/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 202 (41 1997)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 202 (41 1997)

(Газета Завтра — 202)

ЕСТЬ ЛИ У ДУМЫ 28 ГВАРДЕЙЦЕВ-ПАНФИЛОВЦЕВ?

Александр Проханов

Все напоминает осень 93-го. Те же дожди, холода, желтые деревья московских скверов. Так же на Думу рычит президент, угрожает разгоном. Так же двоится, расслаивается Дума — на тех, кто готов сражаться, считает президента “главарем”, и на тех, кто робко, тайком бегает в кабинеты правительства, выискивает себе местечко потеплей. Так же волнуется люд, не верит, подозревает, размахивает на митингах флагами. Так же пресса натравливает на депутатов народ, оглупляет, опошляет их образ, чтобы не жалко было гнать дубинками ошалелых избранников, сажать их в тюремные автобусы. Будто земля, обежав вокруг солнца, заняла во Вселенной прежнее место, где воспроизводятся случившиеся прежде события.

Власть принесла в Думу бюджет, похожий на похоронные расходы для умирающей России. С пустым, как сухая тыква, докладом выступил Черномырдин. Прогромыхал, как оторванный кровельный лист, Чубайс, суля промышленный рост.

Оппозиция принесла в Думу изъеденный молью, в дырках и клочках ваты пиджак компромисса. Напялит ли снова этот пиджак? Будет ли красоваться в нем на скромном, но почетном месте, выделенном ей президентом в головах у покойницы-России? Или сбросит пиджак, рванет на груди рубаху, объявит правительству “вотум недоверия”?

Вокруг “вотума” ведется в душах патриотических депутатов, на заседании фракций, на явных и тайных переговорах невидимая брань. Стоит ли идти на самосожжение, обрекая себя на неизбежный после “вотума” роспуск? Есть ли резон покидать дубовые кабинеты в центре Москвы, отказываться от “кремлевок”, “вертушек”, от черных лимузинов, бесплатных авиабилетов, почетного статуса, когда любой инспектор ГАИ при виде депутатской книжки берет “под козырек”? После московского бытия вернуться к унылую провинцию, в серые будни, в политическое одиночество?

Существует несколько уровней, в которых совершается этот мучительный выбор. Сталкиваются рациональное и идеальное, этическое и прагматическое, эгоизм и самопожертвование.

Дума, говорят депутаты, является единственной препоной для бесчинствующей власти, занятой разрушительными для России деяниями. Дума никогда не позволит ратифицировать “проамериканский” договор СНВ-2. Никогда не даст в обиду братский Союз с Беларусью. Не пустит в распродажу банкирам кормилицу-землю. Если распустят Думу, власть немедленно разбазарит последние крохи госсобственности, “отпустит на свободу” Чечню, оставит в правительстве воров и мздоимцев.

А что, при действующей Думе Рыбкин и Березовский не создали независимое чеченское государство с армией, дипломатией, паразитирующей на России экономикой и пропагандой? Не распродаются по всей стране лучшие угодья крестьян под виллы богачей, в пользование толстосумов? Не отвинчивают “втихаря” боеголовки с ракет, разоряют военные городки, отдают коммерсантам секретные объекты, оставляя от великой армии одни объедки? Разве провокациями ОРТ не доведен до срыва договор с Беларусью? Не придвинулись дивизии НАТО к Смоленску? Не пронизан коррупцией Кремль? Не идет стрельба и “мочиловка” по всем подворотням, а Скуратов при этом только мягко и интеллигентно грассирует? Дума — лишь узорный фиговый лист, прикрывающий срам власти.

Еще утверждают, и не без основания, — Дума с ее аппаратом, связью, вниманием прессы, финансами, сгустком политической энергии — есть организационный ресурс оппозиции. Дважды сохраняя на посту расстрельщика парламента Черномырдина, принимая воровской бюджет, оппозиция выигрывала время для наращивания организационных возможностей. Создавала в регионах новые и укрепляла старые ячейки. Формировала патриотическую прессу и радио. Создавала патриотическую экономику. Способствовала избранию 20 патриотических губернаторов. Выходила на международную арену, прорывая блокаду “демократов”, обретая в “давосах” респектабельный образ. Что ж, все это правильно. Когда распустят Думу. Теперь проверим эффективность организации. Есть ли у оппозиции региональные отделения, способные возглавить народный протест? Есть ли всероссийское информационное агентство? Есть ли собственные банки и СП? Заработают ли в разных точках России патриотические радиостанции? Помогут ли в трудный час патриотические губернаторы? Или, не дай Бог, все это — блеф, и упорное думское сидение — только прикрытие для политического бессилия? Хватит сидеть в тепле, красоваться на пресс-конференциях, выпускать просветительские трактаты о судьбах России! На улицу, на площадь, в забои, в цеха, в гарнизоны! На Транссибирку и в замерзающее Заполярье! Там оппозиция, лишенная Думы, проверит себя на прочность, на честность и истинность!

Общее состояние оппозиции внушает тревогу. В той народной, протестной среде, в которой, после поражения на президентских выборах и зюгановского поздравления Ельцину, наблюдается апатия, неподвижность или ядовитая химия саморазрушения. Готовность к расслоению, распаду, к расколу на множество мелких ломтей со своими ущербными структурами и неопытными микроскопическими лидерами. Затянувшийся компромисс, соглашение с губительной властью, громкая риторика при отсутствии явных действий, думские дебаты вместо гражданского неповиновения и стачек истолковываются народом как сговор. Ведет к обширному, грозящему всей оппозиции инфаркту. Ставит на ней траурный крест с богатым венком от “партии власти”. Переносит конструирование другой оппозиции, с иными лидерами, иными структурами, иным стилем и приемами борьбы в следующий, весьма отдаленный период русской истории.

И, наконец, судьба самого Зюганова, признанного оппозиционного лидера, на которого работало столько людей, отдавало ему свои силы, престиж, влияние, вовлекало в его орбиту творческих интеллигентов, офицеров, священников, широчайшие слои народа, что позволило ему к лету 96-го года стать крупнейшим общероссийским политиком, с огромной политической перспективой. Его ум, такт, осторожность, исключительное трудолюбие, обаяние укрепили оппозицию под носом жестокой власти, свирепых банкиров, беспринципных СМИ, “цэрэушных” провокаторов, постоянных угроз и давлений. Сегодня в Думе, оповестив о намерении бойкотировать власть, объявить гнилому кабинету “вотум недоверия”, Зюганов, похоже, сжег корабли компромисса. Вышвырнул в форточку компромисс, как израсходованный пакетик испитого чая. Если по каким-то причинам он возьмет свое слово обратно, или если управляемые им патриотические фракции Думы не проявят консолидации, не наберут необходимых голосов, престиж Зюганова покатится, как камень с горы, порождая оползень огромных, затраченных прежде усилий. К двухтысячному году, когда состоятся долгожданные президентские выборы и возникнет новый шанс бескровно, через союз всех патриотов, устранить из власти предателей, мы можем не досчитаться лидера. Двухтысячный год начинается сейчас, на этой неделе, в зале пленарных заседаний Думы.

Дума, преодолей ренегатов из ЛДПР, НДР и “Яблока”! Не иди на поводу у Лаховой, Старовойтовой и Борового! Блокируй “власовцев” из патриотических фракций! Встань в окопе, как это сделали до тебя гвардейцы-панфиловцы! Кинь бутылку с горючим, ударь из противотанковой пушки в мерзкую харю танка, раздавившего любимую Родину!

В России ежегодно не досчитывается 1,5 миллионов граждан.

Александр ПРОХАНОВ

ВЫЗОВ ПРИНЯТ! ( Из речи на панехиде по Е. Миколуцкому )

ЛУКАШЕНКО:

“Я понимаю, что это вызов. Он брошен. Мне не остается другого выхода, как принять его. И здесь, на Могилевской земле, хочу этой нечисти объявить, что я принимаю ее вызов”.

“Слишком много мы размусоливаем с этими подонками. И в результате теряем людей, которые защищали нас, вас — всех”.

“Я хочу обратиться к тем уголовникам: запомните, господа, земля будет гореть у вас под ногами! Я предупреждаю: все, кто подвизается на ниве грязной коммерции, все нечестные предприниматели и банкиры — у вас десять дней, чтобы рассчитаться с государством, чтобы выплатить долги, чтобы урегулировать отношения с органами власти”.

“Я еще раз предупреждаю всех тех, кто замахнулся на государственную власть: нас можно убить, нас можно взорвать. Но запугать нас нельзя. Мы знаем, чего хотим. Мы к власти пришли не для того, чтобы вы нас пугали. Страшно будет вам! Вы эту страну никогда не получите в свои грязные руки. Она создана для наших детей и внуков, для нас, для тех, кто хочет мирно жить на этой земле”.

Из газеты “Советская Белоруссия”

от 8 октября с. г.

Материалы рубрики “Белая Русь” — на стр. 6

ТАБЛО

l Как сообщает источник из Вашингтона, работающий в аппарате Белого дома, здесь циркулируют слухи относительно секретного обращения Ельцина к Клинтону с просьбой “не обращать внимания на предстоящие антиамериканские заявления Ельцина, которые ему предстоит сделать в ближайшие недели” . В том же послании, которое, минуя МИД и российские спецслужбы, было передано через Ястржембского и близкого к нему А.Н.Яковлева, содержится предложение совместно выработать план пересмотра российской Конституции в направлении “более стабильной политической системы, гарантирующей незыблемость достижений демократических реформ, вхождение РФ в западный мир и закрепление приватизации”. Подобное обращение якобы вызвало в спецструктурах США весьма двойственное отношение. Одна группа аналитиков считает, что Ельцина следует подтолкнуть к произвольному изменению Конституции, что позволит безболезненно завершить формирование “санитарного кордона” вокруг России. Другие же полагают подобную дестабилизацию нецелесообразной, поскольку она может привести к массовому процессу гражданского неповиновения и слому самого режима. Эта точка зрения возобладала, в результате чего Ельцину было рекомендовано “ориентироваться на действующую Конституцию и отказаться от третьего срока”…

l В соответствии с данными из Исламабада, руководство талибов осуществило крупный перевод финансовых средств на номерной счет некоего российского генерала в оффшорной зоне турецкого сектора Кипра. Этот перевод официально не является оплатой нескольких открытых, в том числе и телевизионных, заявлений данного генерала о необходимости прекратить поставки российского оружия антиталибским силам. В этой связи источник сообщает, что генерал воевал в Афганистане и обладает прочными контактами со спецструктурами. Уточняя имя упомянутого генерала, аналитические службы внимательно исследуют недавние заявления Б.Н.Громова…

l Наблюдатели в международных журналистских кругах, работающие в Страсбурге, отметили резкие перепады в способности Ельцина передвигаться и вести связную речь. Пиковые точки, где он выглядит как сорокалетний мужчина, чередовались с резкими спадами, когда он с трудом передвигался и координировал свои высказывания. Эти особенности эксперты связывают с увеличенными дозами стимулирующих веществ, которые вводятся Б.Н. перед наиболее ответственными встречами и выступлениями. Частота перепадов свидетельствует о значительности доз и растущей вероятности коллапса Ельцина в ближайшие несколько месяцев, если такая практика не будет приостановлена, а сам Ельцин не пройдет длительный курс реабилитационной терапии и послелечебного отдыха. Этой необходимостью, в частности, обусловлена чрезмерная поспешность в развертывании игры с “третьим сроком”…

l Источники из группировок, близких Березовскому, сообщают, что они получили приказания “отслеживать деятельность Гусинского” и готовить массированное давление на “Группу МОСТ”. По данным из высшей банковской бюрократии, это приказание объясняется “успехом” Гусинского по налаживанию плотных контактов с Дж.Соросом за счет интересов Березовского. В результате между Соросом и Гусинским было заключено соглашение об участии в следующих этапах приватизации “Связьинвеста” и привлечении к альянсу ОНЭКСИМ-банка и Потанина. Такой разворот событий послужил причиной резкой активизации Березовского по вопросу “ареста Коха” через Генпрокуратуру. Одновременно Березовский сделал поворот в направлении Билла Гейтса для продолжения действий на рынке российских телекоммуникаций. Для решения этой задачи Борис Абрамович задействовал, как сообщают, помощника Ельцина маршала Е.Шапошникова, который в прошлом оформил поставки “Боингов” Аэрофлоту в ущерб российским самолетостроителям. “Боинг” же является главным партнером Гейтса в создании спутниковой системы Интернет…

l Принятие Государственной думой и ее руководством предложения Березовского по обсуждению договора с Грозным оценивается в иностранных посольствах в Москве как мастерский ход замсекретаря Совета безопасности, который “перебрасывает ответственность за конституционный тупик с Лебедя и себя на депутатов Госдумы и Совет Федерации. Последствия этого ошибочного решения со стороны руководства Федерального Собрания скажутся как на отдельных персоналиях из их числа, так и в целом на судьбе обеих палат парламента”…

l В соответствии с разработками по моделированию политических процессов в РФ, как информируют источники в администрации президента, наиболее негативным вариантом считается ситуация с досрочными выборами в Госдуму зимой-весной 1998 года при вотуме недоверия правительству. Такое развитие событий поставит под сильный удар интересы Ельцина и его ближайшего окружения, поскольку оппозиционные силы, вероятнее всего, смогут добиться на этих выборах сокрушительной победы. В этой связи предлагается “максимально давить на Думу и запугивать депутатов ее разгоном для достижения “компромисса”, который позволит разрушить растущую популярность Зюганова и ряда других лидеров.

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

ЗАМАХ С НАМЕКОМ

Александр Синцов

Да, он создан для драки — не путать с борьбой. Ему нравится задираться, или, как сглаженно говорят за него пресс-секретари, обострять ситуацию. Вот и недавно, по слухам, в кругу близких он брякнул: “Будет им еще третий срок и второе шунтирование. Я их всех переживу. Пускай Ястржембский вякнет как-нибудь мимоходом”. Что и было сделано.

…Самодурство любого старого человека хотя нередко и отвратительно, но все же простительно. Заявление президента — непростительно, ибо противозаконно.

Нам не говорят НТВ с ОРТ, что Запад, озабоченный “русской мафией”, назначающий слушания в сенате на тему криминализации власти в России, боится не Коняхина, и даже не Япончика, а боится этого самого “драчливого президента”. Он уже чувствует эту неприязнь, и в Страсбурге как бы отмежевывается от своих претензий на пожизненное президентство, пудрит мозги французам. Но это лишь для них, и на день визита. Нам же в России нужно до 2000 года помнить об угрозе третьего пришествия.

Продажные юристы перед выборами подсунут ему “обоснование” президентства на третий срок. Страсбург-97 забудется. Опубликуется соответствующее заключение врачей: здоров и годен. Лидеры партий и движений, кандидаты в президенты, не склонные к хулиганскому юмору, будут собирать возмущенные рати избирателей под свои знамена, страна расколется и грянет вторая серия указа N 1400.

Замах с намеком властительного бузотера надо перехватить и хорошенько заломить руку “шутнику”. Пока не поздно — инициировать запрос в прокуратуру, обратиться в Конституционный суд. Как люди обращаются в милицию при опасных выходках хулигана…

Александр СИНЦОВ

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

* Как сообщили из прокуратуры, мэра Собчака этапировали по ошибке в Ленинск-Кузнецк, а мэру Коняхину сделали операцию на сердце.

* Лидер ЛДПР Жириновский назло Строеву приковал себя к думскому креслу и вместе с креслом покинул зал заседаний.

* Травкин, один из прорабов перестройки, казалось, умолкнувший навсегда после получения им “портфеля”, вдруг обнаружился, но уже с авоськой.

* Во время голосования по бюджету у Кобзона из-под парика вылезла белая нитка.

* Лужков, лишенный правительственных дотаций, намекнул, что отключит от “Белого дома” воду, телефон, электричество, запретит “федералам” проезд по центральным улицам и вход в храм Христа Спасителя.

* Депутат от КПРФ Севастьянов обнимал Черномырдина, как “жену чужую”.

* Ельцин в Страсбурге прошелся по противопехотным минам, после чего договорился с Колем и Шираком “на троих”.

* Ястржембского “макнут”, как Костикова.

* Коробка, в которой Евстафьев вынес из “Белого дома” полмиллиона долларов, возвращена ему, но уже с колесиками, чтобы легче было возить.

* Фракция “Яблоко” все больше напоминает шинок, где подвыпивший провизор учит, как управлять государством.

АУКЦИОН НА КРОВИ

ОБРАЩЕНИЕ

Генеральному прокурору РФ Скуратову,

Министру МВД РФ Куликову,

Вице-премьеру правительства РФ, министру Минтопэнерго РФ Немцову,

Губернатору Нижнего Новогорода СкЛЯрову,

Председателю Госкомимущества РФ Бойко

11 октября в Москве, на подъезде к собственной даче был застрелен президент нефтяной компании “Волгапетролеум” Абдул Хамид Садеков. Это произошло за неделю до его участия в конкурсном аукционе по продаже нефтеперерабатывающей компании в Нижнем Новгороде. Конкурентом “Волгапетролеума” является ряд нефтяных компаний. По глубокому убеждению политических групп и общественных организаций, занятых борьбой с бандитизмом, проведение нефтяного “аукциона на крови” должно быть отложено до выявления “заказчиков” убийства или потенциально заинтересованных в нем структур.

БИТВА С НОЧЬЮ

Сергей Кургинян

“Тринадцать негритят пошли купаться в море,

Тринадцать негритят резвились на просторе.

Один из них утоп — ему купили гроб.

И вот вам результат — двенадцать негритят.

Двенадцать негритят пошли купаться в море…”

(И так далее вплоть до последнего).

1. СНОВА —

ИМПЕРИЯ ЗЛА?

Серия докладов высокопоставленных американских отставников о российском криминалитете явно должна в очередной раз демонизировать Россию. Впечатляет агитпроповская настойчивость, с которой реализуется именно эта цель. Впечатляют последовательность докладов, фамилии авторов, пропагандистское сопровождение. Точнее, почти полное отсутствие этого сопровождения в США и его мощность в нашем отечестве. Это — “сделано” для нас.

И сделано не случайно. Криминальное государство — теряет субъектность разного рода. В том числе и международно-правовую. Пример Норьеги общеизвестен. Отрабатывается нечто сходное, но не тождественное. Разный масштаб стран — разная технология вмешательства. Но то, что речь идет о вмешательстве, очевидно. Никто, к примеру, на таком уровне и в подобной лексике не разбирал Чечню. И не будет разбирать ни одну из республик бывшего СССР. Хотя основания для этого имеются. И на Кавказе, и в Средней Азии, и на Украине, и в Молдавии, и в Прибалтике… Словом, везде.

Итак, доклады отставников впечатляют. Но еще больше впечатляет доклад господина Луиса Фри. Ибо одно дело — отставники, другое — действующий глава ФБР. Не соотносить его действия с позициями руководства США, и прежде всего с позицией господина Клинтона, мы не можем. Уровень реагирования, заданный господином Ястржембским, считать достаточным не имеем права. Вообще не реагировать в данном случае, когда очевидным образом затронуты фундаментальные государственные интересы России, считаем непростительным.

И наконец главное. Реагировать по принципу “так им и надо”, потирать руки по поводу того, что аж во всемогущем Вашингтоне не любят нынешнюю кремлевскую власть, жаловаться на эту власть “дяде Сэму”, в ООН и Совет Европы… Все это — “синдром Золотой Орды”, следствие глубоких и трудноисправимых дефектов в построении нашей элиты. Тех дефектов, которые приводят к готовности пренебрегать безусловными государственными интересами в случае, если такое пренебрежение позволяет заработать дополнительные (эфемерные, как все мы понимаем) очки твоему идеологическому направлению, твоей политической команде и тебе лично.

Синдром этот можно также назвать “синдромом политико-идеологической антигражданственности”. Он в том, что многим нашим политикам государство дорого лишь тогда, когда они у власти. А многим не только не дорого, а, напротив, глубоко чуждо. При этом речь, еще раз подчеркну, о политиках, а не об отшельниках или обывателях. Торгануть Чечней — и укрепить свои позиции политика… В какой стране? Этот вопрос не задается. Запрета на распродажу территории, на понижение всех параметров общественного бытия — не существует. И это — в стране, пережившей один катастрофический распад 1991 года и стоящей на пороге следующего!

2. КТО ХОЗЯЙНИЧАЕТ

В НОЧИ?

Политическая элита России у нас на глазах теряет минимум связности. То, что замечательно для одних, ненавидимо другими. Несовместимо все: авторитеты, идеа- лы, нормы, системы оценочных координат… Находящиеся рядом “свои” становятся в такой ситуации неизмеримо хуже заокеанских “чужих”. Я знаю много демократических политиков, готовых на интервенцию НАТО в Россию в случае, если “победят красные”. Но не уверен, что если бы сегодня Китай организовал “новый Коминтерн”, не нашлось бы “красных”, которые предпочтут китайскую интервенцию власти “окаянных чубайсов”.

Однако в этом примере все же есть значимый приоритет: идеи над государством. А значит, есть оправдывающая адресация к пусть порочной, но не чуждой духовности мотивации, с помощью которой оправдывается измена государственным интересам.

Но я не могу отделаться от мысли, что все может быть и иначе. Что предложи какому-нибудь квазичубайсу китайская КПК поддержку в обмен на сдачу государственных интересов России предложение будет принято. И наоборот, кем-то из патриотов будет принята не просто даже поддержка из Вашингтона, а именно поддержка конкретной карьеры в обмен на сдачу государственных интересов России… Гоню от себя эту скверную мысль, а она вновь и вновь возвращается.

Много раз и по разным поводам сказано, что “ночью после битвы хозяйничают мародеры”. Причем мародеры двух армий: и победившей, и проигравшей (“а что добру пропадать?”). Разъяснять, чем отличается политик-воин от политика-мародера, думаю, излишне. У воина есть целое, которое значимее, чем он сам, и за которое он идет на смерть. У мародера есть только… хватательный рефлекс! Даже не шкурный интерес, не эгоистичность, которая превыше всего! А рефлекс, уравнивающий человека и зверя. А поскольку звереочеловек хуже зверя, то и мародер хуже воронов, выклевывающих глаза, или рвущих тела шакалов. Неправда, что Беда возвышает человека. Кого-то возвышает, кого-то принижает, а кого-то… просто расчеловечивает. И чем гаже беда, тем больше расчеловеченных. И тем сильнее власть ночи, власть звериного в человеке, власть хватательного рефлекса.

Мародер кажется себе рациональным дельцом. На первый взгляд, он холоден и расчетлив. Но всмотритесь в глаза там безумие. И это безумие диктует человеку, который должен жить в одном доме с другими, стремление не только вывинтить у соседа розетки, но и разграбить устройства, подающие в дом электроэнергию, воду и тепло. Самый подлый рационалист таких вещей делать не будет. Если, конечно, он намерен жить в данном доме. А мародер будет. Потому что хватательный рефлекс это составляющая человеческого безумия, аспект иррационального поведения.

3. МАРОДЕРСТВО И ЕГО АНТИТЕЗА

В одной теледискуссии я попытался определить свое отношение к этой власти ночного политического мародерства, наступившего после проигранной битвы в моей родной стране. Я тогда сказал, что кто-то в этом доме должен взять на себя функции элементарного ЖЭКа. То есть помешать хватательным рефлексам части обитателей разрушить сам дом, похоронив под его обломками остатки надежд, ожиданий и сотни миллионов человеческих судеб. В подобной ситуации такие функции исполняются “на общественных началах”, “аварийной командой”, которая всегда стихийно складывается в зоне бед- ствия, даже если никакой помощи извне нет и в помине. Потом, когда уходит ночь и безумие мародерской хватательности, общественный “ЖЭК” сам собой распускается. Приходят другие, способные профессионально обеспечить сохранность дома и удобства его жильцов. Потом и жизнь жильцов становится другой. Зная, что дом в сохранности и не может рухнуть им на голову, они вновь могут яростно бороться друг с другом.

Но для того, чтобы это “потом” могло состояться, нужно сейчас организовывать особый вид деятельности аварийное государстводержание. Это нужно, исходя из практических соображений: чтобы какой-нибудь безумец, одержимый хватательным рефлексом, не пытался в мародерском раже изъять и “загнать” несущую конструкцию. Это нужно и в плане нравственном. Потому что в столь скверной ситуации, как у нас сегодня, антигосударственность и внегосударственность полити- ков страны питается не только идеологической злобой или хватательными рефлексами. Есть и еще один источник понимание того, что государство становится своей противоположностью. Развивая метафору, скажу, что антигосударственность нашей политики питается и резко повышенной концентрацией мародерского безумия именно в пределах официального и высокооплачиваемого, несмотря на беду, “ЖЭКа”, призванного блюсти данный дом. Аварийное, альтернативное и сугубо общест- венное государстводержание в этой ситуации необходимо, как никогда.

Мы не хотим “стоять над схваткой”. В нынешней России это и невозможно. Мы просто пытаемся еще и еще раз расставить приоритеты. Приоритет номер один дом. Приоритет номер два тип жизни, организуемый в этом доме его жильцами. При этом два приоритета не отделены непроницаемыми границами. Если в доме побеждают силы, организующие криминальный, мародерско-ночной тип жизни, то эти силы втягивают всех в мародерское безумие. И тогда дом обречен. Но справедливо и обратное. Никогда ничто не объединит жильцов бедствующего дома, если для них не аксиома главное: выяснение вопроса о типе жизни в доме предпо-лагает, что дом нужен им всем. В противном случае спор о типе обустройства ста- новится беспредметным. Дома нет и обустройства не может быть толку ли бороться за тип обустройства? Можно бороться только за тип неустройства… Но бомж это и есть бомж. Правый бомж… Левый бомж… Бомж-спикер… Бомж-президент… Это уже не жизнь, а производные ночного кошмара. Того самого, где правят бал мародеры.

Аварийное государстводержание и политика не противоречат друг другу. И все же главным, что нас объединяет или разъединяет вопреки всему остальному, должно быть сопротивление мародерству, преодоление послебитвенного ночного кошмара. Какой бы ни виделась нормальная человеческая жизнь тем или иным политикам если они отвергают мародерство, им есть о чем говорить друг с другом. Как узнают в таких ситуациях друг друга люди из разных лагерей? Это знает каждый, кто бывал в зоне бедствия. Узнают по глазам, по типу поведения, по многим трудно поддающимся словесному описанию приметам. Узнавшие друг друга начинают действовать. И тут уже ничего не перепутаешь. И мародеров тоже ни с кем не спутаешь.

Добавлю, что мародерство и политика вещи несовместные. Мародеры не могут вести честную политическую борьбу. Рано или поздно эта борьба превращается в сочетание крикливых демонстративных жестов и циничных сговоров. Очень хочется, чтобы в ближайшие дни российская политика, оппозиционная в первую очередь, могла скинуть с себя мародерский морок. Хочется верить в лучшее. Но реальность не позволяет предаваться этой оптимистической вере.

По описанным причинам события собственно политические для меня во многом отходят на второй план. Это не значит, что они не существуют вовсе. Они существуют, они важны. Но при всей их важности меня неизмеримо более беспокоит другое. Выступления высокопоставленных отставников в США… Подхват этих выступлений господином Фри… Цепь маневров НАТО от Балтики до Центральной Азии… Явное наличие у этой дуги маневров украинского фокуса… Фактическая беззащитность Юга России… Полное отсутствие реакций нашего капитала на убийственные для него выступления отставников и при- мкнувшего к ним Фри… Странное поведение президента России и его окружения… Смутное, но не беспочвенное предчувствие странных политических союзов, отдающих тем же мародерством… Все это требует тщательного рассмотрения с позиций аварийного альтернативного государстводержания. Чем я и попытаюсь заняться.

4. ОППОЗИЦИЯ

И “ЗАПАДНЫЙ ЦК”

Итак, налицо полное отсутствие реакций нашего так называемого “крупного капитала” на официальные обвинения в том, что этот капитал представляет собой “банду паханов”. Отсутствует и реакция нашего президента. Подчеркну — не “Бориса-Кровавого”, не “оборзевшего пьяницы” а законного президента моей страны. То есть моего президента, которого я могу оценивать сколь угодно негативно, но который, как только речь идет о штуках в духе Фри, не может меня не интересовать как носитель российской политической легитимности. Легитимность эта является в той же мере моей “собственностью” гражданина России, как и “собственностью” самого президента. И обокрасть себя я не позволю. Вот почему мне так важно понять, почему президент России не реагирует на официальное обвинение официальных лиц другой страны в том, что некий “совет крупного капитала”, о создании которого он сам заявил после встречи с банкирами, является “сходняком” воровских авторитетов. То, что Ястржембский с простительной в его “непервичной” роли вялостью на это отреагировал, не означает адекватности господина Ельцина по отношению к беспрецедентному удару извне и по нему самому, и по его опоре, его элите, его властным техноструктурам. Меня тут же могут спросить: “А что плохого, что бьют по этому негодяю и по его опорам? Почему это нас должно беспокоить?”

Отвечаю: во-первых, мы работаем в общественной аварийке, в группе “домозащиты”. И понимаем, что бьют-то в данном случае по самому дому. Во-вторых, нанесенный удар это “проба на вшивость”, на способность или неспособность политической элиты страны преодолеть мародерство в своей среде. Или, иначе говоря, выступать в неколониальном качестве. Что имеется в виду под подобным качеством? спросят меня. Отвечаю: умение установить рамки общегосударственного консенсуса, в пределах которых происходит политическая борьба. Умение налаживать уровень понимания между враждующими силами. Умение в рамках этого понимания сплачиваться там, где речь идет о стратегии. Еще точнее о “консенсуальных вопросах” (территориальная целостность, общественная дееспособность, независимость, политическая легитимность власти, статус элиты одной из влиятельных стран мира и пр.) Умение сочетать лояльность в этих вопросах с политической жесткостью в том, что касается борьбы за декларируемые цели, отстаиваемую форму существования общества и государства.

Все это вместе показатель реальной неколониальности общества и страны. Если происходит путаница, если в декларирующей антизападность оппозиции в момент военных маневров на сопредельных территориях вдруг слышатся голоса об обращении к Западу за помощью в борьбе со своей собственной властью, то это уже сущес- твенный показатель не только колониального поведения. В колониальном поведении еще есть своя логика. А тут порой начинается царство такого иррационализма, который возвращает нас к уже затронутому вопросу о мародерстве, хватательных политических рефлексах и прочих последствиях переживаемой беды. Последствиях, превращающихся в причины, воспроизводящих замкнутый круг нынешнего политического блеска и нищеты. Хотелось бы все дело свести к властному хулиганству. Но объективность требует начать с другого.

В уважаемой газете “Советская Россия” Василий Сафрончук пишет, что поскольку в Совете Европы есть Европейская комиссия по правам человека и Европейский суд по правам человека, то (цитата) “хотелось бы надеяться, что российские граждане коллективно, через свои организации и индивидуально, путем петиций, обратят внимание комиссии и суда на то, что режим Ельцина грубо попирает их права граждан, и потребуют привлечения его к ответственности. Это могут сделать и члены российской делегации на Ассамблее Совета Европы, которая, как известно, в своем большинстве состоит из представителей народно-патриотической оппозиции”.

То есть предлагается жаловаться Западу (который, по мнению патриотических журналистов, разрушил Россию) на правительство Ельцина (которое, по мнению тех же лиц, разрушает Россию по указке Запада) на то, что… разрушается российское государство и российское общество! Когда-то, в “благословенный застой”, бытовала диссидентская песенка: “До чего же плохо все у нас пока, и куда же смотрит наш родной ЦК…” А им отвечали: “Да что вы говорите? Так искренне, причем! Пишите нам, пишите! А мы прочтем, прочтем!” Диссиденты подобным образом пародировали интеллигенцию, верящую “родному ЦК”. А потом сами превратились в пародию на пародируемое: стали писать письма, доносы, холуйские рекомендации но в другой “ЦК”, в вашингтонский. И жаловаться ему на свой Кремль.

Жалобы диссидентов западному ЦК на Кремль в эпоху застоя были все-таки объяснимы, поскольку они честно заявляли, что Запад их бог, Вашингтон их святое место, их высшая инстанция. Здесь было колониальное поведение, но не было бреда, расщепления личности и сознания. А приведенная цитата из “Советской России” пример одновременно диссидентства (жалуемся Западу на своих) и неадекватности (жалуемся ненавидимому Западу на своих, которые поставлены Западом). Западный ЦК читает такие жалобы с интересом! Ибо в его понимании они означают, что так называемая патриотическая оппозиция признала власть Запада над страной. Что она согласна стать проводником подобной колониальности, но обижена, что в этой роли Западу милее не она, а какие-то “чубайсы”. Что она готова выполнять работу “чубайсов” лучше самих “чубайсов”, и сигнализирует об этом западному хозяину… А тот: “пишите нам, пишите, а мы прочтем, прочтем…” Читают они, читают, перечитывают… А время идет… Бабки делятся… Дачи, посты… Обидно!

5. “ПРОБА

НА ВШИВОСТЬ”

Только не надо говорить о том, что “некоторые” делают из мухи слона и высказывание не слишком значимого журналиста превращают во всеобъемлющую черту оппозиционной политики. Могу привести много примеров подобного поведения гораздо более значимых лиц. А знаю больше, чем могу привести в печати. Данный пример взят потому, что он показателен, типичен, узнаваем, характерен. Мародерский соблазн трудно преодолевается в нашей больной действительности. И прекрасно сочетается с рефлексами жалобщиков, со знаменитым “надо же куда-то пойти”, которое герой Достоевского от нашего имени прокричал на весь мир. Раньше “куда-то” ассоциировалось со всемогущим ЦК КПСС. Теперь кто-то еще пишет в Кремль, но это становится все более экзотичным. Писать надо туда, где полнота власти. Гражданам внушают, что она не в Кремле.

Сам же Кремль и внушает, глотая хамские ультиматумы, что писать нужно на Запад, что даже суд окончательный теперь там, и можно аж решение Верховного Суда обжаловать! Соблазн-то какой в море разливанном бандитизма, горя и хамства! И нет грани между растоптанным бедолагой и озлобленным политиком патриотической ориентации. А если она еще есть, то все более размытая. Исчезающая. Не воспротивимся этому, не прижжем каленым железом общественного суда — завтра Россию можно будет брать голыми руками, сначала ссылаясь на криминальность государства, а потом и вовсе без ссылок. Воюют с теми, кто оказывает сопротивление. А не с жалобщиками.

Между тем, пока что, увы, нет даже элементарного понимания, что жалобы патриотов Совету Европы на бедствия граждан будут этим Советом прочитаны под особым углом зрения. Бедствуют? И ради бога! А вот то, что вы, патриоты, с нами хотите заигрывать, пишете нам, жалуетесь на своих это вкусно. Сразу с пяти разных точек зрения.

Во-первых, если ваш Кремль заартачится, то можно упаковать вас в свои цели (тем более, что вы уже вполне созрели) и шантажировать вами Кремль, “опускать” его еще ниже (хотя куда уж ниже!)

Во-вторых, раз и Кремль, и вы нам пишете, то вы (российская элита) уже созрели для колониальности, и мы (западная элита) правильно делаем, когда раскручиваем маневры, пишем ультиматумы, демонизируем российский бизнес, науськиваем враждебные Кремлю лимитрофы и т.д. Если вы так “созрели”, то почему бы не “додавить”?

В-третьих, мы (западная элита) начинаем понимать, что вы (российская элита) бессубъектны, что вас можно склеивать в любые цепочки и контуры. Это “вкусно”! Ибо тогда политическая игра “втемную”, которая погубила СССР, становится оптимальным средством добить остатки российской государственности на уже съежившихся, но все еще гигантских территориях РФ, обладающих немалых потенциалом.

В-четвертых, такая всеядность российской элиты означает, что политической борьбы по корректным, но неколониальным правилам, согласно которым орать на Чубайса и принимать его бюджет — слишком уж неприлично в России не будет! Что рамки неприличия отсутствуют! Что сбор подписей за отставку Ельцина не имеет никаких целей, кроме “подогрева” низовых оппозиционных организаторов, которые должны чем-то заняться, чтобы не потерять форму до предстоящих выборов. Что этот сбор работный дом, в котором камни таскают сначала слева направо, а потом справа налево, или: “копать отсюда и до обеда”, из анекдота. Ибо в противном случае, кто-то должен сказать, сколько подписей он намерен собрать (десять, пятнадцать миллионов?), и что будет делать после того, как соберет.

Поскольку этот “кто-то” не говорит ни первого, ни второго, а во вполне контролируемой патриотической печати проходят “жалоборекомендательные” сигналы, то всеядность налицо. Политической борьбы внутри элиты, а значит, и политической адекватности страны можно не опасаться. Регулятивная функция честной политической борьбы нарушена. Вопли о чудовищности режима и его особо чудовищных представителей средство собирать голоса. Это средство в нынешнем обществе, по мнению сборщиков голосов, не связывает рук в вопросе о любых сговорах с любыми “чудовищами”. Лишь бы перед этим погромче и посвирепее поорать. Побеждает не тот, кто сильнее бьет по противнику, а тот, кто эффектнее замахивается, громче крякает и не наносит удара… Конечно, по причинам особой осведомленности и особой политической мудрости непогрешимого руководства.

В-пятых… Об этом ниже. Сейчас же перейдем от оппозиции к власти.

6. ЦАРЬ ИЛИ ТУЗЕМНЫЙ ВОЖДЬ?

Господин Ельцин подвергается следующей политэкзекуции. Он принужден принять как должное, что Фри, глава спецведомства другого государства, рапортует Конгрессу и руководителю этого государства Клинтону (“другу Биллу”) о том, что люди, которых он (“друг Борис”) вознамерился вводить в свой особо приближенный совет, являются международными преступниками. Можно представить, например, публичное заявление Скуратова Ельцину, что ближайшее “крупнокапиталистическое” окружение Клинтона слагается криминальными элементами? Можно представить, что окружение Клинтона (из Аркан- заса, к примеру) на следующий день не подымет такой скандал, после которого охота к заявленим, представляющим собой вмешательство во внутренние дела США, пропадет раз и навсегда?

Могут быть иные варианты! Если российские спецслужбы дадут неопровержимые доказательства особой криминальности отдельного не слишком значимого лица в окружении Клинтона (не нефтяного мультимиллиардера, а какого-либо дельца с сотнями миллионов долларов и без особых связей в обществе), то Клинтон может убрать дельца. Но это в случае обмена конфиденциальной информацией по каналам спецслужб! И по представлению Фри, получившего информацию от Скуратова! А не по представлению самого Скуратова Ельцину!

Но ведь в нашем-то случае речь идет о другом! О такой демонизации всего крупнопредпринимательского сословия России, которая делает саму Россию как целое очередной ипостасью пресловутой “империи зла” теперь уже не красной, а криминальной. Ничего подобного не позволит в отношении себя не только Китай, но и Малайзия. Тут же будут приняты меры! Бизнесмены выступят с заявлениями! Законодательная власть примет законы, которые (сперва незначительно) ущемят бизнес граждан страны, позволившей себе такое вмешательство, а потом (если не будет извинений) просто выдавят этих граждан и нанесут миллиардный ущерб той стране, чье руководство… Иных слов не найдешь просто неприкрыто хамит!

А что происходит у нас? Президент отмалчивается… Уже часто такое объяснялось тем, что-де “не царское это дело”… Слово “царь” употребляется все чаще. Что ж, царь так царь. Но пусть докажет делом! При Петре I территория державы увеличилась, создался флот. Здесь что? Где новый флот? Где территория? Без этого царя нет. А есть амбициозный вождь туземного племени! Царь, кстати, никому не спустит “приколов”, подобных тем, которые устроили Фри и его компания. А вождь спустит. Но если Ельцин вождь туземного племени, то… Таких вождей меняют, как перчатки… Подобный “наезд” с обвинением России в криминальности это обвинение не просто России, но России Ельцина, а значит самому Ельцину, и требует особого внимания именно от Ельцина. Иначе где его “инстинкт власти”? Неужели этого инстинкта хватает только на то, чтобы покрикивать на оппозиционных “мальчиков для битья”? Неужто неясно, что будешь отмалчиваться так и тебя самого запишут в международные преступники? Со многими основаниями и по многим статьям! Но ведь отмалчивается! Факт остается фактом. И оставаясь им, он требует объяснений, которые возможны только в рамках полного обозрения всех участников данного трагифарса.

7. О МОРЕ

И НЕГРИТЯТАХ

Отмалчивается и капитал, стоящий за Ельциным (рядом с ним, под ним дело не в этом). Ему показали этим обвинением, что “его место у параши”. Он отмалчивается. Что дальше? Не хочу быть пророком, но дальше дело может разворачиваться так.

Обвинители убедились, что реакции нет. Поскольку криминальность мышления и действия в какой-то мере свойство всех элит, то такое отсутствие реакции сигнализирует о слабости тех, на кого “наехали”, и означает возможность усилить “наезд”. Почему не предположить, что завтра с неким “Х”, одним из “тузов” российского капитала, обойдутся при его очередном вояже за границу так же, как с Михасем или Япончиком? Пусть каждый из крупнокапиталистических сподвижников Ельцина поставит здесь вместо “Х” наиболее вероятную фамилию. Как говорил классик, “что в имени тебе моем”.

Одного из руководителей государства ближнего зарубежья неприлично поносили российские СМИ. Его буквально “опускали”. Тогда этот руководитель и его имиджмейкеры сделали вывод: поскольку при таком “опускании” шансов сохранить лицо просто нет, то лучше, чтобы СМИ непрерывно визжали на самой высокой ноте. Это называется “восстановление репутации от противного” или “проход по краю”. Такие приемы известны каждому имиджмейкеру. Что нужно сделать для того, чтобы СМИ перестали вяло (и потому опасно!) “гнобить” и начали ненавидяще визжать (что гораздо лучше и в чем-то даже полезно для имиджа)? Нужно наступить на больную мозоль. Какая больная мозоль у СМИ? Они сами! Они на первое, второе и на десерт! Значит… Лучший способ заставить визжать о себе прихватить тележурналиста. Что данный руководитель суверенной страны и сделал. Он выжал из полученного в результате “визга” максимум эффекта, а потом позволил хозяевам СМИ окончательно потерять лицо то бишь пойти на компромисс.

Теперь представим себе, что вместо данного руководителя, орать на которого в самых непотребных формах демократические СМИ считали признаком хорошего тона, выступит руководитель сверхдержавы. Возьмет и прихватит одного из наших крупнейших капиталистических “негритят” (они же криминальные лица) в момент, когда этот “негритенок” соберется в очередной отпуск в Ниццу, Эйлат, Майами и пр. Пойдет негритенок, один из тринадцати, известных по песне и по письму, купаться в море и… Что дальше?

Что дальше показал прихват Собчака! Деятели бизнеса и культуры начнут возмущаться: “Ну зачем же так много “ихнего западного” ОМОНа при задержании! Разве нельзя было взять по-тихому и вежливо?” МИД будет тихо “МИДеть”. Президент заявлять, что “некоторые вощще”. Специалисты по челночной дипломатии (если их не прихватят первыми) станут гениально челночить. Левые верещать, что “цивилизованный Запад наконец-то опомнился, и что с ним лучше иметь дело, чем со своими бандюгами” (обязательно вспомнят Хаммера с Лениным). Наши спецслужбы будут дополнительно “сливать компру”, помогая “западникам”. А оставшиеся “двенадцать негритят” пойдут “купаться в море”. С соответствующим результатом!

“Письмо 13-ти” как раз и предполагало, что подобного не произойдет, что сформируется финансово-экономический субъект, причем сформируется на почве идеи, на той единственной почве, на которой происходят “сборки”, а не разборки в элите. Что этот субъект будет достаточно умен для того, чтобы выйти на паритет с отечественными спецслужбами, а не поучать их, как надо служить крупному капиталу. Что этот субъект очертит рамки государственного консенсуса и фундаментальных государственных интересов. Что возникнет лучший или худший госкапитализм. Что этот госкапитализм начнет честную политическую игру с общественными силами. И если бы эта игра… И если бы этот субъект… И если бы, если бы… В Одессе говорят по этому поводу: “Если бы у моей тети были колеса, то была бы не тетя, а дилижанс”… У данной “тети” колес не оказалось. Но что это опять же означает? Что неколониальных колес не оказывается ни у одной “тети” в нашей элите ни у оппозиционной, ни у властной, ни у капитала, ни у президента, ни у молодой бюрократии а-ля Чубайс, ни у старых “номенклатурных волков” а-ля Черномырдин.

8. ЭЛИТА И

КОНТРЭЛИТА

Что же в этой ситуации делать? Иронизировать? Злобствовать? Все это бессмысленно. Есть то, что есть. И то, что есть, надо как-то трансформировать в нужную сторону. Это долгий процесс. Надо выделить хоть сегмент неколониальности в колониальном беспределе нашей псевдоэлиты. Но — с неизвестной эффективностью: можно выделить крохи за долгое время, можно вообще ничего не выделить — и это означает, что сегмент равен нулю. Всеобъемлющей в нынешней реальности такую задачу считать нельзя. Что предполагает наличие других задач. Каких же?

Ранее я прервал перечисление “полезностей”, извлекаемых из патриотических жалоб “западному ЦК”, на пункте “в-пятых”. Его описание, возможно, выведет нас и на понимание способов действования, предполагающих не только и не столько отсев и переплавку вещества российской элитности. Речь идет о следующем. Читая жалобы официальных патриотов в “западный ЦК”, видя их неспособность проводить неколониальную политику в малозначимой, но все же далеко не бесполезной Думе, наблюдая, как заглатывают они наживку “устойчивого развития”, зондирующие иностранные инстанции хотят убедиться в отсутствии российской КОНТРЭЛИТЫ.

Выделив это слово, я тем самым выделил и способ действования. Контрэлита идет к обществу с альтернативными проектами, с альтернативной Большой стратегией. Она не конкурирует за место в существующем проекте, как бы его ни называли: капитализация вообще, народный капитализм в противовес латиноамериканскому и т.д. При этом она не топит проект элиты, но в чем-то (в рамках формулы “ЖЭКа”) даже помогает этому проекту состояться. Иногда взваливает на себя функции, которые элитные проектанты не реализуют. Но контрэлита знает шансы на воплощение базового элитного проекта стремительно падают. И не хочет оставить страну без проекта вообще, бросить ее в пучину криминального хаоса.

Еще в начале перестройки шла подспудная, но очень значимая дискуссия о сути советского общества. Есть ли оно одна из модификаций индустриального, или же это альтернативное общество, которое и надо трансформировать, выявляя и усиливая природу альтернативности, ища свой путь в свой постиндустриализм? Победила (задавила массой и криком) концепция устранения деформаций в индустриальном (якобы похожем на другие индустриальные страны мира) СССР. Начали исправлять деформации устройства индустриального советского общества а вместо исправления сбросили страну в некий недооформленный, но глубоко доиндустриальный уклад. Что это за уклад вопрос далеко не праздный. Пустые слова о шведском социализме, народном капитализме, цивилизованном капитализме значат здесь столь же мало, как и запоздалые клятвы в верности марксизму-ленинизму. Страна сброшена глубоко вниз. И она опускается все дальше и дальше, поскольку… Об этом можно и должно подробно говорить страна находится в ОСОБОЙ СИТУАЦИИ.

Но раскрытие этой особой ситуации, раскрытие отсутствия в стране уклада вообще, раскрытие понятия “сброс” требует иных форм публичного обсуждения. Здесь важно другое. Важно принятие контрэлитной роли, на отсутствие которой в нынешнем российском обществе иностранные проверяющие рассчитывают, как я уже сказал, “в-пятых и основных”. Обозначение того, что контрэлита есть. И реальное действие с контрэлитных позиций.

9. ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕСТУПНИКИ

Выше мы обозначили нормальное элитное реагирование на выступление господина Фри и американских высокопоставленных отставников, поскольку те, кто должны это сделать, образно говоря, не хотят брать на себя функций “ЖЭКа”. Теперь же мы зададим другую, контрэлитную форму оценки всех этих выступлений. И эта форма не противоречит предыдущей, а углубляет и дополняет ее. Воспользуемся для этого малозначимыми прецедентами.

Когда один известный тележурналист в известной программе от души “наехал” на наши идеи, позиции, структуры, человеческий потенциал, то и ответ наш был “от души”. Это было связано с тем, что отвечали мы не подневольному журналисту, не его хозяевам даже, а, скажем так, сообществу держателей закрытой политической информации. Мы хотели понять, способно ли оно соблюдать хоть какие-то правила, и били наотмашь в ответ на такие же (ничем не оправданные и совершенно бессмысленные) удары. Мы удовлетворены достигнутым результатом. И когда теперь малоизвестный тележурналист в малоизвестной программе, что называется, “методом мгновенного писка” начинает повторять те большие наезды, то мы обращаем на это внимание только из-за полезной экзотичности даваемой этим журналистом версии. Суть ее в том, что когда-то Кургинян и Овчинский в книге “Постперестройка” излагали идеи, удивительно созвучные американским докладам о преступности в России. А поскольку Овчинский назначен директором российского Интерпола, а Кургинян много с кем связан, а доклады повторяют, то… Словом, не управляют ли эти фигуры уже не только Россией, но и Вашингтоном?

Отвечаем: не управляем. За действия Вашингтона ответственность не несем. Но книга “Постперестройка”, упомянутая в этих изгибах вчера демократической, а теперь чуть ли не патриотической бредовой логики, оказалась упомянута удивительно кстати. Ибо наличие этой книги, изданной в 1990 году, позволяет отреагировать на нынешние американские “наезды” совершенно новым способом.

Вопрос “на кого работает книга” из лексики другой эпохи. Той, где “лили воду на мельницу”. Поразительное различие называемых теми же людьми “мельниц” (в 1990 году коммунистический Кремль, в 1997 Вашингтон) характеризует авторов высказываний то ли как типичных представителей “низов” номенклатурно-холуйской интеллигенции, то ли как маньяков “теории заговора”. В любом случае вопрос “на кого работают” отражает главное нежелание признать, что в книге было показано действительное положение дел и дан реальный прогноз развития ситуации. В данном случае часть действительного положения дел злокачественно признается и трактуется элитой США в ее интересах.

Что может российская элита? Она не может признать, что в чужих констатациях есть (внимание!) ЧАСТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ДЕЛ. Она или признает (в колониально-патриотическом варианте), что речь идет ОБО ВСЕМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ, и тогда пишет патриотические жалобы на своих в “западный ЦК”, или отрицает наличие в американских докладах хотя бы частичных соответствий (как это вяло делает Ястржембский). Элита ничего другого сделать не может, и поэтому находится в сложнейшем положении.

Контрэлита может поступить иначе. И в этой связи я намерен заявить следующее.

Первое. Нынешнее положение дел в России намного хуже, чем это описывают американские отставники, господин Фри и другие. В России уже нет мафии в ней есть новые формы социально-политической организации общества. Книга “Постперестройка” описывала тогдашнюю ситуацию и давала прогноз на пять-семь лет вперед. Прогноз оказался правильным. Но теперь начинается новая фаза процесса.

Второе. Книга “Постперестройка” была в 1990-м году известна не только внутри страны. Материалы, положенные в ее основу, были честно предложены для рассмотрения Западу. Эти материалы в той или иной форме знали руководители США, знала элита США, знали соответствующие круги в Европе. И речь шла не просто об анализе, оторванном от политической воли. Интеллект, родивший книгу, и политическая воля, готовая не допустить прогнозируемых в книге событий, находились рядом. Следом за “Постперестройкой” шли развивающие ее статьи о роли наркомафии в игре, которая ведется в России. КЛЮЧЕВЫЕ СИЛЫ В США И ЕВРОПЕ БЫЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНЫ, ЧТО ИХ МАССИРОВАННОЕ СОДЕЙСТВИЕ ОПРЕДЕЛЕННЫМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ПРОЕКТАМ, РАЗВЕРТЫВАЮЩИМСЯ В РОССИИ, ПРИВЕДЕТ В ИТОГЕ К ТОМУ УЖАСНОМУ РЕЗУЛЬТАТУ, КОТОРЫЙ ТЕПЕРЬ С УЖАСОМ ОПИСЫВАЮТ ТЕ, КТО, ОТМАХИВАЯСЬ ОТ ОБЪЕКТИВНОГО ОПИСАНИЯ КАК ОТ ПРОПАГАНДЫ, ПОМОГАЛ СЛОЖИТЬСЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ, КОТОРАЯ ТЕПЕРЬ КВАЛИФИЦИРУЕТСЯ КАК УЖАСНАЯ.

Если в России существует преступный синдикат, который описан в указанных докладах, то прямую ответственность за его создание несут господа Роберт Гейтс, Джеймс Вулси, Уильям Уэбстер, Джеральд Бург, Луис Фри, а также их политические и административные руководители. И не надо нас поучать с опозданием на семь лет! Надо преодолевать американские примитивизм и амбициозность и слушать тех, кто что-то понимает в советской и российской действительности. И хваленые спецслужбы нужны не для того, чтобы орать ахинею, а для того, чтобы видеть вперед хотя бы на год, а лучше на семь лет! А уж если на это не хватает способностей, то хоть поучать не надо тех, кто сумел это сделать. Извиняться надо! Проявлять предельную деликатность в пространстве, где бездумно нагадили, и вести себя скромно во избежание худшего. Но и это еще не все.

В книге “Постперестройка” была сказана ВСЯ ПРАВДА ЦЕЛИКОМ. Потом каждый, кому не лень, выдергивал и признавал из этой правды тот или иной кусок. Так вот подтверждение кусков правды означает только одно что она сбудется целиком. И тогда предупрежденные элиты Запада ответят по всей строгости военного времени (которое наступит) за соучастие в формировании не какого-то преступного синдиката, а КОРИЧНЕВОГО КОНТИНЕНТА, который развяжет мировую войну со всеми мало-мальски нефашистскими (о либеральных и говорить не приходится) державами мира. Запредельный рост криминальности, да еще в нарковарианте, не может не сопровождаться действительной фашизацией. И это не внутрироссийский процесс! Этот процесс (который глупые, но облеченные большой властью люди развязали по подсказке очень умных мерзавцев со своими целями) МИРОВОЙ! Уничтожение или ослабление России, которое вы планируете, обернется крахом на планете не только либерализма, но гуманизма вообще как широкой системы светских и религиозных идей.

Вы не можете сказать, что вы не были предупреждены об этом! И тут одно из двух. Либо вы идиоты, и тогда Запад должен поискать в предкритической ситуации кого-нибудь поумнее, либо вы преступники, и тогда ответите за преступ- ление перед силами гуманизма, если у них хватит объединенных возможностей, чтобы отбить развязанную вами и именно вами экспансию тотального зла. Сделать так, как вы сделали в 1945 году, когда ответили второстепенные фигуры, а архитекторы зла остались за кадром, вам не удастся. Самоопределение должно произойти в нынешней — предвоенной ситуации. Потом каждый, кто не с гуманизмом, будет отвечать за пособничество его противникам.

И последнее. Развязанная кампания псевдоборьбы с извращенно понимаемым противником имеет целью не только наращивание антироссийскости. Это кампания ставит перед собой определенные цели в США и в мире. Ряд ведомств в этом смысле имеют плохую репутацию как минимум со времен убийства Кеннеди. Не надо думать, что в Москве сидят только варвары, занятые дележом наворованного. Ваша игра понятна. Все ее ипостаси видны. Мы никогда не прекратим диалог с миром и теми силами, для которых ценность гуманизма, освобожденного от демагогии и пустозвонства, непреложна. Не наглейте в своей игре! Не забывайте о правилах и о том, что вы не одни в мире. В противном случае, породив БОЛЬШУЮ БЕДУ, вы оплатите сторицей содеянное. Поверьте, это не пустые слова. Возможно, что нас отделяет от их воплощения не один год и даже не одно десятилетие. Но это ничего не меняет по существу.

Поэтому не упивайтесь видимостью силы. А думайте о том, что придется отвечать перед миром (если вы не верите ни во что больше) и перед Богом (если вы все же во что-то верите). И что эта ответственность сегодня определяется способностью преодолеть вашу ненависть к России, вашу выдумку о презумпции ее всегдашней исторической вины, вашу неумную амбициозность, ваш упертый глобалистский оптимизм, который на глазах превращается в клинику. Чему свидетельством указанные замшело-запоздавшие, тупые доклады.

Думайте, парни! Сопоставляйте! Решайте и помните та битва, после которой началось мародерство, была проиграна благодаря вашему предательству. Предали вы не только нас. Вы предали слишком многих и слишком многое. Вы стали мародерами великой послебитвенной ночи, которая длится уже более пятидесяти лет. Ночь сгущается по вашей вине. Она хочет поглотить все. И с нею придется вести новую битву. Выиграв Вторую мировую войну, мы по вашей вине проиграли мир. Еще раз такое не повторится. Битва с ночью должна стать выигранным миром и концом всемирного мародерства.

Геннадий ЗЮГАНОВ, лидер думской фракции КПРФ

Как бы кто ни относился к советской истории страны, но эта эпоха уже вошла в память человечества Великим Октябрем, Великой Победой и Великим прорывом в космос. Эпоха перестройки и реформ тоже уже вошла в историю, но вошла распадом единого государства, разрывом единого тела русского народа, невиданным спадом производства и ограбления масс. Она также вошла в историю параличом управления страной. Исполнительная власть, которая не в состоянии платить зарплату учителю, врачу и военному, в любых государствах называется банкротом.

Был ли выбор в свое время у власти? Был, кстати, он и сегодня есть. Это касается прежде всего, корректировки курса. Был ленинский НЭП, который бездыханную страну в считанные годы поднял из руин и пепла. Был новый курс Рузвельта, который за 15 лет развалившуюся Америку вывел в число лидирующих держав. Были и социальные реформы Эрхарда, которые вывели послевоенную Германию в число мировых конкурентов. Было японское чудо, да и та же модернизация в Китае, с которой знакомились и господин Ельцин, и господин Черномырдин.

К сожалению, власть выбрала откровенно троцкистский вариант большого скачка рыночных реформ с прыжком в Соединенные Штаты, но приземлились — кто в Колумбии,кто в Сицилии, а Чечня попала сразу в Афганистан. Мы сегодня на первом месте в мире по двум показателям: смертности работающего населения и пьянству.

Меняются лица, меняется лексика Кремля. Но курс продолжается прежний, только стал еще жестче и циничнее. Михаил Сергеевич уже торгует своими книжками в Нью-Йорке, а господин Чубайс продает последние, самые богатые месторождения в нашем Отечестве.

Может ли исполнительная власть предложить другие идеи, другие варианты? Лично я сомневаюсь, хотя вижу, что и в правительстве есть немало профессионально грамотных людей, понимающих, что так дальше вести дело нельзя. Беда в том, что нынешнюю политику страны определяют люди, которые не любят Россию. Их бог — нажива. Их цель — господство. Их идеология — одурачивание. Их мораль — ложь и двуличие.

Господин Ельцин в двух посланиях Федеральному Собранию говорил об усилении роли государства. Но любое государство должно иметь мощную собственность для того, чтобы содержать хорошую армию и помогать слабым, детям, старикам и всем, нуждающимся в поддержке. А какова экономическая политика господина Чубайса сегодня? Окончательная распродажа остатков госсобственности.

Продали “Связьинвест”, а ведь “Связьинвест”, Виктор Степанович, это не только телефоны, это система управления военными округами, это система управления административными единицами.

Сейчас вознамерились взяться за электрические сети. Что ж, продайте, тогда те, кому вы ее продадите, в нужный момент, могут выключить три рубильника и парализовать всю систему обороны страны.

Я недавно специально ездил в Сибирь, на Самотлор. Столько средств угрохали! Освоили в болотах лучшие месторождения, построили города. А господин Чубайс замахивается и на это. На Самотлоре добыли почти 2 миллиарда тонн нефти. Там есть еще более миллиарда. Коллективы нефтяников стали акционерами. И вот создают рядом “живопырку”, пытаются захватить управление Акционерной компанией “Нижневарторвскнефтегаз”, не хотят переоценивать фонды. Для чего? Для того, чтобы те, кто создал эту “новую контору” под прикрытием Чубайса, присвоили себе месторождение и затем перепродали его в тысячу раз дороже. Это настолько очевидно любому, даже не специалисту! Но не желают вмешиваться ни правоохранительные органы, ни правительство.

Теперь о флоте и морских портах. Есть пока у России выход на моря и океаны. Но, увы, все пароходства почти уничтожили! У Балтийского пароходства было 367 кораблей. Сегодня под национальным флагом остались считанные единицы, практически пароходства уже нет. Черноморское тоже растащили на части. Сейчас взялись за Дальневосточное.

Теперь о социальной справедливости. Расслоение в обществе чудовищно. Ни в одной стране мира ничего похожего нет. А у нас 7-10 банков контролируют 60 процентов валового внутреннего продукта, 200-300 семей контролируют 60 процентов собственности. В России русские, татары, башкиры, мордва и чуваши составляют более 90 процентов населения, а имеют всего 30 процентов капиталов. Ведь это не просто несправедливое распределение собственности — это подталкивание к этническому конфликту. Посмотрите на Ближний Восток, что там творится…

Возьмем вопрос о правах человека. Я, откровенно говоря, думал, придут с Волги молодые, способные люди, тот же Сысуев или Немцов, и хотя бы поставят в правительстве вопрос о правах человека, о которых так пеклись демократы. Так ведь нет!

Взять, например, прожиточный минимум. 15 миллионов граждан его не имеют. Они голодают, им не обеспечено право на жизнь. А вы не пропустили этот закон.

О торговле детьми. По сути, открыта работорговля. В Ленинграде и области в прошлом году продано 686 детей по цене 10-15 тысяч долларов за человека. Почему эта чрезвычайная ситуация не стоит в повестке дня правительства?

А что касается наркотиков, туберкулеза, сифилиса — страна просто гибнет! В Братске более одного процента населения больны сифилисом — это завтра гниющие дети и отсутствие потомства. В Верхней Салде, на родине президента, каждый третий — наркоман. Вдумайтесь только в эти цифры.

Что касается образования, науки, культуры, то я полагал, что господин Сысуев, прийдя к нам на фракцию, будет убеждать: “Давайте примем немедленные меры для поддержания этих сфер. “А он вместо этого предложил сократить декретный отпуск у беременных женщин, отобрать пособия у стариков и заставлять участковых милиционеров платить за билет в трамвае или автобусе.

Теперь о власти. Ни правительство, ни Дума, ни Совет Федерации, ни президент сегодня в одиночку ни с одной проблемой не справятся. Никто не имеет кредита доверия народа достаточного для того, чтобы выправить ситуацию.

Поэтому мы прямо заявляем: можно распускать Думу, можно трижды поменять правительство, но без смены курса никто с ситуацией не справится.

На наш взгляд, выход в следующем. Господин Черномырдин призвал к делам, а не словам. Напомню о некоторых из предлагавшихся нами дел.

Мы предлагали 10 пунктов национальных приоритетов и программу социально-экономического развития. Там шла речь о поддержке всех форм собственности, отечественного производства, предпринимателей. Их проигнорировали.

Мы предлагали вариант формирования коалиционного правительства. Ишь, говорят какие. Так вот, насчет “какие”. Вы, Виктор Степанович, представляете движение “Наш дом — Россия”, которое получило 10 процентов избирателей. Господин Чубайс вместе с “Выбором России” получил 3,8 процента; в итоге правительство имеет 14 процентов. При такой социальной базе исполнительная власть не может эффективно управлять, потому что более 85 процентов населения вам не доверяют, а значит, очень трудно провести даже необходимые решения.

Народно-патриотический союз предложил меры по восстановлению управления в стране. Вроде бы “зацепились” за один пункт (президент, премьер, руководители палат ФС). “Четверка” собралась, когда президент болел, а “выздоровел” — опять по одному на ковер приглашает.

Мы предлагали механизм консультаций трех ветвей власти в процессе подготовки послания президента Федеральному Собранию. Вы это тоже отвергли. Мы вместе с вами готовили бюджет 1997 г. Как условие его принятия предложили 11 пунктов. Вы 10 из них приняли. Семь можно было выполнить за одну неделю. Но вы не выполнили ни одного, а сегодня о них даже не вспомнили.

Мы шли навстречу по многим вопросам при разработке бюджета на 1997 год. Но появился в правительстве Чубайс и выбросил главный закон страны на свалку. А Конституционный суд даже не реагирует. Ведь бюджет в компетенции Федерального Собрания. Затем вы утверждаете свой бюджет, совершенно не законный, и тот выполняете лишь на 70 процентов. Если так будем показывать пример соблюдения законности, то невозможно выбраться из этой трясины.

Я уже не говорю об открытом письме 233 депутатов Госудмы. Там есть представители всех фракций — кроме “ЯБЛОКа”. “ЯБЛОКО” и сегодня пытается сделать гешефт на трагедии страны. Предложили это обращение рассмотреть всем вместе. И тоже нет конкретного ответа.

Короче говоря, мы готовы к конструктивной работе, но не видим доброй воли со стороны исполнительной власти.

Итак, наше решение следующее:

Мы выражаем недоверие социально-экономическому курсу господина Ельцина. Мы выражаем недоверие его правительству. Нами собрано 146 подписей. Они официально внесены в Совет Госудмы и будут рассматриваться в установленном регламентом порядке.

Мы предлагаем после обсуждения бюджета-98 максимально использовать все идеи для подготовки новой экономической политики, корректировкой курса.

Мы предлагаем сформировать трехстороннюю комиссию: Дума, правительство и Совет Федерации. Просим Совет Федерации рассмотреть этот вопрос с участием лидеров всех фракций и поддержать проведение “круглого стола” трех ветвей власти, профсоюзов и влиятельных политических сил для рассмотрения самых злободневных вопросов жизни страны.

Включить в повестку первоочередные экономические вопросы: Налоговый и Земельный кодексы и качественно новый бюджет, который бы стимулировал отечественное производство. Мы готовы в этом не только участвовать, у нас есть реальные предложения.

Николай РЫЖКОВ, руководитель депутатской группы “Народовластие”

Несколько месяцев назад мы в больших муках приняли бюджет на 1997 год. Большинство депутатов пошло на это, поскольку правительство внесло в него по нашему требованию бюджет развития, среднесрочную программу. Тогда появились проблески выхода из кризиса.

Многие из нас, и я в том числе, проголосовав “за”, вызвали на себя острую критику наших избирателей. Мы понесли сильный моральный ущерб. Нас критикуют и наши коллеги, которые тогда проголосовали против бюджета. Да и президент не упустил возможности обвинить Государственную думу в плохом бюджете.

Второе. Через два месяца после того как нас уговорили принять бюджет, в правительство пришли младореформаторы во главе с господами Чубайсом и Немцовым и демонстративно отказались выполнять бюджет. Какое у нас после всего этого может быть доверие к обещаниям правительства?

Что же правительство записывает себе в позитив за эти 9 месяцев? Погасили многомесячные долги по пенсиям и частично (только частично) долги военным. А как вообще мы дошли до жизни такой, что выплата пенсий считается достижением? Хотя это можно считать невероятным достижением, что людей приучили совершенно ненормальное считать обычным явлением.

Если бы выплаты основывались на оживлении экономики, то это можно было бы засчитать в актив. Но мы прекрасно знаем, за счет чего это было сделано. Продали “Связьинвест”, “Норильский никель”, взяли новые займы и кредиты. В общем, по-прежнему живем в долг. Хвастаться тут нечем.

Осуществив два этапа приватизации, набрав кучу кредитов, правительство не добилось главного — годами обещаемого роста производства: нет оживления экономики, инфляция сдерживается лишь нехваткой денег в обороте, не отрегулированы товарно-денежные отношения, поэтому в стране идет меновая торговля, как в каменном веке — один топор за три овцы. Какие уж тут деньги для бюджета!

Уважаемые представители исполнительной власти!

Не надо нас изображать безответстветственными людьми, противниками всего нового и передового. Среди нас нет равнодушных к судьбе народа и государства. В депутатскую группу “Народовластие” объединились люди, имеющие огромный жизненный опыт и знания. Они много раз вносили предложения, как оживить экономику, наполнить бюджет.

К примеру, предложение депутата Машинского. Сейчас 35 тысяч нефтяных скважин стоят, и в резерве 70 тысяч. Они списаны с тем, чтобы не платить налог на имущество. При грамотной налоговой политике можно дополнительно заработать на этих скважинах 10 миллиардов долларов. Для сведения — в СССР на всю страну норматив простаивающих скважин был не более 3 тысяч. И как же отнеслись к этому предложению в правительстве? А вот так — без всякого интереса. А ведь 10 миллиардов долларов — это та сумма, которую недавно взяли взаймы у МВФ.

А теперь давайте посмотрим на экономические результаты приватизации. Собственник поменялся, а экономика продолжает падать. Лишь малая часть приватизированных предприятий стала работать лучше. Остальные — или так же, или хуже. Значит, дело не в формах собственности, а в чем-то совершенно ином.

Я снова возвращаюсь к предложениям депутатов нашей группы. Святослав Николаевич Федоров уже многие годы призывает к созданию “народных предприятий”. Все это он испытал в своем огромном коллективе. Люди работают на себя, а не на какого-то хозяина или на иностранного “благодетеля”. В Америке сейчас 11 тысяч таких предприятий, а у нас всего 125. Святослав Федоров бьется уже несколько лет, провел в Думе уже половину срока, а дело не продвинулось ни на шаг. И не продвинется. Цели у идеологов приватизации совершенно другие.

Как стало известно из сообщений прессы, недавняя сессия Всемирного банка и МВФ в Гонконге поддержала концепцию “рыночного регулирования”, а доктрина чикагской школы “свободного рынка без границ”, к которой относится большинство наших “реформаторов”, от Гайдара до Чубайса, признана несостоятельной.

В докладе Всемирного банка дается высокая оценка китайской модели развития. Россия же, по мнению мировых банкиров, — это противоположный Китаю образец беспомощного и непрофессионального управления. Россия к тому же оказалась во главе списка наиболее коррумпированных государств,наряду с Колумбией.

Даже те на Западе, кто еще недавно поддерживал так называемые “реформы”, с ужасом говорят о становлении “криминального режима”.

Еще один вопрос. Используя полный контроль над телевидением, правительство скрывает от народа правду о положении в стране. Идет откровенная лакировка действительности.

Правительство любит утверждать, что оппозиция только критикует, но не в состоянии предложить конструктивную альтернативу. Предложений по выводу страны из состояния национальной катастрофы больше, чем достаточно. Мы много раз высказывали их во время предыдущих встреч с правительством. Я сегодня привел здесь только единичные примеры. Беда в том, что нет никакого интереса к ним.

Мы только что возвратились из своих избирательных округов. Из встреч на местах у нас сложилось основательное убеждение, что наши избиратели и наши граждане не доверяют правительству в его нынешнем составе. Любителям во всем видеть козни парламента я ответственно заявляю, что, давая нашу оценку деятельности правительства, мы отражаем мнение людей.

Я хочу закончить тем, чем начал свое выступление. У нас есть возможность исправить сложившееся в стране положение. Но для этого нужно радикально изменить курс реформ, а не заниматься их косметикой.

Николай ХАРИТОНОВ, руководитель Аграрной депутатской группы

Многим нашим согражданам бросается в глаза этот парадокс: чем хуже мы живем, тем громче и бодрее отчетные речи руководителей государства.

Конечно, если судить по выставкам и ярмаркам, которые превращаются в шумные политические шоу с участием высших должностных лиц государства, то можно и впрямь уверовать, что Россия стоит на пороге промышленного бума. Но для этого надо накрепко забыть о сотнях, тысячах остановленных или дышащих на ладан промышленных и сельскохозяйственных предприятиях.

Депутаты-аграрники предприняли шаги по активизации взаимодействия с правительством с целью укрепления правовой, финансовой и материально-технической базы АПК. Здесь, в Государственной думе, 11 февраля состоялось расширенное заседание Аграрной депутатской группы с участием членов кабинета, руководителей министерств и ведомств. Был принят протокол совместных действий, в котором четко обозначены взаимные обязательства сторон, сроки их выполнения. Но вскоре в правительство пришли “молодые реформаторы”, терминаторы с гайдаровской хваткой, — и все наши наработки пошли насмарку.

Больше всего от урезания бюджета “по Чубайсу” пострадало село. Реальные бюджетные ассигнования в АПК сокращены на 10 трлн. рублей. Но подконтрольная Анатолию Борисовичу пресса преподносит эту трагическую для российского села ситуацию чуть ли не как благодеяние.

Похоже, именно за такие вот бюджетные коленца господин Чубайс и удостоился звания “лучший министр финансов года”. Так оценила его кипучую деятельность по разрушению российского АПК “цивилизованная Европа”.

Но ни для кого не секрет, какие планы вынашивает Европа в отношении российского продовольственного рынка. Недаром же нашу сельхозпродукцию ни под каким видом не допускают на европейские рынки. Зато импорт продовольствия доходит сегодня до 50 процентов — это уровень, ставящий под угрозу продовольственную независимость и продовольственную безопасность России, а значит, и ее суверенитет.

Находясь в тисках безденежья, хлеборобы вынуждены “экономить” на минеральных удобрениях и средствах защиты растений. Вместо реальной помощи селу в проекте бюджета 98-го года планируется полная ликвидация дотаций на минудобрения, средства защиты растений и животных, на комбикорма, на оплату техники по лизингу. В три раза сокращается поддержка фермерских хозяйств, которым, кстати сказать, не выделили в этом году ни одного бюджетного рубля. Задолженность по оплате труда крестьянам сегодня превышает 6 трлн. рублей.

В результате, по прогнозам специалистов, в 1999 году валовой сбор зерна в России может сократиться наполовину — до 40 млн. тонн.

В качестве панацеи от всех бед усиленно навязывают свободную куплю-продажу земли. Президент, стуча кулаком по столу, требует ввести эту норму в Земельный кодекс, чтобы на всю мощь запустить механизм земельного рынка.

Но о какой свободной купле-продаже земли можно говорить, если абсолютное большинство сельских тружеников пребывает в беспросветной нищете — 90 процентов сельских семей имеют доход ниже прожиточного минимума. Ясное дело, что эти люди не могут купить землю, они могут только продать свой земельный пай и окончательно превратятся в сельских пролетариев, в батраков.

Посмотрите, что происходит сегодня в деревне. Иначе как геноцидом это не назовешь. Закрываются сельские больницы, школы, детские дошкольные учреждения… Смертность в сельской местности намного превышает рождаемость.

Приходит время и правительству отвечать за свои действия.

В известном романе Стивенсона “Остров сокровищ” (многие его читали) есть такая сцена: к капитану Сильверу приходит депутация матросов и вручают ему черную метку — знак общего недоверия. Вот и сейчас мне хочется подойти к вам, уважаемый Виктор Степанович, и от имени многострадального российского крестьянства вложить в вашу горячую ладонь эту черную метку. Честные люди в России уже не могут доверять ни вам, ни вашей “команде”, ни тому гибельному курсу, которым вы с каким-то упрямым ослеплением ведете государственный корабль.

В СТРАНЕ — ТРАГЕДИЯ, В ЗАЛЕ — КОМЕДИЯ…

Денис Тукмаков

В Малом зале Госдумы транслируется заседание, посвященное бюджету. Выступает Черномырдин. Толстый репортер толкает незнакомого соседа и показывает на экран: “Ты слыхал? Ну Степаныч и выдал! Записать надо, пока не забыл. Ха-ха-ха!”

В Малом зале Госдумы, отданном на откуп прессе, в центре — огромный стол президиума для дающих пресс-конференции депутатов, по бокам — два огромных орущих телевизора. К столу стаей слетаются на вносимые в зал пресс-релизы журналисты и почти сразу выбрасывают их за ненадобностью. По всему залу — шутки, смех, веселье. Репортерам хорошо.

Прямо в пресс-центре стоят телефоны; какой-то телевизионщик орет в трубку: “Да-да, он так и сказал. При чем тут проценты, ты фразу запиши! Да кого вообще интересует этот бюджет!”

В прошлую среду Черномырдин явно подыгрывал прессе: то и дело сыпал, отвечая на серьезные вопросы, хохмами. Репортеры подхватывали их на лету и передавали в эфир.

Так происходила профанация Думы. Обсуждение серьезнейшего вопроса — о выполнении бюджета, о будущем страны — превращалось в комедию. Хохмы Черномырдина отодвинули в зале прессы на второй план и то, что бюджет-97 провален, и то, что проект бюджета на будущий год приведет к еще большей нищете в России. Если бы это объяснялось лишь тонким чувством юмора репортеров, тогда было бы понятно. Но атмосфера комедии при обсуждении трагической ситуации в экономике страны была создана не без помощи депутатов.

Во время съездов народных депутатов РСФСР народные избранники, бывало, разговаривали с членами гайдаровского правительства, так, что те надували пухлые губки и в оскорбленных чувствах покидали зал заседаний. У прежнего, расстрелянного нашего парламента, было высокое чувство собственного достоинства, и та здоровая политическая ярость, которая исключала любое шутовство со стороны исполнительной власти.

Невозможно представить, чтобы тогда, в Верховном Совете, глава правительства мог сказать лидеру фракции: “Что ты людям голову морочишь?” Да его бы в порошок стерли! А теперь Черномырдин бросает эту хамскую фразу Явлинскому и тот не встает, не поднимается к трибуне и не отвешивает премьеру пощечину, а проглатывает оскорбление. Депутаты же не только не требуют от Черномырдина извинений, но разражаются хохотом.

Как вам, уважаемые депутаты, при всем том обижаться на то, что пресса выставляет вас в неприглядном виде? На какое к себе почтение у избирателей и журналистов может рассчитывать, например, депутат-коммунист Юрий Севенард, если он, как собачка на задних лапах, вытягивается у правительственной ложи и сует какому-то министру челобитную? И кто поверит в истинную оппозиционность депутата-коммуниста Виталия Севастьянова, если он страстно обнимается с главой правительства, против которого борется его фракция?

Мы хотим верить в честность, порядочность и мужество депутатов от оппозиции. И мы будем в это верить, если сами депутаты не будут нас разочаровывать и станут давать себе отчет не только в своих словах, но и поступках.

Денис ТУКМАКОВ

В ПОВЕСТКЕ ДНЯ — АТАКА!

Николай Анисин

Итак: влепив правительству “неуд” за исполнение нынешнего бюджета и отвергнув его бюджетный проект на следующий год, Дума на этой неделе собирается решать — выражать или не выражать недоверие кабинету министров?

Погадаем: что будет дальше?

Бравый Явлинский предлагал поставить вопрос о недоверии, не обсуждая ни отчет правительства, ни подготовленный им проект бюджета. Чего обсуждать? Налоги не собираются, долги по зарплате не сокращаются, перспектив роста в экономике — никаких. В бюджет на 1998 год заложено только продолжение кризиса и стагнации. Самый процветающий бизнес в стране — это уворовать деньги из госказны и перевести на Мальту.

Григорий Алексеевич был суров, но справедлив. Но значит ли его суровость, что он со своей фракцией всенепременно недоверие правительства выразит, когда дело дойдет до голосования? Тут бабушка надвое сказала.

Уверяя Думу, что правительство ни в одном документе не показывает, как выходить из кризиса, Явлинский далее молвил: часть проблем оно не хочет признавать, часть — не осознает. Это кто же в кабинете министров такой глупый, кто не осознает того, что делается в стране?

Господин Чубайс едва полгода прослужил в правительстве в новой должности, а тузы на Западе уже присудили ему титул “Лучший министр финансов 1997 года”. Присудили не за красивые глазки — за светлую рыжую голову, за то, что он все, как надо, осознает. И Явлинский прекрасно осознает, что Чубайс все осознает, но норовит его обидеть. Почему? Да потому, что те группы капитала, которые связаны с Чубайсом и Черномырдиным, могут хапать самые лакомые куски госсобственности и тащить огромные деньги из казны на Мальту, а те, которые оплачивали депутатские мандаты “Яблока” , такой возможности не имеют.

Фракция Явлинского обличала, обличает и будет обличать кабинет министров до тех пор, пока однажды господина Ельцина не осенит: ба, да у меня в правительстве , понимаешь, сидят плохие демократы-реформаторы, а есть же хорошие. И если это вдруг скоро произойдет, если в ближайшее время сотворившему “Яблоко” капиталу будут обещаны желанные ему перемены в правительстве, то есть будет обещан доступ к кормушке, то среди сторонников недоверия нынешнему кабинету Явлинского со товарищи, вероятно, не окажется.

Фракция ЛДПР, как и “Яблоко”, своим становлением и процветанием обязана не энтузиазму масс, а рожденному в ходе реформ капиталу. Но у Жириновского, в отличие от Явлинского, не было и нет постоянных спонсоров, а есть только постоянные интересы. На чьи деньги ЛДПР приобрела мощный парк автомобилей, включая два десятка “мерседесов”? За чей счет купила не только во всех областных, но и в крупных российских центрах квартиры под партийные офисы? Жириновский нужен многим. Нужен агентам влияния Запада, ибо никто, кроме Владимира Вольфовича , не сумеет лучше окарикатурить ту или иную патриотическую идею. Нужен он был администрации президента Ельцина как агитатор за ее кандидатов в губернаторы. Нужен бывает и правительству, и крупным банковским и коммерческим структурам как проводник заказных законопроектов. ЛДПР с блеском разменяла свой политический успех на материальное благополучие. И ныне ее бутафорская оппозиционность очевидна для миллионов. На следующих выборах в Думу она вряд ли в нее вообще попадет, и, стало быть, для нее важно сохранить депутатские мандаты до 1999 года. А эта задача не совместима с голосованием за вотум недоверия правительству, ибо он чреват досрочным роспуском Думы.

Поголовного желания расстаться раньше времени с мандатами нет и у фракции КПРФ, и у групп аграриев и “Народовластие”. Но у значительной части депутатов этих думских объединений есть более весомый политический интерес в бескомпромиссной атаке на правительство. Какой именно?

Если, скажем, лидер “Яблока” Явлинский, не раз требуя отставки правительства, никогда при этом не критиковал курс продиктованных Западом реформ и гаранта данных реформ — господина Ельцина, то лидер КПРФ Зюганов всегда вел огонь по курсу реформ и его гаранту, но ни разу не предлагал отправить в отставку правительство. Зюганов уклонялся от войны с кабинетом министров, ибо ему необходимо было сохранить Думу как материальную базу — сначала для организации его президентской кампании, а затем для помощи кандидатам в губернаторы от оппозиции.

Теперь же политической целесообразности в сохранении Думы ценой компромисса с правительством у лидера КПРФ нет. Теперь ни тысячам членам своей партии, которые, в отличие от членов ЛДПР, живут в нищете, ни миллионам голодных избирателей Зюганов уже не сможет объяснить, почему он, развенчивая курс реформ, не замахивается на правительство, проводящее этот курс.

8 октября Зюганов объявил, что 146 депутатов фракции КПРФ поставили свои подписи за внесение в повестку дня Думы вопроса о доверии правительству. Но слушание этого вопроса, опять-таки по инициативе Зюганова, было перенесено на неделю. В демпрессе это многие расценили как его шаг к новому компромиссу, как приглашение исполнительной власти к торгу.

Ответ на это символическое приглашение он скорее всего получит.Ельцин сегодня, как никогда, не заинтересован обострять отношения с Думой и распускать ее. У команды его младореформаторов явно не получился блицкриг с нищетой. Если в январе 97-го сбор налогов составлял 60 процентов от запланированного, то в сентябре — 44 процента. Созданные Чубайсом новые собственники не желают платить государству ради укрепления позиций господина Ваучера у власти. Кроме того, младореформаторы затеяли грызню между собой из-за дележа остатков госимущества, которая выплеснулась в прессу. При всем том Ельцину невыгодно ликвидировать парламентскую оппозицию и остаться один на один с голодным народом, который в команде его младореформаторов видит команду молокососов с амбициями. Не выгодно Ельцину и вступать в Новый год без законно утвержденного бюджета, что вызовет недовольство Совета Федерации, которое гораздо опаснее для Кремля, чем недовольство думского депутатства. А из всего этого следует, что исполнительная власть сама предложит Зюганову поторговаться. Но торг на сей раз маловероятен.

Во фракции КПРФ есть Светлана Горячева, которая, быть может, слишком спокойна и взвешенна как зампред Думы, и есть Александр Михайлов, который радикален и неуступчив. В союзниках Зюганова есть Николай Рыжков, способный оценить пользу того или иного компромисса, и есть Сергей Бабурин, вообще не приемлющий никаких компромиссов с властью. И поэтому очевидно, что если лидер НПСР не будет последователен в вопросе о недоверии правительству, то и в КПРФ, и в народно-патриотической оппозиции в целом возможен раскол. Наиболее энергичная, думающая о своем политическом будущем и о будущем страны часть компартии и депутатства может отвернуться от лидера и приступить к торопливому созданию собственных структур.

Лимит на безболезненные компромиссы думская оппозиция исчерпала. И теперь она должна либо наступать на власть, рискуя завоеванным плацдармом, либо кануть в торгах и междоусобицах.

Доказать нельзя, но допустить можно, что большинство депутатов пойдет в атаку на власть. Атаку, о необходимости которой так долго — с начала весны — говорит Геннадий Андреевич.

Николай АНИСИН

НА ПОПРИЩЕ РАЗЛУКИ ( 19 октября — губернаторские выборы в кузбасе. ТУЛЕЕВ — ПОБЕДИ! )

Александр Синцов

Из вождей народного сопротивления, рискнувших взяться за дело восстановления России в узилищах ельцинского режима, Тулеев стоит особняком. Его искренность и душевная чистота не помутились даже от очень близкого соприкосновения с правящей верхушкой. Кажется, человеческими качествами этого политика очарованы даже циники.

Он нужен им, наверное, и потому еще, что вольно или невольно облагораживает их сборище своим присутствием. И может быть, в нем уважают его стойкость и непреклонность, как уважают сильного врага. Руцкой, совсем предавшийся, им не интересен. Стародубцев, по-мужицки, по-крестьянски, закрывшийся в своей Туле, — непонятен. А Тулеев — изумителен.

70 дней Тулеев правит краем как назначенный чиновник. Мы не сомневаемся, что он будет избран кузбассцами и станет настоящим народным губернатором.

Кузбасс тяжко поражен. Лежащий в самом центре великой России (пять тысяч до Владивостока и пять тысяч до Калининграда), он вобрал в себя всю ее боль, весь ее недуг.

1. ВОРОТА КУЗБАССА

“Строился международный аэропорт. Красную ленту по случаю его пуска разрезали два года назад, но ни одного международного рейса этот аэропорт так и не принял”.

Аман Тулеев. “Без права на ошибку”.

Классный аэропорт в Кемерово работает в режиме сельского грунтового. Целые сутки тишина. На рассвете придет рейс из Москвы. Через час улетит. И опять тишина. Один какой-то каторжный таксист пытается обольстить двух-трех пассажиров, из экономии ждущих автобуса. Остальные же, в основном крутые, давно развезены на поджидавших машинах. Нет ни киоска, ни буфета. И туалет один, совмещенный. А на доске расписаний — около тридцати ячеек. То есть когда-то здесь каждый час совершалась посадка, и более.

Солнце, палящее, резкоконтинентальное — сияет над этим аэропортом и над всей пустыней Кемерова, куда унылых пассажиров доставит разбитый автобус с полупьяным, полусумасшедшим кондуктором мужиком.

Город, кажется, звенит от пустоты. Стоят все заводы. Не видать ни одного дымка из двух десятков высоченных труб. Флаги над городом — ельцинские, трехцветные. Город взят, занят, оккупирован.

Впечатление перевернутости, потусторонности усиливает зеркальная нумерация домов на улицах. Справа идут нечетные номера, и в нарастающем порядке. Может быть, это тайный знак будущего сепаратизма?

Вечером у фонтана перед театром катаются на роликах дети богатых. Их несколько десятков.

Ночью выбираются на промысел дети нищих. Беспризорников в Кемерово, только зарегистрированных, три тысячи.

Единственный поезд до Москвы уходит в девять вечера по четным числам.

Уезжать из Кемерова веселей.

2. СМЕРТЬ ПОД ЛАВОЙ

“Кузбассовцев всегда беззастенчиво использовали. То они потребовались, чтобы Ельцин свалил Горбачева, то чтобы поддержали реформы Гайдара… Но сколько же можно мириться с ролью удобрений для процветания чужих политических амбиций!”

Аман Тулеев. “Без права на ошибку”.

Лето 1989 года. Чернобыль — уже в прошлом. Ельцин, Гайдар и Чечня — в далеком будущем. Благословенные времена с очередями за водкой, с талонами на колбасу и стиральный порошок. С первыми кособокими “комками”. Все заводы работают на полную мощность. В аэропортах очереди за дешевыми билетами, рейсы во все концы. И — первая забастовка здесь, в Кузбассе, как нечто странное, нелепое, будто случайные кадры из Южно-Африканской республики, за попадание которых в эфир завтра слетят со своей должности редактор программ и сам директор студии. Дурной сон!

Увы, проклятая явь. Вторая, нетрудовая слава Кузбасса. Именно здесь произошел выброс злых энергий из кратеров шахтных стволов. Отсюда разлилась смертоносная лава по всей стране. И застыла прежде всего в самом источнике, в первую очередь умертвила Кузбасс со всеми его окрестностями.

Эти высокие, сильные, породистые люди, под названием шахтеры, яростно врубились тогда в саму нашу жизнь, обрушили коренные пласты и погибли под ними сами. Погибли как социум. И сейчас они ездят на шахты к определенному часу смены, почти совсем не убыло в них роста и ширины в плечах. Но дух шахтерский, рабочий отлетел от них в неизвестном направлении. А вселился мелочный дух лавочников.

Если до 1989 года кузбасские шахтеры были героями наших будней и праздников и на курортах Крыма и Кавказа занимали место нынешних “новых русских”, повадками, статью даже были похожи на них, то теперь они жалки, как бывшие колхозники. И у духовных болезней есть свои вирусы.

Носителями их в Кузбассе тех времен стал известный по советским временам тип горлопана, режущего правду-матку. Народившиеся уже тогда социологи называли их неформальными лидерами. За ними следил КГБ. С ними “работал” партком с профкомом. Некоторых удавалось перекупить, повысив в тарифе или в должности. Но свято место не бывало пусто. Лидер, по задаткам своей души, по природной склонности выступать, властвовать над ближними, опять выдвигался в бригаде, смене, шахте, и все начиналось сначала. Казалось, это закон жизни любого мужского коллектива во всякие времена. И теперь надо бы ожидать появления самородков. Они и в самом деле появляются, но в измельченном виде, не вызывающем ни сочувствия, ни уважения. Эти лидеры, как и их ведомые, работают бесплатно. Живут узко, бедно. Они поражены экземой шкурности по образцу главарей рабочих комитетов 1989 года.

Сейчас эти слова, “рабочие комитеты”, вызывают у шахтеров приступ ярости, но опять же болоночно-пуделевой какой-то, показной, уркаганской. Они красиво рвут рубаху на груди при упоминании о главарях “рабочих комитетов”, кричат: “Покажите нам их! Дайте нам их!” Но сами и шагу не ступят, чтобы найти и взять тех своих вождей, призвать к ответу. Потому что в передрягах последних лет искорежена, изломана оказалась сама шахтерская душа: в первый забастовочный год заработок шахтеров вырос фантастически. Можно сказать, они тогда купились. А можно сказать — продались. Растоптали “Горный Устав” на площади Кемерово, демонстративно сожгли. Презрели государственников в себе. Возжелали стать “просто гражданами”. И получили подлое гражданство из комолых рук Ельцина, которые они и сейчас еще готовы целовать, лишившись не только профессиональной, но и человеческой гордости.

…Бесы московские и прибалтийские слетелись тем летом в Кемерово. Без них бы простоватые местные главари в конце концов все равно попались в сети обкома и остались в лоне корпорации. Но заезжие политические пройдохи провинциальным обкомовцам были не по зубам. А вкрадчивые прибалты казались неопасными. И вот именно эти одержимые пришлые люди в кожаных куртках, которые были тогда еще в диковинку, и стали делать политику в Кузбассе. Как говорили большевики в начале века — “оседлали рабочее движение”. Кабинетным обкомовцам ногу в стремя было не поднять. В герои и вожди взошли Голиков, Асланиди, Михалец. Уже забытые ныне. И Кислюк, о котором тоже скоро забудут.

Это был звездный час “рабочих комитетов”. Под лозунгами: “Мыла и колбасы!”- они выросли до борцов за справедливость. Кипела работа по “согласованию протоколов”. Гонцы летали в Москву и обратно чуть ли не два раза в день. Спорили о будущем “рабочих комитетов”. Партией быть или общественным движением.

В этих поездках в столицу и обратно, как потом выяснилось, стали завязываться и деловые контакты с новыми бизнесменами, которые хотели бы торговать углем через свои конторы. Они ссужали вожакам большие авансы. Обговаривали условия. Гонцы становились посредниками. Именно тогда зародилось это паразитное племя, и именно в среде новых вождей.

Нужна была крыша — свой человек в кресле губернатора, тогда еще оно называлось по-другому. И тут подоспел август 1991 года. Кислюк с представителем президента Малыхиным полетели “защищать “Белый дом”. Вовремя подставились, как и Немцов. Прогнулись, и как верные соратники получили посты. Немцов — нижегородский, Кислюк — кемеровский.

Кислюк взошел в этот главный дом на площади перед десятиметровым памятником Ленина и стал править. Казалось бы, шахтеры добились власти вместе с этим “вырази- телем их чаяний”. Но вслед за митинговыми и площадным периодом рабочего движения Кузбасса кончился и период народный. Лидеры отслоились, присягнули Ельцину и стали обычными администраторами.

Еще в 1992 году обманутые шахтеры собирались толпами на той же площади Кузбасса, так же возмущались и кричали, звали к себе любимцев-вожаков из здания бывшего обкома, вопили о несогласии с гайдаровскими реформами, но им уже отвечали: “Шок необходим. Без него ничего не получится. Потерпите. Потом будет лучше, чем было”.

Шахтеры опять объявляли забастовку, кричали поверх голов “рабочих комитетов” в Москву, пытались дозваться своего главного вождя Ельцина, но их деформированное, демократизированное сознание уже было не свободно, их воля уже была скована соглашательством. И в октябре 1993 года им показали, как с ними теперь будут обходиться — расстрел их единомышленников в Москве транслировался в Кемерово по всем каналам…

Довольно унылый вид имеют теперь кузбасские шахтеры — и на улицах Кемерово, и в шахтах, и в своих рабочих поселках. Но я видел гордых, сильных, независимых шахтеров на улицах Ленинск-Кузнецка, когда они собрались в центре города на защиту своего мэра Коняхина. В них вселился новый, свежий дух сопротивления, в Коняхине они узрели нового лидера. Но… доскажем сначала историю перерождения главарей кислюковского толка, ставших перекупщиками угля.

3. ПЕРЕКУПЩИК

“Организованная преступность в каждой старательной артели требует и получает по 10 процентов золота, криминальные структуры диктуют, по какой цене отправлять продукцию, вокруг каждой шахты расплодилось по пять-шесть посредников, которые перепродают друг другу уголь, взвинчивая на него цены, и налоги не платят”.

Аман Тулеев. “Без права на ошибку”.

В центре Кемерова высится огромный изыскательский институт. Около полутора тысяч инженеров создавали здесь проекты строительства крупных предприятий по всей стране. Года три назад бывшую кладовую арендовал в этом институте невидный человек средних лет. Отремонтировал, отгородил место для секретарши и сам сел в уголке у окна. Он был скромен, тих, интеллигентен. Любил покурить на лестничной клетке с остряками из конструкторского бюро. Когда у него спрашивали, чем занимается его “фирма” (надо сказать, всегда с обидной насмешкой спрашивали), то он уклончиво отвечал: “Угольную пыль подметаем и в пакеты пакуем”.

А в то время как раз в институте прошло акционирование. Инженеры получили по нескольку своих доморощенных ваучеров, стали совладельцами института и сначала все усилия своих образованных мозгов направили на увеличение прибылей от проектных заказов, чтобы честно, согласно выданным акциям, получать себе долю от выручки. Романтики! Туристы с гитарами!

И лишь самые несознательные из них и подверженные влиянию алкоголя готовы были с утречка толкнуть эти свои акции любому, кто даст на опохмелку. В один исторический день в курилке на лестничной площадке и была провернута первая операция по “обналичке” ценных бумаг. Этот самый скромный фирмач из бывшей кладовой отвалил за акцию аж на три опохмелки.

В то время в институте зарплату не давали уже полгода. И никаких изысканий на строительство новых предприятий не велось и не предвиделось. Людям нужно было на что-то хлеб покупать. И в комнатку под лестницей стали забегать все чаще. Наконец, акции понесли нашему “фирмачу” пачками. И пришел день, когда он пожаловал к директору института и заявил о своем совладении зданием и имуществом в пропорции три к двум не в пользу директора. И коли в здании насчитывалось десять этажей, то, следовательно, шесть из них уже принадлежали ему. Он попросил уплотниться, и через неделю в двух этажах открыл мебельный салон. А другие стал переоборудовать под склады и платные спортзалы.

Произошло массовое увольнение тысячи инженеров, самые счастливые из которых устроились дворниками и сторожами. Остальные встали в очередь безработных. А кабинет директора занял этот молчаливый лысоватый человек по фамилии Парыгин.

Для кузбасского активиста 1989 года сия фамилия значит очень много. Он был главным советником у Междуреченского и Асланиди. Именно он чаще всех летал “на согласования” в Москву и первым взял на себя “черное, неблагодарное” дело создания посреднической организации по торговле углем, героическое дело по разрушению торговой монополии.

Пока он был на новом поприще первым и один: навар был невероятный, именно в то время шахтеры тешили себя иллюзией экономической победы, получая в десять раз больше тех забойщиков, которые не рискнули торговать “свободно”. Но буквально через полгода Парыгина прижали. Он счастливо вывернулся от рэкета, залег на дно изыскательского института и, выждав время для прыжка, опять вознесся к благам мира сего. Деньги, которые он теперь “крутит” в своих торговых операциях с мебелью, — из тех самых, невыплаченных шахтерам за пять и более месяцев.

Но главное, он — тот самый Парыгин.

4. В ГЛУБОКОЙ ШАХТЕ

“Не ошибитесь в этикетках! Ведь мафия начала свой путь у нас в Кузбассе под маркой рабочего движения!”

Аман Тулеев. “Без права на ошибку”.

Если выходцы из рабочих комитетов, ставшие перекупщиками, скрытно, как и подобает капиталистам, подавляют и унижают сегодняшних шахтеров, вынуждая их работать бесплатно, то боевики рэкетиров и приблатненные всех мастей вместе с ними открыто плюют на “работяг”. Этим чубайсовским чекистам с двумя-тремя судимостями в биографиях тоже невыгодны теперь забастовки шахтеров, они подзаряжаются от московского рыжего шефа патриотизмом, и дело доходит до того, что атакуют пикеты бастующих на своих иномарках, калечат рабочих.

Когда-то власть использовала сплоченных, агрессивных шахтеров как таран для разрушения Системы, теперь эта же власть использует криминальные формирования для ударов по бастующим горнякам. Интересы власти и криминала в Кузбассе полностью совпали. Если приезжающий сюда Чубайс убеждает в необходимости методичной работы в шахтах, что нужно ему как политику в правящей верхушке, то кузбасская братва наезжает на шахтеров и требует прекращения забастовок, поскольку контролирует торговлю углем и имеет от этого свой процент.

…На шахте “Первомайская” бастовали вот уже неделю. Причем бастовали внаглую, как говорили в Кемерово. “Им же нужно было всего полтора миллиарда долгу выплатить, а им отвалили больше двух. А они опять легли. Хотя другим вообще ни копейки не дали”.

Странность этого монолога состоит в том, что у шахтеров теперь очередность на забастовку, которые превратились в мелкий шантаж главной конторы “Росуголь”. Бастуют не по движению души, не из каких-то даже корпоративных интересов, а — просто по очереди. Есть даже негласный график “залеганий”. Стачка стала второй профессией.

Наглецы с “Первомайской” имели преимущество перед многими другими в том, что могли перегородить автомагистраль, проходившую неподалеку от забоя. (Тоже теперь появилась новая градация. Преимущество шахты определяется не углом залегания, не объемом запасов угля, не его сортностью, а близостью к жизненно важным коммуникациям, которые, при случае, можно “перекрыть”).

Натаскали досок, ящиков, на шоссе разожгли костер и пристращали Управление, чтобы еще миллиардик подкинули.

Вежливые, политичные до занудства представители главной конторы как всегда приехали торговаться и уговаривать горлопанов, но вернулись ни с чем. По своим каналам связались с угольной мафией, и на утро баррикаду на шоссе сходу протаранил мощный “джип” с тонированными стеклами и без номеров. Шахтеры хотели было грудью защитить “профессиональные интересы”, перекрыли шоссе живой цепочкой. Но “джип” не остановился, попер на них, завалил троих на капот и сбросил в грязь кювета на крутом повороте. Одному поломал ногу, другому ребра. Потом из “джипа” вылетел взрывпакет в знак устрашения, чего оказалось достаточно для прекращения “акции”.

Таким языком разговаривают теперь с шахтерами. Это язык Ельцина, пошедший в обращение с октября 1993-го.

Нынче во время поминального митинга на Смоленской площади в Москве из проезжавших иномарок тоже орали: “Козлы! Козлы!” Завтра — полоснут из автомата или кинут гранату. Бандитам ни к чему как бастующий рабочий, так и восставший народ.

Шахтеры Кузбасса, кажется, начинают созревать для красной идеи. Негласным криминальным комиссарам, приезжающим к ним на разборки, они вынуждены противопоставить комиссаров пролетарских. Вынуждены вооружаться — хотя бы для того, как ни странно, чтобы защитить своих собратьев, объявивших голодовку. Иначе пинками и прикладами их выбьют из забоев сытые и самоуверенные братки из местных бандитских группировок.

— Я бы всех этих бандюков покрошил на месте! — кричал один из “потерпевших” на Первомайской.

А двое других в это время самозабвенно обсуждали новость о том, что какой-то их бывший товарищ вагон купил и снимает навар с каждого рейса за Урал до десяти тысяч баксов.

Живучий деревенский мужик еще силен в шахтерах, многие из которых не теряют кровных связей с тайгой, в перерывах между безденежными сменами становятся собирателями ягод, орехов, грибов.

А “истинные пролетарии”, к своему несчастью получившие когда-то жилье в городе, превращаются в кочевников. Люди не могут регулярно платить за квартиру, задолженность составляет несколько миллионов, ясно, что уже никогда она не погасится. И обнаруживается наглость — как стиль жизни в современном Кемерове и в рабочих кварталах. Наглеют жильцы, не платя городским властям за свои квадратные метры, наглеют в свою очередь и коммунальщики — отключают электроэнергию у таких семей.

Что же делают хозяйки? Конечно же, идут к соседям с просьбой “супику на вашей плите сварить”. Приносят семилитровую бадейку, на кипячение которой тратится немалая сумма, и в следующий раз блудную стряпуху уже не пускают на этот порог. Она по кругу обходит соседей, и в конце концов оказывается вынужденной разводить костер во дворе, сооружать таганок и кухарничать по-походному. Таких летних кухонь можно много увидеть во дворах Кемерова.

5. КОНЕЦ ШЕСТИДЕСЯТНИКА

“До сих пор перед глазами голодные бастующие машиностроители Юрги, потерявшие всякую надежду на жизнеспособность громадного завода”.

Аман Тулеев. “Без права на ошибку”.

В Юрге сто тысяч жителей, и тридцать из них, то есть все взрослое население, работает на машзаводе, выпускавшем когда-то отличные пушки для славного флота великой страны. Теперь там клепают подъемные краны. Недавно город ликовал — скрылся, сбежал ненавистный директор. Взял очередной отпуск и более не появился. Иначе бы его растерзали.

Перекупщики угля, спекулянты, вылупившиеся из вождей забастовок 1989 года, оподлились естественно, ибо сама природа шахтерских волнений тех лет была хапужной. Сложнее, интереснее и много подлее перерождение славных бессребренников, инженеров-шестидесятников, до сих пор носящих как униформу свитера с выпущенными воротничками рубашек.

Именно таков директор Юргинского машзавода Есаулов. В середине шестидесятых он приехал сюда по распределению. Выслужился до упора. Будучи в командировках в братских странах Европы (дальше Чехословакии с ВПК не выпускали), очаровался привилегированностью тамошних итээровцев, имеющих коттеджи и десятикратную, в сравнении с рабочими, зарплату. Эта бацилла запала в душу. Забродила лукавая, потаенная диссидентщина. Тогда уже он был директором завода, по сути, хозяином города, и Ельцина встретил с восторгом (внутренним, непоказным, конечно).

Деловая сестра его, как всякая баба, более решительная в проблемах семейного обогащения, сразу же создала некий торговый дом, дочернюю фирмочку. Конечно же, наивные обыватели городка не могли вычленить никакой связи между громадным заводом и этим бутафорским торговым домом.

Но вот наступает эра приватизации. Зубр-шестидесятник в студенческом свитерке обстряпывает акционирование, изощряется в этой процедуре до того, что, подобно знаменитому скупщику мертвых душ, без общего собрания обделывает сделку со всеми формальностями. Он становится главой акционерного общества “Юргинский машзавод”, не выпустив и, естественно, не раздав рабочим ни одной акции.

Предприятие перестало быть государственным, но не вышло и в ранг акционерных обществ. Была такая лазейка в чубайсовском проекте — для особо одаренных.

А через дамскую фирмочку сестры Есаулова завод как бы подпитывался деньжатами — на зарплату рабочим. И в конце концов как бы задолжал ей немалую сумму.

Теперь уже сестрица из благодетельницы преображается в стяжательницу и подает в суд на возмещение долга машиностроителей ее фирме.

Суд признает “Юргмаш” неплатежеспособным. Предлагает расплатиться акциями. И сделка оформляется по закону. Конфликт исчерпан. Но в результате оказывается, что владельцем завода теперь является эта самая сестрица. Ибо она получила все акции. За смехотворную сумму в 92 миллиона рублей. Во столько был оценен машзавод, и таков был его долг подставной фирме…

Только с приходом Тулеева вскрылись и обнародовались в Юрге эти махинации. Город взбурлил. Вся милиция была брошена на охрану директора Есаулова и его семьи.

В конце концов однажды ночью он исчез из города и находится в бегах по сей день.

6. В ОДИНОЧКУ

“Сегодня то тут, то там возвышаются особняки, наподобие замков стоимостью в несколько миллиардов рублей. Владеют ими чиновники с зарплатой в миллион. Пусть стоят особняки, не ломать же их. Но заплатите за строение полагающиеся налоги. Не можете? Вперед — в Лефортово!”

Аман Тулеев. “Без права на ошибку”.

Журналисты в провинции, как и в столице, тоже превратились в обслугу, не сказать чтобы в идеологическую, ибо и идей-то каких-либо фундаментальных не обнаруживается в их творениях. Они участвуют в препирательстве группировок на той стороне, куда попали волею судьбы и где платят больше.

Как ни странно, но бойцы “регулярных армий” и власти, и оппозиции работают с гораздо меньшей опасностью для своей жизни и здоровья, чем одинокие волки-репортеры. Такой тип журналистов — как правило, самых высококлассных, талантливых, внутренне независимых,- наиболее интересен. Свобода их, конечно, относительная, все они служат в тех или иных изданиях и вынуждены подчиняться общему строю газеты. Но в силу собственной избыточной энергии, склонности к риску они ведут параллельную репортерскую жизнь в редакциях и тут обнаруживают свою особенную силу общественного воздействия, “достают” своими дерзкими заметками людей вороватых и одновременно сильных.

В западной журналистике такой тип бесстрашного репортера уже давно выявлен и многократно показан нам в “их” фильмах. Подобные черты имеются и в известном кузбасском газетчике Василии Попке.

Это высокий, сильный человек лет под сорок, спортсмен и великий сибирский ходок-путешественник. В его кабинете в углу, как переходящее красное знамя, стоит весло. В другом углу громоздится компьютер со всеми прибамбасами. А на стене вызывающе висит фотография, на которой заснят панорамой длинный бетонный забор с надписью “Попок — сволочь!”

Василий, как свойственно человеку деятельному, полусидит на столе, скрестив руки на груди, и, пока на принтере выводится его статья для “Завтра”, он, посмеиваясь, рассказывает историю появления этой фотографии.

Как оказалось, краской мазали по забору перед окнами редакции разъяренные его статьей подельники одного очень влиятельного чиновника в Кузбассе. Этот чиновник, как водится при Ельцине на Руси, сказочно богател в последнее время. Строил виллы, покупал квартиры. Много таких в Кузбассе, сразу на ум приходит “шеф полиции” из скандального Ленинск-Кузнецка, по наводке которого, скорее всего, и действовал корреспондент “Известий” в деле против мэра Коняхина. Примерно такого же чиновника “тронул” и Попок. И вот этот бывший советский, беспорочный член общества оказался настолько задетым и напуганным разоблачительной публикацией Попка, что пошел на крутой криминал. Заметим, что никаких судимостей за ним конечно же не водилось,- не то что за Коняхиным, и у Ельцина конечно же, не будет никакого повода науськать на него прокуроров из Москвы. Но именно этот благопристойный чиновник, а никак не бывший и прощенный зэк Коняхин, организует взрыв квартиры Попка, а перед тем нанимает “художничков”-специалистов по заборным надписям в качестве запугивающей меры.

Тротиловую шашку подложили под обыкновенную, картонно-реечную дверь квартиры Попка,. Провода были выведены на несколько этажей ниже. Там и замкнули цепь взрывателя.

Из квартиры вынесло и двери, и окна. Хорошо, цела осталась семья журналиста.

Любой прикинь на себя — взрывают вашу квартиру. Таким образом как бы говорят: остынь, парень. Иначе… И у Попка интересовались, как оно подействовало, поправочки какие-нибудь будут внесены в принципы репортерской работы?

Но он отвечал, что стресс, конечно, был. Но у него есть испытанные средства против стрессов. Сперва хорошенько “вмазать” с друзьями, потом рвануть в предгорья Алтая, пошататься по диким сопкам, а по приезде — сфотографировать заборную надпись на память, и счесть все случившееся высшим признанием профессионализма.

В таких журналистах как Василий Попок из Кемерово, сейчас заключены и партийный, и народный контроль, и госарбитраж, и прожектор перестройки, и обэхээсэс вместе взятые. А проще говоря, такие, как он, это — героические одиночки, до сих пор еще борющиеся за справедливость.

Александр СИНЦОВ

БИТВА ЗА АЛМАЗ

Ким Васильев

В “Завтра” ( N 20 (181)) мы опубликовали материал “Битва за алмаз”, в котором рассказали, как все правительства новой России последовательно проводили политику по разгрому алмазно-бриллиантового комплекса. И обещали вернуться к теме в расчете на то, что сегодняшнее вроде бы обновленное правительство предпримет адекватные меры по исправлению кризисной ситуации. Руководители Саха-Якутии (99 процентов алмазов добывается на этой северной территории) буквально криком кричали: ну, подписывайте же скорее постановление о квотах на вывоз сырых алмазов, не тяните с заключением торгового соглашения с концерном “Де Бирс”, наши люди, добывающие богатств на миллиарды долларов, сидят без зарплаты и обозлены, у компании “Алмазы России-Саха (АЛРОСА) нарастают финансовые трудности, в республике из-за такой политики федеральных властей быстро зреет сепаратизм.

И Москва, наконец, вняла.

ДЕМПИНГ — БРАТ ЗАРУБЕЖНОГО БОГАТСТВА

Президент издал указ с многозначительным названием “О порядке ввоза на территорию Российской Федерации и вывоза с территории Российской Федерации необработанных природных алмазов и бриллиантов и некоторых вопросах функционирования внутреннего рынка необработанных природных алмазов”.

Напомним, в предыдущем материале мы писали со ссылкой на документы Счетной палаты, что кладовые Гохрана оказались почти пусты, что значительные средства от продажи накапливаемых десятилетиями драгоценностей страны тайком были брошены на предвыборную кампанию президента Б.Ельцина, что президент и его правовое управление более девяти месяцев (на момент публикации) “мурыжат” принятый Госдумой и Советом Федерации Закон “О драгметаллах и драгкамнях”, который запрещает бесконтрольный вывоз необработанных алмазов (о новом повороте в судьбе закона см. ниже).

Многие сенаторы-руководители золотодобыващих регионов назвали такую политику сознательным провоцированием конфликтов руками правительства. Так что указа ждали и рассчитывали пусть на запоздалую, но все же возможную мудрость правящего режима. Увы, новый указ, хотя и принял своим первым пунктом предложение правительства о дальнейщем сотрудничестве с корпорацией “Де Бирс”, оставил больше вопросов, чем было до сих пор.

Почему так настойчиво руководители Республики Саха (Якутии) и компании АЛРОСА настаивают на заключении торгового соглашения с “Де Бирсом”, для специалистов-алмазников очевидно. Для компании, а в первую очередь для российской казны, снова открывается чрезвычайно выгодный канал сбыта. Благодаря своей грамотной сбытовой политике “Де Бирс” уже десятки лет удерживает стабильные цены на алмазы, не давая им падать. Для нас это тоже имеет важное значение: сбывать сырье по демпинговым ценам случайным покупателям,- что может быть разорительнее для экономики? В прошлом году АЛРОСА продала через “Де Бирс” алмазов на 1,3 миллиарда долларов, и почти вся прибыль (95 процентов, а это около 1 миллиарда долларов!) поступила в казну в виде налогов. Демпинг снизил бы эти поступления, как минимум, в несколько раз.

Для справки: являющийся разновидностью углерода алмаз фактически ни для чего особо не нужен — вся ценность его начинается, когда он огранен в бриллиант. Но бриллиант, как показал мировой опыт,- украшение, скорее, престижное, обладать которым стремятся те, кто высоко себя ценит. Этим обстоятельством можно умело манипулировать, играя на врожденных инстинктах людей, их тяге к красивому и изысканному, что и делает много десятилетий “Де Бирс”, регулируя спрос и предложение на алмазном рынке. Для этого концерну приходится аккумулировать, то есть фактически омертвлять в своих авуарах огромные запасы алмазов и выбрасывать их на рынок только тогда, когда экономическая ситуация тому благоприятствует. В результате, несмотря на то, что за последние 60 лет обьем добычи алмазов в мире вырос в 20 раз, цены на алмаз не упали, а наоборот, увеличились. Фантастически, в 1500 раз!

КАК ОППЕНГЕЙМЕР КРЕМЛЬ УЛОМАЛ

Вообще история наших взаимоотношений с “Де Бирсом” насчитывает около 40 лет. Когда в 50-х годах в СССР открыли кимберлитовую трубку мира, весь алмазобриллиантовый мир взволновался. Открытие алмазных месторождений в СССР обещало крах “Де Бирса”. Однако один из руководителей корпорации, финансово-промышленный магнат Оппенгеймер приехал в СССР, встретился с советскими руководителями и договорился, что СССР через третьи страны будет продавать “Де Бирсу” 95 поцентов добываемых алмазов. Какими необычными аргументами убедил кремлевских собеседников заезжий гость? Ведь в ЮАР царили расизм и апартеид, против которых КПСС, главный проводник идей интернационализма, вела ожесточенную идеологическую борьбу. Уж очень вескими должны были быть доказательства. И они, похоже, были представлены. Солидарность — солидарностью, но и национальные интересы надо чтить. Разведать месторождение — треть, если не четверть дела. Даже добыть алмазы — еще неполдела. Что дальше? Ну, часть сырых алмазов отдадим на огранку — построим несколько обрабатывающих заводов. Но куда деть даже эти бриллианты, не говоря об остальной массе сырых необработанных алмазов? Рынок сбыта где? Население в стране живет небогато. Рынок потенциальных покупателей ограничен как внутри СССР, так и внутри стран соцсодружества. Значит, нужно организовывать сбытовые компании за рубежом, вкладывать огромные средства в рекламу — иначе на мировой рынок не пробиться. А это — гигантские деньги. Вот тогда наши кремлевские прагматики все просчитали и решили, что надо заключать соглашение с “Де Бирсом”. У этого концерна — сформировавшаяся инфрастуктура, традиции, у него цены, которые не предложит ни один другой покупатель. А страна тогда не меньше, чем сейчас, нуждалась в реальных финансовых потоках.

Причем мы не одни осуществили сделку с “Де Бирсом”. К этому самостоятельно пришли почти все страны, добывающие алмазы. Только Австралия недавно отказалась от сотрудничества и сейчас висит на волоске.

Надо отдать должное: люди, которые многие десятилетия руководили Советским Союзом, порой умели глядеть далеко вперед. Увидели они, между прочим, и огромную пользу от сохранения одноканального рынка сбыта алмазов через “Де Бирс” при одновременном создании своей ограночной промышленности.

Провозгласив лозунг: Россия является правопреемником СССР, ельцинская команда взяла на себя обязательство поддерживать и установившиеся, а главное, документально оформленные отношения с “Де Бирсом”. Но, будучи властью лжецов, она и здесь обманывала всех, кроме себя. О том, как распродавались сокровища Гохрана через совместные предприятия, созданные по инициативе ельцинского поверенного, председателя Роскомдрагмета Е.Бычкова, наша газета уже писала. Поток полуподпольно и чисто подпольно продаваемых алмазов из России сравнялся с официальным потоком в адрес “Де Бирс”. Его, этот официальный канал, должна была осуществлять компания “АЛРОСА”. Причем осуществлять монопольно.

А что творилось с российскими алмазами на самом деле, мы только что сказали: десятки мгновенно возникших с помощью Роскомдрагмета совместных фирм выкупали по низким ценам алмазы из государственных запасов и вывозили их за границу под видом давальческого сырья. Вот тут ельцинская власть не ставила никаких препон. Наоборот, самое откровенное жулье пользовалось такими преимуществами, о которых не мог мечтать проверенный десятилетиями выгоднейший партнер. Один из ярких примеров тому — тесные взаимоотношения Е.Бычкова и некоего А.Козленка, в результате чего у России были украдены драгоценности почти на 180 млн. долларов. Переведите это в рубли, разделите на пенсии и бюджетные зарплаты, и вы поймете, кто именно и у кого конкретно хапнул деньги.

Но с таким же рвением, с каким создавались условия для грабежа страны через неофициальные, зачастую контрабандные каналы, власть строила препятствия для легальной, выгодной государству торговли алмазами. В итоге накопленные предшественниками нынешних властителей запасы драгоценностей были частично растранжирены, частично пущены на сохранение существующего режима, а те структуры, которые добывают алмазы из вечной мерзлоты (нигде в мире нет таких экстремальных условий) изощренно и подло (это уже речь о купленной властями прессе) травятся и экономически разваливаются. Поэтому на ельцинский указ об алмазах многие рассчитывали как на последний шанс для спасения отечественной валютообразующей отрасли. Тем более, что перед этим общественность наслушалась от Лившица, Черномырдина, Чубайса и Ко заявлений о том, что “через “Де Бирс” России работать выгодно” и “она будет так работать”, а значит, торговое соглашение с мировым концерном (через полтора года обмана этого крупнейшего партнера России) будет подписано. Что же до компании АЛРОСА, то она, в соответствии с обкатанной временем практикой, по-прежнему будет выступать не только эксклюзивным добытчиком, но и таким же продавцом алмазного сырья на мировом рынке.

Однако заверения и ожидания не оправдались. Впрочем, можно ли рассчитывать на другое, когда имеешь дело с ельцинскимии людьми и с ним самим?

АЛЮМИНИЙ АЛМАЗУ — НАУКА

Согласно новому президентскому указу, теперь, помимо АЛРОСЫ, появляется еще один экспортный фигурант — государственное предприятие “Внешнеэкономическое обьединение “Алмазювелирэкспорт”. Причем распределение функций такое: АЛРОСА реализует “Де Бирсу” только часть необработанных природных алмазов. Другая часть, лучшая — отдается по низким ценам в Гохран. А оттуда их будет продавать уже “Алмазювелирэкспорт”. Тем самым возникает двухканальная система вывоза алмазов. Вдобавок, почти равная по обьему главному, казалось бы, каналу — через “Де Бирс”. А это — основное, против через упорно возражает мировой монополист. Высокие цены на алмазы можно сохранить только в том случае, если на рынке мало продавцов. В противном случае нас ожидают ситуации, подобные той, которая произошла двадцать лет назад в связи с выбросом нашей нефти на мировой рынок и тут же рухнувшими из-за этого ценами. Тогда страна потеряла большие деньги. А недавно история повторилась. Под шум и крики о праве свободно заниматься внешнеэкономической деятельностью зарубежные контрагенты подтолкнули наших производителей алюминия к повальному выходу на мировой рынок — и тот рухнул. Предприятия стали распродавать свою продукцию за бесценок, и вскоре отечественная алюминиевая промышленность оказалась в руках иностранных производителей алюминия.

Поэтому двухканальный вывоз алмазов из нашей страны, что предусматривает указ, реально может разорвать отношения с “Де Бирсом”. Чему обрадуются не российский пенсионер, учитель, врач, офицер, а расплодившиеся совместные предприятия, в основном связанные с Израилем и Бельгией. Россия снова не получит миллиарды долларов за свои богатства. Вдобавок перед “Де Бирсом” ставят условие в качестве наиболее доверительных партнеров (“сайтхолдеров”) выбирать российских покупателей. А он привык выбирать сам. Тем более тех, кого проверил на порядочность долгим сотрудничеством. Раньше, когда наши алмазные запасы были огромны, они держали мирового монополиста в напряжении. Он мог, что называется, проглотить пилюлю. Но сейчас, когда доля российских алмазов в мировом обьеме добычи составляет лишь 18 процентов, “Де Бирс” может вежливо послать Россию на все четыре стороны. Ему надо удерживать высокие цены на мировом рынке (товар-то относится к предметам роскоши) и сотрудничать в ущерб себе — кто же захочет. Так что указ не столько убирает завалы на пути сотрудничества России и “Де Бирс”, сколько возводит новые шлагбаумы.

Но обратимся к той его части, которая касается внутрироссийской ситуации. Может, здесь проглядывается государственная мудрость, забота об интересах страны? Опять, как много раз до этого, только на словах. Указ пестрит выражениями, подразумевающими усиление государственного контроля, наведения порядка. В частности, правительству дается поручение предусмотреть усиление госконтроля за условиями реализации алмазного сырья на внешнем рынке, обеспечить с 1 января введение системы госконтроля за качеством сортировки, оценки и реализацией вывозимого алмазного сырья, а также перейти к сертификации необработанных природных алмазов. Устанавливается, что вывоз и ввоз осуществляются только через специализированные таможенные посты, где будут нести надзорную вахту государственные контролеры Минфина РФ.

Но все это — полупустые слова. Ельцинская власть никогда не забывала о своих интересах, прикрывая их дымовой завесой самых радужных обещаний. Например, в указе записано, что правительство должно не менее чем за месяц до начала очередного года установить квоты на экспорт необработанных природных алмазов. Можно ли этому верить, если на 1997 год квоты были выданы только в июне нынешнего же года. Да и как выданы? По принципу: бери, но я тебе не даю. Как сообщили наши источники в “Белом доме”, правительство подписало постановление о квотах. Все имеющие к этому отношения ведомства приняли его к исполнению. А таможня поставила условия: каждую посылку за рубеж должен проверить Гохран и дать свои заключения насчет количества каратов, качества алмазного сырья и т.д. Естественно, Гохран послал эти требования куда подальше. У него нет ни людей, ни возможностей. Но таможня капризничает: правительственное решение будет выполняться только на наших условиях. К чему это ведет? К тому, что добытые и предназначенные для продажи якутские алмазы лежат без движения, деньги в страну не поступают, а правительство урезает и без того скудный бюджет, обрекая миллионы россиян на нищую жизнь.

ЧТО СКРЫЛ ОТ ПАРЛАМЕНТА “БЕЛЫЙ ДОМ”?

Зато о ком, похоже, по-настоящему заботится ельцинский указ, так это о будущем президенте России и его благополучных выборах. Каким образом? Для этого надо обратиться к материалам Счетной палаты, которые упоминались в предыдущей публикации “Битва за алмаз”. Еще в январе 1993 года Б.Ельцин издал указ N 46, согласно которому вся сумма валютной выручки от экспорта драгоценных камней и драгметаллов должна зачисляться на специальный счет Минфина России и использоваться правительством для решения важнейших народнохозяйственных задач. Просим обратить внимание именно на это: куда должны были идти деньги. Но сначала об их количестве. Согласно данным Счетной палаты в 1995-м и в первом квартате 1996 года, знакомый нам “Алмазювелирэкспорт” продал из Госфонда России драгоценностей на 2 миллиарда долларов США. Из них на таинственный счет поступило 1,75 млрд. долларов. При этом только часть средств прошла в рамках закона. Когда утверждался бюджет на 1995 год, правительство показало парламенту, что в доходной части предусматриваются средства от продажи драгоценностей из Госфонда. Но то, что намечали продать на 4,6 трлн. рублей, а продали на 13,3 трлн. — это мелочи по сравнению с другим, с тайной, по сути дела, распродажей госзапасов в следующем году. На 1996 год правительство не указало даже малых поступлений в бюджет от продажи драгоценностей из Госфонда. И парламент утвердил закон о бюджете без такой статьи дохода. Однако аудиторы Счетной палаты докопались (да этого, говорят, никто особенно и не прятал), что только за первое полугодие 1996 года было продано за рубеж драгоценностей из госхранилищ на 11,9 трлн. рублей. Всего же, как говорилось выше, за 1995 и первый квартал 1996 года на спецсчет поступил 1,75 миллиарда долларов. Если сюда прибавить неучтенный второй квартал 1996 года, то сумма получается огромная. И куда же деньги пошли? На какие чрезвычайные народнохозяйственные задачи? В справке Счетной палаты они перечисляются: выплаты задолженности правительства по зарплате и пенсиям, снижение накала забастовочного движения, проведение выборной президентской кампании. Вот, оказывается, на что работал спецсчет Минфина и заполнявший его “Алмазювелирэкспорт”?

Знали ли об этом обе палаты парламента? В то время, может, и не знали, что исполнительная власть, грубя говоря, надувает законодательную. Но затем-то в Федеральное Собрание поступила справка Счетной палаты. Об этих фактах писала пресса, в том числе наша газета. И какова реакция? Нулевая. Так же безропотно встречен и новый “алмазный” указ Б.Ельцина. Тем более, что в нем так много ласкающих слух оппозиции слов: об усилении госконтроля, первоочередном учете государственных интересов и т.д. Может, хватит покупаться на красивые обертки лживых конфет? До 2000 года времени мало. А все прежние фигуранты на своих местах: проверенный в “деле” “Алмазювелирэкспорт”, чубайсовский Минфин со спецсчетом, ельцинское правительство. И если кто-то надеется, что ради президентского кресла не будут пущены на распыл последние российские богатства, то пусть оглянется на недавние выборы.

УКАЗ ЗАКОНУ НЕ ПОДМОГА

Итак, указ не только не заменил закон (“О драгоценных камнях и драгоценных металлах”), но еще больше ухудшил обстановку в главной валютной отрасли страны. Причем первоначальные его варианты, как сообщают наши источники в президентском окружении, были хоть как-то направлены на сохранение интересов государства. Однако “тайные шлифовщики” из команды Ельцина довели указ до того, что мы теперь имеем. То же и с законом.

В нашей газете уже рассказывалось о его судьбе. 5 лет не пропускали закон к жизни те, кого принято называть агентами влияния. Влияния зарубежных, в основном израильских, огранщиков алмазов. Почему закон гробили? Потому что он закрывал тайные каналы вывоза алмазов из России под видом “давальческого сырья”. А именно этим бурно занялись созданные по инициативе ельцинского подручного, бывшего председателя Роскомдрагмета Е.Бычкова, совместные предприятия, которых расплодилось с трех штук до 150. В результате из госхранилищ было вывезено огромное количество отобранных за многие десятилетия алмазов, и российские запасы, одни из крупнейших в мире до прихода Б.Ельцина к власти — истощились почти дотла. Даже Счетная палата РФ вынуждена была констатировать, что при существующих темпах распродажи сокровищ ювелирных алмазов осталось на год-полтора.

Так вот, могли ли позволить Еьцину подписать закон, отсутствие которого превратило Израиль в реэкспортера алмазов, а целый ряд крупных ограночных фирм сделало баснословно богатыми? Конечно, нет. Поэтому президент в июле прошлого года наложил вето на свой же собственный текст. Словно дитя несмышленое.

А дальше опять “заиграла команда”. Несмотря на неоднократные обращения парламента — дать хоть какие-то обьяснения, почему закон угроблен в очередной раз — Правовое управление президента под руководством Р.Орехова никак не реагировало. И когда прошло достаточно времени, чтобы скрыть концы от махинаций, связанных с Роскомдрагметом, с растащиловкой отечественных богатств, то самое ГПУ (Главное правовое управление) соизволило наконец ответить парламенту.

Произошло это в июне текущего года. Весь текст был исковеркан. Например, внесены поправки, значительно ущемляющие права субьектов Федерации. Но самое главное: президентская сторона настаивает на сохранении того самого канала вывоза алмазов из России под видом “давальческого сырья”.

В эти дни парламенту выкручивают руки, чтобы он принял кастрированный закон. Вполне возможно, Дума его и примет. Люди, для которых дороже всего собственное кресло, могут называть себя кем угодно — “"оппозицией”, “защитнками народных интересов” и т. д. Они уже не раз показали в действительности, что для них главнее свои собственные интересы, личное благополучие, а не интересы обворованного народа и растащенного по частям государства.

КУДА ИДУТ РУССКИЕ?

Борис Хорев

Всамом начале “холодной войны” высокопоставленный американский генерал выбросился из окна своего кабинета с паническим криком “Русские идут!” Его сумасшествие было предельным выражением страха, который испытывала западная элита перед бурно растущим потенциалом СССР: экономическим, военно-политическим, культурным и демографическим. Тогда скорый выход Советского Союза на лидирующие позиции в мире казался неотвратимым, и правящая верхушка США, других империалистических государств, как признал впоследствии У.(Билл) Клинтон, бросила на преодоление этой тенденции ресурсы практически всего не-социалистического мира. Стратегию для достижения своих целей избрали древнюю, но простую и эффективную: “Разделяй и властвуй!” Началось все еще с плана Маршалла, предотвратившего приход коммунистов к власти в Италии и Франции и создавшего феномен Тито, а затем, вследствие грубых ошибок советского руководства, процесс пошел по нарастающей. К концу 1991 года была разрушена система ОВД-СЭВ и уничтожен Советский Союз, что позволило тому же Клинтону заявить о “победе в холодной войне”, а историку Ф.Фукуяме — о “конце истории”. Наступило время властвовать — и под диктовку американских “советников” руководство новоиспеченной РФ начало проводить так называемые “либерально-монетаристские реформы”, а на деле — способствовать колонизации нашей страны другими государствами и международными монополиями, в первую очередь — США. “Демократам”, грезившим об особых отношениях с Америкой, быстро указали их место наемных слуг. Внешний долг правительства РФ на сегодня составляет уже около 150 млрд. долларов и, как справедливо замечает итальянский публицист Дж.Кьеза, “в этих условиях невозможно всерьез говорить о национальном суверенитете России”. РФ — не суверенное государство, а, в лучшем случае, полуколония других держав. С ней ведутся непрерывные “неоколониальные войны”. В результате Россию окружает кольцо враждебно настроенных к ней бывших союзных республик и сопредельных государств, оборонный щит страны разрушен, ее экономика переведена на колониально-сырьевые рельсы. На очереди — политический распад самой России и резкое снижение численности ее населения.

А что же — русские? Что предпринимают в ответ? Почему не противостоят этому катастрофическому для них развитию событий? Неужели они безразличны к своему будущему, к будущему своих детей? Да и нужны ли им вообще: дети, будущее, сама жизнь, наконец? Может быть, они просто не понимают, что находятся в газовой камере “нового мирового порядка”,- в газовой камере с “веселящим газом”, “демократическим эфиром” телевидения, радио и газет? Ложь и зрелища, похоже, заменили нашим соотечественникам даже хлеб. Идет количественная и качественная деградация демографического потенциала страны. И если про экономическую, культурную и военно-политическую колонизацию России сказано немало, то о создании условий для демографической колонизации говорится вскользь, обрывками правды, которая тонет в море разливанном некомпетентности и сознательной лжи. От лица нашей Антиколониальной Лиги на страницах газеты “Завтра” я хочу заявить эту тему: КУДА ИДУТ РУССКИЕ?

Вопросы народонаселения давно — в центре внимания мировой элиты (вспомним хотя бы теорию Мальтуса), а правда о демографической ситуации тщательно маскируется в “плюрализме” циркулирующей информации. Всем специалистам памятны первые доклады Римского клуба, сообщавшие о скором перенаселении Земли. Необходимость сокращения “избыточного” населения бедных стран “третьего мира” — постоянная песня западных политиков и пропагандистов. Богатые капстраны (так называемый “золотой”, а не деле — “кровавый” миллиард) не хотят делиться ресурсами планеты, ими же оттуда, из “третьего мира” старательно изымаемыми. Теперь и Россия должна попасть под “секвестр” населения. Как готовят к этому? Вот, например, свежая новость из “АиФ” (1997, N 25): “Через 100 лет мы почернеем!” — гласит заголовок. Некий Г.Александров из Челябинска, будучи, видимо, знаком с математикой, произвел расчеты, согласно которым число землян вырастет с 5,7 млрд. в 1995 году до 9,4 млрд. в 2025 г., до 55 млрд. в 2095 г. и до 108,2 млрд. в 2195 г. (отчего-то на более отдаленную дату приводится более детальная цифра). Тут же — и расчет “по расам”. Если верить автору заметки, то к 2095 году в России “белых” будет только 13,4%, в США — 8,3%, в Западной Европе чуть побольше, но все равно меньшинство. Вывод “АиФ”: “Если прирост населения в развивающихся странах (выделено мной — Б.Х.) не уменьшится, то человечество в будущем ждет полуголодное существование”. Но уже сейчас, в эпоху, казалось бы, изобилия, большинство жителей планеты живет впроголодь. Так, в мире на душу населения сегодня производится 300 кг зерна в год при нормативной потребности в 200 кг и его производство вдобавок искусственно сдерживается. Но в так называемых развитых странах суточное потребление пищи составляет в среднем 3300 килокалорий (ккал) при норме 2400-3000 ккал. А 4 млрд. человек довольствуются не более 2200 ккал в сутки, причем половина — менее 2000 ккал, что по нормативам ФАО означает голод. В России с 1990 по 1994 год произошло падение суточного потребления пищи с 3000 до 2100 ккал, не говоря уже о качественных характеристиках продовольствия. Вот что значит на деле “переход к рынку”!

Но вернемся к творцу сенсации Г.Александрову. Ведь известно, что численность землян возрастет к 2100 году, по средневзвешенным цифрам Международного института прикладного системного анализа (IIASA), Всемирного банка и ООН — от 9 до 19 млрд. человек, а вовсе не до 55 млрд., потому что население Земли выходит на “нулевой рост” уже к середине следующего столетия. Что же касается “почернения”, то считать всех “цветных” неграми у меня нет никаких оснований. Кто такие “белые” вообще? Наших “кавказцев” и таджиков в США считали бы белым населением — по цвету кожи и совокупности антропологических данных. Видел я эмигрировавших из нынешнего Зимбабве родезиек, чистокровных европеек по происхождению: очень красивая, постоянно во все времена года смуглая кожа. А если думать о будущем, как думал, к примеру, в “Поднятой целине” у Шолохова Макар Нагульнов, то “не будет ни белых, ни черных, а будут все приятно-смуглявенькие”. Как нередко выглядели сами казаки: потомки не только русских вольных людей, но и полоненых ими турчанок и киргизок. Процессы ассимиляции и миграции на территории РФ идут вовсю, но они не восполняют естественную убыль (превышение смертности над рождаемостью) населения, русских — в первую очередь. С 1992 по 1996 год за счет миграции Россия получила 1919 тыс. жителей. Но естественная убыль населения за те же пять лет ельцинских “реформ”, по данным Госкомстата, составила 3271 тыс. человек. Т.е. общая убыль населения, не считая войны в Чечне, составила свыше миллиона человек. Вдобавок, лавина русских беженцев с прекращением, хотя и шатким, военных конфликтов в СНГ превратилась в ручей. Около 30 миллионов русских, остававшихся за пределами Российской Федерации (по данным переписи 1989 г.), в большинстве своем пока выжидают. А на территории РФ вымирают прежде всего русские, которым как народу грозит вовсе не мифическое “почернение”, а просто уничтожение. Но демократи- ческие СМИ предпочитают раздувать межнациональную рознь выдумками о “черной” угрозе для России, подготавливая почву для взаимоистребления ее народов, а совершенно реальную угрозу вымирания подают как нечто само собой разумеющееся.

Здесь особую роль играют мифы о “демографической катастрофе”, якобы случившейся с Россией за годы Советской власти, и о “большевистском геноциде”. В ход идут спекуляции вокруг плохо понятого “прогноза Менделеева”, фантастические данные о числе репрессированных при Сталине, а также о погибших в годы Великой Отечественной войны. Называются общие цифры потерь и в 50, и в 100 миллионов человек, что, якобы, сузило базу воспроизводства населения. В основе подобных представлений лежат все те же концепции “Римского клуба” (так называемый “обратный демографический контур”), имеющие мало общего с реальностью. Дело ведь не в том, что мало мужчин или женщин детородного (фертильного) возраста или, как заявляет “медик” И.Гундарев, что вследствие алкоголизма у русских якобы снижено половое влечение (либидо) и «эффективность половых связей» низка. Дело в том, что русские женщины бастуют иначе, нежели шахтеры и атомщики, но бастуют — отказываются рожать. Чистый коэффициент воспроизводства населения (нетто-коэффициент) должен быть выше 1,0. В РСФСР он составлял в 1986-87 гг. 1,038, но с началом “реформ” покатился вниз: 1992 — 0,736; 1993 — 0,651; 1994 — 0,659, 1995 — 0,633. А если из трех женщин рожает одна, то в демографическом отношении это много хуже, чем если каждая родит и воспитает хотя бы двоих. Но среди русских женщин в возрасте 18-44 лет, не имеющих детей, вообще не хотят рожать 24%, хотят одного ребенка — 42%, а двоих — 31%. Среди имеющих одного ребенка не хотят второго 76%, а среди имеющих двух детей не хотят третьего уже 96% (по данным микропереписи населения 1994 г.). Между тем даже простое воспроизводство нации требует в среднем 2,6 рождений ребенка на семью (с учетом бездетных пар и детской смертности). Снижается число браков и растет число разводов.

Вообще, показатели России характерны для воюющей страны: низкая рождаемость (на 1000 человек): 1994 — 9,6; 1995 — 9,3; 1996 — вообще 8,9); и высокая смертность (соответственно — 15,7; 15,0 и 14,7). Ожидаемая средняя продолжительность жизни составляла: 1987 г. — 70,13 лет; 1990 — 69,2; 1992 — 67,89; 1993 — 65,14; 1994 — 63,96; 1995 — 64,64; 1996 (оценка) — 64,97 года. Последний показатель обычно меняется очень медленно, и в РСФСР годами не удавалось поднять его выше 70 лет, а тут Ельцину и К° враз удалось понизить его до уровня Колумбии и Алжира!

Подведем некоторые итоги. Вернее, повторим уже сказанное. Итак, русские вымирают по причине ельцинских “реформ”, на деле прикрывающих неоколониальную войну против нашей Родины. Главные демографические показатели, которые доказывают это утверждение, ниже приведены как таблица с комментарием.

Показатель 1987 год 1996 год Убыль Примечание Рождаемость 14,1%8,9%~ 1,6 раза 800 тысяч жизней ежегодно Смертность 9,2%14,7%~ 1,6 раза800 тысяч жизней ежегодно Продолжительность жизни 70,13 лет 64,97 года5,16 лет Время, равное 11 миллионам жизней граждан РФ Нетто-коэффициент 1,0380,633~ 1,64 раза Калорийность питания, ккал/сут 30002100900 Рацион физического истощения

Правление Ельцина обошлось русским фактически в 20.000.000 (двадцать миллионов) жизней. Каждый год “продолжения реформ” прибавляет к этой цифре от полутора до трех миллионов. Русские идут в небытие. Ради чего?

Борис ХОРЕВ, профессор МГУ, доктор географических наук,

председатель правления Антиколониальной Лиги

ПОДОПЫТНЫЕ МЛАДЕНЦЫ

Георгий Судовцев

Этой печальной истории — уже пятый год. Она успела стать достоянием прессы и предметом громкого судебного разбирательства. Но, похоже, суть дела прошла мимо внимания и пострадавших, и журналистов, и судей, поскольку непривычна для сознания даже очень хорошо образованных людей. А специалисты-медики, так или иначе причастные к ситуации, на публике предпочитают изъясняться уклончиво, в приватных разговорах снижая голос до шепота и советуя не соваться “в эти дела” — настолько все серьезно и страшно. Оставим подобные советы на совести эскулапов. Опишем пока, что называется, диспозицию.

Стоит в Москве очень известный Всероссийский центр акушерства, гинекологии и перинаталогии (далее будем называть его просто Центр). Передовое оборудование, лучшие специалисты, вышколенный персонал… Понятно, что рожать здесь гораздо приятнее, чем в обычном, забытом Богом и бюджетом постсоветском роддоме. И, соответственно, гораздо престижнее. Так что даже в наши смутные времена, несмотря на повальные реформы плюс абортизацию всей страны, народная тропа к Центру не зарастает. Причем рожать попадают бабоньки только по направлениям направлениям ведущих медицинских учреждений страны. А направления эти получают или по состоянию здоровья (очень плохому), или по связям (очень большим), или по деньгам (еще большим). Негласная такса, если верить слухам, начинается от двух тысяч долларов.

Опять же, злые языки чего не скажут, но слухам такого рода люди, знакомые с нынешним состоянием медицины, склонны доверять. Наверное, кое-что перепадает и самим сотрудникам Центра, которые за свои места держатся крепко, текучесть кадров здесь низка, а их контакты между собой и с органами здравоохранения — прочны и надежны. Еще бы — деловые интересы прежде всего! Соответственно, в таком спаянном корпоративной этикой и личными отношениями коллективе никто не будет выносить сор из избы, пока тот, несмотря на всю дезинфекцию со стерилизацией, не станет вываливаться через окна и двери. Или же в такую избу добрые люди подбросят сора со стороны.

Теперь, экономя время и место, приведем цитату из решения суда: “все дети родились с послеродовым диагнозом — здоров. По прошествии времени у всех детей появилась опухоль и покраснение на левой пятке. Детям одновременно (в один день) делалась противотуберкулезная прививка БЦЖ (плечо) и брался анализ крови на фенилкетонурию (из левой пятки). Детям… проведена операция и установлен диагноз: туберкулезный остеит левой пяточной кости. Все матери получают пенсии по инвалидности детей. В других лечебных учреждениях заражения детей подобным образом не зафиксировано”. Все здесь — правда, и все — требует уточнения, поскольку исковые заявления в суд подали родители троих детей из тринадцати потерпевших. Ответчиками же выступали Минздрав РФ, Государственный институт стандартизации культур имени Тарасевича, где производятся вакцины БЦЖ, и сам наш Центр. В этой тяжбе “три на три” матери вроде бы победили, им даже присудили материальную компенсацию за навсегда потерянное здоровье детей (кстати, с диагнозом “здоров” рождается сегодня не более 7% малышей). Но речь у нас идет вовсе не об этом.

Из официального заключения, подписанного доктором медицинских наук, лауреатом Государственной премии РФ К.Н.Коваленко, который руководил лечением пострадавших в Санкт-Петербургском НИИ фтизиопульмонологии: “Причиной поступления у 10 детей был прогрессирующий деструктивный процесс в левой пяточной кости, осложненный у всех абсцессом, а у 6 — свищами, у 2-х — только мягкотканный абсцесс (1 ребенок прошел “мимо” данного лечебного учреждения — Г.С.). Диагноз ТУБЕРКУЛЕЗ у всех детей подтвержден гистологическими исследованиями; у 4-х выделена культура микобактерий туберкулеза бычьего типа…” (добавим, что, со слов родителей одного ребенка, пробы на анализ возили ни много, ни мало — в соседнюю Финляндию). Доктор наук предположил, что “причиной заболеваний было внутрибольничное инфицирование этой области вакциной БЦЖ”. Именно эта версия, в конце концов, и была принята судом.

Но все спихнули на давно уволенную из Центра медсестру, показания которой никакой ясности не внесли, — женщина была явно не в себе и несла на процессе откровенную ахинею. Но, конечно, суду должно было показаться странным, если не более того, столь массовое (в 10000 раз превышающее нормальный статистический показатель) и в то же время столь избирательное заражение младенцев в течение более чем шести месяцев (с апреля по ноябрь 1993 года). Даже если допустить, что грамотная, опытная медсестра все это время с завидным постоянством нарушала элементарные требования антисептики, то почему заболели всего-навсего 13 из почти 2000 родившихся детей? И — подчеркну еще раз — заболели только родившиеся здоровыми малыши? Была ли такая избирательность случайной?

У суда имелись все основания задать такой вопрос ответчикам. Но он не был задан. Видимо, громкие скандалы по случаям продажи детей за рубеж и “фетотерапии”, раздутые бульварной прессой, сделали подобные вопросы — даже подсознательно — дурным тоном. Под фальшивые крики: “Волки!” — совсем незаметным проскальзывает реальный хорек с цыпленком в зубах.

Один из медицинских экспертов прямо высказал мнение, что здесь весьма вероятно моделирование патологического процесса в условиях клинического эксперимента, то есть в любом случае — составная часть обширной и весьма дорогостоящей исследовательской программы. Поскольку результаты серологических анализов выделенных бацилл “туберкулеза бычьего типа” неизвестны, а клиника процесса у всех 13 детей совершенно нетипична для БЦЖ-остеита, то не исключено, что на новорожденных изучалась какая-то новая мутация данных бактерий. А подобное предположение обязано быть исключено и может быть исключено только после тщательного рассмотрения всех обстоятельств дела. К тому же само количество пострадавших наводит на определенные мысли о возможном характере эксперимента: даже не медицинском, но прежде всего — ритуальном.

В таком случае просто обязательна многослойная защита истинных действий — защита, одним из элементов которой должна была стать (и, возможно, стала) корпоративная репутация, “честь мундира” Центра. Тогда становятся понятны и состояние бедной медсестры, и мудрые советы знающих специалистов “не лезть в эти дела”. Вероятные организаторы и заказчики эксперимента пока остаются невидимыми, их как бы и не существует в природе. Но вся эта ситуация словно бы взята из учебника жизни для “новых русских” — никакие доллары не уберегут ваших будущих детей от судьбы, которая, может быть, уже запланирована для них чьей-то чуждой и недоброй волей.

“И поразил всякого первенца в земле их, начатки всей силы их” (Пс. 104, 36)

P.S.

Просьба сообщить список штатных сотрудников-врачей, уволившихся за период 1993-95 гг., была встречена в отделе кадров Центра с понятным ожесточением против просителя.

Георгий СУДОВЦЕВ

ВРЕМЯ ЛУКАШЕНКО

Владимир Бондаренко

Сегодня — время таких, как Александр Лукашенко. Или как Воислав Шешель…

Даже столетиями демократическая Англия в чрезвычайные моменты истории отодвигала в сторону мягкотелых интеллигентов и делала ставку на таких, как Уинстон Черчилль… Франция в минуту опасности выдвинула в лидеры генерала де Голля. В России чрезвычайный момент истории тянется уже 10 лет. Когда он кончится — может кончиться и Россия. Почему?

Потому что, кроме Лукашенко, нам выдвигать нынче некого, а Лукашенко, увы, белорус. И любят Лукашенко в России не как будущего лидера нашей страны, а как достойного лидера дружеской Беларуси. И ненавидят его все наши демократы не потому, что боятся его прихода в Москву, а потому, что столь наглядный пример достойного руководителя — перед глазами у всех русских людей.

Спросите в Беларуси — кому там нужен был Шеремет? Его историю раздувает лишь наша демпресса — вот для кого это был повод чернить Беларусь. Ходят слухи, что Шеремет за каждый день пребывания в тюрьме получал на свой счет чуть ли не тысячу долларов. Ну что ж, я рад за него. Он теперь, очевидно, богатый человек, а богатому в Беларуси жить неинтересно. Значит, вскоре уедет в Москву или в Нью-Йорк. Но только не в Литву, где его вновь могут посадить в тюрьму за переход границы. И уже никакие демократы ему не помогут.

Какую новую проблему придумают враги русско-белорусского Союза, чтобы рассорить наши народы? Это пока неизвестно. Но в таких условиях русские писатели должны делать все, чтобы лидерство Лукашенко — духовное, национальное, нравственное — было понятно всем в России. Ради этого и состоялась недавняя русско-белорусская встреча в Союзе писателей России. Для этого и готовится встреча русских писателей с Александром Лукашенко, где ему за гражданское мужество будет вручена писательская премия имени Михаила Шолохова. Для этого газета “Завтра” готова провести в Минске творческий вечер с участием самых знаменитых русских писателей — Валентина Распутина, Леонида Бородина, Станислава Куняева, Владимира Личутина и других.

Встречи русских и белорусских мастеров слова очень важны для понимания нашего государственного Союза. Только вместе мы выдержим. И победим.

Владимир БОНДАРЕНКО

КОГДА МЫ ВМЕСТЕ

Сергей Посохов, помощник президента Белоруссии

Уважаемые коллеги, мы прибыли сюда по вашему приглашению для того, чтобы вы могли из первых уст услышать, что же сегодня происходит в Республике Беларусь, каково положение в культуре, экономике, политике, как живется простому человеку. Сегодня мы хотели бы противопоставить той кампании лжи и клеветы, которая развернута на некоторых телевизионных каналах, — слово правды, которое идет от сердца к сердцу, от живого к живому.

Я буду говорить о том, что удалось, что получается в Республике Беларусь; те проблемы, которые стоят перед нами, — они точно такие же, что стоят и перед россиянами, украинцами и другими народами бывшего Советского Союза. Речь пойдет о положительных результатах, о модели преобразований, противоположных тем, которые осуществляет сегодня руководство Российской Федерации. И поэтому это важно не только для нас, но и прежде всего — для России.

Я пользуюсь официальными документами, которые широко опубликованы. Это статистический сборник “О работе народного хозяйства Республики Беларусь”.

За 9 месяцев этого года рост валового внутреннего продукта народного хозяйства Белоруссии составляет 11%. Собираемость налогов, показатель, который характеризует эффективность государственной власти и экономики, за 9 месяцев возрос в 2,6 раза. Это позволило нам на 126% увеличить финансирование культуры. За этот год мы построили и ввели в строй 3 новых театра: Молодежный, Эстрады и театр Белорусского народного танца и песни.

Это позволило нам вновь наростить сельскую культуру: сегодня восстановлены и финансируются из бюджета все без исключения сельские клубы и библиотеки. Было очень сложно: они все были закрыты нашими демократами. Сегодня в Белоруссии функционирует 483 музыкальные школы, из них более половины — на селе. Все они финансируются из бюджета, родители не платят ничего.

Сегодня мы имеем очень важный показатель: снижение безработицы. Самое для нас главное: сокращается молодежная и женская безработица — это мы считаем большим достижением.

Небывало активный импульс получило жилищное строительство: 176% — выполнение плана по вводу жилья по отношению к прошлому году. Молодежь получила у нас за эти 9 месяцев около 100.000 м2. В пяти крупных регионах начинается строительство молодежных комплексов, в том числе — для молодых ученых, рабочих, сельскохозяественных специалистов.

Нельзя не сказать о том, что уже добилась определенных успехов деятельность правоохранительной системы: сокращается число преступлений, практически изжита коррумпированность органов правопорядка.

Мы в целом сохранили наши белорусские Вооруженные Силы: проводятся учения, продолжаются полеты авиации, солдаты не мрут с голода; и за счет увеличения доходов бюджета за эти 9 месяцев в 2 раза увеличено финансирование армии.

Экономика Белоруссии сегодня практически по всем сферам находится на подъеме. Завершено реформирование системы здравоохранения, и мирно сосуществуют полностью бесплатное здравоохранение, включая самое высококвалифицированное, в том числе лечение за рубежом, — и платная страховая медицина. Мирно уживаются государственная и частная системы образования. В Белоруссии сегодня работают 42 государственных и 17 негосударственных вузов. Выработана и осуществляется мощнейшая программа поддержки национального спорта и физкультуры; президент Лукашенко избран председателем Национального олимпийского комитета, и весьма активно работает в этом направлении.

Большая работа проводится по противодействию попыткам международной изоляции Белоруссии. Как большую победу, которой мы добились только при поддержке российских политиков, прежде всего — Г. Н. Селезнева, С. Н. Бабурина, Г. А. Зюганова — мы расцениваем беспрецедентный прорыв, когда на своей Каирской сессии Международный парламентский союз, состоящий из 130 руководителей парламентов мира, восстановил членство Белоруссии в этой авторитетнейшей международной организации.

Не так благополучно обстоят дела в Европе, где накат на нас продолжает усиливаться. Скажем откровенно, Белорусь до пунктика выполнила Договор о сокращении вооружений — как ядерных, так и обычных, и как только это было сделано, к нам потеряли интерес, нас начали держать за изгоев, с которыми можно делать все, что угодно. Пример с нами является уроком всему миру: как можно верить международным гарантиям НАТО, на какую благодарность можно рассчитывать, если точно и пунктуально выполнять все эти требования.

Мы развиваем нашу внешнюю политику в многовекторном направлении. Здесь есть два существенных момента. Под нашим союзом находятся две экономические мины, которые сделают его бессмысленным, если только не придать им должного внимания. Если мы примем разные Налоговые кодексы, — в Белоруссии и России — то никакие договоры не помогут: вы можете представить, что будет происходить с инвестициями, со спекулятивными капиталами. Координация налогового законодательства является самым главным моментом на сегодня.

В этом же контексте мы рассматриваем вступление России и Белоруссии в Международную торговую организацию. Если мы вступим в нее на разных условиях, поверьте, никогда уже мировая “закулиса” не позволит нам это дело переиграть, мы будем разными странами навсегда. Мы возражаем против того, чтобы вступать едино: тогда Белоруссия исчезает с экономической карты мира. Мы должны скоординировать действия и вступить на равных условиях как два государства и получить два голоса.

Одним словом, трудно живется многим нашим гражданам, но они надеются, что завтра будет лучше, чем вчера. Нашим богатством является стабильность и спокойствие. Но спокойствие это всячески хотят взорвать. Уже дрогнули наши друзья в России, потому что каждый день идет промывание мозгов, уже и в Белоруссии дрогнули: да что же это происходит, неужели мы для России — враги? И мы обращаемся к вам, уважаемые коллеги, братья, друзья: только совместно с вами мы можем разорвать эту липкую паутину лжи и клеветы.

ОТ ОДНОГО ИСТОКА

Валерий Ганичев, председатель Союза писателей России

Здесь сегодня присутствуют писатели, художники, музыканты России, наша русская, отечественная интеллигенция. Здесь присутствует представительная делегация наших белорусских братьев. И сегодняшнюю нашу встречу мы хотим посвятить союзу между Россией и Белоруссией.

В том приглашении, которое мы разослали, вопрос поставлен так: быть союзу России и Белоруссии, или он может распасться? И я думаю, что постановка такого вопроса правомерна. Нашим народам, честно говоря, не надо было подтверждать юридически наше единение, нашу братскую связь, которая традициями веков, нашей душой, нашей борьбой утверждалась многие века. Но коль произошел распад великой нашей державы, мы должны подтвердить единение. Но однако же, как и во всякой семье — а мы семья — у каждого из членов семьи есть свои обязательства, есть необходимость трудиться на благо нашей доброй семейной жизни. И мы свои обязательства подтверждаем.

Но в нашей созидательной работе, которой мы хотели сегодня посвятить основную часть своей работы, есть и второй план, есть попытка, оголтелая попытка разрушить это единство, прекратить его, стать буквально электронной стеной на пути союза. Нас обвиняли в свое время за Берлинскую стену. Но я думаю, что наше нынешнее телевидение, особенно компании НТВ и ОРТ, прославятся тем, что пытаются поставить такую стену между нашими народами.

Что мы с вами знаем о жизни белорусского народа? Что происходит в Бресте, в Могилеве, в Орше, в Гомеле? Что делают белорусские ученые, о чем пишут белорусские писатели, что делает белорусский земледелец, мастер белорусский, который прославился точным электронным машиностроением? Ничего не знаем. Мы видим изо дня в день лишь разрушительную кампанию.

На Конгрессе деятелей культуры в защиту русской отечественной культуры, который проходил в мае, было принято решение об отзыве лицензии НТВ из-за ее постоянной антирусской, антиотечественной, антиправославной позиции. Однако лицензия у них осталась, антирусская кампания продолжается. Я не знаю уже, является ли Шеремет сознательным орудием этой кампании, или он просто жертва, но то, что это — спланированная акция, ни у кого не вызывает сомнения. Я думаю, наши писатели постараются, чтобы такого рода попытки, такого рода хозяева выглядели как гришки отрепьевы, как курбские, как власовы, как те, кто предавал интересы нашего народа. И это еще очень мягкое определение того, что делают наши телевизионные компании.

Но все же не об этом наш сегодняшний разговор, а о том, что мы собираемся и будем делать. Вы знаете, что в начале года вышел журнал “Наш современник”, журнал писателей России, который был посвящен писателям России и Белоруссии. Это первый номер после распада Советского Союза, который был посвящен литераторам, входившем в состав Советского Союза. Мы предполагаем организовать дни литературы Белоруссии и России, провести целый ряд акций, которые бы сближали, объединяли нас. Союз писателей России вместе с губернаторами приграничных областей утвердил премию “Боян”: “Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити”. Он соединял наши народы, русский, украинский, белорусский народы были едины в своем певческом начале. Я думаю, и сейчас оно не разъединяется. Мы вносим предложение в Министерство образования о введении факультатива по древнерусскому языку, который бы показал, что корни наших народов едины. В нашей литературной горнице здесь, в Союзе писателей, мы собираемся обсудить журнал “Всемирная литература” — изумительный, прекрасный журнал, который начали выпускать наши белорусские братья.

Я только что закончил читать книгу белорусско-русского историка Кайловича “История русского самосознания”. Это прекрасная книга о наших общих корнях, о нашем единении, и свое выступление я хотел бы закончить его словами: “Но как бы ни было велико и сильно теперь славянское смущение, оно не должно быть бесплодным соболезнованием, а должно возбуждать в нашем славянском сознании новые лучи, которые озаряли бы наше положение, наши задачи и направляли наши силы к плодотворной деятельности.” К разговору о плодотворной нашей деятельности я и хотел бы обратить ваше внимание.

МЫ С ТОБОЙ, БЕЛАРУСЬ! ( ГОВОРЯТ УЧАСТНИКИ ВСТРЕЧИ )

Сергей БАБУРИН:

— Депутаты Государственной думы большинства политических фракций, независимо от споров по многим внутрироссийским проблемам, выступали и выступают за укрепление российско-белорусского союза. Какие бы проблемы ни нагнетало ОРТ, и как бы ни делали отдельных журналистов членами наших семей, каждый день повторяя, какие они несчастные, что за нарушение законов их привлекают к ответственности, — это все ничто по сравнению со стремлением к объединению наших народов.

Людмила РЮМИНА:

— Что такое независимость Белоруссии? От кого независимость? От России? Надо сказать, что я ощутила эту независимость только тогда, когда людей, являющихся провокаторами, открыто, никого не боясь, посадили в тюрьму.

Владимир КОСТРОВ:

— Россия сейчас напоминает знаменитый город из “Волшебника изумрудного города”: в результате работы телевидения получается так, что у всех нас надеты телевизионные очки, которые изображают нас в изумрудах. Нам нужно снять эти очки, и эта работа не простая, потому что телевидение все время предлагает нам фантомов: фантом Новодворской, призраки Борового, Хакамады, фантом Гайдара. Сейчас пытаются создать фантом Шеремета. И это опасно, мы не должны успокаиваться. Нам нужно приехать к вам, объяснить отношение русского народа к нашему телевидению. Располагайте нами, верьте, что мы не дадим хрупкому пока Союзу распасться, потому что он вырос из наших сердец.

Владимир ГУСЕВ:

— Болгары говорят: у нас все то же, что у вас, только намного хуже, а белорусы: у нас все то же, что у вас, только намного лучше.

Валентин СИДОРОВ:

— Я приехал из Витебска, я полон впечатлений от Белоруссии. Когда я ехал из Могилева в Витебск, я не видел ни одного заброшенного поля. Я не только художник, я крестьянин — поля привели меня в восторг: все прибрано, все убрано, в садах полно яблок, порядок идеальный, дорога великолепная — наш тракт Петербург — Москва куда хуже.

Георгий ПАШКОВ:

— Мы можем противопоставить свою энергию, свои убеждения той лжи, которая раскручивается вокруг нашей республики. Почему бы нам не создать маленькие корреспондентские пункты с той патриотической объективной российской прессой, которая хочет понять, что происходит в Белоруссии, хочет правильно отражать наши события? У нас для этого есть силы, а у вас для этого есть желание. Я убежден: наше стремление еще ближе стоять к вам может принести реальные плоды.

Нина ЖУКОВА:

— Мы отправляем в Белоруссию в октябре 500 молодых политиков. Но фестиваль “Славянский базар” почему-то отдали коммерсантам неславянского происхождения.

Николай ЕРЕМЕНКО:

— Какая нелепость, кому это надо, что же резать нас по-живому?! Да мы же никак не согласимся с этим. Я хочу вам сообщить: в Минске весной этого года, после Конгресса народов СССР, собралась инициативная группа и приняла решение: создать Всемирный центр славян. Сейчас заканчивается работа над Уставом самого центра, который мы обсудим в конце октября в Минске. Концепция этого центра была разработана в 1991 году, в ее разработке участвовали очень умные люди, крупные фигуры, но события того года отбросили ее на обочину. Сейчас мы реанимировали эту концепцию, подработали ее. Была создана Международная инициативная группа, меня избрали ее председателем. Она создана в России, на Украине, в Польше, в Приднестровье. На нас уже вышли Словакия, Македония, Чехия, Болгария. Мы зарегистрировали Всемирный гуманитарно-благотворительный фонд славян. Создается Всемирная лига славянской молодежи.

Равиль МУСТАФИН:

— Никто не заметил, что Минтимер Шаймиев заявил: “Если состоится союз России с Белоруссией, мы пересмотрим свою Конституцию и взаимоотношения с новым союзным центром в сторону их укрепления”.

Петр ПРОСКУРИН:

— Все, что мы говорим сейчас — правильно: нам необходимо объединиться с Белоруссией, но мы забываем, что есть еще Киев, без которого никакого серьезного славянского объединения быть не может. А проанализируйте сейчас ту же украинскую прессу. Там идет очень серьезный разговор, что такое славянство, что такое Россия и с кем объединяться: с русским ли народом или с правительством России, которое проводит антирусскую политику. И никогда Украина не пойдет на объединение с Россией, пока во главе России будут стоять антиславянские силы.

Александр ЦИПКО:

— Надо ли расширять поле экспериментов для Чубайса и Немцова, надо ли делать ставку на КПРФ, не проиграли ли сторонники договора? Зал у Рохлина стоя аплодировал при упоминании имени Лукашенко.

Валерий ЯРЧАК:

— Нам удалось сохранить единство церкви: русская и белорусская церкви едины в сени Московского Патриархата.

Игорь ШАФАРЕВИЧ:

— Против Белоруссии, именно потому, что она оказывается склонна к союзу с Россией, действуют все силы, которые сейчас правят бал в мире: и МВФ, и ЕС, и послы западных стран. И это чудо, что до сих пор им не удалось достичь своей цели — свергнуть то правительство, которое сейчас есть в Белоруссии и изменить ее политику на обратную. В этом давлении участвуют и наши средства массовой информации, для них Белоруссия — это враг, они ненавидят ее почти так же, как ненавидят Россию.

Что мы можем сделать, чтобы снять это давление, чтобы помочь Белоруссии? Мы можем сказать правду о Белоруссии. Я предлагаю создать небольшое пресс-бюро, которое бы из посольства Белоруссии получало бы информацию о положении в Белоруссии и по факсу передавало бы ее нескольким десяткам таких вот провинциальных изданий. Это не требует почти никаких затрат, энтузиасты, которые готовы принять в этом участие, безусловно, найдутся.

А второе предложение заключается в том, что нужно в Белоруссии организовать вещание по радио на Россию. Почему есть “Голос Америки”, “Голос Израиля”, “Немецкая волна”, а “Голоса Белоруссии” не может быть? Это совершенно лояльное действие — обращение по радио к дружественному государству.

Константин ЗАТУЛИН:

— Для России как для государства в XXI веке союз с Белоруссией — это возможность выжить. Чечня важна не столько с экономической точки зрения, сколько как пример дезинтеграции России, и если состоится то, что, по существу, состоялось, а она ушла из России и вряд ли без новой большой войны вернется, то в таком случае дело — в утрате территориальной целостности, в утрате доверия к государству РФ, которое не способно удержать свою землю. За Чечней в ряд встают некоторые другие автономии, они ждут исхода спора между Россией и Чечней. Этот распад может быть приостановлен, если в кипящий атомный котел будет помещен графитовый стержень — Белоруссия. Потому союз с Белоруссией — выход, спасение для нас.

ЗА ВЛАСТЬ НАРОДА ( ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЗАМЕТКИ )

Семен Бабаевский

Поле просторное, размашистое, взлохмаченное травами, как кудрями, и раскрашено цветами. Кусты и кустики, а на них ягоды. Растут на одном поле, влагу сосут одной земли, согреваются, созревают под одним солнцем. Почему же такие разные? Одна ягода сладкая, радует вкус, другая горькая, как полынь.

Такое случается с людьми. Со всякими. Мы же обратимся к персонам важным, известным Борису Николавевичу Ельцину и Александру Григорьевичу Лукашенко. Оба одного рода-племени — славяне. У обоих одна кормилица-поилица — матушка Русь. Взрастила, дала образование, поставила на ноги одна власть — Советская. Да и молились одному Богу — КПСС. Быть бы им родными братьями. Ан, нет! Не стали ни родными, ни двоюродными. Не враждуют, не сорятся и не питают никаких родственных чувств. Разноликие субъекты. Характеры имеют колючие, натуры строптивые. Присмотритесь к ним. В чем их разноликость? Где спрятано несходство? То, что один славянин несколько постарше, а другой несколько помоложе — не в счет. И что тот, кто помоложе, уже облысел, а у того, кто постраше, чубрина, как у парубка, только белая — пусть. Ибо два президента разнятся не внешностью, а своими душами, своими взглядами на русский и белорусский народы.

Для Лукашенко народ — святая святых. Выше святости преподобной иконы Божьей матери. Лукашенко постоянно помнит, что вышел из самой гущи белорусов и в этой гуще остался. Считает себя не президентом, а всего лишь доверенным лицом тех, кто за него голосовал. Доверием избирателей Лукашенко гордится и ценит высоко.

Для Ельцина народ — это быдло, безликая масса, помогающая ему стать эдаким некоронованным царьком. Царствовать любит, быстро вошел во вкус, не стыдится говорить, что был царь Петр Первый, а теперь есть царь Борис Первый. Похож же не на царя, а на самодовольного чабана, шагающего впереди отары, положив на плечо, для острастки, ярлыгу. Смешон и наивен, когда по-мальчишески гордится своим президентством. “Я — президент!” “Указание мое, вашего президента!” “Беру под свой президентский контроль”. “Я — президент и гарант!” Слова такие, как “народ”, “трудящиеся”, “забота о человеке”, “любовь к Родине”, им забыты напрочь. Такие понятия, как Советы, народовластие, Отечество, патриот — пугают Ельцина, как красные платки обозленного быка. Мужественно, по-солдатски, сказал о нем Лев Рохлин. Если Ельцин за шесть лет, говорил генерал, ничего не сделал для улучшения жизни своего народа, то такой президент никому не нужен, и он либо должен сгореть со стыда, либо уйти в отставку! К сожалению, мужественные слова не услышаны. Ни сгорать со стыда, ни уходить в отставку Ельцин и не помышляет, и ни Лев Рохлин, ни Геннадий Зюганов, ни Владимир Жириновский, ни кто-то еще толком не знают, как избавить Россию от Ельцина.

На американскую землю еще не ступала нога Лукашенко, и он спокоен. Ельцин летает в Америку запросто, как на свою загородную дачу. Лукашенко не знаком ни с Биллом Клинтоном, ни с Гельмутом Колем, не встречался с ними, и ничего, живет себе нормально. Ельцин с ними обнимается, целуется, считает своими закадычными друзьями. Заискивает, унижается, и чувства у него к Биллу и Гельмуту такие, какие бывает у бедного родственника к богатому.

Помните, в Белом доме Ельцин обнимал и целовал Билла, а телекамеры вещали эту трогательную сцену на весь мир. После обнимания и лобзания Ельцин вытянулся по стойке смирно и радостным голосом докладывал хозяину. Стыдно было смотреть и слушать. “Любезный мой друг Билл! С великим удовольствием сообщаю. С коммунизмом в Советском Союзе и с Советской властью в России я покончил раз и навсегда. Обними меня покрепче! Порадуемся вместе!” Обнимались и радовались. Еще бы не радоваться! Свершилась сделка, и какая!

Лукашенко не дружит с зарубежными банками, не протягивает им просящую ладонь. И ничего, обходится. Ельцин без международных банков жить не может. Они для него — радетели и надежные спасители. Им можно протянуть и две руки. Щедрее осчастливят.

Могло ли происходить хоть нечто подобное с Лукашенко? Ни в коем случае. Он скорее умрет, но никогда не продаст ни себя, ни родную Белоруссию. Человек он порядочный, хозяин бережливый. Ельцин — из тех, из торгашей и шабашников. Если ему выгодно, он продаст по дешевке не только страну, а и мать родную. Самый наглядный тому пример — Беловежская пуща. Ельцин с легкой душой подмахнул мерзкий беловежский лоскут. Лукашенко назвал тот лоскут грязной тряпкой, и в белорусском парламенте один, как перст, проголосовал против ратификации позорной сделки.

Недавно поджидал рейсовый автобус. Рядом сидела словоохотливая старуха. Моя сверстница, бывшая партизанка. В молодости, видать, была бедовая. Разговорились о житье-бытье и, как обычно, о Ельцине и Лукашенко. Моя сверстница сказала громко, чтоб слышали все: “Недавно гостила у сестры в Минске. Хорошо живет Белоруссия. У них там даже пахнет Советской властью. Был бы у нас свой Лукашенко, то мы жили бы еще лучше”.

Я подумал: бывшая партизанка восторгается Лукашенко и жизнью в Белоруссии. А кто ненавидит Лукашенко и Белоруссию? Некоторых назову поименно. Евгений Киселев, коханый, черноусый красавец, из породы элитных. Подстать ему Сергей Доренко, только безусый. Когда перед телекамерой проклинает Лукашенко и Белоруссию, то захлебывается, никак не может проглотить озлобленную слюну. Тут же, на подхвате, Николай Сванидзе. Старательно и не без умысла обрусел. Смолистая бородка. Даже сквозь нее видно, сколько в обрусевшем Коленьке хранится ненависти к Лукашенко и к Белоруссии. Пристяжным, иноходью пританцовывает Андрей Разбаш, симпатичный, поразительно похожий на молодого Льва Давидовича.

На кого ни посмотри — делец, каких мало, и непременно приставлен к телекамере. Языкастые, за словом в карман не лезут. Улыбчивые, послушные. У нас, на Кубани, в моем хуторе Маковском таких молодцов называют с усмешкой: “Э-э! Так это же супчики-голубчики!” Так, потехи царской ради, Ельцин вдруг сказал бы: “Ну, разлюбезные мои супчики-голубчики, мигом падайте ниц, креститесь и целуйте мои ноженьки!” Упадут с радостью. Покажут любовь и преданность. Потом, сидя в дикторской, станут уверять телезрителей, какой совершили благородный поступок. И снова, с еще большим рвением, возьмутся за свое — поливать нечистотами Лукашенко и Белоруссию.

Какая судьба уготована Союзу двух славянских государств? Президенты удивительно разноликие, разномастные. Перед телекамерами день в день вещают супчики-голубчики, люди бесстыжие, пропитанные злобой. Нет, не помогут России и Белоруссии ни ритуальные встречи на высшем уровне, ни показные, для телезрителей, братские поцелуи Ельцина и Лукашенко. Не принесет Союзу пользу и то, что один президент вхож в Белый дом, может по-братски обнимать любезного Билла, а другому президенту строго запрещено появляться даже на пороге.

По всему видно, доброе дело осложнено тем, что ведется неумно, предвзято, неинтеллигентно. Да и какая может быть интеллигентность? Ельцин по природе груб, озлоблен. Умеет угождать Биллу, Гельмуту, Жаку, а на Лукашенко смотрит, как на подчиненного. “Требую объяснения!” Ничего не скажешь, Ельцин умеет показать свою президентскую власть. Отлично обучен еще на обкомовской службе. Потому и забывает: возрожденное славянское единство нуждается в ласке, в добром слове и отеческой заботе. Ведь новоявленный Союз двух — еще дите. Слабонькое, беспомощное. Мальчуган только-только пробует ходить, а его недруги, подобные всяким киселевым и доренкам, бросают камни, палки под его неокрепшие ножки. Туда же, под мальчугана, брошен и Шеремет, как бомба замедленного действия.

Люди приветствуют Союз России и Белоруссии, ибо знают: наши народы извечно живут по-братски. Иначе не могут. Не может и Лукашенко. А не сможет ли Ельцин? Он уже сегодня косится, и над русой головой мальчугана летят знакомые окрики: “Не сметь!” “Не самовольничать!” Что же будет дальше? Как Союз станет расти, крепнуть, богатеть? И как быть с тем, что в России — геноцид, обнищание и разорение, а в Белоруссии — зеленеют росточки новой жизни и, как уверяет бывшая партизанка, “у них там даже пахнет Советской властью”.

Вопросы, вопросы. Один тревожнее другого. Конца им не видно.

Оттого и на душе ноющая боль.

ЗОЛОТО БУР-ХАНА

Михаил Ворфоломеев

Михаилу Ворфоломееву — прекрасному русскому драматургу и прозаику, патриоту и певцу родной Сибири и всей России — исполнилось 50 лет. Редакция газеты “Завтра” искренне поздравляет своего давнего автора, желает новых творческих побед!

Вперед,Михаил!

ДАВНО БЫ Евдоким Лыков переехал жить в село или в город, да людей не любил. Но главное, что держало его в тайге, откуда до ближайшего поселения не менее полутысячи километров, стало золото. Нашел он его случайно. Знал от бурят, что на Прибайкальской сопке живет Бур-хан, бурятский Бог… Ходил не раз он к этой сопке и всякий раз, подходя, чувствовал, как густеет воздух, и какая-то неведомая сила толкает его прочь. И от этого страшно было и азартно.

Он нашел это золото под водопадом. Длинный водяной язык горной речки вышаркал в граните глубокую впадину. Вся впадина была забита крупным самородным металлом. Вот оно, золото, бери его, но страх поначалу держал Евдокима. А после зачерпнул горсть, принес домой и спрятал. С тех пор понемногу брал его, возил в Иркутск, продавал скупщикам…

Зимой бил зверя, летом промышлял золотом. Вот и сейчас, возвращаясь таежной тропой, вспомнил вдруг, как была изнасилована его жена… Женой у Лыкова была немка Мария Шнайдер, которую после войны привез он из Германии…

Помнил, крепко помнил Евдоким, как по такой вот тропе возвращался он с солонцов, где неделю караулил лося. Торопился в свое зимовье, словно что предчувствуя… Отворил дверь и первое, что увидел, голую Марию! Сидела она на полу и неподвижно глядела в одну точку. Привел Марию в чувство, и та рассказала, как после его ухода, на другой же день в зимовье пришли четверо незнакомых мужчин… Все рассказала! Уложив жену в кровать, Евдоким переобулся, взял патронаж, нож сунул за голенище и вышел на тропу.

Евдоким гнал себя холодно, жестоко. К вечеру он их догнал. Мужиков было четверо. Обросшие, закопченные. Значит, долго идут по тайге. Евдоким обогнал их, спрятал ружье, нож опустил за голенище и сел на тропу.

Четверо вышли прямо на него. Они остолбенели на мгновение. Евдоким тут же прикинул, что справиться с ними хоть и непросто, но можно.

— Охотник, что ли? — спросил один.

— Охотник, — не глядя на них, ответил Евдоким. — А вы кто? — и он даже зевнул. — Беглые люди? С лагеря?

— Ягодники мы… заблудились… — неуверенно сказал рыжий.

— Какие же вы ягодники?

Четверо, между тем, быстро его окружили, Евдоким знал, что тот, который сзади, с топором.

— А где твое ружье? — спросил тот, что смотрел ему в глаза.

— Ружье? Да тут у меня балаган недалече.

— Где?

Евдоким поднялся, повернулся к тому, с топором, подтянул ногу и через мгновение его нож вошел в брюхо бандиту.

Рыжий достал откуда-то бритву.

Евдоким встал за дерево, а вышел оттуда с ружьем. Тот, с пропоротым брюхом, елозил по земле.

— Стоять! — вдруг страшно заорал Евдоким. Все застыли. Пропоротый сел и из него пошли кишки. Шел дурной запах. Рыжий метнулся, и тут же жакан, вылетевший из ствола двустволки, снес ему полчерепа. Оставшиеся в живых поняли, что смерть неизбежна. Они завыли. Самый молодой, захлебываясь, рассказал, как они, убив конвоира, убежали со станции, где их пересаживали…

— Все вот эти! — он тыкал в остальных пальцем. — Они изнасиловали Марию, а я ничего не делал!

Евдоким дострелил остальных.

МАРИЯ ХОДИЛА по зимовью и пела немецкую песню. Больше она по-русски не заговорила, а мужа боялась. А к зиме Евдоким увидел, что она забрюхатила. В ней жила жизнь кого-то из тех, кто с ней жил, пока его не было неделю. Увидев ее живот, он вышел и упал на холодную рыжую траву. А что делать? Мария безумна… Она и не понимает, что произошло, думал Лыков. И бросить нельзя… Она же как дитя!

К весне Мария родила девочку. Родив, она вдруг стихла, и сознание стало к ней возвращаться. Она уже улыбалась Евдокиму, ребенку… Как-то вечером Мария шепотом спросила: — Евдоким, чья же это девочка?

— Наша, — тихо ответил он.

На другой день он поздно вернулся с охоты. Мария висела на толстом гвозде. Петлю она сделала из сыромятины… Ребенок плакал в люльке.

Так и остался Лыков один с дитем…

Похоронив Марию, Евдоким взял скарб, погрузил на коня, повесил сбоку люльку и ушел к Байкалу. Поначалу жил в старом зимовье. После отстроился. Мария, так стал звать Лыков девочку, подрастала. Она ковыляла на своих толстеньких ножках, ходила за Лыковым по пятам.

— С испугу, — думал Лыков, — Все с испугу… С этого испуга и говорить она начала поздно, и глаза ее по вечерам смотрели безумно. Они наводили ужас на Евдокима. Он цепенел от ее неотрывного взгляда. Потом она падала… Упав, всегда спала.

Первые три года Евдоким провел в страхе. Боялся, что станут искать, найдут, да чего доброго и посадят. Скажут: какое право имел убивать? А не убить он не мог. Не убей их, убил бы себя. Он знал, что душа его лопнула, как парус под ветром, когда он увидел висящую Марию… Помнил, как испуганная приходила она домой с улицы, когда жили в селе.

— Они так смотрят! — говорила она. — Так страшно… Эвдоким! Уедем… — Она звала его Эвдоким… — Уедем Австрия. Отец нам будет помощь!

Евдоким только горько усмехался.

— Птаха ты германская… Кто же нас туды пустит. Вот дурак-то, зачем я тебя завез в Расею!

— Найн! Милый! Короший мой… — И вся дрожа, она прижималась к мужу.

— Любила она меня до бессознательства, — думал Евдоким.

Вспомнил, как, просыпаясь ночью, он видел ее заплаканную, но счастливую.

— Ты кароший мой! Любимый! — шептала она.

Первые три года прошли… Прошли без Марии… Она уже не видела и не слышала, как убегал Евдоким в глубь тайги, падал и долго, часами кричал… Только после он мог жить дальше.

Тяжкие три года… Еще не было хозяйства, негде было купить. Выручил его егерь, Данила Старостин. Он его обнаружил через месяц, как тот пришел. Ему-то Лыков и доверился, все рассказал. Данила выслушал и сказал:

— Один-то подохнешь, а я тебе подмогну, будь спокоен. И коровенку подберем и керосинчику. Жить все одно рядом. Тут до меня километров пятнадцать, не более.

Так они сдружились. И особенно в первые годы сильно помог Данила Лыкову. После того, как выслушал Старостин Евдокима, он пошарил глазами вокруг:

— Место хорошее, сухое место. К людям ходить неча. Счас, знаешь, переполоханные люди. А которые — как пузыри. Все их тащит, да растаскивает. Ты воевал-то где? -

Евдоким рассказал.

— А я, брат, в штрафной попал. Офицеру по соплям съездил. Падла, в атаку надо, а он сидит, жмурится! Ты чо, говорю, курва, срывай людей! Подымай! Ну и… Выдюжил… Пришел и сразу в егеря подался. До войны егерем был, а счас никуда боле не желаю. Пущай они там живут, завлекаются. Погудят, погудят, да разом за вещичками побягут! Сколь добра натащили с Германии. Нашему дураку хошь ленты клок, а он уж и радехонек. Наш человек пустой. Пузырь, а не человек. Хорошо, как сибиряк имеется. А так, пропал бы народишко.

— Бедность задавила, — подумав, сказал Евдоким.

— И то есть. Бедность — больша беда. Человека унижат, подрубат его. Сибиряк бедно не жил. Ну, Евдоким, когда чо надо, найдешь меня. Я тебе засеку сделаю, а уж ты по ей тропу вытопчешь. Женка у меня есть. Баба тихая. Как скажу, так и станет.

Потом он погладил по голове Марию:

— Подмогай батьке. Боле некому.

Старостин ушел. Он шел, делал отметины на деревьях, затеси. По ним найдет его Евдоким. Шел и думал: неужели этот мужик осилит место? Построится? Давай, сибиряк, давай! — мысленно подталкивал он Лыкова.

ЕВДОКИМ ПРИНЯЛСЯ за дело неистово. Он оглушал себя работой. Вставал до света и затемно, покормив Марию, валился на топчан. Данила и, верно, выручал. Привел корову, муки да соли навозил. Инструмент подобрал справный. К осени, когда задули холодные ветра, Данила сказал: — Шабаш! На-ка вот тебе одежонку да зарядов. Скоро на соболя пойдем. Тебе надо. А тут, брат, рубь сам бегат. Бери его.

Всю зиму проохотился Евдоким. Далеко не ходил, знал, что девчонка еще мала. Надо и покормить, да и так доглядеть. Но денег заработал столько, что и сам ахнул. По весне разбил Евдоким сад. Давно мечтал, давно, с детства хотелось ему сад свой иметь. Ближе к дому огород, а дальше до реки — все сад. Поднимался дом, закрывался двор горбылем.

Вошел в новую жизнь Евдоким и о другой не думал. Столько труда он вложил в эту землю, одних сапог износил сколько! Постепенно ушла душевная усталось и внутри словно все помылось и прибралось. И что самое страшное, как показалось самому Евдокиму, так это то, что через три года ушла из души Мария Шнайдер… И сколько он ни звал ее, сколько ни старался представить, ничего из этого не получалось.

— Видимо, к себе полетела, — решил Евдоким. — Конечно, к себе! Что ей тут-то? Чужие люди, чужа земля… Бедная ты, бедная… — и хотелось поплакать, да не было слез.

Подрастал сад, подрастала и Мария. К семи годам она уже за хозяйку была. Училась всему споро, делала ловко. Разговорчивой не была и не пытала отца разговорами. Жила себе да жила, как трава или дерево. Уменье женское было в крови. Что огород полоть, что носки вязать, всему выучилась сама. Раза два только у жены Данилы поглядела. Обеды готовила так, как не умели местные.

— Видно, кровь немецкая говорит! — думал Евдоким. — Мать-то так же варила! Глянь, прямо чудеса!

ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ лет ходила по саду юная Мария. Евдоким сдавал пушнину, клал деньги на сберкнижку на имя Марии Евдокимовны Лыковой. Дочь выросла такой красивой, что Евдоким, завидя ее, вздрагивал. Была весна. Огромный сад цвел. Гудели пчелы. Аромат яблонь, вишни, густо перемешанный с запахом хвои, стоял над домом. Однажды в крови заговорил хмель. Целый день носил его в себе Евдоким, как тяжелый свинцовый груз. Ужинали молча. Мария, как всегда, тщательно расставила тарелки, закуску, достала из печи только что выпеченный хлеб. Евдоким взял его в руки и отрезал ломоть. Глаза ее смотрели на него в упор.

Стало душно. Поев, Евдоким ушел кормить коров и коня. Собаки беспутно шарились в ногах. Накладывая коню сена, он подумал, что второй день не чистил его. Взял скребок и принялся вычесывать мерина. Мысли его вновь вернули туда, откуда он ушел. Он увидел в Марии женщину, ту, которую способен был любить…

Тут ему вспомнилась одна история. Повез он обычным образом пушнину в Иркутск. Добирался долго. Ездили на лошадях по застывшему Байкалу. Сдав меха, Евдоким засобирался в обратный путь. Тут ему и встретилась одна. И случилось как-то ловко, так, что и опомниться не успел, а уже сидел у нее в доме и пил чай. К ночи давай Вера постель стелить.

Вся-то она белая да пышная. Прямо сдоба! — думал Евдоким и все с нетерпением ждал, когда она кликнет его. Вера, ласково воркуя, помылась, села прямо напротив Евдокима и стала чулки снимать. Белые, как снег, ноги изумляли Лыкова. так давно он не видел этого… Но как только он к ней шагнул, пахнула на него чем-то горьким, чужим. И понял Евдоким, что не сможет он ничего. Быстро и молча оделся и вышел. Была ночь. Прикинув, куда идти, он надвинул глубже шапку и, чем-то даже обрадованный, ушел. Вспомнив сейчас о Вере, он подумал, что, верно, она постарела, оплыла…

— Чего там, худого я ей не сделал! — Вычистив коня, он еще огладил его рукой.

— Работник ты мой! А? Серко? работник! Вышел, а сам, словно через стенку, видел Марию.

Комнату он ей устроил по другую сторону печки. Окна ее выходили как раз в сад. Под окнами куст черемухи разросся. В пору ее цветения от этого в доме стоял горький и благостный дух. Думая о Марии, Евдоким вспомнил, как она росла. Но память была неподатлива, как меченая лиственница. И ведь моемся вдвоем в бане, и ничо! — размышлял Лыков. Он так свыкся с Марией, что стыда как такового не было. Да и Мария, выросшая одна, не догадывалась об этом. — А тут на тебе! — изумлялся Евдоким. — Ведь все при ней…

Но главное, в чем он сам себе не признавался, были взгляды Марии. Они подолгу задерживались на нем, и была в них страсть до голубых, едва видных всполохов по радужной каемке в глазах.

Евдоким все не шел и не шел в дом, все думал: заснула или нет Мария?

Когда вовсе стемнело, он зажег над воротами маленький фонарь. Его небольшой фитилек засветил мягко и желто. Евдоким закрыл стекло. Фонарь этот он купил на барахолке лет десять, двенадцать назад. Отремонтировал и повесил навроде маяка. От него шло спокойствие. Вот горит огонек, значит есть жизнь. После он помылся у колодца, разделся в сенях и босой, неслышно прошел к себе. Сел на кровать, призадумался. Яркий месяц глядел в окно. К полуночи, Евдоким знал, месяц покраснеет, а к утру, посветлев, истает в небе. Не одну ночь ему приходилось ночевать под открытым небом. И снова тяжелый хмель загудел в теле. Давно его не было, лет двадцать. Дышать было вовсе нечем. Скрипнули половицы, Мария подошла к нему.

— Ты чо? Не заболел?

Евдоким замер. Горло сдавило. Рука Марии легла ему на лоб, потом скользнула по груди. И тут же, сотрясая все его тело, чудовищная сила сорвала его. Он обхватил Марию, и семя вырвалось наружу.

— ИДИ, ИДИ, Мария, спать! — шепотом заговорил Евдоким. Она поднялась и нехотя понесла свое тяжелое тело.

— Что это с ним? — думала она, — почему вдруг оттолкнул? Боится? — Она повернулась к нему. — Ты боишься, да?

— Боюсь, ой, как боюсь!

Мария легла на холодную холщевую простынь и тихонько застонала от боли, что разламывала ее по ночам. Не было больше сил терпеть эту жгучую и сосущую боль. Сейчас ей не давала покоя та сила, что только что сотрясла ее отца. Сотрясла такое могучее, стальное тело, и запах, сырой, волнующий запах… Мария стиснула зубы, чтобы не закричать. В глазах мелко-мелко запрыгали синие и красные точки. Где-то под затылком по-комариному, но до глухоты заныл звук. Она обхватила свой живот и стала его неистово гладить, гладила свои ягодицы… и потом, резко сжав ноги, вдруг почувствовала, как теряет сознание…

— Помираю! — хотела крикнуть она, но не успела. Тело вдруг обмякло.

И тут Мария увидела себя саму, лежащей обнаженной на кровати, свернутую калачиком. Это была она. И та, что на нее смотрела, тоже была она! Мария повернулась к отцу и увидела, через стенку.

Он сидел на кровати и прислушивался. Видимо, маяту ее он и услышал.

— Мария? — позвал ее отец.

— Да тут я, тятя.

— Мария! — громче позвал отец.

Она прошла сквозь стенку и села рядом.

— Вот она я! — и поняла, что эту Марию, ее, он не видит, не слышит. Евдоким зашел в ее комнату и нагнулся к той, которая лежала.

— Спишь? — тихо спросил он. — Ишь как… Он обнял ее, ту! А она ничего не почувствовала!

— Деточка моя… Ишь, как тебя… Сознанье потеряла… ишь ты! — Изумленно говорил Евдоким, растирая ей руки, ноги, грудь… И та, бестелесная, но все видящая Мария, присела у ног Евдокима и прижалась к ним. Но он ее не видел и не чувствовал. Тогда она словно заснула и истаяла.

Проснувшись утром, она ничего не помнила о случившемся с ней ночью.

ПОНИМАЛ ЕВДОКИМ, что есть тайная сила золота, от которой нечего ждать пощады. Не зря, видно, веками Бур-хан прятал его от людей, зная, что только страдания оно принесет им. Но его невидимый, неосязаемый яд уже отравил Лыкова. Не мог он жить без этого тяжелого металла. Понемногу собирал он его и прятал в амбаре, пересыпая в мешки, где раньше хранил овес.

— Помру, все Марии достанется! Богатой будет! — И голова кружилась от того, что понимал, какая же сила теперь в его амбаре.

С того времени, как нашел он это золото, ни о чем другом он уже не думал. Похлопывал тугие мешки и все ждал какого-то странного, что вмиг преобразует всю его жизнь… И та новая жизнь чудилась, как один большой сад с тихой музыкой. Над мешками с золотом стояли голубые тени. — Богат! — думал Лыков. — Ох и богат! Все куплю! — Но что все?

Что же стояло над этим все?

Не знал… Душа ворочалась, противилась, и далекий Бур-хан наполнялся гневом… Страшно… Его невидимая сила приказывала вернуть украденное богатство, но лютая сила Лыкова упорствовала… И душой Евдоким понимал, что то, что творится в нем и в Марии, есть роковая власть сидящего Бога… Это он толкал их друг к другу. Это он лишил их воли. Да, это он положил свой ледяной взгляд на душу Марии и отделил ее от тела.

— И будет тебе наказание… — шепнул Бур-хан. Тяжелыми, словно золотыми слитками, губами. Тянуло с сопки хладом… И был этот холод предвестником смерти.

— Мое золото! — кричал ему мысленно Евдоким. — Мое! Уеду отсюда, не найдешь меня!

— Найду… — тихо отвечал Бур-хан.

НЕ СПАЛОСЬ Евдокиму. Неслышно он подошел к дочери. Она спала глубоко. С той ночи она засыпала, потом вздрагивала и уже до света лежала, как мертвая. Он вышел на крыльцо. Ему в колени ткнулся Барс, крупный работящий кобель. Евдоким отодвинул рукой собаку и сел на крыльцо. Он думал, что двадцать лет он не знал женщины, но и желания никакого не было. И вдруг оно пришло.

— Наваждение! — думал он.

Небо на востоке посветлело. С Саянских хребтов спустился холод. Холод был тяжелый, ледниковый.

— Да и Марии уже двадцать пять… Ей-то как без мужика? — рассуждал Евдоким. — Природа требует, — но в душе он знал, что убьет каждого, кто только посмеет ее коснуться.

Евдоким вздохнул. Вздохнули, как по команде, и три его собаки. Он держал злого кобеля да двух сук… Были они одной породы — лайки. По сто с лишним соболей загоняли они ему, да столько же брала Мария. Она была хорошим охотником. Он и на медведя с ней ходил. Сам Евдоким поднимал его на рогатину, а уж стреляла Мария. Зимой, когда каждый день в деле, время летело быстро. Вечерами Лыков ей рассказывал о житье-бытье на фронте. Род Лыковых в Сибири начался с донского казака Матвея Лыкова, бежавшего с Дона за убийство есаула. По дороге он женился. Взял дочь бедного дьячка. Рассказывали, что жена Матвея была спокойной, рассудительной. Родив четверых, сгинул Матвей в тайге. Ушел на охоту и больше никто его не видел. Проша, так звали жену Лыкова, подняла было четвертых, да трое возьми и помри. Остался один Федор. Он-то и стал отцом Евдокима.

Перед утром стало так тихо, что было слышно, как дышал во сне конь и жевали вчерашнюю траву коровы. Начинался день. Вышла на крыльцо Мария.

— Не спал, что ли? — спросила она и прижалась всем телом к его спине. Утреннее тепло ее тела враз размягчило Евдокима. И так хорошо да легко стало, как не было, пожалуй, никогда. Он гладил ее привычным, почти заученным жестом по спине. Мария, схватив подойник, убежала в коровник. Держали двух коров да бычка на убой. Бычок вышел из отворенной двери и направился к воротам. Двор свой Лыков вымостил широкими плахами так, чтобы ходить по двору, как по полу. Конюшня, коровник имели и задние воротца, через которые Евдоким выгребал навоз под большой навес. После навоз этот шел на огород и сад. Евдоким открыл высокие ворота, и бычок вышел на поляну, сплошь покрытую ромашками. С речки шел свежий дух. Сад спускался к реке, а крашенные голубенькой краской ульи стояли ближе к дому. Выгнав скотину, Евдоким взялся за дело. Вначале он выкосил две поляны, что поднимались в гору, после запряг коня, приволок огромную сухую лиственницу. Спилив ее на чурбаки, ушел чистить коровник и конюшню. День стоял жаркий. К вечеру Евдоким задумал вытопить баню. Мария тем временем и молоко прогнала через сепаратор. Сметану добила до масла. Сходила на погреб. Огромный, выложенный камнем, он хранил большой запас еды. Тут стояли бочки с маслом, на льду коровья туша, рыба. Соль, сушености разные держали в амбаре. Мука лежала в кедровых ларях. К обеду Мария достала из печи горшок щей и шесть круглых караваев. Спекла с запасом. Чай не пили, а пили сбор из маральего корня, ромашки, шиповника, золотого корня и бадьяна.

К двум часам вынесла собакам и крикнула привычно:

— Папа! Готово!

Это означало, что пора обедать.

Евдоким вошел в избу. Высокая, с красноватыми лиственничными стенами, изба духовито пахла хлебом. Мария в светлом платье, с прибранными волосами, прямо светилась. Подав отцу полотенце, она дождалась, когда он вытрет лицо и руки.

— Баню затопил, — сказал он Марии. — К вечеру вымоемся. А я после обеда мед покачаю. Надо уж. Поди, полные соты. Керосину сколь осталось?

— Да бочка.

— Мало. Надо бы за лето еще бочки три. — Керосин он брал у Данилы Старостина. Тот возил ему керосин, порох, дробь, соль. За это и Лыков делился с ним пушниной. К Старостину возили, как он говорил, капиталистов. За большие деньги купив лицензии, ехали они к нему со всех концов света. Кто на медведя, кто на сохатого.

— Валюта! — кричал, подвыпив, Данила. — Что они понимают в зверье? Валюта? Один тут шорох поднял! Я в Африке львов бил! Я ему говорю: дура, тута тебе вовсе не Африка, подожми хвост и слушайся, чо я тебе скажу! Ну и протащил я его скрозь тайгу. Пришел белый! Спирту хватанул и давай плакать. Страшно ему стало! Это, я ему говорю, не на джипе по Африке. Взял я ему сохатого. Прямо на выстрел выкатил.

После обеда Евдоким качал мед и бегал на край села к баньке. Баня стояла у речки. Прямо от дверей мосточек в речку. В речке Евдоким омуток выкопал. Сидя на крылечке бани, оглядывал Лыков свое хозяйство и не верилось ему, что все это сотворено его руками.

ТЯЖЕЛЕЙ ВСЕГО было дом поднимать. И тут ему первый раз повезло. Пошел он глядеть листвяк на постройку и наткнулся поблизости на спиленный, ошкуренный и сложенный в штабеля. Когда и кто его рубил? Долго искал следы вокруг проруби Евдоким и нашел, что искал. Большая общая могила. Раскопал он и по двум сгнившим людям увидел, что по одежде это крестьяне — мужчина и женщина… Прикинул и по сроку, когда это могло быть? Выходило году в тридцатом. Лиственница выстоялась в штабелях. И теперь от удара звенела. Перво-наперво срубил Лыков один большой крест, просмолил его живицей и поставил над братской могилой. Леса хватило и на дом, и на хозяйственные постройки. Пусть грубоватым выходил дом, да зато крепким и теплым.

— Лет двести ему стоять, — думал Евдоким. А покуда раздумывал, руки шлею починили. Ближе к бане яблонька-дичок его любимая росла. Цвет уже облетал.

— Молоденькая ты моя… — говорил с ней Евдоким. — Покуда хорошись. Покуда живи да радуйся. А то, вишь, у Заезжей сколь ветвей поумирало, сколь ветер оторвал.

Каждое дерево у Евдокима имело имя. Старую яблоню звал он Заезжей. Купил он ее в Иркутске у хохла. Посадил, привил местным дичком и выходил свою первую яблоньку. Потом и другие пошли. Год за годом разросся сад. Вымостил он дорожки камнем так, что можно к каждому дереву подойти. Сейчас меж камней выросла трава, образовав зеленые узоры. Достал Евдоким ножницы поточить. Перед баней Мария стригла его. Подравнивала длинные, выгоревшие пряди, бороду стригла коротко. Доставая ножницы, рука Евдокима наткнулась на осколок зеркала. Поерзав, достал он его и жадно глянул на себя. Смуглые от солнца лицо и шея, ниже, за воротом, белела кожа. Глаза светлые, с темно-серой каймой. Вглядываясь в себя, Евдоким думал, что по-хорошему, так он уже старик…

С того момента, как у Евдокима завелось золото, любил он, приезжая в Иркутск, покутить в ресторанах. Его уже узнавали, усаживали за столик, всегда одного. И хоть мог выпить много, не хмелея, зато весь ресторан поднимал! На каждый столик по нескольку бутылок коньяку ставили. Чаевых не жалел официантам. А тут, случись, с утра пойти в ресторан поесть, не гулять вовсе. Пока шел по улице, в витрины заглядывал. На углу увидел старика. Одетого, хоть и плохонько, да чисто. Стоит старик, а сам руку тянет, милостыню собирает. Подошел Евдоким и сказал.

— Что, отец, худо?

— Худо, сынок, — ответил тот.

— Пойдем со мной.

Старик испуганно заморгал светлыми глазами.

— Не бойся, помогу твоей беде.

Привел Лыков его в ресторан, накормил и расспросил, что да как. Оказался старик погорельцем. Сгорел его дом в селе Никольском, приехал он к сыну, а тот жить не пустил.

— У него, вишь, фатера маленькая. Подсобираю, значит, сейчас деньжонок, опять в село вернусь. Может, кто и за Христа ради примет. — Старик ел мало, часто плакал и видно было, что нету у него никакой надежды, что примут его в селе…

— А где же ты сейчас живешь? — спросил Евдоким.

— Да на вокзале ночую. Сын-то, пьет сын! Ага, пьет… Боюсь я с им оставаться. На жену драться лезет, меня обругал… матом… А парнишка хороший был… Одно хуть ладно, старуха померла, да не видит мово горя. А так, прям и не знаю… Я ведь плотник!

На своем веку не один дом срубил, да сам без дому остался. И так-то, жизнь била-крутила… Ладно! Вот вечер придет, прилетит печаль. Она у меня на груди ночует… Да! — старик вдруг весело поглядел на Евдокима. — Я счас все об граде Иерусалиме думаю. Вот бы так нам Русь отстроить, чтоб хорошо в ней было, свято и весело.

Евдоким усмехнулся.

— А что для нас Русь? Нету Руси!

— Как же? — улыбнулся старик. — Скажи еще не было, это верно. Русь, она собирается да строится только. Ей много надо. Она ведь спервоначалу в ком-то одном вызреет. В одной душе построится и после народ станет ее возводить на земле. А покуда каждый свой предмет работает. Кто дверь, кто щеколду, кто наличник режет. Когда-то придет наш строитель, не знаю…

Старик говорил тихо и с едва уловимым дребезжанием в голосе. Но вот этот чуть надтреснутый тон особенно волновал Евдокима. Он слышал в нем волнение этого неизвестного ему человека, его готовность торопливо, но открыть ему свой мир.

— Печаль у меня на груди ночует… — слышалось ему. А старик продолжал:

— Вот я расскажу, а уж ты после рассуди. Жил во древней Руси, что еще до крещения стояла, человек по имени Тверд. И родился он в ту же ночь, что родился Христос. Да, в ту же, значит, ночь и в тот же год. Вырос он, юношей стал. Тогда люди жили вольно. Землю пахали и от врагов защищали. Пришли к нам купцы из Средиземноморья и рассказали, что по земле Иудейской ходит юноша и глаголет мудрости. И сам говорит или о нем говорят, будто он сын Бога! И зовут его Христос!

КАК СЛУЧИЛОСЬ, неведомо, да только проснулось в Тверде хотенье увидеть того юношу. Сказал про то отцу — князю. Тот в ответ согласие скоро дал. И ушел Тверд. Дошел до Иудеи. Стал искать в ней юношу по имени Христос.

— Иди сюда, Тверд. — услышал он. Я тот, которого ты искал!

И увидел Тверд Христа. Темноволос, лицо сухое, глаза темные и большие. Тверд же светлорус, голубоглаз и непохож на живущих людей в Иудее.

— Кто ты? — спросил его Христос, — и зачем меня искал?

Рассказал ему Тверд о себе, о земле своей.

Задумался Христос, а потом взял Тверда за руки и отвел в сторону.

— Иди назад, Тверд. И поцелуй свою землю, как я поцелую тебя, — и Христос поцеловал его в плечо. — И люби свою землю. Ее стоит любить, коли рождает она таких добрых и бесхитростных людей.

А после заплакал и сказал:

— Вижу! Вижу! Столько страданья понесете! Люблю вас! — и его горячие слезы капнули на грудь Тверда, и загорались они, ибо попали в самую душу. Заплакал и Тверд, словно почуял беду и тоску.

И родилась в нем печаль. С того времени и живет она в русских. А как ночь придет, улетает печаль ко мне и ночует у меня за печкой в котомке.

Евдоким взял рюкзак, похлопал его и сказал. — Держи, отец, Тут сто сорок миллионов. Строй себе дом.

— Что ты, сынок… — лицо старика побелело.

— Бери, отец. Это мои деньги. Строй себе свой Иерусалим!

После проводил старика до автостанции, билет насилу купил и ушел. Радостно ему было, смог он деньгами своими человеку помочь. Одного не знал Евдоким, что той же ночью старика этого убили и обобрали. Никто толком так и не узнал, за что он был убит? Нашли его у дороги перед самым селом. Виной тому было то, что, сидя в автобусе, старик вздумал поглядеть на деньги, что лежали в рюкзаке. Глаз вокруг было много…

АНГЕЛ ПРОЗВУЧАЛ… ( КОНЦЕРТЫ )

Нина Черепенникова

На прошлой неделе (7 сентября) в Москве,в Концертном зале им. Чайковского состоялся прекрасный концерт, посвященный памяти преподобного Сергия Радонежского и имеющий длинное, не характерное для современности, название: “Глас ангельской России на Святой земле Московской”.

— Этот вечер, — сказал в приветственном слове дьякон Александр, — возможность для верующих и любящих одарить и выразить свою признательность посланцам России, именуемым в народе “голосами ангельскими”, чьи песни вдохновляют наши сердца и помогают не только выстоять, но и победить тяжкую беду и смуту, в очередной раз свалившуюся на Русь.

Действительно, казалось, что в этот вечер со всей России съехались даровитые птенцы ее. У людей, сидящих в зале, лица сияли, когда на сцену выходили детские фольклорные ансамбли “Славяночка”, “Веретенце” и “Зоренька”, а чудесный голос Иоанны Лавриновой (которая исполнила песню на музыку Максима Трошина “Журавли”) не только печалил сердца слушателей, но и утешал тем, что не опустела без Максима Брянская земля.

В этом смысле следует назвать имена юных прекрасных исполнителей. Это Ваня Земченко, Андрюша Славянов, Юлия Полуянова…

Но в празднике принимали участие не только дети. Пели Михаил Ножкин, Александр Михайлов, Леонид Болдин, Елена Сапогова и многие, многие другие.

Апофеозом действа стало вручение главной награды — миниатюрной фигуры “Ангел трубящий” взрослым и детям, не только солистам, но целым музыкальным ансамблям.

Посмертно “Ангел трубящий” был присвоен и передан матерям наших незабвенных соловушек — Максима Трошина и Игоря Талькова…

Праздник завершился изумительным хоровым исполнением “Славься” Глинки. Пели артисты Иркутского театра народной драмы в сопровождении национального академического оркестра России под руководством Н.Калинина. Вместе с ними, впрочем, пел и весь зал.

Спасибо режиссеру вечера Николаю Деткову — особое спасибо ему за оформление концертного зала, за огромный лик Сергия над сценой. Весь вечер Преподобный кротко и с любовью взирал на пришедших по зову сердца.

Нина ЧЕРЕПЕННИКОВА

На снимке : выступает ансамбль Иркутского театра драмы. Фото Н. Филинковской

( НАСЛЕДСТВО )

Михаил Мезенов

Город Угреша и Николо-Угрешский мужской монастырь расположены фактически на границе современной Москвы, однако 600 лет назад (в момент основания обители) от монастыря до Москвы идти было верст 15.

История основания города Угреша возвращает нас в 1380 год, когда, войско Дмитрия Донского по пути на Куликово поле остановилось на отдых в этом красивейшем месте. Именно здесь явилась благоверному князю Дмитрию икона Святителя и Чудотворца Николая, укрепив князя в вере и решимости “сия вся угреша сердце его”. Оттого это место и стало называться Угрешей.

Возвращаясь с Куликова поля с победой, князь приказал воздвигнуть на святом месте монастырь во имя Николая Чудотворца: “И воздвигну ту обитель славну и удовольствова ю к пропитанию всеми потребными неоскудно”.

Стены сего древнего сооружения помнят многое. Татарские набеги и красочные “царские выезды”. В 1521 году это место опустошил крымский хан Махмет-Гиирей, а в 1611 воеводы Прокопий Ляпунов и Иван Заруцкий пытались отсюда предпринять освободительный поход на Москву, где в то время сидели ляхи.

А нынче в подмосковной Угреше праздник — на центральной площади воздвигнут мощный и великолепный (то есть на редкость удачный) памятник — огромная чугунная статуя князя Дмитрия Донского. Автор -несгибаемый патриот, замечательный скульптор, русский сомородок Вячеслав Михаилович Клыков.

Вблизи монумента планируется сооружение каменной часовни — что организует пространство площади и “свяжет” комплекс с храмами и колокольней Николо-Угрешского монастыря. Однако уже сейчас смело можно утверждать, что памятник князю Дмитрию Донскому является, пожалуй, самым сильным и цельным произведением монументального искусства последнего десятилетия.

Михаил МЕЗЕНОВ

Фото Н. ФИЛИНКОВСКОЙ

ТРИ ЦАРСТВА современного искусства ( ХАОС )

Мирон Потапов

Художники Москвы составляют сотни кружков и институтов, групп и компаний, которые друг друга не знают — и порой знать не хотят. Каждый из нескольких тысяч московских художников может завести себе юридическое лицо, стать директором фирмы, в которой будут числиться и от которой будут кормиться несколько человек: его семья и друзья. Но как стать известным, привлечь внимание, добыть связи, приобрести статус? Часть художников пошла по пути скандала — и Москва узнала героев, бегающих голышом по ее площадям, режущих скотинку на вернисажах, совершающих блудодейства и святотатства. Этот бизнес улучшил финансовое положение нескольких художников, им дали стипендии за границей. Но не все могли себе позволить пойти по такому пути — в русской культуре (как и во всякой другой) число вакансий балаганных шутов ограничено: не может же весь мир превращаться в цирк, не вечно шумят и ярмарки с каруселями на площадях. В отличный балаган превратилось телевидение — но там кормятся свои артисты из мира театра, песни и кино, до которых голоштанным художникам далеко.

Так к скандалистам-художникам примкнули галерейщики и журналисты — и вместе организовали поход против “сытых”, умасленных богатыми заказами зубров художественного мира. Эти мастодонты, зубры “зурабы” — не чета шутам: их связи с сильными мира сего простираются от ЮНЕСКО и ООН до столпов православия и градоначалия.

Шуты будоражили московскую чернь, устраивали громкий кипеш по поводу памятника Петру с ботиком — они, видите ли, не могут терпеть помпезности и пафоса. Их эстетический вкус оскорбляла фигура царя. Одним не нравилось, что он слишком велик, другим — что царь, третьим — что украден скульптором у самого себя. Конечно, попахивает монумент Колумбом, но, как теперь стало ясно, именно Петр для нас открыл Америку — через Европу.

Изобразительным искусством всерьез озаботились потомки московских комсомольцев: о Церетели заговорили и те, кто о Репине не слыхал. Грузину скандал сделал рекламу, балаганная компания проехалась по госзаказу, горзаказу — вотчине арт-бояр — и убралась восвояси. Восторжествовала старая истина “на вкус и цвет товарищей нет”. Московская фронда была организована “друзьями народа” — “"мараты” вошли представителями эстетствующей черни в комиссии, ведающие распределением средств из федерального кармана на художественные нужды. Подлинная цель фронды была достигнута: “мараты” обозначили факт своего существования в глазах “зурабов”.

С “маратами” и “зурабами” все более или менее ясно — это два царства, вывернутых наизнанку — свет и богема, бояре и шуты, двор и чернь стоят друг друга. Кроме того, выходцы из разных окраин империи имеют свои вкусы и кавказский гигантизм — не то, что одесско-кишиневский юмор малых форм. Они дополняют друг друга: колоссы рождают анекдоты. С помпой праздновали власти 850-летие Москвы, а шуты в это же время развернули свой балаган во дворе дома N 6 на Якиманке, где вместо проворовавшегося Виктора Мизиано (бывшего директора Центра современного искусства) обосновалась Нина Зарецкая со своей ТВ-галереей. Здесь отмечали 2500 лет Бухаре — Москве хотели утереть нос. Это делалось, очевидно, “для профилактики”: столица наша очень много о себе мнит — если она будет и дальше так зазнаваться, ей не сдобровать. Плов, дыни, диваны — все было здесь, как у эмира бухарского! Разве что ни одного бухарца не наблюдалось… Только ряженые в халатах.

Художники, не прикормленные гигантскими заказами, не желающие снимать штаны и кусать прохожих,- зарабатывают в поте лица своего трудами по украшению приватной жизни сограждан — росписями на стенах квартир, дизайном помещений, керамикой и картинами, костюмами и игрушками. Тысячи московских художников арендуют десятки выставочных залов и галерей, сотни мастерских — где, не переставая, кипит работа. В подвалах и на чердаках, в ветхих строениях и на пленэре создают они вещи красивые и полезные. И таких художников — абсолютное большинство.

Однако интересен и опыт художественной молодежи, ратующей за анонимное и бесплатное искусство. Эти бескорыстные творцы способны создавать искусство прямо на улицах, в подъездах новых домов, на стенах общественных учреждений. Их полотна радуют глаз не одной сотни граждан империи в разных частях нашего Отечества. Художники стараются много ездить по России и везде оставлять достойный след. Музыканты из групп “Красные бригады” и “Лисичкин хлеб” устраивают концерты в поддержку Анонимного и Бесплатного Искусства, молодые полиграфисты небольшим тиражом выпускают открытки — репродукции картин анонимных и бесплатных художников. Несмотря на нищету (иногда краски не на что купить), на ограниченное количество времени (зарабатывать на хлеб приходится), дело идет, и хочется верить, что это движение выживет, что будущее за ним, а не за полчищами торгашей. Интеллектуальной собственности не бывает, искусство принадлежит народу — именно так считают редкие подвижники.

Мирон ПОТАПОВ

…ПЛЮС ДЕБИЛЛГЕЙТИЗАЦИЯ СТРАНЫ ( ЭКСПОНАТ )

Андрей Фефелов

Россию посетил Билл Гейтс — президент компании Microsoft и, как говорят, самый богатый человек в мире (его личное состояние равняется 18 миллиардам долларов, что превышает валовой национальный доход некоторых государств). В ходе своего тридцатичасового визита Гейтс успел встретиться с премьером и первым (рыжим) вице-премьером правительства, а также с главами Центро- и Сбербанка, после чего в Государственном Кремлевском дворце ему удалось выступить перед общественностью с лекцией на тему "Настоящее и будущее компьютерных технологий"… Речь Гейтса была столь уныла (занудна), а вид — столь измученный, что часть московской публики просто застонала от разочарования. Нет, конечно в зале присутсвовали и мрачные дельцы, и инфанты-студенты, и злобная — "продвинутая" в компьютерном отношении — хакерская молодежь, но все же подавляющее большинство составляли люди, жадные до праздных зрелищ и желающие в данном случае посмотреть "на живого Гейтса".

Миф о Гейтсе прежде всего связан с романтическим аспектом его бизнеса — речь идет о внедрении современных и популярных компьютерных технологий (а точнее, о создании программного обеспечения к персональным компьютерам). Поскольку данная отрасль к тому же стала приносить грандиозные доходы, миф о Гейтсе приобрел законченные архетипические формы — в прессе появились заголовки, объявляющие Гейтса то "компьютерным гуру", то "последним антихристом". Конечно, перед такой славой меркнут жалкие конспирология и масонерия, связанные с "резидентом всех разведок" Дж.Соросом.

Писали также и о "передовой" атмосферке, царящей в копорации Microsoft, где главенствовал девиз, взятый едва ли не из Телемской обители Франсуа Рабле: "Одевайся как вздумаешь, говори что хочешь, делай что нравится". Рассуждали о спецодежде сотрудников фирмы Гейтса, о пуговицах, на которых якобы выбиты буквы FYIFV, что означает "Fuck You! I am Fully Vested" (нечто вроде — "Иди на хрен! Я в законе"). Куртуазные стилисты просто визжали от восторга, обсуждая имидж Билла Гейтса: "Ах, как тонко — самый богатый человек на планете имеет потертый вид преподавателя математики в провинциальном колледже!"

Действительно, вместо мантии, расшитой серебряными нитями (орнамент а ля микросхемы), мы видим тертый воротничок, стрижку доллара за четыре и немодные (чуть ли не в роговой оправе) очки… По всем признакам, это — человек, полностью погруженный в науку. Таков он и есть, Билл Гейтс, только наука его есть наука зарабатывать деньги.

Отец Гейтса — крупный юрист, мать — официальное лицо в национальном комитете United Way и член правления Вашингтонского университета: человек, некогда близко связанный с руководством компании IBM. Говорят, именно благодаря материнским связям Гейтс в 1981 году получил в этой компании заказ на разработку операционной системы для персонального компьютера. Именно с этого началось безудержное восхождение Гейтса как бизнесмена. Выявить и оседлать тенденцию развития передовых информационных технологий — для этого надо быть талантливым и блистательным дельцом, но не обязательно быть выдающимся программистом…

Логика расширения, бесконечной подверстки под себя пространства заставляет выходить на иные, вовсе не коммерческие уровни решения проблем. Империя не может себе позволить пробуксовку и передышку — империя не хочет видеть на вершине удачного делягу или тусклого клерка. И автоматически происходит возгонка: "Компьютерный гуру, четвертый антихрист…"

И вот уже через мировые СМИ мощно проступает идеологема, связанная с притязаниями Microsoft на мировое господство и монополию в информационных коммуникациях следующего века. Отсюда — неожиданно появившаяся страсть Гейтса к исследованиям в области физиологии мозга и структуры ДНК, его интерес к биографиям известнейших политических деятелей прошлого и настоящего. Корпорация, которую он возглавляет, просто заставляет его стать вселенским диктатором, носителем новой идеи, связанной с кибернетикой и виртуальной жизнью человечества. Гейтс, похоже, не может и не хочет играть эту роль, а потому держит над рабочим столом портрет "зарвавшегося промышленника" Генри Форда.

"История подала нам много уроков опасности успеха… В двадцать первом веке компьютер и Интернет будут такой же обыденностью, как в двадцатом — телефон. Но никто не называет двадцатый век — веком телефона…" — такими словами Билл успокаивает свою душу. Сверхприбыли с каждой купленной программы — да. Мировое господство — увольте…

Гейтса ненавидят компьютерщики всего мира. Романтики Интернета считают его человеком, "наварившим бабки" на такой "святой вещи", как компьютер…

В Кремлевском дворце представительница корпорации в России — девушка с ломким подростковым голосочком — сетовала, что у нас 90 процентов программ Microsoft используются нелегально. При этих ее словах на огромном мониторе вспыхнула зловещая надпись "ПИРАТСТВО". Публика в зале радостно зааплодировала и заулюлюкала. Девушка на сцене чуть ли разрыдалась: русские туземцы не хотят ничего платить великой американской корпорации, за которой, как говорят, будущее человечества…

Всему русскому народу — так же, как несчастному Биллу, приходилось, в силу своего статуса, играть роль мессии и спасителя человечества. Делалось это последние годы механично и без вдохновения… К чему это привело в результате — видите сами. И впрямь — тесны врата, ведущие в Царствие Небесное (фамилия "Гейтс" переводится с английского именно как "ворота").

Андрей ФЕФЕЛОВ

МЕЦЕНАТЫ-ПЕРЕОЦЕНЩИКИ ( КНИГИ )

Вадим Цеков

Недавно в Москве, на Смоленском бульваре, в отреставрированном здании бывшего Киевского райкома партии, что рядом с МИДом, столичный коммерческий банк “Российский кредит” и Межрегиональный фонд “Выдающиеся полководцы и флотоводцы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.” провели презентацию книги Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза К. К. Рокоссовского “Солдатский долг”. Профинансировал это издание и организовал презентацию нынешний полновластный хозяин шикарного особняка — тот же “Российский кредит”. Что же, сегодня в таком тандеме верных властям коммерческих структур и новых общественных организаций военно-патриотической ориентации новизны нет: тенденция объединения взаимных интересов столь разнородных партнеров в нынешнем деформированном обществе прочно сложилась и всячески поощряется. Плохо ли, скажем, для тех же властей, если они внушат нам, что все в прошлом, национальные герои — вовсе не герои, не коммунисты, а страдальцы тоталитарного режима, и только “демократы” и банкиры дают им сегодня подлинную высокую оценку и признание как настоящим русским патриотам. И народ, по замыслу власти, тут же проникнется к ней за это любовью и уважением…

Конечно, делается это властями не в одиночку, а с участием общественных контор под “крышей” бывших воинов, да еще при содействии “перелицевавшихся” генералов, адмиралов и маршалов. На практике это выглядит так. Новые власти обильно финансируют через свои банки новоявленные конторы-”крыши” услужливых и покладистых бывших служивых, а те на их деньжища заказывают памятники героям, открывают скороспелые музеи, переиздают мемуары, регулярно устраивая во дворцах и роскошных офисах пышные юбилейные торжества, презентации и пиршества. И при этом подальше убирают красные знамена и другую советскую символику, под которыми прошли славный боевой путь эти герои. И уж тем более не звучит здесь Советский гимн, не цитируются былые, “прокоммунистические”, “просоветские”, слова героев. Зато навязчиво подчеркивается, что никакие они, мол, не советские выдающиеся люди, а попросту русские самородки, которые-де вопреки (!) социалистическому строю и компартии, несмотря на сталинские притеснения и жестокий коммунистический террор, сделали себе блестящую карьеру. И можно с уверенностью полагать, что все они лишь мечтали дожить до того светлого дня, когда придут к власти ельцинисты и воздадут им почести…

От таких идеологических манипуляций с перепродажей национальных ценностей новые власти получают огромную прибавку к рычагам воздействия и давления на сознание покоряемого ими доверчивого народа. Вот и здесь, на пышной презентации шестого издания известной книги прославленного советского полководца К. К. Рокоссовского в узком кругу приглашенных, охраняемых автоматчиками, выявлялось нечто подобное. Начнем хотя бы с такой детали. Пять раз издавалась эта книга при Советской власти массовым тиражом — и никто из боевых товарищей Рокоссовского или из государственных и политических деятелей СССР не решился снабдить маршальские мемуары своим персональным обращением к читателям, а тем более — пространным, тенденциозным и назидательным предисловием-комментарием. Но сейчас, в дни столетия Маршала, нашелся такой оценщик жизни и деятельности полководца. Это … президент коммерческого банка “Российский кредит” В. Малкин. В опубликованном им на первой странице послании к читателям не только прежде всего извещается о весомом вкладе его коммерческого банка “в изучение славного прошлого России, ее исторического наследия”. Не упустил находчивый банкир и случая тиснуть факсимиле своей драгоценной подписи на первой странице чужой книги, на что не решился в свое время и сам автор…

А вслед за словом банкира-спонсора родилось и редакционное предисловие на 17 страницах, в коем наставнически подсказывается читателям, что и как в воспоминаниях Рокоссовского надо понимать и воспринимать. При этом ненавязчиво гипотетически утверждается, что, к примеру, Сталин не сразу “избавился от излишней самоуверенности в вопросах оперативного управления”, что Жукову “порой недоставало” целого перечня “достоинств и черт характера”… И так далее.

На презентации подчеркивалось, что этой книгой открывается целая серия изданий о полководцах. И теперь приходится лишь гадать, какой банкир кого из советских героев для себя “оприходует” и в какой “упаковке” его нам преподнесет. Вот уж поистине, кому она война — а кому мать родна…

Вадим ЦЕКОВ

( ВЫСТАВКИ )

ТИТ

Спешите в Дом Художника, что на Крымском валу! Там на прошлой неделе открылась потрясающе скандальная и удивительно актуальная выставка произведений московского живописца Сергея Бочарова.

Прежде всего следует отметить тот факт, что художник Бочаров — мастер очень высокого класса и, несомненно, способен неплохо зарабатывать именно живописью: его пейзажи и натюрморты выполнены в реалистической манере и вполне отвечают самым высоким стандартам так называемого "салонного искусства". Однако, размах мерзостей творящихся сейчас в России, видимо потряс душу художника-патриота, и Бочаров, вместо того, чтобы "ховаться" по нетопленым мастерским, искать иностранных покупателей и рефлексировать за рюмашкой водки — так вот, бишь, Бочаров создает серию остро публицистичных, гротесковых по духу картин, высмеивающих и высвечивающих реалии нынешнего политического периода. От прошлогодней экспозиции художника, где была выставлена картина "Кремлевская баня", осталось ощущение, что в лице Бочарова мы столкнулись с представителем патриотического соцарта. Кстати, означенная картина изображала весь нынешний истеблишмент, так сказать, в обнаженном виде — президенты и министры расхаживали там по кремлевским палатам с голыми задами… Эта, огромных размеров, работа была украдена прямо с выставки, причем болтают, что по спецприказу Коржакова, и нынче произведение Бочарова украшает предбанник Главной парилки в Завидово…

Нынешняя экспозиция богата подобными остроумными сюжетами. К примеру, стоит поглядеть на работу "Грачи прилетели". Здесь увеличенный, знакомый нам с детства, саврасовский пейзаж — только вместо птиц, небо застил сонм (в пятьсот рыл) тщательно выписанных и вполне узнаваемых демжурналюг. Картина "Охотники" отталкивается от перовского оригинала, но изображает не тургеневских старичков, а поименно: Жириновского, Явлинского, Немцова, Лужкова и конечно же незабвенного Чу-чу. То есть охотников занять высший президентский пост.

Кстати, в день открытия выставки (8 октября), к Сергею Бочарову пришло народу видимо-невидимо. Гостей набралось человек этак шестьсот, и по накалу страстей и содержанию речей церемония превратилась в подобие оппозиционного митинга.

Ваш покорный слуга, спустившись в фойе позвонить по телефону, узрел забавную сценку: два телевизионщика, "демократической" ориентации и внешности, отнимали друг у друга трубку аппарата, наперебой докладывая начальству…

— Выставка ужасна. Народу пропасть. Это невозможно снимать… Здесь какая-то мерзкая коммунистическая тусовка!!!

Пока они там кричали, директор патриотического издательства "Палея" Николай Мишин вручал Бочарову приз за храбрость — походный утюг генерала Рокоссовского. Мишин вещал, стоя под картиной с грачами-журналистами

— Сергей, возьмите этот предмет и еще раз… отутюжьте их хорошенько!!!

ТИТ

( НАШИ )

16 октября на Белорусском вокзале перед отъездом в Минск молодежной делегации Комитета общественного содействия Союза Белоруссии и России состоится творческая акция-митинг. В ней примут участие депутаты Госдумы, известные патриотические общественные деятели, музыканты, художники, артисты.

В концертной программе акции выступление лидеров русского рока, в том числе Дмитрия Ревякина и группы “Калинов мост”, а также уличная выставка-манифестация художественного движения “Русское чудо” и “Русский пожар”.Сбор желающих принять участие в акции у 1-го подъезда вокзала со стороны перрона в 19.00.

* * *

Московское творческое объединение художников графического искусства сердечно поздравляет Наталью Ивановну ЕВСЕЕВУ с получением звания заслуженного работника культуры России!

* * *

Руководство и коллектив, распространители и читатели "Завтра" уважительно и благодарно приветствуют в замечательный 60-летний юбилей Анатолия Петровича МИШИНА — директора АОЗТ Красногорская типография, опытного коллегу, собрата по труду, достойного человека, чье слово ответственно,

а дело крепко. Многая лета!

( ПАМЯТЬ )

Д. А.

5 октября 1997 года умер Георгий Юматов.

Обычно в таких случаях пишут “отечественная кинематография понесла тяжелую утрату”, но это будет неправдой. Отечественная советская кинематография умерла значительно раньше, а сегодняшней российской кинематографии и телевидению образы, созданные Юматовым, глубоко ненавистны.

Нет, я напишу: “он умер, но дело его живет”.

Не каждому актеру выпадает не роль сыграть, но создать живого человека. Юматов смог это сделать — создать Настоящего Человека. Советского Человека. Про таких говорят: “Солдат. Коммунист. Патриот”.

Я говорю о генерале Трофимове. “Есть такая профессия — Родину защищать” — спокойно и без громких слов, на всю жизнь, до самого конца.

Юматову было 72 года. Не скорбите о его смерти, а лучше поставьте кассету с фильмом “ОФИЦЕРЫ”.

Посмотрите, какими были они. Подумайте, достойны ли мы их. И с благодарностью вспомните ВЕЛИКОГО СОВЕТСКОГО актера Георгия Александровича Юматова.

Д. А.