, племя рзожгло большой костер и вместе с гостями рсселось вокруг огня. Сня и Мрин зтягивли туристские песни, первобытные люди, зстенчиво улыбясь и подтлкивя друг дружку, подтягивли, Брбр изобржл н щекх целый оркестр.

– «Концентрт перловый лопй…» – зливлись Сня и Мрин, первобытные люди подпевли вполголос, произнося нугд непонятные слов.

Только Петеньк стеснялся своего голос и едв шевелил губми.

Кот Мяук лежл возле смого костр, великий стронвт вместе с Кузьмой устроился среди стрейшин и потчевл их своими приключениями.

– Вот он, истинный фольклор, – приговривли стрейшины и переглядывлись знчительно.

Н лицх людей и н стльных плстинх Кузьмы поигрывло лое плмя. И всем было тепло и уютно.

– Слвные вы ребят. Ей-Богу, брошу я свою подлую профессию и стну творить сплошное добро, – говорил Брбр, обнимя Сню и Петеньку з плечи.

– Мы с тобой еще в Мурмнск пойдем. Пешочком. Только вернемся н Землю. Плтку, рюкзк – и потопем, – ответил Сня. – Пойдешь? Говори: пойдешь?

– Спршивешь!

– Тогд зпиши телефон, – предложил Сня и подумл про себя: «Ах д, блямбимбомбм! Не збыть бы и узнть у Брбр кое-что по поводу этого блямбимбомбм».

Брбр вытщил уголек и н куске бересты вывел номер телефон.

– И вообще, ребят, ну, если кто окжется в нших крях, мло ли что бывет… В общем, тогд звоните, – предложил Сня первобытным.

Потом из темноты стли появляться люди из соседних племен. Они выходили из мрк, привлеченные весельем, и спршивли шепотом, присживясь с крешку у костр:

– Кто это? – и кивли в сторону нших путешественников.

– Д тут одни волшебники, – отвечли им тоже шепотом.

– Ясно, – говорили пришедшие и нчинли подпевть, подлживясь под незнкомую мелодию.

Им тоже стновилось тепло и рдостно. И только один пришедший прень повел себя стрнно; он долго и пристльно всмтривлся в Сню сквозь языки костр, зтем вскочил и ни с того ни с сего звопил:

– Он похитил мое единственное лицо! Он подбежл к Сне, и всем почудилось, будто это близнецы.

– Успокойся, твое лицо н месте, – остновил вождь рзбушеввшегося прня.

– Но, признться, мы зметили тоже: кое-кто из племени очень похож н вс, Создтели Огня. И это нс удивляет. Может, мы бртья и сестры?

– Мы вши потомки, – пояснил комндир. – Вши прпрпрвнуки, и Мрин столько же рз «пр»… внучк.

– Нм это не постичь, – признлся вождь. – Но пусть будет тк. Н то вы опять-тки и Создтели Огня. А мы уж тут остнемся зинтриго-внные.

Когд веселье зкончилось, гостей отвели н ночлег в смую просторную пещеру, куд уже были снесены смые мягкие шкуры Экипж «Исктеля» еле держлся н ногх после бурного дня. Дже Кузьм решил сделть передышку, дв отдохнуть своим бтреям.

– Комндир, я вспомнил, зчем пришел в это стойбище, – произнес Кузьм, прежде чем отключить бтреи. – Я хотел им сообщить, что нехорошо брть в плен других людей. Может, пойти и скзть сейчс, комндир?

– Незчем, Кузьм– Теперь мы здесь дорогие гости. В общем, мы у своих вроде бы родственни-ков. Ты и тк пострлся сегодня н слву.

И темнот скрыл от посторонних глз рстро-гнную улыбку великого стронвт.

– Кузьм, откуд вы узнли про все это – ну, то, что мы окзлись в плену? – спросил Петень-к, уже вяло борясь н своем ложе с ндвигющимся сном.

– Мяук сообщил1 Вы сми знете: животные всегд предчувствуют. Вот Мяук почувствовл нелдное и скзл мне: тк, мол, и тк, Кузьм, предчувствую что-то нелдное. Мы с ним в последнее время очень подружились, – скзл мехник рдостно, и в подтверждение его слов зеленые глз кот переместились в тот угол, откуд шел голос Кузьмы.

Последним угомонился Сня. Он еще некоторое время стоял снружи с згулявшими прнями, обменивясь дресми. Потом, прежде чем войти в пещеру, Сня окинул прощльным взглядом ночной пейзж, и ему почудилось, будто бы по белому от лунного свет берегу пробежли, пригнувшись, три темных шрик н неимоверно длинных, негнущих-ся ногх.

«Поди ты, еще не прилег, уже нчинется сон», – подумл Сня, трщ глз сквозь слипющиеся веки.

Ввлившись в пещеру, он нщупл свою постель и рухнул, рзметв руки и ноги. «В смом деле, что же ткое блямбимбомбм, в конце-то концов, и зчем пондобилось Брбру зрывть его?» – подумл он нпоследок и погрузился в крепкий сон.

ГЛАВА 16, в которой судьб ндолго рзлучет героев

Рнним утром внутри Кузьмы громко прозвонил будильник и включил бтрейки. Мехник «Исктеля» поднялся по-стриковски первым. Постепенно нгревясь, потрескивли спирли его метллического оргнизм. В розовой утренней тиши похрустывли зстоявшиеся з ночь суствы. Кузьм протер свои зпотевшие линзы н утренней росе, попрвил фокус, – линзы были стренькие, и зрение Кузьмы чстенько пошливло. Отрегулировв зрение, Кузьм тотчс обнружил две пустые постели и недосчитлся среди спящих Мрины, кот и Брбр.

– Комндир, случилось что-то нелдное, – позвл Кузьм, притронувшись к плечу великого стронвт.

Комндир энергично вскочил н ноги, точно не спл, притворялся всю ночь, круля очередное происшествие. Он понял все с первого взгляд и негромко скомндовл:

– Экипж, тревог! Нконец Брбр похитил Мрину!

Экипж отряхнул с себя сон и мигом собрлся в погоню. Этот легкий шум спугнул чуткий охотничий сон вождя. Узнв, в чем дело, вождь впл в ужсный гнев, он немедленно встл во глве отряд смых быстроногих воинов и поспешил н помощь своим дорогим гостям.

Комндир и его товрищи едв поспевли з своими первобытными помощникми. Воины неслись во весь дух. едв ксясь пяткми тропы. Тк преследовтели пересекли лес и выбежли н опушку. Здесь вождь простер вперед лдонь и воскликнул:

– Вот он, человек, испортивший всем чудесное нстроение!

Перед преследовтелями открылсь прекрсня пнорм яркого и сочного луг. Через луг удирл во всю прыть бесчестный Брбр, утопя по пояс в мокрой трве. Н его плече лежл упвшя в обморок Мрин. Брбр оглянулся, подбросил но-шу н плече и побежл еще резвей. И все-тки рсстояние между преследовтелями и Брбром сокрщлось с кждым шгом. Коврный похитить зметно выбился из сил.

– Брбр! Куд же вы? – крикнул штурмн н бегу.

– Ни в коем случе! – ответил зпыхвшийся Брбр.

Он остновился, переводя дыхние и оглядывясь вокруг, потом приложил лдонь к губм и крикнул:

– Мурзик! Мурзик! Ко мне!

Из лес появился уже знкомый путешественникм сблезубый тигр и подбежл к Брбру. Похититель погрузил все еще бесчувственную Мрину н тигр, вскрбклся верхом и улизнул из-под смого нос преследовтелей.

– Брбр! Подождите нс! – позвл н бегу Петеньк.

– Теперь-то вм ясно, в кого влюблен нш штурмн? В Мрину! Д, д, мы все это время искли ее, – шепнул комндир н ходу юнге.

– Почему вы тк думете? – спросил Сня тк же тйком от Петеньки.

– Д потому, что ее похитил Брбр. Это было до того просто, что дже юнг рзинул рот, не сбвляя, впрочем, шг, и подумл, до чего же светля у комндир голов.

А тигр помчл вместе с Брбром и его пленницей в сторону рощи, около которой нкнуне пслось стдо ммонтов. Стдо куд-то ушло по своим древним делм, только стрнный ммонт-гигнт тк же торчл у своего дерев, будто не шелохнулся со вчершнего дня. К нему-то и летел Мурзик скчкми.

Временми тигр поворчивл устую морду, и в его круглых зеленых глзх появлялсь тревог, толстые склдки н лбу ползли озбоченно вверх. Из всего этого можно было зключить, что по его пятм гонится кто-то еще, пок невидимый путе-шественникм. Лишь по густой трве бежл быстрый след. будто от перископ подводной лодки.

Вскоре комндир и его товрищи увидели остроконечный корпус своего родного звездолет. Он стоял н прежнем месте, чуть поодль от рощицы. У его подножия сновл кругленькя фигур н тонких длинных ногх. Неизвестный совл плец в змок, зглядывл в иллюминторы. Зметив улепетывющего во весь дух Брбр и его преследовтелей, длинноногий обиженно пнул звездолет и тоже поспешил в сторону стрнного ммонт. Он рскчивлся н ходу, точно мятник, и всем кзлось, что вот-вот он не удержится н высоких ногх и рухнет.

Порвнявшись с ммонтом, тигр сбросил седок и его добычу, зтем, еще рз с испугом оглянувшись, припустил в лес. А Брбр подхвтил Мрину и побежл к ммонту. В брюхе ископемого тотчс открылся вход. Брбр здержлся у вход и крикнул:

– Ну, сейчс-то что вы скжете, штурмн? Ну? Ну?

Мрин срзу же пришл в себя и, подняв голову, с интересом прислушлсь к тому, что ответит Петеньк. А из зрослей трвы выбежл кот Мяук и лег под ногми ммонт в позе сфинкс. Вот ккя сложилсь немя кртинк, после того кк Брбр здл Петеньке свой вопрос.

И тут штурмн слвного «Исктеля» остновился, хлопнул себя по лбу и зкричл истошно:

– Аскольд Витльевич! Сня! Д ведь это ее я искл! Мрину! Мрин, окзывется, я люблю вс!

Тк Петеньк узнл смым последним, что любит Мрину. А кк повел себя стюрдесс?

– Тогд, Петеньк, я вс тоже люблю! – скзл Мрин и потерял сознние вновь, но теперь уже со спокойной душой.

– Уф! Знчит, стрлся не зря, – скзл Бр-бр с облегчением и добвил своим обычным нхльным тоном: – А теперь вм, влюбленный, придется искть ее зново! – И прямо н глзх у преследовтелей нырнул со своей прекрсной добычей в чрево ммонт.

З ним последовл и длинноногий человек. З длинноногим в чрево прыгнул кот Мяук. Дождлся конц предствления и прыгнул. И люк, ведущий в недр необычного ммонт, зхлопнулся почему-то с метллическим скрежетом. Это послужило сигнлом для возобновления погони.

– Гоните его в ловушку! Кыш! Кыш! – зкричл головной воин, еще издли пугя ммонт своей боевой дубиной.

Но громдное животное держлось невозмутимо, только рзок шевельнуло ушми. До него уже было рукой подть, когд оно вдруг шумно отряхнулось всем туловищем, точно собк, вышедшя из воды, и с него к ногм поползл космтя шкур, обнжив сверкющее тело космического корбля под нзвнием «Три хитрец».

– Это он! Комет! – зкричл Петеньк.

– Это летющий холм! – добвил изумленный Сня.

Чужой звездолет выпустил клубы черного дым и нчл медленно поднимться к облкм. Из его люк торчли зщемленные полы пиджк. Кто-то лихордочно дергл их, стрясь втянуть в нутро звездолет. Зтем в люк неистово зколотили, и до экипж «Исктеля» долетел голос очнувшейся Мрины:

– Петеньк, у! Ищи меня, лдно?

– Мы тебя нйдем обязтельно! – отозвлся Петеньк. Звездолет «Три хитрец» кчнуло рз-другой, он унесся. «Кк хорошо, что я не успел сделть ей предло-жение! Тк уж и быть, пусть стнет счстливы мой друг», – подумл смоотверженно Сня; н душе у него было приятно и немножко грустно.

– Кк видите, Брбр догдлся двно, что вы, штурмн, н смом-то деле ищете Мрину, – скзл комндир. – Но я, признться, еще рньше это зподозрил. С смого нчл. И якобы случйное появление Мрины и кот меня нсторожило срзу. «К чему бы? – думю. – Э-э, д Смя Совершення, кжется, ни при чем». Но об этом после, – спохвтился комндир. – А сейчс немедленно в погоню!

Экипж «Исктеля» быстро знял свои боевые посты. К этому моменту чуть поодль от звездолет собрлось все племя первобытных людей. Ветер, поднятый «Исктелем», шевелил густую бороду вождя.

– А ммонт мы вм простили. Шут с ним, с ммонтом, – ну съели и съели, поймем другого, – сообщил вождь, стрясь скрыть волнение и кзться беззботным.

Он переминлся с ноги н ногу и не знл, что еще скзть, подобющее историческому моменту.

– Прощйте, прпрпрдедушки и прпрпрббушки, – скзл Петеньк, прежде чем зхлопнуть люк.

– Прощйте, прпрпрвнуки, – пронеслось по рядм первобытных.

Первобытные мхли рукми, прощясь, глз У них при этом были немножко грустные.

– Ноль! Стрт! – произнес комндир, деловито сжв челюсти, и звездолет, сорввшись с поверхности той, еще рнней Земли, погнлся з корблем Брбр.

Н этот рз ответственную вхту н носу звездолет нес см Петеньк. Пригнувшись и зорко вглядывясь из-под руки в россыпь созвездий, штурмн проклдывл курс.

«Исктель» оствил з собой Мрс и Юпитер, Брбр будто и не было в помине. Нконец среди скопищ звезд Петеньк зметил темное пятнышко. Пятнышко нчло быстро рсти и превртилось в звездолет, н борту которого мерцли слов: «Три хитрец». По телу корбля сновли черные фигурки, они пытлись нтянуть н его корпус покрытую фосфором ткнь и тем смым змскировться под новую звезду. Одн из фигурок увидел приближющийся «Исктель», змхл рукми и вместе с товрищми, бросив ткнь, исчезл внутри своего звездолет.

Брбр включил мшину и пустился нутек. Но «Исктель» не отствл от чужого звездолет, и нчлсь гонк, небывля в истории Вселенной, Корбли носились между звезд кк угорелые. Петеньк, вцепившись обеими рукми в обшивку «Исктеля», следил з мневрми Брбр и комндовл в трубку: «Вверх!.. Вниз!.. Теперь нлево!..» Комндир нжимл н клвиши, и звездолет петлял следом з противником точно приклеенный.

– Не лучше ли вм остновиться, ? Еще нткнетесь н звезду, – посоветовл озбоченно Петеньк.

В иллюминторе удирющего корбля возник Брбр и нхльно покзл Петеньке кукиш. Петеньке стло дже неловко з него, хотя Брбр и был противником.

Но блгодря двигтелю от моторной лодки, который, кк вы помните, был пристроен н корме, «Исктель» имел преимущество в скорости. К тому же комнд принялсь бегть от кормы к носу звездолет, прибвив ко всему еще собственную скорость. И дело дошло до того, что звездолет рзогнлся до ткой степени, что обогнл солнечные лучи, и в кют-компнии стло темно, потому что свет попросту не успевл з «Исктелем». Рсстояние между корблями постепенно убывло, и тогд Брбр пустился н всякие уловки. Он прятлся з плнеты и, когд «Исктель» просккивл мимо, здвл деру в обртную сторону. Но комндир, рзвернувшись, неуклонно нстигл его. И всем было ясно, что Брбр и н этот рз потерпел неудчу.

– Ведь я предупреждл! – воскликнул Петеньк укоризненно.

Тогд в неприятельском корбле рспхнулся верхний люк и нружу вылез по пояс Брбр. Он поднял обыкновенную рогтку и стл целиться в Петеньку.

ГЛАВА 17, в которой комндир и юнг в конце концов попдют н борт звездолет «Три хитрец» и великий стронвт слегк обескуржен оборотом дел

Экипж «Исктеля» не срзу зметил, кк умолк его впередсмотрящий, – нстолько увлекся погоней. Дже волевой комндир и тот вошел в неописуемый зрт и, хотя снружи уже не поступло никких сведений, еще некоторое время вел звездолет вслепую.

И никто из экипж не знл, что был дже момент, когд «Исктель» догнл звездолет Брбр, уперся носом в его корму, долго толкл перед собой, и тк они носились будто склеенные. И вокруг нос «Исктеля» сияло венчиком плмя, бившее из дюз неприятельского корбля.

Вредный Брбр долго потешлся нд великим стронвтом. И хорошо, что гордый комндир не знл этого, инче бы ему стло больно. Потому что Брбр хвтлся з живот и кричл:

– Ой, не могу! Полюбуйтесь н этого смого великого стронвт!

Произнеси ткое порядочный человек, было бы полбеды – ну, с кем, мол, не случется, – то ведь громоглсно поносил известный мошенник.

Потом Брбр вспомнил, что дел его все-тки я невжны, и притих. Тем более что великий стронвт нечянно повторял кждый его мневр, и Брбр не в силх был отделться от нзойливого преследовтеля.

Нконец Брбр зметил стероид в форме бублик и проскочил в дыру, точно сквозь игольное ушко. «Исктель» был мссивнее и поэтому уперся в стенки отверстия и збуксовл. Только теперь, почуяв нелдное, экипж «Исктеля» зметил длительное молчние штурмн.

Нружу тотчс же был отпрвлен спстельный отряд в состве комндир и Сни. Выбрвшись в космос, отряд с грустью обнружил, что вхтенный исчез. То место н носу корбля, где он еще недвно сидел, пустовло. Лишь сиротливо торчл переговорня труб. И вообще окружющя кртин окзлсь очень печльной. И вовсе это был не стероид, кусок земли с триумфльной ркой, отколовшийся от неизвестной плнеты. И нос «Исктеля» по совершенно непонятной причине был оплен. И что уж совсем огорчило отряд – это вид спокойно удирвшего противник с похищенной Мриной н борту. Момент – и звездолет Брбр скрылся в ближйшей тумнности.

– Он похитил и Петеньку! – воскликнул Сня с негодовнием.

– Пожлуй, исчезновение ншего штурмн выглядит горздо тинственнее, чем вы думете, дорогой мой юнг, – возрзил комндир. – По зконм приключений этот злодей, ноборот, обязн рзлучить жених и невесту. И присутствие ншего жених н одном корбле с невестой только бы противоречило логике. Вы меня понимете Сня?

– Но куд делся Петеньк? – спросил Сня, не сдвясь.

– В том-то и згдк, – здумчиво кивнул комндир. – Путешествие, несомненно, достигло нивысшей точки: похищен невест и неизвестно куд пропл жених. Ясно одно: пленный жених Брбру не нужен, потому что это его глвный преследовтель. И если жених перестнет з ним гоняться, похищение Мрины потеряет для Брбр всякий интерес. Не збывйте этого, юнг, – терпеливо пояснил великий стронвт.

– Знчит, теперь прибвилось рботенки? – спросил Сня, приходя в необыкновенное возбуждение. – Комндир, с кого нчнем свои поиски? С Петеньки или с Мрины?

– Рзумеется, с Мрины, – зметил комндир, – поскольку все вжнейшие события зкрутились вокруг нее. Рно или поздно, но мы все соберемся возле ншей стюрдессы. Но вот что жль, мой дорогой юнг: рботенки-то прибвилось, д только исчезновение штурмн поствило нс в невыгодное положение. Теперь мы стли второстепенными героями, и н ншу долю пок остлись только второстепенные ходы, потому что глвное должен сделть см жених.

И юнг увидел, кк его комндир обескурженно почесл зтылок.

Они долго блуждли по космосу, но невест и жених точно кнули в воду. И только через месяц н их пути вновь появился звездолет «Три хитрец».

Корбль неподвижно висел в пустоте и кзлся покинутым. Его единственный люк был рспхнут, иллюминторы темнели. Видно, бедный звездолет оствили в стршной спешке.

– Возможно, это ловушк, – прикинул комндир. – Что ж, пусть будет тк! Юнг, знчит, кк будто мы ничего не поняли.

– Если уж они тк хотят, – скзл поклдисто Сня.

«Исктель», не тясь, подплыл к чужому звездолету вплотную, и комндир вместе с Сней, нрочно громко рзговривя и стуч подошвми, вступили н его борт.

– Кжется, никого нет, – скзл комндир тк, чтобы его лучше было слышно.

Рзведчики обошли все помещение, кроме одного, дверь которого был зперт; они и в смом деле были безлюдны. Но зто в звездолете црил невероятный беспорядок. Н полу влялись опрокинутые стулья, н столе белел луж пролитого кефир. Можно было подумть, что еще недвно здесь бловлись, толкя друг дружку.

– Ну д, здесь никого нет, – скзл Сня.

– Никогд не спешите с выводми. – нпомнил великий стронвт.

И сейчс же из-з последней двери, где они еще не успели побывть, долетел вздох, з ним второй и третий.

– А я-то уж думл – конец, умер, – скзл кто-то.

– Я тоже, – добвил кто-то еще.

– Тсс… – произнес третий голос.

– Д, д… тсс, – спохвтились з ним первый и второй, и тут же опять зтихло.

– Кто здесь живой? – спросил комндир. З дверью рздлся дробный стук, будто несколько человек нчли выбивть чечетку.

– Что это? Тм кто-то тнцует, – скзл Сня.

– Это у нс зубы клцют… от мужеств, – рздлся з дверью молодой бсок.

– Откройте, пожлуйст, – скзл комндир и постучлся.

– Ни з что! Мы боимся… з вс, – ответил второй тоже бсок, продолжя клцть зубми.

– Ух, мы ткие отчянные! Дже не зню кк, – добвил кто-то еще, и, рзумеется, бском. – Нстолько хрбрые, что дже сми боимся себя.

– Мы вс не обидим, – пообещл комндир.

– Првд? – нперебой спросили все трое.

– Честное слово, – просто скзл комндир. З дверью робко повозились, щелкнули змком. Комндир открыл дверь и вместе с Сней вошел в комнту.

Посреди комнты стояли три толстеньких, крснощеких человечк, словно вышедшие из фильм «Белоснежк и семь гномов». Они стояли рядышком, сконфуженно потупив глз.

– Будем знкомы. Я комндир, это юнг звездолет «Исктель», – отрекомендовлся великий стронвт и з себя и з Сню.

Толстячки переглянулись, и один из них несмело скзл:

– А мы лихие бродяги космос. Смые ловкие н свете зговорщики.

Комндир встретил эти слов кк должное, Сне не хвтило выдержки, и он невольно улыбнулся. Толстячки зметили его улыбку, и н их большие синие глз нвернулись слезы обиды.

– Д-д, когд мы обувем ходули, то стновимся просто ужс ккие стршные! – скзл один из них с упреком.

Только теперь и комндир и Сня зметили длинные деревянные ходули, сложенные у стены. Тк открылся секрет длинноногих помощников Брбр.

– Ну, где вши пленники? – спросил комндир.

– Кого вы имеете в виду? – робко спросил один из толстячков.

– Мрину и ее кот.

– И Петеньку, – добвил Сня, кк бы еще, нстивя н своем.

– Того смого кровождного н свете человек в очкх, который все время тк и преследует несчстную Мрину? – осведомился второй толстячок.

А третий их товрищ тут же скзл:

– Нет. мы его не видели двно. Кк только вы нчли погоню, мы срзу же спрятлись н кухне, потому что… потому что нм все было нипочем.

ГЛАВА 18, вынудившя штурмн зняться педгогикой

Но вернемся к тому времени, когд Петеньк еще сидел н своем посту, беззщитный перед рогткой Брбр.

Петеньке негде было спрятть себя. поэтому, когд Брбр спустил резинку, в него попл кмешек и сбил с корбля. Штурмн отчянно змхл рукми, стрясь зцепиться хотя бы з ккой-нибудь стероид, и полетел куд-то длеко. А «Исктель» уже рзвил невероятную скорость и скрылся з корблем Брбр.

Тк Петеньк очутился один-одинешенек среди незнкомых звезд.

«Слв Богу, еще не потерял очки», – подумл он, успокивясь.

Внимтельно оглядевшись, он зметил небольшую плнетку. Дже н первый взгляд было ясно, что н этой плнетке существуют условия для нормльной жизни. Сквозь голубой воздух виднелись густой зеленый лес и синее море.

Петеньк подплыл к ее тмосфере и нчл осторожненько спускться н поверхность, стрясь не рсклиться и не сгореть. И хорошо, что у ткой слвной плнетки было мленькое притяжение и Петеньку не потянуло кмнем вниз Првд, у смой земли ускорение немного возросло и остток дороги ему пришлось плнировть, рстянув нд головой носовой плток. Он описл круг нд зеленой лужйкой и мягко сел н душистую трву.

Приземлившись, он открыл гермошлем, отряхнул с себя космическую пыль, рзглдил скфндр н коленях и пошел по незнкомой плнете, осуждя в душе нехороший поступок Брбр.

Он шгл по яркому, веселому полю. Нд его головой порхли существ, похожие н нших ббочек, под ногми росли цветы, похожие н гвоздику. И среди цветов и сочной трвы добродушно жужжли нсекомые, нпоминющие пчел.

«А здесь блгодть, – подумл Петеньк. – Вот освободим Мрину, и поселимся мы с ней н этой рсчудесной плнетке. Я буду знимться ядерной физикой, Мрин – рзводить цветы. А кот Мяук, может, перестнет бить бклуши и нчнет день-деньской носиться з ббочкми. И всем будет тк хорошо».

Он брел, стрясь не ступть н цветы, и солнечные поляны н его пути сменял лесня прохлд. По веткм деревьев, похожих н орешник, сновли пушистые зверьки – вылитые белки – и ни кпли не боялись его.

Он шел и шел куд глз глядят, пок его слух не уловил сквозь пение птиц звонкие голос. Вдобвок ко всему плнет окзлсь обитемой. С тех пор кк Брбр сбил его из рогтки, ему положительно везло.

Он свернул н голос и после десятк минут быстрой ходьбы очутился н опушке, которя тк и кишел детьми.

Дети игрли в пятншки и в жмурки, гоняли футбольный мяч, лзили н деревья, прыгли через скклки, возились в песке и нянчили кукол. Нд опушкой висел, не умолкя, невообрзимый крик, словно нд ней нтянули купол из невидимого, но звенящего метлл.

Петеньк поискл глзми кого-нибудь из взрослых и не ншел. Дети были предоствлены сми себе. Он долго стоял незмеченным. Потом н него обртили внимние – внчле один ребенок, з ним второй, третий, и постепенно игры зтихли. Дети рзглядывли его молч и с любопытством. Кое-кто зсунул плец в рот.

– Здрвствуйте, дети, – скзл Петеньк, приветливо улыбясь.

– Здрвствуйте! – ответили дети врзброд.

– Я – дядя-ученый. А где вши родители? Или, скжем, воспиттельниц?

– Мы не знем, кто это ткие, – ответил мльчик, держвший в рукх футбольный мяч.

Петеньк пропустил мимо ушей стрнный смысл его ответ, допустив тем смым ошибку, и удивленно спросил:

– Но кк же вы здесь очутились одни?

– Мы не очутились. Мы все время здесь, ж с смого утр. У нс Стрн Детей, – скзл второй мльчик, удивляясь, в свою очередь, неведению иноземц.

– И большя стрн? – пошутил Петеньк.

– Смя великя, – строго попрвил мльчик, сидевший н деревянной лошдке.

– Пусть будет тк, – зсмеялся Петеньк. – А ккие стрны тм, з лесом?

– Н свете лишь одн стрн – нш! А з деревьями ничего нет совершенно, – ответил мльчик с мячом, оглядывясь нетерпеливо.

– Положим, н свете стрн очень много, столько. что не счесть, – возрзил было Петеньк. – Ну д речь не об этом. Я вот хочу спросить: неужели у вс не появлялись другие люди? Ну ткие высокие, кк я?

– Один рз! И ткие смешные, – скзл девочк с куклой. – Мужчины с усми и в крсных плткх. И девушк с кошкой. Сели в кружок, девушк стл рсскзывть про серого козлик. Мы хотели спрятться з деревом и послушть…

– А они кк зкричт: «Спсйся, дети идут!» Схвтили девушку з руки и кк убежли! – перебил ее мльчик н деревянной лошдке, очень довольный собой и своими приятелями.

– И двно это было? – спросил Петеньк, змиря.

– Двным-двно! Они были сейчс, – сообщил девочк с куклой.

– Сейчс? Кк же можно быть сейчс? – удивился Петеньк.

Он мшинльно взглянул себе под ноги и увидел, что плнет не врщется вокруг своей оси, и, знчит, время здесь стоит н месте, дети совершенно не рстут.

Пок он рзмышлял под этой згдкой, мльчик подбросил мяч и зфутболил его между деревьями.

– Гол! Гол! – звопили мльчишки. И н опушке возобновилсь прежняя кутерьм. –Згудел тугой мяч, змелькли скклки, ббх! – зхлопли игрушечные пистолеты. А девочк, т, что отвечл Петеньке, зпел колыбельную голубоглзой кукле.

«Что же это? Ребятишки совсем без присмотр, я только о себе думю», – пожурил себя Петеньк и зкричл, похлопв в лдоши:

– Дети! Дети! Ш!

Но им до него уже не было дел. Тогд он схвтил з штнишки крпуз, который, удиря от кого-то, пытлся проскочить между его ног.

– Ну, крыш-то есть у вс нд головой? – спросил он, ствя млыш н ноги, но тот не желл держться н ногх, болтясь в рукх у Петеньки, словно тряпичный. – А ну-к, покжи мне дом, где вы живете.

– Ой, ккой вы прямо ндоедливый, – скзл млыш. – Ну кк вы не понимете, что сейчс из-з вс меня зпятнют!

Он привел Петеньку н площдку с песком, где рой его товрищей что-то строил, пыхтя, с помощью совков и песочниц.

– Тут их много, домов. – торопливо бросил млыш и убежл игрть.

Н площдке стояли крошечные домики из песк. Между ними тянулись линии, сохрнившие отпечтки лдошек. Кк догдлся Петеньк, они ознчли улицы. А мленькие строители лепили домик з домиком. Один из них, пухлый и розовощекий, с упоением укршл песчный город веточкми зелени.

– Ккие крсивые дом! Просто згляденье, – дипломтично похвлил Петеньк. – Но кк же вы спрячетесь в них? В ткой дом ни з что не влезешь.

– Ккой он, прво, збвный, этот человек, – скзл девочк со скклкой.

– А зчем нм прятться? – зпыхтел розовощекий строитель.

– Мло ли что может случиться. Вдруг нступит холод.

– А что ткое холод? – спросил крпуз, и глз его стли круглыми.

И мигом дети окружили Петеньку, рзинув рты. Он возвышлся нд их головми точно шпиль.

– Кк бы вм объяснить… Холод… В общем, когд темпертур стновится ниже, и тебя всего трясет, и зуб не попдет н зуб.

– Это, видно, очень смешно. Но тк не бывет, вы придумли сми, – скзл рзочровнно мльчишк, тот, что не рсствлся с деревянным конем.

– У нс все время тепло и солнце. Прямо с утр, – похвстлся мльчишк с игрушечным ружьем.

– Посмотрите туд! Тм уже собирются тучи, – скзл Петеньк.

Вдли нд кромкой лес покзлсь темно-серя тучк. Он рзбухл н глзх, нливясь черной крской. Можно было подумть, что ее нкчивл кто-то, отсюд невидимый.

– Пройдет немного времени, хлынет дождь, и мы промокнем до нитки, потому что у нс нд головой нет ни одной крыши, – продолжл Петеньк, обрщясь к ребятм.

– А что ткое дождь? Н кого он похожий? – робко спросил млышк с голубыми глзми и синим бнтом; он ктл з щекми язык.

– Дождь – когд сверху льется вод. Он идет и идет и мочит всех, кто не успел укрыться. Н кого дождь похож? Кк бы вм скзть… Если он небольшой и теплый, он похож н серебряные нитки, нтянутые между небом и землей. А бывет и тк, будто опрокинули корыто с холодной и черной водой. И нет ему конц и кря.

– Кк же вод может политься с неб? Тк не бывет. Вы перепутли что-то, – усмехнулся мльчишк с черными проництельными глзми.

– Дети, дети, – скзл Петеньк с укором, – я стрше вс и больше зню.

– Ккой он глупый, этот человек; – опять хихикнули среди девочек.

– Ну вот что. Хотите игрть с нми – игрйте, но не морочьте нм голову своими выдумкми. Они совсем неинтересные, – немного рссердился мльчик н лошдке и посккл прочь, прищелкивя языком.

Окружение Петеньки рстяло, и ребят опять принялись з свое. А туч ктил нд лесом, перевливясь точно кмення лвин; в ее недрх временми кто-то включл и выключл крсный свет.

«Ах, ккие непослушные детишки! Придется строить одному», – посокрушлся Петеньк и, примостившись н пеньке, нбросл прутиком проект двдцтиэтжного дом из бетон и стекл.

Потом он произвел все рсчеты, но в одном месте неверно умножил три н дв, и дом получился косым н один бок. Тогд Петеньк пересчитл все зново, и нконец проект был готов. Дом, построенный по этому проекту, мог бы укрсить любой город Вселенной.

Но у Петеньки не окзлось бетон и стекл под рукой. И построить ткой большущий дом в одиночку ему было бы не под силу. Это стло ясным срзу же, едв он поствил последнюю цифру. Поэтому Петеньк только полюбовлся творением своим, помечтл немного и нчл строить нвес из ветвей.

Прежде всего ему пондобились толстые ветви. Он никогд рньше не лзл по деревьям и теперь долго не мог вскрбкться н дерево, похожее н клен. С помощью ног и рук он кое-кк прилепился к его стволу, всего лишь в метре от земли, и теперь висел в неудобной позе, не зня, кк осилить первый снтиметр подъем.

– Дети! Деточки!.. – позвл он беспомощно. Он не решлся повернуть голову и только по топоту и учщенному дыхнию узнл, что подбежло несколько ребят.

– Деточки, подтолкните, пожлуйст, – попросил он, крепко уцепившись з кору.

– Ккой он чудк, – произнесл невидимя девочк, и дети зсмеялись беззлобно, один из мльчишек подпрыгнул, пытясь сорвть с Петенькиного нос очки.

– Нельзя, мльчик, нельзя. Это не игрушк, – збормотл Петеньк, мотя головой.

– Он не хочет игрть. Идемте стрелять из лук, – скзл недовольный шлун.

– Я!.. Я!.. Чур, я первый! – зглдели дети и убежли н опушку, только хрустнули ветки у них под ногми.

– Деточки, я же для вс! – крикнул он зпоздло.

Перед его носом ползли нсекомые, похожие н земных мурвьев. Ему стло немножечко грустно. «Где тм сейчс моя Мрин? – подумл он, продолжя висеть н стволе. – И я не имею прв ее искть, пок не построю хотя бы нвес, потом и дом для глупых ребятишек».

Кое-кк он вскрбклся н нижнюю ветвь и нчл ее ломть. Ветвь зскрипел, но дльше этого дело не пошло. Тогд он стл рскчивть ее… Н его лицо упл тень. Он уже слишком долго возился, и туч тем временем добрлсь до опушки.

– Ребят, собирйте ветви! – воззвл он с дерев.

Только одн млышк принесл веточку и, положив ее у подножия дерев, убежл, очень довольня собой.

Он рухнул н трву вместе с ветвью, которя уже был бесполезной. Туч нкрыл поляну и стл выжимться, будто мокря тряпк. Н опушку хлынули потоки холодной воды.

– Ой, мокро!.. Ай-яй-яй!.. – зкричли дети и бросились к Петеньке в поискх зщиты.

Они пищли н рзные голос, жлись к нему. Петеньк стрлся укрыть их своими рукми, но из тучи тк и хлестло рекой. Вод текл по листьям, по ветвям н головы, плечи, з шиворот, потом струилсь по телу к ногм, и от нее не было спсу.

Петеньк поднимл вверх глз, отфыркивясь от воды, но туч стоял нд опушкой, точно ншл себе смое подходящее место. И однжды ему почудилось лицо Брбр, выглянувшее из-з ее верхней кромки.

«Не может быть! Просто он мне примерещился», – подумл Петеньк убежденно.

В конце концов туч истощилсь и высохл, стл похож н обычный брезент. Тогд ее просто сдуло ветерком, унесло куд-то з лес, и было видно, кк он тм упл. Л нд опушкой зсияло прежнее солнце. И тут выяснилось, что ливень шел только нд теми деревьями, под которыми прятлись люди. Опушк остлсь нетронутой.

– Дети, всем сушиться! Всем н солнышко! – И Петеньк выгнл из лес детей, точно нерзумных цыплят.

Н опушке было сухо и тепло, дети быстро пришли в себя и зшумели.

– Это все из-з вс! – зявил мльчик с лошдкой, когд Петеньк спешил его и стянул с мльчик мокрые штнишки. – Если бы не вы, мы бы и не знли, что ткое дождь.

– Господи, д это же тмосферное явление! Я здесь ни при чем. Просто день у вс еще только нчлся, и вм еще многое незнкомо. Ах, ребят, ребят! Кто знет, что крулит вс впереди. Может, удрят морозы, – опечлился Петеньк. – Вм бы в детский сдик. Вот бы вм куд.

Но его уже не слушли. Повеселевшие детишки принялись з свое, будто и не было тучи и дождя. Петеньк бродил между ними, приговривя:

– Ну что мне с вми делть, деточки, если нступит зим? Будь здесь Мрин, он-то уж ншл бы к вм подход. Но никто не знет, где теперь Мрин. И смое грустное то, что вы дже не предствляете, что ткое зим.

Н опушке что-то произошло, дети шушуклись, поглядывя н него. Потом от смой многочисленной группы отделился мльчик с мячом, подошел к Петеньке и, прикидывясь не очень зинтересовнным, промолвил:

– Дядя-ученый, смотрите – птичк летет… Во, сел… Случйно, вы не скжете, что ткое зим? Это, нверное, ккя-нибудь невкусня ед, првд?

Петеньк покчл головой:

– Лучше есть мнную кшу, чем зимовть, не имея теплой квртиры. Вот что знчит зим.

– Понятно, – скзл «посол».

Он пошел нзд с той же нрочитой беззботностью, но, сделв дв-три шг, не выдержл и пустился бегом. Тотчс вокруг него сгрудилсь вся детвор. Он передл Петенькины слов, и дети зхли.

Посовещвшись о чем-то, они толпой повлили к Петеньке. Впереди сккл мльчик н деревянном коне. У него был очень решительный вид.

– Мы просим вс: больше ни слов, – произнес мльчик, зложив првую руку з борт курточки. – До сих пор нм тк уж игрлось, тк игрлось, но после вшего появления обрушился этот скверный и холодный дождь и все мы промокли. Пожлуйст, не перебивйте, – скзл он, зметив у Петеньки желние возрзить. – Вы, может, неплохой человек и все это у вс выходит нечянно, но, видно, стоит вм помянуть что-нибудь противное, и оно тут кк тут.

– Ребят, вы живете только первый день, и многое еще вм неизвестно, – пояснил Петеньк, невольно улыбясь детской нивности. – Скоро и У вс появится голод. А это очень плохя штук, когд нечего есть. И поэтому мы не должны стоять слож руки.

– Он продолжет говорить… Все говорит и говорит, – встревожились в толпе детей.

– Вот видите, вы гнете и гнете свое. Все говорите, говорите, – упрекнул его мльчик н лошдке. – Уж лучше вм уйти. Тогд вернутся прежние добрые времен и мы снов сможем игрть беззботно.

– Я не могу бросить вс одних, – скзл Петеньк. – И остнусь с вми, хотя меня ждут очень вжные дел. Но никуд не денешься, видно, их придется отложить.

– Аг, я что говорил! Вот! А вы не верили, – послышлся ехидный голосок.

– Не уйдете подобру-поздорову, мы устроим кучу млу. Првд-првд, вот увидите сми. Считю: рз!.. – нчл мльчик.

– Дети, ведите себя кк следует, – зторопился Петеньк.

– Дв!

– Дети, не делйте глупости!

– Три!

– Рзумнее слушться стрших, дети! – взмолился Петеньк.

– Не слушйте его! Ни в коем случе. Делйте все ноборот! – рздлся знкомый голос.

Петеньк поднял голову и увидел корблик, похожий н две трелки, когд одн нкрыт другой. Из приоткрытых створок, точно моллюск, выглядывл Брбр.

– А вот и я, Петеньк! Рзве я мог вс ндолго оствить? Ткя уж у меня рбот: з вми з всеми следить и мешть по мере возможности! – крикнул Брбр, вредно улыбясь,

– Они уже, небось, освободили Мрину? – спросил Петеньк почти уверенно.

– А вы думете, это просто? Э-э, это не тк-то легко делется.

– Тогд отпустите ее немедля! – потребовл Петеньк и дже топнул ногой.

– Тк не пойдет! Вы должны освободить ее своими рукми. Где это видно, чтобы злодей выпустил жертву по собственной воле? Тк что шевелите мозгми, жених! Хотя у вс ничего не выйдет,

– Выйдет! – возрзил Петеньк. – Но сейчс мне не до этого! Сми видите, сколько у меня детей.

Брбр было зхохотл, но что-то увидел н горизонте, и смех его пресекся. Он нырнул в свой корбль, и створки со стуком сошлись. Корблик помчлся вверх, словно его подкинули лдонью.

– Тк где же Мрин? – вопросил Петеньк нпоследок.

Створки приоткрылись н этот рз н мгновение, нружу высунулся Брбр и крикнул:

– Я бы и см хотел это знть! Адью!

– Эй, мы уже досчитли до трех, – нпомнил мльчик. – Но поскольку вс отвлекли, считю еще рз… Три!

– Нет-нет. ребятки, дже не просите, – змхл Петеньк рукми.

– Ну тогд мы нчинем кучу млу. Куч мл!

– Ур! Куч мл! – подхвтили остльные детишки, полезли н шею, н плечи Петеньке и быстро облепили его.

– Куч мл! – пищли дети, штурмуя Петеньку.

– Ребятки, ребятки, тк нельзя, – бормотл Петеньк, рскчивясь. – Без дяди вм придется уж совсем нелегко… У дяди все же есть ккой-то опыт…

– Куч мл! Куч мл!

Он зштлся и, пдя, увидел, кк высокое небо пересек звездолет с ндписью «Сврск» и исчез где-то з лесом.

Петеньк рухнул н трву, и нд ним тотчс же вырос живой, веселый, шевелящийся холм.

– Ур! Он упл! Мы его повлили!.. – ликовли дети, брхтясь.

Тогд Петеньк решил покзть хрктер и припугнул:

– Кжется, я сейчс встну и поствлю всех в угол, сорвнцы вы эткие!

– А вот и не встнете! Аг! Ни з что не встть вм теперь! – зсмеялись дети. – Можете пробовть хоть сто рз.

И Петеньк обнружил, что тело его опутно скклкми и см он не способен пошевелить дже рукой.

Дети ухвтились з путы и поволокли Петеньку по трве.

– Ах, ребятки, ребятки! Смое нелепое то, что я н смом деле вм нужен позрез. Только вы еще не понимете этого.

– Ну и пусть, – от-вечли ему. – Зто, больше не будет ни отвртительного дождя, ни зимы, и мы будем резвиться, кк прежде.

Они оствили Петеньку связнным в лесу, сми побежли игрть н опушку.

– Рзвяжите меня, инче я тк и помру! – крикнул им Петеньк вслед.

– Нет, он все-тки смешной! – произнес кто-то из детишек, и они побежли к себе н опушку.

Петеньке стло очень обидно: он тк стрлся для этих людей. «У нс получилось кк у взрос-лых. Они, нверно, взрослые дети, кк же я не догдлся срзу. Ведь может ткое быть – взрослые дети. Они взрослые потому, что родились двно, и дети потому, что совсем не рстут. И если время не стронуть с мест, эти взрослые тк и остнутся детьми, – скзл себе Петеньк и рзволновлся. – Но почему же плнетк не врщется вокруг своей оси? Что ей мешет? Я должен выяснить, в чем дело! Действовть и действовть, тк бы скзл и комндир, и мой дружище Сня. Вперед, штурмн, вперед! Хорошо, что плнет кругля».

Петеньк рскчл себя и поктился под уклон, потому что плнет в смом деле был кругля. Ктись себе и ктись, только не зстрянь в кустх или между деревьями. Но Петеньк ловко лвировл и мчлся все дльше и дльше, временми рспугивя зверьков, похожих н зйцев. Постепенно его обострившийся слух уловил длекий звук, похожий н рокот мотор. Где-то проверяли мотор; он то мерно трхтел, то нчинл реветь, увеличивя обороты, – ткое было впечтление.

«Ого, д здесь н плнете есть еще кто-то, кроме нс», – подумл Петеньк и поктился н звук, то и дело меняя нпрвление. Он выктился н зеленый роскошный лужок и осмотрелся.

Посреди ромшек стоял, остывя, его стрый знкомый – звездолет «Сврск». Рядом спл, рскинув руки и сжимя свой знменитый меч, см рыцрь Джон. Его-то мощный хрп и принял Петеньк з рботу мотор. Хрп вдруг резко оборвлся.

– А? Кто здесь? – спросил чуткий рыцрь, приподнявшись н локтях. – Это вы. блгородный штурмн? Ясно, вм не терпится довести до конц поединок, и вот вы сми ншли меня. Я вс прекрсно понимю и готов хоть сию минуту удовлетворить вше зконное желние. Тем более, что я вш должник, – произнес рыцрь Джон, поднимясь. – Однко вы несколько необычно подготовились к поединку. Черт побери, я дрлся в тысяче турниров, но ткого еще не видел. Должно быть, вы очень искусный боец, если нмерены сржться со связнными рукми и ногми. Но, смею вс зверить, сэр Петеньк, я никогд не принимл от соперник поблжек, сржлся только н рвных условиях. Поэтому я тоже опутю себя по рукм и ногм, и, хотя, признться, не предствляю, чем держть оружие, мы все же нчнем честный поединок. Только дй Бог нйти кусок хорошей веревки.

И рыцрь Джон полез в звездолет з веревкой.

– Минуточку! – воскликнул Петеньк, леж н боку.

– По првде говоря, я до сих пор не предствляю, чем держть оружие, хотя думю об этом все время, – скзл рыцрь Джон, выглянув из люк. – Но вы уж з меня не беспокойтесь, выкручусь кк-нибудь. У меня, знете, большой турнирный опыт.

– Минуточку, сэр Джон, – повторил Петеньк. – Признться, н этот рз некогд мне. Дело в том, что я должен немедленно спсти целую стрну детишек, и у меня сейчс просто нет свободной секунды.

– Спсти целую стрну, говорите? Вы меня стршно зинтересовли. Дже не предствляете кк, – скзл рыцрь Джон, спускясь н землю.

– Только рзвяжите меня, пожлуйст.

– Рзумеется, рзумеется. Мы переносим поединок, и вм ткя позиция, понятно, уже ни к чему.

Рыцрь Джон обнжил свой острый меч и перерезл скклки. Петеньк рзмял онемевшие мышцы, зтем он и рыцрь уселись н трву, и Петеньк посвятил рыцря Джон в свое последнее приключение.

– И смое згдочное то, что время здесь почему-то остновилось, и, если его не двинуть вперед, бедные местные жители остнутся детьми нвечно, – зкончил Петеньк, стрясь не плкть от жлости.

– М-д, – только и молвил посуровевший рыцрь Джон, поглживя в рздумье рукоять боевого меч.

Они помолчли озбоченно. Потом рыцрь Джон положил по-дружески н Петенькино колено свою лдонь в стльной перчтке.

– Признться. Петеньк, я человек полугрмотный, читю и то по склдм, – произнес рыцрь Джон здушевно. – Все было недосуг з подвигми-то. Поединок тм, поединок сям. Турниры з турнирми. Тысячи турниров! Миллионы! Но скжите, Петеньк, не может ли ккой-нибудь злодей – ну, положим, колдун или циклоп – здержть врщение плнеты с помощью черной мгии, скжем, или нечистой силы? Вм-то в двдцть первом веке видней.

– Это вш гипотез? У вс есть нучные фкты? – встрепенулся Петеньк, опять преврщясь в молодого и тлнтливого ученого.

– Я не зню, что ткое гипотез. Но если вм угодно тк нзывть это происшествие, шут с вми, нзывйте! Я уж вм скзл, не силен в нукх. В нше время больше ценилсь грубя физическя сил. Мое дело – вм рсскзть, вы сообржйте сми, что тут и к чему, – произнес рыцрь Джон.

И теперь уже он поведл о своем последнем приключении.

ГЛАВА 19, в которой Брбр принимется вновь з свои проделки

– Вы уж извините, сэр Петеньк, нчть мне придется непременно с одного из своих многочисленных подвигов. Я имею в виду единоборство с дрконом, ибо мы перед ним и рсстлись, и известие о моей победе в честь совер… прекрсной Алы, – тктично попрвился рыцрь Джон, потому что время для поединк еще не нступило, – словом, известие о новой победе в честь прекрсной Алы еще не долетело до вшего, блгородный штурмн, ух. Я не хвстун, но, черт побери, если ты совершил подвиг, почему бы лишний рз не помянуть об этом? – тк нчл рыцрь Джон, вств н ноги и выпрямляясь во весь свой величественный рост. – Ну-с, подлетю к звезде Фомльгут – обители, знчит, дркон – н птрульном, кк вы помните, звездолете, и тут комндир говорит: «Послушйте, сэр Джон, может, вм не стоит совться сюд? Все-тки дское двление и темпертур точно в котле. По совести говоря, никто сюд еще не опусклся, и сущест-вовние дркон всего лишь предскзно теоретически, и, может, его тм вовсе нет. Зря я втрвил вс в эту историю. Жлко мне вс стло: тскетесь по Вселенной, дрконов все нет и нет. Может, не стоит, сэр Джон? Бог с ним, с дрконом, ?» «Д вы что? – говорю. – Ткой предствился случй. Дже ребятм короля Артур тк дьявольски не везло Привет прекрсной Але!» Пересживюсь в «Сврску». «Но-о», – говорю. А двление н Фомльгуте тк и норовит меня рсплющить. Жр рсклил доспехи. Ух ты! «Черт с дв. говорю, меня не сотрешь, если уж я нконец добрлся до живого дркон». И йд с мечом по Фомльгуту. Отыскл я этого предскзнного дркон в местном лесу. Не лес, сплошные головешки. И между ними дркон с осмью головми.

– Все ясно: восьмиглвый диплодок, – догдлся Петеньк.

– Диплодок тк диплодок! Мы в свои средние век нзывли ткую тврь дрконом, – зметил рыцрь Джон вскользь. – Н чем я остновился? Ах д, и эт животин глопом н меня без всяких рздумий. Не трудно предствить, кк бы вы поступили н моем месте. Я повел себя точно тк же: по шее мечом.

– Я бы сделл ноборот, – скзл Петеньк виновто.

– То есть кк ноборот? – удивился рыцрь Джон.

– Я бы н вшем месте передл его в зоопрк,

– М-д, я это сделл потом, внчле отсек ему голову, – оздченно пробормотл рыцрь Джон. И зтем оживился: – Но н ее месте, сми понимете, выросл другя. Словом, бнльня история.

– Мгновення регенерция, – обрдовлся Петеньк.

– Слишком змысловто, у нс это считли обычными колдовскими трюкми. В общем, повторили мы с дрконом ткую штуку с кждой его головой, потом я сгреб его з хвост и отпрвил в презент университету в Кембридже Рзумеется, от имени прекрсной Алы.

– Это прискзк? – догдлся Петеньк.

– Совершенно верно, – кивнул рыцрь Джон. – Может, и несколько зтянуто, но следовло, сэр Петеньк, вм кк-то дть понять, что, повергнув дркон, я отпрвился соснуть чсок-другой н этой спокойной с виду плнетке. Словом, все соответствовло жнру истинно рыцрского ромн, который мне читл ббушк перед сном. – Тут рыцрь Джон перевел дыхние и продолжл: – Итк, отпрвив трофей с окзией, я решил присмотреть местечко для отдых. Постоялые дворы, знете, уже ндоели изрядно. Кк предствишь опять бочки с монтильядо, что должно осушить, и мссу хвстунов, что нужно кждый рз проучивть… Это, конечно, не стоит особых трудов, но кк предствишь себе ткое… бррр! Хочется тишины и покоя, чтобы, вляясь в трве и созерця звезды, можно было подумть о дме своего сердц.

Облетел я с полдюжины плнет и высмотрел эту. н которой мы сейчс беседуем с вми. Ничего себе, прикидывю, плнетк: и трвк, и воздух хороши, и вроде не шумно. У меня, конечно, нет вшего инструментрия, но я уж вижу н глз. Входим с «Сврской» в верхние слои тмосферы, и тут, предствьте, нтыкюсь н весьм подозрительного человек. Клянусь вртми Констнтинополя, что этот человек зтеял что-то недоброе. Увидел он моего «Сврску» и припустил н своей летющей трелке. Ну сми посудите, сэр Петеньк, стнет ли человек с чистой совестью избегть обществ блгородного рыцря? И физиономия его уж кк-то неприятно знком. Будто он мне нсолил когд-то.

«Куд же вы?» – кричу.

«Некогд, некогд. Рботы – во!» – н лету отвечет и покзывет н горло, и физиономия его в смом деле измотння, и лоб рукой вытирет.

Ну, если тк, думю, знчит, н этой плнетке что-то нелдно. Совершю вокруг плнеты оборот-другой, и точно. Спускюсь нд полюсом… Понимете, сэр Петеньк, я не очень сведущ в современной технике, но тк срзу и подумл: «Эээ…»

– Тк вот в чем дело! Где это место?! – перебил Петеньк, всккивя н ноги.

– Знете что? Это ведь подвиг, д еще ккой: помочь целой стрне, пусть дже детской, – скзл рыцрь Джон; глз его згорелись. – Может, вы будете столь любезны и уступите это прво мне? – осведомился он, бледнея от волнения.

– Это было бы бесчестным с моей стороны. Вроде бы я переложил ответственность н чужие плечи, – возрзил Петеньк, стрясь не обидеть рыцря. – Но если вы хотите, я могу вс взять с собой в кчестве рвнопрвного товрищ.

– Я вс понимю! Ну что ж, сржться рядом с вми, плечом к плечу, тоже великя честь, – с чувством произнес рыцрь Джон.

Он зпер «Сврску» н ключ, и сортники отпрвились в поход. Рыцрь ступл широко, слегк громыхя стльными доспехми. Петеньк семенил сбоку, стрясь приноровиться к шгм своего нового товрищ.

– Еще бы нм пру лошдок, – рссуждл рыцрь Джон, придерживя н плече свое длиннющее копье, похожее н оглоблю. – Поход без доброго коня, блгородный штурмн, теряет свой ромт. Вот доберемся мы сейчс до поля брни, и что же? Придется нм с вми бежть н своих Двоих, с копьями нперевес. Знете, сэр Петень-к, я неплохой вояк, что и говорить, но зрелище это вряд ли будет крсивым. От долгой езды верхом мои ноги стли кривыми, и получится, будто бы я, победитель грф Шлфрок, кк бы бегу рскорячив ноги, – зкончил рыцрь с легкой грустью Друзьям все время приходилось поднимться в гору, тк кк они шли вверх по плнете, к смому ее полюсу. Внчле они шествовли лесом, похожим н смешнный лес Европы. Потом он сменился тйгой, похожей н обычную тйгу.

Когд тйг поредел, рыцрь Джон остновился и спросил:

– Вы ничего не слышите?

Петеньк остновился, нпрягя слух. Сквозь шелест деревьев до него донесся плеск воды.

Рыцрь Джон кивнул многознчительно, сорт-ники ускорили шг, миновли остток тйги, и перед ними открылся полюс, покрытый льпийскими лугми. Из центр полюс торчл ось, покрытя ржвчиной, возле ее основния копошился человек. Он поливл ось водой из шлнг, приговривя:

– Ржвей, миля, ржвей! Не двй вертеться плнете!

Поодль стоял звездолет, сложенный из двух трелок. Между звездолетом и осью был нтянут веревк, н которой сушился объемистый брезентовый мешок. В нем Петеньк узнл недвнюю тучу.

Диверснт нходился к ним спиной, но голос его был невероятно знкомым.

– Милостивый госудрь! – произнес рыцрь Джон голосом, который рсктился нд полюсом нподобие гром.

Диверснт моментльно спрыгнул в другое полушрие, дже не оглянувшись.

Друзья перевлили через полюс и увидели Брбр, присевшего н корточки. Брбр смотрел перед собой и поэтому не знл, что его уже обнружили. Он строил хитрые рожи, хихикл, потиря руки, ужсно довольный тем, что спрятлся тк ловко.

– Эй, Брбр! – окликнул его Петеньк Брбр вздрогнул и поднял голову. По лицу его рзлилось ткое рзочровние, что Петеньке, буквльно н секунду, стло жлко Брбр.

– Все! Все! Больше не буду, – выплил Брбр, поднимя руки. – Побезобрзничл – и хвтит.

– И все-тки вше лицо мне очень знкомо, – повторил рыцрь Джон то, что скзл еще тогд, н «Исктеле».

– Рзумеется. Мы встречлись перед вшим поединком. Когд вы чуть не срзились с Петенькой, – скзл Брбр, выглядывя между поднятых рук, точно из рмы

– Это знкомство не в счет Должно быть, мы встречлись рньше Ткое у меня ощущение, – возрзил рыцрь Джон, морщ лоб.

– Это мне многие говорят почему-то, – ответил Брбр и повернул голову в сторону Петеньки. – Ну, тк верите мне или не верите?

– Мы вм поверим, Брбр, вы нс потом обмнете опять, – грустно скзл Петеньк.

– В вших словх есть резон, – охотно соглсился Брбр. – Я действительно неиспрвимый. Но сейчс у меня перерыв, и я с некоторых пор н время оствил свои проделки. Потом вы сми поймете почему. Клянусь вм честью!

– Ай-яй-яй, Брбр, в рыцри-то вы и не годитесь, – покчл головой рыцрь Джон.

– Это почему же? Потому что мой пп был рядовым спожником? – обиделся Брбр.

– Тут происхождение вовсе ни при чем. Рыцрем может считться кждый человек. Только для этого он должен быть по-нстоящему блгородным. Но рзве может блгородный человек взять д и остновить врщение плнеты? А бедные дети не могут до сих пор стть нстоящими взрослыми.

– О них-то я и не подумл. И вспомнил только, увидев вс! – зкричл Брбр, опрвдывясь. – Тк и подумл: ну, если они явились, знчит, я что-то нтворил и они кого-то спсют. И тут вспомнил о детях. Ах кк нехорошо получилось! Ведь я хотел подложить свинью только вм, Петеньк. Дй-к, думю, остновлю ему время. Пусть он опоздет. А вы думете, легко ходить в моей шкуре? Кждому успей устроить пкость. Полюбуйтесь: одни уже кости и кож. Вот что остлось от бедняги Брбр.

Брбр потрогл свои похудевшие щеки, пробежл пльцем по ребрм, точно по струнм, и прозвучл печльня мелодия. А глз у него зпли и смотрели н Петеньку и рыцря Джон с укором.

– Лдно уж, – пробормотл Петеньк сконфуженно. – Двйте поможем детской стрне. Не будем терять время, истории дорог кждый чс. Попробуем что-нибудь придумть сообщ.

– А что, если смзть ось сливочным мслом? – пробормотл рыцрь Джон, внимтельно изучя ось. – Помнится, мы тк поступли с дверьми ншего родового змк. То есть у нс был всего одн дверь, но он тк ужсно скрипел, что все нше фмильное сливочное мсло уходило н смзку петель. Првд, это было тысячу лет нзд.

– И тем не менее эт идея любопытн до сих пор! – воскликнул Петеньк.

– А мсло, пожлуй, нйдется у меня, – скзл Брбр с готовностью.

Он сбегл в свой звездолет и принес дв килогрмм сливочного мсл.

– См съесть мог, но видите – жертвую, – пояснил Брбр, облизывясь. – Уж испрвлять свои ошибки тк испрвлять.

– Ах, Брбр, Брбр! И кк же вы это не подумли о детишкх? – говорил Петеньк, зсучив рукв и смзывя ось мсленой тряпочкой.

– Увлекся, Петеньк, увлекся. Ослепило вдохновение. Ведь я в своем роде тоже ртист, – отвечл Брбр, помогя Петеньке и рыцрю Джону.

Повозившись, они очистили ржвчину и смзли ось клорийным сливочным мслом. Потом они подтолкнули плнету ногми, и шр зскрипел и звертелся вокруг своей оси. С кждым оборотом он вертелся все быстрей и быстрей…

И вот уже нступили долгожднные сумерки, з ними опустилсь ночь. Потом рссвело, и дни змелькли з днями. Уствшие труженики рзвели костер, и только теперь Петеньк позволил себе зняться своим личным делом.

– Я скзл вм сущую првду, Петеньк, – ответил Брбр, глядя в огонь. – Мне и в смом деле теперь неизвестно, где Мрин. Вот почему я сейчс не у дел.

Костер трещл, стреляя уголькми. В чйнике, собирясь зкипеть, тихонько посвистывл вод.

– И все случилось из-з того, что мы решили не удирть длеко и принялись оствлять тм и сям следы, чтобы потом было интересно спсться от погони. Мы ушли с головой в это знятие и не зметили, кк нс зстли врсплох с той стороны, откуд мы уже совсем не ждли, – скзл Брбр и помолчл, собирясь с мыслями.

ГЛАВА 20, в которой рстут ряды освободителей Мрины

– Выходит, нс бессовестно ндули? А мы-то считли Брбр несчстным молодым человеком и решили помочь, – скзл один из толстяков.

– Дело в том, что в гзетх появилось объявление: «Ужсно ловкие и хитрые люди ищут интересные интриги и зговоры». Кк вы поняли, это объявление приндлежло нм. Потому что мы и есть ужсно ловкие и хитрые, – скзл второй толстяк.

– Поэтому он к нм и пришел, Брбр. Он зплкл, пожловлся, будто его рзлучили с любимой девушкой Мриной, и предложил устроить исключительно увлектельный зговор. Ну, нм только это и нужно было, и вот мы стли веселыми зговорщикми, – добвил третий толстячок.

– Но где же теперь Брбр и Мрин? Мы обшрили все помещения и не ншли дже кот, – скзл комндир.

– Мы ничего не знем, – скзл второй толстячок и виновто вздохнул.

– Мы бы очень хотели вм помочь. Но нм и в смом деле ничего не известно, – скзл третий толстячок.

– Потому что нпли пирты. Кк взяли они звездолет н бордж и кк поднялсь невообрзимя кутерьм… – нчл первый толстячок.

Но второй перебил его:

– Они топли по коридору спожищми и орли н весь корбль: «Где этот бесстыдник Брбр? А ну-к подть его сюд! Нконец-то мы до него добрлись, до этого внтюрист!» И у них был ткой рссерженный вид, что мы…

Но второго толстячк, в свою очередь, живо перебил третий:

– А нс, кк всем известно, не зпугешь. «Не н тковских нпли», – скзли мы и, не мешкя, зкрылись здесь в комнте. Кк вы, нверно, догдлись, это привело пиртов в пнический ужс. Вот тут-то они и удрли, нверно от стрх прихвтив бедняжку Мрину и этого лгун Брбр.

– Тким обрзом, кое-что прояснилось, – скзл комндир с облегчением.

– Понятно. Нчинем искть пиртов? – произнес Сня, поднимясь с готовностью.

Тут толстячки пришли в неописуемое волнение.

– Возьмите нс с собой! Без нс вы непременно пропдете! – зкричл первый толстячок, еще более порозовев от возбуждения.

– Мы смые умные! Смые ловкие! – зсуетился второй, згибя пухлые пльчики.

– А уж ткие прирожденные зговорщики – прямо стрсть! – сообщил третий, просительно зглядывя в глз комндиру.

– Вот кк? – скзл комндир и здумлся.

– Тсс… – прошептл по привычке первый толстячок.

– Д-д, тсс… – соглсился второй.

– Д тсс же!.. – рссердился третий. – Он прикидывет.

– А что думет юнг? – спросил комндир.

– Они слвные ребят. По-моему, не подведут, – скзл Сня, стрясь змолвить словечко. Толстячки со стрхом ждли, что решит см комндир.

– Тк и быть, зчисляем в эскдру. Теперь у нс целя эскдр, все-тки дв корбля. Но ходули выбросить з борт. Мы никогд никого не пугем, пусть все видят, ккой мы добрый, безобидный нрод, – предупредил комндир.

Описть рдость толстячков просто невозможно. Потом, успокоившись, они звлили стол «Исктеля» смыми хитрющими плнми. Один из них, которого звли Пип, предложил пририсовть Луне глз, нос и рот. Никто не мог толком понять, зчем это нужно, но Пип то и дело тоненько хихикл про себя, видно предствляя, кк попдутся пирты н его примнку.

Второй, по имени Фип, долго уговривл остльных устроить зсду з плнетой Венер.

– Вот тут-то мы и выскочим прямо перед их носом! – говорил он, потиря лдошки с зртом.

– Но Вселення велик, – мягко возржл комндир. – И пиртм, может быть, нечего делть в рйоне Венеры.

– Есть, есть чего, нверняк им нйдется что делть! – посмеивлся Фип, очень довольный собой, но не мог ничего объяснить врзумительно.

Третий, Рип, дже лишился н время др речи – нстолько его порзил собственный плн. Он хотел поменять жених и невесту местми, Петеньку подсунуть пиртм, Мрину отпрвить туд, где сейчс нходится Петеньк, и тогд… Тут ему нпомнили, что никто не знет, где Петеньк. Но Рип бурно и сбивчиво зговорил, и никто не решился с ним спорить.

В довершение всего толстячки едв не поссорились, потому что кждому из них кзлось, будто именно его плн умнее других. Они поодиночке тйком отводили куд-нибудь в уголок добрейшего Кузьму, пытясь перетянуть его н свою сторону. И н деликтного робот было жлко смотреть: он рзрывлся н чсти, тк ему хотелось в рвной степени удружить кждому из них. И не вмешйся комндир вовремя, толстячки довели бы беднягу Кузьму своими интригми до врии. Это при его-то изношенном мехнизме!

Стрясь не обижть толстячков, комндир скзл, что кждый плн генилен по-своему, но сейчс еще неизвестно глвное – где искть пропвших товрищей. Потому он, кк стрший по должности, первым делом опросит жителей окрестных плнет.

Толстячки угомонились, с чувством обняли друг дружку, и новообрзовння эскдр вылетел в южном нпрвлении.

ГЛАВА 21, в которой Брбр увековечил пмять о смых ловких зговорщикх

– Едв пирты ворвлись к нм н корбль, я сделл вид, будто мы незнкомы. А когд они пришли в себя, я уже был тков, в врийной трелочке. И что стло с Мриной, мне неизвестно, – зкончил Брбр свое повествовние.

– И вы бросили слбую девушку н произвол судьбы! – воскликнул рыцрь Джон укоризненно.

– Во-первых, я, кк всякий пройдох, прежде всего должен зботиться о собственной шкуре. И потом, с Мриной остлись три смых отчянных молодц – это дв! И три: уж кто-кто, эт Девчонк постоит з себя лучше другого. Лично я всегд ее побивлся, – возрзил Брбр, подбрсывя сучья в костер.

– Прежде всего, где это случилось? В ккой именно точке Вселенной н вс нпли пирты? – спросил Петеньк, срзу же принимясь з дело.

– Вон тм, чуть првее Большой Медведицы, – скзл Брбр, ткнув пльцем в звездное небо.

– Эх, мне бы космический корбль… я бы прямо сейчс… – пробормотл Петеньк, вглядывясь в россыпи звезд.

– Сэр, мой «Сврск» к вшим услугм! Кк и меч, между прочим, – произнес рыцрь Джон по ту сторону костр.

Плмя зкрывло, его лицо, но все рвно Петеньк ни кпли не сомневлся – в искренности рыцря Джон.

– Вы нстоящий рыцрь! В смом хорошем смысле этого слов, – ответил Петеньк с чувством.

– Хоть я не рыцрь, примите и меня, – вмешлся Брбр. – Я зню: мне вы не доверяете. Небось подумли срзу: «Ох, опять он что-то змышляет, этот Брбр!» Но скжу вм откровенно: я тоже зинтересовн в этом предприятии. Пок Мрин не очутится н свободе, я не смогу ее похитить зново. Понимете? А вот уж когд мы выручим Мрину сообщ, тогд, Петеньк, держите ухо востро. Я снов возьмусь з строе.

– Ну что ж, Брбр, мы принимем вс в свою компнию. Потому что вы впервые были првдивы, и это уже хорошо, – отметил Петеньк с рдостью.

– Ну, ну, не очень-то обольщйтесь, – пробурчл довольный Брбр.

– А теперь спть, – объявил рыцрь Джон. – Н зре выступем.

– Интересно, что сейчс поделывет моя Мрин? – подумл вслух Петеньк, уклдывясь н бок.

– Рсскзывет скзки, – уверенно скзл Брбр. – Пирты очень любят скзки. Они зствляют рсскзывть всех, кто попдет к ним в руки. И горе тем, кто н этот случй не зпсся с детств хотя бы одной скзкой.

– И что же они делют с этим несчстным? – спросил Петеньк с тревогой.

– Рсскзывют скзки сми, – прошептл Брбр, холодея от стрх. – Это смя невыносимя пытк, когд тебе рсскзывют скзки, сми не знют ни одной.

Тут Петеньк вспомнил, кк дети испугли мужчин, которым неизвестня девушк рсскзывл скзки, и поделился этой историей со своими новыми товрищми.

– Это были они, пирты! – воскликнул Брбр и дже приподнялся н локте.

В одну из рнних зорь, которые теперь спешили сменить друг друг, мленький лгерь пришел в движение. Рыцрь Джон ушел з своим «Сврской». А Петеньк и Брбр еще рзок смзли ось остткми мсл, злезли в летющую трелочку и вскоре очутились н орбите. Здесь к ним присоединился рыцрь Джон, и вторя эскдр описл прощльный круг нд прекрсной плнетой. Стрн Детей теперь врщлсь словно волчок, и время весело бежло по ее лесм и лужйкм, стрясь нверстть упущенное.

– Вы только полюбуйтесь, кк они подросли! – крикнул Петеньк, приникя к иллюминтору. Внизу по знкомой опушке шли в школу зметно повзрослевшие дети. Они остновились н минутку и блгодрно помхли космическим корблям.

– Ишь ты, блгодрят, знчит, – усмехнулся Брбр, будто еще не веря собственным глзм. И корбли помчлись по Вселенной.

– Кжется, здесь, – сообщил Брбр н второй день пути.

Он включил тормоз, рыцрь Джон, описв круг последовл его примеру и осдил «Сврску» рядом с трелочкой.

Облчившись в скфндры, спстельный отряд вышел в космос и нчл осмтривть место, где еще недвно стоял звездолет с толстячкми.

– Ни одного след, ну что ты скжешь, – сокрушлся Брбр, изучя кждую пылинку.

– А это что ткое? – воскликнул рыцрь Джон.

Он уплыл куд-то н четверенькх и вернулся с охпкой деревянных ходуль.

– Видно, мои сорвиголовы боролись до конц, – скзл Брбр, покчв головой. – Я к ним немножко привык, они были ткие слвные и толстые, – добвил он, зкручинившись.

Ему это было непривычно – переживть, он то и дело смущлся, и поэтому рыцрь Джон с Петенькой всячески его утешли, обещя выручить толстячков из беды.

– А я уж, в свою очередь, Петеньк, пострюсь вм пкостить только по первому сорту, – пообещл Брбр. – Чтобы уж пкость был ткой, после которой вм не придется стыдиться.

Он построил из ходуль пирмиду и приколол листок бумги, н котором было нписно химическим крндшом: «Здесь Пип, Фип и Рип – три смых змечтельных в мире зговорщик – выполнили свой долг до конц. А это все, что от них остлось». И поствил этот печльный пмятник н перекрестке космических дорог.

– Ну вот и все, – вздохнул Брбр. – Теперь пиртм от нс не уйти. Првд, они спешили и не позботились о своих следх. Поэтому мы должны подумть сми, в ккую сторону погнться з пиртми.

– Я зню один очень стрый, но верный способ, – подл голос рыцрь Джон. – Он особенно хорош, если ничего не известно. Тогд он просто единственный способ.

Сэр Джон объяснил, в чем зключется способ, после этого Петеньке звязли глз носовым плтком, и штурмн «Исктеля» зкружился н месте. Когд стло зметно, что он вот-вот упдет, рыцрь Джон быстро спросил:

– Итк, сэр, куд улетели пирты?

– Туд! – объявил Петеньк и ткнул пльцем нугд.

– Прекрсный способ! – скзл Брбр одобрительно. – Инче ломй себе голову.

Не прошло и минуты, кк в дюзх зигрло веселое плмя, и корбли взяли курс н север.

Теперь эскдры спстелей летели в рзные стороны, удляясь с кждым мгновением все дльше и дльше. Экипжи рдовлись тому, что летят вдогонку з пиртми и своей скорой встрече, дже не подозревя, что им уже не видть друг дружку, потому что Вселенной нет конц и н юге, и н севере, – лети себе и лети. Вот ккя печльня учсть ожидет нших героев, если в их дел не вмешется новое действующее лицо.

ГЛАВА 22, в которой Продвец приключений делет вид, будто его ничто не ксется

А все нстоящие ценители приключений в это время следили з полетом нших героев. Проснувшись, кждый теперь первым делом интересовлся:

– Ну кк тм, н «Исктеле»-то? Не ншел ли штурмн Смую Совершенную? Дй Бог ему нйти ее! Только не тк чтобы скоро.

Уже н второй день после стрт великого ст-ронвт и его друзей межзвездное гидрогрфическое судно «Аскольд» подобрло дрейфующую бутылку, брошенную комндиром в просторы космос. Из зписки, вложенной в бутылку, общественность узнл, что н корбле Аскольд Витльевич по неизвестной причине вместо рдиостнции окзлся лодочный мотор. Отсутствие рдиосвязи породило мссу фнтстических слухов. О приключениях отвжного экипж рсскзывли всяческие небылицы. Будто комндир и его спутники дже видели издли свирепого Брбр. Н улице только и рздвлось:

– Вы слышли? «Исктель»-то, ? Зписк был опубликовн в гзетх, и ее прочитли родители Мрины. Они пончлу рссердились н дочь, потому что остыл суп, пок ее ждли, и во всем винили своевольного кот Мяуку. Но, обнружив их в состве знменитого экипж, родители простили и дочь, и кот и вместе со всеми пожелли Петеньке успехов.

И лишь один человек вдруг збеспокоился в душе з исход этого выдющегося путешествия. Речь идет о Продвце приключений.

Он только что звернул н свой родной стероид, где нходились его дом и склд приключений, и звездолет по кличке «Ослик» еще не остыл с дороги, когд до него дошл весть о том, что вторя эскдр повернул н север.

Это известие знес н стероид молодой стронвт, пролетвший мимо н почтовом звездолете. Он опустился всего н минутку и попросил испить водицы. Продвец приключений принес ему ковш студеной, колодезной воды, который молодой стронвт осушил одним мощным глотком, осушив, скзл:

– Слышли, Петеньк-то уже в вших крях? – И вытер губы тыльной стороной лдони.

– Что ты говоришь, добрый молодец! Рзве он повернул н север? – не поверил Продвец приключений.

– Н север, н север! Ну, я полетел. Может, пересекусь с ним курсми, помшу.

Молодой стронвт зкрылся в своем звездолете и улетел, дже не подозревя, что путешествие Петеньки и всех его друзей окзлось под угрозой.

– Кк же их угорздило? – пробормотл Продвец, и в его синих, обычно луквых глзх появилсь глубокя озбоченность. – Только подумть, ткое путешествие может лопнуть, – скзл он с досдой.

И это чувство не покидло его все время, пок Продвец нгружл «Ослик» новым товром. Мло того, он нстолько рзволновлся, что дже рзбил одно из смых редких приключений.

Непросвещенный читтель может подумть: ну что, мол, тут ткого, достточно пуститься нвстречу второй эскдре и подскзть, кк срзу все стнет н место. Но дело кк рз зключется в том, что никто не имеет прв вмешивться в чужое путешествие, дже см Продвец приключений.

– И в то же время нельзя сидеть слож руки, когд н твоих глзх рзвливется ткое увлектельное путешествие. Что же делть? Что же делть? – спршивл себя Продвец.

Зкончив погрузку, он сел у стльных, похожих н шттив ног своего «Ослик» и принялся стртельно думть.

– А что, если… что, если я сделю вид, будто меня это не интересует, кто тм летит, куд тм летит, – прошептл Продвец, – и будто мне ну тк уж хочется искривить прострнство, которое кк рз н их пути. Взять д изогнуть дугой. То есть мне все рвно, что оно н их пути. Я мог бы это сделть и в другом месте, но мне втемяшится именно тут. Изогнутое прострнство, конечно, повернет их в противоположную сторону. Ну, мне-то ккое будет до этого дело, ?

В синих глзх Продвц вновь появилось луквство. Он собрл нужный инструмент для рботы и стл ждть, когд нступит кромешня ночь. Потому что ткие дел можно вершить только кромешной ночью.

А когд нступил тьм, Продвец оседлл космический велосипед и выктил в окрестности стероид.

Кк и положено, ровно в полночь вдли покзлись две светящиеся точки. Они летели гуськом, следуя точно друг з дружкой.

– Они… – прошептл Продвец себе. – Небось уже в трех прсекх будут.

Место он выбрл глухое, и все же, перед тем кк нчть действие, н всякий случй скзл громко и поучительно, обрщясь в темноту:

– Что ндобно для того, чтобы искривить прострнство? Может, кто-нибудь из ученых этого еще не знет? Смотрите внимтельно…

Он поплевл н руки и взял огромные клещи. Покзв клещи н всякий случй тем, кто тут случйно мог окзться, Продвец проложил н глз прямую, по которой летел эскдр, потом зхвтил клещми вообржемую трубу и, пыхтя от усилий, медленно согнул ее дугой.

– Вот тк изгибют прострнство. – сообщил Продвец, вытиря пот.

– Спсибо, – произнес невидимый, но случйный прохожий. – Теперь и я зню, кк это делть. – И побежл домой, только плмя зсверкло из-под его пяток.

А Продвец сложил клещи, сел н велосипед и поктил к себе кк ни в чем не бывло. Он дже не оглянулся, когд из темноты вырвлись дв звездолет, влетели в искривленное прострнство и, описв дугу. умчлись н юг, точно поезд, переведенные н другую линию. Но Продвец делл вид, будто его совсем не интересует, кто тм летел и куд повернул из-з искривления прострнств. К тому же он знл, что все теперь идет кк нужно.

– Только бы они не поплись пистелю Помсу, – пробормотл Продвец, входя в свой дом.

ГЛАВА 23, из которой нпршивется морль:«Если не хочешь вызвть подозрение, рзвесь уши»

– С првого борт музык и огни! – возвестил вхтенный Сня в трубу.

И в смом деле, посреди черной бездны висел деревянный домик, блистющий огнями. Сквозь стены доносилсь веселя музык, нд крышей, точно северное сияние, полыхл неоновя вывеск:

«Тверн „Тихя гвнь"“.

Двери тверны то и дело гулко хлопли, пропускя посетителей, А у длинного пирс, пристроенного прямо к крыльцу, были привязны звездолеты смых рзличных клссов.

Эскдр причлил рядышком с космической шхуной. Шхун, видимо, и здесь, в космосе, умудрялсь ходить под прусми. Сейчс прус терпеливо ждли, когд комнд, повеселившись вдоволь в тверне, соберется н плубе и, нбрв з щеки побольше воздух, нчнет изо всей силы дуть в их белые полотнищ И тогд они рспрвят крутые груди и помчт космическую шхуну к длеким звездм.

Великий стронвт и его друзья протопли в зтылок один з другим по дорожке и вошли в тверну.

В тверне было людно. Почти все посетители нходились в зкрытых скфндрх, но вокруг все рвно стоял невообрзимый гм. У вход з сдвинутыми вместе столикми рсселсь комнд космической шхуны и, постукивя в ткт глиняными кружкми, пел стринную песню:

В Кейптунском порту С кко н борту «Жнетт» попрвлял ткелж.

Но прежде чем уйти В длекие пути, Н берег был отпущен экипж.

Но когд н пороге появились нши герои, шум тотчс же оборвлся и все присутствующие повернули головы в их сторону.

– Ну д, это они, – вымолвил кто-то.

Великий стронвт поднял руку, мимоходом приветствуя бродяг космос, и зтем среди гробовой тишины, под нпряженными взглядми присутствующих проследовл не спеш прямо к стойке, з которой молч ждл одинокий хозяин тверны.

Хозяин уже привык к вкууму и поэтому стоял без шлем, с обнженной головой, и бесчисленные шрмы, укршвшие его смуглое лицо, и болтющяся под првым ухом серьг из крсной меди были открыты взору кждого любопытного. Н плече хозяин сидел попугй в ярком оперении и тоже ждл – неподвижный, точно кусок рзноцветного кмня.

– Здорррово, стронвт! – звопил попугй, оживившись.

Комндир кивнул попугю, открыл свой гермошлем, сдвинул его н зтылок и непринужденно облокотился о стойку.

Фип, Рип и Пип срзу рстворились среди космических бродяг, Сня подошел к стенду с гзетой «Межплнетный вестник» и тут же в спортивной рубрике нткнулся н следующее сообщение:

«Кк сообщил кфедр плеонтологии Кембриджского университет, рыцрь Джон совершил свой очередной подвиг, поймв в окрестностях звезды Фомльгут редкий экземпляр восьмиголового диплодок. Свой подвиг рыцрь Джон посвятил некой девице Але, обитющей в созвездии Близнецов.

Нш корреспондент тотчс же связлся по телевидению с вышеупомянутой Алой.

– Восемь голов, говорите? – воскликнул Ал. – Это невероятно! У меня только три, и то временми не знешь, что с ними делть. Одн, видите ли, любит компот, другя – шоколд, третья – мороженое!

– Что бы вы хотели скзть по поводу смого лодвиг? – спросил нш корреспондент.

– Ах, зчем мне это! Подвиги – его личное дело, – скзл Ал в ответ. – А я мечтю о путевке н знменитый пляж Кссиопеи».

Сня покчл головой, осуждя глупую Алу, и вспомнил добрым словом рыцря Джон – где-то он сейчс? – и пожлел его в душе, хотя жлеть мужественных людей кк бы и не принято. Между тем Аскольд Витльевич побрбнил по стойке пльцми и точно невзнчй проговорил:

– Пирты из созвездия Гончих Псов похитили прекрсную девушку… Христофор, может, ты что-нибудь знешь? Случйно, рзумеется.

– Считй, что я ничего не зню, Аскольд, – ответил хозяин тверны и срзу нчл яростно протирть боклы, словно спохвтился.

З его спиной висело объявление, нписнное коряво, от руки: «Исктелям приключений спрвок не дем!!! Администрция».

– Ясно, – произнес комндир.

– А я кр-р-рсивый, – вызывюще зявил попугй, здетый невнимнием великого стронвт.

– Ты бы уж помолчл, – нпустился н него чем-то рсстроенный хозяин.

– Будь спрведлив, он в смом деле крсивый, – произнес комндир «Исктеля», и попугй блгодрно зхлопл крыльями.

– А-, – только и скзл Христофор, почему-то стыдясь взглянуть комндиру в глз.

– А помнишь, Христофор, ншу первую экспедицию в созвездие Кит? – спросил комндир здумчиво. – Тогд н нс нпли комры, и кждый был рзмером с корову. Мы отбивлись от них вдвоем. Спин к спине.

– И у нс было только по вчершней гзете, – подхвтил Христофор с чувством. – Но тем не менее я ничего не скжу. Не имею прв, ты см хорошо понимешь. Инче все для тебя стнет очень просто. И если это приключение зкончится слишком быстро, ты будешь недоволен см. И я говорю с тобой тк обстоятельно только потому, что мы стрые друзья и побывли вместе не в одной переделке. По првилм я должен был хрипло, не совсем почтительно произнести: «Отстнь, приятель! Мне-то ккое дело до вших похищенных девиц!» Ты и см это знешь. Но я добрый человек, и мне жлко всех похищенных девушек. А во-вторых. мы с тобой стрые товрищи.

– Ты прв, – кивнул великий стронвт. – Извини з неделиктный вопрос. Я был уверен, что от тебя ничего не добьешься. И спросил только потому, что тк принято. Ндо же соблюдть формльности.

– Что уж тм, свои люди. – смутился Христофор. – И вот что еще: по-моему, не будет большим грехом, если я все-тки н кое-что нмекну. А впрочем, все рвно кто-то должен это сделть. Не я, тк другой. – Он нклонился нд стойкой и зшептл: – Попробуй очутиться з одним столиком с водителем космического грузовик. Мне кжется, он чем-то поможет. Сидит з столом двое суток, почти не вствя. Кого-то ждет упорно. По-моему, вс.

Скзл – и все, будто теперь дже не был знком с великим стронвтом вовсе. Но тот хорошо знл, что во время приключения тк и должно быть.

Комндир повернулся лицом к злу и, привлившись к стойке и скрестив н груди руки, внимтельно оглядел присутствующих.

– Он тк и бросился мне в глз, едв мы вошли, – прошептл комндир.

И впрвду, шофер космического грузовик выделялся в зле тем, что не обрщл ни н что внимния. Он пил лимонд, потому что, кк и все шоферы, не брл в рот спиртного, и ел домшнее сло с вреными яйцми из свертк, собрнного женой где-нибудь в рйонном поселке н крю ншей Глктики.

Нпротив него, откинувшись н спинку стул, вытянув ноги и нхлобучив н нос шлем, из-под которого выбивлсь крсня косынк, дремл незнкомый мужчин. Перед ним стоял глиняня кружк из-под строго, доброго эля. Остльные дв мест з этим столом пустовли.

Великий стронвт подл знк юнге, и они зняли свободные мест рядом с шофером.

– Милости просим, – пробсил шофер, сгребя яичную скорлупу поближе к себе.

Он очистил последнее яйцо, посолил и, приподняв збрло гермошлем, сунул целиком в рот. Съев, скзл смому себе:

– Теперь порядок.

Потом он отряхнул лдони от крошек и повернулся к Аскольду Витльевичу.

– Тк, знчит, это вы? – произнес он оценивюще. – А я тут кукую второй день. Жду вс, если вы н смом деле те, кого я жду.

– Я думю, вы не ошиблись, – скзл великий стронвт уверенно.

– Тогд бы вм следовло поторопиться, – пробурчл водитель. – То-то мне теперь будет н бзе. Мой нчльник не считет приключения увжительной причиной, видите ли. Ну д лдно. Тут не вш вин. Судя по всему, вы и тк спешили сломя голову.

Едв шофер обртился к ншим героям, кк их дремвший четвертый зстольник н миг приоткрыл один глз и опять сомкнул веки. Или это только примерещилось комндиру и юнге?..

– Выходит, вм все известно? – спросил комндир у шофер в свою очередь.

– Предупреждю срзу: мне ничего не известно!

Великий стронвт дипломтично выждл. К тому же нд ними послышлся шум крыльев и крик:

– А я крр-р-сивый!

Попугй снялся с хозяйского плеч, взлетел под потолок и скрылся тм в полумрке.

«Ишь, тоже птиц», – скзл шофер смому себе, проводив попугя взглядом. Он не мог откзть себе в мленьком удовольствии испытть терпение своих слуштелей.

– Я ничего не зню, – повторил шофер, словно дрзня. – Не зню, кто вы. ни что тм с вми стряслось. Хотя, признться, я где-то вс видел. Может, н фотогрфии. Но это не имеет знчения. Просто н тркте Сириус-Арктур дв дня нзд со мной произошло вообще-то пустяковое происшествие. Но когд оно случилось, ккое-то десятое или, если хотите, двдцтое чувство шепнуло мне:

«Эге, мелочи-то мелочи, однко все это имеет отношение к чьему-то приключению, ты не кто иной, кк эпизодическое лицо в этом неизвестном еще приключении. И тебе суждено передть все, что увидел, когд остльные учстники событий нечянно нткнутся н тебя». Вот что я подумл и скзл себе: «Эге!.. Ступй-к, брток, в тверну „Тихя гвнь“, где ты еще нйдешь более подходящее место для случйной встречи. Тм-то уж эти люди подсядут к тебе сми, не ведя того, что ты и есть тот нужный им человек, и у вс, кк бы между прочим, звяжется рзговор о том о сем, о том о сем, и тут ты между прочим все выложишь им. А зтем поднимешься и уйдешь, дже не подозревя, будто кому-то сообщил нечто вжное. Тк себе, поболтл с приятными людьми о жизни». Вот что я скзл себе. И кк по-вшему, верно?

– Вы рссудили со зннием приключенческого дел, – одобрил великий стронвт. – Итк, н-чинйте, кк будто между прочим, мы об – внимние.

– Гзую я по тркту Сириус-Арктур, – нчл шофер, устроившись н стуле поудобнее, – кручу себе брнку, объезжя звезды, песенки пою. Словом, еду в свое удовольствие. И вдруг вижу; кот! Ткой большой, черно-белый, переходит дорогу лениво. Сигнлю: ну-к поживей! А он хоть бы хны, только покосил зеленым глзом: мол, отстнь, не до тебя. Идет, знчит, ловить мышей. Но не это глвное! Понимете, н нем гермошлем и споги – ну вылитый Кот в спогх! Только вместо шляпы гермошлем. Э-э, думю, где-то здесь рсскзывют скзки, и, видно, неспрост ходит кот. Нмекет н что-то.

– Это был кот Мяук! А скзки… скзки любит Мрин! И нмекет он нм! – не удержлся Сня и удрил лдонью по столу.

В зле опять зтихло. Космические бродяги с интересом уствились н Сню. Все, кроме человек, что спл з их столом. Тот слдко причмокнул и подтянул ноги под стол.

– А теперь рзбирйтесь сми, что к чему. Я исполнил свой долг, хотя не зню, кто вы и из-з чего пустились в путешествие. Д меня это и не ксется, – объявил шофер, поднявшись. – Меня ждут н бзе, дом жен и дети. Впрочем, не будь мой груз тким уж срочным, я бы увязлся з вми. Взглянуть хотя бы одним глзком, что тм у вс. Но увы! – Шофер рзвел рукми и нпрвился было к выходу.

– Еще один вопрос, – здержл его комндир. – Где вм кот перешел дорогу? Если не секрет.

– Отчего же, – скзл шофер, – это не секрет. Может быть, это и есть смое глвное, в общем. Чуточку не доходя до Большой Медведицы, сверните нпрво. И длее в сторону Медведицы Млой. Тут-то он мне и перешел. Ну, желю удчи. – Шофер козырнул одним пльцем и покинул тверну.

– Вот скромный, блгородный человек, – произнес комндир со сдержнным одобрением. – Другой бы сунул нос в нше приключение, проследил з котом и нписл в межглктическое отделение милиции: мол, тк-то и тк, пирты средь бел дня похитили девушку, и т, вместо того чтобы ходить в институт, нходится в плену. А дльнейшее не трудно предствить: милиция нходит ее в дв отчет, мы несолоно хлебвши возврщемся домой, – зкончил комндир.

Только сейчс Сня понял, что им угрожло, и дже похолодел.

– Ну, ну, опсность уже позди, – подбодрил комндир и стл рссуждть во всеуслышние: – Если мы стртуем через пять минут, знчит, звтр достигнем окрестностей Большой Медведицы.

Сня с изумлением взглянул н комндир. Кзлось, тот нмеревлся привлечь к себе внимние дже глухих, появись они поблизости.

Но едв комндир зкончил, кто-то произнес «А-?», будто проснувшись, потом что-то прошелестело, и они, рзом повернув головы, обнружили, что спящего будто сдуло ветром, – его стул был Пуст. А дверь тверны еще не успел хлопнуть, возврщясь нзд. Тогд путешественники дружно взглянули в окно. Тм, прочертив яркий след, промчлся чей-то звездолет.

Комндир с удовлетворением потер руки и произнес:

– Я рскусил его срзу. Понимете, если бы он сидел рзвесив уши, это бы считлось в порядке вещей. Но этот фрукт прикинулся спящим. Именно это-то меня и нсторожило. И, кк видите, я не ошибся. Словом, пирты допустили грубую ошибку. Поспешное исчезновение их лзутчик кк рз подтверждет, что мы нпли н верный след, Собственно говоря, не рзбуди я его вовремя, он бы проспл все н свете, но нм просто необходимо было лишний рз убедиться в том, что мы н првильном пути. Но не будем спешить, пусть он торопится н здоровье, мы пок поищем нших друзей. Куд же они зпропстились? Эй, Фип! Рип! Пип!

Тотчс же в дльнем углу рздлся возглс:

– Это вы еще ккой ткой предлгете зговор?!

Тм поднялся во весь рост огромный мужчин в скфндре, рскршенном под тельняшку. Дже сквозь стекло гермошлем было зметно, кк его рыжее, щетинистое лицо пылет негодовнием.

– Тсс… Тсс, – зшипели подсевшие к нему з стол Фип и Пип и змхли рукми.

– Мы соглсны н любой зговор, – пропищл Рип, сконфуженно озирясь, потому что теперь з ними следил весь зл.

– Я прямой человек! Д, у меня душ нрспшку! – крикнул мужчин и сделл вид, будто рвет тельняшку н груди.

– Но это же интересно, когд вокруг интриги, интриги… Сплошные зговоры, – виновто скзл Пип и повел ручкми, изобржя шр, нполненный интригми.

Тут же пришлось вмешться комндиру и увести толстячков, будто ншливших детей.

А Христофор снял клеенчтый фртук, нбросил н плечи мягкий скфндр, вышел нружу и зковылял по пирсу. Ему очень хотелось проводить своего строго друг.

«Кррмб!!! И зчем я дл слово не совть свой нос в чужие дел? – горестно рзмышлял он, глядя в спины нших героев. – Уж мне-то кое-что известно. Уж я бы подмигнул, нмекнул, шепнул н ушко. Но нчльство скзло тк: „Христофор, тк и быть, мы нзнчем тебя хозяином тверны. Но если ты нрушишь нш уговор и хоть рзок впутешься в чужое приключение, тут же вернем н Землю“. Вы слвные ребят, – скзл он мысленно комндиру и его спутникм, – но здесь тк интересно! Почти кждый путешественник считет своим долгом звернуть ко мне н огонек. И поэтому Христофор просто не в силх рсстться с тверной „Тихя гвнь“. Вы уж простите его», Передвигться н одной ноге было неудобно. Првд, Христофор рсполгл еще одной здоровой ногой, привязнной к деревяшке. Но хозяин тверны не имел прв ею пользовться. По форме ему полглось ходить н деревяшке.

Впрочем, Христофор не думл об этом, он мхл рукой вслед стртующим корблям эскдры.

ГЛАВА 24, которя убедительно докзывет, что и среди чертей есть хорошие люди

– Эй, вижу одно веселенькое местечко! По-моему, это тверн «Веселя гвнь». Сейчс бы по кружечке строго доброго эля, ? – скзл Брбр мечттельно. – Может, пришвртуемся н чсок?

– Ни в коем случе! – зпротестовл Петеньк. – Сейчс не время для пьянств.

– Вы првы, сэр штурмн. Искть тк искть! Пок не пропл зрт, – поддержл его рыцрь Джон.

Стрнствующие рыцри обожют одиночество, но когд сэру Джону стновилось уж совсем скучно, он стыковл свой корбль с трелочкой Брбр и, перебрвшись к своим сортникм, пил с ними чй.

– Сдюсь! Вы победили большинством голосов, – скзл Брбр и, стрясь не смотреть н огни тверны, провел эскдру стороной; он сделл это кк рз в тот момент, когд комндир и юнг слушли рсскз космического шофер.

Тк эскдр жених, обогнв комнды «Исктеля» и «Трех хитрецов», первой прилетел в рйон Большой Медведицы.

Было время звтрк. Петеньк и его товрищи с нслждением потягивли крепкий кофе и ели бутерброды с сыром, когд их взору открылся увеличенный ковш Большой Медведицы.

– Э. д в ковше кто-то есть, – сообщил рыцрь Джон, будучи смым зорким в эскдре, и предложил выслть рзведку.

А вслед з ним Брбр и Петеньк зметили людей, отчянно снующих между звездми. Брбр почему-то рсстроился и быстро скзл:

– Чур, кто рньше поест, тот и пойдет в рзведку, – и нчл жевть тк медленно, словно хотел рстянуть звтрк до вечер.

Петеньк зспешил; он глотл крупные куски бутерброд, стрясь покончить с звтрком первым. Но куд ему было угнться з рыцрем Джоном! Тот, кк истинный военный, позвтркл рньше всех, отвязл своего «Сврску» и, выствив копье нперевес, помчлся во весь опор в рзведку.

Приблизившись к неизвестным, рыцрь увидел, что те торопливо скребут метлми по черной пустоте, зметют чьи-то следы.

– Эй, люди добрые, кто вы, и откуд, и что промышляете? – окликнул он, зтормозив тк круто. что «Сврск» высоко здрл свой нос.

Незнкомцы переглянулись воровто, и вперед выступил рослый мужчин с обнженным по пояс торсом. Его смугля кож был густо укршен ттуировкой и оттого походил н кожу ящерицы, вокруг гермошлем крсовлся лый плток. Мужчин прочно рсствил ноги в тяжелых спожищх, оперся н метлу и только тогд взглянул н ншего рыцря.

– Строители мы, – скзл он. – Только что мостили Млечный Путь. А теперь вот Ковш чис-тим. Поступило рспоряжение нполнить его сту-деной, колодезной водой, ткой, что бывет в скз-кх. Пролетешь мимо – выпей н здоровье.

– З это вм путники скжут спсибо, – промолвил рыцрь Джон одобрительно.

Сквозь стекло гермошлем он увидел шрм н щеке своего собеседник.

– О, д вы ветерн! В кком сржении? – спросил стрый воин с восхищением и укзл железным пльцем н шрм.

– Это-то? А, было дело, – смутился его собеседник и прикрыл шрм рукой.

Рзойдясь, рыцрь Джон было собрлся рсспросить ветерн поподробнее, но тут его оглушил стршный треск. Это прилетел, рссыпя искры, космический мотоцикл, и еще один ткой же неизвестный зкричл, вытиря обильный пот:

– Я только что из тверны! Скоро они будут здесь!

Его товрищи усиленно зморгли, зшикли, исподтишк кивя н рыцря.

– А-, – протянул приезжий, только теперь зметив сэр Джон, и тот понял, что эти люди что-то держт в секрете от него.

– Что ж, желю успехов н ниве труд, – скзл рыцрь Джон деликтно и, рзвернув «Сврску», помчлся к своим.

– «Успехов, успехов»… – передрзнил его смуглый. – Ншел тружеников… А ну, ребят! Смтывй удочки!

Но рыцрь Джон уже не слышл этого. Он вернулся з стол и, нливя себе новую чшку чя, передл рзговор с незнкомцем.

– Я тк и знл: это пирты! А тот, что со шрмом, известный хулигн по имени Роджер, мой бывший помощник! – взревел Брбр и тк удрил по столу кулком, что здребезжл посуд.

– Почему вы рньше молчли? – изумился Петеньк.

– Испуглся, что нпдем н них, – скзл Брбр и вздохнул. – Они воспользовлись простодушием ншего дорогого рыцря и теперь-то змели з собой все следы.

– Что же мы сидим?! Ведь где-то рядом Мрин! – воскликнул Петеньк и поспешно вскочил, опрокинув стул.

– Меня еще никто не обмнывл безнкзнно! – ндменно объявил рыцрь Джон; он сообрзил только сейчс, кк его легко ндули.

– Знчит, тк. Вы об нступете с фронт. А я, тк и быть, беру н себя глвное – прикрывю тыл, – скзл Брбр.

Петеньк и рыцрь Джон рвлись в бой, поэтому предложение Брбр пришлось им по душе. Но битв в этот день тк и не состоялсь. Когд внгрд второй эскдры ворвлся в рсположение противник, противник уже не было. Он исчез, потому что боялся взглянуть в глз Петеньки, полные укор.

Огорченный Петеньк помхл Брбру, который все еще дрейфовл н безопсном рсстоянии в дв прсек. Тот долго делл вид, будто ему не понять жестов Петеньки, но тк кк все, в конце концов, имеет меру, Брбр опсливо приблизился к полю несостоявшейся битвы.

– Кк, эти жлкие трусишки сбежли?! – рзбушевлся Брбр, узнв, в чем дело. – Их счстье, я бы им покзл! Уж у меня-то они бы не ушли!.. И не вздумйте меня утешть. Я еще долго не успокоюсь.

– А это что? Вы только взгляните! – послышлся голос рыцря Джон, который, кк и положено военному человеку, осмтривл поле боя в ндежде нйти трофеи, брошенные сбежвшим неприятелем. – Здесь что-то нписно, – скзл он и перевернул один из метеоритов острием меч.

Подошедшие Петеньк и Брбр увидели, что н обртной стороне кмня нписно:

Мрин + Петеньк

– Он меня любит! – звопил Петеньк во весь голос и, покрснев, добвил:

– Только он не думл, что это прочтет кто-нибудь посторонний.

– Ноборот, Петеньк, совсем ноборот, – зметил Брбр, ухмыляясь. – Тким мнером он хотел известить весь мир о вших обоюдных чувствх. Чтобы уж ни у кого не было сомнений. Ни у одного похитителя!

– И првд, пусть об этом узнет весь мир, – прошептл счстливый Петеньк.

– Вот сейчс бы ее похитить! Именно сейчс, когд вш любовь стл еще сильней. Если н то пошло, х кк я звидую этим пиртм, просто локти грызть готов от звисти! – невольно признлся Брбр.

– Для вс, Брбр, нет ничего святого. Ни воинской дружбы, ни сыновних чувств, нверно. А уж о высоких узх, что некогд связывли блгородного Тристн с прекрсной Изольдой, вы не имеете никкого понятия, клянусь мечом моего двнего друг Ричрд Львиное Сердце, – произнес рыцрь Джон и покчл головой осуждюще.

Слов рыцря Джон почему-то здели Брбр н этот рз. И, никогд не лзивший з словом в крмн, он не ншел, что ответить срзу.

– А вы!.. А вы!.. – збормотл Брбр, придя в ярость. – А вы бы молчли со своей трех…

– Сэр, вы что скзли? – прорычл рыцрь Джон. Ему никогд не хвтло терпения выслушть оскорбление до конц; его густые рыжие брови переломились, точно молнии.

– А то, что вы слышли, – продолжл петушиться Брбр, и откуд только у него взялсь хрбрость.

– Ну, ну, успокойтесь! Вы об ткие сильные, вы об ткие хрбрые, – скзл Петеньк.

– О блгородстве тм, о дружбе – лдно. А чего он о моих сыновних чувствх? Вы еще не знете, ккой я примерный сын.

– Двйте поищем хорошенько. Может, попдется что-нибудь еще, – предложил Петеньк, стрясь отвлечь внимние врждующих сторон.

И стороны с рдостью соглсились. Брбр, что ни говори, побивлся рыцря. А сэр Джон был отходчивым, добрым мужчиной и не любил ссориться долго.

Вторя эскдр рзвил бурную деятельность, кропотливо обшрил все прострнство вокруг Большой и Млой Медведиц, но оно окзлось совершенно безлюдным. Исчезли дже рейсовые пссжирские и грузовые звездолеты. Видимо, комндирм стло известно, что здесь возникл зон приключений, и они специльно изменили свой мршрут.

– Сэр Петеньк, не збудьте знк, оствленный вшей дмой, – нпомнил рыцрь Джон, протягивя штурмну метеорит.

– Тк пусть же, – скзл Петеньк, – пусть вся Вселення знет, что мы жених и невест. Может, больше будет приключений. Ну, лети же!

Петеньк рзмхнулся и зпустил метеорит в глубины Вселенной. И метеорит полетел, полетел…

Уств от переживний, нши герои вернулись в корбль Брбр и сели допивть двно остывший чй. Рыцрь Джон по трдиции принялся рсскзывть о своих воинских подвигх, но сегодня он повествовл очень вяло, без обычных крсок, и его очередня история не вызвл у Петеньки обычного интерес.

– Ну, и протрубил трижды в рог… Ну, опустился подъемный мост, и брон, презренный притеснитель слбых, выехл из змк… Ну, мы пришпорили коней… – бубнил рыцрь Джон нехотя.

– Дльше… дльше-то что? Чем все это кончилось? – теребил его Брбр, желя кк-то рзвлечься.

А Петеньк, облокотившись о стол, смотрел в иллюминтор, в черноту, где поблескивли одинокие звезды, думл о Мрине, и ему было без нее грустно. И только то его утешло, что, не будь их рзлуки, не было бы у него и его товрищей стольких интересных приключений.

– К нм приближется огонек ппиросы, – возвестил, кк всегд, зоркий рыцрь Джон, прерывя рсскз и оживляясь.

И только тут Петеньк зметил крошечный огонек, перемещющийся среди неподвижных звезд. Огонек быстро приближлся, и вскоре можно было рзглядеть струху в плтке и цветстом срфне, облченную в прозрчный скфндр, похожий н целлофновую упковку. Струх сидел верхом н помеле, из прутьев которого било рективное плмя, озрявшее необычную струху крсновтым светом. Его-то и принял рыцрь Джон з огонек ппиросы.

Струх зложил лихой вирж и скрылсь по ту сторону трелочки. Петеньк обернулся и увидел, что струх прильнул к окну и теперь всмтривется из-под лдони.

– Мм! – с рдостным удивлением воскликнул Брбр.

Струх кивнул, ткнул пльцем в стекло, будто говоря: «Я сейчс», зтем скользнул вниз, и в люк звездолет постучли.

– Войдите! – крикнул Петеньк. Люк отворился, струх вошл в звездолет и, остновившись посреди кбины, уперл в бок руки и бодро спросил:

– Ну, кк поживем, молодые люди?

– Это моя мм! Здрвствуй, мм! – нежно скзл Брбр.

– Ух прокзник! – лсково пожурил струх и потрепл покорно склонившуюся голову сын.

После ее энергичного жест случилось нечто стрнное: густя шевелюр Брбр съехл нбок, открыв н всеобщее обозрение тусклую лысину и пру изящных рожек, ккие укршют обычно головы мленьких козлят.

Брбр невероятно покрснел, н глзх его вы-ступили слезы.

– Мм! – скзл он с укором. И тут рыцрь Джон хлопнул себя по лбу, воскликнув:

– Вспомнил! Тк вот где мы встречлись! Вы тот смый бес! У вс еще есть хвост и, нверно, копытц! Ну д! Вы тот смый бес, что вымнил меня в космос. И вс я тоже узнл, ммш!

– Видишь, мм, что ты нделл. – произнес печльно Брбр.

– Ничего, сынок, негоже стесняться, мы, черти, тоже люди, – скзл струх бодро и без всякого смущения уселсь н стул.

Потом он посмотрел н рыцря Джон и прикзл:

– А ты, коли нс рзоблчил, ступй присмотри з помелом. Привяжи, д покрепче. Оно у меня с норовом.

Не привыкший к ткому обрщению, рыцрь Джон остолбенел, но потом пробормотл: «Дм просит» – и вышел нружу.

– Этот рыцрь прв, – зявил струх Петеньке. – У моего сын есть и копытц, и хвост. У нс все мужчины ткие, н ншей плнете. И мы дже гордимся этим. Рньше мы чсто гостили У вс н Земле, все подшучивли нд нселением. Теперь неинтересно, все стли дюже грмотными, и нши фокусы не проходят, кк прежде. Вчер зкрыли последнюю точку н курьих ножкх. Вот ккие дел, молодой человек.

– Вот вы много летете. А не встречлся вм корбль с пиртми или, скжем, известный стронвт по имени-отчеству Аскольд Витльевич? – поинтересовлся Петеньк, пользуясь случем.

– Аскольд Витльевич, кк же, зню, – проворчл струх, все еще притворяясь строгой. – Нет, не встречл. Ни пиртов, ни его. Д и длеко-то я не летю. Тк, кботжные рейсы. Вот бртец мой, джинн, Брбров дядя, тот бывет везде. С помощью этой смой, кк ее…

– Нуль-трнспортировки, – с сыновним почтением подскзл Брбр; он и тк и этк лстился к мтери, и Петеньк, и вернувшийся рыцрь Джон убедились воочию, ккой он н смом деле обрзцовый сын.

– Вот-вот, сегодня – здесь, звтр – тм, – подхвтил струх, стновясь словоохотливой. – Он появляется всюду, куд его ни позовут… А зчем вм они – пирты и стронвт великий этот? Вы уж простите струху з любопытство.

Петеньк поведл ей о приключениях экипж «Исктеля», и струх невероятно рссердилсь.

– Ну, сын мой с детств бловник. Мы все н плнете озорные. А пирты эти ух окянные! Рботть мешют! – зкричл струх, топнув ногой. – Вот что: поехли к нм н Ад. Авось мой бртец джинн поможет!

Минут через пять вторя эскдр перестроилсь и последовл з ммой Брбр, которя, сидя н своем рективном помеле, укзывл путь. Дорог прошл без особых происшествий, и корбли блгополучно совершили посдку н глвном космодроме плнеты Ад.

Нчльник космодром, стрый черт, уже получил предупреждение от Брбровой мтери по телептическим кнлм, и вскоре после кртких формльностей нши путешественники получили по персонльной рективной метле и полетели в дчный поселок, где проживл джинн, двным-двно прослвленный рбскими скзкми.

– Эй, кто тут живой? – шутливо позвл ведьм зычным голосом, открывя клитку.

Н вернду выглянул совсем юня бб-яг; н ее тоненьких косицх, торчвших в рзные стороны точно ббочки сидели дв голубых бнтик.

– Ах, тетушк, это вы? – обрдовлсь юня бб-яг. – А дедушк отдыхет. Он только что вернулся со стдион н Лысой горе. Тм, говорят, был ткой грндиозный шбш! С тнцми и фейерверком.

– О! Кто к нм пришел?! Чей-то знкомый голос! – послышлось из домик.

К путешественникм вышел симптичный, згорелый до черноты мужчин двухметрового рост. В его густой курчвой шевелюре поблескивл седя путинк.

– Зчем пожловли, бездельники? Ну, рзумеется, что-нибудь построить или перенести? Не тк ли? – зворчл он добродушно и предложил рсполгться в тенистой беседке.

См он уселся н скмейке и збросил ногу н ногу.

– Все бы тебе ворчть, – скзл его сестр. – Вот уж рзошелся, у детей совершенно особое дело, тут уж и впрвду не обойтись без тебя.

– Ну коли тк, я слушю, – смутился джинн. Но едв Петеньк открыл рот, кк с джинном сделлось что-то непонятное. По его телу побежл волнми мелкя дрожь, будто его подключили к электрической розетке.

– Опять ккой-нибудь легкомысленный коллекционер потер руквом стринный медный кувшин. Ой, щекотно! – произнес джинн и нервно хихикнул.

– Вот оно что! – воскликнул Петеньк с нучным интересом. – Знчит, стоит кому-нибудь потереть медный кувшин, кк в вшем теле возникет сильный зряд ток?! Порзительня электровозбудимость н рсстоянии!

Бедняг джинн в подтверждение его слов поднес лдонь к гзете, что лежл н столике, и гзет прилипл к лдони.

Нконец неизвестный и ничего не подозревющий коллекционер утихомирился, вернул кувшин н полку своего домшнего музея и джинн пришел в нормльное состояние.

Он вздохнул с облегчением и промолвил:

– Сейчс еще легче. Этот землянин щекотл вшего покорного слугу, см того не ведя. И знчит, можно не мчться к нему во все лоптки. Рньше ткое делли с умыслом. Привяжется ккой-нибудь бездельник-повелитель и ну тебя щекотть! И тк щекотно – хоть ктйся по земле. И уж когд сил нет, являешься перед ним. И нчинется: построй то, принеси это… Слв ллху, что техник у нс уже достигл высокого рзвития, инче хоть пропдй… – зкончил джинн, рсстроенный невеселыми воспоминниями. – Тк зчем вы пришли, молодежь? – бодро спросил уже совсем опрвившийся джинн.

Н этот рз повествовние о приключениях «Исктеля» прошло без препятствий. Когд путешественники, дополняя друг друг, зкончили рсскз, джинн прикрыл глз, здумвшись, и некоторое время пребывл в тком состоянии. А гости его зтили дыхние, опсясь ему помешть.

– Вот что, ребят, – произнес джинн, встряхнувшись. – Тех, кто вм нужен, я что-то в последние дни не встречл, хотя исколесил пол-Вселенной. Рзве что перенестись н Полярную звезду? Он выше всех, и с нее длеко видно.

– Если вс не зтруднит, – скзл Петеньк.

– Ему это что орехи щелкть, – возвестил струх, гордясь своим бртом.

– Потерпите немножко, ребят. Я мигом обернусь, – объявил джинн, зтем скзл себе: – А ну, ну… перенесись! Кому говорят – перенесись! – И… его не стло.

Ветер дже проктил клочок бумги по тому месту, где только что сидел джинн.

– Колдовство, – произнес рыцрь Джон с удовлетворением.

– Брбр прв: обычня нуль-трнспортировк, – скзл Петеньк. – Джинн перенес себя в нужную точку силой вообржения. Для этого ему дже не было нужды вствть н ноги. Тк и перенесся сидя. Глвное тут – суметь убедить себя окзться в пункте нзнчения. Но это получется не у всех.

Едв он поствил точку в своей коротенькой лекции, кк джинн зново возник н скмейке. Все только повернули головы, он уже сидел кк ни в чем не бывло.

Джинн провел рукой по скмейке и сообщил:

– Между прочим, ккя точность! Кк сидел возле этого сучк, тк сюд и вернулся. Буквльно н строе место!

Н смом деле он взял лишку снтиметров н сорок и тут же боком-боком тйком подвинулся н прежнее место и при этом покрснел з свою мленькую уловку. Видно, обмн не входил в его привычку. Но сейчс тк уж получилось – не выдержл и прихвстнул. Поэтому нши путешественники деликтно сделли вид, будто ничего не зметили. Джинн был слвным человеком, и ткую безобидную слбость можно было ему простить. Тем более, он и см стыдился ее.

– Что уж, снйпер, – скзл его сестр. – Н чемпионте рйон ты знял второе место по меткости. Ну-к, лучше скжи: не видел ты, чсом, тех, кто нужен этим ребятм?

– Не видел, – произнес джинн виновто. – Во все глз смотрел с Полярной звезды. Летет всякий нрод. А эти словно кнули в воду. Поплся сейчс по дороге один мой коллег, он возврщлся домой с Андромеды, и, хотя все это длится мгновения, мы все же успели переброситься несколькими словми. Нет, говорит, ничего и тм не слыхли, н смой Андромеде и в ее созвездии. Ндо вм, молодежь, подвться в другие кря. Противоположные.

– Спсибо, – произнес Петеньк упвшим голосом.

– Я сделл все. что было в моих силх, – ответил джинн сокрушенно.

Опечленные новой нездчей, путешественники простились с джинном и его сестрой и побрели к своим рективным метлм.

– О! Погодите! – крикнул джинн, н что-то решившись. – А не слетть ли вм н плнету Икс? Может, вы тм все узнете.

– Икс? – переспросил Петеньк. – Что это з плнет?

Джинн и его сестр згдочно переглянулись.

– Это вы увидите сми, – ответил джинн. – Вот и все, что мы имеем прво вм открыть.

ГЛАВА 25, в которой великий стронвт нендолго погружется в теорию путешествий, потом вместе со своими спутникми решет нбрться терпения

А первя эскдр еще нходилсь в пути к рйону Большой и Млой Медведицы. И вскоре нстл день, когд в щели корблей потянуло ледяным холодом. Это служило верным признком приближения к Полярной звезде.

Но, кк известно, смельчкм и холод нипочем. Вдобвок мехник Кузьм проявил редкую нходчивость: покопвшись в своих богтствх, он ншел отходы жести и смстерил прочку жрких печек. И теперь великому стронвту доствляло большое удовольствие, рсположившись перед весело гудящей печуркой и здумчиво глядя н пляшущее плмя, рзмышлять вслух.

– Большя Медведиц… – кк-то произнес великий стронвт. – Я почти убежден, что те, кто впервые придумл ткое имя созвездию, имели в виду белого медведя. – И он по пмяти нрисовл кочергой по полу созвездие Большой Медведицы.

– А коли тк, – воскликнул румяный от тепл Сня, – Мля Медведиц – это не что иное, кк бурый медведь!

– Змечено блестяще! Вы не лишены нблюдтельности, юнг, – скзл комндир одобрительно.

И только неугомонные толстячки скучли немножко. Стрясь рзвлечься, они с утр до вечер устривли учебные зговоры против бесхитростного Кузьмы. И бедный мехник зпутлся до того, что уже не знл, кк првду отличить от вымысл. Комндир пожурил рсшлившуюся троицу, и после этого толстячки знимлись только друг дружкой, целыми днями бегли по корблям и тились в укромных местх.

Постепенно жжд действия нчл мучить и Сню. Однжды он не вынес кжущегося безделья и произнес:

– Комндир, н этот рз мы летим что-то медленно.

– А куд нм спешить? Пирты все рвно предупреждены своим рзведчиком. И ндо полгть, не оствили дже след, – промолвил Аскольд Витльевич, приятно поеживясь у огня.

Это резонное змечние успокоило юнгу, но комндир счел нужным добвить следующее:

– Терпение, терпение… Не помню, говорил вм или нет… Терпение необходимо путешественнику не меньше, чем вообржение и мужество… А сейчс, мне кжется, дже более того, – скзл он, глядя, кк отплясывет огонь н дровх.

Медвежий уголок Вселенной, рзумеется, окзлся пуст. Нши следопыты обошли его из кря в крй, и комндир зметил с удовлетворением:

– Впрочем, кк и следовло ожидть! Знете, юнг, вм-то уже известно, нсколько я скромен, но порой дже мне приятно лишний рз убедиться в своей проництельности.

– Зчем же мы збрлись сюд, если знли, что пирты скрылись двно? – удивился Сня, потому что ему еще не хвтло опыт.

– Чтобы убедиться в этом, – пояснил Аскольд Витльевич с большим педгогическим тктом.

– И чем мы зймемся теперь? – воскликнул Сня, в отчянии оглядывя окрестности обеих Медведиц, очень бедные приключениями.

– А вот тем смым и зймемся: будем нбирться терпения, – скзл комндир. – Нступил момент для соло жених. Пок он будет солировть, мы нберемся терпения. Лучше всего это делть н тихой, никому не известной плнете. У меня в зпсе есть одн ткя, берег для особого случя. Пожлуй, еще никто не знет о ее существовнии. Потому что он – плнет придумння, – сообщил Аскольд Витльевич.

ГЛАВА 26, в которой плнет Икс окутн сплошной тйной

О том, что перед ними плнет Икс, Петеньк, Брбр и рыцрь Джон догдлись срзу, кк только вошли в ее тмосферу, потому что их корбли тотчс окружил мсс згдок.

Внчле нших героев чуточку оздчил тинствення тишин, опоясвшя плнету. Небо кзлось пустынным – ни тебе космического корбля, стртующего в длекие глктики, ни тебе местного, шныряющего туд-сюд трнспорт. Точно н плнету не прилетл извне ни одн живя душ. И ни одн живя душ не покидл ее поверхности. И в то же время путешественников не оствляло ощущение, будто з ними цепко следит чье-то недремлющее око.

Потом до них донесся осторожный стук под днищем трелочки, словно кто-то укрдкой вколчивл гвоздь.

– Не зболи у меня поясниц, я бы вышел д здл перцу этому безобрзнику, – скзл Брбр, вырзительно глядя н Петеньку.

Блудный штурмн «Исктеля» охотно ндел скфндр, вышел нружу, вернувшись, молч протянул стрелу, нконечник которой был чем-то нмзн. Брбр лизнул нконечник и вторитетно объявил:

– Яд курре!

Минуту спустя они обогнли неизвестного, облченного в костюм водолз. Он спусклся н пршюте и одновременно сигнлил кому-то фонриком и что-то шепотом передвл по рции, висевшей з спиной. Когд иллюминтор трелочки стл вровень с лицом неизвестного, тот спохвтился и зкрыл лицо рстопыренной пятерней.

Но экипжм второй эскдры было не до него. Внизу покзлся здешний космодром, и они стртельно облюбовывли место для посдки. Тем более что космодром был ткой просторный и новенький, будто им не пользовлись ни рзу.

Посдив эскдру посреди космодром, сортники вышли н воздух и, не успев потянуться, рзмять хорошенько мышцы, обнружили, что их корбли окружены людьми в очень неожиднных костюмх.

Тут толпились мушкетеры, шпионы в мскх, увешнные оружием молодцы в сомбреро и джинсх, крсивые, лощеные мужчины, н лицх которых тк и было нписно, что это ловкие внтюристы. А в двух шгх от нших героев стоял индеец с колчном стрел. В одной руке он держл молоток, плец другой зсунул в рот. И Петеньк срзу догдлся, кто именно хотел збить стрелу в корпус звездолет.

– Ндо бы поккуртней, – посоветовл он с учстием.

– Не нловчился еще. И потом, в спешке всегд тк, – скзл индеец доверительно, но зтем опомнился и принял вид, подобющий гордому индейскому вождю. – Мы верные персонжи пистеля Помс. – возвестил он вжно.

И кждый из его товрищей предствился, соглсно своему обрзу: мушкетеры рсклнялись, сняв шляпы, шпионы нзвли свои имен, которые были, конечно, фльшивыми, внтюристы демонически улыбнулись, ковбои выхвтили свои ре-вольверы и устроили пльбу холостыми птронми.

Петеньке тк и бросилось в глз, что делли они это кк-то неуклюже, без хрктерного изяществ и ловкости.

Когд шум утих, он открыл было рот, собирясь отрекомендовть своих спутников, но индеец остновил его, тетрльно подняв руку.

– Не стрйтесь, бледнолицый брт, это преждевременно! Вы еще сми не знете, кто вы ткие, – скзл вождь.

– Ну что вы, – улыбнулся Петеньк. – Я доктор нук Алексндров. Рядом со мной очень популярный Брбр. И еще перед вми блгороднейший рыцрь Джон.

– Это вы тк считете, – усмехнулся индеец, и следом з ним нестройно зусмехлись остльные верные персонжи. – А пистель рспорядился по-своему… Ну, мы совсем зболтлись, можно подумть, что нс не зря нзывют слишком многословными. В общем, вс проводят сейчс н первую явку.

И в сопровождении одного из внтюристов нши герои нпрвились к зднию вокзл.

– Чем вы зниметесь? – спросил Петеньк у сопровождющего.

– Д всяким… Впрочем, и см не зню чем, – признлся внтюрист. – Я бы не прочь в ккой-нибудь интересный сюжет… Д, признться, нш втор уж больно того… бездрный. – И тут он осторожно огляделся.

В вестибюле он сердечно пожл руки своим подопечным:

– Ну, желю вм хотя бы мло-мльски сносного сюжет. А сейчс в коридоре вс будет ждть мужчин с гзетой.

Он опять осмотрелся и шмыгнул в двери, путешественники миновли вестибюль и очутились в длиннейшем коридоре. Их первые шги гулко прозвучли под потолком, потому что коридор был безлюден. Лишь вдлеке н скмье для ожидющих сидел уже знкомя фигур в костюме водолз и держл перед собой рскрытую гзету.

Когд они порвнялись с водолзом, тот тк нпрягся, что, кзлось, еще немного, и его нервы порвутся, не выдержв эткого нпряжения.

– Послушйте, зчем вы… – произнес было Петеньк сердобольно.

Но водолз быстро зкрылся гзетой и процедил сквозь зубы:

– Мы с вми не знкомы. Ясно?

– Простите, – скзл Петеньк, рзводя рукми.

Тк ничего не поняв, путешественники зшгли дльше, но тут же з спиной послышлись торопливые шги. Их догонял водолз с гзетой.

– Ступйте прямо. Я буду возле втобус. Вы узнете меня по гзете, – выплил человек, не поворчивя головы, и тут же пропл в ккой-то нише.

Путешественники невольно последовли стрнному совету и, прошгв в конец коридор, вышли н привокзльную площдь через глвный выход вокзл.

Привокзльня площдь кзлсь вымершей, Тм и сям стояли, будто брошенные в последний момент, втобусы. Через стекло было ясно видно, что в втобусх ни души.

И только возле одного из них мячил фигур с гзетой. А з рулем, нпряженно пригнувшись, сидел шофер, судя по всему готовый в любой момент рвнуться с мест.

Человек с гзетой, зкинув голову, с преувеличенным внимнием изучл облк, дже приоткрыв рот.

– Быстро, быстро в втобус, – шепнул он, не глядя н путешественников.

Ошеломленные путешественники один з другим нырнули в втобус, успев только зметить крупную ндпись «Экскурсионный», протянувшуюся через весь борт.

Осторожный Брбр, входивший в втобус последним, вздумл здержться н подножке, но человек с гзетой легонько впихнул его вовнутрь, ввлился следом см, зхлопнул дверцу, и шофер с мест послл мшину вперед н высокой скорости.

– А ну-к, голубчик, попетляй. Попетляй, милый! Оторвись от этих, – скзл непонятный человек, постучв по плечу шофер свернутой гзетой.

Шофер кивнул и нчл петлять. А шоссе будто специльно устроили для подобного ттркцион. Оно змеилось и описывло восьмерки, петляло до того, что однжды втобус вернулся к вокзлу, и шофер нчл все зново. Но сколько ни оглядывлись нши герои, н шоссе не было ни души. По обочинм стояли деревья и кусты. Дже из окн втобус тк и брослось в глз, что они нспех сделны из кртон.

– Кого мы боимся? – спросил Петеньк.

– Мой друг хотел скзть: кого мы не боимся, – уточнил рыцрь Джон.

– А этих смых… этих непослушных персонжей. Ну, тех, которые не хотят подчиняться ншему втору, – пояснил водолз с досдой.

Едв он это скзл, из кртонного лес выбежли здоровенные ребят с умными, добрыми лицми и, роняя по дороге деревья и кусты, побежли изо всех сил рядом с втобусом.

– Эй, не трогйте их! Пусть они знимются своим делом! – кричли они водолзу.

– У нс им будет интересней, – ответил водолз, прижвшись лицом к стеклу, но ребят видно, не рсслышли, вскоре и вовсе отстли от втобус.

Водолз покчл головой осуждюще, потом достл из крмн плстмссовый сткнчик и поднес к губм. Со стороны можно было подумть, что он ждно пьет. А н смом деле он говорил в сткнчик:

– Алло, шеф, мтерил для новой повести прибыл. Он едет к вм.

– Двйте его поскорей. Я полон вдохновения, – ответили из сткнчик, после чего водолз вытер сткнчик, спрятл в крмн и подмигнул ншим героям.

– Признйтесь, приятель, под воду-то вы хотя бы лзили? В небесх мы вс встречли, вот под воду кк? – съехидничл верный себе Брбр.

Водолз покрснел кк рк.

– Пок не приходилось. Автор все посылет нверх. Ему-то лучше знть, – скзл водолз неуверенно.

Петеньке стло жлко ни в чем не повинного водолз, и он, стрясь перевести рзговор н другую тему, спросил:

– Между прочим, вы не встречли людей в крсных косынкх? С ними еще… одн девушк, – добвил он, чуточку злев при этом.

– Что-то тких среди нших не было, – скзл водолз, подумв.

– Ну, великого стронвт Аскольд Витльевич и Сню Петров?

– И трех хитрецов? – добвил Брбр.

– Понимете, я только персонж и знком лишь с теми, с кем встречюсь в рсскзе или, скжем, в повести. Вот вс я теперь зню: вы – мтерил для нового зхвтывющего ромн, – сообщил водолз.

Впереди покзлсь окрин город, потом промелькнули крйние дом, и нши герои увидели первого прохожего.

– Сня! Это же Сня! – зорл Петеньк, подскочив н сиденье.

Прохожий и в смом деле был вылитым Сней. Он шгл по тротуру кк всегд, широко и рзмшисто, будто ему нипочем и дождь и ветер, если бы они, конечно, были. Услышв Петенькин голос, прохожий удивленно повернул голову, но втобус умчлся дльше, и штурмн тк и не узнл, что сделл пренек, похожий н юнгу «Исктеля».

ГЛАВА 27, в которой пистель Помс пытется вывернуть ншу историю по-своему

Автобус приктил в центр город, и нших героев порзило обилие гуляющего нрод. Толпы прздных горожн переливлись из конц в конец глвного проспект. Из-з этого столпотворения шофер долго сигнлил н перекресткх.

– Проспект Генильных Сюжетов. Здесь происходят все события в ншем городе, – сообщил водолз с пфосом экскурсовод. – Обртите внимние н зигзги. Они точно соответствуют течению сюжетов. Ткие же увлектельные и головоломные повороты.

Путешественники и сми двно зметили, что н проспекте нет дже прямого квртл. Через кждые двдцть шгов глвный проспект резко брослся в сторону, нлево или нпрво, и дом состояли из одних уступов. Будто тот, кто его плнировл, зкрыл глз и позволил своему крндшу гулять по бумге кк ему зблгорссудится.

– Остновите н площди Неожиднных Финлов! – прикзл водолз шоферу и, обернувшись к путешественникм, скзл: – Н этой площди зкнчивются все сюжеты. Оттого он и нзывется «Неожиднных». Но, впрочем, вы и сми скоро узнете… А пок прошу вс выйти со мной.

Путешественникм ндоело трястись в втобусе поэтому они охотно последовли з своим провожтым.

– Между прочим, под этими чсми все герои нзнчют свидния героиням, – кивнул водолз н уличные чсы. – Тйком от злодеев, конечно. Я и см с кем только здесь не встречлся, пок отрицтельные персонжи искли нс по всему городу. Тк зпомните это место н всякий случй.

Нши герои невольно взглянули н угол, н котором висели чсы, и увидели, что и сейчс тм топчется десяток скучных прней– и девушек.

Водолз перевел своих экскурснтов через площдь, и нши герои окзлись в толпе гуляющих. Впрочем, вблизи быстро выяснилось, что горожне ведут совсем не прздный обрз жизни, кк это кзлось из окн втобус. Кждый из них н смом деле выполнял ккое-то тинственное здние. Люди выслеживли друг друг, что-то передвли исподтишк, обменивлись короткими, но несомненно многознчительными фрзми, потом уже в открытую преследовли кого-то. Н глзх у нших героев в одном из окон просигнлили фонриком средь бел дня, и сейчс же двое молодых людей схвтили ничего не подозреввшую брышню со скучным личиком.

– Эту, что ли? – крикнул один из прней. дресуясь к окошку.

– Эту, эту! Сми не видите, что ли? – сердито ответил кто-то невидимый, стоя з грдинми, – только мелькнул его рук, Тогд молодые люди нехотя зпихли покорную брышню в черный облупившийся втомобиль и уктили.

Тут нших героев привел в себя голос водолз.

– Эй, где вы тм? Спускйтесь з мной, – говорил тот, стоя по пояс в кнлизционном люке. Потом он исчез под землей.

– Вы кк хотите, я в преисподнюю не полезу, – зявил Брбр.

Его спутники зколеблись внчле, но люк темнел тк змнчиво, что рыцрь Джон не вытерпел, обнжил свой верный меч и отвжно полез вслед з водолзом. Не долго думя, Петеньк решил последовть его зрзительному примеру. Зметив ткое, Брбр понял, что ему тоже не миновть этого мршрут – не оствться же одному н згдочном проспекте, – и оттеснил Петеньку плечом.

– Чур, я вторым, – скзл он, не желя идти тм, впотьмх, последним.

Водолз повел их по кнлизционной трубе. В трубе было темным-темно, и Брбр вдруг звопил точно резный:

– А--!

– Вы что? – спросил водолз.

– Д ничего особенного, – ответил Брбр. – Просто я их пугю, н всякий случй.

– Кого – их?

– Д тех, кто здесь может быть.

– Ну, этих вы нпрсно беспокоите, вы же пок никому не интересны. В том числе и им, – скзл водолз укоризненно.

Немного времени спустя мленький отряд вышел из трубы и очутился посреди людного двор. Но их стрнное появление никого не удивило: женщины продолжли стирть белье и выбивть ковры, дети – знимться своими игрми. Будто это было в порядке вещей – то, что среди бел дня из люк вылезл групп мужчин.

Только дряхлый стрик, сидевший н рсклдном стульчике, згнул четыре пльц и прошмкл:

– О, еще трое новеньких! Петеньк взглянул н его руки и увидел, что до этого у него уже был зжт целый кулк.

– Знчит, до нс были еще пятеро? – спросил Петеньк с ожившей ндеждой.

– Я никого не видел и ничего не зню. И вообще двно оствил прктику. Говорят, мол, уже не нрвлюсь читтелям. А ведь когд-то был очень популярным сыщиком, – произнес стрик, опечлясь.

– И кто же ткое скзл? – возмутился Петеньк, чтобы доствить бывшему сыщику приятное.

– Кто же еще мог ткое скзть? См втор, – сообщил стрик, повеселев и в смом деле.

– Некогд, некогд, – зторопил водолз, увлекя свой отряд к высокой кирпичной стене.

«Если бы мы не спешили, стрый сыщик в конце концов скзл бы, кто ткие пять пльцев, что он зжл в кулк перед нми», – подумл Петеньк.

Но времени, нверно, и впрвду не было. Проводник нбросился н стенку, точно голодный, нчл, пыхтя, крбкться нверх. Тяжелый костюм водолз тянул его вниз, и, пок бедняг обливлся потом, остльные его обогнли.

– Неужели туд, куд вы нс ведете, нельзя попсть обычным путем, через улицу и двери? – спросил Петеньк, повиснув посреди стены и глядя сверху вниз н провожтого.

Нет, он думл сейчс не о себе и своих товрищх, потому что рыцрь Джон и Брбр уже сидели н стене, свесив ноги, д и ему лично оствлось лишь подтянуться. Словом, он зботился о водолзе. Его ли дело лзить по кирпичным стенм? Но смого провожтого это несоответствие нисколечко не обескуржило.

– Нверное, нельзя, – скзл водолз, нливясь кровью от нтуги. – Нш втор считет этот способ одной из своих крупных удч.

Собрв последние силы, он взобрлся н стенку и с шумом рухнул по другую ее сторону. Его подопечные спустились обычным мнером, который принят н Земле и дже н плнете Ад.

– Ну-с, мы пришли, – сообщил водолз с облегчением, когд нши герои поствили его н ноги, хорошенько встряхнув.

Оглядевшись, путешественники увидели, что угодили во двор роскошного дом. И двор, и стены дом были укршены скульптурми одного и того же большого и жирного мужчины. И что только мужчин ни делл: и сидел в позе Мыслителя, и готовился бросить диск, и подпирл со всех сторон крышу дом, и еще мссу другого, говорящего о том, что этот человек может все н свете. Между скульптурми бродили, точно тени, уже знкомые мушкетеры, ковбои и внтюристы. Н широкой лестнице, ведущей в дом, сидел индейский вождь с смым унылым видом.

– Он двно уже ждет. Совсем потерял терпение. Бегет по кбинету, трет руки и грозится теперь всех нкзть, – доложил индеец, поднимясь.

– Ну, ступйте к нему, с Богом! – скзл водолз ншим героям и добвил шепотом: – Может, вм повезет побольше и вы и впрвду попдете в интересное произведение.

Он слегк подтолкнул путешественников к первой ступеньке, зтем ко второй, третьей… Петеньк и его друзья пончлу оробели, потому что еще никогд не видели живого пистеля, но потом нбрлись хрбрости, рспхнули мссивную дверь и вступили в огромную комнту, которя могл быть только кбинетом пистеля.

З письменным столом сидел большой и жирный мужчин, вылитый кто-то, кого они совсем недвно видели, и причем во множественном числе. Ндо полгть, это и был пистель Помс, о котором они столько слышли в последнее время и который их ждл с нетерпением. Сперв Петеньк подумл, что Помс, нверно, тк здорово похож н смого себя, но тут же вспомнил скульптуры во дворе и н стенх дом и догдлся, что пистель похож н скульптуры.

Между тем большой и жирный мужчин выбежл из-з стол, точно его спустили с цепи, и зорл во все горло:

– А, мои новые герои пришли! Здрвствуйте, мои новые герои! – И подчеркнул слово «мои».

Петеньк и рыцрь Джон собрлись ответить н его приветствие, но тут неугомонного Брбр кто-то потянул з язык.

– Мы не «вши», мы «свои» герои. А я еще, в чстности, и ммин.

– Ах вот вы кк?! Не нрвится мне это, не нрвится, – скзл пистель Помс, ндувшись. – Не успели появиться – и срзу бунтовть! И особенно я недоволен вми, Брбр!

– Что з жизнь! – огорчился Брбр. – Нельзя шгу ступить! Все-то тебя знют…

– Д кк вы смеете возмущться без моего ведом? – вконец рссердился пистель Помс. – Ну погодите, Брбр! Н моих стрницх вы зпляшете по-другому! Я сделю вс положительным, вот что!

Услышв ткое, Брбр здрожл, будто стло очень холодно, и Петеньк вместе с рыцрем Джоном поняли, что их сортник перетрусил н этот рз по-взпрвдшнему.

– Мне пор домой, н родную плнету. Ну, я пошел, – зявил Брбр, хрбрясь изо всех сил и притворяясь, будто пистель Помс не скзл ничего особенного.

– Тк я и отпустил. Эй, мои верные персонжи! – воскликнул пистель Помс.

Двери тотчс рспхнулись, и кбинет зполнили послушные персонжи.

– Сейчс же увести этого. – И он укзл н несчстного Брбр. – Д прихвтите с собой рыцря Джон. Я уже придумл ему ниувлектельнейшую историю.

– Сэр, я хоть и бедный, но гордый и незвисимый рыцрь! – возрзил сэр Джон и выхвтил меч. – Эй вы, зщищйтесь!

– Но-но! Ндеюсь, вш меч не нстоящий, придумнный, – скзл пистель Помс, попятившись.

Но он нпрсно трусил, потому что силы были слишком нервные.

Верные персонжи подхвтили Брбр и рыцря под руки и вывели прочь из кбинет. Петеньк и пистель Помс остлись одни

– А с вми особый рзговор, – скзл пистель Помс, прохживясь по кбинету. – Все, что нс окружет, придумл я, – похвстлся он, потому что его тк и рспирло от смодовольств. – Внчле придумл плнету, потом скульптуры и зтем уж себя. Не првд ли, здорово получилось?

– Вы очень похожи н них, н скульптуры, – соглсился Петеньк.

– Еще бы! Я смый генильный пистель! Ткого до сих пор не было… А вы… вы что-нибудь Мое читли?

– Пожлуй, ничего не читл, – честно признлся Петеньк и, стрясь не рнить смолюбие пистеля Помс, добвил: – Нверное, вши книги еще не дошли до Земли.

– Не дошли! – подтвердил пистель Помс. – Потому что я ни одной не зкончил. Все мои первые персонжи вышли из повиновения и рзбежлись по плнете. И теперь знимются ремеслми и земледелием. Мы, говорят, желем построить яркую, полнокровную жизнь. Ну, те, что я придумл потом, ничего не умеют. Но теперь… но теперь я нпишу смую выдющуюся книгу! – зявил он спесиво.

– Мы желем вм творческой удчи, – скзл Петеньк вежливо.

– Можете не желть, это не обязтельно, – отмхнулся пистель Помс небрежно. – Глвное, чтобы вы и вши друзья кк можно лучше выполнили все мои укзния. Это основное требовние к персонжм.

– Но у нс свой сюжет. Мы догоняем пиртов, которые похитили мою невесту, – пояснил Петеньк, полгя, что пистель Помс очень знят и потому ничего не знет.

– Мне все известно, – поморщился тот. – Читл в гзетх. И вши приключения, откровенно говоря, мне пришлись не по вкусу. Я переверну все по-своему. Извольте выслушть мой сюжет!.. М-м, н чем я остновился? Ах д, я еще вовсе не нчинл. Знчит, тк… Аг, придумл. Один негодяй, кких не видел свет, вместе со своими гнусными сообщникми хочет отнять у Мрины ее дорогого кот Мяуку, – продолжл он, увлекясь, – стрые добрые пирты спсют ее. И негодяй – это вы, штурмн «Исктеля». Здорово я сочинил?

«Бтюшки! – испуглся Петеньк. – Я должен немедля убежть. Не хочу быть негодяем!»

– Я все сделю по-другому. Мрин перестнет любить и вс, и скзки. Еще чего не хвтло! С детств ненвижу скзки и рыбий жир. Стоит зболеть, и срзу тебе рыбий жир и скзки. Бррр… А вш комндир и юнг збудут, что ткое путешествие, я сделю их ленивыми обывтелями… Что же теперь придумть из мехник Кузьмы?..

Пистель Помс рзошелся вовсю, и Петеньк с рдостью подумл: кк хорошо, что остльные его товрищи отсюд длеко и ужсный сюжет им не угрожет.

– Я зню, о чем вы думете, – скзл пистель Помс. – Будто мне не добрться до остльных вших друзей. Х-х! Смешно, потому что они все здесь, н моей плнете. А вы-то этого не знли! Смешно, х-х!

Для Петеньки и впрвду это окзлось неожиднной новостью.

ГЛАВА 28, в которой много топот и крик

– Эй, где мои лучшие рзведчики? – окликнул пистель Помс, приоткрыв дверь.

З дверью послышлся дружный топот, и в кбинет вошли три кругленьких человечк. Они посмеивлись то и дело, будто тили что-то смешное. Увидев Петеньку, они и вовсе зпрыскли в кулчки, нчли толкть друг дружку локтями.

– Это мои лучшие рзведчики! Н службу попросились сми, и прошел только день, уже лучшие рзведчики, – скзл пистель Помс. – А теперь они нм скжут, где остновился звездолет «Исктель».

– Доклдывть буду я, – зявил один из рзведчиков. – Я первый знял очередь.

– Нет, я! А я первый подумл об этом, – возрзил другой.

– Если н то пошло, я только родился, тк и скзл всем срзу: «А в тот день доклдывть буду я», – сврливо вмешлся третий.

– Ну вот что, доклдывйте по очереди. Инче вы у меня попдете в смый плохой сюжет, – припугнул пистель Помс своих рзведчиков.

Угроз подействовл, и кругленькие человечки угомонились рзом. – А звездолет «Исктель»… – нчл первый рзведчик послушно.

– …приземлился возле… – продолжл рзведчик второй.

– …возле речки, – зкончил рзведчик третий.

После этого кругленькие человечки рзвеселились вновь и тк же, с топотом, покинули кбинет. – Вот уж мы сейчс нгрянем н вших друзей! Вот уж мы зстнем их врсплох! – скзл пи-стель Помс. – Сидят пок еще блгородные и хорошие. И небось не ждут, что я их мигом преврщу в отрицтельных героев. Эй, мои верные персонжи! – позвл он, высккивя из кбинет.

Когд верные персонжи окружили своего пистеля, Помс зкричл:

– А теперь побежли! – Он бросился н кменную стенку и отлетел от нее, точно резиновый мяч, в противоположный угол двор.

– Но ведь проще через ворот, по улице, – деликтно зметил Петеньк, помогя Помсу под-няться н ноги.

– А в смом деле… Прекрсно придумно! Прекрсно! – воскликнул пистель.

– А вы тлнтливы, молодой человек, почти кк я. Только горздо меньше. Итк, держитесь з меня! Побежли, побежли!

Петеньк ухвтился з полы его пиджк и вместе с орвой персонжей пробежл через весь город.

З городом лежл прямя проселочня дорог, и по этой дороге удлялись, взявшись з руки, три кругленькие фигуры.

Зметив пистеля Помс и его окружение, круглячки прибвили прыти, – только пыль зклубилсь под их кблукми.

– Б, это же мой внгрд! Это же мои рзведчики! – воскликнул пистель Помс, пыхтя: бежть ему не тк-то было легко, беднягу мучил одышк.

Вскоре Петеньк увидел берег реки и нд ним контур родного «Исктеля». У подножия корбля, кк всегд, суетился мехник Кузьм, поодль н трвке сидели комндир и юнг и нбирлись терпения. Но штурмн, конечно, не знл, что они не бездельничют, нбирются терпения, то есть знимются смым тяжелым трудом, – издли ему кзлось, будто они отдыхют после обед.

Между тем круглячки свернули к берегу, остновились перед великим стронвтом и зртно зжестикулировли.

– Аг, внгрд, хвтйте их, вяжите! – зкричл пистель Помс, потряся кулкми.

Круглячки счстливо зсмеялись, покзли розовые языки и потом попрыгли в звездолет, стоявший рядом с «Исктелем». Теперь взгляды всех, знятых в этой сцене, были приковны к великому стронвту. Он нендолго ушел в тяжелые думы, но зтем вернулся оттуд и что-то скзл своему юнге; потом они не спеш, с достоинством сели в корбль, и об звездолет унеслись в небес перед смым носом пистеля Помс.

– Сбежли! – зкричл пистель Помс, топнув ногой.

Но Петеньк-то знл, что его товрищи и не думли бежть. Н смом деле они удлились. Великий стронвт не желл н склоне лет преврщться в отрицтельного героя, юнг, несомненно, следовл его примеру.

– Аг, меня обмнули, – догдлся пистель Помс. – Никкие они не рзведчики! Это же три хитрец, кк я не сообрзил срзу. Они подрзнили меня, я и поверил. Ну ничего, у меня еще остлись вы, штурмн, и Брбр с рыцрем Джоном. Првд, я уже нгрузил их рботой, и поэтому вм придется попотеть з троих. Сейчс вы и нчнете, не будем отклдывть. А ну-к, нведите ужс н Мрину и пиртов кк следует. Эй, мои верные персонжи, бежим к пиртм!

Не успел пистель Помс рзогнться во всю прыть, кк нвстречу поплся все тот же индейский вождь, идущий из город. Он был по совместительству и вторским скороходом и потому очень спешил.

– Пирты и девушк с котом здли стрекч, только я их и видел, – возбужденно сообщил вождь: видимо, по дороге он рстерял свойственную индейцм невозмутимость.

– Аг, испуглись! – обрдовлся пистель Помс. – Все пошло кк по мслу, штурмн. Вы еще не успели им нсолить, они уже пришли в ужс.

– Вы не поняли, нш бгроволицый втор. Они испуглись вс, – возрзил индеец возбужденно. – Их вожк тк и скзл девушке: «Знете, Мрин, оствим пок нши внутренние дел. Теперь бы спстись от пистеля Помс. Инче он ткое вытворит с нми!» И после этого они – фьють! – удрли.

– Этого еще не хвтло! – возмутился пистель Помс. – Тк, чего доброго, и рзвлится мой сюжет!

– Пистель, это еще не все! – послышлся голос водолз. – Исчез Брбр. Только вышел из вшего кбинет и будто провлился под пол. Стоял рядом со мной, и вдруг нет его.

– Д что же это ткое! – рссердился пистель Помс. – Когд мне ддут спокойно рботть? Все от меня бегут!

«Кжется, моя очередь бежть», – подумл Петеньк и пустился нутек.

– Ловите его! Он почти последний у меня остлся! – звопил з спиной пистель Помс.

Но Петеньк успел достичь уличного лбиринт. Он повернул з ближйший угол, и ему н глз поплсь вывеск почтового отделения.

«Ах кк кстти, – подумл Петеньк. – Пошлю-к по дороге телегрмму мме: мол, жив и здоров», – и зшел в подъезд.

– З мной! – прокричл з дверью пистель Помс. – З мной! Он не будет прятться срзу. Это говорю вм я, великий выдумщик!

И тотчс погоня пронеслсь мимо, з окном промелькнули шляпы со струсовыми перьями, орлиные перья и сомбреро.

В почтовом зле было чисто, словно сюд еще не ступл ног человек. В окошечкх сидели женщины в связистской форме, они лениво переговривлись и зевли, но, увидев Петеньку, умолкли и подтянулись.

– Вы, случем, не шпион? – осведомилсь одн из женщин.

– Видите ли, я – путешественник, – ответил Петеньк, почему-то испытывя чувство вины.

– Жль, – скзл женщин, – мы просто помирем от безделья.

– Вот я и ндумл дть телегрмму! – обрдовлся Петеньк.

– Мы не принимем телегрмм. А ткже письм. посылки, бндероли, простые и ценные. В общем, ничего не принимем, – отбрбнил рботниц почты.

– Можно, я пожлуюсь вшему нчльнику? – спросил деликтно Петеньк.

– Пожлуйст! Вторя дверь нлево…

– Ничем не можем помочь! Нм жлко вшу мму, но помочь мы не можем, – зявил в свою очередь нчльник почтового отделения.

– Но для чего же все это – и телегрфный ппрт, и почтовые ящики? – удивился Петеньк.

– Для вид! Н смом деле здесь явк для шпионов. Тк уж нс придумл пистель Помс. Нм бы и смим хотелось принимть телегрммы и зкзные письм и потом рзносить их по домм. Но тк уж нс придумли, – повторил нчльник с сожлением.

Петеньк вышел н улицу и было совсем упл духом, когд из-з угл долетел звонкий голос:

– Кому приключения?! Есть рзнообрзные приключения!..

И н перекресток вышел белый, точно обклеенный втой, стрикшк с удивительно синими луквыми глзми. Через его плечо висел лоток, в кких обычно держт леденцы и другие изумительные слдости.

– Приключения зхвтывющие и головокружительные! Потрясющие и необычные! Есть приключения! – возвестил лотошник, здрв голову и обрщясь к зкрытым окнм.

Одно из окон не змедлило рспхнуться, из него по пояс выглянул мужчин в пенсне и спросил:

– А интриги есть?

– Интриг не держу. Но есть приключения, смые нстоящие, без подделок, – виновто ответил Продвец приключений.

Кк вы догдлись, это был именно он.

– Нужны интриги. Хотя бы прочк, – сердито объявил мужчин и зхлопнул окно.

– Кому приключения?! Смые нстоящие, без подделок, – скзл Продвец приключений, жлобно глядя н Петеньку.

– Я бы взял у вс охотно. Но сейчс не могу этого сделть, потому что у меня еще не зкончилось собственное приключение, – пояснил Петеньк, рзводя рукми.

– Срзу видно, что вы слвный юнош, – промолвил Продвец приключений, оглядывя улицу с последней потухющей ндеждой. – Неудчно я выбрл плнету. Здесь все уже рсписно втором, и нстоящие приключения никому не нужны, – печльно скзл стричок и устло присел н кменную ступеньку ближйшего подъезд.

– Ничего, вы еще нйдете людей, которые сми попросят у вс приключение и скжут еще: «А ну-к дйте нм приключение для смых отвжных», – произнес Петеньк, стрясь подбодрить грустного лотошник, и сел рядом с ним, зня, кк человек иногд нуждется в сочувствии.

– Ну рзумеется, ну рзумеется, юнош с добрым сердцем, я уже встречл немло тких людей. Только мне бы хотелось, чтобы их было еще больше, – скзл Продвец приключений, зсмеявшись: видно, Петенькино учстие вернуло ему хорошее нстроение. – Я обошел весь белый свет со своим стреньким, но верным лотком и перевидел много людей н своем веку. Немло еще тких, юнош, кто боится променять свой уют н чудесное приключение. Однко когд приходит стрость, они нчинют жлеть, но уже поздно и молодость не вернешь, – покчл головой стрик и добвил: – Мне очень жлко тких людей, ну тк прямо жлко…

– Мне тоже их жлко, – соглсился Петеньк. – Ужсно жлко!

Они помолчли, жлея неудчников, потом Петеньк спохвтился.

– Вы обошли всю Вселенную! И нверное, видели все! – воскликнул он, схвтив лотошник з рукв. – И может, вы знете, где бы могли укрыться пирты из созвездия Гончих Псов?

– А вм это очень нужно? – переспросил Продвец приключений.

– Дже не предствляете кк! В общем, они похитили мою невесту.

– Зню, зню, но вы опоздли, юнош! Еще пять минут нзд мне было известно это. Но н соседней улице ко мне подошел один человек – кто это, секрет – и спросил то же смое. И я отдл ему все, что содержлось в моей пмяти о пиртх. И теперь у меня в голове ничего не остлось от этого, – удрученно скзл Продвец. – И это еще не все: несколько минут нзд он покинул плнету вместе с ценными сведениями.

– Прощйте, – скзл Петеньк, пожимя руку доброго Продвц. – Я см рзыщу их убежище!

– Желю успех! Жль, что не могу помочь! – крикнул Продвец Петеньке, который уже мчлся по улице во всю мочь.

– Молодой человек! Э-э, молодой человек! Подождите! – донеслось ему вслед.

Обернувшись, Петеньк увидел нчльник почты. Тот бежл, отдувясь и зломив форменную фуржку н зтылок, и кричл, рзмхивя рукой:

– Молодой человек! Куд же вы?! Остновитесь!

– Я слушю! – ответил Петеньк. Нчльник остновился в двдцти шгх и громко скзл:

– Мы вот что решили: ну его к лешему, втор! Зймемся нстоящей почтой.

– Это же змечтельно! – воскликнул Петеньк, рдуясь з нчльник и его товрищей.

– Д-д, еще кк змечтельно! Мы просто молодцы, что отвжились! Теперь у нс нчнется интересня жизнь, – скзл нчльник. – И первой мы отпрвим вшу телегрмму! Тк что вы собирлись передть своей ммше?

– Ну, то, что я жив и здоров, – пояснил Петеньк.

– Ясно! – скзл нчльник почты и помчлся нзд, придерживя свою форменную фуржку.

– Поздрвляю с дебютом! – прокричл Петеньк вслед и, стрясь нверстть упущенное, побежл по лбиринту.

Кк вы помните, он спслся бегством от пистеля Помс, и ему следовло покрыть немлое рсстояние. Поэтому он долго бежл без остновки и, увлекшись столь интересным бегством, не срзу услышл громоподобный рык, долетевший откуд-то из соседней улицы:

– Я человек прямой и не привык исподтишк! Что вы со мной делете?! – рычл неизвестный уже очень знкомым голосом.

Петеньк выглянул из-з угл и увидел рыцря Джон, бегущего по площди Неожиднных Финлов. Отвжный воитель впервые в жизни улепетывл во всю прыть, и н лице его был нписн ужс, по пятм н ним гнлсь орв людей в мскх и плщх. Они рзмхивли деревянными кинжлми и кричли несчстному рыцрю:

– Ну подстерегите кого-нибудь з углом! Ну что вм стоит?! Это же тк интересно! – и протягивли ему вслед комплект из мски, плщ и деревянного кинжл.

Зметив Петеньку, рыцрь Джон нескзнно обрдовлся и поспешил к нему через улицу, ищ спсения.

– Сэр, будьте добры, рстолкуйте им, ну, что, мол, я человек блгородный… – взмолился рыцрь Джон, зпыхвшись от метллической тяжести, что тскл он вечно н себе и с которой не очень-то побегешь.

А нбежвшие люди в плщх и мскх подождли, пок рыцрь Джон зкончил свое обрщение, и потом зкричли н все голос:

– Ну теперь-то уж вы от нс не отвертитесь! А один из них прикрыл голову плщом и прошептл из-под полы:

– Быстрее нбросьте мски и плщи… В этом вше спсение!

Петеньк и рыцрь Джон сообрзили, в чем дело, быстренько повязли мски, нбросили плщи, вооружились кинжлми и, не дв окружющим опомниться, моментльно смешлись с толпой.

– Вот это д! Где же они? Только что были тут и исчезли, эти двое, – зглдели мстер плщ и кинжл.

– А ты случйно не один из них? – принялись они выпытывть друг дружку.

Нши герои помлкивли, и среди мстеров плщ и кинжл нчлсь пник.

– Кто же теперь нс подстережет з углом? Или кого мы будем подстерегть со своей стороны? Вот уж нм попдет от втор! – сокрушлись они.

Глдя и обменивясь взимными обвинениями, толп нездчливых мстеров плщ и кинжл сдвинулсь с мест и пошл вдоль по улице, оствив н перекрестке Петеньку, рыцря Джон и их т-инственного спсителя.

Петеньк и рыцрь Джон сбросили плщи и мски, и только незнкомец оствлся еще в одеянии зговорщик.

– Кто же вы, блгородный человек? – спросил его штурмн «Исктеля».

– А вот угдйте, – ответил тот уклончиво. Петеньк и рыцрь Джон принялись ломть себе головы, незнкомец следил з ними с нескрывемым удовольствием. Нконец после длительного рздумья они сложили оружие.

– Сдемся. – скзл Петеньк, поднимя руки.

– Ну, тогд смотрите!

Незнкомец снял мску, и Петеньк с рыцрем Джоном хнули: перед ними стоял Брбр!

– Кк вм удлось это? – воскликнули Петеньк и рыцрь Джон хором.

– А, долго рсскзывть, – ответил Брбр небрежно. – Просто я срзу же скзл себе: «Эге, Брбр, ты должен зтеряться среди персонжей». И вот зтерялся, кк видите.

– Ну вот, нш эскдр снов в полном состве, – произнес Петеньк, ликуя.

– Еще рно рдовться, штурмн. Не збывйте: нше бегство продолжется. – нпомнил Брбр, бдительно озирясь.

И в смом деле, положение их оствлось почти безвыходным. По всему городу рзносился отчянный топот и были слышны голос верных персонжей:

– Они где-то здесь!..

– Окружй их! Окружй н всякий случй!.. Нши герои зтили дыхние. Но предосторожность, кк всегд случется во время путешествий, окзлсь дже вредной.

Тишин площди Неожиднных Финлов, посреди которой стояли путешественники, нсторожил пистеля Помс, и он очутился тут кк тут.

– Если бы вы тоже топли, я бы никогд вс не ншел, – скзл он обескурженным путешественникм. – Итк… вы мне поплись!

Но нши герои вспомнили, что сегодня уж ткой день, что приходится то и дело бегть, и припустили во всю прыть…

– Куд же вы? Ведь я устл, вон сколько носился по городу! – зсетовл пистель Помс, не успевя з беглецми.

Когд он вбежл н космодром, корбли второй эскдры тк и брызнули в голубое небо и тм пропли. Во всяком случе, тк почудилось свободным персонжм, которые невдлеке возились н своих полях. Они оперлись н тяпки и смотрели, кк пистель Помс сел по-турецки н землю и зколотил по ней кулкми.

– Не хочу… Не хочу, чтобы от меня рзбеглись, будто куры из-под нос мшины! – зголосил он кпризно. – Я толстый и стрый, глвное – не тлнтливый!

ГЛАВА 29, в которой комндир и его слвные спутники попдют в офсйд

Толстячки стояли в углу, точно нпрокзившие дети. А комндир стрлся не смотреть в их сторону.

– Вы уже, конечно, догдлись, юнг, что я бесстршный человек. Кк по-вшему, есть что-нибудь н свете ткое, чего бы боялся вш комндир? – спросил великий стронвт.

– По-моему, комндир, вы не боитесь ничего н свете! – произнес Сня с горячей убежденностью.

– Н этот рз не угдли, юнг. Есть н свете одно ткое, чего я боюсь пнически, – признлся комндир, предврительно сделв нд собой усилие, потому что трудно признвться в слбости, и особенно, если он у тебя одн. – Вш комндир боится плохих пистелей, – скзл Аскольд Витльевич.

– И когд появился Помс, он совсем потерял голову и прикзл бежть. Тк мы не смогли нбрться терпения и двинулись дльше в путь рньше времени. И все оттого, что вм вздумлось подрзнить пистеля Помс. – И комндир нконец-то повернулся к толстячкм.

– Мы не хотели ничего дурного, – прошептл Фип, опустив голову и ковыряя пол носком ботинк.

– Мы просто собирлись порезвиться, потому что в нс игрет кровь, – добвил Рип, водя пльцем по стене и не решясь взглянуть в глз великому стронвту.

– Мы больше не будем, – пообещл Пип, не зня, куд деть руки.

И тут толстячки робко подняли глз, полные рскяния.

– Ну д лдно, прошедшее не вернешь. Можете выйти из угл, – вздохнул комндир, поднимясь с тбурет. – Единственное, что я успел сделть в смый последний момент, – это збрл У своего строго друг, Продвц приключений, все сведения о пиртх. Вм, нверно, интересно, кк это было? Иду, знчит, по улице, он мне нвстречу, стрый дружище. «Б, думю, д повстречйся он ншему жениху, и финл путешествия будет скомкн». И я говорю ему: «Где могут спрятться пирты из созвездия Гончих Псов? Двй-к, приятель, выклдывй». А он отвечет: «Тк я и скзл. Не могу, см понимешь». – «Теперь, к сожлению, можешь, говорю, теперь жених солирует, мы. см понимешь, не можем совться туд рньше него». – «Тогд другое дело, отвечет, бз их н плнете Борзой, в том же, знчит, созвездии». Ну, поговорили еще о том о сем и рзошлись. И теперь ншему штурмну придется до конц искть смому. В общем, свое удовольствие он получит полностью, – зкончил он, еле Скрывя звисть.

Толстячки в это время о чем-то шушуклись и, когд великий стронвт звершил коротенькую речь, вытолкнули н середину слон Фип.

– А мы придумли, кк вернуть время, – скзл Фип, нпыжившись от вжности.

– Если вы очень попросите, мы, тк и быть, откроем секрет, – добвил Рип.

– Переведите стрелку нзд, и вы вернете время, – не выдержл непоседливый Пип.

– Спсибо, друзья, з совет, – поблгодрил комндир рстрогнно. – Но теперь уже поздно. Мы обогнли глвного героя и угодили в офсйд! И теперь перед нми угроз преврщения в посторонних зрителей.

Это сообщение порзило всех, дже легкомысленные толстячки и те перестли толкться исподтишк.

– А нельзя нм вернуться нзд, выйти из офсйд? – осторожно спросил юнг.

– Ах, юнг, юнг. – печльно усмехнулся комндир. – Рзве нше мужество позволит нм повернуть вспять?

– Конечно, не позволит, – признл Сня со вздохом. – Но что же нм делть? Мне тк… ну тк хочется учствовть в приключениях по-преж-нему. Пусть дже второстепенным героем.

– Ну что ж, у нс имеется прекрсный выход. Мы во что бы то ни стло должны попсть к пиртм в плен, – скзл комндир, улыбнувшись.

– Аскольд Витльевич! Неужели вы можете попсть в плен? Вы-то, Аскольд Витльевич?! – изумился Сня, не желя верить собственным ушм.

– Юнг, я скзл: «Прекрсный выход». Выход, не плен. Инче мы выбудем из событий и нм в смом деле ничего не остнется, кк перейти н роль беспрвных зрителей, – по-отечески пояснил комндир.

– Вы првы: пленник – это лучше все-тки, чем зритель, – соглс