/ Language: Русский / Genre:poetry,

Песнь Об Альбигойском Крестовом Походе

Гийом Тудельский


Тудельский Гийом

Песнь об Альбигойском Крестовом походе

Гийом Тудельский, неизвестный автор

Песнь об Альбигойском Крестовом походе

перевод Светлана Лихачева

I

[ПРЕДЫСТОРИЯ ПОХОДА]

[1]

Благослови Отец, и Сын, и Дух Святой

Тот день, как мэтр Гильем труд начинает свой.

Наваррец он; ему Тудела - град родной.

И в Монтобане жил лет десять таковой,

5 Но в скором времени приют нашел иной1,

Прознав при помощи науки колдовской2,

Что вскоре будет град опустошен войной,

И ныне обречен весь край судьбине злой

За веру лживую, что мнили там благой3:

10 Богатым буржуа начертано судьбой

Утратить все добро и встретиться с нуждой,

А славным рыцарям - страдать в земле чужой,

Где горя и забот сполна хлебнет изгой.

Вот почему Гильем осел в земле другой.

15 Граф Бодуэн4 (храни его Иисус благой)

Ввел в Брюникель его и с радостью большой

Вручил каноникат ему своей рукой

В Сен-Антонене, ставшем графскою землей5;

И Жоффруа де Пуатье6 о цели той,

20 И добрый мэтр Тедиз7 радели всей душой8.

И вот Гильема труд вы зрите пред собой:

С начала до конца писал он день-деньской,

Корпел почти без сна над каждою строкой.

Изящен и красив в сей книге стих любой,

25 А, выслушав ее, и малый и большой

Свой ум обогатит, почтив меня хвалой,

Ведь автору талант от Бога дан с лихвой,

И тот, кто обойдет поэму стороной,

Раскается потом!

[2]

Сеньоры! Песни сей послужит образцом

Антиохийский сказ9 и ритмом и стихом:

Кто знает, как прочесть, тот преуспеет в том.

Я чаю, знает всяк, как ересь день за днем

5 (Да поразит Господь ее Своим мечом)

Захватывала мир, накрыв своим крылом

Альби, и Каркассэ, и Лорагэ притом.

До самого Бордо повсюду и кругом

Сторонники10 ее все множились числом,

10 И я вам не солгу, назвав их большинством.

Но римский Понтифик и клир, что был при нем,

Узрев, что целый край отравлен этим злом,

Задумались, кого назначить им послом

Увещеваньями бороться со грехом.

15 Из орденов Сито был главным в деле том,

Оттуда много шло монахов сим путем11.

Тут в Каркассон собрал оговоренным днем

Епископ Озмы12 всех на диспуте одном:

И кто легатом был, и кто еретиком13.

20 Был Арагонский сир в собрании большом:

Послушав прение, уехал он потом,

Признав, что ересь впрямь нашла в тех землях дом.

Об этом Папе в Рим он сообщил письмом14.

Еретики же прок в учении святом

25 Не больше видели, чем в яблоке гнилом.

И длилось так лет пять15, клянусь Святым Крестом!

Упорно шли они неправедным путем.

И вспыхнула война, и кровь лилась ручьем,

И многих смерть еще пожнет своим серпом,

30 Ведь так предрешено.

[3]

Близ града Лерида аббатство есть одно,

И ордену Сито принадлежит оно,

Зовется же Поблет16. И в нем не так давно

Достойный жил аббат, чей нрав и ум равно

5 Вели его наверх. И было суждено

Ему попасть в Грансельв, чье имя столь славно,

И там аббатом стать; а погодя дано

Возглавить и Сито. Так было зачтено

Усердье Господом, чему и быть должно.

10 Сей мудрый праведник нес истины зерно

В край ереси, уча, что чисто, что грешно.

Но рвение его там было всем смешно.

С легатской властью же ему было дано

Орудье против тех, чье сердце смущено,

15 Кто о Христе забыл.

[4]

И вот аббат Сито, что Господу столь мил,

То пешим, то в седле с легатами отбыл.

Он звался брат Арнаут, и проповедей пыл

Он на еретиков упорных обратил.

5 Служители Христа взывали, что есть сил,

Но лишь презрение призыв их пробудил.

Пейре де Кастельнау тогда в дороге был:

К Провансу добрый мул легата увозил.

Тулузы графа тот от церкви отлучил:

10 Ведь разорял страну сброд, что ему служил.

Но некий экюйе17, что злобу затаил,

От графа похвалу себе снискать решил

И папского гонца предательски убил:

Он со спины копьем насквозь его пронзил,

15 Затем во весь опор в Бокер он поспешил,

Откуда прибыл он и где с семьею жил.

Пред смертью же легат, собрав остаток сил,

Ладони к небесам воздел и отпустил

Пред Богом страшный грех: убийцу он простил.

20 Едва пропел петух, причастье он вкусил

И на рассвете вздох последний испустил.

Так к Господу Отцу дух Пейре воспарил,

А тело бренное Сен-Жиль в стенах сокрыл,

Где погребальный гимн печальным звоном плыл.

[5]

Когда дурная весть до Папы долетела,

Что мертв его гонец, то не было предела

Отчаянью его. Он, став белее мела,

К Иакову воззвал, святому Компостеллы

5 И к Римскому Петру. И грозно прозвенела

Анафема в стенах церковного предела.

Двенадцать на совет прелатов подоспело:

Аббат Сито Арнаут, чья слава не скудела,

И мэтр Милон, в латыни столь поднаторелый.

10 На совещанье том решение созрело,

Немало от него в огне войны сгорело

Мужей, и донн, и дев. Владенье их скудело... (сноска)

Ни платья, ни плаща. Печальней нет удела.

Решенье то карать бунтовщиков велело

15 От Монпелье и до Бордо в округе целой:

Так мне рассказывал достойный Понс де Мела18.

Его отправил в Рим король, сеньор Туделы,

Памплоны-города и крепости Эстелла.

Отважней рыцаря земля еще не зрела:

20 Король Мирмамолен изведал то всецело:

Наваррца воинство, с ним - сир Кастильи смелый

И Арагонский сир, - эмира одолело19.

Об этом песнь сложить охота мне приспела

Сей подвиг незабвен.

(*Но лучше бы Кретьен...)

[6]

Но вот аббат Сито, что был дотоль согбен,

Меж мраморных колонн воспрял и встал с колен,

И Папе рек: "Сеньор, свидетель Сен-Мартен,

Довольно слов пустых деяниям взамен.

5 Диктуйте ж знатокам латинских вы письмен:

С посланьем поспешу я прочь из этих стен,

Пусть слово ваше облетит французский лен,

Овернь и Перигор, Гасконь и Лимузен:

Тем прощены грехи, кто примет крест, смирен,

10 По миру целому до византийских стен.

А кто откажет - пусть вина не пьет, презрен,

Не будет со стола вкушать по многу ден,

Не будет ни в шелка, ни в бархат облачен,

Не будет, коль умрет, достойно погребен".

15 Тут возопили все: "Сей план благословен,

И нет к тому препоны!"

[7]

Когда аббат Сито, достойная персона

(Что после стал архиепископом Нарбонны),

Мудрейший среди слуг Господнего закона,

Сказал сии слова, молчали все смущенно.

5 Один лишь Папа рек в ответ ему резонно:

"Брат, отправляйся же немедля в Каркассонну

И в град Тулузу, что на берегу Гаронны.

Ты поведешь войска на злое племя оно.

Дай отпущенье тем, что в вере непреклонны.

10 Пусть верные Христу и нам мужи и жены

Пойдут войной на тех, что к лживой вере склонны".

На том аббат отбыл, едва пробило ноны,

И быстро поскакал он к землям отдаленным.

И были с ним: архиепископ Таррагоны,

15 Епископ Лерида, епископ Барселоны

И близкой к Монпелье цветущей Магелоны,

И городов, у врат испанских возведенных

Бургоса славного, Памплоны, Тараскона;

Так уезжал легат.

[8]

Так, в путь благословлен, в седло воссел аббат

И поскакал в Сито, где братья все подряд

Оделись в белое - обычаи велят

В день Божьего Креста, что христиане чтят,

5 Сходиться братии на праздничный обряд.

На мессу пышную колокола звонят,

А после проповедь речет достойный брат,

Сподвижники ж его все внемлют и молчат.

Им буллу он явил, чьи буквы говорят:

10 Всем ехать должно на восход и на закат

По всей земле, где днесь Христа и Церковь чтят.

Во Франции ж в поход сбираться всякий рад:

Ведь крестоносцам отпустить грехи сулят.

Глазам не верилось, сколь был велик отряд

15 Тех, что еретикам с вальденсами грозят. (сноска)

Бургундский герцог крест там принял, говорят,

Неверский граф, и всяк, кто знатен и богат.

И справа на груди у рыцарей горят

Шелка крестов - на них не пожалели трат!

20 Равно как на металл мечей и крепких лат.

Был каждый снаряжен на самый лучший лад,

Гербы на чепраках коней ласкали взгляд.

Ни клирик, ни мудрец умней меня стократ

Не описал бы все как есть, бьюсь об заклад,

25 И не сумел бы счесть священство и солдат,

Когда собрались под Безье, могучий град,

Войска со всех сторон.

[9]

Когда Тулузский граф был вестью поражен,

И с ним виконт Безье и всяк иной барон,

Что франками поход в их край провозглашен,

Я чаю, каждый был не рад, но удручен.

5 В ту пору на совет весь клир был приглашен;

Туда же, в Обенас, явился граф Раймон,

И каялся в грехах, коленопреклонен,

И о прощении взывал к аббату он.

Но отказал аббат, ссылаясь на закон:

10 Он властью отпускать грехи не наделен,

Пока вопрос открыт и в Риме не решен.

Сказал бы я еще, но есть ли в том резон?

И спешно отбыл граф, отказом огорчен.

К владетелю Безье воззвал о мире он:

15 "Друг другу, сын сестры, не след чинить урон.

Поставим пред врагом мы сообща заслон,

Чтоб целы были мы и край наш защищен".

"Не да, но нет", - так был ответ произнесен,

И граф уехал прочь, отказом раздражен,

20 И поскакал в Прованс, где Арль и Авиньон.

Теперь волнующий придам я сказу тон:

Был Песни дан почин в один из майских дён,

Когда весь Божий мир цветеньем напоен,

Двенадцать минуло веков с благих времен

25 И десять лет, - как был Господь наш воплощен.

Гильемом сказ сей в Монтобане сочинен.

И впрямь, будь мэтр Гильем удачей одарен,

Как всяк дурной жонглер иль глупый пустозвон,

Стекались бы дары к нему со всех сторон,

30 Будь то хороший конь, породист и умен,

Что б ровным шагом шел под гору и на склон,

Будь то багдадский шелк, парча иль сиглатон.

Но времена тяжки, и в средствах всяк стеснен,

Кому бы щедрым быть, тот скуп и обозлен,

35 И лоскутом не одарит - погонит вон!

К таким я не пошел вовек бы на поклон,

Прося ссудить угля, что в мелочь оценен.

Благой Господь, что создал твердь и небосклон,

Реки им всем позор!

[10]

Когда Тулузский граф, владетельный сеньор,

Увидев, что виконт враждебен до сих пор,

А недруги спешат к нему во весь опор,

Постиг, что краток срок и натиск будет скор,

5 И крестоносцы учинят в стране разор.

В Гасконь, за помощью граф обратил свой взор:

Архиепископ Оша, разумом остер,

По дружбе мог помочь уладить с Римом спор.

Аббат Кондома зван был на посольский сбор

10 И Рабастен Раймон, что длань щедрот простер

К госпитальерам; добрый медик их приор.

Поедут в Рим они, чтоб погасить раздор,

И к императору, - вести с ним разговор,

Чтоб мир стал достижим.

[11] Послы спешат отбыть с эскортом пребольшим,

И вскорости врата им открывает Рим.

Рассказом долгим слух не будет ваш томим:

Благодаря дарам и словесам благим,

5 Достигнут был союз, что столь необходим.

Отныне связан граф условием таким:

Смиряться с папским повелением любым;

И в подтверждение сдано семь замков им.

Отослан был Милон, за доблесть Папой чтим,

10 Следить, чтоб договор остался нерушим.

(В Сен-Жиле умер он, не минуло двух зим.)

Когда ж виконт прознал: граф боле не гоним,

Но с церковью в ладах, - он был встревожен сим.

14 Хоть мира он просил со рвением большим,

Легат его презрел и был неумолим.

Тогда, воззвав ко всем, кто службой связан с ним, И к храбрым рыцарям, и к ратникам простым,

Стал в Каркассоне ждать он с воинством своим.

(*На сем я замолчу. Продолжит Аноним.)

18 А те, кто жил в Безье, - о них мы восскорбим

И полтораста нет, кто смог уйти живым

Из огненного ада.

I I

[НАЧАЛО ПОХОДА И ВЗЯТИЕ БЕЗЬЕ]

[12]

Сеньоры, как сошлась сей армии громада,

Из предыдущих строк узнать вы были рады.

Аббат Ситосский сам возглавил кавалькаду:

Архиепископы и клир скакали рядом

5 В таком большом числе, что не охватишь взглядом,

Сбираясь на совет, тянулись их отряды,

Не ровня им войска Милана в день парада.

Бургундский герцог20 там же был, речет баллада,

Шелка знамен и свиты блеск - для глаз отрада;

10 Неверский граф, блиставший яркостью наряда,

Граф де Сен-Поль21 - сказать о нем нам тоже надо,

И Пейре, граф д'Оссер22, что доблестен измлада,

Гильем, Женевы граф, - богаче нету града23,

Эн Адемар де Пуатье, что взял в осаду

15 Лен графа де Форез, край битвы и разлада,

С вассалами, кому опасность - не преграда;

Пейре Бермон д'Андюз, - долга была б тирада,

Возьмись я перечесть земли Прованской чада,

Что воинства того умножили громаду,

20 И прочих, кто взыскал от Господа награду,

Поставить вместе их - длинней не будет ряда.

Их всех не сосчитать, трудись хоть до упаду,

С рассвета дотемна.

[13]

Та армия была огромна и мощна:

Дворян под двести сот пришло под знамена,

Вилланов больше в десять раз; а имена

Прелатов с буржуа не перечесть сполна.

5 Со всех концов земли их призвала война:

Бургундия, Овернь, германская страна,

Гасконь и Пуату, и франков сторона,

Сентонж и Лимузен, - дружина их сильна.

Переписать их всех - задача мне сложна,

10 Два месяца трудись иль даже три без сна.

Прованс там был, и Вьенна, доблестью славна,

Так от Родеза до Ломбардских врат, грозна,

Собралась рать, до отпущения жадна,

Знамена развернув, вперед текла она,

15 Мня: будет Каркассэ без боя им сдана

(Тулуза ж с церковью была примирена).

Рекли: "Альбижуа падет, покорена,

И Каркассон возьмем!" Ладьи несла волна,

На них же - кладь и снедь, что армии нужна.

20 К ним мчал Тулузский граф - ведь клятва им дана

Стать крестоносцем: то прощения цена.

Вторая ж войска часть, что менее крупна,

Чем франков воинство, в Ажене созвана.

Все съехались они, сменилась лишь луна:

Гюи д'Овернь, чья куртуазность всем видна,

Тюрени сир, чья помощь войску не скудна,

Архиепископ из Бордо, чья длань грозна,

А с ним - епископы: им паства вручена

В могучих городах, чья велика казна. (сноска)

30 Де Кардайяк, и де Гурдон, - их мощь равна,

Ратье де Кастельнау - Керси ему верна.

Пал Пюйларок и взят Гонто, разорена

Земля Тоннейна; но крепка была стена

У замка Кассеней, и в нем размещена

35 Рать копьеносцев, из гасконцев набрана,

Что на ногу легки; была защищена

Та крепость всех сильней.

[14]

Так лучники обороняли Кассеней

Сегин Баленкский командир был рати сей.

Взять город было бы врагам всего трудней,

Но граф Гюи вмешался, к выгоде своей,

5 Архиепископа он в споре был сильней.

Осаду сняли; как - не знаю, ей-же-ей!

Тогда немало верных ереси мужей

Осуждены на смерть, сгорели до углей,

Замкнувши сердце для спасительных речей.

10 Епископ из Пюи к Шоссеру гнал коней:

Коссад и Бург с ним расплатились всех щедрей.

Сен-Антонен покинул он, спеша скорей

Под Кассеней, где рать стояла много дней,

Решив, что в войске том недостает людей.

15 Вильмура ж люд изведал множество скорбей:

Пронесся слух, что недруг двинулся южней

Под Кассенеем рать седлает лошадей.

Свой град предав огню при худшей из вестей,

В день понедельник, под луною, в час теней,

20 Они бежали прочь, взяв женщин и детей.

Об этой армии достаточно речей:

Другая рать пришла из южных областей

В град Монпелье; и граф Раймон стоял над ней,

Шел во главе, ведь нет проводника ценней

25 В земле племянника, враждебный норов чей

С лихвою граф познал.

[15]

Но времени виконт Безьерский не терял:

Отважен и могуч, он силы собирал.

Достойней рыцаря мир Божий не видал:

Учтив он был и щедр, и доблестью блистал.

5 Он с графом был в родстве, его он дядей звал.

Он был католиком и церковь почитал:

В том клирик не один ручательство бы дал.

Был юн виконт, у всех любовь он вызывал,

С ним был накоротке любой его вассал.

10 Он страха подданным нимало не внушал,

Как с равным, каждый с ним смеялся и играл.

Но на его земле всяк рыцарь привечал

Еретиков, - и им приют предоставлял.

Но каждого из них прискорбный ждал финал.

15 Сей участи и сам виконт не избежал:

Смерть принял горькую, и всяк о нем рыдал.

Я сам виконта только раз один видал:

Как свадьбу с Альенор Тулузский граф справлял;

Достойней королев крещеный мир не знал,

20 Как и языческий; не перечесть похвал,

Что блеск ее красы по всей земле снискал.

Но славословий сонм, что я ей посвящал,

Пред перечнем ее достоинств слишком мал.

Но к теме возвращусь. Виконт же вести внял

25 О том, что Монпелье противник миновал;

Вскочивши на коня, в Безье он поскакал

И прибыл - в час, когда был свод небесный ал

И полыхал рассвет.

[16]

И горожане все, кто молод и кто сед,

Кто жизнью умудрен, и кто в расцвете лет,

Толпой ему навстречу хлынули чуть свет.

Виконт сказал: "Сражаться храбро - мой завет,

5 Ведь подкрепление придет за мной след в след.

Я ж в Каркассон спешу, мне медлить смысла нет,

Там с нетерпеньем ждет моих вассалов цвет".

И прочь он ускакал, надеждою согрет;

Евреи24 же за ним уехали вослед;

10 Остались прочие скорбеть в преддверье бед.

Епископ же Безье25, за благость мной воспет,

Вернулся в город, и едва с коня сошед,

В главнейшей из церквей26 собрал большой совет,

В богатом храме, чьих святынь дороже нет.

15 Поход крестовый - вот речей его предмет;

Разгрома он просил не ждать себе во вред,

Где всяк, кто не убит, - ограблен и раздет...27

"Что отдадите - вам вернут, даю обет;

А на отказ один получите ответ:

20 Всяк на клинок смертельной стали будет вздет

Удел такой жесток!"

[17] Он пастве многие несчастия предрек,

Уладить миром спор молил людей, как мог,

Ведь лучше город сдать, он их предостерег,

Чем в сердце получить губительный клинок.

5 Но эти речи не пошли безьерцам впрок,

"Отрадней смерть в волнах, - всяк говорил в упрек,

Чем город сдать врагу за жизнь свою в залог".

И дали ни денье не уступить зарок,

Коль смену власти сей поступок бы повлек.

10 Им думалось, враги пришли на краткий срок,

Недели ж через две рассеются, даст Бог,

Ведь войско разрослось и вдоль, и поперек

Колонна в лье длиной, нет под нее дорог.

А город укреплен, нет места для тревог,

15 Стенами окружен, и ров его глубок,

Хоть месяц осаждай, не ступишь на порог.

Как мудрый Соломон царице Австра рек,

Плох замысел того, чей разум недалек.

Епископ увидал, что город пренебрег

20 Его советом, и война - тому итог.

Он, мула оседлав, пустился наутек,

И к франкам поскакал, чей путь к Безье пролег,

И кто поехал с ним - тот жизнь свою сберег,

А кто остался - тех настиг ужасный рок.

25 Епископ рассказал, как в споре изнемог,

Тщась жителям Безье преподнести урок,

Аббату из Сито и всем, чей род высок.

И те сочли, что люд Безье умом убог:

Их муки ждут и смерть, а им и невдомек,

30 Что их удел - геенна.

(*Их муки ждут: о них напишет пару строк

Хаецкая Елена. )

[18] И вот в день праздника Марии Магдалены

Аббат привел войска под городские стены

И вкруг Безье поставил лагерем военным,

Что осажденных устрашило несомненно:

5 Сам Менелай, когда Парис украл Елену,

Вовек не разбивал, явившись под Микены28,

Такого множества шатров из тканей ценных,

Как франки; среди всех один лишь граф Бриенна29

Из целой Франции не отбыл карантена.

10 А жителям Безье, то ясно совершенно,

Был дан дурной совет30...

Неделю напролет шли стычки беспрестанно.

Узнайте же, на что осмелились мужланы31,

Безумны, как киты, и столь же разъяренны32:

15 Из подлой ткани сделав белые знамена,

Помчались на врага, и всяк как оглашенный

Вопил и тряпкою махал одновременно,

Чтоб недругов вспугнуть, как птах в полях ячменных,

С утра, в начале дня.

[19] Король жулья, узрев, как враг бежит, тесня

Французских рыцарей, вопя и гомоня,

Христовых воинов увеча и казня,

Их сталкивают в ров, и на мосту - резня,

5 Свое отребье он созвал, врагов кляня,

И возопил: "Вперед! Сейчас пойдет грызня!"

Схватилась за дубье лихая солдатня,

То все оружье их, коль спросите меня;

Рубахи да штаны - бандитов вся броня.

10 Пятнадцать тысяч их; собой заполоня

Все рвы и подступы, и кирками звеня,

Крушили стены - не смолкала стукотня,

Ломали ворота, разбить их в щепы мня.

Страх горожан объял, сердца заледеня.

15 "К оружью!"- грянул клич, бойцов воспламеня,

Бой грянул; жизнь свою нимало не ценя,

На приступ франки шли, со стен врагов гоня.

Взяв жен и чад, бежали те, как от огня,

Укрылись в церкви все, в колокола звоня:

Ведь нет надежд иных!

[20] Безьерцы видели со стен врагов своих:

И как король жулья в атаку рвался, лих,

И как заполнил рвы поток бандитов злых,

И как пробили брешь в воротах городских,

5 И как, вооружась, французы шли на них,

И сердцем поняли, что им не быть в живых.

Укрылись в церкви все, от малых до больших;

А клир явился в облачениях таких,

Как если мертвецов собрались дорогих

10 Отпеть; и колокол звучал, пока не стих.

Удачен натиск был бандитов удалых:

Захватывать жилье рванулись орды их,

Ведь выбор был богат среди домов жилых

С полсотни было их на каждых пятерых.

15 Их не страшила смерть, как вам расскажет стих,

Всех встречных резали, и старцев, и младых,

Тащили все, жадны до ценностей любых.

Добычу сохранив, богаче всех других

Они бы стали, но разбойников самих

20 Лишили рыцари сокровищ нажитых,

Из жадных вырвав рук.

[21] Бароны Франции и ленов, что вокруг,

(*Решили захватить наш альбигойский Юг!!!)

Маркизы и князья33, и клирики сам-друг,

Решили меж собой, что долг Христовых слуг

Брать штурмом замки, что не взяли на испуг,

5 А весь их люд, познавший ереси недуг,

Вздеть на клинки - возиться с ними недосуг!

И будет устрашен тогда мятежный Юг,

И взяться не дерзнет никто за меч иль лук.

Так взят был Монреаль, Фанжо и край вокруг.

10 Иначе б не видать, - вам говорю не вдруг,

Победы и ценой немыслимых потуг.

Засим Безье полег, как под косою луг,

Всех перебили, за незнаньем горших мук.

Кто в церкви скрылся, не ушел от франкских рук,

15 Алтарь не спас, ни крест, ни песнопений звук.

Не пощадила клир толпа лихих бандюг,

И никого из горожан и их подруг.

Прими их, Господи, в Своих спасенных круг!

Битв горших ни одна не знала из округ,

20 С тех пор, как подымал оружие сельджук.

В дома безьерцев ворвалась орда хапуг,

И ценностей там не один набрался тюк.

Почти что разъярил баронов этот трюк:

Ударами дубин они, как грязных сук,

25 Чтоб разместить коней, повыгнали ворюг,

С кем власть, тот всем указ! (сноска)

[22] Шваль со своим вождем задумала в тот час,

Добычи много взяв, обогатиться враз.

Но как увидели, что отнят их запас,

"Огня! Огня сюда!" - раздался дружный глас.

5 Всяк вынул факелы, что загодя припас,

Огонь объял Ситэ, и души страх потряс:

Весь город погорел, скажу вам без прикрас.

Так и Рауль Камбрейский34, повествует сказ,

Богатый город близ Дуэ спалил зараз

10 И мать, н'Алазаис, за пару гневных фраз

Едва ли не побил: мать сыну не указ!

Люд, чуя жар, бежал; а пламень все не гас,

Пожрав дома, дворцы, приятные для глаз,

Гоньон и гамбизон35, сталь шлемов и кирас,

15 Что в Шартре и в Руэ творили на заказ,

И множество одежд нарядных или ряс.

Собор, что мэтр Жервэ воздвиг, Господь не спас,

И стены треснули, и надвое каркас

Расколот был огнем.

III

[ОСАДА И ВЗЯТИЕ КАРКАССОНА]

[23] Сеньоры, не один огромный тюк с добром

Нормандцы с франками набрали в граде том,

До самой старости всяк жил бы богачом,

Когда б король отребья со своим жульем

5 Весь город не спалил и не пожег живьем

И старцев, и юнцов, и жен с детьми притом,

И клир, что мессу в храме пел, закрывшись в нем.

Оставшись на три дня в лугах, четвертым днем

Был крестоносный люд в путь наконец ведом

10 Равниной, торным, беспрепятственным путем,

И ветер знаменa взвивал своим крылом.

(вариант: Знамена развернув, трепомые ветрОм).

А в воскресенье, в час вечерни, над холмом

Предстал им Каркассон, где скорбью всяк гнетом

При вести, что в Безье был учинен разгром.

15 Виконт же со стены, в предчувствии дурном,

Взирал на армию, огромную числом.

Он на совет созвал своих людей потом,

Тех, кто искуснее других владел мечом,

И рек: "В седло, друзья! Рванемся напролом!

20 Четыреста бойцов из нас мы изберем,

Тех, кто владеет лучшим боевым конем,

Для вылазки, когда стемнеет все кругом.

И вражью рать на склонах вспять мы повернем36".

[24]

"Сеньоры, на коней! - виконт им говорит,

В доспехи облачась, берите меч и щит,

Ударим на врага, и будет он разбит!"

"Бог свят, - Пейре-Роже де Кабарет кричит,

5 Нам вылазка сейчас, поверьте, повредит:

Кто силы сбережет, тот город защитит.

Ведь утром враг, едва свой голод утолит,

Пойдет на штурм ко рвам, и будет перекрыт

Путь до воды, и смерть от жажды вам грозит.

10 Вот тут-то без препон сраженье закипит!"

На том сошлись все, кто умен и даровит,

И порешили: пусть снаружи стража бдит,

Вкруг неприступных стен, что крепче, чем гранит:

Сам император Карл37, могуч и знаменит,

15 Держал в осаде град, что посейчас стоит,

Семь лет и столько ж зим; когда ж, осадой сыт,

Решил, что этих стен вовек не покорит

Лишь тут смирился град, и был ему открыт.

И если жеста против правды не грешит,

Таким и был исход!

[25]

Был начеку виконт Безье ночь напролет;

Поднялся он, едва заполыхал восход38.

Поев, французы свой оставили оплот,

Вооружились все и двинулись вперед.

5 И каркассонцы снарядились в свой черед.

Ударов в сече той никто не перечтет,

И раненым, и тем, кто пал, потерян счет;

В обоих лагерях познали гнет невзгод

Зарублен этот, и от ран страдает тот.

10 Но натиск франков был силен, и дал он плод

Был пригород сожжен, а города народ

Тесним и окружен, и перекрыт подход

К течению реки, что прозывалась Од39.

И не один был установлен камнемет,

15 Чтоб днем и ночью бить в твердь башен и ворот.

Се, чудо из чудес Господь явил с высот:

Хотя со стен пустили арбалеты в ход,

И всяк на франков направлял разящий дрот,

Но половина стрел стремила в ров полет.

20 Я сам слыхал, и поручусь - молва не лжет:

Стервятников, ворон иль птиц иных пород

Над франкской армией не видели в тот год.

С нехваткой снеди вовсе не было забот,

Денье за тридцать штук хлебов - смешон расход!

25 Но франки, захватив из копей соль, в поход

Везли ее с собой, пуская в оборот,

Чтобы за счет нее восполнить недочет.

Но все ж в убытке всяк, не окупил доход

Издержек и затрат.

[26] То было в августе, как люди говорят,

Когда явилось войско под могучий град.

Сир Пейре д'Арагон привел туда отряд

В сто рыцарей, - на них не пожалел он трат40.

5 Обед в разгаре был: жаркое все едят.

Но побросали всё, завидев: гости мчат.

Навстречу поспешил всяк рыцарь и прелат;

Сир их приветствовал; гостям был всякий рад,

Привет рекли уста.

[27] Поставил у воды, где сень дерев густа,

Тулузский граф шатер, что прочим не чета.

Там гости из-за Пиренейского хребта41,

Что с королем пришли, нашли себе места.

5 Когда же свита наконец была сыта,

Гнедого оседлав коня, не взяв щита,

Король без войска въехал в города врата.

Он взял с собою лишь троих - ведь цель проста.

Виконт ему навстречу ринулся с поста,

10 И радостная тут поднялась суета

Сбылась, все чаяли, о помощи мечта,

Ведь был король им другом многие лета.

Но цель у короля сейчас была не та...42

И армия с собой им не была взята:

15 Мольбу лишь нес, когда б была та принята. (Единственное, что у него было - это мольба, если бы к ней прислушались.)

И жалобу рекли виконтовы уста

Сколь участь города Безье была люта,

Как лен его страдал от воинства креста.

Король ответил, что теперь пенять - тщета.

20 "Барон, - он рек, - во имя Господа Христа,

Я вам твердил, что тех, чья вера нечиста,

Из лена нужно гнать - но речь была пуста,

Ведь ими половина града занята,

Живут здесь, не таясь!"

[28] "Виконт, - сказал король, немало огорчась,

Мне жаль, что вы в беде, из-за глупцов томясь,

Кто в заблужденье впал, с рассудком распростясь.

Спасение в одном: нимало не чинясь,

5 Поладить с франками, о мире сговорясь.

Свидетель мне Господь, скажу, не устыдясь:

Не верю, чтоб такая битва началась,

Чтоб в ней мечта о вашем торжестве сбылась.

Ведь велика та рать, что против вас сошлась,

10 Падете вскоре вы, оборониться тщась.

Вы верите в свой град, осады не боясь;

И оборона вам бы, верно, удалась,

Когда бы в город вся округа не стеклась

Но здесь толпа детей и женщин собралась.

15 Я ж вам сочувствую, крепка меж нами связь,

Такую к вам любовь питаю отродясь

Все ради вас приму, лишь не бесчестья грязь".

Виконт же...43 за него с баронами вступясь,

О мире бы радел.

[29] "Сеньор, - сказал виконт, - вам отдаю в удел

Град и народ свой, что в его стенах засел;

Ведь все мы - ваши; нами издавна владел

Отец ваш, что на нас с любовию смотрел44".

5 Дослушав эту речь, король в седло воссел:

Вернувшись к франкам, он совет держать хотел;

Там был аббат Сито, - он всех собрать сумел,

И без него там не решалось важных дел.

Король пересказал все, что уразумел

10 Из слов виконтовых, и сил не пожалел,

Виконта горестям тщась положить предел,

Но сколько б он о соглашенье ни радел,

Вот все, в чем просьбами своими преуспел:

Лишь для него совет уступку потерпел

15 Виконт пусть выйдет сам-двенадцать, жив и цел,

С собою взяв лишь то, что на себе имел;

Во власти франков оставляя свой надел.

Король сквозь зубы процедил, от гнева бел:

"Да раньше бы осел по небу полетел!"

20 Вернулся в город он, хоть яростью кипел,

И всем поведал, что совет сказать велел.

От этой новости виконт рассвирепел:

Уж лучше б, дескать, нам содрали кожу с тел,

Чем согласиться на грабительский раздел;

25 Последнего из слуг не бросит тот, кто смел.

Пусть прочь спешит король; виконт же не сробел

И будет защищать свой град, покуда цел.

Король, садясь в седло, немало восскорбел

И головой поник.

[30]

Печалью омрачен был королевский лик:

Что не помочь ему друзьям, сеньор постиг

И в Арагон домой помчал за много лиг.

А франки завалили рвы, - труд был велик!

5 И "кошек" и "котов"45 соорудили вмиг.

Бароны ездили, блистая сталью пик,

В град доступа ища в обход иль напрямик.

Епископ и монах, приор и духовник

Кричали: "Ну же! В бой! Да сгинет еретик!"

10 Тут на стене виконт с баронами возник;

Слал каждый арбалет стрел смертоносный клык,

И был в обоих лагерях урон велик.

Но город полон был, стоял в нем шум и гик

То беженцы стеклись - и юный, и старик.

15 Крестовый люд и за год цели б не достиг.

Но хоть крепка стена и грозен башен пик,

Их враг лишил воды, а летний зной был дик:

Колодцы высохли, воды иссяк родник.

Тут многих горожан лихой недуг настиг:

20 Напал падеж на скот, ободран мул и бык

Заразы гнусной яд во все места проник;

Повсюду женщин и детей поднялся крик

Ведь все дома полны подобных горемык.

Сколь мух там развелось - не выразит язык:

25 Всех мучили они; от бедствий всякий сник.

Семь дней назад король уехал, встав в тупик,

Тут встречу предложил знатнейший из владык,

И с пропуском виконт поехал в тот же миг

Со свитою на зов(*взяв пару дураков).

[31]

Покинул град виконт, совет держать готов:

С ним - сотня рыцарей, и тридцать лишь бойцов

У сира знатного, кем славен полк Христов.

Он рек: "В родстве мы с вами испокон веков.

5 Да распрострет Господь над нами свой покров!

Я примирить вас тщусь ценой любых трудов:

Радею я за вас и ваших храбрецов.

Когда б союзных скоро ждали вы полков,

То были б правы, защищая отчий кров.

10 Но, Бог свидетель, вы - один среди врагов.

Так сговоритесь с Папой, мой совет таков,

Да и с баронами; скажу, не тратя слов:

Коль силой вас возьмут, вам не сносить голов,

И будет ваш удел, как у Безье, суров.

15 Спасите же себя от смерти и оков!

Что деньги? Ваша жизнь ценнее всех даров!"

Вняв речи сей, виконт сказал: "Совет толков!

Я сделаю, как мне велят, в конце концов,

Вы и Филипп, король французских городов.

20 Я оправдать себя немедленно готов,

Коль мне покорность злых не принесет плодов". (??)

"Я вас сопровожу до войсковых шатров,

И обещаю, что вернетесь жив-здоров,

А я не пустослов!"

[32]

Виконт покинул град, совет держать готов:

С ним сто соратников, и тридцать лишь бойцов

У сира знатного, кем славен полк Христов.

Он рек: "В родстве мы с вами испокон веков.

5 Да распрострет Господь над нами свой покров!

Я примирить вас тщусь ценой любых трудов:

Радею я за вас и ваших храбрецов". (сноска)

Они вошли в шатер, друг другу все сказав.

Там шел совет; шатром владел Неверский граф.

10 Дивились рыцари, виконта увидав,

Так клирик рассказал, чин мессы прочитав:

Ведь сам пришел виконт, себя в залог отдав.

По мне, так сдавшись в плен, он был отнюдь не прав,

Безумьем обуян.

[33]

Виконт Безье, и те, кто вместе с ним был зван,

Их девять - всеми почитаемых южан,

Явились к графу де Невер во франкский стан.

Бургунд и франк дивились, ибо гость неждан...

5 Все рыцари и с ними толпы горожан,

И дамы, будто оный выход им желан,

Свой град покинули; сержантов, дев, виллан

Там не осталось никого из поселян.

Не взяв с собой добра ценой в гнилой каштан,

10 В брэ и рубахах из холста, что домоткан,

Такой приказ им крестоносцами был дан,

Кто уходил в Тулузу, - путь был невозбран,

А кто - искать приют среди далеких стран.

Французы же вошли в ситэ, что был им сдан,

15 Заняв виконтов дом, донжон и барбакан.

Добычу трудно счесть; победой всякий пьян;

Присвоить мула и коня был каждый рьян,

По-честному делясь, - здесь не пристал обман.

Герольды шли сквозь строй, скликая прихожан,

20 Чтоб был на проповедь крестовый люд собран.

Поднявшись на крыльцо, встал над толпой мирян

Аббат Сито, священным пылом обуян:

"Сеньоры, - рек он, - славой наш поход венчан.

Се, порадел Господь за дело христиан:

25 Не противостоит вам ни один смутьян!

Во имя Господа, что на кресте заклан,

И в стоимость угля иль пригоршни семян

Добра никто да не припрячет в свой карман,

Иль всех вас отлучить мне в долг вменяет сан.

30 Пусть всем владеет знатный сир, из вас избран,

Чтоб править сей страной, - таков разумный план.

Пусть будет враг навеки изгнан, окаян!"

Все согласились, в том не усмотрев изъян,

И был вопрос решен.

[34]

Как вам я рассказал, был занят Каркассон;

Повсюду беженцы текли со всех сторон;

В Фанжо и Монреаль поставлен гарнизон;

И старцы, и юнцы из них бежали вон.

5 А предводитель банды Пейре д'Арагон,

Как говорят, изрядно был обогащен.

Аббат Сито как есть забыл покой и сон

Лишь мессу Духа отслужил он без препон

И проповедал, как Господь наш был рожден,

10 Он рек: над леном, что хозяина лишен,

Совместно избранный, пусть властвует барон.

Был выбран граф Неверский, знатен и силен,

Но отказался этим краем править он,

Равно и граф Сен-Поль; тот рек, что наделен

15 Землей достаточной, чтоб до исхода ден

Прожить в краю отцов, что дал ему закон;

Чужие ж земли отбирать им не резон.

И каждый счел, что будет только посрамлен,

Коль примет сей надел.

[35]

Был на совете том при обсужденье дел

Владетельный барон, воинственен и смел,

В походах закален, умен, в сужденьях зрел,

Правдив, душою прям, он кроткий нрав имел,

5 И в вежественном обхожденье был умел.

В походах за морем он много преуспел:

Под Зарой был и турков в битвах не жалел.

То был Монфора граф, он там землей владел,

И Лестера сеньор, коль я правдиво спел.

10 И каждый, кто в совете был, о том радел,

Чтобы виконтов передать ему надел

И край окрестный, что в безбожье закоснел.

- Сеньор, - сказал аббат, - вам сам Господь велел

Так поступить, как наш совет уразумел;

15 Господь и Папа вам даруют сей удел,

А вслед за ними - мы, чей дух не ослабел.

Любой поможет вам, покуда жив и цел.

- Ну что же, - молвил граф, - чтоб лен мой уцелел,

Пусть поклянется всяк, кто власть мне дать хотел,

20 По зову первому явиться в мой предел

Мне помощь оказать среди мечей и стрел.

Согласен каждый был и ликом просветлел.

Граф принял фьеф и ни на миг не оробел,

Сей почестью взыскан.

[36]

Когда Монфора граф был властью увенчан

И город Каркассонн ему в домен отдан,

Граф был задумчив и сомненьем обуян.

Почти что все друзья, его покинув стан,

5 Направиться в Париж теперь имели план:

Ущелья глубоки и густ в горах туман,

Удел погибнуть здесь нимало не желан.

Осталось девять-десять сиров-северян,

И каждый - знатен и величьем осиян:

10 Прославленный Симон, что де Сэсси прозван,

Робер де Пикиньи, по-моему, норманн,

И де Контре Гильем, что не страшился ран,

Клянусь святым Дени! - чтоб свой прославить клан.

Гюи ле Марешаль, что доблестен и рьян;

15 Де Форсевиль и де Креси, гроза южан; (сноска)

Д'Аржи и Шодерон - вас не введу в обман;

Понс де Бомон и с ним - кузен, достойный Жан,

И многие, кто здесь остался безымян;

Виконт де Донж, с ним д'Анделис на бой призван;

20 Юг де Ласи, Роже Эссартский - цвет мирян.

Когда б я вместе с ними, славой христиан,

Прошел путями ими покоренных стран,

Улучшил книгу б я, и не один изъян,

В ней был бы устранен.

[37]

Когда Монфора граф, по имени Симон,

Собрал своих людей, занявши Каркассонн,

Гильема де Контре, - храним будь Богом он!

Граф отослал в Безье, ведь вряд ли есть барон,

5 Что лучше бы сохранил и замок, и донжон,

И город, что землей богатой окружен.

Коль Португалия, и с ней - земля Леон

Вошли бы в лен, что эн Гильему подчинен,

Он лучше правил бы, - будь я Христом спасен!

10 Чем те безумцы, что воссели там на трон: (сноска)

И в пуговицу мной их ум не оценен.

Ламбера де Креси в Лиму послал Симон,

Иных же разослал во множество сторон,

Как нужным счел, - чтоб создавать врагам заслон.

15 А сам Монфор, что львиным сердцем наделен,

Жил в Каркассонне, где в тюрьму был заключен...

Виконт: там умер он, недугом побежден.

Отребье злобное и всякий пустозвон,

Не зная ничего, болтают без препон,

20 Что ночью был виконт предательски сражен.

Но никогда бы граф, блюдя Христов закон,

Не стал бы убивать того, кто им пленен

И в том я слово дам.

[38]

Отважный граф Монфор, как я поведал вам,

Князей, маркизов и баронов вняв мольбам,

Взял во владенье фьеф и утвердился там.

И обратился он с условьем к землякам:

5 Пусть те всегда придут, чтоб дать отпор врагам.

Всяк клятву дал - явиться по его словам.

Тогда Тулузский граф послал за сыном сам

Угодно было видеть отрока князьям

Из-под Парижа ныне прибывшим друзьям.

10 И де Рико Раймон в четверг привез к войскам

Ребенка, что красив, учтив не по годам,

Жоффре де Пуатье им занимался сам.

Там герцог добрый оказал прием гостям,

И граф Сен-Поль, его кузен, что нравом прям.

15 Войска ж, боясь, что скоро время холодам,

В Труа или в Париж вернулись по домам,

Чрез Монпелье всяк мчит.

[39]

Так разделилась рать, и всяк домой спешит.

Но до того в Тулузу путь гонцов лежит:

Быть может, город соглашенье заключит.

Вот добрых рыцарей отряд в Тулузу мчит

5 Но там ответили: "Пусть будет, как решит

Сам Папа - нам к нему поехать надлежит".

С тем отбыли гонцы - тут всяк бы стал сердит!

И возвратились вспять, куда им долг велит,

С войсками в Монпелье - ведь путь туда открыт.

10 А граф Тулузский собираться в путь спешит:

Он ехать в Рим решил, коль правду песнь гласит,

В надежде, что его сам Папа защитит.

Еще до января он быть на месте мнит,

Вперед послав гонцов - и каждый знаменит:

15 Раймон де Рабастен, что был чуть не убит,

Аббат де Сен-Одар, познавший боль обид:

Взамен наград он на год был в тюрьме закрыт.

Святого мужа притеснять - великий стыд!

Поведать Папе - пред гонцами долг стоит,

20 Что вскоре граф Раймон, войной по горло сыт,

Прибыть не преминёт.

[40]

Тулузы смелый граф собрался в свой черед

В далекий путь; поехать он имел расчет

Во Францию, - ведь там кузен его живет

И к Императору, когда его найдет,

5 И к Папе - в каждом граф хотел найти оплот.

Вот что сказал аббат Сито на этот счет,

Отговорив его пускаться в сей поход:

"Не стоит тратить сил, страдая от забот,

И деньги занимать, вводя себя в расход,

10 Коль можно все решить на месте без хлопот."

О графе де Монфоре снова речь пойдет:

Виконта приказал стеречь - и только! - тот,

И тем, что нужно, оделять от всех щедрот.

Но от судьбы никто вовеки не уйдет:

15 Виконт болел, и злой недуг принес свой плод

Он умер, попросив причастья наперед.

Епископ града причастил его, и вот (сноска)

Скончался раньше он, чем заалел восход.

Учтивый де Монфор, чей благороден род,

20 Всех к телу допустил, чтоб в скорби мог народ

Оплакать мертвого, что не стерпел невзгод.

(Южане плакали, а граф - наоборот :()

Рыдали горько все, велик был скорби гнет.

Граф с пышностью погреб его, явив почет.

Пусть Божью милость он на небе обретет,

Ведь всяк о нем рыдал!

[41]

Пока крестовый люд обратно путь держал,

Граф де Монфор в великом горе пребывал;

Все поразъехались, отряд его был мал.

Граф де Фуа, с ним примирясь, в залог отдал

5 Монфору сына, что еще не возмужал. (сноска)

Недолог был союз, достойный всех похвал:

Ведь вскоре каждый соглашенье разорвал

И вновь в стране огонь войны заполыхал.

А де Пепье Гираут, что графу присягал,

10 С ним дурно поступил и тем позор снискал.

Причиной ссоры их изрядный был скандал:

Гираутов дядя от руки француза пал,

Но граф Монфор убийцу строго покарал:

Живым его землей засыпать приказал.

15 Подобной кары за убийство мир не знал.

Ведь рода знатного был франк, его вассал.

Гираут, всяк мнил, себя отмщенным посчитал;

А он вражды своей ничем не показал,

За что и был ценим и фаворитом стал.

20 Но вот Гираут, хоть вызов графу не бросал,

Одну из крепостей его огню предал.

Когда б попался, кары б он не избежал!

Бушар в Сайссаке жил и замок тот держал;

Полсотенный отряд он как-то раз собрал

25 И по пути люд Кабарета повстречал.

Под сотню всадников и пеших, я б сказал,

И дюжина стрелков, - из коих всяк удал.

На франков войско их обрушилось, как шквал,

Но наш отряд держался, строя не ломал,

30 Поток угроз и брани их не испугал.

Погибших с двух сторон не всяк бы сосчитал.

В конце концов отряд Бушара побежал.

О бедствии таком любой бы горевал:

А сам Бушар захвачен был и в плен попал.

35 Имен погибших там никто не записал;

Молюсь, чтобы Господь от них не отвращал

Свой благосклонный взор.

[42]

Был несказанно опечален граф Монфор,

Что эн Бушар познал пленения позор.

Редела рать его всю зиму - до тех пор,

Покамест в пост не зашумел листвы шатер.

5 Тогда к походу снова вострубили сбор.

Граф в Рим отправился, улаживать раздор,

С ним - консулы46, чрез то понесшие разор.

Сперва тулузцев принимал французский двор:

Король Филипп им всем объятья распростер;

Но после осерчал и высказал укор

10 За то, что заключен с Оттоном договор47.

Графиня де Шампань, чей нрав воспел жонглер,

Гостей приветила, и всяк иной сеньор:

Бургундский герцог длань щедрот гостям простер,

И граф Неверский также был на милость скор,

15 Их у себя приняв.

[43]

Радушен Папа был, а с ним и весь конклав:

Был принят ими гость как урожденный граф.

Плащ Папа подарил, коня в придачу дав,

И перстень - камень в нем, скажу вам, не солгав,

5 Был марок в пятьдесят, - честь гостю оказав.

Поладили они, тотчас друзьями став.

Святой отец, плат Вероники показав,

Дал гостю тронуть Лик, как вживе величав,

И отпустил грехи, прощенье даровав.

10 Так заключен был мир в поддержку графских прав

Без споров и в два счета.

[44]

Едва Тулузский граф свершил сию работу,

Простился с Папой он: пришла ему охота

Ломбардию тотчас покинуть - из расчета

Недуга избежать48, что люд косил без счета.

5 На день тулузцам дал приют Париж, но что-то

Король не оказал им чести ни на йоту.

С тем отбыл граф, не ждав такого оборота,

И вскорости въезжал в тулузские ворота,

Где встретили его с любовью и почетом.

10 Но выпала ему еще одна забота:

Ведь ждали близ аббатства, Божьего оплота,

Монфор, аббат Сито, иные доброхоты.

Я думал, утомясь от войн и распрей гнета,

Лишь чаяли они забыть былые счеты,

15 Столь были искренни посулы и щедроты.

Такого я не ждал событий поворота

Аббат Сито вошел в тулузские ворота,

Нарбоннский замок получив и с ним все льготы,

Чтоб как хозяин из-за графского просчета

20 Там жить, и с ним - Фолькет.

[45]

Аббат Сито всех поразил, во град вошед:

Дивился всяк тому, кто молод и кто сед,

От стариков вплоть до детей немногих лет.

При всем народе граф отдал сей замков цвет,

5 Подобных коему в краю равнинном нет.

И хартиями49 подкрепили сей обет,

Что до горы Гибел50 весь облетели свет.

Сир Арагона устремился под Мюрет,

И местом их с аббатом встречи стал Портет.

10 Но пользы речи их и на дрянной браслет

Не принесли доселе.

[46]

Епископ же Фолькет из города Марселя,

Достоинства его вы счесть бы не сумели,

И с ним аббат Сито благой за-ради цели

Всех тщились обратить, хоть в том не преуспели,

5 И ростовщичество пресечь они радели.

По Аженэ аббат неделя за неделей

Повсюду ездил - даже вплоть до Сен-Базеля.

Но проповедей тех глупцы не разумели:

"Ишь, рыщет!" - вслед ему насмешливо галдели.

10 Бог свят, меня не удивляет, в самом деле,

Что их теснили, разорили и раздели,

Тем к благу их ведут.

[47]

Тулузы буржуа, те, что в ситэ живут

И в бурге, все не прекращали пересуд.

Но ничего не приносил им этот труд

Ценою в яблоко или дрянной лоскут.

5 Рекли еретики и верный секте люд:

"Аббат с епископом - причина всяких смут,

Они и клир тулузцев к гибели влекут".

Когда б те знали, сколь навет подобный худ,

То крестоносный люд к ним не был бы столь крут.

10 Так граф Тулузский был обманут, дав приют

Безумцам злобным, что ко лживой вере льнут,

Смотрите же, - яви мне милость Божий суд!

Сколь плох совет их, - пусть их Небеса клянут:

Страна обречена и многие умрут

15 В краю, где пришлецы кругом разор несут.

Ломбардцы с франками ярились там и тут,

Весь мир в тот край пошел войной, жесток и лют,

Как в земли к сарацинам.

1 В оригинале поэт прожил в Монтобане 11 лет, а на двенадцатом году уехал.

2 Колдовская наука: здесь - геомансия, средневековая наука, при помощи которой предсказывали будущее, анализируя очертания фигур, образованных линиями и точками (отчасти сродни астрологии).

3 Имеется в виду так называемая альбигойская ересь, начавшая распространяться в Лангедоке с середины XI в.

4 Младший брат графа Раймона VI Тулузского, сын Раймона V Тулузского и Констанции, сестры французского короля Людовика VII. В мае 1211 года Бодуэн, державший от Раймона сеньорию Брюникель в Керси, предал брата, перейдя на сторону крестоносцев. Тот факт, что Гильем Тудельский ни словом не упоминает о казни Бодуэна (захвачен и повешен по приказу брата зимой 1214 года), доказывает, что работу над поэмой он прекратил еще до смерти своего покровителя.

5 Имеется в виду маленький город Сен-Антонен-де-Руэрг. Симон де Монфор захватил его 21 мая 1212 г. и своим наместником в нем назначил Бодуэна.

6 В дарственной грамоте графа Тулузского Раймона VI ордену Гранмон от 1208 г. этот персонаж фигурирует в качестве свидетеля. Ниже, в лэссе 38, Гильем Тудельский называет его наставником юного Раймона VII, сына Раймона VI. Возможно, он тоже оказался предателем и перешел на сторону крестоносцев одновременно с Бодуэном.

7 Мэтр Тедиз назначен легатом во Францию с 1209 года Папой Иннокентием III совместно с Милоном. Принимал активное участие в событиях, касавшихся альбигойского похода, совместно с Милоном и с его преемником Гуго де Риез. Был каноником в Генуе, а после получил сан епископа Агды 24 августа 1215 г.

8 Конец абзаца неясен. Скорее всего, Гильем Тудельский имеет в виду, что Тедиз и Жоффруа посодействовали ему в получении канониката. Но можно понять и так, что они способствовали передаче Сен-Антонена Бодуэну.

9 "Песнь об Антиохии", поэма, написанная в конце XII в. на провансальском языке, до наших дней дошла лишь в виде небольшого фрагмента. Сохранившийся фрагмент "Песни об Антиохии" был опубликован в переводе П.Мейера в 1884 г.

10 Под словом "сторонники" (в оригинале crezens - досл. "верующие") подразумеваются те, кто исповедовал еретическое учение и принимал участие в ритуалах, совершаемых катарскими священниками, так называемыми "перфектами".

11 Особенно после того, как аббат ордена, знаменитый Арно Амори, о котором говорится в последующей строфе, был назначен легатом.

12 Согласно труду Л.Корвалана ("Descripci(n hist(rica del obispado de Osma"), этот прелат звался Диего де Асебес; он носил сан епископа Озмы (в Кастилии) начиная с 1201 г. и по 30 декабря 1207 г. (день его смерти).

13 В оригинале "cels de Bolgaria" ("болгары"): слово это свидетельствует о происхождении манихейской ереси во Франции.

14 Письмо короля Педро II Папе, здесь упомянутое, не сохранилось.

15 Отсчет, скорее всего, ведется с конца 1203 г., - именно тогда легаты Пьер де Кастельно и Рауль отбыли с проповеднической миссией.

16 Данное аббатство входит в диоцез Таррагоны; однако находится на равном расстоянии (44 км) и от Таррагоны, и от Лерида. В местном диалекте Лерида называется Лейда, что под пером Гильема Тудельского трансформировалось в Лейре (Leire), возможно в память о Лейрском монастыре, что славится по всей Наварре, родине поэта. Тем не менее, в 7 лэссе Гильем пишет "Лерида".

17 Термин, появившийся в документах конца XII в. и означающий "рыцарь-ученик", еще не получивший оружия: этим титулом именовались отроки благородного происхождения, чьи отцы не могли взять на себя затраты на церемонию посвящения сына в рыцари (то же, что дамуазо).

18 Данный персонаж больше нигде не фигурирует; возможно, имя восходит к названию наваррского города Мелида и трансформировано Гильемом в соответствии с требованиями размера и рифмы.

19 Имеется в виду знаменитое сражение под Лас Навас де Толоса (16 июля 1212 г.). Предводитель мусульман Марокко Эль-Нассер бен Якуб бен Юссеф бен Абд эль-Мумен бен Али носил титул "эмира правоверных" (emir al moumenin); в испанском языке этот титул превратился в "Мирмамолен". В этой битве Альфонс VIII король Кастилии командовал центром, а короли Наварры и Арагона возглавили фланги (Санчо VIII и Пейре II, который впоследствии появится в данном повествовании). Христиане, пользуясь выражением арабского историка, сломили мощь мусульман в Андалусии; битва сыграла решающее значение в ходе Реконкисты.

20 То, что переписчик ошибся, написав здесь "Нарбонна" вместо "Бургундия", не подлежит сомнению. Здесь идет речь не о Раймоне VI, герцоге Нарбоннском, который присоединился к армии крестоновцев только в Валенсе, но об Одо Бургундском: о его отбытии в альбигойский крестовый поход упоминается в документах, отосланных от его имени, в конце июня 1209 г. (E.Petit., Histoire des ducs de Bourgogne, t.I, p.166-167).

21 Гоше де Шатильон, принявший крест одним из первых.

22 Пейре де Куртенэ, граф д'Оссер, в сопровождении брата Робера, сеньора Шампинелля; эти двое приходились кузенами графу Тулузскому Раймону VI как внуки короля Людовика VI Толстого.

23 Умбер, сын и наследник Гильема I; как граф Женевский, он фигурирует во многих документах, датируемых 1195-1120 гг.

24 В Лангедоке, также как в Каталонии и в Арагоне, евреям, негоциантам и банкирам сеньоры зачастую поручали управление своими фьефами: так, некий Самуил был бальи и секретарем виконта Безьерского в 1203-1204 гг. Это противоречило постановлениям Церкви (иудеям запрещалось управлять христианами). Так, легат Милон заставил графа Тулузского и его вассалов поклясться в том, что евреи не будут занимать административных должностей в их доменах.

25 Он выехал навстречу армии крестоносцев; см. хронику Пьера де Во-де-Сернэ (гл.15 (89), где епископ назван почтенным как возрастом, так и нравом, и познаниями; его звали Рено де Монпейру (а вовсе не Монпелье, как пишет вышеупомянутый хронист).

26 Имеется в виду собор Сен-Назер.

27 По всей видимости, в тексте пропущены один-два стиха со значением "но вместо этого сдать город легату", что явствует из смысла; они восстановлены по тому, что сообщает Пьер де Во-де-Сернэ касательно выступления епископа перед своей паствой, и по прозаической версии.

28 Аллюзия на популярный "Роман о Трое" Бенуа де Сен-Мора (вторая половина XII в.) Перечисление троянцев занимает там 320 стихотворных строк.

29 Жан де Бриенн. Его в это время занимало Иерусалимское королевство, корону которого ему только что предложили.

30 Последние слова строки не поддаются переводу. Скорее всего, это ошибка переписчика.

31 В этих двух строках перебой рифмы - авторский (прим. перев.).

32 Ни в одном из средневековых бестиариев оснований для подобного сравнения не встречается.

33 Этот термин означает высшее баронство, главным образом графов и герцогов. См. P.Guilhiermoz, Essai sur l'origine de la noblesse en France au moyen age (1902).

34 Ссылка на песнь о Рауле де Камбрэ из "Жесты Доона де Майанс", II половина XII в.; скорее всего, на раннюю ее редакцию, до наших дней не сохранившуюся; в существующей версии об упреках матери речь не идет, и сгорает лишь небольшое предместье вокруг монастыря Ориньи-Сен-Бенуа, в то время как в первом варианте речь шла о городе Сен-Квентин. Упоминание о Дуэ Гильем Тудельский добавил исключительно для рифмы.

35 Гоньоны и гамбизоны - две разновидности поддоспешников: их носили под кольчугами или хаубертами. В Шартре, одном из центров производства шерсти, можно было приобрести обе разновидности.

36 В оригинале в данной строфе "подвеска" отсутствует.

37 Аллюзия на эпизод из легенды о Карле Великом, отбившем Каркассонн у сарацинов. В тех же словах, хотя и без точного указания на продолжительность осады, этот эпизод пересказывается в "Gesta Karoli Magni ad Carcassonam et Narbonam" (вторая половина XII в.)

38 Это было 3 августа 1209 г.

39 У Каркассона было два укрепленных предместья (Пьер де Во-де-Серне, гл. 16). Согласно этой хронике, 3 августа в ходе первой атаки крестоносцы взяли Бург, слабейшее из них, и сожгли его. Второе, Кастеллар, более важное стратегически, было захвачено на восьмой день осады. Создается впечатление, что после захвата Бурга каркассонцам был отрезан доступ к реке, где они брали воду. Расстояние от стены Сите до реки Од составляет примерно 500 метров.

40 Авторская тавтология: в данной строке повторяется последнее слово "подвески" предыдущей строки.

41 Рыцари короля были из Каталонии и Арагона.

42 В тексте Песни наличествует лакуна. Восстановленная по прозаической версии, данная фраза звучит, как: "Король пришел вовсе не для того, чтобы помочь им в вооруженном сопротивлении".

43 В тексте поэмы, судя по всему, пропущен стих. В соответствующем месте прозаической версии говорится, что виконт попросил короля вступиться за него перед легатом и крестоносцами.

44 Рожер, отец виконта Раймона-Рожера, принес вассальную клятву Альфонсу II (1162-1196), отцу короля Пейре II, и вступил с ним в союз против графа Тулузского в ноябре 1179 г.

45 Вид широко применявшихся осадных машин. Названием "кошки" они обязаны специальным крючьям, которыми эти башни цеплялись за стены.

46 Ни статус, ни число тулузских послов, сопровождавших графа к Папе, не уточняются ни в письме тулузцев к королю Арагонскому, ни в булле от января 1210 г.

47 Раймон VI посетил Оттона IV на обратном пути из Рима во Францию, в конце января или в начале февраля 1210 г. (об этой встрече упоминает также Пьер де Во-де-Сернэ, в главе 34 #139). Встреча произошла в одном из городов Тоскании, где в то время находился Оттон. Не приходится сомневаться, что Филипп-Август был крайне недоволен этим визитом.

48 Речь идет об эпидемии малярии.

49 Акты и хартии, на которые, не без иронии, ссылается Гильем Тудельский, составлены ради исполнения буллы от 19 января 1210, привезенной из Рима тулузцами, в которой им даруется отпущение грехов. Добиться исполнения буллы им удалось не без труда; аббат Сито чинил к тому препоны, и тулузцам пришлось, чтобы переубедить его, пообещать аббату сумму в 1000 ливров в тулузских денье в качестве вклада в борьбу против ересей.

50 Гора Этна. "В Сицилии есть огромная гора... целыми днями изрыгает она дым... Зовется сия гора Монгибел" (дидактическая поэма XIII в. "Описание мира").