/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 209 (48 1997)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 209 (48 1997)

(Газета Завтра - 209)

Александр ПРОХАНОВ САВОСТЬЯНОВ, СТЕПАШИН, С ВЕЩАМИ НА ВЫХОД!..

Когда банкиры проносятся на своих “мерседесах”, то вслед им смотрят ненавидящие глаза беспризорников, старых фронтовиков, воинов чеченской войны, священников, инженеров, писателей. Миллионы ненавидящих глаз провожают лакированные лимузины. Банкиры вжимаются в сидения за темными стеклами, включают “мигалки”, усиливают охрану. Воющая армада проносится сквозь город к загородным дворцам, где за колючей проволокой, под током, с пулеметами на вышках, их ожидают перепуганные самки и выкормыши.

Помимо тока, овчарок, следящих и подслушивающих устройств, банкиры придумали “комиссию при президенте по борьбе с экстремизмом”. Ее возглавили пресловутые “опричники демократии” Савостьянов и Степашин. Последний, получив в свое управление все казематы страны, все лагеря и тюрьмы, карцеры и камеры смертников, будет лично раздавать приказы, когда засадить за решетку лидеров “Русской партии” или активистов “Трудовой России”, или редакцию “Завтра”, или распространителей “Русского порядка” и “Лимонки”.

Однако пусть знают банкиры, что помимо этой, действует и другая комиссия “имени Олега Кошевого”, ведущая счет преступным экстремистам, отправляющим в небытие ежегодно 1,5 миллиона русских людей.

Среди этих умельцев числятся и Савостьянов со Степашиным, развязавшие чеченскую бойню. Вербовавшие в гарнизонах русских танкистов, снаряжавшие танковую колонну, пославшие ее в Грозный под гранатометы Дудаева, где экипажи танков превратились в груды обгорелых костей.

Числится и Ельцин, растерзавший в Беловежье Советский Союз. Преступно уничтоживший Конституцию СССР в 91-м, расстрелявший из танков Конституцию России в 93-м, а в 96-м превративший цветущий Грозный в жуткую братскую могилу для сотен тысяч людей.

Здесь отмечен потусторонний, как пузырек преисподней, Гайдар со своей “шоковой терапией”, уничтоживший советскую цивилизацию, превративший свободный и гордый народ в скопище бомжей и сирот.

И Чубайс со своим “ярлыком дьявола” - ваучером, обобравший страну, превративший хлеб в камень, вино в зловонную жижу, разделивший народ на горстку миллиардеров в бриллиантах и на миллионные голодные толпища.

Здесь числится и НТВ с Киселевым, надетым на палец Гусинского. Показывают сатанинские фильмы и растленные игрища, оскорбляющие чувства православных. Выпускают регулярно, в дни лунных затмений, Новодворскую, существо подземелий, оскорбляющую чувства советской половины страны.

Здесь числятся и сами банкиры, создавшие тысячные вооруженные банды, из недр которых то и дело раздаются прицельные выстрелы, и умелые “киллеры” с золотыми цепями развязали террор.

Власть в России в конце ХХ века захватила свирепая экстремистская свора, состоящая из злобных зловонных хорьков, изгрызающих бедную Родину. Страну покрыла слизь и мокрота, сеющая заразу, от которой стреляются офицеры, бросаются под поезда сироты, мрут без лекарств старики. Именно этой слизью подернута новоиспеченная при президенте “комиссия по экстремизму”.

“Красная Дума”, спроси у своего депутата Зоркальцева, зачем ему было разрабатывать закон о “русском фашизме”.

Спроси у спикера Селезнева, зачем он назвал “Завтра” черносотенной газетой.

Депутаты, если от вас отсекут протестующий, именуемый “экстремистом” народ, запретят патриотические, именуемые “экстремистскими“ газеты, - кто станет вас избирать? Что вы станете читать?

Надеетесь на поддержку “Народовластия”, пресного, как дистиллированная вода? Зачитаетесь трудами “Духовного наследия”, пастеризованными, как еда диабетика? Или откроете новую просветительскую книгу Зюганова “Мой Египет”, написанную по следам поездки на Ближний Восток?

Рано или поздно, вам придется пойти к народу-мученику в ледяные забои Воркуты и Кузбасса. В разоренные гарнизоны Северного Кавказа. На продуваемые сквозняками рельсы Транссибирки.

Вам придется открыть книжку в красной обложке “Государство и революция”.

Александр ПРОХАНОВ

Материалы рубрики “Оккупация” - на стр. 4

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

В ПОСОЛЬСТВЕ ИЗРАИЛЯ

2-3 октября с. г. в посольстве Израиля в Москве состоялась встреча сотрудников МИД Израиля с представителями Российского Еврейского Конгресса (РЕК), Всероссийской ассоциации еврейских общин (ВААД), Конгресса национальных объединений России (КНОР), Конгресса еврейских религиозных общин России (КЕРОР), Антидиффамационной Лиги, а также еврейских кругов Австрии и Франции. На встрече обсуждались возможности еврейских структур по нейтрализации в процессе предстоящей перерегистрации ряда “антисемитских” организаций России. В ходе обсуждения рассматривался вопрос об организации давления на Министерство юстиции РФ, куда уже поступили предложения РЕК о запрете таких общественных организаций, как “Славянский Собор”, “Союз коммунистов”, “Российское национальное единство”, “Трудовая Россия”, ряда казачьих объединений, а также об изменении некоторых положений в уставных документах “Конгресса русских общин” и “Российского общенародного Союза”.

Была достигнута договоренность об объединении усилий международных сионистских организаций, еврейских общественных объединений России и МИД Израиля в проведении согласованной политики в отношении Российской Федерации и стран СНГ. Отмечалась необходимость целенаправленной деятельности евреев в российских государственных структурах.

11 ноября с. г. состоялось заседание президиума РЕК, в работе которого принял участие Генеральный прокурор РФ Ю. И. Скуратов. Цель приглашения Скуратова, по словам одного из руководителей РЕК, - “получить поддержку Генеральной прокуратуры перед решительным наступлением на антисемитские структуры России”. По мнению ряда функционеров РЕК из окружения В. А. Гусинского, на заседании удалось добиться от Скуратова “понимания опасности шовинизма и антисемитизма” и заручиться его поддержкой. Наибольшее одобрение членов президиума вызвало высказывание Скуратова о том, что “антисемитизм является одной из проблем национальной безопасности России”. Этот тезис избран руководством РЕК для использования в средствах массовой информации. Кроме того, решено принять меры к тому, чтобы данный тезис был включен в один из указов президента РФ.

СОБ. ИНФ.

ТАБЛО

l Срочный визит Коля к “другу Борису” в прошедшее воскресенье, как информируют источники, близкие к руководящим кругам Дойче Банка, стал результатом экстренного обращения крупнейшей немецкой газовой корпорации “Рургаз” и, соответственно, ряда банков к главе немецкого правительства относительно “кризисной ситуации с платежным балансом РФ и возможностью удаления Черномырдина”. В свете этого Коль предпринял “блиц-поездку”, в ходе которой, используя просьбу Ельцина о новых финансовых вливаниях для покрытия бюджетного дефицита, информировал российского президента, что любые действия по отставке премьера “окажутся неприемлемыми” для ФРГ. Инициирующим все эти действия звеном послужило спецпослание Вяхирева своим немецким партнерам, где сообщалось, что растущим недовольством Ельцина по части усиления ЧВС может воспользоваться “проамериканская группировка Чубайса”…

l По данным из охраны Ельцина, после заседания “четверки” Ельцин был крайне раздражен и неадекватно реагировал на некоторые вопросы. В ходе встречи со Строевым, Селезневым и Черномырдиным, по той же информации, “свирепое молчание Папы” создало столь гнетущую атмосферу, что у Черномырдина тряслись руки, и он несколько раз ронял свою папку на пол, а другие участники не затронули ни одной острой проблемы. Селезнев, лишь коснувшись требований ГД по Чубайсу и нового подхода к формированию правительства, тут же осекся и оборвал тему. Фактически, считает источник, спикер “ушел в кусты, а требования ГД в очередной раз оказались проигнорированными”…

l Идея поездки Ельцина в Чечню была инициирована Рыбкиным и Березовским, которые предварительно получили такое предложение от своих грозненских партнеров. Грозный намерен трактовать этот визит как окончательное признание Ельциным выхода Чечни из РФ, в то время, как в Москве Рыбкин и СМИ, контролируемые Березовским и Гусинским, будут создавать завесу, утверждая, что поездка носит обычный характер. Проведение визита стало необходимым для чеченской стороны вследствие того, что западноевропейские страны и США для дальнейшей международной легитимизации “отсечения Чечни от РФ” потребовали прямой санкции Москвы и Ельцина. При этом в ходе последней поездки Масхадова за границу, по информации, поступившей из Белого Дома, глава “независимой Ичкерии” предлагал организовать ее вступление в НАТО и ввести спецконтингент этого альянса на территорию Чечни “по типу Югославии”. Это предложение пока не нашло поддержки, после чего Масхадов выдвинул идею “получения гарантий через ассоциативный союз с новыми членами НАТО из числа прибалтийских стран”. Эта экзотическая концепция также повисла в воздухе, и ичкерийцы решили пробить через своих друзей в Москве (Рыбкин, Березовский) поездку Ельцина в Грозный как “акт, легитимизирующий независимость Чечни”. Рыбкин в этом вопросе имеет поддержку не только исполнительной власти, но и ряда прочеченских демократических депутатов Госдумы, среди которых первой упомянута фамилия Зонина…

l Заявление главы Ингушетии Аушева о формировании “дикой дивизии” находится в ряду “активных мероприятий” ряда иностранных разведок, в первую очередь исламских стран, которые стремятся к втягиванию Кавказа в тотальную войну, что должно предотвратить поступление каспийской нефти на мировые рынки и помешать снижению цен на ближневосточную нефть, прежде всего Саудовской Аравии…

l Источники из обслуживающего персонала Ельцина утверждают, что в семье президента растет напряженность. Сюда якобы зачастили известные банкиры из числа телемагнатов с некими предложениями о “кадровых назначениях” и “проведении приватизационных конкурсов” с “отстежкой” для семьи в акционерном капитале. Между тем Ельцин все более враждебно относится к Березовскому, что проявилось рядом вспышек гнева, в моменты которых он якобы кричал, что все эти банкиры с телевидения плетут заговор, “как доподлинно сообщил Анатолий”…

l Публикация в “Комсомольской правде”, принадлежащей ОНЭКСИМ-банку, относительно силового варианта, готовящегося силами Черномырдина, Селезнева и Строева при поддержке Куликова по зачистке Ельцина, была передана лично в руки Б.Н. и произвела огромное впечатление на него, как сообщает источник, близкий к семье Ельцина. После этого Б.Н. устроил разнос Т.Дьяченко и угрожал ей “сделать все наоборот” и “выгнать заговорщиков”. Именно вследствие этого заседание кабинета министров с участием Ельцина было перенесено на более поздний срок. В этой связи связка Березовский-Гусинский в ближайшее время, по оценке наших экспертов, организует еще как минимум два крупномасштабных вброса по Чубайсу, Коху и Потанину, что “вдавит Ельцина в безвыходное положение по отношению ко “младореформаторам”. В Госдуме связка банкиров предпринимает специальные шаги “для соответствующей реакции на эти материалы”. Вбросы, возможно, будут организованы через западные публикации… Имеется в виду также наладить контакты с МВД и Генпрокуратурой для назначения тех следователей, которые смогут любыми мерами выбить необходимые показания из Коха…

l На мировых финансовых рынках наступило временное затишье, в ходе которого идет перераспределение группировок в ожидании окончательных решений МВФ о субсидиях для восстановления пошатнувшихся рынков в Юго-Восточной Азии, Южной Корее и Латинской Америке. При этом наиболее любопытно резкое увеличение “накоплений китайского и квазикитайского капитала”,- сообщает информатор из Тайбэя. Золотовалютный запас Гонконга достигает 90 млрд. долл. Тайваня - 110 млрд. долл., а КНР и китайской диаспоры - порядка 198 млрд. долл…

l Как сообщило БиБиСи со ссылкой на Файненшл Таймс, иностранные вложения в экономику КНР за 1998 г. выросли на 40 млрд. долл., причем преимущественно в материальное производство. Это происходит вне зависимости от идеологической ориентации политической системы КНР и отсутствия “необходимой законодательной базы”. Иностранные аналитики считают, что КНР ведет мощные операции на мировых рынках, а затем всю прибыль пускает под видом иностранных инвестиций в материальное производство и решение внутренних проблем. В результате китайский фактор будет приобретать самодовлеющее положение как в ходе надвигающегося фондового и валютно-финансового кризиса, так и в более широком стратегическом плане на длительную историческую перспективу…

l Финансово-экономическая модель Чубайса полностью соответствует линии Черномырдина в экономической области, поскольку они основываются на одних принципах, заложенных Гайдаром и представителями “чикагской школы”, и это максимальным образом отвечает интересам США,- так звучит вывод, сделанный на семинаре по российским экономическим проблемам в Джорджтаунском университете. В качестве аргументов приводились данные усечения ВПК и машиностроительной базы РФ, переориентации на сырьевую модель, углубления зависимости от “мирового рынка” в рамках передачи собственности и портфельных инвестиций. Вложения Запада в материальное производство РФ составили около 7 млрд. долл. за весь истекший период. В то же время зависимость от иностранного капитала по гособлигациям и еврозаймам выросла до 18 млрд. долл., а на передачу прав собственности через корпоративные бумаги потрачено 12 млрд. долл. В то же время Газпром и некоторые другие сырьевые компании РФ в отсутствие государственного контроля вывозят огромные ресурсы за границу, закупают там собственность и промышленные объекты, стимулируя тем самым рост иностранных экономик (вывоз капитала за 1997 год достиг 15 млрд. долл.)…

l Пропагандистский “накат” на главу “Русского золота” Таранцева и его арест в США, по поступившим документам и источникам, близким к московским финансовым группам, происходит в рамках линии подрыва русских национальных финансовых группировок и осуществляется по модели борьбы с мэром Ленинск-Кузнецка. В этой связи ожидается, что против того же Таранцева будет предпринят ряд жестких действий по налоговой и некоторым другим линиям. Об этом якобы дано распоряжение спецструктурам, контролирующим НТВ и другие подобные организации…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

ЧЕЧНЯ: ПРОВЕРЕНО - МИНЫ ЕСТЬ

А. Б.

Чечня, как разрастающаяся раковая опухоль, выбрасывает метастазы в приграничные территории. Попытки негласной блокады чеченской границы, осуществляемые силами МВД, не дают практически никаких результатов. Боевики почти безнаказанно орудуют в приграничном Курском районе Ставропольского края. Уже несколько раз чеченцы захватывали местную больницу, заставляя медперсонал лечить раненых в стычках боевиков, а также пользовать всех медикаментами, содержащими наркотики. Убийства и обстрелы на дорогах давно стали рядовым явлением. Славянское население этих мест или покидает родные очаги, или живет на положении полурабов, которых в любой момент могут ограбить или даже угнать в чеченский полон. Впрочем, в прилегающих к Чечне районах Ставрополья за последнее время резко изменилась демографическая ситуация: большинство жителей этих мест с недавнего времени - лица кавказской национальности. Подобные “межэтнические контакты” международная практика обычно квалифицирует как геноцид, однако высокопоставленные российские чиновники предпочитают называть это “долгожданным миром”.

Но самой беспокойной на Северном Кавказе, без сомнения, остается административная граница между Чечней и Дагестаном. Здесь с весны 1997-го чеченские боевики развернули настоящую минную войну против федеральных силовых структур. Эксперты единодушны - это не единичные акции “неуправляемых элементов”, но широкомасштабная и хорошо спланированная кампания, начавшаяся с подрыва машины с омоновцами 22 мая на шоссе Хасавюрт-Аксай. Террористы действуют по единому шаблону, минируя мосты и перекрестки дорог гостинцами, обычно состоящими из мины МОН-200, усиленной артиллерийским снарядом. Что может сделать такой фугас, снабженный электро- или радиовзрывателем, проходящей по шоссе машине и ее пассажирам - можно понять, вспомнив, к примеру, о подрыве 8 июля машины с московскими и санкт-петербургскими милиционерами на дороге Аксай-Новолакское. Тогда из пятнадцати русских парней в живых остались только четверо. Чуть больше “повезло” экипажу БТРа Софринской бригады внутренних войск, подорвавшемуся на мощном фугасе утром 25 октября, - четверо раненых, трое контуженых. Особенно “миноопасной” считается недавно построенная железнодорожная ветка Карланюрт-Кизляр, по которой поезда идут в обход Чечни. Здесь, прямо в поездах, нередко похищают людей - как гражданских, так и военных. Например, весной этого года боевики захватили сразу семерых военнослужащих железнодорожных войск. Выкупить пока удалось лишь одного.

Обстановка в западном Дагестане осложнена тем, что многие местные жители из числа чеченцев-акинцев, кумыков, ногайцев и т.д. открыто приветствуют боевиков, небезосновательно надеясь, что те помогут им “освободиться от аварского гнета”. Межэтнические конфликты в приграничье все больше принимают открытые формы. Так, в сентябре в городе Хасавюрт в течение недели происходили перестрелки между местными чеченцами и аварской милицией.

При этом десятки мин и фугасов снимаются вэвэшными и армейскими саперами, несущими чуть ли не круглосуточную вахту на дорогах Дагестана, Северной Осетии, Ставрополья. Так, например, 17 сентября около осетинского села Старый Батакоюрт группа саперов внутренних войск обнаружила и обезвредила мину, заложенную под опору высоковольтной линии. В случае ее подрыва весь Владикавказ надолго остался бы без света. В прилегающих к Чечне и Ингушетии районах активно действуют спецподразделения ФСБ, отряды спецназа МВД. Они предотвратили десятки диверсий, конфисковали сотни стволов огнестрельного оружия, спасли множество жизней мирных граждан.

Но все же, по данным одного из силовых ведомств, только за неполные три осенних месяца в прилегающих к административной границе с Чечней районах зарегистрировано более 500 диверсий, террористических актов, обстрелов, случаев захвата заложников и других конфликтов с применением оружия. А это значит, что каждый день на Северном Кавказе кого-то убивают или делают рабом.

Чечня пока не наносит прямых ударов, вроде тех, которые так любят военные изображать на картах длинными жирными стрелками. Она медленно и неотвратимо расползается, растекается по территории России. Убивая единицами или десятками, боевики лишают все мирное население огромных пространств, всякой возможности нормальной жизни. Ведь нет смысла строить новый дом, если почти наверняка его сожгут, нельзя ездить по дорогам - ограбят или взорвешься …

А российские власти считают свой долг выполненным, если “укрепят” границу сотней-другой омоновцев или собровцев.

Но надо констатировать - на Северном Кавказе идет тихая, незаметная миру война. А пассивной обороной победы еще никто не добивался.

А. Б.

СЕЛЕЗНЕВ СДАЕТ ПРИДНЕСТРОВЬЕ

Кем должен быть человек, именующий себя “красным оппозиционером”, отдающий в лапы врагов независимое Приднестровье - последний оплот СССР, символ патриотического сопротивления? Кто он такой, что перечеркивает труды и радения, раны и кровь тысяч непокоренных - солдат, казаков, священников, писателей, добровольцев, отдавших свои лучшие силы, “положивших свои животы” за русский бастион на Днестре?

Где он был, Селезнев, когда академик Шафаревич шел под прицелами снайперов по открытой дамбе под Дубоссарами? Где он был, когда писатель Балашов под пулями стоял в окопе, “окормляя” приднестровских защитников? Где он был, когда, отрываясь от ельцинских ищеек, пробирался на Днестр Макашов? Где отсиживался, когда добровольцы “Днестра” стояли насмерть в темных коридорах московского Дома Советов?

Мягкий, как плюшевая игрушка, “красный спикер”, шитый белыми нитками, понуждает Думу ратифицировать предательский договор России с Молдовой, по которому русское Приднестровье перейдет под румынский скипетр.

Видит Бог, этому не бывать!

Вопрос: почему думским советником “красного спикера” Селезнева является действующий генерал-майор ФСБ, ставленник Степашина, получивший генеральскую должность за подрывные, антипатриотические действия в Доме Советов в сентябре-октябре 1993 года?

Материалы о Приднестровье - на стр. 3

К БРАТЬЯМ-КАЗАКАМ

Совет атаманов “Казачьего братства”

8 декабря 1997 года в 18.00 в Парламентском центре в Москве состоится открытый Совет атаманов Межрегионального общества “Казачье братство” - встреча парламентариев с атаманами и казаками России.

Вопросы встречи:

1. Положение казаков в России.

2. Вхождение Межрегионального общества “Казачье братство” в Народно-патриотический союз России.

Совет атаманов “Казачьего братства”

РАЗВОДКА БЕЗ БЕРЕГОВ ( РОССИЯ )

Ю. Бялый

4 ноября - Указом президента Б.Березовский смещен с поста замсекретаря СБ РФ.

13-15 ноября - В связи с “книжным скандалом” отправлены в отставку члены “команды Чубайса” А.Казаков, М.Бойко и П.Мостовой.

19 ноября - В.Черномырдин объявил, что для повышения эффективности курирования своих секторов ответственности первые вице-премьеры А.Чубайс и Б.Немцов освобождаются от обязанностей минфина и минтопэнерго.

19-25 ноября - В солидных западных изданиях (“Бизнес-уик”, “Ньюсдей”, “Файненшнл таймс” и др.) появилась серия статей, освещающих политико-экономическую ситуацию в России с явной симпатией к одной (чаще всего “чубайсовской”) из конфликтующих российских властных групп.

26 ноября - В опубликованном “Вашингтон пост” интервью Е.Гайдар признал, что борьба с коммунистами за либерально-рыночный проект в России велась не слишком чистыми методами, и что за эту “сделку с дьяволом” теперь приходится расплачиваться.

28 ноября - Б.Ельцин в очередном радиообращении обрушился с острой критикой на правительство и пообещал 1 декабря “внимательно посмотреть в глаза министрам”.

30 ноября - Президент решил отложить отчет правительства на срок до 10 дней.

Страна опять взбудоражена информационно-политическим шоу на тему правительственного кризиса. Новая волна газетных “сливов” оперативной информации и ее фальсификаций шумно обсуждается политическим сообществом. Заинтригованные намеками СМИ и последнего радиообращения Ельцина обыватели, уже привыкшие к жизни “под политическим напряжением”, начинают помаленьку относиться к отечественной элитной политике как к азартной игре. Повсеместно заключаются пари, делаются ставки на публичных политдеятелей, как на рысаков в тотализаторе… Кто первым придет к “полному политическому финишу”? Каковы шансы наличных во “властных конюшнях” политических “трехлеток” в будущих забегах?

При этом главное - изменение самого подхода, в рамках которого ведется “азартизация” российской общественно-политической жизни. Глубину этого изменения выразила крупная российская газета, напечатав статью с заголовком “Кто круче”, где речь шла не о Япончиках и Тайванчиках, а о крупных российских политиках. Но “круче” - значит, выше по статусу в уголовной среде!

Справедливости ради укажу, что пионером подобного подхода к российской политике стал, конечно же, Лебедь, который после первого тура президентских выборов 96г. на вопрос “правее он, или левее” ответил: “Я круче”. Итак, кто круче, тот и берет приз? А все должны признать этот тип политической игры и делать ставки в данном тупиковом политическом тотализаторе?

Но первым сделал тупиковую ставку сам Ельцин. Уже очевидно, что он в очередной раз “гармонизирует” дошедшие до “беспредела” во взаимной драке финансово-политические кланы. И так же очевидно, что из двух основных способов укрепления власти: усилиться самому, либо ослабить конкурентов - он в очередной раз выбирает наиболее простой и доступный, то есть “разводку”. И опять-таки очевидно, что этот способ он начинает реализовывать в стиле классической подворотни: “крутым по крутому, да покруче”.

Однако разводка эта имеет свои ограничители. Во-первых, те, кого разводит президент, эти не в меру живые и энергичные, то бишь “крутые”, парни, - слишком легко “выходят на стрелки” и слишком быстро меняют правила игры. Непримиримые враги способны стать союзниками уже не за месяцы, а за дни. То есть разводить их требуется чуть ли не ежечасно… Где взять силы, как выстроить под это аппараты? И как не дать этим аппаратам оседлать и подчинить себе “главного разводящего”?

Во-вторых, разводкой и сводкой занят не только Ельцин. Есть среди разводящих и “крутые” тузы международной криминальной сферы, где в “десятках” ходят Сорос или Хашоги. Эти “крутые” контролируют финансы, сравнимые с общей капитализацией российского рынка, и другие (в том числе “специальные”) ресурсы сопоставимого масштаба. Где здесь место Ельцину? Он намерен оседлать и этих “крутых”, став еще круче? Ой ли!

В-третьих, - умеют и хотят “разводить” (тем более после недавних указов президента, открывших почти все сферы отечественной экономики для иностранного капитала), совсем уж “крутые” гиганты ТНК уровня крупнейшей в мире нефтяной корпорации “Шелл” или немногим меньшей “Бритиш Петролеум”. А за ними маячат и “наикрутейшие” ранга “СитиКорп” или “Дрезднер банка”, не без некоторых оснований считающие себя фактическими “хозяевами планеты”. Ельцин - что, собирается и их разводить и оседлывать? Как бы не так!

В-четвертых, открытие России миру, существенным (и, похоже, позитивным) показателем которого “младореформаторы” считают столь болезненную реакцию российских ценных бумаг на мировой финансовый кризис, имеет и крупное политическое измерение. Россия, особенно в ее слабости и недоопределенности, сегодня является не только предметом (пока в основном скрываемых) ресурсных и территориальных аппетитов крупнейших держав, но и уже вполне гласным и очень важным фактором их внутренней политики.

В частности, по признаку выбора политики в отношении РФ уже отчетливо расколот политический истеблишмент в Германии, Франции, Италии, Израиле, Японии и др. Тем самым “крутые” международного криминалитета и бизнеса с их финансовыми разборками дополняются “крутыми” международной политики. Достаточно указать, что ситуация у нас в стране оказывается очень существенным показателем торжества (или наоборот, краха) внешней политики американской администрации демократов и лично Клинтона. Что очень заметно по реакциям американских газет. Вот цена “разводящего” на 1/7 планеты, вот уровень заинтересованности в том, “как, кого и куда”… И эту проблему “международные разводящие” отдадут на откуп “кремлевскому медведю”? Пусть и матерому? Да ни в жисть!

Иными словами, вся Россия с ее внутриэлитной дракой, идейным разбродом, тяжелейшим кризисом во всех областях жизни, а заодно и самим Ельциным - оказывается весьма важным “инструментом разводки” для, образно говоря, “мировых паханов”. А это очень серьезные и квалифицированные люди, познания и опыт которых отнюдь не ограничиваются статикой “разводки” с ее осточертевшими сдержками, противовесами и т.п.. И уже довольно понятно, что некоторым из этих “разводящих” нынешний российский президент не кажется самым подходящим грузом на мировых весах: одни находят его слишком легким, а иные подозревают в нем способность начать непредсказуемо “гулять по коромыслу” либо швырять гири на чужие чашки.

Так, может, пора уходить из той статической паханской игры, где важно только “кто круче” и где “разводка или капут”? Ведь известно же, что там, где всерьез хотят двигаться, - куда угодно, вне зависимости от направления, - там “гармонизируют” не разводкой, т.е. взаимным вычитанием сил, а “сводкой” - объединением, жестким и долговременным, ради достижения иного качества!

Конечно, здесь больше зависит от президента, ибо лишь он в основном контролирует разводки и сводки внутри страны. Но нельзя преувеличивать его могущество на фоне сегодняшней расстановки кланово-корпроративных групп, часть которых уже довольно плотно оседлала важнейшие регистры власти - финансы, хозяйственные комплексы, СМИ, международные связи и т.д. “Врожденные” (территориальные и “этнополитические”) и благоприобретенные в ходе “приватизационных войн” и международного самоопределения, антагонизмы этих групп делают проблему их “сводки” путем “сложения сил” крайне трудно разрешимой и чем-то напоминающей пресловутый “гордиев узел”.

Ельцин может, конечно, поддаться искушению решительно разрубить этот узел и в одночасье “слить” уже чрезмерно взбитые (или взаимно битые) политические “сливки” отечественного властного сообщества. Опрокинуть, так сказать, весы то ли для нового эксперимента, то ли для кардинального изменения типа элитной “гармонизации”. Но это ведь уже не статика большой подворотни, а динамика “вперед смотрящих”, где нужно понимать, что даже сил полностью выздоровевшего президента может не хватить на преодоление сопротивления столь массивной (и, добавим, суперагрессивной) среды. Кроме того, стоит подумать и о возможных контрмерах “мировых разводящих”…

Архисложная ситуация. Где шансы президента на успех коренятся лишь в привлечении достаточно мощных, не погрязших целиком в клановой сваре “первоначального накопления” политических, экономических, аналитических и иных субъектов. Которых, замечу, вовсе не избыток, и большинство из которых “мелковаты” для практической реализации подобной качественно новой политики, ориентированной на “сводку” и динамику. Видимо, поэтому в своей адвокатской речи по поводу “книжной” отставки Чубайса Ельцин рефреном “он умный и много сделал” явно пытался напомнить оппонентам известный тезис отечественного политического классика (и, признаем, крупного специалиста по разводкам и сводкам) “У меня нет для вас других писателей”.

Но, как ни ссылайся на сложность ситуации, ясно одно: вопрос смены типа гармонизации, перерастания отечественными элитами всей “разводочной” статики - назрел и перезрел. Ведь именно в неуклюжих попытках при помощи недоброкачественных “разводок” реализовать химерические властные балансы Горбачев проиграл перестройку и СССР! Явно такими же потугами “византийского” балансирования на корпоративно-клановом внутреннем и внешнеполитическом равновесии размечен весь путь провалов и поражений России в постперестроечное время. Но одновременно видно, что с каждым таким поражением резко съеживается “пространство возможностей” не только для российской государственности и ее многотерпеливых народов, но и для властных групп и политиков самого различного уровня! Которые, вроде бы, амбициозны и приходят во власть, чтобы править великой страной, а не безлюдными клочками приполярной тундры!

Так сколько раз нужно наступить на якобы всесильные и волшебные “разводграбли”, чтобы понять, наконец, что набитые в ходе таких самообучающих экспериментов “шишки” достаются не только тем или иным фигурам власти, но и всему народу (и всему миру), которые все менее склонны прощать “лучших разводящих всех времен”?

Ю.БЯЛЫЙ

ГОНКИ НА АМАЗОНКЕ ( РОССИЯ И МИР )

М. Волчкова

9 октября - МИД Бразилии и Аргентины накануне визита Клинтона выработали общую позицию на предстоящих переговорах по Панамериканской зоне свободной торговли (ПАЗСТ).

17 октября - Визит Клинтона в Аргентину омрачен бурными антиамериканскими демонстрациями левых сил, которые полиции пришлось разгонять брандспойтами и слезоточивым газом.

28 октября - Начавшаяся паника на Гонконгской бирже нанесла сильнейший удар по финансовым институтам Латинской Америки, едва оправившимся от мексиканского кризиса 1994-1995 годов. Эксперты считают, что наибольшие потери понесут Бразилия и Венесуэла.

13 ноября - Вопреки ожиданиям, резолюция завершившейся в Венесуэле ибероамериканской встречи “Этические ценности демократии” осуждает не нарушения прав человека на Кубе, а попытки США экстерриториально применять внутреннее законодательство.

29 ноября - Главная тема латиноамериканского визита Е.Примакова - сотрудничество региона с РФ в перспективе XXI века.

В нашем Отечестве о Латинской Америке вспоминают редко, преимущественно в связи с мнимыми “шоковыми” экономическими успехами латиноамериканских диктатур, нечастыми государственными визитами, наркобизнесом и наиболее громкими терактами. А зря. Латиноамериканский субконтинент всегда выходил по своему значению для мира далеко за рамки экзотики, обозначенной в российском массовом сознании популярными телепередачами о природе Амазонки, а также темами и стилистикой корифеев латиноамериканской литературы вроде Маркеса, Амаду или Льосы.

“Бурная” Латинская Америка после Второй мировой войны приступила к очередному крупному этапу собственного непростого самоопределения. К 70-м - 80-м годам в основном завершился период регулярных военных переворотов - “пронунсиаменто”, и испытания различных моделей социальной патронажно-государственной “закрытости”. В 80-х, в попытке преодолеть сложившуюся за века “периферийность” и глубокую зависимость от мировых экономических центров - опробовано и в основном отвергнуто искушение “шоковых” неолиберальных государственных моделей. А с начала 90-х, и особенно в связи с мировым кризисом олицетворявшейся СССР “левой идеи”, на субконтиненте окончательно сложилось понимание, что без выстроенной системы внутрирегиональных политических и экономических связей все без исключения страны региона обречены - каждая “на своем муле” - тщетно пытаться (в темпе “догоняющей модернизации”) поспеть за экспрессом развитых стран Севера.

Именно этим рубежом датируется форсаж процессов региональной экономической интеграции. Осознание малоуспешности созданных ранее региональных союзов (Латиноамериканское экономическое содружество ЛАЭС, Андская группа, Группа трех и т.д.) привело к созданию в 1991 г. южно-американской зоны свободной торговли МЕРКОСУР в составе Бразилии (основной локомотив процесса), а также Аргентины, Урагвая и Парагвая. Альянс уже в 1995 г. повысил свой статус и глубину интеграции, превратившись в Таможенный Союз.

Разумеется, латиноамериканский интеграционный процесс развивается не изолированно. На том же рубеже начала 90-х во всем мире, в связи с распадом его биполярной структуры, созрело понимание неизбежности перехода планеты из обрушенной политико-идеологической биполярности в весьма проблематичную финансово-экономическую многополярность, обычно обозначаемую термином “глобализация”. А значит - неизбежность глобального передела мировых рынков и назревающей острейшей конкуренции финансово-экономических центров за “долю” в этом переделе. Именно в этот момент Европа предпринимает отчаянные усилия по форсированию интеграции в рамках ЕС, совершает интеграционный рывок Юго-Восточная Азия, а в США значительная часть элиты обращается к выдвинутой полтора столетия назад доктрине Монро (“Америка для американцев”) и выдвигает собственную интеграционную инициативу НАФТА, реализованную в 1993 г. в виде зоны свободной торговли США, Канады и Мексики.

И именно в этот момент правящие круги Латинской Америки окончательно осознают, что вне собственных интеграционных моделей они рискуют оказаться всецело “страдательной стороной” в этом грядущем мировом переделе. Осознают - и вступают в борьбу за право сохранить и нарастить в нем собственную экономическую (а значит, и политическую, и культурно-цивилизационную) субъектность.

Разумеется, представлять Латинскую Америку, как нечто однородное и единомыслящее, было бы наивно. Есть исторически унаследованные взаимные конфликты (например, между Перу и Эквадором за спорные территории в верховьях Амазонки), моменты глубокого недоверия, разные природно-географические, хозяйственные, этнические, социальные и пр. стартовые условия, есть опасения впасть в зависимость от самых мощных и крупных “локомотивов” интеграции (в первую очередь Бразилии и Аргентины). Но есть и исторически унаследованные “общая судьба” ибероамериканизма и языковое родство, есть общие проблемы “капиталистической периферийности”, есть общий опыт борьбы против по-прежнему подсознательно ненавидимых огромной частью общества северо-американских “гринго”, слишком долго экспортировавших в “Южный конус” политико-экономическую стилистику “банановых республик” и “дипломатии канонерок”.

Есть и нечто другое, более современное, что создает тягу стран Латинской Америки именно к региональному объединению. Во-первых, тяжелейший экономический кризис 94 г., от которого Мексике предстоит оправляться еще много лет, отрезвил даже таких недавних ярых сторонников “прислонения” к США и НАФТА, как Чили, Венесуэла и Эквадор. Во-вторых, заявленные в 1995 г. руководящими органами НАФТА “предварительные” условия вхождения в этот блок (полная ликвидация тарифных и нетарифных барьеров, открытость рынка услуг, политика ограничения субсидий и т.д.) оказались очевидно неприемлемы для любой страны, рассчитывающей сохранить свою самостоятельность вблизи северо-американского экономического гиганта.

В-третьих, при обсуждении в декабре 1994 г. в Майами идеи создания к 2005 г. Панамериканской зоны свободной торговли (ПАЗСТ) отчетливо выявилась конкуренция двух проектов: бразильского и США. Бразильский предполагает раздельное развитие интеграции в МЕРКОСУР и НАФТА с постепенным экономическим “подтягиванием” Латинской Америки и параллельным сближением таможенной и тарифной политики между блоками на основе концепции “открытого регионализма”. Американский предлагает создавать ПАЗСТ на основе (и на условиях членов-основателей) НАФТА, т.е. фактически за счет развала Группы трех, Андской группы и, разумеется, МЕРКОСУР.

Учитывая, что НАФТА превышает МЕРКОСУР по территории и населению вдвое, по ВВП в 7 раз, а по товарообороту в 28 раз, латиноамериканские участники саммита поняли альтернативу и проголосовали за проект Бразилии. И стоит ли удивляться, что полтора года назад именно к МЕРКОСУР присоединились в качестве ассоциированных членов Чили и Боливия, что практически обсуждается вхождение в союз Перу и Эквадора, и что даже Мексика устами своего президента недавно заявила о намерении активнее поворачиваться лицом к историческим родственникам в Латинской Америке? И стоит ли сомневаться, что эти процессы вызвали нескрываемое раздражение администрации США?

Но нельзя сказать, что элитные группы США всецело приняли осовремененную “доктрину Монро”. “Южному курсу” Клинтона противостоит мощная оппозиция в американском истеблишменте, особенно в его республиканской части. Здесь соединяются и немалые финансовые издержки США в ходе мексиканского кризиса с его знаменитым “эффектом текилы”, и острые проблемы рынка труда в южных штатах в связи с наплывом мексиканских рабочих (получившие особое название “мексиканизация труда”), и связанные с ними проблемы нарастания преступности и новой волны антимексиканского шовинизма и расизма, и, наконец, просто фактор политического оппонирования идеям НАФТА и ПАЗСТ как личным детищам Клинтона.

Сейчас позиции Клинтона существенно ослаблены внутриэлитной и межпартийной борьбой, а также рядом “моральных поражений” администрации во внешней политике (неуспех борьбы внутри АСЕАН в связи с приемом в блок отторгавшейся США Бирмы, ситуация в Боснии и на Ближнем Востоке и др.). Поэтому ему остро требовался “внешнеполитический прорыв” хотя бы на одном из крупных направлений. И поэтому визит Клинтона в Латинскую Америку в начале октября так тщательно готовился и был предварен “странными пряниками” вроде объявления Аргентины (основного партнера Бразилии по МЕРКОСУР) “главным союзником США вне НАТО”.

Явный и вызывающий провал этого визита (отказ всех визави американского президента от его проектов ПАЗСТ) был подчеркнут рядом резких антиамериканских уличных выступлений. Клинтон уехал оскорбленным, и вряд ли следует считать совсем неправдоподобной гипотезу, что больно ударивший по Латинской Америке и особенно Бразилии финансовый кризис - “подножка” США несговорчивому сопернику в гонке за “полюсность” мира. Но эта несговорчивость вскоре была подтверждена приемом Бразилии (отметим, при поддержке РФ и ЕС) в непостоянные члены СБ ООН, а также резолюцией ибероамериканского форума на острове Маргерита, где был подвергнут уничижающей критике американский антикубинский закон Хелмса-Бэртона.

Однако уже до этой встречи было ясно, что “ибероамериканские мотивы” региональной интеграции имеют продуманные перспективы. Еще в декабре 1995 г. между МЕРКОСУР и ЕС заключено “рамочное межрегиональное соглашение” (РМД), ставящее своей целью создание зоны свободной торговли между блоками к 2001 г. (особо подчеркнем - на 4 года раньше, чем предполагаемая ПАЗСТ с НАФТА!). Одним из главных инициаторов РМД явилась, естественно, Испания. И несмотря на то, что основные инвестиции в регион по-прежнему принадлежат корпорациям США, а ЕС в последние годы сосредоточилось на решении своих локальных проблем (объединение Германии, инвестиции “ближе к дому” в Восточной Европе), доля ЕС в экспорте МЕРКОСУР превышает 25%, и интеграционный процесс в рамках РМД непрерывно активизируется.

Конечно, вряд ли унаследованный инвестиционный и экспортный “крен” МЕРКОСУР в сторону США будет преодолен быстро. Проблемы между ЕС и латиноамериканскими партнерами непростые. Но европейский капитал начинает агрессивно идти в МЕРКОСУР (даже инвестиции традиционно “далекой” от региона Франции превысили 2 млрд. долл.), способствуя крупным макрорегиональным интеграционным планам. А эти уже реализуемые планы вполне амбициозны: энергопроекты Бразилии-Парагвая “Итайпу” и Аргентины-Уругвая “Сальто-Гранде”, современное шоссе между бразильским штатом Амазонас и венесуэльским штатом Боливар, строительство крупных НПЗ, мощный газопровод из Венесуэлы в амазонские штаты Бразилии, кооперация в производстве высокотехнологической продукции и т.д. И показатель обоснованности подобных амбиций - в том, что за пятилетку внутренний товарооборот в МЕРКОСУР вырос более, чем в 5 раз.

Гонки Латинской Америки, США и ЕС в оседлании интеграционных процессов и рынков на субконтиненте с численностью населения почти полмиллиарда человек, сегодняшним ВВП более 2 трлн долл и несметными природными ресурсами, набирают остроту. Россия, при товарообороте с МЕРКОСУР порядка полмиллиарда долларов, в этой гонке пока что (за исключением некоторых сфер высоких технологий и воентехники) - сторонний наблюдатель. Разумеется, здесь можно сослаться на пословицу “за морем телушка полушка, да рупь - перевоз”. Но на это ведь есть и довольно позорное для РФ возражение: знаменитые джипы “шевроле-блейзер”, которые у нас “отверточно” собирают и выдают за успех отечественной автопромышленности, делаются из частей, целиком изготовленных в Бразилии…

Возможно, завершившийся визит Примакова, пропагандистски адресованный в перспективу XXI века, как-то сдвинет ситуацию к лучшему. Но в ожидании этого “лучшего” стоит хотя бы извлечь из латиноамериканского опыта простые уроки для СНГ. Претензии на равноправное вхождение в один из полюсов будущего многополярного мира, и уж тем более амбиции создания собственного полюса - требуют продуманного и энергичного участия в строительстве этого полюса вместе с теми, кто ставит такую же цель. А попытки в одиночку и “на халяву”, распихивая локтями соседей, “прильнуть” к чужим полюсам лидеров мировой экономики - приводят, мягко говоря, лишь к “эффекту текилы”. А грубо выражаясь - “к параше”.

М. ВОЛЧКОВА

О РОЛИ "СЛАБОГО ИМПУЛЬСА" ( ЭКОНОМИКА )

А. Батурин

27 октября - Обвал на фондовом рынке Гонконга.

10 ноября - Председатель Федеральной резервной системы А.Гринспен заявил, что результатом кризиса в странах ЮВА будет некоторое замедление темпов экономического роста США, - это он считает положительным моментом.

18 ноября - Правительство Японии объявило, что не намерено расходовать госсредства на поддержку банков. Иена упала к доллару до самого низкого за 5 лет уровня.

24 ноября - Центробанк обнародовал “черный список”, в который попали 11 крупнейших западных банков. Российским банкам рекомендовано воздерживаться от сотрудничества с ними.

25 ноября - Ряд крупных западных банков решил продать половину из имеющихся у них 20 млрд. долл. российских гособлигаций.

27 ноября - Сорван аукцион по продаже Восточной нефтяной компании. Из запланированых на II полугодие 11-12 трлн.р. доходов от приватизации бюджет получит чуть больше половины. Это делает нереальными планы Кабмина погасить до конца года долги по зарплате.

Уже месяц российские финансы, а вместе с ними и наши доблестные денежные власти, стоят в довольно унизительной, можно сказать, неприличной позе. Мы уже как-то привыкли говорить о “финансовой стабилизации”, как о свершившемся и бесспорном факте, - о побежденной инфляции, о стабильном рубле. Хотя большинство смутно подозревало, что здесь что-то не так, что румянец у нашего рубля имеет несколько иное происхождение, чем хотелось бы, но на этом старались не сосредотачиваться. На фоне “стабильных” финансов уже и внутренние проблемы казались не такими уж неразрешимыми, несмотря на то, что они, эти проблемы, “почему-то” все время нарастали.

И вот кризис… Первая волна, вторая, третья. Гонконг, Нью-Йорк, Бразилия, Южная Корея, Япония, Лондон, снова Нью-Йорк. Разборки на самом высоком уровне, диверсии, в которых мобилизованы сотни миллардов долларов, потери - десятки миллиардов долларов.

Финансовые масштабы у нас, конечно, несопоставимы, и вмонтированы мы в мировую систему только одним, самым слабым своим местом, да и то как-то косо. И тем более обидно ждать с минуты на минуту, что наш родной плотик “финансовой стабилизации” вот-вот смоет и унесет болтаться где-то по просторам мировых финансов. А вместе с ним исчезнут и слабые надежды на решение острейших социальных проблем, на удержание минимальной политической стабильности. На этом фоне разговоры, что “зато мы теперь стали, как все”, звучат уже совсем дико.

А ведь то, что мы сегодня наблюдаем в мире - это отнюдь не такой уж глубокий катаклизм в мировой экономике. Это всего лишь промежуточная корректировка мировой финансовой системы, сферы в значительной мере виртуальной и служебной.

Эта сфера получила самостоятельное существование и накрыла собой мировую экономику не так давно, за несколько послевоенных десятилетий. В первом своем варианте она развернулась как империя доллара, который заменил собой золото, став мировой резервной валютой. Америка тем самым получила право и возможность экспортировать не только товары, но и собственные ценные бумаги, долги. Так была опробована в мировом масштабе первая система, через которую ресурсы перекачивались уже не в режиме классического эквивалентного обмена, а в долг. И оказалось, что при определенных условиях долг этот никто почему-то не спешил предъявлять к оплате.

Но монополия “на халяву” была недолгой. Она тут же стала оспариваться возникающими один за другим региональными финансовыми центрами, которые оттягивали у доллара свою долю мирового финансово-спекулятивного потенциала. И сегодня уже очевидно, что на смену мировой долларовой империи в ближайшие десять лет придет новая конфигурация финансового пространства, составленная из трех региональных валютных систем: американской, европейской и азиатской. Как они будут устроены, и кто будет верховодить в каждой из этих систем, еще до конца не ясно. Выяснение это и разворачивается сегодня на наших глазах в формах весьма эффектных и даже драматичных. Идет схватка за роль “банкомета” за каждым из этих игровых столов.

Что касается европейского региона, то его перспективы более или менее ясны (хоть и не бесспорны). Европа на полных парах идет к введению с 1999 г. единой европейской валюты. Есть основательные сомнения лишь относительно Лондона, который занимает промежуточную позицию между европейской и американской финансовыми системами.

США же пока пытаются распространить организационно-финансовые структуры Северо-американского общего рынка (НАФТА), куда сегодня входят Канада, США и Мексика, на Южную Америку. Но здесь они наталкиваются на довольно жесткий отпор южно-американских государств, предпочитающих крепить свою собственную систему интеграции, МЕРКОСУР. Во всяком случае, октябрьский вояж Клинтона по странам Южной Америки был самым невежливым образом сорван.

Еще менее определенным представляется расклад сил в азиатском регионе. Там до сих пор нет явного лидера. Экспортная ориентация экономик большинства “новых индустриальных стран” Азии в последнее время начинает давать сбои, а претензии Японии на роль регионального лидера сегодня убедительно оспариваются Гонконгом (теперь Китаем). Система регионального азиатского сотрудничества находится в процессе становления, в расплавленном текучем состоянии с неясными границами. Региональный товарооборот только начинает складываться, - пока большинство стран региона ориентированы в своей экспортной политике больше на США, чем друг на друга. Этому региону еще предстоит заложить основы топливно-энергетической и транспортной инфраструктуры и решить проблемы производственно-технологической независимости.

Неясностей, таким образом, еще очень много, но время поджимает. Дело в том, что к началу нового тысячелетия будет в основном исчерпана инерция экономического подъема и в Америке, и в Европе, и в Японии. Фаза подъема и так беспрецедентно растянулась. Период экспансии и роста должен смениться периодом сосредоточения и модернизации, формирования новых региональных плацдармов, на которых и будут закладываться компоненты нового роста, компоненты конкурентных преимуществ для грядущего этапа мировой гонки.

Поэтому-то и прокатилась волна последних предстартовых корректировок в недрах мировой финансовой системы. Здесь действуют опытные гладиаторы: они знают, как перед схваткой сбить дыхание противнику, лишить его морально-политического перевеса, кредита, перетянув часть его на себя, получив тем самым стартовую фору.

Первыми ударили американцы в направлении Гонконга-Китая. Вероятнее всего, этот удар был согласован с Японией, поскольку она кровно заинтересована сбить потенциал с набирающего мощь второго азиатского центра, опертого на Китай, и имеющего, кстати говоря, выраженный антиамериканский вектор.

Гонконгский доллар не шелохнулся. Трудно сейчас сказать, каких валютных затрат это стоило гонконгским финансовым властям и Китаю. Эта атака рикошетом ударила по Нью-Йоркской фондовой и валютной биржам, спровоцировав обвал акций и ослабив доллар. Участвующие в атаке фонды, в частности фонды Сороса, потеряли несколько миллиардов долларов, но американские биржи быстро пришли в себя. Этот первый результат, несомненно, был рассчитан, - американским финансам нужна была корректировка излишне перегретого и переукрепленного доллара, чтобы “охладить” американскую экономику и плавно перевести ее в фазу неизбежного циклического спада.

Одновременно второй удар американские фонды направили на непокорную и гораздо более слабую Бразилию. И ей, видимо, придется заплатить за свою слабость не только десятком миллиардов долларов, но и своей пенсионной системой.

Гораздо более болезненный рикошет от атаки на Гонконг пришелся на экспортно-ориентированные “азиатские тигры”: Южную Корею, Таиланд и др. Финансовые потрясения там спровоцировали банковский кризис в Японии. А поскольку Япония очень глубоко интегрирована в финансовую империю доллара, ее банковский кризис запустил вторую волну обвалов на финансовых площадках Лондона и Нью-Йорка. Это падение вызвало тревогу не только в Нью-Йорке, но и в Европе. Франция и Германия предприняли меры по поддержанию доллара, ибо они никак не заинтересованы в такой форсированной дестабилизации существующих валютных отношений накануне сложного и болезненного процесса запуска новой евровалюты. Но сам главный источник дестабилизации, Япония, не спешила откликнуться на требования США срочно погасить свой банковский кризис ценой государственных валютных резервов. Не получив на первой волне кризиса пальмовой ветки регионального лидера, Япония начала свою игру. И не исключено, что она решится на то, чтобы инициировать третью волну мирового кризиса, разрешив своим банкам сбросить американские казначейские облигации. А это грозит уже результатами, на которые американцы явно не рассчитывали: ослабление их позиций как на американском континенте, так и в отношениях с Европой, в частности, в плане ее влияния на Лондон.

Но скорее всего, таких потрясений не допустят, - по большому счету они не выгодны никому, в том числе Европе и самой Японии.

Эхо крупных обрушений в мировых финансовых центрах дошло до России лишь в виде “слабого импульса”. Это и понятно. Российские финансы слишком незначительная величина, к тому же мало связанная с базовым хозяйственным комплексом. В собственно-экономическом (хозяйственном, реально-производственном) плане этот импульс мог бы даже пойти России на пользу. Однако и такого слабого импульса в нынешней ситуации достаточно, чтобы его удар сделал возможным опрокидывание в ближайшие месяцы всей финансовой, а значит и политической, системы РФ.

Такое опрокидывание выводит нас в зону непредсказуемости, где начинают работать факторы внеэкономического характера. Однако, будучи возможным, это опрокидывание не предопределено. И даже не “сверхвысоковероятно”. Что надо сделать, чтобы слабый импульс Гонконга и Токио сработал во благо у нас, в РФ? Нужны достаточно очевидные коррективы экономической политики.

Во-первых, властям придется пересмотреть свое отношение к “портфельным” инвесторам, к раздуванию фондового рынка без соответствующего роста в реальном секторе и к дальнейшему наращиванию государственного долга. Эта политика, как теперь всем стало ясно, не давая никаких дивидендов, ведет в одностороннюю кабалу к мировым финансовым центрам и к абсолютной уязвимости перед лицом спекулятивных атак и финансовых манипуляций.

Во-вторых, нужно понять, что время западоцентризма заканчивается. Мир разбегается, раздирается, растаскивается по региональным блокам. Теперь ведущую роль начинают играть не финансово-спекулятивные фикции, а ресурсы, производственно-технологические мощности, научный потенциал. У России этого добра много, и именно на него будут направлены аппетиты европейского и, в особенности, азиатского региональных субъектов. С другой стороны, именно поэтому данный потенциал становится мощным козырем в наших руках, предметом выгодного торга. Но, чтобы не быть ограбленными и получить максимальный стратегический выигрыш, нужно начинать дальновидную, тонкую игру на противоречиях между формирующимися региональными центрами.

В третьих, нужно срочно менять вектор внутренней экономической политики, направив его на поддержание и развитие крупных отечественных корпораций, способных, как Газпром, на равных включаться в мировое разделение труда по всем азимутам.

Тогда слабый импульс больших обрушений, возможно, станет подлинным, а не провокационно-спекулятивным оздоровительным шоком, после которого, Бог даст, с трудом пойдем на поправку.

А. БАТУРИН

МЫ НЕ ОТСТУПИМ! ( диалог Александра Проханова с президентом ПМР Игорем Смирновым )

Александр ПРОХАНОВ. Игорь Николаевич, Приднестровье для патриотической России - это как бы духовная Мекка. Нами столько было потрачено молитв, а приднестровцы столько костей положили, чтобы ваша республика состоялась. И в самые страшные времена, 93-й год, когда оппозиция была рассеяна, разбита, вам удавалось выстоять. Сегодня же, когда оппозиция доминирует в Думе, когда у нее есть свои губернаторы, и вдруг оппозиционер номер один Селезнев говорит, что он будет одобрять ратификацию договора России с Молдовой, который подразумевает передачу Приднестровья новому молдавскому руководству. Как объяснить, что крепнущая оппозиция сдает Приднестровье?

Игорь СМИРНОВ: Хотя вы относите Селезнева к оппозиции, он как руководитель Думы повторил позицию официальной России, выраженную президентом Ельциным в Кишиневе. Я воспринял заявления Селезнев спокойно, поскольку назвать его представителем оппозиции не могу. А теперь о том: трудней нам сейчас или легче. Когда в нас стреляли, к нам бросились на помощь со всей России - вот поистине русский характер. Теперь же, когда республика живет восьмой год, живет практически в политической и экономической блокаде, отчасти искусственно созданной со стороны Молдовы, отчасти глупостью предпринимателей многих государств, о нас в России забыли. Ну, раз живет, люди не гибнут, так чего обращать внимание. Мне очень приятно было слышать от вас вашу оценку Приднестровью. Мы дорожим симпатиями к нам и сейчас на неправительственном уровне работаем по многим аспектам. Работаем и укрепляем свое государство, ибо нам очевидно, что только своими руками, своим трудом и своей силой мы можем себя защитить. Я вот только что вернулся с совещания у вице-премьера Серова, где подписан еще один протокол по решению предыдущего протокола. Интересная ситуация создается. У нас с Молдовой есть меморандум со странами-гарантами: Россией и Украиной. По нему мы имеем международный статус в экономических вопросах, культуре и науке. Но некоторые вопросы мы не можем решить с 95-го года. В том числе вопросы и в интересах самой России. Неужели в Москве не понимают, что России не будет как таковой, если не будет окраин, где ее поддерживают. Сначала там задавят, потом там. А задавят вот таким способом - мягким, демократичным. Я помню лозунги Горбачева: как все казалось прекрасным. А во что вылилась эта прекрасность? И ныне благостные заявления Селезнева ущерб несут Приднестровью, его народу, а польза другу Селезнева - Лучинскому. Они ведь когда-то вместе вели нас к светлому будущему.

А. П. А что бы произошло, давайте пофантазируем, если бы вдруг в результате ратификации договора и разрушения всех ваших хрупких систем взаимодействия с Белоруссией и с Россией Приднестровье вдруг было бы вынуждено сдаться и встроиться в Молдову?

И. С. Здесь не нужно и фантазировать. Начнем с самого главного. У нас в республике сейчас три государственных языка. Останется в случае объединения один - молдавский, причем на латинице. Они его называют румынским сами, кстати, тот же господин Лучинский. Сейчас в Кишиневе перерегистрировали метрополию. Она теперь подчиняется Румынии, а не московской патриархии. Также на Румынию будут переключены и все экономические и культурные связи. Давайте порассуждаем: для чего нужна политика? Для того, чтобы решить экономические задачи. Вот вели борьбу с коммунизмом. Борьбу с уравниловкой, с головотяпством партии. Все правильно. Было у нас много ошибок. Но эту борьбу так повернули, что разрушили великую державу. А для чего ее разрушили? Чтобы завоевать рынки сбыта для Запада и источники сырья. Вся цена перестройки - политическая и экономическая: рынки! Да если бы не было сейчас разрушения СССР, то та депрессия, которая есть на Западе, проявилась бы во всей своей мощи - так бы его трясло. Из сознания россиян, по-моему, выхолостили вообще, что важны прежде всего интересы российские, славянские, что нужно уметь защитить себя. Я говорю об этом с болью. Мы, например, имеем долги России за газ и готовы были за них рассчитаться нашей собственностью - действующими великолепными предприятиями. Но их сейчас покупают у меня западные бизнесмены, потому что Россия отказалась. Объясните мне, что здесь? Наша задача - в едином славянском мире жить - могла бы выполниться очень просто: через вступление в Российскую Федерацию. “Это нельзя!” - говорят нам. Почему нельзя? У нас живут люди, которые хотят жить в России, хотят учить русский язык, хотят ходить в православные храмы. Хотят быть причастными к российской культуре.

Нашим детям дорога в российские вузы закрыта. А вот Молдова каждый год посылает в Румынию около двух с половиной тысяч студентов. Там они обучают и своих военных специалистов. В школах же Молдовы сокращают классы и преподают историю Румынии.

А. П. Значит, это блеф, что Лучинский человек пророссийской ориентации?

И. С. У Лучинского - мононациональное правительство. В нем ни одного русского, ни одного болгарина! Я встречаюсь как-то с ним, говорю: “Слушай, ведь ты, великий комбинатор, партию сумел развалить, а в правительство никого из русских не встроил. Как так?” Лучинский специалистов выгоняет, я их беру. Беру, потому что единственная их беда, что они не той веры, так сказать. Не хотят быть румынами. Поэтому все это сказки: “Ах, Лучинский! Ах, лапушка. Ох, что будет, если опять придет Снегур!”

А. П. Игорь Николаевич, казалось бы, в Думе есть высоколобые люди, которые должны понимать, что геополитически Приднестровье - это мощнейший стык между Западом и славянским миром Востока. Через вашу республику проходят коммуникации, транспортные пути, через Приднестровье могут идти войска, культурные и религиозные обменные потоки. Где голос вот этих философов в сегодняшней Думе?

Почему они молчат?

И. С. Дума от нас не отворачивается. И я хочу поблагодарить депутатов Думы за все принятые постановления по Приднестровью. К сожалению, все они не выполняются. Например, о консульстве в Тирасполе для российских граждан. Их у нас в республике около 35 тысяч. Было бы еще больше, но для этого надо ехать в Кишинев или ждать, когда приедет консул. А это очереди. понимаете, что такое приднестровцу поехать в Кишинев. Консульство у нас не открывают, хотя именно Приднестровье является защитой для всех, в том числе и для тех, кто живет в Молдове и тяготеет к России. Но и это не все. Наличие Приднестровской Молдавской Республики является главным препятствием к тому, чтобы Молдова как государство объединилась с Румынией. России выгодно нас признать. Но она не признает. Оглядывается на так называемое мировое сообщество. А там двойные стандарты. Надо Соединенным Штатам - они бомбят Ирак, душат Кубу и Югославию и ни на кого не оглядываются.

Я спрашиваю представителей Красного Креста: “Объясните, кто вы такие?” А они: “Как же, мы мировое сообщество!” Я говорю: “Я помощи от вас не получал, какое вы участие принимаете в моей судьбе, чтобы вмешиваться в судьбу моего народа? Внесите какую-то лепту, хоть что-то сделайте, тогда мы посмотрим”.

А гонцы Международного валютного фонда приехали к нам и поставили условие: “Если вы отбросите пророссийскую политику, мы вам будем помогать”. Вот такой разговор. Я им говорю: “Я без вас, ребята, прожил трудные годы, проживу и еще. Молдова набрала у вас более миллиарда двести тысяч долларов. А чем будет рассчитываться?

Нам же и Россия не дает кредиты. Живем мы на приватных контактах, которые имеют наши предприятия. Живем только за счет промышленности. Но живем. Хотя мы несем убытки от пребывания у нас группы российских войск, но просим ее сохранить. Сохранить для защиты российских интересов, россиян, которые у нас живут. Вот недавно я прочитал интервью г-на Лебедя, где он проговорился, что приехал в Приднестровье с заданием: вывести российских военнослужащих. Вот в этом вся и суть политики Москвы, к сожалению.

А. П. Российская политика все меньше становится политикой России как таковой и все больше делается политикой определенных олигархических, банковских кругов, которые имеют абсолютно эгоистические, а не общегосударственные интересы. При достижении своих интересов олигархии пользуются самыми страшными методами, в том числе и методами демонизации. Скажем, они демонизируют Приднестровье. Для нас ваша республика это, повторяю, почти святыня, опора нравственности, это, как Босния Караджича, которая бросила вызов мировому катку. Для нас приднестровцы - от президента до казака - это фаланга сопротивления. А для них все вы - воровское государство, криминальная структура. Так же они демонизируют Белоруссию и Лукашенко и отдельные районы России - например, Приморье с Наздратенко. Он тоже, оказывается, враг номер один. Мы не можем верить тому, что пишут и говорят по ТВ о Приднестровье. И поэтому я хочу спросить: что произошло у вас за все эти годы? Как трансформируется сознание, как меняется экономика?

И. С. Перемены в сознании приднестровцев можно сформулировать так: “Хватит ждать помощи от России, надо помогать самим себе, самим отстаивать свое право жить на этой земле, защищая память предков и будущее новых поколений всеми возможными способами”.

Теперь об экономике. Для наших предприятий, как и для предприятий в любой стране, важно, прежде всего, продать свою продукцию. Под это мы строим всю свою политику, под это подводим законодательную базу. Мы пользуемся и российским, и украинским, и белорусским опытом приватизацию. Но идем своим путем, сохраняя государственный контроль над собственностью.

Наши предприятия работают по международным стандартам и могут сбывать продукцию во всех государствах, в том числе и в США. Нам пришлось пройти через очень большие трудности в промышленности. Но результаты есть. Решаем и проблемы сельского хозяйства. Мы в этом году заложили такой запас зерна, который позволяет иметь продовольственную независимость. Сейчас рассматриваем вопрос снижения цен на хлеб.

А. П. А что произошло в обществе: есть ли в нем расслоение, появился ли класс капиталистов-промышленников, народились ли банкиры, средний бизнес, изменилась ли суть социума?

И. С. Да, расслоение общества произошло. Но не так ярко, как у вас. Есть отдельные богатые, есть середняки и бедные - это в основном бюджетники. Заработная плата у нас в среднем, с учетом прожиточного минимума гораздо выше, чем в Молдове - в признанном государстве и имеющем кредиты. Тем, кто работает и может заработать, мы никаких ограничений не ставим. Но у нас еще слабая законодательная база, слабый контроль за тем, честным ли путем делаются состояния. Перестраивать работу правоохранительных органов тяжело, и здесь наша республика сталкивается с такими же проблемами, как и Россия. Но в иных масштабах, поскольку что мы там в сравнении с Россией!

А. П. Вы живете, как осажденная крепость, и поэтому ваша политика как президента связана с непрерывной каждодневной реакцией на угрозы, она поневоле носит не стратегический характер, а характер непрерывных ответов. Но в какие-то моменты вам, наверное, хочется отстраниться от сиюминутности и посмотреть, что же в итоге получилось, что же сложилось в результате вот этих бесконечных ответов на угрозы: военные, политические, экономические, мировоззренческие, информационные. Как вы представляете себе тип государства, которое выстраивается в Приднестровье, что у него за модель, есть ли модель? Китайская ли это модель, российская ли, казахская ли?

И. С. Пока у нас идет больше китайская модель, если хотите. Не потому, что мы ее планировали, или знали, что Китай так делает, она сложилась по жизни. Практически мы сохранили государственную собственность. В сельском хозяйстве погоду делают колхозы. По закону земля в республике не является частной собственностью. Может быть, придет время, мы станем ее продавать. Но пока - передавать в пользование, пожалуйста, акционировать - пожалуйста, но не продавать! У нас большая плотность населения. На человека приходится менее одного гектара. Наши крестьяне не хотят рушить сложившиеся коллективы, ибо понимают, что вместе с ними придется разрушить ирригационную систему, мелиорацию, системы снабжения и сбыта.

А. П. Что происходит с 14-й армией после Лебедя? Ведь, по существу, когда мы прежде встречались с вашим министром безопасности или с вами, то слышали постоянно: “14-я армия, Лебедь, конфликты”. Вот сейчас Лебедя нет. Изменилась ли проблема русского военного присутствия с его уходом? Кто такой Евневич? Стало ли после Лебедя вам легче жить?

И. С. Мне и с Лебедем было нетрудно. Не в нем суть. Когда распался Советский Союз, в указе президента Приднестровья было объявлено, что вся собственность, принадлежит отныне Приднестровской Молдавской Республике, в том числе и 14-й армии.

Лебедем тогда еще и не пахло. Но саму армию мы под свою юрисдикцию не взяли, потому что считали ее достоянием России.

Кроме того, если бы мы ее взяли, румынские войска были бы в Молдове немедленно, и тогда бы все закончилось очень большим пожаром. Но мы приняли закон, по которому военнослужащие уравнивались в правах с гражданами Приднестровской Молдавской Республики. Им было сказано, что вы пользуетесь имуществом армии до тех пор, пока здесь находитесь. То есть мы создали все условия для того, чтобы группа войск спокойно служила и чтобы россияне у нас жили. Но оказывается, это расходилось с политикой Москвы. По заявлению того же Лебедя, ему была поставлена задача вывести военнослужащих. После него задача продолжает выполняться: из 15 тысяч военнослужащих осталось 2800. Миротворцев было 800, теперь - 300. Из армии постоянно что-то вывозится. Почему? Объяснение очень простое: международное сообщество требует, чтобы Россия вывела из Приднестровья войска. Я улыбаюсь: вот ведь как беспокоятся. И Молдова требует, чтобы войска выводились. А зачем? Кому они мешают? Я в этом усматриваю агрессивные поползновения Молдовы.

И ставлю вопрос так: раз уходит Россия, по закону все российское имущество принадлежит приднестровскому народу. Распался Союз, каждая республика получила часть своей собственности, в том числе и военной, почему не имеет на это право Приднестровье? Был у нас недавно г-н Адамишин из МИДа. Его почему-то интересовало не погашение Россией Приднестровью задолженности (армия должна нам за коммунальные услуги). Его интересовал вопрос: как быстрее вывезти боеприпасы. Я ему официально ответил: если вы боитесь, что они взорвутся, пожалуйста, передайте их нам, мы будем хранить в шахтах, у нас есть большие и безопасные шахты, не взорвутся. Давайте их продадим, продадим мы - Россия и Приднестровская Молдавская Республика. Но ни в коем случае не Молдова. Она свою долю уже получила.

А. П. У современного славянства, которое переживает драму расчленения, драму подавления, драму истребления, есть несколько лидеров, которые проверены не на университетских кафедрах и не на литературных дебатах, а на полях сражений боевых, интеллектуальных, политических. Один из них - несомненный - это Караджич. Ему сейчас худо, он сейчас находится в осаде, его хотят судить, тащить на веревке в Гаагу. Помню момент, когда я, как телефонист на поле боя, соединял два конца провода и соединил вас с Радованом в Боснии и вы переговорили. И мы сейчас Радовану посылаем свои слова поддержки, помогаем ему политически. Второй лидер, несомненный лидер славян, - это Лукашенко, который вдруг, как комета, как звезда, взошел на славянском горизонте и блестяще выдерживает жуткую атаку тьмы. И, извините, Смирнов-Приднестровский, который прошел через арест, тюрьму, военные баталии, демонизацию в СМИ. Мне бы хотелось услышать, как Смирнов-Приднестровский судит о Лукашенко-Белорусском?

И. С. Я встречался с Александром Григорьевичем, разговаривал с ним, и не только встречался, а и наблюдал его действия. Ему удается, сохранив национальное достоинство белорусского народа и его национальное богатство, заставить с ним работать иностранных инвесторов, завоевывать рынок в той же блокаде. Меня удивляют цифры роста промышленности и сельского хозяйства в Белоруссии. Я видел, как встречает народ Лукашенко, когда был в отпуске и отдыхал в Белоруссии, как он говорит, с народом. У меня не все, что исходит от Лукашенко, вызывает восторг, но я считаю, вся его деятельность - это деятельность руководителя, радеющего о своем государстве. В Белоруссии не закрылись ни предприятия, ни школы, ни вузы, ни учреждения соцкультбыта. Долгов от международного валютного фонда и всех прочих фондов республика не имеет, а это значит, что у нее не только экономическая, но и политическая самостоятельность. Лукашенко сумел сохранить то, что накапливалось годами и приумножить достояние республики. Я желаю ему только успеха во всех его начинаниях, здоровья хорошего. У нас есть белорусская община, которую мы поддерживаем, в Приднестровье будут проводиться дни культуры Белоруссии. Наши экономические связи с ней крепнут, и мы сейчас, выражаясь производственным языком, бьем Молдову по объему товарооборота с республикой Беларусь. Каждый год Приднестровье принимает около трех-трех с половиной тысяч белорусских чернобыльцев на отдых, и они нам благодарны за это.

А. П. В заключение скажу, Игорь Николаевич, что моя газета, мои сотрудники, широкий круг русской интеллигенции, который вокруг газеты сложился, политики патриотического направления с величайшим уважением относятся к вам, понимают проблемы Приднестровья и по первой вашей просьбе, или без просьбы, всегда с вами. Считайте, что газета “Завтра” является вашей газетой.

ВЕРСИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Николай Анисин

Аэропорт Кишинева - столица суверенной Молдовы.

Пассажиры говорят между собой по-русски. Милиционеры и таможенники - тоже. Барышня в униформе по рации запрашивает добро на посадку в самолет на русском.

Но вот посадка заканчивается, дверь в самолете запирается и через динамики в салоне звучит просьба пристегнуть ремни. Звучит сначала на великом и могучем молдавском языке, потом повторяется на менее могучем английском и, наконец, на занюханном языке повседневного общения - русском.

Я подмигиваю соседу по креслу - лицу славянской национальности: “Чуешь, Ион Друцэ теперь выше, чем Шекспир”. Он отвечает: “Чую и то, что Иван III, одолевший Золотую Орду, и в подметки не годится Стефану III, при ком Молдавия стала частью Турции”.

В принципе на порядок объявлений в самолете моему соседу, русскому кишиневцу, было наплевать: в Лилипутии все лилипутское должно быть главным. Терпеть, сказал он, невозможно злобу и спесь власть имущих лилипутов.

Три месяца нынешним летом примария (мэрия) Кишинева проводила проверку языкового режима в городе и стегала за нелегальное использование русского языка в служебном общении и делопроизводстве руководителей не только госучреждений, но и частных предприятий. Не исключено, что со временем кишиневские власти организуют мордобой и за использование мыслей на русском. В Лилипутии нет ничего невероятного. Там, как известно, император (президент) может ногами упираться в центр земли, а головой касаться солнца.

Истребление русского языка в Молдавии продолжается восемь лет. Началось оно в мае восемьдесят девятого - с визита в Кишинев члена Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева. Он освятил роды из чрева демдвижения в поддержку перестройки Народного фронта Молдовы, которому была позволена пропаганда курса на объединение с Румынией и ликвидацию в республике двуязычия.

Через три месяца в Верховном Совете Молдавской ССР появился закон о монополии языка титульной нации. То же самое и также после визитов Александра Яковлева произошло в республиках Прибалтики. Но там русскоязычное население побастовало и угомонилось. В Молдавии же забастовки на левом берегу Днестра переросли в сходы граждан и референдумы. И когда в Кишиневе государственным флагом был объявлен румынский триколор, съезд приднестровских депутатов в Тирасполе провозгласил образование Приднестровской Молдавской Республики.

Республика на Днестре не дрогнула в 90-м перед гневом президента СССР Горбачева, предписавшего своим указом ее упразднить. Отбилась от вооруженного нападения Молдова в 92-м. И, выдержав многодневную экономическую блокаду, продолжает здравствовать в 97-м.

Российская Федерация за семь лет не признала Приднестровскую Республику. Но не признала по закону и то, что она является составной частью Молдовы, ибо договор о межгосударственных отношениях между Россией и Молдовой не был ратифицирован ни Верховным Советом, ни первой рыбкинской Госдумой.

Ратификация этого договора означала бы согласие России на право Молдовы подчинить себе Приднестровье любым путем. А среди прежних наших депутатов не находилось горячих сторонников насильственного втягивания русскоязычных приднестровцев в государство, где бьют на работе за использование русского языка. Среди депутатов нынешних такой сторонник объявился.

Дело Александра Яковлева и Михаила Горбачева по румынизации Приднестровья не погибло. Теперь оно будет продолжено могучим талантом председателя Госдумы Геннадия Селезнева.

На исходе октября он нанес визит в Кишинев, где официально заявил, что “базовый российско-молдавский договор будет ратифицирован до Нового года”.

Поскольку Селезнев представляет в Думе крупнейшую фракцию - КПРФ, имеющую вместе с союзниками большинство, постольку и серьезно выглядит его заявление. Нажмет он сотоварищи на кнопки - и согласие России на разборку Молдовы с приднестровскими “сепаратистами” готово. Пожалуйста: вывешивайте в Тирасполе румынские флаги. Хотите - миром, хотите - войной. Это ваше внутреннее дело.

Что толкает русского коммуниста Селезнева на сдачу русского населения Приднестровья молдавским наци? Разумеется, благие намерения.

Сейчас в Молдове правит пророссийский президент Лучинский и у него есть опора в парламенте. Если Россия сейчас ратифицирует договор, то на парламентских выборах в марте 98-го сторонники Лучинского сохранят свои позиции. Если не ратифицирует, то в парламент пройдут прорумынские депутаты, возглавляемые Мирча Снегуром. В таком случае ориентация Молдовы изменится, и ее отношения с Приднестровьем осложнятся.

Эти и только эти доводы может привести Селезнев в пользу подписания. И все эти доводы липовые.

Что же пророссийского в политике Лучинского, пришедшего к власти год назад? В республике, где 30 процентов граждан нетитульной нации, сформировано правительство из одних молдован. Русских и украинцев нет даже на второстепенных постах республиканского значения. А среди 38 председателей райисполкомов их всего трое. В вузах Молдовы в год правления Лучинского набор в группы с русским языком сокращен на 10 процентов. Доля русских и украинцев среди студентов уменьшилась на 9 процентов. Телевидение на русском занимает 7 процентов эфирного времени.

Русских в Молдове как давили до Лучинского, так давят и теперь. Только еще сильнее.

Теперь о дружелюбии Лучинского и его сторонников собственно к самой России. В июле власти Молдовы уравняли в льготах граждан, имеющих правительственные награды СССР, с гражданами, которые были награждены правительством фашистской Румынии. Далее, являясь по Конституции нейтральным государством, Молдова не принимает участие в мероприятиях по безопасности стран СНГ, но дважды в этом году участвовала в учениях блока НАТО. Именно при Лучинском молдавские власти тайно продали США 20 современных истребителей, произведенных в СССР, что позволит Пентагону изучать военный потенциал российских ВВС. И наконец, Лучинский с благодарностью принял от румынского правительства 5 миллиардов леев для “финансирования мероприятий по экономической и культурной интеграции Румынии и Республики Молдова”.

Лучинский смотрит и рвется туда же, куда и Снегур, - в Румынию и в НАТО. Помогать ему укрепиться у власти ценой сдачи Приднестровья для России нет никакого смысла. Но Селезнев хочет ему помочь. Почему?

Версия первая: Селезнев выполняет волю вождей фракций, составляющих в Думе большинство.

Президент Молдовы Петр Лучинский - бывший член Политбюро ЦК КПСС. Он давно знаком с рядом влиятельных депутатов Госдумы, которые прежде так же состояли в Политбюро и ЦК. Между ними сохраняются добрые отношения, располагающие к откровенности.

Команда Лучинского недавно получила от продажи США советских истребителей десятки миллионов долларов. Сделка была засекречена, что позволяет предположить о неких отчислениях в “черную кассу”. Из нее через друзей Лучинского по КПСС могли предложить думским вождям не деньги, а очень большие деньги. Они их взяли и обязали Селезнева организовать желанную Лучинскому ратификацию.

Эту версию легко проверить. В письменной информации об итогах визита в Кишинев Селезнев уведомил депутатов Госдумы, что в Молдове “ряд пророссийски ориентированных парламентариев указывали на опасность для российско-молдавских отношений дальнейшего затягивания этого вопроса. По их мнению, его увязывание с решением приднестровской проблемы не способствует ее развязке, а скорее наоборот - усугубляет ее, осложняет позиции искренних сторонников развития всесторонних связей с Россией”.

В парламенте Молдовы “пророссийски настроенные депутаты” состоят во фракции “Социалистическое единство”. Когда они прочитали написанное бывшим журналистом Селезневым, то их тоже немедленно потянуло к творчеству: “Фракция “Социалистическое единство” выражает недоумение по поводу ссылки (в информации Селезнева, - Н. А.) на позицию “пророссийски ориентированных парламентариев”, т. е. депутатов нашей фракции, по вопросу о ратификации базового договора и протокола к нему.

На встрече представителей фракции с делегацией Госдумы РФ четко и однозначно была изложена наша позиция о нецелесообразности в настоящее время ратификации вышеуказанных документов и изложены мотивы, которыми мы руководствовались. Помимо этого, наши аргументы были вручены делегации в письменном виде”.

Селезнев обманул Думу, изложив с точностью до наоборот позицию своих партнеров по переговорам в парламенте Молдовы. Если вожди КПРФ и других фракций не потребуют от него объяснить причины обмана и не дадут этому обману свою оценку, значит первая версия имеет право на существование. Если вранье Селезнева будет наказано, то вторую версию его любви к Лучинскому могут дать только специалисты по тайнам любви.

Николай АНИСИН

ЗДЕСЬ РУССКАЯ ЗЕМЛЯ

Игорь Шафаревич, Дмитрий Балашов

Игорь ШАФАРЕВИЧ:

Недавно Ельцин подтвердил свою приверженность неделимости Молдавии. Почему Россия - федерация - не может ожидать того же от Молдавии? Я помню, как вместе с группой из газеты “День” с Александром Прохановым и Дмитрием Балашовым ездил по Приднестровью в то тревожное время. Это одно из самых сильных впечатлений в моей жизни. Я увидел в громадной разрушающейся стране островок старого единства. Это живое чувство сопричастия к российской традиции было удивительно сильно в Приднестровье. Сейчас мы его, так же, как Крым, предали. Еще более антирусское соглашение подписано с Грузией, где мы даже берем на себя обязательства по созданию современных вооруженных сил Грузии. А там продолжаются конфликты с Абхазией, с Южной Осетией, с двумя на редкость прорусскими народами.

Все эти три страны - и Грузия, и Молдавия, и Украина - участвуют в маневрах НАТО. Причем на Украине маневры проходят так долго, что уже теряется разница между маневрами и оккупацией. Маневры носят подчеркнуто антирусский характер. Россия не способна хоть как-то противостоять продвижению НАТО на Восток…

Дмитрий БАЛАШОВ:

Говоря о послевоенной судьбе Приднестровья, а конкретнее - о судьбе Бендер, подчеркнем еще раз, что небольшой размер этого города не имеет значения. Вспомним, велик ли был кусок земли в Сталинграде, который мы защищали с таким упорством после того, как отдали тысячи километров пространства! И, отстояв, именно после Сталинграда неудержимо двинулись на Запад, аж до Берлина самого.

Дуга нестабильности распростерла крылья от Чечни до Югославии. Замок, центр этой дуги - Приднестровье, а ключом к замку является город Бендеры. Именно отстоявши Бендеры, мы помешали Молдове уйти в Румынию, ибо здесь был, есть и будет узел всех, приграничных с Балканами (с западным и мусульманским миром), проблем. Так это или не так, но необходимо признать, что геополитическое значение этого маленького города на этом куске земли несравненно больше его истинных размеров. И каким-то странным образом он, этот кусок земли, обратным порядком воздействует на те процессы, которые происходят во всей России.

По-видимому, именно этим определяется пристальное внимание к этому городу коррумпированных деструктивных сил, пытающихся не мытьем, так катаньем расправиться с Бендерами, теперь уже не военными, а экономическими способами добиться своего. Жизнь здесь нынче трудна и становится труднее день ото дня. Причин тому много. Стоят предприятия, рассчитанные некогда на всесоюзный и даже зарубежный рынок. Ткани, изготавливаемые на шелкоткацком предприятии, продавались аж в Эфиопию. Стоит, по сути, ткацкая фабрика, стоят десятки других, стоят военные заводы, стоят и предприятия легкой и перерабатывающей (той же консервной) промышленности…

Малы пенсии, а пенсионеров тут особенно много. Ибо здесь, на этой благодатной земле, в благодатном климате (почти субтропики!) оставались и уходящие в отставку офицеры, оставались, выходя на пенсию, люди из России, проработавшие тут несколько десятков лет и уже ставшие аборигенами. Кто же думал тогда, что наступит такое время, когда наша юная, но чрезвычайно хищная демократия путем инфляции мгновенно, в один глоток, съест многолетние накопления стариков и старух, а размер пенсий станет просто смешным (ни жить, ни умереть!) - и это тогда, когда уже нет сил что-либо начинать заново, когда жизнь прошла.

И это только один пример того, как удушают Приднестровье, стараясь погубить все то, что составляло славу республики и на что нацеливалась Румыния. Добьются ли силы зла своей цели? Сумеют ли погубить Приднестровье? Вот он опять, вечный Гамлетовский вопрос…

“МЕНЯ ПУБЛИЧНО РАСТОПТАЛИ”

Владимир Тимофеевич ФОМИЧЕВ

Генеральному прокурору РФ

ЗАЯВЛЕНИЕ

в порядке ст. 109 УПК РФ

Прошли годы, а я не могу заглушить душевную боль, нанесенную мне т. н. правоохранительными органами. Газета “Пульс Тушина”, первая в стране, увидела подлинные лица лжереформаторов и публично их изобличала. Мы подвергли критике бывшего вице-мэра Москвы Станкевича, объявленного сегодня во всемирном уголовном розыске, губернатора Собчака, ныне скрывшегося за границу, показывали некомпетентность Ильюшенко, находящегося сегодня под арестом, прогнозировали рост профессиональной преступности в России и многое, многое другое, о чем только сегодня пишут или вещают средства массовой информации, запоздавшие с конструктивной реакцией.

Первый номер газеты вышел в ноябре 1989 года, последний - в сентябре 1992. Всего 30 номеров. Мы писали о попранной гордости великороссов, о необходимости возрождения русской государственности, объединения нации, о слабом чувстве национального самосознания.

Удары по “Пульсу Тушина” прокуратура стала наносить буквально после выхода первых номеров. Почти ежемесячно, то есть с каждым новым выпуском. Власти нашли способ разделаться с газетой - через возбуждение уголовного дела против редактора, под тем предлогом, что газета разжигала вражду между русскими и евреями. Меня как редактора газеты привлекли к уголовной ответственности за совершение государственного преступления по статье 74 ч. 1 УК РФ, хотя критика государственных или общественных деятелей еврейской национальности не является преступлением.

Целых шесть лет меня терроризировали, ежедневно угрожали арестами, устроили надо мной суд, который длился почти целый месяц, меня допрашивали, заставляли приносить различные справки и документы, меня лишили работы, отобрали помещение редакции, я потерял здоровье. Провокаторы добились своего - меня публично растоптали. Но я оправдан, я не совершил никакого преступления. Более того, отсутствие преступления было видно с самого начала следствия и суда, но прокуроры упрямо бросали меня на скамью подсудимых и остались безнаказанными. Прокурора Москвы Пономарева выгнали с должности, но он не понес никакой ответственности за утверждение обвинительного заключения, как и прокуроры из Генеральной прокуратуры, которые так же упрямо подстрекали или даже давили на подчиненных, чтобы они меня преследовали. Я требую их всех наказать.

Прочитал в русской патриотической газете “Наше Отечество” N 77 с. г. постановление о привлечение в качестве обвиняемого по ст. 74 УК РФ редактора Е. А. Щекатихина и ясно увидел, что российская Фемида вместо диалога с авторами публикаций снова пошла по пути репрессивных мер. Это происходит потому, что до сих пор не наказано преступление против правосудия фабрикаторов дела N 4522, привлекавших по вышеназванной статье к уголовной ответственности меня, заведомо невиновного. Иски о том, мои и моего защитника Хлысталова Эдуарда Александровича, заслуженного работника МВД, полковника милиции в отставке, оставлены без внимания, как и моя жалоба от 22 июня 1991 года на имя генпрокурора еще СССР т. Трубина. Как тысячи писем читателей “Пульса Тушина” в мою защиту, направленные в разные инстанции и до сих пор даже не приобщенные к делу N 4522, несмотря на неоднократные ходатайства защиты. Как семь отклоняющих постановлений по проверкам еще до возбуждения уголовного дела.

Возбуждено же оно было 9 сентября 1991 года прокуратурой Тушинского района города Москвы на основании заведомо ложного доноса А. З. Гасса, направленного на имя прокурора Москвы. Убедиться в том, что его заявление лживо, не составляет никакого труда - стоит лишь сверить цитаты, ни одна из которых не соответствовала текстам в нашей газете.

С декабря 1991 года по май 1994-го это уголовное дело прекращалось пять (!) раз, и столько же его возобновляли.

В сентябре 1992 года газета перестала выходить, а ее учредитель - центр “Пульс” - был продан. В августе 1993 года состоялся суд, после которого дело было возвращено для дополнительного расследования. И только 30 сентября 1994 года, через три с лишним года после его возбуждения, мое дело было прекращено окончательно “за отсутствием в действиях Фомичева В. Т. состава преступления”.

Длительное время Мосгорпрокуратура держала дело N 4522 на проверке и, видно, окончательно выдохнувшись в своей крючкотворной работе, недавно возвратила его в Тушино на хранение. Лишь в нынешнем сентябре я смог ознакомиться с ним в полном объеме.

За долгие годы столь пристального внимания к моей персоне не найдено не только достаточных, но и ни малейших доказательств какой-либо моей вины. Подтверждение тому - 18 (!) отказных материалов. Меня пытались упрятать за решетку лишь за то, что руководимая мной газета противостояла системе разрушения нашей исторической Родины и национальной жизни.

На эту тяжбу ушла десятая часть моих оставшихся за плечами земных лет, столько не осуществлено творческих замыслов! За следственный период я стал гражданином другой страны, живу при ином общественно-политическом строе, новых лидерах, пятом генпрокуроре… Не изменилось только мое положение. Я уподоблен тому беззащитному изгою, которого бросали к зверям и давали дубинку. То есть обладаю видимостью прав, и не более того.

О какой свободе личности в России можно говорить, пока не получат по заслугам ломавшие мою судьбу преступники от третьей власти? Их вина теперь сверхдоказана. Если вы этого не осуществите, то значит - творите очередной самосуд. И общество наконец убедится, что понятие “российская прокуратура” - миф ХХ столетия, даст ей точное определение, соответствующее противоположной сути.

Требую провести полный объем расследования по фабрикации дела N 4522 и привлечь к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 176 УК РФ предъявившего мне обвинение следователя, толкавших его на это и утвердивших постановление прокуроров.

Ответьте мне письменно и в установленный срок, как и положено.

Обвиняемый по делу N 4522.

Владимир Тимофеевич

ФОМИЧЕВ,

член Союза писателей России,

действительный член

Международной славянской академии

15 ноября 1997 года

КОМУ МЕШАЕТ НАША “РЕЧЬ”

Андрей Ковалев

Зачем было столько говорить о ГУЛАГе, если и ныне в мгновение ока можно быть раздавленным стальными челюстями его бультерьеров, преследующих одну злую цель: сбить с ног, сломать, уничтожить человека и навести ужас на других…

26 февраля 1994 года сотрудниками ФСК был арестован и помещен под следствие Николай Николаевич Бондарик, один из лидеров Русской Партии, член редакции партийной газеты “Речь”. Власть хотела его посадить всеми правдами и неправдами - сначала за разжигание национальной розни, а затем, когда дело разваливалось на глазах, - за убийство по сфабрикованному обвинению. И власть своего добилась.

Монтировать этот бездарный, провалившийся рекламный ролик принялись сразу же после черного октября 1993 года. Тогда на стол прокурора Краснопресненского района Москвы А. Н. Селиховнина легло заявление, положившее начало дикой пропагандистской вакханалии, жертвой которой стали и маленькая оппозиционная партия, и - без вины виноватые - обвиняемые, и другие люди, лишенные своего святого, конституционно закрепленного права - права на информацию.

“Глубокоуважаемый господин прокурор! - писал профессор института физики Земли Ф. З. Фейгин. - 26 сентября 1993 года в нашем доме через почтовые ящики была распространена откровенно фашистская газета “Речь” N1, проповедующая ненависть к евреям. Авторы (наподобие немецких фашистов) предлагают методы клинического анализа крови, позволяющие отличить еврея от русского, и даже детей от смешанных браков… Прошу Вас принять меры по недопущению пропаганды расовой ненависти в вверенном Вам районе…”

Это - первый импульс, которым был выпущен на волю информационный вирус, разрушительный по сути и лживый по содержанию. Его целью были сатанизация и демонизация представлений о Русской партии, ее лидерах и программе. Надо было дать законодателю повод к запрету тех партий, которые на безумном сленге “демократов” клеймятся “фашистами”. А мотивы?

- Никаких мотивов, - отвечает академик Международной академии наук по безопасности жизнедеятельности, доктор медицинских наук, профессор В. И. Барабаш. - Бред преследования. Тревога и страх, защитное поведение с агрессивными и защитными действиями. Явные признаки болезни.

А вот слова члена Союза писателей России, доктора филологических наук, профессора Ю. К. Бегунова: “Толпы евреев, одурманенные слухами о погромах, охваченные коллективным психозом, оказались слепым орудием в руках сионистов, действующих из-за кулис. “Дело Бондарика” оказалось - правда, на время, ведь у лжи короткие ноги - катализатором этого затухающего психоза.”

Ситуация даже не лишена комизма. Автор “пускового сигнала” в прокуратуру страдает еще и невежеством, ибо газета “Речь” перепечатала дословно статью Е. Манойлова “Методика определения рас по крови”, опубликованную в научном медицинском журнале “Врачебное дело” в… 1925 году. В год убийства Сергея Есенина, во время, когда в России вовсю полыхало пламя русофобии, первой искрой которого был декрет “Об антисемитизме”, ставящий вне закона любого, заподозренного в нелюбви к евреям, в русском национализме. Автор статьи, кстати, был отнюдь не фашист и совсем не русский.

Нетрудно представить себе весь накал “неудовольствия”, испытанного архитекторами вавилонской башни лжедоказательств, которая рухнула в суде под ударами Н. Бондарика и его защиты, вынудивших судей записать в своем решении, что обвинение Н. Бондарика и партийной газеты “Речь” в нарушении национального и расового равноправия, возбуждении расовой, национальной или религиозной вражды и розни лишено каких-либо оснований.

Ничего зажигательно-расистского в смелых, разоблачительных публикациях оппозиционной газеты не было, однако маховик карательной машины уже был запущен, требовалось во что бы то ни стало довершить дело против Русской партии. Тогда для надежности “грузила”, способного, по дьявольскому замыслу, утопить Н. Бондарика - молодого и талантливого, а потому чрезвычайно опасного политика - потребовалось подыскать неопознанный труп!

Труп этот, каких ежедневно теперь, увы, находят десятки, был обнаружен в речке Дудергофка еще 20 мая 1993 года, то есть за девять месяцев до ареста Бондарика. Это было “глухое дело”, приостановленное 22 ноября 1993 года. И вдруг 1 марта 1994-го, через четыре дня после ареста Бондарика, с санкции зампрокурора Петербурга Е. В. Шарыгина были проведены следственные действия по приостановленному делу, что категорически запрещено законом.

У Бондарика принялись выбивать “чистосердечные признания”, и в результате получили его показания об “убитом” им человеке: “афганец”, 35-40 лет, с татуированной розой на плече, светловолосый. Однако в опознавательной карте ГУВД на труп, основном документальном доказательстве “события преступления”, было указано: престарелый мужчина (60-70 лет), волосы - седые, татуировок нет. Независимые эксперты - судебные медики, художники-графики - сравнивая фотографии с опознавательной карты и с подложного трупа, имеющейся в деле, в один голос утверждают: подлог!

Явные противоречия и нестыковки на этом не заканчиваются. Хранящееся у следователя главное вещественное доказательство - веревка, которой, по версии следствия, были связаны ноги убитого, - совершенно не соответствует описаниям “очевидцев происшедшего”. Веревка эта, кстати, была якобы извлечена из гроба, в котором было захоронено тело, 18 ноября 1994 года, то есть через 21 месяц после “преступления”, да к тому же без понятых. До этого же дня над Бондариком висела угроза расстрела, потому что обвинялся он по 102-й статье, карающей за убийство с особой жестокостью. Только в ноябре 1994 года было дезавуировано незаконное и необоснованное обвинение в особой жестокости, а также в наличии умысла убийства.

Тем не менее, суд состоялся, Н. Бондарик и его соратники были признаны виновными и осуждены за “убийство”. 8 октября 1997 года Судебной коллегией по уголовным судам С.-Петербургского городского суда под председательством судьи горсуда В. Г. Каширина был вынесен обвинительный приговор. Это потрясающий воображение процессуальный документ, приговор-чудище, срок жизни которого, действительно, измерен. Думается, судным днем будет для этого приговора день его беспристрастной аудиторской проверки в кассационной инстанции.

Приговор - 5 лет организаторам и по 3-4 года (условно) соучастникам и соисполнителям “убийства”. Любому человеку, знакомому с правоприменительной практикой и умеющему читать между строк, предельно ясно: причина вынесения русским патриотам поразительно мягкого приговора - в полной несостоятельности обвинения, в непрочности нестыкующихся доказательств, лежащих в его основе, в очевидной преступности замыслов тех самых “режиссеров”, стараниями которых был поставлен этот спектакль.

…”Предчувствие гражданской войны” - заголовок последней опубликованной статьи Н. Бондарика. Оно, это грустноватое предчувствие, рождено в его чуткой душе потому, что “основа свободы, справедливости и всеобщего мира” повсеместно разрушена “превосходными”, “первосортными” людьми, создавшими безумную реальность и держащими в ней поставленный на колени и забитый в колодки великий народ.

Андрей КОВАЛЕВ,

начальник юридического отдела

Русской партии С.-Петербурга

“КОММУНИСТ? ТЕРРОРИСТ!..”

Михаил Лукинов

Сколько надо иметь мозгов, чтобы перепутать названия “РВС” и “РКРП”? Ровно столько, сколько требуется для работы в ФСБ?

Было как-то в России два монумента последнему царю Николаю II - памятник в поселке Тайнинском и мемориальная плита Романовых на Ваганьковском кладбище. Теперь их нет - взорваны. Еще один каменный царь - Петр I церетеливской работы - остался торчать над Москвой по чистой случайности. Во всех трех случаях ответственность брала на себя некая тайная полумифическая организация “РККА РВС РСФСР”. Что это такое, кто в ней состоит - никто ничего не знает, только аббревиатуры знакомые, радуют слух.

Эрвээсовцы взорвали, что хотели, и были таковы, ФСБ бросилась их догонять, да оказалась слабовата, не поспела. Тогда не привыкшие долго думать оперативники принялись арестовывать тех, кто был на виду. Сначала им попался Андрей Соколов, восемнадцатилетний член РКСМ(б) - Революционного Коммунистического Союза Молодежи, ориентирующегося на РКРП В. А. Тюлькина. Взяли Андрея 22 июля и до сегодняшнего дня он сидит в “Лефортово”. 3 августа задержали (и все никак не отпускают) Игоря Губкина, секретаря первичной партийной организации РКРП, редактора газеты “Молодой коммунист”. Наконец, 19 ноября “повязали” еще двоих - Валерия Скляра и Сергея Максименко, оба - кандидаты в члены РКРП.

Таким образом, арестовано 4 коммуниста. Всем им предъявлено обвинение в организации и осуществлении вышеупомянутых “политических террористических актов”. Статья эта очень серьезная, эркаэрпэвцам грозит до двадцати лет лишения свободы. Чтобы выдвигать подобные обвинения, нужны очень веские основания. Что же есть у следствия? Ничего! У задержанных не найдено ни взрывчатки, ни оружия. Нет никаких доказательств того, что они непосредственно участвовали в этих взрывах. Никакой связи между четырьмя арестантами и загадочным “Реввоенсоветом” также не обнаружено, разве что документы РКРП и РВС соседствовали в номерах газет “Бумбараш” и “Молодой коммунист” - может быть, именно это показалось подозрительным для самобытных умов из ФСБ?

Единственное, чем могут гордиться следователи, это признанием Соколова, в котором тот утверждает, что в одиночку готовил и совершал все эти взрывы, и показаниями Скляра, берущего на себя ответственность за те же взрывы, а также за убийство Маневича. ФСБ с ужасом ждет, что арестанты признаются и в других смертных грехах, например - в поджоге рейхстага - тогда работы, причем заранее обреченной на провал, у оперативников будет - не разгребешь…

Не найдя дома у подследственных ни тайных складов динамита, ни арсеналов оружия, ни отравляющих газов с бактериологическими бомбами, сбитое с толку следствие стало во время обысков изымать все подряд: компьютеры, включая монитор (в нем, очевидно, хотели найти наиболее ценные улики), личные вещи: куртку, рубашку, лосьон после бритья, клей-бустилат… Настоящей “находкой” стали обнаруженные у Скляра и Максименко рация и - о удача! - акваланг. Логика следователей бесподобна: раз провода от бомбы под Петром I вели к воде, значит, террористы пользовались аквалангом. Есть совет: заодно поискать в заначках у задержанных машину-амфибию и подводную лодку - вдруг найдутся?

Осознав, что на ниве борьбы с терроризмом посадить эркаэрпэвцев не удастся, органы недавно принялись раскручивать другое дело против арестантов - “дело МЖК”. Речь идет о “Молодежном жилищном комплексе” - общественном объединении, руководителями которого являлись Губкин, Скляр и Максименко. В свое время в активе этой организации находилось около миллиона долларов, и практически все эти деньги были вложены в президентскую кампанию Г. А. Зюганова. Теперь же следственная группа ФСБ пытается доказать, что МЖК был мошеннической конторой наподобие финансовой пирамиды “МММ”. Активно разыскиваются любые нарушения в деятельности МЖК, и уж, конечно, что-нибудь обязательно “найдут”. Если не получится упрятать коммунистов за решетку по поводу политических взрывов, то попытаются сделать это хотя бы с помощью обвинения в “экономических махинациях”.

Зачем же власть так хочет их посадить? Понаблюдав за развитием политической ситуации в последнее время, легко можно найти на это ответ. Превращая КПРФ Зюганова и Селезнева в домашнюю, удобную, легкоуправляемую “системную оппозицию”, встраивая ее во власть, режим одновременно пытается маргинализировать радикальную часть оппозиции, предать ей образ уголовников, террористов, воров. Добиться разрыва левых сил демократы хотят так сильно, что готовы прибегнуть для этого к откровенно провокационным методам. Надо сказать, что их усилия не пропадают даром: уже немало времени отношения между КПРФ и другими российскими компартиями достаточно натянуты. Кстати, в РКРП высказывается мнение, что кто-то из оппозиции дал ФСБ “наводку” на Губкина по “делу МЖК”, отомстив РКСМ за недавнюю “помидорную акцию” с призывом к коммунистам “стать красными”. Хотелось бы, чтобы это мнение так и осталось домыслом.

В РКРП факт задержания нескольких своих членов расценили неоднозначно. С одной стороны, раздавались трусливые требования немедленно исключить их из партии - еще до всякого расследования. С другой - возникла боевитая группа, которая активно занимается социальной поддержкой своих соратников: создает благоприятное общественное мнение в СМИ, собирает деньги на адвокатов, проводит пикеты, митинги и концерты в защиту плененных друзей.

Что ж, это “террористическое дело” вряд ли завершится обвинительным приговором суда: уж слишком ничтожны доводы следствия. Скорее всего, оно благополучно развалится, как и следствия по делам Варенникова, Лысенко, Рагозина. Однако такими методами режим рано или поздно добьется своего: радикальные коммунисты будут оболганы и демонизированы в глазах обывателей, превращены во “врагов порядка и спокойствия”. Но кто знает, может быть, этим режим сам себе и выроет могилу, приблизив день, когда молодые революционеры, закаленные в политической борьбе, разъяренные провокациями и репрессиями со стороны власти, действительно выйдут на открытую борьбу, когда в воздух могут взлететь совсем не каменные истуканы… Не приведи Господь.

Михаил ЛУКИНОВ

ОНИ ХОТЯТ ВЗОРВАТЬ “ЛИМОНКУ”

Денис Тукмаков

В 77 номере “Лимонки”, газете Национал-большевистской партии, напечатана заметка “Аресты”. Читаем:

“В ночь с 16 на 17 октября в Москве был арестован Дмитрий Ларионов. В свое время он сотрудничал с НБП, впоследствии отдалился… Вызванная для примирения вспыхнувшей ссоры милиция явилась в квартиру Ларионова сразу с ордером на обыск. Якобы обнаружен “целый арсенал”.

23 октября в 19 часов в Москве арестован член НБП, бывший охранник Лимонова Алексей Разуков… Был произведен обыск и, разумеется, обнаружен еще “арсенал”.

23 октября в межмуниципальном Головинском суде Москвы открылось судебное заседание по делу Алины Витухновской. Через две минуты ее посадили в железную клетку, а в 14.10 она была препровождена в Северное УВД…”

Опять арестовали наших. Под видом борьбы с уголовщиной режим пытается задавить политическую партию. А что сами лимоновцы, как они все это оценивают?

Иду к ним, на 2-ю Фрунзенскую, в подвал здания, где на первом этаже - отделение милиции. Долго ищу, спрашиваю у милиционеров - те радостно показывают дорогу. Наконец нашел, спускаюсь, боясь разбить голову о трубы. Там кружком сидят человек десять - молодые ребята - разговаривают. Умные, честные, смелые лица, внимательные взгляды - оценивают чужака. Узнав, кто я, предлагают садиться рядом. Но когда все говорят, мало что узнаешь, поэтому Алексей Цветков, ответственный секретарь “Лимонки”, приглашает меня поговорить “приватно”. Идем в каморку; все стены обклеены своими газетами, плакатами, огромными портретами Лимонова. Наконец диктофон включается, и Алексей подробно отвечает на мои вопросы.

- Почему арестовывают ваших людей?

- Мы воспринимаем это как ряд последовательных репрессий против нас. Они выражаются в этих двух арестах, в очень пристальном внимании к нам ФСБ. После взрыва 14 июня здесь, в помещении “Лимонки”, ФСБ подключилась к этому делу, но вместо расследования взрыва стала заниматься наездами на нас: арестовывали членов партии, редколлегии “Лимонки”, таскали их к себе, в очень грубой форме с ними разговаривали, психологически на них давили, предлагали сотрудничать, советовали выйти из организации. К разным людям применялись разные методы.

Что касается последних событий - режим подкрадывается к нам, арестовывая не самых активных наших людей: бывших членов партии или “сочувствующих”. Задержан человек, который достаточно долго не появлялся у нас, Дмитрий Ларионов. У него якобы нашли оружие. Мы считаем, что оно подброшено. Почти одновременно с этим задержан Алексей Разуков. Он охранял Лимонова до мая этого года. Не так давно Разуков приехал из Таджикистана, куда он ездил в 201-ю дивизию, к нашим давним друзьям. После этого у него “нашли” оружие.

С нами мы связываем и возобновленное дело Витухновской. Она регулярно печаталась в газете, фотографировалась в партийной майке, ангажировала себя как человека, активно сотрудничающего с партией. После этого было возобновлено ее дело, весьма странное, с сомнительными свидетелями. Мы имеем информацию, что Витухновская просто отказалась сотрудничать с ФСБ, отказалась стучать на нас и других своих друзей. Правозащитники, которые в свое время вытаскивали Витухновскую из тюрьмы, теперь все от нее отказались и говорят одно и то же: нужно выбирать между “фашистской партией Лимонова” и ими, правозащитниками, - если она с ними, то она не с нами. То есть даже для них очевидно, что ее арест связан с ее политическими взглядами.

Да, наших людей арестовывают, мы от них не отрекаемся, но это не самые передовые люди. Но если это будет продолжаться… я думаю, они хорошо подумают, прежде чем продолжать. Им не нужна та ситуация, которая была в Германии в 70-х годах с “Красными бригадами”.

- То есть режим боится просто взять и закрыть вашу партию, а вас пересажать?

- Я думаю, что режим на самом деле не заинтересован в этом. Он мог бы сто раз выселить нас из этого подвала. Режим понимает, в каком двусмысленном положении он окажется: убрав наших людей, они вызовут очень сильную агрессивную волну с нашей стороны (мы и так по жизни очень сердитые молодые люди - наши активисты участвуют в самых радикальных несанкционированных и стихийных забастовках, региональных конфликтах на границах России, в массовых студенческих беспорядках и т. д.). Всех же не посадят, заберут людей ключевых: лидеров групп, редколлегию газеты. Так что для радикальных действий людей хватит. Если режим закроет наши отделения и посадит нас, то он получит достаточно серьезную волну акций прямого действия.

- И все-таки режим переходит в наступление?

- Идет закручивание гаек, причем не только по нам - по всем политическим радикалам, по всей непарламентской оппозиции, прежде всего - по молодым коммунистическим группировкам, существование которых вообще невыгодно режиму, - возьмите РКСМ. С другой стороны, мы достаточно критично относимся к неонацистам, к правым, они очень далеки от нас, но мы не можем не заметить, что идет точно такое же давление и на них: дело против Косимовского, активные аресты в среде “Штурмовика”. Это идет по всему политическому спектру.

- Сил для сопротивления хватит?

- Мы успешно создаем нашу радикальную национал-коммунистическую молодежную организацию. Нам это неплохо удается: мы имеем сейчас 20 региональных организаций, регулярный выход десятитысячного тиража “Лимонки”, с нами активно сотрудничают люди из других сфер. Если будут продолжаться аресты, мы будем более активно себя вести. Сейчас идет тактика перетягивания каната: мы им очень не нравимся, и они нам очень не нравятся. Они могли бы нас уничтожить, но они понимают, что этого они добьються достаточно дорогой ценой. Каким будет международный имидж России, имидж Ельцина, если у нас начнется то, что делали, например, народники? Начнется активная волна молодежного протеста по всей стране.

- Будет весело…

- Западная радикальная оппозиция даже завидует нам: они ведь совсем там в загоне - уж очень хорошо на Западе отлажен либеральный механизм перекрывания кислорода. У нас - в силу хаоса, нецивилизованности, ранности капитализма - еще очень многое можно успеть сделать!

Денис ТУКМАКОВ

ШАГИ СТЕПНОГО ТИГРА

Тина Морозова

Читать о богачах в России, где голодают старики и дети, противно.

Кирсан Илюмжинов - богач. Но мы печатаем о нем очерк.

Нам не интересны ни купающиеся в роскоши мерзавцы, ни благочестивые толстосумы. А Илюмжинов - интересен.

Вся сволочь осенью 93-го сплотилась вокруг Ельцина. А Илюмжинов вел с ним борьбу, хотя ему было, что терять. Он рисковал состоянием ради спасения закона государства.

4 октября, когда режим устроил кровавую бойню в центре Москвы, Илюмжинов под пулями пошел спасать осажденных в Доме Советов людей, рискуя уже не деньгами и недвижимостью, а собственной жизнью.

Кирсан Илюмжинов - явление многомерное. По его словам, он - не демократ, не коммунист, а капиталист. Но он же говорит, что возьмет на сохранение тело врага капитализма Ленина, если Ельцин выбросит его из Мавзолея.

Илюмжинов принимает в подарок от Саддама Хусейна статуэтки и дружит с идейными врагами вождя Ирака.

Он варится в котле жуткой коммерческой машины и верит, что главное - это очищение души.

Мы не знаем сути Илюмжинова. Не знает этого и автор очерка. Она приводит только факты из его жизни и предлагает читателю выводы делать самому. Давайте же познакомимся с неизвестным человеком новой эпохи - Кирсаном Илюмжиновым.

Николай АНИСИН

Кирсана Илюмжинова одни сравнивают с Чингисханом, другие называют его местным князьком, третьи считают “мафиози”. Так кто он?

Сегодня Кирсан Илюмжинов - самый богатый политический деятель России. Только один подоходный налог, который он уплатил, составил 2008714000 рублей. Больше, чем годовой доход Немцова, Ельцина, Чубайса, Минтимера Шаймиева. Сумма денег, которую он заработал в 1996 году, равна 5799057394 рублей.

Соответственно президентским - и доходы республики. Только в прошлом году в Федеральный бюджет России было перечислено около 500 млрд. руб. Почти столько же - в пенсионный фонд.

Между тем, в основе его успеха как истинного буддиста - отношение к духовным ценностям. В маленькой Калмыкии с населением 320000 человек - 15 храмов различных конфессий, в которые Кирсан Илюмжинов вложил около 20 миллионов личных долларов.

Он знает: “мир жесток и суров, и законы, которые нами управляют, несовершенны и грубы. Сегодняшнему гражданину необходимо покаяние, ибо только многократное духовное очищение возродит нас для будущей жизни”.

Но Кирсан не забывает и следовать поговорке: “На Бога надейся, а сам не плошай”. Астролог Виктория Шелепова построила гороскоп Илюмжинова и увидела в нем семь ведущих планет Водолея.

На свет Кирсан появился под утро 5 апреля 1962 года. В год огненного Тигра - пик противоборства черных и белых сил.

Отец, работник горкома партии, считал, что сынишка похож на его брата, героя гражданской войны, и хотел назвать его Кирсаном. Мать, потомственный ветеринарный врач, думала, что он точь-в-точь, как ее отец, и видела парня только Бадмой. В результате в метрике его записали Кирсаном, а как в доме, так и на улице в детстве, называли Бадмой.

Он лазал по пожарным лестницам, дрался один на один, не лгал, не нарушал данного слова, сражался с дедом в шахматы и слушал его рассказы о прадедах по линии отца, донских казаках.

В 1813 году один из них, в составе трех кавалерийских полков, брал Париж, и это было для французов потрясающим зрелищем. Вместо русской конницы в город на хорошей скорости въезжала кавалькада верблюдов с узкоглазыми всадниками в высоких меховых папахах. Посмотреть на них съехались любопытные со всей Франции. Среди них были Оноре де Бальзак, который написал очерк “Калмыки в Париже”, а Александра Дюма настолько увлекли победы степных наездников, что он приехал в Калмыкию и создал о ней книгу.

По словам Николая Илюмжинова, отца Кирсана, сын преуспел в шахматах и в 10 лет его избрали капитаном школьной команды, которая ездила на соревнования в разные города. В старших классах он был секретарем школьного комитета комсомола и руководителем отряда “Вега”, научился четко и коротко излагать свои мысли, петь, танцевать, играть на гитаре.

Школу Кирсан Илюмжинов закончил на одни пятерки. Но прежде чем поступить в МГИМО, где уже учился брат Вячеслав, на самое престижное в ту пору японское отделение, решил поработать на заводе слесарем и отслужить в армии. Экзамены потом сдал блестяще, учился легко. Был членом институтского партбюро, играл в шахматы с послами иностранных государств.

Очевидно, он всегда обладал некой харизмой. Его улыбка и предельная искренность подкупали всех, кто с ним встречался. Рассказывают, что в институте за короткое время он подружился с сыном Бабрака Кармаля, внуками Брежнева, Громыко. Кирсан, как губка, впитывал в себя нравы и законы системы, делал выводы и не упускал возможности обзавестись нужными связями, позволявшими, например, выехать на природу с людьми, к которым известные институтские профессора месяцами не могли пробиться на прием. На пятом курсе он едва ли поплатился за свои светские успехи.

Его лучшие друзья сфотографировали Кирсана на фоне пустых бутылок и иномарок и написали донос в КГБ.

В вузе считают, что Илюмжинову повезло. Началась перестройка.

В японской фирме “Лика-Радуга” Кирсан выдержал конкурсные тесты на должность управляющего российским отделением этой фирмы, оставив позади по количеству баллов более двадцати четырех человек. Довольно быстро впитал в себя нюансы японской системы управления. Начал зарабатывать свои первые деньги.

В 1989 году он получал пять тысяч долларов в месяц плюс процент от каждой сделки. Через некоторое время, используя свои институтские связи в СНГ и за рубежом, имел 10 тысяч. Кроме того, занимался рискованными банковскими и биржевыми операциями, вкладывая свои личные средства. Никогда не проигрывал. Опираясь на интуицию и знание дела, получал большие прибыли.

Приехав в 1989 году к родителям в Элисту, Кирсан окончательно покорил свою одноклассницу, красавицу Данару. В этом же году у молодых родился сын. До последнего времени их семья жила в обычной пятиэтажке. Но не так давно по просьбам мамы Риммы Сергеевны Илюмжиновы построили себе особнячок. Кирсан с Данарой живут дружно. “За восемь лет ни разу не поссорились”, - утверждает он.

Но нельзя сказать, что Кирсан - человек аскетичного плана. Нравятся ему красивые женщины, интересные люди, оригинальные вещи, шикарные машины, богатые интерьеры. Живет он на широкую ногу. Часто обедает или ужинает в лучших ресторанах Москвы с компанией друзей или нужных ему людей. В Элисте устраивает большие национальные праздники, почетным гостям дарит лошадей.

В настоящее время есть в республике президентская конюшня, в которой можно познакомиться с лучшими жеребцами Калмыкии. На сегодняшний день они принадлежат итальянскому певцу Лучано Паваротти, иорданскому королю Хусейну, Борису Ельцину, министру здравоохранения Татьяне Дмитриевой, председателю налоговой инспекции России Александру Починку.

Любимая лошадь президента Калмыкии - рыжий трехлетний жеребец Гамбит буденновской породы. Находится он на ипподроме г. Элисты, куда Кирсан Николаевич периодически приезжает, чтобы совершенствовать навыки верховой езды и научиться преодолевать на уровне хорошего спортсмена дистанцию с барьерами.

Кирсан дарит не только лошадей, но и машины, квартиры, дома, дачи и получает от этого истинное удовольствие. В Москве у него несколько шикарных особняков, приобретенных на его собственные деньги.

Один из них - московское представительство, предназначенное для деловых встреч и ведения важных переговоров. Строил он его по своему собственному проекту, превратив буквально за год давно заброшенный, выгоревший детский сад, с облупившимися стенками без дверей и крыши, в некое произведение современного зодчества, в оформлении которого смело сочетается европейский дизайн с неповторимым шармом Востока.

Иногда здесь останавливаются на несколько дней знакомые и друзья Кирсана, люди из его команды. Почетных гостей он принимает и в других резиденциях, которые находятся как в Москве, так и в Элисте. Летом Кирсан живет на загородной даче с теннисным кортом и плавательным бассейном. Зимой - в великолепном особняке в центре Москвы. За границей любит бывать в своей большой и уютной вилле.

…Два его рабочих кабинета в Элисте и московском представительстве буквально насыщены сувенирами, четками Далай Ламы и Папы Римского, символизирующими общение хозяина со знаменитостями века или известными политическими деятелями.

Интересна ручка, которой пишет Кирсан Илюмжинов, стоимостью 40000 долларов. Изготовлена в форме гоночной машины.

Машины - особая страсть Кирсана. Их у него около 50. Самый любимый “роллс-ройс” черного цвета. Кирсан Илюмжинов сделал его на заказ в небольшом английском местечке Креу. Вместе с доставкой, пошлиной и другими накладными расходами он обошелся ему в 600 тысяч долларов. Оформляя покупку, он услышал такую фразу: “Вы покупаете не автомобиль - вы приобретаете образ жизни”. Всего в личном пользовании Кирсана шесть таких машин. Три за границей и три здесь, в Россию. Кроме него, ездят на таких машинах в стране еще четыре-пять человек.

Между тем, основным средством передвижения Кирсана Илюмжинова на дальние расстояния является самолет “Як-40”. Полагают, что он построен на личные деньги президента. Всего в двух салонах самолета, расположенных слева от трапа, могут разместиться 12 человек. Стоимость перелета от Москвы до Элисты за 2 часа 40 минут обходится ему в 40 миллионов рублей.

Баллотироваться в депутаты Верховного Совета Кирсана уговорили бизнесмены из Калмыкии. В борьбе за мандат участвовали 21 человек. Среди них было немало известных, знаменитых на всю Калмыкию мужей. Кирсан уже лет 10 не жил в Элисте и считался в этой плеяде чужим человеком. Тем не менее, он и его помощники были искренне убеждены в необходимости преобразований в Калмыкии. Им народ поверил. Так в 1990 году Кирсан Илюмжинов стал народным депутатом РСФСР по Манычскому избирательному округу.

В то время его интересовала не только политическая карьера. И он организовал свое дело - корпорацию “САН”, где сколотил свое основное состояние.

В состав учредителей входили Борис Беляев, министр текстильной промышленности, Валерий Рязанский, генеральный директор Измайловского гостиничного комплекса, Николай Солодников, директор Мособлавтотранса, Валентин Цой, народный депутат, возглавлявший концерн “Экспо”, газета “Известия” и многие другие. Следуя японской системе, начал осторожно, шаг за шагом выводить ее на орбиту.

Рейтинг фирмы благодаря ее стилю работы и доходам был велик. Через полгода ее хорошо знали западные партнеры и выделяли крупные кредиты. Предложения о создании дочерних предприятий сыпались как из рога изобилия. Занимались всем, что приносило доход. Помню, рассказывает Кирсан, что мы создали биржу “Российская бумага”, организовывали выставки-продажи картин художников, финансировали художественные фильмы. Однако основную прибыль получали за счет перепродажи компьютеров, и значительная ее часть шла на социальные нужды сотрудников.

Между тем, дела не всегда складывались хорошо. На одну из технологий нашелся солидный покупатель на Западе, НИИ не хватало денег на ее доработку. Кирсан Илюмжинов отдал почти все деньги - настолько был уверен в успехе проекта. Ждал результатов месяц, два, полгода. Однако так и не дождался. Средства были потрачены впустую. Фирма оказалась на грани финансовой катастрофы. Чтоб не разориться, хоть как-то выжить, под огромные проценты с большим трудом был получен кредит от одного западного концерна. В конце концов выстояли. Пошли солидные контракты с немецкими, корейскими, японскими бизнесменами.

Источник из силовых структур рассказывает, что доходы фирмы и ее сотрудников вызывали зависть и недоумение, предприятие неоднократно подвергалось проверкам. Однако желание найти какие-то нарушения заканчивались ничем. Тем не менее, упорно ходят слухи, что фирме удалось еще и прокрутить кредиты для покупки шерсти, что они были получены с помощью Владимира Бабичева, бывшего работника калмыцкого райкома партии, а ныне руководителя аппарата правительства, покровительством которого пользуется Кирсан Илюмжинов.

Когда у него спрашивают, как ему удалось стать богатым человеком, Кирсан Илюмжинов говорит: “Многие ошибаются, думая, что бизнесом может заниматься каждый. Бизнес - это образ мышления, состояние души, талант и немыслимое напряжение. Чтобы зарабатывать, надо быть одержимым, так как даром ничего не дается”.

В 93-м году маленькую Калмыкию обуревали местные политические баталии. В основном борьба в республике сконцентрировалась между исполнительной и законодательной властью. На 300 тысяч человек в этом маленьком регионе было сорок министерств, сто тридцать депутатов Верховного Совета, армия аппаратчиков.

Необходимость в выборах президента возникла как способ преодоления политического кризиса. В предвыборной гонке участвовали трое - генерал Очиров, председатель ассоциации фермеров Бамбаев, Кирсан Илюмжинов. За него проголосовали свыше 60 процентов избирателей.

Вступив в должность президента Калмыкии, Илюмжинов предложил депутатам ее Верховного Совета сохранить все, что они имели до истечения сроков полномочий. Добавил кое-что от себя в качестве стимула. И добился того, чего желал.

Вместо Советов 30 апреля 1993 года был узаконен новый высший орган власти - парламент из 25 человек, за которых проголосовали списком.

Аналогичным образом удалось отречься и от многопартийной системы. Кирсан переговорил с каждым лидером партии в отдельности. Предложил перерегистрироваться в коммерческие предприятия. Обещал при этом помочь стартовым капиталом, кредитами. Согласились почти все, кроме коммунистов.

Потом Кирсан приступил к формированию своей команды, в основном из тех людей, с которыми учился в школе, институте. Его ближайшие помощники на сегодня - родной брат Вячеслав, выпускник МГИМО, Санал Кугультдинов, сын духовного наставника Кирсана, национального поэта Калмыкии Давида Кугультдинова, Алексей Кучеренко, закончивший Институт международных отношений несколькими годами раньше.

Тем не менее, рассказывают, что на работе он забывает о дружеских контактах и родственных отношениях. В команде царит жесткая дисциплина, безоговорочное исполнение распоряжений. Верность данному слову. Человек, однажды нарушивший его, автоматически выбывает на второй план и уже не может пользоваться его доверием.

После выхода Указа Ельцина номер 1400 Илюмжинов открыто выступил против президента России, ссылаясь на то, что менталитет российского человека несколько иной, чем калмыцкого, и распускать ВС России ни в коем случае нельзя. 27 и 30 сентября 93-го года он на различных совещаниях произносил обличительные речи, в которых обвинял президента в неправильной политике. Поняв, что его никто всерьез не воспринимает в качестве парламентария, вместе с Русланом Аушевым отправился в осажденный “Белый дом”.

Было страшно не нюхавшему пороху молодому политику с белым флагом в руках идти под пулями. Слышать радиоперехваты “По президенту Калмыкии стрелять на поражение”. Однако, по рассказам очевидцев, держался он с честью и достоинством.

Ныне Кирсан с честью держится и на своем президентском трудовом фронте. Калмыкия - один из самых кризисных регионов в стране. Ничего своего, кроме шерсти и предполагаемых запасов природных ископаемых, здесь нет. В этом году на один рубль местных денег идет два рубля федеральных дотаций.

Но, по словам Алексея Журавлева, эксперта территориального управления при президенте России, с приходом Кирсана Илюмжинова доходы населения возросли на 3 процента. В настоящее время прожиточный минимум в республике 306 000 руб. Доход на душу населения составляет 325 000 руб.

Заработанные деньги хозяева откладывают на приобретение престижных вещей. Не случайно, - утверждает Алексей Журавлев, - республика догнала Россию по количеству купленных населением легковых машин.

Сейчас президент Калмыкии стремится к тому, чтобы республика сама зарабатывала себе на жизнь, и подчеркивает “Я не демократ и не коммунист. Я - капиталист”. Чтобы реализовать идею капитализации республики, он создал корпорацию “Калмыкия” с уставным фондом один миллиард долларов.

В качестве Уставного фонда корпорации переданы права пользования разведанными нефтяными ресурсами Калмыкии.

Илюмжинов зарегистрировал корпорацию за рубежом под гарантии государства и начал приобретать иностранные кредиты, вкладывая их в экономику Калмыкии. По словам одного из членов его команды, Юрия Болдырева, был построен крупнейший на Северном Кавказе завод “Арсчи” по первичной обработке кожи и меха. На сегодняшний день европейские и российские модельеры хорошо знают это предприятие, так как оно шьет стильную, красивую и недорогую одежду.

Потом, чтобы не вывозили ценные породы рыб за пределы республики, был создан концерн “Калмрыба”. Далее образована государственная компания “Калмыцкая нефть”, в ближайших планах которой строительство нефтепровода “Тенгиз - Новороссийск”, нефтеперерабатывающего завода. За год корпорация в прибыльные проекты вложила 3,2 млрд. руб.

Однако наибольший интерес представляет договор с одной из самых известных в мире корпораций “Амэрикэн телефон энд телеграф” о строительстве в республике локальной сети телекоммуникаций и развития международной спутниковой связи. Согласно проекту, когда в регионе будет развернута телефонная система сотовой связи на 146000 номеров, каждый чабан получит возможность пользоваться персональным радиотелефоном. Любой населенный пункт - всемирным банком информационных услуг. Калмыкия будет связана со всем цивилизованным миром в единую систему не только телефонной, но и компьютерной связью.

По словам пресс-секретаря Кирсана Илюмжинова Алексея Кучеренко, за основу строительства корпорации взяты принципы государственного капитализма корейского миллиардера Чон Жу Ена, руководителя концерна Хен Дай и давнего друга Кирсана. Модели, которая в свое время успешно применялась в Сингапуре, Японии, Южной Корее. Следуя им, он превратил республику в оффшорную зону.

В последние годы в Калмыкии разработан ряд беспрецендентных в российской практике законов. Закон о банках делает реальностью совершенно немыслимое для России явление - закрытые кодированные счета. То есть ни налоговый инспектор, ни сотрудник ФСК никогда не узнают владельцев счета. Нарушений законодательства в этом нет, так как, следуя российской Конституции, тайна вкладов гарантируется. В Федеральном кодексе так же ничего подобного нет. Поэтому банкиры называют этот закон революционным.

Анонимность позволяет привлечь в Калмыкию “под крышу” оффшорной зоны тех предпринимателей, которые находятся в “тени”. И, несмотря на звонки из Москвы и других городов с просьбой дать информацию на какую-нибудь фирму, - за четыре года никто не был сдан.

Некоторыми политическими лидерами высказываются опасения, что созданная оффшорная зона превратит республику в Центр криминальных структур. “Республика-корпорация” способствует беспрецедентной концентрации собственности и власти в одних руках.

Кирсану Илюмжинову необходимо было раскрутить республику на таком уровне, чтобы о ней узнало мировое сообщество и было готово вкладывать деньги в ее развитие. Избрание его на пост президента ФИДЕ как раз-таки и было тем ходом конем, который помог осуществить честолюбивые мечты Кирсана: “Теперь все знают, что есть такая Калмыкия и у нее большое экономическое будущее”, - повторяет президент при каждом удобном случае.

Избранный двумя третями присутствующих в ноябре 95-го года, он уже в декабре этого же года предложил внести в работу ФИДЕ радикальные перемены. Чтобы шахматные чемпионаты служили всеми миру он намерен проводить их каждый год с 20 декабря по 10 января по олимпийской системе с классическим контролем времени. Их участники - чемпионы стран, зон, выбранные по рейтингу гроссмейстеров. Для их награждения ФИДЕ намерено собрать 5 млн. долларов - самый большой призовой фонд в истории шахмат. При этом, независимо от рейтинга, каждый участник получит свою награду.

В середине декабря 98-го года будет проведен очередной чемпионат, первая половина которого пройдет в Гронингене, вторая - полуфинал и финал - в столице Калмыкии Элисте, куда приедут 100 шахматистов из 60 стран мира.

Возможно, среди них будет и Боб Фишер, знаменитый шахматист, ставший другом и единомышленником президента, после того как Кирсан Николаевич восстановил в жизни Боба справедливость. Из своих личных сбережений вернул ему 100 000 долларов - долг издательства “Физкультура и спорт”, которое выпустило книгу Фишера, а деньги ему так и не заплатило.

Сейчас в Элисте полным ходом идет подготовка к этому грандиозному событию. Ведется строительство домов, различных коттеджей - то есть жилого комплекса общей площадью более 32 тысяч кв. м. В работе находится 81 объект различной степени готовности. Из них более 25 процентов подведены “под крышу”. Ежедневно на стройплощадках работают более 400 строителей. Начаты земляные работы и возведение фундаментов общественно-административного центра “Сити Чесс Холл”.

Кроме того, проводятся олимпиады в школах, где шахматы такой же учебный предмет, как физика и математика.

Где же Кирсан Илюмжинов берет деньги на подготовку к 33-й Всемирной шахматной олимпиаде, все объекты которой будут завершены к сентябрю 98-го года.

В ФИДЕ, говорит он, мы должны так поставить работу и заслужить такое уважение, чтобы за дверьми стояла очередь из компаний и корпораций со спонсорскими предложениями, а мы бы выбирали, у кого их принять, у кого нет. После своего избрания я получил поздравления от корпораций и банков с миллиардными оборотами, которые благодаря моим личным связям оказывают мне поддержку.

Президент Илюмжинов уверен, что “глубинная, чуткая нравственность Востока и технический прогресс Запада - вот два крыла, которые могут поднять Калмыкию, вызволить народ из волчьего капкана родового, этнического эгоизма, духовной и экономической нищеты”.

Тина МОРОЗОВА

УДАВКА ОТ ЦБ

Александр Анисимов

И в США, и в России президент может в любой момент отправить в отставку министра финансов. Но Клинтон не может уволить руководителя Федеральной резервной системы, а Ельцин - председателя Центрального банка, который назначается Думой и перед ней отчитывается. На первый взгляд, министр финансов - “самый главный” уже по той причине, что именно он “дает деньги”. И все же председатель Центробанка в известном смысле “главнее”, ибо именно денежная политика его банка создает границы для деятельности Министерства финансов, для работы правительства и даже для всесильных в России реформаторов.

Кто, спрашивается, обнулил сбережения граждан? Гайдар? Нет. Это сделало руководство Центробанка, проводя в 1991-92 годах политику денежного наводнения, то есть предоставляя в огромных размерах кредиты под процент, который меньше инфляции. Юридическая ответственность за денежный потоп 1991-92гг, и отчасти 1993 годов, лежит именно на руководстве Центробанка, которое формально обладало достаточной независимостью, чтобы - особенно при блокировании с парламентом - не поддаться никакому давлению. Результатами денежного наводнения и вызванной им инфляции в 1991-93 годах, помимо обнуления сбережений граждан, были полное обесценивание оборотных фондов предприятий и кризис просроченной задолженности. В результате мы получили экономику банкротов с огромным инфляционным потенциалом, поскольку потенциальные банкроты - всегда повышатели цен.

Обанкротив экономику и создав гигантский спад производства, Центробанк достаточно резко изменил курс и стал проводить политику “денежной засухи”. Количество “денег для сделок” было опущено до уровня 50-60% от критического уровня, соответствующего минимальной потребности экономики в деньгах. Переход к политике “денежной засухи” был произведен в течение 1993 года и выразился в сокращении налоговых поступлений в консолидированнный бюджет с 36% в январе 1993 года до 24,6% в декабре 1993 года и 18,7% в первом квартале 1994 года. С тех пор мы и не можем выйти из финансового кризиса.

В условиях инфляции обычно возникают крупные трудности с капиталовложениями, но нет особых трудностей с наполнением бюджета. Сжимая денежную массу, но не опуская ее ниже критического уровня, можно уменьшить инфляцию и увеличить капиталовложения. Но если размеры денежной массы сокращены слишком сильно, то даже при минимальных размерах инфляции инвестиционный сектор останется без средств. А при достаточно энергичном сжатии денежной массы останутся без средств и предприятия, неизбежно вырастут их долги, и сверх того, нельзя будет наполнить бюджет даже при его очень скромных размерах. Это-то мы и имеем.

В 1997 году объект налогообложения в виде ВВП (2.600 триллионов рублей) и затрат промежуточного производственного назначения составлял около 3600 триллионов рублей. Его же рублевый компонент был равен лишь 2000 триллионам рублей. Понятно, что при таких условиях мобилизация в бюджетную систему около 1100 триллионов рублей оказалась практически невозможной задачей.

Кто создал эту систему? Ответ один: Центробанк. Чубайс висел над Россией летом 1997 года, как “тепловой шар”, предназначенный для отвлечения оборонительных ракет оппозиции, а основная работа по “штурму” экономики России осуществлялась Центробанком.

Если мы вместо слова “реформа” употребим выражение “перераспределение собственности”, то сразу станет ясно, что происходящее у нас логично: делается все возможное, чтобы ускорить процесс перераспределения собственности и ее концентрации в руках лиц, которые бы за нее вовсе ничего не заплатили или заплатили бы 5-10% от ее реальной цены. Работает такая цепочка связей: под предлогом борьбы с инфляцией Центробанк дает экономике 50-60% необходимого минимума денег, в результате кредит дорог; уровень сбора налогов в 33% от ВВП превысить практически невозможно; бюджетные обязательства не выполняются, по экономике катится вал вторичных банкротств, растет просроченная задолженность; государство начинает выбрасывать на рынок предприятия по бросовым ценам и допускает к инвестиционным конкурсам иностранных собственников с гигантскими, по сравнению с российскими, финансовыми ресурсами. Естественно, в ближайший год стратегическим собственником на российском рынке будет становиться иностранец. Что и требовалось доказать или, точнее, сделать.

Когда вторичное перераспределение собственности завершится, Центробанк “проснется” и начнет насыщать экономику деньгами. Вероятно, это произойдет в 2000 году, в канун выборов президента. А пока на 1998 год запланировано продолжение ситуации “денежной засухи”, о чем и свидетельствует проект “Основных положений единой государственной денежно-кредитной политики на 1998 год”.

Время не терпит. В начале ноября снимаются по указу президента ограничения на участие иностранцев в приватизации федеральной собственности, что буквально беспрецедентно: происходит это по нормам, которые действовали в рыночном мире до начала 80-х годов. Для того, чтобы ускорить переход предприятий из рук в руки, с 1 января предполагается отменить взаимозачет, что умножит ряды банкротов. Пробивается закон о продаже земли, чтобы уже в 1999-2000 годах, то есть в период дешевых цен на активы, она ушла из рук ее нынешних собственников за бесценок. Предусматриваются крупные налоги на собственность, которые при бедности экономики и низких доходах населения автоматически создадут миллионы должников, что неизбежно приведет к массовому изгнанию граждан из квартир. При этом плохо придется и “новым русским”, нашей мелкой и средней буржуазии.

Деньги на счетах предприятий у нас составляют лишь 2-3% ВВП, мощности кредитной системы - незначительны; на изменения ставки процента экономика реагирует очень слабо или не реагирует вообще, - все это Центробанк признает, но все усилия направляет на то, чтобы перераспределить собственность и “интегрировать российскую экономику в мировую”. А может быть, надо наоборот: сначала нормализовать финансовый базис экономики по комплексу параметров, а затем уже заняться прочими преобразованиями? Однако Центробанк не хочет делать абсолютно ничего для восстановления разрушенной его усилиями экономики. И Минфин - тоже. Говорят, что у нас нет плана и что мы живем в условиях анархии. Непохоже. План есть, и он очень смахивает на мышеловку.

Непонятно только одно: почему парламентская оппозиция упускает из виду, что экономика разрушается в основном органом, на который, в отличие от правительства, Дума может оказывать сильное влияние, особенно если она скооперируется с сенаторами? Очевидно, наши парламентарии не слишком разбираются в тонкостях этого сложного финансового мира. В цивилизованных странах в аналогичной ситуации давно было бы учреждено минимум полдюжины парламентских комиссий по расследованию причин финансового кризиса и политики Центробанка как органа, своими действиями уничтожающего национальную экономику. Нужно торопиться, пока центробанкиры не разрушили вконец экономику России и не превратили всех ее граждан, включая большую часть нынешних законодателей, в нищих оборванцев.

Александр АНИСИМОВ

ОТ РЕДАКЦИИ

За последние годы наша страна многое потеряла: десятки миллионов своих граждан, треть территории, экономику и оборону. Попали в чужие руки наши земля, недра и заводы. Страна лежит во прахе, разоренная. Пока еще не поздно подняться с колен и отвоевать свою страну. Это необычайно трудно, но возможно.

Однако есть одна драгоценность, которую мы теряем ежеминутно, лишаясь навеки, чтобы уже никогда не завладеть ею вновь. Эта драгоценность сейчас, в конце XX века, блеском своим уже затмевает все прочие земные богатства: деньги, людские ресурсы, военную мощь, полезные ископаемые, выгодное географическое положение. Речь идет о мысли человеческой, о технологии и информации, об идеях ученых и интеллекте нации.

Владеющий знанием владеет миром. Высокие военные технологии обезопасят любую страну, развитая наука позволит обходиться без многих полезных ископаемых, а с помощью передовых методов управления можно достичь невиданных экономических высот, даже при противодействии остального мира. Информацию невозможно завоевать автоматами и танками, нельзя купить, если не продают, ее не обменяешь на лес и нефть. Знание можно лишь взращивать на своей земле, обильно поливая почву-науку, удобряя идеями и открытиями, по крупицам собирая их по всему свету, согревая вниманием государства. Только так можно собрать богатый урожай. Сейчас же наше поле - в запустении, поросло сорняками, и вороны доклевывают последние драгоценные семена.

НИЗШАЯ МАТЕМАТИКА

Денис Тукмаков

Я стоял на остановке в ожидании автобуса и тщетно пытался понять параграф из учебника по высшей математике, который нам задали на сегодня. Я что-то читал про значения синуса, когда услышал вопрос: “Простите, кто автор этого учебника?” Я поднял глаза. Молодой работяга курил, прислонившись к стеклянной стенке остановки, и внимательно изучал обложку книги. “А, Богданов… Лучше взять Выгодского - он понятнее. Богданова хорошо читать дома за лампой, но для остановки он никак не годится,” - произнес он очень серьезным тоном.

Все это время я молча рассматривал парня: жуткая маслянистая рабочая куртка, в которой, наверное, и курить-то страшно, грубые штаны с оттянутыми коленками, грязные сапоги. Чистые волосы, высокий лоб, глаза очень умные, слегка прищуренные, - мне даже захотелось, чтобы он надел очки, - такое лицо вязалось скорее с дорогим костюмом, чем с робой.

“Что нам в библиотеке выдали, то и читаем,” - промямлил я. “В библиотеках полно всякого барахла,” - сказал он столь веско, что я смутился. В одну минуту я, хорошо одетый не бедный студент престижного вуза, мигом растерял свое мнимое превосходство над “низшим классом”. Мне вдруг очень захотелось с ним поговорить.

Пришел наш автобус, мы сели рядом, и за долгое время поездки (парень ехал в парк) он рассказал мне историю своей жизни.

- Я родился и вырос в Волонге - это за Полярным кругом, на Баренцевом море. Маленький городок, все друг друга знают. Мои родители - уважаемые люди: отец - начальник аэродрома, мама - детский врач. Неплохое было время. Я хорошо учился, любил больше всего математику: конкурсы, олимпиады - всё выигрывал. В десятом классе, это 92-й год был, мне по-настоящему повезло: я победил на окружной олимпиаде в Нарьян-Маре, а организовала ее выездная комиссия от мехмата МГУ. Ее председатель пожимал мне руку: “Заканчивайте школу и приезжайте - возьмем без экзаменов.” Как же я был счастлив: в саму Москву зовут, в Университет!

Год пролетел, и сразу после выпускного я стал собираться. Мать все плакала, не хотела отпускать, но особо выбирать не приходилось: с работой у нас в Волонге стало к тому времени хуже. Нашли денег, и поехал я в Москву. Один, в огромный город - я до этого только в Архангельске и был-то.

Приехал, отыскал институт, а там меня вдруг как бревном по голове: не возьмем, говорят, аттестат ваш не в порядке. У меня там иностранного не было - в школе английский язык только до пятого класса преподавали, потом учитель не выдержал, сбежал, поэтому всему классу написали: “прослушал курс”. И что мне делать, спрашиваю. Деньги, отвечают, плати. Вот уж смех: денег у меня даже на обратную дорогу не хватило бы. Думал ведь, что доеду, поступлю и пять лет учиться буду. Хотел преподавателя того найти - он уволился давно. В общем, мне - от ворот поворот. Невзрачная тетка в приемной комиссии разрушила мою мечту. Все было как-то по-будничному, монотонно, не повышая голоса - вот что меня тогда убило.

Но слюни пускать мне было некогда, стал я думать, где жить, где деньги взять, чтобы домой вернуться. Пристроился ночевать на вокзале, ел плохо - оставшиеся рубли экономил. Написал домой, через месяц пришел ответ - там еще хуже: аэродром закрылся, отец без работы остался. Все одно к одному. Понял я тогда, что надо мне в Москве работу искать, семью выручать.

И вот тут я попал в замкнутый круг: без московской прописки на работу не берут, а временную не дают - в армию гонят. Сунулся в военкомат, а там меня посылают: поезжай по месту жительства, нам ты не нужен. Полгода я перебивался с одной работы на другую, а без прописки - сам знаешь, какая работа - ни тебе договора, ни трудовой книжки. Пару раз меня просто обманывали, как дурачка. Наконец устроился в палатке торговать - сутками в ней сидел, спал там же.

- А с математикой как?

- Да никак. Все это время я пытался заниматься, даже учебники институтские купил, да что за учеба в палатке! Год на месте протоптался, а потом бросил - без толку это было. А ведь сначала думал: справлюсь, покажу им, сдам экстерном! Какое там… Недавно я вдруг обнаружил, что забыл формулу одну. Ты бы видел, как я испугался. Тут же за учебник схватился, нашел, выписал на бумажку, потом весь день ходил вслух повторял. Страшно это - забыть то, чему хотел жизнь посвятить. Как же я испугался…

- Что потом-то с тобой было?

- Досидел я в палатке до осени 95-го. Умаривался жутко, однако денег немножко поднакопил. Ну, думал, жизнь налаживается. А жизнь эта мне опять - бац по голове! Из палатки меня хозяин-азер выставил: невыгодно им стало русских мужиков продавцами держать, гораздо дешевле хохлушек нанять.

- Денег не стало…

- Со мной-то ладно. Но я ведь несколько раз родителям переводы посылал. У них к 96-му совсем тяжко стало: поликлиника, где мама работала, закрылась, принялась она по стойбищам к ненцам ходить, да много ли с них возьмешь - они продуктами расплачиваются.

- Часто из дома письма приходят?

- Последнее год назад было. Знаешь, одно время я думал домой махнуть, с “обозом”, как Ломоносов. Правда, он в Москву учиться шел, а я - в обратную сторону и от учебы. Я как к побегу готовился: деньги собирал, ботинки крепкие купил. Да только самое смешное оказалось в том, что в Волонгу нашу, как я выяснил, с ноября 95-го никакие “обозы” больше не ходят и не летают. Не на чем мне было домой возвращаться. Если только на оленях или пешком. Поэтому и писем нет: кто их повезет-то?

- А где ты сейчас?

- В 3-м автобусном. Как раз туда и еду. Устроился по большому блату - за полтора миллиона мою автобусы хохлам. Живу в общежитии. В общем, пока неплохо, и время свободное есть. Я ведь сейчас в книжном был, зашел по привычке. Шарахались там от моей “униформы”…

- По одежке встречают…

- Точно. Знаешь, я за полтора последних года раз пятьдесят пытался на фирму какую-нибудь устроиться, на телефоне часами сидел, пороги обивал, и везде - “без высшего образования не берем”. Понимаешь, фирма какой-то ерундой занимается, гербалайф продает, и все равно корочку им подавай. А руководят этими фирмами такие дебилы, что диву даешься, как они еще не прогорели. Это у них новая “пальцовка” - чтобы сотрудники были обязательно в костюмах и с высшим образованием. А то, что многие из них не соображают ни черта - хозяина не волнует. Лишь бы “круто” было.

- Ну хоть студентам подработать дают.

- Черная зависть меня грызет, когда я вижу этих студентов-бездельников. Им на учебу пять лет дали! Да за это время всё на свете выучить можно. И бесплатно ведь… А они свой институт только с фасада и видят: вечно на лужайке сидят, пиво пьют да деньги считают. Еще и на меня свысока поглядывают: недоросль, быдло.

- Так что же ты делать надумал? Попытаешься учиться или работу хорошую искать будешь?

- Не знаю я, что делать. Чтобы учиться, нужны деньги, чтобы работать - образование. А дома родители загибаются. Я много думал.

Может, ты помнишь: в фильме про Ломоносова - в том, где серий много было, - он совсем молодым у себя в деревне по лабиринту в лаптях ходил и все выбраться никак не мог, вечно в центр возвращался. Лабиринт из камешков небольших сделан был, перешагни - и ты на свободе. Но он хотел по правилам, не перешагивая… Так и я, никак из лабиринта не вырвусь, и все хожу-хожу, не нарушаю правил. Мог бы плюнуть на всё, с бандюками связаться, пойти бабки зашибать. Но не хочу, бессовестно это.

Знаешь, я для себя так решил: честно заработаю, выучусь, вернусь домой, к родителям, всё расскажу, что со мной было. И останусь там, на своей земле жить. Наверное, неразумно это: что меня ждет - разруха, запустение? Ну и пусть. Родной дом зовет.

- Ну а учиться-то тогда зачем? - не понял я.

Он не ответил. Посмотрел на меня внимательно, подался вперед, приготовился как будто сказать что-то, но промолчал, отвернулся.

Автобус доехал до конечной остановки, мы вышли, сухо попрощались и разошлись в разные стороны.

Денис ТУКМАКОВ

ПАТЕНТ НА ВЫМИРАНИЕ

Кирилл Кушнев

Когда нет денег на покупку научной информации за границей, это еще можно как-то понять. Когда же власть забывает о собственных изобретателях, гробит отечественное патентное дело и способствует утечке передовой информации за рубеж, - это необъяснимо.

В Советском Союзе всем патентным делом заведовал Госкомизобретений. Работал он исправно, перерабатывал ежегодно по триста с половиной тысяч заявок на изобретения и авторские свидетельства и навсегда забирал права на них себе, то есть государству. Все оставались при своих интересах: государство, контролируя результаты интеллектуальной деятельности своих граждан, обогащалось новыми идеями и технологиями, а граждане-изобретатели, работая на свою страну, получали полное моральное и хоть какое-то материальное удовлетворение.

Эта идиллия закончилась, как все хорошее, в 1991 году с развалом СССР. Закрутилась мешанина законов и суверенитетов, посыпались организационные структуры, механизм Госкомизобретений стал давать сбои. В следующем, 1992 году, им решили заняться реформаторы.

Госкомизобретений был с треском развален, а вместо него появилась новая структура - Роспатент. Организация, что и говорить, получилась шикарная. Головным органом всей патентной системы стал ВНИИ патентной информации, а помимо него в компанию входили: ВНИИ патентной экспертизы и Управление прав промышленной собственности, и уникальная Патнентная библиотека, и Апелляционная палата, и еще несколько контор, в том числе собственное строительное предприятие “Радомир”.

Однако главное реформаторское нововведение заключалось в том, что отныне полные права на использование изобретения передавались его автору, конкретному человеку или юридическому лицу. Государство оставалось теперь не у дел, его роль сводилась лишь к экспертизе изобретения и оформлению на него охранного документа - патента. Действует этот патент 20 лет, и в течение этого времени патентообладатель вправе делать со своим детищем все, что угодно: сбыть неизвестно кому, засунуть под подушку, вообще выбросить. О государственном интересе, технологической оснащенности или национальной безопасности реформаторы думали меньше всего: прежде всего - “забота об отдельном россиянине”.

Ну что ж, пусть механизм дряхлый и бестолковый, лишь бы работал. Однако в 1992 году особой работы Роспатента не наблюдалось. Конечно, на это нашлись абсолютно объективные причины: 15 суверенных государств, у каждого - свое новое законодательство, в самой России законы меняются чуть ли не ежемесячно, в результате очень многие заявки на изобретения подавались в одних условиях, а рассматриваться должны были в соответствии с совершенно другими нормами. Короче, для нормальной работы Роспатента понадобилась новая законодательная база.

Создавали ее 3 года! И до сих пор еще доделывают. Положение о Комитете по патентам и товарным знакам (Роспатенте) РФ, Патентный закон РФ, законы по охране промышленной собственности, Закон о товарных знаках, ряд нормативных актов - на это ушло время до конца 93-го. А потом - новая Конституция, новый Гражданский кодекс, и снова пошло-поехало. В итоге в самом Роспатенте первым полноценным годом работы считают 1994 год. Вполне возможно, законы всегда и везде принимаются так долго, однако для русских изобретателей масса времени ушло впустую.

Но вот, кажется, все налажено: и структура, и законы - пора уже работать. “Ничего не выйдет, - сказали вдруг в правительстве, - у государства на всякие там изобретения денег нету.” Просто и ясно. Рожали-рожали, массу сил извели, наконец разродились, и ребеночек вроде дышит, а кормить его нечем. Приведем слова тогдашнего гендиректора Роспатента из ежегодно публикуемого отчета этой организации: “С 1994 года испытываются большие трудности, в основном из-за нехватки финансирования, в осуществлении процессов, определяющих жизнеспособность и функционирование самой системы охраны промышленной собственности.” Если уж глава госструктуры, созданной самим президентом, заявляет подобное в официальном отчете, то, очевидно, дела на самом деле плохи. Написано это было в 1995 году, с тех пор финансовое положение Роспатента только ухудшилось.

Стали искать деньги и вспомнили о пошлине, которую обязан заплатить каждый изобретатель, обращающийся в Роспатент. Ввели ее еще 4 года назад, и с тех пор за счет нее да жалких подачек правительства наша государственная патентная организация сводит концы с концами. На вопрос, много ли денег приносят пошлины, мне ответили: “Да что же они принесут, когда они такие высокие?!” Посудите сами: сегодняшняя пошлина за одну только заявку на изобретение составляет 2 минимальные зарплаты. А еще - за проведение экспертизы - 3, за апелляцию - до 4, за товарный знак - 3 зарплаты. Если вспомнить теперь, что наши изобретатели ездят в Роспатент отнюдь не на “мерседесах”, а на троллейбусе, а наши НИИ сами сидят без денег по полгода, то становится ясно: у изобретателей нет денег, чтобы получить патент, а у Роспатента нет денег, потому что не идут изобретатели. Доходит до смешного: частное лицо не может безвоздмездно передать права на свое изобретение государству в обмен лишь на общественное признание - сначала он должен заплатить деньги и получить “царскую грамоту” - патент.

Итак, государство денег не дает, пошлины только отпугивают изобретателей, поэтому приходится искать деньги на стороне, то есть за границей. “Да кому мы там нужны?” - спросите вы. Еще как нужны. Международные фонды с радостью готовы финансово поддержать нашу “молодую демократию”, дать денег Роспатенту. Но только взамен они просят маленькую награду, чистую условность. Что может дать им нищая русская организация, занимающаяся патентами и изобретениями? Правильно, информацию. И вот уже несколько лет наши технологии, разработки, ноу-хау совершенно официально уходят за рубеж. В отчете Роспатента, уже за 1996 год, нынешний гендиректор Корчагин черным по белому пишет о “критической ситуации с экспортом наукоемкой продукции и высоких технологий”, о необходимости “системы патентной защиты экспортируемой высокотехнологической продукции”, о том, как мы передаем научные данные за рубеж, оставаясь лишь с правами авторства.

Даже странно как-то: что еще можно у нас, нищих и безнадежно отставших, отобрать? Ведь за десять лет количество одних только заявок на изобретения сократилось почти в 8 раз! Вот данные, приведенные в отчетах: 1987 год - 180563 заявки, 1990 г. - 118843, 1992 г. - 45694, 1996 г. - 23211 заявок. В этом году будет еще меньше. Любопытно, что составители отчетов напрямую связывают эти цифры с динамикой спада производства. Получается, что за десять лет спад производства составил 87%. От золотой горы осталась у нас лишь горсточка - и ее пытаются вынести вон.

Сначала реформаторы забыли об интересах государства, после пожалели деньги на свое же детище, затем закрыли глаза на разграбление и вывоз научного потенциала страны, теперь же им не терпится окончательно разделаться с патентной системой России. В Роспатенте грядет объявленная реорганизация, а на самом деле - лютое сокращение. Люди бегут десятками, сотни готовятся уйти по сокращению, остальные притихли и молчат - как бы и их не выгнали на улицу. Высокие начальники в командировках и на конференциях решают важные проблемы, занимают выжидательную позицию. Все ждут очередное реформирование, а Роспатент умирает.

Кирилл КУШНЕВ

ВРЕМЯ БИБЛИОФОБОВ

Игорь Феофанов

В VII веке до нашей эры великий царь Ассирии Ашшурбанипал - известный тем, что за 36 лет бесконечных битв не оставил в живых ни одного пленного врага, утопивший в крови весь Восток, - средь каменных башен и военных бараков своей столицы Ниневии основал самую большую библиотеку Востока, собрав в ней всю мудрость мира. Беспощадный воин и бездушный деспот за двадцать шесть веков до нас понимал, что власть над народами таится не только в наконечниках стрел и копий, но - в таинственных знаках, вырезанных на глиняных таблицах, слагающих письмена, несущих знание и могущество…

Сегодня, за тысячу дней до следующего тысячелетия, пожалуй, только недалекий человек не понимает, что будущее любой страны будет зависеть от того, насколько полно и эффективно она сможет аккумулировать и переработать потоки информации, циркулирующие в мире. За рубежом компьютерные носители информации через несколько лет окончательно переварят горы бумажной литературы и документации, разветвленные сети во главе с исполинской паутиной Интернет уже сейчас стерли границы информационного обмена и доступа к данным, на наших глазах осуществляется очередной передел мира, когда при поддержке десятка государств формируется глобальная структура, объединяющая информационные резервы каждой своей единицы в единое целое. Всякий причастный к этой системе сможет пользоваться всем объемом информации, для остальных доступ будет существенно ограничен или вообще запрещен.

А что происходит у нас? Да ничего не происходит. До нормальных компьютерных сетей нам, как до луны, о цифровых носителях информации большинство наших соотечественников вообще не догадывается, располагать данные на видеокассетах или надиктовывать на аудиомагнитофон совсем уж не эффективно, поэтому остается обычная бумажная полиграфия. А как у нас с книгами? Да все хуже и хуже. Раньше, до перестройки, мы выпускали 83000 названий и 3 миллирада экземпляров книг в год и занимали по этим показателям первое место в мире: “самая читающая страна”. В 1995 было напечатано… 30000 изданий при 600 миллионах экземпляров - это уровень России 1913 года. Вы помните, как мы все любили сравнивать с дореволюционным прошлым: и прокат чугуна, и процент грамотных-безграмотных? Теперь самое время вновь вспоминать начало века. Только счет будет не в нашу пользу. В 1996 году было выпущено “целых” 25 тысяч изданий. Сколько их будет в этом, секвестированном, году “начала признаков оживления”, не сможет сказать никто.

Книг мы издаем - крохи. Из этих крох в книжные магазины множества регионов России не попадает до 90%, а в целом по стране - до 60% книг. В результате единственным источником информации в компьютерно безграмотной России становится библиотека. При этом, заметим, только библиотеки предоставляют бесплатный доступ не только к данным и документам, но и к культуре. Казалось бы, за неимением лучшего, библиотеки - реальный выход! Сохраните ту централизованную библиотечную систему, которая была в советское время, наполните ее книгами - и своими, и иностранными, благо это не самый дорогой пока товар, раскошельтесь со временем на приличную компьютерную сеть, которая бы связывала наши библиотеки, - и тогда можно не опасаться остаться в один прекрасный день на голодном информпайке, безнадежно отстав и технологически, и духовно.

Однако не тут-то было. Советская библиотечная система развалена, книги практически не закупаются, а нищим библиотекам не то, что на компьютер - на зарплату для сотрудников денег не дают.

Раньше 100.000 массовых библиотек страны были объединены в 4.000 централизованных библиотечных систем по единым моделям. Это означало единство фондов, тщательную комплектацию всех библиотек, независимо от того: находятся ли они в Москве или в глубинке. Теперь процветание или смерть культуры и, в частности, библиотек зависят от прихоти местных начальников, от их финансовых возможностей. Если у края или области есть лишние деньги и если при этом их не очень жалко, то, может быть, они будут перечислены в библиотеки. Но чаще всего денег не хватает даже на жизнь, где уж тут думать о книжках? В результате затраты муниципальных библиотек России на комплектование фондов, по данным Министерства культуры, разнятся в пределах одного субъекта РФ в 100 раз, а в целом по стране - в 1000 раз; затраты на приобретение новых книг - в 15 раз. Зато все - “по-научному”, “по основам американского менеджмента” - децентрализация, управление на местах, ограничение полномочий Москвы.

Не хватает средств. В итоге до 85% издаваемых у нас новых книг отсутствуют в библиотеках на большей части России даже в одном экземпляре. Подписанный три года назад Закон “Об обязательном экземпляре документов” просто не выполняется. Достаточно сказать, что во всей стране получают этот бесплатный экземпляр лишь четыре федеральные библиотеки - из девяти, находящихся в ведении Минкульта РФ. Доходит до того, что библиотеки разрывают связи со своими коллекторами, потому что те требуют предварительной оплаты заказа и посылают своих сотрудников добывать книги на уличных развалах.

Финансы на нуле. И сегодня сельские библиотеки приобретают по 10-20 книг в год. В Москве - не легче. В Российской государственной (бывшая Ленинка) и Российской национальной библиотеках только за прошлый год поступления снизились в два раза, а в Государственной публичной научно-технической библиотеке за пять лет финансирование сократилось в 10 раз. В целом в 1996 году на подпрограмму “Формирование, сохранение и использование библиотечных фондов” Федеральной программы “Развитие и сохранение культуры РФ” (как много приятных слов!) было истрачено лишь 740 млн. из запланированных 12 млрд. рублей - это всего 6%!

А помимо этого - из-за взвинчивания почтовых тарифов и ненадежности пересылки межбиблиотечный обмен свелся к минимуму. А еще - удручающие условия безопасности и сохранности фондов в абсолютном большинстве библиотек. А вдобавок к этому - бегство сотрудников от нищеты из стен библиотек уже практически прекратилось, потому что почти никого не осталось. Наконец - по причине отсутствия денег в 1996 году не состоялось 5 важных межрегиональных конференции по библиотечному делу. Это как же надо было отрасль развалить, чтобы даже на конференции денег не было?!

В конце концов можно как-то смириться с тем, что наши художественные библиотеки загублены, но самое страшное, что в научных библиотеках - вузовских, академических, ведомственных - ситуация гораздо хуже. Крайне мало отечественных научных изданий, критическое положение с учебниками и пособиями, нет зарубежной литературы, недостаточна экземплярность, отсутствует книгообмен. Интересно, что в наиболее благополучные времена все библиотеки Советского Союза получали вместе только 5% научно важной литературы, издававшейся за пределами страны. При этом попадала она в основном лишь в Москву, Ленинград и Новосибирск. О том, какова эта цифра сейчас, горько даже думать. Для сравнения, в США в то же время равномерно распределялось по всем библиотекам страны до 50% мировой научной литературы.

Подобное состояние наших научных библиотек, являющихся сейчас едва ли не единственным источником поступления точной и оперативной информации о новейших научных разработках как у нас, так и за рубежом, наносит прямой ущерб национальной безопасности России.

На фоне таких проблем разговор о недостаточном компьютерном обеспечении выглядит издевкой. И все же, из 89 региональных научных библиотек только 10 имеют электронные каталоги, да и то - в малых объемах. На начало 97-го года по всей России в библиотеках было не более 5000 компьютеров, тогда как минимальная потребность в них - в 4 раза больше. Компьютерная сеть - это даже не завтрашний день наших библиотек, а художественная фантастика. Доступа к другим книгохранилищам нет ни у самой библиотеки, ни у ее пользователя. В тех же Штатах уже довольно давно существует и развивается Информационная сеть научных библиотек США (RLIN), войти в которую можно из любой точки земного шара (если, конечно, пустят).

Что ж, у нас денег нет. А где же хваленые международные фонды, которые так любят помогать нашей обескровленной культуре, неужели нет никого, кто был бы готов помочь нашим истерзанным реформами библиотекам? Оказывается, есть такие! Например, некий международный Комитет по доступу к информации и свободе самовыражения (CAIFE), активно трудящийся сейчас на просторах нашей страны. Правда, ни денег, ни оборудования Комитет не предоставляет, ведь у него есть более важные дела - обеспечивать “демократические” свободы в нашей дикой стране. Комитет ступает семимильными шагами, ведь в его руководстве такие “борцы за демократию”, как, например, некая М. Т. Чолдин, ведущий специалист по цензуре в Российской империи и СССР.

Или вот Сорос - он дает гранты на выпуск новых российских учебников по истории. И неважно, что по этим учебникам Вторую мировую войну выиграли американцы, англичане… ну и русские чуток подсуетились, - важно, что учебники эти бесплатные, и на первой странице в них - крупно - имя благодетеля. Иностранные благотворители не спешат помогать библиотечному делу в нашей стране. Да это и естественно, разве они сумасшедшие - восстанавливать стратегические запасы конкурента?

Интересно, когда наши резвые реформаторы поймут, что книги, библиотеки, информация - это великое сокровище нации, которое важнее подковерных игр и кремлевских склок, мощнее танков и ракет, доходнее приватизационных схем и процентных ставок? Наверное, только тогда, когда сами сходят в библиотеку, - почитать умные книжки.

После смерти Ашшурбанипала его библиотека пришла в запустение - новых царей не занимали непонятные знаки, выдавленные в глине - жажда звонкого золота и новых рабов заполонила их умы. Походы, сражения - все, как и прежде, но алчные цари, забывшие могущественные письмена, не обладали более мудростью мира. Войска Ассирии были наголову разгромлены ее вечными врагами, и через двадцать лет после смерти великого царя прекрасная Ниневия лежала в руинах. Ассирия погибла, ее народ так и не создал больше своего государства и исчез, растворился в языках. Все, что дошло до нас от грозной Ассирии, это несколько глиняных табличек среди груды камней.

Игорь ФЕОФАНОВ

НАУКИ ЮНОШЕЙ ПЫТАЮТ…

Святослав Попрушко

В стране развернулась дискуссия о путях реформирования российской науки. Чиновники и академики выступают на представительных форумах с глубокомысленными речами, однако как-то постоянно упускается из виду тот факт, что наука начинается с образования. В каком оно ныне состоянии? Полагаем, что этот вопрос не столь многозначителен, как кажется. Студент - это эмбрион Ученого. Чем и как он живет?

Чтобы стать студентом института, университета или академии, надо прежде всего сдать вступительные экзамены. Если учесть, что с начала 90-х во многих российских школах по нескольку лет не преподаются те или иные предметы по причине отсутствия учителей, а проезд в какой-нибудь университетский центр из, скажем, Читы или Барнаула при нынешних ценах на железнодорожные и авиабилеты недешев, то ясно, что проблемы начинаются задолго до стен избранной абитуриентом alma mater. Тем более, что в вуз часто стремятся поступить не ради изучения наук, а по соображениям престижа, и уже при Брежневе махровым цветом распустились платное репетиторство, взятки и всякий другой “блат”.

В последнее время среди студентов преобладают вчерашние школьники и школьницы: первые стремятся уклониться от службы в Вооруженных Силах, вторые - выйти замуж. Многие студенты искренне не понимают, зачем ходить на лекции, если есть учебники, и зачем вообще изучать логику, историю, политэкономию, не связанные прямо с будущей специальностью. Гораздо веселее на родительские деньги шляться по злачным местам или просто расхаживать в учебные часы по буфетам университета. Правда, раз в полгода случается сессия, но “сдать” ее можно, не учась: рефераты и курсовые продаются, а к экзамену можно подготовиться за два-три дня в читальном зале. Вот только полученные таким образом знания немедленно по получении вожделенного зачета стираются из памяти, как файл из компьютера, - мгновенно и навсегда.

Но кроме зажравшихся барчуков, в иные московские институты по чьему-то недосмотру попадают и нормальные ребята. Большей частью из глубинки, из небогатых семей. Их жизнь не столь беззаботна. Ведь стипендия давно уже превратилась в фикцию. Даже в МГУ она не превышает двухсот тысяч рублей. Поэтому большинство вынуждено совмещать учебу с работой, причем зачастую не имеющей отношения к будущей специальности.

Существенная часть жизни настоящего студента протекает в общежитии, хотя их число и сокращается в последнее время, делая приличное образование уделом лишь столичных жителей да отпрысков “новых русских”. Общежития довольно сильно отличаются друг от друга, однако всех их объединяет наличие мышей и тараканов, отсутствие мебели, скверное состояние сантехники. Реалии практически любой “общаги” - алкоголь, наркотики, разврат.

Все можно вытерпеть, если задаться целью получить образование. Все, кроме невозможности учиться. Для полноценной учебы нужны прежде всего книги. Между тем в библиотеках учебных заведений по причине нехватки средств практически нет новых книг. Правда, они продаются, но при солидных ценах не каждому по карману. Доходит до курьезов: в Московской юридической академии в прошлом году первокурсникам выдали учебники “Организация суда и прокуратуры в СССР” 1988 (!) года издания. Но самое трогательное зрелище - профессор, предлагающий занимающимся в его семинаре студентам приобрести у него его же учебник по себестоимости (“А деньги можно занести на кафедру…”).

Рассказывать о бытовом аспекте образования можно бесконечно, и в нем, как в капле воды, отражается весь комплекс проблем в данной сфере. Но и приведенных фактов достаточно, чтобы сделать вывод: высшее образование на грани окончательного развала. Уйдет в небытие потенциал советских времен, и все кончится. И что тут можно сделать?

Святослав ПОПРУШКО

“ПОЭТИКА МОЯ ПРОСТА”

Виктор Боков

* * *

Из ваших уст

летит строка Есенина.

Она, как юность, милая, далекая.

Я одобряю это увлечение,

Но почему не выучите Бокова?

Он натурален, искренен, певуч,

Ругаться могут

его строки смелые.

Он ливень летом

выпустит из туч,

Согреет душу, руки охладелые.

Послушайте! Я вам стихи прочту.

- Вы сами не поэт, случайно?

В поэзии люблю я простоту

И неразгаданную тайну.

Я утаил фамилию свою.

Стихи живут, поэты умирают.

Те люди, что меня везде поют,

Что это Боков -

даже и не знают!

30 июля 97 г.

утром, на даче

* * *

А мать моя была поэтом,

Не видел я ее с пером.

Она не думала об этом,

Она блюла хозяйство, дом.

Корову, лошадь, кур с гусями,

Корма им сыпала ведром.

Не барыней садилась в сани,

Въезжала в рощу с топором.

Валила белые березы,

Колола жаркие дрова.

Ходила в сильные морозы,

Копила добрые слова.

Она свое живое слово

Дарила, как кольцо с руки.

Ей с улицы кричали: - Соня!

Твои коровы у реки…

Жила и очагом, и кровом.

Понадобится - шла в метель.

Ее частенько добрым словом

Все поминают и теперь!

25 авг. 97 г.

днем, на даче

* * *

Я не вписываюсь в строй,

Где господствует нажива.

Звал я жизнь родной сестрой,

И душа была счастлива.

А теперь везде разор,

Беспорядок, беззаконье,

Разве это не позор -

Держат власть в руках драконы!

Банки, как грибы в лесу,

Сам банкир, как жук в навозе.

Вряд ли я перенесу

Время это в крупных дозах?!

Безнаказанно теперь

Землю частники кромсают,

Губят женщин и детей,

В нищенство людей бросают.

Провались ты, этот ад,

Сгинь, приспешний вице-рыжий.

Что же ты, пролетарьят,

Бросил праведный булыжник?!

27 авг. 97 г.

в девять вечера, на даче

МОЯ ПОЭТИКА

Поэтика моя проста,

И потому не умирает.

Стою я около куста,

И шмель мне рифмы собирает.

Я не пугаю жизнь тоской,

Зазря не шевелю страницами.

Давно живу я под Москвой

Со снегирями и синицами.

- Чирик! Чирик! -

мне воробей

Дает стихи четырехстопные.

Под воркованье голубей

Я изучаю Аристотеля!

Пастух мой хлопает кнутом,

Спускается к реке по насыпи.

Слова бегут ко мне гуртом

И строятся в мои анапесты.

Под тонкой ивой родничок,

Там пьют телята белолобые.

И я ловлю его звучок,

Как метрику моей мелодии!

16 авг. 97 г.

утром, на даче

* * *

Кругом родня, а все чужие.

А все, как мамонты из тьмы.

Не узнаю свой род, Россия,

Переродились, что ли, мы?!

- Пошли грибы! Какая радость!

Сказал об этом - все молчок.

- А где они? Нельзя ли адрес?

Спросил приезжий старичок.

- Пошли грибы! - я повторяюсь.

Мне говорят:

- Отстань ты, псих!

А я все больше укоряю

За безразличие своих.

Они молчат. Событье лета

Находят все теперь в другом.

Волнует всех одна примета,

Что много жуликов кругом!

- Пошли грибы! -

Да черт бы с ними,

Гриб - он в желудке не жилец!

Когда же наконец мы снимем

И лень, и сон с живых сердец?!

14 апреля 97 г.

утром, на даче

* * *

Россия! - говорят поэты.

Россия - говорят политики.

Все выраженья перепеты,

А ты свое словечко выкати!

Простое, как роса на травах,

Как руки женские с мостка,

Как скрип весла на переправах,

Как звон точильного бруска.

Бери словечко из-под сердца,

Пускай дымится горячо.

Россия! Мне с тобою спеться,

Спаяться, сблизиться - ничто!

Как ярко вспыхнул мак на грядке,

Озарено твое лицо.

Россия! Друг мой, все в порядке,

Я для тебя нашел словцо!

2 июля 97 г.

утром, на даче

* * *

Песни окопные не допотопные,

В них еще не высохла кровь.

Армия все еще помнится, вот она,

С приказанием: -

Встаньте в строй!

Лейтенант

невозможно молоденький,

Чуть поскрипывает ремень.

Мы, солдаты,

идем, как колодники,

Нас подсчитывают каждый день.

- Боков! - Тут я!

Пока целехонек,

Не окочурился от немчуры.

- Это что там еще за оханье?!

Не скулите, тут нет конуры.

- Запевай! Ну а как же иначе.

Песня мне подымает кадык.

- Мне сегодня

блондинка снилася,

Вот насколько я к ней привык.

Дружный хохот, душе облегчение.

Все ты выдумал,

младший сержант.

Он рассказывает с увлечением,

Даже хвастает: - Я талант!

А на фронте дела неважные,

Не смыкают очей военпреды.

Верьте нам, тыловые граждане!

Мы вернемся домой с Победой!

11 июля 97 г.

вечером, на даче

ФЕДОР ВЛАСОВИЧ

Люблю, когда беседа ладится,

Не угнетает куча дел.

Я не нашел сегодня адреса

Того, с кем в лагере сидел.

А кто он был? Да Федор Власович,

Из-под Калуги агроном.

Он помнил все стихи Некрасова,

Как хлеб держал их за столом.

Служил мой Федор

в царской армии,

Царь Феде саблю подарил.

Глаза его сияли карие,

Когда о прошлом говорил.

Он вспоминал свое венчание,

Свою невесту, свой венец.

Рассказ звучал, как величание,

Как ратный подвиг двух сердец.

Он скромен был,

не хвастал мудростью,

Не жаловался никому.

Любил побриться

ранним утречком,

И был опрятным потому.

Беседы наши продолжалися,

Нам нужные слова нашлись.

Мы с Федором за них держалися,

Своей беседой мы спаслись!

5 сент. 97 г.

днем, на даче

* * *

Не считай мои раненья,

У меня их через край.

Посчитай стихотворенья,

Песни, что я написал.

Я творя, как свечка таял,

Сердцем, разумом, душой.

Что я сделал, вам оставил.

Жил надеждою большой.

Братья! Люди! Помяните

Словом добрым вы меня.

Имя Виктор повторите

В голубом сиянье дня.

17 сент. 97 г.

вечером, на даче

Я БОЛЬШЕ НЕ ИГРАЮ ( фрагмент романа )

Юрий Хомутов

Этот отрывок из романа Юрия Хомутова - его первая публикация в московской печати. Живет он на Украине, в Донбассе, прозу пишет по-русски. У его романа - достаточно, как сказали бы строгие критики, претенциозное название: “Я соткан по Фрейду”… Действительно, эта фраза мало подходит к нынешней “незамысловатости” жизни, но ведь и роман свой Юрий Хомутов писал несколько лет: от той поры, когда простое нередко казалось сложным, - и до наших дней, когда представлявшееся сложным часто оказывается таким простым… Просто, и обыденно меняются взгляды, убеждения, чувства, люди и времена. Непросто только одно - понять: почему это происходит? Над этим и размышляют автор и его герой.

БАНКЕТ ПО СЛУЧАЮ юбилея Астрова в ресторане “Глория” был в самом разгаре. Алкоголь не придал мне той веселости, на которую я расcчитывал, и я все блуждал по залу в состоянии неизвестного ожидания. Несколько гостей тоже болтались без дела. Приглашенных было человек под шестьдесят, больше половины из них я не знал и знать не хотел. Иногда мы смотрели друг на друга, как сквозь стеклянную дверь, и сразу удалялись в разные стороны.

Пока еще все были чинны и благопристойны, но кое-где уже раздавался смех, а к юбиляру выстроилась длинная очередь женщин и мужчин с цветами. Т. Р. С. был сегодня в синем костюме, он источал любвеобилие к окружающим, улыбался рано поблекшей жене юбиляра, которая рядом с ним была по-настоящему весела. Она вела себя так, словно ее мужу вручили Нобелевскую премию, а от денежного вознаграждения половина полагалась ей - за ее вдохновение и ушедшую молодость.

Здесь же и Эмилия, она смотрит на меня издалека, как на грешника, с мягким укором. Возле нее - отпрыск семейства Астровых, человек заурядной внешности, зато прекрасно одетый в двубортный костюм с цветастым галстуком, с вежливой, располагающей к себе улыбкой, неагрессивный на вид, с написанным на лице желанием найти единство с другими. Как никто другой, он подходит для работы в команде. Бизнес - дело коллективное.

Эмилия с радостной угодливостью смотрела на него, как на мешок, набитый деньгами, и не скрывала своего чрезмерного любопытства. Это был тот человек, который мог бы воплотить в реальность ее воздушные замки.

- Вы очень прелестны, - сказал он ей в конце их беседы. Может, он собирался сказать что-нибудь еще более важное, но я подошел к ним совсем близко. Уверен, свет в зале после фразы молодого человека уже не казался Эмилии тусклым, и она расплылась в неестественной улыбке.

Мне стало неудобно за этот ее подобострастный взгляд. Я понимал ее состояние, но нельзя же унижаться до такой степени.

- Что с тобой? Ты так странно смотришь… Что-то случилось? - спросила Эмилия и посмотрела по сторонам, но залу до нее не было никакого дела.

- Нет, ничего, - ответил я.

- Ты меня напугал…

Короткая передышка закончилась. По просьбе одного из родственников Астрова мы снова расселись по своим местам. У микрофона столпилась кучка людей, вступивших в состязание по восхвалению юбиляра. У некоторых получалось хорошо, они вполне недурно могли бы зарабатывать себе этим на кусок хлеба.

Говорили много, пили и ели еще больше. Сам юбиляр уже не был просто важной персоной - у всех на глазах он превратился в выдающегося человека. Кто-то из подчиненных стал перечислять и подытоживать его заслуги в области микробиологии, которой он посвятил около сорока лет жизни. Верного ученика одернули и усадили. Юбиляр, смущенно улыбаясь, встал, подошел к микрофону и напомнил всем, что они пока не на кладбище. Короткую речь прервал общий хохот. Судя по виду, юбиляр собирался жить еще долго. Прежде чем опуститься на стул, он весело призвал гостей продолжать трапезу.

Все последовали его команде. Когда же грянула музыка, женщины стали требовать к себе внимания, а мужчины - вскакивать с мест. Начались танцы. Мне было тоскливо от этого зрелища: перезревшие люди выглядели смешными, танцуя рок…

КОГДА Я ВОШЕЛ в туалет, редактор местной “Новой газеты” М.К. , наклонившись над умывальником, приводил себя в чуство холодной водой. Левой рукой он опирался на раковину умывальника, а правую ладонь держал под струей воды, потом поднимал ее и проводил по лицу.

Раньше он служил в той же должности коммунистам, теперь нашел себе другого хозяина, а со своими “новыми единомышленниками” изменил дух, тематику и направление всей газеты. Обнаженные красотки поселились на страницах его еженедельника, благодаря чему нетребовательная часть читателей раскупала весь тираж, упиваясь статьями о сексуальных проблемах или прогнозами ясновидцев и предсказателей, которые за свои гонорары сулили, в какой день лучше разбогатеть, а в какой - опасаться беды.

- Ты знаешь, сначала у меня не было никаких причин напиваться, - зачем-то стал объясняться М.К. - Но потом осмотрелся… Тебе не кажется, что все мы сходим с ума?

Я не люблю, когда начинают оправдываться.

- И уже сошли? - спросил я.

- Нет, но мы на пути. У меня ощущение, что мы все - в одном длинном товарном вагоне. Вся орава. Никто не знает, куда мы мчимся…

Он поднял голову и посмотрел на мое отражение в зеркале. Я вытащил из кармана “…”, выдавил две таблетки, а пустую упаковку выбросил в урну.

- Мне ясно только одно, - сказал я, - если у человека происходит внутри организма нежелательный биохимический процесс, то нужен препарат, чтобы изменить это состояние.

Его взгляд замер в вопросительном недоумении.

- “…”, - сказал я.

- Ты веришь в его исцеляющую силу?

- Мне помогает.

М.К. ухмыльнулся, но взял. Потом небрежно кинул таблетки в рот, запил водой из-под крана и продолжил свое раскаяние:

- Знаешь, я всю жизнь чувствую себя рассыльным мальчиком. Думал, настанет новое время - тоже стану другим, а я …

- … вульгарный юноша, выкормленный искусственно и живущий за чужой счет?

- Не перегибай. Я ведь могу и обидеться.

- Но разве ты единственный здесь, кто чувствует себя коридорным при богатых?

- Но ты-то избежал этого?

- Ну, это целая наука… Я думаю, тебе уже поздно ее постигать.

- Ты эгоист.

- Мой эгоизм не разрушает меня. Но время и терпение помогут и тебе.

Все, что я сказал, было ложью, но я не испытывал стыда. Оказывается, и у меня он притупился за эти годы. Я надеялся, что сейчас мозг М.К. не сможет сосредоточиться и уличить меня во лжи.

И уж тем более - разглядеть мою неуверенность. А ведь именно она превратила меня в “потустороннего” наблюдателя. Конечно, был и другой вариант - стать борцом, но за что бороться? Я так и не смог определить до сих пор своих целей - да и я ли один? Впрочем, сейчас легко оправдывать себя этими словами: я не борец по характеру, у меня гены гедониста. Наслаждение - мой удел. И терпение. Хоть у кого сегодня терпение может лопнуть от того, что творится вокруг, но не у меня. Может, лучше удариться в мистицизм или новую религию?

Неожиданно багровое лицо М. К. рассмеялось.

- Если честно, я презираю себя за свою слабость. - Он сник, но в интонации я уловил жалость к самому себе. - Это все они сделали со мной… Лучше бы я стал врачом. Помнишь, когда нам было всего по семнадцать? Зачем я изменил своей мечте?

- Ты и хотел стать газетчиком, журналистом-международником - чтобы объездить весь мир.

- Это из-за тщеславия и нищеты. От желания добиться своей значимости. Поэтому я и принял их ценности. Еще тогда. А они просто убили меня. Уже давно, а сегодня их дети добивают мертвого… Зачем они вытащили меня из упакованного ящика на белый свет? Я уже нечувствителен к свету.

- Привыкнешь, - попробовал я его успокоить.

- Могут засунуть обратно. Чтобы потом кто-то смог погромче выкрикнуть, как на аукционе: продано за наличный расчет, но с оплатой при доставке!.. А потом опять кто-то выбросит его за ненадобностью. Так что наша жизнь состоит из одних глаголов: бросить взгляд, пролить свет на.., вносить ясность, терпеть, менять, ронять, сбрасывать, выкинуть, родить раньше срока, подсчитывать убытки, распределять, назначить, отливать медали, свергать, разрушать, опускать глаза, повергать в уныние, подать голос, взваливать вину на кого-то, бранить, упрекать, связать судьбу с кем-то, лишить уважения перед народом, бессмысленно улыбаться во весь рот…

Презренная улыбка появилась на лице М. К. Усмешка в адрес себя самого или других? Он машинально вытер руки о плотную ткань своих брюк, как делал обычно я после операции, когда снимал перчатки, чтобы размять вспотевшие пальцы. Другой след от воды он оставил на рукаве моего пиджака. После чего удалился, что-то еще говоря, но потом и его голос постепенно исчез.

А Я ПОСМОТРЕЛ на себя в зеркало. Когда лицом к лицу, главное - не растеряться. Моя ничего не выражающая физиономия сохраняла невозмутимый вид. Я вообще выглядел неплохо, морщин почти не было видно. Правда, свет был неяркий, и стоял я от зеркала метрах в двух. Конечно, можно было подойти и поближе, но зачем себя расстраивать…Я смотрел на свою переносицу в зеркале до тех пор, пока лицо не рассеялось, как и воспоминания из прошлого, которые уже в некоторых местах слились и замерли, но еще не изгладились из памяти насовсем.

Интересно, а что я скажу себе в конце жизни? Моя попытка не удалась? Я не воспользовался возможностью? Жизнь оказалась слишком короткой? Я не успевал, мне не позволяли - и я перестал действовать? Неумело распорядился своей жизнью?..

Но почему же меня не мучит досада, как других? Неужели срабатывает инстинкт самосохранения?

Конечно, можно оправдать и собственный страх - стоит только заставить себя поверить в то, что требуют. Или каждый раз, чтобы оправдать свое существование, вбивать себе в голову, что ты нужен людям?

Мысль остановилась, и я снова увидел себя отраженным в зеркале. Стою с заложенной за борт пиджака рукой. Поза Наполеона. Когда это она стала для меня привычной?

Усталый человек, усталое лицо, усталый голос. Я устал. Я устал от этой жизни. Я устал от этого общества. Я устал что-либо делать.

Прямой характер, прямой удар, открытое лицо. Я буду с вами предельно прямым: я больше не играю.

Нечестная игра. Несчастная игра. И пора возвращаться в зал, наконец.

“И ВСЕ НАЧАТЬ С НУЛЯ…”

Владимир Демидов

Исполнилось 65 лет поэту Владимиру Демидову, чье трудовое и творческое становление прошло в шахтерской Горловке, где он, сын погибшего на Мамаевом кургане офицера-красноармейца, рос в детском доме, был рабочим, начал писать стихи. Потом были Литературный институт, бессменное руководство старейшим литобъединением “Кочегарка”, множество книг поэзии, прозы, переезд в Москву, годы активной творческой работы. 6 декабря с. г. в Союзе писателей России (Комсомольский проспект, 13) в 18.00 пройдет его творческий вечер, на который Владимир Демидов приглашает своих читателей и коллег, земляков и друзей. “Завтра” тепло поздравляет поэта и публикует его стихи.

ПОЛЕ

Разрывается сердце от боли;

Рухнуть наземь

и руки - вразброс:

Умирает колхозное поле,

Даже хлеб лебедою зарос.

Молчалива она, сиротлива,

Словно ларец,

где выкрали клад,

Та земля,

что Россию вскормила,

И поэтов ее, и солдат.

Что и в годы невзгоды

Рожала

И счастливой была от забот.

На нее опиралась держава

И молился единый народ.

Виновата лишь в том, что богата

Трудоднями

и братством людским,

И за то -

на заплате заплата! -

Разорвали ее на куски.

В одиночку и сеем, и полем,

Вспоминаем о прошлом своем,

Но звучат еще песни над полем,

Те, что вместе уже не поем.

То ли спит мой народ,

то ли болен,

То ли все возложил на внучат:

Умирает великое поле,

А его землепашцы молчат.

Привыкаем к позору, к неволе.

Ты простишь ли нас,

Родина-мать?

Умирает родимое поле,

А сыны не приходят спасать…

ЖЕСТОКОСТЬ

Сдвигал сурово Сталин брови,

И было слово, как приказ.

Но даже он не пролил крови,

Чтобы держать в руках Кавказ.

Он знал,

что клич: “За око - око!”

Посеет смуту и раздор:

Карать жестокостью жестокость

Умеют горцы с давних пор.

Решая все вопросы смаху

И трезво не вникая в суть,

Легко столкнуть

Христа с Аллахом -

Попробуй к миру их вернуть!

Он жестко строил, но не рушил

Пусть там, где вечно холода…

Зачем же рушат наши души,

Да пострашней, чем города?

Кто станет

с тем грузином вровень,

Кто скажет голосом Кремля:

“Ни русской,

ни чеченской крови

Не стоит мертвая земля!”

ПЧЕЛЫ

…Уходит в ночь разведка -

Полночная душа,

Над сломанною веткой

Напрасно не жужжа.

Она молчит до срока,

Она не ест, не пьет,

Но все, что брызжет соком

И радостью, найдет.

Потом ее посыльный,

Запомнив венчик-дзот,

Падет на холм могильный,

Но к цели доползет

По лучику в овраге,

По стынущей росе,

Чтоб верные присяге

Пошли в атаку все:

Эскадрами - к высотам

Уже не наугад,

Чтоб золотился в сотах

И мак, и виноград,

И тихая гвоздика,

И желтый лепесток,

И запылавший лихо

Лазоревый цветок.

Хоть крылышки сотрут их

Под ливнем и жарой,

Зато погибнут трутни

От жизни даровой.

Их отдых будет краток

Под ливнем и жарой,

Но станет возле маток

Кружиться новый рой,

Чтобы лететь под пули

И все начать с нуля,

Чтоб богатели ульи

И с ними - вся земля.

Чтоб родились рассказы

Да и стихи про пчел,

И мальчик синеглазый

Однажды их прочел

И понял, что на свете,

Верша и труд, и суд,

И старики, и дети

В одной семье живут!

ЮРИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ ( к 60-летию Ю.М.Медведева )

Владимир Бондаренко

Для меня Юрий Медведев всегда символизирует волю к Победе. Знаю его уже лет двадцать, и где бы он ни работал - в ”Молодой гвардии”, в “Нашем современнике”, в “Москве” - он всегда выбивался из общего ряда угрюмых, задумчивых почвенников, отстаивающих народные интересы. Он тоже их отстаивал, и с не меньшим рвением, но как-то более победно и весело, без скорби неминуемого поражения, без плача над потерянным… Последний плач, последний поклон, последний колдун, последний привет, последний холм - все это было не для него.

Юрий Медведев и из последнего стремился сделать первого. Он молился не столько прошлому, сколько будущему России. И не случайно он стал фантастом. Непримиримый борец за русскую идею, он оснащал эту идею проектами будущего… Своим горделивым видом, своей походкой, своей изысканностью он всегда напоминал и напоминает какого-то шляхтича из древних родов времен Гедиминаса. Я уж думал, что Юра, подобно Никите Михалкову или Дмитрию Жукову, - из уцелевших дворян. Нет - самого что ни на есть крестьянско-казачьего роду-племени. Отец из донских казаков, мать из крестьян, ставших купцами. Но - там и там - явная пассионарность… Отец стал военным летчиком, сталинским соколом, а предки матери не просто из крестьян в купцы выбились, но и были в числе основателей города Новониколаевска, ныне Новосибирска… Там и рос в детстве Юрий Медведев. Но потянуло сухопутного сибиряка после школы в высшее военно-морское училище. Романтика моря, космоса свойственна всем подросткам, но не все добиваются ее воплощения, не для всех она становится жизненным кредо.

Служил на Севере, но уже и писал, сочинял, по рекомендации известного мариниста - писателя Николая Задорнова - поступил в Литературный институт. Учителей и наставников находил себе сам… Конечно, прежде всего учился у Ивана Ефремова, до сих пор замалчиваемого великолепнейшего нашего писателя-фантаста, мыслителя, русского патриота. С тех лет с легкой руки Ивана Ефремова Юрий Медведев и тянет лямку защитника русской отечественной фантастики… Сколько раз громили его наши космополитические русскоязычные фантасты, подминавшие под себя и ныне успешно монополизирующие этот литературный промысел. А Юрий Медведев в ответ на травлю успешно возрождает русскую фантастику, ныне в издательстве “Русская книга” уже вышло под его началом восемь томов двадцатитомной “Библиотеки русской фантастики” с X (!) по ХХ век…

Неугомонность заставляла Медведева пробивать через все политбюро выпуск “Поэтических воззрений славян на природу” А. Афанасьева, хотя возражали все, начиная с академика Лихачева. Это Медведев был инициатором полной публикации в течение двух лет в журнале “Москва” “Истории…” Карамзина. Сейчас подобным никого не удивишь, но тогда для истосковавшихся по русской подлинной истории труд Карамзина был великим откровением. Тираж журнала “Москва” поднялся до семисот тысяч.

Постепенно издательская деятельность становилась главной в пассионарном порыве Медведева, из своего осталось время только на стихи, да и то - в подражание Алексею Константиновичу Толстому - на иронико-историческую тему. В пространстве патриотической литературы таких устремленных в будущее, футурологических мечтателей-делателей не так много, и не случайно рекомендации в Союз писателей Юрию Медведеву давали Александр Проханов и известный русский фантаст Александр Казанцев.

Последние годы Юрий Медведев мог бы спокойно жить и почивать на лаврах - насколько я знаю, на хлеб с маслом ему бы хватило, и вести неспешную издательскую, уже упорядоченную и привычную, работу. Но он влезает в новые проекты. Помню, мы с ним почти одновременно вышли на девяностолетнего старца из Казахстана - Альфреда Хейдока, удивительного мистического русского писателя… Я впервые написал о нем еще в советское время в “Советской России”, за что мгновенно был рахслестан партийно-прогрессивными писателями, увидевшими в пропаганде Альфреда Хейдока “оскал белогвардейщины”. Юрий подбирался к нему как бы по линии фантастики, прикрывая этот “оскал” научно-фантастическими размышлениями… Но так по-настоящему мы еще и не открыли русскому читателю этого удивительного автора. Я занялся газетой “День”, Юрий - выполнением грандиозных проектов по публикации славянской мифологии, а тем временем старейший наш русский писатель Альфред Хейдок, из латвийской деревни в начале века волею судеб перекочевавший в Маньчжурию, воевавший у барона Унгерна, друживший с Николаем Рерихом, просидевший немало лет в сибирских лагерях, - ушел в мир иной… Земля ему пухом, и я надеюсь, мы с Юрой Медведевым вместе издадим первоклассный том его рассказов и повестей в его же космических иллюстрациях.

Юрий Медведев тонко ходит по краю. Еще шаг - и впадение в ересь, еще шаг - и перед тобой оккультные миры Блаватской, кришнаиты и мунисты… Но есть же великая и пророческая славянская мифология, есть зачарованная Русь, есть православная мистерия, есть святые пророчества Серафима Саровского.

Эти миры и открывает нам ныне издатель-подвижник Юрий Медведев. Не так давно вместе с Еленой Грушко, своим постоянным соавтором по широко известным “Словарю русских суеверий”, “Словарю имен”, “Словарю русских фамилий”, “Словарю славянской мифологии”, и в содружестве с молодым пензенским художником Виктором Корольковым они выпустили “Энциклопедию славянской мифологии” - многокрасочный альбом большого формата на знаменитой шведской бумаге с восьмьюдесятью иллюстрациями. Такое издание появилось впервые в мире.

Это - медведевский ответ западнизации и американизации нашей культуры. Это его собственный подарок к своему шестидесятилетию, которое он отмечает шестого декабря.

А впереди - громадье планов, к счастью, энергия еще не растрачена и сил хватит на многое. Задуман Музей славянских культур, задуман Институт русского народа…

Надо ли во время нынешней ельцинско-чубайсовской чумы, во время голода и холода, разора и разврата издавать такие роскошные фолианты и размышлять о славянской мифологии? Конечно, надо. Было бы кому. И хватило бы сил. Когда мы все поймем, куда нам надо идти и какое государство нам предстоит строить в третьем тысячелетии, когда мы все поймем, каким будет наш русский век, первый век третьего тысячелетия, - тогда и начнется новый подъем России.

А пока я, да и вся наша редакция газеты, от всей души поздравляем Юрия Медведева с шестидесятилетием, и дай Бог тебе, брат, исполнить многое из задуманного! Удачи тебе и Победы!

На снимках: Юрий МЕДВЕДЕВ на развалинах Римской империи; “Равноденствие”- работа знаменитого русского художника Виктора ЧЕРНОВОЛЕНКО (1900-1972 гг.) из его альбома, впервые изданного в России Ю.Медведевым.

ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Однажды в студеную пору разгрома я из дому вышел, был легкий мороз. Гляжу - пробирается к “Белому дому” четверка, везущая долларов воз. И шествуя важно, в спокойствии чинном, ее возглавляет известный приват - с большим гонораром, в пальто своем длинном, глаза плутоваты, а сам рыжеват…

- Здорово, инвестор! - Ступай себе с кохом! - Уже бойко ты грозен, как я погляжу. - Откуда деньжищи? - Да пишем немного… Хозяин не рубит - вот я и вожу. (В Кремле раздавалось храпенье со свистом). - А что у него-то - большая семья? - Семья велика, да народ неказистый. Из незаменимых - лишь он да лишь я!..

- Так вон оно что! А как звать? - Реформатор. - А кой тебе срок? - Не бери-ка на понт! Но, бывшие!.. - вдруг завизжал благим матом. - Сворачивай в благотворительный фонд!..

* * *

Н. ГЛАДУШЕВ, Тверь: “Два или даже три автора у одной книги - это еще ничего, нормальное соавторство. Но один текст на целую группу - это что же за занятие?”

Это занятие группентекстом…

* * *

Н. ТЕЛЕШОВ, Владимир: “Странное дело: все наши боссы продолжают издавать свои книжки, а вот гонорар, заявляют, теперь никому не нужен…”

Да оно и книжки их никому не нужны, вот что главное. А потом - какой еще гонорар, если его при этом режиме и настоящим-то писателям не платят? Не тем, кто боссы - а тем, кто босы…

* * *

Р. ДЕМИН, Дубна: “За вполне обычную операцию медики запросили такую необычную сумму, что можно, прошу простить, охренеть… Как же это называется?”

Так вот и называется: здравоохренение…

* * *

В. САПРОНОВ, Москва: “У нашей мэрии есть футбольная команда, у администрации президента - есть, у правительства - есть, а вот у страны - нет. В чем же дело?”

Не в том ли, товарищ, что у нас мэрия - есть, администрация президента - есть, правительство - есть, а вот страны - нет…

* * *

Г. ВОЛИН, Екатеринбург: “А я вам скажу, патриоты, так: правительство народного доверия - это ваш бред! Не надо, господа, дураков у власти”.

Ну что вы разволновались, никто вас пока туда и не звал…

* * *

Все хуже в России житье человеку, но если и правда - как слухи идут - “В лесу раздавался топор дровосека”, - то где этот лес и когда раздают?..

ЗАБЛУДИВШИЙСЯ ТРАМВАЙ

Юрий Путрин

Все знают - конечно, знают, что Россия переживает чудовищной силы демографический взрыв, и каждая русская женщина рожает по семь, по десять, а то и по пятнадцать детей… Иной раз и не хотят так много, а нет-нет, да и родят с десяток пострелов… И все из-за чего: планировать, понимаешь, не умеют… В этих сложных, почти что китайских, условиях работает Российская ассоциация планирования семьи (РАПС) под чутким руководством думской матери Е. Лаховой. На прошлой неделе сия организация радостно объявила о проведении в Москве месячника борьбы с перенаселением.

По замыслам организаторов, в этом месячнике непременно должны поучаствовать женщины России вообще и “Женщины России” как фракция ГД. Также предполагается массовая раздача противозачаточных средств на улицах города.

“Лучше один ребенок, но желанный” - ласково увещевает нас цветная рапсовская листовка. В другом месте читаем нечто назидательно-строгое: “Используйте презервативы!”. А в разделе “Как предупредить нежелательную беременность” можно прочесть, например, что лучший метод контрацепции - это стерилизация: гарантия выше ста процентов…

Вообще-то существование в современной России мальтузианских сект, ненавязчиво проповедующих стерилизацию (женскую и мужскую), нисколько не удивляет. Не удивляет также официальный статус, по сути, неофашистских структур, улыбчиво пропагандирующих идеи Гитлера (тезисы демографической политики третьего рейха по отношению к славянским народам)…

Совершенно не удивляет сочувствие и участие в деле подобного “планирования” таких господ, как Николай Гончар, Мария Арбатова, Ролан Быков, Михаил Горбачев, Татьяна Заславская, Вячеслав Зайцев, Лев Разгон, Лидия Федосеева-Шукшина… а также Нуйкина с Приставкиным, этих Добчинского и Бобчинского российской демократии.

Удивляет именно простодушное нахальство “рапсовцев”, очевидно, полагающих, что в России живут полные кретины, и навязать им любую идею не представляет труда. Видимо, это простодушие и подвигло лаховцев запустить по рельсам вокруг Чистых прудов своеобразный агитвагон под клубнично-сливочной вывеской “Трамвай ЖЕЛАНИЕ”, в котором предлагалось юным выпускницам медучилища и ученицам швейного ПТУ N 52 внушить известные представления и идеи о материнстве, а также вручить сувениры в виде (о, бедный Тенесси Уильямс!) противозачаточных средств…

Однако похабная акция, слава Богу, была предотвращена общественностью. Москвичи в количестве примерно двадцати человек, кроме обычных плакатов, проклинающих растлителей, на этот раз запаслись тухлыми яйцами и краской. Имиджмейкеры, выполняющие депопуляционное задание мирового правительства, и отъявленные лоббисты фирм, выпускающих контрацептивы, - были посрамлены… Когда полетела в разные стороны скорлупа, вместо цветастой надписи “Трамвай ЖЕЛАНИЕ” на крыше вагона появилось “Бордель ЖЕЛАНИЕ”, а по бокам алые сердечки были снабжены косыми текстами - такими, как “срам, блуд, позор”,- в этот момент уже и наивные слушательницы из ближайшего ПТУ, очевидно, устыдившись, начали выпрыгивать из трамвая и разбегаться по переулкам. В протестном действе приняли участие и два радикально настроенных православных священника. Прибывший наряд милиции вознамерился задержать батюшек, но в неразберихе популярные представители церкви смешались со взволнованной толпой молодежи… Некоторые храбрецы пытались с помощью обыкновенных петард подорвать богомерзкий “секс-трам”…

Хочется от души поблагодарить безвестных активистов, но их усилия, похоже, идут вразрез с государственной политикой, направленной на дальнейшее вымирание русского народа. Так, правительство РФ в лице Министерства здравоохранения утвердило для Калужской и Тверской, коренных русских областей, экспериментальную программу регулирования рождаемости, предложенную американскими специалистами и финансируемую из-за рубежа. Одним из ее пунктов является “добровольная” стерилизация женского населения. “Добровольность” обеспечивается суммой от двухсот до трехсот долларов вознаграждения всем желающим “самкам”. Программу поддержало и руководство думского комитета по здравоохранению. Вот кто по праву должен бы получить все, доставшееся “сексуальному трамваю”. Но - лиха беда начало…

Юрий ПУТРИН

Рисунки Г. Животова

ПРАВДА О ЧЕЧНЕ

Первый фильм сериала “Чеченская война” страшен. Страшен своей логичностью и неоспоримостью. Страшны впервые сведенные воедино кадры прихода или привода Кремлем Дудаева к власти. В фильме впервые вскрываются причины и закулисные пружины становления дудаевского режима. Рассказывается о геноциде русскоязычного населения. Уникальные видеоматериалы показывают, как готовился военный поход на Чечню, как он начинался.

Авторы бесстрастно анализируют все этапы этой войны, раскрывают ее тайны и закулисы. Январский штурм Грозного. Захват Басаевым Буденновска. Августовский захват Грозного дудаевцами. Тайна смерти самого Дудаева. В фильме собраны уникальные видеоматериалы российских и зарубежных репортеров.

Видеокассеты с фильмом “Чеченская война” можно приобрести в редакциях газет “Завтра”, “Литературная Россия”, журнале “Наш современник”, у музея В. И. Ленина.

К прокату готовится следующая серия “Чеченской войны” - “Солдатская правда”, где будут впервые собраны никогда ранее не демонстрирующиеся видеоматериалы ГРУ, Генерального штаба и фронтовых видеоматериалов, рассказывающие об этой войне с точки зрения солдат и офицеров…

"ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ"

Вышел в свет пятый номер популярного ежемесячного приложения “День литературы”. В этом номере вы найдете новое осмысление знаменитого Серебряного века русской поэзии в статьях Владимира Бондаренко и Александра Дугина. С вами вновь поэтические шедевры Блока, Гумилева, Ахматовой, Клюева, Хлебникова, Волошина, Есенина и Маяковского… Вас ждут замечательные рассказы Дмитрия Балашова, Ивана Буркина и Владимира Галкина, новые стихи Станислава Золотцева, Багаутдина Казиева, Ивана Голубничего и первая публикация в столице талантливого поэта из Мурманска Николая Колычева… Мир русской провинции вам откроет кудесник слова Владимир Личутин. Как всегда острая литературная полемика в статьях Валентина Курбатова, Владимира Гусева, Александра Михайлова; Виктору Топорову отвечает другой петербуржец Геннадий Муриков… С вами новые молодые звезды русского рока и новые пародии Евгения Нефедова. С вами непримиримый Зоил.

Главный редактор выпуска - Владимир Бондаренко.

Спрашивайте “День литературы” N 5 в редакции и у распространителей газеты “Завтра”.

Наш тел.: 245-96-26.

"ДЕНЬ ВОИНА"

Вышел в свет “День воина N3. В нем впервые поднимается занавес над тайнами Чеченской войны. Кто отдал приказ о штурме Грозного? Кто продавал дудаевцам оружие? Кто сдавал планы штабов боевикам? Об этом - полоса “Окопная правда”.

Конструктор ядерных боеприпасов выступает против ОСВ-2.

Генерал-майор Яковлев воевал во Вьетнаме, сбил Б-52, командовал корпусом ПВО, а погиб на московской улице. Очерк о нем - в полосе “Триумфальная арка”.

Русский спецназовец назван лучшим на международных соревнованиях войск специального назначения, проходивших в африканской пустыне.

В номере - стихи Виктора Верстакова. Рассказ Эдуарда Лимонова. А также - оперативные сводки из войск, доклад о состоянии армии, материалы спецслужб и письма читателей.

Приобретайте “День воина” N 3 у распространителей газеты “Завтра”. Тел.: 245-96-26.