/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Любовь прекрасной дамы

Тайна Покинутой Часовни

Гейл Уилсон

Однажды вечером в маленькую заброшенную часовню вошли двое – молодой аристократ красавец Николас Стэнтон и простая девушка, дочь сельского викария Мэри Уинтерс. Именно здесь они поклялись друг другу в верности и любви. Но жизнь распорядилась по-своему, и влюбленные расстались на долгие годы Лишь маленькая часовня хранила их тайну.

Гейл Уилсон

Тйн покинутой чсовни

Пролог

Апрель 1815 год

Горячий гнедой жеребец время от времени встряхивл головой, демонстрируя явное недовольство всдником, который нтягивл поводья, подчиняя себе коня и зствляя его двигться рзмеренным шгом. Постороннему нблюдтелю могло покзться, что нездник и великолепное животное, которым он повелевл, связны крепкими невидимыми узми.

Борьб продолжлсь до тех пор, пок подполковник лорд Николс Стэнтон не зметил хрупкую фигурку под древними дубми, бросющими н землю пятнистую тень, и не пришпорил коня. Нгнв неспешно бредущую девушку, нездник вновь зствил жеребц перейти н спокойный шг. Услышв топот копыт, девушк оглянулсь.

Тень широкополой соломенной шляпы, совсем не модной, отметил млдший сын герцог Вейл, пдл н ее лицо. Он спокойно окинул всдник взглядом огромных синих глз, зтем невозмутимо продолжил путь по обочине проселочной дороги.

Изящно очерченные губы всдник удивленно дрогнули: Николс Стэнтон не привык к пренебрежению, тем более со стороны дм. Николс щеголял не только блгородным происхождением и внушительным состоянием: он пользовлся зслуженной слвой воин-героя, про его подвиги н Пиренейском полуострове упоминл в депешх см Веллингтон[1].

Успеху Николс у особ прекрсного пол ничуть не вредило и то, что его профиль не рз срвнивли с профилем Адонис, его портному не приходилось придвть мундирм молодого подполковник совершенство при помощи подплечников. Мундир идельно сидел н нем, подчеркивя широкие плечи и стройную тлию Ник, пнтлоны плотно облегли его мускулистые длинные ноги.

Рвнодушие в глзх деревенской девчонки в стромодной соломенной шляпке нисколько не походило н прием, недвно окзнный лорду Стэнтону лондонским светом. Уязвленный непривычным пренебрежением, Ник тронул шпорми бок гнедого жеребц и порвнялся с незнкомкой. Он вновь повернул голову, но ее взгляд был слишком открытым и прямым и ни в коей мере не походил н приглшение к флирту.

– Добрый день, – произнес Стэнтон, удерживя коня рядом с девушкой. Луч солнц, проникший сквозь штер листвы, коснулся его волос и позолотил их. Светлые волосы Ник, потемневшие от пот, слегк вились. См природ одрил лорд Стэнтон тем, что другие создвли при помощи рскленных щипцов.

Услышв приветствие, девушк медленно обвел взглядом и коня, и всдник. Ее лицо формой нпоминло сердечко, отметил Николс, рот, првд, несколько великовт, носик ничего – прямой, ккуртный. В мнерх не чувствовлось ни млейшего жемнств – он спокойно смотрел н мужчину, не моргя и не отводя глз.

Свое муслиновое плтье с неприхотливым узором он носил по меньшей мере уже год дв. Оно было подоткнуто по-деревенски, чтобы уберечь тонкий мтерил от острых сучков, под ним виднелсь полотняня беля нижняя юбк. Н согнутой руке девушк несл корзину, почти до половины нполненную крсной смородиной.

– Милорд, – коротко откликнулсь он н приветствие и вновь перевел взгляд н тропу.

Всдник недоуменно скривил губы и ткже устремил взор н тенистую тропу, уходящую вдль. Несколько минут они молчли.

– Собирешь ягоды? – нконец спросил Николс. Вопрос был нелеп: сверху он отлично видел, что лежит в корзине.

Губы девушки, созднные скорее для смех, нежели для чопорных гримс, чуть дрогнули, но выржение лиц остлось прежним – невозмутимым и слегк отрешенным.

– Д, – подтвердил он.

Последовл еще одн пуз. Тишину нрушло только глухое постукивние копыт по дороге. Жеребец нконец подчинился воле нездник и не пытлся больше перейти н рысь.

– Хочешь проктиться? – предложил лорд Стэнтон, протягивя руку. Его длинные пльцы покрывл густой южный згр, несмотря н то, что он уже несколько месяцев нходился в Англии, вдли от своего полк. Николсу пришлось примириться с вынужденным бездельем: рнение, полученное им в Тулузе, окзлось более серьезным, чем можно было предположить. Поговривли дже, что он лишится ноги, но, к счстью, все обошлось. Несмотря н то что его првое колено сгиблось плоховто, Ник считл себя бсолютно здоровым и съездил в Лондон, чтобы убедить в этом и комндовние конногврдейского полк.

– Нет, блгодрю вс, милорд. Вм вовсе незчем рди меня отрывться от своих дел.

– Уверяю, я буду рд окзть помощь леди.

Взгляд девушки н миг здержлся н его крсивом лице.

– Вы же видите, – возрзил он, – что я не...

– Не леди? – подскзл Ник, удерживя н лице мску любезности.

– ... не нуждюсь в помощи, – договорил девушк, пропустив оскорбление мимо ушей. Он перевесил тяжелую корзину н другую руку, вынул из рукв кружевной плточек и вытерл пот, выступивший нд верхней губой.

– Это ягоды для вренья? – вежливо осведомился Стэнтон, звороженно следя з прикосновениями ткни к нежной коже нд изящно изогнутой верхней губой спутницы.

Темные ресницы девушки дрогнули, пряч огоньки, пляшущие в глубине глз.

– Для пирогов, – ответил он.

– Пирогов для твоего любимого?

– У меня нет любимого, милорд.

– У ткой крсвицы нет милого дружк? Трудно поверить! Неужели все здешние прни – слепцы?

– Может быть. По крйней мере мои чры их не трогют. Их всегд отвлекют... другие удовольствия.

– Знчит, они безндежно глупы, – подытожил Ник и бессознтельным движением высвободил из стремени првую ногу, рспрямляя ноющее колено.

– Я и см иной рз тк думю, – соглсилсь девушк, нблюдя з ним. Спустя некоторое время он опять устремил взгляд н тропу.

– У тебя есть имя? – поинтересовлся Стэнтон.

– Конечно, милорд.

Н этот рз Ник не выдержл, и н его лице возникл улыбк, уже успевшя очровть всю прекрсную половину столичного свет. Кк ни стрнно, он не произвел н девушку ни млейшего впечтления.

– Я могу узнть его?

– Может, д, – спокойно отозвлсь т, выбрсывя из корзины веточки и листики, – может, и нет. Не мне судить о вших способностях, милорд.

– Неужели до сих пор тебе никто не объяснил, что дерзить господм нельзя? – со смехом спросил Ник.

– Никто, кроме вс, милорд. Но я уверен, что это всего-нвсего досдное упущение.

– Ты – Гертруд, – предположил Ник.

– Что, простите? – переспросил девушк.

– Поскольку ты откзлсь открыть мне эту тйну, я попытлся угдть твое имя.

– Меня зовут Мэри Уинтерс, милорд.

– Ты живешь здесь, в деревне, Мэри?

– Д, милорд, вместе с моим отцом, викрием.

– Стло быть, ты и есть т смя дочь викрия?

– Д, милорд.

– Ты уже зкончил собирть ягоды, Мэри Уинтерс?

– Нет, милорд. Видите ли, лучшие ягодные мест нходятся вон тм.

С этими словми он сошл с обочины дороги, отвел в сторону ветку, перегорживвшую едв рзличимую в трве тропу, и исчезл в зрослях словно по мновению волшебной плочки. Отведення ее рукой ветк тут же вернулсь н место.

Стэнтон остлся один н безлюдной проселочной дороге. Еще до того, кк вдли зтих шорох листьев, он спешился и, отодвинув ту же ветку, повел жеребц через поляну, з которой в кустх скрылсь девушк. Убедившись, что деревья зслоняют его от дороги, Ник обмотл поводья коня вокруг ветки и лсково провел лдонью по лоснящейся шее животного.

Обернувшись, он поискл взглядом девушку. Он стоял н искривленном стволе рздвоившегося дуб. Что-то помешло тянуться вверх одной половине ствол, и он обрзовл естественную скмью н высоте около фут от земли. Корзину девушк поствил в трву у второго ствол, прямого и крепкого, см держлсь рукой з ветку. Сбросив соломенную шляпу, он освободил волну темно-кштновых локонов, которые, кзлось, вобрли в себя весь блеск солнечных лучей, освещвших поляну. Девушк нблюдл, кк Ник Стэнтон пересекет поляну.

– Похоже, вы хромете, милорд, – зметил он.

– Три предыдущих дня мне успешно удвлось скрывть хромоту, – с улыбкой отозвлся он, – поэтому я не зслуживю столь суровой критики.

– Полгю, причин хромоты – рн, получення в бою?

– Рзумеется! Уверяю, меня рнили во время сржения.

Губы девушки рстянулись в полуулыбке.

– Стло быть, вы герой? – нсмешливо осведомилсь он.

– Не совсем...

– Лорд Веллингтон иного мнения, – с вызовом возрзил он.

Зулыбвшись, Ник отрицтельно покчл головой, медленно приближясь к ней.

– Что же это было – безрссудство? Или неслыхння хрбрость? – допытывлсь он.

– Спорный вопрос, – уклончиво ответил Ник.

Он остновился прямо перед ней, их глз окзлись почти н одном уровне. Мгновение они смотрели друг н друг в упор, зтем Мэри коснулсь пльцми золотистых звитков н его виске. Поймв руку девушки, Ник поднес ее к губм.

Его губы медленно прошлись по ее тонким пльцм, испчкнным соком ягод. Мэри положил свободную руку н плечо Ник, лскя большим пльцем ткнь мундир и постепенно продвигясь к шее. Нконец ее лдонь легл ему н зтылок, и пльцы зпутлись в светлых шелковистых прядях волос.

Ник выпустил руку Мэри, взял ее з тлию и снял со ствол, не встретив сопротивления. Он обвил обеими рукми его шею, губы ее невольно приоткрылись, и его язык уверенно проскользнул между ними в интимной лске.

Поцелуй был долгим и неторопливым. Несмотря н рнение, Стэнтон без труд удерживл Мэри н весу, и девушк доверчиво прижимлсь к его мускулистому телу. Нконец ее мленькие, кк у ребенк, туфельки коснулись носкми земли. Губы по-прежнему были сомкнуты в поцелуе, кк будто и не собирлись рсствться никогд. В конце концов Мэри прервл поцелуй, сжв лицо Ник лдонями.

– Признйтесь, вм откзли?

Ник с улыбкой покчл головой.

– Не ндейся понпрсну, Мэри. Сейчс нужен кждый опытный офицер, кждый воин. Я же объяснял тебе перед отъездом!

– И вы убедили их в том, что годитесь для воинской службы!

– Скзть по првде...

– Скзть по првде, вы умолчли о больной ноге, – с упреком перебил он.

– Мое предложение восприняли с рдостью. Подозревю, меня бы взяли, дже будь я одноногим, – пояснил Ник, продолжя улыбться. – Мэри, душ моя, не сердись! Мое место тм, среди моих товрищей. В полку. Я должен быть рядом с ними.

– Нет! – горячо прошептл он. – Я не отпущу вс снов в этот д! – Но ее слов были встречены молчнием. Ни ответ, ни утешений. Мужчинм положено воевть, женщинм – плкть. – Сколько времени у нс остлось? – смирившись, спросил он и увидел, кк губы Ник сжлись.

– Три чс, нет, чуть меньше. Я должен еще сменить коня, збрть вещи из змк, попрощться с Чрлзом и отцом – н случй, если... – Зметив боль в ее глзх, внезпно нполнившихся слезми, он змолчл. – Я вернулся срзу, не медля ни минуты. Но еще до рссвет мне ндо быть в Лондоне, чтобы успеть к отплытию корбля.

– Но ведь вы только что приехли! Не может быть, чтобы...

– У нс в зпсе всего три чс, Мэри, – нпомнил он, ксясь губми тоненькой голубой жилки н ее виске. – Неужели мы потртим их н спор?

– Нет, – прошептл он, подствляя губы и зпускя пльцы в золотистые кудри. – Нет, – повторил он, когд он нклонил голову, чтобы звлдеть тем, что приндлежло ему сейчс. И всегд будет приндлежть.

Ник вынул плщ из седельной сумки и рсстелил его н трве. Они лежли рядом, глядя в вечереющее небо, едв рзличимое среди ветвей нд головми. Он снял мундир, пльцы Мэри двно отыскли пуговицы рубшки. Он медленно рсстегивл их, одну з другой, лскя губми кждый дюйм обнжющейся груди. Нконец ее рот достиг глдкой кожи его живот и полоски светлых волосков, уходящих под пояс пнтлон.

Его дыхние учстилось, но он не стл протестовть, когд губы Мэри добрлись до еще не изведнных территорий. Пльцы Ник зпутлись в водопде ее темных волос. Измученный слдостью ее губ, он был уже не в состоянии думть, не хотел знть и помнить ни о чем, кроме одного – что рядом с ним Мэри. Нику кзлось, что он любил ее всю жизнь, и виной тому был вовсе не нежность ее поцелуев. Любовь проснулсь в нем в ту минуту, когд он впервые увидел Мэри.

В то воскресное утро он отпрвился в церковь только по нстоянию отц, недовольного тем, что после возврщения из Испнии его сын ни рзу не покидл поместья. Ник же стесняли костыли, сочувственные взгляды жителей деревни и рсспросы о его подвигх.

Вместе с отцом Ник знял место н их семейной скмье прямо нпротив кфедры. Он сидел, не поднимя глз и борясь с унижением, вызвнным непривычной неуклюжестью. Лишь когд отец толкнул его локтем в бок, Ник обвел прихожн взглядом и увидел Мэри.

Сидя в первом ряду, он с блгоговейным восторгом слушл проповедь своего отц, не подозревя, что привлекл внимние млдшего сын герцог Вейл. Ткое с Ником Стэнтоном случилось впервые. Возможно, именно рвнодушие Мэри и послужило причиной внезпно вспыхнувшего интерес к девушке.

Зтем уже Ник рзглядел крсоту синих глз, окймленных длинными темными ресницми, порзительную чистоту и нежность кожи, блестящие пряди темно-кштновых волос, ккуртно уложенных под скромной воскресной шляпкой. Ник Стэнтон, смый желнный холостяк любого светского сезон, до этого успешно избегвший брчных уз, пл жертвой чр простой деревенской девчонки, дочери викрия.

Мэри Уинтерс не проявил к молодому лорду ни млейшего интерес. В сущности, он дже не подозревл о том, что прослвленный подполковник лорд Николс Стэнтон соблговолил этим утром посетить скромную приходскую церковь ее отц.

Прошло несколько недель, и отец уже счел постоянные посещения Ником церковных служб подозрительными. Герцог нчл всерьез опсться, что причиной небывлого религиозного рвения его сын стл недвняя рн.

Првд, вскоре герцог Вейл понял, что произошло событие, более свойственное темперменту Ник. Стоило ему лишь обртить лорнет в ту сторону, куд неотрывно смотрел сын, кк он обнружил, что предметом поклонения рненого героя было вовсе не обещние небесного ря, нечто более мтерильное и приземленное – то, что способно было причинить горздо больше бед. Строго поговорив с сыном, герцог получил неожиднный ответ:

– Ухлестывть з этой девушкой? – недоверчиво переспросил Ник, не понимя опсений отц. – Боже милостивый, сэр, взгляните н нее! Кто осмелится ухлестывть з Мэри Уинтерс?

Рзглядев в синих глзх дочери викрия чистоту помыслов и трезвый ум – кчеств, не ускользнувшие от внимния лорд Стэнтон, – герцог был вынужден соглситься с сыном.

– Мэри... – прошептл Ник. Это был скорее мольб, чем протест. Но ее губы помедлили всего один миг. Почувствовв, что он отстрнилсь, Ник крепко зжмурился, понимя, что Мэри поступет рзумно.

З три год сржений н Пиренейском полуострове он слишком многое узнл и теперь ясно понимл, что, возможно, видится с Мэри в последний рз. Ему предстояло вернуться в полк. Им было отпущено всего три чс, и в нежных прикосновениях ее неопытных рук и слдких губ время неслось незметно, тяло, кк снег под лучми весеннего солнц.

Зкрыв глз, он лежл, прислушивясь к звукм приближющегося вечер – ворковнию голубей, шелесту ветр в листьях нд головой – и изо всех сил пытлся подчинить своей воле мятежное тело.

– Ник... – негромко позвл Мэри. Ее голос доносился откуд-то сверху. Он открыл глз и, понимя, что совершет ошибку, не сумел вновь зжмуриться, откзться от ее щедрого др.

Мэри опустил лиф плтья и нижнюю кофточку, придерживя их у груди. Пятн ягодного сок н ее пльцх контрстировли с нежной белизной кожи. Он смотрел н Ник без улыбки, спутнные кудри рссыплись по ее беломрморным плечм.

Помедлив, он спустил одежду еще ниже, открывя его взгляду безупречное совершенство своей груди. Он лежл неподвижно, кк звороженный, зтив дыхние. Не сводя с него глз, он подхвтил лдонью првую грудь и поглдил большим пльцем упругую кожу.

Ник и не зметил, кк потянулся к ней, чтобы зменить губми ее подргивющие пльцы. Это движение не было осозннным – первобытный инстинкт зствил его коснуться губми мленькой груди. От вздох Мэри его золотистые волосы зколыхлись. Он зстонл от прикосновений его язык, медленно обводящего сосок, который он тк доверчиво отдл ему.

Ккой у него горячий, влжный и требовтельный язык! Кк он дрзнит зубми сосок, зтвердевший от этих прикосновений. В глубине ее тел что-то пробудилось, зшевелилось, потянулось к нему. Незнкомые ощущения просыплись в ней с невероятной быстротой, рсходясь волнми от чувствительного местечк, которое прежде не видел ни один мужчин. Никто, кроме Ник. Он приндлежл ему, и он должен был узнть об этом.

Его язык пропутешествовл по долине между внезпно дрогнувшими от боли холмми, оствляя н коже влжную, быстро остывющую дорожку. Обхвтив обеими рукми его голову, Мэри прижл ее к груди, мечтя, чтобы он прикоснулся к ней тм, где сосредоточилсь боль и желние. Он не стл протестовть, когд Ник бережно уложил ее н плщ, поклыввший обнженную спину.

Он склонился нд ней, опирясь н локоть и впитывя глзми крсоту ее стройного тел. Он кслся ее шеи, чувствуя биение жилки, с удивлением рссмтривя собственные пльцы, которые кзлись особенно темными, твердыми и мозолистыми н этой бледной, нежной, почти прозрчной коже. Пльцы скользили все ниже, пок не коснулись розового бутон, венчющего сливочно-белое полушрие.

Глядя в глз Ник, Мэри взял его з плечи и привлекл к себе. Ник невольно отпрянул, выбрв вместо крепкого объятия пытку легчйших прикосновений и сближений, при которых Мэри чувствовл лишь тепло его тел.

Тк продолжлось, пок ее бедр не приподнялись нвстречу ему. Не выдержв, Ник обнял девушку, прижв к себе. Он изогнул спину, требуя большего, того, о чем он не осмеливлся и мечтть.

Просунув руку между их телми, Мэри ншл пояс его пнтлон и принялсь поспешно высвобождть Ник из плен одежды.

– Мэри... – Он попытлся остновить ее, но он не слушл.

Зня, ккие опсности грозят ему в смом недлеком будущем, он принял осозннное решение, збыв обо всем, чему ее учили и во что он твердо верил. Ник приндлежл ей, и ее тело нстойчиво требовло осуществить прво собственности, невзиря н зпреты обществ и религии. Происходящее кслось только ее и Ник и могло никогд больше не повториться.

Мэри вступил н неизведнную территорию, побуждя Ник звершить нчтое. Отрицть желние было немыслимо.

– Мэри, нет... – снов прошептл он хриплым голосом.

– Д, – прошептл он, – д!

Ее мленькие руки пришли в движение. Он не испытывл ни млейшего смущения, кк и подобло девушке, выросшей в деревне. Он склонился нд ней, и он ощутил солоновтый привкус влжной кожи. И нконец его рук присоединилсь к ее руке, облегчя поиски, ободряя и нпрвляя.

Ветер холодил ее обнженную кожу, но он жждл этой прохлды, кк и последоввшего вторжения – мучительного, рвущего. Вскрикнув, Мэри уткнулсь в его нпрягшееся плечо и вновь услышл, кк он шепчет ее имя.

Он прижлся щекой к ее лицу, щетин црпл ее кожу, движения стновились все более лихордочными и неудержимыми. Он слегк приподнялся, н время отстрняясь от средоточия ее боли, вместе с которой просыплись иные ощущения, рскрывлись, подобно плотно сомкнутому бутону розы под полуденным солнцем.

Пончлу Мэри не почувствовл ничего, кроме боли и неудобств, но внезпно пришли другие ощущения, все нрствшие под его нстойчивыми лскми.

Мэри услышл собственный вскрик, зтем губы Ник прижлись к ее губм, эхом отозввшись н ее возглс, нрушивший сумеречную тишину. Его взрыв освобождения был, стремительным, бурным и мощным, он ворвлся в глубины ее тел, словно вихрь, сметющий все н своем пути. Его тело вздрогнуло под ее лдонями – один рз, второй, потом зтихло.

Нконец Ник пошевелился и приподнялся нд ней, опирясь н дрожщие руки. Он неотрывно смотрел в ее лицо, преобрженное только что постигнутой великой тйной.

– Мэри... – снов повторил он, кк молитву, и он улыбнулсь. – Мне тк жль...

Он улыбнулсь шире, не сводя глз с его лиц. Возлюбленный! Это мой возлюбленный! Подняв руку, коснулсь его щеки, ощутив поклывние жесткой щетины. Это прикосновение было немыслимо интимным. Только он имел прво н ткую лску.

– Господи, Мэри, что я нтворил?! – в отчянии воскликнул Ник.

– Тише, тише, – прошептл он голосом мтери, утешющей перепугнного грозой ребенк. – Все хорошо. – Он легко дотронулсь кончиком пльц до его ресниц, выгоревших н концх и темных у корней. Ккие прекрсные глз! Кзлось, он увидел их впервые. Цветом они нпоминли полуденное небо зимой. – Я люблю тебя, – произнесл он и увидел, кк Ник просиял, словно нйдя потерянную тропу, тропу утрченной чести.

– Где твой отец? – спросил он, и Мэри не срзу ншлсь с ответом. Ей и в голову не пришло удивляться столь неожиднному вопросу.

– Вместе с декном нвещет больных прихожн.

– Когд он вернется домой?

– Не рньше вторник. – Мэри вдруг вспомнил своего милого, мягкосердечного отц, неизменно лскового со всеми, кто лишился Божией милости. И только сейчс он всерьез здумлсь о том, что произошло.

– Пойдем, – решительно произнес Ник, поднимясь одним ловким движением и помогя Мэри встть н ноги.

Уже стоя, он в первый момент зстыдилсь своей нготы. Не шевелясь, он смотрел, кк Ник одевется: он спрвился с этой здчей з считнные секунды.

– Мне пор. – Он попытлся объяснить свою спешку: – Если я не явлюсь вовремя, меня объявят дезертиром. Никто и не вспомнит, что я – сын Вейл. Моему полку предстоит бой, Мэри. Я должен быть с ним. Меня признли годным к службе.

– Зню... – прошептл он, не понимя, зчем Ник говорит все это. С смого нчл он знл, что когд-нибудь им придется рсстться.

– Мэри! – негромко позвл он.

Больше они никогд не увидятся! Острот дурного предчувствия н миг лишил ее способности дышть. Он окинул взглядом Ник – молодого, стройного и прекрсного. Живого. Его волосы были рстрепны, в них еще совсем недвно блуждли ее пльцы. Н губх Мэри до сих пор ощущл чуть солоновтый привкус его теплой чистой кожи, покрытой густым згром.

Он н секунду зкрыл глз, пытясь нвсегд зпомнить его тким. Сохрнить в пмяти н всю жизнь. В эту минуту он приндлежл только ей, и это воспоминние Мэри был готов пронести через все нердостное будущее.

– Мэри... – вновь повторил он вопросительным тоном.

Он открыл глз и зствил себя улыбнуться. Ник подошел, бережно продел ее руки в рукв нижней кофточки, зтем – в рукв плтья. Его пльцы без труд спрвлялись с многочисленными зстежкми и тесемкми женской одежды. Скольких женщин он... Но это не имело теперь никкого знчения. Сколько бы их ни было, они все остлись в прошлом. А он жил в нстоящем.

Он стоял не шевелясь, позволяя Нику одевть ее, словно фрфоровую куклу. Или ребенк. Только когд он стер слезы с ее щеки, Мэри понял, что плчет. Поймв его руку, он прижлсь к ней влжной щекой.

– Я не хотел причинить тебе боль, – произнес он тихо.

– Зню, – шепнул Мэри, улыбнувшись.

– Тебе очень плохо, миля?

– Нет, – поспешил утешить его Мэри. Глз Ник нполнились беспокойством, между золотистыми бровями злегл склдк. – Вовсе нет.

Он солгл. Зчем усугублять бремя его вины, которую Нику предстояло увезти с собой н поле боя, в неведомую стрну?

– Нм пор, – вновь повторил он.

– Зню.

Но, подойдя к гнедому жеребцу, смирно ждвшему н прежнем месте, и бережно подсдив н него Мэри, Ник повез ее совсем не в ту сторону.

В вечерней тени кмни стен древней монстырской чсовни сливлись в сплошную серую мссу. С дороги чсовня был почти не видн. Ею редко пользовлись с тех пор, кк по прикзу строго герцог, дед Ник, выстроили новую церковь, поближе к деревне. Некоторые считли, что герцог построил ее во искупление своих многочисленных грехов. А в строй мленькой чсовне теперь бывли лишь призрки тех, кто некогд молился под ее крышей.

Мэри не стл спорить, когд Ник снял ее со спины жеребц и повел к деревянным дверям. Двери протестующе зскрипели, открывясь. Внутри было довольно темно, и пришлось подождть, пок глз привыкнут к полумрку.

З лтрем виднелся высокий витрж. Свет, прониквший сквозь рзноцветные стекл зтейливой формы, скупо освещл простой кменный лтрь. В чсовне по-прежнему ощущлся слбый ромт лдн. Ник взял Мэри з руку и повел было ее к лтрю, но он попятилсь и попытлсь высвободиться.

– Нет! – воскликнул он, невольно стремясь покинуть святое место. – Не сюд!

Он не могл, не имел прв стоять у лтря с рзгоряченным после любви телом!

– Именно сюд, Мэри!

И он перестл сопротивляться. Н миг взглянув ей в глз, Ник повернулся лицом к лтрю, к фигуре, изобрженной посреди витрж.

– Сюд, – опять повторил он. Возведя глз к витржу, он произнес знкомые слов: – Я, Николс-Уильям Ричрд, беру тебя, Мэри... – Тут он зпнулся и обернулся к ней. Мэри стоял, блгоговейно глядя не н витрж, н своего спутник.

– Элизбет, – шепотом подскзл он. Долгое время Ник не мог оторвть глз от ее лиц, сиявшего в эти минуты неземной крсотой, но нконец опомнился и вновь повернулся к витржу.

– ... беру тебя, Мэри-Элизбет, в жены. Клянусь быть с тобой и зботиться о тебе в богтстве и нищете, в болезни и здрвии... – Он вновь зпнулся, збыв остльные слов клятвы, и потому зкончил просто: – Отныне и во веки веков. Аминь.

В ожиднии Ник обернулся к Мэри. Борясь со слезми, он устремил невидящие глз н стеклянную фигуру, рсплыввшуюся перед глзми.

– Я, Мэри-Элизбет, беру в мужья тебя, Николс-Уильям Ричрд. Клянусь отныне быть с тобой в болезни и здрвии, любить и лелеять тебя, пок смерть не рзлучит нс. Сим объявляю тебя своим мужем.

– Аминь, – подскзл Ник, кк будто это слово было тлисмном, оберегющим клятву.

– Аминь, – послушно откликнулсь он.

Он отпустил ее руку, но не поцеловл, внезпно привлек к своему горячему телу.

– Где приходскя книг? – спросил он, ксясь губми ее волос.

– Не зню, – честно ответил Мэри, зпрокинув голову и вытиря слезы.

– Ндо нйти ее, – зявил Ник. Из нежного возлюбленного, только что пылко произнесшего слов клятвы, он вновь превртился в высокомерного ристокрт, офицер рмии Веллингтон, влстного и уверенного в себе.

– Зчем?..

– Чтобы внести в нее зпись о брке.

– Но...

– Попытйся вспомнить, Мэри!

Вновь беспрекословно повиноввшись ему, Мэри прошл з лтрь к небольшому шкфу. Минуту он воевл с неподтливым змком, зтем нконец сумел открыть дверцу и ншл только струю книгу в кожном переплете. Мэри знл, что ее пергментные стрницы исписны прежними деревенскими священникми, вносившими в книгу вжные события из жизни прихожн. Новя книг, в которой следовло сделть зпись о брке, покоилсь в лтре новой церкви.

– Отсюд все унесли в новую церковь, – объяснил Мэри, кчя головой. – Здесь остлсь только эт стря книг.

– В ней нйдется место, Мэри? – спросил Ник.

– Место? – оздченно переспросил он.

Ник подошел, без колебний вынул из шкф увесистый том и поднес его поближе к свету, пдвшему из окн. Положив книгу н кменный лтрь, он открыл ее н последней стрнице.

– Вот, – удовлетворенно произнес он, укзывя н пустую строку в низу стрницы. – Теперь нм остлось только нйти перо и чернил.

– Ник... – попытлсь было зпротестовть Мэри, понимя, что они совершют непростительный поступок.

Но Ник не слушл ее. Конец пер, нйденного в шкфу, окзлся достточно острым, но чернил в чернильнице высохли.

Вернувшись к лтрю, он улыбнулся Мэри и проткнул острым концом пер большой плец. Н нем мгновенно нбухл большя млиновя кпля.

Сверяясь с предыдущими зписями, Ник приступил к зписи своего мнимого брк. Снчл свою подпись поствил он, зтем протянул перо Мэри, и, почти вопреки своей воле, он повиновлсь, рзборчиво нчертв фмилию.

– Брк без молитв и священник – никкой не брк, Ник! Кроме того, нужны свидетели...

– Конечно, – соглсился он, не сводя со стрницы спокойных серых глз, и продолжл писть, обмкивя перо в свою кровь.

Мэри с ужсом нблюдл з ним. Он-то знл, ккое нкзние полгется з подделку церковных зписей и фльсификцию свидетельств о брке.

– Не ндо, Ник! – взмолилсь он, попытвшись остновить его руку в тот момент, когд он зкончил выводить подпись своего отц, чей твердый почерк был знком ему, кк собственный. – Это преступление!

– Но кто посмеет обвинить нс? Мой отец никогд не откжет мне в помощи, Мэри. И Чрлз тоже, – добвил он, высвободив руку из ее судорожно сжтых пльцев, чтобы добвить подпись и титул брт. – Они скорее соглсятся умереть, чем выдть меня.

– А подпись священник? Ты подделешь и ее? Но мой отец не стнет лгть! Он никогд не смирится. И потом, его почерк тебе не знком, – добвил он, рдуясь, что сумел нйти веский довод.

– З него рспишешься ты, – невозмутимо предложил Ник. Он знл, что Мэри умеет воспроизводить мелкий, но ккуртный почерк своего отц. – Неужели он выдст тебя, Мэри?

Рзве отец способен предть ее суду з подделку подписи? Перед глзми Мэри встло любимое и доброе лицо.

– Нет, – прошептл он.

– Сделй это рди меня, миля. Рзве я чсто обрщлся к тебе с просьбми?

Эти слов повисли в воздухе. Ник никогд ни о чем не просил. Мэри выполнял его желния по доброй воле, движимя своей любовью и желнием.

– Ты никогд ни о чем не просил меня, – прошептл он.

Взяв у Ник перо, он обмкнул его в кровь и нписл имя своего отц.

И зстыл в молчнии. Он совершил преступление! Ник мягко вынул из ее руки перо и зкрыл книгу, зтем положил и то, и другое обртно в шкф.

– Когд твой отец вернется домой, рсскжи ему обо всем. Объясни, что случилось. – Глядя в огромные синие глз, нполненные ужсом, он уже понял, что их тйный брк не избвит его от чувств вины з случившееся н лесной поляне. – Нм не хвтило времени, чтобы сочетться брком, кк полгется. Мы сделли все, что могли, Мэри. Я нпишу отцу и все ему объясню, – попытлся хоть кк-то успокоить ее Ник.

– Но этот брк не будет считться зконным, – возрзил недоумевющя Мэри. Лучше было бы обойтись без этой комедии.

Ник вновь устремил взгляд н фигуру, обрмленную цветными стеклми витрж. Мэри обернулсь, тоже глядя н руки, протянутые к грешникм.

– Мы достигли своей цели, Мэри, осуществили свои нмерения. Он понимет, что скрыто в нших сердцх. Нши клятвы неподдельны, я подпислся своей кровью. В том, что произошло, нет обмн.

Помедлив, Мэри молч кивнул.

Уже двно стемнело, только тонкий месяц изливл серебристый свет н землю.

Мэри коснулсь лдонью рукв Ник. Кончики ее пльцев были по-прежнему перепчкны соком ягод, собрнных, кзлось, целую вечность нзд. Его пльцы, длинные, згорелые и беспокойные, сжли ее кисть. В лунном луче слбо блеснуло кольцо с фмильным гербом, которое носил Ник. Зметив блеск, он снял кольцо и ндел его н средний плец Мэри.

– Отнеси его моему отцу, если... Мэри кивнул.

– Я люблю тебя, Мэри Уинтерс, – прошептл Ник. – И всегд буду любить. Для меня ты дороже жизни.

Он вновь кивнул.

Тонкие пльцы сжлись н его предплечье, он потянулсь, чтобы коснуться губми его небритой щеки.

– Д сохрнит тебя Господь, – шепнул он и отступил, позволяя исполнить другие клятвы, взывющие к его чести.

Ник вскочил в седло ловким и привычным движением. Под тяжестью седок жеребец зплясл. Придержв его, он коснулся горячей рукой щеки Мэри, зтем, пришпорив коня, глопом посккл в сторону Лондон.

Долгую минуту Мэри стоял в тени чсовни, прислушивясь к зтихющему стуку копыт. Нконец, когд ее окружил тишин, он повернулсь и вновь вошл в чсовню.

Зря, лые лучи которой проникли сквозь стекл витрж, зстл Мэри у лтря. Солнце позолотило спутнные кудри девушки, лежвшей н лестнице, ведущей к лтрю. Он зснул после долгих ночных чсов, проведенных в неустнных молитвх з Ник Стэнтон.

Глв первя

Феврль 1822 год

– Когд вернется пп? – Мльчик бережно уклдывл обртно в коробку ярко рскршенного деревянного солдтик в крсно-синем мундире королевского конногврдейского полк.

Мэри Уинтерс, сидевшя в кресле у окн, сквозь которое в комнту лился тусклый свет уходящего зимнего дня, поднял голову, оторввшись от вышивния. Прежде чем ответить, он отвел взгляд и отложил иглу.

– Может быть, сегодня. Смотря ккие будут дороги.

– Хорошо бы он привез мне еще одного солдтик! – мечттельно протянул мльчик.

– Будь желния лошдьми... – негромко нпомнил ему Мэри нчло поговорки.

– ... тогд все нищие рзъезжли бы верхом, – зкончил мльчик.

Ему двно следовло понять, что не стоит тешить себя нпрсными ндеждми, подумл Мэри. Из своих многочисленных деловых поездок отец никогд не привозил сыну подрки. Игрушечного солдтик ему подрил см Мэри.

Ей уже минуло двдцть пять лет, крсот юности двно отцвел, из хорошенькой девушки он превртилсь в миловидную женщину. Ткой цвет лиц, кк у нее, был не в моде, д и сложение ее не пришлось бы по вкусу ценителям крсоты, предпочитющим округлые формы. Блестящие темные кудри Мэри безжлостно зчесывл нзд и прятл под кружевным чепцом.

Ее плтье из коричневой сржи было лишено кких бы то ни было укршений и скрдывло очертния тел. Только синие глз помогли бы ей снискть блговоление светского обществ, попсть в которое, впрочем, он не стремилсь. Мэри уже двно перестл мечтть об иной жизни. И, может быть, когд-нибудь...

Тут он решительно отмхнулсь от воспоминний и взялсь з иглу. Если бы солнце зшло попозже, он сумел бы зкончить рботу уже сегодня. В отсутствие хозяин дом жизнь в нем текл горздо более глдко. Мэри и ребенок довольствовлись теплом кмин и беседми, вспоминли об ушедшем лете. Никто ни к кому не предъявлял требовний. Изнуряющее нпряжение исчезло. Споры утихли.

Мэри вновь устремил взгляд н ребенк, склонившегося нд игрушкой, и н миг зжмурилсь, с ужсом ожидя возврщения хозяин. Кзлось, никкими словми невозможно убедить этого человек, что его предложение неприемлемо. Мэри зябко поежилсь и, хотя в комнте было тепло, плотнее зкутлсь в нброшенную н плечи шерстяную шль. С ее губ сорвлся вздох, и мльчик услышл его. Пухлые детские губы сложились в обятельную улыбку.

– Что с тобой? – спросил он, пристльно глядя н нее.

– Темнеет, у меня устли глз. Мльчик потупился, водя пльцем по позолоте мундир солдтик.

– С тех пор кк умерл мм, ты не любишь, когд он возврщется сюд, – произнес он.

Змечние ребенк зстло Мэри врсплох, и он рстерялсь, не зня, что ответить.

– Ты ни в чем не виновт, – успокоил ее мльчик. – Иногд и мне не хочется, чтобы он возврщлся.

Конечно, отец был слишком суров с ребенком, объясняя это тем, что возлгет н него большие ндежды. Ее протесты обычно не помогли. Во время последнего нкзния Мэри еле сдержлсь, до крови прикусив язык, хотя мльчик не издл ни звук, съеживясь от удров трости.

– Не ндо тк говорить, – мягко упрекнул он, отложив вышивние и проведя лдонью по мягким, кк шелк, волосм мльчик. – Он твой отец. И ты должен любить его. – Он понизил голос до шепот.

Млыш потупился, уствившись н игрушку, которую по-прежнему держл в рукх. Худенькие плечи поникли, он молчл.

– Пожлуй, пор пить чй, – лсково произнесл Мэри. – Ты проголодлся? – Он улыбнулсь, и мльчик кивнул. – Вот и хорошо. Я тоже. По ткому случю мы сможем полкомиться сливкми и лепешкми.

Детские пльчики вновь прошлись по мундиру солдтик. Отблеск огня в кмине игрл н кудрях млыш, и они кзлись почти ткими же золотистыми, кк шевелюр гордого деревянного вояки.

Хозяин дом вернулся, когд уже совсем стемнело. Мэри зствил себя дождться его, поддерживя огонь в кмине.

Мркус Трейвик был преуспевющим торговцем – рзумеется, по меркм того округ, где стоял его прочный кирпичный дом. Этот дом был выстроен по чертежм смого хозяин, не доверявшего выписнному из Лондон рхитектору, потому его вид не доствлял никкого эстетического нслждения, свидетельствуя об отсутствии вкус.

Мэри см отперл тяжелую дубовую дверь и впустил Мркус в дом. Кроме нее, никто из слуг не жил в доме. Черную рботу обычно выполнял седовлсый солдт, потерявший н войне руку. Он был просто счстлив, получив это место.

Мэри подозревл, что Мркус ннял Боб Смитерс не из человеколюбия или птриотизм, лишь потому, что увечье солдт в ккой-то мере опрвдывло жлкую плту, нзнченную ему. Всю остльную рботу по дому охотно и с блгодрностью выполнял Мэри Уинтерс.

– Брр! Ну и холодно же нынче! – произнес Трейвик, стряхивя снег со шляпы н чисто вымытый пол прихожей. – В ткую ночь хороший хозяин не выгонит из дому и собку.

Мэри не ответил, помогя ему снять пльто и рспрвляя его н вешлке, чтобы просушить. З годы, проведенные в этом доме, он уже привыкл, что отвечть н змечния хозяин не обязтельно. Торговец и не ждл ответ, и ничто не нрушло привычный порядок возврщения его домой. Потому Мэри молчл – из увжения к зведенному ритулу.

Избвившись от верхней одежды, Трейвик прошел в гостиную, к желнному теплу кмин. Стоя в дверях, Мэри нблюдл, кк он вытянул згорелые руки нд приветливым плменем. Крснот обветренной кожи был зметн дже в полутемной комнте. Мркус Трейвик никогд не ндевл перчток и нзывл слюнтяями мужчин, которые носили их.

Мэри дождлсь, когд Трейвик повернется к ней, и спросил:

– Вы позволите мне уйти, мистер Трейвик, или вм нужно что-нибудь еще?

Иногд вечерми он просил принести ломоть хлеб с сыром, в другой рз – сткн крепкого портвейн, грфин которого хрнился в буфете. Бывло, он просто отпускл ее, и в тких случях Мэри с блгодрностью стремилсь улизнуть.

– Нет, Мэри, спсибо.

Он повернулсь, чтобы уйти, но он вдруг зговорил вновь, и тугой бутон стрх, который Мэри носил в себе последнее время, рспустился, вызвв тошноту.

– Я хочу лишь услышть ответ н свой вопрос, который ты, должно быть, уже успел обдумть.

Мэри помедлил минуту, овлдевя собой, прежде чем вновь повернуться лицом к мужчине, стоящему перед кмином. Этот рзговор возобновлялся н протяжении двух последних месяцев, и ее ответ оствлся одним и тем же. Но Трейвик всегд делл вид, что ей необходимо время, чтобы кк следует обдумть его предложение.

– Я не могу стть вшей женой, мистер Трейвик. Мне кзлось, вы уже поняли это.

– Ты живешь в моем доме, Мэри. По округе уже ходят слухи.

– Сплетники рды любому поводу посудчить и послушть друг друг. Я живу в вшем доме уже больше шести лет, сэр. Я – гуверннтк вшего сын.

– Это тк, – подтвердил Мркус Трейвик, и его толстые губы нсмешливо зшевелились. – И тем не менее, – не остнвливясь, продолжл он, словно не слыш ее возржений, – в этом же доме жил моя жен, пок не скончлсь дв месяц нзд. Когд он был жив, повод для сплетен не нходилось. Но теперь все изменилось – ндеюсь, ты это понимешь.

Мэри Уинтерс держл в объятиях хрупкое, кк тростинк, тело Абигейл Трейвик, когд т испустил последний вздох. Здоровье у нее отняли слишком чстые выкидыши и опухоль, словно в нсмешку выросшя у нее в чреве вместо ребенк, о котором тк мечтл Абигейл. Единственным исходом этого рост могл быть смерть.

Абигейл Трейвик, двно ствшя немощной, перед смертью лишення возможности дже встть с постели, умерл тк, кк жил – тихо, в обществе Мэри Уинтерс и светловолосого мльчик, который чсми просиживл у нее в ногх н одеяле.

Втроем они потихоньку болтли и смеялись, змолкя срзу же, кк только мистер Трейвик возврщлся из своих чстых деловых поездок. Мэри с мльчиком удлялись в уют нтопленной детской, спсясь от звуков, всегд сопровождвших возврщение хозяин.

– Мне нужн жен, Мэри, мльчику – мть. Тебе решть, хочешь ли ты знять это место.

Ему нужн женщин, способня удовлетворить потребности его плоти, и не ккя-нибудь, именно он, Мэри! Об этом он двно уже догдлсь. Впервые Трейвик стл окзывть бесстыдные знки внимния еще до смерти жены – словно невзнчй кслся лдонью руки Мэри или бедр, призывно улыблся, окидывл ее ждными взглядми.

Однко он не прекрщл супружеские визиты к Абигейл – дже тогд, когд он окончтельно исхудл и лежл измождення и бледня. Мэри знл, что происходит во время этих визитов, видел свидетельств его стрсти – темные пятн н теле умирющей женщины, о которой он зботилсь, нежно омывя истощенные руки и ноги и одевя ее в крсивые ночные рубшки перед очередным приездом муж.

Нконец, когд Мэри собрлсь с духом и здл двно мучивший ее вопрос, Абигейл отвел глз.

– Он мой муж, – негромко ответил он. – Тков мой долг. Я не могу откзть ему, Мэри. Это его прво.

Мэри Уинтерс кивнул, зботливо укрывя тонкую, кк соломинк, руку теплым одеялом.

– Ты же знешь, Мэри: стоит мне подть знк – и от желющих не будет отбоя, – нпомнил Трейвик, зствляя ее вернуться в нстоящее, к вопросу, н который он не могл ответить соглсием.

Он говорил првду. Трейвик был состоятельным торговцем, еще не стрым, рослым, крепким. Брк с ним для строй девы Мэри Уинтерс, по мнению окрестных жителей, был бы блестящей пртией. Дже бгровое лицо Трейвик и его рчьи глз грязновтого оттенк не отпугивли женщин, горевших желнием стть хозяйкой дом, в который Мэри вошл шесть с лишним лет нзд.

З эти годы брзды првления постепенно перешли из хрупких пльцев Абигейл Трейвик в сильные руки Мэри. И теперь он не могл дже предствить себе, что здесь появится другя женщин. Немыслимой ей кзлсь и необходимость воспитывть мльчик вместе с другой женщиной. Вряд ли между новой женой Трейвик и Мэри устновится дружеское взимопонимние, кк это было при Абигейл.

– Можешь уйти или остться. Тебе решть, Мэри, – продолжл Трейвик. – Это твое прво. Но если ты предпочтешь остться, тебе придется стть моей женой, инче...

– Я должн уйти? – с ужсом переспросил Мэри. Неужели он хотел скзть, что...

– Вряд ли другя женщин зхочет делиться с тобой своими обязнностями по дому, кк делл Абигейл. Ты же знешь, ее здоровье оствляло желть лучшего, но другя...

Он не договорил: нмек был ясен – без слов. Любя другя женщин нверняк пожелет стть в доме полновлстной хозяйкой и взять н себя не только домшние хлопоты, от которых Мэри откзлсь бы с рдостью, но и воспитние ребенк.

– А кк же Ричрд? – осмелилсь спросить он. Этот вопрос тревожил ее больше остльных. Он увидел, кк толстые губы Трейвик рстянулись в понимющей улыбке.

– Неужели ты думешь, что я збыл про Ричрд, Мэри?

– Дже если вы женитесь вновь, Ричрду пондобится гуверннтк. Молодой жене вряд ли зхочется смой воспитывть ребенк от предыдущего брк.

– Особенно если у нее будут свои дети, – добвил Трейвик.

Об этом Мэри не подумл. Все эти годы он знл, что нходится во влсти Трейвик, и вместе с тем понимл, что Абигейл Трейвик никогд не произведет н свет сын, о котором мечтет ее тщеслвный муж.

Супруги Трейвик поженились з пять лет до того, кк в их доме появилсь Мэри. З это время н клдбище выросло восемь холмиков с ндгробными кмнями, н которых был нчертн фмилия Трейвик. Млыши рождлись мертвыми, но кждый рз, выншивя их, Абигейл рсцветл от счстья, уверення, что уж н этот рз он подрит мужу долгожднного нследник. Нвязчивое желние Трейвик иметь сын, который унследовл бы его фмилию, стло спсением для Мэри.

– И кроме того, – продолжл он, – Ричрд уже подрос. Пор отпрвлять его в школу.

– Он еще ребенок, – возрзил Мэри, но тут рзгдл нмерения хозяин: избвиться от мльчик, которого он соглсился нзвть своим шесть лет нзд, и зменить его родным теперь, когд смерть больной жены рзвязл ему руки. Мэри могл бы стть его новой женой и родить ему сыновей, зодно позботиться и о Ричрде, но...

– Решй, Мэри. Ты соглсн стть моей женой и по-прежнему жить здесь, в этом доме, который ты нверняк привыкл считть своим? Соглсн зботиться о Ричрде кк о родном сыне?

В последнем вопросе вновь прозвучл сркстический нмек. Упоминть об истине вслух было незчем – об знли о ней. Мэри отдл Трейвику своего сын, взмен он позволил ей жить в этом доме, зботиться о ребенке и женщине, которя охотно поверил, что ей нконец-то удлось выносить и в положенный срок родить живого млыш.

Абигейл Трейвик питл к Ричрду безгрничную мтеринскую любовь, но был, достточно великодушн, чтобы делиться «своим» сыном с тоненькой молчливой девушкой, которя поселилсь под крышей ее дом и со временем стл ее единственной подругой.

– Вы же знете, я не могу оствить Ричрд, – произнесл Мэри.

– Тогд и думть не о чем. Я буду снисходительным мужем, Мэри. Ты же знешь, Абигейл не зслуживл лучшего обрщения.

Мэри вспомнились громдные синяки и шум, который иногд долетл до ее комнты. Почему он все-тки колеблется? Ведь ей и без того пришлось пожертвовть слишком многим. Остлось лишь кпитулировть физически. Мэри охотно вынесл бы любые муки, только бы зщитить своего ребенк. Достточно было просто молчть, чувствуя, кк в темноте нд ней нвисет тело Трейвик...

И вместе с этой мыслью к ней вернулись воспоминния о лесной поляне, о крсивом и сильном теле человек, которого он любил целую вечность нзд. О полутемной чсовне, где он произнесл клятву, соединившись с ним вечными узми.

– Не могу... – прошептл он.

Рук Трейвик с тупыми короткими пльцми вдруг легл н щеку Мэри. Лдонь был мягче, чем ее руки, двно згрубевшие от грязной рботы. Но Мэри и в голову не приходило роптть н судьбу: он был блгодрн уже з то, что у нее и мльчик есть ед, тепля одежд и крыш нд головой, зщит и от зимнего ветр, и от жестоких сплетен. Трейвик не скупился: несмотря н свою неотеснность, он испрвно выполнял условия сделки.

– Подумй хорошенько, Мэри, – посоветовл он, медленно проводя пльцми по глдкой белой шее до плеч, вкрдчиво ксясь большим пльцем груди.

Мэри с трудом сдерживл дрожь. Зметив это, Трейвик понимюще улыбнулся.

– Кк следует подумй о том, чего ты хочешь. И о том, чем ты соглсн пожертвовть. Ричрд вряд ли сумеет свыкнуться с суровыми школьными порядкми. Их не всякий выдержит. Я дже слышл о ребенке, который повесился. Говорят, он был слишком впечтлительным. Но если бы у Ричрд появились бртья, пожлуй, я соглсился бы ннять домшнего учителя.

Мэри молчл, смело глядя в глз Трейвику и покорно принимя его лски. Очередня улыбк хозяин покзлсь ей зловещей.

– Не збудь подбросить дров в кмин, Мэри, – нпомнил он и грубо сжл ее плечо.

Зтем он взял с буфет хрустльный грфин с портвейном. Не оборчивясь, он слушл, кк его шги зтихют вдлеке, у двери комнты, которую прежде знимл Абигейл.

Только после того, кк хлопнул дверь, Мэри позволил себе рсслбиться и глотнул воздух, словно здыхющийся бегун. Он подошл к кмину и зсмотрелсь сквозь пелену слез н золотистые языки плмени. Опомнившись, он сморгнул предтельскую влгу.

Отец чсто уверял Мэри, что кждому отпущено ровно столько стрдний, сколько он способен вынести. Впервые в жизни Мэри Уинтерс здумлсь о том, хвтит ли ей решимости и сил, чтобы преодолеть и это испытние.

Ее рзбудил холод, и он съежилсь, пытясь согреться. Должно быть, огонь в кмине потух, сонно подумл он и попытлсь укрыться стрым стегным одеялом, но нткнулсь н что-то теплое, живое и вскрикнул.

Кзлось, ей привиделся стршный сон. Руки Трейвик, подобные огромным крсным пукм, шрили по ее телу. Одн лдонь поползл вверх, огромное колено втиснулось между ее ног, рук проникл под подол ночной рубшки, холодя рзгоряченную сном кожу бедер. Мэри хотел зкричть, но вовремя остновилсь: Ричрд, спящий в соседней комнте, может испугться.

– Нет! – прошептл он, оттлкивя незвного гостя обеими рукми. Он с силой сжл ногми его колено, но тут же понял, что ей не удстся остновить его губы, тянущиеся к груди. Трейвик сжл губми ее сосок, и Мэри в испуге повернулсь н бок, пытясь сбросить мссивное тяжелое тело. Неожиднное движение зстло Трейвик врсплох, и эт мленькя побед придл Мэри силы и решимости. Он не имеет никкого прв приксться к ней!

Свободной рукой он обхвтил ее зпястья и зпрокинул ей руки з голову. Вторя рук под ткнью рубшки неумолимо двиглсь к цели.

– Нет! – повторил он.

– Тише, Мэри, – прошептл он, ксясь губми ее щеки. От него пхло вином и потом.

– Не ндо! – взмолилсь он и нпряглсь всем телом, пытясь оттолкнуть его.

– Ты рзбудишь ребенк! – хрипло предостерег он. Трейвик вновь ншел ее губы и просунул между ними язык. Мэри содрогнулсь от тошнотворного привкус вин. Язык Трейвик был большим и сильным, кк и его тело, и Мэри чуть не поперхнулсь. Между тем пльцы Трейвик продолжли исследовть потенные местечки ее тел, причиняли боль, впивясь в нежную плоть бедер. Это был не лск, пытк. Мэри вспомнились синяки и црпины, не сходившие с хрупкого тел Абигейл.

Вместе с мыслью о собственной беспомощности к ней вдруг явились непрошеные воспоминния о пльцх Ник Стэнтон, с нежным блгоговением скользивших по ее телу. Но то, что происходило с ней сейчс, ничем не нпоминло любовь. Это было оскорбление, и Мэри понял, что, дже если о случившемся никто не узнет, ее до конц жизни будут терзть угрызения совести – з то, что он нрушил клятву. «Пок смерть не рзлучит нс...»

Он с силой прикусил язык Трейвик, ворочющийся у нее во рту, ощутил привкус крови и желчи, подктившей к горлу. В рот, нполненный смрдным дыхнием Трейвик, ворвлсь живительня струя воздух.

– Нет! – громко произнесл он и решительно дернулсь, не позволив ему звлдеть тем, что приндлежло другому. – Уходите отсюд! – велел он. Внезпно пльцы Трейвик н ее зпястье рзжлись: боль от укус зствил его ослбить зхвт. Приствив лдонь к груди Трейвик, Мэри оттолкнул его, согнул ноги в коленях и попытлсь сбросить.

Удр, который пришелся по носу и губм Мэри, был почти беззлобным: Трейвик ннес его, словно пытлся прихлопнуть нзойливую муху. Но его сил был тк велик, что Мэри оцепенел. Он вновь почувствовл привкус крови – н этот рз ее собственной, сочщейся из рзбитых губ. Боли он не ощутил, но потрясение зствило ее вскрикнуть. Еще никогд ее никто не бил.

Ни Мэри, ни Трейвик не услышли скрип отворившейся двери.

– Что ты делешь с Мэри? – донесся с порог возмущенный голосок Ричрд.

Руки Трейвик змерли. Приподнявшись, он мшинльно оглянулся через плечо.

Неужели он удрит ребенк? – с ужсом думл Мэри, отчетливо предствляя взметнувшуюся в воздух трость. Пник придл ей сил, и ккой-то первобытный инстинкт выживния подскзл, что делть. Он вскинул ноги и ннесл удр ступнями в грудь Трейвику, отбрсывя его в сторону.

Трейвик не ожидл нпдения, однко он окзлся более ловким, чем можно было предположить, и кким-то чудом ухитрился встть н ноги. Но рвновесие он не удержл и неуклюже попятился в тщетной попытке выпрямиться.

Женщин и ребенок молч нблюдли, кк Трейвик повлился нвзничь, в сторону кмин, в который Мэри подбросил дров перед сном. Он с силой удрился головой о крй кминной доски и рухнул зтылком прямо н кмни перед очгом.

От удр его голов подпрыгнул, и щек его очутилсь н черной железной подствке для дров. По спльне рспрострнилсь вонь пленых волос и кожи.

Ошеломлення неподвижностью Трейвик, Мэри не срзу понял, что ознчет этот зпх, но вскоре опомнилсь, спрыгнул с рзворошенной постели и упл н колени перед кмином. Схвтив з волосы, он с трудом оттщил грузного мужчину подльше от рскленного метлл, здыхясь от усилий.

Ее мозг сверлил единствення стршня мысль: он совершил преступление! Убил человек, и не просто человек, хозяин дом, приютившего ее и ребенк. Склонившись нд мссивным телом Мркус Трейвик, здыхясь от зпх пленой кожи и волос, нполнявшего холодную темную спльню, он вдруг почувствовл прикосновение детской руки к плечу.

– Он умер? – спросил мльчик.

– Не зню, – прошептл Мэри. Он и впрвду не знл, кк объяснить ребенку то, что он увидел.

– Если бы он не упл, я бы удрил его и убил, – яростно выплил Ричрд, и Мэри, в первый рз подняв голову, зметил, что он сжимет тонкими пльчикми ручку кочерги из детской. – Я отомстил бы з тебя!

От любви у Мэри перехвтило дыхние, он схвтил в объятия мленького воин, стоящего рядом.

– Не ндо, – прошептл он, ксясь губми светлых кудрей, н которых игрл отблеск огня. – Нельзя убивть людей, нельзя дже желть им смерти.

Ее постигл кр з гордыню! Он желл Мркусу Трейвику смерти, и ее желние исполнилось. Тков плт з ее грех. А может, з все грехи, думл Мэри, крепко прижимя к себе Ричрд и не зня, з что еще ей придется плтить.

Глв вторя

Длинные пльцы герцог Вейл покоились н глдкой поверхности ломберного стол. Хотя ствки были нешуточными, лицо герцог выржло лишь вежливый интерес к игре. Большинство звсегдтев поспешно зкнчивли пртии, чтобы понблюдть, кк его светлость игрет по-крупному, рссчитывя н победу.

Джентльмены, столпившиеся вокруг стол, были знтны и богты, но никто из них не мог срвниться с человеком, который привлекл к себе внимние элегнтной толпы. Несмотря н то что происхождение и репутция открывли герцогу Вейлу доступ в смые ристокртические клубы столицы, молодой отшельник редко нведывлся в Лондон и еще реже принимл учстие в зртных игрх – излюбленном рзвлечении высшего свет.

Никто не знл, почему сегодня герцог появился в клубе и почему принял предложение сыгрть пртию, но это событие было из ряд вон выходящим, и его зрители предвкушли, кк еще несколько недель будут обсуждть его.

– Шестьдесят очков. Пртия кончен, – произнес виконт Солсбери и вдруг оцепенел, осознв, ккую сумму только что проигрл. Вообрзить рекцию отц было нетрудно. По меньшей мере один светский сезон ему придется теперь проторчть в деревне.

– Похоже, мне повезло, – откликнулся Вейл, лицо которого остлось совершенно бесстрстным, но серые глз светились сочувствием. Он прекрсно понимл, в кком положении окзлся молодой игрок, крмны которого он только что опустошил. У Вейл дже мелькнул мысль о том, что стоило бы возвртить ненужный выигрыш сидящему нпротив человеку, но влсть светских условностей был тков, что подобня попытк покзлсь бы юному джентльмену горздо более унизительной, чем проигрыш. – Блгодрю вс з игру, джентльмены, – произнес герцог, откзвшись от великодушной мысли, и нчл собирть выигрыш, склдывя бнкноты в стопку.

– Я слышл, если бы не вш сегодняшняя речь в плте, билль Веллингтон не был бы принят, – зметил один из игроков, нблюдя з неспешными движениями длинных тонких пльцев.

– Несмотря н то что мы не всегд сходимся во взглядх н политику, я соглсился выступить в поддержку билля. Взмен я получил возможность выговориться, если вм угодно, – подтвердил его светлость, не поднимя головы.

– Следует признть, это немлое одолжение, – вступил в рзговор Эссекс. – Нсколько я понимю, вы покинули Фрнцию только для того, чтобы принять учстие в дебтх.

– Последние несколько месяцев меня удерживли во Фрнции семейные дел. Когд же с ними было покончено, я пордовлся возможности вернуться н родину и предложить свои услуги Веллингтону.

– Но вы пропустили почти весь светский сезон, – сочувственно зметил кто-то.

Герцог поднял голову и неожиднно усмехнулся в лицо собеседнику.

– В смом деле, – произнес он, не скрывя иронии и двя понять, что знменитые лондонские сезоны двно утртили для него свое очровние. – Ккя жлость! – добвил он, хотя всем присутствующим было ясно, что он ни о чем не жлеет.

Никто не решлся зсмеяться. Беседуя с Вейлом, было немудрено попсть впроск. Никому не удвлось угдть, когд он ждет смех в ответ н свои язвительные змечния. Неловкя пуз зтянулсь, и нконец герцог, словно вдруг зметив смущение собеседников, поднял темно-серые глз и обвел взглядом лиц сидящих з столом.

– Неужели нынешний сезон чем-то змечтелен? – осведомился он, приподняв бровь. Его брови и ресницы были чуть темнее волос – некогд золотистых, теперь поблескиввших стрым серебром. Тонкие морщины н лице герцог никто и не вздумл бы приписть рзгульному обрзу жизни. Зня о многочисленных тргедиях в его семье, молодые повесы не удивлялись, змечя н лице этого человек следы стрдний.

Покровительственный тон, которым был здн вопрос, низводил знменитый лондонский сезон, отрду всей ристокртии, до уровня смого бессмысленного из знятий – по крйней мере с точки зрения его светлости герцог Вейл. Собеседники прекрсно знли, что герцог редко покидет свое обширное поместье, презиря общество, которым они восхищлись. Поэтому они тщетно рылись в пмяти, пытясь вспомнить ккое-нибудь событие, которое зствило бы герцог пожлеть об упущенном времени.

– Люси Сндерсон произвел н свет очередного млденц, – несмело произнес кто-то. – И, рзумеется, все теряются в догдкх, кто был отцом н сей рз. Смо собой, Сндерсон тут ни при чем.

Пример был выбрн неудчно, поскольку эт история не звершилсь скндлом. Глз герцог Вейл по-прежнему выржли вежливую скуку.

– Млдшя дочь Читингем сбежл с охотником з деньгми. Грф нстиг беглецов н полпути к грнице Шотлндии, но сломння ось здержл его, и ко времени прибытия рзгневнного отц злодеяние уже совершилось, – сообщил лорд Олтон.

– К тому времени, кк Читингем догнл прочку, свершилось не одно злодеяние, – ехидно попрвил кто-то, вызвв одобрительный смех слуштелей.

Человек, которого пытлсь рзвлечь вся компния, выслушл этот рсскз молч. Вейл не любил сльные сплетни.

– А знменитя деревенскя новость? – нпомнил кто-то. – Поучительня и збвня история Мэри Уинтерс и торговц?

Об этом случе знл весь Лондон. Интерес, с которым свет следил з событиями, не мог не вызвть удивления, поскольку глвные действующие лиц скндл не имели никкого отношения к ристокртическому обществу. Но любопытство свет было порождением той же скуки, которя зствлял лондонскую знть восхищться известной блериной или боксером или же восхвлять смого жестокого из многочисленных преступников, которому в конечном итоге все рвно грозил виселиц.

В истории Мэри Уинтерс присутствовли элементы, которые неизменно возбуждли пресыщенную лондонскую элиту: плотское влечение и нсилие. Город полнился слухми уже несколько недель, и по мере того, кк день суд нд Мэри приближлся, в клубх все чще вспыхивли бурные споры о подробностях этого дел, которые, впрочем, ни к чему не приводили, д и не могли привести.

– Мэри Уинтерс? – негромко переспросил Вейл голосом, в котором не остлось и след недвнего сркзм. Теперь в нем чувствовлся лишь легчйший оттенок любопытств, но, поскольку эт сплетня был первой, которя привлекл внимние Вейл, собеседники поспешили просветить его.

– Д, служнк, которя чуть не убил своего хозяин, – нчл объяснять Олтон, но его зглушили протестующие голос.

– Гуверннтк, – попрвил кто-то. – Он был гуверннткой.

– Нет никких докзтельств того, что он покушлсь н хозяин, – отчетливо донесся до Вейл еще один голос. – См Мэри уверяет, что ей пришлось зщищться.

– Ну рзумеется! – последовл пренебрежительный возглс. – Что еще ей остется?

– Торговец обнружил, что эт женщин обворовывл его, чуть ли не вытскивя еду изо рт его умирющей жены и сын, когд он уезжл по делм, – продолжл Олтон, не обрщя внимния н протесты. – Смо собой, Трейвик пришел в ужс и в порыве гнев пригрозил ей тюрьмой. Должно быть, Мэри до смерти перепуглсь и в ту же ночь удрил его кочергой и бросил в кмин. Говорят, теперь его лицо нвсегд остнется обезобрженным.

– Тк рсскзывет см торговец, – возрзил виконт. – Жители деревни, которые знкомы с Мэри, говорят совсем другое. Прежде всего, откуд у нее н лице взялись следы удр?

– И кково же их мнение? – осведомился Вейл. Он дже не взглянул н виконт, и его пльцы, несмотря н лихордочный стук сердц, небрежно поигрывли кртой, взятой со стол. По иронии судьбы этой кртой был дм червей.

– Они считют, что Мэри Уинтерс пришлось зщищться от домогтельств Трейвик, – объяснил Солсбери. – Его жен недвно умерл, см он, по-видимому, человек непомерных и... весьм стрнных плотских ппетитов. Среди местных проституток он звоевл репутцию жестокого клиент. После смерти его жены гуверннтк продолжл жить у него дом. У нее нет родных, ей не у кого просить зщиты. Возможно, Трейвик ндеялся, что остнется безнкзнным или что стря дев охотно примет его знки внимния, чтобы в конце концов стть змужней женщиной.

– Но он был одет, – нпомнил кто-то. – Когд он прибежл в деревню просить о помощи, он был одет!

– А в спльне остлсь рзорвння ночня рубшк кк докзтельство против Трейвик.

– Он вполне могл рзорвть ее см, чтобы ввести суд в зблуждение.

Обмен репликми стновился все зпльчивее, кждый ортор выдвигл ргументы, которые повторял уже бесчисленное множество рз. Никто не смог бы объяснить, почему обстоятельств этого дел вызвли столь живой интерес.

– Если учесть, что ребенок молчит, – зявил Олтон, – стновится ясно: случилось что-то стршное.

– Возможно, он видел, кк пьяный отец пристет к любимой гуверннтке?

– Трейвик и впрвду был пьян – в этом не может быть сомнений! Констебль обнружил у него в комнте пустой грфин.

– Женщин вполне могл вылить его содержимое, чтобы избежть нкзния.

– Но почему он был одет?

– А вы отвжились бы пробежться по деревне нгишом?

– И никто не знет, сумеет ли ребенок подтвердить ту или иную версию. Трейвик никому не позволил допршивть его.

– И чем же все кончилось? – досдливо спросил Вейл. Влстный голос герцог зствил спорщиков умолкнуть.

– Пок – ничем, – объяснил Олтон. – Обвинение в попытке убийств покзлось местному мгистрту нстолько серьезным, что решение было отложено до судебного рзбиртельств. Суд состоится н этой неделе.

– Где же именно? – полюбопытствовл Вейл. Лицо герцог неуловимо изменилось, зстыло, стло тким же твердым и холодным, кк взгляд, которым он встречл тех, кто осмеливлся нрушить его ревностно оберегемое уединение.

– В Пенхерсте, – ответил Грри Колдуэлл. Он знл больше остльных, потому что поместье его отц рсполглось в тех же местх, где должен был состояться суд.

Губы герцог слегк дрогнули. От Пенхерст до его собственного поместья было не более сорок миль. Хотя поиски Мэри Уинтерс тогд не увенчлись успехом, выходит, он ушл совсем недлеко от дом.

– Прошу простить меня, джентльмены, но мне предстоит путешествие.

Герцог поднялся. З ломберным столом он просидел несколько чсов кряду, и тем не менее его черный сюртук, пнтлоны, шелковый жилет и белоснежный глстук выглядели идельно, словно их только что почистил и отглдил усердный кмердинер. Попрвив рукв, Вейл зметил удивление и любопытство н лицх джентльменов, стремившихся рзвлечь его беседой.

– Путешествие? – осторожно переспросил Грри Колдуэлл.

– Д, в Пенхерст, – подтвердил герцог.

– Вы нмерены побывть н суде нд Мэри Уинтерс? – Этот вопрос вертелся н языке кждого из присутствующих, но только лорду Олтону хвтило смелости произнести его вслух.

– Джентльмены, слухи лгут: Мэри Уинтерс отнюдь не беззщитн, – объявил Вейл.

Он вежливо склонил голову, сдерживя желние улыбнуться при виде отвисших челюстей потрясенных собеседников. Вспомнив, с кким пылом они обсуждли подробности скндл, он мог себе предствить, кк будет передвться его зявление из уст в уст з обеденными и ломберными столми.

Пусть сплетничют, сколько пожелют, решил Вейл. Может быть, это придст некое подобие смысл пустой болтовне, которой они обычно рзвлекются. Конечно, тйну никто из них не узнет.

– Доброй ночи, джентльмены.

Звсегдти клуб в ошеломленном молчнии уствились вслед герцогу Вейлу.

Мэри Уинтерс объяснили, что ее ждет, только потому, что он нстойчиво здвл вопросы и не стеснялсь переспршивть. Он понятия не имел о том, кк проходят судебные процессы, но, выслушв объяснения местного констебля, срзу обртил внимние н их многочисленные погрешности и понял, что тким путем невозможно прийти к спрведливому решению.

Он был подсудимой, это ознчло, что он не сможет выступить в кчестве свидетельницы. Знчит, никто не узнет, что произошло н смом деле. Ее обвинили в преступлении, это подрзумевло, что преступление действительно было совершено. Н суде предстояло выяснить лишь некоторые зпутнные обстоятельств. Мэри спросили, желет ли он ннять двокт, но он просто покчл головой – у нее не было ни грош.

Знчит, н суде некому произнести речь в зщиту Мэри Уинтерс, ей смой не позволят вымолвить ни слов. Все уверяли ее, что судьи непременно доберутся до смой сути дел, но, поскольку истин известн только троим, свидетельские покзния позволено дть лишь одному из них...

Мысли Мэри двинулись по тому же змкнутому кругу, что и несколько недель нзд, когд ее отвели в тюрьму в ожиднии суд. Мркус Трейвик обвинил ее в попытке убийств. Он имеет прво выдвигть против нее обвинения, он же не может опрвдться.

Это нстолько порзило Мэри, что он попросил констебля повторить эти слов несколько рз. Он охотно соглсился, не понимя причин ее беспокойств. Английское првосудие оствлось незыблемым н протяжении сотен лет, и Мэри уверяли, что он вполне может ему довериться.

Ее держли в мленькой окружной тюрьме с тех пор, кк в пмятное зимнее утро он прибежл в деревню – просить, чтобы кто-нибудь помог ее хозяину. К тому времени н ее лице уже проступили синяки, нос уродливо рспух, но он беспокоилсь только о человеке, который, кк он считл, умирл в большом кирпичном доме.

Пончлу он не понимл, что ей говорят. Из ложного чувств блгодрности он ни в чем не обвинял человек, дом которого шесть лет служил приютом ей смой и ее сыну. Он и не предполгл, что Трейвик нгло солжет.

Н протяжении трех месяцев Мэри упрекл себя з глупость: почему он не выплил стршную првду первой же отзывчивой женщине, которя видел ее лицо и попытлсь смягчить боль? К тому времени, кк жители деревни, послнные Мэри в дом Трейвик, вернулись обртно, было уже слишком поздно.

Ей позволили держть в кмере рукоделие и Библию. Время от времени Мэри нвещл викрий приходской церкви и пытлся утешить и ободрить ее. Он не знл подробностей прошлого и нстоящего Мэри, он предпочитл умлчивть о них.

С Ричрдом он не виделсь с тех пор, кк оствил мльчик в холодной спльне, нд телом человек, которого он считл своим отцом. Мысль о том, что больше он никогд не увидится с сыном, преследовл ее неотступно. Все другие муки Мэри смогл бы вынести, но думть о том, что мльчик остлся во влсти Трейвик, было слишком тяжело.

Зня нтуру торговц, Мэри понимл, что Ричрд не избежит нкзния. Больше всего он ндеялсь н то, что Трейвик исполнит угрозу, которой прежде он тк боялсь. Если он женится вновь, то отошлет мльчик в школу. Только тм Ричрд будет вне досягемости со стороны мстительного торговц.

Оствшиеся до суд дни Мэри молилсь о безопсности сын. Зим кончлсь, нступли первые весенние дни. Мэри понимл, что судьи охотнее прислушются к мнению процветющего торговц, тем более пострдвшего, чем к мнению ккой-то служнки. Никто не поможет ей опрвдться. Однжды он уже обртилсь з помощью, но ее мольб остлсь без ответ. Кк и прежде, з Мэри Уинтерс некому было зступиться.

Зл суд переполнили зрители. Слухи о попытке изнсиловния и ндежд услышть пикнтные подробности собрли любопытных со всей округи. Говорили, что некоторые приехли дже из Лондон.

Мэри провел ночь без сн, пытясь подготовиться к тяжкому испытнию – необходимости выслушивть в присутствии чужих людей ложь, выдумнную Мркусом Трейвиком. Одно время он ндеялсь, что Трейвик приведет с собой сын, чтобы вызвть жлость у судей, но вскоре понял, что ндеяться не н что. То, что торговец не позволил допршивть ребенк, дже к лучшему – для Ричрд, но не для смой Мэри.

Если бы Ричрд допросили в суде, он, несомненно, подтвердил бы слов Мэри. Но он не могл допустить, чтобы ее мльчик присутствовл во время рзбиртельств, д еще обвинял собственного отц. Если ей не удстся вырвть Ричрд из цепких лп Трейвик, лучше уж смириться с любым нкзнием, только бы не подвергть млыш опсности.

Мэри не ожидл, что н суд соберется столько нроду. Внешне он пытлсь сохрнять спокойствие, но внутренне содроглсь под множеством пристльных взглядов. Нконец зседние нчлось, и у Мэри вдруг зкружилсь голов. Голос долетли до нее словно издлек.

Он ничем не выдл волнения, увидев изуродовнный профиль Мркус Трейвик. Он похудел, шерстяной костюм болтлся н некогд крепком теле. Лишь один рз он окинул Мэри взглядом желтовто-крих глз, полных презрения, и с тех пор не смотрел в ее сторону. Он не обернулся к ней дже в те минуты, когд повторял прежнюю ложь, которую Мэри впервые услышл утром, приведя констебля в дом хозяин, здыхющегося от боли и бешенств.

Покзния двли только констебль, Трейвик и врч, который был немедленно вызвн к торговцу. Кк и следовло ожидть, Мэри не позволили произнести ни слов.

Когд с допросом свидетелей было покончено, Мэри попытлсь обртиться к судьям в мнтиях и прикх. Он всегд был уверен, что их здч – выяснять истину и способствовть првосудию. Но глвный судья поспешно и решительно прервл ее, добвив, что выслушивть обвиняемых – отнюдь не в интересх судебного рзбиртельств.

– Но рзве суду не интересн истин, вш честь? – спокойно спросил Мэри. – Рзве вы собрлись здесь для другой цели?

– Мы уже выслушли покзния истц, вм следовло бы помнить, что пострдл он, не вы. В днном случе не вы должны добивться спрведливости.

– Вш честь, поскольку речь идет о моей свободе, я впрве зщищться, – рссудительным тоном возрзил Мэри. – А если вы готовы довольствовться ложью, которую только что выслушли, знчит, спрведливости вовсе не существует.

– Если вы не змолчите, я буду вынужден прикзть констеблю увести вс!

– По крйней мере мне не придется выслушивть лживые обвинения мистер Трейвик.

– Молчть! – рявкнул судья. По-видимому, он впервые столкнулся с ткой непокорной подсудимой. – Нс ничуть не интересует вше мнение, – продолжл он влстным и непререкемым тоном.

– Тогд, возможно, вм будет небезынтересно выслушть меня, – послышлся из глубины зл низкий мужской голос, и все смолкли, порженные внушительным спокойствием, придвшим этим словм особую силу.

Все головы повернулись к неожиднно зговорившему человеку. Только Мэри Уинтерс не сделл попытки рссмотреть его в зле. С первого же слов ей стло ясно, кто говорит.

– Вс, сэр? А кто вы ткой, чтобы мешть судебному рзбиртельству? – осведомился судья тем же тоном, кким обрщлся к подсудимой.

– Прошу простить меня, вш честь. Я – герцог Вейл, – объявил рослый светловолосый мужчин из здних рядов зл.

Эти слов прозвучли подобно рскту гром и произвели тот же эффект. Глвный судья от неожиднности рзинул рот, в зле поднялся гул возбужденных голосов. Кждый житель округи знл, что это имя приндлежит одному из смых знтных семейств Англии и что его облдтель бснословно богт и пользуется неогрниченным влиянием и блгосклонностью првительств. Никто не сомневлся, что этого человек суд будет вынужден выслушть.

Кк обычно, герцог Вейл был одет во все черное; трурную черноту одеяния подчеркивл белизн глстук. Его единственным укршением был булвк с дргоценным кмнем, дже печтки не виднелось н длинных элегнтных пльцх, сжимвших золотой нблдшник эбеновой трости.

– Вш честь, похоже, произошл ошибк, – продолжл Вейл.

– Ошибк? – эхом повторил судья, пытясь сохрнить смооблдние, которого он чуть не лишился по милости одного из смых згдочных ристокртов Англии.

– Обвинения против этой женщины не просто нелепы – суд не впрве выносить ей приговор.

– Позвольте узнть, почему, вш светлость? – вопросил судья, почувствовв себя увереннее оттого, что рзговор зтронул чисто юридические вопросы. Возможно, кто-то ввел Вейл в зблуждение?

– Потому что этот суд не имеет никкой влсти нд Мэри Уинтерс.

– В смом деле? Позвольте еще рз спросить, по ккой причине?

Улыбк тронул изящно очерченные губы герцог Вейл. Его взгляд впервые остновился н лице обвиняемой, и Мэри Уинтерс невольно ответил н него.

– Джентльмены, я имею честь предствить вм герцогиню Вейл.

Дже попытвшись нпсть н смого Трейвик, герцог Вейл произвел бы менее ошеломляющее впечтление н слуштелей.

– Герцогиню Вейл – хнул судья, перекрывя нрстющий ропот в зле.

Лишь немногие зметили, что голов Мэри Уинтерс, до сих пор гордо поднятя, поникл, веки н миг опустились. Те же, кто пристльно следил з подсудимой, сочли, что он блгодрит небо з чудесное спсение. Но, рзумеется, они ошиблись.

Ник обртил внимние н рекцию Мэри, поскольку нблюдл з ней. Ее почти незметный жест поколебл решимость Вейл осуществить дерзкий плн во что бы то ни стло. Держись, Мэри, мысленно подбдривл он женщину, но ни волнение, ни стрх не искзили клссическую крсоту его лиц.

– Мы поженились в церкви ее отц в преле 1815 год, – продолжл Ник. – Боюсь, я, подобно многим мужьям, позбыл точную дту церемонии.

В отличие от лондонских ристокртов, толп без труд уловил сркзм последней фрзы и рзрзилсь смехом.

– Вот кк? – слбым голосом откликнулся судья.

Мркус Трейвик вскочил, вдруг осознв, чем угрожет ему столь неожиднный поворот дел.

– Вш честь, неужели вы нмерены и дльше выслушивть эту чепуху? – вскричл он. Вздувшийся шрм н щеке Мркус ярко вспыхнул.

– Поскольку я привык к тому, чтобы со мной считлись, советую мистеру Трейвику выбирть выржения, – предостерегюще произнес Вейл. Всем присутствующим стло ясно, что герцог уверен: суд обязн верить кждому его слову. Губы Мэри Уинтерс шевельнулись и вновь зстыли.

Вейл ясно дл понять: никто не остнется безнкзнным, посмев бросить ему вызов. По меркм земляков Трейвик был богт, но в срвнении с герцогом Вейлом оствлся нищим и не имел ровным счетом никкой влсти.

– Я требую, чтобы мне покзли зпись об этом брке! Мэри Уинтерс пробыл у меня в услужении более шести лет, но я впервые слышу, что он змужем, – выплил Трейвик.

– Что же в этом стрнного? – спокойно отозвлся Вейл. – Я редко обсуждю семейные дел с провинцильными ничтожествми.

Трейвик зморгл, рзевя и вновь зхлопывя рот, кк рыб, выброшення н берег, но тк и не сумел дть достойный ответ н язвительное змечние.

– Вш честь, – зпинясь, выговорил торговец, решив пеллировть к суду, – неужели вы готовы поверить...

– Дю слово джентльмен, – прервл Вейл, – что этот брк был зключен в точности тк, кк я скзл.

– Вш светлость, боюсь, что, не увидев зписи в церковной книге... – нчл судья.

Вейл слегк повернул голову, и лондонский двокт прошел к столу судей, неся огромный стринный фолинт в кожном переплете.

– Вш честь, позвольте предствить суду зпись о брке его светлости, в то время – лорд Стэнтон, и подсудимой Мэри Уинтерс, – бесстрстно произнес двокт.

Под зщитой смого герцог Вейл он мог бы смело беседовть дже с королем, но считл необходимым соблюдть вежливость – кк-никк судьи приходились ему коллегми. Судья смилостивился и кивнул.

Адвокт положил книгу н судейский стол и открыл ее н последней стрнице. Никто не обртил внимния н Трейвик, подошедшего взглянуть н зпись.

– А кк быть с дтми? – спросил глвный судья. Длинным белым пльцем он ткнул в дту предыдущей зписи. – Чем вы объясните то, что между этой и последней зписью прошло более тридцти лет?

– Очевидно, викрий счел нужным внести зпись в смую струю из двух приходских книг. Ткое случется нечсто, но отнюдь не противоречит зконм, милорд судья.

– В тком случе, если укзнные здесь свидетели подтвердят... – нчл судья, но его почтительно прервл двокт герцог:

– К сожлению, свидетелей уже нет в живых. Они тргически погибли, когд их яхт перевернулсь во время бури в Л-Мнше.

– А священник? – продолжл рсспросы судья, в голосе которого впервые послышлся оттенок сомнения.

– Увы, викрий тоже обрел зслуженный покой.

– Кк удобно! – с издевкой воскликнул Трейвик. – Ндеюсь, вш честь, теперь вы видите, что все это – чистейшее ндувтельство с целью ввести суд в зблуждение. Зпись внесен в струю книгу, об свидетеля мертвы, однко эти двое уверяют нс, что и впрямь поженились семь лет нзд и с тех пор хрнили тйну. Это явный обмн, вш честь, – продолжл торговец, – попытк помочь преступнице избежть нкзния.

Судья поджл губы, очевидно обдумывя доводы Трейвик, но ему не дли времени н рзмышления.

– Я вынужден нпомнить суду о пункте зкон, о котором ему нверняк известно, – невозмутимо вмешлся двокт. – Регистрция брков введен в попытке положить конец зпутнным судебным рзбиртельствм, причиной которых были тйные союзы, которые тк чсто зключли нши предки.

– Верно, – соглсился судья.

– Судебные рзбиртельств тких союзов зтягивлись ндолго и только отнимли у судей время, которое следовло бы тртить н более вжные дел.

Судья вновь соглсно кивнул. Адвокт сообщл общеизвестные сведения, и хотя судья пок не мог понять, к чему тот клонит, ему доствляло удовольствие видеть среди провинцильной публики опытного юрист.

– Но поскольку в днном случе процесс не зтргивет вопросы брк... – Судья встрепенулся, потеряв нить доводов, но двокт продолжл: – Обе стороны вступили в брк, достигнув совершеннолетия, ни одн из них не отрицет, что брк состоялся. Обе они способны подтвердить перед судом, что обменялись клятвми. Следовтельно, нет никких препятствий тому, чтобы признть зконность этого брк.

Эт логик н миг ошеломил стршего судью. Но двокт был прв – если, конечно, обе стороны действительно готовы подтвердить его слов. Он повернулся к подсудимой:

– Мэри Уинтерс, вы подтверждете, что обмен клятвми, о котором зписно в церковной книге, состоялся?

Мэри поднял голову и перевел удивительно чистые синие глз н человек, стоящего в проходе зл. Зрители выжидтельно притихли. После крткого, но вырзительного обмен взглядми между Вейлом и женщиной, которую он нзывл женой, Мэри Уинтерс вновь повернулсь к судье.

– Подтверждю, вш честь, – спокойно произнесл Мэри, словно не зметив, что зл ждет ее ответ, зтив дыхние. Вопрос был поствлен тк, что ей не пришлось лгть.

Вейл вздохнул с облегчением: этой минуты он опслся больше всего. Честность Мэри могл нвредить ей.

– И вы готовы подтвердить, что эти клятвы связли вс узми истинного брк? – продолжл судья.

– Д, вш честь, – без колебний ответил Мэри Уинтерс.

– В тком случе, если имен новобрчных были оглшены зрнее... – нчл судья, но его решительно перебил двокт Вейл:

– Должен известить вс, вш честь, что имен новобрчных оглшены не были! – Ему пришлось повысить голос, перекрывя ропот изумленных зрителей. – Но, кк вм известно, – продолжл он, – в прерогтивы священник, кк подчиненного рхиепископ Кентерберийского, входит отмен этой процедуры в особых случях.

– По ккой причине процедур оглшения имен был отменен н этот рз?

– Дело в том, что долг призывл его светлость принять учстие в сржении, ныне известном кк битв при Втерлоо. Несмотря н серьезную рну, полученную в ходе Пиренейской кмпнии, он прервл отпуск, чтобы вернуться в полк и внести свою лепту в слвную победу герцог Веллингтон нд корсикнским чудовищем[2].

Адвокт тщтельно выбирл слов, нпоминя о роли Вейл в этой победе, о хрбрости, проявленной герцогом в других сржениях. В его речи прозвучл открытый упрек в дрес судей, пренебрегющих блестящей воинской крьерой человек, стоящего перед ними. Кроме того, двокт ухитрился кк бы невзнчй подтолкнуть их к демонстрции птриотизм.

– Действительно, – произнес судья нерешительным тоном.

– Следовтельно, – повысил голос двокт, уверенный, что всецело звлдел внимнием слуштелей, – вы понимете, что, если мистер Трейвик дерзнул выдвинуть обвинения против ее светлости герцогини Вейл, их должен рссмтривть другой суд.

– Протестую! Эт женщин... – выкрикнул было Трейвик, но Вейл влстно прервл его.

– Если вы посмеете вдобвок к своим гнусным обвинениям порочить имя моей жены, я убью вс!..

Его серые глз смотрели холодно и спокойно, но у Трейвик не возникло и тени сомнения в словх герцог. Торговец сжл губы, прервв поток оскорблений в дрес женщины, превртившей его в урод. Впервые внимтельно посмотрев н человек, нзввшего Мэри Уинтерс женой, Трейвик зметил в нем сходство с ее сыном. Внезпно Трейвик понял, почему вдруг вспомнил о ребенке, которого обычно не змечл. Ну рзумеется!

Внезпно Мркус Трейвик зпрокинул голову и рзрзился пронзительным, леденящим душу хохотом. Рскты этого истерического смех долго оглшли зл, пок не умолкли под шепотки зрителей.

Гримс презрения лишь н миг искзил черты невозмутимого лиц герцог Вейл. Он отвернулся. Только один человек в зле понял причину этого безумного смех. Мэри Уинтерс вновь опустил голову. И н этот рз те, кто считл, что он молится, не ошиблись.

Глв третья

Судья объявил о прекрщении процесс, но его светлость подошел не к женщине, которую нзвл своей женой, и не к двокту, привезенному из Лондон. Вместо этого Вейл приблизился к невысокому мужчине, ничем не отличющемуся от других жителей деревни, собрвшихся в зле. Во время зседния этот человек молч стоял в глубине зл, не сводя глз с Вейл.

– Поздрвляю! – произнес Джон Пирс, понизив голос тк, что в шуме толпы его услышл только хозяин. – Врг рзбит, побед з вми, полковник.

Кроме Пирс, никто уже не нзывл Вейл полковником: он вышел в отствку, кк только при весьм тргических обстоятельствх ему достлся нынешний титул.

– Ты видел ее глз, Пирс? – спросил герцог. – Минуту я был уверен, что он откжется подтвердить мои слов.

– Вы с смого нчл знли, что ткое может случиться. Единственную опсность в этой невероятной сцене предствлял см Мэри.

– Но нм удлось избежть опсности, – нпомнил ему Вейл.

– А по-моему, рдовться еще слишком рно, вш светлость, – негромко возрзил Пирс. Он окинул взглядом коренстого торговц, который нконец-то уяснил, что его бурные протесты не произведут никкого впечтления н судей. – Хотел бы я знть, почему он зсмеялся, – добвил Пирс, глядя, кк бывший хозяин Мэри Уинтерс грубо рстлкивет толпу, пробирясь к двери. – Что, черт возьми, тк рзвеселило его?

Мэри не сопротивлялсь, когд двокт герцог Вейл поспешил вывести ее из зл суд. Чудом обретя свободу, он понимл, что теперь горздо вжнее освободить сын. Но зствить Трейвик отдть ей Ричрд было невозможно: ведь по зкону ребенок считлся сыном торговц. Ей не обойтись без помощи человек, который где-то пропдл целых семь лет, чтобы сегодня неожиднно появиться и вступиться з нее. В мире, в котором Мэри был почти беспрвн, влсть Вейл кзлсь неогрниченной.

– А где герцог? – спросил он у двокт.

– Если не ошибюсь, его светлость счел своим долгом лично поблгодрить судью. Этого требует не только вежливость. Блгосклонность судьи нм еще пондобится, когд вести дойдут до Лондон. – Адвокт осторожно взял Мэри под руку. – А нм пор уходить отсюд.

Мэри кивнул, хотя не понял ни единого слов. При чем тут судья? Неужели суд будет возобновлен в Лондоне? Знчит, ей снов придется сидеть молч, слушя ложь Трейвик?

– Кмердинер его светлости проводит вс домой.

– Домой? – удивленно переспросил Мэри, привыкшя нзывть тк дом Трейвик. Вспомнив о злобном хохоте торговц, он невольно здрожл.

– В змок Вейл, рзумеется. Вс ждут. Они приблизились к черной крете с герцогским гербом н дверце, которую Мэри по-прежнему считл приндлежщей отцу Ник. Седовлсый мужчин, стоявший возле экипж, открыл перед Мэри дверцу и опустил подножку.

– Спсибо, – произнесл он, подвя незнкомцу руку и збирясь в крету.

– Теперь все позди, – произнес кмердинер Вейл, зботливо усживя Мэри и укрывя ее колени пледом. – Он ни з что не дст вс в обиду. Вм ничто не угрожет, вш светлость. Позвольте герцогу позботиться о вс.

Услышв непривычное обрщение, Мэри вздрогнул: н миг ей подумлось, что кмердинер с кем-то перепутл ее. В его крих глзх светилось сочувствие. Зметив смущение Мэри, кмердинер ободряюще пожл ей руку.

– Спсибо. А вы... – нерешительно произнесл он.

– Пирс, вш светлость. Мне прикзно позботиться о вс, я двно нучился в точности исполнять прикзы хозяин. Инче хлопот не оберешься, – зключил он с зговорщицкой улыбкой, двя Мэри понять, что не испытывет никкого стрх перед могущественным хозяином. – Ндо ли послть в дом торговц з вшими вещми? – спросил Пирс. – У вс тм что-нибудь остлось?

Только сын, в отчянии подумл Мэри, но скрыл это от слуги, не зня, можно ли доверять ему.

От жены тюремного ндзиртеля он узнл, что Трейвик сжег ее немногочисленные вещи. Бобу Смитерсу, бывшему солдту, который служил у торговц, было прикзно рзвести костер н деревенской площди – должно быть, чтобы окончтельно унизить непокорную служнку.

Впрочем, о вещх Мэри ничуть не сожлел, отобрть у торговц единственное, что имело для нее знчение, было пок невозможно. В ушх у нее по-прежнему звучло эхо почти безумного хохот Трейвик.

– Нет, ничего, – нконец ответил он.

Пирс кивнул и зкрыл дверцу экипж.

Змок покзлся Мэри громдным, уж подобную роскошь он видел впервые в жизни. По срвнению с ней прочный кменный дом Трейвик, который Мэри когд-то считл крепостью, покзлся ей нищенской хлупой. Стены коридоров, рстянувшихся, кзлось, н целые мили, были увешны портретми в позолоченных рмх. Мэри стрлсь не глзеть по сторонм, зпоминть путь к спльне, которую отвели ей. Но, несмотря н все усилия, к тому времени, кк дворецкий Томпсон подвел ее к двери, он успел збыть дорогу.

В спльне стоял огромня кровть под блдхином. Шелковые знвеси и портьеры н окнх цвет слоновой кости сочетлись с дорогими восточными коврми, устилвшими блестящий дубовый пол. Перед пылющим кмином стоял овльня медня внн. В воздухе явственно ощущлся ромт розовых лепестков, плвющих в горячей воде.

– Вш светлость, это Клер, вш горничня, – доложил дворецкий.

Рыжеволося девушк, почти ребенок, робко поднял глз. Ее лицо нпомнило Мэри Пирс. Горничня покрснел и сделл книксен.

Мэри улыбнулсь, не зня, кк следует приветствовть горничную. Прежде у нее никогд не было прислуги.

– Я рд познкомиться с тобой, Клер, – скзл он.

– Его светлость встретится с вми перед ужином. Он будет ждть вс в большой гостиной в половине девятого, – сообщил дворецкий и поклонился, собирясь уходить и не дожидясь соглсия Мэри. Очевидно, это не просьб, прикз, понял он, – прикз человек, который привык повелевть. Человек, в помощи которого он отчянно нуждлсь.

– Хорошо, – отозвлсь Мэри. – Боюсь только, я не нйду...

– Я пришлю лкея, – поспешил зверить Томпсон, словно прочитв ее мысли, еще рз поклонился и зкрыл з собой дверь спльни.

– Его светлость прикзл приготовить вм внну, – робко выговорил горничня, оствшись недине с Мэри.

Последние три месяц Мэри приходилось довольствовться по утрм кувшином чуть теплой воды и полотенцем, поэтому неожидння возможность кк следует вымыться привел ее в восторг.

Только из-з Ричрд Мэри покорно отпрвилсь в змок. Но откзывться от предложенных ей щедрых знков внимния и гостеприимств не стоило. Для этого нет никких причин, решил он, с нетерпением устремляясь к внне.

Гостиную зливл свет множеств свечей. Зпх дорогого воск нполнял просторную комнту, кк зпх роз – спльню Мэри.

– Ее светлость герцогиня Вейл, – доложил Томпсон, пропускя Мэри в комнту. Збывшись, Мэри чуть не оглянулсь, чтобы увидеть высокородную хозяйку змк, но вовремя вспомнил, что он и есть герцогиня Вейл – по крйней мере тк сегодня нзвл ее Ник. Нелепую комедию следовло поскорее прекртить, но не рньше, чем он объяснит, зчем явилсь сюд.

Пончлу ей покзлось, что в гостиной никого нет. Дворецкий плотно прикрыл з собой огромную двустворчтую дверь. Не зня, кк быть дльше, Мэри огляделсь по сторонм.

Ник стоял перед кмином, облченный в элегнтный вечерний фрк. Кк и н суде, в его костюме преоблдл черный цвет, оттененный резкой белизной шелковых чулок, белой рубшки и белоснежного глстук. Его руки были сложены н золотом нблдшнике тонкой трости.

Серые глз внимтельно смотрели в лицо Мэри, и под этим пристльным взглядом дыхние ее невольно учстилось. Он двно збыл, кк действует н нее взгляд Ник.

Готовясь к встрече, Мэри нрядилсь в новое, непривычно роскошное плтье из переливчтого золотистого шелк; Клер уложил ее волосы в модную прическу. И тем не менее Мэри с непривычной досдой сознвл, что он уже не девушк, ккой был семь лет нзд. Формы ее двно утртили округлость, кож – безупречную свежесть. Очевидно, элегнтный незнкомец, с которым он когд-то был близк, с первого взгляд понял, что жилось ей неслдко.

– Подойди сюд, Мэри, – скзл герцог Вейл.

Борясь с робостью, Мэри вскинул подбородок и с трудом преодолел рзделяющее их рсстояние. Ник не двинулся с мест, пок он не остновилсь прямо перед ним.

Он протянул левую руку, и Мэри, слегк помедлив, вложил в нее свою. Ее охвтили сильные длинные пльцы. Почему-то Мэри успокоилсь, почувствовв н пльцх Ник мозоли зпрвского нездник.

Ник поднес руку Мэри к лицу и коснулся ее горячими губми. Его лицо при этом остлось непроницемым. Всего-нвсего жест вежливости, но воспоминния, которые он двно погребл в смых тйных уголкх пмяти, вдруг нхлынули н нее волной.

Он подл ему руку потому, что у нее не было выбор, и теперь пострлсь кк можно скорее высвободить пльцы. Ник зметил ее поспешность. По его глзм и сухо сжтым губм Мэри понял: он понял ее чувство.

Это вовсе не Ник, вдруг в отчянии подумлось Мэри. Не тот человек, которого он любил! Он изменился. Д и см он уже не девушк, которую Ник нежно обнимл н зеленой поляне, с которой обменивлся клятвми и обещниями в тот пмятный день. Сегодня Мэри дл бы любую клятву рди спсения сын, о котором Ник и не подозревл. Рди ребенк, в кждом жесте, гримсе, черте лиц которого чувствовлось родство с Ником.

– Не хочешь ли присесть? – предложил Вейл, укзывя н одно из двух кресел перед кмином.

Глубоко вздохнув, Мэри повиновлсь, но сохрнять привычное смооблдние ей удвлось с трудом. Он убеждл себя, что бояться нечего. Быля связь с герцогом ей ничем не грозит. Прошлого не вернешь, помнить следует лишь о будущем – будущем Ричрд.

Он сел, некоторое время в комнте висел тишин, и беспокойство Мэри вновь усилилось. Ник не сводил с нее глз, бсолютня невозмутимость его лиц внушл Мэри неясные опсения. Неужели когд-то он умудрялсь угдывть его мысли по выржению лиц? Сейчс оно нпоминло зстывшую мску, излучвшую лишь холодное рвнодушие. Но взгляд все не отрывлся от лиц Мэри.

– Почему вы появились н суде? – спросил нконец он.

Серые глз герцог н миг оживились и тут же вновь стли безучстными. Очертния губ дрогнули в подобии слбой улыбки, эхом повторяющей блеск глз.

Это почти незметное движение губ вдруг нпомнило Мэри, кк они кслись ее груди, кк язык обводил нбухшие соски, твердеющие от лски. Он зствил себя оторвть взгляд от чувственного изгиб губ Ник. Во рту у Мэри пересохло, сердце зколотилось. Боже милостивый, подумл он, неужели я по-прежнему нервнодушн к нему?

– Мне скзли, что у Мэри Уинтерс нет покровителя. Но нм обоим известно, что это непрвд.

Мэри покчл головой, отриця нелепое утверждение.

– Покровителя? – переспросил он довольно резко.

Продолжя улыбться, герцог приподнял бровь.

– Я твой муж, Мэри. Ты впрве рссчитывть н мое покровительство.

– С кких это пор вы помните о своих обязнностях? – язвительно осведомилсь Мэри.

– Об этих обязнностях я не збывл никогд. Но ты не позволил мне исполнять их.

– Я? – изумленно повторил Мэри. – Я не позволил?..

– Ты знл, где можно нйти меня. Я ни от кого не прятлся.

– Вы хотите скзть, что?.. – Он осеклсь, вдруг осознв, что имеет в виду герцог. Нмек был очевиден. Он имел прво обртиться к нему в любую минуту.

– Я не менял ни дрес, ни имени, – холодно продолжил герцог, – в этих крях меня знет кждый.

От неожиднности Мэри збыл, что должн дышть.

– И если бы я появилсь н пороге вшего дом, вы, полгю, охотно признли бы меня женой, – не скрывя иронии, зметил он. Кк просто! Сущие пустяки!

– Конечно, – подтвердил Ник, по-видимому не допускя дже мысли о том, что он мог поступить инче.

Он по-прежнему стоял, глядя н Мэри сверху вниз и сложив длинные пльцы н нблдшнике трости. Кк в зле суд, вспомнил Мэри. Знчит, рн, получення в Испнии, до сих пор причиняет ему боль? А может, он был вновь рнен при Втерлоо?

Неужели он был приковн к постели все то время, пок он думл лишь о блгополучии своего ребенк? Этого просто не могло быть! Слухи непременно долетели бы до нее – ведь он ловил кждое слово окрестных жителей, пытясь нйти хоть ккое-нибудь объяснение отсутствию Ник. Его отец нверняк прислл бы з ней в дом Трейвик, чтобы сообщить печльную весть.

– Но ты тк и не появилсь, – тихо добвил Ник, словно отвечя ее мыслям.

Мэри вскинул голову. Голос его вдруг изменился, хотя лицо по-прежнему нпоминло зстывшую мску. В недоверии он покчл головой: не может быть, чтобы он ни о чем не знл! «Ступй к моему отцу», – велел ей Ник, и Мэри повиновлсь ему. Он передл герцогу Вейлу кольцо. Ник должен был знть о ее приходе. Знчит, он снов скзл непрвду.

Кк ловко он умеет лгть, с горечью подумл Мэри. Почему он рньше не подозревл об этом? Дже ее отец понял, что ознчет молчние герцог, когд Мэри нконец признлсь ему во всем.

Пончлу он ждл, скрывя тошноту и молясь о помощи, о весточке от Ник, о том, чтобы ее отец ни о чем не догдлся. В сочувствии викрия Мэри не сомневлсь, но понимл, кким стршным удром окжется для него признние. Отпрвившись в змок, он оствил слуге кольцо вместе с кртким письмом. Но недели тянулись одн з другой, ответ все не было, и ндежд Мэри исчезл. Вместе с доверием. «Ты для меня дороже жизни... «

– Ошибетесь. Я побывл в змке, – шепотом возрзил он. – И отдл вше кольцо слуге – кжется, дворецкому. Он объяснил, что стрый герцог в отъезде, и пообещл передть кольцо, кк только тот вернется. Я взял с него клятву.

– Я не знл, что ты приходил к отцу.

Мэри отвернулсь, чтобы не видеть невозмутимых глз Ник. Дже если выяснится, что ее письмо и кольцо зтерялись, это не объясняет остльного.

– Вы вернулись домой в вгусте, – нчл он, стрясь говорить спокойным и ровным тоном, несмотря н стрх и рзочровние. Еще недвно он считл, что нучилсь влдеть собой, но ндежд окзлсь нпрсной. – Несколько недель вы провели в Лондоне, зтем прибыли в змок. – Подняв голову, он увидел, что выржение лиц герцог ничуть не изменилось. Несмотря н блеск свечей, его глз оствлись темными и непроницемыми. – Мы узнли, что вш отец и Чрлз погибли, вы унследовли титул. Вы стли герцогом Вейлом. Я считл, что это не имеет никкого отношения к тому, что было между нми, объяснял отцу, что вы скорбите, и умолял его подождть. У меня в зпсе еще было время. День шел з днем, я, кк последняя дур, верил, что вы скоро приедете з мной... – Он судорожно вздохнул, сдерживя готовые вырвться нружу чувств. – Но я не дождлсь! Вы тк и не приехли. Мой отец хотел рзыскть вс и все объяснить, но я не позволил. Я был вм не нужн. Из гордости отец не стл унижться перед вми. Я дже рдовлсь этому: мне не хотелось, чтобы вы лгли отцу, уверяя, что между нми ничего не было.

У Мэри оствлся лишь один выход. С помощью отц он рзыскл чету Трейвиков, мечтвших о ребенке, и зключил сделку: если родится мльчик, Трейвикм предстояло воспитть его кк родного сын. После рождения ребенк Мэри отдл его Трейвикм, уверення, что это единственный способ зщитить мльчик.

Тишину в комнте нрушло лишь потрескивние огня в кмине. Вейл не шевелился, не пытлся опровергнуть обвинения.

– Это был мой ребенок, – нконец произнес он тоном утверждения, не вопрос.

Мэри лишь горько усмехнулсь:

– Конечно. Знли бы вы, кк он похож н вс!

Пльцы Ник сжли позолоченный нблдшник трости и вновь обмякли, и этот почти незметный, но крсноречивый жест пробудил в Мэри ндежду. Возможно, герцог лишь стрется выглядеть рвнодушным.

– А кк еще я могл поступить? – спросил он. – Ккое решение вы сочли бы мудрым в тких обстоятельствх? Я тщтельно обдумл все возможные выходы. Я должн был зщитить отц и себя. Я ждл вс, с ужсом змечя, кк быстро рстет живот, и понимл, что скоро будет слишком поздно. А вы... вы тк и не вернулись... – Последние слов он прошептл.

– Мэри... – сдвленно произнес он. Нконец-то в голосе герцог отрзились ккие-то чувств. Мэри нпомнил себе, что этот же голос обмнул ее семь лет нзд. Он зствил ее поверить клятвм. Слов его любви до сих пор звучли в ушх Мэри, ведь он отдл Нику не только тело, но и душу.

– Что мне было делть с ребенком? Я остлсь одн, нвсегд опозорення, и не сомневлсь, что рзбил сердце отц. Он умер зимой, нездолго до рождения Ричрд. Отец ни рзу ни в чем не упрекнул меня. И дже вс, – тихо добвил он. – Но я видел боль и скорбь в его глзх. Кк же он мог нствлять других н путь прведный, если я, его родня дочь, сбилсь с этого пути? Один-единственный день уничтожил то, чему отец посвятил всю свою жизнь. Рди вс я предл его. А вы тк и не вспомнили обо мне...

В комнте вновь воцрилсь тишин.

– Что же стло с ребенком, Мэри? – спросил Вейл, когд нпряженное молчние стло невыносимым.

Мэри окинул герцог взглядом чистых синих глз. Рди того, чтобы ответить н этот вопрос, он и приехл в змок. Вейлу ндо спсти своего единственного сын.

– Я отдл ребенк, – нконец произнесл Мэри, – потому, что не видел другого пути спсти его.

– Где он?

Мэри вздрогнул, вспомнив нечеловеческий хохот Мркус Трейвик. Только человек, стоящий перед ней, смог бы спсти Ричрд. Впрочем, он однжды уже предл и ее, и ребенк...

– Я отдл вшего сын Мркусу Трейвику, – продолжл он и добвил с горькой иронией: – Я ндеялсь, что под зщитой Трейвик он будет в безопсности.

Лицо Ник окменело, губы сжлись и побелели. Мэри, возненвидев себя з неожиднную вспышку злордств, почувствовл удовлетворение, видя, кк Ник воспринимет последствия клятвы, нрушенной им смим семь лет нзд.

– Сын, которого вы откзлись признть, по зкону приндлежит человеку, униженному вми сегодня. Вы осмеяли и рзозлили его. Вствть н пути тких людей, кк Мркус Трейвик, слишком опсно. Должно быть, вы считете, что в случившемся виновт только я – ведь я не стл просить милости у вс, прослвленного герцог Вейл. Но кк бы тм ни было, ккие бы ошибки я ни совершил, ккие бы клятвы ни нрушили вы, сейчс я прошу у вс помощи. Чем бы вы могли помочь своему сыну? – спросил он.

Герцог Вейл молчл, словно не слыш вопрос. Мэри поднялсь и минуту простоял, глядя ему в глз.

– Однжды вы уже предли его. Поверьте мне, он много выстрдл. Неужели вы вновь бросите его н произвол судьбы? – спросил он.

Вскоре он пожлеет о скзнном, но в эту минуту не чувствовл ни млейших угрызений совести. Пусть теперь Ник ищет выход! Пусть его мысли движутся по змкнутому кругу в попытке нйти нилучший способ спсения сын, пусть мучется, кк когд-то мучлсь он!

– Спокойной ночи, – нконец произнесл Мэри и нпрвилсь к дверям. Человек, стоявший перед кмином, не шелохнулся.

З дверью гостиной ее ждл лкей с непроницемым лицом.

И лишь когд Клер рздел ее и вышл, оствив одну в огромной спльне, Мэри, с детств знвшя, что слезми горю не поможешь, не выдержл и горько рзрыдлсь. Но сейчс он оплкивл не только сын.

Когд Пирс вошел в гостиную, почти все свечи уже были потушены. Только н стол, з которым сидел Вейл, пдло пятно свет. Услышв шги кмердинер, герцог не поднял головы. Пирс тщтельно зкрыл з собой дверь. Дв спниеля, лежвшие у стол, встрепенулись, но, увидев Пирс, вновь положили головы н лпы. Ник дописл строчку, не спеш присыпл чернил песком и зпечтл документ.

– Ну кк? – спросил Пирс совсем не тем тоном, кким полглось бы обрщться слуге к хозяину. Скорее, это был тон друг. И действительно, между герцогом и кмердинером з долгие годы устновились дружеские отношения. Впрочем, при посторонних они неукоснительно соблюдли првил приличия.

Взгляд герцог был мрчным, черты лиц – зстывшими.

– Чего можно ждть от женщины, брошенной н произвол судьбы мужчиной, который лишил ее девственности? – вопросом н вопрос ответил Вейл.

– Почему же вы не объяснили ей?..

– А что я мог объяснить? – перебил герцог. – Он знет о смерти моего отц и брт. Знет, что я срзу вернулся домой и в вгусте перебрлся в лондонский особняк. А еще ей известно, что я дже не попытлся рзыскть ее.

– Вы не вернулись домой – вс привезли туд! Я см перенес вс в дом, вы не могли... – нчл Пирс, но герцог прервл его, протестующим жестом подняв руку.

– Я не нписл ее отцу, кк следовло бы сделть. Он прв: я не предпринял ни млейшей попытки нйти ее.

– Д, но позднее...

– А это ндо было сделть срзу же! – возрзил Вейл. – Когд все еще можно было испрвить.

– И сейчс еще не поздно, – убеждл Пирс. – Вм ндо только...

– Мэри Уинтерс сообщил мне, что у нее родился ребенок, – продолжл знимться смобичевнием герцог. – Шесть лет нзд.

Н лице кмердинер отрзилось изумление. Вейл по-прежнему был спокоен: он уже успел свыкнуться с новостью.

– Ребенок? – переспросил Пирс. – Впервые слышу...

Цинизм мимолетной улыбки Вейл был знком всему свету – в отличие от другой гримсы, искзившей совершенство его лиц.

– Ошибешься, – возрзил он. – Помнишь ребенк того торговц, у которого Мэри Уинтерс якобы крл еду? – с горечью пояснил он.

– Это вш сын... – выговорил Пирс, осознв истину. – И он вм не чужя, – нпомнил он Вейлу: герцог уже двжды нзвл жену девичьей фмилией, он всегд тщтельно обдумывл кждое слово.

Он пытется отстрниться от женщины и ребенк, понял Пирс. Оберегет себя от невыносимых стрдний.

– Почти чужя, – попрвил Вейл. – В ней не остлось ничего от той девушки... – он прервл неожиднное признние.

– И кк же вы нмерены поступить? – осведомился Пирс после длительной пузы.

– Узнй цену Трейвик. У кждого человек есть своя цен.

– Вы нмерены попытться купить у торговц собственного сын?

– Почему бы и нет? Ткой выход кжется мне смым безопсным. Рзве можно придумть лучший способ потртить отцовское состояние? Когд-нибудь оно будет приндлежть этому мльчику...

– Тк вот почему он тк зсмеялся! – воскликнул кмердинер. – Должно быть, он понял, что этот мльчик – вш сын.

– По-видимому, между нми есть некоторое... сходство, – откликнулся Вейл.

– И вы думете, Трейвик продст вм ребенк?

– У кждого своя цен, Пирс. Ндо просто узнть ее.

– Вы помешли ему отомстить. Стоит мне вспомнить о хохоте Трейвик, меня мороз продирет по коже. Вы же умный человек, вш светлость. Трейвик ни з что не отдст смое ндежное оружие мести. Сын Мэри Уинтерс в рукх Трейвик, и он отомстит ей очень жестоко. Деньги тут ни при чем.

«Поверьте мне, он много выстрдл», – вспомнились Вейлу слов Мэри, брошенные с гневом и горечью. Н ккие еще стрдния обрек Трейвик Мэри и шестилетнего мльчик?

С трудом отогнв ужсющие видения, Вейл попытлся взять себя в руки, что прежде удвлось ему тк легко. Он устремил взгляд серых глз, холодных, кк зимнее небо, н единственного друг.

– Я зберу у него сын, – поклялся Ник Стэнтон, – чего бы мне это ни стоило!

Эту клятву он сдержит. Он не может обмнуть сын, которого никогд не видел.

Глв четвертя

Несмотря н все события этого тяжелейшего дня, Мэри удлось зснуть. Дв волю двно сдерживемым чувствм, он изнемогл от слез, и потому ночью ее не тревожили кошмры. Мэри рзбудил приход Клер.

Горничня поствил тяжелый поднос н столик у кровти, рздвинул шторы, и яркий свет, хлынувший в комнту, дл понять, что день двно нступил.

– Доброе утро, вш светлость, – произнесл Клер и неловко присел, опсясь выронить хрупкую чшечку севрского фрфор или рсплескть ее содержимое. Н минуту незнкомя обстновк ошеломил Мэри, но, услышв голос девушки, он все вспомнил.

Он очутилсь в змке Вейл! Он – герцогиня Вейл! Об этом титуле Мэри никогд не мечтл, дже после того, кк узнл о гибели брт и отц Ник. Рди сын он охотно откзлсь бы от титул и состояния.

Приняв чшку из рук Клер, он с нслждением вдохнул ромт шоколд, отпил глоток и, кк бывло кждое утро, здумлсь о том, что сейчс делет Ричрд. Теперь о ее сыне зботятся другие люди. Мэри ежедневно молилсь о том, чтобы им хвтило доброты и терпения выдержть бесконечные вопросы мльчик.

Он вновь отогнл воспоминния о жутком хохоте Трейвик. Несмотря н стрстное желние иметь сын, он почти всегд игнорировл Ричрд. Конечно, по прздникм он делл мльчику подрки, но лишь прктичные – ткие, кк куртк или новые перчтки.

Единственную игрушку – ярко рскршенного деревянного солдтик, купленного в Лондоне, – Ричрду подрил см Мэри. Ей пришлось долго копить деньги, зтем рзыскивть среди жителей деревни человек, который взялся бы выполнить ее поручение. Восторг ребенк с лихвой вознгрдил ее з все хлопоты.

Мэри улыбнулсь, вспомнив, кк Ричрд рдовлся простой игрушке. Он опслсь, что Трейвик упрекнет ее в рсточительности, но тот, к счстью, ничего не зметил. Он вообще почти не обрщл внимния н мльчик – если не считть редких случев, когд Ричрд збывл об обязнностях, возложенных н него. Тогд торговец пускл в дело тонкую трость.

Мэри пришлось признть, что Трейвик всегд стрлся быть спрведливым: тким же нкзниям подвергли своих детей и соседи. И все же провинности Ричрд были слишком ничтожными, он не зслуживл порки. Нкзв мльчик, торговец вновь збывл о ребенке – до тех пор, пок тот ккой-нибудь шлостью не нвлекл н себя его гнев.

Мэри перевел взгляд н высокие окн спльни, вспоминя рубиновый отблеск зходящего солнц в окне отцовской церквушки. В то время ее не терзли сомнения. Неужели он вновь ошиблсь в Нике? Ее рук дрогнул, чшк стукнул о тонкое блюдце. Глз Мэри нполнились слезми. Ошибиться второй рз он просто не имел прв.

Горничня с удивлением смотрел в печльные глз новой госпожи, не понимя, ккие беды могут быть теперь у этой богтой и знтной женщины. Впрочем, и герцог не выглядел счстливым. Что мучет этих людей?.. Клер опомнилсь и упрекнул себя з то, что лезет не в свое дело – от нее требуется всего-нвсего прислуживть им.

– Что-нибудь еще, вш светлость? – спросил он.

Герцогиня обернулсь к ней и улыбнулсь.

– Нет, Клер. Спсибо з шоколд, – добвил он, – он восхитителен!

– Вы очень добры, вш светлость, – удивленно откликнулсь горничня. Бедняжк, подумл он, но не збыл сделть книксен, прежде чем покинуть комнту.

Взгляд молодой госпожи вновь стл отсутствующим: он погрузилсь в рзмышления.

Известие для Мэри принес Пирс. Мэри уже был одет и причесн и сидел в изящном кресле у мрморного кмин, жлея о том, что ей нечем знять руки и рссудок.

– Войдите, – мшинльно произнесл он, услышв стук в дверь.

– Его светлость просит вс спуститься вниз, – произнес Пирс, войдя и поклонившись.

– Сейчс, – откликнулсь Мэри тихим голосом. В глзх Пирс мелькнуло сочувствие.

– Вм не о чем беспокоиться, – зверил он. – Он спрвится с Трейвиком, и вы знете это.

Итк, Ник поделился известием с кмердинером! Тем не менее ободряющие слов успокоили ее. Если бы Ник был тк же откровенен с ней!

– Н поле боя человек познется з считнные минуты, вш светлость, – добвил Пирс.

– Тм срзу видно, кому можно доверять, кому – нет. Выживют лишь те, кто умеет рзбирться в людях.

– Вы служили в рмии? – Мэри нконец понял, что связывет Пирс и Ник Стэнтон.

– Почти всю жизнь, – с улыбкой подтвердил Пирс.

– Стрння подготовк для слуги герцог, – осторожно зметил Мэри.

– Не ткя уж стрння, кк кжется н первый взгляд, – возрзил Пирс. – По крйней мере для слуги герцог Вейл. По првде скзть, он предпочитет нзывть меня не слугой, денщиком.

– Денщиком?

– Армейское слово, – пояснил Пирс и, зметив змештельство Мэри, добвил: – Тк уж мы договорились много лет нзд. Я стл денщиком полковник лорд Стэнтон в 1815 году.

– При Втерлоо? – догдлсь Мэри.

– Стрший сержнт Джон Пирс к вшим услугм! – отрпортовл Пирс и вытянулся в струнку. – И к услугм его светлости, – добвил он, блеснув глзми тк, словно делился с Мэри вжной тйной.

– А кк вы обрщетесь к нему, беседуя с глзу н глз? – поинтересовлсь Мэри. Ее и впрвду знимл этот вопрос: денщик чсто пренебрегл титулом хозяин.

– Признться, вш светлость, з все эти годы кк я только не нзывл его! – с усмешкой проговорил Пирс. – Но повторить все это сейчс, д еще в присутствии дмы, я вряд ли решусь... Мэри рссмеялсь.

– Боюсь, что и я не всегд был почтительн к нему, – признлсь он.

– Но зпомните одно, – Пирс вдруг посерьезнел, – когд речь идет об опсности, во всей Англии не сыскть ткого же ндежного человек, кк герцог. Он не подведет.

Мэри кивнул, всей душой желя поверить ему.

– Спсибо вм, Пирс, – прошептл он.

Поднявшись, он пересекл комнту, вышл з дверь и нпрвилсь вслед з Пирсом по коридору. Внезпно Пирс остновился.

– Но кк Трейвик узнл? – спросил он. – Почему он понял, что это сын Вейл?

Мэри отчетливо вспомнил золотистые кудри и серьезные серые глз Ричрд.

– Если бы вы увидели мльчик, вы бы тоже все поняли, – ответил он.

– Знчит, все дело только во внешнем сходстве?

– Не совсем. В ту ночь... – нчл Мэри и осеклсь: пмять перенесл ее обртно в холодную темную комнту. Он с трудом зствил себя продолжть: – В ту ночь, когд Трейвик пытлся... нпсть н меня, Ричрд пришел н помощь. Он схвтил кочергу, чтобы удрить человек, которого считл отцом.

Минуту Пирс молчл. Неужели попытк ребенк зщитить свою гуверннтку покзлсь ему стрнной?

– Стло быть, мльчик должен узнть, что Мркус Трейвик ему вовсе не отец, – нконец зключил он. – Герцог ждет вс, – добвил Пирс, поворчивя к двери кбинет герцог Вейл.

Ник долго готовился к предстоящей встрече, но, увидев входящую в кбинет Мэри, обнружил, что ее присутствие лишило его привычной холодности. Губы Ник невольно рстянулись в улыбке. Обычно он тщтельно скрывл свои чувств, но рядом с Мэри Уинтерс это было немыслимо – дже по прошествии семи лет.

Мэри был одет в синее утреннее плтье с низким вырезом и облегющим лифом, подчеркивющим крсоту высокой груди. Он выбирл это плтье см. Ник знл, что его цвет подчеркнет чистоту кожи, оттенок глз и темных волос.

С первого же взгляд Ник зметил, что плтье не пришлось Мэри впору. Девушк, которую он когд-то любил, изменилсь – похудел, вытянулсь, стл сдержнной и холодной. В ее глзх Нику не удлось рзглядеть ни тени кокетств.

Почти незметным кивком Вейл выслл из комнты Пирс, но успел зметить, что тот нехотя вышел з дверь. Он не доверяет мне, боится, что я обижу ее, понял Ник.

– Вы хотели видеть меня? – спросил он.

Ее голос звучл уверенно, чуть вызывюще, и губы Вейл вновь дрогнули в ироничной улыбке. Он прекрсно знл, что смоуверенность Мэри – нпускня. Увидев ее в эту минуту, никто не зподозрил бы, что вчер вечером эт женщин был см не своя от тревоги з ребенк.

– Спсибо, что пришл, – отозвлся он и, извинившись, что сидит, жестом предложил Мэри присесть у стол. Герцог не мог встть: ему пришлось рсплчивться з долгие чсы, в течение которых он вышгивл по гостиной, вспоминя о прошлом и гдя, что ждет его в будущем. Несмотря н грызущую боль в рненой ноге, Вейл, едв дождвшись рссвет, прикзл седлть коня. Скчк, которой он нкзл себя, помогл прояснить мысли, но не исцелил тело.

– У меня не было выбор, вш светлость.

Ей удлось произнести эти слов почти без сркзм, и Вейл оценил ее усилия. Мэри грциозно присел в укзнное кресло и невозмутимо рспрвил склдки юбки.

Когд он нконец поднял голову, ее лицо было непроницемым, но от взгляд Вейл не ускользнул легкя дрожь пльцев, теребивших тонкую ткнь. Внезпно ему вспомнилось вчершнее прикосновение руки Мэри – тонких, згрубевших от тяжелой рботы пльцев, и он не срзу сумел отогнть воспоминния.

– Мои люди в Лондоне собирют сведения о финнсовых делх Мркус Трейвик, – сообщил он. – В течение недели их переддут мне.

Мэри молчл. Ее взгляд по-прежнему был непроницемым, но утртил рвнодушие.

– Кк только сведения окжутся в моих рукх, – продолжл Вейл, – я смогу решить, кким обрзом зствить Трейвик откзться от прв н ребенк. Не стоит делть предложение вслепую, не зня финнсового положения Трейвик. Мне нужно узнть об этом человеке все, что только можно.

– Вы нмерены предложить ему деньги в обмен н сын?

– У кждого своя цен, – откликнулся Вейл. Конечно, он мог попросту укрсть ребенк, но при этом млыш может случйно пострдть. А если попытк окжется неудчной, Трейвик взбеленится и нотрез откжется вести переговоры. Следовтельно, смый ндежный способ – срзу предложить ему деньги.

Мэри недоверчиво усмехнулсь.

– Цен Трейвик – возмездие. Он ни з что не продст вм Ричрд, – произнесл он. – Он пойдет н все, лишь бы зствить меня поплтиться з оскорбление – может, и рсквитться с вми з все, что вы скзли н суде. З то, что вы спсли меня. Он не соглсится н сделку!

– У него не остнется выбор, – возрзил Вейл.

– Кким обрзом вы ндеетесь зствить ткого человек, кк Трейвик, поступить вопреки собственному желнию?

– У кждого есть слбое место. Любому торговцу приходится иметь дело с долгми и кредиторми. Векселя и зклдные можно выкупить. .

– Кнут вместо пряник?

– Только в случе необходимости. Прежде Вейлу никогд и в голову не приходило рзорять человек, но он знл, что действовть в тком случе следует кк в крточной игре или в сржении: нйти уязвимое место противник и ннести точный удр. Положение в обществе и состояние были неоспоримыми преимуществми Вейл. Он не сомневлся, что в конце концов вынудит торговц откзться от прв н ребенк.

Мэри печльно покчл головой.

– Вы совсем не знете этого человек.

– Тогд объясни, кков он. Рсскжи все, что принесет нм пользу.

– Ему нрвится причинять боль! – выплил Мэри. – Думете, вши люди узнют об этом? Он нслждется чужими стрдниями. Особенно стрдниями тех людей, которые презирют его. Дже когд его жен медленно умирл в мукх, он продолжл... нвещть ее по ночм. Возможно, он был жесток с ней потому, что он не сумел родить ему сын. А может... впрочем, не зню. Понятия не имею, почему он пылл вожделением к умирющей женщине. Он был... – Мэри помолчл. – Он никогд не протестовл, считя, что ее долг – повиновться, но я знл, кк он... обрщлся с ней. Ее тело было сплошь покрыто синякми. Он нслждлся ее мучениями. Я слышл это и всегд боялсь, что и Ричрд все услышит...

– Он способен причинить вред ребенку, Мэри?

– Нет!

Но это слово вырвлось у нее слишком поспешно, и Вейл понял, что Мэри двно обдумл этот вопрос.

– Зто я способен уничтожить Трейвик и не нмерен это скрывть. Торговец не стнет рисковть рди неродного ребенк: слишком многое может потерять.

– Ему достточно сознния того, что он причиняет людям боль. Жжд мести может толкнуть его н любой поступок. По-моему... он не в своем уме – вы же видели, кк он вел себя н суде. Он очень хочет зствить меня стрдть.

– Мэри, если этот тип не совсем лишился рссудк, он не будет связывться со мной: в этой битве ему нечего ндеяться н победу.

– Кк вы уверены в себе! – сркстически воскликнул Мэри. – Вы и впрвду считете себя всесильным?

– Я уверен лишь в том, что сумею вырвть твоего сын из лп Мркус Трейвик, – терпеливо объяснил Вейл.

– Моего сын? – переспросил он. – Не ндо недооценивть противник, Ник, – он не боится вс! Д, вчер вы победили его с помощью судьи и двокт. Но не стоит умлять силу его ненвисти – ко мне и к вм. Я хорошо зню Трейвик и потому должн предупредить: будьте осторожны! По зкону Ричрд считется сыном Трейвик, и тот может поступить с ним, кк пожелет.

– Выслушв мои доводы, он соглсится улдить это дело смым безболезненным способом.

Но в глубине души Вейл не чувствовл уверенности. Мэри знл Трейвик горздо лучше, чем он, он точнее предугдывл возможную рекцию торговц. Но делиться с ней своими сомнениями? Никогд! Ей и без того слишком долго пришлось нести тяжкую ношу ответственности з безопсность и блгополучие ребенк. Теперь пришл очередь Ник.

– Мэри, я обещю тебе: через несколько дней мльчик будет с тобой.

– Ричрд, – подскзл он. – Его зовут Ричрд.

– Зню.

– Но избегете произносить его имя вслух. По ккой причине, вш светлость? – вызывюще спросил он. – Может, вы не собиретесь признвть его своим сыном? Он действительно вш единственный сын. Вш первенец. Нследник.

Вейл не срзу нрушил томительную пузу.

– По-моему, нм следует снчл позботиться о нстоящем ребенк, уже потом строить плны н будущее.

– Должн предупредить, что вм будет нелегко отречься от него. Сходство зметил не только Трейвик, – произнесл Мэри.

– В мои нмерения вовсе не входит откз от отцовских обязнностей. Я уже признл тебя женой...

Мэри перебил:

– Но в то время вы еще не подозревли о существовнии ребенк! Хотелось бы знть, соглсились бы вы сделть это признние, если бы поняли, что узы брк будет нелегко рзорвть?

– Рзорвть?

– Полгю, вы собирлись рзвестись со мной или объявить брк недействительным, кк только Трейвик откжется от своих обвинений. Вм и в голову не приходило предть нши отношения оглске – это же очевидно! Но я блгодрн вм: мне объяснили, что суд нверняк приговорил бы меня к кторге, – мрчно добвил он.

– Я не жду от тебя блгодрности, Мэри, – я слишком мло сделл для тебя. Нм обоим известно, кк легко я нрушил клятвы, которыми мы обменялись. Но рзвод не входит в мои плны. Кк и откз от ребенк.

– Ричрд, – вновь холодно попрвил Мэри.

Ник не стл объяснять, почему ему тк трудно произнести это имя. Он опслся, что, получив имя, обрз мльчик стнет для него слишком рельным. Сын и без того был точной копией Ник – это змечли все. Пок Ричрду предстояло оствться лишь пешкой в рисковнной игре, и лишь позднее он должен был обрести кровь и плоть.

«Поверьте мне, он много выстрдл», – эхом прозвучли в ушх Ник слов Мэри. Он отмхнулся от них, чтобы уберечься от неверного шг. Чувств сделют его слишком уязвимым для Трейвик. Он не мог позволить себе быть слбым. Пок.

– Мэри, клянусь: твой сын будет с тобой! – снов произнес он.

Мэри отвернулсь и крепко сжл губы, чтобы не выпустить рвущиеся нружу слов. Конечно, он не поверил ему. Но н что он мог рссчитывть? Подумешь, еще одн клятв! Рзве Мэри Уинтерс обязн верить обмнщику?

А Ник охвтил шквл чувств – ткой же, кк в ту минуту, когд Мэри вошл в комнту. Он пострел, но чувств к ней, по-видимому, не изменились. Гордыня Ник уничтожил девушку, которой когд-то был Мэри. Но женщин, в которую он превртилсь, окзлсь не менее желнной.

Кк хотел он прикоснуться к ней, исследовть кждый дюйм ее кожи, провести кончикми пльцев по безупречной, словно фрфоровой, груди. Он жждл зботиться о ней, зщищть и утешть. Он мечтл, чтобы ее тонкие згрубевшие пльцы вновь стли глдкими, чтобы горечь исчезл из этих синих глз вместе с темными кругми под ними.

Ни одну женщину в мире Ник не желл тк, кк Мэри Уинтерс – девушку, которую он предл и бросил. Кк и собственного сын. Ей смой пришлось принять мучительное решение отдть ребенк. «Не видел другого пути спсти его»...

Твои стрдния кончились, молч поклялся Ник. Твоя нош стл моей. Он не произнес эту клятву вслух: Мэри все рвно не верил ему.

Ровным и бесстрстным тоном герцог произнес:

– Пирс проводит тебя. Ндеюсь, слуги исполняют все твои прикзы. Но если тебе что-нибудь пондобится...

– Последние три месяц я провел в тюремной кмере, последние шесть лет – в тесной и темной комнте в доме Мркус Трейвик. Но сейчс мне ничего не нужно. Я хочу лишь спсти сын. Вшего сын. Больше я у вс ничего не прошу.

Он поднялсь и, не взглянув н Ник, нпрвилсь к двери, з которой ее ждл Пирс. Ник услышл негромкое приветствие Пирс, зтем дверь зхлопнулсь, словно Мэри отгородилсь ею.

Минуту Ник сидел неподвижно, потом положил лдони н стол и с трудом поднялся н ноги. Резкя боль в бедре вызвл у него легкий стон: ощущения были неприятными, но привычными.

Он медленно прошел к окну, волоч ногу тяжелее, чем обычно. Оствясь в одиночестве, он редко пользовлся тростью – он по-прежнему рздржл его, служил постоянным нпоминнием о невозвртном. Опустив руку, он принялся потирть ноющее бедро.

З годы, прошедшие с момент тргической гибели родственников, он ни рзу не откзлся от исполнения своего долг. Ничто не отвлекло его. А теперь все изменилось. У него появились жен и сын.

Жен, которой невыносимо нходиться с ним в одной комнте, и сын, по зкону приндлежщий другому человеку. Знчит, у него по-прежнему ничего нет. Ничего, кроме досдной гордыни, двно перествшей быть для него утешением.

Глв пятя

– И вы, вш светлость, уверены в том, что способны своими угрозми зствить меня откзться от родного сын?

В голосе Мркус Трейвик сквозил ирония, стрх торговец явно не испытывл, хотя герцог Вейл дл ясно понять, ккими могут быть последствия откз. Финнсовые дел Мркус Трейвик двно поштнулись, но он ничего не боялся. Мэри окзлсь прв. Трейвик предпочел влсть нд ней деньгм, предложенным з мльчик.

Вейл не обсуждл с Мэри предстоящий рзговор с торговцем, не упоминл дже о нзнченной встрече. Сведения из Лондон он получил быстрее, чем ожидл. С Мэри он не виделся уже несколько дней.

– Д, уверен. Нм обоим известно: этот ребенок вм не сын. – ответил Вейл, ничем не выкзв рстерянности. Его лицо по-прежнему оствлось холодным.

– Попробуйте докзть, – усмехнулся Трейвик.

– Это не соствит труд. Я узнл, что между мной и мльчиком есть зметное сходство.

– Полгю, вы узнли об этом от Мэри?

– От ее светлости, – попрвил Вейл предостерегющим тоном, но Трейвик лишь хмыкнул:

– От «ее светлости», которя шесть лет выносил из моей кухни помои!

– От ее светлости герцогини Вейл. Пострйтесь хорошенько зпомнить этот титул, – невозмутимо повторил Вейл. – И не збывть, с кем вы говорите.

– Уж не хотите ли вы зпугть меня, , милорд? – Последнее обрщение было умышленным оскорблением. – Еще бы, ткя вжня персон! – Голос торговц источл яд. – Только позвольте нпомнить, что мы нходимся в Англии. В этой стрне есть зконы, зщищющие тких, кк я. В ншем случе зкон н моей стороне. Потерпевший здесь я, – продолжл Трейвик, ощупывя тупыми пльцми безобрзный шрм н лице. – Я пострдл от рук женщины, которую вы публично нзвли женой. Дети дрзнят меня, женщины отворчивются, когд я прохожу по улице. – Ноздри Трейвик рздувлись от ярости. Шрм вновь нлился кровью.

– Я пришел поговорить о мльчике, и ни о чем ином, – прервл Вейл.

– Эт женщин нпл н меня з то, что я пытлся зщитить своего сын, – выплил Трейвик. – Ребенок, о котором вы говорите, – мой сын, призннный мною с смого рождения, несмотря н то, что, по словм Мэри Уинтерс, он похож н вс. О ребенке вм следовло подумть двным-двно – точнее, шесть лет нзд.

– Кк же вы нмерены содержть сын, когд рзоритесь? – осведомился Вейл скучющим тоном. Он смхнул вообржемую пылинку с тонкой ткни пнтлон, помедлил, вновь перевел взгляд н торговц и слегк приподнял бровь.

– Пусть подыхет с голоду! – прошипел Трейвик.

Его губы рстянулись в зловещей ухмылке, глз вспыхнули. Он не скрывл презрения и к герцогу, и к Ричрду.

– А что будет с вми? – бесстрстно спросил Вейл. – Вы тоже умрете с голоду? Сгниете в тюрьме? Отпрвитесь з долги н кторгу?

– В тком случе мой сын последует з мной, уверяю вс!

Ник едв подвил желние дть достойный ответ н эту угрозу.

– Что вы хотите в обмен н мльчик? – рвнодушно поинтересовлся он, словно им руководило только прздное любопытство.

– К сожлению, я детьми не торгую.

– Тогд считйте, что вшей крьере пришел конец, – пообещл Вейл ничуть не изменившимся голосом, ндеясь, что теперь Трейвик присмиреет. Злить его не стоило, чтобы не пробудить отчянную решимость. Повернувшись, Вейл нпрвился к двери. Торговец остновил его у смого порог.

– Он знет цену, – процедил он.

Ник оглянулся. Желтовтые глз Трейвик горели злобой. Он ненвидит Мэри, понял Вейл, и он опсется не зря.

– Цен не изменилсь, он всегд знл ее, – продолжл торговец. – Об этом мы говорили здолго до того, кк вм вздумлось признть ее женой. И, по првде говоря, это признние придло особую... прелесть ншей сделке, – он осклбился. – Вы не предствляете себе, милорд, с кким нслждением я овлдею ее светлостью герцогиней Вейл. Потрудитесь передть мои слов Мэри Уинтерс. А что ксется вс, лорд Вейл, убирйтесь из моего дом ко всем чертям!

Тошнот подктил к горлу Ник при одной мысли о том, что этот человек будет приксться к Мэри, издевться нд ней, кк нд покойной женой. Теперь он не сомневлся в том, что Трейвик – сумсшедший. Видение зловещих синяков н глдкой, нежной коже Мэри, которой Ник некогд кслся почти с блгоговением, окзлось невыносимым.

– Я убью тебя, – прорычл герцог и, вознмерившись немедленно осуществить угрозу, измерил взглядом прострнство, отделяющее его от противник.

– В тком случе мои рспоряжения относительно ребенк будут немедленно исполнены. Уверен, вы не допустите этого – ведь вы проявили к нему столь... внезпный интерес. – Эти слов зствили Вейл зстыть н месте.

– Что еще з рспоряжения? – Вейл пытлся овлдеть собой, обрести прежнее былое рвнодушие. Некогд он считл себя бесстрстным человеком, пок в его жизнь не ворвлсь Мэри Уинтерс, уничтожив мску непоколебимости.

– Они будут выполнены лишь в том случе, если вы попытетесь нвредить мне, вш светлость. Уверяю, я все предусмотрел. Зботливый отец прежде всего думет о сыне. – Улыбнувшись Вейлу, он добвил: – Жизнь беззщитного ребенк полн опсностей, верно, милорд? Иногд их бывет нелегко предотвртить.

И торговец усмехнулся в лицо герцогу Вейлу, уверенный, что тот понял нмек.

– Тк не збудьте передть мои слов Мэри Уинтерс, вш светлость, – посоветовл Трейвик почти любезным тоном. – Скжите ей, что я жду вестей.

Не проронив ни слов, герцог Вейл вышел из комнты, отгоняя от себя стршное видение: исклеченное тело одинокого беспомощного мльчик.

Человек, оствшийся в комнте, не скрывл ликовния: ему удлось одержть верх нд смим герцогом Вейлом! В этом ему помогл Мэри Уинтерс, тйком пришедшя в дом шесть лет нзд, пряч под шлью округлившийся живот.

В то время, зключя сделку с Мэри, Трейвик ндеялся приобщить будущего ребенк к своему делу, но в хрктере Ричрд сызмльств проглядывло ристокртическое высокомерие. Его отржение Трейвик видел сегодня н лице герцог.

Вейл, покидя его дом, выглядел подвленным. Торговец злордно усмехнулся. Д, суд поддержл знтного и влиятельного дворянин, но он еще поплтится з все. Трейвик был не из тех, кто отступет.

Рзумеется, до мльчик Трейвику не было никкого дел. После смерти Абигейл он сообрзил, что теперь сможет жениться вновь, нйти здоровую женщину и родить сын, в глзх которого никогд не увидит презрения. Но теперь... Он бессознтельно ощупл шрм н лице, нпоминвший о Мэри Уинтерс. Ккя женщин соглсится стть женой урод, от которого в стрхе рзбегются дети?

Мльчишк был не нужен Трейвику, однко он решил, что Вейл его не получит. Трейвик не сомневлся, что Вейл способен выполнить все свои угрозы, но был уверен: герцог будет бездействовть, опсясь з жизнь сын. У Вейл остлся лишь один выход: похитить ребенк, спрятть его где-нибудь и с возмущением отвергть обвинения. Ему нверняк поверят, с досдой осознл Трейвик, кк поверил суд.

Но в эту игру в прятки можно игрть вдвоем. Трейвик усмехнулся, вспомнив, что в детстве в этом рзвлечении ему не было рвных. Д, это ниболее простой и ндежный выход!

Где и кк спрятть ребенк, он решил мгновенно. Стрнно, что не додумлся до этого рньше. Он сумеет рзом нсолить всем, кто презирет его.

Комнту вновь оглсил пронзительный хохот.

Однорукий солдт смущенно топтлся н месте перед хозяином, который не чсто приглшл его к себе в кбинет. Обычно Трейвик отдвл Бобу прикзния н зднем крыльце, роняя слов через плечо.

Боб ндеялся, что ничем не нвлек н себя хозяйский гнев. Клеке нелегко нйти рботу, пусть дже смую тяжелую и грязную. Боб был блгодрен хозяину, хотя угодить ему удвлось нечсто. Неужели он вызвл его зтем, чтобы рссчитть?

– У меня есть поручение для тебя, – произнес торговец, не отводя глз от стопы бумг, лежщих н столе. – Очень вжное поручение, которое я не доверю никому другому. Но ты должен держть язык з зубми. Никому не проговорись, слышл? – сурово повторил он.

В своих делх торговец был скрытен. Смитерс кивнул, уверенный, что ему придется доствить куд-нибудь очередное письмо. Ткие поручения хозяин двл ему чуть ли не кждую неделю, иногд дже посылл его в Лондон.

– Я хочу, чтобы ты увез моего сын в Шотлндию, – произнес Трейвик, и его губы почему-то дрогнули, словно в улыбке. Смитерс удивленно вскинул голову. – К родным моей покойной жены. Леди Кейт, ббушк Абигейл, приходится мльчику прббушкой. Он еще никогд не видел млыш. Пусть Ричрд побудет у нее подольше. Видишь ли, я слишком знят, чтобы искть новую гуверннтку. .

– А я думл, у вс скоро будет новя... – нчл было Смитерс, но, зметив врждебный блеск в глзх хозяин, поперхнулся и змолчл. В деревне поговривли, что вдовство Трейвик будет недолгим. А еще ходили слухи, что брк с Абигейл, с которой он обвенчлся тйно, познкомившись в Лондоне, помог ему подняться по общественной лестнице.

Говорили, у покойной жены Трейвик имелись связи, и теперь Смитерс убедился в этом, услышв, кк хозяин нзывет ее ббушку «леди». Но в целом брк обмнул ожидния Трейвик. Родные Абигейл отреклись от нее. Во всяком случе, Смитерс никогд не слышл девичьей фмилии миссис Трейвик.

– Уверен, прббушк будет рд познкомиться с ребенком, – продолжл торговец, зметив тктичную улыбку Смитерс. – Оствь его тм, н обртном пути зверни в Лондон и збери пкет у моих бнкиров. Тебя будут ждть в бнке. Это очень вжный пкет. Если ты потеряешь его, поплтишься жизнью!

Смитерс кивнул.

– Мльчик поедет в почтовой крете? – робко осведомился он, поскольку Трейвик ни словом не упомянул о деньгх н поездку.

Торговец осклбился.

– Нет, верхом. Ребенок не тяжелый, посди его в седло перед собой. Только избегй оживленных дорог, чтобы не привлекть к себе внимния.

Смитерс вздохнул. С двумя рукми удержть ребенк в седле нетрудно...

– Это все, сэр? – спросил он, зпихивя листок с дресом в крмн молескиновой куртки и мысленно прикидывя, кк бы поскорее обернуться в об конц, д еще выполнить поручение Трейвик в Лондоне.

– Есть вероятность... – Трейвик медлил, тщтельно выбиря слов, – что ты не зстнешь меня дом, когд вернешься. Тогд отвези пкет по этому дресу. Ты уже бывл тм.

Трейвик протянул слуге второй листок бумги. Прочитв дрес, Смитерс удивленно приподнял брови, но промолчл.

– Путь неблизкий, сэр, – в Шотлндию, обртно, д еще...

– Пкет из Лондон ты отвезешь только в том случе, если меня не окжется дом.

– Когд прикжете отпрвляться в дорогу?

– Рзумеется, немедленно. Ндеюсь, у тебя нет других плнов?

Трейвик отпер метллическую шктулку, в которой хрнил деньги н домшние рсходы. Смитерс знл, что именно в крже содержимого этой шктулки торговец обвинил Мэри Уинтерс. Знл он и о том, что единственный ключ Трейвик постоянно носит н шее, н золотой цепочке. Вспомнив, что стло с Мэри, Смитерс решил во что бы то ни стло исполнить прикз хозяин: Трейвик не прощл неповиновения.

– Никких, сэр, – подтвердил он.

– Похоже, зтеяв тяжбу с бывшей гуверннткой сын, – зметил торговец, склдывя монеты столбиком н столе, – я нжил безжлостных и влиятельных вргов. Ндеюсь, Боб, с тобой мльчик будет под ндежной зщитой. Одно лишнее слово – и мой сын окжется жертвой моих вргов. Ты же не хочешь, чтобы он пострдл по твоей вине? – Трейвик протянул монеты бывшему солдту. – Этих денег тебе хвтит с лихвой. Все, что остнется, можешь считть вознгрждением. – Глз торговц стрнно поблескивли.

Смитерс вдруг понял, что его пытются подкупить. Плт з обещние держть язык з зубми. Прежде торговец верил ему н слово. Смитерс знл, о кких вргх идет речь. Весть о том, что суд нд Мэри Уинтерс был прервн блгодря вмештельству герцог Вейл, двно облетел округу. Кждый знл, что вствть н пути ристокрт опсно. Впрочем, Смитерсу не было дел до отношений Вейл и Трейвик: пусть себе врждуют, его здч – угодить хозяину.

– Понимю, – кивнул Смитерс, сгреб монеты и зсунул их в тот же крмн, что и зписки с дресми. – Мльчик уже готов? – спросил он.

– Ричрд еще не знет, что ему предстоит путешествие. Будь добр, помоги ему уложить вещи. И еще одно, Боб... – вдруг произнес торговец, уже не пряч хищный блеск в глзх. – Пусть Ричрд возьмет с собой только одежду. Деревянного солдт перед отъездом брось в огонь – тк, чтобы Ричрд видел это. Слишком уж он привязн к дурцкой игрушке!

Торговец зпер шктулку, взял перо и принялся выводить длинный столбец цифр в толстой конторской книге. Некоторое время Смитерс молч смотрел н него, не зня, стоит ли возрзить. Что плохого, если у млыш есть любимя игрушк?

– Ну, что тебе еще? – спросил Трейвик, не поднимя головы.

– Ничего, сэр, – ответил Смитерс, поборов внезпное желние вступиться з ребенк. Пожлуй, среди родных мтери мльчику будет веселей. Трейвик слишком суров, дети нуждются в лске. Првд, путь будет нелегким... Придется кк следует позботиться о Ричрде. В конце концов, Трейвик ему отец и имеет полное прво рспоряжться сыном и его вещми.

Войдя в кбинет, герцог Вейл швырнул эбеновую трость н стол и остновился у окн. Н обртном пути из деревни в змок ему тк и не удлось нйти верное решение. Чс спустя, когд в кбинете появился кмердинер, Вейл все еще стоял н прежнем месте.

Пирсу ндоело ждть. Он знл, куд уезжл герцог, и был осведомлен о том, что Трейвик двно погряз в долгх. Оствлось лишь узнть, кк прошел рзговор герцог с торговцем.

В отсутствие Вейл Пирс рзвлекл Мэри, обучя ее игре в пикет, чтобы скоротть томительные чсы. З несколько дней, проведенных Мэри в змке, между ней и Пирсом возникло нечто вроде дружбы или безмолвного союз, который вызывл явное неодобрение слуг.

Но Мэри не считл ззорным поддерживть отношения со слугой муж. Он нуждлсь в поддержке. Бывлый вояк быстро понял, что Мэри Уинтерс зслуживет тех чувств, которые испытывл к ней Вейл. Никто не знл тйн Ник Стэнтон лучше, чем его кмердинер. Временми Пирс подмывло поведть Мэри о том, что все эти годы Ник помнил о ней. Но Джон Пирс был преднным слугой и знл свое место. Войн скрепил его дружбу с хозяином, и об слишком дорожили ею. Ни з ккие блг Пирс не совершил бы поступк, который неизбежно вызвл бы недовольство герцог Вейл.

– Он соглсился? – с порог спросил Пирс и остновился, зметив, что Вейл стоит понурив голову.

Стло быть, рзговор не вышло. Что же случилось? Плн был тк тщтельно продумн! Пирс знл, что Вейл – опытный стртег. Он не упустил бы из виду слбое место противник. Пирс недоумевл.

Герцог не обернулся, но поднял голову и глубоко вздохнул. Бесстрстным, сдержнным тоном он проронил единственное слово:

– Нет.

– И объяснил, почему? – допытывлся Пирс.

Нконец герцог оглянулся, и по выржению его лиц Пирс понял, что он в бешенстве и отчянии. Глз Вейл метли молнии – ничего подобного Пирсу еще не доводилось видеть.

– Вы с Мэри были првы, – произнес Вейл. – Он жждет только мести.

– Герцогине? – осторожно осведомился Пирс. Голос хозяин внушл ему стрх.

– В первую очередь ей, – подтвердил Вейл. – А потом – мне.

– Неужели он рссчитывет причинить вред герцогине? – изумился Пирс и вдруг понял свою ошибку. – А мльчик?.. – прошептл он. Ему недоствло выдержки Вейл, чувств всегд отчетливо отржлись н лице. Сейчс н нем читлся ужс.

– Пострйся не думть о том, н что способен этот мерзвец, – посоветовл Вейл и невесело улыбнулся единственному другу. – Поверь, невозможно предугдть, что здумет Мркус Трейвик, чтобы выместить злобу н невинном ребенке.

– Он угрожл вм? Вейл кивнул.

– Что же будет дльше? – рстерянно произнес Пирс.

Герцог ответил не срзу.

– Я буду делть то же смое, чем знимюсь с тех пор, кк покинул дом этого безумц. – Зметив недоуменный взгляд Пирс, он пояснил: – Буду молиться, чтобы с моим сыном ничего не случилось! – И он нпрвился к двери, двя понять, что рзговор зкончен.

– Полковник, сдвться нельзя! – зпротестовл Пирс. – У кждого своя цен, вы сми говорили. Это првд. Вм ндо лишь узнть цену Трейвик и зплтить ее. Мы об знем, что для вс это сущие пустяки. Ндо спсть мльчик. Полковник, ведь это же вш сын!

Вейл обернулся.

– Я зню цену этого человек, – произнес он. – Он нпрямик зявил о том, что именно хочет получить в обмен н Ричрд.

– Тк выполните это условие! – вскричл Пирс.

– Ему нужн Мэри, – произнес Вейл. – Только Мэри! Если моя жен ляжет с ним в постель и вытерпит его издевтельств, Трейвик отдст мне сын.

Стоя з дверью кбинет, Мэри вздрогнул, услышв последние слов. Он не подслушивл, просто собирлсь войти в кбинет и узнть, чем кончилсь встреч Вейл с Трейвиком. Голос герцог отчетливо доносился из-з приоткрытой двери.

«Ему нужн Мэри. Только Мэри. Если моя жен ляжет с ним в постель и вытерпит его издевтельств, Трейвик отдст мне сын»...

Больше Вейл ничего не добвил. Несколько бесконечных секунд Мэри простоял неподвижно, пытясь осмыслить услышнное. Этого и следовло ожидть! – в отчянии думл он. Кк он не догдлсь? Трейвик двно домоглся ее. Именно поэтому он прокрлся ночью в ее спльню, сорвл с нее рубшку, хвтл ледяными пльцми грудь... Мэри отогнл стршные воспоминния и содрогнулсь.

Тк, знчит, только он в силх освободить Ричрд? Ей не нужн помощь Вейл! Ндо лишь нбрться смелости, вернуться к Трейвику и отдться ему. Но прежде зствить Трейвик отослть ребенк в змок, отдв его н попечение Ник. Дже если Вейл никогд не признет Ричрд зконным нследником, в змке ребенок будет сыт и одет, и смое вжное – недосягем для торговц.

З дверью ззвучли шги. Мэри опомнилсь и отступил в темный угол коридор. Ник вышел, не оглядывясь по сторонм, нпрвился к изогнутой лестнице и нчл поднимться. Мэри смотрел ему вслед до тех пор, пок высокя фигур не скрылсь из виду.

Глв шестя

Отослв Клер спть, Мэри сидел н огромной кровти, глядя н огонь в кмине. Вот уже несколько чсов он обдумывл, кк выполнить условие, поствленное торговцем, и в то же время позботиться о том, чтобы Ричрд блгополучно доствили к Вейлу. Рссчитывть н помощь герцог или Пирс, своего единственного друг, Мэри не могл – ни тот, ни другой ни з что не отпустили бы ее к Трейвику. Вейлу помешл бы гордость. «Моя жен... « Эти слов эхом отозвлись в пмяти Мэри. «Моя жен... « В голосе Ник сквозило нечто необъяснимое.

Негромкий стук в дверь прозвучл неожиднно. Близилсь полночь. Должно быть, Пирс пришел рсскзть ей о встрече герцог с Трейвиком, подумл Мэри. Нбросив н плечи шль и не здумывясь о том, что н ней только ночня рубшк, он босиком подбежл к двери.

Но н пороге стоял не Пирс, Ник, одетый в тонкую льняную рубшку с рсстегнутым воротом, кожные бриджи и ботфорты. Мягкие волосы кольцми пдли н лоб – кк в тот двний полдень, когд Мэри перебирл их пльцми.

Юношескя крсот сменилсь привлектельностью зрелости, придвшей чертм Вейл особую вырзительность.

– Можно войти? – спросил он.

Мэри отступил молч, не доверяя своему голосу. Герцог зстл ее врсплох, он не успел подготовиться к встрече, кк делл рньше. Некоторое время он стоял у кмин, глядя н огонь. Мэри зметил, что дже без трости он почти не хромет.

– Зкрой дверь, – попросил он, не оборчивясь.

Мэри не могл объяснить, чем вызвно ее смущение. Ник попросил ее зкрыть дверь только из опсения, что кто-нибудь подслушет рзговор. Вряд ли он пришел сюд с иной целью. Мэри и в голову не приходило, что у этого мужчины может вспыхнуть желние к ней. Герцог Вейл мог жениться н первой крсвице Англии – юной, прекрсной и хорошо воспитнной. Мэри Уинтерс ему больше не нужн. Эт горькя истин зствил Мэри больно прикусить губу. Он мшинльно выполнил просьбу герцог.

– Подойди и сядь, – продолжл он. – Нм ндо поговорить.

Мэри хотел было возрзить, но передумл. Ккя рзниц, сядет он или будет стоять? Возле кмин легче рзличить выржение лиц Ник. Что он теперь предпримет? Может, посоветует ей выполнить условие торговц? Нет, ему не позволит гордость! Мэри прошл через комнту и сел у кмин. Серые глз Ник оствлись непроницемыми.

– Сегодня утром я побывл у Трейвик, – нчл он. – Похоже, ты был прв...

– Он жждет мести, – кивнул Мэри.

– Я угрожл ему рзорением. Уверяю, рссудительный человек испуглся бы подобной учсти.

– Рссудительный, – повторил Мэри. – Я же говорил, что он не в себе.

– У него не может не быть уязвимого мест, Мэри, – зговорил Вейл. – У кждого человек есть свои слбости. Ты знешь его лучше, чем кто-либо.

– Вы хотите знть, что можно предложить Трейвику?

– Возможно, чин или положение, связи, недвижимость... Конечно, я предложу ему деньги, но этого слишком мло... – Впервые голос герцог дрогнул.

С тех пор кк Мэри невольно подслушл рзговор в кбинете, ее подмывло нпомнить Вейлу о несдержнной клятве. Ник поклялся спсти Ричрд, но не сумел! Однко едв в его голосе зсквозил боль, у Мэри пропло всякое желние злордствовть. Ник не виновт в том, что не может исполнить условие Трейвик. Кким бы ни было их прошлое, Мэри чувствовл, что Ник ни з что не соглсится отдть ее Грейвику.

– Укрдите его! – вдруг выплил он, борясь с воспоминниями о двней стрсти. – Отнимите у него Ричрд, – умолял он. – Вдвоем с Пирсом вы спрвитесь с этим, если сомневетесь, нймите помощников. Потом мы спрячем Ричрд...

– Мэри! – Он покчл головой, и Мэри вдруг пришл в ярость.

– Вы проливли кровь з то, что не приндлежит вм. А Ричрд – вш сын. Нш сын!

– Неужели ты думешь, что я побоялся сегодня же отпрвить Трейвик в преисподнюю? Рзве ты тк плохо знешь меня, Мэри, чтобы допустить ткую мысль? Будь это возможно, сегодня же днем ребенок очутился бы здесь!

– Что же тут невозможного? – непонимюще воскликнул он. – Почему вы не отнимете его?

Внезпно Ник взял ее з подбородок, зствив смотреть ему в глз.

– Доверься мне, Мэри, – попросил он – Потерпи еще немного. Обещю, он вернется к тебе.

Прикосновение мозолистых пльцев, згрубевших от узды, было слишком знкомым и волнующим. Воспоминния о лскх этих рук до сих пор вызывли у Мэри лихордочный жр... Он резко отвернулсь.

– Вы по-прежнему ездите верхом, – прошептл он, понимя, что, по сути дел, ничто не изменилось. Ник остлся Ником, человеком, которого он любил, несмотря н титул, предтельство и долгую рзлуку.

– Конечно, – отозвлся он удивленным тоном и коснулся своего првого бедр. – Ты думешь, всему виной...

– Нет! – поспешно прервл он.

К счстью, он не сумел прочесть ее мысли, хотя рекция Мэри был слишком крсноречивой. Он понимл, что никогд не збудет его прикосновения, но не признвлсь в этом. Улыбнувшись, он укзл н рненое бедро Ник.

– Вы всегд считли свою рну пустяковой црпиной.

Ник чуть улыбнулся, опустил руку, кивнул и зхромл к двери. Мэри смотрел ему вслед, только теперь понимя, кк ее влечет к нему. Он уже збыл, что знчит близость любимого человек. Это чувство было слишком сильным, но тревог з сын мешл ей думть о любви.

– У вс в конюшне нйдется смирня кобыл, способня выдержть крткую прогулку? – спросил он, ндеясь, что Ник ничего не зподозрит.

Он обернулся, изумленно подняв брови.

– Я и не знл, что ты умеешь ездить верхом.

– Нм не хвтило времени поближе познкомиться друг с другом.

– Ты хочешь прогуляться?

– Д, чтобы скоротть время.

– Если ндо, Пирс будет сопровождть тебя, – предложил Ник.

– Это ни к чему, – с улыбкой возрзил он. – Я прогуляюсь по прку. Видите ли, я слишком неопытня нездниц, присутствие Пирс будет стеснять меня. Кк по-вшему, для меня нйдется подходящя лошдь?

– Я попрошу конюх подыскть ткую, – пообещл Ник.

– Звтр? – осторожно спросил Мэри, понимя, что нстивть опсно: Ник мог догдться, что он что-то здумл. – Мне тк тоскливо, – объяснил он. – Прогулк помогл бы мне рзвеяться...

– Конечно, – кивнул Вейл, испытующе вглядывясь в ее лицо. Мэри принужденно улыбнулсь и поблгодрил его. – Доверься мне, Мэри. Больше я никуд не отпущу тебя...

Он кивнул, почти уверення в том, что видит Ник в последний рз. Он вышел, Мэри еще долго сидел неподвижно, глядя н угсющее в кмине плмя.

Нпрсно он пришел сюд, понял Вейл, прислонившись к зкрытой двери. Им руководили чувств, не рссудок. Никкой логикой невозможно опрвдть попытку попросить помощи у Мэри. Условия ультимтум, поствленного Трейвиком, были слишком жесткими.

Уже во второй рз Ник не сумел зщитить близких. Поэтому его сын вырос, считя отцом другого человек, девушк, которя некогд любил его, теперь вздргивл дже от невинных прикосновений. К спсению ребенк Вейл не приблизился ни н шг. Он уже понял, что мльчик в доме Трейвик нет, инче торговец не вел бы себя тк уверенно. Должно быть, он отдл все необходимые рспоряжения срзу после суд. Знчит, Вейл недооценил противник.

У Трейвик было достточно времени, чтобы спрятть ребенк в ндежном месте. Нику пришлось признть, что он допустил ошибку, он был тк уверен в силе угроз, что потерял дргоценное время и теперь окзлся в дурцком положении. Он совершил немло глупостей. Отец кк-то предупреждл Ник: смые сокровенные опсения всегд стновятся явью. Но когд Ник нконец понял это, было уже слишком поздно. Его отец погиб, Мэри бесследно исчезл, все поиски окзлись тщетными. Стоило ему прикоснуться к Мэри, кк срзу вспомнил обо всем, чего лишился, тело пронзил мощня вспышк желния. Но Мэри вздрогнул от этой лски, кк от удр, – он мечтл только освободить сын, и именно в этом Ник не сумел ей помочь.

Объяснить, в чем дело, он тоже был не в силх. Необходимо придумть ккое-то првдоподобное объяснение.

Н следующее утро Клер принесл ей мзонку.

– Он приндлежл мтери его светлости, – объяснил девушк, рспрвляя склдки тонкой суконной юбки. Амзонк провисел в шкфу более десяти лет, звернутя в мрлю и пересыпння лвндой. – Сегодня утром мистер Томпсон велел мне принести ее вм.

Клер помогл Мэри переодеться, зстегнул золотые пуговицы жкет к попрвил брхтный воротник. Белый глстук горничня зколол золотой булвкой с ониксом.

Перешивть мзонку не пондобилось: он пришлсь впору. Из зеркл н Мэри смотрел элегнтня, стройня дм.

Кобыл, выбрння Пирсом, окзлсь смирной и поклдистой. Впрочем, Мэри не боялсь лошдей. Ее мть, превосходня нездниц, нучил ее уверенно держться в седле.

Последующие несколько дней Мэри с трудом сохрнял терпение и поминутно боролсь с желнием отпрвиться прочь от поместья, к высокому кирпичному дому, где остлся ее сын. Он нконец понял, что помешло герцогу отнять сын силой. Трейвик нверняк пригрозил исклечить ребенк, тем смым ндежно связв Нику руки. Знчит, теперь ей никто не поможет.

Мэри не знл, кково рсстояние от змк до дом Трейвик и сколько времени зймет ткое путешествие. Рсспршивть он опслсь, чтобы не возбудить подозрений. Стло быть, покинуть змок следовло с тким рсчетом, чтобы ее хвтились не срзу.

Прошло три дня, прежде чем Мэри предствился подходящий момент. Утром Пирс сообщил, что сегодня не придет игрть с ней в крты: ему предстояло сопровождть герцог в поездке. Узнв об этом, Мэри возликовл: пок Вейл и Пирс в отъезде, никто не зметит ее отсутствия.

Отделться от грум, которому прикзли сопровождть Мэри н прогулкх, окзлось н редкость просто. С кждым днем он все тверже убеждлся, что Мэри уверенно держится в седле, и когд он попросил его вернуться в конюшню з хлыстиком, объяснив, что хочет попробовть проехться глопом, грум охотно соглсился.

Кк только он исчез вдлеке, Мэри нпрвил кобылу к роще, отделяющей выгул у конюшни от длинной извилистой дороги, ведущей к деревне. По дороге ей следовло ехть прямо, никуд не сворчивя. Достигнув рощи, Мэри погнл лошдь, не позволяя себе думть, чем кончится это путешествие. Не вспоминл он и про Ник. В эту минуту он помнил лишь о сыне.

Проехв по большку не более мили, Мэри услышл шум нгоняющей ее повозки. Бросив быстрый взгляд через плечо, он вздохнул с облегчением: возниц окзлся незнкомым. Он приветственно приподнял шляпу и хлестнул лошдей, готовясь обогнть всдницу.

– Простите, – обртилсь к нему Мэри, – вы не знете, длеко ли отсюд до Пенхерст?

– Кк же, зню, – откликнулся возниц, придерживя лошдей. – Я см еду туд, везу мтерил шпочнику. До деревни всего сорок миль.

Мэри вдруг осенил мысль: этот человек поможет ей! Обдумывя, кк бы изложить свою просьбу, он с горечью признл, что ей все чще приходится лгть.

– Не могли бы вы подвезти меня? – спросил он.

– В повозке?

– Д, – подтвердил Мэри, лихордочно придумывя првдоподобное объяснение. – Мне ндо поскорее попсть домой к родителям. Отец очень болен. Я спешил к нему, но по дороге кобыл зхромл...

– Кк это вы отвжились пуститься в путь одн? Рзве у вс нет грум? – удивился возниц, оценив изящный покрой и тонкую ткнь мзонки.

– Я служу в змке гуверннткой, – пояснил Мэри, ндеясь, что возниц не знет, что Вейл не нуждется в услугх гуверннтки. – Тк вы соглсны подвезти меня? – умоляюще повторил он, не предствляя, чем умилостивить возницу. Внезпно он вспомнил о булвке, которую Клер приколол к воротнику мзонки. Поспешно сорвв перчтки, Мэри отцепил булвку и протянул ее вознице. – Это вм з труды.

Пок возниц рссмтривл булвку, Мэри зтил дыхние. Он понимл, что незнкомец не верит ей, но это не имело знчения. З булвку он нверняк выручит кругленькую сумму; тк ккое ему дело до того, лжет Мэри или говорит првду?

– Тк и быть, подвезу, – нконец соглсился он, остновил лошдей и слез с козел, чтобы помочь Мэри спешиться. – А куд девть вшу кобылу? Я могу привязть ее к повозке, – предложил он.

– Спсибо, не ндо, – поспешно откзлсь Мэри, уверення, что Молли с легкостью нйдет дорогу домой. Он похлопл кобылу по широкому крупу. Молли удивленно оглянулсь, но не сдвинулсь с мест. Мэри в отчянии удрил ее сильнее. – Ступй домой, Молли, – прикзл он.

Кобыл сделл несколько шгов и остновилсь, выжидтельно глядя н хозяйку. Возниц подобрл ком земли и швырнул в лошдь. Молли вздрогнул и отбежл подльше. После второго удр он потрусил прочь, волоч поводья. Мэри вздохнул: возниц нверняк зметил, что лошдь ничуть не хромет.

– Ок доберется до дом, – уверенно зявил возниц. – А вы не боитесь, что вс хвтятся, когд лошдь вернется в конюшню одн? – проництельно осведомился он.

– Все может быть, – соглсилсь Мэри, искренне жлея беднягу грум, которого он подвел, и Пирс, который тк стртельно выбрл для нее послушную Молли. И Ник... – Но я должн спешить к отцу, – добвил он. В глзх возницы вновь мелькнуло недоверие. Впрочем, лчность возоблдл, и, еще рз осмотрев булвку, он стртельно спрятл ее в крмн и помог Мэри сесть в повозку.

Герцог Вейл вернулся домой рньше, чем предполгл, и обнружил, что все домочдцы в пнике, и не без причины: во время утренней прогулки герцогиня кк сквозь землю провлилсь. О случившемся герцогу доложил рстерянный Томпсон. Внимтельно выслушв его бессвязный лепет, герцог нпрвился прямиком н конюшню искть злосчстного грум, которого приствил к герцогине.

Вейл никогд в жизни не бил слуг, убежденный, что подобное обрщение недопустимо. Но сейчс он с трудом боролся с желнием ннести точный удр првым кулком прямо в побледневшее, лоснящееся от пот лицо грум. Тем не менее Вейл сумел выслушть сбивчивые объяснения, не двя волю ярости. Когд же крткий рсскз был окончен, Вейл спросил стршего конюх о предпринятых поискх.

– Вш светлость, мы обшрили всю округу по обе стороны от большк. Но герцогиня исчезл. А может... – он помедлил, прежде чем выскзть зловещее опсение, терзвшее его уже несколько чсов, – ее увезли.

– Увезли? – изумленно переспросил Пирс.

– Похитили, – пояснил стрший конюх, которому вспомнились многочисленные истории о том, кк цыгне крдут детей. По большку чсто проезжли повозки. Неизвестно, с кем могл повстречться герцогиня.

Услышв это предположение, Вейл вдруг вспомнил недвние слов Мэри: «Укрдите его... Увезите Ричрд... « Неужели в отчянии он попытется укрсть мльчик? Вейл убеждл Мэри довериться ему, но понимл, что н это у нее нет никких основний. С смого нчл желние Мэри зняться верховой ездой покзлось ему стрнным. Вейл отдл груму прикз не спускть с нее глз, но, очевидно, Мэри с легкостью усыпил бдительность слуги.

– Трейвик... – еле слышно промолвил Вейл, теперь уже зня, куд нпрвилсь Мэри.

– Вы думете, герцогиню похитил Трейвик? – спросил Пирс.

– Он решил укрсть ребенк, – объяснил герцог.

И, не успев продумть плн действий, он прикзл седлть коня. Медлить было нельзя. Он и без того потерял слишком много времени.

– Вы передли ей слов Трейвик? – допытывлся Пирс, пытясь понять, что же произошло.

– Он решил спсти мльчик. О предложении торговц он ничего не знл.

– Но если он окжется в рукх этого безумц... – Пирс не договорил, ужснувшись мысли о том, что предпримет Трейвик, зств в своем доме Мэри.

– Вот именно! – подхвтил Вейл и вскочил н спину жеребц, подведенного конюхом. – Ндо спешить. Собери подмогу и следуй з мной.

– Вм пондобится оружие, – подскзл Пирс.

– Боюсь, искушение пристрелить этого ублюдк будет слишком велико, – объяснил он и улыбнулся денщику.

– Мы догоним вс! – крикнул Пирс вслед хозяину, не уверенный, услышл ли тот его. Герцог пришпорил жеребц и понесся прочь, пригнувшись к шее животного.

Вскоре всдник скрылся в роще. Пирс нчл отдвть необходимые рспоряжения, созывя слуг, чтобы вновь последовть з Вейлом в бой.

Глв седьмя

Очутившись перед знкомым домом, Мэри невольно змерл: з три месяц здесь ничто не изменилось. Но после изыскнной роскоши змк дом покзлся ей уродливым. Здесь живет ее сын, и Трейвик нверняк позволит ей увидеться с ребенком, прежде чем...

Мэри вновь отогнл мысли о предстоящем, сдерживя дрожь устлости и стрх. Поездк отнял у нее слишком много времени: возниц не предупредил, что ему необходимо по дороге зехть в несколько соседних деревень. Медлить было некогд. Собрвшись с духом, Мэри постучл в дверь. Крем глз он уловил движение знвески в одном из окон. Может, тм Ри чрд? Только бы взглянуть н него!

Не успел он постучть во второй рз, кк дверь рспхнулсь. Н пороге стоял хозяин дом. Тк это он подглядывл з ней из-з знвески! Должно быть, боялся увидеть н пороге Вейл, со злордством подумл он. Почему-то эт мысль успокоил ее: хотя Трейвик делл вид, что угрозы герцог его не испугли, Мэри был уверен, что в глубине души он опсется влиятельного ристокрт.

– Кого я вижу! – воскликнул Трейвик, пряч усмешку. – Ккой приятный сюрприз! А я уж думл, твой... возлюбленный не передл тебе мое пожелние, – толстые губы торговц рстянулись в сркстической улыбке. – Но, судя по всему, он все-тки прислушлся к голосу рзум. Ведь ему не оствлось ничего другого, – добвил он.

– Где Ричрд? – спросил Мэри, пропустив мимо ушей нелепые домыслы торговц.

– Входи, Мэри. Мы же двние друзья – к чему церемонии?

Трейвик отступил от двери, приглшя ее войти широким жестом, словно желнную гостью.

– Где мой сын, мистер Трейвик? Я хочу видеть Ричрд!

Торговец склонил голову нбок, будто удивившись ее требовтельному тону. Он долго медлил, прежде чем ответить, но его голос по-прежнему звучл учтиво:

– Боюсь, вы с ним рзминулись. Смитерс повез мльчик поктться н новом пони.

– Н новом пони? – резко переспросил Мэри. Неужели Трейвик считет, что он поверит этой лжи? Сколько рз он нмекл ему, что Ричрду пор нучиться ездить верхом и првить упряжкой. Но торговец зявлял, что это ни к чему: его сыну нужно лишь уметь считть и обрести выносливость для долгой и упорной рботы.

– Ты же всегд уверял, что мльчику необходимы рзвлечения. Может быть, тебя утешит мысль, что теперь у него появился собственный пони, – возрзил торговец, вновь рсплывшись в ухмылке.

– Я хочу видеть его, – повторил Мэри.

– Еще бы! Ричрд соскучился по тебе. По првде скзть, он не понимет, куд ты подевлсь. Он будет рд встрече. Входи в дом и подожди его, – Трейвик снов приглсил гостью войти в полутемный коридор. – Прошу, Мэри.

Он нехотя вошл в дом и мшинльно нпрвилсь в мленькую гостиную, где провел столько вечеров. Здесь он ждл хозяин, чтобы подть ему ужин. Мысль о том, что теперь он – герцогиня Вейл, нполнил ее горечью: несмотря н столь высокое положение, в душе он по-прежнему остлсь служнкой Мркус Трейвик. Остновившись у кмин, он обернулсь к человеку, зстывшему в дверях комнты.

– Рспорядитесь, чтобы Боб Смитерс отвез Ричрд в змок Вейл, – зговорил он, – и передл его герцогу. Я хочу, чтобы это рспоряжение было отдно при мне.

Взгляд желтовтых глз впился в нее с почти осяземой ненвистью, контрстироввшей с легкой улыбкой н губх.

– Конечно, – соглсился торговец, – кк пожелешь, дорогя.

Но Мэри мгновенно уловил фльшь в ненвистном голосе. Он уже понял, что он готов исполнить его условие, но почему-то злордствовл.

– Где он? – спросил Мэри, вдруг осознв, что Ричрд нет в доме.

– Я же объяснил... – нчл Трейвик, но он покчл головой:

– Это ложь. Я хочу знть првду! Я пришл сюд, чтобы выполнить вше условие, взмен вы должны отдть Вейлу моего сын. Я жду истины.

– Истины? – с язвительной усмешкой переспросил торговец. – Истин, Мэри, состоит в том, что ты слишком глуп.

Он не отвел взгляд, ничем не выдл себя, но внутри у нее все сжлось от ужс.

– Ткой гордец, кк Вейл, ни з что не отпустил бы тебя сюд, – продолжл Трейвик, – стло быть, ты не посоветовлсь с ним. И поскольку он не собирлся соглшться н мое предложение, я не понимю, откуд ты о нем узнл.

Мэри медлил с ответом. Знчит, Трейвику удлось рскусить Ник!

– Я подслушл его рзговор с другом. Д, вы првы: герцог ни з что не отпустил бы меня сюд, если бы узнл, что я здумл.

– Полгю, кк только тебя хвтятся, милорд примчится, вооруженный до зубов, чтобы спсти жену-мученицу?

– Вы ясно дли понять, что именно хотите получить в обмен н ребенк. Я соглсн н вши условия. Вейл тут ни при чем. Отпрвьте Ричрд к нему. Нм с избытком хвтит времени, чтобы покончить с ншим... делом, прежде чем сюд явится герцог.

– Откуд ты знешь?

– Герцог уехл н целый день. Сегодня утром во время верховой прогулки я отпустил лошдь и добрлсь до деревни в повозке. Когд кобыл вернется в конюшню, конюхи решт, что он сбросил меня. Поиски зймут несколько чсов. Вейл не подозревет, что я здумл.

Взгляд Трейвик бесцеремонно блуждл по ее телу.

– По крйней мере, он неплохо одевет тебя, – нконец процедил торговец. – Пок ты жил здесь, со мной, ты носил мешковтую одежду.

– Когд вернется Ричрд? – вновь спросил Мэри, не подвя и виду, что змечние торговц вызвло в ней дрожь. Отпрвить мльчик в змок следовло прежде, чем нступит омерзительня рсплт. Верить Трейвику н слово опсно.

– Боюсь, не скоро. Но куд же ты тк торопишься, Мэри? Вот уж не думл, что ты ткя стрстня женщин. – Он снов осклбился. – Вейл – гордец, кких мло, – продолжл он, – спесивый ристокрт! Вряд ли он соглсится принять тебя обртно. И првд, кому нужен порченый товр?

Он говорил првду. Но ккое это имело знчение? Между ней и Ником и тк все кончено. От прежней любви не остлось и след.

– А вот я, – продолжл Трейвик, – всегд готов предложить тебе дом – несмотря н твое поведение.

– Вш дом мне не нужен! Я пришл сюд только зтем, чтобы исполнить вше требовние. Отпрвьте Ричрд к герцогу, и тогд...

– Что-то вы об чересчур печетесь о ребенке!..

– Отпустите его, – продолжл Мэри. – Ведь вы не любите Ричрд! Он вм не сын... Теперь вы сможете снов жениться, у вс появятся свои дети. – В ее голосе зсквозили умоляющие нотки, и он возненвидел себя з это унижение перед мерзвцем. Но сейчс вжнее всего безопсность сын, нпомнил себе Мэри. Остльное – пустяки. Невжно, что будет с ней или с Ником...

– Ты и впрвду ндеешься легко отделться, Мэри? – Голос Трейвик изменился. Он сбросил мску притворной учтивости, и теперь его глз полыхли предвкушением мести. – Ты всерьез считешь, что имеешь прво ствить условия – после всего, что со мной сделл?!

– Я пришл отдть вм то, что вы просили!

– Тебе нечего отдть, Мэри. Я не желю того, что ты готов отдть.

– Но ведь вы говорили...

– Мы с тобой ни о чем не договривлись, – перебил Трейвик, приближясь к ней. Его близость стл зловещей, кк и его голос, – Конечно, твое тело достнется мне, Мэри, но я возьму тебя силой – слще этого ничего нет! Бедняжк Абигейл всегд был слишком послушной, мне никк не удвлось зствить ее сопротивляться, – с усмешкой продолжл он. – Жертвы мне не нужны. Я хочу, чтобы ты отбивлсь, хочу видеть твои глз, когд ты поймешь, что сопротивление бесполезно. Нет ничего лучше крткого миг, когд дух сломлен, тело вынуждено покориться. Я прочту это смирение в твоих гордых глзх. Только после этого ты получишь мльчишку, но никк не рньше!..

– Нет! – отрезл Мэри, ощущя прилив пники. Трейвик нверняк обмнет ее! – Прикжите Смитерсу отвезти Ричрд в змок, инче я уйду...

– И ты думешь, я тебя отпущу? Здесь никто не услышит твои крики. Никто не придет н помощь. Ты, Мэри, см шгнул в ловушку. Поверь, н этот рз я готов к любой борьбе, мне терять нечего...

Мэри медлил, обдумывя его слов. Только одно имело знчение, только один исход стоил борьбы. Внезпно он сорвлсь с мест, проскользнув мимо торговц, и, несмотря н свое проворство, он не сумел остновить ее. Трейвик метнулся было к входной двери, но Мэри бежл не к ней, в глубину дом, к мленькой детской.

Мтеринский инстинкт не обмнул ее: из комнты исчезли все детские вещи, н крючкх не висел одежд, н полу не влялись стоптнные бшмчки. Дже любимого Ричрдом деревянного солдтик нигде не было видно!..

– Где он? – спросил Мэри, услышв з спиной шги торговц. Только теперь он понял, ккую глупость совершил, ндеясь перехитрить Мркус Трейвик.

– В ндежном месте. Тебе незчем беспокоиться о ребенке, Мэри.

– Герцог убьет вс, – негромко пообещл Мэри.

Торговец осклбился.

– Думешь? Поверь мне, ткое Вейлу и в голову не придет! Я объяснил ему, ккя учсть ждет мльчик, если со мной что-нибудь случится. Кк и ты, Вейл слишком любит сын – что делть, скзывются кровные узы... Я же хочу получить тебя в обмен н ребенк. И только потом отпущу мльчишку куд пожелешь. По рукм, Мэри?

Тк вот н что способен этот человек! Ник все понял рньше, чем он. Именно поэтому он не предпринял ни млейшей попытки отнять Ричрд силой, невзиря н все мольбы Мэри! У герцог связны руки. Только он, Мэри, в силх спсти Ричрд! Для этого следовло покориться Трейвику, зплтить нзнченную им цену.

– Тк что же, Мэри? – допытывлся торговец. – Ричрд мне не нужен. Ты см понимешь, что теперь мльчишк будет только помехой для моих зконных нследников. Зчем мне оствлять нследство отродью Вейл? Сделй то, рди чего ты пришл сюд, и получишь сын. Вместе с моим блгословением.

– Откуд мне знть, сдержите ли вы слово?

– Тебе двно пор понять, что я всегд сдерживю свои обещния. Дельцу приходится выполнять условия сделки. Тебе известно, что з годы рботы я никого не подвел. Клянусь, что, кк только все будет кончено, я скжу, где нходится твой сын. Я дю тебе честное слово, Мэри Уинтерс.

В отчянии подняв голову, он увидел, что Трейвик усмехется. Не в силх вымолвить ни слов, Мэри кивнул.

Торговец здернул шторы н окнх спльни, но не стл зжигть свечи. В полутьме его изуродовнное лицо кзлось дьявольской мской, н которой игрл свет, пдвший в щели между шторми.

– Снчл рзденься, Мэри, – прикзл он, продолжя усмехться. – Я никогд не покупю кот в мешке.

Мэри повиновлсь, стрясь не думть о том, что будет дльше. Он спустил с плеч мзонку, снял белье, ккуртно склдывя кждый предмет н стуле у постели.

Когд он нконец поднял голову, то обнружил, что торговец пристльно рзглядывет ее. Ей с трудом удлось подвить желние прикрыться лдонями. Трейвик кивнул, улыбк сползл с его лиц.

– Я подробно объяснил герцогу, чего хочу от тебя. Но он, конечно, не передл тебе, что совокупление с герцогиней Вейл – горздо более изощренное удовольствие, чем с гуверннткой. Я и см не предствлял, ккое нслждение меня ждет...

Продолжя говорить, он нчл торопливо рздевться. Нгот Трейвик ужснул Мэри: по срвнению с внушительным торсом его ноги окзлись нелепо тощими. До сих пор он видел обнженным только одного мужчину, и совершенство Ник не имело ничего общего с этим уродством.

С притворным спокойствием Мэри смотрел ему в лицо. Трейвик приблизился, и в последний момент он не выдержл и зкрыл глз, стрясь думть только о Ричрде.

– Открой глз, – прикзл Трейвик, – смотри н меня!

Мэри повиновлсь. Он смотрел прямо в глз своего мучителя. Трейвик больно сжл ее грудь. Мэри кзлось, что он готов ко всему, но первое же прикосновение руки Трейвик дло ей понять, кк он ошиблсь.

Он взял ее з руку и приложил лдонь к бгровому шрму н своей щеке.

– Прикоснись ко мне, – велел он, удерживя ее руку. – Нрвится? Видишь, что ты со мной сделл?

Не дождвшись ответ, он потянул ее покорные пльцы вниз, по своей шее и густым зрослям волос н груди. Мэри здыхлсь от удушливого зпх пот, с трудом сдерживя тошноту, чувствуя, кк ее рук приближется к влжной, вяло обвисшей чсти его тел.

Однжды он уже боролсь с ним и был уверен, что победил. Но н этот рз сопротивление доствило бы ему только удовольствие, рсплило бы пыл, зствило причинять ей боль. Трейвик см скзл об этом. Мэри зстыл, покорня и неподвижня.

– Покжи, кк ты прикслсь к нему, кк ты лскл его, – бормотл торговец. – Нежня, невиння дочь викрия стл нложницей Вейл! Скжи, обрдовлся ли твой отец, узнв, что ты стл шлюхой? Что ты скзл ему? Кк объяснил, что ждешь ребенк от Вейл?

Он положил свободную лдонь н плоский живот Мэри, но продолжл удерживть ее руку.

– Ну, тк что же ты скзл? «Отец, он обмнул меня»? «Он любит меня. Он непременно женится н мне»? Кк ты объяснил свой поступок, невиння Мэри Уинтерс?

Говоря, он нпрвлял ее пльцы, водил ими вверх и вниз по своему оргну, но, несмотря н прикосновения, тот оствлся вялым. Мэри взглянул н Трейвик в упор и тут понял, что именно смирением вновь одержит нд ним победу. Не выдержв ее взгляд, Трейвик ннес удр – внезпный, кк бросок змеи. Щек Мэри вспыхнул. Потрясення, он не сумел сдержть возглс боли. Трейвик по-прежнему не отпускл ее руку, когд Мэри попытлсь вырвться, крепче сжл ее. Внезпно он почувствовл, кк в ответ н ее боль обмякшее орудие Трейвик нчинет оживть.

Он осклбился и вновь стиснул ее грудь, грубо вонзя пльцы в нежную плоть. Н этот рз Мэри сдержлсь, чтобы не доствить ему удовольствия. Он соглсилсь выполнить его условие, зплтить нзнченную цену, но сломить ее дух?.. Нет, душ ее не достнется никому, ведь именно ею пытется звлдеть Трейвик!

Торговец вдруг отпустил ее грудь и схвтил з горло. Это движение вызвло у Мэри невольный прилив пники. Трейвик вцепился в нее тк, что воздух перестл проникть в легкие. Убедившись, что его жертв беспомощн, торговец потянул ее з собой.

К тому времени, кк он остновился у постели, Мэри уже здыхлсь. Трейвик зствил ее лечь н спину н стегное покрывло, нвис нд ней и своим коленом рздвинул ей ноги. В полутьме спльни он кзлся Мэри олицетворением всех ночных кошмров.

И тем не менее он выдержл битву воли, сумел совлдть со своим стрхом и болью, ничем не выдл их. Продолжя одной рукой сжимть горло Мэри, Трейвик принялся шрить по ее телу второй рукой, щипть нежную кожу, стискивть грубыми пльцми плоть, оствляя синяки и црпины. Кзлось, ему доствляет нслждение см мысль о том, что он причиняет боль женщине.

Мэри стрлсь не вздргивть, не позволял ни единому стону сорвться с губ. Но ее глз предтельски увлжнились. Н лице Трейвик промелькнуло злордство, он нконец отпустил ее горло, готовясь к решительному нтиску.

Ник, мысленно произнесл Мэри, словно последнюю отчянную молитву. Своим поступком он нрушил клятву, днную когд-то Нику. Вместо того чтобы быть рядом с Ником, он отдвлсь чужому...

Внезпно до нее донеслись звуки, которые невозможно было спутть ни с чем, – глухие удры и треск дерев. Кто-то нстойчиво ломился в дом. Трейвик зстыл и нсторожился.

– Мэри! – Этот возглс послышлся одновременно с грохотом сорвнной с петель двери. – Отвечй, черт возьми! Где ты?

Слов прозвучли кк гром. Ник здесь! – вдруг понял Мэри. Нконец-то! Но ее тут же охвтил и стрх: что скжет Ник, увидев ее здесь?

– Вейл? – недоверчиво и рзочровнно произнес Трейвик, еще минуту нзд твердо уверенный, что вожделенное вот-вот свершится. И прежде чем Мэри успел ответить, его рук метнулсь к столику у постели, рвнул ящик и зшрил внутри. Вскоре торговец ншел мленький крмнный пистолет, который держл в ящике стол – н случй, если ккому-нибудь вору взбредет в голову отнять у Мркус Трейвик состояние, зрботнное с тким трудом. Он нпрвил дуло пистолет прямо н дверь.

Мэри вскрикнул и попытлсь выхвтить пистолет, но торговец словно пригвоздил ее к кровти весом своего грузного тел.

– Ник! – предостерегюще зкричл он, но было уже слишком поздно. В рме открытой двери возник темный силуэт.

Грохот выстрел зстиг Мэри врсплох. Комнту нполнил удушливый зпх порох. Рстерявшийся пончлу Ник вскоре опомнился и бросился к Трейвику. С искженным яростью лицом он вцепился в густые волосы торговц, второй рукой схвтил его з горло, стщил с постели и притиснул к стене, опрокинув стол. Кулк Вейл с силой впечтлся в мясистое лицо торговц. Из нос Трейвик хлынул кровь, он обмяк и попытлся прикрыться рукми.

Мгновение Ник стоял в позе борц, вскинув сжтые кулки. Мэри нпряженно следил з поединком, силы противников в котором были слишком нервными. Смерив брезгливым взглядом уродливое тело торговц, Ник повернулся к Мэри, по-прежнему неподвижно лежвшей н кровти. От его взгляд не ускользнули многочисленные синяки и црпины, оствленные рукми Трейвик. Ник взглянул в глз Мэри, и он зтил дыхние: н его суровом лице не отрзилось ни ярости, ни презрения, которых он ждл и боялсь.

Ник подошел к постели и, остновившись, протянул руку. Он вздрогнул, ожидя удр.

– Мэри... – произнес он тихо и покчл головой. Взявшись з крй покрывл, Ник нкрыл им жену.

Ей было нечего скзть, нечего объяснять. Дже стремление спсти ребенк не могло послужить опрвднием...

– Все кончено, – произнес Ник. – Больше он не тронет тебя!..

Сквозь тумн слез Мэри увидел, кк Ник нпрвился к стулу, н котором он сложил одежду, но вдруг нелепо взмхнул рукми и схвтился з спинку стул. Мэри рывком сел, придерживя покрывло н груди. Что-то случилось, но он не могл понять, в чем дело.

Ник взял ее кофточку, лежвшую поверх свернутой одежды, и повернулся к постели. Его плотно сжтые губы побелели. С усилием сделв несколько шгов, он остновился рядом с Мэри, глядя ей в глз, медленно протянул кофточку, и Мэри выпростл из-под покрывл руку, чтобы взять ее. Тем временем Ник склонился нд ней, оперся лдонью о мтрс. Его ноги подкосились, и он осел н пол, прислонившись плечом к кровти. Вскочив н ноги, Мэри тут же упл перед ним н колени.

Дже в полумрке ей удлось рзглядеть, кк н сюртуке Ник, н груди, рсплывется темное пятно. Дрожщими пльцми Мэри рсстегнул сюртук, чтобы осмотреть рну. Почти весь перед рубшки и белого жилет пропитлись кровью.

– Ты убил его! – с ненвистью прошептл он, обернувшись к торговцу. Трейвик открыл и вновь зхлопнул рот, тк ничего и не скзв. – Ты зстрелил Вейл! – повторил он громче.

Желтовтые глз нлились стрхом. Впервые з много лет Мэри видел, кк непоколебимя уверенность Мркус Трейвик поштнулсь. Невозможно остться безнкзнным, убив пэр Англии, – Трейвик знл это тк же хорошо, кк Мэри. Никто не поверит его объяснениям, ккими бы првдоподобными они ни кзлись.

– Я не хотел... – нчл было он, но осекся, вновь переведя взгляд н истекющего кровью герцог. – Мэри, умоляю, скжи им, что это вышло случйно. Пистолет выстрелил см. Я дже не прикслся к нему!.. – отчянно звизжл он.

– Тебя повесят, – отчетливо выговорил Мэри тоном проклятия. – А я приведу сын, чтобы он увидел эту кзнь!

И, словно избвившись от чр ужс, он повернулсь к мужу. Необходимо было остновить кровь. Ник хрипел, с трудом втягивя воздух в легкие. Рзвязв его шейный плток, Мэри сложил его в несколько слоев и прижл к кроввой рне.

Ник по-прежнему не сводил глз с ее лиц. Кзлось, он пытлся что-то объяснить, но не нходил слов. Он умирет, понял Мэри, увидев, кк веки медленно опускются, зкрывя серые глз.

Целиком поглощення умирющим мужем, Мэри и не змечл, что Мркус Трейвик уже нет в комнте. Улучив минуту, он поспешно нтянул рубшку и брюки, дрожщими рукми схвтил споги. «Тебя повесят», – скзл Мэри Уинтерс, и Трейвик знл, что он прв. С смого нчл он был уверен, что Вейл попытется прикончить его. Пистолет и впрвду выстрелил см собой: Трейвик бессознтельно нжл пльцем курок. Пник не позволил ему рссуждть здрво. Но ккой суд примет ткое опрвдние?

«Тебя повесят», – все звучл в ушх Трейвик голос Мэри. У него остлся только один выход – покинуть Англию, где убийцу пэр нверняк приговорят к кзни.

Быстро и бесшумно Мркус Трейвик прокрлся по темному коридору, ведущему к здней двери. К тому времени, кк в дом ворвлся Пирс, в нем были лишь герцог Вейл и Мэри Уинтерс.

Глв восьмя

Деловито осмтривя рну, Пирс быстро рсспршивл Мэри о случившемся. Он отпрвил нескольких слуг в погоню з Мркусом Трейвиком, еще одного – к деревенскому врчу.

– Держитесь, полковник, – прошептл Пирс, когд в комнте не остлось никого, кроме него смого, Мэри и Вейл. После шумного вторжения тишин кзлсь гнетущей. Услышв знкомый голос, герцог медленно приподнял веки. – Держитесь, – повторил Пирс, – врч уже в пути.

Взгляд серых глз остновился н лице Мэри. Вейл приподнял руку и коснулся темного пятн н ее щеке. В уголке рт Мэри зпеклсь темня кровь, резко контрстироввшя с бледностью кожи.

– Прости, Мэри, – прошептл Ник, – мне тк жль... Я подвел тебя...

Его голос звучл еле слышно, и Мэри зхотелось, по примеру Пирс, ободрить Ник, убедить его не сдвться. Он пожл пльцы Ник, приложил их к своей щеке, но его рук вдруг обмякл и повисл.

– Не ндо! – воскликнул Мэри. – Ты ни в чем не виновт, Ник! Я пришл сюд потому, что ндеялсь спсти Ричрд. Но я ошиблсь...

Все случилось из-з ее роковой ошибки! Д, он хотел спсти сын, но не ценой жизни Ник! Ей следовло предвидеть, что он нйдет ее. Мэри вновь поступил вопреки внутреннему голосу, вопреки всему, чему учил ее отец. Предложив себя Трейвику, он преступил зкон – и теперь должн был дорого зплтить з свой грех.

– А Ричрд? – неслышно, одними губми, прошептл Ник, но Мэри понял. В первый рз он услышл имя сын из уст Ник – и, возможно, в последний... Отогнв стршную мысль, Мэри улыбнулсь.

– Его здесь нет. Трейвик куд-то отпрвил Ричрд, должно быть, спрятл. – Он лсково провел по щеке муж большим пльцем.

– Кк жль... – выдохнул Вейл, и его веки вновь нчли опускться. Силы его иссякли.

– Полковник! – позвл Пирс, но лицо Ник остлось неподвижным. – Черт! – выруглся он. – Полковник! – попробовл он еще рз, но ответ не дождлся.

– Неужели он... – нчл Мэри.

Об знли, что происходит, но не решлись скзть об этом вслух. Мэри содрогнулсь: неужели после долгой рзлуки он встретилсь с Ником только зтем, чтобы вскоре потерять его нвсегд?..

– Поговорите с ним! – взмолился Пирс. – Рсскжите о сыне, о чем угодно! Не отпускйте его, скжите, что он вм нужен...

– Ник... – прошептл Мэри, поглживя мозолистые пльцы муж. – Мы должны нйти Ричрд, выяснить, куд Трейвик увез его. Без тебя я не спрвлюсь. Пожлуйст, не покидй нс! – Но ее мольбы остлись безответными. – Дй мне слово, что ты нйдешь ншего сын. Поклянись! Ты обязн сделть это рди меня и Ричрд... – Веки Ник вдруг дрогнули и приподнялись. Его взгляд был устремлен в никуд, глз зтумнились, но он услышл Мэри!

– Не молчите! – прошептл Пирс. – Рсскзывйте про мльчик.

– Ричрд тк похож н тебя, – зговорил он. – Не только внешне... – Он осеклсь, вновь ощутив горечь потери. – Иногд... мне было тяжело смотреть н него: он дже двиглся, кк ты – с той же уверенностью и грциозной небрежностью. В нем чувствуется твоя целеустремленность. Тким был ты, когд я впервые увидел тебя. И в тот день, н поляне... – У нее перехвтило горло. – Бывло, воспоминния о тебе зствли меня врсплох – всегд, когд я подолгу смотрел н сын.

Взгляд Ник остновился н ее лице, губы шевельнулись: он все слышл и понимл! Мэри кзлось, что он сидит рядом с ним целую вечность, прижимя к рне пропитнный кровью плток. Он не помнил, о чем говорил – кжется, упомянул о деревянном солдтике, дже о том, что мльчик мечтл сделть рмейскую крьеру, описл все подробности обычного дня Ричрд, его мленькие беды и рдости, припомнил, что Трейвик откзлся учить его верховой езде. Пльцы Ник н миг сжлись и вновь обмякли.

– Пирс... – вдруг прошептл он.

– Учить сын ездить верхом – обязнность отц, – объяснил Пирс, который понимл хозяин с полуслов. – Верховя езд – не только твердость рук и првильность посдки, это смелость и отвг. Первого коня для мльчик должен выбрть отец. Это вш долг, полковник. Вс никто не зменит.

Обернувшись к строму солдту, Мэри увидел, что по его щеке ктится слез. Ник слбо кивнул, признвя првоту денщик. Ему ни з что не выжить, вдруг понял Мэри: врч нет слишком долго...

– Ник, не смей! – воскликнул он, и ее голос прозвучл неестественно громко в тишине комнты. – Не ндо, не бросй нс!

– Вы же никогд не были трусом, полковник! – подхвтил Пирс. – Нм и прежде приходилось тяжело. Но мы выстояли, полковник. Вы не трус. Н этот рз нм есть з что бороться. Вы нужны сыну. Неужели вы отддите его этому безумцу? Только вы сумеете спсти Ричрд, но если вы сддитесь...

Пирс не договорил: Ник и см знл, ккой может стть учсть сын. Нпоминть об этом было ни к чему. В серых глзх зблестели слезы. Нконец Вейл тяжело кивнул, и в сердце Пирс проснулсь ндежд. Но не прошло и минуты, кк Ник вновь смежил веки, и Мэри похолодел от ужс, глядя н Пирс широко открытыми глзми.

– Не бойтесь, – успокоил денщик. – Пусть бережет силы. Он пострется выжить.

Мэри кивнул, не выпускя из рук холодные, вялые пльцы Ник. Он согревл их, пок не приехл врч.

По рспоряжению Мэри рненого перенесли в мленькую спльню в глубине дом, где он прожил почти семь лет. Перед отъездом врч произнес слов, которые потрясли всех присутствующих:

– Если он переживет ночь, звтр пришлите з мной.

Извлечь пулю окзлось нелегко. К счстью, Вейл впл в збытье и не чувствовл боли. Отчявшись остновить кровь, врч прижл к рне рскленный нож. Мэри хнул и зжл рот обеими рукми, услышв шипение и почувствовв зпх пленой плоти. Но Ник тк и не пришел в себя. Когд врч собрлся уезжть, провожть его отпрвился только Пирс: Мэри не могл оствить рненого. Присев н стул у постели, он вгляделсь в бледное, бескровное лицо. Н вискх Ник едв зметно бились жилки. Вернулся Пирс и первым делом вылил в кмин содержимое флкон, оствленного врчом. По комнте поплыл слдковто-приторный зпх.

– Что это? – удивленно спросил Мэри.

– Нстойк опия.

– Зчем же вы вылили ее? – едв выговорил он, потрясення тем, что Пирс лишил хозяин необходимого лекрств.

– Слишком уж много опия ему прописывли рньше, – ответил Пирс.

– Нпрсно вы вылили лекрство, – упрекнул Мэри. – Когд герцог очнется, ему пондобится что-нибудь, чтобы смягчить боль.

– Он и без того принимл слишком много нстойки опия, – возрзил Пирс непоколебимо. – Эту боль он должен вытерпеть см! – Легким движением пльцев он попрвил повязку н груди герцог.

Повязк был девственно-белой: врчу все же удлось остновить кровь. Првд, он предупредил, что опсня процедур способн убить пциент. «Но если кровотечение не прекртится, он все рвно умрет», – зкончил врч, ожидя от Мэри рзрешения приступить к делу. Но от ужс он не смогл выговорить ни слов. Денщик см принял решение, и теперь ему кзлось, что в комнте до сих пор чувствуется зпх горелого мяс. Пирс уверял себя, что Вейлу не впервой терять кровь и терпеть боль. Он сделет все возможное, чтобы выжить, мысленно повторял он, глядя н неподвижного хозяин.

– Мэри, никогд не двйте ему опия, инче когд-нибудь он проигрет в битве с смим собой. Если Вейлу суждено выжить, то он выживет. Вы поняли меня?

– Д, – прошептл Мэри. – Пирс, рсскжите, что случилось с ним в Испнии?

– Я и без того слишком рзболтлся. Пусть остльное он рсскжет вм см. – Пирс отвернулся, не желя выдвть тйны хозяин, которые не имели ничего общего с войной н Пиренейском полуострове.

Глядя н осунувшееся лицо герцог Вейл, Мэри подумл о том, что з прошедшие годы ее ни рзу не встревожил судьб Ник. Он помнил только о нрушенной клятве, о том, что Ник предл ее и сын! А может быть, у Ник Стэнтон были более чем веские причины исчезнуть тогд? Теперь Мэри молилсь только об одном: чтобы судьб позволил ей узнть всю првду от смого Ник.

Долгие дни и ночи слились в бесконечную череду хлопот, которые Мэри делил с Пирсом, но никогд не обсуждл. Они нучились понимть друг друг без слов. Мэри см смыл зпекшуюся вокруг рны кровь, зтем приклдывл к пылющему лбу Ник мокрое полотенце, терпеливо поил его с ложки, менял повязки. Когд же пциенту требовлись совсем другие услуги, Пирс выпровживл ее из комнты и спрвлялся смостоятельно. Мэри знл, что тково желние Ник.

Пок не миновл кризис, Мэри зпрещл себе думть о сыне. Он ндеялсь лишь, что ее сын не с Трейвиком, с добрым и зботливым Бобом Смитерсом. Трейвик зверил, что Ричрд в ндежном месте, – чтобы успокоиться, Мэри твердил эти слов по сотне рз в день. Пирс уверял ее, что поиски торговц уже нчлись. Целя рмия слуг герцог Вейл выслеживл врг и искл ребенк, хотя см герцог оствлся недвижим. А еще Мэри с удивлением узнл, что Пирс не сообщил полицейским о покушении н знтную особу.

– Вейл не стл бы поднимть шум, и првильно сделл бы: если бы вы знли, чем угрожл ему Трейвик! – объяснял Пирс, ловя недоуменный взгляд Мэри.

– Я зню, – кивнул Мэри. – Трейвик см мне скзл.

– Одного не могу понять: почему он выстрелил в полковник? До сих пор зкон был н стороне этого человек, Вейл ни з что не осмелился бы действовть силой, из опсения повредить ребенку. Тк зчем Трейвику пондобилось рисковть?

– Это вышло случйно, – объяснил Мэри, вспомнив слов торговц. – Он боялся герцог, боялся его слвы... – Внезпно ее осенило: – Если бы Трейвик не выстрелил, Вейл убил бы его, несмотря н все угрозы! Услышв, что в дом ворвлся герцог, Трейвик в пнике выхвтил пистолет и нжл курок, не рздумывя.

– Глупец, – с горечью выплил Пирс.

– Безумец, – попрвил Мэри. – Но только ему известно, где сейчс Ричрд...

– Мэри, мы нйдем его, клянусь вм! Его уже ищут. Если Трейвик сочтет, что Вейл мертв, у него не будет причин вредить ребенку. Знчит, мы выигрем время и выследим Трейвик. А потом он скжет мне, где Ричрд. Уж я позбочусь о том, чтобы этот подлец ответил н все вопросы, – мрчно добвил он.

Эт ночь тянулсь целую вечность, к полуночи лихордк и беспокойство Ник усилились. Мэри пересел со стул н пол возле кровти и взял его з руку. Он уже двно обнружил, что от ее прикосновений Ник успокивется, кк будто ее пльцы вытягивли нестерпимый жр из рненого. Изнурення бессонными ночми, Мэри нконец здремл.

Внезпно он проснулсь. Кто-то перебирл ее волосы. Вспомнив о ненвистных лскх Трейвик, Мэри вздрогнул, вскинул голову и только потом понял, что ее головы ксются длинные пльцы Ник. Он смотрел н нее широко открытыми глзми. Мэри здохнулсь от рдости: Ник жив, он пришел в себя! Н глз Мэри нвернулись слезы. Он не плкл, когд Ник истекл кровью, дже когд врч предпринял безжлостную попытку спсти ему жизнь. Однко новое потрясение окзлось слишком сильным. Об молчли, не зня, с чего нчть.

– Почему ты плчешь? – вдруг прошептл Ник, и Мэри невольно улыбнулсь: неужели он ничего не помнит? Может быть, лихордк не только изнурил его, но и отнял рссудок?

– Потому что ты нконец-то пришел в себя, – честно признлсь он.

– Где мы?

– В доме Трейвик, в моей комнте.

Ник покчл головой – он действительно ничего не помнил. Мэри утешюще поглдил его по щеке. Ей следовло бы позвть Пирс, сообщить, что Ник пришел в себя. Мэри нчл поднимться, с трудом выпрямляя зтекшие ноги, но Ник удержл ее з руку. Он отпустил ее только после того, кк взял обещние поскорее вернуться. Внезпно Мэри нклонилсь, прижлсь губми к руке Ник и покинул комнту.

Вейл проводил ее внимтельным взглядом. К тому времени, кк в комнту вбежл Пирс, Ник вновь здремл.

Мэри помнил слов Пирс о том, что Ник рсскжет ей всю првду о своей жизни, но здвть вопросы пок не решлсь. Он ждл, когд к Нику вернутся силы, днем кормил его бульоном, ночью охрнял его сон. Н третий день, когд Мэри менял повязку, между ними нконец звязлся рзговор.

– Прости, – прошептл Мэри, понимя, что неловкими движениями причинил ему боль во время перевязки.

– З что?

– З то, что тебе больно. – Помедлив, он продолжл: – Врч оствил тебе нстойку опия, но Пирс вылил ее. – Он устремил пристльный взгляд н лицо Ник. Долгую секунду он молчл, глядя в потолок.

– Пирс объяснил тебе, в чем дело? – произнес он с горечью, и Мэри кивнул. Н этот рз пуз тянулсь тк долго, что Мэри решил: продолжения не будет. Он принялсь собирть стрые бинты, когд Ник вдруг зговорил: – Пирс рсскзл мне о курильщикх опия, которых видел в Индии. Я дже не понимл, почему нуждюсь в лекрстве, – врчи уверяли, что нстойк безвредн, что он смягчет боль. Мне он помогл уснуть, поэтому я принимл ее. Но, выслушв рсскз Пирс, я вдруг понял, что постепенно увеличивю дозу, и в конце концов... Джон убедил меня, что я должен любой ценой избвиться от этой звисимости. Еще немного – и было бы слишком поздно... Ты когд-нибудь видел тех, кто не может жить без опия? – Мэри отрицтельно покчл головой, и он объяснил: – Скорее всего, видел, но не знл, в чем дело. Без этого зелья не мыслят своей жизни сотни бывших солдт, но врчи по-прежнему считют, что оно не приносит никкого вред, и нзнчют его при любой боли – чтобы облегчить стрдния, – с горечью зключил он.

Мэри сел и стиснул руки н коленях, ожидя продолжения.

– Иногд в Лондоне, – продолжл он неторопливым и ровным голосом, – из окн экипж я видел некоторых людей... Мой взгляд змечл не просто костыль, обрубок кисти, выржение лиц... Словом, не зню, в чем дело, но я понимл, что мы с этим человеком – товрищи по несчстью. Я хорошо помню, что знчит кждую минуту жждть збвения, изнывя всем существом. Мне кзлось, что еще один рз – и я сумею остновиться, но желние преследует меня дже теперь, через много лет.

– Кк же ты борешься с этим? – тихо спросил Мэри.

– Молюсь о том, чтобы мне хвтило сил удержться, не броситься вслед з незнкомцем, встреченным н улице, и не спросить, есть ли у него зелье. Я уезжл прочь, никогд не зня, сумею ли сделть то же смое в следующий рз... – Помолчв, он произнес: – Пирс не имел прв говорить тебе об этом.

– Он боялся, что в следующий рз врч дст нстойку опия мне, я, по незннию, – тебе.

– И все-тки он не имел прв! – повторил Вейл.

– Я должн был все знть, – тихо возрзил Мэри.

Н этот рз Вейл ничего не скзл. Мэри собрл использовнные бинты и вышл из спльни.

Глв девятя

Принеся в комнту герцог поднос с ужином, Пирс срзу понял, что хозяин недоволен: гнев отчетливо читлся в ледяных серых глзх и склдкх сурово сжтых губ. Пирс поствил поднос н стол у кровти и сел у постели. Чем скорее выяснится, в чем дело, тем лучше. Пирс считл, что у него были все основния злоупотребить доверием Вейл. Полковник обязн признть его првоту!

– Ты не имел прв, – нконец сухо произнес Вейл.

– Мне кзлось, что молчние может быть опсным. Он вш жен и впрве знть.

– Джон, я выгоню тебя! – пригрозил Вейл.

– До отпрвления естественных ндобностей или после них? – осведомился Пирс, не скрывя гнев и ндеясь, что хозяин одумется. Но лицо Вейл по-прежнему было кменным. – Вы много лет искли Мэри Уинтерс, – продолжл Пирс, пытясь врзумить герцог. – Что бы вы сделли, если бы ншли ее?

– Убедился бы, что он в безопсности и ни в чем не нуждется.

– И не признли бы ее своей женой? – допытывлся Пирс.

– Одно время я считл ткое вполне возможным, – Вейл нхмурился. – А теперь... ей невыносимы мои прикосновения. Он вздргивет кждый рз, когд я протягивю к ней руку.

– Он ухживл з вми, кк з ребенком. Подумйте хорошенько, полковник. Объяснитесь с ней и нчните все зново. Вм предствился н редкость удчный случй: у вс могут появиться жен и сын. Неужели вы готовы пожертвовть ими, уступя своей гордости?

– Знчит, вот кк ты считешь, Джон? Ты думешь, все дело в моей гордости?

– А что прикжете думть? Что, кроме гордости, мешет вм объясниться в любви?

В комнте воцрилось молчние. Нконец Вейл уствился в потолок.

– Когд вы истекли кровью, я обвинил вс в трусости, – признлся Пирс. – Я думл, что вы умирете, и пытлся поддержть вс. – Услышв его изменившийся тон, герцог взглянул н Пирс. – Я хотел извиниться з это, когд все будет позди, но теперь не стну. – Он поднялся и вышел, оствив герцог в одиночестве в полутемной спльне.

Несколько чсов спустя, когд в спльне появилсь Мэри, Вейл по-прежнему смотрел в потолок. Услышв скрип двери, он повернул голову, ндеясь, что Пирс пришел помочь ему скоротть бесконечные ночные чсы.

Мэри был в ночной рубшке, поверх которой нбросил шль. Увидев ее, Вейл зтил дыхние. Неужели он приходил сюд кждую ночь, чтобы проверить, спит ли он? Этого не может быть! Вейл помнил, кк Мэри вздргивл от его прикосновений. Должно быть, что-то случилось, если он явилсь сюд среди ночи.

– В чем дело? – спросил Ник. – Есть известия о ребенке?

– О Ричрде, – попрвил Мэри, клдя руку ему н лоб. Это прикосновение было быстрым и легким, но тело Вейл отозвлось н него мгновенно, кк в дни молодости. Несмотря н прилив жр, лоб остлся прохлдным, и Мэри удовлетворенно кивнул. Вместо того чтобы уйти, он присел у постели и объяснил: – Ни о Трейвике, ни о Ричрде ничего не известно, но Пирс делет все возможное, чтобы отыскть их. Почему ты не спишь?

– Не могу же я спть сутки нпролет! – отозвлся Ник.

– Ты ничего не съел, – укоризненно зметил Мэри, увидев нетронутый поднос. – Может быть, хотя бы попробуешь?

Вейл отрицтельно покчл головой.

– Нм ндо поговорить, – вздохнув, нчл Мэри, – с глзу н глз. Ты должен узнть о Трейвике, о том, что произошло в тот день... – Ник попытлся возрзить, уверенный, что првд будет для него невыносим. Он и тк знл, что Мэри решил спсти сын любой ценой.

– Это очень вжно, Ник! Когд ты ворвлся в спльню и увидел нс вдвоем, ты, должно быть, поверил... Пойми, рди Ричрд я готов н все. Я не пытюсь опрвдться, но хочу, чтобы ты знл: в тот день, услышв твой голос, я понял, что совершил ошибку. А потом... долго боялсь, что из-з меня ты погибнешь. Мне кзлось, что это рсплт з мой второй грех, кк смерть отц стл нкзнием з первый.

– Мэри... – попытлся перебить Ник, слыш боль в ее голосе. В том, что произошло семь лет нзд н поляне, был виновт только он. Он прекрсно понимл, что зствило Мэри пойти к Трейвику. Он не могл ндеяться н помощь человек, который однжды уже предл ее.

– Но в тот день ничего не случилось, – уверенно зкончил Мэри, и Ник вздрогнул, кк от удр. Он двно смирился с тем, что Мэри пришлось отдться Трейвику. – И не потому, что я сопротивлялсь, – продолжл Мэри шепотом, – потому, что он не смог... Он способен взять женщину, лишь если он испытывет боль. Вот почему он тк мучл Абигейл! А я... – Ник попытлся прервть ее, но Мэри упрямо продолжил: – У него ничего не вышло! Он не мужчин!

– Хорошо, что ты обо всем мне рсскзл, – негромко произнес Вейл.

– Я ни рзу не нрушил клятву, которой мы обменялись, и никогд не нрушу ее впредь! Ккие бы прегрешения я ни совершил в будущем, они не стнут удром ни для тебя, ни для Ричрд.

– Иди спть, Мэри, – нконец велел Ник.

– А ты сможешь уснуть?

– Когд ты уйдешь – смогу, – честно признлся Вейл, но дже после того, кк Мэри ушл, в комнте продолжл витть слдкий ромт ее тел, в голове Ник эхом отзывлся ее голос.

Время шло, местопребывние торговц оствлось неизвестным. Блгодря зботм Пирс и Мэри к Вейлу нчли возврщться силы.

Мэри понимл, что дже после того ночного рзговор между ней и Ником еще высится стен отчуждения. Мэри уже был готов признть, что Ник не сумел рзыскть ее по вполне весомым причинм. Если бы Ник хотя бы нмекнул, что отношения между ними могут измениться, Мэри охотно пошл бы ему нвстречу. Он уже двно убедилсь, что ее чувств отнюдь не мертвы и не погребены в прошлом... А Вейл по-прежнему был холодным и чужим, кк тогд, н суде. Возможно, его холодность вызвн тем, что произошло между ней и Трейвиком? Он не винил муж. Но иногд Мэри змечл, кк Ник посмтривет н нее горящими глзми, когд уверен, что он не видит его.

Однжды утром к дому Трейвик нчли прибывть посыльные – один з другим. Мэри встречл их и передвл письм Пирсу, который руководил поискми. Тем временем см денщик брил своего хозяин. Войдя в спльню, Мэри долго смотрел н них, прежде чем решилсь прервть мужской ритул.

– Еще один посыльный, – нконец объявил он, и н нее устремились две пры нстороженных глз. – И просит вс, Пирс.

– Вы не могли бы зкончить с бритьем? – спросил ее денщик, поднимясь со стул с бритвой в руке. – Инче пен высохнет.

Мэри кивнул и взял протянутую бритву. Пирс поспешно вышел из спльни. С тех пор кк муж пришел в себя, Мэри все реже оствлсь с ним недине и потому теперь испытывл неловкость.

– Не ндо, – произнес Ник, словно прочитв ее мысли, – Пирс добреет меня, когд вернется.

– Я не прочь попробовть, – возрзил он, подходя поближе. – Не думю, что это трудно.

– Он взял Ник з подбородок и повернул его небритой щекой к свету. – Не бойся, я буду осторожн. Ты и тк потерял слишком много крови. – Он положил большой плец левой руки н скулу Ник, придерживя кожу, кк это делл Пирс, и провел бритвой вниз по щеке, ндеясь, что вместе со слоем пены снимет и золотистую щетину.

Близость Ник волновл ее. Он ощущл легкий ромт сндлового мыл и зпх тел Ник – чистый, мужской. Мэри нмеренно не обрщл внимния н трепет собственного сердц, ккуртно водя бритвой. Он стоял тк близко, что видел узор тонких линий н коже Ник, которя только недвно нчл приобретть прежний здоровый цвет. Н виске Мэри зметил несколько серебристых нитей. Он боялсь дышть. Руки предтельски дрожли. Еще немного – и он сможет сбежть под предлогом, что ей не терпится узнть новости, привезенные посыльным. Выпрямившись, он вытерл бритву о полотенце, которое Пирс положил н плечо герцог, и уствилсь н Ник в упор. Н этот рз он не сделл попытки отвести взгляд. Кзлось, они вновь вернулись н ту уединенную поляну, освещенную солнцем, где когд-то были тк счстливы!

Мэри бессознтельно протянул руку к лицу Вейл, коснулсь большим пльцем уголк губ, обвел их... Желние прикоснуться к нему стло невыносимым. Взяв его з щеки обеими лдонями, он потянулсь к его губм: в конце концов, он впрве поцеловть собственного муж.

Их губы встретились и приоткрылись, языки соприкоснулись. Ник обнял Мэри з тлию и притянул ее к себе н колени. Поцелуй длился бесконечно. Прилив стрстного желния нхлынул н нее, и тело Ник откликнулось н ее близость. Он подхвтил лдонью ее грудь, и очровние минуты вдруг исчезло без след: Мэри вспомнились омерзительные прикосновения тупых толстых пльцев Трейвик, его уродливя нгот, слюнявые губы. Он резко отстрнилсь, хвтя ртом воздух, оттолкнул Ник, вскочил и только в этот миг понял, что ей нечего бояться. Но кк объяснить Нику, в чем дело? Он не нходил слов. Неужели теперь воспоминния о Трейвике будут преследовть ее кждый рз?

Ник вопросительно смотрел н нее. Мэри тяжело дышл, ощущя необъяснимый стрх. Ничего не говоря, он выбежл из комнты.

В ту ночь Вейл не спл, пытясь рзгдть причину ужс, внезпно возникшего в глзх Мэри. Что вспомнилось ей – гнусные лски Трейвик или предтельство смого Ник? Поцелуем он сумел вырзить доверие и прощение, желние и любовь, но почему вдруг все переменилось? Почему Мэри оттолкнул его?

Зчем он выжил в битве при Втерлоо, если любимой женщине ненвистны его прикосновения? Сможет ли он простить его, если узнет, что только трусость зствил его совершить то двнее предтельство? В ушх Вейл вновь рздлся нсмешливый голос Мэри, объясняющей, что Трейвик вовсе не мужчин.

Н рссвете Вейл отбросил одеяло и осторожно поднялся, кк делл уже не в первый рз. Он вновь учился ходить: не стоило терять время. Кк только след торговц будет нйден, следует отпрвиться в погоню. К боли Вейл двно притерпелся, теперь предстояло побороть досдную слбость. Не слушя упреков Пирс, он пользовлся кждой возможностью, чтобы восстновить силы. Сделв пру медленных шгов, он взялся з высокую спинку стул, стоящего у постели. Передвигясь от одного предмет меблировки к другому, он вышел в коридор. Дверь детской был открыт, и Ник вдруг потянуло в комнту, где жил его сын. Шгнув через порог, он осмотрелся: стол, грифельня доск, узкя койк у стены. И все – ни одежды н крючкх, ни обуви н полу, ни хлыстик, ни обычных мльчишеских коллекций. Вейл помнил, что детскя в змке всегд был переполнен игрушкми и упряжью, птичьими гнездми, причудливыми кмушкми, рзноцветными перьями, дже осенними листьями из прк, где Ник тк любил бродить вместе с бртом. В детстве глвным сокровищем Ник был предмет, который он считл зубом тигр, пок Чрлз не поднял его н смех и не объяснил, что в Англии тигры никогд не водились. Вспомнив об этом, Ник улыбнулся: у него было счстливое и тихое детство. А в этой комнте не ншлось никких свидетельств неисчерпемых мльчишеских приключений. Комнт был пуст, кк тюремня кмер, мертв и безжизненн. Ник уже хотел уйти, пок не проснулся Пирс, спвший н узкой койке, кк вдруг блеск в кмине привлек его взгляд. Схвтившись з решетку, он присел и вытщил из золы обгоревшую деревяшку, н которой чудом уцелел позолот. Ник вдруг отчетливо услышл голос Мэри, рсскзывющей о том, что единственной игрушкой Ричрд был подренный ею деревянный солдтик.

Вейл не понимл, кому и зчем пондобилось сжигть игрушку, но у него зщемило сердце от тоски по сыну, которого он никогд не видел.

– Что ты ншел? – послышлся з спиной шепот Мэри.

Знчит, Вейл ошибся: н узкой койке спл не Пирс, Мэри! Он умышленно знял комнту рядом со спльней рненого, чтобы слышть кждый звук. Вейл был ошеломлен. «Он ухживл з вми, кк з ребенком», – скзл Пирс. Неужели он все-тки небезрзличен ей? Сжв в руке обугленную игрушку, Вейл тяжело поднялся, сообржя, чем объяснить Мэри свой приход.

– Я не знл, что ты спишь здесь, – признлся он. – Мне просто хотелось... – Он осекся, снов вспомнив о сыне, лишенном мленьких рдостей детств. Если бы не нелепя гордость Ник, мльчик рос бы окруженный зботой и любовью...

– Посмотреть, где он жил? – безошибочно подскзл Мэри.

– Здесь ничего нет, никких детских сокровищ – сухих листьев, кмушков, перьев... тигриных зубов, – добвил он с улыбкой. – Ничего.

– Потому что Ричрду не позволяли приносить их в дом. Трейвик не питл любви к природе, – усмехнулсь он. По првде говоря, торговец редко выпускл Ричрд из дом. Мэри всегд пытлсь зполнить чем-нибудь скучные дни: читл ребенку вслух, пел простые детские песенки, готовил что-нибудь вкусное к чю. В этих знятиях Абигейл был ее тйной сообщницей. И все-тки Ричрд был лишен возможности вляться в трве, игрть с соседскими детьми, бродить по лесу. – Поверь, ему жилось неплохо, – виновто продолжл он, глядя н одеяло, которым столько рз укрывл по ночм своего мльчик. – Я делл все возможное, чтобы он узнл, что ткое счстье. Этого солдтик Ричрд очень любил. Глядя, кк он в него игрет, я всегд вспоминл о тебе, – признлсь Мэри, – и мечтл, чтобы Ричрд когд-нибудь узнл о своем нстоящем отце.

– А я... – нчл Ник, и у него вдруг перехвтило горло. – Господи, Мэри, кк бы я хотел, чтобы все было по-другому!..

– Будь желния лошдьми... – тихо выговорил Мэри нчло поговорки и улыбнулсь, кк улыблсь Ричрду, когд он мечтл о невозможном. По ее щеке сктилсь слез.

«... то все нищие рзъезжли бы верхом», – мысленно зкончил поговорку Ник. Он прв: он и впрямь нищий. Одинокий, отчявшийся нищий, одержимый мечтой о сокровищх, которых у него никогд не было.

Глв десятя

Предпринятые по всей Англии поиски окзлись тщетными: Трейвик словно сквозь землю провлился. Прошло несколько недель, прежде чем Пирс получил долгожднные вести.

Когд прибыл посыльный, Вейл стоял у окн в гостиной торговц. В коридоре згрохотли тяжелые споги Пирс. Войдя в гостиную, денщик остновился и со сдержнным воодушевлением сообщил, что у него есть новости. Ник встрепенулся, Мэри отложил рукоделие, стрясь кзться невозмутимой.

– В понедельник из лондонского бнк был взят пкет для Трейвик. Нш осведомитель хорошо зпомнил посыльного – он был одноруким.

– Это Боб Смитерс, – сообщил Мэри. – А Ричрд с ним? Кто-нибудь видел Ричрд?

Отрицтельно покчв головой, Пирс продолжл:

– Вчер Смитерс видели здесь, в деревне.

– Однко в дом он не зшел, – зметил Мэри. – Если он выполнял поручение Трейвик, почему же не явился сюд?

– Потому что по всей округе уже рзнесся слух, что Трейвик в доме нет, – продолжл Пирс. – Подкупить бнковского клерк окзлось несложно: судя по всему, Смитерс збрл из бнк деньги, полученные Трейвиком блгодря одной из сделок. Возможно, он зкрыл счет, – добвил Пирс, и Вейл соглсно кивнул.

– Но рзве все это поможет нм в поискх Ричрд? – спросил Мэри.

– Кк только Смитерс узнл о случившемся, он покинул деревню... – Пирс выдержл внушительную пузу, нслждясь триумфом, – и отпрвился н восток, н побережье, – рдостно зключил он. – Я уже выслл з ним погоню, хотя Смитерс держится в стороне от оживленных дорог...

– Он рзыскивет Трейвик! – перебил Ник. – Знчит, Трейвик собирется покинуть Англию, и если сумеет... – В его глзх мелькнул ужс.

– Постойте! – прервл его Мэри. – Есть и другое объяснение: Трейвику приндлежит дом н побережье, где-то к югу от Дил, Рньше он чсто посылл туд Смитерс – я см слышл, кк Трейвик отдвл прикзы. Не зню, точно ли этот дом приндлежит ему, но в последнее время Трейвик чсто бывл тм.

– Возможно, тм он и зтился, чтобы дождться Смитерс, – сделл вывод Пирс. – Вм известно, кк нйти этот дом, Мэри?

Он покчл головой и здумлсь.

– У него стрнное нзвние... Вспомнил! «Совиный лбиринт»!

– Совиный? – Лицо Вейл вдруг прояснилось. – «Совми» зовут морских контрбндистов: подвя друг другу сигнлы, они кричт по-птичьи. Неудивительно, что этот дом не знчился в списке недвижимости Трейвик!

– Вы думете, он знимется контрбндой? , – спросил Пирс. – Хотя очень может быть... Но сейчс горздо вжнее рзыскть этот дом! Нверняк н побережье нйдутся люди, которым известно это нзвние. – И он нпрвился к двери.

Ник уже горько рскивлся, что при последней встрече не здушил Трейвик голыми рукми. Теперь, дождвшись, когд Смитерс привезет деньги, Трейвик преспокойно покинет берег Англии и зтится н континенте. Вейл отогнл пугющие мысли: нельзя, чтобы Мэри догдлсь, чем пригрозил ему Трейвик.

Несмотря н слбость и скверную погоду, Вейл нстоял н своем желнии немедленно отпрвиться в путь.

– Не вздумй спорить, – зявил он Пирсу, и тот понял, что возржения бесполезны.

Мэри неожиднно поддержл герцог. Зботясь о хозяине, Пирс выбрл более длинный, но легкий путь, однко Вейл быстро взял брзды првления в свои руки и зявил, что они отпрвятся в путь только втроем, без вооруженной охрны, в простом экипже. Н кждом постоялом дворе они меняли лошдей, но снег быстро тял, дороги преврщлись в болот, экипж тщился черепшьим шгом. Путешествие отняло больше времени, чем рссчитывл Вейл.

От неудобной позы у Мэри зтекли ноги, но он не жловлсь. Ник отдвл точные прикзы, возниц послушно следовл им. Остновки н постоялых дворх были предельно крткими. Но по мере того, кк путешествие приближлось к концу, лицо Ник стновилось все бледнее, губы сжимлись крепче. Мэри видел, что он очень стрдет от тряски, и хотел было предложить ему прислониться к ней, но тк и не решилсь.

Кк и предскзывл Пирс, они без труд рзыскли дом торговц с помощью первого же попвшегося нвстречу прохожего. Приподняв шпку, он объяснил, кк проехть к «Лбиринту», но предупредил, что от этого дом лучше держться подльше. Выслушв его, возниц подхлестнул уствших лошдей. Дом и впрвду выглядел неприветливо: мссивный, мрчный, он угрожюще вырисовывлся н фоне вечернего неб. Узкие окн нпоминли бойницы крепости.

– Если это и впрвду «Лбиринт», мы опоздли, – подытожил Пирс. – Похоже, в доме двно никто не живет. С другой стороны, возможно, тк и было здумно: Трейвику незчем выдвть свое присутствие.

– Только бы он был здесь! – прошептл Мэри. Мысль о том, что длинный и утомительный путь был проделн зря, привел ее в отчяние. Только бы Трейвик не успел сбежть, только бы Ричрд был здесь! Ник ободряюще пожл ей руку. Словно по волшебству, стен отчуждения между ними нчл рушиться.

Ник зпретил Пирсу стучть в дверь дом, который вблизи выглядел столь же пустым, кк издлек. Подобрв кмень, Ник рзбил им окно. Шум ветр и усиливющегося дождя зглушил звон бьющегося стекл. Просунув руку в отверстие, Ник отпер здвижку, рспхнул окно и обернулся к денщику.

– Вш светлость, неужто вы хотите, чтобы я пробрлся в чужой дом через окно, точно вор? – нсмешливо осведомился Пирс, но, не дождвшись ответ, схвтился з подоконник, ловко подтянулся и исчез в темном проеме окн. Через несколько секунд дверь дом рспхнулсь, Вейл и Мэри вошли внутрь. Дом был пропитн зстоялым зпхом скверной стряпни и плесени. Вейл огляделся в поискх лмпы.

Свет уже взошедшей луны хвтило Пирсу, чтобы рзыскть в коридоре потемневший серебряный подсвечник со свечой. Теплое плмя свечи отнюдь не придло мрчному обитлищу уют: луч выхвтывл из темноты то потресквшиеся бумжные обои, то черные от пыли ковры, то громоздкую мебель под отсыревшими прусиновыми чехлми. И ни единого след присутствия человек.

– Здесь уже двно никто не бывл, – в отчянии прошептл Мэри, окзвшись в последней из комнт. Ее окн выходили н чхлый сдик, узкя дорожк вел через него к вершине утес, вдлеке виднелись белые гребни волн. Вейл отклонил предложение Пирс продолжить поиски н втором этже: по его мнению, искть Трейвик следовло внизу.

– Вы хотите скзть, н берегу? – удивился Пирс.

– Это же «Совиный лбиринт». Ручюсь, где-то здесь есть подземный ход. Обычно контрбндисты проклдывют ходы из подвлов тких домов к берегу, чтобы беспрепятственно переносить грузы. Проделть ход в известняковых склх нетрудно. Должно быть, контрбндные товры спрятны в подвле. В последние пятндцть лет, несмотря н трудности послевоенного времени, Трейвик преуспевл – явно з счет контрбнды, – пояснил Вейл. – Здесь, н побережье, контрбнд двно стл ндежным источником доход.

– Но кк же мы нйдем подземный ход? – вмешлсь Мэри.

– Попсть в него нверняк можно через дом.

Именно Вейлу удлось нйти потйную дверь з стенной пнелью в столовой. Дверь легко подлсь, сырое дерево не скрипело. Пирс со свечой в руке шгнул через порог. Ступени, высеченные в кменном фундменте дом, вели вниз, теряясь в непроглядной темноте. Дже здесь, вдли от моря, стены влжно поблескивли.

– Я спущусь вниз, – решил Пирс, – вы подождите здесь.

– Ну уж нет! – откликнулся Вейл, взял из рук денщик подсвечник и осторожно нчл спускться по узким ступеням, держсь свободной рукой з скользкую стену.

Мэри вовсе не собирлсь оствться в пустом доме одн. Дождвшись, когд Пирс скроется из виду, он нчл спускться следом з мужчинми. В подвле было холодно. Подземный ход привел в просторную комнту, нпоминющую пещеру, посреди которой стоял стол, звленный грязной посудой, к стене был прислонен узкя койк. Вдоль стен высились ящики. Рзыскв н полу лом, Вейл взломл крышку одного из них и в колеблющемся свете свечи рзглядел зеленые бутылки.

– Спирт? – удивился Пирс. – Но его рзрешено ввозить в Англию.

– Ты збыл про пошлины? Нелегльный ввоз позволяет получить больше прибыли.

– Смотрите! – перебил Мэри, покзывя просмоленный фкел.

– Что ты здесь делешь? – изумился Вейл.

– Иду з вми. – Мэри обнружил фкел у подножия лестницы. В пещере ощущлся слбый зпх дым, который быстро уносился холодным морским воздухом. – Кто-то был здесь нездолго до ншего приход.

Мэри был прв. Принюхвшись, Вейл обнружил, что струйк дым тянется к кменной стене, н которой поблескивли кпли. Мэри недоуменно смотрел, кк Вейл дюйм з дюймом ощупывет сплошную стену. Зметив, что плмя свечи здрожло, Вейл поднес ее поближе к неприметной трещине, нжл н небольшой выступ, и стен вдруг повернулсь, открывя туннель, полого спускющийся к морю. Вейл обернулся к спутникм и предостерегюще приложил плец к губм.

Один з другим они вошли в туннель. Узкий ход был извилистым, в нем то и дело попдлись рзвилки. При выборе нпрвления Вейл руководствовлся почти нерзличимыми меткми н стенх. Идти пришлось довольно долго. Вейл предполгл, что они уже углубились в толщу прибрежного утес. Должно быть, туннель выводил прямо к морю и во время прилив его чстично зполнял вод. Шум прибоя стновился все громче. От влжного воздух у Вейл нчлсь одышк, боль в ноге зствил постепенно змедлять шг. Мэри окзлсь прв: кто-то прошел по этому лбиринту всего несколько минут нзд.

Приблизившись к очередной рзвилке, Вейл остновился, бессознтельно поглживя ноющее бедро. Теперь шум слышлся отовсюду, от него дрожли кменные стены. Это не шум прибоя, вдруг понял Ник, однко звук кзлся ему знкомым. Ник понял, в чем дело, когд почувствовл, что под ногми плещется вод.

– Что случилось, черт побери? – прошептл Пирс.

Вейл обернулся к спутникм. Свет блеснул н влжных волосх Мэри, словно осыпнных бриллинтми. Вейл поспешно отвел глз, чтобы Мэри не прочл в них ужс.

– Кто-то открыл зтвор шлюз, – объяснил он.

– Зчем? – удивилсь Мэри.

– Чтобы зтопить туннель – но не со стороны моря, водой из соседнего пруд, реки или болот. Выведи Мэри отсюд, Пирс! Зжгите фкел и уходите, быстро!

– Полковник, я не помню дорогу!

– Просто иди вверх, поднимись туд, куд не дойдет вод. Быстрее!

– А вы? – спросил Пирс.

– Подняться вверх я не смогу. Попробую выйти к морю.

Но н смом деле причин был в другом: Вейл не хотел здерживть спутников. Вместе с тем он не собирлся сдвться, зня, что Трейвик где-то рядом.

– Мы пойдем с вми, – зявил Пирс, лицо которого кзлось почти белым.

– Но ты же не умеешь плвть, – нпомнил Вейл и улыбнулся. – И Мэри тоже. Поднимитесь нверх, я спущусь к воде. Нйдите тропу, ведущую к берегу.

– Плвть? – переспросил Мэри. – Ты хочешь скзть...

Вод быстро прибывл, рокот нрстл с кждой секундой.

– Ступйте, – решительно повторил Вейл. Стрший сержнт Джон Пирс слишком долго прослужил в рмии и не мог не исполнить прикз стршего по звнию, особенно в рзгр боя. Схвтив Мэри з руку, он потщил ее прочь, оствив Вейл одного в туннеле.

Глв одинндцтя

Герцог бросился вперед, но вскоре с горечью был вынужден признть, что утртил юношеское проворство и грцию. Но по крйней мере теперь он двиглся быстрее, чем рньше, молясь, чтобы Пирс сумел вывести Мэри в пещеру прежде, чем ее зполнит вод, он см догнл бы Трейвик.

Вод поднимлсь горздо быстрее, чем он рссчитывл. Вскоре он дошл ему до колен. Оступившись, Вейл упл и поктился по круто уходящему вниз туннелю, глотя воду и отплевывясь. Ему с трудом удлось остновить стремительное пдение и прислониться к стене. Морскя вод жгл нос и глз. Но хуже всего было то, что при пдении он выронил свечу. В туннеле воцрилсь непроглядня темнот. Втягивя воздух в ноющие легкие, Вейл слышл, кк вокруг бурлит вод, продолжя поднимться. Некоторое время он рзмышлял, хвтит ли ему сил сделть хотя бы один шг, и внезпно его осенило: упв в воду, он вытянул перед собой руки, позволив потоку нести его вниз, к морю.

Вейл нщупывл рукми рзвилки и крутые повороты туннеля, по которому текл вод, стрлся огибть острые углы. Плыть по воле волн окзлось легче, чем брести по колено в воде, – до тех пор, пок голов Вейл не нчл здевть потолок туннеля. Повернувшись н бок, он нбрл побольше воздух, понимя, что оствшяся чсть туннеля полностью зтоплен, и поплыл, вклдывя в кждый толчок все осттки сил.

Нконец, когд Вейл уже нчл здыхться и был готов встретить смерть кк желнное избвление от мук, вод выбросил его вверх, словно пробку. Подняв голову, он сделл глубокий вдох, и холодный воздух, ворввшийся в легкие, покзлся ему чудом. Потиря сднящие глз, он огляделся. Вод вынесл его в пещеру, вырубленную кем-то в скле. В пещере окзлся второй выход – прямо н берег моря: сквозь него Вейл рзглядел белые гребни волн и ночное небо. Поток, вынесший его из туннеля, утихомирился, сливясь с приливными водми. Присмотревшись, Вейл зметил впереди лодку, пляшущую н волнх.

Гребец лихордочно нлегл н весл, борясь с приливом, который пытлся прибить утлое суденышко к берегу. В темноте Вейл рзличл рссеянные вдоль берег кмни лишь по белым гребням бурунов, кипевших вокруг. Не успев увернуться, он ободрл спину об один из кмней, но почти не почувствовл боли. Пок Вейл боролся с полуволнми, лодк стл удляться от берег, но он успел рзглядеть в ней второго человек, сидящего спиной к берегу. Возможно, это и были однорукий Боб Смитерс и Трейвик.

Рдость победы придл Вейлу сил, отяжелевшие руки принялись рздвигть воду. Он плыл, время от времени поднимя голову, чтобы сделть вдох. Времени н то, чтобы проверить, в ту ли сторону он плывет, у Вейл не было: он ндеялся, что божественное провидение поможет ему. Он збыл об устлости и боли, просто плыл, ндеясь нгнть лодку и не предствляя, что делть дльше. Глвное – не дть Трейвику ускользнуть вместе с ндеждой отыскть Ричрд.

Вейл чуть не проплыл мимо лодки и опомнился, лишь когд услышл испугнный возглс торговц. Высокий борт лодки нвис нд ним; выбросив руку из воды, он сумел схвтиться з борт и неимоверным усилием подтянулся н одной руке.

– Убирйся, ублюдок! – вскричл Трейвик.

Ветер подхвтил слов торговц и унес в ночь. Ник пропустил их мимо ушей. Пытясь збрться в лодку, он рссдил едв зжившую рну н груди о борт. Лодк угрожюще нкренилсь, и Вейлу мельком подумлось, что было бы горздо лучше перевернуть ее. Вытщив Трейвик из лодки, он мог бы зствить его вернуться к берегу, но получил удр ткой силы, что, сбитый с ног, вывлился з борт.

– Убирйся! – вновь звопил перепугнный до смерти Трейвик, схвтил весло и толкнул им Вейл в плечо, пытясь зствить отпустить борт. Лодк зкчлсь еще сильнее и зчерпнул воды.

– Мистер Трейвик, осторожнее! – крикнул Боб Смитерс. – Вы перевернете лодку!

– Это он перевернет ее! – зорл Трейвик, лицо которого было искжено яростью. – Помоги отделться от него!

Бывший солдт, двно привыкший повиновться хозяину, бросил руль и выпрямился. Лодк резко кчнулсь, Смитерс потерял рвновесие и плюхнулся н дно.

– Неуклюжий болвн! – рявкнул Трейвик.

Рзозленный неудчной попыткой Смитерс, торговец вскочил, рсствив ноги и покчивясь, точно пьяный, чтобы удержть рвновесие. Он уже знес весло нд головой герцог, кк Смитерс невольно вскрикнул. Он привык повиновться Трейвику, не здвя вопросов и не споря, но к убийству беззщитного человек солдт был не готов. Услышв предостерегющий крик, Ник поднял голову, увидел нд собой весло и инстинктивным жестом прикрыл голову рукой. Весло удрилось о руку Вейл, которя тут же онемел от удр. Его сил был тк велик, что Вейл отпустил борт лодки. Увидев, что хозяин готов ннести второй удр, Смитерс попытлся остновить его и Трейвик толкнул его з борт.

Не оглядывясь н двух человек, брхтющихся в холодных водх пролив, Трейвик нлег н весл, уплывя к спсительным берегм Фрнции.

Пирс и Мэри мчлись по зпутнному лбиринту туннелей. У Мэри немилосердно ныли ноги, но Пирс не позволил ей остновиться, пок поднимющяся вод не остлсь длеко позди.

Изрядно поплутв в многочисленных рзвилкх, они нконец попли в пещеру, где хрнился контрбндный товр. Только здесь Пирс позволил Мэри перевести дух. Но не прошло и нескольких минут, кк денщик Вейл потщил ее вверх по лестнице.

Промчвшись по пустому дому, Пирс остновился, чтобы отдть крткий прикз ждвшему снружи кучеру, зтем помхл рукой, зовя Мэри з собой. Обогнув дом, он повел ее по тропе к утесу, которя снчл круто поднимлсь вверх, зтем нчинл спускться. Мэри неслсь следом, не чуя под собой ног. К тому времени, кк он достигл вершины утес, ее плтье промокло до колен и ткнь бил по ногм, мешя бежть. Глянув вниз, он увидел, кк Пирс быстро спускется по ступеням, высеченным в стене утес. Внизу рсстиллось море, недлеко от берег н волнх подпрыгивл лодк. Должно быть, в ней Трейвик, с отчянием понял Мэри.

Присмотревшись, он рзличил в воде плывущего человек. Неужели это Ник? Зчем же он плывет вдогонку з лодкой? Но через несколько минут он зметил, что пловец нпрвляется к берегу. Дрож от холод, Мэри нчл спускться по скользким ступенькм. Н полпути вниз он остновилсь и, приствив лдонь козырьком ко лбу, вновь всмотрелсь в дль, но не увидел ничего, кроме уплывющей лодки и черных волн.

К тому времени кк Пирс добрлся до подножия утес, прилив отступил. Рзбрызгивя воду, Пирс бросился бежть по берегу нвстречу двум мужчинм, которые выходили из воды, поддерживя друг друг и поштывясь. Внезпно один из них рухнул н колени.

– Полковник! – вскричл Пирс. – Боже милостивый, полковник, что с вми?

Он мгновенно узнл второго пловц, однорукого мужчину, склонившегося нд своим спутником. Его сотрясл кшель. Пирс подоспел кк рз вовремя, чтобы подхвтить пдющего ничком Вейл.

– Что случилось? – спросил он, глядя в побелевшее от холод лицо Боб Смитерс.

– Трейвик удрил его веслом, когд я попытлся остновить его, выбросил меня з борт. Я бы утонул, если бы не он, – Боб кивнул в сторону Вейл.

Пирс перевел взгляд н море, но лодк, которую преследовл Вейл, уже скрылсь из виду. Успокивя себя тем, что поиски можно продолжить и во Фрнции, Пирс обеспокоенно осмотрел хозяин.

– Догони его, Джон, – прохрипел Вейл.

– Он уже длеко. Мы опоздли.

Вейл зкрыл глз. Он вновь подвел Мэри и сын.

– Вы сможете встть? – спросил Пирс.

– Конечно, – мшинльно отозвлся Вейл, но едв попытлся опереться н кисть руки, по которой удрил Трейвик, кк вскрикнул от боли и повлился н руки Пирс.

– Должно быть, этот мерзвец сломл ему руку, – объяснил Смитерс, помогя Пирсу. Вдвоем им удлось поствить Вейл н ноги.

Подняв голову, Вейл увидел мчщуюся к нему Мэри. Мокря юбк облепил ее ноги, длинные волосы рстрепл ветер, брося их в лицо, обвивя шею. Вейл отпустил плечо Пирс и выпрямился.

– Он уплыл, Мэри, – выговорил он. – Я не сумел остновить его...

Мэри змерл, борясь с желнием обнять муж, и тут увидел Смитерс.

– Знчит, вы были с ним, Боб? – недоверчиво спросил он.

– Но я никого не убивл, – поспешил возрзить Боб. – Н убийство я не соглшусь ни з ккие деньги!

Вейл горестно отвел взгляд.

– Мы нйдем Ричрд, – попытлсь утешить его Мэри.

– Зчем вм пондобился сын мистер Трейвик? – удивился Смитерс.

– Ричрд ему не сын! – яростно выплил Мэри, решив, что с двним обмном пор покончить. Возможно, Смитерсу известно, где Трейвик спрятл мльчик. – Ричрд мой ребенок! Мой и Вейл, – добвил он, взглянув н Ник.

– Но ведь он всегд был сыном Трейвик, – возрзил однорукий солдт. Он хорошо помнил предостережение торговц о том, что его врги в отместку попытются нвредить ребенку. Смитерс знл, что эти двое – смые зклятые врги Трейвик.

– Никогд он им не был! – отрезл Мэри, вспомнив весь ужс, пережитый по вине торговц. – Я отдл ему ребенк потому, что... – Он смутилсь, боясь призннием причинить вред сыну. – Когд он родился, я отдл его Трейвику и Абигейл. – Н лице бывшего солдт отчетливо отрзилось сомнение, и Мэри понял, что сейчс не время для долгих и зпутнных объяснений. – Он – сын герцог Вейл.

– А кк же... – нчл Смитерс, ничего не понимя. Он с смого нчл знл, что Трейвик неспрведливо обвинил Мэри Уинтерс в воровстве. Неужели он солгл и про мльчик?

– Посмотрите н него, – Мэри укзл н Вейл. Смитерс пристльно вгляделся в лицо Вейл. Мэри ждл, зтив дыхние, ндеясь, что бывший солдт срзу поймет, н кого похож Ричрд.

– Я вс где-то видел... – пробормотл Смитерс. – Вы нзвли его полковником? – обртился Смитерс к Пирсу.

– Это полковник Стэнтон, – подтвердил Пирс, уверенный, что имя и слв хозяин уже двно стли легендой. – Он был вместе с Веллингтоном н Пиренейском полуострове и при Втерлоо.

– Стэнтон! – эхом повторил Смитерс. В его голосе отчетливо прозвучло блгоговение. – Я видел вс в тот день, – продолжл он, – когд вы бросились спсть мльчишку-брбнщик. Н своем веку я повидл немло хрбрецов, но ни одному из них не срвниться с вми. Клянусь, полковник, когд я увидел, кк рядом пдет снряд, я решил, что вы погибли.

– И я тк думл, – подтвердил Ник, вспомнив события двнего дня, свист пуль и тяжесть тел брбнщик, лежвшего у него н рукх. Вздохнув, Вейл улыбнулся товрищу по оружию с искренностью нстоящего солдт, пренебрегющего рнгми и чинми. – К счстью, – продолжл он, – мы об ошиблись.

– Мне известно, что вы отличный офицер. Вы сми вели своих солдт в нступление. Ничего подобного мне не доводилось видеть. Подумть только, вы, прослвленный офицер, бросились спсть ккого-то мльчишку! Он дже не был...

– Это случилось тк двно, – перебил Ник. Он стрлся не вспоминть о прошлом – дже в рзговоре с Пирсом.

– При Втерлоо? – спросил Мэри. Неужели Ник вновь был рнен? Может, поэтому он и не сумел?..

Смитерс повернулся к ней и вдруг вспомнил ее вопрос.

– Тк, знчит, он вш сын? – изумленно произнес он. – Ричрд Трейвик – вш сын?

– Ричрд Стэнтон, – мягко попрвил Ник. Глз Мэри нполнились слезми: он и не подозревл о том, кк жждл услышть эти слов из уст Ник, убедиться, что он открыто признл своего ребенк. – Если вм известно, где он сейчс... – нчл Ник.

– Я отведу вс к нему, – пообещл Смитерс.

У Мэри перехвтило дыхние.

– К Ричрду? Вы знете, где он? – воскликнул он.

– Конечно, – кивнул стрый солдт. – Я см отвез его, куд велел мне Трейвик. Весь путь мы проделли верхом, в одном седле. Нм пришлось нелегко.

– Весь путь? Но куд? – Впервые с тех пор, кк Трейвик уплыл прочь, в душе Ник проснулсь ндежд.

– В Шотлндию. Я доствил мльчугн прямо к двери дом его ббушки, – объяснил Смитерс, искренне рдуясь з ребенк. – Пончлу он держлся нстороженно, но перед отъездом я зметил, что мльчик постепенно оттивет, – сообщил он. – Тким сыном можно гордиться, полковник Стэнтон.

Вейл кивнул.

– Это зслуг его мтери. Я... не принимл учстия в воспитнии Ричрд, – признлся Ник. – Но теперь все пойдет по-другому. Вы получили еще ккие-нибудь рспоряжения от Трейвик?

Смитерс нхмурился, припоминя.

– Я помог мльчику собрть вещи... – нчл он и вдруг вспомнил мучительную подробность. – Трейвик велел мне сжечь игрушку, – со стыдом признлся он, вспомнив бледное личико ребенк, крепко сжтые губы. – Он ничем не выдл себя. Он стоял молч, глядя, кк горит его игрушк...

– Трейвик з все ответит, – отозвлся Ник, сожлея о том, что не прикончил торговц при первой же встрече. – Вы оствили в Шотлндии ккое-нибудь письмо или зписку? – продолжл рсспршивть он.

– Ничего, – пожл плечми Смитерс. – Мне было прикзно только доствить мльчик к ббушке и збрть пкет в Лондоне.

– А он не прикзывл вм в случе необходимости... убить ребенк? – нпрямик осведомился Пирс.

– Убить?.. – недоверчиво переспросил Смитерс, подумл и с достоинством ответил: – Он бы не осмелился отдть мне ткой прикз. Ему известно, что я бы и пльцем не тронул Ричрд. Это... безумие.

– Вот именно, – подтвердил Вейл. – Должно быть, вы хорошо знете Трейвик?

– Зню, что ни один человек в здрвом уме не отвжится встть у него н пути. С ним лучше не связывться. – Помолчв, стрый солдт тронул пустой рукв рубшки. – Но у меня не было выбор. Кому нужен однорукий слуг?

– Сегодня вш единствення рук сослужил мне добрую службу, – возрзил Вейл. – Вы хотите рботть в моем доме?

– Рзумеется, сэр! Я буду счстлив стть вшим слугой.

– Ндеюсь, мы об остнемся довольны, – с улыбкой зключил Вейл, и рстрогнный Смитерс шмыгнул носом.

– А если Трейвик предъявит прв н ребенк?

– Я буду бороться, если пондобится, – отстивть свои прв в суде. Но, по-моему, сегодня мы видели Мркус Трейвик в последний рз, – зявил Вейл. – Он не осмелится вернуться.

– Трейвик – человек со стрнностями, – предостерег Смитерс и вдруг вспомнил о титуле нового хозяин: – Прошу прощения, вш светлость, но с ткими врждовть опсно.

– Он не вернется в Англию, – уверенно произнес Пирс. – Зчем ему обвинения в покушении н убийство и контрбнде?

Но Смитерс по-прежнему недоверчиво кчл головой.

– Вы покжете нм дом, куд отвезли ребенк? – спросил Вейл, и солдт вдруг увидел, что у него серые глз – точь-в-точь кк у Ричрд.

– Когд пожелете. Мне не терпится отомстить Трейвику, – ответил Смитерс: сегодня торговец чуть не прикончил его.

Глв двендцтя

Когд устлые путники поднялись н вершину утес, Пирс решил: сегодня предпринимть что-либо бессмысленно. Все влились с ног от устлости, Вейл нуждлся в помощи врч. Дже лошди изнемогли.

Было решено переночевть поблизости, нутро отпрвиться в путь.

Пирс чувствовл, что Вейл мысленно спорит с смим собой: сердце прикзывло ему отпрвляться в дорогу немедленно. Он перевел взгляд н Мэри, предоствив ей прво принимть решение. Мэри понимл, что стоит ей попросить – и Ник вскочит в седло, но он видел, кк он бледен и слб.

– Подождем до звтр, – произнесл он вопреки собственному желнию. – Пирс прв – нм некуд спешить. Одн ночь ничего не изменит.

Порзмыслив, Ник кивнул.

В предместье Дил им удлось нйти постоялый двор. Содержимого увесистого кошельк хвтило, чтобы хозяйк двор соглсилсь вновь рзвести огонь в кмине и приготовить ужин. Редким постояльцм были отведены три лучшие комнты, в которые зспнные служнки поспешно принесли горячую воду для мытья. Тем временем Пирс позботился о лошдях.

– Деньги способны сотворить любое чудо, – зметил Пирс, обрщясь к Мэри. Вейл сидел перед пылющим кмином, зкрыв глз и придерживя н груди рненую руку. От его сырой одежды поднимлся пр. Перехвтив встревоженный взгляд Мэри, Пирс объяснил: – Он солдт, Мэри, он все выдержит. Просто, кк и все мы, он нуждется в отдыхе.

– Спсибо вм, Джон, – сердечно произнесл Мэри. – Я уже убедилсь, что рди герцог вы готовы н все. Будем ндеяться, что мы нйдем Ричрд.

– А что будет дльше? – многознчительно осведомился Пирс, понизив голос.

Мэри здумлсь, потупившись под проництельным взглядом темных глз.

– Пусть решет см, – нконец произнесл он, кивнув в сторону Вейл.

– Он искл вс семь лет. Конечно, он не подозревл о существовнии ребенк, но вы остлись его единственной любовью.

– Если это првд, почему же он тк медлил? – возрзил Мэри. – Почему не пришел к моему отцу срзу, кк только вернулся из Европы? Я понимю, что гибель отц и брт стл для него... – нчл он, пытясь нйти опрвдние поступку Вейл. С годми Вейл отнюдь не превртился в ндменного и бессердечного ристокрт. Следовтельно, рзыскть ее Нику помешл ккя-то вескя причин.

Пирс решительно-покчл головой, отметя придумнное Мэри объяснение.

– Конечно, он горевл. Особенно потому... – Пирс осекся, понимя, что Мэри вряд ли поймет, кк дорого обошлсь Вейлу его хрбрость н поле битвы. – Он стрдл от одиночеств. В лондонский дом его привез я. Мы остлись вдвоем в огромном пустом доме, только мы знли, в чем дело. Зствьте его рсскзть првду, Мэри, и тогд вы все поймете. И сумеете простить его – хотя бы рди вшего ребенк.

Рзговор прервло появление врч, з которым послл Пирс. Пок тот осмтривл поврежденную руку Вейл, Мэри поднялсь нверх, в отведенную ей комнту, куд по требовнию Пирс уже принесли ее сквояж. Пирс вновь сумел предусмотреть все до мелочей. Рзложив мокрую одежду перед кмином, Мэри легл в внну с горячей водой. В ушх у нее непрестнно звучли слов Пирс: «Зствьте его рсскзть првду».

Вечерняя сует н постоялом дворе двно утихл, путники погрузились в блженный сон, но, несмотря н устлость, Мэри никк не удвлось уснуть. Он долго сидел перед кмином, рсчесывя спутнные ветром волосы и рзмышляя о случившемся.

Нику двно пор рсскзть ей всю првду. Звтр они отпрвятся в Шотлндию, вскоре Ник встретится с сыном, между ним и Мэри остлось еще слишком много недоскзнного. Джон Пирс сделл все, что мог. Остльное Мэри должн был узнть у человек, спящего в соседней комнте.

Ждть утр бессмысленно: нзвтр они вновь окжутся в кругу посторонних людей. И Мэри нпрвилсь в соседнюю комнту, которую знимл ее муж.

Вейлу тоже не сплось: слишком много мыслей теснилось в голове. Он сидел у огня, глядя н плмя. Н стенх комнты плясл лый отблеск. Услышв негромкий скрип двери, герцог поднял голову и увидел Мэри. В нерешительности он зстыл н пороге.

Вейл удивленно поднял брови, не понимя, сон это или явь. Мэри шгнул в комнту, зкрыл з собой дверь, н миг исчезл в полосе тени, потом снов появилсь перед ним. Ее ночную рубшку приподнимли упругие груди, темные волосы рзметлись по плечм, кк шелковые ленты, контрстирующие с нежной белизной кожи. Не в силх вымолвить ни слов, Вейл смотрел, кк он опустилсь перед ним н колени. Об долго молчли. Нконец Мэри положил лдонь н колено Ник, и он вздрогнул, точно от ожог. Мэри поднял голову и улыбнулсь. В мягком отблеске свет от огня ее лицо кзлось тким прекрсным, кк семь лет нзд, когд Ник был без пмяти влюблен в нее. Но с тех пор прошл целя вечность...

– Рсскжи обо всем, – попросил он. – Объясни, в чем дело. Я должн понять, почему ты не приехл з мной.

Минуту Ник боролся с желнием подхвтить лдонью тяжелую волну ее волос и нконец не выдержл. Он долго перебирл пльцми мягкие кудри, любуясь игрой свет и тени, зтем медленно склонился к ее губм, двя Мэри возможность отстрниться. Но он не отпрянул, только длинные ресницы чуть дрогнули, прикрывя глз. Прервв поцелуй, Ник взглянул в синие глз и прочел в них то же желние, которое срзило его семь лет нзд. Скользя взглядом по ее лицу, Ник блженно впитывл изящные очертния скул, крсоту длинных ресниц, нежность кожи, изгиб чувственных губ. Он не видел крсноречивых следов времени: для него Мэри по-прежнему оствлсь юной девушкой.

Мэри робко улыбнулсь, в ее глзх поблескивли непролитые слезы. Протянув руку, он прикоснулсь к щеке Ник, понимя, что ответы, которых он требовл, уже не нужны. Ее пльцы зскользили по шее, спустились чуть ниже, к шрму, оствленному пулей Трейвик. Он ощущл под кожей упругие мускулы, коснулсь мленького коричневого соск, провел укзтельным пльцем по едв зметной ложбинке н груди. Вейл вдруг крепко сжл ее руку, и Мэри испугнно вскинул голову.

– Что случилось? – прошептл он. – В чем дело?

Внезпно он поднялся, словно собирясь уйти. Мэри охвтил стрх. Ник поствил ее н ноги, чувствуя, кк дрожт пльцы Мэри, усдил ее н крй кровти. Он ждл, но вместо того, чтобы сесть рядом, Ник подошел к кмину. Черты его лиц зметно зтвердели, н щеке здерглся мускул. С трудом действуя одной рукой – вторя висел н перевязи, – Ник сбросил хлт. Мэри, которя собирлсь спросить, что скзл врч про руку, змерл: Ник стоял перед ней совершенно обнженный. Ее взгляд зскользил от упвшего н пол хлт вверх по его телу. Дже в неярком свете кмин зрелище, предствшее ее глзм, окзлось ужсным. Ниже пояс все тело Ник было испещрено шрмми. Смый глубокий из них виднелся н првом бедре. Остльные покрывли кожу почти сплошь – н обеих ногх, дже н...

Он не удержлсь и хнул. Семь лет нзд, н поляне, он видел его тело – молодым, сильным и безупречно прекрсным. Эти шрмы оствил н нем битв при Втерлоо. Он пострдл, спся брбнщик! В то лето Ник был тяжело рнен, Мэри дже не подозревл об этом.

– Я не знл... – прошептл он. – Отец не скзл мне, что ты был рнен. Но почему? Почему?

– Этого не знл никто. Никто дже не догдывлся – я прятл шрмы под одеждой. Врчи скзли Веллингтону, что я обречен. Не зню, что он нписл моим родным, но... торопясь прийти ко мне н помощь, Чрлз и отец решили переплыть пролив в шторм, их яхт перевернулсь...

– Ник, мне тк жль... – прошептл он.

– Возможно, отец вез мне кольцо, которое я оствил тебе. Но клянусь, Мэри, я не получл от него никких писем! Я ничего не знл. Может, он медлил потому, что... – Ник змолчл, вспоминя то, что н протяжении многих лет стрлся збыть.

Пончлу врчи не знли, выживет ли он, потом, когд рненый постепенно нчл приходить в себя, сошлись во мнении, что он нвсегд остнется бездетным. Тогд Ник думл только о Мэри – его терзли чувств горечи и вины. Он понимл, что не сумеет стть ей достойным мужем.

– Я думл, – продолжл он, оглядывя собственное тело, – что больше никогд не смогу любить тебя, никогд не стну отцом. Мне и в голову не приходило, что это уже свершилось. В то время я считл, что ты ни о чем не сообщил моему отцу, и поскольку прошло уже достточно времени... – Он змолчл, кчя головой. – По првде говоря, единственно возможное объяснение почему-то ускользнуло от меня. Я дже стл ндеяться, что ты збыл обо мне. О ншей тйне – о зписи в строй церковной книге – никто не узнет. Ты был тк молод и прекрсн. Я искренне желл тебе нйти достойного муж, – горестно зкончил он.

– Неужели ты до сих пор не понял, Ник, что никто не может зменить тебя?

– Должно быть, потрясение окзлось для меня слишком сильным. Я был тк молод и, боюсь, думл только о себе...

– И никто ни о чем не знл?

– Только Пирс, – скзл Ник. – Мы с ним попли в один полевой госпитль – првд, Джон отделлся легким рнением. Рненых было тк много, что врчи сбивлись с ног, и Пирс взялся ухживть з мной. Он случйно подслушл рзговор Веллингтон о смерти Чрлз и моего отц, знл он и о другой моей беде... – Н лице Ник отрзилось бесконечное унижение тех дней. – Если бы не Пирс...

– Я бы приехл к тебе, Ник, – перебил Мэри. – Ты же знл, что я тебя не брошу!

Он испытующе вгляделся в ее лицо. Мэри говорил првду: он сумел бы позботиться о нем, но рзве впрве он был доствлять ей столько хлопот?

– Мне кзлось, это будет невыносимя пытк. Я боялся, что больше никогд не сумею доствить тебе нслждение, что преврщусь в подобие Трейвик...

– Не ндо, Ник! – воскликнул Мэри, понимя то, что прежде кзлось бессмысленным. Он и впрвду любил ее – он не ошиблсь!

– Немного погодя Пирс привез меня домой. Я никому не сообщил о случившемся, обрщлся к лучшим лондонским врчм, но они отделывлись неопределенными ответми, – с горечью объяснил он, вспоминя годы беспомощности и досды. – Но у меня по крйней мере было время, у тебя – нет. – Зметив, что щеки Мэри зрумянились, он улыбнулся: – Впервые вижу, кк ты крснеешь. Ты всегд кзлсь мне ткой урвновешенной и сдержнной...

– До тех пор пок мы не встретились в лесу, неподлеку от поляны.

Ник протянул руку, Мэри взялсь з нее и встл.

– С тех пор кк я узнл о Ричрде, я успел о многом подумть, – продолжл он, поглживя пльцы Мэри. – Помнишь, ты скзл, что он – мой единственный сын? Ты прв: он нвсегд остнется ншим единственным ребенком. Боюсь, больше я не смогу стть отцом. Если бы в тот день мы не поддлись стрсти, мы вообще остлись бы бездетными.

– Знчит, я не согрешил... – прошептл Мэри, вспоминя годы стыд – з смерть отц, з бесконечные, но безответные молитвы о том, чтобы Ник поскорее вернулся, з детство, которое Ричрд провел в чужом доме. – Првду говорят: нет худ без добр...

– Теперь у нс есть Ричрд. Но ты должн знть: возможно, я никогд не сумею подрить тебе второго ребенк.

Мэри посмотрел вниз. Несмотря н шрмы, его желние было очевидным.

– Ты хочешь знть, смогу ли я любить тебя? – произнес з нее Ник. – Я нмерен попытться, дорогя, – тихо пообещл он, – если ты не против.

– Дже в те годы, когд я считл, что ты предл нс, я ни н минуту не перествл испытывть, влечение к тебе, – признлсь Мэри. – И гдл, сумеешь ли ты понять, кк одиноко и тоскливо мне было...

– Ты не одинок, Мэри, – возрзил он. – Ты впрве решть, что произойдет сегодня.

Дрожщие пльцы Мэри потянулись к тонким тлсным ленточкм, стягиввшим ворот ночной рубшки, и рзвязли бнт. Но едв рубшк нчл сползть с плеч, Мэри придержл ее н груди, не зня, поймет ли Ник, кк он нуждется в ободрении. Когд-то он без смущения покзл ему тело, уверення, что Ник сочтет его прекрсным. А сейчс ей вдруг вспомнились крохотные шрмики, бесчисленные рстяжки, оствшиеся н груди и животе после беременности и кормления. Ее тело зметно изменилось, но прежде Мэри не здумывлсь об этом. Нбрвшись смелости, он позволил рубшке упсть к ногм.

Ник окинул взглядом плвные изгибы и згдочные тени в укромных местечкх ее тел. Оно не утртило совершенств, только стло более зрелым, и это тело приндлежло ему. Мэри выншивл под сердцем его ребенк. Он зметил крохотные метки н животе, где кож рстянулсь, чтобы вместить рстущий– плод. Невольно он протянул руки, чтобы обнять ее тонкую тлию, пытясь предствить себе, кк выглядел Мэри во время беременности.

Мэри же думл о том, что ни н секунду не збывл его нежность, легкие движения гибких пльцев, тк не похожие н... он поспешно отогнл стршные воспоминния, зкрыл глз и всецело сосредоточилсь н прикосновении рук Ник. Ее тело охвтил жр, и постепенно оно превртилось в рстопленный воск. Мэри невольно придвинулсь ближе к Нику. Кк долго он ждл этой минуты!

– Жль, что я не видел тебя рньше... – прошептл он, и Мэри понял, что он имеет в виду беременность. – Я тк хотел бы окзться рядом, когд ты рожл.

Пльцы Ник зскользили вниз, зпутлись в мягких темных звиткх. Теплые губы коснулись груди Мэри, лскя зтвердевющий сосок. Рук продвинулсь чуть ниже, и Мэри целиком отдлсь лске, зпрокинув голову. См о том не подозревя, он мечтл об этой минуте все долгие семь лет. Он обвел языком ее сосок, сжл его губми и принялся проклдывть горячую влжную дорожку по груди Мэри. Он нетерпеливо, кждой чстицей своего существ, ждл продолжения. Желние нрстло с кждой секундой.

Ник поднял ее и положил н постель. Серые глз потемнели. Его тело покрывли шрмы, но лицо остлось тким же прекрсным, кк прежде, – несмотря н долгие годы боли и лишений. Мэри улыбнулсь, прощя его з все и требуя зглушить яростное плмя желния. Стен отчуждения, которя тк долго рзделял их, рухнул.

Глв триндцтя

Проникший в окно солнечный луч не потревожил обиттелей спльни. Мэри Уинтерс спл, рзметв темные кудри по подушке, прижвшись щекой к плечу муж. Прошлой ночью он збыл о тйне, которую тк долго хрнил Ник, збыл о безотрдном прошлом – обо всем н свете. Подчиняясь упоительным движениям его тел, он помнил лишь о себе и муже. Все остльное не имело знчения – кроме их сын.

Ник любил ее всю ночь: снчл – с нрстющей жждой, стремлением выплеснуть нкопившуюся стрсть и прогнть возникшие опсения, зтем – все медленнее и нежнее, двя ей возможность прочувствовть волны нслждения. Нконец об уснули, прошептв друг другу крткие зверения в любви.

Но в предрссветной тишине Ник снов придвинулся к Мэри. Открыв глз, он увидел нд собой лицо муж, точно высеченное из мрмор искусным мстером. Серые глз сияли. Он медленно погрузился в лоно Мэри, нчиня новую череду тк и отступлений. Но н этом поле боя он не ждл победы. Вихрь ощущений стл невыносимым. Мэри приоткрыл рот, ее дыхние учстилось, тело выгнулось, кк лук, рдостно отзывясь н мощные удры бедер Ник. Нконец нслждение достигло высшей точки, с губ Мэри сорвлось имя Ник. Он нстиг ее н вершине и вместе с ней испытл неописуемый экстз, ндеясь, что его последствием стнет ребенок. Второй ребенок.

Утром в спльню герцог вошел Пирс с бритвенными приндлежностями и ковшиком горячей воды в рукх. Нсвистывя сквозь зубы, он рсствил принесенные предметы н столе у постели и уже собирлся рздвинуть шторы, когд с опозднием понял, что минувшую ночь герцог провел не один. Пирс смутился, и Вейл лишь усмехнулся при виде румянц н щекх денщик.

– Ты покрснел, – не выдержл герцог и улыбнулся, – точно школьня учительниц или стря дев.

– Прошу прощения, вш светлость, – Пирс попятился к двери. Рзбуження голосми Мэри открыл глз и огляделсь, не срзу вспомнив, где он нходится.

– Уже пор вствть? – спросил он.

– Двно пор! – При виде ее рстерянности Пирс приободрился. – Конечно, если вы не собиретесь весь день провести в постели. Я принес бритву и горячую воду, – добвил он, обрщясь к герцогу.

– Позднее, – мхнул рукой Вейл.

– Вод остынет.

– Ккя рзниц? Ступй, Пирс. Услышв это, денщик изумленно поднял брови, но послушно покинул комнту.

– Зчем ты выствил его? – спросил Мэри, сдясь н постели и придерживя простыню н груди. Почему-то ей вдруг стло неловко. Ник поднялся, и он окинул нежным взглядом его тело, которое вновь познл з прошедшую ночь. Шрмы при утреннем свете были видны отчетливее, но они перестли ужсть Мэри.

– Чтобы увести тебя отсюд, – объяснил Ник, укзывя н смятые простыни, – туд, – он укзл н дверь спльни Мэри. Внезпно смешливые искры в его глзх погсли, и он потянулся к Мэри. – Пирсу придется ннять смых быстрых лошдей – инче путешествие получится слишком длинным.

Путешествие зняло почти дв дня. Мэри нотрез откзлсь переночевть н постоялом дворе, зня, что, будь Вейл один, он не стл бы отдыхть. Им обоим не терпелось увидеть Ричрд. Дом, укзнный Смитерсом, окзлся огромным, нпоминя стринную крепость. Он возвышлся н вершине неприступного холм, его окружл суровый и вместе с тем живописный шотлндский лндшфт. Должно быть, из окон крепости открывется изумительный вид, подумл Мэри, когд крет остновилсь у извилистой дороги, ведущей н вершину холм.

– Абигейл никогд не упоминл ни о своих родных, ни о родительском доме, – зметил Мэри. – Я считл, что он одинок, что ей не к кому обртиться, не у кого просить зщиты от побоев Трейвик. Но похоже, я ошиблсь: ее родные нверняк знимют высокое положение в обществе.

– Когд Абигейл вышл змуж з Трейвик, родные отреклись от нее, – объяснил Ник, который узнл об этом от Смитерс.

– Зчем же Трейвик отпрвил к ним Ричрд?

– Чтобы отомстить, зствить их опекть чужого ребенк – и вместе с тем успешно спрятть его от нс. Если бы не Смитерс, нм ни з что не удлось бы нйти Ричрд.

– Получется, что нм невероятно повезло. И если бы Смитерс не сопровождл Трейвик... Ведь только он знл, где нходится Ричрд, – рзмышлял Мэри вслух. – Может, поэтому Трейвик и взял его с собой? Или потому, что н континенте ему был нужен слуг?

– Вряд ли Смитерсу удлось бы ступить н землю Фрнции, – зметил Вейл.

– Ты хочешь скзть... Трейвик собирлся убить его?

– Кроме Трейвик и Смитерс, в лодке никого не было; никто не знл, куд они поплыли. В темноте, посреди пролив, Трейвик без труд избвился бы от ненужного попутчик.

– И никто не узнл бы, что произошло, и что стло с Ричрдом, – зключил Мэри, герцог кивнул.

– Кк думешь, Трейвик вернется?

– Н ткое отвжится только глупец, Трейвик отнюдь не глуп. Я выкупил все векселя и зклдные Трейвик, и кк только мы получим Ричрд, я исполню двнюю угрозу – уничтожу врг. Ему незчем будет возврщться в Англию.

Д, он не глупец, мысленно подтвердил Мэри, но безумец. Ник был прв: кк только Ричрд окжется с ними, Трейвик не сможет причинить им вред.

В огромном холле было холодно и мрчно, несмотря н пылющий кмин и обилие зжженных свечей. Первое впечтление Мэри подтвердилось: это был не змок, скорее крепость.

В кресле у кмин восседл минитюрня пожиля дм, устремив н нежднных гостей пристльный взгляд блестящих черных глз. Мэри могл только догдывться, ккое плчевное зрелище предствляет он см и ее спутники: з дв дня, проведенных в пути, они окончтельно выбились из сил. Только Ник выглядел вполне сносно блгодря выдержке и безукоризненным светским мнерм. Приблизившись к кмину, Мэри вдруг понял, ккя сложня здч им предстоит. Он молчл, ожидя, что Ник первым нчнет рзговор: ему приндлежл эт привилегия, это был его обязнность. Пожиля дм перевел взгляд н Вейл, ожидя объяснений.

– Леди Кейт, прошу простить нс з вторжение, особенно в столь поздний чс, но мы должны обсудить с вми дело огромной вжности. Мы проделли долгий путь, чтобы...

– Кто вы? – бесцеремонно прервл дм эту учтивую речь. Губы Ник дрогнули, и Мэри с удивлением понял, что он прячет улыбку.

– Я – герцог Вейл, – мшинльно произнес он свое имя, хотя и не ндеялся, что это поможет ему рсположить к себе хозяйку дом.

– Вейл? – переспросил дм. – Герцог Вейл? Я был знком с вшим дедом. Редкостный негодяй! – В ее голосе отчетливо прозвучл вызов.

– Но весьм обятельный человек, – добвил Ник, улыбясь ей. Он помнил, кким успехом пользовлся его дед у дм. Хозяйк дом рзрзилсь дребезжщим смехом, словно ей редко случлось смеяться.

– Похоже, вы слишком небрежно обошлись со своей собственностью, – произнесл он, и Ник соглсно кивнул. – Я думл, этот негодяй Трейвик опередит вс! – Пожиля дм приндлежл к поколению женщин, которым позволялось горздо больше, нежели их внучкм, связнным по рукм и ногм светскими условностями.

– Меня беспокоило, – негромко произнес Вейл, – сумею ли я объяснить цель ншего визит, но, очевидно, это беспокойство было нпрсным.

– Я с смого нчл знл, что он вовсе не сын Абигейл. В жизни не встречл ткой тряпки, кк Абби! Он сумел нстоять н своем лишь однжды, когд сбежл из дом, вообрзив, что влюбилсь в этого подлец, или, скорее, уверення, что он влюблен в нее. Омерзительное существо! Вм предствился случй прикончить его? – вдруг с живым интересом осведомилсь он.

– К сожлению, нет, – Вейл рзвел рукми.

– Жль, – отозвлсь дм. – Знете, вы с мльчиком похожи кк две кпли воды. Вы с ним – точные копии вшего дед. Стрнно, кк я рньше не догдлсь? Я никк не могл понять, чей он сын, но твердо знл, что в нем нет ни кпли крови Трейвик или Абби. Я терялсь в догдкх, зчем этот грязный ублюдок прислл ребенк ко мне.

– Он в безопсности? – не выдержл Мэри.

Пожиля дм пристльно оглядел ее.

– А вы кто ткя?

– Прошу прощения, леди Кейт, – вмешлся Ник, – позвольте предствить вм мою жену, герцогиню Вейл.

– Мэри, – добвил герцогиня, еще не успев привыкнуть к титулу.

– Вы его мть! – зявил леди Кейт, и Мэри кивнул. – Тогд почему же...

– Это очень длиння история, – перебил Вейл, – и мучительня для нс обоих.

Некоторое время леди Кейт молч переводил взгляд с Вейл н Мэри и обртно и вдруг кивнул.

– Если вш муж нмерен молчть, я готов выслушть вс, детк. У меня хвтит времени н длинную историю, я люблю тйны и згдки. Знете, свой первый светский сезон я провел в Лондоне. В мои времен чем пикнтней был сплетня, тем охотнее мы слушли ее. А вш история пикнтн?

– Если он повторится, ребенок может погибнуть, – просто объяснил Мэри.

– Через полгод я умру – это единственное, в чем врчи соглсны со мной, – произнесл пожиля дм с тким видом, будто удчно пошутил. – И потом, мне некому поверять вши тйны. У меня не остлось родных. Я вышл змуж з грф Кейт потому, что он был столь же очровтелен, кк вш муж, и с тех пор не бывл в Лондоне: мой муж не мог рсстться со своей обожемой Шотлндией. – (Вейл учтиво улыбнулся, рзличив в голосе хозяйки змк легкий шотлндский кцент.) – Тк что вм нечего бояться, дорогя, – кк и вшему сыну, – зключил он. – Ндеюсь, вш рсскз окжется достойной плтой з то, что я опекл мльчик.

Хозяйк змк попросил мужчин удлиться, Мэри сел перед кмином и нчл рсскз, временми спотыкясь и ндолго змолкя, но не пропускя почти никких подробностей, кроме смых интимных.

– ... Сегодня мы добрлись до вшего змк, остльное вм известно, – зкончил он.

– Вы хотите увидеть его? – негромко спросил леди Кейт. Сердце Мэри дрогнуло. – Конечно, он уже спит, но я могу отвести вс к нему в комнту.

Мэри кивнул, но отклонил предложение приглсить с собой Ник.

– Тогд идем, – зявил леди Кейт и встл. – Мы не рзбудим его, звтр утром вы познкомите мльчик с отцом. С «п», кк говорят здесь, в Шотлндии.

Опирясь н трость, он зшгл по коридору.

Мльчик спл н боку, подложив лдонь под рзрумянившуюся во сне щеку. Леди Кейт высоко поднял свечу, плмя которой подчеркивло оттенок золотистых кудрей и нежной кожи. От рдости Мэри был готов рзрзиться слезми. Ричрд невредим! Больше он никогд не увидит Мркус Трейвик!

– Чудесный мльчик, – прошептл леди Кейт, – тким сыном можно гордиться. Жль, что он мне не родной внук.

Мэри осторожно провел лдонью по золотистым локонм ребенк.

– Не зню, кк блгодрить вс з все, что вы сделли, тем более что вы с смого нчл обо всем догдлись... Абигейл любил его, кк родного сын. Он был слвня женщин. Я понял это срзу, кк только увидел ее, потому и соглсилсь отдть ей ребенк.

– Глупя девчонк! – почти сердито выплил леди Кейт. – Скжите, он был добр к ней?

Мэри вспомнились синяки н истощенном теле Абигейл Трейвик.

– Конечно, – прошептл он, понимя, что првде здесь нет мест. – Он был хорошим мужем.

– Вы не умеете лгть, дорогя, но я блгодрн вм з сочувствие. – Повернувшись, он вышл из комнты. Шгя следом, Мэри слышл, кк пожиля дм шепотом повторяет: – Несчстня моя, глупенькя девочк!

Пожелв леди Кейт спокойной ночи, Мэри нпрвилсь в спльню. Ждвшя у двери горничня предложил свою помощь, но Мэри решил рздеться см. Едв служнк ушл, в спльне появился Ник.

– Ты видел его? – спросил он, глядя, кк Мэри рсстегивет пуговицы. Он кивнул. – И не стл будить? – Он кивнул еще рз. – Что ты скжешь ему звтр, Мэри?

– Не зню. Пожлуй, пок ничего – просто объясню, что мы приехли з ним и что Трейвик исчез. – Внезпно Мэри охвтило беспокойство: кк объяснить случившееся млышу? – Пойми, он еще слишком мл! Недвно он потерял мть – единственную мть, которую знл и любил. А потом нступил т стршня ночь, когд Трейвик был рнен, меня упрятли з решетку, обвиняя в покушении н убийство. Потом Трейвик отпрвил его к чужим людям. Потом внезпно появились мы... Ник, я не зню, что скзть ему...

– Неужели ты утишь от него првду?

– Ни в коем случе! – воскликнул Мэри. – В свое время он все узнет, но не сейчс. Пусть привыкнет к нм, к жизни в змке. Не стоит объяснять, что вся его прежняя жизнь был ненстоящей.

Мэри прв: рди Ричрд не следует спешить, подумл герцог. По крйней мере в змке мльчик будет в безопсности.

– Идем спть, – позвл он, пряч отчяние под улыбкой. – Утро вечер мудренее.

– Снчл помоги мне рздеться – кк видишь, я отпустил горничную леди Кейт. – Подойдя поближе к мужу, Мэри вдруг смущенно вспыхнул.

– Рзве жене пристло крснеть? – мягко упрекнул он и вдруг здумлся, целуя Мэри в шею. – Знешь, ты двно стл моей женой, но тк и не узнл, что ткое быть невестой. Жль, что испрвить это упущение нм уже не удстся: после того, кк судья подтвердил зконность ншего брк, нелепо устривть пышные церемонии.

– Мне не н что сетовть, – возрзил Мэри, с помощью муж снимя плтье. – Любой церемонии я предпочитю прво быть твоей женой. Пусть с смого нчл нш брк был неудчным, все еще можно испрвить. В глубине души я всегд считл себя твоей женой.

Н миг зглянув в глз Мэри, Ник свободной рукой рзвязл ленты ее нижней кофточки и спустил ее с плеч, зтем прижлся губми к впдинке у основния нежной шеи, и весь мир для него вновь перестл существовть.

Нездолго до рссвет Мэри рзбудил негромкий стук в дверь. Н пороге стоял Пирс.

– Леди Кейт просил вс с полковником спуститься вниз, – сообщил он. – Только оденьтесь, и побыстрее, – добвил он.

– Что-нибудь с Ричрдом?

– Уверяю вс, с мльчиком ничего не случилось. Леди Кейт был тк добр к нему...

Через несколько минут они уже следовли з Пирсом по коридорм стринного змк. Пирс привел их в небольшую фмильную чсовню, единственным укршением которой был небольшой витрж нд кменным лтрем. В тишине чсовни ждли грфиня Кейт и ктолический священник – стрик с совершенно белыми волосми. Леди Кейт взволновнно взглянул н Мэри и объяснил:

– Я думл, вы не стнете возржть... Конечно, это не нгликнскя церковь, но мой духовник – прекрсный человек. Долгие годы мы вели религиозные споры, пок нконец не пришли к соглшению, что Богу они безрзличны. Он ценит только ншу преднность и любовь к ближнему...

Мэри кивнул и поднял голову к окну, сквозь которое нчл пробивться утренний свет. В присутствии стршего сержнт Джон Пирс и грфини Кейт союз герцог и герцогини Вейл был нконец освящен церковью.

Глв четырндцтя

– А теперь можешь открыть глз, – произнесл леди Кейт.

Мльчик, которого он держл з руку, до сих пор стртельно жмурился, нетерпеливо переступя н месте. В его короткой жизни было слишком мло приятных сюрпризов, но он не сомневлся в том, что ббушк ни з что не обмнет его. Узнв сегодня утром, что его ждет нечто особенное, Ричрд помечтл было о новом деревянном солдтике, но вскоре рссудил: нечего рссчитывть, что ббушк догдется о его зветном желнии.

– Мэри! – воскликнул он, узнв в стоящей поодль женщине любимую гуверннтку, и бросился к ней нвстречу, не обрщя внимния н рослого незнкомц. – Мэри, я тк соскучился! – признлся он, обняв ее обеими рукми.

– И я, – ответил Мэри, борясь со слезми. Присев н корточки, он глдил сын по головке, не зня, долго ли сумеет сдерживть чувств. Ричрд отстрнился, внимтельно посмотрел н нее и подхвтил пльцем поктившуюся по щеке слезу.

– Тебя прислл сюд отец? – спросил Ричрд, оглядывясь н леди Кейт. – Чтобы ты отвезл меня домой?

– Твой отец... уехл. – Мэри решил избегть прострнных объяснений. Чем меньше слов, тем меньше лжи.

– Уехл? – эхом повторил мльчик. – Куд? В Лондон?

– Н этот рз – нет. – Мэри бессознтельным жестом отвел локоны со лб мльчик и улыбнулсь. – Он вернется не скоро, Ричрд. Поэтому леди Кейт рзрешил тебе пожить у меня.

– В доме отц? – с сомнением допытывлся Ричрд.

– Нет. – Мэри впервые перевел взгляд н Вейл. – Теперь я живу в другом доме, вместе с мужем. И мы будем очень рды, если ты соглсишься погостить у нс.

– А кк же ббушк? – Ричрд нерешительно взглянул н пожилую дму, которя нблюдл з происходящим, опирясь н трость.

– Ббушк одобряет предложение Мэри, – откликнулсь леди Кейт. – Одинокя струх – слишком неподходящя компния для мльчик. Мльчишки обычно шумливы и дерзки, они вечно возятся с собкми и лошдьми, – нсмешливо добвил он.

– Я не ткой, – неуверенно зпротестовл мльчик, считя обвинения неспрведливыми. – У меня нет дже пони...

– А теперь будет, – прервл его леди Кейт, – у тебя должно быть все. Это лучше, чем торчть здесь со слугми и глупой струхой!

– Мне здесь нрвится...

– Милый, здесь не место ребенку, – увещевл леди Кейт. – Ты поедешь домой вместе с Мэри и своим... – он осеклсь, Ричрд перевел взгляд н рослого незнкомц, стоявшего рядом с Мэри. До сих пор незнкомец молчл. – С человеком, з которого он вышл змуж, – попрвилсь леди Кейт. – У него для тебя нверняк уже приготовлен пони. А может, и щенок – верно, вш светлость?

– Дже не один пони, дв, – подтвердил Вейл.

– Дв пони? – ошеломленно переспросил млыш, глз которого стли круглыми от изумления.

– Д, и еще собки.

– И мне рзрешт... – Ричрд не знл, верить ли услышнному. Может быть, пони, о которых упомянул герцог, преднзнчены для совсем другого мльчик? Жль, что он; не вырзился яснее... Ричрд рстерянно обернулся к Мэри. – И мне рзрешт ктться н них? – нконец выговорил он.

– Если ты будешь ухживть з своими пони, – откликнулся Вейл серьезным тоном. – Лошди служт нм и доствляют удовольствие быстрой ездой, мы в свою очередь должны зботиться о них.

Этот урок Нику когд-то преподл отец, ему – дед. Вместе с привилегиями появляется ответственность – об этом Нику нпоминли постоянно. Чем больше привилегий, тем выше ответственность – в конце концов этот принцип стл руководящим в жизни Ник.

– Я не умею ухживть з пони, – горестно признлся Ричрд, уверенный, что теперь незнкомец передумет.

– Тебя нучит Пирс, – ответил Вейл, кивнув в сторону денщик. Зметив, кк лицо Ричрд осветилось ндеждой, Пирс соглсно кивнул.

– Конечно, млыш, – подтвердил он, – я охотно нучу тебя всему. Только пусть герцог см выберет тебе лошдь – он знет в них толк, кк никто другой.

Вейл поблгодрил денщик взглядом.

– Это првд, сэр? – возликовл Ричрд. – Вы выберете для меня пони?

Минуту Вейл вглядывлся в зпрокинутое рскрсневшееся личико. Его сын...

Между ними по-прежнему ощущлся некий брьер. Мэри прв: не стоит срзу взвливть н ребенк ношу, которую выдержит длеко не всякий взрослый. И все-тки больше всего Вейлу в эту минуту хотелось присесть перед ребенком и обнять его. Но с призннием следовло повременить. Вейлу пришлось сохрнять рсстояние – кк в то время, когд он впервые узнл о существовнии сын. Обеспокоення его молчнием, Мэри нхмурилсь.

– Мы непременно нйдем подходящего пони для тебя, Ричрд. В конюшнях змк много отличных лошдей.

– Но... – Мльчик потупился, боясь, что, если он скжет првду, рослый незнкомец откжется от своего обещния. – Но я не умею ездить верхом, – нконец сознлся он.

– В тком случе я нучу тебя, – пообещл Вейл. – Конечно, если ты зхочешь.

– Рзумеется! – воскликнул млыш. – Если вы не против, сэр.

Н сдержнном, почти холодном лице сероглзого мужчины впервые появилсь улыбк.

– Нет, я не против, – произнес он и был вознгржден робкой улыбкой, тк похожей н его собственную.

– А вот здесь – детскя, – объявил Мэри, открывя дверь последней из комнт, которые покзл Ричрду во время импровизировнной экскурсии по змку. Они прибыли домой вчер поздно ночью, и Мэри уложил ребенк в свою постель. Утомленный Ричрд зснул прежде, чем его голов коснулсь подушки. Немного посидев рядом, Мэри ушл в соседнюю спльню к мужу.

Ник уже послл з своей бывшей гуверннткой, которя соглсилсь присмотреть з мльчиком, пок не будут нняты учителя. Вместе с Мэри Вейл решил, что отсылть Ричрд в школу пок не следует – до тех пор, пок не стнет ясно, что Трейвик больше не вернется в Англию.

Ник откзлся сопровождть Мэри и Ричрд во время экскурсии, не желя нвязывть мльчику свое общество. Собирясь встретиться с упрвляющим, Ник вдруг вспомнил об обгорелой деревяшке, лежщей в крмне жилет. Он не знл, зчем до сих пор хрнит сломнного деревянного солдтик. Пончлу он был для Ник тлисмном, теперь просто нпоминл о том, что Ричрду ничто не угрожет.

Проходя мимо детской, Ник зстыл н пороге и долго нблюдл, кк Ричрд рзглядывет комнту, трогет собрнные им и Чрлзом сокровищ – рзноцветные кмушки и ркушки, птичье гнездышко с тремя голубовтыми яичкми, нйденное более тридцти лет нзд. Обернувшись к Мэри, ребенок зметил стоящего в дверях герцог, бережно положил яркое перышко обртно н полку и зложил руки з спину, словно зстыдившись своего любопытств.

– Это все вше, вш светлость? – спросил он.

Мэри улыбкой приглсил Ник войти. Собки вбежли в детскую следом з хозяином, увидели ребенк и бросились нвстречу, виляя хвостми. Ричрд робко поглдил одну из них по шелковистому уху. Он уже збыл о своем вопросе и вздрогнул, услышв ответ герцог.

– Эти вещи приндлежли мне и моему брту Чрлзу. Кроме ркушек, все они были нйдены здесь, в поместье, – объяснил Ник. – Теперь твоя очередь исследовть здешний прк. Тм не только крсиво, но и безопсно, – добвил он, зметив тревогу в глзх жены. – Собки последуют з тобой.

– Првд? – воскликнул мльчик, обрдовнный возможностью поигрть с собкми.

– Их зовут Ромул и Рем, и ты можешь брть их с собой куд пожелешь, – подтвердил Вейл, прислоняясь к дверному косяку. – Хотя кто з кем будет бегть – еще неизвестно, – усмехнулся он.

– Спсибо, вш светлость, – вежливо произнес мльчик, глдя спниелей по голове. Пес ткнулся в мленькую лдонь мокрым носом, и Ричрд зсмеялся от щекотки.

– Теперь этот дом твой, Ричрд. Здесь ты можешь бывть, где пожелешь. Не бойся, Мэри, с ним ничего не случится, – добвил Ник. – Я хочу кое-что покзть тебе, Ричрд, – по-моему, ты будешь рд. – Хромя, герцог прошел в дльний угол комнты, открыл один из шкфов и вытщил мленькую деревянную шктулку, крышку которой покрывл тонкий слой пыли. В детстве Ник непременно сдул бы ее, но сейчс удержлся. Ричрд стоял н месте, не выкзывя никких признков рдости.

Мльчик ведет себя слишком сковнно, подумл Вейл. А может, его просто пугют незнкомый дом и недвние воспоминния?

Вейл перенес шктулку н детский стол, открыл змок большим пльцем и поднял крышку. Содержимое шктулки остлось точь-в-точь тким, кким он зпомнил его. Кусочки литого метлл ничуть не изменились, только яркие мундиры солдт двух мленьких рмий чуть поблекли со временем. Грцующие кони несли в бой бесстршных всдников, пушки были готовы изрыгть вообржемые ядр. Одну з другой Вейл нчл вынимть игрушки из шктулки. В детстве у него было множество игрушек, но эти он любил особенно. Кждый день мленький Ник водил в бой свои крохотные рмии и всегд выходил победителем.

Когд все солдтики были выстроены н столе, Ричрд подошел поближе, но руки по-прежнему сжимл з спиной. Кзлось, он боится прикоснуться к ним и в то же время очень хочет это сделть. Нконец Ник зкрыл шктулку и перевел взгляд н мльчик, пристльно следившего з кждым его движением.

– Конечно, они не зменят того солдтик, которого подрил тебе Мэри, но в детстве я очень любил их, – произнес Вейл. – Ндеюсь, они стнут и твоими любимцми.

– Знчит, когд вы были мленьким, вы хотели стть солдтом?

– Тков был моя зветня мечт, – признлся Вейл.

– Вейл – полковник квлерии, – пояснил Мэри. – Он служил в рмии герцог Веллингтон.

– Мистер Смитерс сржлся при Втерлоо, – сообщил Ричрд. Трейвик зпрещл ему беседовть с бывшим солдтом о войне, но не мог зпретить думть о ней. – Знчит, и вы тоже... – Он вдруг осекся, вспомнив об угрозх отц.

– Д, я был тм. И н Пиренейском полуострове, – кивнул Ник.

Почувствовв, что герцог не прочь продолжить рзговор, мльчик не выдержл. Вопросы посыплись грдом:

– Потому вы и хромете? Вс рнили, д? А мистер Смитерс потерял при Втерлоо руку. Вы тоже герой, вш светлость, – кк мистер Смитерс?

– Я был рнен при Втерлоо, – тихо произнес Ник. Когд-нибудь его сыну предстояло узнть обо всем, но время еще не пришло. – Ндеюсь, тебе понрвились солдтики.

– Спсибо, вш светлость, – ответил он. Только когд герцог покинул комнту, детские пльчики нконец потянулись к комндиру бритнской рмии в ярко-крсном мундире с позолотой.

– Ну, тк ккого ты выбрл? – спросил Ник у Ричрд несколько дней спустя, после осмотр обещнных пони. В конюшню Вейл привели четырех крликовых лошдок – послушных, вышколенных животных. Ричрд мог без опсений выбрть любую из них.

Мльчик обвел взглядом изящные головы животных, виднеющиеся нд низкими дверями денников, бережно прикоснулся к кждой, всмтривясь в огромные глз.

– Мистер Пирс обещл, что вы поможете мне выбрть, вш светлость, – нконец робко отозвлся Ричрд.

– Все они отличные животные. Выбирй того, который тебе понрвился больше всех, к которому потянешься душой. Хороший пони стнет не только твоим помощником, но и нстоящим другом.

– А что будет с остльными? – неожиднно спросил млыш.

Герцог оздченно покчл головой, между золотистых бровей злегл морщинк.

– Их отпрвят обртно к хозяевм.

– И они достнутся другим мльчикм? – нстойчиво допытывлся Ричрд.

– Не зню, может быть. Не беспокойся, их не обидят. Посмотри, ккие они ухоженные. – Что тревожит ребенк? Почему он не выбирет?

– Кк вы думете, они поймут? – Вейл непонимюще смотрел н него, и Ричрд пояснил: – Поймут, что я выбрл другого? Почувствуют, что их отпрвили домой потому, что другой окзлся лучше?

– Вряд ли они нстолько понятливы, – мягко возрзил Ник, невольно поглдил мльчик по голове и улыбнулся. – А если выбор сделю я, тебе стнет легче?

– Только... рзрешите мне попрощться с остльными.

Вейл здумлся, глядя н четырех животных. В просторных конюшнях они никому не помешют.

– Оствьте всех, – велел он Пирсу, н лице которого отрзилось явное удивление. Мест здесь хвтит.

– Конечно, кк вм будет угодно, вш светлость, – спохвтился Пирс. – Конюшня приндлежит вм! – И сын тоже, мысленно добвил он.

– Знчит, все они мои? – изумленно выговорил Ричрд. – Но их слишком много! Я не думл... – Он нхмурился.

– Знешь, я двно понял, что с герцогом лучше не спорить – себе дороже, – усмехнулся Пирс и повел мльчик вдоль денников. – Тем более что мест здесь и впрвду хвтит, – добвил он с удовлетворенной улыбкой.

– Кк прошел выбор пони? – спросил тем же вечером Мэри, оствшись вдвоем с герцогом в спльне. Весь день Вейл совещлся со своим секретрем, прибывшим из Лондон, – судя по всему, речь шл о том, кк рспорядиться имуществом Трейвик. Кроме того, герцог решил сообщить влстям о том, что Трейвик связн с контрбндистми кентского побережья. Теперь обртный путь для торговц был ндежно зкрыт.

– Он испуглся, – ответил Вейл, вспоминя лицо сын. – Побоялся, что отвергнутые пони обидятся. Он унследовл твою чуткость, Мэри. В его возрсте мне и в голову не приходило думть о чувствх лошдей!..

– Возможно, потому, что тебя никогд не отвергли, – объяснил Мэри.

Вейл небрежно бросил н тулетный стол отстегнутую булвку. Обдумывя змечние Мэри, он рзвязывл глстук.

– Знчит, с Ричрдом обрщлись не слишком хорошо? – нконец спросил он.

Мэри, сидевшя н постели, отвел взгляд.

– Трейвик, которого Ричрд считл отцом, недолюбливл мльчик. Он нкзывл его – но не более сурово, чем другие отцы. По крйней мере я уверял себя в этом. Ричрду приходилось хуже, если я или Абигейл пробовли вступиться з него. В конце концов я нучилсь сдерживться.

– Мне следовло убить его, – прошептл Вейл. – Нпрсно я поверил угрозм. Он не смог бы причинить мльчику вред. Ндо было здушить Трейвик при первой же встрече.

– Тогд нм не удлось бы отыскть Ричрд, – нпомнил Мэри. – Все еще можно испрвить. В конце концов Ричрд поймет, что его любят.

– Рзве это искупит мою вину? – с горечью произнес Вейл.

– Д, – кивнул Мэри, глядя н него в упор. – Любовь искупет великое множество ошибок. Мы об не рз ошиблись, и все-тки...

Мэри смущенно змолчл. Вейл подскзл:

– И все-тки мы вместе. Снов вдвоем, – добвил он и улыбнулся.

Тихие дни нглийского лет тянулись нескончемой чередой. Адвокты герцог Вейл нчли в Лондоне процесс по делу о призннии зконных прв его первого сын. Брк герцог и Мэри Уинтерс уже был признн королевским судом; теперь оствлось лишь позботиться о првх ребенк, которого герцог двно объявил своим.

То, что ребенок был окрещен кк Ричрд Трейвик, двокты нзывли чудовищной ошибкой и объясняли, что это произошло в то время, когд см герцог был при смерти, его молодой жене нездоровилось после родов.

Свет нслждлся бесчисленными сплетнями и догдкми, но Мэри и ребенок, жившие в поместье, были ндежно огрждены от пристльного внимния досужих ристокртов. Вейл уверяли, что процесс пройдет кк по мслу. В конце концов, Мркус Трейвик и не подумл протестовть: он тк и не вернулся в Англию, и поскольку его противозконня деятельность окзлсь рскрытой, вряд ли в будущем он отвжился бы предъявить прв н ребенк.

Ник мечтл лишь об одном: чтобы битв н домшнем фронте продвиглсь тк же удчно, кк судебный процесс. Отношения с Мэри склдывлись почти идиллически, но Ричрд по-прежнему был слишком сдержн и змкнут для ребенк своих лет – по крйней мере в присутствии отц. Он держлся тк отчужденно, что Мэри все не решлсь объяснить мльчику, что Ник – его нстоящий отец.

– Нберись терпения, – уговривл он Ник. – Ричрд столько пережил! Дй ему время привыкнуть к нм.

В глзх герцог отржлось горькое рзочровние, однко он молчл, продолжя обрщться с ребенком тк же терпеливо и доброжелтельно, кк внчле. Зто с Пирсом Ричрд срзу подружился, и Ник чсто ловил себя н мысли, что звидует собственному денщику.

Герцогу и в голову не приходило, что его воинскя крьер – постоянный предмет бесед Пирс и Ричрд. А от гуверннтки мисс Хокинс мльчик узнвл подробности детств Вейл. Сокровищ детской, которые перешли в полную собственность Ричрд, обрели для него особую ценность потому, что прежде ими влдел рослый, сероглзый человек, перед которым преклонялись все – и Пирс, и Смитерс, и мисс Хокинс.

Глв пятндцтя

Темной октябрьской ночью огромный змок крепко спл, убюкнный тишиной. Конюх поднял тревогу, едв едкий зпх дым долетел до сеновл, где он спл.

Рспхнув дверь и увидев, что огонь стремительно рспрострняется по конюшне, конюх не стл медлить ни секунды. Гулкий звон колокол рзорвл ночную тишину, и почти мгновенно двор зполонили полуодетые конюхи, грумы и их помощники. Ржние зпертых в конюшне лошдей, обезумевших от ужс, придвло их спсителям силы и проворств.

Смо собой, никому и в голову не пришло послть з герцогом – по крйней мере в первые минуты суеты и нерзберихи. Домшняя прислуг вскоре пришл н помощь конюхм, но хозяин дом Томпсон все не решлся рзбудить.

В конце концов отц рзбудил Ричрд. Крыло дом, где рсполглсь детскя, нходилось ближе к конюшням. Звон колокол зствил мльчик выглянуть в окно и в ужсе броситься н поиски человек, которого он считл всесильным.

Ник понял все отчяние ребенк мгновенно. Он нчл одевться рньше, чем Мэри сумел рзобрть всхлипы Ричрд.

– Не выпускй его отсюд! – прикзл Ник, бесцеремонно сжя ребенк н постель рядом с мтерью. – Делй что угодно, Мэри, но пусть он будет рядом с тобой!

– Тм пони! – всхлипнул Ричрд. – Пожлуйст, спсите их!

Вейл ничего не стл обещть, не зня, нсколько силен пожр. Конюхи в любом случе попытются первым делом вывести из плмени рбочих лошдей. Четыре крликовые лошдки, не предствляющие почти никкой ценности, нверняк будут збыты.

Уже спускясь по лестнице, герцог осознл, что сын впервые обртился к нему с просьбой. И Ник поспешил к конюшне, подгоняемый негромкими, полными ндежды всхлипми.

В тишине спльни Мэри долго сидел молч, обняв сын и медленно покчивясь из стороны в сторону, словно пытясь убюкть его. Но мысленно он был рядом с Ником и слугми, которые в отчянии пытлись спсти животных.

– Он сможет вывести пони из конюшни? – нконец прошептл Ричрд.

– Он попытется, – откликнулсь Мэри, поглживя сын по голове. – Если получится... – добвил он и вдруг понял, что Ник ни з что не стнет рисковть жизнью слуг рди спсения лошдей. – Если при этом никому не придется рисковть. Пожр в конюшне – это очень опсно. В пнике животные не понимют, что конюхи пытются спсти их. Если вывести их не удстся... ты должен помнить, что рди спсения было предпринято все возможное. Ты же знешь, кк здесь зботятся о лошдях.

– О людях я не подумл, – признлся Ричрд, и его серые глз снов нполнились слезми.

– Понимю. Не рсстривйся, Вейл сделет все возможное! – утешил ребенк Мэри. – Все будет хорошо, – прошептл он, приглживя золотистые волосы.

– Из окон детской виден пожр, – он умоляюще посмотрел н Мэри.

– Но, глядя из нее, мы ничем не поможем остльным. Ричрд, уверяю тебя: они сделют все, что смогут!

– А может, спустимся вниз? – осторожно спросил он. – И подождем тм?

Вейл зпретил им покидть дом, но нсчет кухни он ничего не говорил. И Мэри решил спуститься, подогреть ребенку молок и дождться вестей.

– Ну хорошо, – соглсилсь он. – Мы рзведем в кухне огонь и приготовим герцогу и Пирсу чй. Ты соглсен? – с улыбкой спросил он. По-прежнему вспоминя грозное плмя, бушующее в конюшне, мльчик робко кивнул. Мэри нбросил хлт, взял сын з руку и повел в кухню.

Уже в коридоре он понял, что в огромном доме нет ни души. Скорее всего, Томпсон и лкеи бросились н помощь конюхм, горничные мирно спли в людской, в другом крыле, или же выбежли из дом, чтобы поглзеть н пожр.

Спускясь по лестнице, Мэри никк не могл отделться от дурного предчувствия. Его усиливл зловещя тишин, црившя в доме, нижний этж которого освещл только лун, зглядыввшя в высокие окн. Кзлось, пожр, сует и тревожный звон колокол нходятся в совсем другом мире.

У подножия лестницы Мэри немного помедлил, прежде чем ступить н мрморный пол. В углх холл сгустились мрчные тени. Мэри вдруг подумлось, что, кроме нее с сыном, н свете не остлось ни души. Они совершенно беспомощны и одиноки.

Он убеждл себя, что, хотя все мужчины поместья сбежлись к конюшне, это не ознчет, что в доме ей угрожет опсность. Нм нечего бояться, повторял Мэри. Однко он дже не удивилсь, когд вдруг из темноты рздлся знкомый голос.

– Вот тк встреч, Мэри! – вкрдчиво произнес Мркус Трейвик тоном, в котором смешлись злордство и удивление. – Ккя удч, что н мой зов явилсь именно ты! Скзть по првде, я ждл твоего любовник-ристокрт, но вышло еще лучше: спустился не он, вы с Ричрдом!

– Н вш зов? – повторил Мэри, борясь с ужсом, от которого похолодело все тело.

– Звон колокол. Похоже, в конюшне твоего супруг что-то стряслось...

– Это вы подожгли ее! – вдруг понял Мэри. – Но зчем? Н что вы ндеялись?

– У меня остлсь всего одн ндежд, дорогя, – ндежд н мленькую, но беспощдную месть.

– Месть Вейлу? – воскликнул он. Очевидно, Трейвик поджег конюшню и пробрлся в дом, когд слуги сбежлись н звон колокол. Спрятвшись в темном углу, Трейвик поджидл Ник, но тот, очевидно, вышел через другую дверь. Возможно, торговец до сих пор не понял, что Ник уже снружи и что в доме нет никого, кроме Мэри и Ричрд.

– Ему достлось все. Вы двое отняли у меня все, что я имел.

– Я ничего не брл у вс...

– Деньги, дело и репутцию, дже мое лицо – у меня не остлось ничего! По милости Вейл мне пришлось стть изгннником. Я зключил с тобой сделку, ты предл меня.

– Вейл предлгл зплтить з... – нчл Мэри и осеклсь.

– З его ублюдк, – злобно подскзл Трейвик. – З отродье его шлюхи!

– Он и сейчс готов зплтить вм, – прошептл Мэри, – ккую бы цену вы ни нзвли. – Он не осмеливлсь взглянуть н мльчик, который жлся к ней. Ей оствлось лишь ндеяться, что Ричрд не поймет смысл гнусных нмеков торговц.

– А моя жизнь? Он сможет вернуть ее мне, Мэри? Вейл соглсен вернуть то, что он отнял?

– Он дст вм столько денег, чтобы вы смогли нчть все зново – во Фрнции или где пожелете. Он соглсится н все, – уверял он.

– Н все... – издевтельски протянул Трейвик. – Однжды ты уже предлгл мне «все», но это был лишь уловк. Ты все подстроил тк, чтобы Вейл зстл нс вдвоем.

– Нет, – покчл головой Мэри. – Я не думл, что он нйдет меня. Я ни з что не стл бы подвергть его опсности.

– Я думл, что он мертв. Долгие недели я считл, что убил его. Я вынужден был покинуть Англию, но я был счстлив: его смерть стл бы для тебя суровой крой. Ты бы никогд не ншл мльчишку – я знл это! Но... – Трейвик сделл пузу, и Мэри нпряглсь, почувствовв, что он не нмерен отклдывть здумнное. Другого случя ему могло не предствиться. – Но потом я узнл, что ты ничуть не пострдл. Ты рзрушил мою жизнь и получил все, чего добивлсь. Это неспрведливо, Мэри: тебе достлось все, мне – ничего. У тебя есть сын, муж, все это, – он взмхнул рукой, укзывя н роскошную обстновку холл.

При этом движении Мэри зметил, что в другой руке Трейвик сжимет мленький пистолет – возможно, тот же смый, из которого он стрелял в Вейл.

– Что вы здумли? – спросил он, уже зня, н что способен озлобленный торговец. Ее сердце змерло, кровь в жилх зледенел от стрх.

– А что причинит тебе боль, моя дорогя Мэри? Долгие месяцы скрывясь во Фрнции, я рзмышлял об этом, нблюдя, кк тют деньги, которые мне удлось вырвть из лп твоего любовник. Что стло бы для тебя смертельным удром?

Мэри вдруг сорвлсь с мест и згородил собой ребенк. Торговец рзрзился жутким хохотом, кк в двний день в зле суд.

– Ах, Мэри, и н этот рз чутье не подвело тебя! Конечно, я мог бы избрть жертвой мльчишку, но, нпрвляясь сюд, я еще не знл, что ты ншл его. Я думл, он по-прежнему ндежно спрятн у строй крги в Шотлндии, ндеялся, что тебе не видть его кк своих ушей! Должно быть, во всем виновт Смитерс. Неблгодрный! А я-то ндеялся, что он утонул – вместе с Вейлом. Но когд я попытлся связться со своими бнкирми, то понял, что герцог не только не утонул, но и рзорил меня. И я решил, что должен в отместку причинить боль тебе, Мэри. Смым стршным нкзнием для тебя стнет смерть всех, кого ты любишь. Снчл я здумл убить герцог, но теперь понял, что этого будет слишком мло. Смерть мльчишки убьет тебя!

– Не смей! – выкрикнул Мэри, удерживя Ричрд з спиной и ндежно зщищя его своим телом.

– Дже Вейл будет потрясен – конечно, если в нем есть хоть кпля отцовских чувств. Признюсь, я никогд не чувствовл себя отцом этого ублюдк: слишком уж он был похож н своего знтного ппшу.

– Вейл убьет тебя, – прошептл Мэри, пятясь нзд. Он почувствовл, кк Ричрд поднялся н одну ступеньку лестницы, и продолжл отступть. К счстью, ребенок понял, что иного выход у них нет. Мэри продолжл отступть, не сводя глз с дул пистолет в руке Трейвик.

Три шг. Четыре.

– Стой, Мэри! – прикзл торговец.

Всего один зряд, думл он. После первого выстрел ему придется перезряжть пистолет. Если пуля попдет в нее...

– Ричрд, если он выстрелит, беги прочь! Что бы ни случилось, беги нверх, спрячься, дождись, когд Вейл нйдет тебя, понятно? – еле слышно прошептл он, чтобы Трейвик ничего не зподозрил. Проверить, понял ли ее мльчик, было невозможно. Нельзя предугдть, кк поведет себя в случе опсности перепугнный ребенок.

– Тебе предстоит поединок с другим противником, Трейвик, – послышлся спрв знкомый низкий и уверенный голос. Вейл! Мэри мшинльно повернулсь и увидел, что герцог стоит в тени возле лестницы. В темноте резко белел его рубшк. – Тебя погубил не Мэри, я. Рди меня ты явился сюд.

– Чтобы отомстить, – подтвердил Трейвик, продолжя целиться в Мэри. – И я ншел нилучший способ сделть это.

– Я предлгл тебе целое состояние, но ты откзлся. Ты см виновт во всем, что с тобой стло. Мэри и мльчик тут ни при чем.

– Кк бы не тк! – с вызовом воскликнул Трейвик. – Это он нрушил нш договор. Я соглсился опекть мльчишку. Целых шесть лет я кормил, одевл и зщищл их обоих.

– Ты пытлся изнсиловть меня, – возрзил Мэри, продолжя пятиться. – Это не входило в условия сделки. А потом ты обвинил меня в покушении н убийство – потому что я сопротивлялсь.

– Виновник твоего рзорения – я, – произнес Вейл и шгнул вперед, в пятно лунного свет.

Трейвик мельком взглянул н него.

– Рзве есть лучший способ отомстить всесильному герцогу Вейлу, чем убийство его жены? Влсть, деньги, положение в обществе достлись тебе по прву рождения. А я сколотил состояние тяжким трудом. Но ты отнял у меня все – из-з этой ведьмы, перед которой не в силх устоять ни один мужчин. Снчл жертвой стл ты, потом – я. Во всем виновт только он одн, – подытожил Трейвик. – И он будет нкзн!

– Неужели ты способен воевть только с женщинми и детьми? Это бесчестно! – презрительно процедил Вейл. – Почему бы тебе не выбрть более достойного противник? – продолжл он, деля еще шг вперед, нвстречу торговцу и пистолету, нцеленному н Мэри.

Трейвик рсхохотлся.

– Н эту удочку я не попдусь! Этим меня не купишь! У меня попросту нет чести, вш светлость, – мне нечего зщищть. Я не нмерен дрться н дуэли, мне нет дел до првил. Здесь все будет тк, кк я зхочу, – зпомни это!

С последним словом он нжл курок, и по мрморному холлу рсктилось гулкое эхо выстрел. Одновременно Вейл бросился к противнику и поктился с ним по полу. Мэри видел, кк мелькет беля рубшк Ник.

Он медленно опустилсь н ступени. Боли он не почувствовл, лишь непривычня слбость охвтил ее. Мэри прижл лдонь к боку, который вдруг почему-то стл горячим, когд отнял ее, то увидел крсное пятно.

– Ричрд... – произнесл он. Обернувшись, он улыбнулсь мльчику, смотревшему н нее рсширенными от ужс глзми, и попытлсь вытереть лдонь о белый пеньюр. Но пятно н лдони только рзмзлось, н тонкой белой ткни остлись яркие полосы.

Мысли путлись. Мэри видел, что Ник борется с Трейвиком, слышл их хриплое дыхние, доносившееся откуд-то издлек, но не могл сосредоточиться н борьбе или ее исходе. Он должн что-то предпринять!..

– Беги! – тихо прикзл он, глядя в глз сыну. – Беги прочь!

Услышв ее прикз, Ричрд медленно поднялся со ступеньки, но, вместо того чтобы бежть нверх, метнулся вниз, нвстречу Трейвику.

– Нет! – попытлсь крикнуть Мэри, но с ее губ слетел только шепот. – Нет! – повторил он чуть громче, но ребенок не услышл ее.

Схвтившись з перил, он приподнялсь, беспомощно нблюдя з тем, что происходило у подножия лестницы. Он видел, кк Трейвик колотит пистолетом по спине противник, мерно поднимя и опускя оружие. Звук удров Мэри не слышл. Ее окружило безмолвие. Вейл вывернулся и прислонился спиной к стене. Беля рубшк ярко выделялсь н ее фоне. После очередного удр он упл.

Трейвик метнулся в сторону с проворством, неожиднным для столь грузного человек, и схвтил мльчик прежде, чем тот успел подбежть к Вейлу. Мэри смотрел, кк Трейвик скрывется вдли, унося отбивющегося ребенк.

Он бессильно осел н ступеньку. Ее сын вновь окзлся в лпх безумц, он ничем не могл помочь.

– Мэри! – К ней подбегл Вейл.

– Ричрд... – прошептл он, подняв руку, чтобы коснуться лиц муж. – Трейвик похитил Ричрд... – Но Вейл не сдвинулся с мест. Он крепко сжл руку Мэри дрожщими пльцми. Ах д! Крсное пятно! – Со мной ничего не случится. Обещю тебе, Ник. Догони его, не дй снов увезти Ричрд. Если ты не отнимешь у него Ричрд, я никогд не прощу тебя! Ты слышишь, Ник, – никогд!

Пожв еще рз руку Мэри, Ник скрылся в темноте. Мэри с облегчением положил голову н ступеньку и зкрыл глз. Все, н что он был способн в эту минуту, – довериться Нику.

Вейл пронесся через холл з считнные секунды. Он обязн остновить Трейвик, инче Мэри никогд не простит его. Только бы не подвести ее еще рз!

Выбежв во двор, где ощущлся резкий зпх дым, Ник воспрянул духом: он увидел, кк торговец пытется вскочить верхом н гнедого жеребц, приндлежщего Нику. Герцог см вывел Комет из конюшни, кк только обнружил, что огонь подбирется к его деннику. Для этого ему пришлось нбросить н голову гнедого одеяло. Услышв двно знкомый голос и почувствовв прикосновение привычных рук, Комет сумел преодолеть животный ужс. Н тлсной шкуре животного виднелись свежие ожоги. Несмотря н боль, Комет послушно дл Вейлу ндеть узду и выбежл во двор.

Но Трейвику, чужку, к тому же держщему в охпке отбивющегося ребенк, Комет не собирлся подчиняться. Трейвик пытлся подвести гнедого к тумбе, с которой сдились в седло. Боль от ожогов, только что пережитый ужс и грубые рывки з узду рзъярили Комет. Он плясл н месте, уворчивясь от чужих рук.

Ндо действовть немедленно, понял Вейл, пок Трейвик пытется усмирить коня. Н этот рз он предпринял тку, не рссчитывя свлить с ног торговц. Воспользоввшись преимуществом неожиднности, Вейл выхвтил из рук Трейвик ребенк, бросился вместе с ним к дому и буквльно швырнул его в открытую дверь. Только после этого он повернулся лицом к вргу, вознмерившись зщитить близких.

Жеребец по-прежнему плясл н месте, пытясь вырвться из рук незнкомц. Трейвик неуклюже тянул узду, уверенный, что этот конь – его единствення ндежд н спсение.

Вейл не успел преодолеть рсстояние, отделявшее его от Трейвик, когд Комет вновь встл н дыбы. Жеребец был великолепен в своей ярости и испуге, его поджрое тело четко вырисовлось н фоне неб, передние ноги рссекли дым. Н виду у Вейл одно копыто удрило Трейвик по лбу, и тот рухнул нвзничь, кк повленное дерево. Комет опять встл н дыбы, но н этот рз опустился н все четыре ноги осторожно, избегя соприкосновения с рспростертым телом, и попятился.

Н виске Трейвик проступил отчетливый отпечток подковы. Из рны сочилсь кровь. Ник повидл достточно рн череп, чтобы понять: удр жеребц смертельный. Дже если Трейвик был еще жив, то вскоре умрет от кровоизлияния в мозг.

Что ж, он зслужил смерть, подумл Ник. Обойдя зтихшего Комет, который волочил поводья по земле, он нпрвился к дому. Ричрд стоял в дверях, тм, где Ник оствил его. Он видел, что произошло, стл свидетелем случйной смерти человек, которого считл отцом. Вейл змедлил шг, ребенок бросился к нему в объятия. Ник крепко прижл его к себе – чересчур крепко, нпомнил он себе, но почему-то никк не мог отпустить Ричрд. Зплкнный Ричрд уткнулся ему в плечо. Выпрямившись, Ник понес мльчик в дом, торопясь узнть, что с Мэри.

Прибывший врч успокоил Ник. Герцогиню перенесли в спльню, врч нчл осмотр. Мэри оствлсь в созннии и уверенно отвечл н вопросы.

– Рн неопсн, – зявил врч изнывющему от беспокойств герцогу. – Очевидно, пуля прошл под кожей, что и вызвло ткое сильное кровотечение, шок и боль. Но ни один вжный оргн не здет. По крйней мере нм есть н что ндеяться.

Отпрвив мертвенно-бледную Клер н кухню з горячей водой, врч зхлопнул дверь спльни перед носом Вейл. Только после этого герцог понял, что по-прежнему держит н рукх сын, словно прикосновение мленького тельц утешло его.

– Отпустите меня, сэр, – тихо попросил Ричрд.

Вейл послушно исполнил просьбу ребенк, который прожил под крышей его дом несколько месяцев, подобный мленькому, молчливому призрку. Несмотря н все уверения в том, что отныне его жизнь будет мирной, сегодня мльчик пережил стршное потрясение.

Ник отступил, глядя н золотистые кудри млыш. Серые глз Ричрд, тк похожие н глз смого Ник, были потуплены. – Он скзл... – нчл Ричрд звонким голосом и осекся.

Вейл не слышл всего рзговор Трейвик и Мэри, но вполне предствлял себе, что скзл торговец. Знчит, все эти месяцы они нпрсно скрывли от ребенк првду. Мэри хотел, чтобы млыш прежде уверился в их любви, но вместо этого...

Вейл перевел дыхние, ужсясь последнему злодеянию торговц. Кк воспримет впечтлительный ребенок истину, искженную Мркусом Трейвиком?

– Что же он скзл, Ричрд? – нконец не выдержл Ник, когд мучительня пуз зтянулсь.

– Что я – вш сын. – Мльчик поднял голову, и Ник обнружил, что в его глзх светится ндежд. Тким же было лицо Ричрд, когд ему пообещли подрить пони. С ткой же тихой рдостью он глдил шелковистую шерсть спниелей, не веря своему счстью.

У Ник перехвтило горло. Н минуту он лишился др речи. Непрошеные слезы жгли глз, рвлись нружу, зствляя збыть о привычной сдержнности.

– Д, ты мой сын. И сын Мэри, – мягко подтвердил он. – И мы об любим тебя. Ты см поймешь это, – добвил он, вновь вспоминя уроки своего отц, – когд стнешь отцом.

– Но я всегд остнусь вшим сыном, – прошептл ребенок. – А он мне – никто!

– Мы нвсегд связны кровными узми, – подтвердил Ник, глядя н сын – плоть от его плоти, родную кровь...

Дверь приоткрылсь, и из спльни вышел врч, опускя зктнные рукв рубшки. Увидев дв почти одинковых лиц, он мгновенно понял, кто этот мльчик.

Стрнно, подумл врч, что герцог просто не привез ребенк в Лондон и не покзл судьям. Впрочем, должно быть, н то у Вейл были свои причины.

– Кк Мэри? – с тревогой спросил герцог.

– Все предположения подтвердились. Конечно, потрясение было стршным, и, учитывя положение герцогини... – Он деликтно умолк.

– Положение? – переспросил Вейл.

– Но ребенок не пострдл – уверяю вс, вш светлость! Теперь остется лишь дождться... блгополучного рзрешения. – Зметив смущение н лице герцог, врч добвил: – Рзумеется, когд придет время.

– Ребенок? – эхом повторил Ник. – Вы хотите скзть?.. – Он медлил, не осмеливясь поверить неожиднному известию.

– Д, второй сын или дочь. Он появится весной – время мы уточним позднее. Может быть, оно известно вм? – спросил врч, но тут же понял, что герцог ничего не знет. – Можете нвестить ее светлость – конечно, визит должен быть кртким. Он нуждется в отдыхе. – Он вытщил из крмн небольшой флкон. – Добвьте пру кпель этого средств в сткн с водой, чтобы он спл спокойнее. – И доктор протянул герцогу нстойку опия.

– Нет! – Вейл решительно покчл головой.

– Если хотите, я см могу приготовить смесь. Это очень просто. Лекрство успокоит ее светлость и поможет ей уснуть. Вы же знете, кк слбы женщины...

– Мэри не ткя. – Ник взял сын з руку, обошел врч и нпрвился в комнту, где ждл Мэри.

Когд Ник и Ричрд скрылись з дверью спльни, врч, оствшийся посреди коридор, недоуменно оглядел флкон, пожл плечми, сунул его в сквояж и нчл спускться по лестнице.

Мэри лежл, опирясь н гору взбитых подушек. Ее лицо было совершенно белым, но Ник решил, что никогд в жизни не видел более прекрсной женщины. Рспущенные волосы Мэри рссыплись по подушкм, н волнистых прядях игрл отблеск свечей, отржвшийся в глубине синих глз.

Думя о том, что еще недвно оствлось для них обоих неосуществимой мечтой, Ник медленно приблизился к кровти, держ з руку сын.

– Ты все знешь, – зявил Мэри, едв увидев сияющее лицо герцог.

– Д, – подтвердил он. – Но я не смел и ндеяться... – нчл он. У него перехвтило дыхние. – Я не зслужил ткого счстья, Мэри. Мне... почти стршно... Мэри протянул ему руку.

– Нм больше нечего бояться, Ник. – Он перевел взгляд н ребенк, стоявшего рядом с отцом. – Стрх исчез, остлсь только любовь, – прошептл он и нежно улыбнулсь сыну, вспоминя о том, кк носил его под сердцем.

– У меня будет брт, – блгоговейно произнес Ричрд. Мэри приподнял брови, но Ник улыбнулся ей, и он понял: свершилось то, о чем он тк долго молилсь.

– Или сестр, – добвил он.

– А у тебя прибвится обязнностей, – зметил Ник, обрщясь к сыну.

– Кк с пони?

– Кстти, все пони целы, – вдруг вспомнил Вейл. – Нм удлось вывести их.

– Они испуглись? – спросил Ричрд. – Потому что меня не было рядом?

– Может быть, – соглсился Вейл.

– Я пожлел о том, что рзбудил вс. Мне стло стршно. Но о пони ндо зботиться, – со вздохом произнес мльчик.

– И о бртьях тоже, – подтвердил Ник, вспоминя, что в последнее путешествие вместе с отцом отпрвился и Чрлз. – Иногд требуется немло сил и терпения, чтобы они нучились всему, что должны знть.

Он знл, что Ричрд не срзу поймет эти слов. Но родственные узы нерушимы при любых обстоятельствх. Ник двжды пренебрег своим долгом, и из-з этого пострдли его близкие. Но теперь...

– Ник... – негромко позвл Мэри, и он збыл о прежней вине, увидев ее улыбку.

– Если родится мльчик, нзовем его Чрлзом, решил Вейл, – в пмять о кровных узх, которые помогли ему выжить и одержть смую вжную победу в жизни.

Посмотрев н Мэри, Ник склонился и впервые поцеловл своего первенц.