/ Language: Русский / Genre:sf,

Кукла Маниту

Гай Смит


Смит Гай

Кукла маниту

Гай Н. Смит

Кукла маниту

перевод Г. Корчагина

ПРОЛОГ

16 сентября 1868

На десятый день похода дорогу кавалькаде преградила река Арикари. Все это время, пока отряд из Форт-Уолласа, что в штате Канзас, продвигался на запад, ему во множестве попадались следы врага. Индейцы бежали целыми племенами, со всем своим скарбом. Впрочем, рано или поздно им придется остановиться, чтобы дать отпор преследователям. Или чтобы сдаться без боя. Второе для майора Джорджа А. Форсайта было предпочтительнее. Его полусотне охотников (отнюдь не разделявших убежденность генерала Шеридана в необходимости воинской дисциплины) не с руки было ввязываться в серьезную драку.

Невысокий, мальчишеского телосложения человек в запыленной форме с нашивками майора повернулся в седле и окинул взглядом свой отряд, наполовину состоявший из вольных разведчиков, наполовину - из отборных солдат форт-уолласовского гарнизона. Отправляя их в прерию, генерал приказал не давать врагам передышки, травить их как зайцев, пока последний из равнинных индейцев, которые уже несколько лет с успехом ведут партизанскую войну, не ляжет костьми.

У самой воды Форсайт натянул поводья. Кавалькада слишком растянулась, а это рискованно даже на открытой местности. Отстающих подгонял лейтенант Бичер - это во многом благодаря ему противник все время отступал. Бичер понимал индейцев, разгадывал их хитрости. Однако ненависти к ним не испытывал. Ему не хотелось, как Шеридану или Левайну, истребить их до последнего. Просто он привык добросовестно делать свое дело.

Левайн был человеком крупным, но без единой унции жира. Когда он двигался, под одеждой из бизоньей кожи перекатывались мускулы. Со стороны он походил на медведя: грязные космы до плеч, густые усы и борода, из-под широкополой шляпы, надвинутой на брови, угрожающе смотрят крошечные глазки. Угроза сквозила в любом движении Левайна, например, в том, как он давал шпоры коню, заставляя несчастное животное таращить глаза от боли. Левайн любил причинять боль, но в опасных переделках ему не было равных.

Отряд разбил бивуак на берегу реки, на широком ровном месте, где можно было не опасаться нападения с тыла. Если индейцы захотят сразиться, им придется наступать по берегу.

Скорее всего, они ударят из-за ближайшего холма с крутым каменистым склоном.

Обмелевшая и сузившаяся Арикари тихо журчала посреди широкого, выстланного сухим песком ложа. Казалось, не сегодня, так завтра она исчезнет совсем. Неподалеку от лагеря она делилась на два рукава, огибавших крошечный, ярдов пятидесяти в длину и двадцати в ширину, островок, на котором посреди чахлой ивовой и ольховой поросли одиноко высилось сухое дерево. Островок не имел названия, поскольку никому, даже индейцам, не был нужен, и Форсайт, скользнув по нему взглядом, тотчас забыл о нем. Этот клочок суши не играл никакой роли в его планах. Отряд только переночует здесь и на заре отправится в путь. Поэтому из седельных сумок было вынуто лишь самое необходимое, да со спин мулов сняли тяжелые вьюки с медикаментами и пятью тысячами патронов к винтовкам Спенсера. Еще по сто сорок патронов к винтовке и по тридцать к "кольту" было у охотников. Потом люди разделились на труппы - отдельно солдаты и разведчики, отдельно офицеры - и расстелили одеяла.

Форсайт подождал, пока Бичер подойдет к нему и раскатает на земле одеяло. Нелюдим Левайн расположился на отшибе. Его ни к кому не тянуло, да и к нему в отряде не питали симпатий. Однако это не мешало ему ощущать свое превосходство. Стоит вдали показаться краснокожему, как всех заинтересует, где великан-разведчик.

Он вытянулся на одеяле и стал ждать темноты, жуя табак и сплевывая. Ночь он любил больше, чем день - она дарила ему преимущество над всеми остальными людьми. Под её покровом удобно подкрадываться к врагу; если ты умеешь передвигаться бесшумно, он не заметит тебя до последнего мига.

Широкие ноздри Левайна втянули воздух: пахло индейцами. Но не столько запах, сколько интуиция - шестое чувство - предупредило разведчика, что индейцы, чье стойбище, по словам Маккола, в двенадцати милях вверх по реке, - на самом деле гораздо ближе. Какая разница, сколько там типи, если ничего не известно о численности противника и о том, все ли краснокожие в стойбище? Левайну стало не по себе. Какого дьявола они заночевали здесь, ведь краснокожим чего проще - прижать их к реке и перестрелять, как бизонов в загоне.

Он выпустил изо рта струйку едкой от табака слюны и положил ладонь на приклад многозарядной спенсеровской винтовки. Знакомое ощущение близости оружия сразу успокоило его.

Высокий индеец опустил полог, чтобы посторонние не могли заглянуть в типи. Величественные ястребиные черты лица смягчились, когда вождь увидел девушку, сидевшую, подобрав ноги, на кипе солдатских одеял, неделю тому назад захваченных при налете на обоз. Всякий раз при виде Мистай сердце его переполнялось печалью пополам с радостью - вылитая мать, её застрелили конные солдаты на Волчьем ручье. Мистай слишком юна, чтобы помнить ту трусливую засаду, когда погибли шесть скво и один больной воин. Высокий индеец дал себе клятву, что ничего подобного больше не случится. До рассвета, когда союзные шайенны и сиу нападут на армейский бивуак, Мистай покинет становище, ибо даже победа не спасает от смерти.

Девушка подняла глаза и протянула на ладони деревянную статуэтку.

- Отец, я вырезала его для тебя. Пришлось работать день и ночь, и теперь я рада, что закончила вовремя. Не расставайся с ним в бою.

Вождь взял фигурку и внимательно осмотрел. Дерево недосушено, зато резьба безукоризненна - человеческое лицо кажется живым, видны даже морщины под глазами, а ноздри - две черные дырочки-близняшки над тронутыми улыбкой губами - как будто вот-вот раздуются, втягивая воздух. То был лик не белого и не индейца, и, должно быть, именно поэтому Летучая Мышь испытал чувство, весьма похожее на страх. Если это не бледнолицый и не краснокожий, то кто? Бог? И вместе с тем лицо казалось знакомым, словно, когда-то виденное, оно почти стерлось из памяти.

- Дитя мое, я счастлив, что ты такая искусница. С тех пор, как нас изгнали с родной земли, где перед типи стояли тотемные столбы, я не видел резьбы совершенней.

Черты девичьего лица затвердели.

- Отец, этот тотем защитит тебя в бою. Для тебя глаза его будут видеть, а уши слышать; уста его предупредят тебя об опасности. А если беда затаится от глаз и ушей, её учует нос. Да не коснется смерть отца моего. Летучей Мыши, коего бледнолицые зовут Римским Носом, - пока он под моей защитой.

Индеец опустился перед Мистай на колени, взял её за руки и отвернулся, пряча увлажнившиеся глаза. Сейчас это был не суровый и властный вождь шайеннов, а просто отец, боящийся за свою дочь. Но когда он снова посмотрел на нее, глаза его были сухими, а подбородок уже не дрожал.

- Мистай, нынче же ночью ты уедешь отсюда, - тихо произнес он. Молодой Медведь проводит тебя до Большой излучины. Через три луны, отогнав жестоких конных солдат, я приеду к вам.

Римский Нос умолк, вспомнив свои наставления юноше, который выглядел старше своих лет. "Если на заходе третьей луны я не приеду, ты. Молодой Медведь, отвезешь Мистай на север, к оглала-сйу. Но оберегай её там от похотливых воинов. Оберегай, не щадя своей жизни, ибо у сиу другие обычаи, там девушка раньше становится женщиной. Пусть ещё два лета Мистай носит пояс целомудрия, а затем позволяю тебе взять её в жены".

- Отец, ты встревожен? - проник сквозь завесу его мыслей голос Мистай. - Не волнуйся, не напрасно же я вырезала тотем. Он защитит тебя, и мы встретимся на заходе третьей луны.

- Мне пора. - Вождь медленно поднялся на ноги. - А ты готовься к отъезду.

Левайна разбудил инстинкт дикого зверя. Все его мускулы были напряжены, грубые сильные ладони ласкали холодный металл "спенсера". Он остро ощущал опасность; ноздри раздувались, чуя кислый, как от его собственных подмышек, запах индейца. Враг совсем рядом.

Глаза быстро привыкли к предрассветному сумраку и в слабом сиянии звезд разглядели даже не фигуры - тени; но и теней было достаточно. Солдаты и разведчики, стреноженные мулы и кони спокойно спали; четверо часовых, хоть и озирались по сторонам, явно не подозревали об опасности.

Затем взгляд Левайна, проникавший ночью гораздо дальше, чем взгляд любого другого человека, выхватил из сумрака четыре медленно приближающихся силуэта. Индейские воины ползком подкрадывались к лошадям. Ближайший из них находился футах в тридцати от Левайна. Бесшумно и быстро разведчик вскинул винтовку и поймал воина на мушку.

Выстрел расколол тишину, вспышка, будто молния, осветила лагерь. Опрокинутый ударом тяжелой пули, индеец засучил ногами, как раненый кролик. Остальные вскочили и метнулись назад потревоженными призраками, но три выстрела соединились в один удар грома, в одну струю пламени.

Люди бегали и кричали, лошади рвались с привязи. Только Левайн не шевелился, сгорбившись во тьме. Из ствола его "спенсера" тянулся дымок.

К нему подошли Форсайт и Бичер.

- Левайн, в чем дело? - спросил майор. - Это ты стрелял?

- А то кто же? - Разведчик гулко захохотал. - Не бойся, командир, их было всего четверо, я всех укокошил. Надо понимать, краснокожие куда ближе, чем уверял Маккол.

- И что ты предлагаешь? - Форсайт понизил голос, не желая, чтобы остальные слышали, как он спрашивает совета у разведчика. На войне бывают ситуации, когда командиру приходится полагаться на опыт таких, как Левайн. - Думаешь, они решили с нами разделаться?

- Ежели не так, то старина Римский Нос празднует труса, а мне в это не верится. Бьюсь об заклад, они нападут, едва рассветет. Раньше они сюда не сунутся, и не потому, что дрожат за свои шкуры, - просто в темноте труднее драться.

- Значит, у нас примерно час, чтобы подготовить встречу. - Форсайт посмотрел на небо: звезды ещё не меркли. - Ну ладно, Левайн. Ты лучше всех знаешь Арикари. Что посоветуешь?

- Только одно. - Левайн встал, положил в рот кусок плиточного табака и принялся перемалывать его желтыми огрызками зубов. - Покуда есть время, надо перебраться на островок. Он невелик, но на нем все же лучше, чем здесь, на открытом месте. Они поскачут вон из-за того обрыва, - он указал вверх по реке, - и будет их поболе, чем нас - этак десять к одному. Но у нас многозарядки. Кто знает, может и отобьемся.

Форсайт и Бичер отошли, провожаемые пристальным взглядом разведчика. Солдаты получили приказ переправить всю кладь на остров. Левайн неторопливо обнажил тяжелый скальпировальный нож и кошачьей поступью приблизился к первому шайенну. Тот не шевелился. Из его пробитой шеи текла кровь, жизни в нем оставалось самое большее на полчаса. Разведчик хихикнул и сгреб в кулак длинные черные волосы, чувствуя, как индеец силится воздвигнуть психологический барьер против боли. Не глядя, уверенными движениями Левайн оттянул скальп и провел лезвием по кругу. Один рывок, и вот уже капающий кровью лоскут кожи свисает с руки великана, который идет к следующему индейцу.

Не прошло и трех минут, как Левайн возвратился к своему одеялу и спрятал страшные трофеи в седельные сумки. Он не стыдился добычи, но считал, что хвастать ею ни к чему. Скальпы он снимал ради собственного удовольствия.

Еще до того, как звезды на востоке начали бледнеть, весь отряд перебрался на остров. Форсайт и Бичер организовали оборону: двадцать стволов смотрят вверх по реке, десять прикрывают подступ снизу, а остальные нацелены на берега, на тот случай, если индейцы предпримут обходной маневр.

Левайн подошел к дереву, решив влезть на него, чтобы стрелять сверху. Но передумал. На дереве он будет отличной мишенью. Правда, шайенны и сиу мазилы, каких поискать, но стоит ли соваться под шальную пулю? Расположившись на фланге, он неторопливо осмотрел винтовку. Он отдыхал, с нетерпением ожидая атаки краснокожих.

По небу медленно растекался холодный серый свет. Еще час, и над иссушенной землей взойдет палящее солнце.

Как всегда, появление индейцев было ошеломляюще внезапным. Из-за обрыва с пронзительными воплями и гиканьем во весь опор вынеслось семьдесят или восемьдесят всадников. Не приближаясь к бивуаку, они открыли огонь. Шайенны предвидели, что бледнолицые могут перебраться на остров, но не придавали этому значения, вознамерясь перебить врагов всех до единого.

Солдаты и разведчики изготовились к стрельбе и ждали только команды Форсайта. Он молчал, подпуская индейцев поближе. Когда расстояние между атакующими и обороняющими сократилось до сорока ярдов, десятки пальцев плавно нажали на спусковые крючки, и по индейцам хлестнула свинцовая струя. Пули "спенсеров" прорубили просеку в атакующей коннице, боевой клич сменился криками изумления и ярости. Шайенны развернули коней и бросились вспять. Над островком посреди Арикари повисло облачко порохового дыма.

- А-а, черти! - закричал один солдат, выпуская вслед индейцам пулю за пулей. - Это вас кое-чему научит! Бьюсь об заклад, вы ещё не имели дела с многозарядками!

- Не горячись. - Лейтенант Бичер уже перезаряжал свою винтовку. - Так просто от них не отделаться. Нет, сэр! Это всего лишь разведка боем, теперь краснокожие знают, на что мы способны, и попытаются взять нас хитростью или измором.

В ожидании новой атаки все молчали. Видимо, Бичер был прав: индейцы не хотели рисковать зря. Отряду предстояла долгая осада, а генерал Шеридан в Форт-Уолласе не знал, в какую переделку попали его охотники.

Полдень. Последние три часа шайенны и сиу открыто съезжались к берегу реки. На сей раз следовало ожидать атаки не на оконечность острова, а разом со всех сторон, и уже не семьдесят, а семьсот презирающих смерть индейских воинов понесутся на ненавистных белокожих солдат, отнявших у них землю, бизонов и многих скво. Эти воины жили только мечтой о мести.

Индейцы строились в боевые порядки, беспрекословно выполняя приказы Летучей Мыши. Их дисциплинированности мог бы позавидовать любой полк североамериканской армии. Скоро по приказу своего вождя они ринутся убивать, и первым поскачет Летучая Мышь, а за пазухой у него, защищая от пуль, будет висеть крошечный деревянный образ. Тотем.

Римский Нос на несколько мгновений замер в седле, вспоминая Мистай (ей ничто не грозит, она далеко, и с ней Молодой Медведь), затем поднял руку, призывая своих воинов стереть с лица земли засевших на острове бледнолицых.

Грохот винтовочного залпа раскатился над равниной и эхом вернулся с далеких гор. Стрельба не затихала, но на сей раз индейцы не обращались в бегство. Они отступали, перегруппировывались, снова атаковали, окружая остров и отвечая огнем на огонь. Коротконогие кони падали, сброшенные с седел воины спешили укрыться за бугорками и кустами, чтобы опять вступить в перестрелку.

Потери с обеих сторон были на удивление невелики. На острове погибло трое разведчиков и было ранено двое военных, в том числе майор Форсайт индейские пули попали ему в шею и ногу. Лежа на одеяле под прикрытием камня, он отдавал приказы через лейтенанта Бичера.

- Плохи наши дела, сэр, - сказал Бичер раненому командиру перед закатом. Мундир на лейтенанте был изорван, лицо выпачкано пороховой гарью, перемешавшейся с потом. - Римского Носа не отогнать. Сейчас он отступит, но на рассвете снова за нас возьмется.

Лицо Форсайта исказилось от боли.

- Как думаешь, долго мы продержимся?

- Несколько дней. Еда кончится раньше, чем патроны, зато воды у нас вдосталь.

- Надо послать кого-нибудь в Форт-Уоллас, сообщить генералу... Лейтенант, как стемнеет, отправьте двоих. Порознь. Отберите самых лучших.

- Левайна и Маккола, сэр?

Форсайт кивнул, смежив на секунду веки. Он никогда не предполагал, что однажды его жизнь будет зависеть от подонков общества. Но выбирать не приходилось.

Левайн бесшумно крался во тьме, часто останавливаясь, чтобы прислушаться. Он без труда миновал вражеское оцепление и теперь шел по берегу, ориентируясь на журчание воды и смеясь про себя. Больше всего на свете он любил собирать кровавую жатву, оставляя позади изувеченные трупы, но сейчас разведчик поставил перед собой другую задачу: добраться до Форт-Уолласа и доказать Форсайту и прочим, что он лучше всех.

Лучше Маккола.

Маккол сейчас где-то в пойме Арикари, пробирается другой дорогой. Возможно, он тоже дойдет, но Левайн опередит его по меньшей мере на сутки.

Рассвет. Индейские тропы остались позади, но разведчик все же соблюдал осторожность - по прерии бродят шайки дезертиров. Поднявшись на холм, он учуял сильный запах индейцев и тотчас отпрянул, залег, обнажил нож.

Затем он увидел их - рослого, мускулистого юношу и необыкновенной красоты девушку, скорее всего, ещё девочку. Он вытянул тонкие губы и тихонько присвистнул, узнав по одежде шайеннов. Рот под косматой бородой растянулся в ухмылке, зубы сверкнули в волчьем оскале. Он крался, прячась за кустами, пока до парочки, расположившейся под низкорослым деревцем, не осталось всего два-три ярда. Левайн замер и напряг слух: язык шайеннов он знал не хуже родного.

- Отец обещал, что однажды я стану твоей женой, Молодой Медведь. Мистай сбросила с бедра мужскую руку. - Но до тех пор я буду носить шкурку, а тебе придется потерпеть.

Левайн опять ухмыльнулся. "Шкуркой" индейцы называли кожаный пояс целомудрия, носимый юными скво до наступления половой зрелости.

Разведчик встал и двинулся вперед. Прежде чем юноша и девушка заметили его, он навис над ними, как утес. Крошечные глазки замерли на Молодом Медведе.

- Индейское дерьмо. - Он выплюнул жвачку. - Такой же трус, как и все остальные.

Молодой Медведь не медлил ни секунды. Несколько ловких движений прыжок, выхватывание охотничьего ножа, занесение руки для смертоносного удара - слились в одно.

Но его враг - белый человек в одежде из бизоньей кожи - оказался проворнее. Левая рука разведчика вскинулась, отражая удар, а правая вонзила сталь в смуглый плоский живот индейца. Острие клинка проникло глубоко, повернулось, скребнуло по кости, и когда Левайн выпрямился, юноша неподвижно лежал у его ног.

- Нет! - Мистай отшатнулась, похолодев от горя и ужаса при виде кровоточащей раны на теле любимого. В глазах умирающего воина затаился страх: он потерял свою невесту и не выполнил клятву, которую дал её отцу. И теперь очень хорошо понимал, что ожидает девушку.

Впервые за последние часы Левайн рассмеялся во весь голос. Он наклонился, вытер нож о пожухлую траву и спрятал в ножны, уверенный, что больше оружие не понадобится, что дальше все пройдет легко и. приятно. Он схватил девушку за длинные черные волосы, притянул к себе, заставил запрокинуть голову. Мистай не молила о пощаде, зная, что это бесполезно, и желая разделить участь Молодого Медведя. Но не в силах была скрыть ненависть и презрение - они сквозили в её взгляде. Она плотно сжала губы, чтобы не отвечать на мерзкие поцелуи; её тошнило от зловония изо рта бледнолицего.

- Скво! - Свободная рука Левайна разорвала платье, обнажив красивую девичью грудь, и принялась мять, тискать её с такой силой, что из сосков, казалось, вот-вот брызнет кровь. - Чертова шайенская потаскуха!

Мистай пиналась, но только отшибла пальцы в мягких мокасинах о могучие ноги разведчика. Внезапно Левайн прижал её к себе, и она почувствовала, как что-то твердое тычется в её чресла. Она поняла, что сейчас произойдет; совсем не так представлялось это раньше.

Повалив девушку и опустившись на колени, Левайн одной рукой прижимал её к земле, а другой срывал с неё одежду. Она не противилась, только закрыла глаза, чтобы не видеть его лица. Перед её мысленным взором возник крошечный тотем, подарок отцу - создание, которого не было на свете, пока она не взяла в руки кусок дерева и нож. И вот теперь она взмолилась к нему, но не о помощи - об этом просить было поздно. Она молила своего бога об отмщении, не только этому человеку, но и всему его племени, и детям бледнолицых, и детям их детей.

Мистай ощутила, как великан легко, словно тонкую нить, разрывает на ней ремень, как грубым движением раздвигает ей ноги - и задушила родившийся в горле вопль. Она не должна унизить себя криком или мольбой о пощаде.

Пощечина заставила её поднять веки. Она увидела спущенные до колен засаленные штаны, грязные, усеянные угрями ноги. Зрачки Мистай расширились - то, что вот-вот пронзит её тело, было огромным, по толщине и твердости оно могло сравниться с рукояткой томагавка её отца. Бледнолицый ухмылялся и мял свой член, упиваясь отвращением девушки. Затем опустился на четвереньки и навалился на нее.

Словно боевое копье пронзило её упругую, никем доселе не тронутую плоть - пронзило, разрушая душу. Удары становились все сильнее, тело её содрогалось, голова моталась, из прокушенной нижней губы сочилась кровь. Наконец Левайн задергался в конвульсиях, рыча по-звериному, вонзая в её груди грязные ногти, дыша ей в лицо смрадом.

Не сразу она осознала, что он отпустил её, что самое мерзкое испытание позади. Открыла глаза - они болели и почти не видели. Должно быть, бледнолицый бил её по лицу, но она даже не заметила этого, настолько глубоким было её отчаяние и острой - боль во всем теле.

Тяжело дыша, Левайн застегивал штаны. Его лицо лоснилось от пота. Встретившись с Мистай взглядом, он скривил рот в злобной усмешке.

- Надо бы тебя прикончить, краснокожая. - Он вытащил нож, большим и указательным пальцами стер с лезвия загустевшую кровь. - Да ладно уж. Живи. И помни, что бабой тебя сделал настоящий мужчина, а не сопливый индейский мальчишка. Всякий раз, когда на тебя кто-нибудь залезет, вспоминай обо мне. Впрочем, забыть меня не так-то просто.

Мистай понимала, что он прав. Ее кожаный пояс порван, и теперь никто не захочет её, кроме предателей-полукровок, таких же негодяев, как этот белый человек, бандитов, которые рыщут по прерии, грабя и насилуя.

Она смежила веки, а когда вновь разлепила их, Левайн исчез, не оставив следов на земле. Только на теле Мистай остались следы побоев, да в душе неисцелимая рана.

Лежа под палящим солнцем, она снова увидела резной лик, чье выражение менялось в зависимости от того, под каким углом на него смотреть. Губы тотема шевелились, и, хорошенько прислушавшись, можно было разобрать слова: "Я отомщу!"

Людям на острове скоро конец - в этом вождь, которого шайенны называли Летучей Мышью., а бледнолицые - Римским Носом, не сомневался. Индейцы потеряли немного - около дюжины убитыми, вдвое меньше ранеными. Потери солдат были куда ощутимее. Еще одна, самое большее две атаки, и они будут сметены.

Когда на мелководье из-под копыт мустанга летели брызги, всадник понял, что скоро умрет. Это открытие не ошеломило его - Римский Нос был слишком мудр, чтобы испытывать страх перед смертью и тем, что лежит за ней. Только печаль тронула его сердце при мысли, что больше не сможет он вспомнить жену, поглядев на дочь, хорошеющую день ото дня. Лишь об этом пожалел Летучая Мышь. Воин знает, что любое сражение может стать для него последним.

Солдаты не берегли патронов. Лошади вставали на дыбы, сбрасывая седоков под копыта. Что-то кольнуло Летучую Мышь в шею. Он опустил голову и увидел подарок Мистай, - тотем подскакивал и вращался на кожаном ремешке, и казалось, он насмехается над вождем. Его губы шевелились, произнося беззвучные проклятия. И вождю стало страшно, поскольку этот злобный лик был вырезан руками его дочери.

Он сумел усмирить коня, но тут в горло, разрывая яремную вену, вонзилась пуля из "спенсера". Обливаясь кровью. Римский Нос сполз на землю. Лежа на изрытом копытами песке, сломленный, умирающий человек молился - не за себя, а за дочь, чьи невинные руки окунулись в мир духов и случайно потревожили демона, заснувшего в незапамятные времена...

Сентябрь 1874

Несколько лет скиталась женщина по пустыне, ветхим одеялом прикрывая голову от раскаленного солнца... а может быть, пряча от чужих глаз лицо. Она носила на руках девочку с темными угрюмыми глазами и кожей не чисто белого и не чисто красного цвета.

Эту скво знали повсюду, от владений "Торгового дома Бента" до Рио-де-лос-Аминос. За доллар она соглашалась лечь с любым, будь то старик или юноша, индеец или белый. Кайова называли её вихайя, то есть шлюха; в салуны и игорные дома её не пускали, поскольку ходили слухи, что у неё дурная болезнь.

Толстый слой грязи, всегда покрывавший морщинистое лицо этой индианки, не позволял судить о её возрасте. Но груди её были как у девушки - высокие и упругие. Ее тело не отзывалось на ласки, и никому из деливших с нею ложе не удавалось доставить ей наслаждение.

Мужчины заражались от неё и умирали, но находились новые охотники до её ласк - охотники, которых не могла остановить молва. На прощанье индианка дарила некоторым изящную статуэтку из дерева, доставая её из сумки с лекарственными травами. Находились желающие переспать с ней еще, и бывало, кто-нибудь отправлялся за ней в пустыню.

И вот наконец наступила весна, когда индейская шлюха вопреки обыкновению не вышла к жилью. Тем, кто ждал её, пришлось искать утех у городских проституток, бравших пять долларов за ночь.

Никто не знал, какая участь постигла бродяжку, впрочем, это мало кого интересовало. А девочка с повязанным вокруг пояса мешком, которая брела по шпалам канзасско-тихоокеанской дороги и была остановлена жителями Санд-Крика, ни словом не обмолвилась о своей матери. В мешке, отобранном у девочки нещепетильным шерифом, оказались деревянные статуэтки. На следующий вечер шерифа застрелили в салунной потасовке, а те статуэтки как в воду канули.

Девочка выросла и стала женщиной, вхожей во все салуны западных городов и умеющей заработать на жизнь, не вставая с постели. Затем и она исчезла без следа.

1. УТРО НЕРАБОЧЕГО ПОНЕДЕЛЬНИКА

Вообразите ярмарку: запущенный фанерный мирок, некогда крикливые, а теперь поблекшие и шелушащиеся краски, и над всем этим - незатихающие раскаты музыки. Невозможно даже на миг отвлечься от этого шума, приманивающего детей, как трели Пестрого Дудочника. Впрочем, если вас не затащат на ярмарку ваши дети, вы непременно окажетесь там по какой-нибудь иной причине.

На этой ярмарке немало дешевых аттракционов и обшарпанных игровых автоматов - хитроумных устройств, пожирающих деньги публики и выплевывающих только гнутые монеты. Хватает здесь и лотков бинго, и бильярдных столов, а также лотерей, предлагающих призы, любой из которых можно за треть ставки купить в ближайшем ларьке; есть тут и зверинец, утаившийся от глаз защитников животных. Вряд ли вид его обитателей способен вызвать у вас иное чувство, кроме жалости. Лев давно позабыл, что способен рычать; его клетка настолько тесна, что нельзя даже слоняться по ней из угла в угол, коротая пожизненное заключение. Слон когда-то имел привычку обливать зевак водой, и за это ему до предела урезали ежедневную норму питья. Старая горилла сидит спиной к публике, всем своим видом выражая презрение к Человеку. Есть тут и другие, не столь крупные и опасные звери - смирившись со своей участью, они лежат без движения на загаженных полах клеток. Когда-то здесь была большая броская надпись черным по белому: "ЖИВОТНЫХ НЕ КОРМИТЬ", но Джекоб Шэфер, устроитель ярмарки, велел убрать её, чтобы сократить расходы на своих питомцев.

Почти десять лет Шэфер прожил в этом искусственном, своими руками созданном мирке, ненавидя каждую его пядь, но не покидая из любви к деньгам. Неоднократно давал он себе клятву уйти на покой, но снова приближался сезон, обещая небывалую прибыль, и Шэферу не удавалось устоять перед соблазном. Шэфер высок и тощ; по его лицу трудно судить о национальной принадлежности, тем более, что будто специально для её сокрытия он отпустил длинную неухоженную бороду. Обилие морщин на лбу свидетельствует о том, что ему не меньше шестидесяти лет. Он замкнут и говорит только при необходимости - гортанно, с акцентом, похожим на восточноевропейский, - болтая потухшим окурком сигары, прилипшим к нижней губе. Его руки похожи на когтистые лапы хищной птицы, - пальцы с черными обломанными ногтями почти всегда скрючены. Ходит он вразвалку, шаркая ветхими, чудом удерживающимися на ногах комнатными шлепанцами.

Джекоба Шэфера почти в любое время можно найти в его доме-фургоне за Детским Замком - огромным плоским сооружением из надувной резины, колышущимся, как студень на блюде. На эту штуковину дети прыгают с трамплина.

Обычно в первый вечер сезона он совершает инспекционный обход своих владений. Смотрит, кивает. Иногда слова одобрения или неодобрения (чего именно - всегда остается загадкой для тех, кому они адресованы) срываются с его уст и утрачивают всякую внятность, пока просачиваются через замусоленный окурок. Но он ни во что не вмешивается, поскольку все, что происходит на его территории, приносит доход, а деньги для Шэфера - самое главное.

Только в одном месте он может задержаться перед возвращением в свой дом-фургон. В этом маленьком разноцветном шатре, горделиво стоящем посреди ярмарки, всегда опрятно и уютно. Впрочем, трудно привести в беспорядок столь скудную обстановку: стол на козлах, два стула и коллекцию резных раскрашенных фигурок из дерева. Фигурки стоят ровными рядами, и если вы войдете в шатер, вам захочется взять какую-нибудь в руки и рассмотреть поближе. Но стоит протянуть к ним руку, как вы услышите возглас: "Пожалуйста, не трогайте!" И подчинитесь, поскольку вряд ли сможете без робости смотреть на обитательницу шатра.

Рассуждая логически, для этого чувства нет никакой причины, но почему-то при виде загадочной женщины, закутанной в широкие одеяла ручной вязки, дети прячутся за спины родителей.

Как правило, гадалки - это пожилые женщины, цыганки, идущие на всевозможные уловки ради поддержания своей репутации. Предсказания их всегда двусмысленны, и вы уходите от них, услышав только то, что хотели бы услышать, и подозревая, что напрасно отдали деньги. Но Джейн совсем не такая. Никто (кроме, быть может, Шэфера) не знает, настоящее ли это имя. Она не очень похожа на цыганку - её кожа слишком темна, черты лица выдают дикарское происхождение; едва ли она родилась на одной из сельских улиц Британии. При виде гнева, вспыхивающего в её глазах, вам почудится топот копыт боевых коней и душераздирающие вопли раскрашенных воинов. Но не зайти к ней вы не сможете, если заметите слова над пологом шатра: "ИНДИАНКА ДЖЕЙН, ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНИЦА СУДЬБЫ", - слова, сулящие прикосновение к тайнам индейских племен, к искусству, унаследованному от древних колдунов, непревзойденных мастеров своего дела.

Тело гадалки, скрытое каскадом одеял, юное и красивое, и поговаривают, что именно по этой причине Шэфер так часто наведывается к ней. Впрочем, это предположение слишком нелепо и грязно, чтобы относиться к нему всерьез. Просто оба они одиноки, а после закрытия ярмарки становятся настоящими отшельниками, и им, наверное, хочется с кем-нибудь поговорить. Так ли это никто не знает, да и не пытается узнать. Кто-то из ярмарочной обслуги прозвал Джейн Кассандрой, и однажды эта кличка достигла ушей Шэфера. С тех пор её произносят только шепотом.

Задолго до официального открытия ярмарки Джейн сидела здесь в своем шатре, вырезая по дереву ножом с костяной рукояткой. Она работала сноровисто и быстро, словно от того, сколько фигурок или талисманов она изготовит, зависит её заработок. Правда, за фунт она охотно уступит вам вещицу, над которой трудилась весь день (а может, и дольше - никто ведь не знает, когда она садится за работу, а когда встает). И хотя на рабочем столе никогда не лежит больше одной поделки, Джейн расстается с ними без сожаления, будто штампует их на конвейере, - расстается, пряча деньги под широкими складками пестрого одеяния, улыбаясь и тихо говоря покупателю: "Носите её с собой, она защитит вас от злых духов".

Жизнь ярмарки разбита на недельные и двухнедельные циклы. Сегодня столпотворение посетителей, завтра - уезжающая вдаль вереница обшарпанных грузовиков. И новая сцена с прежними декорациями - сооружениями из досок и фанеры, собирающими вокруг себя людей со всей округи. Но молодую индианку все это как будто не касается. Она целыми днями режет по дереву и рассказывает посетителям своего шатра о том, что с ними приключится. Правда, дурного пророчества вы от неё не дождетесь - этого не хочет Шэфер. Бывает, она улыбается, но зачастую это не более чем шевеление губ; глаза остаются холодными. А вам от такой улыбки становится не по себе. Этот день выдался на редкость жарким и сутолочным. Джейн трудилась как обычно - не покладая рук. Наверное, она даже не знала, что сегодня первый день нерабочей недели.

В воскресенье, сразу после полудня, к ярмарке поодиночке и мелкими группами начали съезжаться мотоциклисты, пытаясь проникнуть к аттракционам мимо легковушек и автобусов, запрудивших добрую милю дороги. Поначалу никто не обращал на них внимания - на дорогах всегда много мотоциклистов, к тому же сегодня выходной, и, возможно, где-то неподалеку проходят гонки. Однако, приглядевшись к этим парням, вы бы заподозрили, что они приехали сюда с какой-то определенной целью. Они собирались в кучки на Променаде, загораживая дорогу автомобилям и пешеходам, с высокомерно-неприступным видом пробирались через толпу, грубо отпихивая зазевавшихся прохожих со своего пути. Впрочем, общественного спокойствия они не нарушали, во всяком случае, не настолько, чтобы требовалось вмешательство немногочисленных полицейских. Пока они только недобро косились по сторонам и помалкивали. Ждали.

К вечеру трескотня мотоциклов обещала заглушить ярмарочный гул; с каждым часом все ярче проявлялась враждебность двух группировок рокеров. Синоптики обещали переменчивую погоду до вторника, но пока их предсказание не сбывалось. Словно предчувствуя беду, солнце спешило укрыться за холмами.

Драка - а последние часы чудом прошли без конфликтов - началась в сумерках. Для большинства курортников все рокеры были на одно лицо, только рассмотрев пришельцев поближе, можно было распознать две враждующие группировки. Черепа и скрещенные кости на обоих рукавах отличали братьев ист-лондонского ордена - они большей частью стояли на удаленной от моря стороне Променада, некоторые бродили по ярмарке. Гладиаторы, с одной-единственной "мертвой головой" на спине, приехали первыми, но через час оказались в меньшинстве, и поневоле сбились в безликую толпу. "Крутые" Ангелы Ада считали их "чайниками", жалкими подражателями, и намеревались разделаться с ними, а после заняться жителями и гостями городка. И ярмаркой.

Атаманом Ангелов был Жирный Чипс, его воля считалась законом. Он приехал издалека, в конце пути дроссель его "БСА" начал барахлить, и пришлось передать мотоцикл одному из подручных. Он сплюнул на присыпанный песком бетон и растер плевок подошвой, подумав, что начинать надо, как обычно, с пивной. Хорошенько вмазать, завестись, а потом...

Но замыслу перекормленного двадцатилетнего юнца не суждено было сбыться. Что-то мягкое, приторно пахнущее ударило его в лицо, залепив глаза и нос. Он попытался протереть глаза, но пальцы увязли в густой и клейкой пене. Он не видел ничего, кроме розовой пелены. Даже его яростный рев был приглушен слоем сахарной ваты.

- Ой! Извините, пожалуйста!

Наконец он разглядел женщину лет тридцати - типичную домохозяйку из пригорода. Увидел страх на её чопорном лице. СТРАХ! И ОТВРАЩЕНИЕ!

- Я не хотела!

Конечно, не хотела - ей бы не хватило смелости швырнуть в рожу Чипса сахарную вату, купленную для сынишки, противного щенка. Показывая пальчиком на физиономию рокера, мальчишка хныкал, будто надеялся, что мамаша соберет вату и скормит ему с ладони.

- Мамочка! Ы-ы-ы...

- Успокойся, маленький! Сейчас мамочка купит новую ватку...

Сквозь красную пелену (в буквальном смысле) Жирный Чипс таращился на людей, принадлежащих к самому ненавидимому им классу. Как он презирал этих слизняков, этих белоручек, не способных постоять за себя, прячущихся за широкую спину закона, ежедневно ходящих в церковь и кичащихся этим! Он даже не полез в карман за смазанной машинным маслом мотоциклетной цепью. Злоба распирала его, искала выход. Надо немедленно въехать в эту самодовольно-трусливую морду!

Утяжеленный мышцами и салом кулак метнулся вперед. Женщина поняла, что сейчас произойдет, но была слишком испугана, чтобы закричать или увернуться. Удар пришелся в цель - Чипс почувствовал, как треснула кость, но за ярмарочным шумом не расслышал хруста. Опуская кулак, он увидел запрокинутое лицо с расплющенным носом, залитым кровью ртом и зубом, висящим над нижней губой на единственном корешке. Он протер глаза левым рукавом, зная, что это только начало: сейчас кипящая ярость вырвется на свободу, и ничего другого ему не нужно. Он снова замахнулся, но в этот миг его жертва опустилась на колени, а затем ничком рухнула на бетон. Жирный Чипс огляделся - кому бы врезать? - и увидел ребенка. Мальчик лет восьми, не более, стоял к нему ближе всех. От пинка в солнечное сплетение он отлетел и ударился спиной о лоток с закусками.

Малыш сложился пополам, потом резко выпрямился, прогнулся назад, судорожно шаря по телу ручонками, словно не понимая, куда его ударили. Он повернулся, и Чипс увидел страшный результат своего удара - что-то острое, должно быть, торчащий из лотка гвоздь, вонзился в позвоночник сквозь теннисную майку, искалечив, наверное, ребенка на всю жизнь.

Сделав два шага вперед, мальчик упал и скорчился. Чипс подошел, неосознанно, инстинктивно поставил на спину ногу в сапоге с металлическими набойками и поддел носком выпирающий из раны позвонок.

Отвернувшись, Жирный Чипс снова провел рукавом по глазам, стирая клейкую массу. Мать и сын неподвижно лежали позади; атаман рокеров высматривал отца. Кругом уже дрались. Кто-то дешевой крикетной битой отмахивался от двоих Ангелов, но вскоре упал, избитый тяжелыми цепями. Еще двое подручных Чипса развлекались с несовершеннолетней девчонкой в бикини один заломил ей руки за спину, другой срывал купальник. Она отчаянно сопротивлялась, пока Ангел не раздвинул брыкающиеся ноги в не ударил её снизу ладонью в подбородок. Девушка закатила глаза, и тот, что стоял позади, отступил на шаг, позволяя ей мешком осесть на землю.

Публика разбегалась, торговцы торопливо опускали жалюзи ларьков. Но музыка не умолкала ни на секунду, голос Джин Питни вещал с заезженной пластинки начала шестидесятых:

"Oh, I wanna live niy life away..."1. Окровавленная женщина, сидя на бетоне, пыталась поднять бесчувственное тельце сына. Она рыдала и звала на помощь, но никто не слышал её. Никто, кроме Жирного Чипса.

Ухмыляясь в бороду, он посмотрел вниз и отвел ногу для пинка. Слабая рука, которой женщина пыталась защититься, сломалась, как бальсовый прут. Стальной носок вонзился в живот, размозжив эмбрион, о чьем существовании нельзя было догадаться по фигуре матери. Впрочем, если бы Чипс и знал, что обрывает жизнь младенца задолго до её начала, его бы это не остановило.

Конец песни был заглушен пронзительным воем: "бии-боо, бии-боо". Замелькали синие огни, сквозь толпу зевак прорывались машины и мотоциклы, пробирались люди в форменных дождевиках и шлемах. Забыв перед лицом общего врага о своей распре. Ангелы и Гладиаторы ринулись к морю. В округе хватало местечек, где они могли укрыться, к тому же большинство рокеров намеревалось ночевать на пляже.

Полиция их не задерживала - немногочисленный спецотряд опасался хватать тигра за хвост. Кругом тьма-тьмущая молодцов в хлопчатобумажных куртках, поди докажи, что тот или иной участвовал в драке. Брать их всем скопом - напрасная трата денег налогоплательщиков, все равно девяносто пять процентов хулиганов придется отпустить за отсутствием улик, а остальные отделаются небольшими штрафами. Удалось их разнять, и то хорошо. А завтрашний день принесет полиции новые проблемы.

Оглядевшись и обнаружив трех пострадавших, старший инспектор вызвал по радио "скорую помощь". Пока она добирается, его люди сделают для раненых все возможное, а сам он тем временем попытается выпросить подкрепление.

Он знал, что скоро начнется серьезная заварушка. Собственно, уже началась.

Недовольно выпятив губы, Джекоб Шэфер смотрел в окно дома-фургона. Происходящее снаружи ему совсем не нравилось. Он уже видел подобное, и не однажды - в Маргите, Саутхенде и других городах. Всякий раз это начиналось и заканчивалось одинаково: воскресным вечером накануне нерабочей недели Ангелы Ада накапливали силы, а в понедельник развлекались на всю катушку. И никак их не остановить. Всех мотоциклистов не вытолкаешь с ярмарки, а закроешь её днем, они того и гляди учинят разгром. Шэфер проклинал полицию, и не только за разгул рокеров, фараоны под любым предлогом отлынивают от работы. При виде хулиганов они празднуют труса, зато порядочный человек не дождется от них поблажки, попробуй он сделать что-нибудь не так, скажем, не уплатить дорожный сбор или продать сигареты двенадцатилетнему оболтусу, который выглядит на все шестнадцать. "Черт!" - мысленно выругался Шэфер, глядя на заполненную Ангелами и Гладиаторами карусель. Висит же надпись, да такая здоровенная, что не заметить нельзя, - надпись, запрещающая подросткам старше шестнадцати садиться на лошадок. Но вряд ли можно осуждать старого Эверита за то, что он не пытается их остановить. Рокеры носятся на электромобильчиках, сталкиваются, стремясь вышибить дух друг из друга и из машин. Несколько Ангелов столпились в тире, набивают руку в стрельбе по движущимся мишеням. Когда начнется потасовка, - а это может случиться через пять минут или пять часов, - воздушные винтовки будут стрелять уже не по жестяным уточкам.

И как назло, поблизости ни одного легавого. Шэфер заперся в фургоне, хотя и знал, что старый замок не выдержит даже слабого удара.

Ангелы и Гладиаторы разделились и заняли стратегические позиции. Поле для битвы облюбовано, армии ждут приказа к наступлению. Публика разошлась, понимая, что иначе ей не поздоровится. А полиции нет как нет.

Жирный Чипс ловил на себе взгляды Ангелов. Орден ждал его сигнала. Он выстрелил, сбив уточку, и подумал, что во рту все ещё сладко от сахарной ваты, неплохо бы сейчас умять целый пакет чипсов, лучше всего капающих маслом. Именно за это пристрастие его прозвали Жирным Чипсом. Впрочем, эта кличка его устраивала.

- Слышь, сколько нам ещё здесь торчать? - Стэп, прыщавый адъютант Чипса, едва не сшиб уточку плевком. - У пацанвы кулаки чешутся. Надо начинать, пока легаши вонючие не приперлись. Гладиаторы ухе готовы, суки поганые.

- Я тоже готов, - ухмыльнулся Чипс. - Ща мы их с дерьмом смешаем.

Стэпу нравилось, когда атаман на подъеме. Нынче они, похоже, неплохо порезвятся.

Чипс поднял пневматическую винтовку. Прицел был смещен для стрельбы с опережением на дюйм - не зная об этом, сам вовек не догадаешься. А Чипс об этих винтовках знал все. Знал, как надо брать на мушку жестяную уточку, как "вести" её вдоль всей линии поражения, а затем молниеносно перенести прицел на человеческий глаз в трех ярдах от тебя и нажать на спуск.

Служитель, ужаленный свинцовой пчелой, пронзительно закричал, зажимая ладонью кровоточащую рану, и попятился в ужасе, понимая, что превратился в живую мишень, и спастись не удастся. По команде Жирного Чипса шеренга стрелков дала залп. Самые сильные пульки пробивали кожу и застревали в шее и щеках, те, что послабее, падали на землю, точно пчелы, оставившие свое жало в теле врага. Вопя благим матом, израненный служитель рухнул на землю.

Битва началась. Только дерущиеся отличали своих от чужих; сторонним зрителям, в большинстве своем алчущим кровопролития, все парни в хлопчатобумажных куртках были на одно лицо. На "американских горках" и вальсирующей карусели Ангелы и Гладиаторы сцепились не на жизнь, а насмерть, и было вопросом времени, когда первый из них, кувыркаясь, словно выброшенная кукла, полетит вниз и распластается на земле кровавой лепешкой.

Вот из кабинок вальсирующей карусели вывалились два безжизненных тела. Вот ещё один рокер сорвался, но сумел ухватиться за ограждение нижнего яруса. Однако провисел он недолго - железная стойка размозжила ему череп.

Проезжавшая по бульвару полицейская "панда" притормозила у обочины футах в ста от ярмарки. Водитель поднес к губам рацию - чтобы остановить сражение такого масштаба, нужны крупные силы полиции.

Жирный Чипс несколько минут наблюдал, даже не думая вступать в битву. Изувеченный служитель тира заполз за щит с мишенями, к его убежищу вел кровавый след. Если бы не шум, было бы слышно, как он скулит от боли и страха. Придет время, и молодцы Чипса возьмутся за него всерьез.

Чипс заметил шатер с надписью "ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНИЦА СУДЬБЫ" над задернутым пологом. Глаза его сузились: вчера, гуляя по ярмарке, он видел молодую индианку. Он быстро двинулся к шатру, Стэп не отставал ни на шаг.

Ремешок, удерживающий вместе половинки полога, лопнул от одного рывка. Чипс вошел в шатер и остановился у входа.

- Так-так. - Его губы скривились в усмешке. - Даже не надеялся кого-нибудь здесь застать. Оказывается, тут живет настоящая индианка.

На лице девушки, сидевшей у противоположной стены, не дрогнул ни один мускул. Как всегда, она была укутана в пестрые одеяла, волосы цвета воронова крыла заплетены в две косы. Темные глаза светились ненавистью.

- Тебе здесь нечего делать.

- В самом деле? - Чипс расхохотался. - Стэп, леди желает, чтобы мы свалили. Входи, чувак, и задерни шторы. Создадим интим.

Стэп выполнил приказ, и в шатре стало темнее. Будь его воля, он бы ни на секунду здесь не задержался, но не подчиниться вожаку было бы очень опасно.

Подойдя к столу, Чипс взял деревянную фигурку с головой почти такой же величины, как туловище. Черты её лица были необычайно уродливы, но казалось, она все видит и понимает.

- Круто! - пробормотал Стэп. - Прямо жуть берет.

- Какая чудесная куколка! - пропищал Чипс. - Мамочка, она такая красивая, что я ща обкакаюсь!

Оба заржали. Затем улыбка Жирного Чипса увяла.

- Что за халтура дерьмовая, мать твою?! Да я перочинным ножиком лучше заделаю. Кто это, скво? Не слышу?

Джейн молчала, плотно сжав губы. На незваных гостей она смотрела с гневом, но без страха.

- Ладно, некогда нам тут трепаться об искусстве резьбы. - Чипс сунул деревянную фигурку в боковой карман куртки. - Но если эта шлюшка не захочет с нами играть, мы ещё вернемся к разговору о ножиках.

Стэп судорожно сглотнул. Знай он, что индианка в шатре - не пошел бы следом за Чипсом. Он полагал, что она удрала, как почти вся обслуга ярмарки. Но теперь на попятную поздно. Он знал, что сейчас произойдет, видывал, каково приходилось девчонкам, попавшимся его боссу.

- Ну-ка; Стэп, придержи её.

- Чипс, а может...

- Я тебе че сказал?

На подкашивающихся ногах Стэп обошел вокруг девушки, схватил её за запястья и рывком заставил подняться на ноги.

Она не сопротивлялась - казалось, ей ничуть не страшно. Как будто она отдала себя в руки судьбы.

Чипс ухватился за верхнее одеяло, попробовал разорвать, но не тут-то было. Сквернословя, он пытался запустить руки под одежду индианки и быстро свирепел. Под одеялами Джейн носила кожаное платье наподобие сари. Его Чипс тоже не сумел разорвать и вынужден был повозиться с тремя сыромятными ремешками. Как только он развязал последний, с гадалки упала вся одежда.

Жирный Чипс притянул девушку к себе, прижался животом, чтобы почувствовала его желание. Посмотрел в глаза, ища отклик. В них не было ничего - ни желания, ни страха. Тоща он плюнул ей в лицо зелено-коричневым сгустком табачной жвачки. Омерзительная жидкость потекла по её подбородку и закапала на грудь.

- Скво, мать твою! - злобно процедил он сквозь зубы. - Я тебя ща так отдолбаю, на всю жизнь хватит!

Стэп закрыл глаза и отвернулся - не нравилось ему это, не хотелось участвовать. Он готов был отпустить девушку и убежать, но в последнюю секунду спохватился. С ист-сайдским орденом шутки плохи, очень уж много народа в этой шайке, и не только в столице, но и по всей стране. Одно слово Чипса, и они сворой голодных псов бросятся в погоню за отступником. Где бы он ни спрятался, все равно разыщут. А уж тогда...

Джейн не сопротивлялась и после того, как Стэп отошел. Под тяжестью Чипса она рухнула на земляной пол, и прыщавого Ангела Ада едва не вырвало при виде полуголого вожака - свирепого, похотливого и алчного зверя.

Чипс навалился на индианку, покрывая её груди жаркими слюнявыми поцелуями, затем рывком овладел ею. Он ритмично двигался, тряся складками жира и наполняя тесный шатер запахом пота. Смотреть на это не хотелось, но Стэп не мог оторвать глаз - настолько заворожило его кошмарное зрелище. Совокупляющиеся красавица и чудовище. Похотливое воплощение зла.

Минуты через две Жирный Чипс кончил - его всегда хватало ненадолго, несмотря на хвастливые обещания. Он встал со своей жертвы, презрительно плюнул в закрытые глаза и, застегивая ширинку, больно пнул гадалку по обнаженному бедру. Но веки её не разомкнулись, даже не дрогнули.

- Все твое, Стэп. - Чипс указал большим пальцем на неподвижную девушку.

- Не. - У Стэпа пересохло во рту, желудок сжался в комок. - Че-то мне. Чипс, не в жилу.

- Ну, как знаешь. - Верзила отвернулся. Утолив похоть, он словно забыл о существовании девушки. - Аида, позырим, че там снаружи.

Они вышли из шатра. Ярмарка напоминала поле боя: афишные щиты пробиты во многих местах, некоторые и вовсе повалены. Кто-то из обслуги остановил "американские горы" и вальсирующую карусель - пожалуй, напрасно, так как это облегчило вандалам работу. Им уже не приходилось держаться одной рукой, сбивая деревянные украшения. Старая пластинка играла как ни в чем не бывало, ненадолго затихая на паузах.

Чипс заметил поблизости несколько Гладиаторов, остальные под натиском численно превосходящего противника отступили на Променад, а некоторые убежали к самому морю. На ярмарке остались только лежачие; всякий раз, когда кто-нибудь из них подавал признаки жизни, его зверски били.

Но теперь в сражение вступила третья сила - более сотни полицейских в касках, со щитами и дубинками. Уже ничто не напоминало хаотическое побоище, четкой организацией веяло от штурмового отряда, развернувшегося "веером" и взявшего противника "в клещи".

- А-а, мать твою! - Жирный Чипс заробел, что при виде полиции с ним случалось нечасто. - Давай-ка рвать когти, Стэп.

Не возразив ни слова, Стэп затопал за своим атаманом по аллее изувеченных афиш. В таких ситуациях действовало правило "каждый сам за себя", и Чипса не очень волновала судьба многих его соратников, которых орден, похоже, завтра недосчитается. "Интересно, - думал Стэп на бегу, что он чувствует? Впрочем, ему, видно, начхать, сколько наших упекут в каталажку, скольким переломают ребра, - лишь бы самому уйти без единой царапины. А может, такие переделки нужны, чтобы очищать орден? Известно ведь, что слабые духом или телом первыми гибнут в бою..."

Деревянный куб театра Панча и Джуди лежал на боку. Куклы в гротескных позах валялись на земле, словно они тоже участвовали в бою и пали. У Джуди была расколота голова, Панч сжимал в руке свою дубинку. Между ними распластался Полицейский, словно хотел разнять их и угодил под нечаянный удар.

"Но это же чушь собачья! - сказал себе Стэп. - Идиотская хохма. Тоже мне, нашли способ окочуриться. Господи, поскорее бы отсюда смотаться!"

В этот миг его захлестнуло ужасом, барабанные перепонки едва не лопнули от душераздирающего, полного звериной ярости и ненависти рева. Еще немного, и он свернул бы и с визгом помчался вслепую. Даже Жирный Чипс остановился и затравленно озирался в поисках укрытия.

- Это всего лишь зоопарк вонючий! - Страх отступил, но ненадолго. - Им не выбраться из клеток.

Стэп оглянулся и увидел старого паршивого льва, задравшего голову, чтобы снова исторгнуть рев - этакий дряхлый царь зверей, внезапно обнаруживший в себе забытые инстинкты. Над железной стеной десятифутовой высоты изогнулась длинная серая змея - слон Аттила отзывался на клич своего царя. Затем раздались гулкие, как в огромный барабан, удары - горилла Джордж не сидел, как обычно, привалясь спиной к прутьям клетки. Впервые за многие годы он стоял во весь рост и гордо колотил себя в грудь, заросшую косматой шерстью; глаза сверкали слишком долго дремавшей в нем злобой. Звери проклинали своего извечного врага, подлого поработителя - Человека.

- Канаем, - Чипс вновь обрел способность двигаться, - пока не замели.

Озираясь, они пошли к Променаду. Звуки музыки и борьбы стихали позади. Оба рокера не могли понять, в чем причина растущего беспокойства. Они неплохо развлеклись на ярмарке, показав, на что способны, а вмешательство полиции было неизбежным - что поделаешь, таковы условия игры. И все-таки в глубине души Чипс и Стэп боялись - не ответа перед законом (это тоже было условием игры), а чего-то неведомого, неощутимого, как вирусы смертельной болезни, только что поселившиеся в здоровом теле.

Едва они разыскали свои мотоциклы, с неба посыпались крупные капли дождя. Над головами висели темные тучи, с моря дул свежий ветер. От всего этого Стэпа и Чипса пробрал озноб. Казалось, в воздухе витает предвестие большой беды. Казалось, это предвестие уже запоздало.

После ухода Ангелов Ада индианка Джейн ещё долго лежала на полу. Наконец она встала, подобрала платье, одеяла и оделась. Все болело, но огромным усилием воли она заставила себя забыть о боли, как совсем недавно заставила себя забыть о грязном, вонючем юнце, лежащем на ней. Несколько минут жизни напрочь стерлись из памяти, словно она умерла и воскресла лишь после того, как насильник оторвался от нее. Джейн не знала, как ей это удалось, наверное, следовало благодарить мать, ещё в младенчестве подготовившую её к такому испытанию. Лишь одно чувство не смогла она погасить - ненависть. Не только к этим двоим, но и ко всей белой расе, насилующей древние цивилизации, грубо и жестоко подавляющей чужую культуру.

Она бросила взгляд на стол. Фигурка, законченная около часа назад, исчезла. Ее украл верзила - Джейн вспомнила, с каким презрением он рассматривал её.

Вскоре индианка снова сидела за столом, боль ушла из тела и из мыслей. Снаружи последние Ангелы Ада удирали от полицейских. Джейн не шевелилась. Ждала.

Поток транспорта был перекрыт в миле от приморского городка. Вереницы автомобилей тянулись в обе стороны, насколько хватало глаз. Проливной дождь нещадно хлестал пешеходов и не давал водителям и пассажирам автомобилей выйти наружу, чтобы размять ноги. Или чтобы узнать, отчего образовался затор.

Затем появилась "скорая помощь". Проезжая между двумя рядами машин, она зацепила "фиат", стоявший слишком близко к средней полосе, - но не остановилась. Всем стало ясно: случилось несчастье. Некоторые досадовали, что не успеют посмотреть на трупы, прежде чем их увезут.

"Скорой" потребовалось три четверти часа, чтобы добраться до места происшествия. Все местные машины с красными крестами были отправлены на ярмарку, а эту вызвали из городка, находящегося в двадцати милях по соседству. Проливной дождь вынудил шофера вести её на самой низкой скорости.

- Слышь, Джо? - Загорелый человек в форме, сидевший в фельдшерском кресле, озабоченно повернулся к водителю. - Кажись, мы помяли "фиат".

- В задницу его. - "Скорая" притормозила, огибая автофургон, стоявший под углом к обочине. - Всех их в задницу. Педерасты чертовы! Сидели бы нынче дома, меньше было бы мертвяков и калек, и мы, может, занимались бы сейчас чем-нибудь дельным. Все, приехали... Боже ты мой!

Водитель и его напарник давно работали на "скорой" и повидали немало трупов, но даже они побледнели, свернув на траву возле груды изувеченного металла. Усталый и злой полицейский пытался отогнать от неё людей, высыпавших из ближайших машин. На обочине под окровавленными простынями лежали два человеческих тела - ничем иным эти бесформенные кучки быть не могли.

Рядом работники "скорой" увидели обломки двух мотоциклов, столкнувшихся со встречным "лендровером". Их седоки катапультировались из седел, перевернулись в воздухе и с невероятной силой ударились оземь.

После аварий со смертельным исходом кому-то приходится отсортировывать человеческие останки от металла, и если на подобный "автослучай" вызвали вас, утешайте себя мыслью, что это - ваша будничная работа. Джо подошел к мертвецам. Один из них был великаном, другой - поменьше и посубтильней. Наметанный глаз водителя сразу определил характер и степень травм. Седоков подбросило вверх, затем машины догнали их в воздухе - случай почти невероятный. Избиваемые, словно кролики в загоне, парни кувыркались вместе с мотоциклами, рассыпая внутренности и брызги крови. Но на этом чудеса не закончились. Оба мотоцикла упали вверх колесами, размазав человеческие тела о черное гудронированное полотно, - рваный металл растерзал плоть в клочья. И вот теперь перед Джо - подумать только! - две оторванные головы... Однако такое возможно, хоть и выглядит невероятным. Возможно, раз произошло.

Работники "скорой" молча вернулись к машине за носилками и полиэтиленовыми чехлами. Они действовали слаженно и быстро, ничем не выдавая нервозности.

- А это что такое? - В траве возле груды окровавленного тряпья Джо заметил маленький предмет.

- Похоже, игрушка. - Его напарник был рад любой возможности отвлечься от страшного зрелища. - А может, талисман.

Перед тем, как спрятать находку в карман, водитель повертел её в руках. Деревянная фигурка ручной работы, резьба грубая, пропорции не соблюдены - голова слишком велика, туловище коренасто до безобразия. "Может, внучку пригодится, - подумал Джо. - Если не возьму, на нее, наверное, долго никто не позарится".

Выполнив свою нелегкую задачу, они с помощью полицейского, который заставил толпу расступиться, кое-как развернули машину.

Дождь утихал. В такие мрачные выходные каждый путник жалеет, что не остался дома - скукой расплачиваться за комфорт. Но долгий путь домой, в тепло и уют, для многих уже начался.

Под яростную брань водителя поврежденного "фиата" "скорая" медленно проехала мимо.

К тому времени, когда она выбралась из затора, ливень сменился изморосью. Джо посмотрел на горизонт, но не увидел ни клочка чистого неба.

- Непохоже, что...

Ему не суждено было высказать свою мысль до конца. Влекомый безрассудным настоянием маразма, на дорогу внезапно вышел старик в пропитанной дождем панаме.

Джо инстинктивно надавил на педаль тормоза. Покрышки завизжали на скользком полотне, "скорую" развернуло, с грохотом ударило о припаркованный у обочины автофургон, отбросило через дорогу на стену виллы. Хрупкое человеческое тело отлетело на середину дороги, как подстреленный кролик.

Вслед за хрустом костей, скрежетом металла и звоном разбитого стекла наступила тишина. Через несколько секунд её нарушили испуганные крики. Вскоре собралась толпа.

Смерть. Снова смерть.

2. ВЕЧЕР НЕРАБОЧЕГО ПОНЕДЕЛЬНИКА

- Ялмалка! Ялмалка! Ялмалка! - Маленькая девочка на крыльце захудалого пансионата указывала вдаль пальчиком и взволнованно подпрыгивала, не замечая мелкого дождя, хотя её цветистое ситцевое платьице уже промокло. Два крошечных слуховых аппаратика в её ушах отзывались на прыжки и крики пронзительным свистом.

- Ялмалка! Ялмалка!

- Ровена! - В дверях пансионата появилась высокая женщина лет тридцати пяти, с волосами такого же, как у дочери, ярко-орехового цвета и печатью тоски на веснушчатом лице. - Ровена, сколько можно повторять: не стой под дождем!

- Ялмалка! Ялмалка!

- Да, я знаю. - Женщина подошла и мягко, но цепко схватила девочку за запястье. - Но уже поздно. Может, завтра мы поедем с папой на ярмарку. Пошли, пошли.

Ровена глядела матери в лицо. Слов она почти не слышала, но по губам читала столь легко, что удивляла даже своих учителей в частной школе для глухих. Она кивнула и с неохотой позволила вести себя через тесную прихожую и дальше - по двум застеленным ветхими ковровыми дорожками, плохо освещенным лестничным пролетам. Лиз Кэтлин едва держалась на ногах - от этого ребенка она была на грани нервного срыва. Что и говорить, денек выпал не из приятных - две трети пути машина едва тащилась по изнуряющей жаре, потом несколько часов простояла на дороге под проливным дождем. Но самыми ужасными оказались последние пять миль. Сначала впереди в лепешку разбились мотоциклисты (хорошо еще, что это случилось довольно далеко, и Лиз не видела всех подробностей катастрофы), затем "скорая помощь" сбила старика. Лиз не могла, как ни старалась, забыть об этом несчастном. Интересно, умер он или все ещё мучается?

- Вот так-то лучше. - Раздетый до пояса. Рой Кэтлин вытирался полотенцем возле раковины в их спальне. - Умыться с дороги холодной водой что может быть приятней?

Лиз затворила дверь и прислонилась к ней спиной. Она умылась раньше мужа, но облегчения не испытала. У неё не так уж часто портилось настроение, но сегодня раздражение буквально въелось ей в душу. Как ни крути, нерабочая неделя - самое подходящее время, чтобы впасть в тоску.

- Что это с ней? - Рой посмотрел на ребенка, который никак не мог успокоиться. - На пляж мы сегодня не пойдем. Не та погода.

- Дело не в пляже, - ответила Лиз, - а в ярмарке. Ты же знаешь, она от них сама не своя. А эта ярмарка, по-моему, просто помойка. Как будто по ней прошелся ураган или цунами. Миссис Хьюдхес говорит, сегодня там была грандиозная драка. Сотни молокососов, как их... Ангелы Ада. Почти два часа полиция не могла их обуздать. Двое хулиганов, - она понизила голос и покосилась на Ровену, желая убедиться, что девочка не видит её губ, погибли. Несколько человек, в том числе трое полицейских, отправлены в больницу.

- И поделом им, сволочам, - сказал Рой, натягивая рубашку через голову. - Я, конечно, о щенках, а не о полицейских. Боже, куда катится эта страна? Как нам все-таки недостает виселиц, розог, всеобщей воинской повинности...

- Слушай, хватит, а? Завел шарманку. - Лиз подошла к зеркалу платяного шкафа и принялась расчесывать длинные, до плеч, волосы.

- Что тебя так завело? Первый день выходных? Лиз резко повернулась к мужу, но увидев, что Ровена смотрит на них, сдержалась.

- Нет, наверное, устала с дороги.

Рой опустился в плетеное кресло и закурил сигарету. Такое начало нерабочей недели не входило в его планы. Не то чтобы он любил отдыхать просто, как глава семьи, он ни в коем случае не должен поддаваться унынию. Хотя это совсем нелегко. Жизнь - это действие от рождения и до смерти. Одним приходится тратить больше сил, другим меньше.

Рою не хотелось быть средним. Он сопротивлялся. Всю жизнь. Но иногда ему казалось, что лучше быть ниже среднего.

В школе он не блистал оценками, но и в двоечники не скатывался. Всегда где-то посередке. Не везло ему и в спорте, в ежегодных кроссах по пересеченной местности. Не лучше обстояли его дела и после школы. Имея аттестат с высшими баллами всего лишь по четырем предметам, трудно рассчитывать на интересную и высокооплачиваемую работу. Хотя Рой делал все возможное, чтобы избежать заурядной участи клерка. Его привлекала служба в полиции - там можно быстро подняться в чинах, давая в лапу начальству. Но ему так и не выпало шанса надеть мундир. Он был отбракован медкомиссией; по той же причине его не взяли в армию. После этой неудачи выбор профессии существенно сузился, и ему пришлось довольствоваться "временной" работой. Должность кассира в юридической консультации Бэлфура и Врена была неплохой, но с первого же дня работы Рой обеими ногами вступил в колею. Там уже был старший кассир, человечек тридцати с лишним лет, мечтавший остаться в этой должности до пенсионного возраста, а если позволят, и дольше. Перетруждаться Рою не приходилось, но едва ля он мог рассчитывать на повышение. Мистер Бэлфур, спорадически наведываясь в контору, дразнил его, как дразнят кролика морковкой на бечевке, иногда угрожая и вовсе убрать морковку.

"Разумеется, Кэтлин (никогда - мистер), тебе необходимо знать обязанности мистера Стаффорда, чтобы заменить его в случае необходимости". Хотя на памяти Роя такой необходимости не возникало ни разу. Никто не слышал, чтобы Стаффорд когда-нибудь болел. Даже в выходные он почти каждый день приходил в контору на несколько часов - "просто убедиться, что нет никаких проблем".

Зато у Роя Кэтлина проблемы были. Пока жена наряжалась к ужину, он глядел на себя в зеркало. Вообще-то он неплохо смотрится, хоть и не красавец. Нечто среднее. Посредственность. Будь глаза посажены на полдюйма шире, подбородок - чуть квадратнее, кожа - чуть смуглее (впрочем, он надеялся загореть до конца недели), он бы отдаленно походил на Алана Ладда, киногероя своего детства. Подумать только, двадцать лет Рой поклонялся этому идолу только потому, что не хотел быть самим собой - ничтожеством, способным полтора десятка лет пресмыкаться в затхлой диккенсовской конторе Бэлфура и Врена. "Временная" работа растянулась на вечность. А Лиз даже не снисходит до того, чтобы в глаза назвать его неудачником. Подругам она говорит, что её муж "работает у Бэлфура и Врена", но на вопрос, что именно он там делает, старается не отвечать. Была ли она когда-нибудь счастлива? Этого Рой не знал. Нередко Лиз говорила, что она не в восторге от своей жизни. Возможно, про себя она винит его во врожденной глухоте Ровены ("Ну, извини, пусть будет частичная глухота, хотя что от этого меняется?"), но теперь уже поздно что-либо предпринимать. Слишком быстро уходят годы, слишком глубока "средняя" колея.

- Ты готов? - повернулась к нему Лиз.

- Еще не было гонга...

Где-то внизу раздался вибрирующий металлический звон - и утих, раскатившись по всему дому. Рой встал с кресла, пригладил прямые, цвета спелой кукурузы, волосы. Что ни говори, выходные ничуть не лучше будней такая же тоска. Завтрак в девять, ленч на пляже, ужин в шесть. Болото. От тебя самого почти ничто не зависит.

Кормили в "Бьюмонте", как Рой и ожидал, посредственно. Хотя владельцы пансионата называли свою кухню "отменной". Впрочем, никто не имел к ним претензий. Бывает хуже.

- Дождь ещё не кончился? - Прихлебывая кофе, Лиз повернулась в кресле к небольшому окну-"фонарю".

- И не обещает. - Ее муж видел, как с моря на берег наползает бледно-серая пелена. - Может быть, завтра распогодится.

- Может быть. - Лиз отвернулась от окна, налила Ровене апельсинового сока. - Но сегодня нужно куда-нибудь выбраться, иначе мы спятим от скуки. Сейчас всего-навсего четверть седьмого.

"Это мы можем", - подумал Рой. Тут же мелькнула мысль, что они могли бы сделать ещё очень многое, не будь они мистером и миссис Посредственность из Зауряд-тауна. Впрочем, думать об этом - только душу себе травить.

- Ну, на машине мы уж точно никуда не поедем, - Рой поморщился, вспомнив дороги, заполненные злополучными обывателями, которым ещё повезло, что можно вернуться домой. - Давай лучше пройдемся по городу - если будет ливень, переждем где-нибудь под навесом магазина.

- Ялмалка! Ялмалка! - Ровена, пристально следившая за губами родителей, закричала так громко, что привлекла к себе неодобрительные взгляды тех, у кого нет проблем с глухими детьми.

- Тихо, милочка. - Лиз успокаивающе положила руку на запястье ребенка и посмотрела на Роя. - А что? Пожалуй, это мысль. Таким дождливым вечером там ничуть не хуже, чем в любом другом месте. И хулиганы, наверное, уже убрались восвояси.

Рой мысленно застонал. Лиз решила идти на ярмарку - значит, возражать бесполезно.

- Ялмалка! - торжествующе завопила Ровена.

До полудня Джейн вырезала по дереву. Со стороны она казалась абсолютно спокойной, правда, мрачноватой, и вы ни за что бы не догадались, что несколько часов назад её зверски изнасиловали. Об этом не знали ни полицейские, которые её расспрашивали, ни Джекоб Шэфер. Проку в том никакого, решила Джейн. К тому же, все они белые. Она не питала ненависти к отдельным белым, только ко всей расе, убивавшей, грабившей, насиловавшей, отнимавшей землю у её предков. Об этом Джейн слышала от своей матери, та от бабки, а бабка - от прабабки.

Она вырезала фигурки из дерева - ничего другого ей не оставалось.

- Ужас, что они натворили, - сказал Шэфер, - но нам не впервой. Ты не починишь кукол, а, Джейн? Тех, что сама сделала? В первую очередь Панча и Джуди, не то сорвется сегодняшний спектакль. Сделай одолжение, для тебя ведь это пара пустяков.

В этот день Джейн работала чуть быстрее обычного. Она уже починила Джуди и Полицейского, ещё полчаса, и Панч будет готов к представлению. Внезапно она замерла, вскинув голову, чувствуя, что кто-то стоит у входа и глядит на нее. Странно, что только сейчас она ощутила взгляд. Даже страшно, ибо это означает, что её ощущения притуплены жизнью в чужой среде.

Увидев в проеме входа ребенка, она испытала нечто незнакомое, необъяснимое. Нет, не страх - что-то другое. Больше похожее на понимание без слов.

Несколько секунд она в молчании смотрела на маленькую посетительницу. Дети редко забредали в её владения. Джейн заметила слуховые аппаратики в ушах девочки, безошибочно определила выражение застенчивости на её лице, и как будто забыла о своей ненависти к бледнолицым. В это мгновение белый ребенок и краснокожая девушка ощутили связавшую их нить обоюдной симпатии. Взгляд Ровены опустился, но через секунду поднялся и отправился в путешествие по убранству шатра. Внезапно девочка с ужасом попятилась. Панч и Джуди, прислоненные спиной к парусиновой стенке шатра, казалось, смотрят на нее. Они были как живые.

- Не бойся, маленькая. - Джейн проследила за взглядом Ровены и поняла причину её испуга. - Это всего-навсего деревянные куколки, я сама их сделала. Они были сломаны, и мне пришлось их чинить.

Ровена улыбнулась, но не смогла подавить дрожь. Она знала, что куклы всего-навсего деревяшки, в прошлом году, на пляже она смотрела спектакль с Панчем и Джуди. Но те артисты были так непохожи на этих... Казалось, Ровену обволакивает исходящий от кукол липкий холод. В их глазах были разум и злоба.

Девочка повернулась, готовая броситься прочь, но осталась. Не зная, почему. Только потому, наверное, что в голосе смуглой леди звучали искренность и доброта.

- Ровена! - В крике, донесшемся снаружи, паника соперничала с истерикой. Девочка услышала и узнала голос матери. Но не отозвалась.

- Тебя зовут Ровена? - улыбнулась Джейн. Ребенок молча кивнул.

- Там твоя мама. Наверное, надо идти.

Ровена отрицательно покачала головой. Она не хотела уходить. В шатре индианки ей нравилось все, кроме трех деревянных кукол. Но их можно не бояться, потому что их хозяйка - добрая, участливая.

- Ровена! - Половинки полога раздвинулись, и в шатер заглянула Лиз Кэтлин. Испуг на её лице сменился облегчением.

- Боже мой, что ты здесь делаешь? Мы с папой тебя по всей ярмарке ищем. Нельзя же так, в самом деле. Рой! Рой Кэтлин пробрался в тесное обиталище гадалки.

- Слава Богу! - пробормотал он. На его лице блестели капли пота, как после бега. - Ровена, пойдем, тебе пора спать.

- Нет! - решительно воспротивилась девочка.

- Ровена! - Раздраженная, Лиз протянула руку и взяла дочь за запястье.

- Здесь ей не сделают ничего дурного. - Голос Джейн звучал тихо и мягко.

- Ей ещё рано интересоваться предсказаниями судьбы, - отрезала Лиз.

- Ей понравились резные фигурки. - Индианка хранила бесстрастный вид, только в глазах угадывалось недовольство. - Разве плохо, когда ребенок с физическим недостатком чем-то интересуется?

Слова "Как ты смеешь?" не сорвались с языка Лиз, но отчетливо читались на её лице. Она вдруг ощутила суеверный страх, подобный тому, что в детстве испытывала перед директрисой школы.

- Мамочка, смогли! - Пытаясь высвободиться, Ровена взволнованно указывала на деревянных артистов. - Класивые куколки! - Она ухе не боялась.

"Как же, красивые! - подумала Лиз. - Уродины! Не для детей, это ух точно".

- Резьба по дереву. - Рой улыбнулся и вошел в шатер. - Настоящая ручная работа. Это... Это вы их сделали? - Он смутился. Надо было что-нибудь сказать этой привлекательной девушке, которую Лиз явно невзлюбила, считая виновной в исчезновении Ровены. Вечно она спешит с выводами.

- Да. - Джейн улыбнулась. - Сегодня здесь была большая потасовка, и нашим куклам не поздоровилось. Ничего серьезного, но пришлось повозиться, чтобы не сорвался сегодняшний спектакль. Панчу ухо отломали, поэтому я вырезала новое. Теперь он, конечно, не красавец, но это пустяк. Почему бы вам не сводить Ровену на представление?

- Ей пора в кровать, - зло ответила Лиз. - Причем, давно.

- Ну, я не думаю, что в выходные так уж необходимо вовремя укладывать детей. - Рой говорил беспечно, но в голосе сквозило упрямство. Он инстинктивно ухватился за шанс вывернуться из-под жениного каблука. Ухватился, пожалуй, слишком поздно, но попытка - не пытка. - Решено, идем смотреть Панча и Джуди.

Короткий спор. Муж против жены, подпрыгивающая от возбуждения Ровена на стороне отца. В душе Джейн - подъем. "Наша взяла!"

- Ладно. - Лиз тут же возненавидела себя за уступку. Она хотела сказать, что ребенку надо держаться подальше отсюда. Она могла привести тысячу аргументов. Взять хотя бы эти фигурки - они же просто омерзительны! Чего доброго, из-за них Ровене будут сниться кошмары. А она и так плохо спит. "Проклятая индианка! Я чувствую, что твоя воля сильнее, и не могу противиться!" - Надеюсь, спектакль закончится не слишком поздно.

Рой не слушал её. Он глядел на Джейн и видел в глазах девушки силу зовущую, притягивающую. Противостоять ей нельзя, даже вообразить этого невозможно. Она совсем непохожа на Лиз... С непривычным, почти мазохистским наслаждением он покорялся воле гадалки.

- Спасибо, что присмотрели за нашей девочкой, - тихо произнес он старательно подобранные слова. В голове царил сумбур. Это из-за усталости, подумал он.

- Вам очень повезло с дочерью. Она просто прелесть. - Джейн снова одарила Ровену улыбкой. - Нам с ней было очень хорошо. Пожалуйста, приведите её когда-нибудь сюда. Мы обе будем очень рады.

Лиз напряглась, сжав кулаки, не в силах преодолеть чувство беспомощности. Как будто у неё из-под ног ушла земля. Вот ухе дочь и муж, стоило им повстречать эту замарашку, стали чужими.

Но Лиз не дала гневу выплеснуться наружу.

У Роя мелькнула скабрезная мысль: интересно, какова эта индианка в постели? Но легкий зуд эрекции прекратился так же внезапно, как и начался, оставив ему только смущение.

Он не мог оторваться от её глаз. Казалось, именно они внушили ему мысль о постели. И тотчас погасили её.

- Спасибо, - повторил он.

- Не за что. - Гадалка уже не улыбалась. - Может, в следующий раз вы позволите предсказать вам судьбу.

- Конечно. - Кивнув, он повернулся и зашагал следом за своей рослой женой, тащившей Ровену за руку.

На изрядном расстоянии от шатра Лиз повернулась. Никогда ещё Рой не видел её в такой ярости. В глазах пылал яркий, под стать волосам, огонь, рот превратился в тонкую линию. Бескровные губы разжались, но лишь затем, чтобы излить на Роя поток злобы и презрения. Однако громоподобный раскат музыки почти заглушил голос Лиз.

- Ты что, совсем свихнулся?! - кричала она. - Ровене пора спать, а вместо этого по совету какой-то... грязной скво ты ведешь её в гадкий балаган! А ты подумал, что это зрелище - не для ребенка? Может быть, там даже похабщина... Я не позволю! Слышишь? Не позволю!

Ровена вдруг бросилась к отцу, обняла его за пояс, прижалась лицом к животу и зарыдала. Лиз совсем забыла, что Ровена способна читать по губам. Ребенок все видел и понял.

- Мы обещали, и теперь ничего не поделаешь. - Рой говорил во весь голос, почти кричал, перекрывая шум. Лиз что-то возражала, но Рой не слушал, решив добиться своего во что бы то ни стало. - Мы все равно пойдем на Панча и Джуди, хочешь ты этого или нет.

Лиз умолкла. В глазах её не было слез - только искорки ярости. Боже, как она ненавидит эту индианку! Ведь это все из-за нее! Ей одно нужно заманить к себе Роя. Она хочет, чтобы Рой вернулся в шатер! Хочет охмурить его, грязная сучка! А Рою только того и надо! Боже, и что он в ней нашел?

"Не бывать по-твоему, дрянь! - мысленно обратилась к ней Лиз. - Хотя сейчас нам ничего другого не остается, как идти на Панча и Джуди. Но уж потом мы сюда ни ногой! Какое кругом убожество, какая грязь! Сразу видно, ради чего устроена эта ярмарка - чтобы вытягивать кровные денежки из карманов посетителей. Будь у людей хоть капелька мозгов, они бы за версту обходили этот свинарник. Тогда и хулиганам пришлось бы искать другое место для своих разборок".

"Так и быть, - решила Лиз. - Сегодня мы пойдем на спектакль, зато потом забудем сюда дорогу".

Спектакль задерживался, и зрители, которых набралось всего сорок-пятьдесят, нервничали. Некоторые разбрелись по другим аттракционам. Возможно, позже они вернутся... Хотя едва ли.

Кэтлины сидели в первом ряду летнего театра, отгороженного от ярмарки зверинцем и шеренгой припаркованных автофургонов и грузовиков. Стены театра вызывали чувство клаустрофобии, но только здесь можно было укрыться от вездесущей музыки.

Дети сидели на коленях у родителей, некоторые уже спали. Многие неподвижно смотрели на большой деревянный куб с крикливо раскрашенными занавесами. Наконец один занавес затрепетал, словно находившиеся за ним маленькие, в фут высотой артисты разделяли нетерпение зрителей. Вероятно, за квадратной древесностружечной плитой над сценой уже спрятался человек, а то и двое, которым предстояло дергать за ниточки. Настоящие артисты - люди, но не им, а куклам достанутся восторг и негодование публики. Так уж заведено: Джуди срывает аплодисменты, а Панч - оскорбительные возгласы возмущенных насилием людей.

Сегодня насилия будет вдоволь, но ведь публике только того и нужно. Без этого наркотика она как без воздуха.

Вздох облегчения и возбужденные возгласы; занавесы медленно, рывками раздвигаются; слышен скрип ржавых блоков. За сценой - декорации. В темно-синем окне улыбается луна - надо понимать так, что действие происходит вечером. Меблировка скудная - два стула, стол и колыбель на авансцене. Из колыбели торчит крошечная макушка. Кто-то из зрителей сразу забирается на скамейку, чтобы разглядеть деревянного младенца. Спектакль ещё не начался, а ребенок уже вызвал сочувствие в зале. Все знают, что ему придется пострадать.

Появляется Джуди. Шелестя по полу длинным передником, она семенит к своему отпрыску и наклоняется над ним, часто кивая головой. Вроде бы у неё шевелятся губы - наверное, иллюзия, а может, нижняя челюсть на пружинке. Через секунду на сцену выйдет злодей, замысливший погубить собственное чадо, сбросить бремя со своих преступных плеч.

Джуди протягивает руки к ребенку, словно хочет схватить его и прижать к груди. Поздно! Вопль ужаса тонет в яростном рыке: на сцене материализуется разодетый под клоуна Панч. Публика свистит и мяукает, где-то в последних рядах плачет малыш.

Рой Кэтлин ловит себя на том, что напрягся и обнял дочь за плечи. Лицо! Как злодей посмотрел на зрителей - с насмешкой и угрозой! Хочется заслониться от этого взгляда, вжаться в спинку скамьи.

Лиз инстинктивно вцепилась в руку Роя, прижалась к нему. БОЖЕ МОЙ, МНЕ СТРАШНО!

Тем временем Панч замечает младенца в люльке. В черных глазах клоуна вспыхивает злоба, дубинка взлетает над его головой. К нему бросается Джуди и колотит крошечными кулачками, трещащими, как кастаньеты. Раздается пронзительный визг. У НЕЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ШЕВЕЛЯТСЯ ГУБЫ!

Дубинка с хрустом опускается на люльку. Ребенок вываливается, катится по полу, налетает на стену. Панч бросается следом, уклоняясь от ударов Джуди. Дубинка находит свою жертву, удары сыплются градом. И ВОТ ЧЕРНОЕ ДЕЛО СДЕЛАНО!

Панч поворачивается к обезумевшей Джуди. Рой, прижимающий к себе Лиз и Ровену, не видит ничего, кроме двух пар глаз. Чепуха, говорит он себе, не могут неодушевленные предметы так воздействовать... Это все глаза! Они как живые!

Джуди падает и поднимается, чтобы снова вступить в безнадежную схватку.

Крики ужаса, детский плач. ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! КРОВЬ! Ярко-красная жидкость сочится из головы ребенка... а теперь и Джуди обливается ею. Она шатается и падает замертво посреди сцены, и тотчас вокруг неё натекает лужица крови.

Кэтлин пытается убедить себя, что это всего лишь фокус. Надеется, что жена и дочь поверят этому объяснению. Наверное, в головах артистов находятся сосудики с томатным соусом, которые откупориваются от ударов. Да, скорее всего. ГОСПОДИ ИИСУСЕ! ЭТО ПРОСТО КОШМАР!

Ровена сжалась в комок, уткнулась лицом под мышку Рою, Лиз схватила его за руку, бормоча что-то со страхом и отвращением. Плачут почти все дети, одного мальчика поблизости рвет... НО НИКТО НЕ ШЕВЕЛИТСЯ! НИКТО НЕ УХОДИТ!

Возгласы одобрения. Едва появившись на сцене. Полицейский завоевывает приязнь зрителей. Неважно, что форма на нем слишком темного оттенка, неважно, что он не сумеет арестовать или на худой конец отлупить негодяя главное, закон хоть на несколько секунд вступит в борьбу со злом. Закон ухе размахивает своей дубинкой. Панч и Полицейский фехтуют, каждый только и ждет, когда противник раскроется. Ни тот, ни другой не пытаются сойти с крови, чавкающей у них под ногами.

Удар за удар. Внезапный рев - толпа воодушевлена отвагой куклы в синем. Ее недруг загнан в угол. На лице Панча - страх и боль, его нижняя губа, похоже, расколота, на подбородок стекает что-то темное.

- Это ужасно! - лепечет Лиз. - Неужели нельзя уйти?

Рой не отвечает, он не может оторвать глаз от дерущихся. Ровена прижимается к нему, но и она, как зачарованная, смотрит на сцену. Все хотят уйти, но никто не встает, удерживаемый на месте какой-то невидимой силой.

Вскоре удача изменяет Полицейскому. Панч уворачивается, затем его дубинка обрушивается на шлем противника. Офицер падает и уже не может подняться под градом яростных ударов.

Теперь на ногах только Панч, избитый, но торжествующий. Он поворачивается к зрителям. Люди ежатся, вскрикивают, заслоняются руками, словно думают, что кукла может броситься на них. Короткими шажками Панч подбирается к краю сцены, деревянные губы шевелятся, осыпая публику беззвучными проклятьями. Глаза его сузились и горят ненавистью, как два крошечных прожектора. Занавески движутся навстречу друг другу и застревают, затем ещё раз - как будто невидимая сила не желает, чтобы ужасная, невообразимая сцена укрылась от человеческих глаз. Наконец Панч сам с безумным хохотом удаляется за кулисы.

Из-под шлема Полицейского струится кровь. Koe-где она уже запеклась.

- Какая мерзость! - доносится с задних рядов мужской голос. - Разве можно показывать такое детям?

- Слушай! Слушай! - бормочет Лиз, обращаясь к мужу.

Наконец занавески съезжаются, укрыв от публики все, кроме Панча уродливого шевелящегося силуэта с поднятой дубинкой. Но спектакль ещё не кончился, просто театр марионеток превратился в театр теней, и публике от этого ещё страшнее, поскольку она знает, что за ветхой тканью - три трупа и убийца-психопат, который ещё не закончил свое грязное дело. СМЕРТЬ, ЗАТЕМ НАДРУГАТЕЛЬСТВО НАД ТРУПАМИ.

Даже ярмарочный шум не может заглушить последние удары, которые остервеневший Панч обрушивает на свои жертвы.

Плачет женщина, кричат дети. Внезапно вся сцена погружается во мрак, словно кукловоды поняли, что перегнули палку.

Разгневанные зрители тихо ругаются, унося насмерть перепуганных детей. На руках Роя Ровена содрогается всем телом; Лиз дрожащими пальцами вцепилась в его запястье. Однако никто не приближается к сцене, чтобы выразить свое возмущение постановщикам жуткого действа.

Выйдя из театра и ощутив на щеках свежее дыхание бриза, Рой шумно и с облегчением вздохнул. Только сейчас он обнаружил, что идет дождь - мелкий, но частый. Оказывается, он промок до нитки. И Лиз промокла, и Ровена, и все остальные. ДОЖДЬ ШЕЛ ВЕСЬ СПЕКТАКЛЬ, НО НИКТО ЭТОГО НЕ ЗАМЕЧАЛ!

3. ВТОРНИК

Раздевшись в тишине. Рой и Лиз развесили влажную одежду на радиаторе парового отопления. Радиатор был холодным, похоже, таким он и останется до конца недели. Завтра, если выйдет солнце, можно вывесить одежду за окно.

Лиз улеглась в постель и заговорила - впервые с той минуты, как они вернулись в пансионат.

- Больше ноги нашей не будет на этой ярмарке. Я очень волнуюсь за Ровену. Кажется, она не на шутку испугалась. Зря мы не уложили её в нашей комнате.

- Наверное, она уже спит. - Роя передернуло - казалось, холодная влага въелась в кожу. - Завтра все будет в порядке.

- Надеюсь. - Лиз помолчала, прислушиваясь, но из соседней комнаты не доносилось ни звука. - Постановщик спектакля - настоящий садист. И кровь будто всамделишная... Боже, зачем все это было нужно?

- Ты права, - кивнул Рой. - Мне кажется, это знамение нашего времени. Жестокость, жестокость и ещё раз жестокость. Как бы то ни было, зрители очень рассердились, и вряд ли хозяева ярмарки разрешат показывать такое впредь.

- Может, нам пожаловаться?

- А что толку?

- Вот, все вы так говорите. Никому не хватает смелости напрямик высказать все, что он думает. И ты ничем не лучше других. Бэлфур тобой помыкает, а ты перед ним мечешь бисер: что вы, мистер Бэлфур, я вовсе не претендую на оплату сверхурочных. Я просто случайно задержался на работе. Я с удовольствием повременю с отпуском, лишь бы вам было удобно. Вы хотите, чтобы я поработал в субботу? О чем разговор! Не беспокойтесь обо мне, мистер Бэлфур, я всего лишь младший клерк, можете делать со мной все, что вам заблагорассудится. Я не стану возражать, потому что люблю свою профессию.

Рой напрягся, в душе поднялась горечь. Опять, подумал он. Даже в отпуске нет покоя. Черт побери, ведь это она предложила идти на ярмарку, а теперь упрекает меня за Панча и Джуди!

Рой молчал. Он давно приучил себя не спорить с женой. Пусть выплеснет, что у неё накипело. Глядишь, утром и не вспомнит.

- Так вот, мы будем жаловаться. - Лиз прижалась к нему, но только потому (и он знал это), что озябла. - Утром пойдешь туда, разыщешь кукловода и скажешь, что спектакль отвратителен. Что на нем не только детям страшно, но и родителям.

- Хорошо, - вздохнул он. - Но ведь ты только что сказала, что там ноги нашей не будет.

- Нашей - не будет. Моей и Ровены. А ты после завтрака пойдешь и выскажешь им все, что мы думаем. Скажи, что у них очень дурной вкус, если они показывают такие гадости.

Рой отвернулся к стене. Как всегда, ему отвели роль мальчика на побегушках. Ладно, завтра он что-нибудь придумает, а сейчас пора спать.

Но заснуть оказалось совсем не просто.

Утром во вторник шел сильный дождь. В наползающем с моря тумане невозможно было разглядеть даже волнорез в четверти мили от пансионата. Был час прилива. Казалось, сумрачным водам и ещё более сумрачному небу передалось настроение дня, которому очень не хотелось просыпаться.

В столовой маленькой гостиницы стояла атмосфера подавленности. Постояльцы за девятью столами анемично жевали тосты с мармеладом, нацеживали в чашки кофе и чай. Короче говоря, всеми способами убивали время. А время растянулось до бесконечности. Это чувствовали даже дети, понимавшие, что сегодня не будет ни купания, ни замков из песка.

- Мама, а мы пойдем на ярмарку? - нарушил молчание мальчишеский голос.

- Посмотрим, - неохотно отозвалась женщина. - Сначала погуляем по городу. Может, распогодится.

Дождь хлестнул по стеклам, словно желая разрушить даже эту слабую надежду, и снова над столами повисла угрюмая тишина. Всем хотелось остаться в пансионате, но никто не говорил об этом вслух. Только про себя.

- А что если съездить куда-нибудь подальше от моря? - Допив третью чашку кофе. Рой полез в карман за сигаретами. - Возможно, дожди идут только над побережьем.

- Возможно. - Лиз пристально смотрела на дочь - за завтраком Ровена вела себя на удивление смирно. Она выглядела усталой - видимо, потому, что её вчера поздно уложили спать. - Но сначала... Впрочем, ты знаешь, что надо сделать сначала.

- Ну, если настаиваешь...

- Настаиваю.

- Хорошо. Но спешить некуда, день будет долгим.

Ровена напряженно всматривалась в лица родителей.

- Ялмалка... Ялмалка...

Лиз не удержалась от резкого тона:

- Сегодня ярмарки не будет! - "И никогда не будет!" - говорили её глаза.

- Я хочу Панча и Джуди! Я хочу Панча и Джуди!

Родители обмерли, потрясение глядя друг на друга.

- Нет, доченька, - Рой погладил Ровену по ореховым волосам. - Все, спектаклей больше не будет. - ОТКРОВЕННАЯ ЛОЖЬ. ОН ТЕРПЕТЬ НЕ МОГ ОТКРОВЕННОЙ ЛЖИ.

- Не будет, - подтвердила Лиз. И бросила мужу: - Ты позаботишься об этом.

Рой глубоко затянулся. До чего же, все-таки, она любит нянчиться со своими идеями-фикс. Причем с таким видом, будто во всем виноват муж.

Он поднялся, едва не уронив стул.

- Ладно, я пошел. Раньше уйду, раньше приду.

Он надел анорак, поднял капюшон и вышел на избиваемый дождем Променад.

"Ну и погодка! Хуже не придумаешь. Впрочем, может, оно и к лучшему. Выдайся день солнечным, и устроители ярмарки неплохо погрели бы руки".

К автомобильчикам с резиновыми бамперами и каруселям выстроились длинные очереди фигур в плащах и непромокаемых накидках. Под ногами чавкала грязь, хлюпала вода. Искусственное веселье, принужденная радость. Но как иначе, ведь грусть в нерабочую неделю - непозволительная роскошь. Про себя каждый мечтал об уюте, только дети радовались возможности накататься вдоволь.

Рой пробрался сквозь толпу и напрямик - через зверинец - направился к театру. Лев и горилла укрылись в закутах, слон понуро стоял посреди клетки. Роя удивило, что за доступ к животным не берут плату, но тут же понял почему: они привлекают на ярмарку народ, а дети и атмосфера праздника делают все остальное. Если каждый посетитель раскошелится хотя бы на двадцать пенсов, устроители ярмарки не останутся внакладе.

Рой убавил шаг, чувствуя, как ускоряется биение сердца. Вот он, знакомый пестрый шатер с запахнутыми половинками полога. Перед мысленным взором возникла девушка с глазами дикарки. Красивая индианка, которая видит тебя насквозь, знает о тебе больше, чем ты сам. Возможно, она настоящая ясновидица.

Надо было идти дальше, но Рой медлил, прислушивался к пробуждающемуся желанию. Само это ощущение доставляло радость, поскольку возникало нечасто. Для Роя секс давно превратился в обязанность; для Лиз, пожалуй, тоже. Возможно, когда-нибудь он окончательно ей наскучит. А ведь раньше она была совсем не такой. Однако Рой не мог припомнить, когда угасло их взаимное влечение. Скорее всего, это произошло постепенно. Как бы то ни было, от костра остались тусклые угли; рано или поздно они обратятся в стылую золу. Ничего не осталось - ни любви, ни уважения к муху. А все по вине Бэлфура. Но что тут поделаешь, если надо кормить семью, а Бэлфур и Врен держат на работе только тех, кто соблюдает традиции профессии. Рой поморщился: тоже мне традиции - подхалимаж и рабское повиновение.

Унылые мысли погасили желание. В нескольких ярдах впереди виднелся театр Панча и Джуди. В серых красках дождливого дня он выглядел неряшливым и негостеприимным, но не страшным - деревянный ящик на сваях, ярко размалеванные занавески отяжелели от влаги. В зрительном зале старик в рваном, забрызганном грязью дождевике сгребает в совок мусор и выравнивает скамейки...

Минувший вечер казался кошмарным сном.

Старик поднял голову и заметил Роя. Обычный бродяга, подрабатывающий на ярмарке. Угрюмо глядя на посетителя, он шмыгнул и вытер нос тыльной стороной ладони.

- Извините, пожалуйста. - Рой умолк, думая, что едва ли стоило приходить сюда и заводить разговор с уборщиком. - Я ищу... черт, как они называются... ну, этих, которые показывают Панча и Джуди. Постановщиков спектакля.

- На кой хрен?

- Я... - Рой опешил от грубого тона, к тому же его передернуло от омерзения, когда уборщик зажал пальцем ноздрю, а другую шумно высморкал. Я хочу с ними поговорить.

- Об чем?

Подумать только, он ещё спрашивает! Однако, похоже нелегко будет развязать язык этому старому пугалу. Ну так ответь ему. Рой, не молчи, не стой, втянув голову в плечи, как перед Бэлфуром.

- О вчерашнем представлении. У меня жалоба.

- Ишь ты? Жалоба, значит? Ну, и чем же ты недоволен? Рой разозлился и от этого заметно осмелел.

- Я хочу выразить протест не только от себя, но и от лица всех тех, кто вчера присутствовал на этом отвратительном спектакле.

- Так это, вишь, тебе со мной надо толковать. - Глаза оборванца угрожающе сощурились, а метла медленно повалилась на пол. - Это я вожу кукол, а ежели кому не нравится, то пошел он в задницу.

- Жестокость! - У Роя участилось дыхание. - Вы слишком далеко заходите. Все-таки, в вашем театре бывают женщины и дети.

- А как же без жестокости-то? На хрена нужны Панч и Джуди, ежели...

- Но не до такой же степени! Неужели вы не понимаете, что кровь выглядит неестественно, отвратительно...

- Кровь?

- Да, кровь.

- Паря, не иначе, у тебя крыша съехала. Не было никакой крови. Не было и быть не могло. Может, глаза шалят?

- Была! - Рой едва не сорвался на крик. - Я видел! Все видели!

- Слышь, паря, - оборванец прочистил вторую ноздрю. - Ей-богу, не было никакой крови.

Рой вздохнул, глядя на кособокий балаганчик.

- Ну что ж, сейчас мы это выясним. - Он повернулся и решительно зашагал к сцене.

- Эй! - Оборванец заспешил следом, припадая на левую ногу. - Эй, ты чего ко мне привязался, а? Слышь, не лезь не в свое дело! Я полицию позову! Меня сюда не для того поставили...

Роя уже не интересовало, для чего сюда поставили старика. Он приблизился к сцене и распахнул занавески, робея при мысли о том, что сейчас откроется его глазам. Но сцена оказалась пуста. Глядя на чистый, местами трухлявый пол, он почувствовал, что краснеет.

- Ну, мать твою, че я тебе говорил? - Служитель наткнулся на Роя сзади, обдав кислым запахом пота и одежды, которую он, наверное, не снимал даже на ночь.

- Вы все вымыли! - уверенно произнес Рой, поворачиваясь. - Вымыли, готовясь к сегодняшнему спектаклю.

- Слышь, паря, - старик тяжело дышал, - похоже, отвык от быстрой ходьбы, - не было никакой крови, и не будет, потому что она тут на хрен не нужна. А ежели и нужна, стал бы я с ней возиться? Усек? А теперь вали отсюда.

Краснея, Рой отвернулся и замер. В стороне от сцены, на листе рифленого железа, положенном сверху на несколько железных бочек из-под солярки, рядком сидели три деревянные куклы. Джуди, Полицейский и Панч. Ничего, казалось бы, странного - почему бы им здесь не сидеть? - и все же...

Лица! Деревянные лица должны всегда оставаться неподвижными, какими их сотворили руки индейской гадалки. Но... В их чертах было нечто жуткое... Казалось, глаза смотрят прямо на Роя. Живые, понимающие глаза.

Лицо Джуди выражало ужас, лицо Полицейского - отчаяние пополам со страхом, как у христианина, брошенного на арену львам-людоедам. Он готов сражаться, но победить не надеется.

Панч смотрел Рою прямо в глаза. Два крошечных зрачка сверкали ненавистью и злобой.

В этот миг Рой понял, что вчера вечером на сцене действительно пролилась кровь. Но на подмостках не осталось никаких следов.

Он задрожал, пряча глаза.

- Эй, паря! Слышишь меня? Вали отсюда! - Рой почувствовал толчок грязной, зловонной ладони в спину, но был только рад ему... потому что толчок разрушил наваждение.

- Ладно. - Он не узнал собственный голос. - Я вам верю. Извините за беспокойство.

Он пытался убедить себя, что все это ему только привиделось. Он переутомлен, отягощен заботами, даже отдыхать разучился. Да и погода не способствует отдыху.

В конце концов он вернулся на бульвар и попытался сориентироваться. Где он, "Бьюмонт"? Кажется, там. Он повернулся и вытянул шею, высматривая пансионат.

- Рой! - Крик хлестнул его, как удар бича, возвратив в реальность. Он оглянулся и увидел Лиз, бегущую к нему через дорогу. Раздался визг тормозов, пронзительный сигнал, яростный вопль водителя.

- Рой! Слава тебе, Господи!

Ее волосы, всегда неухоженные, сейчас вдобавок были спутаны ветром и мокры от дождя. Летнее платье - влажное и измятое. Глаза - испуганные, заплаканные.

- В чем дело, черт возьми? - У Роя засосало под ложечкой. Случилось что-то страшное, если Лиз даже не заметила машину, едва не сбившую её.

- Ровена! - придушенно воскликнула она. - Где она? Ты её не видел? О Господи!

Рой покачал головой - он утратил дар речи.

- Она исчезла!

У Лиз заплетался язык, в глазах набухали слезы. - После завтрака... А куда - не знаю. Не... не надо было ей с тобой...

Он не шевелился, мгновенно лишившись сил. Мимо спешили пешеходы, ища укрытия от дождя, мечтая поскорее вернуться домой. Он тоже мечтал об этом. Но сначала необходимо найти Ровену.

- Она на ярмарке, - сказал он, удивляясь твердости своего голоса. Наверняка. Где же ещё ей быть.

- Найди ее! Слышишь? Найди!

- Ничего с ней не случится. - Надо было любой ценой удержать Лиз от истерики. - Наверное, гуляет, смотрит на аттракционы. Пойдем, поищем. - Рой зашагал к ярмарке, зная, что жена пойдет следом. А если не пойдет, он не станет звать. Ровена - самое дорогое, что у него есть, он всегда это понимал, но только теперь ощутил так остро. Он шел быстро и не смотрел по сторонам, уже зная, где надо искать пропавшую дочь.

Вход в шатер гадалки был занавешен. Рой замедлил шаг, остановился перед тонкой преградой, как будто намеренно возведенной между ним и его ребенком. Глупо. Роя этим не остановишь.

- Иди! - прошипела Лиз. - Посмотри, там ли она. Господи, хоть бы её там не было! Нет! Мне все равно, где она, лишь бы нашлась поскорее!

Он подошел к шатру, раздвинул парусину и увидел то, что ожидал увидеть. Индианка, как и в прошлый раз, сидела за столом - словно и не поднималась ни разу. Перед ней, прижимая к груди нечто наподобие маленькой куклы, стояла Ровена. Появления отца она не заметила.

- Доброе утро. - Глаза Джейн поднялись, улыбка тронула губы. - Погода сегодня не балует.

В душе Роя угас гнев, осталась только неуверенность. Мысленно извиняясь за вторжение, он отступил на шаг.

- Прошу прощения, мне не следовало входить, не спросясь.

- Ровена! - Страх, горе и облегчение выплеснулись в одном крике. За спиной Роя пыталась проникнуть в шатер его жена. Он почувствовал, как она дрожит всем телом.

- Ровена! Как ты посмела уйти?

- Все в порядке, - Рой поспешил заступиться за дочь. Она была с Джейн, значит, все хорошо. Пусть даже до вчерашнего вечера он ни разу не видел эту гадалку.

- Нет, не в порядке! Мне не нравится, что она пришла сюда!

ВЗАИМНАЯ НЕПРИЯЗНЬ ДВУХ ЖЕНЩИН. ЗАСТАРЕЛАЯ ВРАЖДА КРАСНОКОЖИХ И БЛЕДНОЛИЦЫХ. ПОДОЗРИТЕЛЬНОСТЬ МАТЕРИ.

- Со мной ей ничто не грозит. - Рот Джейн снова растянулся в улыбке, но глаза сузились. - Ей скучно без подружки.

Лиз хотела сказать, что в школе у Ровены хватает подружек, но не решилась солгать. Друзей у её дочери не было, поскольку за стенами школы ученики редко видят друг друга. Каждый из них замкнут в собственном мире молчания. Да, ей нужно общение - с другими детьми. А водить дружбу с этой женщиной опасно. Этому надо сейчас же положить конец.

- Так вот, мне не нравится, что она пришла сюда! - с вызовом повторила Лиз. Она стояла перед Роем, подбоченившись. - И больше я не пущу её к вам. Никогда!

НЕЛОВКАЯ ПАУЗА. РОВЕНА СМОТРИТ НА РОДИТЕЛЕЙ. НА ЕЕ ЛИЦЕ - СОВЕРШЕННО НЕПРИВЫЧНОЕ ДЛЯ НИХ ВЫРАЖЕНИЕ. НЕ ТОЛЬКО ВЫЗОВ, НО И ПРЕЗРЕНИЕ. ГУБЫ ИЗОГНУТЫ В УСМЕШКЕ, ПОДБОРОДОК ВЗДЕРНУТ.

- Джейн - моя подлужка. Она мне куколку подалила.

Посмотрев на вещицу в ладошках дочери, Лиз почувствовала, как у неё стягивает кожу на затылке. Она разглядела между пальчиками Ровены только лицо, грубо вырезанное по дереву. Явно презрев пропорции, скульптор сумел изобразить на этом лице все эмоции, какие только знал. Нос крючком был настолько огромен, что закрывал узкую щелку рта и часть квадратного подбородка. Уши приплюснуты, по черепу тянулось несколько борозд, разделяющих "пряди длинных волос".

Взгляд Лиз вернулся к глазам куклы и замер. Глаза что-то напомнили ей, во что? Память как будто обволокло туманом. Из круглых глазниц выступали крошечные бугорки. Казалось; зрачки будут следить за Лиз, куда бы она ни переместилась.

Она похолодела. Деревянные бугорки не могут двигаться, наверное, это всего лишь игра светотени.

Коренастое, уродливое туловище с руками и ногами, торчащими врастопырку из-под индейского платья, при других обстоятельствах, наверное, выглядело бы смешным. Безвредная игрушка. Но при виде неё в воображении Лиз родилась жуткая картина: ночное индейское стойбище и тени, пляшущие вокруг костра. Нечто необъяснимое таилось в этом... тотеме. И снова Лиз не высказала всего, что хотела, не нашла в себе сил излить гнев. В прошлый раз - из-за этой загадочной молодой скво, а сейчас - из-за куклы, которую держала в руках Ровена.

ЭТИ ГЛАЗА... ОТ НИХ НЕВОЗМОЖНО ОТОРВАТЬСЯ.

- Класивая куколка, мама.

- Да... Да, красивая. - Отвращение - и вынужденная ложь - "Она ужасная, отвратительная! Я не хочу видеть её дома!"

- Я вырезала её специально для Ровены. - Джейн говорила тихо и уверенно, словно читала в мыслях у Кэтлинов. - Ваша дочь все это время была рядом, смотрела, как я работаю. Значит, она будет дорожить ей, даже когда вырастет. Это мой подарок. - Глядя в крошечные деревянные глазки, Лиз поняла, что Джейн говорит правду. Им уже не уйти от чар этого злобного создания.

- Мы очень испугались, когда исчезла Ровена. - Голос Лиз звучал ровно, хотя в душе её бурлил гнев. - Мы хотели поехать...

- Ну конечно. - Джейн улыбнулась ребенку. - Поезжайте, развлекитесь, а потом возвращайтесь ко мне. Жалко, когда дождь портит людям выходной. Я предсказываю, что мы с Ровеной ещё увидимся. Завтра, а может, послезавтра.

Ровена позволила матери увести себя. Удаляясь от шатра, она часто оглядывалась и повторяла:

- Класивая куколка... Класивая куколка...

Изрядно посвежевший ветер швырял им в лицо тяжелые капли. Ярмарка была переполнена народом. Алчные "однорукие бандиты" гудели, требуя мелочи; зазывала у стола бинго надры-вал глотку. По-прежнему гремела музыка - не будь её, уныние очень скоро накинуло бы свой покров на мирок Джекоба Шэфера, только что оправившийся от разгрома.

- Как она посмела! - Лиз наконец дала выход ярости.

- Кто? - Рой успел окунуться в привычную прострацию, помогавшую ему терпеть все, что бы с ним ни происходило.

- Индианка, кто же еще.

- Она не сделала ничего плохого. По-моему, она в самом деле хочет дружить с Ровеной.

- Вздор! Ровене одиноко, и виноваты в этом мы с тобой. Надо было познакомить её с кем-нибудь из детей в гостинице. А к этой женщине я её больше не пущу. И тебя тоже. - В шатре Лиз заметила, что Джейн часто посматривает на Роя. Было в этих взглядах нечто, способное насторожить женщину. Быть может, Лиз ошибалась, но рисковать она не желала. - А что касается куклы...

- По-моему, она неплохая.

- А по-моему, плохая. Вот увидишь: у Ровены начнутся кошмары. И не только у нее. Боже, что за лицо! Как на столбах-тотемах в фильмах про ковбоев. Так и мерещится привязанная к столбу жертва, ожидающая смерти...

- По-моему, ты несешь чушь.

- Нет, это не чушь! Прекрати, Рой! Ты не обратил внимания на... глаза куклы?

- Вообще-то нет.

- А я обратила. Тебе было недосуг - ты пялился на индианку. Они... Они... - Лиз вдруг поняла, что напомнили ей глаза куклы, и у неё закружилась голова и кольнуло сердце - ...точь-в-точь как у этого дьявола, Панча.

Рой отвернулся, пряча от жены лицо. У него дрожал подбородок. Не сразу оправился он от потрясения и решился заговорить.

- Ничего странного, ведь Панча и Джуди сделала Джейн. Наверное, она работает по образцу.

- И все-таки, это ужасно. - Лиз заметила, что Ровена идет впереди, не оглядываясь, словно не желая вникать в разговор родителей. "Опасная кукла... опасная... из-за этой мерзкой скво. Надо при первой возможности избавиться от нее".

Ровена медленно повернулась, крепко прижимая к груди деревянную фигурку. Темно-синие глаза сощурились, разглядывая родителей.

- Класивая куколка, - процедила она сквозь зубы. В этот момент Лиз смогла только одно - сдержать слезы. Ее охватило необъяснимое чувство тяжелой утраты. Словно из её рук вырвали что-то очень дорогое.

Констебль Брайан Эндрюс служил в полиции меньше года. О том, что он новичок, краснолицый сержант не позволял ему забыть ни на миг. Эта традиция зародилась ещё во времена пеших ночных патрулей - впрочем, подобная методика обучения новобранцев не уступает любой другой. Если новичок боится темноты, нечего с ним миндальничать, назначай его на ночные дежурства, пока не привыкнет.

Брайан Эндрюс был невесел, отчасти по вине погоды. Редкий дождь, барабанивший по тонкой крыше полицейской машины, угрожал перейти в старый добрый ливень. Эндрюс посмотрел на часы - два сорок ночи. Из рации вырывались голоса и треск помех. Вызывали не его.

Ночь предстояла долгая - умрешь со скуки, прежде чем увидишь на востоке долгожданный луч света.

Слева высилась ярмарка - огромное спящее чудовище. Там не горел ни один фонарь. Оттуда не доносилось ни звука, только плеск капель, падающих в широкие грязные лужи.

Сержант велел хорошенько осмотреть ярмарку. Идиотизм! Самодурство в скрытой форме - новичка посылаешь под дождь, а сам, гаденько посмеиваясь, ложишься в койку. Но все же Эндрюс пойдет туда. На всякий случай. Может быть, там что-нибудь не так, и это обнаружится не раньше утра, если он поленится выйти из машины. Хотя об этом даже думать тошно...

Он взял с заднего сиденья дождевик. Эту одежду он ненавидел не меньше, чем дождь. В драке она сковывает движения (события понедельника ещё не стерлись из памяти), и потеешь в ней так, что промокаешь до нитки.

Эндрюс проверил фонарик, вышел из машины и запер дверцу. Бегом пересек тротуар и нырнул под навес ближайшего шатра. Здесь можно было на несколько минут укрыться от дождя, хотя с крыши бежал такой поток, что казалось, будто стоишь под водопадом.

Сейчас Эндрюс быстро обогнет ярмарку по периметру, время от времени заходя на её территорию.

Он пошел, луч фонарика выхватывал из тьмы сверкающие капли. Двери ларьков и павильонов были заперты, окна забраны решетками, клетки зверинца пустовали - животные спали в своих закутах. Констебль от души позавидовал им.

Здесь было страшнее, чем в любом переулке ночного города. Страшнее оттого, что ярмарка символизировала шумный, беззаботный образ жизни, и без толпы и музыки она походила на кладбище. Во мраке здесь таились призраки умершего дня, с негодованием встречая любое вторжение в свое обиталище.

Он прошел три четверти периметра и находился на обращенной к морю стороне. Внезапно раздался необычный звук - гулкий, вибрирующий удар, будто крикетной битой в пустую железную бочку. Только один удар и его умирающее эхо.

Эндрюс остановился, чувствуя, как под несколькими слоями материи учащенно забилось его сердце. Он вспотел, но причиной тому, скорее всего, был не страх, а тяжесть униформы и духота, не спадающая, несмотря на дождь. Он ждал, прислушиваясь, но все было тихо. Можно было придумать сколько угодно объяснений этому звуку. На территории ярмарки полно железных бочек, некоторые из них используются для всяких надобностей, другие - просто хлам. Хватает здесь и плохо закрепленных предметов, один из которых мог быть смыт с крыши на бочку. Скорее всего, так и было, но в полицейской академии Брайана Эндрюса приучили не искать простых объяснений загадочному.

Наконец он повернулся и вошел в безмолвный, ожидающий мир, в искусственный лес с крикливо раскрашенной листвой. Намалеванные рожи усмехались, когда по ним скользил луч фонаря. Бамм...

Эндрюс резко повернулся, присел, выхватил дубинку из кармана дождевика. На сей раз удар прозвучал ближе, справа, из кубического павильона с дверным проемом и вывеской: "КОМНАТА СМЕХА".

Да, несомненно, звук донесся из павильона. Эндрюс стоял в нерешительности, слушая, как в "комнате смеха" кто-то двигается. Шуршание, будто по полу тащат что-то тяжелое. Ни проблеска света за пологом.

ПРИДЕТСЯ ТЕБЕ ВОЙТИ, ЛЕГАВЫЙ. ЭТО ТВОЙ ДОЛГ. Эндрюс обливался потом, превозмогая страх. Он здесь один-одинешенек, подмогу не вызвать - рация осталась в машине. В мозгу ещё не поблекли картины сражения с Ангелами Ада. Насилие. Кровь. И самое страшное - невероятная жестокость. Глумливая, утонченная. Из-за неё в этом цивилизованном, казалось бы, веке жизнь превратилась в дешевку. Насилие у всех на глазах, при свете дня. Спрашивается, что ждет его там, в кромешной мгле за пологом?

Он поднялся на ступеньки и раздвинул занавески. Странно, что за ними нет двери. Вообще никакой преграды. Хотя что там можно украсть, кроме кривых зеркал? Эндрюс нашарил на стене выключатель. Яркий, едва не ослепивший его свет оказался страшнее мрака. Когда глаза немного привыкли к нему, констебль огляделся и увидел себя и полдюжины разнообразных отражений, которые насмешливо и презрительно глядели на него. Недовольные вторжением чужака. Непомерно вытянутые головы, огромные или, наоборот, крошечные кисти рук...

ПОСМОТРИ НА НАС. МЫ - НЕ ТЫ. МЫ - ЭТО МЫ.

Лица их смутно походили друг на друга. Головы то вытягивались, то сокращались почти до нормальных размеров, то съеживались, превращаясь в крошечные прыщики на широченных плечах. Отражения хохотали.

Эндрюс услышал, как стукнулся об пол и покатился фонарь. Сжал рукоятку дубинки, зная, что шансы на победу ничтожно малы, но надеясь погибнуть с честью. Чепуха! Что значит - погибнуть? Ведь это - всего лишь отражения. Твои собственные. Не обращай внимания.

Нет! Это не отражения. Они живые. Они злорадствуют.

ХА-ХА-ХА! МЫ - НАСТОЯЩИЕ, ЛЕГАВЫЙ! СЕЙЧАС МЫ ДОБЕРЕМСЯ ДО ТЕБЯ! МЫ НЕ ЛЕГАВЫЕ, ПРОСТО ОДЕЛИСЬ ТАК, ЧТОБЫ ТЕБЯ ОДУРАЧИТЬ.

Эндрюс изо всех сил ударил ближайшего, но тот успел уменьшиться, и дубинка просвистела над его головой, фигура снова увеличилась, голова вытянулась - казалось чудом, что крошечный плоский шлем удерживается на широкой макушке.

Эндрюс отскочил и резко обернулся, потому что их было много, и они обступили его со всех сторон. Большие и маленькие, толстые и тонкие, они колыхались, как отражения в потревоженной луже. Подожди немного, и они застынут. Но ждать он не мог.

Полицейский вертелся, наносил удар за ударом, но проворных бестий цвета морской волны, уже совершенно не похожих на него, было слишком много. Они наскакивали и уворачивались, стараясь измотать его. И это им удавалось. Очень скоро рука, сжимавшая дубинку, обессилела, и Эндрюсу пришлось взять оружие в левую. Но и её хватило ненадолго.

Внезапно он увидел труп.

Он медленно опустил дубинку и замер. Твари отступили на безопасное расстояние и молча смотрели на скорчившееся тело в длинном, испачканном красным платье. Эндрюс не мог понять, почему не заметил его раньше. Почему не споткнулся об него.

Разумеется, женщина была мертва. Никто не останется жив, перенеся такие побои и потеряв столько крови. Ее голова походила на вареную свеклу присмотревшись, вы заметили бы на ней изорванный, окровавленный чепец. По изувеченному лицу совершенно невозможно было определить возраст убитой. Под ней лежал крошечный человечек - даже после смерти мать защищала ребенка, окоченевшими руками прижимая его к животу.

Увидев младенца, Брайан Эндрюс тотчас услышал плач - тонкий, неестественный писк, который был куда страшнее издевательского смеха тварей в синем. Плач утих, но вскоре зазвучал громче прежнего, царапая измученный мозг Эндрюса, парализуя его волю.

ТЫ - ЛЕГАВЫЙ. ТВОЙ ДОЛГ - СПАСТИ РЕБЕНКА.

Эндрюс оглянулся. Он был один, "отражения" исчезли. Нет, не исчезли. Это уловка. Они затаились, чтобы наброситься сзади, когда он будет вытаскивать ребенка из-под трупа. Они уже убили. Они убьют ещё раз. Они просто растягивают удовольствие.

ЛЕГАВЫЙ, ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ОСТАВИТЬ РЕБЕНКА. ТЫ ДОЛЖЕН ЕГО СПАСТИ. ВОЗЬМИ ЕГО.

Оцепенение внезапно исчезло, Эндрюс обнаружил, что способен двигаться. Он зашагал, как кукла на пружинке - качаясь, спотыкаясь, размахивая руками. "Боже, что они со мной делают!"

ИДИ, ЛЕГАВЫЙ, ВОЗЬМИ РЕБЕНКА.

Казалось, времени и пространства больше не существует. Казалось, Эндрюс находится в вакууме, в каверне, отгороженной от Вселенной непроницаемыми стенками. Возможно, он пробудет здесь час. Возможно, день. А может быть, год.

Он наклонился, и его затошнило при мысли, что сейчас придется дотронуться до этого истерзанного трупа. В любой момент его могло вырвать. Но этого не произошло, потому что он не дотронулся. Как ни тянулся, пальцы хватали только воздух. Всякий раз между ними и телом оставалось несколько дюймов.

ИДИ, ЛЕГАВЫЙ, ВОЗЬМИ РЕБЕНКА.

Этот крик звучал рефреном, хриплые, почти нечеловеческие голоса скребли по барабанным перепонкам, как ногти по металлу; в мозгу раскатывалось пронзительное эхо. Эндрюс зажмурился и молил Бога об одном: открыв глаза, оказаться в "панде" и слышать не эти вопли, а знакомый голос, прерываемый радиопомехами: "Что, легавый, спишь на дежурстве?"

Но этого не случилось. Не могло случиться. Кровавое зрелище было слишком реальным: режущая глаза флюоресценция, изувеченный труп, дрыгающий ножкой младенец, которого необходимо спасти. Эндрюс огляделся. Ни одного "отражения". На этот раз он дотянется до ребенка, высвободит его из мертвых рук. Побежит с ним к машине. Вызовет по радио подмогу.

Ему удалось коснуться крошечной ножки. Во всяком случае, он был уверен, что его пальцы дотронулись до чего-то твердого, дергающегося. Снова раздался писк, и Эндрюс выпрямился. Придется оставить младенца. Надо бежать к рации.

Слишком поздно! Занавески взметнулись, пропуская порыв сырого морского ветра, пробирающего до костей. Мгновение тьмы, затем возвращение света, но не того яркого, а призрачного сияния, как в зоопарке, в вольере рептилий. Эндрюс понял, что в "комнате смеха" он уже не один.

Он оглянулся. Между ним и дверным проемом стоял человек - огромный клоун в пестром остроконечном колпаке, чудом сидящем на голове, и чрезмерно свободном, пузырящемся от ветра костюме крикливой расцветки. Эндрюс съежился, когда его взгляд сфокусировался на лице клоуна. Раскрашенное в яркие цвета, оно походило на маску; кроваво-красные губы застыли в вечной ухмылке. Но страшнее всего были глаза. Их выражение заставило Эндрюса попятиться, пока он не наткнулся на труп. В пещерах глазниц, словно лампочки фонарей с подсевшими батарейками, тлели в вспыхивали крошечные зрачки.

Плач ребенка доносился издалека. Эндрюс в последний раз попытался ухватиться за ускользающий здравый смысл.

- Ты - ярмарочный клоун. Убийца, вернувшийся на место преступления. А я - офицер полиции. Ты арестован! Слышишь? Арестован!

Комнату наполнил безумный булькающий смех. Клоун надвигался, его правая рука угрожающе поднимала огромную дубину.

Я УБИЛ ЖЕНЩИНУ, А ТЕПЕРЬ ХОЧУ УБИТЬ ТЕБЯ. Голос звучал неестественно, как из патефона. Внезапно, клоун заладил, как будто заело пластинку:

УБИТЬ ТЕБЯ... УБИТЬ ТЕБЯ... УБИТЬ ТЕБЯ... Полицейский действовал, подчиняясь не разуму, а рефлексам - мозг отключился, но из подсознания не стерлись приемы самообороны. Он принял боевую стойку, фиксируя взглядом каждое движение клоуна.

Я ХОЧУ УБИТЬ ТЕБЯ... УБИТЬ ТЕБЯ... УБИТЬ ТЕБЯ... Эндрюс замахнулся и изо всех опустил дубинку на огромную уродливую голову. Клоун даже не пытался увернуться или защититься. Дубинка пружинисто отскочила, а правая рука полицейского онемела до самого плеча.

Бамм... - он не мог припомнить, где и когда слышал точно такой же звук. Дикий смех, бессвязное бормотание, скрип половиц под огромными ступнями маньяка... Клоун нависал, и рядом с ним Эндрюс казался себе карликом. Крича от бессилия, он ударил, не зная, по-прежнему ли он держит дубинку, надеясь даже не поразить, а хотя бы защититься. Теперь он отчетливо видел лицо клоуна, ощущал запах из его рта - запах свежей краски и скипидара. Ярко-красные губы шевелились, но злорадная улыбка оставалась неподвижной. Белые зубы были крошечными, ноздри и вовсе отсутствовали, а глаза... Эти мертвые глаза все видели и лучились злобой.

Констебль Брайан Эндрюс смирился с неизбежностью гибели. Смирился ещё в ту минуту, когда его жалкая дубинка отскочила от твердого, как дерево, черепа. Он стоял не шевелясь, не испытывая страха; он совершенно изнемог, только в ногах осталось немного сил - ровно столько, сколько необходимо для поддержки туловища. Он не в состоянии был вернуться в реальность, да в глубине души и не желал этого. В полном оцепенении несчастный человек ждал смерти.

Кругом хохотали, бормотали, перекликались голоса, в большей или меньшей степени схожие с голосом его палача. Эндрюс не мог бы сказать, видит он зрителей или ощущает их присутствие. Он просто знал, что они рядом. Бесформенные фигуры разной высоты и ширины, все в одежде цвета морской волны.

Гомон постепенно утих, но твари не уходили. Стояли, смотрели, ухмылялись.

ИДИ, ЛЕГАВЫЙ, ВОЗЬМИ РЕБЕНКА.

Полицейский опустил глаза и увидел огромную дубину. Громоздкую, неудобную. Все же он сумел ухватить толстую рукоять и поднять оружие над головой.

Я ХОЧУ УБИТЬ ТЕБЯ... УБИТЬ ТЕБЯ... УБИТЬ ТЕБЯ...

4. УТРО СРЕДЫ

Ровена сразу узнала это место - миссис Даблдэй, учительница школы для глухих, описывала его много раз. Лесная полянка, посреди ковра ярких и сладко, даже приторно пахнущих колокольчиков - колечко из мухоморов, усеянных белыми пятнышками. Об этой полянке было написано в книге с потертой синей обложкой; читая её, миссис Даблдэй пользовалась мегафоном, чтобы слышали все ученики. Если бы вы не знали, чем кончается эта очаровательная сказка, она показалась бы вам, наверное, страшноватой.

Маленькая девочка (судя по рисунку на обложке, лет семи, не старше), приехав с родителями на пикник, забрела в лесную чащу. Там было холодно, и кое-где под сводом переплетенных ветвей и густой листвы темно, как ночью. Девочка шла и шла, пока не поняла, что заблудилась. Испугавшись, она побежала в одну сторону, затем в другую, и в конце концов оказалась на этой полянке. Внезапно из-за огромных грибов появилось множество крошечных фигурок - злых человекоподобных существ с острыми ушками и твердыми, как когти, пальчиками. Гоблины!

Прежде чем девочка успела повернуться и броситься наутек, гоблины окружили её. Их было больше дюжины. Одни повалили её на поросшую папоротником поляну, другие принесли куски узловатого вьюна, чтобы сделать её своей вечной пленницей. Но едва они принялись вязать девочку, на полянку вышел низенький коренастый человек, и гоблины разбежались, крича в бессильной ярости и страхе.

Девочка испугалась, увидев карлика, но успокоилась, получив обещание, что он не причинит ей зла. Еще он сказал, что живет совсем один в густом темном лесу, и будет просто в восторге, если девочка согласится попить чаю в его хижине. Но она отказалась - дескать, не так давно пообедала и хотела бы теперь вернуться к родителям. Карлик явно огорчился, но все же согласился вывести её из леса. Вскоре она вернулась на опушку к автомобилю, возле которого на зеленой траве, сморенные сном, лежали её папа и мама. Они даже не заметили отсутствия дочери.

Всякий раз, когда сказка бывала дочитана, миссис Даблдэй просила детей подумать о том, что могло случиться с маленькой героиней, если бы она пошла в хижину карлика. И Ровена думала. Мораль сказки была ей ясна, но она не могла взять в толк, что плохого, если бы девочка приняла приглашение карлика? Пусть он уродлив, зато добр, и спас её от злых гоблинов.

И вот Ровена на такой же полянке, и гоблины могут появиться в любую минуту. Хочется бежать, но ножки не слушаются. Широко раскрытыми глазами она с ужасом смотрит на фигурки, выходящие из теней. Но это не гоблины. Она не знает, кто они, эти странные, похожие на большеголовых кукол существа. Они приближаются, шатаясь, подпрыгивая, щелкая суставами и возбужденно гомоня, и больно тычут в Ровену жесткими пальцами. Она пытается закричать, но из горла не вырывается ни звука. Может быть, она их не слышит?

Внезапно существа попятились, гомон сменился испуганными воплями. Затем они разом повернулись и засеменили прочь на крошечных негнущихся ногах, и вскоре скрылись из виду.

Кто-то шел к полянке по лесной тропе. Девочка ждала, зная, что сейчас произойдет. Но она не станет, как героиня из сказки, просить, чтобы её отвели к родителям. Ни за что. Она примет приглашение карлика и пойдет пить чай. Потому что недавно она открыла, что её родители - ужасно скучные люди.

Но из сумрака вышел не карлик, а деревянная кукла Ровены. Только сейчас она была не такой крошечной, а раза в три выше - ходячая копия с живыми, горящими гневом глазами, так испугавшими мучителей Ровены.

Они остались вдвоем, и снова наступила тишина. Ровена не испытывала страха, хотя не знала даже имени своего спасителя. Для неё он был просто Куколкой, точно так же, как её золотая рыбка была просто Рыбкой. Надо, наверное, придумать ему подходящее имя, но с этим можно повременить.

Как она и ожидала. Куколка предоставил ей на выбор: либо вернуться к родителям, либо пойти с ним. Решение было уже готово. В последнее время мама - такая зануда, о чем ни попросишь, обязательно откажет, и будет совсем неплохо отдохнуть от нее. Папа тоже так считает, но он только улыбается и ничего не делает. А ведь раньше они были такие хорошие... Что с ними стряслось?

Это было выше понимания Ровены, поэтому она выбросила из головы мысли о родителях и пошла с Куколкой.

Лес выглядел необычно - ни одного дерева знакомых пород: бука, ели или серебристой березы. А те, что обступали Ровену и Куколку, были настоящими великанами. Кругом парил сумрак, от которого девочке стало не по себе. Все же она не боялась, потому что рядом шагал Куколка, который, как обещала Джейн, защитит её. А Джейн не стала бы её обманывать.

Ровена не знала, сколько времени шагала она вместе с Куколкой и большой ли проделала путь. Было уже темно, когда они выходили из леса, и душно, как перед грозой.

Потом они долго поднимались по пологому, усеянному камнями склону. Видя, что его спутница часто спотыкается. Куколка остановился и протянул руку, за которую Ровена охотно ухватилась. Пальцы у него были твердые, негнущиеся, но все же они удерживали ладошку девочки. Внезапно Куколка потащил Ровену за собой, будто очень спешил. "Как интересно!" - подумала она.

Наконец они оказались на вершине холма, и девочка увидела сияние. Где-то впереди под ночным небом мерцало и приплясывало племя - манящее и вместе с тем жуткое. Там жгли костер - как тот, что на радость ученикам разводят во дворе школы для глухих в Ночь Гая Фокса2. Только этот таинственный костер был намного больше. Наверное, это из-за него стояла такая духота.

Они спустились с холма. Ровена отстала бы от Куколки, не тяни он её за руку. Она увидела множество шатров; между ними, выхватываемые из сумрака сиянием костра, двигались люди. К небу летели искры, жар, казалось, висел в воздухе, и не было ветра, способного развеять его.

Подойдя ближе, Ровена разглядела обитателей лагеря - краснокожих индейцев, не таких гордых и величавых, как в телефильмах. Свирепые лица в боевой раскраске, одежда, как с благотворительной распродажи поношенных вещей. Картина нищеты.

Похоже, индейцы не заметили ни Ровену, ни Куколку, а если и заметили, то не подали виду. Среди них было много женщин - кутаясь в одеяла, они сидели на корточках в тени, словно не желали или не имели права принимать участие в происходящем.

Куколка цепко держал Ровену, как будто опасался, что она попытается сбежать от него. Но у девочки и в мыслях этого не было. Не будь рядом её загадочного спутника, она, наверное, умерла бы от страха.

Она впитывала в себя все, что видела, и, хоть не могла расслышать воплей, по лицам полуобнаженных воинов безошибочно определила, что они очень рассержены.

Внезапно её внимание привлекли глаза на верхушке тотемного столба, сверкавшие гневом ярче, чем глаза толпившихся внизу индейцев. Вцепившись когтистыми лапами в толстый деревянный ствол и раскинув крылья с растрепанными перьями, в двадцати футах над землей сидела птица с человеческим лицом. Ее перья шевелились - впрочем, скорее всего, это было иллюзией, игрой света и тени.

Грубые черты деревянного лица, нос, изогнутый подобно клюву, напомнили Ровене кукол в шатре Джейн. Точно такое же свирепое выражение живой твари. Девочка поняла - это само зло.

Она закричала от страха, рванулась, но Куколка держал крепко наверное, он даже не заметил её попытки высвободиться. Он не сводил глаз с человека, надежно привязанного к столбу. Одежда из бизоньей кожи на пленнике была грязной и рваной, груда хвороста доставала ему до бедер. Он не поднимал головы, даже не шевелился - видимо, потерял сознание, а может быть, умер. Черные космы скрывали от Ровены его лицо.

Девочка и Куколка стояли в стороне от толпы, которая сомкнулась вокруг пленника, будто опасаясь вмешательства посторонних. Ровена прижалась к спутнику (жаль, что Куколка такой маленький, будь он побольше, можно было бы спрятаться за его спиной), теребила, задавала вопросы, показывая свободной рукой на огонь и толпу, и не ожидая ответов.

- Они очень разгневаны, - сказал Куколка, и Ровена удивилась, что слышит его гортанный голос. - Этот человек - их самый заклятый враг. Он убил очень многих, он помогал белым пришельцам отбирать у индейцев землю и загонять их в Большую Воду. Но самое страшное зло причинил он одной из женщин, той самой, что дала мне жизнь - и теперь ей никогда не очиститься от скверны. За это он понесет кару.

В душе Ровены зашевелился страх - не за себя, а за... Джейн! Ведь это она дала жизнь Куколке, значит, это ей причинили зло! И Ровена - впервые в жизни - возненавидела. Возненавидела человека в одежде из бизоньей кожи и снова попыталась вырваться, чтобы броситься к нему и царапать, пинать, бить кулачками. Но Куколка не пустил её и потащил назад, и вскоре они скрылись во мраке.

Они снова шагали по каменистой земле. Тем же путем, что пришли, или другим - этого Ровена не знала. Впрочем, и не интересовалась. В её мозгу билась только одна мысль: Джейн причинили зло. Хотелось сейчас же пойти к ней, утешить, но Ровена не знала дороги. Может быть, Куколка приведет её к Джейн?

Теперь она не сомневалась, что они идут на ярмарку, чтобы окружить молодую индианку заботой и лаской. Кругом царил такой мрак, что вы не смогли бы определить, по лесу шагают Ровена с Куколкой или по открытому полю. Только глаза Куколки способны были разглядеть под ногами петляющую тропу.

Ровена вдруг остановилась, сообразив: что-то не так. Но что именно? Вскоре она поняла: ладонь Куколки, которую она все ещё сжимает, уже не такая широкая и сильная. Он съежился, сократился до своей обычной - с руку Ровены - величины.

С тихим возгласом она поднесла его к глазам, но было слишком темно, со всех сторон девочку обступал сырой холодный мрак. Ее провожатый не шевелился - он снова превратился в неодушевленный предмет. Ровена взвизгнула.

- Ровена! - Окрик вонзился в её мозг, изгоняя из него панику. Знакомый голос, но до чего же странно звучит он в этом диком ночном лесу! Из тьмы к ней протянулись две руки, схватили за плечи, встряхнули. Потом попытались отобрать куклу. Девочка съежилась, прижимая её к себе.

- Ровена! Ровена! - Неожиданно вспыхнул свет, такой яркий, что девочка зажмурилась. Приоткрыв глаза, она увидела картину, ничего общего не имеющую с тем, что с ней только что приключилось. Со всех сторон на неё надвигались, словно стремились раздавить, ослепительно-белые стены. Она снова закричала, и снова её схватили и встряхнули. Тогда она заплакала. Нависающее над ней пятно постепенно разделилось и обрело контуры двух фигур - мужской и женской. Папа и мама.

- Ровена! - Лицо Лиз было искажено страхом. - Проснись! Ты опять ходишь во сне!

Сотрясаемый рыданиями ребенок едва не выронил куклу. Он стоял в коридоре, в одном футе от узкой и крутой лестницы.

- Слава Богу! - Лиз повернулась к Рою. Веснушки на её бледном лице бросались в глаза, как сыпь. - Еще секунду, и она бы упала. Говорила я тебе, нельзя оставлять её одну. Да ещё с этой дьявольской куклой!

- Куколка мой! Куколка мой! - Ровена прижимала игрушку к груди. - Я люблю его! И Джейн!

Лицо Лиз окаменело, губы плотно сжались. Проклятая индианка! Из-за её деревяшек кого угодно будут мучить кошмары!

- Иди-ка лучше спать, доченька. В нашу кровать. Ровена неохотно прошла в родительскую спальню, двигаясь замедленно, как в трансе. Сцена в лесу не приснилась ей, все было на самом деле. Куколка живой. Она посмотрела в его глаза - казалось, в них тлеют искорки сознания. Тотчас вернулся, волной накатил страх - Джейн в беде! Завтра, как бы ни противились родители, Ровена пойдет на ярмарку. Она нужна индианке.

Ночной туман рассеялся, уступая сцену ливню. Прогноз погоды, прочитанный Роем в утренней газете, был краток и однозначен: дождь. Дальнейший прогноз: дождь.

- Придется куда-нибудь поехать. - Лиз, сидевшая за столом напротив Роя, нахмурилась, увидев рассеянное выражение на лице Ровены. - Хотя бы на мыс. Пусть даже проторчим там весь день.

Перспектива была не из приятных, но все же лучше, чем сидеть в пансионате и сходить с ума от скуки. В этом приморском городишке Лиз чувствовала себя как в западне. Бежать отсюда! Куда угодно, лишь бы не слышать ярмарочной какофонии. Скорее бы закончилась нерабочая неделя, а уж потом духу их здесь не будет.

- Ладно, подгоню машину к парадному.

Рой поднялся на ноги, сознавая, что хватается за возможность хоть на минуту расстаться с женой. Еще бы - ведь км предстоит целый день просидеть в машине. Дай-то Бог, чтобы дождь хоть ненадолго утих и позволил им прогуляться пешком.

- Мы пойдем наверх за вещами. - Лиз опять посмотрела на Ровену и увидела все то же рассеянное выражение.

Рой застегнул анорак, вышел под дождь и направился к машине, перебегая от здания к зданию и поглядывая в сторону ярмарки. Возле аркады аттракционов приткнулись два полицейских автомобиля с включенными мигалками. Он поморщился: опять что-то стряслось, а ведь день едва начался. Впрочем, его это не касается. Тут он вспомнил юную индианку, закутанную в одеяла, которые не могли скрыть изящества её фигуры, и убавил шаг, почти забыв о дожде. Надо вычеркнуть Джейн из памяти, потому что больше он её не увидит. Никогда.

Он добрался до машины, припаркованной сразу за гостиницей "Бьюмонт". Ключ не желал поворачиваться в замке дверцы, пришлось применить силу. Замок заедало уже несколько недель, давно пора съездить в автомастерскую, пускай слесарь посмотрит, в чем дело. Ежась от холода. Рой уселся за баранку; нога зацепила ремень безопасности, валявшийся на полу. Похоже, денек предстоит ещё тот. Промокнешь; замерзнешь и возненавидишь каждую его минуту. Вот бы сейчас позвонил Бэлфур и срочно вызвал на работу! Рой бы с радостью поехал, и плевать на Лиз. Потому что ничего другого ему сейчас не нужно.

Двигатель завелся с первой попытки - более чем странно, поскольку это случилось впервые за много месяцев. Рой дал ему поработать вхолостую, чтобы украсть у дня ещё хоть несколько секунд. Потом с неохотой включил дворники и взялся за рычаг переключения скоростей.

Коробка передач протестующе завизжала, от пальцев к плечу пробежала дрожь. Двигатель заглох. Прохожие с ухмылками переглянулись - ещё бы им не ухмыляться, не так-то просто нынче за пределами ярмарки найти что-нибудь забавное.

- Мать твою так! - выплеснул Рой свою злость, и в машине громыхнуло эхо. Плевать, что его могли услышать эти идиоты на улице. Даже хорошо, если услышали. - Так вашу мать, педерасты чертовы! Растак твою мать, Лиз!

Слегка успокоившись, он надавил на педаль сцепления и осторожно повел рычагом вперед. Бестолку. На этот раз он даже не выругался. Напротив - едва не рассмеялся. Из-за отказавшей коробки передач Кэтлины никуда сегодня не поедут.

Он курил сигарету и глядел в заливаемое дождем ветровое стекло, прислушиваясь к барабанной дроби капель по крыше и проигрывая в уме предстоящий разговор. "Дорогая, мне очень жаль, но с поездкой придется повременить. По-моему, заклинило коробку скоростей". - "Рой, я тебе столько раз повторяла: поаккуратней с рычагом! И вообще, надо было перед отъездом проверить машину". - "Что значит - проверить? Слесари не стали бы разбирать её по винтикам. Я позвоню в автосервис, но сомневаюсь, что они скоро приедут - в выходные у них запарка". - "Как теперь прикажешь коротать день?" - "Мне придется посидеть в машине (бегство!), подождать ремонтников, а вы с Ровеной сами о себе позаботьтесь". - "Хорошо, но на ярмарку мы не пойдем!"

В последнее время Лиз просто невыносима. Рой выбросил под дождь окурок и вышел следом. Он не торопился, поскольку уже промок, да и разговор с женой намечался не из приятных. "Если бы не Ровена, - подумалось ему, - я бы плюнул на все и ушел. Когда-нибудь. Куда-нибудь. Как уходят многие мужья, хотя у некоторых из них жены куда лучше моей".

Выслушав его, Лиз побагровела.

- Так и знала! Говорила я тебе в пути, что передача барахлит? Говорила?

- Скорее всего, это потому, что мы ползли как черепахи и останавливались каждые пять минут. - Рой хотел курить, но терпел, подозревая, что за сегодняшний день успеет накуриться до одури. - Короче, придется звонить в автосервис.

- Будет просто чудо, если они приедут засветло, - хмуро бросила она. А до тех пор что прикажешь нам делать?

- Найдите какое-нибудь развлечение. - Лиз, похоже, не заметила поспешности, с какой были произнесены эти слова. - Можно пойти на пляж, посидеть под тентом. На яхты поглядеть.

- Скажи пожалуйста, до чего увлекательно! Уж не думаешь ли ты, что Ровена высидит там целый день?

- Извини, ничего другого пока предложить не могу.

- Ялмалка! Ялмалка! - Одной рукой Ровена прижимала к себе куклу, а другой указывала на ярмарку. Ей нужно было как можно скорее увидеться с Джейн.

- Нет! - Лиз едва не сорвалась на крик. - Никаких ярмарок! Куда угодно, хоть к черту в пекло, только не туда! Уж лучше здесь проторчим до вечера.

Ровена молчала, глядя на Роя. В широко раскрытых глазах читалась мольба. "Папочка, я хочу на ярмарку! Будь твоя воля, ты бы отвел меня туда, правда?"

"Да, милочка, конечно. Но ведь ты знаешь, во что превращается мама, когда ей шлея попадает под хвост. Она терпеть не может ярмарок, так что ничего не поделаешь. Честное слово, я ничем не могу тебе помочь".

- Туда едет "скорая помощь". - Лиз немного успокоилась. - И полиция. Не знаю, что там творится, но нам лучше держаться подальше.

- Должно быть, кто-то брякнулся с "американских гор", или что-нибудь в этом роде, - пробормотал Рой, внезапно ощутив тревогу за Джейн. Хотя она тут, наверное, ни при чем, ведь она ничем опасным не занимается, всего-навсего сидит в шатре, вырезает фигурки из дерева и гадает. И все же...

Побледневшая Ровена со слезами на глазах следила за "скорой", пока та не скрылась в аркаде аттракционов. Девочка задрожала, прижимая куклу к мокрой щеке.

Что-то случилось. Что-то очень плохое. Об этом сказал Куколка, уводя Ровену от индейского костра. Надо во что бы то ни стало увидеться с Джейн.

Ровене казалось, что Джейн зовет её.

- Инспектор, даю слово, что никто из моих людей не виноват в смерти вашего констебля. - Джекоб Шэфер опять попытался раскурить изжеванный окурок сигары, с такой силой втягивая воздух, что табак шипел, как сырая стружка.

- Это очень смелое утверждение, мистер Шэфер. - Полнеющий человек с редкими волосами не скрывал презрения к обслуге ярмарки. Эти грязные бродяги только тем и заняты, что дурят публику и доставляют полиции лишние хлопоты. А Шэфер - настоящий паук, сидит в углу и плетет паутину... Минуту назад вы заявили, что здесь десятки сезонных рабочих, многих из них вы прежде в глаза не видели. Даже фамилий не знаете.

- Народ на ярмарке честный, - упорствовал Шэфер с высокомерием в голосе. - Я среди них почти всю жизнь прожил, кому их знать, как не мне? И вообще, что ваш офицер делал в "комнате смеха"? Ведь это, между прочим, вторжение на частную территорию.

- Он осматривал ярмарку по моему приказу. В понедельник здесь была драка, а теперь ещё убийство, и впредь мы будем очень внимательно следить за вашим поведением. Но вернемся к делу. Констебль Эндрюс избит дубинкой до смерти. "Комната смеха" похожа на скотобойню. Тридцать лет служу в полиции, но ещё ни разу не видел такого зверства. Самое удивительное, что преступник не оставил ни единого следа, кроме трупа. Это выглядит такой же нелепостью, как ваши кривые зеркала.

Шэфер оставил окурок в покое. Блеск тревоги исчез из его глаз.

- Виноват, инспектор, но я ничем не могу помочь. Мне тоже невдомек, как это случилось.

- Мы выясним, - пообещал детектив, не испытывая той уверенности, что звучала в его голосе. - Не сомневайтесь, я найду убийцу. Пусть не сразу, но найду. Даже если придется разобрать ярмарку по досочке и двадцать раз допросить каждого работника.

- Это пожалуйста. - Высокомерие, гнев против гнева. - Поступайте, как знаете, инспектор. А мы тем временем будем делать свое дело.

- От вас я ничего другого не ожидал. - Старший инспектор Ленденнинг презрительно скривил губы.

Он вышел под дождь, поднял воротник уже пропитанного влагой плаща и остановился, оглядываясь. Непогода остудила энтузиазм курортников, но, разумеется, не тех, что пришли на ярмарку. Возле "комнаты смеха", обнесенной веревочным барьером, теснились зеваки. Полицейский выругался про себя: он презирал этих людей. Их хлебом не корми - дай позубоскалить над чужим несчастьем. Больше всего на свете они любят глазеть на трупы и кровь.

Ленденнинг повернулся и зашагал в обратном направлении; его глаза цвета стали не упускали ничего. В ушах гремела отвратительная музыка, и он подумал: нельзя ли её прекратить? Ведь должен быть в этом городе закон, запрещающий превышать определенный уровень шума в общественных местах. Навести справки можно в любую минуту, но не время заниматься пустяками. Прежде всего надо разыскать убийцу. Подчиненные Ленденнинга, если потребуется, готовы работать круглые сутки, потому что погиб офицер полиции.

Бродя по ярмарке, он осматривал все подряд, поскольку не знал толком, что надеется найти. У каждого аттракциона толпились бездельники. Покататься на автомобильчике с резиновым бампером стоит семьдесят пять пенсов, причем, сколько времени - не оговорено. Оставлено на усмотрение служителя. Людей дурят тысячами, а им, похоже, все равно. Легко нажито, легко прожито.

Одного взгляда на вальсирующую карусель было достаточно, чтобы у инспектора закружилась голова. Стоит ли за то, чтобы вам перетряхнули внутренности, платить такие деньжищи? Впрочем, если вы страдаете морской болезнью, но все-таки деньги жгут ваш карман, можете прокатиться на "американских горках".

Он смотрел, как кабинка в форме лодочки замедляет ход, останавливается, затем рывком возобновляет движение и снова замирает, позволяя бледным пассажирам сойти на дощатую платформу. Все для почтеннейшей публики!

Он вздрогнул. Кругом не происходило ничего подозрительного, но у него возникло чувство, которое помогало ему несколько раз в жизни, - так называемое "шестое чувство". Хотя, возможно, то была не интуиция, а тревога, ощущение, будто кто-то следит за вами. И не просто зевака (держу пари, этот парень - полицейский, хоть и вырядился в штатское!), а злоумышленник, прожигающий вас взглядом, как лазером.

В первый же год службы это чувство спасло Ленденнингу жизнь. Он привык полагаться на дарованную ему природой "внутреннюю сигнализацию".

Пройдя ещё несколько ярдов, он остановился и медленно, чтобы не спугнуть соглядатая, стал поворачиваться. Тревога росла. В чем дело, черт побери? Его взгляд задержался на палатке, где несколько посетителей безуспешно метали кольцо (слишком велики крючья, слишком пружинисты резиновые кольца - разумеется, не случайно), затем переместился на двух юнцов, как пить дать, участвовавших в недавнем побоище. Юнцы смотрели в его сторону, но сразу отвели глаза. Они тут ни при чем, понял Ленденнинг. ПОТОМУ ЧТО ПО СПИНЕ ВСЕ ЕЩЕ БЕГАЮТ МУРАШКИ.

Он поворачивался, взглядом выхватывая из толпы то одного, то другого человека. И вдруг застыл, даже сердце замерло на миг. С карусели на него огромными немигающими желтыми глазами взирал деревянный зверь - жуткая пародия на коня. Копыта, вознесенные над землей, словно в неистовом порыве сбросить седока, разлет гривы, свирепый оскал - все подчеркивало его неукротимость. Это не просто конь, сообразил Ленденнинг, а мустанг, любимая порода диких воинов Северной Америки.

Глаза коня следили за ним, обжигая первобытной ненавистью. "Да ты просто спятил, - упрекнул себя Ленденнинг, - если шарахаешься от карусельной лошадки". Он обнаружил, что дрожит, сердце бешено колотится, и не хватает воздуха. Ему стало стыдно - но стыд не вытеснил страха. Мустанг выглядел живым, ноздри его раздувались, зубы сверкали. Он шевелился! Ленденнинг попытался убедить себя, что это иллюзия: просто мотор включен, и поворотный круг подрагивает. Он нервно рассмеялся, но это не помогло. Невозможно было оторваться от желтых глаз, и полицейский втянул голову в плечи - на его месте вы поступили бы так же. Хотя, возможно, вы бы даже не заметили пронизывающего взгляда деревянного скакуна, ведь для вас он всего-навсего посадочное место, за которое вы платите двадцать пять пенсов и которое покидаете, как только останавливается карусель.

Инспектор заставил-таки себя отвернуться - у него дел по горло, некогда таращиться на ярмарочные диковины. Он быстро пошел прочь, ощущая спиной злобный (почему?) взгляд. "Выкинь из головы эту чушь. И побыстрее! Чертова музыка, до чего же действует на нервы! Будь моя воля, я бы закрыл эту помойку, оказав тем самым публике огромную услугу". Но закрыть ярмарку Ленденнинг был не вправе, а потому решил оставить эти мысли и продолжать поиски. Но прежде - найти укрытие от ливня. По всему видать, дождь сегодня не кончится.

Им овладело уныние - зря он шатается по ярмарке, ничего ему здесь не найти. Преступник сработал чисто. Никаких зацепок - ни орудия убийства, ни мотивов, ни даже отпечатка ноги или пальца. Повальные допросы - слишком дорогое удовольствие. Сотни часов сверхурочной работы следователей, горы исписанной бумаги, а результат все тот же. "Глухарь"!

Вновь он ощутил недобрый взгляд, но на сей раз конь был ни при чем (потому что инспектор скрылся с его глаз). Посетителей кругом хватало, но никто из них на Ленденнинга не смотрел. Всех заботило другое: как побыстрее переправить деньги из своих карманов в кубышку Джекоба Шэфера.

Все-таки "внутренняя сигнализация" не обманула Ленденнинга. С самой верхней лодочки "чертова колеса" на него недобро глядел деревянный викинг (у всех викингов свирепый вид, так что ничего странного). Глядел так, будто выделил полицейского из толпы. Ленденнинг рывком повернул голову и увидел ухмыляющуюся физиономию клоуна, вырезанную на фасаде аркады аттракционов. Если бы вы пригляделись, вам бы показалось, что широкий рот клоуна растягивается, а глаза суживаются; капли дождя рождали иллюзию движущихся зрачков.

Лязг распахивающихся железных ворот заставил инспектора подпрыгнуть и резко обернуться. Он испугался! Из темного узкого туннеля вырвался миниатюрный состав из трех вагончиков - "поезд призраков", атрибут всех больших ярмарок. Искусственные страхи, нейлоновая паутина, задевающая в темноте ваше лицо, картонные привидения, показавшиеся бы комичными, не убеди вы себя в обратном, чтобы не жалеть о пятидесяти пенсах.

Одного взгляда на бледные лица выходящих на платформу людей Ленденнингу хватило, чтобы понять: в этом туннеле - не только дешевые трюки, но и нечто действительно страшное. Матери прижимали к себе плачущих детей, отцы бросали разгневанные взгляды назад, на затворившиеся ворота в форме черепа.

- Какая гадость! - закричал один из них вагоновожатому, который уже продавал билеты новой партии желающих прокатиться. - Это совершенно никому не нужно! Даже здесь!

- За что заплатили, то и получили. - Вагоновожатый в замасленной спецовке кивнул в сторону надписи над пещерой: "ВСЕ УЖАСЫ ПОТУСТОРОННЕГО МИРА".

- Свихнуться можно от таких штучек! - кипятился пассажир. - Просто тошнит...

- Пошел ты! - буркнул машинист и, набычившись, вновь занялся продажей билетов.

"Надо бы взглянуть, что там к чему", - прозвучало в голове у Ленденнинга. Ну, ясно: служебный долг против подсознания. "Напрасная трата времени, - возразил себе инспектор. - Там одна туфта. Здесь все - сплошная туфта". Но он знал, что лжет сам себе. Лжет, потому что боится.

На него все ещё смотрели. Со всех сторон. Кожа зудела, будто под одеждой ползали орды насекомых. Везде, куда ни глянь - деревянные раскрашенные глаза, следящие за каждым его движением. Но время не ждет, пора возвращаться в управление. Туда регулярно приходят сообщения о людях, признающихся в преступлениях, которые они якобы совершили. Наверняка с полдюжины психов поклянутся, что это они избили до смерти констебля Эндрюса, да ещё обидятся, услышав просьбу не мешать полиции. Их даже будет мучить совесть, а некоторые попытаются покончить с собой.

Надо уходить. Только ещё разок посмотреть на "поезд призраков". Все-таки не мешало бы прокатиться, глянуть, в чем тут дело. Впрочем, какая в этом нужда. И снова - укол совести.

Его взгляд остановился на маленькой рыжеволосой девочке. Ребенок как ребенок, кругом таких сотни. Вот только... на "поезд призраков" она садится одна, и похоже, никого из родителей поблизости. А ведь ей лет восемь, от силы девять... Правда, нынче в моде оставлять детей без присмотра - мол, что с ними случится? Ничего не случается - до поры, до времени. Вот почему за последние годы так участились убийства детей. Наметанный глаз полицейского сразу обнаружил слуховые аппаратики, и в душе шевельнулась жалость: хотя бы по этой причине не следовало отпускать девчонку одну.

Деревянной куклы под её анораком Ленденнинг не заметил.

"Инспектор, все-таки тебе надо там побывать". - "Нет, мне нужно в управление, возможно, там что-нибудь срочное..." - "Трус!"

Он поморщился и быстро зашагал к выходу, где стояла его машина. И вновь ощутил прикосновение страха. "Господи, да перестаньте же пялиться на меня! - взмолился он и тут же одернул себя: - Брось, это всего-навсего деревянные фигуры! Они даже видеть не способны, не то что следить".

Усаживаясь за баранку, он вспомнил глухую девочку из "поезда призраков". Странное у неё было лицо. Такое озабоченное... не угрюмое, как у большинства детей, а именно озабоченное. Словно ей необходимо сделать что-то важное.

Он завел мотор и сидел, сражаясь с чувством долга. Сегодня оно не раз досаждало ему. Потому что, испугавшись, он нарушил служебный долг и собственные правила. Своего нынешнего положения Ленденнинг достиг, в основном, благодаря интуиции. Особенно часто она помогала в те годы, когда он был простым констеблем. Пусть версия кажется невероятной, пусть нет фактов, а есть только подозрения - проверь, не поленись... Вот и сейчас у него предчувствие... Хотя чем оно вызвано? Какими-то дурацкими деревяшками.

Зуд со спины перешел на шею, затем на затылок.

"Интуиция тут ни при чем, - убеждал себя Ленденнинг. - Это нервы. Деревянные фигуры слишком сильно повлияли на воображение. Если ты не выбросишь из головы всю эту чушь, тебе прямая дорога в психушку".

Он натужно рассмеялся, дожидаясь, пока дворники прочистят ветровое стекло. Та девчушка просто отпросилась покататься на "поезде призраков", пока её родители пытаются сорвать куш в павильончике бинго. Ничего с ней не случится, разве что малость испугается. А "соглядатаи" - самые обыкновенные деревяшки, так что его тревога беспочвенна. Он обязательно вернется сюда с группой профессионалов из Отдела уголовного розыска, и ещё до конца недели убийца Эндрюса попадет за решетку. В сущности, все идет как надо. Наверное, главная доля вины в том, что у него расшатались нервы, - на погоде. И на этой распроклятой музыке. "Посмотрим, - подумал он, выводя машину на дорогу, - может быть, все-таки удастся положить ей конец".

5. СРЕДА. ПОЛДЕНЬ

Ровена довольно легко ускользнула от матери. Идя на обман, она не испытывала угрызений совести и не боялась последствий - верила, что Куколка защитит её.

Папа отправился к машине, а перед тем позвонил из телефонной будки, стоявшей через улицу от гостиницы. Казалось, этим утром телефон был нужен всем на свете - в очереди к будке под проливным дождем стояло больше десяти человек.

Когда Рой ушел, оставив Ровену и Лиз в вестибюле гостиницы, девочка стала думать, как бы потихоньку уйти от матери. Но пока такой возможности не возникало. Лиз глаз не спускала с дочери, словно догадывалась, что у неё на уме.

- Видно, сегодня нам придется весь день гулять вдвоем, - пробормотала Лиз и подумала, что в сущности это не так ух и плохо, - в последнее время общество Роя никак не назовешь приятным.

Она похлопала Ровену по плечу, как всегда делала, когда хотела привлечь внимание дочери к своим губам.

- Ты не против, если мы пойдем в гавань и посмотрим, как разгружаются рыбацкие суда?

Ровена помедлила. В гавань её не тянуло. Ей хотелось только на ярмарку. Но в гавани, возможно, удастся убежать от мамы. Она кивнула и улыбнулась.

- Не плотив.

- Тогда пошли. - Лиз взяла её за руку.

Похоже, дождь не собирался утихать. Впрочем, никто и не надеялся на это. Люди ухе смирились с испорченными выходными. "Дикари", жившие в палатках на берегу, уложили вещи и отправились восвояси, остались только снявшие жилье - они надеялись извлечь хоть какую-то пользу из потраченных денег. Одному лишь Шэферу непогода была на руку - к половине десятого на ярмарке яблоку было негде упасть.

Пробираясь сквозь толпу к пристани, Лиз опустила глаза и увидела в руке дочери деревянную куклу. Вот бы она потеряла эту гадость! Немного слез, зато потом все было бы в порядке. Лиз твердо решила "помочь" Ровене в этом.

Под навесами на пляже сидели курортники. Запахи влажной одежды и пота смешивались с ароматами йода и соли. На поручнях пристани нахохлились несколько чаек; ни одна из них не высматривала в море пропитание. Лиз содрогнулась: чайки выглядели зловеще, чем-то напоминая грифов. Казалось, они чего-то ждут.

Под навесами не то что сесть - встать было некуда. Дети с утра уплетали мороженое и сахарную вату. Одного малыша стошнило, другие дети наступали на рвоту, даже не замечая этого.

Ровена сощурилась, увидев на противоположной стороне Променада кафе сложенный из камня домик с вывеской: "ЧАЙ, КОФЕ, МОРОЖЕНОЕ". С тротуара через крыльцо к нему тянулась очередь.

- Моложеное! - Она дернула мать за руку.

- Вообще-то рановато, - нерешительно возразила Лиз. - Может, попозже?

- Мамочка, ну, пожалуйста!

- Ну, так я и знала! Ладно. Но придется постоять в очереди.

Именно это и нужно было Ровене.

Они пересекли улицу и присоединились к плотно сбитой очереди, где каждый пытался укрыться от дождя за телами соседей.

Лиз застонала, вспомнив, что в пятницу сделала перманент - теперь её прическа превратится в мокрую рыжую копну. Все идет к тому, что эти выходные запомнятся ей надолго. За ремонт коробки передач с Роя наверняка сдерут три шкуры, но самое худшее, если придется расстаться с машиной до конца недели. Тогда они будут вынуждены слоняться по городу, тратя деньги на мороженое в утренние часы или кофе, которого совсем не хочется.

Ее мысли переключились на Роя. До чего же легко он оставил свои мечты и амбиции, пойдя к Бэлфуру и Врену в мальчики для битья! Вот причина разлада в семье.

Глядя в пасмурное небо, Лиз на несколько секунд забыла о Ровене.

Отойдя на цыпочках от очереди, девочка припустила со всех ног, как на пятидесятиметровке в школьном дворе. Она смешалась с толпой понурых курортников и перешла на шаг, пряча Куколку под анораком, чтобы не намок. На него она полагалась почти как на Джейн, которую надо было разыскать как можно скорее. Меньше чем за пять минут она добралась до ярмарки. Скоро мама спохватится. Она знает, где искать Ровену. Но пока разыщет, пройдет время.

Кругом было много полицейских, но девочка не обращала на них внимания, высматривая шатер гадалки. Увидев его, с облегчением вздохнула и снова побежала. Спустя несколько минут она остановилась, наткнувшись на невидимое препятствие - запахнутый, завязанный на ремешки полог. Джейн в шатре не было.

Отчаяние перешло в панику. Ровена беспомощно озиралась; наконец сквозь смятение и страх пробилась спасительная идея. Ровена знала, где живет её подружка - в доме-фургоне, ярдах в пятидесяти от аттракционов. Должно быть, Джейн там.

Всхлипнув, Ровена побежала и вскоре увидела дом-фургон с обшарпанными, изъеденными ржавчиной стенами и грязными окнами. Поднялась по короткой алюминиевой лесенке, постучала в дверь.

- Джейн! Это я! Я хочу тебе помочь!

Тишина. Слуховые аппаратики не уловили никакого движения за дверью. Ровена подергала дверную ручку - тщетно. Она заплакала.

- Эй! - проник в её уши гнусавый голос. Она обернулась к высокому угловатому мужчине с сердитым лицом. К его тонкой нижней губе, как раз посередине рта, прилип окурок сигары. - Ты куда?

- К Джейн! - пискнула Ровена. - Я хочу к Джейн!

- Ну-ка, брысь! - Он потряс кулаком. - Джейн здесь нет. Поди прочь!

Ровена медленно спустилась с лесенки. Этот человек ей не нравился, и не только потому, что кричал на нее. Его глаза! По всему видно, он не любит детей. Кроме того, в его голосе и поведении сквозит ревность. Он не хочет, чтобы Ровена встречалась с гадалкой. Как будто Джейн - его собственность!

Отойдя от фургона, Ровена остановилась и проводила Шэфера взглядом. Итак, ясно: Джейн здесь нет. Но где она может быть? Возможно, позже она вернется либо в фургон, либо в шатер. Но до тех пор мать может найти Ровену. Если это случится, её уведут с ярмарки, не позволив встретиться с индианкой. Остается только одно: спрятаться.

Ровена затравленно огляделась. Наверное, так чувствует себя зверь, на которого идет охота: беда может прийти с любой стороны, при первом признаке погони надо срываться с места и удирать. Но никто, похоже, не смотрел на нее. Никому не было дела до маленькой девочки. Ей стало одиноко.

Через несколько минут она поняла, как непросто спрятаться на этой ярмарке. Карусели для этого не годятся - во-первых, родители первым делом ищут там потерявшихся детей, во-вторых, долго на карусели не прокатаешься, очень ух это накладно.

Ровена шла, оглядываясь по сторонам. По сравнению с обычными, "средними" детьми она была очень впечатлительна и наблюдательна - очевидно, этим природа компенсировала ей заточение в мире тишины. Кроме того, Ровена отличалась сообразительностью, и выражалось это не только в том, что она опережала одноклассников в чтении по губам. Многие взрослые отмечали её пытливый ум и ненасытное любопытство.

Прочитав вывеску "ПОЕЗД ПРИЗРАКОВ", она поняла первое слово. Второе не играло роли, как и слова "ВСЕ УЖАСЫ ПОТУСТОРОННЕГО МИРА". Поезд въедет в ворота, на несколько минут пропадет из виду и появится вновь. Пятьдесят пенсов - это, конечно, дорого, половина её карманных денег, но ведь и случай особый. Возможно, за воротами ей удастся спрыгнуть на ходу и спрятаться.

Ровена поднялась на деревянную платформу. Больше на ней никого не было, и это показалось странным, поскольку на все остальные аттракционы желающие буквально ломились. Неважно. Чем меньше пассажиров, тем лучше.

Ступни ощутили вибрацию - приближался поезд. От удара переднего из трех вагончиков без крыш распахнулись ворота. Над панелью управления сгорбился машинист с ничего не выражающим лицом. Из-под огромной фуражки, нахлобученной на его уши, выбивались грязные патлы. Пассажиров было пятеро: две девочки лет двенадцати-тринадцати, судорожно вцепившиеся друг в дружку, и пожилая супружеская чета с перепуганным до полусмерти мальчишкой примерно тех же лет, что и Ровена. Зажмурив глаза, мальчик сидел между родителями.

Поезд остановился. Машинист не оборачивался, словно не хотел встречаться взглядом с пассажирами. Держась за руки, девочки вышли на платформу и бросились бежать. ("В туалет", - решила Ровена). Придерживая сына за плечи, мужчина повернулся к машинисту и открыл было рот, но жена потянула его за рукав.

- Джордж, не заводись, не поможет. Ничего, все будет в порядке.

У Ровены закружилась голова, к сердцу подступил холод. Но она решила сесть на поезд. Это было необходимо.

В одной руке она сжимала пятьдесят пенсов, другой придерживала Куколку под полой незастегнутого анорака. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь его увидел - не дай Бог, украдут. Куколка - её личный амулет... Внезапно, забыв об испуганных пассажирах и угрюмом машинисте, она уставилась на деревянные ворота. На них было изображено лицо: длинные, спадающие на лоб пряди волос, огромный нос, похожий на ястребиный клюв, щелочка рта. И глаза - темные, жуткие, поблескивающие влагой в глубине черных глазниц.

Ровена похолодела: это лицо она знала не хуже собственного отражения в зеркале. Куколка!

Сзади кто-то прикоснулся к её плечу, и она подпрыгнула от неожиданности.

- Проснись, малявка. - В грязной руке машинист держал рулончик билетов. - Я не могу торчать здесь весь день.

Он не заметил слуховых аппаратиков. Да если бы и заметил, это не помешало бы ему выдернуть монетку из пальцев девочки и опустить в собственный карман, не дав взамен билета.

- Полезай в последний вагон и смотри не шибко там резвись.

Больше ни единого желающего. Машинист посмотрел на часы, прошел взад-вперед по платформе. Не стоит, Фрэнк, ехать с одним пассажиром, сопливой девчонкой. Подожди. Время терпит.

Деревянный лик притягивал к себе взгляд, пробуждал в душе необъяснимую тревогу. Каждая минута ожидания казалась Ровене часом, хотя она не замечала, что анорак промок насквозь, а по коже бегают мурашки. Это лицо вырезала Джейн! Необходимо её найти!

- "Поезд призраков"! - выкрикнул машинист. - Кошмары и привидения! Всего за пятьдесят пенсов! Спешите видеть!

Детский билет стоил вдвое дешевле, но об этом машинист не упомянул. Глядя на пустующую платформу посреди заполненных народом аттракционов, он злился. Черт возьми, что произошло? Раньше и в дождь, и в ясный день желающих прокатиться на "поезде призраков" было хоть отбавляй. Уму непостижимо! "Привидения" в пещере все те же, что и прежде. А может, дело как раз в этом? Публике надоели картонные чудища, хочется чего-нибудь новенького, забирающего по-настоящему? Надо будет намекнуть Шэферу. Хотя старый бродяга не любит раскошеливаться.

- Приглашаем на "поезд призраков"! Уже отправляемся!

Частый топот ног, хлюпанье воды под деревянным настилом. Брызги, летящие на брюки. Мужчина косится по сторонам, длинными пальцами убирает с бледно-желтого лба мокрые пряди волос. Пропитанная влагой одежда болтается на его тощем теле, как на вешалке. Тонкая рука с трудом удерживает перекинутый через неё плащ.

- "Поезд призраков" - лучшее шоу на нашей ярмарке! - оживляется машинист.

- Э... годится! - Масляные глазки останавливаются на одинокой девочке в заднем вагоне, костлявые пальцы звенят мелочью в кармане пиджака.

- Спасибо, приятель. - Монета принята, билет на этот раз отдан. Садись, куда хочешь.

Тощий человек ни секунды не колеблется в выборе, который приходится на последний вагон. Косясь на рыжеволосую девочку, он чуть ли не бегом пробирается между скамьями.

Ровене не по себе. Ей не нравится, когда её рассматривают. ("Ах, вы только поглядите на это бедное дитя!"). Меньше всего на свете она нуждается в сочувствии.

Смущение уступает место тревоге, когда спутник садится рядом с ней. Ровена кожей ощущает его липкий взгляд. Что ему надо? Хоть бы ещё кто-нибудь сел в поезд! Но уже ясно, что других пассажиров не будет мрачный машинист заводит мотор. Если бы не Джейн, с которой что-то случилось, Ровена спрыгнула бы и побежала прочь.

Лязгнув и содрогнувшись, состав отправился в путь. От рывка сосед едва не упал, и когда ему удалось выправить равновесие, Ровена заметила, что он придвинулся к ней ещё на несколько дюймов. Девочка нахмурилась и отвернулась - она всегда так делала, когда ей кто-то не нравился.

Набирая скорость, поезд распахнул ворота и окунулся в полумрак. Что-то мягкое, губчатое хлестнуло Ровену по запястью руки. Она вскрикнула, инстинктивно поворачиваясь к соседу, чтобы схватить его за руку, и лишь в последнее мгновенье спохватилась и отодвинулась.

- Не бойся, - успела она прочесть по тонким губам, прежде чем ворота с грохотом затворились и похоронили поезд во тьме. Фразы "Садись поближе, я не дам тебя в обиду" она уже не разобрала.

Тощая рука легла Ровене на плечи, стащила капюшон анорака. Холодные влажные пальцы стали ласкать шею. Ровена онемела, оцепенела от страха. Незнакомец притягивал её к себе, оплетал руками, как спрут щупальцами. В голове у неё загремели слова, которые она десятки раз слышала от матери: "Не разговаривай с чужими дядями! Ноги нашей больше не будет на этой ярмарке!"

Слишком поздно!

Поезд замедлил ход на крутом повороте, где до вас, грохоча костями, пытаются дотянуться неуклюжие светящиеся скелеты (если вы в скептическом настроении, они покажутся смехотворными), где, наклонясь над котлом, противно верещат ведьмы в грязном тряпье; где трансильванские вампиры приподнимают крышки гробов, силясь выбраться наружу.

- Не бойся. - Спутник пытался стащить с Ровены анорак, но тот где-то зацепился. - Это все понарошку.

"Джейн!" - полыхнуло в её мозгу. Но Джейн тоже в беде. Так сказал Куколка. Вспомнив о нем, Ровена немножко воспрянула духом: это он не дает гадкому дядьке снять с неё курточку. Он снова ожил, вырос, как ночью (то путешествие по лесу ей не приснилось) и защищает ее!

Поезд остановился. Кругом - темнота, поглотившая не только людей, но и скелеты, и ведьм, и вампиров. Тьма кишит адскими тварями - настоящими, а не картонными. Умолкли визгливые крики ведьм и стук костей. Появился бог-демон.

Ровена почувствовала, как ослабли руки соседа. Уловила неприятный запах, когда он что-то испуганно выкрикнул ей в лицо. Увидела окутанную тусклым сиянием рогатую фигуру с гримасой дикой злобы на лице. Глаза бога-демона разгорались, как угли костра от внезапного дуновения ветра; из раздувающихся ноздрей валил дым; разверстая пасть исторгала оглушительный рев. Демон видел девочку и тощего мужчину, нависал над ними.

Ровена ощутила слабое шевеление - как будто под рукой закопошился хомяк. Оцепенение исчезло, страх отступил. Куколка жив! Он пытается предупредить ее! Бежать! Все равно куда!

Бог-демон заревел, как рассвирепевший дракон. В ушах Ровены, терзая барабанные перепонки, затрещали аппаратики. Чудовище тянуло к ней руки; оно стояло так близко, что обдавало зловонием из пасти.

Девочка спрыгнула на землю и побежала, спотыкаясь, падая, поднимаясь на ноги и плача. Слабое оранжевое сияние, как пламя ночного костра, обрисовывало силуэты; тени затрепетали, словно картонные демоны-самозванцы дрожали от ужаса, застигнутые врасплох рогатым владыкой ночи. За одним из плоских, ненастоящих деревьев съежилась Ровена, вспоминая индейский стан, высокий столб и птицу наверху, под личиной которой скрывался тогда бог-демон. И ещё она вспомнила привязанного к столбу пленника, ожидающего пыток и смерти. Он тоже здесь! Только худой, кожа да кости; буйные заросли черных волос на лице поредели и поблекли. Эта жалкая фигура уже ничем не напоминала похотливого зверя в одежде из бизоньей кожи. Лишь глаза остались прежними - глаза, которых он не мог спрятать. Ровена задрожала и едва не бросилась бежать. Этот человек сделал Джейн что-то очень плохое. Наверное, он хочет причинить зло и Ровене - наказание смертью не сломило его. Он готов повторить свое преступление. И не раз.

Она посмотрела на Куколку, пощупала - он был неподвижен. Безжизненен. Беспомощен перед великим владыкой ночи. Девочку с головой накрыла волна ужаса.

Еще одна тень! Бегущая на четвереньках, припадая к земле. Человек! Но не охотник, а тоже дичь!

Разгневанный бог ревел, картонные джунгли содрогались, призрачный свет разгорался. Два зверя обитали в этих джунглях - смертный и вечный. И на смертного зверя - Ровену - шла охота.

Бог повернулся спиной в девочке. Он тоже из картона! Но он двигается, оглашает пещеру яростным ревом. Он - живой! Все остальные оцепенели при виде его! Трансильванские вампиры застыли в гробах, лица их искажены дикими страхом. Скаля клыки, капающие слюной и кровью, пожиратель мертвечины пятится от недоеденного человеческого трупа. Ведьмы съежились за котлом, гремят кости дрожащих скелетов.

Все кругом ожили, но только для того, чтобы умереть. Они позарились на бессмертие, и за это владыка тьмы подвергнет их суровой каре. Ровена зажмурила глаза, как ночью у себя в спальне, путаясь какой-нибудь тени. Она стучала зубами от холода, мокрая одежда липла к коже. Хотелось плакать. Наконец она осмелилась чуть-чуть приподнять веки, надеясь, что кошмар прекратился. Но не тут-то было! Смердящий пожиратель трупов распластался на земле, вурдалаки попрятались в гробах, скелеты бессильно поникли, как увядшие бледно-желтые нарциссы. Остался только человек. Он метался по "пещере", пытаясь укрыться от страшных всевидящих глаз, но повсюду за ним следовал мерцающий луч, исходящий, казалось, из врат ада. Человек кричал, молил о пощаде, судорожно хватался за остатки рассудка.

Страх отступил. Ровена не нужна богу-демону, поскольку здесь оказалась случайно, а он желает наказать пленника, совершившего гнусное преступление.

Переставляя широкие ноги рывками, от которых содрогалось хлипкое строение, бог-демон приблизился к своей жертве и навис над ней. Он упивался собственным всесилием; из его разинутой пасти вылетал безумный смех.

Куколка снова ожил - девочка почувствовала, как он шевельнулся. "Тебе ничто не грозит, - проникло в её сознание, - только не смотри. Отвернись".

Она обнаружила, что способна повернуть голову - кошмарное зрелище уже не гипнотизировало. Ровена смотрела в бесстрастное лицо Куколки, веря, что он защитит. Все будет хорошо, бояться нечего. Если бы ещё можно было приглушить звуки, пронзающие мозг, - звуки расправы бога над человеком, звуки страшного возмездия. Она вытащила из ушей слуховые аппараты, но это ничуть не помогло.

Хриплый звериный рык, частое сопенье. Тяжелые удары обо что-то мягкое и податливое, будто кузнечным молотом о влажный картон. Постепенно затихающие вопли жертвы.

Когда Ровена осмелилась повернуться и поднять голову, было темно, и демоническая фигура исчезла из виду. На её месте стояла горилла с торчащими клыками и растопыренными лапами - кусок картона, размалеванный каким-то халтурщиком. Оживший, но ненадолго.

Пожиратель трупов снова приступил к своей мерзкой трапезе, вампиры приподняли крышки гробов - все они вновь стали рабами электромотора. Как будто ничего и не произошло.

Двигатель поезда завелся, сцепления вагончиков залязгали, колеса закрутились. Машинист даже не оглянулся - похоже, ничего не заметил. Снова шевеление в руках Ровены: Куколка призывает её к действию. Озираясь, она приблизилась к поезду, уселась в последний вагончик. Больше в нем не было никого.

Девочка съежилась, когда по лицу хлестнула нейлоновая паутина. На ведьм, вяло тянущих к небу руки, она не обращала внимания, их воплей, записанных на пластинку, не слушала. Все быстрее и быстрее, опасно кренясь, поезд мчался по кругу. Крики учащались, ведьмы мешали поварешками в пустом котле, вампиры подпрыгивали в картонных гробах. Смех, да и только - но никто не смеялся, кроме огромной гориллы с желтыми клыками, оскаленными в вечной ухмылке, и полными ненависти глазами, в которых вспыхивали отблески неоновых лампочек.

"Поезд призраков" с грохотом вырвался наружу, словно спеша остудиться под проливным дождем, и заскрежетал, останавливаясь. Машинист не посмотрел назад, не заметил исчезновения одного из пассажиров. Ровена выскочила на скользкую платформу. Вспомнив, что необходимо соблюдать осторожность, она обвела взглядом море лиц, но не заметила ни одного знакомого. Где-то здесь, в ярмарочной сутолоке, - Джейн. Ровена нужна ей, и она во что бы то ни стало разыщет молодую индианку.

Рой очень удивился, когда через час из переулка появился желтый фургон автосервиса. Он медленно проехал мимо, затем водитель увидел машину Кэтлинов я дал задний ход.

- Ну, что у тебя, приятель? - спросил водитель.

- Похоже, коробка передач. - Рой вышел из машины, забыв натянуть капюшон. Ему было наплевать и на дождь, и на коробку передач. Он вообще на все махнул рукой и ждал субботы, когда придет время вместе с семьей возвращаться домой.

- Сейчас гляну, но если что-то серьезное, придется тащить твою тачку в гараж. - Человек в спецовке пересел в машину Роя, включил зажигание, дважды дернул рычаг скоростей и заглушил мотор. - Похоже, и впрямь коробка.

"Слава Богу, могло быть и хуже", - подумал Рой.

Через полчаса он брел по Променаду, не обращая внимания на дождь, который очистил улицу от людей и заполнил ими кафе и ярмарку. За ремонт коробки передач в гараже запросили сто пятьдесят фунтов. ("Извини, приятель, сами бы рады побыстрее, но больно уж работы много. Не горюй, самое позднее в субботу утром получишь обратно свою колымагу. Успеешь вернуться домой.").

Впрочем, он и не горевал - во всяком случае, о том, что до конца недели остался без машины. Только о ста пятидесяти фунтах (тем обиднее, что перед отпуском они с Лиз взяли персональный заем). Впервые в жизни Рою так дорого обходилась нерабочая неделя. Но что делать, если пошла полоса неудач?

И все-таки нет худа без добра. Так рано Лиз его не ждет, а он не знает, где её искать. Несколько часов свободы: делай что хочешь, иди куда глаза глядят. Хотя куда тут пойдешь? На улице дождь, в кафе давка...

Проникшие в сознание слова и мотив заставили Роя сделать выбор. Он прибавил шагу. Скорее на ярмарку Джекоба Шэфера. Надо быть там. Он не спрашивал себя почему.

Возможно, шум дождя заглушал звуки ярмарки, а может быть. Рой был слишком погружен в себя, чтобы обращать на них внимание. Театр Панча и Джуди был накрыт парусиновым чехлом, и от этого походил на гроб. Звери в клетках не двигались, даже не косились со злобой на зевак. Ярмарка пребывала во власти уныния и подавленности; один лишь Рой не поддался им. Неожиданная свобода подарила ему эйфорию и то, чего он давно не испытывал приятное тепло, растекающееся по низу живота. Не сразу он понял, в чем тут дело. Джейн, юная индианка! Первобытный призыв порождал в мозгу сладкие, одна смелее другой картины. Рой попытался убедить себя, что все это чепуха, фантазии сексуально неудовлетворенного (по вине

Лиз) мужчины. Вот так и теряют мужей - отравляя им жизнь нытьем и придирками. А что он сам, неужели не может вообразить себя не под каблуком? Может!

Ожидание тайной встречи, пульсация горячей крови в венах, боязнь, что все откроется. Рой вспомнил юность, те беззаботные дни, когда он не думал ни о чем, кроме любви. Неужели это повторится?

Фантастические видения: гладкие руки, нежно ласкающие его тело, влюбленные черные глаза, широкие одеяла, спадающие с плеч, открывая... Господи, как ему этого хочется! С каждой секундой все сильней! Он одернул анорак, прикрывая выступ на брюках, но ему вовсе не хотелось, чтобы желание исчезло.

Вновь ощущение, будто его ждет неотложное дело. Он почти бежал. Увидев впереди грязный пестрый шатер, опять вспомнил смуглую девушку, вспомнил, как она смотрела на него. На Ровену она тоже смотрела по-особенному. "Ничего странного, - подумал он. - Женщине симпатичен мужчина, значит, ей нравится и его маленькая дочь".

Рой остановился у входа в шатер. Не только потому, что полог был завязан на ремешки, заменявшие собой табличку "закрыто". Он стоял в нерешительности, врасплох застигнутый смущением, как в тот давний вечер, когда через весь город на автобусе приехал на свидание к Лиз. Увидев её у ворот парка, он испугался и едва не повернул назад. Точно так же и сейчас. Просто надо постоять спокойно, набраться храбрости.

Но это оказалось нелегко. Он шагнул вперед и принялся развязывать ремешки на парусине. Руки заметно дрожали, но вскоре дрожь унялась, осталось только смущение. Вскоре полог распался надвое, и на Роя накинулась пустота, эхом откликаясь на зов его одиночества. В шатре - ни души, только стул и стол, на котором нет ничего, даже недоделанной деревянной фигурки. Ушла. И кажется, никогда не вернется.

- Кого-то ищешь, приятель?

Рой медленно повернулся и увидел рослого человека с недружелюбно прищуренными глазами и окурком гаванской сигары. Он стоял в угрожающей позе, уперев кулаки в бедра, и ждал ответа.

- Я... Я... - Рой понял, что краснеет, и опустил глаза - убедиться, что выпуклость на брюках не видна под курткой. - Я ищу гадалку.

- Так нет её здесь. - Губы, сжимающие окурок, растянулись в ухмылке. Неужто не знал? Шатер ведь закрыт был.

- А вы... не скажете, где она? - отважился спросить Рой и затаил дыхание, боясь ответа.

- Она занята. А чем - тебя не касается.

- Да, конечно... Но я бы хотел с ней поговорить.

- Сейчас, приятель, ты завяжешь ремешки. Если хочешь с ней поговорить, дождешься, когда она выйдет на работу.

Под пристальным взглядом Шэфера Рой завязал ремешки. Затягивая последний узел, сказал себе, что так просто не уйдет.

Шэфер отвернулся и пошел прочь. Предположив, что Джейн работает над одной из деревянных фигур для ярмарки, и хозяин, возможно, направился прямиком к ней. Рой последовал за ним на приличном расстоянии.

Шэфер прибавил шагу. Он не оглядывался - ему и в голову не приходило, что за ним могут следить. Огибая "комнату смеха", оцепленную полицейскими в шлемах, он довольно пожевал губами. Скорее всего, завтра "комнату смеха" удастся открыть, и тогда можно рассчитывать на хорошую выручку, особенно если останутся кровавые пятна. Публика это любит. Чем быстрее полиция отсюда уберется, тем лучше. Посетителям не нравится, когда кругом шныряют фараоны. Каждому мерещится, будто за ним шпионят.

Увидев, что Шэфер держит путь на пустырь, где стоят фургоны ярмарочной обслуги. Рой упал духом. Теперь придется до вечера слоняться по ярмарке, вымокнуть до нитки и в конце концов вернуться к Лиз. И снова нытье и придирки!

И тут он увидел индианку. Она торопливо уходила прочь от фургона, словно не желала встречаться с Джекобом Шэфером. Если ярмарочный босс и увидел её, то не подал виду. Нервы Роя завибрировали как туго натянутые струны, и он побежал, открыв рот, чтобы окликнуть Джейн. Но спохватился: не следует привлекать внимание к ней и к себе. Он настиг её, задыхаясь от бега, боясь, что её поглотит толпа, штурмующая электромобильчик с резиновыми бамперами и карусели. Настиг, не замечая воды, которая чавкала под ногами, пропитывая носки и наполняя туфли.

- Джейн! - Впервые он называл её по имени, и это вызвало у него необъяснимую дрожь. - Джейн!

Индианка остановилась и резко обернулась. Как только она узнала Роя, гримаса страха на смуглом лице уступила место приветливой улыбке. Ему показалось, что девушка слегка дрожит.

- Отец Ровены! - Похоже, она и вправду ему обрадовалась. Глядя ей в глаза, Рой судорожно сглотнул. В горле у него пересохло, язык онемел. Он не отваживался даже извиниться.

- Вы искали меня? - Глаза её впились в Роя, и он понял, что лгать бесполезно.

- Да.

- Пойдемте куда-нибудь, поговорим. Не стоять же под таким дождем.

Они пошли прочь от аркады аттракционов. Желание Роя не угасало. Защищаясь от дождя, Джейн натянула на голову одеяло, и теперь он мог видеть только её профиль. Но и этого было достаточно. Фантазии внезапно стали явью, и теперь он не знал, что делать.

- Я рада, что вы пришли. - Она свернула в проулок между двумя рядами ларьков и обнажила голову. - Мне не по себе. Более того, мне страшно.

- Почему?

- По многим причинам. В том числе из-за Ровены.

- Из-за Ровены? - Рой похолодел. - Но она... С ней все в порядке. Она где-то на пляже, с матерью.

- Нет. - Джейн отрицательно покачала головой, глаза тревожно блеснули. - Она здесь. Одна.

- О Боже! - Рой огляделся, но многочисленные лица на улочках слились в одно неузнаваемое пятно. - Этого не может быть!

- Она здесь, - твердо повторила Джейн. - Я знаю, хоть и не видела её. Мы должны её найти.

Рой растерянно кивнул.

- Вы не догадываетесь, где...

- К сожалению, нет. Она неподалеку. Я уверена, мы её разыщем, но...

- Но что?

- Тут опасно. Везде. На свободу вырвались силы, непостижимые даже для меня. До сих пор они таились. Ждали. Мы все в ловушке. Волею обстоятельств. Я, вы, Ровена и многие другие. В "комнате смеха" погиб полицейский. Его убийцу никогда не арестуют. Я знаю. Ночью я ощущала дыхание смерти.

"Сумасшедшая, - подумал Рой. - Зря я сюда пришел. Впрочем, если по этой страшной ярмарке бродит Ровена, меня привело сюда само Провидение".

- Пойдемте, нельзя терять времени. Смерть снова рядом. Как ночью.

6. СРЕДА. ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ДНЯ

Ровена стояла возле длинного павильона с неаккуратно написанной вывеской: "УЖАСЫ ЧЕРНОГО КОНТИНЕНТА. ВХОД - 25 ПЕНСОВ".

За узким дверным проемом было сумрачно, тускло светила синяя лампа, свисающая с потолка на гибком шнуре.

Ровена медлила. В памяти ещё свежа была жуткая сцена в "пещере призраков". Но тут - совсем другое дело. На поезде она была одна, если не считать того противного дядьку, а здесь кругом люди. Нужно только войти и пробыть там некоторое время. Потом она выйдет и снова поищет свою подружку. Рано или поздно Джейн обязательно вернется в шатер.

В павильоне был душно, пахло потом и сырой одеждой - в основном, от взрослых. Детей было мало, и они жались к родителям - им здесь явно не нравилось. Ровена огляделась, но увидела немногое (возможно, потому что так и было задумано устроителями ярмарки): несколько стеклянных ящиков на продолговатых столах, каждый освещен изнутри цепочкой крошечных лампочек. Рассмотреть содержимое ящиков оказалось непросто - люди то и дело заслоняли их собой. Не то чтобы Ровене очень хотелось что-нибудь увидеть. Ей было нужно только одно: пробыть в павильоне как можно дольше. И все же любопытство разбирало. Экспонаты напоминали восковые фигуры, которые она видела в Лондоне год назад. Тогда ей довольно скоро наскучило рассматривать восковые кости и поддельную кровь, выглядевшие совсем не страшно.

Тут тоже все было ненастоящее. Палицы, ассегаи, головы, выпачканные запекшейся кровью (а на самом деле обыкновенной ржавчиной). Мифическое богатство Лобенгулы3, сцена убийства индуинами землекопов, чтобы никому не выдали, где зарыты несметные сокровища. Колдовские реликвии, кости, черепа - по всей видимости, гипсовые.

- Боже мой, какой ужас! - раздался возле противоположной стены женский голос.

В ответ - раздраженная реплика мужчины:

- Брось, это все подделки. Туфта. Зря деньги плачены. Другие недовольные голоса. Кто-то пробирается к двери, но в павильон входят новые зрители. Иначе и быть не может, ведь снаружи - проливной дождь.

Ровена увидела сосуд - большую, галлона на два бутыль на деревянных подпорках; между её дном и поверхностью стола горит красная лампочка. Бутыль заполнена жидкостью, окрашенной сиянием лампочки в цвет бордо. В этой жидкости кругами, вращаясь вокруг собственной оси, опускаясь и подпрыгивая, плавает предмет размером с теннисный мяч.

- Какой кошмар!

Зрители потрясены, им хочется повернуться и выбежать наружу, в унылую реальность пасмурного дня, поскорее забыть этот ужас. Но никто не в силах пошевелиться. Все стоят и глядят на маленькую безволосую голову с морщинистой кожей и крошечными глазами. Эти глаза тускло мерцают в полумраке. Лучатся ненавистью. Видят.

Из ноздрей вырвалось два-три пузырька, они всплыли и лопнули в закупоренном горлышке бутыли. Тонюсенькие губки затрепетали, словно с них сорвалось проклятие. Голова совершила новый круг - она не останавливалась ни на миг. Рядом на столе стояла табличка с неровной надписью фломастером: "СУШЕНАЯ ГОЛОВА ПИГМЕЯ ИЗ ПЛЕМЕНИ МАГАТИ".

Обритый наголо череп опять описал круг, задевая стенки сосуда. Раздались возгласы ужаса и отвращения, все зрители попятились.

- Воск, чтоб его! - Кто-то хохотнул, но не успокоил этим ни себя, ни других. - Где-то воздух проходит, вот она и бултыхается.

Но сосуд был закупорен наглухо. Голова кружилась сама по себе. Она жила и дышала.

Ровена отступала. Она бы убежала, если бы не оказалась в плотном кольце людей, способных в эту минуту только стоять и смотреть. На вид красная жидкость была неотличима от крови, она заполняла глаза, нос, рот и уши пигмея; он упивался ею в неутолимой жажде мести, которая подарила ему жизнь после смерти.

ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ ВОСК! ПОДДЕЛКА! НЕТ. ГОЛОВА НАСТОЯЩАЯ. ЖИВАЯ. НЕ НАДО НА НЕЕ СМОТРЕТЬ!

НЕТ, НАДО, ПОТОМУ ЧТО НИЧЕГО ДРУГОГО ТЕБЕ НЕ ОСТАЕТСЯ.

В красном ореоле невозможно было определить цвет кожи существа, к тому же при сушке голова потеряла все черты своей расы. Осталась только злоба казалось, она разрастается, разбухает в черепе, как раковая опухоль.

Что-то кольнуло ладонь Ровены, разрывая паутину злых чар. Она посмотрела вниз: лицо куколки казалось живым, как и лицо пигмея. Его выражение нельзя было спутать ни с чем. СТРАХ!

Отрезанная голова плавала по кругу. Налитые кровью глаза не упускали ничего. Ровена почувствовала, как они впились в нее, словно выделив из толпы. Какой властный взгляд! Он вытягивал из девочки силу и волю; вскоре у неё подкосились ноги. Слуховые аппаратики усилили вопль, но, она это кричит, или кто-нибудь из зрителей, Ровена не знала. Голос Куколки молотом стучался в оболочку страха, пытаясь пробиться в мозг: "Не смотри в глаза! Ему нужна твоя душа!" Какое-то мгновенье ей казалось, что все пропало. Чужая сила проникла в её тело и что-то вырвала из него. Все же ей удалось перевести взгляд в гостеприимную, прохладную тьму, не таившую в себе никаких ужасов.

"Уходи, пока не поздно!" - шепнул Куколка. Ровена вышла из павильона и заплакала, хватая ртом свежий воздух. Куколка снова превратился в безжизненную деревяшку, и это испугало девочку больше всего.

Она брела наугад, не зная, где искать Джейн, боясь удаляться от её шатра и напрасно дожидаясь помощи от Куколки, чьи силы полностью исчерпались в павильоне "ужасов Черного континента". Ровена снова осталась одна.

- Ровена! - Она скорее почувствовала, чем услышала окрик, и увидела знакомую женщину в одеялах, спешащую к ней по площадке от "американских гор". Джейн! И папа! Но без мамы!

- Ровена! - В голосе индианки звучала радость. - С тобой ничего не случилось?

- Ничего. - Ровена не смогла бы выразить словами приключившегося с нею. Наверное, лучше всего забыть об этом. Все будет хорошо, если держаться подальше от этих страшных мест.

- Все-таки что-то произошло. - Джейн перевела взгляд с Ровены на Роя. - Она испугана. Похоже, мы вовремя её нашли.

- Там! - Ровена показала в сторону павильона "ужасов". Там... голова!

- Ой! - Ладонь Джейн прижалась ко рту. - Так я и знала!

- В чем дело? - Рой притянул к себе Ровену.

- Я... вообще-то сама не понимаю. - Джейн отвернулась, чтобы не смотреть ему в глаза. - Одна из новинок. Говорят, недавно мистер Шэфер купил её у одного из потомков африканских охотников за головами. В павильоне "ужасов", в основном, выставлены восковые и гипсовые подделки, правда, в полутьме они совсем как настоящие, особенно, если не касаться их руками. Но эта голова - не подделка. Она очень древняя. Она плавает в бутыли с красной жидкостью, а внизу горит красная лампочка. Очень похоже на кровь. И... видишь ли. Рой... эта голова все ещё жива.

- Но это... это же чепуха! - Рой хотел рассмеяться, но смог только сглотнуть. Со спины на затылок побежали мурашки. - Разве может жить человеческая голова, которую отделили от туловища много лет назад, высушили и закупорили в бутылке с жидкостью? Это просто невероятно!

- Мне случалось видеть и более невероятные вещи. - Джейн отвернулась, пряча губы от Ровены. - Рой, ты не поверишь, если я скажу, что мне очень страшно?

Он внимательно посмотрел ей в лицо. У Джейн подрагивала нижняя губа, казалось, вот-вот хлынут слезы. "По все видимости, ей нужна моя помощь, но она слишком горда, чтобы просить".

Ровена молчала, прижимая к себе Куколку и пристально глядя на индианку.

- Да. - Рой не узнал собственный голос. - Думаю, поверю, хотя не совсем понимаю...

- Я тоже не понимаю. - Джейн взяла Ровену за руку. - Кругом творятся всякие ужасы. В понедельник случилась драка, покалечено много людей. Потом в "комнате смеха" убили полицейского. И сейчас я чувствую, что смерть рядом. Я очень боялась за Ровену, но с ней все в порядке... Что-то происходит, но об этом, похоже, никто не подозревает. Самое страшное, что я и сама имею к этому отношение. Тут есть и моя доля вины.

- Ты тут ни при чем. - Больше Рой не нашелся, что сказать.

- И все-таки мне не по себе. Я очень рада, что ты пришел, и что мы нашли Ровену. Если бы ты знал, как много она значит для меня. - В глазах Джейн мелькнула тревога. - Ты сегодня без жены?

- Да. - Рой тоже встревожился: скорее всего, Лиз мечется по ярмарке в поисках Ровены. В любую секунду она может увидеть их и набросится на него с бранью. Но он на то и мужчина, чтобы иногда давать отпор жене. И сейчас, наверное, наступил именно такой момент. Вот только Ровена... Не хотелось бы скандалить при ней.

- Вообще-то, я не знаю, где она, - сказал Рой и подумал:

"И знать не желаю!"

- Почему ты пришел сюда? - Индианка говорила очень тихо, и Рою приходилось напрягать слух, чтобы расслышать её в ярмарочном шуме. - Почему вернулся?

- Потому что... хотел увидеть тебя. - Рой почувствовал, что краснеет, но лгать Джейн не имело смысла - она все равно узнала бы правду. - Я даже не подозревал, что Ровена гуляет одна.

- Я знала, что ты придешь, - сказала Джейн без тени торжества в голосе. - Хотела подождать в шатре, но мистер Шэфер потребовал, чтобы я починила коней на каруселях - в драке им разбили головы. Ты несчастлив с женой, правда?

- Да. - Опять он не мог солгать. - Что-то у нас с ней не ладится. Особенно в эти выходные.

- Жаль.

- Не надо нас жалеть. Это уже давно началось.

- Как бы я хотела оказаться подальше отсюда! - сказала Джейн, помолчав.

- А что тебя задерживает?

- Многое. - Плечи Джейн безвольно поникли. - Шэфер - хороший хозяин, не знаю, что бы я без него делала. Зарабатывать гаданьем можно только на ярмарках, а их не так уж много. И везде хватает своих гадалок. Совсем не просто выжить в чужой стране.

- А как насчет резьбы? Ты очень быстро работаешь и кукол могла бы продавать подороже.

- Больше я не сделаю ни одно куклы! - процедила она с такой злостью, что Рой отшатнулся. - Не прикоснусь к дереву до самой смерти. Даже для Шэфера.

От изумления Рой утратил дар речи. Ровена прижала к себе Куколку, словно тоже услышала и испугалась, что сейчас у неё отнимут самое дорогое.

- Но почему? - выдавил наконец Рой.

Глаза Джейн наполнились слезами. Она снова отвернулась.

- Не знаю. Просто я возненавидела все, что сделала. Если бы только я могла их уничтожить! Это давно началось, как у вас с женой. И теперь в душе будто нарыв ядовитый лопнул... Они везде, куда бы я ни пошла! Насмехаются надо мной... От них не скроешься, и уничтожить их я не могу. - Джейн закрыла глаза, и Рою показалось, что она постарела лет на десять. Раньше он не замечал морщин на её лице и тоски в глазах. Тоски пополам с ненавистью к себе и к своим творениям.

- Что будем делать? - глухо прозвучал его голос.

- Если бы я знала! - Гадалка сцепила пальцы на животе. - Я... Мне не хочется быть одной.

Они смотрели друг на друга. Ровена стояла между ними. Любые слова были бы лишними. Джейн и Рой нуждались друг в друге. Ровена нуждалась в них обоих.

- Я буду рядом, - нарушил Рой затянувшуюся паузу. - Обещаю.

- Спасибо. - Джейн не смогла удержать слезы. - И все-таки я прошу тебя уйти. Увези семью подальше отсюда.

- Нет. И Ровена не согласится, я знаю.

- А как же твоя жена? Жена?

Рой совсем забыл о ней.

- Я остаюсь.

Ее ладонь нашла его пальцы, мягко сжала.

- Но чем я могу помочь? - спросил он, сознавая свою беспомощность.

- Я не могу этого объяснить... Но твое присутствие для меня очень много значит. Я не знаю, что теперь будет. Наверное, Шэфер выгонит меня, когда узнает, что я больше не буду работать по дереву. А может, и не выгонит - он человек непредсказуемый. Но мы сможешь прийти ко мне сегодня вечером?

- Приду, - пообещал Рой, зная, что ссоры с Лиз не избежать. Хотя, чем раньше это случится, тем лучше. Только мысль о Ровене тревожила его совесть.

Обнаружив, что Ровена потерялась, Лиз едва не лишилась чувств. Вначале она просто не могла поверить, что дочери нет рядом. В руке она держала вафлю с мороженым, белые липкие комочки падали на полу плаща, а оттуда соскальзывали на влажные джинсы. Повернувшись на каблуках, Лиз окинула взглядом Променад, посмотрела на берег. Кругом было много детей, и она в душе прокляла их всех, потому что не увидела среди них своего ребенка. Она открыла рот, чтобы позвать, но передумала: если даже Ровена рядом, она все равно не услышит.

Перед глазами все качалось, словно Лиз стояла на палубе корабля в ветреную погоду. Без паники! Возьми себя в руки! Наверняка Ровена где-то неподалеку. Под ногами образовалась лужица мороженого, но Лиз не замечала её.

Только через десять минут она решилась сойти с места. Что же делать? Рой, скорее всего, сейчас в городе, в авторемонтной мастерской, связаться с ним невозможно. Обратиться в полицию? "А у вас есть с собой фотография ребенка, мэм? Нет? Хорошо, тогда дайте подробный словесный портрет. Сделаем все возможное, положитесь на нас". О Боже!

Рев полицейской сирены заставил её резко повернуться, сердце бешено заколотилось в груди. За красно-белым патрульным автомобилем с включенной мигалкой мчались два мотоциклиста в белых шлемах. Уступая им дорогу, прохожие отбегали на тротуары. "Что случилось?"

- Стойте! - закричала Лиз, бросаясь вслед за мотоциклами и автомобилем, которые уже исчезли из виду. Равнодушные лица прохожих оборачивались в её сторону. "Мой ребенок! Что с моим ребенком?"

Звуки сирен уже не доносились до нее, только ярмарочная какофония терзала нервы. Наконец Лиз остановилась и оперлась на влажный парапет, переводя дух и не замечая, что чайки роняют ей на одежду помет. Она не могла плакать, даже для того, чтобы увлажнить пересохшие глаза, которые щипало так, что они почти не видели. "Где моя девочка?"

Она снова пошла, затем побежала. "Ровена на ярмарке! Как мне это сразу в голову не пришло?!" Лиз будто ледяной водой окатило - она осознала, насколько сложна её задача. Казалось, все население страны сбилось в огромное мокрое стадо на этой зловонной ярмарке. Напуганная женщина с растрепанными рыжими волосами вызывала у прохожих разве что мимолетное любопытство. Им не было дела до её беды.

Лиз остановилась и попыталась рассуждать здраво. Ей удалось собраться с мыслями, вместе с тем она порядком разозлилась. Ровена может находиться только в одном месте - в шатре проклятой скво. Мысль об этом прибавила сил, помогла одолеть панику. Черт побери, эта интриганка засела у девчонки в голове как заноза. Гадалка - ведьма! Это было видно по тому, как она пялилась на Лиз своими черными глазищами. Со злобой и презрением. "Ты потеряешь мужа, я настрою его против тебя. И дочь. Мне они ни к чему, но ты все равно их лишишься, потому что я ненавижу тебя. За то, что ты белая".

Сжав кулаки, Лиз снова зашагала к ярмарке. Две минуты, и она будет в шатре. И уведет Ровену.

Она не ожидала увидеть на ярмарке полицейский автомобиль. Он стоял неподалеку от "поезда призраков". По обе стороны - мотоциклы. Офицер в белом мотоциклетном шлеме не пускал за веревочный барьер небольшую толпу зевак.

Мигающий синий свет действовал на Лиз, как приступы мигрени, - мешая думать. Вновь - паника. Тут что-то произошло! В "пещере" кто-то неудачно спрыгнул или упал с поезда. От испуга. Кто, как не ребенок? Лиз вскрикнула и побежала, не видя вокруг никого и ничего. "Пустите меня к моему ребенку!"

- Виноват, мэм! Сюда нельзя! - Полицейский заступил ей дорогу.

- Мне надо туда!

- Отойдите, пожалуйста. Там погиб человек.

- Там мой ребенок! Ради Бога, пропустите! Там мой ребенок!

Офицер схватил её за запястье. Лиз вырвалась, пытаясь пнуть его, но вскоре лишилась сил и упала к нему на грудь. Слезы хлынули потоком.

- Моя девочка!

- Мэм, там нет девочки. Это мужчина.

"Мужчина... мужчина... мужчина... - слово металось в её мозгу, пока не нашло лазейку к сознанию. - Мужчина ... а не девочка... Слава Богу! Это не Ровена!"

- Извините. - Взяв себя в руки, она достала из кармана промокший носовой платок и громко высморкалась. - У меня пропала дочь. Она совсем маленькая... И глухая.

- Извините, мэм. - "Что толку извиняться, лучше помоги найти Ровену". - Наверняка с ней все в порядке, должно быть, она где-нибудь на аттракционах. Если не найдете её, обратитесь в управление полиции. Там помогут.

Лиз кивнула, едва не сказав "извините" опять.

- Спасибо. Пойду, поищу.

"Проклятая скво! Стерва, шлюха! А ведь Рой не отказался бы с ней поразвлечься, - подумала Лиз, вспомнив, как вчера её муж смотрел на индианку. Или позавчера? Лиз утратила ощущение времени. - Не надейся, миленький мой. И ты, стерва, не спеши радоваться. Не бывать по-вашему!"

Полог оказался завязан - это почти наверняка означало, что обитательницы шатра нет дома. Лиз вздрогнула, не представляя, что делать дальше. Может быть, последовать совету полицейского и обраться за помощью в управление? Или самой искать Ровену?

Не зная, откуда начинать поиски, она пошла в выбранном наугад направлении, всматриваясь в лица детей. Надежда в душе то взлетала, то падала, как на "американских горках".

В павильончике бинго Ровену искать не стоит. Как и в бильярдной. Зато она могла забрести в зверинец - она любит животных.

Мрачные мокрые клетки. Старый лев Рем, выбравшись из своей конуры, избавился от скуки, но не от зевоты - пасть его то и дело разевалась, а розовый язык облизывал тонкие губы. На полу вокруг него валялись кости. Вновь Лиз вздрогнула, вспомнив пластинку, подаренную родителями, когда ей исполнилось десять лет. Эта старая пластинка со сказкой "Альберт и Лев" и сейчас хранится в её доме. Выбросив из головы мысли о ней, Лиз на секунду закрыла глаза. Чепуха, в действительности ярмарочные львы не проглатывают детей.

Странно, что никто больше не смотрит на животных. Обычно возле них топчется немало зевак. Наверное, тут виновата погода. Горилла повернулась к Лиз спиной, а над высокой кирпичной стеной, как серая змея, извивался хобот слона. Такое впечатление, будто все и вся поддалось унынию.

Лиз не смогла бы ответить себе, почему она прошла вдоль стены и свернула за угол. Уж всяко не для того, чтобы поглазеть на грязного африканского слона. Должно быть, неосознанно предположила, что может встретить там Ровену. Шагая по грязи, она миновала ряд больших ящиков, переполненных мусором. Лиз затошнило от запаха гниющих отбросов.

Слон стоял на прежнем месте, глядя, как низенький человек деловито вытряхивает на кучу мусора содержимое дырявой корзины. Внезапно коротышка повернулся к Лиз, и она застыла на месте. Ей захотелось съежиться.

Он был уродлив - по всей видимости, перенес полиомиелит. Хилые ножки с трудом поддерживали толстое туловище, непомерно длинные мускулистые руки обладали силой, которой так недоставало ногам. Движениями он напоминал гориллу, лицо носило отпечаток всех пережитых несчастий и ненависти к вам за то,, что при виде его вы не в силах утаить отвращение. Глаза были посажены слишком тесно, правый, большой - ниже крошечного левого; вместо носа - две неровные дырочки в обрамлении высохших соплей; рот - косая щель с торчащими наружу верхними желтыми клыками. Шея отсутствовала, голова росла прямо из туловища. Череп обтягивала гладкая бледная кожа, сквозь которую с трудом, как колосья злаков сквозь корку высохшей грязи, пробивалось несколько волосков. Одежда - явно со свалки; рукава и штанины укорочены тупыми ножницами.

- Я... ищу маленькую девочку. - Лиз не знала, зачем произносит эти слова. Может быть, для того, чтобы хоть чуть-чуть притушить ненависть, горящую в глазах карлика. Она попятилась. Надо уходить, здесь ей нечего делать.

- Гы? Маленькую девочку? - Уборщик двинулся к Лиз, его рот изобразил не то улыбку, не то злобный оскал. - Небось, красивую, гы?

Фу! Кажется, от него пахнет рвотой. Впрочем, возможно, это от мусорного ящика. Какой противный карлик! Грязный, весь в струпьях! Полвека назад такие участвовали в шоу уродцев.

- Да, красивую маленькую девочку. Рыженькую, со слуховыми аппаратами. Она глухая.

- Глухая! Глухая! Глухая! - Раскат визгливого смеха, настолько безумного, что по спине Лиз побежали мурашки. Из жуткого рта уборщика выступает пена. - Красивая глухая девочка!

Ярость в душе Лиз перевесила страх. Да как смеет это бесформенное чудище насмехаться над чужим физическим недостатком?!

Карлик хохотал, запрокинув голову. "Да ты же псих! - подумала Лиз. Кто тебе позволил разгуливать на свободе? - Тут же родилась мысль пострашнее: - Ровена! А вдруг этот ублюдок с ней что-нибудь сделал?"

Закружилась голова. Лиз пошла прочь, карлик засеменил следом. Она огляделась - кого бы позвать на помощь? Кругом - ни души. Справа - пустырь, огороженный стенами павильонов и ржавой решеткой зверинца. Она узнала похожий на огромный ящик театр. Под натиском дождя с него почти целиком свалился чехол из просмоленной парусины, на Лиз смотрели крошечные глазки.

Панч! Размалеванная физиономия, рот, одеревеневший в злобной ухмылке...

Голова Лиз металась то вправо, то влево - словно кто-то дергал за невидимую проволоку.

Панч. Карлик. Опять Панч. Воля против воли, две злобные твари перетягивают гипнотический канат в борьбе за власть над её разумом.

Она бросилась вперед и вырвалась на свободу. Бежала, спотыкаясь и расплескивая лужи, но не решаясь оглянуться. Хотела кричать, но голос пропал, из горла вырывалось только бульканье. Вслед ей летел дикий хохот.

Наконец-то она среди людей. Ничего не случилось. Ей все померещилось. Конечно, она видела карлика и Панча, но они совершенно безвредны. Просто её перепуганный разум по-своему истолковал злобные гримасы на их лицах. Надо забыть о них.

С моря шли тучи. Дождь хлестал обливавшуюся потом и дрожащую женщину по лицу, остужал воспаленный разум и возвращал её в реальность. Она слишком возбуждена и забыла, что надо искать Ровену. Господи Боже!

- I'm nobody child...4 - прорвались сквозь музыку слова песни.

Лиз стояла, бросая взгляды на равнодушных людей. Им нет дела ни до чего, даже до происшествия в "пещере призраков". Потому что несчастье постигло не их. Вот опять полицейский автомобиль в сопровождении "скорой", но мигалки погашены - это значит, что спешить некуда, жертве очередной трагедии уже ничем не поможешь.

- Мама... мама!

К ней бросилась маленькая девочка с мокрыми светло-ореховыми волосами и в синем анораке и заляпанных грязью носочках. В руке она держала крошечную куклу.

- Ровена! - Объятья, восторг, затем гнев - Лиз замечает двух человек, стоящих в нескольких ярдах от нее.

- Что ты здесь делаешь? - Вопрос был адресован Рою, но сузившиеся глаза впились в индианку.

- Ищу тебя. - Рой надеялся, что жена поверит. - И Ровену, конечно. Джейн помогла её найти. - А вот это уже не ложь.

- Кажется, я говорила, что никто из нас больше не придет сюда. - Слова хлестнули Роя, как бич.

- А что ещё оставалось делать? - Вопреки обыкновению Рой не стушевался - в присутствии молодой индианки в нем проснулась давно забытая гордость. Не волнуйся. Мы её нашли, и почти весь день она провела с нами.

- Почти весь день! - Лиз фыркнула. - Ты спятил, я из гавани - прямо сюда. Она ушла не больше часа назад...

Лиз умолкла, опустив взгляд на свои часы. Под стеклышком, о которое разбивались капли дождя, стрелки показывали пять минут пятого. Лиз встряхнула часы, поднесла к уху. Идут. И тут у неё снова закружилась голова, откуда-то донесся визгливый смех карлика. А может быть, Панча?

7. НОЧЬ СО СРЕДЫ НА ЧЕТВЕРГ

Обычно главный инспектор Ленденнинг ужинал с женой в ресторане. В понедельник эта традиция была нарушена из-за битвы Ангелов и Гладиаторов. Сегодня, несмотря на убийство констебля Эндрюса, он собрался вернуться домой пораньше, и вот на тебе - труп в "пещере призраков"! Придется звонить жене. Не хотелось бы - она заинтересуется подробностями убийства, а это уж совсем ни к чему. Если сам Ленденнинг лишился апетита, что, спрашивается, будет с ней?

Выход нашелся легко: Патриции позвонит из управления дежурный сержант, и она узнает подробности не раньше завтрашнего утра, когда получит газеты. А может быть, и вообще не узнает.

По приезде в управление ему не удалось уклониться от встречи с прессой. Три пары глаз сразу заметили озабоченное выражение на бледном лице инспектора. "Почуяли запах жареного, - мрачно подумал он. - Не зная фактов, будут печатать самые нелепые домыслы, так что лучше рассказать им правду. А это не так-то просто, если сам ничего не понимаешь".

Пресс-конференция длилась двадцать минут. Ленденнинг хотел уложиться в десять, но передумал - почувствовав, что он спешит от них отделаться, репортеры заподозрят неладное.

- Так как же, инспектор, прикончили этого парня?

- Избили. Задушили. Разорвали на части. Орудие убийства пока не найдено. Если будут новости, я вам сообщу.

- Это был Арлет, верно? Детоубийца, которого сочли исправившимся и отпустили на свободу после каких-то семи лет отсидки?

"Ого! Да им известно больше, чем полиции! На трупе обнаружено несколько татуировок, есть и другие признаки... Но ничего нельзя сказать, пока... Пока эксперты не соберут все куски трупа в единое целое".

- Мы ещё в этом не уверены.

- Есть какие-нибудь догадки насчет личности убийцы?

- Нет.

- Может, это тот самый парень, что прикончил констебля?

- Возможно, но "почерк" здесь совершенной иной. Эндрюс избит дубиной до смерти. А этого человека... растерзали. Иначе не скажешь.

- Вы не могли бы описать это поподробнее?

Боже милостивый! Репортеры походили на ворон, сидящих на деревьях в ожидании конца битвы при Баннокберне5. Им только одно подавай - сенсацию. Но от инспектора Ленденнинга они не получат этого лакомства.

- Инспектор, на ярмарке что-то нечисто, вы не находите? У Ленденнинга стянуло кожу на затылке. Они тоже почувствовали! В воздухе витает что-то жуткое и необъяснимое. Он ощущал присутствие невидимого зла точно так же, как взгляды резных фигур. Глупости, не может быть такого, ведь это всего-навсего деревяшки. Все дело в глубокой депрессии, вызванной переутомлением и непогодой. Надо поберечь себя, не то и свихнуться недолго. Может, все-таки съездить сегодня к жене? Хоть на два-три часа в целях терапии вырваться отсюда?

- На ярмарках всегда нечисто. - Ленденнинг слегка расслабился. Просто цепочка случайностей, начиная с заварушки, устроенной мотоциклистами.

Инспектор и сам в это не верил, не говоря уж о репортерах. Он поворошил на столе бумаги. Журналисты поняли намек, встали и убрали блокноты. Но они ещё вернутся. Не позднее завтрашнего утра. "Вам удалось напасть на след убийцы? Не тот ли это парень, что расправился с констеблем Эндрюсом? Вы ещё не можете сообщить нам подробности?"

Невольно он вернулся мыслями на ярмарку. Вот он входит в "пещеру", кругом - полумрак, потому что так задумано Шэфером. Призраки сохранили позы, в которых их застала остановка электромотора, но царство кошмара ухе не выглядит искусственным. Вы бы ощутили присутствие зла, затаившегося там, куда не достает тусклый свет фонариков, заметили бы тень, скользнувшую в никуда. Ваши ноздри втягивают запахи машинного масла, жженой резины и... приторный аромат смерти. Единожды узнав, его уже невозможно забыть.

Полицейские видят труп. Сержант Отдела уголовного розыска вскрикивает и едва не роняет фонарик. Бывалые офицеры пятятся, каждый надеется, что кому-нибудь из его спутников хватит смелости первым выйти на полянку посреди картонных деревьев. Лицом к ним стоит ведьма, из беззубой пасти сочится кровь - жидкая, теплая, пахучая. Пожиратель трупов приник к растерзанному человеческому телу, сжимая в огромных клыках мягкую губчатую плоть.

Алая жидкость мерно капает на пол. Если бы вы остановились послушать, эти звуки напомнили бы вам китайскую водяную пытку. Кап... кап... кап...

На пришельцев с издевкой глядит пара светящихся глаз. Размалеванная нечисть внезапно обрела жизнь. Стоит остановиться, и на людей обрушивается тишина. Стены пещеры не пропускают шум снаружи.

- Боже! - Трясущийся фонарик сержанта описывает круг. Повсюду кровь. Сержант наступает на что-то мягкое и отскакивает, устремляя луч вниз. Кисть руки с окровавленными обрывками сухожилий. Кулак сжат с такой силой, что ногти вонзились в кожу - свидетельство неописуемой боли. Куда ни глянь, везде клочья окровавленной материи с прилипшими к ним лоскутами кожи.

Один из офицеров отворачивается. Его полупереваренный завтрак вываливается прямо на человеческие останки. Тошнит всех, даже Ленденнинга.

Внезапно полицейские замечают голову.

Она лежит в центре "полянки", шея служит ей подставкой. Отовсюду, из каждой ссадинки на коже, сочится кровь, губы окоченели в крике ужаса, глаза отсвечивают красным.

Глаза смотрят на пришельцев. Щеки раздуваются, рот выплевывает сгусток крови. Затем голова опрокидывается на бок и катится по полу.

Разум каждого из шести полицейских балансирует на грани безумия. Чувство долга заставляет инспектора Ленденнинга двинуться вперед. Понимая, что подчиненные ждут от него поддержки, он бормочет, как ему кажется, ободряющие слова: "Похоже, кому-то здесь крепко досталось". На самом деле это звучит глупо. Сержант нервно хохочет, окружающие тени отвечают насмешливым эхом.

Потом полицейские занимались рутинной работой. Кто-то включил все лампы. Ленденнинг сидел в сторонке и вел протокол почерком, ничем не напоминающим его уверенные каракули. Машинистка будет недовольна, но Ленденнинг ничего не мог с собой поделать.

Наконец расчлененный труп увезли в полицейском фургоне, но инспектор не испытал облегчения - служебный долг требовал удерживать в памяти все подробности кровавого зрелища. Удерживать не день и не два, а недели, месяцы. Эта картина останется в подсознании даже после того, как Шэфер увезет отсюда злосчастную ярмарку.

А все-таки Ленденнинг поедет сегодня с женой ужинать. Пожалуй, вегетарианский ресторан на Марин-драйв подойдет. После, возможно, он вернется к работе. Спать некогда, и это, сказать по правде, радовало его. Он боялся кошмаров. Только бы усталость не свалила с ног.

Снова Ровена оказалась в огромном лесу. Но сейчас здесь было не так, как в прошлый раз - гораздо темнее; деревья плоские, по всей видимости, мертвые, ни одного круглого ствола с листьями наверху; земля под ногами твердая, голая, без единого ростка.

Она вышла на большую поляну, но и её не узнала. Ни колокольчиков, ни грибов, ни сладковатого дурманящего аромата. Девочка попятилась, всматриваясь во тьму и понимая, что она не одна, в любую минуту на неё могут накинуться отвратительные маленькие гоблины. Но страха не было верный Куколка тотчас придет на помощь. А потом они пойдут куда-нибудь вдвоем. На этот раз лучше бы не в жуткое стойбище индейцев, а в его хижину. Интересно, как она выглядит?

Из-за ближайшего ряда силуэтов деревьев донеслись шаги, и Ровена насторожилась. Это гоблин! Но почему-то он не бежит, а идет, волоча ноги и тяжело дыша. Карлик! Скоро он появится, и Ровена разглядит живое и доброе лицо выросшего Куколки. Бояться не надо.

Из мрака показалась темная приземистая фигура. Это не Куколка! Страшная кривая физиономия ничем не напоминает его деревянное лицо. Рот горизонтальный, а не вертикальный, крошечные сощуренные глазки недружелюбно смотрят на Ровену.

Надо бежать. Прочь отсюда, от этого ужасного коротышки, который приближается к ней, растопырив длинные ручищи.

Ровена обнаружила, что не в силах сдвинуться с места.

- Красивая маленькая девочка! - Карлик шмыгнул и чихнул - так громыхают пуговицы в маминой жестяной коробке, если её встряхнуть. Красивая маленькая глухая девочка!

Он остановился примерно в ярде от Ровены, и она почувствовала мерзкий запах из его рта. Глаза его расширялись, росли как мыльные пузыри, и казалось, они вот-вот лопнут. Правый глаз был крупнее левого и расположен выше. И носа у карлика в сущности не было, лишь дырочки, которыми, похоже, он дышал не без труда.

- Красивая маленькая девочка одна-одинешенька в лесу. Только ты да я, гы!

Тут Ровена обнаружила, что вновь способна двигаться - очевидно, её разум оправился от потрясения. Прочь отсюда! Подальше от этого злобного гремлина! Она отпрыгнула, длинные ногти царапнули её плечо. Знай Ровена, куда надо бежать, она мчалась бы сломя голову. Но со всех сторон её окружали только зловещие тени.

Она налетела на что-то упругое, изогнувшееся от удара и выпрямившееся. Дерево! Но почему оно не растет из земли, а просто стоит на ней? Как страшно! Пробежав ещё несколько ярдов, девочка остановилась и прислушалась. Сначала - тишина, затем - хриплое дыхание преследователя, прерываемое визгливым смехом. Эти звуки почти парализовали Ровену - совсем маленькая, она все же поняла, что карлик безумен.

Он приближается... Нет! Шаги слишком легки и быстры для его слабых ножек. Кто-то другой.

Едва девочка заметила движущуюся тень, та исчезла. Ровена опустилась на корточки, моля Бога, чтобы ночные чудища не услышали биения её сердца. Где она? Окружающие силуэты выглядят знакомо, совсем недавно она их видела... Это не тот лес, где Куколка вырос и пришел к ней на помощь... Когда она это поняла, с её уст сорвался тихий возглас. Такой же лес был в "пещере призраков"! Такой - и не такой. Тут нет ни поезда, ни скелетов, ни ведьм с пустым котлом. Только она, карлик и кто-то третий.

Казалось, время остановилось, а может быть, минута растянулась в вечность. Этому кошмару не будет конца! Из глаз Ровены брызнули слезы, но она не произнесла ни звука. Она ничего не слышала, даже дыхания карлика. Возможно, ему надоело гоняться за ней, и он куда-то ушел.

Похожая на молнию вспышка осветила всю сцену: три плоских голых дерева с кривыми ветвями - уродливые порождения дурного сна, застывшие в угрожающих позах. Протяжный вопль. Когда он оборвался, Ровена услышала глухой удар, как будто рухнуло что-то тяжелое. Она закрыла лицо дрожащими руками, затем, отважившись посмотреть в щелочки между пальцами, с удивлением обнаружила, что вокруг намного светлей: небо залито мягким сиянием, как будто солнце внезапно, минуя стадию зари, взмыло над восточным горизонтом. Но ни горизонта, ни солнца девочка не увидела. Только бескрайний лес ненастоящих деревьев.

Совсем недалеко, в каких-то пяти-шести ярдах, виднелась поляна, а в темноте Ровене показалось, будто она пробежала не меньше полумили. Наверное, она двигалась по кругу.

Облегчение она испытывала недолго. Вскоре её внимание привлек к себе загадочный шар посреди полянки. Он походил на дешевый футбольный мяч, каким мальчишки на пляже играют в футбол, но был не столь правильной формы и весь выпачкан чем-то красным. Как будто его облили земляничным муссом, а затем пришлепнули сверху комок водорослей. Ровена шагнула вперед, и в тот же миг красная жидкость потекла вниз по поверхности шара и образовала вокруг него сладковато пахнущую лужицу.

Ровена поняла. На сей раз крику удалось вырваться из её груди.

На неё смотрела человеческая голова, оторванная от туловища и аккуратно поставленная на землю. Свежая кровь струилась по коже, делая лицо неузнаваемым. Вначале Ровена решила, что это та самая сушеная голова из бутылки, но вскоре кровь стекла, и девочка поняла, что ошиблась. Продолговатое, с резкими чертами лицо... Будучи покрыто густыми волосами, оно бы напоминало лицо человека, привязанного к столбу в индейской деревне. А так - точь-в-точь спутник Ровены в "пещере призраков"!

Вопль Ровены перешел в хрип. Ее мозг отказывается воспринимать то, что видели глаза: разбросанные по земле конечности, алые брызги на "стволах" деревьев, ритмично капающая с "ветвей" кровь - как вода после внезапного ливня. От густого сладкого запаха першило в горле.

Откуда-то издали донесся хохот безумца. Он перешел в восторженный визг, постепенно затихший. Теперь Ровена знала наверняка, на чьей совести лежит расправа над человеком из "поезда призраков".

Ровена лихорадочно искала Куколку. Ее окружал не лес, а стены гостиничной спальни. Она металась по комнате, выдвигала ящики тумбочки, сбрасывала на пол одежду и белье.

Куколка где-то здесь, не мог он просто взять и исчезнуть, особенно сейчас, когда должен был вырасти и ходить. Может быть, он превратился в карлика? Нет, карлик злой, противный, а Куколка добрый. Ровена тихо плакала. В спальне ярко горел свет, не осталось ни единой тени, где могло бы укрыться какое-нибудь чудовище. Но перед глазами стояла страшная сцена: залитая кровью полянка среди плоских деревьев, и на ней - отрубленная голова, напоминающая человека, который приставал к Ровене в "поезде призраков", и пленника индейцев... А ещё - сушеную голову из бутыли.

Воспоминания были невыносимы, тошнотворны. Это сон, кошмар! Иного объяснения нет и быть не может. Однако все казалось таким реальным... Но Ровена снова в своей комнате, ужасы исчезли. Почти. В её мозгу все ещё звучал смех. Она потрясла головой, но это не помогло. Казалось, в любую минуту дверь может распахнуться, в комнату, шаркая, войдет приземистое человекоподобное существо и, злорадно хохоча, загонит Ровену в угол.

Внезапно сквозняк дунул ей в лицо, задрал нейлоновую сорочку. Она не смела повернуться к двери, взглянуть в уродливое лицо карлика. Чужие пальцы вцепились в предплечье. Девочка вскрикнула, рванулась. НЕТ! Я НЕ БУДУ СМОТРЕТЬ НА ТЕБЯ! ОТПУСТИ!

- Ровена! Проснись!

Не сразу она поняла, что это не чудовище из призрачного леса. А когда поняла, лишилась сил от счастья. Уже не сдерживаемые, брызнули слезы, тело содрогалось, сжимаясь в комок.

- Ровена, проснись! - Лиз потрясла дочь, заставила выпрямиться, повернула к себе лицом. - Ты опять ходила во сне. Что, снова кошмар?

- Куколка... - пробормотала Ровена, и её широко раскрытые глаза вновь тревожно заблестели. - Куколка потелялся!

- Послушай, сейчас не до кукол. - Лиз почуствовала укол совести и потупилась на миг. - Иди-ка лучше в нашу спальню, ложись...

Не договорив, она зажмурилась. Рой исчез. Около десяти ушел, несмотря на дождь. Не дождавшись его до одиннадцати, Лиз пришла в неистовство: к полуночи гнев сменился мрачными предчувствиями. За всю супружескую жизнь Рой ни разу так не поступал. И вообще, последние два дня он вел себя странно. Как будто не в себе. Да ещё эти дождливые выходные... Лучше их бы вовсе не было. Пожалуй, надо обратиться в полицию... Честное слово, она так и поступит, если

Рой не вернется через полчаса. С другой стороны, Ровену нельзя оставлять одну...

- Куколка! Надо найти Куколку!

- Должно быть, он где-то здесь. Завтра найдем. - Лиз солгала, и ей стало не по себе.

- Нет! Сейчас! - завопила Ровена, прочитав ответ по губам. Опять остаться одной?! Опять увидеть карлика?

Лиз вздохнула: когда Ровена упрямится, она просто несносна. И вовсе ни к чему ей эта деревяшка. Без неё будет лучше. Именно эта мысль побудила Лиз унести Куколку в свою спальню. Завтра она найдет способ избавиться от него, а Рою ничего не скажет. Незачем ему знать.

- Послушай, - Лиз решила не уступать: в случаях, подобных этому, от матери требуется мягкость и непреклонность. - Тебе приснился кошмар, поэтому сейчас ты ляжешь спать... с нами. А завтра отыщешь свою куклу. Пошли!

Она схватила Ровену за запястье и потащила к двери. Дочь упиралась ногами в пол, даже пиналась.

- Нет! Я хочу Куколку!

- Заткнись! - Лиз затащила её в соседнюю комнату и, ногой захлопнув дверь, грубо встряхнула. - Прекрати! Всю гостиницу поднимешь!

Ровена умолкла. "Я хочу Куколку! - повторила она мысленно. - Ненавижу тебя! - Взгляд её обежал комнату и замер на кровати. Только с одной стороны откинуто одеяло и смяты простыни! Что это значит?

Снова в её душе зашевелились страх и недобрые предчувствия.

- Где папа? - Она пристально посмотрела на мать и заметила искорку злобы в её глазах.

- Он... ушел. - На этот раз Лиз сказала правду.

- Куда?

Лиз насупилась: умеют же дети задавать неприятные вопросы! И чувствовать ложь.

- Он... Ему не спалось. И он пошел подышать свежим воздухом. Наверное, голова заболела.

- Там дождь! Он пломокнет!

Снаружи ливень яростно хлестал в окно. Сама мысль о том, что в такую погоду можно выйти на прогулку, даже страдая головной болью, выглядела нелепой.

- Тем хуже для него. - Лиз подтолкнула Ровену к кровати. - Ложись и постарайся уснуть. Папа скоро вернется.

Снова ложь, причем напрасная. Ровена была намного чувствительнее любого ребенка с нормальным слухом. Только что увиденные ею ужасы были не просто кошмарными сновидениями. И сейчас в её мире безмолвия снова раздавался безумный визгливый смех.

Перебегая на противоположный тротуар Променада, Рой вспотел, но не от жары, а от страха. У него сосало под ложечкой, однако он решительно шагал по направлению к ярмарке, пока отель "Бьюмонт" не скрылся из виду; до сего момента Лиз наверняка следила за ним из окна спальни.

Он шел вдоль усыпанного галькой пустующего пляжа к разноцветным огням, изо всех сил пытаясь удержать в душе остатки бодрости. Потом он прибавил шагу, почти побежал и наконец достиг границы созданной Шэфером империи.

В этот вечер ярмарка закрылась рано, и теперь без толпы посетителей она выглядела негостеприимно, даже неприступно. Было в ней что-то зловещее. Рой вдруг поймал себя на том, что крадется в тени, перебегая от укрытия к укрытию, как солдат, посланный на разведку в лагерь противника. Возле зверинца он посидел некоторое время на корточках, озираясь и прислушиваясь. В одной из запертых клеток шумно зашевелился зверь, раздался хриплый рык лев Рем заинтересовался, что в столь поздний час привело к его логову человека.

Затем Рой увидел полицейские машины, свет в "пещере призраков" и веревочный барьер перед распахнутыми воротами. Возле барьера стоял офицер в форме. Сегодня там погиб человек. Очевидно, его смерть полиция связывает с убийством в "комнате смеха". Рою несдобровать, если его здесь обнаружат.

Он двинулся дальше, настороженно оглядываясь на каждом шагу. Один раз он сбился с пути в лабиринте узких переулков, но в конце концов увидел очертания фургонов. Он вспомнил, что фургон Джейн стоит справа от шэферова. За окнами обоих - мрак.

Рой тяжело дышал, в горле пересохло, он почти раскаивался, что пришел сюда, но отступать было поздно. Тихий стук в дверь. Тоскливое ожидание. Джейн нет дома. Он сдержал обещание и со спокойной совестью может возвращаться в отель, чтобы никогда больше не увидеться с индейской гадалкой.

- Я рада, что ты пришел.

Он вздрогнул, едва не вскрикнул, увидев перед собой приближающееся черное пятно. В ярде от него оно превратилось в силуэт Джейн. Как и прежде, она была закутана в одеяла. Она появилась из-за фургона - наверное, в нем был запасной выход.

- Лучше зайти, - сказала она, - и не зажигать света. И говорить потише. Кругом много недобрых глаз и ушей.

Толчком отворив дверь, Джейн сделала Рою знак войти. Он на ощупь двинулся вперед, боясь обо что-нибудь споткнуться, боясь самой тьмы. Джейн шла следом. Рой услышал, как она осторожно затворяет дверь, почувствовал, как берет его за руку, подводит к скамье или к кушетке, усаживается рядом и снимает с себя одеяла. Даже в кромешной мгле это казалось ему восхитительным.

- Здесь творится что-то страшное. - Рой ощутил тепло и аромат её дыхания, нежные губы щекотали ему ухо. - Убийство в "пещере призраков" ещё ужаснее, чем в "комнате смеха". И Ровена каталась сегодня на "поезде призраков"...

- Откуда ты знаешь?

- Просто... чувствую. Многие события я предвижу, о многих узнаю в тот момент, когда они происходят... А о некоторых - только потом. Иногда слишком поздно. Ровена была в "пещере", но вернулась оттуда целой в невредимой, и слава Богу. Это я виновата. Я надоумила её прийти сюда, дала ей...

- Что ты ей дала?

- Куклу. Не надо было этого делать, потому что кукла связала нас друг с другом, и эту связь нелегко разорвать.

- Но что же здесь происходит?

- Я уже говорила тебе сегодня - сама не знаю, но чувствую, что все замыкается на мне. Возможно, здесь всегда было так, однако мне кажется, это началось с драки рокеров. Во мне тогда проснулись стыд и ненависть.

- Ничего не понимаю. - Рой обнял Джейн за плечи, опасаясь, что она сбросит его руку. Но она не шевелилась.

- Один из них... - Рой уловил дрожь в её голосе, - ... изнасиловал меня.

- О Господи! Бедняжка...

- Что было, то было. Но я никогда не прощу себе...

- Глупости, что ты могла сделать? Сопротивляться? Тебя бы убили.

- Я не сопротивлялась - это было бессмысленно. Но... я и в душе не противилась. Хотела, чтобы со мной это сделали, наслаждалась, внешне оставаясь бесчувственной. Даже оргазм испытала... А после прокляла этого подонка самым страшным проклятием, но было уже поздно.

У Роя свело челюсти от ревности и ненависти к безвестному Ангелу Ада. И вместе с тем он ощутил эрекцию.

- Я опозорила свою благородную расу, нарушила священный обычай шайеннов, - бесцветным голосом, словно исповедуясь окружающей тьме, продолжала Джейн. - Женщины нашего племени дорожат своей честью, девушки до замужества носят пояс целомудрия. Блюсти этот обычай надлежало и мне, но теперь я - нечистая, и мой удел - под покровом темноты забираться на ложе какого-нибудь мужчины. Как последняя шлюха! Нет, я хуже, чем шлюха, - я убийца!

- Ну что ты! Ведь ты же никого не убила!

- Нет, убила. Я прокляла того, кто лежал на мне, и того, кто помогал ему. И они погибли до захода солнца. Я прокляла солнце и веселье, которое оно дарило людям на этой мерзкой ярмарке - и к вечеру пошел дождь. И до сих пор идет.

- Совпадения, - прошептал Рой.

- Может быть. А может быть, и нет. Как бы там ни было, здесь ожили существа, против которых я бессильна. Напрасно я просила тебя о помощи никто не способен помочь мне, кроме Маниту, который сделал меня ясновидящей. Но даже он отвернулся от меня, потому что я предала мой народ. Если я уйду отсюда, все беды и напасти, возможно, последуют за мной, и этот город избавится от проклятья индейских богов.

- Нет! - При мысли о том, что он потеряет Джейн, Роя охватила паника. Он притянул её к себе. - Не уходи, Джейн! Не покидай меня.

- Плохие мысли внушила я тебе. - Она провела пальцами по упругой выпуклости на его брюках. - Но это потому, что я - плохая женщина.

Рот индианки соприкоснулся со ртом Роя, зубы дразняще куснули его нижнюю губу, и он ощутил, как к его груди прижимаются мягкие нагие полушария. - Я поступила дурно, попросив тебя прийти этим вечером. Но с первого взгляда на тебя мне стало ясно, что так будет. Даже я не в силах изменить путь судьбы... Но ты должен обещать, что после вернешься к жене. И к Ровене, потому что ты нужен ей.

- Обещаю. - Он знал, что отступать поздно - путь судьбы, как сказала Джейн, изменить нельзя.

Ему казалось, он спит - эротические грезы обернулись явью, но в любой миг она может рассеяться, как осенний туман под лучами утреннего солнца. Но этого не случилось. Ее обнаженное тело стало частью его собственного. Мягкий ритм - словно покачивание детской колыбели; обещания, которые исходят из самого сердца, но никогда не исполняются. Постепенное убыстрение ритма, наслаждение, растущее с каждой секундой, и вот наконец волна, смывающая обоих в пропасть наивысшего блаженства - в пропасть, где не существует никого, кроме них двоих. Медленное возвращение в реальность, смутное ощущение вины под взглядом невидимых глаз. Торопливое одевание.

- Да, я плохая, - губы Джейн оторвались от губ Роя, - но лишь потому, что я - жертва судьбы. Что произошло, то произошло.

- Не уезжай! - взмолился Рой.

- Там будет видно. А пока мы с тобой должны оберегать Ровену. Будущее не желает открывать свои тайны. Больше всего я боюсь Салина.

- Салина?

- Горбуна, который чистит зверинец. Это самый омерзительный тип на ярмарке. У него гнилая душа. Мне не понравилось, как он на вас смотрел, когда вы с женой и Ровеной уходили домой. От него даже лев с гориллой прячутся.

- Я вернусь. - Выйдя в дождливую ночь. Рой услышал, как за спиной щелкнула дверная задвижка. Он быстро пошел прочь, стараясь держаться в тени и опасливо посматривая в ту сторону, где стояли полицейские машины.

Проходя мимо зверинца, он заметил движение в тени, присел на корточки, съежился, до боли в глазах всматриваясь во мрак. Но ничего не увидел. Он пошел дальше, и к тому времени, как добрался до Променада, убедил себя, что у него просто разыгралось воображение. Померещился ему, наверное, и далекий взрыв визгливого смеха.

8. ЧЕТВЕРГ. УТРО

Как Рой и ожидал, до его возвращения Лиз не заснула. Когда он, крадучись, вошел в спальню, освещенную только лучами уличных фонарей, жена в напряженной позе сидела на краю кровати, рядом свернулась калачиком дочь. Наверное, Ровене приснился кошмар, но она цела и невредима - значит, ничего страшного.

- Ну, - с металлическим тембром произнесла Лиз, - где же ты пропадал, интересно узнать?

- Я же говорил, что пойду подышать свежим воздухом.

- Два часа шлялся под дождем? - Лиз усмехнулась и включила свет, чтобы видеть лицо мужа. - Рой, ты чего-то не договариваешь. Я вижу.

Рой почувствовал, как его покидает отвага. Он редко спорил с Лиз, когда она бывала не в духе. И напрасно - надо было обуздать её сразу после женитьбы. Сейчас поздно брать реванш, но он все равно решил попытаться.

- Что значит - не договариваю?

Лиз задержала дыхание. Она кипела гневом, но не позволила ему выплеснуться наружу, поскольку не верила, что её муж действительно способен на это. Боже, точь-в-точь как в дамских журналах - поздней ночью муж возвращается домой, жена подозревает, что он был у другой, от его одежды пахнет духами, на пиджаке - два-три длинных волоса. Нет, Рой не мог! Он не такой.

- Я... мне кажется, - она не знала, с чего начать, - ... что... что ты с кем-то встречался.

Он рассмеялся, но смех получился натянутым.

- Совсем сдурела? Что мне, больше делать нечего под таким дождем? Нет, я осматривал одно место.

- Какое?

- Ярмарку.

- Боже! Зачем?

- Там происходит что-то странное. Помимо убийств.

- Допустим, но какое тебе дело? Кажется, мы договаривались держаться подальше от этой ярмарки.

- Да. Но сегодня Ровена каталась на "поезде призраков".

- С чего ты взял?

- Я... знаю.

- Потому что снова говорил с индианкой?

- Да. Мне было необходимо выяснить...

- Ты лжешь. - Лиз чувствовала, что вот-вот разразится - но не потоком гневных обвинений, а рыданиями. - Я хочу домой. Завтра соберемся и уедем. И постараемся забыть эти проклятые выходные.

- Не получится. - В голосе Роя едва не прозвучала насмешка. - Машины нет. И не будет до пятницы, а то и до субботы. А тогда нам и так надо будет возвращаться.

- Господи! - Лиз спрятала лицо в ладонях, больше не сдерживая слезы.

- Мы в западне.

- О чем ты?

- Не могу объяснить... Но неужели ты ничего не замечаешь? Ярмарке полагается быть веселой, беззаботной, а там кругом злоба и тоска. Как будто вот-вот должно произойти что-то страшное.

"Сейчас она начнет спорить, - подумал Рой. - Назовет меня идиотом и неврастеником". Но Лиз молчала. Когда она подняла голову. Рой увидел, что у неё высохли слезы. Гнев угас, остались только подавленность и безнадежность.

- Да, - произнесла она. - Я сразу заметила, в первый же вечер. Эта ярмарка - не такая, как все. Обслуга смотрит на тебя с ненавистью, будто ты - незваный гость, и им наплевать на твои деньги. И хуже всех этот карлик...

- Салин? Ты встречалась с Салином?

- Не знаю, кого ты имеешь в виду. Когда я искала Ровену, зашла за зверинец и увидела это отродье. Боже, это настоящий монстр. Он ковылял за мной следом, а я почти бежала. Он... Наверное, он человек, но больше похож на уродливую обезьяну.

- Он очень злой.

- Но ведь мы больше не пойдем туда, правда? Все так глупо... Если на ярмарке нечисто, надо держаться от неё подальше, только и всего.

- Пока нам это не очень-то удавалось.

- Да, но больше...

Ровена вдруг села, протирая глаза, и пробормотала:

- Куколка... Хочу Куколку...

- Кошмар приснился. - Лиз повернулась и положила ладонь на плечо Ровене. - Потеряла свою куклу.

- Потеряла? - изумился Рой. - Где? Она же не выходила из гостиницы.

- И тем не менее. - Лиз боялась покраснеть и не смотрела ни на мужа, ни на дочь. - Может быть, завтра найдет. - Она дотянулась до выключателя на шнуре, и комната погрузилась во тьму.

Когда Рой улегся, Лиз вздрогнула от отвращения и ненависти, зная, что встреча её мужа и индианки не ограничилась разговором.

После ухода Роя Джейн не ложилась. Неподвижно сидя на койке, она глядела во тьму и боялась - не за себя, а за мужчину, который занимался с ней любовью, и за его глухую дочь. Как и сама Джейн, они запутались в паутине зла. Даже ясновидение не помогало индианке - казалось, будущее решительно отгородилось от неё непроницаемой стеной.

Где-то трижды пробили часы. Острый слух шайеннки отчетливо различал ровный шум дождя, дребезжание листа ржавой кровельной жести и... царапанье, будто снаружи под дверью скребется крыса. Но Джейн знала, что это не крыса. За окном возник черный силуэт, и она напряглась...

Джейн не сумела подавить возглас. Человек походил на карлика: уродливое туловище, непомерно большая голова. Лицо плоское - наверное, оттого, что он плотно прижался им к стеклу. Карлик исчез, но вскоре Джейн услышала скрип дверной ручки и увидела в тускло освещенном дверном проеме бесформенную фигуру Салина. Если бы он не загораживал единственный выход, индианка не задержалась бы в фургоне ни на секунду. Она плотнее запахнула на себе одеяла.

- Что тебе нужно, Салин?

Ответом было звериное урчание. Карлик уже переступил через порог, держа что-то в поднятой руке, словно показывая гадалке. Ей удалось различить только контуры, но их оказалось досрочно, чтобы безошибочно узнать собственное произведение - голову деревянного коня с карусели, сработанного на первый взгляд грубо, но, если приглядеться, совсем как живого.

У Джейн перехватило дыхание, страх отступил под натиском ярости. Как смеет это ничтожество, искалечив её творение, ещё и глумиться над ней?

- Ты ещё пожалеешь, - прошипела Джейн. - Мистер Шэфер этого так не оставит.

- Ты - плохая женщина, - отчетливо произнес он, пустив, как обычно, слюну. - Ты виновата во всем, что здесь произошло. Это с тобой на ярмарку пришло зло.

Джейн судорожно сглотнула, стараясь не дать выход гневу. Она знала, что Салин побывал в "пещере призраков" перед тем, как там нашли растерзанный труп. Этот помешанный не менее опасен, чем животные, за которыми он присматривает.

- Деревянные фигуры мне не принадлежат, - будничным тоном произнесла она. - Это имущество мистера Шэфера.

- Их сделала ты. Они очень плохие. Надо их уничтожить.

- Только попробуй! Будешь иметь дело с полицией.

- Полиция! - В смехе карлика слышалось рычание. - Полиция здесь тоже умирает. Ты всех нас хочешь убить. - Он закатил глаза, во тьме блеснули белки. - Может, прикончить тебя, а?

Казалось, Салин вот-вот набросится на Джейн. Однако, переместившись вперед на несколько дюймов, он остановился. Бесформенный рот растянулся в чудовищную ухмылку.

- Ты трахалась с тем парнем!

Обвинение вонзилось в её мозг как лезвие ножа. Но она сразу оправилась от замешательства.

- Ты подсматривал через окно?

Он харкнул на пол.

- Скво!

Могучая рука занесла лошадиную голову, как дубинку. Закрыв глаза, Джейн взмолилась к Маниту о быстром конце - лучше умереть, чем влачить, как Салин, жалкое существование калеки.

Затем прозвучал крик - дикий вой раненого зверя. Рыча, плюясь, брыкаясь и корчась, карлик рухнул на пол.

Заставив себя разжать веки, шайеннка Джейн в полумраке увидела скорченное на полу тело. Единственный глаз Салина сверкал ненавистью, уродливый рот кривился, исторгая бессвязные ругательства, правая рука слабо хватала воздух, левая безжизненно лежала на конской голове. Одна нога вяло дергалась, другая не двигалась, подвернутая под неестественным углом.

Зная, что карлик больше не в силах причинить ей вред, Джейн все же попятилась и закрыла уши ладонями, чтобы не слышать его проклятий.

Казалось, уродца поразила молния, садистски омертвив только половину его тела - чтобы он жил и страдал.

Индианка отвернулась и закрыла глаза. Ей чудилось конское ржание.

Подъем всегда был для Лиз сущей пыткой. Она ненавидела утра, даже утра выходных дней. И уж тем более дождливые, как это.

Она проснулась чуть позже шести и застонала в подушку, услышав, как дождь барабанит в окно. Хоть и не надеялась вечером, что за ночь он утихнет. Область низкого давления, судя по метеорологической карте на экране черно-белого телевизора в вестибюле гостиницы, смещалась в направлении континента.

На фотоснимке, сделанном со спутника, зона облачности достигала Франции. Короче говоря, распогодится ещё очень не скоро. Даже при сильном ветре дня через два, не раньше. Скорее бы суббота! Так думают, наверное, все, даже дети.

Лиз встала с постели и быстро оделась, посматривая на Роя и Ровену. Они спали мертвым сном. Возможно, она успеет вернуться до их пробуждения, и тогда они ни о чем не узнают.

Последние сухие джинсы. Даже за окно одежду не вывесить - дождь. Пожалуй, надо найти поблизости прачечную самообслуживания, высушить на барабане всю одежду, иначе домой им придется ехать в мокром.

Она натянула мятый нейлоновый свитер, сняла с вешалки за дверью анорак. Левая пола перевешивала - в кармане что-то лежало. Ей стало не по себе - зря она, пожалуй, это затеяла. А может, и не зря. В том, что происходит с её семьей, отчасти виновата чертова кукла. Конечно, все это чепуха, уступка суевериям. Но одно не вызывает сомнений: кошмары у Ровены из-за куклы. Достаточно один раз взглянуть на нее, чтобы убедиться. Это же настоящее чудище!

Лиз покосилась на спящую Ровену и вытащила куклу из кармана. Произведением искусства её не назовешь, просто на деревянной чурке вырезано несколько ямок и бороздок. Да и то кое-как. И у индианки хватает наглости продавать свои жалкие поделки по фунту за штуку!

Когда Лиз спускалась в вестибюль, её трясло от злости. Эта скво опасна. Она очень плохо влияет на людей. Сначала Ровена повадилась бегать к ней при каждой возможности, а теперь и Рой...

- Доброе утро, миссис Кэтлин. Вы сегодня ранняя пташка. Лиз резко повернулась на голос миссис Хьюджес. Владелица отеля раскладывала почту для постояльцев в отделения деревянного ящика у парадной двери. Из кухни пахло жарким.

- Да. - Лиз смутилась: наверное, прогулка в столь раннее время и под таким дождем кажется миссис Хьюджес нелепой причудой. - Я... у меня голова разболелась. Решила пройтись до газетного киоска и обратно.

- О, я вам сочувствую. - Серые глаза пронизывали, будто видели настоящую причину. - Видимо, это из-за погоды. Вместо того, чтобы дышать свежим воздухом, все сидят в номерах. Будем надеяться, сегодня дождь кончится.

"Лжешь, - подумала Лиз, - Знаешь, что не кончится. Ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра. Просто ты, как и гадалка, из породы торгашей. Вселяешь напрасную надежду, чтобы постояльцы не собрали манатки раньше срока и не разъехались по домам".

Она вышла за дверь и несколько секунд простояла на крыльце, набираясь храбрости, чтобы шагнуть под косые струи. Пальцы в кармане играли ненавистной куклой. На противоположном тротуаре Лиз увидела урну. Бросить туда эту пакость и вернуться в спальню. Нет, возможно, какой-нибудь прохожий достанет, а Ровена увидит в окно и крикнет ему. Куклу необходимо уничтожить, чтобы и следа от неё не осталось. Впрочем, есть и другой способ. На мысе, вдоль самого обрыва, проложена тропа с прочными стальными перилами. В двухстах или трехстах футах под ней - море и острые камни, на которых за столетия нашло свой конец немало жертв судьбы. Ну что ж, сегодня к ним прибавится ещё одна - уродливая деревянная фигурка. Скорее всего, она расколется от удара, а щепки унесет отливом. Нить, связующая Ровену и гадалку, будет разорвана.

Лиз тихо рассмеялась. Она шагала быстро, почти не замечая дождя, но никак не могла выбросить из головы мысли об индианке. Вчера эта шлюха соблазнила Роя, а он, болван... Как правило, женщины чувствуют, когда им изменяют мужья, и, как правило, предпочитают помалкивать, надеясь, что это не кончится ничем серьезным. Но Лиз не из таких, и проклятая скво скоро в этом убедится. Лиз найдет способ отомстить, а для начала разделается с куклой.

Струи летели почти горизонтально, и Лиз подумала, что ещё ни разу в эти дни ветер не дул с такой силой. Опустив голову, она упрямо шла к берегу. Джинсы промокли насквозь, задники туфель соскальзывали с пяток. Она посмотрела вверх, на вздымающийся утес, и услышала биение волн. Смотреть на море с лестницы, не хватаясь за мокрые поручни, было невозможно. "Вот так, наверное, и падают отсюда, - подумала Лиз, борясь с головокружением. Особенно дети".

Она поднялась на самый верх обрыва и остановилась, переводя дух. Вот он, конец пути Куколки. Лиз достала его из кармана, взвесила на ладони. Смотреть на него она не хотела, но глаза опустились против воли. Выражение его лица изменилось! Нет, этого не может быть! Куколка - обычная деревяшка. Однако... в крошечных черных глазах Лиз прочла безумную ненависть. К ней за то, что она вознамерилась совершить.

Она сомкнула веки и заставила себя занести фигурку над головой. Напряглась, сжимая одной рукой перила. Бросай! Изо всех сил она швырнула Куколку и открыла глаза. Кувыркаясь, он достиг высшей точки траектории и на мгновение завис в воздухе. Затем медленно полетел вниз, уже не вращаясь, а неотрывно глядя на Лиз. Этот злобный взгляд заставил её попятиться, она едва не бросилась бежать.

Наконец Куколка оказался за краем обрыва. Исчез из виду.

Лиз повернулась и пошла обратно. Неведомо откуда донесся крик протяжный и такой тонкий, что резанул барабанные перепонки. Вскоре он оборвался, и от этого Лиз стало ещё страшнее.

За едой Ровена хранила угрюмое молчание. Рой сосредоточеннее обычного читал утреннюю газету, а Лиз уткнулась в тарелку, заставляя себя глотать пищу. "Господи, скорее бы суббота!" - хотелось сказать каждому, но все молчали.

Чувство вины и гнев. Ровена переводит взгляд с отца на мать и обратно. "Вы украли Куколку. Я знаю. И ненавижу вас!"

Под этим взглядом Лиз обмирает и почти раскаивается: не так уж и плоха была эта кукла, многие родители дарят своим отпрыскам чудищ, размалеванных люминесцентными красками и светящихся в темноте. Но тут вспомнилось, как смотрел на неё Куколка в последнее мгновение своего существования - с ненавистью и презрением. А в голове по-прежнему звучит протяжный крик, и совесть не дает покоя: "Ты поступила подло, сбросив с обрыва любимую дочкину игрушку". В животе, как перед началом месячных, возник плотный комок. "Тебя даже собственный муж презирает - недаром предпочел супружескому ложу одеяла краснокожей шлюхи". - "Если предпочел". - "Какое там "если"! У него же на лбу написано. Сейчас, когда он утолил похоть, ему, конечно, не по себе, но ты не спеши его прощать. Пусть помучается".

Рой знал, что Лиз обо всем догадалась. За все это утро ни словом ни обмолвились о вчерашнем - значит, считает его виноватым в измене. Что ж, остается только ждать, когда улягутся страсти. Впрочем, Лиз, с её угрюмым нравом, способна долго носить в душе обиду. Да, она никогда не забудет и не простит. А он снова пойдет на ярмарку. Джейн нуждается в его поддержке, ей грозит необъяснимая опасность... И этот поступок обязательно усугубит конфликт с Лиз. Куда она ходила утром, черт бы её побрал? Когда Рой проснулся, в спальне её не оказалось. Она вернулась за несколько минут до гонга. Судя по мокрой одежде, Лиз выходила на улицу, а это совершенно не в её характере. Дома, в самый слабый дождик, она ни за что не пойдет даже в лавку на углу. Странно. И ещё - пропажа ровениной куклы. Как пить дать, проделки Лиз. Докатилась. В общем, надо как-то выбраться к Джейн - хотя бы убедиться, что с ней все в порядке.

Ровена не сомневалась, что Куколку украла мать. И не просто украла, а сделала с ним что-то ужасное - например, сожгла. Не иначе из ревности ведь Куколку сделала Джейн. Вот почему сегодня мама встала так рано.

Но пусть она не надеется, что дочь её простит. Ровена с ней больше не разговаривает. Она сделала вид, будто у неё неисправны слуховые аппараты, и все, что ни говорит ей мама, оставляет без ответа.

- Мы не высидим здесь весь вечер. - Рой сложил влажную газету и отодвинулся от стола вместе со стулом.

- Ты прав, - холодно отозвалась Лиз, по-прежнему глядя в тарелку. - Но что ты посоветуешь? Машины нет. Дождь и не собирается утихать. И на ярмарку мы не пойдем, не надейся.

Вздохнув, Рой покосился на Ровену, но она с отсутствующим видом смотрела в потолок - очевидно, не следила за разговором родителей. Пожалуй, сейчас на ярмарку не выбраться. Может быть, попозже.

- Мы ещё не нашли куклу Ровены. - Рой всматривался в лицо жены. Первым делом надо поискать в номере.

- Я искала. - Лиз на миг подняла глаза. - В обеих комнатах.

- Она должна быть где-то там. Ровена брала её к себе в кровать.

- Так вот, её там нет! - В голосе Лиз звучала истерическая нотка. Ради Бога, перестань. Может, она забудет.

"Нет, не забудет, - мысленно возразил Рой. - Ни она, ни мы с тобой".

- Могу предложить морскую прогулку. Здесь ходят катера с крытыми палубами.

- Очень мило. Самое время. В такую качку Ровену обязательно затошнит.

Угрюмое молчание длилось секунд десять, наконец его расколол грохот близкого выстрела - от него в столовой все вздрогнуло, задребезжало оконное стекло. Постояльцы обернулись к окну, но ничего не увидели в плотном утреннем тумане.

- Что это? - Лиз побледнела, увидев людей, спешащих к пристани по Променаду.

- Береговая пушка. - Рой вскочил на ноги. - Кто-то попал в беду, в море выходит спасательный катер.

Лиз встала. В глазах у неё помутилось. Казалось, близится обморок. Едва вдали затихло эхо выстрела, в её сознание вторгся другой звук пронзительный крик, точь-в-точь как тот, что она слышала на берегу. Оборвавшийся так же внезапно.

- Пойдем в гавань. - Рой попытался улыбнуться. - Может, увидим, как причалит спасательный катер.

У Лиз подкосились ноги: она почувствовала, что несчастье в море случилось по её вине. Но логического объяснения этому чувству она не находила.

Вскоре после рассвета Стюард Мидлтон неохотно вышел из своей палатки в кемпинге "Вид на закат". Шагая по берегу в одних ярко-синих плавках, он пытался внушить себе очень многое: что кожа у него - не бледного, свойственного конторским служащим, оттенка, что живот не свисает складками, что дождя нет, а если и есть, то к тому времени, когда он, Мидлтон, достигнет воды, утреннее солнце окрасит полоску песочного пляжа в золото, а серый металлический цвет моря сменится мерцающей голубизной. Он сплавает до мыса и обратно, затем, пышущий здоровьем, вернется в кемпинг и зажарит себе роскошный бифштекс, не боясь пополнеть, потому что заплыв отнимет очень много калорий.

Внушение не удавалось. Мидлтон со стоном отбросил иллюзии и зашлепал по мокрому песку. Сегодня он сделает этот чертов заплыв, который откладывает с самого вторника. А то ещё два дня, и придется укладывать шмотки в багажник старенького "моррнса-1000-тревелера" и убираться восвояси. А проклятый дождь так и будет лить до скончания века.

У самого моря песок насквозь пропитан водой. Распроклятый туман, из-за него даже мыс в полумиле не виден. Дрожащий, покрытый гусиной кожей, Мидлтон вошел по бедра вводу - ледяную, как в конце апреля, когда он приезжал сюда на денек отдохнуть.

Он окунулся по шею и поплыл энергичным кролем, взбивая вокруг себя пену. Прошло, наверное, минут десять, прежде чем он почуял неладное и поплыл стоя, чтобы оглядеться. Он полагал, что находится всего в тридцати-сорока ярдах от суши. Даже с семидесяти ярдов Мидлтон смог бы различить берег, но сейчас он не видел ничего, кроме серых с белыми барашками волн и тумана, висящего тяжелым грязным занавесом.

Мидлтон не поддался панике. Не мог он заплыть далеко от берега. Все дело в том - (эта мысль заставила содрогнуться) - в какой стороне суша. Ага, сейчас отлив, значит, надо плыть против течения. Ничего, скоро он вернется. Пустяки. В море опасна не вода, а страх.

Но плыть против течения оказалось гораздо труднее, чем он ожидал. Через некоторое время он подумал, что не продвинулся вперед ни на ярд. Он нырнул, оттянув носки книзу, но не достал дна. И тогда ему стало по-настоящему страшно. Здесь очень глубоко!

Что-то коснулось его ноги под водой. Он повернулся налево, вглядываясь в темную толщу воды, и мельком заметил нечто маленькое, плавучее, скорее всего, кусок дерева. Это "нечто" снова приблизилось и на сей раз очень больно, словно намеренно, ударило в лодыжку. Мидлтон вскрикнул, хлебнув воды. Господи, какое твердое! Как железное. Но железка бы утонула. Стараясь не обращать внимания на загадочный предмет и пульсирующую в ноге боль, он высматривал берег в тумане.

Внезапно он опять увидел маленький (с пивную жестянку) предмет, и опять не успел его рассмотреть. Наполовину погруженный в воду, он появился прямо перед глазами Мидлтона. Что за ерунда! Его должно уносить отливом...

Мидлтона захлестнуло волной, большей, чем все предыдущие. Когда она схлынула, он задрал голову, отплевываясь, и отчетливо увидел крошечную фигурку, вращающуюся в воде: глазки сверкают, лицо искажено злобной гримасой. Она снова плыла к Мидлтону!

Он опрокинулся на спину, брыкаясь что есть силы, и на несколько секунд деревяшка скрылась от него за брызгами. Возможно, она отлетела назад, даже утонула. Сокрушительный удар в правую голень убедил его в обратном. Крошечная деревянная кукла, превратясь в берсерка, выбрала Мидлтона своей жертвой.

Подтянув к туловищу ушибленные ноги, Мидлтон ушел под воду и увидел призрачный зеленый свет - как в аквариуме. И ни одной рыбы, только... О Господи!

Стюард Мидлтон снова обнаружил фигурку. Она увеличилась в размерах. Не могло быть сомнений в том, что она живая. Лицо носило печать злобы. Тварь ухмылялась, зная, что Мидлтон беззащитен перед ней, играя с ним в кошки-мышки.

Он рванулся вверх, но фигурка опередила, нырнув навстречу и ударив в лицо. Оглушенный, он вяло барахтался; казалось, легкие вот-вот разорвутся. Перед глазами расползался цвет бордо, постепенно сменяясь розовым. Он ощутил во рту соленый вкус. Похоже, на лице рваная рана, и сломан нос.

Он слабел. Врага не видать, он где-то позади. Страшный удар в затылок на миг ослепил Мидлтона. И снова удар - на этот раз сбоку, в шею. В легкие попала вода,, он задыхался. Но боролся.

Тварь, словно разъяренный шершень, вновь и вновь набрасывалась на него. Каждый удар был сильнее предыдущего; на поверхности воды лопались багровые пузыри. Мидлтон погружался все глубже, в изобилии глотая воду и постепенно теряя сознание. Красные разводы перед глазами на миг исчезли, и он увидел лицо своего врага, который увеличился почти до размеров человека, - даже не лицо, а злобную, с оскаленной пастью морду подводного хищника.

Мидлтон перестал сопротивляться. Казалось, давление проглоченной воды разрывает внутренности, мучительная боль отзывалась в мозгу слепящими красными вспышками. Наконец вокруг него сомкнулась уютная тьма, гасящая боль и все остальные чувства.

Маленький частный смэк6 "Катрона" всю ночь простоял на якоре. Улов оказался невелик, впрочем, экипаж из трех человек давно привык к тому, что доходов с ловли макрели едва хватает на пропитание и топливо для суденышка. Всю неделю удача их не баловала, а в последние три часа - самые лучшие для рыбака утренние часы - и вовсе о них забыла. По какой-то необъяснимой причине рыба исчезла из гавани.

- Ни черта не понимаю, - пробормотал шкипер Том Левине, когда они выбрали последний невод. - В бухте хоть шаром покати, ни дать ни взять хищник к нам пожаловал. Но в этих водах с семьдесят шестого не бывало акул. Ежели это акула, нам крышка. При таком ветре нечего и мечтать о пассажирах.

- Дак он ненадолго. - Старик в непромокаемом костюме, стоящий у другого борта, скривился. - Небось, как в ноябре.

- Давай прямо к берегу, - крикнул Левине третьему члену команды рулевому. - Ни разу ещё не катал по гавани отдыхающих. Да в вряд ли при такой погоде найдутся охотники...

Оживший двигатель завыл, затарахтел, затряс смэк. А за кормой стелился длинный ковер пены. В тумане, лениво крича, появлялись и исчезали чайки. Одна из них кинулась в воду и вынырнула без рыбешки в клюве. Никому не везло в это утро.

Смэк шел на трех узлах - большей скорости он развить не мог. Экипаж остро чувствовал тишину, нарушаемую только гулом мотора. Вы бы тоже её ощутили - она была почти осязаемой. Даже ветер унялся, капли дождя падали вертикально, от волны осталась только рябь. И отлив, казалось, готов был замереть в любую секунду.

"Жуть-то какая, - подумал Левине. - Как будто все кругом - мертвое. Так и будем плыть веки вечные по пустому морю. В никуда".

Занавес тишины поднялся так же внезапно, как и опустился. Далекий жалобный зов вырос в пронзительный стон. Морские птицы скрылись с глаз, судно прибавило ходу, словно услышав их клич. Смутные силуэты чаек с распахнутыми крыльями пикировали к воде, взмывали и улетали, чтобы где-то собраться в стаю.

На воде, то появляясь, то исчезая, покачивался маленький предмет.

- Это что ещё за хреновина? - Левине напряг зрение.

- Жратва какая-то, - отозвался старик. - Вон как чайки над ней бесятся.

- Не похоже. Ладно, сейчас увидим.

Волна от "Катроны" откинула предмет прочь, другая, встречная, подтолкнула к судну. Рыбаки пригляделись: вроде бы детская игрушка, хотя наверняка этого сказать нельзя. Стая вернулась, описав в небе круг, одна из птиц бросилась вниз и свирепо ударила клювом о твердое. Тотчас с протяжным криком, в котором безошибочно угадывался страх, она взлетела и скрылась в тумане.

Беда пришла так внезапно, что экипаж смэка не успел её осознать. Огромная тень, острый нос, появившиеся прямо перед ними, серая краска, делающая корабль невидимым на фоне тумана и воды. Стальной таран.

Оглушительный треск. Беспощадная расправа большого корабли над маленьким. Летящие в воду щепки и окровавленные, изувеченные тела. Кто-то ещё жив и пытается удержаться на плаву, но водоворот, оставленный утонувшим смэком, затягивает его под воду.

Поединок длился несколько секунд. Победитель, серый сторожевик, неуклюже описал круг, словно утка с подрезанными крыльями. Сквозь пробоины в его бортах хлестала вода. На палубе два моряка торопливо отвязывали спасательный плотик.

Чудовище встало на дыбы в предсмертных судорогах, воздух с клекотом вырывался из раны. Медленно, ярд за ярдом, катер уходил под воду. Побледневшие моряки гребли что было сил, спеша удалиться на безопасное расстояние от корабля, способного увлечь их за собой на дно. Они заметили окровавленную руку, поднятую над водой в жесте отчаяния. Рука исчезла, прежде чем они успели разглядеть её.

Потрясенные моряки молча посмотрели друг на друга. "SOS" ушел в эфир, и теперь им оставалось только сушить весла в ожидании помощи и глядеть на плавающие в тумане обломки, до которых отливу, кажется, нет никакого дела. Только один кусок дерева быстро плыл по течению, словно где-то вдалеке его ждало неотложное дело.

Маленькая самодельная кукла повернулась и посмотрела назад. Ее лицо хранило бесстрастное выражение, только в глазах - двух круглых бугорках угадывалось недоброе веселье.

Где-то вдали раздался выстрел, и гулкое эхо отразилось от прибрежных скал.

9. ЧЕТВЕРГ. ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ДНЯ

Дождь, казалось, выбился из сил - от него осталась жалкая морось. По-прежнему с моря наползал туман, и небо было затянуто тучами, но они висели ниже, чем прежде. Невеселая картина, но повод для оптимизма все же есть: не надо до конца недели сидеть под крышей.

Мокрые пляжи были усеяны отдыхающими, самые закаленные из них разделись до купальных костюмов; большинство прикрывалось непромокаемыми накидками. Ноги, обутые в высокие резиновые сапоги, пинали пластиковые мячи; дети увлеченно, как из чистого рассыпчатого песка, лепили из грязи замки. Все пытались дать выход энергии, накопившейся за эти дни.

Ровена молча шагала перед Роем и Лиз, всем своим видом демонстрируя неприязнь к ним. Даже презрение.

- Опять на неё нашло, - проворчала Лиз.

- Да, очевидно. - Рой вздохнул, подумав: "И не притворяйся, будто не знаешь, почему. Из-за куклы, о которой ты "позаботилась"".

- Ничего, отвлечется. Не в первый раз. Надо дождаться возвращения спасателей.

- Это извращение. Все равно что бежать к месту автокатастрофы, чтобы полюбоваться на кровь. - Рой не сумел сдержать усмешку.

- Сам ты извращенец, выдумываешь всякие ужасы. Я уверена, больше мы об этом столкновении ничего не услышим. Разве что завтра прочтем две-три строчки в утренней газете.

- Все репортеры в городе, пишут об убийствах на ярмарке, - заметил Рой. - Убийцу прозвали Ярмарочным Призраком - утром я прочел об этом на Променаде, на газетном стенде. Так вот, я не желаю читать ни о каких мертвецах. Хочу только одного: дождаться субботы и - домой, в старую добрую лямку. Смотри, Ровена слишком далеко ушла вперед.

Рой прибавил шагу, неосознанно радуясь поводу оставить Лиз позади. Дочь, сняв сандалии и носки, шла по воде, отскакивая на берег от больших волн.

- Ровена, погоди! - Наверняка не услышит, зато Лиз подумает, что Рой в самом деле хочет остановить дочь. Девочка вприпрыжку бросилась вперед, будто услышала отцовский окрик, но решила поступить наперекор. Она все утро отмалчивалась, но Рой не сердился, понимая, что Ровена обижена за пропажу Куколки.

Восторженно взвизгнув, она вдруг забежала в море по пояс. Протянула руки, пытаясь что-то схватить, но оступилась и едва не упада. Наконец схватила и, прижимая к груди, выскочила на песок.

- Ровена! - завопила Лиз на весь пляж. - Да ты что?! В одежде...

Рой побежал - не хотел, чтобы его догнала жена. И ещё оттого, что ощутил тревогу. Дети любят подбирать на пляже всякий мусор, но было что-то странное в том, как Ровена держала свою находку. Будто не хотела, чтобы её увидели посторонние.

- Ровена, что это у тебя?

Она повернулась с выражением торжества на лице, секунду помедлила, словно не решаясь показать, затем подняла в руке опутанный черными водорослями, но все же легко узнаваемый предмет.

- Куколка...

Лиз втянула голову в плечи; пропитанная влагой резная фигурка сразу приковала к себе её взгляд. Даже на таком расстоянии Куколку нельзя было спутать ни с чем другим. Лиз закрыла глаза и снова услышала обрывающийся вопль. Боже, этого не может быть! Море отторгло мерзкую куклу, в считанные часы вынеся её на берег!

Лиз разомкнула веки; игрушка смотрела на неё в упор. Это невероятно! Она - всего-навсего неумело обработанная деревяшка. Она не может видеть! И все-таки...

- Мой Куколка... Куколка... Куколка! - Ровена плясала, как мокрая балерина, не замечая прилива, который дотянулся до её ножек, словно требуя награду за возвращение игрушки.

- Лиз! Тебе нездоровится?

- Нет. Все в порядке.

- Не похоже. Пожалуй, тебе надо прилечь. Может, вернемся в гостиницу?

- Нет! Сейчас все пройдет. - "Никуда не хочу, только домой, подальше отсюда. И от этой гадости". - "Не надейся, Ровена все равно возьмет куклу с собой". - "Ничего. Я найду способ от неё избавиться". - "Ничего подобного, ты уже пыталась, а что толку? Такое зло даже мировой океан не пускает в свои владения".

- Хорошо хоть, что нашлась эта чертова кукла. - Рой дождался, когда Лиз поравняется с ним, и пошел дальше, глядя на Ровену, которая бежала вприпрыжку и распевала нечто совсем немелодичное - песню мира, где нет места музыке. Он покосился на Лиз, подметив закушенную нижнюю губу и напряженную осанку - верные признаки неуверенности в себе. "Ты кое-что утаиваешь, - подумал он, - иначе с чего бы тебе обмирать от страха при виде этой куклы? Возможно, Джейн сумеет пролить свет на твою тайну".

И Рой задумался о том, как бы ему снова встретиться с индианкой.

Короткий перерыв в охоте на убийцу не доставил удовольствия инспектору Ленденнингу. Ужин в вегетарианском ресторанчике сразу стерся из памяти, запомнились лишь женины упреки: "Опять думаешь о работе! Сколько можно? По уши в ней увяз! Не пойму, зачем вообще ты меня сюда привез?"

Но как, черт побери, не "думать о работе", повидав труп в "пещере призраков"? Инспектор почти не сомневался, что будет помнить эту кровавую сцену до конца своих дней. Как не "думать о работе", если судьба только что нанесла следователям жестокий удар: погиб горбатый карлик, подозреваемый номер один. За ним сыщики следили с особым вниманием, причем исходили не из улик (которые отсутствовали), а из интуиции. Двум филерам было поручено днем и ночью не спускать с него глаз. Они видели, как он вошел в фургон гадалки сразу после ухода "другого парня" (проживающего в отеле "Бьюмонт"; через несколько часов после происшествия на него было заведено досье) и слышали крик. Салина обнаружили на полу фургона: разбитый параличом, он корчился в конвульсиях. В больнице он скончался, не успев ответить на вопросы приставленного к нему офицера полиции. Проклятое невезенье!

И теперь Ленденнингу необходимо вернуться на ярмарку Джекоба Шэфера и начать все сначала. Но на сей раз он не будет миндальничать с обслугой. Индейская гадалка что-то знает, и инспектор сумеет развязать ей язык.

Выходя из машины возле "комнаты смеха", Ленденнинг испытал знакомое чувство. Да перестаньте же пялиться на меня, черт бы вас побрал! Он постоял, оглядываясь по сторонам. Моросил дождь, с брезентовых навесов капало. Отовсюду на инспектора были устремлены недобрые взгляды. Среди карусельных коней недоставало одного, на его месте валялись щепки. Значит, сломали. Жаль, что не всех.

Бессвязный гомон (словно детские голоса с грампластинки) заставил инспектора резко повернуться. Испуг прошел, едва вновь зазвучала музыка, и в ней утонули голоса. "Панч и Джуди. Начало спектакля. Боже мой! - подумал он, покрываясь гусиной кожей. - А ведь я и впрямь недалек от психушки, если всякие пустяки так действуют на нервы".

Человек в форме констебля, охраняющий место преступления, в присутствии старшего по званию явно испытывал неловкость. Но Ленденнингу уже давно не доставляло удовольствия видеть, как подчиненные вытягиваются перед ним в струнку. В конце концов, он и его люди - одна команда, и неважно, кто в каком чине. Важен результат.

- Я на одну минуту, констебль, - сказал он. - Просто хочу посмотреть.

- - Пожалуйста, сэр. - Констебль заметно успокоился, даже вздохнул с облегчением.

Ленденнинг неторопливо зашагал к шатру гадалки. Половинки полога свисают, значит, внутри кто-то есть. Подойдя ближе, он услышал голоса:

- Будешь делать, что я прикажу. Не хочешь - собирай манатки и проваливай.

- По дереву работать не буду! - Хриплый, злой женский голос.

- Почему?

- Потому что не могу. Во всяком случае, сейчас. Слушай, оставь меня в покое, а?

- Мне не нужны на аттракционах увечные фигуры. Нынче ночью кто-то снова поразвлекся, отшиб голову коню. Надо починить. Я заплачу, не беспокойся.

- Нет! - почти крик.

Ленденнинг решительно вошел в шатер. Навстречу обжигающему взгляду Шэфера и испуганному - индианки.

- Извините за вторжение. - "Вряд ли следует извиняться, но ни к чему с первой минуты настраивать их против себя. Это едва ли поможет делу".

- А, инспектор! - На твердом, словно высеченном из камня лице улыбка, но взгляд враждебный, пронизывающий. - Чем обязаны?

- Я бы хотел поговорить с мисс... - "О черт! Как же её зовут?"

- Пожалуйста. - Шэфер отступил на шаг, но уходить явно не собирался. На щеках его набухли желваки, глаза перебегали с инспектора на индианку и обратно.

- Я бы хотел поговорить с ней наедине. С вами, возможно, мы тоже потолкуем. Чуть позже.

- Прекрасно. - Шэфер с присвистом выпустил из легких воздух и медленно двинулся к выходу. - Не желаю препятствовать вашим поискам, инспектор.

- Спасибо, мистер Шэфер. - Выждав, когда владелец ярмарки отойдет подальше, Ленденнинг повернулся в Джейн и снова увидел безумный ужас в её глазах. - Вы чем-то встревожены... Джейн?

- Пустяки. - Она потупилась. - Просто немного повздорила с мистером Шэфером.

- Насчет чего? Не хотите больше работать по дереву? - "Уж за что - за что, а за это я тебя не осуждаю".

- Вот именно. Не желаю ничего вырезать.

Ленденнинг подождал, пока она снова заговорит, и, не дождавшись, спросил:

- Потому что... с вашими изделиями творится что-то странное, да?

- Не понимаю.

- Ну, ладно. - Инспектор решил, что ничего не выиграет, если поддастся раздражению. - Продажей поделок вы зарабатываете на жизнь. Допустим. Я хочу спросить о другом: почему Салин приходил к вам в такой поздний час?

Снова она занервничала, плотнее запахивая одеяла на своем стройном теле. Словно неосознанно пытаясь отгородиться от мира коконом.

- Салин был странным. Мне он не нравился. Ходил тут везде... Может, хотел с кем-нибудь поговорить. Но не успел - его хватил удар.

- Кто он, откуда здесь взялся?

- Просто ярмарочный бродяга вроде меня. Нынче здесь, завтра там. Никто его не любил, даже звери, за которыми он присматривал.

- А что вы можете сказать о парне, ушедшем из вашего фургона как раз перед визитом Салина?

Джейн напряглась.

- Вы и об этом знаете?

- Да. И боюсь, вам придется рассказать.

- Он... просто мой друг.

- Как его зовут?

- Рой. - Она помолчала, вспоминая фамилию. - Кэтлин. Он здесь отдыхает. У него глухая дочурка. Иногда он приходит ко мне поболтать.

- А зачем он приходил на этот раз?

- По той же причине, что и многие мужчины, тайком по ночам навещающие женщин. - Сказав правду, Джейн почувствовала облегчение. Но уж никак не стыд.

- Ясно. У вас связь?

- Нет! Мы с Роем, наверное, больше не увидимся.

- Ладно, может, он и впрямь тут ни при чем. Проверим. Жаль, карлик умер. Похоже, он многое мог бы нам поведать.

- Инспектор... - Она помедлила в нерешительности. - Я бы хотела уехать отсюда. Но это совсем не просто, и, возможно, мне снова придется мастерить фигуры для мистера Шэфера. Видите ли... я понимаю, что здесь происходит. Но какие бы существа ни стояли за этим, они настолько злобны и могущественны, что даже вы беспомощны перед ними.

- Знаю. - Инспектор кивнул, посмотрев на девушку совершенно иными глазами. Она не из тех, кто сует полиции палки в колеса. Она хочет помочь, но не видит способа. - Сам это ощутил. И сейчас ощущаю, с того самого момента, как вышел из машины. Надеюсь лишь добраться до сути.

- Я тоже надеюсь. - Взгляд затуманившихся глаз проводил Ленденнинга до выхода. Затем он приняла решение и взяла со стола небольшой нож. Выхода нет, придется подчиниться Шэферу, хотя сама мысль об этом ужасна. Руки Джейн будут работать - но так, будто обладают собственной волей.

Билли Фримен искал способ отделаться от Сильвии. Она засела в его жизни, как заноза в заднице, а он-то, дурак, не предвидел с самого начала, что со временем эту связь будет почти невозможно разорвать. В первый же вечер, когда она привела Билли к себе домой, её старики стали называть его "зятьком". И теперь, глядя на нее, он понимал, почему: в двадцать три она вряд ли нашла бы себе другого жениха. Возрастные прыщи, по всей видимости, решили остаться на её физиономии на всю жизнь; за последний год она набрала по меньшей мере стоун7 (я ни намека на решение соблюдать диету!). И вот теперь ей приходится, и не только на работе, носить очки. Прогрессирующее ухудшение зрения. А ведь она и Билли ещё даже не женаты!

Года назад он решил порвать с Сильвией и заявил ей об этом. Он закатывала истерики, угрожала самоубийством, но он оставался неумолим - до тех пор, пока она не принялась у него на глазах глотать таблетки. Обычный аспирин - только для того, чтобы напугать. Это подействовало: Билли размяк и подарил ей кольцо "в знак помолвки", а на самом деле - чтобы выиграть время. Но любые хитрости бессмысленны, когда ты на крючке, и чем быстрее осознаешь неизбежность женитьбы, тем лучше для тебя.

Играя с "одноруким бандитом", он покосился на Сильвию. Как всегда, она не спускала с него глаз, словно боялась, что её суженый выскочит из аркады аттракционов и исчезнет. Да, можно рвануть отсюда - но куда? В её взгляде сквозило нечто похожее на обожание, и от этого по коже Билли побежал холодок. Господи, какого же дурака он свалял! Ведь предупреждала мать: не бросишь её - пожалеешь. В первые месяцы их встреч Сильвия корчила их себя недотрогу, но после того, как отдалась, её будто подменили. Теперь она готова трахаться каждую ночь, и то и дело намекает Билли, что может забеременеть. Она впилась в него клыками и когтями, приучила есть с её ладони и ненавидеть себя за это. Одна-единственная попытка освободиться (та самая, связанная с аспирином) - и снова все по-прежнему, и по ночам он просыпается в холодном поту, услышав во сне свадебные колокола.

В конце концов он смирился с судьбой, но ненавидел каждую унцию перекормленного тела, прилипшего к нему, как банный лист. Никак от этой дуры не отвяжешься, разве что...

За широкими, забрызганными дождем окнами он увидел "американские горы". Маленькие кабинки на безумной скорости взмывали по пологой кривой, затем летели под уклон; пассажиры судорожно вцепились в поручни; девушки визжали от страха. Кое-кого, похоже, затошнило, но наверняка сказать этого было нельзя, очень уже быстро люди проносились мимо. Пожалуй, Сильвии не повредит прокатиться на этих "горках". Может, тогда с её пухлой физиономии слетит самодовольная ухмылка. А уж трахаться после такого приключения она неделю не захочет.

- Вот о чем я всю жизнь мечтал! - Билли достал расческу и провел ею по густым рыжевато-коричневым волосам - так он делал каждые десять минут.

- О чем? - В её голосе звучало беспокойство - похоже, она угадывала ответ.

- Покататься на "американских горках". Это как мотогонки на пересеченной местности. Только тут ничего не надо делать, держись покрепче, и все. - В юности родители не согласились купить Билли мотоцикл, а позже он связался с Сильвией и не смог накопить денег, чтобы исполнить свое самое заветное желание.

- Это же курам на смех! - Она уже не ухмылялась.

- Ничего подобного, полезно иногда встряхнуться. Впрочем, я тебя не заставляю. Не хочешь кататься - стой здесь, мокни и смотри. Видишь девчонок в очереди? Они не боятся. Пойду, проветрюсь вместе с ними.

- Нет! - Ревнивый возглас, почти вопль. - Билли, ты же знаешь, я не хочу, чтобы ты болтал с другими девчонками.

- А я и не собираюсь болтать; Там такой шум - ни слова не разберешь. Просто посижу с ними в приятной тесноте.

- Ты псих! - Она задвигала желваками, зрачки, и без того большие за линзами очков, расширились от страха. - Почему бы нам не покататься на электромобильчике?

- Потому что я хочу на "горках"! - Раздражение, презрение, решимость и наслаждение каждой секундой спора. - До скорой встречи, дорогуша.

Позванивая мелочью в кармане джинсов, Билли Фримэн повернулся к двери. В стекле он увидел отражение Сильвии. Отчаянная и тщетная попытка задержать его:

- Подожди! Я с тобой.

Она догнала его у вращающихся дверей, схватила за руку. Ей пришлось бежать, чтобы не отстать от жениха.

- Давай, если не трусишь, - усмехнулся Билли. - Отговаривать не буду.

Она промолчала, ступая в лужи; парусиновые туфли на легкой подошве мигом промокли. В желудке возник ком: чего доброго, её вырвет прямо на "горках". Ну и пусть - она готова на любые муки.

Она слепо брела за Билли, вцепившись в пояс его плаща. Два билета. Очередь. Школьницы хихикают, но о чем они болтают, не разобрать. Две из них уставились на Билли, зенки и так и маслятся, ах вы, глупые самодовольные сучки! Сильвия сжала кулаки - хотелось надавать нахалкам по физиономиям. Как они смеют! Ладно, кокетничайте, маленькие потаскушки, лезьте из кожи вон, но пока я рядом с Билли Фрименом, вы его не получите!

Кабинки замедляют ход, останавливаются. Пассажиры выбираются на землю, им трудно удержаться на ногах. Одного мальчишку рвет. Сильвия отворачивается - боится, что и её вырвет от этого зрелища.

А пигалицы опять таращатся на Билли! И не только они... Непривычное ощущение, будто ты - в центре внимания. Актриса, которая забыла роль и выставила себя на посмешище. Сильвия затаила дыхание при виде пары глаз, немигающих, неподвижно глядящих на нее. Хотела рассмеяться вслух - не получилось. Потому что с топа мачты ближайшей кабинки-лодочки на неё смотрел похожий на гаргулью деревянный барельеф.

Плоский грубый лик, в каждой черточке - отпечаток дьявольской злобы. Рот растянут в усмешке, зубы сломаны - кажется, будто от них исходит гнилостный запах. Под этим пронизывающим взглядом Сильвия пятится.

- Ну, в чем дело? - выкрикнул Билли, перекрывая шум музыки. - На попятную? Нет, уж, дудки, за билет заплачено! - Он схватил Сильвию за запястье и потащил за собой. К барельефу.

Сильвия не могла бы сказать, кричала она или нет. Если и кричала, то никто её не слышал. У неё кружилась голова, хотелось упасть в обморок тогда Билли оставит её в покое. Но помутнение сразу прошло. Они продвигались к кабинкам.

"Нет, только не в эту! Я не хочу садиться в лодочку с ужасной деревянной головой на мачте! Куда угодно, только не сюда!"

Билли до боли выкрутил ей запястья, Сильвия уперлась ногами в землю, но подошвы скользили на мокром гравии. В конце концов она оказалась в кабинке на влажном сиденье - плащ, платье и трусики сразу промокли. Она закрыла и снова открыла глаза: деревянный затылок находился прямо перед ней. Крепись, Сильвия! Это все нервы и боязнь потерять Билли. Да ещё погода. Выбраться отсюда уже не удастся, так что сиди тихо и молись, чтобы все кончилось побыстрее.

Похоже, никто не торопится. Кабинки заполнены пассажирами, изрядно окрепший дождь почти забыт... И все же люди напряжены - чтобы понять это, достаточно посмотреть на соседа напротив, увидеть в его глазах отражение твоего собственного неосознанного страха.

Пассажиры переглядываются и смущенно отворачиваются. Поездка предстоит волнующая - глазом моргнуть не успеете, как вас понесет вверх и вниз по миниатюрным рельсам. Все быстрее, быстрее - и вот вы уже вопите от страха и хотите спуститься на землю, но что-то вас удерживает. Мазохизм: сиди, раз уж забрался. Садизм: прислуга балдеет, видя вашу бледную физиономию, и честно отрабатывает пятьдесят пенсов, стараясь, чтобы вас вырвало.

Ожидание. Человек в поношенном пиджаке, собрав деньги, скрывается в будочке. Наверное, он один обслуживает американские горы. Если это так, нельзя сказать, что он трудится в поте лица.

Сильвия кусала ногти - от этой привычки она избавилась в тринадцать лет. Будь у неё сигарета, она бы закурила. Боязливо покосившись на бескровное лицо Билли, она подумала, что не стоило, наверное, за ним бегать. После той попытки самоубийства папа с мамой недолюбливают его, они были против помолвки. "Он плохой, лучше с ним расстаться". Но Сильвия решила удержать его во что бы то ни стало, и не только потому, что нуждалась в мужчине для плотских утех. Для неё это стало делом чести, она зашла слишком далеко, чтобы отступать. Как будет она смотреть в глаза девчонкам из супермаркета, если позволит Билли удрать? Пусть только попробует - она снова наглотается аспирина. "Когда я умру, ты будешь плакать и раскаиваться, а я посмеюсь над тобой с небес. Господи, да запустите же наконец эту штуковину! Пускай нас всех стошнит, лишь бы побыстрее убраться отсюда!" Но моторы молчат, а коротышка-служитель куда-то запропастился. Наверное, что-то с техникой. Ну, так довольно тянуть резину, предложи всем выйти из кабинок и верни деньги. Так будет лучше всего, мы не желаем, чтобы наши внутренности вывернуло наизнанку. Но никто не шевелится, пятьдесят человек будто прикованы к сиденьям. Все они заражены вирусом уныния.

Сняв фантик с жевательной резинки, Билли украдкой сунул её в рот настолько пересохший, что пришлось жевать изо всех сил, чтобы пошла слюна. Это был последний пластик жвачки, и Билли не собирался делиться им с Сильвией. Черт бы её побрал, толстую прыщавую корову! Только сейчас он понял, как ненавидит её. Его родителям она сразу не понравилась, и это понятно: они - старые карьеристы, зачем им в невестках какая-то продавщица? Может, потому-то Билли и спутался с ней - как говорится, отрезал свой нос назло лицу.

Он снова посмотрел на Сильвию. Боже, как она побледнела, как вцепилась в борт. Он рассмеялся про себя: почему бы ей не выпрыгнуть на самой верхотуре? Нет, кишка тонка, это тебе не аспирин жрать. Хотя идея занятная...

Билли почувствовал, как напряглись его мышцы и участилось биение сердца. Предположим - только предположим! - что Сильвия выпала из кабинки. Подобное на "американских горах" случается, о жертвах кричат газетные заголовки, но через несколько дней о них никто и не вспоминает. Черт, жалко, что рядом две мокрые хихикающие школьницы. Будь Билли с Сильвией наедине, все было бы просто. Выждать, когда их кабинка взлетит на самый верх, а остальные на миг исчезнут из виду. И все. Сильвия запаниковала, а он пытался, но не сумел её удержать. Сама упала или жених помог? Возможно, этот вопрос даже не возникнет. По жилам Билли быстрее побежала горячая кровь.

Из будки появился служитель, поступь его говорила о том, что все в порядке, какие бы то ни было препятствия устранены. И теперь в любую секунду...

В душе Билли вдруг пробудилось чувство собственной неполноценности, зашевелилась злость - не только на Сильвию, но и на всех остальных людей, превративших его в ничтожество, такое же, как они сами. Они все сделали, чтобы Билли не получил ни единого шанса подняться над ними. Он работал на лесопилке, грузил отходы, предназначенные на дрова, - испытать себя в каком-нибудь ином деле ему просто не позволили. И не позволят, потому что у него чуть ли не самый низкий в стране выпускной балл. А ведь в приготовительной школе учитель считал Билли одаренным ребенком. Но ни сам учитель, ни кто иной не пожелали принять участие в судьбе мальчика. В те времена ученье давалось ему легко, но все изменилось, когда он перешел в общеобразовательную школу. Там никто не был заинтересован в его успехах, напротив, все мешали ему, совали палки в колеса. Словно задались целью не допустить его к перспективной работе в конторе. Но теперь им придется заплатить за это!

Рывок. Пассажиров толкает вперед, затем клонит назад - колонна кабинок быстро набирает скорость. Глаза Сильвии закрываются, к горлу подкатывает комок. Снова она видит деревянный лик, улыбка на нем шире прежней. Слышен смех. "Ты едешь навстречу смерти!"

- Нет! - воскликнула Сильвия, открыв глаза и увидев только деревянный затылок. Воображение сорвалось с цепи.

Сильвия изо всех сил ухватилась за борт. Школьницы вопили благим матом - требовали остановить кабинку. Но та неслась то вверх, то - без предупреждения - в пропасть. Сильвия нашла и до судорог в пальцах сжала руку жениха.

- Билли, пожалуйста! Держи меня крепче!

Он повернулся к ней, и выражение его лица нельзя было назвать иначе, как ненавидящим: глаза превратились в щелочки, губы плотно сжаты. Казалось, ненависть исходит изо всех его пор. Инстинктивно отпустив руку, Сильвия вцепилась в борт. Скованная ужасом, она не могла отвести от Билли глаз, даже закрыть их была не в силах.

Видя, как она втягивает голову в плечи. Билли расхохотался. Инерция толкала пассажиров то назад, то вперед: все раскаивались, что решили прокатиться на "горках". Все, кроме Билли: каждая секунда доставляла ему удовольствие. Он видел по лицу Сильвии, что она все поняла. Но ничего не может поделать!

Он ждал своего шанса. На повороте сделал вид, что потерял равновесие, и навалился на нее, опрокинув, как в позиции для совокупления. Она напряглась, цепляясь за борт, и что-то выкрикнула, но Билли не разобрал ни слова. Внезапно она рванулась вниз, едва не сбросив с себя Билли, и это привело, его в неописуемый восторг. Наслаждение скоростью, похоть и гнев слились и превратились в ощущение своего всемогущества.

- На меня гляди, сука! На меня! Очевидно, она расслышала и была настолько перепугана, что могла лишь повиноваться. Ее била крупная дрожь; лицо побелело; впервые близость тела Билли вызывала у неё не желание отдаться, а отвращение и страх. Ей не нравился его взгляд и смех, не нравился набухающий детородный орган, тычущийся в неё с такой силой, будто вот-вот должен вырваться на свободу и пронзить её чресла. Билли, это насилие, до сих пор ты ни разу меня не насиловал, я сама всегда тебе отдавалась! Не надо, здесь девчонки, они смотрят!

Ни хрена они не смотрят, ты, самодовольная корова! Они зажмурились и блюют за борт. И вообще, плевать я на них хотел, потому что решил отплатить тебе за все свои мучения. Ты из кожи вон лезла, чтобы заполучить Билли Фримена, но сейчас горько пожалеешь об этом.

Толстые пальцы одним движением разорвали на ней блузку и сдернули лифчик. Перестав сопротивляться, Сильвия откинулась на корму и подставила обнаженную грудь струям дождя.

Его ладони скользнули ниже, проталкиваясь между её ляжками. Яростное, жестокое вторжение, так непохожее на прежние ласковые проникновения, заставило Сильвию содрогнуться всем телом и вскрикнуть от боли. Рот Билли нашел её губы, его язык сразу вонзился между ними.

Единственный акт возмездия: она укусила изо всех сил, стиснула челюсти, ощутив вкус крови. Зад Билли резко приподнялся, колено воткнулось в женский живот. Негромкий щелчок зубов - и Билли освободился, оставив во рту у неё что-то мягкое, как кусочек сырой печени. Рот жениха кривился, исторгая неразборчивую брань и алые брызги.

Поджав от боли ноги к животу, Сильвия выплюнула чужой язык. Словно косточка чернослива, он отскочил от груди Билли, оставив на куртке темное пятно. Внутри у Сильвии все перевернулось, и смесь рыбы, чипсов, сосисок в тесте и мороженого ударила изо рта фонтаном рвоты, которую встречный ветер швырнул ей в лицо.

Кабинка понеслась почти вертикально вверх. Билли не устоял на ногах и рухнул на Сильвию. Билли, ради Бога, хватит меня целовать! Но алый корчащийся рот снова отыскал её губы, приник в поцелуе, кошмарном, как лобзанье вампира, и Сильвии пришлось глотать чужую кровь, чувствуя, как член жениха высвободился-таки и тычется в нее, требует удовлетворения.

Билли Фримен почти получил то, чего добивалось его обезумевшее тело. Почти. Внезапно по его спине и затылку бешено замолотило несколько кулачков, пальцы вцепились в волосы, и ему пришлось оторваться от невесты. Удары сыпались градом со всех сторон, кабинка накренилась, и Билли обнаружил, что падает. Куча-мала; ничего не понимая, он пытался сбросить с себя противников - двух вопящих школьниц с перекошенными ужасом лицами.

Он хотел закричать: какого черта, так вашу растак, лезете не в свое дело? - но изо рта вылетали только брызги крови и нечленораздельная брань. Брыкнув ногой, он угодил одной из девчонок в бок, и она съехала по борту кабинки на пол. Он вскочил и повернулся к другой, но тут сзади его схватили за волосы.

Сильвия, сука ты этакая! Она оттащила его от девчонки, свалила на сиденье; его голова свесилась за корму. Сильвия кашляла, поперхнувшись кровью. Ублюдок! Чьи-то пальцы - её, чьи же еще! - проникли в его расстегнутую ширинку, сомкнулись на яичках и сдавили с невероятной силой.

Фримен завопил от боли, по сравнению с которой агония показалась бы блаженством. Прижатый спиной к корме кабинки, он видел сквозь кровавую пелену чужое лицо, глаза, следящие за ним. Уродливый барельеф на мачте силился внушить ему какую-то мысль.

Билли понял. "Всем вам скоро конец!"

Страх, пронзивший сердце, как ледяная сталь шпаги, на миг заставил забыть о боли. Широкий рот смеялся точно так же, как и несколько минут назад: презрительно, ненавидяще.

Затем - ощущение, словно что-то разорвалось в самом низу живота. Струя крови ударила, как сквозь брешь в плотине. Сильный толчок, и скорченное окровавленное тело падает на рельсы, колеса как острые бритвы рассекают плоть и кость, красные ошметки летят во все стороны.

Гулкий лязг и скрежет металла, многоголосица воплей, летящие по воздуху люди, словно десантники с отказавшими парашютами. Тошнотворное шмяканье тел о бетон и гравий.

Кабинки вихляют, как две гигантские змеи, сцепившиеся в смертельном поединке. Око за око, зуб за зуб!

Снижение скорости, визг тормозов. Поле боя с мертвыми и умирающими посреди искореженного металла, в окружении моря лиц. Радость человеческих существ при виде несчастья других человеческих существ. Мысленное кровопийство, упоение резкими ароматами смерти. Никто не спешит на помощь, потому что наслаждение разделяется всеми; слышно лишь несколько придушенных возгласов.

Все смотрят. Не только на трупы и раненых, которые корчатся в муках, но и на маленький лик с черными глазами-бусинками, пронизывающими взглядом каждого в толпе. Деревянный барельеф, олицетворение смерти, победитель, глумящийся над побежденными. Толпа пятится, слыша его смех; теперь уже все глядят в его блестящие глаза.

Бии-боо, бии-боо. Пронзительный вой приближающихся сирен разрушает чары злобного демона из глубин веков. Резная голова вновь становится тем, чем ей и полагается быть: неодушевленным предметом, забрызганным кровью, как и все вокруг.

Демонические глаза - два крошечных деревянных выступа, и ничто иное.

На стальной горизонтальной балке в двадцати футах от земли - тело девушки, нагое, если не считать нескольких клочков одежды. Мертвые руки раскачиваются, будто пытаются показать на что-то сломанными пальцами. Смотрите... вон туда...

Искромсанный торс, размозженный череп, разинутый рот, из которого, как в презрительной гримасе, высовывается пунцовый огрызок языка.

Руки останавливаются, снова показывая - на этот раз на мачту передней искалеченной кабинки. Вот он, наш убийца!

Но те, кто смотрят снизу на упитанное, прыщавое женское тело, не понимают намека. Сильвия теряет равновесие, медленно соскальзывает и с глухим ударом распластывается на окровавленных останках Билли Фримена, чей язык, кажется, удлиняется, пытаясь дотянуться до нее.

10. ЧЕТВЕРГ. ВЕЧЕР

Ровена бежала по берегу, стараясь держаться не ближе, чем в пятидесяти ярдах от родителей. Встреча с Куколкой, помимо радости, вызвала у неё тягу к независимости - не от отца (он друг Джейн), а от матери. В исчезновении Куколки виновата мать, и по выражению её лица ребенок безошибочно понял, что возвращение деревянной фигурки привело Лиз в ярость. Кроме того, она испугалась.

Но об этом Ровена не думала, ей хотелось только одного - гулять с Куколкой по мокрому от дождя песчаному пляжу. Возможно, родители оставят их в покое, если отбежать от них подальше. В двухстах или трехстах ярдах впереди полоска песка резко сворачивала и пряталась за скалистым обрывом. Там Ровене удастся хоть ненадолго укрыться от родительских глаз. Она с трудом удержалась от соблазна пуститься во всю прыть.

Ровена оглянулась. Папа и мама, похоже, о чем-то спорят, они не смотрят в её сторону. Не теряя времени, девочка опустилась на корточки за длинным скальным выступом и вдоль него добралась до обрыва. Здесь пляж сужался и изгибался. Сразу за поворотом Ровена встала и огляделась. При виде ниши, выточенной в скале прибоем, её вдруг охватило одиночество, как будто она попала в царство пустоты, где жизнь угасла давным-давно.

Затем она увидела пещеру поменьше - отверстие с неровными краями, черное, загадочное, затянутое пологом водорослей, словно сама природа пыталась скрыть свои тайны от Человека с его разрушительными инстинктами. Ровена не могла бы сказать, почему ей захотелось войти в одну их этих пещер; она спохватилась, когда уже стояла у самого входа.

ПОСПЕШИ, СКОРО ОНИ БУДУТ ЗДЕСЬ.

Голос Куколки. Девочка посмотрела на него, но его лицо оставалось неподвижным, черные глаза - невыразительными. Ровена боязливо оглянулась, но родителей пока было не видать.

Впереди, в нескольких ярдах, царила кромешная мгла. Ровена колебалась, воображая опасности, которые могли подстерегать её там.

ВХОДИ, НЕ БОЙСЯ.

Два ярда, не больше. Впереди - шум, словно туннель изгибается и ведет прямо в пучину океана, где твари морские ревут, разгневанные вторжением в свой тайный чертог. Ровена попятилась, борясь с соблазном повернуться и выскочить наружу, в свет дня.

ДАЛЬШЕ. МНЕ НАДО СПРЯТАТЬСЯ, ПОКА МЕНЯ СНОВА НЕ ВЫКРАЛИ.

На этот раз глаза Куколки блеснули, ладонь Ровены ощутила вибрацию. Спустя мгновение он снова превратился в неподвижную, безжизненную деревяшку. Да, в его ночном исчезновении виновата мать - на этот счет у Ровены не осталось сомнений. Теперь ему необходимо укрытие, надежное, как эта пещера, где его наверняка не найдут. Ой! Но ведь я не хочу с тобой расставаться! Ты мне нужен! Я люблю тебя, Куколка!

ТАК НАДО. СПРЯЧЬ МЕНЯ И УХОДИ.

Это прозвучало как приказ - резко, сурово. В голосе, скрипевшем в мозгу девочки, появились раздражение и гнев. Ровене стало страшно: неужели это тот самый Куколка, который вывел её из лесной чащи?

- Ровена! Ровена, где ты? - донесся с пляжа испуганный голос матери.

РЕБЕНОК, СПРЯЧЬ МЕНЯ. ДЕЛАЙ, ЧТО ТЕБЕ ВЕЛЕНО!

Ровена огляделась. Песчаный пол был усыпан камнями и клочьями гниющих водорослей. Местечек, где можно спрятать куклу, сколько угодно, одно другого лучше.

Ровена дрожала, на глазах выступили слезы. Никогда ещё Куколка не разговаривал с ней таким тоном. Куда девалась его доброта? Он вновь завибрировал, словно его трясло от злости. Наклонившись, девочка аккуратно прислонила его спиной к большому камню. Со стороны входа он не виден, и прилив его здесь не достанет.

УХОДИ! БЫСТРЕЕ!

Так грубо, жестоко! Ровена больше не нужна Куколке, он хочет только свободы. Но ведь я люблю тебя! Ведь мы так хорошо дружили!

СЕЙЧАС ЖЕ УХОДИ!

Она попятилась, слезы потекли по щекам. Куколка растаял в тени, получив то, чего так добивался - укрытие. Отвергнув Ровену. Может быть, завтра она вернется сюда, и тогда...

Плача, она вышла из пещеры и зажмурилась - свет показался ей очень ярким.

- Ровена! - возглас облегчения; Рой обнял дочь и прижал к себе. Ровена отталкивала его, боясь, что он войдет в пещеру и обнаружит Куколку.

- Все-таки ты дрянная девчонка! - Лиз задыхалась от гнева. - Надо же было додуматься - прибежать сюда! Не смей входить в пещеры, никогда в жизни! Там опасно, может завалить камнями. Или заблудишься и будешь бродить в потемках, пока не умрешь. Еще одна такая выходка, и я отведу тебя в гостиницу и уложу спать.

Сквозь слезы Ровена встретила враждебный взгляд матери. "Это ты во всем виновата, если бы не ты, Куколке не пришлось бы прятаться. Ты добилась своего: он не желает со мной дружить, думает, все из-за меня. У-у, как я тебя ненавижу!"

- Она очень напугана, - заметил Рой. - И нам пора возвращаться. До обеда всего час.

Расползающийся по песку туман зазолотился, волны, лижущие берег, ухе не казались такими серыми и угрюмыми. Вдали виднелось что-то блестящее, наверное, парусное судно.

- Смотри! - Рой показал на небо, где в проеме среди низко висящих туч только что показался край светила. - Солнышко проглядывает.

Несколько минут нежаркого солнечного света - обещание, которому не суждено исполниться. Озорное солнце приободрило мокрых курортников, но только для того, чтобы немедленно разочаровать. Не успели Кэтлины обогнуть обрыв, как дыра в сером покрывале затянулась, преградив путь солнечным лучам, и заморосил холодный дождь.

Когда Рой, Лиз и Ровена вошли в "Бьюмонт", часы в вестибюле показывали 5.45. Множество влажных следов на полу и лестнице говорило о том, что большинство постояльцев уже вернулось.

- Надо поторапливаться, - буркнула Лиз. - На переодевание всего четверть часа, миссис Хьюджес не любит, когда опаздывают к столу. Господи, как же теперь высушить все это тряпье?..

Она умолкла, заметив человека в темно-синем плаще, изучавшего рекламные листки на доске объявлений, которые предлагали однодневные экскурсии вдоль побережья и парусные прогулки к местным достопримечательностям. Но он не был туристом, потому что не улыбался через силу, притворяясь, будто ему все равно, светит солнце или нет. Весь облик незнакомца говорил о привычке командовать. От стального блеска его глаз Лиз стало не по себе.

- Мистер Кэтлин. - Не вопрос, а констатация факта, отрицать который бессмысленно.

- Да. - Рой резко остановился, он тоже встревожился. - Это я.

- Инспектор Ленденнинг. - Человек в плаще быстро показал удостоверение, но не протянул руки для пожатия. - Мне надо с вами потолковать. Наедине.

Испуганная Лиз стояла, переводя взгляд с мужа на инспектора и обратно. Ровена тоже повернула в их сторону заплаканное личико, пытаясь читать по губам незнакомца. Но это было нелегко - его толстые губы едва шевелились.

- А я... чем-нибудь могу вам помочь? - вымолвила Лиз первое, что пришло в голову. Она решила выяснить, что привело сюда этого полицейского с непроницаемым лицом.

- Боюсь, что нет. Нам с вашим мужем необходимо побеседовать с глазу на глаз.

- А... понятно. - Лиз поплелась к лестнице, рассматривая грязные следы и держа Ровену за запястье. Ей вдруг стало неинтересно, зачем пришел инспектор Ленденнинг.

С первой лестничной площадки Лиз посмотрела в вестибюль. Рой и инспектор вышли на улицу, дверь с тихим скрипом затворялась за ними.

И тогда Лиз заплакала.

В жизни Пола Скотта была только одна страсть - охота на подводных тварей. Неважно, на каких, и неважно, где. Последние тридцать из своих сорока пяти лет он прожил в мечтах об идиллии: чтобы денег хватало на самое необходимое для него и его многострадальной супруги Маргарет, и чтобы не тратить драгоценное время на всякую чепуху. Но добиться этого сейчас было не легче, чем в двадцать лет. Уволившись из конторы, он занялся разрекламированным и якобы очень прибыльным рыбоводством. Но дело почему-то не клеилось, возможно. Полу недоставало предприимчивости. Несколько тысяч мальков форели не принесут вам ожидаемой прибыли, если вы несведущи в вопросах сбыта. А жить, питаясь одной рыбой, человек, как известно, не может. Короче говоря, два года спустя не восстановленный в правах банкрот Пол Скотт занялся другим бизнесом - продажей химических удобрений фермерам среднего Уэльса. Он брал на себя ответственность за доставку товаров, которых ни разу не видел (да и не желал видеть), и пытался найти управу на агентов, вызывающих нарекания заказчиков. Он был чем-то вроде мяса в сэндвиче, с одной стороны приплюснутый агрессивными фермерами, а с другой работодателями, людьми малосимпатичными, мастерами перекладывать все с больной головы на здоровую. В конце концов Пол обнаружил, что у него теперь гораздо меньше досуга, чем у конторских служащих. Вечера он проводил, зарывшись в квитанции и компьютерные распечатки, пытаясь проследить за движением мифических грузов, которые то и дело сбивались с пути.

Гора проблем нередко преграждала ему путь даже на местную речушку, где Скотты обычно проводили воскресенья с утра до вечера. Через год торговли воскресные рыбалки пришлось сократить (первая половина дня уходила на рассылку счетов, накопившихся за неделю), а после того, как в реку слили отходы ближайшей фабрики, и вовсе отказаться от любимого развлечения.

И все же Пол не сдавался, надеясь на лучшие времена. Отпуск в этом году означал для него по меньшей мере неделю рыбалки. Курортное агентство дало самые лучшие рекомендации именно этому месту на побережье. Во-первых, тут можно денно и нощно ловить рыбу в море (хотя цена билетов грабительская), во-вторых, поблизости находятся устья двух полноводных рек, Но судьба, похоже, состояла в числе самых активных членов союза борцов с жестокими видами спорта, и ей удалось привлечь на свою сторону погоду.

Морская рыбалка была запрещена до особого распоряжения. Туман заметно сгустился, и начальник гавани опасался новых трагедий. Его уже упрекали в том, что он медлит с необходимыми запретами, да и полицейские задали ему много очень неприятных вопросов. Исчезнувший пловец... Ну и что? Даже в самую лучшую погоду в море ежегодно гибнет несколько купальщиков. И тем не менее, суда причалены, а рыбалка в открытом море не будет разрешена до серьезного улучшения погоды, которого, судя по прогнозу метеослужбы, ближайшие два дня ожидать не стоит.

- Свинья! - Пол вспотел в прорезиненном костюме. Он брел, взрывая влажный песок носками бахил; с его плеча свисала игрушечная на вид сеть такими мальчишки ловят рыбу у самого берега. Именно этим собирался заняться Пол.

- Где свинья?! - сонным голосом спросила Маргарет, откинув капюшон куртки. Она обнажила коротко подстриженные темные волосы. Маргарет была миловидна и щедра на улыбки, что говорило о спокойном характере. Она упорно не поддавалась унынию, которое не отставало от неё ни на шаг.

Отпуск на природе - та же лотерея: по закону вероятности он всегда может быть испорчен непогодой. Саму Маргарет это не беспокоило, но ей было жаль Пола. Очень уж долго он дожидался этой недели.

- Я не имел в виду настоящую свинью, - раздраженно отозвался Пол. Погода - свинья, вот что я хотел сказать.

- А, понятно. - На широком лице мужа Маргарет заметила морщины и неестественную бледность - отпечаток отчаяния.

- Как будто кто-то проклял эти места, - проворчал он. - Поначалу все было нормально, потом пошло наперекосяк. После того, как эти идиоты, Ангелы Ада, разгромили ярмарку. Я, конечно, на ярмарки не ходок - времени нет, но все-таки... Потом кого-то убили, кто-то пропал в гавани, да ещё пятеро утонули при столкновении кораблей. И все под этим блядским дождем!

- Пол! - Преувеличенное возмущение, врожденная стыдливость.

- Ну, знаешь, когда тебя три дня кряду поливает этой мочой, уже не до приличий. - Пол вымученно улыбнулся. - Я здесь ещё ни разу в море не ходил, а реки разлились, и черта с два там что-нибудь выловишь. Похоже, останусь я с носом. Может, хоть немного крабов да креветок бреднем достану.

- Хорошо, хорошо. - "Пусть ругается, хоть душу отведет". - Только скажи, долго нам ещё идти?

- Посмотрим, есть ли что-нибудь вон за тем обрывом. Не волнуйся, за час управимся.

- Надо следить за приливом, вода сейчас быстро поднимается.

- Вряд ли она достанет до обрыва, разве что кое-где. - Пол не без труда разжег хорошо обкуренную трубку из корня эрики, вечную его спутницу в поездках на рыбную ловлю. - Один плюс в отдыхе "дикарем" - не надо возвращаться в гостиницу к обеду или ужину.

"Значит, ужинать сегодня будем поздно", - заключила Маргарет.

Они пробирались по ленточке песка под нависающими скалами. Чайки, сидевшие, нахохлясь, на рифах, отсюда походили на стервятников. Маргарет задрожала - это место казалось заколдованным и ничем не напоминало только что покинутый ими пляж. Наверное, именно в таких безлюдных уголках контрабандисты средневековья разгружали свои суда.

Пол запрыгал по торчащим из воды камням - резво, если учесть вес его одежды и снастей. Он всматривался в воду, бросал бредень то там, то сям. Маргарет осталась на берегу мечтать о теплом летнем вечере под крышей и с книгой в руках. Очевидно, такой вечер наступит не скоро. Мелькнула эгоистичная мысль: тучи висят очень низко, возможно, сегодня рано стемнеет.

Она стала искать ракушки, нашла две, способные, на её взгляд, украсить гостиную, и спрятала в карман. Потом бесцельно бродила по берегу, предвкушая возвращение домой. И пусть льет как из ведра, лишь бы оказаться в привычной обстановке и заниматься чем-нибудь нужным, а не просто убивать время.

Она вернулась в реальность, встревожилась: что-то не так. Что именно, ей удалось понять через несколько секунд. Во-первых, темнота, во-вторых, прилив. Ни того, ни другого Маргарет не ожидала так рано. Кажется, совсем недавно был день, и вот уже в густых сумерках у самого обрыва мерцает рябь. Вода отрезала путь назад!

Паника. Маргарет поворачивается, бежит, из-под её ног летят песок и гравий. "Пол! Господи Боже! Прилив!"

В сумраке отчетливо видны силуэты острых камней, каждый их них напоминает человека. "Пол! Пол!"

Никакого отклика, только утесы отзываются насмешливым эхом. "Пол! Пол! По-ол!". Маргарет с криком падает, подвернув ногу, встает и ошеломленно озирается. Темнеет очень быстро, и не только из-за плотных туч, как она решила вначале. Она смотрит на часы; чтобы разглядеть крошечные стрелки, приходится приблизить циферблат вплотную к глазам. 9:10. Это невозможно, ведь, когда они с Полом пришли на пляж, было всего семь часов!

От этих мыслей Маргарет отвлекает мягкий плеск волн, лижущих скалу по обе стороны мыска. Зловещий шорох прибоя, веками неустанно штурмующего берег.

"Пол! Пол! Боже мой! Мы в западне!"

Молчание. Затравленный взгляд Маргарет мечется из стороны в сторону. Затем она слышит звуки - шуршание скользкого гравия, треск мокрой доски под ногой.

- Слава Богу! Пол, что нам теперь делать?

Вот сейчас он появится из теней, затягиваясь табачным дымом, и пробормочет, что не из-за чего поднимать панику.

Но он не появился. Шаги затихли, шумело только неудержимо наступающее море.

Маргарет хотела закричать, но из горда вырвался только хрип. Почему Пол не отзывается? Ведь он наверняка её слышал!

Уже почти совсем стемнело, вдобавок на воду падали тени утесов, делая её чернильно-черной. Было трудно определить, где кончается каменистая отмель. Очевидно, с Полом что-то произошло, иначе бы он уже вернулся. Возможно, он пошел обратно, не позвав её по рассеянности. Возможно, ему и сейчас невдомек, что жена не идет следом.

Маргарет ослабела от страха. Она здесь одна как перст, прилив может подняться над мыском и унести её в открытое море!

И все же она была не одна. Кто-то находился поблизости - Маргарет слышала его шаги. Кто, как не Пол?

- Пол! - сумела-таки выкрикнуть она, после чего опустилась на плоский каменный выступ и зарыдала, дрожа и прижимая к лицу растопыренные пальцы.

И тут она вновь услышала те самые звуки, как будто кто-то шагает в башмаках на деревянных подошвах, стукающихся о гравий и друг о друга. Вздрогнув, Маргарет повернулась и вгляделась во тьму.

- Кто... там... - Она едва узнала собственный голос, уже твердо зная, что шагает не её муж, а следовательно, недруг. Она вспомнила об убийствах на ярмарке. А маньяк все ещё на свободе!

Вода коснулась ног, и Маргарет попятилась, понимая, что ей придется отступить к обрыву, туда, где... кто-то затаился во тьме. Она пошла, перебираясь через камни, оступаясь и раня ноги, но вскоре сорвалась и почти до пояса погрузилась в воду. Рука её, бьющая по воде, на миг соприкоснулась с какой-то морской тварью. "Ах!" Через каждые пять-шесть секунд она замирала и прислушивалась: плеск волн, больше ничего. "Все это мне померещилось, - пыталась она убедить себя. - Никого здесь нет, кроме меня".

Она кралась, хватаясь за камни из опасения провалиться в более глубокую яму. "Боже, какая я дура, что в школе прогуливала уроки плавания!"

Внезапно её пальцы коснулись не камня, а чего-то мягкого и большого, неподвижно лежащего на её пути. Ткань морщилась и хрустела, когда Маргарет вела по ней ладонью. Спустя мгновение пронзительный женский крик вспугнул баклана, сидевшего в гнезде на вершине обрыва. Хлопая крыльями, птица улетела на поиски более спокойного прибежища.

Маргарет потребовалось несколько секунд, чтобы понять: дорогу ей преграждает человеческое тело в непромокаемой одежде. Тело её мужа. Она оцепенела от страха, подумав, что он ранен или болен (допустить мысль о том, что он мертв, Маргарет была не в силах: Пол никогда не умрет!). Пальцы, торопливо ощупывающие его, добрались до плеч... Теплая, пахучая жидкость, что-то мягкое, как требуха, которую по пятницам мясник отдает Маргарет для кошки. Осколки кости, царапающие ладони... Вопль Маргарет снова разорвал тишину. Она поняла, что её муж мертв, его голова размозжена до неузнаваемости. Только ночная мгла разделяла ужас женщины.

Едва не падая в обморок, не ведая, жива она или уже утонула, Маргарет двинулась назад. Волна мягко коснулась её пяток и отступила незамеченной, где-то вдали тоскливо и одиноко, словно жалея Маргарет, прокричал кроншнеп.

Упав на колени, дрожащая женщина услышала знакомый звук: на сей раз деревянные подошвы щелкали часто, как кастаньеты. Она встала и бросилась бежать, но тотчас споткнулась о труп и рухнула. Казалось нога сломалась в лодыжке, но боль не пересилила страха. Маргарет барахталась в мелкой заводи; наконец ей удалось выползти на противоположный край, хотя влажный камень упорно выскальзывал из пальцев. Оказывается, она добралась до самого обрыва! Ловушка! Преследователь всего в нескольких ярдах за её спиной, он уже не бежит, а крадется, как гигантский краб, знающий, что загнал добычу в тупик.

Разум окончательно отказал Маргарет, она могла лишь царапать утес, пока не обломала ногти и не разодрала до крови кожу на пальцах. Даже если и существовал путь наверх, Маргарет не сумела бы им воспользоваться. Слева от неё была глубокая вода, справа - каменная осыпь десяти или двадцати футов в ширину. Всхлипывая от горя, страха и боли, и слыша, за спиной поступь преследователя, Маргарет побрела вдоль обрыва.

Внезапно каменный склон оборвался, и женщина ничком упала в узкое отверстие, на гравий и мягкий песок. Какой-то грот, возможно, вода сюда не добирается. Маргарет ничего не оставалось, как подняться на четвереньки и ползти вперед. Как тут темно и холодно... и кругом капает вода. Но надо идти, пусть даже в конце пути тебя ждет смерть. Надо идти.

Позади шаркал подошвами неведомый охотник. Оглядываться бесполезно. Все равно его не увидишь.

Туннель сужался, выступы на камне царапали голову - приходилось ползти, касаясь щекой пола. Дышалось все труднее, воздух был сырым и спертым, как в погребе, не открывавшемся десятки лет.

Силы Маргарет иссякли. Она не понимала, почему преследователь не набрасывается на нее, но знала, что он недалеко, быть может, всего в двух-трех ярдах, и злорадно следит за её отчаянными попытками спастись. "Мерзкая гадина! Убей же меня, как тех людей на ярмарке!"

Внезапно она застряла - всем телом, как в детском кошмарном сне, когда стены сдвигаются и сжимают вас, угрожая расплющить. Но кошмар обрывается с вашим пробуждением, происходившее же с Маргарет не было сном.

Она судорожно хватала ртом воздух, но его почти не осталось в этой жуткой пещере. Она понятия не имела о том, как далеко забралась в глубь скалы. Сколько времени она здесь? Будь даже циферблат часов светящимся, посмотреть на него она бы не сумела. И ни звука - ни плеска падающих капель, ни шороха прибоя. Только её голос, запертый в темницу вместе со всепоглощающим ужасом.

Она попробовала двигаться назад, но плечи застряли накрепко. Слабея с каждой секундой, Маргарет лежала неподвижно; от тяжелых ударов сердца содрогалось все тело. "Я здесь умру. Он слишком велик, чтобы добраться до меня, но все равно я умру".

Она была погребена заживо. В сломанной ноге не ощущалось боли - мозг не воспринимал её. Все это уже не имело значения - воздуха в пещере осталось всего ничего.

Тихое царапанье - так близко, что Маргарет оцепенела от страха. Может быть, в этом лабиринте живут крысы, которые обглодают её до костей, или влажные змеи, которые будут ползать по ней, прежде чем вонзят в неё ядовитые зубы? Или насекомые - они облепят её с головы до ног, изжалят, а потом сожрут?

Секунды казались часами. Чего ждать раньше, смерти-избавительницы или появления из мрака кошмарного чудовища? Расходуя последний кислород, Маргарет попыталась закричать, но получился лишь хриплый стон. Что-то твердое коснулось её дрожащих ног, и она с облегчением подумала, что все кончено.

По её ягодицам кто-то просеменил - скорее, промаршировал, резко выбрасывая ноги, как солдатик в старинных часах. Каким-то образом ему удалось протиснуться мимо нее, и спустя несколько секунд она поняла, что он стоит перед её глазами. Маргарет сумела разглядеть силуэт - он был чернее окружающей мглы. Незнакомец захохотал: смех раскатывался в её мозгу до тех пор, пока она сама не засмеялась.

Безумие принесло Маргарет такое облегчение, что она едва ощущала, как крошечные ручки и ножки свирепо мозжат её череп.

- Ну, что? - Лицо Лиз было искажено тревогой; Рою, вошедшему в спальню, показалось, что она постарела лет на десять. Слабая надежда на то, что жена и дочь, не дожидаясь его, спустятся в столовую, не сбылась. Лиз напугана и готова наброситься на него с упреками. Принесла же нелегкая этого чертова инспектора вместе с его дурацкими вопросами!

Ровена сидела на стуле у окна и угрюмо смотрела на гавань, возможно, даже не зная о возвращении отца.

- Все в порядке? Ты... - Попытка Роя улыбнуться не увенчалась успехом, как и попытка придумать убедительное объяснение визиту полицейского.

- Что значит - в порядке? Ты что, не видишь - я чуть с ума не сошла?

- Напрасно волнуешься. Он просто задал мне несколько вопросов. Они спрашивают всех, кто был вчера на ярмарке.

- Не смей от меня ничего скрывать! - Губы Лиз изогнулись в презрительной гримасе. - Ты бегал тайком к этой проклятой скво, и тебя там кто-то заметил. А теперь тебя подозревают в убийствах. Так?

- Не спеши с выводами. Полиции нужна моя помощь. - Ложь во спасение. Рой искренне надеялся, что она окажется не напрасной.

- О чем это ты? - В глазах Лиз мелькнуло удивление.

- Они предположили, что я мог что-то видеть и дам им ниточку к убийце. Помнишь тот случай год или два назад, когда полиция применила гипноз? Свидетель даже не подозревал, что в его памяти остался увиденный мельком номер машины.

- Хочешь сказать, что тебя будут гипнотизировать?

- Нет, я просто для примера... Или возьмем такой метод: сотрудница полиции одевается точь-в-точь как убитая девушка и ходит по тем же местам, что и она. Бывает, люди, видевшие жертву перед её гибелью, что-нибудь припоминают, скажем, лицо её спутника.

- Ты говоришь загадками.

- Ну хорошо. - Рой почувствовал, что стоит на правильном пути, и воодушевился. - Объясню самыми простыми словами. Инспектор хочет, чтобы я вернулся на ярмарку и побродил там, посматривая по сторонам. Один. Надежды, конечно, мало, но вдруг получится.

Лиз обмерла.

- Ты хочешь сказать... что должен вернуться туда? На ярмарку?

- Вот именно. - У Роя участился пульс. Единственный шанс снова увидеться с Джейн!

Лиз впилась взглядом в его зрачки. Но подтвердить её подозрения могли только полицейские, а к ним обращаться она не собиралась.

Ровена оглянулась - красные тени под глазами, на веснушчатых щеках влажные блестящие дорожки. "Папа, ты все лжешь, и я ненавижу тебя за это!" Рой потупился, поскольку истолковать её взгляд как-нибудь иначе было невозможно.

- Лучше пойдем, пообедаем, - обратился он к жене.

- Я не голодна, - агрессивно отозвалась Лиз.

- Ну, а нам с Ровеной поесть не мешает. Хочешь - оставайся здесь. Воля твоя. - Он выдвинул ящик туалетного столика и достал последнюю свежую сорочку.

Через пять минут Лиз и Ровена спускались по ступенькам следом за ним.

Проходя через зверинец. Рой пытался успокоить совесть и убедить себя, что сюда его привело только беспокойство за Джейн. Ни того, ни другого ему не удалось.

Вскоре он обнаружил обломки двух кабинок под извилистой лентой рельсов и молчаливо взирающую на них толпу. Изморось в который раз сменилась ливнем.

Спрашивать, что произошло, Рою не было нужды. Обломки сами нарисовали картину трагедии, пятна свежего песка на сланцевой глине дополнили её. Зеваки видели в этом лишь очередной несчастный случай, а у Роя каждый нерв дрожал, как натянутая струна. Рой знал. Не как и почему, а по чьей вине. По прихоти великого зла, поселившегося на этой ярмарке. И ещё он знал, что на этом беды не кончатся.

Доступ к останкам "американских гор" преграждал кусок веревки (возможно, отрезок той самой веревки опоясывал "комнату смеха"), группа полицейских в штатском осматривала место происшествия. Но им ничего не найти! А возле заново открытой "комнаты смеха" уже образовалась очередь: стервятники в облике человеческом алчут любых зрелищ, где есть кровь.

Рой спохватился и торопливо двинулся дальше, не глядя по сторонам и понимая теперь, каковы ощущения человека, преследуемого законом. Он много раз читал в детективных романах, что убийцы нередко возвращаются на место преступления. Если Ленденнинг узнает, что Рой снова здесь, он Бог знает о чем подумает! И все-таки надо идти. Поворачивать назад поздно.

Уже стемнело. Дождь лил как из ведра, в лужах плясали невидимые феи и эльфы... О феях и эльфах Рою говорила мать, в дождливые воскресенья, когда он подолгу уныло смотрел в окно. Сейчас он готов был в них поверить. Здесь, на ярмарке Джекоба Шэфера, возможно всякое.

Он пружинистой походкой преодолел оставшиеся до фургона индианки двадцать ярдов, чувствуя в пересохшем рту неприятный привкус. Страх, тревожные предчувствия.

От удара его кулака в дверь затрясся весь фургон. Через несколько секунд напряженного ожидания Рой снова занес руку, осознав краешком мозга, что тьма сгущается слишком быстро. Внезапно дверь резко распахнулась. За ней стояла Джейн, одетая на. этот раз в коричневый индейский костюм с бахромой. Поношенные брюки и рубашка плотно облегали её тело, подчеркивая стройность бедер и изящество маленькой груди. Штанины, не доставая примерно дюйма до темно-красных мокасин, открывали глазам Роя голые лодыжки.

- Я... - У Роя мелькнуло подозрение, что Джейн хотела ударить его дверью по лицу.

Секунду она смотрела на него совершенно равнодушно, затем на её лице отразились понимание и страх.

- Ты видел? - Она не отступила, чтобы впустить его.

- Да... Несчастья. Что произошло?

- Это они. Я даже не представляла, насколько они сильны и разгневаны. Здесь пахнет смертью.

Рой судорожно сглотнул, он не смог вымолвить ни слова.

- Ты не должен здесь оставаться, - отрывисто произнесла индианка.

- Я останусь. Хочу помочь.

- Никто уже не поможет. Слишком поздно. Спасай себя и семью. Беги отсюда. Сейчас же.

- Нет-нет! Я не могу! Я не оставлю тебя!

- Ради Ровены! - услышал он хриплый шепот. - Рой, забудь, что ты вообще меня видел. И уничтожь куклу, которую я подарила твоей дочери. Пожалуйста! Ради меня!

Она хлопнула дверью, оставив Роя под проливным дождем. Сумрак откликнулся на хлопок насмешливым эхом.

11. НОЧЬ С ЧЕТВЕРГА НА ПЯТНИЦУ

Джейн сидела на корточках на полу своего фургона, не двигаясь и не зная, сколько времени прошло после ухода Роя. Больше всего она боялась за Ровену и проклинала себя за то, что вырезала из дерева куклу и подарила её ребенку. Но ведь тогда она не знала! Ничего не знала!

Снаружи утихли музыка и гомон, слышались только голоса нескольких припозднившихся весельчаков. Джейн со страхом ожидала наступления мертвой тишины.

Казалось, ночь растянулась на вечность.

Со всех сторон из темноты на индианку смотрели глаза - колючие булавочные острия. Все её детища находились здесь, как будто собрались по заранее условленному сигналу, чтобы испепелить ненавидящим взглядом свою создательницу. Призрачный жеребец с развеваемой ветром гривой, обезглавленный Салином и уже починенный, выглядел более диким, чем прежде. Рядом в полном шутовском облачении сидел Панч - с дубиной, занесенной над головой, готовый ударить в любую секунду. Джуди с ребенком притаились на заднем плане, перед ними Полисмен в защитной стойке. Они ненавидят Джейн, сотворившую Панча, их вечного мучителя.

И наконец... почти законченная копия куклы, подаренной Ровене. Джейн не желала придать фигурке такое сходство с Куколкой, но пальцы её подчинялись чужой воле. Ястребиный лик, видящие глаза. Окипа, символ пыток. Многоликий бог равнинных индейцев, почитаемый всеми племенами древней земли. Ему приносили жертвы, и он давал бизонов и урожай; в гневе же он сеял смерть. Бледнолицые истребили бизонов, заточили индейцев в резервации, где земли бедны, где злаки сохнут на корню. И Окипа возжаждал мести. Он даст битву, в которой никогда не будет побежден.

И вот он здесь, во всем, что создала Джейн. В Панче, в конях, в куклах, продававшихся за гроши, чтобы Окипа мог расселиться по всей стране бледнолицых и затаиться в ожидании дня, когда древние племена снова поднимутся на борьбу.

Джейн дрожала, опустив голову, ощущая присутствие зла, сырость и холод, пробирающий до костей. "Окипа, я твоя покорная раба, я исполню любую твою волю, но молю тебя, пощади невинного глухого ребенка и его отца".

"Я буду твоим судьей, Мистай, последняя из рода тех, кто вырезал и хранил мой образ. Тебе за многое придется ответить - за гнусную измену своей расе, за то, что ты отдалась человеку с белой кожей. От стыда за тебя предки твои закрывают лица, их горький плач разносится над всей страной Мудрейшего".

"Я не понимала.... не знала, что избрана тобой, что я - твоя рабыня, посланная в эту страну. Но я уже раскаиваюсь, и надеюсь, мои мать и мать моей матери, носившие имя Мистай, простят меня".

"Прощения в моем царстве не больше, чем дождя в пустыне. Его ещё надо заслужить. Ступай за мной".

Серый ползучий свет медленно разогнал мрак, открыв глазам Джейн не интерьер её покосившегося фургона, а широкую равнину, по которой тянулось русло высохшей реки, пропадая из виду в сухом лесу. Девушка учуяла запах погасших очагов, увидела вытоптанную траву, как будто здесь недавно промчалось стадо бизонов, преследуемое бессовестными белыми охотниками.

Свет был обманчив, и сначала Джейн приняла его за утреннюю зарю, но вскоре поняла, что это догорающий закат. Казалось, свет против своей воли задержался на этой пустынной равнине.

Подойдя поближе к лесу, Джейн услышала крики боли; чудилось, будто они висят в неподвижном воздухе. Молодая шайеннка хотела броситься обратно, но невидимая чужая сила упорно влекла её вперед.

"Иди, Мистай, и прими очищение, дабы твой народ мог простить тебя".

Джейн огляделась, но никого не увидела. Она достигла леса и пошла по широкой тропе. Вопли и стоны звучали все громче - казалось, стенают души, даже в смерти не обретшие покоя.

Широкая поляна, на ней - то, что некогда было индейским станом. Типи повержены, костры погашены, лишь кое-где ещё дымятся угли, да центральный тотемный столб цел и невредим. Знакомый резной лик в гневе смотрел вниз, черты его искажала ненависть к белым людям в синих мундирах. Повсюду лежали трупы, в основном смуглых шайеннок; пожилые женщины - в одежде, помоложе нагишом. Остекленевшие очи глядели вверх, как будто женщины взывали к Окипе, чтобы он взял под защиту и проводил их души в страну Мудрейшего. Кровавые раны от сабель, прекративших страдания жертв, говорили о том, что насилие закончилось убийством.

Джейн стояла на поляне, но никто её, похоже, не замечал. Все смотрели только на красивую обнаженную девушку, распростертую на траве под тотемом. Единственная выжившая, она содрогалась всем телом от боли и отчаяния.

Вышедший вперед солдат грубо усадил её. Длинные черные пряди волос упали, открыв опухшее, исцарапанное лицо с темными глазами, в которых тлел огонь непокорства.

Джейн покачнулась и едва не упала, но слабость тут же уступила место ужасу. Окипа не привел бы её сюда, чтобы показать то, чего не было. Она сама испытывала мучения этой девушки. Спустя мгновение она лежала на земле, глядела вверх, в похотливые презрительные лица, морщилась от плевков, коловших её кожу, как удары градин, от боли побоев, которых она не помнила, и жжения в низу живота. Джейн поняла, что она - Мистай.

Конец был близок. Ее изнасиловали все эти солдаты, и теперь ей оставалось только умереть. Взгляд её обратился вверх, мимо мучителей на Окипу - и встретил недобрые глаза.

"Ты предала свой народ!"

"Нет, меня взяли силой".

"Все, кроме одного. Ему ты отдалась добровольно".

Она потупилась и увидела солдата, который стоял поодаль, словно прятался от нее. Он вздрогнул. Сострадание, немая мольба о прощении - вот что выражали его глаза. Мистай похолодела, мгновенно забыв о боли и горе. Ибо Окипа сказал правду: под видом жертвы насилия она по своей охоте отдалась этому конному солдату, отцу Ровены.

Вдали гневно пророкотал гром, вспышка молнии возвестила бурю. Плевки бледнолицых смешались с дождевыми каплями, а голос Окипы - с шумом стихии.

- Мистай, ты лишила краснокожего человека превосходства над людьми других рас. Один-единственный раз уступив по своей воле, ты отдала больше, чем земли твоих предков и бизоны, без которых индейцы не могли жить. Ты торговала не только своим телом, но и наследием своего народа. Ты не умрешь - для такой вины это было бы слишком легким искуплением. Я оставляю тебе жизнь, чтобы ты переносила бремя позора из поколения в поколение, до того дня, когда свершится кара, когда погибнет этот солдат и дети его детей. Иди же и носи с собой мой образ.

Дождь хлестал с невероятной силой, прогнав солдат под ветви деревьев. Джейн лежала неподвижно, зная, что струи, избивающие нагое тело, не очистят его. Вспыхнула молния, оставив после себя только пустую тьму. Солдаты отправились на поиски другого беззащитного стойбища, уже позабыв о том, что натворили в этом. Только один ничего не забыл, и память будет мучить его до конца его дней.

Затем появился бородатый человек - воплощение подлости и злобы. Исторгая зловоние, он лег на Джейн и изнасиловал её. Он глумился над ней, а встав, избил её.

Когда он ушел, на поляне остались только Джейн и Окипа. Она всхлипывала от стыда и страха перед безмолвствующим богом. Она клялась сделать все, чего он ни потребует.

Внезапно она вновь оказалась в своем фургоне. В окна просачивались рассветные лучи. Ее окружали вырезанные из дерева фигуры. Переводя взгляд с одной на другую, Джейн в каждой из них видела образ Окипы. Она вспомнила свою клятву и поняла, что выхода у неё нет. Она, Мистай, должна уничтожить любимого человека, ибо такова воля её народа, обитающего в стане Мудрейшего, которого ещё называют Маниту. Подумав об этом, она в страхе закрыла глаза ладонями и услышала смех деревянных демонов. У неё не осталось сомнений, что её рукой водил таинственный и злобный Окипа, а теперь она получила от него прямой приказ. Ее создания восстали, как мертвецы из могил, и подчинили её себе.

Первой реакцией Роя на слова индианки было изумление. Затем уныние, подстерегавшее его всю неделю, подобно грозовой туче затмило небо над головой. Не зная, что и думать, он шел куда глаза глядят.

Затем в нем пробудился гнев. Джейн подчинилась злу. По какой-то причине она больше не желает противиться силам тьмы, а помочь ей без её согласия невозможно. "Надо вернуться в фургон, - подумал он, - и настоять, чтобы она меня выслушала". Но он знал, что слушать его гадалка не станет. Что ж, послезавтра он будет далеко отсюда и уже никогда не увидит её. Не узнает о её судьбе.

Голоса. Хриплое сердитое бормотанье. Рой повернулся - инстинкт подсказал, откуда оно доносится. Последний сегодняшний спектакль с Панчем и Джуди. Не додумав эту мысль до конца. Рой уже шагал к неопрятному балаганчику, позвякивая мелочью в кармане. "Ты спятил, - сказал он себе, неужели хочешь снова увидеть эту пакость?" Но он знал, что надо это сделать, хоть и не мог объяснить себе, почему.

Через несколько минут он сидел среди безмолвных, завороженных зрителей. Декорации прежние: комната, за окном - луна, рассеченная рамой на четвертушки. Но кое-что изменилось - чтобы понять это. Рою понадобилось всего несколько секунд. Как всегда, Панч был сама злоба, даже нечто ещё более грозное, - но он уже не подавлял волю своих жертв. Ярость их была неописуема. Дубинка Полицейского и крошечные кулачки Джуди грохотали по вытянутой физиономии маньяка, и ему приходилось отступать.

Рой заволновался - такого поворота событий в этой древней битве добра и зла он не ожидал. Это глупо, куклы, которых водят невидимые люди, не могут так воздействовать на психику.

В зале - восторженные возгласы, слышно и несколько детских голосов. "Наверное, причина такого возбуждения - поздний час?, - предположил Рой (человек, как известно, всему способен найти логическое объяснение). Панч, оттесненный за кулисы, появляется снова. С демоническим выражением лица он вращает дубинкой и пытается пробиться к колыбели.

У Роя пересохло во рту. Конечно, для таких шоу пьес не пишут. Неразборчивая болтовня доносится из-за щита над сценой - она довершает картину насилия, помогает поддерживать напряжение в зрителях. Но Рою почему-то кажется, что кукловоды потеряли контроль над артистами. Молниеносный взмах полицейской дубинки, звучный удар, - и Панч падает как подкошенный. Но, как всегда непобедимый, он под градом новых ударов поднимается на ноги.

Дружный возглас изумления в зале. Правая рука уродца висит плетью, конец дубины скребет по полу. В прикованных к сцене глазах - недоверие. Страх! Левая рука Панча вскинута, чтобы остановить возобновившиеся удары, и отбита. Зрители вытягивают шеи, пытаясь заглянуть за кулисы, куда переместилось сражение. Слышен безумный вопль, болтовня переходит в писк (возможно, так и задумано постановщиками спектакля - они хотят убедить самых юных зрителей, что битва ещё не закончена). Бац! Бац! Все ждут, затаив дыхание.

Наконец наступает тишина, рывками съезжаются полосатые занавески. Толпа издает стон разочарования, никто не ожидал такого непонятного конца.

Поднимая воротники влажных плащей, неудовлетворенные зрители продвигаются к выходу. Среди них Рой. За стеной театра он отстает и укрывается под навесом ларька. Пора возвращаться в пансионат, но он ждет, сам не зная чего.

Ярмарка пуста, если не считать нескольких торговцев, закрывающих свои ларьки. Рой вжимается в тень. Надо вернуться к семье, забыть эту ярмарку и все, что с ней связано. Заняться своими делами.

Вдруг он замечает человека, торопливо покидающего балаганчик и несущего что-то под мышкой. Рой не сводит с него глаз, чувствуя, как по спине и затылку бежит хорошо знакомый холодок. Театральные куклы! Все четыре, в том числе ребенок, которого толком никто из зрителей не видел!

Куклы все ещё сражались, крошечные ручки хватали, ножки пинали. Только сломанная рука Панча свисала плетью. Панч выкручивался, вырывался. Слушая тонкий писк. Рой сознавал, что это не игра воображения. Деревянные артисты вышли из повиновения, их злоба взяла верх над волей кукловодов.

Выбравшись из укрытия. Рой на приличном расстоянии двинулся за человеком с куклами. Он почти не сомневался, что артистов театра Панча и Джуди несут к их создательнице. В памяти всплыли слова Джейн: "Если бы только я могла их уничтожить!"

Затем он вспомнил куклу Ровены, и ледяной ужас сдавил его сердце.

12. ПЯТНИЦА. УТРО

В вестибюле "Бьюмонта" Рой постарался взять себя в руки. Не было смысла пугать Лиз, к тому же он вспомнил, что после возвращения с пляжа Куколка ни разу не попадался ему на глаза. Вероятно, Ровена прячет его в кармане куртки - из страха, что отберут.

Когда он отворил дверь в спальню, полураздетая Лиз сидела на краю кровати. Она подняла глаза и шумно вздохнула.

- Надо думать, этот вечер оказался не менее удачным, чем вчерашний.

- Где Ровена?

- В спальне, где же еще.

- По-моему, ты собиралась уложить её здесь.

- Она заупрямилась.

- Пойду гляну, как она там. - Рой подошел к двери в соседнюю комнату. - Между прочим, где её кукла?

- У Ровены её нет. И она не поднимает переполох. Такое чувство, будто... сама выбросила.

- Исключено. - Рой потер подбородок. - Если у Ровены нет Куколки, значит, здесь происходит что-то чертовски странное.

- Ну и что? Если Ровена не волнуется из-за своей игрушки, какое нам дело до нее?

- Потому что Куколка - это зло. - Глаза его сузились. - Боже мой, Лиз, ты не представляешь, что происходит на ярмарке. Эти деревяшки такое творят!

Они ожидал язвительной реплики, но Лиз промолчала, ссутулившись и спрятав лицо в ладонях. В душе Роя шевельнулась жалость, но тут же затаилась перед страхом за Ровену. Он прошел в соседнюю комнату.

Дочь крепко спала, повернувшись к стене. В темноте Рой обыскал спальню - посмотрел в углах, порылся в ящиках туалетной тумбочки. Ни единого следа уродливой куклы. Он постоял в нерешительности. С одной стороны, хорошо, что её здесь нет. Но с другой, где же она? В конце концов он вышел в их спальню, тихо притворив за собой дверь.

Ровена ворочалась. На сей раз она видела сон и сознавала это. Едва она открыла глаза, яркие картины потускнели в холодном сером свете дня, проникавшем сквозь щель между шторами. "Интересно, идет ли ещё дождь?" подумала она. Должно быть, дождь шел, во всяком случае, ничего другого она представить не могла.

Ей приснилось, что она снова в темном сыром гроте. Куколка стоит за камнем. Он больше не сердится. Вчера он совсем не хотел обидеть Ровену, потому что ненавидит не её, а её мать. Вернись ко мне, Ровена, я так раскаиваюсь!

Она села и откинула одеяло. Встала. Подошла к окну, раздвинула шторы. "Сколько времени?" Рано, только что рассвело. Небо серое. Изморось нарисовала на стекле причудливый узор.

"Я нужна Куколке. Пусть даже это всего лишь сон, я знаю, что нужна ему".

Променад внизу был безлюден, если не считать молочника, ведущего по лужам электрокар с ящиками.

Решение пришло мгновенно. Ровена вернется на пляж, найдет Куколку и принесет сюда. Это не займет много времени, родители даже не заподозрят, что она выходила из спальни.

Через пять минут, одетая, она тихо спустилась по ступеньками. Защелка парадной двери оказалась очень тугой, и девочке пришлось напрячь все силы, чтобы отжать её. Оставив дверь открытой, она вышла на крыльцо. Моросил частый дождь, висел густой туман, вершины холмов скрывались в осевшей туче.

Ровена быстро пересекла Променад и побежала. Достигнув пляжа, повернулась - удостовериться, что шторы на окне родительской спальни не раздвинуты. Не пройдет и получаса, как она снова окажется в постели, надежно спрятав своего друга.

Неловкость, предчувствие, что все закончится не так уж хорошо. Даже чайки почему-то покинули этот участок пляжа. Слышен только шорох прибоя. Ровене вдруг стало одиноко и страшно при мысли о том, как она войдет в темный туннель, уходящий неведомо куда. Но ведь она углубится в грот всего на ярд-другой. Куколка ждет там, где она его оставила. Она схватит его и убежит.

Ровена перебралась через камни (такие скользкие, что иногда приходилось ползти на четвереньках) и остановилась перед пещерой, глядящей на нее, как черный глаз циклопа. Девочка задрожала, заставляя себя идти вперед. Оставалось совсем немного!

Ее наблюдательные глаза заметили следы ног, ведущие в грот. Мысль, что это её собственные вчерашние следы, Ровена отмела сразу - они слишком велики. Здесь был чужой! Зашел и унес Куколку! Она попятилась, всматриваясь в отпечатки ног. Он все ещё там!

Она не шевелилась, пытаясь проникнуть взглядом во тьму; в конце концов ей показалось, что она видит там съежившегося человека, готового броситься на нее. Ровена вспомнила "поезд призраков" и свои сны. Все равно она не отступит! Решительный рывок вперед, дрожь, поиски ощупью среди ранящих пальцы камней. Попытки не думать о всякой нечисти, обитающей, если верить сказкам, в пещерах.

Она нашарила твердый легкий предмет, и тот откатился, будто хотел убежать. Но Ровена схватила его и бросилась прочь из грота. Гневный шепот, затем рык из глубины пещеры. Как посмело это дерзкое дитя прийти сюда, а потом убежать! Не решаясь оглянуться, девочка прижимала к себе деревянную фигурку, боясь, что она выскользнет из рук.

"Ребенок, отнеси меня обратно!"

Голос Куколки, как всегда, прозвучал в мозгу; его тело дрожало от ярости. Ровена была потрясена - как щенок, вернувшийся к хозяину и вместо ласки получивший взбучку.

"Как ты посмела унести меня!"

На глазах Ровены зрели слезы. Она повернулась, чтобы возвратиться в пещеру и поставить Куколку на прежнее место. Но нет, это её друг, и ему не место в затхлой сырой пещере. Упрямство, призываемое на помощь всякий раз, когда необходимо преодолевать затруднение в учебе; воля, закаленная постоянной борьбой против обстоятельств. "Нет, Куколка, я не отнесу тебя обратно. Ты теперь всегда будешь со мной, я глаз с тебя не спущу".

Ощущение, будто Куколка вырывается, дрожа от злобы. Но Ровена больше не обращала на него внимания, затолкав своего друга в карман анорака и сосредоточившись на поисках обратного пути. Вокруг неё клубился черный морской туман, сгустившийся, чтобы скрыть похищение Куколки из грота, или чтобы поймать девочку в ловушку.

Внезапно она увидела человека в непромокаемой одежде. Он остался бы незамеченным, не поскользнись она на мокром камне и не брось нечаянный взгляд в сторону. Шок, ужас, пронзительный крик. И - невозможность отвести глаза.

Человек лежал на большом камне, окунув голову в воду... Хотя головой это назвать было нельзя. Скорее, оно напоминало перезрелый, раздавленный, сочащийся алым соком фрукт. По воде ползли красные разводы; расширяясь, бежали круги. Как будто мертвое тело звало на помощь. А из кармана Ровены доносился гневный писк.

"Это гиблое место! Беги, оставь меня!"

Ясный ум девочки сковало ужасом; завороженная кровавым зрелищем, она опустилась на четвереньки и попятилась, как рак. Этот дядя мертв!

Под её коленом хрустнула ракушка. Еще ярд - и страшная картина скрывается из виду. Ровена встала и поплелась - бежать не было сил, вдобавок её тошнило, хотелось опорожнить и без того пустой желудок. Пола анорака с Куколкой в кармане раскачивалась при ходьбе, как маятник.

Способность рассуждать здраво вернулась к Ровене не раньше, чем она выбралась на длинную прямую полосу пляжа. Дядя у пещеры мертв. Обычно, когда кто-то умирает, приезжают полиция и "скорая помощь" - во всяком случае, так было на ярмарке. Но по камням и мокрому песку машинам не проехать, как же заберут мертвеца? Тут же пришла ещё одна мысль: они никак не смогут этого сделать, пока не узнают, что он там.

Внезапное осознание ответственности: я должна рассказать о нем. Мысль эта напугала девочку ещё больше, чем только что увиденное. Мать будет вне себя от ярости, узнав, что Ровена бегала в пещеру. Поговорить с отцом - все равно, что рассказать матери. Папа палец о палец не ударит, не посоветовавшись с ней. Во всяком случае, так бывало раньше.

Ровена стояла в нерешительности на туманном пляже. Разговаривать с незнакомыми людьми не хотелось, они не разберут её замедленной речи, примут её за дурочку. Но нельзя же оставлять того дяденьку на съедение чайкам (которые рано или поздно вернутся) и крабам. Кому же сказать?

Потом она не могла понять, почему сразу не вспомнила о Джейн. Ну конечно же, надо идти к индианке. Она выслушает и придумает, что делать.

Ровена приободрилась, к ней вернулись силы. Куколка в кармане успокоился. Девочка быстро зашагала по песку, затем побежала.

На ярмарке уже скапливались посетители, люди в плащах и непромокаемых накидках открывали ларьки и аттракционы. В их движениях сквозила скука, любая работа явно была им в тягость. Никто не замечал маленькую девочку, торопливо пересекавшую пустырь за развалинами "американских гор". Она увидела полицейского, но он стоял к ней спиной. Наконец она постучала в дверь фургона гадалки. "Джейн, пожалуйста, открой! Мне нужна твоя помощь!"

Ровена облегченно вздохнула, услышав замедленные шаги, замершие сразу за дверью.

- Кто там?

- Ровена.

Засов отодвинулся, дверь отворилась. В проеме появился силуэт Джейн. Ее смуглое лицо выглядело усталым, волосы были растрепаны.

- Ровена? Что ты здесь делаешь в такую рань?

- Пожалуйста... - Слова растягивались, не поспевая за мыслью. Помоги... мертвый дяденька...

Дверь отворилась шире, пропуская ребенка, и негромко хлопнула за ним.

- Тебе нельзя здесь находиться. - Голос индианки звучал совсем не строго, скорее жалостливо. - Ну ладно, рассказывай, в чем дело.

Ровена не без труда поведала, как Куколка велел спрятать его в пещере, как она вернулась за ним и обнаружила мертвеца. Джейн побледнела, её темные зрачки расширились от страха.

- Где твоя кукла? - спросила она наконец. Ровена вытащила из кармана Куколку, снова ощутив вибрацию.

- Отдай её мне. - Индианка старалась говорить ласковым тоном.

- Нет! - Потрясенная, Ровена шагнула назад, прижав к груди свое сокровище.

Джейн протянула руку, чтобы отобрать у ребенка свой подарок, но в последнее мгновение удержалась.

- Ровена... пожалуйста, отдай куклу. Это очень важно. Тишина. Молодая индианка и белая девочка напряженно смотрят друг другу в глаза. Воля против воли.

- Ну хорошо. - Голос Джейн звучал тихо и очень устало. - Я не стану её отбирать. Пойдем со мной, я хочу тебе кое-что показать.

Ровена проследовала за ней в тесную комнату, вновь охваченная нелегким чувством, подобным тому, что испытала в пещере: присутствие рядом чего-то живого, злобного. На столе и полках рядком стояли деревянные фигурки, смотрели мерцающими глазами - это мерцание можно было принять за блеск свежей краски. У Ровены защемило средне, обмякли ноги. Новая, толще прежней, рука Панча держала над его головой дубинку. Насмерть перепуганная, Джуди повернулась к младенцу в порыве защитить его. Рядом - свирепый, неукротимый конь. Тотемы, разгневанные индейские боги, исполненные решимости нанести смертным нежданный карающий удар. И наконец, недоделанная фигура будущего двойника Куколки. Она тоже смотрела.

И Ровена, девочка, рожденная почти глухой, явственно услышала дикий смех.

- Надеюсь, ты поняла. - Джейн заслонила её от своих созданий. - Видишь ли... раньше это были просто деревянные статуэтки, во всяком случае, казались такими. Ничего не подозревая, я вырезала одну, затем другую. Теперь их целая армия, и мне не под силу остановить её. Даже сейчас я служу им - мистер Шэфер требует, чтобы я делала новые фигуры и чинила поврежденные. А эта, которую ты назвала Куколкой, - очень могущественная и коварная. Ей удалось покинуть свое прибежище и разнести зло по всему миру. Верни её мне, хотя бы для того, чтобы власть этих тварей не простиралась дальше ярмарки.

Ровена протянула ей Куколку. Джейн взяла его и поставила на стол.

- Я не хочу, чтобы ты приходила сюда. - У индианки дрожал подбородок, казалось, она вот-вот разрыдается. - И твой отец. Никогда! Иначе вы разделите мою судьбу, а она... Уезжайте отсюда и забудьте Джейн, которая подарила тебе куклу, а потом потребовала её обратно. Ровена опустила голову.

- А дяденька в пещере?

- Кто бы он ни был, мы не в силах ему помочь. Слишком поздно. Постарайся забыть и о нем. Завтра вы будете дома, далеко от всех этих ужасов. Вчера ночью я молилась моему Богу, Мудрейшему. Он один может спасти меня, усмирив этих жутких тварей.

Только дождь сумел, напомнить Ровене, что она уже не в фургоне гадалки, что ярмарка осталась у неё за спиной. На Променаде было людно. Курортники спешили купить привычные утренние газеты, чтобы за завтраком прочесть о новых смертях и экономических неурядицах. Поевших уже выманили из-под крыш тарахтенье дизелей и рев динамиков; верноподданные, позвякивая данью в карманах, широким потоком продвигались к фанерному замку.

Приближаясь к "Бьюмонту", Ровена заметила, что окно спальни родителей по-прежнему зашторено, парадная дверь приотворена. Внезапно ноги подкосились, рука отчаянно ухватилась за перила, но соскользнула, и Ровена, кувыркаясь, полетела в черную бездну, откуда её звал по имени чей-то голос. Возможно, голос Джейн.

13. ПЯТНИЦА. ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ДНЯ

- Ума не приложу, что она могла делать на улице в такой час, вымолвила Лиз после героической попытки проглотить кусок жесткой, как подметка, селедки. Злость в душе почти улеглась, но Лиз не могла скрыть озабоченности - Ровена совершенно не в себе, измучена... - Пусть сегодня она полежит в постели. Слава Богу, что завтра - домой. Но если у неё хоть чуть-чуть поднимется температура, я вызову врача.

- Кому-нибудь из нас надо побыть с ней. - Рой не поднимал глаз, но чувствовал, как в жене просыпаются подозрения. "Конечно, мне - это гарантия, что я не удеру на ярмарку".

- Мне сегодня надо кое-что купить, - поспешно заявила Лиз. - Еды в дорогу, два-три сувенира. Возможно, к обеду Ровене полегчает, тогда мы пойдем куда-нибудь все вместе... - "Одного тебя никуда больше не пущу!" Синоптики говорят, область низкого давления уходит. Дождь скоро кончится.

"Ну так и знал! - мысленно простонал Рой. - Снова адская жара, как минимум на две недели. Ну и черт с ней. Назад, к Бэлфуру и Врену. Там хорошо. Спокойно и скучно".

- Как себя чувствует ваша малютка? - Миссис Хьюджес вышла из кухни, намекая тем самым, что после десяти тридцати постояльцам нечего делать в столовой.

- Все обойдется. - Лиз заставила себя улыбнуться. - Ей эта неделя не пошла на пользу. Да и погода...

- Говорят, скоро распогодится. И слава Богу. А то очень жалко отдыхающих в кемпинге. - "Еще бы - мокнут под дождем вместо того, чтобы оказать финансовую поддержку трудолюбивым владельцам пансионатов!"

Миссис Хьюджес перешла к соседнему столу, а Лиз сказала вполголоса:

- Рой, посиди-ка ты с Ровеной. Я вернусь через час-другой. Рой кивнул. Именно этого он и ожидал. Ничего, пятницу он как-нибудь продержится, а завтра - конец мучениям. Однако эта мысль принесла ощущение неудовлетворенности, даже вины. Возможно, ему никогда не узнать, чем закончится разыгравшаяся здесь драма.

Инспектор Ленденнинг не любил побережье. В юности он мечтал патрулировать у моря: голубые небеса, мерцающая синяя гладь, жаркое солнце и изредка пустяковые преступления, вроде карманных краж на Променаде или пляже. Но все оказалось иначе. Дождь, дождь и снова дождь. Туманы, наползающие с моря. И убийства - столь зверские, что Улица Морг покажется по сравнению с ними воскресным лагерем.

Он повернулся к морю и, пытаясь успокоиться, набрал полную грудь сырого зловонного воздуха. Здесь всегда было полно чаек, куда они подевались? Берег пуст, если не считать Ленденнинга и четверых офицеров Отдела уголовного розыска, уже осмотревших труп на камнях и вошедших в грот. Последнее инспектор сделал против воли - в памяти ещё свеж был кошмар "пещеры призраков".

Где-то поблизости бродит опасный преступник. Он убивает беспричинно и расчленяет трупы своих жертв. Теперь ничего не поделаешь - надо обращаться в Скотланд-Ярд. В глубине души Ленденнинг был рад пригласить несколько лондонских сыщиков, потому что маньяк наверняка нанесет новый удар. Всегда так бывает.

- Инспектор, пожалуй, надо позвать на помощь местных спелеотуристов, если они здесь есть.

Инспектор вздрогнул от неожиданности - он не слышал приближения молодого сержанта. Нервы.

- А в чем дело, сержант?

- В глубине пещеры, в узкой норе, застряла женщина. Черт его знает, как ей удалось туда забраться. Мы светили фонариком - видны только ноги.

"Нет! Хватит! Не хочу ничего видеть!"

- Какого дьявола она там делала?

- Не могу знать, сэр. Возможно, скандал на любовной почве. Прикончила парня и решила, что сможет спрятаться. Свихнулась, наверное. Между прочим, в пещере побывал и ребенок. Приходил и уходил... дважды!

"Скоре бы рассеялся проклятый туман", - мысленно взмолился Ленденнинг, опять поворачиваясь к морю. Происходящее казалось дурным сном. Может быть, протерев глаза, он очнется и увидит, что все эти ужасы ему только почудились.

- Сержант, остаетесь за меня. - По правде говоря, измотанному Ленденнингу было уже все равно, поймают они негодяя или нет. - Я еду в управление, вызову лондонских специалистов. Как пить дать, им у нас понравится.

Он не сел в "лендровер" - необходимо было пройтись, продышаться сырым холодным воздухом. Хотя за свою жизнь она нашатался вдоволь.

Поднимаясь по каменным ступенькам к Променнаду, он глянул на часы. Без четверти два. Прошло два часа после того, как мальчишка обнаружил труп. Первый труп. Нынче где мертвец, там ищи второго. По этому городу люди не разгуливают в одиночку.

Туман почти исчез; заметив это, Ленденнинг опешил. Вдоль горизонта, между серым небом и темно-серым морем, протянулась полоска золота с вкраплениями синевы - возможно, признак надвигающейся области высокого давления. "Все-таки занятно, - мысленно отметил Ленденнинг, - насколько жизнь человека зависит от погоды, даже когда он не думает о ней. Больше, чем от Луны и звезд".

Настроение повысилось, отчасти прогнав усталость. И все же что-то было не так. Ну конечно же: птицы. Чайки, сидевшие рядками на причальных ограждениях или кружившие над водой в ожидании макрели с рыбацких судов или черствого хлеба из рук курортников, исчезли без следа. Вот тут-то инспектор Ленденнинг в полной мере ощутил могущество зла, поселившегося в его городе.

Лиз не собиралась на ярмарку (куда угодно, только не в этот жуткий свинарник!), но задолго до того, как поравнялась с первым магазином на центральной улице, поняла, что вдет именно туда. Мысль о том, что скоро она окажется в обиталище зла - спрута, раскинувшего омерзительные щупальца по всему городу, отравившего ей и её семье отпуск, - заставила содрогнуться. И все же Лиз не повернула обратно. Необходимо было увидеть девку, соблазнившую её мужа, и выплеснуть на неё хоть малую толику гнева. И ещё одна причина: блеск в глазах Роя. Блеск, вероятно, говоривший: "Я снова туда побегу, если подвернется шанс". И - ни единого признака разочарования. Лиз с трудом вспомнила, как выглядит индианка: груда одеял, смуглое лицо... Гадалка околдовала не только Роя - Ровена тоже под её влиянием. Она как приманка: из-за неё муж и дочь Лиз снова и снова приходят на проклятую ярмарку.

Но и это не было главной причиной визита во владения Джекоба Шэфера. Рой говорил о злой силе, которая притягивает туда всякие беды и напасти. Лиз сама ощущала её присутствие, особенно на спектакле с Панчем и Джуди... И теперь она желает всего лишь прогуляться по ярмарке, убедиться, что эта таинственная сила - не более чем плод воображения, кошмарный сон наяву, навеянный непогодой. Через час, а может, и раньше, она избавится от наваждения, вернется в пансионат, и все пойдет, как прежде.

Дождь утих, туча просветлела - намек на скорое появление солнца. Господи, вот бы оно выглянуло! Хоть на пять минут!

Ярмарка была сверх обычного заполнена людьми. Многие сняли и носили через руку дождевики, плащи и куртки. - Ну что ж, я вижу, дождь наконец унялся... Голос ярмарочного диск-жокея звучал радостно, но Лиз усомнилась в его искренности. Этим типам дождь - что манна небесная. Он сгоняет народ с пляжей на аттракционы.

Лиз бесцельно бродила среди ларьков и аттракционов, скользя взглядом по витринам и афишам, и думала о Ровене. Куда она бегала нынче утром? Сюда, куда же еще.

В зверинце ей вспомнился карлик - кретин с безумными глазами и шаркающей поступью. Он мертв - кондрашка или что-то в этом роде. Многие умерли здесь в последние дни.

Шатер гадалки. Лиз заколебалась: входить, если честно, не хотелось. И не пришлось: полог оказался завязан. Джейн здесь нет, возможно, она вообще уехала. Нет, не мог Рой заниматься с ней... этим! Он приходил только поговорить о Ровене - её что-то связывает с индианкой.

Если очень захочется, вы убедите себя в чем угодно. Ничего необычного здесь не происходит, ярмарка как ярмарка. Просто она неприглядна из-за долгого дождя. Волей-неволей вы приходите сюда, чтобы не привезти с курорта хандру. Но в конце концов хандра одолеет вас, не вам с ней тягаться.

Лиз вдруг почудилось, будто все вокруг смотрят на нее. Но тревога оказалась ложной. Никому не было дела до одинокой женщины. Никому, кроме деревянных карусельных скакунов, выхватывающих её из толпы диким взглядом. Один проехал мимо, другой устремил на неё свой злобный взор... Третий...Четвертый...

Лиз с усилием отвела глаза и вздрогнула, увидев Белоснежку и семерых гномов в окружении мигающих разноцветных лампочек и декораций волшебной страны. Ведьму и семерых злорадствующих карликов. Она даже слышала их смех!

Лиз повернулась и с воплем пустилась наутек. "Здесь царство смерти, отсюда не убежишь!"

"Я схожу с ума", подумала она, останавливаясь. Наверняка, потому что кругом полно народу, и никто ничего не замечает. И "поезд призраков" снова битком набит пассажирами...

Как в трансе, смотрела она на красный локомотив. Машинист высунулся из кабины, пряча в ладони сигарету, словно обзавелся привычкой прикрывать огонек от дождя. Три заполненных вагончика, очередь на платформе.

Лиз побрела к очереди и встала за долговязым лысым мужчиной. Ждать ещё десять минут. Ровена была в "пещере" совсем одна, наверное, именно в этом причина её кошмаров и странного поведения. Лиз вдруг поняла, что напугана до полусмерти. Ни к чему ей знать, что видела дочь.

Поезд с лязгом распахнул ворота и остановился. Пассажиры вышли на платформу. Лиз зачарованно смотрела в лица, на которых только начинало проступать потрясение.

Механические движения и путаница в мыслях. Монета, нащупанная в кармане, зеленый билетик. Лиз не интересовало, причитается ли ей сдача и отдал ли её машинист.

Она села у стенки, рядом устроились юноша и лысый мужчина. Снова мысль, что ей нельзя здесь находиться. Еще есть время соскочить на платформу, убежать подальше от ярмарки и стереть её из памяти. Нет, невозможно. Ты пройдешь через это от начала и до конца. А иначе не узнаешь, что случилось с Ровеной.

Машинист неторопливо прошел по платформе, глядя на лица пассажиров, но будто не замечая их. Что-то вроде бесцельной проверки. Вернулся, пинком отшвырнул под колеса упаковку от сигарет, неохотно уселся в кабину. Будничная работа, не лучше и не хуже любой другой.

Вибрация, рывок вперед, лязг буферов. Ускорение. Все съежились, когда локомотив распахнул выкрашенные в кроваво-алый цвет ворота.

Все! Обратной дороги нет.

Порыв ветра, насыщенного дизельным чадом. Что-то хлестнуло Лиз по лицу, вызвав первый крик, разрушив кокон апатии. Здесь все настоящее! Светящийся призрак, пожирающий окровавленную человеческую конечность. Глаза его перемещались в орбитах, следя за движением поезда, шея вытягивалась, будто он пытался достать новый кусок мяса. Душераздирающие вопли, чаще не из потайных динамиков, а из глоток перепуганных пассажиров. Родители пытались успокоить детей, но слова утонули в шуме.

Плоские, не отбрасывающие теней деревья, переплетенные ветви, кое-где достающие пола, твари, кишащие в этом неестественном лесу. Гориллоподобное существо со сверкающими красными глазами било себя в грудь и ревело. Его морда... Боже, это не просто морда разъяренного зверя, а злобный лик языческого бога. Куколка! Живой и огромный!

Поезд замедлил ход, а может быть, и вовсе остановился. Лиз не в силах была оторвать глаз от чудовища, а оно скалило клыки, насмехаясь над ней. Затем на сцене появилось новое действующее лицо, человек с торсом великана и ногами рахитика. Дикие глаза, косматая черная борода в пятнах запекшейся темно-красной жидкости, изорванная в клочья одежда. Размахивая окровавленным топором, он исторгал проклятия и рык, но не приближался к богу: боялся. А бог Куколка стоял с брезгливой гримасой, не спеша прикончить дерзкого великана-карлика. Видимо, угрозы и страх врага доставляли ему наслаждение.

Лиз съежилась и хотела закричать, но не смогла. Внезапно она заметила ребенка, который сидел на корточках на краю поляны, пряча лицо за крошечными растопыренными пальчиками. Но не надо было видеть веснушчатое личико девочки в мокром, измятом синем анораке, чтобы узнать её. Ровена!

Лиз не могла не то что броситься к ней - даже пошевелиться: её как будто приковали к скамье невидимыми цепями. "Боже, они дерутся из-за моей дочки! Один из них хочет убить ее!"

Бог и карлик-великан двигались по кругу, их злоба выплескивалась в оглушительном реве. Молниеносный взмах топора, но лезвие пролетело в дюйме от головы Куколки, и тот на выпад противника ответил презрительной усмешкой. Ровена повернулась, словно хотела убежать, но больше не двигалась. "Беги! Прячься!"

Наконец топор угодил в цель, оставив на широкой груди глубокую рану. Она не закрывалась, но и не кровоточила. С ревом, от которого разум Лиз содрогнулся, раненый подскочил к своему недругу. Крутясь, топор полетел прочь, твердые пальцы вонзились в плоть.

Все произошло слишком быстро. Лиз кричала от ужаса, глядя на летящие во все стороны брызги крови и куски человеческого мяса. А может быть, этот вопль, как и все прочие звуки чудовищного леса, раздавался у неё в голове.

За надругательством над трупом врага последовала игра в прятки. Ребенок перебегал от дерева к дереву и затаивался; его преследователь с гневным рыком шел напролом.

Бесконечная погоня. Перепуганное дитя всегда, похоже, найдет новое укрытие. Они удалялись от поезда, и наконец звериный рев почти утих.

Снова дрожь, рывок, ускорение, тьма и висящие в ней тряпки, задевающие лица пассажиров. Лиз вскрикнула, увидев прямо перед собой увеличенную сверх вообразимого голову обезьяньего бога. Красная пещера его пасти быстро приближалась, и вот уже Лиз чувствует жаркое, зловонное дыхание. Безумный страх лишил её воли и сил; в эту секунду она была способна только закрыть глаза.

Удар. Лязганье, будто железным прутом ведут по чугунной решетчатой изгороди. Неподвижность. Человеческие голоса. Музыка.

Одна в поезде. Лес исчез, словно его и не было, только в мозгу ещё бродит эхо воплей. Обнаружив, что может двигаться, Лиз кое-как выбралась на деревянную платформу и поплелась прочь. "Моя девочка осталась там... с этой нечистью. Я должна вернуться за ней". Лиз оглянулась - ворота медленно затворялись, размалеванный лик загораживал проход в свое сумрачное царство.

Вздрагивая, опустив голову и не глядя по сторонам, Лиз поспешила к выходу. Кругом было полно народу, но и в толпе её не оставляло чувство, будто за ней следят. На Променаде она прибавила шагу, почти побежала.

Парадная гостиницы "Бьюмонт". Вестибюль. Лестница. Спальня Ровены. Слава Богу! Девочка все ещё в постели, спит.

- Что с тобой?

Лиз подскочила от неожиданности - не заметила, как Рой подошел сзади.

- Я... я... - Лиз тяжело дышала после быстрой ходьбы. - Все в порядке.

- Нет, что-то произошло. - В голосе Роя, как много лет назад, зазвучал металл. Пришло время поговорить начистоту. - Ну-ка, выкладывай. Ведь ты была на ярмарке, правда?

- Да. - Она не сумела сдержать дрожь. - Я... Мне пришлось. Там есть что-то такое... Оно воздействует на всех. Я подумала: если пойду туда и выясню, в чем дело, то сумею забыть и спокойно вернусь домой. Может, все дело только в плохой погоде...

- И ты узнала, что я был прав, не так ли? Это зло, которое следит за тобой, проникает в душу. Ну, ничего, успокойся. Возможно, все уже кончилось. Завтра мы уедем.

- А до завтра... Ты ведь не пойдешь туда, правда. Рой?

- Нет. - Он не дрогнул под её взглядом. - Не пойду. Никогда.

Все утро с гримасой отвращения на лице и блеском непокорства в глазах Джейн работала по дереву. Она ненавидела каждую борозду на заготовке, каждую стружку, упавшую на пол фургона.

Поглядев, случайно вверх, она заметила, что почти готовая фигурка очень похожа на Ровенину куклу. Скоро она будет закончена. И тогда начнется самое страшное.

Полки вокруг индианки пустовали, починенные фигурки возвратились на свои места. Только эти последние звенья цепи зловещего плана - Окипа и его брат-близнец - остались в фургоне. Джейн ощущала присутствие чуждой жизни, презиравшей её и повелевавшей ею. Да и не только ею - по-видимому, этим демонам подчинялись и солнце, вновь зашедшее за тучи, и ночь, подступившая раньше срока.

Неторопливые шаги за дверью, скрип петель. Кто-то вошел. Даже не оборачиваясь, Джейн поняла, что это Шэфер. Она ждала его целый час.

- Ты неплохо поработала. - В гортанном голосе звучало удовлетворение. - Все, как и. было до понедельника. Теперь иди в шатер и гадай... Говори этим олухам то, чего они от тебя ждут.

- Ты не знаешь, - с горечью произнесла она, - даже не представляешь, что я тебе дала.

- Может, так, а может, и нет, - рассмеялся он. - Только в один прекрасный день моя ярмарка станет самой нарядной в Европе. Потому что у меня есть ты. Даже швейцарские резчики гордились бы такой работой.

- Неужели ты ничего не чувствуешь?

- Чувствую, - перешел он на хриплый шепот. - Но нам с тобой они не опасны. Это их дом, мы о них заботимся, чиним...

- Ошибаешься... - Джейн повернулась и посмотрела в морщинистое лицо, заросшее жидкой седой бородой. - Ты заставил меня помогать злобным демонам, но теперь мы не нужны им. Теперь мы - их куклы.

У Шэфера отвисла нижняя челюсть, окурок едва не выпал.

- Этого не может быть!

- Это так. - Во взгляде Джейн сквозили страх и отчаяние. - Ярмарка их царство, ещё в начале недели они могли убить на ней любого. А сегодня они обрели полную силу.

- Тогда нам надо сниматься.

- Поздно. От них уже не скроешься.

- Ну, так убей их! - Голос Шэфера сорвался на визг.

- Если не сумею, их месть будет в тысячу раз страшнее.

Шэфер не сводил глаз с кукол-тотемов. Они смотрели на него, и не просто смотрели - прожигали взглядом. От лица хозяина ярмарки отлила кровь, на лбу набрякли синие вены. Он пошатнулся, но устоял на ногах. Затем повернулся и, шаркая, вышел из фургона.

Джейн осталась за столом, её лицо ничего не выражало. Шэфер прав - она создала этих тварей, и она должна их уничтожить. Если только это возможно.

Откуда-то издалека донесся взрыв пронзительного хохота.

14. НОЧЬ С ПЯТНИЦЫ НА СУББОТУ

Без четверти шесть, когда Рой и Лиз заглянули в спальню дочери, Ровена ещё спала.

- Что скажешь? - озабоченно спросила Лиз.

- Она проспала весь день напролет. Но температуры нет. Похоже на нервное истощение.

- Мне это не нравится. Она такая вялая... и дышит неровно. Может, врача вызовем?

- Ты же знаешь, как не любят врачи ездить на вызовы, особенно к незнакомым. К тому же большинство из них - настоящие садисты. Давай сначала поужинаем, а после решим, как быть.

Лиз кивнула. Впервые в жизни ей было приятно собирать чемоданы к возвращению домой. Быть может, им даже удастся сегодня получить машину. Скорей бы убраться из этого мерзкого городишка!

Почувствовав, как затворилась дверь, Ровена открыла глаза. Родителей в спальне не было. Она села, потянулась - крепкий сон освежил её, возвратил силы. Но нельзя сидеть сложа руки! Недавно она ощутила, а теперь знала наверняка, что Джейн снова в опасности. Скорее к ней!

Она быстро оделась, бесшумно приотворила дверь и выглянула на лестничную площадку. Никого не видать, но из столовой доносятся невнятные голоса. Небо за окном затянуто тучами, снова моросит упрямый дождь.

Ровена спустилась по ступенькам, бегом пересекла вестибюль и задержалась на крыльце.

Ярмарочная музыка звучала громче обычного - похоже, Джекоб Шэфер не жалел динамиков для привлечения публики в свои сырые владения.

- ... Don't go out tonight...8

Ровена затесалась в толпу. Похоже, этим вечером на ярмарке собрались все курортники города. Последнее гулянье перед долгим возвращением. А дома ждет работа - нудная и утомительная, потому что отдохнуть как следует не удалось.

Ближе всего от Ровены был вход через зверинец, поэтому она пошла длинным грязным переулком, то и дело обходя широкие лужи. Здесь девочке сразу стало не по себе, тревога за Джейн переросла в головную боль, которая усиливалась с каждым шагом. Но Ровена должна найти Джейн прежде, чем родители бросятся на поиски.

Внезапно в её голове раскатился рев. С гримасами страха на тупых, чопорных физиономиях зеваки отшатнулись от клеток. Злись сколько влезет, все равно тебе не добраться до нас!

Было очевидно, что старый Рем разъярен. Он стоял на задних лапах, передними опираясь на решетку, разинув пасть, некогда полную крепких клыков. Но у него ещё оставались острые когти (каждый длиной три-четыре дюйма), способные в клочья растерзать человеческое тело. Золотогривый зверь опустился на четыре конечности и снова бросился на решетку, заставив прутья содрогнуться. Как будто решил, что постоянный натиск рано или поздно подарит ему долгожданную свободу.

- Что-то он мне не нравится. - Голос женщины.

- Не трусь, ему не выбраться. Он слишком стар. Просто его что-то разозлило. Да и остальных...

Рем припал к земле и застыл, словно размышляя, возобновить попытки к бегству или подождать. Наконец повернулся к людям задом, но немногие из них поверили, что он смирился. Эти мускулы не размякли за годы плена.

Затем раздались звуки, подобные ударам в далекий там-там. Все громче и громче. Рем мгновенно забыт, все взоры устремлены на гориллу Джорджа. Невозможно было представить, насколько он огромен, пока он не выпрямился во весь рост и не заколотил лапами в мохнатую грудь, оттопыривая губы и демонстрируя полный набор крепких зубов. Но больше всего вас испугало бы его молчание - казалось, под скошенным лбом обезьяны зреет план отмщения человеку. Горилл принято считать существами примитивными, им-де нужны только пища и кров, общение с человеком доставляет им радость. Но сейчас Джордж всем своим видом доказывал совершенно обратное.

Гулкий топот - слон Аттила без устали бродит по своему тесному обиталищу. Его крошечные глаза превратились в черные злые щели. Обычно он ведет себя мирно, иногда на нем даже катают детей, но теперь он чем-то взволнован. Его хобот извивается по-змеиному и грозно обводит море человеческих лиц. Внезапно из него в толпу с силой бьет струя воды, припасенная, очевидно, именно для этого. Мокрые зрители разбегаются, вслед им летит пронзительное взревывание - слоновий смех. Но сегодня Аттила не расположен веселиться; из-под его хвоста с громкими шлепками падает помет, как будто слон хочет оскорбить публику.

Толпа волнуется, зверей дразнят свистом и мяуканьем. Ровена вынуждена проталкиваться между зеваками. Никто не обращает внимания на маленькую девочку - кругом много гораздо более интересного.

К тому времени, как Ровена добирается до аттракционов, ей уже очень страшно. Здесь что-то назревает. Атмосфера злобы, все острее ощущавшаяся с каждым днем, внезапно сгустилась до предела.

Ровена побродила некоторое время около фургона Джейн. Теперь, возле самой цели, отвага покинула её. Наверняка молодая индианка рассердится и велит возвращаться к родителям, а если так, потеря времени и сил окажется напрасной. Впрочем, нагоняя можно избежать, если немедленно, пока мама не хватилась, вернуться в спальню. Но нет! Сейчас Джейн как никогда нуждается в Ровене. Она не прогонит свою подружку. В крайнем случае девочка просто сядет на ступеньки фургона и откажется уходить.

Приняв это решение, Ровена подошла к фургону, взялась за дверную ручку и потянула на себя.

- Тебе не следовало приходить, но я знала, что это случиться. - Голос звучал мягко, без тени упрека. Одетая в костюм из коричневой кожи, Джейн сидела на полу. В центре комнаты на столе стояли две куклы.

Ровена почувствовала, как Куколка притягивает к себе её взгляд. Вздрогнув при виде его копии, девочка с усилием перевела взор на Джейн.

- Я плишла потому, что нужна тебе. Ты не сможешь меня плогнать.

Индианка закрыла глаза, вздохнула, помолчала в задумчивости.

- Да, дитя мое, ты нужна мне. Ты одна способна мне помочь, хоть я и не должна просить тебя об этом.

У ребенка расширились зрачки, он хотел спросить "почему", но промолчал, снова ощутив воздействие Куколки, на сей раз более мощное, чем прежде. "Ты не сможешь ей помочь, - проникла в мозг чужая мысль. - Уходи". - "Нет, могу и останусь. Куколка, я ненавижу тебя, потому что ты притворялся хорошим и добрым, а оказался противным и злым. И брата твоего я тоже ненавижу".

- Скоро стемнеет, и тогда все начнется. - Джейн изо всех сил старалась не глядеть на деревянные фигурки. - Я создала этих злобных существ не по своей воле, Ровена. Моей рукой водил дух предка, шайеннки Мистай. Она так сильно ненавидела белую расу, что оставила свою ненависть в наследство дочери, которую тоже назвала Мистай. А потом и я стала орудием мести. Не подозревая об этом, я пересекла Большую Воду, привезя сюда смертоносное колдовство темной страны, где обитает Окипа. Затем руки мои, повинуясь Окипе, создали этот образ, которого ты называешь Куколкой. Он - могучий волшебник, и только при свете дня я способна противиться ему. Когда стемнеет, я лишусь сил и исполню любую его волю. Только ты, Ровена - моя единственная надежда. Но мне нельзя просить тебя о помощи, потому что иначе ты подвергнешься страшной опасности.

- Я помогу тебе. - Ровена выглядела испуганной и вместе с тем решительной. - Они мне ничего не сделают.

Она ощутила злобную вибрацию. Потянуло холодом и сыростью. В мозгу зазвучали визгливые голоса: "Вспомни лес-лес..."

Ровена сопротивлялась, бросая в ответ: "Вы мне ничего не сделаете! Ни в лесу, ни здесь! Куколка, ты обманул меня, притворился другом... Я помогу Джейн одолеть тебя!"

- Ты права. - Казалось, предсказательница судьбы читает в мыслях у девочки, знает о борьбе разумов. - Ты гораздо сильнее меня. Не знаю, почему. Возможно, ты помогаешь мне укрепить мою хорошую сторону. Я бы на твоем месте не смогла вынести Куколку из пещеры.

Сила его столь велика, что он способен топить в море корабли. И это только начало! Этот демон замыслил истребить всю белую расу. И все-таки ты принесла его сюда против его воли. А меня он заставил сделать ему злобного братца, второго Окипу. Оба они - один и тот же демон, и теперь я целиком в его власти. Хотя, возможно, Великий и Таинственный услышал мои молитвы и прислал тебя на помощь.

- Так ты меня не плогонишь? - Ровена чуть не плакала.

- Нет. Это эгоистично, но, может, так и должно быть. Вот что, Ровена. Как только наступит ночь, силы мои иссякнут, и Окипа целиком завладеет моим разумом и инстинктами. Ты должна находиться рядом и поддерживать меня. Сегодня ночью Окипа даст битву. Зло будет спущено с цепи, и уже никто не остановит его. Как это ни глупо, я починила Панча и остальных, и вернула их на прежние места. Необходимо уничтожить их поодиночке после закрытия ярмарки. Я взываю к Маниту, потому что без его снисхождения у нас не будет ни единого шанса.

Лиз была близка к истерике. Всего три четверти часа назад она не сомневалась, что Ровена ещё долго не встанет с постели - такой усталый был у неё вид. А теперь и дочь, и её одежда исчезли!

- Она сбежала на ярмарку! - визгливо кричала Лиз. - Я знаю! Эта индейская ведьма снова её заманила! - Она слышала рассказы о детях, похищенных бродячими цыганами и пропавших без следа. Помнила и "поезд призраков", и гориллообразное размалеванное чудовище, и ребенка, который не мог быть ни кем иным, как Ровеной.

- Рой, надо найти её во что бы то ни стало. Ты не хуже меня знаешь, что эта ярмарка - не место для детей.

Рой был бледен. Он подумал о Джейн. Молодая гадалка не злая, но она, как и все в этом городе, в западне. И ещё - эта кукла. Куда она подевалась, черт бы её побрал?

- Я иду в полицию, - сказал он. - Возможно, паниковать нет причины. Вряд ли с Ровеной что-нибудь случилось, но все равно, не стоит испытывать судьбу. Я обращусь к инспектору Ленденнингу, похоже, в полиции он один подозревает, что на ярмарке творится какая-то дьявольщина.

- Я с тебя глаз не спущу! - Лиз опасалась, что муж снова улизнет на ярмарку. К на этот раз она боялась не только индейской гадалки.

- Ну, так пошли. - Рой повернулся к двери. - Управление всего в двух кварталах, проще сходить туда, чем объяснять по телефону.

Следом за ним Лиз спустилась по лестнице и вышла на Променад. Лил дождь, полоска золота и синевы на западе, совсем недавно обещавшая столь многое, была замазана грязно-серым. Но к манящим огням ярмарки все равно текла широкая людская река.

Лиз и Рой вошли в управление полиции - мрачное викторианское здание с полом, облицованным черными и белыми мраморными плитками, причудливой конторкой красного дерева и несколькими зарешеченными комнатами, напомнившими Рою клетки для кур. По стенам висели плакаты двух видов: с изображением колорадского жука и предупреждением об опасности езды на автомобиле в нетрезвом виде. По всей видимости, плакаты скрывали шелушащуюся краску или осыпавшуюся штукатурку - иначе не объяснить было их многочисленности.

Рой нажал кнопку на конторке, и где-то в недрах здания вяло, будто подсела батарейка, прозвенел звонок. Спустя довольно долгое время послышались шелест бумаги и чирканье спички. Лиз захотелось выкрикнуть: "Господи Иисусе, неужели до моего исчезнувшего ребенка никому нет дела?!"

Одна из дверей-ловушек поднялась, молодой констебль встретил Кэтлинов вопросительным взглядом, словно спросить, в чем дело, - для него непосильный труд. Впрочем, выглядел он и впрямь неважно - щеки ввалились, вокруг глаз - черные тени, как от хронического недосыпания.

- Я бы хотел поговорить с инспектором Ленденнингом, - сказал Рой и почувствовал, что именно сейчас это почему-то невозможно.

- Сожалею, сэр. - Набрякшие веки упали и тяжело поднялись. - Инспектор уехал.

- А когда вернется?

- Понятия не имею, сэр. Может, через пять минут, а может, через пять часов. Вероятнее всего, через пять часов. Сами знаете, сколько всего случилось за эту неделю, тут кто угодно с ног свалится. Вы по личному вопросу, или я могу помочь?

- У нас потерялась дочь. Она глухая. - Лиз поймала себя на желании вызвать сочувствие, иначе она сказала бы: "У неё плохой слух". Мы думаем, она на ярмарке и может попасть в беду.

- Вам следует оставить фамилию и здешний адрес. - Констебль умел безошибочно узнавать отдыхающих. - А также приметы ребенка. Мы сообщим их всем патрульным, дежурящим на ярмарке. Правда, это займет какое-то время. Не волнуйтесь, дети часто теряются, а потом преспокойно возвращаются домой. Я советую вам самим сходить на ярмарку в хорошенько поискать дочку.

Гнев, страх, изнеможение. Лиз едва удержалась от крика: "Мы с Роем поклялись друг другу никогда больше не ходить на эту ярмарку!"

Лиз напряглась всем телом. Констебль снова заговорил, но не его слова она слышала, не в его лицо рассеянно глядела. Ей виделись длинная уродливая голова с изогнутым коническим колпаком, рот, растянутый в вечную мерзкую ухмылку, исторгающий хохот и призывы отыскать Ровену. Панч насмехался над ней, пытался столкнуть её в пропасть безумия.

- Спасибо, офицер, - сказал Рой. - Мы попытаем счастья. А если не найдем дочь, вернемся сюда.

От Шэфера не укрылось, как Джейн и маленькая девочка выходили из фургона. Быстро пойдя за ними, он открыл рот, чтобы окликнуть индианку, но передумал и остановился. Наверное лучше этой шайеннской скво не знать, что у него на уме. Да, решил он, так будет лучше.

Он знал, что дверь фургона не заперта. Но если бы на ней и висел замок, Шэфер без труда отомкнул бы его куском проволоки.

Внутри было холодно, пахло плесенью, как в склепе, куда лет сто никто не входил.

Сумрак, царящий внутри, не остановил Шэфера. Света было достаточно, чтобы осмотреться. Вот они, две смутно различимые куклы - Джейн почему-то называет их Окипами. Их живые глаза следят за его приближением...

Он протянул к ним руку, и тут из желудка к горлу хлынуло омерзительное, захотелось с безумным криком выбежать из фургона. Но он преодолел панику. На лбу выступили капли холодного пота, от пересохшей нижней губы незамеченным отделился и полетел на пол окурок. Пальцы сомкнулись на скользких, корчащихся холоднокровных гадах. Едва не выронив одного из них, Шэфер повернулся и, шатаясь, вышел в промозглые сумерки факелоносец с поднятым светочем, не видящий множества глаз, устремленных на него. Вот и фургон. Ударом плеча он распахнул дверь, вошел, бросил на захламленный стоя свою добычу, вытер ладони о засаленные брюки. Его тошнило. Здесь тоже было очень холодно, и он знал, почему.

Закрывая лицо, чтобы не смотреть на кукол, он свободной рукой шарил по полу. В ушах звенел ядовитый смех. Шэфера снова охватила паника: он опоздал, надо было раньше внять предупреждению Джейн. Пальцы нащупали короткое топорище, сомкнулись на нем, и к Шэферу тотчас вернулась уверенность в себе. Ну, теперь им конец. Чего уж проще для того, кто в молодости колол дрова в нищей стране, где вся жизнь уходит на добычу еды, крова и топлива.

Но топорик оказался весом с колун. Шэфер сумел лишь поднять его над головой и уронить на что-то стеклянное. Зазвенели осколки. Пустяки, сейчас важно только одно: побыстрее разделаться с этими тварями.

Шэфер отнял от глаз ладонь и сразу увидел в пыльном зеркале отражение. Человек был высок и темен, его физиономия, заросшая косматой бородой, очень мало походила на лицо владельца ярмарки. Мускулы под изорванной кожаной одеждой росли буквально на глазах, и Шэфер попятился, вскрикнул в ужасе, взмолился о пощаде, к этому символу звериной силы, насмехающемуся над его немощью.

Рядом, как два огромных воздушных шара, увеличивались силуэты кукол, их тени затмевали жиденькие лучи света, что ещё проникали в окна.

Кромешная мгла. Виднелись только глаза - две пары горящих углей. Они разрастались, сливались в мерцающее красное пятно. Шэфер хотел убежать, но чувство направления отказало, он споткнулся и упал. Тогда он закрыл глаза, но не смог отгородиться темнотой от деревянных фигур.

Он ждал смерти. Все тело пронизывало жаром, огонь пожирал мозг, мускулы содрогались в конвульсиях. Шэферу казалось, будто с него слезает кожа. Когда наконец адская пытка прекратилась, он остался лежать в тишине, непонимающе глядя на силуэты. В нем шевельнулся страх, но и это чувство было теперь незнакомым, а потому исчезло.

Джекоб Шэфер не умер, но превратился в ничто. Тело его не двигалось, поскольку не имело на то причин. Звуки, проникавшие в мозг, были всего лишь звуками. Он являл собой целостную сущность, ибо не ведал сомнений. Спустя некоторое время он обнаружил, что способен издавать бессмысленное мычание.

А крошечные деревянные божки сидели на столе и безучастно смотрели на него. Только выражение их лиц менялось, но это зависело от того, под каким углом смотреть на них, и видны ли их глаза. Ненависть в них угасла: рты-щелочки растянулись в пустую улыбку. Гримаса самодовольства, злорадства, презрения.

Затем куклы приоткрыли рты и расхохотались.

15. РАННЕЕ УТРО СУББОТЫ

Постановление органов местной власти от 1872 года требовало прекращать все шумные развлечения за час до полуночи. Но сегодня ярмарка и не думала закрываться. Наверное, по трем причинам: небывалое обилие посетителей, алчность обслуги и загадочное отсутствие полицейских.

- Теряем время, - угрюмо произнесла Лиз. - В такой толчее нам её вовек не отыскать. Может, её вообще здесь нет. Она могла пойти куда угодно, хотя бы на пляж.

- Она здесь, - возразил Рой. - Я знаю.

- Откуда? Ведь твоей индейской... подруги и след простыл. Ни в шатре её нет, ни в фургоне.

- Посмотрим в балаганчике.

- О, нет! - Лиз замедлила шаги, вспомнив отвратительное кровавое действо. - Там её тоже нет, голову даю на отсечение.

- Твоя интуиция - это не довод. Надо проверить. И вот - переполненный зрительный зал. Все скамьи и стулья были заняты, многие зрители стояли. Рой и Лиз протиснулись к задним рядам, тщетно вглядываясь в лица. Возможно, она все-таки здесь, ведь освещена только сцена, все остальное - во мраке.

Панч снова в ударе, с его широких неподвижных уст слетают хриплые возгласы - их можно расценить только как брань. Остальные артисты пятятся от него. Сегодня он злее, чем в прошлый раз, удары сыплются градом.

- Ах! - Лиз отворачивается. - Рой, неужели мы должны на это смотреть?

- Потерпи, скоро конец. Панч побеждает. Когда все двинутся к выходу, мы узнаем, здесь ли Ровена.

Джуди и Полицейский в углу. Панч играет с ними в кошки-мышки, накапливает ярость для последней вспышки. Внезапно его болтовня тонет в реве, сотрясающем ржавую стену, что отделяет театр от зверинца. Рев оглушает зрителей, как удар дубины. Ему вторят туземный барабан и труба: звери джунглей, исполненные ненавистью к человеку, вносят в спектакль, свою лепту.

Панч застывает с приподнятой дубиной. Он тоже услышал! И испугался!

- Это всего лишь звери, - прокричал Рой в ухо жене. - Им сегодня не уснуть.

Затем наступает тишина, как будто все звуки ярмарки записаны на пластинку. Пластинка доиграла, сейчас диск-жокей неторопливо поставит другую. Секунды, минуты, века... Клаустрофобия - как будто некая злая сила накинула на ярмарку Джекоба Шэфера черный покров.

Музыка. Очередная пластинка настолько заезжена, что слова едва различимы.

Панч оживает, бросается вперед, бьет наотмашь. Тошнотворный треск кости. Джуди падает замертво. Крики ужаса в зале, на переднем ряду истошно водит ребенок.

В голове Джуди - широкая брешь, белый чепец, вдавленный в череп, быстро краснеет и вскоре промокает до нитки. Это кровь! Ее невозможно подделать так правдоподобно!

Панч заходится безумным хохотом, повергая на колени куклу в синем. Измятый шлем катится по сцене, публика видит лысую макушку с багровой ссадиной. Стремительно, как селевый поток, кровь стекает по перекошенному болью лицу, заливает его до неузнаваемости. Последний жест отчаяния, и Полицейский падает навзничь. Синий цвет его мундира уступает место багровому.

Остается только спеленатая кроха, сучащая ручонками и ножонками. Остервеневший психопат хохочет, пиная её огромными башмаками под возмущенные вопли зрителей.

Панч оставляет ребенка в покое и поворачивается к залу: олицетворение ярости. Его деревянные черты оживают, со сцены изливается поток визгливого, злобного лопотанья. И вновь оно обрывается, стоит лишь Рему, Джорджу и Атилле подать голоса.

Панч отворачивается и лупит ребенка, кровь пятнает тесную сцену и декорации. Кто-то швыряет пустую пивную банку, рикошетом от размалеванной стены она попадает в Панча. Бам-м...

Снова архизлодей кукольных шоу резко оборачивается, безумным взглядом отыскивает наглеца, посмевшего влезть не в свое дело, тычет в его сторону дубиной. Но шквал маниакальной брани не слышен за звериным ревом. Кажется, кукла вот-вот бросится на людей.

Полосатые занавески сдвигаются рывками, вспучиваясь под натиском разъяренного Панча. Последний раз мелькает его ужасное лицо: губы кривятся, глаза сузились, ноздри раздуты.

Рой прижимает к себе Лиз, ему передается дрожь жены. Люди ломятся к выходу, опрокидывая стулья и скамейки, крича, запуская в сцену всем, что подвернется под руку. Мимо Кэтлинов, спотыкаясь от страха, протискиваются дети; Рой всматривается, но дочери среди них не видит. Наконец они с Лиз остаются вдвоем в разгромленном зале, посреди скамеек, стульев и луж с плавающими в них целлулоидными пакетиками из-под сластей.

- Ну что же, здесь её не было, - пробормотал он.

- Смотри. - Лиз кивнула на освещенный квадрат занавеса. Рой повернулся и почувствовал головокружение: из-под занавесок текли по сцене струйки жидкости цвета вина. С края передней доски срывались крупные капли.

- Есть только один способ узнать наверняка. - Рой высвободил руку из сведенных судорогой пальцев.

- Нет, Рой! Не надо!

Но он прошел на негнущихся ногах шесть или семь ярдов и остановился перед сценой. Протянул дрожащую руку, обмакнул подушечки пальцев в теплую пахучую жидкость. Преодолевая тошноту, медленно поднес их ко рту и лизнул. Солоноватая, с привкусом железа. Это кровь, и ничто иное!

Бледный как полотно. Рой повернулся и побрел к жене, шатаясь и зная, что в щель между занавесками за ним следит тварь с неутолимой ненавистью в глазах.

- Я схожу с ума. - Лиз ударила кулаком о кулак. - Больше не могу! Слышишь? Не могу!

Рой беспомощно посмотрел на нее. Что теперь делать? Продолжать поиски или вернуться в управление полиции?

- Поищем ещё минут двадцать. - Он силился говорить бодрым тоном. Потом вернемся в "Бьюмонт". Может, она уже там и спит.

- А если нет?

Рой промолчал - об этом даже подумать было страшно.

- Ты способна их ощущать? - прошептала Джейн в конце аркады аттракционов.

Ровена запрокинула голову, но в тени, где они прятались, девочка не чувствовала ничего подозрительного.

- Зло собирается над нами, как грозовая туча, - произнесла шайеннка. Ярмарку должны были закрыть ещё час назад, но Шэфер совсем спятил от жадности. Ровена, я боюсь, ночь наступила, и Окипе незачем больше ждать. А здесь сотни ни в чем не повинных людей.

Звери в клетках не умолкали ни на секунду, жуткая какофония джунглей заглушала даже музыку.

- Звери чувствуют беду, - пробормотала гадалка. - Они обезумели от страха. Нам нельзя медлить. Пойдем.

Ровена зашагала к зверинцу рука об руку с подругой. Посетители толпились в очередях к каруселям и другим аттракционам, им не терпелось распрощаться с деньгами, припасенными к отпуску. Девочка и молодая индианка старались держаться в стороне от ярких огней, теней и отражений.

- Первым делом, - прошептала Джейн, - надо забрать Панча. К остальным мы не сможем притронуться, пока не опустеет ярмарка. Крепись, Ровена, и дай мне силу.

Балаганчик тонул во мраке, только занавески были освещены, и за ними что-то двигалось. Джейн отшатнулась, вцепившись в Ровену. Откуда здесь свет? Что-то не так!

Полосатая ткань вспучилась, на ней появился человеческий профиль: непропорционально длинная голова, островерхий колпак. И - поднятая дубина. Бац!

- Эта тварь взбесилась от крови. Но мы должны её забрать. Они бросились вперед, Джейн распахнула занавески, разрывая гнилую материю. И остановилась, задушив в себе крик.

- Мудрейший, защити нас! Панч уже начал! Сцена походила на скотобойню в миниатюре: изувеченные тела не казались деревянными - на раскрашенных лицах застыла мука, кровь обрызгала стены и растеклась по полу. Панч, весь заляпанный алым, исступленно молотил дубиной по мертвецам.

- О Маниту, этого не может быть! - Глаза Джейн на миг закрылись, она протянула руку к маленькому убийце и схватила скользкое от крови тельце. Клоун не сопротивлялся, как будто его разом покинули все силы. Безобидная марионетка... Только багровые глазки пылали, глядя на индианку. Джейн рывком подняла его над головой и что было сил грянула оземь. Кукла раскололась, как полено под топором, но этого гадалке было мало, она вдавила Панча в грязь. Ровене брызнуло в лицо. Что это? Вода из лужи? Если вода, то почему такая теплая? Джейн подняла деревянную конечность и судорожным движением переломила. Из глубокой мутной лужи на неё смотрел утопленник, глаза ещё светились и шипели в воде. Панч был ещё жив, хоть и превратился в щепки!

Джейн огляделась, нашла большой камень и обрушила его на уродливую физиономию, расплескав воду и кровь. Затем подошвой мокасина вдавила в грязь проломленную голову. Глаза Панча ещё смотрели, но пузыри уже не шли.

- Ровена, ты и правда даешь мне силу. - Ни разу ещё девочка не видела такой жестокости на лице Джейн. - Эта тварь разделила судьбу своих жертв. Но мы должны спешить - их ещё много.

Джейн и Ровена побежали, но тотчас остановились. Позади, за ржавой стальной стеной, снова заревели пленные звери, ещё яростнее, чем прежде. В этом диком хоре явственно звучала нота торжества. И - протяжный человеческий крик.

- Начинается! - воскликнула побледневшая Джейн, прижимая к себе Ровену. - Они выпустили зверей на волю!

Ровена онемела от ужаса, а придя в себя, обнаружила, что они с Джейн, крепко держась за руки, бегут по ярмарке, где полуночные гуляки все ещё катаются на каруселях и суют монеты в игровые автоматы, не подозревая, что совсем рядом выпущены на волю свирепые звери джунглей.

Внезапно раздались душераздирающие вопли. Джейн недоуменно обернулась - звери возле Променада, их ещё не могли заметить. И все-таки казалось, будто вопит вся ярмарка.

Вот оно что! Четыре размалеванных коня, мирно скользивших по кругу, вдруг обезумели. Карусель ускорялась так плавно, что никто этого не замечал, пока многочисленные огни не слились в кольцо света. И вот уже перед вами иллюзия несущейся во весь опор конницы; маленькие седоки визжат, цепляясь за деревянные гривы. Храпы мустангов запрокинуты, глаза вытаращены: мотор карусели натужно гудит, ось протестующе воет.

Несколько взрослых бросаются к карусели, но взобраться на платформу ухе невозможно. Остается лишь беспомощно стоять и смотреть. Конь встает на дыбы и ржет. Всадник вылетает из седла, падает и лежит неподвижно, как сломанная кукла.

- Этих злобных тварей сделала я! - в отчаянии восклицает Джейн. - Их уже не остановить! Смерть невинных детей - на моей совести.

Ровена и индианка смотрят, оцепенев от ужаса. Всадники падают, сверкающие копыта топчут маленькие тела. И вот уже на красноглазых мустангах царства Тьмы новые седоки - четыре невидимых всадника Апокалипсиса.

Внезапно дьявольские кони взмывают в небо и обрушиваются на людей, зачарованных гибелью крошечных наездников. Деревянные копыта безошибочно находят хрупкие черепа.

Затем опустевшая карусель останавливается с затихающим стоном, и только динамики воют по-прежнему:

- The Comanches are taking this land...9

Стремительный темно-желтый комок с ревом бросается в толпу, оставляя за собой широкую просеку. Рем в ярости, потому что его зубы уже не так остры и крепки, как - в молодости, и уступают когтям, терзающим человеческую плоть.

Застигнутая врасплох толпа теснится к развалинам "американских гор". Она напугана не только видом пирующего льва-людоеда, но и появлением наверху, на погнутой ферме, гигантской обезьяны. Вися на одной руке, Джордж другой колотит себя в грудь и свирепо, вызывающе рычит. Как будто откликаясь на зов своих собратьев по плену пронзительно трубит слон. Вот перёд Аттилой рушится шатер, а вот под его ногой с громким, как выстрел дробовика, хлопком лопается "Детский замок".

- Мы опоздали! - Ладонь Джейн шарит по лицу Ровены, но не может заслонить от неё кровавое зрелище. - Резня все-таки началась! Но если мы не уничтожим Окипу и его брата, будет ещё хуже.

Они снова побежали, на сей раз огибая толпу. Ровена испуганно озиралась на тени, чувствуя, как следят за ней деревянные глаза и как Джейн судорожно сжимает её руку. Без Ровены индианка, наверное, была бы уже мертва. Наконец, перед нами фургон - покосившийся, но невредимый, он выглядел покинутым, и в душу Джейн закралась тревога. "Какая я дура! Сначала надо было разделаться с тотемами. А теперь из-за моей оплошности гибнут люди!"

Распахивая дверь, она знала, что кукол за ней не найдет.

Музыка наконец затихла, слышались только звуки тяжелых ударов и вопли ужаса, боли. Ветер доносил запах смерти... И ещё чего-то.

У Джейн сдавило горло - она прекрасно знала этот запах. Дым! Где-то рядом - пожар.

Она вбежала в фургон и увидела пустой стол. Так и есть!

- Ровена, они исчезли! - Голос её был едва слышен. - Я это предчувствовала! Окипа отправился сеять смерть!

Девочка напряглась. Знакомое ощущение, от которого мороз идет по коже. Точно такая же вибрация исходила от Куколки, когда он пытался подавить волю Ровены.

- Куколка близко, я знаю. - Она потянула Джейн к выходу. - Я его чувствую. Он дложит, как мои слуховые аппалаты, когда они плохо поставлены.

И тут Джейн тоже почувствовала. Здесь холодно - значит, зло затаилось совсем рядом. Она огляделась, увидела мечущиеся языки пламени, ночное небо, окрашенное в багрянец. Горели аттракционы, над ними бушевал фейерверк искр и клубился черный дым. Снова хлопок, на сей раз громче. Разноцветные огни погасли - видимо, огонь добрался до энергоподстанции. Теперь ярмарку освещало только оранжевое пламя, тени сомкнулись, спрятав все, что хотели спрятать.

Но Ровена смотрела не на огонь, а в противоположную сторону. Смотрела и показывала дрожащей ручонкой на продолговатое черное строение, до которого ещё не доставал свет гигантского костра.

- Там! - выкрикнула она. - Куколка там! И шайеннка Джейн поняла, что её юная подруга не ошибается. Окипа, деревянный бог равнинных индейцев, затаился в нескольких шагах от них.

Прижатые к груде обломков. Рой и Лиз ощущали спинами нарастающий жар: аркада пылала и, похоже, огонь, раздуваемый западным ветром, пожирал шатры и хлипкие павильоны, один за другим взрывались бензобаки автомобилей; постепенно все это двигалось к ним.

Но самая большая опасность угрожала Кэтлинам с другой стороны. Аттила ухе не трубил, в нем проснулось знаменитое слоновье коварство. Серый хобот змеей проскальзывал между обломками, вытаскивая и бросая под гигантские ножищи ещё живых людей.

- Если бы не этот чертов зверь, мы бы выбрались на Променаду, пробормотал Рой. - Лучше сидеть тихо. Наверняка вот-вот подъедет полиция со снайперскими винтовками.

- Где же Ровена? - с панической ноткой в голосе воскликнула Лиз.

- Я же сказал: возможно, спокойно спит в пансионате. - Тону Роя недоставало твердости.

Лиз закрыла глаза, подумав с надеждой: "Должно быть, мне снится кошмар. На самом деле такого не может быть. Взбесившиеся карусельные лошади, обезумевший Панч..."

И все-таки это не было сном: Лиз чувствовала жар, слышала вопли загнанных в ловушку и умирающих курортников. И в этой западне - она сама! Вальсирующая карусель охвачена огнем, на вращающихся сиденьях - трупы в гротескных позах ужаса и муки: в выпученных глазах мелькают блики. Неподалеку что-то взрывается, взлетает сноп искр. Страшная ночь Гая Фокса, тысячи чучел, обреченных на сожжение...

Слон опрокинул фургон энергоподстанции, взгромоздился на него и раздавил, как пивную банку. Глаза его сверкали, хобот извивался и торжествующе трубил. Аттила искал нового соперника.

Сидевшая на острой верхушке шатра обезьяна с визгом спрыгнула на рваный, провисший брезент, съехала по нему, приземлилась на четвереньки и ускакала вот тьму - похоже, ей здесь не нравилось.

Рой не спускал глаз с Аттилы. Если слон уйдет, им с Лиз удастся выскользнуть на Променад. Но слон никуда не спешил, как будто получил команду преградить людям путь к спасению.

Хорошенько прислушавшись, за ревом зверей, треском горящих аттракционов и воплями умирающих вы уловили бы вой полицейских и пожарных сирен. Но пока спасатели не могли пробиться на ярмарку Джекоба Шэфера.

Дверь фургона скрипела, медленно раскачиваясь на ржавых петлях. Из горла Джейн вырвался приглушенный крик, она стиснула руку Ровены. Изнутри доносился смех. Тихий, булькающий, безумный.

- Нет! - прошептала индианка. - Этого не может быть! Я схожу с ума!

Слуховые аппараты помогли ребенку кое-что расслышать, и он похолодел от страха. Вибрация, ставшая ухе привычной: Куколка!

Индианка не двигалась, хотя её инстинкты требовали бежать отсюда слома голову. За порогом фургона её поджидал неведомый ужас. Окипа выбрал эту ночь для отмщения и призвал к себе на подмогу все силы зла.

- Я должна войти, что бы со мной ни случилось, - вымолвила гадалка. А ты, дитя, беги! Не медля ни секунды. Я поступила дурно, не прогнав тебя сразу.

Но Ровена не собиралась убегать. В ней вдруг поднялась ненависть к злобной силе, вселившейся в деревянные фигуры и губившей людей. Сама она для этой силы, по-видимому, была неуязвима: ни в картонном лесу, ни в зловонном гроте ей не причинили вреда. Даже Куколка, которого Джейн называла Окипой, был вынужден уступить воле маленькой девочки. И Ровена готова была снова встретиться с ним и высказать все, что думает о его лицемерии. "Ты мне больше не нужен! Я хочу уничтожить тебя!"

Джейн широко распахнула дверь и взбежала по лесенке. Отсветы пожара рассеяли мрак, обрисовали жуткий силуэт на полу. И снова Джейн не сумела сдержать крик.

Перед ней лежал Джекоб Шэфер - и в то же время другой человек. Тощее угловатое тело располнело почти до неузнаваемости, вместо одежды, которую Шэфер никогда не снимал, на нем был рваный костюм из кожи бизона, похожий на наряд Джейн. Жидкие седые волосы превратились в косматую черную гриву. Только глаза остались прежними, но и они лучились жаром, не уступавшим жару костра, что ревел за стеной фургона. Демон в облике человека, раб Окипы и его брата-близнеца, безучастно взиравших на него.

- Вот тебе женщина, Левайн, это Мистай. Она вскормила своей грудью другую Мистай, та - третью, и так это продолжалось. Она была избрана для кары, но недавно, когда час мести уже близился, предала нас. Ты должен растоптать её душу, как уже было однажды.

Сопя, кривя жирные губы и хватая пальцами воздух, Шэфер тяжело поднялся на ноги.

- Тогда я пощадил тебя. На этот раз убью!

Джейн попятилась, перед глазами у неё все поплыло. Вот почему Шэфер все время кого-то ей напоминал. Как же она сразу не поняла, что он Левайн, а сама она - Мистай? Другое место, другое время... Заросли сушеницы, горячий воздух, наполненный запахами смерти, порохового дыма, человеческого и конского пота. На неё надвигался жестокий похотливый зверь, бык прерий, - надвигался, чтобы изнасиловать, а затем убить.

- Сейчас, индейская шлюха, ты меня хорошенько ублажишь, а потом я тебя прикончу. - Плевок Левайна поднял фонтанчик пыли. Бородач расстегнул кожаный пояс и спустил штаны.

Мистай закричала, падая навзничь. Содрогаясь всем телом, она смотрела вверх, на далекое перистое облако, быстро принимающее форму лица с резкими ястребиными чертами. Раздался смех, холодный, как ливень с градом.

Окипа. Бог-тотем благословляет насилие.

Но на сей раз Мистай просто так не дастся, она скорее умрет, чем пустит в себя семя древнего зла. "Я отвергаю тебя, Окипа! Я отвергаю это чудовище, исполняющее твою волю!"

- Ты не можешь отвергнуть нас, Мистай. Мое возмездие завершится там же, где началось - в твоем чреве. Да исполнится кровное проклятие твоего народа!

Огромное тело рухнуло на нее, дышащий смрадом рот прижался к губам, грубые ручищи разорвали одежду. Больше Мистай не видела облака. Только оранжевое, как в час заката, солнце. Смех Окипы звенел в мозгу.

Неожиданно смех уступил место проклятиям, гром, как в летнюю грозу, заставил содрогнуться небеса, эхо отразилось от далеких гор. Раздался топот уносящейся вдаль конницы, крики свирепых воинов звучали все глуше, поднялась и затихла беспорядочная стрельба. И наконец воцарилась тишина.

Мистай все ещё боролась с лежавшим на ней мужчиной, била по голове, царапала, кусала и выплевывала что-то мягкое, губчатое. Но сражаться приходилось только с его тяжестью. Левайн больше не пытался раздвинуть ей ноги, он обмяк, голова свесилась, глаза остекленели.

Джейн удалось столкнуть его. Сушеницы и синее небо исчезли, остался только почти непереносимый жар. Едва глаза привыкли к сумраку, Джейн увидела Шэфера и поняла, что он мертв. Рядом стояла тоненькая и дрожащая Ровена. Как мясник, рубящий бифштексы, кромсала она топориком разбросанные по столу щепки.

Окипа и его брат погибли, злой дух тотема вернулся в страну Маниту. Ужас из глубин веков больше не угрожает людям.

- Мы победили. - Голос индианки звучал хрипло, в больших влажных глазах мерцали отблески огня. - Победили в тот самый миг, когда казалось, что все пропало. А теперь, дитя мое, ты должна уйти. Среди аттракционов звери, поэтому надо выйти через зверинец. Беги, пока сюда не добрался огонь.

- Нет! - Ровена помогла ей подняться. - Я без тебя не уйду.

- Я не могу уйти. Что бы ни происходило, я должна находиться здесь. Беги же, Ровена, не теряй времени. Я никогда не забуду тебя, навсегда останусь в долгу.

Ровена повернулась, шагнула через порог, спустилась по лесенке, затем, отгороженная от пожара фургоном, побежала. Снова раскатился и затих летний гром, а может быть, топот копыт, сотрясающих землю. На несколько минут воцарилось безмолвие - даже рев пламени не проникал в уши маленькой девочки, прижимавшейся к груди топорик, как любимую куклу.

Она протискивалась сквозь толпу, заполнившую Променад. Пробиралась среди машин с мигающими синими фонарями на крышах. И не оборачивалась. В этом не было нужды, она и так видела комнату в старом фургоне, мгновенно отощавшего и поседевшего мертвеца, пригоршню щепок, покинутых таинственной силой. И плачущую индианку, которая осталась там одна. Осталась ждать смерти, потому что не видела иного выхода.

Едкий запах дыма; шипение пены и воды под напором - первые аккорды битвы, которая продлится несколько часов и завершится победой человека. И винтовочная пальба, салют его превосходству над дикими зверьми.

Когда сильные пальцы схватили Ровену за запястье, она закричала и рванулась назад. Отчаянно взмахнула топориком, но его перехватили, выдернули из слабой ручки и с лязгом швырнули на влажный бетон.

- Ровена! - На исхудалых щеках матери - слезы счастья. - Где ты была, и откуда у тебя топор?

Отец тоже выглядел измученным, но пытался улыбаться. А Ровена в последний раз услышала голос Джейн, не то прозвеневший в мозгу, не то донесенный порывом горячего ветра: "Я никогда не забуду тебя, навсегда останусь в долгу!"

СУББОТА, ПОЛДЕНЬ

К утру солнце рассеяло последние, самые низкие, тучи. Серый покров моря сменился синим, мерцающим. Лужи на Променаде быстро уменьшались, и к полудню от них остались только влажные пятна в тени.

Рой привязывал чемоданы к верхнему багажнику. Он не спешил - желание как можно скорее уехать исчезло. Не будь у миссис Хьюджес заказаны все номера, он, наверное, задержался бы до завтра. Возможно, и Лиз согласилась бы остаться... Но с другой стороны, чем раньше они покинут этот город и забудут (во всяком случае постараются забыть) обо всем, тем лучше.

Бухта выглядела столь безмятежной, что вы могли бы усомниться в реальности недавней трагедии. Разве что ветер приносил жидкий дымок с дотлевающих останков шэферова царства зла, да ещё это чувство, будто за вами по-прежнему следят деревянные глаза... Впрочем, чепуха - все деревянное обратилось в пепел.

Рой с тоской подумал о Джейн. Удалось ли ей спастись? Возможно, он никогда об этом не узнает. Жертв так много, что полиция ещё не закончила их подсчет. Завтра во всех газетах запестрят кричащие заголовки, но никто даже не заподозрит истины. Наверное, так будет лучше. Пусть мертвые лежат в земле, а уцелевшие живут наедине со своими кошмарами.

Лиз сидела на скамейке в крошечном саду пансионата, робко улыбаясь и обнимая одной рукой Ровену. Она глядела на мужа, но не требовала поторопиться. Очень многое изменилось за эти дни, что-то к худшему, что-то к лучшему. Но жизнь продолжалась.

На Променаде уже образовался затор, запоздавшие с отъездом курортники не могли разминуться со вновь прибывшими, и этому поневоле способствовали полицейские заслоны. Некоторые машины объезжали "пробку", забираясь двумя колесами на тротуары, но и эту лазейку вскоре закрыла собой "скорая помощь".

- Птицы! Птицы! - Ровена, с самого завтрака хранившая молчание, вдруг вскочила на ноги и протянула руку в сторону бухты. Ее слова почти потерялись в перебранке водителей, вое сирен и визге автомобильных сигналов. Почти, но не совсем.

- Птицы! Птицы!

Рой посмотрел, куда она показывала. В вышине над бухтой появилось несколько чаек. Они медленно кружили, снижались и поднимались; в их движениях и крике сквозила неуверенность. Разведка, догадался Рой. Внезапно, как по команде, они ринулись вниз и расселись на поручнях пристани. А с неба донесся новый клич, и вот уже в синеве полным-полно белых крапинок. Через минуту вам могло бы показаться, что птицы никогда не покидали этой бухты.

Рой ухмыльнулся и подошел к жене и дочери.

- Можно ехать. Видите, даже чайки возвращаются домой, надеюсь, теперь все будет в порядке. - Лиз кивнула, сжимая его руку.

- Конечно, вон и солнышко светит. Скажи, Рой, все это... м не привиделось?

- Вряд ли мы когда-нибудь узнаем правду. - Он пожевал губами. - Мне кажется, только Ровена может открыть её нам, и однажды, возможно, откроет.

Перед тем, как сесть в машину, они последний раз посмотрели на темнеющий в небе огромный гриб. Бриз разрывал его в клочья, как будто сама природа решила вмешаться, прежде чем облако дыма обретет человеческие черты и напомнит посвященным о боге шайеннов.

1 "Мне жизни не жаль ради любви..." (англ.). - Здесь и далее примечания переводчика.

2 Вечер 5 ноября, когда, по традиции, в Англии отмечают раскрытие "Порохового заговора" католиков в 1605 г. с целью убийства короля Иакова I.

3 Лобенгула (ок. 1836-1894) - правитель народа матабеле в Южной Африке в 1870-1894 гг.

4 Я ничей ребенок... (англ.).

5 Разгром английской армии Эдуарда II войсками короля Роберта Брюса в войне за независимость Шотландии (1314 г.).

6 Одномачтовое рыболовное судно.

7 6,3503 кг.

8 ... Не выходи сегодня вечером из дома... (англ.).

9 Команчи захватывают эту страну... (англ.).