/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Вольные Казаки

Глеб Успенский


Успенский Глеб

Вольные кзки

Глеб Ивнович Успенский

ВОЛЬНЫЕ КАЗАКИ

1

- Длеко ли же, собственно, едете-то? - Д пок что хорошенько-то еще и не обдумли... Мло ли местов-то!.. Новороссийск - вот, говорят, теплое место приготовляется... В Бтуме тоже, скзывют, не холодно... Ектеринодр... Ну д и Ростов ншего брт не обижет...

- А по ккой же чсти-то вы?

- Д по ккой угодно! Ккя чсть подвернется под руку, т и нш!.. Х, х, х!.. Ты не гляди н меня, что я пок что в этком виде. Это со мной сколько рз бывло, потом попдешь в струю - и см себя не узнешь!

Рзговор этот, между множеством всякого род других рзговоров, происходил н глерейке третьего клсс одного из проходов Зевеке, шедшего по Волге к Црицыну, в один из ясных и светлых дней нынешнего лет. Человек "в этком виде", слов которого мне пришлось услышть, невольно обртил н себя мое внимние. Что-то чрезвычйно знкомое послышлось мне в его словх, и не столько в смых словх, сколько в мнере, в тоне, которым они были скзны. Не то чтобы я видел где-нибудь именно этого человек, нходившегося "в этком виде", - я только вспомнил, блгодря его мнере и тону рзговор, что н моем веку мне уже не рз приходилось слышть эту мнеру рзговор и этот тон и что они почему-то меня интересовли. Не умея дть себе отчет в этом и все-тки интересуясь человеком "в этком виде", я подошел к нему поближе и пострлся рссмотреть повнимтельнее.

Человек "в этком виде" был то, что нзывется "верзило"; н оберткх лубочных издний Никольского рынк в тком именно виде изобржют обыкновенно фигуры "витязей": шлем, под шлемом тинственные глз и хрбро рспрвленные усы; нос не всегд виден н этих рисункх, ко всегд удчно изобрженное истукнство общей фигуры не утруждет внимние зрителя мелочми, и, не змечя нос, вы все-тки видите, судя по усм и истукнству, что это, должно быть, непременно "витязь". С первого же взгляд н человек "в этком виде" брослось в глз именно его истукнство, топорно приделнные под бесформенным носом топорные усы, тинственные бледно-серые глз н широком, ничего не выржющем лице и весьм прострнный рот; этот большой, весьм подвижной во время рзговор рот, соствляя существеннейшую черту всего истукнского облик человек "в этком виде", делл понятным всю топорность, тяжеловесность и огромность его фигуры и был кк бы укзтелем того, что в фигуре этой прежде всего ндобно видеть "псть", уж все остльное смо собой приходилось к ней. Не было н этом истукне шлем и воинских доспехов; н голове ндет был плоскя широкополя соломення шляп, н теле - почти воздушня прусиння пр, уже приведення в нищенское состояние и тк же подходившя к этому исполинскому телу, кк к волку вместо волчьей шкуры подходил бы нежня шерсть кролик. Во всяком случе это истукнное существо выделялось из общего уровня физических рзмеров, доступных современному обывтелю, и, продолжя нпоминть мне что-то уже знкомое, нстоятельно требовло ближйшего с ним знкомств.

- Теперь я н что похож? У меня вон всего-нвсего и имуществ-то остлось: пр глош д зонтик, я ндеюсь н бог! Пойдет струя - и опять пошел в ход!.. Теперь н мне шпк, видишь, ккя? А случись струя хвть, и цилиндр н темя вскочил, пожлуй, и шпокляк под мышкой зшевелился!.. Моя, брт, жизнь - тйн!

Ежели мою жизнь описть, тк это будет полный ромн...

Я уж пробовл писть, только все недосужно...

Истукн, сидевший з чйным столом с компнией попутчиков и собеседников, пивших чй и зкусыввших хлебом и рбузми, проворно опустил руку в боковой крмн, вытщил оттуд пчку кких-то бумг и стл в них рыться.

- Всё дрес. Вот письмо князя Мхоркин: "Любезный Мртын Петрович! не откжите мне в вшем блгосклонном содействии..." Всего бывло! Это вот от проходного обществ "Север" телегрмм: "Прошу покорнейше отпрвить двести пятьдесят тысяч..." Всего было!

Всего не пересмотришь! Это вот купчих: "Милый мой и неоцененный!.."

При этих словх вся компния осклбилсь и весело зхохотл:

- Хе, хе, хе! Ишь ккие тм у него!

- У меня, бртцы, всего много! Я вот ищу нчло ромн... Моя биогрфия... А, вот!

Он вынул ккой-то лоскут, рспрвил его рукой, кшлянул и, спотыкясь н кждом слове, прочитл:

" ..Полулеж в третьем клссе н моем плече и предвшись утомительному сну...

"Миля жен моя, - говорил я см себе, - кков судьб нш!.. Сейчс ты выгнн из дому, зхвтивши прямо из печки мокрое белье в узле, но двно ли я был с тобою грциозен и в коляске прой вороных, по нпрвлению к гостинице "Блкны" в Серпухове, с полутор тысячм рублям в боковом портмоне, и мы устремлялись из хрм..."

- Тк ты жент, стло быть? - спросили истукн.

- Жент, кк же! Моя жен теперь в Москве остется.

Жену я свою, можно скзть, вполне обеспечил. Он у меня обеспечен! A см я, пок что, позволяю себе поискть чего поприятней... И вот кк думю: непременно попду опять н струю! Это, что я читл, это только прискорбный эпизод. Но оно у меня всегд тк... Кжется, вот пропсть, глядь - внезпно окзывешься в полном великолепии!

- Д ты из кких будешь-то? - довольно серьезно спросил истукн один из собеседников; все собеседники были хоть и мленькие, деловые люди.

- Я-то? Я, бртец мой, неизвестного происхождения.

Мменьк моя был просвирня... И про отц говорят, что будто убили н войне... Но я, по сообржениям и постепенному нблюдению, вижу, что тк кк имение было князей Нгйских и кк князь Нгйский зхживл в просвирню и глдил меня по голове, то ввиду этого нельзя отрицть кровосмешения высшей степени крови. И я чувствую это и полгю, что кровь скзывется и действует. От этого смого мне во всяком случе выходит предпочтение! И мне счстье идет с детских времен... Откуд, спршивется, я имею др слов? А ведь у меня с детств блестящий слог! Однов я свою мть собственную дв месяц, с дозволения скзть, тк искусно ндувл, что дже он понять не могл, пришл в удивление...

- Эко у тебя ум-то ккой! Мть родную ндул. Должно быть, что уж умен ты...

- Я тебе говорю к примеру. Мменьк мне простил, удивилсь... Чего худого? Дело детское, ты поди попробуй: соври кждый день н новый мнер, тк и узнешь, велико ли в тебе дровние... Нет, не соврешь! День соврешь, и дв, и три... А ты дв месяц ври, тк н это ндобно особенную кровь!

- Чего же ты врл-то?

- А в училище не ходил. Книги звяжу в узел, все кк должно для школы приготовлю, см мрш в поле, ворочусь - рсскжу, кк что было и чему учили... Попробуй!

- Искусно!

- Тк искусно, что когд мть-то дознлсь д выдрл меня, тк все-тки не могл нлюбовться н меня.

См же мне и гостинцев нкупил... "Недром в тебе грциозня кровь!" И тк всегд в моей жизни. Нкжут - и сейчс же поглдят и превознесут. Когд мть-то дознлсь, что я ее обмнывю, отдл меня дьякону "теперь, говорит, будешь н моих глзх!" Попросил дьякон кк можно строже смотреть. И точно: з волосы он меня первым делом отодрл крепко, потом говорит: "Н-ко, подержи ребенк, понянчй, мне некогд". А потом: "Н-ко, покорми кшей ребенк!" И вышло тк, что нет мне ученья никкого, никто не беспокоит, сижу я с ребенком и всегд съем у него кшу... Целый горшок съешь и уйдешь. "Учились?" - "Учились, кк же!" Ну, мменьке и спокойно, д и мне приятно - кш молочня... Подумешь, кк будто бы ндо мной есть перст укзующий. Кк же: рз только попробовл меня мменьк отдть в трктир "мльчиком".

Больно мне не хотелось туд идти; плкл, - ну все-тки мменьк отвел. Встречю доброго человек, строго полового; полюбил меня, делет рзные укзния и говорит:

"Когд будешь подвть чй в прздник и нроду будет много, тк ты, говорит, не все деньги хозяину з буфет отдвй, понемногу бросй себе з голенище..." Сейчс я понял - ив тот же день нбил голенищ тк, что ноги не двигются; в одном споге н три с четвертью нбросл, в другом - " четыре с лишком. Звязл я эти деньги в плток д ночью, богу помолясь, и упер к мменьке...

Веселым хохотом компния приветствовл повествовние верзилы о его юношеских успехх, и, ободренный общим внимнием и интересом к этому повествовнию, верзило воодушевился и принялся передвть публике эпизоды своей жизни, один блисттельнее другого.

- Это что!.. То ли бывло! А вы вот что рзберите:

по семндцтому году являюсь в Москву; иду куд глз глядят; прихожу к дому - "ткцкя фбрик купц Орехов"; вхожу в контору: сидит з смовром толстя женщин немолодых лет - хозяйк дом... "Чего тебе, говорит, мльчик?" - "Д вот, говорю, судрыня, ищу мест". - "Ккого же ты желешь мест?" - "Д ккое случится..."

А ведь я ни по ккой чсти не происходил еще... Подумл, поглядел н меня прямо в глз, помолчл, подозвл меня к себе, поглдил по головке, еще поглядел прямо тк в смое мое лицо - "ну, говорит, поцелуй меня и не беспокойся. Место тебе будет!" Н-ну...

Шумными одобрениями рзрзилсь окружющя рсскзчик публик.

- Тк я кк сыр в мсле пять лет пребывл н этом положении рсстться не может! Денег полны крмны, зйдешь в ресторн, выкинешь рубль серебром, хлопнешь лимонду с коньяком, - сдчи не ндо!.. Извозчик! Сел н рыск, подктил куд повеселее, выбросишь рублевку - пожди, провел время н две крсных... Это и внимния не соствляло!.. И ткое мне было рйское житье, что, кжется, умри хозяйкин муж (хворый он был), быть бы мне полным хозяином. Д проведли об этих делх сродственники д ккие-то попы строобрядческие, д и комндировли Для ревизии своего поп Гврилу... Я не плохо скроен, уж он - тк и господь знет, что з монумент... Рыжий, огромный, суровый... Сижу я в конторе перед тулетом; вижу, входит монх этот смый. Вошел, помолился н обрз. Молился он долго, н меня не смотрел и ни слов не говорил. Потом сделл земной поклон, встл, подошел ко мне и говорит: "Ты, говорит, состоишь с хозяйкой в тких-то, мол, предметх?" - "Состою!" Не говоря худого слов, хлоп меня по уху со всего рзмх. "Вон! Сейчс вон отсюд!" Я очувствовлся, говорю: "Хоть вещи...

шпку..." - "Вон!" - и опять - рз! и в згривок дл тким родом, что и не опмятовлся, кк уж з воротми очутился... А он з мной ворот н змок - и шбш!.. Тк я, бртцы мои, из полного моего великолепия прямо н Хитров рынок свлился, д уж через месяц, никк не рньше, еле-еле швейцром в меблировнных комнтх местечко получил... Вот ккие перевороты происходят!.. А все нетнет - и вынырнешь!..

- И ничего вынырял-то? Ловко? - спршивли любители всякого успех.

- Д вот кк вынырял: однов вынырнул я в струю, когд в Петербурге шли огромнейшие постройки... Тысячи домов строились... Тут я приткнулся - и получил высшее знчение!.. Вот между этими смыми пльцми (истукн рстопырил пятерню) прошли сотни тысяч... Доверия мне было сколько угодно; бывло, у меня в передней поствщики по полусуток ждут... И было бы хорошо, д сплоховл что-то нтрепренер-то мой, поспешил он целый домище в пять этжей, - н, он и ухнул, рзвлился. А с домом и мы с нтрепренером-то рзвлились... А пожил, уж есть что вспомнить, д и меня помнят з это время во всех теплых местх в Петербурге...

- Кк ты опять-то вынырнул?

- А опять я вынырнул по случю освобождения Болгрии от мусульмнского иг! Попл в отряд мркитнтом... Было в моем рспоряжении три тройки со всякою провизией, вин, сигры, крты - все! Трое кучеров у меня под комндой, повр, дв лкея, и я см во глве!

Вот это бртцы мои ст-рр-у-у-й-я! Это вон тк кстояще выплыл, вынырнул! Первым делом нчлось еще в Питере...

Пропечтл в гзетх публикцию нсчет желющих ехть н военный тетр, то есть нсчет повров, кучеров, лкеев, и повлил ко мне нрод... И что ж вы думете?.. Кждый мне же сует в руки деньги, только возьми! Одн хорошенькя ббенк... "Что угодно! говорит, только увезите моего муж, повр, н войну; я влюблен в другого!" Подумл, подумл, вижу, дело подходящее - увез ее муж, сделл ей удовольствие!

- Обоюдно, знчит?

- Уж это понимй кк знешь!.. А кк потом пошл "згрниц", тк это ндо дв год рсскзывть - не рсскжешь всего! Золото, кк дождь из ведр, в буфет лило!..

Вот крмны ккие нбухнут з день-то!.. А что ксемое жизни, кк будто бы н облкх пребывл!.. Бывло, остновится отряд в ночь, рскупорим ящики, достнем коньяку, шмпнского, зкусок - всю ночь!.. Кучер, и те шмпнское дули, кк воду! Только у меня и рспрв Сыл ой-ой!.. Один пьяный кучеришко нпоил меня однов тким чем, что я сейчс не отчихлся от него... Зчерпнул спьян воды из колодц, поствил смовр, стли пить чй с коньяком, пьем кк ни в чем не бывло, только что дух ккой-то отзывет; подольешь полсткн финшмшнского - и хлопнешь, н утро окзывется - в колодце-то пятеро мертвых турок мокнут!.. Н-ну уж тут был рспрв!.. Прямо полевым судом присудил и всю шкуру этому кучеру изодрл!.. Я тогд широко комндовл! В Россию воротился, тк у меня з пзухой две ппиросных коробки из-под сотни были битком нбиты золотыми-то!..

- Ловко ты, брт, выплыл!

- Бог дст, и опять выплывем в ккую-нибудь хорошую струю... Н-ну, тогд уж действительно был струя:

уж я пошумел н белом свете!.. Поплвл!.. А уж жен, бртцы, ккя мне поплсь!

И зтем нчлся весьм обстоятельный рсскз о ромническом знкомстве верзилы с его будущею женой и смя тщтельня хрктеристик этой своего род змечтельной женщины, кк бы смою судьбой послнной истукну для еще более широкого и рзнообрзного продолжения его широкой и рзнообрзной жизни. Женскя фигур, постепенно выяснявшяся в рсскзе человек в "этком виде", был действительно в ткой степени типичн для хрктеристики людей того смого сорт, к которому приндлежл и см рсскэгчик, что я, прежде нежели возврщусь к продолжению его рсскз, скжу несколько слов вообще об этом сорте людей, весьм многочисленном в нстоящее время н Руси.

Отрывки из втобиогрфии человек в "этком виде", которыми он во всеуслышние делился с проходною публикой, были для меня весьм достточным основнием, чтобы отвести ему почетное место среди глереи портретов современного нм "вольного кзчеств", постепенно нкопившихся в моих житейских воспоминниях.

2

Существовние в русском обществе "вольного кзчеств", в последнее время иногд соствляющего предмет гзетных слухов и толков, возбуждющих в читтеле ккието скзочные мечтния, двно уже не подлежло для меня никкому сомнению, тк кк типы кзцкой вольницы русскя жизнь вырбтывл в огромнейшем количестве многие годы подряд и не перестет вырбтывть вплоть до нстоящей минуты. Совершенно непрвильно поступют те интересующиеся рзнообрзием русской жизни соотечественники, которые почему-то полгют, что "вольные кзки" существуют где-то в Азии, в кмышх Кспийского моря или в Азитской Турции и вообще в кких-то уединенных, неведомых и глухих местх соседних с нми госудрств. Н нших же глзх смые, по-видимому, достовернейшие путешественники, увлеченные идеей о вольном кзчестве, доходили до ткого смообмн, что решились пубхично свидетельствовть в печти, будто бы они сми, "собственными глзми" видели десятки тысяч тких нших "вольных кзков", их деревни, пшни и церкви в рзных точно укзнных местностях Азии, и зтем, остынув от увлечения и проверив свои мечтния документльными днными, должны были ткже публично сознвться, что в действительности ничего подобного с ними не бывло и что они никких поселений и никких кзков не видли.

Не зню дже, мог ли бы см слвный "добрый молодец", тмн Николй Ивнович Ашинов, портрет которого в нстоящее время крсуется в одной фотогрфической выствке н Невском проспекте, - не зню, мог ли бы он по чистой совести и полож руку н сердце укзть с точностью те местности, где проживет вольное кзчество, тмном которого он, кжется, себя провозглшет? Едв ли он будет в состоянии укзть не только в кспийских кмышх, буквльно н всем земном шре ткой пункт, где бы мог сокрыться ккой-то вольный человек, д еще российский, если только этот тинственный пункт не простой чердк или погребиц, то есть временное прибежище беспспортного человек, который рно или поздно непременно будет выдворен с чердк городовым и им же водворен в общество, нисколько не нпоминющее вольницы.

А между тем смое появление н белый свет ккого-то тмн, глвное, легенд о вольности, пущення в публику при помощи гзет, и эти неясные слухи и мечтния о кких-то смовольно обрзоввшихся общинх вольных русских людей, смовольно вступющих в политические связи с Абиссинией, смовольно воюющих с итльянцми, - все это полуфнтстическое, недостоверное н деле, почти неосяземое и неуловимое, тем не менее несомненно покзывет, что в русском обществе еще жив дух "удлых добрых молодцев", еще не змерл мечт о лодочкх с вольными людьми-рзбойничкми и что жжд пожить и погулять н свете вне стеснения ккими бы то ни было формми общежития еще довольно сильно в обществе, весьм уже похожем по внешнему виду н европейское.

Очевидно, что в обществе ншем жив еще вольня кзцкя фнтзия, живо желние достигть своих жизненных целей помощью удлой кзцкой уловки: прититься, притвориться, выждть, подкрулить, броситься, "сцпть" и утщить, потом уже пересмеять все это, всех и вся и с удовольствием нслждться плодми уловки в мирном и тихом уголке, з густыми кмышми зконных прв и преимуществ. И мне кжется, что не ндобно идти ни в Персию, ни в Азию, ни в Абиссинию для того, чтобы с полнейшей ясностью убедиться, что "вольный кзк"

жив-живехонек и кзцкя уловк в житейских делх ншей обыденной жизни не только не дремл или не зевх, но еще и дремть-то не думл.

Н нших глзх "вольный кзк" (иногд числящийся по весьм солидному рнгу) не проморгл, нпример, той минуты, когд все черноморское побережье опустело после бегств горцев в Турцию, и зхвтил себе н льготных условиях не одну тысчонку земли з смую ничтожную цену и с десятигодовою рссрочкой. Зхвтить-то зхвтил, д потом и рскялся земля поплсь ткя, нд которой ндобно тк же кропотливо рботть, кк кропотливо рботет женщин, вышивя в пяльцх узор, то есть нужно было обрбтытть кждый вершок, этого вольный кзк не любит и денег н обрботку тртить не похотел, во-первых, потому, что у него денег нет никогд; во-вторых, потому, что ему именно деньги-то и нужны.

Конечно, он охотно бы продл эти тысячи десятин земли, Д не нйдешь, с позволения скзть, ткого дурк, который бы купил. И вот н столбцх "увжемой гзеты" появляются легки лодочки с "удлыми добрыми молодцми".

И говорят "добры молодцы" тковы лсковы слов: "И были мы у цря ефиопского, земельки он нм дл, облскл и звл н житье... Црь ефиопский добер, ничего, только что черный весь и голый, и бог у яво нш, кк быть следовет, и угодники всякие есть ткже, скзть худов нельзя. И звл нс всех двдцть пять тысяч человек н свою землю..." Прочитв это милое, детски-нивное письмецо, не естественно ли всякому, любящему свое отечество и дорожщему его преуспеянием, поднять и широко поствить вопрос о том, чтобы кзн немедленно выкупил землю н побережье, поселил бы тм все двдцть пять тысяч нших, "которых собственными глзми видели" ткие-то и ткие-то инострнные путешественники? Неужели можно эти тысячи нших сынов выбросить з пределы отечеств, отдть ккому-то черному и голому ефиопу?

Ведь вместо десяти рублей, уплченных в рссрочку, можно взять сто рублей з десятину! Можно ли двть мху?

И вот н поверхность русской жизни выплывют легки лодочки; гребцы н этих лодочкх поют удлые молодецкие песенки и, дружно нлегя н весл, сквозь всякие дминистртивные кмыши постепенно пробирются к сундучку.

Очень может быть, что в днном примере кзцкие мелодии не увенчются успехом; но н нших глзх тысячи смых порзительных примеров, кк нельзя лучше докзывющих, что мелодии не всегд оствлись мелодиями, , нпротив, смым широчйшим обрзом осуществлялись н деле. Что же, прозевл ли "вольный добрый молодец"

бшкирские земли? Польские земли? Прозевл ли он и проглядел ли бнки, концессии, поствки н рмию и подряды? Нет и нет! Он везде совершил предопределенное ему дело по смому широчйшему плну. Рсхищение миллионов десятин бшкирских земель не подлежит сомнению, и всякий, познкомившийся с этим делом подробно, может только удивляться необычйной живучести "добрых молодцев" и их молодецких идей, плнов, целей, глвное, их поистине молодецких приемов, с помощью которых они въявь и воочию сумели совершть дел, исполненные смого обрзцового беззкония. Ни сенторскя ревизия, ни зконнейшие требовния генерл-губернторской влсти, ни спрведливейшие требовния влсти губернторской, ни, нконец, окончтельные и бесповоротные решения высших првительственных инстнций, нпрвленные решительнейшим обрзом против вожделения "добрых молодцев", ничто не попрепятствовло им совершить колонизцию пустопорожних прострнств именно по тому плну, который был ими здумн, и вопреки тем укзниям, прикзниям, ктегорическим решениям, строжйшим мероприятиям, ккие предпринимлись против их плнов всеми родми зконной влсти. Несколько лет подряд зконня влсть не могл восторжествовть нд исполнением желния "добрых молодцев" и только тогд окзлсь имеющею знчение, когд желния "добрых молодцев" были осуществлены ими.

Не проглядел своего "удлый добрый молодец" и в Польше. Н. И. Пирогов в своих мемурх весьм ясными чертми рисует нм ниболее рспрострненный в смутное время Зпдного кря тип обрусителя, в котором нельзя не узнть тех же черт обиттеля "легкой лодочки", то есть черты "удлого доброго молодц". Будучи в собственном своем отечестве звзятым крепостником и зчуяв освобождение крестьян, он, этот "добрый молодец", чутьем поняв предстоящее положение дел, всеми способми стрлся поддержть в своих крестьянх веру в легенду о том, что "земля отойдет мужикм вся", что не ндобно брость нделов и лучше всего от них откзться, довольствуясь нделом нищенским. Утвердив крестьян в этом убеждении, "удлой добрый молодец", получив в собственность всю свою землю полностью, тотчс же продвл ее и, по обычю "добрых молодцев", истртив вырученные деньги, прятлся со своею легкою лодочкой в кмыши, в неизвестность, и выслеживл, откуд дует ветер, доносящий зпх съестного. Дует ветер из Зпдного кря; "добрый молодец" выезжет н лодочке из кмышей, переезжет Днепр и здесь, являясь в роли обрусителя, формулирует свои молодецкие желния в ткой уже форме:

"Ребят, - говорил он мужикм, укзывя н пнский змок, - это все вше! - и при помощи тких идей см стновился облдтелем пнской усдьбы, которую, конечно, тотчс же,!! переуступл в руки жид и, промотв вырученное, опять скрывлся в кмышх и выжидл.

И выждл он бнки, железные дороги, войны и победы - и везде ни рзу, ни н одно мгновение не проглядел своего куск. Достточно смого поверхностного воспоминния о широте н Руси бнковых оперций и о рзмерх бчковых крхов, чтобы видеть, что все это были не финнсовые предприятия, то смое, что поется в песне:

"под Сртовом рзбойнички шлят!" Кто из людей, не причстных к компниям нших "добрых молодцев" и нблюдвших явления русской жизни не из чщи кмышей, в которых любят титься "добрые молодцы", при свете белого дня, - кто из тких более или менее беспристрстных людей, читя бнковые отчеты, соствленные, кжется, по всем првилм финнсового блгоприличия, не чувствовл и не был убежден, что вместо всех этих цифр, итогов, кредитов, дебетов следовло бы нписть только одно: "Срынь н кичку!", вместо слов: "директор" - "ушкуйники", вместо подписи коммерции советник Ивн Доримедонтович Огурцов - слвное имя Степн Тимофеевич, по прозвнию Стеньки Рзин. Конечно, в конце концов ниболее выдющиеся из этих добрых молодцевтмнушек перебывли почти все "н слвной Крсной площди", но сущность совершенных ими финнсовых оперций, если читтель припомнит их во всей полноте, с полным беспристрстием, положительно т же смя, что и сущность предприятий, очерчивемых песнею в коротких словх: "под Сртовом рзбойнички шлят!" Сосчитйте, припомиите, ккие удивительные подвиги по этой чсти совершлись н нших глзх в последние двдцть пять лет, ккое торжество удлого молодецкого ум обнружено обществом в рзрботке финнсовых оперций н Руси, - и вы увидите, что искть вольных людей где-то в Азитской Турции или в Абиссинии нет никкой ндобности и ни млейшего основния. Д и что бы тм, в Абиссинии-то, могли сделть нши "добрые молодцы"? Тм песок д голый человек, тут под боком у нс со всех сторон блгодть: и бнки, и лес, и земли, и "недр" - всё!

Рзве в Абиссинии или в кспийских кмышх нйдешь хороший интенднтский подряд, и рзве тм можно устроить тк, чтобы по ветру рзлетелось трист тысяч пудов сен или пропло бы несметное количество муки, и притом от одной только мленькой мыши, которя был схвчен н месте преступления? Ничего ткого в Абиссинии "вольный добрый молодец" не нйдет, и ему смое лучшее дело - сидеть дом и выслеживть добычу, что он, кк мы видим, и делет поистине неустнно, с беспримерною последовтельностью и поистине с художественным совершенством. Срвните любое из больших общественных дел ншей жизни с любым делом "добрых молодцев" и вы непременно отддите предпочтение "рботе" "добрых молодцев" перед рботою просто добрых людей; возьмем для пример ткие дв, близкие друг к другу, дел - переселения и рсхищения - и спросим себя: которое из этих дел обделно лучше? Двдцть пять лет зкон печется о переселенцх, и двдцть пять лет он же противодействует "хищному элементу". А н деле выходит, что хищный элемент нстроил себе дч, зводов, мукомолен, лесопилок и живет припевючи, нехищмый элемент - лпотник продолжет штться по свету кк бы в збытьи, толкясь по ошибке то в Квкзский хребет, то в окен и вообще не нходя себе мло-мльски ндежного пристнищ. Нет, жив "вольный кзк" и жив Степн Тимофеевич, Стеньк Рзин по прозвнию... И "пок что" - прво, везде, повсюду, н всех путях его опытов и предприятий - его сопровождл непрерывный успех. Успел он в Азии, в Бшкирии, в Зпдном кре, в бнкх, в интенднтствх; не без успех проникл и з пределы отечеств, объявлялся в Абиссинии, в Сербии, в Болгрии и почти везде, несмотря н кртковременные посещения, сумел оствить о себе смое определенное впечтление. Вот только в Болгрии что-то не вышло, по крйней мере временно, но было молодцу не укор, ндо потерпеть, выждть, "пок что" - и Россия не клином сошлсь и здесь еще могут быть блгоприятные для "добрых молодцев" моменты, когд опять можно будет с веселым сердцем выехть из кмышей н легких лодочкх и провозглсить: "Срынь н кичку!" в виде кких-нибудь грндиозных финнсовых предприятий, имеющих целью "оживить" мертвые богтств. Много этих мертвых богтств и много живых "добрых молодцев" - словом, есть кому и есть где рзгуляться.

Но нельзя не удостоверить того не подлежщего сомнению фкт, что первые крупные предприятия "добрых молодцев", предводимых первыми крупными тмнушкми, не тк чсто возможны в нстоящее время, кк это было несколько лет нзд; теперь необходимы некоторые перерывы в деятельности "добрых молодцев", промежутки в несколько бездейственных лет, и вот почему вся т бесчислення н Руси вольня кзтчин, которя в недвние кипучие кзцкие времен был при деле, теперь вынужден мяться, томиться ожидниями по нескольку лет и приклдывть свои руки из-з куск хлеб ко всякому делу, лишь бы не умереть с голод. Иной будущий тмн скромно сидит в ожиднии момент где-нибудь в суфлерской будке или состоит комиссионером при гостинице. Что сулит этой вольнице будущее, я предугдывть не буду. - я только хочу обртить внимние читтеля собственно н рзмеры, в которых этот тип вольного кзк рспрострнен в ншем обществе. Н скмьях подсудимых, или, кк скзно в песне о Рзине: "н слвной Крсной площди", читтель видит только отборных деятелей удлых предприятий, но ведь ими длеко не исчерпывется весь тот контингент второстепенных учстников, без которых немыслимы большие оперции, окнчивющиеся Крсною площдью. Чтобы, нпример, более или менее успешно похитить, положим, учсток бшкирской земли, предпринимтелю нужно рзвртить, в видх достижения своих целей, множество нроду всякого звния, состояния и положения, нчиня с подкуп бшкирского стросты, продолжя подкупом волостного писря и тк длее через все инстнции, ведь это знчит зрзить идеями удльств бесчисленное множество нроду. Рзврщение идет не н одном только бумжном, кнцелярском поприще - нет, в оперции учствуют все человеческие стрсти; без шмпнского, без женщин, без "дм" и без рфисток тм нельзя обойтись. А ведь чтобы все это обделть, кк должно, ндо множество рбочих рук третьего, четверто-.

го и пятого рзрядов, и вот эти-то второстепенные деятели хищений, эти случйно полкомившиеся слдким куском, случйно допившие осттки из бутылок с шмпнским, - эти-то люди, знющие вкусы в удовольствиях и удчх жизни, - они-то и соствляют нше вольное кзчество, тящееся не в кмышх, в смом обществе, в толпе.

"Вольный кзк" ткого тип беспрестнно мелькет решительно везде, где хоть мло-мльски пхнет кким-нибудь съестным ромтом. Он пешком пробирется по шоссейным дорогм, то побирясь Христовым именем, то пристривясь в обожтели к кбтчице, пок не нклдут в згривок, то попдя в кфешнтнные певцы, то вдруг преврщясь в хозяин гостиницы в смом бойком приморском или ином торговом городе. Н железных дорогх, н проходх, в особенности летом и в особенности н юге, всегд и в великом множестве встречется этот бродячий тип, ищущий "вось что-нибудь нвернется", - человек, говорящий исковеркнным языком, приметный несклдным костюмом и змшкми, и всегд с особенным, "вольному добру молодцу" свойственным выржением лиц: не то он подсмтривет, кк бы что-нибудь стщить у вс, не то хочет попросить милостыню.

Но этим типом человек, рзлкомленного слдкими объедкми и слдкими опивкми роскошных пиршеств крупного хищничеств, длеко не исчерпывются хрктеристические черты современного бродячего по Руси "доброго молодц". Не подлежит сомнению, что рзлкомленный объедкми хищнических пиршеств смый многочисленный тип в пестрой и рвной толпе вольницы и что стремление уловить "струю", которя бы привел к слдкому объедку, смое приметное из стремлений вообще всякого "добр молодц". Но ндобно принять во внимние, что хорошо обствленное хищническое дело требовло весьм рзнообрзных способностей со стороны людей, в нем учствоввших; если вот этот человек годен для того, чтобы споить бшкир или подкупить писря, то не его ум было дело спихнуть с мест хорошего и добросовестного чиновник, искоренить вредного человек, зткнуть рот обличителю и вообще устрнить с пути к достижению хищных целей нрвственные препятствия. Нужны были люди с знчительными умственными способностями и с тким понимнием господствующих веяний времени, чтобы нстрочить хороший, дельный донос, положим, н губернтор, препятствующего хищничеству, и чтобы поствить доброго, честного и совестливого человек в безысходное положение. Здесь ндобно много ум и тлнт, много тонких знний в облсти зл, подвох и всякого ехидств; для выполнения тких сложных оперций требовлось рзврщение людей умных, требовлось уже рзврщение не только утробы, пдкой до объедков, но и совести; здесь подкуплсь и рзврщлсь душ человеческя, и вот, после того кк хищнические предприятия позтихли и между ними нчлись большие нтркты и перерывы, то и отржения этих нтрктов н людях, рзврщенных хищническим периодом русской жизни, стли выржться несколько инче, чем вообще у "доброго молодц", томящегося только о куске. Временно скомкння, рзврщення, исковеркння в горячечные моменты хищничеств совесть, пользуясь долгим перерывом и не нходя мтерил для новой кляузной прктики, стл вновь просыпться у некоторых из субъектов, зтянутых в хищническое течение. Стл (чще всего от ккой-нибудь неожиднной случйности, вдруг освещвшей помрченную душу) выпрямляться, приходить в себя и, рзумеется, ничего, кроме ужс, кк перед собой, тк и перед всем, что сделно, что видно, слышно, ничего иного в результте пробуждения совести быть не могло. Человек, весь погрязший в грехе, вдруг нчинл с порзительною ясностью видеть весь ужс всего грех и своего подлого дел, нчинл рзбирть в себе происхождение этой язвы, переходил к рзрботке тех общественных влияний и коренных причин, которые воспитли в нем эту язву, окунули его всего, с головой, с душою и телом, в грязь и грех, и вот этот тонкий и умный зверище переполнялся безгрничною ненвистью ко всему, что обвинял его проснувшяся совесть и пробуждення мысль. Весь грязный, виновтый, подлый, он до глубины души проклинет всю свою грязь.

вину, подлость, он знет зло во всевозможных источникх, видх и оттенкх, - и проклятие его производит потрясющее впечтление н толпу, куд, конечно, згнл его т же пробудившяся совесть, просветлевшя мысль. Злой и скверный, грязный знток всякого зл, грех и всякой своей и чужой подлости, см же проклинющий эту свою и общую подлость, - вот и еще весьм приметный тип в толпе бродячих по Руси вольных людей, "добрых молодцев", порожденных периодом хищничеств н Руси.

3

В моих воспоминниях до ткой степени живо сохрнилось впечтление встречи с одним рскявшимся в собственной греховной мерзости типом, что я решюсь сделть небольшое отступление и рсскзть об этой встрече.

Н дворе стоял один из тех последних дней осени, в которых уже ясно чувствуется пришествие зимы: холодный ветер несет хоть и редкие, но острые, кк иглы, снежинки; довольно плотным слоем прозрчного, кк стекло, льд покрылись пруды, озер и еще вчер мокрые лужицы и болотц; кое-где сохрнившя еще признки зелени трв поседел и припл к земле.

В ткую пору по большой дороге из Петербург, которя видн из окон моей комнты, плетется обыкновенно мсс всякого нищего нрод: это большею чстью зпоздлые рбочие, пропившиеся в Питере и идущие домой без копейки, - люди, которым нет в Питере пристнищ или простой возможности где-нибудь приткнуться, тк кк полиция двно уже гонит их з неимение пспорт; несомненно, что в числе этой рвной толпы есть немло людей, добровольно улепетывющих от полиции или от ккого-нибудь темного дел. Все это во всяком случе нрод, не имеющий копейки з душою, ие имеющий одежды, спог, - словом, нрод, который вынужден идти сотни верст пешком, не имея возможности продть что-нибудь, чтобы доехть до мест или дже только проехть две-три стнции вперемежку с пешим ходом. "Подйте, Христ рди!" - просьб одежи, спог, хлеб слышится под окном в эту пору год довольно чсто; чсто хлопет клитк, и иззябший прохожий проворно мелькет мимо окн, нпрвляясь в кухню.

Вот в ткую-то пору прибежл, в буквльном смысле слов, в кухню ко мне и тот прохожий, о котором я хочу рсскзть. Это был огромного рост человек, лет под пятьдесят, одетый, конечно, нищенски; седя голов был острижен под гребенку, и щетин могучих усов и бороды двл возможность предполгть, что бород это когдто знл бритву. Но во всем этом нищенстве и зпустении "человек" особенно остнвливло внимние его лицо:

рзбойничий рзмх бровей, нпряження, кк в сжтом кулке, сдержнность перекошенных скул и глз, производившие темное и стршное впечтление темных кружков двухствольного ружья, подкруливющих удобную минуту убийств, - все это делло лицо "прохожего" необыкновенно стршным. "Рзбойник, душегубец!" - тк, нверное, с ужсом во всем существе, определил его кухрк в первый момент появления его в кухне, д ткое впечтление он, нверное, производил н всякого. Но в этом ужсном лице было еще нечто более ужсное, чем то, что брослось в глз с первого взгляд: ужсное, злобное лицо это кк бы беспрерывно рыдло, все признки истерического рыдния, готового рзрзиться сейчс, сию минуту, были зпечтлены н этом лице: от угл рзбойничьего глз по щеке и в углх губ шл едв зметня, но непрестнноистерическя черт рыдния, черт неподвижня, точно проведення резцом скульптор по неживому мтерилу кмня.

- Только щец, щец горяченьких, Христом богом умоляю!.. Погреться-с, то во всех моих делх - полное великолепие! В великолепнейшем состоянии все дел! Только погреться-с... Не откжите!

Черт неподвижно зстывшего н лице истерического рыдния именно во время этой речи и стл мне вполне ясно видим и ужснул меня более, чем ужсное рзбойничье лицо; когд он говорил о щх, лицо это стрлось принять кк бы просительное выржение, но неподвижня черт, кк железня сетк, сквозь которую видно ккое-то другое движущееся лицо, лежл н нем.

- Россия - стрн христинскя, првослвня... См Христос исходил ее всю, блгословляя... В трелке щей откзу, вероятно, не будет, во всем прочем я имею полные документльные днные... Щец-с!..

Щи, поствленные н стол, однко, не срзу привлекли его внимние, кк это могло кзться ввиду сильного голод, который он, по-видимому, испытывл.

- Это я ожидл! Щей в России ддут-с... Велик бог земли русской! бормотл он хриплым и неприятным голосом. - И зщит бедному обиженному полня!.. Блгословення богом земля... Полня зщит! Никкие врги не одолеют меня с ней! Зщит у меня - вот!

Быстро опрокинув нзд и нбок голову, он поднял к потолку руку и, потряся "перстом", говорил:

- Тм высшя инстнция у принятия прошений, и резолюция положен: "утвердить!" Великолепное дело и неопровержимое!

- Щи-то простынут! - осторожно зметил ему кухрк, рзглядев в нем, кроме рзбойник, еще и несчстного.

Змечние это подействовло н него, и он стл лихордочно глотть ложку з ложкой; но это продолжлось недолго, и прохожий скоро зговорил опять:

- Хрм Николы Морского, угодник божия, известен вм-с?

- Кк же! - ответил я.

- Близ тетров и Никольского рынк? Посредине площди?

- Я зню.

- Тк вот-с. Подн ему мною третьего числ полный пелляционный документ по моему делу, с приложением прошений - митрополиту, в комиссию, комитет, министерств, синод, сент, прокурору, Третьему отделению, господину обер-полицмейстеру, всем чинм и всему кпитулу и хрброму воинству. Все переписно в копиях и с приложением гербовых мрок. И следовтельно, имею полное прво возвртиться к моим нищим сиротм, успокоить их словесно впредь до получения решения...

Все это было очень похоже н бормотние сумсшедшего.

- Кому вы подли бумги? - переспросил я его, пытясь убедиться, сумсшедший он или нет.

- Николе Морскому-с! Угоднику божию Николю чудотворцу-с!

Теперь лицо его было жестоко и в смом деле ужсно.

Ответив мне, он смотрел н меня неподвижными дулми ружья и молчл.

- Кк же ты ему подвл-то? - улыбясь и в то же время, очевидно, "до смерти" испугвшись нелепых слов прохожего, спросил кухрк.

- Очень просто. Святитель в ризе и имеет вокруг головы сияние... Ну я и возложил ему все документы этк з сияние и поклонился в землю. В хрме никого не было...

Мы не знли, что говорить и что спросить, но прохожий мог еще кое-что сообщить нм:

- Следовтельно, сторож ли, или священник, но обязны от угодник божия принять прошение с документми.

Они только слуги божий, он - угодник! При этом случе не может быть упорств, должны принять и дть ход!

И вот посмотрим-с!.. Я не подю больше-с! Не ксюсь!

Угодник божий Николй чудотворец входит вместо рб своего см и говорит... Одним словом, посмотрим-с, кк-то они, инстнции-то, зкряхтят-с!

Под кким-то предлогом я ушел из кухни - тк было нестерпимо и слушть и смотреть н этого человек, нходившегося, очевидно, в кком-то ужсном состоянии. Но при всем моем нежелнии бесплодно мучить себя, слушя непонятные, кблистические речи прохожего, я знл и видел, что он стрдет, что у него н душе есть что-то ужсное, - и меня тянуло к нему з этою тйной, и кзлось дже, что отпустить его, не дв ему возможности скзть все, что у него н душе, будет делом жестоким. С полчс отдохнув от первого удручющего впечтления, я не выдержл и опять пошел в кухню, но в сенях мы об столкнулись с прохожим: он поел и собирлся уходить.

- Что ткое мучет вс? - кк-то неожиднно и резко сорвлось у меня с язык.

Прохожий остновился, вперил в меня свой убийственный взгляд и несколько мгновений стоял молч и неподвижно. Вдруг, кк ключ из кмня, из его неподвижных темных глз зкпли слезы.

- Я см мучил людей, - медленно выговорил он. - Я см душегуб и кровопийц!.. Не меня мучили, я муч-ч-ил люд-дей!..

Последние слов он сопровождл медленными прикосновениями сжтого кулк к сердцу и неожиднно ослбел, не сел, опустился н лвку, стоявшую в сенях; не будь этой лвки, он непременно бы свлился с ног.

- Я грешник! Я кровопиец!

Прижв к груди сжтый кулк, он змолчл, отвернулся и плкл... Мло-помлу он зговорил и по-прежнему, все с теми же стрнными оборотми речи, никким обрзом, повидимому, не желвшими сделться ясными, определенными, перемешнными к тому же с текстми священного писния, полными кротости и любви, но всегд дющими возможность подрзумевть, что они дресуются к ккому-нибудь непременно злому человеку, которому эти тексты придутся очень не по нутру, - все это делло речь прохожего нестерпимо-утомительною и зпутнною. Мысль откзывлсь следить з этою скрытною, постоянно чем-то звелкивемою речью, и я нчинл уже чувствовть боль в вискх, когд прохожий прервл свой зпутнный монолог, остновился н минуту, кшлянул и довольно тихо произнес:

- Звли ее Фрнциск Стнислвовн... польк!..

Тут только я нчл сообржть и понимть кблистические речи моего собеседник. И вот что окзлось.

Нищий-прохожий весьм недвно знимл довольно знчительное, по силе и могуществу влсти, место в одном из отдленнейших и глухих уголков Сибири. Дикя, волчья, необуздння нтур, подкреплення првом не огрниченной никкими пределми влсти нд местным нселением, рзвернулсь в этой глуши до последних пределов широты звериных требовний. Глушь, отдленность дминистртивных центров, уловк понимть и провести нчльство, звериный опыт предшественников, остввшихся безнкзнными целые десятки лет, - все это сделло из грубой и чувственной нтуры ншего героя существо во всех отношениях бесцеремонное и бесчувственное. Рзврт, пьянство, хищничество, рзбойничьи нпдения н глухие деревни инородцев для получения контрибуций всякого сорт и кчеств, и опять рзврт, подкуп, интриг против недруг, и опять пьянство, и опять рспутство - вот круг жизни этого человек в течение многих лет. И вот ткой-то рспутный зверь нметил себе, своим звериным глзом, жертву.

Это был жен одного поляк, сослнного после 1863 год.

Зверь ни перед чем не здумлся; дв год он убил н то, чтобы слопть лкомый кусок, и, конечно, слопл; муж несчстной женщины был сослн в глубину ккой-то непроходимой тундры, жен, промучившись с тирном полгод, отрвилсь и умерл... Зверь "змял дело" и притих до новых подвигов, но в один зимний день в его берлогу вошл ккя-то женщин и скзл ткие слов:

- А кк же, господин нчльник, с девочкми-то быть?

- С ккими девочкми?

- Д ведь опосля ее две девочки остлись... Нешто ты не видл их?

Зверь вспомнил, что "видл" девочек тогд, когд "сокрушл", тогд, когд "торжествовл", но не думл о них и при тких обстоятельствх, тем более после того, кк случилсь бед и когд пришлось употребить много средств и много ум н то, чтобы змять дело.

- Где же они? - спросил зверь.

- Д где ж им быть? Куд они денутся?.. Кк жили у меня с мтерью, тк и живут... А воля вш, мне кормить их нечем!

Женщин, не окончив речи, вышл в сени, но тотчс же воротилсь оттуд и привел с собою двух девочек, десяти и восьми лет, одетых в лохмотья, в опорки, иззябших и робких.

- Едв я взглянул н этих млюток, - пристльно глядя в пол и точно стрясь лучше рссмотреть ккое-то непонятное и стрнное явление, говорил прохожий, - н их ноги... лиц... кк они руквом утирют свои обтявшие лиц... я почувствовл себя в полной их влсти... Их положение, учсть, будущее - все это срзу овлдело мною; я увидел, что я обязн, именно я непременно обязн взять их и посвятить им всю жизнь... Когд случилсь бед и мне пришлось отписывться от нчльств, я ткже чувствовл всем моим существом, стремившимся к смосохрнению, что мне нужно отписывться. Мой рспутный ум укзывл мне, что делть, кк говорить, что писть... И точь-в-точь то же случилось теперь, только совсем, совсем инче... Я почувствовл, что именно я должен их вырстить, зщитить, укрыть и сохрнить от зл, от погибели... Кк вторглись в меня ткие мысли, не зню. Но я никогд не жил ткими обязнностями, и они проснулись во мне срзу... Я слышл ккието неслышные голос их мертвой мтери, их мертвого отц, я чувствовл, что где-то в могиле, в мерзлой земле дрогнуло чье-то сердце, что оно стло теплое, - и мое сердце тоже пробудилось... Вот с этой минуты и нчинется мое полное рзорение, рсстройство, моя гибель, мое неумолчное душевное терзние.

Зверь, который целую ночь бьется около овчрни, црпет когтями о ворот, перегрызет плетень, ломет жерди, - делет все это потому, что перед ним овчрня, зпх овечьей шерсти, овечьего мяс. Пустой срй он ломть не будет, его чутью нужен ромт снеди, возбуждющий все его умственные и физические силы. Вот ткой-то ромт возбуждл умственные и физические силы и ншего зверярсскзчик. Но пришли две девочки, с которыми он был связн преступлением, зствили его ощутить некоторую с ними связь, и умственные силы его пробудились в совершенно ином, незнкомом ему нпрвлении. Не подлежщя сомнению связь его с сиротством девочек возбуждл в нем не звериные инстинкты, но чувство сострдния, потом и сознние виновности, преступности и злодейств, кровопийств и кровопролития. Он пришел в ужс от смого себя. Положение девочек и лежщя н нем нрвствення относительно их обязнность охвтили все его существо.

Он откопл бумги, приндлежвшие родителям девочек, и, узнв, что у них был ккой-то крошечный фольврк почти н грнице Польши, здумл возвртить этот фольврк, попробовл хлопотть, ходтйствовть з детей тех смых людей, которых он погубил, и с кждым мгновением убеждлся только в собственном ужсном нрвственном пдении; он нтыклся н собственные свои доносы и понять не мог зверств, которое нходил в них. Оно стновилось для него невыносимым, и вместе с тем он не мог выносить и тех лиц, с которыми он рньше был в союзе и в дружбе. У него было новое дело, и он отдлся ему с тою же зверскою стрстью. Грубость, дерзость, обычные ему, перенесены были н другую почву и нпрвлены против того, что было ему опорою. И этот переворот прежде всего отозвлся н нем же смом. Прежде его любили, кк умного взяточник и плут; теперь стли ненвидеть, кк рзлюбившего плутовство и взяточничество. Против него срзу было поднято множество змятых дел; вся эт грязь со всех сторон шл н него, рсточя его достояние, приводя к нищенству, к полному рзорению, грозя судом, тюрьмой, кторгой... Но он уже не мог остновиться: девочки для него с кждой минутой стновились единственным лучом свет; он с кждым мгновением все больше и больше привязывлся к ним; без них вся его жизнь тьм, рзврт, кровь и тюрьм. Нет, ему нельзя рсстться с ними; он спсет их, выхвтит их из ужсов жизни, выберется см с ними н свет, - он нйдет!

И вот он со всею энергией устремился к своей цели; он просудил все, что у него было, ожесточился н все прошлое и н все, что помогло ему жить в прошлом ткою ужсною жизнью. Стрх погибнуть именно з это прошлое доводил его до отчяния, и в тком состоянии он, рспродв все, что у него было, и устроив девочек у той же смой женщины, у которой они жили после смерти мтери, уехл в Петербург хлопотть. Здесь он "подвл" во все мест, рвлся, добивлся, выходил из себя и везде только терял от своего грубого, дикого нрв, от своего скверного вид, от своего скверного прошлого, которое рскрывлось, пил с горя, попдл в учстки, был бит, выгоняем в шею, опять смирялся, писл прошения с текстми рхиереям, опять ожесточлся и, в конце концов, полусумсшедший, голодный, рвный опять бежл пешком домой, к девочкм, которые двно уже голодют.

- Грбителя, подлец, зверя, рзвртник, попиртеля божеских и человеческих зконов поддерживли, хвлили, руку жли и угощли!.. А когд меня посетил бог, когд во мне бог, см бог.,.

Скулстое лицо его все в слезх, и сжтый кулк глухо колотит в измученную грудь.

Не думю, чтобы девочки могли погибнуть; некоторя доля блготворительности обязтельн в нстоящее время почти для кждого русского зхолустья. Не думю ткже, чтобы могли дром пропсть и монологи зверообрзного прохожего: он пройдет (если только пройдет) тысячи верст, и все, что он скжет встречным и поперечным о своем прошлом величии и своем прошлом злодействе, будет поучительно.

Тким обрзом, в бродячей русской толпе, взрщенной обилием возможностей не только поддерживть в человеке, и рзвивть в нем до громдных рзмеров хищные инстинкты, слыштся не одни только воспоминния о лкомых кускх, но иной рз и жестокя критик путей, которыми это лкомство достется человеку.

4

Что ксется ншего "истукн", с которого нчлсь нш речь и к которому мы теперь н минуту возвртимся, то он, по-видимому, совершенно длек от смомлейших попыток сомневться в доброкчественности тех лкомых кусков, которые он уже отведл и которые с непоколебимою уверенностью предвидит в будущем.

- А уж жен у меня, ребят, поплсь, тк это, кжется, только во фрнцузских ромнх может быть возможно! Кк приволок я из Болгрии с собой деньжонки, то и думю: кк бы мне время провести поприличнее?

Ннял себе около Серпухов дчу, мезонин... Купюсь, хожу н стнцию в буфет, покупю гзеты, букеты, звожу знкомств. Сижу однжды в трктире (около стнции большя деревня выросл, пять трктиров), пью портер; сдится против меня мстеровой; сел, потребовл пив, вынул из крмн целый пучок писем и двй читть вслух.

А уж, ндо скзть, пришел он во хмелю, в порядочном зряде. Читет письм и что дльше, то больше, н весь зл:

"Ангел мой прекрсный! Я в тебя влюблен! Я вся плмення женщин! Отчего ты не можешь соответствовть? Я родителей нисколько не боюсь! Не бойся, не будь глуп. Кк ты не можешь понять своего счстия?" И тким родом окзывется, что привлекет он его, он, блбес, упорствует.

"Чего же ты, дурк, говорю, ломешься?" - "Боязно; отец у нее - хозяин здешней гостиницы, вон, говорит, з буфетом стоит... Он узнет, сотрет с лиц земли. У него урядник знкомый!" - "Д тебе-то ккое дело, когд он см не опсется?" И стл я его подхрбривть, потому что эти дел я очень обожю... Постновил я ему коньяку с лимондом, - дй, говорю, письм почитть. Читю письм, окончтельно прихожу в восхищение! Ткя непоколебимя девиц, вольня, удля - в жизнь не видывл! Рзздорили меня ее письм, стл я этого фбричного ругть, трусом его, дурком обзывть, д постепенно его и довел.

"Не боюсь, говорит, никого! (Коньячищу он осдил порядочно, пок я чтением-то знимлся.) Не боюсь никого!

Экя бед, что хозяйскя дочь.в меня влюблен... Не боюсь и хозяин! Хозяин, хозяин! вот твоя дочь мне любовные письм пишет, я тебя, дурк, не боюсь!" Пошел по зле шум; услыхл хозяин, испуглся, выскочил из-з буфет, схвтил у мстерового письм, позвл людей, проводили его в шею, тм околодочный н улице подхвтил... Хозяин кк выхвтил письм-то д прогнл любовник, тк и ушел куд-то. А мльчишк, который порции подет, бегет по трктиру: "Ну, говорит, будет теперь дело!" А меня очень подмывет узнть, что з девиц ткя хозяйскя дочь. Подозвл мльчишку, стл его допытывть и все кк есть узнл. Хозяин жент н второй; от первой жены у него две дочери и сын, но они не живут с ним в доме, потому что от мчехи нет житья никому, потому что это сущя ехидн. Длиння, худя, больня, ждня; думешь, кждую минуту кончится, умрет, он все родит, злится и всех поедом ест. Вот отец-то и отделил двух взрослых дочерей, которые тоже очень, вишь, хрктерные и мчехе спуску не двли. Отец ннял им флигель н другой стороне улицы и поселил их с своею мтерью-струхой; обед, чй носят к ним из трктир. А сын-то от первой жены и есть тот смый мльчонк-половой, который мне все это рсскзл.

"А что, спршивю, хорош твоя сестр, которя письм мстеровому писл?" - "Первя, говорит, крсвиц!"

Зхвтило меня что-то з сердце, говорю: "Сделй милость, устрой знкомство!" Вынул ему две золотеньких штучки.

"Вот, говорю, ей-богу, твои будут!" - "Что ж, говорит, могу!" Уговорились, когд прийти, все честь-честью. Прихожу, кк скзно, узню от мльчонки, что мстерового и след простыл, что сестр его очень рд и чтобы я сейчс шел мимо их флигеля, он будет смотреть, потом пришлет зписку с ответом. Пошел... Сидит... Ну, одно скзть... ноги у меня подкосились... Рзвязня, просторня, в блузе... глз, кос... Н-ну, окончтельно нет слов выскзть! Еле приплелся в гостиницу, послл мльчишку з ответом, - в то же мгновение возврщется. "Кольк вм объяснит, кк поступть, я очень вм обрдовлсь!"

Кольк мой и отрпортовл. В первом чсу ночи прямо в окно. Струхе ддут водки, и дворнику, который в кухне, ткже водки, другя сестр ляжет в сенях, я, - бртишк-то см говорит, - дом н змок зпру и отцу ключ отдм... Жду, не дождусь ночи. Нконец...

Рсскзчик передохнул.

- Н-ну, с этой ночи в ккурт две недели кждый божий день... и все великолепно. Это ндобно описть, и то не опишешь всего ншего блженств. Я свои деньги н водку для мтери и дворник двл, не допускл ее до рсход.

Все хорошо - и вдруг, бртцы мои, скндл! Прямо, ни свет ни зря, нкрыли! Отец, мчех, мть - все!..Чтотут было, не приведи бог, но моя Шньк и тут меня обворожил. Кк нчли н нее нступть, тк он первым делом в одну руку - стул; ногой дл мчехе прямо в грудь, рукой здоровую оплеуху злепил отцовой мтери... "Я, говорит, его люблю, и я в тком положении, и никто не смей!" - "Нет тебе блгословения!" - "И пускй, и тк обойдемся; ежели, говорит, моего жених тронете, тк я всех вс, кк клопов, выжму..." Рзбросл всю родню, кк прх, во все стороны. Ну, этого дел мне не пришлось досмотреть, пришлось убирться подобру-поздорову. Поселился я н другой стнции. Пошел орудовть телегрммой; он тоже по телегрфу: "Не тужи, все облжу!" И точно. Не дют ей ни денег, ни придного. Позовет ттрин, нберет н трист целковых: "Приходи, говорит, з рсчетом к отцу в воскресенье!" Отц все знли - первый трктир. "Хорошо, приду". А он товр в узел д н стнцию, с передчею мне.

"Прими букет!" Получю телегрмму и бегу н стнцию.

Я уж зню, ккой букет. Получишь, спрячешь, дешь ответ:

"Убил зйц" или что-нибудь в этом роде. Тк все и оборудовл. Дв слоп н лисьем меху зкзл, получил и скрыл...

- Ну, кк же отец-то? - в недоумении спросил кто-то из слуштелей. Ведь, чй, догдлся, узнл?

- А кк же не узнть? Ттрин-то ведь скжет, чй.

- Тк кк же ей-то?

- Ей? Вот ты, следовтельно, и не понимешь, кто он ткя. Ей вот что: взял безмен - и жрь, подошл мчех, стл ругться - он в нее утюгом. Пришел отец, он говорит: "Подожгу весь дом!" Стл реветь и ругться ббк - он ее склкой. Он вот ккя, бртец ты мой! Копье стльное, неустршимое! Вот у нее ккя ко мне любовь! Он теперь вот, пок что, в кфешнтне в Нижнем действует, сопрной числится. Погляди-кось, кк тм з ней стли увивться, я уж верно зню, что он меня не променяет. Он только тк, между прочим, струю свою ищет, збот только обо мне... Вот я и не робею. Зню, что з моею спиной - стен кмення... Теперь я вот в кком состоянии, и то мне покойно, и я не спешу... Сегодня худо, звтр будет хорошо. А выжду время, змечу где-нибудь хороший кусок, свистнул, н моя Сшк и тут!

- Д теперь-то ты отчего тк ослб?

- Ну, стоит рзговривть! Сегодня ослб, звтр опять шпокляк под мышкой! Чего тм? Стоит рсскзывть!

И точно, рсскзнного, кжется, достточно для того, чтобы читтель см мог догдться о неминуемости успех в жизни этой любопытной пры, рз только судьб дст ей возможность "попсть в струю". А в недостткх ткого род "струй" русскя жизнь, кжется, обвинен быть не может.

Из этого легкого нмек н элемент происхождения "вольных добрых молодцев" можно все-тки видеть, что появление н Невском проспекте фотогрфий, изобржющих кких-то вольных тмнов, имеет несомненное основние в современных условиях русской жизни. Хотя в то же время нельзя не видеть, что кроме гзетных выдумщиков ни один нстоящий кзк, ни один нстоящий тмн не пожелет признть подлинности их кзчеств.

"Вольные кзки". Впервые очерк нпечтн в журнле "Русскя мысль" в 1877 году (N 10).

Нстоящий текст печтется по изднию: Г. И. Успенский.

Собрние сочинений в 9-ти т. Т. VII. М., ГИХЛ, 1957.