/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 217 (56 1998)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 217 (56 1998)

(Газета Завтра - 217)

БАБУРИНА И РОХЛИНА ЗАКОЛОЛИ В СПИНУ

Чуть подует сквознячок из Кремля - и Госдума дрожит, как осиновый лист. То ей мнится, что ОМОН пришел ее арестовывать. То чудятся танки на Охотном ряду. То ее распустят и больше, сердешную, не соберут. То уничтожат “партийные списки” и заставят маяться по округам. Дума мнительна, как барышня на выданье. Трепетна, как овечий хвостик.

Боясь государственного переворота, оповещая то и дело о “заговорах”, Дума, похоже, сама готова совершить “переворот”. Усилиями двух фракций - НДР, партия власти, уничтожившая русскую государственность и добивающая русский народ, и КПРФ, партия народа, сражается за русское государство, - совместными их усилиями генерал Рохлин отлучается от “Комитета по обороне”, карается за радикализм, что резко ослабляет его протестное военное движение, гасит одно из ярчайших явлений оппозиции. Сергея Бабурина, проверенного танковыми выстрелами и пожарищем Дома Советов, защитника Крыма, Приднестровья, Абхазии, “оппозиционер” Селезнев устраняет из вице-спикеров, задвигает на думскую галерку, лишая политической роли.

На должность представителя президента по правам человека вместо Владимира Исакова, “безупречного рыцаря 93-го года”, выдвигается коммунист Миронов, похоже, по партийному принципу, что разрушает прежний проект.

Этой тройной “зачисткой” селезневцы решают три ельцинистские проблемы. Готовят ратификацию проамериканского договора СНВ-2, с которым борется Рохлин. Сдаются пророссийски настроенные Крым, Приднестровье, Абхазия, за которые бьется Бабурин. Устраняется из юридического поля Исаков, с которым связывают надежды борцы против русского геноцида.

Весь этот скверный сценарий тревожит и травмирует оппозиционное сообщество, в котором и без того пробежала “серая мышь” и “хвостиком махнула”.

Не покидает острое ощущение, что продолжается отсечение “оппозиционных радикалов”, составляющих соль сопротивления, от “оппозиционных соглашателей”, готовых за ельцинский орден сложить оружие.

Если трагедия отсечения состоится, если произойдет оползень, в котором разрушится драгоценное оппозиционное единство, то Россия к моменту смены власти, о чем возвещают реанимационные машины, курсирующие между Кремлем и Барвихой, окажется без организованной оппозиции, без единого лидера, со множеством пестрых, как растерзанное деревенское одеяло, лоскутьев. И вымирающему, не искушенному в политике народу придется выбирать между Лужковым и Черномырдиным, между кладбищем и крематорием, между взрывами шахт и падением самолетов, и проклятие за это будет лежать на “оппозиционных соглашателях” и на “оппозиционных радикалах” в равной степени, в чьих домах поселилась “чума разногласий”.

В этом споре темпераментов, интересов, тактических подходов и политических стратегий необходим арбитр, к кому прислушаются закусившие удила политики. Такой арбитр-русская патриотическая интеллигенция, безупречная и неподкупная, ни разу за эти страшные годы не ходившая на “совет нечестивых”. Ее голос, ее выход на амвон мы ждем с нетерпением. В бессовестные времена, когда сбиты гербы, затоптаны флаги, заглушены гимны, “совесть нации”, сбереженная русской духовной элитой, укажет политикам путь.

Александр ПРОХАНОВ

ТИГР ПРЫГНУЛ (ПЕРСПЕКТИВЫ ПОЛИТИЧЕСКО-ГО РАЗВИТИЯ НА 1998 ГОД) В первой половине 1998 года политическая ситуация в России будет жестко зависеть от многих взаимосвязанных факторов

1. ВНЕШНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РОССИЮ

За 1997 год произошло серьезное укрепление позиций США в ущерб их азиатским и европейским партнерам-конкурентам. Вашингтону удалось смоделировать, запустить и использовать к собственной выгоде цепь азиатских финансово-экономических кризисов. Единственным бастионом, устоявшим под “американским ураганом”, оказался в прошлом году Китай, который полностью контролирует свои финансовые и банковские рынки, а для зарубежных операций использует возможности Гонконга, чьи финансовые структуры уже с середины 70-х г. находились под растущим влиянием китайских спецслужб. Это означает, что США в 1998 году гораздо сильнее будут воздействовать на мировую финансовую, а соответственно, и политическую динамику, прежде всего - в ходе урегулирования экономических провалов в странах Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии (Таиланд, Малайзия, Индонезия, Южная Корея). Пределом этой тенденции может стать вмешательство США через международные экономические организации в реформу банковской системы Японии, которая попала в труднейшее положение и будет вынуждена принять условия Вашингтона по раскрытию “внутреннего рынка”. Практически США осуществляют вторичное завоевание “страны восходящего солнца”, подминая банковский и промышленный капитал Японии в преддверии серьезнейших перемен, назревающих как в АТР, так и в Европе. В рамках данной политики были активно задействованы спецслужбы и ряд крупнейших финансистов-спекулянтов на мировых фондовых и валютных рынках. Целью было не просто взламывание готовых закрыться ворот местной экономики, где так или иначе шло укрепление финансовых и корпоративных элит, накопление валютных резервов и стремление ввести региональные расчетные единицы, способные подорвать положение доллара как мировой резервной валюты и Вашингтона как основного эмиссионного центра ее.

Окончание на стр.3

ТАБЛО

l Обвинения Клинтона в “аморальности” и “лжесвидетельстве”, выдвинутые за последнюю неделю, как передает источник из Вашингтона, представляют собой целенаправленную деятельность на импичмент и удаление из Белого дома “бостонско-гарвардской” группировки. Последняя, по оценкам аналитиков, настолько укрепилась в результате развала СССР, что имеет доминирующие шансы на победу в следующих президентских выборах своего кандидата, которым является вице-президент Альберт Гор. Данная акция является сдвоенным ударом компаний, стоящих за правыми республиканцами и, прежде всего,- энергетических корпораций, а также финансовых кругов западного побережья, связанных с ВПК. Существенный вклад в процесс вносит и произраильское лобби, недовольное креном Клинтона в сторону арабских режимов. Конечный результат кампании остается неясным, хотя позиции Клинтона, “обвиненного в склонении к оральному сексу студентки-практикантки”, впервые оказались настолько подорванными. Его уход приведет к кормилу исполнительной власти США новую, более антироссийскую группировку, полагает источник…

l По информации из Гарвардского университета, выступление Сороса с нападками на Чубайса в действительности было направлено непосредственно против Березовского и служило “указателем”, что выстраиваемая связка Бориса Абрамовича с техасскими нефтяными компаниями противоречит интересам финансовой группировки восточного побережья. В кулуарных беседах, по той же информации, Сорос использовал еще более жесткие характеристики деятельности Березовского. Их смысл заключался в том, что приватизация “Роснефти” Березовским вынуждает принять определенные меры с русской валютой и курсом акций…

l Источники из секретариата Селезнева сообщают, что представители Березовского участили контакты с руководством Госдумы, прежде всего с самим спикером, который оценивается в настоящее время как “реальный руководитель” не только фракции КПРФ в Госдуме, но и всей партии. В этой связи обращается внимание на “вброс, сделанный Сванидзе” относительно некоего плана перехода Селезнева на председательское место соцпартии Рыбкина. В реальности предложения от Березовского сводятся к тому, чтобы в решающий момент блокировать Госдуму и разорвать укореняющийся “союз Госдумы и Черномырдина”…

l Как передают источники из окружения Б.Березовского, глава компании “Лукойл” Вагит Алекперов должен быть удален со своего поста в течение ближайших шести месяцев. Такая цель поставлена на встрече ряда банкиров, представляющих “большую пятерку” и создавших, при помощи манипуляций правительственными решениями, корпорацию ЮКСИ. Данная задача обсуждалась в рамках общей стратегии вытеснения из среды владельцев крупных энергетических корпораций бывших советских директоров-нефтяников. Последние неуклонно поддерживали Ельцина в надежде на то, что по чубайсовской приватизации права собственников на “нефтянку” перейдут к ним. Между тем “зачистка” Городилова (бывший президент “Сибнефти”), Палия и др. должна завершиться полномасштабной чисткой с главной целью - постановкой под контроль Газпрома с “вычищением Вяхирева и ему подобных, ориентирующихся на Европу”. Решение подобной задачи невозможно при сохранении Черномырдина в качестве премьера. В свете этого все разворачивающиеся политические маневры в ельцинском истеблишменте связаны с маневрами вокруг премьерского кресла…

l Встреча Ельцина с Назарбаевым, информируют из Алма-Аты, готовилась при помощи экспертов из США, которые обосновали требования казахского деятеля об уступках в отношении Каспия “экономической целесообразностью” и возможностью “Евразийского союза”. В этой связи предложения Назарбаеву сводились к тому, чтобы блокировать любые акции РФ в направлении поддержки русских, составляющих большинство населения оторванного от России Казахстана. В этой связи трактовался и вопрос о Байконуре…

l Слияние ЮКОС (Ходорковский) и “Сибнефти” (Березовский), произошедшее на прошлой неделе, по информации из банковских кругов, дополнялось тайными протоколами по обмену пакетами акций с вовлечением в “пул” Гусинского (Мост-банк) и Смоленского (СБС-Агро). Таким образом, сложился крупный финансово-промышленный конгломерат, возглавляемый в политической сфере Березовским. Присутствие Черномырдина на подписании было вынужденным, поскольку последний понимал, что на сегодня при помощи кадровых манипуляций Березовский получил практически полный контроль над “Роснефтью”, что гарантирует ее захват и подключение к сформировавшемуся конгломерату. Подобное “накопление” сил позволит провести “атаку на Газпром”, служащий основным опорным элементом Ч.В.С…

l Утечки из администрации президента свидетельствуют, что здесь резко активизировались усилия по “сбросу Черномырдина”. Именно в этом ключе идет сбор экономической и политической информации, которая передается Дьяченко, а затем и Ельцину. Параллельно уже получено распоряжение Б.Н. о “подборе” кандидатов на премьерское место (Титов, Аяцков и др.)… О том, что над Черномырдиным сгущаются тучи, информируют также источники из Бонна. Эта тема явилась предметом особого обсуждения в руководстве крупнейших корпораций ФРГ (РурГаз, Дойче банк и др.). На базе полученных просьб из Москвы от ЧВС (через его родственника, работающего в РурГазе) было срочно выработано и передано послание Колю о необходимости проведения акций публичной и “скрытой” поддержки Черномырдина. Сюда вошли беспрецедентная поездка Коля в Ригу и двухчасовая личная беседа с Ч.В.С “с глазу на глаз”, предложение о проведении в течение ближайших месяцев совместного заседания двух правительств, выдвижение инициативы встречи Коля с Ельциным 26 марта, наконец - прямой разговор Коля с Ельциным по горячей линии относительно дальнейшей финансовой помощи со стороны Германии…

l Встреча Шеварднадзе и Алиева в Тбилиси, по данным от грузинских аналитиков, была связана с планированием ближайших действий на Северном Кавказе в рамках координации поддержки “прорыва Басаева” в Дагестан с последующей полной дестабилизацией обстановки по всему российскому маршруту нефтепровода из Азербайджана и Казахстана. На встрече указывалось, что блокирование Москвы будет осуществляться всей группой ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова), а в Москве в качестве внутреннего механизма “удержания” военной машины будет применена система НТВ и других демократических группировок. В итоге удаление России с Кавказа и Средней Азии должно стать свершившимся фактом в перспективе 10-12 месяцев. Сторонами особенно высоко были оценены усилия на данном поприще Гусинского, Сванидзе и Киселева…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

НАРУЧНИКИ ДЛЯ ОЛИГАРХА

В США внешнеполитическая линия Тэлботта, ориентированная на развитие отношений с Россией Ельцина как с младшим партнером, уступает место взглядам Олбрайт, Киссинджера, Бжезинского и республиканской партии в целом. Согласно этим взглядам, мы являемся “лишней страной”, которую необходимо “добить”. Одним из аргументов в пользу “добивания” служит тезис о наличии в РФ “криминального государства”.

Действительно, утверждение о том, что система, сформированная за годы “реформ”, является бандитским капитализмом, настолько очевидно, что уже ни у кого не вызывает возражений. В результате за океаном, словно не ведая о роли, сыгранной в “реформах” международными финансовыми институтами и иностранными советниками, все активнее эксплуатируют тему “русской мафии”. При этом ведущие “правовые демократии” планеты нисколько не щадят своих российских “братьев по классу”.

Достаточно вспомнить аресты в США и Швейцарии “вора в законе” Япончика и “авторитета” Михася - лиц, характер деятельности которых не вызывает сомнений. Вместе с тем, в ходе процесса над первым и следствия в отношении второго выяснилось, что юридически их дела шиты белыми нитками. Однако оба сидят. Затем пришел черед бизнесмена Таранцева, преследуемого ФБР. Любопытно, что Таранцев хоть и “держит” многие торговые объекты Москвы, в отличие от Япончика и Михася, не является криминальным “авторитетом”. Так, как он, сейчас “работают” подавляющее большинство “новых русских”.

По имеющимся данным, акция против Таранцева - своего рода зондаж возможной реакции на арест куда более серьезной фигуры - Бориса Березовского, чья репутация за рубежом далека от идеальной. В немалой степени это объясняется известной публикацией в журнале “Форбс”, в которой Борис Абрамович представляется “крестным отцом”. Судебный иск Березовского к журналу английский суд разбирать отказался, а американский не может принять к рассмотрению, так как с момента выхода статьи прошло более года. Это означает, что обвинения “Форбса” формально опровергнуты не были.

Весьма вероятно, что в ходе очередной зарубежной поездки Березовского на его запястьях защелкнутся наручники. Что конкретно ему вменят - то ли “хранение наркотиков”, то ли “ограбление пивного ларька”, - сказать сложно. Но пропагандистский эффект очевиден. Во-первых, наличие связки Березовский-Черномырдин поставит под удар российского премьера, которого уже объявляли в западной прессе “обладателем состояния в пять миллиардов долларов”. Во-вторых, финансовый аспект загадочной “любви” к олигарху семьи Ельцина способен вызвать у мировой общественности неприятие и президента РФ. Иными словами, замаранным окажется все руководство “бандитского государства”.

Антон СУРИКОВ

ГДЕ НЕФТЬ - ТАМ КРОВЬ

Многие никак не могут найти объяснение, почему московско-ленинградской команде “реформаторов” удалось навязать огромной стране грабительскую приватизацию, которая, однажды начавшись, не прекращалась ни после отставки Гайдара, ни после временного удаления из правительства Чубайса. Между тем, причина лежит на поверхности. С началом “реформ” худшие представители советской хозноменклатуры в обмен на политическую лояльность новой власти получили от нее карт-бланш на безнаказанное разворовывание вверенных им государственных предприятий. В результате предприятия мгновенно обросли коммерческими структурами, через которые стали прокручиваться немалые средства. Доходы от данного “бизнеса” шли и идут “крепким хозяйственникам”, переводятся на их банковские счета в оффшорах, вкладываются в недвижимость на экзотических островах. И это при том, что выпуск продукции резко упал, а персонал либо разбежался, либо уволен, либо месяцами не получает зарплаты.

Один из ярких примеров “успешной адаптации” хозноменклатуры к реалиям бандитского капитализма - затянувшийся скандал вокруг деятельности бывшего главы нефтяной компании ННГ Виктора Палия. В прошлом году головной холдинг, в состав которого входит ННГ, был приватизирован не в пользу Палия, с чем тот не согласился, заручившись в своей неуступчивости поддержкой представителя братьев Черных Михаила Некрича.

Вскоре по Нижневартовску прокатилась волна заказных убийств. С другой стороны, добываемая ННГ нефть пошла через новороссийский порт на экспорт по сильно заниженным ценам, а “недостающая дельта” пополнила частные счета в Лихтенштейне и других подобных местах. Затем из ННГ были выведены и переданы в управление МДМ-банку акции четырех составляющих его АО, после чего в компании остались лишь административное здание, гараж и котельная. Правда, данная операция была оспорена в суде Ханты-Мансийского округа, запретившего банку производить с акциями любые сделки.

Судя по движению финансовых потоков, сейчас в эпопее с ННГ назревает новый любопытный поворот - ставка на региональный сепаратизм. Правда, пока не ясно, под каким флагом: то ли “Сибирской республики”, то ли Ханты-Мансийского “суверенного” образования. Тем не менее, худшая часть бывшей хозноменклатуры, легко отказавшаяся от советских ценностей в пользу занятия криминальной коммерцией, может пойти абсолютно на все, в том числе на конкретные шаги в направлении территориального расчленения России.

Е. ФЕДОРОВ

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Вышел из печати "День литературы" N 1(7) за 1998 г. На его страницах:

w Полемические заметки Геннадия ШИМАНОВА о русской классике.

w С Александром ГЛЕЗЕРОМ полемизируют Станислав КУНЯЕВ, Владимир БУШИН и художник Геннадий АНДРЕЕВ.

w Острая писательская публицистика Майи ГАНИНОЙ, Дмитрия ЖУКОВА, Бориса ВАСИЛЕВСКОГО.

w Размышления о современном герое Николая ПЕРЕЯСЛОВА, о поэзии Николая ТРЯПКИНА пишет Наталья ЕГОРОВА.

w Остросюжетные драматические рассказы русского метафизика Юрия МАМЛЕЕВА и питерского прозаика Николая КОНЯЕВА.

w Философия Русского Сада в изложении Александра ДУГИНА.

w Новое о жизни Юрия КАЗАКОВА и Николая РУБЦОВА.

w Пародии Евгения НЕФЕДОВА.

w Специально для "Дня литературы" известный фотохудожник Павел КРИВЦОВ подготовил цикл "ПАМЯТИ ГЕОРГИЯ СВИРИДОВА". Публикуется малоизвестное выступление великого композитора в Союзе писателей России.

СБРОС БАЛЛАСТА ( РОССИЯ )

5 января - Представитель РАО ЕЭС подтвердил, что в ближайшее время корпорация приступает к продаже на фондовом рынке примерно 100 своих “непрофильных” предприятий.

8 января - Министр обороны И.Сергеев сообщил, что Вооруженным Силам страны не выплачено денежное довольствие за декабрь в сумме 1,8 трлн руб.

8 января - Кабмин РФ одобрил концепцию реформирования науки до 2000 года, предполагающую ликвидацию значительной части НИИ и лабораторий.

9 января - Постановлением правительства РФ создан “Федеральный долговой центр” - спецведомство для реализации имущества должников бюджета.

22 января - На заседании правительства РФ решено, что поддержка отечественной культуры невозможна без кампании по широкой приватизации ее объектов.

Несмотря на заявления правительства о наметившемся в прошлом году благоприятном переломе в экономических реформах, тезис об их провале стал общим местом как в “левой” и “правой” оппозиционной, так и в “демократической” публицистике.

Ядром провального реформистского курса является не всегда афишируемая, но последовательно проводившаяся в жизнь концепция “минимального государства”, о которой мне уже приходилось писать. Суть концепции - в том, что почти все сферы государственного жизнеобеспечения работают эффективно лишь тогда, когда в каждой из них конкурируют конкретные, экономически заинтересованные частные или корпоративные хозяева. А государству остается лишь контролировать соблюдение правил “хозяевами” да еще обеспечивать институты, которые из каких-либо соображений нельзя доверить “частной” опеке (спецведомства, оборона, внешняя политика и т.п.).

Однако подобное “минимальное государство” возможно лишь при нескольких тесно связанных между собой необходимых социально-экономических и политических условиях.

Во-первых, оно возможно лишь тогда, когда негосударственный, частно-корпоративный, сектор, УЖЕ ВЗЯЛ НА СЕБЯ на коммерческой основе большинство ключевых функций жизнеобеспечения всех регионов и социальных групп.

Во-вторых, оно возможно лишь тогда, когда СРЕДНИЕ ДОХОДЫ ГРАЖДАН ПОЗВОЛЯЮТ оплачивать не только весьма не дешевое содержание этого самого “минимального государства” (косвенно, налогами), но и необходимый набор услуг жизнеобеспечения, предоставляемых указанными частно-корпоративными “рыночными” субъектами.

И в-третьих, оно возможно лишь тогда, когда это “минимальное государство” достаточно вооружено правом и правоисполнением, чтобы “рыночные субъекты” выполняли свои обязательства, и достаточно сильно, чтобы репрессировать любые попытки указанных субъектов устанавливать новые, неприемлемые для потребителей, правила предоставления своих услуг.

Совокупный “Запад” нащупывает оптимальный баланс этих условий вот уже несколько столетий и, как следует из идущих “волнами” в большинстве развитых стран процессов национализации-приватизации жизнеобеспечивающих отраслей хозяйства, весьма далек от “окончательного решения” проблемы.

Отечественные “реформаторы” начали движение к подобной цели из ситуации, которую с институциональной и экономической точки зрения можно назвать “другой планетой”. В Советском Союзе весь совокупный прибавочный продукт от всех видов хозяйственной деятельности (в том числе и “недоплаченная зарплата” работников) концентрировался в руках государственных институтов, а затем оттуда распределялся по отраслям, регионам и ведомствам, и в том числе в так называемые “общественные фонды потребления”. Именно отсюда гражданин получал большинство социальных услуг, включая практически бесплатные образование, медицину, жилье, тепло-, водо-, электроснабжение, пионерлагери, санатории и т.п.

В этих условиях проблема перевода отраслей и предприятий “на самоокупаемость”, то есть в частно-корпоративный рыночный режим, могла иметь хоть какие-то шансы на решение лишь при опережающем и ПОСТЕПЕННОМ наполнении НОВОЙ, НЕВИДАННОЙ И НЕПРИВЫЧНОЙ системы ВСЕЙ государственной жизни новыми правовыми нормами, структурами правоисполнения, механизмами создания соответствующих рынков, гарантированными доходами производителей и потребителей на этих рынках и, что крайне существенно - новой психологией гражданина в новой социальности. Иными словами, для якобы “разумного эгоизма” новых собственников прежде должны были быть поставлены государством (и именно, и только государством, поскольку других социально-организующих субъектов в стране просто не было и нет) четкие и внятные социальные, правовые и экономические пределы.

Произошло же совсем иное. Скажем честно: еще в самом начале реформ Гайдара “новый экономический класс” в лице директората предприятий, новорусских бизнесменов разных мастей и их властных лобби воспринял так называемые “реформы” как возможность НЕОГРАНИЧЕННОГО КОММЕРЧЕСКОГО ЭГОИЗМА. И в эту неограниченность - органично вошли и криминальные способы реализации вброшенного в общество лозунга “обогащайтесь” (от афер с “пирамидами” до организованного бандитизма и обычного воровства) и, в более мягких случаях, возможность предельно избавить приватизируемые производства от “балласта” непроизводительных расходов.

А уж в эти непроизводительные расходы, с учетом неограниченности эгоизма, естественным образом вошли и налоги, и наука, и ремонтно-восстановительные затраты на восполнение фондов, и содержание жизнеобеспечивающей инфраструктуры работников - от теплосетей и канализации до санаториев, баз отдыха, больниц и “своих совхозов”.

Однако государство, стремящееся к минимальности, взять эти расходы на себя не хочет и не может. Оно - тоже считает их “балластом” и полагает, что они должны оплачиваться лишь на коммерческой основе. То есть за все перечисленное оно предлагает платить собственным гражданам из их доходов (жилищно-коммунальная реформа, страховая медицина и т.п.), а также предполагаемым “приватизаторам” этого непроизводительного “балласта” (за счет предоставления платных услуг этим самым гражданам).

Иными словами, вершки (прибыли) - “приватизаторам”, а корешки (издержки) - тем самым гражданам, зарплата которых, с учетом реальной покупательной способности, объективно не выросла, а упала в 3-4 раза, и к тому же регулярно задерживается не только на бюджетных, но и на коммерческих предприятиях! Причем в условиях, когда дотаций к ней из “общественных фондов потребления” - нет!

А значит, стремительно скукоживающиеся, унаследованные от советских времен остатки “среднего класса” - не в силах оплачивать ни инфраструктуру, ни образование, ни науку, ни медицину, ни армию, ни объекты рекреации! А значит - “балластную” часть, которую власть или собственники пытаются продать - никто не хочет “приватизировать” даже по смешной “остаточной стоимости”! А если приватизируют - то не для использования по назначению, а для разворовывания в любых формах!

Конечно, в этой эпопее есть и важный политический подтекст. На местах отказаться вовсе от поддержания хотя бы самых критических сегментов “балластной” инфраструктуры - не могут. Губернатор или мэр живет в доме, который нельзя снабжать теплом, водой или электричеством “отдельно и автономно” хотя бы потому, что в этом случае такой дом неизбежно сожгут разъяренные соседи. И он не может полностью “отрубить” от благ цивилизации, включая мизерную зарплату, даже какой-нибудь НИИ - и потому, что сидел с директором за одной партой, и потому, что в этом НИИ трудятся, например, тесть или жена сына, и потому, что в этом случае ему однажды будет трудно просто доехать на работу через толпу возмущенных сограждан. Навязывая заботу о “балласте” региональной и местной власти и понимая, что они его не в силах содержать, Москва тем самым пытается надежнее привязать к себе регионы веревками трансфертов Федерального центра.

Однако у созданного “минимального государства” денег на эти самые трансферты - нет! Налоги, как показал печальный опыт последних лет, и недостаточны (платить особенно-то некому), и (в отсутствие налаженных структур законоисполнения) не собираемы даже с тех, кто может и обязан платить. Оказывается, что государству (то есть Центру) брать деньги практически неоткуда, кроме как в долг и от продажи госсобственности. Но привлекательная госсобственность - Связьинвесты и Роснефти - скоро кончится, а “балласт”, повторюсь, никому не нужен даже почти даром. Налогов не хватает, доходы от приватизации иссякают, “доить” рядовых граждан нет ни механизмов, ни возможностей, долги растут… А трубы лопаются, здания ветшают, дороги разрушаются… Замкнутый круг! И что делать?

Ясно, что идея кардинальной земельной реформы с введением свободной купли и продажи земли родилась в воспаленных головах “реформаторов” как крупный шаг по “распечатыванию” огромного, практически не тронутого “приватизационного” ресурса. Учитывая, что реальная рыночная стоимость этого ресурса в РФ по минимальным оценкам составляет триллионы долларов, постепенный сброс и этого “балласта” кажется сегодняшней власти счастливым шансом почти неограниченно продлевать возможность благополучно решать свои “минимальные” задачи властвования.

Однако кампания по принятию “Закона о земле” в Саратовской области, начатая Аяцковым с отчетливого публичного благословения Б.Ельцина, получила озадачивающее продолжение в заявлениях М.Шаймиева. Президент Татарстана ясно дал понять, что принимать будет не закон, а земельный кодекс, и приватизировать землю, в том числе с участием иностранных инвесторов, он собирается вполне самостоятельно, без Москвы. Иными словами, “вас здесь не стояло”! Но в этом случае далеко не один суверенный Татарстан вполне сможет обходиться без Москвы и ее трансфертов! И тогда спрашивается: над какими остатками России в итоге собираются властвовать “реформаторы”?

Резонный вопрос: а можно ли было вообще не сбрасывать “балласт”? Отвечаю: нельзя! Действительно, советское общество накопило огромные сегменты недопустимо издержечных институтов, отраслей и инфраструктуры, содержать которые не смогло бы даже гораздо более богатое государство. Невозможно без жесточайшей эксплуатации колоний (или неоколоний) иметь такую армию. Невозможно содержать такую “науку”, в которой, честно скажем, на треть реально работающих ученых и инженеров было две трети “государственной богадельни” для вполне здоровых и работоспособных лодырей. Невозможно “из принципа” разрабатывать заполярные месторождения угля, себестоимость которого для потребителя за счет чрезвычайно дорогой северной инфраструктуры добычи вчетверо выше, чем такого же угля из более доступных и практически неиссякаемых месторождений. Невозможно вбухивать миллиарды в проекты ирригации, если реальная отдача от них оказывается не в состоянии покрыть даже 20 процентов затрат.

Сброс “балласта” в какой-то части неизбежен и оправдан. Проблема лишь в том, стоит ли за этим сбросом стратегия развития страны, устранения управленческих и хозяйственных диспропорций, социально-организационного и технологического прорыва - или же примитивные ситуативные инстинкты одновременного “обогащения-властвования”. И в том, сбрасывают ли действительно “балласт”, или же тот потенциал настоящего и будущего, который служит залогом жизни и целостности страны.

По данным вице-премьера Булгака, из страны уже уехало более 20 тысяч ученых. И в большинстве своем отнюдь не худших! И даже таких, которых трудно обвинить в антипатриотизме. Просто в ситуации тотальной дискредитации всех государственных ценностей для многих высшей ценностью оказывается возможность заниматься любимым делом. И уезжают лишь потому, что “здесь” этой возможности нет, а “там” - есть.

И последний вопрос. Сможет ли ВЛАСТЬ столь странными (если не сказать - безумными) способами избавляющаяся от якобы “балласта”, выплыть из сегодняшней ситуации в некое жизнеспособное состояние? Вряд ли. Но не следует предаваться иллюзиям и тем, кто ждет, что после “сброса балласта”, говоря словами известного литературного героя, “эта власть сымется и улетит отсюда к такой-то матери”, освободив “новым политическим силам” поле для созидания. То, что сбрасывают - в огромной части не балласт, а те “якоря” социального существования, в отсутствие которых корабль под названием “Россия” неизбежно разлетится в щепки на грядущих политических и экономических рифах. Мы пока видим лишь отдельные “пробоины”, когда то тут, то там лопается прогнившая труба, падает авиалайнер или оканчивается неудачей очередной космический эксперимент. Приходит пора осознать, что сколь угодно ненавистная власть - одно, а единственный (другого нет и не будет) государственный корабль - другое. И спасать его придется всем вместе.

Ю. БЯЛЫЙ

БАТАЛЬНЫЕ СЦЕНЫ ( РОССИЯ И СНГ )

4 ноября - Верховная рада Украины приняла постановление о запрещении Фонду госимущества и его региональным отделениям заключать договора купли-продажи.

13 ноября - Фонд госимущества и Министерство энергетики Украины обнародовали проект программы приватизации энергетической отрасли республики.

13 ноября - В Киеве состоялись переговоры Л.Кучмы и В.Потанина.

14 ноября - В Киев прибыл с визитом первый вице-премьер РФ А.Чубайс

16-17 ноября - Под Москвой прошла неформальная встреча Б.Ельцина и Л.Кучмы.

21 ноября - Передано радиообращение Б.Ельцина на тему российско-украинской дружбы.

6 января - Л.Кучма направил Б.Ельцину письмо с предложением перенести на более поздний срок январский саммит глав государств СНГ.

14 января - Верховная рада ратифицировала Большой Договор о российско-украинской дружбе.

30-31 января - Л.Кучма прибудет в Москву на очередную неформальную встречу с Б.Ельциным.

6 февраля - Вопрос о ратификации российско-украинского Договора о дружбе будет рассмотрен Госдумой РФ.

В преддверии любых выборов выражение “предвыборные баталии” начинают употреблять часто и охотно. Тяга к использованию данной словесной формулы неслучайна: оно, это выражение, имеет иронический оттенок. Ирония становится обезболивающим средством, которое помогает нам пережить морок, неизбежно сопутствующий выборам: лавину компроматов, расколы в стане друзей и заключение союзов со вчерашними недругами, драку за СМИ и т.д. Однако “обезболивание” зачастую снижает остроту зрения и не дает увидеть подлинный масштаб происходящего. Между тем, ставки, делаемые различными силами накануне украинских парламентских выборов, настолько крупны, что устаревшему - и пропитавшемуся иронией - слову “баталия” неожиданно возвращается изначальный смысл.

Прежде всего нынешняя предвыборная борьба на Украине разворачивается на фоне резкой активизации криминалитета. Лидирует здесь Одесса, где весь 1997 год прошел очень неспокойно. Бурно выясняли отношения преступные группировки (убийство в одесском баре небезызвестного “Карабаса” положило начало “гангстерской войне”, в ходе которой лишились жизней еще 7 “авторитетов”). Широкий резонанс вызвало политическое убийство главного редактора “Вечерней Одессы” Б.Деревянко. Наконец, осенью девять крупных общественных деятелей и руководителей Одессы были уведомлены милицией, что местный преступный мир приговорил их к смертной казни. В “смертный список”, кстати, попали и начальник УВД области, и руководитель отдела по борьбе с оргпреступностью. Реакция потенциальных “жертв” оказалась крайне острой: народный депутат И.Резник фактически обвинил в подготовке заказных убийств главу Одессы Э.Гурвица, увязав криминальное “предупреждение” в свой адрес с принятым им, Резником, решением баллотироваться на пост мэра. А “приговоренное” милицейское начальство намекнуло, что именно Гурвиц покровительствует одесской оргпреступности. В ответ лояльные мэру СМИ сообщили, что в сговоре с оргпреступностью состоит сам начальник УВД.

Конфликт мэрии с правоохранительными органами вполне укладывался в рамки предвыборного “слива компромата”, и эксперты высказали предположение, что, собственно, “сливом” все и ограничится. Однако в декабре в Одессе произошло громкое убийство. Согласно одной из версий, погибший - директор совместного украино-немецкого предприятия А.Табачник - намеревался баллотироваться в депутаты и подумывал о покупке одного из местных телеканалов. Таким образом, криминальный мир перестал быть лишь “фоном” и заявил о своей готовности вступить в битву на предвыборном поле.

Одесский криминальный сюжет, значимый и сам по себе, интересен еще и тем, что оказался включенным в другой крупный скандальный сюжет. В конце декабря читатели “Независимой газеты”, а затем и “Правды-пять” получили возможность ознакомиться с документом, выдаваемым за план окружения президента Украины по нейтрализации чрезмерно активизировавшегося соперника Л.Кучмы - экс-премьера П.Лазаренко. (Напомним, что мартовские парламентские выборы на Украине - прелюдия к президентским выборам 1999 года. Исход последних во многом будет определяться той расстановкой сил, которая сложится после нынешних выборов). В частности, план предусматривал доведение до сознания представителей преступных сообществ Одессы, Киева, Донецка, Крыма и Москвы масштаба угрозы, исходящей от команды Лазаренко. Этот “просветительский” акт предполагалось осуществить путем распространения информации о “лазаренковском следе” в одесском деле. Не исключалась и возможность ликвидации “основного оппонента”.

“Правда-пять” назвала и автора документа: секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины В.Горбулин. Посольство Украины в РФ решительно отвергло и авторство Горбулина, и подлинность документа. Комментарии российских СМИ по поводу инцидента свелись к тому, что документик-то может быть и сфабрикован, однако ряд совпадений уже имеет место: в плане говорится о желательности возбуждения уголовных дел против П.Лазаренко и теневого премьера лазаренковской “Громады” Ю.Тимошенко - и эти дела-таки возбуждены. К тому же бывший премьер Лазаренко действительно очень активен, так что тех или иных планов его “нейтрализации” просто не может не быть: на войне как на войне!

На Украине упорно курсируют слухи о том, что глава “Громады” уже создал штаб с целью проведения в Верховную раду полностью контролируемых депутатов. Все большую популярность Лазаренко, как утверждается, приобретает у мэров крупных областных центров (мэры, избираемые на местах, достаточно жестко конфликтуют с президентскими “назначенцами-губернаторами”).

К тому же в начале декабря Лазаренко заявил, что встречался с представителями “ведущей оппозиционной партии России” и что теперь с “Громадой” будут сотрудничать российские имиджмейкеры, работавшие с оппозицией. В подтверждение его слов “Правда-пять” начинает публиковать целую серию пролазаренковских статей. Причем, если некоторые мысли явно посетили автора статей спонтанно, из симпатии к Лазаренко (например, автор обнаруживает, что Лазаренко, надевший фетровую шляпу, удивительно напоминает молодого Щербицкого), то другие любопытные мысли, по некоторым сведениям, имеют широкое хождение в российских оппозиционных кругах. Так, мы узнаем, что Кремль сделал ставку на Кучму (к этой теме мы вернемся чуть позже) из опасения, что во главе Украины встанет сильная личность, новый мощный славянский лидер - а Украина это тебе не “картофельная” Беларусь!.

В пылу полемики с недругами Лазаренко его апологеты как-то упускают из вида, что экс-премьер самолично заявил на встрече с членами неопротестантского харизматического религиозного общества Церкви полного евангелия “Ковчег”: он, Лазаренко, не будет обращаться к православной церкви, а сделает ставку на протестантские и неопротестантские религиозные организации. Не правда ли, несколько странный выбор для потенциального “славянского лидера”?!

В то время, как компрометационная война между Лазаренко и Кучмой шагнула за пределы Украины и с размахом ведется уже и на российских информационных просторах, другой претендент на президентский пост - Е.Марчук - заявляет: лично он не станет прибегать к такому способу борьбы. Тем более, что самым опасным компроматом для власти, по его словам, является социально-экономическая ситуация в стране.

Действительно, похвастаться правительству нечем. В 1997 году экономический спад составил 4 %. В начале декабря премьер В.Пустовойтенко был вынужден публично признать, что у государства нет возможностей погасить задолженности по зарплате и пенсиям. Наконец, пал и единственный бастион “экономической стабильности” Украины: национальная валюта - гривна, несмотря на твердые заверения Национального банка Украины (НБУ) в том, что официальный курс будет удержан на уровне 1,75-1,95 гривны за доллар США, превысил отметку 2 гривны за доллар. Повинен ли в том только мировой финансовый кризис, в результате которого спрос на национальном фондовом рынке на облигации госзайма резко упал, что привело к спешному сбыванию облигаций и росту спроса на твердую валюту? Или, как утверждает председатель НБУ В.Ющенко, не обошлось без интриг коммерческих банков, спровоцировавших падение гривны с целью окончательной дискредитации власти?

Так или иначе, в декабре Кучма заявил, что финансовый рынок страны переживает самый сильный с 1994 года кризис. Примечательно, что почти одновременно З.Бжезинский в интервью французской “Монд” признался: впервые за пять лет он начинает опасаться появления на Украине “белорусской модели”. И мол, поэтому Запад должен серьезно отнестись к возможности победы “левых” на выборах и срочно проявить “пристальный интерес к повышению благосостояния украинцев, как, например, сделала Германия в отношении России в 1991-1992 годах”.

Нельзя сказать, что Запад совсем не пытался помочь Украине в этой сложной ситуации. Высоко оценив героические усилия Киева в борьбе за гривну, Совет директоров МВФ утвердил в конце ноября предоставление Украине двух очередных траншей расширенного кредита на 103 миллиона долларов. В декабре американская инвестиционная корпорация “Мерилл Линч” объявила о намерении до конца 1997 года купить пакет украинских государственных бумаг на 250 миллионов долларов. Однако надо признать, что эти суммы - капля в море. А потому вопрос о “большой украинской приватизации” приобретает особую остроту.

В начале ноября Верховная рада предпринимает попытку приостановить приватизацию, запретив своим постановлением Фонду госимущества и его региональным отделениям заключать договоры купли-продажи. Однако правительство жестко заявляет: “Приватизации - быть!” Собственно, других ходов у него и не осталось.

По признанию В. Пустовойтенко, задолженности будут погашены именно из средств, полученных от “большой приватизации”. А суммарный объем необходимых инвестиций в металлургию, машиностроение, транспорт, химическую и нефтехимическую промышленность составляет 19 миллиардов долларов, в то время как возможности соотечественников, желающих приобрести акции в 1998-1999 гг., оцениваются в 5 миллиардов гривен. Основные надежды, как мы видим, возлагаются на “зарубеж”.

Вот на этом-то непростом фоне и начинается потепление российско-украинских отношений. История “потепления”, поведанная нам в основном “неофициальными источниками”, “наблюдателями” и прочими безымянными “аналитиками” (во всяком случае, именно на них ссылаются СМИ России, Украины и дальнего зарубежья), незатейлива.

Пальму первенства в достижении прорыва на украинском направлении “источники” дружно отдают Б.Березовскому. В 1996-97 годах энергичный заместитель секретаря СБ РФ провел серию неофициальных переговоров с Киевом, на которых обсуждалась возможность участия деловых кругов РФ в приватизации украинских энергетических объектов - Лисичанского НПЗ “ЛИНОС” и других. Взамен тогдашнему премьеру П. Лазаренко была обещана отсрочка по погашению задолженности за российский газ. Низвержение последнего с политического Олимпа не омрачило отношений Б. Березовского с Л. Кучмой, ибо Березовский первым из российских политиков самоопределился по вопросу о президентских выборах на Украине - и посулил Кучме информационное и прочее вспомоществование. Посему отставка Березовского весьма опечалила Л. Кучму, а известие о визите в Киев А. Чубайса (предваряющем неофициальную встречу украинского и российского президентов под Москвой) - прямо-таки перепугала.

Как утверждается, тревога украинского лидера не в последнюю очередь была связана с дошедшими до Киева слухами о том, что Чубайс, в отличие от Березовского, “самоопределился” в пользу Е. Марчука. Кучма, однако же, не опустил руки, и аккурат накануне визита Чубайса украинские Фонд госимущества и Министерство энергетики обнародовали проект программы приватизации энергетики Украины. Этот проект, вкупе с проектом президентского указа о порядке продажи пакетов украинских предприятий на международных тендерах (Кучма подпишет указ чуть позже), открывал российским финансовым структурам дорогу к участию в “большой украинской приватизации”. Таким образом пространство для диалога с Чубайсом было создано, и диалог задался.

По окончании беседы, длившейся около 3 часов (вместо намеченных 30 минут), Чубайс сообщил журналистам о наличии у сторон доброй воли и готовности “выдергивать занозы” накопившихся проблем (а их к тому времени действительно накопилось немало: НДС, “сахарный кризис”, сохраняющаяся напряженность в вопросе о Черноморском Флоте, трехмиллиардный долг Украины России). А Кучма весело добавил: “Этот ревматизм мы сегодня преодолели”. Злопыхатели тут же отметили, что преодолению “ревматизма” весьма способствовало согласование с Кучмой “списка ОНЭКСИМ-банка”, который давно проявляет интерес к украинским предприятиям энергетики и цветной металлургии, и к ряду регионов - в частности, к г.Севастополю.

Возможно, ситуация со “списком” развивалась не столь прямолинейно, как она подавалась в изложении “источников”. Чубайс вполне мог обсуждать не интересы ОНЭКСИМа, а какую-нибудь иную тему - тем более, что за день до него В.Потанин самолично встречался в Киеве с Кучмой.

Но вернемся к нашему повествованию. Позиция В.Черномырдина также доставила Л.Кучме немало хлопот. Относительно российского премьера в украинской прессе был сделан намек: мол, Черномырдин вообще не считает нужным определять для себя, какая фигура во главе украинского государства устроила бы его более всего - видимо, полагая, что “газовый” аргумент окажется решающим в диалоге с любым правителем. Итогом проделанной Кучмой работы на этом направлении стала переориентация Газпрома с патронируемой Лазаренко корпорации “Единые энергетические системы Украины” на “Укргоснефтегазпром” и АО “Интергаз”. “Интергаз” же, как говорят, является финансовой базой для предвыборной кампании нынешнего президента. Добавим, что Газпром тоже не равнодушен к некоторым энергетическим объектам Украины.

Таким образом, сразу несколько крупных представителей политической и финансовой элиты РФ проявили интерес к участию в приватизации энергетики соседнего государства, что, в известной мере, сводит на нет попытки Украины освободиться от “энергетического диктата” России. С другой стороны, очевидно, что основные трудности еще впереди, и процесс приватизации будет осложняться как противодействием со стороны украинских структур, в том числе криминальных (недовольных утратой вкусных “кусков” энергетического “пирога”), так и “разбирательствами” между самими российскими претендентами, весьма конфликтно выявляющимися по отношению друг к другу.

“Первые ласточки” уже полетели. За несколько дней до визитов Потанина и Чубайса в Киев в СМИ промелькнуло сообщение, что в центре украинской столицы на пороге собственного офиса в упор расстрелян Я.Рогозин, президент концерна “Юнекс”, считающегося крупнейшим украинским партнером ОНЭКСИМ-банка. А в день визита Потанина (соответственно, за день до визита Чубайса) “Независимая газета” опубликовала сенсационный материал: по информации автора, украинско-финско-российское СП Югторсан при поддержке Киева соорудило в непосредственной близости от военно-морской базы ЧФ нефтетерминал мощностью более 3 млн.тонн.

Автор высказывает предположение, что контрольным пакетом акций владеет компания “Сиданко”, а “Сиданко”, как известно, контролируется “ОНЭКСИМом”. Далее автор обращает внимание на настойчивость В.Горбулина в вопросе о выводе из Севастополя бригады морской пехоты ЧФ. Эта настойчивость, по мнению автора, может быть истолкована “как завуалированное лоббирование долгосрочных интересов группы ОНЭКСИМ” - поскольку руководство Югторсана желает получить для нужд нефтетерминала территорию боевых полигонов все той же бригады морпеха. Таким образом, заключена беспрецедентная сделка - “нефть в обмен на флот”.

В этой сделке, как и во всех сходных с нею, четко прослеживается стратегия российского капитала на Украине. Суть этой стратегии (враждующие Чубайс и Березовский здесь едины) в том, чтобы, льстя во всех собственно государственных вопросах самостийничеству, наращивать экономическую экспансию России, скупая украинское хозяйство, что называется, на корню. Кому-то такая политика может показаться апофеозом реального государственнического прагматизма на фоне бессильной риторики о Севастополе, Крыме и прочем. Кто-то может сказать: а что же делать? Войска вводить?

Будто бы нет никакого решения вне простейшей, на идиотов рассчитанной альтернативы: либо вводить войска, либо сдавать российские интересы в обмен на дешевые приобретения нуворишей. Да, дешевые! Ибо главная цена Украины - это не цена машин или продуктов питания. Это геополитическая цена! Украина - по-настоящему ценный товар только на этом рынке! И в тот момент, когда ее там начнут по-настоящему покупать противники России, полетят вверх тормашками с Украины не только онэксимы и логовазы, но и всесильный Газпром.

Все дело в том, что геополитическая покупка - непростая вещь. Это операция, требующая времени, сил, разрешенных конкурентных противоречий между крупнейшими игроками. Всего этого нет. Россия может “купить” геополитический товар дешевле. Она может эффективно воспользоваться отпущенным ей историческим временем. Но это время на исходе. И отпущено оно не для мелкотравчатых сделок. Не для того, чтобы торопливо конвертировать потерю русского влияния в лакомые (такие ли лакомые?) якобы прагматические приобретения. Такая покупка по мелочам, сопряженная с поддержкой своим рублем непророссийской сейчас украинской самости, - бездарна.

Не прельщаться надо на чьи-то нефтяные терминалы, а строить единственный нужный терминал - политический. Строить торопливо, щедро (миллиардами долларов), вкладывая в этот терминал средства. Включая в орбиту такого пророссийского строительства все свои СМИ (вместо банальной пропаганды украинского низкопробного антироссийского и антисемитского бандеровского фашизма на НТВ). Строительство подобного терминала означает строительство собственно политическое. Разделить такое строительство и вмешательство во внутренние дела Украины достаточно просто. Развертывать подробно подобные планы в статьях, прочитываемых под самостийной лупой, нет никакого смысла.

Ясно, что речь идет, во-первых, о собирании всех пророссийских сил на Украине. Во-вторых, об уступках и еще раз уступках украинскому самолюбию. Но там и только там, где на основе этих уступок возможно прочное федеративное склеивание Украины и РФ. В-третьих, речь идет о терпении, терпении и еще раз терпении. Боже избави давить Украину, устраивать ей экономическую блокаду! Но не мешайте гарному хлопцу нарисовать то, на что он способен. Он сам все сделает! Без экономдиверсий России! Будьте терпеливы и стратегичны! Вот этого-то всего и нет в политике российского капитала (а собственно российской политики нет вообще).

Отсюда - “розовые слюни” по поводу братства, которого нет. Отсюда же - мелкое хитрованство о каких-то корневых скупках. Это вместе представляет собой постоянно выпекаемое фирменное блюдо коллективной бездарности России по отношению к Украине. Есть глубокая уверенность в том, что 6 февраля 1998 года Государственная дума России, ратифицировав очередную “фирменность”, названную “Большой Договор”, и позабыв даже о том, что Верховная рада соучаствовала в создании этой выпечки весьма двусмысленно - замылив вопрос о флоте - будет считать себя “вумной как вутка”. Кому-то понравятся “розовые слюни” братства, а кому-то - “хитрованский подтекст”. Все, что мы можем - предупреждать, разобъяснять азы тем, кто их не освоил, и вести счет… Счет всем поварам и всем ядовитым блюдам, которые они пекут. Пусть знают, что этот счет рано или поздно будет предъявлен.

А. КУДИНОВА

Александр РУССКОЕ КОЛЬЦО ВОКРУГ МОСКВЫ

Тех, кого НТВ в 1993 году клеймило вожаками “красно-коричневых”, теперь клеймит лидерами организованных преступных группировок.

Четыре года назад образное определение противника требовалось банкирам первой волны в политической борьбе за власть. Теперь они прибегли к старому приему в борьбе экономической. Ибо борцы баррикад ушли в национальный бизнес, укоренились, укрепились там и стали обладать заметным влиянием в экономике регионов. Борьба продолжилась на иных площадках. И опять потребовались ярлыки.

Если патронируемые НТВ участники финансовых структуры называются в репортажах предпринимателями, то точно такие же деловые люди национальной ориентации называются лидерами ОПГ. Это делается с таким расчетом, чтобы угроза превентивного удара Куликова распространилась и на эту нарождающуюся прослойку.

В одной из недавних передач НТВ в лидеры ОПГ попал Александр Фокин - директор мощного процветающего пищекомбината из Подольска.

Мы приехали к Александру Фокину, нашему товарищу по борьбе в стенах и у стен “Белого дома”, сначала с единственной целью - услышать о том, как он смог в условиях разрухи, близости Москвы, затоваренной импортными продуктами, сохранить народное предприятие. По ходу знакомства с бывшим ополченцем и с его нынешним делом вспоминались другие центры русской национальной экономической жизни Подмосковья, и сама собой родилась идея соединения родственных сил в единое кольцо вокруг нерусской Москвы.

Внешне Александр Фокин - обыкновенный молодой человек в простонародном обличии, с ухватками современного бизнесмена, соответственно одевающийся и любящий хорошие автомобили. Но достаточно хотя бы поверхностно узнать его, как перед вами откроется человек новой национальной формации. Тем более, что теперь даже анекдотические “новые русские” выросли из тех представлений, которые были созданы народной мифологией на заре их деятельности. А люди типа Фокина, никогда не принадлежавшие к ним, и вовсе не несут в своей личности ничего, вызывающего даже легкой улыбки. Это старые русские, которым прежние советские формы не чужды, но тесны.

Попасть на такое процветающее предприятие в районном городке нынче в радость. Даже охранники, вахтеры, и те на Подольском пищекомбинате встречают вас не сонные, утомленные бессмысленным сидением, каких много на остановленных предприятиях, а энергично идущие к вам навстречу, пронизывающие профессиональным испытующим взглядом.

Даже в интерьере конторы чувствуется, что “вышли мы все из Союза”, но живем уже в России. Современные столы в кабинетах, компьютеры, двери по евростандарту и туалет - необычайной чистоты. Все это ново. И в рабочей столовой - новая ресторанная мебель. Зато цены на обеды - старые. За три тысячи выйдешь сытым и довольным. А на московских бульварах за такую сумму и банки шипучки не купишь. И раньше конторские женщины-служащие одевались нарядно, с вызовом даже, и сейчас у Фокина дамы ходят первоклассные. И работницы из цеха в белых халатах гомонящей стайкой занимают очередь у кассы.

Это окошечко в конце коридора с надписью КАССА, где регулярно выдают зарплаты и авансы, вообще, просто чудо наших дней.

Так получилось, что оппозиционный Александр Фокин, активнейший боец на баррикадах 93-го года, живущий и работающий с тех пор в условиях запугивания, клеветы (вспомнить передачу НТВ), неприязни московских властей, открывает это окошечко перед своими “красно-коричневыми” рабочими регулярно. А какой-нибудь лояльный директор шахты такое же окошечко перед шахтерами-ельцинистами держит закрытым месяцами.

Несложные социально-политические вычисления приводят к выводу, что “живой водой” современной экономики является национально-патриотическая идея, которой придерживается в своей работе Александр Фокин, и которую пытается задушить НТВ еще с 1993 года, когда Фокин здесь, в Подольске, поднимал народ на поддержку “Белого дома”. Только трагическая случайность не позволила тогда осуществить задуманное. 27 сентября 1993 года был назначен час “Ч”, а за день до этого попал в автокатастрофу один из тех сподвижников Фокина, кто мог отдать приказ.

Драгоценные подробности тех дней будут всегда волновать нас. Свет героичности, мужества исходит от всякого человека, восставшего тогда против предателей. А трус останется трусом.

Вместо изуродованного в катастрофе решительного полковника остался командовать его зам. Тоже вроде бы наш человек. Он обещал Фокину поддержку. Они вместе ездили к Руцкому. И после встречи с “народным президентом” отчего-то поубавилось решимости у зама.

Наверно, он как человек военный оценил слабость Руцкого. А как человек осторожный, думающий о своей карьере (кстати, где он сейчас, какой должности дожидается или только выплат долгов по жалованью?), - он попросту спрятался утром 27 сентября на балконе своей квартиры под одеялом.

С тех пор Фокин если и изменился в политических воззрениях, то только в практическом смысле. Он стал опытнее и дальновиднее. Если раньше его связывали с офицерами части только дружеские, идейные соображения, то теперь он подкрепил эту связь экономически.

Он - русский хозяин. И потому не издевается над безденежьем русских офицеров и скудным пайком солдат, а из своих доходов, из прибылей своего предприятия, созданных трудом его и его сподвижников - рабочих, инженеров - передает часть денег на поддержание достойного уровня жизни военнослужащих. Таким образом он принимает на себя функции государственной власти, строит и поддерживает государство российское, небольшую его часть - эту, воинскую. Естественна реакция НТВ, которое любит русских солдат только мертвых - во всех ракурсах.

Да, такие, как Фокин, без преувеличения уже сейчас в сгнившем ельцинском государстве строят новое. Их много в городах Подмосковья. Им пора объединяться.

Духом лидера - Александра Серафимовича Фокина - проникнут весь коллектив его предприятия. Недаром в красном уголке после выступления Проханова один рабочий задал такой вопрос: “Почему у вас под заглавием теперь значится “Газета государства российского”, а не “Газета духовной оппозиции”? - “Потому что мы уже сейчас закладываем фундамент нового типа государства, к которому уже ельцинский режим находится в оппозиции”.

…Красный уголок был переполнен, как в советские времена. Было много общего с теми годами, но много и различий. И Ленин смотрел с задника сцены, но уже из прошлого. И в зале сидели не советские люди, а русские. Не патриоты СССР, а патриоты России. Они были национал-патриотами, были единодушны в этом, потому были сильны, бодры и сыты. Фокин не дал им пасть во мрак реформ, как сделал это, например, директор знаменитого когда-то в Подольске завода швейных машинок. Если фокинский пищекомбинат за последние годы расширил мощности вдвое, построив в том числе первоклассное производство отличной водки “Подольская”, то завод швейных машинок свернул производство впятеро. Директор гайдаровского толка пошел на услужение в компанию “Зингер”, на показушную, по сути дела, должность вице-президента, где ему было позволено лишь вести сборку немецких машинок. Предприятие рухнуло. Люди оказались выброшенными на улицу.

Директор-демократ еще одного подольского предприятия, оборонного, получив, наконец, от правительства Черномырдина долгожданный заказ из Индии, не смог собрать в цеха специалистов для изготовления этого заказа.

На заводе лазерного оружия, где руководство лояльно к нынешней власти, выполняются лишь мелкие ширпотребовские заказы, а 90 процентов рабочих бомжует, ворует, торгует.

Демократический директор Климовского штамповочного завода хватается за копеечные заказы по пристрелке охотничьих ружей для богатых охотников…

А у консерватора-оппозиционера Фокина работа кипит.

Он идет своим путем и сталкивается со многими враждебными силами, кроме НТВ и обслуживаемых им банковских, политических структур.

Сталкивается с кавказскими волками, шакалами и пиявками, которые исповедуют пещерный национализм в своих племенах: “Вырасти сына и убей врага”.

Так получилось, что Фокину, пускай и косвенно, но пришлось участвовать в чеченской войне на территории родного Подольска. Защищать бедных чеченцев приехал сам Аушев, большой друг Дудаева и Басаева. Стал втолковывать ингушский президент русским мужикам что-то про тейповую организацию чеченцев, просил быть внимательными к национальным особенностям гордого народа. О гордости русских речи почему-то не заводил. Пришлось об этом поговорить с крутыми ребятами Фокину. В результате район стал “зоной, свободной от наркотиков”.

Если опять же выражаться политично и обтекаемо, то, надо сказать, что очень резко Фокин выступил и против экспансии на русские земли всяких разных кавказских “специалистов по сельскому хозяйству”. Эти кавказцы и опять же особенно дорогие для нас чеченцы, с помощью взяток становятся директорами совхозов, “впиваются, как пиявки, и отваливаются, высосав последние соки из хозяйств Подмосковья”.

А водкой торговал в Подольске многие годы, как оказалось, родственник Басаева. Простодушные русские мужики несли ему последние червонцы, а он закупал на эти деньги оружие и крошил их сыновей в Чечне. И некому было втолковать этим загульным мужикам, что они творят. А Фокин не только выгнал чеченцев из Подольска вместе с их спиртовой отравой, но и запустил современнейшее производство по выпуску настоящей водки “Подольская”. Он, конечно, за то, чтобы вовсе не пить, так любому бражнику скажет. В отдаленном будущем так и будет на Руси. Ну а пока пускай пьют хотя бы качественный русский продукт, а не спирт, разбавленный джигитом.

С любовью и знанием дела производит Фокин на своем предприятии отличную “Подольскую”. Каждому пьющему русскому человеку надо пройти экскурсию по этому цеху, поглядеть только, как тщательно, с какими тончайшими технологиями очищается вода, какие до миллиграмма выверенные ингредиенты добавляются для вкуса, так что водку можно с удовольствием дегустировать, а не только опрокидывать в пасть, лишь бы поскорее по жилам разошлась. После такой экскурсии не захочешь пить суррогат. В НТВ-то, конечно же, пьют “Подольскую”.

Обо всем этом - от Бога и до водки - мы говорили с Фокиным по пути из Подольска в Талеж, что недалеко от Чеховской усадьбы Мелихово. И постепенно разговор оформлялся в программу объединения русских сил вокруг Москвы. Вспоминались друзья в Дмитрове, Сергиеве, Истре и многих других городах. Все это были люди, инстинктивно ориентированные на русский патриотизм, не могущие себя не ощущать православными, имеющие капиталы и предприятия, охранные структуры и духовников. Это люди, о которых НТВ говорит, что это они - ОПГ. А мы говорим, что это русское сопротивление в новом, современном виде. И готовы стать посредниками, собирателями лидеров сперва на страницах “Завтра”, потом на митингах, в Думе и правительстве. Далее - как Бог даст.

…В Талеже лицезрели чудо. За год сподвижники Фокина возвели у святого источника красивейший храм с колокольней, мраморную купель для крещенья, дорожки и мостики через ручей. Писатель Сбитнев как негласный настоятель будущего монастыря голосом проповедника, с интонациями рафинированного интеллигента, рассказывал о стремительной истории создания этого светлого уголка. Кто-то негромко спросил у Фокина: “Когда же, Александр Серафимович, вся-то русская земля будет столь прекрасна?” Ответил он не сразу. Как бы даже и вовсе не хотел сорить словами. Но потом все-таки сказал, что - будет, хотя и не так скоро.

На снимке:

Александр ПРОХАНОВ

и Александр ФОКИН

ФЛОРИДА, ГДЕ ФЕМИДА?

22 января у здания посольства США в Москве состоялся санкционированный митинг в поддержку российского гражданина Александра Таранцева, задерживаемого в США иммиграционными властями штата Флорида. Организатором акции выступила инициативная группа компании “Русское золото”, президентом которой является Таранцев.

Российский бизнесмен, приехавший в США провести свой отпуск, неожиданно был арестован в штате Флорида 24 ноября прошлого года и помещен в тюрьму. Ему было предъявлено обвинение в нарушении визового режима, в том, что он скрыл две судимости, имевших место более десяти лет назад. В настоящее время Александр Таранцев выпущен под залог, но до суда не может покинуть США.

На митинге, собравшем сотни москвичей и прошедшем под лозунгами “Свободу Александру Таранцеву!”, “Отдых в Америке - “отдых” в тюрьме!”, “Сегодня Таранцев, завтра - вся Россия”, “Таранцев - жертва провокации. ГосДеп, кто следующий?” - выступили сотрудники “Русского золота”, представители общественности, духовенства, спортсмены, люди, которые многим обязаны меценатскому дару Таранцева. Высказывалось опасение, что подобное может повториться в США и с другими гражданами России, если факт удержания Таранцева не получит должной оценки со стороны российской общественности.

Принявшие участие в проведении митинга представители Русской Православной церкви рассказали о великодушии Александра Таранцева и его огромном вкладе в строительство и обустройство храма Христа Спасителя.

Пришедшие на митинг ветераны российского спорта, среди которых болельщики сразу узнали легендарного советского хоккеиста Александра Мальцева, высоко оценили меценатскую деятельность Таранцева, напомнив, что он фактически полностью финансирует команду ветеранов хоккея.

Участники митинга передали сотрудникам посольства “Обращение представителей российской общественности к президенту США Б. Клинтону”. Обращение подписали 29 деятелей культуры, спорта, бизнеса, представители духовенства, депутаты Государственной думы. В нем, в частности, говорится: “Призываем вас, уважаемый г-н президент, использовать свой авторитет и данные вам Конституцией полномочия для содействия в скорейшем возвращении на Родину гражданина России Александра Таранцева”.

ПРЕСС-СЛУЖБА КОМПАНИИ “РУССКОЕ ЗОЛОТО”

ТИГР ПРЫГНУЛ

ПЕРСПЕКТИВЫ

ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

НА 1998 ГОД

1. ВНЕШНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РОССИЮ

За 1997 год произошло серьезное укрепление позиций США в ущерб их азиатским и европейским партнерам-конкурентам. Вашингтону удалось смоделировать, запустить и использовать к собственной выгоде цепь азиатских финансово-экономических кризисов. Единственным бастионом, устоявшим под “американским ураганом”, оказался в прошлом году Китай, который полностью контролирует свои финансовые и банковские рынки, а для зарубежных операций использует возможности Гонконга, чьи финансовые структуры уже с середины 70-х г. находились под растущим влиянием китайских спецслужб. Это означает, что США в 1998 году гораздо сильнее будут воздействовать на мировую финансовую, а соответственно, и политическую динамику, прежде всего - в ходе урегулирования экономических провалов в странах Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии (Таиланд, Малайзия, Индонезия, Южная Корея). Пределом этой тенденции может стать вмешательство США через международные экономические организации в реформу банковской системы Японии, которая попала в труднейшее положение и будет вынуждена принять условия Вашингтона по раскрытию “внутреннего рынка”. Практически США осуществляют вторичное завоевание “страны восходящего солнца”, подминая банковский и промышленный капитал Японии в преддверии серьезнейших перемен, назревающих как в АТР, так и в Европе. В рамках данной политики были активно задействованы спецслужбы и ряд крупнейших финансистов-спекулянтов на мировых фондовых и валютных рынках. Целью было не просто взламывание готовых закрыться ворот местной экономики, где так или иначе шло укрепление финансовых и корпоративных элит, накопление валютных резервов и стремление ввести региональные расчетные единицы, способные подорвать положение доллара как мировой резервной валюты и Вашингтона как основного эмиссионного центра ее.

Это означает, что США энергично начали формировать “однополярную” структуру экономики XXI века, что Вашингтон вбирает в себя дополнительный потенциал силы, все более успешно манипулируя Федеральной Резервной Системой, управляющей динамикой американской и мировой экономики через косвенные инструменты (процентные ставки, эмиссия доллара, координация усилий главных финансовых операторов фондового рынка и др.). В ближайшей перспективе направление “главного удара” американцев от Японии и “азиатских тигров” сместится на систему единой евровалюты, которую активно строит, в первую очередь, Германия, что представляет собой еще более сильную угрозу для США; а затем - и на Китай.

В американской экономике с 1991 г. наблюдается неуклонный подъем (порядка 3% роста ВНП и 25% увеличения суммарного индекса корпоративных бумаг), но, тем не менее, словно в годы кризиса, происходит объединение крупнейших корпораций в вертикальные системы (сверхмонополизация). Показательно, что расширение экономического и финансового доминирования США в глобальном масштабе привело к обострению конфронтации между ведущими альянсами элиты, сложившимися в США за последние 15-20 лет. Здесь “старый” финансовый капитал Восточного побережья (нью-йоркская и бостонская группы - Рокфеллеры, Меллоны, Морганы и др.) перешел в жесткое контрнаступление против молодого и динамичного капитала западного побережья (прежде всего группы Гейтса и другие высокотехнологические корпорации, включая Интел, Боинг и Локхид). Подобная схватка связана с тем, что финансовая и политическая верхушка США осознает переход своей экономики в принципиально новую технологическую и финансовую фазу, которая будет диаметрально отличаться от нынешней.

Ряд фундаментальных открытий, сделанных в 90-е г., уже обеспечен технологически, и на очереди - их переход в производственно-торговую сферу, что выводит США на уровень, недосягаемый для главных конкурентов (Япония, объединенная Европа). Тем самым Вашингтон впервые подходит к ситуации, при которой уязвимость своей финансовой системы и падающие позиции доллара как основной мировой расчетной единицы покрываются за счет "технологической силы", т.е. тех корпораций, которые осуществляют технологический прорыв. Именно поэтому в США столь усилилась борьба внутри финансовой элиты за контроль над этими направлениями. Данный процесс сопровождается укрупнением ведущих корпораций до сверхмонопольных систем, сходных с отраслевыми министерствами советской эпохи при функционировании на холдинговом принципе (как пример, авиакосмическая отрасль, компьютерная техника и система телекоммуникаций через Интернет).

Политически эти крупные техногенные и финансово-экономические сдвиги находят свое прямое выражение в выдвижении новых лидеров и, прежде всего, президента. Его выбор становится во все большей степени результатом закулисного торга и схватки между ведущими сверхмонопольными объединениями вне рамок открытого политического процесса. Круг возможных претендентов, которые способны управлять резко усложняющейся системой, уже определился. Здесь абсолютно первую позицию занимает вице-президент Альберт Гор, который и отвечает за "технологический прорыв США" в XXI век. Его последние контакты показывают, что именно он становится разыгрывающим и координатором сложнейших процессов перераспределения финансового и экономического влияния через технологическую перестройку.

Для РФ движение Гора к высшей власти будет означать усиление его воздействия на подбор и выдвижение преемника Ельцину. Поэтому, на первый взгляд, должно произойти укрепление позиций Черномырдина, однако вокруг Гора и среди американских финансовых корпораций имеются и весьма влиятельные силы, которые относятся к ЧВС отрицательно и считают его "проводником немецких интересов, что становится все более неудобным для Вашингтона". Такая точка зрения может победить и в случае усиления противоречий между США и ФРГ, практически неизбежных в ходе становления единой европейской валюты.

Первые шаги американского руководства в 1998 году оказались связаны с попыткой развала правительственного кабинета в Израиле (ухода Леви из правительства), что, видимо, приведет к напряжению по линии Вашингтон- Тель-Авив и может отразиться на российской ситуации. Во всяком случае, израильские спецслужбы, ориентирующиеся на правоконсервативный и антимусульманский режим Нетаньяху, вполне способны отреагировать "взбадриванием" ситуации в РФ с целью отвлечь внимание Клинтона от ближневосточного урегулирования.

Наконец, в ближайшие недели станет ясным и линия США на мировых рынках ценных бумаг. Если там возобладает представление о необходимости еще одного падения фондовых индексов: как в странах АТР, так и в самих США, то неизбежно возникнет крупная понижающая тенденция, что распространится и на РФ. Удержание курса российских акций и рубля станет невозможным без дальнейших заимствований твердой валюты.

2. ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОНЪЮНКТУРА В РФ

Итоги 1997 года указывают, что кризис в РФ принял латентный характер, а официальная стратегия его преодоления (снижение учетных ставок, рост внутренних инвестиций и привлечение иностранного капитала в сферу производства через портфельные вложения) - потерпела крах на фоне возврата к ставке рефинансирования в 32-38 % годовых и растущего дефицита валютных ресурсов. Кроме того, налицо гигантская внутренняя задолженность государства при усилении сезонных трудностей со сбором налогов (январь-февраль). Вск это, казалось бы, ведет к экономической катастрофе и социальному взрыву. Однако нынешнее правительство в результате приручения Госдумы и осуществления ряда паллиативных мероприятий фактически исключили данную возможность.

Перспективы обвальной дестабилизации экономики в условиях деноминации резко сокращаются, поскольку в руках у правительства возникает практически неподконтрольная “вторая” денежная масса, которая и будет использоваться для латания дыр и умиротворения регионов. Здесь в первые месяцы года возникает проблема валютного обеспечения, что покрывается путем наращивания внешних займов, о которых договорился Черномырдин со своими германскими партнерами, а Чубайс подкрепил существующие подстраховочные схемы по линии международных экономических организаций. В счет транша МВФ за январь 1998 года Россия получила 800 млн. долл., а ЦБ в конце декабря расширил свой валютный запас от критических 5 млрд. до 7,5 млрд. долл.

Кроме того, крупные американские банкиры готовы выделить долларовые кредиты под правительственные гарантии (около 6 млрд. долл.). Таким образом у режима сохраняется “кислородная подушка” объемом 7-9 млрд. долл. Конечно, повысится давление растущей денежной массы на позиции рубля. Этот процесс, вероятнее всего, проявится, начиная с марта-апреля, а достигнет своего пика к осени текущего года, когда станет возможной и серьезная девальвация рубля, что нанесен сокрушительный удар по крупным держателям ГКО и российских корпоративных акций. Но это будет означать переход к абсолютно новой политико-административной системе, поскольку повлечет за собой еще один негативный сдвиг в материальном обеспечении населения, которое последует за повышением цен в ходе деноминации. Увеличение розничных цен на 16-20 процентов будет происходить на фоне сохранения невыплат или же замораживания зарплат, что в свою очередь будет наталкиваться на потребность коммунальной реформы и дерегуляции цен в этой сфере. В свете этого следует ожидать и повышения базовых расценок на электричество и энергоносители (порядка 20-25 процентов), что выведет их на уровень, приближающийся к среднеевропейским ценам. Такая ситуация продолжит нынешнее патовое положение правительства и обозначит повышение трений между центром и регионами, т. е. между правительством и СФ РФ.

Своего рода сигналом привычной “игры на понижение” и девальвацию рубля стало для части крупного капитала недавнее гарвардское заявление Дж.Сороса о “бандитском характере русского олигархического капитализма” на фоне напряженности мировых финансовых рынков (150 млрд. долл. займов странам АТР). Оттяжка с решением накопившихся проблем и восстановление финансового равновесия тем самым откладываются на конец года, что предопределяет условную стабильность при дальнейшем усложнении кризиса в материальном производстве. Кризис неизбежен, поскольку иностранные инвестиции в экономику не состоятся, а отсутствие внутренних обусловлено вывозом частного капитала и низким сбором федеральных поступлений.

Такая тенденция может быть прервана только крупными техногенными срывами, которые также не исключаются, поскольку определенные области и отраслевые комплексы войдут ко второму полугодию 98 г. в пик своего кризиса, что будет неизбежно сказываться на социальной напряженности и усилении антиправительственных настроений в обществе.

Самый худший сценарий: кризис бюджета (недобор налогов и невыплаты), кризис финансов (кардинальное сокращение золотовалютного запаса), кризис материального производства (остановка жизненно важных промышленных комплексов, качественное сокращение производства и др.)- может произойти за ближайшие 6-10 месяцев только при совпадении неблагоприятных обстоятельств на международных и внутренних рынках, что маловероятно. Однако не следует ожидать и экономического роста, поскольку вся схема "монетаристов" (понижение банковских ставок и снижение выплат по гособлигациям с увеличением инвестиционного притока капиталов) оказалась проваленной событиями 1997 года.

Таким образом нынешняя ситуация экономического и финансового "гниения" продлится вплоть до середины 1999 г., а вероятнее всего - и до начала следующего столетия.

3. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ СИТУАЦИИ

Итоги 1997 года характеризуются большинством западных и отечественных аналитиков как усиление политической стабильности режима, в рамках которого происходит последовательное укрепление позиций Черномырдина и его группировки. Правящий истеблишмент сумел не проиграть местные выборы, и более того - инкорпорировать в свой ареал “оппозиционных” глав субъектов федерации. Во-вторых, накануне нового года окончательно оформилось включение главной оппозиционной силы КПРФ в рамки действующего режима через парламентскую тактику "Круглого стола". Думское оппозиционное большинство последовательно поддержало главные элементы, предложенные режимом на основе курса МВФ, за исключением некоторой корректировки земельного кодекса и требований кадровых изменений. Результатом стало голосование за бюджет и верификацию внешних заимствований, что фактически подвело КПРФ к согласию с нынешней схемой приватизации наиболее крупных и важных национальных объектов. В этой связи эксперты полагают, что при любых политических вариантах развития обстановки в РФ в 1998 г. (смерть Ельцина, досрочные выборы, возникновение социальных катаклизмов и др.) сложившиеся рамки курса сохранятся.

Главными целями “мирового сообщества” в отношении внутренней и внешней политической жизни РФ на следующий год считаются:

- завершение демонтажа ядерного потенциала через ратификацию договора СНВ-2;

- выведение главных объектов добывающей промышленности в собственность американских корпораций и банков через закупку контрольных акционерных пакетов;

- стимулирование техногенных аварий дозированной управляемости, что заставит Москву идти на дальнейшие уступки в отношении своей территориальной целостности.

Ельцин, вероятнее всего, будет стремиться к полицентричности своего окружения вследствие истощения собственных ресурсов (физиологических и политических). Отсюда - игра с уже знакомым набором игроков, где он по-прежнему будет стравливать отдельные группировки (традиционную номенклатуру, проамериканских реформаторов и местный региональный полумафиозный капитал). Сам Ельцин уже сосредоточился на идее "третьего срока", что и будет мотивировать его действия в кадровых вопросах. В данном разрезе он должен нейтрализовать связку Зюганова с Черномырдиным. В этом ключе высокие шансы дает ему поддержка раскола в рядах НПСР, что повысит непредсказуемость думских выборов 1999 года. Однако “политическая непроходимость” Зюганова во втором туре президентских выборов будет укреплять заинтересованность Б.Н. в сохранении прежней расстановки сил на ближайшие два года.

Как следствие, можно с уверенностью сказать, что цикл доминирования "демократического истеблишмента" практически завершился, а на смену ему приходит господство регионально-энергетических элит, связанных с мировым рынком. Однако в политической верхушке Ельциным будут по-прежнему сохраняться три противоборствующие группировки, которые и определят преемственность власти. Окончательная разборка станет реальностью в случае физического ухода Ельцина и ожесточенной борьбы за первую позицию между группировками Черномырдина и Лужкова, причем первый будет олицетворять нынешнюю власть, а Лужков - выступать главной оппозиционной силой. Ставки внешних сил окажутся как никогда важными для исхода этой борьбы, и весьма вероятен отмена Черномырдиным выборов, что может быть поддержано “коллективным решением” ведущих политических партий, не исключая КПРФ, и регионально-отраслевых “элит”.

Иная схема возникает при “нормальном” состоянии Ельцина и его решении “идти на третий срок”. В этом случае Черномырдин снимается с выборов как “кандидат партии власти”, а Лужков должен блокироваться с левой оппозицией. Думские выборы в этом случае становятся решающей пробой сил, и в зависимости от их исхода выстраиваются актуальные политические коалиции.

Все вышесказанное приводит к трем главным выводам.

1. США по-прежнему не заинтересованы в усилении России и даже в существовании ее как единого государства. Их возможности по навязыванию верхушке РФ ложных решений в 1998 году достигают максимально возможных значений.

2. Группа Черномырдина как выразитель экспортно-сырьевой модели развития страны имеет все шансы закрепить эту колониальную модель в ущерб военно-стратегическому и геополитическому потенциалу России.

3. Ельцин все больше становится призрачной, виртуальной фигурой российской политики.

Александр ГОРДЕЕВ

ГЕНЕРАЛ НА РАСПУТЬЕ

Действующие генералы в России - генералы цивилизованные. То есть такие же политически безобидные, как на Западе.

В Турции, например, генералы позволяют себе не только сметь свои суждения иметь, но навязывать их власти. В России за шесть лет ее суверенитета способность к собственному суждению обнаружилась только у одного военного чина - у директора погранслужбы генерала Николаева. Он выполнил приказ о переносе поста от Рокского тоннеля на границе с Грузией, но в знак несогласия с ним подал рапорт об отставке.

Конфликт генерала Николаева с властью был конфликтом политическим, ибо вопрос о переносе поста являлся вопросом: должно ли российское государство подчиняться грузино-осетинской спиртовой мафии? Власть не простила Николаеву бунта против связанной с ней мафией (отставка его была принята), но и окончательно распрощаться с ним не поспешила.

Генерал Николаев оказался единственным из всех высших чиновников последних лет, который продемонстрировал желание и умение служить не отдельным лицам и не отдельным финансово-промышленным группам, а государству. Под его руководством было обустроено заново 13 тысяч километров границ. Причем без казнокрадства. В погранслужбе установлена жесткая финансовая дисциплина, исключающая возможности для масштабных хищений. Николаеву удалось не только сохранить имевшиеся в его службе кадры, но и пополнить ее новыми офицерами. По его инициативе пограничники провели ряд успешных операций по пресечению контрабандного вывоза из России морепродуктов. Николаев активно противодействовал контрабандному же ввозу в страну подержанных иномарок, считая, что это наносит ущерб отечественной экономике, так как привязывает ее к западному рынку запчастей.

Генерал Николаев, с одной стороны, был крайне неудобен продажной власти, с другой - нужен ей: хоть кто-то же должен поддерживать порядок в государстве, чтобы оно не развалилось. Доказанная Николаевым способность служить государству и заставила, видимо, власть воздержаться от прощания с ним.

Наказав его за бунт отставкой с поста директора погранслужбы, Ельцин, по слухам из Кремля, предложил ему возглавить Федеральную службу безопасности. Но Николаев отказался, дав тем самым понять, что он - не Степашин, который, как юный пионер, всегда готов чем-то руководить. После этого его отказа в Кремле родилась идея объединить погранслужбу и ФСБ в одно ведомство. Объединить под Николаева: получил, парень, по физиономии, утрись, не гордись впредь и приходи снова служить. Под него же в кабинетах, близких к Черномырдину и Куликову, планируется и запасной вариант - объединить Совет безопасности и Совет обороны. По всей видимости, Николаев в ближайшее время получит новое приглашение во власть на престижный пост. Но вряд ли его примет. Дело в том, что рапорт об отставке он написал не только из-за несогласия с приказом о переносе поста от Рокского тоннеля. На 1998 год погранслужбе решено выделить по бюджету в два раза меньше средств, чем в 1997, году и в три раза меньше, чем составляют ее минимальные потребности. Поэтому рапорт Николаева был еще и протестом против финансового удушения его ведомства. Остаться сегодня на верхних этажах власти для него - значит, быть причастным к преступной по отношению к погранслужбе политике власти.

Маловероятно и то, что Николаев окажется в рядах оппозиции. По сведениям из ФСБ, он встречался с одним из деятелей оппозиции и обсуждал с ним свои шансы выиграть выборы в Госдуму по одномандатному округу в Москве. Но никакого решения не принял. Знающие Николаева люди предполагают, что из всех возможных ныне для него дорог он выберет дорогу в некую тихую гавань (например, военный вуз), где можно дождаться перемен во власти, перемен, при которых его талант и опыт военного организатора будут востребованы всерьез и надолго.

Николай АНИСИН

ЛЕВ, ТЫ ПРАВ!

В который раз нарушена благопристойная и уютная тишина думских коридоров. Торопливо топчут ковровые дорожки каблучки хорошеньких секретарш, скрипят надраенные паркеты под грузными шагами депутатов, рысью проносятся парламентские ушлые корреспонденты; в кабинетах витает сизый сигаретный дым, символизирующий напряженную работу законодательной мысли, а внизу усталые буфетчицы все чаще выбрасывают на прилавки стограммовые порции допинга. Все говорят о виновнице переполоха - фракции КПРФ. Она-таки перешла в долгожданное, не раз обещанное народу наступление. Только вот объектом ее массированной атаки стал не режим Ельцина, не правительство Черномырдина, не бюджет и даже не “рыжий Толик”, а собственные товарищи по патриотическому движению - Рохлин и Бабурин. Они уже давно стали бельмом на глазу, который у руководителей КПРФ и у Черномырдина один на всех, - “слишком” высокие должности занимают, мешают “структурной” и “конструктивной” оппозиции свернуться теплым котенком на нетощих коленях премьера.

По данным аналитиков, КПРФ, а точнее, ее думская верхушка, готова “сдать” Рохлина и согласиться с утверждением на пост председателя Комитета по обороне представителя НДР Попковича. В обмен она получит расчленение комитета по бюджету на: 1) собственно по бюджету; 2) по финансам и банковской деятельности. И председателем комитета по бюджету станет представитель коммунистов.

Одновременно, лишив Бабурина вице-спикерства и отставив его от формирования политики в отношении стран СНГ, руководство КПРФ планирует увеличить свой политический вес настолько, что неизбежностью станет формирование так называемого “правительства парламентского большинства”, в составе которого в братских объятиях снова склещатся престарелые партийные функционеры из КПРФ и НДР.

Но сложившаяся ситуация, похоже, не очень удивляет или пугает всякое повидавшего генерала Льва Рохлина. Он и его ближайшие соратники по движению “В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки” ( ДПА) уже сталкивались с лицемерием депутатов от НДР, одновременно певших боевому генералу осанну и “замотавших” его же реальные законопроекты, в частности, “О военной реформе”, “О совете обороны”, “О внесении изменений и дополнений в “Закон о статусе военнослужащего“ и т. д.

То, что по их стопам пошли коллеги из КПРФ, их, конечно, огорчает, но позиция депутатов-коммунистов далеко не всегда выражает точку зрения большинства рядовых партийцев.

Движение Рохлина, так же, как и партия Зюганова, опирается на так называемый “протестный электорат”, но делает это, похоже, несколько эффективней. В ДПА часто вступают не единицами или десятками, а целыми воинскими частями, заводами и даже городами, как это сделало, например, население дальневосточного городка Большой Камень.

Сегодняшняя тактическая задача движения в том, чтобы показать правительству и всей России свою силу и массовость. Для этого ДПА собирает своих сторонников на уличную манифестацию 22 февраля. Кто знает, выйдут ли на площадь Белорусского вокзала жители прикормленной и разжиревшей Москвы, не повторятся ли перипетии уличной борьбы, знакомые нам по опыту патриотических демонстраций 1992-93-го годов?

Но боевого генерала не смутить предположениями и прогнозами, он уже заявляет, что готов поставить президенту и премьер министру ультиматум: “Не можете, не умеете, не хотите управлять в интересах народа - уходите в отставку!”

Александр ЮРИН

ОБЕД ПРОТИВ СНВ-2

На прошлой неделе Министерство обороны пригласило депутатов Государственной думы посетить Центральный командный пункт Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Пригласило “для знакомства с ходом реформирования Вооруженных Сил России”.

Эта, несомненно, полезная инициатива вызывала, однако, и удивление. До этого руководители Минобороны, особенно г-н Сергеев, всячески избегали излишнего общения с депутатами. На объекты стратегических ядерных сил легче было попасть американскому инспектору, чем российскому депутату. И вот столь неожиданное приглашение. С чего бы?

Логично было ожидать, что, рассказав о тяжелом состоянии РВСН, в которые в ходе “реформы” влились Военно-космические силы и Ракетно-космическая оборона, руководство РВСН попросит дополнительные ассигнования. Ведь именно сейчас обсуждается бюджет на 1998 год, и есть возможность внести соответствующие изменения.

Однако отцы-командиры с гордостью рассказывали, как они собирают по крохам внутренние резервы, чтобы сохранить разваливающиеся на глазах системы. А вот вразумительный ответ на вопрос о том, сколько же нужно дополнительно средств, чтобы сохранить боеготовность РВСН, депутатам приходилось буквально вырывать с клещами. Чувствовалось, что гражданские благодетели армии (типа г-на Чубайса) строжайше запрещают военным просить деньги у парламента.

Истинная причина приглашения выявилась как бы вскользь. Рассуждая о состоянии РВСН, руководство Минобороны настоятельно рекомендовало депутатам ратифицировать договор СНВ-2. Аргументация звучала примерно так: если уж мы не можем удержать наши РВНС на достойном уровне и уменьшение числа тяжелых ракет все равно произойдет за счет их естественного старения, то давайте, по крайней мере, немного разоружим и американцев, поскольку по СНВ-2 они тоже будут вынуждены сокращать число ракет и боеголовок.

Аргументация неубедительная. Вряд ли российские военные не знают, что серьезные сокращения с американской стороны - это фикция. Американцы добиваются уничтожения наших тяжелых ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения, которые составляют основу нашего потенциала ядерного сдержанивания. Сами же США намерены проводить сокращения в основном путем “разгрузки” ракет, т. е. снятия с них части боеголовок для складирования в специальных хранилищах. В любой момент этот боезапас, вполне открыто называемый “возвратным потенциалом”, уничтожать который американцы отказываются, можно будет быстро возвратить на ракеты. Преимущество США в ядерных вооружениях от ратификации СНВ-2 не только не уменьшится, но и, по сути дела, возрастет.

Проблема, конечно, не в международных договорах. Российскую армию уничтожают, что называется, экономическими методами: то есть сначала сознательно доводят экономику до ручки, а потом заявляют, что Россия не в состоянии содержать такие Вооруженные Силы. Завтра “реформаторы” окончательно развалят экономику и заявят, что Россия не способна содержать вообще какую-либо армию и должна перейти на положение Коста-Рики, у которой вооруженных сил нет.

Так что при всем уважении к тем, кто принимал депутатов Государственной думы в ЦКП РВСН, за спинами военных незримо маячили силуэты российских гражданских руководителей в костюмах, сшитых в Лондоне или Нью-Йорке. А еще дальше, в тени российских “реформаторов” - сторонников полного разоружения России - прятались силуэты иностранных джентльменов, которые не только шьют костюмы, но и живут в Нью-Йорке, Вашингтоне или его пригороде Лэнгли.

Все эти хитрости были настолько шиты белыми нитками, что депутаты в спор особенно не вдавались. Депутат Государственной думы генерал-полковник А. Макашов подвел итог разговора, сказав, что “мы в этом деле тоже немножко понимаем, и поскольку это вопрос политический, то обсуждать его мы будем здесь, а не в парламенте. Ни о какой ратификации не может быть и речи до тех пор, пока мы не получим подробного экономического обоснования, во что России обойдется это “разоружение”. А сейчас, насколько я понимаю, по повестке дня - обед. Вот я и предлагаю перейти к этому пункту повестки дня”. На этом дискуссия и завершилась.

Военные вполне осознавали двусмысленность своего положения и отнюдь не проявляли намерения нанести ракетный удар по парламенту, если СНВ-2 не будет ратифицирован. Они добросовестно выполнили команду “сверху” - обрабатывать депутатов. Ну а среди самих депутатов наивных людей становится все меньше - жизнь учит. Поэтому основная часть мероприятия - обед - прошел на самой дружеской основе. Обед был вполне в русских традициях, поэтому основательно затянулся. Депутаты и военные прекрасно понимали друг друга, разгоряченные лидеры фракции увлеченно обсуждали возможность увеличения ассигнований на РВСН и другие рода войск. Про СНВ-2 никто не вспоминал.

Вячеслав ТЕТЕКИН

НЕ ГОТОВ К ТРУДУ И ОБОРОНЕ

Длившаяся почти два года титаническая битва между двумя военными ведомствами - ВВС и ПВО - неожиданно закончилась убедительной победой последнего. Вопрос о слиянии двух родов войск, имеющих одинаковую глобальную задачу - защиту нашего воздушного пространства, - назрел уже давно, однако не было ясно, кто станет единым хозяином стремительно сокращающегося в размерах русского неба. Поначалу перевес был явно за ВВС. Их главком Петр Дейнекин - дипломат и умница, верный соратник и друг “прорабов перестройки” - всегда умел находить общий язык с высшим руководством страны, в том числе с самим “верховным” . Его имя не раз упоминалось прессой в связи с громкими финансовыми скандалами, сопутствовавшими выходу, а точнее, бегству советских войск из Германии, но улыбчивый генерал всегда выходил сухим из воды. Он и был главным инициатором, теоретиком и “толкачом” реформы ВВС-ПВО, по праву надеясь стать первым главкомом объединенных Военно-Воздушных сил. Доминирование ВВС было очевидно, учитывая, что большинство научных центров и КБ, разрабатывающих летательные аппараты, занимающихся проблемами безопасности в воздухе и т. д., были сосредоточены именно в этом роде войск. Кроме того, в отличие от многих коллег по МО, расторопный командующий ВВС правдами и неправдами сумел сохранить относительно высокий уровень боеспособности подчиненных ему войск.

Но генералы и офицеры из ПВО яростно сопротивлялись предсторящему слиянию. Они утверждали, что летчики никогда не смогут правильно и сбалансированно руководить сложнейшей системой противовоздушной обороны, где действия перехватчиков должны быть скоординированы с “работой” наземных комплексов. Надо сказать, что жаркие дискуссии с обеих сторон мотивировались не только заботой о высших интересах государства, но большое значение имели и личные интересы отдельных людей, чьи теплые места могли быть сокращены.

Указ “верховного” о слиянии поставил точку в этих спорах, и в штабе ВВС уже готовились праздновать победу. Но контрход пэвэошников не заставил себя ждать. Хитрыми генштабовскими интригами они добились, чтобы расположение главного штаба объединенных сил было назначено на месте штаба ПВО, в “глуши” ближнего Подмосковья. Это обозначало, что многие офицеры штаба ВВС не смогут продолжать службу, поставленные перед перспективой двухчасового пути на работу.

Но смертельным ударом для Дейнекина и его товарищей стала катастрофа над Иркутском. Освещенная светом телевизионных юпитеров, она позволила врагам генерала сформировать враждебное общественное мнение. Почти в открытую главкома обвиняли в развале войск, хотя реальная статистика катастроф и происшествий показывала устойчивое снижение их количества за несколько последних лет. Журналисты, не желавшие знать правды о ГСВГ (группе советских войск в Германии), радостно стали обвинять генерала в коррупции. Припомнили ему и бомбежки “мирных чеченских сел”, и слишком патриотические заявления последнего времени. Судьба Дейнекина была предрешена - его послали на заклание.

Фортуна улыбнулась клану ПВО, из среды которого выдвинули нового командующего Анатолия Корнукова, который, радостно ухмыляясь, на вопрос о критическом положениии в подчиненных ему частях и соединениях твердил: “Будем летать”.

Конечно, будем, только на чем и куда?

Александр БОРОДАЙ

СТРЕЛОЧНИК КОТЕЛКИН

Итак, в чехарде кадровых перетасовок нашего временного - до отчета - правительства совершилась и еще одна маленькая подвижка: бывший начальник госконцерна "Росвооружение" генерал-майор Александр Иванович Котелкин освобожден от обязанностей заместителя министра внешних экономических связей.

За полгода, прошедшие с момента предшествующей отставки, на Котелкина, "человека Коржакова и ГРУ" демгазетами и демжурналами был вылит не один ушат грязи: от получения им многомиллионных долларовых взяток до организации заказных убийств. Даже катастрофу "Руслана", рухнувшего на жилые кварталы Иркутска, поспешили списать на "фирму Котелкина". Почему такая последовательность, такие многоходовые комбинации на правительственном и выше уровнях? Будут ли доводить качество "дела Котелкина" до уголовного? Или оно закончится аналогично породившему его "делу о ксероксной коробке долларов"?

То, что экспорт отечественных вооружений с 1994 по 1996 год при Котелкине вырос более чем втрое - это хорошо. За это президент России публично хвалит и публично же восхищается новыми образцами военной техники, созданными на заработанные доллары.

А вот то, что доля США на рынке вооружений при этом снизилась до сопоставимых цифр, что русская армия может получить на вооружение новейшую технику - это плохо, очень плохо. Настолько плохо, что устроившего такое непотребство генерала нужно выгнать с государевой службы: не ровен час, западные друзья, Биллы и Гельмуты лишат поддержки - и что? Был государь, а стал золотарь? Не годится. Своя рубашка к телу ближе. За это президент отстраняет от власти - за это, а не за мифические миллионы или реальные сотни тысяч в ксероксных коробках. Система "свой-чужой" работает без сбоев. Котелкин стал чужим для этой системы, может быть, и сам не понимая этого. Хорошо помню его довольное лицо на пресс-конференции в рамках авиакосмического салона "МАКС-97" ровно за день до отставки…

Результат, конечно, получили отменный: в 1997 году страна недополучила по контрактам на поставку военной техники свыше 4 млрд. долларов. И тот же президент готов был брать деньги едва ли не на любых условиях. Зато одним Котелкиным для Чубайса или Черномырдина меньше…

Сказывают, Петр I своего Меньшикова бил смертным боем за воровство, но тот же мог и умел дело делать. Да, Ельцин - не Петр, Котелкин - не Меньшиков, понятно. А Российская Федерация - не Россия? В этом бардаке, который каждый из нас сам себе устроил, много ли святых? Любое предприятие по нынешним законам можно закрывать за экономические преступления. Потому что законы эти для того и писаны: чтобы все были виноваты. "Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть" - Шекспир давно написал, а Маршак перевел. Так судьи-то кто? Или подзабыли совсем иное, евангельское: "Не судите, да не судимы будете"?

Владимир ВИННИКОВ

БЕНЯ, ВИДЯ ВИЦЕ…

Ситуация вокруг заявления министра внутренних дел и вице-премьера нынешнего правительства А.Куликова о возможности превентивных ударов по базам террористов на территории Российской Федерации, прежде всего в Чечне, то ли завершилась, то ли обострилась после реакции на данное заявление президента Ельцина.

Далекий от скверны внекремлевской жизни, изведавший "дар Валдая", наш "всенародноизбранный" пришел, увидел и… победил? Нет, никого он не победил, кроме хасбулатовского Верховного Совета в 1993 году - Совета, провозгласившего суверенитет России, проштемпелевавшего развал СССР и гайдаровские "реформы-либерализации". Он даже Зюганова не победил, а, скажем так, обыграл. Если одна сторона играет в шашки, а другая - в поддавки, то лучше пусть обе выиграют, чем проиграют. Одним словом, голосуй - или… Что уж говорить о вольной Ичкерии - "одним полком за два часа", "38 снайперов". Кому там нужна победа или даже просто - любое завершение конфликта? Вот и начинают демократические, либеральные, новенькие и чистенькие СМИ потихоньку бросать камушки в огород самого гаранта всех реформ и конституций - дескать, Борис, ты не прав! И твой кулик не то болото хвалит.

Если нужной реакции из кремлевского Валдая или валдайского Кремля не воспоследует - можете не сомневаться: камушки станут поувесистее. Кое-где и рвануть может - тем самым терроризмом, о необходимости которого так долго говорила вся президентская рать с премьер-министром буденновского роддома.

Политические огородники прекрасно знают и помнят, что "террор" - слово однокоренное, близкородственное "территории"; что преданная земля, "терра" мстит предателям земноводным ужасом, "террором". Так происходит везде: от Италии и Ольстера до Америки и Японии. Не исключение - и Чечня, с полным ртом суверенитета, с разбомбленным Грозным и "воинами ислама".

Все изменили своей присяге - и "федеральные" генералы, и гордые "полевые командиры". Теперь компенсируются: кто на ниве военной коммерции, кто на ниве "джихада". Победителей здесь нет: есть убитые, есть разбогатевшие, есть ставшие президентами и министрами…

Рано или поздно, собственная ложь догонит их и уничтожит. Поэтому они судорожно стараются вспомнить преданное, то есть самих себя. Отсюда - "государственнические" высказывания генералов и президентов. Но, единожды солгавши, кто тебе поверит? И то, что президент, видя реакцию на заявление вице-премьера своего правительства, решил сыграть в давнюю диктаторскую игру "veni, vidi, vici!", - не случайно сводится к анекдотическому омофону, ставшему заголовком данной заметки.

В какой-нибудь следующий момент наш президент прореагирует на выражение действительных государственных интересов совсем по-иному - хаос следует за ним. Ничего последовательного ни в экономике, ни в политике, ни, тем более, в идеологии - только рефлексы собственного властного выживания.

Понятно, что и Куликов "не от себя говорил", что его выступление было так или иначе заранее одобрено "хозяином", которому временно понадобилось отделить себя от земноводного, березовско-рыбкинского ужаса Чечни как смыслового центра современного россиянского государства.

Георгий СУДОВЦЕВ

СОШЛИ С ОРБИТЫ

После нескольких лет недофинансирования, профанации, откровенного гонения со стороны демократических СМИ на нашу космическую отрасль, “проедающую бюджетные средства” и “совершенно бесполезную в народном хозяйстве”, власть неожиданно принялась строить великие космические планы на будущее. Сам президент, в свое время лично пинавший отечественную космонавтику, на прошлой неделе вдруг заявил, что “надо принять все меры для того, чтобы и впредь Россия была одной из ведущих военных и космических держав”, и что “военный космос - это один из ключевых факторов развития России”. Это было сказано на последнем заседании Совета обороны, прошедшем 20 января в Кремле под председательством Ельцина. Заседание было полностью посвящено проблемам космической промышленности как в военной, так и в гражданских сферах.

Неужели российский космос снова в цене? Неужели у Ельцина наступило прозрение, и теперь он готов вложить в нашу разваливающуюся космическую промышленность огромные деньги? Ведь не секрет, что с финансированием космоса у нас беда: бюджет покрывает не более половины всей необходимой суммы.

Оказывается, нет: денег как не было, так и не будет. Нашей космической отрасли надо еще более ужаться, говорит “всенародно избранный”, стать предельно компактной. “Предстоящие два-три года будут очень сложными”. Иными словами, станет совсем плохо.

Так, может быть, мы нашли громадные суммы за рубежом, заключили наивыгоднейшие контракты, завоевали международный рынок? Вот и на Совете обороны было заявлено о том, “что по количеству запусков ракет-носителей Россия сопоставима с США”, что “у России есть возможности занять более выгодные позиции” на мировом рынке космических услуг?

И это не соответствует действительности. Ведь наша квота в мировом запуске космических ракет определяется вовсе не Россией, а комиссией по сотрудничеству “Черномырдин-Гор”, российские космические деньги идут через американские корпорации, а всяческие международные организации типа “Гринписа” поднимают вой по поводу любого российского запуска. И о какой конкуренции с теми же американцами может идти речь, если они ежегодно тратят на космос 17 миллиардов долларов - в 24 раза больше нас - и это только бюджетные вложения.

Но, возможно, что у нас запланированы новые спутники и орбитальные станции - хотя бы на бумаге?

Увы, но мы и в дальнейшем ограничимся лишь космическим “извозом” на наших ракетах-носителях, да сдачей в аренду иностранным астронавтам злосчастной станции “Мир”, с которой мы получаем более половины всех внебюджетных космических доходов.

Понимая, очевидно, что никаких новых космических проектов мы в ближайшие лет десять не потянем, Ельцин распорядился обратить внимание на повышение эффективности российских космических систем, используя “новейшие достижения отчественной электронно-вычислительной техники, которая в последние годы добилась очень больших успехов”. Ничего, кроме недоумения, это президентское желание вызвать не может. Какие новейшие достижения в последние годы, когда русским ученым есть нечего?!

В одном прав Ельцин: космос действительно имеет огромное значение в обеспечении национальной безопасности страны. Что ж, сейчас подпишем СНВ-2, поставим стодвадцатую заплату на “Мире”, распилим на металлолом последнюю космическую ракету, и начнем обеспечивать безопасность страны. Вот только какой страны?

Денис ТУКМАКОВ

ОТ РЕДАКЦИИ

Материалы, публикуемые здесь - отклики наших читателей на работу газеты, на удачи и огрехи постоянных авторов и героев “Завтра”. Это - дыхание самой русской жизни, ради которой мы ведем нашу борьбу. Ради жизни - а не ради чьей-то славы, корысти или власти.

Наши читатели видят наши слабости и заблуждения лучше нас самих. Это не значит, что высказанные ими суждения безупречны и являются истиной в последней инстанции. Но газета - не частная собственность редакции или авторов. Она - орудие духовной и политической борьбы за будущее России.

Этому должны быть посвящены каждое наше слово, каждый наш поступок. И если мы оступаемся - поддержка читателей, их заинтересованность в осуществлении нашего общего, правого дела помогают, напоминают нам о главном:

Враг должен быть разбит! Победа должна быть за нами!

Все остальное - второстепенно.

Спасибо вам, друзья!

ГЕНЕРАЛЫ СЛОВ

В статье генерала В.Филатова "Зеленая папка Гитлера", статье в целом интересной, заставляющей читателя размышлять, сопоставлять факты,- я вдруг увидел следующий пассаж: "В конце 1941 года, когда немцы рвались к Москве, Сталин понял: с генералами, которые встретили немцев 22 июня 1941 года на Буге и драпали от них аж до Москвы и Волги, вперед не пойдешь. У них, героев тачанок, при виде немецких танковых колонн мгновенно срабатывало желание отступать, главное - не попасть в окружение. Нужны были не генералы "драпа", а генералы "атаки". Психология. В таких ситуациях не воспитывать надо кадры, а менять. И произошла спасительная чистка"… Трудно поверить, что генерал, военный историк совсем не знает историю Великой Отечественной войны. Тогда откуда взялись такие суждения? Не буду придираться к таким "мелочам", что в конце 1941 года немцам до Волги было еще ой как далеко и, соответственно, "драп до Волги" Сталин никак не мог поставить в вину своим генералам. Есть моменты гораздо принципиальнее.

1. Никто не "драпал" от границ на Восток. Красная Армия потерпела тяжелое поражение в приграничных сражениях, потеряла большую часть боевой техники, понесла огромные потери личного состава. Но в том-то и дело, что доктрина, выдвинутая еще в 20-х годах М.Тухачевским и подхваченная позже Ворошиловым предусматривала: враг разобьется об укрепрайоны (модны были теории Мажино), а затем Красная Армия могучим ударом сокрушит противника: "на чужой земле, малой кровью". Всякий отход, отвод сил и средств, даже под угрозой окружения, исключался. Маршал Конев рассказывал, что до войны в академиях оборона изучалась плохо, а отход вообще не упоминался. Нашим полководцам, и прежде всего Жукову, Василевскому, пришлось в ходе страшных сражений и огненных "котлов" вырабатывать новую стратегию современной маневренной войны. Жуков, как известно, предложил в конце июля 41-го отвести на пару сотен километров Юго-Западный фронт, уйти на восточный берег Днепра, сдать Киев, но спасти личный состав и вооружение фронта, фланги которого охвачены танковыми армиями Гудериана и Клейста. Это предложение тогда казалось немыслимым: как - отойти, сдать миллионный промышленный центр, столицу Украины? Сталин снял Жукова с Генштаба и назначил его командовать Резервным фронтом. И лишь когда предвидения Жукова сбылись, когда Юго-Западный фронт и его командование (Кирпонос, Тупиков) погибли, а полмиллиона советских солдат попали в плен,- Сталин понял свою ошибку. Год спустя своевременный отход войск Юго-Западного фронта сорвал планы вермахта окружить всю нашу южную группировку, подготовил "сталинградское чудо".

2. Никакой "чистки" в 41-42 гг. Сталин в армии не производил, не заменял он мифических "генералов драпа" на мифических "генералов атаки". Да, были расстреляны генерал армии Павлов, командующий Западным фронтом и его штаб. Но Павлов, танкист, герой Испании, хотя и потерял управление войсками, вовсе не был "генералом драпа" - просто не имел оперативного опыта руководства столь крупными объединениями войск. Да, Сталин отстранил от военного руководства Ворошилова, но тот был уже не столько военным, сколько политическим деятелем. "Конник" Тимошенко в канун войны показал себя хорошим военным администратором - он энергично реформировал армию, создавал на базе кавалерийских механизированные корпуса, принял на вооружение танки Т-34, но многого не успел и не сумел сделать. Командуя же Западным фронтом, он не "драпал", а уверенно руководил войсками в ходе Смоленского сражения, удачно провел Ростовскую операцию, но потерпел крупные поражения весной 42-го под Харьковом. К руководству Красной Армии пришли более талантливые военачальники, лучше понимавшие как сущность той войны, так и стратегию противника.

3. И Сталинград, и Курскую дугу, и форсирование Днепра, и Висло-Одерскую операцию, и взятие Берлина провели те самые командиры, которые терпели тяжкие поражения в первые годы войны. Западный фронт под командованием Конева попал в октябре 41-го в окружение. Следственная комиссия (Молотов, Ворошилов, Абакумов) предложила отдать его под трибунал. Жуков тогда посоветовал Сталину не применять эту меру, хотя и считал вину Конева доказанной. Через две недели Конев, ожидавший расстрела, был назначен командующим Калининским фронтом. Дальнейший его боевой путь хорошо известен - это путь побед. После окружения Брянского фронта Сталин не "вычистил" его командующего Еременко, а назначил его сперва командовать армией, а потом - Сталинградским фронтом. Неудачно, с поражений, начинали свою фронтовую карьеру Батов, Берзарин, Кузнецов, Малиновский, Толбухин и другие командиры. 450 советских генералов погибли в ходе войны. Но именно суровая школа войны позволила нашим военачальникам вырасти в крупнейших полководцев, которые превзошли по уровню своих командных качеств генералов вермахта. Их не дергали, не наказывали за каждый просчет, их воспитывала великая война - и к 45-му году у нас была перво- классная армия.

Для чего все это я пишу? Дело в том, что в погоне за "красным словцом" у нас не жалеют собственных отцов: и "демократическая" пресса, и, как это ни печально,- "патриотическая". Теперь стало модным преуменьшать подвиг военачальников той великой войны. "Высшее начальство" недавно разрешило признать Жукова гением, перстом судьбы, поставить ему памятник в центре столицы. Но ведь и он, как некогда великий победитель Наполеона Кутузов, знал неудачи (и в начале войны, и в 42-м году - операция "Марс" на Западном фронте), учился на этих ошибках. Не следует, по праву возвеличивая Жукова, забывать о вкладе в Победу Василевского, Ватутина, Конева, Малиновского, Мерецкова, Рокоссовского, Толбухина и других полководцев Великой Отечественной. А что о них знает сегодня молодежь? Ничего. Даже патриотическая печать не любит вспоминать их подвиг и время от времени тиражирует разные нелепицы. Но я не думаю, будто из нашей армии совсем испарились традиции советского прошлого, Красной Армии-победительницы, освободительницы народов Европы от фашистского рабства. Они были живы, эти традиции, и в Афганистане (хотя уже очень ограниченно и упрощенно). Они проявлялись и в Чечне, в ситуации фактически гражданской войны. Но даже в военных академиях, не говоря о "цивильных" школах и вузах, по существу, не изучают историю Великой Отечественной, повторяя придуманные кем-то легенды о ней. Не хотелось бы, чтобы вклад в распространение подобных выдумок делала и уважаемая мною, газета "Завтра".

В. Дмитриев

ПОЗНАЙТЕ ИСТИНУ!

Когда из уст политиков раздается очередная чушь, то стараешься ее просто не замечать. А если не удается - отнестись к бредням снисходительно. Чего стоит хотя бы один пассаж нашего незабвенного Михаила Сергеевича во время его торжественного въезда в Израиль: "Я рад присутствовать на земле Капернаума, где первому в истории человечества социалисту Иисусу Христу посчастливилось начать свою пропагандистскую деятельность" (рассказывают, что многие хасиды даже прослезились от столь удачного, наконец, решения "еврейского вопроса")?

Но когда в тупике идеологического абсурда безысходно бьется талантливый художник, в голову забредает крамольная для православного мысль: а что, если граница между светской и церковной культурой в России и впрямь проходит по линии, разделяющей двуединую заповедь: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим" и "Возлюби ближнего своего, как самого себя". Иначе трудно понимать следующие слова: "…мы отдаем (Церкви. - Р. Г.) величайшее достижение человеческого разума - атеизм" (Николай Губенко, "Завтра", N 46, "Какая власть - такая культура"). Воистину, "рече безумец в сердце своем несть Бога" (пс. Давида).

Удивительно ли, что подобное "исповедание" рождает такие перлы: "Разница лишь в идеологических институтах; при царе это была Церковь, при Сталине - компартия"; "На смену Пушкину, Достоевскому и Гоголю приходит Закон Божий"; "Церковь обладает гигантским влиянием и капиталом. Она обладала ими и при царской, и при советской власти"; "Партийных секретарей по идеологии было значительно меньше в расчете на душу населения, чем в царские времена попов". Не оставляет ощущение, будто вещает не любимый народом художник, а, скажем, Новодворская или, на худой конец, Старовойтова.

Ненависть к России и Православию этих дам объяснима: комплекс женской неполноценности, компенсируемый ложным многоумием,- а вот неприятие Губенко Церкви необъяснимо. В комплексе неполноценности Губенко заподозрить трудно. Народный артист как и раз и славен умением быть равным себе, он напрочь лишен распространенной в среде творческой интеллигенции зависти к успеху коллег.

А может, мы имеем дело, наоборот, с комплексом полноценности? Если исключить детдомовское прошлое, о котором так любит вспоминать артист, его судьба сложилась завидно. Он - баловень фортуны и любимец педагогов. Успех преследовал его с каждым появлением на экране. Возможность обрести "сердце сокрушенно и смиренно", которое как залог духовного роста "Бог не уничтожит", миновала его даже после разрыва с Юрием Любимовым.

На пути к вере у каждого свои вехи. И похоже, что Губенко, несмотря на свою душевную близость с великим трагическим русским писателем Шукшиным (а может, именно поэтому - большое видится на расстоянии), миновал самую важную веху на пути возвращения ко Христу. Я имею в виду знаменитый эпизод из "Калины красной", где, распластавшись на фоне обезглавленной церкви, бьется в страшной мужской истерике Прокудин-Шукшин, и не способная его утешить жена восклицает:

- Господи! Да почему ж вы все такие несчастные?!

Вопль Федосеевой-Шукшиной перекликался со знаменитой тогда статьей Василия Макаровича "Что с нами происходит?"

Нас уже десять лет пытаются убедить, что в стране происходит экономический и политический кризис. Возможно. Но это уже - последствия трагедии. А суть ее, скорее, в том, что мы устали крутить пустышку "человекопоклонничества", называть кумиротворение любовью. Великая сострадательная душа русская изнемогала без духовного стержня веры Православной, от которой она в своей самонадеянности отказалась. Надвигалось время вразумления за богоотступничество. Слышал, но не мог этого выразить пленен- ный безбожием гений Шукшина. Слышал голос свыше и Губенко. Только вот воспринял его не более, как возмездие за попранную справедливость, даже не задавшись вопросом: где и когда была она, справедливость - в безбожном мире? И не иллюзия ли это, да и только?

Любимов и иже с ним никогда в Божественном Бытии не сомневались. Они всегда веровали. Только их вера сродни вере тех бесов, о которых сказано: "и бесы веруют, и трепещут" (Иак., 3-19).

Вопиять о справедливости бессмысленно. У атеиста Губенко одни представления о справедливости, у способного служить всем богам в соответствии с духом времени Любимова,- другие. Только вот Бог-то не справедлив, как заметил один из Святых отцов. Будь иначе, на каком основании мы по грехам нашим надеялись бы на спасение? Милость выше справедливости. И истинную справедливость милость эта открывает только тем, кто внутри Церкви, а не около. Честность, благородство, душевность (черты, столь присущие Губенко) плюс успех в царствии "князя мира сего" без чувства Бога всегда вели и ведут благонамеренных безбожников в ад самодостаточности. Никогда не уставал поражаться потребительскому отношению атеистов к Церкви.

"Когда в 1993 году лилась кровь, долг Патриарха заключался в том, чтобы духовенство пришло к зданию Парламента и именем Христа, именем правосудия подняло Карающую руку на того, кто нарушил закон, пролил кровь", - заявляет Губенко. Благо бы говорил это член Церкви, так ведь нет, - атеист просит у мистического Тела Христова - Церкви - "Карающей руки". Не оставляет чувство, что Губенко просто примеряет одежку персонажа будущей пьесы. А-ля канувший в лету Михаил Шатров. Что-то вроде "Шестого июля". С той разницей, что примиренцем на этот раз предлагается выступить не Дзержинскому, а Предстоятелю Православной Церкви. Правда, противоборствующие лагеря похожи: в Кремле - необольшевики, в парламенте - новые левые эсеры. Однако я слишком уважаю талант Губенко, чтобы увидеть его окунувшимся в патетические поделки подобного рода.

Нас часто кормят всякими социологическими опросами, но что-то я не встречал такого, где бы спросили: "Не считаете ли вы как коммунист, что события 1993 года, показавшие бесперспективность безбожной власти, продвинули вас на пути ко Христу?" Боюсь, что не многие оказались бы рядом с Губенко. Ибо Господь не карает, а вразумляет, и вразумление соответствует степени сопротивления. Только и всего.

Рассказав, что в его театре такие разные люди, как Сергей Соловьев (гайдаровец), Леонид Филатов ("далеко не левых убеждений") и он сам, Губенко заверяет: "Нас, таких разных, объединяет искусство, посредством которого мы надеемся улучшить мир". Нигде и никогда безбожное искусство мир не улучшало. Это - стереотип секулярного сознания, и, за неимением "истинного честолюбия" верующего (Чаадаев),- хорошее оправдание гордыни и тщеславия, свойственных светски-постсоветским деятелям. Эта логика мышления в случае неожиданного поворота политических событий может довести до стана господ, которые не только осуждали Патриарха, как Губенко, но и, по выражению Владимира Бондаренко, дали ему пощечину, запустив по телевидению "Последнее искушение Христа": а почему бы нет - тоже искусство.

Не лучше ли набраться, наконец, сил и гордо заявить: “Я - раб Христов, ибо познал истину, и она сделала меня свободным в служении Господу моему и Отечеству”?

ПОСЛЕМНОГОСЛОВИЕ

9 ноября вместе с тысячами православных столицы ( и не только столицы) мне посчастливилось быть на молитвенном стоянии у стен "Останкино", за которыми, с попустительства властей, укрылась компания растлителей и их клевретов. Здесь я слышал народного артиста Заманского, выросшего в самоотверженного "воина Христова" и вдохновенного проповедника. И, вспомнив о Губенко, я горько посетовал, что незаурядные способности артиста, режиссера, народного трибуна так упрямо сопротивляются "просвещению Светом Истины". Как жаль, Николай, что Вас не было с нами.

Р. ГОРИЧ

ЕВРАЗИЙЦЫ И ЕВРЕИ

А.Дугин в своей статье "Евреи и Евразия" претендует - ни много ни мало - на решение еврейского вопроса, до того не имевшее якобы "никакой убедительной, полностью удовлетворительной трактовки". Естественно, что трактовать еврейский вопрос г-н Дугин берется в рамках евразийской концепции. Не хотелось бы вступать в полемику с маститым "евразийцем", но и терпеть столь явное искажение действительности, сопровождающееся открытой хулой на Церковь Христову, нельзя - "молчанием предается Бог".

Прежде чем предложить читателю собственную гипотезу, г-н Дугин отвергает "теорию еврейского заговора, которая особенно популярна в черносотенных кругах", заявив о неверии в то, что одни и те же силы могли создать и впоследствии разрушить Советский Союз. Заметим, что эта самая "теория" слаба только для тех, для кого наше государство возникло в 1917 и было разрушено в 1991 году. Но для них можем привести следующую аллегорию. Если цветущий луг перекопать, то черная земля вскоре покроется зеленью, и через некоторое время природа, предоставленная сама себе, возьмет свое. Но если луг перекапывать постоянно, чем и занимаются революционеры-реформаторы, то жизни на нем не будет. Да и для самого г-на Дугина, видимо, не так важен конечный результат, как само состояние “перманентной революции”, иначе бы он не писал слово “революция” с заглавной буквы.

Отвергая "антисемитскую и сионистскую версии объяснения роли евреев в современной русско-советской истории", г-н Дугин вынужден игнорировать вполне реальное и конкретное понятие "кагал", которое самим своим существованием подтверждает многоуровневое единство еврейского народа.

Предлагаемая гипотеза статьи "Евреи и Евразия" заключается в том, что есть "хорошие" и "плохие" евреи, ареной столкновения которых стала в ХХ веке Россия. К евреям "хорошим", евразийским, г-н Дугин относит группы "хасидско-традиционалистской ориентации", а к "плохим", атлантистским - якобы противостоящих им евреев-капиталистов. Это - первая и самая невинная из передержек г-на Дугина.

Каждому, кто хоть слегка интересовался гебраикой, хорошо известно, что в иудейской среде существует определенный антагонизм между сефардами - западными "ортодоксальными", этнически чистыми семитами, и ашкенази - иудейскими "вольнодумцами", расселившимися в современном мире из Восточной Европы, а историческими корнями своими происходящими из некогда разгромленной русскими дружинами Хазарии. Изначально ашкенази занимали в еврейском мире вторые роли по причине отсутствия у них чистоты крови; но, добившись к XIX веку господства на задворках западного мира - в Северной Америке, они переломили ситуацию и сейчас превалируют даже в Израиле.

Об этом делении еврейского мира в статье А.Дугина не говорится ни слова - видимо, потому, что оно никак не согласуется с его гипотезой. Однако подтверждать ее чем-то необходимо, и г-н Дугин предлагает нам целый набор “открытий”. Так, секту хасидов, возникшую в Восточной Европе в позднее средневековье, он, вопреки всему, называет традиционалистской. Так же, впрочем, как и мессианскую (а с православной точки зрения - антихристову) секту последователей Саббатая Цеви, вскоре после казни своего "мешиаха" прекратившую существование.

Кроме того, как бы ни хотелось г-ну Дугину, трактат "Зохар" никак не может нести антиталмудической направленности, так как он является одной из составных частей талмуда, причем частью, очень высоко ценимой талмудистами. А уж понятия вроде "хасидско-социалистическая конструкция" и вовсе существуют только в воображении видного евразийца.

Анекдотичной выглядит и ссылка на "выдающегося историка советского периода Михаила Агурского". Приведем свидетельство о столь авторитетной личности принадлежащее Геннадию Шиманову.

“Мэлиб (имя составлено из фамилий Маркса, Энгельса и Либкнехта) Агурский в крещении принял имя Михаила, по выезде в Израиль отрекся от христианства, посадил свою русскую жену в микву, потом бросил ее ради новой еврейской жены, а когда та выгнала его, вернулся к старой и скоропостижно умер в Москве, куда приехал в августе 1991 года, чтобы принять участие в конференции, посвященной русской Идее…

В Израиле он был принят в совет по религиозным делам при президенте страны, стал профессором Иерусалимского университета, общался, по его словам, с самыми влиятельными людьми и летал от Южной Африки до Скандинавии с деликатными поручениями. А до этого, имея всего лишь техническое образование и будучи новичком в христианстве, работал, тем не менее, в издательском отделе Московской Патриархии и поругивал в то время буржуазный Запад за безнравственные в нем свободы. Агурский был другом Солженицына, который пригласил его участвовать в сборнике "Из-под глыб", а в дальнейшем, уже проживая за рубежом, получал от Агурского публичные благодарности за прочтение его рукописей перед их изданием и за ценные замечания…

Так вот, этот сомысленник Меня (…) обратился к московскому патриарху с ультиматумом, требуя деканонизации мучеников Евстратия Печерского и Гавриила Белостокского, отказа от антииудейских текстов в богослужении и от антииудейских "слов" вселенского святи- теля Иоанна Златоуста. Я уже не помню, какой срок давался патриарху для ответа, но помню, что небольшой, что-то вроде месяца или даже меньше. После чего Агурский обещал обратиться к мировой общественности. Но то ли патриарху не доложили об ультиматуме, то ли он по рассеянности забыл на него ответить. И Огурец (так мы его называли за глаза) отплатил ему той же монетой, забыв обратиться к мировой общественности.

(Г.Шиманов. "Мои показания по делу об убийстве Александра Меня", "Молодая гвардия", N 2, 1996 г.)

Самочинно изменив в пользу своей гипотезы характер внутренних разделений в иудейском мире, г-н Дугин переходит к рассмотрению отношения к русскому народу "мистико-революционной" части еврейства”, которая отличалась якобы "глубокой симпатией и искренней солидарностью с русским крестьянством и русскими рабочими, т.е. со стихией не официальной, царистской, но коренной, почвенной, донной, параллельной России".

Симпатию хасидов к русскому крестьянству также следует отнести к вольным фантазиям автора, но вот по поводу "донной" России и солидарности ее "представителей" с талмудическими сектантами нам, к сожалению, с А. Дугиным приходится согласиться. Из материалов судебных дел о ритуальных убийствах ясно видно, что фанатики-изуверы формировали вокруг себя окружение, состоящее из настоящих подонков общества. В Велиже, например, дошло до того, что спившиеся не без помощи своих хозяев служанки продали им на заклание (в прямом смысле слова!) своих детей.

Напомним читателю, что в судах императорской России время от времени рассматривались дела против фанатиков-талмудистов. В качестве примеров можно привести саратовское дело, или нашумевшее дело Бейлиса, в ходе которого обвиняемый был оправдан (присяжные в своем мнении о виновности разделились ровно пополам), но был и полностью признан ритуальный характер убийства. Русской Православной Церковью прославлены преподобномученик Евстратий Печерский и мученик младенец Гавриил; оба замучены талмудическими сектантами. Католики в свое время также канонизировали несколько жертв иудейского фанатизма.

В свое время идейные предшественники А.Дугина уже подводили под стремление к слиянию с "большим народом" философскую базу: "избранный еврейский народ должен оплодотворить аморфную и пассивную русскую массу". Не этому ли слиянию-оплодотворению радовался Лазарь Каганович, включая взрывное устройство храма Христа Спасителя? "Задерем подол матушке-России!"- это глумливое восклицание хорошо характеризует "русофильские" симпатии большевиков-евреев, о которых упоминает г-н Дугин.

Говоря о существовавшем в России до 1917 г. государственном строе, автор использует термины "царизм" и "царистский", что, конечно, явно характеризует его как противника существовавшей тогда формы правления - русского самодержавия. Но далее г-н евразиец позволяет себе кое-что такое, на что сейчас мало кто решается: он публично сожалеет о том, что "армейский романовский дух" был "не до конца выкорчеван большевиками". Жалко, что “перманентным революционерам” не хватило тогда А.Дугина - с его (хотя бы и теоретической) помощью они, наверное, пролили бы больше русской крови.

Еще раз повторю, что даже надругательство над памятью ни в чем не повинных русских людей, пострадавших от рук "русофилов", и постоянные комплименты в адрес их фанатиков-палачей не заслуживали бы ничего, кроме презрительного молчания, но безмолвствовать, когда хулится непорочная невеста Христова, Святая Церковь Православная - нельзя.

А.Дугин заявляет, что "еврейский народ… идет по совершенно особому, свойственному лишь ему религиозно-этическому пути, выполняет сквозь тысяче- летия таинственную и неоднозначную миссию". Что же, получается, что святые апостолы Христовы, а за ними и все евреи, когда-либо обратившиеся ко Христу,- изменники религиозной миссии еврейского народа? Или их вообще не было и нет? Или они - пыль под ногами А. Дугина?

А как, интересно, охарактеризовал бы высказывание г-на евразийца о "мрачном двухсотлетии санкт-петербургской синодальной безблагодатной пародии" святитель Московский Филарет (Дроздов), светило русской культуры, будучи несколько десятилетий первенствующим иерархом этого самого Санкт-Петербургского Синода?

Ясно, подвижничество великих русских святых: таких, как прп. Серафим Саровский, прп. Амвросий Оптинский, св. прав. Иоанн Кронштадтский, св. блаж. Ксения Петербургская для А.Дугина - ничто по сравнению с "подвигами смирения и возвышенного юродства первых легендарных цадиков". Что же, каждый сам себе выбирает компанию…

В конце своей статьи А.Дугин отводит много места для настоящего панегирика "маленькому, но стойкому, упорному народу, не желавшему отказываться от своей древней мечты" (о мировом господстве - уточним мы). Может быть, ради этого и появился на свет данный труд? Тем более что "классическая" евразийская теория относит все еврейство к атлантистскому, "плохому" миру.

Хочется, однако, задать вопрос. Согласны ли с рассуждениями г-на Дугина о "неистребимой солидарности" еврейства с "тоже избранным, богоносным народом истории - русским народом" те, кому он столь явно отдает свои симпатии?

Совершенно не удивительно, что А.Дугин не смог полностью замаскировать свое неприятие традиционных ценностей русского народа. Недоумение вызывает то, насколько неразборчива редакция газеты "Завтра". Думается, что "газета Государства Российского" должна быть более внимательна к публикуемым материалам.

ДА ВОСКРЕСНЕТ РОССИЯ, И РАСТОЧАТСЯ ЕВРАЗИЙЦЫ ЕЕ!

раб Божий Георгий, мирянин Русской Православной Церкви

ЕСЛИ ТЫ ЛИДЕР

Прочитав в "ЗАВТРА" (N 32,1997) статью "Кто забьет бычка оппозиции?" я, как рядовой активист КПРФ, считаю нужным высказаться о поднятой проблеме.

Все мы знаем заслуги Зюганова: первое - он устранил вековой конфликт между церковью (религиями) и социальными движениями (коммунистами, социалистами); второе - он, пусть хотя бы формально, объединил разношерстную оппозицию в народный фронт, НПСР; третье - под его руководством коммунисты в Государственной думе не дают осуществиться планам распродажи земли, что означало бы полное торжество "реформ". Но недостатки Зюганова как лидера столь существенны, что не замечать их, а значит поощрять, было бы, по крайней мере, недальновидно.

Зюганов упорно проявляет себя как спящий лидер, лидер неповоротливый, "диванный". Он не реагирует на многие актуальнейшие события, будь то глумление над памятником советским воинам-освободителям в Польше или травля Лукашенко, а если реагирует, то делает это столь обтекаемо, что, как говорится, умный не поймет, дурак не догадается. Пока Геннадий Андреевич занимается хитросплетениями высокой политики, "вступая в альянсы и временные соглашения", пока он "растет", немудрено растерять всю оппозиционность, которая осталась в народе.

Организация, действий которой не понимают ее участники,- не организация. Лидер, действий которого не понимают идущие вслед за ним соратники,- не лидер. Ладно, "враг оснащен миллионными тиражами и умными пропагандистами". А мы почему не оснащены? И о каких "приобретениях", "ячейках сопротивления" идет речь? По мере вымирания пенсионеров парторганизации сокращаются, и через несколько лет при такой кадровой политике вовсе исчезнут. Может быть, есть ячейки какие-то другие, неведомые нам, партийным активистам?

Для того, чтобы оппозиция укреплялась, а не разваливалась, нужны совершенно определенные вещи: первое - действие, второе - планомерная агитация и пропаганда. Иначе все сходит на нет. Какие действия и акции, организованные руководством КПРФ, мы видели за последнее время? А ведь у партии огромный потенциал: "красные губернаторы", депутаты всех уровней. Партия научилась проводить своих людей на выборах в исполнительные и представительные органы власти, но из этой "кучи-малы" до сих пор не складывается никакой единой системы противостояния "реформаторам".

Почему "красные губернаторы", за редким исключением, всячески пытаются откреститься от своего политического кредо, уверяя, что они только хозяйственники (это партия власти может позволить себе так называться - их хоть горшком назови…)? Разве, используя свое положение, они не могли бы заняться более активным внедрением наших идей? А может, они просто не знают, что в этом направлении делать? Так же, как и депутаты местного уровня, возможности воздействия на ситуацию которых, кажется, никого наверху не интересуют, как и сами депутаты - вижу это по своему городу Электростали, и уверен, что во многих других городах все обстоит так же.

У партии до сих пор нет сколько-нибудь серьезных методов и идей по работе с молодежью. Как любят наши партийные руководители говорить о "работе с молодежью", умиляясь детьми, с пафосом читающими пионерски-патетические стихи! Нет, такими стишками, а также Разиным с Шатуновым и всем "Ласковым маем", молодежь в сопротивление не привлечешь.

Любое бунтарство, пусть и направленное на созидание, на позитив, любая революционность (будь она даже "мирной") требуют своей эстетики: волевой, боевой, презирающей ценности буржуазного мира. И ладно бы новое поколение поголовно "выбрало "пепси" - так нет же, поговорите с молодыми людьми, особенно с детьми "новых бедных": из десяти девять активно не принимают Ельцина, Чубайса и Америку вместе с ними. Протестный потенциал у молодежи велик: именно им приходится ежедневно прикладываться "мордой об стол" "реформ".

У партии до сих пор нет никакой конкретной программы, прочитав которую, каждый коммунист знал бы, что от него требуется, с чем идти к людям, какие задачи и планы, какие пути их реализации, какова стратегия и тактика. Это избавило бы партийцев на местах от шумных разногласий, от деятельности, подчас нелепой и бесполезной, а порой и просто вредной.

И еще, по поводу того, что лидеров надо растить. Разве лидер - картошка, которую надо весной сажать, летом полоть и окучивать, а по осени собирать урожай? Лидер - это вождь, знаменосец, впереди идущий, ведущий за собой и подтягивающий других к своему уровню. Таковы Ленин и Фидель Кастро, Мао Цзэдун и Че Гевара. И "обязательство народа" заключается не в том, чтобы оберегать лидера от критики, а в том, чтобы справедливой критикой уберечь НАШЕГО вождя, вождя непримиримой оппозиции, от превращения в предводителя "оппозиции Его Величества".

М. ПОПОВ

Фото Г.ЖИВОТОВА

Александр НАБИРАЮСЬ РОССИИ

РОДИНЫ ВОЗДУХ

Еще веет воздухом Родины на просторах твоих, Россия! Отечество в подлиннике, выхожу набираться тебя. В руках веснушчатая орешина, ни особой силы, ни премудрости. Только б заглянуть в лицо дорогое, пособить чающим.

Переболело нутро в неотвязной тоске. Как спасение от погони зла и скверны (утвердившихся) вникну в пресветлые черты, отряхну прилепленное суемудрие. И буду сильным в себе! Станет ли меня для встречи с тобой?..

И вышел.

Опороченная, валяешься в ногах сатаны. Побитая грозами, усыпленная чарами посул. Ах, как чуешь гордость, сущность свою. Всплесни белыми взмахами - и воссияешь!

Набираюсь Родины, неоглядной России.

Годы.

Не пригнут!

КАРТИНКА

Охапка-другая сухого разнотравья покажется в хате целой копешкой, а введенная корова - живой громадиной. Полынный настой, смешанный с тонким сырным запахом молока и свежестью, вбежавшей из сеней, ошарашивает, как приход веселых гостей, а дзиньканье белых струек в ведерке взвинчивает аппетит до колик. Но стоит перевести взгляд с отмытых добела культяпок копыт к погнутым рогам с прозеленью по концам, как возбужденное любопытство подмывает созорничать этак.

Сперва потянешься выдернуть былинку с сухим синим цветочком, забранную коровой уже в губы с клочком травы, потянешься, а корова свое не даст, смерит косо долгим взглядом добрых, влажных глаз, и устыдишься, бывало, своего сантимента. Цветочек такой все-таки найдешь под ногами, и залюбуешься, и притомишься о весне нескорой. Переведешь взгляд с крупных узловатых жил, протянутых веревкой вдоль коровьего живота, на белоногого Жданка, спрятанного за печкой подальше от глаз родительницы, и опять за свое, пока "под хвоста" не схлопочешь.

ЗА ВСЮ РОССИЮ

Десятина заброшенной земли щетинилась застарелыми травами, пустовала. Пошел собрать семян тимофеевки да ежи. Для комнатных певчих птиц.

И что за вид? Вся пустошь скошена, травы подгребены в копешки, а на машине целый стог. И растет, растет стог. Кругом ребятня, семь человек, одна старуха и сам домохозяин - кудлатый, богатырского сложения, лет под пятьдесят мужчина.

Нет, как он работал! Подавал тяжелые навильники травы, и как подавал! Воткнет вилы в копешку и, натужившись, на вывершенную машину. Пот льет, напряжено все богатырское тело, а лицо озарено радостью. Земная тягота - всласть, когда она - благо. Для себя грузит. Вчера скосил, нынче увозит. Просушит у дома и - про запас буренкам.

А ребятки деловиты до чего! Подросток наверху навивает воз, то бишь машину. Рядом с ним мальчик лет семи - вьется, помогает. Посередке навиваемой клади расхаживает совсем крошка, ребеночек еще такусенький. Рубашка ношеная-переношеная, босиком. Молочко любишь - кормочек добывай! Девочки внизу с граблями управляются. Семь деток и домохозяин в поте лица добывают благо.

Стыдно стало за всех нас, занятых несущественным делом, поголовно хилых и несчастных. Где такие дети, где сила такая, и способный, радостный труд? За всю Россию работает.

Спросил у старухи, да кто ж такой?

- Батюшка, священник он, отец Федор. Двух коров держит. Живет в Звягине, а служит в Лосинке.

Старуха-бобылка помогает детей выращивать, коров пасет. Одной-то попадье не справиться накормить такую ораву.

Истово молится, истово трудится. Тяжесть, как Евангелие, над головой возносит достойно, ревностно.

Господи, вот бы и нам так!

РОДНИЧОК

Снежок подтаял, расступился, и водица рассосала ледок, прорыла русло. Родничок клокочет, бьется из-под песочка. Огороженный легкой рукой природолюба, он занят своим существом. Поет себе песенку день и ночь. И морозцы его обуздать не могут. Уже обметало ледком ключик, а он клокочет по ожелезистым комьям дна. Грохочет.

Декабрьский снег привален мягким полушубком, в сумерках синеется вокруг водицы. Рядом толпятся мальчики на лыжах.

- Ты, Кирюшка, не сливай из посудинки, речная светлей.

- Небось тут лучше.

- Поди, железом пахнет.

- Налью на пробу.

- Смотри.

Кирюша наливает пузырек. Вода чистейшая. Пока пьет, его напарник морщится, силится что-то сказать. Но, видя опустевший пузырек, только спросил:

- Легкая?

- Тут давно пьют.

Отведав, ребята уходят.

Не возьмусь судить о зиме. Складная, а может, нет. Стою и радуюсь. Снегу, зиме, прозелени ольховой коры, живому родничку радуюсь.

ПОЛЕ

Скудеет поле, расцарапанное вкривь отвалами. Спадает и вновь поднимается зной над ним, как встарь, и перепелиный бой изначален. Но все-то ты, полюшко, исхоженное моими предками, прежнее ли?

Терзают тебя железом и дурью, бесстыдной любовью насилуют. Куда запропастился хозяин милый, дождешься ль его возвращенья, его сильной радости?

НЕИЗБЫВНАЯ ПРЕЛЕСТЬ

День Спиридона-поворота: солнце поворачивает на лето, а зима - на морозы. Ан морозов-то все нет и нет. Из раструбов водосточных труб обрубки ледяные вытаскивают. Кругляшками вываливаются на дорожки пешеходные. Возле каждого раструба - пяток кругляшей белых.

О сю пору в прошлом годе метелица гуляла, застилая глаза. И мороз пробирал до костей. Но какя бы погода ни держалась, а весть благая нисходит с небес. "Христос рождается"… - все звонче в молитвословия вплетается радость бытия. И пасхальный благовест доносится из глубин мироздания: "Ангели поют на небеси… чистым сердцем".

Жарко пылают свечи. Слышу тихий ход крови в жилах. Голову держи книзу, а душу - ввысь! И держу.

Неизбывна прелесть зимнего вечера, проведенного в молитвенном успокоении.

СРЫВАЮ ЯБЛОКИ

Добрая, благословенная осень. Как хлопанье бича стук - выронила яблоня спелой плод. Бери стремянку и тянись в гущу листвы к яблокам - срывать пора. Вишь, загорел штрифель, с верхушки свалился терракотовым. А съем аниса глухого - и подавно подоспел, осыпается зря уж который день.

Вскочил по стремянке в лиственную сень. Поскрипывает в ладони тугое яблоко: бокастое, наливное, румяное. В корзину, в корзину - вот так: с листочком, с сучочком и без всего. Задубленный яблоневый лист расшевелен, потерт. Затянулся, теперь уже вовсю слышен его дух - садовый, погребной, вековечный. Кажется, донесся из давних лет, когда обонял такой же крепкий листвяной дух, задумчиво перебирал слова привязанности к предкам, и, затеребленный встревающей повседневностью, забывал их. Господи, как чиста жизнь, когда б ни корысть, ни маета людская!

Стою в раздумье, упершись взором в золотой сентябрьский день. "Когда б ни корысть, ни маета людская…" Обрести б такую свободу, надышаться б осенней и всякой другой волей и слечь в могилу добрым, честным, праведным. Как подобает человеку.

БЛАГОСТЬ НЕБЕСНАЯ

Ранняя Пасха. Солнце припекает порядочно. На городских пустырях появились цветочки мать-и-мачехи. Горят свечечками. В храмах теперь благость небесная, а в природе - земная. И на церковных свечечках огоньки колышатся - легкие сквозняки ходят, а на проросших лужайках живые огоньки не мигают, как бы ни резвился ветер.

…Давление крови отнимает силы, аж уши закладывает. Бодрость убита. С березы капель: веточка обломанная сочится.

Новодевичий монастырь. Вереницы молящихся. Вечерняя тишина. За кронами, над стеной - алый кружок солнца.

ТРАВКА ЗАЗЕЛЕНЕЛА!

По бровкам, по гривкам зазеленела травка. В ямах и канавах вода вперемешку с снегом, а дорог и в помине нет - все сравняла непролазная грязь. "Травка зазеленела, травка зазеленела!" - просится в душу доселе будто незнакомый мотив. И вы наклоняетесь к зеленым щеточкам, срываете толстенькие стебельки, подносите их к лицу, вдыхаете непонятные запахи, упиваетесь воспоминаньями о детстве своем, когда вот так же сразу открывалась весна. И теперь, по прошествии стольких лет, как и тогда, нежась в лучах живоносного солнца, славите минутное счастье одиночества и единения с природой. Чувства не скудеют, память не изменяет!

СТРАННИК

На губах полынная горечь и перегретая пыль дорог. Осипшим, глухим голосом попить просит. Вынесешь ведро студеной воды и ковшик. Неуверенно черпает, судорожно открывает рот, но как глотает жадно! Кадык ходуном ходит, курлычет, переправляя влагу в пересохшее нутро.

Сваливается с плеч истлевшее холщовое рубище, расплелись лапти из нескобленного ярового лыка. Версты проселком и большаком без перерыву, это ль не подвижничество?! Не усталь, не страх, а порыв заступничества застыл в глазах. И я счастлив подать влагу для обновления сил его.

ГОРОЖАНЕ

Городок пропах дегтем, мукой и конскими "яблоками".

Громыхают кованые засовы старинных лабазов, скрежещут распашные двери, и из темных пустых недр вырываются запахи едкой плесени, мышиного помета и перержавленного железа. Зачем открывают - никому знать не дано.

Мимо трусит баба с поросенком в мешке, вышагивают лихо власти в галифе, в под кадык затянутых кителях; останавливаются, любуясь собой, образованные девушки.

Иногда из единственного в округе храма Утоли моя печали проходит к пастве батюшка. Прозвякивают мостовой солдаты, умываясь полдневным потом; проносится разлаженная телега…

И все стихает, разомлевая.

О ТЕБЕ РАДУЕТСЯ

Днесь весна благоухает и новая тварь ликует…

Триодь Цветная

Вся сила сущая окрест благоволит, вседневно завязи тугие Спас круглит. Сады гуртуются, распуколки воззвах, глагол довольствия покоится в устах.

Плоды осыпятся, и лист стечет на земь, одне распуколки живут о присный день. Растопит солнышко остаток покрова, и паки летошни убелятся древа.

Ягнятки с яловцем бегут на злачный луг щипать кормочка там, где мается пастух. Кошница травная гостинцами знатна, спешат удойницы скусить до полотна сладчайший бутень и обыклый столбунец, лампадным маслицем облитый козелец. Буланка спутана, да резов стригунок, млеком насытился, не вертится у ног.

Распорот воздух вкург - ныряет козодой, и лишь касаточки лоскунец под полой, чистейший, беленький лоскутец волочат, стремглав выносятся, пронзительно кричат. Слепень надсаду в знойный полдень приберег хлевным товаркам, взгромоздившим поперек тени ветловой, не разморчивой в жары, себя, задумчивых, и пожинок шары.

Не нагляделись всласть, уж вёснушко прошло, долой севалку с плеч, что сеяно - взошло! Озимый хлебушек колосья распустил, Дунаем стелется, как дождик припустил. Не посеклась трава под остьями лучей, ликуют красочки всей Отчизны моей!

Святаго Духа милосердыя Уста точатся благостью Царя царей - Христа. Днесь Всеблагая отворила нам алтарь, Тебе возрадуясь, в слезах земная тварь.

Денис САМОВИДЕЦ РАЯ

СЕ ЧЕЛОВЕК, от земли кормящийся: может загибаться в голодухе среди разора и пустоши, маяться от безысходности, а глядеть все равно будет - в небо, сквозь туман видеть краски вдали и целовать скудную землю-спасительницу.

Крестьянин живет низко к земле, поэтому чует и воздух, и воду свободно, без напряжения. Крепко держась корней, он ступает по земле с легким сердцем. От тяжких болезней он излечивается истовой молитвой, даже не помня имен святых; без знания печатного слова он владеет сокровенным знанием - о солнце жарком, о звере лесном, о хлебе сытном и смысле жизни. Не привязываясь прочно к будничному миру, он угадывает за ним царство воскресное; и то, что мы назовем грязью, для него будут чистые комья черной земли, кормящей его. В ладной лодке мерно скользит он по высокой воде жизни, не замечая пахучую тину страхов и лишений. Когда же он захочет поделиться с нами своим миром, в его словах не найдется места горести или отчаянию, но расскажет он о райских кущах, в которых есть место и для нас.

В русских полях он беседует с травами и хороводит с метелью. На стокрайних дорогах он бродит неспешно, не оставляя следов. Он знает росу и ветер, и жаркий костер, и душу человека. Травознай, жизнемудр, самовидец рая земного, - Александр Николаевич Стрижев, писатель, крестьянин. Он пишет о свете и радости, о тайнах растений и чащоб, о матери-земле и людях, на ней живущих, - о том, что познал сам, чего коснулся руками.

Когда в 1934-м Стрижев появился на свет, его родина - село Тарадей, Шацкий уезд, Тамбовщина - уже лежала в запустении. Раньше кругом цвели сады, яблоки раздавали каждому встречному; а вокруг села всюду колосились хлеба, вдоволь был урожай! Теперь же люди рождались, женились и умирали в голоде. Немешанного хлеба не знали. Весь Тамбовский край, в свое время воспалившийся против большевиков, подвергся жесточайшему разорению. Убивали людей по разнарядке. Расстрелянных крестьян даже на погост не свозили, закапывали на грядках. И стала со временем земля покойницкой, такой пустой, что и ветру остановиться негде.

Стрижев вырос на границе лесов и степи - в тех местах когда-то проходила засека от крымчаков. В детстве как цветок поворачивал он голову по ветру и видел: поля хлебные, большаки и - высоченное небо подстепья, без леса зацепиться глазу не за что. Маленьким он боялся пристально смотреть на небо: сейчас протянется рука, выхватит его с земли и поднимет высоко-высоко… Так жили: Бог - всего в семи шагах, и пешком можно взойти к небу. Так живет он, всю жизнь восходит по той лестнице, что “стоит на земле, а верх ее касается неба”.

Вокруг их села леса не было, лишь по краям речки рос ивняк. Дров или угля взять было неоткуда, поэтому печь топили торфом. Всей деревней с утра до ночи рыли камышовую яму, одиннадцать штыков лопаты вглубь, только там - нужный слой, пока дойдешь до него, замучаешься. Тут же торф надо нарезать полосами, чтобы можно было на ломти делить. Потом каждый тащил тяжеленные куски себе по дворам. Торф был плохой, дым от него шел сизый, вонючий…

…Божье и дьявольское - все вращается вокруг крестьянского Древа мира, посаженного в час рождения за околицей. К Богородице молитва возносится, Илья-пророк нехристей карает, черти недалекого путника с пути сбивают, крутятся в столбе вьюги, домовой страшит, на душу давит, колдунья поперек жизни сглаз кладет, знахарь тайнами на ноги поднимает, - иррациональность вторгается в быт, раздвигает границы, делает человека более осторожным, приглядчивым.

Стрижев еще успел застать родной храм, стал последним крещенным в селе, и тут же храм обезобразили, загадили, сделали клуб для горлопанов. И колокола поскидывали со звонниц, и в районных малотиражках-подтиражках глумились над верой, издевались над стариками. Власть отбивала у людей всякую охоту к благоукрашению; даже наличники с окон ободрали - так и валяются по сей день по сараям.

Темнота спасла людей от разложения “культурой”, оставила их чистыми, непообносившимися. Не забитый грамотностью, не придавленный образованщиной, крестьянин от века был просвещенным - светом Христовым. На него изливались реки учения - в храме. Природные же знания коренились в фольклоре: приметы давали человеку готовое знание в виде сентенций, сказка - мысленная езда - открывала ему весь белый свет, в песнях воспевались духовные подвиги святых вождей, пословицы и поговорки наполняли жизнь смыслом.

В том глухом конце, где жил Стрижев, он стал первым, кто научился читать. В доме было две книги, обе - Евангелия: на русском и старославянском. Лежали книги эти, обернутые платком, чтобы мухи не засиживали. В школу он ходил в дальнее село, за несколько верст. Только ведь война шла, и дети все больше военному делу учились или с бабами и стариками в поле работали. Да грамотность и не требовалась, зачем? Власть сама приходила и отбирала почти все: хоть считай, хоть не считай.

Перед крестьянином раскинулась природа, подножие престола Божьего. Все в ней есть благо: и птахи небесные, и цветы луговые, и дождь, и стужа. Дремучий лес озвучен и расцвечен - в любую погоду; гром летний пугает и вразумляет; поле бескрайнее сгибает в поясе и заботливо кормит. Все необходимо и целесообразно под близким небом, и даже несчастье - хорошо: человека подстегивает в научение, чтобы поворачивался, жил наготове, налегке. Добро хорошенько промокнуть, промерзнуть, проболеть - чтобы выздороветь. Мир крестьянина полон до краев. Все его уголки заселены. Во времени круглый год и вся жизнь расписаны по святцам, в пространстве синий колокол обнимает черную землю, а посредине, в центре мира - сам человек, земледелец, хозяин. Его вселенная - 10 верст вокруг, его дом - пуп земли.

После войны отец нашел работу в Москве и перевез семью к себе. Зимой трое суток ехали они в город на грузовике, в кузове с картошкой. Москва дала Стрижеву то, чего он был практически лишен - учебу: со временем он окончил два института. Однако город оказался трудным местом для жилья, и люди здесь жили трудные - суетливые, поизносившиеся на социальных ветрах, подверженные соблазнам большого города, забитые в клетки квартир, как звери в зоопарке, как невольники в тюрьме. Душой Стрижев так навек и остался - в селе, в полях до горизонта, под огромным небом.

Несущий земную тяготу, кормящийся от плодов и трудов своих, крестьянин ощущает себя равной частью в доме Господнем, не кривит природу, не выцеживает все ее соки и вместо целого куста срезает только одну ветку. Неискаженная человеком природа есть величайшая благость Божья. Как человек растет незаметно, так и познает незаметно, ничему не удивляясь. Не враждуя с природой, крестьянин не особо чувствует ее - он дышит ею как воздухом. Хлебопашец не знает названий трав (ведь и названия костей своих ему неизвестны) и не помнит повадок животных, но берет их по-простому, сколько взаправду нужно, не насильничая - как подарок. И так же со своей жизнью готов проститься, в дар отдать кому-то.

Печататься Стрижев начал поздно - в 30 лет: стал вести в газетах рубрику “Заметки фенолога”, в журнале “Наука и жизнь” - “Народный календарь”. Такого в нашей стране еще не было: со страниц газет полилась жизнь живая, с народной мудростью, с горестями и радостями, запечатленная бессчетными поколениями “в седом слове”. Впервые вышли из тьмы забвения святцы, православные праздники, народное счисление времени. За двадцать лет Стрижев опубликовал на эту тему более трех тысяч газетных статей, пробудив громадный интерес у читателей и вызвав бурю подражаний.

С землей человека связывают растения. Познавать растения нельзя без их согласия. Орудуя ножом и микроскопом, ничего о них путного не узнаешь. С ними нужно разговаривать, их надо лелеять, ласкать, относиться к ним как к равным себе живым существам. Только тогда травы и деревья раскроют свои секреты, выдадут силу земную, спрятанную в их корнях, поделятся светом солнечным, напитавшим их листья, и одарят своими плодами. Поймешь тогда, отчего трава шелестит, и как цветы нектар пчелам отдают, и зачем деревья в своих кронах ветер рождают. И также - с любым существом. Курочка кхвохчет, а мать поет еще не родившемуся ребеночку. Без любви лада не получится.

С 1971 года в “Науке и жизни” под рубрикой “Русское разнотравие” за десять лет Стрижев раскрыл еще один пласт народной культуры - знание о свойствах растений, об их пользе для человека, о великом природном равновесии, в котором всякой травинке найдется место. Каждая статья о том или ином растении создавалась как цельный очерк с особой формой повествования, не похожей на другие. Впоследствии очерки были собраны воедино и изданы отдельной книгой. Она стала первым в мировой литературе целостным научно-художественным произведением о растениях.

Крестьянин на одном языке говорит с Родиной. Его язык - сокровенный друг, истинная речь: в беде позовет он на помощь деревья и траву, большаки и ручьи, кликнет по-ихнему, и каждый кустик примет его, укроет от напасти. Природное слово - то, что зовется диалектом, - глубина, из которой черпает себя национальный язык. Именно таким, русским, - по заточке фраз, по нажиму пера - языком Стрижев написал свою автобиографическую повесть “Из малых лет. Хроника одной души”. Там - год его детской жизни в военную пору, в родном селе. Все - как было по-настоящему: и события, и речь людская. “Подхватишься с хлебушком на улицу, жуешь его, черствый, над горсточкой, и крошки ссыпаешь в рот. Гожо-то как стало, теперь попить из ведра - и можно задать стрекача на выгон. Там уж ребятня возле котла-колдобины кружком расселась, рассказывают наперебой былицы и сказки…”

Написана книга была в 1972 году, а издана только 19 лет спустя. Первыми читателями рукописи стали “вострые мыши”: Стрижев, преследуемый в то время за дружбу с Солженицыным, спрятал свой архив на даче, в сарае, - там он и пролежал кормом для мышей полтора десятка лет. Да и без Солженицына книга никак не вышла бы в то время: уж слишком отличалась правда, в ней рассказанная, от официальной. За правду даже описанные в “Хронике” сельчане на Стрижева не на шутку обиделись: не привыкли, хотели, чтоб подсочинил, подукрасил, чтоб как в “подтиражках” было. Но как можно врать на истинном языке?

Среди покинутых домов метель воет панихиду, наметает сугробы, заносит холодные стены, взвивается и вдруг упирается в человека, неподвижно стоящего, вскинувшего вверх руки. Он один в этом белом мире, он застыл, врос в землю под глубоким снегом, и лицо его - земляного цвета - он будто сроднился с ней кровеносными системами. У его рук высоко в небе сходятся облака и играют ветры, они сжаты в кулаки, и в каждой из них - по огромной белой туче, из которых идет снег. Человек схватил их и не отпускает - так он удерживает небосвод со всеми ангелами и звездами на нем, чтобы не оторвался он от нашей земли, не улетел прочь от нас в пустоту. Его лицо серо, а глаза закрыты: сквозь мрак и стужу он видит рай вокруг.

К нашей земле как привилось издавна православие, так ничем его и не заменишь. Как же иначе, раз вся природа русская Богом дышит? Все иное - завозное, антинациональное, “чужебесие”, которое замытарило человека. Последние десять лет Стрижев пишет почти исключительно на духовную тему: “Угодник Божий Серафим” - о Серафиме Саровском, “Святой праведник Иоанн Кронштадский - в воспоминаниях самовидцев”… От любования “престолом Божьим” он перешел к лицезрению Божьих людей - на сколько ступенек поднялся он по лестнице в небо?

Денис ТУКМАКОВ

Борис “УЖЕЛЬ СКАЗАТЬ НЕ МОЖЕТ РУССКИЙ СЛОВА?..”

[gif image]

ВОРОТА В КАНЕВ

Не как монарх,

что в жалком покаяньи

В Каноссу полз дорогою раба, -

Иду, не в кандалах,

в престольный Канев

Избавиться от рабского горба.

Пора стоит роскошная в природе,

Тарас и солнце - вместе на скале,

И в сердце вновь

казачья честь восходит

И преданность отеческой земле.

Тут падать ниц - обычаю угодно,

Но он грохочет, как пророк Илья:

“Учись ходить, в конце концов,

свободно.

Как человек. Вокруг - твоя земля!”

И я встаю, мордованный веками,

Но не убитый никаким мечом!

И отворяет мне ворота в Канев

Тарас державным,

золотым ключом!

МАРШ ПЯТОЙ КОЛОННЫ

Кто вы ныне, наши коммутанты,

Где нагрели новые места,

Шустро заменяя транспаранты

И знамен опасные цвета?

Говорят, у радикалов нервы

Не на месте, если ваш хурал

Громче их горланит “Ще не вмерла”,

Как вчера - “Интернационал”.

Говорят,

что в храмах бить поклоны

Так теперь горазды вы еси,

Как недавно били в них иконы,

Посылая дули в небеси.

Бдите ж, радикалы, в самом деле,

Если коммутанты к вам придут:

Нас они вчера продать сумели -

Завтра вас подавно продадут.

Помните, как в августе беспечно

В пару дней сменила эта рать

Место у звезды пятиконечной

На места в колонне номер пять.

И сейчас никто там не безумец:

Повернись история опять -

Сей момент заменят ваш трезубец

На места в колонне номер пять.

И желто-блакитный, и червонный,

Полюбуйтесь, как который год

Коммутантов пятая колонна

Продаваться весело идет!

И за них приветственные чары

Радостно готовые поднять,

Одобряют это янычары -

Спецрезерв

колонны номер пять!

Спелся этот хор объединенный…

Глянь,

желто-блакитный и червонный,

Как победным маршем

там и тут

Коммутанты всей своей колонной

В ногу с янычарами

сплоченно

Украину на торги ведут!

ШАРЖ Б. Н. Е.

Дождясь бесплодья гибельного часа,

Где все сгубила засуха-змея,

Ублюдок промальтийского закваса,

На грех и ужас

всех крещенных сразу,

Забрался

на державный трон всея…

В палатах древних

бродит он под мухой,

Средь казнокрадов и профур пера,

Надменный ростом

и убогий духом -

Бездарный шарж Нерона и Петра.

Когда ему, опухшему в той пуще,

Сам патриарх облобызал уста -

В своем гробу

перевернулся Пушкин,

Владимир-князь

не удержал креста.

Когда, проковылявши через паперть,

По храму он рогато проходил,

Отпрянула с иконы Божья Матерь,

Младенца от него загородив.

И тьма, как демон,

день сменила ночью -

Ни свечек, ни лампад, ни огонька,

Лишь Спаса всепрощающие очи

Вдруг вспыхнули впервые за века!

Трон осквернен

пороком и лукавством,

Здесь Лысая Гора,

где столько дней

Бесовство пьет

за упокой славянства,

И в чашах кровь,

и серный дух над ней.

Уже совсем святынь не стало отчих,

Двуглавый -

словно с двух сторон ослеп…

И хам заморский ошалело топчет

И крест, и души, и священный хлеб.

Ужель сказать не может

русский слова,

Ужель по воле тех, кто правит им,

По норам

ждет Пришествия Второго,

Что, мол,

воздаст и мертвым, и живым?

Смотри, соседка,

ты дождешься чуда,

Не Страшного Суда, а дня, покуда

Сживет тебя со свету твой иуда,

А там - и нас…

Подумай хорошенько:

А может, право, перед судным днем

Послать нам хлопцев

батьки Дорошенко,

Чтоб твой чертог очистили огнем?

Дабы опять слепыми за тобою

Нас не пригнали, как овец,

гурьбою

К иной кошаре, где твоих до шкуры

Уже остригли и сдают с натуры.

Так отзовись из помраченной дали,

Подай хоть голос:

ты еще жива ли?

А то, не слыша твоего глагола,

Уже и Спас тревожится с высот:

“Коли молчанье,

как в пустыне голой,

То есть ли, вправду,

там еще… народ?”

ТРЕТЬИ

Снова белым черное назвали,

Белое испачкав чернотой,

По мордам друг другу надавали

Ради правды!

Истинной!! Святой!!!

Раны и обиды вспоминали,

Ничего былого не щадя,

И бока взаимно наминали,

Счеты несведенные сведя.

И пока мечи опять ковали

Из орал, из молотов, серпов -

Третьи все украли и урвали

От ракет, икон - до пустяков.

И опять подзуживали снизу

Спорщиков, в ушибах и в крови:

- А вот там -

из бывших блюдолизы,

А вон там - из нынешних. Лови!

И ловили, и крушили лихо,

В щепки - от завода до горшка.

Третьи же растаскивали тихо

Все, что создавалось за века.

Те же, вдруг припомня Украину,

Встали - и руками развели:

- Кто же нам побил

горшки и спины,

Кто же нашу хату развалил?!

И сверкая лютыми очами,

Ну искать врагов за три межи.

…А в то время третьи за плечами

Делят меж собою барыши.

…И ВЕЧНЫЙ БОЙ

На клич “К барьеру!”

в миг отваги,

За честь и гордые права

На неокрепшем льду бумаги

Для схватки сходятся слова.

За ними -

выбор беспристрастный:

Стилет, кинжал иль пистолет.

Меж ними -

в роковом пространстве -

Свидетель и судья - поэт.

Подняться б он хотел над правом,

Как жрец,

презревший славы хлам,

Чтоб объявить позор лукавым

И славу - праведным словам.

Но в миг,

когда сойдутся нервно

Два дуэлянта в судный ряд -

В него же первого -

и недруг,

И друг направят свой заряд.

…Когда ж утихнет поле брани,

Словам

сквозь ужас предстоит

Увидеть, как на той же грани

Поэт у знамени стоит.

Лишь небеса неотвратимо

Узнают тайну о земном,

Что этот вечный поединок -

Всегда и всюду в нем самом.

И снова в рыцарском запале -

За честь, и правду, и права -

В сердечном трепетном овале

На битву сходятся слова.

Киев, 1997-98 гг.

Перевел с украинского

Евгений НЕФЕДОВ

Олесь Бенюх ОФИЦИАНТКА ИЗ БИСТРО

БИСТРО БЫЛО безымянным и располагалось недалеко от Театра оперетты. Узенькое помещение, стойка у входной двери, три-четыре миниатюрных столика, в дальнем углу крошечная кухонька. За последним столиком сидели двое.

- Ты знаешь, я человек рафинированный, - говорил седовласый, тряхнув густой волнистой гривой. - Меня изрядно покоробили слова ректора о том, что в командировку в Лондон поедут те, кто максимально достойно проявил себя в прошлом году в научном плане. Это Кондаков-то Герман?! Он же через ВАК еле-еле проскочил со своей никудышной докторской. Взятка - и крупная! - премного способствовала остепенению очередной бездарности. Сейчас правит бал господин великий доллар. К слову - нам уже третий месяц не выплачивают зарплату. Хотя она у меня, профессора, доктора филологии, гуманитария, в три раза ниже, чем у секретаря-референта в СП и в пять раз - чем у телохранителя президента банка.

- А вот мне зато платят исправно, - бородач поправил сильные очки в золотой оправе, жестом руки подозвал официантку.

- Голубушка, Асенька, нам бы повторить по обычному рациону - “озверинчика” и к нему скоромный аккомпанемент.

- Бу сде, - сказала девица сквозь жвачку.

- Еще бы! - вздохнул седовласый, провожая задумчивым взглядом предельно короткую синюю юбочку. - Ты вовремя сбежал из науки. Вовремя и удачно. Кандидат и доцент по физиологии спорта - первый вице-президент процветающей риэлтерской конторы. Везунчик!

Бородач ласково огладил свой нафабренный клинышек, зажмурился. “Поменялись ролями, вот тя и завидки берут, - усмехнулся он незлобливо. - Раньше-то ты, Борис Андреевич, - и самый молодой в Москве доктор наук, и завидный жених, и лауреат Госпремии. Способен, спору нет. Ан новые времена слагают новые песни. Теперь на коне мы”.

Официантка принесла водку и сосиски, артистично водрузила на столик стопки, тарелочки.

- Вы знаете, Асенька, смотрю я на вас и диву даюсь - откуда у вас эта грация, это изящество, эти колдовские чары, сексапильность, наконец, - Борис Андреевич улыбался, опершись локтями о столик, опустив массивный подбородок в большие пухлые ладони. - Помнится, и в Голливуде - правда, я там бывал уже после кончины несравненной Мэрилин Монро - просматривалось все это, но в ничтожных дозах.

- Чо, правда, што ль? - на ярко-красных влажных губах девицы заиграла нагловато-обещающая ухмылка. Предназначалась она профессору, однако глаза ее были обращены на доцента. Видимо, бородка вызывала у нее больше доверия.

- Истинная правда, - подтвердил Альберт Иванович. - Мой друг большой дока по части “клубнички”.

- Клубники не держим, - не поняла она. Альберт Иванович поманил ее пальцем и, когда она подошла и наклонилась к нему, прошептал ей несколько слов в самое ухо. Девица прыснула и, отбежав к стойке, стала со смехом говорить что-то барменше. Та с интересом уставилась на Бориса Андреевича.

- Чего ты ей такого скабрезного сообщил? - спросил он, насупившись.

- Помилуй Бог, напротив, - запротестовал Альберт Иванович. - Я отрекомендовал тебя самым наилучшим образом. Наилучшим!

- А все-таки? - настаивал Борис Андреевич.

- Смысл сказанного заключается в том, что у тебя, как у каждого стопроцентного славянина (болгары и чехи - не в счет), эмоциональное начало превалирует над рациональным.

В этот момент Асенька, проходившая мимо их столика, как бы невзначай уронила на колени профессора какую-то бумажку. Он ловко ее подхватил.

- Ну что я тебе говорил, - довольно заметил Альберт Иванович. - Это номер ее телефона. Как видишь, наша красавица без каких-то там завиральных комплексов. Эмансипэ, в лучших традициях сексуальной революции.

- Откуда ты знаешь?

- Да уж знаю, - уклончиво ответил бородач.

- Тебе-то она нравится?

- Да если бы нравилась-разнравилась, - назидательно заметил Альберт Иванович. - Я опутан тенетами Гименея. Это ты у нас вдовец. Тебе и карты в руки. Я не имею в виду матримониальные художества, ни-ни. Не жениться же на ней, в самом деле. А так, побаловаться - почему бы и нет? Девица ладная.

- А не слишком пошловатая?

- Так ведь, чай, не царевна. Официантка в бистро, профессор.

- И то верно…

- Здрасьте, господа, с хорошей вас погодой! - эти слова весело произнес мужчина атлетического телосложения, лет сорока пяти, румяный, кареглазый, одетый в добротную серую тройку.

- Пардон, припозднился малость. Ученый совет затянулся, а я имел неосторожность, сесть почти вплотную к столу президиума. Такая вот незадача.

- Любопытствую, чем во времена Великой Смуты живет твой Совет? - Борис Андреевич подвинул Леониду Михайловичу нетронутую рюмку, отломил кусок булки с сосиской. Тот долго, молча прицеливался, наконец, одним глотком проглотил водку и, зажевывая ее нехитрой снедью, сказал:

- Чем живет? Уверен - тем же, чем и твой, и его, - он кивнул в сторону Альберта Ивановича.

- Его совет нынче повыше Верховного будет, - прервал его профессор.

- Ну и балда же я! - хлопнул себя по выпуклому лбу член-кор. - Пардон, запамятовал, с присущей всем членам пресловутой прослойки рассеянностью. И да здравствует наш могучий правящий класс!

- Риэлтеры всех стран, соединяйтесь! - в тон ему воскликнул Борис Андреевич. Альберт Иванович, подняв над головой руку в победном салюте, трижды стукнул пяткой об пол.

- А на нашем скромном Совете, - продолжал Леонид Михайлович, - извечный русский вопрос: “Что делать?” Полное отсутствие какого бы то ни было присутствия средств, повальная утечка мозгов, обвал всех планов по фундаментальным наукам…

- Друзья, - подал голос Борис Андреевич, - поскольку явно намечается тенденция, что наша беседа из чисто академической может перерасти в глобальную, есть мнение перенести ее в мои скромные апартаменты.

- А соответствующий аккомпанемент подобрать в Елисеевском и Филипповской, - поддержал его Леонид Михайлович.

- И в Столешниковом. Заметано. - И с этими словами Борис Андреевич подошел к Асеньке и накоротко с ней тихо о чем-то переговорил. Альберт Иванович мельком взглянул на счет, степенно достал роскошный бумажник из крокодиловой кожи и положил под рюмку несколько купюр.

НА УЛИЦЕ ЧЕХОВА, между Пушкинской площадью и Садовым кольцом, горделиво высится среди приземистых особнячков старинный четырехэтажный дом. Возведен он был лет пятнадцать спустя после наполеоновского пожара и несколько раз перестраивался и реконструировался, последний раз в 1954 году. Квартира профессора Платонова Бориса Андреевича находилась на втором этаже. Помещение было просторное - четыре изолированные комнаты, вместительный холл, двадцатиметровая кухня, два балкона, антресоли, высоченные потолки. Покойный Андрей Феоктистович был заместителем министра просвещения. Он рано потерял жену (как и его единственный сын впоследствии) и оставил в наследство Борису жилье и библиотеку - одну из лучших частных библиотек в Москве с древними манускриптами Востока и оригиналами монастырских летописей, экземплярами работ Первопечатников Германии и России. Обстановка была изысканная, антикварная.

Борис Андреевич, задержавшись взглядом на этикетке темной бутылки виски и улыбнувшись, бодрым голосом объявил: “Итак, продолжим, господа, дискуссию. Прошу к столу”. Гости не заставили себя долго ждать.

Русская водка знаменита на весь мир. Но ведь под стать ей и русская закуска, о которой мало кто знает за пределами России - соленые огурчики и арбузы, квашеная капуста (особенно в вилках) с клюквой или морошкой, моченые яблоки (антоновка), соленые и маринованные грибки (грузди, рыжики, белые), копченая медвежатина и кабанятина, жареные тетерева и перепелки, янтарная стерлядка и золотистый осетр, и, конечно же, царица русской закуски - икра. И все это - или почти все - красовалось сейчас на столе главным, решающим образом благодаря заботам пухлого бумажника Альберта Ивановича. И не то, чтобы он совсем уже деньги не считал, особенно когда покупал новую семикомнатную квартиру на Маяковке или коттедж на Рублевском шоссе. Но квартирный бизнес, самый прибыльный, самый криминогенный и кровавый, приносил ему в день полторы-две тысячи долларов, и он мог без ощутимого ущерба для этого самого пухлого бумажника побаловаться с друзьями сладкой водочкой да парной свежатинкой, да любимыми с детства квашеньями и соленьями. Лучше бы в ресторане или ночном клубе, но у особо близких можно и дома.

- Что ж, господа, граждане, товарищи, - произнес проникновенно хозяин, - как и всегда, этот дом распахивает перед вами красный ковер.

- Мы же тысячу раз соглашались с постулатом - питие без тостов - есть беспринципная пьянка, - вмешался Леонид Михайлович, решительным жестом остановив готового уже было чокнуться Бориса Андреевича. - Тем более, что повод для тоста есть преотменнейший. Третьего дня в Кремле президент вручал ордена военным, деятелям культуры и строителям новой России - предпринимателям. Сподобился и наш друг Альберт Иванович. Предлагаю тост за вновь испеченного орденоносца!

- А где орден? Орден надо в водке искупать, дольше будет носиться, - заявил хозяин. Альберт Иванович конфузливо взмахнул рукой - мол, что вы, ребята! Однако все трое чокнулись и выпили - каждый со своими мыслями.

- Знал бы я, что ты в Кремле будешь с самим императором компанию водить… - заметил Борис Андреевич, подливая “свежей” анисовки.

- И что тогда? - заинтересовался Альберт Иванович.

- Как лицо, которое это прямо задевает, я поручил бы тебе у него выяснить: почему только-только спохватился он насчет задержек зарплат и пенсий? Срам этот задвинул бы россиян на полку не вчера и даже не год тому. А тут вдруг здрасьте, пожалуйста, - и комиссия, и программа, и личный контроль.

Альберт Иванович меланхолично улыбался, делая вид, что он занят выбором закусок.

- Типично популистское решение, - брезгливо поморщился Леонид Михайлович. - Правда, я терпеть не могу это новомодное словечко. За такими, обычно, скрывается нищета философии. Ну да - с волками жить… Выборы на носу, вот король и вся королевская рать и засуетились…

РАЗДАЛСЯ ДВЕРНОЙ ЗВОНОК и через минуту в комнату, где сидели друзья, впорхнула Асенька. Борис Андреевич, встретивший ее, и Леонид Михайлович смотрели на девушку, разинув рты. Перед ними была совсем другая Асенька. Парижская шляпка, лондонский костюм, римские туфли.

- Надеюсь, я своим вторжением не смешала ваши карты, господа? - голос был бархатный, глубокий, завораживающий. - Не нарушила ли я ненароком ваш отдых? Не перепутала час, который вы мне назначили, любезный Борис Андреевич?

И она посмотрела на свои элегантные часики: “Четверть восьмого. Или что-то не так?”

- Что вы, что вы, Асенька! - воскликнул хозяин, поправляя съехавший чуть в бок галстук и одергивая пиджак. - Все очень так. Просто… вы сейчас выглядите… как бы это точнее выразиться…

- Как Синдерелла, надевшая хрустальные башмачки, - дополнил друга Леонид Михайлович. Альберт Иванович меланхолично усмехнулся: “Чего же вы хотите - женщина, извечная загадка бытия”.

- А я и есть Золушка, - отвечала Асенька, усаживаясь на поспешно предложенный хозяином стул. - С утра до вечера черепки да кастрюльки, уборка да мойка. А хрустальные туфельки - о них грезится только разве что во сне.

- За даму, присутствующую за этим столом… - предложил, поднимая свою рюмку, Борис Андреевич и хотел было продолжить, но его восторженно дополнил Леонид Михайлович: “И воистину прекрасную во всех отношениях”. Мужчины встали, и Асенька церемонно и грациозно чокнулась с каждым.

- Не хватает музыки, музыку хочу, - усаживаясь, негромко потребовал Альберт Иванович.

- Всенепременно и сей же момент, - откликнулся хозяин. И, обращаясь к Асеньке, спросил: - Что бы вы желали услышать?

- У меня два любимых композитора, - рассеяно ответила она, небрежно разглядывая деликатесные закуски.

- Разрешите полюбопытствовать, кто именно?

- Антонио Вивальди и Сергей Прокофьев.

- Пардон, вас в этих мэтрах влечет что-то конкретное? - с напускной серьезностью поинтересовался Альберт Иванович.

- У Вивальди превосходны скрипичные концерты. Помните “Времена года”? - так же рассеяно отвечала Асенька. Но по мере того, как она говорила, заметно оживилась, стала даже слегка жестикулировать руками.

- И оперы. У Прокофьева… “Любовь к трем апельсинам”, “Каменный цветок”, кантата “Александр Невский”, Пятая симфония. А если по правде говорить, я люблю его всего: “Петя и волк”, “Война и мир”, “Ромео и Джульетта”…

- Как кстати! Вы знаете, на прошедшей неделе приятель привез мне из Парижа новый компакт-диск, - сообщил Борис Андреевич, - с фортепьянными шедеврами Сергея Сергеевича в бесподобном исполнени самого маэстро.

Прекратилось жевание и глотание, все погрузились - кто воистину, кто притворно - в божественный ручеек, водопад, океан музыки. “Музыку знает. И, видно, любит, - думал Борис Андреевич, изредка бросая быстрый взгляд на Асеньку. - Знания можно приобрести. И о композиторах пикантные сплетни и сведения на уровне кроссвордов и шарад выискать в популярных брошюрках. Вот любить музыку научить невозможно”.

Через полчаса засобирался уходить Альберт Иванович. Недолго после его ухода посидел и академик.

“Что же мне с ней делать? - весело думал Борис Андреевич, возвращаясь от дверей. - Она ведь лет на двадцать пять, а то и все тридцать младше меня. И чертовски хороша. И, похоже, не совсем официантка - в нашем обычном, мужичьем понимании. Впрочем, оно, конечно, - какая барыня не будь…”

Асенька, скинув туфельки, сидела на диване, поджав под себя ноги. “А он милый, - думала она, разглядывая хозяина с доброй улыбкой. - И вовсе не старый. Седина его даже, напротив, молодит”. “Прелесть какая девочка, - вздохнул Борис Андреевич. Вздохнул, вспомнив покойную супругу свою, несравненную Ольгу Александровну. - Оленьку отдаленно напоминает. И взглядом, и улыбкой, и - почти неуловимо - манерой держаться. Я-то, я-то, старый хрыч, на такую лапочку губы свои выцветшие раскатал”.

- Асенька, расскажите что-нибудь о себе.

- Что же рассказать? Родилась в Хабаровске. Папа был военный. Кидала нас гарнизонная судьба из Прибалтики в Заполярье, из Средней Азии в Закавказье. После Киева - Москва. Ломоносовский, филология. С третьего курса пришлось уйти, в автокатастрофе погибли папа и мама. Я сидела на заднем сиденье, отделалась ушибами, легким сотрясением. Пять лет тружусь ни ниве общепита. Ординарная среднестатическая биография, - она печально усмехнулась.

- А почему вы решили, что я достоин вашего внимания?

- Вы как-то читали у нас обзорную лекцию о поэтике лермонтовской прозы.

- Скажите! Я и запамятовал. Поди, лет десять минуло с тех пор.

- Знаете что? Давайте танцевать.

Асенька встала, протянула руку Борису Андреевичу.

- Что же мы будем танцевать?.. - спросил он, удивленный неожиданностью ее предложения. - Краковяк? Вальс? Польку?

- А разве это имеет значение? По-моему, и музыка сейчас не имеет значения. Просто есть вы и я. И да здравствует все хорошее! И долой все плохое!

Они вошли в просторную гостиную и зашагали, запрыгали, закружились в придумываемых ими самими тут же неординарных, экстравагантных па. Со стороны это наверняка выглядело по меньшей мере забавно, даже смешно. Но они не думали об этом. Борис Андреевич внутренне восхищался изяществом и тактом, с которыми Асенька увела его от очередного приступа меланхолии.

Они танцевали долго - то в быстром темпе, то замедленно; говорили о малозначимых пустяках, и вдруг он без интонационных выкрутас продекламировал ей экспромтом небольшое, но вдохновенное эссе о трагедиях Эсхилла, о его неувядаемой трилогии “Орестея”, о превращении неистовства возвратившегося из Трои Агамемнона в примирение людского страдания с божественными силами. А богатство языка! А глубина и широта мышления! Достойным соперником можно считать, пожалуй, лишь Вильяма Шекспира. И это за всю историю человечества.

Потом он силился и не смог вспомнить, почему именно Эсхилл стал предметом его красноречивого экскурса в область античного искусства; видимо, его собеседница коснулась каким-то образом глубокого кризиса современной драматургии; так или иначе, внимала она его монологу пристально и безмолвно. Закончив говорить, Борис Андреевич испугался, не заговорил ли он гостью вконец.

- Извините, Асенька, я разболтался изрядно, - виновато улыбнулся он. - Вы тут посидите минуту-другую, а я сейчас придумаю чего-нибудь горяченького. Соловья баснями не кормят.

С ЭТИМИ СЛОВАМИ он исчез на кухне. Когда же вскоре вернулся, неся в руках аппетитно дымившуюся и пахнувшую пряностями кастрюлю, наполненную лангустами, в гостиной никого не было. Он недоуменно огляделся и тут заметил на ближнем к нему столике лист бумаги. Нахмурившись, он поставил кастрюлю на пол, взял лист, стал читать: “Милый Борис Андреевич! Извините, что ушла по-английски. Меня саму коробит любое проявление хамства, пусть даже скрытого под джентльменской вуалью. Но я ни жестом, ни словом, ни взглядом не хочу испортить трогательно рыцарского, светлого вечера. Свидание с радостью ныне более хрупко, чем старинный фарфор Китая. Ася”. Борис Андреевич прочитал записку дважды. Усевшись на диван, он откинулся на спинку, закрыл глаза. Давно не испытанная жаркая, приятная истома вдруг охватила все его существо. “Свидание с радостью, - бились в его сознании слова. - Свидание с радостью. Эх, видно, с возрастом истончается, исчезает одно из главных человеческих украшений - нежность, инкрустированная добротой. А уходят нежность и доброта - и обнажается в человеке зверь. И никаким эссе его не прикроешь. И почему только не дал ты мне детей, Господи? Кого-нибудь, ждущего моей нежности и доброты…”

ШАГИ

УМИРОТВОРЕННАЯ АТМОСФЕРА царила в Московском Малом манеже на открытии выставки великорусских и белорусских живописцев. Многочисленные виды и образы природы, а также церковной архитектуры навевали на зрителя чуть заметную грусть - тоску об ушедшем…

По мнению большинства экспертов, белорусская сторона была не достаточно полно представлена на выставке. Впрочем, отсутствие громких белорусских фамилий компенсировалось с лихвой наличием здесь работ таких московских асов реалистической школы, как, например, Виктор Иванов или Николай Забелин.

Среди гостей, пожаловавших на открытие, были артист Эсамбаев и депутат Зюганов. Оба очень мило говорили о русско-белорусской дружбе. Самую яркую речь, по мнению многих, произнес уважаемый профессор, автор “Завтра” Виталий Манин. Он, в контексте той же темы объединения двух народов, остроумно сравнил президента РФ с пастором Шлагом (из фильма “Семнадцать мгновений весны”) - последнего с трудом поставили на лыжи и с тревогой пустили в сторону швейцарской границы… Дойдет ли?

Организаторами выставки выступили Комитет русско-славянского искусства, Московская мэрия и Министерство культуры Белоруссии.

По словам главной вдохновительницы данного культурно-политического мероприятия искусствоведа Валентины Жиленковой, эта выставка, с большой долей вероятности, отправится в Минск. Однако случится это летом, ближе к 3 июля - Дню независимости братской республики.

Московская экспозиция просуществует до 12 февраля.

ПОД БАЛКАМИ старых и удивительно красивых деревянных перекрытий Большого манежа вольно раскинулась выставка художников-концептуалистов, традиционно причисляющих себя к авангарду. Впрочем, данная экспозиция не содержала в себе ничего передового - налицо были попытки создания дизайн-конструкций из подножного материала. Причем в большинстве случаев (очевидно, из-за недостатка культуры) дело кончалось уходом в агрессивную архаику. Исключение представляли лишь несколько авторов, среди которых и художник Гашунин - человек, в хорошем смысле помешанный на техники, - среди “деятелей искусства” ныне редкое, а потому драгоценное качество.

РУХНУЛА “СТОЛИЦА” - журнал для сытых и вполне закомплексованных московских переростков. Факт невостребованности (убыточности) данного издания вселяет надежду в то, что дух инфантилизма и провинциализма не вполне завладел населением одного из самых крупных мировых городов. Ребята, корчившие рожицы со страниц этого журнала, пусть теперь выпячивают свою идейную несостоятельность исключительно друг перед другом, не вынося свой школьный дешевый нигилизм на суд - в массе своей сурового - русского населения.

150-ЛЕТИЕ СУРИКОВА - подлинного гения национального искусства - не было отмечено ни столичными СМИ, ни чиновниками Минкульта. Василий Иванович Суриков - выходец из суровой Сибири, несомненно, обладал тем чувством истории, которое дается вовсе не в процессе изучения научных трактатов, но является врожденным свойством живой души, что позволяет говорить, скорее, о ясновидении художника.

Благоговейное удивление перед лицом многообразной и поразительно яркой фактурой окружающего мира указывало на причастность художника к категории творческой элиты человечества. Как-то раз автор “Утра стрелецкой казни”, увидав обычную телегу, запачканную дорожной грязью, остолбенел - лицо его выражало восторг. По словам живописца, он тогда “каждому колесу готов был поклониться”. Что это, по-вашему, если не ЛЮБОВЬ? И как без этого огня вообще возможно заниматься каким-либо творчеством?

МАНИЯ ВОССТАНОВИТЕЛЬСТВА, оказывается, захватила не только отечественных “отцов демократии”. Совет министров Италии, заручившись поддержкой Ватикана, постановил к 2000 году полностью восстановить Флавиев амфитеатр, известный миру как Колизей (Колоссей). Великолепная руина в центре Рима, по замыслу реконструкторов, должна быть отделана новехоньким мрамором и уставлена статуями языческих богов, то есть приобрести облик первозданный - коий присущ был сему сооружению в году эдак 80-м от Рождества Христова.

В замыслы архитекторов входит и воссоздание внутренней арены - что, очевидно, предполагает возобновление прерванной, было, традиции гладиаторских боев.

Общая стоимость проекта, по оценкам специалистов, составит более 40 миллиардов лир. А вы говорите Церетели…

КОМПОЗИТОР Жан-Мишель Жарр отказался от какого-либо вознаграждения за проведенный 6 сентября прошлого года мощный светоконцерт на Воробьевых горах. Он мотивировал свое решение тем, что выступать в Москве для него представляется счастьем и не является частью к. л. бизнеса.

В своем интервью газете “Les Nouvelles francaises” он заявил, что европейцы идейно обокрали Россию, заимствовав и спользовав идеи русских авангардистов. В числе прочего Жарр сказал следующее:

“Первая аппаратура для электронной музыки была изобретена в 20-е годы русским - Львом Термином. Я люблю русскую музыку с присущими ей эпическими, описательными и, в конечном счете, достаточно визуальными чертами…

Сейчас в архитектурном отношении Москва полностью обновляется. Со всего мира съезжаются сюда архитекторы для восстановления того, что было разрушено Хрущевым. Это смешение художников разных стран придает Москве небывалую динамичность…

…Москва - не “Дикий Запад”! Это, скорее, “Дикий Восток” в том плане, что здесь все возможно: как лучшее, так и худшее.

Я потрясен энергией здешнего населения. Им все время хочется что-то создавать, производить, двигаться вперед приобщаясь к зарубежной культуре в общем и к французской в частности. В то же время русским удается сохранить свое собственное лицо. У русского народа нет холопских наклонностей! Приезжая в Россию, нужно уподобиться губке, чтобы отдавать столько же, сколько получаешь. Сегодня это место не сравнится ни с каким другим местом в мире по тому, сколько здесь можно получить в человеческом отношении.”

ТИТ

[НАШИ] СЛУШАЙ “НАРОДНОЕ РАДИО”!

Каждый вторник обзор нового номера нашей газеты вы можете услышать на волнах радиостанции “Народное радио” в программе Народно-патриотического Союза России в 8.00.

Любой читатель газеты может стать корреспондентом радиостанции, сообщив информацию о наиболее интересных событиях, происходящих в вашем городе по телефону: (095) 950-52-78 с 8.00 до 9.00.

Ваши предложения и пожелания по работе радиостанции, заявки на приглашение гостей сообщайте нам по телефону: (095) 950-53-77 с 10.00 до 17.00 или присылайте письмами по адресу: 113326, г. Москва, ул. Пятницкая, 25.

Радиостанция “Народное радио” работает ежедневно в диапазоне средних волн на частоте 1233 кГц (243 м) с 8.00 до 9.45 и с 13.15 до 19.00.

Телефон рекламной службы: (095) 950-52-77

[ФИГУРА] ЭЙЗЕНШТЕЙНУ СТО ЛЕТ

[gif image]

Что такое Революция?

Революция - это багряная вспышка на исцарапанном мерцающем черно-белом экране… Так ее представлял себе родившийся сто лет назад гений ХХ века Сергей Михайлович Эйзенштейн - человек, "придумавший" образ того, что последующие поколения стали называть киноискусством.

Приход С.Э. в кино означал конец экранной буржуазной мелодрамы. Балетные па размалеванных на театральный манер кукол рухнули в небытие. С 1924 года (премьера фильма "Стачка") кинематограф пошел по иному пути. Началось то, что сам Эйзенштейн определял как "парад аттракционов". Иными словами наступила эра “монтажно-типажного” кинематографа.

Создатель нового киноязыка, Эйзенштейн буквально "сорил" идеями. Готовые его ленты, будучи лишь отсветом фейерверка творческого процесса, заложили магистральные направления развития жанра.

Используя артиллерийский сленг, можно сказать, что Сергей Эйзенштейн, создавая очередной свой шедевр, "работал по площадям". В фильме "Октябрь" впервые были опробованы приемы интеллектуального кино - здесь отдельная деталь посредством смыслового монтажа, превращалась в знак, в носитель смысла. Речь шла, по сути, о появлении аллегорического киноязыка, который по своей убойной силе во много раз превосходил язык документальных хроник. В "Александре Невском" принцип "раскатывания" сюжета (на манер итальянской фуги) и прием музыкального течения фильма нельзя расценить иначе как прыжок в будущее… Здесь же впервые была опробована идея контрапункта музыкально-смыслового и изобразительного рядов. В "Иване Грозном" мы встречаем вдруг попытку создания первой в своем роде кинематографической трагедии шекспировского масштаба с выстраиванием общих сюжетных линий, где делается упор на мизансцены и прорисовку характеров. Здесь, по сути, произошло возвращение к театру, оперирование мимикой, психологическими нюансами игры актеров. А во второй части мы сталкиваемся с увлеченным экспериментом в области драматургии цвета -такого цветного кино никто не смог создать и после Эйзенштейна.

Этнически наполовину немец (сын рижского архитектора), Сергей Эйзенштейн поразительным образом чувствовал энергии наполняющие русскую историю. По сути каждый его фильм - летопись взорванного русского времени. Эйзенштейн - певец русских катастроф.

Когда-то "Броненосец "Потемкин" был признан "лучшим фильмом всех времен и народов". Ныне, в дни празднования столетия мастера, телевизионные черви, выползшие из куска гнилого корабельного мяса, побоялись выпустить на экран магистральный шедевр русского авангарда.

В "Потемкине" Эйзенштейн синтезировал идеальный образ революции - вокруг этого крупного образа зажило, задвигалось действие растирая в порошок утомительные и ненужные подробности (оказывается в кино стеклышки пенсне могут заменить собою всего человека).

Парадоксальный момент: в "Потемкине" классическая форма несет внутри себя авангардное содержание. Фильм, выстроенный по "золотому сечению", влетает в новейшее смысловое пространство…

Навеки отпечатанный в матрице мировой культуры образ восставшего дредноута представляется метафорой мироздания. Корабль, снятый во множестве ракурсов и измерений проходит по ходу фильма метафизические этапы своего бытия… Корабль - как территория тотального угнетения… Корабль - территория бунта, расправы. Наконец, корабль - территория Свободы.

И, как порыв в небеса,- раскрашенный прямо на пленке красный флаг, концентрированная стихия побеждающей Революции… Именно эта: живая, а не "киношная",- стихия срывала с мест залы, заставляла зрителей реветь от восторга и бросаться к экрану.

Образ революционного Острова, участка новой Земли под новым Небом - трагически воспрял вдруг в новейшей истории. Абрис Дома Советов, сквозь чад и дым проплыл над нашими головами, уходя в пространство тусклого города…

"Пусть светильники в руках у нас, ожидающих света, будут чисты и готовы, когда искусствам нашим предстанет необходимость выразить новое слово жизни."

Так писал Эйзенштейн, которому не суждено было увидеть, как черно-белое кино московских сумерек прорвало красное пламя народного восстания 1993 года.

Андрей ФЕФЕЛОВ

[ВЫСТАВКИ] У ВРУБЕЛЯ

В филиале Третьяковской галереи на Крымском валу до 31 января открыта выставка произведений великого художника Михаила Врубеля. Выставка посвящена 140-летию со дня его рождения и дает возможность публике ознакомиться с большым количеством рисунков мастера, ранее не выставлявшихся в Третьяковке. На выставке представлены также неосуществленные эскизы росписей Владимирского собора в Киеве, так и оставшиеся в акварельных листах. Библейские сюжеты здесь решены с большой долей орнаментальности и налетом явно не православного мистицизма.

Тема мифологическая, тема договора человека с существами верхнего или нижнего духовного мира отражены в картинах “Принцесса Греза”, “Валькирия”, в панно на сюжеты из “Фауста”, выполненных художником для Саввы Морозова. Как символичен был для того времени образ доктора Фауста! Ученый заключил договор с дьяволом ради бесконечного познания вещей и явлений, ради бесконечного наслаждения земной жизнью. Этот образ был созвучен с эпохой блестящих технических открытий, колеблющих православное мировоззрение, и с эпохой ярких прожигателей жизни. Неслучайно и обращение Врубеля к скандинавскому эпосу, (“Валькирия”). Картина была написана очень быстро, всего за две недели, в имени и прекрасной Марии Тенишевой - в Талашкино. Картина уже несет в себе демонические мотивы, а композиция ее позже будет повторена в “Шестикрылом Серафиме”. Практически это портрет самой Марии в виде скандинавской богини Валькирии, в котором, впрочем, не ставилась задача сходства с оригиналом. Черты возвышенного образа утрированы: удлиненное лицо, строго сжатые маленькие губы, расширенные глаза. Сравните: “Валькирия” у Врубеля и “Полет Валькирии” Вагнера. Обращение композитора и художника к одному и тому же сюжету намекает на некоторую общность их взглядов. Вагнеровская статья “Искусство и революция” предвосхитила появление стиля модерн и содержала ряд идей на тему самоорганизации художников. Вагнер писал: “Искусство и его учреждения могут сделаться предвестниками и моделью для всех будущих коммунальных учреждений…” Идея об общественном устройстве по образцу художнических организаций переросла в социальную предпосылку нового стиля. Рубеж столетий стал временем устройства художниками разного рода колоний, кружков, обществ, сект, поддерживаемых при помощи меценатства.

Прекрасны трагической красотой врубелевские работы, посвященные лермонтовскому “Демону”. Если эти работы сравнить с прекрасными цветами, то это - цветы зла. Есть на выставке “Демон сидящий”, но нет “Демона поверженного”. С 1901 года Врубель работал над картиной “Демон поверженный”, работал неистово, по 10-12 часов в сутки, довел себя таким образом до полной бессонницы. Н. Забела-Врубель, жена художника, приходила в отчаяние от того, что он постоянно переписывал готовое полотно. А. Бенуа рассказывал об этом в своих воспоминаниях: “Каждое утро до 12 публика могла видеть, как Врубель “дописывал” свою картину… Каждый день мы находили все новые и новые изменения. Лицо Демона одно время становилось все страшнее и страшнее, мучительнее, его поза, его сложение имели в себе что-то пыточно-вывернутое, что-то до последней степени странное и болезненное, общий колорит, наоборот, становился все более и более фееричным”. Вскоре нервное напряжение и усталость Врубеля от подобных демонических усилий и разнообразных лишений, которые он претерпел, привели его в психиатрическую клинику. После первого приступа наступило облегчение, но болезнь не отпустила художника. Умер Врубель в 1910 году. Сильный человек, восставший на общество рабов и болтунов, прикоснувшись к демоническому, перешел грань возможного для смертного…

Нелепо сегодня в России, пребывающей под гипнотическим воздействием идей “свободного рынка”, ожидать революции. Шахтеры умирают под завалами, приторговывающий обыватель находится в спячке, госчиновники проституируют, на телевидении резвятся бабенки, а самолеты падают один за другим. Но кажется мне, что где-то далеко в северном небе уже начала свой высокий полет богиня Валькирия, дочь верховного Божества. Прекрасная дева сжимает в немерзнущих руках меч, сияющий холодным огнем, и готовится взмахнуть им над миром, погрязшим в беззакониях, нанести карающий Божий удар, очищая мир от скверны.

Олег КУЗНЕЦОВ

[ХАОС] ВИВАТ ГАЛКОВСКОМУ!

[gif image]

Дмитрий Галковский публично отказался от Антибукеровской премии, а вместе с дипломом лауреата и от 12 тысяч долларов, приложенных в конверте… Его за этот отказ немедленно обозвали скандалистом, матерым провокатором. Обиженная “Независимая газета” в скучнейшей бездарно-литературоведческой статье Чубарова заявила, что Галковский “…скорее мертв, чем жив”, и еще откровенно добавила, что “…ныне известен тот, кто элементарно имеет деньги или отношение к капиталу (очевидно, к покровителю “Независимой…” Березовскому. - В. Б.) …Противостояние этому положению вещей …ни к чему, кроме забвения, привести не может”.

На мой взгляд, лидер новой нонконформистской литературы талантливейший Дмитрий Галковский никакого отношения ни к скандалам, ни к эпатажности, ни к провокациям не имеет. Откровенно говоря, я сам поразился, как Дмитрию Галковскому за его “Бесконечный тупик” дали Антибукеровскую премию? Это и было или осознанной провокацией, или какой-то смелой вылазкой в тыл противника, к примеру, Сергея Есина, одного из членов жюри, воспользовавшегося тем, что никто, кроме него, внимательно “Бесконечный тупик” не читал. Я перечитал эту книгу самым дотошным дедовским способом, с бесконечными закладками и уже своими примечаниями к примечаниям автора. В ближайшем “Дне литературы” я расскажу о моем отношении к этой великолепной попытке “овладения национальной идеей”. Сам автор не скрывает, зачем он писал эту книгу - “адаптировать русскую идею” в современный мир.

Оставлять неучтенным столь яркий талант наша мировая закулиса не решилась, только еле-еле загнали в резервацию поколение Распутина и Белова, и вдруг молодые лидеры не эпигонски продолжают борьбу за русские национальные идеалы, а дают новое интеллектуальное концептуальное понимание этой духовной борьбы…

Не сумев подмять под себя, из Галковского решили сделать клоуна, его объявили малограмотным скандалистом “философская эрудиция Д. Г. исчерпывается скудными сведениями…”, провозгласили актером “бездарного русского театра”, который, к счастью, вымирает. “Уже следующее поколение будет плясать от Брехта, а не от дяди Вани”… Как это Гриша Заславский смог напечатать в своей газете такие кощунственные строчки? Тем более, Брехта русский театр освоил еще в шестидесятых годах и отказался от него в связи с явной чужестью русскому театральному менталитету. Да и Чехов с его дядей Ваней известен всему миру куда лучше, чем брехтовские пьесы… Для того, чтобы как-то включить в свой круг - не на равных же - его допустили до лауреатства как младшего брата Смердякова, этакую улитку из подвала, где живут только крысы. Обозначили “домашней страшилкой”.

Думали, что за 12 тысяч зелененьких русский писатель и не такое стерпит…

Я в восторге от поступка Дмитрия Галковского. Он швырнул эти березовские деньги, вполне логично обвинив Антибукер в провокации.

Лидер молодой русской литературы прямо сказал: “В современных условиях вся эта игра в премии и “железки” есть не что иное, как обслуживание очередного заказа власть предержащих… позиция газет и журналов… служит выражением “проплаченных мнений” …финансовых главарей”.

Дмитрий Галковский отказался не от премии как таковой, тем более в жизни он почти нищенствует, а от завернутой в долларовую премиальную обертку роли этакого русского клоуна, играющего для чужих господ. Ему чужда балалаечная русскость лакеев в дорогих долларовых ресторанах. Вот его кредо, какую провокативность или эпатажность найдет в ней господин Третьяков или Березовский: “Хочу, чтобы будущие поколения интеллигентов могли зарабатывать на жизнь своим трудом, а не выклянчивать подачки у их же грабящих бесчисленных покровителей и благодетелей. И я уверен, что рано или поздно так будет. Впереди предстоит длительная борьба и упорная борьба за подлинное возрождение России”.

Вот вам парадоксы “младшего брата Смердякова”. Вот от чего поежились члены антибукеровского жюри. Не удалось обозначить “Бесконечный тупик” злой пародией и “скандальным произведением”.

Вот бы у кого поучиться отношению к “железкам” спикеру Думы Геннадию Селезневу, да и многим другим думским лидерам, якобы озабоченным судьбой народа, а на самом деле предпочитающим “севрюжину с хреном”.

Уверен, Петр Великий поднял бы кубок и провозгласил: “Виват Дмитрию Галковскому!”

Поражает явная тупость нынешнего министра культуры Натальи Дементьевой. При вручении премий, услышав об отказе Галковского, она тут же немедленно, с места в карьер, предложила на деньги Галковского закупить книги других лауреатов и разослать их по библиотекам России… Ничего себе?!

Какое отношение премия Дмитрия Галковского имеет к явно противоположной по духу книге молодого критика из Тель-Авива Александра Гольдштейна “Расставание с Нарциссом”, где радостно провозглашается смерть русской Империи и русской литературы? Почему на деньги Галковского должны популяризироваться стихи поэта из среднедиссидентской волны Тимура Кибирова? Тем более, что и сам Дмитрий Галковский образно сказал, что к этим “официально изданным в 1997 году книгам “Бесконечный тупик” имеет не большее отношение, чем листовка “Смерть немецким оккупантам!” к печатной продукции третьего рейха”. Как-то чересчур примитивно-номенклатурно стала мадам Дементьева распоряжаться чужими деньгами. Пусть свои личные доллары раздает Гольдштейну и Кибирову, а не залезает в чужие карманы. Я думаю, что Дмитрий Галковский, даже отказавшись от премии, имеет большее право, чем эта номенклатурная дама, распорядиться - куда и на какие цели расходовать премию. Может, русским солдатам, сражавшимся в Чечне, отдать, а может, вообще - сжечь у входа в американское посольство… Не нам решать.

К счастью, Виталий Третьяков тоже поморщился от такой нахрапистости бюрократа и эту инициативу потихонечку свернул.

Уверен, что поступок талантливого русского писателя, явного лидера молодой литературы - не игра, а глубоко продуманная нравственная акция… Это, если хотите - подвиг русского интеллигента. Так передают эстафету друг другу Юрий Бондарев, отказавшийся на своем юбилее от позорного, омытого кровью 1993 года ельцинского ордена, и Дмитрий Галковский, нонконформист образца 1997 года. Классик советской эпохи и лидер зарождающейся новой России. Пусть утираются собственным унижением и ощущают свой позор все бесчисленные и среди патриотов, и среди демократов бывшие советские кумиры и нынешние антисоветские звезды, продавшиеся властям, слушая гордые слова молодого русского интеллигента Дмитрия Галковского:

“Подкупленные “верхи” советской интеллигенции, участвующие в кремлевских балах и банкетах, осыпанные с ног до головы всевозможными орденами, получившие свой кусок от разворованного национального достояния… до сих пор восторженно подписывались под любыми действиями советской бюрократии, будь то повальное казнокрадство, наглейшая подтасовка выборов, политическое провокаторство, даже расстрел Парламента или прямая государственная измена… “НО Я-ТО ТУТ ПРИ ЧЕМ? Я - РУССКИЙ ПИСАТЕЛЬ И ФИЛОСОФ?”

Есть еще порох в пороховнице русской интеллигенции! Есть еще пассионарность и молодая национальная русская энергия! Виват Дмитрию Галковскому!

Владимир БОНДАРЕНКО

[КНИГИ]

24.01.1998 г. стадион “Динамо”, где проходит Московская универсальная книжная ярмарка “Детская, учебная и развивающая литература-98”, принял детей из Берсеневского детского дома Солнечногорского района. Организаторы этого благотворительного мероприятия - Московские книжные ярмарки и ансамбль “Музыкальная шкатулка” - подарили детям интересную концертно-игровую программу, а в заключение Берсеневскому детскому дому был передан комплект учебников познавательной и развивающей литературы от “Издательского дома Дрофы”.

В. ВОРОНИНА,

директор ТКА “Музыкальная шкатулка”

* * *

30 января в 18.30 в музее Маяковского (проезд М. Лубянка) состоится презентация новой книги под редакцией А. Дугина “КОНЕЦ СВЕТА”, являющейся продолжением публикации альманаха “МИЛЫЙ АНГЕЛ”. Книгу представляет Александр Дугин. Билеты можно заранее приобрести в редакции “Лимонки” (2-я Фрунзенская, д. 7, черная железная дверь вниз в подвал с надписью “АРКТОГЕЯ”), тел.: 242-97-29.

[НАСЛЕДСТВО]

В связи со 125-летием со дня рождения великого русского певца

Ф. И. ШАЛЯПИНА

в Риге в Международном торговом центре “Рига” (ул. Элизабетес, 2) 1 февраля в 12.00 состоится премьера документального фильма “Великий Шаляпин” и встреча с его создателем, известным русским кинодокументалистом Юрием Альдохиным.

Билеты можно заказать по тел.: 37-08-93 или приобрести у входа в день мероприятия.

УТОЧНЕНИЕ

В статью Н. Филинковской “Мастера” (“Завтра” N 2) вкрались досадные опечатки: в шестом абзаце следует читать фамилию художника как Тимовский, а в одиннадцатом абзаце нужно читать “Сошествие Святого Духа” - и далее по тексту.

ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Вот и стали мы на год взрослей, вот и стало грустней и гнусней, вот и стало видней и ясней: вот и Сталин - нужней и нужней…

* * *

Д. РОГОВСКИЙ, Екатеринбург: “Ознакомился с 1-м номером вашего “Завтра” и скажу прямо: больше, господа, читать я его не стану!”

Это логично, раз ознакомились. Теперь читайте 2-й, 3-й, 4-й и все последующие номера.

* * *

М. СТУДЕНОВА, Липецк: “Вот тебе и Клинтон: какой срам! Я думаю, даже Ельцин, при всех его худших качествах, на подобное не способен”.

Боимся, увы, что при лучших - тоже…

* * *

В. ПОХИЛЛО, Москва: “Как бы вы ни старались, знайте, что все в России будет зависеть от ветра с запада…”

Лучше всего бы - из Минска!

* * *

Н. СТОЛЯРОВ, Владимир: “Как же вся эта “интеллигенция” добивалась “свободы” - и как по-холуйски позволяет режиму себя использовать! Вот уж невольно припомнишь ленинское словцо, что не народ она и не класс, не слой общества, а только “прослойка”…

Ну он же не слышал словца “прокладка”…

* * *

Ю. ФЕДОРИНА, Клин: “Когда-то смешная программа “Джентльмен-шоу” теперь себя совсем изжила. Верх юмора - старые “одесские” хохмы, а венец сатиры - анекдоты про… Брежнева. Но где же Ельцин, Чубайс и пр.?”

Видите ли, у джентльменов есть правило: джентльмен о джентльмене плохого не говорит. Иначе говорящий перестает быть джентльменом: джентльменом у дачи, у квартиры, у телевидения, у кормушки и пр.”

* * *

Вот и стали взрослей мы на год, и привычно волнует вопрос: что пришедший с собой принесет - и кого бы с собой он унес?..

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

21.01.2009