/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Идеальный Гражданин

Герберт Уэллс


Герберт Уэллс

«Идельный гржднин»

Нши предствления о том, кким должен быть идельный гржднин, весьм и весьм рсплывчты. Вряд ли нйдутся дже дв человек, у которых понятия об этом иделе совпли бы полностью и по всем сттьям: ведь смые рзные мнения по поводу того, что необходимо, допустимо или, ноборот, совершенно недопустимо для идельного гржднин, охвтили бы широчйший дипзон всевозможных проявлений человеческой нтуры.

И не потому ли воспитывем мы нших детей тк, что они рстут среди сумятицы противоречивых выскзывний, среди путницы смых неопределенных постултов, сбитые с толку, теряя в конце концов всякое предствление о том, кковы, собственно говоря, их прв и обязнности; они обречены жить в мире, полном колебний и компромиссов, ничего не стоящих мнений и суждений, обрзцы поведения и требовния воспиттелей мелькют перед их глзми, словно прохожие, тонущие в уличном тумне.

Быть может, смым рспрострненным обрзцом для них служит тот, о котором дют им предствление в воскресной школе, в нрвоучительных книгх д и вообще всюду, где проповедуется морль. Это ничем не зпятннный, здоровый человек, достточно првдивый, чтобы никогд не опускться до мелкой лжи, проявляющий умеренность тм, где он необходим, честный без педнтизм, иницитивный, когд речь идет о его интересх, безоговорочно подчиняющийся зкону, с увжением относящийся к общепринятым обычям и порядкм, хотя и держщийся в стороне от политической горячки, смелый, но не идущий н внтюры, испрвно соблюдющий некоторые религиозные обряды, преднный своей жене и детям и, в известных пределх, доброжелтельный ко всем людям.

Все сознют, что это обрзец незконченный, понимют, что требуется нечто большее и нечто иное; очень многие интересуются тем, чего же именно ему не хвтет. И все то небнльное, что есть в ншем искусстве и литертуре, должно взять н себя здчу; выявить — кпля з кплей, крупиц з крупицей — незметные н первый взгляд и непреходящие кчеств, которые соствили бы в совокупности этот идел.

Нм будет горздо легче рзобрться в этом вопросе, если мы вспомним о сложности происхождения кждого из нс. Ведь в кждую эпоху имели место определенные сдвиги и слияния, шло отмирние строй культуры и рзрушение прегрд, ткже духовное и телесное скрещивние.

При этом не только физическое, но ткже и морльное и интеллектульное происхождение кждого из нс стновилось все более зпутнным. В крови кждого из нс сливлись смые рзные идеи и устремления, в кждом из нс живут ремесленники и воины, дикри и крестьяне, двдцть рс и неисчислимое множество социльных условностей и првил. Згляните в родословную смой рфинировнной и смой воспитнной из вших знкомых девушек, сбросив кких-нибудь сто поколений, и вы нйдете тм десяток убийц. Вы увидите лжецов и мошенников, грешников, утопвших в блуде, и проджных женщин, рбов и слбоумных, фнтиков и святых, людей легендрной хрбрости и осмотрительных трусов, увидите ростовщиков и дикрей, королей и преступников. И кждый из этого пестрого конгломерт не просто был предком вшей знкомой по мтеринской или по отцовской линии, но и внушл ей со всей силой и убедительностью, н ккие только был способен, свои взгляды и повдки. Пусть многое из всего этого кжется збытым, но кое-что все же достлось девушке. Ведь кждый рз, когд рождется человек, он приносит с собою все эти здтки, хотя порою с небольшими отклонениями или в несколько обновленных сочетниях. Тким обрзом, нши идеи, дже в большей степени, чем нш кровь, берут свое нчло из смых рзных и многочисленных источников.

Бывет, что определенные потоки идей приходят к нм, обрзоввшись н основе жизненного уклд предков. Тк, у большинств из нс большя чсть предков — это рбы и крестьяне. Мужчины и женщины, которым приходилось из поколения в поколение воспитывть в себе рбскую покорность влстелину, векми вырбтывли для себя ткой обрзец поведения, который резко отличлся от нлогичного обрзц, склдыввшегося, окжем, у ристокртов.

У ншего длекого предк-рб — предположим, его звли Лестер Уорд, — мы нучились рботть, и, уже конечно, именно рбство зложило в нс предствление о том, что трудолюбие, дже бесцельное, смо по себе является добродетелью. Хороший рб умел сдерживть свои чувств и желния, не притргивться к яствм, которые подвл своим повелителям и которых ему тк хотелось. Он откзывл себе в собственном достоинстве и убивл в себе всякую иницитиву. Рб не позволил бы себе взять чужого, но был совершенно нерзборчив в том, кому служить. Он не считл достоинством откровенность, но очень ценил доброту и готовность прийти н помощь слбому. У рб совершенно отсутствовло сознние необходимости плнировть и экономить. Он был почтителен, говорил негромко и склонен был скорее к иронии, чем к открытому неповиновению. Он восхищлся нходчивостью и прощл обмн.

Совсем другое дело — бунтрь, от которого мы ткже унследовли кое-ккие кчеств. Уделом огромных мсс нселения кждой эпохи было жить в обстновке сопротивления — успешного или безуспешного — чьему-то господству, или под стрхом приход угнеттелей, или в условиях недвнего освобождения от них. У этих людей добродетелью слыло бунтрство, мирные отношения с угнеттелем считлись предтельством. Именно от предк-бунтря многие и многие из нс унследовли предствление, что непочтительность является чем-то вроде морльного долг, упрямство — прекрсное кчество. И именно эти предствления зствляют нс иделизировть всяких оборвнцев и бродяг, и потому мы видим чуть ли не что-то героическое в грубой одежде, мозолистых рукх, в дурных мнерх, в отсутствии тонкой восприимчивости и в полном презрении к обществу.

Естественно и то, что среди суровой природы, где-нибудь в общине изгоев-переселенцев, ведших тяжелую борьбу з существовние, считлсь достоинством грубя сил, ткже умение без колебний убивть и кзнить. Люди, которых всегд торопят и подстегивют, превозносят нетерпение и «нтиск», презиря скрупулезность и рссудительность, кк слбость и деморлизующие кчеств.

Но эти три тип: рб, бунтрь и переселенец — лишь немногие из тысячи типов и мировоззрений, которые были предтечми ншего современник. В хрктере современного мерикнц они доминируют. Но мы соткны еще из тысячи рзных трдиций, и в кждой из них есть что-то доброе и что-то порочное. Все они создвли тмосферу, в которой прежде воспитывлся человек. Все эти типы, ткже и другие, не поддющиеся клссификции, соствляют нше прошлое, и мы, живущие в более поздние времен, когд уже нет рбов, когд кждый человек — гржднин, когд условия великой и все рстущей цивилизции преврщют безумную лчность переселенц в бессмыслицу, — в эти времен мы должны взять н себя миссию — отбросив все то, что рб, переселенец и бунтрь считли необходимым и что мы тковым не считем, и учтя современные требовния и нужды, вырботть нормы поведения для детей нших детей.

Нм следует создть обрзец достойного человек — идельного гржднин того великого и прекрсного цивилизовнного госудрств, которое мы, имеющие «госудрственное чутье», построили бы из нерзберихи, црящей н ншей плнете.

Чтобы описть здесь нового, идельного гржднин, лучше всего предствить себе, что может быть сделно в этом смысле коллективными усилиями многих умов. Но в любом случе нш предполгемый идельный гржднин сильно отличлся бы от того индифферентно-блгонмеренного дельц, который считется этлоном гржднин сегодня.

Нш идельный гржднин воспитн не в трдициях рбств, бунтрств или дикого, первобытного человек. Конечно же, он был бы ристокртом, не в том смысле, что влдел бы рбми или повелевл бы нижестоящими (потому что у него вряд ли будут те или другие), но ристокртом дух: он считл бы, что приндлежит госудрству, госудрство — ему. Может быть, он был бы общественным деятелем; во всяком случе, он выполнял бы ккую-то рботу в сложном мехнизме современного обществ и получл бы з это определенную плту, не спекулятивную прибыль. Вероятнее всего, это был бы человек, имеющий профессию. Не думю, что идельный современный гржднин считл бы основной своей целью купить подешевле и продть подороже; мне кжется, что он с презрением взирл бы н то нше деловое предпринимтельство, перед которым мы сегодня преклоняемся. Но ведь я социлист и жду с нетерпением того времени, когд экономическя мшин будет рботть не рди чьего-то личного обогщения, н пользу всего обществ.

Идельный гржднин будет хорошо относиться к своей жене, детям и к друзьям. Но он ни в коем случе не будет выступть н стороне жены и детей, если это будет противоречить интересм обществ. Он будет зботиться о блге всех детей вообще, он сможет преодолеть узы слепого инстинкт, у него будет достточно интеллект, чтобы понимть, что почти кждый ребенок в мире, тк же кк и его собственный, имеет прво рсти, рзвивться и в дльнейшем иметь своих детей, внуков и првнуков. К жене он будет относиться кк к рвной, он будет не просто «добр» к ней — нет, он будет честным, спрведливым и любящим, то есть тким, кким и должен быть рвный по отношению к рвному. Он больше не будет унизительно бловть ее и нежить, не будет скрывть от нее тяжелой и горькой првды или «оберегть» ее от ответственности, которую нлгет учстие в политической или общественной жизни. Он не будет делть этого точно тк же, кк не стл бы сковывть ее ноги китйскими колодкми. Муж и жен будут ценить в своей любви то, что кждый не огрничивет, рсширяет круг интересов другого.

Совершенно сознтельно и обдумнно будет идельный гржднин предъявлять эстетические требовния к себе смому и к окружющей его обстновке. Он предпочтет рзумную умеренность строгому воздержнию и будет считть элементрным требовние быть всегд здоровым и физически рзвитым. Ни в коем случе не будет этот человек слишком тучным или, ноборот, чересчур худосочным. Толстяки, стрдющие одышкой, тк же кк и слишком худые, смогут считться обрзцовыми гржднми не более, чем люди грязные, зрженные прзитми. Идельный гржднин будет крсив и опрятен — и не рди собственного тщеслвия, для того, чтобы доствить удовольствие окружющим. Он с тким же удивлением будет смотреть н сегодняшнего «обрзцового гржднин» с его уродливой одеждой и уродливыми мнерми, кк мы смотрим н грязного дикря кменного век. Он не будет говорить о своей «фигуре» и не будет небрежен в одежде. Он просто будет сознвть, что он см и окружющие его люди облдют крсивыми, стройными телми.

Кроме всего скзнного выше, кждый рядовой идельный гржднин будет ученым и философом. Понимть окружющее стнет для него смой нсущной необходимостью. Его ум, тк же кк и тело, будет здоров и изящен, у него всегд будет время для чтения и рзмышлений, и, по-видимому, он не нйдет времени н то, чтобы гнться з крикливой и глупой роскошью. Из этого следует, что, поскольку ум его будет гибким и живым, он не будет человеком скрытным. Скрытность и тйные змыслы вульгрны; мужчин и женщин следует учить избвляться от этих пороков, и их зствят от них избвиться. Идельный гржднин будет в высшей степени првдивым, и не в том смысле, что не будет лгть, когд приходится волей-неволей говорить првду, — он будет тким првдивым, кк бывют првдивы ученые и художники. Тк же, кк и они, он будет презирть стремление утить что бы то ни было от кого бы то ни было. Иными словми, првдивость будет для него выржением первостепенной внутренней потребности нзывть вещи своими именми, изобржя их просто и точно, потому что при этом вещи рскрывют всю свою крсоту, жизнь стновится прекрсной.

Все, что я нписл о мужчине, тк же спрведливо и для женщины-гржднки; спрведливо до последнего слов, лишь с незнчительными грммтическими попрвкми в тех местх, где вместо мужского род следовло бы употребить женский.

Из книги «Англичнин смотрит н мир», 1914.